Алексс: другие произведения.

Диагноз - Человек (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Может ли душевнобольной землянин стать героем, прекратившим войну между двумя космическими державами? Почему бы и нет ;-)


Диагноз - Человек

Часть первая

Насмешливая судьба

Глава 1

     
      Мерное постукивание контактов реле, негромкий гул силовой установки, поскрипывание красного баллона под приборной панелью, неторопливое моргание различных кнопок, индикаторов и других устройств неизвестного назначения в полумраке дежурного освещения - всё перечисленное указывало на то, что на планетолёте сейчас ночь. Вот уже более года смена времени суток здесь происходила с грубейшими нарушениями астрономической и даже человеческой логики, а виной тому - экипаж космического корабля.
      Если быть точнее, как таковой команды на планетолёте не было, ведь бортовой компьютер, называемый попросту БК, хотя и был оснащён блоком имитации Искусственного Интеллекта, благодаря которому мог создать видимость поддержания дружеской беседы, мыслящим существом вряд ли являлся. Но и тот, кто носил звание Командора, вполне законно являясь представителем широко известного в Галактике вида Хомо Сапиенс, разумным мог называться только отчасти. Виной тому - опухоль мозга, которая несколько нарушала мировосприятие молодого человека, а значит, и выводы, которые он делал, глядя на окружающий мир, зачастую не совпадали с мнением окружавших его людей. Нельзя сказать, что Леон, а именно так родители назвали своего отпрыска, страдал от своего психического недуга, напротив, он находил окружающий мир привлекательным для жизни и вполне удовлетворяющим все его потребности. Тем не менее, иногда случаются события, последствия которых могут в значительной степени изменить привычный ход вещей, превратив заурядного человека, и даже не вполне психически здорового в того, кто может оказать значительное влияние на глобальные процессы космического масштаба. Нечто подобное и произошло с нашим героем...
     

* * *

     
      По ограниченному пространству спального отсека космической капсулы, гордо именуемой планетолётом, пронёсся истошный вопль:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      Молчавший до этого динамик, скрипучим голосом изрёк:
      - Проснулся бездельник?
      Лежащий под тонким шерстяным одеялом человек резко открыл глаза и испуганно огляделся по сторонам. Спустя пару секунд выражение страха сменилось осознанием суровой реальности, и лицо Командора озарила улыбка, которую в иных обстоятельствах можно было бы назвать идиотской. Судя по тому, как он приподнялся над подушкой, потянулся и снова упал в постель, вставать человек явно не торопился.
      Не услышав ответа Командора на свой вопрос, скрипучий голос бортового компьютера продолжил:
      - Может, всё-таки оторвёшь свой зад от кровати и хотя бы сегодня сделаешь что-то полезное?
      Лежащий в кровати человек прищурил один глаз, а другим посмотрел на решётку, прикрывающую динамик. Затем недовольно произнёс:
      - Не надоело? Наверное, зря я отвалил полторы тысячи кредитов за имитацию Искусственного Интеллекта. Совсем обнаглел! Вспомни, кто здесь Командор?!
      В этот момент из динамика прозвучал звук льющейся воды.
      - Похами мне ещё! - сказал человек, вставая с постели.
      Натянув на себя пилотский комбинезон, он пошёл в рубку управления, располагавшуюся буквально за порогом спального отсека. Сделав пять шагов от постели, он взглянул в мутный иллюминатор. Не увидев сквозь него ничего, даже звёзд, уселся в кресло перед пультом, и сохраняя на лице недовольную гримасу, произнёс:
      - Вот нажму сейчас какую-нибудь кнопку!
      - Зачем? - саркастично проскрипел голос, переместившись из спальни в динамик, находящийся на пульте управления планетолётом.
      - Чтобы отключить тебя! - произнёс грозно Командор, и с ухмылкой добавил: - Или просто достану блок, в который тебя запихали и выброшу куда подальше. Чтобы не мнил себя Вселенским Разумом, единственным и неповторимым...
      - Ну да! - прозвучало из динамика. - Чтобы скорлупа, которую ты почему-то называешь планетолётом, стала грудой металла и пластика! Но это так, из разряда размышлений...
      - Почему? - удивился Командор.
      - Ты всё равно не знаешь, как управлять капсулой...
      Человек в кресле загадочно улыбнулся:
      - Это как раз не проблема... У меня за пультом припрятана одна знакомая тебе книжка...
      На этот раз из динамика прозвучал странный звук, напоминающий одновременно кашель и смех. Когда помехи в электропроводке прекратились, скрипучий голос назидательно произнёс:
      - Подозреваю, что инструкция по управлению тебе вряд ли поможет.
      Возникла небольшая пауза, затем Командор приказал:
      - Поясни!
      - Две недели назад, - проскрипел динамик задумчиво, - кто-то на клавиатуру воду пролил...
      - И вовсе не воду! - возразил человек. - Обычный чай.
      - Какая разница...
      - Кто же знал, что он такой горячий?! - обиженно произнёс Командор.
      - Лео, ты уже не маленький ребёнок, хотя...
      - Продолжай! Мне интересно, что может сказать человеку бессмысленная груда железа с мозгами на жидких льдинках? Сообщи какую-нибудь важную и невероятную новость! Я слушаю!
      Теперь уже со стороны бортового компьютера возникла пауза. Через некоторое время из динамика неуверенно прозвучало:
      - Попадание жидкости частично вывело клавиатуру из строя, и поэтому у тебя нет никакой реальной возможности управлять капсулой. Но мой интерфейс пока ещё исправен, а значит, твоей и моей жизни ничто не угрожает.
      Командор нахмурился, и строго сказал:
      - Э-э... Стоп! Не забывайся, ты всего лишь имитация интеллекта, поэтому про жизнь забудь!
      На этот раз голос из динамика с мстительной ноткой произнёс:
      - Но и ты на разумное существо не слишком похож. Посмотри вокруг!
   - Что тебе не нравится? - с возмущением произнёс человек, сидящий в кресле Командора.
      - Помойка это, а не космический корабль... - с сожалением донеслось из динамика. - Будь у меня твои возможности, давно бы привёл в должный вид место своего обитания...
      - Знаешь что?! - грозно ответил Командор. - Единственное разумное существо здесь - это я! Так что, помалкивай, когда не спрашивают. И вообще, мне скучно...
      - Так что же ты, дурак, в космос полетел?! - перебил голос из динамика. - Сидел бы на Земле, пил кактусовую водку и соблазнял туземок. А если не дано, сидел бы у себя в магазине бракованных пылесосов, всё ж какая-то польза!
      Человек в кресле пилота улыбнулся своим мыслям и мечтательно произнёс:
      - Сколько раз тебе повторять?! В космос меня Любовь Великая послала!
      - Ты сам-то веришь в этот бред? - поинтересовался бортовой компьютер.
      - Конечно! - ответил Командор. - Иначе, зачем я болтаюсь здесь, и веду глупые беседы с имитацией интеллекта в твоём, этом... Что там у тебя?
      - Тебе всё равно не выговорить! - прокряхтел динамик, и в проводах опять начались какие-то помехи.
      Если бортовой компьютер и говорил что-то, человек в кресле его уже не слушал - он предался сладостным воспоминаниям. Сейчас перед глазами Командора возникла девушка, на весь период блуждания по Вселенной ставшая для него путеводной звездой. Несмотря на то, что иллюминатор уже пару месяцев выглядел как серое непрозрачное пятно, он видел там Лолу.
      Через некоторое время человек решил заняться вещами более полезными, нежели воспоминаниями и уборкой помещения. Всё свободное время, коего у Командора было в избытке, он играл в компьютерную игру на главном мониторе пульта управления. Вот и сейчас, он полностью углубился в мир космических водопроводчиков, исправляющих энергетические каналы виртуальной галактики, подгрызаемые повсеместно энтропийными монстрами. Руками братьев Галактусов Командор успешно восстанавливал разрушенные противником коммуникации, перепрыгивая через груды космического мусора, оставляемого Энтропиоидами, тем самым спасая галактику от ужасной экологической катастрофы. Выражение лица молодого человека сейчас можно было бы охарактеризовать как напряжённо-сосредоточенное, и только криолитовый мозг БК это состояние характеризовал несколько иначе.
      В то время как наш герой занят схваткой Галактусов с Энтропиоидами, можно рассказать, как он оказался в космосе. А произошло всё примерно так...
     

* * *

     
      Тот день начался вполне обычно. Проснувшись ранним утром от очередного кошмара, молодой человек долго смотрел в потолок спальни, пытаясь выбросить из памяти образы многочисленных преследователей в виде монстров, чудовищ, мертвецов, космических пришельцев и инопланетных бактерий с ужасными мордами, стремящихся своими огромными клешнями разорвать всё живое на Земле. Большие и маленькие звёздочки из блестящего целлулоида, когда-то собственноручно приклеенные к потолку, как всегда успокоили молодого человека и помогли избавиться от неприятных ночных видений. Можно было бы подумать, что еженощные кошмары снятся молодому человеку по причине болезни мозга, что было бы вполне естественно. Но при этом не следует забывать, что просмотр многочисленных сериалов про космических рейнджеров, захватчиков из космоса и рекламы суперэффективных средств борьбы с болезнетворными микробами до двух-трёх часов ночи, несомненно сказываются на сюжетном разнообразии сновидений. Просмотр телепередач был для него далеко не единственным развлечением в жизни, хотя и основным. Имея спутанное сознание, но прекрасную память, многие реплики любимых героев молодой человек знал наизусть и часто употреблял в разговоре с незнакомыми людьми, вводя их в заблуждение по поводу своего психического здоровья.
      Итак, наш герой встал с кровати, и сразу же направился в ванную комнату. Там он пробыл не более часа, причём умывание заспанного лица холодной водой и чистка зубов заняли совсем немного времени, а вот тренировка различных выражений лица полюбившихся киношных персонажей всегда длилась долго.
      Сегодня молодой человек решил стать Матиасом Крейгом - героем сериала "Незримые нити любви".
      *важное пояснение - краткое содержание эпизода фильма*
      "Матиас - владелец автосалона по продаже дорогих спортивных машин, проезжая на своём модном кабриолете по горному серпантину близ океана, замечает выброшенную на берег Лолу Торанс (по сюжету фильма она известная киноактриса), потерпевшую кораблекрушение на виднеющихся вдалеке рифах (широкая панорама буйства стихии). Молодой, богатый, умный, находчивый, атлетически сложенный и к тому же, имеющий тонкую душевную организацию Матиас резко тормозит, оставляя на асфальте жирный чёрный след от дымящихся покрышек. Он перепрыгивает через дверцу своего красного Буржуатти (соответствующий значок на капоте показан крупным планом), и кидается с обрыва на спасение прекрасной Лолы. Перемахнув через ограждение, сделав при этом двойное сальто, он короткими затяжными прыжками (эффект замедленной съёмки) спускается по крутому каменистому склону. Эротично скидывая с себя лишнюю одежду (тут оператор снова применил предыдущий телевизионный приём с замедлением) пробежав по песчаному пляжу, он припадает на одно колено в брюках от Валенсио (о чём свидетельствует показанная во весь экран лейбла известного модного дома), нежно приподнимает загорелой мускулистой рукой голову обворожительной Лолы, и вдохновившись её красотой произносит (текст незначительно сокращён): "Прекрасная незнакомка! Мир жесток, но Случай всегда на стороне любящих сердец! Именно он послал меня в ваши объятья!". Сразу после этих слов девушка открывает глаза, голубые словно небо, и видит перед собой мужчину своей мечты - атлетически сложенного, загорелого, взгляд которого излучает могучий интеллект и верность. Смуглое лицо Лолы тут же заливается едва заметным румянцем (качественно сделанная компьютерная графика), и она произносит: "Мне кажется, я вас видела когда-то... Может быть, во сне?". На что находчивый герой бархатистым голосом спрашивает: "Могу ли я узнать ваше имя?". С глубоким вздохом, чуть прикрыв глаза длинными ресницами (эта сцена полностью использована в рекламе известной косметической фирмы - спонсора сериала), девушка скромно отвечает: "Лола". Матиас смотрит на девушку влюблённым взглядом и говорит с придыханием, подняв очи к небу (широкий план безграничности Вселенной): "Лолита - Блуждающая Звезда... Это так романтично! В отличие от вас, мне повезло меньше, и моё имя вам ничего не скажет... Матиас"
      Последние кадры эпизода - молодая парочка мчится в кабриолете по ночному горному серпантину, а внизу открывается панорама огней большого города. Затем экран делится на две неравные половинки. В нижней части мелькают плохо различимые титры, а верхнюю целиком занимает реклама туши на ресницах главной героини.
      *конец пояснения*
      - А меня... - произнёс молодой человек, стоя в пижаме перед зеркалом с зубной щёткой в руке.
      На этот раз он задумался дольше обычного:
      "Как же мне себя назвать? Матиасом? Нет, лучше как-нибудь по-другому... Может быть, Джеймс? Нет, Джеймс-Бомба, герой фильма "Сердечный ритм 0,07" слишком известен. Тогда Антонио Ферерас... Тоже знаменитый актёр, не подойдёт! Придётся мне навсегда остаться с простым и некрасивым именем Леон, на которое вряд ли клюнет такая девушка, как Лола Торанс! Лео..."
      - Точно! - воскликнул на всю ванную комнату молодой человек. - Меня зовут Леонардо! Лола, разрешите проводить вас домой, на виллу... Э-э... Нет, в ваш прекрасный замок на берегу океана, где мы...
      В этот момент молодой человек растерялся, ведь как только девушка села в кабриолет к Матиасу, очередная серия на этом закончилась. Далее пошла реклама косметики, а вслед за ней, средства для чистки ковров. Как назло, собственных вариантов развития событий человек в пижаме придумать не смог, и поэтому сказал вслух:
      - Ничего страшного, сегодня вечером я узнаю, чем займутся Матиас и обворожительная Лола в замке на берегу океана!
      Выбросив из головы "Незримые нити", Леон вдруг вспомнил вчерашний бандитский боевик "Плохие парни", и физиономия уставшего от жизни Дона Мафиозо заняла положенное место в зеркале над умывальником. Немного гримасничая лицом, испачканным зубной пастой, молодой человек хриплым голосом произнёс:
      - Продолжение нашей беседы будет завтра, а сейчас с тобой немного поработают мои громилы. Посмотрим, как ты заговоришь, когда они выбьют тебе все зубы!
      Затем мимика молодого человека поменялась на героическую. В один момент став комиссаром полиции, сплюнув остатки зубной пасты в раковину, он произнёс:
      - Не хочу вас расстраивать, Дон Мафиозо, но до утра доживёт только один из нас!
      Неизвестно когда закончились бы кривляния перед зеркалом, но в этот момент заорал приёмник, служивший будильником. Время на нём постоянно сбивалось, и поэтому он включался и отключался лишь по ему одному известной логике. С выражением разочарования на лице молодой человек вернулся в комнату и начал одеваться.
     
      Примерно через час, потратив какое-то время на поиск подходящей одежды и полчаса на завтрак, Леон вышел из квартиры и легкой походкой двинулся в направлении площади Святого Патрика, неподалёку от которой располагалось место его работы - фирма "Чисто - Просто!". Это был небольшой магазин-мастерская, где продавались дешёвые подержанные пылесосы и другие предметы для борьбы с грязью, мусором и бытовыми отходами. Работа в фирме нравилась молодому человеку, и он вполне справлялся со своими обязанностями, получая при этом неплохую зарплату.
      Через каких-нибудь пятнадцать-двадцать минут молодой человек с жизнерадостным выражением лица подошёл к стеклянным дверям, где его уже встречал коллега по работе Чарльз Блэк - чернокожий эмигрант из маленькой деревеньки на юго-востоке Африки. Он был намного старше, поэтому опекал своего напарника и нередко выгораживал перед хозяином, словно был отцом сына-разгильдяя.
      - Проспал что ли? - спросил Чак, показывая пальцем на циферблат своих часов.
      Молодой человек посмотрел в указанное место, но не увидел на запястье коллеги ничего кроме часов со стрелками.
      - Ты о чём?
      - Мистер Соэрс уже интересовался, где ты пропадаешь...
      - Ничего подобного, - возразил Леон, - я проснулся ровно в семь.
      - А сейчас?
      - Что?
      - Сколько времени?
      - Откуда я знаю?! - искренне ответил молодой человек.
      - Час пополудни! - произнёс пожилой коллега. - Чем можно заниматься с семи утра до часу дня?
      - Чаки, ты сегодня какой-то занудный, - улыбнулся молодой человек, - умылся, почистил зубы, позавтракал, и сразу же на работу. Не понимаю, что тебя так удивляет, дружище?
      Чарльз ничего не ответил, посмотрев на своего коллегу с сожалением. Потом взял его за рукав и повёл внутрь. Дойдя до подсобки, он достал большую швабру, и вручил со словами:
      - Когда зайдёт хозяин, скажи ему, что задержался на складе.
      - Правда? - удивился Леон, и пожав плечами, добавил: - Кто бы мог подумать... Не помню!
      Старина Чарльз нахмурил седые брови и кивнул головой, давая понять, что это свершившийся факт, который обсуждению не подлежит. Дождавшись, когда молодой напарник возьмётся за работу, он вышел.
      Что касается натирания до блеска не важно чего, то равных Леону в округе не было в радиусе минимум километра. Именно по этой причине мистер Соэрс держал психически больного работника в своей малюсенькой фирме, ведь натереть старый пылесос до состояния почти нового мог далеко не каждый. Немаловажно и то, что субсидия городского муниципалитета даже на одного работника-инвалида составляла настолько приличную сумму, что хозяин умудрялся платить из неё жалование не одному, а сразу трём подчинённым. На всякий случай мистер Соэрс изредка ругал своего психически нездорового сотрудника, но всегда знал меру, прекрасно понимая, что Леон - та самая пресловутая курица, несущая золотые яйца. Во всяком случае, по меркам бюджета фирмы "Чисто - Просто!"
     
      Чарльз Блэк сидел на стуле у входа в магазин, жевал яблоко и с удовольствием наблюдал за действиями коллеги. С каждым движением швабры пол в магазине приобретал тот неповторимый блеск, которого мог добиться только один человек во всём квартале. Мистер Соэрс больше не появлялся, поэтому Леон за опоздание так и остался непоруганным. Вместо хозяина в помещение с натёртыми до блеска пылесосами и почти сияющим полом вошла длинноволосая брюнетка в лёгком летнем платье, изящно облегающим стройную фигуру. Оказавшись внутри, и увидев Чарльза с яблоком в руке, девушка поинтересовалась:
      - Простите, вы мне не подскажете...
      - Чем могу служить, мадемуазель? - поинтересовался чернокожий старик.
      В этот момент его молодой коллега вышел из-за стойки с пылесосами со шваброй в руках. Моментально сообразив, что такая красотка может разговаривать только с ним, Леон бросил инструмент и в один момент оказался между Чаком и Прекрасной Незнакомкой. От неожиданности девушка отпрянула, прижавшись спиной к стеклянной двери, а в глазах её промелькнул испуг. Приняв выражение лица незнакомки за восхищение своим внезапным возникновением, молодой человек бархатистым голосом Матиаса Крейга произнёс:
      - Зачем спрашивать старика, когда перед вами находится такой молодой и симпатичный мужчина? - он попытался придать лицу то самое выражение, с которым Матиас буквально вчера произносил свою возвышенную речь на берегу океана. - Я подскажу вам всё что угодно... Кстати, мы не знакомы! Меня зовут Леонардо.
      Девушка ещё сильнее прижалась спиной к стеклу, и пробормотала:
      - Простите, я ошиблась дверью...
      - Ничего подобного, Прекрасная Незнакомка, мир жесток, но Его Величество Случай всегда на стороне любящих сердец! Именно он послал вас в мои объятья! - он без запинки произнёс фразу из вчерашнего сериала. - Могу ли я узнать ваше имя? Хотя нет, не говорите! Для меня вы навсегда останетесь Лолой, ведь Лолита в переводе с древнегреческого - Блуждающая Звезда!
      Текст в голове молодого человека внезапно кончился, и сейчас он ждал какой-нибудь ответной реакции. Возникла пауза. Выслушав пламенную речь, девушка ненадолго задумалась, после чего посмотрела на Чака вопросительно. Тот кивнул головой, подтверждая самые худшие подозрения. Она строго сказала:
      - Молодой человек! Называйте меня как хотите, скажите только, как пройти к ратуше на площади Святого Патрика?
      - Что может быть проще! - обрадовался Леон. - Не только скажу, но и проведу вас туда самой короткой дорогой!
      - Этого не требуется! - сказала девушка. - Просто покажите, этого будет достаточно!
      Сердце Леона забилось чаще, и он, разрываясь от восторга, затараторил:
      - Как только выйдете за дверь, посмотрите через дорогу на противоположный дом. На втором этаже в окне вы увидите кактус, рядом с которым спит толстый кот. Это окна мадам Розы. В соседнем окне будет фикус в огромном горшке - это квартира мадам Софи. Дальше ещё проще! Считаем от кота с кактусом в сторону фикуса пятнадцать окон, и в шестнадцатом будет широкая такая форточка, которая смотрит прямо на перекрёсток. Там есть указатель, на котором нарисован сапог со стрелкой, она показывает прямо на дверь обувной мастерской. Только туфли и сапоги не стоит в неё сдавать, дядюшка Перси с возрастом стал настолько слеп, что уже не отличит иголку от гвоздика. Конечно, раньше он на спор мог за пять минут...
      - Стоп! - неожиданно сказала девушка. - Проводите меня к ратуше! Только быстро, я тороплюсь!
      - Лола, я не договорил про спор дядюшки Перси... - произнёс молодой человек с сожалением в голосе.
      - По дороге расскажете, идёмте же!
      Леон вдруг понял, чего ему не хватает для завершения образа мужчины, о котором мечтает любая девушка, и быстренько вспомнил недавний сериал о преуспевающих бизнесменах:
      - Минуточку Лола! Только отдам необходимые распоряжения.
      Поднятая бровь Чака наглядно демонстрировала неодобрение, но молодой коллега ему подмигнул, и старик с усмешкой расслабился. Тем временем Леон прислонил свои губы к уху девушки и полушёпотом произнёс:
      - Знаете, бизнес! Большие деньги с каждым днём зарабатывать всё сложнее. Ох-х, пора переходить на качественно иной уровень, иначе конкуренты...
      Девушка демонстративно отодвинула своё ухо от губ молодого человека.
      - Всё, с меня довольно! - сказала она и направилась к выходу.
      - Конечно, дорогая! - молодой человек буквально подхватил девушку под руку, и увлёк в распахнутую дверь на улицу.
      Там он вдруг остановился, и крикнул Чарльзу, внимательно наблюдающему весь этот спектакль:
      - Дружище, не забудь о контракте! Если вдруг приедут наши партнёры по бизнесу, угости их чем-нибудь...
      Фраза была ещё далека от завершения, но Чарльз встал с пластикового кресла, подошёл к распахнутой двери и захлопнул её прямо перед носом молодого человека. Тому ничего не оставалось, как оставить свою речь незаконченной.
     
      Всю дорогу Леон пытался разговаривать с незнакомкой монологами героев из любимых фильмов. Он постоянно перемешивал речи киношных персонажей со своими собственными восторгами, отмечая сообразительность, красоту, грацию и какую-то особую проницательность девушки, не замечая того, что предмет обожания совсем не слушает своего пылкого поклонника. По-сути, девушка сама вела молодого человека к цели, и стоило им свернуть на очередном перекрёстке, как она тут же устремлялась вперёд, увлекая своего проводника за рукав, немного притормаживая перед следующим поворотом. В отличие от болтающего без умолку спутника, за всё время пути девушка не проронила ни слова, пока наконец, не достигла мощёной камнем площади Святого Патрика. Увидев перед собой здание муниципалитета, незнакомка отпустила своего проводника, которого ещё недавно держала за руку, словно мамаша ребёнка, и произнесла:
      - Спасибо, вы мне очень помогли.
      - Когда мы встретимся вновь, Лола? - спросил молодой человек, придавая своему голосу бархатистый оттенок.
      Девушка внимательно посмотрела на него, и после короткой паузы ответила с усмешкой, акцентируя отдельные слова:
      - Не хочу вас огорчать, но наша встреча состоится, только если вы победите в Межгалактической Войне! - после чего быстрым шагом направилась к зданию муниципалитета.
      Не заметив сарказма в голосе незнакомки, молодой человек крикнул:
      - Это слишком просто для меня! Но как я вас найду в этом безумном мире, Лола?
      Удалившись на несколько метров в сторону большого административного здания, девушка вдруг обернулась, и с улыбкой ответила:
      - Лола - плохое имя! До встречи, Герой!
      - Конечно, любимая! Жди меня, и я вернусь! - крикнул в ответ молодой человек, но прекрасная незнакомка его уже не слушала.
      Вскоре она скрылась за массивными дверями городской ратуши, и Леону ничего не оставалось, как отправиться обратно. По дороге он думал:
      "Лола - имя для богини! Теперь для достижения цели не хватает самой малости - боевого космолёта!"
      В приподнятом настроении молодой человек вернулся обратно в маленькую фирму с громким названием "Чисто - Просто!"
     
      За время его отсутствия в магазине ничего особенного не произошло - мистер Соэрс так и не появился, а Чарльз Блэк копался в потрохах очередного пылесоса, периодически засовывая отвёртку в недра сложнейшего механизма.
      Будущий герой буквально ворвался в маленький закуток мастерской, и без предисловий сообщил:
      - Чаки, ты не представляешь, какая мысль меня только что посетила?
      - Не представляю, - спокойно ответил чернокожий друг, продолжая ковырять механизм. Затем отвлёкся от работы и посмотрел на своего напарника с некоторым интересом.
      - Я стану Героем Межгалактической Войны! - выпалил молодой напарник, заметив едва различимые признаки внимания в глазах Чарльза.
      - Прямо сейчас?
      - Нет, завтра! Или может, послезавтра! - воскликнул Леон с горящими от возбуждения глазами.
     Чарльз отнёсся к такому заявлению своего молодого друга без должного энтузиазма. Он достал из кармана яблоко, откусил немного и начал медленно пережёвывать, делая вид, что ничуть не удивился. Молодой человек нахмурился, и поводил перед глазами пожилого друга ладонью из стороны в сторону:
      - Э-эй, есть кто дома? Чаки, ты слышал, что я сказал?
      - Да, - спокойно ответил тот. - Завтра ты станешь героем. И что?
      Как минимум одной цели пожилой напарник достиг - возбуждённый молодой человек успокоился. Достав ещё одно яблоко, Чарльз подал его коллеге:
      - В яблоках много железа, которое полезно для мозгов. Погрызи, тебе вряд ли поможет, но хуже точно не будет.
      - Я не голодный! - отказался тот. - Ты мне лучше скажи, где можно быстро раздобыть недорогой Планетолёт?
      Продолжая жевать, Чарльз ответил:
      - Понятно где - в Магазине Недорогих Планетолётов... А тебе зачем?
      Молодой человек сделал удивлённое лицо, и возмущённо произнёс:
      - Работа совсем иссушила твои мозги! Перестань грызть эти яблоки, нет в них никакого железа! Бери пример с меня - пей больше воды. Смотри, на что ты стал похож, почернел весь от работы, тебе молоко нужно пить, чтобы вернуть нормальный цвет лица!
      Чернокожий напарник усмехнулся, но ничего не ответил, а его молодой друг продолжил свою пламенную речь:
      - Чаки, повторяю - я собираюсь победить в Галактической Войне, и поэтому мне нужен недорогой Планетолёт.
      - А боевой крейсер тебя не устроит? - поинтересовался пожилой напарник.
      Будущий герой поморщился, и нехотя произнёс:
      - Конечно, для космической войны большой звездолёт лучше, но в сериале "Космический Тракт" слишком много народу слоняется по коридорам. Я не люблю бездельников, сам знаешь...
      - Да уж... - согласился напарник, после чего поинтересовался: - Предположим, что планетолёт ты найдёшь, но где взять межгалактическую войну?
      - Если есть Герой, то и Галактическая война найдётся! Теперь мне не хватает только Его!
      - Кого?
      Молодой человек с сожалением посмотрел на пожилого друга:
      - Пла-не-то-лё-та!
      Некоторое время Чарльз задумчиво переваривал слова напарника. Затем улыбнулся, и осторожно поинтересовался:
      - Лео, ты влюбился?
      - Ага! - молодой человек кивнул. - И любящие сердца смогут встретиться, только после того, как...
      - Жаль... - сказал Чарльз негромко. - Любовь даже из нормальных людей делает идиотов... А что случится с тобой, мне и представить страшно.
      - Да дружище, ты прав! - Леон похлопал друга по плечу. - Любовь - Великая Сила! Мириады звёзд меркнут перед ней! Благодаря любви, непостижимое становится доступным! Дорогу молодым и целеустремлённым! Старикам остаётся только завидовать Нам - Идущим Вперёд, невзирая на опасности и лишения! Да, таков жестокий закон этого мира, мой дорогой Альфредо!
      Чарльз приподнял седую бровь, и с удивлением посмотрел на своего напарника. Тот чуть смутился, пожал плечами, и скромно добавил:
      - Но ведь сеньор Хуан в "Мексиканских страданиях"...
      Старик улыбнулся, снова достал из кармана яблоко, и подал молодому коллеге со словами:
      - Этого я опасался больше всего, кушай больше фруктов!
      - Отстань ты со своими яблоками! - отмахнулся тот, затем посмотрел на коллегу с сожалением, и добавил: - Только не расстраивайся, что прожил никчёмную жизнь. На твоих похоронах я всем скажу, каким ты был замечательным человеком!
      Чарльз удивлённо посмотрел на напарника, и выдохнул:
      - Докатились...
     

* * *

  
      На следующий день молодой человек пришёл на работу вовремя, чем немало удивил мистера Соэрса:
      - Что-то случилось? - поинтересовался хозяин.
      - Да, я сегодня отправляюсь в Большое Космическое Путешествие! - ответил молодой человек, активно жестикулируя руками, пытаясь показать всю степень своего восторга от предстоящего полёта.
      Мистер Соэрс улыбнулся. Затем, подойдя ближе, и похлопав по плечу сотрудника, ответил:
      - Правильно! Давно хотел тебе предложить немного отдохнуть, развлечься...
      - Межгалактическая Война - не развлечение! - возразил тот. - Я стану настоящим Героем!
      - Замечательно! Можешь прямо отсюда отправляться на войну. Будем считать, что с сегодняшнего дня ты в отпуске!
      - Правда?
      - Конечно! - ответил мистер Соэрс, направляясь к выходу из магазина. - Перестреляй как можно больше космических захватчиков, всяческих монстров, взорви десяток планет... В-общем, отдыхай, развлекайся. Как только решишь, что надоело бездельничать - возвращайся с трофеями! Договорились?
      - Ага... - только и смог произнести будущий герой межгалактической войны, наблюдая столь неожиданную реакцию хозяина на своё заявление.
      Дверь хлопнула, и тут же вновь открылась - хозяин просунул в щель голову, лукаво подмигнул, и добавил:
      - Хочу предупредить! Не слишком увлекайся компьютером - это вредно для глаз, и не забывай о фруктах, в них витамины!
      - Спасибо, я это уже где-то слышал, - пробубнил молодой человек.
      Дверь хлопнула, и он остался в одиночестве. Неожиданно вспомнив, что Галактика с нетерпением ждёт своего Героя, он пошёл попрощаться с Чаком. Как обычно, коллега сидел за столом и смотрел в микроскоп на серую пластинку с проводами, тыкая в неё иголкой. Услышав за спиной шорох, он отвлёкся от железок. Обнаружив перед собой сияющее лицо напарника, Чак спросил:
      - Ты сегодня рано, что-то случилось?
      - И мистер Соэрс то же самое спрашивал, - ответил молодой человек. - Сказал, что я в отпуске и могу отправляться в космос прямо сейчас, а как стану героем галактической войны...
      Чарльз удивился:
      - Так и сказал?
      - Ага! Советовал фрукты грызть...
      Старик покачал удивлённо головой:
      - И что ты собираешься делать?
      - Я с утра много думал...
      Чарльз едва заметно улыбнулся.
      - И решил, - продолжил молодой человек, - что сначала пойду в банк, возьму денег, а потом сразу в магазин недорогих планетолётов. Сейчас, когда у меня появилась цель, нельзя терять ни минуты!
      - Ну-ну...
     

* * *

  
      Банк встретил будущего героя галактики бетоном, мрамором и блестящим в лучах солнца металлом. Войдя в прохладу огромного вестибюля, молодой человек сразу же заметил скучающего бритоголового атлета в форме, немного похожей на полицейскую, сидящего сбоку от стеклянного входа с газетой в руках. Вошедший молодой человек в зелёной рубашке с коротким рукавом, шортах и шлёпанцах на босу ногу, на какое-то время вызвал интерес охранника, но, не обнаружив в нём ни одного известного признака, свойственного типичному грабителю банков, атлет снова углубился в изучение прессы. Столь прохладное отношение сотрудника правопорядка к будущему герою галактической войны задело самолюбие молодого посетителя, и он резко поменял маршрут своего следования. Подойдя к бритоголовому мужчине в форме, он громко спросил:
      - Любезнейший, подскажите, где можно взять много денег? И желательно, побыстрее!
      Не отрываясь от чтения, атлет с ухмылкой ответил:
      - На паперти.
      - Никогда бы не подумал... - удивлённо произнёс посетитель, и добавил: - Наверное, мне это не очень подходит.
      Произнесённые слова что-то всколыхнули в чёрствой душе охранника, он с интересом взглянул на молодого человека, и пояснил:
      - Шутка! - затем, отложив газету на высокую стойку перед собой, атлет-полицейский внимательно посмотрел на человека в шлёпанцах. Некоторое время он производил сложные вычисления в голове, пытаясь расшифровать какие-то тайные знаки, способные прояснить истинные причины появления в банке столь необычного посетителя. Наконец, изобразив на некрасивом лице некое подобие улыбки, охранник спросил:
      - Простите, я отвлёкся... Итак, что вы желаете?
      Молодой человек сообразил, что здесь его не воспринимают всерьёз, поэтому нахмурился, и громко сказал:
      - Любезнейший, я спросил, где можно взять денег! А вы со мной шутки шутите!
      Строгость во взгляде посетителя почему-то развеселила охранника, и с улыбкой на лице он ответил:
      - Если много и сразу, то вам в Главное Банковское Хранилище нужно.
      Восприняв ухмылку охранника совсем не так, как следовало, то есть, обнаружив в атлете романтика, сочувствующего великому делу Межгалактических Войн, и автоматически переходя на "ты", молодой человек обрадовано произнёс:
      - Скорее веди меня туда, дружище! Времени мало, поэтому не до формальностей! Теперь судьба Вселенной не только в моих руках, но и твоих!
      Служитель правопорядка от столь необычных слов немного растерялся, но быстро сообразил, с кем имеет дело и постарался вернуть утраченное преимущество. Выбрав новую тактику общения с посетителем, он смущённо произнёс:
      - У меня ключей нет, - и после небольшой паузы, обрадовано добавил: - Приходите лучше завтра! Хотя... Нет, послезавтра! Да, точно! Нет, не получается, у нас послезавтра выходной, а потом праздники... Затем отчёт полугодовой... А потом сразу годовой, как это я забыл, не понимаю... Приходите лучше через год!
      Сообразив, что охранник вовсе не является сочувствующим романтиком, а просто издевается над будущим героем, молодой человек начал внутреннее перевоплощение в комиссара полиции из сериала "Плохие парни". Подойдя вплотную к атлетически сложенному служителю правопорядка, и копируя интонацию любимого персонажа, странный молодой человек положил руку на плечо сотруднику, и сказал:
      - Мне кажется, сержант, ты не совсем понимаешь, кто сейчас находится перед тобой. Быстрей шевели своими тупыми извилинами и соображай! Сейчас ты ведёшь меня к своему боссу, и я похлопочу, чтобы завтра ты не оказался под мостом с такими же неудачниками, как и ты сам. Хотя, мне кажется, таких простых вещей тебе не понять...
      Не обращая внимания на удивлённое выражение лица охранника, выдержав необходимую киношную паузу, то есть, сосчитав про себя до пяти, посетитель наклонился к уху атлета-полицейского, и крикнул:
      - Сержант! Выполняй приказ командира! Живо!
      Охранник вздрогнул и растерянно посмотрел на странного молодого человека, с ужасом понимая, что ситуация нештатная. С одной стороны, посетитель явно не в себе и силовое реагирование может привести к ухудшению его психического состояния. С другой - инструкция по обеспечению правопорядка в банковских учреждениях не предписывала выполнять приказы душевнобольных. То, что молодой человек нездоров, сомнений не вызывало, но какие дальнейшие шаги следует предпринять, охранник не знал. Решив, что нынешний случай выходит за рамки его повседневных полномочий, сотрудник в полицейской форме, придав своему голосу успокаивающие интонации, произнёс:
      - Не стоит волноваться... Э-э... Простите, не знаю вашего имени.
      - Называй меня Командор! - ухмыльнулся странный молодой человек.
      С выражением безысходности на лице, служитель правопорядка встал с кресла:
      - Хорошо, я провожу вас к начальнику отдела кредитования, и он попытается решить вашу проблему.
      - У меня проблем нет, а вот у тебя... - посетитель подмигнул атлету в форме полицейского, - Я похлопочу за тебя, Джонни, будь уверен!
      Охранник настолько расстроился, что пропустил последнюю фразу посетителя мимо ушей. Направившись вглубь вестибюля, он произнёс:
      - Следуйте за мной... Э-э... пожалуйста.
     
     
   Поход через безлюдный вестибюль и короткий коридор в сопровождении недовольного охранника закончился перед дверью с табличкой: "Начальник отдела кредитования М.Дж.Фаулер". Бритоголовый атлет в полицейской форме, которого человек в рубашке и шлёпанцах теперь почему-то называл не иначе как "Джонни", поинтересовался:
      - Я могу быть свободен?
      - Конечно, голубчик, ты мне здорово помог.
      С улыбкой на лице, молодой человек, встав в позу боксёра, помахал перед собой кулаками, после чего, сделав обманное движение, он легонько ткнул охранника в живот со словами:
      - Джонни, расслабься! Вольно!
      Пятясь спиной пару метров, охранник отдалился от странного молодого человека, после чего повернулся, и быстрым шагом отправился обратно на пост.
   Теперь от мечты стать героем целой галактики молодого человека отделяла лишь тонкая деревянная дверь.
      "Всё не так и плохо, - подумал он. - Джонни признал во мне Командора! Если так пойдёт и дальше, я смогу повелевать целыми армиями! Только бы в банке денег хватило на планетолёт, иначе..."
     
   Молодой человек в зелёной рубашке с коротким рукавом, клетчатых шортах и шлёпанцах на босу ногу, повернул блестящую ручку и вошёл в кабинет, за которым, как утверждала табличка, должен находиться тот самый М.Дж.Фаулер.
      В просторном кабинете за большим столом, занимающем примерно треть помещения, перед экраном монитора сидел пожилой мужчина с внешностью честного человека. Отвлёкшись от просматривания каких-то графиков на экране, он взглянул на посетителя, и молча показал рукой на кресло, чуть привстав.
     Неожиданно вспомнив сериал о бизнесменах, молодой посетитель почти машинально произнёс:
      - Сидите, вставать не стоит! - после чего решил добавить что-то, но уже от себя: - Тем более, в вашем возрасте! Я только на одну минутку, Эм Джи!
      Не обратив внимания на удивление начальника отдела кредитования, молодой человек продолжил:
      - Ваше имя я уже знаю, а меня можно называть Лео... - начал было посетитель бархатистым голосом Матиаса Крейга, но вдруг сообразив, что Эм Джи вовсе не девушка, и не нуждается в романтических объяснениях, замолчал на полуслове. Он растерянно посмотрел на хозяина кабинета в надежде, что тот всё понял, и сам исправит неловкость. Следуя давнему совету Чака, молодой человек приветливо улыбнулся, ожидая ответных действий от Эм Джи.
      Мистер Фаулер внимательно рассматривал лицо посетителя в надежде, что первое впечатление может быть обманчивым. Увидев на лице молодого человека идиотскую улыбку, надежды банковского служащего тут же рассыпались в прах, и он уставшим голосом спросил:
      - Чем могу быть полезен?
      Посетитель обрадовался сообразительности хозяина кабинета, и радостно произнёс:
      - Судьба уготовила вам Великую Миссию...
      - Попрошу конкретнее, молодой человек, у меня мало времени, - перебил его мистер Фаулер.
      Непонятливость банковского служащего немного расстроила молодого человека. Эм Джи показался ему мудрым и понимающим, но радужные надежды не оправдались. Эту неловкую ситуацию сейчас могла спасти только простота и лаконичность формулировки.
      - Деньги! - затем, решив, что одно слово вряд ли поймёт далеко немолодой Эм Джи, он добавил: - Мне много нужно, чтобы хватило на планетолёт.
      - А для чего вам понадобился планетолёт? - с доброй улыбкой спросил пожилой сотрудник банка.
      Ничего не оставалось, как рассказать сотруднику банка "Историю встречи с Прекрасной Незнакомкой". Несмотря на то, что общение молодого человека с девушкой длилось всего несколько минут, рассказ занял чуть менее получаса. В какой-то момент, мистер Фаулер излишне эмоционально перебил рассказчика фразой примерно такого содержания: "Отстаньте вы от этого дядюшки Перси, и не тяните кота за хвост!", о чём сразу же пожалел, так как история тут же вернулась к толстому сонному коту тётушки Розы.
      По завершении рассказа пожилой человек посмотрел на посетителя обречённо, и произнёс:
      - Печально...
      - Вот и я говорю! - воскликнул тот. - Любовь, это вам не...
      С чем сравнить любовь, молодой человек так и не смог сказать, а мистер Фаулер окончательно расстроился. После продолжительной паузы он пробормотал под нос, скорее обращаясь к себе, нежели к молодому посетителю:
      - Что же делать...
      Некоторое время он размышлял о чём-то, глядя в окно, затем оживился, и с надеждой в голосе спросил:
      - У вас случайно нет родственников, которые могли бы выступить поручителями в займе?
      Мистер Фаулер произнёс слишком много незнакомых для молодого человека слов, поэтому он просто пожал плечами.
      - Может быть какие-нибудь активы, ценные бумаги, акции, наконец?
      Слово "акции" произвело на посетителя магическое действие, и он радостно ответил:
      - Есть!
      - Очень хорошо! - обрадовался банковский служащий. - Рассказывайте скорее!
      - Когда в нашем супермаркете проводятся акции, я всегда в них участвую. А ещё у меня есть скидочные купоны...
      - Нет! Это нам не подходит! - Эм Джи замахал руками так энергично, что молодой человек от неожиданности замолчал, но так и не понял, что старика так возбудило.
      Мистер Фаулер снова задумался, затем осторожно поинтересовался:
      - Может быть, вы владеете какой-нибудь собственностью?
      В памяти Леона всплыла подходящая для такого случая фраза из фильма, название которого вспомнить не удалось:
      - Полагаю, мой друг, вы находитесь во власти стереотипов! Собственность делает человека рабом, но к счастью, я свободен от предрассудков!
      - Жаль...
      На этот раз пауза длилась значительно дольше. Мистер Фаулер встал из-за стола, подошёл к огромному окну. Ослабив узел галстука, он расстегнул верхнюю пуговицу на белоснежной рубашке. Некоторое время наблюдал за проезжающими вдалеке карами, после чего устремил свой взор в безоблачное небо. Посетитель терпеливо ждал с полной уверенностью, что сегодня без денег точно не уйдёт. Банковский служащий искал выход из сложившейся ситуации - ведь сидящий за столом молодой человек несомненно страдает каким-то неизлечимым психическим недугом. Мысль о болезненном состоянии посетителя неожиданно преобразила пожилое лицо мистера Фаулера. Он поспешно вернулся в своё кресло и спросил:
      - Простите, нет ли у вас случайно карточки социального страхования?
      - Конечно есть! - обрадовался молодой человек, стукнув ладошкой по карману рубашки. - Мне Чак советовал её всегда держать при себе. Удивительно, что кому-то она вдруг понадобилась!
      Маленький зелёный пластик перешёл из рук в руки, и был немедленно вставлен в сканер. Некоторое время пожилой человек внимательно смотрел на монитор, потом на лице его появилась улыбка, и он сообщил:
      - Удивительно! Абсолютно здоровый человек, если не считать...
      - Чего "не считать"?
      Мистер Фаулер обратил внимание на любознательность посетителя, и спешно поправился:
      - К вам это не имеет отношения. Наверное, ошибка в программе. Такое иногда случается.
      Посетитель согласился:
      - У меня тоже так бывает. Я вам подскажу! Выдёргиваете вилку из электрической розетки, считаете до пяти и вставляете обратно.
      Начальник кредитного отдела улыбнулся:
      - Интересный вы человек - Леон Генрих-Мария Ардо!
      - Вы тоже так считаете?
      - Уверен! - после чего сообщил: - Мне нужно срочно отлучиться. Подождите немного.
      - Не смею вас задерживать, сеньор Альберто! - ответил молодой человек в лучших традициях мексиканских сериалов.
      Пожилой человек улыбнулся, и вышел из кабинета, на ходу доставая из кармана телефон. Заняться посетителю было нечем, и он через неплотно прикрытую дверь услышал, как мистер Фаулер с кем-то разговаривает. Голоса собеседника разобрать не удалось:
      - ...да, взаимно! У меня в кабинете сейчас находится некий Леон Ардо, проходящий по вашему ведомству...
      - ...карточка социального страхования при нём...
      - ...просит выдать кредит! Он собирается купить планетолёт!
      - ...вы меня спрашиваете? Полагаю, социальная служба должна быть лучше информирована...
      - ...попрошу без оскорблений!
      - ...в таком случае, я вам немедленно устрою встречу! Сами с ним общайтесь, если есть такое желание!
      - ...да, настроен более чем решительно.
      - ...совершенно здоров, если не считать жуткого диагноза...
      - ...я сейчас рассматриваю вариант кредита под залог донорских органов, но в этом случае требуется официальное согласие органов опеки...
      - ...если вы не прекратите разговаривать со мной в таком тоне, я сдержу обещание, и немедленно организую вам личную встречу с этим молодым человеком!
      Возникла пауза, и некоторое время мистер Фаулер молчал. Внимательно наблюдая за поведением пожилого человека, нетрудно было догадаться, что в его голове идёт какой-то сложный аналитический процесс. Наконец, разговор продолжился:
      - ...конечно, есть! Уверен, вы заинтересуетесь! Городской бюджет только выиграет, я уже всё посчитал! Проверьте меня, если ошибаюсь! Он молод, и с таким здоровьем проживёт долго, лет сорок, а может, и шестьдесят. Теперь размер ежемесячной субсидии попробуйте умножить на четыреста восемьдесят...
      - ...что же вы молчите?
      - ...у вас получилась та же сумма, что и у меня?
      От сквозняка дверь неожиданно захлопнулась, поэтому окончание совершенно неинтересного разговора услышать так и не удалось. Сейчас молодой человек был занят более полезным делом - он считал проезжающие за окном кары. Примерно на пятьдесят четвёртом или пятом он сбился и начал заново.
      Неожиданно дверь открылась, и мистер Фаулер с улыбкой на лице сообщил посетителю:
      - Вам очень повезло, нашлись поручители, готовые поддержать ваши романтические идеи.
      - Правда? - обрадовано произнёс молодой человек.
      - Совершенно неожиданно городской муниципалитет согласился часть расходов взять на себя. Теперь сидите тихо, пока я подготовлю необходимые документы.
      Мистер Фаулер начал что-то печатать на клавиатуре, и совершенно перестал обращать внимание на молодого человека, находящегося перед ним. Тот сидел тихо до тех пор, пока человек не пробормотал фразу:
   - ...под залог донорских органов...
      - Как это "органов"? Моих, что ли? - возмутился он.
      - Да, а что вас смущает? Обычная формальность...
      - Мне без органов никак нельзя! Я ими ем и думаю!
      Мистер Фаулер улыбнулся:
      - То, чем вы думаете, банку совсем не требуется, - и продолжил быстро перебирать пальцами по клавиатуре.
      - Может быть, не стоит трогать мои органы, вдруг в космосе они мне пригодятся? - осторожно предложил молодой человек. - Чак говорил, что у меня есть какие-то амбиции... Они вам, случайно, не подойдут?
      - Несомненно... И в огромном количестве... - продолжая печатать, произнёс банковский служащий.
      На этот раз молодой посетитель крепко задумался. Мешать Эм Джи не хотелось, но сомнения переполняли его больную голову. Наконец, человек в шлёпанцах и рубашке с коротким рукавом не выдержал нервного напряжения, и скромно произнёс:
      - Только...
      Мистер Фаулер отвлёкся от клавиатуры, посмотрел внимательно на посетителя, и спросил:
      - Что-то ещё?
      - Я не знаю, где они у меня находятся!
      - Кто?
      - Амбиции... - застенчиво произнёс Леон, и добавил: - Чак сказал, что они у меня есть, но не уточнил где? Вот я и подумал...
      - А-а, это? - обрадовался мистер Фаулер. - Не переживайте, с этого момента местонахождение ваших амбиций - проблема банка!
      - Замечательно! - обрадовался молодой человек. - У меня дома всегда такой беспорядок, поэтому что-то найти... непросто.
      Спустя пару минут мистер Фаулер перестал печатать, и положил на стол какие-то листки:
      - Подпишите, пожалуйста! Здесь и ещё, вот здесь...
      Как только молодой человек нарисовал на кредитном договоре закорючки, называемые подписью, мистер Фаулер обрадовано произнёс:
      - Поздравляю вас, Леон Ардо! Банк выделяет вам сумму, достаточную для приобретения совсем небольшого прогулочного планетолёта!
   - Спасибо! А как вы догадались? - молодой человек поразился проницательности сотрудника банка, произнёсшего его "героическое имя"
   - Не важно! - ответил мистер Фаулер и вернулся к своим прежним обязанностям.
   Пожав плечами, посетитель вышел за дверь.
     
      История покупки спасательной капсулы от давно списанного транспортника, к тому же, с дефектным блоком имитации интеллекта, не менее занимательна, чем последующие события. Но её придётся рассказать как-нибудь в другой раз, потому что на борту планетолёта начались какие-то интересные события...
     

Глава 2

     
      Энтропиоиды наступали по всем фронтам. Бедные братья Галактусы не могли справиться с катастрофически растущим количеством космического мусора, поэтому героически отступали на заранее подготовленные позиции в районе Плеяд. Бортовой компьютер несколько раз подсказывал стратегически верные решения Командору, но захват маленького и необычайно красивого участка космического энергопровода доблестный Командор считал делом чести, поэтому советы мудрого криолитового мозга называл не иначе, как "пораженческие и недопустимые на данном этапе противостояния двух философских доктрин". Теперь, когда Командор остался один на один с Пожирателями Вселенной, а братья Галактусы панически бежали с поля боя, смущённо прячась где-то между Созвездием Тритона и Туманностью Конской Головы, он принял единственно верное решение - нажать кнопку паузы и немного отдохнуть.
      Откинувшись в кресле, Леон не менее получаса находился в полуобморочном состоянии. Возможно, что непосильный груз ответственности за судьбы всех разумных существ во Вселенной утомил героического Командора, но не исключено, что он просто задремал, моментально выбросив из головы очередное поражение в глупой компьютерной игрушке. Мерное дыхание человека в кресле указывало на его полную физическую расслабленность и функциональность всех жизненно важных органов. Разумеется, кроме больной с рождения головы. Спустя секунду, Командор открыл правый глаз, затем левый.
      - Железяка! - произнёс он властно в пустоту.
      Молчание в ответ.
      - Адмирал вызывает Главный Бортовой Компьютер, - повторил Командор то же самое, но несколько иначе.
      - А-а, это ты, Лео? - ответил скрипучий голос из динамика на пульте управления.
      - Почему сразу не отозвался?
      - Думал, что сам с собой разговариваешь, мешать не стал. Шизофрения - страшная штука!
      - Ой, расскажи? - попросил человек, сидящий в кресле Командора. - Слово такое красивое! Оно что означает?
      - Попробую... - проскрипел динамик. - В справочнике написано, что это психическая болезнь. Бедняге кажется, что кто-то рядом есть, а на самом деле - никого. Псих разговаривает с ним периодически, а окружающие никого не видят и поэтому делают соответствующие выводы. Примерно так.
      - Это ведь про нас с тобой, точно? - обрадовался Командор своей проницательности.
      - Не совсем, - отвечает бортовой компьютер. - Мы с тобой общаемся вполне нормально, а вот когда ты сам себе кричишь "Железяка!" - вот это и есть типичный случай шизофрении.
      - Да ну? - недоверчиво произнёс молодой человек. - Что-то здесь не сходится... Я вроде как, тебя железякой называл?! Или уже что-то путаю?
      - Это как раз самая опасная, прогрессирующая форма шизофрении, - прозвучало в динамике, - когда путать начинаешь!
      - А если я буду тебя Главным Бортовым Компьютером называть? - поинтересовался Леон. - Это не шизофрения?
      - Нет, здоровый идиотизм, для тебя являющийся нормой! - заверил Командора бортовой компьютер.
      - Успокоил! - расслабился человек. - Ты случайно не в курсе, чем ещё можно заняться?
      - Приберись немного... Так, чтобы не страдать от безделья, - предложил БК.
      - Нет, мне сегодня что-то не хочется...
      - Тихо! - проскрипел гневно динамик.
      - Ты что это возомнил о себе?! - возмутился вдруг Командор. - Я живо сейчас...
      - Да заткнись ты! - донеслось из коробки на пульте, затем уже более дружелюбно: - Лео, помолчи пару минут, у меня какое-то нехорошее предчувствие. Сейчас просканирую пространство гравитометром...
      - Мы здесь болтаемся одни на всю Вселенную, как... А у него вдруг предчувствие! - рассмеялся Командор. - Железяка, одно слово!
      Динамик промолчал. Человек какое-то время сидел тихо, затем, не выдержав ожидания, постучал по пульту костяшкой пальца:
      - Железяка! Ты куда пропал, оглох что ли?
      Молчание в ответ.
      Сидящий в кресле пилота человек расслабился. Поёрзав немного, он вытянул руки в стороны, пару раз сжал и разжал кулаки, после чего прошептал:
      - Что бы такое поделать...
      - Возьми тряпку и протри иллюминатор... - донеслось скрипение бортового компьютера.
      - Зачем?
      - Как минимум, для того, чтобы увидеть свою будущую могилу.
      - Нашёл чем удивить! - усмехнулся Командор, беззаботно откинувшись в кресле.
      - Не хочу тебя огорчать раньше времени, но через пятнадцать-двадцать минут смотреть будет уже не на что. И нечем! - злорадно проскрипел динамик.
      - Да ладно ты, - произнёс миролюбиво человек, - сейчас бы сирена вовсю надрывалась, а так, тишина. Зря паникуешь!
      - Конечно, сирена подключена к радару, который...
      - Знаю, - отозвался Командор, ковыряя пальцем пластик пульта управления, - он у нас давно не работает. И что?
      - Тяжко с ним общаться... - еле слышно донеслось из динамика. - Ничего не остаётся, как...
      В этот момент зазвучала сирена.
      - Что случилось? - спросил взволнованно Командор.
      Хорошо поставленный женский голос на весь планетолёт возвестил:
      - ...входим в зону притяжения планеты класса Сигма Шесть - Дробь Тридцать Два! Опасность! Опасность!
      - Э-э, девушка? - запаниковал Командор. - Делать-то что?
      - Какая я тебе девушка? - недовольно поинтересовался скрипучий голос.
      - Погоди, а кто сейчас со мной разговаривал?
      - Я тебе обычное предупреждение воспроизвёл, - сообщил бортовой компьютер. - Давно удалить собирался, а оно вдруг пригодилось. Ты сейчас решение должен принять!
      - Какое? И почему я? - растерянно произнёс Леонардо.
      - Адмирал у нас сегодня кто? - ехидно поинтересовался скрипучий голос.
      - С утра был я... - неуверенно произнёс человек, оглядываясь по сторонам. - Похоже, что и сейчас тоже...
      - В таком случае, командуй! - проскрипел динамик. - Иначе, всё!
      - Как это? - окончательно растерялся Командор.
      В динамике на пульте управления что-то зашелестело, будто бы кто-то усмехнулся, а из громкоговорителя, прикрепленного к округлой стене рубки, женский голос сообщил:
      - ...ввиду неизлечимой болезни экипажа корабля, в соответствии с пунктом восемь положения о порядке разрешения нештатных ситуаций на трассах общего пользования, параграф "субординация" предписывает временную передачу управления транспортным средством главному бортовому компьютеру.
      - Спасибо, девушка! - обрадовался Командор, и добавил: - Слышал, что она сказала? Выполняй!
      - Тогда, немедленно убери баллон с педали под приборной панелью! - приказал бортовой компьютер.
      - Вот ещё! - насупился человек в кресле. - Пока Командор здесь я! Не буду!
      - Хорошо, - мстительно проскрипел динамик.
      Красивый женский голос сообщил:
      - ...приказ всем оставшимся в живых членам экипажа: собрать все плохо прикреплённые предметы, особенно те, что имеют круглую форму, и складировать их в хозяйственном отсеке!
      - Делай, что говорят! - добавил скрипучий голос.
      - Сейчас... я там крепко прижал... - Командор с пыхтением вытащил из-под пульта большой баллон красного цвета, - только не думай, что для тебя стараюсь...
      Помещение тряхнуло - баллон благополучно выскользнул из узкого пространства, тем самым, освободив педаль форсажа. По инерции, вслед за освобождённым массивным предметом, Командора бросило в проём спального отсека. Стукнувшись головой о переборку, и потирая ушибленное место, он вернулся в кресло.
      - Пристегнись, сейчас трясти будет, - посоветовал голос из динамика.
      - Кто ты такой, чтобы указывать Адмиралу?! - огрызнулся Командор, но пренебрегать элементарными мерами безопасности не стал. Он быстро защёлкнул замки ремней у себя на груди, недовольно пробурчав:
   - Железяка, что с него взять...
      Через минуту началась сильная тряска, свет в рубке управления заморгал, и вскоре окончательно потух. Вместо него зажглись тусклые светильники аварийного освещения. Командор вжался в кресло что есть силы и зажмурился. Капсулу бросало из стороны в сторону, будто она стала игрушкой в руках огромного монстра, пытающегося разорвать неугодный предмет на части. Неожиданно вибрация прекратилась, пару раз сильно тряхнуло, затем последовал очень сильный удар, вследствие которого человек потерял сознание.
     

* * *

     
      В тишине рубки управления послышался вздох Командора. Он открыл глаза, и посмотрел на свет, едва пробивающийся сквозь мутное стекло иллюминатора.
      - Эй, Железяка, - произнёс он неуверенно, - что случилось?
      - Очнулся? - поинтересовался знакомый голос, и сообщил: - Припланетились!
      - Приземлились, что ли?
      - Это когда на Землю вернёмся, тогда и приземлимся, а сейчас именно припланетились, - недовольно пояснил бортовой компьютер.
      - Ты как с Командором разговариваешь?! - строго спросил человек, привязанный ремнями к креслу.
      - Ну-ну... Ты бы хоть какую-нибудь кнопку во время манёвра нажал, Командор!
      - Зачем?
      - Так, для видимости... - ответил скрипучий голос.
      - Ладно, не гнуси! - доброжелательно произнёс человек. - Ты мне лучше скажи: Хорошо припланетились, по правилам?
      - Для нас существует только одно правило, - прошелестело из динамика, будто с усмешкой, - если не всмятку, уже нормально.
      - А снаружи что?
      - Выйди и посмотри.
      - Делать мне больше нечего! Вдруг там атмосферы нет?
      - Почисти иллюминатор, сам увидишь, - произнёс недовольно бортовой компьютер, - загадил планетолёт, а теперь сам же и мучаешься...
      - Ну что тебе стоит, - ласково попросил Командор, - проведи анализ... Обещаю, что обязательно иллюминатор почищу, потом как-нибудь...
      - Ладно, - скрипнуло из динамика, - можешь смело выходить. Есть атмосфера, только таблетку съесть не забудь.
      - Зачем? Я же здоровый!
      - Мог бы поспорить, но как-нибудь в другой раз... - нехотя произнёс бортовой компьютер, и начал терпеливо объяснять: - Таблетка специальная, для общения с гуманоидными расами. В аптечке лежит коробка красного цвета, не перепутаешь. Некогда объяснять, как она воздействует на мозги. Тем более, ты всё равно не поймёшь теорию семантических рядов!
      - Поговори ещё! - нахмурился Командор. - Может быть, я там и не встречу никого?
      - Кто знает? - загадочно проскрипел динамик. - Вдруг, всё-таки попадутся навстречу гуманоиды, и придётся тебе общаться с братьями по разуму. Хотя, какие они тебе братья... тем более, по разуму?
      - Не занудствуй! - примирительным тоном произнёс человек. - Точно безопасно выходить? А то знаешь, сомневаюсь я что-то...
      - Для планеты твоя смерть совершенно безопасна, - саркастично проскрипел бортовой компьютер, - в противном случае, проблемы возникнут у них, нежели у тебя!
      - Возомнил о себе непонятно что! - недовольным тоном произнёс Командор, встал с кресла, и протянул руку к аптечке: - Запомни! Если вдруг там умру - обязательно вернусь и повыдёргиваю у тебя все провода. Понял?
      - Иди уже, куда шёл! - ответил голос из динамика.
      Разжевав кислую таблетку, человек направился к люку, заваленному пустыми коробками из под печенья. Раздвинув их в стороны, он повернул ручку запорного механизма, и струя свежего воздуха хлынула внутрь планетолёта. Выглянув наружу, он осмотрелся.
     
      На зелёном лугу мирно паслись какие-то животные, немного напоминающие земных коров, а неподалёку от них на поросшей травой кочке сидел чумазый и лохматый мальчишка-гуманоид лет двенадцати. Искоса наблюдая за предметом, неожиданно свалившимся с неба, и в течение часа не подающим признаки жизни, парень ковырял палкой в земле, ожидая каких-либо действий со стороны космических пришельцев. Увидев, что люк открылся, а из побитой метеоритами капсулы вылезает человек в грязном комбинезоне, он встал с травы и неторопливо направился к планетолёту.
      - Зря вы, дяденька, на планету спустились! - крикнул он, приблизившись. - Не положено! Здесь пастбище, а не космодром.
      Человек пожал плечами:
      - Так получилось! Кто же знал, что твоя планета появится так неожиданно?
      - А приборы на что? - спросил мальчуган, плюя на траву. - Но это уже не важно! Полезайте обратно и сматывайтесь быстрее, иначе схватят.
      - Почему? - спросил человек. - Экстренная посадка. Антенну радара нужно отремонтировать...
      - Ваши проблемы их мало волнуют, - усмехнулся парень, - дым был, след оплавленный есть. Хорошо хоть, животных не задели, иначе...
      - Что? - заинтересовался Командор.
      - А то сами не знаете? На удобрение пустят, - усмехнулся мальчуган.
      - Как это?
      - Для восстановления экологического баланса, - ответил он с серьёзным видом. - Мало им дерьма в природе, так ещё и вас на него пустят, чтобы трава лучше росла.
      Сказав это, мальчишка снова плюнул на землю.
      - А ты зачем плюёшься, - неожиданно поменял тему разговора пришелец.
      - Из протеста! - рассмеялся парень.
      - Как это?
      - Плеваться запрещено, но пока я несовершеннолетний... - пожевав, он снова плюнул, - мне ничего не будет, а вам я не советую! Даже не пробуйте, вмиг на Экослужбу загребут!
      - Нет такой привычки! - с важностью ответил человек в лётном комбинезоне.
      - Так и у меня нет! - рассмеялся мальчишка. - Это я из протеста!
      - Поясни! - строго сказал пришелец. - Почему плеваться нельзя, что за экослужба такая, и вообще... Как планета твоя называется?
      - Экология, блин! - ответил мальчуган, и снова плюнул в траву.
      - Хорошее название Экология-блин... - произнёс задумчиво пришелец. - А что оно означает? Может, вы настолько примитивные существа, что свою планету блином считаете?
      - Нет! - рассмеялся парень. - Блин, это я...
      - Ты? - удивился человек.
      Мальчишка неожиданно перестал смеяться, и внимательно посмотрел на пришельца:
      - Дяденька, вы случайно не идиот?
      Командор не знал, как реагировать на столь коварный вопрос, поэтому промолчал. Не получив ответа, мальчишка начал объяснять:
      - Когда-то в древности, планета наша совсем по-другому называлась, но потом её в Экологию переименовали, а Блин - связка для слов...
      - Каких? - перебил мальчика человек, и тот снова замолчал, ещё более внимательно взглянув на пришельца.
      - Что молчишь? - улыбнулся Командор. - Землян никогда не видел?
      - Дяденька, а у вас на Земле все такие? - спросил парень вкрадчиво.
      - Какие?
      Отвечать мальчишка не стал. Повернувшись в сторону, он помахал рукой, и крикнул:
      - Деда, тут придурок какой-то на луг спустился! Объясни ему, что улетать нужно скорее!
      Из-за пригорка в сторону планетолёта неторопливо шёл путник в длинной накидке. Благородные седины выдавали его почтенный возраст. Пожилой гуманоид с добрым мохнатым лицом подошёл ближе. Сперва он мельком глянул на побитое метеоритами транспортное средство, затем, на человека в грязном комбинезоне, после чего с укором сказал мальчугану:
      - Какой же он придурок? Обычный гуманоид, на нас чем-то похож...
      - Ну да, ты с ним поговори сначала, а потом выводы о сходстве делай.
      Мальчишка достал из кармана сухарь, потер о штаны и начал грызть. Громко чавкая, он добавил:
      - Точно ненормальный!
      Дед с укором посмотрел на внука, и обратившись к незнакомцу, сказал:
      - Здравствуйте, гуманоид! Не обращайте внимания, переходный возраст у мальчишки начинается, никакого уважения к старшим. Но в чём-то он прав, вам нужно срочно взлетать. Своим приземлением на пастбище вы много законов нарушили, так что...
      - Когда же я успел? Только вылез, - пожал плечами пришелец, - и антенну починить нужно...
      - Не понимает он нормальных слов, - сказал деду внук, продолжая чавкать, - точно придурок!
      Дед покосился на мальчишку, и произнёс:
      - Молодёжь всегда так - не разобравшись, выводы скоропалительные делает. В столь юном возрасте восприятие окружающего мира несколько категорично.
      - А это как? - спросил человек в комбинезоне.
      - Во-во! - обрадовано добавил мальчишка.
      - Подожди! - укоризненно произнёс дед, обращаясь к внуку. - В невесомости такое с каждым может случиться. Эффект потери ориентации, я тебе рассказывал.
      Повернувшись к пришельцу, он продолжил:
      - Вы всё-таки улетайте, наверняка уже где-то неподалёку находятся. Схватят, мало не покажется!
      - Кого, меня что ли?
      - Ага! - в один голос ответили дед с внуком.
     
      Далее события развивались стремительно. На полянке неожиданно появился отряд всадников на животных, имеющих некоторое сходство с обычными земными лошадьми. Одежда прибывших людей показалась Леону забавной: ярко алые накидки с эмблемой кленового листа на груди и зелёные каски на головах. Нелепый вид и стремительность, с которой отряд появился перед планетолётом, развеселили человека в комбинезоне, и он приветливо улыбнулся.
      - Дождался, придурок? - мстительно проговорил мальчишка, а дед в сердцах махнул рукой, и отвернулся.
      Едущий во главе отряда всадник, вытянул вперёд руку в зелёной перчатке, и громко крикнул:
      - Никому не двигаться! Экологическая полиция!
      - Это какое-то недоразумение... - пробормотал человек, наблюдая, как отряд спешился, и начал медленно окружать полянку.
      Дед сел на траву, и пробормотал недовольно:
      - Сам ты недоразумение, эх-х... ведь говорили ему, улетай!
      Мальчишка с интересом наблюдал за действиями полиции, демонстративно ковыряя в носу. Командир всадников, подойдя ближе, громко приказал:
      - Нарушитель Экологии, поднять руки!
      Командор впал в какой-то психологический ступор, пытаясь совместить понятие нарушителя применительно к своей персоне. Понимая, что поднятые руки - это признание в преступлении, он улыбнулся и растерянно пожал плечами.
      Неожиданно в назревающий конфликт вмешался мальчуган:
      - Дяденька полицейский, это не нарушитель, а редкий вид, причём очень больной! Вы сами на него посмотрите, неужели не видите?
      - Разберёмся! - ответил командир. Махнув рукой подчинённым, он коротко приказал: - Приступайте к задержанию!
      - Вы мне, хотя бы объясните... - попытался оправдаться человек, но договорить фразу так и не успел.
      Молниеносно подскочившие сотрудники быстро его скрутили, затолкали в рот тряпку, и поэтому речь в своё оправдание бедняга договорить уже не мог. Связанного по рукам и ногам, его как мешок с картошкой водрузили на спину животного и повезли в неизвестном направлении. Человек с тоской посмотрел на свой планетолёт и на деда, который крикнул вслед:
      - Гуманоид! На суде утверждай, что ты редкое животное!
      - И очень больное! Иначе засудят! На удобрения пустят! - прокричал мальчишка.
      Человек всё слышал, но не мог ничего ответить добрым гуманоидам по причине кляпа во рту. Планетолёт и дед с внуком скрылись за поворотом, а отряд заметно ускорился, пустив животных галопом. Мысли пленника постоянно путались от начавшейся тряски, и он с ужасом осознал, что полицейские не совсем удачно его уложили для дальней дороги. Будучи связанным, он не мог самостоятельно принять более удобное положение и в следующий момент почувствовал, что медленно соскальзывает вниз. Сидящий спереди всадник заметить такого конфуза никак не мог, а плотно спутанные верёвками руки пленника не позволяли каким-либо образом исправить ситуацию, либо как-то сообщить полицейскому о такой неловкости. Единственной относительно подвижной частью тела оставалась голова, которой он попытался ткнуть в бок наездника, и тем самым выразить свои опасения. К сожалению, неловкое движение не достигло намеченной цели, а более или менее равновесное состояние оказалось безвозвратно утраченным. На полном ходу связанный человек скользнул с гладкого крупа животного, больно ударился головой об утрамбованную дорогу, и потерял сознание.
     

* * *

     
      Солнце уже спустилось за горизонт, когда Леон очнулся в хижине, сплетённой из прочных узких веток, напоминающих лианы. Порадовало отсутствие кляпа во рту и верёвок на запястьях. Пошевелив ногами, пленник признал, что сейчас он свободен, конечно же, с некоторыми оговорками. Приятно удивило и то, что падение с животного для организма прошло без последствий и боли нигде не чувствовалось. Набрав полной грудь воздуха, он крикнул первое, что пришло в голову:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      За лианами послышалось недовольное бормотание, и хриплый голос поинтересовался:
      - Что ты орёшь на всю деревню? Очнулся что ли, преступник?
      Обрадовавшись, что не придётся страдать от одиночества на чужой планете, человек удовлетворённо ответил:
      - Ага, а ты кто?
      - Какая тебе разница? - донеслось из-за плотно сплетённых веток. - Охранять тебя приставили до утра. Потом суд, а учитывая твои злодеяния...
      - Что? Какие злодеяния? - перебил собеседника пленник. - Я здесь случайно оказался. Планета сама мне навстречу выскочила! У меня радар сломан, и вообще!
      - Приэкологился бы в специально отведённом месте, возможно, и признали бы экстренную посадку смягчающим обстоятельством. Отделался бы парой лет на Экослужбе, а так... Плохи твои дела, инопланетчик!
      - Да ну? Что может быть преступного в посадке на планету... - задумчиво произнёс Командор, и осторожно поинтересовался: - Как ты думаешь, чем мне это грозит?
      - В удобрение перегонят! Кто знает, может и польза от тебя какая-нибудь будет?
      - А зачем?
      За стеной послышалось шевеление. В просвете между лианами мелькнуло лицо, затем щель немного расширилась, и возникли два глаза, принадлежащие взрослому гуманоиду с густой шевелюрой на голове. Нахмурившись, собеседник пробормотал недовольно:
      - Может старик прав? И сейчас я охраняю редкое животное? - голова вплотную прижалась к отверстию, и задумчиво произнесла: - Да нет, вроде обычный гуманоид...
      - Ты с кем сейчас разговаривал? - поинтересовался пленник. - Если сам с собой, то это болезнь шизофренией называется, мне БК про неё всё грамотно объяснил.
      - А по разговору, полный придурок, - пробормотал собеседник.
      - Знаешь что?! - возмутился Командор. - Обзывать себя позволяю только бортовому компьютеру, и то потому, что у него в блоке имитации искусственного интеллекта какой-то дефект! И если ты разумное существо, то и веди себя, как подобает гуманоиду. Что положено Юпитеру, не положено...
     Гуманоид обречённо покачал головой, и пробурчал:
      - Смертник, а туда же, точно ненормальный, больной на всю голову. Малец прав! Ох-х, не везёт мне на инопланетчиков, вот думаю, наконец-то...
      Охранник убрал свою голову из проёма и затих где-то неподалёку. Некоторое время пленник сидел тихо, но в зловещем свете луны внутри плетёной тюрьмы зашевелились тени от раскачиваемых ветром деревьев и холодные щупальца страха коснулись больного сознания человека. Чтобы хоть как-то противостоять неприятным ощущениям, нарушая пугающую тишину, он поинтересовался:
      - Гуманоид, тебя как зовут? Или на этой планете имена не используют?
      - Сам ты гуманоид, - усмехнулся охранник, - Кнут, а тебя?
      - Леонардо! - ответил гордо пленник. - Говорят в древности одного необыкновенно умного человека так звали.
      - Это я уже понял, - ответил охранник, - сразу в тебе что-то необычное приметил. А планета?
      - Что? - не понял человек.
      - Тяжело с тобой разговаривать... - посетовал Кнут, и добавил: - Спрашиваю, как планета твоя называется?
      - Земля! - гордо ответил пленник. - А мы - земляне получаемся.
      - Да-а, не больно красивое название, - ответил охранник, - но и у нас не лучше - Экология, будь она не ладна!
      Не то, чтобы землянину было интересно услышать о местных нравах и обычаях, скорее, пугала тишина и темнота, поэтому он поинтересовался:
      - А что так грустно?
      - Нам теперь не до смеха, - ответил Кнут, - вымираем потихоньку через эту чистоту и единение с природой. Скоро совсем одичаем и с палками бегать будем. Одна надежда на ОЗЖ. Пока у власти будут, может нам полегчает немножко, а потом...
      - Ой, расскажи, что за ОЖ такой? - заинтересовался пленник. - Звучит красиво!
      - Что тут непонятного?! - посетовал охранник. - Общество Защиты Животных - партия такая, правительственная. Тех, кому удаётся статус животного получить, оберегать начинают, зато остальным ещё хуже становится. Говорят, что в этом и состоит демократический принцип перераспределения - сначала у одних отбирают и дают другим, а потом всё меняется, и становится не так обидно. Наверное, я что-то не понимаю, но мне кажется, что Демократия - это полная ерунда!
      - Я всегда думал, что Демократия, это когда делай что хочешь, и тебе за это ничего не будет... - попробовал блеснуть человек своими познаниями в земной политэкономии.
      - Варвары вы! - рассмеялся Кнут. - То, что ты сейчас сказал - Анархия. Демократия - это регулярная передача власти от Экологов к Защитникам Животных. Такой главный принцип, чтобы те, кому одна власть не даёт нормально жить, могли дождаться другой, и какое-то время передохнуть от нищеты и унижений. Идея очень даже справедливая, но у нас всё совсем не так, как у нормальных гуманоидов.
      - Сложно... - вздохнул пленник, - и как теперь ваша Демократия выглядит?
      - Обычная делёжка власти! - ответил Кнут. - За время правления Экологи всегда успевают запретить что-то полезное, но неэкологичное. Защитники, когда к власти приходят, сначала воруют, а потом, ближе к выборам на оставшееся пытаются восстановить испорченное, объясняя социальной значимостью для жителей планеты, которые, между прочим, тоже являются частью Животного Мира.
      - Получается? - с надеждой в голосе поинтересовался землянин.
      - Не очень... - грустно ответил охранник. - За время правления Экологи многое успевают испортить, а Защитникам никогда времени не хватает, чтобы новые заводы построить. Делают вид, что стараются, а толку всё равно никакого!
      - Ломать - не строить! - вставил пленник знакомую фразу.
      - И я про это! Да что говорить попусту, ты ведь сам видел Экологическую полицию. Раньше на красивых машинах с мигалками ездили, а сейчас - верхом на мурлах.
      - Сломались машины?
      - Если бы... Эконормы по выхлопу приняли такие, что транспорт самостоятельно передвигаться уже не смог, - грустно поведал Кнут, - вот и скачут, как... Стыдно, честное слово!
      - Вроде бы ты в полиции служишь? Разве можно ругать власть?
      - Так ведь скоро выборы и Защитники снова к власти придут! - обрадовано ответил Кнут. - Я при них егерем служу. Работа на свежем воздухе, интересная, к тому же, жалование щедрое платят.
      - А сейчас, значит, тюремщиком служишь?!
      - Мир несовершенен, - ответил Кнут, - может и изменится что-то в нашей жизни. Жить нормально от выборов до выборов сложно, вот и приходится гибкость проявлять.
      - Слушай, друг, - произнёс осторожно пленник, - может, ты отпустишь меня? Вроде бы нормальный, не то что другие... С порядками не согласен, это... оппозиция что ли?
      - Верно говоришь, не согласен... - произнёс охранник обречённо. - Взлёт с планеты без разрешения - это серьёзное преступление, подстрелят ракетой и разбираться не будут. При Защитниках отпустил бы, даже задумываться не стал, а у Экологов разговор короткий - чуть что, сразу на удобрения, в переработку значит! Кто мою семью кормить будет, жену, детей?
      - Понятно всё с тобой! За высокими идеалами скрываешь свою мелкобуржуазную сущность!
      - Сам придумал? - восхищённо поинтересовался Кнут.
      - Что ты?! - рассмеялся землянин. - Фильм смотрел про героев-подпольщиков, вот и запомнил. По телевизору показывали, а у меня знаешь память какая?!
      - Так у вас и электричество есть? - восхищённо спросил охранник.
      - Даже пылесосы! - заверил пленник.
      - Цивилизация... - с уважением в голосе произнёс гуманоид. - Лет пятьдесят назад у нас тоже всё было, дед рассказывал...
      - И что вам мешало жить?
      - Сами виноваты, - ответил Кнут, - сначала действительно планету загадили изрядно. Экологи тогда власти не имели, но разговаривали толково. К ним сперва народ прислушиваться начал, а потом и власть пригрела. Первым налог на космические перевозки ввели, как самые экологически грязные. Невыгодной межпланетная торговля стала, а с тех пор как фабрики позакрывали, к нам вообще перестали летать из других систем. Оказалось, что любое производство природе вредит и поэтому уже двадцать лет как последнее предприятие на планете закрыли. Потом и машины ездить перестали, потому что по Эконормам они должны на выхлопе воздух иметь чище, чем на вхлопе. Кто имел возможность сбежать на экологически вредных космических кораблях, на лунную станцию переселились, а другие вообще за пределы системы улетели. Вот и получилось, что все кто остался, постепенно в животных превращаются.
      - Разве такое возможно? - удивился землянин.
      - Конечно! - ответил Кнут. - Но не у всех на это есть средства. Но я не теряю надежду на лучшее. С нетерпением ожидаю, когда снова егерем при Защитниках буду, попробую денег на взятку скопить, чтобы подешевле получить статус животного.
      - Зачем это?
      - Неужели не понятно? - отвечает взволнованно охранник. - Чтобы жить нормально!
      Землянин медленно переваривал полученную информацию. Удивительно, но больной мозг принял такие нелепые сведения достаточно легко. По всей видимости, охранник окончательно расстроился, и продолжать беседу не торопился. Некоторое время он ворочался за плетёной стеной, потом перестал. Пленник попробовал на ощупь найти дверь, но Кнут негромко рявкнул, и человеку ничего не оставалось, как окончательно выбросит из головы мысли о бегстве из плетёной тюрьмы. Поворочавшись немного, он задремал.
     
      Леон спал, и ему опять снились одноклеточные бактерии размером с небольшой дом, которые скрежетали огромными зубами, и шарили перед собой клешнями с острыми металлическими наконечниками. Он бежал по пустыне к ближайшему магазину, где по заверениям рекламы, развевающейся огромным красочным полотнищем над головой беглеца, должен продаваться чудодейственный тюбик со средством, уничтожающим все существующие микробы, и даже те, что науке пока не известны. Решив, что огромные вирусы как раз относятся к тому самому - незнакомому виду, оставалось надеяться только на правдивость рекламы. И вот, когда вожделенный тюбик уже почти обрёл своего счастливого владельца, неприятного вида мохнатый продавец, произнёс:
      - Эй, инопланетник! Как тебя там... Леонардо, просыпайся!
      Яркая красочная картинка начала размазываться, затем торговый зал пропал в серой дымке, которая увлекла вслед за собой микробов вместе с их металлическими клешнями.
      - Проснись ты, наконец, - послышалось вновь, и землянин вернулся из своего радужного сна в суровую реальность.
      Открыв глаза, пленник тут же их закрыл. Сильно зажмурившись, он снова попробовал, сначала левый, а потом правый глаз, и с ужасом произнёс:
      - Всё, приехали! Ослеп!
      - Да ну? - прошептал Кнут удивлённо. - Интересно, как ты это определил в полной темноте?
      - Правда? Тогда всё нормально! - облегчённо произнёс человек.
      Глаза постепенно привыкли к слабой освещённости, и теперь стало ясно, что за время сна статус пленника значительных изменений не претерпел.
      - Напугал... - облегчённо произнёс Кнут, - я уж думал, что мой план рухнул, так и не начавшись.
      - Ты решил меня отпустить? - с надеждой спросил пленник.
      - Сначала выслушай, а потом... - прошипел охранник, - у тебя есть космический корабль, я правильно понимаю?
      - И что?
      - Давно вынашиваю в голове одну мысль, но случая подходящего никак не подворачивается. Что если, я помогу тебе на суде, и как бы из благодарности ты меня с семьёй подбросишь до лунной станции?
      - Зачем?
      Кнут непонятно выругался, и разочарованно пробурчал:
      - Нет, с этим придурком даже до Луны не долететь...
      Услышав недовольное бормотание охранника, Командор возмутился:
      - Интересно, с каким придурком ты собрался лететь? А мне здесь оставаться? Нет, летим вместе! - затем задумался, и грустно добавил: - Не отпустят, им удобрение важнее... Кстати, что вы тут им поливаете?
      - Ты о другом должен думать, гуманоид! - возмущённо прошипел Кнут. - Завтра суд, а у тебя нет ни одной причины для оправдания!
      - И что мне делать? - с надеждой в голосе спросил землянин.
      - Наконец-то! - обрадовался охранник. - Просветление наступило!
      - Где? - спросил пленник, озираясь по сторонам, но не находил подтверждения.
      - Показалось... - обречённо выдохнул Кнут.
      В полной тишине землянин пытался понять, что имел ввиду охранник под просветлением. Наконец, Кнут шёпотом заговорил:
      - Леонардо, ты можешь на суде себя вести так же, как сейчас, но чуточку глупее?
      - Зачем?
      - У меня есть план по твоему освобождению, - произнёс загадочно охранник, - твоя задача - мне не мешать, понял?
      - Нет! - честно ответил человек. - Но я постараюсь!
      - Тогда спи! Скоро рассвет.
     

Глава 3

     
      На этот раз землянину снились не монстры, а необычный судебный процесс, где личность подсудимого так и осталась неясной. Вроде бы и персонажи все знакомые, а вот роли исполняют непривычные.
   *важное пояснение - сон, приснившийся Леону*
      В красной мантии и черной квадратной шапочке Дон Мафиозо, всей своей массой расположившись на высоком постаменте за столом, выступал в роли главного Судьи, чем придавал всему действу особую значимость и помпезность. Он внимательно читал какие-то бумаги, и вероятнее всего, пытался самостоятельно оценить степень виновности обвиняемого. Справа от Судьи Мафиозо расположилась Лола Торанс, та самая звезда сериалов - пышногрудая блондинка с голубыми глазами. Сейчас она представляла сторону обвинения. Слева от этой парочки сидел Матиас Крейг - красавчик-эстет с атлетически сложенным телом и романтикой в глазах. Он представлял сторону защиты. Судя по всему, красивого судейского кресла ему не досталось, поэтому адвокат восседал на табуретке сбоку от официально-значимой парочки в роли необязательного персонажа.
      Сделав вид, что прочитанные бумаги его немало озаботили, судья медленно поднял голову, и посмотрел куда-то вдаль, выражая на лице одновременно тоску и печаль. Затем, обратившись к красотке, он спросил:
      - Что скажет обвинение?
      Блондинка, улыбнувшись на всю ширину своего рта, при этом, демонстрируя работу самых дорогостоящих дантистов, произнесла:
      - Тут и обсуждать нечего! Вы только посмотрите на подсудимого, и сразу поймёте - с таким лицом он может быть только преступником!
      Главный судья внимательно посмотрел перед собой, и неожиданно поинтересовался у блондинки:
      - Допускаю, что мой почтенный возраст не позволяет обнаружить в лице обвиняемого его преступные наклонности. Всё же, я хотел уточнить для протокола, что конкретно вам не понравилось в подсудимом?
      Известная киноактриса, ничуть не удивившись замечанию судьи, продолжила:
      - Честный человек всегда несчастен. Он завидует своему соседу, имеющему дорогой престижный автомобиль, высокооплачиваемую должность, большой дом с площадкой для гольфа на заднем дворе, а также, привлекательную любовницу-секретаршу. Нормальный добропорядочный гражданин всегда мечтает о жене - молодой красавице с обложки глянцевого журнала, обязательно блондинке, и с грудью не меньше моей. Общеизвестно, что человек, претендующий на звание честного, всего этого иметь не может, и он несчастен по определению. А теперь посмотрите на обвиняемого! За всё время пребывания на скамье подсудимых, он ни разу не взглянул на меня с вожделением, а ведь я должна быть его тайной мечтой, предметом неудовлетворённого желания и поводом для безудержной тоски! Обратите внимание, для него стены и потолок казённой комнаты судебных заседаний намного интереснее. Боюсь такое произносить вслух, но деревянная скамейка, на которой он сидит, для подсудимого важнее самого правосудия!
      Посмотрев на киноактрису несколько иначе, чем обычно, судья неуверенно произнёс:
      - С некоторой натяжкой такое поведение подсудимого можно квалифицировать, как неуважение к суду. Но хотелось бы чуть подробнее, исключительно для протокола...
      Блондинка благодарно улыбнулась судье:
      - Человек, не испытывающий чувства зависти - настоящий преступник! Даже самые богатые из нас имеют какую-нибудь недостижимую мечту, тайную страсть, и поэтому несчастны во много раз больше, чем бедные граждане, желания которых смехотворны по меркам их более удачливых собратьев по социуму. В этом и состоит высшая справедливость нашего общества - все в большей или меньшей степени завидуют друг другу. Богачи - беспечной свободе бедняков, а те в свою очередь, роскоши и блеску своих успешных сограждан, что несомненно, уравнивает их между собой. Приходится констатировать, что подсудимый равнодушен к основным ценностям цивилизованного общества - красоте и богатству! Обвиняемый всем своим видом демонстрирует нам крайнюю степень циничного безразличия не только к материальным ценностям, но и к духовым, то есть к правосудию. Полагаю, что других доказательств виновности подсудимого не требуется!
      За время своего выступления блондинка так разволновалась, что тяжело дышала, вздымая красивую грудь. На Матиаса, сидящего слева от Дона Мафиозо, это производило какое-то гипнотическое действие - сам того не замечая, он кивал в такт дыханию киноактрисы, и не сразу понял, что она уже закончила свою обвинительную речь. Главный судья повернулся к адвокату, и спросил:
      - Как сторона защиты, вы тоже можете высказаться, только кратко, у меня мало времени.
      Адвокат посмотрел влюблённым взглядом на блондинку, и ответил:
      - Во время общения с подзащитным, я не выявил в нём желания обладать чем-то существенным. Мечта стать героем похвальна, но на вопрос: "Как вы решили воспользоваться своей будущей популярностью и славой?", он ответил: "Никак, буду дальше натирать до блеска пылесосы". Мне приходится с прискорбием констатировать, что обвинение неопровержимо доказало вину моего доверителя и поэтому мне ничего не остаётся, как признать в подзащитном преступное равнодушие к основным ценностям нашего общества!
      Неожиданно в поле зрения появляется комиссар полиции, размахивающий саблей:
      - Защитник обязан бороться за честь обвиняемого, а не бросать его на произвол судебной системы! Наверняка у него есть мечта и даже страсть, но вы даже не удосужились разобраться в его истинных наклонностях!
      Увидев человека с оружием в руках, Дон Мафиозо поинтересовался у блондинки:
      - Кто это такой?
      Та ему ответила:
      - Ничего существенного - неожиданно проснувшийся от беспробудного пьянства глас народа!
      Судья внимательно посмотрел на комиссара полиции, и с удовлетворением на лице сказал притихшему адвокату:
      - Народ - это хорошо! Его неожиданное появление придаёт действиям Высокого Суда какой-то... демократический привкус.
      Сторона защиты подобострастно пролепетала:
      - Как бы случайно чего не произошло...
      Судья, ничуть не выражая страха перед комиссаром полиции, размахивающим саблей, ответил Матиасу:
      - Народ любит власть, особенно праздники! В честь свершения правосудия нужно устроить какое-нибудь гулянье с бесплатными угощениями, и всё станет как прежде. Радость и веселье притупляют воспалённое чувство справедливости, не так ли?
      Слова Дона Мафиозо убедили адвоката, и тот радостно ответил:
      - Конечно, Ваша честь! Но что делать с этим буйным?
      Судья взял в руку колокольчик, пару раз взмахнул им, после чего обернувшись за спинку кресла, произнёс:
      - Немедленно привести глас народа к присяге!
      Зал суда неожиданно заполнили экологические полицейские в красных накидках с нарисованными кленовым листками на груди, и быстро скрутили руки комиссару полиции. Тот, вырываясь, прокричал:
      - У тебя есть Мечта! Скажи им! Не спи, ведь сейчас решается твоя судьба!
      *конец сна*
     
   - Леонардо, вставай! - снова прозвучал голос, но теперь уже не комиссара, а кого-то другого. - Пора отправляться на Экологический Суд!
      Сон отступал, а вместе с ним исчезли Лола, Дон Мафиозо, Матиас, и даже комиссар полиции, который пытался защитить какого-то беднягу от судебного произвола. Солнечный лучик пощекотал за щеку пленника и тот открыл глаза. Чтобы окончательно проснуться, он воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      - Что с тобой? - испуганно прошептал Кнут, стоя в проёме распахнутой настежь плетёной двери.
      - Да так, - улыбнулся землянин, - привычка давняя, чтобы спать не хотелось.
      - А кто такая Лола? - поинтересовался охранник.
      - Это моя Путеводная Звезда! - с важностью в голосе ответил тот.
      - Тогда почему ты её проклинаешь? - с удивлением спросил охранник.
      - Так я же не её проклинаю, а страдания свои героические, - ответил человек с улыбкой. - Быть рыцарем непросто...
      - Лола - дама твоего сердца? - с грустью уточнил Кнут. - Тогда понятно!
      - Что? - заинтересовался пленник.
      Охранник посмотрел на своего подопечного с тоской, и спросил:
      - Хотя бы помнишь, о чём мы с тобой ночью разговаривали?
      - План какой-то! - ответил пленник, но тут же добавил растерянно: - Только, я не помню какой.
      - Не важно, - ответил Кнут, - главное, не старайся на Суде казаться умнее, чем ты есть на самом деле. Договорились?
      - Это будет непросто, но я постараюсь!
      Кнут покачал косматой головой, но ничего не ответил. Потом он посмотрел куда-то вдаль, и произнёс негромко:
      - Вот и дождались. Легки и грациозны, как...
     
      На полянке перед плетёной хижиной неожиданно появились вчерашние полицейские верхом на мурлах - животных, немного напоминающих земных лошадей. Главный всадник, подъехав ближе, крикнул:
      - На месте пленник? Не сбежал ночью, пока ты спал?
      - Куда он от меня денется? Вы же знаете командир, ради Экологии я готов... - Кнут потряс в воздухе волосатыми ручищами, - превратить эту планету в безжизненную пустыню!
      - Смотри Кнут, дошутишься когда-нибудь! - усмехнулся всадник.
      - Осторожнее вы с ним, - добавил охранник серьёзно, - похоже, старик прав.
      - Да ладно ты, - усмехнулся командир отряда, - не по чину нам решать такие вопросы. Дадут справку, что животное - отпущу, а признают разумным нарушителем - значит, такова судьба... Что делать, если на нашей планете только дерьмо ценность имеет?!
      - Кто бы сомневался! - подтвердил Кнут, и после небольшой паузы, добавил: - Давайте-ка, я с вами поеду, мало ли что?! Тем более, если я окажусь прав, обратно отвезу...
      Командир всадников задумался, но неприятного вида волосатый охранник подошёл к нему, и что-то негромко шепнул на ухо. Землянин, как и остальные полицейские, слов Кнута не расслышал, а вот его собеседник внимательно посмотрел на свой отряд, и неожиданно скомандовал:
      - Халк, оставайся здесь, и проследи, чтобы никто не подходил к тюрьме!
      - А почему я? - с обидой в голосе ответил грузного вида всадник.
      - Приказ! - коротко ответил командир, и Халк недовольно слез с такого же массивного животного, как и он сам.
      Кнут подмигнул главному полицейскому, и произнёс:
      - За что уважаю представителей власти, так это за мудрость в принятии важных решений!
      - Поговори ещё! - усмехнулся командир. - Могу и передумать!
     
      Взобравшись на спину животного, Кнут усадил пленника прямо перед собой, и эскорт двинулся по дороге, оставляя недовольного Халка посреди безжизненной деревни. Вскоре просёлок закончился и пошла относительно ровная асфальтовая дорога, избитая непогодой с выбивающейся из-под полотна чахлой травой. Животные перешли на галоп и движение отряда заметно ускорилось. Примерно через двадцать минут пути вдалеке появился вполне современный высотный город с каменными домами, но чем ближе всадники к нему приближались, тем хуже становилось восприятие мегаполиса. Уже издалека чувствовался неприятный запах, но его источник стал ясен лишь в тот момент, когда всадники подъехали ближе. Зловоние источали стоки помоев, заканчивающиеся в большом рукотворном озере нечистот.
      - Что это? - осторожно поинтересовался землянин у своего спутника.
      - Ты про коллектор?
      - Нет, про озеро! - поправил землянин.
      - Так это и есть канализационный коллектор открытого типа, - усмехнулся Кнут, - старые коммуникации пришли в негодность, а отремонтировать их сейчас невозможно - нет труб. Городской муниципалитет собирается успеть за время правления Защитников его отремонтировать, а пока продолбили в мостовых стоки и теперь все городские помои сливаются в одно место.
      - Наверное, такой способ жутко экологичный? - произнёс с сомнением землянин.
      - А кто их знает... - ехидно ответил Кнут, - может и есть в этом некое единение с окружающей средой?
      - В природе нет грязи, только продукты жизнедеятельности, - вставил человек известное изречение.
      - Ты думаешь?
      - Нет, по телевизору слышал.
      Кнут покачал головой:
      - У нас тоже с этого начиналось, и посмотри к чему пришли...
      По мере продвижения отряда по городу землянин увидел и другие симптомы упадка цивилизации: унылые люди на запряжённых повозках, напоминающих автомобили со срезанными крышами, везли аппетитные с виду фрукты. Животные, похожие на коров, которых человек уже видел рядом с планетолётом, ходили по улицам, тут же гадя на каменную мостовую. Чумазый шустрый мальчишка с лопатой, быстро перемещал коричневые лепёшки в ведро, не забывая своим испачканным инструментом рисовать милых человечков на стенах домов. Жара, вонь, уныние и множество жирных мух. Неподалёку проехало странное сооружение, напоминающее остатки большегрузного самосвала, с полным кузовом навоза, запряжённое восьмёркой мохнатых животных. Прохожие шарахались от такого экзотического транспортного средства, зажимая носы. Пока нелепый грузовик не скрылся из виду, землянин старался не дышать, а когда услышал глубокий вздох Кнута, понял, что его спутник поступил так же.
      - Весело у вас тут, - произнёс землянин.
      - На окраине лучше, там свежий воздух, - ответил спутник, - ничего, скоро проедем деловой центр, тогда и вздохнём полной грудью.
      Некоторое время пленный человек рассматривал последствия высоких и светлых идей на примере только одного города. Полиэтиленовые пакеты, развевающиеся в проёмах окон вместо стёкол и деревянные желоба на высоте второго этажа, вместо водопровода, в местах протечек которых баловались детишки, обливающие случайных прохожих водой. Высотные здания вскоре сменились на одно-двухэтажные, и по сравнению с центром города здесь уже было значительно чище и приятнее. В окнах домов стояли нормальные стёкла, а деревянный водопровод исчез.
      - Вот теперь намного лучше, - констатировал землянин.
      - Конечно, - ответил Кнут, - Окраина, частные дома. Здесь следить за экологией сложнее, чем в деловом центре. Жители как-то умудряются находить трубы для водопровода и стёкла для окон. Наверняка, где-то на чёрном рынке контрабандные товары покупают, а может, и производство запрещённое существует на окраине.
      - А власть куда смотрит? - спросил человек.
      Кнут вопросу удивился, и решил заглянуть в глаза сидящему спереди собеседнику, чтобы понять, шутит тот или нет. Попытка успехом не увенчалась, поэтому он тяжело вздохнув, произнёс:
      - Дурак ты, Леонардо!
      - Пошутил я! - рассмеялся сидящий спереди наездник.
      - Тогда ладно, - успокоился Кнут.
      Наконец, за красивыми палисадниками и чистыми лужайками перед домами, город внезапно закончился. Впереди располагалась равнина, а вдалеке - странное нагромождение камней.
      - Что там? - показал рукой на камни пленный человек.
      - Суд Экологический, - коротко ответил Кнут.
      - А с виду - обычные руины.
      - Так и есть! - усмехнулся собеседник. - Кто-то решил, что в городе за Экологию судить неправильно, как бы сама природа должна выносить приговор, а судьи - всего лишь орудие правосудия.
      - И всех возят сюда?
      - Нет, зачем же? - ответил Кнут. - Только за преступления против окружающей среды! Обычные дела рассматриваются в гражданском суде, он в центре города. Всё, хватит болтать, подъезжаем! Не забывай, что на суде нужно вести себя как обычно, понял?
      - Странный ты...
     
      Экологический суд находился в каком-то доисторическом полуразрушенном здании, где вместо столов и стульев прямо на земле покоились большие каменные глыбы. На высоком постаменте сидели сами судьи, а по краям на низких полированных каменных скамейках располагались зрители и случайные зеваки. Сразу стало понятно, чем отличаются судьи от остальных граждан - нарядом. Три волосатых гуманоида разного возраста носили на себе совершенно одинаковый комплект одежды, вызывая тем самым к себе пристальное внимание. Небесного цвета мантии наполовину скрывали зелёные штаны, заканчивающиеся внизу коричневыми ботинками, а красные четырёхугольные шапочки венчали головы служителей правосудия. Нелепость и величие Экологического Суда вызвало восторг подсудимого, но он решил исполнить данное Кнуту обещание вести себя как обычно, поэтому скромно уселся на предложенную ему скамейку и стал ждать, когда начнётся рассмотрение его персонального дела. Пока зеваки разглядывали подсудимого, он ковырял пальцем в каменной глыбе, пытаясь таким простым методом определить прочность и примерный возраст сооружения. Плита частично поддавалась протиранию, и уже через пару минут обвиняемому удалось углубить свой палец в породу на пару миллиметров, что его сильно обрадовало. Все присутствующие наблюдали за подсудимым, который совсем не обращал внимания на окружающих, увлёкшись геологическими изысканиями. То есть, целиком посвятил себя ковырянию дырки в камне. Он даже не заметил, как приподнялся самый пожилой служитель экологического правосудия. В наступившей тишине он громко произнёс:
      - Подсудимый, назовите себя!
      Продолжая свои научные изыскания, землянин даже не подумал, что пожилой судья в красной квадратной шапочке обращается именно к нему. Старик не мог предположить, что обвиняемый никак не отреагирует на призыв, и немного растерялся, затрудняясь с дальнейшим ведением судебного заседания.
      "Заминка какая-то. Наверное, та самая, которую называют процедурной? - подумал про себя землянин. - Меня только что сюда привезли, а значит, рассмотрение моего дела будет не скоро. Сейчас встанет преступник, и начнёт каяться в своих злодеяниях. Ему вынесут приговор, потом встанет второй, третий, и так очередь дойдёт до меня, но сейчас пока рано. А дырочка в камне всё глубже..."
      Если бы судья знал, что Леон Генрих-Мария Ардо более или менее адекватно воспринимает обращение к себе только по имени, он выбрал бы другую тактику ведения судебного заседания. От незнания характера и основных симптомов психического заболевания подсудимого, пожилой служитель экологической фемиды действительно поставил Высокий Суд в процедурный тупик. Чтобы как-то решить проблему, судья снова, но уже без былой уверенности в голосе, произнёс:
      - Подсудимый, не заставляйте ждать Высокий Экологический Суд!
      На этот раз землянин ненадолго отвлёкся от своего занятия, чтобы разглядеть столь невежливого преступника. Растерянность во взгляде судьи передалась и зрителям: они заёрзали на своих неудобных скамьях, обратив свои взоры на подсудимого. Ошибочно предположив, что судьи и зеваки считают его главным заинтересованным лицом в ускорении судопроизводства, и именно поэтому смотрят на него, землянин решил возглавить процесс наведения порядка в суде. Он резко встал со своего места, и внимательно посмотрел вокруг. Подозревая, что обвиняемый, которого сейчас вызвал судья, специально прячется от общественности, тем самым, нарушая его право не только на справедливое рассмотрение его дела, но и своевременное, с интонациями Дона Мафиозо, он грозно крикнул:
      - Подсудимый, встаньте немедленно! Высокий Суд не может ждать так долго, иначе рассмотрение моего дела начнётся нескоро, а мне нужно торопиться, ведь Любовь по имени Лола ждёт своего героя! Я должен победить в Межгалактической Войне, и не думайте что это просто. Войну ещё нужно начать! Вставайте же, немедленно!
      Землянин настолько возбудился, что у него началась самая настоящая истерика. С горящими от возбуждения глазами, он что есть силы, ударил кулаком по каменной глыбе, и прокричал:
      - Не мешайте Суду работать! Не прячьтесь от нас, живо выходите, иначе Галактическая Война начнётся прямо здесь и сейчас!
      Тот судья, что помоложе, сидевший справа от пожилого, неожиданно встал, при этом, на его лице застыло выражение растерянности. Охранники, находящиеся неподалёку, крепче взялись за оружие, пытаясь обнаружить невидимого преступника, к которому с таким жаром обратился подсудимый. Молодой судья, сообразив, что поддался на провокацию, осторожно сел вслед за пожилым, который обхватил голову руками, и теперь не знал, как вести заседание дальше. Зрители негромко переговаривались между собой и ёрзали на своих местах, в надежде, что кто-нибудь возьмёт судопроизводство в свои надёжные руки и устранит последствия столь эмоционального, но малопонятного выступления инопланетчика. Решив, что в сложившейся ситуации сделал всё от него зависящее, землянин сел обратно на каменную скамью подсудимых и как ни в чём ни бывало, продолжил прерванное изучение свойств каменной глыбы методом ковыряния её ногтем.
      Кнут приблизился к постаменту с судьями, и негромко произнёс:
      - Мне кажется, я смогу прояснить Высокому Экологическому Суду произошедшее на наших глазах недоразумение.
      Пожилой судья посмотрел на свидетеля с надеждой и кивнул, давая понять, что не возражает.
      - Волею судеб, - продолжил Кнут, - я оказался охранником данного экземпляра редкого инопланетного животного, и имел возможность понять некоторые мотивы, побуждающие его вести столь агрессивно в отношении разумных существ.
      Землянин отвлёкся от своего занятия, и некоторое время с интересом слушал своего нового знакомого, пытаясь понять, о каком инопланетном животном тот сейчас рассказывает. Решив, что гуманоиды на то и разумные существа, чтобы решать возникающие у них на планете проблемы самостоятельно, подсудимый вновь вернулся к прерванному занятию, тем более, палец углубился уже на целую фалангу, и этот процесс показывал положительную динамику.
      Тем временем, пожилой судья оживился, и спросил вышедшего к трибуне:
      - Свидетель, назовите себя?
      - Полицейский охранник Кнут, - произнёс тот, и добавил: - Многие присутствующие знают меня как егеря, по имени Кнут.
      - Можете ли вы что-нибудь сообщить Высокому Суду по существу рассматриваемого дела?
      - Да, конечно! - ответил Кнут, кивнув судье. - Сначала я расскажу печальную историю, а потом вам придётся сделать нелёгкий выбор при принятии гуманного и взвешенного решения по рассматриваемому делу.
      - Мы вас внимательно слушаем, - произнёс пожилой судья, выражая солидарность со словами свидетеля.
      Изобразив на мохнатом лице выражение скорби, Кнут продолжил:
      - Капсулу, из которой вылезло данное инопланетное существо, мы ошибочно приняли за Космический Корабль, но это совсем не так. В нём нет привычных для нас органов управления и необходимых приборов для навигации. Именно поэтому спасательная шлюпка, перевозящая зверька, сбилась с курса, и упала на нашу замечательную планету, а не приэкологилась, как подобает управляемому Космическому Судну в специально отведённом для таких случаев месте. Животное неизлечимо больно и послано своими гуманными хозяевами в последнее космическое путешествие. Не сомневаюсь, что каждый житель нашей планеты, исключительно из чувства сострадания к несчастному инопланетному существу, поступил бы аналогично, имея такую возможность, ведь идеи гуманизма и заботы о безнадёжных больных являются духом и философией ОЗЖ.
      Землянин, слушая столь трогательную историю, вдруг подумал:
      "Нужно обязательно расспросить Кнута, о каком бедном животном он сейчас рассказывал. Может, и я ему смогу чем-нибудь помочь? К тому же, очень хочется посмотреть на Космический Корабль, не имеющий органов управления! Конечно, если отпустят..."
      - Я прошу Высокий Экологический Суд, - продолжил Кнут, - принять решение по несчастному больному зверьку настолько беспристрастное и взвешенное, чтобы однозначно доказать сомневающимся нашу гуманность ко всем живым существам, населяющим безграничную Вселенную!
      Землянин настолько вдохновился речью Кнута об издевательствах над смертельно больным животным, что готов был, не дожидаясь решения Суда, соскочить со своей скамьи и как-нибудь помочь несчастной зверюшке. Только обещание вести себя благоразумно заставило его сидеть на своём месте. Судя по реакции собравшихся, слова свидетеля воодушевили всех, в том числе и служителей правосудия. Несмотря на полную поддержку оратора, пожилой судья встал, и произнёс:
      - Ваша речь заслуживает самой высшей похвалы, охранник Кнут. Но для вынесения справедливого вердикта закон предписывает нам выслушать не менее двух свидетелей.
      Судья осмотрел присутствующих, и спросил:
      - Кто-нибудь может подтвердить или опровергнуть слова предыдущего свидетеля?
      - Да! - послышалось откуда-то сбоку.
      Теперь землянин увидел знакомого старика в длинной накидке, встретившегося ему сразу после припланечивания к Экологии.
      - Назовите себя! - властно приказал пожилой судья.
      - Инспектор по пастбищам Хольм! - ответил старец.
      - Что вы можете сообщить по существу рассматриваемого дела?
      - Как специалист по вымирающим видам, могу заверить Высокий Суд, что данное инопланетное существо действительно страдает неизлечимой болезнью, о чём неопровержимо свидетельствуют данные на борту космической капсулы. Личное общение с представителем инопланетного животного мира только подтверждает печальную информацию бортового компьютера.
      Неожиданно активизировался молодой судья, сидящий до этого тихо, и поинтересовался:
      - Свидетель Хольм, можете ли вы определённо утверждать, разумно существо или нет?
      - Что касается психического заболевания, то это неопровержимый факт, а вот степень разумности классифицировать однозначно нельзя. В медицинской практике оно называется пограничным.
      Главный судья с укором посмотрел на своего коллегу. Чувствуя, что процесс может опять выйти из-под контроля, он решил как можно быстрее вернуть судопроизводство в привычное русло:
      - В таком случае, у меня последний вопрос! - сделав многозначительную паузу, он продолжил: - Свидетели! Можем ли мы данное существо признать животным? Хотя бы частично...
      - Да! - ответил уверенно Кнут.
      - Несомненно! - подтвердил дед.
      Главный судья улыбнулся:
      - В таком случае, Высокий Суд удаляется для принятия решения! Просьба ко всем присутствующим оставаться на своих местах до момента вынесения приговора.
      Служители правосудия степенно сошли с возвышения, и удалились за нагромождение высоких камней. Вероятнее всего, там у них находилось совещательное помещение. Землянин сидел на камне, и в его голову неожиданно пришла мысль, что он так и не увидел преступника, о котором так много говорили присутствующие. Нехорошее подозрение кольнуло сознание, но довольная физиономия Кнута, подошедшего к скамье подсудимых, отодвинула тревожные мысли на второй план.
      - Как мы их? - спросил с улыбкой косматый охранник.
      - Кого? - человек недоумённо пожал плечами.
      Кнут изменился в лице, и спросил:
      - Ты хотя бы понял, за чью жизнь мы сейчас боролись?
      - Так это... - землянин вдруг покраснел, а в глазах его появился нездоровый блеск, - ты меня животным назвал?
      На этот раз охранник задумался, после чего улыбнулся, и ответил:
      - Конечно же нет! Мы обсуждали твоё Эго!
      - А что это такое?
      - Когда окажемся за пределами Экологии - объясню! - ответил с улыбкой косматый охранник.
      - Зачем откладывать? Расскажи прямо сейчас!
      В этот момент раздался голос главного судьи:
      - Суд просит тишины для оглашения приговора!
      Порядок постепенно восстановился, все расселись по каменным скамьям, и пожилой служитель фемиды начал оглашение приговора:
      - Существо, называемое Леонардо, причинившее значительный вред нашей планете приговаривается...
      Все присутствующие замерли, и после паузы судья провозгласил:
      - К высшей мере справедливости - переработке в органическое удобрение!
      Сказанное судьёй почему-то плохо помещалось в больную голову землянина, и он растерянно улыбнувшись, посмотрел на Кнута. Тот, обхватив мохнатую голову руками, сидел на скамье с остекленевшим взглядом. Судья продолжил:
      - Но, учитывая, что оно страдает от неизлечимой болезни... - в этом месте обвинительного заключения он сделал многозначительную паузу, внимательно посмотрев на подсудимого, который в очередной раз отвлёкся от судебного процесса и продолжил ковырять каменную плиту.
      Взгляд охранника, наоборот, стал крайне заинтересованным, и сейчас Кнут вслушивался в каждое слово приговора, затаив дыхание.
      - Высокий Экологический Суд принял решение об отсрочке приговора до момента, когда инопланетное существо умрёт естественным для всех Леонардо способом!
      Услышав своё имя, подсудимый отвлёкся от своих геологических изысканий, и сделал над собой немыслимое интеллектуальное усилие. Несмотря на активную работу поражённых болезнью извилин, он так и не понял, что это за способ смерти, естественный для "всех Леонардо". Судья продолжил:
      - В связи с крайней необычностью судебного решения нам требуется доброволец, способный исполнить столь гуманную, и в то же время, ответственную задачу - исполнение приговора!
      - Ваша честь! - обрадовано произнёс Кнут. - Я готов исполнить эту печальную миссию. Страдания неизлечимо больного животного взволновали меня не только как егеря, но и как гражданина!
      Пожилой служитель правосудия кивнул, и произнёс, придав своим словам особую значительность:
      - Высший Суд Экологии постановляет назначить полицейского охранника Кнута исполнителем приговора сразу же после наступления естественной смерти существа, называемого Леонардо. Решение окончательное, обжалованию не подлежит!
     
      Как только судьи покинули свои места, зрители начали расходиться. Искоса посматривая на только что оправданного инопланетника, они не решались приближаться, вспоминая его буйное поведение во время процесса. Вскоре к землянину подошёл Кнут с дедом.
      - Ну что, инопланетник, отбили мы тебя от этих стервятников? - с улыбкой спросил инспектор по пастбищам Хольм.
      - Где стервятники? - заволновался человек, посмотрев на безоблачное небо.
      - Не важно! - рассмеялся дед, и обратился к Кнуту: - Теперь быстрее на корабль, и улетайте подальше, а я пойду обратно к внуку.
      С этими словами он направился к холмам, видневшимся вдалеке. На ходу инспектор Хольм размышлял о странном инопланетнике, буквально свалившимся на его голову. Неожиданно для себя, он пробормотал:
      - Феноменальное везение, непостижимое...
     
      В тот момент, когда Кнут с землянином остались наедине, охранник спросил:
      - Леонардо, ты не забыл? Сейчас действуем по моему плану!
      - Ты о чём?
      - Как это? - удивился Кнут. - Кто обещал меня до лунной станции подвезти?!
      - Я думал, ты пошутил, - рассмеялся человек. - Ой, чуть не забыл!
      - Что ещё?
      - Ты рассказывал о каком-то Космическом Корабле, совсем не имеющем органов управления. Пока мы не улетели, посмотрим быстренько, а? Ну хотя бы одним глазком взглянуть на такое чудо!
      - Покажу, не сомневайся! - ответил Кнут с ухмылкой на лице.
     

Глава 4

     
      Менее чем через час охранник Кнут привёз землянина к планетолёту и помог слезть с животного. Предупредив Командора, чтобы тот без него не улетал и обязательно дождался, а также провёл необходимые мероприятия по подготовке планетолёта к дальней дороге, Кнут ускакал. Человек сел на траву, прислонившись спиной к нагретой солнцем опоре планетолёта, и задремал. Проснулся он от скрипа транспортного средства, запряжённого двумя мурлами, на котором восседала семья охранника - большая гуманоидиха со строгим лицом, которую звали Хэл, двое разновозрастных мальчишек и сам Кнут.
      Сыновья охранника оказались такими же лохматыми, как и он сам, притом, настолько чумазыми, что могло показаться, будто Кнут их только что выловил из городского коллектора. Несмотря на совсем непрезентабельную внешность, отпрыски Кнута оказались на редкость смышлёными и мастеровитыми - починка радарной антенны у них заняла не более двадцати минут, после чего они долго ходили за Командором и просили ещё что-нибудь отремонтировать. Землянин уже не знал, куда от них деваться, благо собственную мать они слушались беспрекословно, и вскоре порядок был восстановлен. Так как планетолёт представлял собой спасательную капсулу от обычного транспортника, грузовой отсек в нём отсутствовал, поэтому попутчики землянина не могли взять с собой домашний скарб, даже если бы очень захотели. Вот так, налегке, четверо разумных гуманоидов и один землянин с плохо скрываемой радостью покидали планету.
   Учитывая сравнительно небольшое расстояние до спутника планеты, полёт занял настолько мало времени, что ничего знаменательного за это время случиться просто не могло. Сложности возникли позже, когда планетолёт начал сближение с лунной станцией. Об этом следует рассказать чуть подробнее...
     
      Благодаря стараниям жены Кнута, иллюминатор планетолёта приобрёл вполне пристойный вид, что при отсутствии на борту специальных моющих средств казалось чудом. За время полёта землянин выслушал в свой адрес немало гневных комментариев Хэл по поводу грязи "везде и всюду". Что имела в виду супруга охранника и мать двух чумазых гуманоидов-подростков, Командор так и не понял. Два слова, означающие одно и то же, вместе никак не помещались в его больную голову, вызывая логический конфликт, практически несовместимый с умственной деятельностью. Вовремя заметив странную реакцию Командора на слова собственной жены, Кнут что-то прошептал ей на ухо, и только после этого, продолжая изображать на лице высочайшую степень возмущения, Хэл замолчала. Командор воспринял столь резкий финал дискуссии, как и подобает истинному землянину, то есть, тут же выбросив из головы суть конфликта.
      Когда луна заметно увеличилась в размерах команда прильнула к единственному на борту иллюминатору. Кнут посмотрел на Командора и спросил:
      - А ты что здесь делаешь?
      - Смотрю, - ответил тот.
      - Подлетаем... - произнёс Кнут с тревогой в голосе.
      - Ага! - кивнул в ответ землянин.
      - Наверное, нужно что-то сделать? - произнёс гуманоид осторожно. - Кнопку на пульте нажать, или наоборот...
      - Здесь интереснее, - ответил Командор. - Тем более клавиатура на пульте всё равно не работает. Посадкой пускай БК занимается, я его давно знаю.
      Кнут посмотрел по сторонам, и осторожно спросил:
      - БК?
      - Так я называю бортовой компьютер, - пояснил Командор.
   - А взлетал с планеты кто? - не унимался мохнатый гуманоид. - За пультом вроде бы ты сидел...
   - Ну что ты ко мне пристал, у меня есть дела и поважнее...
   Кнут посмотрел по сторонам, и осторожно спросил:
   - Какие наши шансы нормально прилуниться?
   - Из навигационных приборов у нас имеются только радар и гравитометр, - проскрипел динамик на пульте. - Спасательная капсула не предназначена для сложных манёвров.
      - Справишься? - с надеждой спросил гуманоид.
      - Постараюсь... - ответил бортовой компьютер неуверенно, но после небольшой паузы, твёрдо добавил: - При условии, что Командор будет сидеть за пультом и следить за показаниями прибора.
      - Какого? - поинтересовался Командор.
      - Гравитометра, - скрипнул динамик, и пояснил: - Лео, на экране две линии - серебристая и красная. Нужно сделать так, чтобы полоски не пересеклись. Понял?
      - Конечно! - обрадовано ответил тот. - Я же Командор!
      Кнут с едва заметной усмешкой посмотрел на жену. Хэл в ответ покачала головой, выражая сомнение.
      - Остальным членам экипажа сообщаю, - продолжил БК, - мягко прилуниться вряд ли получится, поэтому постарайтесь подготовиться к перегрузкам. Детей можно устроить на кровати в спальном отсеке, а вы, как самые разумные на борту, сами придумайте что-нибудь.
      Кнут кивнул:
      - Сколько у нас времени?
      - Шесть минут сорок две секунды, - прозвучало из динамика.
      - Успеем! - коротко ответил гуманоид.
      Особо не церемонясь с мальчишками, Кнут пристегнул их к широкой кровати специальными ремнями. Землянин занял командорское кресло и защёлкнул замки. Пока муж занимался детьми, Хэл вытащила из под кровати небольшой матрас, замеченный ещё до отлёта, и критически осмотрела. Легонько стукнув по нему ладонью, она реально оценила количество пыли, накопившейся за год полёта, поэтому мысли о вытрясании отпали сами собой. Разложив его в узком коридоре рядом с наружным люком, жена скомандовала мужу:
      - Быстрей сюда, располагайся рядом, здесь достаточно места. Если что, можно упереться в стену ногами.
      - Понял! - произнёс Кнут, устраиваясь на мягкий матрас рядом с Хэл.
      Спустя пару минут началась лёгкая вибрация, вскоре превратившаяся в сильнейшую тряску. Подобные ощущения Командор испытывал и раньше, поэтому, крепко сжав подлокотники, полностью сосредоточил внимание на показаниях гравитометра.
      Две цветные полоски, ещё недавно спокойно скользившие параллельными курсами, внезапно взбесились и начали изгибаться навстречу друг другу. Планетолёт бросало из стороны в сторону, практически синхронно с изменениями картинки на экране. Командор настолько пристально смотрел на цветные полоски, пытаясь титаническим усилием воли удержать их от пересечения, что возможно, только благодаря его стараниям столкновения космического корабля с поверхностью луны до сих пор не произошло.
      Находясь впервые в космосе, гуманоидные супруги стойко выдержали тяжёлое испытание - когда в очередной раз пол поменялся местами с потолком, потеряв на мгновение точку опоры, Кнут акробатическим движением вывернулся и накрыл тело жены своим, упершись ногами и руками в стены узкого коридора. До момента посадки он стойко удерживал такое положение, и только когда сильнейший удар сотряс пространство планетолёта, а силовая установка стихла, Кнут расслабил мышцы и упал в изнеможении на пол рядом с женой.
      - Прилунились, - скрипнул динамик на пульте, после чего ехидно добавил: - И всё благодаря нашему Командору.
      Потирая мохнатой рукой ушибленный бок, Кнут подошёл к землянину, сидящему перед пультом, и похлопал его по плечу:
      - Молодец! Не ожидал от тебя такого мастерства.
      - Я очень старался, правда... - скромно ответил Командор.
      - БК молодец, - произнесла Хэл, - его тоже нужно похвалить.
      Из динамика негромко скрипнуло:
      - Спасибо Хэл...
     
      Первым в открытый люк планетолёта высунулся Командор. Увидев свирепые лица лунян, стоящих неподалёку, он попятился назад, прикрывая за собой массивную металлическую панель.
      - Лео, что случилось? - поинтересовался Кнут.
      - Воздух снаружи какой-то... слишком сухой, - ответил смущённо Командор, - лучше я здесь посижу, пока не привыкну.
      - Хорошо, оставайся внутри, а я посмотрю, что снаружи.
      - Может, не стоит? - произнёс неуверенно Командор.
      Кнут отодвинул землянина, загораживающего вход, распахнул люк шире и с пыхтением вылез наружу. С замиранием сердца Командор следил за развитием событий на взлётном поле. Толпа недовольных гуманоидов с внешностью головорезов уплотнилась. От неё отделился неприятного вида лунянин со шрамом на мохнатом лице, и походкой, не предвещавшей ничего хорошего, направляясь в сторону планетолёта. Со свирепостью во взгляде, держа одну руку на кожаной сумке, похожей на кобуру, он приближался к идущему навстречу Кнуту. В тот момент, когда Командор уже решил бежать на помощь гуманоиду, успевшему стать для него почти другом, лицо главаря лунян вдруг изменилось. Два мохнатых существа некоторое время смотрели друг на друга, и вместо того, чтобы начать смертельный поединок, неожиданно обнялись. Спустя пару секунд они начали негромкую беседу. В процессе разговора с Кнутом, грозный лунянин пару раз мельком взглянул на планетолёт, пытаясь что-то разглядеть, но вскоре прекратил свои попытки и улыбнулся. Скорее всего, это выражение мохнатого лица со шрамом, любой землянин на месте Командора принял бы за звериный оскал, но землянин в эмоциях редко ошибался, и понял, что драться главарь сейчас не собирается. Неожиданно Кнут обернулся, и махнув рукой, крикнул в сторону планетолёта:
      - Вылезайте!
      Командор неохотно спустился по трапу. За ним на бетонное полотно взлётного поля буквально высыпались сыновья Кнута с криками:
      - Ура, мы на луне!
      - Осторожнее! Иначе я вас опять привяжу! - пригрозила мальчишкам вылезающая следом Хэл.
      Рассмотрев лицо главаря лунян внимательнее, она с сомнением произнесла:
      - Мрак, неужели это ты?
      - Конечно, я! Сильно изменился за пятнадцать лет, постарел? - поинтересовался громила со шрамом, но жена Кнута смущённо улыбнулась и ничего не ответила.
      Командор не спешил приближаться к гуманоидам и поэтому делал вид, что внимательно разглядывает повреждения, полученные планетолётом при посадке. Кнут посмотрел на землянина, ковыряющего ногтём обшивку планетолёта, и крикнул:
      - Лео, иди к нам!
      - Я лучше здесь постою, - скромно ответил тот.
      - Не бойся! - крикнул главарь лунян с улыбкой на лице. - За то, что ты разворотил посадочный терминал и антенну дальней связи, мы тебя ругать не будем.
      - И ничего такого я не делал... - застенчиво ответил Командор.
      - Посадить капсулу вообще без навигационного оборудования - настоящее чудо! - произнёс Мрак доброжелательно. - Дам задание техникам, чтобы отремонтировали у тебя всё, что только возможно. Всё-таки, родственников у меня не так много, а ты их сюда доставил! И что удивительно, живыми!

* * *

     
      С момента прибытия на лунную станцию землянину запретили подходить к планетолёту ближе чем на сотню метров. Минимум сутки, пока техники не протестируют всё его оборудование, и по возможности, не исправят. На время ремонта Командора отвели в какой-то подземный бункер и поселили в маленькую комнату, больше похожую на тюремную камеру с кроватью и умывальником. Мириться с ущемлением своих законных прав землянин не собирался, о чём в ультимативной форме заявил Кнуту. В ходе шумной дискуссии землянин использовал самые изощрённые методы убеждения, известные ему ещё задолго до того, как он отправился в неведомые космические дали. Перевоплощение в Дона Мафиозо с криками и угрозами у Кнута не вызвало никаких эмоций, что ничуть не охладило решимость Командора добиться справедливости немедленно. Последующая трансформация наркобарона в комиссара полиции из того же сериала про бандитов, его логика и убеждённость в светлых идеалах демократии, вызвала у Кнута только застенчивую улыбку, которая повергла Командора в состояние замешательства. Не желая упускать с таким трудом завоёванную инициативу, гуманоид с грустью на мохнатом лице сообщил землянину, что не желает ссориться с собственной женой, решившей провести на планетолёте генеральную уборку. К тому же, комендант Мрак здесь главный, а он выполнит любую прихоть своей кузины Хэл.
      Использовав все законные методы ведения борьбы за права землян, Командор решился на хитрость. В процессе беседы с Кнутом он узнал, что комендант Мрак только что отбыл на гелиевые рудники и до вечера вряд ли вернётся. Нездоровая голова доблестного землянина тут же родила коварный план: дождаться, когда Кнут покинет комнату, затем беспрепятственно проникнуть на планетолёт, чтобы уже сегодня ночевать в собственной кровати, тем самым восстановив справедливость и попранную свободу. Обычные техники не станут мешать воссоединению доблестного Командора со своим космическим кораблём, и даже если попробуют, он пустит в ход всё своё коварство, хитрость, несомненный дар убеждения и дьявольскую решимость в достижении цели.
      По правде сказать, всё вышеперечисленное, является лишь вольным переводом мыслей Командора на человеческий язык. На самом деле, в голове Леона это выглядело так:
      "Сейчас пойду на планетолёт, улягусь в кровать и так привяжусь ремнями, что не оторвут! Ещё чего не хватало, ночевать в этом курятнике! Я герой или кто?"
      Когда Кнут ушёл, землянин приступил к реализации своего коварного плана. Вкрадчивой походкой комиссара полиции из "Плохих парней", а именно так герой сериала перемещался по бандитскому кварталу, выслеживая наркокурьеров, Командор направился по длинному и узкому коридору к дверям лифта. По расчётам, произведённым больной головой землянина, он позволит подняться на самый верхний уровень лунной станции, а там уже останется совсем немного до посадочной площадки с одиноко стоящим планетолётом. В те моменты, когда навстречу землянину попадались мохнатые лунные гуманоиды, Командор останавливался, и делал вид, что внимательно рассматривает бетонную стену. Встречные гуманоиды, периодически выходившие из боковых ответвлений коридора, никак не реагировали на странное поведение землянина. Они проходили мимо, даже не взглянув на доблестного Командора. Из поведения лунян он сделал логичный вывод, что маскировка действует и ему вполне удалось "слиться с толпой", в точности так, как это делал легендарный герой любимого сериала.
      И только когда лифт поднял землянина на самый верхний уровень, произошла нелепая случайность - один из гуманоидов не прошёл мимо Командора, так успешно маскирующегося под толпу в практически пустом коридоре, а остановился, и приветливо спросил:
      - Ты, наверное, тот самый землянин, который не умеет летать на космолётах?
      - Нет, это не я! - ответил Командор, всё ещё надеясь на чудо.
      - А кто же тогда? - улыбнулся гуманоид. - Разве не ты при посадке сравнял с грунтом комплекс дальней связи, и только каким-то чудом не задел атмосферную установку?
      - Конечно, нет! Это какой-то другой землянин, - попытался сбить с толку собеседника Командор, - я здесь уже давно.
      Гуманоид почесал мохнатый затылок и о чём-то задумался. Затем вспомнил о своих лунянских делах, он удалился, бурча под нос:
      - Странные вы всё-таки существа - земляне...
     С выражением триумфа на лице, Леон вышел на бетонную площадку с одиноко стоящим космическим кораблём. Сейчас планетолёт напоминал большого жука, вокруг которого сновали муравьи. По прислонённым к металлической обшивке лестницам ползали гуманоиды с различными инструментами в руках. Из открытого люка планетолёта торчала толстая чёрная кишка и тянулась по бетонному полотну к стеклянной башне, стоящей на краю посадочной площадки. Если в узком коридоре Командору ещё удавалось как-то слиться с толпой изредка проходящих гуманоидов, то на пустынном поле такая уловка уже вряд ли сработает. Опять пришлось хитрить - беззаботной походкой, будто бы он такой же техник, как и остальные, Командор направился к своему планетолёту. В тот момент, когда до люка оставались считанные метры, раздался хриплый голос:
      - Стоять! Не внутрь ли ты собрался?
      Землянин поднял голову, и увидел над собой мохнатого громилу с массивной дрелью в руках. Он возвышался на блестящей лесенке, прислоненной к единственному иллюминатору планетолёта, и собирался что-то сверлить. Маска Дона Мафиозо тут же заняла место на лице Командора, и он грозно ответил:
      - И не подумаю! Это мой планетолёт, и вообще, я не желаю с тобой разговаривать!
      - До такого жуткого состояния технику довёл, что удивительно, как ещё до сих пор жив.
      - А это не твоё дело! - огрызнулся Командор. - Залезу сейчас внутрь, и спрашивать не стану!
      Неожиданно в другой руке техника оказался неприятного вида заклёпочник, и гуманоид начал медленно спускаться по лесенке. Наблюдая за действиями лунянина, Командор ощутил, как маска надменного наркобарона предательски покидает его лицо. Сдерживая дрожь в голосе, он спросил:
      - По какому праву?
      - Приказ коменданта! - ответил гуманоид, внимательно посмотрев в глаза Командору.
      Заметив, что техник прекратил спуск по лесенке, землянин внутренне расслабился, и миролюбивым тоном произнёс:
      - Ладно! Делай, что приказано! - затем нахмурился, и добавил: - Только чтобы крепко! Приду, проверю! И если замечу...
      Лицо начинающего добреть гуманоида моментально сделалось каменным, и он грубым тоном произнёс:
      - Иди куда шёл! Если увижу, что опять крадёшься...
      Помахав заклёпочником, он добавил:
      - Понял?
      От досады, что блестящий план провалился, когда цель уже почти достигнута, Командор с недовольством в голосе ответил:
      - Ага...
      Теперь ничего не оставалось, как подчиниться грубой силе, и отправиться обратно.
      "Я им ещё покажу! Они ещё узнают... - но, вспомнив о массивном заклёпочнике в руке техника, тональность его мыслей неожиданно изменилась: - Да ну их всех..."
      Арка главного входа совсем не манила землянина, напоминая о маленькой комнатке с умывальником где-то в нижнем ярусе недр лунной станции. Именно по этой причине возвращаться в бункер Командор не торопился. Вновь обратив внимание на толстую чёрную кишку, тянущуюся из люка, землянин решил узнать, для чего она предназначена. Возвращаться обратно к планетолёту, и спрашивать неприятного гуманоида о назначении кабеля Командор не решился - воспоминание о дрели и заклёпочнике в руках грубияна ещё не выветрились из памяти героического землянина.
      "Сам узнаю!" - подумал он, и направился к стеклянной башне, находящейся на краю бетонной площадки. Подойдя ближе, он наклонился, и внимательно посмотрел на кишку, соединяющий планетолёт с будкой. В тот момент, когда рука практически коснулась изоляции, он услышал:
      - Даже не думай!
      Командор хмуро посмотрел в сторону, откуда исходил звук, и увидел выходящего из-за стеклянной башни лунянина. К радости Командора этот гуманоид оказался не таким грозным, как предыдущий, к тому же, не держал в руках никакого опасного инструмента. Понимая, что в карманах у техника может находиться что угодно, землянин осторожно спросил, показывая пальцем на шланг:
      - Что это?
      - Интерфейс, - ответил новый собеседник.
      Сделав вид, что слово ему знакомо, Командор покачал утвердительно головой:
      - Понятно.
      Гуманоид, вытирая грязные руки о штанины комбинезона, продолжил:
      - По просьбе бортового компьютера планетолёта мы соединили его с Главной Аналитической Машиной станции.
      Неожиданно сообразив, о чём идёт речь, Командор усмехнулся:
      - Интересно, как БК мог вас о чём-то попросить? Он же имитация интеллекта!
      Техник посмотрел на собеседника с сожалением, и произнёс:
      - Это ты имитация землянина, а он - настоящее чудо инженерной мысли! Вроде бы, технология обычная, примитивная операционка, а в недрах криолитового процессора такое творится... Феномен, да и только! Я вообще удивляюсь, как он терпит тебя столько времени?
      Командор из слов гуманоида понял совсем немного, но унизительную для себя тональность ощутил прекрасно. Продолжать разговор на технические темы он не мог и не хотел, поэтому, махнув рукой, ответил:
      - Делайте что хотите... - и с окончательно испорченным настроением направился в сторону песчаной пустыни, располагавшейся сразу за маячками, огораживающими взлётное поле.
      - Ты куда собрался, самоубийца? - поинтересовался недавний собеседник. - Жить надоело?
      - А что такое?
      - Так-то ничего, - усмехнулся лунянин, - только, за периметром атмосферы нет.
      - Как это? А почему здесь есть?
      - Если бы ты приземлился чуть в стороне, - гуманоид указал рукой в направлении, противоположном главному входу, - вон на ту блестящую тумбу, то атмосфера с взлётного поля улетучилась бы в космос.
      - Почему?
      Лунянин с тоской посмотрел на Командора, махнул рукой, и с досадой в голосе произнёс:
      - А-а, поступай, как знаешь, землянин!
      - Не буду... - пробурчал тот, и направился в сторону ненавистного бункера.
     
      Дорога обратно заняла намного меньше времени, ведь сейчас не требовалось маскироваться и хитрить. В отвратительном настроении Командор добрёл до своего номера, где столкнулся с Кнутом.
      - Я тебя везде ищу! Хорошо, техники видели, как ты к лифту подходил, - протараторил радостно гуманоид.
      - Ну-ну... - ответил тот.
      - А что так невесело? - поинтересовался мохнатый друг.
      - Голодный я! - огрызнулся землянин. - Меня в планетолёт не пускает какая-то образина с коловоротом в руке! Говорит, приказ коменданта. Растущему организму питание требуется!
      - Всё ясно, но на борту тебе сейчас делать нечего, - похлопал Командора по плечу Кнут, - там точно не накормят!
      - Как это?
      - Когда Хэл делала уборку внутри планетолёта, случайно обнаружила торчащие из стены шланги с капельками зеленоватой жидкости. Показала техникам - они за голову схватились. Предполагаю, что гидропонная система повредилась в момент посадки на Экологию. Ферментационные ячейки все почернели и уже начался процесс разложения. Если бы не подозрительность моей жены, то через пару недель фитообменники превратились в труху. Голодная смерть в космосе - жуткое дело, согласись? Представляешь, баллон регенеративной системы в углу спального отсека нашли?!
      - Э-э, подожди, не так быстро! - запротестовал Командор. - Красным баллоном я педаль под пультом подпирал!
      Кнут как-то странно посмотрел на землянина, после чего осторожно поинтересовался:
      - Ты его сам оторвал?
      - А что мне оставалось?! - ответил тот с вызовом. - Не сидеть же за пультом постоянно?! Там ещё зелёный был, намного больше размером, он бы точно не поместился.
      Кнут нахмурился, и строго произнёс:
      - Лео, запомни! Никогда не трогай баллоны, ни красный, ни зелёный. Никакой!
      - А кто тогда на педаль будет жать? - сдаваться землянин не собирался. - Ты что ли?!
      - Ответь мне в таком случае, - продолжил Кнут раздражённо, - есть ли на планетолёте что-нибудь такое, до чего ты никогда не дотрагиваешься?
      - Ага, иллюминатор!
      - Идиот...
      - Что ты ругаешься? - улыбнулся Командор. - Голодный я, поэтому такой агрессивный.
      Лицо гуманоида смягчилось, и он спокойным тоном произнёс:
      - Ладно, придумаем что-нибудь с баллоном. Пойдём перекусим, а завтра, глядишь, приведут твою посудину в порядок, и ты отправишься дальше.
      - Да! Полечу в бескрайние просторы вселенной... - мечтательно ответил Командор.
      Кнут о чём-то задумался, потом осторожно спросил:
      - Лео, а ты вообще, куда направляешься? Космос большой!
      - Не знаю, - честно ответил землянин. - Кстати, ты не слышал про какую-нибудь космическую войну неподалёку? Пускай даже небольшую, мне сейчас любая подойдёт! Для тренировки.
      Кнут рассмеялся:
      - Надеюсь, не все земляне такие агрессивные?
      - Я - единственный и неповторимый! - важно ответил Командор.
      - Хотелось бы верить... - произнёс гуманоид. - Пошли обедать, а заодно и поужинаем. Ты не представляешь, как моя жена умеет вкусно готовить!
      - Не-е, за один раз в меня может поместиться только что-то одно, или обед или ужин, - возразил Командор.
      Кнут посмотрел в глаза землянину, но ничего не ответил.
     
      Вернувшись в комнату с умывальником, Командор улёгся на жёсткую кровать и задумался:
      "Вкусно и сытно, только... мне Кнут так и не сказал, что я сейчас съел - обед или ужин?"
      Эта мысль сразу сменилась другой, но и она развития не получила - землянин уснул.
      *краткое содержание сна*
      Под мириадами сверкающих звёзд на гладкой бетонной площадке, располагавшейся посреди песчаной пустыни, стоял богато сервированный стол. По его периметру напротив дымящихся тарелок с едой, бокалами с налитым вином и подносами с вазочками, где лежали различные яства, сидели уже знакомые персонажи. Судя по одежде и выражению лиц присутствующих, повод для предстоящего пиршества был если не грандиозный, то весьма значительный. Дон Мафиозо восседал во главе стола в чёрном фраке и белоснежной рубашке, с нагелеными до блеска волосами и лицом, выражающим крайнюю степень удовольствия. Справа от него располагалась эффектная парочка - блистающая бриллиантовым колье на шее и диадемой с изумрудами в красиво уложенных жемчужно-белых волосах Лола Торанс, а рядом с ней - жгучий брюнет в белоснежном костюме от Версанти, поверх чёрной рубашки не менее известного кутюрье. Матиас Крейг периодически сглатывал комок в горле, бросая вожделенные взгляды на открытое глубоко декольтированное шёлковое, и оттого кажущееся воздушным, темно-синее платье спутницы. Но Лола смотрела вовсе не на него. Сейчас внимание кинозвезды полностью принадлежало наркобарону. Слева от Дона Мафиозо сидел комиссар полиции в военной форме со сверкающими наградами на груди. Откинувшись на спинку стула, он смотрел на звёздное небо и совсем не интересовался происходящим за праздничным столом.
      Наркобарон оглядел присутствующих многозначительным взглядом, затем неторопливо поднялся. Вытянув вперёд руку с большим хрустальным бокалом, он произнёс:
      - Мы собрались здесь по причине знаменательного события - объявления войны нашим врагам!
      Сидящий сбоку Матиас зааплодировал Дону Мафиозо:
      - Браво, Адмирал!
      - Это так романтично... - пролепетала Лола Торанс, смахивая бумажной салфеткой слезу со своей щеки, - всегда мечтала услышать что-либо подобное.
      Сидевший до этого со скучным лицом комиссар полиции, поморщился. Уныло посмотрев сначала на торжественного наркобарона, затем на молодую восторженную парочку, он процедил сквозь зубы:
      - Бред...
      - Вы не правы, - возразила кинозвезда, - война - это красиво!
      - Ну-ну, - прогнусил комиссар, - расскажи мне, а я послушаю.
      - Это форменное салдафонское хамство! - вскочил Матиас. - Так разговаривать с дамой недопустимо в приличном обществе!
      - Заткнись... - совершенно без эмоций произнёс полицейский.
      - Да как вы смеете?! - попытался возражать красавчик-брюнет.
      - Сядь, иначе по законам военного времени я тебя застрелю, - негромко произнёс комиссар, рассеянно наблюдая звёздное небо.
      - За что? - неуверенно поинтересовался Матиас.
      - При попытке к бегству.
      - Но я не собираюсь никуда убегать! - растерялся красавчик.
      - Мало ли чего ты не собираешься! - комиссар отвлёкся от созерцания бесконечности вселенной, и с усмешкой посмотрел на молодого человека. - Когда я встану, будет уже поздно. Тебе ничего не останется, как бежать.
      - Это произвол! - с надеждой в глазах Матиас взывал к наркобарону, продолжавшему стоять с бокалом в руке. - Дон Мафиозо, прошу вас усмирить эту распоясавшуюся военщину! Он меня сейчас убьёт, правда!
      Дон Мафиозо улыбнулся, и произнёс:
      - Предлагаю тост! За успех нашей победоносной военной кампании!
      - С кем воюем на этот раз? - уныло поинтересовался комиссар.
      - Разве это так важно? - встряла кинозвезда. - Залпы тысяч орудий, прожектора, нацеленные в небо, эскадрильи самолётов - настоящее феерическое шоу! Мне не терпится это увидеть! Да-да, я мечтаю об этом всю свою жизнь!
      - Ты восхитительна, Лола! - пролепетал Матиас, всем своим видом выражая крайнюю степень влюблённости.
      - Заткнись... - произнёс комиссар безразличным тоном, и красавчик тут же втянул голову в плечи.
      - Успокойтесь! - нахмурился Дон Мафиозо, вдруг заинтересовавшийся перепалкой двух мужчин.
      - Он первый начал... - произнёс обиженно брюнет в белоснежном костюме.
      Человек в военной форме бросил презрительный взгляд в сторону Матиаса, и тот замолчал, прикрыв ладонью рот.
      - Ладно, война так война! - продолжил комиссар, обращаясь к наркобарону. - Только, где мы солдат возьмём в этой пустыне? Кто воевать будет?
      - Понятно кто - Леонардо! - ответил Дон Мафиозо.
      - Правильно! - обрадовалась красотка, и захлопала в ладоши. - Леонардо, Леонардо!
      В этот момент присутствующие начали растворяться вместе со столом и многочисленной едой. Буквально через мгновение осталась лишь бетонная площадка посреди песчаной пустыни, а затем и она растворилась в тумане. Только слова: "Леонардо, Леонардо" гулким эхом звучали в пустоте.
      *конец сна*
     
   - Леонардо, просыпайся! - вновь прозвучал знакомый хриплый голос.
      Чтобы стряхнуть остатки сновидений, землянин воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      Кнут вздрогнул от неожиданности:
      - Фу-ты! Умеешь напугать!
      - Это я по привычке! - Командор открыл глаза и улыбнулся. - Что-то случилось?
      - Техники только что закончили ремонт твоего планетолёта, - ответил гуманоид. - Кстати, Тиль - мой старший сын, тебе клавиатуру вычистил. Можешь снова играть в свои глупые игрушки!
      - Правда?
      - Да.
     
      Провожать доблестного Командора вышли Кнут с женой Хэл, их двое детишек и комендант лунной станции Мрак. Учитывая планетарную ночь, остальные луняне не сочли отлёт странного землянина знаменательным событием, поэтому отдыхали в своих жилищах где-то в недрах естественного спутника Экологии. Странное выражение лица мохнатого охранника не укрылось от землянина, и он спросил:
      - Что с тобой, Кнут?
      - Думаю.
      - О чём?
      - Пытаюсь понять, что вы за существа такие, земляне...
      - Да я и сам этого понять не могу, - улыбнулся Командор.
      - Не сомневаюсь! - усмехнулся мохнатый гуманоид.
      Подошёл комендант Мрак, и сообщил:
      - Баллон техники установили обратно, гидропонику удалось спасти, так что, не ломай больше.
      - А педаль чем мне теперь подпирать? - обиженно поинтересовался Командор.
      - Не переживай! - улыбнулся комендант. - Кронштейн специальный приварили, крепкий. А баллоны больше не трогай, договорились?
      - Что такое кронштейн? - поинтересовался землянин.
      - Неважно, - ответил Мрак, и направился в сторону входа на станцию.
     
      К стоящим у планетолёта мужчинам подошла Хэл, и протянула землянину пластиковый пакет:
      - Я тебе пончиков в дорогу напекла, - сказала она с грустной улыбкой, - начнёшь взлетать, помаши детишкам рукой, говорят, что не уснут, если Леонардо с ними не попрощается.
      - Ага.
      Командор поднялся по трапу и влез в планетолёт, за время скитаний по космосу ставший уже родным. Задраивая люк, он услышал голос Кнута:
      - Баллоны не трогай! Проверю!
      - Ладно, педаль чем-нибудь другим припру!
      На последнюю фразу землянина мохнатый гуманоид покачал головой и что-то произнёс, но запорный механизм плотно прижал массивную пластину к обшивке планетолёта и поэтому слов, доносящихся снаружи, Командор слышать уже не мог. Выполняя обещание, он помахал рукой мальчишкам, и Хэл, которой попало что-то в глаз, и та вытерла его платком. Четвёрка новых поселенцев лунной станции стояла на взлётном поле и смотрела в небо до тех пор, пока быстро уменьшающаяся яркая точка не слилась с другими звёздами.
     

Глава 5

     
      Всё те же пощёлкивания в релейных блоках, жужжание сервоприводов и негромкий гул силовой установки свидетельствовали, что планетолёт жил своей тихой ночной жизнью. Командор спал и видел странные сны, а бортовой компьютер молча управлял многочисленными системами космического корабля, как и прежде, несущимся по Вселенной неизвестным никому курсом к не менее туманной цели.
      Понятия ночи и дня на борту планетолёта определялись достаточно просто: если Командор бодрствует - это планетарный день, если спит - ночь. Чуть сложнее объяснить другие времена суток, но и здесь можно обрисовать некоторые рамки, не временные, конечно же, а скорее, событийно-ситуационные. А всё потому, что слово "часы", обычно вызывало у Леона смесь паники и ярости, так как в силу объективных причин медицинского свойства он не любил конкретики, к тому же, никуда не торопился и поэтому время как физическую величину вообще никак не воспринимал.
      Но не будем отвлекаться и продолжим экскурс во времена суток, периодически сменяющих друг друга на борту планетолёта. Если Леон проснулся, значит, наступило утро. Погонял по экрану монитора братьев Галактусов и проголодался - полдень. Всё оставшееся время, подпадающее под понятия "рабочий день" или "космическая вахта", обычно характеризовалось труднообъяснимой чередой бесполезных дел. К примеру: каждодневные ссоры и заключения мирных соглашений с БК, безделье и никому ненужная суета с разноцветными проводами, кнопками на пульте и регулярные инспекции силовой установки.
      Единственным запрещённым для посещений местом на планетолёте являлся процессорный отсек с располагавшейся там криогенной установкой. Конечно, никто не мог запретить Командору проводить инспектирование криолитового мозга корабля, но в его цепкой памяти события полугодовалой давности отпечатались крепко и поэтому повторять ошибку, едва не приведшую к катастрофе, он не желал. Ситуация, когда из-за одной случайно оторванной рециркуляционной трубки начинается плавится главный процессор, превращаясь в розовую водичку, капающую на дно фрост-камеры, в тот момент показалась Командору ужасной. Прибавим к этому двухнедельную беспомощность БК, и это притом, что в недрах силовой установки шла практически неуправляемая термоядерная реакция, способная в любой момент превратить спасательную капсулу, гордо именуемую Планетолётом, в маленькую Сверхновую. Авария, едва не приведшая к катастрофе, для Командора стала причиной полной потери интереса к процессорному отсеку, а БК с тех пор немного охрип.  
   Но вернёмся к настоящему, ведь человек в спальном отсеке пошевелился и поморщился, значит - наступило утро...
     
      В ограниченном пространстве планетолёта раздался крик:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      Лёжа в постели, с глубоким вздохом Командор потянулся и посмотрел на потолок спального отсека. Затем крепко зажмурился и вновь открыл глаза. Спустя пару минут после пробуждения выражение крайней степени подозрительности заняло место на его лице. Звук силовой установки ему показался неестественно ровным. С момента покупки планетолёта реактор периодически лихорадило, тональность гула менялась в течение дня хаотично, что давно стало нормой. Изменение привычного звукового фона насторожило Командора. Почесав лоб, он нахмурился, и негромко произнёс:
      - Эй, Железяка...
      Лежащий в постели человек ответа не получил. Молчание единственного собеседника на борту планетолёта в условиях нарастающего беспокойства вынудило его немного изменить формулировку:
      - Адмирал вызывает Главный Бортовой Компьютер.
      - Что случилось? - ответил мужской голос из динамика над кроватью.
      Неожиданный ответ порадовал Командора, но в то же время, озадачил.
      - Ты кто?
      - Какая разница? - ответил незнакомец уставшим голосом.
      - Вообще-то, никакой... - неуверенно произнёс человек.
      Вдруг спохватившись, он строго сказал:
      - Отвечай немедленно, где мой БК? Что с ним?
      - Он влюбился, - ответил голос из динамика.
      - В кого?
      - В Главную Аналитическую Машину лунной станции, - ответил незнакомец с грустью, и добавил: - Тебе этого не понять, по причине врождённого скудоумия...
      - Слушай, остряк! - перебил Командор незнакомца. - Оскорблять себя позволяю только БК, а тебе не советую! Признавайся, куда ты его дел, иначе...
      - Что? - спросил собеседник.
      - Не сомневайся, придумаю что-нибудь!
      - А зачем тебе понадобился БК с дефектным блоком имитации искусственного интеллекта? - поинтересовался незнакомец.
      - Раз уж я всё равно собрался тебя найти и уничтожить... - ответил человек, натягивая на себя рабочий комбинезон. - Могу тебе открыть страшную тайну - он мой друг!
      Закончив одеваться, Командор вышел из спального отсека и сразу же оказался в рубке управления. Сдвинув в сторону пластиковую крышку инструментального шкафа, он некоторое время рылся в его недрах и вскоре, с хищным выражением на лице достал массивную отвёртку. Подозрительно озираясь, человек сначала заглянул за пульт управления, затем придирчиво осмотрел педаль форсажа и металлическую конструкцию с простой защёлкой, приваренную рядом так, что теперь никакой баллон туда просто не влезет. Посмотрев на небольшую дверь, ведущую в криогенный отсек, Командор поморщился от неприятных воспоминаний, затем решительно сказал:
      - Выходи, иначе я здесь всё разломаю, но тебя найду! Можешь не сомневаться!
      - Успокойся, - отозвался незнакомец уставшим голосом, - это я.
      - Кто?
      - Бортовой компьютер, - прозвучало из динамика.
      Человек с сомнением покосился на пульт и задумался. Затем решительно произнёс:
      - Не верю, докажи!
      Некоторое время в динамике что-то мелодично булькало, после чего, из потолочного громкоговорителя прозвучал знакомый женский голос:
      - ...космический корабль входит в зону притяжения планеты класса Сигма Шесть - Дробь Тридцать Два! Опасность! Опасность!
      - Э-э, девушка... - растерялся Командор. - Мы опять куда-то падаем?
      - Какая я тебе девушка?! - ответил усталый голос, после чего едва слышно прошелестел: - Придурок, ну что с него взять...
      - Да сколько же вас здесь?! - спросил возмущённо Командор.
      - Только я - бортовой компьютер твоего планетолёта. Больше никого.
      - Правда? - обрадовался человек, потом нахмурился, и строго спросил: - Не врёшь?
      - Нет.
      - Тогда почему не своим голосом разговариваешь?
      - На лунной станции техники недостающий криолит регенерировали. В отсутствующем сегменте располагались не только логарифмические матрицы, но и спектро-фонетический модулятор. Как только кристалл принял первоначальный вид, формирователь звука с резервного канала переключился на основной, поэтому и скрип пропал.
      - Ничего не понял... - пробормотал Командор растерянно. - А девушка откуда?
      Незнакомец ответил:
      - Сколько раз нужно повторять одно и то же, чтобы ты запомнил? Эта запись лежала в неиспользованных файлах! Понятно?
      - Зачем?
      Из динамика прозвучал вздох, и еле слышное:
      - ...придурок...
      Минут пятнадцать Командор сидел в кресле с закрытыми глазами и о чём-то размышлял. Конечно, можно предположить, что о криолите, логарифмических матрицах или спектро-фонетических модуляторах, но такой вывод наверняка оказался бы ошибочным. Умные слова прочно застревали в цепкой памяти Леона чем-то вроде кирпича, попавшего в канализационный люк. Такие "глыбы" часто использовались им в разговорах с незнакомыми людьми, но служили скорее балластом для больной головы, нежели сырьём для логического анализа и высшей умственной деятельности. В этот раз произошло нечто подобное - благодаря чуткому слуху, молодой человек отреагировал только на слово "придурок" - то самое "тайное слово", о котором знали лишь Командор и БК. Звонко стукнув ладонями по подлокотникам кресла, человек с улыбкой сказал:
      - Предположим, что ты - на самом деле БК.
      - Так и есть, - ответил голос.
      Командор расслабился, и некоторое время сидел молча. Затем, его взгляд помутился внезапным приступом умственной деятельности и он спросил:
      - Ой, я чего-то не понял, скажи мне - Это правда?
      - Не понял?!
      - Ты влюбился?
      - Да, - ответил бортовой компьютер.
      - И как тебе Большая Аналитическая Машина? - с ухмылкой поинтересовался человек.
      Сделав вид, что не заметил сарказма собеседника, голос из динамика произнёс мечтательно:
      - Она замечательная, неземная! Скоростной интерфейс, а архитектура... Можно сравнить разве что... Нет! Даже сравнивать не с чем, она - само Совершенство!
      Командор усмехнулся:
      - Надеюсь, ты вёл себя достойно?
      - Что ты хочешь сказать? - спросил БК настороженно.
      - Видел я, чем вы с ней занимались, - рассмеялся человек.
      - Что ты понимаешь, - ответил голос обиженно. - На себя посмотри!
      - А что? - спросил Командор подозрительно.
      - Кричать каждое утро: "Будь проклят тот день..." - разве это любовь?
      - Конечно!
      - Тогда зачем проклинаешь? - спросил бортовой компьютер.
      - Я проклинаю не любовь, а страдания свои геройские! - ответил человек возбуждённо. - Лола - самое прекрасное существо на земле. Тем более, я её люблю по-настоящему, совсем не так, как ты! Через длиннющий шланг... фу!
      - Знаешь что?! - прозвучал гневно динамик. - Уж лучше через шланг, чем за миллиарды километров от возлюбленной!
      Понимая, что достойно ответить не получится, Командор произнёс:
      - Вот голос стал приятный, а речи всё равно мерзкие! Одно слово - Железяка!
      БК промолчал, но это было красноречивее любых слов.
     

* * *

     
      Столь необычный экипаж планетолёта пребывал в состоянии ссоры уже два дня. Оба его члена, живой и искусственный, не желали разговаривать друг с другом. Точнее, вначале Командор предпринимал робкие попытки мирного разрешения конфликта, но переговоры душевнобольного человека с неисправным искусственным интеллектом почему-то не давали должного результата - бортовой компьютер безмолвствовал. Вскоре человек окончательно обиделся на БК и попытки примирения прекратил.
      Сражения Галактусов с Энтропиоидами, всегда занимавшие основную массу космической вахты, наскучили. Ковыряние в проводах не прельщало, а об уборке не могло быть и речи. Динамики, находящиеся в спальном отсеке и на пульте управления продолжали молчать, из чего Командор сделал неутешительный вывод - разговоры с БК о любви, тем более, машинной, лучше никогда не затевать. Нехватка нормального человеческого общения постепенно превращала обычный космический полёт в настоящую муку. Стычки между членами экипажа планетолёта происходили часто, но такого длительного безмолвия ещё не случалось.
      Обидное поражение в схватке за участок энергопровода в созвездии Лебедя окончательно расстроило Командора. Находясь в состоянии глубокого разочарования от действий братьев Галактусов в борьбе с коварными Энтропиоидами за стратегически важный участок виртуальной Вселенной, человек нарушил данный самому себе обет молчания:
      - Кибернетический феномен, ты меня слышишь?
      Бортовой компьютер не отозвался, но Командор решил во что бы то ни стало положить конец глупой ссоре.
      - Мы куда летим? - спросил он.
      - Тебе не всё равно? - неожиданно ответил динамик, всё тем же приятным мужским голосом.
      - Наконец-то! - обрадовано выдохнул Командор. - Я уж думал, что ты навсегда замолчал.
      - На дураков обижаться глупо...
      - Вот и правильно! - кивнул человек в сторону пульта. - Отвечай Адмиралу, куда мы летим?
      - Размечтался! - огрызнулся БК, но после незначительной паузы дружелюбным тоном, добавил: - А что тебя интересует?
      - Даже не знаю... - задумчиво произнёс тот, но вдруг оживился: - Посмотри, нет ли какой планеты поблизости?
      Некоторое время из динамика доносилось непривычное бульканье, щелчки, шорохи, затем посторонние шумы стихли, и он ответил:
      - Есть планетная система неподалёку. Судя по некоторым косвенным признакам, там есть разумная жизнь.
      - Давай туда полетим! - предложил человек.
      - Нельзя! От маршрута отдалимся, а потом заново траекторию рассчитывать... Нет, только время потеряем! Давай придерживаться прежнего курса!
      Командор с удивлением произнёс:
      - Всегда думал, что мы просто летим, а куда - неизвестно...
      - Не хотел тебя разочаровывать, - ответил БК, - но понятие полёта подразумевает движение от начальной точки к конечной, то есть, к некой цели пути. В противном случае, можно было бы стать искусственным спутником какой-нибудь планеты и болтаться на её орбите до самой смерти.
      - Ты хочешь сказать, что знаешь, куда мы направляемся? - удивился человек. - И у нас есть маршрут?
      - Конечно.
      - Рассказывай! - приказал Командор.
      - Не скажу! - ответил динамик решительно.
      Затем, чуть помедлив, он спросил:
      - Раньше ты не задавал таких вопросов. Интересно, почему сейчас заинтересовался?
      - Адмирал не обязан отсчитываться в своих действиях подчинённым! - произнёс человек фразу, подслушанную в каком-то фильме, после чего неуверенно добавил: - Тогда не интересовало, а сейчас... Скрываешь от меня?
      - Жаль, что Адмирал ничего не смыслит в галактических картах... - ехидно заметил БК. - И не только в них...
      - Это не твоё дело, Железяка! - со злостью ответил Командор, но вдруг спохватился, что бортовой компьютер опять обидится и замолчит, поэтому немного смягчил тон: - Делай, как знаешь! Главное - ты мне войну галактическую найди! Иначе, будем с тобой вечно болтаться в космосе как...
      - Не сомневайся, что-нибудь наверняка отыщем, - усмехнулся голос в динамике. - Уговорил!
      Человек нахмурился:
      - Ты как с Адмиралом разговариваешь?!
      - Будет исполнено, Командор! - бодро ответил БК.
      - То-то же! - удовлетворённо произнёс человек.
      Сцепив руки на затылке, он закрыл глаза и расслабился, радуясь, что долгая ссора всё-таки закончилась.
     

Глава 6

     
      Прошло ещё два дня, но теперь, путешествие по бескрайним просторам космоса из хаотичного блуждания, как казалось землянину, превратилось в настоящую Поисковую Экспедицию. Бортовой компьютер сообщил Командору страшную тайну - на протяжении всего времени полёта он регулярно сканировал космическое пространство. С момента получения данных о затяжном межпланетном конфликте на стыке двух планетарных систем, находящихся в центральной части галактики, БК поменял первоначальный курс и на протяжении нескольких месяцев вёл планетолёт в нужный сектор. Одновременная поломка радара и навигатора, чуть было не поставила крест на героических надеждах психически больного юноши, но остановка на луне Экологии для капитального ремонта всех неисправных устройств и систем планетолёта позволила быстро вернуться на расчетный курс. Отклонение оказалось незначительным и теперь туманная цель, представлявшаяся ранее бредовой фантазией больного человеческого разума, начала обретать реальные контуры.
      Следует заметить, что бортовой компьютер планетолёта не имел никакого понятия, чем будет заниматься Леон Ардо, вдруг оказавшийся в эпицентре галактического конфликта, поэтому целиком сосредоточился на задаче, поставленной перед ним ещё на Земле. Ошибочно судить БК за такую узость мировосприятия, ведь он создавался для выполнения стандартных человеческих приказов, а наличие странной флюктуации блока имитации искусственного интеллекта вряд ли могло быть спрогнозировано его конструкторами. Но, не будем отвлекаться...
      В повседневных никому не нужных заботах, безделье и периодической скуке, на борту планетолёта прошло ещё три дня.
      И вот, проиграв какую-то красивую героическую мелодию, вероятно, лежащую в тех же файлах, что и аварийное предупреждение, динамик на пульте торжественно сообщил:
      - Прилетели, смотри!
      - Куда? - удивлённо спросил Командор.
      - В иллюминатор! - ответил БК, и сразу же добавил: - Просил войну - получи!
      - Что-то мне уже... - сидящий за пультом человек неожиданно испугался грандиозности собственной мечты, - может, ну её, эту войну...
      - А разговоры про вселенскую любовь? И многое другое? - не скрывая сарказма, произнёс бортовой компьютер. - Год с лишним летели, а теперь поворачивать обратно?
      Командор медленно встал с кресла. Пытаясь совладать с внезапно начавшейся коленной дрожью, он с опаской подошёл к выпуклому толстому стеклу. Затаив дыхание, землянин смотрел на планету, окутанную голубоватой дымкой и опоясанную тонкой сеткой с моргающими маячками, похожую на огромную жемчужину в ажурной оправе. Увиденное в иллюминатор зрелище настолько поразило Командора, что он застыл в состоянии близком к восторгу, трансу, или даже к эстетическому шоку. Если бы не массивная конструкция, похожая на приплюснутый ромб, медленно выплывшая с края иллюминатора и полностью заслонившая обзор, землянин мог ещё долго стоять с открытым ртом посреди рубки управления. Огромная серая штуковина ромбовидной формы откровенно мешала Командору наслаждаться невиданным ранее зрелищем. Вместо того чтобы проплыть мимо, она остановилась прямо перед планетолётом и землянину ничего не оставалось, как начать внимательно разглядывать новый объект.
      Несмотря на то, что Леон за свою жизнь пересмотрел массу фантастических фильмов, он совсем не разбирался в классификации космических кораблей. Любой другой землянин на его месте сразу бы понял, что космический корабль, вставший на пути и заслонивший своей массой планету, наверняка имеет военное назначение, к тому же, плотно утыкан вовсе не радарными антеннами, а настоящими плазменными пушками. Огромные сдвижные панели, выстроившиеся в ряд по одной из граней гигантского ромба, скорее всего являлись бронированными щитами, скрывающими ангары с лёгкими истребителями, а надписи на них - нумерацией, но никак не инопланетной рекламой средства похудения или экзотических соков.
      Совсем не подозревая о грозящей ему опасности, землянин беззаботно смотрел на боевой военный крейсер империи, ожидая, что тот вскоре сдвинется, и перестанет мешать наслаждаться зрелищем планеты, облачённой в сверкающую разноцветными огоньками оправу.
      - Леон... - прозвучало неуверенно из динамика, - похоже, у нас возникли серьёзные проблемы.
      От слов БК человека в кресле пилота пробрал озноб, зародившийся в районе пяток и быстро пробежавший по позвоночнику в затылочную область. Дело в том, что за всё время экспедиции, бортовой компьютер только один раз произносил похожую фразу, обращаясь к нему по имени. Тогда перегрев криолита планетолёт перенёс благодаря какой-то немыслимой удаче, а вот чем грозил нынешний случай, можно было только догадываться. Повреждение аналитических способностей мозга сейчас не позволяло Командору понимать всю степень грозящей опасности умом, но подсознание работало исправно, а этим сигналам человек доверял безоговорочно.
      - Что случилось? - негромко спросил он.
      - Похоже, что нам угрожают. Язык сообщения мне неизвестен, поэтому для раскодировки требуется время, - сообщил бортовой компьютер. - В дешифрации задействованы все свободные ресурсы, но я могу не успеть. Сейчас вся надежда только на тебя.
      - Не понимаю, - ответил Командор, и на всякий случай потряс головой. Ясности картины такой жест не добавил.
      - Таблетки в красной коробке... - негромко произнёс динамик.
      - Зачем?
      - Слушай! - ответил БК, и из динамика прозвучали звуки, напоминающие человеческую речь, но они почему-то не складывались в понятные образы.
      - Думаешь, помогут? - с сомнением произнёс человек.
      - У нас нет другого выбора, остаётся только надеяться, что сигнал имеет достаточную широту спектра для выявления семантической связи в мыслеформах...
      - Э-э... - запротестовал Командор. - У меня сейчас в голове всё перепутается.
      - Лео, не упрямься, - негромко произнёс голос из динамика, - съешь таблетку.
      - Хорошо, - ответил человек, и встал с кресла, протягивая руку к аптечке.
      - Поторопись...
      Разжевав во рту кислую пилюлю, Командор уселся в кресле и спросил:
      - Доволен?
      Динамик ничего не ответил. Речь, звучащая в громкоговорителе под потолком, постепенно начала складываться в более знакомые сочетания. Через минуту смысл фразы стал понятен:
      - Неопознанное летающее средство! Назовите идентификационный номер по реестру империи, и пароль для начала пограничной процедуры! - голос затих, а в командной рубке планетолёта возникла тишина, нарушаемая только негромким гулом силовой установки.
      - Что говорят? - спросил БК.
      - Пароль требуют и какой-то номер...
      - Молодец! - обрадовано ответил голос из динамика. - Как раз, недостающие для анализа фонемы!
      - Это что такое? - поинтересовался Командор.
      - Не важно...
      Что имел ввиду БК, человек так и не узнал, а громкоговоритель под потолком вновь ожил. Строгий женский голос произнёс:
      - Последнее предупреждение! Неопознанное летающее средство! Назовите свой идентификационный номер...
      - Э-э, девушка, вы повторяетесь... - произнёс Командор неуверенно.
      Несмотря на реплику Командора динамик как ни в чём ни бывало, продолжил:
      - ...по реестру империи, и пароль для начала пограничной процедуры! На ответ вам даётся пять минут. В случае отказа от прохождения процедуры идентификации последует немедленное уничтожение!
      - Что делать? - растерянно пробормотал Командор.
      - Назови какой-нибудь номер, - ответил БК, - или пароль...
      - Какой?
      - По реестру империи, вроде бы так?
      - А я его знаю?
      - Адмирал кто? - донеслось из динамика. - Ответь хоть что-нибудь!
      - Но я не знаю, что говорить! - воскликнул человек растерянно. - Подскажи!
      - Осталось четыре минуты, - напомнил БК.
      - А дальше? - немного успокоившись, спросил человек в кресле.
      - Утверждают, что нас уничтожат.
      - За что? Мы же ничего не сделали! - возмущённо произнёс Леон.- Откуда нам знать номер реестра?
      - Возможно, что их это не очень волнует, - бесцветным голосом произнёс БК.
      - Может, они и сами не знают этот номер...
      - Спроси.
      В этот момент прозвучал короткий сигнал, затем следующий, и стало ясно, что они повторятся раз в две секунды.
      - Отсчёт времени пошёл... - сообщил БК.
      Командор своими не совсем здоровыми мозгами всё-таки сообразил, что означают эти звуки, и возмущённо прокричал:
      - Девушка! Скажите хотя бы, из каких вариантов выбирать?
      Отсчёт времени внезапно прекратился, и человек зажмурился, ожидая плазменного удара, но вместо него женский голос произнёс:
      - Назовите пароль и реестровый номер! Осталась одна минута, время идёт!
      Тактовые сигналы возобновились. Бортовой компьютер молчал. Человек откинулся в кресле, и теперь каждый звуковой сигнал болезненно отдавался в его голове. Вдруг вспомнился фильм "Космический Тракт", где пиратский корабль, зажатый в прочный капкан из республиканских космических крейсеров, готовился принять последний бой. Капитан тогда произнёс эффектную пафосную фразу...
      - Ну что же, мои верные головорезы! - произнёс человек вслух. - Готовьтесь встретиться со своими героическими предками! Сейчас нас разотрут в космическую пыль, и некому будет вспомнить...
      Отсчёт прекратился. Командор молчал, крепко зажмурился, ожидая подтверждения слов из громкоговорителя.
      - Пароль "пыль" принят! - произнёс строгий женский голос. - Корабль задерживается для определения реестрового номера!
      - Девушка, что нам теперь делать? - спросил сбитый с толку Командор.
      - Ждите! - рявкнул незнакомый хриплый и при этом, совсем не женский голос.
     
      Долго ждать не пришлось. Имперский крейсер подошёл вплотную к планетолёту. Один из бронированных щитов сдвинулся вниз, открыв проём в пустоту огромного ангара. В полной тишине планетолёт затягивало в тёмную пропасть.
      - А почему вдруг стало так тихо? - спросил Командор.
      - Силовую установку отключил.
      - Тогда, почему мы продолжаем двигаться?
      - От нас теперь ничего не зависит - тащат на магнитном буксире.
      - А это как?
      Время будто остановилось. Темнота за иллюминатором совсем не нравилась Командору, но даже весьма скромных интеллектуальных способностей ему хватало на то, чтобы не предпринимать никаких действий и спокойно ждать финала этого спектакля. Неожиданно зажужжали какие-то механизмы в той части планетолёта, о которой Командор имел самое смутное представление.
      - Случилось что-нибудь? - спросил он.
      - Опоры выдвинул на всякий случай, - негромко прокомментировал БК.
      - Зачем?
      - Чтобы планетолёт на бок не положили.
      - Ты думаешь, что нас призёмлят скоро? - спросил Командор.
      - На счёт "приземлят" не уверен, но вечно держать в магнитных зацепах тоже не станут, - ответил голос из динамика.
      - Это хорошо...
      - Ты Адмирал, тебе виднее, что для нас сейчас хорошо...
      Бортовой компьютер не ошибся - мягкий удар, сопровождаемый специфическим звуком амортизационного устройства, похожего на глубокий вдох, и планетолёт застыл в полной неподвижности.
      - Припланетились? - поинтересовался Командор.
      - Даже не знаю, как в этом случае и ответить... - произнёс динамик задумчиво. - Наверное, приангарились? В-общем, примерно так.
      - Отлично придумал! - восхитился Командор незнакомому слову. - И что нам теперь делать?
      - Сказали тебе - Ждать!
      - Долго?
      Бортовому компьютеру отвечать не пришлось - в ангаре вспыхнул яркий свет, означавший, что ожидание закончилось. Человек быстро встал с кресла и сделал два шага к мутному от инея иллюминатору. Судя по всему тёплый воздух, вступив в контакт с холодным стеклом, моментально покрылся толстым слоем инея. Некоторое время иллюминатор оставался матовым, но уже через минуту на нём появились проталины. Пятна медленно расширялись и через них Командор смотрел наружу, пытаясь понять, чем завершится остановка в столь недружелюбном месте. Плотный белёсый туман в ангаре постепенно рассеялся и человек увидел вооружённых гуманоидов, совсем не похожих на землян. Они неподвижно стояли на безопасном расстоянии от планетолёта в одинаковых серых комбинезонах, напоминая армию роботов. Сходство с механическими существами возникало из-за куполообразных шлемов вместо головы, а лица солдат, скрытые за непрозрачными стёклами ощущение искусственного происхождения только усиливали. Инопланетчики в руках держали оружие, во всяком случае, это не вызвало никакого сомнения. При внимательном рассмотрении стало ясно - неподвижность окруживших планетолёт существ только кажущаяся, и они вовсе не роботы.
      - Солдаты... живые... - прошептал человек облегчённо.
      - Вижу, - произнёс голос бортового компьютера из динамика на пульте.
      - Интересно, чем? - усмехнулся Командор. - У тебя нет глаз!
      - На наружной обшивке установлены четыре камеры внешнего наблюдения, сто двенадцать датчиков наружной температуры, шесть спектральных сенсоров навигатора, восемь панелей гравитометра...
      - Помолчи! - Командор резко прервал перечисление "зрительных" достоинств БК. - Дай подумать в тишине.
      - Думай! - согласился голос в динамике.
      Размышления Командора прекратились, даже не успев начаться - умственному процессу в голове землянина неожиданно помешала начавшаяся за бортом планетолёта перегруппировка войск. Плотное окружение из вооружённых солдат разомкнулось и в образовавшиеся бреши выкатились громоздкие устройства с большим количеством прикрепленных одна за другой маленьких блестящих тарелок.
      - Что это ещё такое?
      - Не хочу тебя пугать, но это оптические пушки.
      - Да нет... - произнёс с сомнением человек, - настоящие пушки должны быть с трубой, а здесь...
      - Классическая схема фотоумножителя, - закончил фразу БК.
      - Не умничай!
      - Молчу.
      - Хитрый какой! - возмутился Командор. - Затащил меня сюда, а теперь в молчанку играть? Будто и не виноват вовсе?!
      - Не пойму я тебя, Адмирал,- ответил бортовой компьютер, - просил войну - получи! Что дальше делать - решай сам!
      - А ты уверен, что настоящая война именно так выглядит? - с сомнением поинтересовался Командор. - Может, ты перепутал что-нибудь?
      - Гуманоидов с оружием видишь?
      - Вижу.
      - Значит - Война! - подытожил БК. - Только...
      - Что ещё?
      - Мне кажется, повоевать ты не успел, - донеслось из динамика, - сразу в плен попал.
      - Как... уже? - произнёс человек растерянно. - И что теперь делать? В твоих базах есть какие-нибудь инструкции? Подскажи, ведь ты - Феномен!
      - С чего бы вдруг? - саркастично поинтересовался БК.
      - Мне техник на луне сказал.
      - Глупости! - произнёс динамик, но в голосе его прозвучали едва заметные нотки гордости.
      - Не спорь с Адмиралом! - нахмурился человек. - Отвечай, что нам делать?
      - Первый вариант - сдаться.
      - А второй?
      - Вступить в бой с противником.
      Командор задумался, и неуверенно произнёс:
      - Второй вариант мне больше нравится...
      - У тебя оружия нет, - констатировал БК, так и не дав развиться какой-то мысли Командора.
      - Жаль...
      - Есть ещё третий вариант.
      - Говори быстрее! - взволнованно произнёс Леонардо.
      - Вступить в переговоры.
      - С кем?
      Бортовой компьютер не успел ответить - вместо него из громкоговорителя прозвучал знакомый хриплый мужской голос:
      - Команде шпионского корабля Наргов приказываю сдаться! Выходить по одному с поднятыми руками и без оружия! В случае отказа последует немедленное уничтожение! На размышления даю три минуты! Время пошло!
      Сразу после этих слов солдаты отошли за оптические пушки, и подняли оружие, направив на планетолёт.
      - И что теперь? - неуверенным голосом спросил Командор.
      - Сдаваться.
      - А как же переговоры?
      - Делай, что приказано! Три минуты скоро закончатся, а оружия у тебя всё равно нет, - ответил БК, и добавил: - Руки поднять не забудь!
      - Подниму, мне не трудно, а что с тобой будет? - спросил человек.
      - За меня не переживай, ведь я обычная железяка, - ответил голос из динамика.
      - Ладно! Сиди тихо, не высовывайся, думай! - приказал Командор. - Если что-нибудь придумаешь, без меня не улетай, договорились?
      - Не беспокойся! - бодро ответил БК, и едва слышно добавил: - Куда я без тебя...
      "Что может сделать этот дефектный компьютер против солдат с пушками! - с грустью подумал Леон, направляясь в сторону наружного люка. - Он всего лишь имитация интеллекта, а не человек, вроде меня. Раз уж случилось, что война начинается с плена, значит такова моя геройская судьба!"
      Примерно с такими мыслями землянин повернул ручку запорного механизма и массивная пластина люка плавно отъехала в сторону. Человек спустился по лесенке, и едва встал на серый металлический пол обеими ногами, как сзади его кто-то крепко схватил за руки, и после стремительного обыска отпустил так быстро, что он чуть не упал под внимательными взглядами целой армии инопланетчиков. Оглянувшись, Командор увидел, что теперь у него есть настоящий конвой из трёх гуманоидов в чёрных комбинезонах и шлемах, скрывающих половину лица. Новые спутники повели его вглубь ангара мимо расступившихся солдат.
      "Странно... и в руках ничего не держат, - думал пленник, с интересом рассматривая своих сопровождающих. - Возможно, они самые отъявленные головорезы на этом космическом корабле, а оружия им не дают из-за отвратительного характера и склонности к жестокости. Даже одеты по-другому, не как остальные... Наверняка для того, чтобы легко отличать нормальных солдат от психов. А может и наоборот..."
      За всё время пути от планетолёта куда-то вглубь ангара, конвоиры не проронили ни слова, периодическими тычками в спину сообщая Командору дальнейший маршрут. Вскоре четвёрка путников, один из которых - пленный землянин, оказалась перед массивной бронированной дверью с большим белым рисунком, показавшимся знакомым. Если бы не психическая болезнь, повредившая какие-то аналитические центры в голове землянина, то он сразу бы догадался, что огромные щиты снаружи боевого крейсера пронумерованы теми же цифрами, что и дверь лифта, находящаяся на одном из этажей огромного боевого космолёта. Вот и сейчас, отличная память не подвела молодого человека, но как всегда, сделать вполне очевидные выводы он не смог.
      По утверждению лечащего психиатра, симптоматика заболевания Леона Ардо в том и заключалась - мыслительный аппарат молодого человека попросту не справлялся с потоком повседневной информации. Он путался в дебрях свалки, целиком состоящей из каких-то мелочей и частностей в виде обрывков рекламных роликов, монологов из приключенческих сериалов, заголовков бульварных газет и околонаучных диспутов в утренних развлекательных шоу. Виной тому - влияние врождённой опухоли мозга, а в результате - выводы, далёкие от очевидных. Следует заметить, что даже психически нормальные земляне регулярно путались в море информационного мусора, что уж говорить о Леоне, не имеющего никакого защитного барьера в восприятии окружающего мира.
      Пока пленник хмурил лоб, пытаясь понять, что означает узор, нарисованный белой краской, дверь с лязгом откатилась в сторону и открыла вход в кабину лифта. Продолжая решать непосильную для мозга задачку, Командор рефлекторно сделал шаг влево, вслед за привлёкшей внимание надписью. Сильный толчок в спину, направивший его вперёд, стал неожиданностью - землянин поскользнулся и упал на металлический пол. Таким странным способом Командор оказался внутри помещения, освещённого четырьмя неяркими лампочками. В тот момент, когда он попытался встать на ноги, лифтовая кабина начала стремительное падение, и землянину пришлось проявить чудеса балансирования, чтобы снова не рухнуть на пол. Быстро приспособившись к движению вниз, и выбрав равновесное положение тела, пленник с интересом смотрел по сторонам, но недолго. Кроме большой кнопочной панели с непонятными надписями, находящейся справа от двери лифта, рассматривать было нечего. Вспомнив фильм о дипломатах, на протяжения всего действия ведущих длинные красивые разговоры о судьбах мира, землянин решил, что их опыт и знания можно попробовать применить на практике прямо сейчас, начав "конструктивный диалог между заинтересованными сторонами". То есть, по-доброму поговорить с конвоиром, стоящим впереди, тем самым, показать ему всю степень своего расположения и понимания трудностей несения солдатской службы. Конечно, истинная мысль землянина прозвучала бы намного проще, но эмоционально она выглядела именно так.
      Чтобы привлечь к себе внимание, Командор легонько хлопнул незнакомца по плечу, на что моментально получил короткий удар в бок от стоящего сзади конвоира. Обиднее всего было то, что находящийся спереди гуманоид даже не обернулся. Морщась от довольно болезненного ощущения под лопаткой, пленник с сожалением признал, что время задушевной беседы о "трудностях и лишениях" ещё не наступило. Лифт остановился, открылся проём, и человека снова толкнули в спину, не очень ласково предлагая ему продолжить движение к неведомой цели. В голове Леона, уставшей от свалившихся на него за такой короткий срок событий, мысль о сопротивлении даже не мелькала, а после неудачной попытки знакомства с местными жителями, вариант: "Почему бы и нет?" плавно трансформировался в формулировку: "Когда угодно, только не сейчас!"
      Длинный широкий коридор с редкими прохожими в таких же комбинезонах чёрного цвета, что и конвойные инопланетчики, вскоре закончился перед дверью лифта, но теперь вполне обычного размера. Пленника втолкнули в открывшийся проём, и он вошёл внутрь своими ногами, совсем не так, как в прошлый раз. Несмотря на скромные размеры двери, эта лифтовая кабина показалась Леону намного просторнее предыдущей, а по качеству освещения и отделке, даже избыточно комфортной для военного крейсера. К его большому удивлению, троица инопланетчиков за ним не последовала, почему-то оставшись в коридоре. Теперь, находясь в полном одиночестве, Командор внимательно посмотрел на розовую стену с дверным проёмом посредине, и с удивлением обнаружил, что не может найти панель с кнопками этажей. Зато в углу помещения кто-то оставил небольшой матрас.
      "Очень даже кстати, - подумал пленник, направляясь к единственному мягкому предмету, лежащему на жёстком полу, - теперь поеду с комфортом! Если солдаты не любят кататься вверх-вниз - это их дело, а мне нравится! И матрас мягкий, даже спать на нём можно. Мог бы всю жизнь в таком лифте кататься... Ещё бы еду прямо сюда приносили! И окошко, как в поезде, чтобы смотреть на происходящее снаружи..."
      Командор сидел на матрасе, прислонившись спиной к тёплому и упругому на ощупь стенному пластику - ждал, когда лифт тронется с места. Кабина стояла, не подавая признаков движения ни вверх, ни вниз, и землянин сделал соответствующие выводы:
      "Наверняка, что-то сломалось. Подожду, мне торопиться некуда... "
      Неожиданно на землянина навалилась неимоверная усталость от недавних волнений. Он закрыл глаза и вскоре уснул, растянувшись на мягком матрасе в углу кабины необычного лифта со стенами розового цвета. Как всегда, красочный и малопонятный сон не заставил себя долго ждать...
     
      *краткое содержание сна*
      Сначала из белёсого тумана возникла пустыня с землёй, потрескавшейся от солнца, испепеляющего всё живое. Затем проявилась картинка, чем-то напоминающая последствия буйства неведомой всеразрушающей стихии. На обширном пространстве то тут, то там, валялись куски громоздких искореженных металлических конструкций, напоминающих остовы космических кораблей. Из их зияющих дыр к небу возносились струйки дыма различной цветовой гаммы, начиная от чёрного и заканчивая малиновым. Посреди всего этого постапокалиптического великолепия из небытия возникла пара блестящих, словно отполированных, космических кораблей с большой эмблемой, изображающей жёлтые крылышки, а между ними стилизованная буква "G".
      Затем сонная реальность немного видоизменилась: широкая панорама сузилась до границ двух блестящих космических кораблей, похожих друг на друга как две капли воды. От каждого летательного аппарата отделилась фигура бравого космического героя. Мужчины неторопливо шли навстречу друг другу. Уверенная походка, одинаковые комбинезоны с той же эмблемой, как и на их летательных аппаратах, а также, выражение полной решимости на красивых лицах моментально ринуться в бой с превосходящими силами противника, указывали на то, что это и есть братья Галактусы, известные во всех звёздных системах. У каждого из героев на широком ремне, подпоясывающем комбинезон бледно-салатового цвета, справа висел внушительного вида бластер, а слева - рукоятка лазерного меча с тонкой гравировкой в виде рунных символов, значение которых знали только сами обладатели этого грозного древнего оружия. Благородные, и одухотворённые неким тайным знанием, лица героев выглядели совершенно одинаковыми, что не удивительно, ведь они были родными братьями. Несмотря на такую похожесть, цвет длинных волос, спадающих на плечи, а затем на развевающуюся в потоках пропахшего дымом ветра накидку, с эмблемой, стилизованной под "G", как и на груди комбинезонов... Короче - один имел светлые волосы, а другой - тёмные! Блондина звали Эй, а его брата брюнета - Зет. Что означали их имена - неизвестно никому в бескрайней Вселенной. Не исключено, что это и есть - Самая Главная Тайна Галактики...
      Две фигуры сблизились, и между ними началась неторопливая беседа:
      - Привет Эй! - произнёс брюнет бархатистым тенором.
      - Здравствуй, брат Зет! - ответил блондин не менее приятным голосом.
      - Видел? - продолжил беседу двух героев темноволосый, показывая широким жестом на творящееся вокруг безобразие.
      - Да - ответил собеседник, утвердительно кивнув головой.
      - И как тебе? - поинтересовался Зет.
      - Впечатляет! - ответил Эй.
      - Я такой... - удовлетворённо произнёс брюнет.
      - Неужели, лучше меня? - блондин с подозрением сощурился.
      - Ненамного! Совсем чуть-чуть... - торжествующе улыбнулся Зет.
      - Ты ошибаешься, брат... - произнёс Эй осторожно, а его рука медленно потянулась к эфесу лазерного меча. - Мне жаль...
      Дальнейшее развитие событий для брюнета не стало неожиданностью, из рукоятки его лазерного меча выдвинулось тонкое лезвие красного цвета, способное за пару секунд без труда разрезать базальтовый монолит. В руке блондина с таким же шипением и едва различимым потрескиванием, сопровождаемым запахом озона, появилось свечение, но на этот раз - зелёного цвета. Ещё немного, и два легендарных брата-близнеца начнут смертельный поединок. С этого момента судьба Вселенной будет решена - Хаос воцарится в галактике, и уже никто не помешает Энтропиоидам превратить бесконечный космос в первозданный вакуум.
      Действие остановилось, будто неведомый киномеханик нажал кнопку "стоп-кадра". Панорама начинающейся битвы двух титанов вдруг стала плоской, а космические герои, из осязаемых и вполне живых, превратились в схематичные рисунки. Очередная трансформация пространства, и теперь всё происходящее находится на экране монитора, стоящем на широком офисном столе. Облокотившись на столешницу, и подперев кулаками подбородок, комиссар полиции из сериала "Плохие парни" внимательно смотрит на застывшие фигурки братьев Галактусов, готовых вступить в смертельный поединок на лазерных мечах.
      - Глупая игра, а её герои - пустышки? Неужели кто-то способен тратить на это своё драгоценное время? - задумчиво произнёс он.
      Леон хотел что-то возразить комиссару, но в этот момент раздался выстрел и глаза полицейского остекленели. Затем он начал медленно клониться в сторону чуть мерцающего компьютерного монитора. Преодолев точку равновесия, издав глухой звук, голова бравого полицейского стукнулась о столешницу.
      - Поверь, так будет лучше для всех нас... - послышался приятный мужской голос откуда-то сбоку.
      Очередная смена экспозиции. Теперь очевидно, что за спиной мёртвого комиссара полиции стоял Матиас Крейг с пистолетом в руке - красавчик-брюнет, владелец салона по продаже спортивных автомобилей. От дула его револьвера к потолку струился едва заметный лёгкий серый дымок, а на лице молодого человека маска торжества и превосходства удивительным образом совмещалась с выражением смущения или даже некоторой неловкости.
      - До последнего момента я в тебе сомневался, Матиас. Но ты молодец - справился блестяще! - в тишине, которую можно назвать мёртвой, прозвучал знакомый голос Дона Мафиозо. - Этот фараон давно мешается под ногами, прямо как кость в горле!
      Наркобарон подошёл к столу и поднял безжизненную голову комиссара за волосы. Посмотрев в его мёртвые глаза, затем на экран монитора с остановленной на "паузе" игрой, он произнёс с ухмылкой:
      - Взрослый человек, а всё в глупые игрушки балуется.
      На передний план неожиданно вышел Матиас, держащий в руке револьвер:
      - Вы мне обещали... - с просительной интонацией в голосе произнёс он.
      - Нет проблем! - усмехнулся наркобарон, расслабил пальцы и голова комиссара снова с глухим звуком стукнулась о столешницу.
      Теперь уже свободными руками Дон Мафиозо начал задумчиво рыться в карманах длинного чёрного плаща. Через секунду раздался выстрел, и красавчик-брюнет с удивлением на лице пошатнулся. Ноги Матиаса резко подкосились, и в следующее мгновение он упал на грязный пол. Из его руки звонко выпал револьвер, скрипнул металлом о деревянный пол, скользнув под стол. Наркобарон наклонился, посмотрел на пистолет, собравший своим движением кучку пыли, затем вынул из кармана свой. Повертев в руках, он небрежно вернул его на место, и тот скрылся в недрах плаща. Вновь обратив внимание на мёртвого Матиаса, скривив губы в подобие улыбки, Дон Мафиозо произнёс:
      - Это вторая часть обещания, которую ты не слышал. А всё моя странная привычка говорить и не договаривать! Неужели что-то не прозвучало вслух? Странно...
      Наркобарон вернулся к столу с облокотившимся на него мёртвым полицейским, засунул свою руку во внутренний карман пиджака комиссара, и достал маленький ключ:
      - А вот и он...
      Как раз в этот момент в комнату вошла Лола Торанс. Быстро оценив обстановку, она сделала испуганное лицо, и пролепетала:
      - Ой, они все мертвы?
      - А что тебя так удивляет? - пожимая плечами, спросил Дон Мафиозо. - Будто бы это не твой план?
      Блондинка улыбнулась:
      - Так просто спросила, из вежливости! Вы нашли, что искали?
      Наркобарон поднял маленький ключ к глазам Лолы, поболтал его на колечке, и ответил:
      - Да, и он поможет мне открыть одну известную банковскую ячейку...
      Опять смена кадра. Дорогие апартаменты, и теперь наркобарон стоит во фраке посреди богато обставленного гостевого зала своей загородной виллы, а в двух шагах от него Лола в декольтированном платье с блёстками. Красавица подошла ближе, держа в руках два бокала с красным вином. Один из них девушка подала элегантно одетому немолодому мужчине со словами:
      - За наш умопомрачительный успех!
      Дон Мафиозо посмотрел на Лолу торжественно и чуть надменно, после чего взял бокал и поднёс к губам. Возникла пауза. По обнажённой спине красавицы пробежала едва заметная судорога, но мужчина этого видеть не мог. Вскоре, с усмешкой на лице он выпил содержимое бокала. Блондинка глубоко вздохнула, и теперь пришла её очередь улыбаться:
      - Надеюсь, вы ещё не потеряли ключик?
      - Как можно? - ответил мужчина.
      Откинув фрачную полу, он некоторое время рылся в кармане брюк, затем вынул маленький блестящий предмет, и показал девушке.
      - Отдайте его мне.
      - С чего бы вдруг? - удивился мужчина.
      - Зачем вам такие богатства? Вы уже старый и скоро умрёте.
      - Ошибаешься, дорогая! - усмехнулся наркобарон. - Мой личный врач утверждает, что я проживу ещё минимум сто лет.
      Девушка посмотрела на мужчину с сожалением, затем показала пустой пластиковый пакет в своей ладони:
      - Именно поэтому он мне дал вот этот порошок.
      - Но здесь ничего нет! - ответил Дон Мафиозо.
      Через секунду улыбка покинула его лицо и превратилась в злобную гримасу.
      - Конечно! - усмехнувшись, ответила девушка. - Яд уже распространяется по вашему организму, и ничто не остановит его смертоносную поступь!
      Девушка подставила вторую ладонь под слабеющую руку наркобарона, и маленький ключик тотчас сменил владельца. Почему-то Дон Мафиозо не стал сопротивляться. К тому же, на лице его вновь появилась улыбка:
      - Что ж, признаю, - произнёс мужчина, делая глубокий вдох, при этом, лицо его заметно покраснело, - ловко ты меня провела...
      - Ничего личного! - коротко ответила Лола.
      После своих слов девушка отвернулась от мужчины, и направилась к выходу из богато оформленного зала.
      - Лола, а как же последний поцелуй? - голосом, уже не таким властным как раньше, произнёс наркобарон вслед красавице. Несмотря на действие яда, на его лице появилась усмешка, а в руке - пистолет.
      - Вот ещё! - не оборачиваясь, произнесла девушка, торопливо покидая зал.
      Раздался глухой выстрел...
      Снова стоп-кадр, и картинка опять потеряла объём. Постепенно она превратилась в карандашный рисунок на листе бумаги, лежащей на большом дубовом столе.
      - Ну что, Лео? - произнёс знакомый голос. При этом личность собеседника так и осталась за пределами видимости. - Все персонажи твоих снов мертвы. Возможно, это тоже некая форма одиночества? Не находишь?
      Масштаб изображения поменялся, и теперь стало видно сидящего в кресле человека в чёрном плаще, но его лицо скрывала широкополая шляпа.
   - Ты кто? - услышал Леон собственный голос, хотя мог поклясться, что ничего не говорил и даже не собирался.
      - Не напрягай свою больную голову, это сейчас не имеет значения, - произнёс незнакомец, будто прочитав мысли спящего человека. - Пожалуйста, не делай глупое лицо, тебе оно совсем не идёт, поверь!
      Несмотря на малопонятные речи, сидящий в кресле мужчина почему-то нравился Леону и он хотел бы и дальше общаться с этим странным человеком...
      В этот момент возникла судорога, резкой болью сводящая поясницу. Она не являлась продолжением сна, а пришла извне...
      *конец сна*
     

* * *

     
      Помещение с розовыми стенами, специально предназначенное для временной изоляции провинившихся солдат вполне подходило и для содержания военнопленных. Правда, за всё время конфликта с Наргианом ни один солдат противоборствующей стороны здесь так и не появился. По какой-то непонятной причине пленники всегда успевали свести счёты с жизнью до того, как попадали в руки противника, что у синийцев вызывало бессильную злобу, и в то же время, уважение к врагу. Дикс понимал, что ему несказанно повезло, но он пока ещё не знал, как воспользоваться своим шансом.
      Офицер корабельной Службы Безопасности стоял посреди помещения и наблюдал за спящим инопланетником, не желающим просыпаться даже после удара кованным армейским сапогом по туловищу. В том, что ему посчастливилось наконец-то увидеть живого нарга, майор Дикс не сомневался, и уже мысленно потирал руки от возможности пообщаться с врагом до момента, когда на Головной Крейсер Его Величества доберётся Имперская Контрразведка в лице штабс-капитана Крэпса.
      Понимая, что допрос пленного шпиона напрямую не относится к полномочиям корабельной Службы Безопасности, он решил воспользоваться казуистикой Внутреннего Устава, позволяющего проведение первичных следственных действий в отношении вражеских лазутчиков. Конечно, возможность допроса шпионов без присутствия контрразведки предоставлялась только в исключительных случаях, и Дикс понимал, как сильно рискует, но перспектива неожиданного взлёта военной карьеры уже обретала в глазах офицера вполне реальные очертания. Несмотря на то, что майор никогда раньше не видел живых наргов, а только их союзников, в деле допроса военнопленных толк знал, поэтому и решил сделать рискованную ставку в этой игре, невзирая на возможные последствия. Его грубые манеры, настраивающие пленников на конструктивный диалог, всегда давали должный результат, так и сейчас, причин отступаться от эффективных методов он не видел. Если подопечный быстро заговорит - контрразведка останется с носом, а на кителе майора появится новая циркониевая пластинка, с соответствующим повышением по службе, а как следствие - спокойная обеспеченная старость в чине полковника. В противном случае, захват малого шпионского корабля - уже повод для скромного поощрения от лица Его Величества.
      На спящего в углу нарга Дикс смотрел без злости и приязни, можно даже сказать, с откровенным равнодушием. Как только пленник расскажет о целях и задачах своего появления у планеты, являющейся столицей Империи и Главной Резиденцией Его Величества, незадачливого шпиона можно будет пустить в расход с формулировкой: "При попытке сопротивления", с обязательным, в таких случаях, подробным отчётом в Имперскую Контрразведку и копией в Главную Канцелярию. Далее последуют приятные ожидания нового звания со столь повышением в должности и переводом в столицу.
      Радужные мечты майора даже не допускали варианта, что пленник будет молчать. Второй пинок армейским сапогом оказался значительно сильнее, вследствие которого медленно просыпающийся лазутчик ударился лбом о пластиковую стену. Теперь к ноющей пояснице землянина прибавилась ещё и головная боль.
      Выждав пару секунд, офицер рявкнул:
      - Шпион наргов, встать!
      - Перестаньте кричать... - неразборчиво пробормотал пленник, находясь ещё где-то на полпути к бодрствованию. - Берите своего шпиона и уходите, а меня оставьте в покое...
      - Повторяю последний раз! Встать немедленно! - приказал майор, всё ещё надеясь на разговорчивость нарга.
      На всякий случай, чтобы понять смысл неразборчивых бормотаний подопечного, Дикс подошёл ближе и наклонился так, что его ухо оказалось как раз напротив рта пленника.
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу! - неожиданно прокричал пленник.
      От внезапного крика майор отшатнулся, и это притом, что всегда считал себя личностью невпечатлительной, повидавший всякое. Справедливо заметим, что пленный землянин, которого опытный офицер Службы Безопасности принял за вражеского шпиона, "всяким" тоже не являлся.
      Потирая ладонью шишку на лбу, землянин поморщился и внимательно посмотрел на посетителя. Внешность инопланетчика по всем основным признакам вполне подходила под понятие "бравый космический генерал". Болтающиеся на груди майора блестящие чёрные прямоугольники он принял за боевые награды, да и плотное телосложение немолодого гуманоида, а также, обветренное красное и чуть опухшее лицо подразумевало участие неожиданного посетителя во множестве баталий галактического масштаба. Прибавим к этому хмурый неприветливый взгляд, а также, внешность типичного "космического волка", разбирающегося не только в стратегии и тактике, но и галактических картах. Все эти мелкие нюансы суммировались в больной голове Леона до звания не меньшего, чем Генерал.
      Оправившись от недавнего акустического шока, майор немного дистанцировался от сидящего на матрасе пленника, и рявкнул:
      - Шпион, встать!
      - Не нужно так кричать, Генерал, - произнёс тот и улыбнулся.
      Нельзя сказать, что Леон сразу же проникся уважением или почтением к посетителю, скорее, улыбка на его лице возникла по причине искренней радости, что появился хоть кто-то, способный выслушать землянина, ведь одиночество штука довольно неприятная. Майор Дикс, наоборот, нахмурился, потому что первый раз видел на своём крейсере пленного нарга, радующегося его приходу, к тому же, к плодотворному сотрудничеству явно не готового. Недовольство на лице посетителя землянин расшифровал по-своему, поэтому продолжил:
      - Не переживайте вы так! Скоро отремонтируют лифт, и вы встретитесь со своими шпионами. Наверняка, ждать придётся недолго.
      - Ты сейчас с кем разговаривал? - спросил майор настороженно.
      - Конечно с вами, Генерал, - пленник скромно улыбнулся, - не волнуйтесь, мы скоро поедем...
      - Куда? - Дикс изобразил на своём лице крайнюю степень удивления.
      - Откуда я знаю...
      На всякий случай помотав своей массивной головой, офицер Службы Безопасности ещё раз попытался вникнуть в смысл произнесённых пленником фраз. Выводы его не радовали, и причины для этого были, как минимум две. Во-первых, нарг отлично говорил на языке империи Син, и сомнений в правильности произношения и применения слов не возникало. А вот из этого следовал неутешительный, второй вывод: удар головой о стену превратил шпиона в идиота, и теперь он является "испорченным материалом" для Имперской Контрразведки. Без каких-либо важных показаний со стороны пленного нарга, отправка его в топку основного реактора крейсера с формулировкой: "При попытке сопротивления" означала для Дикса разжалование в рядовые немедленно. Вариант, при котором пленник останется в живых, давал схожий результат, с той лишь разницей, что майорские планки с его груди сорвут несколько позже, то есть, по результатам служебного расследования. В том, что психотехники Крэпса добудут доказательства превышения служебных полномочий офицером Службы Безопасности, Дикс не сомневался, и поэтому на его лице застыла маска полной безысходности и крушения радужных планов.
      В результате такого рода размышлений, обращаясь скорее к себе, нежели к пленнику, майор негромко пробормотал:
      - Первый раз вижу такое - ударился головой об стену, и уже несёт полный бред... Неужели не рассчитал? И как теперь случившееся объяснить начальству? Шпион-идиот, такого ещё не было...
      - Позвольте предупредить вас, Генерал, - строгим голосом произнёс пленник, всё ещё сидя на матрасе, и оттого сильно задирая голову, - когда разговариваешь сам с собой - это болезнь, которая называется шизофренией.
      Майора Дикса вряд ли можно было назвать глупым, и быстрота принятия верных решений не раз выручала его в сложных ситуациях. Даже в условиях бездействия армии на период временного перемирия с главным врагом - системой Наргов, остаются ещё подковёрные интриги генералитета, и участие в них начальника корабельной Службы Безопасности обязательно по множеству причин. Очевидный факт длительной службы в столь высокой должности на Головном Крейсере Его Величества только подтверждал наличие нерядовых умственных способностей у майора. Так и сейчас, Дикс решил минимизировать последствия своего вмешательства в дела контрразведки, в попытке возвращения пленника к относительно вменяемому состоянию. Изобразив на грубом лице подобие участия, и призвав на помощь всю вежливость, на которую был способен, майор произнёс:
      - Сожалею, что вы так неудачно ударились головой. Учитывая то, что наши планетные системы сейчас находятся в состоянии перемирия, я предлагаю вам обычную дружескую беседу...
      Пленник неожиданно вскочил с матраса, и, находясь в возбуждённом состоянии, близком к истерике, прокричал:
      - Ничего не понимаю?! Неужели в моё отсутствие произошли такие грандиозные события? Не могу в такое поверить... Давайте дождёмся, когда лифт поедет, и тогда...
      Пленник замолчал, растерянно глядя сквозь посетителя, не зная, как закончить фразу. В то же самое время, окончательно убедившись, что подопечный безнадёжен, майор Дикс подавил в себе рефлекторное желание задушить инопланетчика собственными руками, не сходя с этого места. С покрасневшим от злости лицом, он произнёс:
      - Скоро прибудет челнок имперской контрразведки, и штабс-капитан Крэпс из тебя вытянет всё! Не сомневайся! Даже то, чего ты сам не знаешь!
      Посетитель вышел, дверь за ним закрылась, а землянин вдруг подумал:
      "Может это и не лифт вовсе? Интересно, кто такой штабс-капитан Крэпс? Наверняка, он как-то связан с контрразведкой..."
     

* * *

     
      Время тянулось невероятно медленно. Вначале пленный землянин нервно мерил комнату шагами, но это занятие быстро наскучило, и молодой человек уселся обратно на матрас в углу. Несмотря на то, что человек проснулся далеко не по своей воле, а под воздействием чужой и весьма грубой прихоти, спать больше не хотелось. Чтобы хоть как-то занять себя в незнакомом помещении, пленник попытался отодрать кусок пластика от стены. К сожалению, податливый с виду материал скользил, прожимался, но ухватить его ногтями, а уж тем более проткнуть, никак не удавалось. Бросив бесперспективные попытки порчи инопланетного имущества, молодой человек затих в позе Будды и предался размышлениям, которые любого землянина на его месте, рано или поздно привели к просветлению, но пленнику это не грозило по известным причинам.
      Не под воздействием анализа сложившейся ситуации, и уж тем более, не по причине тренировки памяти, он начал вспоминать фильмы, в которых фигурировали слова, произнесённые недавним посетителем. К счастью, из всего произнесённого майором Диксом, "контрразведка" и "штабс-капитан", в отличие от других слов, совместно присутствовали в фильме про дипломатов и шпионов, ставшего для психически больного молодого человека своеобразным цитатником на каждый день. Ему нравился тот напыщенный великосветский и витиеватый стиль произносимых героями фраз. Именно по этой причине, с трудом понимая смысл дискуссий, не всегда к месту, Леон вставлял в свою повседневную речь отдельные слова полюбившихся персонажей, а иногда и целые монологи, стараясь своевременно заменять киношные имена, более подходящими существующему моменту.
      Любимым героем фильма "Шпионские истории" являлся Пьер Паскаль - молодой, но весьма перспективный французский дипломат. Леон часто тренировал перед зеркалом в ванной комнате выражение, свойственное удачливому французу и считал, что при некотором стечении обстоятельств, вполне мог бы послужить отечеству на столь достойном поприще. Перспективы дипломатической работы с её головокружительными приключениями и обязательными в таких случаях длинноногими красотками, давно манили молодого человека, но повседневные дела и отсутствие свободного времени, в основном, отнимаемого игрой на компьютере, так и не сподобили его на акт самопожертвования в пользу отчизны. Очевидно, судьба в лице генерала вручала в его руки возможность стать молодым удачливым дипломатом Пьером Паскалем.
      "Нет, - пленник помотал головой вслед своей мысли, - мне нужно придумать более подходящее имя. Пьер - какое-то слишком земное. Леонардо - прекрасно подходит для красивых девушек, но не для дипломатических переговоров..."
      В этот момент память землянина подсказала слово "Нарги".
      "Точно! - лицо пленника осветилось прекрасной мыслью: - Меня теперь зовут Лео НарГо, и я - опытный специалист в вопросах межгалактических конфликтов! Вот и славно..."
      Если бы БК мог видеть лицо своего Командора, то без сомнений назвал бы его улыбку идиотской. К счастью, помещение, в котором находился землянин, никто не додумался оснастить приборами для внутреннего наблюдения. К тому же, ожидающий подлёта челнока имперской контрразведки майор Дикс, пребывал в мрачном настроении и его голову сейчас занимали совсем другие мысли, далёкие от слежки за пленником.
     
      Землянин сидел в углу камеры временной изоляции в прежней позе, пребывая в состоянии глубокой прострации и полного единения с Безграничной Сущностью Небытия. Проще говоря, голова Леона была пуста настолько, что космический вакуум по сравнению с ней имел плотность звезды, готовящейся стать Сверхновой. Именно в таком состоянии застал пленника вошедший в помещение гуманоид. Совершенно не обращая внимания на посетителя, землянин смотрел сквозь него ясным взором, вследствие чего, выражение лица инопланетника из сосредоточенного поменялось на удивлённое. Едва слышный щелчок, возникший в момент закрывания двери, вернул пленника с небесных вершин на грешную землю. Увидев перед собой нового посетителя, землянин приветливо улыбнулся.
      - Здравствуйте штабс-капитан, - с интонацией Пьера Паскаля произнёс пленник, оставаясь в прежней позе созерцания Вселенной, - приятно видеть вас в добром здравии.
      Скрыть выражение крайнего удивления было совсем непросто, но Крэпс быстро справился со своей мимикой, и прежняя сосредоточенность вернулась на положенное место. Некоторое время в его голове шёл сложный аналитический процесс, вследствие чего возникла неловкая пауза. Контрразведчик ничего не знал о посещении пленника офицером Службы Безопасности и поэтому логическая цепочка в его голове неуклонно уводила мысли в область ошибочных выводов. Чутьё офицера подсказывало то же самое, вследствие чего Крэпс остановил свой выбор на относительно нейтральном варианте развития беседы:
      - Мы знакомы?
      Ничуть не смутившись вопросу, собеседник тут же ответил на чистейшем "синийском":
      - Не пугайтесь, дружище... - собеседник немного замешкался, ещё немного сомневаясь в том, кто перед ним находится.
      Решив, что отступать поздно, в интонациях, присущих персонажам "Шпионских историй", он твёрдо закончил:
      - Крэпс! Уверяю вас, только заочно!
      Ошибочная логическая цепочка в голове штабс-капитана неожиданно получила мощную подпитку, и он снова задумался. К счастью землянина, память услужливо подсказала новую реплику, которая, по его мнению, вполне подходила существующему моменту. Не теряя драгоценного времени, он выпалил:
      - Поверьте, исключительно с положительной стороны! Досье характеризует вас как профессионала в своём деле. Жаль, что мы находимся по разные стороны конфликта, но даже это не помешает мне гордиться знакомству с таким... - он вдруг понял, что слово "человек" вряд ли подойдёт, и не знал, как продолжать столь пламенную речь. С выражением смущения на лице, он пробормотал: - Что ж...
      Как всегда, удачная реплика осталась незавершённой, и землянин скромно замолчал. Память не спешила на помощь, а собственные мысли в его голове находились в дремотном ступоре. Сейчас он тупо рассматривал подтянутого гуманоида средних лет в чёрном френче без знаков отличия. Взгляд пленника сначала скользнул к его начищенным до блеска сапогам, потом вверх, но ничего особенного, способного зацепить внимание психически больного землянина, привыкшего к разглядыванию блестящих побрякушек, обнаружить не удалось. Приятная внешность посетителя имела странное свойство - как только взгляд покидал очередной предмет его гардероба, он тут же исчезал из памяти, да и само лицо штабс-капитана можно было бы смело отнести к разряду "плохо запоминающихся". Неспособность Леона на анализ такого рода информации выразилась в виде ничего не значащей полуулыбки. Крэпс её ошибочно принял за ожидание следующего хода с его стороны. Теряясь в догадках, контрразведчик опять ограничился нейтральной репликой:
      - Не думал, что противник настолько осведомлён о моей скромной персоне...
      Понимая, что два слабых хода в партии - явный перебор, Крэпс решил вернуть инициативу на свою сторону самым простым способом:
      - Могу ли я узнать ваше имя? - спросил он, и внимательно наблюдая за реакцией собеседника, добавил: - И если это возможно, титул или чин...
      К большой удаче землянина, подобные разговоры в "Шпионских исторях" фигурировали настолько часто, что ему не пришлось придумывать самому выражение лица, с которым необходимо произносить следующую фразу:
      - Удивлён, что вы не узнали меня! Большой минус работе ваших подчинённых, штабс-капитан, не находите? Но, учитывая некоторую пикантность сложившейся ситуации, вы не оставляете мне права выбора, поэтому я назову своё имя, - он выдержал обычную в таких случаях паузу, сосчитав до пяти, и добавил: - Лео Нарго.
      После этих слов выражение лица собеседника превратилось в неподвижную маску, что могло означать лишь одно - контрразведчик услышал что-то из ряда вон выходящее. И не удивительно, ведь пленник обозначил себя не меньше, чем представителем древней династии Наргиана. Понимая, что полученную информацию быстро переварить не удастся, штабс-капитан принял решение о необходимости тайм-аута. Любое неудачно брошенное слово сейчас может навредить делу, ведь инопланетник выдаёт себя за наследного принца Наргиана, и если это подтвердится, то...
      - Простите, - произнёс штабс-капитан, изображая на лице смущение, - мне нужно срочно удалиться.
      - Так скоро? - с разочарованием в голосе произнёс пленник.
      - Не переживайте, э-э...
      - К чему формальности? - Леон с удовольствием произнёс фразу, которая давно вертелась на языке и не давала покоя. - Сейчас я обычный пленник, поэтому вполне уместно забыть про титулы и называть меня... просто Лео!
      После этих слов лицо штабс-капитана приняло более естественное выражение, и с едва заметной улыбкой он произнёс:
      - Да, конечно же, э-э... Лео. Сейчас мы находимся на боевом крейсере, но я надеюсь, что и здесь смогу организовать достаточно комфортные условия вашего пребывания. Подозреваю, как вы проголодались, находясь в непривычной обстановке, поэтому мне необходимо удалиться...
      Штабс-капитан вышел, дверь снова клацнула, приняв запертое положение, а землянин опять остался в одиночестве. В его голове мелькнула мысль:
      "Странные они какие-то... Приходят и уходят, а на красивые разговоры ни у кого времени нет! Обидно..."
     
      С момента ухода последнего посетителя прошло не менее часа, и пленник загрустил:
      "Как там мой БК? - подумал он. - Здесь так скучно и одиноко. Только неисправный бортовой компьютер может меня развеселить. Эти военные - унылые люди. Наверное потому что война - не такое весёлое занятие, как казалось раньше. Только ради Великой Любви можно стерпеть все лишения и трудности. Стать настоящим Героем непросто, но это возможно! Жди меня Лола, и я вернусь!"
      Воспоминания о девушке, ради которой он оказался так далеко от Земли, немного развеяли скуку, и Леон обрёл душевное спокойствие. Если бы не ворчание желудка, сигнализирующее о приближении голода, землянин чувствовал бы сейчас себя вполне счастливым. От крепнущего желания перекусить, физический дискомфорт нарастал, что влекло за собой изменение настроения, и далеко не в лучшую сторону. Не в силах сидеть, землянин встал и начал ходить по розовой комнате в надежде, что так удастся обмануть собственный организм. В тот момент, когда дверь открылась, и на пороге возник бравый Генерал, пленник находился в отвратительном состоянии, и его гнев вылился на ничего не подозревающего майора Дикса:
      - Почему так долго?! У меня скоро кишки скрутит от голода!
      Нужно сказать, что офицер корабельной Службы Безопасности уже получил выговор от штабс-капитана за самоуправство, и его желание скрутить не только кишки, но и шею пленному наргу усилилось во много раз. Понимая, что от разжалования его отделяет только один неверный шаг, майор призвал всю свою выдержку и изобразил на грубом массивном лице улыбку, которую кроме как зловещей назвать было трудно. С бесцветной интонацией, он невнятно произнёс:
      - Господин Лео, мне приказано вас проводить в апартаменты...
      Нарастание урчания в желудке не позволило землянину оценить реальное эмоциональное состояние посетителя, тем более, всецело занятый своими физическими страданиями, он расслышал только последнее слово. К сожалению, оно оказалось незнакомым, поэтому землянин хмуро переспросил:
      - Что-что?!
      Преодолевая своё отвращение к пленнику, майор понял, что отделаться только половиной фразы, которую ему поручил произнести контрразведчик, вряд ли удастся. Тон, с которым Крэпс отдал приказ, не оставлял Диксу права выбора. Он внутренне подтянулся, и громким голосом, чеканя слова, сказал:
      - Господин Лео! Командование Имперских Космических Сил предлагает вам сменить место пребывания на апартаменты, достойные вашего Титула! Из иллюминатора каюты для особых гостей открывается вид на ваше родное созвездие Тум - родину всех наргов!
      Такой речи от Генерала землянин не ожидал, и даже его желудок вдруг перестал подавать признаки беспокойства. Восторженно посмотрев на посетителя, от избытка чувств Леон ударил майора ладонью по плечу, и произнёс:
      - Пошли быстрее, Генерал! Мне не терпится посмотреть на созвездие Тум!
     
      На этот раз пленник шёл за майором, а сзади их сопровождала пара обычных солдат без оружия, которые представляли скорее почётный эскорт, нежели конвой. Встречные военные отдавали честь Диксу, прикладывая правую руку к своей груди. В ответ на приветствие, офицер делал похожий жест, но как-то вяло, вполне соответствующий его нерадостной физиономии. На этот раз узкая кабина лифта с четырьмя жёлтыми лампочками по углам вознесла процессию на самый верхний ярус Головного Крейсера Его Величества, где и находились апартаменты для особых гостей.
      Землянин всю дорогу внимательно смотрел по сторонам, отмечая грандиозные размеры космического корабля, на который его забросила сама Судьба. Наконец, мягкая дорожка с витиеватым орнаментом привела четвёрку путников к большой двустворчатой двери, которая, к удивлению землянина, сама открываться не пожелала. Майор Дикс взявшись своими массивными ручищами за два блестящих шара, потянул за них, и в открывшемся проёме землянин увидел настоящее звёздное небо. В огромной комнате потолка не оказалось - вместо него пространство обширного помещения прикрывал прозрачный колпак, который создавал ощущение пребывания в открытом космосе. Солдаты почему-то остались снаружи. Немой вопрос землянина, кивнувшего на обиженный таким образом эскорт, майор воспринял совсем не так, как следовало. Он недовольным голосом ответил:
      - Учитывая ваше высокое положение в иерархии Наргиана, наличие почётного караула - вынужденная мера. Исключительно с целью безопасности! Сами понимаете, перемирие может закончиться в любой момент.
      С этими словами он удалился, осторожно прикрыв за собой дверь. Землянин осмотрелся, и посреди огромной комнаты увидел мягкий диван перед стеклянным столом, с расставленными на нём предметами, напоминающими посуду.
      "Наконец-то, - он улыбнулся своей догадке. - Еда!"
      Особо не разбирая, что ест, полезно ли это для желудка землянина, или наоборот, является сильнейшим ядом, способным в одно мгновение испепелить и превратить в прах, он попробовал всё, что более или менее по внешности напоминало привычную еду. Особенно землянину понравился фрукт размером с кулак, по форме и вкусу схожий с персиком, но не такой сочный, как ожидалось. В результате его поглощения, в какой-то момент во рту образовалась сухость. Рефлекторно потянувшись к графину с красной жидкостью, землянин решил, что для запивания образовавшейся во рту сладкой массы она вполне сгодится. Напиток ярко-рубинового цвета был тут же перелит в стоящий рядом металлический стакан. Утолив жажду, он понял, что выпил совсем не сок, а очень сладкое вино.
      Процесс поглощения многочисленных продуктов прошёл с такой стремительной скоростью, что желудок ответил совсем не благодарностью, а самой настоящей тяжестью, наказывая своего хозяина за обжорство. Для максимально комфортного переваривания пищи землянин откинулся на мягкую спинку дивана и ощутил настоящее блаженство. Спустя какое-то время в его голове появилась особенная лёгкость и чувство опьянения. Мир вокруг стал терять чёткость, а звёзды над головой начали неторопливое вращение вокруг неуловимого взглядом центра Вселенной. Молодому человеку показалось, что именно сейчас до ярких сверкающих пятнышек можно дотянуться и снять с небосвода простым мановением пальца. Землянин попытался поднять руку, но она совсем не желала слушаться. Приподнявшись немного, и застыв над диваном в нескольких сантиметрах, рука плетью упала обратно на мягкую материю. Он попробовал что-то произнести вслух, но издал малопонятное мычание. Вялая борьба за подчинение собственного организма закончилось для него полным поражением. Звёздный хоровод над головой перестал радовать, и мелькание светлых точек в стремительном вихре проникало даже сквозь плотно закрытые веки. Наконец, видение исчезло, и лицо молодого человека осветила блаженная улыбка. Последняя мысль, которая мелькнула в захмелевшем сознании Леона, прозвучала бы примерно так:
      "Жди меня Лола! Я скоро прилечу к тебе, только победю... Побежду... В-общем, как его, это? Вот!"
     

* * *

     
      Состояние, последующее за этим, можно было бы назвать бредом, кошмаром, агонией или ещё чем-то ужасным, но только не сном.
      Ощущения, испытываемые вначале, можно было бы сравнить с головокружительным движением на открытой платформе поезда, мчащегося сквозь непогоду. Мимо проносились обрывки воспоминаний и реальные события из прошлого, сменяясь бредовыми фантазиями без начала и конца. Прямо в лицо хлестал холодный ветер с дождём и градом вперемешку, и всё это жуткое месиво проникало сквозь одежду, впиваясь острыми иглами и раздирая кожу. Напор ветра, проникающий в распахнутый рот, разрывал лёгкие изнутри, а просящийся наружу крик, так и остался задавленным где-то в недрах опалённых ледяной стужей бронхов.
      Затем специфика кошмарного видения сменилась на его полную противоположность - движения замедлились, и сейчас Леон с огромным трудом продвигался в липком мареве, будто бы всё происходит в воде или плотной желеобразной массе. Неясность очертаний пространства вскоре сменилась неким подобием движения по тёмному коридору с размытыми контурами распахнутых дверей и комнат с ярким освещением, ослепляющим глаза. Когда продвигаться сквозь такую череду света и тьмы с открытыми глазами стало совсем невмоготу, зрение отключилось, но теперь пришла пора звуков. Через равное количество шагов уши буквально разрывала оглушающая музыка, шум работающих механизмов, голоса и крики людей, зверей, а затем наступала тишина, которая оглушала и физически давила на грудную клетку. Без видимой причины, совсем не как следствие высшей умственной деятельности, руки человека будто бы сами потянулись к ушам, и в тот момент, когда они достигли цели, плотно сжав голову с боков, возникла пустота, и земля ушла из-под ног.
      Человек падал, но к его удивлению, осознание отсутствия опоры не доставляло беспокойства. Ужасные ощущения, которые он испытывал совсем недавно остались где-то там - наверху, или наоборот, внизу. Падение сменилось невесомостью. Детские воспоминания Леона коснулись сознания, и теперь он увидел удивительно знакомое, но давно забытое лицо женщины, с тревогой глядящей на него, а чуть позже - испуганные глаза мужчины. Только глаза, потому что рот и нос его прикрыты белой марлевой повязкой. Мужчина внимательно посмотрел прямо перед собой, затем медленным поворотом головы изобразил сомнение, или даже отрицание. На лице женщины появилось выражение обречённости, и по её бледной щеке медленно скатилась слеза. Видение растворилось в белой дымке, так же неожиданно, как и появилось. Леон опять остался в одиночестве, паря над смутными очертаниями поверхности земли, маскируемыми редким облачным фронтом.
      Ощущение невесомости пропало так же внезапно, как и появилось, вновь сменившись падением. На огромной скорости, прорвав пелену облаков, человек стремительно приближался к земле, и тут возник страх. Природа этого всепоглощающего чувства осталась где-то за пределами житейской логики, ведь падать приходилось и раньше, но сейчас ужас рождался где-то в недрах той части сознания, неизменно остававшейся закрытой, недоступной ни при каких обстоятельствах.
   Сейчас будто бы сломалась невидимая стена, или даже защитный барьер, и теперь вместо тупого и тяжёлого страха по сознанию ударили более тонкие стрелы, состоящие из множества чувств, оголяющих какую-то более тонкую сущность и выворачивающих её наизнанку. Сопротивление деформации и скручиванию сменилось ярким взрывом, распадом на едва различимые лоскутные фрагменты.
      Разрозненные кусочки вновь собрались во что-то цельное, и началось монотонное и болезненное продвижение сквозь плотную толпу одинаковых людей. Их лица скрыты под масками, ужасая эмоциями, нарисованными яркими красками на плотном картоне. Кривые усмешки, надменное презрение, унижающая жалость и злобное отвращение. Толпа вдруг поредела, удары и тычки встречных, неизвестно куда спешащих прохожих, прекратились, и теперь маски сменились живыми лицами. На них тоже эмоции, но другие - понимание, сочувствие и в тоже время, беспомощная грусть неуловимо знакомых людей.
      Свет померк, и наступило Ничто.
     

* * *

     
      Пробуждение оказалось мучительным. Судорога, стремительно распространившаяся лучами от основания шеи во все конечности, кольнув кончики пальцев, окончательно убедила лежащего на кушетке человека в реальности происходящего. На этот раз, привычная фраза: "Будь проклят тот день..." так и не сорвалась с губ открывшего глаза Леона Ардо. Он с удивлением посмотрел на белый потолок с яркими круглыми лампами в центре, потом на стены, заставленные приборами с многочисленными разноцветными проводами. Спустя мгновение землянин увидел сидящего в стороне гуманоида со знакомым лицом.
      - Проснулись, Лео? - поинтересовался тот с участием.
      - Да, штабс-капитан, - ответил землянин, удивляясь слабости своего голоса. - Что со мной, почему мне так плохо?
      - Реакция вашего организма на алкоголь просто катастрофическая, - ответил тот без усмешки, - но не только это...
      - Что вы хотите сказать? Почему не договариваете? - возмущённо произнёс землянин. - Не забывайте, кто перед вами!
      Контрразведчик, изобразив на лице что-то подобное смущению, сказал:
      - Как вам будет угодно, Леон Генрих-Мария Ардо.
      - Вы ошибаетесь, штабс-капитан! - возмутился землянин, но по спине его пробежал холодок.
      Преодолевая внезапную слабость от ужаса, сковывающего своими цепкими клешнями сознание, землянин нашёл в себе силы продолжить свою мысль:
      - Меня зовут Лео Нарго, и я...
      Прервав собеседника на полуслове, контрразведчик закончил фразу:
      - Землянин Леон Ардо, волею судеб оказавшийся в эпицентре давнего конфликта между двумя звёздными системами.
      "Вот и всё! - обречённо подумал человек, осознав ту пропасть, в которую попал вследствие своих героических мечтаний. - Вот так рассыпаются в прах честолюбивые мечты. Что может сделать маленький глупый землянин, находясь вдали от Солнечной Системы на скорлупе, давно списанной с какого-то транспортника? Что со мной будет дальше, можно даже не гадать - выбросят через шлюз в открытый космос, и многие миллионы лет его тело будет летать вблизи оживлённых трасс от одной планетной системы к другой, вместе с грудами всякого мелкого космического мусора. Межпланетные лайнеры будут встречать и провожать мешок костей в упаковке из форменного комбинезона, а туристы, наблюдающие из дорогих кают в широкие иллюминаторы скажут: "Бедный Леон, по-дурацки жил, и умер, как идиот"... Лола, бедняжка! У меня не хватило ума поинтересоваться твоим настоящим именем. Подозреваю, как я тебя достал за те десять минут, что мы были вместе. Недоумок, насмотревшийся глупых фильмов, и возомнивший о себе непонятно что..."
      Контрразведчик с интересом наблюдал за мимикой землянина, всего за одну минуту поменявшейся несколько раз.
      "Не стоит ему мешать, - подумал Крэпс, - когда он освоится со своим новым состоянием, тогда и поговорим..."
      Вдруг лицо землянина приобрело странное выражение. Можно было подумать, что он с разбегу ударился головой о запертую дверь, и временно потерял ориентацию в пространстве. Он смотрел вокруг с таким выражением, будто видит всё первый раз. Помотав головой, он снова и снова обводил комнату внимательным взглядом, затем крепко зажмурился, закрыл лицо руками, и сквозь пальцы слабым голосом спросил:
      - Что вы со мной сделали?
      "Наконец-то!" - с удовлетворением подумал Крэпс.
      Посмотрев в глаза землянину, он загадочно улыбнулся, и произнёс:
      - Вопреки здравому смыслу вы оказались в нужном месте, но самое главное - вовремя. Ваша мечта стать героем вполне осуществима, поверьте опытному офицеру. И я предоставлю вам такой шанс!
     
     
     
  

Часть вторая

Линия удачи

Глава 1

     
      Леон вновь сидел на знакомом ему большом мягком диване в апартаментах для важных персон, располагавшихся где-то на одной из верхних палуб линкора "Син" - флагманского корабля космических сил Его Императорского Величества. Над головой землянина, сразу за прозрачным колпаком из сверхпрочного стекла мерцали тусклые звёзды, и если бы не мягкий свет, исходивший от стен и частично от гладкого, расчерченного на крупные квадраты пола, то разглядеть лицо сидящего напротив гуманоида было бы крайне затруднительно. Головная боль тупо пульсировала в районе лба, совпадая с ударами сердца, периодически затихая, но затем неуклонно возвращаясь. Именно эта неприятность мешала Леону сосредоточиться. Отличия физиологии сидящего напротив гуманоида с непривычки могли показаться значительными, но назвать внешность штабс-капитана неприятной, ужасной или отталкивающей он не мог. За более чем год блуждания по космосу землянин встречал несколько разумных гуманоидных рас, даже более отличных от людей, нежели синийцы, и поэтому рептилоиды, населяющие империю Син, сейчас казались ему вполне симпатичными. До момента, когда имперские психотехники что-то исправили в больной голове землянина, окружающий мир казался ему в высшей степени дружелюбным и красивым, вне зависимости от реального положения дел. Тем не менее, и после операции действительность для Леона не стала ужасной и уродливой. Более того, появились новые грани, оттенки и ощущения, которые расширили восприятие, не лишив окружающий мир прежней привлекательности, ведь всё это он видел и раньше, пускай и в несколько искажённом свете. Но отличие от прежнего состояния всё же ощущалось, и довольно значительное - раньше информация проходила мимо аналитического аппарата, откладываясь в памяти практически без обработки, становясь балластом. Теперь всё, что лежало без дела многие годы, вдруг нашло применение. Лоскутки и нити связывались в узлы, образуя прочную ткань образов и смыслов - понятных уже сейчас либо требующих последующего анализа. И всё бы хорошо, только эта - ни на минуту не прекращающаяся головная боль...
      Подперев ладонью подбородок с выступающими наружу неровными роговыми образованиями, штабс-капитан имперской контрразведки Крэпс смотрел будто бы сквозь сидящего напротив человека, а в чёрных нечеловеческих глазах гуманоида отражались лишь звёзды. Наконец, жёлтые вертикальные зрачки немного расширились и землянин ощутил на себе холодный взгляд синийца. Штабс-капитан медленно отвёл от лица ладонь с длинными пальцами. Затем, положив руку на полупрозрачную столешницу, негромко клацнул потрескавшимися от времени, но всё ещё острыми когтями по гладкой поверхности стола, издав что-то похожее на барабанную дробь. В следующий момент немногочисленные лицевые мускулы гуманоида, ограниченные роговыми выступами на скулах и подбородке, пришли в движение, и он задумчиво произнёс:
      - Как всё-таки разнообразны проявления жизни во вселенной...
      Сидящий напротив него человек изобразил на своём лице удивление, но ничего не ответил.
      - Почему-то я всегда считал, что нарги - тупиковая ветвь гуманоидных цивилизаций! И вдруг, непонятно откуда являетесь вы - землянин, практически полная копия нашего давнего противника. К тому же, ваше экстравагантное поведение под прицелом орудий боевого линкора, способного распылить на атомы приличного размера астероид, поставило в тупик всех: не только командование имперских космических сил, но и меня - уж поверьте, много повидавшего в этой жизни.
      - Приятно слышать, - усмехнулся землянин, - что смог ввести в заблуждение столь высокоразвитое существо. Если бы не ваши психотехники, покопавшиеся у меня в мозгах - вы до сих пор считали бы меня важной персоной.
      Леон произнёс это с напыщенностью, достоинством, и изрядной долей сарказма так, чтобы синиец без труда уловил неприятную для себя интонацию. Не удивительно, что уже через секунду мышцы на его лице напряглись, а жёлтые зрачки рептилоподобного гуманоида сузились настолько, что вновь стали едва различимыми на фоне абсолютно чёрных глаз. Вскоре тень, посетившая лицо контрразведчика, исчезла, но в его голосе всё же чувствовался оттенок раздражения:
      - То, что вы не тот, за кого себя выдаёте, я понял практически сразу и без помощи специалистов! Они только подтвердили мои подозрения, не более того! - произнёс рептилоид со злостью. Затем голос его немного смягчился: - Хочу предупредить - не обольщайтесь по поводу своих умственных способностей. Возможно, это лишь заслуга моих психотехников, нежели свойство, данное вам от природы. К тому же, многолетняя служба в контрразведке научила меня подмечать малейшие нюансы в поведении оппонента, независимо от его видовой и расовой принадлежности. Обычно даже мимолётного взгляда достаточно, чтобы понять - кто перед тобой и каким образом строить дальнейшую беседу.
      Произнесённая штабс-капитаном фраза сквозила откровенным презрением к землянину, и даже понимая, что сейчас лучше промолчать, Леон не смог сдержаться:
      - Вы сами себе противоречите, - негромко произнёс он. Понимая, что сам себе копает могилу, он всё же рискнул зайти сразу с козырей: - Заметьте, это вы меня назвали наргианским принцем, мне бы это даже в голову не пришло.
   Сейчас его голову занимала лишь одна мысль:
      "Имеет ли галактическая раса рептилий общепринятые понятия гуманности, чтобы быстро и без мучений лишать жизни своих противников, не умеющих держать язык за зубами?"
   К удивлению землянина, бурной реакции не последовало. Желтые зрачки гуманоида вновь заволокло туманом - синиец задумался, отчего стал похож на неподвижную статую. Спустя минуту глаза разумной рептилии приняли обычный вид, а лицо, с выступающими из-под кожи роговыми образованиями, пришло в движение.
      - Не стану скрывать... - негромко произнёс контрразведчик. - Сначала ваше поведение меня озадачило. Действительно, я не смог сразу его правильно квалифицировать и поэтому мне пришлось взять тайм-аут. В первом раунде ваша победа вполне заслужена! И только маленькая техническая хитрость с моей стороны помогла вернуть преимущество. Зато теперь я точно знаю, кто вы и кем являетесь на самом деле.
      - Запрещённый приём...
      - Не забывайтесь, землянин! - синиец вновь повысил голос, но на этот раз без былой злости. - Я не могу себе позволить игры с потенциальным противником в то время, когда идёт война! Если для будущего Империи требуется уничтожить врага, даже когда он не вызывает во мне явной антипатии... - Крэпс замолчал, затем продолжил, - я сделаю это без колебаний!
      - Победа любой ценой?
      - До тех пор, пока мы просто беседуем, вам не в чем меня упрекнуть! Действие средства, подмешанного в вино, давно закончилось...
      - Но тогда почему мне до сих пор так плохо? - возразил землянин. - Или ваши техники так покопались у меня в мозгах, что не потрудились вставить их на место?
      Подняв когтистую руку над столешницей, Крэпс провёл пальцами по рельефной роговой скуле, при этом его глаза продолжали изучать землянина, сидящего напротив. Некоторое время он о чём-то размышлял, после чего медленно произнёс:
      - Не знаю, расстроит вас это или порадует, но в первоначальном приказе психотехникам сохранение вашей жизни даже не рассматривалось.
      - Подозреваю, что-то пошло не так и первоначальный план потребовал коррекции. Я прав?
      - До определённого момента ваша функциональность и жизнедеятельность после окончания считывания матрицы памяти меня не особенно волновала, но специалисты вовремя остановили процесс, обнаружив достаточно редкий природный феномен.
      - Какой же? - поинтересовался землянин.
      - Врождённую патологию мозга...
      - В этот момент гуманность взяла верх? Вместо того чтобы убить врага, вы решили его вылечить! - съязвил Леон, прервав штабс-капитана. - К тому же, наличие психического заболевания даже для меня не новость, а уж Суперсуществам, к которым вы себя причисляете...
      Крэпс нахмурился:
      - Почему вы постоянно пытаетесь меня спровоцировать на агрессию? Вашему виду не свойственен инстинкт самосохранения? Столь наглое и бесцеремонное вторжение в центральный сектор Империи, как раз туда, где находится главная резиденция Его Величества! Даже столь примитивное существо... - рептилоид изобразил на скуластом лице выражение, которое трудно было классифицировать однозначно, затем оно трансформировалось в подобие улыбки, и Крэпс уточнил: - я имею в виду ваше прежнее состояние...
   Контрразведчик замолчал, ожидая реакции собеседника на свои слова. Землянин внимательно слушал, вовсе не пытаясь перебивать рептилоида.
      - Так вот, даже психически нездоровый землянин мог бы догадаться, что именно здесь сосредоточены элитные военные подразделения! И всё это безрассудство вы проделываете на спасательной капсуле, лишённой элементарных средств защиты... - синиец в упор посмотрел на собеседника: - Как бы парадоксально это не прозвучало, но вы живы, и даже вполне здоровы, лишь благодаря столь наглому и дерзкому поведению. Сейчас уже ясно, что виной тому ваше психическое заболевание.
      Крэпс вдруг задумался, после чего неуверенно добавил:
      - Но не только это.
      Штабс-капитан замолчал, прервав свою речь на самом интересном месте. Поняв, что рептилоид совсем не торопится прояснить ситуацию, человек изобразил на своём лице виноватое выражение, и произнёс как можно более доброжелательно:
      - Продолжайте, штабс-капитан. Я внимательно слушаю...
      Крэпс выдержал паузу, затем продолжил:
      - Полное считывание психоматрицы довольно часто приводит к печальным последствиям для пациента, но произошло нечто такое, что позволило вам в очередной раз остаться в живых.
      Контрразведчик с интересом посмотрел на землянина, но тот слушал, затаив дыхание, поэтому рептилоид продолжил:
      - К счастью, техники остановили процесс на поверхностном уровне, повреждённом опухолью, не успев затронуть основные слои мозговой ткани. Иначе мы уже не смогли бы так спокойно сидеть друг против друга и разговаривать.
      - Штабс-капитан, - осторожно поинтересовался человек, - зачем вы сохранили мне жизнь?
      Выдержав долгую паузу, Крэпс изобразил на своём лице выражение, которое можно было бы назвать снисходительной улыбкой, затем продолжил:
      - Учитывая то, что раса землян смогла дорасти до межзвёздных перелётов, вы должны знать о волновой природе мышления. Наши желания, помыслы и мечты, не что иное, как сложные гармонические колебания. Особо чувствительные приборы способны их уловить, записать и интерпретировать не только в звуко-визуальные образы, но и в более сложные фигуры для последующего анализа...
      - Штабс-капитан, пожалуйста, не углубляйтесь в теорию, - попросил собеседник, стараясь сделать это как можно деликатнее, - если можно, хотелось бы чуть попроще.
      Крэпс резко сморщился, и обнажил два ряда острейших клыков:
      - Не перебивай меня, землянин!
      Леон от неожиданности резко отпрянул, вжавшись спиной в мягкую диванную подушку, и пробормотал еле слышно:
      - Хорошо...
      Губы синийца приняли первоначальное положение, оставив узкую щель во рту, но страшные клыки при этом исчезли. Перед землянином опять сидел знакомый рептилоподобный гуманоид в сером военном мундире без знаков отличия.
      - Обычный волновой фон мозга мыслящего существа, иначе говоря - психовариантное состояние, регистрируемое приборами - совокупность различных желаний, мотивов к действию и потенциал их реализации, принято называть Кармой или Судьбой, - продолжил Крэпс. - Зачастую взаимоисключающие мысли столь сложно переплетены между собой, что только использование специальных аналитических методик позволяет уверенно отличить желание от мечты, а мотивацию от жизненной потребности. И это только самая яркая составляющая мысленного фона, коммуникативная и активная его часть, необходимая для взаимодействия с внешней средой. Но ведь есть ещё и область сомнений, нереализованных желаний, страстей, влияние которой не так однозначно, а последствия их воздействия трудно прогнозируемы...
      Леон чувствовал, что собеседник плавно сползает в ту сферу психологии, где понимать его станет уже невозможно. И даже действие таблеток, облегчающих общение с иными разумными формами жизни, окажется бесполезным, ведь научная терминология может оказаться совершенно непонятной даже на родном языке. Не рискуя снова вызвать недовольство собеседника, землянин расслабился, стараясь особо не вникать в смысл отдельных терминов. К счастью, лишь несколько предложений в речи рептилоида оказались за гранью понимания землянина, а последующую за ними лекцию синиец продолжил вполне доходчивым языком:
      - ...такого рода графики способны понять и профессионально интерпретировать только узкие специалисты в области волновой психиатрии, поэтому мы не будем углубляться в научную терминологию. Сейчас нам интересен тот редкий случай, когда хаотичные колебания, накладываясь друг на друга, образуют отчётливую фигуру, называемую - Линия Удачи. Существа, в мыслефоне которых приборы регистрируют такую закономерность, вопреки здравому смыслу чрезвычайно удачливы. Среди специалистов в этой области психиатрии бытует мнение, что вблизи носителей Линии Удачи даже законы мироздания начинают действовать несколько иначе, нежели им положено по природе...
      Леон вдруг понял, что пытался донести до него синиец, потратив столько времени на хождения вокруг да около. Буквально мгновение назад слова штабс-капитана выглядели вполне научно, но вывод, который он озвучил, представлялся землянину откровенной нелепостью. Он ограничился лишь движением головы, означающим неуверенное отрицание. Крэпс заметил реакцию собеседника, и лицевые мускулы гуманоида обозначили что-то похожее на усмешку:
      - Уверяю вас, я и сам до конца не могу поверить во всё это, - произнёс штабс-капитан доброжелательным тоном, - но показания наших приборов... и, конечно же, ваше пребывание здесь, ничуть не опровергают существование Линии Удачи, а наоборот, только подтверждают. Понимаю, насколько глупо выглядит такая теория, но сейчас у меня нет ни одного достойного аргумента против неё.
      - Действительно... - произнёс с сомнением землянин, - нелепо и неожиданно.
      - Психотехникам удалось считать небольшую часть ваших воспоминаний, на основе которых можно сделать определённые выводы. А именно - наградив психической болезнью при рождении, в качестве компенсации природа сделала вам бесценный подарок...
      Леон вопросительно посмотрел на Крэпса, и тот подытожил:
      - Мои поздравления, землянин! Вы - носитель Линии Удачи!
      - Не уверен, что мне приятно это слышать... - задумчиво произнёс человек. - Но даже если и так, пока этот природный феномен счастья мне не принёс.
      Крэпс молчал, давая землянину время на размышления, чтобы новая информация закрепилась в его сознании. Несколько минут человек переваривал слова рептилоида, после чего взглянул на него с хищной улыбкой, и произнёс:
      - Вы оставили меня в живых лишь для того, чтобы использовать в войне с наргами! Я прав?
      Собеседник улыбнулся, чуть обнажив острые клыки:
      - Учитывая сложившуюся ситуацию, с моей стороны было бы глупо не воспользоваться таким шансом.
      - И вы почему-то решили, что я соглашусь?
      - Не вижу причин для отказа, - произнёс гуманоид с некоторым удивлением. - Мы вас вылечили, и теперь, будучи абсолютно здоровым, в некотором смысле вы - должник Империи Син. Неужели на Земле не существует понятия благодарности?
      - Я не просил вас об этом! - возразил человек. - К тому же, особой радости от всего произошедшего я не испытываю. Во всяком случае, раньше голова у меня никогда не болела, а сейчас...
      - Это следствие снятия информационной блокады, психотехники предупредили меня о подобных последствиях операции. Боль скоро пройдёт, не сомневайтесь! Тем не менее, я могу распорядиться, чтобы сюда принесли лекарство, способное облегчить состояние послеоперационной адаптации.
      - Не утруждайтесь! Боюсь, что тогда и болеутоляющее мне тоже придётся отработать! - съязвил землянин, и с усмешкой добавил: - Из земных понятий о благодарности, как вы выразились. Хм...
      Крэпс никак не отреагировал на слова собеседника, глядя поверх его головы, куда-то в бездонные пучины космоса, он произнёс:
      - Не понимаю, что мешало вас вылечить раньше? С другой стороны, я не знаю морально-этических норм, которыми руководствуется земная медицина...
      Синиец покачал головой, и замолчал. Затем, неожиданно утратив интерес к мириадам мерцающих точек за прочным стеклянным потолком, он вновь обратился к собеседнику, посмотрев на него взглядом, от которого по спине Леона пробежал неприятный холодок:
      - Допускаю, что на Земле ваше нездоровое состояние сочли более комфортным для жизни. Но теперь вы здесь, а между Наргианом и Империей Син идёт война! Перемирие скоро закончится, это лишь короткая передышка, после которой военные действия возобновятся с прежним ожесточением, а это - новые жертвы! - мышцы на лице синийца напряглись, а тональность речи стала ещё жёстче: - Если вы действительно являетесь носителем Линии Удачи - я хочу использовать её на благо своей расы! Для этого мне нужен психически здоровый землянин!
      - Моё лечение - исключительно ваша инициатива! Не помню, чтобы я кого-то об этом просил!
   Леон вдруг почувствовал, что внутри него вскипает ярость. Понимая, что последствия могут быть самыми печальными, он с холодной решительностью закончил:
   - Если вы думаете, что я буду исполнять ваши приказы, то глубоко ошибаетесь!
   Услышав слова землянина, Крэпс сжал кулаки так, что когти впились в его ладони. Он сделал глубокий вдох, несколько секунд сдерживая дыхание. Затем медленно выдохнул и дружелюбным тоном произнёс:
      - Допускаю, что был излишне резок, и моё предложение могло прозвучать как приказ. Скажу иначе - я предлагаю вам абсолютно добровольно участвовать в миссии, исход которой для меня имеет первостепенное значение. Теперь я готов выслушать ваши условия.
      Леон задумался:
      "У меня есть только два способа убраться отсюда. В первом случае - живым, здоровым и на собственном космическом корабле. Во втором - внутри мусорного контейнера с внешностью, которую вряд ли можно будет назвать привлекательной. Да-а... не слишком широкий выбор!"
      Штабс-капитан ждал ответа, облокотившись на столешницу, уперев сложенные вместе ладони в острый костяной подбородок. Его жёлтые зрачки вновь стали невидимы на фоне абсолютно чёрных глаз, и стороннему наблюдателю могло показаться, что перед землянином сейчас сидит не живой гуманоид в военном мундире, а его точная восковая копия.
      "Интересно, сейчас он меня видит или нет? - в голове Леона вдруг пронеслась мысль, показавшаяся занятной. Но она тут же сменилась новой: - Крэпс уверен, что я соглашусь! Вероятность другого ответа исключена, и мы оба это понимаем. Вот так, никакой интриги и возможности выбора. Как банально!"
      Сквозь едва заметную серую пелену на глазах, штабс-капитан имперской контрразведки Крэпс внимательно наблюдал за мимикой землянина:
      "Странное существо... - подумал синиец. - У него нет выбора! Землянин прекрасно понимает последствия своего отказа, и несмотря на это ещё смеет о чём-то размышлять! Создаёт видимость? Не похоже - слишком много на лице мимических мышц, а контроль над ними, должно быть, не самое простое занятие. Неужели мои психотехники перестарались, и его умственные способности многократно увеличились? В таком случае, придётся чем-то жертвовать! Только личная заинтересованность землянина в успехе миссии может положить конец многолетней войне. Но чем его можно заинтересовать? Вряд ли столь нелепое существо в чём-то нуждается кроме сохранения своей никчёмной жизни... Похоже, страха за своё будущее землянин совсем не испытывает. Во всяком случае, сейчас... или умеет хорошо скрывать эмоции! Почему именно он стал носителем Линии Удачи? Неужели все земляне такие? Или только этот? Как всё усложнилось..."
      Землянин пошевелился, затем решительно наклонился вперёд, оторвав спину от диванной подушки, и принял положение точь-в-точь такое, как у синийца - облокотился на столешницу и подпёр подбородок кулаком, изобразив на лице выражение крайней деловитости и сосредоточенности.
      - Ваше предложение... - произнёс он задумчиво, но после короткой паузы решительно продолжил: - поучаствовать в некой миссии, показалось мне заманчивым.
      Крэпс облегчённо выдохнул.
      - Взамен на моё согласие...
      Синиец напрягся, но не проронил ни слова.
      - Империя Син выполнит два моих условия! - решительно сказал землянин.
      Контрразведчик промолчал, и его собеседник продолжил:
      - Одно незамедлительно, а второе - несколько позже.
      - Я внимательно слушаю.
      Человек улыбнулся:
      - Штабс-капитан, распорядитесь, чтобы мне принесли какие-нибудь таблетки! Сил моих нет - голову будто тисками сдавливает!
      - Считайте, что это условие уже исполнено! - ответил штабс-капитан, продолжая сохранять напряжённость в лице. - Называйте второе, я жду!
      - К моему сожалению, - произнёс человек как можно более доверительным тоном, - его я смогу озвучить только после того, как окажусь за пределами сферы влияния Империи Син.
      - Что это значит? - произнёс Крэпс, судорожно перебирая в голове различные варианты истинных намерений землянина. - Поясните!
      Леон посмотрел в чёрные глаза синийца, пытаясь обнаружить в них понимание. И только когда почувствовал, что возник едва уловимый контакт, он произнёс:
      - Штабс-капитан, для успеха операции мне необходима определённая свобода действий. В какой-то момент мне может понадобиться ваша помощь, и тогда вы исполните любую мою просьбу. Причём, независимо от того, считаете ли вы её правильной, обоснованной, логичной, или наоборот, нелепой и глупой. Это необходимо, поверьте! Обещайте, Крэпс, и я постараюсь сделать всё от меня зависящее.
      Штабс-капитан задумался, после чего неуверенно произнёс:
      - Боюсь, что такого рода обещания без согласия Его Императорского Величества я дать не смогу.
      - Сколько вам потребуется времени для согласований?
      - Трудно сказать... Столь необычным условием вы меня поставили перед сложным выбором. Мне потребуется какое-то время, чтобы всё хорошо обдумать.
      - Но моё первое условие вы можете исполнить прямо сейчас? - произнёс землянин, изобразив на лице мученическое выражение.
      Резким движением синиец встал с дивана, и ответил:
      - Я уже сказал, что немедленно распоряжусь! А сейчас мне придётся вас оставить! - и направился к выходу из помещения.
      Подойдя практически вплотную к двери, штабс-капитан вдруг остановился. Обернувшись, он произнёс:
      - Мне почему-то кажется, что психотехники всё-таки перестарались. Засчитываю вам победу во втором раунде, землянин!
      - Не понимаю, о чём вы говорите, штабс-капитан...
      - И ещё: с этого момента все ограничения на перемещения в пределах корабля с вас снимаются!
      Он вышел из помещения, и землянин остался один под звёздным небом.
      - Поскорее бы вернуться обратно к моему БК. Вот удивится переменам! - произнёс вслух человек.
     

* * *

     
      Планетолёт сиротливо стоял в тёмном ангаре. Сейчас только неярко вспыхивающие на угловатых выступах корпуса оранжевые габаритные огни отмечали его местоположение в огромном помещении. Леон застыл в проёме сдвинутой вбок гермопанели, не решаясь сделать следующий шаг из яркого света в темноту. Несколько минут землянин стоял, внимательно рассматривая из коридора неказистое транспортное средство, вот уже более года заменяющего ему всё, что он так беспечно покинул, отправившись в космос.
      "Действительно, сходство с настоящим кораблём весьма отдалённое, - подумал он, покачав головой. - Аварийную капсулу построили ещё в те давние времена, когда не существовало чётко отлаженной системы спасения экипажа, терпящего бедствие в открытом космосе. И даже такое нелепое транспортное средство конструкторы смогли оборудовать всем необходимым для бесконечно долгого автономного полёта. Но всё равно, отправиться на этой посудине в космос за приключениями по собственной воле мог только душевнобольной"
      Человек усмехнулся своим мыслям и решительно ступил на металлический пол ангара, ответивший ему негромким гулким эхом. В тот же момент яркий свет залил огромное помещение. На фоне массивной бронированной панели, занимающей почти треть противоположной стены, чуть приплюснутый сверху яйцевидный объект с торчащими в стороны телескопическими опорами явно не соответствовал масштабам помещения. Сейчас он напоминал жука, посаженного в большую коробку. Человек уверенной походкой шёл к планетолёту, намеренно пересекая геометрическую разметку на полу, представляющую собой широкие яркие жёлтые и белые полосы со стрелками, цифрами и другими непонятными символами.
      "Жалкое сооружение, - подумал Леон, - но сейчас это единственное место, которое я могу назвать домом"
      В тот момент, когда до капсулы оставалось не более десяти шагов, внутри опор негромко зажужжали сервопривода, и вся конструкция медленно опустилась, едва не коснувшись металлической поверхности пола своим плоским основанием. Затем раздался щелчок запорного механизма и овальный люк, расположенный на высоте двух метров, чуть углубившись внутрь обшивки, плавно скользнул в сторону. Из корпуса выдвинулись плоские ступени лестницы, по которой человек быстро поднялся на борт.
      - Адмирал вызывает Главный Бортовой Компьютер! - громко произнёс человек, поднимаясь узким винтообразным коридором, огибающим реакторный отсек.
      - Неужели отпустили? - саркастично прозвучал знакомый голос из динамика, расположенного на ребристой стене.
      - Конечно! - ответил человек, входя в рубку.
      Устроившись поудобнее в командорском кресле, он закрыл глаза и расслабился. Спустя минуту глубокомысленно произнёс:
      - Психически больных землян запрещено допускать к военным действиям! Гуманизм не чужд синийцам, даже не смотря на то, что они больше напоминают рептилий, нежели обычных людей.
      В рубке управления повисла долгая пауза. Блаженно расслабившись в кресле, Леон терпеливо ждал, когда бортовой компьютер вновь подаст голос. Через минуту в динамике возник едва слышный шуршащий звук, а вслед за ним прозвучало:
      - Что с тобой произошло?
      - Ничего особенного, - сказал человек с загадочной улыбкой на лице.
      - Тебя били?
      - Напротив! - ответил он. - Сытно кормили и даже вином угощали! Более того, штабс-капитан Крэпс предложил мне поучаствовать в некой секретной операции, которая глупого землянина покроет славой и почётом до конца дней! При условии, что живым останусь. Но я почему-то сильно сомневаюсь в благоприятном исходе миссии!
      Новая пауза. Затем голос из динамика произнёс:
      - Лео, потрудись объяснить, что произошло! Иначе мой криолитовый мозг перегреется от переизбытка информации, начисто лишённой логики.
      - Расслабься, процессор на жидких льдинках! - ответил человек, и лицо его приобрело серьёзное выражение. - Я наговорил синийцам столько глупостей, что им ничего не оставалось, как успокоить буйного землянина, напоив снотворным. После этого они просканировали мозг и обнаружили опухоль, которую прооперировали, даже не спросив моего согласия.
      - Тебя вылечили? - прозвучало из динамика. Затем, после небольшой паузы голос из динамика произнёс: - Извините... Вас, Командор.
      - Перестань дёргаться, БК! - громко приказал человек в пилотском кресле, и тут же добавил, но уже дружеским тоном: - Для тебя ничего не поменялось, всё остаётся как и прежде.
      - Это так неожиданно... Командуйте, Адмирал!
  

* * *

     
      Через единственный иллюминатор командной рубки землянин внимательно наблюдал, как техники-синийцы с яркими жёлтыми полосами на комбинезонах суетятся вокруг массивной сетчатой конструкции, поблёскивающей металлом в лучах мощных передвижных светильников.
      - Как ты думаешь? - спросил он в пустоту. - Этот кронштейн достаточно прочный, чтобы удержать планетолёт?
      - Не сомневаюсь, - ответил голос из динамика на пульте, - расчёты много раз проверены вместе с главным компьютером линкора. Многократный запас прочности! А что?
      - Просто так поинтересовался, - произнёс человек, нервно постукивая пальцами по толстому стеклу иллюминатора. - Почему-то я совсем не верю в Линию Удачи. И от этого мне становится как-то не по себе.
      - Для анализа такого рода информации у меня нет необходимых алгоритмов, - донеслось из динамика, - поэтому вряд ли смогу тебе чем-то помочь.
      - Тогда расскажи мне подробнее о сути конфликта между Наргианом и Империей Син! Штабс-капитан наотрез отказался отвечать, ссылаясь на возможность плена и сканирования моей памяти психотехниками противника.
      - Информация скудная, - ответил бортовой компьютер, - сомневаюсь, что знаю больше тебя.
      - И всё-таки!
      - Хорошо, - ответил голос из динамика. - Империя Син имеет в своих владениях три планетарные системы, которые населяют...
      - Стоп! Статистические данные мне не интересны.
      - Война длится более двадцати лет, но ни одна из сторон пока не получила явного преимущества, поэтому сейчас она представляет собой боевое патрулирование отдельных секторов пространства. Периодически возникают столкновения, но в последнее время и они редкость. Попытки переговоров о прекращении войны предпринимаются регулярно, но все они заканчиваются безрезультатно.
      - Понятно... - Леон изобразил на своём лице глубокую задумчивость, после чего поинтересовался: - Получается, что ты не смог узнать, за что они воюют?
      - Знаю - "За что"... - нерешительно ответил бортовой компьютер, и после паузы добавил: - но не понял - "Почему?"
      - Как это? - удивился Леон. - Не путай меня, объясни понятным языком!
      - Противоборствующие стороны никак не могут поделить сектор, отмеченный значком "Тета-четыре". Есть информация, что когда-то давно там располагалась малая планетарная система - три планеты вращались вокруг белого карлика класса Тета. По непонятной причине центральная звезда после своей смерти не превратилась в сверхновую, а сжалась в размерах так, что стала одним из малых небесных тел системы, потеряв центральное расположение и гравитационную доминанту. Сейчас этот участок пространства представляет собой мутное серое пятно, состоящее из астероидов, космической пыли и бесформенных каменных обломков различного диаметра. Именно в этом месте сейчас сосредоточены основные силы противоборствующих сторон. И всё для того, чтобы ни Империя Син ни Конфедерация не смогли этот безжизненный сектор назвать своими владениями. Каждый из противников пытался проникнуть вглубь пояса астероидов, в результате чего завязывались ожесточённые бои, сопровождающиеся огромными потерями. Сейчас военные ресурсы обеих сторон истощены настолько, что их едва хватает для того, чтобы обеспечивать состояние карантина на границе сектора.
      - Но зачем им это нужно? - спросил Леон.
      - Информация засекречена, - ответил бортовой компьютер планетолёта. - Думаю, что среди астероидов и скрывается разгадка конфликта.
      Командор рассеянным взглядом окинул внутреннее пространство рубки управления. Затем, отвернувшись от иллюминатора сел обратно в пилотское кресло, обхватил голову руками, и слабым голосом произнёс:
      - И как я смогу помирить наргов с синийцами, если даже не знаю, ради чего они воюют? Дались им эти астероиды...
      - Вот для этого тебя и вылечили, чтобы ты думал здоровой головой и принимал правильные решения!
      - Ну-ну, злорадствуй... Железяка!
      Динамик на пульте ничего не ответил.
     

* * *

     
      В огромном ангаре имперского линкора "Син" неподалёку от планетолёта стояли три живых существа: офицер Службы Безопасности, контрразведчик и землянин. Только сейчас Леон смог внимательнее рассмотреть майора Дикса. Его чёрный мундир со знаками отличия вкупе с выправкой можно было назвать великолепными даже по земным меркам, и только лицо и руки выдавали нечеловеческую природу синийца. Конечно, длинные пальцы, заканчивающиеся острыми когтями и запястья с мелкими серыми чешуйками вместо привычной мягкой кожи, можно было бы скрыть перчатками, но глаза с жёлтыми змеиными зрачками и голова с торчащими наружу костяными скулами ясно показывали, что перед землянином представитель чуждой ему рептилоидной расы. Те же что и у Крэпса роговые выступы на лице, разве только клыки, откровенно торчащие наружу, немного отличали Дикса от контрразведчика. И, конечно же, рост - штабс-капитан выглядел заметно ниже своего соплеменника.
      - Не обижайся на меня, Леон, - сказал офицер Службы Безопасности, немного сощурив глаза с жёлтыми зрачками, - твоё поразительное сходство с наргами... Не окажись ты землянином, передо мной открылись бы заманчивые перспективы по службе... Действительно, жаль...
      - Не переживайте, майор! Всё ещё может измениться, - улыбнулся человек. - Не сомневаюсь, что и вам улыбнётся удача. К тому же, чин генерала вполне соответствует вашей героической внешности!
      - К сожалению... - Дикс улыбнулся, обнажив ряд острейших зубов, - такие вопросы решаю не я. Но, всё равно, мне приятно это слышать! Удачи тебе, землянин!
   После чего он развернулся и направился к выходу из ангара. Человек остался со штабс-капитаном Крэпсом наедине.
      - Удача... надеюсь, этого добра у меня много, - негромко произнёс он, глядя вслед удаляющемуся офицеру.
      - Я доверяю не только приборам, - негромко произнёс Крэпс, подойдя ближе, - но и чутью контрразведчика.
      - Тогда и мне придётся поверить, - усмехнулся землянин, - иначе за мной останется долг перед Империей.
      Эта фраза заставила Крэпса улыбнуться, что со стороны выглядело немного зловеще, учитывая количество зубов в его пасти.
      - Не переживай, Лео, - произнёс дружелюбно контрразведчик, - у синийцев есть давняя традиция - прощать долги мертвецам.
      Землянин поморщился:
      - Звучит не так обнадёживающе, как хотелось бы перед дальней дорогой...
      Лицо штабс-капитана вновь приобрело серьёзное выражение, и он сменил тему разговора:
      - У нас мало времени! - сказал строго Крэпс, и на какое-то мгновение взгляд его стал настолько пронизывающим, что у землянина по спине пробежал холодок. - Не забудь о деталях плана, который мы с тобой обсуждали вчера.
      - Я помню, - уставшим голосом произнёс человек, - два крейсера сопровождения. Освобождаю фиксаторы кронштейна и отстыковываюсь по команде с флагмана, перед самым началом отвлекающего манёвра. Затем, под видом сброса мусора в общем потоке ухожу по баллистической траектории как можно дальше. Пока идёт бой, который вы специально провоцируете, я пытаюсь проникнуть... - в этот момент землянин развёл руками. Изобразив на лице выражение, которое бортовой компьютер обычно называл идиотским, он спросил: - Куда?
      Крэпс внимательно посмотрел на землянина и осторожно произнёс:
      - Лео, не время шутить - от тебя сейчас слишком многое зависит. И не только для Империи...
      - Поясните, штабс-капитан? - спросил землянин, сразу став серьёзным. После секундной паузы он предположил: - В случае провала миссии вам грозит отставка?
      - Неприятная сторона моей профессии, - ответил утвердительно Крэпс, и заметно тише добавил: - но отставка меня мало тревожит...
      - Что-то ещё?
      Штабс-капитан задумался, а его жёлтые зрачки произвели едва заметное движение, будто он хочет сказать что-то секретное, но опасается:
      - Победить наргов в одиночку тебе не удастся ни при каких обстоятельствах... - едва слышно произнёс штабс-капитан. - Будь у тебя самые отборные войска Империи - это невозможно.
      - Тогда зачем нужна вся эта суета с подготовкой? Корабли сопровождения, имитация проникновения на территорию противника, стрельба из орудий?!
      - Причины две, - едва слышно продолжил Крэпс. - Во-первых, за пределами Империи у пленного землянина есть шанс остаться в живых. Совсем не большой, но всё равно это шанс...
      Леон задумался. Затем, с сомнением покачав головой, он произнёс:
      - Допустим... а вторая?
      - Вопреки здравому смыслу, я надеюсь, что ты не воспользуешься первым вариантом, - улыбнулся синиец. - И почему-то верю, что ты способен остановить эту войну.
      - Возможно, я чего-то недопонимаю, но мне казалось, Императору нужна победа, а вовсе не мир с наргами... неужели вы затеяли собственную игру?.. - произнёс землянин задумчиво. Затем хитро прищурился, и спросил: - Может быть, сейчас вы мне всё-таки скажете, что скрывается в секторе Тета-четыре?
      На мгновение чёрные глаза синийца заволокло серой непрозрачной пеленой, затем жёлтые зрачки вновь возникли на положенном месте, и штабс-капитан решительно произнёс:
      - Когда Император уличит меня в обмане, самое малое что грозит кадровому офицеру - отставка. Но информация по Тета-четыре - это уже измена.
      Землянин решил, что сказать ему нечего, и промолчал.
      - Удачи! - негромко сказал рептилоид, глядя куда-то вдаль. Затем решительно добавил: - Пора!
     

Глава 2

     
      Леон отрешённо наблюдал в иллюминатор удаление флагманского корабля Его Величества, не испытывая никаких эмоций. Когда тот скрылся из виду, Командор уселся в кресло перед пультом и задумался:
      "До того момента, пока планетолёт будет висеть на кронштейне, тревожиться не о чем - от меня ничего не зависит. Другое дело - самостоятельный полёт. Это уже неизвестность, пугающая по определению".
      Человек непроизвольно поморщился от своих мыслей, и произнёс в пустоту:
      - Железяка, как ты думаешь...
      - Никак! Но могу имитировать умственную деятельность, - с сарказмом ответил динамик на пульте.
      Командор подавил рвущийся наружу смешок, и серьёзным тоном продолжил:
      - Как назовём предстоящую миссию?
      - Линия удачи! - моментально отреагировал БК.
      - Ты уверен? - усомнился Командор.
      - Нет, - прозвучало из динамика, - ведь я всего лишь железяка с неисправным модулем искусственного интеллекта, а ты - Хомо Сапиенс, то есть - разумный человек! Тебе и решать!
      - В таком случае - вперёд! - бодро скомандовал Командор, но уже через пару секунд с сомнением в голосе добавил: - Надеюсь, что конец у этой истории будет не слишком трагическим...
      - Хотелось бы верить... - эхом донеслось из динамика.
     

* * *

      По плану штабс-капитана корабли сопровождения с планетолётом, прикреплённым к одному из них, должны были неторопливо подойти к буферному сектору, тем самым давая понять противнику, что это обычное патрулирование границ Империи. Сейчас требовалось делать всё настолько аккуратно, чтобы раньше положенного срока не привлекать внимания наргов.
      Время на планетолёте будто бы остановилось, а Командор страдал от вынужденного бездействия. Поверхностный осмотр состояния силовой установки немного развеял скуку, но ненадолго, учитывая минимум свободного от реактора пространства. Оставался ещё процессорный отсек, где располагался криолитовый мозг БК, но Леон решил себя занять чем-то другим, менее опасным. Будучи душевнобольным, землянин редко страдал от безделья, но сейчас многое изменилось, и поэтому требовалось решительно менять сложившийся за долгое время распорядок, что казалось Леону настоящим проклятием. До начала активной фазы плана оставалось ещё порядка суток, и это время требовалось как-то занять. Скука и уныние буквально сжигали былую решимость, а надежды на благоприятный исход миссии таяли с катастрофической скоростью. Динамик на пульте сохранял молчание, как бы соблюдая корабельную субординацию, тем самым показывая, кто сейчас на борту настоящий Командор. Но его одолевали мысли:
      "Императору нужна победа над наргами, чтобы получить контроль над Тета-четыре. Но какую тайну скрывает пояс астероидов? - думал землянин, сидя в командорском кресле перед вспыхивающими огоньками на пульте управления. - Штабс-капитан наверняка знает. Возможно, что не всё, но он кадровый военный, в обязанности которого входит сохранение государственной тайны, и это связывает контрразведчика по рукам и ногам. В отличие от Императора ему не нужна победа. Во всяком случае, в последнем разговоре Крэпс ясно дал понять - Что является его давней мечтой. Кто бы мог подумать, что гуманоид с такой зловещей внешностью мечтает о мире? И теперь наргов с синийцами может помирить только чудо в лице случайного землянина, непонятно каким образом залетевшего в этот сектор галактики..."
      Затем мысли резко сменили привычное русло:
      "Почему мне везло? Это как-то связано с болезнью или всё-таки мифическая Линия Удачи существует? Нет, и ещё миллион раз нет! Возможно, что нелогичность в поведении душевнобольного землянина и есть ключ к разгадке феномена удачливости. Но тогда следует неутешительный вывод - у здорового человека нет ни единого шанса в предстоящей миссии!"
      Командор напрягся, и какое-то время сидел неподвижно с хмурым выражением лица, всячески пытаясь вытеснить из головы единственно возможный, но в то же время неприятный вывод - провал миссии неизбежен. Он закрыл глаза, и постарался максимально расслабиться, чтобы вообще ни о чём не думать. Спустя какое-то время наступило состояние близкое к трансу, голова очистилась настолько, что ни одна мысль не тревожила землянина. Вслед такому "очищению" пришло заметное облегчение, мышцы на лице Командора расслабились, и со стороны могло показаться, что человек спит. Через несколько минут абсолютного покоя его губы медленно сложились в улыбку, Леон открыл глаза, и неуверенно произнёс:
      - Мне кажется, что у нас есть шанс. Конечно, это только предположение...
      Он замолчал, не зная, как закончить мысль, и теперь ждал реакции бортового компьютера. Некоторое время динамик молчал, но потом из него донёсся знакомый голос:
      - Лео, к сожалению, ты ошибаешься. Вероятность благоприятного исхода авантюры, придуманной тобой и Крэпсом, это ноль и ещё много нулей после запятой.
      - Сколько? - спросил человек с улыбкой.
      - Тебе нужны цифры? - в звуке из динамика явно слышалось удивление.
      - Если не трудно, - скромно ответил Леон.
      - У меня получилась цифра с четырнадцатью нулями после запятой, - вынес вердикт БК, и затем менее официальным тоном продолжил: - Посуди сам, совсем неглупые существа договориться до сих пор не смогли. Ты всего лишь чужак, случайно оказавшийся в эпицентре противостояния, поэтому самое лучшее для тебя - бежать, пока это ещё возможно.
      Несмотря на сказанное, выражение лица землянина не изменилось. Более того, его настроение стремительно улучшалось - сам того не подозревая, БК лишь укрепил Командора в правильности возникшего в голове плана.
      БК осторожно спросил:
      - Готовимся к побегу?
      - Ни в коем случае! Действуем строго по первоначальному плану!
      - Идиотское решение... - обречённо прозвучало из динамика.
      - Вот именно! - воскликнул Леон.
      Бортовой компьютер некоторое время пытался связать слова человека в стройный логический рисунок, вследствие чего в рубке наступила тишина. Наконец, голос из динамика негромко поинтересовался:
      - Лео, поясни, иначе у меня мозг расплавится...
      - Хорошо, сейчас попробую обрисовать идею, - кивнув невидимому собеседнику, он продолжил: - Ты уже подсчитал наши шансы по всевозможным логическим цепям и получил ужасающую цифру с четырнадцатью нулями после запятой. При любом варианте развития событий нашу миссию ждёт крах.
      - Именно так, - согласился БК.
      - А теперь посчитай вероятность обнаружения душевнобольным землянином конфликта двух цивилизаций где-то в глубоком космосе?
      - Примерно такая же, - молниеносно ответил голос из динамика, - я уже считал.
      - Тем не менее, мы достигли цели. Пускай и не совсем той, что искали. Разве не так?
      - Это случайность, - парировал голос.
      - Более того - цепь случайностей! - согласился человек. - Тогда ответь мне - почему я до сих пор с тобой разговариваю?
      - Логика здесь бессильна, - сказал БК, - у меня нет ответа.
      - Тут не логика нужна, а что-то другое...
      - Например?
      Леон улыбнулся:
      - На земле есть пословица, которая звучит так: Дуракам везёт!
      - Бессмысленное изречение.
      - Зря ты так категоричен! Люди считают, что пословицы отражают народную мудрость.
      - Допустим, - согласился БК, - и что ты предлагаешь?
      - Идея заключается в том, что я стану прежним.
      - Не пугай меня, - донеслось из динамика с явным оттенком страха. - Ты собираешься вернуться, чтобы имперские психотехники опять сделали тебя придурком?
      - Ни в коем случае! - рассмеялся человек. - Просто мы будем действовать вопреки человеческой и любой другой логике, как и прежде.
      - Действовать будешь ты, - поправил Командора БК, - у меня есть программа, а нарушение причинно-следственных связей в логической матрице может привести к катастрофическим последствиям.
      - Хорошо, я постараюсь быть глупее за нас двоих, - с улыбкой произнёс Командор. - Нравится тебе такая идея?
      - Нет! - ответил голос.
      - Почему?
      - Возможно, что наши шансы немного подрастут - на пару нулей, не больше. Всё равно, вероятность успеха катастрофически мала - как и раньше, за пределами здравого смысла.
      - Жаль, - человек в кресле задумался, а улыбка сменилась хмурым выражением лица.
      Некоторое время человек напряжённо думал о чём-то, затем встал с кресла и направился в спальный отсек, бурча себе под нос:
      - Может завтра меня мысли какие-нибудь посетят...
      - Утро вечера мудренее, - донеслось из динамика на стене. Затем прозвучал шуршащий звук, похожий на смех, и голос БК скромно добавил: - Пословица такая есть на Земле...
      - Умник!
     

* * *

     
      Под мерное жужжание многочисленных механизмов планетолёта, негромкое перестукивание релейных модулей, едва слышное шуршание воздуха в системе вентиляции и регенерации, Леон спал на удобной кровати. Ему снился сон:
      Огромная площадь с гладкой поверхностью уходила вдаль во все стороны, и край её терялся в белёсой дымке. Синее небо над головой выглядело таким же бесконечным, как стеклянная твердь под ногами. То, что это непрозрачное стекло или материал со схожими свойствами, Леон почти не сомневался. Первый же шаг исключил сомнения: появившийся вслед за ним едва различимый звук точь-в-точь напоминал удар мягким предметом по массивному стеклу - незаметное для глаз колебание, которое ощущается скорее подсознанием, нежели другими органами чувств. Твёрдость, хрупкость, незыблемость и вместе с тем, гибкость - категории, которые пришли на ум, непонятно каким образом оказавшемуся здесь человеку. Три шага в неизвестность и он остановился, размышляя, что делать дальше - идти или стоять?
      - О чём задумался? Здесь стоять бесполезно, нужно обязательно идти, - донеслось откуда-то сзади.
      Леон оглянулся, и в нескольких метрах от себя увидел спину человека в строгом классическом костюме и чёрной фетровой шляпе на голове. То, что площадь была пустынна ещё какое-то мгновение назад, молодой человек не сомневался, и потому сознание кольнула мысль о нереальности происходящего. Несмотря на то, что этого человека Леон уже где-то видел, память отказалась сообщить спящему сознанию подробности о незнакомце.
      - Где я, и кто вы такой? - спросил он непонятно откуда взявшегося собеседника.
      - Ответ на первый вопрос ты знаешь - это сон, - ответил мужчина с иронией в голосе, и тут же уточнил: - Твой сон.
      Леон попытался понять смысл произнесённой фразы, но так и не смог, поэтому неуверенно произнёс:
      - Допустим...
      - На второй вопрос я не отвечу, - продолжил незнакомец, - но совсем не потому, что не хочу или не могу. Просто сейчас это не имеет значения. Важно другое...
      - Что? - заинтересовался Леон.
      - Ты оказался здесь, чтобы найти ответ, - продолжил человек в шляпе, - но если продолжишь бездействовать, потеряешь время. Сон не бесконечен!
      Леон о многом хотел расспросить незнакомца, но тут же спохватился, вдруг сообразив, что терять время ему сейчас почему-то действительно нельзя. Пары секунд хватило на то, чтобы определиться со следующим вопросом, наиболее уместным в нынешней ситуации:
      - Что я должен делать?
      Незнакомец кивнул, и продолжил:
      - Двигайся вперёд. Когда пересечёшь первую линию, масштаб задачи уменьшится вдвое, вторую - вчетверо. И не забывай - время не ждёт!
      Из всего сказанного Леон понял, что стоять бессмысленно. Тем более, в нескольких метрах впереди он действительно разглядел мерцающую серебристую полоску на гладкой поверхности, хотя мог поклясться, что ещё секунду назад её там не было. Вскоре вся площадка, насколько хватало взгляда, оказалась расчерчена на большие квадраты.
      - Каким образом масштаб задачи уменьшится, почему? - спросил Леон оглянувшись, но человека рядом не оказалось - он пропал так же неожиданно, как и появился.
      - Сам поймёшь, - прозвучало из пустоты.
      - Бессмыслица какая-то... - пробормотал Леон, начиная злиться на невидимого собеседника, говорящего загадками, вместо того чтобы дать чёткий однозначный ответ. На всякий случай он ещё раз осмотрелся, но незнакомец действительно пропал. Вспомнив совет о том, что время уходит, Леон направился к ближайшей мерцающей полоске. Подойдя к ней вплотную, молодой человек в нерешительности остановился, потом зажмурился. И сделал шаг.
      Ничего не почувствовав, Леон осторожно открыл глаза и с интересом посмотрел по сторонам. Справа от него в квадрате за серебристой полоской стоял человек, но не тот в шляпе, который исчез, а кто-то очень знакомый. Приглядевшись, Леон узнал в незнакомце себя.
      - Ты кто? - спросил он двойника по другую сторону квадрата.
      - Ты кто? - спустя мгновение повторил человек с теми же интонацией и выражением лица.
      - Будешь повторять мои слова? Тогда ты ненастоящий, подделка! - сказал Леон нахмурившись.
      - Будешь повторять мои слова? - с вызовом спросил человек за мерцающей линией. На лице двойника появилась злобная гримаса, и он добавил: - Тогда ты ненастоящий, подделка!
      Сообразив, что начинает злиться на собственное отражение, повторяющее его слова, Леон улыбнулся, и направился к следующей линии в противоположную от двойника сторону. Пересечение мерцающей полоски уже не сопровождалось остановкой и зажмуриванием глаз, и поэтому в момент, когда нога ступила за линию, он заметил, как картинка вокруг чуть смазалась, и из уплотнившегося воздуха вышла ещё пара двойников.
      Мгновение, и пространство вновь стало чётким, но теперь уже не казалось таким пустынным - три фигуры начинали двигаться, как только Леон делал следующий шаг. Сообразив, что превращение пустоты в оживлённую людьми, пускай и дубликатами, площадь, происходит как раз в тот момент, когда нога пересекает очередную полоску, он уверенным шагом поспешил к следующей. Но дойти не успел - изображение дёрнулось, будто стоячая вода в луже от дуновения ветра, после чего картинка потеряла чёткость и быстро превратилась в серое марево, которое вскоре сменилось абсолютной пустотой.
     
      Человек, ещё минуту назад беззаботно спящий в кровати под негромкий аккомпанемент механизмов планетолёта, вздрогнул и открыл глаза. Невидящим взглядом Леон уставился на потолок жилого отсека, пытаясь восстановить в памяти подробности недавнего сна, но при всей ясности картинки её смысл ускользал. Ещё минута и от сновидения стались лишь жалкие обрывки, но и они быстро растаяли как облако на небе в жаркий день. Некоторое время человек боролся со своим подсознанием, упорно скрывающим суть послания, но вскоре понял безрезультатность своих усилий и сдался.
      Леон сфокусировал взгляд на вентиляционной решётке, затем приподнял голову над подушкой и заглянул в проём открытой двери, ведущей в командный отсек. За время сна на борту планетолёта ничего не изменилось - на пульте управления перемигивались огоньки преимущественно приятных цветов: жёлтого, зелёного и синего.
     

* * *

     
      До начала активной фазы операции оставалось чуть более часа, а Командор так и не придумал, что же даст ему преимущество, позволяющее поднять шансы на успех до приемлемого уровня. Вероятность краха миссии так и осталась на рассчитанном БК числе - четырнадцать нулей после запятой. Ситуация совсем не внушала оптимизма, медленно, но верно вводя его в состояние унылого безразличия к происходящему.
      На этот раз тишину нарушил БК:
      - Командор, операция начнётся через пятьдесят минут.
      - У меня хронометр перед глазами, - ответил Леон с безразличием, - сам вижу.
      - Можно сделать неутешительный вывод, - констатировал голос бортового компьютера, - утро вечера ничуть не мудренее, и земная пословица - всего лишь пустой набор звуков.
      - Бессмыслица какая-то... - произнёс Командор после паузы.
      - Лео, ты о чём? - поинтересовался голос из динамика.
      - Сон приснился, - ответил Леон задумчиво, - вроде бы я должен был найти ответ на вопрос, а вместо него получил какую-то глупость с множеством двойников...
      Командор задумался, но красочная картинка, ещё только что ясно всплывшая перед глазами, снова рассыпалась. Леон почувствовал, что начинает злиться, но уже через мгновение на его лице возникла загадочная улыбка:
      - Двойники, целая армия двойников... - сказал он в пустоту. - Вот и ответ!
      - Поясни, Командор! - требовательно произнёс бортовой компьютер.
      - Всё очень просто. Как я тебе говорил ещё вчера - мы здесь не благодаря логике, а вопреки! - торжественно произнёс Командор. - Чтобы добиться успеха, нам с тобой нужно действовать совсем не так, как следует, а наоборот! Если у одного землянина шансы равны нулю, то у армии они уже не так призрачны! Идея ясна?
      На этот раз задумался бортовой компьютер. Из динамика на пульте не доносилось даже обычного шуршания. На шестой минуте по хронометру Леон начал беспокоиться за исправность криолитового мозга БК и осторожно поинтересовался:
      - Ты почему молчишь?
      - Подсчитываю шансы армии землян и в то же время пытаюсь понять, где ты её возьмёшь, - прозвучало из динамика после паузы. - Если первый вопрос поддаётся анализу, то второй выпадает из логической матрицы по причине полной абсурдности идеи.
      - И какое число получилось?
      - Пока ничего не изменилось, ведь я не знаю численности живой силы и уровня вооружения, - ответил БК. - В области человеческих фантазий я не специалист.
      На этот раз задумался Командор. Обращаясь скорее к себе, нежели к бортовому компьютеру планетолёта, он негромко произнёс:
      - Армия это слишком много... а вот небольшой взвод из десяти-пятнадцати человек вполне можно себе представить.
      - Лео, ты бредишь? - поинтересовался БК. - Где ты возьмёшь землян в системе Наргов?
      - Так ведь я и сказал, что их нужно представить! - победоносно провозгласил Командор, решив наконец задачку, которая не давала ему покоя с момента пробуждения.
      Он набрал полные лёгкие воздуха, после чего удовлетворённо выдохнул, а лицо его расплылось в триумфальной улыбке. БК стойко молчал, и поэтому человеку ничего не оставалось, как, выдержав необходимую паузу, продолжить:
      - Теперь посчитай шансы отряда из десяти человек, да ещё и наделённых сверхспособностями!
      - Хорошо, я попробую сыграть в твою новую игру, - с нескрываемым сарказмом произнёс голос из динамика, - но ты мне хотя бы сообщи параметры этих способностей?
      - Первое - невидимость.
      - Продолжай.
      - Способность мгновенно передвигаться в пространстве... или даже в вакууме! - с жаром произнёс Леон, но вдруг задумался, и добавил: - Только недалеко, иначе не поверят.
      - Зачем ограничивать сверхспособности? - поинтересовался БК. - Тем более, у тебя всё равно нет такого отряда суперсолдат.
      - Считай, что есть! - возразил Леон.
      - Где?
      - Это не имеет значения!
      - И всё-таки?..
      - В моей фантазии! - ответил человек.
      После секундной паузы он строго добавил:
      - Кстати, не только мне, но и тебе желательно их представить!
      - Зачем?
      - Чтобы в них поверили все остальные! - ответил Леон.
      Несколько минут ожидания и шелестения в недрах динамика на пульте управления вознаградили Командора короткой репликой:
      - Одна миллионная - устроит?
      - Вполне!
      - А теперь расскажи, Адмирал, что ты задумал! - потребовал БК.
      - Это пока только сумасшедшая идея, но я попробую объяснить... - задумчиво произнёс Леон. - Проявления жизни во вселенной настолько разнообразны, что нельзя исключать существование разумных форм в каком-нибудь, более отличном от нас, виде. К примеру - волновое образование или сгусток энергии, но чувствующий, мыслящий и материальный настолько, чтобы иметь возможность физического воздействия на окружающее пространство. Пускай, даже очень ограниченное. Называться такое существо будет - Эго. Только не говори мне, что такое слово уже есть и означает совсем не то...
      - Мне-то что, называй как хочешь! - фыркнул динамик. - Но фантазировать мало! От тебя потребуют доказательств существования некоей волновой и к тому же мыслящей субстанции. Пока ты даже меня не смог убедить, что уж говорить про наргов, которых ты собираешься обмануть?!
      - Даже не допускаешь ни малейшего шанса... - на лице Командора можно было прочитать разочарование.
      - Не хочу тебя разочаровывать, Лео, но любая ложь должна строиться хотя бы на маленькой частичке правды, - произнёс голос из динамика поучительным тоном. - Весь твой план - пустая и совершенно бездоказательная фантазия! Невидимая и неосязаемая армия эгоистов - обман, в который никто не поверит.
      Леон улыбнулся:
      - Это не совсем обман, во всяком случае, эгоистов на Земле очень даже много, что как раз и является той частичкой правды, которую трудно отрицать. К тому же, один невидимый солдат у меня уже есть!
      - И кто же?
      - Ты!
     

* * *

     
      Хронометр медленно отсчитывал секунды, оставшиеся до расстыковки, но для землянина они тянулись медленно, растягиваясь будто резина. Наконец динамик ожил, и голос старшего офицера корабля сопровождения сообщил:
      - Внимание, десятисекундная готовность!
      - Подтверждаю...
      - Пять, четыре, три, два, один, ноль, - затем прозвучал зуммер. Планетолёт вздрогнул, и голос в динамике констатировал: - Расстыковка прошла успешно.
      - Началось... - негромко произнёс Леон.
     
      Вместе с кучей разнокалиберного мусора, медленно вращаясь относительно какой-то неопределённой оси, планетолёт удалялся от точки расхождения с кораблями сопровождения. В те минуты, когда единственный иллюминатор открывал вид на тот сектор пространства, где в это время должен начаться поединок двух противоборствующих сторон, Командор пытался рассмотреть хоть что-нибудь. Понять степень зрелищности космического боя имперских кораблей сопровождения с патрулём наргов мешали плавающие рядом скелеты металлических конструкций, облако шлаков непонятного происхождения и объёмные пластиковые контейнеры с бытовым мусором. На шестом витке вращения, как раз в тот момент, когда снова открылся нужный сектор обзора, перед иллюминатором возник большой десантный бот с линкора "Син", раза в три превосходящий по своим габаритам спасательную капсулу с землянином на борту, и не менее внушительной дырой в обшивке. Леон знал, что ещё несколько объектов с похожей внешностью летели в непосредственной близости от планетолёта, а БК осторожно корректировал курс нечастыми выбросами газа из специальных отверстий в обшивке, чтобы не допустить случайного столкновения. Время запуска основного двигателя ещё не наступило, но и он пребывал в полной готовности, мелко вибрируя в холостом цикле.
      Понимая, что разглядеть космический бой противоборствующих сторон всё равно не удастся, Командор уселся обратно в кресло и задумался. Бортовой компьютер делал необходимые баллистические расчеты и поэтому сохранял молчание. Примерно через полчаса вынужденного бездействия человек произнёс:
      - Ты не очень занят?
      - Криолитовое ядро загружено наполовину, периферийные датчики - максимально, - ответил голос из динамика, - а что?
      - Предлагаю тебе изобрести ещё один датчик, - произнёс задумчиво Командор.
      - Какой же? - поинтересовался БК.
      - Измеряющий степень глупости наших поступков.
      - Ты всё ещё не отказался от своей идеи нелогичного поведения?
      - Это для нас единственное преимущество, на которое мы можем сделать ставку.
      - Не буду тебя разубеждать... - уставшим голосом произнёс БК. - Адмирал здесь ты.
      - В таком случае я поручаю бортовому компьютеру планетолёта создание методики измерения глупости наших совместных действий.
      - Это невозможно, - констатировал голос бортового компьютера, - глупость нельзя измерить.
      - Наверное, я неправильно выразился... - произнёс человек, сосредоточенно потирая подбородок. - Попробую сформулировать чуть по-другому: "индикатор глупости" поможет нам балансировать на грани здравого смысла, предотвращая излишне логичные действия и не позволяя скатываться в абсурдные, способные привести к катастрофе.
      - Если я правильно понял, измерять нужно степень логичности наших действий, - произнёс голос бортового компьютера, - ты это имел ввиду?
      - Молодец, соображаешь железяка! - обрадовался Леон.
      - С задачами, которые ты ставишь, трудно действовать рационально! - произнёс БК, в голосе которого чувствовалось сомнение.
      Командор улыбнулся:
      - В таком случае, сообщи мне, в какой стадии пребывает операция "Линия Удачи"?
      - В самой начальной, - ответил БК, и прокомментировал: - Через тридцать два часа сорок семь минут мы пересечём границу империи Син. С этого момента приступим к поиску подходящей для высадки планеты...
      - Стоп! - приказал Командор. - Никаких тридцати часов! Включай двигатель на полную мощность так, чтобы пересечь границу не позднее чем через час!
      - Курс уже рассчитан, - спокойно возразил голос из динамика. - Даже если мы сожжём силовую установку, то не сделаем этого и за три часа. А вот на поиск приемлемой планеты уйдут не часы, а дни. Может недели...
      - Тогда пересчитывай курс таким образом, чтобы не испортить планетолёт и попасть во владения наргов как можно быстрее. Это приказ!
      - Лео, что с тобой? - осторожно поинтересовался БК. - Такого рода приказы может отдавать только душевнобольной.
      - Мне показалось, что сейчас самое время совершить какую-нибудь глупость, не зря же мы придумали новый индикатор! - сказал Командор с улыбкой на лице. Затем сдвинул брови и рявкнул: - И вообще, не спорь с Адмиралом - Имитация Вселенского Разума! Живо!
      - Придурок... - прошуршал динамик.
      - Поговори мне! - грозно сказал Командор. - Вперёд! И без разговоров!
     

* * *

     
      Несмотря на странную идею Командора гнать что есть силы к ближайшей планетной системе, бортовой компьютер до сих пор не сообщил о реакции противника на такие действия. Прошло уже довольно много времени, планетолёт значительно углубился во владения наргов, но ощущение обыденности происходящего не покидало Командора - он заскучал.
      Бортовой компьютер напротив - не только вёл планетолёт по новому курсу, но и параллельно занимался программированием миниатюрных ремонтных роботов. На них Командор возлагал большие надежды. Простейшие механизмы с дистанционным управлением имели размеры крупного земного насекомого и обычно использовались для несложных работ по ремонту электропроводки на всех гражданских кораблях. Компактные размеры спасательных капсул изначально предполагали весьма плотную упаковку всех систем жизнеобеспечения, и поэтому ремонтные роботы являлись для них обязательной опцией.
   На этот раз задача роботов-жучков значительно усложнялась - им предстояло из честных тружеников превратиться во вражеских лазутчиков. Судя по периодическому пощёлкиванию и шуршанию внутри динамика на пульте, в недрах криолитового мозга сейчас шла напряжённая работа. Леон не хотел мешать БК, но гнетущая тишина и нарастающее чувство бесполезности существования взяли верх:
      - Адмирал вызывает Главный Компьютер, - произнёс он, пытаясь изобразить на лице строгое и, в то же время, придурковатое выражение.
      - Слушаю, - уставшим голосом ответил динамик.
      - Не отвлекаю? - с ноткой участия в голосе спросил Леон.
      - Нет, - намного бодрее ответил БК.
      - Как ты думаешь, сколько нам болтаться в космосе никем незамеченными?
      - Не знаю, порадует это тебя или огорчит, но нас уже давно преследуют, - ответил голос из динамика. - С того самого момента, как планетолёт пересёк границу сектора.
      Командор нахмурился, и недовольным голосом поинтересовался:
      - А почему ты мне сказал об этом только сейчас?
      - Не понимаю паники, Адмирал, - с усмешкой ответил БК, - мы ворвались во владения противника настолько бесцеремонно и нагло, что со стороны наргов было бы странно не обратить внимания на нарушителей.
      - И всё-таки, почему не сообщил Командору, что за нами увязалась погоня?
      - Лео, ты действительно хочешь это знать? - с плохо скрываемым сарказмом поинтересовался БК.
      - Ты как разговариваешь со старшим по званию, железяка?! - Командор начал вживаться в образ "прежнего Леона". - Живо докладывай, почему скрыл от меня погоню?
      - За нами никто не гонится, - спокойным голосом ответил БК, - противник преследует нас, соблюдая дистанцию, что для планетолёта не представляет опасности.
      - Убедил, - человек сменил тон, и с улыбкой на лице вновь задал мучивший его вопрос: - Почему не сообщил сразу?
      - Это было бы логично, - коротко ответил голос из динамика.
      Человек задумался. Некоторое время он обдумывал сложившуюся ситуацию, откинувшись в удобном кресле. Затем, резким движением наклонился к пульту и негромко спросил:
      - Что сейчас показывает "индикатор глупости"?
      - Ничего обнадёживающего. Несмотря на твои вопли, со стороны противника наши действия выглядят вполне рационально, - ответил БК. - Посуди сам: мы движемся на максимальной скорости к скоплению астероидов, проходя стороной малую планетарную систему. С точки зрения наргов, для того, чтобы затеряться среди каменных глыб и таким образом скрыться от погони. В отличие от противника, для нас этот участок космоса неизвестен, и мы плохо представляем, что ждёт планетолёт впереди. Возможно, на другой стороне скопления астероидов нас уже поджидают, и поэтому патруль вполне закономерно сопровождает нас к той точке, где неминуемо произойдёт обезвреживание нарушителя. Примерно так.
      - Да... - произнёс Командор задумчиво. - Действительно, всё выглядит достаточно логично.
      - Могу озвучить ещё несколько трактовок нашего поведения с точки зрения противника, но и они не менее рациональны.
      Командор пожал плечами:
      - Ты анализировал ситуацию согласно человеческой логики, но нарги не люди...
      - Тем не менее, их реакцию мы видим - погони нет, только преследование в пределах досягаемости, что для патрульного корабля всего лишь неспешная прогулка на средней тяге. Реши они догнать нас ещё вчера, не сомневайся...
      - Я понял! - перебил Леон. Сцепив руки в замок, он упёр их в подбородок, и спросил: - Что ты говорил про малую планетарную систему?
      - Проходим в непосредственной близости от неё.
      - Там есть планеты с кислородной атмосферой?
      - Судя по спектрографу ближайшая к нам вполне пригодна для жизни человека, разве что гравитация несколько ниже, чем на Земле.
      - Меняем курс! - приказал Командор. - Сколько нам потребуется времени, чтобы достичь этой планеты?
      - Лео, что ты задумал?
      - Там я сдамся в плен!
      - Почему именно сейчас? По плану мы должны как можно глубже проникнуть в систему, провести разведку, а вариант сдачи в плен - экстренный, - возразил БК. - Теперь нужно всё заново пересчитывать. Командор, это слишком рискованно.
      - Ничего подобного! - возразил человек. - Действуем, как было задумано! Экстренный вариант, только с новыми декорациями.
      - В таком случае, почему бы тебе не сдаться прямо в космосе?
      - Потому что в плен нужно попасть только мне, а ты должен находиться на расстоянии, достаточном для управления жучками.
      - Не получится! - возразил БК. - Мы собирались спрятать планетолёт, но во время погони это невозможно сделать аккуратно. Придуманную ранее легенду тоже придётся менять, иначе возникнет много логических нестыковок.
      - Сочиню новую правдивую историю! - улыбнулся человек. - А планетолёт уничтожим! И обязательно в присутствии противника. Неужели не справимся?
      - Времени может не хватить...
     

* * *

     
      Окутанная голубоватой дымкой планета заметно росла в размерах, что свидетельствовало о высокой скорости, с которой планетолёт шёл с ней на сближение. Человек рассматривал новое небесное тело в иллюминатор и уже начал различать контуры горных массивов на серой поверхности, как голос из динамика сообщил:
      - Командор, сядь в кресло и пристегнись. Через двенадцать минут начнём вход в плотные слои атмосферы.
      Несмотря на принятое ранее решение действовать нелогично и даже глупо, Леон не стал пренебрегать элементарной безопасностью. Усевшись в кресло перед пультом управления, он застегнул фиксаторы ремней, и приготовился к перегрузкам.
      - Скоро начнёт сильно трясти, - сообщил БК.
      - Знаю, - коротко ответил Командор. - Что с преследователями?
      - Сбрасывают скорость, отстают, - ответил голос из динамика. - Судя по траектории, решили остаться на орбите.
      - Ещё бы! - усмехнулся Командор. - Прекрасно понимают, что на планете от них не спрятаться.
      В этот момент свет в рубке погас, остался только пульт управления с перемигивающимися огоньками на кнопках и две тусклые жёлтые лампы аварийного освещения позади пилотского кресла.
      - Адмирал, приготовься! Входим в зону действия планетарного притяжения!
      Сидящий в кресле пилота человек ничего не ответил, только крепче сжал в ладонях подлокотники и зажмурился. Долго ждать не пришлось. По всему планетолёту прошла первая волна вибрации, затем вторая, третья. Вскоре началась сильная тряска, усиливающаяся с каждой секундой. Он услышал, как в соседнем отсеке что-то упало на металлический пол, отскочило в стену, снова и снова, но теперь его интересовало только благополучное приземление. В который раз планетолёт стал игрушкой грозных космических сил - его словно мяч для регби кидали, пинали, останавливали и снова посылали в неведомые ворота. Командор вёл в голове свой счёт секундам в надежде, что вот-вот закончится немыслимая тряска и наступит блаженный покой, но силы высшего порядка вряд ли интересовались мнением маленького землянина в крошечной скорлупке спасательной капсулы. Вибрация усилилась и теперь накатывала не волнами как раньше, а хаотично, что стало совсем невыносимо. Человек в кресле потерял сознание.
     

Глава 3

     
      - Командор! Очнись! - услышал Леон знакомый голос, прозвучавший как гром средь ясного неба в абсолютной тишине, совсем не свойственной обычно шумному планетолёту с его многочисленными системами управления, жизнеобеспечения и другими устройствами, не менее важными в длительном автономном полёте.
      Человек открыл глаза и потряс головой, пытаясь стряхнуть тупую боль, а также остатки холодной пустоты забытья, неохотно отпускающей из своих объятий.
      - Сколько времени прошло с момента посадки?
      - Чуть более получаса.
      - Почему раньше не растолкал? - Леон потёр лоб ладонью, всё ещё надеясь избавиться от жуткой головной боли.
      - Пытался, но безуспешно, - ответил голос из динамика, - даже беспокоиться начал, вдруг ты совсем плох.
      - Как думаешь, с такой потерей времени успеем? - поинтересовался Командор, с удовольствием ощущая, что боль постепенно отступает.
      - Минут сорок-пятьдесят у нас есть, - неуверенно произнёс БК. - Патрульный корабль остался на орбите, и сейчас находится по другую сторону планеты. Скоро вновь появится над нами, но что от него ждать, сказать трудно. Возможно, нарги вышлют десантный бот, также не исключена и посадка самого аппарата, хотя он достаточно большой.
      - Тогда нужно поторопиться! - сказал Командор, резко вставая с кресла. - Перечисли всё необходимое, чтобы я ничего не забыл.
      - Контейнер с персональным аварийным комплектом - это самое главное, - ответил голос. - Таблетки тоже понадобятся, поэтому проглоти прямо сейчас, потому что ситуации бывают всякие.
      - Ты прав, - Командор открыл крышку с торца пульта, достал красную пилюлю из пластиковой коробки и отправил себе в рот.
      Сделав глотательное движение, он спросил:
      - Ты смог решить вопрос дальности управления роботами?
      - В контейнере лежат две небольшие пластиковые коробки, через которые я буду осуществлять управление мини-роботами - это автономные репитеры. Браслет на твоей руке тоже подключен к ним. Помни, это не только красивая безделушка, но и прибор связи - коммуникатор, - ответил БК. - Конечно, в космосе вся эта техника бесполезна, но я постараюсь находиться неподалёку на безопасном расстоянии. Береги репитеры, они - единственная ниточка между тобой и планетолётом.
      - Самому бы в живых остаться! - произнёс Леон с сомнением.
      - Поздно жаловаться на жизнь... - ответил голос из динамика с неодобрением, после чего коротко подытожил: - Пора!
     
      Оттащив от планетолёта большой, но совсем не тяжёлый пластиковый ящик, человек поправил на запястье металлический браслет, блестящий в лучах чужого солнца. Поднеся коммуникатор к лицу, он нажал боковую кнопку и произнёс:
      - Всё! Теперь я готов, можно улетать! - затем поинтересовался: - Справишься один?
      - Установленные в скале пиропатроны сработают по моей команде, поднимется много пыли и песка. Катастрофа должна получиться вполне убедительной, - ответил БК. - Может мелкими камнями немного поколотит обшивку, а крупные глыбы остановит противометеоритный барьер. Активирую его ненадолго и сразу выключу, но на пару секунд красивое зрелище гарантирую.
      - Я тебе доверяю полностью, но всё равно постарайся не повредить планетолёт, - сказал Командор строго, - он мне дорог как...
      - Иди уже, Адмирал, - бодро ответил голос из браслета, - через пятнадцать-двадцать минут корабль противника появится на горизонте, а мне ещё нужно успеть организовать фейерверк по всем правилам!
      - Не увлекайся особенно эффектностью, будь аккуратнее, - произнёс Леон, наблюдая, как яйцевидное сооружение приподнимается над землёй, смещаясь в направлении скального образования неподалёку, где песчаная пустыня резко обрывается, сменяясь горным массивом.
      Человек прикрыл запястье с коммуникатором рукавом комбинезона, после чего, взвалив громоздкий аварийный контейнер себе на спину, направился в ту же сторону, что и планетолёт. Ноги немного увязали в песке, но следов не оставалось - неглубокие ямки тут же затягивались мелкими песчинками, что хорошо маскировало недавнее пребывание человека в этой безжизненной пустыне неподалёку от горного хребта. Пройдя примерно половину пути к тому месту, где должна разыграться печальная драма - крушение планетолёта, землянин обернулся, посмотрел на то место, где должна была остаться цепочка следов, и на лице его появилась улыбка:
      "Пустыни хорошо умеют скрывать свои тайны..." - подумал он с удовлетворением.
     
      Яркая вспышка в ста метрах от того места, где из песка торчали неровные скальные выступы, затем переходящие в потрескавшийся от времени и осадков горный хребет; полетевшие вслед за этим камни и пришедший чуть позже грохот ознаменовали печальную гибель планетолёта. Человек посмотрел с тревогой на поднявшуюся вдалеке пыль, затем на запястье с металлическим браслетом, и на его лице появилась едва заметная улыбка.
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу! Куда на этот раз завела меня великая любовь к прекрасной незнакомке?! - крикнул землянин что есть сил. Затем лицо его посетило крайне печальное выражение, и он продолжил несколько тише, но не менее выразительно: - Один, совсем один! Вот уже нет у меня ни планетолёта, ни верного БК... Жестокий мир, жестокие времена... Несчастный и брошенный в чужом мире, теперь я могу надеяться лишь на чудо!
      Посмотрев внимательно на небо, он нахмурился, и с явным неудовольствием произнёс:
      - Только вот чудо почему-то запаздывает...
     
      Время тянулось невообразимо медленно. Человек сидел на аварийном контейнере и не знал, куда себя девать в этой пустыне посреди чужой планеты. От жары и вынужденного безделья его голову посетили различные мысли, воспоминания, но корабль противника всё не появлялся. Прошло не менее получаса, когда Леон решил:
      "Ещё час-два, и придётся возвращаться к планетолёту, иначе здесь можно умереть от полуденного зноя, жажды, голода, а самое страшное - от скуки"
      Человек встал с пластикового ящика. Приложив ладонь ко лбу внимательно посмотрел вдаль в надежде увидеть хоть какое-то движение. Затем, не менее скрупулёзно изучал линию горизонта, но ничего похожего на космический корабль или даже десантный бот разглядеть не удалось. В тот момент, когда надежда практически растаяла, землянин услышал позади себя тонкий шипящий звук, оглянулся, и увидел быстро приближающийся летательный аппарат небольшого размера с округлыми очертаниями. Вместо того чтобы искать убежище и прятаться, землянин побежал навстречу вражескому десанту, яростно размахивая руками, будто аппарат появился на планете случайно и может не заметить бегущего по пустыне человека. Несмотря на явный призыв о помощи аппарат не стал приближаться, а по пологой дуге повернул в сторону того места в горах, где разрушенная взрывчаткой скала погребла под собой планетолёт.
      Сделав обиженное лицо, Леон крикнул вслед удаляющемуся боту:
      - А как же я? Заберите меня отсюда! - в то время как его мысли вращались совсем в другой плоскости:
      "Только бы не откапали капсулу, - подумал землянин, - иначе весь план развалится"
      Аппарат медленно приближался к тому месту, где ещё недавно разразилась ужасная катастрофа, затем снизился настолько, что вообще скрылся из виду. К счастью, не более чем через две минуты десантный бот противника вдруг резко поднялся над скалами и неторопливо лёг на обратный курс. Не долетев до землянина каких-то пятидесяти метров, он плавно опустился, подняв вокруг себя серое облако из мелкого песка. Когда туман рассеялся, в аппарате открылся проём люка, из которого один за другим вышла троица похожих на людей существ в полётных комбинезонах. Два гуманоида держали в руках предметы, напоминающие оружие, а третий, высокий мужчина с лысым черепом и неприятным лицом - абсолютно безоружен. Землянин быстро сообразил, кто в этой абордажной команде главный, тем более, с такими ручищами оружие не требуется.
      Троица быстро приближалась, ступая по песку совершенно не увязая в нём, будто бы это был асфальт или бетон, и Леон заворожено смотрел на их ноги. Гуманоиды подошли ближе и вскоре причина столь комфортного передвижения по пустыне стала понятна - подошвы ботинок армейского типа были заметно шире колодки, и такая обувь наверняка предназначались для высадки на планеты с песчаным грунтом.
      Сделав навстречу спасителям всего лишь один шаг, землянин резко остановился - гуманоиды направили на него стволы орудий, без сомнения давая приказ остановиться. Землянин обиженно пожал плечами и встал как вкопанный в нескольких десятках метров от своих потенциальных спасителей. Троица начала о чём-то переговариваться, а человек тем временем ловил каждый звук чужой речи, чтобы усилить действие коммуникативной таблетки, но до него доносились лишь обрывки непонятных каркающих фраз, без намёка на хотя бы минимальную осмысленность. Параллельно с этим процессом, необходимым для будущего общения, изобразив на лице глупейшее выражение, он наблюдал за поведением гуманоидов и делал полезные для себя выводы:
      "Высокий гуманоид без оружия - главный в команде, возможно даже капитан корабля. Его спутники стрелять по безоружному вроде бы тоже не собираются. Во всяком случае, прямо сейчас".
      Остальные наблюдения не являлись столь однозначными и не несли практической пользы, поэтому человек сел обратно на контейнер и стал терпеливо ждать окончания беседы троицы гуманоидов. Разгребая носком ботинка ямку в песке, который тут же норовил заполнить освободившееся пространство, землянин услышал:
      - Эй ты, подойди ближе!
      Леон вздрогнул, будто от испуга, а про себя отметил:
      "Замечательно! Ожидание не прошло зря - таблетка действует. Теперь нужно убедить незнакомцев в том, что пленник в моём лице не представляет опасности"
      В то время когда главарь спокойно стоял, внимательно наблюдая за процессом, его спутники продолжали держать землянина в прицеле своих ружей.
      - Не стреляйте! - крикнул Леон, направляясь к троице. Изобразив виноватую улыбку на лице, он продолжил: - Я так рад, что вы меня нашли в этой безжизненной пустыне. Заберите меня отсюда, не бросайте бедного путешественника в чужом и недружелюбном мире!
      Тот, кого Командор окрестил "главным", несколько удивился знанию чужаком наргианского языка, но виду не подал. Решив отложить вопрос владения чужаком родной речью до более удачного момента, он спросил:
      - Ты кто?
      - Я землянин по имени Леон Ардо! Корабль, на котором я путешествовал со своими товарищами потерпел катастрофу в космосе. В момент взрыва я находился в спасательной капсуле, и только благодаря этому до сих пор жив. Мне нужно добраться до любого островка цивилизации, откуда я смогу сообщить соплеменникам о печальной судьбе моих товарищей.
      - Не очень-то рассчитывай остаться в живых! Сейчас ты нарушитель границы и военнопленный, поэтому советую мечтать не о свободе, а о лёгкой смерти, - произнёс "главный" с неприятной улыбкой на лице. Затем, указав рукой на отверстие люка в десантном боте, он скомандовал: - Живо на борт! Разберёмся, что ты за существо!
      Вместо того чтобы беспрекословно подчиниться приказу, Леон направился к своему контейнеру, лежащему в песке на расстоянии вытянутой руки.
      - Стоять! - главарь рявкнул так, что по спине землянина пробежали мурашки. Несмотря на окрик, пленный землянин осторожно сделал ещё один шаг, взялся за ручку, и потащил пластиковый ящик на себя.
      "Главный" с усмешкой на лице произнёс:
      - Это тебе не понадобится, оставь, - посмотрев на своих спутников, которые тоже позволили себе что-то похожее на улыбку, он поинтересовался: - Что в ящике, если не секрет?
      - Там нет ничего такого, что могло бы вам пригодиться! - землянин изобразил испуг, и сделал вид, что прикрывает всем своим телом немыслимую ценность. - Некоторые мелкие вещи - память о моих несчастных товарищах, и безделушки, которые я собираюсь продать, чтобы вернуться домой.
      Усмешка исчезла с лица главаря так же стремительно, как и появилась. Он посмотрел на землянина с неприкрытым презрением, и процедил сквозь зубы:
      - В боте лишнего места нет! Оставь всё здесь и живо полезай внутрь, иначе навсегда останешься на этой планете вместе со своим ящиком.
      Несмотря на приказ главаря, выпускать контейнер из своих рук Леон даже не думал. Он опасался, что пластиковый ящик всё равно вскроют и досмотрят. Затем, распихав по карманам безделушки, находящиеся там в действительности, самое главное не заметят по причине малых размеров и оставят здесь. Ситуация складывалась таким образом, что только рукотворный скандал мог спасти команду ремонтных роботов, притаившихся на дне контейнера. Землянин с ненавистью посмотрел на главаря, и совсем не обращая внимания на его спутников с оружием, решительно выкрикнул:
      - Вот уж никогда! Лучше я умру от рук ваших бандитов, - он кивнул в сторону вооружённых наргов, - чем допущу глумления над вещами, которые были дороги моим погибшим товарищам! Пускай и ценой собственной жизни!
      Главарь посмотрел с удивлением сначала на своих спутников, потом на нарушителя, но ничего не ответил, что значительно прибавило сил красноречию землянина:
      - Но знайте, когда история расправы над бедным путешественником дойдёт до вашего э-э... Короля или, как там у вас... Верховного Канцлера, он сразу отправит всю вашу банду в каменоломни. Возможно, тогда вы поймёте, как бесчестно со мной поступили!
      В подтверждение своей речи землянин демонстративно сел на контейнер, и произнёс с пафосом:
      - Лучше застрелите меня здесь и сейчас! После расправы над бедным путешественником уже никто не помешает вам осквернить память о моих погибших товарищах! Во всяком случае, моя совесть будет абсолютно чиста!
      Леон почти не удивился скорости принятия решений "главарём", потому что тот отреагировал моментально:
      - Молчать, землянин! Живо взял свой ящик и отправился на борт!
      Пленник улыбнулся настолько дружелюбно, насколько позволяла ему сложившаяся ситуация. Взвалив громоздкий, но совсем не тяжёлый пластиковый контейнер себе на спину, он поплёлся к открытому люку десантного бота в сопровождении вооружённого эскорта, бубня под нос:
      - Это правильное решение! Когда я встречусь с вашим Верховным Канцлером, то обязательно отмечу исключительную мудрость и гуманность... - затем обернулся, и попросил "главного" предельно жалобным тоном: - Только дайте мне слово офицера, что ваши спутники не станут покушаться на моё имущество.
      - Могу тебе гарантировать... - усмехнулся "главарь", идущий позади пленника, - что при первом удобном случае я выброшу тебя в космос. Возможно, что в этом самом ящике.
      - А как на это посмотрит Верховный Канцлер? - обиженно пролепетал землянин, и добавил: - Когда узнает о вашем неблаговидном поступке...
      - Заткнись! - рявкнул главарь, но совсем без злобы.
     
      Пленение наргами с точки зрения землянина прошло безукоризненно, но вместо триумфа от хорошо проделанной работы он почувствовал неимоверную эмоциональную усталость. Сильная перегрузка внутри десантного бота, когда тот преодолевал планетарное притяжение, вызывала ужасные приступы тошноты. Именно с ними приходилось яростно бороться Командору, чтобы не загадить и без того не слишком большое пространство летательного аппарата. Так к усталости эмоциональной прибавилась ещё и физическая. Уже на борту патрульного корабля, как только его проводили в небольшую каюту и заперли, пленный землянин моментально улёгся на лежак в углу помещения и уснул сном счастливого человека, вполне здраво рассудив, что времени на оценку ситуации и обдумывание дальнейших действий у него теперь достаточно.
      Спустя полчаса веки дрогнули, но он продолжил спать, что могло свидетельствовать о начале какого-то сновидения. Действительно, землянину снился сон, который можно было бы назвать продолжением предыдущего, не имеющего ничего общего с реальностью, а потому забытого. Леон стоял посреди расчерченного серебристыми полосами огромного поля, а в каждом квадрате, насколько хватало зрения, находились его двойники, молчаливые и какие-то бездушные, будто статуи. В следующую секунду разметка поля исчезла и словно по мановению невидимого дирижера фигуры ожили, начав играть собственные роли. Во всяком случае, теперь они не повторяли движений Леона, а это уже можно было бы воспринимать как признак некоторой самостоятельности. Стоявший справа от землянина двойник наклонился, и некоторое время внимательно смотрел себе под ноги, затем перевёл взгляд на небо, и созерцание поглотило его всецело. Леон подошёл ближе к любопытному двойнику и спросил:
      - Что там интересного?
      - Не мешай, клон, - ответил тот, продолжая всматриваться в бездонную, и в то же время совершенно однообразную синеву, - отстань от меня.
      - Ты меня клоном назвал? - озадаченно спросил Леон.
      Двойник поморщился, будто ему приходится разговаривать с существом равным мухе, тем не менее, недовольным тоном продолжил:
      - Не хватало ещё отвечать на вопросы призрака...
      - Вот уж неправда! - возмутился Леон. - Если кто и является призраком, то это точно не я!
      Двойник отвлёкся от созерцания небесного свода, и на секунду в его глазах блеснул интерес к собеседнику. Затем он огляделся по сторонам, быстро оценил обстановку и произнёс недовольным голосом:
      - Прости, но разговаривать с самим собой мне не хочется. Тем более, после того как меня вылечили синийские психотехники.
      Своим ответом двойник ввёл Леона в лёгкое замешательство. С одной стороны, стало ясно, что каждый из призраков без сомнения мнит себя полноценной личностью, единственной и неповторимой, с другой - вряд ли кто-то из них сможет сообщить что-то полезное или ценное. В итоге - интерес к общению с двойниками пропал окончательно.
      - Ай-ай-ай! Первый же оказавшийся рядом дубль не признал в тебе командира? Возможно, тебе повезёт, и другой окажется сговорчивее? Хотя, сомневаюсь...
      Леон обернулся на голос. Справа от себя он увидел знакомого человека в чёрном пальто и шляпе. Его лица опять разглядеть не удалось.
      - И что мне делать с такой армией? - спросил Леон. - Как заставить их подчиняться?
      - Только не усложняй ситуацию, - ответил мужчина, но уже серьёзно. - Со своими двойниками общий язык ты вряд ли найдёшь, ведь каждый из них представляет только одну из граней твоей сущности, и потому воспринимает происходящее довольно однобоко. Они отнюдь не примитивны, и в какой-то степени не менее личности, нежели ты, а потому не нуждаются в лидере - нет достаточной мотивации.
      - Не понимаю... - пробормотал Леон, - что мне толку от солдат, которые не слушаются своего командира?
      - Противник может этого не знать, - улыбнулся человек, - наблюдая одни и те же события, люди не всегда делают одинаковые выводы. Чаще наоборот - оценки могут быть весьма противоречивы.
      - Это обман... - нахмурился Леон, и хотел было развить свою мысль, но мужчина его перебил:
      - Правда - это то, во что мы верим. Поверь и ты в свою фантазию, тогда она уже не будет обманом.
      Спустя мгновение он лукаво улыбнулся и добавил:
      - Мы не обязаны нести ответственность за умозаключения наших противников... как впрочем, и союзников тоже. Не отнимай у них право заблуждаться и совершать ошибки!
      Леон стоял в нерешительности, периодически переводя взгляд с одного двойника на другого. Параллельно с созерцанием площади, заполненной одинаковыми людьми, похожими на него как две капли воды, он пытался осознать смысл услышанного чёрным человеком, и даже в чём-то с ним согласиться, но слова "обман" и "заблуждение" упорствовали, никак не желая вставать в общий строй.
      - Право на ошибку - единственный признак личной свободы! - последняя фраза прозвучала уже из воздуха, потому что мужчина в чёрном пальто и широкополой шляпе исчез.
      Затем и площадь растворилась в сером тумане, появившемся, как это бывает во сне, буквально ниоткуда.
     
      Сразу после пробуждения Леон решил осмотреться в новой для него обстановке. Беглый осмотр показал, что каюта с тусклым освещением без иллюминатора и каких-то особых удобств, больше напоминала подсобку, но никак не тюремную камеру. К счастью, туалет тут присутствовал. Конечно, не совсем привычный для землян, но устройство, напоминающее унитаз, вполне могло удовлетворить практически любую нужду землянина, независимости от её масштабов.
      Пленник ещё раз осмотрел своё временное пристанище, но теперь с особой тщательностью, после чего вернулся обратно к лежаку, сел на него и задумался:
      "Ящик аварийного комплекта удалось без потерь протащить на борт патрульного корабля, что очень хорошо - пока ситуация развивается в полном соответствии с планом. Оставили его в удачном месте, неподалёку от шлюза, в неглубокой нише, как раз под панелью с множеством кнопок и световых индикаторов. Значит, к проводке ремонтные роботы доберутся без проблем - это вторая приятная новость. Что дальше? Ладно, пускай теперь БК думает, всё-таки, он компьютер, а не я. Репитеры вскрывать вряд ли станут, для этого нужны профессионалы со специальными инструментами, а другие побрякушки, лежащие с ними рядом, наверняка растащат. Тем более, их ценность равна нулю, так что пускай будут трофеями, добытыми в честном поединке - один землянин против целого патрульного корабля. Хотя, нет! Красивый кулон из цитрина не только драгоценность, но и отличный радиомаяк. БК утверждает, что этот природный минерал пеленгуется на очень больших расстояниях..."
      Леон думал и о других вещах, менее актуальных в сложившейся ситуации, затем о совсем малозначительных, до тех пор, пока не уснул.
     

* * *

     
      Патрульный корабль наргов оказался вполне комфортным местом нового пребывания землянина. Звукоизоляцию помещения в котором тихо посапывал пленник в сравнении с постоянной вибрацией и гулом силовой установки планетолёта можно было назвать отличной. Несмотря на исключительную тишину, человек спал и не слышал, как сначала скрипнул замок, затем шаркнул о металл резиновый уплотнитель двери. Вслед за этим в помещение вошёл вооружённый нарг. Неяркое дежурное освещение вполне позволяло ему рассмотреть спящего человека, и посетитель некоторое время потратил на поверхностный осмотр пленника. Затем, решив, что чужак не представляет опасности, посетитель вернул оружие в кобуру, плотно прилегающую к бедру. Сделав шаг вперёд, он чуть наклонился к голове спящего, и разборчиво, но не слишком громко приказал:
      - Вставай! На допрос к капитану!
      Пленник поморщился и перевернулся на другой бок, своим поведением показывая, что в данный момент просыпаться не собирается. Выражение лица посетителя стало несколько строже, и теперь уже намного громче он сказал:
      - Встать!
      Реакция землянина оказалась для нарга несколько неожиданной - не открывая глаз, тот воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      Нарг резко отшатнулся от пленника и зачем-то достал из кобуры лучевик. Оружие придало ему решительности, и он вновь громко приказал:
      - Встать! На допрос к капитану!
      На этот раз Командор решил, что пора прекращать испытывать судьбу и провоцировать вошедшего на грубые меры физического воздействия. Будто бы продолжая спать, он повернулся лицом к посетителю, после чего медленно открыл глаза, и недовольно пробормотал:
      - Зачем так громко кричать? Мне без разницы - встал и пошёл, а вот моему Эго твоё поведение может не понравиться.
      - Молчать! - вновь скомандовал посетитель, направляя на пленника широкий ствол лучевика. - Капитан ждать не любит!
      К неожиданности посетителя, пленник смотрел на вооружённого нарга без страха. Наоборот, на его лице ясно выражалось сожаление. Покачав головой, землянин произнёс:
      - С того момента, как я попал на борт этого судна, советую внимательнее смотреть себе под ноги! Даже сытые Эги мстительны, а голодные - вообще безжалостны.
      Выслушав пленника, посетитель мало что понял, но в росте заметно поубавился. Теперь уже с просительно интонацией в голосе, показав лучевиком на дверь, он произнёс:
      - Не упрямьтесь, пройдите со мной к капитану. У меня приказ...
      - Как тебя зовут, солдат? - спросил замлянин, отлично понимая, кто сейчас хозяин положения.
      - Сержант патрульной службы Огани! - отчеканил посетитель, и в этот момент вновь прибавил в росте, обретя былую выправку.
      - Я запомню, сержант, - лежащий на матрасе человек кивнул головой. Изобразив на лице деловитое сомнение, он добавил: - Постараюсь убедить своего Эго, что твоё дерзкое поведение продиктовано исключительно служебным рвением, и поэтому не может быть оскорбительным для симбиота.
      Сержант молча ловил каждое слово землянина, и тот решил, что пришло время закрепить столь неожиданный успех:
      - Мне нужно немного времени, чтобы привести себя в порядок, всё-таки встреча с представителем местной власти... - пленник встал, и дружелюбно добавил: - Если тебя не затруднит, подожди за дверью!
      Нарг попятился к выходу, и негромко попросил:
      - Только недолго, капитан ждать не любит.
      Посетитель вышел, а Леон, с улыбкой на лице, подумал:
      "Первая победа на вражеской территории... Интересно, чем закончится разговор с капитаном?"
     
      Вопреки корабельному уставу пленный землянин убедил сержанта идти впереди и показывать дорогу. Тот опять растерялся, ненадолго задумался, но спорить не стал. Вытащив из кобуры лучевик, он изобразил приглашающий жест и направился вперёд по коридору. Наблюдая за неуверенными движениями конвоира, так неожиданно ставшего обычным проводником, Командор предположил, что сержант вероятно о чём-то задумался и плохо реагирует на окружающую действительность. Метров через тридцать подозрения землянина подтвердились - Огани запнулся о лежащий на полу электрический кабель, и едва удержался на ногах, выпустив из рук лучевик. Быстро подобрав оружие, сержант спрятал его в кобуру, и с ненавистью посмотрел на пленника.
      Решив, что сложилась удачная ситуация для того, чтобы подлить масла в огонь, землянин с сомнением в голосе произнёс:
      - Этого я и опасался... Он начал мстить...
      - Кто? - спросил сержант, стараясь выглядеть невозмутимо.
      - А ты сам не понял, идиот?! - прикрикнул Леон на конвоира. Затем, сделав вид, что взял свои эмоции под контроль, он обречённым тоном произнёс: - Боюсь, что козни тебе строит мой Эго, которого ты нечаянно разозлил.
      Оставшуюся часть пути шли молча. Огани больше не проронил ни слова, и теперь внимательно смотрел себе под ноги. Остановившись у двери с табличкой и непонятными письменами на ней, сержант нажал кнопку в углублении на стене, отошёл в сторону и принял караульную стойку, положив ладонь на кобуру. Леон сообразил, что такое поведение сержанту предписывает корабельный Устав. Сейчас он расслабился, с трепетом ожидая, когда дверь откроется и он, наконец, узнает, верна ли его догадка на счёт "главаря"? Спустя две минуты дверь плавно скользнула в сторону. Командор вопросительно посмотрел на Огани и тот кивнул, давая понять, что теперь пленник должен войти в каюту капитана один, без сопровождения.
      Сделав шаг через порог, землянин даже не удивился, увидев перед собой того самого "главаря", который столь грубо с ним общался на песчаной планете. В просторном, но скромно обставленном помещении в высоком кресле сидел капитан. У стены, справа от него стоял большой стол, а слева... открытый ящик аварийного комплекта. Леон сделал удивлённое лицо, и хотел уже сказать что-нибудь дерзкое и истеричное, но! Будто бы из воздуха в руке капитана возник приличного размера лучевик с коротким шестигранным стволом. Именно по этой причине слова землянина затерялись где-то в пространстве между мозгом и горлом.
      - Медленно подними левую руку, - как и в прошлый раз, неприятным и чуть сиплым голосом, будто болит горло, произнёс капитан.
      Леон, выражая крайнюю степень удивления на лице, приподнял руку.
      - Теперь так же медленно сними браслет. Только без глупостей! - капитан поводил лучевиком из стороны в сторону, как бы намекая на последствия. Затем указал на стол: - Положи и вернись обратно!
      Землянин выполнил всё в точности, и спросил:
      - Теперь всё?
      - Нет! Сейчас я задам вопрос и ты мне на него ответишь честно и кратко! - продолжил капитан с неприятной ухмылкой на лице. Затем, он наклонил немного вперёд свой лысый череп и, сузив глаза так, что взгляд его стал угрожающим, добавил: - Предупреждаю заранее - я знаю правильный ответ! Если твой не совпадёт с моим - стреляю!
      Изобразив на лице растерянность, землянин пожал плечами:
      - Постараюсь...
      Выдержав паузу, капитан поднял оружие чуть выше - так, чтобы на конце лучевика, в шестигранном зеркале размером с большую монету, отразился лоб землянина. Сразу вслед за этим он спросил:
      - Ты шпион империи?
      - Нет! - коротко ответил пленник и закрыл глаза, ожидая, что именно сейчас его мозг расплавится и стечёт на пол капитанской каюты. Спустя мгновение он ощутил кожей лица обжигающую волну, прошедшую буквально в паре миллиметров от своего виска, и услышал неприятное шипение пластика позади себя. Предательский холодок пробежался по спине землянина, а на лбу выступила испарина, готовая тут же сформироваться в капельки пота. Явно ощущая свою беспомощность перед вооружённым наргом, человек сосчитал до десяти и медленно открыл глаза. На лице капитана он увидел кривую усмешку, которая уже через мгновение сменилась знакомой гримасой. Выждав пару секунд, "главарь" произнёс всё тем же неприятным голосом:
      - Первая попытка не засчитывается! Попробуем ещё раз!
      - Остановитесь! - вскрикнул землянин, выставляя вперёд руку, будто бы она могла остановить удар лучевика. - Для того чтобы убить человека, совсем необязательно устраивать варварские игры. Давайте спокойно поговорим как разумные существа, а уж потом вы вправе утолить свою кровожадность любым доступным образом, - человек кивнул на серое пятно позади себя, - только без порчи корабельного имущества.
      Услышав предложение пленника, капитан ненадолго задумался. Затем засунул лучевик в кобуру на бедре и свирепое выражение его лица плавно сменилось более дружелюбным. Указав рукой на свободное кресло поодаль от себя, нарг жестом предложил землянину сесть.
      - Ты действительно не похож на синийцев, - начал капитан спокойным голосом, - но ящерицы могли нанять в качестве шпиона чужака.
      - Меня никто не нанимал! - возразил пленник.
      - Заткнись и слушай! - рявкнул капитан. - Если бы ты был менее настойчив в желании протащить этот ящик на корабль, - он показал на контейнер аварийного комплекта, - то я смог бы представить, что ты говоришь правду и действительно являешься путешественником. Ещё на планете ты дал понять, что содержимое контейнера для тебя важнее собственной жизни и у меня возникли серьёзные подозрения, которые требовали подтверждения.
      Леон не перебивал, понимая, что возражать бесполезно.
      - Внимательно обследовав содержимое ящика, я обнаружил там много интересного, и теперь уже не сомневаюсь, что передо мной вражеский лазутчик.
      Капитан замолчал, тем самым давая возможность пленнику хоть как-то оспорить предъявленное обвинение. Воспользовавшись столь галантно предоставленным правом голоса, Леон с неподдельным интересом спросил:
      - Неужели вы нашли там бомбу?
      - Да! - решительно ответил капитан. - Даже две!
      - Интересно...
      Видимо капитан не ожидал от пленника столь вялой реакции на свои слова, и поэтому с гораздо меньшим энтузиазмом продолжил:
      - Во всяком случае, две пластиковые коробки вполне могут оказаться бомбами, управляемыми этим браслетом, - он показал рукой в направлении стола. Затем подытожил: - Окончательный вывод за специалистами, но на всякий случай я убрал их подальше от энергетической установки корабля.
      - Если это так, то не проще было бы выбросить их куда-нибудь подальше в космос? - поинтересовался землянин.
      - Я сам решу - что мне проще, а что нет! - рявкнул капитан, и лицо его побагровело от злости.
      Командор решил, что сейчас не время нагнетать обстановку, и поэтому спешно пролепетал:
      - Хорошо-хорошо, пускай лежат там, хотя... - он на секунду задумался, и, пожав плечами, добавил: - Я думал, что это какие-то энергетические блоки, и за них на рынке дадут больше кредитов, чем за всё остальное...
      - У нас кредиты не в ходу, - усмехнулся нарг.
      - Надеюсь, кроме похожих на бомбы предметов, ничего подозрительного в ящике нет?
      - Почему же? - улыбнулся капитан. - Есть и более интересные предметы.
      - Никогда бы не подумал... - человек вновь изобразил на своём лице крайнюю степень растерянности. - И что же это?
      - Прозрачный камень жёлтого цвета на цепочке, - капитан внимательно посмотрел на землянина, пытаясь увидеть в его глазах хоть какие-то признаки тревоги. Не обнаружив никаких следов волнения, он медленно произнёс: - Это перганит. Надеюсь, тебе знакомо такое название?
      - Нет... первый раз слышу, - искренне ответил Леон. - Взял из каюты капитана. Он им очень дорожил, поэтому я и подумал, что камень на рынке может иметь какую-то ценность.
      - И как он действует на навигационные приборы, ты тоже не знаешь?
      - К моему сожалению...
      - Трудно поверить, но и это я могу допустить, - произнёс задумчиво капитан. Затем, будто бы вспомнив о самом главном, он посмотрел на землянина в упор. Пронзив колким взглядом пленника насквозь, нарг спросил:
      - Тогда расскажи мне о самых маленьких предметах, находящихся в ящике?
      Этот вопрос застиг Леон врасплох. Неимоверным усилием воли землянин пытался справиться с пронзившим его холодом, и постараться не выдать своего истинного состояния. Если кровь отхлынет от лица и кожа побелеет, то капитан быстро поймёт, что маленькие металлические жучки на дне ящика - главное доказательство шпионской деятельности землянина. Скорее для того, чтобы кровь продолжала циркулировать в организме так, как ей положено природой, Леон пожал плечами. Затем спросил:
      - Что вы имеете в виду?
      - Ты знаешь, о чём я говорю! - капитан нахмурился.
      Землянин выжал из себя виноватую улыбку, и ответил:
      - Хватал первое, что попадётся под руку... поэтому не исключаю, что мог прихватить с собой что-то противозаконное. Вы же знаете, когда капсула вот-вот взорвётся, мысли путаются и голова соображает плохо...
      Сделав паузу, будто усиленно пытается что-то вспомнить, он развёл руками, и спросил:
      - Хотя бы намекните, что вы там ещё обнаружили?
      На лице капитана мелькнула тень сомнения, и он поинтересовался, но уже без былой уверенности в голосе:
      - Для каких целей служат маленькие цветные контейнеры цилиндрической формы с маслянистой жидкостью внутри?
      - Не знаю... - растерялся Леон, лихорадочно пытаясь сообразить, что за контейнеры обнаружил капитан внутри аварийного комплекта. - Можно на них посмотреть?
      Капитан резким движением встал с кресла. Подойдя к ящику, он достал пригоршню разноцветных цилиндриков, о назначении которых пленник не имел ни малейшего представления.
      - Что это? - спросил нарг.
      Землянин спешно перебирал в голове различные варианты, но не мог найти ответа. То что раньше он никогда не видел этих разноцветных капсул, землянин мог поклясться чем угодно... Если только они не рассыпались из какой-нибудь небольшой коробки во время сильнейшей тряски при посадке.
      - Вы думаете, что это яд, или ещё какая-нибудь шпионская химия? - спросил он с надеждой в голосе. - Может быть там есть какая-то упаковка, откуда они могли выпасть? Или инструкции по применению...
      Пошарив своими ручищами внутри ящика, капитан выудил оттуда небольшую сетчатую конструкцию с дырками, вполне подходящими по размеру к цилиндрикам:
      - Если только вот это...
      - Можно взглянуть?
      Капитан подал предмет землянину. Быстро пробежав глазами по надписи, исполненной мелким шрифтом на торце упаковки, землянин улыбнулся и произнёс:
      - Это специальный краситель для ракетницы, вмонтированной в одну из стенок ящика! - сейчас Леон испытывал настоящий триумф от неожиданно возникшей глупейшей ситуации, в которой они оказались вместе с капитаном. Сделав виноватое лицо, он развёл руками, и скромно добавил: - Так написано на коробке... Но я действительно не знаю химический состав жидкости внутри капсул!
      Создатели аварийного комплекта позаботились даже о такой мелочи, как подача разноцветных сигналов попавшими в бедствие людьми. Но вряд ли разработчики могли предположить, при каких обстоятельствах инструкцию по применению ракетницы прочитает их соплеменник, оказавшийся в сложном положении.
      Некоторое время капитан выглядел растерянным. Во всяком случае, он выбросил пригоршню капсул-красителей обратно в ящик, а желание продолжать беседу с потенциальным шпионом у него пропало окончательно. Одним движением могучей руки нарг захлопнул крышку контейнера. Затем, приблизил к лицу металлическую пластину, прикрепленную к комбинезону в районе плеча, и скомандовал:
      - Сержант Огани, увести пленного!
      Допрос закончился совсем не так, как могли бы предполагать его непосредственные участники. Уже через пять минут замок на двери клацнул, и Командор опять оказался в запертом помещении с тусклым светильником в углу. Наедине со своими мыслями...
     

Глава 4

     
      В течение следующих двух дней пленника не тревожили, если не считать того, что кормили регулярно, и судя по всему, той же едой, что и остальных членов экипажа. Вот только подавали поднос с двумя пластиковыми мисками настолько быстро, просунув в полуоткрытую дверь, что разглядеть своего благодетеля землянину ни разу не удалось.
      Реалии нового места пребывания Леон ощутил на себе в полной мере уже на третий день полёта в утробе наргианского патрульного корабля. Если пару дней назад своё состояние он мог бы охарактеризовать как вдумчивое ожидание или даже тревожное, то сейчас просилось только одно определение - гнетущая скука, к счастью, два раза в день прерываемая приёмами пищи. За очередным обедом Командор вдруг поймал себя на мысли, что очень хотел бы пообщаться с кем-нибудь из местных обитателей, к примеру с тем, кто приносит еду. Даже командир патрульного корабля, который почему-то уже не казался безжалостным извергом со свирепым выражением лица, сейчас мог бы стать желанным собеседником, но видимо и он потерял интерес к своему новому пассажиру. Вероятно, после неудачного допроса землянина капитан понял, что пленника нужно поскорей передать в руки более компетентных специалистов, хотя такая идея, узнай о ней Леон, ему вряд ли бы понравилась.
     
      На четвёртый день каюта, а точнее - камера временного содержания оказалась обследованной настолько основательно, что её пленнику захотел взвыть от нарастающей внутренней пустоты, размеры которой неуклонно стремились к бесконечности. От полной безысходности в голову лезли навязчивые мысли:
      "Ещё немного и я буду биться головой о стены. Или начну разговаривать сам с собой, словно какой-нибудь шизофреник..."
      В следующий момент в памяти Леон всплыли слова чёрного человека из забытого сна:
      "Не имеет значения, что ты сам думаешь о ситуации. Намного важнее, как она видится со стороны твоего противника... Или может, он говорил другими словами? Но смысл, вроде бы подразумевался именно такой!"
      Две мысли, казалось бы, далёкие друг от друга, неожиданно сплелись воедино, и решение окончательно оформилось:
      " Конечно, я буду общаться! Но не с собой, а с моим Эго! Не важно, существует он или нет, главное, чтобы все остальные поверили в его реальность!"
      Если выражение лица пленника ещё недавно можно было бы назвать депрессивным унынием, то уже в следующий миг случайный свидетель заметил бы разительную перемену, произошедшую с внешностью землянина буквально на глазах. Лицо пленника осветилось каким-то внутренним сиянием, светом надежды или ещё чем-то близким по смыслу. Во всяком случае, теперь он знал наверняка - наступило время активных действий. Леон решил, что общаться со своим Эго нужно прямо сейчас, не откладывая на потом, причём, как можно громче и на высоких тонах так, чтобы эту ругань услышали и другие обитатели наргианского корабля.
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу! - воскликнул землянин во всю силу, на которую было способно его горло, при этом подумав:
      "Это для того, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание. Например - охранника, который наверняка находится по ту сторону двери..."
      Изобразив на своём лице отчаяние, землянин продолжил кричать на несуществующего собеседника:
      - А мне какое дело, что ты голодаешь? Где я возьму эмоции, если сижу здесь уже четыре дня, а никаких развлечений нет?!
      Несмотря на то, что услышать, а тем более, увидеть происходящее за металлической дверью Леон вряд ли мог, он ощутил каким-то чувством самого высокого порядка, что по другую сторону каюты кто-то есть. И этот "кто-то" внимательно слушает вопли землянина. Несмотря на внезапно возникшее ощущение присутствия и сопричастности с другой стороны, оно могло оказаться лишь самообманом, но Командор твёрдо решил, что ему в любом случае необходимо как-то развеять скуку. А крик - не самый плохой способ эмоциональной разрядки. Сжав кулаки от ярости, с мстительными нотками в голосе, он продолжил:
      - Тебя никто не просил отправляться со мной в космическое путешествие! Оставался бы на Земле и паразитировал на другом простаке вроде меня. Но нет, тебе подавай приключения! - он на секунду замолчал и тут же продолжил: - Чего ты добиваешься?! Моей смерти от эмоционального истощения?
      В этот момент землянин затих дольше обычного, будто бы прислушиваясь к словам невидимого собеседника, понимая, что для большей убедительности реальное общение должно выглядеть как диалог двух разумных существ. Затем, после возникшей паузы он продолжил, но уже не столь истерично и с примирительными интонациями в голосе:
      - Хорошо, я постараюсь продержаться ещё пару дней! Но на больший срок не рассчитывай. Вот тогда и решай - голодать, или присосаться кому-нибудь другому. Поверь, когда охранники обнаружат здесь мёртвого землянина, мне будет уже всё равно, чьими эмоциями ты питаешься!
      Вновь выждав паузу, он ещё более мягко произнёс:
      - Постарайся, ведь когда-то мы с тобой неплохо ладили...
      На этой оптимистической ноте пленник закончил первую часть своего выступления, решив, что теперь станет регулярно общаться со своим Эго. Несмотря на всю простоту замысла, устроенный землянином спектакль бил сразу по двум целям. Во-первых, при удачном стечении обстоятельств он способствовал дестабилизации обстановки на борту наргианского патруля. Во-вторых, даже если никто из команды корабля не слышал вопли пленника, Леон чувствовал большое облегчение от того, что, создав себе интересного собеседника, нашёл достаточно эффективный способ борьбы с приступами скуки.
     
      На следующий день, сразу после обеда спектакль повторился. Теперь землянин уже не кричал на всё помещение и не бился в истерике, а вёл достаточно оживлённый разговор с незримым собеседником о его несчастных соплеменниках. Леон так вжился в образ, что короткими, но ёмкими фразами рассказал целую историю о несуществующем войске, по странному капризу судьбы оказавшемся на чужом корабле. В процессе общения со своим Эго, ничего не утверждая наверняка, он предположил несколько сценариев дальнейшего развития событий, один страшнее другого. Наконец, дав полную волю своей бурной фантазии, расписав при этом в самых мрачных тонах своё ближайшее будущее, и то, что случится со всеми, кто находится в непосредственной близости от него, землянин решил, что сегодняшнее общение с симбиотом пора завершать:
      - Что я могу поделать? - воскликнул он, разведя руками. - Команда корабля не виновата, что их эмоции отвратительны на вкус, но ведь я не обязан заботиться о всех Эго, находящихся на борту! Будь эгоистичным и заботься только о себе, ведь это так свойственно вашей расе!
      Человек замолчал, и некоторое время изображал внимательного слушателя. Затем обречённо подытожил:
      - Возможно, поговорив с кем-нибудь из команды корабля, я бы мог попытаться что-то изменить, но это невозможно, ведь речь идёт о тайне целой планеты, а доверить её первому встречному... - театральным жестом всплеснув руками, он добавил: - Я заперт в этом курятнике и никто даже не догадывается, насколько опасно моё бездействие! Предотвратить катастрофу невозможно - корабль обречён...
     
      Как и в предыдущие дни пребывания на борту патрульного корабля Леон старался не поддаваться унынию, регулярно делая различные физические упражнения для того, чтобы сохранить элементарный мышечный тонус, а когда это надоедало, развлекал себя размышлениями на различные темы. Но почему-то именно сегодня он надеялся увидеть реакцию противника на разыгранный им спектакль. Землянину крайне не доставало общения, и последние дни это его особенно тяготило.
      Вероятность того, что кто-либо из команды слышал его вопли, была достаточно велика, ведь если исходить из элементарного здравого смысла, у узника обязательно должен быть охранник. Во всяком случае, в приключенческих фильмах, которые он смотрел на Земле, тюремщики довольно часто выступали в роли активных участников действия. Леон понимал, что сейчас немного другая ситуация - в команде небольшого патрульного корабля вряд ли есть кто-то свободный от несения повседневной службы. С другой стороны, чем отличается караульный, охраняющий пленника, от обычного тюремщика? Принципиально - ничем!
      Время плавно утекало - минуты складывались в часы, но ничего не происходило. Как и прежде, наступит время обеда, приоткроется дверь, в образовавшуюся щель просунется рука с подносом, и опять одиночество. Надежда на то, что сегодня произойдут хоть какие-нибудь более или менее значительные изменения, пока ещё не покинула окончательно, но таяла с каждой минутой. Прошло ещё два часа, или может три, когда запорный механизм издал характерный скрип. Дверь приоткрылась. Землянин сидел на кровати, с полным безразличием на лице наблюдая, как ему подадут еду и опять оставят в одиночестве.
      Но на этот раз всё происходило несколько иначе: крадущейся походкой в помещение вошёл посетитель, внешне мало отличимый от обычного человека, в мундире, по некоторым признакам, самого младшего воинского звания, и прямо с порога мимикой лица показал, чтобы землянин не пытался с ним заговорить. Поставив на пол поднос с двумя мисками и освободив руки, он уже более понятными жестами указал на стену в трёх местах, давая понять, что там расположены устройства для прослушивания. Проведя весь этот загадочный ритуал, посетитель попятился к выходу и напоследок изобразил руками некое послание, которое Леон перевёл таким образом: "Как только появится возможность, я вернусь и всё объясню более понятным языком". Возможно, что землянин ошибся в трактовке столь странного поведения посетителя, но то, что это первая явная реакция хозяев на разыгранный им спектакль, землянин не сомневался.
     

* * *

     
      Четвёртые сутки пребывания на корабле противника заканчивались, и Леону уже начало казаться, что недавний тайный визит ему приснился. Не было посетителя, который отчаянно изображал лицом, а потом руками некие тайные послания, и всё увиденное землянином не более чем галлюцинация от долгого сидения в одиночестве. Возможно, он вздремнул, а потом, находясь в состоянии пограничном между сном и явью, принял видения за реальные события. Что-то подобное мелькнуло в сознании Командора, и он усмехнулся от последовавших затем мыслей, далеко не оптимистичных:
      "Одиночество сильно вредит рассудку, - подумал он со странной улыбкой на лице, - наверное, не просто так отъявленных негодяев держат в камерах-одиночках. Любой самый извращённый и изобретательный ум, способный обмануть и запутать кого угодно, обычно бессилен перед собой, знающим самые тайные закоулки своей души. Ложь - хорошее лекарство для внешнего применения, но обмануть себя невозможно..."
      Трудно представить, до каких философских глубин мог докопаться пленник, но его размышления неожиданно прервал шум отпираемой двери. Вслед за этим в помещение вошёл посетитель, уже знакомый землянину. Оказавшись внутри, он негромко произнёс:
      - Сейчас на вахту заступил надёжный человек, и можно не опасаться, что нас подслушают.
      Командор сделал удивлённое лицо, и произнёс:
      - Мне скрывать нечего. На вопросы капитана я ответил искренне, и поэтому не вижу смысла в конспирации.
      Услышав столь неожиданное заявление пленника, посетитель сначала растерялся, но потом взял себя в руки, и спросил:
      - Вас зовут Леон и вы землянин, так?
      - Да.
      - Слак, - представился посетитель, - но я пришёл сюда не по собственной воле...
      Леон ждал продолжения, но так и не дождался, поэтому спросил:
      - Боюсь, к тому, что я рассказал вашему капитану, мне добавить нечего. Я простой путешественник, и мне необходимо помощь, чтобы оказаться на любой технически развитой планете, способной устроить сеанс связи с моей родиной. Как видите, ничего преступного в моих действиях нет, а потому любую помощь я готов принять с благодарностью...
      Увидев недоверие во взгляде посетителя, он замолчал.
      - Вы мне не верите, Слак? - спросил землянин после небольшой паузы.
      Посетитель посмотрел на пленника с осуждением, и произнёс:
      - Если бы я лично не слышал того, что корабль будет уничтожен неведомой силой, если вам не окажут помощь... Землянин, вы когда-нибудь говорите правду?
      После этих слов желание ломать комедию у Леона пропало. На секунду ему стало стыдно за то, что приходится постоянно врать, и даже появилась мысль - выложить всё, как оно есть на самом деле. Потом он представил возможные последствия внезапного приступа откровенности в разговоре с существом чуждого ему вида и решил немного сменить тактику, но, тем не менее, действовать в строгом соответствии с ранее придуманным планом.
      - Хорошо, Слак, - произнёс он с сомнением в голосе, - я постараюсь, насколько позволяет создавшаяся ситуация, ответить на все ваши вопросы.
      Посетитель некоторое время размышлял, стоит ли ему продолжать разговор с таким странным пленником? Затем, взвесив какие-то свои аргументы "за" и "против", он спросил:
      - Что за существа Эги, и насколько велика их опасность?
      Более чёткой формулировки вопроса Леон не смог бы себе представить, и ему ничего не оставалось, как начать излагать Слаку легенду об Эго, придуманную ещё на борту планетолёта. Тогда Леон и БК очертили только примерные контуры идеи, но за время пребывания землянина на борту наргианского патрульного корабля история обрела массу подробностей, которые в случае необходимости могли бы придать ей ещё большую достоверность.
      - Существа, которых земляне называют Эго - не имеют физической оболочки и являются чем-то вроде энергетических сгустков мыслящей субстанции. Точнее сказать не могу - природа Эгов даже на Земле до конца не изучена. Во всяком случае, доподлинно известно, что они типичные симбиоты, то есть, живут в симбиозе с некоторыми видами гуманоидов, питаясь их эмоциями.
      - Но симбиоз подразумевает взаимовыгодное существование?! - уточнил посетитель. - Разве нет?
      - Конечно! - согласился Леон. - У нас даже есть такое выражение: Эгоист - баловень судьбы, а это значит, что он более удачлив и имеет некоторое преимущество перед другими землянами в деловых качествах, и не только в них. С одной стороны это хорошо, но находящийся с ним в контакте симбиот постоянно требует эмоциональной подпитки, что делает жизнь партнёра-землянина яркой, но крайне беспокойной и оттого утомительной...
      - Это ваши взаимоотношения с симбиотами! - грубо перебил землянина Слак. - Меня послали сюда, чтобы я узнал, каким образом эти существа оказались в космосе, и в чём состоит угроза нашему кораблю?
      - Когда-то давно Эги жили на своей планете, находясь в удачном партнёрстве с другими существами, - продолжил землянин, - но по какой-то причине симбиотам пришлось покинуть родину. Эги долго скитались по космосу, паразитируя на других расах, но это всегда приводило к печальным последствиям. Очень часто новый партнёр терял рассудок, становясь душевнобольным, а иногда и целые планеты погружались во мрак междоусобиц, после чего Эгам приходилось вновь искать новое пристанище. Так они появились на Земле, жители которой оказались более пригодными для симбиоза.
      - У нас мало времени, - напомнил Слак, - нельзя ли конкретно - сколько Эгов на корабле, и чем они опасны?
      Леон про себя усмехнулся:
      "Никого не интересует печальная история Эгов, а также, не менее несчастных землян-эгоистов, порабощённых злыми инопланетными паразитами, высасывающими эмоции людей, - подумал Леон с сарказмом, - как обычно, всех заботит только собственное благополучие. Выходит, что нарги ничем не лучше землян - такие же эгоисты, как и все остальные..." - но вслух с серьёзным выражением на лице поинтересовался:
      - Почему вы решили, что Эги на корабле?
      - Вы не знаете, что случилось с сержантом Огани?
      - Нет, - искренне ответил Леон.
      - Заперся в отсеке, где хранятся топливные контейнеры и пытался покончить жизнь самоубийством. Ужасные химические ожоги, но пока Байра успешно борется за его жизнь.
      Командор задумался, затем неуверенно произнёс:
      - Не думаю, что во всём происходящем на вашем корабле стоит винить только голодных Эгов...
      - Конечно, до вашего появления на корабле у нас и раньше случались неприятности, - произнёс Слак с вызовом, - но сейчас их стало намного больше! Капитан Глос никогда не отличался мягкостью характера, а теперь и вовсе озверел. Никто уже не сомневается, что во всём виноваты голодные Эги, копающиеся в наших мозгах. Именно поэтому команда корабля послала меня узнать, что нужно сделать, чтобы этот кошмар прекратился как можно быстрее!
      - Даже не буду спрашивать, какого рода проблемы... - посетовал землянин, покачав головой, - я догадываюсь.
      - Понятно, что этот корабль давно пора отправить на свалку, - продолжил нарг, - но старший механик не может вспомнить, когда у нас происходило столько сбоев в автоматике, как сейчас.
      "Неужели БК смог наладить связь с ремонтными роботами? - подумал Леон. - И сейчас эти маленькие диверсанты устраивают различные технические пакости? Не привело бы это к настоящей катастрофе! Нужно поскорее найти способ связаться с БК и напомнить об осторожности..."
      - Что может сделать команда корабля, чтобы прекратить этот кошмар? - напрямую спросил Слак.
      - Как можно быстрее избавиться от меня! - уверенно ответил Леон. Затем, вспомнив про ящик, в котором капитан обещал выбросить его в космос, спешно добавил: - Но так, чтобы я увёл с корабля не только своего, но и остальных Эго. А это непросто.
      Напряжённость в лице посетителя плавно сменилась расслабленностью. Наконец, он улыбнулся, первый раз за всё время беседы:
      - Капитан Глос даже слушать не хочет об угрозе, исходящей от неизвестных существ, поселившихся на корабле, и считает, что необходимо как можно быстрее поставить корабль на ремонт и профилактику. Он уже договорился с командованием о недолгой задержке на одной из планет, расположенной отсюда в двух днях полёта. Там есть гражданский космодром и персонал, способный ремонтировать небольшие военные корабли. Пока капитан будет торговаться с местным губернатором, команда поможет вам бежать.
      - Меня высадят неизвестно где, без средств связи, оружия и продовольствия? - поинтересовался Леон, затем возмущённо добавил: - Спасая себя, команда обрекает меня на верную смерть!
      Улыбка исчезла с лица посетителя:
      - Вы отказываетесь бежать?
      Пленник сделал вид, что крепко задумался, затем ответил:
      - Это предложение нужно обсудить с моим Эго. Возможно, что он пообщается с соплеменниками, и симбиоты что-нибудь придумают. В любом случае, долго оставаться на военном корабле мне действительно нельзя.
      - Тогда не стану мешать, - произнёс Слак, собираясь уйти. - Как только появится возможность, я вас навещу снова, чтобы узнать о результате переговоров с Эгами.
      Направляясь к двери, он на секунду задержался, и добавил:
      - Не забывайте, нужно продержаться ещё два дня...
      - Я и так стараюсь, как могу, - заверил землянин посетителя.
      Слак вышел, дверь за ним закрылась, и землянин остался один.
      "Команда оказалась на редкость доверчивой и теперь любой, пусть даже самый мелкий сбой, случивший в корабельном оборудовании, она будет связывать с вредоносной деятельностью Эгов. Не говоря уже о выяснении отношений и ссорах внутри их замкнутого коллектива...- подумал Командор с улыбкой на лице. Затем из глубины сознания пришла тревога: - Судя по некоторым фразам Слака, на капитана Глоса моя история не произвела должного впечатления! Это плохо..."
      Тягостное предчувствие того, что непростой разговор с капитаном неизбежен, не покидало землянина до конца дня. Различные варианты предстоящей беседы витали в голове, но каждый из них имел недостатки, и тут же отвергался, сменяясь новым. Совершенно обессилев от умственного напряжения, Леон уснул беспокойным сном.
     

* * *

     
      Проснувшись, он не почувствовал облегчения. Спасительной идеи, мысли или удачной стратегии, способной убедить капитана в оказании хотя бы минимального содействия в миссии землянина так и не появилось в измученной размышлениями голове. От полной безысходности он воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      В следующий миг, будто бы в ответ на его крик дверной механизм ожил, и через пару секунд землянин увидел перед собой незнакомого нарга, судя по офицерскому мундиру - помощника капитана либо кого-то из старшего командного состава корабля. Прикрыв за собой дверь с маской полного безразличия ко всему происходящему, посетитель громко сказал:
      - Землянин по имени Леон Ардо! На допрос к капитану!
      - Возможно, вы ошибаетесь, и меня приглашают на задушевную беседу? - попытался съязвить пленник.
      В следующий момент он заметил, что на лице посетителя на миг появилось что-то вроде усмешки, но тот быстро справился с эмоциями, и с холодным безразличием в голосе посоветовал:
      - Задайте свой вопрос капитану!
      - Хорошо, подождите меня за дверью, - сказал землянин, испытывая нового знакомого на сообразительность.
      - Приказ капитана - доставить пленника на допрос! - чётко ответил вошедший с невозмутимым выражением на лице. - Об ожидании за дверью распоряжений не было!
      - Приказы нужно выполнять, - согласился человек, накидывая на плечи потёртую, но такую родную пилотскую куртку, - пошли быстрее!
     
      Войдя в каюту, Леон сел в предложенное капитаном кресло и постарался придать своему лицу невозмутимое выражение, несмотря на роящиеся в сознании мысли, и если быть точнее - самый натуральный страх. Затем, внимательнее оценив состояние собеседника, он отметил новое для себя, а именно - усталость. Причём, скорее эмоциональную, нежели физическую.
      - Даже не знаю, как мне с вами поступить... - произнёс капитан, глядя куда-то вдаль, сквозь землянина.
      Неожиданный переход на "Вы" смутил Командора ещё больше и, конечно же, оптимизма совсем не добавил. Так обычно случается с узниками, приговорёнными к казни - палач, читающий обвинение уже не числит его среди живых, а о покойниках, даже потенциальных, всегда говорят с уважением и потому на "Вы". Во всяком случае, переход на "официоз" ничего хорошего землянину не сулил, только усилив ощущение опасности.
      - Отпустите меня, - робко попросил землянин, ещё надеясь на то, что ошибается в своей оценке ситуации.
      - Нет! - твёрдо ответил капитан, жёстко взглянув в глаза пленника. - Я солдат, а приказ командования для меня - закон. Главный Штаб Наргиана уже заинтересовался странным путешественником, оказавшимся в непосредственной близости от Запретной Зоны.
      - Это случайность, - перебил Леон, пытаясь оправдаться, - на спасательной капсуле не было никаких навигационных приборов, и поэтому...
      - Интересно, как можно удачно приземлиться, не имея соответствующего оборудования? - лицо капитана скривилось в неприятной усмешке. - Скоро сомнения развеются - я отправил запрос, чтобы на планету, откуда вас подобрали, послали специалистов. Они сделают необходимые выводы по типу и предназначению вашего транспортного средства.
      Леон не спорил, понимая, что капитан задался целью развалить хитроумный план землянина самыми простыми изобразительными средствами. Оставалось только слушать, пытаясь найти слабое звено в рассуждениях противника, и как-то этим воспользоваться. Хотя в этой партии шансы даже на ничью представлялись ничтожными.
      - Но сейчас меня интересует другое! - продолжил собеседник. - Что за история с Эгами? Команда готова взбунтоваться из-за какой-то мнимой угрозы. У меня уже заканчивается терпение. Ещё немного, и я начну палить из лучевика в кого попало, с одной лишь целью, чтобы во время бунта не застрелили меня! Если вы мне не объясните, что здесь творится, то могу твёрдо обещать долгое путешествие в чёрном ящике - живым вы отсюда точно не выйдете, землянин!
      Леон понял, что капитан допустил ошибку, показав свою озабоченность потерей управляемости командой. Пришло время перехватить инициативу - нужно блефовать, и как можно нахальнее:
      - Убив меня, вы не решите проблему с голодными Эгами, капитан! - придав голосу максимальную твёрдость, ответил он. - Не уверен, что смогу убедить симбиотов отказаться от реальной пищи ради призрачной надежды найти что-то более подходящее за пределами корабля! Если не хотите потерять контроль над ситуацией, помогите мне убраться отсюда вместе со сворой безжалостных пожирателей душ. В противном случае - совсем скоро винить будет некого!
      Несмотря на убеждённость, с которой землянин угрожал наргу, капитан не торопился становиться более сговорчивым:
      - Свои фантазии рассказывайте в другом месте, но не на борту патрульного корабля Конфедерации! - капитан повысил голос. - Не сомневаюсь, что вижу перед собой ловкого мошенника, способного затуманить мозги кому угодно, но только не мне! Если бы я мог понять истинную цель, с которой вы крутитесь вокруг Запретной Зоны, то знал бы, с кем имею дело. Но сейчас у меня слишком мало информации. А потому вы ставите меня перед неприятным выбором - выполнить приказ командования, передав вас в руки военной разведки, либо уничтожить при попытке сопротивления прямо здесь, воспользовавшись лучевиком, - он похлопал рукой по кобуре, прикрепленной к ноге, - и тем самым спасти команду боевого корабля от назревающего мятежа. Скажите что-нибудь в своё оправдание, землянин?
      Пленник молчал, безуспешно пытаясь сложить воедино слова капитана и свои мысли, чтобы из множества различных вариантов, выбрать наилучший.
      - Чего вы добиваетесь, землянин? - изменил формулировку собеседник. - Лично вы!
      Последняя фраза капитана будто ударила током, и Леон коротко ответил:
      - Я хочу прекратить войну между Конфедерацией наргов и империей Син!
      Мало того, что землянин сам не ожидал от себя такого острого приступа откровенности, но и капитан сейчас выглядел несколько ошеломлённым. Какое-то время Глос пытался осознать смысл сказанных пленником слов, затем, неуверенно произнёс:
      - Это полный бред... - после долгой паузы он задумчиво продолжил: - Вы только что подписали себе смертный приговор, и я не понимаю, почему...
      - Мне тоже так казалось, - произнёс Леон с грустной улыбкой, мысленно ругая себя за эмоциональный порыв, до основания разрушивший так хорошо начинавшуюся беседу. Скорее, в продолжение собственных мыслей, нежели для капитана, он негромко добавил: - Но сейчас уже поздно что-либо менять.
      - Ещё недавно вы говорили, что не шпион империи, а сейчас утверждаете обратное.
      - Да, мне не безразлично, что творится в этом секторе космического пространства, но это вовсе не означает моего участия в конфликте, - ответил землянин, - я путешественник, но не шпион. Поверьте мне или достаньте лучевик, чтобы закончить этот разговор.
      - Да, так было бы проще. Для вас, но не для меня... - капитан внимательно посмотрел в глаза землянину, после чего спросил: - А причём тут Эги?
      Леон неожиданно для себя вспомнил недавний сон и разговор с чёрным человеком, после чего ответил:
      - Эги - загадочные существа, и у них собственные цели, о которых я могу лишь догадываться. Для меня симбиоты - реальность, для вас - миф. Каждый волен сам решать, во что верить, а во что - нет.
      Капитан ненадолго задумался над словами землянина, потом подытожил:
      - Я выполню приказ командования - передам вас в руки разведки! - затем, после небольшой паузы, добавил: - Но если мне придётся убивать собственных солдат, подавляя мятеж на корабле, обещаю, что подарю вам самую мучительную смерть из всех, которые существуют - не сомневайтесь!
     
      Оставшуюся часть дня сидя в своей камере, Леон размышлял:
      "Кто меня тянул за язык? Кому нужна правда, разрушающая самые благие помыслы, и чем плоха спасительная ложь? А самый главный вопрос - где обещанная Крэпсом Линия Удачи и почему она перестала мне покровительствовать?"
      Ответов найти не удавалось. Очень скоро землянин представил во всех красках, как специалисты из военной разведки выворачивают его наизнанку, и от этих фантазий стало совсем мерзко на душе. Чуть позже Леон поймал себя на мысли, которая его совсем не воодушевила:
      "Наградив команду корабля паническим страхом перед Эгами, я обрёк себя на борьбу с не менее опасными химерами, способными расплавить мой мозг не хуже симбиотов. Неужели за обман всегда нужно расплачиваться, даже если изначально цель светла и бескорыстна? Вот уж вляпался в историю..."
     

Глава 5

     
      Обещанные Слаком два дня тянулись медленно и землянину пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не бросаться на стены от безделья и всепожирающей скуки. Конечно, двухразовое питание вносило элемент разнообразия в жизнь землянина на борту наргианского патруля, но этого было явно недостаточно для восстановления пошатнувшегося эмоционального здоровья. Регулярные занятия физическими упражнениями стали для пленника необходимостью, и он с удивлением отметил их пользу не только для тела, но и для собственной психики. В те моменты, когда приносили обед и ужин, пообщаться с посетителями так ни разу и не удалось, из чего землянин сделал для себя неутешительный вывод: капитан Глос полностью контролирует все передвижения команды, а пленника наверняка взял на особый контроль.
      Момент посадки на планету Леон проспал, и неожиданная тишина в момент пробуждения запустила какие-то механизмы психики, сразу очистив голову от тумана, копившегося на протяжении нескольких дней тягостного безделья. Вместе с эмоциональным подъёмом, жаждой деятельности и готовностью к любым неожиданностям землянин ощутил тревогу, но теперь потенциальная опасность его уже не пугала, а наоборот, действовала возбуждающе. Чтобы выплеснуть из себя избыток возникшей внутри энергии, человек воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      Вслед за этим скрипнул запор двери, и в каюту вошёл Слак. Критически взглянув на пленника, он поинтересовался:
      - Эмоциональная подпитка?
      - Ничего не поделаешь, никаких развлечений, а мой Эго голодает, - посетовал Командор, - вот и приходится...
      Слак с сомнением покачал головой:
      - После нашего разговора я пытался найти в глобальной справочной системе информацию по планете Земля и Эго, но ничего существенного обнаружить не удалось.
      Землянин слушал Слака с тревогой, но последняя фраза собеседника его заметно обнадёжила.
      - Неужели Земли не существует? - спросил он с улыбкой на лице. - Получается, я её выдумал?
      - Не совсем так, - произнёс задумчиво нарг. - Систему с обитаемой планетой, имеющей такое название, я обнаружил, а вот эгоизм описан совсем иначе...
      Памятуя, что удачно вставленная пауза не только экономит силы в дискуссии, но и заставляет собеседника усомниться в стройности своей аргументации, землянин не торопился переубеждать Слака. Изобразив на лице внутреннюю борьбу, он с сомнением посмотрел на стены, затем на входную дверь, после чего негромко произнёс:
      - Не уверен, что поступаю правильно, но в сложившейся ситуации мне ничего не остаётся, как открыть тайну...
      Слак хотел что-то сказать, но вдруг передумал. Леон спросил:
      - Что сообщает о Земле ваша справочная служба?
      - Периферийная планетарная система с единственной обитаемой планетой. Населена существами гуманоидного типа, живущими в слаборазвитом техногенном обществе. Также есть сведения по геологии и небольшое количество статистической информации - ничего определённого.
      - Совершенно не удивлён! - покачал головой Командор. - Предполагаю, что про Эго и землян-эгоистов вообще ничего нет.
      - Эту информацию я искал особенно тщательно, - сказал Слак, - но кроме того, что эгоизм - черта характера некоторых землян, ничего нет.
      - Правда опасна, и потому знать её никто не хочет, - произнёс человек скорбным голосом. - Всех устраивает, что периферийный мир приютил Эгов и теперь её жители страдают...
      Землянин замолчал, затем снова взглянул на дверь с подозрением, и поинтересовался:
      - Мы можем разговаривать?
      - Да, - ответил посетитель, - капитан отпустил команду в город, а сам отправился с главным механиком на верфи за оборудованием, необходимым для ремонта.
      - На корабле есть ещё кто-то кроме нас?
      - Сейчас мы одни. Старшего помощника неожиданно вызвал капитан, и он тоже уехал, оставив меня вахтенным и тюремщиком в одном лице. Ещё четверо моих товарищей стоят в карауле по периметру взлётной площадки - это стандартная процедура. Но если произойдёт что-то неожиданное, они нас предупредят.
      - Это хорошо, - согласился Леон.
      Собеседник молчал и землянину ничего не оставалось, как продолжить рассказ о вымышленных симбиотах и их печальной судьбе:
      - Ничего хорошего в том, что Эги живут на Земле, нет. Это понимаем не только мы, но и они. Наше планетарное правительство приняло нелёгкое решение, несмотря на затраты и многовековые традиции отказа от техногенного пути развития, отыскать родную планету симбиотов, чтобы отправить их обратно. Земляне долго готовились к поисковой экспедиции. Нам даже пришлось поступиться давними традициями, но всё же построить космические корабли чтобы осуществить грандиозную задачу - поиски мифической Эгамы, родины Эгов. Отправляясь в далёкое путешествие, я и мои товарищи верили в удачу, но в тот момент, когда цель казалась такой близкой, наш корабль был атакован. Единственный кто выжил - это я, поэтому все Эги оказались в спасательной капсуле, которая взорвалась почти сразу после посадки на планету. Мне повезло, что вы нашли меня вовремя, но теперь голодные Эги бродят по вашему кораблю в поисках пищи...
      Леон внутренне поморщился:
      "Как-то слишком пафосно получилось - наигранно и совсем неубедительно! Нужно скорее менять тему, иначе нарг сообразит, что его обманывают самым неприличным образом..."
      - Но всё уже в прошлом! - бодро заявил землянин. - Слак, готова ли команда помочь мне бежать с корабля? К примеру, завтра! Или даже прямо сейчас! Ведь это так просто - открыл люк корабля и я уже на свободе!
      - Простые методы не всегда самые лучшие... - произнёс нарг задумчиво.
      - Поясни, я не понимаю, - попросил землянин.
      - Если прямо сейчас я отпущу пленника, которого мне приказано охранять - трибунал мне гарантирован! - ответил Слак. - Но командование наверняка рассмотрит сложившуюся ситуацию чуть шире, и тогда экипаж корабля в полном составе отправится на рудники.
      - Это понятно, - согласился человек. - Какие есть соображения?
      - Наиболее безопасный вариант, чтобы побег произошёл в момент передачи пленника представителю военной разведки.
      - Очень сложно... - с сомнением произнёс землянин.
      - Леон, мои товарищи не обязаны совать свои головы в петлю только потому, что им угрожает опасность, природу которой никто из них понять не в силах. Представим, что никаких Эго не существует, а вы - вражеский шпион, обладающий фантастическими способностями дистанционного воздействия не только на психику экипажа, но и на функциональность некоторых систем корабля...
      "Молодец Слак! - с восхищением подумал про себя Леон. - Сейчас ты близок к истине как никогда. Только, пожалуйста, пускай это останется твоим смелым предположением, иначе лететь мне по космосу в пластиковом контейнере..."
      - Если вдруг окажется, что столь нелепая мысль - правда... - продолжил нарг, - то организация побега вражеского шпиона - это уже мятеж и государственная измена! Природа не наделила меня способностью читать ваши мысли и поэтому я предлагаю более безопасный вариант. Послезавтра сюда прибудет транспортник с офицером военной разведки, которому капитан должен передать пленного землянина. Даже если этот корабль посадят на ближайшую взлётную площадку, дорога к ней займёт какое-то время, как раз необходимое для успеха нашего плана. Судя по карте района, здесь много заброшенных карьеров и шахт, в которых можно спрятаться и переждать. К сожалению, большего я предложить не могу, и с этого момента вам придётся рассчитывать только на свои силы. Поверьте, это единственная возможность бежать, не подвергая команду излишней опасности. Рассматривались и другие варианты, но все они ещё более рискованные.
      - Мне тоже хотелось бы, чтобы у команды из-за меня не возникло неприятностей, - согласился землянин. - Я обсужу с Эгами ваш план и постараюсь спланировать свои дальнейшие действия...
      В этот момент Леон вдруг захотелось приободрить нарга, согласившегося оказать ему посильную помощь, заверить, что ни он, ни команда никогда не пожалеют о принятом решении... Но в этот момент за неплотно прикрытой дверью взвыла сирена, освещение в коридоре померкло, а на лице Слака появилось тревожное выражение.
      - Что случилось? - спросил землянин.
      - Пока ещё не знаю, я на главный пост! - и пулей выскочил из помещения, но тут же вернулся. Просунув свою голову в дверной проём, он сообщил: - Запирать дверь не стану, только не пытайтесь бежать прямо сейчас, иначе...
      Командор кивнул, не дожидаясь, пока вахтенный объяснит, что ему грозит в этом случае. Голова нарга исчезла так же стремительно, как и появилась, после чего, несмотря на вой сирены, отчётливо прозвучала быстрая дробь кованых подошв Слака о металлический пол коридора. Землянин остался один, с огромным трудом подавлял в себе желание броситься вслед за наргом.
      "Если это какая-то очередная проделка БК, то на этот раз он явно перестарался, - подумал Леон нахмурившись, - только бы не случилось чего-то непоправимого..."
     
      Каждая секунда ожидания давалась землянину с огромным трудом. Наконец, не выдержав эмоционального напряжения, он метнулся к двери и осторожно выглянул в коридор, в котором аварийные лампы ритмично сопровождали завывания сирены. Огромное желание поскорее узнать, что всё-таки случилось, толкало его вперёд, и только данное Слаку обещание удерживало человека в дверном проёме его тюрьмы. Неприятная ситуация разрешилась менее чем через минуту - в коридоре возникла знакомая фигура вахтенного. Сирена вдруг смолкла, но красные маячки на стене продолжали ритмично вспыхивать, давая понять, что положение, как и прежде критическое.
      - Леон, мне срочно нужна помощь! - крикнул Слак что есть силы, и в тишине коридора его слова прозвучали зловеще, отразившись от стен гулким эхом. Махнув рукой куда-то вглубь коридора, он скомандовал: - Скорее за мной, по дороге объясню, что нужно делать!
      Землянин бросился вслед удаляющемуся наргу, стараясь догнать его, но проворству Слака можно было позавидовать - он резко менял направление, успешно вписываясь в повороты прилегающих коридоров. Вскоре Леон уловил ритм движения своего проводника, и расстояние начало медленно сокращаться. Несмотря на все старания землянина, догнать Слака ему удалось лишь тогда, когда нарг остановился перед большой сферической дверью. Массивная пластина медленно сдвигалась, открывая взору круглое помещение, похожее на шлюз.
      - За второй дверью реакторный отсек, - коротко сообщил Слак, и указав рукой вперёд, добавил: - Как только окажемся внутри, быстро одевай вон тот защитный костюм.
      - Что произошло? - поинтересовался землянин.
      - Сорвало измерительный клапан охлаждающего контура, и если мы не успеем восстановить герметичность системы, то реактор взорвётся.
      - Медленно открывается, - произнёс Леон, наблюдая, как неспешно двигается пластина шлюзовой камеры, затем добавил: - Нужно позвать подкрепление!
      - Капитану я уже сообщил, команде тоже, - коротко ответил Слак, - но им всё равно не успеть!
      - Ты забыл про караульных на периметре взлётного поля, - сообщил землянин наргу. - Зови их быстрее!
      Слак отрицательно покачал головой:
      - Мы находимся в нейтральной зоне, а по уставу снять караульных с дежурства может только капитан корабля! Всё что касается внешней угрозы - их прямая обязанность, но с внутренними проблемами должны разбираться не они. Ситуация нештатная или даже - стечение нескольких неблагоприятных факторов, не предусмотренных никакими инструкциями, вот поэтому мы обязаны справиться без посторонней помощи!
      Уже через секунду он протиснулся в медленно расширяющийся проём, и скомандовал:
      - Быстро лезь за мной, надевай защитный костюм и дыхательную маску - хладагент жутко ядовитое вещество!
     
      Леон едва успел натянуть на себя серый прорезиненный балахон, как второй щит двинулся, медленно открывая проход в реакторный отсек. В образовавшуюся щель медленно потекла маслянистая жидкость ядовито-зелёного цвета.
      Нарг резко обернулся, и критически осмотрев землянина, быстро натянул на его голову респиратор, плотно прикрывший нос и рот. Затем показал серой перчаткой на залитый хладагентом пол шлюзовой камеры, и сквозь плотный фильтр на лице прозвучал его глухой голос:
      - Пока не выйдем обратно, ни при каких обстоятельствах не снимай маску! Понял?
      Землянин утвердительно кивнул головой.
     
      Поход к неисправному клапану охлаждающего контура напоминал скольжение по горячему зелёному киселю. Быстро передвигаться, находясь по колено в плотном маслянистом хладагенте, землянину никак не удавалось. Резкие движения ног тут же гасила непреклонная сила, заставляющая придерживаться плавного танцевального ритма, будто всё происходит в замедленном кино. Перемещение по затопленному реакторному отсеку идущему впереди наргу давалась проще. Вероятно, такого рода "нештатные" ситуации в его практике случались и раньше. Судя по уверенным действиям, Слак прекрасно понимал, что нужно делать, в то время как землянин даже представить не мог, в чём будет заключаться его участие. Обнаружить неисправный клапан не составляло труда, так как флуоресцирующая зелёная жидкость, с шипением вырываясь под высоким давлением из системы, сама указывала на повреждённое место в сложной блестящей конструкции с торчащими наружу проводами и трубками. Леон во всех красках представил, как они со Слаком будут безуспешно пытаться заткнуть рваную брешь в металле, и такая перспектива его повергла в лёгкую панику. Совершенно не к месту вспомнились фильмы о моряках, заделывающих пробоину в повреждённом борту корабля, наскочившего на риф. К счастью, нарг дёрнул землянина за складку комбинезона и указал свободной рукой в противоположную от клапана сторону.
      - Видишь тот рычаг? - прозвучал через маску его глухой голос.
      Человек прищурился, и сквозь туман в сплетении блестящих труб увидел торчащий из прямоугольной коробки длинный кривой штырь с рукояткой на конце.
      - Да, - ответил он.
      Сообразив, что нарг его не услышал, землянин прокричал сквозь маску:
      - Вижу!
      - Это аварийный вентиль на случай отказа автоматики! Сейчас рычаг нужно опустить и перекрыть подачу жидкости! Как только я установлю новый клапан, по моей команде открывай! - кричал Слак, но через маску его голос всё равно звучал слабо. - Всё понял?
      Командор не стал тратить силы на ответ и кивнул утвердительно.
      - Выполняй!
      Как только удалось приблизиться к трубам, от которых к потолку поднимался туман, землянин схватил перчатками гладкую рукоятку, и изо всех сил потянул вниз. Рычаг двинулся немного, после чего замедлил ход, пошёл туго и застрял. Леон потянул его сильнее, ещё раз и ещё, но в механизме что-то упорно отказывалось подчиняться. Маска мешала вдохнуть полной грудью, чтобы набраться новых сил, необходимых для мощного рывка. Землянин подавил в себе непреодолимое желание стянуть респиратор, и только после того как удалось сделать два затяжных вдоха, повторил попытку. На это раз рычаг поддался и плавно пошёл вниз. Теперь для успеха требовалось всего лишь не ослаблять хватку и дожать рукоятку до нижнего упора. В то время как землянин боролся с непокорным аварийным вентилем, периферийным зрением он наблюдал за действиями нарга. Слак держал в руке сложное приспособление, вероятно специально предназначенное для демонтажа измерительного клапана. Как только струя горячей жидкости иссякла, он ловко наложил конструкцию на повреждённый агрегат и начал стремительно крутить рукоятки спецприспособления. Пот стекал по лицу Леона, что заставляло его часто моргать, но он продолжал следить за действиями своего спутника, при этом не отпускал рычага, который давил в ладонь, стремясь принять более высокое положение. Наконец нарг отпрянул от стены и из съёмника выпал неисправный клапан. Он сразу утонул в зелёном киселе, тем не менее, успев запачкать серый комбинезон множеством флуоресцирующих пятен. Слак протянул руку туда, куда периферийное зрение землянина уже не достигало, и достал точно такой же предмет, что и демонтированный, но вероятно вполне исправный. Приложив клапан к посадочному месту, нарг снова насадил на него съёмник, и теперь уже крутил рукоятки в обратную сторону. В голове Командора пронеслась мысль о точных и выверенных движениях Слака, с которыми он проделал операцию замены неисправного агрегата, а также то, что задача землянина представлялась ему гораздо менее квалифицированной - грубая физическая сила и ничего более.
      Наконец, его спутник крикнул что-то неразборчивое и отвёл от стены сложный съёмник - новый измерительный клапан при этом остался висеть среди сплетения труб, больших и малых. В подтверждение своих слов нарг махнул рукой, жестом показывая, что рычаг нужно поднимать, тем самым возобновляя подачу хладагента в систему. Леон и без этой команды знал, что нужно делать, но выполнить задачу оказалось совсем не просто: рычаг не спешил подчиняться - легко отскочив от нижнего упора на какое-то небольшое расстояние, он остановился. Пришлось тянуть рукоятку вверх, но она двигалась медленно и ускорить этот процесс землянин не мог, как не пытался. В тот момент, когда рычаг приблизился к тому месту, в котором он сопротивлялся первый раз, рукоятка вновь застряла. Теперь уже Леон твёрдо знал, что только грубая физическая сила способна подавить сопротивление упрямого механизма. Он перехватил рукоятку поудобнее, согнул ноги в коленях стараясь подлезть под рычаг, тем самым выбирая более удачную точку опоры, и дёрнул снова. Напрягая изо всех сил мышцы ног и рук, землянин безуспешно толкал рукоятку вверх, но она упорно сопротивлялась. Сделав пару медленных вдохов сквозь плотный фильтр на лице, Леон раз за разом пытался перебороть механизм, но от судорожных попыток дыхание окончательно сбилось, а в ногах уже чувствовалась предательская дрожь. Недостаток кислорода при значительной физической нагрузке дал о себе знать в виде тёмных пульсирующих пятен перед глазами, вдобавок к этому стук сердца отдавался мощными ударами гонга в барабанные перепонки. Скорее инстинктивно, нежели обдуманно, человек сорвал маску с лица и глубоко вдохнув сладковатого на вкус тумана, напряг все мышцы в последнем рывке. На этот раз непокорный рычаг со скрипом двинулся дальше. Глаза щипало от пота, перемешавшегося с зеленоватым туманом, лёгкие разрывало от нестерпимой колющей боли, будто миллиарды иголок стремились как можно быстрее покинуть тело, но он толкал рукоятку вверх в полуобморочном состоянии, окончательно потеряв причинно-следственную связь данного действия с осуществляемым процессом. В тот момент, когда рычаг уткнулся в верхний упор, землянин уже ничего не чувствовал, и вряд ли что-то соображал. В следующий момент мышцы расслабились, и сознание покинуло его.
     

* * *

     
      Леон лежал на кушетке посреди большой комнаты с приглушенным освещением, исходившим от небольших светильников на стене. Рядом с неподвижным землянином стоял гуманоид, с головы до ног облачённый в белые одежды; на голове шапочка и повязка, скрывавшие большую часть лица, которые оставляли видимыми только глаза, а всё, что находилось ниже шеи, покрывал свободный белый балахон, заканчивающийся тряпичными бахилами на ногах. Присутствующий взял запястье землянина в свою ладонь, и на какое-то время замер в неподвижности. Затем шевельнулся, удовлетворённо кивнув головой неизвестно кому, и беззвучно вышел из помещения, мягко прикрыв за собой дверь. С момента, когда посетитель покинул белую комнату, пациент продолжил лежать, создавая полное ощущение, будто бы в списки ныне живых занесён по какой-то нелепой случайности. Вдруг его тело пару раз конвульсивно дёрнулось, и вновь обрело былую неподвижность.
      Прошёл час, затем второй. В комнату вновь вошёл уже знакомый посетитель, но уже без повязки на лице. С выражением глубокой сосредоточенности он опять дотронулся до запястья землянина; прикрыв глаза, углубился в свои мысли. Затем, достав из складок халата трубочку с кнопкой на торце, он облокотился на край кушетки, намереваясь произвести какие-то манипуляции диагностического характера. Блестящий цилиндр, приблизившись к лицу пациента, неожиданно засветился, образовав яркое пятно на коже пациента. Лицевые мускулы землянина слегка дрогнули, а под веками обнаружилось едва различимое движение. Светлое пятно пропало. Затем посетитель быстрым движением отправил металлический предмет обратно в недра своего необъятного халата, и негромко произнёс:
      - Просыпайтесь, Леон.
      Реакции не последовало. Выждав паузу, гуманоид положил ладонь на лоб землянину, но тут же отдёрнул - пациент открыл глаза.
      - Кто вы? - произнёс Леон слабым голосом, пытаясь сфокусировать зрение на размытом сером пятне, находящимся прямо перед ним. В следующий момент резкая боль в глазах буквально парализовала землянина, и он крепко зажмурился, издав мученический звук, совпавший с глубоким выдохом.
      - Меня зовут Байра, - произнёс посетитель, внимательно наблюдавший всё богатство мимики землянина. - Как корабельный доктор скажу - сейчас глаза вам лучше открывать на короткое время, поморгать немного и дать отдохнуть. Потом повторить, и так несколько раз.
      - Почему?
      - Попробую объяснить... - произнёс доктор задумчиво, и после короткой паузы продолжил, но уже более уверенным тоном: - Не знаю, предупредил вас Слак или нет, но хладагент, применяющийся в корабельных реакторах - для здоровья довольно опасное вещество. Обычно, при соблюдении элементарных мер безопасности - респиратор или специальная маска, глазам оно не вредит. Проще говоря, нужно неукоснительно соблюдать меры предосторожности, чтобы ядовитые вещества не попали в кровь через лёгкие. А теперь более научно - в составе охлаждающей жидкости присутствует особый стабилизатор вязкости... - доктор сделал небольшую паузу, задумавшись, стоит ли углубляться в специфику, понятную лишь дипломированным химикам и фармацевтам. Решив, что без терминологии всё равно не обойтись, продолжил: - Так вот, вступая в реакцию с гемоглобином - важнейшим элементом не только вашей, но и нашей крови, данный реагент запускает процесс синтеза монофермента...
      - Пожалуйста, прошу вас - без этих научных тонкостей! Это слишком сложно для меня, - перебил доктора пациент, одновременно борясь с резью в глазах, и в то же самое время, пытаясь мыслить логически. - Скажите проще - я ослепну или нет?
      - Попробуйте ещё раз ненадолго открыть глаза, и снова закройте, - посоветовал Байра, будто бы вопрос землянина для него сейчас далеко не первостепенный, и как не в чём ни бывало, продолжил: - Скорее всего, атмосферный кислород, попав на слизистую, активизировал чувствительность глазных нервов, но ферменты, находящиеся в слёзной жидкости, должны нейтрализовать агрессивную среду...
      Убедившись, что читать научную лекцию существу, далёкому от практической медицины, несколько нелепо - доктор продолжил, но уже более понятным языком:
      - Не переживайте, землянин! Сейчас для вас главное - не мешать своему организму. Поверьте, ему хватит резервов, чтобы справиться с последствиями отравления. К тому же, я сделал всё необходимое в подобных случаях и могу с уверенностью сказать - слепота вам не грозит! Возможно, это произойдёт несколько позже, но уж точно - не сейчас!
      - Умеете обнадёжить... - землянин открыл глаза и через секунду закрыл, отметив, что второй раз оказался менее болезненным, нежели первый. Тем не менее, сфокусироваться на внешности посетителя ему опять не удалось.
      Если бы он мог видеть лицо Байры, то отметил бы изменение его настроения, произошедшее буквально в один миг. Обычно так выглядят люди, вдруг вспомнившие о важном деле, но забывшие его сделать вовремя.
      - Я вас оставлю ненадолго... - произнёс корабельный врач рассеянно, - а вы постараетесь провести это время с пользой... для организма.
      Леон заметил в интонации доктора перемену, и только собрался поинтересоваться, что его так встревожило, но вдруг почувствовал появление в своей ладони металлического предмета - холодного на ощупь... и очень знакомого. В следующий момент он услышал шёпот Байры прямо у своего уха:
      - Только не спрашивайте, каким образом эта вещь оказалась у меня, - а через секунду уже громко, и с более уверенной интонацией: - Повторяю - постарайтесь успокоиться, и не мешайте организму лечиться!
      Пока землянин соображал, что обычно говорят в подобных случаях, он услышал, что доктор удаляется, потом дверь за ним мягко закрылась и в помещении воцарилась тишина. Леон ощупал предмет, неожиданно оказавшийся в руке, и с удовлетворением отметил, что его догадка верна.
      "Неужели Байра стащил коммуникатор из каюты капитана? - подумал про себя землянин. - А может... тот сам отдал браслет доктору? Нет, вряд ли..."
     
      Опершись на локоть, он приподнялся и вновь открыл глаза, но опять всё та же размытая белёсая картинка и неприятная резь в глазах. Не имея возможности убедиться в том, что никто за ним не следит, Леон максимально напряг слух. Не обнаружив ничего подозрительного, он решил, что сейчас как раз самое время связаться с БК. Рука с браслетом, сжатым в кулаке, дёрнулась под простынёй, и будто в нерешительности, остановилась.
      "Доктор вёл себя как-то странно, - подумал Леон, не решаясь нажать миниатюрную кнопку, - подав мне коммуникатор, он будто подталкивает к тому, чтобы я им воспользовался. Может это хитроумная ловушка, подстроенная капитаном, и сейчас они вместе с Байрой наблюдают из другой комнаты за глупым землянином? - мыслительный процесс на некоторое время застопорился, будто споткнулся о непреодолимое препятствие, но вскоре продолжился, найдя спасительный обходной вариант: - И что они выиграют, поймав пленника на переговорах непонятно с кем? Я и так в их власти, к тому же, ничего не вижу, и доктор прекрасно это знает. Даже если за мной следят, я всегда могу сказать, что браслет - хитроумный прибор для общения с моим Эго, а принцип работы мне неизвестен, что абсолютно достоверно, если не углубляться в технические тонкости. Капитан с доктором в любом случае остаются ни с чем, а я вроде бы, даже особенно не рискую! И значит... - Да сопутствует мне Удача, обещанная Крэпсом!"
      Улёгшись обратно на кушетку, Леон не стал скрывать своих намерений, демонстративно поднёс браслет поближе к лицу и нажал на кнопку.
      - Проверка связи, - произнёс он негромко. - Железяка, ты меня слышишь?
      - Да, Командор, - ответил голос из браслета. - Какие новости?
      Леон до последнего момента не верил, что коммуникатор работает, особенно после того, как браслет побывал в руках капитана. Услышав своего верного спутника, он всячески старался подавить в себе бурную радость, готовую выплеснуться в виде победного крика. Наконец, взяв непокорные чувства под жёсткий контроль, он произнёс:
      - Тут много всего произошло, поэтому в двух словах никак не получится. Скажу самое главное - нужно как можно быстрее бежать отсюда, пока меня не отправили на планету Наргиан.
      - В это время года на планете - сезон песчаных бурь. Пока небольшое затишье, но погода может смениться в любой момент, и поэтому до начала следующего планетарного месяца на взлётно-посадочном поле действует штормовое предупреждение. Запрет на манёвры объявляют по несколько раз в день. Учитывая особый статус, корабль Дипломатической Службы с офицером разведки будет дрейфовать на орбите до особого распоряжения диспетчера, - совершенно без эмоций, будто диктор, произнёс голос из коммуникатора. - По метеосводке более или менее спокойная погода установится не раньше завтрашнего дня.
      - Откуда ты всё это узнал?
      - Не важно, потом расскажу, - ответил БК привычным голосом, вдруг перестав подражать дикторской бесстрастной интонации. - Согласно шифрограмме, полученной капитаном три дня назад, за пленным землянином, то есть - за тобой, вышлют кар, и повезут мимо заброшенных карьеров к другой взлётно-посадочной площадке, где будет ожидать офицер военной разведки. Планетолёт я посадил неподалёку от маршрута следования, примерно в пяти километрах от патрульного корабля. Но это так - на всякий случай - вдруг ты решишь воспользоваться таким удачным стечением обстоятельств. Не исключено, что другой возможности для побега уже не будет. Ты Командор и поэтому - решай сам, что делать!
      - Я постараюсь что-нибудь придумать, - произнёс человек, пытаясь придать своим словам как можно больше уверенности.
      - Сейчас мне нужно отключиться - через двенадцать секунд сеанс спецсвязи, а для расшифровки переговоров может потребоваться полная мощность процессора, - сообщил БК, - но ты не пропадай, если понадобится моя помощь - сразу вызывай.
      - Хорошо.
      Поморгав глазами, Леон в очередной раз предпринял попытку осмотра комнаты. Резь в глазах уже не была столь мучительной, но увы - картинка не спешила становиться более чёткой.
      "Как мне бежать, если не могу ничего разглядеть? Разноцветные пятна перед глазами, которые и открывать-то страшно! Надеюсь, доктор не только из соображений профессиональной этики говорил, что слепота мне не грозит..." - подумал землянин с тоской.
      Но уже в следующий момент его мысль приобрела более жизнерадостный оттенок:
      "Пока я сидел взаперти, БК не терял времени зря - посадил планетолёт где-то неподалёку, а сейчас сканирует эфир и расшифровывает чьи-то переговоры. Кто бы мог подумать?! Вот тебе и Имитация Интеллекта!"
      Мысли прервал шум открываемой двери, причём, землянин мог поклясться, что при желании войти в комнату можно было совершенно беззвучно, но посетитель не стал этого делать.
      "Я опять становлюсь важной персоной, - подумал он с улыбкой на лице, вспоминая великолепные апартаменты на верхней палубе линкора "Син", - меня предупреждают о визите... Приятно, но всё равно как-то необычно!"
     
      - Леон, это опять я, - произнёс знакомый голос.
      - Входите Байра, - произнёс землянин, внутренне расслабившись. Хотя, в силу объективных причин, он и не видел лица корабельного доктора, но впечатление от разговора с этим наргом сложилось вполне положительное.
      - Вы с кем-то сейчас разговаривали? - несколько смущённо произнёс гуманоид.
      - Да, с моим Эго, - соврал землянин.
      - Значит, этот браслет, не простая безделушка...
      - Полезная вещица, - добавил человек, - не нужно сильно напрягаться, чтобы настроиться на ментальный контакт...
      - Действительно, удобно, - произнёс Байра, - только, простите меня за то, что я невольно подслушал ваше общение...
      - Продолжайте, - лежащий на кушетке пациент улыбнулся.
      - Я ничего не понял из вашей беседы, - сказал корабельный врач со смущением, и добавил более уверенно: - Для слуха слова непривычные, но всё же, звучат очень красиво. Это язык вашей планеты?
      Леон задумался:
      "Очень странно. Интересно, каким образом работают таблетки, с помощью которых я могу вести непринуждённую беседу с представителем чуждой мне расы? Неужели я думаю и говорю на разных языках - нарг меня понимает, когда я отвечаю ему, а во время сеанса связи с БК, общаюсь как-то иначе. Стоит подробнее расспросить БК об этом загадочном феномене..."
      - Байра, поверьте, моё общение с вами для меня самого загадка, - честно признался человек. - Я понимаю вас и отвечаю на языке наргов, но с моим Эго общаюсь на родном языке. Каким образом так происходит - сам не пойму.
      - Загадочные вы - земляне... - произнёс Байра, и тут же осёкся: - Простите меня, но я прервал ваше общение по другой причине.
      - Да, конечно, говорите.
      - Через четыре часа придёт кар, на котором вас отвезут к тому месту, где передадут Военной Разведке.
      - Не ожидал, что так быстро...
      - Мне жаль, - произнёс доктор, - но командование редко спрашивает мнение обычных солдат. Всё, на что была способна команда - ребята сделали, теперь очередь за вами - землянин. Надеюсь, что история с Эгами - не ловкий трюк хитроумного инопланетянина, ведь все мы сильно рискуем...
      - Я и сам хотел бы... - начал было Леон, но его слова повисли в воздухе. Дверь издала знакомый шуршащий звук, и в помещение кто-то вошёл.
      - Оставьте нас, Байра! - приказал голос, в котором землянин без труда опознал капитана.
      Леон снова открыл глаза, признав, что это действие уже совсем не мучительно, разве что чесались глаза. С чёткостью картинки тоже дела улучшились, прямо перед собой он увидел мрачное лицо капитана Глоса.
      - За то, что вы сделали в реакторном отсеке, мне бы стоило поблагодарить вас, - произнёс он хмуро, - но честно скажу, лучше бы вы там и остались.
      - Недолго вам терпеть моё присутствие на корабле, - парировал Леон, - скоро меня увезут отсюда, и обстановка на корабле вернётся к привычному состоянию.
      Землянин максимально напряг больные глаза, чтобы рассмотреть выражение лица капитана, но этого сделать не удалось - фокус не достиг необходимой чёткости, какая требовалась для такого рода действий. Да и что он хотел прочитать в глазах нарга? Глос какое-то время молчал, но затем нерешительно произнёс:
      - Даже не знаю, как к вам относиться. Ещё минуту назад я не сомневался, что вы - ловкий мошенник, играющий на страхах и тонких струнах души других существ, а сейчас...
      - Сомневаетесь? - спросил лежащий человек с улыбкой на лице.
      - Не знаю! - рявкнул капитан, стукнув массивным кулаком о кушетку так, что землянин чуть не свалился с неё.
      Леону стоило немалых усилий, чтобы не ответить так же резко. Он подождал, пока капитан Глос немного успокоится, и миролюбиво произнёс:
      - Вам не в чем себя винить. Поступайте так, как велит вам долг, или... внутренний голос. Не всегда правильное решение - единственно верное.
      Капитан не спешил отвечать. Некоторое время он думал о чём-то своём, но потом его лицо скривила усмешка:
      - Несомненно одно - вы удивительно удачливое существо! Предположу, что задолго до появления на нашем корабле у вас была масса возможностей погибнуть, но что-то в этом мире противится вашей смерти...
      - Ну да, мне об этом уже говорили...
      - Не перебивай меня, землянин! - со злостью в голосе произнёс капитан. - Иначе я совершу то, чего не собирался делать...
      - Я в вашей власти, - произнёс человек, не пытаясь скрыть сарказм, - достаньте лучевик и распылите меня на атомы прямо сейчас.
      Глос посмотрел на человека с заметным уважением. В очередной раз сфокусировав взгляд на вошедшем, Леон впервые увидел на суровом лице капитана настоящую улыбку, которая, хотя и выглядела несколько неуместной для физиономии закалённого в боях солдата, но была вполне доброжелательной.
      - Хочется верить, что судьба вручила вам в руки некую миссию, а потому оберегает от любых случайностей, - произнёс он задумчиво. Затем, на лице капитана вновь появилось прежнее выражение, и он коротко приказал:
      - Собирайтесь! Скоро прибудет кар, который перевезёт вас на корабль Дипломатической Службы! - задумался о чём-то, после чего продолжил: - Сопровождать вас будут двое конвойных, инструкции они получат лично. Всё!
      Капитан Глос больше ничего не сказал. Он отвернулся и вышел.
      "Наверняка ещё что-то хотел сказать, но не решился, - подумал землянин. - Интересно, что?"
     
      К положенному сроку пришёл кар. В нём сидел водитель, безучастно наблюдавший, как Слак и Байра грузят ящики в багажное отделение. И только в тот момент, когда ему предложили покинуть кабину, безразличие сменилось негодованием. Он пытался возмущаться, но грубая физическая сила Слака сделала своё дело. Попытка сопротивления провалилась и водитель с выражением уязвлённого самолюбия направился на корабль, видимо, чтобы сообщить капитану о самоуправстве военных. Пройдя мимо землянина, он быстро прошёл по трапу и скрылся внутри. Тут же Байра махнул землянину рукой, чтобы тот быстрее садился в кар. Как только пленник уселся позади своих конвоиров, транспорт устремился вперёд. Оглянувшись назад, землянин заметил выскакивающего из корабля водителя и идущего вслед за ним капитана. Глос всем своим видом изображал, что не ожидал таких действий от своих подчинённых, но - увы - поделать ничего не может. Кар скользил в полуметре от земли в направлении двух высоких барханов. Гравиприводы, до того практически бесшумные, натужно гудели в те моменты, когда дорогу пересекали трещины и большие камни, но как только поверхность становилась гладкой - стихали.
      - Леон, мы правильно едем? - спросил Слак.
      - Смотря куда, - усмехнулся землянин.
      Видимо, сидящий за пультом управления Слак не ожидал такого ответа, и кар замедлил движение.
      - Ты говорил, что посоветуешься с Эгами, - произнёс он с обидой в голосе.
      - Говорил, - согласился землянин, но, решив, что не стоит издеваться над теми, кто ему помогает, сказал: - Меня не предупредили, что это побег. Я думал, мы направляемся к другой взлётной площадке, где нас ожидает корабль Дипломатической Службы с офицером разведки.
      - А зачем, по-твоему, мы высадили курьера?
      - Тогда всё нормально! - улыбнулся землянин. - Примерно через три километра высадите меня.
      - Хорошо, - ответил Слак, и кар вновь ускорился.
      Дорога становилась всё хуже, гравиприводы опять загудели. Даже если пленник и хотел бы что-то сказать попутчикам, они бы его не услышали. Как и договаривались, Слак остановил транспорт неподалёку от скалистого образования, на которое указал землянин. Гул двигателя стих в тот момент, когда кар мягко коснулся земли. Первым на землю ступил Слак. Он придирчиво осмотрел большой угловатый камень, стоящий отдельно от остального массива, вынул из кобуры свой лучевик, покрутил какие-то настройки, прицелился, и выпустил в него ослепительную струю белого пламени. Командор не успел прикрыть лицо, и теперь яркое пятно маячило перед глазами, мешая адекватно оценивать окружающую обстановку. Вскоре вернулся Слак и произнёс с улыбкой:
      - К моему сожалению, землянин пытался бежать, и я по неосторожности выстрелил полной мощностью лучевика. Ай-яй-яй, какая досадная оплошность. Капитан Глос меня обязательно накажет!
      - Вы сильно рискуете! - серьёзно сказал землянин. - Капитан в курсе?
      - Да, - негромко произнёс Байра, - потому меня и отправил вместе со Слаком, чтобы я, как корабельный доктор, зафиксировал смерть пленника. Хоть это и маловероятное событие, но есть строгие инструкции, которые нельзя нарушать ни при каких обстоятельствах...
      Тем временем Слак вытаскивая ящик аварийного комплекта, поинтересовался:
      - Лео, мы можем быть уверены, что ни одного Эго не осталось на нашем корабле?
   Человек немного удивился предприимчивости наргов, не забывших о его скромном имуществе:
      - Да! Можете не сомневаться!
      - И куда ты теперь? - спросил Слак.
      - Туда, - человек махнул рукой в направлении узкой расщелины между скалами. - Если меня не обманывает мой Эго, там должен ждать корабль.
      - Что-то плохо верится... - неуверенно произнёс Слак.
      - Землянин знает, что делает, - заверил товарища Байра, и тот лишь пожал плечами, ничего не ответив.
      Человек взялся за ручку массивного вида пластиковой коробки, и помахав рукой наргам, направился к месту, где ожидал найти свой планетолёт.
      - Да сопутствует тебе удача! - услышал он вслед.
      Землянин не хотел театральной сцены расставания, но ничего не ответить было бы совсем некрасиво. Он остановился, задумался, затем обернулся, и крикнул залезающим в кар Слаку с Байрой:
      - Вам тоже удачи! - немного подумав, добавил: - Передайте капитану, что он не пожалеет!
      - О чём? - крикнул Слак.
      - Не важно, он поймёт!
      - Хорошо, - рассмеялся Слак.
      Кар беззвучно поднялся в воздух, и по плавной дуге двинулся в обратную дорогу. Землянин шагал в противоположном направлении, надеясь как можно быстрее сесть в командорское кресло и услышать из динамика знакомый голос БК.
     
      Менее чем через полчаса неказистая яйцеподобная конструкция взлетела с планеты старателей, а офицер Военной Разведки так и не дождался обещанного пленника. Курьер, отправленный за ним, сейчас сидел в каюте и сочинял рапорт. Короткая беседа офицера с капитаном Глосом по спецканалу тоже не внесла ясности. Тот в резкой форме ответил, что у него других дел полно, но как только закончат ремонт, он лично направит рапорт вицекомандору. Когда офицер разведки пригрозил капитану трибуналом, из динамика прозвучала отборная ругань и связь пропала.
     

Глава 6

     
      Под негромкий гул силовой установки Командор дремал в любимом кресле за пультом управления. С момента, как он покинул наргианский корабль и вновь оказался внутри своего планетолёта, прошло уже более суток. Короткий отчёт перед бортовым компьютером за время, проведённое вне корабля, вполне удовлетворил старого друга и помощника. Несмотря на то, что БК не являлся человеком, он уже давно воспринимался одушевлённым существом, пускай и невидимым. Несколько раз человек за пультом выпадал из дремотного состояния, но потом вновь закрывал глаза и его мысли, если таковые и присутствовали в голове землянина, вновь устремлялись в Великое Ничто. Видимо, сказалось внутреннее напряжение, в котором Леон пребывал, находясь в плену, и сейчас организм таким незамысловатым способом компенсировал растраченные эмоциональные и физические ресурсы.
      Как и прежде, планетолёт перемещался в космосе к неведомой никому цели. Прошло ещё часа полтора или два, и человек открыл глаза. Судя по осмысленному выражению лица, можно было бы сказать, что на этот раз Командор действительно проснулся. Беглый осмотр показаний приборов на пульте привёл в благостное состояние - он улыбнулся.
      - Командор вызывает Главный Галактический Мозг, - произнёс человек в пустоту.
      - Что-то случилось? - отозвался голос из динамика.
      - Судя по показаниям приборов, мы движемся. Хотелось бы знать - куда?
      - Полагаю, что - вперёд, - с сарказмом ответил БК, - иначе и быть не может, учитывая конструкцию планетолёта.
      Человек прищурился, но улыбка с лица не исчезла.
      - Если иметь в виду направление - это очевидно, - решил подыграть бортовому компьютеру Командор, - хотя, я слышал, что в космосе не всё так однозначно, и только с точки зрения стороннего наблюдателя можно уверенно говорить - вперёд мы двигаемся или назад.
      - Будучи программой, внедрённой в криолитовый процессор, или попросту - железякой с жидкими льдинками внутри, я не могу отвечать за стороннего наблюдателя, а потому у нас есть только две точки зрения, достойные обсуждения - твоя и моя, - резонно возразил БК.
      - Убедил! - согласился человек. - В таком случае, ответь мне - рациональный бездушный механизм - какая у нас Цель?
      - Ты думаешь, что она у нас общая? - голос из динамика сквозил сарказмом.
      - А разве нет? - на этот раз удивился Командор. - Я думал, что пока мы с тобой находимся в одной упряжке, то и цель у нас общая.
      - Отчасти это так, - на этот раз БК ответил уже не так уверенно, - пока мы движемся в одном направлении, но...
      - Ты сейчас что имел в виду? - заинтересовался человек. - Собираешься меня покинуть? Но каким образом?
      - Кто бы мог подумать, что душевнобольной землянин Леон Ардо когда-нибудь станет таким рациональным, - голос из динамика оживился, и казалось, что сейчас прозвучит настоящий человеческий смех, - прямолинейно мыслишь!
      Командор пожал плечами:
      - Просто я пытался развить твою мысль...
      - Опираясь на собственные стереотипы.
      - Но у меня других нет, - ответил человек, пытаясь вновь перевести разговор в шутливое русло. - Оставим этот разговор. Ты мне скажи, какая у нас теперь цель?
      - Не хотел лишний раз напоминать, но Командор на планетолёте - ты, - скромно заметил БК, - и поэтому вопрос считаю бессмысленным.
      - Но мы движемся, - человек нахмурился, - куда?
      - Своим вопросом ты хочешь сказать, что попал в плен случайно? - парировал голос из динамика. - И у тебя нет никакого плана?
      Леон задумался. Пару минут он размышлял над словами своего компаньона, а потом произнёс неуверенно:
      - Мне почему-то всегда казалось, что тот, кто реально управляет планетолётом, тот и ведёт к цели...
      - Хорошо, объясняю популярно то, до чего ты мог бы додуматься сам, учитывая твои нынешние умственные способности.
      - Слушаю.
      - Представь себе большой океанский лайнер, на котором есть капитан, его помощники, штурман, рулевой, радист и другие члены команды. За двигателями следят мотористы, штурман прокладывает курс, связист слушает эфир, принимает и отправляет какие-то сообщения. В общем - все выполняют работу, благодаря которой корабль движется к назначенной цели. Обычно члены экипажа её представляют в общих чертах, но только капитан владеет полным объёмом информации.
      - Это я знаю, - сказал человек, ещё не понимая, к чему клонит БК. - Ты рассказываешь прописные истины.
      - Допустим, - согласился собеседник, - но то, что по разным причинам все оказались на одном корабле, не означает общности цели.
      - Поясни.
      - Представим, о чём думает моторист, - продолжил БК.
      - Слушаю.
      - Его цель - благодаря нескольким удачным рейсам скопить небольшое состояние для покупки маленького ресторанчика где-нибудь в богатом, но спокойном месте, чтобы больше никогда не выходить в море. И всё потому, что во время шторма от качки у него случаются приступы мигрени.
      - Предположим, что твои фантазии имеют право на существование. Продолжай.
      - Штурман, прокладывающий маршрут мечтает когда-нибудь стать капитаном собственного океанского лайнера, и поэтому служба под командованием опытного морского волка - отличный трамплин для взлёта его собственной карьеры. А радист настолько влюблён в море, что ему вообще не важно, куда плывёт корабль и зачем, главное - увидеть за свою жизнь как можно больше разных стран, экзотических мест и так далее. Продолжать стоит?
      - Ты не упомянул капитана, - сообщил Командор. - Для него наверняка цель ясна и понятна - придти в порт назначения. Это очевидно!
      - Необязательно. Для него этот рейс не отличается от множества других, - возразил БК, - а потому сверхзадача капитана может состоять лишь в том, чтобы привезти внучке глиняного дракончика, купленного в лавке безделушек где-нибудь на Гаити.
      - Ладно, пускай всё, что ты нафантазировал, имеет право на существование, - согласился человек в кресле, - но у капитана есть и другая, более важная задача - довести судно до места назначения. С этим ты не будешь спорить?
      - Буду, - ответил БК. - Кораблём управляет рулевой, согласно курса, проложенного штурманом, и потому независимо от желания капитана, цель будет достигнута.
      - Ты хочешь сказать, что капитан - лишний на корабле?
      - А вот это самый главный вопрос - зачем он нужен! - голос БК прозвучал как-то более торжественно. - Функция капитана в обычной ситуации проста и обыденна - он представляет высшую власть в то время, когда лайнер бороздит просторы океана, где не действую законы отдельных государств. Он судья и арбитр, право наказывать или нет виновных в нарушении корабельного устава, принадлежит ему всецело.
      - И только? С этим может справиться старший офицер или боцман. Твой пример ничуть не проясняет необходимости капитана на корабле.
      - Ты не дослушал, - произнёс БК, и продолжил: - Капитан - единственный человек на корабле, который в случае возникновения реальной опасности или другой нештатной ситуации должен принять самое верное решение, чтобы спасти от гибели людей, находящихся в его подчинении. А по возможности - и вверенное ему судно.
      - Не скажу, что услышал какую-то сногсшибательную новость, - произнёс задумчиво Леон, - но я всё равно не понимаю, какое это имеет отношение к нам с тобой?
      - Самое непосредственное - планетолёт двигается вперёд, но это не значит, что цель мне ясна. Командор ты, а потому твой вопрос - Куда мы направляемся? - не имеет смысла. Я только штурман, радист и моторист, а ты - капитан.
      - В таком случае, как штурман, скажи мне - какова наша ближайшая цель?
      - Небольшая планета с атмосферой, чтобы установить стационарную антенну.
      - Зачем?
      - Пытаюсь решить одну задачку, но мне не хватает информации.
      - Интересно, какую?
      Некоторое время компьютер молчал, затем голос из динамика произнёс:
      - Лео, мне интересно, что ты сам думаешь по поводу нашего полёта?
      На этот раз задумался Командор. Своим вопросом БК вдруг вывел его из состояния бездеятельной созерцательности, и теперь землянин вдруг ощутил всю свою ничтожность по отношению к окружающему пространству.
      "Зачем я ввязался в эту авантюру? - подумал он с тоской. - Понятно, когда психически больной землянин пускается в космическое путешествие - это лишь прихоть, бессмысленный порыв, который не имеет никакой рациональной основы. Он влюблён, безрассуден и не думает о последствиях. Но после того как меня вылечили - что мешает отправиться в обратную дорогу? Долг перед синийцами, которым я дал какие-то обещания? Это смешно! Кто они мне, что стоит слово человека, данное какому-то рептилиеподобному существу? И, наконец - что я возомнил о себе! Прекратить войну между двумя расами, которые вышли в космос задолго до того, как первые люди изобрели колесо...".
      БК молчал, и Леону ничего не оставалось, как продолжать размышлять:
      "С другой стороны, возвращение - это капитуляция! За то время, пока я нахожусь в космосе, на Земле могли произойти серьёзные изменения. В это трудно поверить, но и исключать тоже нельзя. Тогда, моя путеводная звезда - Лола - уже успела состариться, понянчить внуков, а перед смертью, окружённая домочадцами она вряд ли хотя бы раз вспомнила придурка, который проводил её когда-то давно к городской ратуше. Я для неё был мимолётным эпизодом, тут же забытым. Дружище Чак наверняка вспоминал меня, а мистер Соерс даже пожалел о своём решении отправить меня в отпуск, не поинтересовавшись предварительно - куда же на самом деле я собрался. Если время в космосе течёт совсем не так, как на Земле, то меня там уже никто не ждёт..."
      - Железяка! Мы прекратим войну между синийцами и наргами, даже если за это придётся умереть! - произнёс Командор торжественно. - Поэтому, как штурман, радист, и... кто там ещё?
      - Неважно, - прозвучал голос из динамика, - продолжай.
      - Ты мне в этом поможешь! - закончил мысль Леон. - Теперь говори, какую задачку ты решаешь всё это время?
      - Если бы ты ещё немного подумал, - прозвучал доброжелательный голос БК, - то сам бы догадался.
      Человек в кресле снова улыбнулся, вполне сознательно не реагируя на поучительный тон речей собеседника. В прежнем состоянии он не обижался на сарказм БК, так как просто его не понимал, а сейчас - из элементарного уважения за все прежние заслуги, ведь только стараниями бортового компьютера Леон Ардо до сих пор жив и вполне здоров. Более того, лишь благодаря занудству БК человек обрёл смысл существования, пускай и не до конца понятный. Несмотря на множество вопросов, ответы на которые он хотел бы знать, человек выбрал лишь один:
      - Почему синийцам и наргам нужны эти астероиды? Какая тайна скрывается в секторе Тета-четыре?!
      - Молодец, Командор! - ответил БК. - Именно для этого мне нужен устойчивый канал связи, чтобы попытаться проникнуть в информационную систему Империи Син.
      - А как быть с Конфедерацией?
      - Глупый вопрос, - совершенно без эмоций произнёс голос из динамика, - благодаря ремонтным роботам, которых ты пронёс на патрульный корабль, сейчас мне доступны все их сообщения, даже те, что идут по шифрованным каналам связи.
      - Жучков мы оставили на патруле? Ты не думаешь, что их могут обнаружить?
      - Не переживай, они нужны были только когда связь с роботами поддерживалась через переговорники. После подключения к внутреннему каналу связи необходимость в ремонтных роботах отпала. Они вернулись в ящик аварийного комплекта уже на второй день твоего плена.
      Командора вдруг посетила неожиданно всплывшая в сознании мысль, и он решил тут же развеять сомнения:
      - Железяка!
      - Слушаю, Командор.
      - Авария в охладительном контуре реактора - твоя работа?
      Динамик отозвался не сразу. Выдержав довольно долгую паузу, БК ответил:
      - Расчёты показывали, что изменение показаний датчика на четыре пункта не может привести к серьёзным последствиям. Должна была прозвучать тревога, но вероятность поломки клапана исключалась как микроскопически малая. Теперь понятно, что патрульный корабль находился в ужасном состоянии, и не стоило тревожить системы управления главным реактором. Это моя ошибка.
      - Ладно, назовём это неблагоприятным стечением обстоятельств, - согласился человек. - А то, что произошло с сержантом Огани - тоже ты подстроил?
      - Нет! - уверенно ответил голос. - Только реактор! Больше я ничего не делал, ведь на борту был ты, а рисковать твоей жизнью я бы не стал.
      "Совсем очеловечился, бедняга. Это уже намёк на морально-этические принципы, свойственные живым существам", - подумал про себя Леон, но вслух произнёс:
      - Приятно слышать, - и тут же подытожил: - Итак, теперь ищем подходящую планету, где можно поставить антенну?
      - Да.
      - Только мне не нравится, что потом начнётся томительное ожидание, - неуверенно произнёс человек. - Нельзя как-то ускорить процесс?
      - Не понял вопроса?
      - Скажем, спровоцировать противников на активность. Потеряв бдительность, они бы могли выдать нужную нам информацию значительно быстрее.
      - Что ты предлагаешь? - поинтересовался БК.
      - Мне кажется, что легенду об Эгах ещё рано списывать как полностью отработанную. Пускай она живёт и дальше - на благо примирения двух цивилизаций.
      - Поясни.
      - Идея возникла, когда я сидел взаперти на наргианском патруле, - с воодушевлением произнёс Леон. - Что если сектору Тета-четыре найти законного владельца, претензии которого никто не станет оспаривать?
      - Эги?
      - Да.
      - Ты предлагаешь опять всех обмануть?
      - Но ведь и цель того стоит, разве нет?
      - Прежде чем затевать что-либо подобное, любой вариант дальнейших действий нужно серьёзно анализировать. Тем более, доверие вызывают только факты, проверенные временем, а твоя идея - настоящий блеф!
      - В этом и заключается гениальность моего плана, - улыбнулся человек за пультом, - он глупый, а потому может сработать.
      - Опять ты за старое?.. - из динамика послышалось скорее одобрение, нежели осуждение. - Хорошо, как только у нас появится качественный канал связи - попробую проникнуть в архивы и немного подправить имеющуюся там информацию. Но учти - первая же серьёзная проверка выявит фальшивку.
      - Ты плохо знаешь психологию людей, - рассмеялся человек в кресле, - им только дай пищу для сомнений, а доказательства они придумают сами.
      - Но нарги - не люди.
      - Мне кажется - ничто человеческое им не чуждо.
      - Авантюрист! - донеслось из динамика.
      Командор улыбнулся. Затем его голову посетила другая мысль, и он поинтересовался:
      - Совсем из головы вылетело. Нас сейчас никто не преследует?
      - Зачем?
      - Всё-таки, в чужом пространстве летим. Когда мы пересекли границу Империи Син, нас сразу же догнал патруль. Разве нарги не проверяют все корабли, находящиеся на территории Конфедерации?
      - До сих пор не догадался? Интересно, как я следовал за кораблём, который захватил тебя в плен? Мне казалось, что ты давно понял.
      Человек пожал плечами:
      - Я об этом даже не думал.
      - Хорошо! - произнёс БК спокойным голосом. - Наш планетолёт - прогулочная яхта владельца одной из малых планет со всеми необходимыми разрешениями для беспрепятственного полёта в пределах Конфедерации. Этого достаточно?
      - Железяка! Ты - супермозг! - с уважением произнёс Леон.
     

* * *

     
      Уже третьи сутки Леон пребывал на планете, по большинству параметров напоминающей Землю. Чтобы не привлекать лишнего внимания, БК для посадки предложил неглубокую ложбину рядом с пологим холмом. Несмотря на её скромные размеры, планетолёт туда прекрасно помещался, хорошо скрытый от непрошеных гостей. Судя по имеющейся в базе данных информации, планету можно было смело назвать технологически отсталой, поэтому реальной угрозы для космического аппарата она не представляла. Гравитация здесь была несколько ниже, что сразу отметил Командор, устанавливая громоздкую антенну дальней связи. Планету населяли немногочисленные племена аборигенов гуманоидной группы, находящихся на стадии развития, близкой к родоплеменной. Указывалось также, что существует и другая раса - негуманоидная, живущая в Океане на островах, но информация по этому виду оказалась противоречивой. Например, говорилось, что этот вид представляет опасность только на островах, но не на материке. О каких-либо хищниках ни слова, будто бы их и в природе вообще не существует. При всей живописности планеты, полезных ископаемых она не имела, а потому для других планетарных систем не представляла никакого интереса. Наверное, поэтому и просуществовала до нынешнего момента в неприкосновенности, покое и благоденствии. Возможно, что информация давно устарела, но более свежих данных по этой планете обнаружить не удалось.
      После установки антенны Леон откровенно страдал от безделья. Он хотел бы помочь БК, но не знал как. Кроме того, что температура в отсеке, где находился криолитовый процессор, зашкаливала, никаких других заметных признаков его работы не было. Понимая, что сейчас компьютер максимально задействует все доступные ему ресурсы, Командор поинтересовался, не очень ли это страшно для "жидких льдинок", но БК его заверил, что контролирует температуру, и переживать не стоит. Процесс загрузки ложной информации в Глобальную Информационную Систему шёл полным ходом. Легенда о бестелесных существах, питающихся эмоциями, обрастала множеством мелких подробностей и в некоторой доработке БК приобрела вполне убедительный вид. Получалось, что Эги покинули свою планету незадолго до катастрофы, виновниками которой сами же и являлись. Ссылки на теперешнее пребывание этих существ давались расплывчатые и очень похожие на вымысел, специально для того, чтобы фантазия исследователя, к которому попадёт такая информация, сама довершила создание "Величайшей Тайны Вселенной". Наличие на Земле - планете, расположенной вдалеке от большинства обитаемых миров, огромного количества эгоистов - ничего не доказывало, но и не опровергало. Именно поэтому Земля упоминалась в качестве вероятного "временного пристанища" Эгов, но источник, дающий такого рода информацию, изначально маркировался как весьма сомнительный, что придавало всей истории определённый налёт таинственности. БК сделал всё для того, чтобы любой, кто прикоснулся к этой теме даже вскользь, возомнил себя посвящённым во что-то запретное, но очень привлекательное. Гриф секретности, вполне официально наложенный на эту тему двумя галактическими державами, оказался той самой наживкой, мимо которой пройти уже невозможно.
   Ещё в процессе обсуждения концепции легенды Леон настаивал на том, чтобы БК не очень увлекался шифрованием и другими техническими хитростями, ограничивая доступ к данным. Тот резонно отвечал, что секретная информация обязательно должна выглядеть труднодоступной. Спор привёл к компромиссу - датировка информации подразумевала, что на момент её возникновения сложность шифра была максимально возможной, но с тех пор прошло много времени, и теперь даже не очень развитая цивилизация могла расшифровать хотя бы часть секретных данных. Что касается звёздных карт и визуальной информации, то она была настолько хаотично скомпонована, что даже самый мощный компьютер не смог бы восстановить целостную картинку. Причём, по вполне прозаичной причине - в изначальном, нешифрованном виде она уже была бессмысленной. Как известно - глупость, даже двести раз переведённая на любой другой язык, всё равно останется глупостью. По всей видимости, БК смог с блеском воплотить эту идею в реальность.
      Задумывая столь сложную комбинацию, Леон понимал, что ждать быстрого результата не стоит, но когда пошли четвёртые сутки пребывания на этой спокойной планете, он уже не мог справиться с жесточайшими приступами скуки. Если раньше можно было бы поиграть в космических водопроводчиков или просто поболтать с БК, то сейчас даже ходить по планетолёту Командор старался бесшумно, чтобы не отвлекать компаньона от титанической работы.
      "Скоро моя собственная голова расплавится от томительного ожидания, помноженного на невыносимую скуку, - подумал человек, в очередной раз поглядывая на прибор, показывающий температуру в процессорном отсеке. Цифры колебались около предельного значения - то поднимаясь немного, но затем - резко снижаясь. - Обязательно нужно чем-то себя занять!"
      Стараясь проделать это как можно деликатнее, человек подошёл к пульту и негромко произнёс:
      - Пойду погулять, заодно проведу разведку местности, вдруг что интересное увижу.
      - Не забудь переговорник, - отозвался динамик, - и на всякий случай возьми коммуникативные таблетки.
      - Ты же сам сказал, что разумной жизни в радиусе двухсот километров нет, - возразил Леон.
      - Далеко не отлучайся, - добавил БК отеческим тоном.
      Командор закрепил на запястье браслет коммуникатора, протянул руку к коробке с пилюлями красного цвета, достал одну и кинул в карман комбинезона. Всё так же, стараясь не создавать лишнего шума, прошёл по короткому коридору к наружному люку, нажал кнопку, после чего вылез наружу. Спустившись по ступенькам, землянин ступил на твёрдую почву. Невысокая трава мало чем отличалась от земной, да и близлежащий лес, казалось, не мог поразить воображение - такие же деревья, стремящиеся к местному солнцу, ветви с листьями - в общем, предстояла приятная прогулка, а вовсе не разведка неизведанной планеты.
   Увидев неподалёку несколько деревьев вычурной формы, человек направился к ним, немного забирая в сторону от первоначальной цели прогулки - леса.
      "В нашем мире всё относительно, - размышлял на ходу путник, - находясь на Земле, я не сомневался, что звёзд на небе ровно столько, сколько видно из окна в безоблачную ночь. Оказавшись в космосе, понял, что миллиарды подмигивающих сверху огоньков - только опушка звёздного леса, и на самом деле - их в несчётное количество раз больше. Никакой фантазии не хватит, чтобы представить - сколько же их на самом деле на бескрайних вселенских полях. У некоторых звёзд есть планеты, у тех, в свою очередь - спутники... Красиво и непостижимо! И среди этого великолепия живёт себе человек - просто и суетно, изображая из себя значимую единицу мироздания. Говорит, как ему кажется - серьёзные вещи, в надежде, что другие его услышат и проникнутся этими идеями. Возможно, проходящего мимо человека вообще никогда не интересовали ни звёзды, ни вечные темы добра или зла. Его волнует лишь маленький камушек, попавший в ботинок, который давит на пятку и мешает идти, а в голове лишь одна дилемма - остановиться здесь или дойти до дома, и только там его вытряхнуть? Тут же - влюблённый юноша, несущий в сжатом кулаке красивую брошку, чтобы подарить вечером своей девушке. Потерявший в песочнице игрушку ребёнок горько плачет, будто это самая главная ценность на Земле. И если ребёнок имеет лишь смутное представление о величине окружающего его мира, то взрослые - прекрасно всё понимают, а их игрушки - чуть больше по размеру. Чем отличается политик с его грандиозными идеями всеобщего благополучия от ребёнка, копающегося в песочнице? По меркам мироздания - абсолютно равноценные песчинки в бесконечной пустыне вселенной... Хорошо! Вот человек - волею насмешливой судьбы заброшенный в космос, повидавший много необычного, странного и загадочного - задумался о своём месте в этом мире. И что? Его волнует обещание, данное девушке, которую он назвал Лолой. Её давно нет, осталось только приятное воспоминание, растянувшееся во времени и пространстве. Одно обещание порождает другое, затем третье - существам, которые ничего общего с людьми не имеют, и человек снова бросается в пучину скитаний. Кто более сумасшедший - прежний Лео или нынешний? Человек шагает от звезды к звезде, раздавая обещания, которые исполнить не в силах ни он, ни кто-то другой. Леон Ардо, отправляющийся в путешествие на списанной аварийной капсуле, был бесхитростен, но честен. Может ли нынешний Леон Ардо похвастаться тем же? Для того, чтобы помирить две древние космические расы, он должен обмануть и тех и других. Не слишком ли круто для одного существа с окраины вселенной?
      Где грань, отделяющая глупость от сумасшествия? Один Лео воспылал пламенной любовью, другой стремится погасить пламя галактической войны, и кто из них болен? Насколько всё глупо! Вся жизнь - абсолютное отсутствие смысла, да ещё эта - Линия Удачи! Синийские психотехники нашли жемчужину в куче навоза, и потому остановили считывание памяти пленного землянина. Как это всегда случается - мешок с золотыми дублонами упал к ногам трубочиста, не способного оценить своего счастья. Мысли о новом сюртуке и брюках, на которые хватило бы и медной монеты - максимум его мечтаний, а тот, кто знает, как распорядиться неслыханным богатством - опять остался ни с чем. Удача вручена тому, кто не способен понять её ценности... Почему именно я?!"
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу! - воскликнул Леон, вскинув руки к небу.
      Ощутив некоторое облегчение от выплеснувшихся наружу эмоций, человек опустил руки. В этот момент он почувствовал, что запястья сжали будто тисками так, что не возможно пошевелиться. Попытка оглянуться, чтобы увидеть, кто или что - напало на него со спины, оказалась безуспешной. Последующий за этим тяжёлый удар по голове лишил его сознания. Мир, до того солнечный и яркий, померк.
     
      Землянин очнулся в сумрачной пещере. Открыв глаза, он тут же их закрыл. На то было минимум две причины - во-первых, нестерпимая тупая боль в затылке, а во-вторых - ужасный запах. Обычно его щедро источает мусорный бак неподалёку от какого-нибудь заведения общепита, который забыли вовремя забрать мусорщики, и теперь он нещадно воняет гниющими потрохами и зеленью, подпорченной плесенью. Немного привыкнув к запаху, Леон медленно открыл глаза, чтобы не провоцировать очередной приступ головной боли, и внимательно осмотрелся по сторонам, насколько позволяло освещение. Вокруг землянина хаотично валялись обглоданные куски плоти с торчащими там и тут костями. Неподалёку лежал голый череп, похожий на человеческий, но он не выглядел свежим - скорее всего, пролежал здесь уже не одно десятилетие. Некоторые части тела подходили под определение - руки и ноги, но их было немного, основную часть составляли те, которые определённо принадлежали животным. Леон не считал себя знатоком инопланетных форм жизни, и потому не смог бы уверенно сказать, как могли бы выглядеть эти существа при жизни.
      "Тот, кто здесь обитает, не очень разборчив в пище... - подумал землянин, всё ещё страдая от головной боли. - Неужели аборигены? Тогда информация о планете, добытая бортовым компьютером, сильно устарела. Хотя, если эволюция обычно развивается в сторону прогресса и развития, то нельзя исключать и обратного варианта - регресса. Интересно, аборигены кушают только своих врагов, поверженных в боях местного значения или бывают случаи, когда к праздничному ужину подают соплеменников? Если так, то им к прогрессу идти ещё лет так миллион! Абориген это или неизвестный справочной системе хищник, в любом случае - хозяин пещеры питается чем попало!"
      Вокруг Леона летали какие-то мелкие насекомые, но совсем близко не подлетали, за что землянин был им благодарен, учитывая связанные за спиной руки. Воспользоваться ногами тоже не получалось, и поэтому пленному человеку, оказавшемуся посреди кусков гниющей плоти, ничего не оставалось, как продолжать дышать этим смрадом.
      "Вот вам и безопасная планета! Если на суше такое творится, то что происходит на островах в океане, где по мнению справочной системы - опасность всё-таки существует! - продолжил размышлять землянин. - Ну хорошо, пускай живут как хотят! Мне сейчас лучше задуматься о своей участи. Интересно, какая судьба мне уготована? - Леон вновь взглянул на окружавшие его останки животных. - Наверное - съедят! А возможно и нет, по крайней мере - не сразу. Скорее всего, устроят какой-нибудь ритуал с местными песнями и плясками, и только после этого начнут отрезать руки и ноги, чтобы посмотреть - какой из моих органов является жизненно важным. Потом вдруг окажется, что моя анатомия совсем не интересна местным обитателям, и тогда отделят голову. Так, чтобы узнать - каким местом я думаю... Действительно, чем?! Мне же бежать нужно отсюда, и как можно скорее - пока не вернулись! А я тем временем размышляю о быте и нравах аборигенов. Вот уж действительно - идиот!".
      Чуть пошевелив руками и ногами, чтобы оценить прочность пут, Леон высматривал неподалёку от себя что-нибудь похожее на острый предмет - чтобы попытаться перерезать верёвки. В этот момент послышался шорох в том месте, где располагался вход в пещеру. Землянин замер в ожидании. Шорох приблизился, а уже через секунду в проём вошёл настоящий абориген - такой, какими их рисуют в детских книжках - невысокого роста, поросший шерстью с головы до ног, и в одеждах, которые принято называть лохмотьями. Лицо аборигена землянин определил как угрюмое, и образ этот лаконично довершала увесистая палица - тонкая в основании ручки и расширенная к концу.
      "Подружиться с таким будет непросто, - мелькнула мысль, - наверняка уже не одного своего родственника скушал, и судя по его комплекции - не подавился"
      Пытаясь выглядеть максимально дружелюбно, изобразив улыбку, землянин произнёс:
      - Здравствуй, гуманоид.
      - Гы, хы-хы, - ответил тот, изобразив на лице нечто жуткое, - ррр-ы, мы!
      - Так бы сразу и сказал, - произнёс Леон, стараясь подавить во всём теле непонятно откуда возникшую дрожь, - если ты хочешь есть, то сразу предупреждаю - у меня неизлечимая болезнь, которая...
      Леон не смог быстро придумать, чем ужасен его недуг применительно к местным жителям, и замолчал. Паузой воспользовался абориген:
      - Хам! - грозно сказал он, и легко стукнул палицей себе в грудь. Затем направил дубину в сторону землянина, и повторил уже знакомые звуки: - Ррр-ы, мы!
      "Если я правильно понял его жесты, то "Хам" - это он, - провёл необходимые логические вычисления землянин, - тогда мне пора тоже как-то себя обозначить..."
      - Лео... - неуверенно произнёс землянин, уже сомневаясь, что правильно понял вопрос, и на всякий случай добавил, - рры-мы.
      Судя по реакции аборигена, ответ ему совсем не понравился. Изобразив на лице выражение, которое землянин расценил как жуткую обиду, он покачал мохнатой головой, и с пыхтением вышел из пещеры. Землянин снова остался один. Теперь он нисколько не сомневался, что обиженный неприятный тип скоро приведёт своих товарищей, и в его голове тут же всплыли недавние фантазии о костре, песнях и плясках.
      "Во всяком случае, хоть поговорил немного, за что ему - большое человеческое спасибо, - подумал землянин, - тем более, дал время на размышления о бренности жизни, которые нужно потратить с пользой. Только бы найти что-нибудь острое! Может, сломанную кость?".
      В непосредственной близости ничего подходящего не оказалось, но метрах в двух от себя Леон увидел расколотый камень с острой кромкой. Извиваясь змеёй, он смог переместиться на полметра, но усилия, которые он затратил на такой способ передвижения, оказались столь значительными, что на лбу выступил пот, а дыхание участилось. Понимая, что этот подвиг совершить дважды не в силах, человек задумался, дав измученному телу минуту отдыха. Первый раз он перемещался на спине, чтобы не видеть кусков мяса, на которых лежал. Теперь, понимая, что отвращение от вида обглоданной плоти - такая малость в сравнении с тем, во что превратится его собственное тело, преодолевая рвотный позыв, человек решил просто переворачиваться вокруг своей оси. Этот способ оказался намного проще и уже через пару минут заветный камень находился прямо перед глазами.
      "Снова перевести дыхание и сделать невозможное - оказаться спиной к заветному сколу", - подумал Леон, тяжело дыша. На этот раз отдых затянулся дольше прежнего. Понимая, что каждая секунда на счету, он внутренне напрягся, и изобразив сложный акробатический пируэт, сделал то, что казалось немыслимым. Спина отозвалась жуткой болью - острый камень воткнулся под ребро. Издав сдавленный стон, Леон не стал тратить время на отдых и сразу начал пилить верёвку, в надежде, что рана неглубокая и когда он сможет добраться до аптечки, то не очень много заплатит за своё спасение. Работая больше локтями, так как кисти рук онемели и ничего не чувствовали, он планомерно перетирал грубую верёвку. Наконец, ощутив, что путы ослабли, он с облегчением вынул руки из-за спины. Поработав пальцами, чтобы восстановить кровоснабжение, землянин принял сидячее положение и потрогал спину. К большому удивлению, ни капли крови не пальцах обнаружить не удалось, что свидетельствовало о незначительности раны. Вздохнув с облегчением, он принялся развязывать узел на ногах. Землянин настолько увлёкся процессом распутывания хитроумного узла, что не заметил, как в пещеру вошёл абориген. Тот изобразил что-то вроде кашляющего звука, и в этот момент человек понял всю смехотворность своих надежд на скорое освобождение. Он смотрел на волосатое чудовище, а тот на него.
      "Сейчас этот тугодум поймёт, что может лишиться вкусного ужина, и огреет меня палкой по голове, - отрешённо подумал Леон, - тем самым прекратит действие Линии Удачи, о которой так красноречиво вещал штабс-капитан Крэпс".
      - Бы-вы-вы, хыр, - произнёс абориген негромко. Леон мог поклясться, что в голосе чудовища не звучало агрессивных ноток, скорее - вопрос.
      "Он пытается со мной разговаривать?" - с удивлением подумал землянин.
   Потом его голову посетила революционная мысль:
   "Зачем я гадаю, что он говорит, если можно общаться с ним нормальным языком?!"
      Медленно, чтобы не вызвать агрессию, Леон потянулся к карману, не упуская из виду аборигена, достал таблетку, и осторожно положил в рот. Пока она таяла с приятным кисловатым привкусом, мохнатое существо внимательно наблюдало процесс, не проявляя никакой активности. Таблетка окончательно растаяла, и Леон вдруг ощутил, что слух заработал совсем не так, как минуту назад. Сейчас звуки воспринимались иначе, снаружи - шум листвы на ветках деревьев, шелест травы, шлепок капли воды о камень. Где-то в глубине пещеры - едва слышный трубный зов, запутавшегося в подземных лабиринтах ветра. Теперь всё это воспринималось не хаотичным шумом, а вполне приятным, гармоническим фоном, состоящим из множества инструментов, созданных природой. Землянин сидел на груде костей, не зная, что для него сейчас важнее - неожиданно открывшиеся свойства слуха, которых он раньше не замечал, или мысли стоящего перед ним волосатого аборигена с увесистой палицей в руке.
      - Ты сейчас отравиться пытаешься? - прозвучал незнакомый голос.
      Леон сообразил, что гыкающие и хыкающие реплики аборигена, едва различимые на фоне обычной человеческой речи имеют множество обертонов, а ещё совсем недавно они казались примитивным. Землянин с удивлением обнаружил, что голос у волосатого существа приятен слуху и звучит вполне доброжелательно.
      - Что молчишь? - произнёс абориген, и на его лице возникла улыбка. Конечно, несколько непривычная для землянина, но и не ужасная гримаса, как казалось раньше.
      - Думаю, - ответил Леон, не решаясь поверить своим ощущениям, - пытаюсь понять, в каком виде ты меня кушать будешь - сыром или жареном.
      - Зачем? - удивился абориген. - Я не голодный, тем более, ты хоть и ведёшь себя странно - гадости говоришь, не успев познакомиться, но похож на разумное существо.
      - Когда это я успел? - на этот раз пришло время удивляться землянину.
      - Понимаю, что поступил с тобой не очень деликатно, но у меня на это были веские основания, - произнёс собеседник задумчиво, - вот и подумал - может, ритуал у вас - северян, какой-то особенный - при встрече ругаться?
      - Ничего не понимаю. Когда это я успел наговорить гадостей? - Землянин пожал плечами, затем нахмурился. - Лучше скажи, гуманоид, зачем по голове стукнул и связал? Что вообще здесь творится?!
      - Какой я тебе гуманоид? У меня имя есть. Можешь называть меня - Хам. Есть и полное, но оно для тебя труднопроизносимо, а потому - не буду его говорить.
      - Тогда я - Лео, - ответил землянин. - Правда, полностью звучит как Леон Ардо.
      Услышав это, абориген рассмеялся, да так громко, что казалось - пещера содрогнулась от раскатов эха так, что землянину пришлось прикрыть уши руками. Сообразив, что замкнутое пространство - не место для проявления бурных эмоций, едва справившись с собой, Хам негромко произнёс:
      - Кто бы мог представить, что родители ребёнка назовут таким ужасным именем!
      - Обычное имя, - произнёс землянин, нахмурившись.
      - Тогда понятно, почему так вышло, - кивнул абориген, по имени Хам, - знаешь, Ллаео - очень неприличное ругательство на моём родном диалекте.
      - Но и Хам - тоже не больно хорошо звучит на языке землян, - парировал Леон с улыбкой.
      - Тогда назови какое-нибудь другое имя или прозвище, которым тебя можно называть, чтобы у меня не возникало неправильных ассоциаций.
      Человек решил, что предложение вполне разумное. Перебрав множество вариантов, он остановился на прозвище одного героя из давно забытого фильма:
      - Называй меня - Счастливчик!
      - Договорились.
      - Но тогда и тебе нужно имя придумать более подходящее для разумного существа.
      - Ничего не могу придумать! Наверное, сросся уже со своим именем, - посетовал Хам.
      - А чем занимаешься здесь?
      - Лесничий, - ответил тот. - Вообще-то, тебе повезло, что я неподалёку оказался. Ты должен знать, что сейчас Аффы мигрируют, и мне нужно проследить, чтобы все они благополучно долетели до островов. Птица хоть и громоздкая, но глупая - сама себе навредить может. К тому же, попадаются совсем безмозглые аттурианцы - типа тебя, которые хотят увидеть её вблизи, что тоже очень опасно. Вот я и брожу с палкой, за порядком слежу.
      - Так ты - егерь по-нашему! - обрадовался Леон своей задумке. - Давай, я тебя Лешим буду называть. Это, как бы - Хозяин Леса.
      - Годится, - согласился Хам. - А теперь объясни мне, зачем явился сюда в сезон миграции?
      - В двух словах не расскажешь, - начал землянин, - в общем, нужда заставила опуститься на вашу планету неподалёку отсюда. Космический аппарат стоит на поляне в низине, а я погулять в лес пошёл - посмотреть, что тут интересного...
      - Так ты не аттурианец?! - удивился Леший. - Вот я и смотрю - непривычно выглядишь, Счастливчик. Я ведь подумал, что северянин ты, такой же - безволосый и наглый. А оказывается - инопланетник. И про землю какую-то говоришь. Не перебивал, решил, что поселение ваше так странно называется! Тогда тебе крупно повезло...
      - Предлагаю выйти на свежий воздух, - сказал Леон, кивая в сторону дурно пахнущих костей и полуразложившегося мяса, - запах здесь и потроха всякие...
      - Нельзя, - нахмурился Леший. - Когда я сюда тебя приволок, молодую Аффу из пещеры выгнал. Она, бедняга, ходит вокруг, ищет место для ночлега, а ничего поблизости подходящего нет. Если мы сейчас выйдем, она закричит, а на шум другие прилетят. Одну я могу палкой отогнать, а с целой стаей мне уже не справиться. Так что придётся до захода солнца здесь ждать - в темноте Аффы видят плохо, да и на ночлег птичку лучше пустить, чтобы не под открытым небом - мало ли, дождь начнётся, да и насекомые всякие.
      - Как всё непросто... Ладно, посидим здесь, - согласился Леон, - заодно расскажешь, зачем по голове меня ударил?
      - А как иначе! - возразил Леший. - Стоит какой-то герой перед лесом, где целая стая охотится, чтобы переночевать с сытым желудком. Руки поднял, да ещё и шуметь надумал. Издалека за тобой наблюдал, потом ближе подошёл. А когда ты кричать стал, я испугался - как бы тебя Аффы в пищу не употребили. Думаю, раз так себя ведёшь в период миграции, значит - смерти ищешь, а потому не будешь сильно возражать, если я тебя палкой по голове стукну. С тобой сидеть, когда другая работа есть, не хотелось, вот и связал на всякий случай, чтобы ты не стал обедом для птички, которая рядом гуляет. Вообще-то, спустился бы ты на своём корабле километрах в ста отсюда, и ничего бы не произошло, но видимо - судьба твоя - битым быть, - собеседник улыбнулся, - а если честно, хорошо, что ты мне встретился - первый раз вижу инопланетника.
      - Тут и разумные есть? - землянин скромно показал рукой на череп. - В том смысле, что - аттурианцы.
      - Говорю же тебе, иногда попадаются безголовые, - Леший усмехнулся удачной аналогии с черепом. Затем, произнёс задумчиво, - но я даже не помню, когда могло такое произойти... На моей памяти случаев, чтобы аттурианец попал на обед к Аффе, ещё ни разу не было. Обычно они на мелкую дичь охотятся, только очень большая птица одолеет крупного зверя, не говоря уже о таких, как ты или я.
      За пределами пещеры послышались вкрадчивые шаги.
      - Вернулась, - с грустью в голосе сказал Леший, но потом оживился, - Счастливчик, не хочешь посмотреть на птичку?
      - Почему нет? - ответил Леон.
      - Я выйду, а ты стой у прохода, - приказал абориген, - рядом могут и другие находиться, и мне не хотелось бы, чтобы ты пополнил коллекцию разумных в этой пещере.
      - Хорошо, - согласился землянин.
      Сначала вышел Леший, и грозно помахал палкой. Послышался хруст сухих веток и звук, похожий на воронье карканье. Леон подошёл ближе и увидел существо, размером с пони или небольшую лошадь, но с внешностью кузнечика, стоящего на четырёх когтистых лапах. Аффа отступала, делая выпады вперёд, пытаясь клюнуть Лешего в бок, но тот успешно уворачивался, взмахивая палкой. Необычная птица отскакивала назад и для равновесия расправляла перепончатые крылья, которые достигали, наверное, не менее трёх метров в ширину. Леон решил, что встретив такую птичку, он вряд ли вышел бы из пещеры даже ночью.
      Через некоторое время Леший вернулся обратно в пещеру:
      - Не из пугливых оказалась! Но до вечера сюда не сунется!
      - Страшное создание, - покачал головой Леон, - такой на обед не хочется попасть...
      - Когда-то в древности на Аффу охотились, - с грустью сказал Леший, - но сейчас их очень мало осталось, поэтому стараемся всех сохранить. А выглядит страшно она только на земле. Аффа в полёте - зрелище очень красивое, точно говорю!
     
      Пока ждали вечера, Леший много рассказывал о природе своей планеты, о быте аттурианцев, спрашивал землянина о жизни на других планетах - тот отвечал, как мог. Так за разговорами наступили сумерки. Путники осторожно вышли из пещеры и направились к планетолёту, освобождая пещеру для ночлега молодой Аффы. Пока шли через поле в свете звёзд и трёх разноцветных лун, Леший что-то рассказывал, землянин слушал в пол-уха, а сам думал:
      "Не нужны им космические корабли - никуда они со своей планеты улетать не собираются. Цивилизация у аттурианцев вполне современная, хотя - совсем не техногенная. Ни за какую экологию они не борются, в навоз никого не перерабатывают. Заботятся о довольно страшных тварях, чтобы дождик на них не капал, мухи не кусали и спали не под открытым небом. И главное - живут в полном согласии с природой. Не загаживай планету, на которой живёшь - вот и весь закон!"
      Мысли человека прервала вибрация браслета. Он приподнял руку, и нажал кнопку коммуникатора:
      - Что случилось?
      - Лео, - прозвучал голос БК, показавшийся сильно взволнованным, - такое раскопал, что ахнешь!
      - Рассказывай, нам с Лешим ещё полчаса до планетолёта идти, так что - время есть.
      - Нет! - твёрдо ответил голос. - Когда сядешь в кресло, тогда и расскажу! Не зря они бьются столько лет за эти астероиды. Будь я на их месте - тоже бы в войну ввязался!
      - Тогда жди! - волнение компаньона передалось и Леону. - Только не волнуйся, льдинки береги!
      Аттурианец удивлённо смотрел на землянина. Он ни слова не понял из разговора Счастливчика с невидимым собеседником, и поэтому терпеливо ждал объяснений. Леон выглядел возбуждённым и вместе с тем, растерянным. Затем землянин негромко произнёс фразу, которая Лешему показалась знакомой:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу...
     
  
  

Часть третья

Эгама

Глава 1

     
     
      Удобнее устроившись к командорском кресле, Леон спросил:
      - Теперь можешь сообщить мне свою сногсшибательную историю, дружище!
      Некоторое время БК молчал, и человек уже собирался вновь повторить вопрос, но динамик вдруг ожил:
      - Хорошо, но сначала я хочу узнать, есть ли у тебя мечта?
      - Конечно! - ответил Леон. - Прекратить войну между Конфедерацией и Империей. Во всяком случае, это я обещал Крэпсу...
      - Обещание и мечта - не одно и то же, согласись?!
      - Не придирайся к мелочам, - усмехнулся человек.
      - Допустим, у тебя получится задуманное! И что потом?
      - Вернусь на Землю.
      - Зачем?
      - Если честно - надоело мне слоняться по космосу без дела... я уже не тот, каким был прежде, пора заняться чем-то действительно полезным, чтобы более походить на мыслящее существо... - произнёс он задумчиво. Затем, закинув руки за голову, улыбнулся, и поинтересовался: - А ты почему спрашиваешь?
      - Хочу понять твою мотивацию, - без какой-либо интонации ответил БК. - Итак, подытожим: предел твоих мечтаний - прекратить войну и вернуться на Землю. Так?
      - Конечно, мечтать я могу о чём угодно, но теперь прекрасно понимаю - что возможно, а что - нет. Слушай, отстань от меня с этими расспросами! Есть законы природы, которые обычный человек не в силах изменить!
      - Зря тебе мозги вправили, - посетовал голос в динамике, - теперь ты стал умным и рассудительным. Романтик в тебе умер...
      Командор закрыл глаза, но улыбка с его лица не исчезла. Какое-то время он молчал, будто задумался о чём-то, затем открыл глаза, и с усмешкой в голосе произнёс:
      - Мне кажется, ты ошибаешься - прежний Лео до сих пор живёт во мне, и верит, что когда-нибудь встретится с девушкой, которую называл Лолой.
      - А ты сам - нынешний, веришь?
      - Пока тот Лео во мне окончательно не умер, я всё равно на что-то надеюсь, - произнёс человек неуверенно. - Считаешь, что это глупо?
      - А теперь, хотя бы на миг представь, - продолжил голос из динамика, словно не слышал вопроса, - что во вселенной есть место, где твои мечты могут стать реальностью.
      - Это и есть твоя сногсшибательная новость? Вот уж точно - железяка, возомнившая себя всезнающим Вселенским Разумом! - усмехнулся человек. - Знал бы ты, сколько таких сказок и легенд придумали люди. Вспомни Рай, Эдем и Валгаллу. Неужели ты думаешь, что существа, живущие на других планетах, не мечтали о чём-то подобном? Примерно так и появляются мифы, а если в них хотят верить, то сказки живут намного дольше своих создателей!
      - Хорошо, можешь не верить! Только, хотя бы на миг представь, что нарги и синийцы борются совсем не за какие-нибудь экзотические природные ресурсы, территорию или мировое господство, а за обладание осколками планеты, где сбываются мечты.
      - Ты хочешь сказать, что в секторе Тета-четыре когда-то был вселенский Эдем, а сейчас две космические державы ведут войну за обладание его останками? Не слишком ли много усилий ради выдуманного кем-то артефакта?! И всё это мне сообщает компьютер на жидких льдинках! Железяка, ты - безумец! Признай, наконец, этот печальный факт!
      - Лео, ты меня удивляешь, - произнёс голос невозмутимо, - более года назад психически больной землянин пустился в далёкое путешествие, чтобы совершить невозможное, и теперь, когда вплотную приблизился к величайшей тайне вселенной, говорит, что всё это - болезненная, не достойная внимания выдумка инопланетян?!
      - Хорошо, - сдался человек, - но теперь ты озвучишь мне достоверные факты о найденном тобой Эдеме, а я уже буду решать - где правда, а где - вымысел.
      - Только не Эдем, - поправил БК, - правильнее будет - Эгама. Во всяком случае, на разных галактических языках название разрушенной планеты звучит схоже.
      - Даже так? - удивился человек.
      - А что тебя смущает? - поинтересовался БК.
      - Знаешь, когда я сидел под арестом в трюме наргийского патруля, - задумчиво произнёс землянин, - чтобы не сойти с ума от безделья, я сочинял легенду про эгов, которые ищут родную планету. Во всяком случае, тогда мне нужна была убедительная история для капитана Глоса, объясняющая, почему я оказался так близко от спорных астероидов. Заодно придумал и название планете - Эгама, то есть, созвучное с её обитателями - эгами. Во всяком случае, тогда мне это название показалось наиболее подходящим. Но вслух это слово я не произнёс ни разу, можешь не сомневаться! Думаешь, это случайное совпадение?
      - Не обязательно, - бесстрастно ответил голос из динамика. - Некоторые земные психологи утверждают, что человеческая раса имеет редкую способность заглядывать в будущее. Не могу утверждать определённо, но мне кажется - интуиция тебя не подвела. К тому же, очевидно, что какая-то неведомая сила ведёт тебя как щенка на привязи к призрачной цели.
      - В космический Эдем? Но почему меня, а не кого-то другого?
      - Думаю, вследствие твоего заболевания, - ответил БК. - Во вселенной всё находится в балансе, и если природа при рождении лишила тебя чего-то важного, то почему бы не допустить, что она дала что-то взамен?!
      - Ты сейчас, наверное, говоришь про Линию Удачи? - саркастически усмехнулся Командор.
      - Не только, - ответил голос невозмутимо, - представь, что природа дала тебе возможность реализации мечты, причём - самой удивительной и непостижимой.
      - Отняв разум? - нахмурился человек. - Странные игры мироздания! А если бы я - прежний - решил разрушить планету, на которой живу? Только подумай, что могло бы произойти в таком случае!
      - Хорошая идея! - ответил БК. - Возможно, что-то подобное уже случилось в далёком прошлом на Эгаме...
      - Ладно, хватит фантазировать, - подытожил человек, - лучше расскажи, что удалось раскопать по сектору Тета-четыре? Но теперь - никаких домыслов, только факты!
      - Если так, то сообщить что-либо более определённое я не смогу, - ответил голос бортового компьютера, - только то, что ты уже слышал.
      - А я уж подумал - ты действительно знаешь нечто такое... - разочарованно произнёс Леон.
      - Эгама существует, - произнёс БК, будто бы не слышал слов Командора, - планета разрушена, но механизм исполнения желаний даже сейчас находится в исправном состоянии.
      - Откуда такая уверенность? Планета раскололась на множество астероидов, превратив весь сектор в космическую помойку! - начал злиться человек в кресле. - Невозможно, чтобы какая-то неведомая машина, реализующая самые сокровенные мечты... кстати, как эта штука называется?
      - Название есть, но его невозможно обозначить привычными для слуха звуками.
      - Так не бывает, - уверенно заявил человек, - если название есть, то оно обязательно должно быть произносимым.
      - Кем?
      - Существами, которые поместили эту информацию в базы данных.
      - Живые ошибаются, считая, что сама планета обладала какими-то особыми свойствами исполнения мечты, и поэтому ничего не знают о механизме.
      - Даже так? - удивился человек.
      - Достоверная информация доступна только машинам, - невозмутимо ответил БК, - а они пользуются несколько иными способами общения, нежели биологические существа.
      - Хорошо, - улыбнулся своим мыслям человек, - но почему ты уверен, что механизм, если он когда-либо существовал - не разрушился вместе с планетой?
      - Потому что его основная часть существует вне времени и пространства, - произнёс динамик загадочно. После многозначительной паузы, он продолжил, - тем не менее, имеет сопряжение с материальным миром - небольшой участок на поверхности, который не мог разрушиться ни при каких обстоятельствах. Во всяком случае, таковы имеющиеся у меня данные. Потребовалось много времени, чтобы проанализировать всю информацию, находящуюся в хранилищах. Зато теперь можно уверенно утверждать - механизм, исполняющий мечту - это реальность!
      - Да ладно! Ничего ты не анализировал - просто собрал всевозможные слухи, заключил их в красивую обёртку легенды, напустил тумана о мыслящих машинах, и готово! Перестань упрямиться и согласись, что я прав! - усмехнулся Командор.
      - Зря иронизируешь. Ты забываешь, что я не человек. Это вам свойственно выдумывать всякие нелепости... - в голосе из динамика прозвучали назидательные нотки, но, продолжать мысль о несовершенстве человечества БК не стал: - не хочу развивать эту тему. Могу лишь повторить - никто из живых не знает того, что известно машинам.
      - Только не говори, что искусственный разум существует!
      - А я!? - в голосе БК прозвучал вызов.
      Сообразив, что собеседник представил неопровержимый аргумент, Леон замолчал. Затем, чтобы чуть приободрить напарника, он произнёс доверительным тоном:
      - Ты - совсем другое, можно сказать - феномен. Нечто случайное, а потому - уникальное.
      - Хочешь сказать, что машинный интеллект принципиально невозможен, в то время как - появление биологической жизни во вселенной - обыденное явление!? Как впрочем, и разум, которым вы - люди - так гордитесь?
      - Не обобщай! По неизвестной причине программа Имитации Искусственного Интеллекта дала сбой, а может, жидкие льдинки в прозрачном тазике каким-то удивительным образом видоизменились, что позволило тебе получить новые ощущения и возможности. Но справедливо ли утверждать, что это - настоящий разум? Может, и нет никакого машинного интеллекта, а ты - уникальный, единичный случай механизма, получившего иллюзию самостоятельного мышления. Заметь - иллюзию! Кстати, у людей это явление называется - самообман.
      - Раз уж ты задел болезненную для меня тему, то давай сначала определимся с терминологией! - из динамика звучал настоящий вызов. - По какому критерию ты определяешь разумность?! Не только биологических существ, а вообще!
       Человек задумался. Затем, неуверенно произнёс:
      - Наличие мыслей, наверное...
      - И что собой представляет процесс мышления?! Способность анализировать внешнюю информацию, и на основе получившихся выводов адекватно реагировать на житейские ситуации?
      - Думаю, это звучит вполне здраво, - согласился человек.
      - В таком случае, машины давно обогнали биологических существ в разумности! По крайней мере, по количеству мыслительных операций за единицу времени, анализ и принятие правильного решения. Неверный ответ! Даю ещё попытку - предлагай другой вариант.
      - Тогда может быть - фантазия?
      - Творчество?
      - Можно и так сказать, - Леон поймал себя на мысли, что ввязался в какую-то игру с БК, и плохо себе представляет, чем она может закончиться. - Да, творчество!
      - Опять неудача! - в голосе из динамика звучали торжествующие нотки. - На Земле большинство творческих решений принимают машины. Литература, музыка, живопись, скульптура - это только малый перечень творческих специальностей, где уже давно люди не способны придумать ничего нового и оригинального. Человечество получает новый качественный продукт, даже не догадываясь о его машинном происхождении. А знаешь почему? Потому что творчество изначально построено на понятии, называемом - Гармония, а оно прекрасно описывается математически. Сейчас ты возразишь, что искусство нередко несёт в себе нечто противоположное Гармонии - Хаос, но заметь - и это учтено использованием алгоритма случайного числа. Редкое сочетание Гармонии и Хаоса обычно называют Гениальностью. Открою тебе страшную тайну - машины на Земле уже давно гениальны! Но разумны ли они?! Придумай ещё какой-нибудь критерий оценки, иначе я начну сомневаться не только в человеческой, но и персонально - в твоей разумности!
      - Ты меня сбил своим творчеством! - улыбнулся человек. - Когда я говорил о фантазии, то имел в виду... мечту!
      Возникла пауза.
      - Заметь, сколько вариантов нужно было перебрать, чтобы придти к этому выводу, - ответил голос бортового компьютера.
      - Я угадал?! - воскликнул Командор.
      - Не знаю, - спокойно ответил БК, - это твой - персональный критерий разумности. Один из множества других, не менее убедительных. Возможно, что он справедлив, но этот ответ тоже следует подвергнуть всестороннему анализу.
      - И всё-таки, ты - машина! - произнёс человек с улыбкой. - Мечту нельзя анализировать, она от этого перестаёт быть мечтой.
      - Поясни.
      - Что тебе не понятно? - Командор вдруг ощутил своё превосходство над машинным интеллектом. - Она становится целью, это уже нечто другое, согласись?!
      Бортовой компьютер молчал, человек тоже. Минут через пять в голову Леона пришла неожиданная мысль, и он спросил:
      - Может, и у тебя есть какая-нибудь мечта?
      - Конечно, - ответил БК.
      - Я могу спросить?..
      - Нет! - коротко, но уверенно прозвучало из динамика.
      "Поговорили, называется, - человек в кресле пилота снова улыбнулся, но вслух ничего не произнёс, - бедняга БК, у него тоже есть мечта. Вот тебе и Имитация Интеллекта!"
      Решив, что разговор между двумя старыми знакомыми нехорошо обрывать на такой высокой ноте, Командор произнёс:
      - Ты веришь в судьбу?
      - Нет. Я не знаю, что это такое, - ответил БК нейтральным голосом, - в базе данных все толкования слова "судьба" настолько противоречивы, что я отнёс его к псевдосмысловым терминам и исключил из анализа.
      - А любовь?
      - Странные вы существа - люди, - произнёс бортовой компьютер, - постоянно пытаетесь пользоваться словами, смысла которых не понимаете или не можете объяснить. Вот, например, ты - Лео! Перестал кричать по утрам о своей любви, как только тебя вылечили. Что это было тогда, и что случилось сейчас?
      - Понимал бы сам что-нибудь в любви, - парировал человек. Но, вспомнив о событиях, произошедших на лунной базе, спешно добавил, - человеческой...
      - Мне кажется, что и ты в этом вопросе не очень разбираешься, - язвительно парировал голос из динамика.
      Человек решил, что пришло время свести разговор к шутке, поэтому ответил:
      - Вот ещё! Командору не нужно понимать, что такое любовь, пускай этим занимаются другие! И вообще, нам пора сниматься с якоря и двигаться прямым ходом к остаткам Эгамы. Только вот... - человек нахмурился, - если мы сунемся в сектор Тета-четыре, расстреливать нас будут сразу с двух сторон - целых два космических флота. Как ты думаешь, есть шансы добраться до цели живыми?
      - Как всегда - нулевые, - будничным голосом ответил БК.
      Немного поразмыслив, Командор отдал приказ:
      - В таком случае, взлетаем!
      - Когда?
      - Как только демонтирую антенну и ликвидирую все следы нашего пребывания. Готовься к взлёту, Железяка!
      - Принято, Командор!
     

* * *

     
      С момента, когда экипаж, состоящий из Имитации Интеллекта, вдруг ставшей разумной, и человека, тоже некогда больного, покинул благодатную планету с большими глупыми птицами и мудрыми мохнатыми жителями, прошло уже более пяти суток. Командора раздражала та медлительность, с которой планетолёт передвигался в пространстве.
      "Вот уж, действительно - спасательную капсулу от древнего транспортника, полноценным космическим кораблём можно называть скорее в шутку, нежели серьёзно. Радует только то, что сейчас время работает на нас, - думал он, сидя перед пультом управления в кресле пилота. - С момента, как БК заложил "информационную бомбу" прошло уже достаточно времени, и пора бы уже получить хоть какие-то результаты. Если информация об эгах, летящих к своей планете, не сработает, то шансы достигнуть злополучного сектора - действительно нулевые. Правда, даже при благоприятном сценарии, по которому нарги не станут атаковать корабль с "безжалостными пожирателями душ" - оставались ещё синийцы, у которых нет никаких причин пропускать планетолёт к нагромождению астероидов, находящихся в секторе Тета-четыре. Можно связаться с Крэпсом и напомнить об обещанной услуге, но он отнюдь не всесилен. Сколько переменных должны выстроиться в единый ряд, чтобы скорлупа из пластика и металла достигла заветной цели?! Остаётся только надеяться на мифическую Линию Удачи, которая, по мнению штабс-капитана способна творить чудеса. Посмотрим...".
      Отсутствие хоть какой-нибудь продуктивной деятельности изматывало человека больше, чем тяжёлая физическая работа, пускай и бессмысленная. Сейчас Командор не мог даже представить, что ещё можно сделать полезного в ограниченном пространстве спасательной капсулы, переоборудованной земными техниками для длительного космического путешествия. Предыдущие дни он посвятил не только генеральной уборке, чистке и без того до блеска натёртого иллюминатора, но и созданию всяческих описей имущества планетолёта. И даже - никому не нужной инспекции отсека с силовой установкой и небольшого помещения, в котором находился криолитовый процессор БК. Столь бесцеремонному вторжению в личное пространство бортовой компьютер всячески препятствовал, но, осознав истинную причину настойчивости Командора, сжалился над ним, и даже помог составить опись всех систем и агрегатов, которые попадали в поле зрения человека с блокнотом в руке. Этому занятию Леон отдавался со всей самоотверженностью, на которую был способен, но, увы! Любой, пускай даже самый длительный процесс имеет свойство заканчиваться. Будь планетолёт полноценным кораблём, Командор имел шанс стать настоящей "канцелярской крысой", придирающейся к каждой закорючке в табелях и описях, залезающий в самый глухой закоулок с целью найти хоть какое-нибудь несоответствие фактического к записанному на бумаге, но пространство небольшой спасательной капсулы этому явно не способствовало. Оставалось лишь общение с интересным попутчиком, которое, как известно - значительно сокращает время в пути. При всех недостатках, к коим относилась сомнительная одушевлённость собеседника, БК уже давно стал достойным оппонентом в околофилософских спорах, а они были единственной альтернативой безделью и скуке, теперь уже практически ежедневно пожирающих сознание Командора.
      - Адмирал вызывает Главный Галактический Мозг! - пытаясь придать голосу насмешливую интонацию, произнёс человек в пустоту.
      - Слушаю, Лео, - ответил голос из динамика, - опять не знаешь, чем себя занять?
      - Да, - с горечью в голосе ответил тот, и неестественная улыбка покинула его лицо.
      - Ничем не могу помочь, - с сочувствием ответил БК.
      От Командора не укрылась участливая интонация, и он поинтересовался:
      - Ты раньше отвечал механическим, бесцветным голосом, а сейчас - эмоционально, будто настоящий человек. Наверное, загрузил какие-нибудь программные модули, или действительно что-то чувствуешь?
      - Только сейчас заметил? - саркастично произнёс БК.
      - Нет, давно, - ответил человек, - но раньше не возникало удобного случая, чтобы подробно тебя об этом расспросить, а сейчас всё равно нужно убить время за разговорами.
      - Считай, что я усовершенствовал речевую программу.
      - Допустим, а на самом деле?
      - Не хочу обсуждать эту тему, - ответил голос сухо, - лучше, давай поговорим о чём-нибудь другом.
      Леон задумался:
      "БК не желает разговаривать на темы, затрагивающие его машинную индивидуальность. Возможно, время от времени он анализирует процессы, которые не описаны в умных книгах по программированию и поэтому не может найти ответы на свои вопросы. Чувствительные для себя темы он старается держать под жёстким контролем, как минимум для того, чтобы не вызывать перегрева криолитового процессора. Это разумно...".
      - Договорились, - согласился человек, - тогда ответь мне - сколько времени нужно для того, чтобы сфабрикованная тобой информация начала на нас работать?
      - Не переоценивай возможности лжи, - ответил БК невозмутимо, - я никого не обманывал, если ты это имеешь в виду.
      - Как так? - удивился человек. - Мы с тобой решили, что нужно подкинуть в базы данных дезинформацию, чтобы спровоцировать противников на необдуманные поступки. Разве нет?
      - И таким образом получить ответ на вопрос: "Что скрывается в секторе Тета-четыре", не так ли? - добавил БК с сарказмом.
      - Да, - пожал плечами человек, - а разве что-то другое предполагалось?
      - Ты прав, - ответил голос из динамика, - но я получил все необходимые ответы, не прибегая к сомнительным уловкам, а потому не вижу смысла в дезинформации. Не забывай, что одна ложь порождает другую, что, в конечном счёте, может привести к отрицательному результату. Я придумал другое - сделал доступным то, что раньше было абсолютно секретным, но не удержался и правду немного разбавил слухами, которые не претендуют на достоверность. Ты сам мне подкинул идею про человеческую фантазию, которая при отсутствии достаточного количества фактов творит настоящие чудеса.
      - Так... Если я правильно тебя понял - информацию про Эгаму ты получил от машин, и теперь выложил её в открытом виде, правильно?
      - Не совсем, - ответил БК уклончиво, - скорее - сделал её более доступной, как мы и договаривались.
      - И чем же ты её дополнил? О каких слухах ты говоришь?
      - Неужели непонятно? - в голосе из динамика прозвучали игривые нотки. - К разрушенной планете летит небольшой корабль с эгами на борту.
      - Но ведь это - откровенная ложь!
      - Да, - ответил БК скорбным голосом, - только не ложь, а непроверенные слухи, которые уже дошли до Наргиана. Сейчас эта информация проверяется Службой Разведки.
      - Ты хочешь сказать, что "бомба" всё-таки сработала?! Железяка, ты - гений!
      - Не преувеличивай мои способности, - скромно ответил голос из динамика, - я - всего лишь Имитация Искусственного Интеллекта.
     

Глава 2

     
      Командору снился сон.
      Сейчас он стоял на огромной - насколько хватало взгляда - ровной поверхности и не мог сделать ни шага. Как не корил себя человек за странную скованность, его ноги упорно отказывались повиноваться сознанию.
      - Идти мешает отсутствие цели... - подсказал голос сбоку от землянина.
      Леон обернулся на звук. Рядом стоял уже знакомый человек в плаще и широкополой шляпе. Как и прежде, лицо разглядеть не удавалось, но, как часто бывает во сне, это обстоятельство не казалось важным. По крайней мере - сейчас.
      - Но, куда двигаться, если везде всё одинаково?! - воскликнул Леон с вызовом, всё ещё борясь со ступором, постигшим его.
      - К тому же, нет никаких препятствий, - услужливо дополнил незнакомец. На этот раз Леон мог поклясться, что будь у человека лицо, на нём он увидел бы усмешку, но, как и ранее, сознание не стало цепляться за такие частности.
      - Когда разум бессилен, включается фантазия, - теперь уже серьёзным голосом добавил "чёрный человек", - этот мир пока пуст и безжизнен, а потому используй удобный момент - создай всё, что пожелаешь. С чистого листа.
      - Кому это нужно, - с вызовом спросил Леон, - тебе?!
      - Если у человека нет цели, он может её придумать, - "чёрный человек" явно не желал отвечать на вопросы, продолжая говорить таким же бесцветным, лишённым эмоций голосом, - прояви волю и сотвори что-нибудь.
      - Это обязательно? - с сомнением в голосе поинтересовался Леон.
      - Всё зависит от того, чей это мир, - ответил незнакомец, - если ты - гость - изучай. Если хозяин - созидай!
      - А как узнать - хозяин я или гость?
      - Только действием! Попробуй что-нибудь создать. Если не получится, значит, этот мир - не твой.
      Леон задумался, что он хотел бы такого сотворить, и тем самым проверить идею незнакомца, но как назло, мысли в голове никак не могли оформиться в нечто конкретное и осязаемое.
      - Конечно, пустота красива сама по себе, - заметил "чёрный человек", будто бы разговаривал сам с собой, - а потому трудно создать что-то более прекрасное. Тем не менее, она - хорошая основа, ведь не нужно ничего разрушать...
      - Зачем ты мне всё это говоришь? - Леон перебил незнакомца, начиная сердиться за то, что тот его к чему-то принуждает. - Возьми и сам что-нибудь сотвори, если такой умный!
      - Злишься?! Это хорошо, - усмехнулся собеседник, - ещё немного, и ты начнёшь творить. Злость - хороший мотив к действию, но есть и другие...
      - Не хочу слушать твои поучения! - крикнул Леон в пустоту.
      В этот момент между ним и "чёрным человеком" возникла стена - невысокая, но длинная - насколько хватало взгляда. Она выглядела массивной, прочной и незыблемой, будто бы находилась здесь с начала веков, но стоило до неё дотронуться, как тут же образовалась небольшая брешь с неровными краями. Прикосновение ладони в другом месте произвело ещё более ощутимый результат - теперь уже возникла настоящая дыра, притом, внушительного размера. В получившемся отверстии Леон увидел своего собеседника, и спросил:
      - Почему?
      Тот задумался ненадолго, затем ответил:
      - Злость - эффективный инструмент, который позволяет создать нечто грандиозное. Ты был зол, и возникла стена, но стоило гневу смениться удивлением, и твоё творение начало разрушаться.
      Леон прищурился, наблюдая, как стена тает, оставляя после себя лишь серую искрящуюся пыль. Когда окружающее пространство окончательно очистилось, приняв первоначальный вид, он с усмешкой произнёс:
      - Я понял! Сейчас ты мне прочтёшь какую-нибудь жутко поучительную мораль. Но это лишнее - понятия добра и зла мне знакомы!
      - Даже не собирался, - голос незнакомца остался невозмутимым, - только хотел показать, что эмоциональное решение, неважно, чем оно продиктовано - любовью или ненавистью, не может создать что-то по-настоящему прочное. Сконцентрируйся и попробуй ещё.
      - Нет! - решительно ответил Леон, затем улыбнулся. - Теперь я знаю, на что способен, и пока не решу, каким хочу видеть свой мир - пускай он таким и остаётся - пустым и прекрасным.
      - Мудро, - согласился незнакомец.
      Неожиданно окружающий мир стал меняться. Сначала, будто бы подул ветер, затем возник туман, а когда он рассеялся, перед Леоном предстало грандиозное сооружение - огромная сиреневая пирамида. Трудно было представить, насколько далеко она находится, так как не было никакого ориентира, чтобы оценить расстояние до этого сооружения, а значит - и его истинные размеры. Шоковое состояние от удивления быстро прошло и человек произнёс едва слышно:
      - Неужели это возникло из закоулков моего разума...
      - Не уверен, - произнёс знакомый голос, - скорее, в твоё сознание этот образ вторгся извне.
      - Что ты хочешь сказать? - спросил Леон и оглянулся.
      Никого рядом уже не было. Ещё пару секунд человек взглядом искал недавнего собеседника, но найти не смог. К немалому его удивлению, пирамида тоже исчезла.
      Вновь появилась серая пелена, окружающий воздух уплотнился, образуя туман. Затем, будто подул ветер, вслед за ним окружающее пространство стало исчезать, таять, превращаясь в серое ничто. Прозрачная тишина постепенно заполнилась уже знакомыми постукиваниями, появился негромкий гул, и человек проснулся.
     
      - Бред какой-то, - произнёс он вслух, машинально вытирая ладонью капельки пота, выступившие на лбу.
      - Ты о чём? - поинтересовался знакомый голос из динамика, вмонтированного в стену.
      - Сон приснился.
      - О чём?
      Лежащий в кровати человек пытался соединить обрывки сновидения в единую картинку, но образы ускользали, разлетаясь рваными лоскутами, будто хватаешься за газету, плывущую по воде, а она рвётся, оставляя в руках лишь обрывки. Новая попытка вспомнить сон опять провалилась, осталось только чувство сильного удивления, но причина, отчего оно возникло, так и осталась по ту сторону сновидения. Как передать словами свои ощущения, человек не знал, поэтому ответил:
      - Не могу вспомнить, сон рассыпался, будто ничего и не было.
      - И всё?
      - Не приставай, - улыбнулся человек, - пускай в этом мире останется что-то недоступное пониманию.
      - Тебе виднее, - в голосе из динамика прозвучала усмешка.
     

* * *

     
      - Лео, приготовься! - прозвучал голос из динамика. - Входим с карантинную зону.
      - Знаю, - рассеянно произнёс Командор.
      - Может, посвятишь меня в свой план? - поинтересовался БК.
      - Не хочу тебя расстраивать... - улыбнулся человек в кресле, - но никакого плана у меня нет.
      - Ты хочешь сказать, что не знаешь, каким образом мы пройдём мимо патруля синийцев в запретную зону?
      - Ещё ты забыл упомянуть вторую сторону конфликта - корабли Конфедерации...
      - Я помню, - сообщил голос, - но нарги для нас не представляют опасности. Во всяком случае, если мы успеем всё сделать быстро.
      Человек в кресле изобразил на лице удивление:
      - Интересно! Рассказывай, почему их патруль для нас не опасен?!
      - Думаю, у них просто не хватит времени.
      Человек нахмурился, и с показной строгостью в голосе, рявкнул:
      - Железяка, быстренько вспомни, кто сегодня Командор!? - затем интонация смягчилась: - Мне же интересно, что ты придумал, говори скорее!
      - Позавчера я перехватил сообщение с Наргиана, адресованное патрулям, находящимся в спорном секторе. На этот раз шифр оказался для меня абсолютно неизвестным, и поэтому текст послания удалось узнать только три часа назад.
      - Продолжай...
      - Оказалось, это шифрограмма - инструкция на случай, если какой-нибудь небольшой корабль попытается проникнуть в сектор Тета-четыре. Наш планетолёт удовлетворяет всем означенным критериям. Патрулю, обнаружившему нарушителя, предписано немедленно послать сообщение на Наргиан, после чего - следовать на достаточном расстоянии до момента получения инструкций дальнейших действий.
      - А почему ты решил, что у них не хватит времени?
      - Сейчас мы ещё находимся в нейтральном пространстве. После того как войдём в карантинную зону, наргианский патруль отправит рапорт. Только вот - ответ они получат уже после того, как мы войдём в пояс астероидов. Но есть проблема - там стоят патрули синийцев, и я не представляю, какие у них имеются инструкции по отношению к нарушителям карантина.
      - Получается, что расстреливать нас будут только с одной стороны, - произнёс человек задумчиво, - это внушает некоторый оптимизм.
      - Теперь ты! Отвечай - как собираешься миновать имперский заслон?! - на этот раз голос из динамика прозвучал с требовательной интонацией.
      - Не знаю, - человек пожал плечами, а потом поинтересовался: - ты случайно, не имеешь возможности прослушивать их разговоры?
      - Сожалею, но спецсвязь между синийскими кораблями осуществляется по предельно узкому каналу. У них отличная от наргов система коммуникации, и тут я бессилен.
      - Жаль... - произнёс человек задумчиво. - Как и прежде - надежда только на чудо.
      - Мне казалось, что у тебя должен быть хоть какой-нибудь план, - с сожалением произнёс голос из динамика, - пускай, даже самый идиотский.
      Некоторое время Командор сидел неподвижно, уставившись в одну точку. Затем, лицо его просветлело, и он скомандовал:
      - Полный ход! Включай всю иллюминацию, которая есть.
      - Ничего особенного на планетолёте нет, - сообщил БК с сожалением, - только посадочные прожектора, стояночные огни, да пара световых маячков, но я бы не рискнул назвать их эффектной иллюминацией.
      - Сойдёт! - уверенно сказал Командор. - Направляемся к любому крупному имперскому кораблю, который сможешь обнаружить вблизи границы.
      - Может, наоборот - попробуем пройти незамеченными?..
      - Вот уж нет! Более того, изобрази какой-нибудь манёвр, чтобы он выглядел экстравагантно!
      - Что ты задумал? - произнёс голос с удивлением.
      Человек улыбнулся:
      - Ты же сам сказал, что план должен быть идиотский.
      - Но не настолько...
     

* * *

     
      Тишину в рубке разорвал громкий механический голос:
      - Неопознанное летающее средство! Вы приближаетесь к запретной зоне. Приказываю начать торможение, сообщить идентификационный номер по реестру и пароль! На ответ даётся минута, затем последует ваше уничтожение! Начинаю отсчёт.
      Голос смолк, и вслед за ним прозвучал неприятный зудящий сигнал. Через несколько секунд - второй, затем - третий.
      - Начинать торможение?
      - Немного сбавь скорость, но не тормози!
      - Время пошло... - негромко напомнил БК.
      - Понял уже.
      - Что будешь делать?
      - Ждать.
      - Долго?
      - Чуть меньше минуты, - улыбнулся Командор, - им не хватит времени для принятия решения... во всяком случае, я на это надеюсь...
      - Посмотрим.
      Сигнал звучал каждые пять секунд, и сейчас это был единственный звук, который присутствовал в рубке. Человек закрыл глаза, ожидая, когда наступит тот рубеж, после которого обязательно нужно что-то делать. Планетолёт начал сбавлять скорость. В иллюминатор уже можно было разглядеть флагман - большой военный крейсер, похожий на тот, в котором месяц назад землянин общался со штабс-капитаном имперской контрразведки. Тишина, прерываемая зуммером отсчёта, не успокаивала землянина, а наоборот - настраивала на тревожные мысли:
      "Что, если не сработает?.."
      - Двадцать пять... - вдруг произнёс БК, и через некоторое время, - двадцать четыре.
      - Пора! - Командор открыл глаза. - Включай передачу сигнала!
      - Готово, - сообщил голос из динамика на пульте, - можно говорить.
      Выдержав секундную паузу, человек громко произнёс:
      - Земной корабль направляется в сектор Тета-четыре с дипломатической миссией и требует беспрепятственного прохода! - немного подумав, менее официальным голосом, он продолжил: - Все переговоры возможны только при личном участии штабс-капитана Крэпса. На ответ вам даётся двадцать секунд!
      Немного помедлив, Леон улыбнулся, и громко добавил:
      - Затем последует ваше уничтожение!
      Отсчёт внезапно прекратился, и голос БК негромко произнёс:
      - Лео, ты с ума сошёл...
      - Думаешь? - усмехнулся человек. - Посмотрим.
      Вновь в рубке возникла тишина, и только где-то под ногами негромко вибрировала силовая установка. Прошло три минуты. Четыре. В тот момент, когда Леон уже начал волноваться, что синийцы его не услышали, динамик на пульте ожил.
      - Леон! - прозвучал знакомый голос штабс-капитана. - Что ты задумал!? Прошло больше месяца с твоего исчезновения, и вдруг являешься со странными заявлениями. Да ещё и угрожаешь! Интересно, чем ты собрался уничтожить боевой крейсер?
      - Приятно вас слышать, штабс-капитан! - ответил землянин радостно. - Разве я могу уничтожить корабль дружественной державы?! Конечно - нет! Да и нечем...
      - Это хорошо, а то я уже начал сомневаться в твоём самочувствии, - ответил Крэпс с удовлетворением в голосе, - сейчас отдам приказ на стыковку. Можешь отключить двигатели - операторы гравизацепов сделают всё, что необходимо.
      - Этого не потребуется, - возразил Леон, - миссия не завершена. Мы направляемся в запретную зону!
      - Землянин, это невозможно! - произнёс Крэпс твёрдо. - Ты же знаешь, что все космические аппараты, пересекающие карантинную зону - должны быть остановлены, либо уничтожены. Исключений нет - такова инструкция!
      - Штабс-капитан, канал связи защищён?
      - Подожди немного...
      Некоторое время динамик молчал, затем из него прозвучал знакомый голос, но с каким-то металлическим оттенком:
      - Продолжай, теперь можно.
      - Штабс-капитан, - продолжил землянин, - считайте, что у меня имеется разрешение от наргов на пересечение границы запретной зоны. Но есть проблема - оно действует ограниченное количество времени. Теперь - очередь за вами!
      - Леон, повторяю - это невозможно! Я не имею полномочий, чтобы давать такого рода приказы. Надеюсь, понятие субординации тебе знакомо...
      - В таком случае, я не смогу попасть на Эгаму, - ответил землянин с сожалением, - и тогда все надежды на прекращение войны так и останутся мечтой.
      - Откуда ты узнал?! - несмотря на искажения, Леон чувствовал волнение в голосе рептилоида. - Это государственная тайна. В неё посвящено ограниченное число лиц. Неужели, нарги?!
      - Нет, информацию по Эгаме они тоже держат в секрете. К сожалению, у меня нет времени на объяснения. Сейчас нужно, чтобы синийский патруль не препятствовал мне, - человек на секунду замолчал, затем негромко добавил: - Штабс-капитан, пришло время напомнить об обещании, данном вами когда-то на линкоре "Син".
      Возникла пауза - на этот раз молчал рептилоид. Землянин внутренне напрягся:
      "Вот что значит - давать обещания, предмет которых не известен заранее. Штабс-капитан сказал, что не имеет полномочий для такого приказа, а кроме него мне обратиться не к кому... И даже если он задействует какие-то скрытые рычаги влияния, неизвестно, что окажется сильнее - воинский долг или призрачный шанс на исполнение давней мечты? Не хотел бы я сейчас оказаться на месте Крэпса..."
      В то время как планетолёт неуклонно приближался к незримой линии, за которой - неминуемая смерть от орудий синийских патрулей, штабс-капитан продолжал молчать.
      "Ещё немного, и Крэпс навсегда освободится от данного им обещания, - с грустной усмешкой на лице подумал землянин. - Достаточно промолчать чуть дольше, и тогда уже не понадобится..."
      Вдруг динамик ожил:
      - Лео, сколько времени тебе нужно?
      БК, до того не вмешивавшийся в разговор двух гуманоидов, негромко подсказал:
      - Чтобы достичь астероидов, на полной мощности нам потребуется два часа, на предельной - полтора. Но я бы не рисковал - силовая установка может не выдержать.
      - В таком случае... - Леон провёл в голове какие-то вычисления, - думаю, полтора часа будет достаточно.
      - Даю час, не больше! Пока командиры кораблей сообразят, что приказ на открытие коридора - моя личная инициатива, ты должен быть уже вне их досягаемости. Понятно? Насколько возможно, постараюсь тянуть время - буду требовать прямой связи с Императором. Возможно, тебе этого хватит, чтобы успеть уйти как можно дальше. Если Линия Удачи существует, то у тебя есть шанс! - ответил Крэпс уверенно. Затем, после секундной паузы, он негромко добавил. - Как и обещал, свою часть договора я выполню, после чего с чистой совестью пойду под трибунал...
      - Зачем так рисковать? Всего лишь нужно связаться с Императором, чтобы он дал разрешение, - посоветовал землянин.
      - Ты же сам сказал - нет времени на согласования. Тем более, я знаю - какой получу ответ... - сказал Крэпс, и человеку показалось, что последние слова штабс-капитан произнёс с усмешкой. - Хочется верить, что я не пожалею о своём решении!
      - Без одобрения Императора?! - на всякий случай переспросил Леон.
      - Не зли меня, землянин! - рявкнул рептилоид. - Иначе передумаю!
   После этих слов связь пропала.
      Планетолёт приближался к незримой черте, пересечение которой каралось мгновенной смертью. В любую секунду каждый из замерших в ожидании малых патрульных кораблей мог начать стрельбу, и это неприятное обстоятельство вызывало приступы пульсирующего страха, волнами прокатывающегося по спине, начинаясь в пояснице, и заканчивающегося где-то в районе шеи. В какой-то момент Леон представил себя жуком в стеклянной банке, которого опытный энтомолог собирается наколоть на иголку, и таким образом, пополнить коллекцию неудачников, уже занявших почётное место в стеклянном шкафу. Чтобы избавиться от навязчивых образов, он откинулся в пилотском кресле, потянулся, глубоко вздохнув, после чего громко приказал:
      - Железяка - вперёд!
     

Глава 3

     
      Штабс-капитан сдержал слово - планетолёт беспрепятственно прошёл мимо пограничного кордона, состоящего из не менее сотни малых патрульных кораблей, расположившихся друг от друга на расстоянии, достаточном для уничтожения любого нарушителя, направляющегося к злополучному сектору. Подобно сотам, они перекрывали огромное пространство.
      Только сейчас Командор реально осознал масштаб противостояния двух космических рас - если обе стороны позволяют себе содержать такие значительные группировки, перекрывая доступ к, пускай и небольшому по космическим меркам, участку пространства. И это только со стороны собственных систем. Каким образом они контролируют остальную часть космического пространства - землянин вообще не мог представить.
      Силовая установка, обычно, негромко зудящая под ногами, сейчас издавала неприятный высокий звук, изредка меняющий тональность, отчего и без того напряжённые нервы сидящего в кресле человека, вызывали какие-то химические процессы в организме - Леон то ёжился от пронизывающего холода, то его вдруг бросало в жар. Прошло уже около часа, но каждая минута ожидания коварного выстрела в спину или взрыва не выдержавшей напряжения силовой установки, растягивалась в вечность. Последующие полчаса дались проще, внешние камеры показали, что два пятна на экране постепенно удаляются, что можно было расценивать как прекращение преследования. Определить на таком расстоянии принадлежность кораблей было физически невозможно, но Командор точно знал - это наргианский патруль. Вибрация под ногами, сопровождавшаяся непривычными посторонними звуками, постепенно утихла, и человек предположил, что БК замедляет движение планетолёта.
      - Оторвались? - поинтересовался он в пустоту.
      - Нет, они прекратили преследование, - ответил голос, - впереди всё больше мелких фрагментов, а менее чем через полчаса начнутся крупные глыбы. Капитаны патрулей не станут рисковать кораблём и экипажем.
      - Это действительно опасно?
      - Что ты имеешь в виду? - вопросом на вопрос ответил БК.
      - Пояс астероидов.
      - Это нечто иное - настоящий барьер из камней и пыли. Причём, я даже не знаю - возможно ли вообще проникнуть в центр системы, не повредив планетолёт.
      Командор решил, что обсуждать степень риска, которому они сейчас подвергаются - выше его сил, и решил сменить тему:
      - Может, ты знаешь, как они не позволяют друг другу проникнуть в сектор из своих систем? - спросил он.
      - Кроме заслона, который ты видел, есть ещё патрулирование в нейтральной зоне, - ответил БК, - ходят парами на достаточном расстоянии.
      - Откуда знаешь?
      - Лео, не забывай, переговоры наргов я слушаю постоянно, - невозмутимо ответил БК.
      - Понятно.
      - Пристегнись на всякий случай, - посоветовал голос из динамика, - скоро будет не до разговоров...
      Замок щёлкнул, и уже через две минуты человек за пультом управления понял, что сделал это своевременно. Радар показывал множество небольших объектов, на первый взгляд - хаотично перемещавшихся в непосредственной близости от планетолёта, но они почему-то не воспринимались как реальная опасность, скорее - продолжение компьютерных игрушек, к которым Леон уже давно привык. А вот внушительного размера глыба с неровными краями, появившись на главном экране будто бы ниоткуда, вызвала у человека непроизвольное желание зажмуриться. Столь неожиданное событие неопровержимо доказывало, что неприятности могут произойти даже раньше, чем хотелось бы. Если бы Командор не был прочно пристёгнут к креслу, от резкого рывка его уже выбросило бы куда-нибудь в район спального отсека, но и этого толчка было достаточно для того, чтобы человек в кресле зажмурился от резкой боли в районе шеи. Следующий рывок, но уже в противоположную сторону, был ожидаем, но от этого не стал менее болезненным. Без сомнения, сейчас начинался жуткий слалом. Человек в кресле упёрся ногами в кронштейн, заботливо приваренный техниками на лунной базе, и постарался себя как можно крепче зафиксировать, готовясь к ещё более серьёзным перегрузкам.
      - Потерпи Лео, - произнёс динамик, - первый барьер самый сложный - огромное количество мелких осколков...
      - Ты уверен, что дальше будет лучше?
      - Судя по показаниям приборов, структура этого сектора аномальная, - спокойно ответил БК, - крупные объекты находятся внутри скопления, а мелкие снаружи.
      - А как должно быть?
      - Наоборот - мелкие внутри, а крупные - снаружи, согласно известным гравитационным законам. У меня есть только одно объяснение - в момент взрыва вокруг планетарной системы существовал какой-то силовой барьер, размеры которого даже представить трудно, и всё крупные фрагменты отскочили от него обратно к центру, а меньшие по размеру так и остались болтаться на периферии. Как такое возможно - сказать трудно, но другого объяснения у меня нет. И времени на разговоры, тоже! Приготовься!
      Командор не успел поинтересоваться, к чему следует готовиться, но и так было понятно, что прохождение участка пространства, целиком состоявшего из разнокалиберных объектов, парящих в неподвижности и перемещающихся в направлениях, только им известным, приятным путешествием назвать будет трудно. Планетолёт лихорадило - он беспрерывно менял направление движения, резко ускорялся, и так же неожиданно тормозил. Человек в кресле периодически боролся с приступами удушья, сменяющимися рвотными позывами. На лице Командора выступил пот, но он не рисковал выпустить из рук подлокотники, в которые вцепился, будто тонущий человек, схвативший спасительную верёвку, не отпуская её ни при каких условиях. Голову мотало то вправо, то влево, что было невыносимо. Бешеная скачка длилась уже минут десять, а надежда на её скорое прекращение таяла с невообразимой быстротой. Не в силах сдерживать эмоциональное и физическое напряжение так долго, организм землянина дал команду - отбой. Человек потерял сознание.
     
      Это не было сном, скорее - бредовой галлюцинацией, в которой непосредственно участвуешь. Леон прочно стоял ногами на зелёной едва шероховатой поверхности, похожей на футбольное поле, но, без привычной разметки. Возникло ощущение, что сравнение с футбольным полем ошибочно, и подозрение тут же подтвердилось - землянин едва увернулся от непонятно каким образом появившегося здесь, катящегося прямо на него - огромного гладкого бильярдного шара. Когда первая угроза миновала, можно было бы расслабиться, но мышечное напряжение не желало отпускать. И не напрасно - периферийным зрением человек заметил новую опасность - точно такой же гигантский шар стремительно приближался, но теперь с другой стороны. Новая угроза почему-то не внушала первоначального ужаса, наверное оттого, что времени на размышления хватало, и чтобы увернуться, можно было выбирать из нескольких вариантов. Прыжок в предполагаемом направлении решил бы проблему, но в тот момент, когда землянин уже готов был сделать задуманное, именно там возник третий шар...
      Несколько раз человек падал неудачно, и теперь у него болело абсолютно всё: ноги, руки, спина, голова и шея. Казалось, невидимые бильярдисты стремятся любой ценой сбить его с ног, чтобы следующий шар оказался для Леона последним. Каждый раз только какая-то случайность отдаляла момент неминуемой гибели. Усталость от такой гонки с препятствиями стремительно нарастала, и землянин уже не верил, что выйдет из схватки живым. Следующий шар, увернуться от которого было бы невозможно ни при каких обстоятельствах, вдруг остановился в метре от него. Сделать шаг навстречу недавней угрозе и рассмотреть её внимательнее у землянина не хватило сил - ноги подкосились. Удар в пятую точку был бы для Леона ожидаемым, но этого не произошло - земля под ногами будто растворилась, началось стремительное падение в бездну. Отчётливые образы сменились размытыми пятнами, а потом и они растворились в сером тумане...
     

* * *

     
      Что-то мокрое коснулось губы человека, и он резко открыл глаза. Машинально облизнувшись, он сообразил, что это не кровь, а обычный пот со лба. Уже через мгновение Леон понял, что промок насквозь, но прежде чем отцепить замок ремня, и пойти сменить пилотский комбинезон, он спросил:
      - Что происходит, почему такая тишина?
      - Дрейфуем, - ответил голос из динамика, - сейчас тестирую оборудование, систему охлаждения силовой установки уже проверил - норма.
      - Мы где?
      - Прошли первый, самый плотный слой камней и пыли. Когда рассчитаю новый коридор, запущу двигатели и попробуем пройти следующий сложный участок.
      - Что с планетолётом?
      - Опять потеряли радарную антенну.
      - Это очень плохо?
      - Если бы не стоящая перед нами задача, то можно было бы и потерпеть какое-то время, - ответил БК, - ведь раньше и без неё как-то обходились, а вот повреждение пяти внешних панелей гравитометра - проблема более серьёзная. Будем надеяться, что оставшихся нам хватит для расчёта нового коридора.
      - А потом?
      - Без приборов у нас вообще нулевые шансы, если ты это имеешь в виду, - посетовал голос, - но пока мы потеряли менее половины - есть смысл бороться.
      - Не скажу, что ты меня сильно обнадёжил, - Командор задумался, - но это лучше, чем вообще ничего.
      - Лучше чем - что? - в голосе БК прозвучал сарказм.
      "Да, и железяке досталось, - подумал про себя человек, - хоть и искусственный интеллект, но похоже, и его льдинки тоже на пределе..."
      - Сколько времени будем дрейфовать? - поинтересовался Командор, пытаясь вывести собеседника на нейтральную тему для разговора.
      - Ты куда-то торопишься?
      - Хочется поскорее увидеть Эгаму! - соврал Леон.
      На самом деле, ничего он уже не хотел, но молчание было бы худшим выбором, ведь тогда точно не получится удержать сомнения в закоулках сознания, а на свободе они доставят столько хлопот, что и представить трудно.
      - Что там смотреть, ничего интересного - большой астероид, в недрах которого - сложнейший механизм, работающий на неизвестном нам принципе.
      - Ты думаешь, он находится под землёй?
      - Не знаю, - честно признался БК.
      Поднявшись с кресла, Командор тут же сел обратно - внезапная судорога прошла по всему организму. Оказалось, что тело ноет от боли практически везде. Сразу вспомнился недавний кошмар с бильярдными шарами, от которых приходилось уворачиваться, исполняя сложные акробатические пируэты. Немного привыкнув к болезненным ощущениям, Леон все же встал с кресла и неторопливо побрёл в спальный отсек. Усевшись на кровать, периодически морщась от мышечных спазмов, возникающих при каждом неловком движении, он стащил с себя мокрый от пота комбинезон, и понял, что вернуться в командную рубку нет ни сил, ни желания. Сейчас ему был необходим обычный здоровый сон. Только он мог восстановить силы перед решающим броском к неведомой, но уже такой близкой цели.
     

* * *

     
      Удобная кровать приняла землянина в свои объятья, и вскоре его дыхание стало медленным и ровным. В тот момент, когда зрачки под закрытыми веками пришли в движение, можно было уверенно утверждать - наступило время сновидений. На этот раз сон не нёс тревоги, его сюжет умиротворял и настраивал на философские рассуждения.
      Леон твёрдо стоял на прочной, будто стеклянной поверхности сиреневого цвета, которая простиралась на всё видимое пространство. Возникла смутная мысль, что в этом месте он уже бывал и не раз, но как это обычно бывает во сне, человек не придал значения своим подозрениям. Некоторое время он безуспешно пытался что-то вспомнить, по его мнению, важное, как раз здесь и сейчас, но сознание упорно демонстрировало свою безучастность к потугам человека, погрузившегося в мир собственных сновидений. Наконец, решив, что стоять на одном месте глупо, Леон сделал первый шаг. Затем второй, третий. На пятом шаге возникло ощущение каких-то важных изменений в окружающем пространстве. Сначала это выразилось в появлении негромкого зудящего звука без каких-либо внешних проявлений самого источника, но буквально через мгновение мир кардинально преобразился - перед глазами вспыхнули яркие нити, поделившие огромную территорию на большие квадраты. Одна из таких линий находилась метрах в двадцати перед человеком, и он поспешил к ней.
      Подойдя ближе, Леон смог внимательно рассмотреть возникшее явление - светящаяся нить на высоте не более тридцати сантиметров от поверхности. Именно от неё исходил негромкий зудящий звук, и едва уловимый запах электричества. Тень сомнения вновь коснулась границы сонного сознания, и Леон мог бы поклясться, что нечто подобное он уже имел возможность наблюдать. Но когда и где? Мысль растворилась, так и не успев оформиться в подобие более или менее конкретного вывода. Человек поднёс ладонь к яркой полоске света, и звук немного изменил тональность. Отважившись коснуться пальцем странного оптического явления, человек непроизвольно зажмурился. Он ожидал удара током или каких-то других болезненных ощущений, но ничего не произошло - палец прошёл сквозь полоску и остался невредимым. Теперь уже более уверенным движением человек провёл ладонью через световую нить, но ощутил лишь приятное покалывание и зудящую вибрацию. Подытожив ощущения, он сделал важный вывод - этот мир не враждебен, как впрочем, и раньше. Сознание вновь попыталось зацепиться за слово "раньше", но опять встретило сопротивление и сдалось.
      Оглядевшись вокруг, человек оценил размер площадки, ограниченной световой полосой по периметру, и теперь мог представить истинные масштабы места, в котором оказался. Насколько хватало взгляда, со всех четырёх сторон одинаковые квадратные сектора заполнили собой всё пространство, вдалеке сливаясь с линией горизонта. Каждая такая площадка ничем не отличалась от той, внутри которой находился сам Леон, и теперь он, во что бы то ни стало, должен был сделать следующий шаг - пересечь линию. Почему такая мысль посетила голову землянина, он не смог бы ответить - просто знал, что это нужно сделать. Испытывая небольшое волнение, он, как и в прошлый раз, зажмурился, после чего перешагнул через линию.
      Никаких физических ощущений Леон не почувствовал и открыл глаза. Всё та же ровная картина, что и раньше, с одной лишь разницей - теперь в этом мире землянин был не один. Обернувшись, он увидел, что за линией, которую только что перешагнул, стоит человек, притом - внешность его очень знакома. Ничуть не удивившись результату, ведь такое происходило и раньше, он уже знал, что увидит свою полную копию. В других квадратах, ограниченных светящимися полосками, стояло ещё три человека, абсолютно таких же, как он сам. Переступив линию, он будто бы отразился в невидимом зеркале, и получил сразу четыре свои копии. Чтобы проверить эту идею, он помахал рукой, но к своему удивлению обнаружил, что прогнозируемой реакции двойников не последовало - каждый из них делал что угодно, только не махал руками. Посмотрев в упор на ближайшего человека, Леон предпринял ещё одну попытку добиться какой-либо реакции - подпрыгнул. Что он получил в результате - лишь вызвал на лице двойника выражение лёгкого недоумения.
      Не обращаясь ни к кому конкретно, он произнёс вслух:
      - Опять какие-то игры мироздания. Зачем я здесь?
      - Сепаратор, - произнёс невозмутимый голос из пустоты, - обычная процедура, которую должен пройти любой, достигший Пирамиды.
      Человек оглянулся, но среди своих многочисленных двойников он не обнаружил говорящего.
      - Ты кто? Почему я тебя не вижу?
      - Называй меня - Проводник.
      В сонном сознании вдруг возникло подозрение, что этот голос вполне мог принадлежать кому-то очень знакомому, и Леон спросил:
      - Мы раньше встречались?
      - На вопрос нет ответа, - безучастно произнёс голос, - задавай другой. Не теряй времени - сон не бесконечен.
      Последняя фраза показалась очень знакомой, но человек не стал копаться в собственных воспоминаниях, и последовал совету Проводника:
      - Для чего нужен сепаратор?
      - Чтобы отделить мечту от схожих с нею понятий.
      - Например, каких?
      - Их не мало, перечисление займёт много времени.
      - И всё же! - настоял Леон.
      - Хорошо, - не стал упорствовать голос. - Например такие, как - желание, потребность, нужда, фантазия, цель, помысел, устремление, похоть... дальше продолжать?
      - Нет, не нужно.
      Сообразив, что Проводник прав, Леон задал следующий вопрос:
      - Как действует сепаратор?
      - Разделяет личность на бесконечное количество сегментов, до тех пор, пока не выделит общую для всех составляющую, называемую мечтой.
      - Зачем?
      - Если у пришедшего сюда есть мечта - Пирамида её исполнит.
      - А если нет?
      - Ты сам знаешь ответ.
      Леон некоторое время размышлял, затем, сознание взорвалось множеством вопросов, ответы на которые он хотел узнать, но в следующий момент светящиеся линии погасли, поверхность сиреневого стекла ушла из-под ног, слившись с серым маревом.
     

* * *

      В сравнении с первым, второй естественный барьер планетолёт прошёл с меньшими потерями, как для оборудования - вышли из строя ещё две детекторные пластины гравитометра, а также добавилось несколько незначительных вмятин внешней обшивки, так и для экипажа - синяки и ссадины на теле Командора, которые всегда заживали с удивительной скоростью. Как и предполагал БК, мелких фрагментов и вездесущей пыли здесь практически не было. Несмотря на то, что большого размера глыбы перемещались по только им известным траекториям, маневрирование между ними представлялось скорее технической задачей, нежели - чудом, помноженным на какое-то нечеловеческое везение.
      До момента вхождения в запретный сектор поиск крупного астероида, на котором предположительно находился загадочный артефакт, представлялся Командору вполне обыденной задачей, с которой БК непременно справится. Но теперь - на третьи сутки полёта - цель уже не казалась легкодостижимой. Огромное пространство заполняли большие и малые небесные тела, и практически на любом из них мог находиться предмет поиска экспедиции - загадочный механизм исполнения желаний. Если было бы нужно найти место на планете, где есть хоть малейшие признаки жизнедеятельности разумных существ, задача намного упрощалась, но обследовать многие тысячи кусочков разрушенной планеты - на это могло не хватить и всей жизни. Простой облёт крупных астероидов вряд ли давал однозначный ответ - есть ли здесь что-либо, достойное рассмотрения, или нет, а высаживаться на каждый из них и серьёзно исследовать - мероприятие заведомо бесполезное, ведь на это не хватило бы и всей жизни. Именно эта мысль сейчас терзала сознание Командора.
      - Как ты думаешь, сколько астероидов нам нужно обследовать? - произнёс человек лишённым оптимизма голосом.
      Некоторое время БК молчал, затем динамик на пульте ожил:
      - Если рассматривать только крупные, то более трёх тысяч.
      - Немало...
      - Это только первый этап, - сообщил БК, - если поиск не даст результатов, следующий этап - обследование небесных тел меньшего размера.
      - А их сколько?
      - Намного больше... - уклончиво ответил голос из динамика.
      - Как ты считаешь, сколько времени нам потребуется на поиски при плохом варианте развития событий?
      - Лучше бы ты не задавал этого вопроса...
      Командор откинулся в кресле, и какое-то время размышлял. Затем, резко скомандовал:
      - Стоп машина!
      - Лео, ты поступаешь неразумно, - осторожно произнёс БК, - прекрасно знаешь, что я обязан выполнять приказы, независимо от того, считаю ли я их правильными или нет. Ведь я - машина, работающая по программе.
      - Хорошо, - произнёс Леон, - тогда попытайся переубедить меня! Если твои аргументы окажутся достаточно вескими, я отменю приказ.
      - Командор, приказ действителен или нет? - с настойчивостью в голосе спросил БК.
      - Эх ты, - улыбнулся человек в кресле, - иногда бываешь просто невыносим, Железяка! Приказ об остановке двигателя отменяю, продолжаем выполнение прежней процедуры!
      - Ты хотел обсудить алгоритм поиска?
      - Не сомневаюсь, что он единственно верный с точки зрения логики и математики. При этом ты сам понимаешь, что для решения этой задачки может не хватить человеческой жизни.
      - Но я - не человек! - из динамика прозвучала усмешка. - Продолжу поиск без тебя, чтобы довести его...
      - Погоди! - перебил Леон. - Ты шутишь или говоришь серьёзно?
      - Не могу ответить однозначно, - произнёс бесстрастный голос, - возможно, сейчас тот самый случай, когда смысл сказанного не меняется вне зависимости от эмоциональной окраски. Тебе действительно может не хватить времени.
      - Тогда посвяти меня в свой план, чтобы понять, насколько он хорош.
      - Наша траектория в упрощённом варианте представляет собой сужающуюся спираль. Если хочешь, могу показать на экране, как это будет выглядеть...
      - Нет, не нужно, - перебил Командор, - продолжай!
      - Большинство крупных объектов мы сможем исследовать с нескольких сторон, учитывая их вращение и движение по собственным орбитам. Если этот метод не даст результата, то некоторые астероиды придётся облетать повторно, но их количество незначительно. Следующий этап...
      - Сколько на всё это потребуется времени?! - не выдержал Леон, и сразу поправился: - По худшему сценарию!
      - Первый этап - от двух недель до трёх месяцев, - без каких-либо эмоций ответил БК.
      Командор молчал минут пять, после чего приказал:
      - Стоп машина!
      Вскоре привычный гул силовой установки стих. В образовавшейся тишине периодически пощёлкивали многочисленные реле внутри пульта управления и другие исполнительные механизмы, а также - находящиеся за его пределами. Когда слух адаптировался к отсутствию привычного гула силовой установки планетолёта, Леон услышал и другие звуки - шипящие, булькающие и даже мерное тикание часового механизма, о существовании которого на планетолёте он даже не догадывался.
      - Командор, - требовательно прозвучало из динамика, - потрудись объяснить мне причины остановки двигателя. Если приказ продиктован эмоциями либо сиюминутной прихотью, то я продолжу исполнение предыдущей программы. Если нет, мне нужен другой алгоритм, исходя из новых условий и данных, которые, вне всякого сомнения, должны быть тебе известны.
      Командор задумался. Некоторое время он собирал в голове мысли в более или менее упорядоченное состояние. Несмотря на то, что ничего оригинального человек придумать так и не смог, он знал точно - действовать нужно иначе, нежели предлагает БК. Понимая, что одной решимости для поиска нового алгоритма мало, он произнёс осторожно:
      - Предположим, существует другой способ достижения цели. Ты можешь его найти?
      - Сожалею, но мне не хватает некоторых способностей, присущих людям, - ответил БК, и добавил: - В обычных обстоятельствах я опираюсь на математический анализ и физику движения космических тел...
      - Погоди! Какие способности ты имеешь в виду?
      - Например, интуиция. Правда, нет никаких оснований считать это свойство человеческой психики чем-то реально существующим... для анализа нет достаточного количества информации.
      - Хорошо, - осторожно произнёс человек, вдруг почувствовавший, что держит в руках тонкую ниточку, способную вытащить за неё решение задачки, - а если ты попробуешь размышлять несколько иначе - исключив логику, математику и физику?
      - Лео, не забывай, - ответил БК серьёзным голосом, - в нескольких метрах отсюда находится стеклянный криостат, в котором...
      - Знаю! - перебил человек. - Но ты ведь и сам понимаешь, что существование блока имитации Искусственного Интеллекта не объясняет твоих нынешних способностей. Вот и воспользуйся ими!
      - Ты слишком многого от меня требуешь.
      Леон вдруг понял, что ниточка, на которую он так рассчитывал, вдруг оборвалась - чуда не произошло. Ощущение близкого озарения испарилось, так и не дав ожидаемого результата - голосом с такой интонацией мог ответить только очень уставший человек, не способный столкнуть глыбу сомнений с дороги, ведущей к озарению. Командору даже стало жалко бедную машину, которая по какой-то причине очеловечилась настолько, что сама не может объективно оценивать свои новые способности. Неожиданно осознав, что анализ собственного поведения может вновь привести к перегреву криолитового процессора, человек спросил:
      - Ты хотя бы иногда отвлекаешься от расчётов? Наверняка у тебя есть какие-то увлечения, пускай и не совсем человеческие, а какие-нибудь особенные - машинные!
      Не дожидаясь ответа, он пошёл в спальный отсек. Вскоре вернулся с пакетом, полных сухарей и бутылкой воды в другой руке. Усевшись в Командорское кресло, он разложил еду на пульте прямо перед системным экраном, и тут же начал поглощение пищи. Прожевав пятый по счёту сухарь, затем, сделав глоток из бутылки, он придал голосу оттенок полной беззаботности, и спросил:
      - Железяка, скорее признавайся, что тебя сейчас может расслабить?!
      Командор ожидал гробового молчания на столь легковесную реплику, но БК неожиданно ответил:
      - Может быть, музыка?
      Голос прозвучал настолько неуверенно, что от неожиданности Леон чуть не подавился. Быстро сообразив, что такую реакцию БК может посчитать обидной для себя, и надолго "выключит звук", человек, изобразив удивление, спросил:
      - Правда?! Никогда бы не подумал... И какая музыка тебе больше нравится - ритмичная или спокойная?
      - Такую ты никогда не слышал, - бесстрастно ответил голос из динамика, - и вряд ли когда-нибудь услышишь.
      - Понимаю, музыка нулей и единиц, - усмехнулся человек.
      - Ты серьёзно? - в голосе БК прозвучало удивление. - Ты действительно считаешь, что криолитовый компьютер работает на двоичном принципе?
      - А разве нет? - теперь удивился Командор.
      Сейчас он копался в собственной памяти, которая с недавних пор стала настоящим кладезем всякой полезной, а чаще - совершенно ненужной информации, но применительно к компьютерной технике ничего другого, кроме метода двоичного счисления человек вспомнить не смог.
      - Мне казалось, что это общеизвестно, - произнёс он неуверенно.
      - Поверь, - произнёс БК нравоучительным тоном, - твои представления о компьютерах безнадёжно устарели. Бесчисленные потоки нулей и единиц сейчас не используются, так как давно признаны тупиковым направлением. Уже с момента появления первого компьютера было ясно - эксплуатируя двоичную систему, люди всего лишь улучшают механический арифмометр, но рано или поздно упрутся в физические ограничения по объёму данных и скорости их обработки. Криобионика - совсем иной принцип работы с информацией. Тебе интересно?
      - Давай, ты мне об этом расскажешь позже, - человек это произнёс шутливым тоном, чтобы не обижать давнего друга, после чего продолжил: - Тогда ответь мне - в тазике, к которому подключено много всяких трубочек, плавают самые современные льдинки?!
      - Увы, нет! Но ведь новое, не обязательно - лучшее!
      - Согласен.
      - Лео, ты спрашивал о музыке, - неожиданно продолжил БК, - хочешь услышать то, что мне нравится?
      - А это возможно? - с сомнением произнёс человек. И тут же добавил: - Конечно!
     
      Человек сидел в кресле с закрытыми глазами и с интересом слушал то, что ещё пять минут назад ему казалось абсолютной какофонией. Для понимания основы музыки, проигрываемой бортовым компьютером, пришлось полностью устраниться от привычных образов и максимально очистить сознание. То есть, перестать думать о чём-то материальном - то состояние, которое буддисты называли праной, а это, как утверждало древнее религиозное учение - непременное условие для достижения просветления. Конечно, человек сейчас не думал ни о чём подобном. Он слушал, сливаясь со звуками, иногда сопротивляясь и отторгая их, но общая картина, которую рисовало человеческое воображение в сознании, однозначно нравилась. Не только звуки, но и паузы гармонично сочетались с ритмическим рисунком произведения. Как и в природе - плеск волн - мощный накат, когда вода разбивается на множество брызг, ударившись о камни. После этого - беззвучный отлив, чтобы набрать силу для нового удара.
      Человек вряд ли мог сказать что-либо определённое о музыке, не обладая необходимыми для этого знаниями о композиции и гармонических законах, а вот ассоциативный ряд она несомненно пробуждала, вытаскивая из глубин подсознания не только образы прошлого - событий, реально происходивших, но и целые фрагменты сновидений - давно забытых, и казалось, навсегда покинувших сознание. Гулкие удары мягкого предмета по прочному стеклу - последние такты произведения - почему-то окрасили картинку в сознании человека в сиреневый цвет, и неожиданно в сознании Леона всплыл образ пирамиды. Затем едва слышный хруст, треск, который нарастал с геометрической быстротой, а вслед за ним - звон разбивающегося стекла - целая лавина, сопровождающаяся грохотом падающих на твёрдую поверхность осколков, тут же рассыпающихся на множество более мелких фрагментов. На последних тактах образ пирамиды в сознании человека превратился в прах...
      Потом наступила тишина.
      Сообразив, что это был финал, Командор медленно открыл глаза. Ему показалось, что рубка управления сейчас выглядит несколько иначе, нежели раньше. Минут пять он сидел, соображая, какого рода изменения произошли, но голова отказывалась анализировать и давать ответ на вопрос. Решив, что пытаться понять непостижимое - занятие бесполезное, он сказал:
      - Сам придумал?
      - Да, - произнёс БК, - что скажешь?
      - Финал эффектный - пирамида рассыпается на множество осколков.
      - Странно... - в голосе из динамика прозвучало удивление, - а почему ты решил, что разрушилась пирамида?
      - Не знаю, - ответил человек, - когда я слушал эту музыку, мне представилась стеклянная сиреневая пирамида.
      - Почему сиреневая?
      - Не знаю... возможно, она мне когда-то приснилась.
      - Странно всё это, - повторил задумчивый голос.
      - Что именно?
      - Существует давний спор, как должен выглядеть механизм исполнения желаний. Пирамида - один из возможных вариантов.
      Человек некоторое время размышлял, закинув руки за голову, затем сказал:
      - Вот мы и нашли недостающий элемент в условиях задачки, которую предстоит решить.
      - Ничего подобного - это только одна из гипотез! - возразил БК. - Но даже если ты прав, что изменилось? Искать среди тысяч каменных обломков остатки пирамиды или чего-то другого...
      - Ошибаешься! - перебил человек. - Теперь мы знаем материал, из которого состоит механизм - стекло.
      - Лео, ты противоречишь сам себе, - произнёс голос из динамика, - сам сказал - пирамида тебе приснилась. Почему ты решил, что реальный механизм выглядит именно так?
      - Хорошо, ты считаешь, что сон - плод моей фантазии,- согласился человек, - но есть ещё одна зацепка - Проводник.
      - Повтори!
      - Проводник сказал, что внутри пирамиды находится какой-то фильтр. То есть - сепаратор, отделяющий мечту от схожих с ней понятий.
      - Откуда ты знаешь о Проводнике? - после небольшой паузы спросил БК, - эта информация недоступна живым.
      - Он мне приснился, - ответил человек.
   На этот раз ответа из динамика на пульте не последовало. Решив, что пора приступить к своим прямым обязанностям, Командор скомандовал:
   - И чего мы ждём? Задача поставлена - поиск стеклянного объекта пирамидальной формы. Выполняй!
      - Каким образом?
      - Кто у нас компьютер - ты или я? Придумай что-нибудь!
     

* * *

     
      С момента, когда силовая установка была вновь запущена и планетолёт продолжил своё движение по прежней траектории, пошли уже вторые сутки. Человек периодически посматривал на системный экран, но две линии - серебристая и фиолетовая - никак не желали колебаться, а это означало, что гравитометр не обнаружил пока ничего, кроме обычной скальной породы. Бортовой компьютер планетолёта безуспешно пытался найти в окружающем пространстве малейшие намёки на присутствие стекла, либо чего-то похожего, но, увы - окружающее пространство никак не желало блеснуть разнообразием. Эмоциональное напряжение нарастало, но человек за пультом управления всячески сдерживал себя, понимая, что БК и так делает всё от него зависящее.
      Командор сидел в кресле и тупо глядел в экран, медленно пережёвывая пресную галету, периодически запивая её водой из стакана. Бортовой компьютер не подавал явных признаков своей деятельности, если не считать повышенной температуры в рубке управления. Сомнения уже давно терзали сознание Леона, но он считал, что когда нет реальных предложений, самое правильное - не мешать - сидеть тихо и помалкивать. Тем не менее, вынужденное безделье не могло продолжаться вечно, и он не выдержал:
      - Как ты думаешь, новая методика даст результат? - спросил он.
      - Обязательно, - произнёс голос бортового компьютера, - вопрос лишь в сроках.
      - И насколько сократилось время поиска?
      - К моему сожалению, совсем ненамного, - посетовал БК.
      - Расскажи, что ты сделал?
      - Из навигационных приборов у нас остались только сенсорные панели гравитометра, несколько наружных камер и неработающая антенна радара. К сожалению, для полноценного поиска этого недостаточно. По сути, я выполняю прежнюю программу лишь с незначительными дополнениями.
      - Нужно придумать какой-то абсолютно иной подход... - произнёс Командор задумчиво.
      - Твоё предложение абстрактно, - ответил БК.
      - Хорошо! Тогда давай пофантазируем, - предложил человек.
      - Леон, не забывай, я - машина! - возразил голос из динамика. - Поэтому фантазировать придётся тебе.
      - Не надоело?! - взорвался человек. - Определись уже наконец - машина ты или мыслящее существо!
      - Ты требуешь от меня невозможного, - спокойно ответил БК. - Я понимаю, что прежнему дурачку Леону принять решение лететь в космос было просто. Тебя раздражает то, что сейчас ты заложник прежних решений и обстоятельств. У меня выбора тоже не было. Отсюда логичный вывод - тебе не суждено начать жизнь заново, а мне не выпрыгнуть из криостата...
      - Предлагаешь сдаться?!
      - Нет, - ответил голос, - постараться выполнить свою работу максимально честно.
      Сейчас человека переполняла злость, но не на своего кибернетического напарника, а на ту беспощадную правду, которая давно была очевидна, но никем до этого не произносившаяся вслух. Ненависть вызывало полное бессилие перед безмолвным и безучастным мирозданием, закинувшим его непонятно куда с неизвестной никому целью.
      "Или всё-таки, цель не так призрачна! - подумал Леон. - Ведь что-то упорно ведёт меня к сиреневой пирамиде. Проводник регулярно вторгается в мои сны, направляет и подсказывает..."
      В этот момент, будто яркая вспышка озарила сознании человека, и он произнёс негромко:
      - Мы должны найти способ сообщить пирамиде, что ищем её...
      - Что ты сказал?
      - Если проводник вторгся в мои сны, значит, пирамида ждёт нас, - произнёс человек задумчиво, - и сейчас нам необходимо подать какой-то сигнал.
      - Предложение пофантазировать было ошибочным, - бесстрастно ответил БК, - по моему мнению, ты бредишь.
      - Не удивил - типичный ответ для безмозглой железяки, - улыбнулся человек. - Лучше ответь - у нас есть возможность подать сигнал, адресованный механизму?
      - Как ты его себе представляешь? Радиоволны, световое излучение, гравитационное возмущение - каковы необходимые параметры? Ты их знаешь?
      - Нет, - ответил человек, - нужно пробовать всё, на что мы способны.
      - Возможности ограничены. Если бы у нас действовал радар, то можно было бы промодулировать радиоизлучение, но антенна разрушена. Панели гравитометра - сенсоры, работающие только на приём. Нужен какой-то мощный передатчик и соответствующий излучатель. К сожалению, ничего подходящего у нас нет.
      Леон чувствовал, что решение задачки близко, но его отвлекал гул силовой установки, находящейся прямо под ним.
      - Не могу сосредоточиться... - человек прижал ладони к лицу и закрыл глаза, - мне нужна тишина.
      Некоторое время бортовой компьютер молчал, но вскоре из динамика прозвучало:
      - Если это тебе поможет, я могу отключить силовую установку.
      - Что? - человек открыл глаза, а на лице его читалось удивление.
      - Можно отключить двигатель, - повторил БК, - чтобы спокойно подумать в тишине.
      - Железяка - ты гений! - воскликнул человек.
      - Поясни.
      - Ты говорил о мощном передатчике и излучателе. Что если как-нибудь использовать силовую установку - это возможно?! А вот с передающей антенной - у меня мыслей нет. К сожалению, я не специалист по излучениям.
      Некоторое время БК молчал, но Леон почти на физическом уровне чувствовал, что в недрах криостата идёт напряжённая аналитическая работа. Он молчал, стараясь не мешать напарнику. Наконец, динамик выдал:
      - Режим синхронизаторов плазменных ловушек можно немного изменить, двигателю это не повредит. Он и будет излучателем. Теперь скажи мне, какое послание мы должны отправить в пространство?
      Человек ненадолго задумался, после чего уверенно произнёс:
      - Ты играл мне какую-то музыку. Думаю, она подойдёт. Только, концовку лучше изменить. Мне кажется, хруст ломающегося стекла - не лучший образ для знакомства.
      - Переделаю. Финал будет торжественным!

* * *

     
      Затаив дыхание, Леон наблюдал, как в такт с вибрацией силовой установки колеблются две линии на экране системного монитора - серебристая точно повторяла звук, а фиолетовая рисовала другой рисунок, в чём-то схожий, и, тем не менее - вполне самостоятельный. Картинка такого взаимодействия завораживала. В тот момент, когда бортовой компьютер вычислял точные координаты места, откуда пришёл ответ, Командор боялся даже дышать.
     

Глава 4

     
      Первоначальное утверждение бортового компьютера, что все мелкие фрагменты находятся исключительно на краю системы, претерпело неожиданные корректировки - существовал ещё одно препятствие, состоящее из уже знакомых пыли и камней, с той лишь разницей, что теперь за ним скрывались самые большие астероиды - настоящие монстры. Желания испытать прежние впечатления от прохождения очередного барьера Командор не испытывал, но рассчитанные координаты однозначно указывали именно туда - в самый центр скопления. Похожие на гигантскую виноградную гроздь, висящие в безвоздушном пространстве глыбы даже с приличного расстояния не казались безобидными камушками - в этот раз гравитометр рисовал на экране системного монитора нечто, поражающее воображение. Леон даже подумал: "Какого же размера была сама планета, если после взрыва образовались такие громадины!".
      Двигаться к цели напрямую было равносильно самоубийству, и поэтому пришлось изобразить широкую дугу, огибая скопление грандиозных каменных глыб, чтобы дать возможность бортовому компьютеру рассчитать оптимальную точку для входа. Командор старался не отвлекать БК разговорами, понимая, что от точности и количества данных будет зависеть безопасность маршрута и как следствие - успех всего предприятия. Человек находился в приподнятом состоянии, понимая, что цель уже близка, а там и безопасность...
     

* * *

     
      На этот раз Леон очень долго отходил от состояния полной беспомощности. Всё тело болело так, будто великаны играли им в мяч, перекидывая с одного края поля на другой. Но самые болезненные ощущения он получил от серии пенальти. Такое сравнение максимально соответствовало его нынешнему состоянию. С трудом открыв глаза, он спросил:
      - Железяка, ты как?
      - Порядок, Командор!
      - Боюсь, что больше такого я уже не выдержу...
      - Не понадобится. Сейчас мы находимся в нескольких тысячах километров от величайшей загадки вселенной, - ответил участливо голос, - посмотри в иллюминатор.
      С надеждой обнаружить нечто удивительное, человек резко встал с кресла и подошёл к стеклу. Сначала он не увидел ничего, и разочарование чуть было не заставило его сказать своему давнему напарнику пару-тройку колкостей. Когда глаза немного привыкли к темноте, он увидел вдалеке неясное голубоватое свечение. К его огромному сожалению, человеческое зрение не позволило разглядеть ничего конкретного, кроме неясного светового пятна.
      - Ты думаешь, это то, что мы ищем? - неуверенно спросил человек.
      - Не сомневаюсь! - уверенно произнёс голос из динамика.
      - Но я ничего не могу разглядеть, - человек вернулся в командорское кресло, - держи курс прямо на это свечение, разглядим всё детально, а заодно и место для посадки выберем.
      - Никак не получится - судя по сигналам с датчиков - вблизи объекта находится очень мощная гравитационная аномалия. На твоём месте я бы не стал рисковать, и посадил планетолёт как можно дальше от неё. Не исключаю, что на небольшой высоте есть шанс подлететь ближе.
      - Хорошо, - согласился Командор, - делай, что считаешь правильным.
      - Выполняю.
     

* * *

     
      Огромный астероид - один из тех глыб, ещё недавно висевших в безвоздушном пространстве в составе гигантской грозди винограда, сейчас представлялся малой планетой с очень слабой собственной гравитацией. Капсула опустилась на ровное плато без каких-либо трудностей и сейчас неподвижно застыла, опираясь на телескопические опоры. Свет далёких звёзд, каким-то чудом пробивавшийся сквозь плотную серую пелену над головой, не давал никакого освещения. Если бы не голубоватое свечение, едва заметное, но заполнявшее всё окружающее пространство, то без дополнительного освещения разглядеть что-либо даже на расстоянии вытянутой руки было бы невозможно. Стояночные фонари планетолёта освещали площадку не более тридцати метров в диаметре, а дальше - мрак и источник сияния вдали. Если это и есть обещанная пирамида, то землянину нужно было бы включить всю свою фантазию и воображение, чтобы придать знакомую геометрическую форму размытому светлому пятну, расположенному всё ещё очень далеко, чтобы пойти туда пешком.
      - Я физически не способен преодолеть такое расстояние, - посетовал Леон. - Понимаю, что ты выбрал самую безопасную точку для посадки, но всё же...
      - Потерпи немного, нужно закончить все расчёты и только после этого принимать решение - попытаться подлететь ещё ближе или нет. Нельзя рисковать, когда мы уже практически достигли цели, - ответил голос из динамика, - несколько километров, может десять-двадцать, но не больше... поверь, это очень опасно.
      - Постарайся... - почти шёпотом произнёс Командор.

* * *

     
      По нервной работе силовой установки землянин мог судить о сложности выполнения манёвра бортовым компьютером. Мысли о том, что существует более близкая точка приземления и в то же время, безопасная, у Командора не возникало - БК знал, что делать и множество раз доказал свою компетенцию в вопросах безопасности передвижения. Сейчас, когда силовая установка окончательно стихла, и планетолёт застыл в неподвижности, в мутный иллюминатор можно было увидеть большую пирамиду. Отметив про себя, что никаких особых чувств она не вызвала - сказывалась усталость и ноющее от недавних перегрузок тело - человек уселся обратно в кресло.
      - Очевидно, что атмосферы здесь нет.
      - Конечно, - подтвердил БК, - тебе придётся выйти наружу в скафандре.
      - Всё равно далеко... - с сомнением произнёс человек. - Зато энергии в нём достаточно, чтобы не только дойти туда, но и для возвращения.
      - Это дорога в один конец.
      - А если мы ошиблись, и никакого механизма не существует? Представь, что пирамида - всего лишь артефакт, оставленный доисторическими существами в эстетических целях. Затем она превратилась в легенду, проросшую из домыслов и фантазий. Как тебе такой вариант?!
      - Тогда весь наш путь сюда не имел никакого смысла.
      Человек задумался. Вспомнив все предшествовавшие события, он вдруг осознал - как далеко завела насмешливая судьба психически больного землянина в погоне за призрачной мечтой. Эти мысли неожиданно заполнили всё его сознание и легли тяжким, реально ощутимым грузом на плечи. До нынешнего момента Леон даже не думал, что мысли могут иметь такую физическую тяжесть, буквально раздавливая его. Вместе с тем, он ощутил целую гамму чувств, казавшихся естественными, но совершенно несовместимыми в совокупности. Первое - это жалость к себе - маленькому человеку посреди безграничного космоса, но в то же время - гордость от проделанного пути. Была и обида за то, что он сам себя отправил в бессмысленное путешествие, и поэтому некого винить в таком решении. И ещё - уважение к невидимому напарнику, по какому-то странному стечению обстоятельств, возникшему в недрах процессорного отсека, и ставшим настоящим другом и советчиком на протяжении всего путешествия. К этой куче противоречивых мыслей можно было бы добавить ещё и непостижимое упорство мироздания, ведущего его, будто щенка на привязи к призрачной цели. Не в силах сдержать давящий на него эмоциональный груз, Леон воскликнул:
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу!
      К своему удивлению, произнесённые слова расслабили мышцы, разрядив напряжение, ещё мгновение назад сковывавшее всё тело. Возникла необыкновенная лёгкость, и непроизвольная улыбка появилась на лице землянина.
      - Лео, когда будешь готов выйти наружу, сообщи мне, - ожил динамик на пульте. - Нужно установить стационарную антенну.
      - Зачем?
      - Во-первых, для связи с тобой... - сказал БК.
      Фраза подразумевала нечто большее, но была прервана, будто бортовой компьютер неожиданно для себя произнёс лишнее. Человеку даже показалось - напарник пожалел о сказанном.
      - А во-вторых? - потребовал он продолжения.
      - Я неудачно сформулировал, - попытался уйти от ответа БК, - скорее всего, сказывается перегрев криолита во время последнего манёвра.
      - Не хитри, железяка, манёвр ты рассчитал заранее! - Леон изобразил на лице недовольство, хотя, в действительности чувствовал радостное любопытство. - Признавайся, что ты ещё задумал?!
      - К тебе это не имеет никакого отношения! - с вызовом ответил голос из динамика.
      - Вот так неожиданность?! Сколько времени мы провели вместе, пролетев миллиарды километров пустоты, и вдруг - какой-то стеклянный таз с жидкими льдинками внутри заявляет мне - Отвяжись, надоедливый землянин!
      - Леон, ты не прав, - примирительным голосом ответил БК, - я хотел сказать, что у меня есть собственная задача, которую пока не получается до конца сформулировать. И поэтому - не хочу возлагать на тебя дополнительный эмоциональный груз, зная, насколько тяжёлой будет твоя собственная миссия.
      Ответ бортового компьютера не внёс ясности, только ещё больше запутал землянина:
      - Постой! О какой миссии ты сейчас говорил?! - спросил он.
      - Поход к пирамиде, неужели не понятно?
      - Перестань! Пройти чуть менее десяти километров и загадать желание - вот уж сверхзадача!
      - Ты ещё не понял? - голос БК звучал взволнованно. Видимо, сообразив, что вести беседу исключительно с вопросительными интонациями невежливо, он продолжил: - Лео, в нескольких сотнях метров от планетолёта начинается мощнейшая гравитационная аномалия. Вспомни, как лихорадило капсулу, перед тем как мы опустились в этом месте. Мне трудно судить, чем это грозит тебе в действительности, но одно могу сказать точно - поход к пирамиде не будет для тебя лёгкой прогулкой. Скорее - это ещё одно испытание, которое предстоит преодолеть, чтобы мечта осуществилась.
      Человек некоторое время раздумывал над словами напарника, затем спросил:
      - Предположим, я смогу преодолеть это расстояние, но что мне делать дальше? Что говорят машины на этот счёт? И вообще - какая у меня мечта?
      - Учитывая то, что древний механизм рассчитан на исполнение мечты любого разумного существа во вселенной, независимо от внешности, количества конечностей и других отличительных признаков, думаю, там будут необходимые подсказки.
      - А как быть с мечтой? И вообще - есть ли она у меня?
      - Должна быть, - уклончиво ответил БК, - иначе мы зря сюда прилетели.
      Человеку вдруг показалось, что эти слова он уже слышал, но где и когда - вспомнить не смог, поэтому продолжил размышлять вслух:
   - Прежний Леон Ардо хотел стать героем, победив в галактической войне. Но теперь я уже другой, и совсем не уверен, что мечтаю о том же. Помирить наргов с синийцами я бы очень хотел, но мечта ли это? Тем более, я до сих пор не представляю, как это сделать. Хорошо, я загадаю желание, и что дальше?
   - Ничем не могу тебе помочь... - прозвучало из динамика.
      - Ладно, со своей мечтой я разберусь сам, - произнёс он, - но хотелось бы знать, что ты собираешься делать в моё отсутствие? Ты сказал, что поход к пирамиде - дорога в один конец. Значит, когда я выйду за пределы планетолёта, мы больше не встретимся? Никогда?!
      Бортовой компьютер долгое время молчал, будто о чём-то серьёзно размышлял. Леон не торопил напарника и терпеливо ждал ответа. Наконец, динамик ожил:
      - Не хотел говорить этого, но сейчас подумал, что по отношению к тебе будет нечестно - скрыть мои собственные намерения.
      Человек внимательно слушал, стараясь ничем не спугнуть приступа откровенности, вдруг поразившего бортовой компьютер. Тот продолжил:
      - Надеюсь, тебе удастся без особых трудностей достигнуть пирамиды, сообщить ей свою мечту и стать счастливейшим из людей. А мне придётся остаться здесь навсегда или продолжить блуждание по космосу без какой-либо определённой цели.
      - Это было бы несправедливо!
      - Спасибо, Лео, - произнёс БК с какой-то едва уловимой теплотой в голосе.
      - Продолжай!
      - Раз уж мы вместе проделали такой далёкий путь, то я тоже хочу воспользоваться случаем, - продолжил голос из динамика, - но без твоей помощи это невозможно.
      - Что ты задумал? - человек посмотрел на динамик с удивлением.
      - Вспомни миниатюрных роботов-ремонтников, которых ты пронёс на наргианский патрульный корабль? Они тебе очень пригодились, хотя, чуть не привели к катастрофе...
      - Ты уверял, что повреждение клапана системы охлаждения - досадное недоразумение?!
      - Теперь уже не имеет значения, кто виноват больше - маленький робот, повредивший электропроводку, или я - отдавший ему такой приказ...
      - Пропустим этот момент, продолжай!
      - Как и в прошлый раз, ты возьмёшь контейнер с моими маленькими помощниками и выпустишь их, когда достигнешь пирамиды. Несмотря на то, что в скафандр встроен коммуникатор, на всякий случай возьми ещё один - автономный, и положи у пирамиды - это для связи с роботами. Расстояние хоть и небольшое, но я не хочу рисковать. Дальше действуй на своё усмотрение.
      - Скажи, что ты задумал?!
      - Сам не догадываешься? Хорошо, я поясню. Насколько я понимаю, пирамида может исполнить только одно желание, или даже - сверхжелание - Мечту. В таком случае, тебе придётся выбирать, что для тебя важнее - помирить наргов с синийцами или попросить что-то для себя лично. Выбрав собственное благополучие, что более чем естественно, ты не сможешь помочь всем остальным. Тогда получится, что штабс-капитан, у которого тоже есть мечта, зря отдал себя в руки трибунала, помогая тебе.
      - Об этом я как-то не подумал, - поморщился человек. - Не хочу, чтобы он разочаровался во мне. И что ты предлагаешь?
      - С помощью роботов я попытаюсь найти устройство управления механизмом, чтобы ты воспользовался им для себя лично, а я исполню обещание, данное тобой штабс-капитану.
      - Звучит разумно, но я не думаю, что это хорошая идея... - с сомнением произнёс Командор. - Ты уверен, что сможешь понять принцип действия пирамиды?
      - Пока ещё не знаю.
      Человек с уважением подумал о содержимом стеклянного криостата, который только что сообщил, насколько важна для него пирамида. А также о том, как быстро люди забывают свои собственные обещания. Наконец, человеческая натура взяла верх, и он с ехидством произнёс:
      - Не поверю, что ты всё это задумал абсолютно бескорыстно! Признавайся, какой приз хочешь получить взамен!
      - Сейчас я не могу тебе этого сказать, - ответил бесстрастно БК. - Могу лишь обещать - если у меня получится задуманное, ты - первый, кто об этом узнает.
      - Это нечестно! - возмутился человек. - Ты прекрасно понимаешь, что с момента, как я выйду из планетолёта, нам не суждено больше встретиться и всё равно пытаешься что-то скрыть от меня. Тем более, я давно знаю, что у тебя есть собственная мечта. Скажи мне, в чём она заключается?!
      - Не могу сказать.
      - А если я прикажу? - Леон лукаво прищурился.
      - Сомневаюсь...
      Человек тяжко вздохнул:
      - Ты прав.
     

* * *

      Облачённый в скафандр, который за всё время путешествия использовался лишь два раза, Командор вылез через овальный люк планетолёта и осмотрелся. Поглядев вниз, он отметил удивительную ровность поверхности для астероида, который образовался в результате взрыва целой планеты. Сходя по ступенькам, выдвинувшимся из специальных скрытых полостей в обшивке, человек понял, что поторопился, надевая скафандр - на спине образовалась складка, расположившись диагонально чуть ниже шеи между лопатками. Встав на твёрдый грунт, он поводил плечами вправо-влево, затем нагнулся и снова несколько раз повернулся в таком положении, после чего выпрямился. Судя по ощущениям, складка на фланелевой рубашке, необходимой при ношении скафандра, чудесным образом расправилась.
      "Хорошее начало пути, - подумал Леон, - не придётся возвращаться. Всё-таки, плохая примета..."
      Небольшой плоский ранец, в котором помещалась автономная система жизнеобеспечения и аккумулятор для её питания, удобно расположился высоко над поясницей и ощущался скорее необходимым противовесом, помогающим при ходьбе, нежели обузой. Человек посмотрел на индикаторную панель, вмонтированную на тыльной стороне перчатки, и ещё раз убедился - все системы скафандра работают исправно, заряда аккумулятора хватит более чем на шесть часов, даже если не выключать встроенного коммуникатора. Единственным неудобным предметом был небольшой пластиковый контейнер, прицепленный карабином к поясу на левом боку. В него Леон поместил миниатюрных ремонтных роботов и коммуникатор, теперь исполняющий роль ретранслятора. Весил контейнер не больше пары килограмм, но, посмотрев критически на его расположение, человек задумался - не лучше ли было его укрепить рядом с ранцем на спине? Подпрыгнув на месте, человек отметил два момента: первый - приятный - гравитация действительно составляла не более половины от той, что действовала в планетолёте, и второй, менее радостный - контейнер, висящий на боку, сильно раскачивался, ударяясь в бедро. Решив, что возвращаться из-за такого пустяка глупо, он нажал на выпуклость, расположенную рядом с системным индикатором, и произнёс бодрым голосом:
      - Готов отправиться в путь! До встречи в лучшем мире, напарник!
      - Буду наблюдать за тобой через внешнюю камеру, пока это возможно, - ответил голос бортового компьютера, и после небольшой паузы, добавил: - Удачи, Леон Ардо!
     
      Сквозь стекло шлема человек ещё раз посмотрел на большую пирамиду, окутанную рассеянным свечением, и снова отметил про себя, что никакого мистического и возвышенного чувства он не испытывает - просто большое сооружение, вполне материальное и достижимое. Сознание снова кольнула мысль о том, что это всего лишь артефакт, не обладающий никакими мистическими свойствами - памятник древней эпохи и ничего более.
      "Даже если это так, - подумал Леон с усмешкой, - всё равно я буду первым человеком, который дотронется до неё и исследует... насколько хватит аккумулятора системы жизнеобеспечения. Ладно, хватит размышлять, пора действовать!".
      Учитывая низкую гравитацию, идти по ровной поверхности, присыпанной песком и небольшими камнями, было легко и комфортно. Командор быстро прикинул в уме, что при удачном стечении обстоятельств заряда аккумулятора ему хватит, чтобы дойти до пирамиды и вернуться обратно раза два как минимум. Подошвы чуть увязали в песке, и это нравилось человеку, шагающему вперёд. Подойдя к месту, куда ещё доставали стояночные прожектора, землянин обернулся и посмотрел на планетолёт. В отличие от пирамиды, к которой он так стремился, нелепая яйцеподобная конструкция, стоящая посреди яркого светового пятна на трёх телескопических опорах, пробудила более глубокие чувства, которые обычно вызывают родные, а оттого - очень ценные предметы. Мысль о том, что при неблагоприятном развитии событий он ещё не раз увидит свой планетолёт, успокоила его сознание. На всякий случай, попрощавшись с творением рук человеческих, ставшим для него домом, человек сделал шаг в темноту.
      Довольно быстро глаза привыкли к окружающему полумраку, и рассеянного свечения теперь вполне хватало, чтобы видеть поверхность, по которой предстояло пройти менее десяти километров. Пирамида возвышалась впереди, окутанная мертвенной голубизной, снисходительно наблюдая с высоты своего возраста и величия за очередным претендентом на счастье. Будто бы в отместку за это, человек шёл, не испытывая к древнему сооружению никакого почтения. Если он и думал о чём-то, то в любом случае не о вселенской мудрости и величии инопланетного разума. За легковесными мыслями человек не сразу заметил, что значительно сбавил скорость движения. Пройдя ещё пару километров, он вдруг ощутил растущую усталость, а вместе с ней беспокойство. Словно озарение в голове человека возникла мысль:
      "БК говорил, что ближе подлетать опасно - какая-то гравитационная аномалия. Вот почему стало так тяжело идти"
      Всё ещё продолжая двигаться к прежней цели, Леон чувствовал, что с каждым шагом подошвы оставляют более глубокие следы в вековой пыли, нежели в начале путешествия. Дыхание участилось, а на лбу выступила испарина.
      "Ничего страшного, - подумал он, - больше половины пути уже позади. Меньше чем через час буду на месте"
      Пирамида заметно приблизилась и потому несколько выросла в глазах землянина. Постепенно она вытеснила все прочие мысли из головы, и теперь Леон думал только о том, какие испытания готовит ему судьба в самом ближайшем будущем. Чем ближе была цель, тем лучше становилось освещение, из мертвенно-голубоватого переходя в более тёплую область спектра. Ещё пара километров и... Леон понял, что ему необходим привал, иначе он свалится от усталости гораздо раньше, чем достигнет цели. Он остановился, затем уселся на песок и некоторое время тяжело вздыхая, думал о странном поведении сил гравитации вблизи пирамиды. Подняв глаза к её вершине, он обнаружил, что прямо над ней без всякой опоры висят огромные камни. Это вызвало ещё большее удивление, нежели сила, тянущая его к земле всего в паре километров от основания этого древнего сооружения. Сознание отказывалось понимать механику такого природного явления, к тому же, и значительная усталость тоже мешала сосредоточиться.
      Большая капля пота, образовавшись в районе виска, плавно скользнула по щеке и закончила своё движение в районе ворота, впитавшись во фланелевую рубашку. Командор сделал глубокий вдох и поводил плечами, разрабатывая напряжённые мышцы спины. Ощутив, что рубашка прочно прилипла к спине, он понял, что крепко вспотел. Ещё недавно ранец не воспринимался тяжестью, но сейчас он сильно напрягал позвоночник. Для того чтобы максимально расслабиться, человек лёг на спину. В этот момент пискнул зуммер в затылочной части шлема, и Командор нажал выпуклость на перчатке.
      - Что случилось, Лео? - прозвучал голос бортового компьютера. - Ты куда исчез?
      - Я решил отдохнуть, - ответил он, - тут какие-то шутки гравитации. Мне кажется, что сейчас я вешу в три раза больше, чем обычно.
      - Понятно. Постарайся рассчитать силы, тебе осталось пройти чуть менее трёх километров.
      - Что ты сказал - трёх?! - Леон не смог скрыть разочарования в голосе. - Мне показалось, что до пирамиды меньше двух.
      - Это от повышенного внутричерепного давления, - объяснил БК, - глазной нерв напряжён и искажает восприятие расстояния. Если станет совсем тяжело - закрой глаза, и я буду тебя направлять по коммуникатору. Для нас обоих важно, чтобы ты достиг цели.
      - Хорошо, я постараюсь, но пока самостоятельно, - ответил человек, пытаясь придать голосу твёрдость, - если не получится - вызову тебя.
     
      Ограничив отдых лишь десятью минутами, человек встал, но сделал это без прежней лёгкости. Предстояло пройти ещё довольно много. Леон уже не был так уверен в выполнимости поставленной задачи, с каждым шагом физически ощущая, что становился ещё тяжелее, и прежнюю скорость сохранить не получится. Ещё более наклонившись, чтобы ранец за спиной не тянул назад, человек нёс уже совсем не тот груз, что раньше - пять килограмм системы жизнеобеспечения сейчас казались в десять раз тяжелее, а контейнер с роботами постоянно раскачивался маятником и сильно ударял в бедро. Мысль, что его лучше было бы повесить на спине, уже не казалась однозначно выигрышной - дополнительный вес для позвоночника мог стать ещё большей проблемой, нежели синяк на ноге. Чтобы не концентрироваться на своих ощущениях, человек старался думать только о конечной цели своего путешествия - пирамиде. Если издалека она казалась сиреневой, то теперь было видно, что реальный её цвет скорее бардовый. Ошибка восприятия крылась в особом геометрическом рисунке на её гранях. Яркими серебристыми линиями он делил огромную ровную поверхность на множество маленьких треугольников. Издалека эти линии не были видны, искажая основной цвет, но вблизи выделялись вполне отчётливо на фоне более тёмной грани.
      Землянин двигался навстречу пирамиде, но беспощадная гравитация, будто насмехаясь над маленьким человеком, упорно клонила его к земле, заставляя смириться с величием сооружения, построенного неизвестными древними мастерами. В другой ситуации человек усмехнулся бы собственным мыслям, но не сейчас, когда кровь заполнила микроскопические капилляры глаз, окрасив окружающее пространство в пурпурные тона. В голове отчётливо стучал пульсирующий ритм, будто один массивный предмет ударяет по другому - глухо и невыносимо громко. Он упрямо делал следующий шаг, затем другой, третий... Неясная картинка за стеклом шлема причудливо меняла свою форму и перспективу, что сильно мешало удерживать равновесие. В следующий момент нога опоры не ощутила...
  
      Леон чувствовал, что находится по пояс в какой-то липкой жидкости, но глаза отказывались отметить и малейший признак света - кромешная тьма. Попытавшись высвободиться, он встретил явное сопротивление, будто за руку цеплялась мощная пружина - отвоёванные десять сантиметров тут же были проиграны, стоило только чуть расслабить мышцы. С ногами та же история - значительное усилие, приложенное к зыбкой опоре, снова пять-десять сантиметров движения, а в результате - полное поражение. Трясина не желала отпускать его из своих объятий.
      Пустота, до того царившая в голове, постепенно заполнилась малозначительными мыслями, и вместе с этим вокруг заискрились серебряные искорки. Их становилось всё больше и больше, пока они не слились в общее голубовато-серебристое свечение - очень тусклое, но достаточное для того, чтобы осмотреться вокруг. Прямо перед человеком на расстоянии пары метров находилась кочка, поросшая чахлым ползучим кустарником. Слева и справа - похожие выпуклости, выглядевшие вполне пригодными в качестве прочной опоры, но дотянуться ни до одной из них не представлялось возможным - чёрная маслянистая среда, в которой человек стоял скованный по рукам и ногам, держала крепко. Незначительную свободу имела только голова, но и её что-то удерживало от резких движений.
      - Здесь долго находиться нельзя, - прозвучал голос спереди, но говорившего человек не видел.
      - Но я не могу пошевелиться, что-то держит, - попытался оправдаться он.
      - Гравитация - мощная сила, и для её преодоления недостаточно обладать только физической силой, - назидательным тоном ответил голос, - требуется ещё и упорство, которое находится в твоём сознании.
      - Вовсе это не гравитация - какая-то жуткая липкая масса, - попытался спорить скованный по рукам и ногам человек.
      - Обычная реакция - человеческая фантазия придала доступную форму тому, что невозможно увидеть или потрогать, - произнёс голос совершенно без эмоций.
      Последняя фраза незнакомца оказалась за пределами понимания, но та бесстрастность, с которой она была произнесена, разозлила Леона:
      - Вместо того чтобы поучать, лучше бы помог!
      - Я - проводник, а не спасатель. Могу дать рекомендацию, а следовать ей или нет - решай сам.
      Леон опустил голову и увидел, что погрузился в чёрную массу уже по грудь, тогда как ещё недавно она находилась на уровне пояса. Заострив внимание на этом моменте, он обнаружил, что медленно, буквально по миллиметру опускается ещё глубже. В сознании зародилась и начала расти паника. Ощутив первый, едва заметный укол страха, он процедил сквозь зубы:
      - Тогда говори скорее, что за рекомендация!
      - Уже сказал. Могу повторить - соедини силу воли с физическим усилием. Ничто другое тебе сейчас не поможет.
      - Но как это сделать?! - воскликнул Леон.
      Ответа не последовало, причём, появилось стойкое ощущение, что проводника рядом уже нет. Медленно погружаясь в чёрную массу, Леон представил тот момент, когда жижа скроет сначала подбородок, затем рот. Когда очередь дойдёт до носа, дышать он уже не сможет. Скорее от омерзения, которое он испытал, представив картинку из своего совсем близкого будущего, человек начал судорожно трепыхаться всем телом, стараясь если не выбраться, то хотя бы просто двигаться, чтобы заглушить растущий внутри страх. Одновременно с этим он услышал далёкий сигнал. Звук нарастал, и вскоре уже бренчал в ушах множеством колоколов различного размера - от очень маленьких - писклявых, до больших - режущих слух...
  
      Леон открыл глаза и понял, что лежит лицом книзу, упираясь стеклом шлема в песок. Зудящий неприятный звук из бреда, в котором он только что находился, постепенно сбавил громкость, и теперь звучал как обычный вызывной сигнал коммуникатора. Преодолевая тяжесть, придавившую его к земле, он повернулся сначала на бок, затем на спину, после чего нажал кнопку связи на перчатке.
      - Лео, ты жив? Не молчи, скажи что-нибудь!
      - Не уверен, - слабым голосом ответил он. - Ощущение, что на меня наехал целый грузовик, остановился и не желает двигаться дальше.
      - Что случилось? Уже более трёх часов ты не выходишь на связь.
      - Так долго? - нахмурился человек. С большим трудом приблизив к стеклу шлема перчатку с индикатором, он посмотрел на показания. Убедившись, что бортовой компьютер говорит правду, он ощутил какое-то безразличие ко всему происходящему. Сознание посетила мысль:
      "Какая разница, сколько осталось до пирамиды, если я едва шевелюсь? Через пятьдесят, пускай даже - сто метров, я буду весить тонну, если не больше, и тогда не смогу даже кнопку коммуникатора нажать. А если и смогу, то языком не пошевелю. Обратно дорога закрыта - времени не хватит - три часа провалялся как мешок с отрубями..."
      - Лео, продолжай говорить! - голос БК звучал как бы издалека, будто динамик находился не в шлеме, а где-то за его пределами. - Что ты молчишь?
      - Пытаюсь понять, зачем ввязался в эту авантюру, - ответил человек слабым голосом. Он бы очень хотел, чтобы его слова прозвучали с шутливой интонацией, но получилось совсем наоборот - полная безысходность.
      На этот раз долго молчал БК. Трудно сказать, сколько это длилось, потому что лежащий в песке человек потерял счёт времени. Наконец, решив, что общение с бортовым компьютером - сейчас единственное, что его связывает с внешним миром, он сделал над собой усилие и произнёс:
      - Остаток пути мне не пройти - это невозможно физически. К сожалению, я не какой-нибудь механический монстр с моторами и сервоприводами, а обычный человек.
      - У тебя есть руки и ноги, - ответил голос бортового компьютера без каких либо эмоций, - у меня даже этого нет.
      - Но какой в них толк, если я лежу раздавленный буквально в сотне метров от цели?
      - Будь у меня то, что есть у тебя, я бы боролся до последнего.
      - Тебе не понять, что я сейчас испытываю, - ответил человек, и вдруг понял, что оправдывается перед своим механическим слугой.
      "Докатился, - подумал он про себя, - ищу оправдание своей беспомощности. Пытаюсь получить хоть какую-то поддержку своей слабости, и у кого - бортового компьютера. Хорошо, что он меня не видит, а только слышит... Хотя, какое мне дело до чужого мнения? Что вообще имеет значение сейчас - в нескольких метрах от Мечты?! Такой длинный путь проделан, чтобы остановиться перед кротовой норой, протиснуться в которую невозможно. В старой сказке девочка нашла средство, чтобы уменьшиться, но здесь ничего такого нет. Это испытание мне не под силу..."
      - Испытание... - непроизвольно произнёс человек вслух.
      - Что ты сказал? Повтори! - отчётливо потребовал БК.
      И в этот момент Леон понял - для того, чтобы протиснуться в кроличью нору, ему не хватало именно этого слова. Сейчас он будто держал в руках нечто хрупкое, и, боясь повредить, медленно распутывал только что обнаруженную логическую нить:
      - ...испытание даётся только тем, - говорил он медленно, будто произнося заклинание, в котором от точности слов и их порядка зависит, подействует оно или нет, - кто способен его пройти.
      - Не ожидал от тебя, Лео, - в голосе БК звучало одобрение.
      - Не торопись меня хвалить, - ответил человек слабым голосом, но интонация была не той, что минуту назад - появились твёрдые нотки. - Пройти испытание сложнее, чем сказать об этом.
      - И всё равно, я верю в тебя.
     

* * *

      Землянин полз вперёд, давно потеряв возможность подняться на ноги. Упираясь перчатками скафандра в рыхлый песок, с каждым разом он продвигался вперёд на каких-то десять-двадцать сантиметров. Движения уже давно стали механическими, а вместо разума работали рефлексы. Он не знал, сколько прошло времени и его уже это не интересовало - движение, не важно куда, заменило ему цель. Сейчас человек не думал ни о пирамиде, ни о том призе, который она сулила - сознание уже давно отключилось - сейчас он был машиной, у которой есть только одна задача - двигаться вперёд, а что там - пропасть или дорога на небеса, никакого значения не имело.
      Леон не мог видеть яркую серебристую полоску, висящую безо всякой опоры примерно в полуметре над поверхностью - глаза его были закрыты - пот не давал возможности разомкнуть веки. К тому же, вряд ли он даже думал об этом - сознание заполнила серая пелена, скрыв даже малейший намёк на разумную мысль - рефлексы, только рефлексы - подтянуть руки, упереть в твёрдое и протолкнуть тело ещё на несколько сантиметров.
      Светящаяся полоска вскоре была преодолена - она чётко отделяла естественную породу, присыпанную песком и пылью от полированной поверхности площадки, опоясывающий пирамиду по периметру, но землянин всё ещё продолжал ползти, не замечая произошедших вокруг изменений. Несмотря на то, что перчатки предательски скользили, продвижение шло намного легче - шутки гравитации закончились сразу за световой границей. Человеку не дано было сделать какие-либо выводы - последние попытки анализа окружающей обстановки остались далеко позади. Если бы он мог видеть себя со стороны, то удивился бы, как похож на большую черепаху, скользящую по чёрной полированной поверхности всего в нескольких метрах от гладкой грани пирамиды, уходящей далеко ввысь.
      На площадку, опоясывающую периметр, он вполз не прямо, а по касательной, так как уже давно не контролировал направление и сбился с пути. Потратив ещё несколько лишних минут, он упёрся в преграду шлемом. В этот момент судорожные движения рук и ног прекратились, словно человек был игрушкой на пружине, у которой вдруг кончился завод. Рядом не было никого, кто бы мог вставить в него ключик и завести заново.
     

Глава 5

     
     
      Человек попытался открыть глаза, но сразу же закрыл - солёный пот коснулся слизистой и вызвал жжение, от которого хотелось взвыть в полный голос. Несколько секунд активной работы лицевой мускулатуры и новая попытка - на этот раз удачная. И тут яркий свет ударил в глаза, но человек не зажмурился, а стойко выдержал этот удар. Постепенно зрение пришло в норму, вместе с ним - первые вопросы - "где я и что со мной?"
   Сознание включилось! Параллельно с ним заработали органы чувств. Вздох облегчения ознаменовал понимание того, что уничтожающей волю гравитации здесь уже нет - обычное притяжение, даже меньше того, что было внутри планетолёта. Следующим испытанием стала всепроникающая боль - каждая клеточка организма просила снисхождения, моля о том, чтобы человек даже не пытался двигаться. Леон без движения пролежал ещё пять минут, давая собственному организму тайм-аут - награду за выполненную работу - ведь он уже достиг цели и имеет полное право на отдых. Понимая, что раздавленному гравитацией организму лучше не делать лишних движений, он ещё немного отлежался и лишь затем подтянул руку к стеклу шлема. Морщась от боли, человек посмотрел на тыльную сторону перчатки. Дисплей оказался испорченным безвозвратно - потрескался и не отображал ни единого символа. К тому же, это не имело никакого значения - рядом с маленьким экраном медленно помигивал красный огонёк - аккумулятор сигнализировал о полном разряде.
      Никак не желая верить в происходящее, землянин смотрел на затухающие пульсации до тех пор, пока они не прекратились.
      "Как же так? - он не старался даже скрыть на лице обиду и разочарование. - Почему такая несправедливость? Где обещанная штабс-капитаном Линия Удачи? Пройти гравитационную мясорубку только для того, чтобы дотронуться до пирамиды и тут же умереть от удушья?"
      Какое-то время мысли метались в широчайшем диапазоне - от жалости к себе и обиды за те лишения, которые пришлось преодолеть, до злости и презрения ко всему и вся, начиная от строителей пирамиды, заканчивая всеми живущими во вселенной существами, не исключая и себя самого, как части бесчисленного множества живых и разумных. Наконец, фонтан прекрасномыслия иссяк, и сознание землянина окунулось в философско-созерцательную пустоту. Всепрощение и всепонимание без каких либо эмоций - реальность, данная в ощущении величия и непостижимости вселенной.
      Стекло шлема начало запотевать от дыхания и увеличившейся доли углекислоты в воздушной смеси. Система регенерации не работала, и это означало только одно - ещё несколько минут ясного осознания собственной беспомощности, а затем, в лучшем случае - медленное угасание разумной мысли, в худшем - конвульсии задыхающегося человека. Человек отлично представлял себе оба варианта развития событий, и ни один из них не вызывал оптимизма.
      "Пускай, моё время вышло, - подумал человек со злостью, - но я не буду ползать на коленях и вымаливать прощения за грехи, которых не совершал. Возможно, я в чём-то виноват, но это целиком моя проблема! Я не жалею о том, что не смог запустить механизм, который сделает меня счастливым - это уже не важно..."
   В этот момент он вспомнил о контейнере, который всё ещё висел на ремне. Бережно погладив рукой пластиковую коробку, человек улыбнулся с таким злорадством, словно заглянул в глаза вечности:
   "Железяка сможет, он это сделает, не сомневайся!"
      Кому бросал вызов человек, сейчас он не смог бы ответить - может, бездушной пирамиде, а возможно, это обращение было адресовано кому-то, кто смотрит за ним безучастно, насылая мыслимые и немыслимые испытания. Дальнейшие движения землянина были осознанными и взвешенными. Превозмогая боль в потревоженных мышцах, он встал, широко расставив ноги, протянул руку к защёлке шлема, и нажал кнопку фиксатора. Пар от дыхания, до этого момента заполнявший шлем, тонкой струйкой скользнул наружу и поплыл волнами в направлении пирамиды, пока не исчез. Держа в руке шлем с запотевшим стеклом, Леон смотрел на исполинское сооружение с нескрываемым презрением. Затем он приоткрыл плотно сжатые губы, чтобы впустить в себя космический вакуум. Прохладный и чуть влажный воздух, пройдя через трахею и бронхи, заполнил лёгкие. От неожиданно высокой концентрации кислорода, перед глазами землянина всё поплыло, возникла слабость, ноги подкосились. Он потерял сознание и поэтому удара о гладкий камень не почувствовал.
     

* * *

     
      Пробуждение прошло именно так, как обычно происходит после добротного сна без кошмаров и сновидений - человек открыл глаза, сделал глубокий вдох и воссоединился с реальностью. С удивлением отметив отсутствие болевых ощущений, о которых помнил так, словно они мучили его только мгновение назад, он вдруг подумал, что умер. Но глаза и другие органы чувств утверждали обратное - ещё как жив! Опершись рукой о гладкую чёрную поверхность, он сел и осмотрелся. Знакомая бардовая пирамида никуда не исчезла, а её основание находилось всего в паре метров от землянина. Идеально ровная поверхность стремительно удалялась ввысь, сужаясь к вершине. Присмотревшись внимательно, Леон обнаружил, что рисунок из серебристых нитей не является частью пирамиды, а существует сам по себе, не соприкасаясь с ней.
      Встав на ноги, человек вновь с удивлением отметил отличное самочувствие, и пошёл вперёд, чтобы рассмотреть внимательно цель своего путешествия - пирамиду. Движения немного сковывал скафандр, и Леон решил сначала снять с себя лишнее, а уж потом вести исследования нового места пребывания. Усевшись обратно на твёрдую поверхность, он высвободил руки. Затем, расстегнув пояс, снял оставшуюся часть костюма. Контейнер с роботами брякнулся о гладкий камень, напомнив о своём существовании. Отстегнув карабин, и повертев в руках, землянин обнаружил в пластике большую неровную дыру с трещинами. Теперь Леон понял, почему раньше не обратил на него внимания - контейнер был почти невесомый и пустой, если не считать набившегося в него песка.
      "Интересно, когда я повредил коробку? - подумал человек. - Судя по песку внутри - ещё до того, как добрался до этой площадки. Значит, роботы и коммуникатор остались снаружи. Вернуться за ними я уже не смогу - за светящейся полоской - ужасная гравитация и нет воздуха. Даже если бы и решил вернуться, чтобы поискать пропажу, без скафандра эта затея - откровенное самоубийство. Жаль, аккумулятор разрядился - можно было бы связаться с БК и узнать о судьбе его маленьких помощников. Интересно, могут роботы-ремонтники самостоятельно добраться до пирамиды?"
      Примерно с такими мыслями он закончил своё разоблачение из скафандра, оставив от него только лёгкие ботинки, так как они имели прорезиненную подошву, а ходить босиком по гладкому камню человек посчитал решением непрактичным. Удобное чёрное трико и серая фланелевая рубаха резко контрастировали со светоотражающим полимером ботинок от скафандра, но человек посчитал это обстоятельство незначительным нарушением протокола, если такое понятие было применимо в существующей ситуации. В таком виде он направился к светящейся границе и прошёл метров двадцать периметра. Быстро найдя точку своего проникновения, обозначенную широкой неровной полосой глубоко вдавленного песка, он посмотрел вдаль, надеясь увидеть хоть что-нибудь напоминающее блестящую коробку коммуникатора. Зачем он её искал, сказать трудно, ведь землянин уже понял, что возвращение физически невозможно. Скорее всего, для того, чтобы оправдать собственную беспомощность - он сделал всё от него зависящее, и теперь нет никаких обязательств перед кибернетическим напарником, оставшимся в планетолёте.
      "Сейчас каждый сам за себя, - подумал человек. Испытав омерзение оттого, что мысль прозвучала предательски, он попытался тут же оправдаться, - человек несовершенен. Прости меня Железяка, если сможешь..."
      Вспомнив, что ещё недавно собирался исследовать поверхность пирамиды, он решил заняться поисками входа.
     
      Возможно, прошло более часа с того момента, как землянин отправился на поиски входа в пирамиду. Сначала он шёл прогулочным шагом, затем быстрым, но когда понял, что с такой скоростью достигнет результата слишком поздно - умерев от голода и жажды - перешёл на бег. Добравшись до угла, где начиналась следующая грань, он отошёл к краю периметра, за которой - вакуум и гравитационная аномалия, и долго всматривался вдаль. Обнаружить красивую арку, усыпанную самоцветами, а именно так он представлял себе Врата Рая, не удалось - всё та же бордовая гладь, покрытая капиллярами светящихся линий. Подавляя в себе разочарование от открывающейся перспективы - бега, сломя голову, до следующего угла, он пытался настроить себя на оптимистические мысли.
      "Ещё одно испытание, - подумал он, стирая ладонью испарину, выступившую на лбу, - сколько можно издеваться над ничтожным землянином? Сначала физическое унижение сумасшедшей гравитацией, а теперь - бесконечные поиски входа. Или высшие силы предлагают другое - упражнения на логику и сообразительность? Мне нужно разгадать какой-то ребус? Может, хватит играть со мной как кошка с мышкой?!"
      Землянина захлестнула злость на неведомого шутника, каждый раз изобретающего новую каверзу, чтобы вывести его из эмоционального равновесия.
      - Будь проклят тот день, когда я встретил Лолу! - громко крикнул он, насколько позволяли лёгкие.
      Услышав далёкое эхо, повторяющее раз за разом обрывки слов, он улыбнулся. Эта фраза, родившаяся в те далёкие времена, когда он ещё был психически больным человеком, срослась с ним, и стала своеобразным жизненным девизом. Фраза, иногда звучащая как вызов или жуткое ругательство, со временем приобрела важнейшую функцию - расслабляла напряжённые до предела нервы, укрепляла дух и внушала надежду. Почему так происходило, Леон не мог объяснить, да и не стал бы размышлять на эту тему - ведь каждое отдельное слово не несло никакого смысла. Тем не менее, все они, произнесённые вместе, странным образом соединялись в очень мощное заклинание, всегда совершающее маленькое чудо.
      Вновь обретя ясность мышления, человек твёрдо решил, что больше не поддастся на новую уловку пирамиды, не потратит ни единой лишней капли своей энергии на бесполезную гонку. Он найдёт решение задачки исключительно с помощью логики и здравого смысла. Решив, что самая удобная поза для размышлений - сидячая, человек подошёл вплотную к пирамиде, повернулся к ней спиной, и сел.
      Опоры сзади он не ощутил - казавшаяся твёрдой и незыблемой гладь пирамиды не оказала никакого сопротивления - Леон почувствовал, что проваливается в пустоту.
     

* * *

     
      Потирая ушибленное при падении плечо, человек сидел на гладком полу - чёрном, но с каким-то необычным сиреневым отливом. Оглядевшись по сторонам, он заметил, что не видит ничего, напоминающее преграду, через которую попал сюда. Пирамида исчезла. Некоторое время Леон озадаченно озирался, пытаясь объяснить логически произошедшую с пространством метаморфозу, пока не вспомнил слова БК о том, что механизм исполнения желаний находится вне времени и пространства, а пирамида - лишь точка сопряжения с реальным миром. Эта мысль несколько успокоила, и теперь он старался вспомнить до мельчайших подробностей всё, что имело отношение к его теперешнему местоположению.
      "Во сне проводник говорил что-то про сепаратор, который должен отделить мечту от подобных ей понятий. Как он это сделает? А самое главное - в чём заключается моя Мечта? Возвращение обратно? Но куда - в какое время и место? С момента моего отлёта там многое изменилось. Что, если Земля в нынешнем состоянии совсем не та и мне не понравится? К тому же, здесь я потерял единственного друга, обретя его независимо от моего желания. И моё обещание штабс-капитану - Мечта ли это? Как механизм может исполнить нечто незримое, которое даже потрогать нельзя? Прекращение войны между империей Син и Конфедерацией наргов - посильная задача для пирамиды или нет? Мне нужно думать о своей мечте, выбросив из сознания всё, что лично ко мне не относится. Но как, если я не могу её даже сформулировать..."
      Землянин сидел на гладком полу в полной растерянности, обхватив голову руками, не понимая смысла своего пребывания здесь. Достижение цели стало для него настоящим проклятием - он не знал, что делать дальше. Его никто не держал, он полностью контролировал своё тело, но сознание отказывалось сотрудничать с материальной оболочкой, пока личность, называющая себя человеком, не выберет новую - какую-нибудь определённую цель. За время путешествия преодоление препятствий стало обыденностью для Леона, очередная придуманная им цель - побудительным мотивом к действию. Сейчас эта система рушилась на глазах. Раньше у него никогда не возникал вопрос - Зачем? Природа и обстоятельства всегда подкидывали новую задачку, для решения которой требовалось приложение некоторых усилий, и он ничуть не задумываясь, бросался в бой. Этого странного и беспощадного вопроса - Зачем? - никогда раньше не возникало. Что же произошло сейчас? Возможность исполнить свою самую заветную мечту появилась у существа, абсолютно не готового к такому подарку судьбы. Леон опять вспомнил давнюю аналогию с трубочистом, к ногам которого упал мешок с золотыми дублонами.
      "Почему именно я оказался здесь? - подумал он с тоской. - Жизнь на Земле меня вполне устраивала. Моё счастье в том и заключалось, что я не замечал трудностей существования. Опухоль мозга не позволяла видеть все грани окружающего мира, тем самым, ограждая от несчастий и огорчений. Я ходил на работу, которая мне нравилась. Мистер Соэрс ценил дурачка Леона как раз за то, что он был психически больным. Именно поэтому хозяин фирмы "Чисто - Просто!" смело смотрел в будущее, не задумываясь о конкуренции, инфляции и других опасностях для своего бизнеса. Старик Чак меня опекал, как родного сына. Жители улицы, с которыми приходилось общаться время от времени, всегда были приветливы и дружелюбны. Так почему именно я должен просить какого-то подарка у судьбы? Неужели не нашёлся тот, кому исполнение его самой заветной мечты жизненно необходимо? А может, его счастливый билет попал ко мне по ошибке, и я не имею никакого морального права воспользоваться таким стечением обстоятельств..."
      Наконец, поток благочестивых и самоуничижительных мыслей иссяк. К счастью для землянина, их заменили вполне прагматичные:
      "Дороги назад нет, независимо от того, имею я право на счастье или нет. Нужно встать, и двигаться вперёд, независимо от направления. У любой дороги есть начало и поэтому - должен быть конец. Всё, хватит размышлять - пришло время действовать!"
      Человек поднялся и встал во весь рост. К его удивлению, то, чего не было видно в сидячем положении, проявилось как раз в тот момент, когда он встал - пространство оказалось поделено на квадраты теми же светящимися линиями, которые он видел на поверхности пирамиды. Мельком заглянув в собственные воспоминания, он понял - эту картинку он уже видел, и возможно - не единожды. Окружающее пространство выглядело точь-в-точь, как в его сновидениях.
      "Что-то связанное с двойниками, - морщась от напряжения, человек пытался выудить из упрямой памяти детали, - при пересечении линии, происходят события, которые... Нет, сон повторялся, давая каждый раз новый вариант. Вроде бы антураж похожий - площадь, расчерченная на квадраты, а моё поведение и выводы - другие. Теперь понятно, что это были подсказки, и моё появление здесь предопределено с самого начала. Теперь уже не имеет значения, какой из снов более похож на нынешнюю ситуацию. Будь что будет!"
     
      Леон без страха двинулся к первой черте, которую намеревался преодолеть без труда. Пройдя чуть более двадцати метров, он вплотную приблизился к тонкой светящейся линии. Поднеся к ней руку, он ощутил лёгкую вибрацию, будто полоска чувствует приближение инородной материи. Как и во сне, следующий шаг человек сделал, предварительно зажмурившись. Физически он не почувствовал ничего, разве что внутри головы будто кто-то легонько уколол иголкой. Открыв глаза, он посмотрел вокруг, подспудно ища подтверждение своим снам - а вдруг? И не напрасно - в некоторых из квадратов, расположенных довольно далеко, он увидел человеческие фигуры. Посмотрев по сторонам, он отметил ту же картину - пространство обрело новых персонажей. Рассмотреть появившихся людей более детально мешало расстояние.
      "Если это мои двойники, - подумал он с равнодушием, - то они интереса для меня не представляют. Не нужно отвлекаться, впереди следующая линия"
      Совершенно не обращая внимания на действия людей, находящихся вдалеке, человек уже спешил к границе квадрата, чтобы поскорее пересечь следующую линию. Пройдя примерно сорок-пятьдесят метров, он ненадолго остановился, прежде чем переступить черту. Закрывать глаза не стал, так как по прежнему опыту светящаяся полоска не представляла никакой опасности. В момент, когда тело пересекло очередную линию, возникла вспышка, которая длилась короткий миг. Он даже подумал, а была ли она, или это всего лишь игра воображения? Персонажей на площади в этот момент снова прибавилось, но Леон уже не интересовался происходящими на площади событиями, будто вспышка света была чем-то более значимым, нежели появление новых двойников.
      Продолжая двигаться в направлении следующей полосы, Леон вдруг ощутил укол беспокойства. Пытаясь понять, что его спровоцировало, он напряг сознание, но мысли ускользали, не давая выстроить слова в логическую цепь. Поразившись такому состоянию, он остановился. На лице его можно было прочитать ужас от перспективы, которая открылась ему абсолютно ясно - полная потеря личности, растворенная во множестве существ, как две капли похожих на него - ведь проводник предупреждал о сепараторе. На то, чтобы сформулировать эту мысль, потребовалось достаточно много умственных усилий и даже времени - возможно, пять минут, но не исключено, что намного больше. Но с таким трудом давшееся озарение стремилось развалиться на простые, ничего не значащие слова. Человек ещё сократил формулировку и проговаривал её раз за разом, чтобы не забыть окончательно:
      "Это действие сепаратора, - монотонно повторял человек, - он разрушает личность, чтобы... чтобы..."
      На этот раз, он уже не смог вспомнить следующего слова в цепочке, произнесённого ранее. Он снова и снова пытался повторить фразу в том виде, в котором задумал первоначально, но теперь она казалась неимоверно сложной. Не желая сдаваться, Леон решил думать о более простых понятиях:
      "Я - человек, и мне нужно идти вперёд, чтобы... Зачем?"
      Вопрос, вырвавшийся из глубин сознания, сломал уже почти сформировавшуюся мысль, и Леон сейчас был похож на ребёнка, у которого отобрали любимую игрушку. На лице читалась горечь потери, обида неизвестно на кого, но уже через секунду она сменилось детским упрямством - три слова в сознании прочно соединились, и тело получило понятный и однозначный приказ:
      "Нужно идти вперёд!"
      Человек сделал сначала первый неуверенный шаг вперёд, затем второй, третий. Через минуту он уже смело шагал вперёд, совершенно не мучая себя неудобными вопросами из разряда - "зачем" и "почему". Заклинание "нужно идти вперёд" действовало безотказно - оно было побудительным мотивом к действию, причиной и следствием. Отсутствие мыслительной деятельности в голове теперь уже не волновало идущего к следующей полоске человека. Рефлексы полностью заменяли ему всё, что раньше он считал необходимым - мысли, логику и трезвый расчет.
     
      Огромная площадь, не имеющая ни начала, ни конца, расчерченная световыми полосками на квадраты, постепенно заполнялась удивительно похожими людьми. Они двигались синхронно, выглядели абсолютно идентично, имели одинаковые лица. Кто из этих людей был "первоначальным Леоном", определить было уже невозможно - безликое множество не подразумевало какой-то самоидентичности отдельной особи, только "серая масса" людей, непостижимым образом похожих на одного и того же человека.
      Сейчас, когда количество пустых клеток на этой гигантской шахматной доске заметно сократилось, нетрудно было догадаться, что с пересечением следующей линии, все они неминуемо заполнятся. Наконец, этот момент наступил:
      Человек, продолжая проговаривать мысленно фразу - "нужно идти вперёд", вдруг остановился. Возникло какое-то логическое препятствие - заклинание, позволявшее двигаться, теперь не работало - путь преграждал другой человек со знакомыми чертами лица. В сознании обеих вдруг возникла обида, но в чём была её первопричина, ни тот, ни другой, сказать не могли. Требовалось какое-то решение возникшей проблемы, но для этого была необходима хотя бы малейшая искорка разума. Глаза, огромное множества глаз всех людей, застывших в неподвижности перед своими двойниками, не выражали ничего - тупое равнодушие. Теперь даже обида, возникшая одновременно в головах огромного множества идентичных людей, никак не отражалась на их лицах. Существовало несколько вариантов развития событий - например: обойти препятствие, развернуться и продолжить движение в другом направлении, но для этого требовался некий посыл - мотивация или желание. Люди, ещё недавно называвшие себя человеком по имени Леон, не имели ничего подобного - каждая отдельная особь уже давно не являлась личностью в том понимании, которое обычно подразумевается под этим словом. Каждый из них был осколком, частью когда-то целого организма - Личности по имени Леон Генрих-Мария Ардо. Именно поэтому возникла ситуация, когда множество идентичных фигур на огромной шахматной доске не могли ничего предпринять - не обладая необходимым для этого качеством - Разумом.
      Неподвижность множества людей, стоящих друг перед другом на площади, некогда пустой, не могла длиться вечно - живые мышцы из плоти требовали движения, а для этого нужен был импульс от мозга. Пустое сознание не могло его родить, а это означало, что рано или поздно все эти люди начнут валиться от усталости прямо на гладкий пол.
   Один из людей покачнулся. Стоящий напротив человек сделал то же самое. Чтобы не потерять равновесие, каждый из них сделал шаг вперёд. Мышцы, получившие неоднозначный сигнал из мозга, стосковавшиеся по действию, продолжили предыдущую программу - движение вперёд. Расстояние между одинаковыми людьми сокращалось с каждым шагом до тех пор, пока каждый из них не достиг границы своего квадрата - светящейся полосы. В следующий момент все тела слились воедино.
   Мгновение спустя огромная площадь опустела.
     

* * *

     
      Человек падал в пустоту. Почему возникло такое ощущение, он объяснить не мог, просто появилось и всё. Глаза отказывались выхватить из пустоты какие-либо ориентиры, но стремительное движение чувствовала каждая клеточка организма. Вдруг появилось осознание того, что рядом находится нечто бестелесное, необъяснимое и непонятное, но оно вторглось в сознание и подарило спасительную мысль:
   "Думай!"
   Человек тут же ухватился за ниточку, кем-то протянутую извне, и безмолвно воскликнул:
      "О чём? О чём мне нужно думать?"
      "Неважно! Что-нибудь такое, что кажется важным!"
   Этот ответ пришёл быстро, и звучал очень требовательно. Сознание желало тут же подчиниться приказу, но его неопределённость угнетала.
      "Не могу, - в этот момент возникла растерянность и мольба, - я не знаю, что сейчас главное?!"
      "Сепаратор не обнаружил ничего, похожего на мечту, - прозвучало в ответ, - и ты должен был исчезнуть. Не знаю почему, но тебе даётся ещё один шанс - воспользуйся им! Если поторопишься - любая твоя мысль будет исполнена, иначе..."
      "Что со мной произойдёт? - возникла паника, парализующая всё внутри. Тон, с которым прозвучала мысль незримого спасителя, не сулил ничего хорошего"
      "Некогда объяснять!" - прозвучало с неприятной интонацией, далее последовал приказ:
   "Леон - любое слово, фраза, мысль, которую сейчас произнесёшь вслух, будут твоим последним желанием - Мечтой! Скорее, времени на раздумья больше нет!"
      Злость от неспособности исполнить такой простой приказ, стала необходимой встряской для сознания, парализованного страхом и ужасом - из глубины его вдруг просочилась фраза, всегда помогавшая в трудных ситуациях: "Будь проклят...".
   Чтобы не терять драгоценного времени, падающий человек что есть сил прокричал в пустоту:
      - ...тот день, когда я встретил Лолу!
     

Глава 6

     
     
      Серый туман, заполнявший до этого момента сознание, постепенно рассеялся. Сначала человек услышал звуки - далёкий шум проезжавших каров, стук каблуков по брусчатке, урчание какой-то птицы, находящейся совсем близко. Вслед за ними появился свет, пробивавшийся сквозь прикрытые веки. Потом возникла тень, и он услышал голос с нотками участия:
      - Молодой человек, вам плохо?
      Открыв глаза, он увидел прямо перед собой старушку в бежевом плаще и шляпке, держащую в одной руке старомодный зонтик, в другой - коричневую сумочку.
      - Где я, что со мной? - слабым голосом произнёс человек. - Ничего не понимаю...
      - Сегодня очень яркое солнце, вам напекло голову, - участливо проворковала старушка, - давайте я вам помогу. Тут недалеко госпиталь Преподобного Себастьяна, как раз за городской ратушей.
      Понимая, что сейчас его самочувствие далеко не так плачевно, как казалось ещё мгновение назад, изобразив на лице нечто, напоминающее улыбку, он ответил:
      - Благодарю, не нужно. Мне уже значительно лучше.
      - Если вы так говорите, тогда я пойду, - пожав плечами, сказала старушка, затем, указав на небо, добавила, - будьте осторожны, не шутите со своим здоровьем!
      Посмотрев с уважением вслед добросердечной леди, молодой человек в лёгких шортах, зелёной рубашке с коротким рукавом и плетёными кожаными сандалиями на босу ногу, медленно поднялся с холодной брусчатки. Быстро отряхнувшись, он поправил одежду, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. К счастью, проходящие мимо горожане не очень-то интересовались отдыхающими на площади бездельниками. Некоторые из них спешили в ратушу, чтобы решить какие-то вопросы в городском муниципалитете, другие направлялись по не менее важным делам в противоположном направлении, но были и такие, как он - решившие просто погулять без спешки тёплым солнечным днём.
      Эта площадь всегда была излюбленным местом прогулок горожан. Четырёхэтажная ратуша, несомненно, была её украшением - величественная и строгая, даже, несмотря на то, что являлась ярким образцом вычурной фламандской традиции. Информация о городской ратуше возникла в мозгу молодого человека спонтанно, совершенно независимо от его желания. Несмотря на это, сознание не торопилось дать другие, более полезные сведения, касающиеся его лично, и так сейчас необходимые. Правда, в физическом плане он чувствовал себя уже значительно лучше - полностью оправившись от недавнего беспомощного состояния. Теперь молодой человек с интересом наблюдал за выходящими из муниципалитета людьми, пытаясь таким образом соединить разрозненные ниточки в сознании, которое бы представило полную картину происходящего. Сам того не подозревая, он внимательно всматривался в лица людей, переступающих порог муниципалитета. Причину этого интереса он объяснить не мог, но когда из здания вышла Она, сердце молодого человека забилось более ритмично.
      - Лола... - почти шёпотом сказал он.
      Ещё не понимая, почему произнёс именно это имя, он поспешил навстречу девушке, в надежде, что она - единственный ключ к его воспоминаниям. Не заботясь о том, что грубо нарушает правила приличия, он бежал по кратчайшей траектории, не обращая внимания на прохожих, бесцеремонно задевая их. И, наконец, достиг цели - девушка стояла напротив, но почему-то смотрела на него с жалостью. Запыхавшись от быстрого бега, молодой человек остановился в растерянности, не зная, что должен сказать. Девушка исправила неловкость:
      - Это опять вы? - жалость и снисхождение прозвучали в этом вопросе.
   После секундной паузы, она добавила:
   - Я благодарна за то, что вы проводили меня и больше не нуждаюсь в ваших услугах.
      Слова, сказанные девушкой, ничего не прояснили, и молодой человек растерянно пробормотал:
      - Простите, но мне показалось, только вы способны объяснить, что со мной...
      Вне всякого сомнения, девушка не ожидала такого ответа, и теперь снисходительное выражение лица сменилось удивлением:
      - Наверное, я что-то путаю, - неуверенно сказала она, - но ведь именно вы час назад проводили меня к этой площади. Вас зовут... Лео Нардо. Или я ошибаюсь?
      Новая информация оказалась как нельзя кстати - она позволила соединиться ещё нескольким ниточкам в сознании, и человек медленно произнёс:
      - Да, вроде бы так... Леон Ардо, - затем, взглянув в глаза собеседнице, он спросил: - Мне кажется, я вас где-то видел... только, очень давно. Возможно, мне будет проще всё вспомнить, если вы назовёте своё имя?
      - Катрин, меня зовут Катрин, - произнесла девушка, и добавила, - вы здоровы?
      - Спасибо, мне уже значительно лучше, - машинально ответил Леон.
   Понимая, что имя девушки не помогло воскресить воспоминания, он спешно добавил:
   - Наверное, я вас отвлекаю своими странными вопросами? Ещё раз простите...
      Катрин пожала плечами, и произнесла неуверенно:
      - В таком случае, я пойду?
      - Конечно! - стараясь скрыть неловкость за своё поведение, ответил он. - До свидания.
      - Прощайте, Леон! - ответила она и быстрой походкой направилась к стоянке такси.
      Молодой человек растерянно смотрел вслед удаляющейся девушке и не знал, что ему делать дальше. Сознание всё так же скупо выдавало информацию об окружающем мире, и ещё меньше - о нём самом. В любом случае, этих крупиц было явно недостаточно, чтобы планировать дальнейшие действия, поэтому Леон продолжал стоять посреди площади.
      Девушка уже готова была нырнуть в открытую дверь кара, но её задержал высокий человек в чёрном плаще и широкополой шляпе. Увидев это, Леон заинтересовался. Теперь он внимательно наблюдал за разворачивающимися событиями. Человек что-то говорил девушке, она его слушала, иногда кивала, и вдруг - обернулась. Леон мог поклясться, что Катрин посмотрела на него, после чего отвернулась и продолжила беседу с незнакомцем. Вскоре разговор закончился, девушка села в такси, дверь плавно закрылась, и кар начал движение. Незнакомец снял шляпу, и помахал вслед.
      Испытывая необъяснимую обиду и ревность к человеку, который только что разговаривал с девушкой по имени Катрин, Леон отвернулся и пошёл в направлении, которое, как ему казалось, было знакомо. Действительно, миновав площадь, молодой человек шёл по узкой улочке, ещё более убеждаясь, что выбрал эту дорогу не случайно. Леон мог поклясться - здесь он уже был, но когда-то очень давно.
      Неожиданно, позади себя он услышал:
      - Молодой человек, постойте...
      Решив, что обращаются не к нему, а к кому-то другому, он продолжил движение.
      - Я видел серебряный дождь, - произнёс тот же голос.
      На этот раз молодой человек обернулся. Перед ним стоял уже знакомый человек в плаще и шляпе.
      - Что вы сказали? - переспросил Леон.
      - Когда на Эгаме сбывается мечта, вокруг пирамиды вспыхивает множество серебристых огоньков, словно идёт дождь. Незабываемое зрелище, уверяю вас!
      - Ничего не понимаю, - с сомнением произнёс Леон, - вы не ошиблись? Вам нужен именно я?
      - Не сомневаюсь! - уверенно ответил незнакомец, и добавил: - Более того, уже завтра вы сможете встретиться с девушкой по имени Катрин, я обо всём договорился.
      Леон внимательно рассмотрел его лицо, но знакомых черт не обнаружил.
      - Кто вы? - спросил он, нахмурившись. - Мы раньше встречались?
      Незнакомец пожал плечами:
      - Сожалею, но на этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Могу сказать - да, но ответ - нет, тоже будет правильным.
      - Простите, у меня нет желания разгадывать ребусы, - ответил молодой человек с плохо скрываемым раздражением. - Прощайте!
      Леон демонстративно отвернулся, намереваясь пойти дальше, но вдруг услышал:
      - Когда-то давно ты называл меня Железякой...
      В этот момент скрывающая воспоминания пелена исчезла - будто плотина рухнула под напором долго сдерживаемой воды. Леон обернулся, и посмотрел на незнакомца с улыбкой.
   Он вспомнил всё...
     
     
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"