Аленичев Ал В: другие произведения.

Книга 2, продолжение 1. На меня открыт сезон охоты!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 7.06*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение 2-й книги


   К сожалению, эти вечера устраиваются через день, впрочем первый день занятий меня умотал. Тевия оставила лишь несколько лучниц и арбалетчиц, которые мчащемуся всаднику в глаз попадут, а остальным вручила автоматы. Хотя Нении и ещё некоторым оставила ятаганы - рубаки нам тоже нужны. К обеду мы оглохли и у всех болели плечи - хорошо, что потом нам дали лёгкие ружья с маленькими пулями. Но они только для тренировок и не годятся для войны. Ещё атамана нас предупредила, что на днях наша очередь идти в рейд. Поэтому в первый же вечер я затащила Вадима к себе - оказывается, пришлецы с Земли правильные ребята.
   Рейд нам задали длинный - до замка Ли-ири с ночёвкой в нём. Дмитрий повёл два взвода и мы долго сжимали рукоятки ятаганов - привыкли, что в каждой вылазке случается схватка. Но навстречу нам попадались только крестьянские телеги, да редкие отрядики всадников. До полудня мы уже были в замке Микилееса, где пообедали и передохнули и дальше ехали уже расслабившись. Нам повезло - встречная банда столкнулась с другим взводом, который встретил их огнём и уничтожил всех. А Тевия всю оставшуюся дорогу ругалась:
   - И это амазонки, да вы слепые курицы и много, много чего ещё.
   Дальше ехали собравшись, готовые к бою, хотя видели - разбойники из наших лесов ушли. В замке Ли-ири переночевали, а утром поразвлеклись - Корин Тарин-Киф прислал отряд наёмников. Всем понятно, что небольшим отрядом даже на стену не заберёшься, но пошуметь и пограбить крестьян можно. Только пока они кричали у одних ворот, мы выскочили из других, отрезали им путь к бегству и потренировались в стрельбе. Автомат - штука хорошая, их слабые защитные амулетики пулю не держат. Трупы мы ограбили, лошадей забрали, а тела пусть убирают люди Ли-ири - нам надо торопиться обратно. В общем, жизнь в Бирейноне меня, как и моих подруг, вполне устраивает - кормят хорошо, жильё уютное, да и хорошим любовником обзавелась. А что весь день тренировки и раз в неделю рейды, так как же иначе - наше дело военное. Что мне ещё понравилось, все сеньоры - и Кеес, и Маэрим, и Димитир, и даже старый барон заходили и интересовались, как мы устроились и что нам нужно. Только Тиуму не до нас - он магов тренирует.

Кочубей

   Да, жизнь такие фортели выкидывает - закачаешься. Был я лейтенантом Ванькой и вдруг - сеньор Кочубей. В части нас, лейтенантов, всякие майоры за людей не считали, разве что за пивом не гоняли - на это рядовые имеются. А теперича у меня трёхкомнатная квартира, жратвы от пуза, а бабы сами на шею вешаются. Конечно, службу спрашивают, но тут мы рады стараться. Моё отделение тренируется вместе с отрядом другого сеньора - Маэри-Кэсэн Синита-Роу, пока выговоришь - язык сломаешь. Но я его просто Маем называю, а он меня Ивом, между нами, сеньорами (!) условности не нужны. Кстати, раньше он был атаманом разбойников, чего совсем не стесняется, а его отряд - это бывшая банда. И он очень рад, что перешёл служить к Кеесу, а почему - я не понял, кристалл-переводчик лажает. Но главное уяснил - всех его родственников убил бейлиф, а наш командир с ним воюет и Май надеется отомстить. Сеньор же он настоящий, я у него учусь быть всегда человеком чести - ведь у меня предков не меньше, ещё Пушкин о них писал.

Кеес

Воскресенье-3, вечер и ночь на понедельник-3

   Тройка пацанов-наблюдателей валяется около прохода и никакого наблюдения не ведёт. Того парня, который в прошлый раз меня чуть не засёк, среди них нет. Проскальзываю мимо них незамеченным и направляюсь в деревню. Скидываю невидимость перед крайним деревом, а на флягу накладываю морок в форме саквояжа. Вскоре деревенские замечают меня и несколько детишек бегут с криками к дому Марака. В их воплях мне удалось выделить только своё имя - Кеес. Марак выходит из своего дома, приветствует меня с улыбкой и предлагает пройти к старосте. По дороге пытаюсь узнать, какое сейчас время года? Он меня не понимает, а из последующих моих вопросов выясняется, что здесь всегда жарко и только раз в год льют дожди, но их сезон давно закончился. Так с разговором мы доходим до дома старосты. Около дома на небольшой площадке на солнцепёке стоит тот самый внимательный пацан, похоже наказанный за что-то. В стороне в тени пальмы сидит жрец. Похоже, староста замечает нас в окно, потому что выскакивает и приветствует меня, а затем начинает быстро о чём-то просить. Я же обращаюсь к Мараку:
   - Выясни, за что наказан этот парень.
   Марак спрашивает старосту и отвечает:
   - Амарат ирим Куарт говорит, что это мелочь недостойная твоего внимания, а у нас есть серьёзная проблема ...
   Я прерываю его:
   - Какая проблема самая важная, решать мне, - и жёстко смотрю старосте в глаза. Видимо мой взгляд сопровождается лёгким ментальным ударом - староста вдруг бледнеет и начинает объяснять, не дожидаясь вопроса Марака. Оказывается его племянник, командир отряда наблюдателей за проходом, обвинил этого парня, что тот плохо ведёт наблюдение, часто пропускает важное и вообще невнимателен.
   - Твой племянник враль и подлец, - заявляю я, - этот парень единственный, кто вёл реальное наблюдение и в прошлый раз почти заметил меня. Ему помешал твой племянник. Сегодня я спокойно прошёл через проход и не один болван не трепыхнулся. Посади вместо племянника и его дружков пятилетнюю малышню - толку будет больше.
   Староста моей речью почти раздавлен. Оказывается, то же самое говорил ему жрец, так как наказанный парень его двоюродный племянник. В подобных деревнях все всем приходятся родственниками. Отсюда вытекают довольно сложные отношения, и теперь жрец что-то отыграл у старосты. Амарат кричит в окно дома, и оттуда выходят два здоровых мужика с палками и спешат к проходу. Жрец идёт с ними, а я сажусь в тенёк на его место. Староста подходит ко мне и рассказывает, что появились гигантские ящерицы, которые вытаптывают поля и разрушают арыки. Мне лень вставать и я заявляю старосте, что сначала надо разобраться с охраной прохода. А то в следующий мой приход в деревне живых людей не останется, а будут валяться отдельно руки, ноги и головы. Около нас собралась группа жителей, и они нехорошо смотрят на старосту. Вскоре показываются мужики, гонящие палками пацанов, у которых связаны руки. Они сообщают, что ребята валялись в теньке и не следили за проходом. Племянник старосты падает на колени и причитает. Марак переводит - оказывается, они глаз не спускали с прохода и даже крысу заметили бы.
   - Переведи им, что я чуток больше крысы, но они даже не посмотрели в мою сторону.
   Группа уже разрослась в небольшую толпу и, услышав моё заявление от Марака, потешается, а виновный зло глядит в мою сторону. Слово берёт жрец и изрекает, что раньше подобных стражей клеймили и поручали им в дальнейшем только женскую работу. Я интересуюсь, как именно клеймили, и жрец рисует прутиком на земле руны "Враль" и "Слепец". Мне приходится немного постараться, чтобы построить их у себя на руке, а потом я подхожу к парню и даю ему пощёчину. Видимо в моей руке многовато магии, потому что он взвывает, зато на его щеке чётко проявились эти руны. Жрец тихо мне говорит, что командиром стражи ему теперь не быть. Я опять гляжу в глаза парню, в них смешались злоба и страх, причём первое мне не нужно. Поэтому прошу жреца перевести:
   - Знаешь ли ты сопляк, почему у мага Кееса почти нет врагов?
   - Нет, не знаю, - удивлённо отвечает парень.
   - А потому, что они с уютом отдыхают в своих могилах и мне более не докучают, - моя улыбочка ставит точку. Парень бледнеет так, что чуть грохается в обморок, стоящий рядом староста то же.
   - Через двадцать дней пройдёт, - мой палец направлен в руны на щеке, - но что бы у прохода его больше не было.
   Староста облегчённо вздыхает:
   - Двадцать дней он проходит в женском платье и будет делать их работу. А командиром стражи у прохода будет двоюродный племянник жреца.
   Жрец переводит мне слова старосты, а затем подзывает своего племянника и сообщает тому о принятых решениях. Закончив с этим, я предлагаю пройти посмотреть на варанов. Староста, жрец, Марак, новый командир стражи и группа крестьян провожают меня на уничтожаемое поле. Подойдя к арыку, за которым вытоптанное поле, мы видим двух здоровенных ящериц. В холке они с быка, толстые кривые ноги уверенно держат могучие тела, сзади которых по земле тянутся длинные хвосты. Эти рептилии сильны, но медленны. Поэтому перекладываю флягу-саквояж в правую руку и перепрыгиваю через арык, чтобы крестьяне не путались под ногами. Следовало бы водичку где-нибудь оставить, но не дай Бог кто-нибудь из любопытства сунет туда свой нос - мучительная смерть ему обеспечена. На поле растёт что-то вроде кукурузы, но початки завязались недавно и стебли не мешают обзору. Раззявив пасти, оба крокодила не спеша идут на меня и получают по паре ледяных стрел через пасть в мозг и в сердце. Стрелы сразу бросаю с ладони и они мгновенно убивают - лёд рептилиям хуже огня. Две туши медленно опускаются на землю, немного дёргаются и затихают. Крестьяне ожидали долгой и упорной схватки и крайне удивлены мгновенным убиением "ужасных чудовищ".
   Далее обратный прыжок через арык и вопрос к Мараку - готов ли мой дом? Меня радуют - хижина уже готова и туда принесут обед. А жаркое будет немного позже - его приготовят из убитых мною ящериц. Я убегался и возможность передохнуть в собственной хижине меня радует. По дороге Марак рассказывает, что они просили хурбея - местного правителя низшего ранга убить варанов, но он запросил за это пять юношей и пять девушек в услужение и десятую часть урожая в течение десяти лет. Это очень дорого, поэтому на деревенском сходе решили подождать меня, и только если не дождутся или я сочту это слишком сложным, то согласиться. Нас догоняют жрец с двоюродным племянником и благодарят за моё вмешательство. Парень предлагает показать, где растёт серебрянка, но дядя резко обрывает его. Эта тема мне крайне интересна, но выяснять это надо не на улице, а в храме. Последний открыт круглосуточно, а по ночам жрец в нём ночует - так что я вечерком загляну к нему, мы уже около моего дома.
   Моё жилище - лёгкая хижина из тростника, обмазанного глиной. Тростник растёт по берегам арыков, где его срезают на топливо и хозяйственные нужды. Пол в хижине глинобитный и прокалённый костром, что делается только в богатых домах. Около стены - ложе из нескольких циновок со спинкой, сплетённой из прутьев. Рядом стоят кувшины с водой для питья и умывания, а очаг на улице. Есть в хижине несколько плошек и чашек - Марак объясняет, что любая хозяйка с удовольствием для меня сготовит и собственная утварь мне не нужна. В полу вижу деревянный лючок - под ним небольшой погреб. Там лежат вязка вяленой рыбы и сухари, и туда же я ставлю саквояж-флягу. Туалет в полях, чтобы удобрение зря не пропадало, а раз в пять дней устраивается нечто вроде общей бани. Входят дочери Марака и приносят фасолевый суп с лепёшками, который мы с ними с удовольствием съедаем. Затем дожидаемся, пока принесут огромные куски мяса с овощами. Его запиваем то ли легчайшим вином, то ли слегка забродившим соком. На десерт неплохой чай со сладкими палочками.
   После еды немного расспрашиваю Марака обо всём. Их мир называется Наомис, а их страна - Мероя. Она тянется от южной горной гряды до северных лесов. На востоке тоже гряда с двумя проходами к морю, а на западе каменистая пустыня, в которой никто не живёт. Их деревня крайняя на запад и недалеко от южной гряды. Почти вся страна - это пустыня с нечастыми поселениями. Более удобные для жизни места около восточной гряды и вдоль рек, текущих из северных лесов к морям на востоке, там же расположена столица. В их деревню купцы заглядывают очень редко, а представитель хурбея заезжает осенью за скромной данью продовольствием. Сами селяне иногда ездят в небольшой городок на юго-восток от деревни, когда есть заметные излишки урожая или повезло найти что-нибудь ценное, а заодно покупают инструмент, металлическую посуду и бурый уголь. Одежду и обувь шьют сами, посуду лепят из глины и высушивают на солнце. Имеется печь для её обжига, но пользуются её редко - уголь в дефиците. Кстати у меня в хижине посуда с рисунком и обожжённая. Зверьё вроде варанов или твари из прохода забредают редко, но всегда наносят большой ущерб - селяне даже не пытаются с ними бороться. Они тогда просят помочь хурбея, но он редко соглашается и всегда требует за помощь немыслимую цену. Я же убил даже нага, с которым хурбей побоялся связываться, и ничего серьёзного с них не потребовал.
   Я подумывал спросить про серебрянку, но у двери послышались намеренно громкие шаги, и почувствовался запах кож. Марак крикнул "Войдите" и в хижину зашёл мастер, принеся сапоги и куртку. Сапоги пошиты точно по ноге на удобной пружинящей подошве, а голенища из хорошо выделанной прочной кожи на подкладке. Тоже относится и к куртке, только застёжка, идущая слева от воротника, несколько непривычна. Сама застёжка представляет собой широкие, слегка выступающие над кожей крючки и липучку между ними. Куртка мне немного тесновата в плечах, но мастер распарывает изнутри шов, крепящий рукава и зашивает его заново. Всё это делается при мне, и теперь куртка становится чуть-чуть на вырост. На сапогах и куртке вьётся типичный змеиный узор с хребта нага, на который хорошо ложатся защитные заклинания. Я сразу защищаю кожу ими от возможных повреждений. Порывшись в своём кошеле, я вытаскиваю горсть мелких серебряных монет, от которых у Марака и мастера лезут глаза на лоб. Это очень много заявляет Марак. Тогда я отдаю три монеты мастеру, а одну Мараку, ссыпаю остальные в кошель и накладываю на него парочку заклинаний. Мастер низко мне кланяется и уходит весьма довольный, а Марак ворчит - незачем кидаться деньгами, селяне и так для меня всё сделают, слишком многим они мне обязаны. Мы наливаем себе сока-вина и откидываемся на спинку- о серебрянке можно говорить только со жрецом - а других вопросов у меня нет. Вошедшие дочери Марака собирают посуду и относят её во двор вымыть.
   Марак интересуется, какая из них мне нравится, но я затрудняюсь с ответом. Они все какие-то никакие. Нет, это симпатичные, хорошо сложенные женщины, но в них чего-то недостаёт. Вымыв посуду, они возвращается в хижину, и Марак велит им раздеться и просит меня выбрать кого-нибудь из них. Из-за пустыни деревня слабо связана с другими посёлками и любой чужеземец, забрёдший в неё, должен оставить здесь своё семя. Это - общее правило для небольших замкнутых и изолированных селений во всех Мирах. Конечно, можно осмотреть и других женщин в посёлке, но я не вижу между ними разницы и не хочу огорчать Марака. Из трёх его дочерей я выбираю среднюю, Тею. Она повеселее своих сестёр, бусы на её шее поблёскивают серебристо-фиолетовыми вспышками и она немного лепечет на Айвиш. Марак встаёт и удовлетворённо кивает мне - у Теи шансы забеременеть выше. Когда сёстры Теи и её отец уходят, она возлегает на ложе, смазывает себя душистым маслом и раздвигает ноги. Немного погладив и поласкав её, я вижу, что ей это приятно, но не более того - похоже, секса в таких деревнях не существует. Немного приласкав и погладив её после, я трогаю бусы и узнаю, что это подарок жениха. Он ходил за серебрянкой - за неё купцы много платят, но из последнего выхода не вернулся. Она очень о нём сожалела, но ходящие за серебрянкой редко живут долго. Только жрец Фенчер ходил за ней шесть лет, но став настоятелем храма, перестал. Она ещё немного лежит рядом со мной - ей приятны мои ласки, но вскоре встаёт и объясняет, что ей надо домой. Если завтра я её позову, то она придёт. Когда она уходит, я одеваюсь и спешу в храм.

Кабаль

   Всё-таки я умный и сумел догадаться о планах Кееса, хотя он о них и не рассказывал, но пару намёков обронил. А главное, я много бываю в Бирейноне и других замках, а подготовку войск и действия не скроешь. Воинов он набирает из лесных братьев и вооружает огнестрельным оружием, то есть берёт уже обученных бойцов, умеющих сражаться вместе. А массово вооружив их автоматами, он рассчитывает быстро получить подготовленное войско. О захвате замка не говорят, но думаю - это случится скоро, а пока с юга графства изгоняются разбойники. Кеес не стал организовывать охрану крестьян, везущих товары в замки, а прогнал разбойников с дорог. Банды ушли на север и восток, или забились глубоко в лес, откуда не успевают быстро выскочить на дорогу. Внутри же леса им приходится разделяться на мелкие группки - иначе не прокормиться. В Сокейне же в каждом селении хватает охотников, выслеживающих и отстреливающих информаторов, когда те спешат в лес. Разбойникам приходится вылезать на дорогу вслепую, а это заканчивается стычкой с одним из мобильных отрядов Кееса. Исход же её очевиден - амулетов у бандитов мало, и те слабые. Димитир провёл показательные стрельбы и все убедились - три автомата разносят защиту любого серийного амулета, даже среднего уровня. Конечно, гномья броня и мощный амулет сделают своего обладателя неуязвимым, но вряд ли во всём сеймене их наберётся десяток. Да и никто из бейлифов не рискнёт снабдить ими своих людей - они никому не доверяют и правильно делают.
   Намерения Маарани и Фанаха очевидны - пережить зиму, даже ценой несколько замков. Весной дороги развезёт, реки и ручьи разольются, а мосты в сеймене только наплавные, значит походов и боёв не будет. Тем временем Маарани договорится с остальными бейлифами, включая Караниора с Агапой, возможно даже пригласит с юго-западного сеймена. Они согласятся, независимый Сокейн - угроза власти для них всех. И далее летом явится их объединённое войско и раздавит Кееса, а заодно и нас. Но мне кажется, они грубо ошибаются - иначе зачем от меня требуют столько зимней одежды! Кеес явно собирается покончить с Фанахом ещё зимой. А если убить Маарани, хотя я не представляю как, то коалиции не будет - остальные бейлифы между собой не договорятся. Конечно, все эти рассуждения сплошные если бы да кабы, но я ведь не воитель. Моё дело снабжать войско едой, одеждой и фуражом.
   А вот с этим стало просто замечательно - у крестьян накопилась масса продуктов и кож, которые они везут в замки. Пока ещё торговля умеренная, но когда ляжет снег - товары пойдут потоком. А вот Фанаху везут дани мало - Терейона нет и в Сокейне собирать дань некому, Байяр из Пеоро-Тойона не рискнёт везти её мимо Бирейнона, а Аниор собирать её никогда не умел. Да и сколько можно собрать в его землях - жалкие крохи, моё владение даёт и то больше. Развлечения же у нашего бейлифа дорогие и он от них не откажется - значит нет денег на наёмников и магов. А когда Кеес захватит Таринон и прихлопнет барона Корина, то Фанах окажется в блокаде и будет сидеть в своём Доме бейлифа и ждать, когда Маарани или Аниор навестят его.
   Нам всем очень повезло, что сменился бейлиф - предыдущий сразу бы взялся за Кееса и не дал ему развернуться. Да и Агапа тут же двинулся бы на Бирейнон, как только узнал, что там появился маг. А Фанах тянул время, надеясь посадить в этом замке владетелем своего любимчика - Мейона, и дотянул. Он хотел посадить во главе Сокейна марионетку и оттеснить Терейона от кормушки - мол слишком много дани оседает у третьего помощника. Но его идея закончилась провалом. Кстати, зачем Кеесу столько пар охотничьих лыж и саней. Водить войско через лес неразумно, всяко лучше по дороге. И в санях что он намерен возить?

Глава 12. Серебрянка и твари

   Уже темнеет, а на юге ночь наступает быстро. Сапоги стачаны прекрасно и они сами несут меня сначала по боковой улице вдоль полей, а затем в храм. Мне есть о чём поговорить с Фенчером и желательно, чтобы он не запирался. Жрец встречает меня сразу внутри храма и ведёт на третий этаж в малозаметную крохотную келью, напоминающую вагонное купе. Мы садимся на полку-кровать, он откидывает от стены полку-стол, извлекает два стеклянных стакана и бутылку с тёмно-красным вином. Бутылку со штопором он отдаёт мне, а сам достаёт вазу с фруктами и протирает стаканы, посматривая краем глаза, как его гость справится с этим достижением научно-технической мысли. Объяснять, что подобным штопором мною открыта не одна сотня бутылок, полагаю излишним. Плеснув на донышко каждого стакана, я беру свой, нюхаю и пробую. Вино прекрасное, с богатым букетом, но малость крепкое.
   - Сдаётся мне, что ты Кеес пил нечто подобное, - говорит Фенчер, наполняя стаканы.
   - Пивал и покрепче, - не спеша делаю глоток и закусываю местной хурмой.
   - И зачем же великий охотник и маг соизволил заглянуть в наши унылые края? - Фенчер абсолютно серьёзен и ни капли насмешки нет в его словах. Айвиш в подобных разговорах дозволяет только абсолютно точные конструкции.
   Делаю глоток, и мне приходится приложить усилие, чтобы промолчать - Айвиш вынуждает к ответу на вопрос собеседника. Зато можно рассчитывать, что умолчаний и недомолвок с его стороны не будет. Фенчер знает это лучше меня и, видя моё молчание, продолжает:
   - Серебрянка - богатство и проклятие нашего края.
   Он достаёт из шкафа и протягивает мне серебристый пруток, размером с нетолстый круглый карандаш. По весу, по упругости и по твёрдости он из металла, но из живого металла. Торцы гладкие, но постреливают слабыми разрядами, а цилиндрическая боковая сторона одновременно и гладкая и шероховатая на ощупь.
   - Обычно она растёт только на границе нижних планов и в самых глубоких слоях некоторых средних планов, - продолжает жрец, и крайне полезна для магов. Сетка из неё, надетая на голову, защищает от большинства ментальных ударов, а стилет из серебрянки пробивает защиту даже высших магистров. Но я не маг, - сразу оговаривается Фенчер, - и мне трудно судить. Однако за неё купцы здесь платят хорошие деньги, а в столице и у моря она стоит много дороже золота. И растёт она у нас в срединных слоях в глубине прохода - поэтому хватает рисковых людей, что спускаются за ней. Но тварей там порядочно.
   Фенчер протягивает мне книгу с описанием серебрянки и охраняющих её тварей. Она написана на Айвиш, и я кладу её перед собою.
   - По преданию в моём храме спрятана сетка-маска из серебрянки, но чтобы её найти, надо собрать октаэдр из двенадцати свежесобранных прутков, а добыть сразу столько нереально. Обычно за выход добывают один или два и десяток тонких прутьев и пучков. А после каждого выхода надо лечиться, но источники охраняются и нам недоступны. Отговаривать тебя спуститься за серебрянкой не буду, ты уже решился, - мой собеседник тяжко вздыхает. - Я провожу тебя до границы, а дальше ты сам. Сейчас посмотри здесь книгу и отдохни, а перед рассветом позавтракаем и пойдём.
   Фенчер уходит, а я открываю книгу и начинаю читать. Серебрянка - своеобразное растение. Начинает расти она как трава, правда изначально упругая и острая. Позже она проходит стадию кустарника, ещё довольно гибкого. А завершает свой рост она в виде друзы, скопления твёрдых металлических прутков. Как правило, до друз добраться сложно и большую часть серебрянки добывают на стадии кустарника, прутья которого изредка доходят до состояния штырей. Особенность серебрянки - она содержит много металла в виде сложного органического соединения, именно так можно понять приводимое описание. Какого именно в книге не было написано. Состав этого соединения и его доля меняются от стадии к стадии, но даже друза состоит из него, а не из чистого металла. Вернее автор считает металлом именно это соединение. Изредка трава доходит до стадии друзы, не отвердевая, и тогда последняя представляла собой пучок твёрдых нитей, которые очень ценятся. Среди зарослей серебрянки обитает много различных тварей. Сама по себе серебрянка интересует лишь некоторых - большинство питается сопутствующими ей магорастениями. Почти все, как растения, так и твари - ядовиты и многие хищники. Прокручиваю в голове прочитанное - все они для меня опасны, но должен справиться. Досмотрев книгу, кладу её к себе в сумку - мне она нужнее, чем Фенчеру, и ложусь спать.

Понедельник-3

   Фенчер будит меня затемно - "пора выходить". Позавтракав, мы спускаемся в проход, накинув невидимость - в слоях всегда сумрак, ночью гуще, а днём светлее. Проходим мимо холмов с источником гидры - здесь светлее, наверное из-за насыщенности магической энергией. Возможно, тот отряд шёл за серебрянкой, но сбился с пути и попытался добыть хотя бы магически заряженной воды. Хотя откуда и зачем тогда у них были фляги? Я вспоминаю про латные перчатки и надеваю на правую руку. Серебрянка остра и легко прорезает магическую защиту, а портить кожу мне не хочется. Обходим холмы и Фенчер поднимается на небольшую горку - и перед нами открывается холмогорье. Пытаюсь рассмотреть его и не получается - мешают дымка и марево, постоянное "украшение" слоёв. Спустившийся от источника отряд обходил их слева, а мой проводник выбрал другой путь. Но вначале он показывает мне на группу холмов, находящихся ещё правее, похоже к ним можно пройти мимо источника Дружка.
   - В тех холмах тоже растёт серебрянка, - вдруг говорит мне Фенчер, - но редкими кустиками и маленькими лужками травы. А поковырявшись в земле, можно найти старые друзы. Если тебя прижмут и будут требовать указать место - отведи туда, заодно с червями-костоломами познакомишь. Других земляных тварей там тоже хватает.
   Мы спускаемся с горки и после недолгого перехода оказываемся рядом с грядой высоких, но рыхлых холмов. Они стоят сплошной стеной, не позволяя проникнуть внутрь. Видя моё удивление, Фенчер объясняет, что основная дорога к зарослям серебрянки проходит с той стороны холмогорья, но по ней часто ездят патрули и отряды добытчиков. Этот же путь знают только немногие из деревенских. Гряда холмов кажется непроходимой, но в ней есть тропа, выводящая к зарослям. Мы идём по границе между пустошью и грядой, высматривая нужный холм. Небольшой каменистый холмик обнаруживается за двумя большими холмами, но проход к нему перекрыт осыпью. Фенчер с радостью пропускает меня вперёд - внутри осыпи могут оказаться хищные твари и скрытые ямы. Но я магическим зрением их вижу и мы добираемся до нужного нам холма. Далее мой спутник выходит вперёд и ведёт меня по его склону. Мы почти обходим этот низкий, но длинный холм, и Фенчер резко поворачивает в узкий проход между двумя высокими камнями. По тесной тропе, идущей через проход, мы спускаемся на два слоя вглубь. Выйдя, оказываемся в сильно холмистой местности, покрытой магорастениями. Фенчер уверенно ведёт нас мимо подозрительных кустов и мы поднимаемся на плоскую вершину небольшого холма.
   Место замечательное. Прежде всего, оно довольно безопасно - насколько вообще можно говорить о безопасности во внутренних слоях. Холм под нами каменистый, как и его соседи, что в слоях редкость, поэтому провал или нападение снизу нам не грозит. Все его склоны, кроме одного, довольно круты, причём подножия их и немногочисленные расселины густо заросли серебрянкой в стадии травы или молодых мягких кустиков. Следует учитывать, что эта трава напоминает осоку, по бокам которой находятся бритвы. А веточки молодых кустиков - это свернувшаяся в трубочку трава, и они так и норовят уколоть своим концом, сильно напоминающим медицинский шприц. Все известные мне твари подняться по этим склонам не могут. Оставшийся склон относительно пологий, но его покрывают странные камни с острыми гранями. Какая-то мелкая тварь пытается проскользнуть между двух камней, но её оглушает сильный разряд, и она скатывается вниз на корм другим тварям. Поэтому единственный путь наверх идёт по узкой тропе, причудливо извивающейся по склону. Тропа не видна и пройти по ней может либо видящий, либо хорошо знающий её человек. Тварь её не обнаружит, а в худшем случае будет долго подниматься по тропе, давая время подготовиться к атаке. Фенчер отвлекает меня от досужих размышлений, рядом с серебрянкой долго находиться опасно:
   - Вон за тем холмом плато, на котором хватает друз и пучков. Самые богатые места внутри, но туда нельзя забираться - толпа тварей перекроет тропу, а продираться сквозь серебрянку не самый приятный способ самоубийства. Поэтому лучше поищи на краю. Пройти туда лучше всего обходя холмы справа. И желаю успеха.
   Фенчер достаёт флягу с тонизирующим чаем и прикладывается к ней - он будет дожидаться меня здесь и поможет вернуться в деревню. Большего проводник сделать не может. Я же спускаюсь с холма - в самом низу сидит в засаде тварь, которую разрываю магическим разрядом. В последний момент соображаю поставить щит, отражающий её останки. Путь к плато несложен - здесь обитают только мелкие твари, боящиеся магов. Более крупные охотятся среди холмов - там больше добычи. Подойдя к плато, забираюсь на горку, с которой оно хорошо просматривается. Подняться оказывается несложно - хотя она из сыпучего материала, но то там, то сям на ней твёрдые пятна - нагромождения камней. По ним дохожу до вершины и выбираю под место наблюдения такое же пятно. Отсюда часть плато просматривается просто замечательно.
   Вглубь его ведёт одна широкая тропинка и четыре узких. В конце этих троп каменистая поляна, окружённая зарослями серебрянки. Широкая всем хороша, если не учитывать множества тварей, расположившихся у входа в неё. Узкие же тропинки мне совершенно не нравятся. Мало того, что по ним надо продираться боком, а местами они полностью перекрываются кустарником. А он зело колюч, причём некоторые его шипы достигают двадцати сантиметров. Сами тропинки выстилают ветки и лианы этих же кустов, и у меня нет уверенности, что их шипы не проколют подошву моих сапог. Для полноты картины на некоторых ветвях висят змеи, скорее всего ядовитые. Конечно, можно, не мудрствуя лукаво, выжечь всё вдоль одной из тропинок. Но на это у меня уйдёт много энергии, после чего я окажусь глубоко внутри этой местности. А обратно мне придётся пробиваться с боем, не зная маршрут. Поэтому этот вариант оставляю про запас.
   Рядом с этой поляной холм с пещерой, причём по моим ощущениям - сквозной. Она должна выходить в долинку на краю плато. В пещере и в долине наверняка достаточно серьёзные обитатели, но я рассчитываю с ними договориться, используя ледяные стрелы и другие подобные аргументы. И лучше пятёрка серьёзных тварей, чем тьма мелочи. И если не удастся пройти через пещеру и долину, то остаётся возможность вернуться на плато и прожечь себе путь. Готовлю четыре магические загородки, прыгаю с холма и левитирую в начало тропы.
   Ближайших тварей угощаю смерчем с землёй и мелкими камнями - стихии воздуха и земли тварям наиболее неприятны. Прохожу немного по тропе и ставлю первую загородку, а через пару шагов - вторую. Теперь никакая тварь не может попасть по ней на плато. Летающие в действительности не летают, а планируют над землей, и мои загородки для них высоки. Прыгающие не могут перемахнуть сразу две загородки, а перепрыгнув через одну, они оказываются в коротком пространстве, где нет места для разбега. Свалить или сломать загородку тоже непросто - мало того, что она достаточно прочна, но ещё кусается болезненными разрядами. Ставлю в конце тропы перед поляной третью загородку и могу считать себя защищённым с тыла. Несколько осторожных шагов и из пещеры мне шибает в нос густым звериным запахом.
   Любой зверь, даже тираннозавр лучше, чем тварь - ему хватит одной ледяной стрелы. Поэтому последнюю загородку ставлю в пещере в сужении за входом. Она сообщит мне о стремлении кого-то мной познакомиться. Теперь займусь тропинками - два потока огня на каждую и ближайшие к плато их части очищены от всего мало-мальски опасного. Этот вид пламени подсмотрен мною на холме, когда мне довелось увидеть отражение атаки тварей огнемётами. Экономичная, но эффективная струя пламени, не поджигающая лес, а зачищающая конкретный участок. Те же змейки, которым повезло не сгореть, быстро уползают от опасного места. Теперь в глубине каждой тропинки соберётся их кубло, которое никого не пропустит.
   Рабочее место подготовлено и защищено - можно заняться серебрянкой, её полно вокруг и надо выбрать подходящее место. Около одной из тропинок вижу скопление друз, три из которых вполне достойны моего внимания. Там же валяется много отломанных штырей, десяток самых крупных заворачиваю в тряпки и кладу на дно моего рюкзака. Два штыря с обломанными острыми кромками - это мой инструмент вместе с ножом. У основания каждой друзы есть трещина, толщиной в волос - ножом очищаю её, а штыри вгоняю вглубь по сколу. Жаль, не взял тяжёлого молотка, а удар камнем недостаточно точен. Тем не менее трещина разрастается вглубь и вширь и вскоре друза сходит со своего пьедестала. Заворачиваю её в тряпку и убираю в рюкзак, а затем также не спеша снимаю ещё две. Далее аккуратно обрезаю кинжалом у основания несколько пучков травы, дошедшей до стадии друзы. В задний карман рюкзака кладу штыри для Фенчера, а оба заострённых прутка засовываю в сапоги. Из пучка серебрянки создаю несколько крупных ос, описанных в книге - любопытно, как вести ими разведку. Дело сделано - теперь предстоит прорыв через пещеру и долину к моему спутнику, а затем триумфальное возвращение в деревню, максимально скрытое от её жителей.
   Около загородки в пещере топчется чудовище, неужели пещерный медведь? Он уже вкусил несколько разрядов и не спешит ломать загородку. Но увидев меня, ревёт и кидается вперёд, сметая загородку, но мощный Воздушный кулак и разряд в нос останавливают его. Для полноты ощущений приказываю осам колоть его своими длинными и толстыми жалами, и они обращают медведя в позорное бегство. Я же восстанавливаю загородку и отправляюсь следом за ним. Заслон у выхода из пещеры чудовище разметало, спасаясь от ос, и меня они уже не пробуют задержать. Они - это крупные обезьяны, почти с гориллу, явно приматы, вооружённые копьями с острыми штырями серебрянки вместо наконечников. Напугать лучше, чем драться - во всяком случае, это требует меньше энергии. Поэтому поднимаю одно из копий и создаю на его острие метровый огненный шар, а затем иду по долине, наслаждаясь паникой её обитателей. В середине долины селение из обычных тростниковых хижин, но населяют их обезьяны. Когда и при каких обстоятельствах они появились тут и куда подевались люди - мне интересно, но не настолько, чтобы задерживаться. Вдоль дороги многие участки окультурены и ухожены, они похожи на небольшие поля или огороды. В отличие от диких зарослей магическая составляющая в них заметно меньше. К моей радости до выхода из долины никто из её обитателей не пытается напасть на меня.
   А там меня поджидает объединённая стая из нескольких десятков различных тварей, жаждущих мною закусить. Приходится скормить им файербол и два десятка ледяных стрел, что приводит к смертельному несварению желудка. Остальные догадываются, что мой выход не грозит им ничем вкусненьким и быстро ретируются, точнее - позорно убегают. Далее я спокойно возвращаюсь к нашему холму и поднимаюсь наверх к Фенчеру. Он издали замечает меня и спускается навстречу. Обменявшись стандартным "всё в порядке?" и "конечно", мы возвращаемся обратно в деревню. Хочется прилечь, но заявлять об этом глупо - внутренние слои, а тем более заросли серебрянки, не самое подходящее место для отдыха.
   Проходя мимо долины с источником Гидры, я решительно сворачиваю туда и залезаю в бассейн - поход за серебрянкой отнял много энергии, да и моя ёмкость, кажется, возросла. Фенчер остаётся в отдалении - он понимает, что гидра при мне его не тронет, но опасается самого источника. Зарядившись до упора и передохнув, я вылез из бассейна, оделся и мы идём дальше. Удивительно, но всю дорогу мы молчим, хотя нам есть о чём поговорить. У источника Барай-девгера уже я сажусь на землю, подзываю зверюгу и глажу его, а Фенчер раздевается и поливает себя водой из источника. Он делает это аккуратно, не загрязняя его, и зверь только ворчит для порядка. Закончив, он пьёт из источника и наполняет водой небольшую бутылочку. Перед проходом я накидываю на нас "Невидимость" и мы благополучно минуем не очень бдительную охрану. В храме снимаю невидимость, Фенчер вызывает служку и гонит того за едой.
   На этот раз мы усаживаемся не в келье, а в намного более просторной и удобной комнате. Молча обедаем и дожидаемся, когда тот уберёт со стола, оставив только кувшин с лёгким вином и два стакана. Я захватываю пару лепёшек и три фрукта, похожих на яблоки, заворачиваю их в тряпки и кладу в рюкзак - мало ли где придётся по дороге задержаться. Затем мы смотрим друг на друга, облегчённо вздыхаем и хвастаемся трофеями. Фенчер не слезал со своего холма, но нарезал довольно много травы и мягких прутьев. Небольшой тючок с травой и вязку прутьев он презентовал мне сказав:
   - Вы, маги пренебрегаете серебрянкой в таком виде, а она может оказаться для вас весьма полезной.
   Я отдаю ему пяток стержней и пучок уже зрелых прутьев. А потом достаю свою добычу и предлагаю выбрать себе, что ему нравится. Он отказывается и объясняет, что слишком большое богатство иметь опасно. Однажды компания заезжих молодцов попыталась его убить и ограбить. Он их тихо закопал и решил не рваться более за серебрянкой. И мне он советует добытое никому не показывать - грабители есть и среди магов. Потом я откладываю друзу с дюжиной штырей, и он показывает, как их можно выкрутить из основания, ничего не ломая. Ещё на основании друзы есть четырёхгранные пирамидки, на ощупь похожие на отвердевший пластилин, хотя это тоже серебрянка. Магически заряженные они проминаются под сильным нажимом, и к ним можно прилепить что угодно. Из пирамидок и штырей я собираю октаэдр, с которым мы идём искать сетку-маску. За главным залом храма небольшой алтарный зал, где она и обнаруживается, надетая на статую какого-то второстепенного бога. Фенчер аккуратно её снимает и отдаёт мне. При этом в животе бога открывается дверца, за которой лежит маленькая книжка - это инструкция, написанная она на Айвиш. Читаю:
   "Если маг имеет достаточно высокий уровень, то он может надеть её на себя. Она должна полностью закрыть ему голову, шею, плечи и верхнюю часть груди и спины. В первый момент она заберёт много энергии и позже её придётся подкачивать. Но зарядившись, она будет потреблять ничтожно мало энергии. Взамен она защищает носителя от всех ментальных ударов и ослабляет магические. А действия мага-носителя усиливаются".
   Мы с Фенчером недостаточно владеем Айвиш и не уверены, что правильно поняли написанное, но я решаю рискнуть. Сеть тончайшая и мягкая, при этом невероятно прочная - она плотно облегает кожу, где надета и, стягиваясь, уходит под неё. Боли нет совершенно, но из-за резкого оттока энергии мне становится плохо и приходится прилечь. Через полчаса мне становится лучше, но слабость сильная. Когда-нибудь моё упрямство меня погубит - жрец советует остаться в храме до утра. Но упрямо собираю всё в рюкзак, включая книжку-инструкцию, и плетусь к себе - слава Богу, Фенчер меня провожает. Запинаясь от слабости, благодарю его - меня сильно шатает. Хорошо, что никто посторонний не видит "великого охотника и мага" - недавно закончилась сиеста и народ работает в поле. Придя в свою хижину, достаю флягу и половину выпиваю и выливаю на себя - сразу становится легче. Фенчер смотрит на неё алчущими глазами и получает желаемое. Сначала он немного отнекивается, но я объясняю, что мне лучше подзарядиться прямо в источнике. Тогда он с удовольствием принимает подарок. Подумав, он достаёт длинный стилет из серебрянки и рассказывает:
   "Этот стилет ему выковал заезжий гном, заплатив работой за штыри. Будучи заряженным, он пробивает большинство видов брони и магических защит, а хранится прямо в теле".
   Я аккуратно вставляю его себе в бедро - не больно, он не мешает и почти не ощущается. Срезаю карман брюк - теперь его легко выдернуть. Распрощавшись, Фенчер уходит, а я переодеваюсь в земную одежду, складываю всё в рюкзак и отправляюсь домой. Но сначала спускаюсь к источнику Гидры, чтобы зарядиться, где наполняю флягу - вдруг дома снова прихватит. Рюкзак сброшен рядом с источником, а я раздеваюсь и в третий раз залезаю в него - это рискованно и Тиум меня предупреждал, но терпеть слабость нету сил. Меня обжигает, а сетка-маска и оба стилета слегка шевелятся - серебрянка ведь живой металл и при мощных потоках магической энергии начинает себя вести, как и положено живому. Кожа горит, на ней осела пыль и грязь, а я сдуру полез в источник, не очистив её - придётся мыться прямо здесь.
   Открываю рюкзак и вытаскиваю из него свой пучок травы и пучок, презентованный мне Фенчером. Объединяю их, и следуя какому-то наитию, добавляю несколько тонких прутьев, а затем снова лезу в бассейн при источнике. Меня вновь обжигает, но уже не так сильно, как в прошлый раз. Мочу пучок прямо в источнике и как мочалкой тру им своё тело. С меня сходит всякая дрянь, а "мочалка" вдруг становится тёплой и упругой. Уже совсем нежно я, то ли глажу ею себя, то ли глажу её о своё тело. В какой-то момент "мочалка" начинает шевелиться, и я сажусь в бассейн - от обычного купания пусть и в мощном источнике магии не ждёшь чего-то неожиданного. Но когда она вдруг смотрит на меня, открыв сначала один глаз, а затем и второй, то мне приходится сделать над собой героическое усилие, чтобы не уронить "мочалку" в бассейн и не раздавить в руках.
   Передо мной нечто невероятно пушистое с тёмными глазами и четырьмя лапками с острыми коготками, вцепившимися мне в руку. Новорождённому требуется море магической энергии, но оно находится в мощном магическом источнике и насыщается ею. Я впервые вижу возникновение магического существа, а раньше о таком не слышал и не читал. Поэтому беру на вооружение принцип Гиппократа "Не навреди" и надеюсь, что новорожденное знает, что ему нужно. Из шёрстки вдруг высовывается фиолетово-розовый язычок и начал облизывать сначала мою руку, а потом оно переползает выше на плечо, продолжая меня вылизывать. Только ту часть тела, где маска-сетка, оно вылизывать не желает. Я подставляю другую руку, и оно продолжает своё занятие. Язычок шершавый и очищает кожу не хуже скраба. Мне становится понятно, что этому существу требуется материальная основа и знание мира. И то, и другое оно получает, очищая мою кожу. Достаю из рюкзака лепёшку, я отламываю кусочек и даю ему. Сначала оно этот кусочек обнюхивает, для чего из шёрстки высовывается носик, напоминающий крохотный хоботок, потом его облизывает и только потом делает ротик трубочкой и начинает понемножку засасывать в себя. Кусочек к этому времени основательно промокает и превращается в нечто кашеобразное. Провозившись с ним час, я вылезаю из источника, сажаю его на рюкзак и одеваюсь. Это существо называю Пушком - в данный момент у меня полностью отсутствует фантазия. Но ему самому всё это совершенно безразлично - слопав целиком здоровую лепёшку и два яблока, а заодно всосав в себя уйму магической энергии, он откровенно дрыхнет у меня на рюкзаке. Следует отметить, что серебрянка приобретает свой серебристый цвет только на стадии друзы, а до этого она имеет различные оттенки фиолетового. Так и шёрстка Пушка имеет бледно-фиолетовый цвет.
   Одеваюсь, надеваю рюкзак и засовываю Пушка за пазуху - он уже достаточно окреп. От источника Гидры на Землю ведёт ещё один путь, выходящий в запущенный крохотный парк, неподалёку от моего дома. По дороге домой мы с Пушком заходим в зоомагазин, где выясняется, что мало того, что он меня понимает, он ещё способен телепатически сообщать мне о своих желаниях. В результате он выбрал, а я купил здоровенную птичью клетку, собачью миску и непонятно чью поилку, а ещё по мешку птичьего и рыбьего корма, всё в двух экземплярах. Продавцы смотрят на меня очень странно, но ничего не говорят. Вижу вопрос, который они так и не задают, хотя я готов ответить - для летающего крокодила. Наверное, я действительно изменился, и задевать меня опасаются. В квартире Пушок опять удивляет меня - он летит. Оказывается, он способен левитировать и, вытягивая свою шкурку в обе стороны, планировать, помогая себе магией. При этом энергии он тратит так мало, что любой волшебник ему обзавидуется. Место для себя он выбирает на кухне и указывает, куда поставить клетку, куда миску и куда поилку. Миску по его указанию наполняю смесью птичьего и рыбьего корма, а в поилку наливаю воды из-под крана. Он мне пеняет, что в моём Мире мало праны и ему здесь сложно. Отвечаю, что немного отдохну, и мы переберёмся в другой Мир, где энергии больше. Тогда он заявляет, что это необязательно - он в состоянии выжить где угодно, даже в этом Мире. С его клетки, занявшей почти весь кухонный стол, снимаю обе дверцы, чтобы он себя нечаянно не захлопнул. Соваться на улицу ему запрещено, а самому мне требуется небольшой отдых перед возвращением в Бирейнон.
   Подремав, заскакиваю на кухню перекусить - Пушок уговорил миску, немногим меньшую его самого, напился и теперь висит в клетке на жёрдочке спиной вниз. Обнаружить его удаётся лишь магическим зрением. На моё предложение насыпать ему ещё еды, он отвечает - что наелся на несколько дней. Подвожу итог - у меня появилась забавная зверушка, способная создать немалые проблемы. Хотя Пушок чрезвычайно милое создание, но надо помнить - любая магическая тварь смертельно опасна. Затем прячу часть серебрянки - у меня в квартире оборудован неплохой тайник. Потом одеваю рюкзак, беру сумку с комплектом для моей зверушки и настраиваю межмировой портал на Тао-Эрис.

Вечер понедельника-3, Вторник-3

   Наконец я у себя в Бирейноне - валюсь с ног, но сначала надо устроить Пушка. Он сам выбирает себе комнату, куда ставлю клетку без дверец, миску и поилку. Эту часть моих апартаментов блокирую даже от Тиума и Жаин. Пушок может ходить и летать везде - окно во двор замка для него открыто. Но прошу его пока наружу не вылетать и стараться никому на глаза не попадаться. Не пойму - что на меня накатило, но беспокоюсь за него как за собственного ребёнка. Кормить его пока не требуется, но межмировой переход на нём сказался. Слава Богу, догадываюсь попоить его магической энергией из фляги и попить самому - нам обоим становится заметно лучше. Устроив обиталище Пушку, собираюсь завалиться, но пересиливаю себя и звоню Тиуму. Тот прибегает как на пожар и сообщает новости - наследник Корина вернулся и на рассвете двинется вместе с магами к деревне. Поэтому засаду в храме надо устроить ещё ночью - тогда к утру следы портала развеются. Звоню на кухню и требую кофе и сока - переходы кажутся лёгкой прогулкой, но вскоре ощущаешь, сколько они вытягивают сил и энергии. Затем прошу его продолжать. Он внимательно оглядывает меня и говорит:
   - Каждый раз с Земли ты возвращаешься другим. На этот раз мало того, что сумел в том пустом Мире основательно накачаться энергией, но ещё и изменился.
   Отвечать не собираюсь, да и вопрос не задан, а спрашиваю сам:
   - Тиум, ты всё знаешь - насколько хорошо серебрянка защищает от ментальных ударов?
   Тут входят Руми с кофе и какой-то парень с кувшином и блюдом с выпечкой. По моему знаку он ставит их на стол и удаляется, а Руми я сажаю себе на колени и пью кофе. Тиум неодобрительно кривится, но мне лучше знать - я набрал как никогда много энергии и её надо структурировать. Поэтому я нахально лапаю свою матрицу, преобразуя прану - а Тиум пусть думает, что мне приспичило потискать симпатичную девушку. Руми же сегодня впитывает намного больше энергии - не жалко, для меня это всё равно капли. Хотя интересно - то ли у неё повысилась энергоёмкость, то ли энергия источника Гидры лучше усваивается. Допиваю кофе, отпускаю Руми и переодеваюсь, а Тиум читает лекцию - он коротко и понятно излагает уже прочитанное про серебрянку в книге. К сожалению ничего сверх того ему неизвестно.
   Приходит Дмитрий, и мы втроём прикидываем, что успеем, если выступим через два часа - мне необходим короткий отдых для перераспределения структурированной энергии. Остальными новостями не интересуюсь - срочное и важное мне бы рассказали. Прошу Тиума меня поднять - при такой усталости можно из медитации провалиться в сон, а следить за временем сегодня тяжело. Зажигаю все светильники и отключаюсь. Опасения заснуть напрасны - на меня накатывает сразу несколько смешанных потоков. Приходится большую часть просто запомнить и отложить на потом - утром они мне не потребуются. Когда Тиум меня поднимает, то в голове шумит, но физически чувствую себя прекрасно. Одевшись и вооружившись, прибегаю на восточную площадь, где уже выстроена рота на лошадях и отделение спецназа. Последнее носит это название условно - в него просто отобрали лучших, но специально их ещё не обучали. Сначала я открываю выходное окно портала на поляну у дороги в двадцати километрах от деревни, закрепляю его и пропускаю по нему роту. Это утомительно, но энергии у меня полно, а провожающий нас Тиум готов поправить меня.
   Ротой командуют Куини и Микилеес, они должны, не доходя до деревни, спрятаться в роще. Затем осматриваю через рамку храм и открываю портал для спецотделения, Дмитрия с Вадимом и себя с Пушком - засаду устраиваем на галерее на втором этаже. У всех на сапогах специальные бахилы и мы беззвучно расползаемся поверху - отсюда хорошо просматривается зал внизу с длинным столом и стульями вдоль него. Я левитируюсь в зал и закрепляю снизу стола глушитель маги. На него надето кольцо из серебрянки, которое должно включить его по моей команде. Оглядываю зал, убеждаюсь в отсутствии следов, на галерею и возвращяюсь к остальным. Там ещё раз уточняем распределение целей и ждём банду магов.
   Ожидание всегда утомительно, но сканировать окрестности я не рискую - маги могут заметить. Поэтому приказываю Пушку сесть на самый высокий обломок стены и оттуда смотреть вокруг. Он хочет полетать и всё проверить, но в лесу попадаются твари, хотя и мелкие - а мне неизвестны его боевые возможности и рисковать им не хочу. Мы предполагаем, что противник появится ближе к полудню, но они могут заранее выслать группу и проверить храм. На этот случай у меня приготовлена иллюзия одной твари - неопасной, но страховидной. Бойцы и даже маг первого уровня при её виде должны сбежать, а маги средних уровней над ними посмеются и покажут, как таких тварей убивают. Наша задача - сразу убить троих самых сильных магов, а с остальными я надеюсь справиться. Ещё раз проверяю планы и слушаю лес, усилив слух и обоняние - звуки и запахи могут многое рассказать. За стенами накрапывает мелкий осенний дождь и наши взгляды невольно упираются в очаг. Какой-то добрый человек наполнил его дровами, но отделение собрано из охотников и мы все умеем ждать.
   Как бы ты не был собран, ожидая появления противника, он всегда возникает внезапно. Слушая лес, я начал немного подрёмывать - сказалась бессонная ночь. Но вдруг лес затих и тут же Пушок сообщает - явились. Касаюсь рук Дмитрия и командира отделения - они передадут сигнал дальше. Все мы изготавливаемся, в храме возникает лёгкий шум, но вскоре исчезает. По раскисшей тропе хлюпают копыта многих десятков лошадей - магов сопровождает полусотня воинов. Наконец старая грязная циновка, заменяющая дверь отдернута, и они заходят в зал.
   Сейчас самый опасный момент - маги ещё готовы к опасности и могут мгновенно ответить. Но на наше счастье они не ждут встречи прямо в храме и расслабляются. Очаг зажжён, а на столе раскладывается еда и расставляются кувшины. Заклинатели рассаживаются за столом вместе с командиром полусотни, а солдаты ставят лошадей снаружи под навесом и разбивают лагерь. Маг бейлифа, прежде чем приступить к еде, решил просканировать храм - но глушилка уже включена и одиннадцать стволов выплёскивают смерть. Он умирает первым - Дмитрий из снайперской винтовки разносит ему голову. Остальные спешат к нему присоединиться, и я не успеваю никого поразить - с заклинателями покончено. В дверь врываются вражеские солдаты, но их встречают пулемётные очереди и проход завален трупами.
   Пушок сообщает, что остальные толпятся у входа и только один начал седлать лошадь. Приказываю ему убить шустрика, а сам спешу на балкон вместе с Дмитрием и несколькими воинами. Все командиры полусотни убиты и солдаты растерялись, цепные молнии и пули быстро укладывают их на землю. Пушок опускается шустрику на затылок и всаживает в голову жало. Это смертельно само по себе, а магический импульс превращает мозг в кашу. Прошу его порыскать вокруг храма - вдруг кто-нибудь затаился. Мои воины тем временем добивают оглушённых и раненых и раскладывают их рядками. Надеюсь, что никто не ушёл - перед храмом лежат одиннадцать магов, командир полусотни, пять десятков солдат и шустрик. Его обыскиваю сам - это оказывается доверенный человек барона, судя по листку с инструкциями. Ему поручено проследить и убедиться в моей смерти. У остальных ничего интересного нет, и мы едем к деревне, где недавно началась стрельба.
   Куини с Миле не стали атаковать бесновавшуюся у ворот полусотню, а расстреляли её из пулемётов. Наследник Корина повёл своих солдат в атаку - барон придал ему двух магов, которые натянули над отрядом защитный полог. Хотя отряд Тарин-Кифов и понёс потери, но воины упорно ползут вперёд, рассчитывая выйти на дистанцию броска и сойтись в рукопашной. С защитными амулетами они бы задавили числом, но без них шансы равны. С нашим появлением всё кончено - противник не ожидал нападения с тыла и две очереди сразу угробили магов. Лишённым полога солдатам остаётся только вжиматься в грязь.
   Нахожу наследника, оглушаю его "Воздушным Кулаком", а остальным демонстрирую файербол. Сопротивление теперь бессмысленно и единственный уцелевший командир полусотни поднимает знак сдачи. Капитуляцию принимают Куини и Миле - у солдат противника отбирается всё ценное - оружие, сапоги и тёплые кожаные куртки. Только командирам оставлены кинжалы. Затем каждому на плече вытатуировывают знак, а мне приходится наложить на него полторы сотни магических меток. Далее они клянутся никогда не выступать против нас и покинуть сеймен - процедура эта длится дольше, чем бой. Потом один взвод послан к храму обчистить убитых, второй должен сделать то же самое около деревни, третий - амазонки, готов отразить нападение. Мы, командиры и спецотделение едем в деревню, ведя с собой единственного пленного. Там уже готовят на всех обед и крестьяне выходят в поле для своих обыденных работ. Часть захваченных лошадей и одежды оставили селянам, а после обеда вместе с остальными телепортируемся обратно в Бирейнон.
   Там второго наследника Корина отводят в тюрьму и срочно вызывают Тиума - мне стало плохо. Когда он пришёл, я уже лежу в постели, укрывшись тёплым одеялом - похоже, у меня жар. С ним пришли две целительницы, которые также ничего не могут понять. Самочувствие преотвратное, высокая температура и тошнота, а собственно болезни нет. Мучают они меня долго, пока Тиум их не выгоняет. Затем он просит Жаин принести ему сундучок с амулетами и исследует меня ими. Потом он опять гонит её за каким-то снадобьем, и она приносит небольшую бутылочку. Я выпиваю столовую ложку горького гадкого киселя - становится легче.
   Тиум "успокаивает" меня - это естественный процесс развития мага. К завтрашнему утру всё пройдёт, но будет ещё неоднократно повторяться. А причина простая - аура человека и животного состоит из многих слоёв, внешних и внутренних и именно на их поверхностях аккумулируется магическая энергия. Но у людей и большинства животных её можно накопить немного - слишком малы и площадь этих поверхностей и плотность энергии. У магов же эти слои расщепляются на два, три и более подслоя каждый, что многократно увеличивает ёмкость аккумуляторов тела. Но процесс расщепления слоёв крайне болезненный и по ощущениям напоминает сдирание кожи. Горькое снадобье облегчает этот процесс, но требуется отмучаться и перетерпеть. Заснуть не могу и Тиуму приходится подробно пересказывать мне все новости.
   Главная из них - наш агент обнаружил гномов, они проехали далеко на юг, а теперь повернули на северо-восток к нам. Но наши интриганы-бейлифы подговорили наёмных убийц из клана Кей-бин-Хейя напасть на них и ограбить. Где это произойдёт, пока неизвестно, но и Тиум через камни-шпионы и люди Юрека пытаются это выяснить.
   Бейлифы сеймена собрались в северо-восточной байле - совещания проходят поочерёдно у каждого из них. Фанах оставил старшим Аниора, который отдыхает в своём доме - во время совещания набегов не бывает. Бывшую территорию Терейона контролируют три младших помощника - они много севернее Бирейнона грабят слабо защищённые посёлки. Банды разбойников покидают Сокейн, напуганные разгромом войска Тарин-Кифов. Сам барон послал гонцов своим родственникам с просьбой прислать магов, войска и нанять наёмников. Часть посыльных перехвачена дружественными мне владетелями и уничтожена, но многие наверняка просочились. Ещё полно всякой мелочёвки, которой Тиум заговорил меня и я уснул.

Тиум

   Наконец, я уловил особенность построения заклинаний Кеесом - это точное наполнение узора энергией, ровно сколько надо. Меня и других магов на Сэрэсе учили как - построил узор и вкачивай в него столько праны, сколько сможешь. Много - ну и пусть, мало - вкачаем больше, а отмеривать расход энергии мы не умеем. Он же в узор сначала пускает тонкую струйку праны, потом её поток увеличивает, и только когда заклинание насыщено, запускает его. Энергии тратиться ровно столько, сколько нужно, а происходящая задержка невелика. Для некоторых заклинаний это принципиально - я, да и другой маг с Сэрэса, не умеем подглядывать через рамку телепортации. Или вкачаем много праны и откроем выходное окно, либо мало - и портал схлопнется. А ему достаточно остановить струйку энергии и изредка по капельке подкачивать рамку - тогда вместо выходного окна получается экран, малозаметный с той стороны, но позволяющий рассмотреть все детали.
   Отсюда же его оптимизированные узоры - из них удалены все лишние завитки, а энергия сконцентрирована в немногих узлах. В результате энергии в рисунок закачено меньше, а удар получается сильнее - нет потерь. Особенно это актуально в бытовых заклинаниях, но и в боевых тоже полезно. Да и площадь удара при этом сжимается, а пробойная сила увеличивается. И получается - постоянная нехватка энергии научила их действовать намного эффективнее, отсюда и его успехи. Хорошо бы это с ним обсудить, но расщепление слоёв чрезвычайно болезненно, пусть лучше отдохнёт. В ближайшие дни ему придётся заняться гномами и наёмниками Кей-бин-Хейя, и желательно до возвращения бейлифов с совещания. Особенно опасаюсь Маарани - сильный маг и, в отличие от Фанаха, не трус.

Туниус

   Байяр в Пеоро-Тооне устроил роскошный пир, но я постарался не слишком объесться - впереди опасная дорога. Путь у меня единственный - на запад до моста через Муюзу, затем на север к мосту через Бииру, и дальше на север по её левому берегу. Безопаснее было бы сразу же переправиться на другой берег из города, но река Мильва, в которую сливаются две другие, широка и на лодке её пересекать опасно. Да и опаздывать нельзя, Фанах и так будет недоволен. Мне придётся проехать по дороге, ведущей в сеньорат Лонеган, вассальный Кеесу. По ней ездят его отряды и сталкиваться с ними я не хочу. И пусть Байяр считает это чрезмерной осторожностью - обвинять меня в трусости после битвы с дроу он не будет, я же не хочу столкнуться с Тевией и её амазонками. Не желаю убивать близких мне людей и не стремлюсь умирать. Всё-таки нам удалось найти приемлемый выход - надо проехать участок между мостами ночью! Да, в это время теперь не ездят, но с младшим камнем и можно рискнуть. А Байяр даёт нам несколько запасных лошадей, так что завтра после обеда тронемся.
   Поужинали в таверне перед мостом, а перейдя его рванули галопом - впереди полыхал шар-светильник, а я ломал глаза, высматривая ямы. После второго моста повернули налево к Соли-Экету и дальше ехали шагом до первого постоялого двора. Ох, какой там поднялся переполох - в середине ночи приехал младший помощник бейлифа с отрядом! Хозяин и слуги носились быстрее, чем наши лошади галопом. Дав отряду короткий отдых, перед рассветом поспешил дальше на север, опасаясь больше не Кееса, а Аниора. Из-за этого я намеревался проскочить мимо Соли-Экета, но сразу у нескольких лошадей зазвенели подковы - сказалась бешеная ночная гонка. Пришлось свернуть в городок - в нём наверняка есть хороший кузнец, но это опять задержка.
   Останавливаемся в лучшей гостинице, кузнецу я шёпотом обещаю хорошо заплатить за качество и срочность. Довольный, он уводит лошадей в кузню, а ко мне заявляются бургомистр и мейстеры. Они наперебой говорят, что отвергли лукавые посулы Кееса и отправили подарок бейлифу со слугами Аниора. Это хорошо, что они не договорились с Кеесом, хотя Байяр мне рассказал, как всё было на самом деле. И хорошо, что второй помощник собрал с них дань, после него я имею право обобрать их повторно. А ещё лучше, что он не Терейон - его люди взяли немного и в основном товарами. Я же требую собрать мне все деньги, имеющиеся в городке, а для гарантии согнать на площадь всех женщин значительных людей городка. Затем захожу в ближайшие дома, показываю своим солдатам тайники, которые они выгребают - третий помощник научил меня их находить, используя младший камень. А затем объявляю - дома, в которых найдётся хоть одна завалящая монетка, даже во дворе, будут сожжены. И дома их соседей тоже. Фанаху нужны деньги и он закроет глаза на мою вынужденную задержку, а заодно Аниор получит плюху, когда я привезу больше денег, чем его люди. Он же половину прикарманит, а его слуги пересыпят себе половину оставшегося. А вот я привезу всё собранное, только мелочь раздам своим солдатам - у меня запрятано немало, мне хватит.
   Собрали быстро и много - младший помощник, убитый Кеесом, совсем мух не ловил, только развлекался. Вот Терейон умел заставить выгрести всё подчистую, и его ещё благодарили, что кожу оставил. Признаюсь, я его боялся, но под ним мне было спокойно, а теперь нервничаю при каждой встрече с бейлифом. Наконец деньги собраны и лошади перекованы, мои люди хотят здесь отдохнуть и переночевать, но приказываю ехать дальше. Кто-нибудь из горожан обязательно пожалуется Аниору и тот отберёт все деньги, сам отдаст бейлифу и наябедничает на меня. Надо побыстрее доехать до моста, на том берегу он меня уже не тронет.
   Ближе к закату перевожу лошадей в галоп - будем ехать и ночью, но шагом. Надеюсь, Аниор этой ночью будет спать. Дорога идёт по лесу и приходиться внимательно смотреть и вниз, и вверх и по сторонам. Это тяжкий труд, но после моста продолжаю гнать отряд, пока мы не доезжаем до постоялого двора в разрушенном замке. Здесь объявляю отдых с ночёвкой - к Фанаху я всё равно опоздал. Зато везу ему немало денег - надеюсь они спишут мою вину, а отдохнуть перед возвращением в гадюшник мне необходимо.
   Утром едем дальше, солдаты не выспавшиеся - они всю ночь пили и гуляли, а мне пришлось охранять мешки с деньгами. Что делать, зато впереди спокойная дорога и можно подумать, что меня ждёт. План Фанаха и Маарани очевиден - за зиму соберут войска и на очередном Совещании договорятся с Мурило и Пазериосом - восточными бейлифами, о совместном выступлении. За это придётся заплатить, но у западных бейлифов деньги есть. Тогда и Караниор вынужден будет прислать войска. Из вредности, командовать ими он поставит Агапу - первого помощника Фанаха. Кстати, скоро его сеньорат, за которым постоялый двор, где мы пообедаем. Ещё Маарани получит помощь от бейлифов юго-западного сеймена и объединённое войско задавит Кееса - ему придётся либо бежать, либо запереться в Бирейноне и голодать.
   Он должен это понимать, а если нет, то Тиум с Кабалем ему подскажут. Кстати интересно, Фари-Туинесы всегда сохраняли нейтралитет и вдруг резкое выступление против бейлифов. Не пойму - на что они рассчитывают, ведь они умные люди, а Кеес не успеет обучить войско и магов ему взять негде. Мы проехали сеньорат Агапы, подъехали к постоялому двору и тут меня осенило - Кеес не будет ждать лета, а попробует захватить сеймен зимой. Как он намеревается справиться с бейлифами и старшими помощниками - не представляю, наверное какие-то хитрости у него есть. Фанах же начнёт подсылать ему убийц, устраивать ловушки и всячески тянуть время. А ещё столкнёт его с Аниором - сильный менталист должен уделать обычного мага. Вот теперь все фигуры расставлены и осталось выбрать место для себя.
   Смешно, но меня устраивает любой исход войны. Победит Кеес - отдам ему свой камень, заберу Зику и уеду к себе в сеньорат. Денег у меня достаточно - отстрою какой-нибудь разрушенный замок и стану доном Туниусом. Победят бейлифы - тогда Фанах, надеюсь, выделит мне приличный кусок Сокейна. Весь Сокейн мне не даст, но большой кусок получить можно. Конечно, только в том случае, если бейлиф не вернёт камень Терейона. На это можно надеяться - Кеес камнями не пользуется и либо их расколол, либо хорошо спрятал, например, в другом Мире. Но тогда Фанах попросит поискать их Барка - есть такой сумасшедший магистр, только платить ему придётся серебрянкой. Вариантов получается много, но впереди виден Дом бейлифа и уже не до раздумий. Угадать бы настроение хозяина - каяться мне или не надо?
   Мы уже недалеко от Дома, как на крыльцо выходит Фанах - зачем? Не меня же встречать, хотя камень сообщил ему о моём приближении. Посылаю коня в намёт, на ходу спрыгиваю и становлюсь перед ним на колени в картинной позе. Он такое любит, хотя и знает - это результат долгих репетиций. Немного подождав - пусть полюбуется на меня, начинаю рассказывать, но бейлиф меня не слушает, а гонит в дом.
   - Сейчас явится Аниор, а вам лучше не встречаться, - эта фраза объясняет всё.
   Фанах уже знает, что я ограбил Соли-Экет, а второй помощник с данью задержался и получит нагоняй. Он тоже в курсе моей проделки и может "нечаянно" меня ментально стукнуть. Командир дружины бейлифа уже командует моим солдатам отвести лошадей на конюшню, впрочем они уже не мои. Поэтому приказываю двум солдатам взять мешки с данью и подаренное оружие и идти за мной. У каждого из помощников есть в Доме бейлифа своя квартирка, в которую могут войти только он сам и хозяин Дома - здесь моя добыча в безопасности.
   Свалив её, иду в холл к моим коллегам-конкурентам. Нас трое - один новенький, а с другим мы вместе боялись в лесном доме. Снизу доносится разговор поднимающихся бейлифа и Аниора. Последний, несмотря на скудную дань, чувствует себя вполне уверенно - фактически он остался единственным старшим помощником. Байяр занят Пеоро-Тооном, а Агапа спит и видит, как зарежет Фанаха. Зато и работы ему прибавилось - бейлиф требует, чтобы он усилил свою дружину, набрав наёмные отряды. Они входят в холл, я ловлю укоризненный взгляд второго помощника и опускаю очи долу. Пронесло! Он на меня не сильно сердится. Бейлиф поручает ему ещё заняться Аранейноном - Седой должен набрать дружину, способную выступить против Кееса. Всем понятно, даже очень большая банда будет бита магом, но Фанах явно что-то придумал. Далее, он раздаёт указания другим младшим помощникам, а меня отправляет к бейлифу Мурило - на северо-восток нашего сеймена.
   Все разбежались выполнять поручения, а мы идём с Фанахом за собранной мною данью. Конечно, деньги ему нужны, но ещё я жду указаний - ранее северо-восточного бейлифа контролировал Аниор, но теперь он занят. Похоже, этим придётся заняться мне - всё лучше, чем торчать в ожидании очередной выволочки. Бейлиф перебирает монеты, а я терпеливо дожидаюсь паузы и прошу подаренное мне оружие взять на хранение. Улыбнувшись, Фанах отказывается - мол, мне оно понадобится и даёт поручение. Дело несложное, но хитрое - завтра Аниор телепортирует меня и пяток воинов к Мурило. Тот готовит налёт на сеньорат Лонеган, а я должен помочь ему навести рамку телепортации и проследить, чтобы другие деревни он не тронул. Но главное - проследить за его схваткой с Кеесом! И ни в коем случае не вмешиваться!
   Победит бейлиф - я должен забрать камни и вернуть Фанаху, хотя Кеес вряд ли таскает их с собой. Проиграет Мурило - моё дело удрать и забрать рамку телепортации. Всё это время я буду носить броню дроу и их оружие - мне сейчас Фанах выпишет разрешение, а восточных бейлифов полезно лишний раз попугать. Пока же мне надо познакомиться с воинами и проехаться по ближайшим деревням за данью, раз это у меня получается.
   Капитан дружины Фанаха выделил мне пятёрку воинов, бывавших в северо-восточной байлу с опытным сержантом. Они, как и капитан, с уважением и завистью посматривают на мои трофеи - броня и оружие дроу превосходят гномье. А на завтра нам подготовят свежих лошадей с продовольствием - иначе у Мурило придётся лапу сосать.
   Знакомлюсь с отрядом и в путь! Терейон меня учил - обирать все деревни долго и хлопотно. Сколько привезут дани - столько и привезут. Надо выбрать несколько селений пожирнее и их грабить до последнего медяка. И при этом обвинять в укрывательстве дани - это проще и остальные будут привозить больше. Мой отряд скачет на север - эта часть байлы мне хорошо известна, Терейон часто посылал меня сюда и всегда с маленьким отрядом. Не понимаю, зачем другие младшие помощники таскают за собой десятки бойцов? Любой сеньор бессилен перед младшим камнем. Если же если же он не сработает, то и полусотню селяне вырежут. Поэтому мне хватает нескольких человек, да и управлять ими проще.
   Под вечер мы в большой деревне, сеньор которой в бессильной ярости сжимает у себя за спиной кулаки. На главной площади толпятся хмурые крестьяне - несколько дней они собирали и упаковывали плоды своего труда, чтобы спрятать их в лесу. Вот только не успели! Впрочем, мы с Терейоном уже перехватывали здесь зимнюю захоронку. И в этот раз они опоздали - зато отпраздновали День Урожая! Забираю у сеньора и богатых крестьян накопленные за последние годы деньги, их немного - третий помощник стриг шерсть вовремя. В деревне мы и заночуем, Фанах мне внятно намекнул - спать в одном доме с клинками и болтами дроу он боится. Располагаемся в доме, где местные устроили склад, сержант назначает дежурных - приводить баб и пить вино запрещаю, да и солдаты опытные, видят с какой ненавистью нас встретили. Завтра перед рассветом обратно, но другой дорогой и ещё одно село обчистим. Тогда на месяц у бейлифа хотя бы еда будет - она у него тоже иногда куда-то пропадает.

Кеес

Среда-3

   Просыпаюсь рано и чувствую себя сносно, хотя полночи не спал - от вчерашней немощи не осталось и следа. Позавтракав, иду на тренировочную площадку - но туда привезли брёвна и вкапывают их вдоль стены дома. Щит они закончат только к вечеру и на него ещё надо будет наложить магическую защиту - так что потренироваться не получится. Решаю спуститься на полигон, но ко мне подходит Тиум, тоже ранняя пташка, и сообщает - гномы схвачены бандитами из клана Кей-бин-Хейя. "Гномы" - для меня сейчас это главное слово, их оружие - необходимый инструмент для победы. Без него защитить Сокейн невозможно, а с ним я замахнусь и на весь сеймен.
   - Кто их схватил и где? - с трудом сдерживаю порыв броситься неизвестно куда.
   - Наёмные убийцы, живут отдельными посёлками за рекой, по слухам бейлифы их нанимают убивать слишком самостоятельных владетелей. Всё это очень похоже на ловушку.
   - Плевать, я же не в одиночку прибуду к ним на банкет. Где гномы?
   - На постоялом дворе к югу от Бирейнона неподалёку от Степи. Вокруг густой лес, а сам двор как замок, только деревянный.
   Приказываю готовить мобильную роту, беру рамку и осматриваю его и окрестности - на частоколе магическая защита и всё внутри закрыто от телепорта и от просмотра. В лесу вокруг никого нет, а банда Кей-бин-Хейя собралась на южной окраине леса. Тиум показывает на карте, где находится посёлок этого клана и, осмотрев его через рамку, мы видим там только раненых и больных. В доме сеньора клана, так величает себя его атаман, лишь однорукий охранник у двери и несколько женщин.
   Наш план - взвод на автомобилях под командованием Дмитрия и Микилееса не спеша выдвигается к постоялому двору и блокирует его. Другой, под командованием Вадима и Куини, быстрой рысью скачет к стоянке бандитов и ждёт меня в лесу. Третий, наш резерв, следует не спеша позади. Я, Марфин и Амальта телепортируемся рядом с постоялым двором, заходим в него и ведём разведку, а при приближении взвода Дмитрия атакуем находящихся внутри. Что там происходит - неизвестно, и нам придётся действовать по обстановке. Против Амальты я возражаю, но меня уверяют - по дорогам ездят минимум втроём и группы всегда разнополы. А она умеет взаимодействовать и помехой не будет. Скрепя сердце соглашаюсь.
   С кланом убийц придётся разобраться кардинально, то есть уничтожить банду на поляне, а затем зачистить посёлок. К сожалению варианты действий заранее детально не проработаны, и хотя действовать экспромтом ненадёжно, но мы вынуждены спешить. Отправив Дмитрия, а за ним Куини, мы втроём выгружаемся из портала и неторопливо едем по дороге. Убийцы - народ наблюдательный и путники в не запылённой одежде обязательно вызовут у них подозрение. Да и взводам ехать около часа, поэтому можно не спеша прогуляться. Одеты мы в хламиды братства Ожидающих, у моих спутников изнутри закреплены автоматы - их можно быстро выдернуть. У меня же дополнительно подвеска с метательными ножами, на которые наложено заклинание "Самонаведение" и надо только предварительно пометить врагов. Пушок оставлен в замке - ему сегодня требуется отдых. Прогулочным шагом мы подъезжаем к воротам, створки которых приоткрыты, и не торопясь въезжаем.
   Во дворе и ближайших постройках ничего подозрительного не видно - шастают по двору слуги, недавно приехали несколько крестьян с телегами и купец с приказчиками и охраной. К нам подходит слуга, забирает лошадей и ведёт их на конюшню. С монахами любых братств стараются не связываться, но и особого почтения не оказывают - мы не сеньоры и не купцы, что с нас взять. Входим в трапезную и с удивлением видим за столом троих в таких же хламидах. Они машут руками, подзывая нас, и приходится к ним подсесть. Это оказывается епископ братства Ожидающих с двумя послушниками. Нас приветствуют традиционным:
   - Да приидет Хараса.
   На что мы естественно отвечаем: - "Да приидет". Подождав, пока мы закажем еду, епископ представляется - Ону-сиим, и интересуется, где прошло наше посвящение или кто из братьев его провёл? Ответ у меня заранее продуман, я - верующий христианин, и хочу продолжать здесь молиться своему Богу. Но так как о христианских церквях в Тао-Эрис никто не знает, то я выбрал наиболее близкое братство. Ибо один из догматов христианства гласит, что в следующий свой приход на Землю мессия наведёт на ней порядок. Конечно, кое-что у меня переврано, а что-то придумано, но в целом не очень сильно удаляется от классического учения. Оказывается, епископ знает о христианстве, и начинает проповедовать учение своего братства, проводя параллели. Слушать его интересно, но меня гораздо больше интересуют гномы. Тут нам приносят еду и Ону-сиим умолкает, ибо вкушать духовное и телесное надо раздельно. В наступившей тишине издалека и едва слышно доносится гул моторов.
   Но мы не успеваем вкусить принесённую пищу. В дальней стене трапезной открывается дверь и оттуда выходят связанные гномы, окружённые боевиками Кей-бин-Хейя. А перед ними шагает маг с тяжёлым мешком. Другие боевики выстроились вдоль стен. Ону-сиим, видя моё напряжённое внимание, поясняет:
   - Шаар-Оирим, дикий маг пятого уровня.
   Дикий маг означает, что он разругался и порвал со своими коллегами или его выгнали, и для него никаких запретов не существует. Исход магической схватки с ним очевиден - одно его заклинание и я - труп. Но во мне буянит кураж и я скидываю хламиду, вылезаю из-за стола и направляюсь навстречу ему. Подходя, склоняюсь в поклоне и прошу:
   - Твоё магичество, умоляю, помогите мне ...
   Маг брезгливо кривит губы и левой рукой с вложенным в неё заклинанием намеревается отбросить меня или убить. Но я подныриваю под неё и вгоняю стилет из серебрянки под мышку точно в сердце. Мой клинок шутя прокалывает его магическую защиту, а пропущенный сквозь него импульс мгновенно убивает мага. Метки на боевиков наложены заранее, и метательные ножи взмывают в воздух. Увернуться от них невозможно, но двоим удаётся отбить их мечами.
   Однако пули не отобьёшь - очереди Марфина и Амальты завершают схватку. Гномы ошалело оглядываются, пока я разрезаю верёвки. Во дворе уже ревут моторы и слышны выстрелы. В зал быстро входит Дмитрий с несколькими бойцами, которые рассыпаются по трапезной. Но всё уже кончено и они немного расслабляются. Он докладывает, что снаружи чисто, несколько боевиков, ждавших под дверью, уничтожены. Подъехав к постоялому двору, он приказал БМП таранить ворота, а следом ворвались джипы с пулемётами. Беглый осмотр двора и допрос слуг других людей Кей-бин-Хейя не выявил.
   Гномы благодарят меня и просят помочь освободить их имущество. Возвращаемся в коридор и один из гномов показывает мне, где кладовка с их имуществом и тремя охранниками из клана. Прошу его распахнуть дверь, запускаю внутрь парализующее заклинание и вхожу сам. Двое сползают на пол, но у третьего есть защитный амулет и он бросается на меня с мечом. Его встречаю "Воздушным Кулаком" и отбрасываю на ящики, которые кусаются заклинанием. Воя от боли, он сползает на пол, где гном добавляет ему своим кулаком, помощнее воздушного. Охранников выволакивают в коридор и мутузят, а старший представляется - Руорк из рода Ганно-Вейзе, руководитель экспедиции. Он просит снять заклинание с ящиков, наложенное диким магом. Заклинание прочитываю без труда, но снимать его сложно и долго.
   Особенность магии - она абсолютно не вещественна и заклятиям нужен носитель. Если же его разрушить, то магическое заклинание распадётся. Рёбра ящиков закрыты тонкими металлическими полосами, которые ощутимо бьют током. Поэтому поступаю проще - у моего кинжала с Земли рукоятка из хорошего изолятора и он легко режет полосы на ящиках. А как только сеть размыкается, то заклинание более не поддерживает себя и рассыпается. Гномы открывают ящики с образцами оружия и предлагают мне выбрать. Ничего оригинального - мечи, кинжалы, кольчуги, арбалеты и болты к ним, но всё очень качественное и изготовлено с любовью. Я беру короткий меч и два арбалета с болтами - плата за работу и пригодится против магов. Чую, этот сегодня не последний. Потом предлагаю Руорку грузить его повозку и приглашаю за стол - после схватки разыгрался аппетит, да и вообще здесь на Тао-Эрис все едят много.
   В трапезной нас усаживают за почётный стол и начинают таскать еду и питьё. Меню в подобных местах простое, сытное и однообразное, но после схватки мне не до разносолов, могу съесть даже сырое мясо. В зале сидит несколько купцов, каждый за своим столом с приказчиками и охранниками. За двумя столами сидят крестьяне и боязливо посматривают на нас. Епископ подходит ко мне, приносит мою хламиду и интересуется, как зовут его нового брата во Харасе. Услышав, что я - Кеес, он вздрагивает и с радостью соглашается посетить меня в Бирейноне. Вскидывается и Руорк, но прежде он выпивает полкружки пива и вытирает бороду от пены. Оказывается, наши книги врут умеренно, и большинство гномов любят этот напиток. Мне же оно не нравится, вернее просто не понимаю его вкуса и предпочитаю молодое вино, почти сок из каких-то лесных ягод. Руорк сильно проголодался, но старается коротко рассказать свою историю.
   Они приехали на магической повозке из своей страны через стационарный портал и привезли драгоценные металлы и камни, а также оружие. Останавливались на постоялых дворах и выясняли, к кому из владетелей им лучше обратиться. Но им объяснили, что хотя здесь идёт война, но их оружие под запретом. Разве что маг Бирейнона решится его нарушить, поэтому они и повернули на север. Однако на этом постоялом дворе к ним зашёл сильный маг и отобрал мешок с ценностями, а на ящики с оружием наложил заклятие, не дающие их открыть. К тому же сломалась магическая повозка, без которой им не на чем ехать.
   Кстати, за возвращённый мешок по гномьим законам мне полагается вознаграждение. Причём его размер существенно зависит от того, как он получен обратно. Так как грабитель мною убит, то размер вознаграждения максимальный - четверть содержимого. Из-за присущей мне скромности не возражаю. На самом деле я настолько заинтересован в них, что готов на многие уступки. Собрать в короткое время команду сильных магов невозможно, а огнестрельное оружие малоэффективно против помощников бейлифа и воинов, защищённых амулетами. Оружие же гномов - и болты, и клинки пробивают магическую защиту. Поэтому мне остро необходимо вооружить своё войско их оружием и одеть своих воинов в их броню.
   Ещё им нужна помощь - эльфы наводнили их страну хищниками и всяким агрессивным зверьём. Теперь им сложно не только перемещаться, но и просто собрать урожай - поля на равнинах вытоптаны, а с клочков земли в горах можно только не умереть с голоду.
   Откровенность Руорка меня умиляет, хотя он действует по принципу: не знаешь, что говорить - говори правду. Поев, беру механика-водителя и предлагаю Руорку отвести нас к его магической колымаге. Устройство этой штуковины мне представляется смутно, зато хорошо известно - в электротехнике есть только два вида неисправностей: нет контакта, где он нужен и есть контакт, где он не нужен. А с механическими проблемами будет разбираться специалист. Магическая повозка стоит с другой стороны дома под навесом, и с нею возятся два гнома, которые уже перебрали её по винтику. При виде Руорка они горестно разводят руками - мол, всё в порядке, но не работает.
   Я заглядываю под капот - конструктивно это типичный электромобиль, только вместо аккумулятора на плите стоит большой камень, из которого сквозь неё проходят три металлических штыря. От них к колёсам идут провода, питающие электромоторы, а камень вырабатывает трёхфазный ток. Должен вырабатывать, но он пуст, энергию из него всю выкачали, и сделать это мог только дикий маг. Я немного подзаряжаю камень и говорю Руорку, что до Бирейнона заряда должно хватить. Но лучше ему поехать со мной, тогда при необходимости его тарантас возьмут на буксир. Да и защита ему в этом случае гарантирована. А в замке есть источники и аккумулятор можно будет зарядить полностью.
   Естественно, я забочусь об их безопасности, но ещё опасаюсь - вдруг какой-нибудь владетель догадается купить у них оружие. Если он дружественен мне, то ничего страшного - выкуплю, хотя переплачивать неприятно. Только вряд ли кто-нибудь до такого додумается, вернее - это может прийти в голову лишь Кабалю. Но он уже слишком завяз в моей войне с бейлифом и достаточно богат, чтобы заняться перепродажей. Гораздо хуже, если это оружие попадёт враждебному мне владетелю - не хочется оказаться под обстрелом арбалетов, оснащённых изготовленными гномами болтами. Но это маловероятно. Их мысли вертятся лишь вокруг идеи ограбления, а просто купить - такое им в голову не придёт.
   Но на всякий случай надо исключить контакт гномов с другими владетелями. Единственные, кого можно не опасаться - это бейлифы. Даже если это оружие и попадёт в их руки, то тот же Фанах прикажет всё передать ему и лично проследит за его уничтожением. Либо запрёт в самом глубоком подвале - иначе обязательно кому-нибудь из помощников захочется применить его против шефа. Прецеденты уже были и многие завершились успешно.
   Когда мы возвращаемся в зал, я плачу подошедшему ко мне хозяину за всех. Оказывается, он хотел спросить - будем ли мы ночевать, и удивлён, что ему вообще заплатили. Приходится объяснить, что в отличие от бейлифов, я разорять хозяйства не собираюсь, а он должен платить налог своему владетелю, как установлено Наймиером. Удовлетворённый деньгами и объяснением он отходит и его место занимает Дмитрий. Он сообщает, что взвод Куини на подходе и можно с ходу атаковать банду Кей-бин-Хейя.
   Автовзвод выезжает на дорогу, а моё место в головной машине рядом с водителем. Сзади надо мною пулемётчик проверяет турель, поворачивая её вправо и влево. Мы дожидаемся второго взвода и едем общаться с кланом. Конница переходит на небыстрый галоп, но утомлять лошадей я опасаюсь. Машина гномов идёт предпоследней, а колонну замыкает БМП. Её командиру строго настрого приказано обеспечить их защиту, а при необходимости взять на буксир. Фактически я заранее вывел из боя сильнейшую единицу (после себя) ради их безопасности.
   Подъезжая к кромке леса, за которой расположились бандиты, джипы резко прибавляют скорость, растягиваясь вдоль дороги и беря их на прицел. Моя машина посередине их стойбища резко поворачивает, пропуская по дороге остальные. Я выскакиваю, чтобы не мешать пулемётчику - кидать боевые заклинания очередями у меня получается только стоя. В банде два слабеньких мага и сам атаман умеет что-то не сложное. Прежде, чем они сплетают заклинание, я успеваю их оглушить магической гантелью и отключить. Остальные ещё сидят, как на них наложено моё собственное заклинание "Кисея". Оно погружает всех на большом участке в подобие паутины и не даёт никому возможности пошевелиться.
   Тут подскакивает конница, мои бойцы вынимают бандитов из кисеи и связывают самозатягивающимися петлями. Пленных подводят ко мне и я их эмпатирую. Это ещё то отродье - убийцы, живущие убийством и совершенно не ценящие человеческую жизнь. Оставляю их атамана и магов, которых хочу допросить, и приказываю кончать остальных. Вы скажете, что это жестоко - возможно, но я считаю - убийцам и им подобным незачем жить, а доброта к ним - это жестокость к остальным. Убить убийцу - сохранить жизни десятку хороших людей.
   Я - коннетабль и вершу суд, поэтому усаживаюсь на кожаном пуфике, а передо мною становят на колени атамана клана. Поначалу он пытается молчать, но магия делает боль нестерпимой. В итоге атаман рассказывает, что человек бейлифа заплатил ему за гномов и привёл дикого мага. Они предполагали, что Кеес попробует отбить их, но рассчитывали на затяжную схватку, тогда нападение его банды завершило бы её. На это я в душе ухмыляюсь - схватка при любом исходе была бы короткой, магу хватило бы одного удара.
   Для успеха он взял с собой всех воинов клана. Если бы дикий маг не смог захватить гномов или проиграл бы мне, то банда напала на постоялый двор и всех там убила, а постройки сожгла. В его посёлке остались только увечные, больные и рабы, которых захватили в близлежащих деревнях. С другими кланами Кей-бин-Хейя отношения плохие, впрочем, между теми тоже. Поэтому за них мстить будет некому, да и не принято это у убийц. Атамана оттаскивают в кусты и четвертуют, а я допрашиваю магов. По силе они уступают даже Кэсэн-Арину и пошли к убийцам, чтобы иметь возможность издеваться над беззащитными. Их обезглавленные тела оставлены рядом с трупом атамана, а головы всех убийц собраны в мешки. Куини по моему приказу отбирает двух лучших стрелков, которым я вручаю гномьи арбалеты с болтами и наказываю выбирать только достойные цели, например вражеских магов. Автовзвод вместе с гномами вернётся в замок - на узких дорогах от автомобилей пользы немного.
   Теперь нам предстоит окончательно ликвидировать этот клан - враг хорош только мёртвый. Да и всякие разбойники и грабители, а этим подрабатывают и крестьяне, и даже некоторые сеньоры, должны содрогнуться и окончательно перепугаться. Наводить в своём графстве порядок никогда не рано и всегда поздно. Поэтому их посёлок следует окружить, а всех убийц уничтожить. Никто не должен уйти, для этого подтягивается третий взвод - амазонки под командованием Вадима и Эс-Тевии. Но есть трудности - из посёлка ведут три дороги и пять тропинок, которые надо перекрыть. Поэтому сначала подвешиваю метки выходных окон, а затем быстро устанавливаю порталы. Для меня это тяжёлый физический труд, от которого у меня вся одежда стала мокрой.
   Пройдя окно телепорта, убираю рамку и вижу останки стен - посёлок построен на месте разрушенного бейлифами замка. На холме около посёлка торчит полуразрушенная Башня Мага - к моему удивлению, она кое-как действует. Воины прочёсывают в посёлке дом за домом, сгоняя бандитов на площадь и освобождая рабов, а я сажусь на лавочке возле дома местного общепита, точнее общественной поильни. Куини достаточно опытен и знает, как провести зачистку нескольких десятков домов. Мне же после телепортаций необходим отдых. На всякий случай в моей руке рация, и усталая спина опирается на остаток спинки некогда элегантной скамейки. Но отдохнуть не получается, рядом возникла тень - это высокий сухопарый старик, опирающийся на дорогую трость. Он просит разрешение присесть и представляется:
   - Сеньор северного клана Кей-бин-Хейя.
   Он мне сразу резко не нравится, и не из-за того, что возглавляет клан убийц. От него несёт нешуточной опасностью для меня лично, хотя сам по себе он мне ничем не может угрожать. В моей голове будто орёт сирена "Тревога", "Опасность". Сканирую окрестности и замечаю спешащего ко мне человека с аурой сильного мага. Тем временем старик берёт меня за рукав и что-то говорит. Резко его толкаю - он отпускает меня и падает за скамейку. Я же бегу к башне мага, по дороге командуя по рации: - "Всем укрыться. Стрелять только из укрытия и сразу прятаться". Маг появляется в начале улицы и сразу швыряет в меня веер клинков, но длинным шагом я успеваю скрыться за углом каменного дома. Под холмом с башней живописные развалины, где и устраиваю засаду. Маг появляется позже, чем ожидаю - он хромает и его тормозит мешок, который он несёт, используя магию.
   Как только он выходит на открытое место, обрушиваю на него очередь из ледяных стрел, файерболов, "Разрыва сердца", веера клинков и облака кислоты. К моему удивлению, он легко всё это отбивает. "Трещину" нет смысла пробовать - одна из его стихий "Земля". Но сосредоточившись на мне, он пропускает арбалетный болт. А может быть он рассчитывал на свою стандартную защиту. Только болт этот выкован гномами и выпущен из гномьего арбалета - он легко прошёл его защиту и впился ему в правое лёгкое. Маг теряет время, швыряя файербол туда, откуда уже убрался арбалетчик. Я же обегаю холм и поднимаюсь к башне, на мгновение показываюсь ему и ныряю в дверной проём. Куча камней, пущенная в меня, бессильно падает, не долетев до башни.
   Двигаюсь я намного быстрее и, поднявшись на последний уцелевший этаж, готовлю ему торжественную встречу. Для этого прохожу в комнату мага и объявляю себя владетелем этой башни - этот ритуал теперь у меня получается быстро и без затруднений. А далее кладу на столик гномий меч и жду своего врага. Наконец слышу тяжёлое дыхание - он входит в комнату, хромая и волоча свой мешок, а в левой ягодице у него сидит второй болт. "Молодцы" - мысленно хвалю своих стрелков, даже из арбалета гномов поразить сильного мага сложно.
   Он подходит к ритуальному столу и опирается на него, поставив мешок рядом. Тяжёлый выдох, и маг плетёт решающее, по его мнению, заклинание. Мне же заявляет, что его нанял Фанах и обещал лёгкую добычу. И он прав, ибо теперь я труп и никуда мне отсюда не деться, раз не сбежал от него, пока была такая возможность. Он ещё не понимает, что в этой башне я сильнее его, и вдобавок теряет время на болтовню - впрочем, мои заклинания готовы заранее. Внезапно его руки проваливаются в каменную столешницу и застывают там. В лицо ему брызгает мелкими каплями кислотное облако и проходит сквозь его защиту. Он пытается что-нибудь увидеть и вытащить руки, но мой меч отрубает ему голову.
   Надеюсь, других ловушек не будет - я звоню по рации Куини и сообщаю, что маг убит, и он может продолжить зачистку, а заодно пусть схватит старика с тростью. В этой операции решено пользоваться рациями, а не амулетами связи, хотя последние удобнее. Но вне замков их легко подслушать, а рации, как я надеюсь, есть только у меня. Подождав немного, чтобы он успел отдать приказы, связываюсь с ним ещё раз и прошу прислать четырёх солдат. Обыскиваю тело и нахожу неплохой магический аккумулятор и мешочек с деньгами. Судя по разнообразию монет в нём, Фанах выгреб всё, чтобы заплатить магу. Под мышкой у мага закреплён камень-наблюдатель, который дезактивирую и кладу в карман. Башня его работу экранирует и Фанах не сразу узнает кто кого убил. Убираю в ножны меч, заклинанием вынимаю руки мага из столешницы, а болты из тела.
   На пальце у него перстень с интересным знаком, который тоже прихватываю с собой - покажу Тиуму, а больше ничего нет. Но у любого мага должен быть жезл! У этого он оказался спрятан в рукаве куртки и невидим, найти его удаётся только на ощупь. Снимаю заклинание невидимости и разбираю жезл на части, среднюю вставляю в свой, добавляя мощи и пополняя число хранимых заклинаний. А из рукоятки и наконечника собираю новый жезл, пока пустой и чистый. Если у Тиума найдётся подходящая середина, то получится жезл для Та-ани. Я выиграл, но победила его башня - напади он на улице, мне пришлось бы бежать.
   Пока я возился с жезлом, подошли присланные Куини солдаты, двое шустро упаковывают тело и голову в мешки и тащат вниз. Я подвешиваю трофейный мешочек с деньгами на пояс, а большой мешок с каким-то ящиком внутри поручаю другим воинам отнести вниз. Мне интересно - что же такое он в нём таскал, но некогда. Быстро спускаюсь вниз.
   Солдаты Куини заканчивают зачистку, на площадь посёлка согнаны все, и сканирование показывает, что дома пусты. Рабы стоят толпой и обсуждают происходящее, некоторые кричат солдатам советы, но большинство опасливо молчит, поглядывая на сеньора северного клана. Хотя он привязан к столбу, но держится как хозяин положения и смотрит на всех свысока. Немногих оставшихся в посёлке бандитов уже казнили, а Куини разбирается со слугами. На дорогах и тропах в посёлок стоят посты, а взвод амазонок готов вскочить в сёдла и атаковать врага.
   Вокруг площади в беспорядке расположены некрасивые дома, построенные на руинах строений бывшего замка. Подхожу к одному из них, особенно большому и уродливому - стоящие рядом рабы говорят, что в здесь главные господа. Поднимаюсь на последний этаж, откуда спускаюсь вниз, сканируя все помещения. В одной из комнат обнаруживаю арсенал и приказываю прислать бойцов и рабов, чтобы вытащить его на площадь. В Бирейноне это оружие не нужно, но оставить его здесь - значит вооружить какую-нибудь банду. На втором этаже захожу в комнату сеньора - она поражает глупой роскошью и одновременно нищетой. Ванных комнат и туалетов нет, они пользовались ночными горшками, над кроватью висит насквозь пропылённый балдахин, окна не застеклены.
   Достаю рамку и осматриваю посёлок северного клана. Он имеет форму подковы и расположен вдоль дороги, проходящей под вершиной высокого холма, на котором возвышается вторая обрубленная башня мага. Дорога является единственной улицей поселка, расширяющейся в середине в площадь. На ней веселятся недавно вернувшиеся из налёта бандиты, а около стены одного из домов стоит толпа пленных. Продолжая рассматривать картинку, выхожу на площадь. Ко мне подходит Куини, закончивший зачистку, и справляется, что делать с этими - взмахом руки он показывает на сеньора у столба и на толпу рабов. Атаман бандитов, видя меня, сразу скучнеет - он до последнего надеялся, что маг меня убьёт. Следовало бы устроить ему показательную казнь, но нам надо ещё захватить и зачистить посёлок его клана, а затем разобраться и с остальными. Поэтому атаману фартит - он всего лишь получает пулю в лоб. Рабам сообщаем, что они могут возвращаться к себе домой, а кому некуда идти - пусть подождут здесь, мы вернёмся и их заберём с собой в Бирейнон. В посёлке остаются и амазонки.
   Куини собирает свой взвод и я в третий раз сегодня телепортирую их. Два отделения перекрывают с обеих сторон дорогу, а третье высаживается вместе со мною у обрубка башни магов. Я сразу бью по бандитам на площади цепными молниями, они очень эффективны против скопления людей, если те не маги. Площадь быстро покрывается тушками разбойников и лошадей. Пленные, рискуя попасть под молнии, бросаются к бандитам, вынимают у тех клинки и вершат скорую расправу. Один из бандитов, укрывшийся от молний в нише дома, ковыляет ко мне и спрашивает - за что уничтожают его клан. Объясняю - его сеньор помогал магу убить меня. В разговор влезает Куини и указывает, что по закону Наймиера клан убийц, покусившийся на мага, властителя или владетеля подлежит поголовному истреблению. Услышав это, разбойник вытаскивает кинжал и вгоняет его себе под подбородок в мозг.
   Остальных бандитов подводят к Куини, рядом с которым стоят несколько рабов. Они ему что-то говорят, и он выносит вердикт - судя по куче трупов, выносятся только смертные приговоры. Расправа проходит быстро, большинство бандитов уже убито, а нескольких оставшихся привязывают к столбам для долгоиграющей казни. Десяток убийц пытались удрать по дороге, но были встречены пулемётным и автоматным огнём. Куини с четвёркой стрелков уезжает к восточному краю посёлка начать оттуда зачистку, а мне приносят пуфик, на который я сажусь и опираюсь спиной о башню. Некоторые пленники начинают выламывать из домов брёвна. Приходится послать бойцов и объяснить, что ломать дома и жечь костры запрещено. Двое подходят ко мне и оправдываются - бандиты сожгли дома, убили детей и стариков, а их сделали рабами. И они хотят отомстить за своих близких и наказать этих убийц.
   - Можете наказать их, а дома не виноваты, их разрушать и жечь не за что. Кстати, казните вы этих бандитов, а дальше что будете делать?
   Над этим они ещё не задумывались. Возвращаться обратно в сожжённое селение они не хотят. Задаю следующий вопрос - что же им нужно? Выясняется, что они жаждут воевать с бейлифами и их слугами. Перебивая друг друга, объясняют, что им надоели постоянные набеги, грабежи и убийства. Но спокойная жизнь при бейлифах невозможна, значит с ними надо воевать. Эти люди привыкли защищать свой дом и умеют держать в руках оружие. Потеряв и дом, и семью, они превратились в прекрасных солдат. И хотя у многих из них уцелели жёны и старшие сыновья с дочерьми, они готовы идти в моё войско семьями - если кого и убьют, то на глазах у родных. Это уже готовое войско - их надо вооружить огнестрельным и гномьим оружием, обучить, дать им защитные амулеты и прикрыть магией. Тогда врагу останется устрашиться и сбежать, а иначе он будет быстро и решительно уничтожен.
   По моему приказу они разбегаются по домам за тёплыми вещами, а заодно вытаскивают спрятавшихся бандитов. Куини уже недалеко от площади, бандитов нашлось немного и всех их сразу казнят, а я жду делегации из остальных посёлков. Штурм и их последующая зачистка потребуют времени, и мне нужно скорее вернуться в Бирейнон и отдохнуть - наступает магическое истощение. Делегации не заставляют себя ждать.
   Первой прибывают представители северо-западного посёлка, на окраине которого развернулись амазонки. Я настаиваю на полном отказе от убийств по договору, на что они не согласны и просят разрешить уйти из сеймена на юг. С собой им разрешаю взять только то, что можно унести на руках. Запрещается брать магические предметы, гномье оружие, ценности и книги. Всё это они должны аккуратно сложить на площади. Можно взять деньги по шесть дейтаниров на человека. Они специально предупреждены, что если по дороге возьмут хотя бы треснувший горшок, то весь клан будет уничтожен. Выбора у них нет, и атаман-сеньор обещает через час двинуться в путь. Следом за ними принимается делегация юго-восточного посёлка.
   Эти соглашаются с моими требованиями, и их сеньор объясняет, что заказы на убийства у них и сейчас редкость - основной доход им приносит охрана купцов. Поэтому мои требования их не ущемляют, и они клянутся их выполнять. Связываюсь с Тевией и прошу проследить, чтобы западный клан не безобразничал. Куини меня не понимает - раз обещали, то всё будет в порядке, его взвод не спеша спускается по дороге, поторапливая уходящих. Проходя посёлок, он подбирает всё, что клан оставил на площади, и направляет бывших клановых рабов обыскать дома. На большие ценности не рассчитываем, но кое-что удаётся собрать. Подождав, пока весь отряд соединится, я перебрасываю всех порталом в Бирейнон.
   Эта переброска меня чуть не доканывает. Держать портал, пока через него проходят сотни человек и лошадей, оказывается свыше моих возможностей. Меня и нас спасает Башня Мага, рядом с которой открыт портал и его входное окно касается стены. Поэтому в критический момент мне удаётся переключиться на башню, и она держит портал большую часть времени. Вернувшись в замок, прошу Куини рассказать всё Дмитрию и иду к себе отдыхать. Тяжёлый трофейный мешок занесён ко мне в гостиную. Та-аня на полигоне на занятиях, поэтому зову Руми, чтобы она меня вымыла - сам я едва держусь на ногах. Затем ложусь и сразу отрубаюсь.

Амальта

   Эта первая моя серьёзная боевая операция с Кеесом и началась она ещё в Бирейноне, когда он внимательно осмотрел, как мы одеты и вооружены. И даже проверил - насколько быстро можем достать оружие. Мне уже сказали, что он не хотел меня с собой брать, но Кеес одинаково тщательно проверяет и Марфина. Он старается предусмотреть любую мелочь, впрочем, когда лезешь втроём в логово бандитов, важно всё. И мне кажется, что он больше беспокоится за нас, чем за себя, даже обмолвился - "случись что - я-то всегда сумею уйти".
   Его постоянная сосредоточенность и внимание, откровенно говоря, напрягают. Едем по осеннему лесу, дышим вкусным воздухом, слушаем птичек - что ещё надо? Оказывается, я плохо веду наблюдение - засекла только три угрозы из пяти. Он хуже Тевии - никакой личной жизни, и как только другие его терпят! Хвала Богам, наконец-то постоялый двор, но и здесь он шипит - "интересно, а куда подевались уезжающие?". А мне вот не интересно, я жрать хочу!
   В трапезной обнаруживаются епископ Ожидающих с послушниками и Кеес тут же вступает с ним в теологический диспут. Делать ему нечего, какая разница - чем Христос отличается от Харасы, они оба бродяги! Ну вот, принесли еду, хочу подвинуть лавку ближе к столу, но мне не дают - Марфин даже пхнул локтём меня в бок. Хочу крикнуть ему - "В чём дело! Мы на постоялом дворе, где всё всегда спокойно! Могу я поесть!?" К счастью решаю промолчать - тут открывается дверь и входят связанные гномы, охраняемы боевиками-убийцами и диким магом. А я-то была уверена, что мы спокойно поедим, передохнём и поедем дальше. И где-то там на дороге встретим гномов и эту шваль Кей-бин-Хейя.
   Пока я примеривалась к супу, Кеес подошёл к магу и что-то с поклоном ему говорит, а Марфин немного отодвинул лавку и готов стрелять из автомата. Правильно они меня, клушу, не хотели брать с собой! Кладу ложку рядом с тарелкой, а маг уже валится на пол мёртвый и воздух звенит от метательных ножей. Отталкиваю лавку, выхватываю автомат и нахожу умника, отбившего мечом лезвие. Таких двое, но мы заранее определились - мне левый, а Марфину правый. И интересно, каким заклинанием Кеес сумел пробить мощнейшую защиту этого мага?
   "Заклинанием? Я - идиотка!" Наш командир выдёргивает и прячет отливающий фиолетовым клинок - его только я успеваю заметить. Оружие из серебрянки я никогда не видела, только слышала, что оно пробивает любую защиту, как бумагу. То-то он режет младших помощников, как поросят! Таким клинком и я ..., только не сумела бы подойти к этому магу вплотную. А Кеес обхитрил и успел, и гномы теперь благодарят его. В зал влетает Димитир с бойцами, а Марфин шипит - "убери автомат, ...".
   Поднимаю лавку и сажусь за стол, - "о чёрт, суп уже остыл". Марфин берёт меня под локоть и ведёт к столу, накрываемому для бойцов из автовзвода. В последний момент захватываю свою ложку - мне стыдно, я - боевая ведьма прозевала начало схватки и не успевала за ней. Позор! Сочла себя богиней войны - два с лишним года в амазонках, мы столько банд уничтожили и в лесу от Терейона прятались! Что нового вы мне можете показать? А у них другая война и другие враги. Как в сказочке - поспорил косарь с дровосеком! Травку и ножом можно срезать, а для дуба нужен топор. Теперь всё сказанное ими буду выполнять, как солдат-новобранец, а на ладони себе на память напишу "Я - идиотка!"
   Мы поели и далее я хвостиком за Марфиным, а затем со взводом Куини едем разбираться с кланом. Хочу высказать Куини, что надо дождаться взвода амазонок и обложить банду со всех сторон - тогда никто не уйдёт. Но смотрю на свою ладонь, читаю ещё не написанное и молчу в тряпочку. А приехав, занимаю своё место позади Кееса и гляжу на убийц клана, спутанных заклинанием. Умом понимаю - именно это "нормальная" война, когда дерутся маги, а мы на подхвате, но ничего не могу поделать со своими привычками.
   А вот для зачистки посёлка они дожидаются амазонок и обкладывают его, блокируя каждую тропинку. Я больше не лезу со своими советами - в войне магов надо ещё научиться разбираться. Марфин следует за Кеесом, но держится от него в отдалении, - "наша первая задача - не мешать ему", - даёт мне пояснение. Даже когда появляется вражеский маг, он прячется в густых кустах, а на мои цепляния говорит - "ждём команды!" Поначалу я дивилась - чего этот маг не займётся нами, даже на стрелков не обратил особого внимания, несмотря на раны. Только кинул в них по файерболу и продолжил преследовать Кееса, а тот с ним вроде как в прятки-салочки играет. Потом поняла - даже стрелки из гномьих арбалетов сумели лишь ранить его, причём не слишком серьёзно, а остальные и поцарапать не смогут. Кеес тем временем заскакивает в башню, а маг за ним.
   - Ну вот и всё, - говорит Марфин вставая и доставая меч. Затем видя моё непонимание, даёт пояснение
   - Из башни другого выхода нет. Значит, там всё и решится!
   - А как?
   - Откуда я знаю. Только если бы Кеес не рассчитывал его там убить, то продолжал бы играть в догонялки. Пошли, надо этого урода взять в плен.
   Марфин направляется к сухопарому старику, выпутавшемуся наконец из кустов и напряжённо следящему за выходом из башни. Я иду следом и думаю, - "интересно, как он его будет арестовывать и что скажет?" Мой напарник меня разочаровывает, в лучших разбойничьих традициях он без разговора бьёт того рукояткой меча по затылку и вяжет руки. А когда старик пытается что-то сказать, то бьёт ещё раз, но всё-таки снисходит до пояснений мне:
   - Этот бандит пытался задержать Кееса и навёл на него мага.
   Тем временем наши воины выбрались из укрытий и возобновляют зачистку посёлка. Приводим пленного к Куини, где того привязывают к столбу, а вскоре появляется и Кеес. Оказывается, мы пленили атамана-сеньора северного клана, мне любопытно - какую ему казнь придумают отцы-командиры. Я разочарована - они спешат и приказывают Марфину пристрелить его. Ещё телепортация - теперь мы будем зачищать следующий посёлок. Тут полно народу, но цепные молнии пресекают возможное сопротивление. В расправу с бандитами включаются рабы и пленные - я кручу головой во все стороны, пока не получаю в бок от Марфина:
   - Высматривай опасности! Кеес вне игры! - шепчет он.
   Действительно, хотя внешне он сидит и внимательно смотрит за происходящим, но на самом деле опёрся о башню и включается лишь изредка. Значит нам надо самим отслеживать возможные угрозы и пресекать их, либо предупреждать его. Увы, работе телохранителя меня не учили, но Марфин успевает видеть всё вокруг и подсказывает, на кого обратить внимание. Особенно пришлось напрячься во время приёма делегаций. Представители кланов недовольны нашими требованиями, но мы все настороже и они принимают продиктованные им условия.
   Зачистка закончена и оба взвода спускаются в нижний посёлок, рабы и бывшие пленные обыскивают дома и подбирают сложенные на площади вещи. Куини и Тевия напряжены и о чём-то шепчутся. Странно! Дело сделано - два клана Кей-бин-Хейя уничтожены, а оставшиеся два сломлены. Не выдерживаю, подъезжаю к Эс-Тевии и интересуюсь:
   - Нам что-то угрожает?
   - Маарани! - следует ответ.
   Об этом я не подумала - мы ведь забрались южнее реки, рядом с любимой им степью. Шуму устроили много, а он может строить порталы и без рамки. Правда, Маарани часто балуется гхошем, но неужели Тиум и Кеес понадеялись на это? Или он сейчас занят, а они об этом узнали? Войско спускается в нижний посёлок, откуда Кеес открывает портал в Бирейнон. Мы с Марфиным и он уходим последними, а портал вот-вот схлопнется - у Кееса явно не осталось сил его держать. Но мы уже в замке, всё, можно отдыхать!

Кеес

Четверг-3

   Просыпаюсь - рядом со мной Руми, девочка воспользовалась ситуацией и залезла ко мне в постель. Быть просто горничной ей мало - любовница старшего мага и коннетабля совсем рядом с господами. Она почти как Маэрим, только в масштабе Дома мага. Блага в замке распределяются малопонятным мне образом - хотя пищу, одёжку и крышу над головой имеет каждый, но все норовят получить кусочек получше. Жаин проверяла и убедилась - Руми пользуется привилегиями, но тактично и не злоупотребляет своим положением.
   И ко мне сейчас она не пристаёт - чувствует мою усталость, но сообщает просьбу Тиума позвонить ему сразу же, как проснусь. Звоню и интересуюсь - где, что горит? Тиум отвечает, что дела как всегда срочные и спешные, но умыться и позавтракать я успею. И выясняет - когда я собираюсь возвращаться на Землю? Узнав, что впереди ещё шесть дней - успокаивается. Спустившись ко мне, внимательно рассматривает перстень, снятый с последнего мага, и удивляется - как мне удалось с ним справиться. Это именной перстень, вручаемый полному боевому магу после сдачи экзаменов. Мне его стоит сохранить - если доживу до такого испытания, то одна схватка из трёх, считай, зачтена. Но полный боевой маг, должен был меня шутя прихлопнуть и Тиум ломает голову - как мне удалось не только выжить, но и победить.
   Он так жаждет это выяснить, что превращает беседу в допрос - мне приходится трижды во всех подробностях пересказать ход последних схваток с магами. В итоге выявляется занятное обстоятельство. У Наймиера собралось много магов, но сильных к нему пришло только несколько человек. А воевать ему пришлось не только со жрецами церкви Единения, но и с магистрами - и тогда он возродил школу охотников на магов. В ней людей с Даром, достигшего второго-четвёртого уровня, обучали убивать сильных заклинателей оружием. Разумеется, их клинки и болты были изготовлены гномами, причём в сталь добавлена серебрянка.
   Тиум прочёл о применяемых ими приёмах - оказывается оба моих учителя и в институте, и в армии, обучали меня по методике этой школы. Я ещё удивлялся вычурности многих приёмов, а теперь понял - противник охотника магически всегда намного его сильнее. Он легко пробьёт оборону напавшего и размажет его. Защита бесполезна - быстрое сближение, отвлекающие действия и увёртливость. Завершение же - точный смертельный удар клинком с серебрянкой. Один единственный удар - второй попытки охотнику не дадут.
   Конечно, до настоящего охотника на магов мне далеко, но и сейчас я могу одновременно применять как оружие, так магию, и умею уклоняться от магических ударов. Стоит учесть - хорошо подготовленный охотник-маг третьего уровня может справиться с магистром первого круга, если ему повезёт. А зарезать мага двумя уровнями выше своего сможет и ученик охотника, вроде меня.
   Неожиданно оказывается - мне впервые здесь нечего делать. Замок загружен продовольствием и прочим - Маэрим придётся долго разбираться на складах, прежде чем затовариваться дальше. Тарин-Кифы основательно получили по морде, а другие враждебные мне владетели тихонько сидят в своих замках и не мявкают. Разбойники тоже напуганы и покидают графство, а бейлифы ругаются между собой. По оценке Тиума у меня есть неделя свободного времени.
   Её я собираюсь потратить на поездку к гномам и иду к ним в Дом Урожая. Там яростно торгуются Руорк и Маэрим. Они уже договорились обменять всё привезённое оружие на продукты и теперь отчаянно спорят о соотношениях. Я смеюсь - более бессмысленного спора вообразить сложно. Хранилища замка забиты продовольствием, а при желании в деревнях можно получить во много раз больше только за охоту на кабанов. Двадцать, сорок и даже сто мешков для нас небольшая ценность. С другой стороны мне очень интересно, а как гномы собираются всё увезти? Их машина по размерам - внедорожник-грузовичок, и даже с прицепом в него загрузится три-четыре десятка мешков, а не две сотни, на которых настаивает Руорк.
   Отсмеявшись, знакомлю стороны со своими выкладками, которые вводят их в лёгкий ступор. Затем предлагаю Руорку завтра отправиться к ним с небольшой автоколонной. Зову Дмитрия и спор возобновляется с новой силой. Но всё-таки договариваемся отдать гномам трофейный прицеп, а в колонну включить три больших грузовика, два джипа и БМП. За перевозку продуктов и охрану гномы предлагают заплатить десятую часть от стоимости груза и переделать двигатели моих автомобилей на магические. Выехать мы намереваемся ранним утром.
   За свой мешок гномы отсчитывают мне мою долю брусками благородных металлов и камнями. Затем складывают бруски в мешок, а камни в шкатулку и торжественно вручают. Теперь я богатый сеньор и могу приобрести какое-нибудь разорённое поместье (шутка!). Далее опять начинается торг - что везти и сколько нам за это заплатят, причём к Маэрим присоединились Кабаль с Дмитрием. Оставляю их торговаться и возвращаюсь к себе.
   Мне жутко любопытно, что таскал в мешке хромой маг. Открываю мешок и обнаруживаю металлический ящик, запертый на замок и окружённый магическим заклинанием. Его легко удаляю клинком из серебрянки - срезаю опорные точки, а остатки высасываю через лезвие. Фрагменты заклинания распадаются и в меня вливается немного магической энергии. Ещё проще разобраться с замком - вставляю прутик из той же серебрянки и без труда осматриваю запорный механизм, затем превращаю прутик в ключ. В ящике обнаруживаются книги, точнее учебники для магов высших уровней и магистров младших кругов.
   Не могу удержаться и творю пару вычитанных заклинаний - в результате два разбитых светильника, разнесённый в щепочки стол и примчавшийся в панике Тиум. Он намеревается подробно описать мою родословную, но видя вываленные из ящика книги, забывает обо всём. Мы долго их перебираем, затем он вызывает Жаин и поручает ей составить их список. А мне объясняет - эти книги заказаны Аранейном в Най-Эрис, но до него они не дошли, началась война бейлифов с властителями и они пропали по дороге. Мне интересно - где именно, но это нам вряд ли удастся узнать, ведь допрашивать головы мы не умеем. Кстати, головы дикого и хромого магов уже стоят у меня в оружейной рядом с башкой Терейона. Тиум призывает нас держать язык за зубами, ибо эти книги - большая ценность, как для магов, так и для бейлифов. Правда, последние их с удовольствием уничтожат - магистры в Тао-Эрис им не нужны.
   Затем Тиум тащит меня на полигон - там основной источник магической энергии в замке, в который мне приходится залезть голышом. Сижу в нём и выслушиваю целую лекцию - оказывается наша аура состоит из многих слоёв, лишь часть которых энергетические. Более того, многие органы нашего организма тоже имеют свои ауры. Энергетическая структура организма - совокупность этих слоёв, благодаря им мы и можем магичить.
   Со мной же произошло следующее - сражаясь с магами и неоднократно телепортируя отряд я истратил всю свою прану. Одновременно с этим мои энергетические слои расщепились, и их энергетическая ёмкость возросла многократно. Теперь её необходимо срочно наполнить, хотя после меня этот источник будет восстанавливаться не один десяток дней. Но это самое разумное - для других магов в замке есть источники послабее, а мне необходима подзарядка.
   Тиум объясняет - когда энергетика мага ниже критической, внутренние слои начинают слипаться. Это ведёт к многократному и безвозвратному снижению ёмкости его слоёв и тяжёлым болезням. Поэтому лучше посадить источник, чем самого себя. Расщепление же слоёв происходит внезапно и спонтанно, а почему - неизвестно. У некоторых магов за всю их долгую жизнь такое расщепление не происходило ни разу, а у некоторых оно случалось дважды в год. При расщеплении маг бросает всё и спешит к источнику пополнить энергию.
   Сидеть в источнике приходится долго - лишь когда поток начинает истощаться, я вылезаю из него. Энергии получено недостаточно, хотя мои входные каналы переполнились. Одеваюсь, и Тиум заставляет меня повторить все основные заклинания второго и третьего уровней, а для девяти стихий их около пятидесяти. Мы стараемся минимизировать расход энергии и лишь обозначаем удар. Потом теоретически занимаемся заклинаниями четвёртого уровня. На нём применяются хитрые защиты и призывы разных сущностей и тварей, а также управление ими. Оценить результат не получается - на практику энергию не тратим.
   После занятия мы с Тиумом возвращаемся ко мне и вместе с Жаин относим книги и ящик в оружейную - это самая защищённая в моём блоке комната. Там их укладываем в шкаф, а Жаин прикрепляет на его стенку изнутри список, я же любуюсь головами моих серьёзных врагов и возвращаюсь в гостиную. Там Жаин учит меня основным фразам на Дзгверде - разговорном языке гномов. Выучив несколько десятков слов и выражений, прошу научить меня основам эльфийского языка. Но оказывается - староэльфийский и Айвиш поразительно схожи, да и современный эльфийский понять можно. К сожалению, у нас не находится больше повода побыть вместе и Тиум с Жаин уходят. Вопросы формирования колонны, что грузить и что получать взамен решают помимо меня. В этом моё доверие Дмитрию, Кабалю и Маэрим полное. Мне же необходимо продумать стратегические вопросы войны.
   Прямое нападение на Дома бейлифа и Аниора исключается - там они заведомо сильнее меня, но перехватывать отряды, везущие Фанаху дань и припасы, вполне реально. Своих войск у бейлифов мало, да и как бойцы они не выдерживают критики. Им необходимо нанять наёмников, но для этого опять нужно много денег. Маги же стоят ещё дороже, а после гибели последней пары, их цена должна возрасти. Мне же следует захватить городок Нали-Экет, а затем поочерёдно враждебные замки. Несмотря на возражения Тиума, я готов схватиться с Аниором в открытом поле, а уж младших помощников совсем не боюсь. Мои планы - захват всего Сокейна, кроме Дома бейлифа. Фанах тогда окажется в блокаде, как ранее замки владетелей, без запасов на зиму. Детально не планирую - многое зависит от действий противников.
   Пока же разумно воспользоваться сложившейся паузой и съездить к гномам. С собою решаю взять Пушка - он как раз прилетел и просит покормить его обычной человеческой пищей. К сожалению, о подобных магических тварях я ничего не знаю и мне не с кем посоветоваться, остаётся надеяться на понимание Пушком себя. Дмитрий рапортует, что машины загружаются и сосредотачиваются на площадке у северо-западных ворот. Выедем перед рассветом - ночью ездить опасно, да и мне надо отдохнуть. Готовлюсь заранее - обычный комплект оружия, запасная одежда и часть принесённой серебрянки. Складываю рюкзак, недолго изучаю схемы заклинаний и заваливаюсь пораньше спать.

Тиум

   Опять ему удалось справиться с более сильными врагами, но я больше не дёргаюсь по этому поводу, а пытаюсь разобраться. Сравниваю написанное об охотниках на магов с рассказами Кееса и многое становится понятно. Их противники, как маги, намного сильнее и могут легко пробить защиту и уничтожить напавшего. Отсюда тактика малого хищника - быстрое сближение, отвлечение и увёртывание. А в завершении - точный смертельный удар клинком из серебрянки. Удар единственный - второй попытки охотнику не дадут. Так Кеес убил дикого мага, я немного знал Шара - сильный боевик, но чересчур самоуверенный. Наверное, он так и не понял, что перед ним заклинатель и сейчас последует атака.
   И со вторым всё ясно - Кеес успел вступить во владение башней Мага, а она, несмотря на разрушения, вполне исправна. А в своей башне он равен магистру младшего круга, его же противник всего лишь маг, хотя и высшего уровня. Другое дело, взять под контроль башню - большой риск, могло не получиться или не успел бы. Хотя с двумя гномьими болтами в теле и тяжёлым мешком маг дал Кеесу приличную фору.
   Ящик с книгами этот маг, наверное, обнаружил в посёлке и взял с собой, опасаясь что его уведут или уничтожат. Возможно, он специально его искал - такие учебники лакомый кусок для любого заклинателя. А Кееса он счёл лёгкой добычей - ведь формально у него всего второй уровень, хотя фактически четвёртый. И ещё повезло, что не напал Маарани - с посёлками Кей-бин-Хейя провозились слишком долго. Возможно, они с Фанахом были уверены в победе полного боевого мага, а теперь призадумаются. А главное - гномы прибыли в Бирейнон, кланы наёмных убийц уничтожены, изгнаны и приведены в подчинение.

Туниус

   Выезжаем затемно, хотя по ночам давно не ездят - опасно. Но местный сеньор наверняка предупредил своих соседей и надо успеть перехватить обоз до восхода солнца. Мне приходилось ездить в любое время - реально опасно сразу после захода и в час Волка. Крестьяне уже загрузили телеги и возницы ждут моего сигнала - хотя они меня ненавидят, но гадить не будут, иначе я деревню сожгу. Поэтому мы быстро доезжаем до соседнего села и перехватываем обоз, уже выехавший из ворот. Сеньор - маг и неплохой, во всяком случае он знает удар Шорога, которым был сражён единственный погибший в схватке бейлиф. Вот только за эти годы даже некоторые младшие помощники научились от него защищаться.
   Мой камень скручивает наглеца, я отбираю у него усилитель удара и еду с ним в деревню, где уже собрались вся её верхушка. Требую от них деньги, а на заявление, что они всё уже отдали, предлагаю отправить со мной к бейлифу их жён и детей. Их продадут на невольничьем рынке ..., но тут деньги и другие ценности сразу находятся. Следовало бы их основательно потрясти, но жалко время, да и Фанах большую часть растратит без толку. Удивительно, слабый маг, бездарный организатор и никакой воитель стал бейлифом. Возможно, верны слухи, что он сын Маарани, это многое объясняет.
   Выстраиваю объединённый обоз по две телеги в ряд, растягиваю своих воинов вдоль колонны и вперёд. Едем ходко, возницы тоже спешат - хотят поскорее от меня избавиться. Дорогу мы заняли всю и встречным приходится сворачивать в лес, а попавшиеся мне навстречу телеги присоединяю к обозу. Следовало бы захватить с собой сеньора-наглеца - за нападение на младшего помощника бейлиф приказал бы содрать с него кожу. Но он скрылся, а я не захотел его искать - представил себя на его месте, да и спешу. Мои солдаты едут довольные - их седельные сумки набиты добычей, я разрешил им брать всё, кроме денег и ценностей.
   Немного ускоряю движение своим камнем - мы прибудем под вечер и Фанах сразу отправит нас к Мурило. Поэтому хочу иметь в запасе пару часов - лучше добраться до ближайшего постоялого двора и там переночевать. А к северо-восточному бейлифу - завтра. Но и лошадей слишком гнать не следует - и так возницам придётся до полудня отдыхать в ближайшем селе, а возвращаться домой двое суток. Мне их не жалко, но я - рачительный сеньор и моей натуре претит излишне их утруждать. Из-за этого солдаты и крестьяне надо мной посмеиваются, но молчат, а другие младшие помощники не замечают.
   В середине пути перевожу отряд на медленный шаг - лошадям надо передохнуть и поесть, да и людям не мешает перекусить. Коням вешают на морды торбы с овсом, а мы достаём дорожные лепёшки и бутыли с питьём. Оглядываю своих бойцов - они, как и я, умеют есть на ходу, впрочем сейчас это не сложно. Следовало бы остановиться на постоялом дворе: хороший отдых - быстрее дорога, но возницы там часть дани спрятали бы, а на обратном пути им половину вернули. А в движении спрятать не получится, заметят - запорют насмерть.
   Поели и в путь - телега едет медленнее всадника, но я заставляю их спешить, да и камень убыстряет дорогу. Рассчитываю - мы приедем за пару часов до заката, лошади устанут, но я и мои воины возьмём свежих коней, а крестьянам спешить некуда. Люблю дорогу, но сейчас я напряжённо слежу за лесом и работаю с камнем - ускорение надо постоянно поддерживать. Наконец, выезжаю из леса и вижу вдалеке Дом Фанаха - красивый небольшой дворец и одновременно неприступная крепость. Захватить её можно только внезапным налётом, но вокруг открытое пространство, а запереть дверь - недолго.
   Обоз с добычей передаю капитану дружины, а сам скорее к Фанаху, прибыл - немедленно предстань пред светлые очи. В нижней зале Дома рядом с ним сидит Маарани, а вдоль стен стоят Аниор и младшие помощники. Мой бейлиф машет мне рукой - мол вижу, встань у стены и подожди, когда мы поговорим. Они как раз закончили перемывать косточки восточным и южным соседям и перешли к последнему налёту Кееса.
   Один из людей Маарани побывал на постоялом дворе и выяснил - наш противник был в хламиде братьев Ожидающих и дикий маг подпустил его к себе вплотную, отчего и погиб - у Кееса есть оружие, пробивающее магическую защиту. А другой маг сдуру попёрся в Башню, которая его и прихлопнула. Получается - Кеес опять перехитрил своих врагов, а его истинная сила осталась неизвестной. Фанах подзывает меня, а Маарани разрешает сесть, но на пол - я всего лишь младший помощник, допущенный к разговору с небожителями. Сидя на полу невозможно быстро вынуть клинок и нанести удар - они всегда озабочены своей безопасностью.
   Гляжу на них снизу вверх и слушаю указания Маарани, в отличие от Фанаха он чётко расписывает мои предстоящие действия:
   - Возьми еды на несколько дней, у Мурило жрать нечего, но не вздумай кормить чужих - пока они голодные, они злые. Он сейчас быстренько собирает отрядик для набега, так останови его! С десятком воинов и младшим помощником этот недоумок вляпается в ловушку, на которые Кеес мастак, и по-глупому сложит голову. Нас же интересует их полноценная схватка, а то пока этот маг - малопонятное недоразумение. Поэтому потребуй от Мурило собрать сильный отряд - он должен позвать своего первого помощника - Родерика и хотя бы трёх младших. К ним он должен взять полсотни солдат и хотя бы десяток из своей личной охраны.
   Учти, сейчас его люди мечутся по байле, пытаясь хоть что-то наскрести на зиму. Мурило начнёт хныкать, он захочет отложить набег до зимы, а ты требуй немедленных действий. Возьми деньги, - Маарани роняет рядом со мной тяжёлый мешочек, - пусть он купит немного еды и оружия. И не требуй невозможного, ему необходим десяток дней на подготовку налёта, но не более. Рамка портала у него есть и намекни - сеньора Лонеган собрала дань Фанаху, но он может её забрать.
   - Кого её? - уточняю я, - сеньору или дань?
   Бейлифы хохочут, они любят подобные скабрезности и часто их провоцируют.
   - Обоих, - уточняет Маарани. - Ты поможешь Мурило навести рамку, пусть высаживает свой отряд северо-восточнее посёлка. Кеес примчится с юго-запада, а ты проследи за схваткой - победит Мурило, отбери у него захваченные камни и артефакты, в крайнем случае зови меня.
   Рядом со мной падает жезл вызова.
   - Если победит Кеес - драпай со всех ног, твоя задача рассказать нам ход схватки.
   Маарани встаёт и, опираясь на плечо подскочившего младшего помощника, идёт к дверям. Он производит впечатление немощного старца, но я знаю - это сильный и опасный боец, с которым я не рискну схватиться даже без камней. Мы выходим во двор, мои воины с запасными конями выстраиваются сзади и через окно портала выезжаем к Дому Мурило.
   Бейлиф выходит встретить нас - его предупредили, и радушная улыбка сменяется кривой мордой. Он ожидал приезда Аниора, а тут какой-то младший помощник, нечто вроде пыли под его ногами. Подъезжаю к нему почти вплотную, спрыгиваю с коня и салютую клинком. Мурило бледнеет и растерянно соображает, как ему вести себя со мной. Я для него никто, но меч дроу в моих руках легко снесёт ему голову и камень бейлифа мне не помешает.
   Слабость учит находить выход в любой ситуации - меня принимают с почётом, как посланника западных бейлифов. Планировка Домов бейлифов различается, но в основном схожа и зал приёмов почти такой же, как у Фанаха. Но если у моего бейлифа он сверкает роскошью, пусть безвкусной, но пышной, то здесь всюду видна нищета. Лучше бы Мурило оформил бы этот зал аскетически, оставив только необходимое - попытка продемонстрировать отсутствующее богатство смотрится убого. Вся мебель облезлая, старая, видна кое-как протёртая пыль.
   Мурило садится на некогда дорогое кресло, с которого сползла позолота, а я располагаюсь напротив на ободранном кресле, надеясь, что оно подо мною не развалится. Мои люди располагаются позади меня, заняв немногие уцелевшие стулья. Двое отвели лошадей в конюшню и остались там - иначе обокрадут. Вдоль стен выстроились воины хозяина, из которых только пятеро вооружены более-менее прилично, а остальные - с бору по сосенке. Сразу видно - они никакие бойцы, в их взглядах - страх и зависть.
   Стол стоит в стороне, впрочем меня предупреждали - у восточных бейлифов кормить гостей не принято. Но прежде, чем перейти к делу, хозяин расспрашивает меня ни о чём. День у меня был тяжёлый и, прервав пустопорожнюю болтовню, спрашиваю:
   - когда будет набег?
   Бейлиф пускается в пространные рассуждения, но мне удаётся добиться, что его первый помощник прибудет послезавтра. Надеюсь, с Родериком будет проще договориться - Мурило страшится собственной тени и пытается выговорить себе гарантии безопасности. Чует, что его собираются подставить, но возможность ограбить западный сеньорат слишком заманчива. Видя это, прошу разрешения набрать отряд и от его имени ограбить сеньорат. Этот блеф прекращает его колебания и нас наконец отпускают в отведённые нам покои.
   В отведённых нам комнатах сыро и грязно, впрочем, тоже самое и всюду в Доме. Даже в личных апартаментах Мурило, куда я нахально зашёл пожаловаться, не намного лучше. Сержант предлагает расположиться в конюшне - там по крайней мере тепло и сухо, и я соглашаюсь - к запаху лошадей мы привычны. Да и наши кони и вещи сохраннее будут. Несколько воинов бейлифа такие же умные, но мы их выгоняем, разрешая остаться только двум конюхам. Ужинаем и ложимся спать - чистое сухое сено приятнее грязных влажных простыней.
   Весь следующий день я и мои солдаты обследуем Дом Мурило и прилегающую деревеньку. Нам повезло - мы живём в западной части сеймена, а здесь я бы отказался даже от должности старшего помощника. Заодно выводим попастись лошадей и размяться самим.
   Ещё одна ночь и возвращается первый помощник - с ним мы быстро, хотя и не легко, договариваемся. Он ищет ловушку, но Лонеган отделён от Бирейнона рекой, и Родерик не догадывается, что его сеньора - вассал Кееса. А мне любопытно посмотреть на их схватку - хотя Родерик явно слабее любого из старших помощников Фанаха и Маарани, но сильнее Каэна. А вместе с бейлифом, даже таким слабым, они должны победить. Им опасна только ловушка, но как её устроить я не представляю. Да и не моё это дело.

Жаин

   Сегодня мне предстоит заняться мастерскими, они долго простаивали - не хватало сырья и людей, да и производство большей частью рассчитано на продажу, а торговлю бейлифы запретили. Теперь всё есть, но работу надо организовывать почти от нуля. Тиум посоветовал не пытаться всё делать самой, а находить способных людей и помогать им. Многие управляющие отвыкли работать - принять заказ от сеньоры замка, получить на складе сырьё и не спеша выполнить работу. Это мастеровые и сами могут, руководитель им не нужен. Пришлось многих управляющих перевести в работники - они просто не представляли, что им надо делать.
   Зато в замке нашлось много людей, желающих проявить себя. Конечно, поручать незнакомому человеку ответственное дело не хочется, но для этого существует магическая печать. С нею не сбежишь и не украдёшь, а поставить её - дело несложное. У деда есть нужные артефакты, да и его ученики обучились её ставить. Жаль только - она не даёт воровать и вредить, а ума не прибавляет. Мне приходится самой решать - справится новый управляющий или нет. Из-за этого я волнуюсь, но Маэрим и дед меня успокаивают - на этой работе излишний ум вреден, а не справится - заменим.
   Вся эта суета и волнения так меня закрутили, что последние приключения Кееса я прозевала. Хотя это к лучшему - мне рассказали, когда всё уже прошло и волноваться стало незачем. А расщепление слоёв хотя неприятно и болезненно, но полезно - маг становится сильнее.

Кочубей

   Говорят - если день с утра не заладился, то абзац - сливай воду. Но оказывается, случаются и исключения. У меня всё пошло наперекосяк ещё с вечера. Понятно, какой-то там лейтенант, а до того курсант женским вниманием не был осчастливлен. А вот сеньора Кочубея сразу начала клеить весьма симпатичная деваха. Я с радости сразу и расслабился - решил раз она сама меня соблазняет, то ... . Нет бы дураку пригласить её к себе, когда целовались у дверей моего домика, ждал - что она сама предложит зайти ко мне. А девочка возьми и убеги, да ещё пожелала мне приятной ночи. А я уже настроился!
   Утром ещё хлеще - на тренировке с Маем он чуть не выбил мне глаз. Защитная маска от бокового удара слетела и не упади я на землю - окривел бы. Сегодня мы тренировались с короткими мечами и стали всеобщим посмешищем. Местные же ещё с детства обучены этими ковырялками махать.
   В перерыве на меня насели мои бойцы - хотим поближе посмотреть на гномов. А то попали в сказку, а кроме плаца и полигона ничего не видим. А Май сказал, что Кеес сейчас в Доме Урожая с ними беседует, ну я и попёрся туда, а по дороге всё думал что сказать. У дверей немного потоптался, но тут мне повезло - вышли Кеес с Дмитрием. Я сразу к ним и спрашиваю:
   - когда у нас будет настоящее дело, мы ещё дома натренировались. А то единственная боевая операция - вышибли БМП ворота постоялого двора.
   Что мне нравится в моём новом командире - никаких "погоди", "я подумаю", "зайди через неделю". И сейчас:
   - готовь БМП, завтра с утра едем к гномам. И ещё две пары водителей на грузовики.
   Далее меня инструктировал Дмитрий, а в конце предупредил, чтобы никто, кроме участников о поездке не знал - болтунам язык отрезают вместе с головой. А я-то собрался похвастаться своей девочке, но лучше подожду до возвращения - с площади Наказаний постоянно доносятся крики провинившихся. А начальство здесь наказывают строже, чем остальных

Глава 13. В гостях у гномов

Кеес

Пятница-3

   С рассветом наш небольшой караван выезжает из замка.
   Дейтанир - крупная монета, по покупательной стоимости равная примерно тысяче рублей.
   Гхош - сильный наркотик.
   Най-Эрис - бывшая столица Тао-Эрис.
   Ночь делится на пять равных частей, называемых час Совы, Лося, Зайца, Волка и Собаки.
   На юге Тао-Эрис рабовладение узаконено.
   Бейлифам и их помощникам, как и католическим священникам, запрещено иметь детей. Но в обоих случаях этот закон часто нарушается.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   86
  
  
  
  

Оценка: 7.06*20  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"