Алеш Алль: другие произведения.

Книга 2. На меня открыт сезон охоты!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 6.98*26  Ваша оценка:


Книга 2. На меня открыт сезон охоты!

Магическая круговерть

Выжил? - Всё равно достанем!

Неужели выжил? - Займёмся тобой всерьёз!

Выжил? - Не может быть!

Выжил? - Увернись от магистра!

Сезон охоты на меня открыт!

Кто не спрятался? - Я!

   Очарован соблазнами жизни,
Не хочу я растаять во мгле,
Не хочу вернуться к отчи
зне,
К усыпляющей мёртвой Зе
мле.
Пусть высоко на розовой вл
аге
Вечереющих го
рных озёр
Молодые и стройные маги
Кипарисовый сложат ко
стёр
   Н. Гумилёв. Завещание

Часть III. Опасные прогулки

Охотник на магов

Глава 9. Из одной ловушки в другую

Кеес

Среда, четверг

   В замке пробую связаться с Маэрим, но она почему-то не отвечает. Звоню Тиуму - "где она?". Он страшно удивлён, ищет амулетом и выясняет - её и стервы-горничной в замке нет. Приказываю Дмитрию срочно поднять по тревоге второй взвод, Тиума же прошу срочно выяснить - через какие ворота она покинула Бирейнон. Сам же спешно переодеваюсь - надо бы принять душ, но времени на это нет. Затем проверяю боевые заклинания и оружие, и задумываюсь - бросаться неизвестно куда глупо, а обыскивать прилегающие к замку деревни долго. Конечно, она могла просто куда-то отъехать, никого не предупредив, но у меня ощущение большой неприятности. Тут звонят от северных ворот - какой-то мальчишка принёс мне письмо. Перехожу в Башню Мага и бегом туда - там маленький пацан размазывает слёзы и твердит, что какой-то дядя дал ему письмо для передачи магу Кеесу. Слава Богу, что рядом Юрек - поручаю ему выяснить у мальца всё об этом дяде, проверяю конверт на всякие пакости и вскрываю его.
   В письме коротко говорится - если я хочу получить Маэрим живой и целой, то меня ждут с выкупом на постоялом дворе за северной деревней. Тут подходит Дмитрий - сую ему письмо и приказываю догонять меня, а сам хватаю коня у ворот и мчусь по дороге. Слава Богу, она жива - я это чувствую. И чёрт подери этих дур - что Маэрим, что Катерину - обязательно вляпаются в очередную кучу дерьма. Не можешь - сиди тихо­хо­нько дома, а не лезь куда ни попадя. Я злюсь, так как понимаю - она влипла из-за меня и впереди ловушка. Но во мне бурлит холодная ярость и растёт уверенность, что никакая западня меня не удержит.
   Ворота постоялого двора раскрыты, и хозяин с мешком в руках явно спешит убраться подальше. На мой вопрос - "Где?", он показывает на дверь небольшого домика в глубине, а сам торопится уйти. Это мне не нравится - набрасываю на него "Путы", спрыгиваю с коня и спешу в домик. Проскакиваю дверь и оказываюсь в длинной комнате, где в дальнем углу сидит Маэрим, связанная по рукам и ногам с кляпом во рту. Рядом у стены лежит труп её горничной со свёрнутой шеей. Неподалёку же стоит какой-то мужчина в кольчуге и шлеме, судя по синеве металла, гномьей работы. Нарочито медленно он тащит из ножен меч и говорит:
   - Попался, болван, вся твоя магия в этой комнате бессильна и я тебя зарежу как барана. Не думал, что ты полезешь спасать эту шлюху, но Корин оказался и в этом прав.
   Действительно магия заблокирована, но мне она и не требуется. Этот идиот абсо­лютно уверен в себе и тратит время на эффектные жесты и пустые слова. Я же смещаюсь вправо, заставляя его повернуться и загородить меня от Маэрим. Одновременно выхватываю пистолет и стреляю в открытое лицо - при отсутствии магии он эффективнее меча. Пуля отражается от задней стенки шлема - действительно работа гномов, и разносит всё в его черепушке. Труп падает, я убираю пистолет в кобуру и подхожу к двери, на косяке которой торчит какая-то хрень. Это черная полусфера, из которой торчит цилиндр, в торце же его ребристое колёсико, которое так и просится, чтобы его покрутили. Поворачиваю на полоборота, щелчок - устройство отключилось, и вернулась магия. Убираю эту штуковину в карман, достаю кинжал и перерезаю верёвки, связывающие Маэрим. В последнюю очередь перерезаю петлю, надетую ей на горло, и отхожу к стене - она тут же виснет на мне в истерике. Приходится опереться на стену и терпеть - ей надо выплакаться, судя по следам на коже, она провела в этом кресле больше часа.
   А тем временем делаю беглый анализ. Первое - болваном оказался не я, но допросить убийцу, к сожалению, не удастся. Одна надежда на рассказ Маэрим. Второе - наниматель барон Корин Тарин-Киф. В другом случае я заподозрил бы подставу, но тут всё сходится. Для профилактики полезно проверить, но можно сразу готовить ответные меры. И третье - необходима эффективная разведка и контрразведка, а для этого мне нужны специалисты. И я таких знаю и могу пригласить сюда. Пока же надо проверить всех, кто регулярно выходит из замка, а также живущих в ближайших деревнях. Та ещё работёнка, но кого-нибудь поймать удастся, а остальные хоть ненадолго притихнут. А то не баронство, а край непуганых идиотов. За две недели - два серьёзных шпиона. И сколько ещё осталось?
   Но додумать до конца не успеваю - слёзы у баронессы сменяются яростью, и она требует, чтобы я достал рамку портала и кого-то схватил. С трудом заставляю её дождаться Дмитрия со взводом. Мы выходим ему навстречу к воротам, где Маэрим отводит душу, избивая ногами хозяина постоялого двора и обещая тому адовы муки. Читаю его эмоции - он жалеет, что не успел удрать, но считает обещанную участь заслуженной. До меня же никак не доходит, что всё-таки произошло, а спрашивать баронессу чревато. Прискакавшие Дмитрий и Тиум успокоились, увидев нас в целости и сохранности, хотя разъярённая Маэрим - это ужасно. Она настаивает нацелить рамку на дорогу, уходящую на северо-восток, и вскоре я вижу четвёрку всадников, спешащих уехать. Выходное окно портала навожу на поляну за ближайшим от них поворотом, и там мы десантируемся с пятёркой воинов. Вскоре всадники выскакивают к нам и падают на землю, сбитые "Воздушными Кулаками". Двое из них в одежде сеньоров, а двое - их охранники. Не успеваю присмотреться - они уже раздеты и связаны. Одному из них, бледному как мел, засовывают по приказу Маэрим кусок толстой палки в рот и прикручивают её сзади. Вижу - он мечтает о быстрой смерти и боится взглянуть на баронессу. Остальным она велит отрезать головы и бросить у дороги, а с этим мы телепортируемся обратно на постоялый двор. Один из воинов возвращается с нами, он почти несёт пленного, а прочие должны пригнать лошадей.
   На постоялом дворе уже восстановилось подобие порядка. Тело убитой горничной лежит на груде дров во дворе, рядом обнаженный труп незадачливого убийцы. Маэрим подходит к нему и плюёт на тело, ей явно хочется сделать ему больно, но он уже мёртв. Тогда она подскакивает к пленному и вцепляется в него ногтями - несмотря на кляп во рту, он воет. Мне кажется, что сейчас она разорвёт его руками на мелкие кусочки или загрызёт. Приходится обнять её и отвести в сторонку. Тиум распоряжается и обоих пленных - сеньора и хозяина постоялого двора, обнажают и привязывают в телегах. Маэрим внешне успокоилась, но внутри вся кипит. Но даже в таком состоянии она остаётся хозяйкой замка и приказывает вернуться в деревню. Пленный сеньор дёргается и пытается ей что-то сказать. В ответ она предлагает ему не волноваться. Даже если его хозяйство и замёрзнет - её кулачок больно бьёт того в низ живота, всё равно оно больше ему не понадобится. В деревне чёрный столб на площади уже обложен вязанками дров, а рядом стоит палач с двумя помощниками. Баронесса благодарит Тиума и, ткнув пальцем в какого-то мужика, назначает его новым хозяином постоялого двора. Тот падает на колени и длинно благодарит. Но Маэрим рявкает на него, и мужик спешил к своему дому, рядом с которым уже загружается вещами телега. Всё это напоминает мне плохой любительский спектакль, а Тиум подтверждает - она уже давно собиралась заменить управляющего постоялым двором.
   Прежний управляющий прикован цепями к столбу, а пленного сеньора поставили на колени перед ним. Один из помощников палача сжимает руками его голову, заставляя смотреть на казнь. На площади собрались почти все мужики деревни, но они взирают на происходящее равнодушно, лишь несколько человек откровенно радуются или огорчаются. Палач поджигает дрова и казнь начинается. Смотреть её мне не хочется, но я опасаюсь оставить Маэрим без присмотра, да и сама она вцепилась мне в руку. После своего освобождения она постоянно держится рядом, отходит лишь при необходимости, но быстро возвращается и снова вцепляется в меня. Палач хорошо знает своё дело, и казнь продолжается почти час. Потом огонь заливают, голову у трупа отрезают, и баронесса просит меня открыть портал в замок. Через окно мы с нею уходим - с нами Тиум, пленный и палач с ассистентами. Дмитрий с взводом вернётся своим ходом, впрочем, семь километров - это просто прогулка.
   Выходим из портала мы около Дома Сеньора и спускаемся в подземную тюрьму, где нас встречает тюремщик и ведёт за собой. Темница - это длинный коридор, вдоль одной из стен которого расположены небольшие камеры, отделённые от прохода толстой решёткой. Заключённых немного - мы дошли до середины и только три камеры использованы. В последней из них - племянник барона Корина, вряд ли случившееся - месть за него, такую ловушку надо подготовить. До самого барона добраться сложно, но можно подумать, как выкрасть последнего племянника или молодую супругу. На самом деле особого смысла заниматься Тарин-Кифом я не вижу - всё равно придётся захватывать его замок. Но другие должны получить урок - мои люди неприкосновенны!
   Пропустив после камеры племянника барона ещё одну, тюремщик отпирает дверь с краю решётки и палач с помощниками затаскивают пленного. Они сажают его на каменное сидение с дыркой, точь в точь унитаз на Земле, приковывают руки и ноги, а затем надевают на лоб обруч и тоже крепят к стене. Чтобы он не разбил себе голову, поясняет мне Тиум. После этого палач уходит, а Маэрим, взяв у меня кинжал, заходит в камеру и срезает кляп. Там так тесно, что она коленями и грудью касается его. Он мычит типа - "Маэрим, дорогая ...", но она разбивает ему губы рукояткой кинжала и грозит вырезать язык. Затем долго смотрит на него, наслаждаясь его страхом. Потом шёпотом на ухо рассказывает ему, как его будут казнить, и добавляет, выйдя из камеры, что может придумать что-нибудь похуже. Удивляюсь, как у бедняги не разрывается сердце - впрочем, на Тао-Эрис люди покрепче землян. А тюремщику указывает не кормить подлеца, а только поить через трубочку. Ослаблять оковы категорически запрещено. На обратном пути убеждаюсь, что защита Дома Сеньора практически исключает вторжение как порталом, так и через двери или стены. Да и телепортироваться отсюда невозможно.
   Мы выходим во двор и Маэрим заявляет, что ей надо со мной поговорить без свидетелей. Я провожу её через Башню Мага - идти через двор не хочу, она и так держится из последних сил. Оказавшись в моей квартире, она сразу тащит меня в спальню и вместе со мной валится на кровать в одежде и обуви. И лёжа начинает реветь. Плача, она рассказывает, что этот гад - сеньор Лонеган, был её тайным любовником. В Сокейне все мужчины подходящего ей статуса уже заняты, а я отказался объявить её своей ту-ули.
   Опять начинается, - мелькает у меня мысль, - из одной ловушки прямиком в другую. Пожалуй, эта поопаснее будет. Но если в прошлый раз я её слегка побаивался, то сейчас мне смешно. И всё происходящее воспринимаю как фарс - ведь я фактический владетель Бирейнона, а она всего лишь управляющая хозяйством. С другой же стороны Маэрим для меня вроде младшей сестры - вздорной, капризной, но родной. И мало того, что я в очередной раз спасаю её жизнь - я ещё согласен внимательно выслушивать её!
   А её прорывает и на меня вываливается много всего, о чём даже близким людям обычно не говорят. Главное же - вся её жизнь, начиная с юности, прошла в постоянном страхе, что замок захватят. А там плен, издевательства и рабство. О падениях соседних замков и судьбах семей владетелей рассказывали все время. И ей регулярно снилось по ночам - захват Бирейнона и она с колодкой на шее, бредущая по дороге в толпе рабов. Спокойно ей только рядом со мной, поэтому два года назад она завела себе любовника. А так как он ниже её по статусу, то встречалась с ним тайно. Его сеньорат очень беден и ей приходилось содержать его, даже купить лошадей ему, его брату и охранникам. Всё это она говорит сквозь льющиеся слёзы, перепрыгивая с одного на другое и постоянно повторяясь. Похоже, этот любовничек ещё шантажировал её, угрожая рассказать об их связи всему сеймену.
   Вчера, он предложил ей встретиться, что её удивило - обычно приходилось самой приглашать его. Но она поехала на постоялый двор за северной деревней - где они обычно встречались. Как всегда, он встретил её внутри домика и повёл в спальню на втором этаже. Но в конце нижней комнаты к ним вышел киллер - горничная начала кричать, и тот свернул ей шею. Затем привязал Маэрим к креслу - она не сопротивлялась, так как была в шоке от подлости своего возлюбленного. Далее тот вручил бывшему любовнику кошель с деньгами и вызвал хозяина постоялого двора. Ему было велено загнать всех слуг в погреб и послать какого-нибудь мальчишку в замок с письмом. Потом киллер поставил на дверь глушитель магии и объяснил ей, что если Кеес сдуру припрётся, то без магии он против опытного воина в гномьих доспехах и с гномьим мечом ничего не сможет сделать. А сам он - убийца магов и однажды зарезал даже магистра. Но, скорее всего, из замка пришлют отряд воинов. Хозяин двора предупредит его об их приближении - он успеет изувечить Маэрим и уйти порталом, установленным в спальне. А она, если выживет, то останется слепым и немым пугалом.
   Тут её опять прорывает в рёв и надолго. Рубашка на мне насквозь мокрая, но сменить её я не могу - она лежит на мне, вцепилась в мои плечи, подобно оковам на её бывшем любовнике. И тут до меня доходит, что со мной не решительная баронесса Маэрим Бирейн, а испуганная девочка, которую надо погладить по головке, обнять и поцеловать. И всё это время она мне говорит одно - "только рядом со тобой не страшно". Я весьма смутно представляю, как успокаивать испуганных девочек, но врача-психоаналитика рядом нет. Наконец, она немного успокаивается, и сколько-там-разовый пересказ сегодняшних ужасов ведётся относительно нормальным тоном. Теперь я могу перевернуть её на спину - она несколько тяжеловата, и поцелуями начать успокаивать её. Она отвечает на них, выплёскивая страх и ярость - мне немного больно, но зато она быстро успокаивается.
   В ней просыпается баронесса, и она решает присоединить к своим владениям сеньорат Лонеган и приказывает мне (?!) послать туда Дмитрия со взводом. Смеясь, прошу её не говорить глупости и предлагаю завтра или послезавтра съездить туда самому. В тех краях болтаются младшие помощники бейлифа, да и второй помощник Аниор живёт неподалёку, рисковать же войсками я не хочу. Тогда она звонит на кухню и заказывает ужин - не приятно, что она тоже перешла на систему заказа. Ранее с кухни приносили несколько десятков блюд, из которых большинство даже не пробовали. С другой стороны, кухари лишились возможности объедаться.
   Успокоившись, Маэрим подходит к зеркалу. Утром она одела дорогое красивое платье, но сейчас оно мокрое, мятое и грязное. В сердцах платье сорвано и брошено на пол. А под платьем ничего нет - действительно, зачем одевать лишнее, направляясь к любовнику. Впрочем, красивой женщине нагота идёт. Затем она решительно подходит ко мне и сдирает с меня одежду. Возражения могут вызвать новую истерику, да и от мокрой рубашки я рад избавиться. Поэтому ограничиваюсь вопросом - а зачем было заказывать ужин? Мне объясняют, что сейчас пойдём и поужинаем - а стесняться слуг глупо, мы настолько выше их, что не должны задумываться о своём внешнем виде. После этого она решительно тащит меня в гостиную. Видимо, это ей требуется для самоутверждения, поэтому выхожу вместе с нею и сажусь за стол. Слуги явно не смеют смущаться и делают вид, что так и должно быть. Только все они, включая повара, торопятся поставить ужин на стол и уйти - мало ли что ещё взбредёт в голову господам. Отпускаю я и Руми, велев поставить кофейник на стол - сегодня его мне не хочется.
   После ужина она интересуется:
   - Может, ты, наконец, отведёшь меня в спальню, или я сама должна лезть к тебе в постель?
   Напоминать сейчас, что она потребовала от меня неделю назад, неразумно. В постели хорошо, но после у неё начинается новая истерика. И она сама объясняет причину своих страхов - когда дед потерял Силу, она жила в постоянном ожидании захвата замка. Несколько раз спастись удавалось только чудом, и когда я восстановил его защиту, она решила, что теперь всё в порядке. Но за несколько дней она дважды попадала в руки к врагам и думала, что всё кончено. Единственное место, где ей ничего не грозит - это рядом со мной и мне придётся её терпеть. И без психоанализа мне видно, что её страхи начались гораздо раньше - когда был убит последний властитель Сокейна. А её дед спрятался в замке в надежде, что бейлифу какое-то время будет не до него. Последним же штрихом стало бегство отца с матерью в срединный домен.
   Выплакавшись и выговорившись, она обняла меня и уснула - меня поражает, на­сколько быстро засыпают и Жаин, и она. Полежав с полчаса, пытаюсь осторожно встать - надо переговорить с Тиумом. Но моя подруга вцепилась в меня мёртвой хваткой и отпускать не собирается. Приходится наглухо закрыть выходы каналов, иначе к утру она высосет меня полностью. Её хватка не ослабевает всю ночь и даже когда под утро ей приспичило пойти в туалет, она тащит меня с собой. Лишь когда взошло солнце, меня соизволяют отпустить.
   Завтракать приходится опять нагишом, а по его окончании мне устроен скандал! Оказывается, по моей вине она стала клятвопреступницей - она ведь дала обет отдаться мне только после убийства Терейона. Выяснять, кто кому отдался, вернее кто кого изнасиловал - бессмысленно, я просто отвожу её в оружейную и показываю голову. Она так радуется, что мне с трудом удаётся уговорить её вернуться в спальню, а не заняться сексом в неприспособленном месте. Затем ей приходит в голову связаться с Кабалем, но тут она соглашается предварительно одеться. Открываю портал в её комнату и провожаю гостью, теперь я могу одеться сам и позвонить Тиуму. Тот спускается ко мне, любуется на разгром в гостиной и спальне и говорит, что со мной срочно хочет поговорить Кабаль. Я догадываюсь, что он узнал о смерти Терейона и хочет уточнить, кто его убил. Но сначала надо дождаться Маэрим, а пока я протягиваю Тиуму глушитель магии. Он тут же шлёпает его на стену и включает, а после предлагает мне выполнить какое-нибудь заклинание. Приходится объяснять, что в отличие от некоторых, я не дебил и пробивать лбом каменную стену не собираюсь.
   - Как же ты тогда справился с убийцей магов? - Тиум недоумевает.
   - А ты напряги свои мозги и догадайся сам. - Я немного обижен на него и за включённую сейчас глушилку, и что вчера он оставил меня на растерзание Маэрим.
   - Тебе помог камень помощника бейлифа?
   - Нет. - Действительно, камень несколько раз предлагал мне свою помощь, но за это от меня требовался полный отказ от собственной магии. Вчера тоже было аналогичное предложение, но я прекрасно обошёлся без него.
   - У тебя есть какой-то мощный артефакт? - У меня вырывался смех, почему это маги считают, что сделать что-нибудь можно только магией.
   - Тогда не знаю, - Тиум так расстраивается, что жалко смотреть, - ведь даже магистру низшего круга требуется несколько минут для разрушения глушилки.
   Я достаю пистолет, разбираю его и начинаю чистить. Следовало сделать это ещё вчера, но хотелось сохранить козыри, а в болтливости Маэрим можно не сомневаться. Нет, она не будет трепать каждому встречному, но если ей покажется полезным обменять на что-либо чужую тайну, то может рассказать. Вот в Тиуме я уверен, только угрожая Жаин из него можно вытянуть секрет. Вычистив пистолет, демонстративно достаю из коробки патрон, показываю ему и вставляю в магазин. Затем пистолет отправляется в кобуру, а до него, наконец, доходит.
   - Ты его застрелил, - Тиум дожидается моего подтверждающего кивка, - просто, как всё гениальное. Наверное, убийца сильно удивился.
   - Не успел. А как Жаин?
   - В полном порядке, она уверена в твоей удачливости и почти не волнуется. - Тиум подходит к стене и выключает глушилку.
   - Посоветуй, что мне делать с Маэрим?
   - Ничего. Только не давай опрометчивых обещаний. Через пару дней она успоко­ится и займётся делами владения. Бароном она тебя делать не будет, а соглашаться на что-либо другое - глупо. Ты - маг.
   Звенит сигнал - Маэрим уже у моей входной двери. Она одета соответственно ситуации - на ней строгий деловой костюм, в котором она одновременно выглядит и хозяйкой владения, и привлекательной женщиной. Мы проходим в оружейную, я навожу по маяку портал на кабинет Кабаля - и он переходит к нам. Сделав дежурный комплимент Маэрим, он сразу приступает к делу:
   - До меня дошёл слух, что Терейон убит?
   - Это не слух, - я левитирую голову в чаше на стол.
   Кабаль её долго и внимательно рассматривает, будто хочет услышать рассказ от неё. Затем обращается к Маэрим:
   - Ты выиграла спор, для Кееса не проблема убить третьего помощника, - а затем ко мне, - а как насчёт самого бейлифа?
   - Сложно, но возможно.
   Я сама скромность, но присутствующие смеются, а Маэрим пересаживается ко мне в кресло почти на колени. Сейчас перед Кабалем она демонстрирует наши близкие отношения.
   - Это следует понимать, что теперь ты займёшься непосредственно Фанахом? - Барон хочет расставить точки над i.
   - Если он мне подвернётся, то попробую. Но ближайшей моей целью является ликвидация его помощников и захват замков. - Я действительно не вижу смысла убивать Фанаха, а потом драться с остальными.
   - Кеес намерен стать властителем Сокейна, - Тиум проясняет ситуацию, - а Фанах пока может посидеть взаперти в Доме бейлифа.
   - Ты ещё убил одного из наследников Корина Тарин-Кифа? - Кабаль продолжал проверять свои сведения.
   - Нет, он гостит в моей тюрьме, у Бирейнов с ними давние счёты. - Маэрим целует меня в уголок губ, - спасибо, дорогой, за подарок.
   - Ещё до меня дошло, что барон Корин нанял Убийцу магов?
   - Его тело уже сожжено, - Маэрим плотоядно улыбается, - Кеес прихлопнул его как муху.
   Кабаль потрясён, но не подаёт вида.
   - Тогда главный вопрос! Из двенадцати уцелевших баронств Сокейна, не считая мелких - в пяти владетельствуют разумные люди, включая меня и мою сестру, с которыми можно договориться. Ещё в одном баронессой Ли-ири - подруга Маэрим. Но в замке Аранейнон находится банда Седого. И в остальных четырёх баронствах владетели заведомо твои враги, причём в двух из них Тарин-Кифы. Чтобы графство оказалось под твоим контролем, требуется взять штурмом пять замков. Ты готов договориться с разумными владетелями, и ты способен захватить эти замки?
   - Разумные и хозяйственные владетели - это опора любого властителя. А для захвата замков Дмитрий формирует штурмовую роту. Кстати, какие вам известны способы захвата замков?
   Маэрим это не интересно и она уходит заняться казнью своего любовника. А Тиум и Кабаль призадумались, а затем начали перечислять. Чаще всего замок захватывался с помощью измены - люди нападавшего изнутри открывали ворота, а защита стен во дворе не работает. Так захватил два замка Агапа, первый помощник бейлифа. Немногим реже барон со свитой захватывались вне замка и сдавали его в обмен на жизнь. Бывало, что ослабленную защиту замка удавалось проломить - в Сокейне в двух замках это может у меня получиться. В восточной части сеймена вокруг нескольких замков были выжжены все селения, и владетели вынуждены были их покинуть из-за голода. И один замок был захвачен, когда магистр третьего круга проломил его защиту. А другие способы в этой войне не применялись. Всё это рассказывается с массой ненужных подробностей, но я их не прерываю, чтобы не сбить. Любая мелочь мне может оказаться полезной. Наконец они выдыхаются, так и не сообщив мне ничего ценного.
   Откровенно говоря, меня этот набор не вдохновляет, а мощь наружной защиты замка я знаю по Бирейнону. С другой стороны, в Европе были весьма мощные крепости, но все они оказались взяты. Мне требуется придумать свои способы взятия замков и кое-что наклёвывается. Кабаль замечает улыбку, скользнувшую на моём лице, и заявляет, что они с Тиумом люди не военные и обсуждать с ними приёмы захвата незачем. А в подтексте звучит, что мне следует посоветоваться с умными людьми, то бишь с ними, а не разводить тайны. Консультация мне требуется, но её мне дадут Юрек и Дмитрий. Далее Кабаль перечисляет, сколько чего он соберёт в своём владении и получит от родственников. Это будет мне передано для ведения войны с бейлифами. Оружие в этом перечне отсутствует, поэтому этот вопрос ему предложено уточнить с Маэрим. Но тут она звонит по амулету-телефону предлагает нам посмотреть на казнь своего бывшего любовника. Мы с Тиумом отказываемся, а я напоминаю ей о поездке в его сеньорат и договариваемся выехать через три часа. Оказывается, Кабаль давно знает о её постельном увлечении и хочет на него посмотреть, а заодно обговорить хозяйственные вопросы.

Маэрим

   Я всю жизнь мечтала о старшем брате, а сейчас этим огорчена. Кеес фактически стал им для меня, но я мечтаю о нём, как о любовнике. Он терпит мои капризы и вытирает мне сопли, мне же хочется, чтобы он меня отлупил. И когда он ушёл в рейд, оставив меня одну в замке - я разозлилась. Мог бы сначала со мною переспать, уговорив отказаться от головы Терейона. И вообще, я хочу почувствовать его силу по отношению к себе, а не только к нашим врагам. А он со мной ведёт себя, как с маленькой девочкой, только что сладостями не угощает. Из-за этого я рассердилась и натворила глупостей. Что мне стоило дождаться возвращения Кееса и прямо сказать ему, что я его хочу? Уверена, у него бы даже тени насмешки не промелькнуло бы. Но нет, сделаю поперёк - и пусть мне хуже будет, дура!
   Я уже собралась послать гонца с двумя письмами - своему любовнику и хозяину постоялого двора, где мы с ним встречаемся. И даже их написала. Если учесть, что я не доверяю обоим, то это безмерная глупость. Горничная мне напомнила, что я уже решила с этим любовником завязать, а хозяина двора сменить, и они об этом догадываются. Но если я вбила что-нибудь в свою тупую башку, то совершу это обязательно. Несмотря на многочисленные болезненные уроки. Надо в следующий раз предварительно посоветоваться с Кеесом - надеюсь, услышав подобное, он меня выпорет, и я угомонюсь. Мой отец в своё время именно так и поступал, жаль, что уехал. Но тут прискакал гонец от Лонегана с письмом, где тот предлагает мне встретиться. Свидания всегда назначала я, и нет бы мне, дуре, удивиться, а я обрадовалась. И даже не подумала - почему послезавтра, а не сегодня? И убежала, никого не предупредив - Кеес сегодня вернётся и пусть почувствует, как я развлекаюсь. Тиум как-то мне проговорился, что у него высокая чувствительность.
   Как обычно, Лонеган встретил меня у входа в наш домик и повёл через длинный холл к лестнице, ведущей в спальню на втором этаже. Мне бы обратить внимание на его дёрганье и страх. А я задумалась, что совершенно его не хочу и даже собралась повернуть назад. Но мы уже прошли холл, и нам навстречу вышел воин в доспехах и с мечом. Горничная начала кричать, и он сразу свернул ей шею. А меня схватил за волосы, кинул в кресло и привязал к нему. Затем сунул мне в рот кляп, дал кошель моему бывшему любовнику и вышел на улицу. Лонеган, стараясь не смотреть на меня, поспешил побыстрее уйти. Тут мне стало страшно - опять вляпалась. Хотя где-то крутилась мысль - и кому я нужна? Ведь настоящий владетель Кеес. Но я - женщина и логически думать не умею, а вот бояться могу. А воин в доспехах вернулся и ... успокоил меня! Оказывается, его нанял барон Корин, чтобы тот убил Кееса - и он его подождёт. Убийца ещё что-то мне говорил, но я его не слушала, а стала дожидаться своего мага. Не скажу, что безмятежно, но и без особого волнения. Он примчится обязательно и тогда тебе не помогут ни гномьи доспехи с мечом, ни выучка. Да, я знаю, что ты способен справиться с десятком моих дружинников и даже с магистром, но Кеес порвёт тебя на кусочки и без магии. Ты ещё не видел настоящего воителя, и это будет последнее, что ты увидишь в этой жизни.
   Ждать приходится долго, у меня затекает всё тело. А Кеес, войдя в дверь, сразу видит врага и устремляется к нему. Я успеваю только подумать - чем он собирается того убивать, ведь в руках у него ничего нет? А мой спаситель уже подскочил к убийце, и тот падает мёртвый, не успев взмахнуть мечом. Ещё мгновение - мои верёвки разрезаны, и я висну на Кеесе, реву и целую его. Ноги у меня затекли и не держат, но у него сильные руки. Выплакавшись, вспоминаю о своём любовнике. На самом деле я о нём не забывала ни на мгновение и сейчас радуюсь предстоящей нам встрече. И моя радость намного больше, чем утром, когда я спешила на свидание. С каким удовольствием я поищу радость на его личике! Увы, Кеес твёрдо решил сначала дождаться Димитира с воинами. Но зато около ворот лежит хозяин постоялого двора, связанный заклинанием. О, какой ужас нарисовался на его харе при виде нас! С удовольствием украшаю её несколькими синяками, да и зубов там явный избыток! Но разойтись не успеваю - прискакали Димитир и Тиум с войском.
   Кеес наводит рамку по моим указаниям, хотя я ему только мешаю. И вот мы с несколькими воинами на дороге за поворотом поджидаем моего ненаглядного. Тот со спутниками вылетает к нам - они мчатся во весь опор, надеясь опередить телепорт. И летят сбитые на землю. Я бегу к моему "драгоценному" - не сломал ли он нечаянно себе шею. К моему счастью, он цел и невредим, только совсем побелел от радости встречи со мной. Мои воины туго скручивают его и засовывают в рот кляп - иначе он всю дорогу будет ныть, моля о пощаде. Ничего, я подожду, когда ты начнёшь молить меня о смерти, и тогда посмеюсь. Его брату и охранникам я велю отрезать головы - мне не нужны свидетели, хотя скоро весь сеймен будет знать о позорящей меня связи. Впрочем, Кеесу на это наплевать, а для меня это сейчас главное. Вместе с моим любовником мы возвращаемся на постоялый двор. Его со всеми удобствами распинают в телеге, и он счастлив до судорог. На прощанье я его ласкаю, жаль - вчера я обрезала коротко ногти. Бью его несколько раз в пах - болевые точки мне известны, и он мычит сквозь кляп от страсти.
   Далее приказываю ехать в деревню. Там назначаю нового хозяина постоялого двора - это давно требовалось сделать, но мой дед не любит ничего менять. А прежнего - вора и предателя, приказываю сжечь. Его приковывают к столбу, вокруг которого лежат вязанки хвороста. Тиум хорошо знает мои вкусы, он заранее распорядился и вызвал палача. А я, отдав распоряжения и покричав, снова хватаю Кееса за руку. Мне необходимо чувствовать его, иначе не выдержу и натворю дел. Теперь в замок с моим драгоценным Лонеганом. Его надо вознаградить за всё изощрённой казнью, но у меня в голове уже всё перепуталось. Так что пускай пока посидит в тюрьме и подумает о радостях бытия. Надо было казнить его вместе с братцем, поспешила тому отрезать голову, ну да ладно.
   Мы спускаемся в подземную тюрьму, где нас встречает мастер-хранитель заключённых. Он старше моего деда и влюблён в свою работу - заключённые у него не болеют, но прекрасно ощущают все прелести сидения в камере. Он не раз мне выговаривал, что преступника сначала надо выдержать здесь, и лишь затем казнить. Сейчас он излучает радость - оказывается, его зверинец пополнился. Он сообщает мне по пути вниз - утром Кеес привёз внучатого племянника барона Корина. Я ненадолго задерживаюсь у его камеры и пропускаю палача с помощниками и Лонеганом. А Кеес вынужден стоять рядом со мной - будет знать, как спасать всяких дур. Я его одновременно люблю и ненавижу, злюсь на него и обожаю. Если бы он вернулся вчера, то ничего бы со мной не случилось, но наследник Тарин-Кифов - уважительный повод для задержки. Этого парня мне даже немного жалко, но он никогда не покинет мою тюрьму, разве только на плаху. Слишком давняя вражда между нашими родами и слишком много крови пролито с обеих сторон. Вот и за сегодняшнее утро надо будет взыскать с барона. Впрочем, на лице у Кееса улыбочка, пугающая пленника - Корину уже заготовлен подарочек, могу не забивать этим голову.
   Проходим к камере, в которой прикован мой бывший любовник. Беру у Кееса кинжал и вхожу к нему. Здесь тесно и я вынуждена касаться его грудью и вдыхать его запах. На мгновение появляется желание заколоть его - в постели он был хорош. Но сдерживаюсь - за своё предательство он получит сполна. Я уже выбрала ему казнь, но немного мучаю, рассказывая возможные варианты. Затем выхожу, намеренно задевая его телом, и даю указания тюремщику. А заодно осматриваю обоих своих любовников - бывшего и будущего. Я уже твёрдо решила прямо сейчас переспать с Кеесом. Это не благодарность, не желание секса, а нечто большее. Я чувствую себя его боевой подругой, которая сражается с ним бок о бок и спит тоже вместе. Поэтому, выйдя из тюрьмы, я тащу его в его спальню, где мы падаем на кровать. И тут внутри меня всё отключается и я реву. Река слёз выливается на него и уносит мои страхи, накопившиеся за долгие годы. Вместе со слезами я выплёскиваю на него всякие ненужные глупости, но мне надо выговориться. А он внимательно выслушивает всю эту чушь и обнимает меня. Тут я вспоминаю угрозы несостоявшегося убийцы, и меня опять охватывает ужас. Кто, кроме Кееса, сумел бы с ним справиться? И кто рискнул бы без магии в одиночку напасть на убийцу магов? Мне известен только один, который сейчас рядом со мной.
   Я вдруг чувствую, как испаряются все мои старые страхи. Пересказываю ему сегодняшний кошмар, он гладит меня по голове, и пережитый ужас становится мне смешон. Я утыкаюсь носом в его насквозь мокрую рубашку и стараюсь не расхохотаться. Эти недоумки попытались обмануть и убить моего мага. В итоге один мёртв, а другой в моей тюрьме ждёт казни. И заказчик скоро узнает, что ему этого не простят и жестоко спросят. Тут он переворачивает меня и, наконец-то, целует. Впиваюсь ему в губы - как долго мне пришлось этого ждать. Я хочу его, но ещё больше я жажду отомстить всем за кошмар, мучавший меня всю жизнь. Меня охватывает жажда буйной деятельности, и я хочу ликвидировать сеньорат Лонеган. Пусть знает, что от его рода и следа на Тао-Эрис не останется. А эта зараза Кеес не возражает, а предлагает всё сделать самому. Понимает, что сейчас я его никуда от себя не отпущу.
   Тут на меня нападает голод. Утром я схватила пирожок и поспешила на свидание. А затем ни глотка воды. Заказываю еду и иду к зеркалу. Какой кошмар - во что превратилось моё платье! Сбрасываю его, и пусть Кеес полюбуется на моё тело - оно у меня красивое. Но раз я голая, то надо и его раздеть - он тоже голый и тут приносят еду. От её запаха мне сводит живот, а эта зараза ещё спрашивает, зачем было раздеваться? Не объяснять же, что сперва я намеревалась потрахаться, а затем решила сначала перекусить! Должен сам понимать! Из принципа иду в гостиную неглиже и его веду с собой. Я первый раз голая перед слугами и с трудом делаю вид, что так и должно быть. А ему море по колено - садится за стол и спокойненько ест. В результате мы окончательно смутили слуг. Понятно, о Кеесе они пискнуть не посмеют, но мне все косточки перемоют. А наплевать!
   Требую, чтобы он отвёл меня к себе в постель, с чем он с радостью соглашается. Наконец-то, я его, а он мой. Надо было в первый же вечер на Земле напроситься к нему домой и трахнуть его. Сглупила, решила отложить. Опять вспоминаю свою жизнь, постоянную угрозу падения замка и плачу - но это уходят мои страхи. Насовсем! От радости я крепко обнимаю его и заявляю, что переезжаю жить к нему в кровать. А он верит!
   Завтракаем мы опять без одежды - он же не стесняется и мне надо перестать! А после вспоминаю, что потребовала с него голову Терейона. Мне на это сейчас наплевать, но не могу упустить прекрасный повод учинить скандал. Мол, я - бедная девочка, нарушила обет и стала клятвопреступницей. Но эту заразу ничем не проймёшь! Он отводит меня в оружейную и достаёт из шкафа заказанную голову. Вот змей! Оказывается, он в ту же ночь, когда я договаривалась с Кабалем, смотался в лесной терем и отрезал Терейону голову. И суток не прошло! А мы - месяц, десять дней! Интересно, если Кабаль закажет ему голову Фанаха, то он принесёт её завтра или послезавтра? Тут у меня опять возникает тяжесть внизу живота, и я тащу его в спальню. Кажется, ему хотелось попробовать меня прямо там, на столе, но это в другой раз. В кровати меня отпускает окончательно - до меня дошло, что никаких угроз более не существует. Во всяком случае, внутри замка. На радостях я прошу его немедленно связаться с Кабалем. На что Кеес вполне резонно замечает, что предварительно стоит одеться и отправляет меня телепортом в мои апартаменты. Так счастлива я была только в раннем детстве.
   У меня ощущение - сегодня решатся все мои проблемы, одеваюсь и бегом обратно. Там уже Тиум, мы проходим в оружейную и Кабаль телепортируется к нам. Он долго рассматривает голову Терейона, а затем интересуется головой бейлифа. Кеес согласен, но даёт понять, что это будет несколько дороже. Мне опять необходимо его почувствовать и я плюхаюсь к нему в кресло. Я хотела аккуратно подсесть рядом, но Тиум озвучил желание Кееса стать властителем Сокейна. И от удивления я не удержалась на ногах и шлёпнулась ему на колени. Он же только вчера с Земли, а уже такие планы! Хочу посмеяться, но одно прикосновение его руки, и я верю - станет. Кабаля задаёт несколько вопросов будущему графу, но на них отвечаю я. Фари-Туинес должен уяснить, что баронесса Маэрим - любовница Кееса, и сообщить это всем. Тогда никто и не вспомнит сеньора Лонегана, только надо его поскорее казнить. И хотя разговор о будущем графстве мне очень интересен, я спешу покончить с этим неприятным делом. И я стану первой дамой Сокейна, как любовница его властителя. А все благородные доны будут за мной наперегонки ухаживать.

Кабаль

   Я вхожу в оружейную, где Тиум и Кеес сидят в креслах, а Маэрим, похоже, только что вошла. И она изумительно выглядит, несмотря на расправу со своим любовником. Мне уже донесли, что она приказала перебить его сопровождающих, а его самого связать и отправить в тюрьму. Говорю ей комплимент, но она его принимает совершенно равнодушно. А недавно радовалась им, как ребёнок сладостям. Интересно, что за приятное событие у неё недавно произошло, но это выясню попозже - мне срочно нужно узнать, кто убил Терейона? Сажусь в кресло и сообщаю об этом, на что Кеес левитирует его голову на стол передо мной. Я вижу, что для них это уже прошлое, то есть убийство произошло несколько дней назад, может быть, даже в ту же ночь, когда мы договорились. Но Маэрим о подобном намерении тогда заведомо не знала, да и Кеес этого, кажется, тогда не планировал. Услышав от меня о Перехватчике, он захотел им завладеть и устроил бейлифу катавасию с козлом. Поэтому я предполагал, что Терейона убил кто-то другой, например Саан, но нашёл его голову в Бирейноне. Значит, либо Кеес скрывает свои намерения ото всех, либо ситуация внезапно изменилась, и он воспользовался подвернувшимся шансом. И то, и другое для будущего властителя ценно.
   Для проверки спрашиваю насчёт бейлифа и вижу - он готов и того убить, но у него другие планы. Тут Маэрим видит, что свободных кресел в комнате нет, а садиться на стул ей не позволяет статус. Остальные же этого не замечают и не торопятся освободить ей своё место. Разумеется, обрати она на это их внимание и два кресла немедленно освободятся. Но она предпочитает сесть Кеесу на колени - я вижу, что отношения между ними стали намного ближе. И дело не в том, что они переспали друг с другом. В прошлый раз это была в основном демонстрация с её стороны. А сейчас Кеес сам показывает, что они партнёры и всё делают совместно. А это уже серьёзно - в паре они заметно сильнее, чем порознь. Недаром Теодорих поспешил снять цепь и самоустраниться - вдвоём они превращают Бирейнон в сильнейшее баронство в байле.
   Видя мои попытки оценить ситуацию, Тиум сразу формулирует цель Кееса и всё становится на свои места. Передо мною сидит будущий властитель Сокейна, который не претендует на владение своей подруги. И баронесса Бирейнона благодарна ему за это и за защиту. А проведённый рейд встряхнул всех в нашем графстве - кого порадовал, а кого и испугал - особенно Тарин-Кифов. Выясняю, что у меня неточная информация - племянник барона не убит, а схвачен и посажен в застенок. Принципиальной разницы нет - барону Корину наплевать на своих близких. Но для многих это существенно - Кеес поступил по законам Наймиера.
   Хочу оказать им небольшую услугу и сообщаю о следующем шаге Тарин-Кифов. Но выясняется, что Кеес убийцу магов уже прикончил - очень он шустрый. Заодно догадываюсь, как тот намеревался добраться до мага Бирейнона. Схватить Маэрим через её любовника, выманить на живца Кееса, а далее дело техники. Только тот, хоть и не магистр, убил Убийцу. И что характерно - опять никто не понимает, как! По всем формальным показателям Кеес слаб, но фактически - силён. Мысленно вспоминаю всех поверженных им - внушительный счёт. А попытайся Фанах собрать совместное войско бейлифов, то его поднимут на смех - не может справиться с магом второго уровня, хи-хи, ха-ха.
   А что он представляет собой как властитель? Кого мы собираемся посадить себе на шею? Я хорошо знаю, что слова - это только слова. Но и из них можно составить себе полезную картину, а затем делами её проверять. И пока складывающая картина меня устраивает. В дела владетелей он влезать не намерен, а средства на войну нужны любому властителю. Тупо бодаться с Фанахом тоже не собирается, а хочет подчинить себе графство. И главное - он знает, как захватывать замки, не уничтожая всё вокруг. Мы, Фари-Туинес, потому не стали воевать с бейлифами, чтобы не плодить разрушений. И на западе сеймена они оказались умеренными. Разумеется, потерь хватает, но их не сравнить с ущербом, нанесённым хозяйствам соседних сейменов и востоку нашего.
   А в настоящее время, надеюсь, можно освободиться от власти бейлифов без большой крови. В нашем сеймене сильных только двое - Маарани и Караниор, и ещё Агапа - первый помощник Фанаха. Но он сейчас с Караниором в срединном домене - они там увязли в войне с графами. Если Кеес сумеет справиться с Маарани, то серьёзных врагов в сеймене у него не окажется. Следовательно, он сможет быстро взять Сокейн под свою руку без большой крови и разрушений. Несомненно, Караниор и Агапа пойдут на него войной. Но им надо будет сначала обеспечить себе перемирие с графами, а это время у Кееса будет возможность подготовиться к встрече. Повторюсь, я не воитель и не маг, в военных делах не разбираюсь. Но в сеймене не осталось никого, кто осмелился бы выступить против бейлифов. Поэтому придётся сделать ставку на него, хотя меня в нём многое смущает - не могу представить, каким он окажется правителем, но это неважно. Властителя любого уровня убрать несложно - мои предки это не раз проделывали. Только последнего герцога убрали зря, тот бы смог окоротить бейлифов.
   Домысливаю всё это по дороге к месту казни. Мне любопытно посмотреть на бывшего любовника и постараться понять новую Маэрим. Хозяйкой владения она всегда была хорошей, только помешанной на мужчинах. И что любопытно - ей был нужен не столько секс, сколько их внимание. А теперь ей оно не очень и нужно, но любовница будущего властителя Сокейна, а возможно и всего сеймена, получит его выше крыши. И что тогда она будет делать?

Тиум

   Кабаль уходит вскоре после Маэрим, а мы остаёмся изучать магию. Я зову Жаин - если забуду что-нибудь важное, то она дополнит, и Кеесу приятно. Сначала читаю ему коротенькую лекцию про уровни магов. И сразу предупреждаю, что ограничусь первыми пятью - пока и этого за глаза хватит.
   Маг первого уровня способен без амулетов применять пять-семь простейших заклинаний своей стихии. У Кееса первый уровень только условно, так как ни в одной стихии у него нет пяти заклинаний. Но суммарно в разных стихиях у него получаются два десятка, а требуется полтора.
   Второй уровень - это умение одновременно запускать нескольких однородных заклинаний, что ему удалось освоить на последнем занятии. И создание двухфазных заклинаний, например, в полёте вода превращается в лёд. А также качественное усиление, как высокотемпературный файербол. С этим сегодня ему придётся потренироваться, как и с созданием защит. Но я рассчитываю, что всё это освоит в ближайшее время, хотя придётся поработать.
   Третий - это заклятия, состоящие из нескольких частей, последовательно бьющих в одну точку и создающих кумулятивный эффект, пробивающий простую защиту. Либо создаётся полуфабрикат, способный пройти сквозь защиту, а потом превратится во что-то разящее. Часто такое заклинание создаётся с использованием двух стихий. Например, мельчайшая пыль ("земля") вдувается ("воздух") в рот и нос противнику. Причём пыль надо создать настолько мелкую, чтобы она свободно проходила сквозь магическую защиту, которая она на этом уровне не твёрдая - отражающая, а вязкая - поглощающая. Тут у него проблемы - хотя большинство этих заклинаний ему понятны, но не получаются.
   Четвёртый - это качественно новые заклинания, типа смерчей-водоворотов или огненной плёнки, проникающих в любую щель в защите. Либо обычное заклинание на подлёте расщепляется на множество мелких, которые ищут щели. Защиты здесь строятся сплошные, без просветов и дыр. Ещё на этом уровне осваиваются призывы разных сущностей и управление ими.
   Маг пятого уровня способен создать заклинание в любой точке видимого пространства, скажем, на лбу противника, то есть внутри защитного контура. Также он умеет высасывать энергию без канала, заставляя излучать выходные точки тела. Его защита создаётся на поверхности кожи или внутри тела. Она способна динамически усиливаться в местах воздействия вражеского заклинания. А ещё - умение перемещаться порталами и другими способами в пространстве.
   Полный боевой маг - прежде всего, это качественно новые заклинания, разрывающие противника изнутри.
   Универсальной защиты не существует, поэтому главным является определение вида нападения и модификация оборонительного слоя. Либо уничтожение полуфабриката заклятия. Хочу в качестве примера описать его защиту, изучаю её и теряю дар речи. К счастью, ненадолго - он быстро ко мне возвращается длиннющм ругательством. Кеес окружён такими укреплениями, что я в полном замешательстве. Долго изучаю их своими амулетами и снова ругаюсь - этого не может быть, потому что не может быть никогда. Мне приходится прерваться на рюмку коньяка, но ему не предлагаю - только после тренировки. Придя в себя, пытаюсь объяснить, почему такое невозможно. Дело в том, что его защита почти четвёртого уровня, так как она сплошная! Нет ни трещин, ни щелей, ни дыр. А ещё она вязкая и непрерывная. То есть она не состоит из отдельных щитов, скрепления которых можно пробить, а представляет единое целое. А следует учесть, что у большинства магов первых четырёх уровней защита на ранг ниже нападения, и лишь у немногих равна. А он, имея второй условный уровень, поставил защиту четвёртого! Нет пока только нескольких вспомогательных элементов. И хотя это удивительно, но ещё не всё!
   Маги третьего - шестого уровня владеют тремя, редко пятью стихиями и в разной степени. И защиту они строят, используя только свои возможности. Да, им удаётся защититься ещё от некоторых стихий, но не от всех и плохо. Использовать же для обороны заклинания низших уровней - бесполезно. Заклинание четвёртого уровня всегда пробьёт защиту третьего, хотя защита четвёртого может выстоять против заклинания пятого. Поэтому против любого (!) мага можно подобрать заклинание, которое его поразит. Именно так и произошло у Кееса в его первой схватке. Только магистры закрыты ото всех стихий. Так меня учили и так написано во всех книгах, что я читал. И вот мы имеем мага второго уровня с защитой от всех восьми стихий, а также от ментального и физического воздействия. Конечно, до магистра ему как до иного Мира пешком, но не всякому магу пятого уровня удастся пробить его оборону. А я ещё удивлялся, почему он сумел отразить два удара Каэна? Учитывая, что к своей защите он поставил дополнительно "Щит"!
   Я устал постоянно изумляться ему с момента его появления здесь и устал ходить с отвисшей челюстью. И очень бы хотел получить, наконец, внятный ответ - кто же он такой? - всё это высказываю ему в сердцах.
   А Кеесу только шуточки шутить!
   - А вот такой я вот урод! - следует ответ.
   Жаин успокаивает меня, обещая со временем во всём разобраться. А ему говорит:
   - Ну и что, что урод. Всё равно я тебя люблю.
   Он показывает ей язык, она смеётся, а я принимаю вторую рюмку как лекарство и продолжаю лекцию. Она занимает почти час и включает множество примеров заклинаний. Он внимательно слушает, но чувствую, что перекраивает всё по-своему. И не спорит, хотя не согласен. Несколько узоров заклинаний строит прямо сейчас, и я вижу, что пора переходить к практике.
   Мы идём на площадку позади дома, и я предлагаю ему атаковать щит всеми возможными способами. Энергия у него много и ему самому интересно опробовать изученные заклинания. У него уже сформировалась привычка бить сериями из семи - десяти заклятий. По времени такая очередь короткая - заклинания почти накладываются друг на друга, и потом нужна небольшая пауза. Но на такую серию сил уходит намного больше и вскоре на него накатывает усталость. Зато щит превращён в лохмотья! По моим прикидкам он получил свыше полусотни заклинаний. Кеес сумел использовать магию восьми стихий, кроме воздействия на себя. Большинство заклятий было второго уровня, а некоторые третьего и даже пара четвёртого. Гордый, он поворачивается ко мне и видит моё недовольство. Я объясняю ему:
   - Маги так не воюют, заклинание должно быть тщательно подготовлено и в него надо вкладывать всю силу, а не бить сериями, как ты.
   - Не согласен, - возражает он, - вспомни мою схватку с Каэном. Тот действовал именно так, как ты говоришь и был бит моими сериями. Щит способен отразить любой магический удар своего уровня и даже следующего. А быстрая серия из десятка заклинаний средней силы разносит его в клочья.
   - Всюду написано, что одно мощное заклинание эффективнее нескольких таких же, но более слабых.
   - Тогда смотри, - Кеес убеждён в своей правоте.
   Он выбирает относительно целый участок щита, почти минуту накачивает руку энергией и вгоняет в щит толстое ледяное копьё. Оно почти пробивает его, несмотря на магическую защиту первого уровня. Потом немного ждёт, чтобы сосредоточить энергию и выдаёт серию из дюжины заклинаний шести стихий. Весь эта часть щита осыпается, остаётся только маленький кусочек, пришпиленный копьём.
   - Повтори, - требую я, и этот кусочек превращается в крошево.
   Кое-что мне становится понятно. Когда рядом взрываются с крохотной задержкой заклинания разных стихий, магическое пространство локально сотрясается и разрушения возрастают на порядок. Но почему описания таких серий мне не попадались в книгах?
   - С этим понятно, большинство магов сильны только в одной стихии, а ты в нескольких. Но пойми, - я даже возмущаюсь, - любому магу, чтобы выполнить заклинание другой стихии, а потом вернуться в свою, требуется много времени.
   - А я не любой! - действительно мало того, что с одинаковой лёгкостью у него получаются заклинания разных стихий, пусть и не самые сложные. Но и переходы с одной стихии на другую совсем не требуют дополнительных усилий и времени. В доказательство в щит ударяет серия из восьми заклинаний разных стихий, причём на неё уходит одиннадцать секунд. И все заклинания второго уровня.
   - Впечатляет, защиту третьего уровня такая серия пробьёт точно, да и магу четвёртого уровня не поздоровится. Но о подобном я не слышал и не читал. - Я размышляю вслух, - к сожалению, у меня нет полноценного образования, я только изучал книги. Значит, буду учить тебя постепенно всем стихиям. А сейчас займёмся заклинаниями второго уровня.
   Жаин с учебником уже стоит рядом. Он обнимает её и целует, она отвечает, но фыркает:
   - От тебя пахнет Маэрим.
   - Увы, и увы.
   Я ругаю их, сую ему в руки учебник, а сам сажусь вместе с внучкой на маты. Когда выяснилось, что он владеет Айвиш, моё отношение к нему изменилось. Передо мною не ученик или начинающий мажонок, несмотря на все его шуточки и хохмочки. А зрелый маг, у которого по понятным обстоятельствам было недостаточно практики. Началась тренировка - он вслух читает заклинание по учебнику на Айвиш, Жаин читает мне по тетрадке перевод, и мы смотрим на его исполнение. Пусть не с первого раза, а иногда с третьего-четвёртого щит сотрясается от очередного магического удара, а у него портится настроение. Не понимаю, из-за чего. Да, удары слабые и в реальном бою выходить с ними против серьёзных магов нельзя. Но идёт учёба и через год-полтора он достигнет нужного уровня. И тут меня пронзает мысль - у нас нет этого времени. Ему надо стать полноценным боевым магом хотя бы третьего уровня не позже, чем через месяц. А завтра в открытом бою схлестнуться с реальными магами и победить.
   И он это чувствует! И не только чувствует, но и знает, что делать! Предлагаемое им улучшение заклинаний известно, но почти все маги ленились это делать. Оно эффективно только до третьего уровня включительно, а в мирное время каждый из боевых магов намеревается расти дальше. А во время войны нет свободного времени. А вот ему и Жаин не лень. Правда, доведение заклинания у них получается быстро, прямо во время тренировки. Хотя и чувствуется, что он этим уже занимался, и много. Зато какая мощь - щит разнесён третьим ударом. Надо будет сегодня дать заказ, чтобы завтра изготовили новый. И пусть он наложит на него серьёзную защиту.
   Спускаемся на полигон, где на мишени стоит защита третьего уровня. Но и там хватает одной серии из пяти новых заклинаний, чтобы разрушить мишень. Я невероятно доволен - с этим можно выступать против большинства магов сеймена. А несколько оставшихся быстро пробить его защиту не смогут, и он успеет убежать. Сейчас же пусть починит мишень и наложит на неё свою защиту четвёртого уровня.

Кеес

   Я стараюсь запомнить его лекцию дословно. Ведь здесь нередко заранее известен уровень и стихия будущего противника, а значит, и его возможности. Тиум прав, мне предстоит ещё много работать, чтобы показать второй уровень. Но в принципе у меня должен получиться и третий. А вот с четвёртым, или с первым старшим, есть проблемы. Но их я буду решать позже. И мне непонятно, почему он считает, что маг второго уровня не может иметь защиту четвёртого? И почему маг не может выполнять заклинания всех стихий? Я не спорю с ним - история магии на Сэрэсе насчитывает тысячелетия, из-за чего подобные утверждения имеют под собой серьёзные основания. Но для меня их разделение на стихии условно, и для моего камня тоже. Но Тиум завёлся, а моя попытка успокоить его шуткой, только подливает масла в огонь. Хорошо, что с нами Жаин - она разряжает возникшее напряжение. Жаль, что не получится в эту ночь нам полежать вместе. Но мне опять придётся успокаивать Маэрим - если она пойдёт вразнос, то кранты Бирейнону. Да и по-человечески её жаль, хотя даже в постели, я воспринимаю её как сестру.
   Но Тиум уже успокоился и продолжает лекцию. Он описывает заклинания и подробно разъясняет их, а я стараюсь запомнить. Но его описания тяжелы и громоздки - впрочем, это беда не Тиума, а языка. Что Эрис, что русский для описания заклинаний неудобны. То ли дело Айвиш! Однако я стараюсь. Мне помогает камень на груди - все камни бывших помощников бейлифа слились в один жёлтого цвета. Но он стал лишь не намного больше и тяжелее камня Терейона. Как это у него получается - мне непонятно, но особенно и не интересует. Он постоянно предлагает свою помощь, причём совершенно искренне. И хотя его возможности поставят меня вровень с магистром второго круга, пользоваться им я опасаюсь. Передо мною пример бейлифов и их помощников - сомневаюсь, что они изначально были такими подонками. И камни тоже не виноваты - они не люди и понятия "мораль" у них нет. Просто нам их восприятие Мира не подходит. К тому же мне хочется самому стать сильным магом, а камень использовать как накопитель энергии и советчика, обучающего меня заклинаниям. Он не делит их по уровням и стихиям, поэтому мне самому приходится выбирать доступные. Пока у меня второй уровень, хотя и условно, но Тиум надеется вытянуть на третий. А как мне удалось побить Каэна, проигрывая ему два уровня, он не понимает. Мне кажется, что тогда победа пришла за счёт быстроты и разнообразия моих действий, но здесь у нас с Тиумом разные мнения.
   Началась тренировка, и я всё больше разочаровываюсь в своих "успехах". Мне уже ясны требования к боевому магу и понятно, с такими заклинаниями в серьёзную схватку лезть бессмысленно - забьют. Тот же Корин Тарин-Киф перехватит меня на дороге с десятком своих магов и сливай воду - нужная большая точность и мощность удара. Следовательно, необходимо все заклинания оптимизировать и применять только их. Прерываю тренировку, подсаживаюсь к зрителям и объясняю свою идею - Жаин схватывает её сразу, а Тиум несколько минут врубается. Мы возвращаемся к началу главы, посвящённой заклинаниям второго уровня, и начинаем их оттачивать. Я выдаю общую схему улучшения заклятия, а Жаин строит его узор. Похоже, у неё прекрасная теоретическая подготовка, и описания оптимизированных заклинаний она выдаёт сходу. Выучив пяток из них, я выхожу на боевую позицию и с третьего удара добиваю щит. Причём одиночными заклинаниями. Мы спускаемся на полигон, но и там хватает одной серии для разрушения мишени. Тиум доволен больше меня, но заставляет её починить.

Жаин

   Дед читает лекцию, а я любуюсь любимым. Эта теория мне известна наизусть, а ему она в новинку. После атакующих заклинаний Тиум переходит к защитам и для примера определяет её уровень у Кееса. И кошмар, не может быть - у него оборона четвёртого (!) уровня. В детстве я довела деда всякими вопросами. Одним из них был - а почему уровень защиты всегда ниже уровня нападения, а не наоборот? И на них мне был дан чёткий ответ - А потому, что иначе не бывает! Оказывается, бывает и как ещё бывает! Сбоку от меня сидит живой ответ на мои детские вопросы и изредка улыбается мне. Но дед шуток на тему магии не приемлет и злится. Особенно когда Кеес характеризует себя как мага-урода. А на самом деле именно он истинный маг, а остальные - уроды. Но деда приходится успокаивать - чрезмерно волноваться ему вредно.
   Далее идут описания заклинаний. Эту нудятину даже я слушаю с трудом - заклинания надо показывать, или, по крайней мере, демонстрировать их узоры. А мой любимый с увлечением слушает. Но вскоре я замечаю, что его интересуют способы их применения. А по еле уловимым движениям пальцев вижу, как он строит свои очереди. Он может их пускать в любом порядке, а для его противника это существенно. Существуют канонические последовательности заклятий, но создаваемые намного медленнее. Как говаривала одна моя знакомая магиня - отражая два таких заклинания, успеваешь в промежутке поправить макияж. У Кееса в промежутке не чихнёшь! И последовательности он придумывает совершенно парадоксальные. Наконец и дед это замечает, и закругляет лекцию. Мы идём на площадку для тренировок.
   Там он демонстрирует придуманные им серии, а дед недоволен. И в чём-то он прав! Скорость и точность на загляденье, а мощности мало. Я стараюсь быть объективной - ему идти в бой и моя завышенная оценка может стоить ему жизни. Они опять спорят, и Кеес ещё раз демонстрирует свои серии. Но теперь его заклинания заметно мощнее, хотя и медленнее. И дед вынужден принять показанные доводы, хотя и ворчит насчёт его многостихийности. Вот будет номер, если он окажется магом всех стихий и на четвёртом уровне! Какое это по счёту будет "Не может быть"?
   Теперь мы займёмся изучением заклинаний второго уровня. Нам всем надо переместиться и по пути мы успеваем с Кеесом обняться и поцеловаться. Я не удерживаюсь от "Фу" - запах Маэрим весьма силён. Мне понятно после всего ею пережитого её желание быть всё время с Кеесом. Я понимаю его заботы о баронессе, и чувствую его именно братские чувства к ней. Поэтому меня это не задевает, но её запах от него раздражает! От первых заклинаний я просто зеваю. Нет, он всё делает правильно, но это учебные упражнения, а не боевые заклятия. Но вскоре это становится ясно и ему. И он предлагает модернизировать заклятия. Это же я читала в учебнике Аранейна, ректора филиала магической Академии. Но тогда маги, бывшие в Бирейноне, подняли меня на смех. У меня в голове сохранились фрагменты улучшения узоров. И когда Кеес указывает, где и в каком направлении надо улучшить рисунок, я с ходу вставляю их, оптимизируя узор. В нём меньше узлов и линий, чем в исходном, но зато энергия лучше распределена. И заклинание срабатывает быстрее и оно мощнее на порядок. То есть мы с ним создали настоящие боевые заклятия, которыми он разносит щит, а затем мишень. А ведь считалось, что эффективные боевые заклинания начинаются с четвёртого уровня. И получается, что серия из новых заклинаний второго уровня почти настолько же эффективна! А ведь у него ещё есть несколько заклятий третьего уровня и два четвёртого! Дед опять будет ворчать - нельзя смешивать магические воздействия разных уровней. А я поинтересуюсь, что он ответит Кеесу на вопрос - "Почему?". Это меня можно заткнуть, а его он не посмеет!

Кеес

   По дороге к себе меня ловит звонок Маэрим - она сообщает, что направляется с Кабалем ко мне, а после обеда мы поедем подчинять сеньорат. Тиум с Жаин ушли к себе и обедаем мы вчетвером - к нам присоединился Дмитрий. За столом барон ворчит - он что-то не поделил с баронессой. А она всячески прижимается ко мне и только не кричит, что мы любовники. Тиум в перерыве сегодня мне объяснил, что казнь Лонегана подтвердила всем в сеймене, какие у них были отношения. Но наличие интимных отношений со мной зачёркивает всё её прошлое и позволяет общаться с равными по статусу. А это для неё крайне важно. Мой же статус выше, чем у любого барона в сеймене. Вся эта игра, кто кого выше, меня жутко раздражает, но приходится с этим мириться.
   После обеда Кабаль просится с нами в поездку и предлагает помочь Маэрим договориться с родственниками казнимого сеньора. Но мы понимаем, что он надеется посмотреть на меня в деле. Дмитрию сидение в стенах замка тоже надоело и хочется размяться. Вторым командиром он берёт Микилееса, с которым они явно спелись. К тому же третий взвод должны составить амазонки, и он с удовольствием перепоручает их обучение Вадиму. Эс-Тевия приятна во всех отношениях, но Дмитрий её побаивается. Едем мы так же, как и в рейде, только позади меня, Дмитрия и Миле рядом с Марфиным скачут Маэрим и Кабаль. Отряд идёт быстрой рысью и через два часа мы должны быть на месте. А пока мне приходится развлекаться сканированием леса. Движение по дороге до постоялого двора заметное, да и после него телеги и всадники встречаются чаще, чем во время рейда. Деревни на северо-востоке также расположены гуще, но намного меньшего размера. Кабаль мне объясняет, что на западе, особенно на окраине сеймена, крестьяне живут большими селениями. За крепкой оградой они реально рассчитывают отбиться от большинства врагов. Здесь же селения маленькие и при серьёзном налёте жители убегают в лес, там у них заранее вырыты землянки и содержится часть скота. Большинство селян этой части байлу сбежали с востока сеймена, людей там осталось мало, а поборы высокие. Из-за этого между восточными и западными бейлифами постоянный конфликт. Дело доходит до прямых стычек между отрядами их младших помощников.
   Уже подъезжая к посёлку, мы видим столб дыма в дальнем конце селения. Ворота с нашей стороны распахнуты, и отряд галопом мчится по главной улице. На другом конце деревни яростно спорят двое, за каждым из них стоят воины. Знаком велю Кабалю и Маэрим не лезть, подъезжаю к ним и приказываю доложить, что происходит. Выясняется, что один из них младший помощник бейлифа, но не нашего, а восточного. Он заявился сюда пограбить, а если ему не дадут собрать дань, то его господин будет очень недоволен. Его бейлифу нужны деньги, а в их байле грабить уже нечего. Выплачиваю ему дань ледяной стрелою в лоб, приказываю зарезать сопровождавших его воинов, а пленных освободить. Второй претендент выглядит типичным разбойником, как и его люди, но что-то в нём меня интригует. Поэтому для разбирательства веду его в ближайший дом и велю туда же занести тело младшего помощника. Там он предъявляет грамоту на сеньорат, и я читаю её. В ней говорится, что второй помощник бейлифа Аниор Бен-Урон назначает подателя сей грамоты сеньором данного посёлка. Печать и подпись явно самодельные и магически не подтвержденные. Вообще магии в документе нет, хотя подобные грамоты обязательно пишутся на магически обработанной бумаге. На эти вопросы он мямлит, что Аниор очень спешил и не успел наложить магию. А после моего замечания, что фамилия Аниора Бен-Оорон, а не Урон, мой собеседник совсем сникает.
   В этот момент входит Марфин и спрашивает:
   - Маг Кеес, разрешите этому болвану отрезать голову за ненадобностью.
   Атаман разбойников сначала встрепенулся, услышав Кеес, а потом сник окончательно. Но увидев, что голову Марфин отрубил младшему помощнику, слегка успокаивается. Он рассказывает, что ранее жил в восточной байле, но его деревню сожгли, а жителей связали и погнали на рынок рабов. Ночью охранники перепились, а он с несколькими друзьями освободился и зарезал их. А потом все они ушли на запад. Но наступала осень, и зимовать в лесу не хотелось. Тут он узнал, что Убийца магов договорился с местным сеньором заманить Кееса в ловушку. Но атаман был уверен, что Кеес справится с Убийцей, а заодно накажет всех подельников. Поэтому, вместо того, чтобы проситься к кому-нибудь на постой, он решил объявить себя сеньором, место же должно освободиться. И с младшим помощником он как-нибудь разобрался бы, например, напоил его и зарезал пьяного или накормил бы ядом. Но сейчас он может только надеяться на мою милость.
   Уже давно сидящий сзади Кабаль оглушительно хохочет - "Каков прохиндей!". Я же велю им всем выйти, чтобы дать мне возможность подумать. На самом деле мне требуется забрать серый камень без посторонних глаз. Далее велю Марфину убрать труп, а атаману предлагаю вступить в моё войско. Паренёк он интересный, только за ним нужен глаз да глаз. Но я всегда предпочитал работать с незаурядными людьми, хотя с ними и сложнее, чем с посредственностями. Его односельчанам предстоит прогулка до Бирейнона на радость Маэрим - её баронство прирастает народом. Решён вопрос и с сеньоратом - мать кузины Лонегана была старшей дочерью и наследницей. Но отец этого горе-любовника отравил свою сестру, а вскоре и сам умер при невыясненных обстоятельствах. Поэтому владение сеньоратом законно вручается Маяне Лонеган. Однако вассальную клятву она приносит мне, а не Маэрим. Я приглядел себе расположенный севернее замок Аранейнон и этот сеньорат хорошо вписывается в моё будущее баронство. У Кабаля явно в голове компьютер - он мгновенно просчитывает всё это и одобряет. Селение совершенно разорено, и придется до следующей осени освободить его от налогов мне. А налог бейлифу она должна собрать, но отвезти в последний момент - дай Бог, он помрёт с моей помощью, тогда и платить не придётся. Кузина Лонегана - невзрачная женщина, но хозяйка умная и хваткая. И мы с Кабалем полагаем, что за год сеньорат встанет на ноги и, если его не ограбят, то через несколько лет здесь будет вполне приличное село. Оставив одно отделение для охраны переселенцев, мы возвращаемся обратно в Бирейнон. Но от моего предложения перейти порталом, барон с баронессой отказываются - поговорить можно и в седле, а когда ещё выдастся возможность не спеша прогуляться по лесу.
   Благодарю их за комплимент и перестраиваюсь во второй ряд и всю дорогу мы обсуждаем мелкие хозяйственные дела. Но после боевых походов и решения глобальных вопросов - это отдых. В Бирейнон мы въезжаем под вечер. Я надеюсь, что переселенцы успеют дойти хотя бы до постоялого двора. Впрочем, ещё одна ночь в лесу погоды не делает - в любом случае завтра они будут в замке. Ужинаем мы в Доме Урожая - прежних покоях Маэрим, где в гостевых комнатах остановился Кабаль. А затем она со мной порталом переходит из гостиной ко мне в спальню. Впрочем, барон достаточно умён, чтобы понять её и играет он на моей стороне.

Кабаль

   Я напросился в эту поездку, чтобы присмотреться к Кеесу и его отношениям с Маэрим. Он это прекрасно понимает, но ему предстоит дело, а тут мало что скроешь. Да и стычки случаются, стоит только немного отъехать от замка. Так и в этот раз - не успел нынешний сеньор отдать концы, как на сеньорат объявились претенденты. С младшим помощником Мурило у Кееса разговор короткий - тот даже не успеть высказать свои требования. И слухи не врут - младший камень бейлифа не стал защищать своего хозяина. Я видел немало магов и Кеес из них самый кеес - не знаю, каков он по силе и мощи, но в быстроте его превосходство очевидно. А отморозки восточного бейлифа явно обрадовались, услышав, что им только отрежут головы. Следовало бы их посадить на колья или сжечь, но Кеесу жалко терять на казнь время. И не обращая внимания на палача с топором, он потащил второго претендента в ближайший домик. Туда же относят тело младшего помощника, зачем? Иду следом за ними.
   Хотя на вид второй претендент обычный разбойник, но мне он понравился. Это надо же придумать сварганить поддельную грамоту на сеньорат! И младшего помощника не испугался! Тот на западе чувствует себя неуверенно и ловкий мошенник, понимая это, решил попытаться его обмануть. И он прекрасно видит, что с нами всё это не пройдёт, но всё же продолжает свою игру. Хочет выиграть время? Скорее произвести благоприятное впечатление - конечно, я прохиндей, но могу быть вам полезен! И добивается своего - Кеес зачисляет его в своё войско. А я уже хотел попросить отдать этого парня мне - из него вышел бы ловкий управляющий. Затем нас выгоняют - маг хочет забрать камень без свидетелей. Парень рад, что сохранил на плечах голову, а мне такие тайны не нужны - в дела магов влезать не хочу.
   На площади палач заканчивает свою работу - грабители, посланные Мурило, торопятся расстаться с головами. А вдруг маг передумает и, вернувшись, заменит им лёгкую казнь на более мучительную. И солдаты их поторапливают - мол, их командир любит потренироваться на пленных, покидать заклинания. А разбойники тем временем гадают о своей участи и сносят тела казнённых на уже сложенную поленницу. Маэрим беседует с местной сеньорой и представляет её мне. По закону именно она должна была унаследовать сеньорат, но кто в нынешние времена соблюдает законы? Однако я не прав! Кеес, примериваясь к месту будущего властителя, старается их блюсти и правильно делает. Для многих это гарантия справедливости власти. А так как почти всем владетелям достаточно их собственных баронств, то такой властитель их вполне устроит. Сеньора Лонеган - баба хваткая. Мы обмениваемся взглядами с Маэрим и решаем рекомендовать Кеесу утвердить её. Опять коллизия смутных времён - барон с баронессой рекомендуют сеньору назначить другую сеньору владетельницей. Конечно, баронесса Бирейн могла бы эта сделать сама, но все мы втроём ждём нашего старшего.
   Тот не задерживается, выслушивает наш совет и предлагает сеньоре принести вассальную клятву ... себе! На мгновение я удивляюсь, но быстро соображаю. Северо-восточнее Бирейнона находится замок Аранейнон, бывшая резиденция герцога, правившего территорией нынешней байлы. А будущему властителю необходимо собственное владение. И раз он не хочет отбирать Бирейнон у Маэрим, то это баронство будет самым подходящим. А сеньорат Лонеган примыкает к владениям Аранейна вплотную с юга. И с владетелем проблем не будет - в замке засела банда Седого, которую ему необходимо ликвидировать. Пограничные же вассальные сеньораты лишними не бывают. А Маэрим я говорю одно слово - Аранейнон, и она расплывается в улыбке. Она неглупая баба, только временами тормозит. И теперь может быть совершенно спокойна - властитель Сокейна, владетель Аранейнона устраивает баронессу Бирейн полностью. Ведь двумя замками владеть не положено. И меня всё произошедшее вполне устраивает. Причём, отобрав сеньорат у Маэрим, который тот и не принадлежал, Кеес тут же подсластил пилюлю и отдал ей переселенцев с востока. Земель у неё достаточно, а людей не хватает. А теперь она счастлива, что может возродить ещё одну деревню. А мороку с сеньоратом на востоке байлы с удовольствием оставляет Кеесу. И Маяне хорошо, будучи магом и воителем, он теперь защитит её сеньорат от набегов с востока. Набегов же будет меньше - многие побоятся. А его формулировка насчёт дани бейлифу - собрать собери, но пока не отвози, жди сколько получится!
   Обратное возвращение - это приятная прогулка. Конный взвод за спиной и боевой маг рядом с нами. Можно полностью расслабиться и получать удовольствие от поездки. А серьёзные вопросы мы все обсудили. И с Маэрим ясно - ту-ули он никогда её не сделает, но как партнёршу будет поддерживать всегда и во всём. И её это вполне устраивает.

Кеес

   Темнеет и Маэрим снова вцепляется в меня. Даже предложение прогуляться и посмотреть, как там бывший любимый, её не вдохновляет. Мне приходится её, как маленькую девочку, посадить себе на колени, гладить по голове и говорить всякие глупости. Это непросто - Маэрим почти с меня ростом, а сидя у меня на коленях, возвышается надо мной. В какой-то момент я чувствую - наконец-то её отпустило, но она меня отпускать не собирается. Вместо этого меня целует и крепко обнимает, чуть не задушив. Затем вдруг встаёт и подходит к зеркалу, осматривает себя и начинает медленно раздеваться. Это ещё не стриптиз, но ... В середине процесса она оборачивается и справляется, а чего я сижу - неужели хочу заставить её ждать. Раздеться мне недолго, а взять за руку и отвести в постель тоже несложно. Далее мне показывают, как бабы насилуют мужиков. Потом мы просто долго лежим - она пришла в себя, и можно расслабиться.
   Через некоторое время она опять поднимает разговор о наших отношениях и предлагает мне стать бароном, а её сделать ту-ули. Я опять отказываюсь и заявляю, что завоюю себе баронство, а о наших отношениях и так известно всему сеймену. И мне непонятно, зачем ей всё это нужно. Тут она опять взрывается:
   - Дурак, мне просто с тобой хорошо. - А после добавляет, успокоившись, - все, даже бейлиф, боятся страшного Кееса, который походя убивает своих врагов. Как слабая женщина может гарантировать себе защиту? Быть в твоей постели - здесь тепло и спокойно.
   И я вдруг чувствую исходящие от неё волны нежности. Я её обнимаю и опять глажу по голове. А затем целую в шею и за ухом. И она урчит, как кошка. Понимаю, она с детства была обделена любовью и лаской. Гладить её приходится довольно долго, а она извивается всем телом - настолько ей это приятно. И ей нужен от мужчин не секс, а внимание и забота. А ещё защита. И я стараюсь ей это дать. А она продолжает тереться об меня, вынуждая продолжать её гладить, и основательно сосёт из меня прану. Но в этом я не хочу ей отказывать. Однако она сама чувствует, что сейчас подпитывается от меня и отстраняется. Подождав немного, говорит, что помнит о своих обещаниях, и не будет ограничивать меня ни в чём. Но, тут Маэрим хищно улыбается, считаться любовницей Кееса весьма престижно. И она надеется, что я буду это подтверждать и не только словами. Обещаю ей это, принимаю душ и одеваюсь. Моя подруга огорчается, ей не хочется вылезать из тёплой кровати. Сообщаю, что она может остаться здесь до утра, а мне надо сделать обход стены и башен. А затем вернусь и лягу с ней.
   Следует заметить, что обычно мужчины и женщины на Тао-Эрис спят раздельно - считается, что за ночь энергия перетекает от первых ко вторым. И это действительно так, но жизнь на Земле научила меня закрываться и не терять прану от такого соседства. Одевшись, я блокирую двери, кроме гостиной и санузла и звоню Дмитрию. Мы договариваемся с ним встретиться у Дома Оружия, где он живёт. Перед уходом Маэрим просит пройти через площадь Наказаний и убить Лонегана. Он уже достаточно намучился, а мне не трудно сделать это быстро и безболезненно. Поцеловав её, выхожу из дома и не спеша направляюсь к Дмитрию.
   У меня в голове уже созрел один способ захвата замка, но этого недостаточно. Требуется придумать план, пригодный для Аранейнона и Таринона. Для этого мне надо внимательно изучить защиту нашего замка и найти слабые места. Дмитрий уже ждёт меня во дворе, и мы идём на площадь Наказаний. Несчастный любовник висит на крючьях под рёбрами и мечтает о смерти. Тело его истерзано, а все кости переломаны. Увидев меня, он взглядом просит прекратить его мучения и получает "Разрыв сердца".
   Далее мы отправляемся к восточной башне, но проходим мимо - Бауэра, командира башни, мы знаем и с солдатами его знакомы, поэтому поворачиваем вдоль стены налево. Замок Бирейнон в плане восьмиугольник, с четырьмя надвратными башнями и восемью угловыми- половина глухих, половина с калитками. Надвратные располагаются в середине стен справа от ворот. Подходим к первой глухой и обнаруживаем, что стальная дверь заперта. А когда мне - магу, с трудом удаётся её открыть, уже звучит сигнал тревоги. Входим в башню и видим, что её гарнизон - три человека, изготовился к защите. На первой площадке расположился лучник, ступенькой ниже мечник и справа от лучника второй мечник. В замке же слышен сигнал малой тревоги и топот десятков ног - поднятый по тревоге отряд спешит к башне. Приходится дождаться отряда и познакомиться с его командиром. В замке два малых тревожных отряда, не считая командира и заместителя. Ещё положено иметь большой тревожный отряд, но на него не набралось людей. В своё время, Бауэр сократил число стражей до минимума.
   Потом поднимаемся в башню, где её гарнизон - сержант башни и два солдата, пили чай. Башня вся нашпигована сигнальными устройствами на тепло, металл, массу, ауру, магическое действие и даже на дыхание. Все бойницы, включая выходящие внутрь замка, перекрыты толстыми металлическими прутами. Три двери - входная и две ведущие на стены, целиком из броневой стали и запираются изнутри на два замка и засов. Гарнизон башни постоянный и не сменяется. В течение суток один спит, а двое дежурят, в основном следят за сигнальными устройствами и готовы задержать врага у вскрытой двери или бойницы. Этот гарнизон предназначен только для её охраны в обычное время. При нападении должны подойти воины, которые займут места у бойниц и на стенах. Попив с солдатами чай, мы выходим на стену. Стражников на ней нет, её охраняет только магия, но всякого рода сигнальные заклинания и устройства наставлены весьма густо. То есть их не так уж и много, но почти каждое многофункционально и закрывает большой участок. Поэтому любое место на стене перекрыто тремя, а то и пятью слоями сигнализации. Воистину муха не пролетит, змейка не проползёт.
   - Не понимаю, зачем тебе нужен этот обход, - внезапно отвлёкает меня Дмитрий, - мне ещё может и придётся защищать замок на стенах, да и с людьми познакомиться не мешает. А тебе на хрена? Обороняться в замке ты не будешь, если налетит какая-нибудь банда, даже большая или идиот-рыцарь с дружиной, то ты их просто прихлопнешь. А если наедет кто-то весьма крутой, то проведёшь куда-нибудь портал и сбежишь.
   - Ты прав, - подумав, отвечаю ему, - если бы меня очень заботила защита замка, тогда я бы отыскал подходящее место и проложил туда постоянный портал. Но не думаю, что это срочно необходимо. Меня больше интересует, как построена защита замка - думаю, она типовая и одинаковая в большинстве из них.
   - Но ты же сам ставил в Бирейноне защиту?
   - Мною построена одна линия - защита от вражеских порталов, а пять остальных восстановлены. Я знаю, как они устроены, но довольно смутно представляю, как они работают и каким образом их можно преодолеть.
   - Так ты всерьёз планируешь захватить другие замки?
   - По-твоему, мобильный батальон с крупнокалиберными пулемётами и миномётами создаётся, чтобы охотится на хрюшек?
   - Ни хрена себе! Старый барон прав - рядом с тобой тишины и спокойствия не видать. Твоё прозвище случайно не Торнадо?
   - Нет, просто Ураган.
   Так посмеиваясь, мы доходим по стене до следующей угловой башни. Здесь верхняя дверь уже открыта и нас ждёт сержант.
   - Солдатская связь работает без сбоев, - смеётся Дмитрий, - внезапной проверки не получается.
   - А она и не запланирована. Нам с тобой надо познакомиться с системой защиты замка, а заодно и с людьми.
   Ознакомившись с башней, не обнаруживаем каких-либо отличий от предыдущей и идём дальше. Все мои попытки выявить хоть какую-нибудь брешь в защите безуспешны. Даже без учёта моей портальной защиты общая магическая хорошо прикрывает замок от проникновения. Разумеется, щели в ней есть, но узкие и нестабильные. Исхищрённый в подобном маг, причём не сильный или опытный, а именно исхищрённый и видящий, может через них проникнуть в замок, прихватив с собой одного-двух помощников. Но это же может сделать и ниндзя, укрывшийся в крестьянской телеге. А мне нужно забросить в замок роту в двести человек с оружием, а то и батальон на автомобилях. Щелочки для этого совершенно не годятся.
   Обходим ворота и надвратную башню, следующая угловая с калиткой - в её гарнизоне пять человек, возглавляемых младшим офицером. Познакомившись с бойцами и спустившись с командиром вниз, приказываю открыть дверцу, ведущую за стену. Командир мнётся, а потом говорит, что ему нужен приказ вышестоящего командира. Приходится объяснить, что перед ним коннетабль и командир дружины замка. Видя жезл коннетабля, он соглашается её отпереть, но требует письменного приказа. И только получив его, открывает дверь. Мы втроём выходим в наступивший вечер. С этой части замка вместо рва протекает ручей, в который собраны все ручейки округи. Наш правый берег узкий, всего один шаг и каменистый. Думаю, чтобы придать ему твёрдости, сюда вывалили не одну подводу гравия. Противоположный, левый берег топкий и болотистый, и лес начинается далеко за ручьём. Меня заинтересовала тёмная полоска в середине болота - предлагаю своим спутникам подождать меня в башне, пока проверю это место. Но они отказываются и заявляют, что будут ждать меня тут.
   - Так ты быстрее вернёшься, а то можешь и загулять, - выдаёт мне Дмитрий.
   По болоту не пройти, а левитировать туда далековато, да ещё там надо будет найти место для приземления - поэтому выискиваю твёрдые участки. Затем накачиваю магией мышцы, прыгаю и удлиняю спуск левитацией - важно не приземлиться в болоте, потом грязь с себя не соскребёшь. Последний прыжок - достигаю этой полосы и перевожу дух, мои старания не напрасны - это естественный спуск во внутренние слои мира. Беру в левую руку жезл мага, а в правую кинжал, и вхожу в узкую, но постепенно расширяющуюся зелёную долину. Мой путь преграждает озеро, окаймлённое густыми лесными зарослями - это редчайший случай, во внутреннем слое Мира имеется полноценная жизнь. Удивляет только отсутствие следов людей, в подобном месте они обычно пытаются поселиться. Форсировать озеро или продираться по лесу не хочется, да и пускаться в экспедицию в неизвестную страну без подготовки неразумно. Хотя место чрезвычайно интересное. Заношу путешествие сюда в список отложенных неотложных дел и ужасаюсь его размеру.
   Мои спутники дожидаются меня, хотя уже совсем темно. Но поздней осенью темнеет рано, а бреши в защите пока не обнаружено. Поэтому мы с Дмитрием идём вдоль стены к следующей башне. Третья глухая башня ничем не отличается от первых двух, а проверка защиты стен показывает, что, даже при отсутствии гарнизона, ворваться в замок не так-то просто. Далее перед нами северная надвратная башня, её защищают восемь человек, возглавляемых офицером. С башни открывается вид на дорогу, а днём можно видеть вторую дорогу на северо-восток и деревню. Ворота прикрыты сигнальными заклинаниями и устройствами вдвое, если не втрое кучнее, чем стены. А защита восстановлена мною и каждая линия утроена. Около ворот дежурят два мечника с обнажёнными клинками. А сама башня вылизана и вычищена до блеска. Солдаты в свежей одежде, а у офицера и сержанта начищены бляхи.
   - Потрясающая показуха, наверное, им больше делать нечего, как бляхи чистить, полы драить и одежду стирать, - Дмитрий говорит это тихо, но командиры его слышат и смущаются.
   - Проводите нас во двор, - приказываю им.
   Выйдя из башни, мы отходим вглубь замка, и там Дмитрий интересуется, что именно они планируют делать в случае ночного нападения, имея усталый измученный гарнизон? Или они предполагают, что враг отступит сам, устрашённый блеском их начищенных блях? Не получив ответа на свои риторические вопросы, Дмитрий предлагает подежурить эту ночь им самим, а завтра с утра вернуться к обычному режиму. Офицеры возвращаются в башню, и мы остаёмся вдвоём.
   - Обход закончен? - Дмитрию уже надоело.
   - Увы, нет. Нужна идея, как проникнуть в замок большими силами. Только пойдём двором к башне с калиткой, а глухие минуем.
   - Ещё одна попытка создать внезапность. Вполне может получиться, - Дмитрий воспринимает наш обход, как обычную проверку, проводимую старшим командиром.
   У входа в башню стоит телега с возницей и две пары солдат таскают в неё мешки, похоже, с картошкой. Около телеги стоит офицер, которого я видел в Доме Сеньора, когда штурмовал комнату Магов. Увидев нас, он удивляется, но старается не подать виду. В отношении меня это бесполезно, чтение чувств моё естественное состояние.
   - И чем занимаемся? - Дмитрию любопытно.
   - Перевозим картошку из подвала башни на склад, - рапортует тот.
   При слове "подвал" меня словно стукнуло:
   - Надо проверить, а действует ли защита в подвале?
   Краем уха я слушаю объяснения офицера. При прежнем капитане замка, до Бауэра, три года назад в ближайшей деревне была закуплена картошка специально для солдат. Мешки с нею складировали в единственном подвале, имеющемся в распоряжении гарнизона. На мой вопрос:
   - Какие есть другие подвалы в замке?
   - Есть хозяйственные склады, - отвечает офицер, - тюрьма, а подвалы лишь под некоторыми домами.
   Дмитрий продолжает выяснять про картошку. Прежний капитан опасался, что начнутся перебои с продовольствием и хотел иметь неприкосновенный запас на крайний случай. Когда два года назад разбойники убили его, то офицер не стал докладывать об этом складе Бауэру. А когда сейчас проблема с продовольствием снялась и ожидаются новые экспедиции в деревни, то он решил, что подвал боевой башни должен быть свободен для воинских нужд. Конечно, всё это объяснение шито белыми нитками, но прохлопал это нарушение Бауэр, а не мы. Поэтому, переглянувшись с Дмитрием, решаем принять его. Нетерпение жжёт меня, и я лезу в подвал, не дожидаясь его разгрузки. Туда ведёт узкая лестница, перекрываемая вверху и внизу стальными дверями. Сам подвал обширен и состоит из просторной центральной части и галереи, разделённые толстой стеной и соединённые узкими проходами. Галерея проходит внутри стен башни, а центральная часть строго под ней. Защиты же на стенах подвала нет, она осталась выше. Через него можно забросить большой отряд, но операцию надо тщательно подготовить, так как выходы наверх и проходы в башне легко заблокировать. Любая нелепая случайность может сорвать проникновение. Но если подобный подвал есть в каком-нибудь Доме, то его легко будет уничтожить, заложив и взорвав пуд-другой динамита. Дождавшись, когда последний мешок с картошкой унесут наверх, я накладываю на стены заклинание от телепортации и слежу, как комендант башни запирает двери в подвал.
   - Обход закончен, - радую я Дмитрия, - уязвимое место замков - подвалы. Но учти - это тайна, даже Вадиму и Косте ни слова.
   - Понял, - радуется он, - ты теперь куда?
   - В Башню Мага, а оттуда домой.
   - Тогда сделай портал к моему дому, сегодня я набегался.
   Здесь мы с Дмитрием расходимся - он идёт к себе порталом, а у меня короткая прогулка до Башни Мага, а через неё к себе.
   Маэрим не спит и ждёт меня. Она позволяет мне раздеться и принять душ, а затем спрашивает:
   - Ты решил возродить графство Сокейн, то-то тебя не заинтересовало моё баронство.
   - Сомневаюсь, что хочу быть графом.
   - Ты отдашь графство первому встречному?
   - Нет, конечно. Подберу на это место достойного человека, например, тебя.
   Маэрим задумывается. Конечно, мы шутим и знаем, что шутим. Но в каждой шутке есть только доля шутки - и это мы тоже знаем.
   - Нет, не справлюсь. Мой потолок - баронесса Бирейнона, и то когда рядом есть Кеес, маг и коннетабль, от которого бежал в страхе сам бейлиф.
   - Так уж и бежал, причём в страхе.
   - Ты не представляешь, как тебя многие бояться. Если бы я не спала с тобой и не чувствовала, что ты никогда не сделаешь мне больно, то тоже очень страшилась бы. Вот скажи, когда ты вернулся к войску, то почему не повёл его в лесную деревню на бейлифа?
   - Я уже объяснял, что это было рискованно, так как войско ....
   - Стоп, ты всё сказал одним словом - "рискованно", то есть ты всерьёз думал об этом, но решил напасть на него в другой раз, когда это будет менее "рискованно". А ведь любой другой навалил бы в штаны, приди в его голову даже тень мысли напасть на бейлифа.
   - Ну не скажи, например, Дмитрий и его друзья спокойно говорят об этом.
   - Они с Земли и не прониклись нашими реалиями. Это смелость незнающего. А ты, хоть тоже оттуда, знаешь и чувствуешь, но при этом не боишься. Вот скажи, если ты встретишь в лесу бейлифа одного, что тогда?
   - Нам придётся сразиться, а кто победит - не знаю, предполагаю - мы равны по силам.
   - Вот, ты готов с ним сразиться, и рассчитываешь на победу. А все маги, кого я знаю, в том числе очень сильные, не рискуют вылезать из своих башен, боясь бейлифа. Значит ты очень силён, а таких положено бояться.
   Даже с позиции формальной логики в её рассуждениях полно нестыковок, но она уловила главное - я решил, что могу победить бейлифов, и собираюсь этим заняться. Тут она валит меня на кровать, и мы занимаемся привычной в подобных ситуациях гимнастикой. Как обычно, затем она быстро засыпает, а мне требуется ещё раз прокрутить в голове придуманные способы захвата замков. Имеется определённый риск, но он вполне допустим на войне - это тоже ловушки, но уже мои. А на завтра у меня планируется прогулка в один из небольших городков на севере. Мне требуется оружие, и даже если его там не будет, то я надеюсь узнать, где его можно раздобыть. А на десерт или закуску прилагается младший помощник - мне любопытно, что предпримет Фанах, оказавшись без них. Маэрим тихонько посапывает, повернувшись ко мне спиной. А я наслаждаюсь жизнью! Изучение магии и война - этого мне всегда не хватало. Сейчас моя жизнь наполнена! А риск - на Земле я участвовал в опаснейших авантюрах, ради намного меньшего приза. И у меня есть цель - стать полным боевым магом!

Маэрим

   С сеньоратом Лонеган всё оказалось легко и просто - для Кееса. Даже не представляю, что бы я делала, окажись в подобной ситуации, пусть и с отрядом - ведь я не магиня и не воительница. Хотя у меня всё замечательно получается, когда передо мною его спина. Младшему помощнику стрелу в лоб - нечего тебе в наших краях делать, а пройдоху-разбойника на допрос. Я же занялась своим делом - выясняю, кто из семейства Лонеган пока жив. Была у меня мыслишка всех их отправить к палачу под топор, но я жалостливая. А Маяне - его кузине, и так от своего братца досталось. Не жила, а мучилась. Нет, бить он её не бил, но ела она на кухне вместе с челядью и еды часто не хватало. И платья он ей не покупал, приходилось ей донашивать оставшиеся от матери или напяливать крестьянские мешки из дерюги с дырками. А узурпатор с братцем только издевались - мол, на этой уродине любое платье выглядит мешком. Конечно, Маяна не красавица, но если её подкормить, да накрасить и уложить волосы, то будет вполне ничего. И по закону она имеет все права на сеньорат, большие, чем её кузен. Так что пусть владетельствует.
   И отморозки с востока быстро разделись и спешат положить голову на плаху. Их уже порадовали - когда маг закончит с атаманом, то будет их жечь огненными шарами для тренировки. Вот они и торопятся, пока смерть быстрая и лёгкая. А я уже прикидываю, что хлопот с этим сеньоратом будет много, а доход пойдёт нескоро. И когда Кеес утверждает Маяну, но объявляет её своим вассалом, то я донельзя удивлена. Нет, я не возражаю - отбивать набеги с востока придётся ему. Да и мне он подарил целую деревню переселенцев, а люди для меня важнее захудалого поместья. Но ему зачем? Тут Кабаль шепчет мне - Аранейнон, и я обзываю себя дурой. Кеес не намерен претендовать на Бирейнон, но замок ему нужен. Когда он собирается его захватить, я не знаю, но он всё делает быстро. И заранее расширяет будущее владение.
   Кабаль предлагает вернуться в замок своим ходом и это прекрасная идея. Давно я так спокойно не каталась вне замка. Рядом с Кеесом я чувствую себя в полной безопасности, большей, чем в собственных покоях. Впрочем, я только рядом с ним полностью спокойна и ни о чём не волнуюсь, как в детстве рядом с дедом и отцом. Но с наступлением темноты меня опять охватывает ужас. К счастью мы уже в Бирейноне, более того, в спальне Кееса. И я чувствую сильные руки старшего брата, и страх отступает. Наши отношения определились, но время от времени спать ему со мной придётся. Прежде всего, он хороший любовник, хотя я предпочитаю молодых мужчин - послушных и старательных. И будучи его любовницей, я могу спать с кем угодно, невзирая на их статус постельной игрушки - положение подруги властителя перекрывает всё. А то, что он фактически мне брат и отец - это наша с ним личная тайна.
   И этой ночью всё творится, как я хочу и люблю. Оказывается, он умеет быть послушным и выполнять мои желания. А после я проверяю догадку Кабаля насчёт Аранейнона, а он почему-то меня не так понимает. И приходится ему объяснять, что мне с ним просто хорошо. А официоз - Кабаль всем сообщит, что я любовница властителя Сокейна, и мне этого достаточно. Я прижимаюсь к нему, чтобы телом передать свои чувства, раз это не получается словами. А он начинает меня ласкать - о, какая это изысканная пытка наслаждением. Я и страдаю, и блаженствую, мне ужасно хорошо, но вдруг замечаю, сколько он на меня тратит праны. И прекращаю это безобразие. Как-нибудь я потребую повторения сегодняшней ночи, но пока он должен постоянно быть в боевой форме. Ещё раз сообщаю ему свои требования и с удивлением замечаю, что в его спальне нет второй кровати. Хотя прошлой ночью он закрылся так, что мне не перепало ни капли праны, а значит, мы можем спать вместе.
   Но он, выйдя из душа, вдруг начинает одеваться. А мне разрешает остаться и подождать его в кровати. Спасибо и на этом. Поручаю ему добить Лонегана - скорее из вредности. Хотя я уже вычеркнула бывшего любовника из своей жизни, и выходит - ему больше незачем мучиться. Что меня в Кеесе бесит? Даже в постели со мной он умудряется думать о делах, и использует для этого каждую свободную минуту. Интересно, а как в этом плане у них с Жаин? Хотя она такая же ненормальная в плане работы. Возможно, сначала они долго обсуждают какое-нибудь заклинание, потом ненадолго прерываются на секс, а затем продолжают обсуждение?! Не будь её Дар таким крохотным - из неё бы вышла хорошая магиня. И ещё, мне надо наладить с ней отношения - она фактически ту-ули Кееса, а я - его сестра. Нам нечего делить, а он нас крепко связывает.
   Меня тянет в сон, и я с трудом дожидаюсь его. Кеес явно что-то нашёл или придумал. Но меня это не интересует - если меня его новая задумка касается, то он сам расскажет. Меня больше интересует - как он намеревается властвовать в Сокейне? Но разговор плавно переходит на войну с бейлифами. О своих планах он не говорит. Или их у него пока нет, или он ни с кем не будет делиться, пока планы не превратятся в распоряжения о конкретных действиях. И правильно - незачем кому бы ни было знать о них заранее. Прижимаюсь к нему и снова чувствую желание. Он тоже устал, но чувствует меня, да и я сама перевожу его в горизонтальное положение. Прижимаюсь к нему и не отпускаю ещё раз в душ, обойдётся. Как с ним хорошо - не надо ни о чём думать и волноваться. Только обняться и спать.

Глава 10. Городок наш ничего

Кеес

Пятница

   Проснувшись, хочу повторить ночную гимнастику с Маэрим - мне понравилось. Но сам себе говорю - "враги ждать не будут", и встаю. Постельные утехи приятны, но затем придётся спускаться к источнику, потом структурировать и распределять энергию, а в результате потеряю полдня. Узкие входы в каналы приводят к серьёзным ограничениям в жизни. И так ночью не заряжался, только плотно закрылся, чтобы Маэрим не могла меня высосать. А дело надо делать.
   На сегодняшнюю прогулку в город нужны деньги и я ищу их по сумкам, вытащенным из сейфа. В результате на столе собрана довольно внушительная кучка. Но надо узнать их реальную ценность, что должно быть известно Маэрим, Юреку и Кабалю. К сожалению, приходится будить свою подругу и с ещё большим огорчением размыкать её объятия. Она тоже разочарована, но всё понимает и согласна помочь. Пока баронесса одевается, заказываю завтрак, а после бужу и приглашаю на него моих консультантов. Едва мы оделись, как принесли кушанья и вскоре появляются гости. Уже стандартная процедура - в гостиной ждут повар и Руми - съедаю несколько кусочков, благодарю повара, и они уходят. После завтрака приношу из спальни стол с деньгами, помогая себе левитацией, а затем прошу знатоков отобрать мне требуемые монеты. В город я намереваюсь прийти под видом охотника на лесную птицу и зверя, и они долго спорят, отбирая соответствующие деньги. Побеждает мнение Юрека, предлагающего заодно накинуть хламиду и изобразить монаха. Богов на Сэрэсе хватает и их служители особым уважением не пользуются, но связываться с ними остерегаются. В отличие от Земли, здесь гнев Бога достаточно реален и опасен.
   У меня на сегодня запланирован поход в один из маленьких городков на севере графства. Я хочу своими глазами посмотреть, как живут там люди и как правит младший помощник бейлифа. Если он не отморозок, а относительно нормальный человек, то достаточно отобрать у него камень. А отморозков надо убивать - этот принцип тоже входит в мой список. С собой беру Марфина, и мы идём на восточную площадь. Уже отойдя от своего здания, обращаю внимание - ни у одних дверей нет охраны. И в мой Дом заходят явно посторонние люди. Это непорядок, но сейчас разбираться с ним не буду - у меня другие планы. Ограничиваюсь зарубкой в памяти - разобраться по возвращении. Площадь за Домом Урожая специально предназначена для телепортаций. В душе ругаю себя, что опять лезу наобум - у меня нет ни плана городка, ни плана действий. Вернее, есть намерение быть последователем Наполеона - сначала надо ввязаться в драку, а там видно будет. То есть нам предстоит очередная авантюра. И оправдывает такое моё поведение только ощущение, что надо спешить. Причём куда, зачем и для чего - не имею ни малейшего представления. Но за свою жизнь я привык доверять своим чувствам - подводили они меня редко. А подготовка вряд ли что существенное даст - только потеряю внезапность. Это я так себя оправдываю.
   Утро холодное, мы немного замерзаем по дороге и заворачиваем в Дом Урожая. Там тепло, а в холле висит огромное зеркало, в котором я осматриваю себя и Марфина. Сверху на нас хламиды, под ними добротные костюмы, которые носят купцы и мелкие дворяне, а на ногах высокие сапоги. Из оружия у меня кинжал, подвеска с клинками и пистолет. В левом рукаве хламиды закреплён жезл, и руку обвивает стилет. Мне хотелось пополнить свой арсенал коротким мечом, но ничего подходящего не нашлось. Катана барона очень часто не соответствует ситуации и оставлена дома. У Марфина на поясе висят кинжал и короткий меч, что вполне нормально, а вдобавок он сумел совершенно незаметно прицепить к хламиде изнутри пистолет-пулемёт, принесённый нам Юреком. Его он освоил и даже попрактиковался - но мы хорошо понимаем, что убойный эффект достигается только длительными тренировками. Выйдя на площадь, я с удивлением натыкаюсь там на второй взвод, которым командует Куини. Все бойцы тепло одеты и на лошадях. Увидев нас, он тут же подскакивает ко мне, а узнав, что я хочу провести разведку города вдвоём с Марфиным, ругается:
   - Кеес, на тебе слишком много держится, не дай Бог случись что, тогда никто тебя не заменит. А если представится возможность захватить город? Вы что, вдвоём с Марфиным будете его занимать?
   Определённый здравый смысл в его словах есть - тем более что бейлиф считает, что Кеес, то бишь я, никогда в одиночку не действует, а только во главе отряда. И разубеждать его пока неразумно. Но уже давно рассвело, а терять время на формирование отряда не хочется - и я "радую" Куини, предлагая отправиться вместе со мной. Он действительно обрадован - у него запланирован марш-бросок по лесу, но любой выход из замка надо согласовать. А эта поездка будет для них хорошей тренировкой, только надо забрать сухие пайки, их он ещё вечером приказал подготовить, и вперёд. Куини отдаёт соответствующие команды второму командиру взвода - немолодому мужику с двумя сабельными шрамами на правой щеке. Канаменис - так он представлен мне, уже отправил людей за пайками, а одного за лошадьми и мулом для нас с Марфиным. Вскоре отряд готов, и я настраиваю рамку на ближайший к городку лес. Портал делаю широкий - всё равно услышат. Но когда отряд по двое проскакивает окно, то веду его галопом по тропе к городу, подальше от места высадки. Немного не доехав до городка, сворачиваем глубже в лес, где мы и располагаемся на большой поляне. Сказывается выучка "лесных братьев" - в лесу даже по тропам скакать не просто, а они легко едут без тропинок. Правда, лес не слишком густой. Я двигаюсь следом за Куини и повторяю все его движения. Он понимает, что нужного навыка у меня нет, и едет медленно.
   На деревьях вокруг сидит много крупных птиц, похожих на тетеревов. При нашем появлении ни одна из них даже не дёргается. Хочу подкрепить образ охотника на птиц - набираю и складываю в руках дюжину камушков, готовлю заклинание и каждым сбиваю добычу. Воины бросаются к ним и быстро сворачивают им шеи, а Марфин подводит мула, который скакал за ним в поводу. И связав три пары птиц, вешает ему на спину, остальных птиц приказываю ощипать и добавить в суп из сухих пайков.
   - И выньте внутренности, а то горько будет, - кричу им.
   Однажды в походе ещё в советское время инструктор подстрелил двух дроф, чтобы немного разнообразить наше питание. Но дежурные девушки, готовившие обед, ограничились тем, что только ощипали птиц, а внутренности вынуть не догадались. Жёлчь разлилась, и суп есть было невозможно. Это было очень обидно! И хотя здесь мужики, а не девчонки, причём прожившие несколько лет в лесу, мне кажется, что напоминание будет им не лишним. Мы же вдвоём идём в город, изображая братьев Ожидающих, подрабатывающих охотой. Это довольно своеобразное братство, не имеющее чёткой структуры, канонических книг или Устава. Они верят, что их Бог - а на Сэрэсе много богов, идёт к ним. Но так как в мире полно несправедливостей, а он пытается каждую исправить, то идёт он долго. Поэтому они в своих хламидах - единственная установленная верхняя одежда, бродят по дорогам. Ибо первый, кто его встретит, станет главным жрецом. Нищенство в Тао-Эрис не принято - им просто не подают, а всяких братьев разных богов хватает. Оттого каждый из них вынужден сам заботиться о хлебе насущном. Воистину, на Бога надейся, а сам не плошай.
   Так мы и входим в юго-западную слободу, находящуюся снаружи стен, и не спеша идём в город. Я помню слова Юрека - торопливость для Ожидающих является одним из смертных грехов. Народу на улице мало, никто без крайней необходимости старается по открытым местам не ходить. А если уж припирает, то пытается поскорее покинуть главные трассы. На нас, бредущих посереди улицы, посматривают с некоторым удивлением. Однако монахи любых конфессий здесь считаются блаженными. Подойдя к воротам, с удивлением замечаем, что они нараспашку, а стражи нет. Только в стороне стоит какой-то военный, спрятав меч под полою плаща и наблюдая за входящими. Не желая мешать ему нести таким странным образом службу, мы минуем ворота и идём к центру города, откуда доносится шум. Улицы в городе ещё более пустынны, чем в слободе. Лишь изредка какая-нибудь закутанная фигурка перебегает улицу, а передвигаться все предпочитают по задворкам.
   Выйдя на площадь, видим очередное мерзкое и идиотское представление, организованное младшим помощником бейлифа. На помосте стоят подобия креста и на них распяты четыре обнажённые молоденькие девушки. Перед ними стоит парень с ржавым мечом в руках и ВЕЩАЕТ. Пересказывать его выступление брезгую, а смысл состоит в том, что любая женщина - это сосуд грязи и мерзости. Вследствие чего он, младший помощник бейлифа, изведёт их всех. Но он не будет пачкать свои ручки, ибо Небом ему посланы двое. Им он и поручит вскрыть этим мечом у распятых животы и вынуть внутренности. Вокруг веселятся десятка полтора ублюдков - банда младшего помощника, которые отрезали нам возможность отступления и затолкали на помост. На самой площади стоит несколько сотен горожан с унылыми лицами.
   - Вызывай отряд, - шепчу я Марфину, и он ломает под хламидой какую-то палочку.
   Младший помощник подходит ко мне, втыкает меч рядом и велит мне его взять. Беру меч и выслушиваю нудную инструкцию, что удар должно наносить сверху вниз и разрубить только живот, но донизу и ни в коем случае не убивать. Делаю максимально тупое лицо и взмахиваю мечом, приноравливаясь к балансу и едва не разрубая ему нос. Он отскакивает и начинает долго объяснять мне, что он думает обо мне, моих родственниках, в число которых он почему-то зачисляет мула, горожанах, которые не смеют ....
   Мне надоедает его слушать. Меч неплох, только немного заржавел. Добавляю в него магии и, точно следуя его инструкции, вертикальным ударом разрубаю ему живот донизу. Он падает на край помоста, будучи не в состоянии выдавить хотя бы звук от шока. Как он и требовал, его внутренности вывалились наружу и свесились. Кажется, что все на площади превратились в статуи. До бандитов что-то дошло, и они выискивают щёлку, по которой можно удрать с площади. На их взгляды, брошенные на меня, отвечаю улыбкой людоеда, немедленно стирающую мысль удрать через помост. Тут и народ начинает соображать. Многие вытаскивают мечи и кинжалы, и вся толпа стала медленно подходит к бандитам, а те падают на колени и молят о пощаде. Законченные дебилы, думаю я, срывая младший камень. Я стою над телом на коленях и мои действия не видны, тем более что все взгляды сосредоточились на бандитах. Камень присоединяется к своим родичам, а подставка скручиваю в подобие трубки и кладу в карман.
   Эти бандюги могли попробовать прорваться. Наверное, их бы убили, но всё лучше, чем быть растерзанным толпой, - тут до меня доходит идиотизм моего поведения. Распятые девушки видели, что я забрал у мальчишки его камень, но это поправимо. Бросив меч, я вытаскиваю свой кинжал и перерезаю привязывающие их верёвки. Далее, глажу их по головам, успокаиваю и убираю все воспоминания, начиная от падения младшего помощника на помост. Снизу доносится жуткий вой, толпа кончает ублюдков. Освободив девушек, подхожу к краю посмотреть. Горожане настолько ненавидят издевавшихся над ними бандитов, что не убивают их немедленно, а разрывают на куски. Раздаётся звук рога и мой отряд, пройдя через ворота, врывается на площадь. Куини сразу понимает ситуацию, и отделения обтекают толпу справа и слева и шагом направляются ко мне. Младший помощник бейлифа мёртв, видимо, сердце не выдержало болевого шока, и Марфин своим мечом отрубает ему голову.
   В какую мерзость неограниченная неконтролируемая власть превращает людей, - залитый кровью помост - самое подходящее место для философствования, - хотя, возможно, бейлиф специально набирает подобное отребье, чтобы держать народ в страхе. Ведь та тройка, которой я позволил удрать, была вполне вменяемой.
   Я скидываю хламиду и стелю её на край помоста, а потом сажусь, свесив ноги. У меня чувство сделанного вовремя дела. А ещё желание расслабиться и сбросить напряжение. С самого утра мне с трудом удавалось сдерживать спешку, а теперь чувствую облегчение от завершенной работы. На почти чистом небе мягко греет солнце, даря последнее тепло. Мой отряд развёрнут перед помостом, не закрывая мне вид на площадь, а две четвёрки воинов залезли на него, и охраняют меня сзади. Две девушки уже спрыгнули вниз и счастливо рыдают в объятиях своих родителей. Зато две другие пристроились рядом на хламиде, прижались ко мне, гладят и говорят что-то ласковое. Воины, стоящие сзади на помосте, накинули на них свои плащи. Лепота! На площадь входит десяток стражников, возглавляемых военным с мечом, которого мы повстречали около ворот. Мужчина в довольно дорогом костюме выходит из толпы и направляется ко мне, нацепляя по пути всякие знаки своего бургомистерства. Девушки, видя его, попытаются отползти, но я обнимаю их и прижимаю к себе. Похоже, он отец одной из них, но делать замечание ей при мне не смеет и представляется сам:
   - Бургомистр вольного города Соки-Элет, купец второй гильдии Анадар Берен-Хаар.
   - Вольный маг, сеньор Кеес, коннетабль Бирейнона, - представляюсь и смотрю в небо, подставляя лицо лучам Солнца. - Позвольте поинтересоваться, в чём заключается ваша вольность? Не в том ли, что любой ублюдок волен издеваться над горожанами, как ему вздумается?
   Голос у меня неслабый, без всякой магии он перекрывает шум на площади. Гарантирую, что меня прекрасно слышно в ближайших домах. А бургомистр задумывается над ответом, потом тщательно подбирая слова, спрашивает:
   - Что уважаемый маг, сеньор Кеес хочет от жителей вольного города за оказанную услугу? - слово "вольный" бургомистр выделяет.
   - А ничего. Я заехал к вам случайно, и мне не понравилось поведение этого отморозка. А если мне чьи-то действия не нравятся, то они быстро прекращаются и нередко навсегда.
   - Но завтра приедет другой младший помощник, а то и третий помощник и накажет нас, - раздаются голоса из толпы.
   - Терейон не приедет - он убит. А младших помощников у бейлифа осталось девять штук. Возможно, он кого-нибудь из них и пришлёт, но при чём здесь я?
   Бургомистр внимательно смотрит на меня. В отличие от остальных он прекрасно понимает мою игру, но ничего не может поделать, или не хочет - интересно, сколько лет он крутится как уж на сковородке и скольких близких за это время потерял.
   - Но любой младший помощник разнесёт наш город по камушку, ты обязан защитить его, - кричит какой-то мужик, судя по виду, булочник. Бургомистр слегка кривится, но молчит.
   - Вы вольный город, - следует моё возражение, - а значит, вы вольны от любой защиты. Любая вольность только тогда реальна, когда способна защитить себя, даже от бейлифа. Я ведь тоже вольный маг.
   В головах горожан начинает медленно что-то крутиться. Я спрыгиваю с помоста, потом ловлю спрыгнувших на меня девушек и громко спрашиваю:
   - Где здесь ближайшая хорошая таверна? - в окрестных домах звенят стёкла.
   Мне уже наплевать на этот городок - всё равно ничего полезного в нём для меня нет. Но раз уж я здесь, то стоит немного поразвлечься, а заодно поспрашивать про хорошее оружие.
   - Идёмте со мной, я вас всех угощаю за счёт заведения, - какой-то мужчина в хорошем костюме и с умным лицом предлагает следовать за собой.
   Бочонком дешёвой выпивки решил расплатиться, не выйдет! - меня всегда возмущают попытки примитивного обмана, и заявляю:
   - По-твоему, я нищий и не в состоянии заплатить за еду и выпивку своих людей.
   - Прошу прощения, я неудачно выразился, - трактирщику понятно, что номер не прошёл и расплачиваться придётся по полной. Понимает это и бургомистр, присоединившийся к нам. Не понимают ничего только девушки, но их я посадил на мула и повёл его за собой, а они гордо глядят вокруг. Таверна находится в большом постоялом дворе, в настоящее время освободившемся от постояльцев, убитых на площади. Воины ведут лошадей на конюшню, тетеревов я отдаю хозяину, приказав их зажарить, и вхожу вместе с Марфиным, бургомистром и девушками в зал. Там уже суетится челядь, похоже, собранная со всех окрестных домов и расставляет столы буквой "П". Чтобы не мешать им, мы отходим к стойке, где к нам присоединяется пяток зажиточных горожан. Хозяин постоялого двора забегает за стойку и наливает всем вино. Я чувствую сбоку интересную бутылочку и указываю неё. Одна из девушек просительно на меня смотрит, и трактирщик торопится налить и ей тоже.
   - Это весьма дорогое вино, - немного запинаясь, говорит он.
   - Запиши в счёт, надеюсь, ты не считаешь меня неплатёжеспособным?
   - Я уверен, что ты способен оплатить любой счёт, - он не выдерживает и облизывается.
   - Именно так, поэтому счёт должен быть подробным, а потом я попрошу его проверить донью Маэрим и дона Кабаля.
   Бургомистр хохочет:
   - Ну, ты влип, дружище, - он хлопает хозяина по плечу, - при таких ревизорах ты вряд ли осмелишься вписать в счёт лишний грош. Я бы не посмел.
   - Во всяком случае, впервые за долгое время у меня в таверне люди, которые за себя платят, - отвечает тот, - и надеюсь увидеть вас здесь не один раз.
   Кивком подтверждаю его слова и заказываю всю бутылочку. Для всех, включая Куини и моих солдат, я - солидный маг, ведущий переговоры с лучшими людьми городка. А на самом деле сейчас во мне резвится и развлекается мальчишка, охочий для проказ и шалостей. Вино мне очень нравится, но с ним надо быть осторожным. Такие вина могут внезапно ударить в голову, хотя бутылочка маленькая. Наливаю себе ещё и чувствую мягкое, но настойчивое прикосновение к руке. Сидящая справа моя новая подружка показывает глазами на свою рюмку. Приходится налить и ей, несмотря на шипение бургомистра. Смакую вино - нюхаю, а затем делаю маленький глоток и спрашиваю у него:
   - Извини, уважаемый, никак не пойму, что тебе не нравится?
   - Я прошу прощения за мою дочь, но эта нахалка способна приклеится к мужчине и выпрашивать сначала вино, потом что-нибудь вкусненькое, - он слегка мнётся.
   - ...а потом и ночь любви, - продолжаю его мысль.
   - Именно так, - вздохнув, подтверждает он, - и отказать ей сложно.
   - Это потому, что намного приятнее согласится, - я поворачиваюсь к девушке, и мне приходится поцеловать её в подставленные губы, - как тебя зовут?
   - Та-аня, - она улыбается как ребёнок, получивший вожделенную конфету.
   - А я - Кеес.
   - Я знаю, - её бедро крепко прижимается ко мне.
   - Тогда я спокойно умываю руки, - говорит бургомистр, - теперь это твои проблемы.
   - Договорились.
   Она симпатичная и приятная девушка, но особенно привлекает меня в ней Дар - сильный и похожий на мой. А себя лучше изучать через других. Тут хозяин приглашает нас за заставленный блюдами и напитками стол. Меня усаживают в середину перекладины буквы "П", девушки садятся по правую руку от меня, далее второй командир взвода и вдоль правой ножки буквы "П" - первое отделение. Второе отделение располагается вдоль другой ножки. Слева от меня бургомистр и хозяин таверны, а остальные представители города разместились на противоположной от меня стороне. Куини с третьим отделением продолжает разбираться в городке. Бургомистр провозглашает тост за освободителей города, но от кого, не уточняет. Я с удовольствием этот тост поддерживаю, но с ответным тостом за славный вольный город не спешу. Но его от меня ждут, и я поднимаю бокал за горожан, которым столько времени пришлось терпеть иго бейлифа. После этого все начинают расправу с выставленным на столе. Моя пассия подкладывает мне вкусные кусочки.
   За другой девушкой начал ухаживать второй командир взвода, сначала осторожно, но после моей ободряющей улыбки, довольно активно. Еда на столе простая, но сытная и вкусно приготовленная, хотя наедаться в дорогу нежелательно. С напитками, судя по запахам, дело обстоит хуже. Поэтому допиваю с помощью Та-ани свою бутылочку, а другую пробовать не рискую. К тому же, я никак не решу - возвращаться порталом или своим ходом. А возвращаясь по дороге, надо учитывать возможность стычки и мне требуется сохранить свежую голову - маг в отряде вместо танка. Видя, что мои вилка и нож легли в тарелку, и рассчитывать на опьянение тоже не приходится, бургомистр решается приступить к переговорам:
   - Я хорошо понимаю, что от части вольностей нам придётся отказаться ради защиты с вашей стороны.
   - Уважаемый, ты неверно понимаешь. Вы вольны сохранить все ваши вольности, включая вольность от защиты. И вы можете сейчас публично отказаться от всех вольностей и получить договор о защите и торговле.
   - И ты готов обсуждать все вопросы, связанные с этими договорами?
   - Я готов обсудить военную сторону проблемы. А потом заберу тебя с дочерью в Бирейнон, где ты обсудишь остальные вопросы с доньей Маэрим и доном Кабалем.
   - Которые с меня спустят семь шкур и отправят обратно голым.
   - Ручаюсь, что договор будет вполне приемлемый.
   - Мне надо переговорить с представителями других цехов и начальником стражи.
   - Это твоё право, но учти - задерживаться здесь не собираюсь. И если вы не пойдёте со мной порталом, то будете потом сами добираться до Бирейнона по дороге.
   - Это похоже на выкручивание рук.
   - А что ещё можно выкручивать?
   Я очень серьёзен, но внутри давлюсь от хохота. И у меня выигрышная позиция - мне от них ничего не нужно.
   - Понятно. Тогда я отойду поговорить с коллегами.
   - Слушай, неужели нет промежуточного варианта между полным отказом от вольностей и отказом в защите? - спрашивает Та-аня.
   - А какой есть промежуточный вариант между переспать нам с тобой и тихо разойтись?
   Она качает головой и смеётся - тут выбора нет, обнимает меня и целует. К нам подсаживается хозяин таверны, он всё время вскакивает и бегает то в один конец стола, то в другой. Сейчас он вернулся как раз в тот момент, когда соседнее место свободно, и предлагает:
   - На втором этаже есть номера с застелённой постелью.
   Та-аня умоляюще смотрит на меня, но дожидается только отрицательного поворота головы:
   - Извини, дорогая, но мне надо вернуться в Бирейнон. Там поговорим с твоим отцом, а вот затем, милая, я весь к твоим услугам.
   Возвращается бургомистр и просит выступить перед представителями цехов:
   - Они не верят, что ты столь радикально настроен.
   Я смотрю на командира взвода, собираясь взять его с собой. Но он умоляюще глядит на меня - охмурёж подходит к концу. Только сдаётся мне, что жертва - как раз бравый офицер. Поэтому я подзываю командира второго отделения, его зовут Маин Реси-Кейл, и хозяин таверны отводит нас в небольшую комнату с круглым столом, за которым сидят семеро. Мы с Маином заняли места напротив них, хозяин посредине между нашими группами, а вбежавший Марфин встаёт у двери. Бургомистр представляет мне горожан. Там присутствуют мейстеры пяти основных цехов: кузнечного, плотничьего, кожевенного, горшечно-стеклодувного и гостиничного. Ещё там находится начальник стражи, а сам бургомистр имеет поручение от девяти малых цехов представлять их интересы. Мой интерес по поводу стеклянных изделий немедленно удовлетворяет хозяин таверны, представив мне поднос с двумя десятками различных прозрачных и полупрозрачных сосудов. Конечно, это не богемское стекло, но очень похоже. Мейстер цеха горшечников-стеклодувов, видя мой искренний интерес, рассказывает, что их цех создан по личному указанию Наймиера и начался с двух мастеров, сбежавших из Соаны. Или с Земли, - думаю я, - их изделия по форме и цветовой гамме сходны с чешскими. Мейстер предлагает мне заказать небольшой набор. Мне их работа нравится, но я ему предлагаю обсудить это по окончании основных переговоров.
   Первым берёт слово мейстер плотников, его мысли читаются легко. Дела их цеха идут неважно, заказов нет, как и в других цехах. Если не считать заказов бейлифа и его слуг, которые не оплачиваются. Но мейстер понимает, что после заключения договора дела его цеха не улучшатся, в отличие от остальных. И тогда он перестанет быть главой цеха, а значит - долой договор. И намеревается долго говорить о славной истории их городка и что нельзя менять вольности на мясную похлёбку. Болтать он помышляет до утра, поэтому беру из вазы достаточно мягкий крупный плод, вроде груши, надкусываю и залепляю ему рот. Мне уже ясно - они не видят разницы между силой и наглостью. В возникшей тишине заявляю:
   - Словоблудия не потерплю. Говорить только по существу, иначе сделаю безголосым на десять дней. Мейстер боится, что у мастеров его цеха как нет заказов, так и не будет. Но если в других цехах заказы будут, то его переизберут, и он лично останется без мясной похлёбки. Так как для него его личные интересы выше интересов цеха и города, то я запрещаю ему говорить в моём присутствии навсегда.
   Потом выступает мейстер постоялых дворов, которые более других пострадали от засилья бейлифа. Но и он не может оторваться от славного прошлого их городка. Приходится опять взять слово и объяснить. Мне действительно нужен город, но на их городке свет клином не сошёлся. Мне сгодится и их сосед, и два городка, расположенные на юге, а лучше всего - Пеоро-Тоон. Кроме защиты, я хочу оживить торговлю, для этого мои войска чистят дорог от разбойников и обнаглевшего дикого зверья. В первую очередь будут зачищаться дороги, ведущие в города и посёлки, с которыми заключу договор. Далее, в их городок меня занесло случайно во время тренировки войск. Пожалел девушек и прикончил отморозка - у меня есть привычка убивать слуг бейлифа повсюду, где их встречаю. И последнее, если им так важна история их городка и его вольности, то пусть сами организуют его защиту от всех напастей, имеющих место в этом мире. А любой властитель не допустит, чтобы какая-нибудь территория имела особый статус. Это весьма опасный прецедент, особенно в военное время.
   Мне ещё на Земле надоела демагогия, льющаяся со всех трибун. Но там я мог только бессильно шипеть от злости. Зато здесь в состоянии заткнуть любую пасть, а особо рьяным ампутировать языки. Или, как принято на Тао-Эрис, разрезать его вдоль на пять полосок и прижечь. И этим собираюсь широко пользоваться, о чём откровенно заявляю.
   Я предлагаю им свободный выбор между давно никем не признаваемыми вольностями и моей защитой. Причём если завтра появится договор с другим городом, то переговоры с ними не возобновятся. Я уже говорил, что голос у меня громкий, а благодаря магии меня слышно во всём городке. В результате в комнату заходят горожане, говорят что-то своему мейстеру и уходят. Магически усиливаю слух и слышу от многих:
   - Не будет договора - ты не мейстер. И далее различные добавления в его адрес, часто нелицеприятные. Но часть людей требует и договора, и сохранения вольностей одновременно.
   Тогда опять громко заявляю, что им надо выбрать между договором и вольностями. Бургомистр ставит вопрос о договоре на голосование, но я требую, чтобы голосование было открытым и в нём приняли участие представители всех цехов, а не только пяти крупнейших. Мейстеры малых цехов стоят под дверью в таверну и немедленно приглашаются внутрь. Разумеется, результат голосования "Единогласно", никто из мейстеров не рискнёт проголосовать "Против". Иначе горожане тут же отберут у него всё и выгонят голышом в лес. В проекте договора мне присваивается титул бургсеньора, с правом назначать бургомистра, снимать мейстеров, давать разрешение на создание новых цехов и утверждать распределение налогов. Базовый налог определён в одну двенадцатую от всех доходов города и должен быть уточнён в ходе переговоров городской делегации с Маэрим и Кабалем. Кроме того, мною утверждается внутренний налог на городскую стражу, ремонт улиц и стены, больницу и всякое разное. В мои же обязанности входит защищать город от бейлифа и его слуг, разбойников и диких зверей. Но для этого город берёт обязательство восстановить Башню Мага и графское подворье. А пока они не восстановлены, я не обязан защищать город, или могу защищать его за отдельную плату.
   Основная цель моего визита в городок - оружие или информация, где его можно раздобыть. Поэтому мне хочется посмотреть продукцию местных кузнецов. Но их мейстер признаётся, что ничего интересного для меня у них нет. Он видел кольчуги и клинки моих воинов, и ничего близкого даже в Пеоро-Тооне не изготавливается. В его цехе нет оружейников, только кузнецы. Беру у хозяина таверны счёт и плачу ему две платиновые монеты, а сдачу прошу вернуть бутылками хорошего вина, что он и делает. Дела в городке закончены и можно возвращаться. Но когда мы собираемся уже трогаться, ко мне подходит начальник стражи и просит прихлопнуть одну весьма нахальную банду. Для этого делегации города и мне надо в сопровождении небольшой группы моих солдат ехать по юго-западному тракту. Делегация городка состоит из бургомистра и представителей всех основных цехов.
   Я соглашаюсь и беру командира второго отделения Маина с четырьмя солдатами, двое из них автоматчики. Остальной взвод задерживается в слободе, рассыпавшись по домам. Чистка дорог от разбойников - это обязательная профилактика, которой я собираюсь заниматься всегда и везде. Мне необходимо, насколько это возможно, ликвидировать бандитов в Сокейне и байле. И сделать это до того, как я установлю свою власть. Иначе бейлифы могут попытаться развернуть нечто вроде партизанской войны, прикрываясь бандами. Но ловушка не исключена, поэтому впереди едет пятёрка бойцов, готовая к бою, за ними я, Марфин и Та-аня, а за нами делегация. В километре от слободы дорогу перекрывает цепочка из семи разбойников. Пятёрка моих воинов останавливается от них в двадцати шагах и под накидками приготовлено к бою оружие. Вперёд на два шага из ряда разбойников выходит молодой парень и, задрав к небу тощие руки, вопит:
   - Я, великий маг Таро-Баро-Варо, требую, чтобы вы отдали моим людям своих лошадей, оружие, одежду и все ценности.
   Это смешно, но в нём чувствуется магия и над ним сгущается образ дракона. Это обыкновенная иллюзия, но народ может испугаться, и я магией кидаю в лоб парню нож, рукояткой вперёд. Убивать этого клоуна не хочу, а все мои подходящие заклинания смертельны. Получив по лбу, он падает и иллюзия рассеивается. Спереди и сзади от меня раздаётся дружный облегчённый вздох, и каким-то кусочком сознания отмечаю:
   - Странно, что Та-аня не завизжала.
   Мой конь рвётся вперёд. В кустах по бокам дороги возникает какое-то шевеление и на всякий случай отправляю туда по цепной молнии. Сзади слышится топот мчащегося на поддержку взвода. Атаману разбойников легко оценить ситуацию. Перед ним пять воинов и маг, а до леса двести метров - бежать безнадёжно. На поддержку ко мне скачут ещё почти три десятка воинов, а его личный маг лежит носом в грязной луже. Поэтому он кидает свой меч на землю и кричит: "сдаёмся", а потом наклоняется над пацаном и переворачивает его на спину. Парень дышит, хотя и без сознания, а на его лбу растёт здоровенная шишка.
   - Благодарю сеньор, что ты не стал убивать моего сына, - он наклоняется, подбирает метательный нож и подаёт его мне.
   Забираю метательный нож, протираю его и возвращаю в подвеску. Мои воины уже вяжут разбойников, которых на удивление немного - одиннадцать человек.
   - Что делать с ними, может, быстренько отрубить им головы, - интересуется командир взвода.
   - Отведём к Маэрим, вроде бы она хотела куда-то продать партию рабов.
   - Твоё магичество, - обращается ко мне атаман, - возьми нас к себе на службу и мы будем тебе верны и полезны. Я, сеньор Маэри-Кэсэн Синита-Роу, готов принести тебе вассальную клятву.
   Здесь, в Тао-Эрис вассальная клятва является делом крайне серьёзным и её нарушения чрезвычайно редки. Причём все нарушители кончили свою жизнь плохо. А тут ещё мальчишка-маг, из которого, если подучить, вырастет неплохой помощник.
   - Я, благородный сеньор Кеес Ла-Фер, вольный маг и коннетабль замка Бирейнон, согласен принять в свои вассалы ..., - здесь следует пауза, которую немедленно заполняет Мари-Кэсэн, принося от себя, своего сына и своих людей клятву, в которой они обещают верно и добросовестно служить мне. Позже я узнаю, что Мари-Кэсэн был готов принести мне клятву в любом случае, чтобы спасти жизнь своего последнего сына. Но узнав, что ему предлагается стать вассалом у сеньора, он очень обрадовался. Многие маги - не сеньоры, хотя они не считаются и простолюдинами. Но вассалитет предполагает взаимные обязательства, которые строго соблюдают только сеньоры и доны, ибо для них любое нарушение - верх неприличия. А в мои обязанности сюзерена также входит обучение его сына магии. Услышав клятву, принесённую мне атаманом, мои воины развязывают бывших разбойников и те собираются позади своего господина. Сын его тоже уже очухался, благодарит за сохранённую жизнь и ест меня глазами. Оказывается, он впервые видит "настоящего" мага, а не ярмарочного фокусника, освоившего два-три простеньких заклятия.
   История Синита-Роу типична для Тао-Эрис. Маэри-Кэсэн был сеньором в небольшой лесной деревеньке и считал её безопасной. От мелких шаек и хищников защищал основательный частокол, а крупным шайкам и помощникам бейлифа в глубине леса делать нечего. Но он оказался неправ. Однажды он уехал с младшим сыном на ярмарку в Пеоро-Тоон, где нет особых безобразий подобно другим городам, а когда вернулся, то его деревня была сожжена, а трупы всех её жителей и всей его семьи валялись на улице. Это поработал Аниор Бен-Оорон - второй помощник бейлифа. Ему не понравилось, что крестьяне убегают от грабежей в лесные деревни, и он решил их проучить. Маэри-Кэсэн и его люди похоронили своих близких, в таких деревнях все родственники, и подались в разбойники.
   - Значит, Аниор, - говорю я, - ничего, доберусь и до тебя.
   Мальчишка смотрит на меня, как на живого Бога, а его отец осторожно замечает:
   - Бен-Оорон - второй помощник бейлифа.
   - Терейон, третий помощник - зарезан, семь младших помощников бейлифа убиты мною или сбежали. Смерть Аниора - это вопрос времени. Кстати, Та-аня - это замечательно, что ты не испугалась дракона.
   - А чего бояться иллюзии?! - девушка искренне удивляется.
   Надо обязательно показать её Тиуму, в ней чувствуется магический Дар и, оказывается, она видит различие между иллюзией и реальностью.
   Из леса тем временем выходят кое-как вооружённые люди. Бургомистр объясняет:
   - Это горожане, вынужденные бежать от отморозка. Он каждое воскресенье устраивал свои кровавые представления, причём имел привычку заранее предупреждать своих будущих жертв. Последним оставалось только бежать в лес. А сейчас они возвращаются домой.
   Толпа возвращающихся составляет человек триста. К моему удивлению, только девятеро захотели стать моими бойцами для борьбы с бейлифом.
   - И это называется вольные горожане. Как вас только зайцы не забили и не выгнали из города, - упрекаю бургомистра.
   Он удручённо пожимает плечами:
   - Хорошо хоть эти решились. Ты не представляешь, насколько люди боятся бейлифа и его слуг.

Туниус

   Нас поднимают с рассветом и после лёгкого завтрака все отряды идут к "новым" младшим помощникам, которые нас телепортируют. В войске дроу, как мне сказали, сто восемьдесят бойцов - двенадцать групп по пятнадцать, включая шамана. И это большие силы - в обычных условиях они вырежут шестьсот солдат только так. Но на нашей стороне бейлиф, пять старших помощников и одиннадцать младших, поэтому Маарани рассчитывает на победу. У него пять отрядов по восемьдесят человек и в отряде Байяра двести. Во главе каждого старший помощник иди сам бейлиф, и по два младших. Дроу, как всегда, пошли на северо-запад. План Маарани прост и безыскусен. Четыре отряда и Байяр телепортируются на позиции, образуя мешок. А он сам отрежет им возможность отступления к порталу и двинется вперёд, истребляя врага. От нас требуется "только" выстоять и не выпустить дроу. А дальше простая арифметика. Один дроу в рукопашной равен пяти солдатам, а шаман примерно сопоставим с младшим помощником. Он готовит заклятия дольше, зато бьёт дальше. И враги быстро поймут, что их окружили и пойдут на прорыв. У Маарани никто не отступит - умирать на колу неприятно, но и удержать группу прорыва будет сложно.
   С такими размышлениями я прошёл портал и указал солдатам места. Сам я расположился левее всех на самом опасном месте. Заранее готовлю пяток заклинаний и загружаю их в камень. Этому я научился у Кееса, увидев его серии. У нас на Сэрэсе приняты единоборства, а ему, наверное, приходилось сражаться с десятком и более противников, как мне сейчас. У противника есть защитные амулеты, но я специально для подобного случая подготовил хорошее заклятие - у врага кости рассыпаются в пыль. Оно экономично и у них от него нет защиты. Ждать приходится недолго, дроу быстро определили наше расположение, и на мою двадцатку нацелилось две их группы. Одна собирается атаковать в лоб, а другая обходит с фланга. А её шаман расположился так, что я не могу его достать, а он меня может. А две группы дроу меня прихлопнут только так. Может от безысходности я подумал, а что сделал бы на моём месте Кеес? И ответил - не стал бы ждать, подобно барану, а сам бы атаковал. Приказываю Эрею переместиться на моё место. Тот, ошалев от моей наглости, выполняет распоряжение. А я поворачиваю свою группу лицом к флангу и веду в атаку. Противник этого не ожидает, и я успеваю уложить шамана и ещё четырёх воинов, прежде чем бойцы сходятся в рукопашной.
   Мои воины теряют пятерых, но и сами убивают двоих, а я успеваю достать ещё одного, прежде чем враги отходят на безопасное для себя расстояние. Восемь с шаманом - это очень хороший результат. Но мне надо помочь Эрею, у него дела идут неважно. Оставляю свою группу лицом во фланг и спешу с пятёркой бойцов к месту схватки. Эрей тоже убил шамана, но у него вырезана половина группы. Мы успеваем вовремя - дроу теряют ещё четверых и отходят. Тут с нами связывается старший помощник - дроу намеревались прорваться сквозь его отряд и сосредоточили четыре группы. Но мы слева и он сам справа отразили попытку. А сейчас к нам подошли подкрепления - левее меня по фронту развернулись наёмники Байяра, и кто-то подошёл на правом фланге. А дроу осталось половина. Предлагаю старшему помощнику их атаковать, пока они не перестроились.
   Старший согласен и я собираю ударный отряд - мою группу, остатки войска Эрея и двадцать наёмников Байяра. Затем дожидаюсь сигнала и веду это сборное войско в атаку. Одновременно правее нас наступает второй такой же отряд. Последний шаман пуляет заклинание позади нас, и мы с Эреем его достаём. Дроу, оставшись без шаманов, начинают метаться и попадают под удар старшего помощника. Тогда они устремляются на Юг навстречу Маарани. Мы же свою задачу выполнили и возвращаемся на свои позиции. Главное достигнуто - дроу на нашем участке разбиты и отброшены, а мы остались живы. Маарани уже недалеко и наносит ментальный удар по последнему отряду дроу. Тот от нас в километре, но удар заметно отражается в наших головах. Через несколько минут следует второй, завершающий - некоторые солдаты не выдерживают и блюют. Даже у нас с Эреем в головах гудит. Страшен ментальный удар, наносимый мастером - у жертвы мозги превращаются в кисель и вытекают из всех дыр. А он может наноситься как по конкретной башке, так и по площадям. И как отразить его - не представляю. Поэтому остальные бейлифы, кроме Караниора, боятся Маарани.
   Вскоре нас с Эреем зовут ко второму помощнику, где уже находятся Маарани и Байяр. Рядом сложены оружие и доспехи дроу. Все их амулеты забрал себе бейлиф, а нам с Эреем предлагает выбрать по комплекту из оружейной кучи. Отказываться нельзя - для Маарани это будет обида, а брать опасно. Клинки дроу, как и гномьи, пробивают магическую защиту камня. И Фанах это знает и запретил пользоваться и даже иметь подобное оружие. То есть это общий запрет в землях бейлифов. Но если Маарани и Караниор обычно смотрят на его нарушения сквозь пальцы, то другие могут за это содрать заживо шкуру. А второй помощник ещё получил указания от своего шефа и в дополнение к двум клинкам требует, чтобы я взял себе арбалет с болтами. Байяр смотрит на меня с сочувствием и молчит. Мне понятно, что они хотят позлить Фанаха, но я тоже не пальцем деланный. Тем более что мне вручают грамоту о награждении доспехами и оружием за доблесть. И могут в любой момент спросить - а как поживает наша награда. Я уже придумал - весь этот комплект передам своему бейлифу на хранение. И нет отказа от подарка, и мой шеф будет спокоен.
   Нас с Байяром телепортируют к тому в Пеоро-Тоон. Его войска обратно отведёт его младший помощник. А ему нельзя терять контроль над городом, да и мне стоит поспешить обратно к моему бейлифу. Фанаху же на набег дроу наплевать и его не волнует, скольких я убил. А вот за его поручение придётся отчитаться. Байяр это всё понимает и после обеда дарит мне прекрасного скакуна и даёт в сопровождение десятку воинов. Мы поедем между землями Бирейнов и восточной границей байлы. И на четвёртые сутки будем у Аниора, а там узнаем, где Фанах. Возникает сумасшедшая мысль - если второго помощника и бейлифа убьют, то у меня появится несколько дней для отдыха. А то, сколько лет вот так мотаюсь по сеймену, а для себя в лучшем случае остаётся день-другой между поездками. Но это лучше, чем постоянно сопровождать Фанаха. Конечно, он не Маарани, но головы у младших помощников снимает нередко.

Кеес

   Толпа возвращающихся из леса направляется в город, а я открываю портал на площадку в Бирейноне, пропускаю туда делегацию, затем взвод, и въезжаю последним с Марфиным и Та-аней. Нас встречает Маэрим, которой представляю делегацию отныне не вольного городка Соки-Элет. Её я прошу позвать Кабаля и провести с ними переговоры. Делегаты с интересом рассматривают замок. На одной из площадок Дмитрий тренирует солдат, на другой за расставленными столами группа женщин кроит ткани по лекалам - Маэрим задала работу новым поданным, пусть делом занимаются. Из южных ворот в замок телегами ввозят тюки и ящики, очевидно, по реке пришёл караван. Даже на глаз видно, что жизнь в замке намного активнее, чем в их городке. Маэрим ведёт делегацию в Дом Урожая, а я иду с новобранцами из городка и отрядом Маэри-Кэсэна к Дмитрию. Сына благородного атамана разбойников зовут Кэсэн-Арин и его я хочу отвести к Тиуму, так как нетерпение, исходящее от Та-ани, меня уже здорово завело. Вызываю того по амулету и вручаю мальчишку у входа в свою квартиру. Поручаю Марфину разобраться с охраной Дома Мага, а сам спешу с Та-аней в спальню.
   В постели моя эмпатия и её ответная перемножаются и нас несёт. Ощущаю, как вокруг возникает магический шторм, о котором я читал в буддийском монастыре. Тогда это мне показалось красивой сказкой, а сейчас он бушует в моей комнате. Магия вырывается в окружающее пространство, заклинания возникают сами по себе, разрушая всё и вытворяя такое ... Это должно быть страшно, но мы ничего не соображаем. Чисто автоматически гашу его, забирая энергию и рассекая потоки - или кто-то останавливает его через меня. Когда мы с Та-аней приходим в себя, в комнате творится нечто невообразимое - стулья, тарелки и всё-всё-всё крутятся над нами в хороводе, весело стукаясь о стенки. Вокруг стихает магическая буря, волны которой грозили разнести стены и обрушить потолок. Чтобы его погасить, пришлось поглотить бездну энергии - благо объединённый камень может вместить ещё больше. Аккуратно опускаю на пол мебель и посуду, точнее, их обломки и осколки, одежда падает сама. Магически привожу в чувство Та-аню - она лежит у меня на плече, вся раскрасневшаяся, даже тело порозовело, и совершенно не понимает, что произошло. Впрочем, и я не понимаю, но соображаю, что в дверь моей спальни рвётся Тиум, который нам сейчас всё объяснит. Он и объясняет:
   - Ты перетраханный многохвостый прыгунец, у которого в голове вместо мозгов яйца ...
   Та-аня раскрывает рот от восторга, а я хватаю со столика мобильник, который зацепился шнурком за выступ шкафчика, и включаю диктофон.
   - Разве не видел, что перед тобой неинициированная великая магиня, к тому же девственница. Она же могла разнести всю башню, что почти и сделала, - Тиум вне себя.
   - А за что мага и магиню обзывают великими? - Раньше мне не приходилось слышать подобных определений, Та-аня тоже с интересом смотрит на него.
   Мы лежим с ней на единственной уцелевшей подушке, совершенно голые и нам на всё наплевать. Тиум осматривает комнату, пол в которой засыпан постельным бельём, осколками посуды и какими-то обломками. Что произошло, мы не понимаем, но от его укоризненного взгляда нам совсем не стыдно. Сообразив это, он подходит к шкафчику в углу, достаёт оттуда бутылку коньяка и наливает три рюмки. Этот шкафчик - единственный предмет, кроме постели, уцелевший в комнате. Он тяжёл и снабжён прочной хорошо запирающейся дверью, а посуда внутри в специальных гнёздах. Свою рюмку он выпивает залпом, а две другие я левитирую себе и Та-ане.
   - Я законченный старый дурак, - начинает Тиум и дожидается наших утвердительных кивков, - всё время забываю, что Кеес недавно с Земли и сам инициировался десять дней назад. То есть, у него нет ни магического образования, ни каких-либо знаний и от него глупо требовать понимания и грамотных действий.
   Он наливает себе и нам ещё по рюмке и продолжает:
   - Впрочем, и я вспомнил и перечитал про это только сегодня утром, пытаясь разобраться в твоей многостихийности. Короче, всё хорошо, что хорошо кончается, - видно, что он здорово перенервничал, - обычно маг силён в одной, редко в двух стихиях. Но в последнем случае он во второй стихии заметно слабее, чем в первой. Могучими называются маги, обладающими приличным Даром в трёх и более направлениях. Причём их возможности примерно равны во всех своих стихиях, с которыми они могут работать - трёх или четырёх. Изредка же появляются великие маги, имеющие Дар во всех девяти стихиях, и в придачу способные видеть.
   - А какие это девять стихий? - спрашивает Та-аня.
   Тиум повторяет лекцию о стихиях и возможностях магов. А затем добавляет:
   - Великие маги, обладают одинаковым Даром во всех направлениях и вы оба к ним относитесь, Ещё они способны видеть. Этим редким умением обладают только видящие и великие, я вот не обладаю. Поэтому, милая девочка, когда ты останешься с Кеесом вдвоём и вы вдруг решите в этот раз не трахаться, то попроси показать это умение. Хотя он, как женщина, помешан на сексе и, скорее всего, покажет тебе новую позу.
   Мы смеёмся. После этого встаём и идём в кабинет, а в спальню входят Руми и три девушки и начинают наводить там порядок. Тиум даёт им указания и приходит к нам. Оказывается, он сегодня позаботился обо мне - связался с Маэрим и потребовал, чтобы она выделила для меня трёх недостающих горничных, прачку и экономку. Ещё мне полагается массажистка, но для этого есть Жаин, которая скоро сможет выполнять свои обязанности.
   - А тебе, девочка, крупно повезло, - Тиум выслушивает мою благодарность и продолжает, - очень часто инициация великих заканчивается их смертью и разрушениями. Раньше для этого в больших магических школах держали специальную коллегию, включающую магов всех стихий. И, увы, это не всегда помогало. Тебя же инициировал великий маг, сумевший десять дней назад инициировать себя сам, что вообще ни в какие ворота не лезет. И ему удалось в процессе инициации погасить все магические выбросы и даже прекратить магический шторм, не заблокировав у тебя ничего. Обычно после инициации великий маг несёт груду блоков, от которых избавляется десятилетиями. Впервые передо мною двое великих, у которых после инициации нет ни одного блока. Впрочем, я могу ограничиться и первой частью фразы, - великих магов раньше не видел, а только о них читал.
   Он устало вздыхает:
   - Сейчас идите в душ, а потом поешьте, обед вам я заказал. И хоть ненадолго отдохните друг от друга, а тебе - Кеес, надо провести разведку, раз ты стал владетелем Башни Мага. Оттуда можно многое узнать.

Маэрим

   Вчера я решила наладить отношения с Жаин, и сегодня после обеда пошла к ней. Хотела с утра, но на меня, как на хозяйку замка, навалилась масса срочных дел. Старосты многих деревень вдруг вспомнили, что я - их сеньора и поспешили в замок. А до этого несколько лет не показывались! И пришлось с каждым поговорить, выслушать их надобности и принять подарки. Беседовала я с ними в Доме Урожая, а перед ним Вадим тренировался со взводом амазонок. А я не могла нарадоваться - какие у меня вежливые и понимающие старосты. И даже предложила им переночевать в замке - вернётся Кеес, и они станут совсем шёлковые. А ещё купцы! Многие из них десятилетия обходили Бирейнон стороной, а теперь предлагают у меня организовать ярмарку. Дескать, здесь самое безопасное место в сеймене! Но после обеда я отправилась в Дом Мага. Как баронессе мне полагалось бы вызвать её к себе, но я хочу откровенного разговора. Да и статус на самом деле у нас одинаковый.
   В квартире Тиума царит разгром, он со своей внучкой вывалил на пол гору книг и копаются в них. Жаин извиняется, что у них негде меня принять и предлагает спуститься к Кеесу! Вот стерва - совсем как я. Понимает, что у него я грубого слова ей сказать не посмею, но я и не собираюсь. Располагаемся мы в гостиной - умница, в спальне или в кабинете было бы для меня унижением. Там мы усаживаемся в креслах, и меня вдруг прорывает. Все заранее подготовленные фразы забыты, и я рассказываю, как пыталась стать его ту-ули. Как ревновала его к моей собеседнице и даже к его делам по защите замка. А в результате обрела старшего брата. Рассказываю и о его планах стать властителем Сокейна и захватить собственный замок. Удивительно, но она о его намерениях даже не догадывалась! Впрочем, что взять с внучки мага - они все не от мира сего. А я продолжаю говорить, как мне страшно было одной защищать замок, ведь на поддержку Теодориха и Тиума я уже не надеялась. И как я обрадовалась, когда вопросы воительства и магии Кеес взял на себя. Не стала скрывать своих опасений, что он захочет сам стать владетелем Бирейнона. А когда он прихлопнул Убийцу магов как нахальную крысу, и когда Кабаль озвучил мне его планы, то я совершенно успокоилась. Сказала я и том, что хочу считаться любовницей будущего графа, но воспринимаю его исключительно как брата. И он так же ко мне относится.
   Выговорившись, мне стало вдруг легко, и я увидела, что Жаин меня поняла и жалеет. Когда он захватит себе замок, то сделает её его сеньорой - а это почти баронесса. И у меня будет ещё одна подруга. Мы обнимаемся, целуемся и начинаем обсуждать нашего общего мужчину. Всё! Все наши разногласия в прошлом, а мы теперь дружим и будем друг дружке помогать! Выговорившись и выплакавшись я возвращаюсь к себе. Как хорошо, что я поговорила с Жаин - душа очистилась. Пусть род Бирейнов невелик, но по всему сеймену у меня окажутся в друзьях и подругах - бароны и баронессы, а учитывая Кееса-властителя - это будет серьёзно.

Жаин

   Я слушаю её и жалею - вот досталось бабе. Я-то свою мать не помню, только слышала о ней от деда. А её родители бросили, когда Маэрим было пятнадцать. Правда подробности мне неизвестны - может она сама не захотела бросать замок. Тиум сообщил мне слова Кееса, что Бирейнон для неё и отец, и любовник, и ребёнок. И четверть века она защищала его, как крохотная птичка своё гнездо от хищника. И сколько за эти годы она пережила страхов, сколько слёз пролила. Мы с дедом собирались, если что, бежать как можно дальше. Да, бросить всё, но сохранить себя. А она намеревалась бороться до последнего. И хорошо если смерть. А то или невольничий рынок, или издевательства и пытки в руках какого-нибудь отморозка. И надо ей отдать должное - она не ждала чуда, спрятавшись в укреплённом Доме. Она моталась, куда только возможно, даже в соседние Миры в поисках воинов и магов. А что такое прогулка в другой Мир? Для мага - развлечение, а для обычной женщины? Сколько ей пришлось выкручиваться, хитрить и просто унижаться, чтобы там не погибнуть! Ведь в каждой такой вылазке она рисковала собой, но это себя оправдало. Пусть и дорогой ценой, но она удержала замок.
   Кеес - маг-воитель, недаром Теодорих назначил его коннетаблем и подчинил ему всех воинов владения. Он увидел в нём прежде всего полководца, и только потом мага. А Кеес действительно относится к ней как к сестре. И хотя он - самое ценное её приобретение, но не единственное. Недаром по богатству Бирейнон спорит с владениями Фари-Туинесов. Но если про тех не знает только слепой и глухой, то даже в нашем замке мало кому известно о накопленных баронессой богатствах. А уж вместе с Кеесом она теперь развернётся и я рада за неё. Получив всё, что ей хотелось, не стала изображать собаку на сене. Мы с ним можем теперь не скрывать наших отношений - Маэрим лишь просила, чтобы мы не афишировали их перед гостями замка. А остальные боятся плохо подумать о старшем маге и о нас с дедом. Казнь командира восточной башни и старшего помощника повара многим вправила мозги. Во дворе замка теперь нет ни малейшей соринки.
   И Маэрим я зауважала - пренебрегла статусом и сама пришла ко мне. Правда, тут же объяснила, что пришла к фактической ту-ули будущего графа Сокейна. Меня все эти игры в статус не интересуют, но сестру моего любимого я тоже люблю. Тем более, что она пришла ко мне с миром. Разумеется, разговор переходит на Кееса - какой он хороший, и как с ним трудно и чтобы ему подарить. Потом мы по-бабьи всплакнули о пережитых ужасах и порадовались, что они позади. А затем Маэрим ушла - дел у неё невпроворот. Мне же пришлось задуматься о моём собственном будущем.
   Когда Кеес захватит Аранейнон, ему понадобится управляющий или хозяйка замка. И возможно, он предложит эту должность мне. Хотя мы оба знаем, что опыта у меня нет, но также знаем - это должен быть свой человек. Конечно, Кабаль ему предложит высококвалифицированного управляющего, но это будет человек Фари-Туинесов. Им же и Кеес, и Тиум доверяют только до некоторого предела. Кеес чувствует, что Кабаль ведёт собственную игру. И соглашается с этим, пока его действия не противоречат целям будущего властителя Сокейна, а вероятнее, всего сеймена. А Тиум в курсе, скольких герцогов и графов убрали Фари-Туинесы, чтобы обеспечить свои интересы. Поэтому управлять замком Кееса должен свой человек, и кроме меня, некому. Значит, придётся мне пойти в ученицы к Маэрим прямо с завтрашнего утра.

Кеес

   Мы идём с великой магиней в душ и там долго отмываем друг друга. После магического шторма на коже корка всякой гадости. Она то ли осела, то ли выделилась, но её необходимо смыть. В процессе помывки Та-аня рассказывает, что она не раз пыталась с кем-нибудь переспать, но всегда что-то мешало. Например, падала люстра или в их комнате возникал небольшой пожар. Почему-то после этого уговорить мужчину на вторую попытку не удавалось. Вымывшись, мы возвращаемся в гостиную обедать. Проголодались мы здорово, благо, что Тиум о нас позаботился. В спальне всё уже прибрано, а в гостиной нас уже ждут повар и Руми. Кожа на нас горит, и мы садимся за стол голыми. Как обычно, повар уходит, выслушав мою благодарность, а Руми приходится погладить по попке. Будучи воспитанной служанкой, она ничем не показывает своего недовольства, но я чувствую её тревогу, что про неё забудут. Небольшого знака внимания ей достаточно.
   Поев, мы смотрим с Та-аней друг на друга, смеёмся и идём в другую спальню, решая ещё раз всё повторить, но уже осмысленно. Всякими извращениями, вроде траха на потолке, в этот раз мы не занимаемся - магия многократно расширяет возможности в самых обычных формах близости. Главное, что взаимная эмпатия настолько переполняет нас, что мне приходится постоянно следить за собой и за нею. Иначе мы опять провалимся в бессознательное состояние, а так я постоянно пребываю на грани. Та-ане легче - она полностью отдаётся своим чувствам и ни о чём другом не думает. Любовные отношения с равной тебе по Дару магиней - это нечто особенное. Я ощущаю её почти как самого себя. Чувствую прикосновения своих рук к её коже и содрогания мышц внутри её тела. И она меня ощущает так же. На какое-то время мы становимся единым - и телесно, и психически. Наши отношения - это не любовь и не секс. Мы слишком свободны и слишком хорошо чувствуем друг от друга, чтобы говорить о любви. Мы то сливаемся воедино, то замыкаемся каждый в себе. А слово "секс" не может передать всего богатства наших взаимных чувств. Это можно описать на Айвиш - он понятийно богат, но суховат. Вернее, я ещё не владею им в должной мере. Но главное - мы получаем море удовольствия и счастливы. Затем опять принимаем душ и доедаем остатки обеда - видеть кого-либо нам не хочется.
   - Кеес, у меня к тебе неприятный вопрос, - говорит вдруг Та-аня, - я тебе за всё благодарна и ни на что не претендую, но что ты планируешь дальше делать со мной?
   - Трахать, - философствовать и просто рассуждать о чём-то умном я не в состоянии.
   Наши тела хорошо помнят ощущения близости и долгие слова не нужны.
   - Это, конечно, замечательно, но пойми, возвращаться в свой городок я не хочу и не могу, мне там нечего делать.
   - А с чего ты решила, что я тебя куда-нибудь выпущу из Бирейнона. Тиум чётко сказал - ты должна учиться, и пока не овладеешь основами - будешь сидеть в этой башне или изредка гулять во дворе замка.
   - А кто такой Тиум, мне казалось - главный маг здесь ты.
   - Старший маг здесь я, а Тиум - мой учитель. Ты же слышала, что я инициировался десять дней назад и пока многого не знаю.
   - Не понимаю? Он может тебе приказывать?
   - Приказывать не может, а только советовать. Но мы с ним умные люди и обычно я выполняю его советы.
   - А если не выполняешь?
   - То не выполняю! Старший маг замка - я и моё решение является окончательным.
   - Не очень понятно, но разберусь. Значит, жить теперь буду в Бирейноне и как я должна вести себя с баронессой Маэрим?
   - По-дружески. Жить ты будешь в моей башне, мы с Тиумом посоветуемся и выделим тебе квартиру и горничных. Познакомим с поваром, чтобы ты могла сама себе заказывать еду.
   - А баронесса не будет против?
   - Не понял - против чего?
   - Ну что ты поселил в её замке какую-то женщину и спишь с нею.
   - Маэрим достаточно разумна и мы бы договорились, даже если ты поселилась в её апартаментах. Но я коннетабль замка, причём назначен на эту должность старым бароном, тогда же, когда он объявил её баронессой. И мы разумно разделили власть. Эта башня и все в ней проживающие находятся в сфере моей компетенции, и в принципе мне можно даже не ставить её в известность. Хотя в отношении тебя обязательно сообщу - не попрошу разрешения, а просто скажу, что великая магиня Та-аня отныне живёт в Доме Мага.
   - А если она будет возражать?
   - У неё нет права возражать по подобным вопросам. Конечно, она может высказать своё мнение по ним, но я его не приму его во внимание.
   - Так кто же из вас главный в замке?
   Я левитирую её себе на колени.
   - Никто и оба. В этой башне главный - я. А в Доме Урожая и на складах - она. В походе командую войсками я. А переговоры с твоим отцом ведёт она.
   - Сложно и непонятно, но я разберусь. Значит, я остаюсь здесь?
   - Да, и главным для тебя буду я.
   - Хоть какая-то ясность, и чем мы сейчас с тобой займёмся, - это не намёк, а прямое предложение.
   - У тебя натёрто и твоё тело требует отдыха.
   - Я уже знаю нужные заклинания и за пять минут приведу себя в порядок.
   - Очень хорошо, что ты знаешь эти заклинания, но приводить себя в порядок лучше естественным путём. Считай это первым уроком.
   - Вторым, первый был в постели.
   Мы целуемся и нам хорошо. Просто хорошо и приятно. И хотя она ещё необученная девчонка, но я чувствую, что Та-аня прямо сейчас способна помочь мне. Великая магиня, даже если она ещё молоденькая девушка - это очень серьёзно. А когда она немного освоит свой Дар! Затем одеваемся и идём к Тиуму. Его я озадачиваю просьбой достать мне карту всех подвалов замка. Он обещает её найти, но выясняет - а за каким демоном мне это надо, неужели дел не хватает? Рассказываю свою идею о телепортации в порталы вражеских замков, но он сомневается в успехе. Не исключаю, что он прав, но надо попробовать. А он начинает расспрашивать, как мне удалось справиться с врагами в Соки-Элет. В ответ я пересказываю ему максимы Якова Батыровича, который в них сформулировал тактику схваток. Для меня они - постоянное руководство к действию.
   М-1. Если врагов несколько, то раздели их и бей поодиночке. Если это не получается, то перемещайся так, чтобы они мешали друг другу. Выводи врага из строя одним ударом, не затягивай схватку и не позволяй им себя окружить. Удар - отход, манёвр.
   М-2. Если твой враг равен тебе или сильнее - выбирай время и место для боя. Время - когда ты будешь хотя бы равен. Место, - которое ему неудобно, а тебе приемлемо. Никогда не вступай в схватку на его условиях - только на своих или отступи.
   М-3. Будь быстрее врага, не ленись маневрировать. Тогда ты сможешь выбрать время и место и заставить его сражаться на твоих условиях.
   М-4. Будь внезапен - если враг готов к твоему удару, то отложи его или имитируй. Имей наготове несколько видов оружия и примени наиболее неприятное врагу.
   М-5. Внезапность обороны - опаснее внезапности нападения. Усыпи бдительность врага, заставь его подумать, что ты слаб и не готов защищаться. Тогда нанеси неожиданный контрудар.
   М-6. Не стесняйся отступить. Если враг сильнее, то попробуй убежать. Если погонится - устраивай ловушки и засады.
   М-7. Если убежать не получается, то затягивай схватку - время часто работает на более слабого.
   М-8. Если у тебя преимущество, то быстро реализуй его. Не тяни время и не радуйся своему превосходству. Хороший враг - мёртвый враг.
   М-9. Любой бой начинается с разведки. Если знаешь о противнике недостаточно - не нападай, даже когда он слабее тебя. Или будь готов отступить - он обязательно подготовит ловушки.
   Все эти максимы я и излагаю Тиуму с многочисленными примерами. Он мне внимательно внимает и делает вывод:
   - Ученики твоего учителя - страшные враги.

Тиум

   Этим утром Кеес отправился на прогулку в небольшой городок, а я залез в свои книги. Слишком много у него странностей и мне необходимо в них разобраться. Иначе я не смогу его эффективно обучать, да и надоело то и дело садится в лужу. У меня собрана неплохая библиотека, и мы с Жаин просматриваем её, отбирая нужные книги и кристаллы. Это непросто - нужная нам информация иногда занимает в книге только несколько строк. Но в своё время я выпросил у Аранейна "Библиотекарь" - специальный амулет, помогающий в поиске. Затем пропустил через него все книги и другие носители, и теперь он подсказывает - где и в каких местах может быть нужная нам информация. Но всё равно, нам предстоит титанический труд - мы ведь не знаем, как называется то, что мы ищем. К обеду мы перерыли половину библиотеки, зато после него моя внучка сразу находит искомое. Я читаю одну единственную страничку, и у меня глаза лезут на лоб. А она надо мной смеётся.
   Оказывается, кроме обычных магов и даже могучих существуют великие. У них почти одинаковый Дар во всех стихиях - точнее, они не делят магию на части. Магистр потому много больше просто мага, даже полного, что он приближается к великим. Это как сражаться с четырёхруким фехтовальщиком. Каким бы ты ни был мастером, а отбивать удары четырёх мечей ой как непросто. А если учесть, что великие владеют ещё всеми умениями, то мы получаем магистра в миниатюре. И мало того, что его возможности многократно выше. Они ещё умножаются друг на друга - многие заклинания четвёртого-шестого уровня великий может делать, оставаясь на втором. Собственно, они для него по сложности и являются заклятиями второго уровня. А на третьем и четвёртом уровне ему становится доступным ряд магистерских заклинаний. И наконец, высший уровень в магическом мире - Великий магистр, доступен лишь им.
   Разумеется, появляются они редко, но не очень. Однако большинство великих гибнет во время инициации и вскоре после. Да и обычные маги часто "помогают" им покинуть наш грешный мир. Конкурентов не любит никто, а великий маг, пока не достигнет четвёртого-пятого уровня, невероятно уязвим. Нет, в обычной магической схватке он чаще всего побеждает. Но стоит ему перебрать праны или эмоционально сорваться, как он попадает в магический шторм. Это явление обязательно сопутствует ему при инициации. А погасить это страшное буйство магического пространства может или он сам, или магистр. Только сам он ещё не умеет, а магистров под рукой обычно не оказывается. И организовать великому эмоциональный срыв проще простого. Почти всегда они эмпаты - так что сорвись сам и утащи его за собой. Но тут внезапно появляется Маэрим и они с Жаин уходят. А я продолжаю изучать найденные книги и кристаллы, и вспоминаю одно прежнее приключение.
   Это произошло давно. Теодорих был тогда молодым бароном, а я совсем юнцом. К графу Сокейна заявился вольный магистр Барк и попросил того выделить ему отряд. Он был помешан на живом металле - серебрянке и собирал её повсюду. И откуда-то он выяснил, что в одном покинутом замке хранится несколько изделий из неё. Но в одиночку лезть туда опасно даже магистру, и он предложил графу сделку. Ему нужна только серебрянка, а амулеты и оружие он отдаст своим спутникам, и даже снимет с них заклятия. Властитель счёл предложение интересным и предложил поучаствовать в этом деле Бирейну с дружиной. По молодости, вернее, по глупости, мы все очень смелые. А трусы погибают быстро. Теодориху же надо было показать себя и доказать всем своё право быть владетелем. А ещё его влекло любопытство, и он согласился. Добровольцами вызвались двадцать воинов, и я вторым магом. Барк сказал, что этого достаточно и построил портал в тот Мир.
   Там недавно произошла ужасная катастрофа. То ли естественным путём, то ли какой-то магистр постарался, но произошёл пробой из Мира чистой магии. И уровень праны подскочил в десятки, если не в сотню раз. И когда мы туда телепортировались, то попали в ад. Воздух был настолько насыщен праной, что заклинания возникали сами собой. Деревья и трава видоизменялась на глазах. Барк предупреждал, чтобы мы ни в коем случае не творили заклинания и оставили бы все амулеты дома. Один из воинов его не послушался и взял талисман. Тот превратился в жуткую птицу, которая откусила бывшему хозяину голову и улетела. До замка было идти всего несколько километров, но двое воинов погибли на этом пути. Одного убила возникшая ниоткуда молния, а другого задушила лиана, в которую вдруг обратился обычный куст. Но Барк знал маршрут, и мы отделались лишь этими потерями.
   От калитки в башне замка у него был ключ, и мы проникли внутрь. Там было заметно спокойнее, но хватало всяких опасностей. Двенадцать часов мы лазали по замку, собирая всё ценное. Магистр нашёл свою серебрянку, целых три предмета - бич, нагрудник и клетку. Да и мы основательно прибарахлились. Все взяли новое оружие, многие заимели интересные амулеты, а Теодорих нашёл портал межмирового перехода. Когда усталость стала валить нас с ног, Барк построил портал в Бирейнон. Многие ворчали, но он объяснил, что спать там нельзя. Большинство попросту не проснётся, а остальные превратятся невесть во что. Во время рейда по замку двое воинов обратились в чудовищ и были немедленно убиты. Поэтому его доводы были приняты с пониманием - да и спорить с магистром дураков нет, к тому же у Барка репутация психа. Затем он осмотрел взятое нами, снял заклятия и научил пользоваться амулетами. На этом мы расстались, а я на всю жизнь запомнил ужасы магического шторма.

Кабаль

   Кеес возвращается с делегацией Соки-Элета и просит меня провести переговоры. Я очень рад его доверию и внимательно выслушиваю его немногочисленные требования. Меня даже удивляет, как такой искушённый в жизни человек может кому-либо безоглядно доверять. Он ведь и воитель, и маг, и хозяйственник и должен был не раз обжечься. А он спокойно предлагает мне и Маэрим провести с ними переговоры. И только несколькими штрихами обозначает свои условия. Хотя не дай Бог подвести его, тогда придётся радоваться оторванной своей башке. Мне страшно представить, какую он может измыслить казнь. А он уже убегает, будто эти переговоры его совершенно не интересуют. Я же иду приветствовать бургомистра, мы с ним пару раз встречались в Пеоро-Тооне. Разумный мужик, только сейчас он глубоко задумался о чём-то своём. Да и решать будут мейстеры, а они привыкли вопить о вольностях своего славного городка. Кеес же чётко сказал - хотят вольностей, тогда вольны катиться к себе домой своим ходом. И я не исключаю, что так оно и получится. С Кееса станет выгнать их за ворота - мне уже рассказали, как он разобрался с Советом графства. Велел этих советников раздеть и выгнать плетьми за ворота замка - чувствуется большой опыт, накопленный им на Земле. А я в своё время так и не сумел с ними разобраться. Заявились ко мне впятером и давай мне объяснять - мол, я им должен и то, и другое, и пятое, и десятое. С трудом удалось их напоить и с утра нетрезвых выпроводить. И как с ними быть, я так и не придумал. Впрочем, я мыслю как хозяйственник, а Кеес как воитель. И в отличие от меня у него для демагогов всегда есть неотразимый аргумент - плеть, а то и кол.

Тиум

   О великих в найденных книгах, к сожалению, сказано мало. Но мне попадается на кристалле интересный раздел об охотниках на магов. Оказывается, у Наймиера был такой отряд. В него брали магов низших уровней, но могучих или великих. Их специально обучали, снаряжали в гномьи доспехи и вооружали клинками из серебрянки. И они убивали даже магистров! И воевали одновременно и магией, и оружием. Я потрясён и продолжаю сидеть на полу, в голове крутится всякая дребедень. Тут возвращается Жаин, берёт кристалл и быстренько читает про охотников на магов. А потом легонько стучит кулачком по моей башке. Её полное право - она меня предупреждала о моём незнании. А я уперся, как осёл и проглядел очевидное.
   Тут звонит амулет и Кеес просит меня подойти к дверям его апартаментов. Там он вручает мне мальчишку-мажонка, а сам с какой-то юной девушкой спешит к себе. У неё необычная аура и вместе с тем удивительно знакомая. Но у меня на руках мажонок и я вынужден подняться с ним к себе. Там выясняю, что он голоден, и заказываю на кухне ужин. Но не успевает он приступить к рассказу о себе, как Дом Мага сотрясается. Магическое пространство скручивается вихрями, и я с ужасом вижу начинающийся магический шторм. И эпицентр его в покоях Кееса. Не успеваю я по-настоящему испугаться, как кто-то умело гасит его, не позволяя разыграться. Оставляю мажонка на Жаин и спешу к Кеесу. В гостиной и спальне разгромлено всё, а он возлежит на кровати со своей новой пассией. Тут я понимаю, что этот щенок только что инициировал великую магиню, и возникший магический шторм чудом не разрушил наш замок. Захвати он комнату мага в нашем Доме, а оттуда Башню Мага, и трагедия была бы неизбежна. Я высказываю ему всё, что о нём думаю, а они ржут! Тут до меня доходит, что ещё сегодня утром я не знал о великих, а они не знают и сейчас.
   В комнате полный разгром. Уцелела только кровать и, по счастью, сейф-бар. Наливаю три большие рюмки коньяку, и он левитирует две из них себе и подруге.
   А он молодец, - приходит мысль, - вряд ли он слышал о магическом шторме и уж точно никогда не видел, а сумел погасить. Теперь я любуюсь на них - великие маг и магиня. Они быстро войдут в Силу, и тогда трепещите. Тем более при инициации у них не образовалось блоков, а это удивительно. Когда человек становится магом, тем более великим, то его Сила рвётся наружу, стремясь разрушить тело. Поэтому её приходится запирать блоками. Но рано или поздно их приходится снимать, а это сродни хирургической операции. И главное, пока они есть - маг реализует малую долю своих возможностей. А он каким-то чудом сумел самоинициироваться, а сегодня сделал магиней эту девочку. И ни одного блока! Всё это я им высказываю и умеренно хвалю. А про себя удивляюсь - этому парню удаются вещи, требующие многолетней подготовки. Видимо я ошибся и его школа достаточно серьёзна. А тогда мы имеем великого и охотника на магов в придачу. А если учесть, что он Ферейл и у него есть клинок из серебрянки! Я про себя смеюсь. Вы думаете, что маг Бирейнона - щенок. А он - матёрый волчара, и скоро вы почувствуете его клыки у себя на горле! А эта девочка будет ему прекрасной напарницей. Ради неё стоило совершить налёт на Соки-Элет - её место рядом с ним. Даю им ЦУ, без которых они прекрасно обойдутся, но ничего не могу с собой поделать. Я слишком рад и горд за Кееса, и прячу эти чувства за ворчанием. Тем более что он это прекрасно понимает.

Кеес

Суббота-3, ночь на воскресенье-3

   Тиум отсылает меня в Башню Мага, а сам идёт устраивать Та-аню, пригрозив попозже подойти. В башне меня обволакивает кресло, и несколько минут я наслаждаюсь покоем и счастьем. С Та-аней всё получилось замечательно, но это скорее магическая тренировка, чем близость. Хотя наслаждение мы получили огромное и я это с удовольствием повторю. Или, скорее, она повторит - ей наверняка хочется и с другими мужчинами, но сначала надо научиться гасить магические возмущения. Моё счастье, что на Земле приходилось заниматься подобным, пусть и в теории. Погружаюсь в медитацию, но башня заставляет заняться меня делом и передо мною появляется то ли объёмная карта, то ли снимок из космоса. Хочу посмотреть бейлифа, но не могу его найти - рядом с ним нет магического столба. Тут вспоминаю про столик графа, но возвращаться к себе в кабинет лень, и я звоню Тиуму, чтобы он поручил Марфину его принести. Он меня ругает - оказывается, с момента возвращения к себе, Фанах находится под постоянным наблюдением и всё существенное позже мне покажут в записи. А моя задача - проследить за Седым и Кориным - нашими основными врагами на сегодня.
   Настраиваюсь на Аранейнон. В этом замке Башня Мага в рабочем состоянии, в неё я могу даже перейти, но с усилием и один. Более того, я могу её подчинить, но тогда придётся объявить себя властителем этого замка и убить несогласных. Обнаружив, что любой замок можно захватить, я оказываюсь в странной ситуации - занять могу, а удержать - нет. Кроме мобильного батальона, ладно, для начала мобильной роты, мне требуется шесть крепостных рот. Необходимо поставить гарнизоны в замках и в Пеоро-Тооне. А для них надо достать ещё оружие - как огнестрельное, так и холодное. Эти рассуждения не мешают мне осматривать Аранейнон. Войск у Седого не прибавилось - по двору шатаются несколько десятков разбойников, явно не знающих, чем им заняться. И два офицера из местных следят, чтобы одуревшая от безделья банда ничего не спалила. Сам Седой с несколькими офицерами культурно развлекаются - им пригнали из деревни десяток баб, которые изображают стриптиз, совершенно не понимая, чего от них хотят. На столе стоят бутылки с коньяком или виски, и Седой говорит Пегому и Брюнету, чтобы они не напивались. Этой ночью им ползти по проходу, на выходе из которого утром их будет ждать машина с оружием. Мужикам же хочется как следует выпить, а не ползать чёрт знает где, но высказаться на эту тему Седому они не рискуют. Я же через Башню Мага их замка, ставлю на них метки, чтобы ночью отыскать без усилий. Эти метки оставляют за ними след, который можно чувствовать двое суток.
   Теперь эти красавцы никуда не денутся, значит пора глянуть на замок Тарин-Кифов. Там уже почти все спят, включая барона, но в его спальне торчит дворецкий. Он пытается разбудить Корина, но опасается приблизиться. Через открытое окно всё хорошо видно и слышно, дворецкий от двери кричит - прибыл человек от бейлифа, а барон спросонья кидается в него тапками.
   - Но, мой господин, он от бейлифа, значит - это важно.
   - Было бы важно, прислал кого-нибудь из младших помощников.
   - А кого? Кеес их уполовинил.
   При этих словах барон просыпается и садится на кровати.
   - Действительно, он их режет, как мясник баранов перед пиром. Ты хоть выяснил, зачем он ко мне припёрся?
   - Выяснил, хотя он не хотел мне говорить. Тогда мне пришлось заявить, что иначе благородный дон, то есть ты, с ним разговаривать не будешь. Он должен передать тебе слова бейлифа, как убить Кееса.
   Корин вскакивает и одевается:
   - Это действительно важно, не сегодня, так завтра Кеес попытается захватить Таринон и возможно уже придумал, как это сделать. Никакого в нём благородства, хоть и Ла-Фер - принципиально не желает поступать по столетиями выверенным шаблонам. Даже не стал дожидаться нашего нападения, а с десятком воинов атаковал мою младшую башню Мага, уничтожил гарнизон и сжёг её. Перерезав всех младших помощников, он займётся нами, ведь роды Тарин-Кифов и Бирейнов враждуют уже свыше двухсот лет. И мы первые в Сокейне из владетелей поддержали бейлифа.
   Говоря всё это, Корин спешит к богато украшенному дому, а дворецкий еле поспевает за ним. Крыльцо сверху украшено медными листами с крупными камнями или цветным стеклом, а сбоку вместо перил бронзовые статуи лежащих зверей, похожих на львов. Около дверей стоят два мечника в качестве статуй - притиснутые бронзовыми задами к стене, они даже мечами толком взмахнуть не могут. Проскочив мимо них, барон взбегает на второй этаж и только перед дверью в свою приёмную останавливается и величественно вступает в комнату. Сидящие там люди без какого-либо почтения встают. Трое из них мечники, а один с жезлом явно маг. Ещё в комнате присутствуют пятеро воинов барона, но они для мебели. Дворецкий благоразумно прислал магу и его охране много еды, а воины барона смотрят на них и пускают слюни. Барон жестом приказывает своим воинам выйти, а сам обращается к магу:
   - Что предлагает Фанах?
   - План, как убить Кееса. Его надо выманить из замка, ты мне дашь десяток магов, и в открытом поле мы его задавим.
   - И как его выманить?
   - Надо послать небольшой отряд, который днём окружит одну из его дальних деревень, например Канита-Роум. Крестьянам надо срочно убирать урожай, да и скот пасётся снаружи. Они запросят помощь.
   - Кеес просто пришлёт отряд воинов порталом, - перебивает его барон, - у него рамка, которую он украл у меня.
   - Конечно пришлёт, но в лесу по соседству ты спрячешь две сотни своих, а у него и одной не наберётся, поэтому ему придётся прибыть самому. А я с твоими магами спрячусь в разрушенном храме, что неподалёку - без Кееса Бирейнон падёт.
   - Ты рассчитываешь с ним справиться?
   - У меня четвёртый уровень, у двух твоих магов - третий и у четверых - второй. Возьмём на подмогу ещё четвёрку первого уровня и нужно быть полным боевым магом или магистром, чтобы выстоять. А у Кееса второй, максимум третий и главное не дать ему сбежать.
   - План хорош и через три дня мы его выполним.
   - А почему не завтра?
   - Мой внучатый племянник уехал к родственникам за подкреплением, а моими войсками должен командовать он. Послезавтра вечером я его жду, а пока будьте моими гостями.
   Маг благодарит барона, и дворецкий ведёт его и охрану в гостевые комнаты. Мне же требуется ещё полчаса, чтобы осмотреть другие замки и места, которые можно увидеть из башни. К сожалению, её возможности ограничены только частью Сокейна, но и это неплохо.
   План моих действий уже составлен врагами - этой ночью и утром надо разобраться с проходом, Пегим и Брюнетом, а ещё желательно угнать машину с оружием. Завтра надо прогуляться на Землю и далее к источнику, подзарядиться. На самом деле особой необходимости в этом нет, но пресловутое шило в одном месте, да и интуиция прямо-таки требуют этой прогулки. А во вторник предстоит разобраться с отрядами Тарин-Кифов. Пришедшим к Корину маг предложил опасный для меня план и, остановись его группа в лесу, мне пришлось бы пожертвовать этой деревней. Но они хотят с комфортом ждать меня в храме, а это позволяет их укусить, если не прихлопнуть. У меня уже вырисовалась предварительная схема засады с несколькими вариантами действий. Однако грядущие дни получаются очень напряжёнными - ведь всё это придётся делать мне. Но как говорят - если не я, то кто же. Записываю полученную информацию и мои комментарии на кристалл и переправляюсь к Тиуму. У него в гостиной полный сбор - он сам, Жаин, Та-аня, Ноорен и Кэсэн-Арин. Все они уже сидят за столом, и мне самое разумное присоединиться.
   - Кеес, будучи великим магом, точно чувствует, когда принесут еду и всегда появляется во время, - комментирует Тиум моё появление. Мы смеёмся, так как сразу появляются слуги, принёсшие горы еды, и Руми с неизменным кофейником. Последнее время еда перелетает на наш стол с невероятной скоростью - полминуты и подносы пусты, стол заставлен. И это совсем без магии! На этот раз повар превзошёл сам себя, особенно ему удались тетерева, подбитые мною возле Соки-Элета. Прожаренные и сочные, с хрустящей корочкой и чем-то фаршированные они просто тают во рту, создавая богатейшую гамму вкуса.
   - Прекрасно, - благодарю я повара. А Тиум отрезает грудку птицы и вкладывает ему в рот. Повар, невероятно счастливый, удаляется.
   - Кто-нибудь хочет кофе, - но как всегда, желающих нет. Тиум явно хочет о чём-то со мной поговорить, и я прошу Руми отнести кофе в мою спальню и подождать там, а на кофейник накладываю заклятие сохранения тепла. Руми уходит и он спрашивает:
   - Ты повесил мне на шею эту компанию, чтобы я сделал из них боевых магов?
   - Именно так. Мне кажется - это очевидно.
   - Не меряй всех по себе. Мне понадобится месяц, а скорее два, чтобы они устойчиво выполняли основные боевые заклинания. И тебе придётся участвовать в их тренировках, ведь многое необходимо показывать, а у меня с этим проблема.
   - Тиум, ты прекрасно понимаешь, что боевые маги нам нужны не завтра, а сегодня, ещё лучше вчера. А я прекрасно понимаю, что девять беременных женщин не родят ребёнка за месяц. Хорошо - если кто-нибудь сможет мне хоть в чём-то помочь, например, вести магическое сканирование местности - это было бы замечательно. А пока я пытаюсь накачать войско огнестрельным оружием, чтобы хоть как-то компенсировать нехватку магов. Ведь стрелков тоже надо учить.
   - Ладно, как мне их надо учить, по-твоему?
   - Для начала двум-трём основным заклинаниям, причём не все из них должны быть боевыми. Параллельно азы теории, а далее расширять и углублять. Тогда уже завтра они будут что-то уметь и знать - со временем же смогут больше.
   - Что же, есть и такой способ. Но учти - они рвутся в бой.
   - Зачем, в простых случаях я и без них справлюсь. А в сложных - вас просто размажут, а мне вы помешаете сбежать. И расскажи, что придумал бейлиф?
   Выяснилось, что Маарани телепортировался к Фанаху и затем построил портал в Дом бейлифа для всего отряда, включая присоединившегося Аниора. Отдохнув, они начали планировать свои козни - в основном против магов городка, восточных и южных бейлифов. Но кое-что касается и нас. Насчёт мага, посланного Корину, ничего нового у Тиума нет. Но оказывается, в городке один из магов работает на бейлифов, и ему поручено съездить в Бирейнон и выяснить мой уровень. С этим проблем нет - я покажу ему правду и только правду, но не всю правду. Иначе говоря, мне следует показать всё, на что я способен в стихии огня. А о прочем скромно умолчать. Далее, на совещании бейлифов сеймена они решили предложить какому-нибудь старшему помощнику с востока совершить рейд на Бирейнон и пограбить по дороге деревни. Если рейд удастся, то всем станет ясно, что защитить деревни мы не в состоянии. Если же я убью его, то за меня им надо браться всерьёз и, может быть, отозвать Агапу. Хотя это им нежелательно, неизвестно кем займётся тот в первую очередь - мною или Фанахом. И ещё - южнее Сокейна едет машина гномов, а эти интриганы хотят её ограбить. Но подозрение должно пасть на других, ведь гномы - народ мстительный.
   Затем рассказываю мои планы на ближайшие дни, и все удивлены - зачем мне нужен этот визит на Землю. Пустынный Мир и источник, охраняемый Барай-девгером - это мой секрет, а приводимые мною доводы шиты белыми нитками. Тиум откровенно недоволен, но уже знает - возражать бесполезно:
   - Тогда Кеес иди к себе и отдыхай, на эту ночь ты опять себе придумал занятие.
   - К сожалению, не с любимой женщиной, - я целую взглядом Жаин и Та-аню. Они переглядываются и смеются- уже спелись. А я делаю один шаг, и башня перемещает меня в спальню. Руми, оставив кофейник на столике, лежит в платье на кровати. Увидев меня, она смущается и вскакивает, но я машу рукой:
   - Ложись и разденься.
   Улыбка озаряет её лицо и через мгновение она голышом ныряет под одеяло. Усмирить магический шторм было тяжело, но он насытил меня энергией лучше источника. После нашей с Та-ней любви-тренировки-подзарядки мне следовало бы до утра поваляться с нею в постели, но некогда. Придётся опять использовать Руми, чтобы быстро усвоить энергию, хотя секса мне более не хочется. Но девочке этого не объяснишь, а выглядеть сволочью, которая может, но не хочет - противно. Магия позволяет мочь всегда. Поэтому раздеваюсь, сажусь на кровать рядом с нею и наливаю себе кофе - мне нужно немного времени, чтобы настроиться. Благодаря заклинанию, оно горячее, вкусное и ароматное. Руми прижимается сзади и ласкает меня, приходится ограничиться одной чашечкой и лечь с нею. Жаин хорошо её подучила и, к моему удивлению, мне её захотелось. Она же вся пылает и с радостью пробует на мне всё, чему научилась. Пока неумело, но старательно и со страстью, исправляющей любые недочёты. Ожидая меня, она себя здорово распалила и ей требуется немного времени для достижения оргазма. Впрочем, на Тао-Эрис это обычное явление - женщина в постели всегда берёт у мужчины энергию, а здесь потоки праны намного мощнее, чем на Земле и быстрее её насыщают. А женский оргазм включает насыщение её тела магической энергией.
   Вскоре мы лежим рядом полностью удовлетворённые. Мне с Руми просто и хорошо - стараюсь, чтобы и ей со мной было приятно. Органически не могу относиться к женщине потребительски - пусть она нужна мне как матрица для переработки энергии, но раз уж мы с нею в постели, то здесь я должен дать ей всё. Я тихонько глажу её за ухом и шепчу разные нежности - после близости другие ласки ей не нужны. Она просто лежит рядом, но при этом идёт основательная подпитка магической энергией. Нет, она не забирается у Руми, тем более что и брать там нечего - достаточно одного глотка, чтобы опустошить девочку. Энергии полно внутри меня и вокруг, но надо изменить её структуру, прежде чем усваивать. Для этого мне и нужна Руми - она легко преобразует её, а после близости наши структуры идентичны. Отдельные капли удаётся поглотить и Руми, но только капли. Вообще, магический Дар - это ёмкость чакр и аккумуляторов, а также пропускная способность каналов. Всё остальное можно освоить, быстрее или дольше - другой вопрос. А вот возможность работать с магической энергией - это врождённое, и если энергетика слабая, то и маг будет слабым, а то и никаким. Руми же, по капельке потребляя энергию из моего потока, увеличивает свои ёмкости и пропускные возможности. Со временем она сможет магичить.
   Через некоторое время она начинает засыпать и просится к себе. Конечно, я её отпускаю, так как и сам начинаю дремать - когда уровень энергии в теле повышается, то всегда клонит в сон. Руми быстро одевается и убегает, а я делаю специальную тренировку, чтобы быстрее усвоить принятую магическую энергию. Откровенно говоря, намного приятнее и полезнее провести эту ночь в кровати, чтобы привести все свои тела в соответствие, но сегодня требуется иное.

Тиум

   Это замечательно, что Кеес нашёл Та-аню, Ноорена и пацана, но насколько мне это прибавило забот! Я поинтересовался у него, как лучше их учить, но услышал только стандартные предложения. А мне так хотелось узнать о той методике, по которой обучался он сам. Думаю, он не пытается намеренно её скрыть - в его интересах скорейшая подготовка магов. Просто одно дело - что-то уметь делать, и совсем другое - объяснить как. Как жаль, что Терейон убил Аранейна. Тот при Наймиере был ректором филиала магической Академии, которая располагалась в замке, названном по его имени. Он бы обязательно помог мне и с Кеесом и с остальными просто из любопытства, а уж он учить умел. Но ничего не поделаешь, хотя надо посоветовать нашему коннетаблю прежде всего захватить этот замок. Там наверняка осталась масса учебной литературы, которая нам так необходима.
   Меня слегка беспокоят его планы, честно говоря, я их не понимаю. Но поэтому я и не коннетабль. Где он на этой Земле умудряется так зарядиться? Боюсь, что бегает в следующий Мир - а это очень опасно! Я читал описания окружающих нас Миров - во всех риск чрезмерно велик даже для магистра. Поэтому Маэрим и моталась за магом на Землю, где их почти нет, а кто есть - прячется. Лишь там и ещё в одном Мире не так опасно. Но Кеес о своих путешествиях не рассказывает, а я не расспрашиваю, хотя мне и любопытно. И надоедать ему лекциями про осторожность не буду. Он только кажется лихим авантюристом, а сам просчитывает на десять ходов вперёд. Жаин как-то попросила его поменьше рисковать, а он ей выдал раскладку вариантов захвата замка графа. Так она в этих вариантах запуталась, хотя сама умеет их здорово рассчитывать. А ведь у него почти не было времени на их разработку и оценку.
   И ещё хорошо, что наши основные враги не спешат. Корин и Седой умудряются откладывать всё, что можно и что нельзя - поэтому Кеес их опережает. И они не знают, что мы за ними подглядываем. Ну, Седой понятно, он с Земли и в магии ни в зуб ногой. А маги Тарин-Кифа боятся - скажи они барону, он потребует принести клятву полной преданности и подчинить Башню Мага. И неизвестно, что опаснее и быстрее убьёт. Вот и помалкивают - а мы с Кеесом этим нагло пользуемся. Да и граф оставил неплохое подслушивающее наследство. Юрек развёртывает сеть информаторов - ведь маги разведку недооценивают. Они считают - достаточно прочувствовать противника и вперёд. Впрочем, Кеес именно так сбегал в Соки-Элет и успел спасти Та-аню.

Жаин

   Замечательно, вокруг Кееса вьётся стайка бабочек, а я чувствую себя единственной. Маэрим хочет, чтобы все считали их любовниками - пожалуйста, мне не жалко. Если баронесса раз в месяц залезет к нему в постель, то его от этого не убудет - лишь бы ему было хорошо. А Руми, глупенькая девочка, тоже считает себя его любовницей, а она только преобразователь структуры праны. И пусть она глупенькая, но получила от этого немало - сейчас у неё отдельная комната, господское питание и любая одежда на её выбор. И надо отдать ей должное - она своим положением не злоупотребляет. Хватило одного намёка. И ко мне относится с уважением, хотя оказывается в его постели чаще, чем я. Та-аня ещё не поняла, что у них не любовь, а магические тренировки. Дед мне это разъяснил, а ей этого пока знать не надо - девочка наслаждается жизнью и подруга из неё хорошая. А через несколько лет и я так потренируюсь. Хотя и считается, что между магами и магинями любви не бывает, но надеюсь, мы будем исключением. В замке многие женщины пытаются заигрывать с ним, он же этого просто не замечает - и мне приходится им объяснять, что ему некогда. А Кеесу надо будет сказать, что следует обращать на них внимание - доброе слово и кошке приятно, а женщине особенно.
   А ещё обязательно подсказать ему, чтобы больше внимания уделял внутренним делам замка. Ладно, в Бирейноне для этого есть Маэрим, а он формально старший маг и коннетабль. Но в проблемах людей, живущих в Доме Мага, следует разобраться самому, а не перепоручать Марфину. В собственном же замке Кеесу этим придётся заняться вплотную. Конечно, мы с дедом будем ему всячески помогать, но слишком многое зависит от владетеля. Слово барона значит много больше целой речи даже сеньоры замка. И хочет ли он или не хочет, а освоить искусство управлять ему придётся. И чем скорее, тем лучше.

Глава 11. Проход и проходимцы. Разведка источника

Кеес

   Прежде, чем заняться проходом, я по амулету-телефону связываюсь с Маэрим и узнаю - переговоры с делегацией города идут со скрипом, хотя она и Кабаль выдвинули весьма скромные требования. Постоянно кто-либо из членов делегации поднимает вопрос о признании нами их статуса вольного города. И она предлагает мне присоединиться и проанализировать ход переговоров. На что советую прервать их, так как надеюсь вскоре разобраться с другим городом. В данном случае вести переговоры с двумя делегациями проще, чем с одной. Маэрим со мной соглашается, дела в Бирейноне у меня завершены, и я готовлюсь к походу в проход.
   Одеваюсь я в обычную одежду с Земли и кроссовки, из оружия беру пистолет, кинжал и жезл, а ещё рамку порталов и кубик межмировых переходов. Собираясь, продолжаю продумывать свои действия. С бейлифом связываться пока боязно, тем более с тройкой - Маарани, Фанах и Аниор. В замке Тарин-Кифов много войск и магов, сначала надо провернуть ловушку возле деревни с разрушенным храмом. И лишь потом прикинуть возможность захватить их замок. А вот банду Седого надо поскорее уничтожить. Мало того, что они опасны, как союзник бейлифов. При стечении обстоятельств они могут и сами стать серьёзной силой - их действия необычны, а это притягивает людей. Ведь подобные деятели легко говорят самую грубую ложь и обманывают, а здесь слову привыкли верить. На какое-то время это может сработать и крайне усложнить мне жизнь. И наконец, мне просто нравится Аранейнон, красивый замок в лесу, специально построенный для мага. Конечно, и остальные замки останутся под моей защитой, но этот будет моим домом.
   А вот зачем мне огнестрельное оружие теперь не понятно. Я ведь уже довольно приличный по силе маг, хотя до серьёзных заклинателей, например, Саан'авиуса, мне ещё очень далеко. Но всякая мелочёвка, включая младших помощников, для меня теперь лёгкая добыча. И огнестрельное оружие могу легко вывести из строя. Достаточно замедлить скорость горения пороха и снизить температуру, а ещё увеличить трение и любая винтовка будет стрелять на десяток метров, не нанося повреждений. Причём применить соответствующее заклинание я могу как для одиночного ствола, так и для всех в круге до горизонта. Но всё это может сделать любой средненький маг - поэтому на автоматы, пулемёты и тому подобное рассчитывать можно с большими оговорками.
   Обдумывая всё это, нахожу рамкой начало прохода и перехожу быстрым порталом. У входа никого нет - местные боятся тварей, а землян Седому не хватает. От поставленных мною меток идёт из прохода слабый сигнал - Брюнет и Пегий уже там. Ещё раз сканирую окрестности, убеждаюсь - вокруг никого нет, и спускаюсь в проход. Подобные прогулки нравятся мне больше всего - я ведь по натуре путешественник и исследование новых Миров для меня самое интересное. А когда Тиум меня научил погружаться в слои и ходить там, то мир воистину стал объёмным. Изучение же природных переходов между Мирами для меня самое увлекательное занятие. И вот сейчас передо мною естественный вход из внешнего Мира во внутренние слои. Только известные мне входы погружались единой долиной или эстуарием, а этот похож на дельту реки. И как в других проходах, здесь хватает всяких тварей, пришедших из нижних слоёв, но в этом месте они мелкие, хотя и опасные для немага. Почти от входа он разветвляется на пять русел, контролируемые четырьмя тварями. В пятом, крайнем справа от меня, тварей нет - оно удалено от остальных и сильно изгибается. Приходится двух тварей согнать с их мест, чтобы одна перекрыла проход по пустому руслу, а другая заняла освободившееся место. Пройдя по среднему руслу вглубь, перегоняю ещё одну тварь ближе к входу и перекрываю проход с этой стороны. Гонять тварей несложно - они чуют магию и кидаются от меня при малейших брызгах праны. Далее я иду по крайнему левому руслу - оно прямое и короче других, и менее чем через час оказываюсь на Земле. Подавляю естественное желание обследовать проход - к сожалению, этим заниматься некогда. Уже около выхода из него соображаю, что могу напороться на засаду и набрасываю на себя покрывало невидимости. Выглянув из прохода, сканирую местность. Рядом со мной никого нет, но в двухстах метрах развёрнута большая армейская палатка, а рядом у костерка сидит несколько человек.
   Неискоренимая привычка любых homo, остановился - разводи костёр, нужен он или не нужен, совершенно не важно.
   Не торопясь я подхожу поближе, покрывало невидимости включает неслышимость и отсутствие запахов - заметить меня не должны. А заметят - им же хуже!
   У костра четыре человека в военной форме - генерал, два майора и прапорщик. Причём форма на них не российской армии и говор не вполне русский. Видимо это одна из бывших советских республик, - предполагаю, прислушавшись к разговору.
   Говорит генерал, обращаясь к одному из майоров и прапорщику:
   - Когда появятся наши друзья, - он кивает по направлению к проходу, - на всякий случай подержите их до утра, а потом подгоните КрАЗ с оружием и боеприпасами и поставьте рядом охрану. А если они опять захотят таскать всё на себе, то это их личное дело. А где моя колонна? Мне надо в срок прибыть в место назначения.
   Куда и когда я легко его считываю - порт на южном море в полутора сутках езды. А мои жмурики - Пегий с Брюнетом, появятся здесь часов через пять. Успею разобраться и с колонной и со складом и с бандитами. Праны хватает - камни и моё тело наполнены ею, что вселяет уверенность в своих силах. Только надо себя контролировать - самоуверенность не допустима. Ведь расплата в моих делах одна - секир башка, надо обойтись без авося - самоуказания полезны, ведь главное - не зарваться.
   - Сейчас будет, уже должны были загрузить, - рапортует майор. И действительно на поляну выезжает колонна. Впереди два микроавтобуса, далее дюжина больших крытых грузовиков, набитых стрелковым оружием и боеприпасами, затем две цистерны с топливом, а замыкает всё это богатство БМП с безоткатной пушкой. Генерал идёт вдоль машин, заглядывая в кузова, с которых отброшен брезент. А я, не сходя с места, с удовольствием осматриваю свою в недалёком будущем колонну. Особенно я доволен крупнокалиберными пулемётами и миномётами. Генерал садится в передовой микроавтобус, куда забираюсь и я. По команде генерала колонна трогается и вскоре выезжает на пустынное шоссе.
   "Пора", - я беру под ментальный контроль генерала, автоматчика и водителя, сажусь за руль и открываю портальный переход на Тао-Эрис. Колонна, послушно следуя за машиной генерала, выезжает на западную дорогу к Бирейнону и останавливается перед последним поворотом к замку. Водитель оставлен под контролем, а генерал и автоматчик уснули. Забираю автомат, не спеша вылезаю из машины и иду вдоль колонны. Устанавливаю ментальный контроль над водителями и отправляю их в микроавтобус. Это настолько легко, что даже неинтересно. Только около БМП, пытаясь взять под контроль лейтенанта, чувствую некоторое сопротивление. Водитель и стрелок уже под моим контролем, как и шестёрка стоящих рядом с лейтенантом бойцов. Дмитрию подан сигнал сразу при въезде на дорогу, поэтому решаю поговорить. Снимаю с лейтенанта ментальный контроль, а с себя невидимость.
   - Где я? - восхищённо спрашивает он, озираясь вокруг и принюхиваясь к чистейшему воздуху.
   - В сказке, - отвечаю ему, - правда, в довольно страшной сказке.
   - А ты кто? - парень совсем не пугается происходящего и даже приходит в восторге.
   - Маг Кеес и коннетабль замка, что находится за поворотом.
   - Замок? Настоящий замок, а можно посмотреть? - он умоляюще смотрит на меня. Поймав утвердительный кивок, выбегает за поворот и разевает рот:
   - Мамочка моя, и вправду замок.
   От замка к нам спешат Дмитрий и Вадим на лошадях с шестёркой сопровождения. При виде лейтенанта они сбавляют ход, но увидев за ним меня, успокаиваются. А замок, подсвеченный сбоку луной, прекрасен. И на его фоне восьмёрка рыцарей на конях, в шлемах и кольчугах, с мечами на боку. Только у скачущих впереди Дмитрия и Вадима на правом плече ещё и по автомату. Лейтенант поворачивается ко мне:
   - А Вы и взаправду маг?
   Я смеюсь и выдаю из руки столб пламени, а после подхватываю его магическим захватом и поднимаю над собой, а затем мягко опускаю рядом. Тут к нам подскакивают рыцари, Дмитрий с Вадимом спрыгивают с лошадей и в один голос спрашивают:
   - Кеес, что случилось?
   - Пойдём, - пройдя поворот, мы выходим к колонне, - вот дюжина грузовиков с оружием, два с топливом и одна БМП, принимай и гони в замок.
   Дмитрий только качает головой:
   - Кеес, а по мелочам ты можешь, или только по крупному?
   - Могу и по мелочам, например Юрек и всего три автомата.
   - И замок графа в придачу, - Дмитрию смешно, - и где ты раздобыл эту колонну?
   - Гнали к морю на корабль, только я решил, что нам они полезнее будут.
   Дмитрий ржёт:
   - А этот летёха, что здесь делает?
   - Да всё думает - попроситься ко мне на службу, или вернуться к генералу под трибунал. Тому же понадобится козёл отпущения.
   - Не хочу быть козлом, он меня со свету сживёт. А можно остаться здесь у вас, - глаза парня пылают яростной надеждой. При сей своей детскости, он прекрасно понимает, что поймал удачу за хвост и не хочет отпускать. Дмитрий решает ему помочь:
   - Как тебя зовут парень?
   - Кочубей Иван.
   - Из тех самых, что у Пушкина?
   - Наверное.
   - Тогда становись перед Кеесом на левое колено, - Дмитрий отстёгивает свой меч и даёт его мне, - и говори вассальную присягу.
   Дмитрий суфлирует, а Иван повторяет:
   - Я сеньор Кочубей прошу сеньора Кееса принять меня и мою дружину в свои вассалы. Обязуюсь служить верно и грозно, и не посрамить имени моего сеньора.
   - Я сеньор Кеес принимаю в вассалы сеньора Кочубея и обязуюсь оказывать ему покровительство и защиту, - меч в моей руке на плече Ивана подтверждал моё заявление.
   Потом мы идём вдоль колонны, и Иван указывает мне водителей, которых вывожу из машины и снимаю с них ментальный контроль, таких четверо. Затем освобождаю экипаж БМП, а Иван разъясняет им произошедшее и предлагает остаться или вернуться на Землю. Желающих вернуться не, и они приносят Кочубею вассальную клятву. Мои офицеры и водители садятся за руль грузовиков и уводят их в замок. Рыцари остаются охранять остаток колонны, а я лезу в набитую машину к генералу и сажусь водителем. Все в ней спят, это намного легче, чем держать ментальный контроль над большим числом людей. Открываю межмировой переход и возвращаюсь на Землю к проходу. Около него стоит большущий грузовик, набитый оружием, а рядом разбита палатка. Охранники же уселись в рощице неподалёку, достали закусь и разлили по стаканчикам водку. Тиум запретил мне применять бытовые заклинания, но не могу удержаться - спирт теперь полностью и быстро растворяется в их крови. Одна бутылка свалила всех, а я ещё добавляю заклятие крепкого сна - отдыхайте, всё равно генералу будет не до вас.
   Спускаюсь в проход и вижу по меткам, что им ещё ползти и ползти. Огнестрельное оружие мне теперь уже не нужно, и лучше поступить разумно - наплевать на этот склад. Но это наглое ворьё с генеральскими лампасами меня жутко разозлило и пусть меня эта жизнь не касается, но я их накажу. Это неразумно - времени не хватает, однако желание их покарать превыше логики. Но эмоции - не повод для глупостей, а любая операция должна предваряться разведкой. Поднимаюсь наверх - передо мною просторная армейская палатка, а в середине которой - складывающийся стол с лавками, а у боковых стен лежат спальные мешки. Людей поблизости нет, я спокойно осматриваю через рамку окрестности и нахожу вдалеке городок воинской части, на окраине которого расположено два десятка складских зданий. Время не ждёт -перемещаюсь телепортацией, хотя в моём родном Мире она жрёт уйму энергии. Но её у меня много и я всё равно собираюсь прогуляться к источнику. Выбираю здания и ангары, в которых хранятся крупнокалиберные пулемёты, полковые миномёты, безоткатные орудия и боеприпасы к ним, - и сканирую прилегающие слои. Наученный печальным опытом с баржой, более не хочу надрываться и перетаскивать груз даже магией. Мне фартит - под городком множество входов в слои. Наверное, здесь раньше был полигон и плёнка между слоями истончена. Спускаюсь вглубь и нахожу каменистый участок с холмиками - это редкость, в слоях грунты в основном сыпучие. И расположен этот островок удачно - не слишком глубоко и в общем слое для нескольких Миров, включая Землю и Сэрэс. Если мне это оружие и боеприпасы понадобятся, то достать их будет не слишком сложно. Нахожу подходящий поток и поправляю его - у меня получился колодец, дно которого между холмиками, а вход в ближайшем складе.
   Начинаю наглый грабеж - левитирую туда ящики с крупнокалиберными пулемётами, станками и принадлежностями для них. Следом отправляю различные инструкции и книги, и даже ветошь для протирки. Поток всё медленно спускает вглубь и сваливает на моём участке. Вскоре этот склад девственно пуст, я же перемещаюсь в соседний, где хранятся ящики с боеприпасами, и разбираюсь с ними. Наконец, все здания очищены, и остались ангары с боевой и прочей техникой. Но я уже истратил большую часть праны - хотя левитировать приходится лишь до колодца в слоях, но и это у меня сжирает немало энергии. Вызываю Вадима, который этой ночью дежурит и он с удовольствием помогает мне грабить. Создаю портал на площадь перед Домом Оружия - поддерживать его намного экономичнее, а Вадим перегоняет через него машины. Он уже вжился в нашу жизнь и относится к магии спокойно, как к сложной технике - можно не понимать, как она устроена, но грамотно пользоваться. В последнем ангаре стоят разные джипы, которые он перегоняет на площадку перед моим домом. Заодно левитирую в них полевые кухни и всякую мелочь, оставшуюся в ангарах. Последний внедорожник я завожу и телепортирую к проходу, предварительно наполнив пистолет-пулемётами Узи и ящиками с патронами к ним. Одним из них я вооружился, и он лежит рядом на соседнем сидении с патроном в стволе.
   Дело сделано и можно встречать посланцев Седого - обзываю этих ползателей по проходу - проходимцами. Спускаюсь в проход - скоро они должны уже прибыть. Ещё раз осматриваю структуру переходя и понимаю, как меня забросило в Тао-Эрис. Для уточнения достаю жезл и нахожу заклинание, которое применил в тот самый первый день маг. Он испугался, что Дмитрий порвать заклятие и застрелит его, и решил обрушить на него склон. Но в магии земли этот маг разбирался как свинья в апельсинах и строил заклинание через жезл. И немножечко ошибся - заказал заклинание прохода. А жезлу всё равно - что закажешь, то он и сделает. Эти точки на Земле и на Тао-Эрис уже были соединены неявным переходом, который активировался. С Земли в него ломился я - безграмотно, но мощно, и Тиум тянул меня через межмировой кубик. И с Тао-Эрис мне навстречу жезл открыл проход заклинанием. Меня в него и затянуло - он оказался очень коротким и сработал как портал. А ученичок мага подумал, что вызвал тварь из нижних планов, и ударил в меня, но промахнулся. Посланный им воздушный взрыв-шар рванул у меня за спиной. Как говорится - поспешишь, людей насмешишь. Таким образом, проход, используемый Седым, стал четвёртым, известным мне, и вторым на Землю.
   Накидываю невидимость и жду Пегого с Брюнетом, я могу легко уничтожить их прямо в проходе, и это самое разумное. Там их можно убить магией, а здесь нужно применить обычное оружие, чтобы не засветиться - умников в компетентных органах хватает. Но меня интересует - чем они расплачиваются за оружие и где это берут, в проходе же беседовать сложно. Поэтому жду их около палатки, рассчитывая это выяснить. Ожидаю недолго - вскоре из прохода выбирается эта сладкая парочка, тяжело дыша и грязно ругаясь. У них видны следы укусов на левых плечах, явно какая-то тварь почти добралась до крайнего русла. Они подходят к палатке, заглядывают в неё, вытаскивают спальник и усаживаются на него. В руках у Пегого тяжёлый мешок из многослойной прочной ткани.
   - В последний раз хожу по этому грёбанному проходу, - заявляет Брюнет, потирая укушенное плечо.
   - Ты это Седому скажи, - тяжело дыша, отзывается Пегий, - интересно, куда это наши компаньоны подевались.
   - Здесь я, здесь, - ворчливо откликаюсь я, сбрасывая покрывало невидимости, - оружие и боеприпасы в машине.
   Они встают, Брюнет подходит к Нисану и заглядывает в кузов, а Пегий ставит передо мной мешок, развязывает горловину и вытаскивает довольно тяжёлый металлический брусок. Брюнет, тем временем берёт в кузове пистолет-пулемёт и пытается вставить в него рожок. На оружие и рожки мною заранее наложено заклинание "Трение". Магазин не вставляется, тогда он залезает в машину и вытаскивает оттуда монтировку. Пегий, тем временем перехватывает поудобнее брусок, намереваясь размозжить им мне голову, и говорит, ткнув ногой в мешок:
   - Здесь десять шестикилограммовых слитков платины, как мы и договаривались, проверяй.
   Брюнет же с монтировкой подбирается ко мне сзади. Ребята явно надумали прикончить меня, потом забрать платину и машину с оружием и смыться. Возвращаться назад к Седому они не намерены. Меня подобный расклад совершенно не устраивает - как ни странно, но меня вполне удовлетворяет моя жизнь, и терять её кажется неразумным. Поэтому делаю два шага назад, чуть поворачиваюсь, чтобы оба оказались в углу обстрела, и рявкаю:
   - Стоять, гады. Бросить, что держите, и встать рядом.
   Брусок и монтировка падают из рук прямо им на ноги. Конечно, с моей помощью.
   - Молчать падлы. Сняли штаны, куртки и ботинки, потом подошли друг к другу.
   - Холодно же, - вопит Пегий.
   Я всаживаю вплотную к его ногам короткую очередь: - "Заткнись".
   Мужики раздеваются и подходят друг к другу. Брюнет в правой руке прячет финку. Я накладываю им на руки и на ноги заклинание неподвижности и осведомляюсь:
   - Скажите, за что вы убили моего дядю - Аранейна?
   - Так ты оттуда? - испуганно уточняет Пегий, тщетно пытаясь дёрнуть ногой или рукой.
   - Спрашиваю я, - мой шёпот почему-то пугает больше, чем крик.
   - Это не мы, а Терейон, - отвечает Брюнет. Узнав, что я с Тао-Эрис, он уже не ждёт ничего хорошего. До Пегого ещё не дошло.
   - Терейон убит и его теперь не спросишь. Но вы грабите мой замок - Аранейнон. Слитки ведь из его кладовых?
   - Да, - хмуро признаются они, - но мы думали, что он ничей.
   - Ничейный замок, неужели такое бывает, - мой сарказм их добивает.
   - Возьми нас к себе на службу, маг. Мы сдадим Седого и вообще отслужим.
   - Посмотрите друг на друга. Может быть, одного из вас я и возьму.
   Они поворачиваются мордами друг к другу и получают по пуле в висок. Дальше их тела левитирую в болото. В карманах курток и брюк отыскивается немного денег Тао-Эрис. Мешок, монтировка и финка занимают место в кабине, а их одежда и обувь - в болоте. Устраиваю в проходе около выхода небольшое маготрясение - после него там тварей прибавится. Остаётся забросить спальники и столик в кузов, потом собрать и положить туда же палатку, и вернуться в Бирейнон. Грузовика с оружием решаю не дожидаться - после моего грабежа он вряд ли появится, скорее придёт колонна с автоматчиками. Вернувшись, я немедленно вызываю Дмитрия - к вечеру воскресенья надо закончить формирование мобильной роты и создать отделение спецназа. Он поручил Юреку и Микилеесу формировать крепостные роты, я требую это ускорить - пусть тренируются, охраняя замки. А учёт награбленного поручить Кочубею и его орлам.
   Мне необходимо немного поспать, не сидеть же всё время на тонизирующих. Поднимаюсь к себе, а в гостиной меня уже ждёт Тиум. Он ворчливо ругает меня - нельзя регулярно то заряжаться сверх допустимого, то полностью опустошаться. Это плохо кончиться, но на мой вопрос - "почему", - ответить не может. Я же отношусь к этому, как к спортивной тренировке - позанимался, устал, отдохнул. Теперь он опять будет рыться в книгах - странно, в магии многое принимается как данность, а вопрос "почему" - даже не приходит им в голову. Впрочем, из магов я знаю только Тиума, а он не получал полноценного образования. Мне сейчас очень не хватает Якова Батыровича - возможно, он знает ответы на мои вопросы.
   Видя мою задумчивость, Тиум резко повышает голос и требует обязательно продолжить занятия магией. Если бейлифы со страху наймут полного боевого мага, то это будет для меня почти гарантированный финиш. А позанимавшись и выйдя на четвёртый уровень, можно будет и посопротивляться. Обещаю обязательно продолжить в неопределённом будущем, и он уходит, а я позволяю себе короткий отдых - ложусь чуток поспать.

Тиум

   Кеес невероятно деятелен, и это меня начало беспокоить - как бы не сорвался. Я понимаю, ему приходиться играть на опережение - врагов много и они сильнее, он же в замке единственный маг, а в придачу и коннетабль. Поэтому идёт набор войск и офицеров - Маэрим уже сбилась с ног, но с ближних деревень идёт поток продуктов, а из города товаров. И в мастерских замка работа тоже кипит - войско не должно знать нужды ни в чём. Да и на меня он навесил учеников - надо ему посоветовать ещё освободить из тюрьмы мажонка, захваченного в сожжённой башне, и взять с того клятву полной преданности. Но это занятия необходимые и от них никуда не денешься - а вот зачем он мотается на Землю? Со своими делами там Кеес как-то разделался - то ли завершил, то ли отложил. Но взамен, чую, нашёл на свою задницу какую-то новую забаву, неугомонный. Хорошо, что она позволяет ему набирать энергию, но времени в сутках не прибавляет! А кроме праны ему требуется умение, вырабатываемое лишь тренировками - ему же некогда. И как объяснить, что надо сосредоточиться на главном - остальное после победы. Или в свободную минуту - нет, он хочет успеть всё и сразу!
   И ещё причина для волнения - он варварски обращается с энергией. Даже магистры всегда имеют запас свыше четверти, а обычно не позволяют опускаться ниже половины. Он же опустошает себя практически до дна, а с восстановлением у него проблемы. Когда же я стал ему объяснять, что так нельзя, последовало - "почему?", ну в точности Жаин. Только её я всегда могу заткнуть - "потому!", а этому надо объяснить и подробно. Мне же в своё время никто не объяснял, сказали - надо так, и точка! Теперь ройся в книгах, ещё знать бы, где искать.
   И с контрзасадой на Тарин-Кифов он остроумно придумал, правильно Теодорих сказал:
   - Какой он маг, ты разберись сам, а воитель Кеес серьёзный, я это сразу увидел.
   Знаю, ловушками войны не выигрываются, но недаром Дмитрий всё время тратит на мобильную роту - кому-то сильно не поздоровиться. Интересно, что ею будет захвачено в первую очередь? И ещё - никто, даже я, не знает его мало-мальски отдалённых планов, будто их и нет. Например, он целую ночь потратил, но придумал - как захватить замок, но никому не рассказал. Даже Дмитрий, обошедший тогда с ним все башни, не знает, что придумал Кеес, а я тем более. Кабаль за это на него сначала обиделся, а затем признал - властитель не должен отчитываться перед владетелями, а они перед ним обязаны. Так что подождём разборки в храме с магами Тарин-Кифов.

Жаин

   С утра я побежала к Маэрим и объяснила, что хочу поучиться управлять замком. Баронессу я нашла уже в её приёмной, где она собиралась принять очередную порцию старост и купцов. После рейда они набежали в замок и готовы были целовать ей ноги, выпрашивая прощение. Эти трусы столько лет платили дань бейлифу, а со своим владетелем отказывались даже торговать. А теперь - банды разбежались, младшие помощники не показываются, боятся потерять головы - зато конные отряды с тачанками каждое утро вылетают из ворот замка, а возвращаются только вечером. Вот и приползли крестьяне и торговцы к хозяйке - авось сменит гнев на милость, а над Башней Мага - язык пламени. Их оглушает лязг стали и грохот выстрелов - идёт обучение бойцов и вся восточная часть замка - военный лагерь. В середине же его - Дом Урожая, где Маэрим принимает просителей, пришибленных этим зрелищем. В самой же приёмной рядом со статуями богини урожая и скота и богини ремёсел появилась статуя богини войны. А у самой баронессы на поясе шпага и гномий кинжал, запрещённый бейлифом. Всё это придумали наши деды, чтобы и не мешать подготовке войска и промыть мозги самым тупым - в результате даже вольные сеньоры обращаются к ней, как к сюзерену. Лепота.
   Приняв несколько человек, Маэрим уделяет время мне - поручает проверить все склады и тут же связывается с их управляющими. Это большая работа, но она сразу даст мне представление о замковом хозяйстве. Баронесса даёт мне ряд пояснений и возвращается к приёму просителей - они её крайне утомили, но она наслаждается их вниманием. Я же иду с проверкой и управляющие стараются мне всячески помочь - им нечего скрывать, а мелкие огрехи всегда неизбежны. Но они знают - я подруга Кееса, а его в замке уважают и, не жалея времени, разъясняют мне все тонкости. К вечеру я без ног, а голова распухла, зато по многим складам у меня подробные списки. И я теперь представляю что и откуда приходит в замок, что и сколько потребляется внутри, а что уходит в деревни.

Кеес

Воскресенье-3, утро

   Как всегда, просыпаюсь за полминуты до звонка будильника, недосып - но сегодня опять придётся с этим смириться. Собираюсь тщательно - прогулка ожидается непростая, хотя, в чём будет сложность, не понимаю. Из вещей с Тао-Эрис беру жезл, длинный гномий кинжал, костюм Маэрим и стилет из серебрянки. Разумеется ещё рамки для межмирового и обычного порталов, а также пачку земных денег. Каким образом и где раздобыла их Маэрим, я не выяснял - не до этого. Мне надо разобраться с пустынным Миром и понять, что в нём особенного. Иначе получается - я опять увлёкся разгадыванием тайны в ущерб важным и срочным делам. Есть у меня такой недостаток, избавится от него невозможно, да и не хочу, но придержать себя следует. Поэтому я и намереваюсь сегодня заняться исследованием этого Мира и определится с его тайной. Разумеется, время у меня в дефиците, но дальше будет ещё хуже, и мне надо немедленно решить - отложить его изучение или заняться им всерьёз. Для этого и затеяна моя вылазка, а её цель чётко сформулирована - "Пусть будет, что будет". Однако мой энергетический запас крайне мал, слишком много потрачено при грабеже складов и остался лишь неприкосновенный резерв на крайний случай. Слившийся камень тоже разряжен, значит надо зарядиться, но прежде заскочить в свою квартиру на Земле и повесить костюм Маэрим в шкаф, пусть отвисится. А затем к источнику на болоте. Далее мне предстоит заняться интересным делом - спуститься к источнику Барай-девгера и поискать для исходный. Магический шторм показал - мои входы и каналы выдержат и более энергетичный поток.
   Насколько мне известно из книг существует Мир чистой магии, в котором человек находиться не может - слишком высока его энергетика. Из него возникают проходы в другие Миры, как в верхние, так и во внутренние слои. Прямой пробой приводит к возникновению источника нулевого уровня, даже находиться рядом с которым опасно. Но любой источник энергии имеет также и волновую природу, поэтому возникает интерференция, которая создаёт источники первого, второго и последующих уровней. Эти источники могут ещё возникать и при непрямых пробоях. Я сомневаюсь, что смогу иметь дело с источником первого уровня, зато второй или третий мне должны подойти - интенсивность энергии в них ниже, но часто она грязная. Мне требуется подобный с относительно чистой энергией, а им может оказаться источник, предшествующий облюбованному Барай-девгером, его-то и имеет смысл мне поискать.
   На Земле ненадолго заскакиваю к себе, вешаю в шкаф костюм Маэрим и оставляю деньги, а затем ухожу в лес. Не подходя к верхнему источнику, погружаюсь в слои и спускаюсь к Барай-девгеру. Он дремлет рядом с ним, но почуяв меня, встаёт и приветливо машет хвостом, а потом замечает:
   - Ты всё сильнеешь и сильнеешь.
   Фразу я не поправляю, в его исполнении она звучит точно и сказочно напоминает Кэррола с его Алисой. Сажусь рядом с ним и на всякий случай интересуюсь:
   - Дружок, а ты не знаешь поблизости похожего источника, но мощнее?
   Неожиданно он отвечает, что знает. Тот находится двумя слоями глубже под соседней долиной. Но его охраняет матёрая гидра, с которой сам он побоялся связываться. Гидры весьма опасные противники, тем более что описать её он не может и выяснить её подвид не удаётся. Первая мысль - резко спуститься и внезапно напасть. Но достаточно опытную гидру этим не возьмёшь, она успеет отреагировать и затянуть схватку. Меня это в принципе не смущает, но малый запас энергии вынуждает завершить схватку быстро. Поэтому вначале следует разведать и решить - начинать ли бой. Твари, охраняющие источник, очень редко преследуют нападающих. Будучи серьёзно ранеными, они уходят, но выздоровев, могут и вернуться. А при слабых ранениях обычно не препятствуют напавшему уйти. Но наличие источника резко повышает их возможности и нередко твари хватает двух-трёх ударов, чтобы убить мага. Для схватки с ней я придумываю эффективную защиту, потребляющую мало энергии, и не мешающую двигаться и видеть. Времени на это уходит много, но зато она получилась экономичной и прочной. Теперь большинство ударов отразятся в нападающего, а я подпитаюсь их энергией. Поразительно - получилась защита четвёртого уровня с элементами пятого.
   Я не иду сразу в указанную долину, а отхожу от Дружка и погружаюсь - охранников раздражает, когда входишь или выходишь из слоёв рядом с источником. Они могут сразу напасть, а мне необходимо предварительно сориентироваться - гидра позволяет к себе приблизиться. Она обычно подпускает на дистанцию своего броска, поэтому её можно рассмотреть и уточнить план схватки. Прохожу по слою и подхожу к выходу из неширокой долины - впереди боковая долина, в середине которой находится источник, скрытый от меня холмом. Лезть на него категорически не хочу - такие холмы имеют привычку осыпаться или проваливаться. Кроме гидры около источника могут пастись другие опасные твари, и даже низшие демоны. Сначала думаю обойти холм справа, но с этой стороны склон долины резко поднимается до уровня холма. Вслепую лезть туда нельзя, поэтому осторожно ступаю вдоль левого склона, постепенно поднимаясь. В отличие от верхнего слоя во внутренних тропинок почти нет, но эта сторона долины достаточно пологая. Иду по ней без особых усилий и просматриваю её далеко вперёд и вправо. Иногда смотрю вверх и даже назад, но это скорее по привычке, магическое чувство говорит, что оттуда опасность не грозит. Замечаю под собою и впереди явное подобие тропинки - точнее, кто-то прошёл здесь, в слоях следы сохраняются месяцами. Подхожу к боковой долине - отсюда отряд моих предшественников атаковал стража источника. Судя по следам, в него входило два рыцаря, три оруженосца и несколько солдат. Рыцари и оруженосцы были на лошадях, скорее на крупных баранах, судя по отпечаткам огромных копыт. Сам источник и место схватки пока видны плохо, и мне приходится пройти дальше вдоль склона.
   Поднимаюсь на удобный взгорок, с которого хорошо просматривается боковая долинка с источником. Она невелика, с небольшой скальной площадкой, вплотную примыкающей к холму. Около него большая груда камней, внутри которой источник. Магический источник в слоях часто совпадает с родником воды, которая выливается в небольшой бассейн, выточенный в камне за тысячелетия. В нескольких местах она переливается через край и расходится по долинке. Энергии в ней очень много, и она буквально кипит, хотя её температура вряд ли превышает сорок градусов. Гидра высунула голову и переднюю часть тела из пещерки в камнях и лежит на краю бассейна. Между нами валяются сломанные копья, треснувшие щиты, помятые шлемы и другие воинские причиндалы. На самой границе боковой и основной долин валяются рыцарские латные перчатки. Сама гидра молодая, хотя и очень крупная - возрастом у них шкура темнеет, а у этой она светлая и ещё не ороговевшая. Эта красотка заведомо неспособна отразить атаку хорошо подготовленного отряда, который должен справиться и с более матёрой тварью. Да и судя по следам, они заметались ещё до столкновения с гидрой. Причём трупов или их останков нет, ни людских, ни бараньих. А удар гидры обычно ломает конечности и вряд ли воины выволакивали искалеченных баранов.
   Получается - отряд не принял боя и бежал, хотя жертв ещё не было. Я оглядываю склоны и холмы - мне очень не нравятся тёмные входы в пещеры. Я нахожусь в глубоком для себя слое, где растительность при наличии воды присутствует только пятнами, но рядом с мощным источником на склонах должна быть магическая поросль, образующая некое подобие кустиков. И они действительно покрывают склоны боковой долинки, но отсутствуют около входов. Да и естественные пещерки редко встречаются во внутренних слоях. Обостряю зрение и внимательно в них всматриваюсь. Потом подбираю камешек и магически запуливаю его в один из входов, где чувствуется какое-то движение. Оттуда вылетает тёмная пиявка длиной около полутора метров и зависает неподалёку. Мне сразу становится спокойнее. Там могли оказаться летающие демоны, которые охотятся внушительными стаями. Причём стай бывает и несколько, при нехватке энергии связываться с ними самоубийство. Летающая пиявка то же опасная тварь, но их где-то с десяток, судя по числу входов. В каждой пещере, как правило, обитает одна пиявка, лишь изредка мать с дочерью. Обычные органы чувств у неё слабые, а от магического наблюдения меня скрывает защита. Они левитируют с умеренной скоростью и медленно разворачиваются, а укол магически заряженным клинком для них смертелен. Поэтому следует сначала разобраться с ними - гидра от источника далеко не отойдёт и на помощь им не придёт. Ещё раз проверяю свою защиту, достаю стилет из серебрянки и выхожу на траверс нужного склона.
   Первая тройка пиявок атакует меня, не давая дойти до противоположной части основной долины. Но в отличие от предыдущего отряда на мне не латы, а полноценная магическая защита, в руках же клинок, заряженный магией. Первая пиявка ударяется о защиту и начинает кружиться, оглушённая её ответным ударом. Стилет поражает первый энергетический узел, а нож входит в неё сбоку, не позволяя удрать. Ещё два удара клинком точно в узлы и труп летающей гадины не спеша опускается вниз. Кружась, она не позволила атаковать меня своей товарке, но зато теперь на меня нападают сразу две. Для моей защиты это не существенно - стилет и нож поражают их узлы, и ещё два трупа опускаются рядом с первым. Пересекаю путь бегства отряда и подвергаюсь атаке второй тройки. Это даже неинтересно - поочерёдные механические удары стилет-нож в чётко видимые точки - вторая тройка лежит в десятке шагов от первой. Теперь меня атакует мадам атамана. Она крупнее и сильнее погибших, но медленнее. И она атакует меня одна, а не вместе со всеми, хотя на исход схватки это уже не влияет. Её удар о защиту заставляет меня покачнуться, и клинок вонзается рядом с узлом. Но магии в нём достаточно - она выплёскивает и, дойдя до узла, выжигает его. Следующие два поражаются без усилий и атамана пиявок мертва. Осталось четверо - тройка и дочка атаманы. Эти пиявки подлетают ко мне и зависают на уровне колен - сдаются. Их не устраивают другие два варианта - погибнуть в бою или покинуть эту богатую пищей и энергией долину. Я ставлю им метки - свой знак и руну подчинения, которые прячу под главным узлом. Другому магу, даже очень сильному, эти меты сложно будет обнаружить - мне же достаточно приказать этим пиявкам умереть.
   Теперь пора заняться гидрой - энергии в убитых пиявках немного, но этого должно хватить. Возвращаюсь по следу бегства отряда, рассматриваю брошенную воинскую амуницию и даже рыцарский кошель - пиявки их здорово напугали. Кошель мне пригодится - из него расплачусь в деревне, куда мне придётся заглянуть. Ещё я подбираю рыцарские перчатки, случайно их уронить нельзя, только намеренно сбросить. Одна пара мне очень нравится - как раз по моей руке, изготовлено явно гномами, мельчайшее и тончайшее кольчужное плетение, а сверху накладные пластины, позволяющие удобно сгибать и разгибать руку. Одеваю одну на правую руку - левая должна остаться свободной для магических ударов, и читаю следы. Гидра пустила на них поток энергии и металлические предметы сильно нагрелись, поэтому их скинули. Но мне это не грозит - выпущенный в меня поток я с удовольствием выпиваю и продолжаю рассматривать следы. Отряд, увидев летящих пиявок, заметался и был обожжён гидрой. Прогнав его, она постучала хвостом по щитам и шлемам, а копья сломала - порезвилась от молодости. Выйдя точно на граничную линию её атаки, я резко останавливаюсь. Гидра, конечно, меня атакует, но чуть-чуть не дотягивается. Это по молодости - опытная ждала бы в камнях до последнего, скрутившись в пружину. Хватаю правой рукой её за нос и крепко сжимаю - ей очень больно, а вырваться она не может и вынуждена просить пощады. Как и пиявкам, ставлю ей свою мету и назначаю стражем источника.
   Назначенный страж намного сильнее и опаснее самовольного, а уж вместе с пиявками она может справиться со многими серьёзными врагами. Я же раздеваюсь догола и залезаю в бассейн. Кипящая от магии вода обжигает моё тело, но её температура и мощность потока энергии вполне терпимы. Нахожу место, где поток наиболее силён и напитываю им себя. Это вторичный источник, но его коэффициент не два, а скорее полтора. Первичный пробой был очень силён и создал источник с коэффициентом меньшим единицы примерно на треть. Поток энергии в него чрезвычайно интенсивный и волновые каналы перенасыщены. Поэтому и потери при переходе к следующему уровню меньше единицы. Что замечательно - в нём почти нет грязи. Кстати, большинство тварей не любят настолько чистых и сильных источников, поэтому этой гидре и позволили им завладеть, несмотря на её молодость. А она догадалась разделить его с пиявками и обеспечить весьма эффективную совместную охрану. Если бы я рискнул стремительно атаковать, как собирался поначалу, то был бы бит и с позором бежал. Причём не факт, что мне позволили бы удрать. Энергия источника не только пропитывает каждую мою клеточку, но и насыщает все слои ауры, причём не только энергетические. Часть потока перерабатывается и сбрасывается в аккумуляторы, наполняя и камень. Подпитываясь, обучаю гидру одному простенькому, но весьма эффективному приёму. Он позволяет ей выпускать двойной поток энергии, который поражает не только амуницию, но и тело нападающего, Следующий отряд, рискнувший напасть на неё, будет сварен заживо.
   Насыщаю своё тело и камень до предела - далее находиться в источнике опасно, вылезаю, обсыхаю на воздухе и одеваюсь. Затем убираю мусор вокруг - обломки копий, щиты и прочее сваливаю в яму около склона пиявок. Себе оставляю только пару латных перчаток, а гидре - один из шлемов для игры. Среди мусора валяются две трёхлитровые фляги с широким горлом и хорошим запором. Особого смысла в хранении воды из этого источника не вижу - магическая энергия утекает быстро, но на всякий случай их наполняю. Во мне столько энергии, что левитировать их не составит проблем, заодно перемещаю трупы убитых пиявок поближе к источнику - после моего ухода гидра их с удовольствием съест. Мне же предстоит проверить, куда ушёл или откуда пришёл отряд, а затем навестить деревню.
   Идти в слоях по следу, пользуясь магическим зрением легко, главное - не прозевать какую-нибудь постороннюю тварь, сидящую в засаде. Поэтому основное внимание уделяю наблюдению за окружающим пространством, а только потом следам. Тем более что по ним прекрасно видно, что пиявки покусали отряд знатно - если бы не гномья броня, то половина осталась бы трупами. Поэтому отряд и ушёл, только мне непонятно, почему он ушёл вперёд, а не вернулся. Чтобы выяснить это бегу вперёд и вскоре оказываюсь в верховьях долины. Вниз идёт очень крутой спуск, по которому ездовых баранов видимо, спускали на верёвках. На нескольких камнях наверху остались их обрывки. Далее, насколько я вижу, тянется пустошь. Остаётся предположить, что навстречу этому отряду вышел другой с запасами продовольствия и воды. Но спускаться со склона для проверки и искать там проход не собираюсь - у меня нет верёвок и горного снаряжения. К тому же по незнакомым горам в одиночку не ходят - эту истину мне в своё время вбили основательно, и сейчас нет причин её нарушить. До выхода отряд может идти долго, но проход, которым он спустился, где-то рядом.
   Бегу назад - их след подходит к долине из-за череды мелких холмов, а дальше виднеется зелёная полоса растительности, и оттуда выползает кусок вымощенной камнем дороги. В конце её должна быть крепость или вооружённая застава, где меня могут очень горячо встретить. Поэтому возвращаюсь назад и осторожно пробираюсь между холмов, стараясь найти каменистую горку. Таковая попадается неподалёку, и я чуть ли не ползком забираюсь наверх. Значит, в этом Мире имеется интересная аномалия - проход в глубокие слои. Если источник находится в шестом слое, то растительность в третьем и выше. Таким образом, без применения специальных магических техник можно подняться на четыре слоя, а скорее и во внешний Мир. Моё счастье, что теория магии мне известна постольку, поскольку и поэтому не имею понятия, может такое быть или нет. Но меня интересуют не теоретические рассуждения, а проход во внешний Мир и его местонахождения там. Ещё меня интересует, как организована оборона границы - через такой проход твари из глубинных слоёв должны лезть помногу и часто. Следует предположить, что за дорогой и всей этой полосой растительности постоянно наблюдают маги. Иначе твари давным-давно пробрались бы в пустынный Мир и всех там сожрали, включая мою деревеньку. Наблюдатели могут быть и в этой полосе, а у меня нет желания знакомиться с ними. Исходя из этого, скрываю свою ауру и, слившись с холмом, начинаю внимательно сканировать полосу растительности и холмистое пространство перед ней. Магических аур не видно или они тоже спрятаны, но скорее заклинателей там нет. Однако осторожность моя вполне оправдана - передо мной полно тварей, только непонятно каких именно.
   Высмотреть их мне не удаётся, поэтому расфокусирую зрение, стараясь видеть всё в целом и не сосредотачиваться на деталях. Это позволяет обнаружить тварей и я прямо-таки поражён- пространство перед полосой растительности изрыто норами земляных червей-костоломов. Они, как и обычные дождевые черви, обитают в земле, но стоит человеку или крупному животному пройти рядом, как костолом выскакивает и перекусывает ногу или сначала ударяет в туловище, а затем перекусывает конечность. Обычно их норы расположены далеко друг от друга и маг может проложить свой путь на безопасном удалении. Здесь же их ходы образуют плотную паутину, и пройти без боя затруднительно. Придумывать относительно приемлемый маршрут бессмысленно - в зоне растительности тварей тоже хватает. Там есть и летающие пиявки, и три разновидности пауков из внутренних слоёв и даже твари Ол-Бейди. Продираться через весь этот паноптикум почему-то нет желания. Продолжая наблюдение, рассматриваю дорогу, спускающуюся в проход. Сама она не видна, но разрыв между верхушками деревьев-кустов - это наверняка прямая просека. А в ней дорога, ничем другим она быть не может - от реки пахнет водой, а верхушки холмистой гряды будут видны. К сожалению не могу рассмотреть понимающийся её дальний конец - марево размывает очертания. Замечаю, как несколько тварей пытаются подняться по ней во внешний Мир, но их встречают огнемётами. Огненный вал выкатывается из промежутка между двумя параллельными стенами, незамеченными ранее, и течет вниз по дороге. Это явно техническое оружие, но структура пламени любопытная - огонь движется стеной точно по дороге, почти не задевая окаймляющую её растительность. Поразмышляв мне удаётся придумать, как создать нечто подобное магическими средствами.
   Меня интересует выход отсюда во внешний Мир, не перекрытый огнемётами, но для этого остаётся только нырнуть во внутренние слои. Уйти из прохода вглубь сложно, но этот холм как бы сам по себе и позволяет погружение. Двумя слоями ниже идёт обычная пустошь, по которой и пролегает мой маршрут с постепенным подъёмом.
   Выходить во внешний Мир рядом с проходом трудно, поэтому смещаюсь немного в сторону и выхожу на склон небольшой горы. Она находится на краю горной гряды, тянется с запада на восток. К северу от неё простирается знакомая мне пустыня с редкими поселениями даже в предгорьях. На востоке ничего интересного не видно, кроме небольшой крепости почти у горизонта. А вот на юго-западе вижу крепость, охраняющую выход из прохода - ничем иным тёмно-зелёное пятно рядом с ней быть не может. Я собираюсь заглянуть в деревню, но никак не могу решить - идти мне пустыней или вернуться в слои и воспользоваться проходом от источника Барай-девгера. И погружаться опять в слои и бежать днём в жару по пустыне мне одинаково не нравится. Ничего не решив, я спускаюсь с горы по северному склону и направляюсь к спуску в пустыню, откуда также удобно уйти в слои.
   Меня очень интересует - что им нужно во внутренних слоях. Там весьма некомфортно и без серьёзной причины, даже при наличии прохода, лазить туда никто не будет. Какая же здесь может быть ценность, что пошли на огромные затраты для строительства крепости и дороги, что бы проникать вглубь слоёв по проходу. Ответа я не знаю и даже не представляю, как его получить. Конечно, можно заявиться к какому-нибудь правителю, разрушить его дворец и на обломках поспрашивать: - "а какого ляда вам там надо?". Но на это у меня нет ни времени, ни желания - да и всегда есть риск нарваться на что-нибудь убойное.
   Эти досужие размышления прекращает банальный перегрев, и я спешу найти место для погружения в слои. Уже из глубины поднимаюсь к холму, где охлаждаюсь, вылив одну из фляг на себя. Оказывается, потери энергии в них невелики и несколько дней хранения без заметных потерь они обеспечивают. Вернувшись к источнику гидры, заново наполняю флягу водой и энергией и направляюсь к проходу в деревню. Одну из фляг оставляю около источника Дружка, и со второй скрытно прохожу наверх.

Амальта

   В замке нас сразу размещают в казарме, отводят в столовую и оставляют одних. Пообедав, мы ждём, но нами никто не занимается. Это удивительно, существует определённый порядок - нас целый отряди и капитан дружины должен лично с нами познакомиться и зачитать приказ о зачислении на службу. Потом поставить на вещевое довольство и выделить жильё, ну и тому подобное - но никто из сеньората замка не появляется. Мы начинаем нервничать, но тут приходит Куини и сообщает, что баронесса, коннетабль и капитан дружины умчались в северную деревню, где что-то стряслось. Слава богам, хоть какое-то объяснение. Затем приходит Вадим - он вместе с Куини командовал рейдовым отрядом Кееса, и с Тевией составляют план занятий. Основное внимание будет уделено стрельбе из ружей и боевому слаживанию. Мы-то рассчитывали этой зимой отдохнуть в тепле, но Кеес, похоже, собирается водить войска в походы круглый год. Тут появляется Дмитрий - капитан дружины и экономка от баронессы. Нам зачитан приказ и выделено всё полагающееся - от жилья до шматья и жалования. Видим - зимние походы нам точно предстоят, выдали тёплые комбинезоны и сапоги на меху. Тем лучше, значит Фанаху и зимой покоя не видать. Войск же в замке уже немало, а судя по привезённым брёвнам и собираемым из них домам, будет ещё больше.
   Часть одежды и обуви оставляем в казарме, остальное относим к себе, заодно знакомимся с выделенным жильём. Мне и другим десятницам выделили квартиру, где у каждой своя комната - как хорошо, наконец, побыть одной, а то приходилось постоянно находиться вместе с остальными. Конечно, наши девочки все хорошие, но я от них уже устала - хотя завтра захочу снова к ним. Подхожу к окну - на площади бойцы тренируются в стрельбе, шуму от ружей намного больше, чем от луков, но никуда не деться. Весь восток замка стал военным лагерем и каждая площадка используется для тренировки войск. А снаружи занятия не проводятся - незачем врагам знать, сколько у нас войск и как они обучаются. Много народу - много шуму, но мы по мужикам соскучились. Ведь в лесу и на дороги увидишь небритую морду и сразу в неё стрелу, а челядь на постоялом дворе мы за мужиков не считаем. В замке же через окно можно высмотреть подходящего парня, но я себе уже выбрала. Надо будет вечерком отловить Вадима и пообщаться - может и сладится. Мужчина он симпатичный, подход к женщинам знает, да и воитель хороший. Гадство, и помечтать не дадут - опять Тевия зовёт.
   Наша атамана, теперь командир взвода сообщает, что отдыхать и прохлаждаться будем после победы, а уже завтра с утра приступаем к занятиям. И тренироваться придётся интенсивно - все войска будут очищать Бирейнон и соседние владения от банд. Не исключены и более серьёзные операции - но какие именно Тевии не сказали. С этим понятно, дураков нет раскрывать свои планы всем и каждому, но мне любопытно - неужели Кеес вздумал захватить какой-нибудь замок? Для этого войск у него явно мало, для защиты же владения - много. Но мне не до загадок - поставлю на завтра задачу своим пантерам, оденусь покрасивее и в люди!
   Как обычно развлекаются бойцы в замках? Выбирается площадь между Домом Оружия и Домом Урожая, и на ней устраиваются гуляния. Иногда кто-нибудь из бойцов музицирует, поёт или рассказывает, а остальные собираются группками и треплются. Но сейчас уже холодно, а зимой во дворе будет совсем неуютно. Мне моя прабабка рассказывала, что до войны бейлифов в замках была специальная площадка, магически закрытая от осадков. Рядом была сцена, на которой играли музыканты, выступали артисты и просто желающие. А народ развлекался. В Бирейноне капитан дружины организовал нечто подобное, но не на улице, а в трапезной после ужина. Убрали столы, установили какую-то музыкальную фиговину и роздали бирки, по которым можно взять стакан вина с фруктой, либо кружку пива с закусью. Нения на это ворчала - мол, жадность их заела, поставили бы бочки и пей сколько влезет. Но это она зря - первая же упилась бы!
   Народу было много - все военные, что не на дежурстве, а из гражданских в основном бабы. Был там и Димитир, но его плотно обложили - не драться же мне. А вот на окружавших Вадима бабонек я зыркнула и они сразу поняли - с амазонкой лучше не связываться. Ему настроили кристалл-переводчик и мы не только танцевали, но и поговорили и поцеловались. Он даже проводил меня (боевую ведьму!) до дому, наверное, пригласи я его к себе, он бы поднялся и остался бы до утра. Но я решила не торопить события, хотя от длительного воздержания и устала - кто их знает, какие у пришельцев с другого Мира обычаи.
  
   =======================Отредактировано==31.01.2011=====================

Кочубей

  

Кеес

Воскресенье-3, вечер и ночь на понедельник-3

   Тройка пацанов-наблюдателей валяется около прохода и никакого наблюдения не ведёт. Того парня, который в прошлый раз меня чуть не засёк, среди них нет. Проскальзываю мимо них незамеченным и направляюсь в деревню. Скидываю невидимость перед крайним деревом, а на флягу накладываю морок в форме саквояжа. Вскоре деревенские замечают меня и несколько детишек бегут с криками к дому Марака. В их воплях мне удалось выделить только своё имя - Кеес. Марак выходит из своего дома, приветствует меня с улыбкой и предлагает пройти к старосте. По дороге пытаюсь узнать, какое сейчас время года? Он меня не понимает, а из последующих моих вопросов выясняется, что здесь всегда жарко и только раз в год два месяца льют дожди. Их сезон закончился полгода назад. Так с разговором мы доходим до дома старосты. Около дома на небольшой площадке на солнцепёке стоит тот самый внимательный пацан, похоже наказанный за что-то. В стороне в тени пальмы сидит жрец. Похоже, староста замечает нас в окно, потому что выскакивает и приветствует меня, а затем начинает быстро о чём-то просить. Я же обращаюсь к Мараку:
   - Выясни, за что наказан этот парень.
   Марак спрашивает старосту и отвечает:
   - Амарат ирим Куарт говорит, что это мелочь недостойная твоего внимания, а у нас есть серьёзная проблема ...
   Я прерываю его:
   - Какая проблема самая важная, решать мне. - После чего жёстко смотрю старосте в глаза. Видимо мой взгляд сопровождается слабым ментальным ударом, потому что староста бледнеет и начинает объяснять, не дожидаясь вопроса Марака. Оказывается его племянник, командир отряда наблюдателей за проходом, обвинил этого парня, что тот плохо ведёт наблюдение, часто пропускает важное и вообще невнимателен.
   - Твой племянник враль и подлец, - заявляю я, - этот парень единственный, кто вёл реальное наблюдение и в прошлый раз почти заметил меня. Ему помешал твой племянник. Сегодня я спокойно прошёл через проход и не один болван не трепыхнулся. Посади вместо племянника и его дружков пятилетнюю малышню - толку будет больше.
   Староста моей речью почти раздавлен. Оказывается, то же самое говорил ему жрец, так как наказанный парень его двоюродный племянник. В подобных деревнях все всем приходятся родственниками. Отсюда вытекают довольно сложные отношения, и теперь жрец что-то отыграл у старосты. Амарат кричит в окно дома, и оттуда выходят два здоровых мужика с палками и спешат к проходу. Жрец идёт с ними, а я сажусь в тенёк на его место. Староста подходит ко мне и рассказывает, что появились гигантские ящерицы, которые вытаптывают поля и разрушают арыки. Мне лень вставать и я заявляю старосте, что сначала надо разобраться с охраной прохода. А то в следующий мой приход в деревне живых людей не останется, а будут валяться отдельно руки, ноги и головы. Около нас собралась группа жителей, и они нехорошо смотрят на старосту. Вскоре показываются мужики, гонящие палками пацанов, у которых связаны руки. Они сообщают, что ребята валялись в теньке и не следили за проходом. Племянник старосты падает на колени и причитает. Марак переводит - оказывается, они глаз не спускали с прохода и даже крысу заметили бы.
   - Переведи им, что я чуток больше крысы, но они даже не посмотрели в мою сторону.
   Группа уже разрослась в небольшую толпу и, услышав моё заявление от Марака, потешается, а виновный зло глядит в мою сторону. Слово берёт жрец и изрекает, что раньше подобных стражей клеймили и поручали им в дальнейшем только женскую работу. Я интересуюсь, как именно клеймили, и жрец рисует прутиком на земле руны "Враль" и "Слепец". Мне приходится немного постараться, чтобы построить их у себя на руке, а потом я подхожу к парню и даю ему пощёчину. Видимо в моей руке многовато магии, потому что он взвывает, зато на его щеке чётко проявились эти руны. Жрец тихо мне говорит, что командиром стражи ему теперь не быть. Я опять гляжу в глаза парню, в них смешались злоба и страх, причём первое мне не нужно. Поэтому мне прошу жреца перевести:
   - Знаешь ли ты сопляк, почему у мага Кееса почти нет врагов?
   - Нет, не знаю, - удивлённо отвечает парень.
   - А потому, что они с уютом отдыхают в своих могилах и мне более не докучают, - моя улыбочка ставит точку. Парень бледнеет так, что чуть грохается в обморок, стоящий рядом староста ьакже бледен.
   - Через двадцать дней пройдёт, - мой палец направлен в руны на щеке, - но что бы у прохода его больше не было.
   Староста облегчённо вздыхает:
   - Двадцать дней он проходит в женском платье и будет делать их работу. А командиром стражи у прохода будет двоюродный племянник жреца.
   Жрец переводит мне слова старосты, а затем подзывает своего племянника и сообщает тому о принятых решениях. Закончив с этим, я предлагаю пройти посмотреть на варанов. Староста, жрец, Марак, новый командир стражи и группа крестьян провожают меня на уничтожаемое поле. Подойдя к арыку, за которым поле уже на половину вытоптано, мы видим двух здоровенных ящериц. В холке они с быка, толстые кривые ноги уверенно держат могучие тела, сзади которых по земле тянутся длинные хвосты. Эти рептилии сильны, но медленны. Поэтому мне приходится, переложив флягу-саквояж в правую руку, перепрыгнуть через арык, чтобы крестьяне не путались под ногами. На поле растёт что-то похожее на кукурузу, но початки завязались недавно и стебли высотой менее метра и не мешают обзору. Раззявив пасти, оба крокодила не спеша идут на меня и получают по ледяной стреле через пасть в мозг и в сердце. Стрелы одновременно бросаются с ладони и мгновенно разрушают и замораживают цели. Две туши медленно опускаются на землю, немного дёргаются и затихают. Крестьяне ожидали долгой и упорной схватки и крайне удивлены мгновенным убиением "ужасных чудовищ".
   Далее обратный прыжок через арык и вопрос к Мараку - готов ли мой дом? Меня обрадовали, что хижина уже готова, меня немедленно туда отведут и принесут обед. А жаркое скоро приготовят из убитых мною ящериц. Сегодняшние приключения меня немного утомили, поэтому возможность передохнуть в собственной хижине радует. По дороге Марак рассказывает, что они просили хурбея - местного правителя низшего ранга убить варанов, но он запросил за это пять юношей и пять девушек в услужение и десятую часть урожая в течение десяти лет. Это очень дорого, поэтому на деревенском сходе решили подождать меня, и только если не дождутся или я сочту это слишком сложным, то согласиться. Нас догоняют жрец с двоюродным племянником и благодарят за моё вмешательство. Парень предлагает показать, где растёт серебрянка, но жрец резко обрывает его. Тема явно интересная, но выяснять это надо не на улице, а в храме. Последний открыт круглосуточно, а по ночам жрец в нём ночует, и я намереваюсь попозже заглянуть к нему, так как мы уже около моего дома.
   Моё жилище - лёгкая хижина из тростника, обмазанного глиной. Тростник растёт по берегам арыков, где его срезают на топливо и хозяйственные нужды. Пол в хижине глинобитный и прокалённый костром, что делается только в богатых домах. Около стены устроено ложе из нескольких циновок со спинкой, сплетённой из прутьев. Рядом стоят кувшины с водой для питья и умывания, а очаг на улице. Ещё в хижине есть несколько плошек и чашек - Марак объясняет, что любая хозяйка с удовольствием для меня сготовит и собственная утварь мне не нужна. В полу вижу деревянный лючок, под которым располагается небольшой погреб. В нём лежат вязка вяленой рыбы и лепёшка, и туда же я ставлю саквояж-флягу. Туалет в полях, чтобы удобрение зря не пропадало, а раз в пять дней устраивается нечто вроде общей бани. Входят дочери Марака и приносят фасолевый суп с лепёшками, который мы с ними с удовольствием съедаем. Затем дожидаемся, пока принесут огромные куски мяса с овощами. Его запиваем то ли легчайшим вином, то ли слегка забродившим соком. На десерт неплохой чай со сладкими палочками.
   После еды немного расспрашиваю Марака обо всём. Их мир называется Наомис, а их страна - Мероя. Она тянется от южной горной гряды до северных лесов. На востоке тоже горная гряда с двумя проходами к морю, а на западе каменистая пустыня, в которой никто не живёт. Их деревня крайняя на запад и недалеко от южной гряды. Почти вся страна - это пустыня с нечастыми поселениями. Более удобные для жизни места около восточной гряды и вдоль двух рек, текущих из северных лесов к морям на востоке, на дальней реке расположена столица. В их деревню купцы заглядывают раз в несколько лет, а представитель хурбея заезжает осенью за скромной данью продовольствием. Сами селяне иногда ездят в небольшой городок на юго-восток от деревни, когда есть заметные излишки урожая или повезло найти что-нибудь ценное, а заодно покупают инструмент, металлическую посуду и бурый уголь. Одежду и обувь шьют сами, посуду лепят из глины и высушивают на солнце. Имеется печь для её обжига, но пользуются её редко - уголь в дефиците. Кстати у меня в хижине посуда с рисунком и обожжённая. Зверьё вроде варанов или твари из прохода заглядывают редко, но всегда наносят большой ущерб - селяне даже не пытаются с ними бороться. Они тогда просят помочь хурбея, но он редко соглашается и всегда требует за помощь немыслимую цену. Я же убил даже нага, с которым хурбей побоялся связываться, и ничего серьёзного с них не потребовал.
   Я подумывал спросить про серебрянку, но у двери послышались намеренно громкие шаги, и почувствовался запах кож. Марак крикнул "Войдите" и в хижину зашёл мастер, принеся сапоги и куртку. Сапоги пошиты точно по ноге на удобной пружинящей подошве, а голенища из хорошо выделанной прочной кожи на подкладке. Тоже относится и к куртке, только застёжка, идущая слева от воротника, несколько непривычна. Сама застёжка представляет собой широкие, слегка выступающие над кожей крючки и липучку между ними. Куртка мне немного тесновата в плечах, но мастер распарывает изнутри шов, крепящий рукава и зашивает его заново. Всё это делается при мне, и теперь куртка становится чуть-чуть на вырост. На сапогах и куртке вьётся типичный змеиный узор с хребта нага, на который хорошо ложатся защитные заклинания. Мне сразу защищаю их от основных видов повреждений. Порывшись в своём кошеле, я вытаскиваю горсть мелких серебряных монет, от которых у Марака и мастера лезут глаза на лоб. Это очень много заявляет Марак. Тогда я отдаю три монеты мастеру, а одну Мараку, ссыпаю остальные в кошель и накладываю на него парочку заклинаний. Мастер низко мне кланяется и уходит весьма довольный, а Марак ворчит что-то вроде - незачем кидаться деньгами, селяне и так для меня всё сделают, слишком многим они мне обязаны. После мы наливаем себе сока-вина и откидываемся на спинку. Что-то мне запрещает говорить о серебрянке с кем-либо, кроме жреца - а других вопросов у меня нет. Вошедшие дочери Марака собирают посуду и относят её во двор вымыть.
   Марак интересуется, какая из них мне нравится, но я затрудняюсь с ответом. Они все какие-то никакие. Нет, это симпатичные, хорошо сложенные женщины, но в них чего-то недостаёт. Вымыв посуду, они возвращается в хижину, и Марак велит им раздеться и просит меня выбрать кого-нибудь из них. Из-за пустыни деревня слабо связана с другими посёлками и любой чужеземец, забрёдший в неё, должен оставить здесь своё семя. Это является общим правилом для небольших замкнутых и изолированных селений во всех Мирах. Конечно, можно осмотреть и других женщин в посёлке, но я не вижу между ними разницы и не хочу огорчать Марака. Из трёх его дочерей я выбираю среднюю, Тею. Она повеселее своих сестёр, бусы на её шее поблёскивают серебристо-фиолетовыми вспышками и она немного лепечет на Айвиш. Марак встаёт и удовлетворённо кивает мне - у Теи шансы забеременеть выше, чем у других. Когда сёстры Теи и её отец уходят, она возлегает на ложе, смазывает себя душистым маслом и раздвигает ноги. Немного погладив и поласкав её, я понимаю, что ей это приятно, но не более того. Похоже, понятия секса в отдалённых деревнях не существует. Немного приласкав и погладив её после, я трогаю бусы и узнаю, что это подарок жениха. Он ходил в проход за серебрянкой - за неё купцы много платят, но из последнего выхода не вернулся. Она очень о нём сожалела, но ходящие за серебрянкой редко живут долго. Только жрец Фенчер ходил за ней шесть лет, но став настоятелем храма, перестал. Она ещё немного лежит рядом со мной - ей приятны мои ласки, но вскоре встаёт и объясняет, что ей надо домой. Если завтра я её позову, то она придёт. Когда она уходит, я одеваюсь и спешу в храм.

Кабаль

  

Глава 12. Серебрянка и твари

Туниус

  

Часть IV. Бои и учёба

Глава 13. И снова бой, покой нам только снится

  

Глава 14. В гостях у гномов

Глава 15. Суха теория мой друг

Глава 16. Убить бейлифа ...

Бирейнон, 20 сентября 2009 - 2 февраля 2010

Ферион, 5/19 апреля 2010

Книга 3. Магическая круговерть

Часть V. Охотник на магов

Глава 17. Шёл Агапа тёмным лесом ...

Глава 18. По долинам и по взгорьям

Глава 21. Даёшь Сокейн!

Часть VI. ???

Глава 22. Похода, походы

Глава 23. И снова походы

Глава 24. Сокрушительная победа

Глава 25. Победоносное поражение

Ферион,

Конец 2-й книги

Глава 00. Дела домашние

  

Глава 00. 3-я экспедиция в пустынный Мир

Часть VII. Реконкиста

Фрагменты

СОДЕРЖАНИЕ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Около всех ворот, включая малые, всегда наготове несколько осёдланных лошадей. Случается, что разбойники нападают на крестьянские обозы вблизи от замка.
   На Земле надвратные башни обычно располагаются слева от ворот, так как щит носят в левой руке и нападающие более уязвимы к стрельбе. Но в Тао-Эрис доля левшей и обоеруких намного выше и щит может быть в любой руке. Зато считается, что стрелять вдоль стены с расположенной справа башни удобнее.
   Ниндзя (яп.) - специально обученный наёмный убийца.
   Мне пояснили, что какой бы я ни был крутой, но именоваться доном не имею права, так как у меня нет собственного замка.
   Мейстер - старший мастер, глава цеха городка.
   Бургсеньор - властитель небольшого городка.
   Делать мне нечего, запоминать дурацкие имена всяких там.
   В мировоззрении людей, живущих на Сэрэсе и многих других Мирах, существуют представления о Рае и Аде. Но они здорово отличаются от принятых на Земле.
   ЦУ - ценное указание.
   Напоминаю, что месяц на Тао-Эрис длится 36 дней.
   Для большинства боевых магов основной стихией является огонь.
   Чакры - энергетические центры ("колёса") нашего тонкого тела, позволяющие брать энергию из внешнего мира и перераспределять внутри себя. Спинные аккумуляторы - особые образования в тонком теле человека, идущие параллельно позвоночнику и позволяющие хранить магическую энергию.
   Позже я узнал, что для достижения высоких ступеней магии, кроме энергии, необходим Дар, а энергетический уровень можно и поднять
   Тела - физическое, эфирное, астральное, ментальное, каузальное, буддхиальное и атманическое.
   Эстуа?рий (от лат. Aestuarium -- затопляемое устье реки) -- однорукавное, воронкообразное устье реки, расширяющееся в сторону моря.
   БМП - боевая машина пехоты.
   Джип - здесь любой внедорожник.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.98*26  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Черникова "Призыв - дело серьезное. Практика в Авельене"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"