Аленичев Ал В: другие произведения.

Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

   Ал Ален чиф
  Приключения Мага
  Аннотация
   Что делать человеку, попавшему в чужой магический Мир - вернуться или рискнуть остаться. Назад не хочется, уж больно манит к себе магия, а оставаться опасно - убить тебя хотят если не каждый второй, то уж каждый третий точно. И в их распоряжении магия, магические камни и амулеты. Хорошо ещё, что он тоже кое-что умеет и может защищаться. Приходится покрутиться юлой в стремлении стать "крутым" магом и защитить не только себя, но и новых друзей. И осваиваться приходится на ходу, а события ждать не желают. А пока крутым не стал - вертись, учись и притворяйся перед врагами самым-наирассамым крутым. На кону жизнь, и не только твоя...
   Книга 1. Стал Магом? - Выживи!
  БЛАГОДАРНОСТИ - пользуюсь возможностью выразить свою признательность всем, кто содействовал появлению этой книги на свет.
  Прежде всего, моей бабушке и маме, которые приучили меня бороться до конца, а упав - подниматься.
  И моему врачу - Глотовой Валентине Николаевне, благодаря которой я могу продолжать работать.
  А ещё Наташам, чьё участие превратило эту книгу из полуфабриката в приемлемое произведение.
   ААч
  Очарован соблазнами жизни,
  Не хочу я растаять во мгле,
  Не хочу вернуться к отчизне,
  К усыпляющей мёртвой Земле.
  Пусть высоко на розовой влаге
  Вечереющих горных озёр
  Молодые и стройные маги
  Кипарисовый сложат костёр.
  Н. Гумилёв. Завещание
  Часть II. Маг - воитель (На тропе войны)
  Глава 6. Друзья и враги
  Леес
   Ночь на субботу
   - Куини - хороший человек и опытный воин, - толкует мне Юрек, - вместе с Терейоном Тарин-Кифы захватили и разрушили его замок. Он убедился, что ты воюешь с бейлифами, и предложит тебе свою службу. Не отталкивай его.
   Я киваю и беру с земли камень, а на другой накладываю заклинание "Смотреть и Слушать". Ко мне подскакивает атаман, слетает с коня и встаёт на колено:
   - Благородный дон, маг Леес, я сеньор Куини Рефес, прошу принять мою вассальную клятву и взять меня и мой отряд под свою руку.
   Я принимаю его вассальную клятву и интересуюсь, сколько у него воинов. Оказывается сто двадцать бойцов, из них четверть конные. Затыкаю Муур-Хуказу рот заклинанием "Немота", и вместе с Юреком, Куини и его отрядом едем в замок. Деревня разорена и пуста, уцелевшие жители боятся в ней ночевать. Из горящего сарая доносятся вопли разбойников, на которые никто, кроме меня, не обращает внимания. По углам сарая дежурят четверо бойцов, следящих, чтобы никто не сбежал. При мне рушится крыша, взметнулся и затих вой. Потом обваливаются внутрь догорающие стены. Даю знак отряду двигаться в замок, а сам со своими вассалами жду, пока огонь догорит и солдаты убедятся, что все умерли. Я тоже проверяю, удостоверившись, что живых нет, уезжаю. Мои спутники едут рядом, и Куини вдруг спрашивает:
   - Леес, почему тебя не радует гибель твоих врагов, смерть в огне весьма мучительна?
   - Это не мои враги, а молодые дурни, опьяневшие от разбоя и убийств. Они могли бы пахать землю, строить дома или хотя бы строгать детей. А так сгинули ни за грош.
   Мы въезжаем в ворота, в середине двора стоит кое-как укреплённый дворец. Мне хочется прилечь и немного передохнуть, сегодняшние события, особенно марш по лесу, меня вымотали. Но необходимо присоединиться к моим воинам, они в экстазе от своей победы и это чувство следует закрепить. Боец должен идти даже в безнадёжный бой, уверенный в успехе, и тогда враг дрогнет. Поэтому иду к ним, приготовившимся пировать. Улыбаюсь всем, хотя у меня на душе скребут кошки, смерть Кениона - это начало войны. Да, он напал на меня первый, но здесь это никого не интересует. Бейлиф мне не простит убийство своего помощника, а тем паче потерю камня - иначе с ним перестанут считаться. Ещё больше меня тревожит Терейон - эта засада наверняка организована им. И её провал - это оплеуха, нанесённая ему лично. Граф, Каэн, Кенион - он обязан реабилитироваться за эти неудачи. И в отличие от бейлифа, у которого много врагов, этот дядя займётся мною лично и плотно. А мой камушек боится его старшего камня, отсюда вывод - надо избегать личной схватки и готовить ловушку. Но в голову ничего стоящего не приходит. Поэтому отдаю лошадь коноводам и иду к воинам.
   Я предчувствую, что грядущей ночью мне спать не придётся, но сейчас надо немного расслабиться. Вдоль фасада дворца раскинут огромный навес и поставлены в линию столы и лавки. Челядь разносит и ставит на столы блюда с едой и кувшины с напитками. На краю за столом, стоящим буквой "Т", сидят явно недовольные Дмитрий и Вадим. Подхожу к ним, таща за собой, как на прицепе, Юрека и Куини и сажусь рядом.
   - И чем же господа командиры недовольны? - с этими словами наливаю себе бокал вина и протягиваю им кувшин. После схватки горло у меня пересохло, и я спешу его промочить.
   - Вон тот павлин, - Дмитрий показывает на худого длинноногого дворецкого, - объявил, что во дворце накрыт стол для господ, а всякие вояки пусть жрут на улице.
   - И кого же он причислил к господам?
   - Маэрим, барона, себя и тебя.
   - В отношении меня он не прав, я буду ужинать здесь вместе со своими воинами.
   После перехода и короткого, но яростного боя мне необходимо хоть ненадолго отвлечься. А за главным столом придётся блюсти церемонии, которые для меня сейчас утомительны. И сам дворецкий мне неприятен - он напоминает одного чиновника-вымогателя, считавшего всех ему обязанными. Да и остальным господам следует показать, кто в отряде главный. Мои офицеры улыбаются, наполняют себе и мне бокалы, а Куини произносит тост:
   - За нашего сеньора, пусть он и дальше ведёт нас от победы к победе, - этот парень просто лучится от радости, что появился кто-то, кто бьёт слуг бейлифа. О том, что и меня завтра могут побить, он не задумывается. Подтягиваются и рассаживаются и остальные солдаты. Подождав, пока все усядутся и наполнят свои бокалы, я встаю и произношу:
   - Воины, сегодня мы побили младшего помощника бейлифа и его банду. Завтра мы доберёмся и до основных кровопийц. Предлагаю выпить за это.
   Что тут началось, все воины встают и пьют стоя. Я не ожидал, что ненависть к бейлифу и его слугам так сильна. Мой тост оказался спичкой, брошенной в кучу хвороста, политого бензином. А воины дружно хором запели хулиганский марш, который можно назвать только "смерть бейлифам". Мы впятером тоже встаём и подпеваем. Юрек тихо говорит:
   - Наконец нашёлся смелый, кто объявил им войну открыто.
   Похоже, мои слова произвели на всех даже большее впечатление, чем даже смерть Кениона. Дворецкий, покрутившись вокруг нас, так и не осмеливается подойти и уходит в дом. Вскоре оттуда появляется Маэрим и решительно идёт ко мне:
   - Леес, наверху накрыт стол для благородных господ, твоё место там.
   За столом возникает полная тишина и полторы сотни пар глаз смотрят на меня.
   - И кого же ты относишь к благородным господам? - потрепаться на отвлечённые темы я умею и люблю.
   - Как кого? - Маэрим явно удивлена, - я, Микилеес, его канцлер, дворецкий, казначей и секретарь.
   - Дмитрий, подвинься чуток, а ты, Маэрим, садись справа от меня, у нас намного веселее - я добавляю к словам лёгкий ментальный импульс. Она в растерянности перелезает лавку и опускается рядом, - я поднимаю тост за благородную донью Маэрим, вместе с которой мы ухайдакали младшего помощника бейлифа Мейона.
   Маэрим суют в руку бокал с чем-то крепким и под восторженный рёв воинов она его осушает. К моему удивлению, от одного бокала её щёки покрываются румянцем.
   Я опять встаю и поднимаю свой бокал:
   - С бароном Миле мы сегодня сражались плечом к плечу и в тех трупах, что валяются на поле, есть и его заслуга, а остальных господ не знаю, они рядом с нами не воевали.
   Тут появляется барон:
   - Леес, Маэрим, куда вы подевались, мы вас заждались.
   Я подмигиваю Юреку, мы хватаем барона за руки и тост продолжается:
   - Поэтому предлагаю выпить за барона Миле, вместе с которым мы так успешно воюем.
   Под общий рёв мы усаживаем его слева от меня. Потом идут тост за тостом, и я замечаю, что Маэрим нередко только делает вид, что пьёт. Впрочем, как и я. Барон пару раз дёргается, но поняв, что Маэрим предпочитает наше общество, а его мы с Юреком не выпустим, смиряется и подзывает кого-то из челядинов. Он приказывает принести сюда несколько блюд, предназначенных для господского стола. Маэрим с удовольствием выпивает с бойцами, а Миле никак не может понять, почему мы здесь. Но делает вид, что так и должно быть. Мне тоже хочется пить, не следя за собой, флиртовать с Маэрим и творить всякие глупости. Но, в отличие от остальных, я не могу себе этого позволить - поход ещё не завершён. Когда большинство достаточно осоловело, я осторожно вылезаю из-за стола и отхожу в тень около дома. Почти сразу ко мне присоединяется Маэрим, потом барон и все остальные офицеры. Виронесса говорит:
   - Я впервые чувствую себя такой счастливой. А то сидим все из себя такие благородные и боимся не то слово сказать.
   Микилеес охлаждает её пыл:
   - У нас есть серьёзные вопросы, которые надо обсудить в узком кругу.
   - И кого ты относишь к узкому кругу?
   - Ты, Маэрим и я, барон и баронесса Кабаль и Мегион Фари-Туинес, ну и несколько моих верных людей.
   - Кто именно, - я продолжаю нажимать.
   - Канцлер, казначей, дворецкий, руководитель канцелярии, секретарь, ...
   - Достаточно, - перебиваю его, - кто-то из них наверняка стучит бейлифу. При них даже лошадей обсуждать не буду. Да и сомневаюсь, что твои "верные" люди смогут предложить что-либо путное. А вот в своих офицерах я уверен и настаиваю на их участии в совещании.
   Миле мне симпатичен, но он должен уяснить - командир я, а он один из моих офицеров.
   - Хорошо, - соглашается барон, - но под твою ответственность.
   - Я реально воюю с бейлифами и объявил об этом, какая ответственность может быть больше?
   Надеюсь, я сейчас выгляжу решительным и уверенным в себе. А на самом деле именно теперь до меня дошла крайняя авантюрность происходящего. Мне пока не страшно, а только смешно - всю жизнь критиковал любителей экстрима, а нынче и сам вляпался. Бейлиф, Терейон, Седой, Тарин-Кифы - это только непосредственные враги. А против них - посредственный маг Леес с ротой плохо обученных бойцов. Утешаюсь тем, что падая с горы, тормозить поздно. Мы проходим во дворец и размещаемся в уютной комнате, большую часть которой занимает круглый стол с креслами, а вдоль стены есть неширокий проход. Микилеес усаживает нас и говорит:
   - Я сейчас распоряжусь, чтобы принесли закусить и выпить, а секретарю прикажу пригласить барона и баронессу.
   - Ни в коем случае, - продолжаю его учить, - челядь не должна знать о нашем совещании, без еды и напитков мы обойдёмся, а господ Фари-Туинес пригласи сам.
   Вытаскиваю камень-шпион и кладу перед собой на стол. Сидим мы так же, как и во дворе - справа от меня Маэрим, Дмитрий и Вадим, а слева кресло для Миле, Юрек и Куини.
   - Интересно, когда и где ты научился так командовать? - произносит в пространство Маэрим, - наверное, там у себя ты был графом, а то и герцогом. Куини и Юрек переглядываются, а Дмитрий понимающе ухмыляется.
   Бароном, графом, покрутилась бы ты завлабом в Советском Союзе, тогда поняла, почём килограмм дерьма, - по привычке немного перед собой лицемерю. Конечно, моя прошлая работа была достаточно сложна, но в худшем случае я рисковал оказаться уволенным со строгим выговором. А здесь цена ошибки - мучительная смерть на плахе. А с другой стороны, за свою жизнь я действительно многому научился. Главное - нельзя решать самому вопросы, в которых ничего не понимаешь - найди специалиста и поручи ему. Например, Маэрим - профессионал в хозяйстве замка, и я даже думать на эти темы не собираюсь.
   Вернувшись, Микилеес представляет нам барона и баронессу Кабаль и Мегион Фари-Туинес и усаживает их напротив меня. Они - брат и сестра, и у каждого собственное владение. Мы с любопытством рассматриваем друг друга. Барон - крупный импозантный мужчина с тёмными волосами, украшенными проседью. Баронесса в молодости, видимо, была дурнушкой, но сейчас передо мной интересная женщина, исполненная собственного достоинства. Одеты они весьма элегантно с немногими, но очень дорогими украшениями. Безусловно, и он, и она не являются ни воинами, ни магами. Они просто умные люди и, наверное, хорошие хозяева. Мне любопытно, какое мнение сложилось у них обо мне, но на их лицах только вежливые улыбки. Затянувшаяся пауза нам не тягостна - мы с интересом изучаем друг друга. В какой-то момент каждый из нас что-то определяет для себя, и мы одновременно откидываемся на спинки своих кресел. Барон Кабаль переглядывается с сестрой и начинает:
   - Мы очень рады познакомится с тобой, благородный Леес Ла-Фер, но удивлены, что ты предпочёл общество солдат более благородному собранию?
   Я отмечаю, что барон не уточняет, сеньор я или дон, а это серьёзно влияет на статус, но решаю пока на этом не зацикливаться. А вот на вторую часть его выступления отвечаю:
   - К сожалению, мне не сообщили, что среди гостей присутствуют благородные доны, тогда я обязательно ненадолго заглянул бы засвидетельствовать вам своё почтение. Общаться с прихлебателями даже весьма уважаемого мною барона Микилееса мне не интересно.
   - Значит, ты предпочитаешь обществу знатных и умных людей общение с солдатами, - вставляет своё слово баронесса.
   - Знатные и умные люди должны понимать, что завтра и послезавтра мне идти с этими солдатами в бой - и для успеха в сражении я должен чувствовать их, а они меня. А сегодня они только что вышли из смертельной схватки, и разумный командир обязан их похвалить и поощрить. А люди, которые этого не понимают, не могут считаться умными, и я сомневаюсь в их знатности.
   - Немного резко, - шепчет мне Микилеес, не разжимая губ. А баронесса коротким кивком показывает, что принимает мои доводы. Разговор продолжает её брат, которого моё заявление о "прихлебателях" явно задело:
   - Надеюсь, что благородный Леес понимает, что хороший хозяйственник не менее важен, чем опытный командир, и без него война вряд ли закончится успехом.
   - Разумеется, ты прав, барон, хороший хозяйственник необходим, особенно в военное время, - я демонстративно улыбаюсь Маэрим и касаюсь её руки. - Но я говорю не о них, а о писарях, перекладывающих бумажки с одного угла стола на другой, не думая - соответствуют ли они действительности. Короче, меня интересует еда в котлах, а не в отчётах.
   Я не знаю особенностей ведения хозяйства на Тао-Эрис, но предполагаю, что бюрократы и чинодралы во всех Мирах одинаковы.
   - Правильная позиция, - улыбается Кабаль, - я давно говорю Микилеесу, что надо разогнать его шайку писарей поганой метлой и предлагаю ему хорошего управляющего, чтобы он мог заняться столь милыми его сердцу военными делами.
   - Мне некогда было поинтересоваться, как идут дела в хозяйстве Микилееса, - отвечаю я, - но боюсь, что ты прав.
   По лицу Миле видно, что дела идут хуже некуда.
   - Тогда я хочу поговорить о нашей главной проблеме, - Кабаль явно не знает, как сформулировать интересующий его вопрос, - о том оскорблении, что нанёс Мейон нашему роду, но обсуждать это можно в предельно узком кругу.
   Я смотрю на своих офицеров и называю их поимённо:
   - Дмитрий, Вадим, Юрек, Куини, барон Фари-Туинес прав, есть дела, которые желательно держать в секрете. То, что из нашего разговора будет касаться вас, я расскажу завтра. Барон, попрошу устроить наших солдат на ночь, писарям не доверяю.
   - Они будут устроены, - Микилеес встаёт и вместе с офицерами выходит.
   Я не могу прямо приказать хозяину дома оставить нас, но он понимает, что Кабалю необходимо поговорить со мною лично. Ясно это и Маэрим, но её любопытство сильнее.
   После некоторой паузы барон спрашивает нас с Маэрим:
   - Возможно, вы знаете, какое страшное оскорбление нанёс Мейон баронессе и, тем самым, всему нашему роду?
   Маэрим с удивлением смотрит на Кабаля, затем на Мегион и потом на меня. А я, тщательно продумывая каждое слово, говорю:
   - Да, я видел записи Мейона и меня этот его поступок, как и другие, сильно возмутил. Впрочем, баронесса держалась достойно, а Мейон убит.
   - Кто ещё видел эти записи? - Мегион становится пунцовой то ли от возмущения, то ли от стеснения.
   - Никто, кроме Тиума, там много деталей, объясняющих поведение бейлифа и его помощников.
   - Раз это нужно для дела, то, конечно, можешь ещё раз их просмотреть. Тиум тоже не будет никому рассказывать об увиденном, если его предупредить, - соглашается Кабаль, - но я надеюсь, что более никто этого не увидит?
   Маэрим умоляюще глядит на меня.
   - Тебе я ни в коем случае не покажу, а то не будешь спать ночами, представляя, что сделал бы с тобою граф.
   Фари-Туинес облегчённо вздыхают и напряжение резко падает.
   - Да, Мейон мёртв, но в своё время мы отписали об этом бейлифу и Терейону, а они ничего не пожелали сделать, - с едва скрытым возмущением продолжает Кабаль.
   - Почему же ничего, - возражаю я, - бейлиф немного пожурил свою подружку, а Терейон порекомендовал ему заняться Маэрим.
   - Подружку? - не поняла Мегион.
   - Я не разбираюсь в гомосексуальных связях и не знаю, как правильно определить статус Мейона, но он был сексуальным партнёром бейлифа.
   На самом деле мне плевать, кто с кем спит, но на Тао-Эрис к гомосексуальным связям относятся резко отрицательно. А Фари-Туинесы ещё не решились стать врагами бейлифа, и я хочу им в этом "помочь".
   - Неужели, - восклицает баронесса, - ходили слухи, что бейлиф предпочитает мальчиков, но я этому не верила.
   - Маэрим, - обращаюсь я к своей напарнице, - тебя не затруднит позвать Марфина с моей сумкой, я хочу продемонстрировать всем записи Мейона.
   - Не надо, - останавливает её Кабаль, - безусловно, мы тебе верим.
   - Тогда что вы от меня хотите? Чтобы я убил бейлифа?
   - Мы хорошо знаем, что это почти невозможно, - обращается ко мне баронесса, - но если ты убьёшь Терейона, мы будем тебе весьма благодарны.
   - Это тоже непросто сделать, - отвечаю я и размышляю, чем же им так насолил этот третий помощник, что они готовы платить за почти безнадёжное дело.
   - Владения рода Фари-Туинес богаты, а ты воюешь и тебе нужны большие средства.
   - О конкретной форме и размере благодарности договаривайтесь с Маэрим, - она хищно улыбается, - мне же нужен свободный проход по территории ваших баронств и возможность передохнуть моему отряду в любом вашем замке до трёх ночей подряд.
   - Боюсь, что некоторые наши родственники откажутся это сделать.
   - Списки согласных и тех, кто откажется, передадите мне через Маэрим. Но учтите, что после безобразий Мейона бейлиф считает всех представителей рода Фари-Туинес своими личными врагами. Он хорошо понимает, что вы этого ему не простите. А теперь я оставлю вас для переговоров с Маэрим, только помните - у нас мало времени, менее полутора часов.
   Мне нужны союзники в предстоящей войне. Пусть их сегодняшнее участие ограничится незначительной материальной помощью. Война затягивает всех быстро и завтра они наберут мне солдат и заплатят намного больше, чем сегодня рассчитывают. А иначе бейлиф отберёт у них всё. Меня несколько смущает мой цинизм, но ещё больше раздражает трусливая позиция владетелей - заперлись в замках и ждут, кто будет захвачен следующим. А я собираюсь им всем заявить - боитесь воевать, платите тому, кто вас защищает. Я беру со стола камень-шпион и выхожу из комнаты. Там ждут меня Микилеес, Вадим, Юрек и Марфин с сумкой и мешком.
   - Я выделил твоим воинам центральные казармы замка, там почти двести мест, - докладывает мне Миле.
   - А нам просто нечего сейчас делать, - говорит Вадим.
   Ещё специфика здешних войн - основная нагрузка падает на магов, а воины иногда только при сём присутствуют. И даже если им приходится сражаться, то ограниченно. Основное их назначение - закрепить победу.
   - Найдётся здесь поблизости свободная комната, - осведомляюсь я у барона.
   - Конечно, прошу за мной, - он поднимается на третий этаж и приводит нас в угловую комнату с зашторенными окнами.
   Я обхожу её по часовой стрелке и ставлю защиту от подсматривания и подслушивания. Потом велю Марфину охранять дверь - её запираю заклинанием. Потом вытаскиваю камень и кладу на стол, а рядом устанавливаю видеокристалл для записи, сам же сажусь напротив. Остальные усаживаются рядом со мной. Мы успеваем во время - на краю поля уже появился конный отряд с факелами, скачущий к Муур-Хуказу. Четверо спрыгивают с лошадей и подходят к телу, Терейон и молодой маг склоняются над казнимым, а двое солдат передают поводья второй четвёрке, они отъезжают на три десятка метров. Муур-Хуказ силится предупредить их о гранате, но заклинание не позволяет ему говорить. Я молю Бога, чтобы граната убила Терейона, надежда есть - у него только лёгкий щит спереди. Он внимательно оглядывается вокруг и приказывает солдатам перерезать верёвки. А затем положить тело на носилки, и выясняет у мага:
   - Можно его спасти или лучше прекратить его мучения?
   - Шансы есть, - отвечает тот, - но небольшие.
   Солдаты перерезают верёвки и поднимают тело, скоба взрывателя отталкивает гранату, и та подкатывается прямо под ноги к Терейону. Он наклоняется посмотреть на мой подарок, даже трогает её и тут соображает, что сейчас произойдёт. Выкрикнув заклинание, он быстро строит щит, но успевает дотянуть его только до середины бедра. Я впервые вижу взрыв тяжёлой противопехотной гранаты - осколки перебивают Терейону ноги, а один дробит колено. Он падает, но умудряется что-то крикнуть второй четвёрке. Мага осколки тоже поражают, включая живот,- защита у него короче. Оба солдата убиты, а вот Муур-Хуказ ещё жив, хотя и ранен.
   - Какая живучая гадина, - с каким-то восторгом произносит Юрек.
   Уцелевшие солдаты рвут с места в карьер и подлетают к Терейону, один из них тоже ранен осколком в руку. Тот приказывает перевязать его и мага. Потом один из солдат подходит к Муур-Хуказу и перерезает тому горло, а голову зачем-то убирает в мешок. Меня мучает любопытство - зачем отрезают головы и что после с ними делают? Терейона двое солдат взгромождают на лошадь, а мага укладывают на носилки, которые закрепляют на двух лошадях. Потом Терейон чуть слышно командует ехать в лесную деревню, и небольшой отряд двигается в путь. Ловушка сработала, но мой враг остался жив, хотя и тяжело ранен. Я боюсь его, поэтому намереваюсь этой ночью попытаться его убить. Но к этому надо тщательно подготовиться.
   - Где находится эта лесная деревня, - интересуюсь я, доставая из сумки рамку портала.
   - На северо-восток от замка, - отвечает Микилеес, - примерно в шести километрах.
   Настроив рамку, я нахожу деревню, на краю которой возвышается трёхэтажный бревенчатый терем с пристроенной башней.
   - Думаю, он остановился в этой башне на втором этаже, это наш родовой загородный дом, который я хорошо знаю. - Микилеес с затаённой грустью смотрит на терем. - Но сейчас там часто бывает Терейон, в нём есть шикарная комната с камином и широким дымоходом, где обычно он и останавливается, как и предыдущие хозяева.
   Осматриваю в рамку окрестности башни, лес вплотную подходит к этому дому. Выбираю место и телепортируюсь на полянку, неподалёку от большого дерева с раскидистыми ветками. Оно стоит недалеко от башни и рядом растёт ядовитый кустарник. Это понятно по запаху и по нетронутым гроздьям ягод. План уже созрел у меня в голове и несколько веток с ягодами ложатся в мешок. Взбираюсь на дерево, усаживаюсь в развилке из ветвей и изучаю башню. Защита на ней хиленькая, сляпанная на скорую руку. Видимо, заезжая сюда, Терейон каждый раз её подновляет, создав множество заплат и складок. Но, вернувшись тяжелораненым, он наверняка попросит установить серьёзную защиту, которую мне не преодолеть, и надо заранее подготовить свой визит. Одна из толстых ветвей дерева обрезана в нескольких метрах от окна. Сажусь на неё недалеко от среза, грубо взламываю защиту и левитируюсь в комнату, вышибая телом окно. Сорванные в лесу ветки с ядовитыми ягодами бросаю между стеной и кроватью. В камин встраиваю камень-шпион. Вдоль дымохода провожу тонкую магическую трубу, от крыши до подвала. Щель в камине расширяю - через неё теперь можно пройти в комнату.
   Путь проложен, и когда Терейона сюда привезут, то постараюсь его навестить. Теперь надо возвратиться к своим, но телепортироваться мне категорически не хочется. Поэтому выпрыгиваю в окно, ухожу в лес и там углубляюсь на два слоя, а затем направляюсь в замок Микилееса. Я отдаю себе отчёт - моя решимость обусловлена не храбростью, а страхом. Признаюсь - я боюсь Терейона, он взялся за меня всерьёз и не простит мне мой последний "подарок". И как ни опасно задуманное мною, но этой ночью я должен его убить - иначе, выздоровев, он убьёт меня. А мне так хочется полежать этой ночью с Жаин, но придётся поохотиться на "дядю". Выйдя около дворца, поднимаюсь на третий этаж и вхожу в комнату. Все выглядят встревоженными, но при виде меня вздыхают с облегчением.
   - Ловушка на третьего кота1 готова, - сообщаю присутствующим, и они меня прекрасно понимают. - Подробности не рассказываю, не хочу сглазить.
   Мне сообщают, что в лесной деревне появился сам бейлиф с шестью младшими помощниками и устроил большой шухер. У Миле там есть наблюдатель с сильным амулетом связи, а до замка не очень далеко. Тот сообщил, что капитан дружины собрал всех мужиков, разбил их на тройки, приставил к каждой солдата и послал в лес кого-то искать. А трое младших помощников пытаются что-то магически определить. Это осложняет дело, в каждом замке наверняка есть наблюдатели бейлифа. И если из Бирейнона можно попытаться незаметно уйти, то отсюда не получится - сообщат. Но откуда и как идти на свидание с Терейоном, буду решать после. А сейчас прошу Микилееса разместить моих офицеров в замке до утра и иду узнать, чем закончились переговоры Маэрим с Фари-Туинесами. Марфин с сумкой и мешком следует за мной.
   Маэрим как раз их завершила, и я предлагаю Фари-Туинесам перебросить их домой порталами, но Кабаль наотрез отказывается:
   - Наверное, у тебя рамка, отнятая у Тарин-Кифов. У бейлифа есть артефакт, для ловли телепортирующихся ею. Тебе для построения телепорта нужно четверть часа, а им на перехват хватит пяти минут. У нас неплохая охрана и утром мы спокойно вернёмся в свои замки.
   - На ваше усмотрение, идите и отдыхайте, только попросите Микилееса зайти ко мне.
   Дождавшись ухода Фари-Туинесов, Маэрим взрывается и орёт на меня:
   - Ты обещал, что этим вечером я буду в своём замке, а теперь - в гости к бейлифу?
   - Не истери, будем мы сегодня в Бирейноне, только на часок попозже.
   - Придумал очередную гадость? - любопытство пересиливает её страх.
   - Причём ужасную, а теперь сядь и не мешай мне.
   Удивительно, но она сразу успокаивается и пытается угадать, что я задумал. А мне пришла в голову остроумная идея. Сначала я намеревался вбросить в перехватываемый портал гранату, но не люблю повторяться. Да и враг мог придумать что-нибудь против таких "подарков", значи,т нужно нечто новенькое. Тут прибегает Микилеес и удивлённо осведомляется:
   - Кабаль сказал, что я тебе зачем-то срочно нужен?
   - Совершенно верно, у тебя в хозяйстве найдётся старый вонючий козел?
   - Найдётся, а для чего?
   - Хочу подарить его бейлифу.
   - Совсем спятил, - Миле очень знакомым образом крутит пальцем у виска, а Маэрим, догадываясь, захихикала.
   - Миле, - обращаюсь к нему, - бейлиф привёз с собой группу из трёх младших помощников, которые перехватывают порталы в надежде поймать меня. Я им построю великолепнейший шикарнейший портал, который они обязательно перехватят, но в нём будет козёл.
   Барон начинает дико ржать, поддерживаемый Маэрим:
   - У меня есть козёл, не старый, но злобный и свирепый, для подарка в самый раз.
   Я настраиваю рамку на самый слабый режим, это лишь тень портала, но она позволяет мне заглянуть в комнату, где сидят два молодых парня и мужчина постарше. Они увлечённо ругаются друг с другом. По-видимому, мужчина парней упрекнул, что они небрежно относятся к работе и поэтому никого не поймали, а они его обзывают занудой, тупым мулом и козлом.
   - Будет сейчас вам козёл, причём настоящий, - злорадно думаю я.
   Микилеес тут и появляется в комнате с козлом. Его он то приманивает морковкой, то тащит за верёвку, то пытается гнать вперёд пинками. Устанавливаю большое входное окно перед козлом и, вкачав в портал море энергии, ищу, куда бы прицепиться выходным. Мой портал эти ребята почти сразу перехватывают и тащат выходное окно к себе в комнату. Миле вбрасывает в портал морковку и перерезает верёвку почти у шеи. Козёл рвётся вперёд, то ли за морковкой, то ли знакомиться с новыми людьми, и рогами сшибает одного из молодых парней. Это ему нравится, и он весьма успешно атакует второго, а сбив его, нападает на мужчину постарше. Но тот успевает выскочить в коридор и захлопывает перед козлиным носом дверь. Козёл успевает наклонить голову и боднуть дверь рогами, но открыть её не может. Тогда он поворачивается и нападает первых двух противников.
   Перехватчик вылетел из рук козлиной жертвы и повис на обломке носа совершенно непотребного бюста. Пользуясь суматохой, забираю его через портал, а взамен удлиняю нос бюста камнем-шпионом. Ребята же мечутся по комнате, спасаясь от козлиных рогов. Открывается дверь, и возвращается мужчина постарше с бейлифом. Портал уже убран, а подслушка включена. Миле и Маэрим не в состоянии смеяться и тихо стонут. Козёл, видя новые лица, выбирает бейлифа и атакует его. Виронесса показывает на видеокристалл, лежащий на столе:
   - Я его включила, чтобы фиксировать ход переговоров, но запись продолжается.
   Я чувствую себя режиссёром комедии, из последних сил пытаюсь сохранить невозмутимость, но мой рот растянулся до ушей. Опять мне удалось утащить через портал ценную вещь! Бейлиф с мужчиной действуют более грамотно, чем ребята, загоняют козла в узость между столом и стеной и там скручивают, привязав верёвкой к каминной решётке.
   - Это третий этаж, точно над комнатой Терейона, - поясняет мне географию Миле.
   Я показываю Маэрим узкую рамку:
   - Это Перехватчик порталов, он теперь у меня. Возвращаемся в замок или досмотрим спектакль до конца?
   Она подскакивает ко мне и целует, чуть не опрокидывая с креслом на пол. Ну и здорова тётя. Только в последний момент успеваю уцепиться за стол.
   - Обязательно досмотрим, боюсь, подобного я больше никогда не увижу.
   А на экране бушует бейлиф:
   - Козлы, идиоты, недотраханные бараны ..., каким образом здесь появился этот козёл?
   Тот будто догадывается, что речь идёт о нём, и вступает в беседу: "М-ме-е". Бейлифа словно его кольнуло, он подходит к рабочему месту младших помощников и внимательно осматривает стол. Затем делает два шага назад и разглядывает пол. А после почти шёпотом спрашивает:
   - Где Перехватчик, долбоё...?
   Возникшей паузе и тишине позавидовал бы и Станиславский. Наконец, до ребят доходит, что игры кончились, и они вмазались по самое не могу.
   - У меня Перехватчик был один-единственный, и ни у кого в нашем сеймене нет подобного амулета. А у Лееса есть рамка, которую он отобрал у Тарин-Кифов, и теперь он может безнаказанно разгуливать, где ему вздумается, - шёпотом продолжает он, и вдруг орёт:
   - Где Перехватчик, сволочи.
   - А в ответ тишина ..., - ребята, да и мужчина, боятся даже дышать, они прекрасно понимают, что ними могут сделать.
   - Вон отсюда, - хорошо видно, как крутятся шарики в голове бейлифа, - стоять, недоумки. Сейчас спуститесь к комнате Терейона и будете охранять его до утра. И горе вам, если за ночь с ним что-нибудь случится. А теперь вон.
   Он ходит по комнате, осматривая всё, и даже оглядывает бюст со шпионом. Затем подходит к камину и говорит, стоя к нам спиной:
   - Леес, почему-то я уверен, что ты меня слышишь и видишь. Мне безразлична судьба Мейона и Кениона, мне очень понравилась твоя шутка с козлом, но запомни - здесь в северо-западной байле есть только один хозяин - я, бейлиф Фанах Бенер-Руун. Если ты завтра придёшь с повинной, то я, может быть, тебя и прощу, а возможно, даже назначу своим младшим помощником. Иначе я объявлю тебе войну, которую буду вести, пока не уничтожу тебя и твоих близких. - Он берёт с полки что-то вроде карандаша, ломает его и бросает обломки в камин.
   - Бейлиф предлагает тебе прощение, и даже должность младшего помощника, - Маэрим то ли провоцирует меня, то ли действительно удивляется.
   - Я ему не верю, поэтому даже разговаривать с ним ни о чём не собираюсь. Сделай Миле копию козлиной эпопеи.
   Я беру рамку и настраиваю портал на свою комнату. Делаю это тщательно и сравнительно долго, зато на само построение портальных окон уходит минута, и нас не успеть перехватить. Мы с Маэрим и Марфином шагаем в мою гостиную, за время моего отсутствия здесь ничего не изменилось, даже запах остался прежним. И хотя прошло всего несколько дней, у меня чувство вернувшегося домой из долгого путешествия. Прохожу с ними в свой кабинет и показываю Марфину, куда положить сумку и где развернуть изъятый мною столик. Он смущённо объясняет, что сегодня на пиру по случаю победы обожрался, и вызванный мною комендант выделяет ему комнату рядом с моими покоями. А я опускаюсь в кресло и звоню на кухню, где заказываю ужин и кофе. Маэрим жалуется, что после всех сегодняшних приключений, она как плохо выжатая тряпка. Поэтому она идёт к себе отдыхать и просит завтра утром её не будить.
   - Понятное дело, отдыхай, - говорю я ей, доставая рамку и радуясь возможности без помех попробовать добраться до Терейона, - тебе сегодня досталось - утром граф, вечером козёл.
   - А ты, небось, сейчас заляжешь с Жаин? - она не удерживается от шпильки.
   - Рад бы, но на сегодня ещё не все гадости сделаны. Только не спрашивай, утром расскажу, а ты оставь мне запись с козлами.
  Маэрим
   Пока он беседует с дедом и разбирается с Бауэром, я спешу к себе. Там быстренько ополаскиваюсь и переодеваюсь. Затем моя горничная укладывает мне волосы, и я бегом вниз. Возвращаюсь я вовремя - Дмитрий выстроил пять восьмёрок и раздал воинам автоматы. И Леес недавно подошёл, пристраиваюсь к нему и попадаю в одну с ним группу. Они обсуждают план захвата замка, и я чуть не наорала на них:
   - Вы что сдурели - для этого необходимо четыре сотни, а не четыре десятка.
   Но промолчала - план разумный, хотя и сырой. Леес определяет всем места в своей группе и настраивает портал на комнату Мага в Доме Сеньора. Действительно - мага там нет и защита слабая, Леес её просто продавливает собой. Шагаю следом за ним и лечу вниз, с трудом торможу о столик, а после он меня ловит. Вот для этого и нужны мужчины - ловить прыгающих невесть куда женщин. Но, поставив меня на пол, он тут же бросается к двери - спешу за ним и спотыкаюсь. В этот поход я одела сапоги на невысоком каблуке - хотела выглядеть покрасивее, только вот бегать в них тяжело. Меня обгоняют автоматчики, но один из мечников подхватывает меня под руку, с опорой можно бегать. А Леес уже несётся вниз по лестницам, я с мечником спускаюсь последней. Хорошо, что время от времени он останавливается около некоторых дверей, подняв вверх ладонь. А затем врывается либо туда сам, либо посылает пару бойцов. Тогда мы с моим воином догоняем их.
   На третьем этаже он вламывается в личные покои графа, оттуда доносится шум падающих тел. Потом отправляет группу дальше вниз и подзывает меня и Марфина. Я вхожу в комнату и вижу на постели Ли-ири. Боже мой, как она истерзана. Леес пытается облегчить ей боль и немного заживить раны, но он не целитель. Я достаю из сумочки специальную мазь и осторожно наношу ей на спину. Моя подруга открывает глаза и, увидев меня, обнимает и плачет. И сквозь слёзы просит забрать её отсюда. А я её успокаиваю - граф убит, я своими глазами видела его голову. Леес велит мне и Марфину остаться с Ли-ири, а ему надо вниз к войскам. Я начинаю беситься - опять он на меня ноль внимания! Оказывается, нет! Уходя, он мне бросает:
   - И попроси у своей подружки что-нибудь на ноги. В таких ходунках в походы не ходят.
   И убегает, вот зараза. Но он прав и пока Марфин убирает палаческие принадлежности и трупы, мы болтаем о своём женском. Ли-ири надо выговориться - слишком много ужаса ей пришлось перенести за это время. Но она молодец, пришла в себя быстро и спрашивает:
   - А кого Леес назначит бароном замка?
   Тут до меня доходит поразительная мысль - а ведь ни у меня, ни у неё нет сомнения, что только он имеет право назначить кого-нибудь бароном. Какой-то замковый маг, а ведёт себя как властитель. И что удивительно - мы все его так и воспринимаем. Но продумать эту мысль мне некогда и я отвечаю подруге:
   - Попробую его уговорить оставить тебя баронессой этого замка.
   А что - хорошая идея. В родном замке ей ничего не светит - перед нею старшая сестра и брат. А иметь под боком баронессу-подругу очень даже удобно. С хозяйством владения она справится, а защищать замок - это забота Лееса. Раз ты властитель, то и охраняй нас, слабых женщин. От этой мысли мне становится весело, и я иду копаться в шкафу - этими сапогами уже натёрла себе ноги. Я же не предполагала в них бегать!
   Подходят мечник с автоматчиком, охранять будущую баронессу, и мы с Маар-Фином спускаемся вниз. Там у входа стоит толпа людей и требует (!) у Лееса доказательств, что граф убит. Оказывается, им слова барона Ресейна недостаточно. Но тут Маар-Фин достаёт из своей сумки голову графа и демонстрирует её. А Леес, улыбаясь, предлагает нам пройти в беседку и там продолжить переговоры. По этой улыбочке я понимаю, что он разъярён и сейчас полетят головы. Там первым делом он выясняет у представителей, а, собственно, кто из них кто. Оказывается, четверо - это администрация замка, а остальные семеро - новоявленный Совет графства. Улыбочка у Лееса становится ещё шире, и он предлагает советникам немедленно покинуть замок нагишом. А на возмущённые возгласы уточняет, что желающие сейчас расстанутся ещё с кожей. Таковых нет и шестеро голых мужиков, подгоняемые солдатскими мечами, спешат к северо-западным воротам. Седьмой оказался наглым до глупости, и бойцы отводят его на площадь Наказаний дожидаться палача. Остальные без возражений объявляют о капитуляции. Умники, до них дошло, с кем они имеют дело. Наш будущий властитель милый и культурный человек - он не будет с ними спорить, а сразу отрубит им головы. Следующие представители будут сговорчивее. Затем оставляет нас с Миле решить оставшиеся вопросы и уходит. Вопросов два - контрибуция и новый владетель замка. А ещё возвращение отобранных у нас деревень. Последнее формальность, но когда на нашу многострадальную землю придёт спокойствие, это решать будет поздно. Но пример уже пострадавших из Совета графства явно не образумил - они переругались между собой и не согласны выполнять наши требования.
   Приходится мне опять идти за Леесом. Тот с балкона рассматривает двор, но я поднимаюсь к нему. Мои очередные сапоги сидят на ногах лучше предыдущих, но много в них не побегаешь. Он уже в кресле и демонстрирует мне свои кроссовки, зараза. Как-нибудь смотаюсь с ним на Землю и куплю себе такие же, а лучше прикажу моим сапожникам пошить подобные. Рядом сидит на корточках какая-то девчонка, явно подобранная в замке. Объясняю ему наши проблемы и предлагаю назначить баронессой Ли-ири, а девочка уточняет, что та - сеньора замка. Со стороны графа - это утончённое издевательство в духе этого мерзавца. А сейчас оно нам на руку - сеньора замка имеет преимущественные права в подобных случаях. Леес только уточняет - справится ли она с хозяйством, и ручаюсь ли я за неё. Я всё подтверждаю, и мы идём к моей подруге порадовать её приятным известием. Конечно, она рада, но ей приходится принять обезболивающее и идти с нами на переговоры. Леес заявляет, что владетельствовать за неё он не намерен и пусть она сама разбирается со своими подданными. Он только на полмесяца ей оставит две восьмёрки воинов с Константином, но потом заберёт и их. Я в душе радуюсь - настоящий властитель не лезет в дела владетелей, а каждый занимается своим делом.
   По дороге Ли-ири рассказывает - она приехала к барону этого замка погостить у него несколько дней, точнее, ночей. Но однажды ворота были открыты предательством, ворвался граф с войском и убил её друга. А над нею все эти месяцы издевался. Людей в замке она знает плохо, но разберётся. А эта девочка - дочка её служанки, которую она отсылала с письмом в Бирейнон. Я говорю - та у меня и с нею всё в порядке. Тут нам перегораживают дорогу трое мужиков и бухаются перед Леесом на колени. Это палач с помощниками хотят принести новому владетелю замка вассальную клятву. Но он их останавливает и, показывает на Ли-ири:
   - Вот ваша новая владетельница, баронесса Ли-ири.
   Они произносят ритуальную фразу:
   - Готовы выполнить ваши распоряжения.
   Ли-ири довольна и мы с нею переглядываемся. Понятно - у Лееса нет права присваивать титул, тем более баронессы. Но посмотрю я на идиота, осмелившегося оспорить его решение - вряд ли он отделается содранной кожей! А палачу с помощниками Леес тихонько велит следовать за нами. Девочка вприпрыжку скачет рядом и подробно рассказывает о людях в замке. На вид ей лет четырнадцать и будь она постарше - следовало бы взять её советницей. Но и сейчас она будет Ли-ири толковой помощницей, во всяком случае, о четвёрке советников мы узнаём много полезного.
   В беседке Миле с трудом отбивается от насевших на него администраторов. Они готовы согласиться с любыми его требованиями, но настаивают, чтобы он выбрал из них барона. Наше появление проходит незамеченным, но слова Лееса переключают их внимание:
   - Господа, представляю вашу новую владетельницу - баронессу Ли-ири Фай-Кониус.
   Нам сообщают много нового о Ли-ири, да и обо мне. Самое мягкое - шлюха. Но резко высказываются двое, а другие возражают в принципе, не переходя на личности. Через какое-то время Леесу это надоедает, он тихо подзывает палача и во весь голос командует:
   - Баронесса, приведите своих подданных к порядку!
   На секунду мы глохнем, а затем она показывает пальчиком на двоих и приказывает палачу заковать их и отвести в тюрьму, а одного по дороге выпороть. Мы продолжаем переговоры, но напротив нас теперь сидят баронесса с девочкой, а сзади них стоят два советника. Ла-Фер нас покидает - он больше здесь не нужен, а мы быстро договариваемся. Собственно, ничего лишнего мы с Миле не запрашиваем, а она понимает, что будет владетельствовать, пока за её спиной все видят Лееса. Полученную в результате договорённость записываем на кристалл и магически утверждаем. Ей здесь придётся тяжело, но она баба хваткая, справится. А я её пару раз навещу. Нет, мне не требуется ей помогать, но для всех вне Бирейнона я - подруга Лееса, а его боятся.
   Закончив переговоры, мы в том же составе обходим основные Дома замка - люди должны увидеть новую баронессу, а она - отдать первые распоряжения. Есть люди, работающие из-под палки, и им эту палку надо обязательно показать. Иначе они и другим будут мешать работать. А мы с Миле выглядим достаточно грозно, и нас сопровождает соответствующая музыка - вопли советника, которого порют на площади Наказаний. В Доме Мага обнаруживается толпа постороннего народа - это обслуживающий персонал разогнанного Леесом Совета графства. Часть из них возвращается в работные дома, где будут шить, пилить и заниматься другим полезным делом. Остальные пытаются объяснить баронессе, что Совет графства главнее неё. Вызываю Дмитрия с восьмёркой солдат, и возражения прекращаются.
   - Что мне делать с этими паразитами, - шёпотом спрашивает у меня Ли-ири.
   Я её понимаю - пользы от них никакой, но казнить полсотни людей рука не поднимается. А передо мной свежий пример графских советников - его шёпотом пересказываю подруге.
   - То, что надо, - шепчет она в ответ и командует, - снять одежду и вон из замка. Возьмут вас крестьяне в работники - ваше счастье, а так лес большой, места всем хватит. И вам, и хищным зверям.
   Паразиты нехотя начинают раздеваться, но пара очередей делает их движения быстрыми и осмысленными. Многие тут же вспоминают, что у них есть специальность. Этим для лучшей работы памяти Ли-ири велит поставить татуировку на щёку, а затем отправляет в работные дома. Полтора десятка бездарей ив нижнем белье изгоняются через северо-западные ворота. Я помню, что Леес велел "советникам" убираться туда, а он просто так ничего не делает. В Доме Оружия и в Доме Урожая посторонние уже вышли на площадь и расходятся по мастерским. А девочка поясняет, что граф урезал пайки всем кроме надсмотрщиков, а тем, напротив увеличил. Ли-ири тут же на площади диктует двум советникам указ о восстановлении распределения, каким оно было раньше. Слышат её многие, а скоро его текст появится на всех основных домах. И новоявленные чиновники-надсмотрщики спешат вернуться к своей прежней работе. В должности их понизят, да и надбавки они все потеряли, но сами виноваты.
   Мы возвращаемся в Дом Сеньора, Ли-ири с девочкой уходит в свои покои, а мы с Дмитрием идём в допросную - там Леес допрашивает бывшего сеньора, чью деревню сжёг Мейон. Я сразу предлагаю перевести его крестьян из землянок в замок, а весной расселить по пустующим деревням. Из-за войны с бейлифами наш сеймен опустел. В моём владении осталась половина народа, а на востоке намного меньше. А теперь пора обрастать людьми, пока другие владетели не спохватились. Конечно, Миле тут как тут, но я ему объясняю, что до весны ему ещё своих людей надо ухитриться прокормить. А про себя думаю, что мне тоже, но Леес организует пару охот, и тогда протянем. А у Миле хозяйство на ладан дышит, не понимаю, как он умудрился так его развалить. А "горелый" сеньор приносит Леесу вассальную клятву и тот её принимает. В последний момент до меня доходит, что клятву тому следовало бы принести мне - виронессе, или Микилеесу - барону. А Леес в этом плане простой сеньор, но я молчу. В нынешние смутные времена родовыми бумагами не машут, а его все воспринимают как графа, да и я тоже.
   Леес изначально планировал после захвата замка вернуться порталом в Бирейнон, но теперь нам нужно взять крестьян. Микилеес предлагает перейти в его замок, а оттуда за ними. Ещё мы забираем фураж, поэтому в Ресейнон идём своим ходом, телепортировать телеги Леес отказался. Зачем ему беречь прану, не понимаю, ведь не для ночи со мной? - он слишком серьёзно воспринял моё требование головы Терейона. Дмитрий построил отряд и мы выходим - я жалуюсь Леесу, что устала и он обещает перебросить меня от Миле в Бирейнон порталом. А сейчас мы едем по лесу, и я вдыхаю осенние ароматы. В детстве и в юности, мы часто ездили в гости к соседям-владетелям, но эти времена давно прошли. Я сижу взаперти в своём замке, рискуя выбираться только в ближайшие деревни, и эта поездка - прекрасный для меня подарок. Погружаюсь в воспоминания - рядом с ним я ни о чём не волнуюсь. Кое-чем мне хочется с ним поделиться, однако самая трагическая история наших мест оставляет его равнодушным. Впрочем, бейлифы натворили такого, что я не понимаю своих прошлых переживаний.
   Не успеваю поудивляться себе, как Леес обнаруживает наблюдателя и угощает того шишкой в глаз. Верхолаз делает кульбит в воздухе, достойный циркового артиста, а народ в отряде хохочет. Как он умеет развлечь людей. Напряжение у воинов спадает, а напрасно - на поляне нас ждут разбойники. Удивительно, но до драки дело не доходит, Леес беседует с атаманом как с равным. Но в нынешние времена половина атаманов - сеньоры и доны, и этот, сразу видно, тоже. К их разговору я не прислушиваюсь, мне слишком хорошо в лесу, а делами пусть занимаются воители. По окончании разговора Юрек сообщает о поджидающей нас засаде. Это серьёзно, но Леес, похоже, рад предстоящей схватке. Ну а мне что, за его спиной я никого не боюсь. Пришпориваю коня за ним вдогонку и думаю, что выйди сейчас нам навстречу сам бейлиф, я буду спокойно ждать, пока Леес его не прикончит. Понимаю, что это глупость несусветная, но с ним мне ничего не страшно, да и другим тоже. Воины впервые за десять лет выехали далеко от замка - охота не в счёт, там перемещались порталом, - а едут как на прогулке. И засада с младшим помощником их не беспокоит - все уверены, что Леес того уроет.
   Мы скачем быстро, и на ходу он перестраивает войско. Отрядик у нас куцый, осталось тридцать два человека, не считая возниц. Из них он отбирает двадцать пять и выстраивает в широкую колонну. Она галопом вылетает из леса и несётся к горящей деревне. Бандитов вчетверо больше, но они не ожидают нашего нападения и растерялись. А мы с криком несёмся на них, и даже я нащупываю в азарте кинжал. Наш отряд развёртывается в линию перед спуском, а бандиты, наоборот, сбиваются тесной толпой. Младший помощник пытается как-то их сорганизовать, но едва уловимое движение руки Лееса и тот падает с коня мёртвым. Очереди автоматов и цепные молнии довершают разгром. Миле отправляет десяток тушить деревню, а остальные вяжут бандитов. А те и не думают сопротивляться, видя вверху Лееса с огненным шаром в руке. Осторожно спускаюсь, держа коня за повод. Подхожу к Микилеесу, тот сортирует бандитов. Я их всех прямо здесь поубивала бы, а он ещё с ними разбирается.
   - Блестящая победа, - сообщает мне кузен.
   - Сама вижу, - я злюсь, но постепенно успокаиваюсь.
   Да, он отказался объявить меня своей ту-ули, но зато он защищает мой замок и даже Миле считает меня его любовницей. И пусть в Бирейноне его разубедят, всё равно Леесу от меня не уйти. Ищу его взглядом и нахожу его у тела Кениона. Наверное, он уже забрал младший камень, и я еду с Микилеесом в замок. Хотя это одно название, но за стенами мне спокойнее. В замке мы узнаём, что к Миле в гости свалились барон и баронесса Фари-Туинес. Любопытно, приехали самые значительные владетели в округе. Этот род всегда соблюдал подчёркнутый нейтралитет к власти, и если Бирейны и Ресейны всегда боролись с бейлифами, а Тарин-Кифы тех поддерживали, то эти держались в стороне. А теперь вдруг заявились. Интересно, и что им понадобилось от Миле, может, долг какой-нибудь хотят стребовать? Но для этого достаточно прислать канцлера, а не заявляться лично, тем более вдвоём. Кабаль и Мегион встречают нас в холле, и они обрадованы видя меня. Ну, я-то им для чего нужна!? Дел у меня с ними никогда не было, долгов и займов тоже. А радуются, будто встретили близкую родственницу.
   Оказывается, им нужен Леес! Кабаль сразу просит меня устроить с ним встречу. А узнав, что он тоже здесь, только пока разбирается с бандитами, довольно потирает руки. Как говаривают на Земле - всё любопытственнее и любопытственнее. Жаль, расспрашивать его бесполезно - это ещё тот жук, похитрее меня будет. И намного. Затем я принимаю душ, опять надеваю пропотевшую и надоевшую одежду и иду в холл, где накрыт ужин. Народу за столом много, Фари-Туинесов сопровождают секретари и командир дружины. Их охрана, наверное, будет поболее гарнизона замка. И Миле посадил с пяток администраторов, не пойму - зачем ему эти бездельники?
   Я сажусь рядом с кузеном, а место справа от него оставляем для Лееса. Барон посылает своего дворецкого встретить того и проводить к нам. Начинается торжественный ужин. Произносятся нейтральные тосты, все строго блюдут этикет - в общем, скука смертная. А я мучаюсь - зачем Фари-Туинесам мой маг? Может, рядом с их замками завелась какая-нибудь тварь? Но тогда они бы попросили о помощи бейлифа или Терейона. Против разбойников у них достаточно многочисленные дружины. Ничего разумного в голову не приходит. Особенно непонятно присутствие Мегион - она-то покидает свой замок раз в несколько лет. А тут потащилась в гости к моему кузену - явно случилось нечто невероятное. Наконец появляется дворецкий и сообщает, что Леес не стал с ним говорить и остался во дворе с солдатами. Тут я замечаю - людей Ла-Фера, следовательно, и моих, за столом нет. Иду исправить эту ситуацию, хотя как - не знаю, наверху осталось только одно место. Но Леес, как всегда, решает всё за меня - он немножко поколдовал, и я уже сижу рядом с ним. Здесь мне уютно, в руках у меня стакан с обычным хорошим вином, котороё можно пить, а не смаковать. Леес рассказывает, как мы вместе прибили младшего помощника Мейона, а народ в восторге вопит и восторгается мною. И я по-настоящему счастлива. Моё место здесь, рядом с Леесом и моими воинами.
   Тут появляется Миле, и его усаживают рядом с нами. А пир продолжается. Воины совсем разошлись и поднимают тосты за смерть бейлифа и Терейона. А Леес смотрит на них, как на расшалившихся детей. Я толкаю его в бок и говорю, что завтра об этом узнает бейлиф. Ну и что, слышу в ответ, смерть Кениона он нам не простит. А пришлёт другого младшего помощника - так и того закопаем. И я успокаиваюсь - моё дело вести хозяйство, а воюет пусть Леес. Тут замечаю - он вышел из-за стола и отошёл в сторонку, вылезаю и иду к нему, а за мною Миле и остальные. Кузен сообщает о Фари-Туинесах и необходимости обсудить с ними важные вопросы. Мне интересно - а как выкрутится Леес. Он же должен понимать, что за тем столом он окажется одним из гостей барона. А вниз Фари-Туинесы не пойдут! Мне кажется, он читает мои мысли и смеётся надо мной. Он просит Микилееса - да какое там просит - приказывает, но в виде вежливой просьбы. А барон чуть не вытягивается перед ним по стойке смирно. В итоге мы все идём в комнату для секретных переговоров, где будем только мы, а Фари-Туинесов мой кузен пригласит лично! Вот это да - барон Миле работает мальчиком на побегушках! И с удовольствием! Класс! Любопытно, а как он будет общаться с этой семейкой? Сейчас увижу.
   Я высказываю предположения о его титуле на Земле. Но он не отвечает, только обменивается понимающими взглядами с Дмитрием. Совсем как мой дед. А у Куини и Юрека ушки сразу на макушке и они примеривают к нему мои слова, кажется, успешно. Но тут барон приводит Кабаля и Мегион, и усаживает их напротив. Сначала они играют с ним в гляделки, но быстро понимают, что прочесть мага у них не получится. Затем обмениваются малозначимыми фразами - зачем Леесу знать, что хозяйство у Миле разваливается. А ведь знает! И пользуется случаем похвалить меня - пусть движением, но Кабалю этого достаточно. А затем выясняется, что Мейон нанёс Фари-Туинесам какое-то страшное оскорбление и они хотят обсудить это с Леесом. Он выставляет из комнаты всех, включая Миле, но я умираю от любопытства и остаюсь. Оказывается, что-то произошло между Мегион и Мейоном, и этот гад знает, что именно. А мне не рассказал! Он взял у пещеры его записи и просмотрел их вместе с Тиумом! Я тоже хочу их посмотреть, но Леес прямо заявляет, что не покажет. И кто он после этого?!
   Выясняется - им нужна голова Терейона и мой маг согласен! Впрочем, он уже обещал её мне, так почему бы не продать заодно и им, в этом Леес прав. А когда Кабаль интересуется, что это будет стоить, то мой маг выдвигает скромные военные условия. А затем предлагает поторговаться мне, и уходит! А я с удовольствием выставляю требования - деньги сейчас мало что значат и надо перечислить десятки позиций товаров, нужных в Бирейноне. К моему удивлению, Кабаль сразу соглашается и даже предлагает удвоить количества, если Леес добудет голову Терейона за месяц. Я встречно предлагаю - голова будет отрезана за десять дней, количества утроены, а мне лично подарят фамильное украшение их рода. Я на это колье с бриллиантами облизывалась, ещё будучи девочкой.
   Кабаль и на это согласен! И тут до меня доходит, что сроки следовало бы согласовать с Леесом, он же мне уши надерёт и будет прав. Но слова уже не вернуть, повинюсь и буду надеяться на милосердие и удачу. И ляпнула я это потому, что очень хочу побыстрее получить голову Терейона. Тогда и опасным врагом у меня будет меньше, и я сама должна буду выполнить своё обещание. А мне этого хочется больше, чем ему.
   Леес возвращается и предлагает Фари-Туинесам вернуться домой порталом. Но они помнят о Перехватчике, а я забыла, хотя бейлиф не раз захватывал им своих врагов. С трудом дожидаюсь их ухода, и устраиваю ему истерику - ползти на лошади в Бирейнон я не в состоянии. Да и вряд ли нас выпустят из замка - Терейон рядом, но Леесу всё это по барабану. Он заказывает Миле козла и объясняет для чего - мы дико ржём. Я понимаю - получив такой подарок, бейлиф совсем озвереет, но ничего не могу с собой поделать. Волнение прошло и мне не терпится посмотреть грядущий спектакль. Козёл оправдывает свою характеристику и устраивает погром, только лично бейлифу удаётся с ним справиться. А Леес показывает мне Перехватчик - пока эти глупцы спасались от козла, он его утащил. Умница, герой - у него не бывает безвыходных положений. Я стесняюсь Миле, а то прямо здесь его и изнасиловала бы.
   А спектакль тем временем продолжается - теперь, когда у нас Перехватчик, смотрим его с особым восторгом, мы всегда сможем удрать от бейлифа в Бирейнон или дальше. Фанах это тоже понимает и предлагает Леесу должность младшего помощника, мы с Миле со страхом следим за его реакцией. На наше счастье, он не верит бейлифу, и предлагает мне сделать моему кузену копию козлиной эпопеи. Хотя понятно, что бейлиф будет в ярости, когда эта запись попадёт к нему. Но я уже убедилась, что мой маг просчитывает всё на много ходов вперёд и это ему зачем-то нужно. Значит, растиражируем её по всему сеймену.
   С Леесом у нас стало интересно и весело. Вообще в замках жизнь у всех скучная. И владетели, и воины, и работники и челядь весь день заняты делами, а развлекаются редко. Мой дед рассказывал, что в начале своей бытности бароном он пытался это изменить, но у него ничего не получилось. А Леес уже второй раз устраивает мне представление. Первый раз с кухарями, а второй - с бейлифом в главной роли. И не боится, что эта запись разойдётся. Впрочем, он ничего не боится, даже меня. А жаль! Но у него уже готов быстрый портал, и когда он успел этому научиться. Мы втроём переходим в Бирейнон, и я прошу отправить меня в мои покои. Удивляюсь, как он ещё держится - мне уже ничего не нужно, только спать.
  Кабаль
   Интересного мага подцепила Маэрим - любопытно, какие между ними отношения. Я хорошо знаю всех сколько-нибудь значимых людей в нашем графстве, без этого владетельствовать невозможно. А кланы Бирейнов и Тарин-Кифов, как и мой - Фари-Туинес, ведущие в сеймене. Поэтому о будущей баронессе Бирейн я стараюсь выяснить всё, включая её игры с мужчинами. Она обожает увлечь собой очередного партнёра, а потом задурить ему голову. В результате он не знает, как себя с ней вести и что от неё ждать. А она то запирается с ним в своих покоях на несколько суток, то месяцами не желает его видеть. Многие сеньоры, не говоря уже о баронах, боятся иметь с ней дело. Правда, дважды она на этом хорошо обжигалась, но урок впрок не пошёл. А этот Леес очень занятный человек, точнее - маг. Первое впечатление - нахальный самоуверенный мажонок, которого спалят в первом же бою. Но пока сгорели его противники, а в их числе два младших помощника бейлифа и боевой маг третьего уровня. И хотя его считают слабым магом, но я вижу перед собой серьёзного воителя. И у Маэрим с ним явно нашла коса на камень - уверен, он все эти игры знает лучше неё и сам заморочил ей голову. О чём говорить - даже здесь, в гостях, он сразу настоял на своём и не пошёл пировать с нами.
   Понятно - имея под рукой полторы сотни воинов, именно он заказывает музыку. То есть второе впечатление - воитель, не исключено, что бывший атаман, реально оценивающий свои силы. Такие люди способны долго и успешно воевать со слугами бейлифа, пока не нарвутся на какого-либо младшего помощника. Но он уже убил двоих и нацелен на войну, а не на грабёж.
   Мы переходим к деловому разговору, и складывается третье впечатление - передо мною благородный человек, реальный владетель Бирейнона, ведущий войну с бейлифом. Причём тот вынужден обороняться. Он в курсе происходящего в сеймене, что не удивительно - советником у него Тиум. Ситуацию с Мегион он тоже знает и очень аккуратно формулирует. А когда Маэрим требует посмотреть записи Мейона, то вежливо, но решительно даёт ей от ворот поворот. Мне теперь окончательно понятно, кто у них главный. Но с виронессой держится подчёркнуто вежливо и почти всё время демонстрирует, что он только её маг. Удивительно, но на моё предложение убить Терейона, не начинает рассуждать, как это сложно и опасно. А конкретно заявляет, что ему нужно и перекладывает решение всех хозяйственных вопросов на Маэрим. А она от этого в восторге. И даже не догадывается, как Леес ею ловко манипулирует.
   С ней я договариваюсь легко. Уже проведено совещание нашего рода и выделены большие средства на отмщение. Мы готовы платить много, очень много, чтобы освободить сеймен от власти бейлифов. И голова Терейона - всего лишь проверка силы выбранного нами будущего властителя. В конце разговора я предлагаю ей удвоить оговоренные средства, если Леес справится с заданием за тридцать шесть дней. Маэрим задумывается и заявляет, что он зарежет Терейона в течение десяти дней, поэтому предлагает мне утроить всё и подарить в этом случае ей наше фамильное колье с бриллиантами. А если он не успеет, то получит половину оговорённых средств и она отдаст свой браслет. Я соглашаюсь и думаю, что ей выскажет Леес, узнав про подобный жёсткий срок. Хорошо, что она в нём настолько уверена, но он явно реалист и будет придумывать ловушку, чтобы поймать третьего помощника. А это требует времени.
   Леес возвращается к концу разговора и предлагает отправить нас к себе порталом. А на моё сообщение о Перехватчике реагирует спокойно - не пугается, а задумывается. Уже уходя, я слышу истерику Маэрим, которую он жёстко обрывает. Ему явно надо вернуть Маэрим порталом в Бирейнон, чтобы она не путалась у него под ногами. И он теперь думает, как обойти Перехватчик. Уверен, что до утра он что-нибудь придумает, а мне надо будет навестить их и старого барона.
  Леес
   Маэрим ушла порталом, а я звоню Тиуму:
   - Приветствую в нашем замке, у тебя случаем не найдется сильного снотворного в газообразном виде и чего-нибудь тонизирующего?
   - Найдётся, как не найтись, сейчас притащу несколько склянок, а в качестве тонизирующего захвачу Жаин.
   - Жаин - это хорошо, хоть поцелуемся, но тонизирующее возьми посильнее.
   - Опять какую-то пакость задумал?
   - Приходи, всё расскажу, а то телефон могут слушать и они.
   Мне чудится в амулете лёгкий смешок. Дома жарко или я сам сильно разогрелся, но раздеваюсь до трусов. Предстоящая операция меня пугает, но другого пути не вижу, а чтобы не бояться - злюсь. Достаю из сумки чесалочку и перехожу в гостиную, с наслаждением почёсывая себе спину. Там двое слуг держат подносы с грудой блюд - их много больше, чем мною заказано, а третий ловко расставляет их на столе. У двери, отчаянно дрожа, держит подносик с кофе глистообразный парень. Кто-то на кухне посмел отменить мои распоряжения. Моя злость находит выход. Знаю, срывать свои чувства на слугах плохо, но эти заслужили. Чашка и кувшинчик с кофе оказываются в моих руках, а чесалочка на столике и глистообразный облегчённо выдыхает. Он думает - все неприятности для него закончились, но ошибается:
   -Где Руми? - ласково спрашиваю его, выливая ему на голову чашечку кофе, кстати, весьма горячего.
   - Старший помощник повара приказал, - он опять дрожит.
   - Пусть повар сварит мне свежий кофе и пришлёт с ним Руми, - мой ласковый шёпот пугает его намного больше крика, - и пусть немедленно явится старший помощник.
   Расстановка блюд замедляется, слуги явно наслаждаются зрелищем и развлечением господ, а заодно и унижением своих товарищей. Я им то же ласково улыбаюсь:
   - Кажется, вы то же хотите кофе?
   Как из рук мага блюда и кувшины мгновенно слетают с подносов на стол, а расставляющий со страхом глядит на кувшинчик с кофе в моих руках и с трудом выдавливает:
   - Мы можем идти?
   - Благодарю, и поторопите старшего помощника и Руми, - сосуды с кофе поставлены на стол, а я уже взбешён.
   Но это хорошо - меня разозлили и мне теперь никто не страшен, даже Терейон. Слуги испаряются, и тут же входит Тиум, с небольшим мешком. Принюхавшись к кофе, улавливаю запах наркотика правды и чего-то ещё - интересно, какую ещё гадость добавили сюда. Тиум вынимает склянки на стол, ставит кофейник рядом и, достав из своей сумки инструменты, начинает над ним колдовать. Входит старший помощник повара, до боли сжимая руку Руми - от него пахнет теми же гадостями, что в кофейнике. О, как я рад его видеть!
   - Отпусти Руми.
   - Она плохо себя ведёт и недостойна прислуживать ...
   Злость, ярость, озверение - мне хочется растерзать его, но ограничиваюсь ударом ногой в промежность. Он отпускает её руку и корчится на полу. У меня всё слилось воедино - злость на свой страх, желание найти отравителя, ненависть к бейлифу и его слугам - и выплеснулась на этого мерзавца. Тиум берёт меня за руку, но я владею собой и понимаю, что сначала надо его допросить, а затем публично казнить.
   - Она посмела, - он катается по полу от боли, - плохо говорить о бейлифе и его слугах. Она говорила ....
   Хотя я контролирую себя, но переполнен яростью - бью ногой ему в зубы:
   - Бейлиф - козёл, а ты - труп!
   Всё осознанно! Все в замке должны знать - я враг бейлифа и его слугам пощады нет. Окружающие меня на мгновение немеют, не любят бейлифа многие, но ругать его осмеливаются только в узком кругу в защищённом от прослушивания месте. И вдруг кто-то во всеуслышание назвал бейлифа козлом. Старший помощник, держась рукой за отбитые гениталии, другой вытаскивает из-под ворота медный жетон на цепочке и показывает его мне:
   - Я человек Терейона и нахожусь под его защитой.
   Хватаю цепочку, с силой дёргаю её и разрываю - на шее мерзавца выступает кровь:
   - Стража, - ору я и обращаюсь к Тиуму, - где здесь ближайшая комната для допросов?
   - За той дверью, - он показывает на одну из дверей в гостиной, - в конце коридора.
   Вбегают два охранника с обнажёнными мечами и вопросительно таращат глаза на меня.
   - Сдерите с этого негодяя всё и оттащите его в допросную. - Моя ярость утихла, но продолжаю её изображать. - Тиум, будь другом, поройся в его шмотках. Вдруг там найдётся что-нибудь интересное.
   Потом опять указываю охранникам, пытающимся разжать его пальцы:
   - Чего церемонитесь, это вам не любимая девушка, которую раздевают с поцелуями, а предатель и отравитель, - бью ещё раз, и он опять хватается за гениталии.
   Мой пример заразителен, стражи быстро и грубо сдирают с него всё и волокут следом за мной. В конце коридора комната шесть на восемь метров, с каменным полом, кое-каким инструментарием и дверями в служебные помещения. В пол вделано несколько толстых столбов, высотой около двух метров. К одному из них старшего помощника прижимают спиной, забивают руки и ноги в колодки сзади столба, а шею и голову притягивают к нему вплотную. Пока его тащили и привязывали, он несколько пришёл в себя и понял, что терять ему теперь нечего:
   - Посмотри на жетон, - он смотрит мне в глаза с вызовом, - там написано, что я человек Терейона, и он явится за мной.
   - Е...л я твоего Терейона вместе с бейлифом, - жетон в моих руках разогрелся и начал обжигать руки, - если он посмеет сюда явиться, то сдеру с него шкуру.
   Прижимаю жетон к его плечу, и мерзавец корчится от боли - я уже совершенно спокоен и лишь изображаю гнев. Увы, но для многих в замке страх - это единственная им доступная форма уважения. Бляха тем временем пытается связаться со своим хозяином, но не может пробиться сквозь защиту квартиры. Приходится разрушить его (жетона) структуру, но тогда его (мерзавца) перестаёт жечь. Стражи вопросительно смотрят на меня, и приходится выйти вместе с ними в коридор.
   - А, правда, что ты, или нам почудилось, - страж в страшном смущении, - назвал бейлифа ....
   -... козлом, - прерываю я паузу, более того, я подарил ему козла и вручил в его руки. Сегодня принесут запись, можете посмотреть.
   - Значит, ты объявил бейлифу войну, - заикаясь, говорит другой страж.
   Мне приходится отрицательно покачать головой:
   - Это бейлифы ведут войну против всех, а я не баран, и не пойду под нож к мяснику.
   - И что теперь будет?
   - А ничего нового, замок как был, так и остаётся в осаде. Только теперь мы будем время от времени выходить и покусывать слуг бейлифа.
   Они мне верят и не верят. Ничего, через несколько дней увидят, что всё идёт, как и раньше шло, и успокоятся. А сходят со мной в поход и осмелеют - власть бейлифов держится преимущественно на страхе. Недаром младшие помощники Фанаха - это куча отморозков, которые всех запугали. А если их вырезать, тогда до людей дойдёт - король-то голый, бояться им будет некого. Разве что меня! К нам подходит Тиум и, взглянув на стражей, спрашивает:
   - Они тебе ещё нужны?
   - Благодарю за службу, возвращайтесь на пост.
   Охранники быстрым шагом удаляются, а Тиум протягивает мне два письма:
   - Он их сегодня написал, но ещё не успел отправить.
   Я просматриваю их, одно адресовано Терейону, а другое - Седому. В письмах вкратце описывается положение дел в замке и обращается особое внимание на арест командира башни, гибель графа и Каэна. Сообщается всё это с чужих слов, сам автор выползти из Дома Мага не рискнул. Также упоминается, что положение с продуктами в замке заметно улучшилось. Последнее мерзавец смог оценить самолично, когда набирал продовольствие внизу на складе.
   - Что ты предлагаешь сделать сейчас с этой сволочью, допрашивать в настоящий момент его не хочу, - есть дела поважнее! Может, переправить его в какую-нибудь тюрьму в замке?
   - Тюрьма в замке имеется, но не исключено, что в ней есть слуги Терейона, которые этого мерзавца тихонько придушат. Поэтому лучше оставь его здесь, только наложи заклятие долгого сна и замуруй заклинаниями все двери в допросную.
   - Сейчас ты на какое-то время останешься один, - лицо мерзавца озаряется радостью, - но дополнительно к колодкам на тебя наложу заклинания. Они не дадут тебе пошевелиться, а крысы смогут тебя потихоньку жрать. И никакой твой напарник сюда не сможет войти, а если мы про тебя забудем, то ты так и сдохнешь у этого столба без еды и воды.
   Похоже, эта перспектива его не утешает, но он не только обездвижен, но и лишён возможности говорить. Его мозг угнетён заклинанием и планировать ему невозможно. В какой-то мере я мерзавцу даже благодарен - мне удалось выплеснуть на него свои чувства и успокоиться. В результате достигнута готовность к запланированной акции. В одной из служебных комнат нашлась связка ключей, которыми запираю все три двери, ведущие из этого блока в другие места моей квартиры, и на них накладываю заклинания. Геометрия моей квартиры весьма интересна, но мне катастрофически не хватает времени её изучить.
   - А где Жаин? - интересуюсь я у Тиума, направляясь в гостиную.
   - Убежала куда-то по своим женским делам, ведь сегодня вас с Маэрим никто не ожидал. И учти, что у нас не существует понятия "верность" в том же смысле, что у тебя на Земле. Есть верность сеньору, другу, командиру, а в сексе все свободны, и если ты будешь высказывать подобные претензии, то тебя просто не поймут. А Жаин, кажется, побежала к магине-целительнице. Видите ли, ей почудилось, что у неё будет от тебя ребёнок.
   - Действительно будет.
   - Вот и хорошо, - радуется Тиум.
   Обнять её мне хочется, но сейчас нельзя отвлекаться от предстоящего опасного налёта. План продуман, но его необходимо выполнить абсолютно точно. Малейшая небрежность - и трупом буду я, а не Терейон. Мы входим в гостиную, где Руми и повар ждут нас, а еда безнадёжно остыла. Повар предлагает:
   - Если хотите, то сейчас всё отсюда уберут. А у меня уже приготовлено и через несколько минут будет горячее и кофе.
   - Молодец, - хвалю его, - действуй.
   - А что будет с моим старшим помощником?
   - Считай, что он - труп.
   Повар и Руми облегчённо улыбаются и идут вниз. Я опять страдаю от голода - магия тяжелее любой физической работы и отнимает много больше сил. Бросить руками камень намного легче, чем магией - выигрыш в другом, вокруг много праны и её можно накапливать, а израсходовав, быстро восстановить. Но и кушать мне приходится вдвое больше, чем на Земле. Мы проходим с Тиумом в кабинет и там он спрашивает:
   - Ты что-то на эту ночь ещё спланировал?
   - Спланировал, и для этого мне и нужно тонизирующее и снотворное.
   - ???
   - Я собираюсь этой ночью убить Терейона! - Ошалевшие глаза Тиума восторгают меня. - Да знаю, ты мне скажешь, что он сильнее меня, как маг, опытнее и окружён сильной охраной. Но сейчас он серьёзно ранен, а когда выздоровеет, то начнёт направленно за мной охотиться. Этой же ночью у меня есть шанс, если ты принёс всё, что я просил. И ещё, ты случайно не знаешь, куда Дмитрий убрал противогазы?
   - Случайно знаю - три штуки на себя, тебя и Жаин лежат в моём кабинете. А насчёт Терейона, решил - действуй. Получится - молодец, а если что не так, то беги.
   - Благодарю, дай мне тонизирующее, а потом посмотрим снотворное для него.
   Он достаёт склянку с несколькими остро пахнущими шариками шоколадного цвета: - Рассоси во рту пару штук, запивая горячим, но не больше трёх. Три уже опасно. И прежде, чем идти, постарайся погасить излишнее возбуждение.
   Я кладу один шарик в рот, у него своеобразный вкус - острый и пряный. Потом надеваю халат, наконец мне его пошили, и засовываю склянку в карман. Слуги заново накрывают стол в гостиной, а Руми приносит свежий кофе. Он очень кстати - шарик начал заметно сушить и слегка обжигать рот. Выпив две чашки кофе, я могу приступить к еде - повар с помощниками удаляются, а Тиум и Руми составляют мне компанию. Плотно поужинав, мы расходимся - Тиум поднимается к себе, пообещав через час занести противогаз, а мы с нею идём в спальню.
   Она девушка - у женщин Тао-Эрис отсутствует такая анатомическая деталь, как девственная плева, но поначалу внутренние проходы довольно узкие. Зато потом они быстро раскрываются и тогда мужчинам надо быть осторожными - их могут изнасиловать. Я ласково и нежно поглаживаю всё её тело с головы до ног, мимоходом определяя зоны, доставляющие ей большее удовольствие. Тоненькие струйки праны стекают с кончиков моих пальцев, активируя и возбуждая их - а она нежится от удовольствия, как котёнок, и вскоре начинает потихоньку подмурлыкивать. Сам по себе контакт ничем не затруднён в силу специфики местной женской анатомии, и Руми быстро достигает вершины. Поначалу ей всё же немного больно - я заполняю её полностью, но от этого она лишь дополнительно возбуждается и всплеск получается весьма бурным. Всё её тело пылает, что естественно - наши энергетические структуры сейчас идентичны, а праны в неё поступает много больше, чем оно может усвоить. И часть её сбрасывается теплом. С нею приятно, у Руми молодое упругое тело и море желания, а аппетит у неё только разгорается - она уже кончила не один раз, но требует ещё и ещё. Наконец, я её утомил, жар в её теле спадает, и мы умиротворённо засыпаем. Точнее, засыпает она, и крепко, а я расслабился и в полудрёме манипулирую потоками магической энергии и возношу благодарность Богу.
   Ещё в первую встречу мною подмечено удивительное сходство наших тонких структур. Поглощая извне магическую энергию, насыщаешь своё тело неструктурированной праной, которую необходимо перестроить под себя, а это требует времени. Сейчас же я направляю поток энергии в Руми - поглотить она может только её крохи, но зато вся прана преобразуется в её структуру. А после близости она тождественна моей! Мне остаётся принять отражённый поток и распределить его в себе. Поглощённые ею крохи энергии потока для неё существенны - они улучшают её состояние и поднимают настроение. Ещё эти капли праны расширяют в ней энергетические каналы и увеличивают ёмкость чакр, со временем у неё проявятся магические способности. Чуть отдышавшись и отдохнув, я лёгким поцелуем бужу Руми и посылаю её за кофе, а сам беру в рот второй взбадривающий шарик. Вернувшись с кофе и несколько раз поцеловав меня для смелости, она опять просит взять её в горничные:
   - Слава Богу, ведь этого урода - старшего помощника повара, больше нет?
   Подтверждаю, он - живой труп и завтра-послезавтра закончит своё бренное существование. На это Руми говорит, что все остальные на кухне неплохие люди, особенно повар, но они с утра до вечера жрут и уговаривают и её в этом участвовать. А она столько есть не в состоянии. Чувства её читаю без труда, а сейчас слышу и её мысли - да, я ей нравлюсь как мужчина, но дело не этом. Высоких господ в замке можно пересчитать по пальцам одной руки, девочке посчастливилось попасть ко мне в постель, и она хочет этим до конца воспользоваться. Поэтому ей необходимо уйти с кухни, да и статус горничной выше, чем официантки-разносчицы. А ещё она серьёзно боится, что я с нею поразвлекусь и забуду - слава Богу, девочка не догадывается, насколько она мне нужна. Пусть считается моей пассией, так всем нам будет спокойнее - надо только это всё объяснить Жаин, а она найдёт нужные слова для Руми. Посмеявшись, я звоню Тиуму и советуюсь с ним, а затем вызываю коменданта нашей башни. Это пожилой отставной солдат с протезом вместо левой руки. Он приходит с большой толстой тетрадью, в которую записаны все постоянные и временные обитатели Дома Мага, кроме нас с Тиумом.
   - Господа числятся в главном реестре, - поясняет он.
   В соответствии с моими указаниями, он вычеркивает старшего помощника повара, переписывает Руми в горничные и даже проводит нас в её апартаменты. Эта квартирка расположена на один пролёт выше моей. Она состоит из гостиной, трёх спален, двух санузлов и комнат для стирки, сушки и глажки. Комендант объясняет, что мне положено четыре(!) горничные и ещё несколько особ обоего пола для разного рода услуг. В этой квартире должны проживать семь обслуживающих меня женщин, а пролётом выше квартира для мужчин, где уже расположился Марфин. Если же мне этого недостаточно, то ниже моей располагалась ещё пара квартир, в которых можно разместить обслугу. Но для этого надо договориться с Маэрим, чтобы она приказала выделять на них еду, одежду и всё прочее. Помощница коменданта принесла Руми три комплекта постельного белья, три платья горничной, тёплый плащ с капюшоном для улицы и четыре пары обуви - от домашних тапок до тёплых полусапожек. Остальное своё бельё она должна забрать с кухни.
   - Учти, - говорю ей, - хоть ты теперь и горничная, а кофе всё равно будешь приносить мне в постель.
   Комендант пробует возразить, но видя мой взгляд, соглашается и предлагает:
   - Не возражает ли благородный маг, если эта обязанность Руми будет записана в книге учёта работников Дома.
   Я не возражаю, а Руми этим даже довольна.
   Едва я возвращаюсь к себе, как звонит Тиум и спрашивает:
   - Если ты закончил свои постельные дела, то мы с Жаин спустимся к тебе.
   - Жду, - мычу в ответ, запивая кофе второй шарик. Жжёт заметно сильнее.
   Я едва дожидаюсь Тиума с Жаин. Хочется как можно скорее ринуться в бой, хотя чётко понимаю, что спешить нельзя в любом случае. Прежде всего, задуманное нападение лучше провести под утро, когда все обитатели загородного дома в лесной деревне крепко уснут. Далее, операцию требуется проводить спокойно, внимательно и не торопясь. Иначе можно вмазаться в какую-нибудь ловушку, наверняка приготовленную бейлифом. И последнее, к предстоящей процедуре надо тщательно подготовиться. Иначе придётся уйти, несолоно хлебавши из-за неправильных действий или отсутствия необходимого снаряжения.
   Едва войдя, Жаин бросается мне на шею:
   - Я жду ребёнка - от тебя! Целительница мне подтвердила!
   - Для этого не надо ходить к целительнице, - мне приходится отвлечься от планирования операции и положить ей руку на живот, - это мог сказать тебе и я.
   - Остыньте, недоумки, - Тиум укоризненно глядит на нас, как на расшалившихся детей, - я понимаю Лееса, он никогда не был беременным и не знает, что до дня ожидаемой менструации и пятнадцати дней после близость в любых формах недопустима2. Иначе может быть выкидыш. Но ты должна это знать.
   - Знаю я, знаю. Но можно хотя бы ...
   - Нельзя, - не даёт договорить ей Тиум, - марш к себе, а то ещё немного и я вас не удержу.
   Жаин надувает губки, но не выдерживает и смеётся. Потом, показав нам язык, убегает.
   - Жаин таким образом уже теряла ребёнка, - считает необходимым пояснить Тиум, - правда, его отец был тот ещё баран, но для любой женщине выкидыш всегда обиден. А потом девять лет у неё ничего не получалось. Но объясни, что ты задумал, тогда я смогу выбрать наиболее подходящее снотворное.
   - Комната Терейона охраняется снаружи точно, а возможно и изнутри. Мне не хочется проливать много крови и надо исключить риск, что кто-то поднимет тревогу. Лучше всего тихо прийти, отрубить голову и уйти, не поднимая шума. Желательно чтобы снотворное было очень сильным, от которого все в комнате и за дверью крепко уснут.
   - А если некоторые так и не проснутся? Тебе их будет не жалко? - Тиум явно удивляются моему миролюбию.
   - Не проснутся, ну и хрен с ними. Лишь бы никто не успел поднять тревогу.
   - Кажется, я тебя понимаю, - Тиум находит в одном из блюд какой-то фрукт, - ты каким-то образом собираешься закинуть склянку со снотворным ему в комнату, хотя она обвешена стерегущими и защитными заклинаниями. Потом собираешься проникнуть туда сам, убить его и незаметно уйти?
   Подтверждаю кивком его доводы, так как мои челюсти сводит второй шарик. А Тиум продолжает:
   - Чтобы снотворное не подействовало на тебя, ты собираешься одеть противогаз, заодно в нём никто тебя не узнает. Как ты собираешься проникнуть туда, а потом уйти, я не представляю. Построение портала наверняка заметят и поднимут тревогу, но это решать тебе. Думаю, лучше всего подойдёт вот эта склянка, - Тиум достаёт прямоугольный стеклянный флакон с притёртой пробкой, - когда будешь рядом, наложи заклинание "Трещина", вбрось его в комнату и через три секунды можешь заходить, никто не проснётся. Но сам будь осторожен, почувствуешь сонливость или дурноту, уходи немедленно, у тебя будет только одна или две секунды. Чёрную лепёшку на дне потом сковырнёшь в камин, а осколки склянки забери с собой, иначе могут опознать. Вернувшись, свяжись со мной, мы с Жаин будем тебя ждать и волноваться.
   - Благодарю, понял, позвоню, - я терпеть не могу, когда за меня волнуются. Но успокаиваюсь, укладываю склянку в сумку мага и думаю, что мне понадобится хороший тесак.
   Тиум уже ушёл к себе, а где искать тесаки? - Конечно на кухне! Приходится разбудить Руми, чему она страшно рада, но огорчается, когда я ей объясняю, что она мне нужна в качестве проводника на кухне. Приходится пообещать, что скоро мы ещё поваляемся в постели. Кухня занимает большую часть первого этажа. Кроме собственно места готовки, там склады с продуктами и кухонными принадлежностями, спальни и жилые комнаты для персонала. А также большая гостиная-столовая, где на общем столе валяется груда объедков.
   - Эта наша жральня, - поясняет мне Руми.
   На собственно кухне клюёт носом младший повар в ожидании срочного вызова. Он хочет разбудить старшего повара, но я не разрешаю и велю ему самому сготовить ночной ужин и сварить кофе на троих, включая его самого. После прошу Руми отвести меня в квартиру старшего помощника. Ограничиваюсь беглым осмотром - мне некогда, но даже он позволяет обнаружить пачку писем от Седого, графа и Терейона. Они засунуты под матрац и фонят. Забираю их с собой - пусть Тиум посмотрит, может быть, найдёт что-нибудь интересное.
   - Не хиленькую квартирку отхватил себе этот мерзавец, почти как моя, - и спрашиваю у Руми, - а какая квартира у старшего повара?
   Для второй такой квартиры места явно не хватает.
   - Намного меньше, этот гад нас всех здорово утеснил.
   Осматривая эту квартиру, нахожу целый набор ножей и тесаков, один из которых мне страшно нравится. Он чем-то напоминает мачете. У него широкая верхняя кромка и заточенная нижняя, как у топора, длинное и высокое лезвие с удобной рукояткой. Тесак хорошо сбалансирован и легко накачивается магической энергией, хотя ни разу не использовался. Мечам полагается присваивать собственные имена, а этот клинок мне понравился и я называю его Секатором - без особых претензий, но звучно. К нему прилагается лента с металлическими кольцами, которую можно прицепить к поясу, что и делаю. На тесак, засунутый в кольца, накладываю заклинание невидимости. Потом устанавливаю запирающие заклинания на все три внешних двери, и мы возвращаемся на кухню. Младший повар уже приготовил нам быстрый ужин с кофе, за который мы с Руми и принимаемся. Повар смотрит на нас настолько голодными глазами, что я не выдерживаю и предлагаю ему присоединиться. Хотя, судя по его комплекции, в еде его никто не ограничивает. Поев, мы с Руми поднимаемся наверх, каждый к себе.
   Здесь, в этой башне, я ощущаю себя дома - никогда в жизни нигде не было у меня такого чувства родности. Я ощущаю башню всем телом, как женщину в момент наибольшей близости, и чувствую, что и она сроднилась со мной. Именно это удерживает меня в замке, ибо совершенно ясно, что воевать с бейлифами - это безумие. Предположим, мне невероятно повезёт, и я убью бейлифа Фанаха Бенер-Рууна, но что делать с остальными девятнадцатью, которые от страха объединятся против меня. Предположим совсем невероятное, что мне удастся их победить и тогда встанет вопрос - а что мне делать дальше? Править или по-местному властвовать у меня нет ни малейшего желания. Ну не хочу я быть ни бароном, ни графом, ни герцогом, ни тем более королём. Но это чувство родности с башней не позволяет мне её бросить и уйти. Я люблю её больше, чем всех женщин, и она мне платит тем же. А раз я не могу её бросить, то должен собраться и идти убивать Терейона, хотя это и попахивает суицидом.
  Жаин
   Однажды я уже потеряла ребёнка по собственной глупости. И любая женщина поймёт, как мне хотелось забеременеть. Но магиням это сложно, а у меня есть Дар, пусть и крохотный. И когда целительница подтвердила, что я жду ребёнка, я взлетела на седьмое небо от счастья. После девяти безуспешных лет я, наконец, жду ребёнка, причём от любимого, от Лееса. Но не бывает всё хорошо. Теперь полторы декады мне недозволена близость с мужчиной. А я хочу! И что самое ужасное - чувствую, насколько он хочет меня. Деду приходится чуть ли не силой отрывать нас друг от друга. Хорошо ещё, что на эту ночь Леес задумал какое-то приключение. Тиум из-за этого страшно волнуется, но я знаю - его затея обязательно закончится успешно. А эти дни как-нибудь дотерплю. Я же не Маэрим, чтобы через месяц без мужчины ходить по потолку, а потом кидаться на первого попавшегося. До Лееса у меня год никого не было - если мужчина мне не нравится, то я с ним не лягу. Конечно, когда я рожу, то Маэрим разъярится. Но Леес к этому времени найдёт управу и на неё и на бейлифа.
  Тиум
   Не перестаю поражаться, насколько вовремя всё получается у Лееса. Когда казалось всё проиграно, он выскочил прямо в коридор в Доме Урожая и поверг врагов. Бейлиф графу благоволил и наверняка снабдил его сильными амулетами. Но против Лееса они не сработали, и захватчик в страхе попытался бежать. Наш маг зарезал его в туалете, где этому негодяю и место.
   Не пойму, почему малые ворота оказались открыты и в них смог ворваться Каэн. Зато мы увидели красивую магическую схватку, только весьма быстротечную. Четвёртый, пятый или шестой его удар пробили бы щит Лееса. Но он воспользовался крохотным отвлечением своего противника и ударил сам. Атаковать слабыми заклинаниями сильного мага бессмысленно, но первая же их очередь разнесла защиту того вдребезги. Похоже, Каэн так спешил, что не выстроил полноценный щит. Чтобы спастись, он прижался к земле и Леес продемонстрировал мне заклинание "Трещина". Перед его возвращением на Землю мы с ним чуть не переругались из-за него. Я считал и считаю это заклинание неэффективным, от которого легко защититься. Но Каэн, маг третьего уровня, отразить его не сумел и погиб. Правда, Леес вместе с этим заклинанием применил одновременно ещё два, но какие именно, я засечь не успел.
   И ещё странность - я ожидал, что с Земли вернётся маг с чудом сэкономленными каплями энергии. А у Лееса прана чуть ли из ушей не текла. И с Каэном он её тратил щедро, чем того и смутил. Только зачем гадать - сам расскажет, что сочтёт нужным.
   После этой его победы я поспорил сам с собой - к кому он пойдёт, к Жаин или Маэрим. Леес, безусловно, любит мою внучку, а виронесса ему просто нравится. Но он прекрасно понимает, что обязан учитывать желания хозяйки Бирейнона. Я проиграл спор - он, даже не заходя к себе, двинулся на замок графа. Жаин надо мной посмеялась и заявила, что он прекрасно чувствует, когда и что надо делать. А Маэрим пришлось тащиться с ним, но она храбрая баба, это у неё не отнять. И ведь придумал, куда можно телепортироваться во вражеском замке. Слава Богу, что маги Тарин-Кифов не додумались до этого - иначе Бирейнон давно бы пал.
   Граф увёл все войска из своего замка - а кого ему, любимчику бейлифа, опасаться? Поэтому замок сдался без боя. Но позже выяснилось, что в лесную деревню прибыл сам Фанах и поручил своим младшим помощникам перехватить портал, которым Леес будет возвращаться домой. Узнай я об этом сразу - мысленно попрощался бы с ним. А он всех перехитрил и ушёл своим ходом, причём не в Бирейнон, а к Микилеесу. А из того замка отправил бейлифу порталом козла, которого его младшие помощники перехватили ценой Перехватчика. Маэрим записала на видеокристалл козлиную эпопею и скоро весь сеймен насладится этой историей. А уж от Миле Леес с Маэрим вернулись домой. Но она была настолько измучена походом и всеми событиями, что поспешила к себе отдыхать.
   К огорчению Лееса, ему придётся тоже воздержаться - Жаин беременна. Но зато он схватил этого негодяя - старшего помощника повара Дома Мага, которого я свыше года не мог вычислить. Как он страшен был в ярости - все у нас перепугались. И долго никто не посмеет даже подумать плохо о нём или о нас с Жаин. Я тоже испугался, невменяемый маг - это опасно. Но присмотрелся, и мне показалось, что всё это просто блестящее лицедейство. Причём настолько высокое, что я сейчас не знаю - впал ли Леес в ярость или только изображал её?
   А затем он меня огорошил своим решением убить Терейона. И он действительно прекрасно чувствует момент и хорошо продумал свои действия. Этой ночью у него всё может получиться, а позже - вряд ли. А мне остаётся лишь ждать его и просить богов помочь ему. Впрочем, Жаин уверена в успехе и успокаивает меня. Я рад за них - они явно нашли друг друга. И хотя провели вместе всего одну ночь, а уже понимают без слов.
  Глава 7. Поход
  Леес
   Суббота, ночь
   Я одеваюсь и обуваюсь только в местное, включая плотную куртку, шлемофон и мантию, похожую на плащ-палатку. На куртку надет широкий пояс с портупеей. Из оружия у меня кобура с пистолетом, кинжал, Секатор и подвеска с метательными клинками. Из магических предметов со мной жезл - мой самый первый трофей и слившийся камень на груди. Хотя он образовался из трёх серых камней, но в нём заметно пробивается желтизна. Всё остальное складываю в сейф, и только склянка со снотворным в сумке мага на боку. Там же ещё склянка с тонизирующими шариками и противогаз. Подумав, беру пластмассовую бутылку с водой и пару яблок. Ещё раз мысленно осматриваю себя и решаю, что готов. Конечно, пригодились бы гранаты, но их надо искать, да и не вижу в них большой необходимости. Если дело дойдёт до крайности, то лучше слинять, а не кидаться ими.
   Идти собираюсь в предельно глубоких слоях и только около цели начать подниматься. Дело в том, что смотреть сквозь слои вертикально вниз или под острым углом довольно сложно и даже второй уровень виден плохо. А ещё я надеюсь, что бейлиф ночью будет спать, а его младшие помощники не настолько изощрены в ведении наблюдения, как он сам. Откровенно говоря, из находящихся в лесном доме, я опасаюсь только бейлифа и Терейона. Вначале погружаюсь на шестой слой, почти запредельный для меня. Во всяком случае, в нём мне весьма некомфортно. Подойдя к лесному дому, медленно поднимаюсь под небольшим углом. Ожидаю, что под домом и возле него бейлиф приготовил какую-нибудь мерзкую ловушку и ищу её. Меня вдруг встревожила пустота и тишина. Да, никакой заметной жизни в слоях нет, как в пустыне. Но около самых крохотных магических источников всегда заметна активность пусть и редких сущностей. Выскочить, сделать глоток и скрыться. Здесь же нет ничего. Удесятеряю осторожность - шаг, остановка, ощупывание; потом ещё шаг и остановка, осторожное ощупывание. И всё-таки я едва не вмазываюсь - рукой ощущаю сигнальную плёнку, будучи в нескольких сантиметрах от неё. Делаю на всякий случай шаг назад и всматриваюсь в пространство.
   Вглядываюсь довольно долго, пока не замечаю, что пространство слегка мерцает. Выделив мерцающую часть, определяю её форму и структуру. Передо мною жутко опасная тварь, описанная под названием средняя кисея. Малая кисея для магов почти безвредна, так как слаба, а большая практически не встречается в верхних слоях. Средняя же здесь нередкий гость и головная боль подобных мне путешественников в глубинах Мира - несколько шагов внутрь неё и конец. Она сгущается вокруг тебя, и вырваться почти невозможно. Раскидываясь, она захватывает по высоте слой целиком, правда, предельно истончаясь. Обойти её, чтобы пройти к дому, можно, только выйдя наверх. А там меня наверняка ждут дозоры и засады. Поразить же её можно только извне и очень меткими ударами, что сложно. Следует одновременно и точно всадить в неё тринадцать ледяных стрел, ими надо попасть в нужные места и разорвать её. Особенность этих стрел заключается в том, что они должны взорваться сразу и по всей длине. Это я могу сделать, заставив стрелу отщеплять от себя при движении внутри кисеи по небольшому кусочку. С точностью у меня тоже проблем нет. А вот одновременно мне удаётся выпустить только четыре стрелы, причём небольшие. Зато могу одну за другой ударить четырьмя четвёрками. Надеюсь, что этого хватит, хотя и на пределе, - мне удаётся сделать расчёт ожидаемого удара, - а если нет, то попробуем сбежать, снаружи от кисеи может получиться. Отступать, подойдя так близко к цели - глупо, успокаиваю я себя. К тому же у этой твари есть и достоинство - она не терпит никого рядом. Если мне удастся поразить её, то проход открыт. Но требуется абсолютная точность и малейшая ошибка недопустима - моя магия слаба.
   Начинаю с правой руки, чтобы завершающую самую мощную стрелу выпустить из левой - ударной. Первые восемь стрел проходят точно по линиям соединения, образовав прямоугольник, и эта точность компенсирует их недостаточную силу. Тварь разорвана, а, главное, оторваны плавники. Следующий удар самый важный - третья четвёрка состоит из двойных стрел и вырывает центральный цилиндр твари. А последняя стрела поражает её точно в центр, оглушает и не позволяет правильно собраться. Вместо единой и относительно плотной твари образовались отдельные куски, из которых только средний остался сравнительно густым. Приходится всадить ещё две стрелы, которые разваливают его. А потом кинжалом, точнее, магическим лезвием, созданным вокруг него, отрезаю скальп или хохолок, небольшой кусочек, свидетельствующий, что моей жертвой оказалась именно эта тварь.
   Прячу скальп в специальный пакетик, кладу его в карман сумки и поднимаюсь к дому. Хочется немного передохнуть, но в слоях это делать опасно. Да и нет желания знакомиться с другими ловушками бейлифа. На первом уровне надо мной сигнальная сеть, в которой за пределами дома зияют здоровенные дыры. Около одной из них растёт хорошо знакомое мне дерево. Дожидаюсь, пока два идущих навстречу патруля разминутся у этого дерева и отойдут от него. Затем выскальзываю наверх и быстро карабкаюсь по нему. Там на уровне третьего этажа удобная развилка, образованная несколькими ветвями, верхушку дерева давно зачем-то срезали, и образовалось уютное гнездо. Я замаскирован на зрение, слух и запах и могу не спеша осмотреть окрестности. Вокруг дома по кругу ходят три пары дозорных с собаками. Одна ходит между домом и деревом, а две - с другой стороны дерева. Засад и секретов не обнаруживаю, да и вряд ли бейлиф рискнёт выделить много людей для наружной охраны дома. Их у него мало и большинство наверняка в доме - вот только где именно? Сам дом-башня стоит метрах в десяти от меня, а я напротив комнаты с козлом. Тот уже перегрыз верёвку и теперь жалобно мекает. Больше никого в этой комнате нет. А вот в комнате Терейона все окна плотно занавешены, а вокруг клубится ворох защит и сигнальных нитей.
   Мой поход - это авантюра и риск, но отступать, находясь совсем рядом с целью - смешно. Я собираюсь перебраться в комнату с козлом, а уже оттуда к Терейону. Но для этого надо отвлечь патрули. Это несложно - в кустах прячется здоровенный заяц и когда внешний и внутренний патруль расходятся друг с другом, он резко прыскает от них, получив магический укол. Конечно, собаки устремляются за ним и опрокидывают своих проводников, не ожидающих уже ничего нового, кроме скучного хождения по кругу. Дом хорошо защищён от проникновения, но верхом внутреннего слоя я пробираюсь в подвал сквозь дыру в сигнальной сети. Моя магическая труба, поставленная прежде защиты, экранирует всё. Поэтому портал в комнату с козлом, построенный внутри неё, остаётся незамеченным. Козлу то ли наскучило одиночество, то ли почувствовал во мне родственную душу, но он ластится ко мне. Скармливаю ему оба яблока, и одновременно в комнату к Терейону отправляется склянка, с наложенным на неё заклинанием "Трещина". Достаю из сумки камень-шпион и заглядываю туда. Она слабо освещается тремя светильниками, две половинки склянки валяются около камина. Терейон спит на спине, свесив руки вниз и тяжело дыша. А маг-целитель, судя по всему, умер. Выжидаю ещё полминуты, натягиваю на голову противогаз и строю внутри своей трубы портал, далее по нему ныряю вместе с козлом в комнату. Надеюсь, животинка, не окочуришься, а то будет обидно.
   Козёл, оказавшись в новой комнате, делает несколько шагов на подгибающихся ногах, ложится и засыпает. Я же подкрадываюсь к Терейону, держа в руке тесак. Даже тяжелораненый, подавленный снотворным Терейон чувствует опасность и пытается дёрнуться, но ситуация заведомо неравная. Его камень сопротивляется моему строенному, но соглашается выключиться после моей просьбы. А я уже заволновался, что не справлюсь со старшим камнем. Хорошо, что третий помощник отключён снотворным - неизвестно, как повёл бы себя его камень, отдай тот прямой приказ атаковать меня. Удар Секатором и голова Терейона перемещается в мой мешок, а его жёлтый камень - ко мне в компанию к остальным. От него сразу приливает сила, приходят спокойствие и уверенность. Забираю я и серебряную подставку под камень, а также остальные амулеты и видеокристаллы, лежавшие на столике рядом. Потом беру у целителя лечебный амулет и единственный видеокристалл. Чёрная лепёшка, как и советовал Тиум, улетает в камин, подцепленная Секатором, а оба осколка склянки и пробка спрятаны в сумке.
   Выхожу из комнаты, оставляя дверь открытой, и подхожу к младшим помощникам. Они, как и четверо солдат, крепко спят. Я не собираюсь их убивать, а только забрать камни с подвесками и, из любопытства, видеокристаллы. Интересно, что будет делать Фанах, оставшись без помощников? А без камней он не сможет назначить новых! Потом вытаскиваю козла в коридор, чтобы быстрее оклемался, и пешком поднимаюсь в комнату на третьем этаже. Самая опасная часть операции закончена, но надо ещё унести ноги. Делаю быстрый портал и оказываюсь в лесу в нескольких километрах от деревни. Хотя Перехватчика у бейлифа больше нет, но какой-то амулет, сигнализирующий о порталах, работает. Хорошо ещё, что при быстрых порталах сигнал очень короток. Можно надеяться, что оператор не обратит на него внимания. Далее принимаю тонизирующее - руки-ноги у меня дрожат, но надо спешить. Погружаюсь на четвёртый слой и, сохраняя бдительность, возвращаюсь к себе.
   Тиум то ли чувствует мой приход, то ли звонит на амулет-телефон постоянно (я его оставил в спальне - мне только звонка в неурочный момент не хватало). Слышу его голос:
   - Надеюсь - поход завершился успехом?
   - Почти, только козла с собой не забрал, и захвати какое-нибудь лёгкое тонизирующее.
   Тиум смеётся и спускается ко мне вместе с Жаин. Да, я от неё без ума, с нею мне невероятно хорошо. Но в этой экспедиции я перенервничал, и меня тянет побыть одному или вдвоём с её дедом - спокойно всё обсудить и, что греха таить, выпить. А так терплю поцелуи и поздравления, от которых в другой момент был бы счастлив, но не сейчас. Но изображаю бурную радость - не обижать же девушку, тем более в положении. Она меня прекрасно чувствует, и ещё раз обняв и поцеловав, уходит. А на прощанье предлагает позвать её, когда я приду в себя, и мне потребуется массаж. И всё это без обиды, а с лаской и пониманием - воистину любящая женщина. Приближается рассвет, а я нахожусь на взводе и сомневаюсь, что смогу сегодня поспать. Да и терять дневное время на сон жалко. Видя это, Тиум даёт мне маленький пузырёк с жёлтыми шариками гомеопатического размера и объясняет:
   - По два через час, всего шесть.
   Далее мы с Тиумом идём в "оружейную" - специальную комнату, вернее, блок. Он состоит из нескольких маленьких комнат без окон или больших кладовок. В одной из них в шкафу стоят специальные чаши-подносы. Каждая из них имеет короткую широкую ножку для устойчивости, а сверху переходит в поднос с низкими краями, штырём в середине и высокой задней стенкой - как раз для отрубленной головы. Тиум берёт одну из таких чаш и относит в соседнюю комнату, где ставит её на стол и стелет на поднос толстую тряпку. Я достаю из сумки голову Терейона, надеваю на штырь и ещё раз смотрю на него. Конечно, он безвозвратно мёртв, но даже сейчас излучает силу и будто пытается открыть глаза. Мой страх стоит передо мной и боязнь постепенно уходит. Нет, при мысли о Терейоне меня не охватывал ужас, но я серьёзно опасался этого дядю, особенно когда тот взялся за меня. А сейчас бейлиф пугает меня меньше, чем ранее его третий помощник. И старший камень у меня на груди добавил мне Силы.
   - Ты сумел, - хвалит меня Тиум, убирая голову в застеклённый шкаф, - прошло семь дней и ты уже не новичок, а боевой маг, поздравляю. Его камень смог забрать?
   - Благодарю, смог, - я достаю из сумки скальпы нага и тварей.
   Тиум с интересом смотрит на них, уходит в соседнюю кладовку и приносит оттуда три платочка из толстой ткани с прозрачными карманами. Сбоку от шкафа для голов на стене висит ковёр без ворса. Платочки он вешает на ковёр, затем раскладывает в них мои трофеи и прицепляет к прикрепляет к платочкам три листка то ли ватмана, то ли плотной ткани.
   - Попросишь как-нибудь Жаин их подписать - когда, где, при каких обстоятельствах. Она с удовольствием это сделает, да и мне будет любопытно.
   - Кстати, а что такое ямы возрождения и где они находятся?
   - Идём, - Тиум ведёт меня куда-то вглубь квартиры.
   - Ты здесь очень хорошо ориентируешься, а я запомнил только несколько комнат.
   - Я тебе уже говорил, что это моя бывшая квартира, а ориентироваться здесь не просто - она расположена в нескольких измерениях.
   Мы как раз в этот момент сменили ширину на другую ось, и ощущения были несколько неприятные. Причём смена произошла автоматически, без нашего участия.
   - После того, как я перестал быть магом, пришлось переехать в соответствующую моему новому статусу квартиру. Только не надо предлагать мне вернуться - маг теперь ты, и это теперь твоя квартира и твоя башня. Если я верну себе Силу, то найду новую башню, а если нет, то мне хватит имеющегося. А сейчас мы идём в кабинет с картами.
   Карты - это весьма мягко сказано. На стенах, полу и столах располагаются в виде барельефов регионы этого мира, от большой карты мира, на которой Тао-Эрис занимает небольшой кусочек, до карты владения и плана замка. Мы подходим к стене, на которой от пола до моей вытянутой вверх руки располагается карта нашего сеймена.
   - Вот это наша байлу, - Тиум тыкает влево от меня на уровне глаз, и участок карты засветился мягким салатовым цветом.
   - Это предгорья, - Тиум показывает указкой выше3, и другая область засветилась коричневым, - здесь находятся ямы возрождения, гейзеры, твари и всякие хищники. Ещё здесь мощные магические потоки, которые делают любой портал сюда нестабильным, а переход через него обычно происходит по частям - руки отдельно, ноги отдельно, а головы нет вообще.
   На карте видна тонкая серая линия, которая проходит недалеко от нашего замка и уходит вглубь этой зоны.
   - Что это такое?
   - Это древняя дорога, - ответил Тиум, - она построена почти три тысячи лет назад. Тогда на месте Тао-Эрис и соседних государств существовало могучее царство. Наш Дом Мага построен в те времена, а сам замок много позже. Для торговли между его областями были проложены эти дороги. Она проходит через зону с ямами возрождения, но контролируется сильными бандами и баронами-разбойниками. Ещё там много всяких тварей и серьёзных хищников.
   - И какое расстояние отсюда до ям?
   - Около шестисот километров. Двести по байлу, чуть меньше по диким землям, - Тиум указал на темно-зеленую область между сейменом и предгорьями, - и немного больше там. В последний раз туда смог пройти Наймиер с многотысячным войском и сотней магов. И какие у тебя мысли насчёт прогулки туда?
   - Довольно простые. Отряд автоматчиков на двух-трёх автомобилях и с магом за день доберётся до границы диких земель с предгорьями. Разбойники, включая баронов, вряд ли успеют помешать. Найти подходящее место, развернуть укреплённый лагерь и переночевать - вполне реально. Следующий участок меня беспокоит больше - много неизвестного, но две-три сотни километров по дороге преодолимы за 5-6 часов, если не придётся останавливаться и принимать серьёзный бой.
   - Безусловно, бои будут, но если ты правильно всё посчитал, то реально прорваться к ямам сходу. Там несколько дней, чтобы перебить нападающих, потом пару дней на лечение и два дня на возвращение. Очень опасно, но возможно, - Тиум явно воодушевлён моим планом.
   - Но сначала надо разобраться с бейлифами, десять дней без нас замок может не выстоять, а возвращаться на пепелище или в засаду нежелательно.
   - Если ты сможешь убить всех пятерых бейлифов нашего сеймена и их помощников, а главное, отобрать у них камни - то задача почти решена. Конечно, из двух соседних сейменов они сунутся, но если их побить, то запрутся у себя. Не забудь про срединный домен, если снять с него блокаду, то графы перейдут в контрнаступление. И ещё - бейлифы плохие полководцы, слабые маги и никакие хозяйственники. Единственная их сила - камни Наймиера, а если ты их отнимешь - то они станут ничем.
   - Тиум, а ты не зафантазировался?
   - Есть такое, но этот вариант вполне возможен. Долог, опасен, сложен, но возможен. А других вариантов и нет. Во всяком случае, это первый реальный план за многие годы, который я услышал. И с чего ты собираешься начать?
   - Нам нужно войско - не просто дружина для обороны замка, а войско для нападения и захвата вражеских крепостей. Его необходимо хорошо вооружить и обучить, в нём должны быть грамотные командиры, от сержантов до первого полководца. Оно должно быть мобильным - все на автомобилях и лошадях, даже пехота. И ещё нужны маги, в том числе и боевые.
   - Речь Ферейла, думаю, нечто в этом духе планировал и Наймиер. И у него получилось.
   - Будем надеяться, что и у нас получится.
   Тиум уходит, окрылённый и пылающий надеждой. А я иду в оружейную комнату, где вешаю на пустую стену Секатор. Мне предстоит вернуться в замок Микилееса и оттуда привести свой отряд и крестьян Юрека в Бирейнон. Тесак мне очень понравился, но для похода он тяжеловат. Проглатываю два шарика, убираю в шкаф шлемофон и мантию и ставлю рядом сапоги, пусть бейлиф гадает, кто убил Терейона? Наверняка у него есть несколько возможных кандидатов, а для меня любой выигрыш во времени пойдёт впрок. Возвращаюсь в знакомую часть квартиры, обуваю кроссовки, нацепляю катану с кинжалом и накидываю плащ-палатку. Потом бужу Марфина, даю ему автомат и подсумок и мы телепортируемся в замок Микилееса.
   Я рад достигнутому успеху. Убит старший помощник, пусть и хитростью. И настроение ещё поднято тонизирующим, которое дал мне Тиум, явно не слабым. Мы идём к дому Микилееса через весь двор, выход из портала оказался около ворот. Но приятно пройтись ранним утром по холодку, дыша запахами поздней осени. Хочется петь и плясать, но я сдерживаюсь. Когда подходим к Дому Сеньора, небо на востоке начинает слегка розоветь. Наружные двери в дом охраняют два стражника. Под словом "охраняют" подразумеваю их назначение, а не образ действий - при виде меня они застывают истуканами. Двери заперты на щеколду, но что для мага простенький запор - распахнувшись, они чуть не сметают стражей. Хорошо ещё, что успеваю их придержать.
   Что-то я слишком раздухарился, надо успокоиться, - а внутри меня поёт и пляшет удаль молодецкая. Иначе говоря, проснулась дурь и запросилась наружу. Двери в его квартиру также охраняются двумя стражниками, которые при виде меня почтительно отходят в стороны. Только у двери в спальню меня пробует остановить горничная. Приходится взять её за плечи и отставить, приказав заказать завтрак. Оставляю Марфина в гостиной и вхожу в спальню. Миле уже не спит и рад видеть меня:
   - А я уже собрался тебе звонить, только решил подождать, пока появится солнце.
   - Миле, надо срочно вести в Бирейнон наше войско.
   - Солдаты с удовольствием поспят лишний час и ещё спасибо скажут. А вернуться в замок можно и к вечеру.
   - Нельзя - в полдень там может быть бейлиф.
   - С чего бы ему или что-то случилось?
   - Случилось. Терейон убит!
   Микилеес потрясён, он садится на кровать и, уставившись на меня, шёпотом уточняет:
   - Ты уверен?
   - В Бирейноне сможешь полюбоваться на его голову.
   - Так ты этой ночью его убил? - переспрашивает он с недоверием и, дождавшись моего утвердительного кивка, испускает восторженный вопль.
   На этот вопль приносятся Марфин, горничная и стражи от ближней двери. Миле, ничуть не стесняясь своей наготы, наказывает горничной:
   - Организуй вечером большой пир у меня в главном холле на первом этаже. А вы все можете вернуться на пост.
   - Отставить, поднимай всех и выходим. А попируем, когда придём в Бирейнон.
   Горничная, Марфин и стражи убегают, а он интересуется:
   - Как же это тебе удалось?
   - Слава Богу, удалось, могло получиться и наоборот. Пока о его смерти никому не говори - надо посмотреть, как отреагирует на это бейлиф.
   Какое-то время барон сидит потрясённый, потом встаёт и говорит:
   - Когда у тебя будет свой замок, попрошусь к тебе в вассалы. Служить под твоим началом почётно - ещё ни одному магу не удавалось убить старшего помощника бейлифа4. Сейчас позавтракаем и в путь.
   Он быстро одевается, я посылаю Марфина будить офицеров, и мы идём в гостиную завтракать. Вместе с офицерами молча едим - в присутствии слуг о серьёзных делах не говорят, а у Миле они постоянно крутятся вокруг. Я прошу его распорядиться накормить солдат. Он посылает дворецкого, и мы выходим на веранду подышать воздухом. Мои офицеры спешат в казармы, а Марфин остался охранять снаружи у двери.
   Подумав, я прошу Миле:
   - Желательно не сообщать об его смерти. У них с Терейоном немало врагов и ему будет полезно поломать голову - от кого этот подарок.
   - Это меняет всю расстановку сил, - задумчиво замечает барон, - бейлифу придётся отозвать Агапу, своего первого помощника, хотя они и не ладят друг с другом. Тот надеялся сам стать бейлифом после смерти старого, но Фанах - первый помощник другого бейлифа сеймена, оказался проворнее. Но отзыв Агапы надо согласовать с остальными, значит созвать Совещание. А это непросто и на нём обязательно будут подняты неприятные для Фанаха вопросы о перераспределении средств сеймена. Восточные байлу намного беднее западных. Ему же теперь нужно войско, а денег не хватает и на удовольствия.
   -То есть, если я быстро наберу войско, то можно будет его хорошенько пощипать.
   - Никакое войско не справится с бейлифом, если очень повезёт - то разве что с младшим помощником.
   - Хорошо обученное и вооружённое войско должно быть в состоянии справиться с младшим помощником, а бейлифа и остальных придётся убивать мне.
   - Ты полагаешь себя достаточно сильным, чтобы убить бейлифа? - на лице Миле откровенный ужас.
   - Не знаю, и он не знает. Скорее всего, до прямой схватки дело не дойдёт, слишком большой риск. А вырвать из-под его власти большой кусок, защитить эту территорию от разбойников и создать крепкое хозяйство - это реально.
   - И зачем тебе, магу, крепкое хозяйство? - Миле не может понять, что война это не командир с саблей впереди сотни бойцов, и что войны выигрываются до боевого столкновения.
   - Богатое хозяйство - сильное многочисленное войско, - читать лекцию по военной экономике и стратегии не собираюсь.
   Миле замолкает, сообразив, что в этом он малограмотен. Мы дожидаемся Дмитрия, который объявляет, что войско и обоз готовы выступить. Идём на конюшню и, к моему удивлению, с нами решает ехать Микилеес. Он объясняет, что если бейлиф или даже его младший помощник атакуют его замок, то тот падёт. А в войне с бейлифом под моим руководством он с удовольствием покомандует хоть десятком, заодно чему-то научится. По дороге он мне рассказывает, что всегда хотел быть воином и командиром, но его отец, двоюродный брат матери Маэрим, готовил из него хозяйственника. Миле с удовольствием нанялся бы на службу властителю, но в нашем сеймене, да и в соседних их больше нет. А с бейлифами он иметь дело не желает. Подъехав к войску, я вижу, что Дмитрий очень грамотно расставил отряды. Впереди он сам, Миле и автоматчики, образуя ударный кулак. Если учесть меня и Юрека, то вряд ли кто-нибудь сможет нас задержать. Далее поставлен обоз, а за ним отряд Вадима. Куини и его бойцы располагались в конце.
   Стоит мне подъехать, как подлетает Куини, обиженный, что его поставили последним.
   - Твои люди не умеют взаимодействовать с автоматчиками и могут ненароком попасть под пулю. К тому же впереди у нас мощный ударный кулак, а что делать, если враг нападёт сзади?
   Он соглашается с моими доводами и обещает разъяснить их своим сержантам, а потом вернётся ко мне для разговора. Построенное в колонну по два войско пересекает поле и втягивается в лес. Бойцы недостаточно тепло одеты и явно мёрзнут от сильного ветра. Но в лесу он стихает, а люди и лошади уже разогреты и идут более ходко.
   В замке надо будет одеть их потеплее, - делаю себе заметку, - и заказать пятьсот комплектов тёплой одежды Кабалю.
   В лесу вокруг мало людей, но бейлиф может вызвать какую-нибудь тварь, и разбираться с ней придётся мне. Хорошо, что он пока дрыхнет, и надеюсь, проваляется до полудня - тогда мы будем уже около замка. Но всё равно я настороже. Дмитрий держит в видимости передовой дозор, а в лесу это не более десятка шагов, и из-за этого нервничает. Я успокаиваю его:
   - Дмитрий, мне виден лес на пять километров, а в этом круге не наберётся и десятка человек. Если же на нас напустят какую-нибудь тварь, то никакой дозор не сможет даже предупредить. Поэтому не дёргайся и не дёргай других. Насколько смогу - буду следить.
   Он успокаивается, но дозор оставляет. Идём в хорошем темпе, сохраняя строй, только отряд Куини иногда сбивается в кучки. Тогда до нас долетает отборная ругань и порядок восстанавливается. Он грамотно держит конницу сзади, не позволяя никому отставать. Нередко дорогу пересекают дикие звери, но охотиться я запретил - нельзя терять время. Хочу вернуться в замок до того, как бейлиф узнает, что Терейон мёртв. Через три часа подъезжаем к деревне Юрека, её охраняет человек пятнадцать. Увидев его, они обрадовано подбегают - этот отрядик защищает деревню от диких зверей и от мелких разбойничьих шаек, а ещё они охотятся. Деревня, пока Юрека не было, выросла. К его людям присоединилось почти триста таких же погорельцев из других сёл, и они понимают, что не всем удастся пережить зиму. Поэтому крестьяне с восторгом принимают предложение перезимовать в замке, а весной переселиться в нормальное село. Возникает обычная суматоха, сопровождающая сборы, а Дмитрий развёртывает войско лагерем вдоль дороги и приказывает готовить обед. Подойдя ко мне, он жалуется:
   - Со всей этой суетой с оружием совсем забыл о такой необходимой вещи как полевая кухня. Сейчас будем корячиться у костров, а так бы раз, два, и готово.
   К счастью, в деревне готовят сытный обед на всех, мы с Миле присоединяемся к воинам и едим с большим удовольствием. Правда, это вызывает нездоровые шепотки - мол, маг и барон питаются с солдатами крестьянской едой, но бойцам такая общность только нравится. Микилеес признаётся, что всю жизнь старался держаться подальше от простых людей и оказывается напрасно. Я ещё раз ему повторяю - в походе сословные разграничения недопустимы.
   - А вне похода? - выясняет он.
   - Ты же не собираешься пускать деревенских баб пожить в твоей спальне.
   - Понятно, в походе одно, а в замке другое.
   - И в замке тоже иногда полезно посидеть с ними, к примеру, как вчера.
   - Ты меня многому научил, - произносит вдруг он, - оказывается, быть бароном - это трудиться весь день, а иногда и ночь.
   - Особенно ночь, - мы весело смеёмся.
   Миле интересуется моими планами - предлагаю поспешить в Бирейнон и там это обсудить. Я устал, голова плохо работает, в таком состоянии нельзя принимать важные решения, сначала надо отдохнуть. Тут сигналит один из камней-шпионов в кармане - отхожу в сторонку, присаживаюсь на бревно, достаю и включаю его. Конечно, первым из всей компании просыпается козёл, он подходит к одному из младших помощников и мекает тому в ухо. Парень испуганно взвизгивает, подскакивает и пробует осознать происходящее. Получается не очень, но зато до него доходит, что камня нет, а дверь в комнату Терейона открыта. Проверяет своих подельников - камни изъяты и у них. А заглянув в комнату, видит - Терейон потерял также и голову. Надышавшись, парень чихает и кашляет, чем будит остальных. Они выясняют, что стряслось, но быстро понимают - дверь, в комнату Терейона не закрывается, моё заклинание "Трение" не пускает её. Поэтому они вместе с солдатами обсуждают, что делать - вариантов два. Первый - дождаться, когда проснётся бейлиф и прикажет содрать с них кожу. И второй - взять лошадей и сбежать как можно дальше, пока он спит. Выбирают второй и уходят на конюшню. На меня опять наваливается сонливость, и я принимаю шарики Тиума - становится легче.
   Тут обращаю внимание на происходящее - крестьяне по странной человеческой привычке собираются сжечь свои дома. Запрещаю жечь бросаемую деревню и объясняю, что какие-нибудь бедолаги благодаря оставленным землянкам и сараям смогут пережить зимнюю ночь. Почему-то эта простая забота о неизвестных людях вызывает у многих недоумение, но спорить с магом никто не осмеливается. Крестьян выстраиваем вместе с обозом, а в середину их толпы ставим два отряда Куини, конный и пеший, для поддержания хотя бы подобия порядка. Эта часть перехода вызывает у меня наибольшие опасения - предстоит пройти свыше двадцати километров. К счастью, всех детей, стариков и беременных женщин удаётся распихать по телегам. К тому же Куини подтянул в обоз ещё один из своих отрядов и сам с Юреком носится вдоль "колонны" крестьян, обеспечивая минимально необходимую скорость движения.
  Кабаль
   Нас с Мегион будят через час после восхода солнца. И бейлиф, и Терейон обычно спят по утрам, и мы будем далеко, когда они встанут. Они могут взяться за замок Микилееса, а мне нежелательно с ними встречаться. За завтраком докладывают о последних новостях. Леес и Миле ушли с войском в Бирейнон на рассвете - тоже опасаются этого соседства. Но Маэрим с ними не было, и в замке её нет. Похоже, её маг решил проблему с Перехватчиком и телепортировал её домой. Я ожидал этого, но мне интересно - как он это сделал? Ещё по слухам, Терейон серьёзно ранен. Если это так, то бейлиф когда встанет, либо захватит этот замок, либо поспешит к себе. Что он выберет, выяснять не хочу - Ресейнон оборонять невозможно. Интересно, если Терейон выбыл надолго, то кто будет заниматься северо-западом байлы? Сам Фанах - сомнительно, он отвратительный организатор. А других подходящих кандидатур у него нет.
   И ещё странная новость - из лесной деревни ускакали три младших помощника и четыре солдата. Они явно удрали - бейлиф посылает их поодиночке, а тут трое. Но что случилось, и они почему-то убежали? У меня нет даже догадок. Разве что рана у Терейона была очень тяжёлой и ночью он умер. Но вряд ли - раз уж его довезли живым до дома, то целители должны его вылечить. Это может занять много времени, но раненые или вскоре умирают или выздоравливают, исключение - раны, нанесённые магом. Но Леес, уверен, изощряться не будет. Cумеет - убьёт, а нанести такое повреждение он вряд ли способен. То есть и это маловероятно.
   И ещё Маэрим оставила нам видеокристалл. На нём, как рассказывает мой секретарь, запись про козла, подаренного бейлифу Леесом. Наверное, это забавно, но посмотрю у себя дома - было бы там что-нибудь ценное, то мне обязательно рассказали. И любопытно, как выкрутиться Маэрим - сомневаюсь, что Леес уложится в десять дней. Убить Терейона и за месяц малореально, особенно сейчас - когда он ранен и его усиленно охраняют.
   Позавтракав, покидаем замок - многие из его обитателей тоже решили не дожидаться прихода бейлифа. Вполне разумно, но Фанаху не нужен этот замок, а Микилеес слишком мелкая фигура, чтобы ему нагадить. Скорее всего, он дождётся второго помощника - Аниора, и телепортируется к себе. А когда Терейон выздоровеет, то займётся Леесом и остальными.
  Леес
   Благодаря лесным братьям вся ведомая нами масса людей через четыре часа вливается в ворота замка. Куини с его пехотинцами отправлен к другим воротам, Дмитрий развёртывает свои отряды, обеспечивая защиту от нападения. А я ещё раз принимаю тонизирующее и сканирую окрестности - в пяти километрах в лесу находятся три десятка людей. Куини только отдал приказы своим пехотинцам, как получает новое распоряжение, захватив десяток своих конников, он вместе со мной скачет "знакомиться". Увидев на дереве лучника, собирающегося выстрелить, я сшибаю его "Воздушным Кулаком", и он виснет на верёвках, которыми привязался к дереву. Наш отряд врывается на полянку, перекрывает все тропки и окружает группу.
   - Опять кто-то из младших помощников бейлифа поразвлёкся, - во мне растёт злость на этих подонков, - раз вы ведёте войну против своего народа - то будет вам война.
   Ко мне подходит мужчина с совершенно седыми волосами. Сначала мне сдается, что это старик, но потом до меня доходит - он просто измучен. Подойдя, он представляется:
   - Сеньор Ноорен, маг и купец.
   - Сеньор Леес Ла-Фер, маг замка, - отвечаю ему.
   Его история весьма обычна - младший сын небогатого сеньора, он проучился несколько лет в какой-то магической школе, но её сжёг кто-то из помощников бейлифа. Возвращаться домой смысла не было - их деревушка едва кормила родителей и старших детей. Поэтому в городе он взял ссуду, на неё закупил всякие полезные в хозяйстве вещи и повёз их продавать по замкам и сёлам. Но в десятке километров отсюда его перехватил младший помощник бейлифа, отобрал ладью с товаром, а его самого с охранниками и пассажирами прогнал в лес. Мужик не врал, а среди людей шпионов заметно не было. Да и не мог так быстро бейлиф организовать на меня ловушку. Осмотрев лес, я нахожу ладью и банду младшего помощника. Желание наказать его настолько сильно, что руки буквально чешутся, но сначала надо определиться с людьми Ноорена.
   - Идите по этой дороге и увидите замок Бирейнон. Скажете, что маг Леес велел вас принять, обогреть и накормить. Кормчий ладьи кто?
   Вперёд выходит крупный мужчина с мощными руками.
   - А ты пойдёшь с нами, всех коней отдайте сеньору Ноорену, пусть посадит на них женщин и детей.
   Моих приказов никто не понимает, но выполняют их беспрекословно. Дожидаюсь, пока Ноорен с отрядом двинется в замок. Затем ухожу с полянки за поворот и устанавливаю портал на небольшой холм, под которым банда грабит ладью. Закрепляю окна, первым проскакиваю в портал и сбегаю к ладье. Молодой парень на палубе оборачивается ко мне и даже пробует поднять руку, но ледяная стрела пробивает ему лоб.
   - Маг, боевой маг, - раздаются испуганные крики с ладьи. Выносящиеся следом за мной воины бросаются к бандитам, и те сразу сдаются, не сопротивляясь. Впрочем, попробовал бы кто сопротивляться - на моей левой руке, поднятой вверх, ярко горит файербол. Бандитов быстро разоружают и раздевают, потом по моему приказу они лезут в воду собирать утопленные вещи. Пока воины, улюлюкая, торопят их, я быстро забираю серый камень младшего помощника бейлифа, кладу его к остальным и сдираю с тела всё ценное. Потом зову Куини и прошу приказать кому-нибудь отрубить ему голову.
   - Кстати, а зачем надо отрубать головы, - этот вопрос давно мучает меня.
   - Чтобы нельзя было допросить, - с удивлением отвечает Куини, приказывая подбежавшему солдату провести усекновение.
   Потом удивлённо добавляет:
   - Считая Мейона, это уже третий младший помощник5.
   - Ты прав, - соглашаюсь я, - пора переходить к зверям покрупнее.
   Куини удовлетворённо ухмыляется, глядя на обезглавленное тело:
   - Такими темпами через месяц6 ты оставишь бейлифа без младших помощников.
   - Хорошо бы вообще без помощников.
   Наконец, ладья загружена и выведена на фарватер, а связанные бандиты лежат в трюме. Кормчий, сжимая в руках руль, ждёт моего сигнала. В жезле отыскалось заклинание "Быстрый ход" для кораблей, и мы полетели. Кормчий - мастер высшего класса и вовремя поворачивает ладью. Иначе мы бы наверняка врезались, хотя в заклинании я задал "Держаться фарватера". Зато через двадцать минут мы выгружаемся напротив южных ворот замка. Вызываю стражей, приказываю им охранять ладью и иду с остальными во двор. Почти вся восточная часть замка заставлена столами с едой, за которыми сидят погорельцы и отъедаются. Впервые за долгие дни они чувствуют себя в безопасности от холода, разбойников и диких зверей и могут просто радоваться жизни. Кормчий замечает за одним из столов Ноорена с его людьми и подбегает доложить, что ладья отбита, а младший помощник мёртв. Ноорен подходит и благодарит, а заодно интересуется, как мне удалось пробить защиту камня? Я не хочу раскрывать своих секретов, и объясняю - защита камня срабатывает с задержкой, и моя ледяная стрела была быстрее.
   - Просто, как всё гениальное, - восхищённо восклицает он, - сто лет сильнейшие маги думают, как пройти защиту камня, а оказывается, достаточно просто быстро ударить.
   Потом он спрашивает, что я собираюсь делать с его ладьей? В ответ заявляю, что ладья его, и он может делать с ней, что пожелает. Но лучше всего дождаться Маэрим, она посмотрит товары и скорее всего что-нибудь купит для замка. Успокоенный, купец возвращается к столу. Меня по дороге перехватывает Дмитрий:
   - Герои и офицеры сидят на почётном месте. - После чего он отводит меня к небольшому возвышению, где сидят барон Теодорих, Тиум и Маэрим, мои офицеры с Миле, канцлер, староста деревни и несколько незнакомых лиц. Посидев немного для приличия, иду к себе, захватив Микилееса и Тиума. Камень в кармане опять трепыхается.
   - Следует посидеть со своими людьми, воротившимися из опасного похода, - напоминает Миле мне мои же слова.
   - Ты прав, но есть более срочные и важные дела.
   Ещё по пути заказан обед, который уже ожидает нас в гостиной. Забрав у Руми кофе, выставляю её за дверь вместе с остальными слугами и достаю камень. В холле перед комнатой Терейона пусто, но снизу доносится сильный грохот. На моих часах четыре дня.
   - Ну и здоров спать дядя, - думаю я о бейлифе.
   Грохот прекращается. Похоже, что дверь, запертую сбежавшими младшими помощниками, наконец, выломали и слышится топот подкованных сапог по лестнице. Через открытую дверь видны три воина в броне с обнажёнными мечами, морщащие носы. Подсматривающий камень может передавать также запахи. Я включаю эту возможность на самую малость, и нам в нос шибает жуткой вонью - приходится её немедленно выключить.
   - Сколько времени лепёшка провалялась в камине, - интересуется Тиум.
   - С трёх часов до рассвета.
   - Тогда это надолго, пойдём в оружейную, - мы встаём и я соображаю, уже выходя из комнаты, что запах не сложно удалить. Когда мы расположились за маленьким столиком, Тиум подходит к шкафу, достаёт чашу-поднос с головой и ставит её перед Миле. Тот внимательно и восхищённо осматривает трофей. Налюбовавшись, спрашивает:
   - До меня дошёл слух, что около замка ты прихлопнул младшего помощника бейлифа.
   - Слух верный, этот дурачок посмел захватить ладью в десяти километрах от замка. И предлагаю вернуться в гостиную, там уже не воняет, а обедать намного удобнее.
   Вернувшись за стол, мы совмещаем приятное с полезным - обед и спектакль с бейлифом в главной роли. Он, после очередной неудачной попытки прорваться в комнату, приказывает слугам обмотать морды мокрыми тряпками и залить камин водой. Пяток слуг сталкиваются в дверях и три ведра проливаются на пол. Но два всё-таки вылиты в камин, хотя одного из героев выволакивают за ноги. Учтя этот негативный опыт, теперь камин атакуют поодиночке - три ведра достигают цели и камин перестаёт чадить. Далее следуют попытки открыть окна - поначалу столь же эффективные. Единственный успех - сорванная вместе с карнизом штора. Наконец бейлиф догадывается наложить на мокрые тряпки одного из слуг защитное заклинание и тот доходит до окна и открывает его.
   - Меня потрясает бездарность Фанаха, как организатора, - высказываю я своё мнение.
   - Он всю жизнь занимался только интригами, - откликается Тиум, - но в этом преуспел.
   В комнате сразу становится светло, клубы чёрного дыма покидают её через окно. Слуги тем временем открывают второе окно и моют пол. Не обращая на них внимания, Фанах подходит к Терейону и щупает срез, затем осматривает срез у целителя. К нему подбегают двое младших помощников, и один из них подаёт тазик с водой ополоснуть руки.
   - Интересно, сколько их у него осталось? - мой вопрос обращён в воздух.
   - Сейчас подсчитаем, - отозвался Тиум, - было шестнадцать, троих ты убил, осталось тринадцать.
   - Значит десять, ещё трое сбежало.
   - Редеют славные ряды, - цитирует Миле отрывок из местной баллады.
   Бейлиф тем временем заглядывает в камин и кочергой переворачивает остатки лепёшки.
   - Терейона убил Леес? - осмеливается спросить один из мальчиков.
   - Вряд ли, ему до этого ещё расти и расти.
   Я хлопаю в ладоши.
   - Записывай, - приказывает Фанах одному из младших помощников, - что мы знаем об убийце? Первое - он умеет перемещаться в верхних слоях, но это могут многие. Второе - он сильный боевой маг, так как решился напасть на среднюю кисею и победил. Мало кто из них рискнёт на это. Третье - он умеет делать быстрые порталы, сигнализатор ночью тренькал три раза, один - у меня в руках. А рамка Лееса пищит четверть часа. Четвёртое - он вооружён топором с очень длинным лезвием, которое заряжено магией. Откуда у него такое оружие, похожее на изделие гномов. Значит, у мага-убийцы есть коллекция редкого оружия. Пятое - он свыше минуты пробыл в комнате, где распылил сильное снотворное, то есть знает защитное заклинание на этот случай. Повторяю главное - сильный боевой маг не ниже пятого уровня, быстрые порталы, коллекционное оружие, разнообразная и мощная защита. Я знаю только одного такого - это Саан'авиус. В своё время я ему прилично нагадил, но он все последние годы тихо сидел у себя в магическом городке. Может, готовил месть? Тогда это опасно, он весьма силён и остальные маги городка могут ему помочь. Туниус, скачи к бейлифу Маарани Сен-Туолу и передай, что я прошу его о личной встрече, и ещё я прошу его созвать Совещание бейлифов сеймена.
   Бейлиф ещё раз полощет руки и выходит из комнаты. К нему подбегает козёл и мекает.
   - Совсем оголодал бедняга, - Фанах ласково трепет того по голове, - эй, кто-нибудь, отведите рогатого во двор, пусть хоть травку пощиплет.
   Два мордоворота хватают козла за обрывок верёвки на шее и тащат вниз. А бейлиф поднимается на этаж выше, садится за стол и думает. Я приветствую его решение - в этой комнате у меня тоже есть камень-шпион. Тиум пользуется паузой, чтобы просветить меня:
   - Саан'авиус - это маг, который лишил меня Силы. А магический городок организован сильными магами, служившими Наймиеру, и не захотевшими влезать в свару между бейлифами и властителями. Он находится в середине сеймена, где сходятся границы трёх байлу.
   К Фанаху тем временем поднялись оба младших помощников и один из них спрашивает:
   - Может, всё-таки Леес? С чего бы Саан'авиусу после стольких лет мстить тебе?
   - Нет, это точно Саан, он мстителен и терпелив. Думаю, маги городка что-то против нас решили, и он сразу начал действовать. А Леес стоял рядом с войском, и я очень надеялся, что он нападёт. Тогда бы его и всех с ним я прихлопнул бы как мух - вызвал бы парочку тварей. Но он слишком осторожен и полторы сотни бойцов счёл недостаточным для нападения на незащищённый деревянный дом в деревне. А напавший, в отличие от Лееса, был один, без войска и без помощников. Скажи, Леес или кто-нибудь из владетелей хоть раз покидал замок один? Нет, никогда. Так с чего же ему оставлять своё войско и в одиночку лезть в дом. Он бы привёл своих головорезов, окружил бы терем и поджёг бы его со всех концов. Во всяком случае, попытался бы это сделать. Поэтому Леес отпадает и никого, кроме Саана, не остаётся. Теперь, что делать нам? Я собирался послать тебя к Аниору, моему второму помощнику, но он сможет прибыть только послезавтра, а оставаться здесь опасно. Если Саан договорится с Леесом, и они вместе нападут, то мне не выстоять. Поэтому, мальчики мои мы немедленно выступаем, соберите воинов во дворе и посадите всех на лошадей, недостающих возьмите в деревне.
   Они убегают, а бейлиф тяжело встаёт, упираясь в стол и в который раз осматривает комнату. Видно, как ему страшно, но сдаваться он не собирается. Ещё вижу - хотя Фанах не стар, но сильно истрёпан. Тяжёлым шагом он выходит из комнаты.
   - Ну что скажете, други мои, - обращаюсь я к Тиуму и Миле.
   - Ты собирался обсудить наши дальнейшие действия, - напоминает мне Микилеес.
   - Тогда пойдём к барону, негоже действовать через голову владетеля, а потом вернёмся ко мне и уточним детали на картах.
   - Ты умеешь блестяще подбирать слова, - потешается Тиум, - уточним детали, то есть спланируем наши действия. А владетель будет считать, что он в курсе происходящего.
   И мы идём к барону, к нам присоединяются Маэрим и мои офицеры, этой толпой мы вваливаемся к нему в приёмную. Рассаживаемся, как и в прошлый раз, только слева от Дмитрия садятся Вадим, Юрек и Куини, а Микилеес рядом с Бирейном. Мне Миле уже сообщил, что барон дважды просмотрел "козлиную эпопею" и сделал себе копию. А потом заявил:
   - Вот это настоящий маг с Земли, перехитрит любого!
   Совещание начинает Теодорих:
   - За прошедшее время произошли большие изменения, нападение на замок отбито, при этом Леес убил графа, сильного мага Каэна и двух младших помощников бейлифа.
   - Трёх, - негромко уточняет Микилеес.
   - Это большой успех, но я не понимаю, зачем объявлять бейлифу войну? Он теперь двинет на нас все свои силы.
   Мои возражения очевидны и я отвечаю не столько барону, сколько остальным:
   - Он и так двинет на нас все силы, но их у него пока мало. А объявив войну - я заявил на весь сеймен, что именно мы центр борьбы с бейлифами. И я рассчитываю этим заявлением обеспечить нам приток необходимых сил. Мы должны перейти в наступление - войны обороной не выигрываются. Нам необходимо для начала несколько сотен бойцов, которых я и хочу привлечь, - как и в прошлый раз, я нахально "якаю", но теперь мне надо пресечь возможные споры. А возразить мне может только барон, что он и пытается сделать:
   - Я надеялся дожить остаток своих дней в тишине и спокойствии, а мне предлагают принять участие в большой войне.
   Я ещё подбираю слова, как меня опережает Маэрим:
   - Деда, на какую тишину и спокойствие ты рассчитываешь? Замок за последние дни только чудом дважды не захватили, и это чудо зовут Леес. Да, он не хочет отсиживаться за стенами и ожидать очередного нападения, а решил упредить наших врагов. А ты что предлагаешь? Чтобы замок захватили и разграбили, а меня и других продали на рабском рынке?
   - Что ж, я действительно стар и устал от жизни. Поэтому назначаю полной баронессой замка со всеми правами и обязанностями мою внучку Маэрим, - он снимает золотую бляху на цепи и надевает ей на шею, - владетельствуй и храни честь рода Бирейнов. Дом и Башню Мага я передаю старшему магу замка Леесу и назначаю его коннетаблем7, - Теодорих потягивает мне изрезанную узорами палку. Приходится встать, подойти и с поклоном взять её. Она на удивление горячая. - Через несколько дней я освобожу Дом Сеньора и переберусь в жилище при храме. А ты, Леес, займи башню Мага сегодня.
   - Какие будут распоряжения, госпожа баронесса, - лёгкий поклон только головой. Мне хочется подчеркнуть, что формальная власть в замке принадлежит ей, но только формальная.
   - Распоряжений не будет, но я хочу обсудить несколько вопросов, - возникшая ситуация её полностью устраивает. Есть маг Леес, который будет вести войну и защищать замок и есть баронесса Маэрим, в распоряжении которой всё хозяйство владения.
   - Тогда не будем более утруждать господина барона и перейдём ко мне, чтобы уточнить мелкие детали, - я достаю рамку, и мы выходим в коридор. Там не спеша навожу её на комнату с картами, фиксирую окна и даю команду переходить. Сам иду последним и убеждаюсь - прошли только свои. В этой комнате всё занято картами и мы устраиваемся в небольшом холле, где Тиум с добровольными помощниками достают бокалы и пару кувшинов вина. Выпив за баронессу Маэрим, дожидаемся Вадима и Юрека, водрузившими под руководством Тиума карту нашего байлу, или герцогства Арен-тии-Сигин. Затем садимся за стол, и все смотрят на меня - пора переходить к делу, но я рассматриваю область на северо-западе, включающую Бирейнон. Эта часть байлу имеет удобные для защиты границы и производит впечатление целостного района. При прикосновении указки она вдруг светится.
   - Графство Сокейн, - поясняет Тиум, - то, что надо для начала.
   Напоминаю, война объявлена обеими сторонами - мной и бейлифом, я прошу Маэрим доложить о наших ресурсах. Они достаточные - замок может прокормиться сам и прокормить батальон бойцов до весны. Но мяса и рыбы мало, следует наведаться в дальние сёла. Очистив дороги от разбойников, остальное мы дополучим из деревень, где имеются немалые запасы. Также хватает одежды, постельного белья и мест в казармах. В конюшнях двести лошадей, от кавалерийских скакунов до тяжеловозов. Есть проблемы с фуражом, но они разрешимы.
   А вот с холодным оружием и доспехами дело обстоит намного хуже. Только гарнизон замка - шестьдесят человек, обеспечен ими. Кузнецы во владении есть, но они не могут изготовить оружие, а вместо кольчуг куются пластины, нашиваемые на кожаные куртки. Это не годится, но хорошие оружейники есть только в срединном домене, блокированном бейлифами, и в крупных городах. А они приняли запрет на продажу оружия - его можно обойти, но с затратами и не быстро. Отдельные оружейники могут попасться и в малых городах, но их заведомо недостаточно, да и отношения с этими городами разорваны. Самое неприятное - нам нечего предложить на продажу. Еду, ткани и кожу горожане с удовольствием приобретут, но бейлифы разрушили денежное обращение, а цепочки натурального обмена получаются длинными и долгими. Для себя решаю при первой же возможности смотаться в ближайшие два городка и своими глазами увидеть, что там твориться. Удивительно, но только Куини бывал там, причём последний раз это - десять лет назад. Напоминаю Маэрим, что в замке пока находится сеньор Ноорен, которого следует расспросить.
   Огнестрельного оружия имеется свыше сотни стволов - пулемётов, автоматов и снайперских винтовок. Причём все они калибра 7,62 мм и выше, а не мелкашки, годные лишь для расстрела безоружных демонстрантов. Ещё есть десяток гранатомётов и штук двадцать пистолетов, которые здесь почти бесполезны. Боеприпасов на первое время достаточно, но всё равно скоро встанет вопрос об их получении. К сожалению, нет более серьёзных стволов - крупнокалиберных пулемётов, миномётов и хотя бы нескольких пушек.
   - Нужно купить оружие у гномов, - заявляет Миле, - оно пробьёт и магическую защиту.
   - А где живут гномы? - мне любопытно.
   - В соседнем Мире, - отвечает Тиум, - переход туда расположен не очень далеко от нас в диких землях, западнее той дороги, что мы рассматривали. Дикие земли мы уже обсуждали, а вот что творится за переходом? Похоже, там главная опасность.
   - Если съездить к гномам, то большая часть проблем будет решена. Им наверняка нужны зерно, мясо и рыба, сахар. А они продадут оружие, кольчуги, драгоценные камни и металлы. И цены можно заложить высокие - вряд ли после Наймиера с ними кто-нибудь торговал, - Маэрим с удовольствием демонстрирует свои знания.
   - Было после Наймиера два похода, - уточняет Тиум, - но уж больно много оказалось жертв, купцы решили, что результат себя не оправдывает.
   - А кто ходил?
   - Столичные купцы, один из них потерял всех своих сыновей и сошёл с ума.
   - Подведём итоги, - любое обсуждение надо вовремя заканчивать, - продовольствия, тканей и кожи у нас достаточно и проблем с этим не ожидается. Только надо тебе, Маэрим, проверить по каждой позиции, селёдка баранину не заменит. Далее, надо установить контакты с городами. Тиум, попытайся для начала разговорить Ноорена, возможно, какие-нибудь зацепки и появятся. Дмитрий, нам с тобой надо продумать экспедицию к гномам, и определить, сколько и чего нужно. А теперь слово Дмитрию - как нам реорганизовать нашу армию.
   Дмитрий предлагает относительно типовую по меркам Земли структуру. Так как хороших клинков и кольчуг явно недостаточно, и мечники плохо обучены, то он взял соотношение один стрелок - один мечник. Ведь одно дело защищать стены и совсем другое атаковать! Первоначально он рассчитывал на лучшее вооружение и обученность мечников и предполагал поставить двоих к одному автоматчику. Но они могут только обороняться, поэтому приходится основную ставку делать на стрелков. Используя воинов Куини, он собирается восстановить численность защитников стен и сформировать мобильную роту, пока на лошадях.
   Далее предлагаю Куини высказаться по набору бойцов из лесных братьев. Но тот указывает, что надо просто походить по дорогам, вычищая разбойников. А оказавшиеся в лесу из-за бейлифа, сами попросятся в войско. Я смотрю на своих офицеров - безусловно, звёзд с неба они не хватают и стратегические вопросы решать придётся мне. Но воины компетентные для своего уровня и упорные - чётко поставленную задачу они выполнят. Для начала поручаю Дмитрию, Куини и Миле срочно сформировать мобильный взвод, добавив отделение конной разведки. За завтрашний день они должны его собрать, а послезавтра планирую провести рейд по дорогам. Вадим должен тренировать остальных, в первую очередь выбрать и проверить будущих стрелков. На этом обсуждение объявляю закрытым и военным предлагаю заняться указанными делами. Остаёмся только мы с Тиумом, Маэрим уходит с остальными. Хочу тихо посидеть и отдохнуть, прошедший день был долгим и нервным. Тиум меня понимает и не трогает.
   Сидим мы так долго и лишь когда я начал рассматривать карту, он спрашивает:
   - Почему ты не похвастался головой Терейона?
   - Маэрим пришлось бы выполнить своё обещание мне, а я устал и хочу отдохнуть.
   - Но это бы вдохновило остальных!
   - Им предстоит нудная работа по сколачиванию войска и тренировке солдат. Вдохновение же только помешает. Я жалею, что показал её Миле, что знают трое - известно всем.
   - И он, и я будем молчать. Но вскоре станет известно, что Терейон был зарезан.
   - Тогда и скажу. Но к тому времени Фанах может сцепиться с Сааном.
   - Не надейся, наш бейлиф - хитрый и осторожный мерзавец. А с другой стороны, он попробует что-нибудь предпринять для своей защиты от магов этого городка, а это им может не понравиться. И хватит обдумывать дела, ты устал, иди ложись спать - всё остальное завтра.
   Тиум совершенно прав, нет никакого смысла бодрствовать две ночи подряд. Хотя ещё рано, но иду принимать душ и в постель.
  Тиум
   Леес уходит, а мне становится страшно - я боюсь за него как за сына. Да, он всё продумал и сейчас у него есть единственный шанс убить Терейона. Но шанс крохотный, а главное - он должен сделать всё точно и быстро. Малейшая ошибка или промедление, и ему останется только бежать. Причём сомневаюсь, что это получится. Амулет связи он оставил в комнате, и я накладываю на него простенькое заклинание - когда кто-нибудь появится, то он подаст сигнал. Кто-нибудь - это только Леес, мы с Жаин будем ждать его наверху, а никто другой в его покои войти не сможет. Интересно, где он научился ставить такие мощные защиты - четвёртый уровень и закрывают от всего. Но личная защита у него намного слабее. Поднимаюсь к себе, где меня начинает успокаивать Жаин. Это замечательно, что девочка так в нём уверена. Впрочем, за тридцать лет можно научиться разбираться в людях, из неё бы вышла замечательная сеньора замка, но я опять фантазирую. Беру талисман, через который могу наблюдать за ним и откладываю его в сторону. Следить не буду, бейлиф может заметить мою слежку. А единственный шанс у Лееса - незаметно подкрасться и внезапно напасть. Жаин пытается меня отвлечь, а я постоянно возвращаюсь мыслью к нему. Но вот тренькает амулет - он вернулся.
   Звоню, а он в ответ шутит - значит, всё закончилось благополучно. Спускаемся вместе с внучкой - он опять сильно устал, но рад своему успеху. Я тоже доволен - Терейон был намного умнее и коварнее бейлифа и остальных помощников. Он обязательно придумал бы какую-нибудь опасную гадость, но он мёртв, а заменить его Фанаху некем. Ведь Леес забрал камень - не понимаю, как это у него получается. Фанаху придётся теперь управлять этой областью самому, либо просить одного из старших помощников у Маарани. Но управитель из него никакой, а старшего помощника к нему южный бейлиф вряд ли отпустит. Ещё можно назначить толкового младшего помощника, но у Фанаха только отморозки, неспособные управлять собой. Размышляя так, достаю из шкафа в оружейной комнате специальную чашу, а Леес устанавливает в неё голову Терейона. Мальчик сумел уничтожить самого опасного из своих врагов - остальные теперь призадумаются. А тем временем он достаёт скальпы нага и тварей. О "чёрной смерти" я уже слышал, а вот когда он убил среднюю кисею и этого змея, не представляю. Но он слишком устал, чтобы его расспрашивать, поэтому кладу скальпы в кармашки на специальном ковре. Надо будет показать их Жаин, а она уж выяснит у него все подробности. Или не все - молчать он умеет.
   Кстати, а почему она не пошла с нами? Надо спросить у неё. Леесу следует отдохнуть, лучше всего поспать. Но он хочет вернуться к Миле и отвести войска в Бирейнон. Не способен он бросить дело на половине и на этом может погореть. А пока веду его смотреть карты нашего сеймена. Его интересуют ямы возрождения - впрочем, я тоже о них постоянно думаю. Забавно, столько лет я и другие маги решали, как прорваться туда. Но все наши идеи сводились к сбору десятка магов четвёртого-шестого уровня, отряду из нескольких сотен бойцов и прорыву с боем к ним. Такой отряд собрать нереально и он не гарантирует успех - против могут выставить не меньше. А Леес сразу предложил реальный план, как быстро прорваться малыми силами. А затем уйти, прежде чем противник соберёт достаточное войско. Пожалуй, я понял его козырной финт - ударить раньше и быстрее, чем враг подготовится к этому.
   Вот и сегодня он успел убить Терейона, а иначе завтра Фанах призвал бы своего второго помощника - Аниора, кучу младших помощников, а то и Маарани. И большой вопрос - позволили бы они увести войско в Бирейнон? И даже если бы это у Лееса получилось, то замок Миле они бы обязательно захватили. А теперь Фанаху придётся драпать к себе в Дом бейлифа и забыть о замке Миле, не говоря о Бирейноне. Далее мы обсудили перспективы войны с бейлифами - и они неплохие. Сто лет назад у тех были сильные отряды с магами, возглавляемые помощниками-воителями. Да и сами бейлифы побеждали не только за счёт своих камней. А сейчас это ушло, но я опять забегаю вперёд. Вот Леес чётко формулирует необходимое для грядущей войны - в отличие от меня он не витает в облаках, а конкретен в своих проектах. Возвращаюсь домой и спрашиваю Жаин - почему она ушла. А она объясняет - он опять вымотан, но сегодня ему ещё предстоит телепортироваться к Миле и оттуда возвращаться в Бирейнон. И поэтому сейчас она ему будет только в тягость, а вот когда он вернётся, то она его с радостью отмассирует и уложит в постельку.
   Теперь я не так волнуюсь, ожидая его возвращения. Терейон мёртв, бейлиф будет спать долго, а Леес поторопит своих солдат, чтобы вовремя вернуться в замок. Поэтому развлекаюсь, просматривая "козлиную эпопею". Жаин она почему-то не восхитила - забавно, но не более того. Наверное, вспомнила мои же слова - "Хитростями и ловушками магические схватки не выигрываются - только Силой!" Но впечатление она произведёт на многих, даже на старого барона.
   Как я и предполагал, войско вернулось к обеду. Только ушло сорок семь бойцов, а пришло свыше ста пятидесяти. И ещё несколько сот крестьян. Маэрим знала об их приходе и несколько часов бегала по замку - готовила им жилище и одежду. Хозяйка она замечательная - голым и босым у неё никто не окажется, да и накормить всех сумеет. Но и работу стребует - бездельничать никому не позволит. А мы собрались у Лееса посмотреть следующий спектакль - "Бейлиф и открытая комната". И опять наш новый маг выделил главное - бейлиф считает убийцей другого. Я объясняю ему, что это ненадолго, но Леес это прекрасно понимает и рассчитывает только на выигрыш времени. А на совещании у барона излагает чёткий план действий. Теодорих давно уже хотел уйти на покой, но Маэрим не умеет воительствовать. А теперь он разделил власть между ними. Лееса не интересует баронство - он нацелился на графство Сокейн. Оно дольше всех сопротивлялось бейлифам в нашем сеймене и теперь, похоже, первым освободится от их власти. И Маэрим, видя его интерес, сразу успокаивается. Она опасалась Лееса - барона Бирейнона, но её устраивает Леес - граф Сокейна.
   Все расходятся, и мы остаёмся вдвоём. Сначала молчим, а затем он снова начинает выяснять разные детали из жизни сеймена. Приходится его остановить и отправить спать. Сначала он хочет продолжить обсуждение, но почти сразу соглашается со мной.
  Туниус
   С парой воинов скачу навстречу Фанаху и радуюсь. Ещё прошлый бейлиф отобрал в байле всё оружие гномов, особенно арбалеты и болты к ним. А то бы пальнул кто-нибудь из-за деревьев и поминай, как звали. Впрочем, у моей тётки - Эс-Тевии две таких игрушки с болтами сохранились, но она ими не пользуется, а держит на чёрный день. Наверняка они хранятся у некоторых атаманов, баронов и сеньоров, несмотря на указ. А в нём сказано, что за хранение такого оружия должны быть казнены хранящий, его начальники и все их родственники. А за добровольную сдачу назначена приличная сумма. Поначалу многие или испугались, или захотели получить деньги, в подвале Дома бейлифа хранится немало такого оружия. А вот Фанаху ни одного клинка не принесли - то ли закончилось, то ли знают его скупость и не верят, что он заплатит. Увидев вдалеке дружину бейлифа, я придерживаю лошадей и прекращаю крамольные мысли. Он их читать не может, но лучше не рисковать.
   Подъезжаю шагом к бейлифу и пересказываю ему всё произошедшее и новый план Терейона. Проще и короче было бы доложить, но Фанах не терпит воинского жаргона. Он велит мне ехать рядом, а сам обдумывает сказанное. Надо отдать ему должное - голова его работает, хотя сам он очень болен. Наверняка - это расплата за убийство своего предшественника. Опускаю голову к холке лошади - по лицам он читать умеет. После долгих раздумий, он велит:
   - Утром с рассветом возьмёшь четырёх бойцов и поедешь к полю возле замка. Там на краю леса выберешь удобное место для наблюдения, где сам и засядешь. Оденься только потеплее - будет холодно. Возможно, Леес побьёт Кениона и Муур-Хуказа. Ты не должен вмешиваться, а только проследить, что тот будет делать с младшим камнем. Увидев, вернёшься и расскажешь мне, а самому предпринимать какие-либо действия я запрещаю. Всё понял?
   Я послушно повторяю всё им сказанное - он это любит. А про себя отмечаю, что к смерти своего любимца Мейона Фанах отнёсся с безразличием. И единственное, что его интересует - куда подевался младший камень? Машинально касаюсь своего рукой и получаю укол - не любят нас эти камни, ох, не любят. А подчиняться вынуждены. В своё время после ухода Наймиера один из бейлифов придумал для них наказание. Для этого надо отколоть маленький кусочек, на наковальне раздробить его в пыль, а затем сжечь её в кузнечном горне. Гибель своей части они чувствуют и покоряются, но мечтают о смерти своих владельцев. Эмоции своего камня я ощущаю прекрасно, поэтому и обращаюсь к нему редко - не доверяю.
   С этими раздумьями я не заметил, как мы доехали. Вокруг стало уже темно и Фанах вознегодовал - почему Терейон не встречает его в воротах, ведущих во двор терема, как положено. Но подошедшие солдаты объяснили, что Леес уже уничтожил засаду, включая Кениона и Муур-Хуказа, а Терейон поспешил на поле боя, разобраться, как это произошло. И нарвался на ловушку, а теперь тяжелораненый лежит в своих покоях. Тут я увидел, как бейлиф испугался и поспешил к своему помощнику - У Фанаха постоянно болят ноги и его поддерживают два солдата. Но в башне терема лестницы узкие и ему пришлось карабкаться на второй этаж, а это высоко. Поэтому он сам останавливается здесь в основном доме на первом этаже. Немного отдышавшись в коридоре, он заходит в комнату и первым делом осматривает раны. Они серьёзные, но не смертельные - и нанесены гранатой, а не магией. Мы все сразу успокаиваемся - значит, у Лееса нет в распоряжении убойных заклинаний. А от гранаты надо ставить плотную защиту до земли. Осматривает бейлиф и раны целителя, а затем зовёт своего лекаря и велит тому заняться Терейоном. А целитель, мол, если подохнет, то туда ему и дорога.
   Затем Фанах внимательно оглядывает комнату. Защита на окне взломана, вернее - оно вышиблено вместе с рамой, и при нас работники притащили и вставляют новое окно. Около кровати раненого валяются ветки с ядовитыми ягодами - зачем их бросили, непонятно. Эти ягоды опасны, если их съесть, а так утром будет немного болеть голова и не более того. Разумеется, ветки выбрасываем в окно, а пол приказываем вымыть. Затем Фанах требует от своего камня поставить защиту на стены и окна комнаты, а также на пол и потолок. Когда работаешь с камнем, ему надо обязательно давать подробные и чёткие указания. Иначе он непременно сделает что-нибудь не так. После Фанах предлагает Терейону оставить в комнате охрану, но он отказывается и заявляет, что его охрана караулит за дверью, а ту он запрёт. Само собой разумеется - многие охранники нас не любят и при случае воткнут нож в горло. Поэтому и воинов в дружинах бейлифа и старших помощников немного, да и тем не до конца доверяют.
   Мы выходим за дверь, оставляя в комнате двоих раненых, захлопываем её и слышим скрежет засова. Бейлиф накладывает на замочную скважину заклинание и снаружи нельзя будет открыть ключом. Снять это заклинание несложно, но тогда Терейон наверняка проснётся. Около двери сидят четверо охранников - воины третьего помощника, а мы проходим в соседнюю комнату. Фанаха дорога сильно утомила, но он сначала раздаёт всем распоряжения - Терейон надолго вышел из строя, Кенион и Муур-Хуказ убиты, а чего ждать от Лееса, мы не знаем. А он рядом, в замке Ресейнон. Прежде всего бейлиф вызывает трёх младших помощников с сигнализатором о строящихся порталах. Им вручает Перехватчик порталов и отсылает в комнату наверху с приказом перехватывать все - а нам поясняет, что Леес может телепортироваться в Бирейнон. Затем вызывает капитана дружины Терейона и велит тому собрать всех мужиков деревни, разбить их на тройки, приставить к каждой солдата и прочесать прилегающий лес. А когда тот говорит, что него нет столько солдат, то разрешает взять недостающих из его дружины. Затем говорит - кто-то был в комнате незадолго до возвращения Терейона и вряд ли далеко ушёл. Далее вызывает своего капитана и велит ему организовать охрану всех комнат внутри терема и двора снаружи. Понятно, что солдатам придётся дежурить до утра без смены, но Фанах считает - наша безопасность того стоит.
   Я рискую спросить его и к своему удивлению получаю ответ. Оказывается, бейлиф учитывает возможность, что этой ночью кто-то попытается убить Терейона. А Леес может попытаться напасть на нас и сжечь дом, но он подготовит сейчас на оба эти случая ловушки. Фанах садится в кресло, запрещает его трогать и начинает колдовать. Я вижу, что он применяет заклинания вызова тварей, но каких именно, определить не могу. Это продолжается довольно долго, сначала его камень прорисовывает заклинание, а затем он сам тщательно и осторожно его выверяет. Наконец эта работа закончена, бейлиф садится на единственную в комнате кровать, а нам предлагает поужинать и подремать до утра в креслах. Но тут с грохотом в комнату влетает один из младших помощников сверху, что-то там произошло, но он не в состоянии нам внятно объяснить, что же именно. Фанах велит нам оставаться и заказать ужин, а сам, кряхтя, ползёт с прибежавшим наверх. Возвращается он не скоро - мы уже успели поужинать. И рассказывает, криво улыбаясь, что эти козлы наверху перехватили портал с козлом. Кто-то над ними зло подшутил. Поэтому он прогнал их вниз охранять дверь в комнату Терейона, а нам поручает следить за строящимися порталами и записывать всё в журнал. Для этого он принёс нам Сигнализатор, который ставит на стол. Затем уходит в свои покои - спать без охраны он опасается - ведь на ночь принимает снотворное и спит до полудня, а нередко дольше. Я вижу - произошло нечто чрезвычайное, но что случилось, выяснить не у кого. Мы бросаем жребий, и мне по закону подлости выпадает третья утренняя смена - то есть утро и день. А когда Фанах встанет, то начнёт метать громы и молнии, поэтому устаиваюсь поудобнее в кресле и засыпаю.
   Меня будит малопонятный шум за дверью. В комнате душно и чувствуется неприятный запах. Мой напарник спит, положив морду на стол. Прежде всего, беру журнал и смотрю на часы - я проснулся всего на час позже положенного времени. Но его записи - "Смену сдал", в журнале нет, он уснул раньше. Поэтому вписываю вплотную к предыдущей строчке - "Смену принял" и указываю положенное время. Теперь Фанах ему врежет, когда встанет, может быть даже отберёт камень. Мы, младшие помощники - тот ещё гадюшник, среди нас нет ни одной пары друзей. Просмотрев журнал, вижу два сигнала о порталах на северо-востоке. Это, скорее всего, Аниор - второй помощник, куда-то прыгнул, а через час вернулся. Далее вижу запись об очень коротком двойном сигнале до рассвета. Это явно быстрый портал, а строить их умеют немногие маги. Далее идёт моя запись. Открываю окно - в комнате уже нечем дышать и приоткрываю наружную дверь на щёлочку. Из обрывков разговора слышу, что этой ночью кто-то отрубил головы Терейону и лекарю, а затем забрал у них камни и ушёл. По-видимому, убийца пришёл быстрым порталом, а его уход мой напарник проспал. Но тогда убийца ушёл недавно и моё счастье, что он не заглянул в нашу комнату. Закрываю дверь и сажусь. Мне страшно. Не то, чтобы я так уж дорожил своей никчёмной жизнью, но помирать не хочется. Да и пользу своим родственника приношу немалую. Их поместья почти не трогают - дань берут, но не грабят.
   Помощники без камней и солдаты совещаются, а затем решают удрать. И правильно, я на их месте сделал бы то же самое - мы все дорожим своими шкурами, а их Фанах точно обдерёт. В открытое окно слышу как запирают нижнюю дверь, а затем топот копыт. Вдруг приходит мысль - бейлиф лишился пяти младших камней и одного старшего, но это не моё дело - всяк сверчок знай свой шесток. Мне поручено следить за Сигнализатором, а остальное меня не касается, и что происходило за дверью - не знаю, не прислушивался. С этими мыслями пересаживаюсь поближе к открытому окну, кладу рядом журнал и ставлю напротив Сигнализатор. С грустью осматриваю тарелки - вчера мы всё сожрали, только в одном из кувшинов осталось немного напитка. Наливаю его себе и настраиваюсь на дежурство - в журнале должна быть моя ежечасная отметка, а остальное не важно. Моя смена заканчивается, я пишу - "Смену сдал", проставляю время и бужу своего напарника. Он с гадливостью смотрит на спящего младшего помощника и с тоскою на пустые тарелки. Мы ничего друг другу не говорим - всё, что надо записано в журнале. А я ложусь на освободившуюся кровать и засыпаю.
   Дежурный меня будит в положенное время - в этот раз он не заснул. И от "великого" ума сообщает, что Терейон убит, а его охрана сбежала. Тогда я предлагаю ему пойти к бейлифу и доложить. Он пугается и начинает вопить - "А почему я?". Тогда беру журнал и показываю ему отсутствующие отметки в его дежурстве. Затем переворачиваю журнал и открываю задний лист обложки. Там запись - "имела место попытка удалить страницу" и указано время его последнего дежурства. А потом говорю ему:
   - Убийство произошло в твоё дежурство, не знаю, в последнее или предпоследнее. Так что иди и докладывай, а я принял дежурство и не имею права отойти от Сигнализатора.
   Усаживаюсь на своё место и делаю запись в журнал. Он на подгибающихся ногах уходит, но вскоре возвращается:
   - Нижняя дверь заперта, а где ключ, не знаю.
   - Тогда звони капитану, - с мрачным видом я пододвигаю ему амулет связи.
   На самом деле мне смешно. Этот дурачок не догадывается, насколько он влип - я бы прогрыз дверь, взял на конюшне лошадь и удрал. А камень оставил бы на конюшне - по нему бейлиф быстро разыщет беглеца и либо вернёт, либо прикажет камню сжечь носителя.
   Но он послушно звонит капитану и будит его. У меня прекрасная позиция - смотрю за происходящим со стороны. Наконец, до капитана доходит, что произошло невозможное - убит старший помощник, а трое младших сбежали! Он немедленно посылает людей выломать дверь и устанавливает кордоны на всех калитках. Понятно - от них толку никакого, но если их не будет, он получит разнос. Далее самое сложное - надо разбудить бейлифа, а будить его опасно - можно получить смертельным заклинанием. Но не проходит двух часов, как Фанах соизволит встать. Я спокойно продолжаю записывать редкие сигналы о порталах. Бейлифа сначала умоют и оденут, затем накормят, потом дадут тонизирующего и успокоительного, и лишь после этого сообщат о случившемся. К этому времени солдаты выламывают дверь и грохот прекращается. Мой напарник - не дурачок, а другой - звонит на кухню, и оттуда присылают бабу с обедом на двоих. А болвану говорит, что незачем переводить еду - покойникам кушать не требуется. Тот садится в угол и ревёт - но мы подобное столько раз видели, что не обращаем внимания, а спокойно едим. И Фанах, и предыдущий бейлиф много раз устраивали массовые казни. И я уже привык - стоит толпа мужиков, которых вешают, рубят головы и сажают на колья - неподалёку ревут бабы и дети, а нам - младшим помощникам, приносят еду. И надо как ни в чём ни бывало кушать - иначе отнимут камень, такое случалось не раз. А слёзы этой гниды только добавляют аппетит - Фанаху потребуется козёл отпущения и вот он тёпленький. А настоящего козла мы подкармливаем - незачем скотинке голодать.
   Солдаты, выломавшие нижнюю дверь, поднимаются и заглядывают к нам. Из коридора, а именно из комнаты Терейона, тянет жуткой вонью - но мы уже поели, а дурачка выворачивает. Благо, блевать ему нечем. Они спрашивают, что им делать, мы отвечаем - ждать бейлифа. Тогда солдаты уходят на улицу, оставив дверь в нашу комнату открытой настежь. У нас принято гадить всем и каждому и жаловаться выше бесполезно. Похоже, кто-то смелый сообщил Фанаху об убийстве Терейона и тот спешит сюда через двор, а мы выталкиваем дурачка в коридор и закрываем дверь - теперь надо пережить ураган. Попавшего под горячую руку он может и убить, зато потом наказывать не будет. Фанах с трудом поднимается на второй этаж и начинает командовать в коридоре - мы немедленно предстаём под его светлые очи. Выслушиваем его ругань и на вопрос: - "А куда подевался третий?", мой напарник невинно отвечает, что тот проспал своё дежурство, а затем куда-то сбежал. Я подаю ему журнал, который бейлиф внимательно просматривает - он явно заметил что-то, пропущенное нами. Слуги, наконец, залили камин, и тот перестал чадить. Фанах приказывает открыть в комнате окна, но как не объясняет - один слуга догадывается закрыть лицо мокрой тряпкой, но этого недостаточно. А бейлиф слушает свой камень, а затем подзывает подошедшего капитана. Тому он велит привести сверху младшего помощника, а сам снова начинает кричать на слуг. В конце концов, он догадывается наложить на мокрые тряпки защиту от дыма и окна открывают. Мне, да и многим, это было ясно с самого начала, но никто с советом к бейлифу не полез - дураков нет.
   Комната немного проветрилась и Фанах идёт к постели Терейона, я за ним, а мой напарник догадывается схватить тазик и приказать солдату принести со двора воды. Понятно, бейлифу после понадобится сполоснуть руки. Мы, младшие помощники, мало что можем и умеем - зато в искусстве лизать начальственную задницу нам нет равных. За это бейлифы нас и ценят, и в этом мы постоянно соревнуемся. Но сегодня Фанаху не до того - впервые в нашем сеймене убит старший помощник и камень его не защитил. И хотя нам всем страшно - он, несмотря на охвативший его ужас, внимательно осматривает тело своего помощника и ощупывает срез. Так же внимательно осматривает и ощупывает срез у целителя, чья голова валяется неподалёку. Затем надолго задумывается и механически полощет пальцы. Мой коллега встал на колено, подхватил тазик одной рукой снизу, а другой придерживает его сбоку, изображая древнюю статую. Но всё напрасно - бейлиф задумался о своём и его в упор не замечает. Не могу понять моего отношения к Фанаху - иногда я его ненавижу, а нередко, как вот сейчас - восхищаюсь. Он испуган, я чувствую вонь его пота, но лицо и движения абсолютно спокойные.
   И к третьему младшему помощнику, проспавшему дежурство, он подходит ровным шагом и тихим голосом велит тому вернуть камень. Капитан с двумя воинами его привёл, но оставил в коридоре, а тот и не попытался удрать или спрятаться. Бейлиф осторожно берёт за краешек пластину, к которой прикреплён камень и опускает её в специальный мешочек, покрытый изнутри особым серебром. Иногда камни начинают бунтовать и могут даже убить своего владельца, если тот подставится. Разобравшись с камнем, Фанах даёт дурачку оплеуху, от которой тот отлетает к стене и воет от боли. Физически бейлиф слаб, но он вкачал в руку прану и выбросил её при касании - и боль большая, чем от раскалённого железа. Затем приказывает капитану заковать дурачка и кинуть в телегу - понятно, Фанах спешит и откладывает казнь. Но он ещё раз осматривает комнату и даже заглядывает в камин. А затем делится с нами своими соображениями и утверждает, что убийца - маг Саан'авиус. Мне он велит мчаться к бейлифу Маарани, но я чувствую - будут ещё и другие указания. А Фанах вдруг велит вывести козла на улицу и поднимается с нами на третий этаж. Не понимаю, откуда такая сентиментальность.
   Зачем-то бейлиф заходит в комнату наверху и осматривает её. Мы, как приклеенные, следуем за ним. Если ему захочется побыть одному или поторопить меня, то он наорёт. Но это не страшно - хуже, если он вдруг начнёт ласково выяснять - а куда подевался этот Туниус. Ему тут же наговорят такого, что можно лишиться головы. Я согласен с его доводами, но чувствую, что убийца - Леес, и рискую высказать своё предположение. Фанах убедительно доказывает, что этого не может быть, но уговаривает он самого себя. Затем приказывает всем собираться и идёт со мной на конюшню. По пути прогоняет с каким-то поручением другого младшего помощника и пробует через свой камень найти сбежавших. Но тот обнаружить младшие камни не может, и это ещё больше пугает Фанаха. Уже в конюшне его прорывает:
   - Я надеюсь, что это не Леес, иначе нам конец. Ты сам сказал, что он слабый маг и чудом победил Каэна?!
   Я говорил немного другое, но спорить с бейлифом не хочу, тем более что его понесло на откровения. А Фанах продолжает:
   - Если убийца Леес, то либо он Ферейл, либо - убийца магов. Если первое, то наши камни не будут действовать против него. Недаром, когда бейлифы решили захватить власть, то сначала они уничтожили всех Ферейлов. И только потом принялись за властителей. А убийцы магов - это древняя школа, возрождённая Наймиером. Мы надеялись, что все они ушли с ним в последний поход, но кто-то мог и остаться. А квалифицированный убийца магов способен справиться с магистром высшего круга и преодолеть защиту камня. И даже ученик этой школы опасен. Поэтому надеюсь, что это отомстил Терейону Саан - мне спокойнее так думать.
   Фанах в упор смотрит на меня, он явно сказал лишнее, но других младших помощников у него под рукой нет. А я склоняю голову и говорю:
   - Благодарю за доверие, мой бейлиф, - слава Богу, у меня нашлись нужные слова.
   - Ты поскачешь сейчас к Аниору и скажешь ему, что я с дружиной ухожу по северной дороге. Он должен сначала телепортировать тебя к Маарани, а затем поспешить ко мне. Юго-западному бейлифу расскажешь всё, включая свои домыслы, и передашь просьбу встретиться со мной. И обязательно скажи, что маги нашли способ экранировать захваченные камни.
   Мой конь за ночь отдохнул, а пока бейлиф говорил, я его заседлал. Беру повод запасного коня и выезжаю во двор. Капитан дружины уже собрал там всех воинов. Приказываю четвёрке ехать со мной, и мы уезжаем по северо-восточной дороге. Воины в дружине дисциплинированные и вопросов не задают, хотя слышали, что меня направили к Маарани на юг. Но слишком любопытного я обязан убить и это они тоже знают.
  Глава 8. Учусь магии и жизни
  Леес
   Воскресенье - среда
   Утром просыпаюсь свежим и полным сил, хотя ещё темно. Всё-таки Мир, насыщенный энергией, позволяет быстрее восстановиться. На Земле после таких приключений провалялся бы до полудня и только послезавтра вошёл в норму. А здесь прямо сейчас лёгкая разминка, затем пробежка по замку - за стены не выбегаю, до рассвета и во дворе почти пусто. После пробежки интенсивная разминка, а в завершение душ. Раньше на Земле у меня никогда не было желания заниматься физкультурой, лишь став магом, понял - здоровому духу необходимо здоровое тело. И его надо постоянно тренировать - только тогда оно выдержит магические действия. И нужны не накачанные мышцы, а гибкость и выносливость - поэтому при любом цейтноте надо находить время на физическое совершенствование. Далее сегодня - магия.
   Начинаю с медитации - они бывают внешними и внутренними. Первые - это погружении в окружающий мир и растворение в нём. Выход из неё у меня происходит естественно. Сложнее с внутренней - меня необходимо выводить из этого состояния. На Земле через заданное время компьютер включал музыку с нарастающей громкостью, а здесь для этого есть Тиум. Заказываю завтрак и связываюсь с ним - он тоже ранняя пташка. Он вскоре приходит, мы завтракаем и прикидываем, чем будем заниматься. Медитация, определение моего уровня, определение основной стихии, теория и освоение новых заклинаний - программа насыщенная.
   Сегодня я намерен проделать внутреннюю медитацию. Для неё недостаточно скользить по поверхности своего "Я" - мысли приходят и уходят, не задерживаясь. Необходимо погрузиться вглубь, достичь облака клубящейся Тьмы и нырнуть в неё. Это опасно - можно не вынырнуть. Раньше я почти сразу возвращался и лишь недавно рискнул немного там задержаться. Найти Тьму в себе сложно только в первый раз, а вот нырок вглубь затруднителен. При плавном погружении тебя выталкивает - я сделал резкий рывок вглубь, на меня выплеснулся яркий свет и сознание отключилось. Тиум быстро привёл меня в чувство - риск оказался не напрасен, что-то ушло, а что-то я приобрёл. Ушедшее мне не было нужно, скорее мешало. Приобрёл же большую цельность, но это сложно объяснить. Кто сам испытал - тот знает, а кто не пробовал -не поймёт. Это было опасно, но через какое-то время попробую ещё раз и ещё, пока не достигну неописуемого. Подобные тренировки, как и вообще занятия магией, рискованны - но, кто не рискует, тот не пьёт шампанскоё.
   Для серьёзных магических тренировок в замке около Дома Мага есть специальная площадка. Она со всех сторон закрыта другими домами, и на неё выходят только стены без окон. Тиум посоветовал мне захватить хламиду - после длительных магических упражнений внутренний разогрев быстро сменяется ознобом. С трёх сторон от стен отходят навесы, по бокам площадки расставлены скамейки. У одного торца лежат маты и различные приспособления, а у другого к стене прикреплён огромный деревянный щит.
   Для определения уровня выполняю простейшие боевые заклинаний, а затем - более сложные. С первыми проблем нет, а вот заклятия второго уровня я делаю неверно. Уровни отличаются не силой, хотя она возрастает, а качеством. На втором маг может выбросить сразу несколько стрел или файерболов, либо запустить одно, меняющееся в полёте. Несколько штук запускать я умею, но неправильно, а о смене состояния узнаю только сейчас. Тиум огорчён и учит меня правильному положению рук и тела - во внутренних каналах не должны возникать блоки. Это требовали и мои предыдущие учителя, но я не понимал - зачем. Удивительно, вскоре у меня эти заклинания получаются - сказались предшествующие тренировки. Сначала вода из ручья на краю площадки превратилась в ледяное копье и саданула в щит. Потом пыль сгустилась до камня и, наконец, кучка огоньков слилась в один файербол.
   Создавать множественные объекты оказалось ещё проще - надо только пускать их из середины ладони. Я делал иначе - моя пятёрка формировалась на кончиках пальцев. Это оригинально, но разряд из ладони мощнее и позволяет атаковать чаще. Пробую - слабенькая сосулька ударяет в висящий на противоположной стене щит и осыпается, не оставив на нём следа.
   - Не спеши, - указывает Тиум, - накопи энергию и стреляй.
   Ещё дважды у меня вылетают сосульки не больше первой. Выслушав очередную тираду учителя, я не только накачиваю в ладонь энергию, но и концентрирую её, заранее придав будущей стреле форму. Из ладони вырывается пучок энергии и уже в полете превращается в небольшое ледяное копьё. Оно с гулом набирает скорость и почти наполовину вонзается в щит.
   - Можешь, если захочешь, - комментирует мой успех Тиум, - а теперь выпусти одновременно несколько стрел.
   Я опять сосредотачиваюсь, набираю в ладонь энергию и выстраиваю её восьмиугольником, затем жду - и когда ладонь начинает гореть от переполнившей её энергии - стреляю. Две четвёрки ледяных стрел с крохотной задержкой бьют в щит, образуя четырёхлучевую звезду. Следом за ними летят файерболы туда же, что и стрелы. В голове у меня вдруг срабатывает, как строить клинки и восемь призрачных кинжалов вонзаются в щит в тех же точках и исчезают, оставив в местах попадания глубокие прорези. Тиум требует теперь выстрелить предельным числом стрел, клинков и файерболов. Мне удаётся выпустить с правой ладони восемь ледяных стрел, а с левой только шесть, но помощнее. С файерболами похуже - лишь по четыре, зато клинков вылетает девять и десять. Все они ложатся на одну из линий, продолжая луч звезды.
   - Точность отличная, а вот мощности и количества не хватает. У лучшего из известных мне магов получалось сорок файерболов, каждый втрое мощнее, чем твой. Но для тебя неплохо.
   Я начинаю мёрзнуть и накидываю хламиду - требуется перерыв и подзарядка. Тиум прекращает занятие и ведёт меня к источнику на полигоне - тот находится в небольшой комнате с креслами, где можно изучать теорию и подзаряжаться. Источники в замке заметно мощнее Земных, но изрядно уступают охраняемому Барай-девгером. Я удобно устраиваюсь, подсоединяюсь к источнику и начинаю кайфовать. Однако мой учитель не желает терять времени и интересуется, какая стихия из девяти мне ближе. Признаюсь, что слышал только о четырёх - мне известны стихии воздуха, воды, земли и огня. Он огорчён и рассказывает, что ещё существуют стихии жизни, металла, камня, перемещения и воздействия на себя. Стихия жизни - это взаимодействие с любым живым объектом, от травинки до человека. И она включает многое - от исцеления до изощрённого убийства, а ещё позволяет выращивать богатые урожаи и делать землю бесплодной. Стихия металла - это взаимодействие с искусственным материалом - металлом, стеклом и бумагой. На Земле их много, но они есть и в других Мирах. Стихия камня - это искусство гномов, они как-то с ним договариваются, но как - он не знает. Стихия перемещений - это левитация, перемещение порталами и хождение в слоях. И, наконец, стихия воздействия на себя. Целители обычно не способны лечить себя, и даже если могут, то делают это хуже, чем при исцелении других. Эта способность позволяет успешно излечиваться, даже при отсутствии умения целительствовать. Она позволяет магу совершенствовать своё тело, не изнуряя себя тренировками. И, в качестве вершины воздействия на себя, маг может преобразовывать своё тело в любого зверя, птицу, рыбу или рептилию, не будучи оборотнем.
   Кроме стихий имеется ряд умений. Умение исцелять - общеизвестно, но есть и умение убивать. Известно умение ментального воздействия - некоторые маги способны влиять на мозг человека и животных. Важнейшее - это умение видеть Мир. Им обладают только видящие и магистры старших кругов. О некоторых умениях давно спорят - стихия ли это или умение.
   Прочитав эту короткую лекцию, он спрашивает - какая стихия мне ближе? Ответить не могу, но он настаивает. Чтобы отвязался, левитирую к себе булыжник от источника и кладу рядом на стол. Затем, как меня учил Батырович, касаюсь его ладонью. Камень рассыпается в пыль, а у Тиума отваливается челюсть. Помолчав с минуту, он продолжает лекцию и рассказывает, что большинство магов способны к трём-четырём стихиям. Но одна из них выражена ярко, другие намного слабее, а все остальные совсем слабо. В стихиях, к которым маг не имеет способностей, у него получаются, в лучшем случае, только простейшие заклинания, и то не всегда. Но иногда его способности в своих стихиях примерно равны. Возможно, так и у меня, но требуется тщательная проверка. Мне не хочется выбирать свою стихию, но я давно отвык надеяться на чудеса. На этом Тиум заканчивает занятие и предлагает пообедать. Потом я должен буду вступить во владение Башней Мага, а учёбу продолжим завтра - набор энергии у меня пока происходит медленно. Предлагаю перенести на послезавтра из-за планируемого рейда.
   Обедаем у меня втроём - Жаин рассказывает всяческие внутризамковые новости, а мы с Тиумом делаем вид, что нам это интересно. Хотя попадаются и любопытные - оказывается, Ноорен продал Маэрим всё, включая ладью. Теперь он уехал в город рассчитаться с долгами, но намерен вернуться. После обеда иду побродить по замку - я обязан сегодня войти в Башню Мага и провести ритуал вступления во владение ею. Он несложный и формально ничто не препятствует его проведению. Но Башня Мага - существо своенравное и бывало, что очередной претендент на неё с позором вылетал наружу, а то и умирал. Поэтому я долго иду вдоль стены, пока не решаюсь направиться к ней - никак не удаётся собраться. В схватке всё время занят - волноваться некогда. А здесь я вслушиваюсь в башню, она что-то говорит мне, но не понимаю услышанного. Зато вижу - Башня с удовольствием уничтожит слабого или наглого мага.
   - Она совсем как женщина, - мелькает мысль, - так и попробуем с ней, как с женщиной.
   Мысленно говорю о своей любви к ней, а подойдя вплотную, глажу стену. И, о чудо, под рукой у меня не холодный камень, а нечто тёплое и податливое. Передо мною вдруг возникает проход - не распахнулась дверь, не ушёл в сторону кусок стены, а как в живом теле еле заметная щель раскрылась в широкий проход с трепещущими стенками. Боясь и желая, вступаю в него, и меня накрывает с головой. Это невыразимо приятно, очень сексуально, а главное - наполнено трепетом любви. Подобное было бы у немолодой женщины, много лет как махнувшей на себя рукой, но однажды, в зеркале, узревшей гладкую упругую кожу, красивое нежное лицо и совершенное тело. И, видя это, возжаждавшей любви. И кто посмеет обмануть эти ожидания, не раствориться в них, не отдать им всего себя. Так и я, без тени сомнения открываю ЕЙ все свои чувства, мысли и желания, не утаивая ничего. И вдруг ощущаю себя маленьким ребёнком на руках умной, доброй и всепрощающей матери. Да, для Башни я одновременно и её любовник, и малый ребёнок. И я едва не захлебываюсь в океане безмерной нежности.
   Прихожу в себя в комнате на верхнем этаже башни - надо мною купол, одновременно сплошной и прозрачный. Моё тело находится в удобном кресле, перед длинным полукруглым столом - его дальний край уставлен незнакомыми предметами. Я ощущаю себя одновременно полностью защищённым и в то же время открытым миру - мой дух почти растворился в нём. Мои руки гладят стол, а губы целуют воздух - ибо всё здесь - Она. И ей доступны все мои мысли и чувства - в них я благодарю её и признаюсь в любви. Но в какой-то момент она ловит мою мысль, что хотя всё это замечательно, но надо заняться делом, и соглашается со мной.
   Теперь я чувствую не её, а через неё. Лучше всего воспринимаются старые башни Сокейна - в их фундаменте и стенах сохранились древние камни, только в двух замках из двенадцати не осталось таких руин. В городках, большинстве деревень, на многих перекрёстках дорог стоят с давних лет каменные столбы - об их предназначении помнят лишь немногие. Каждый из них позволяет мне прямо из моей башни обозреть немалую территорию. А в четыре полностью сохранившиеся башни вне Бирейнона я могу при желании и переместиться. Осматриваюсь - прежде всего, оглядываю замок Тарин-Кифов с их Башни Мага. Сама башня набита заклинателями - их более двух десятков, даже много более, но все они слабы. С одним-двумя я могу легко справиться и даже с тремя, но с усилием. Однако десяток их заставит защищаться и через какое-то время задавит. Разумеется, речь идёт о схватке на открытом месте в условно равных условиях. В их замке и тройка магов имеет неплохие шансы справиться со мной, хотя с немалым трудом. В Бирейноне же, находясь в своей башне, я играючи прихлопну их всех. Беглый осмотр Башни Магов Тарин-Кифов не даёт результатов - понять, чем занимается эта толпа, свыше моих сил. Я слишком возбуждён и слишком рвусь неизвестно куда, зато убеждаюсь - из этого замка нападение в ближайшее время не грозит. Бегло осматриваюсь с остальных старых башен вне Бирейнона - угрозы нет. На сём успокаиваюсь - детально отсканировать окрестности успею, а сейчас мне не до того.
   Теперь я реально старший маг замка и владею его Башней - над нею язык магического пламени. И прямо из неё перехожу в свои покои - как хорошо у себя. Только в допросной сидит этот гад - его надо казнить, предварительно обыскав его апартаменты. Тут звонит Маэрим:
   - Я слышала - какой-то негодяй пытался отравить тебя и Тиума. Что с ним?
   - Сидит у меня в допросной. Сейчас отведу его на площадь Наказаний и прикажу палачу казнить его.
   - А как именно? - желает знать она.
   Приходится тратить время на обсуждение этого вопроса. Завтра мне предстоит много дел, и поэтому не хочу затягивать казнь - следует лично убедиться в его смерти. За подобные прегрешения в Тао-Эрис полагаются мучения и нельзя ограничиться простым усекновением головы. К счастью, мы быстро останавливаемся на гарроте - медленном удушении.
   Руми уже позавтракала, и я забираю её с собой на полный обыск квартиры старшего помощника - со стола уберут другие слуги. К участию в нём привлекаю повара и почти сорок минут тщательно всё осматриваю, но ничего интересного не нахожу. Только несколько тайников - из них повар выгреб деньги и дорогие столовые приборы. Часть денег забираю себе, а несколько красивых бокалов и чашек приказываю поставить в моей гостиной. Руми понравилась пара серёжек и браслетик - разрешаю их нацепить. В комнатах много холодного оружия, но ничего стоящего нет, кроме уже взятого Секатора. Ещё раз сканирую всю квартиру магическим взглядом, ничего не обнаруживаю и разрешаю повару переехать сюда, а свою квартиру разделить между помощниками.
   Закончив с обыском, поднимаюсь к себе, переодеваюсь и зову Марфина. Мы идём в допросную - там снимаю с мерзавца все заклинания, кроме блокировки кишечника. Он рвётся рассказать мне всё, что знает, но ничего полезного у него нет. Поэтому ведём его на площадь Наказаний, где умирает и никак не умрёт бывший командир восточной башни. Тому Маэрим устроила эльфийскую казнь - он привязан к гамаку, сплетённому из жуткой лозы. Многочисленные шипы, впившиеся в его тело, выделяют жгучий сок, а её побеги проросли насквозь. Скорость роста у этой лозы сравнима с бамбуком - до восьми сантиметров в час. Мерзавец с ужасом "любуется" на своего коллегу, затем отвожу его к палачу - Маэрим уже распорядилась. Помощники привязывают его к особому креслу, палач продевает его голову в обруч и начинает умерщвление. Смотреть на это противно, но мною были сформулированы несколько принципов. Один из них требует полной уверенности в смерти врага и в его молчании перед смертью. Поэтому мне приходится долго ждать, пока он сдохнет, и заставлять глядеть Марфина. Но тот смотрит на казнь с интересом, видя казнь гароттой впервые.
   Надо отвлечься, я иду пошататься по двору. Все работают и людей вокруг мало, на меня не обращают внимания - замок большой. Приятно бродить, ни о чём не думая, несмотря на мелкий дождик, но мою прогулку прерывает звонок Тиума:
   - Дойди до Маэрим и возьми у неё учебник по магии, я с нею уже договорился.
   Поворачиваю обратно к Дому Урожая. Её покои на втором этаже рядом с приёмной, где я "познакомился" с графом. Там царит суета, вдоль стен выстроились нагруженные сумки и коробки - баронесса переезжает в Дом Сеньора. Стражники у двери приветствуют меня. Маэрим сидит на кровати полуголая, а её горничная укладывает ей причёску. Мне жестом предлагают сесть на банкету и изволят поинтересоваться - а на хрена мне книга, написанная на Айвиш. Горничная злобно язвит - мол, только вчера научился читать на Эрис и выдаёт нечто типа "свиным рылом в калашный ряд". Книга лежит рядом на туалетном столике, а на её кожаном переплёте вытеснено название на двух языках - Айвиш и Эрис. Приходится расстегнуть застёжку, открыть её и начать вслух читать с синхронным переводом. На Эрис, бывает, запинаюсь, но на Айвиш читаю свободно, даже когда не уверен в правильности произношения. Дочитав страничку предисловия, интересуюсь у Маэрим, когда же мне будет вручён обещанный костюм.
   Горничная пытается объяснить, что меня сложно застать дома, и я предлагаю забрать его лично, прямо сейчас - Маэрим становится неудобно, она сама выбирает мне костюм, включая комплект подходящего к наряду нижнего белья, и собственноручно упаковывает. Я же мило улыбаюсь горничной, предвкушая грядущей ей нагоняй - мы невзлюбили друг друга с первого взгляда. Забрав книгу и тючок с костюмом, спешу к себе - при разработке отточенных заклинаний мне очень не хватало такого учебника. Наверное, Тиум видит меня в окно и спускается вместе с Жаин - прошу её повесить костюм в шкаф. Она целует меня и весьма удачно догадывается (вслух), что костюм мне нужен для подружки на Земле. Врать ей бесполезно - я чувствую, как она прочитывает все мои эмоции, и мне это приятно. Поэтому подтверждаю, но она относится к этому спокойно - всё равно никуда ты, мол, от меня не денешься.
   Тиум берёт учебник и читает его, но затем жалуется, что знает Айвиш постольку поскольку. Обещаю, что буду переводить на Эрис - у него опять отваливается челюсть, а Жаин хохочет. Опять открываю книгу, читаю её и перевожу - моя подруга сидит рядом и проверяет верность перевода. Она останавливает меня после двух страниц и уточняет произношение некоторых слов - вслушавшись, соглашаюсь с ней. Тиум же заявляет, что я намеренно его удивляю - за всю свою жизнь он столько не изумлялся, как за эти несколько дней со мной. "То ли ещё будет", - скромно замечаю ему на это. Он отводит нас в комнату-полигон, оказывается, в моей квартире есть и такая. Конечно, для полноценных заклинаний она маловата. Но сегодня я ограничусь демонстрацией - надо сэкономить энергию к завтрашнему рейду.
   Я должен освоить ряд боевых заклинаний второго и третьего уровня. Сначала я читаю его описание и перевожу на Эрис. Далее строю и показываю узор, не наполняя его энергией. Жаин по учебнику проверяет правильность и параллельно делает перевод. С заклинаниями второго уровня проблем у меня нет, хотя Тиум чем-то заметно недоволен. А вот на третьем уровне спотыкаюсь. Вроде всё понятно и делаю по учебнику, а контур получается кривобокий, или вовсе рассыпается. Приходится повозиться и несколько заклинаний вроде бы получились, но тратить энергию Тиум не разрешает - хватит с тебя второго уровня. Он прав - лучше поток разнообразных освоенных заклинаний, чем одно кое-как осиленное. На этом Тиум завершает на сегодня занятия - завтра рейд и надо быть в хорошей форме, а перед смертью не надышишься. Потом подводит итоги - как маг общего профиля, я ничто, но для боевого мага второй уровень есть, а послезавтра он проверит на третий. Четвёртого заведомо нет, но у меня своеобразная манера боя, дающая мне дополнительный уровень. Благодаря этому мне и удалось победить Каэна. Но пока вопросов относительно моих возможностей больше, чем ответов.
  Тиум
   Мы выходим с Леесом во дворик для магических тренировок. Он специально выстроен так, чтобы никто ничего не подсмотрел. Спрятаться там негде, а покинуть его невозможно - только с помощью мага замка и прямиком на площадь Наказаний. Это всем известно и в нём всегда пусто. С нами Жаин, хотя у неё слабенький Дар, но во многом она разбирается лучше меня. Энергии у Лееса после Земли предостаточно (откуда!!!) и хватит на полноценное занятие. Для начала тестирую его - передо мною боевой маг, ничего другого не умеющий. Простейшие бытовые заклинания у него получаются кое-как или не выходят совсем. Это можно доработать, но у нас элементарно нет на это времени. А вот боевые заклинания первого уровня он выполняет превосходно, но как мало он их знает. Любой ученик освоил не меньше тридцати, а маг - свыше пятидесяти. У Лееса же только двадцать плюс пяток вспомогательных. Но зато во всех стихиях и все отработаны. Формально для сдачи экзамена боевой маг первого уровня должен владеть пятнадцатью заклятиями в трёх стихиях, посему ставлю ему условный зачет, и идём дальше.
   Заклинаниям второго уровня его тоже учили, но освоил он их плохо - явно не хватало практики. А этот его пуск заклятий с пальцев - уродство! Учили чувствовать кончиками, а затем перешли к заклинаниям - и вот результат! Приходится объяснять, что когда гладишь женщину ладонью, то состояния руки и движения одни. А когда бьёшь врага кулаком в морду - совсем другие. Это он понимает сразу - глянув на Жаин и меня. Так и здесь - чувствуешь кончиками пальцев и всем телом, а боевое заклинание выпускаешь из середины ладони. Но в целом его выучили и вскоре основные боевые заклинания второго уровня у него получаются. Но никак не могу определить основную стихию - всеми он владеет или одинаково хорошо или одинаково плохо. Жаль - у меня нет полноценного образования, меня учили многие маги, но о подобном никто не говорил. Ладно, подождём до третьего уровня - там дифференциация всегда резкая. Надо быть магистром, чтобы творить на третьем заклинания во всех стихиях.
   После обеда отправляю его в Башню Мага - какое-то время нам ничего не грозит и ему надо освоить её возможности. Особых сложностей не предвижу, но бывает - это требует нескольких дней и сейчас они у нас как раз есть. Он долго бродит вокруг, к чему-то примеряясь. Я уже хочу ему крикнуть - "В Башню, трус несчастный!", но он вдруг решительно направляется к ней и растворяется в стене. Леес постоянно меня изумляет - понятно, любой замковый маг может и должен уметь растворяться в ней. Но этому учатся месяцами, он же с этого начал - фокусник! В Башне он находится долго, но всё в порядке - над нею затрепыхался язычок магического пламени. Значит, Башня приняла нового мага. Через пару часов над нею колышется приличный язык, затем уменьшается до небольшого всполоха - маг покинул Башню. Теперь он может возвратиться в неё из любого места замка - впрочем, я никогда не был старшим магом. Леес скоро будет знать о её возможностях больше меня.
   У меня хватает своих дел - я постоянно изготавливаю и подзаряжаю амулеты, в какой-то мере они заменяют мне магическую Силу. Вдруг мне звонит старый барон - отказавшись владетельствовать, он передал свои амулеты Маэрим. Но учебник по магии ей ни к чему и лучше передать его Леесу. Так как тот сейчас возится с Башней Мага, то он предлагает мне связаться с нею и договориться. Нам этот учебник пригодится, хотя и написан на Айвиш, а я этот язык знаю плохо. Зато им свободно владеет Жаин и будет нам переводить. Звоню Маэрим - она согласна отдать его, но что-то хочет взамен. Подумав, предлагает передать его Леесу, видите ли, ей неудобно гонять старого человека, то бишь меня. Проще всего было бы послать за учебником Жаин, но они с Маэрим не переносят друг друга. Началось это давно, а когда моя внучка стала подругой Лееса, то резко обострилось. Поэтому они стараются не встречаться.
   Я звоню Леесу и предлагаю ему пройтись к Маэрим за учебником. Оказывается, он сейчас на площади Наказаний следит за казнью старшего помощника повара. Этот мерзавец легко отделался - Леесу жалко тратить на него своё время. Вскоре я вижу его возвращающимся с каким-то тючком - любопытно, что ещё ему дала Маэрим? Сейчас он может вернуться в свои покои двумя шагами - в Башню Мага, а оттуда к себе, но хочет прогуляться. Зову Жаин и спускаемся вниз в его покои - нам понадобится переводчик. Он появляется следом за нами и протягивает ей тючок. В нём костюм Маэрим - и для чего он понадобился Леесу? А моя внучка сразу поняла - для подруги на Земле. У них возникли удивительно доверительные отношения. Впрочем, когда чувствуешь друг друга так, как они, иного просто не может быть.
   Леес отдаёт мне книжку - я основательно подзабыл и те крохи Айвиш, что знал. А для этого языка амулет не создашь. И жалуюсь Жаин, что не могу читать этот учебник без переводчика. А этот змеёныш8 Леес вдруг предлагает мне переводить с Айвиш! Жаин хохочет, а я уже устал ему удивляться. Да, каждый маг обязан знать этот язык, но лишь немногие могут этим похвастаться. А он владеет им свободно. Не удивлюсь, если в постели они начнут говорить на нём.
   Далее проверяю выполнение основных боевых заклинаний второго уровня без завершения. Кстати, этого непросто - достроить узор до конца и остановиться, не наполняя его энергией. Помню, в своё время я часто срывался. То не дострою узор, то запулю заклинанием - а у Лееса это затруднений не вызывает. Только его заклинания выглядят несколько странно, но проверить их сейчас не получиться - прана ему понадобиться завтра. Он её и так основательно израсходовал. А с третьим уровнем хуже. Нет, на самом деле всё в порядке - он знает эти заклинания и может их делать. Но у него явно не было соответствующей практики, и их надо будет осваивать заново. В итоге даю ему ценные указания, запрещаю применять бытовые заклинания - это напрасный расход праны. В схватке ограничиться заклятиями второго уровня - раз их хватило на Каэна, то хватит и на других. Тем более что их поражающий эффект у него приближается к четвёртому - только непонятно почему. А в нашей байлу сильнейшие маги и амулеты как раз четвёртого уровня. И он с ними завтра вряд ли столкнётся.
  Леес
   На этом мы расстаемся, и они с Жаин уходят к себе. Я же в невесть который раз принимаю душ и решаю сначала поужинать, а затем заняться шкатулкой. Казнь старшего помощника повара подняла настроение всем кухонным работникам - и еда выложена на блюдах особенно красиво, и обслуживают меня с большим вниманием, а Руми просто-таки выпрыгивает из платья. Я всех благодарю, а повара особенно и дозволяю ему устроить маленький праздник.
   Я же намерен распутать заклятия и долго рассматриваю шкатулку - в накрученных на неё заклинаниях чувствуется какая-то странность. Но в чём она состоит? Доходит до меня не скоро - маг, ставя защиту, схалтурил. Он поленился навить вокруг шкатулки несколько слоёв защитных заклинаний, а сплёл из них шарфик и обмотал её им. Заклятия-защитники находятся внутри этого шарфа и достаточно разрезать те, что по бокам, а затем смотать его. Освободив шкатулку, кладу шарф заклинаний, а её открываю. По пути разгадываю пару секретов - для видящего несложных. Внутри неё пружина из необычного металла серебристо-фиолетового цвета. Кручу её в руках, пока не догадываюсь пропустить струйку праны. Пружина выпрямляется и превращается в стилет с лезвием свыше трети метра. Клинок тонкий и лёгкий, но, заряженный магией, режет и прокалывает любой металл, стекло и камень. По моим ощущения, он, подобно изделиям гномов, может пробить и магическую защиту. Ещё одна струйка праны и у меня на левой руке браслет, который слился с кожей. Шарфик из заклинаний уложен в шкатулку, а последняя в сейф. Теперь все дела на сегодня завершены и можно ложиться спать.
   Я остаюсь один, но я не одинок, а с моей башней, которая одновременно Башня Мага и мой дом. На меня снисходит глубокое спокойствие, будто это не я ввязался в самую безумную авантюру моей жизни - войну с бейлифами. Более того, ко мне приходит уверенность, что всё завершится хорошо. Хотя и не так, как предполагаю, но хорошо. Но вскоре я опять начинаю перебирать произошедшее. Конечно, следовало бы проанализировать все последние события, но сейчас у меня не то состояние. И этот браслет-стилет не даёт мне покоя. Тогда опять звоню Тиуму и нахально заявляю, что сейчас зайду к нему. Достаю шкатулку, кладу в сумку и поднимаюсь к нему. Теперь, когда меня признала Башня Мага, я могу перейти прямо в его покои и в любую комнату в Доме мага. Но предпочитаю соблюдать в данном случае этикет.
   - Уже соскучился по Жаин, - встречает меня он ожидаемой фразой.
   - Не могу без неё уснуть, - отвечаю в тон ему.
   - И я тоже, - она прижимается ко мне.
   И я чувствую, что сегодня мы будем спать вместе, только осторожно. Но сначала дело. Я снимаю браслет-стилет с руки и кладу перед Тиумом. Он касается рукояти, и лезвие изгибается, пытаясь его уколоть. Убрав руку, он заявляет, что я его удивляю больше и чаще, чем все остальные за всю его долгую жизнь. Предваряя вопрос о происхождении, достаю из сумки шкатулку и ставлю перед ним. Он внимательно её осматривает, открывает крышку и оглядывает шарфик заклинаний. Потом закрывает и предлагает мне убрать её обратно. Мне же говорит, что шкатулка принадлежала Саан'авиусу, а до того его учителю, но снять заклинания они не сумели. Потом Фанах, тогда первый помощник бейлифа Маарани, украл её вместе с другим кинжалом из серебрянки. Саан на это жутко обиделся, но воевать с бейлифом не рискнул. У Фанаха её украл один из младших помощников, который вскоре погиб. В конце концов, она оказалась у ученика мага, жезл которого я экспроприировал. А тот подарил её главарю приречной банды. Маэрим жаловалась, что перерыла всю пещеру, но шкатулку не нашла. Ты - видящий и должен был суметь снять с неё заклинания. А вот как тебе удалось подчинить себе живой металл - серебрянку, не представляю. Я тем временем наматываю стилет себе на руку, и он сливается с кожей.
   О серебрянке Тиум знает немного. Он читал, что она способна проходить через любую магическую защиту, клинки из неё не уступают изделиям гномов, а броня защищает от большинства магических ударов. Клинок из серебрянки был у Аранейна, владетеля замка, где сейчас засел Седой. В этом замке ранее располагался филиал Академии магии, а Аранейн был его ректором. Когда началась война бейлифов с властителями, он заявил о своём нейтралитете и демонстративно его придерживался. Его опасались и не трогали, но бывший ректор любил гулять за стенами замка, где им был основан прекрасный парк. Там его как-то встретил Терейон и попросил что-то объяснить про серебрянку. Аранейн достал свой клинок и стал показывать, чтобы тот лучше понял. Терейон попросил клинок для пробы, а взяв его в руку, ударил им ректора в сердце. Позже он подарил этот клинок Фанаху, чтобы заслужить его расположение. Ещё Тиум где-то вычитал, что из серебрянки было изготовлено несколько сеток. Их надевают на голову, и они как бы растворяются в коже. Такая сетка защищает от любых ментальных ударов, даже наносимых магистром высшего круга9. Насколько хорошо - он не знает, но читал, что изготовленные гномами каски с добавлением серебрянки ослабляют удар по мозгам в сотни раз. Сетка должна защищать не хуже. В давние времена, ещё задолго до Наймиера, их спрятали в шести храмах в разных Мирах и пока не слышно, чтобы кто-нибудь её нашёл. А далее ехидно добавляет, что если выяснится наличие такой сетки на моей голове - то он не удивится. По его мнению, мне явно благоволит кто-то из всесильных и вытаскивает из всяких задниц. Но в любом случае об этом лучше молчать, за любой кусок серебрянки убивают.
   Весь разговор мы с Жаин стоим обнявшись, нам не нужны слова - мы уже решили, что эту ночь проведём вместе, нам не хватает ощущения друг друга. Мои и её мысли сливаются и становиться трудно их разделить, да это и не нужно. Одним шагом мы переходим ко мне в кабинет, где убираю шкатулку в сейф. Душ и мы, наконец, вместе. Нам достаточно просто касаться и обниматься, даже ласки могут повредить ребёнку, хотя я закрыл ей защитным заклинанием низ живота. Жаин лежит у меня на плече, закинув на меня ногу и слившись со мною чувствами и мыслями. Я слышу, как ей хорошо и уютно в моих объятиях, и наслаждаюсь ощущением её. В какой-то момент вспоминаю о Руми и рассказываю, как я её использую. Её это абсолютно не задевает, более того - она этому радуется и обещает поговорить с девочкой. И вскоре засыпает, а я ещё некоторое время лежу, чувствуя её тело рядом со собой.
  Жаин
   Целых три дня его не было, и я страшно соскучилась. А он появился и сразу в бой, а затем поход. Но зато он здесь, а не где-то там на Земле. Здесь я его чувствую, а там он пропадает - и внутри меня пустота. "Внутренняя Пустота" - для магов это обычная тренировка, а для меня - пытка. Он уже стал частью меня, и когда его нет - может быть, без ноги мне было бы легче. И неважно, что он не рядом, а в опасном походе - я его чувствую и спокойна. Даже, когда он ушёл за головой Терейона, я почти не волновалась - он со мной. А сейчас он рядом и я чувствую его чувства ко мне. Нам не надо слов, чтобы рассказывать о себе. И я знаю, что на Земле он ухитрился влезть во что-то интересное, но продолжал скучать по мне. А когда шёл убивать Терейона, то жутко боялся. Если бы не получилось, то нам пришлось бы бежать неизвестно куда. Зато теперь пусть боятся его. И он чувствует мою радость из-за беременности и разделяет её. К сожалению, это единство душ продолжается недолго - дед приступает к проверке его магических умений. А я им любуюсь и внимательно смотрю.
   И удивляюсь, как дед не видит очевидных для меня вещей. Да, заклинания первого уровня считаются простейшими и их положено выполнять любому магу. Но насколько элегантно они получаются у Лееса - ни одного лишнего движения, ни крошки потерянной энергии, ничего лишнего. А свободный переход от стихии к стихии. В своё время Димитир продемонстрировал нам стрельбу из пулемёта. Теодорих и Тиум только скривили морды - мол, защита любого мага второго уровня способна отразить пулю. Правильно - пулю, но не очередь. Даже защита третьего уровня на седьмом выстреле будет пробита. А если пострелять из тяжёлого пулемёта? Тут нужна защита полного боевого мага, а лучше магистра. Или камень бейлифа. Но чтобы маги признали, что какая-то пукалка эффективнее их - да никогда!
   А Лееса можно назвать магом-пулемётчиком. Причём он выдаёт очереди из заклинаний разных стихий. А защита любого мага - не магистра, всегда слаба в какой-нибудь стихии. Вот так очередями заклинаний он побил Каэна. Как маги сражаются? Выходят двое и поочерёдно лупят друг в друга. И каждый старается вдарить посильнее. В конце концов, у одного защита начинает трескаться и он удирает. А Леес действует как мастер клинка - он ищет в защите противника щель и вгоняет в неё заклятие. Мне объясняли тонкости фехтования - быстрота и точность против тупой силы. Когда я спрашивала у деда - почему нельзя подобным образом сражаться магам, то он меня послал. Мол, куда ты лезешь со своим крохотным Даром, ты же никакое заклинание отразить не в состоянии. Да, я не в состоянии! А вот Леес - маг-воитель, именно так и сражается! А дедуля никак не может понять - как ему удаётся побеждать более сильных врагов, причём быстро. А вот так - точность и быстрота. И прежде чем противник нанесёт мощный магический удар - он уже повержен уколом в щель.
   И заклинания второго уровня у него получаются. Не хватает пока практики, но это придёт. И третий уровень у него скоро будет. А в его исполнении это серьёзно. Жаль, что дед прекращает занятие, но он прав - Леесу надо экономить прану. После обеда он уходит в Башню Мага, а я занимаюсь домашними делами. Не пойму, чего дед дёргается - Леес способен охмурить любую, а Башня Мага - тоже женщина. И насчёт костюма Маэрим дед тоже не просёк! А я сразу почувствовала, что у него на Земле есть женщина, просто не может не быть. Но я не ревную - она там, а я - здесь. Вряд ли она решится поехать на Тао-Эрис, а мне на Земле делать нечего! А вот с Айвиш он меня удивил. Я ожидала, что мне и днём и ночью придётся переводить этот учебник на Эрис. А это тяжело и местами невозможно! А он оказывается, им свободно владеет - только произношение надо слегка подправить. И глядя на потрясённого деда, я смеюсь и долго не могу остановиться. Теперь мне надо всего лишь сделать краткий перевод для Тиума - он и так знает эти заклинания, а это несложно.
   Но на этом сегодняшние чудеса не закончились! Я уже собралась ему позвонить и сказать, что хочу спать вместе. Но он позвонил раньше и заявился к нам. И на провокационный вопрос деда прямо ответил, что сегодня я буду спать у него. А когда он говорит таким тоном, то спорить с ним бесполезно и даже опасно. В замке это уже все знают, и дед тоже. Но Леес, оказывается, нашёл шкатулку Саана и даже сумел вскрыть её! И в ней клинок из серебрянки - живого металла, способного пробить любую магическую защиту. Это огромная редкость, кажется, таких клинков в нашем сеймене теперь пять, может, на один-два больше или меньше. И Леес уже подчинил его себе. Всё правильно, он же леес (быстрый). Дед рассказывает ему про серебрянку и клинки из неё, но коротко - видит, что нам не терпится лечь в кровать. С Башней Мага он уже договорился. Нам достаточно одного шага - и мы в его кабинете. А вскоре и в постели.
   Я спрашиваю его о Руми, и он откровенно рассказывает, что использует эту девочку для реструктурирования энергии. Но ей об этом не говорит - она может проболтаться, и её убьют. Пусть лучше все считают, что она его любовница. Тем более что структуры немного различаются и становятся идентичными только после близости. Но только об этом никому, даже деду. И ещё просит присмотреть за ней - любовница старшего мага фактически относится к господам и ей дозволяется многое. И важно, чтобы девочка этим не злоупотребляла - пусть пользуется, но в меру. Я обещаю за нею проследить, а если понадобиться, то и ограничить. А затем интересуюсь методикой преобразования праны. Оказывается, в их бедноватом на энергию Мире научились расширять каналы и увеличивать ёмкость чакр. И Руми со временем станет магиней, хотя и слабенькой. И мне он готов в этом помочь, процедура не сложная, но долгая. Только я сначала рожу, неизвестно, как это подействует на ребёнка. А затем стану полноценной магиней и сбудется моя вторая мечта. А с первой мы лежим, прижавшись друг к другу. Мы только обнимаемся, но как нам сладко быть вместе. И я чувствую, как ему хорошо со мной и засыпаю.
  Маэрим
   Понедельник
   Этим утром я просыпаюсь в Доме Сеньора баронессой Бирейнона. И хотя по существу ничего не изменилось, а всё равно приятно. И даже хорошо, что фактически половина замка принадлежит Леесу - ему баронство не нужно, а защитник он серьёзный. Как он нас посадил в лужу с учебником по магии! Оказывается, он не вахлак с забытого Мира, а настоящий маг. Ведь даже Тиум и мой дед не знают Айвиш, а Леес владеет им свободно. Я даже не стала особенно ругать мою горничную за костюм - она бы предпочла реальную оплеуху такому позору. И как тонко он ей показал, что, хотя она моя подруга и всё такое прочее - но всего лишь служанка. В придачу плохо выполняющая свои обязанности - коннетаблю и старшему магу замка приходится собственноручно забирать одежду. Какая стыдоба!
   Кстати надо его предупредить, что я пообещала Кабалю быструю расправу с Терейоном. Вчера я из-за этого дёргалась и волновалась, а сегодня успокоилась. Леес не будет меня ругать за это, а просто примет к сведению. У меня вдруг появилось ощущение, что он - мой старший брат, который заехал, чтобы никто не смел претендовать на мой замок и помочь навести порядок. И все видели сполохи на Башне Мага и казнь старшего помощника повара. И знают - в замке есть колдун, которому ведомо всё. Я ещё вчера вечером заметила, насколько все стали аккуратнее и осторожнее. Даже мусор на землю перестали бросать, а раньше такое бывало.
   Конечно, дел у меня прибавилось, всё-таки дед даже в последнее время кое-что делал. Поэтому сегодня в рейд я с Леесом не поеду. Тем более что в этом нет необходимости - после моего участия в походе никто не сомневается во мне. Надо только напомнить, чтобы отряд заночевал в селе Рыбные Озёра. Леес сделает мне оттуда портал, и мы запасёмся рыбой на зиму.
  Леес
   Утром после завтрака поднимаюсь в Тиуму и возвращаю ему Жаин вместе с учебником по магии. Меня не будет двое суток - она успеет много заклинаний перевести. Он уже встал, впрочем, на Тао-Эрис большинство - "жаворонки". Тиум меня предупреждает, что твари10 могут встретиться даже рядом с замком и дарит клипсу, которая запищит, почуяв её. Поблагодарив и обменявшись с Жаин сожалеющими взглядами, быстрым шагом направляюсь к восточным воротам, где находится специальная площадь для построения войск. Отряд уже построен, а меня встречает Дмитрий и докладывает, что первый мобильный взвод сформирован. Он состоит из четырёх отделений по четырнадцать человек и трёх пулемётных тачанок. Одно отделение - конная разведка, и во взводе есть шесть коноводов с запасными лошадьми. Им командуют Вадим и Куини11, а он с Миле займётся подготовкой следующего взвода. Подъезжают командиры и Марфин, коновод подводит мне коня, и мы едем через двор к западным воротам. Удобнее выехать из ближайших и объехать замок, но так мы выигрываем десяток минут, прежде чем наш выход заметят.
   Рейд планируется по местным меркам длинный - мы должны проехать на запад12 почти семьдесят километров. Далее повернуть на другую дорогу, ведущую на север13 и за полтора часа добраться до большого села, стоящего рядом с несколькими озёрами. В нём отряд заночует, а мне придётся вызвать туда порталом Маэрим, которая хочет закупить много рыбы. Неподалёку от села находится разрушенный храм. В нём имеется приличный источник магической энергии и Тиум советует мне переночевать там. Если ничего серьёзного не произойдёт, то наутро нам следует продолжить поход на север, а через два часа повернуть на юго-восток к замку. Вернуться предполагается к завтрашнему вечеру, и основная цель рейда продемонстрировать крестьянам и разбойникам, что Бирейнон борется. Куини надеется, что часть крестьян, ушедших в лес, присоединится к нам. Но мы будем ехать быстро, а они сидят глубоко в лесу и такие встречи возможны лишь на обратном пути.
   Я с командирами еду в голове взвода, а Марфин держится позади меня. Отряд построен отделениями в колонну по три. Помощник командира первого отделения держит древко с вымпелом владения Бирейнов - башня на зелёном фоне. Позади каждого отделения едет тачанка и коноводы. Четыре бойца конного отделения едут впереди головным дозором, вторая четвёрка с сержантом позади нас, а последняя - арьергард. Меня удивляет, что среди бойцов много женщин - почти четверть, причём они не собраны вместе, а равномерно распределены по отряду. Интересуюсь у Куини, но сначала он меня даже не понимает. С трудом удаётся выяснить, что в Тао-Эрис нет разделения на мужские и женские специальности. Из-за этого ограничения по полу им просто непонятны.
   Сколько себя помню, мне всегда нравилось в лесу. Он все время разный и в каждый сезон имеет своё очарование. Но сегодня мне не до сладко-горького запаха упавших листьев и не до любования разноцветными пятнами. Хотя смесь лиственных деревьев, сосен и пихт создаёт изумительный ансамбль. Лишь изредка попадающиеся рядом с дорогой берёзы и ели подчёркивают его строгую красоту. Но сегодня у меня не прогулка по лесу, а изучение его. Магическое зрение позволяет видеть на несколько километров вглубь и замечать всех живых существ. Людей на обозримом пространстве не чувствуется и каких-либо источников магии тоже нет. Да, Тиум основательно промыл мне мозги на тему моего неумения. Но я уверен, что любой маг до четвёртого уровня включительно, а также бейлиф и его помощники не сумеют от меня замаскироваться. А высшим магам и магистрам прятаться незачем.
   Поэтому я спокойно изучаю лес, проплывавший мимо, и запоминаю ауры зверей и птиц. Лошади быстро рысят, и скорость отряда приличная. Через десять километров замечаю деревню. Она расположилась на боковой дороге справа, а на деревьях около перекрёстка сидят наблюдатели. Солдаты их тоже видят, машут руками и кричат. Непосредственно рядом с нашей дорогой поселений нет, они все находятся в лесу на боковых тропах. Куини, просвещая меня и Вадима, рассказывает, что крестьянские поля небольшого размера, зато урожайность благодаря магии высокая. А в лесу охотятся и собирают грибы, ягоды и орехи. Домашних животных и птиц разводят в основном для молока, шерсти и яиц. А мясо получают охотой, но местное зверьё весьма агрессивно и все поселения и даже некоторые поля обнесены стенами. В лесу птиц и зверья много, но на дороге и рядом пусто. Не попадаются и крестьянские телеги - бейлиф запретил торговлю с замками и между деревнями. Его младшие помощники и просто бандиты отбирают у проезжающих всё, вплоть до одежды.
   Если в прошлые вылазки из замка я волновался, то сегодня совершенно спокоен. Хотя Тиум мне основательно прочистил мозги, я и сам понял, изучая учебник, насколько слаб в магии. Заклинания второго уровня у меня пока получаются посредственно, а третьего - кое-как. Но это низшие уровни заклятий14 - потренируюсь и справлюсь. А вот старшие и высшие уровни я даже не понимаю. То есть кое-что мне удаётся сделать, но механически. А их каждый раз надо подстраивать с учётом погоды, времени года и суток и ещё ряда факторов. Это как при стрельбе на дальние расстояния - но там есть прицельные таблицы. С низшими заклинаниями я это делаю без усилий, а с остальными у меня проблемы. Тем не менее, я уверен в себе. Не могу объяснить, на чём эта уверенность зиждется, но она есть. Я не боюсь схватиться с магом старшего уровня, хотя он меня на голову сильнее. Но зато я знаю тактику боя! А встреча с полным боевым магом, а тем более магистром - маловероятна. Им нечего делать в разорённой войною Тао-Эрис. И я спокойно изучаю лес, заодно отслеживая тварей и банды.
   Одна из таких бандочек выскакивает нам навстречу. Они издалека заметили наш дозор, но он тоже их увидел и повернул к отряду. Мы сворачиваем в лес и поджидаем бандитов. Их полтора десятка, все на лошадях, но у меня уже получается по десять "Воздушных Кулаков" с каждой руки. Бандиты сбиты на землю, разоружены, раздеты и связаны. Куини предлагает отрезать им головы, так это бывшие наёмники, а значит, душегубы. Мне и самому видно, что на их руках много крови, с том числе и у пяти женщин. Из любопытства пробую прочувствовать одну из них, и меня чуть не выворачивает. В кратком допросе выясняется, что это часть наёмного отряда, нанятого бароном Кориным Тарин-Кифом. Отряд разделён на четыре группы, которым поручили грабить всех на дорогах вокруг Бирейнона. Поэтому я предлагаю Куини их повесить, чтобы не пачкаться в крови. Он распоряжается и заметно, что он и его бывшие бойцы имеют немалый опыт. Меня опять удивляет, что никто из бандитов не пытался просить о пощаде или сопротивляться. Приходится бывшему атаману опять разъяснять нам с Вадимом, что просить бесполезно, а сопротивляющихся мучительно казнят. И наемники, и разбойники знают, что их путь закончится подобным образом и достаточно быстро. А умереть в петле лучше, чем на колу или в костре.
   Эта стычка поднимает настроение всему отряду и если раньше ощущалась некоторая напряжённость, то теперь бойцы чрезмерно расслабились. Куини это замечает, переводит лошадей в галоп и орёт, заставляя подравняться. Люди вынуждены подтянуться и через полчаса он переводит коней снова на рысь. По пустой дороге мы проскакиваем ещё три деревушки и подъезжаем к постоялому двору. При нашем появлении ворота немедленно открываются, и отряд заезжает внутрь. Перед нами большой дом, откуда доносятся запахи готовящейся еды. Справа конюшня, куда солдаты и коноводы отводят лошадей и расседлывают их. Одни слуги тут же вытирают коней, а другие несут им овёс, сено и воду. Постоялый двор представляет собой небольшой посёлок с жилыми и хозяйственными постройками. В главном доме на первом этаже зал, где уже сдвигают столы и носят еду. Куини я заранее вручил кошель с деньгами, который висит у него на поясе. Подбежавший хозяин осведомляется, предполагается ли ночёвка, и орёт слугам, что свежее бельё не нужно. Солдаты, устроив лошадей на конюшне и под навесом, входят в дом и усаживаются за стол. Последним входит Вадим, расставивший караулы.
   Кроме нас, в зале сидят ещё две небольшие группы людей. Одна из них - это крестьяне, привезшие что-то хозяину. За другим столом сидит сеньор с людьми, везущий дань Терейону. У меня чешутся руки отобрать у него мешок в свою пользу, но пока я решаю не наглеть. И те, и другие с опаской поглядывают на нас, но подойти боятся и торопятся поскорее поесть и уехать. Хозяин, получив деньги, всё-таки не выдерживает и интересуется, кого он имеет честь принимать у себя. Услышав, что это отряд мага Лееса из Бирейнона, он бледнеет и уходит. Я жалею, что с нами нет Маэрим, а ещё лучше Кабаля - они бы поговорили с хозяином и правильно ему всё растолковали. Я же пока не знаю реалий здешней жизни и предпочитаю не отсвечивать.
   Меню в подобных местах однотипное и выбора нет, но готовят вкусно и сытно. Это поясняет наш гид-командир. Ещё мы с Вадимом узнаём, что постоялые дворы - это своего рода нейтральная территория, которую даже разбойники не трогают. Хотя их хозяева платят отступное и им, и бейлифам. При постоялом дворе имеется посёлок, и люди, живущие в нём, выращивают всё необходимое. Так как их грабят реже, чем деревни, то живут они неплохо, а всякие проезжие, платящие за себя - это чистый доход. Ещё Куини удивился, зачем нужны караулы, но согласился, что мы должны себя постоянно охранять. Что мне нравится, они с Вадимом не конфликтуют, выясняя, кто главнее, а учатся и дополняют друг друга. Пообедав, мы сидим ещё с полчаса, давая отдохнуть лошадям, и двигаемся дальше.
   Теперь мы едем медленнее, временами Куини переводит отряд с рыси на шаг, но ненадолго. Пару раз в лесу мне удаётся заметить небольшие группы людей. Но терять время на выяснение, кто они, не хочется. И так мы приедем на место при заходе солнца. А дорога пуста, немногочисленные всадники и телеги, едущие впереди или навстречу, предпочитают свернуть и пропустить нас. Вероятно, они принимают наш отряд за банду младшего помощника. А встречаться с этими отморозками боятся все. Ближе к вечеру настроение в отряде заметно поднимается и бойцы запевают. И хотя исполняют они чуть ли не шёпотом, но восемьдесят глоток - это серьёзно. Вскоре навстречу начинают попадаться небольшие обозы и группы всадников. Похоже, они считают, что отряд с хоровым сопровождением не опасен, и это радует. Дорога достаточно широка, а при приближении они прижимаются к краю и не мешают нашему движению. Куини замечает, что уже многие десятилетия ни один владетель не смеет разъезжать со своим вымпелом.
   Я немного беспокоюсь, как бы нам не проскочить дорогу, ведущую на север, хотя Куини и заявляет, что это исключено. Он оказывается прав, она заметно шире той, по которой мы приехали. К вечеру дорога пустеет и только десяток телег и две группки всадников пристраиваются к нашему отряду, но держатся немного в отдалении. Видимо, они едут в то же село, что и мы, и считают, что следом за боевым отрядом спокойнее. Приходится перевести коней на шаг, чтобы наши попутчики не отстали, но всё равно мы въезжаем в ворота за час до заката. В посёлке большой постоялый двор, куда Куини и направляет отряд. Всё то же, что и на предыдущей стоянке, только на ужин все блюда рыбные. Впрочем, нас устраивает такое изменение рациона, во всяком случае, никто не возражает. Перед ужином к нам порталом переходит Маэрим с секретарём и двумя работниками, они тоже соскучились по рыбе. В трапезной кроме нас немало народа - это приезжие и местные. Но все разбились на группы и друг с другом стараются не пересекаться. Идёт война и люди не доверяют никому. Мне хочется поговорить с деревенскими и узнать, как живут люди. Но Куини не советует этого делать - не надо их пугать.
   По окончании трапезы командиры размещают людей, Маэрим ведёт переговоры с торговым представителем рыбаков, а мне оставалось только ждать, пока они договорятся. Хотя торговля в основном осуществляется бартером, но все соотношения уже давно определены и договариваются они быстро. Мне приходится опять устанавливать окна портала, через которые к нам на склад отправляется всяческая рыба, а из замка - ткани, кожи, мясо и кузнечные изделия. Пока протекают все эти операции, я выясняю, что это вольное нейтральное село. Но они бесплатно поставляют бейлифу разнообразные продукты. И хотя это называется подарками, но рыбаки предпочли бы платить постоянный налог владетелю, чем еженедельно15 отправлять обоз бейлифу и бесплатно кормить всяких заезжающих его слуг. Наконец, Маэрим возвращается в замок, а я собираюсь ехать к источнику. Но тут возникает Куини и требует, чтобы я взял с собой целое отделение для охраны. Он с трудом соглашается, что со мной поедут только четверо бойцов, командир отделения и Марфин. Будь его воля, то меня сопровождал бы весь взвод.
   Проехав с километр по дороге и свернув на запад, мы вскоре подъезжаем к храму. Магическое сканирование показывает, что он пуст, но один из соседних домиков в приличном состоянии, внутри есть очаг и запас дров. Размещаю в нём своих людей и иду к полуразрушенной башне с источником. Хотя верхние этажи в ней отсутствуют, это полноценная Башня Мага. Нахожу подходящий камень и провожу ритуал вступления во владение ею. Теперь только магистр может отменить моё право. А значит, это моя Башня, могу в ней спокойно отдохнуть. Она защитит меня и предупредит о любой опасности. А случись схватка - поможет. В ней я должен справиться и с полным боевым магом, хотя на открытом месте он заведомо сильнее меня.
   Мне хочется посмотреть, где бейлиф, и я настраиваю Башню. Вскоре в воздухе передо мной появляется карта Сокейна, а скорее, вид с большой высоты. Километрах в ста с лишним от замка Микилееса на ней выделяется пятно - отряд бейлифа. Оно немного южнее какого-то населённого пункта. Один из замков Сокейна, разрушенный предыдущим бейлифом, а теперь просто большая деревня, - подсказывает мне башня храма. Там есть Башня Мага, торчащая как сломанный зуб, но она позволяет мне осмотреть посёлок. Он расположен на юго-западе относительно бывшего замка, частично на его территории, а частично вне. На северо-востоке сохранились куски замковой стены. Посёлок состоит из трёх параллельных улиц, одна из которых совпадает с дорогой. По бокам он ограждён частоколом от зверья, а торцы закрыты рогатками. Там же греются у костров дежурные патрули. Несколько строений, похоже, являются постоялым двором. Во всяком случае, они заметно больше других и там есть конюшни. Я не собираюсь в ближайшее время разбираться с Фанахом, разумеется, если он не попрёт на меня. Судя по всему, он спешно убегает в свой Дом, но пользоваться порталом не решается. Значит, несколько дней ему будет не до меня, а затем ещё какое-то время он будет выяснять, кто же убил Терейона. Эти дни необходимо потратить с пользой.
   Теперь следует подзарядиться, но источник в Башне слабее, чем охраняемый Барай-девгером16. Поэтому хочу найти предшествующий - он должен быть. Погружаться в слои из башни оказывается даже проще, чем на открытом месте. Запах и вкус магии достаточно сильны, чтобы без особого труда найти источник. Его охраняет Унди-Нигкхар17, которого приходится выманить на себя и только потом убить. К трупу, даже во внутренних слоях, собираются падальщики, а они довольно грязные создания. А оттаскивать тушку убитого зверя мне лень. Здесь поток достаточно мощный, и мне хватает часа, чтобы зарядиться. Ещё час уходит на обследование округи, но в ней ничего интересного обнаружить не удаётся. Поднявшись в Башню, выбираю подходящее место и ложусь спать. Завтра будет напряжённый день.
   Перед сном в очередной раз пытаюсь поговорить со своим камнем. В нём слились семь младших камней и один старший, но арифметика в подобных случаях не работает. В моём распоряжении камень старшего помощника бейлифа, немного более мощный, чем другие такие же. Он живой и мы пытаемся разговаривать, но пока не очень понимаем друг с друга. Это не мешает нам договориться о главном. Камень я использую как аккумулятор магической энергии, он меня закрывает от камней врагов и сообщает об опасностях. Но защиту и атаку я осуществляю собственной магией и сам же отключаю камни помощников бейлифа. А главное - нам вместе уютно, он чем-то похож на пса и это сравнение его не обижает.
  Туниус
   Только в дороге я чувствую себя человеком, в домах бейлифа я его слуга. Наверное, то же чувствуют и другие младшие помощники, но обычно мы ездим раздельно. Сейчас я спешу к Аниору, но мой отряд идёт рысью. Это тоже искусство - выбрать нужный темп езды. Опоздаешь - накажут и отберут камень, загонишь лошадь - тоже не помилуют. За что меня ценил Терейон - я умею ездить. Иногда он даже специально брал меня с собой, чтобы доехать предельно быстро. А теперь мой покровитель убит. И я почти уверен, что это сделал Леес. Да и Фанах так считает, только боится себе в этом признаться. Простой вопрос - кто рискнёт убить старшего помощника бейлифа? Тот, кто ведёт с ним войну! Что сделал бы Фанах, если бы был убеждён, что это убийство дело рук Саана? Обратился бы к остальным бейлифам сеймена и отозвал бы Агапу - первого помощника. И они обложили бы городок магов, тогда Саан'авиусу пришлось бы бежать из Тао-Эрис. И зная это, тот никогда бы не рискнул, да и камень забрать не сумел бы. А Леесу терять нечего, зато теперь серьёзных врагов у него в западной части байлы нет. И мне даже интересно - что он теперь будет делать?
   Пара воинов, скачущих передо мной, притормозила. Лесная тропа сузилась и начала петлять. Восточную часть байлы я знаю хуже, хотя внимательно изучил карты всего сеймена. Впереди река, а перед нею наша тропа вольётся в широкую дорогу, идущую с юга. Там можно будет даже пойти галопом, а сейчас приказываю перейти на шаг. Реку дорога пересекает по мосту и рядом расположено крупное селение. Но это территория Аниора и обменять лошадей там не получиться. И дело не в том, что старшие помощники не любят друг друга. Хотя это и так. А в том, что у каждого из них свои задачи. Терейон контролировал свыше половины байлы и собирал две трети всей дани. И хотя явных восстаний не было, заметное противодействие ощущалось постоянно. А войск у него было немного и появись среди владетелей реальный лидер, то сразу возникли бы проблемы. Мы привыкли считать войска десятками и сотнями, а в своё время граф Сокейна мог выставить двадцать тысяч. Только единство всех бейлифов сеймена и помощь соседей обеспечили победу. Но сегодня говорить об этом смешно, бейлифы запада и востока сеймена рассорились насмерть. А воюющий в срединном домене Караниор ненавидит и тех и других. И Терейон старался не допустить появления нового властителя.
   У Аниора самая маленькая территория, но она прикрывает байлу с востока. И задача второго помощника отражать набеги восточных бейлифов и их слуг. А что тем делать? Их байлы разорены и народ постоянно голодает. Многие бегут к нам на запад, и нередко цель походов восточных бейлифов - возвращение беглецов. А последних у Аниора не один десяток селений. Случаются и набеги с севера. Если здесь вдруг выдаётся месяц без стычек, то об этом записывают в хрониках.
   А на юге Байяр. Он контролирует Пеоро-Тоон - единственный крупный город в двух западных байлах сеймена. В нём всегда неспокойно, а силу применять можно ограниченно. Ещё при предыдущем бейлифе старший помощник, подавляя бунт, устроил в городе резню, и горожане тогда ушли. А нет людей - нет товаров! Пришлось в Пеоро-Тоон прибыть лично бейлифу, он отобрал у своего наместника камень и назначил нового - Байяра. А прежнего посадил на кол на центральной площади города. Вот и приходится четвёртому помощнику крутиться, чтобы никого не ущемить. А южнее города находятся стационарные порталы. И из них время от времени вылезает нелюдь - дроу, орки и не пойми кто. И выскакивают боевыми отрядами хорошо подготовленных воинов. И вынужден Байяр тогда звать Маарани - бейлифа с юго-запада, они вместе ликвидируют прорыв.
   При Наймиере эти порталы находились в графстве Пахайон и его властитель обеспечивал защиту от таких набегов. У него было немногочисленное, но хорошо вооружённое и обученное войско. Когда бейлифы навалились на него, то он просто ушёл каким-то порталом со всем войском и значительной частью населения. А им оставил постоянную головную боль.
   Я везу приказ Аниору оставить свою территорию и поспешить на помощь бейлифу. Понятно - это ему не понравится, но спорить с Фанахом он не будет. Стало быть, виноватым окажусь я, а мне деваться некуда - ехать мимо Бирейнона самоубийство. На восток не объедешь - скорее, напорешься на очередной набег. И на западе - несколько враждебных бейлифу баронств. Пока будешь объезжать - все сроки пройдут. Вот и остаётся просить Аниора построить мне портал - сам Фанах их делать не умеет, а рамку у него украли. Но второй помощник может мне отказать, и что тогда делать - не знаю.
   Поужинав в одном из селений, мы под вечер прибываем в дом Аниора. Воинов я покормил заранее намеренно - мы успеваем вовремя, а так из-за ужина он стал бы ворчать. Заразился жлобством от Мурило - восточного бейлифа. Его самого пока нет - в восточной байле вспыхнуло очередное восстание. А как не полыхнуть - сборщики налогов там гребут всё подчистую. И уже сколько раз бейлифу советовали повесить этих воров и пусть собирают налоги старосты и сеньоры, как у нас. А Мурило не согласен - он выжидает, пока сборщик достаточно награбит. Потом его казнит, награбленное забирает себе, и считает, что творит справедливость! Проследив, как разместили лошадей и моих воинов, я остаюсь ждать Аниора. Тот обязательно вернётся - только сначала посадит на кол каждого десятого, а заодно и уцелевших сборщиков налогов. И на пару лет тишина, покой, порядок - как на кладбище. В своё время я удивлялся - почему наш второй помощник не убьёт восточного бейлифа и сам не сядет на его место. Но как-то Терейон мне объяснил, что камень у Мурило очень малосильный, и Аниору нет смысла становиться слабым бейлифом. Вот Фанаха он бы с удовольствием сместил, но боится Маарани.
   Второй помощник возвращается за полночь, выслушивает меня и отправляет спать. Оказывается, он очень устал и всё завтра. Ну, я тоже устал и с удовольствием отдохну, раз мне это приказал старший помощник. Поднимают меня поздно - почти в полдень. Думаю, Фанах добрался до места со стационарным амулетом связи, оттуда поговорил с Аниором и устроил тому нагоняй. А тот соответственно мне. В итоге второй помощник забирает моих воинов и лошадей, а мне предлагает телепортироваться, но не к Маарани. Он, видите ли, не в состоянии сделать быстрый портал на такое расстояние, а обычный Леес может перехватить. Поэтому он выкинет меня западнее Бирейнона и южнее Кенельнона, соседнего баронства. А там мне надо как-нибудь раздобыть лошадь и вперёд на юг. Как ни удивительно, но меня это вполне устраивает. Аниор телепортирует меня рядом с постоялым двором, где база моей тётки - атаманы Эс-Тевии. С Терейоном я бы на такое не решился, но второй помощник не знает, что творится западнее его территории и рад от меня поскорее избавиться. Перед уходом забираю у него плащ с капюшоном - мне пригодится, чтобы не отсвечивать. Вскоре я вхожу в трапезную и делаю вид, что выбираю себе место. Тевия замечает меня и велит своей помощнице отвести гостя в отдельную комнату. Зика с удовольствием это делает, а по пути попрекает меня, что давно не появлялся. Она не знает, что я - младший помощник бейлифа, и считает меня обычным лазутчиком атаманы. У нас близкие отношения, но даже ей не рискую доверить свою тайну - жизнь дороже, а под пыткой говорят все.
   Тётка вскоре приходит, выгоняет Зику и устраивает мне допрос. Ей я рассказываю всё, а она мне пересказывает последние новости. Оказывается, позавчера на постоялый двор заскочили три младших помощника бейлифа и четыре его солдата. Они вынуждены были заехать, так как почти загнали своих лошадей. Амазонки перепугались - владелец одного младшего камня может серьёзно пощипать банду, а трое способны перебить их всех. Но выяснилось - кто-то эти камни у них забрал и теперь они удирают в юго-западный сеймен. Удивительные существа женщины - появись эти мальчики с камнями, то амазонки попытались бы их убить. А теперь пожалели несчастных отморозков! На самом деле я так ёрничаю. Эта тройка в основном работала с Перехватчиком и другими артефактами, а в акциях участвовала редко. На моих руках и то больше крови. В итоге беглецов накормили, дали свежих лошадей, еды в дорогу и проводили. Им предлагали остаться переночевать, но они спешили покинуть байлу, будто за ними гонится Фанах.
   И теперь мои новости. Тевия тоже не исключает, что это - дело рук Лееса, но собирается проверить. Тут мне приносят еду - Аниор отправил меня без завтрака. А атамана говорит, что даст мне лошадь и нескольких амазонок во главе с Зикой. Мы поедем на восток и по тропке повернём на юг к реке. Там на лодке меня переправят на другой берег, где мне надо будет купить себе другую лошадь и вперёд к Маарани. Я удивляюсь - зачем такие сложности? Проехав на запад, я попаду на широкую дорогу, идущую на юг через Рыбные Озёра. Она подходит к реке в крупном селении с паромом. И продолжается на том берегу. А тётка ехидно замечает, что хотела дать мне возможность побыть немного с Зикой. А потом издевательски добавляет, что с запада по дороге идёт Леес с отрядом и скоро будет здесь. Если насчёт Зики я бы ещё подумал - хотя мы давно не виделись, но у нас строго спрашивают за опоздание, то с Леесом встречаться мне совсем не охота. Камень он отберёт точно и, скорее всего, вместе с головой. Но это прекрасный повод объяснить любую задержку.
   Поев, сажусь на лошадь и мы с Зикой и двумя амазонками спешим на восток и далее на юг. По дороге мы с нею договариваемся отдохнуть несколько часов в деревне. Хотелось бы там заночевать, но это для меня непозволительная роскошь. Мелькает идиотская мысль - когда Леес покончит с бейлифами, то я сам отдам ему свой камень, уеду с Зикой в своё поместье и буду там пасти лошадей. Разумеется, никто в здравом уме не поверит, что какой-то маг сможет перебить бейлифов. Но иногда хочется помечтать о спокойной жизни, а с моей службы уходят только ногами вперёд. Пока амазонки выбирают хорошую лодку и договариваются с её хозяйкой, мы с Зикой прекрасно проводим время на сеновале. Жаль только, что наши встречи так редки и коротки.
   Лодочница, похожая на молотобойца, перевозит меня на другой берег и объясняет, где можно приобрести хорошего коня. Лошади там вполне приличные, но хозяин ломит чрезмерную цену. Как младший помощник бейлифа, я имею право просто забрать, что мне приглянулось, и никто не посмеет помешать. Но когда это возможно, предпочитаю покупать, а не отбирать силой - мне неприятно чувствовать спиной взгляды ограбленных мною людей. Поэтому я спокойно ему объясняю, что действительно в Пеоро-Тооне лошадь стоит указанную им сумму. Но до него ещё надо доехать. Я слышу короткий монолог об отморозках, грабящих честных людей и мне стыдно. Хозяину, видно, надоело торговаться, и он соглашается со мной. Я ведь знаю, сколько, что и где стоит. И сразу предложил справедливую цену и даже согласился на небольшую надбавку. И вот подо мною хороший конь, не скакун из конюшен бейлифа, но выносливая лошадка, способная скакать много и долго.
   Уже вечереет, но я не боюсь лихих людей, а к ночи уже буду на постоялом дворе. Жаль, что Зика отказалась проехаться со мной, но возвращаться женщине, даже амазонке в одиночку будет опасно. И действительно, от группы деревьев отделяются трое и перегораживают дорогу. Это даже не разбойники, а так - местные грабители. По всей видимости, они слышали мой разговор с лошадиным барышником - говорили мы громко. Так им же хуже - команда камню и на дороге лежат три трупа. Конь аккуратно обходит их, и мы скачем дальше. Должно быть, эта война и непрекращающийся грабёж надоели почти всем. И если Леес или кто-нибудь ещё пообещает её прекратить, то обретёт кучу сторонников. В том числе и меня, как это ни странно.
   Мы с лошадью могли бы ехать ещё долго, но дорога разбита и моя коняшка может сломать ногу. А повесить впереди светящийся шарик - значит объявить всем, что скачет помощник бейлифа. Я же стараюсь это не афишировать и оставаться для окружающих просто сеньором Туниусом. Дотемна подъезжаем к постоялому двору, где останавливаемся на ночлег. А с рассветом снова в путь.
   Мне очень редко удаётся вот так скакать совершенно одному. Аниор хотел сделать мне гадость, забрав воинов сопровождения, а подарил два или три свободных дня. Только знать ему об этом не надо. А передо мною раскинулась степь, только ближе к горизонту видны отдельные рощицы. Беру из камня энергию и добавляю силы моей лошадке. Она переходит в лёгкий галоп, которым сможет скакать до вечера. Я уже прикинул, где переночую, а завтра буду у Маарани. Как раз вовремя - не раньше и не позже. Конь мчится сам, а я любуюсь окружающим меня простором. И ни дымка, ни домика, ни человека. Ещё до Наймиера этот край был мало населён. Война бейлифов обезлюдила его окончательно. В степи и маленьких лесочках укрыться невозможно. Поэтому люди здесь скапливаются в редких больших селениях, окружённых каменными стенами. Эти посёлки внешне похожи на города, но живут в них крестьяне. С рассветом они выходят за стены и занимаются нехитрым селянским трудом, а к вечеру возвращаются. Их там как в муравейнике, а отойди от ворот на три часа хода - и рядом никого. Нет даже лёгких летних домиков. Набегов сейчас в этом краю почти не бывает - Маарани и его старшие помощники внимательно за этим следят. И любая забредшая банда быстро выслеживается и уничтожается. Просто он запрещает своим крестьянам жить вне этих городков, и они вынуждены тесниться. Зато от стены до горизонта всё пространство заполнено огородами и полями, а немного дальше пастбищами. И нет ни одного пустого клочка земли.
   Но я увлёкся и забыл, что безопасных мест на Тао-Эрис нет. На дороге виден небольшой форт - местный постоялый двор, и что неприятно - военный отряд. Мой камень сообщает - это пятый помощник бейлифа и он жаждет поговорить со мной. Естественно, его камень уже доложил, кто забрался в его владения. Никакой опасности для меня нет, но мне так хотелось свободно прокатиться, ни о чём не думая. А теперь не получится. Любопытно - что он здесь делает? Его Дом находится на северо-западе отсюда, недалеко от границ с Дикими землями и байлой Фанаха. Меня же он встретил в полутора днях пути от Дома Маарани, который расположен несколько к югу от центра его байлы. Судя по всему, он спешит к своему бейлифу, а зачем - я скоро узнаю.
   Мы обмениваемся положенными приветствиями, и я прохожу в небольшую комнату, специально предназначенную для особо важных господ. И меня "радуют" известием, что Байяр заметил разведку дроу18, и Маарани объявил общий сбор. Поэтому сейчас я могу здесь отдохнуть, а вечером мы с другим младшим помощником и десятком воинов уйдём порталом к Маарани. Я бы предпочёл добраться до него своим ходом и завтра, но моего мнения никто не спрашивает. Поэтому иду в предоставленную мне комнату и по дороге "снимаю" симпатичную служанку. Я так надеялся побыть немного в одиночестве. А раз не получилось - то остаётся выпить и развлечься.
   Вечером Маарани строит портал, и мы переходим к нему. Обо мне ему докладывают сразу, но он заставляет меня два часа ждать, пока отдаст всякие распоряжения. Здесь присутствуют четверо его старших помощников из пяти и десяток младших. И каждому он лично ставит задачу. Маарани намерен надолго отбить у дроу намерение ходить сюда набегами, а для этого надо уничтожить весь этот отряд. Наконец очередь доходит и до меня. Мой рассказ его совсем не впечатлил. Подумаешь, убито несколько младших помощников - пусть Фанах наберёт новых. Пропали камни - пусть получше поищет или поймает в ловушку этого Элеса или как там его. Убит старший помощник - ну и что, вот в юго-восточном сеймене сорок лет тому назад граф убил бейлифа. А Терейон был тяжело ранен и усыплён. И это в нашем сеймене впервые убит старший помощник, а в других уже было несколько подобных случаев.
   Тут звонит стационарный амулет связи - наконец Фанах добрался до своего Дома. В ответ на его жалобы Маарани советует ему постирать штаны и успокоиться. А ему надо сначала разобраться с дроу, и для этого он забирает Байяра с его младшими помощниками и Туниуса. Закончив с этим делом, он собирается отдыхать. А этот Лукис обязательно зарвётся и сломает себе шею. И ежели Фанаху неймётся с ним разобраться, то пусть придумает западню, на это он мастак.
   Отшив моего бейлифа, Маарани снисходит до некоторых объяснений мне. Оказывается, за последнее время ему пришлось уволить пятерых младших помощников. Двое из них всё ещё дёргаются на кольях. Ещё трое получили камень меньше года тому назад. Поэтому младших помощников ему не хватает, и я должен считать себя мобилизованным. А Фанах уже вынужден с ним согласиться. Я отвечаю, что считаю для себя честью служить под началом великого воителя и могучего мага. И в этом я честен. Мне известно пристрастие Маарани к наркотику гхошу и я знаю, как он время от времени "развлекается", сжигая селение поголовно. Да и "старых" младших помощников у него осталась только треть, а остальные новенькие. Но воитель он грамотный и умелый, а маг - сильный, причём не только за счёт камня. И со мной всё понятно - чтобы младший помощник научился элементарно работать с камнем, требуется два-три месяца. А по-хорошему - год. Посылать же недоучку против дроу бесполезно - пользы не будет, а камень потеряешь. Они его расколют. А бейлифы камни ценят - это не младшие помощник, которых чуть что - в расход. Параллельно с этими мыслями я перечисляю Маарани его победы, что он выслушивает с удовольствием.
   Затем меня отправляют ко второму помощнику, который выделяет мне двадцать воинов и указывает моё место на левом фланге его отряда. Правее меня будет младший помощник Эрей - та ещё сволочь, но воевать умеет. А отступить у Маарани можно только на кол, поэтому все будут драться до конца. Левее меня должен подойти отряд Байяра, но он наверняка задержится. Мне понятно, что меня воткнули на самое опасное место, но я не жалуюсь. В Доме Фанаха ещё хуже. А сейчас я иду знакомиться со своими воинами и пообщаться с Эреем. Скоро нас телепортируют на поле боя и надо попытаться организовать взаимодействие.
  Леес
   Вторник
   Мне удаётся замечательно выспаться - появись какая-нибудь опасность, башня меня заранее предупредит и поможет справиться или сбежать. А основательное насыщение праной даёт ощущение большой силы. Мне даже хочется схватиться с серьёзным противником, но жизненный опыт требует осторожности. Да и башня против изменения планов, а её мнение мне важно. Я чувствую себя больше Бирейном19, чем старый барон или Маэрим. Умывшись в источнике, иду к сопровождавшим меня бойцам, и мы возвращаемся к отряду. Позавтракав, спешим на север - ехать вот так открыто по дороге всем непривычно. Даже до меня с Вадимом доходит это общее чувство незащищённости, близкое к обнажённости. Но он просто не желает принять, что за стенами замка опасно, а у меня чешутся руки.
   Куини мне уже объяснил, что западную дорогу ранее контролировала приречная банда, которую мне и Маэрим удалось прихлопнуть в мой первый день на этой земле. И поэтому она сейчас свободна. А северо-западную дорогу он предлагает почистить от банд. Для этого в селении ему удалось договориться с обозом, идущим на север. Они согласились сделать крюк на восток до Бирейнона, им всё равно требуется объехать замок Тарин-Кифов. Я, Вадим, Марфин, командир отделения разведки и четверо его бойцов должны ехать с обозом, а чтобы не выделяться, накидываем сверху плащи, как у охраны. Куини с одним отделением едет, отставая от нас на километр, а остальной отряд ещё на два. Сопровождая обоз, мы не успеваем вернуться в замок к вечеру, и нам предстоит заночевать на постоялом дворе или ехать ночью. Но зачистка дороги стоит небольшой потери времени, о чём я предупреждаю Тиума через башню.
   Впереди едут три охранника, чьи лица знакомы разбойникам, а я со своими людьми скачу немного позади и справа от телег20. Меня предупредили, что с некоторыми бандами они договорились и платят небольшое отступное, что всех устраивает. А других надо уничтожить, те отбирают половину, а нерёдко и всё. Меня и Тиум, и Куини предупреждали, что у разбойников могут оказаться серьёзные амулеты. Но волнения нет, хочется размяться в схватке. После поворота с северной дороги на юго-восток, все напрягаются - нападение может последовать в любой момент. О засаде меня предупреждает серый камень. Немного дальше слева к дороге примыкает поляна, где нас поджидают три десятка разбойников. Маг(!), примерно первого уровня, наложил на них морок чтобы они казались кустами, и слабенькую защиту. Предупреждаю командира охраны, перехожу со своими воинами на левую сторону и вытягиваю вдоль колонны щит, а обоз ускоряет движение.
   Перед поляной на дереве сидит наблюдатель, который получает "Разрыв сердца" - заклинания стихии Жизни маги редко замечают вовремя. Уже подъезжая к поляне, чувствую на болтах и наконечниках стрел довольно сильное заклинание, способное пробить мою защиту обоза. Приходится его остановить, а самому ножками бежать через лес, чтобы выйти бандитам в тыл. Сидеть в засаде они явно не умеют - переговариваются, ёрзают и что-то жуют. Оббегая полянку, натыкаюсь на вражеского мага. Но он замечает меня поздно и мой стилет его убивает, пробив неплохую магическую защиту. Это маг из замка Тарин-Кифов и защиту ему ставил кто-то третьего уровня, но клинок из шкатулки прошёл её как бумажную. Теперь пора заняться разбойниками, которые, не получая команд от мага и наблюдателя, стали вставать. Но двинуться они не успели - четыре цепных молнии уложили их обратно, причём некоторых навсегда.
   Мои воины и охранники вихрем влетают на поляну, разоружают и раздевают разбойников. В лесу привязаны лошади, которых мы забираем, а оружие и немного ценностей складываем на запасную телегу. Бандитов быстро допрашиваем и выясняем, что это две объединившиеся банды. Одна уже несколько лет промышляет на этой дороге, а другая - часть наёмного отряда, нанятого Тарин-Кифом. Мага в поддержку им тоже выделил барон. Охранники убивают пленных, отрезая им головы и складывая в мешок. Командир охраны объясняет, что ими украсят частокол вокруг постоялого двора. Я очень сомневаюсь, что эта воспитательная мера на кого-нибудь подействует, но не спорю. Пока разбираемся с бандитами, подъезжает Куини, забирает лошадей и трофеи и говорит, что передаст их основному отряду. Обоз и моя группа едем дальше - воины после разборки успокоились, а у меня перестали чесаться руки. Подобные схватки вдруг стали для меня обыденностью и вызывают не больше эмоций, чем найденный в лесу гриб. И к убийству с казнями у меня сформировалось равнодушное отношение. Как правило, я проверяю противника - если в его душе кровь и грязь, то спокойно пресекаю его жизнь. Хоть на Земле и говорят, что жизнь любого человека бесценна, но на Тао-Эрис считают иначе. Люди разные и их жизни тоже разные. И некоторые лучше пресечь на благо остальным.
   Через пару часов встречаемся с другой группой разбойников - они вышли из леса и сидят у обочины дороги. Мы подъезжаем, и атаман предлагает взять их в плен, пока с ними не покончили амазонки или другая банда. По поводу амазонок он поясняет, что на дороге действует банда женщин, и они ждут меня на постоялом дворе. Я приказываю атаману идти назад и сдаться Куини, а обоз едет дальше. По поводу амазонок мне даёт пояснения командир охраны. Он рассказывает, что на этой дороге в районе постоялого двора действует банда, состоящая исключительно из женщин. За проход они берут немало, но не грабят, а другие банды уничтожают. Базируются они прямо на постоялом дворе, только когда приезжает Терейон или младший помощник бейлифа, они уходят в лес. А мой командир отделения считает, что хорошо бы мне с ними договориться - воевать амазонки умеют. Возможно, рядом с дорогой есть и другие бандочки, в лесу я не раз замечал небольшие группы людей. Но они не рискуют выходить к дороге, а при нашем приближении уходят вглубь. Хотя не исключено, что это охотники или лесорубы.
   Перед постоялым двором останавливаю обоз, связываюсь с Куини и внутрь мы въезжаем с ним вместе. Он сразу тащит меня в трапезную, предлагая поскорее разобраться с атаманой, пока не началась большая драка. В зале находятся около тридцати воительниц и ещё с десяток во дворе. Около многих из них рядом стоит длинный лук или арбалет. У большинства значительную часть одежды заменяют широкие кожаные ремни. Одна из амазонок, одетая исключительно в ремни, вытаскивает ятаган и направляется к столу, за который мы уселись. Мне ясно - она хочет выяснить, кто из нас круче. В жизни несколько раз я по скромности отступал, и это заканчивалось серьёзными конфликтами. Есть категория людей, которые готовы сделать для тебя многое, но сначала надо хорошенько им врезать. Похоже, у нас тут именно такой случай.
   - Куини, лапушка, неужели это может магичить? - Её ятаган прорубает довольно толстый стол.
   Я вспоминаю классику21 и левитирую даму к потолку, довольно высокому. Уткнувшись макушкой в доску, она немного дёргает руками и ногами, но быстро понимает, что абсолютно беспомощна. Тогда она орёт вскочившим воительницам:
   - Сядьте, дуры! - и вежливо меня просит её спустить.
   Её просьбу решаю уважить, и она медленно опускается на стул против меня. Ятаган в процессе спуска исчез в ножнах, а подскочивший хозяин немедленно наполняет из кувшина три кружки.
   - Как понимаю, ты маг Леес? Куини знаю, а я Эс-Тевия - атамана этих красоток.
   Мне остаётся только согласно кивнуть. Несколько минут мы пьём вино, кстати, довольно приличное, и рассматриваем друг друга. Передо мной сидит довольно интересная женщина, если не учитывать весьма накачанных мышц. Но последние всё-таки не чрезмерны и не особенно портят её облик, а отсутствие одежды придаёт ей некоторую пикантность. Паузу решает прервать она:
   - Поглядишь и решишь, что соплёй перебить можно, а на счету тварь Ол-Бейди, три младших помощника и, возможно, Терейон?
   - Без комментариев.
   - На днях тут проезжали три бывших младших помощника. Кто-то отнял у них камни, но убивать не стал. Так могли поступить только Саан'авиус и ты. Бейлиф обвиняет Саана, а младшие помощники упрекают тебя?
   - Без комментариев.
   - Что ты как попугай талдычишь одно и то же, что-нибудь другое можешь сказать?
   - Ты красивая!
   Тевия вдруг краснеет и выдавливает:
   - Да неужели, - но заметно, что ей это приятно.
   - И ты мне нравишься, - я собираюсь продолжить в том же духе, но она уже взяла себя в руки.
   - Недавно здесь проезжал Туниус к Маарани, и он тоже винит тебя. Кстати, он не такой отморозок, как другие. Постарайся его не убивать.
   - Как получится. - Она меня явно прощупывает, но на какую тему? Впрочем, подождём. Сама скажет.
   Видя, что разговор затягивается, к атамане присоединяются её помощницы - три ещё более мускулистые, чем она и тоненькая женщина небольшого роста, от которой так и фонит опасностью. Одна из горилл брякает:
   - Он согласен взять нас на службу и разрешит перезимовать в Бирейноне?
   Все остальные только улыбаются подобной непосредственности.
   - Конечно, согласен. Сейчас мы Тевией уточняем детали. - Я получаю ещё одну улыбку от атаманы, а три горы мышц и тростиночка возвращаются к себе за стол.
   - Поторговаться не удалось. И что нам предлагаешь?
   - Стандартный контракт воинов, а торговаться со мной бесполезно.
   - Но нужно ещё согласие барона Теодориха.
   - Он снял цепь22, - баронесса теперь Маэрим, а я - коннетабль и старший маг.
   - Это четверть шага от барона, или хочешь завоевать собственный замок?
   - Может быть, может быть.
   - Но учти, мы нанимаемся на службу к тебе, и если ты захватишь себе собственный замок, то возьмешь нас с собой.
   - Теви, это само собой разумеется.
   В дальнейшем разговоре мы выясняем, что её отряд уничтожил третью группу наёмников. Четвёртая расположилась в небольшой деревушке неподалёку и Эс-Тевия мне предлагает мне прогуляться туда с нею и её девочками. До темноты остаётся часа два, и мы быстро договариваемся - Куини берёт одно отделение и Теви два десятка. Ещё в селении рыбаков до меня дошло, что для схватки десятки сопровождающих боевому магу не нужны, вполне достаточно нескольких человек. Но выяснить у Куини, зачем мне придан целый взвод, никак не случается оказии. И сейчас мне проще одному прихлопнуть эту банду, чем с подобным прицепом. Поэтому я решаю въехать в деревушку вчетвером, а остальной отряд догонит нас через десять минут. Мы довольно удачно пристраиваемся к загоняемому за частокол стаду и выскакиваем на небольшую площадь, где наёмники жарят двух быков. Заклинание "Путы" их быстро скручивает, а найти сканированием двоих, спрятавшихся в хлеву, тоже достаточно просто. Появившаяся в моей руке чесалочка тут же развязывает им языки. Выясняется, что они ждут ещё отряд во главе с родственником барона Тарин-Кифа, а зачем - неизвестно.
   Мы запираем связанных разбойников в подходящем подвале, а сами дожидаемся обещанного подарка. В ожидании гостей меня знакомят с десятницами амазонок - гориллоподобной Ненией и стройной Амальтой. Последняя у них боевая ведьма и кое-что может в магическом плане. Пока ждем, они мне рассказывают, что в боевых столкновениях барон Тарин-Киф потерял всех сыновей и внуков, а также большинство родственников. У него остались только два внучатых двоюродных племянника, но отношения с ними неважные. Несмотря на свой возраст, он забрал у одного из сеньоров молоденькую дочь и надеется, что она родит ему сына. Но скорее, она накормит его ядом за убитых братьев. Куини, Теви и Амальта долго перемывают косточки сеньорам и баронам, пока их трёп не прерывает рёв рога у ворот и небольшой отряд с двумя телегами въезжает на площадь.
   Прибывших быстро хватаем, разоружаем и раздеваем. Как обычно, никто не сопротивляется, только один молодой мужчина пытается выбросить небольшой мешочек. На допросе он быстро признаётся, что в мешочке яд, который ему поручили передать старшему помощнику повара Дома Мага, чтобы тот отравил Лееса. Отряд состоит из воинов, которые преступлений не совершали, но находятся на службе у барона. Поэтому им татуируем специальный знак, который я закрепляю магией. Теперь они не смогут воевать с присутствующими, а утром вынуждены будут покинуть сеймен. Изгнание является серьёзным наказанием, но альтернативой ему - смертная казнь. А родственника барона мы забираем с собой. В Бирейноне есть специальная тюрьма, где ему предстоит сидеть долго, возможно, всю оставшуюся жизнь. Продолжив допрос, мы не узнаём ничего интересного. Разве что у его троюродного братца в подругах одна сеньора, чей феод неподалёку от замка. Интересно захватить последнего наследника барона, но я сомневаюсь, что это что-нибудь нам даст. Однако такие вопросы следует обсуждать с Тиумом и Маэрим, а возможно, и с Теодорихом. Возвращаться ночью не имеет смысла, и мы остаёмся в деревеньке. Куини вдохновлён рассказами Вадима об Уставе Караульной службы. Поэтому он расставил посты, хотя это наша деревня и неприятностей не ожидается. Скорее всего, ему хочется самому поучиться в устройстве караулов и потренировать людей. А наши бойцы и амазонки восприняли это, как новую интересную игру и всю ночь я слышу - "Кто идёт".
   Среда
   Наутро мы быстро собираемся. Помеченных солдат отпускаем, оставив им немного оружия. Наёмников я проверяю, и к моему удивлению у двоих парней на руках оказывается мало крови и они не совершали серьёзных преступлений. По совету Куини они приносят мне клятву полной преданности23 и их зачисляют в войско. А остальным отрубают головы и украшают ими частокол. Тевия, Амальта и Нения приносят мне обычную вассальную клятву, как сеньору, а племянника барона привязывают в телеге. Отряд спешит к постоялому двору, где нас уже ждёт обоз и остальные воины. Две оставшиеся десятницы амазонок тоже приносят мне вассальную клятву, и мы двигаемся домой. Рыбу Маэрим уже получила, поэтому обоз не будет заходить в Бирейнон, а обойдёт его и двинется на север. Я же доволен, что моё войско пополнилось шестьюдесятью бойцами, имеющими опыт. У западных ворот мы разделяемся - обоз поворачивает налево и вдоль стены движется к северной дороге. Отряд обходит замок с юга, чтобы войти через восточные ворота и разместиться в находящихся там казармах. А мы с Марфином въезжаем в ворота и едем к моей башне.
  Амальта
   Я - офицер свободного отряда лесных сестёр, борющихся с бейлифами. А точнее - десятник в банде амазонок Эс-Тевии и боевая ведьма. Как ни удивительно, но многие разбойники вроде нас заняты поддержанием относительного порядка. Мы охраняем дороги и защищаем проезжающих по ним. И даже на постоялом дворе оплачиваем еду, хотя ночуем бесплатно. У нашей атаманы есть свой человек среди слуг бейлифа, поэтому мы уже несколько лет успешно воюем. Накануне облавы мы уходим в лес, а туда даже Терейон, не говоря о младших помощниках, не решается сунуться. Но зимой в лесу холодно и тяжело. И когда мы услышали, что маг Бирейнона убивает младших помощников, то захотели перебраться к нему в замок. А сегодня Тевия нас обрадовала, что Терейон убит и, скорее всего, Леесом. И этот маг обнаглел настолько, что пошёл рейдом зачищать дороги. После недолгого обсуждения решаем дождаться его на постоялом дворе и предложить свои услуги. Тем более что один из офицеров у него Куини из лесных братьев, а мы с ним неплохо знакомы и знаем - он человек порядочный.
   И вот к нам в трапезную вваливаются Куини и какой-то человек. Сразу видно, что маг, но Силу определить не могу. Выглядит скорее как воитель, среднего роста и ничего примечательного. Сообщаю о своих наблюдениях Тевии, она поправляет свой амулет и идёт к их столу. У всех офицеров нашего отряда есть амулеты, подавляющие заклинания первого уровня, а у атаманы даже второго. Поэтому она собирается проверить его на прочность. Едва ли он применит мощные заклинания, да и уровень у него не высокий. Элегантно-хамский взмах ятагана и стол прорублен. Мы заранее сделали на многих столах пропилы, а затем их замазали. Теперь достаточно метко ударить и оппонент потрясён. А Леес хоть бы моргнул глазом - он элегантно-хамски левитирует атаману к потолку и оставляет её там. Против стихии перемещения наши амулеты бессильны и этот раунд за ним. А Тевии приходится просить спустить её вниз, что он и выполняет.
   Теперь надо выторговать у него приемлемые условия. А предварительно выяснить, что он за человек. Но и здесь облом. Атамана разливается соловьём, а он отвечает парой слов. Тут Тевия не выдерживает и попрекает его. А в ответ получает кинжальный выпад. Мы женщины. И хотя в походах и боях мы огрубели, но когда нам вдруг начинают говорить комплименты - мы таем и ничего не можем с собой поделать. Приходится идти к ней на помощь. Беру остальных десятниц и веду их к столу переговоров. И забываю заткнуть рот Нении, а она возьми и брякни о наших намерениях. Нет, она не дурочка, но абсолютно прямолинейна. А Леес делает вид, что они уже обо всём договорились и уточняют мелкие детали. Всё к лучшему, он уже определил для нас условия и они вполне приемлемые. Из разбойниц в дружинницы - большего требовать смешно. Но тут нам надо поблагодарить Куини - он наверняка замолвил за нас словечко.
   Но у Тевии кое-где чешется - мы получили всё, что хотели, но она оба раунда проиграла. И хочет посмотреть его в деле. А он будто бы рад размяться - а может и в самом деле рад! Перед деревней Леес останавливает наш смешанный отряд, и мы вчетвером тихонько въезжаем в неё. А далее следует его магическая атака - элегантная и точная. Он использовал только заклинания первого и одно второго уровня. Но я еле успела их отследить. Короткий всплеск, поиск и ещё всплеск. Несколько секунд - и полтора десятка бандитов связаны и обездвижены. А у него в руках появляется ужасная искусственная рука, которую он ласково называет "чесалочкой". При виде её даже мне поплохело, а наёмники чуть не окочурились со страху. И всё рассказали. И нам приходится остаться в деревне и дожидаться племянника барона Тарин-Кифа.
   Сам барон такой же прямолинейный, как и Нения. Но кто-то с хитрой задницей посоветовал ему отобрать у Бирейна деревни, а замок без еды сам падёт. План разумный, но выполнять его барон начал одновременно с рейдом Лееса. А чем заканчивается схватка кучки наёмников-бандитов с хорошим боевым магом? Я даже не могу назвать происходящее боем. Враг замечал боевого мага, когда был уже скручен по рукам и ногам. А далее следуют положенные процедуры. Мы сами разбойничали и не могли их применять, но в книгах они подробно описаны. И коннетабль Бирейнона их использует, как это положено. А затем мы едем с Леесом в его замок. Если б он решил податься в разбойники, то бейлиф взвыл бы. Какие у меня в голове глупости - он и так воет. И Тевии Леес понравился тем, что ничего не усложняет. Зачем применять заклинание, когда хватит топора.
  Глава 9. Из одной ловушки в другую
  Леес
   Среда, четверг
   Въехав в замок, пробую связаться с Маэрим, но она почему-то не отвечает. Интересуюсь у Тиума - где она. Он страшно удивлён и выясняет, что её и стервы-горничной в замке нет. Дмитрию приказываю - срочно поднять по тревоге второй взвод, а Тиума прошу от моего имени выяснить на всех воротах, через какие она покинула Бирейнон. Я же срочно переодеваюсь - хочется ещё принять душ, но времени на это нет. Затем проверяю боевые заклинания и оружие, и задумываюсь. Бросаться неизвестно куда глупо, а обыскивать прилегающие к замку деревни долго. Конечно, она могла просто куда-то отъехать, никого не предупредив, но у меня ощущение большой неприятности. Тут звонят от северных ворот и говорят, что какой-то мальчишка принёс мне письмо. Перехожу в Башню Мага и бегом к воротам. Там маленький пацан размазывает слёзы и твердит, что какой-то дядя дал ему письмо для передачи магу Леесу. Слава Богу, что рядом оказывается Юрек. Поручаю ему выяснить у пацана всё об этом дяде, затем проверяю конверт на всякие пакости и вскрываю его.
   В письме коротко говорится, что если мне желательно получить Маэрим живой, а не по частям, то меня ждут с выкупом на постоялом дворе за северной деревней. Тут подходит Дмитрий, я сую ему письмо и приказываю догонять меня, а сам хватаю коня у ворот24 и мчусь по дороге. Слава Богу, она жива - я это чувствую. И чёрт подери этих дур - что Маэрим, что Катерину. Обязательно вляпаются в очередную кучу дерьма. Не можешь - сиди тихохонько дома, а не лезь куда ни попадя. Я злюсь, так как понимаю - она влипла из-за меня и что впереди ловушка. Но меня наполняет холодная ярость и уверенность, что никакая западня меня не удержит. Ворота постоялого двора раскрыты, и хозяин с мешком в руках явно спешит убраться подальше. На мой вопрос - "Где?", он показывает на дверь небольшого домика в глубине, а сам торопится к воротам. Мне это не нравится и, набросив на него "Путы", спрыгиваю с коня и спешу в домик. Проскакиваю дверь и оказываюсь в длинной комнате, где в дальнем углу сидит Маэрим, связанная по рукам и ногам с кляпом во рту. Рядом у стены лежит труп её горничной со свёрнутой шеей. Неподалёку стоит какой-то мужчина в кольчуге и шлеме, судя по синеве металла, гномьего производства. Нарочито медленно он тащит из ножен меч и говорит:
   - Попался, болван, вся твоя магия в этой комнате бессильна и я тебя зарежу как барана. Не думал, что ты полезешь спасать эту шлюху, но Корин оказался и в этом прав.
   Действительно магия заблокирована, но мне она и не требуется. Этот идиот абсолютно уверен в себе и тратит время на эффектные жесты и пустые слова. Я же смещаюсь вправо, заставляя его повернуться и загородить меня от Маэрим. Затем выхватываю пистолет и стреляю в открытое лицо. При отсутствии магии пистолет эффективнее меча. Пуля отражается от задней стенки шлема - действительно работа гномов, и разносит всё в его черепушке. Труп падает, а я убираю пистолет в кобуру и подхожу к двери, на косяке которой торчит какая-то хрень. Это черная полусфера, из которой выступает цилиндр. В торце его ребристое колёсико, которое так и просится, чтобы его покрутили. Пол-оборота колёсика, щелчок, устройство отключилось, и вернулась магия. Антимагическая хрень убрана в карман, а я достаю кинжал и перерезаю верёвки, которыми Маэрим привязана к креслу. В последнюю очередь перерезаю петлю, надетую на горло, и отхожу к стене. Маэрим тут же виснет на мне в истерике. Приходится опереться на стену и терпеть - ей надо выплакаться, судя по следам на коже, она провела в этом кресле больше часа.
   А я делаю тем временем беглый анализ. Первое - болваном оказался не я, но допросить убийцу, к сожалению, не удастся. Одна надежда на рассказ Маэрим. Второе - наниматель барон Корин Тарин-Киф. В другом случае я заподозрил бы подставу, но тут всё сходится. Для профилактики полезно проверить, но можно сразу готовить ответные меры. И третье - необходима эффективная разведка и контрразведка, то есть мне нужны соответствующие специалисты. И я таких знаю и могу пригласить сюда. А пока надо проверить всех, кто имеет выход из замка и живущих в ближайших деревнях. Та ещё работёнка, но кого-нибудь выявить удастся, а остальные хоть ненадолго притихнут. А то не баронство, а край непуганых идиотов. За две недели - два серьёзных шпиона. И сколько ещё осталось?
   Но додумать до конца не успеваю - слёзы у баронессы сменяются яростью, и она требует, чтобы я достал рамку портала и кого-то поймал. С трудом заставляю её подождать пятнадцать минут, пока подъедет Дмитрий со взводом. Мы выходим ждать его к воротам, где Маэрим отводит душу, избивая ногами хозяина постоялого двора и обещая тому адовы муки. Читаю его эмоции - он сожалеет, что не сумел удрать, но считает обещанную участь заслуженной. До меня же никак не доходит, что всё-таки произошло, а спрашивать баронессу рискованно. Прискакавшие Дмитрий и Тиум успокоились, увидев нас в целости и сохранности, хотя разъярённая Маэрим - это ужасно. Она настаивает нацелить рамку на дорогу, уходящую на северо-восток, и вскоре я вижу четвёрку всадников, спешащих от замка. Выходное окно портала навожу на поляну за ближайшим от них поворотом, и там мы десантируемся вместе с пятёркой воинов. Вскоре всадники выскакивают к нам и падают на землю, сбитые "Воздушными Кулаками". Двое из них в одежде сеньоров, а двое - их охранники. Бойцы привычно их раздевают и связывают. А одному из них, бледному как мел, засовывают по приказу Маэрим кусок толстой палки в рот и прикручивают её сзади. Вижу - он мечтает о быстрой смерти и боится взглянуть на баронессу. Остальным она велит отрезать головы и бросить у дороги, а с этим мы телепортируемся обратно на постоялый двор. Один из воинов возвращается с нами, он почти несёт пленного, а прочие должны пригнать лошадей.
   На постоялом дворе уже восстановилось подобие порядка. Тело убитой горничной лежит на груде дров во дворе, рядом обнаженный труп незадачливого убийцы. Маэрим подходит к нему и плюёт на тело, ей явно хочется сделать ему больно, но он уже мёртв. Тогда она подскакивает к пленному и вцепляется в него ногтями - несмотря на кляп во рту, он воет. Мне кажется, что сейчас она разорвёт его руками на мелкие кусочки или загрызёт. Приходится приобнять её и отвести в сторонку. Тиум распоряжается и обоих пленных - сеньора и хозяина постоялого двора, обнажают и привязывают в телегах. Маэрим внешне успокоилась, но внутри вся кипит. Но даже в таком состоянии она остаётся хозяйкой замка и приказывает вернуться в деревню. Пленный сеньор дёргается и пытается ей что-то сказать. В ответ она предлагает ему не волноваться. Даже если его хозяйство и замёрзнет - её кулачок больно бьёт того в низ живота, всё равно оно больше ему не понадобится. В деревне чёрный столб на площади уже обложен вязанками дров, а рядом стоит палач с двумя помощниками. Баронесса благодарит Тиума и, ткнув пальцем в какого-то мужика, назначает его новым хозяином постоялого двора. Тот падает на колени и длинно благодарит. Но Маэрим рявкает на него, и мужик спешил к своему дому, рядом с которым уже загружается вещами телега. Всё это напоминает мне плохой любительский спектакль. А Тиум подтверждает, что хозяйка уже давно собиралась заменить управляющего постоялым двором.
   Прежний управляющий прикован цепями к столбу, а пленного сеньора поставили на колени перед ним. Один из помощников палача сжимает руками его голову, заставляя смотреть на казнь. На площади собрались почти все мужики деревни, но они взирают на происходящее равнодушно, лишь несколько человек откровенно радуются или огорчаются. Палач поджигает дрова и казнь начинается. Смотреть её мне не хочется, но я опасаюсь оставить Маэрим без присмотра, да и сама она вцепилась мне в руку. Сегодня она постоянно держится рядом. И даже отойдя по делу, быстро возвращается и снова вцепляется в меня. Палач хорошо знает своё дело, и казнь продолжается почти час. Потом огонь заливают, голову у трупа отрезают, и баронесса просит меня открыть портал в замок. Через окно мы с нею уходим, а с нами Тиум, пленный и палач с ассистентами. Дмитрий с взводом вернётся своим ходом, впрочем, семь километров - это просто прогулка.
   Мы выходим из портала около Дома Сеньора, под которым располагается подземная тюрьма, и спускаемся в неё. Нас встречает тюремщик и идёт впереди. Мы попадаем в длинный коридор, вдоль одной из стен которого располагаются небольшие камеры. От прохода они отделены толстой решёткой. Заключённых немного - мы дошли до середины и только три камеры использованы. В последней из них находится племянник барона Корина Тарин-Кифа. Вряд ли случившееся - месть за него, подобное надо готовить долго. До самого барона добраться сложно, но стоит подумать, как выкрасть последнего племянника и молодую супругу. На самом деле особого смысла заниматься Тарин-Кифом не вижу - всё равно придётся захватывать его замок. Но другие должны получить урок - мои люди неприкосновенны!
   Пропустив после камеры племянника барона ещё одну, тюремщик отпирает дверь с краю решётки и палач с помощниками затаскивают пленного. Они сажают его на каменное сидение с дыркой, точь в точь унитаз на Земле, приковывают руки и ноги, а затем надевают на лоб обруч и тоже крепят к стене. Чтобы он не разбил себе голову, поясняет мне Тиум. После этого палач уходит, а Маэрим, взяв у меня кинжал, заходит в камеру и срезает кляп. Там так тесно, что она коленями и грудью касается его. Он говорит типа - "Маэрим, дорогая ...", но она разбивает ему нос рукояткой кинжала и грозит вырезать язык. Затем долго смотрит на него, наслаждаясь его страхом. Потом шёпотом на ухо рассказывает ему, как его будут казнить, и добавляет, выйдя из камеры, что может придумать что-нибудь похуже. Удивляюсь, как у бедняги не разрывается сердце - впрочем, на Тао-Эрис люди покрепче землян. А тюремщику указывает не кормить подлеца, а только поить через трубочку. Ослаблять оковы категорически запрещено. На обратном пути убеждаюсь, что защита Дома Сеньора практически исключает вторжение как порталом, так и через двери или стены. Да и телепортироваться отсюда невозможно.
   Мы выходим во двор и Маэрим заявляет, что ей надо со мной поговорить без свидетелей. Я провожу её через Башню Мага - идти через двор не хочу, она и так держится из последних сил. Оказавшись в моей квартире, она сразу тащит меня в спальню и вместе со мной валится на кровать в одежде и обуви. И лёжа начинает реветь. Плача, она рассказывает, что этот гад - сеньор Лонеган был её тайным любовником. В Сокейне все мужчины подходящего ей статуса уже заняты, а я отказался объявить её своей ту-ули.
   Опять начинается, - мелькает у меня мысль, - из одной ловушки прямиком в другую. Пожалуй, эта поопаснее будет. Но если в прошлый раз я её слегка побаивался, то сейчас мне смешно. И всё происходящее воспринимаю как фарс. Ведь я - фактический владетель Бирейнона. А она всего лишь управляющая хозяйством. А с другой стороны, она для меня нечто вроде младшей сестры. Вздорная, капризная, но родная. И мало того, что я в очередной раз спасаю её жизнь. Я ещё согласен внимательно выслушивать её!
   А Маэрим прорывает и на меня вываливается много всего, о чём даже близким людям обычно не говорят. И главное. Вся её жизнь, начиная с юности - это постоянный страх, что замок захватят. А там плен, издевательства и рабство. О падениях соседних замков и судьбах семей владетелей рассказывали постоянно. И ей регулярно снилось по ночам - захват Бирейнона и она с колодкой на шее бредущая по дороге в толпе рабов. И спокойно ей только рядом со мной. И одна она спать не может, поэтому два года назад завела себе любовника. А так как он ниже её по статусу, то встречалась с ним тайно. Его сеньорат очень беден и ей приходилось содержать его. Она даже купила лошадей ему, его брату и охранникам. Всё это она говорит сквозь льющиеся слёзы, перепрыгивая с одного на другое и постоянно повторяясь. Похоже, этот любовничек ещё шантажировал её, угрожая рассказать об их связи всему сеймену.
   Вчера, он предложил ей встретиться, что её удивило - обычно предлагала она. Но поехала как всегда на постоялый двор за северной деревней. Он встретил её как обычно внутри домика и повёл в спальню на втором этаже. Но в конце нижней комнаты к ним подошёл киллер. Горничная начала кричать, и тот свернул ей шею. Затем привязал Маэрим к креслу - она не сопротивлялась, так как была в шоке от подлости своего возлюбленного. Далее тот вручил бывшему любовнику кошель с деньгами и вызвал хозяина постоялого двора. Ему было велено загнать всех слуг в погреб и послать какого-нибудь мальчишку в замок с письмом. Потом поставил на дверь глушитель магии и объяснил ей, что если Леес сдуру припрётся, то без магии он против опытного воина в гномьих доспехах и с гномьим мечом ничего не сможет сделать. А он - убийца магов и однажды зарезал даже магистра. Но, скорее всего, из замка пришлют отряд воинов. Хозяин двора предупредит его о приближении отряда, и он успеет изувечить Маэрим и уйти порталом, установленным в спальне. А она, если выживет, то останется слепым и немым пугалом.
   Тут её опять прорывает, и несколько минут она только ревёт. Рубашка на мне насквозь мокрая, но сменить её я не могу. В меня она вцепилась крепко, не хуже оков на её бывшем любовнике. И тут до меня доходит, что рядом со мной не решительная баронесса Маэрим Бирейн, а испуганная девочка, которую надо погладить по головке, обнять и поцеловать. И всё это время она мне говорит одно - только рядом со мной ей не страшно. Я весьма смутно представляю, как успокаивать испуганных девочек, но врача-психоаналитика рядом нет. Только через час она немного успокаивается, и сколько-там-разовый пересказ сегодняшних ужасов ведётся относительно нормальным тоном. Более того, проснувшаяся в ней баронесса решает присоединить к своим владениям сеньорат Лонеган и хочет послать туда Дмитрия с взводом. Предлагаю завтра или послезавтра съездить самому. В тех краях болтаются младшие помощники бейлифа, да и второй помощник Аниор живёт неподалёку, а я рисковать войсками не хочу. Тогда она звонит на кухню и заказывает ужин. Мне приятно, что она тоже перешла на систему заказа. Ранее с кухни приносили несколько десятков блюд, из которых большинство даже не пробовали. С другой стороны, кухари лишились возможности объедаться.
   Успокоившись, Маэрим подходит к зеркалу. Утром она одела дорогое красивое платье, но сейчас оно мокрое, мятое и грязное. В сердцах платье сорвано и брошено на пол. А под платьем ничего нет - действительно, зачем одевать лишнее, направляясь к любовнику. Впрочем, красивой женщине одежда не нужна. Затем она решительно подходит ко мне и начинает сдирать с меня одежду. Возражать ей нежелательно, да и я от мокрой рубашки рад избавиться. Поэтому ограничиваюсь вопросом - а зачем было заказывать ужин? Мне объясняют, что сейчас пойдём и поужинаем. А стесняться слуг глупо, мы настолько выше их, что не должны задумываться о своём внешнем виде. После этого решительно тащит меня в гостиную. Видимо, это ей требуется для самоутверждения, поэтому выхожу вместе с нею и сажусь за стол. Слуги явно не смеют смущаться и делают вид, что так и должно быть. Только все они, включая повара, торопятся поставить ужин на стол и уйти - мало ли что ещё взбредёт в голову господам. Отпускаю я и Руми, велев поставить кофейник на стол - сегодня на ночь пить возбуждающее не хочется.
   После ужина она интересуется:
   - Может, ты, наконец, отведёшь меня в спальню, или я сама должна лезть к тебе в постель?
   Напоминать, что она мне сказала неделю назад, неразумно. В постели хорошо, но после у неё приключается новая истерика. И она сама объясняет причину своих страхов - когда дед потерял Силу, она жила в постоянном ожидании захвата замка. Несколько раз спастись удавалось только чудом, и когда я восстановил его защиту, она решила, что теперь всё в порядке. Но за несколько дней она дважды попала в руки к врагам и думала, что всё кончено. Единственное место, где ей ничего не грозит - это рядом со мной и мне придётся её терпеть. И без психоанализа мне видно, что её страхи начались гораздо раньше - когда был убит последний властитель Сокейна. А её дед спрятался в замке в надежде, что бейлифу какое-то время будет не до него. А последним штрихом стало бегство отца с матерью в срединный домен.
   Выплакавшись и выговорившись, она обняла меня и уснула. Меня просто поражает, насколько быстро засыпают и Жаин, и она. Полежав с полчаса, я пытаюсь осторожно встать - надо переговорить с Тиумом. Но моя подруга вцепилась в меня мёртвой хваткой и отпускать не собирается. Приходится лечь обратно и наглухо закрыть выходы каналов, иначе утром энергии у меня не останется. Держит она меня всю ночь и даже когда под утро ей приспичило пойти в туалет, то потащила меня с собой. Лишь когда взошло солнце, она соизволяет меня отпустить.
   Завтракать приходится опять нагишом, а по его окончании мне устроен скандал! Оказывается, по моей вине она стала клятвопреступницей - она ведь дала обет отдаться мне только после убийства Терейона. Выяснять, кто кому отдался, бессмысленно - я просто отвожу её в оружейную и показываю голову. Она так радуется, что мне с трудом удаётся уговорить её вернуться в спальню, а не заняться сексом в неприспособленном месте. Затем ей приходит в голову связаться с Кабалем, но тут она соглашается предварительно одеться. Открываю портал в её комнату и провожаю гостью, теперь я могу одеться сам и позвонить Тиуму. Тот спускается ко мне, любуется на разгром в гостиной и спальне и говорит, что со мной срочно хочет поговорить Кабаль. Я догадываюсь, что он узнал о смерти Терейона и хочет уточнить, кто его убил. Но сначала надо дождаться Маэрим, а пока я протягиваю Тиуму глушитель магии. Он тут же шлёпает его на стену и включает, а после предлагает мне выполнить какое-нибудь заклинание. Приходится объяснять, что в отличие от некоторых, я не дебил и пробивать лбом каменную стену не собираюсь.
   - Как же ты тогда справился с убийцей магов? - Тиум недоумевает.
   - А ты напряги свои мозги и догадайся сам. - Я немного обижен на него и за включённую сейчас глушилку, и что вчера он оставил меня на растерзание Маэрим.
   - Тебе помог камень помощника бейлифа?
   - Нет. - Действительно, камень несколько раз предлагал мне свою помощь, но за это от меня требовался полный отказ от собственной магии. Вчера тоже было аналогичное предложение, но я прекрасно обошёлся без него.
   - У тебя есть какой-то мощный артефакт? - У меня вырывался смех, почему это маги считают, что сделать что-нибудь можно только магией.
   - Тогда не знаю, - Тиум так расстраивается, что жалко смотреть, - ведь даже магистру низшего круга требуется несколько минут для разрушения глушилки.
   Я достаю пистолет, разбираю его и начинаю чистить. Следовало сделать это ещё вчера, но хотелось сохранить козыри, а в болтливости Маэрим можно не сомневаться. Нет, она не будет трепать каждому встречному, но если ей покажется полезным обменять на что-либо чужую тайну, то она расскажет. Вот в Тиуме я уверен, только угрожая Жаин из него можно вытянуть секрет. Но за неё я и сам кому угодно глотку перегрызу. Вычистив пистолет, демонстративно достаю из коробки патрон, показываю ему и вставляю в магазин. Затем пистолет отправляется в кобуру, а до него, наконец, доходит.
   - Ты его застрелил, - Тиум дожидается моего подтверждающего кивка, - просто, как всё гениальное. Наверное, убийца сильно удивился.
   - Не успел. А как Жаин?
   - В полном порядке, она уверена в твоей удачливости и почти не волнуется. - Тиум подходит к стене и выключает глушилку.
   - Посоветуй, что мне делать с Маэрим?
   - Ничего. Только не давай опрометчивых обещаний. Через пару дней она успокоится и займётся делами баронства. Бароном она тебя делать не будет, а соглашаться на что-либо другое - глупо. Ты - маг.
   Тут звенит сигнал - Маэрим уже у моей входной двери. Она умеет одеваться соответственно ситуации - сейчас на ней строгий деловой костюм, в котором она одновременно выглядит и хозяйкой владения, и привлекательной женщиной. Мы проходим в оружейную, где я навожу портал на кабинет Кабаля. Там стоит маяк, поэтому через минуту он входит к нам. Сделав дежурный комплимент Маэрим, он сразу переходит к делу:
   - До меня дошёл слух, что Терейон убит?
   - Это не слух, - я левитирую голову в чаше на стол.
   Кабаль её долго и внимательно рассматривает, будто хочет услышать рассказ от неё. Затем обращается к Маэрим:
   - Ты выиграла спор, для Лееса не проблема убить третьего помощника, - а затем ко мне, - а как насчёт самого бейлифа?
   - Сложно, но возможно.
   Я сама скромность, но присутствующие смеются, а Маэрим пересаживается ко мне в кресло почти на колени. Сейчас перед Кабалем она демонстрирует наши близкие отношения.
   - Это следует понимать, что теперь ты займёшься непосредственно Фанахом? - Барон хочет расставить точки над i.
   - Если он мне подвернётся, то попробую. Но ближайшей моей целью является ликвидация его помощников и захват замков. - Я действительно не вижу смысла убивать Фанаха, а потом драться с остальными.
   - Леес хочет стать властителем Сокейна, - Тиум решает прояснить ситуацию, - а Фанах пока может посидеть взаперти в Доме бейлифа.
   - Ты ещё убил одного из наследников Корина Тарин-Кифа? - Кабаль продолжал проверять свои сведения.
   - Нет, он гостит в моей тюрьме. У Бирейнов с ними давние счёты. - Маэрим целует меня в уголок губ, - спасибо, дорогой, за подарок.
   - Ещё до меня дошло, что барон Корин нанял Убийцу магов?
   - Его тело уже сожжено, - Маэрим плотоядно улыбается, - Леес прихлопнул его как муху.
   Кабаль потрясён, но не подаёт вида.
   - Тогда главный вопрос! Из двенадцати уцелевших баронств Сокейна, не считая мелких - одно, это Бирейнон, в пяти владетельствуют разумные люди, включая меня и мою сестру, с которыми можно договориться. Ещё в одном владетельствует Ли-ири, подруга Маэрим. Но в замке Аранейнон находится банда Седого. И в остальных четырёх баронствах владетели заведомо твои враги, причём в двух из них Тарин-Кифы. Чтобы графство оказалось под твоим контролем, требуется взять штурмом пять замков. Ты готов договориться с разумными владетелями, и ты способен захватить эти замки?
   - Разумные и хозяйственные владетели - это опора любого властителя. А для захвата замков Дмитрий формирует штурмовую роту. Кстати, какие вам известны способы захвата замков?
   Маэрим это не интересно и она уходит заняться казнью своего любовника. А Тиум и Кабаль призадумались, а затем начали перечислять. Чаще всего замок захватывался с помощью измены - люди нападавшего изнутри открывали ворота, а защита стен во дворе не работает. Так захватил два замка Агапа, первый помощник бейлифа. Немногим реже барон со свитой захватывались вне замка и сдавали его в обмен на жизнь. Бывало, что ослабленную защиту замка удавалось проломить - в Сокейне в двух замках это может у меня получиться. В восточной части сеймена вокруг нескольких замков были выжжены все селения, и владетели вынуждены были их покинуть из-за голода. И один замок был захвачен, когда магистр третьего круга проломил его защиту. А другие способы в этой войне не применялись. Всё это рассказывается с массой ненужных подробностей, но я их не прерываю, чтобы не сбить. Любая мелочь мне может оказаться полезной. Наконец они выдыхаются, так и не сообщив мне ничего ценного.
   Откровенно говоря, меня этот набор не вдохновляет, а мощь наружной защиты замка я знаю по Бирейнону. С другой стороны, в Европе были весьма мощные крепости, но все они оказались взяты. Мне требуется придумать свои способы взятия замков и кое-что наклёвывается. Кабаль замечает улыбку, скользнувшую на моём лице, и заявляет, что они с Тиумом люди не военные и обсуждать с ними приёмы захвата незачем. А в подтексте звучит, что мне следует посоветоваться с умными людьми, то бишь с ними, а не разводить тайны. Консультация мне требуется, но её мне дадут Юрек и Дмитрий. Далее Кабаль перечисляет, сколько чего он соберёт в своём владении и получит от родственников. Это будет мне передано для ведения войны с бейлифами. Оружие в этом перечне отсутствует, поэтому этот вопрос ему предложено уточнить с Маэрим. Но тут у неё звонит амулет-телефон, и она предлагает нам поприсутствовать на казни своего бывшего любовника. Мы с Тиумом отказываемся, а я напоминаю ей о поездке в его сеньорат. Договариваемся выехать через три часа. Оказывается, Кабаль давно знает об этом её увлечении и хочет на него посмотреть, а заодно обговорить хозяйственные вопросы.
  Маэрим
   Я всю жизнь мечтала о старшем брате, а сейчас этим огорчена. Леес фактически стал им для меня, но я хочу его как любовника. Он терпит мои капризы и вытирает мне сопли, а я бы предпочла, чтобы он меня отлупил. И когда он ушёл в рейд, оставив меня одну в замке - я разозлилась. Мог бы сначала со мною переспать, уговорив отказаться от головы Терейона. И вообще, я хочу почувствовать его силу по отношению к себе, а не только к нашим врагам. А он со мной ведёт себя, как с маленькой девочкой, только что сладостями не угощает. Из-за этого я рассердилась и натворила глупостей. Что мне стоило дождаться возвращения Лееса и прямо сказать ему, что я его хочу? Уверена, у него бы даже тени насмешки не промелькнуло бы. Но нет, сделаю поперёк - и пусть мне хуже будет, дура!
   Я уже собралась послать гонца с двумя письмами - своему любовнику и хозяину постоялого двора, где мы с ним встречаемся. И даже их написала. Если учесть, что я не доверяю обоим, то моя глупость просто непонятна. Горничная мне напомнила, что я уже решила с этим любовником завязать, а хозяина двора сменить, и они об этом догадываются. Но если я вбила что-нибудь в свою тупую башку, то совершу это обязательно. Несмотря на многочисленные болезненные уроки. Надо в следующий раз предварительно посоветоваться с Леесом - надеюсь, услышав подобную глупость, он меня выпорет, и я угомонюсь. Мой отец в своё время именно так и поступал, жаль, что уехал. Но тут прискакал гонец от Лонегана с письмом, где тот предлагает мне встретиться. Свидания всегда назначала я, и нет бы мне, дуре, удивиться, а я обрадовалась. И даже не подумала - почему послезавтра, а не сегодня? И убежала, никого не предупредив - Леес сегодня вернётся и пусть почувствует, как я развлекаюсь. Тиум как-то мне проговорился, что у него высокая чувствительность.
   Как обычно, Лонеган встретил меня у входа в наш домик и повёл через длинный холл к лестнице, ведущей в спальню на втором этаже. Мне бы обратить внимание на его дёрганье и страх. А я задумалась, что совершенно его не хочу и даже собралась повернуть назад. Но мы уже прошли холл, и нам навстречу вышел воин в доспехах и с мечом. Горничная начала кричать, и он сразу свернул ей шею. А меня схватил за волосы, кинул в кресло и привязал к нему. Затем сунул мне в рот кляп, дал кошель моему бывшему любовнику и вышел на улицу. Лонеган, стараясь не смотреть на меня, тоже поспешил уйти. Тут мне стало страшно - опять вляпалась. Хотя где-то крутилась мысль - и кому я нужна? Ведь настоящий владетель Леес. Но я - женщина и логически думать не умею, а вот бояться могу. А воин в доспехах вернулся и ... успокоил меня! Оказывается, его нанял барон Корин, чтобы тот убил Лееса. И он его подождёт. Убийца ещё что-то мне говорил, но я его не слушала, а стала дожидаться Лееса. Не скажу, что безмятежно, но и без особого волнения. Он примчится обязательно и тогда тебе не помогут ни гномьи доспехи с мечом, ни выучка. Да, я знаю, что ты способен справиться с десятком моих дружинников, но Леес порвёт тебя на кусочки и без магии. Ты ещё не видел настоящего воителя, и это будет последнее, что ты увидишь в этой жизни.
   Ждать приходится долго, у меня затекает всё тело. А Леес, войдя в дверь, сразу видит врага и устремляется к нему. Я успеваю только подумать - чем он собирается того убивать, ведь в руках у него ничего нет? А мой спаситель уже подскочил к убийце, и тот падает мёртвый, не успев взмахнуть мечом. Ещё мгновение - мои верёвки разрезаны, и я висну на Леесе, реву и целую его. Ноги у меня затекли и не держат, но у него сильные руки. Выплакавшись, я вспоминаю о своём любовнике. На самом деле я о нём не забывала ни на мгновение и сейчас радуюсь предстоящей нам встрече. И моя радость намного больше, чем утром, когда я спешила на свидание. С каким удовольствием я поищу радость на его личике. Увы, Леес твёрдо решил сначала дождаться Димитира с воинами. Но зато около ворот лежит хозяин постоялого двора, связанный заклинанием. О, какой ужас нарисовался на его харе при виде нас! С удовольствием украшаю её несколькими синяками, да и зубов там явный избыток! Но разойтись не успеваю - прискакали Димитир и Тиум с войском.
   Леес наводит рамку по моим указаниям, хотя я ему только мешаю. И вот мы с несколькими воинами на дороге за поворотом поджидаем моего ненаглядного. Тот со спутниками вылетает к нам - они мчатся во весь опор, надеясь опередить телепорт. И летят сбитые на землю. Я бегу к моему "драгоценному" - не сломал ли он нечаянно себе шею. К моему счастью, он цел и невредим, только совсем побелел от радости встречи со мной. Мои воины туго скручиваю его, и засовывают в рот кляп - иначе он всю дорогу будет ныть, моля о пощаде. Ничего, я подожду, когда ты начнёшь молить меня о смерти, и тогда посмеюсь. Его брату и охранникам я велю отрезать головы. Мне не нужны свидетели, хотя скоро весь сеймен будет знать о позорящей меня связи. Впрочем, Леесу на это наплевать, а для меня это сейчас главное. Вместе с моим любовником мы возвращаемся на постоялый двор. Его со всеми удобствами распинают в телеге, и он счастлив до судорог. На прощанье я его ласкаю, жаль - вчера я обрезала коротко ногти. Бью его несколько раз в пах - болевые точки мне известны, и он мычит сквозь кляп от страсти.
   Далее приказываю ехать в деревню. Там назначаю нового хозяина постоялого двора - это давно требовалось сделать, но мой дед не любит ничего менять. А прежнего - вора и предателя, приказываю сжечь. Его приковывают к столбу, вокруг которого лежат вязанки хвороста. Тиум хорошо знает мои вкусы, он заранее распорядился и вызвал палача. А я, отдав распоряжения и покричав, снова хватаю Лееса за руку. Мне необходимо чувствовать его, иначе не выдержу и натворю дел. Теперь в замок с моим драгоценным Лонеганом. Его надо вознаградить за всё изощрённой казнью, но у меня в голове уже всё перепуталось. Так что пускай пока посидит в тюрьме и подумает о радостях бытия. Надо было казнить его вместе с братцем, поспешила тому отрезать голову, ну да ладно.
   Мы спускаемся в подземную тюрьму, где нас встречает мастер-хранитель заключённых. Он старше моего деда и влюблён в свою работу. Заключённые у него не болеют, но прекрасно ощущают все прелести сидения в камере. Он не раз мне выговаривал, что преступника сначала надо выдержать здесь, а затем казнить. Сегодня он излучает радость - оказывается, его зверинец пополнился. Это он сообщает мне по пути. Утром Леес привёз внучатого племянника барона Корина. Я ненадолго задерживаюсь у его камеры и пропускаю палача с помощниками и Лонеганом. А Леес вынужден стоять рядом со мной - будет знать, как спасать всяких дур. Я его одновременно люблю и ненавижу, злюсь на него и обожаю. Если бы он вернулся вчера, то ничего бы со мной не случилось. Но наследник Тарин-Кифов - уважительный повод для задержки. Этого парня мне даже немного жалко, но он никогда не покинет мою тюрьму, разве только на плаху. Слишком давняя вражда между нашими родами и слишком много крови пролито с обеих сторон. Вот и за сегодняшнее утро надо будет взыскать с барона. Вижу улыбку моего спутника - да, Корину уже приготовлен подарочек, и я могу не забивать этим голову.
   Проходим к камере, в которой прикован мой бывший любовник. Беру у Лееса кинжал и вхожу к нему. Здесь тесно и я вынуждена касаться его грудью и вдыхать его запах. На мгновение появляется желание заколоть его - в постели он был хорош. Но сдерживаюсь - за своё предательство он получит сполна. Я уже выбрала ему казнь, но немного мучаю, рассказывая возможные варианты. Затем выхожу, намеренно задевая его телом, и даю указания тюремщику. А заодно осматриваю обоих своих любовников - бывшего и будущего. Я уже твёрдо решила прямо сейчас переспать с Леесом. Это не благодарность, не желание секса, а нечто большее. Я чувствую себя его боевой подругой, которая сражается с ним бок обок. И спит тоже вместе с ним. Поэтому, выйдя из тюрьмы, я тащу его в его спальню, где мы падаем на кровать. И тут нечто внутри меня отключается и я реву. Река слёз выливается на него и уносит мои страхи, накопившиеся за долгие годы. Вместе со слезами я выплёскиваю на него всякие ненужные глупости, но мне надо выговориться. А он внимательно выслушивает всю эту чушь и обнимает меня. Тут я вспоминаю угрозы несостоявшегося убийцы, и меня опять охватывает ужас. Кто, кроме Лееса, сумел бы с ним справиться? И кто рискнул бы без магии в одиночку напасть на убийцу магов? Мне известен только один, который сейчас рядом со мной.
   Я вдруг чувствую, что все мои старые страхи испарились. Пересказываю ему сегодняшний кошмар, он гладит меня по голове, и пережитый ужас становится мне смешон. Я утыкаюсь носом в его насквозь мокрую рубашку и стараюсь не расхохотаться. Эти недоумки попытались обмануть и убить моего мага. В итоге один мёртв, а другой в моей тюрьме ждёт казни. А заказчик скоро узнает, что ему этого не простят и жестоко спросят. Меня охватывает жажда буйной деятельности, и я хочу ликвидировать сеньорат Лонеган. Пусть знает, что от его рода и следа на Тао-Эрис не останется. А эта зараза Леес не возражает, а предлагает всё сделать самому. Понимает, что сейчас я его никуда отсюда не отпущу.
   Тут на меня нападает голод. Утром я схватила пирожок и поспешила на свидание. А затем ни глотка воды. Заказываю еду и иду к зеркалу. Какой кошмар - во что превратилось моё платье! Сбрасываю его, и пусть Леес полюбуется на моё тело - оно у меня красивое. Но раз я голая, то надо и его раздеть. Он тоже голый и тут приносят еду. От её запаха мне сводит живот. А эта зараза ещё спрашивает, зачем было раздеваться? Не объяснять же, что сначала я намеревалась потрахаться, а затем решила предварительно перекусить! Должен сам понимать! Из принципа иду в гостиную неглиже и его веду с собой. Я первый раз голая перед слугами и с трудом делаю вид, что так и должно быть. А ему море по колено - садится за стол и спокойненько начинает есть. В результате мы окончательно смутили слуг. Понятно, о Леесе они пискнуть не посмеют, но мне все косточки перемоют. А наплевать!
   Требую, чтобы он отвёл меня к себе в постель. С чем он с радостью соглашается. Наконец-то, я его, а он мой. Надо было в первый же вечер на Земле напроситься к нему домой и оттрахать его. Сглупила, решила отложить. Ещё раз вспоминаю свою жизнь и постоянную угрозу падения замка. Опять плачу - но это уходят мои страхи. Насовсем! От радости я крепко обнимаю его и заявляю, что переезжаю жить к нему в кровать. А он верит!
   Завтракаем мы опять без одежды - мне надо перестать стесняться! А после я вспоминаю, что потребовала с него голову Терейона. Мне на это сейчас наплевать, но не могу упустить прекрасный повод учинить скандал. Мол, я - бедная девочка, нарушила обет и стала клятвопреступницей. Но эту заразу ничем не проймёшь! Он отводит меня в оружейную и достаёт из шкафа заказанную голову. Вот змей! Оказывается, он в туже ночь, когда я договаривалась с Кабалем, смотался в лесной терем и отрезал Терейону голову. И суток не прошло! А мы - месяц, десять дней! Интересно, если Кабаль закажет ему голову Фанаха, то он принесёт её завтра или послезавтра? Тут у меня опять возникает тяжесть внизу живота, и я тащу его в спальню. Кажется, ему хотелось попробовать меня прямо там, на столе, но это в другой раз. В кровати меня отпускает окончательно - до меня дошло, что никаких угроз более не существует. Во всяком случае, внутри замка. На радостях я прошу его немедленно связаться с Кабалем. На что Леес вполне резонно замечает, что предварительно стоит одеться и отправляет меня телепортом в мои апартаменты. Так счастлива я была только в раннем детстве.
   У меня ощущение, что сегодня решаются все мои проблемы. Одеваюсь и бегом обратно. Там уже Тиум, мы проходим в оружейную и Кабаль телепортируется к нам. Он долго рассматривает эту голову, а затем интересуется головой бейлифа. Леес согласен, но даёт понять, что это будет несколько дороже. Мне опять необходимо его почувствовать и я плюхаюсь к нему в кресло. Я хотела аккуратно подсесть рядом, но Тиум озвучил желание Лееса стать властителем Сокейна. И от удивления я не удержалась на ногах и шлёпнулась ему на колени. Он же только вчера с Земли, а уже такие планы! Хочу посмеяться, но одно прикосновение его руки, и я верю - станет. У Кабаля есть несколько вопросов к будущему графу, но на них отвечаю я. Барон должен уяснить, что баронесса Маэрим - любовница Лееса, и сообщить это всем. А тогда никто и не вспомнит сеньора Лонегана, только надо его поскорее казнить. И хотя разговор о будущем графстве мне очень интересен, я спешу покончить с этим неприятным делом. И я стану первой дамой Сокейна как любовница его властителя. А все благородные доны будут за мной наперегонки ухаживать.
  Кабаль
   Я вхожу в оружейную, где Тиум и Леес сидят в креслах, а Маэрим, похоже, только что вошла. И она изумительно выглядит, несмотря на расправу со своим любовником. Мне уже донесли, что она приказала перебить его сопровождающих, а его самого связать и отправить в тюрьму. Говорю ей комплимент, но она его принимает совершенно равнодушно. А недавно радовалась им как ребёнок сладостям. Интересно, что за приятное событие у неё недавно произошло, но это выясню попозже - мне срочно нужны ответы на несколько вопросов. Я сажусь в кресло и сообщаю, что Терейон убит. В ответ Леес левитирует его голову на стол рядом со мной. Я вижу, что для них это уже прошлое, то есть убийство произошло несколько дней назад, может быть, даже в ту же ночь, когда мы договорились. Но Маэрим о подобном намерении тогда заведомо не знала, да и Леес этого, кажется, не планировал. Услышав от меня о Перехватчике, он захотел им завладеть и устроил эту катавасию с козлом. Поэтому я предполагал, что Терейона убил кто-то другой, например Саан, но его голова передо мной. Значит, либо Леес скрывает свои намерения ото всех, либо ситуация внезапно изменилась, и он воспользовался подвернувшимся шансом. И то, и другое для будущего властителя ценно.
   Для проверки спрашиваю насчёт бейлифа и вижу - он готов и бейлифа убить, но у него другие планы. Тут Маэрим видит, что свободных кресел в комнате нет, а садиться на стул ей не позволяет статус. А остальные этого не замечают и не торопятся освободить ей своё место. Разумеется, обрати она на это их внимание и два кресла немедленно освободятся. Но она предпочитает сесть Леесу на колени. И я вижу, что отношения между ними стали намного ближе. И дело не в том, что они переспали друг с другом. В прошлый раз это была в основном демонстрация с её стороны. А сейчас Леес сам показывает, что они партнёры и всё делают совместно. А это серьёзно. Эта пара заметно сильнее просто их суммы. Недаром Теодорих поспешил снять цепь и самоустраниться. Эти двое превращают Бирейнон в сильнейшее баронство в байле.
   Видя мои попытки оценить ситуацию, Тиум сразу формулирует цель Лееса и всё становится на свои места. Передо мною сидит будущий властитель Сокейна, который не претендует на владение своей подруги. И баронесса Бирейнона благодарна ему за это и за защиту. А проведённый рейд встряхнул всех в нашем графстве. Кого порадовал, а кого и испугал. Особенно досталось Тарин-Кифам. Выясняю, что у меня неточная информация - племянник барона не убит, а схвачен и посажен в застенок. Принципиальной разницы нет - барону Корину наплевать на своих близких. Но для многих это существенно - Леес поступил по законам Наймиера.
   Хочу оказать им небольшую услугу и сообщаю о следующем шаге Тарин-Кифов. Но выясняется, что Леес убийцу магов уже прикончил. Очень он шустрый. Заодно догадываюсь, как тот намеревался добраться до мага Бирейнона. Схватить Маэрим через её любовника, выманить на живца Лееса, а далее дело техники. Только тот, хоть и не магистр, убил охотника. И что характерно - опять никто не понимает, как! По всем формальным показателям Леес слаб, а по фактическим - силён. Мысленно вспоминаю всех поверженных им - внушительный счёт. А попытайся Фанах собрать совместное войско бейлифов, то его поднимут на смех - не может справиться с магом второго уровня, хи-хи, ха-ха. Буду считать его сильным.
   А что он представляет собой как властитель? Кого мы собираемся посадить себе на шею? Я хорошо знаю, что слова - это только слова. Но и из них можно составить себе полезную картину. А затем делами её проверять. И пока складывающая картина меня устраивает. В дела владетелей он влезать не намерен, а средства на войну нужны любому властителю. Тупо бодаться с Фанахом тоже не собирается, а хочет подчинить себе графство. И главное - он знает, как захватывать замки, не уничтожая всё вокруг. Мы, Фари-Туинес, потому не стали воевать с бейлифами, чтобы не плодить разрушений. И на западе сеймена они оказались умеренными. Разумеется, потерь хватает, но их не сравнить с ущербом, нанесённым хозяйствам соседних сейменов и востоку нашего.
   А в настоящее время, надеюсь, можно освободиться от власти бейлифов без большой крови. В нашем сеймене сильных только двое - Маарани и Караниор, и ещё Агапа - первый помощник Фанаха. Но этот сейчас с Караниором в срединном домене. Они там увязли в войне с графами. Если Леес сумеет справиться с Маарани, то серьёзных врагов в сеймене у него не окажется. Следовательно, он сможет быстро взять сеймен под свою руку без большой крови и разрушений. Несомненно, Караниор и Агапа пойдут на него войной. Но им надо будет сначала обеспечить себе перемирие с графами, а это время. У Лееса будет возможность подготовиться к встрече. Повторюсь, я не воитель и не маг, в военных делах не разбираюсь. Но в сеймене не осталось никого, кто осмелился бы выступить против бейлифов. Поэтому придётся сделать ставку на него, хотя меня в нём многое и смущает. Не представляю, каким он окажется правителем, но это неважно. Властителя любого уровня убрать несложно - мои предки это не раз проделывали. Только последнего герцога убрали зря, тот бы смог окоротить бейлифов.
   Домысливаю всё это по дороге к месту казни. Мне любопытно посмотреть на бывшего любовника и постараться понять новую Маэрим. Хозяйкой владения она всегда была хорошей, только помешанной на мужчинах. И что любопытно - ей был нужен не столько секс, сколько их внимание. А теперь ей оно не очень и нужно, но любовница будущего властителя Сокейна, а возможно и всего сеймена, получит его выше крыши. И что тогда она будет делать?
  Тиум
   Кабаль уходит вскоре после Маэрим, а мы остаёмся изучать магию. Я зову Жаин - если забуду что-нибудь важное, то она дополнит. Разумеется, Леес рад её присутствию. Сначала я читаю коротенькую лекцию про уровни магов. И сразу предупреждаю, что ограничусь первыми пятью - ему и этого хватит за глаза.
   Маг первого уровня способен без амулетов применять пять-семь простейших заклинаний своей стихии. Лееса можно отнести к первому уровню только условно, так как ни в одной стихии у него нет пяти заклинаний, а только два или три. Но суммарно в разных стихиях у него получаются два десятка заклинаний и можно считать, что первый уровень имеется.
   Второй уровень - это умение одновременно запускать нескольких однородных заклинаний, что ему удалось освоить на последнем занятии. И создание двухфазных заклинаний, например, в полёте вода превращается в лёд. А также качественное усиление, как высокотемпературный файербол. С этим сегодня ему придётся потренироваться, как и с созданием защит. И я рассчитываю, что он эти заклинания освоит в ближайшее время. Но придётся поработать.
   Третий - это запуск заклинания, состоящего из нескольких частей, последовательно бьющих в одну точку. Они создают кумулятивный эффект, пробивающий простую защиту. Либо создаётся полуфабрикат, способный пройти сквозь защиту, а потом превратится во что-то разящее. Часто такое заклинание создаётся с использованием двух стихий. Например, мельчайшая пыль ("земля") вдувается ("воздух") в рот и нос противнику. Причём пыль надо создать настолько мелкую, чтобы она свободно проходила сквозь магическую защиту. Следует учесть, что она на этом уровне не твёрдая - отражающая, а вязкая - поглощающая. Тут у него проблемы - хотя большинство этих заклинаний ему понятны, но не получаются.
   Четвёртый - это качественно новые заклинания, типа смерчей-водоворотов или огненной плёнки, проникающих в любую щель в защите. Либо обычное заклинание на подлёте расщепляется на множество мелких, которые ищут щели. Защиты здесь строятся сплошные, без просветов и дыр. Ещё на этом уровне осваиваются призывы разных сущностей и тварей и управление ими.
   Маг пятого уровня способен создать заклинание в любой точке видимого пространства, скажем, на лбу противника, то есть внутри защитного контура. Также он умеет высасывать энергию без канала, заставляя излучать выходные точки тела. Его защита создаётся на поверхности кожи или внутри тела. Она способна динамически усиливаться в местах воздействия вражеского заклинания. А ещё - умение перемещаться порталами и другими способами в пространстве.
   Полный боевой маг - прежде всего, это качественно новые заклинания, разрывающие противника изнутри.
   Универсальной защиты не существует, поэтому главным является определение вида нападения и модификация оборонительного слоя. Либо уничтожение полуфабриката заклинания. Для примера я начинаю изучать его защиту и теряю дар речи. К счастью, ненадолго, он быстро ко мне возвращается в форме длиннющего ругательства. Леес возвёл вокруг себя такие укрепления, что я в полном замешательстве. Полчаса изучаю их своими амулетами, а затем снова долго ругаюсь - этого не может быть, потому что не может быть никогда. Мне приходится прерваться на рюмку коньяка, но ему не предлагаю - только после тренировки. Придя в себя, пытаюсь объяснить, почему такое невозможно. Дело в том, что его защита почти четвёртого уровня, так как она сплошная! Нет ни трещин, ни щелей, ни дыр. А ещё она вязкая и непрерывная. То есть она не состоит из отдельных щитов, скрепления которых можно пробить, а представляет единое целое. А следует учесть, что у большинства магов первых четырёх уровней защита на ранг ниже нападения, и лишь у немногих равна. А он, имея второй условный уровень, установил оборону четвёртого! Нет пока только нескольких не самых важных элементов. И хотя это удивительно, но ещё не всё!
   Маги третьего - шестого уровня владеют тремя, редко пятью стихиями. И защиту они строят, используя только свои возможности. Да, им удаётся защититься ещё от некоторых стихий, но не от всех и плохо. Использовать же для обороны заклинания низших уровней - бесполезно. Заклинание четвёртого уровня всегда пробьёт защиту третьего, хотя защита четвёртого может выстоять против заклинания пятого. Поэтому против любого (!) мага можно подобрать заклинание, которое его поразит. Именно так и произошло у Лееса в его первой схватке. Только магистры закрыты ото всех стихий. Так меня учили и так написано во всех книгах, что я читал. И вот мы имеем мага второго уровня с защитой от всех восьми стихий, а также от ментального и физического воздействия. Конечно, до магистра ему как до иного Мира пешком, но не всякому магу пятого уровня удастся пробить его оборону. А я ещё удивлялся, почему он сумел отразить два удара Каэна? Учитывая, что к своей защите он поставил дополнительно "Щит"!
   Я устал постоянно изумляться ему с момента его появления здесь и устал ходить с отвисшей челюстью. И очень бы хотел получить, наконец, внятный ответ - кто же он такой? - всё это высказываю ему в сердцах.
   А Леесу только шуточки шутить!
   - А вот такой я вот урод! - следует ответ.
   Жаин успокаивает меня и обещает со временем во всём разобраться. А ему говорит:
   - Ну и что, что урод. Всё равно я тебя люблю.
   Он показывает ей язык, она смеётся, а я принимаю вторую рюмку как лекарство и продолжаю лекцию. Она занимает почти час и включает множество примеров заклинаний. Он внимательно слушает, но чувствую, что перекраивает всё по-своему. И не спорит, хотя не согласен. Несколько узоров заклинаний строит прямо сейчас, и я вижу, что пора переходить к практике.
   Мы идём на площадку позади дома, и я предлагаю ему атаковать щит всеми возможными способами. Энергия у него почти на максимуме и ему самому интересно опробовать изученные заклинания. У него уже сформировалась привычка бить сериями из семи - десяти заклятий. На неё уходит до полминуты, а потом нужна небольшая пауза. Но на такую серию сил уходит заметно больше и через пять минут на него накатывает усталость. Зато щит превращён в лохмотья. По моим прикидкам он получил свыше полусотни заклинаний. Леес сумел использовать магию восьми стихий, кроме воздействия на себя. Большинство заклятий было второго уровня, а некоторые третьего и даже пара четвёртого. Гордый, он поворачивается ко мне и видит моё недовольство. Я объясняю ему:
   - Маги так не воюют, заклинание должно быть тщательно подготовлено и в него надо вкладывать всю силу, а не бить сериями, как ты.
   - Не согласен, - возражает он, - вспомни мою схватку с Каэном. Тот действовал именно так, как ты говоришь и был бит моими сериями. Щит способен отразить любой магический удар своего уровня и даже следующего. А быстрая серия из десятка заклинаний средней силы разносит его в клочья.
   - Всюду написано, что одно мощное заклинание эффективнее нескольких таких же, но более слабых.
   - Тогда смотри, - Леес убеждён в своей правоте.
   Он выбирает относительно целый участок щита, почти минуту накачивает руку энергией и вгоняет в щит толстое ледяное копьё. Оно почти пробивает его, несмотря на магическую защиту первого уровня. Потом немного ждёт, чтобы сосредоточить энергию и выдаёт серию из дюжины заклинаний шести стихий. Весь эта часть щита осыпается, остаётся только маленький кусочек, пришпиленный копьём.
   - Повтори, - требую я, и этот кусочек превращается в крошево.
   Кое-что мне становится понятно. Когда рядом взрываются с крохотной задержкой заклинания разных стихий, то магическое пространство локально сотрясается. А при этом разрушения возрастают на порядок. Но почему описания таких серий мне не попадались в книгах?
   - С этим понятно, большинство магов сильны только в одной стихии, а ты в нескольких. Но пойми, - я даже возмущаюсь, - любому магу, чтобы выполнить заклинание другой стихии, а потом вернуться в свою, требуется много времени.
   - А я не любой! - действительно мало того, что с одинаковой лёгкостью у него получаются заклинания разных стихий, пусть и не самые сложные. Но и переходы с одной стихии на другую совсем не требуют дополнительных усилий и времени. В доказательство в щит ударяет серия из восьми заклинаний разных стихий, причём на неё уходит одиннадцать секунд. И все заклинания второго уровня.
   - Впечатляет, защиту третьего уровня такая серия пробьёт точно, да и магу четвёртого уровня не поздоровится. Но о подобном я не слышал и не читал. - Я размышляю вслух, - к сожалению, у меня нет полноценного образования, я только изучал книги. Значит, буду учить тебя постепенно всем стихиям. А сейчас займёмся заклинаниями второго уровня.
   Жаин с учебником уже стоит рядом. Он обнимает её и целует. Она отвечает, но фыркает:
   - От тебя пахнет Маэрим.
   - Увы, и увы.
   Я ругаю их, сую ему в руки учебник, а сам сажусь вместе с внучкой на маты. Когда выяснилось, что он владеет Айвиш, моё отношение к нему изменилось. Передо мною не ученик или начинающий мажонок, несмотря на все его шуточки и хохмочки. А зрелый маг, у которого по понятным обстоятельствам было недостаточно практики. Началась тренировка - он вслух читает заклинание по учебнику на Айвиш, Жаин читает мне по тетрадке перевод, и мы смотрим на его исполнение. Пусть не с первого раза, а иногда с третьего-четвёртого щит сотрясается от очередного магического удара, а у него портится настроение. Не понимаю, из-за чего. Да, удары слабые и в реальном бою выходить с ними против серьёзных магов нельзя. Но идёт учёба и через год-полтора он достигнет нужного уровня. И тут меня пронзает мысль - у нас нет этого времени. Ему надо стать полноценным боевым магом хотя бы третьего уровня не позже, чем через месяц. А завтра в открытом бою схлестнуться с реальными магами и победить.
   И он это чувствует! И не только чувствует, но и знает, что делать! Предлагаемое им улучшение заклинаний известно, но почти все маги ленились это делать. Оно эффективно только до третьего уровня включительно, а в мирное время каждый из боевых магов намеревается расти дальше. А во время войны нет свободного времени. А вот ему и Жаин не лень. Правда, доведение заклинания у них получается быстро, прямо во время тренировки. Хотя и чувствуется, что он этим уже занимался, и много. Зато какая мощь - щит разнесён третьим ударом. Надо будет сегодня дать заказ, чтобы завтра изготовили новый. И пусть он наложит на него серьёзную защиту.
   Спускаемся на полигон, где на мишени стоит защита третьего уровня. Но и там хватает одной серии из пяти новых заклинаний, чтобы разрушить мишень. Я невероятно доволен - с этим можно выступать против большинства магов сеймена. А несколько оставшихся быстро пробить его защиту не смогут, и он успеет убежать. А пока пусть починит мишень и наложит на неё свою защиту четвёртого уровня.
  Леес
   Я стараюсь запомнить его лекцию дословно. Ведь здесь нередко заранее известен уровень и стихия будущего противника, а значит, и его возможности. Тиум прав, мне предстоит ещё много работать, чтобы показать второй уровень. Но в принципе у меня должен получиться и третий. А вот с четвёртым, или с первым старшим, есть проблемы. Но их я буду решать позже. И мне непонятно, почему он считает, что маг второго уровня не может иметь защиту четвёртого? И почему маг не может выполнять заклинания всех стихий? Я не спорю с ним - история магии на Сэрэсе насчитывает тысячелетия. Из-за чего подобные утверждения имеют под собой серьёзные основания. Но для меня их разделение на стихии условно, и для моего камня тоже. Но Тиум завёлся, а моя попытка успокоить его шуткой, только подливает масла в огонь. Хорошо, что с нами Жаин - она разряжает возникшее напряжение. До невозможности жаль, что не получится эту ночь опять нам полежать вместе. Но мне опять придётся успокаивать Маэрим - если она пойдёт вразнос, то кранты Бирейнону. Да и по-человечески её жаль. Тем более что я воспринимаю её как свою сестру, даже в постели.
   Но Тиум уже успокоился и продолжает лекцию. Он описывает заклинания и подробно разъясняет их, а я стараюсь запомнить. Но его описания тяжелы и громоздки - впрочем, это беда не Тиума, а языка. Что Эрис, что русский для описания заклинаний неудобны. То ли дело Айвиш! Однако я стараюсь. Мне помогает камень на груди - все камни бывших помощников бейлифа слились в один жёлтого цвета. Но он стал лишь не намного больше и тяжелее камня Терейона. Как это у него получается - мне непонятно, но особенно и не интересует. Он постоянно предлагает свою помощь, причём совершенно искренне. И хотя его возможности поставят меня вровень с магистром второго круга, пользоваться им я опасаюсь. Передо мною пример бейлифов и их помощников - сомневаюсь, что они изначально были такими подонками. И камни тоже не виноваты - они не люди и понятия "мораль" у них нет. Просто нам их восприятие Мира не подходит. К тому же мне хочется самому стать сильным магом, а камень использовать как накопитель энергии и советчика, обучающего меня заклинаниям. Он не делит их по уровням и стихиям, поэтому мне самому приходится выбирать доступные. Пока у меня второй уровень, хотя и условно, но Тиум надеется вытянуть на третий. А как мне удалось побить Каэна, проигрывая ему два уровня, он не понимает. Мне кажется, что тогда победа пришла за счёт быстроты и разнообразия моих действий, но здесь у нас с Тиумом разные мнения.
   Началась тренировка, и я всё больше разочаровываюсь в своих "успехах". Мне уже ясны требования к боевому магу. И мне понятно, что с такими заклинаниями в серьёзную схватку лезть бессмысленно - забьют. Тот же Корин Тарин-Киф перехватит меня на дороге с десятком своих магов и сливай воду - нужная большая точность и мощность удара. Следовательно, необходимо все заклинания оптимизировать и применять только их. Прерываю тренировку, подсаживаюсь к зрителям и объясняю свою идею. Жаин схватывает её сразу, а Тиум несколько минут врубается. Мы возвращаемся к началу главы, посвящённой заклинаниям второго уровня, и начинаем их оттачивать. Я выдаю общую схему улучшения заклятия, а Жаин строит его узор. Похоже, у неё прекрасная теоретическая подготовка, и описания оптимизированных заклинаний она выдаёт сходу. Выучив пяток из них, я выхожу на боевую позицию и с третьего удара добиваю щит. Причём одиночными заклинаниями. Мы спускаемся на полигон, но и там хватает одной серии для разрушения мишени. Тиум доволен больше меня, но заставляет починить её.
  Жаин
   Дед читает лекцию, а я любуюсь любимым. Эта теория мне известна наизусть, а ему она в новинку. После атакующих заклинаний Тиум переходит к защитам и для примера определяет её уровень у Лееса. И кошмар, не может быть - у него оборона четвёртого (!) уровня. В детстве я довела деда всякими вопросами. Одним из них был - а почему уровень защиты всегда ниже уровня нападения, а не наоборот? И на них мне был дан чёткий ответ - А потому, что иначе не бывает! Оказывается, бывает и как ещё бывает! Сбоку от меня сидит живой ответ на мои детские вопросы и изредка улыбается мне. Но дед шуток на тему магии не приемлет и злится. Особенно когда Леес характеризует себя как мага-урода. А на самом деле именно он истинный маг, а остальные - уроды. Но деда приходится успокаивать - чрезмерно волноваться ему вредно.
   Далее идут описания заклинаний. Эту нудятину даже я слушаю с трудом - заклинания надо показывать, или, по крайней мере, демонстрировать их узоры. А мой любимый с увлечением слушает. Но вскоре я замечаю, что его интересуют способы их применения. А по еле уловимым движениям пальцев вижу, как он строит свои очереди. Он может их пускать в любом порядке, а для его противника это существенно. Существуют канонические последовательности заклятий, но создаваемые намного медленнее. Как говаривала одна моя знакомая магиня - отражая два таких заклинания, успеваешь в промежутке поправить макияж. У Лееса в промежутке не чихнёшь! И последовательности он придумывает совершенно парадоксальные. Наконец и дед это замечает, и закругляет лекцию. Мы идём на площадку для тренировок.
   Там он демонстрирует придуманные им серии, а дед недоволен. И в чём-то он прав! Скорость и точность на загляденье, а мощности мало. Я стараюсь быть объективной - ему идти в бой и моя завышенная оценка может стоить ему жизни. Они опять спорят, и Леес ещё раз демонстрирует свои серии. Но теперь его заклинания заметно мощнее, хотя и медленнее. И дед вынужден принять показанные доводы, хотя и ворчит насчёт его многостихийности. Вот будет номер, если он окажется магом всех стихий и на четвёртом уровне! Какое это по счёту будет "Не может быть"?
   Теперь мы займёмся изучением заклинаний второго уровня. Нам всем надо переместиться и по пути мы успеваем с Леесом обняться и поцеловаться. Я не удерживаюсь от "Фу" - запах Маэрим весьма силён. Мне понятно после всего ею пережитого её желание быть всё время с Леесом. И я понимаю его заботы о баронессе. И чувствую его именно братские чувства к ней. И меня это не задевает, но её запах от него раздражает! От первых заклинаний я просто зеваю. Нет, он всё делает правильно, но это учебные упражнения, а не боевые заклятия. Но вскоре это становится ясно и ему. И он предлагает модернизировать заклятия. Это же я читала в учебнике Аранейна, ректора филиала магической Академии. Но тогда маги, бывшие в Бирейноне, подняли меня на смех. У меня в голове сохранились фрагменты улучшения узоров. И когда Леес указывает, где и в каком направлении надо улучшить рисунок, я с ходу вставляю их, создавая оптимизированный узор. В нём меньше узлов и линий, чем в исходном, но зато энергия лучше распределена. И заклинание срабатывает быстрее и оно мощнее на порядок. То есть мы с ним создали настоящие боевые заклятия, которыми он разносит щит, а затем мишень. А ведь считалось, что эффективные боевые заклинания начинаются с четвёртого уровня. И получается, что серия из новых заклинаний второго уровня почти настолько же эффективна! А ведь у него есть несколько заклятий третьего уровня и два четвёртого! Дед опять будет ворчать - нельзя смешивать магические воздействия разных уровней. А я поинтересуюсь, что он ответит Леесу на вопрос - "Почему?". Это меня можно заткнуть, а его он не посмеет!
  Леес
   По дороге к себе меня ловит звонок Маэрим - она сообщает, что направляется с Кабалем ко мне, а после обеда мы поедем подчинять сеньорат. Тиум с Жаин ушли к себе и обедаем мы вчетвером - к нам присоединился Дмитрий. За столом барон ворчит - он что-то не поделил с баронессой. А она всячески прижимается ко мне и только не кричит, что мы любовники. Тиум в перерыве сегодня мне объяснил, что казнь Лонегана подтвердила всем в сеймене, какие у них были отношения. Но наличие интимных отношений со мной зачёркивает всё её прошлое и позволяет общаться с равными по статусу. А это для неё крайне важно. Мой же статус выше, чем у любого барона в сеймене. Вся эта игра, кто кого выше, меня жутко раздражает, но приходится с этим мириться.
   После обеда Кабаль просится с нами в поездку. Он предлагает помочь Маэрим договориться с родственниками казнимого сеньора. Но мы понимаем, что он надеется посмотреть на меня в деле. Дмитрию сидение в стенах замка тоже надоело и хочется размяться. Вторым командиром он берёт Микилееса, с которым они явно спелись. К тому же третий взвод должны составить амазонки, и он с удовольствием перепоручает их обучение Вадиму. Эс-Тевия приятна во всех отношениях, но Дмитрий её побаивается. Едем мы так же, как и в рейде, только позади меня, Дмитрия и Миле рядом с Марфином скачут Маэрим и Кабаль. Отряд идёт быстрой рысью и через два часа мы должны быть на месте. А пока мне приходится развлекаться сканированием леса. Движение по дороге до постоялого двора заметное, да и после него телеги и всадники встречаются чаще, чем во время рейда. Деревни на северо-востоке также расположены гуще, но намного меньшего размера. Кабаль мне объясняет, что на западе, особенно на окраине сеймена, крестьяне живут большими селениями. За крепкой оградой они реально рассчитывают отбиться от большинства врагов. Здесь же селения маленькие и при серьёзном налёте жители убегают в лес. Там у них заранее вырыты землянки и содержится часть скота. Большинство селян этой части байлу сбежали с востока сеймена, людей там осталось мало, а поборы высокие. Из-за этого между восточными и западными бейлифами постоянный конфликт. Дело доходит до прямых стычек между отрядами их младших помощников.
   Уже подъезжая к посёлку, мы видим столб дыма в дальнем конце селения. Ворота с нашей стороны распахнуты, и отряд галопом мчится по главной улице. На другом конце деревни яростно спорят двое, за каждым из них стоят воины. Знаком велю Кабалю и Маэрим не лезть, подъезжаю к ним и приказываю доложить, что происходит. Выясняется, что один из них младший помощник бейлифа, но не нашего, а восточного. Он заявился сюда пограбить, а если ему не дадут собрать дань, то его господин будет очень недоволен. Его бейлифу нужны деньги, а в их байле грабить уже нечего. Выплачиваю ему дань ледяной стрелою в лоб, приказываю зарезать сопровождавших его воинов, а пленных освободить. Второй претендент выглядит типичным разбойником, как и его люди, но что-то в нём меня интригует. Поэтому для разбирательства веду его в ближайший дом и велю туда же занести тело младшего помощника. Там он предъявляет грамоту на сеньорат, и я читаю её. В ней говорится, что второй помощник бейлифа Аниор Бен-Урон назначает подателя сей грамоты сеньором данного посёлка. Печать и подпись явно самодельные и магически не подтвержденные. Вообще магии в документе нет, хотя подобные грамоты обязательно пишутся на магически обработанной бумаге. На эти вопросы он мямлит, что Аниор очень спешил и не успел наложить магию. А после моего замечания, что фамилия Аниора Бен-Оорон, а не Урон, мой собеседник совсем сникает.
   В этот момент входит Марфин и спрашивает:
   - Маг Леес, разрешите этому болвану отрезать голову за ненадобностью.
   Атаман разбойников сначала встрепенулся, услышав Леес, а потом сникает окончательно. Но увидев, что голову Марфин отрубил младшему помощнику, слегка успокаивается. Он рассказывает, что ранее жил в восточной байле, но его деревню сожгли, а жителей связали и погнали на рынок рабов. Ночью охранники перепились, а он с несколькими друзьями освободился и зарезал их. А потом все они ушли на запад. Но наступала осень, и зимовать в лесу не хотелось. Тут он узнал, что Убийца магов договорился с местным сеньором заманить Лееса в ловушку. Но атаман был уверен, что Леес справится с Убийцей, а заодно накажет всех подельников. Поэтому, вместо того, чтобы проситься к кому-нибудь на постой, он решил объявить себя сеньором, место же должно освободиться. И с младшим помощником он как-нибудь разобрался бы, например, напоил его и зарезал пьяного или накормил бы ядом. Но сейчас он может только надеяться на мою милость.
   Уже давно сидящий сзади Кабаль оглушительно хохочет - "Каков прохиндей!". Я же велю им всем выйти, чтобы дать мне возможность подумать. На самом деле мне требуется забрать серый камень без посторонних глаз. Далее велю Марфину убрать труп, а атаману предлагаю вступить в моё войско. Паренёк он интересный, только за ним нужен глаз да глаз. Но я всегда предпочитал работать с незаурядными людьми, хотя с ними и сложнее, чем с посредственностями. Его односельчанам предстоит прогулка до Бирейнона на радость Маэрим - её баронство прирастает народом. Решён вопрос и с сеньоратом - мать кузины Лонегана была старшей дочерью и наследницей. Но отец этого горе-любовника отравил свою сестру, а вскоре и сам умер при невыясненных обстоятельствах. Поэтому владение сеньоратом законно вручается Маяне Лонеган. Однако вассальную клятву она приносит мне, а не Маэрим. Я приглядел себе расположенный севернее замок Аранейнон и этот сеньорат хорошо вписывается в будущее моё баронство. У Кабаля явно в голове компьютер - он мгновенно просчитывает всё это и одобряет. Селение совершенно разорено, и придется до следующей осени освободить его от налогов мне. А налог бейлифу она должна собрать, но отвезти в последний момент - дай Бог, он помрёт с моей помощью, тогда и платить не придётся. Кузина Лонегана - невзрачная женщина, но хозяйка умная и хваткая. И мы с Кабалем полагаем, что за год сеньорат встанет на ноги и, если его не ограбят, то через несколько лет здесь будет вполне приличное село. Оставив одно отделение для охраны переселенцев, мы возвращаемся обратно в Бирейнон. Но от моего предложения перейти порталом, барон с баронессой отказываются - поговорить можно и в седле, а когда ещё выдастся возможность не спеша прогуляться по лесу.
   Благодарю их за комплимент и перестраиваюсь во второй ряд. Всю дорогу мы обсуждаем всякие мелкие хозяйственные дела. Но после боевых походов и решения глобальных вопросов - это отдых. В Бирейнон мы въезжаем под вечер. Я надеюсь, что переселенцы успеют дойти хотя бы до постоялого двора. Впрочем, ещё одна ночь в лесу погоды не делает - в любом случае завтра они будут в замке. Ужинаем мы в Доме Урожая - прежних покоях Маэрим, где в гостевых комнатах остановился Кабаль. А затем она со мной порталом переходит из гостиной ко мне в спальню. Впрочем, барон достаточно умён, чтобы понять её и играет он на моей стороне.
  Кабаль
   Я напросился в эту поездку, чтобы присмотреться к Леесу и его отношениям с Маэрим. Он это прекрасно понимает, но ему предстоит дело, а тут мало что скроешь. Да и стычки случаются, стоит только немного отъехать от замка. Так и в этот раз - не успел нынешний сеньор отдать концы, как на сеньорат объявились претенденты. С младшим помощником Мурило у Лееса разговор короткий - тот даже не успеть высказать свои требования. И слухи не врут - младший камень бейлифа не стал защищать своего хозяина. Я видел немало магов и Леес из них самый леес. Не знаю, каков он по силе и мощи, но в быстроте он их заметно превосходит. А отморозки восточного бейлифа явно обрадовались, услышав, что им только отрежут головы. Следовало бы их посадить на колья или сжечь, но Леесу жалко терять на казнь время. И не обращая внимания на палача с топором, он потащил второго претендента в ближайший домик. Туда же относят тело младшего помощника, зачем? Иду следом за ними.
   Хотя на вид второй претендент обычный разбойник, но мне он понравился. Это надо же придумать сварганить поддельную грамоту на сеньорат! И младшего помощника не испугался! Тот на западе чувствует себя неуверенно и ловкий мошенник, понимая это, решил попытаться его обмануть. И он прекрасно видит, что с нами всё это не пройдёт, но всё же продолжает свою игру. Хочет выиграть время? Скорее произвести благоприятное впечатление - конечно, я прохиндей, но могу быть вам полезен! И добивается своего - Леес зачисляет его в своё войско. А я уже хотел попросить отдать этого парня мне - из него вышел бы ловкий управляющий. Затем нас выгоняют - маг хочет забрать камень без свидетелей. Парень рад, что сохранил на плечах голову, а мне такие тайны не нужны - в дела магов влезать не хочу.
   На площади палач заканчивает свою работу - грабители, посланные Мурило, торопятся расстаться с головами. А вдруг маг передумает и, вернувшись, заменит им лёгкую казнь на более мучительную. И солдаты их поторапливают - мол, их командир любит потренироваться на пленных, покидать заклинания. А разбойники тем временем гадают о своей участи и сносят тела казнённых на уже сложенную поленницу. Маэрим беседует с местной сеньорой и представляет её мне. По закону именно она должна была унаследовать сеньорат, но кто в нынешние времена соблюдает законы? Однако я не прав! Леес, примериваясь к месту будущего властителя, старается их блюсти и правильно делает. Для многих это гарантия справедливости власти. А так как почти всем владетелям достаточно их собственных баронств, то такой властитель их вполне устроит. Сеньора Лонеган - баба хваткая. Мы обмениваемся взглядами с Маэрим и решаем рекомендовать Леесу утвердить её. Опять коллизия смутных времён - барон с баронессой рекомендуют сеньору назначить другую сеньору владетельницей. Конечно, баронесса Бирейн могла бы эта сделать сама, но все мы втроём ждём нашего старшего.
   Тот не задерживается, выслушивает наш совет и предлагает сеньоре принести вассальную клятву ... себе! На мгновение я удивляюсь, но быстро соображаю. Северо-восточнее Бирейнона находится замок Аранейнон, бывшая резиденция герцога, правившего территорией нынешней байлы. А будущему властителю необходимо собственное владение. И раз он не хочет отбирать Бирейнон у Маэрим, то это баронство будет самым подходящим. А сеньорат Лонеган примыкает к владениям Аранейна вплотную с юга. И с владетелем проблем не будет - в замке засела банда Седого, которую ему необходимо ликвидировать. А пограничные вассальные сеньораты лишними не бывают. Маэрим же я говорю одно слово - Аранейнон, и она расплывается в улыбке. Она неглупая баба, только временами тормозит. И теперь может быть совершенно спокойна - властитель Сокейна, владетель Аранейнона устраивает баронессу Бирейн полностью. Ведь двумя замками владеть не положено. И меня всё произошедшее вполне устраивает. Причём, отобрав сеньорат у Маэрим, который тот и не принадлежал, Леес тут же подсластил пилюлю и отдал ей переселенцев с востока. Земель у неё достаточно, а людей не хватает. А теперь она счастлива, что может возродить ещё одну деревню. А мороку с сеньоратом на востоке байлы с удовольствием оставляет Леесу. И Маяне хорошо - маг и воитель Леес теперь обязан защищать её сеньорат от набегов с востока. А набегов будет меньше - многие побоятся. А его формулировка насчёт дани бейлифу - собрать собери, но пока не отвози, жди сколько получится!
   Обратное возвращение - это приятная прогулка. Конный взвод за спиной и боевой маг рядом с нами. Можно полностью расслабиться и получать удовольствие от поездки. А серьёзные вопросы мы все обсудили. И с Маэрим ясно - ту-ули он никогда её не сделает, но как партнёршу будет поддерживать всегда и во всём. И её это вполне устраивает.
  Леес
   Темнеет и Маэрим снова вцепляется в меня. Даже предложение прогуляться и посмотреть, как там бывший любимый, её не вдохновляет. Мне приходится её, как маленькую девочку, посадить себе на колени, гладить по голове и говорить всякие глупости. Это непросто - Маэрим почти с меня ростом, а сидя у меня на коленях, возвышается на полголовы. В какой-то момент я чувствую, что, наконец-то, её отпустило, но она меня отпускать не собирается. Вместо этого меня целует и крепко обнимает, чуть не задушив. Затем вдруг встаёт и подходит к зеркалу, осматривает себя и начинает медленно раздеваться. Это ещё не стриптиз, но ... . В середине процесса она оборачивается и справляется, а чего я сижу. Неужели хочу заставить её ждать. Раздеться мне недолго, а взять за руку и отвести в постель тоже несложно. Далее мне показывают, как бабы насилуют мужиков. Потом мы просто долго лежим - она пришла в себя, и можно расслабиться.
   Через какое-то время она опять поднимает разговор о наших отношениях и предлагает мне стать бароном, а её сделать ту-ули. Я опять отказываюсь и заявляю, что завоюю себе баронство, а о наших отношениях и так известно всему сеймену. И мне непонятно, зачем ей всё это нужно. Тут она опять взрывается:
   - Дурак, мне просто с тобой хорошо. - А после добавляет, успокоившись, - все, даже бейлиф, боятся страшного Лееса, который походя убивает своих врагов. Как слабая женщина может гарантировать себе защиту? Быть в твоей постели - здесь тепло и спокойно.
   И я вдруг чувствую исходящие от неё волны нежности. Я её обнимаю и опять глажу по голове. А затем целую в шею и за ухом. И она урчит, как кошка. Понимаю, она с детства была обделена любовью и лаской. Гладить её приходится довольно долго, а она извивается всем телом - настолько ей это приятно. И ей нужен от мужчин не секс, а внимание и забота. А ещё защита. И я стараюсь ей это дать. А она продолжает тереться об меня, вынуждая продолжать её гладить, и основательно сосёт из меня прану. Но в этом я не хочу ей отказывать. Однако она сама чувствует, что сейчас подпитывается от меня и отстраняется. Подождав немного, говорит, что помнит о своих обещаниях, и не будет ограничивать меня ни в чём. Но, тут Маэрим хищно улыбается, считаться любовницей Лееса весьма престижно. И она надеется, что я буду это подтверждать и не только словами. Обещаю ей это, принимаю душ и одеваюсь. Моя подруга огорчается, ей не хочется вылезать из тёплой кровати. Сообщаю, что она может остаться здесь до утра, а мне надо сделать обход стены и башен. А затем вернусь и лягу с ней.
   Следует заметить, что обычно мужчины и женщины на Тао-Эрис спят раздельно. Считается, что за ночь последние вытягивают энергию из первых. И это действительно так, но жизнь на Земле приучила меня закрываться и не терять прану от такого соседства. Одевшись, я блокирую двери, кроме гостиной и санузла и звоню Дмитрию. Мы договариваемся с ним встретиться у Дома Оружия, где он живёт. Перед уходом Маэрим просит пройти через площадь Наказаний и убить Лонегана. Он уже достаточно намучился, а мне не трудно сделать это быстро и безболезненно. Поцеловав её, выхожу из дома и не спеша направляюсь к Дмитрию.
   У меня в голове уже созрел один способ захвата замка, но этого недостаточно. Требуется придумать план, пригодный для Аранейнона и Таринона. Для этого мне надо внимательно изучить защиту нашего замка и найти слабые места. Дмитрий меня уже ждёт во дворе, и мы идём на площадь Наказаний. Несчастный любовник висит на крючьях под рёбрами и мечтает о смерти. Тело его истерзано, а все кости переломаны. Увидев меня, он взглядом просит прекратить его мучения и получает "Разрыв сердца".
   Далее мы отправляемся к восточной башне, но не заходим туда. Бауэра, командира башни, мы знаем и с солдатами его знакомы. Поэтому оставляем его напоследок и проходим вдоль стены против часовой стрелки. Замок Бирейнон в плане восьмиугольник, с восемью угловыми башнями - пополам глухими и с калитками, и четырьмя надвратными. Последние располагаются в середине стен через одну справа от ворот25. Подходим к первой из них и обнаруживаем, что стальная дверь заперта. А когда мне с трудом удаётся её открыть, в башне уже звучит сигнал тревоги. Входим в башню и видим, что её гарнизон - три человека, уже изготовились к защите. На первой площадке расположился лучник, ступенькой ниже мечник и справа от лучника второй мечник. В замке же слышен сигнал малой тревоги и топот двух десятков ног. Поднятый по тревоге отряд спешит к башне. Приходится дождаться отряда и познакомиться с его командиром. В замке два малых тревожных отряда по пятнадцать человек в каждом, не считая командира и заместителя. Ещё положено иметь большой тревожный отряд, но на него не набралось людей. Впрочем, как мы поняли, Бауэр старался сократить число стражей до минимума.
   Потом поднимаемся в башню, где её гарнизон - сержант башни и два солдата, пили чай. Башня вся нашпигована сигнальными устройствами на тепло, металл, массу, ауру, магическое действие и даже на дыхание. Все бойницы, включая выходящие внутрь замка, перекрыты толстыми металлическими прутами. Три двери - входная и две ведущие на стены, целиком из броневой стали и запираются изнутри на два замка и засов. Гарнизон башни постоянный и не сменяется. В течение суток один спит, а двое дежурят, в основном следят за сигнальными устройствами и готовы задержать врага у вскрытой двери или бойницы. Этот гарнизон предназначен только для её охраны в обычное время. При нападении должны подойти воины, которые займут места у бойниц и на стенах. Попив с солдатами чай, мы выходим на стену. Стражников на ней нет, её охраняет только магия, но всякого рода сигнальные заклинания и устройства наставлены на ней весьма густо. То есть их не так уж и много, но почти каждое многофункционально и закрывает большой участок. Поэтому каждое место на стене перекрыто тремя, а то и пятью слоями сигнализации. Воистину муха не пролетит, змейка не проползёт.
   - Не понимаю, зачем тебе нужен этот обход, - внезапно отвлёкает меня Дмитрий, - мне ещё может и придётся защищать замок на стенах, да и с людьми познакомиться не мешает. А тебе на хрена? Обороняться в замке ты не будешь. Если налетит какая-нибудь банда, даже большая или идиот-рыцарь с дружиной, то ты их просто прихлопнешь. А если наедет кто-то весьма крутой, то проведёшь куда-нибудь портал и сбежишь.
   - Ты прав, - подумав, отвечаю ему, - если бы меня очень заботила защита замка, тогда я бы отыскал подходящее место и проложил туда постоянный портал. Но не думаю, что это срочно необходимо. Меня больше интересует, как построена защита замка. Я думаю, она типовая и одинаковая в большинстве из них.
   - Но ты же сам ставил в Бирейноне защиту?
   - Мною построена одна линия - защита от вражеских порталов, а пять остальных восстановлены. Я знаю, как они устроены, но довольно смутно представляю, как они работают и каким образом их можно преодолеть.
   - Так ты всерьёз планируешь захватить другие замки?
   - По-твоему, мобильный батальон с крупнокалиберными пулемётами и миномётами создаётся, чтобы охотится на хрюшек?
   - Ни хрена себе! Старый барон прав - рядом с тобой тишины и спокойствия не видать. Твоё прозвище случайно не Торнадо?
   - Нет, просто Ураган.
   Так посмеиваясь, мы доходим по стене до следующей угловой башни. Здесь верхняя дверь уже открыта и нас ждёт сержант.
   - Солдатская связь работает без сбоев, - смеётся Дмитрий, - внезапной проверки не получается.
   - А она и не запланирована. Нам с тобой надо познакомиться с системой защиты замка, а заодно и с людьми.
   Ознакомившись с башней, не обнаруживаем каких-либо отличий от предыдущей и идём дальше. Все мои попытки выявить хоть какую-нибудь брешь в защите безуспешны. Даже без учёта моей портальной защиты общая магическая защита весьма неплохо прикрывает замок от проникновения. Разумеется, щели в ней есть, но узкие и нестабильные. Исхищрённый в подобном маг, причём не сильный или опытный, а именно исхищрённый и видящий, через них может проникнуть в замок, прихватив с собой одного-двух помощников. Но это же может сделать и ниндзя26, укрывшийся в крестьянской телеге. А мне нужно забросить в замок роту в двести человек с оружием, а то и батальон на автомобилях. Щелочки для этого совершенно не годятся.
   Обходим ворота и надвратную башню, следующая угловая уже не глухая. Её гарнизон составляет пять человек и возглавляется младшим офицером. А главное, в ней есть калитка наружу. Познакомившись с бойцами и спустившись с командиром вниз, приказываю открыть дверцу, ведущую за стену. Командир мнётся, а потом говорит, что ему нужен приказ вышестоящего командира. Приходится объяснить, что перед ним коннетабль и командир дружины замка. Видя жезл коннетабля, он соглашается её отпереть, но требует письменного приказа. И только получив этот приказ, открывает дверь. Мы втроём выходим в наступивший вечер. С восточной части замка вместо рва протекает ручей, в который собраны все ручейки округи. Наш правый берег узкий, всего один шаг и каменистый. Думаю, чтобы придать ему твёрдости, сюда вывалили не одну подводу гравия. Противоположный, левый берег топкий и болотистый, и только метрах в ста за ручьём начинается лес. Меня интересует тёмная полоска в семидесяти метрах от ручья. Поэтому предлагаю своим спутникам подождать меня в башне, пока проверю это место. Но они отказываются и заявляют, что будут ждать меня тут.
   - Тогда ты быстрее вернёшься, а то можешь и загулять, - выдаёт мне Дмитрий.
   По болоту не пройти, придётся левитировать туда, а это далековато, да ещё там надо будет искать место для приземления. Поэтому просматриваю предстоящий маршрут и выбираю несколько твёрдых участков. Накачиваю магией мышцы, прыгаю и удлиняю спуск левитацией. В четыре прыжка достигаю этой полосы и перевожу дух. Мои старания были не напрасны - эта полоска оказывается естественным спуском во внутренние слои мира. Беру в левую руку жезл мага, а в правую кинжал, и начинаю спускаться в узкую, но постепенно расширяющуюся зелёную долину. В какой-то момент на моём пути оказывается озеро, окаймлённое густыми лесными зарослями. Передо мной редчайший случай, когда во внутреннем слое Мира имеется полноценная жизнь. Удивляет только отсутствие следов людей, в подобном месте они обычно пытаются поселиться. Форсировать озеро или продираться по лесу не хочется, да и пускаться в экспедицию в неизвестную страну без подготовки неразумно. Хотя место чрезвычайно интересное. Заношу путешествие сюда в список отложенных неотложных дел и ужасаюсь его размеру. Мои спутники дожидаются меня, хотя уже совсем темно. Но поздней осенью темнеет рано, а бреши в защите пока не обнаружено. Поэтому мы с Дмитрием идём вдоль стены к следующей башне. Третья глухая башня ничем не отличается от первых двух, а проверка защиты стен показывает, что, даже при отсутствии гарнизона, ворваться в замок не так-то просто. Далее перед нами северная надвратная башня. Её гарнизон составляет восемь человек и возглавляется офицером. С башни открывается вид на северную дорогу, а днём можно видеть отходящую от неё через семь километров дорогу на северо-восток и деревню. Ворота прикрыты сигнальными заклинаниями и устройствами вдвое, если не втрое кучнее, чем стены. А защита восстановлена мною и каждая линия утроена. Около ворот дежурят два мечника с обнажёнными клинками. А сама башня вылизана и вычищена до блеска. Солдаты в свежей одежде, а у офицера и сержанта начищены бляхи.
   - Потрясающая показуха, наверное, им больше делать нечего, как бляхи чистить, полы драить и одежду стирать, - Дмитрий говорит это тихо, но командиры его слышат и смущаются.
   - Проводите нас во двор, - приказываю им.
   Выйдя из башни, мы проходим метров сто вглубь замка, и там Дмитрий интересуется, что именно они планируют делать в случае ночного нападения, имея усталый измученный гарнизон? Или они предполагают, что враг отступит сам, устрашённый блеском их начищенных блях? Не получив ответа на свои риторические вопросы, Дмитрий предлагает подежурить эту ночь им самим, а завтра с утра вернуться к обычному режиму. Офицеры возвращаются в башню, и мы остаёмся вдвоём.
   - Обход закончен? - Дмитрию уже надоело.
   - Увы, нет. Нужна идея, как проникнуть в замок большими силами. Только пойдём двором к башне с калиткой, а глухие минуем.
   - Ещё одна попытка создать внезапность. Вполне может получиться, - Дмитрий воспринимает наш обход, как обычную проверку, проводимую старшим командиром.
   У входа в башню стоит телега с возницей и две пары солдат таскают в неё мешки, похоже, с картошкой. Около телеги стоит офицер, которого я видел в Доме Сеньора, когда штурмовал комнату магов. Увидев нас, он удивляется, но старается не подать виду. В отношении меня это бесполезно, чтение чувств моё естественное состояние.
   - И чем занимаемся? - Дмитрию любопытно.
   - Перевозим картошку из подвала башни на склад, - рапортует тот.
   При слове "подвал" меня словно стукнуло:
   - Надо проверить, а действует ли защита в подвале?
   Краем уха я слушаю объяснения офицера. При прежнем капитане замка, до Бауэра, три года назад в ближайшей деревне было закуплено сорок мешков картошки специально для солдат. Их складировали в единственном подвале, имеющемся в распоряжении гарнизона. На мой вопрос:
   - Какие есть другие подвалы в замке?
   - Есть хозяйственные склады, - отвечает офицер, - тюрьма, а подвалы лишь под некоторыми домами.
   Дмитрий продолжает выяснять про картошку. Прежний капитан опасался, что начнутся перебои с продовольствием и хотел иметь неприкосновенный запас на крайний случай. Когда два года назад разбойники убили его, то офицер не стал докладывать об этом складе Бауэру. А когда сейчас проблема с продовольствием снялась и ожидаются новые экспедиции в деревни, то он решил, что подвал боевой башни должен быть свободен для воинских нужд. Конечно, всё это объяснение шито белыми нитками, но прохлопал это нарушение Бауэр, а не мы. Поэтому, переглянувшись с Дмитрием, решаем принять его. Нетерпение жжёт меня, и я лезу в подвал, не дожидаясь его разгрузки. Туда ведёт узкая лестница, перекрываемая вверху и внизу стальными дверями. Сам подвал обширен и состоит из просторной центральной части и галереи. Они разделены толстой стеной и соединены четырьмя узкими проходами. Галерея проходит внутри стен башни, а центральная часть строго под башней. Защиты же на стенах подвала нет. Она осталась выше. Через подвал можно забросить большой отряд, но операцию надо тщательно подготовить, так как выходы наверх и проходы в башне легко заблокировать. Любая нелепая случайность может сорвать проникновение. Но если подобный подвал есть в каком-нибудь Доме, то его легко будет уничтожить, заложив и взорвав пуд-другой динамита. Дождавшись, когда последний мешок с картошкой унесут наверх, я накладываю на стены заклинание от телепортации и слежу, как комендант башни запирает двери в подвал.
   - Обход закончен, - радую я Дмитрия, - уязвимое место замков - подвалы. Но учти - это тайна, даже Вадиму и Косте ни слова.
   - Понял, - радуется он, - ты теперь куда?
   - В Башню Мага, а оттуда домой.
   - Тогда сделай портал к моему дому, сегодня я набегался.
   Здесь мы с Дмитрием расходимся - он идёт к себе порталом, а у меня короткая прогулка до Башни Мага, а через неё к себе.
   Маэрим не спит и ждёт меня. Она позволяет мне раздеться и принять душ, а затем спрашивает:
   - Ты решил возродить графство Сокейн, то-то тебя не заинтересовало моё баронство.
   - Сомневаюсь, что хочу быть графом.
   - Ты отдашь графство первому встречному?
   - Нет, конечно. Подберу на это место достойного человека, например, тебя.
   Маэрим задумывается. Конечно, мы шутим и знаем, что шутим. Но в каждой шутке есть только доля шутки - и это мы тоже знаем.
   - Нет, не справлюсь. Мой потолок - баронесса Бирейнона, и то когда рядом есть Леес, маг и коннетабль, от которого бежал в страхе сам бейлиф.
   - Так уж и бежал, причём в страхе.
   - Ты не представляешь, как тебя многие бояться. Если бы я не спала с тобой и не чувствовала, что ты никогда не сделаешь мне больно, то тоже очень страшилась бы. Вот скажи, когда ты вернулся к войску, то почему ты не повёл его в лесную деревню на бейлифа?
   - Я уже объяснял, что это было рискованно, так как войско ....
   - Стоп, ты всё сказал одним словом - "рискованно", то есть ты всерьёз думал об этом, но решил напасть на него в другой раз, когда это будет менее "рискованно". А ведь любой другой навалил бы в штаны, приди в его голову даже тень мысли напасть на бейлифа.
   - Ну не скажи, например, Дмитрий и его друзья спокойно говорят об этом.
   - Они с Земли и не прониклись нашими реалиями. Это смелость незнающего. А ты, хоть тоже оттуда, знаешь и чувствуешь, но при этом не боишься. Вот скажи, если ты встретишь в лесу бейлифа одного, что тогда?
   - Нам придётся сразиться, а кто победит, не знаю, предполагаю - мы равны по силам.
   - Вот, ты готов с ним сразиться, и рассчитываешь на победу. А все маги, кого я знаю, в том числе очень сильные, не рискуют вылезать из своих башен, боясь бейлифа. Значит ты очень силён, а таких положено бояться.
   Даже с позиции формальной логики в её рассуждениях полно нестыковок, но она уловила главное - я решил, как мне победить бейлифов, и собираюсь последовательно идти вперёд. Тут она валит меня на кровать, и мы занимаемся привычной в подобных ситуациях гимнастикой. Как обычно, затем она быстро засыпает, а мне требуется ещё раз прокрутить в голове придуманные способы захвата замков. Имеется определённый риск, но он вполне допустим на войне. Это тоже ловушки, но уже мои. А на завтра у меня планируется прогулка в один из небольших городков на севере. Мне требуется оружие, и даже если его там не будет, то я надеюсь узнать, где его можно раздобыть. А на десерт или закуску прилагается младший помощник - мне любопытно, что предпримет Фанах, оказавшись без них. Маэрим тихонько посапывает, повернувшись ко мне спиной. А я наслаждаюсь жизнью! Изучение магии и война - этого мне всегда не хватало. Сейчас моя жизнь наполнена! А риск - на Земле я участвовал в опаснейших авантюрах, ради намного меньшего приза. И у меня есть цель - стать полным боевым магом!
  Маэрим
   С сеньоратом Лонеган всё оказалось легко и просто - для Лееса. Даже не представляю, что бы я делала, окажись в подобной ситуации, пусть и с отрядом. Ведь я не магиня и не воительница. Хотя у меня всё замечательно получается, когда передо мною спина Лееса. Младшему помощнику стрелу в лоб - нечего тебе в наших краях делать, а пройдоху-разбойника на допрос. Я же занялась своим делом - выясняю, кто из семейства Лонеган пока жив. Была у меня мыслишка всех их отправить к палачу под топор, но я жалостливая. А Маяне - его кузине, и так от своего братца досталось. Не жила, а мучилась. Нет, бить он её не бил, но ела она на кухне вместе с челядью и еды часто не хватало. И платья он ей не покупал, приходилось ей донашивать оставшиеся от матери или напяливать крестьянские мешки из дерюги с дырками. А узурпатор с братцем только издевались - мол, на этой уродине любое платье выглядит мешком. Конечно, Маяна не красавица, но если её подкормить, да накрасить и уложить волосы, то будет очень даже ничего. И по закону она имеет все права на сеньорат, большие, чем её кузен. Так что пусть владетельствует.
   А отморозки с востока быстро разделись и спешат положить голову на плаху. Их уже порадовали - когда маг закончит с атаманом, то будет их жечь огненными шарами для тренировки. Вот они и торопятся, пока смерть быстрая и лёгкая. А я уже прикидываю, что хлопот с этим сеньоратом будет много, а доход пойдёт нескоро. И когда Леес утверждает Маяну, но объявляет её своим вассалом, то я донельзя удивлена. Нет, я не возражаю - отбивать набеги с востока придётся ему. Да и мне он подарил целую деревню переселенцев. А люди мне важнее захудалого поместья. Но ему зачем? Тут Кабаль шепчет мне - Аранейнон, и я обзываю себя дурой. Леес не намерен претендовать на Бирейнон, но замок ему нужен. Когда он собирается его захватить, я не знаю, но он всё делает быстро. И заранее расширяет будущее владение.
   Кабаль предлагает вернуться в замок своим ходом и это прекрасная идея. Давно я так спокойно не каталась вне замка. Рядом с Леесом я чувствую себя в полной безопасности, большей, чем в собственных покоях. Впрочем, я только рядом с ним полностью спокойна и ни о чём не волнуюсь. Как в детстве рядом с дедом и отцом. Но с наступлением темноты меня опять охватывает ужас. К счастью мы уже в Бирейноне, более того, в спальне Лееса. И я чувствую сильные руки старшего брата, и страх отступает. Наши отношения определились, но время от времени спать ему со мной придётся. Прежде всего, он хороший любовник, хотя я предпочитаю молодых мужчин - послушных и старательных. И будучи его любовницей, я могу спать с кем угодно, невзирая на статус постельной игрушки. Положение подруги властителя перекрывает всё. А то, что он фактически мне брат и отец - это наша с ним личная тайна.
   И этой ночью всё творится, как я хочу и люблю. Оказывается, он умеет быть послушным и выполнять мои желания. А после я проверяю догадку Кабаля насчёт Аранейнона, а он почему-то меня не так понимает. И приходится ему объяснять, что мне с ним просто хорошо. А официоз - Кабаль всем сообщит, что я любовница властителя Сокейна. И мне этого достаточно. Я прижимаюсь к нему, чтобы телом передать свои чувства, раз это не получается словами. А он начинает меня ласкать - о, какая это изысканная пытка наслаждением. Я и страдаю, и блаженствую, мне ужасно хорошо, но я вдруг замечаю, сколько он на меня тратит праны. И прекращаю это безобразие. Как-нибудь я потребую повторения сегодняшней ночи, но пока он должен постоянно быть в боевой форме. Ещё раз сообщаю ему свои требования и с удивлением замечаю, что в его спальне нет второй кровати. Хотя прошлой ночью он закрылся так, что мне не перепало ни капли праны, а значит, мы можем спать вместе.
   Но он, выйдя из душа, вдруг начинает одеваться. А мне разрешает остаться и подождать его в кровати. Спасибо и на этом. Поручаю ему добить Лонегана - скорее из вредности. Хотя я уже вычеркнула бывшего любовника из своей жизни, и выходит - ему больше незачем мучиться. Что меня в Леесе бесит? Даже в постели со мной он умудряется думать о делах. И использует для этого каждую свободную минуту. Интересно, а как в этом плане у них с Жаин? Хотя она такая же ненормальная в плане работы. Возможно, сначала они долго обсуждают какое-нибудь заклинание, потом ненадолго прерываются на секс, а затем продолжают обсуждение?! Не будь её Дар таким крохотным - из неё бы вышла хорошая магиня. И ещё - нам надо наладить отношения. Она фактически ту-ули Лееса, а я - его сестра. Нам нечего делить, а он нас крепко связывает.
   Меня тянет в сон, и я с трудом дожидаюсь его. Леес явно что-то нашёл или придумал. Но меня это не интересует - если меня его новая задумка касается, то он сам расскажет. Меня больше интересует - как он намеревается властвовать в Сокейне? Но разговор плавно переходит на войну с бейлифами. О своих планах он не говорит. Или их у него пока нет, или он ни с кем не будет делиться, пока планы не превратятся в распоряжения о конкретных действиях. И правильно - незачем кому бы ни было знать о них заранее. Прижимаюсь к нему и снова чувствую желание. Он тоже устал, но чувствует меня, да и я сама перевожу его в горизонтальное положение. Прижимаюсь к нему и не отпускаю ещё раз в душ, обойдётся. Как с ним хорошо - не надо ни о чём думать и волноваться. Только обняться и спать.
  Глава 10. Городок наш ничего
  Леес
   Пятница
  Туниус
   Нас поднимают с рассветом и после лёгкого завтрака все отряды идут к "новым" младшим помощникам, которые нас телепортируют. План Маарани просто и безыскусен. У дроу в отряде, как мне сказали, сто восемьдесят бойцов. Он состоит из двенадцати групп по пятнадцать бойцов, включая шамана. Двинулись они на северо-запад как всегда. И это большие силы. В обычных условиях они вырежут шестьсот солдат только так. Но на нашей стороне бейлиф, пять старших помощников и одиннадцать младших, поэтому Маарани рассчитывает на победу. У него пять отрядов по восемьдесят человек и в отряде Байяра двести. Во главе каждого старший помощник иди сам бейлиф, и по два младших. Четыре отряда и Байяр телепортируются на позиции, образуя мешок. А он сам отрежет им возможность отступления к порталу и двинется вперёд, истребляя врага. От нас требуется "только" выстоять и не выпустить дроу. А дальше простая арифметика. Один дроу в рукопашной равен пяти солдатам, а шаман примерно сопоставим с младшим помощником. Он готовит заклятия дольше, зато бьёт дальше. И враги быстро поймут, что их окружили и пойдут на прорыв. У Маарани никто не отступит - умирать на колу неприятно, но и удержать группу прорыва будет сложно.
  Леес
   Ощущаю, как вокруг меня разыгрывается магический шторм - я о нём читал в буддийском монастыре на Тянь-Шане. Тогда это мне показалось красивой сказкой, а сейчас он бушует в комнате. Магия вырывается в окружающее пространство, заклинания возникают сами по себе, разрушают всё и вытворяют такое ....
  Маэрим
  Жаин
  Леес
   Все эти максимы я и излагаю Тиуму с многочисленными примерами. Он мне внимательно внимает и указывает:
   - Ученики твоего учителя - страшные враги.
  Тиум
  Слишком много у него странностей и мне необходимо в них разобраться.
  и вспоминаю одно давнее приключение.
  Это произошло давно. Теодорих был тогда молодым бароном, а я совсем юнцом.
   Там же недавно произошла ужасная катастрофа. То ли естественным путём, то ли какой-то магистр постарался, но произошёл пробой из Мира чистой магии. И уровень праны подскочил в десятки, если не в сотню раз. И когда мы туда телепортировались, то попали в ад. Воздух был настолько насыщен праной, что заклинания возникали сами собой. Деревья и трава видоизменялась на глазах.
  Кабаль
  И в отличие от меня у него для демагогов всегда есть неотразимый аргумент - плеть,
  Тиум
  Книга 2. Кто не спрятался? - Я!
  Но не надо яства земного
  В этот страшный и светлый час,
  Оттого, что Господне слово
  Лучше хлеба питает нас.
  И так сладко рядить Победу,
  Словно девушку в жемчуга,
  Проходя по дымному следу
  Отступающего врага.
  Н. Гумилёв. Наступление
  Часть III. Охотник на магов
  Глава 11. Проход и проходимцы. Источник
  Леес
   Суббота, ночь на воскресенье
   Тиум отсылает меня в Башню Мага, а сам идёт устраивать Та-аню. Уходя, он пригрозил, что попозже они подойдут. В башне меня обволакивает кресло, и несколько минут я наслаждаюсь покоем и счастьем. С Та-аней всё получилось замечательно, но это скорее магическая тренировка, чем близость. Хотя наслаждение мы получили огромное и при случае я это с удовольствием повторю. Или, скорее, она повторит - ей наверняка хочется и с другими мужчинами, но сначала надо научиться гасить магические возмущения. Моё счастье, что на Земле приходилось заниматься подобным, пусть в основном и в теории. Я начинаю медитировать, но башня заставляет заняться меня делом. Передо мной высвечивается нечто между объёмной картой и снимком из космоса. Мне хочется посмотреть бейлифа, но рядом с ним нет магической башни. Тут вспоминаю про столик графа. Возвращаться к себе в кабинет лень, и я звоню Тиуму, чтобы он поручил Марфину его принести. Но оказывается, с момента возвращения к себе, Фанах под постоянным наблюдением и всё существенное позже мне покажут в записи. А мне надо проследить за Седым и Кориным - нашими основными врагами на сегодня.
   Настраиваюсь на Аранейнон. В этом замке Башня Мага в рабочем состоянии, в неё могу даже перейти, но с усилием и один. Обнаружив, что я любой замок в состоянии захватить, оказываюсь в странной ситуации - занять могу, а удержать - нет. Кроме мобильного батальона, ладно, для начала мобильной роты, мне требуется шесть крепостных рот. Необходимо поставить гарнизоны в замках и в Пеоро-Тооне. А для них надо достать ещё оружие - как огнестрельное, так и холодное. Эти рассуждения не мешают мне осматривать Аранейнон. Войск у Седого не прибавилось - по двору шатаются несколько десятков разбойников, явно не зная, чем им заняться. И два офицера из местных следят, чтобы одуревшая от безделья банда ничего не спалила. Сам Седой с несколькими офицерами культурно развлекаются. Им пригнали из деревни десяток баб, которые изображают стриптиз, совершенно не понимая, что от них хотят. На столе перед ними стоят бутылки с чем-то вроде коньяка или виски, и Седой говорит Пегому и Брюнету, чтобы они не напивались. Этой ночью им ползти по проходу, на выходе из которого утром их будет ждать машина с оружием. Мужикам же хочется как следует выпить, а не ползать чёрт знает где, но высказаться на эту тему перед Седым они не рискуют. Я же через Башню Мага их замка ставлю на них метки, чтобы ночью отыскать без усилий. Эти метки оставляют за ними след, который можно чувствовать двое суток.
   Теперь эти красавцы никуда не денутся, значит - пора бросить взгляд на замок Тарин-Кифов. Там уже почти все спят, включая барона, но в его спальне торчит дворецкий. Он пытается разбудить Корина, при этом опасается приблизиться. Через открытое окно всё хорошо видно и слышно. Дворецкий от двери кричит, что прибыл человек от бейлифа, а барон спросонья кидается в него тапками.
   - Но, мой господин, его прислал бейлиф, значит - это важно.
   - Было бы важно, прислал кого-нибудь из младших помощников.
   - А кого? Леес их число уполовинил.
   - Действительно, он их режет, как мясник баранов перед пиром. Ты хоть выяснил, зачем он ко мне припёрся?
   - Выяснил, хотя он не хотел мне говорить. Тогда мне пришлось заявить, что иначе благородный дон, то есть ты, с ним разговаривать не будешь. Он должен передать тебе слова бейлифа, как убить Лееса.
   Корин вскакивает и одевается:
   - Это важно, не сегодня, так завтра Леес попробует захватить Таринон, может статься, он уже придумал, как это сделать. Никакого в нём благородства, хоть и Ла-Фер. Принципиально не желает поступать по столетиями выверенным шаблонам. Даже не стал дожидаться нашего нападения, а с десятком помощников атаковал нашу младшую Башню мага, уничтожил гарнизон и сжёг её. Перерезав всех младших помощников бейлифа, он займётся нами, ведь роды Тарин-Кифов и Бирейнов враждуют уже свыше двухсот лет. И мы первые в Сокейне из владетелей поддержали бейлифа.
   Говоря всё это, Корин спешит к богато украшенному дому, а дворецкий еле поспевает за ним. Крыльцо сверху украшено медными листами с крупными камнями или цветным стеклом, а по бокам вместо перил бронзовые статуи лежащих зверей, похожих на львов. Около дверей стоят два мечника в качестве статуй - притиснутые бронзовыми задами к стене, они даже мечами толком взмахнуть не могут. Проскочив мимо них, барон взбегает на второй этаж и только перед дверью в свою приёмную останавливается и медленно вступает в комнату. Сидящие там люди без какого-либо почтения встают. Трое из них мечники, а один с жезлом явно маг. Ещё в комнате присутствуют пятеро воинов барона, но они выполняют функции мебели. Дворецкий благоразумно прислал магу и его охране много еды. А воины барона смотрят на них и пускают слюни. Барон жестом приказывает своим воинам выйти, а сам обращается к магу:
   - Что предлагает Фанах?
   - План, как убить Лееса. Его надо выманить из замка, ты мне дашь десяток магов, и в открытом поле мы его задавим.
   - И как его выманить?
   - Надо послать небольшой отряд, который днём окружит одну из дальних деревень, например Канита-Роум. Крестьянам надо срочно убирать урожай, да и скот пасётся снаружи. Они запросят помощь.
   - Леес просто пришлёт отряд воинов порталом, - перебивает его барон.
   - Конечно, но в лесу по соседству ты спрячешь две сотни своих, а у него меньше сотни, поэтому ему придётся прибыть самому. А я с твоими магами спрячусь в разрушенном храме, что неподалёку, а без Лееса Бирейнон не удержать.
   - Ты рассчитываешь с ним справиться?
   - У меня четвёртый уровень, у двух твоих магов - третий и у четверых - второй. Возьмём на подмогу ещё четвёрку первого уровня и нужно быть полным боевым магом или магистром, чтобы выстоять. А у Лееса максимум третий и главное - не дать ему сбежать.
   - План хорош и через три дня мы его выполним.
   - А почему не завтра?
   - Мой внучатый племянник уехал к родственникам за подкреплением. А моими войсками должен командовать он. Послезавтра вечером я его жду, а пока будьте моими гостями.
   Маг благодарит барона и дворецкий ведёт его и охрану в гостевые комнаты. Мне же требуется ещё полчаса, чтобы осмотреть другие замки и места, которые можно увидеть из башни. К сожалению, её возможности ограничены только частью Сокейна, но и это неплохо.
   План моих действий уже составлен за меня врагами. Этой ночью и утром надо разобраться с проходом, Пегим и Брюнетом. И желательно угнать машину с оружием. Завтра надо прогуляться на Землю и далее к источнику, подзарядиться. На самом деле особой необходимости в этом нет, но пресловутое шило в одном месте, да и интуиция прямо-таки требуют этой прогулки. А во вторник предстоит разобраться с магами Тарин-Кифов. Пришедшим к Корину магом предложен опасный для меня план. И остановись его группа в лесу, мне пришлось бы пожертвовать этой деревней. Но они хотят с комфортом ждать меня в храме, а это позволяет их укусить, если не прихлопнуть. У меня уже вырисовалась предварительная схема засады с несколькими вариантами действий. Но грядущие дни получаются очень напряжёнными - ведь всё это придётся делать мне. Как говорят - если не я, то кто же. Записываю полученную информацию и мои комментарии на кристалл и переправляюсь к Тиуму. У него в гостиной полный сбор - он сам, Жаин, Та-аня, Ноорен и Кэсэн-Арин. Все они уже сидят за столом, мне остаётся присоединиться.
   - Леес, будучи великим магом, точно чувствует, когда принесут еду и всегда появляется вовремя, - комментирует моё появление Тиум. Мы смеёмся, так как сразу появляются слуги, принёсшие горы еды, и Руми с неизменным кофейником. Последнее время еда перелетает на наш стол с невероятной скоростью - полминуты и подносы пусты, стол заставлен. И это совсем без магии! На этот раз повар превзошёл сам себя. Особенно ему удались тетерева, из числа подбитых мною возле Соки-Элет. Прожаренные и сочные, с хрустящей корочкой и чем-то фаршированные они просто тают во рту, создавая богатейшую гамму вкуса.
   - Прекрасно, - благодарю я повара. А Тиум отрезает грудку птицы и вкладывает ему в рот. Повар, невероятно счастливый, удаляется.
   - Кто-нибудь хочет кофе, - интересуюсь я, как всегда, желающих нет. Тиум явно хочет о чём-то со мной поговорить, поэтому прошу Руми отнести кофе в мою спальню, предварительно наложив на кофейник заклинание сохранения тепла. Руми уходит и он спрашивает:
   - Эта компания повешена мне на шею, чтобы я сделал из них боевых магов?
   - Именно так. Мне кажется - это очевидно.
   - Не меряй всех по себе. Мне понадобится месяц27, а скорее два, чтобы они устойчиво выполняли основные боевые заклинания. И тебе придётся участвовать в их тренировках, ведь многое необходимо показывать, а у меня с этим проблема.
   - Тиум, ты прекрасно понимаешь, что боевые маги нам нужны не завтра, а сегодня, ещё лучше вчера. А я прекрасно понимаю, что девять беременных женщин не родят ребёнка за месяц. Хорошо - если кто-то из них сможет мне хоть в чём-то помочь через месяц. А если через пятнадцать дней сможет вести магическое сканирование местности - это замечательно. А пока я пытаюсь снабдить войско огнестрельным оружием - надо хоть как-то компенсировать нехватку магов. Ведь стрелков тоже надо учить.
   - Ладно, как мне их надо учить, по-твоему?
   - Для начала двум-трём основным заклинаниям, причём не все из них должны быть боевыми. Параллельно азы теории. А далее постепенно расширять и углублять. Тогда уже завтра они будут что-то уметь и знать. А со временем смогут больше.
   - Что же, есть и такой способ. Но учти - они рвутся в бой.
   - Зачем, в простых случаях я и без вас справлюсь. А в сложных - вас просто размажут, а мне вы помешаете сбежать. И расскажи, что придумал бейлиф?
   Выяснилось, что Маарани телепортировался к Фанаху и затем построил портал в Дом бейлифа для всего отряда, включая присоединившегося Аниора. Там, после отдыха, они начали планировать свои козни. В основном это относится к магам городка, восточным и южным бейлифам. Но кое-что касается и нас. Насчёт мага, посланного Корину, ничего нового у Тиума нет. Но оказывается, в городке один из магов работает на бейлифов, и ему поручено приехать в Бирейнон и выяснить мой уровень. С этим проблем нет - я покажу ему правду и только правду, но не всю правду. Иначе говоря, мне следует показать всё, на что я способен в стихии огня28. А обо всём прочем скромно умолчать. Далее, на совещании бейлифов сеймена они решили предложить какому-нибудь старшему помощнику с востока совершить рейд на Бирейнон и пограбить по дороге деревни. Если рейд удастся, то всем станет ясно, что защитить деревни мы не в состоянии. Если же я убью его, то за меня им надо браться всерьёз и, может быть, отозвать Агапу. Хотя последнее нежелательно, неизвестно, кем тот займётся в первую очередь - мною или Фанахом. И ещё, южнее Сокейна едет машина гномов, а эти интриганы хотят её ограбить. Но подозрение должно пасть на других, ведь гномы - народ мстительный.
   Затем присутствующие знакомятся с моими планами на ближайшие дни и ругают меня за планируемый визит на Землю. Про пустынный Мир и источник, охраняемый Барай-девгером, я не им не сообщаю.
   - Тогда, Леес, иди к себе и отдыхай, на эту ночь ты опять себе придумал занятие, - Тиум недоволен моими ближайшими планами, но он уже знает, когда возражать бесполезно.
   - К сожалению, не с любимой женщиной, - мой взгляд целует и Жаин и Та-аню. Они переглядываются и смеются - уже спелись. А я делаю один шаг, и башня перемещает меня в спальню. Руми, оставив кофейник на столике, лежит в платье на кровати. Увидев меня, она смущается и вскакивает, но я машу рукой:
   - Ложись и сними платье.
   Мгновение и она голышом ныряет под одеяло. Я же, раздевшись, сажусь на кровать рядом и наливаю себе кофе. Благодаря заклинанию, он горячий, вкусный и ароматный. Руми, прижимается ко мне сзади и ласкает. Приходится ограничиться одной чашечкой и лечь с ней рядом. Жаин её хорошо обучила, и через некоторое время мы лежим рядом полностью удовлетворённые. С Руми просто и хорошо - стараюсь, чтобы и ей со мной было приятно. Если уж мы с нею близки, то я должен дать ей всё. Органически не могу относиться к женщине потребительски - пусть Руми нужна мне как матрица для переработки энергии, но ей со мной в постели должно быть хорошо. Поэтому тихонько глажу её за ухом и шепчу разные нежности - после близости другие ласки ей не нужны. Она просто лежит рядом, но при этом идёт основательная подпитка магической энергией. Нет, она не забирается у Руми, тем более что и брать там нечего - чтобы опустошить девочку хватит одного глотка. Энергии полно внутри меня и вокруг, но нужно изменить её структуру, прежде чем усваивать. Для этого я использую Руми в качестве своеобразного преобразователя праны. Сейчас, после близости, наши структуры идентичны. Поэтому созданный мною поток энергии касается её, меняет свою структуру и растворяется во мне. Отдельные капли удаётся поглотить и Руми, но принять она может только капли. Зато эти крохи дарят ей наслаждение, в котором она пытается раствориться. Вообще, магический Дар - это ёмкость чакр и аккумуляторов29, а также пропускная способность каналов. Всё остальное можно освоить, быстрее или дольше - другой вопрос30. А вот возможность работать с магической энергией - это врождённое, и если энергетика слабая, то и маг будет слабым, а то и никаким. Руми же, по капельке потребляя энергию из моего потока, увеличивает свои ёмкости и пропускные возможности. Со временем она сможет магичить.
   Через некоторое время она начинает засыпать и просится к себе. Конечно, я её отпускаю, так как и сам начинаю дремать - когда уровень энергии в теле повышается, то всегда клонит в сон. Руми быстро одевается и убегает, а я делаю специальную тренировку, чтобы быстрее усвоить принятую магическую энергию. Откровенно говоря, намного приятнее и полезнее провести эту ночь в кровати, чтобы привести все свои тела31 в соответствие, но сегодня требуется иное.
  Тиум
   Это замечательно, что Леес нашёл Та-аню, Ноорена и пацана, но насколько мне это прибавило забот! Я поинтересовался у него, как лучше их учить, но услышал только стандартные предложения. А мне так хотелось узнать о той методике, по которой обучался он сам. Думаю, он не пытается намеренно её скрыть - в его интересах скорейшая подготовка магов. Просто одно дело - что-то уметь делать, и совсем другое - объяснить как. Как жаль, что Терейон убил Аранейна. Тот при Наймиере был ректором филиала магической Академии, которая располагалась в замке, названном по его имени. Он бы обязательно помог мне и с Леесом и с остальными просто из любопытства. А уж он учить умел. Но ничего не поделаешь, хотя надо бы посоветовать нашему коннетаблю захватить этот замок в первую очередь. Там наверняка осталась масса учебной литературы, которая нам так необходима.
   Меня слегка беспокоят его планы, честно говоря, я их не понимаю. Но поэтому я и не коннетабль. Только где он на этой Земле умудряется так зарядиться? Боюсь, что он бегает в следующий Мир! А это очень опасно! Я читал описания ближайших Миров, и приличных среди них раз-два и обчёлся. А в остальных опасно даже магистру. Поэтому Маэрим и моталась за магом на Землю, где их почти нет. А кто есть - прячется. Но сам Леес не рассказывает о своих путешествиях, а я не расспрашиваю, хотя мне и любопытно. И надоедать ему лекциями про осторожность не буду. Он только кажется лихим авантюристом, а сам просчитывает на десять ходов вперёд. Жаин как-то попросила его поменьше рисковать, а он ей выдал раскладку вариантов захвата замка графа. Так она в этих вариантах запуталась, хотя умеет их здорово рассчитывать. А ведь у него было крайне мало времени на их разработку и оценку.
   И ещё хорошо, что наши основные враги не спешат. И Тарин-Киф, и Седой умудряются откладывать всё, что можно и что нельзя. А это даёт Леесу возможность их опережать. И они не знают, что мы за ними подглядываем. Ну, Седой понятно, он с Земли и в магии ни в зуб ногой. А маги Тарин-Кифа боятся - скажи они Корину, он потребует принести клятву полной преданности и подчинить Башню Мага. И неизвестно, что опаснее и быстрее убьёт. Вот они и помалкивают - а мы с Леесом этим нагло пользуемся. Да и граф оставил неплохое подслушивающее наследство. Юрек развёртывает неплохую сеть информаторов - оказывается, маги разведку недооценивают. Они считают, что достаточно прочувствовать противника и вперёд. Впрочем, Леес именно так и сбегал в Соки-Элет. И успел спасти Та-аню.
  Жаин
   Замечательно, вокруг Лееса вьётся стайка бабочек, а я чувствую себя единственной. Маэрим хочет, чтобы все считали их любовниками - пожалуйста, мне не жалко. Если баронесса раз в месяц залезет к нему в постель, то его от этого не убудет. Лишь бы ему было хорошо. А Руми, глупенькая девочка, считает себя его любовницей, а она только преобразователь структуры праны. И пусть она глупенькая, но получила от этого немало. Сейчас у неё отдельная комната, господское питание и любая одежда на её выбор. И надо отдать ей должное - она своим положением не злоупотребляет. Хватило одного намёка. И ко мне относится с уважением, хотя оказывается в его постели чаще, чем я. Та-аня ещё не поняла, что у них не любовь, а магические тренировки. Дед мне это разъяснил, а ей этого пока знать не надо - девочка наслаждается жизнью и подруга из неё хорошая. А через несколько лет и я так потренируюсь. Хотя и считается, что между магами и магинями любви не бывает, но надеюсь, мы будем исключением. И многие женщины в замке пытаются заигрывать с ним, тогда как он этого просто не замечает. И мне приходится им объяснять, что ему некогда. А Леесу надо будет сказать, что следует обращать на них внимание - доброе слово и кошке приятно, а женщине особенно.
   А ещё обязательно подсказать ему, чтобы больше интереса уделял внутренним делам замка. Ладно, в Бирейноне для этого есть Маэрим, а он формально старший маг и коннетабль. И в проблемах людей, живущих в Доме Мага, следует разобраться самому, а не перепоручать Марфину. А в собственном замке Леесу этим придётся заняться вплотную. Конечно, мы с дедом будем ему всячески помогать, но слишком многое зависит от владетеля. Слово барона значит много больше целой речи даже сеньоры замка. И хочет ли он или не хочет, а освоить искусство управлять ему придётся. И чем скорее, тем лучше.
  Леес
   Прежде, чем заняться проходом, я по амулету-телефону связываюсь с Маэрим. Она сообщает, что переговоры с делегацией города идут со скрипом, хотя она и Кабаль выдвинули весьма скромные требования. Причём постоянно кто-либо из членов делегации поднимает вопрос о восстановлении статуса вольного города. И она предлагает мне присоединиться к ним и проанализировать ход переговоров. На что советую прервать их, так как надеюсь вскоре разобраться с другим городом. А в данном случае вести переговоры с двумя делегациями проще, чем с одной. Маэрим со мной соглашается, дела в Бирейноне у меня завершены, и я готовлюсь к походу в проход.
   Одет я в обычную одежду с Земли и кроссовки, а из оружия у меня пистолет, кинжал и жезл, а ещё рамка порталов и кубик межмировых переходов. Собираясь, продолжаю продумывать свои действия. С бейлифом связываться пока боязно, тем более с тройкой - Маарани, Фанах и Аниор. В замке Тарин-Кифов много войск и магов, сначала надо провернуть ловушку возле деревни с разрушенным храмом. И лишь потом прикинуть возможность захватить Таринон. А вот банду Седого надо поскорее уничтожить - это мне совершенно ясно. Мало того, что они опасны, как союзник бейлифов. При определённых обстоятельствах они могут и сами стать серьёзной силой. Их действия необычны, что притягивает людей. Ведь подобные деятели легко говорят самую грубую ложь и обманывают, а здесь слову привыкли верить. На какое-то время это может сработать и здорово усложнить мне жизнь. И наконец, мне просто нравится Аранейнон, красивый замок в лесу, специально построенный для мага. Конечно, и остальные замки останутся под моей защитой, но этот будет моим домом.
   А вот зачем мне огнестрельное оружие теперь не понятно. Я ведь уже достаточно приличный по силе маг, хотя до серьёзных заклинателей, например, Саан'авиуса, мне ещё очень далеко. Но всякая мелочёвка, включая младших помощников, для меня теперь лёгкая добыча. И огнестрельное оружие могу легко вывести из строя. Достаточно замедлить скорость горения пороха и снизить температуру, а ещё увеличить трение и любая винтовка будет стрелять на десяток метров, не нанося повреждений. Причём применить соответствующее заклинание я могу как для одиночного ствола, так и для тысяч стволов в радиусе нескольких километров. И всё это может сделать любой средненький маг. Поэтому на автоматы, пулемёты и прочее рассчитывать можно с большими оговорками.
   Обдумывая всё это, я нахожу рамкой начало прохода и готовлю быстрый портал. У входа в проход никого нет - местные не любят там находиться, а землян Седому не хватает. От поставленных мною меток идёт из прохода слабый сигнал - Брюнет и Пегий уже там. На всякий случай ещё раз сканирую окрестности, убеждаюсь, что вокруг никого нет, и спускаюсь в проход. Подобные прогулки нравятся мне больше всего. Я ведь по натуре путешественник и исследовать новые Миры мне интереснее всего. А когда Тиум просветил меня, что Миры многослойны и научил погружаться в них, то я был ему безмерно благодарен. А изучение природных переходов между Мирами для меня самое увлекательное развлечение. И сейчас передо мною естественный вход из внешнего мира во внутренние слои. Только известные мне спуски погружались единой долиной или эстуарием32, а этот похож на дельту реки. И как в других проходах, здесь хватает всяких тварей, пришедших из нижних слоёв. Только твари все мелкие, хотя и опасные для немага. Почти от входа начинается разветвление на пять русел, которые контролируют четыре твари. В пятом, крайнем справа от меня русле, тварей нет и оно, сильно изгибаясь, тянется по краю. Приходится двух тварей согнать с их мест, чтобы одна перекрыла проход по пустому руслу, а другая заняла освободившееся место. Пройдя по среднему руслу вглубь, перегоняю ещё одну тварь ближе к входу и перекрываю проход с этой стороны. Гонять тварей несложно - они чуют во мне мага и кидаются от меня при малейшем магическом действии. Потом я иду по крайнему левому руслу - оно прямое и короче других, и менее чем через час оказываюсь на Земле. Подавляю естественное желание обследовать проход - к сожалению, этим заниматься некогда. Уже около выхода из него соображаю, что могу напороться на засаду и набрасываю на себя покрывало невидимости. Выглянув из прохода, сканирую местность. Рядом со мной никого нет, но в двухстах метрах развёрнута большая армейская палатка, а рядом у костерка сидит несколько человек.
   Неискоренимая привычка любых homo, остановился - разводи костёр, нужен он или не нужен, совершенно не важно. Я не торопясь подхожу поближе, моё покрывало невидимости включает неслышимость и отсутствие запахов, поэтому меня не должны заметить.
   А заметят - тем хуже для них.
   У костра четыре человека в военной форме - генерал, два майора и прапорщик. Причём форма на них не российской армии и говор не вполне русский. Видимо, это одна из бывших советских республик, - предполагаю я, прислушавшись к разговору.
   Говорит генерал, обращаясь к одному из майоров и прапорщику:
   - Когда появятся наши друзья, - он кивает по направлению к проходу, - на всякий случай подержите их до утра, а потом подгоните КрАЗ с оружием и боеприпасами и поставьте рядом охрану. А если они опять захотят таскать всё на себе, то это их личное дело. А где моя колонна? Мне надо в срок прибыть в место назначения.
   Хотя вслух место назначения и срок он не называет, я легко его считываю - порт на южном море и ему надо там быть через 36 часов. А мои жмурики - Пегий с Брюнетом, появятся здесь часов через пять. Успею разобраться и с колонной, и со складом, и с бандитами. Праны хватает - а камни и моё тело заполнены под завязку, что вселяет уверенность в своих силах. Приходится даже себя контролировать, иначе уверенность перерастёт в самоуверенность. Ведь расплата в таких делах одна - секир башка, поэтому надо сохранять концентрацию внимания и стараться обойтись без авося, - самоуказания хорошо помогают, когда главное - не зарваться.
  СОДЕРЖАНИЕ
   Аннотация 1
   Книга 1. Стал Магом? - Выживи! 1
   Часть I. Я на новенького! 1
   Глава 1. На свидание в другой Мир 1
   Глава 2. Охотничьи страсти 27
   Глава 3. Уроки жизни и истории, магии и физкультуры 55
   Глава 4. Дома тоже не скучно 76
   Глава 5. С корабля на бал 93
   Часть II. Маг - воитель (На тропе войны) 114
   Глава 6. Друзья и враги 114
   Глава 7. Поход 135
   Глава 8. Учусь магии и жизни 154
   Глава 9. Из одной ловушки в другую 176
   Глава 10. Городок наш ничего 199
   Книга 2. Кто не спрятался? - Я! 217
   Часть III. Охотник на магов 217
   Глава 11. Проход и проходимцы. Источник 217
   Бирейнон, 22 сентября 2009 - 2 февраля 2010
  - 10 сентября 2010
  Конец 1-й книги
  
   1 Терейон - третий помощник бейлифа.
   2 Хотя анатомия и физиология землян и жителей Тао-Эрис весьма схожи, но имеются определённые различия, которые необходимо учитывать.
   3 На картах Тао-Эрис, как и на европейских, наверху расположен север.
   4 Это справедливо только для нашего сеймена.
   5 На данный момент у меня семь серо-синих камней.
   6 Месяц на Тао-Эрис состоит из 36 дней.
   7 Коннетабль - здесь, командующий всеми войсками владения, а не только гарнизона замка. Став коннетаблем и старшим магом, фактически я, а не Маэрим, получил основную власть в баронстве. Но старый барон видит, что после войны, я самоустранюсь в её пользу. А в мирное время она может успешно владетельствовать.
   8 Слова - змей, гад, змеёныш - в языке Эрис являются ласковыми ругательствами.
   9 Маги подразделяются на простых магов и магистров. Первые распределены на пять уровней с указанием стихии. Вместо шестого уровня говорится полный маг. Магистры также подразделяются на пять кругов и магистров высшего круга. Считается, что они сильны во всех стихиях, хотя на практике какая-то доминирует.
   10 Твари - существа, имеющие плотное эфирное тело и разреженное физическое. Обитают в средних и глубоких слоях, но в Мирах с приличным уровнем магической энергии могут подниматься во внешний слой. См. 43
   11 На Тао-Эрис отдельный отряд имеет обычно двух командиров - постоянного и походного. Распределение обязанностей и функций между ними в каждом случае своё, но в данном рейде отряд возглавлялся коннетаблем, то есть мною.
   12 Точнее, на запад-северо-запад.
   13 Точнее, на север-северо-восток.
   14 Низшие заклинания - до третьего уровня включительно, старшие - четвёртого и пятого уровней, высшие - шестого. А далее идут магистерские заклинания.
   15 Точнее, раз в шесть дней.
   16 Барай-девгер - всеядная тварь, имеющая заметное физическое тело. Обитает на средних и нижних планах, является полуразумной сущностью. Опасна, так способна как магическому, так и физическому нападению.
   17 Унди-Нигкхар - хищный зверь (млекопитающее), обладающее развитым эфирным телом, что приближает его к тварям. Способен к несложным магическим действиям, как наведение морока. Очень хитрое и коварное создание, нападает обычно из засады. Уязвимые места те же, что у любого зверя - сердце, шея и голова.
   18 Дроу - подземные эльфы. Физиологически и анатомически ничем не отличаются от истинных лесных эльфов, хотя внешне выглядят иначе. Образом жизни похожи на гномов. Ещё их называют тёмными эльфами, что не вполне правильно. Последние отринули "вечные и исконные эльфийские ценности" и ушли от сородичей. Дроу весьма воинственны, и у них постоянный конфликт со всеми эльфами, А при удобном случае нападают и на другие расы. Они крайне опасны, так как уничтожают и сжигают всё, что не могут забрать с собой. Причём не только дома, людей и скотину, а и леса и поля. Воины дроу прекрасно обучены, а их оружие превосходит гномье.
   19 "Бире" - означает башня замка или храма на Эрис.
   20 На Тао-Эрис левостороннее движение.
   21 Р. Асприн. Хроники великого Скива.
   22 Снять цепь - отказаться от власти.
   23 Клятва полной преданности - принёсший её не может причинить хозяину ни малейшего вреда и обычно умирает вместе с ним.
   24 Около всех ворот, включая малые, всегда наготове несколько осёдланных лошадей. Случается, что разбойники нападают на крестьянские обозы в сотнях метров от замка.
   25 На Земле надвратные башни обычно располагаются слева от ворот, так как щит носят в левой руке и нападающие более уязвимы к стрельбе из башни. Но в Тао-Эрис доля левшей и обоеруких намного выше и щит может быть в любой руке. Зато считается, что стрелять вдоль стены с праворасположенной башни удобнее.
   26 Ниндзя (яп.) - специально обученный наёмный убийца.
   27 Напоминаю, что месяц на Тао-Эрис длится 36 дней.
   28 Для большинства боевых магов основной стихией является огонь.
   29 Чакры - энергетические центры ("колёса") нашего тонкого тела, позволяющие брать энергию из внешнего мира и перераспределять внутри себя. Спинные аккумуляторы - особые образования в тонком теле человека, идущие параллельно позвоночнику и позволяющие хранить магическую энергию.
   30 Позже я узнал, что для достижения высоких ступеней магии, кроме энергии, необходим Дар, а энергетический уровень можно и поднять.
   31 Тела - физическое, эфирное, астральное, ментальное, каузальное, буддхиальное и атманическое.
   32 Эстуа?рий (от лат. Aestuarium - затопляемое устье реки) - однорукавное, воронкообразное устье реки, расширяющееся в сторону моря.
   ??
  
   ??
  
   ??
  
   ??
  
   Стал Магом? - Выживи!
  
   Стал Магом? - Выживи! 96
  
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"