Аленичев Ал В: другие произведения.

Приклмага_Черновик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 6.30*9  Ваша оценка:


Книга 2. Опасные прогулки

Охотник на магов

   Очарован соблазнами жизни,
Не хочу я растаять во мгле,
Не хочу вернуться к отчи
зне,
К усыпляющей мёртвой Зе
мле.
Пусть высоко на розовой вл
аге
Вечереющих го
рных озёр
Молодые и стройные маги
Кипарисовый сложат ко
стёр
   Н. Гумилёв. Завещание

Глава 9. Из одной ловушки в другую

Кеес

Среда, четверг

   В замке пробую связаться с Маэрим, но она почему-то не отвечает. Звоню Тиуму - "где она?". Он страшно удивлён, ищет амулетом и выясняет - её и стервы-горничной в замке нет. Приказываю Дмитрию срочно поднять по тревоге второй взвод, Тиума же прошу срочно выяснить - через какие ворота она покинула Бирейнон. Сам же спешно переодеваюсь - надо бы принять душ, но времени на это нет. Бегло проверяю боевые заклинания и оружие, затем задумываюсь - бросаться неизвестно куда глупо, а обыскивать прилегающие к замку деревни долго. Конечно, она могла просто куда-то отъехать, никого не предупредив, но у меня ощущение большой неприятности. Тут звонят от северных ворот - какой-то мальчишка принёс мне письмо. Перехожу в Башню Мага и бегом туда - там маленький пацан размазывает слёзы и твердит, что какой-то дядя дал ему письмо для передачи магу Кеесу. Слава Богу, что рядом Юрек - поручаю ему выяснить у мальца всё об этом дяде, проверяю конверт на всякие пакости и вскрываю его.
   В письме коротко говорится - если я хочу получить Маэрим живой и целой, то меня ждут с выкупом на постоялом дворе за северной деревней. Тут подходит Дмитрий - сую ему письмо и приказываю догонять меня, а сам хватаю коня у ворот и мчусь по дороге. Слава Богу, она жива - я это чувствую. И чёрт подери этих дур - что Маэрим, что Катерину - обязательно вляпаются в очередную кучу дерьма. Не можешь - сиди тихо­хо­нько дома, а не лезь куда ни попадя. Я злюсь, так как понимаю - она влипла из-за меня и впереди ловушка. Но во мне бурлит холодная ярость и растёт уверенность - никакая западня меня не удержит.
   Ворота постоялого двора раскрыты, и хозяин с мешком в руках явно спешит убраться подальше. На мой вопрос - "Где?", он показывает на дверь небольшого домика в глубине, а сам торопится уйти. Это мне не нравится - набрасываю на него "Путы", спрыгиваю с коня и спешу в домик. Проскакиваю дверь и оказываюсь в длинной комнате, где в дальнем углу сидит Маэрим, связанная по рукам и ногам с кляпом во рту. Рядом у стены лежит труп её горничной со свёрнутой шеей. Неподалёку же стоит какой-то мужчина в кольчуге и шлеме, судя по синеве металла, гномьей работы. Нарочито медленно он тащит из ножен меч и говорит:
   - Попался, болван, вся твоя магия в этой комнате бессильна и я тебя зарежу как барана. Не думал, что ты полезешь спасать эту шлюху, но Корин оказался и в этом прав.
   Действительно магия заблокирована, но мне она и не требуется. Этот идиот абсо­лютно уверен в себе и тратит время на эффектные жесты и пустые слова. Я же смещаюсь вправо, заставляя его повернуться и загородить меня от Маэрим. Одновременно выхватываю пистолет и стреляю в открытое лицо - при отсутствии магии он эффективнее меча. Пуля отражается от задней стенки шлема - действительно работа гномов, и разносит всё в его черепушке. Труп падает, я убираю пистолет в кобуру и подхожу к двери, на косяке которой торчит какая-то хрень. Это черная полусфера, из которой торчит цилиндр, в торце же его ребристое колёсико, которое так и просится, чтобы его покрутили. Поворачиваю на пол оборота, щелчок - устройство отключилось, и вернулась магия. Убираю эту штуковину в карман, достаю кинжал и перерезаю верёвки, связывающие Маэрим. В последнюю очередь перерезаю петлю, надетую ей на горло, и отхожу к стене - она тут же виснет на мне в истерике. Приходится опереться на стену и терпеть - ей надо выплакаться, судя по следам на коже, она провела в этом кресле больше часа.
   А тем временем делаю беглый анализ. Первое - болваном оказался не я, но допросить убийцу, к сожалению, не удастся. Одна надежда на рассказ Маэрим. Второе - наниматель барон Корин Тарин-Киф. В другом случае я заподозрил бы подставу, но тут всё сходится. Для профилактики полезно проверить, но можно сразу готовить ответные меры. И третье, необходима эффективная разведка и контрразведка - значит нужны специалисты. И я таких знаю и могу пригласить сюда. Пока же надо проверить всех, кто регулярно выходит из замка, а также живущих в ближайших деревнях. Та ещё работёнка, но кого-нибудь поймать удастся, а остальные хоть ненадолго притихнут. А то не баронство, а край непуганых идиотов. За две недели - два серьёзных шпиона. И сколько ещё осталось?
   Но додумать не успеваю - слёзы у баронессы сменяются яростью, и она требует, чтобы я достал рамку портала и кого-то схватил. С трудом заставляю её дождаться Дмитрия со взводом. Мы выходим навстречу ему к воротам, где Маэрим отводит душу, избивая ногами хозяина постоялого двора и обещая тому адовы муки. Читаю его эмоции - он жалеет, что не успел удрать, но считает обещанную участь заслуженной. До меня же никак не доходит, что всё-таки произошло, а спрашивать баронессу чревато. Прискакавшие Дмитрий и Тиум успокоились, увидев нас в целости и сохранности, хотя разъярённая Маэрим - это ужасно. Она настаивает нацелить рамку на дорогу, уходящую на северо-восток, и вскоре я вижу четвёрку спешно удирающих всадников. Выходное окно портала навожу на поляну за ближайшим от них поворотом, и там мы десантируемся с пятёркой воинов. Вскоре всадники выскакивают к нам и падают на землю, сбитые "Воздушными Кулаками". Двое из них в одежде сеньоров, а двое - их охранники. Не успеваю присмотреться - они уже раздеты и связаны. Одному из них, бледному как мел, засовывают по приказу Маэрим кусок толстой палки в рот и прикручивают её сзади. Вижу - он мечтает о быстрой смерти и страшится взглянуть на баронессу. Остальным она велит отрезать головы и бросить у дороги, а с этим мы телепортируемся обратно на постоялый двор. Один из воинов возвращается с нами, он почти несёт пленного, а прочие должны пригнать лошадей.
   На постоялом дворе уже восстановилось подобие порядка. Тело убитой горничной лежит на груде дров во дворе, рядом обнаженный труп незадачливого убийцы. Маэрим подходит к нему и плюёт на тело, ей явно хочется причинить ему боль, но он уже мёртв. Тогда она подскакивает к пленному и вцепляется в него ногтями - несмотря на кляп во рту, он воет. Мне кажется, что сейчас она разорвёт его руками на мелкие кусочки или загрызёт. Приходится обнять её и отвести в сторонку. Тиум распоряжается и обоих пленных - сеньора и хозяина постоялого двора, обнажают и привязывают в телегах. Маэрим внешне успокоилась, хотя внутри вся кипит, но даже в таком состоянии она остаётся хозяйкой замка и приказывает вернуться в деревню. Пленный сеньор дёргается и пытается ей что-то сказать, на что она ему советует не переживать и ни о чём более не тревожиться. Даже если его хозяйство и замёрзнет - её кулачок больно бьёт того в низ живота, всё равно оно больше ему не понадобится. В деревне чёрный столб на площади уже обложен вязанками дров, а рядом стоит палач с двумя помощниками. Баронесса благодарит Тиума и, ткнув пальцем в какого-то мужика, назначает его новым хозяином постоялого двора. Тот падает на колени и длинно благодарит. Но Маэрим рявкает на него, и мужик спешил к своему дому, рядом с которым уже загружается вещами телега. Всё это напоминает мне плохой любительский спектакль, а Тиум подтверждает - она уже давно собиралась заменить управляющего постоялым двором.
   Прежний управляющий прикован цепями к столбу, а пленного сеньора поставили на колени перед ним. Один из помощников палача сжимает руками его голову, заставляя смотреть на казнь. На площади собрались почти все мужики деревни, но они взирают на происходящее равнодушно, лишь несколько человек откровенно радуются или огорчаются. Палач поджигает дрова и казнь начинается. Смотреть её мне не хочется, но я опасаюсь оставить Маэрим без присмотра, да и сама она вцепилась мне в руку. После своего освобождения баронесса постоянно держится рядом, отходит лишь при необходимости, но быстро возвращается и снова вцепляется в меня. Палач хорошо знает своё дело, и казнь длится долго. Потом огонь заливают, голову у трупа отрезают, и Маэрим просит меня открыть портал в замок. Через окно мы с нею уходим - с нами Тиум, пленный и палач с ассистентами. Дмитрий с взводом вернётся своим ходом, впрочем, семь километров - это просто прогулка.
   Выходим из портала мы около Дома Сеньора и спускаемся в подземную тюрьму, где нас встречает тюремщик и ведёт за собой. Темница - это длинный коридор, вдоль одной из стен которого расположены небольшие камеры, отделённые от прохода толстой решёткой. Заключённых немного - мы дошли до середины и только три камеры использованы. В последней из них - племянник барона Корина, вряд ли случившееся - месть за него, такую ловушку надо подготовить. До самого барона добраться сложно, но можно подумать, как выкрасть последнего племянника или молодую супругу. На самом деле особого смысла заниматься Тарин-Кифом я не вижу - всё равно придётся захватывать его замок. Но другие должны получить урок - мои люди неприкосновенны!
   Пропустив после камеры племянника барона ещё одну, тюремщик отпирает дверь с краю решётки и палач с помощниками затаскивают пленного. Они сажают его на каменное сидение с дыркой, точь в точь унитаз на Земле, приковывают руки и ноги, а затем надевают на лоб обруч и тоже крепят к стене. Чтобы он не разбил себе голову, поясняет мне Тиум. После этого палач уходит, а Маэрим, взяв у меня кинжал, заходит в камеру и срезает кляп. Там так тесно, что она коленями и грудью касается его. Он мычит - "Маэрим, дорогая ...", но она разбивает ему губы рукояткой кинжала и грозит вырезать язык. Затем долго смотрит на него, наслаждаясь его страхом. Потом шёпотом на ухо рассказывает ему, как его будут казнить, и добавляет, выйдя из камеры, что может придумать что-нибудь похуже. Удивляюсь, как у бедняги не разрывается сердце - впрочем, на Тао-Эрис люди покрепче землян. А тюремщику указывает не кормить подлеца, а только поить через трубочку. Ослаблять оковы категорически запрещено. На обратном пути убеждаюсь, что защита Дома Сеньора практически исключает вторжение как порталом, так и через двери или стены. Да и телепортироваться отсюда невозможно.
   Мы выходим во двор и Маэрим заявляет, что ей надо со мной поговорить без свидетелей. Я провожу её через Башню Мага - идти через двор не хочу, она и так держится из последних сил. Оказавшись в моей квартире, она сразу тащит меня в спальню и вместе со мной валится на кровать в одежде и обуви. И лёжа начинает реветь. Плача, она рассказывает, что этот гад - сеньор Лонеган, был её тайным любовником. В Сокейне все мужчины подходящего ей статуса уже заняты, а я отказался объявить её своей ту-ули.
   Опять начинается, - мелькает у меня мысль, - из одной ловушки прямиком в другую. Пожалуй, эта поопаснее будет. Но если в прошлый раз я её побаивался, то сейчас мне смешно. И всё происходящее воспринимаю как фарс - ведь я фактический владетель Бирейнона, а она всего лишь управляющая хозяйством. Но с другой стороны Маэрим для меня вроде младшей сестры - вздорной, капризной, но родной. И мало того, что я в очередной раз спасаю её жизнь - я ещё согласен внимательно выслушивать её!
   А её прорывает и на меня вываливается много всего, о чём даже близким людям обычно не говорят. Главное же - вся её жизнь, начиная с юности, прошла в постоянном страхе, что замок захватят. А там плен, издевательства и рабство. О падениях соседних замков и судьбах семей владетелей рассказывали все время. А ей регулярно снилось - захват Бирейнона и она с колодкой на шее, бредущая по дороге в толпе рабов. Спокойно ей только рядом со мной, поэтому два года назад она завела себе любовника. А так как он ниже её по статусу, то встречалась с ним тайно. Его сеньорат очень беден и Маэрим приходилось содержать его, даже купить ему лошадей. Всё это она говорит сквозь льющиеся слёзы, перепрыгивая с одного на другое и постоянно повторяясь. Похоже, этот любовничек ещё шантажировал её, угрожая рассказать об их связи всему сеймену.
   Вчера он предложил ей встретиться, что её удивило - до этого она приглашала его сама. Как обычно, они встретились на постоялом дворе за северной деревней, где он ждал её внутри домика и повёл к лестнице в спальню на втором этаже. Но в конце нижней комнаты к ним вышел киллер - горничная начала кричать, и тот свернул ей шею. Затем привязал Маэрим к креслу - она не сопротивлялась, так как была в шоке от подлости своего возлюбленного. Далее тот вручил бывшему любовнику кошель с деньгами и вызвал хозяина постоялого двора. Ему было велено загнать всех слуг в погреб и послать какого-нибудь мальчишку в замок с письмом. Потом киллер поставил на дверь глушитель магии и объяснил ей, что если Кеес сдуру припрётся, то без магии он против опытного воина в гномьих доспехах и с гномьим мечом ничего не сможет сделать. А сам он - убийца магов и однажды зарезал даже магистра. Но, скорее всего, из замка пришлют отряд воинов. Хозяин двора предупредит его об их приближении - он успеет изувечить Маэрим и уйти порталом, установленным в спальне. А она, если выживет, то останется слепым и немым пугалом.
   Тут её опять надолго прорывает в рёв. Рубашка на мне насквозь мокрая, но сменить её я не могу - она лежит на мне, вцепилась в мои плечи, подобно оковам на её бывшем любовнике. И вдруг до меня доходит, что со мной не решительная баронесса Маэрим Бирейн, а испуганная девочка, которую надо погладить по головке, обнять и поцеловать. И всё это время она мне говорит одно - "только рядом с тобой не страшно". Я весьма смутно представляю, как успокаивать испуганных девочек, но врача-психоаналитика рядом нет. Наконец, она немного успокаивается, и сколько-там-разовый пересказ сегодняшних ужасов ведётся относительно нормальным тоном. Теперь я могу перевернуть её на спину - она несколько тяжеловата, и поцелуями начать успокаивать её. Она отвечает на них, выплёскивая страх и ярость - мне немного больно, но зато она быстро успокаивается.
   В ней пробуждается баронесса, и она решает присоединить к своим владениям сеньорат Лонеган и приказывает мне (?!) послать туда Дмитрия со взводом. Смеясь, прошу её не говорить глупости и предлагаю завтра или послезавтра съездить туда самому. В тех краях болтаются младшие помощники бейлифа, да и второй помощник Аниор живёт неподалёку, рисковать же войсками я не хочу. Тогда она звонит на кухню и заказывает ужин - мне приятно, что она тоже перешла на систему заказа. Ранее с кухни приносили несколько десятков блюд, из которых большинство даже не пробовали. С другой стороны, кухари лишились возможности объедаться.
   Успокоившись, Маэрим подходит к зеркалу. Утром она одела дорогое красивое платье, но сейчас оно мокрое, мятое и грязное. В сердцах платье сорвано и брошено на пол, а под платьем ничего нет - действительно, зачем одевать лишнее, направляясь к любовнику. Впрочем, красивой женщине нагота идёт. Затем она решительно подходит ко мне и сдирает с меня одежду. Возражения могут вызвать новую истерику, да и от мокрой рубашки я рад избавиться. Поэтому ограничиваюсь вопросом - а зачем было заказывать ужин? Мне объясняют, что сейчас пойдём и поужинаем - а стесняться слуг глупо, мы настолько выше их, что не должны задумываться о своём внешнем виде. После этого она решительно тащит меня в гостиную. Видимо, это ей требуется для самоутверждения, поэтому выхожу вместе с нею и сажусь за стол. Слуги явно не смеют смущаться и делают вид, что так и должно быть. Только все они, включая повара, торопятся поставить ужин на стол и уйти - мало ли что ещё взбредёт в голову господам. Отпускаю я и Руми, велев поставить кофейник на стол - сегодня мне кофе не хочется.
   После ужина она интересуется:
   - Может, ты, наконец, отведёшь меня в спальню, или я сама должна лезть к тебе в постель?
   Напоминать сейчас, что она потребовала от меня неделю назад, неразумно. В постели хорошо, но после у неё начинается новая истерика. И она сама объясняет причину своих страхов - когда дед потерял Силу, она жила в постоянном ожидании захвата замка. Несколько раз спастись удавалось только чудом, и когда я восстановил его защиту, она решила, что теперь всё в порядке. Но за несколько дней она дважды попадала в руки к врагам и думала, что всё кончено. Единственное место, где ей ничего не грозит - это рядом со мной и мне придётся её терпеть. И без психоанализа мне видно, что её страхи начались гораздо раньше - когда был убит последний властитель Сокейна. А её дед спрятался в замке в надежде, что бейлифу какое-то время будет не до него. Последним же штрихом стало бегство отца с матерью в срединный домен.
   Выплакавшись и выговорившись, она обняла меня и уснула - меня поражает, на­сколько быстро засыпают и Жаин, и она. Полежав с полчаса, пытаюсь осторожно встать - надо переговорить с Тиумом. Но моя подруга вцепилась в меня мёртвой хваткой и отпускать не собирается. Приходится наглухо закрыть выходы каналов, иначе к утру она высосет меня полностью. Её хватка не ослабевает всю ночь и даже когда под утро ей приспичило пойти в туалет, она тащит меня с собой. Лишь когда взошло солнце, меня соизволяют отпустить.
   Завтракать приходится опять нагишом, а по его окончании мне устроен скандал! Оказывается, из-за меня она стала клятвопреступницей - ведь ею дан обет отдаться мне только после убийства Терейона. Выяснять, кто кому отдался, вернее кто кого изнасиловал - бессмысленно, я просто отвожу её в оружейную и показываю голову. Она так радуется, что мне с трудом удаётся уговорить её вернуться в спальню, а не заняться сексом в неприспособленном месте. Затем ей приходит в голову связаться с Кабалем, но тут она соглашается предварительно одеться. Открываю портал в её комнату и провожаю гостью, теперь я могу одеться сам и позвонить Тиуму. Тот спускается ко мне, любуется на разгром в гостиной и спальне и говорит, что со мной срочно хочет поговорить Кабаль. Я догадываюсь, что он узнал о смерти Терейона и хочет уточнить, кто его убил. Но сначала надо дождаться Маэрим, а пока я протягиваю Тиуму глушитель магии. Он тут же шлёпает его на стену и включает, а после предлагает мне выполнить какое-нибудь заклинание. Приходится объяснять, что в отличие от некоторых, я не дебил и пробивать лбом каменную стену не собираюсь.
   - Как же ты тогда справился с убийцей магов? - Тиум недоумевает.
   - А ты напряги свои мозги и догадайся сам. - Я немного обижен на него и за включённую сейчас глушилку, и что вчера он оставил меня на растерзание Маэрим.
   - Тебе помог камень помощника бейлифа?
   - Нет. - Действительно, камень несколько раз предлагал мне свою помощь, но за это от меня требовался полный отказ от собственной магии. Вчера тоже было аналогичное предложение, но я прекрасно обошёлся без него.
   - У тебя есть какой-то мощный артефакт? - У меня вырывался смех, почему это маги считают, что сделать что-нибудь можно только магией.
   - Тогда не знаю, - Тиум так расстраивается, что жалко смотреть, - ведь даже магистру низшего круга требуется несколько минут для разрушения глушилки.
   Я достаю пистолет, разбираю его и начинаю чистить. Следовало сделать это ещё вчера, но хотелось сохранить козыри, а в болтливости Маэрим можно не сомневаться. Нет, она не будет трепать каждому встречному, но если ей покажется полезным обменять на что-либо чужую тайну, то может рассказать. Вот в Тиуме я уверен, только угрожая Жаин из него можно вытянуть секрет. Вычистив пистолет, демонстративно достаю из коробки патрон, показываю ему и вставляю в магазин. Затем пистолет отправляется в кобуру, а до него, наконец, доходит.
   - Ты его застрелил, - Тиум дожидается моего подтверждающего кивка, - просто, как всё гениальное. Наверное, убийца сильно удивился.
   - Не успел. А как Жаин?
   - В полном порядке, она уверена в твоей удачливости и почти не волнуется. - Тиум подходит к стене и выключает глушилку.
   - Посоветуй, что мне делать с Маэрим?
   - Ничего. Только не давай опрометчивых обещаний. Через пару дней она успокоится и займётся делами владения. Бароном она тебя делать не будет, а соглашаться на что-либо другое - глупо. Ты - маг.
   Звенит сигнал - Маэрим уже у моей входной двери. Она одета соответственно ситуации - на ней строгий деловой костюм, в котором она одновременно выглядит и хозяйкой владения, и привлекательной женщиной. Мы проходим в оружейную, я навожу по маяку портал на кабинет Кабаля - и он переходит к нам. Сделав дежурный комплимент Маэрим, он сразу приступает к делу:
   - До меня дошёл слух, что Терейон убит?
   - Это не слух, - я левитирую голову в чаше на стол.
   Кабаль её долго и внимательно рассматривает, будто хочет услышать рассказ от неё. Затем обращается к Маэрим:
   - Ты выиграла спор, для Кееса не проблема убить третьего помощника, - а затем ко мне, - а как насчёт самого бейлифа?
   - Сложно, но возможно.
   Я сама скромность, но присутствующие смеются, а Маэрим пересаживается ко мне в кресло почти на колени. Сейчас перед Кабалем она демонстрирует наши близкие отношения.
   - Это следует понимать, что теперь ты займёшься непосредственно Фанахом? - Барон хочет расставить точки над i.
   - Если он мне подвернётся, то попробую. Но ближайшей моей целью является ликвидация его помощников и захват замков. - Я действительно не вижу смысла убивать Фанаха, а потом драться с остальными.
   - Кеес намерен стать властителем Сокейна, - Тиум проясняет ситуацию, - а Фанах пока может посидеть взаперти в Доме бейлифа.
   - Ты ещё убил одного из наследников Корина Тарин-Кифа? - Кабаль продолжал проверять свои сведения.
   - Нет, он гостит в моей тюрьме, у Бирейнов с ними давние счёты. - Маэрим целует меня в уголок губ, - спасибо, дорогой, за подарок.
   - Ещё до меня дошло, что барон Корин нанял Убийцу магов?
   - Его тело уже сожжено, - Маэрим плотоядно улыбается, - Кеес прихлопнул его как муху.
   Кабаль потрясён, но не подаёт вида.
   - Тогда главный вопрос! Из двенадцати уцелевших баронств Сокейна, не считая мелких - в пяти владетельствуют разумные люди, включая меня и мою сестру, с которыми можно договориться. Ещё в одном баронессой Ли-ири - подруга Маэрим. Но в замке Аранейнон находится банда Седого. И в остальных четырёх баронствах владетели заведомо твои враги, причём в двух из них Тарин-Кифы. Чтобы графство оказалось под твоим контролем, требуется взять штурмом пять замков. Ты готов договориться с разумными владетелями, и ты способен захватить эти замки?
   - Разумные и хозяйственные владетели - это опора любого властителя. А для захвата замков Дмитрий формирует штурмовую роту. Кстати, какие вам известны способы захвата замков?
   Маэрим это не интересно и она уходит заняться казнью своего любовника. А Тиум и Кабаль призадумались, а затем начали перечислять. Чаще всего замок захватывался с помощью измены - люди нападавшего изнутри открывали ворота, а защита стен во дворе не работает. Так захватил два замка Агапа, первый помощник бейлифа. Немногим реже барон со свитой захватывались вне замка и сдавали его в обмен на жизнь. Бывало, что ослабленную защиту замка удавалось проломить - в Сокейне в двух замках это может у меня получиться. В восточной части сеймена вокруг нескольких замков были выжжены все селения, и владетели вынуждены были их покинуть из-за голода. И один замок был захвачен, когда магистр третьего круга проломил его защиту. А другие способы в этой войне не применялись. Всё это рассказывается с массой ненужных подробностей, но я их не прерываю, чтобы не сбить. Любая мелочь мне может оказаться полезной. Наконец они выдыхаются, так и не сообщив мне ничего ценного.
   Откровенно говоря, меня этот набор не вдохновляет, а мощь наружной защиты замка я знаю по Бирейнону. С другой стороны, в Европе были весьма мощные крепости, но все они оказались взяты. Мне требуется придумать свои способы взятия замков и кое-что наклёвывается. Кабаль замечает улыбку, скользнувшую на моём лице, и заявляет, что они с Тиумом люди не военные и обсуждать с ними приёмы захвата незачем. А в подтексте звучит, что мне следует посоветоваться с умными людьми, то бишь с ними, а не разводить тайны. Консультация мне требуется, но её мне дадут Юрек и Дмитрий. Далее Кабаль перечисляет, сколько чего он соберёт в своём владении и получит от родственников. Это будет мне передано для ведения войны с бейлифами. Оружие в этом перечне отсутствует, поэтому этот вопрос ему предложено уточнить с Маэрим. Но тут она звонит по амулету-телефону предлагает нам посмотреть на казнь своего бывшего любовника. Мы с Тиумом отказываемся, а я напоминаю ей о поездке в его сеньорат и договариваемся выехать через три часа. Оказывается, Кабаль давно знает о её постельном увлечении и хочет на него посмотреть, а заодно обговорить хозяйственные вопросы.

Маэрим

   Я всю жизнь мечтала о старшем брате и Кеес фактически стал им для меня, но сейчас меня это огорчает - я хочу его как любовника. Он терпит мои капризы и вытирает мне сопли, мне же хочется, чтобы он меня отлупил. И когда он ушёл в рейд, оставив меня одну в замке - я разозлилась. Мог бы сначала со мною переспать, уговорив отказаться от головы Терейона. И вообще, я хочу почувствовать его силу по отношению к себе, а не только к нашим врагам. А он со мной ведёт себя, как с маленькой девочкой, только что сладостями не угощает. Из-за этого я рассердилась и натворила глупостей. Что мне стоило дождаться возвращения Кееса и прямо сказать ему, что я его хочу? Уверена, у него бы даже тени насмешки не промелькнуло бы. Но нет, сделаю поперёк - и пусть мне хуже будет, дура!
   Я уже собралась послать гонца с двумя письмами - своему любовнику и хозяину постоялого двора, где мы с ним встречаемся. И даже их написала. Если учесть, что я не доверяю обоим, то это безмерная глупость. Горничная мне напомнила, что я уже решила со своим любовником завязать, а хозяина двора сменить, и они об этом догадываются. Но если я вбила что-нибудь в свою тупую башку, то совершу это обязательно. Несмотря на многочисленные болезненные уроки. Надо в следующий раз предварительно посоветоваться с Кеесом - надеюсь, услышав подобное, он меня выпорет, и я угомонюсь. Мой отец в своё время именно так и поступал - жаль, что уехал. Но тут прискакал гонец от Лонегана с письмом, где тот предлагает мне встретиться. Свидания всегда назначала я, и нет бы мне, дуре, удивиться, а я обрадовалась. И даже не подумала - почему послезавтра, а не сегодня? И убежала, никого не предупредив - Кеес как раз вернётся и пусть почувствует, что я развлекаюсь. Тиум мне проговорился о его высокой чувствительности.
   Как обычно, любовничек встретил меня у входа в наш домик и повёл через длинный холл к лестнице, ведущей в спальню на втором этаже. Мне бы обратить внимание на его дёрганье и страх, а я задумалась, что совершенно его не хочу и даже собралась повернуть назад. Но мы уже прошли холл, и нам навстречу вышел воин в доспехах и с мечом. Горничная закричала и он свернул ей шею, а меня схватил за волосы, кинул в кресло и привязал к нему. Затем сунул мне в рот кляп, дал кошель моему бывшему любовнику и вышел на улицу. Лонеган, стараясь не смотреть на меня, поспешил побыстрее уйти. Тут мне стало страшно - опять вляпалась.
   Хотя где-то крутилась мысль - а кому я нужна? Ведь настоящий владетель Кеес. Но я - женщина и логически думать не умею, а вот бояться могу. Воин же вернулся и ... успокоил меня! Оказывается, его нанял барон Корин, чтобы тот убил Кееса - и он его подождёт. Убийца ещё что-то мне говорил, но я его не слушала, а стала дожидаться своего мага. Не скажу, что безмятежно, но и без особого волнения. Он примчится обязательно и тогда тебе не помогут ни гномьи доспехи с мечом, ни выучка. Да, я знаю, что ты способен справиться с десятком моих дружинников и даже с магистром, но Кеес порвёт тебя на кусочки и без магии. Ты ещё не видел настоящего воителя, и это будет последнее, что ты увидишь в этой жизни.
   Ждать приходится долго, у меня затекает всё тело. А Кеес, войдя в дверь, сразу видит врага и устремляется к нему. Я успеваю только подумать - чем он собирается того убивать, голыми руками что ли? А мой спаситель уже подскочил к убийце, и тот падает мёртвый, не успев взмахнуть мечом. Ещё мгновение - мои верёвки разрезаны, и я висну на Кеесе, реву и целую его. Ноги у меня затекли и не держат, но у него сильные руки. Выплакавшись, вспоминаю о своём любовнике. На самом деле я о нём не забывала ни на мгновение и сейчас радуюсь предстоящей нам встрече. И моя радость намного больше, чем утром, когда я спешила на свидание. С каким удовольствием я поищу радость на его личике! Увы, Кеес твёрдо решил сначала дождаться Димитира с воинами. Но зато около ворот лежит хозяин постоялого двора, связанный заклинанием. О, какой ужас нарисовался на его харе при виде нас! С удовольствием украшаю её несколькими синяками, да и зубов там явный избыток! Но разойтись не успеваю - прискакали Димитир и Тиум с войском.
   Кеес наводит рамку по моим указаниям, хотя я ему только мешаю. И вот мы с несколькими воинами на дороге за поворотом поджидаем моего ненаглядного. Тот со спутниками вылетает к нам, они мчатся во весь опор - надеются опередить телепорт! И летят сбитые на землю. Я бегу к моему "драгоценному" - не сломал ли он нечаянно себе шею. К моему счастью, он цел и невредим, только совсем побелел от радости встречи со мной. Мои воины туго скручивают его и засовывают в рот кляп - иначе он всю дорогу будет ныть, моля о пощаде. Ничего, я подожду, когда ты начнёшь молить меня о смерти, и тогда посмеюсь. Его брату и охранникам я велю отрезать головы - мне не нужны свидетели, и так скоро весь сеймен будет знать о позорящей меня связи. Впрочем, Кеесу на это наплевать, а для меня это сейчас главное. Вместе с моим любовником мы возвращаемся на постоялый двор, его со всеми удобствами распинают в телеге, и он счастлив до судорог. На прощанье я его ласкаю, жаль - вчера я обрезала коротко ногти. Бью его несколько раз в пах - болевые точки мне известны, и он мычит сквозь кляп от страсти.
   Далее приказываю ехать в деревню. Там назначаю нового хозяина постоялого двора - это давно требовалось сделать, но мой дед не любит ничего менять. А прежнего - вора и предателя, приказываю сжечь. Его приковывают к столбу, вокруг которого уже лежат вязанки хвороста. Тиум хорошо знает мои вкусы, он заранее распорядился и вызвал палача. А я, отдав распоряжения и покричав, снова хватаю Кееса за руку. Мне необходимо чувствовать его, иначе не выдержу и натворю дел. Теперь домой с моим драгоценным Лонеганом. Его надо вознаградить за всё изощрённой казнью, но в голове у меня путаница. Так что пускай пока посидит в тюрьме и подумает о радостях бытия. Надо было казнить его вместе с братцем, поспешила тому отрезать голову, ну да ладно.
   Мы спускаемся в подземную тюрьму, где нас встречает мастер-хранитель заключённых. Он старше моего деда и влюблён в свою работу - заключённые у него не болеют, но прекрасно ощущают все прелести сидения в камере. Он не раз мне выговаривал, что преступника сначала надо выдержать здесь, и лишь затем казнить. Сейчас он излучает радость - оказывается, его зверинец пополнился. Он сообщает мне по пути вниз - утром Кеес привёз внучатого племянника барона Корина. Я ненадолго задерживаюсь у его камеры и пропускаю палача с помощниками и Лонеганом. А Кеес вынужден стоять рядом со мной - будет знать, как спасать всяких дур. Я его одновременно люблю и ненавижу, злюсь на него и обожаю. Если бы он вернулся вчера, то ничего бы со мной не случилось, но наследник Тарин-Кифов - уважительный повод для задержки. Этого парня мне даже немного жалко, но он никогда не покинет мою тюрьму, разве только на плаху. Слишком давняя вражда между нашими родами и слишком много крови пролито с обеих сторон. Вот и за сегодняшнее утро надо будет взыскать с барона. Впрочем, на лице у Кееса улыбочка, пугающая пленника - Корину уже придуман подарочек, могу не забивать этим свою голову.
   Проходим к камере, в которой прикован мой бывший любовник. Беру у Кееса кинжал и вхожу к нему. Здесь тесно и я вынуждена касаться его грудью и вдыхать его запах. На мгновение появляется желание заколоть его - в постели он был хорош. Но сдерживаюсь - за своё предательство он получит сполна. Я уже выбрала ему казнь, но немного мучаю, рассказывая возможные варианты. Затем выхожу, намеренно задевая его телом, и даю указания тюремщику. А заодно осматриваю обоих своих любовников - бывшего и будущего. Я уже твёрдо решила прямо сейчас переспать с Кеесом. Это не благодарность, не желание секса, а нечто большее. Я чувствую себя его боевой подругой, которая сражается с ним бок о бок и спит тоже вместе. Поэтому, выйдя из тюрьмы, я тащу его в его спальню, где мы падаем на кровать.
   И тут внутри меня всё отключается и я реву. Река слёз выливается на него и уносит мои страхи, накопившиеся за долгие годы. Вместе со слезами я выплёскиваю на него всякие ненужные глупости, но мне надо выговориться. А он внимательно выслушивает всю эту чушь и обнимает меня. Тут я вспоминаю угрозы несостоявшегося убийцы, и меня опять охватывает ужас. Кто, кроме Кееса, сумел бы с ним справиться? И кто рискнул бы без магии в одиночку напасть на убийцу магов? Мне известен только один, который сейчас рядом со мной.
   Я вдруг чувствую, как испаряются все мои старые страхи. Пересказываю ему сегодняшний кошмар, он гладит меня по голове, и пережитый ужас становится мне смешон. Я утыкаюсь носом в его насквозь мокрую рубашку и стараюсь не расхохотаться. Эти недоумки попытались обмануть и убить моего мага. В итоге один мёртв, а другой в моей тюрьме ждёт казни. И заказчик скоро узнает, что ему этого не простят и жестоко спросят. Тут он переворачивает меня и, наконец-то, целует. Впиваюсь ему в губы - как долго мне пришлось этого ждать. Я хочу его, но ещё больше я жажду отомстить всем за кошмар, мучавший меня всю жизнь. Меня охватывает жажда буйной деятельности, и я хочу ликвидировать сеньорат Лонеган. Пусть знает, что от его рода и следа на Тао-Эрис не останется. А эта зараза Кеес не возражает, а предлагает всё сделать самому. Понимает, что сейчас я его никуда от себя не отпущу.
   Тут на меня нападает голод. Утром я схватила пирожок и поспешила на свидание. А затем ни глотка воды. Заказываю еду и иду к зеркалу. Какой кошмар - во что превратилось моё платье! Сбрасываю его, и пусть Кеес полюбуется на моё тело - оно у меня красивое. Но раз я голая, то надо и его раздеть - сдираю с него всё и тут приносят еду. От её запаха мне сводит живот, а эта зараза ещё спрашивает, зачем было раздеваться? Не объяснять же, что сперва я намеревалась потрахаться, а затем решила сначала перекусить! Должен сам понимать! Из принципа иду в гостиную неглиже и его веду с собой. Я первый раз голая перед слугами и с трудом делаю вид, что так и должно быть. А ему море по колено - садится за стол и спокойненько ест. В результате мы окончательно смутили слуг. Понятно, о Кеесе они пискнуть не посмеют, но мне все косточки перемоют. А наплевать!
   Требую, чтобы он отвёл меня к себе в постель, с чем он с радостью соглашается. Наконец-то, я его, а он мой. Надо было в первый же вечер на Земле напроситься к нему домой и трахнуть его. Сглупила, решила отложить. Опять вспоминаю свою жизнь, постоянную угрозу падения замка и плачу - но это уходят мои страхи. Насовсем! От радости я крепко обнимаю его и заявляю, что переезжаю навсегда жить к нему в кровать. А он верит!
   Завтракаем мы опять без одежды - он же не стесняется и мне надо перестать! А после вспоминаю, что потребовала с него голову Терейона. Мне на это сейчас наплевать, но не могу упустить прекрасный повод учинить скандал. Мол, я - бедная девочка, нарушила обет и стала клятвопреступницей. Но эту заразу ничем не проймёшь! Он отводит меня в оружейную и достаёт из шкафа заказанную голову. Вот змей! Оказывается, он в ту же ночь, когда я договаривалась с Кабалем, смотался в лесной терем и отрезал Терейону голову. И суток не прошло! А мы - месяц, десять дней! Интересно, если Кабаль закажет ему голову Фанаха, то он принесёт её завтра или послезавтра? Тут у меня опять возникает тяжесть внизу живота, и я тащу его в спальню. Кажется, ему хотелось попробовать меня прямо там, на столе, но это в другой раз. В кровати меня отпускает окончательно - до меня дошло, что никаких угроз более не существует. Во всяком случае, внутри замка. На радостях я прошу его немедленно связаться с Кабалем. На что Кеес вполне резонно замечает, что предварительно стоит одеться и отправляет меня телепортом в мои апартаменты. Так счастлива я была только в раннем детстве.
   У меня ощущение - сегодня решатся все мои проблемы, одеваюсь и бегом обратно. Там уже Тиум, мы проходим в оружейную и Кабаль телепортируется к нам. Он долго рассматривает голову Терейона, а затем интересуется головой бейлифа. Кеес согласен, но даёт понять, что это будет несколько дороже. Мне опять необходимо его почувствовать и я плюхаюсь к нему в кресло. Я хотела аккуратно подсесть рядом, но Тиум озвучил желание Кееса стать властителем Сокейна. И от удивления я не удержалась на ногах и шлёпнулась ему на колени. Он же только вчера с Земли, а уже такие планы! Хочу посмеяться, но одно прикосновение его руки, и я верю - станет. Кабаля задаёт несколько вопросов будущему графу, но на них отвечаю я. Фари-Туинес должен уяснить, что баронесса Маэрим - любовница Кееса, и сообщить это всем. Тогда никто и не вспомнит сеньора Лонегана, только надо его поскорее казнить. И хотя разговор о будущем графстве мне очень интересен, я спешу покончить с этим неприятным делом. И я стану первой дамой Сокейна, как подруга его властителя. А все благородные доны будут за мной наперегонки ухаживать.

Кабаль

   Я вхожу в оружейную, где Тиум и Кеес сидят в креслах, а Маэрим, похоже, только что вошла. Она изумительно выглядит, несмотря на расправу со своим любовником. Мне уже донесли, что она приказала перебить его сопровождающих, а его самого связать и отправить в тюрьму. Говорю ей комплимент, но она его принимает совершенно равнодушно. А недавно радовалась им, как ребёнок сладостям. Интересно, что за приятное событие у неё недавно произошло, но это выясню попозже - мне срочно нужно узнать, кто убил Терейона? Сажусь в кресло и сообщаю об этом, на что Кеес левитирует его голову на стол передо мной. Для них это уже прошлое - убийство явно произошло несколько дней назад, может статься даже в ту же ночь, когда мы договорились. Но Маэрим о подобном намерении заведомо не знала, да и Кеес этого, кажется, тогда не планировал. Услышав от меня о Перехватчике, он захотел им завладеть и устроил бейлифу катавасию с козлом. Поэтому я предполагал, что Терейона убил кто-то другой, например Саан, но нашёл его голову в Бирейноне. Значит, либо Кеес скрывает свои намерения ото всех, либо ситуация внезапно изменилась, и он воспользовался подвернувшимся шансом. И то, и другое для будущего властителя ценно.
   Для проверки спрашиваю насчёт бейлифа и вижу - он готов и того убить, но у него другие планы. Тут Маэрим видит, что все кресла заняты, а садиться на стул ей не позволяет статус. Остальные же этого не замечают и не торопятся освободить ей своё место. Разумеется, обрати она на это их внимание и два кресла немедленно освободятся. Но она предпочитает сесть Кеесу на колени - я вижу, что отношения между ними стали намного ближе. И дело не в том, что они переспали друг с другом. В прошлый раз это была в основном демонстрация с её стороны. А сейчас Кеес сам показывает, что они партнёры и всё делают совместно. А это уже серьёзно - в паре они заметно сильнее, чем порознь. Недаром Теодорих поспешил снять цепь и самоустраниться - вдвоём они превращают Бирейнон в сильнейшее баронство в байле.
   Видя мои попытки оценить ситуацию, Тиум сразу формулирует цель Кееса и всё становится на свои места. Передо мною сидит будущий властитель Сокейна, который не претендует на владение своей подруги. И баронесса Бирейнона благодарна ему за это и за защиту. А проведённый рейд встряхнул всех в нашем графстве - кого порадовал, а кого и испугал, особенно Тарин-Кифов. Выясняю, что у меня неточная информация - племянник барона не убит, а схвачен и посажен в застенок. Принципиальной разницы нет - барону Корину наплевать на своих близких. Но для многих это существенно - Кеес поступил по законам Наймиера.
   Хочу оказать им небольшую услугу и сообщаю о следующем шаге Тарин-Кифов. Но выясняется, что Кеес убийцу магов уже прикончил - очень он шустрый. Заодно догадываюсь, как тот намеревался добраться до мага Бирейнона. Схватить Маэрим через её любовника, выманить на живца Кееса, а далее дело техники. Только тот, хоть и не магистр, убил Убийцу. И что характерно - опять никто не понимает, как! По всем формальным показателям Кеес слаб, но фактически - силён. Мысленно вспоминаю всех поверженных им - внушительный счёт. А попытайся Фанах собрать совместное войско бейлифов, то его поднимут на смех - не может справиться с магом второго уровня, хи-хи, ха-ха.
   А что он представляет собой как властитель? Кого мы собираемся посадить себе на шею? Я хорошо знаю, что слова - это только слова. Но и из них можно составить себе общую картину, а затем делами её проверять, и пока она меня устраивает. В дела владетелей он влезать не намерен, а средства на войну нужны любому властителю. Тупо бодаться с Фанахом тоже не собирается, а хочет подчинить себе графство. И главное - он знает, как захватывать замки, не уничтожая всё вокруг. Мы, Фари-Туинес, потому не стали воевать с бейлифами, чтобы не плодить разрушений. И на западе сеймена они оказались умеренными. Разумеется, потерь хватает, но их не сравнить с ущербом, нанесённым хозяйствам соседних сейменов и востоку нашего.
   А в настоящее время, надеюсь, можно освободиться от власти бейлифов без большой крови. В нашем сеймене сильных только двое - Маарани и Караниор, и ещё Агапа - первый помощник Фанаха. Но он сейчас с Караниором в срединном домене - они там увязли в войне с графами. Если Кеес сумеет справиться с Маарани, то серьёзных врагов в сеймене у него не окажется. Следовательно, он сможет быстро взять Сокейн под свою руку без большой крови и разрушений. Несомненно, Караниор и Агапа пойдут на него войной. Но им надо будет сначала обеспечить себе перемирие с графами, а это время у Кееса будет возможность подготовиться к встрече. Повторюсь, я не воитель и не маг, в военных делах не разбираюсь. Но в сеймене не осталось никого, кто осмелился бы выступить против бейлифов. Поэтому придётся сделать ставку на него, хотя меня в нём многое смущает - не представляю, каким он окажется правителем, но это неважно. Властителя любого уровня убрать несложно - мои предки это не раз проделывали. Только последнего герцога убрали зря, тот бы смог окоротить бейлифов.
   Домысливаю всё это по дороге к месту казни. Мне любопытно посмотреть на бывшего любовника и постараться понять новую Маэрим. Хозяйкой владения она всегда была хорошей, только помешанной на мужчинах. И что любопытно - ей был нужен не столько секс, сколько их внимание. А теперь ей оно не очень и нужно, но любовница будущего властителя Сокейна, а возможно и всего сеймена, получит его выше крыши. И что тогда она будет делать?

Тиум

   Кабаль уходит вскоре после Маэрим, а мы остаёмся изучать магию. Я зову Жаин - если забуду что-нибудь важное, то она дополнит, и Кеесу приятно. Сначала читаю ему коротенькую лекцию про уровни магов, заранее предупредив, что ограничусь.
   Маг первого уровня способен без амулетов применять шесть-семь простейших заклинаний своей стихии. У Кееса первый уровень только условно, так как ни в одной стихии у него нет и пяти. Но суммарно в разных стихиях у него получаются два десятка, а требуется полтора.
   Второй уровень - это умение одновременно запускать нескольких однородных заклинаний, что ему удалось освоить на последнем занятии. И создание двухфазных заклинаний, например, в полёте вода превращается в лёд. А также качественное усиление, как высокотемпературный файербол. С этим сегодня ему придётся потренироваться, как и с созданием защит. Но я рассчитываю, что всё это освоит в ближайшее время, хотя придётся поработать.
   Третий - это заклятия, состоящие из нескольких частей, последовательно бьющих в одну точку и создающих кумулятивный эффект, пробивающий простую защиту. Либо создаётся полуфабрикат, способный пройти сквозь защиту, а потом превратится во что-то разящее. Часто такое заклинание создаётся с использованием двух стихий. Например, мельчайшая пыль ("земля") вдувается ("воздух") в рот и нос противнику. Причём пыль создаётся настолько мелкая, что она свободно проходит сквозь магическую защиту. Она на этом уровне не твёрдая - отражающая, а вязкая - поглощающая. Тут у него проблемы - хотя большинство этих заклинаний ему понятны, но не получаются.
   Четвёртый - это качественно новые заклинания, типа смерчей-водоворотов или огненной плёнки, проникающих в любую щель в защите. Или же обычное заклинание на подлёте расщепляется на множество мелких, способных искать щели. Защиты здесь строятся сплошные, без просветов и дыр. Ещё на этом уровне осваиваются призывы разных сущностей и управление ими.
   Маг пятого уровня способен создать заклинание в любой точке видимого пространства, скажем, на лбу противника, то есть внутри защитного контура. Также он умеет высасывать энергию без канала, заставляя излучать выходные точки тела. Его защита создаётся на поверхности кожи или внутри тела и динамически усиливается в местах воздействия вражеского заклинания. А ещё - умение перемещаться порталами и другими способами в пространстве.
   Полный боевой маг - прежде всего, это качественно новые заклинания, разрывающие противника изнутри.
   Универсальной защиты не существует, поэтому главное - определить вид нападения и модифицировать оборону, либо уничтожить полуфабрикат заклятия. Как пример хочу описать его защиту, изучаю её и теряю дар речи. К счастью ненадолго, длиннющее ругательство срывается с моих уст - его магические укрепления приводят меня в замешательство. Долго изучаю их своими амулетами и снова ругаюсь - этого не может быть, потому что не может быть никогда. Прерываюсь на рюмку коньяка, но ему не предлагаю - только после тренировки. Придя в себя, пытаюсь объяснить, что такое невозможно - его защита почти четвёртого уровня, она - сплошная! Нет ни трещин, ни щелей, ни дыр. А ещё она вязкая и непрерывная! То есть она не состоит из отдельных щитов, скрепления которых можно пробить, а представляет единое целое и способна прогибаться. А следует учесть, что у большинства магов первых четырёх уровней защита на ранг ниже нападения, и лишь у немногих равна. А он, имея второй условный уровень, поставил защиту четвёртого! Нет пока только нескольких вспомогательных элементов. И хотя это удивительно, но ещё не всё!
   Маги третьего - шестого уровня владеют тремя-четырьмя стихиями в разной степени. И защиту они строят, используя только свои возможности. Да, им удаётся защититься ещё от некоторых стихий, но не от всех и от большинства плохо. Использовать же для обороны заклинания низших уровней - бесполезно. Заклинание четвёртого уровня всегда пробьёт защиту третьего, хотя защита четвёртого может выстоять против заклинания пятого. Поэтому против любого (!) мага можно подобрать заклинание, которое его поразит. Именно это и вышло у Кееса в его первой схватке. Только магистры закрыты ото всех стихий. Так меня учили и так написано во всех книгах, что я читал. И вот мы имеем мага второго уровня с защитой от всех восьми стихий, а также от ментального и физического воздействия. Конечно, до магистра ему как до иного Мира пешком, но не всякому магу пятого уровня удастся пробить его оборону. А я ещё удивлялся, почему он сумел отразить два удара Каэна? Учитывая, что к своей защите он поставил дополнительно "Щит"!
   Я устал постоянно изумляться ему с момента его появления здесь и устал ходить с отвисшей челюстью. И очень бы хотел получить, наконец, внятный ответ - кто же он такой? - всё это высказываю ему в сердцах.
   А Кеесу только шуточки шутить!
   - А вот такой я вот урод! - следует ответ.
   Жаин успокаивает меня, обещая со временем во всём разобраться. А ему говорит:
   - Ну и что, что урод. Всё равно я тебя люблю.
   Он показывает ей язык, она смеётся, а я принимаю вторую рюмку как лекарство и продолжаю лекцию. Она занимает почти час и включает множество примеров заклинаний. Он внимательно слушает, но чувствую, что перекраивает всё по-своему. И не спорит, хотя не согласен. Несколько узоров заклинаний строит прямо сейчас, и я вижу, что пора переходить к практике.
   Мы идём на площадку позади дома, и я предлагаю ему атаковать щит всеми возможными способами. Энергии у него много и ему самому интересно опробовать изученные заклинания. У него уже сформирована привычка бить сериями из семи - десяти заклятий. По времени такая очередь короткая - заклинания почти накладываются друг на друга, но потом нужна небольшая пауза. Однако на такую серию сил уходит намного больше и вскоре на него накатывает усталость. Зато щит превращён в лохмотья! По моим прикидкам он получил свыше полусотни заклинаний. Кеес сумел использовать магию восьми стихий, кроме воздействия на себя. Большинство заклятий было второго уровня, а некоторые третьего и даже пара четвёртого. Гордый, он поворачивается ко мне и видит моё недовольство. Я объясняю ему:
   - Маги так не воюют, заклинание должно быть тщательно подготовлено и в него надо вкладывать всю силу, а не бить сериями, как ты.
   - Не согласен, - возражает он, - вспомни мою схватку с Каэном. Тот действовал именно так, как ты говоришь и был бит моими сериями. Щит способен отразить любой магический удар своего уровня и даже следующего. А быстрая серия из десятка заклинаний средней силы разносит его в клочья.
   - Всюду написано, что одно мощное заклинание эффективнее нескольких таких же, но более слабых.
   - Тогда смотри, - Кеес убеждён в своей правоте.
   Он выбирает относительно целый участок щита, почти минуту накачивает руку энергией и вгоняет в щит толстое ледяное копьё. Оно почти пробивает его, несмотря на магическую защиту первого уровня. Потом немного ждёт, чтобы сосредоточить энергию и выдаёт серию из дюжины заклинаний шести стихий. Весь эта часть щита осыпается, остаётся только маленький кусочек, пришпиленный копьём.
   - Повтори, - требую я, и этот кусочек превращается в крошево.
   Кое-что мне становится понятно. Когда рядом взрываются с крохотной задержкой заклинания разных стихий, магическое пространство локально сотрясается и разрушения возрастают на порядок. Но почему описания таких серий мне не попадались в книгах?
   - С этим понятно, большинство магов сильны только в одной стихии, а ты в нескольких. Но пойми, - я даже возмущаюсь, - любому магу, чтобы выполнить заклинание другой стихии, а потом вернуться в свою, требуется много времени.
   - А я не любой! - действительно мало того, что с одинаковой лёгкостью у него получаются заклинания разных стихий, пусть и не самые сложные. Но и переходы с одной стихии на другую совсем не требуют дополнительных усилий и времени. В доказательство в щит ударяет серия из восьми заклинаний разных стихий, причём на неё уходит одиннадцать секунд. И все заклинания второго уровня.
   - Впечатляет, защиту третьего уровня такая серия пробьёт точно, да и магу четвёртого уровня не поздоровится. Но о подобном я не слышал и не читал. - Я размышляю вслух, - к сожалению, у меня нет полноценного образования, я только изучал книги. Значит, буду учить тебя постепенно всем стихиям. А сейчас займёмся заклинаниями второго уровня.
   Жаин с учебником уже стоит рядом. Он обнимает её и целует, она отвечает, но фыркает:
   - От тебя пахнет Маэрим.
   - Увы, и увы.
   Я ругаю их, сую ему в руки учебник, а сам сажусь вместе с внучкой на маты. Когда выяснилось, что он владеет Айвиш, моё отношение к нему изменилось. Передо мною не ученик или начинающий мажонок, несмотря на все его шуточки и хохмочки. А зрелый маг, у которого по понятным обстоятельствам было недостаточно практики. Началась тренировка - он вслух читает заклинание по учебнику на Айвиш, Жаин читает мне по тетрадке перевод, и мы смотрим на его исполнение. Пусть не с первого раза, а иногда с третьего-четвёртого щит сотрясается от очередного магического удара, а у него портится настроение. Не понимаю, из-за чего. Да, удары слабые и в реальном бою выходить с ними против серьёзных магов нельзя. Но идёт учёба и через год-полтора он достигнет нужного уровня. И тут меня пронзает мысль - у нас нет этого времени. Ему надо стать полноценным боевым магом хотя бы третьего уровня не позже, чем через месяц. А завтра в открытом бою схлестнуться с реальными магами и победить.
   И он это чувствует! И не только чувствует, но и знает, что делать! Предлагаемое им улучшение заклинаний известно, но почти все маги ленились это делать. Оно эффективно только до третьего уровня включительно, а в мирное время каждый из боевых магов намеревается расти дальше. Во время же войны нет свободного времени. А вот ему и Жаин не лень. Правда, доведение заклинания у них получается быстро, прямо во время тренировки. Хотя и чувствуется, что он этим уже занимался, и много. Зато какая мощь - щит разнесён третьим ударом. Надо будет сегодня дать заказ, чтобы завтра изготовили новый. А ему поручить наложить на него серьёзную защиту.
   Спускаемся на полигон, где на мишени стоит защита третьего уровня. Но и там одна серия новых заклинаний разрушает мишень. Я очень доволен - он может пробить защиту большинства магов сеймена. остальные же быстро пробить его защиту не смогут, и можно успеть убежать. А сейчас пусть починит мишень и наложит на неё свои щиты четвёртого уровня.

Кеес

   Я стараюсь запомнить его лекцию дословно. Ведь здесь нередко заранее известен уровень и стихия будущего противника, а значит, и его возможности. Тиум прав, мне предстоит много работы, чтобы показать второй уровень. Но надеюсь, у меня получится и третий. А вот с четвёртым, или с первым старшим, есть проблемы, но их буду решать позже. И мне непонятно, почему он считает, что маг второго уровня не может иметь защиту четвёртого? А также, почему маг не может выполнять заклинания всех стихий? Я не спорю, история магического искусства на Сэрэсе насчитывает тысячелетия - это серьёзное основание для подобных утверждений. Но для меня их разделение на стихии условно, да для моего камня тоже. Однако Тиум завёлся, а моя попытка успокоить его шуткой, только подливает масла в огонь. Хорошо, что с нами Жаин - она разряжает возникшее напряжение. Жаль, опять не полежим мы в эту ночь вместе, но мне придётся успокаивать Маэрим - если она пойдёт вразнос, то кранты Бирейнону. Да и по-человечески её жаль, хотя я воспринимаю её как сестру даже в постели.
   Пока я раздумываю о своих женщинах Тиум пришёл в себя и продолжает лекцию. Он описывает заклинания и подробно разъясняет их, а я стараюсь запомнить. Но его описания тяжелы и громоздки - впрочем, это беда языка. Что Эрис, что русский для их описания неудобны, то ли дело Айвиш! Однако я стараюсь, мне помогает камень на груди - все камни бывших помощников бейлифа слились в один жёлтого цвета. Но он стал лишь немного больше и чуть тяжелее камня Терейона. Как это у него получается - не могу понять, да и особенно не интересуюсь. Камень постоянно предлагает свою помощь, причём совершенно искренне - и хотя его возможности поставят меня вровень с магистром второго круга, я опасаюсь им пользоваться. Передо мною пример бейлифов и их помощников - вряд ли они изначально были такими подонками. И камни тоже не виноваты - они не люди и понятия "мораль" у них нет. Просто нам их восприятие Мира не подходит. К тому же я хочу сам стать сильным магом, а камень использовать лишь как накопитель энергии и советчик. Только он не делит заклятия по уровням и стихиям, поэтому мне самому приходится выбирать доступные.
   Началась тренировка, и я всё больше разочаровываюсь в своих "успехах". Мне уже ясны требования к боевому магу и понятно - с такими заклинаниями в серьёзную схватку лезть бессмысленно, забьют. Тот же Корин Тарин-Киф перехватит меня на дороге с кучкой своих магов и сливай воду - нужная большая точность и мощность удара. Придётся все заклинания оптимизировать и применять только их. Прерываю тренировку, подсаживаюсь к зрителям и объясняю свою идею - Жаин схватывает её сразу, а Тиум долго врубается. Мы возвращаемся к началу главы, посвящённой заклинаниям второго уровня, и начинаем их оттачивать. Я даю общую схему улучшения заклятия, а Жаин строит его узор. Похоже, у неё прекрасная теоретическая подготовка, и рисунки оптимизированных заклинаний она выдаёт сходу. Выучив пяток из них, я выхожу на боевую позицию и с третьего удара добиваю щит. Причём одиночными заклинаниями! Мы спускаемся на полигон, но и там хватает одной серии для разрушения мишени. Тиум доволен больше меня, но заставляет её починить.

Жаин

   Дед читает лекцию, а я любуюсь любимым. Эта теория мне известна наизусть, а ему она в новинку. После атакующих заклинаний Тиум переходит к защитам и для примера определяет её уровень у Кееса. И кошмар, не может быть - у него оборона четвёртого (!) уровня. В детстве я довела деда всякими вопросами. Одним из них был - а почему уровень защиты всегда ниже уровня нападения, а не наоборот? И на них мне был дан чёткий ответ - А потому! Иначе не бывает! Оказывается, бывает и как ещё бывает! Сбоку от меня сидит живой ответ на мои детские вопросы и изредка улыбается мне. Но дед шуток на тему магии не приемлет и злится. Особенно когда Кеес характеризует себя как мага-урода. А на самом деле именно он истинный маг, а остальные - уроды. Но деда приходится успокаивать - чрезмерно волноваться ему вредно.
   Далее Тиум даёт описания заклинаний. Эту нудятину даже я слушаю с трудом - заклинания надо показывать, или, по крайней мере, демонстрировать их узоры. А мой любимый с увлечением слушает, но вскоре я замечаю, что его интересует как их применять. А еле уловимые движения пальцев - это он строит свои очереди. Да, есть канонические последовательности заклятий, но насколько они медленнее. Одна моя знакомая магиня говаривала - ожидая очередное заклинание можно поправить макияж. У Кееса в промежутке не чихнёшь! И последовательности он придумывает совершенно парадоксальные. Он может их пускать в любом порядке и выбрать самый неприятный для противника. Наконец и дед закругляет лекцию и мы идём на площадку для тренировок.
   Там Кеес демонстрирует свои серии, а дед недоволен. И он прав! Скорость и точность на загляденье, а мощности мало. Я хочу быть объективной - ему идти в бой и моя завышенная оценка может стоить ему жизни. Они опять спорят, и Кеес ещё раз демонстрирует свои серии. Но теперь его заклинания заметно мощнее, хотя и медленнее. И дед вынужден принять показанные доводы, хотя и ворчит по поводу его многостихийности. Вот будет номер, если он окажется магом всех стихий и на четвёртом уровне! Какое это по счёту будет "Не может быть"?
   Теперь мы займёмся изучением заклинаний второго уровня. Нам всем надо переместиться и по пути мы успеваем с Кеесом обняться и поцеловаться. Я не удерживаюсь от "Фу" - он пропитался запахом Маэрим. Мне понятно её желание после всего ею пережитого быть всё время с Кеесом. Я понимаю его заботы о баронессе, и чувствую его именно братские чувства к ней. Поэтому меня это не задевает, но её запах от него раздражает!
   От первых заклинаний я просто зеваю. Нет, он всё делает правильно, но это учебные упражнения, а не боевые заклятия, и вскоре это ясно и ему. Тогда он предлагает их модернизировать. Это же я читала в учебнике Аранейна, ректора филиала магической Академии, но тогда маги, бывшие в Бирейноне, подняли меня на смех. У меня в голове сохранились фрагменты улучшения узоров. И когда Кеес указывает, где и в каком направлении надо улучшить рисунок, я с ходу вставляю их, оптимизируя узор. В нём меньше узлов и линий, чем в исходном, но зато энергия лучше распределена. Заклинание получается намного мощнее и срабатывает быстрее. То есть у нас получились настоящие боевые заклятия, которыми он разносит щит, а затем мишень. А ведь считается - эффективные боевые заклинания начинаются с четвёртого уровня, а серия из наших новых заклинаний второго уровня почти настолько же эффективна! И у него ещё есть несколько заклятий третьего уровня и два четвёртого! Дед опять будет ворчать - нельзя смешивать магические воздействия разных уровней. А я поинтересуюсь, что он ответит Кеесу на вопрос - "Почему?". Это меня можно заткнуть, а его он не посмеет!

Кеес

   По дороге к себе меня ловит звонок Маэрим - она сообщает, что направляется с Кабалем ко мне, а после обеда мы поедем подчинять сеньорат. Тиум с Жаин ушли к себе и обедаем мы вчетвером - к нам присоединился Дмитрий. За столом барон ворчит - он что-то не поделил с баронессой. А она всячески прижимается ко мне и только не кричит, что мы любовники. Тиум в перерыве сегодня мне объяснил, что казнь Лонегана подтвердила всем в сеймене, какие у них были отношения. Но наши интимные отношения зачёркиваю всё её прошлое и она сохраняет статус, что ей крайне важно. Ведь мой статус теперь выше, чем у любого барона в сеймене. Вся эта игра - что у кого выше, меня жутко раздражает, но приходится с этим мириться.
   После обеда Кабаль просится с нами в поездку и предлагает помочь Маэрим договориться с родственниками Лонегана. Но мы понимаем - он надеется посмотреть на меня в деле. Дмитрий тоже рад размяться - сидение в стенах замка ему надоело. Вторым командиром он берёт Микилееса, с которым они явно спелись. К тому же третий взвод составляют амазонки, и он с удовольствием перепоручает их обучение Вадиму. Эс-Тевия приятна во всех отношениях, но Дмитрий её побаивается. Едем мы так же, как и в рейде, только позади меня, Дмитрия и Миле рядом с Марфиным скачут Маэрим и Кабаль. Отряд идёт быстрой рысью и через два часа мы должны быть на месте. А пока мне приходится развлекаться сканированием леса.
   Движение по дороге до постоялого двора заметное, да и после него телеги и всадники встречаются чаще, чем во время рейда. Деревни на северо-востоке также расположены гуще, но намного меньшего размера. Кабаль мне объясняет, что на западе, особенно на окраине сеймена, крестьяне живут большими селениями. За крепкой оградой они реально рассчитывают отбиться от большинства врагов. Здесь же посёлки маленькие и при серьёзном налёте жители убегают в лес, где у них заранее вырыты землянки и содержится часть скота. Большинство селян здесь сбежали с востока сеймена, людей там осталось мало, а поборы высокие. Из-за этого между восточными и западными бейлифами постоянный конфликт. Дело доходит до прямых стычек между отрядами их младших помощников.
   Уже подъезжая к посёлку, мы видим столб дыма в дальнем конце селения. Ворота с нашей стороны распахнуты, и отряд галопом мчится по главной улице. На другом конце деревни яростно спорят двое и за каждым из них стоят воины. Знаком велю Кабалю и Маэрим не лезть, подъезжаю к ним и приказываю доложить, что происходит. Выясняется, что один из них младший помощник бейлифа, но не нашего, а восточного. Он заявился сюда пограбить, а если ему не дадут собрать дань, то его бейлиф будет очень недоволен - у них грабить уже нечего. Выплачиваю ему дань ледяной стрелою в лоб и приказываю зарезать его воинов.
   Второй претендент выглядит типичным разбойником, как и его люди, но что-то в нём меня интригует. Поэтому для разбирательства веду его в ближайший дом и велю туда же занести тело младшего помощника. Там он предъявляет грамоту на сеньорат, и я читаю её. В ней говорится, что второй помощник бейлифа Аниор Бен-Урон назначает подателя сей грамоты сеньором данного посёлка. Печать и подпись явно самодельные и магически не подтвержденные. Вообще магии в документе нет, хотя подобные грамоты обязательно пишутся на магически обработанной бумаге. На эти вопросы он мямлит, что Аниор очень спешил и не успел наложить магию. А после моего замечания, что фамилия Аниора Бен-Оорон, а не Урон, мой собеседник совсем сникает.
   В этот момент входит Марфин и спрашивает:
   - Маг Кеес, разрешите отрезать голову этому болвану за ненадобностью.
   Атаман разбойников встрепенулся, услышав Кеес, а тут же сник окончательно. Только когда Марфин отрубил голову младшему помощнику, слегка успокоился и рассказа. Ранее он жил в восточной байле, но его деревню сожгли, а жителей связали и погнали на рынок рабов. Ночью охранники перепились, а он с несколькими друзьями освободился и зарезал их, а потом все они ушли на запад. Однако наступала осень, зимовать в лесу не хотелось, а в деревнях на работу с постоем их не брали. Но в этом селении ему удалось подслушать разговор - местный сеньор рассказал своему брату, что Убийца магов предложил ему заманить Кееса в ловушку. Атаман же решил, что Кеес справится с Убийцей, а заодно накажет всех подельников - тогда место владетеля освободится и можно объявить себя сеньором. И всё прошло бы как надо, только чёрт принёс этого младшего помощника. Впрочем, он и с ним как-нибудь разобрался бы, например, напоил его и зарезал пьяного или накормил бы ядом. А сейчас ему остаётся только надеяться на мою милость.
   Кабаль, давно сидящий сзади, оглушительно хохочет - "Каков прохиндей!". Я выгоняю всех - мне надо подумать, а на самом деле забираю серый камень без посторонних глаз. Далее велю Марфину убрать труп, а атаману предлагаю вступить в моё войско. Паренёк он интересный, только за ним нужен глаз да глаз. Но я всегда предпочитал работать с незаурядными людьми, хотя с ними и сложнее, чем с посредственностями. Его односельчанам предстоит прогулка до Бирейнона на радость Маэрим - её баронство прирастает народом.
   Решён вопрос и с сеньоратом - мать кузины Лонегана была старшей дочерью и наследницей. Но отец этого горе-любовника отравил свою сестру, а вскоре и сам непонятно отчего умер. Поэтому владение сеньоратом законно вручаю Маяне Лонеган и принимаю от неё вассальную клятву. Я приглядел себе расположенный западнее замок Аранейнон и это владение хорошо вписывается в моё будущее баронство. У Кабаля явно в голове компьютер - он мгновенно просчитывает всё это и одобряет.
   Селение совершенно разорено, и придется до следующей осени освободить его от налогов мне. А налог бейлифу она должна собрать, но отвезти в последний момент - дай Бог, он помрёт с моей помощью, тогда и платить не придётся. Кузина Лонегана - невзрачная женщина, но хозяйка умная и хваткая. И мы с Кабалем полагаем, что за год сеньорат встанет на ноги и, если его не ограбят, то через несколько лет здесь будет вполне приличное село. Оставив одно отделение для охраны переселенцев, мы возвращаемся обратно в Бирейнон. Но от моего предложения перейти порталом, барон с баронессой отказываются - поговорить можно и в седле, а когда ещё выдастся возможность не спеша прогуляться по лесу.
   Благодарю их за комплимент, перестраиваюсь во второй ряд и всю дорогу мы обсуждаем мелкие хозяйственные дела. Но после боевых походов и решения глобальных вопросов - это отдых. В Бирейнон мы въезжаем под вечер, надеюсь - переселенцы успеют дойти хотя бы до постоялого двора. Впрочем, ещё одна ночь в лесу погоды не делает - в любом случае завтра они будут в замке. Ужинаем мы в Доме Урожая - прежних покоях Маэрим, где в гостевых комнатах остановился Кабаль. А затем она со мной порталом переходит из гостиной ко мне в спальню. Впрочем, барон достаточно умён, чтобы понять её и играет он на моей стороне.

Кабаль

   Я напросился в эту поездку, чтобы присмотреться к Кеесу и его отношениям с Маэрим. Он это прекрасно понимает, но ему предстоит дело, а тут мало что скроешь. Да и стычки случаются, стоит только немного отъехать от замка. Так и в этот раз - не успел нынешний сеньор отдать концы, как на сеньорат объявились претенденты. С младшим помощником бейлифа Мурило у Кееса разговор короткий - тот даже не успел высказать свои требования. И слухи не врут - младший камень бейлифа не защитил своего хозяина. Я видел немало магов и Кеес из них самый кеес - не знаю, каков он по силе и мощи, но в быстроте его превосходство очевидно. А отморозки восточного бейлифа явно обрадовались, услышав, что им только отрежут головы. Следовало бы их посадить на колья или сжечь, но Кеесу жалко терять на казнь время. И не обращая внимания на палача с топором, он потащил второго претендента в ближайший домик. Туда же относят тело младшего помощника, зачем? Иду следом за ними.
   Второй претендент выглядит обычным разбойником, но он мне понравился. Это надо же придумать сварганить поддельную грамоту на сеньорат! И младшего помощника не испугался! Тот на западе чувствует себя неуверенно и ловкий мошенник, понимая это, решил попытаться его обмануть. И понимая, что с нами это не пройдёт, он всё же продолжает свою игру. Хочет выиграть время? Скорее произвести благоприятное впечатление - конечно, я прохиндей, но могу быть вам полезен! Ему это удаётся - Кеес берёт его на службу. А я уже хотел попросить отдать этого парня мне - из него вышел бы ловкий управляющий. Затем нас выгоняют - маг хочет забрать камень без свидетелей. Парень рад, что сохранил на плечах голову, а мне такие тайны не нужны - в дела магов влезать не хочу.
   На площади палач заканчивает свою работу - грабители, присланные Мурило, торопятся расстаться с головами. А вдруг вернувшись, маг передумает и заменит им лёгкую казнь мучительной. И солдаты их поторапливают - мол, их командир любит покидать в пленных боевые заклинания. А разбойники тем временем гадают о своей участи и сносят тела казнённых на уже сложенную поленницу. Маэрим беседует с местной сеньорой и представляет её мне. По закону именно она должна была унаследовать сеньорат, только кто в нынешние времена соблюдает законы? Однако я не прав! Кеес, примериваясь к графскому венцу, старается их блюсти и правильно делает - для многих это гарантия справедливой власти. Почти всем владетелям достаточно их собственных баронств и такой властитель их вполне устроит. Сеньора Лонеган - баба хваткая, обменявшись взглядами с Маэрим, мы решаем рекомендовать Кеесу утвердить её. Опять коллизия смутных времён - барон с баронессой рекомендуют сеньору назначить другую сеньору владетельницей. Конечно, баронесса Бирейн могла бы эта сделать сама, но мы ждём его решения.
   Тот не задерживается, выслушивает наш совет и предлагает сеньоре принести вассальную клятву ... себе! Я удивляюсь, но быстро соображаю - будущему властителю необходимо собственное владение. Северо-восточнее Бирейнона находится замок Аранейнон, бывшая резиденция герцога, правившего территорией нынешней байлы. И раз Кеес не хочет отбирать Бирейнон у Маэрим, то это баронство будет самым подходящим, а сеньорат Лонеган расположен неподалеку. И с владетелем проблем не будет - в замке засела банда Седого, которую ему необходимо ликвидировать. Пограничные же вассальные сеньораты лишними не бывают.
   А Маэрим говорю одно слово - Аранейнон, и она расплывается в улыбке. И теперь может быть совершенно спокойна - властитель Сокейна, владетель Аранейнона устраивает баронессу Бирейн полностью. Ведь двумя замками владеть не положено. И меня всё произошедшее вполне устраивает. Причём, отобрав сеньорат у Маэрим, который тот и не принадлежал, Кеес тут же подсластил пилюлю и отдал ей переселенцев с востока. Земель у неё достаточно, а людей не хватает. А теперь она счастлива, что может возродить ещё одну деревню, а мороку с сеньоратом на востоке байлы с удовольствием оставляет Кеесу. И Маяне хорошо, будучи магом и воителем, он лучше защитит её сеньорат от набегов, а их будет меньше - многие побоятся. И его формулировка насчёт дани бейлифу говорит о многом - мол, собрать собери, но пока не отвози, жди сколько получится!
   Обратное возвращение - это приятная прогулка. Конный взвод за спиной и боевой маг рядом - можно полностью расслабиться и получать удовольствие от поездки. А серьёзные вопросы мы все обсудили. И с Маэрим ясно - ту-ули он никогда её не сделает, но как партнёршу будет поддерживать всегда и во всём. И её это вполне устраивает.

Кеес

   Темнеет и Маэрим снова вцепляется в меня. Даже предложение прогуляться и посмотреть, как там бывший любимый, её не вдохновляет. Мне приходится её, как маленькую девочку, посадить себе на колени, гладить по голове и говорить всякие глупости. Это непросто - Маэрим почти с меня ростом, а сидя у меня на коленях, возвышается надо мной. В какой-то момент я чувствую - наконец-то её отпустило, но она меня отпускать не собирается. Вместо этого меня целует и крепко обнимает, чуть не задушив. Затем вдруг встаёт и подходит к зеркалу, осматривает себя и начинает медленно раздеваться. Это ещё не стриптиз, но ... В середине процесса она оборачивается и справляется, а чего я сижу - неужели хочу заставить её ждать. Раздеться мне недолго, а взять за руку и отвести в постель тоже несложно. Далее мне показывают, как бабы насилуют мужиков. Потом мы просто долго лежим - она пришла в себя, и можно расслабиться.
   Через некоторое время она опять поднимает разговор о наших отношениях и предлагает мне стать бароном, а её сделать ту-ули. Я опять отказываюсь и заявляю, что завоюю себе баронство, а о наших отношениях и так известно всему сеймену. И мне непонятно, зачем ей всё это нужно. Тут она опять взрывается:
   - Дурак, мне просто с тобой хорошо. - А после добавляет, успокоившись, - все, даже бейлиф, боятся страшного Кееса, который походя убивает своих врагов. Как слабая женщина может гарантировать себе защиту? Быть в твоей постели - здесь тепло и спокойно.
   И я вдруг чувствую исходящие от неё волны нежности. Обнимаю её и опять глажу по голове, а затем целую в шею и за ухом, на что она урчит, как кошка. Понимаю - девочка с детства была обделена любовью и лаской. Гладить её приходится долго, а она извивается всем телом - настолько ей это приятно. И нужен от мужчин ей не секс, а внимание и забота. И ещё защита. Всё это стараюсь ей дать, а она продолжает тереться об меня, вынуждая продолжать её гладить, и основательно сосёт из меня прану. Но в этом я не хочу ей отказывать. Однако она сама чувствует, что сейчас подпитывается от меня и отстраняется. Подождав немного, говорит, что помнит о своих обещаниях, и не будет ограничивать меня ни в чём. Но, тут Маэрим хищно улыбается, считаться любовницей Кееса весьма престижно. И она надеется, что я буду это подтверждать и не только словами. Обещаю ей это, принимаю душ и одеваюсь. Моя подруга огорчается, ей не хочется вылезать из тёплой кровати. Радую, что она может в ней остаться до утра, мне же надо сделать обход стены и башен. А затем вернусь и лягу с ней.
   Следует заметить, что обычно мужчины и женщины на Тао-Эрис спят раздельно - считается, что за ночь энергия перетекает от первых ко вторым. И это действительно так, но жизнь на Земле научила меня закрываться и не терять прану от такого соседства. Одевшись, я блокирую двери, кроме гостиной и санузла и звоню Дмитрию. Мы договариваемся с ним встретиться у Дома Оружия, где он живёт. Перед уходом Маэрим просит пройти через площадь Наказаний и убить Лонегана. Он уже достаточно намучился, а мне не трудно сделать это быстро и безболезненно. Поцеловав её, выхожу из дома и не спеша направляюсь к Дмитрию.
   У меня в голове уже созрел один способ захвата замка, но этого недостаточно. Требуется придумать план, пригодный для Аранейнона и Таринона. Для этого мне надо внимательно изучить защиту нашего замка и найти слабые места. Дмитрий уже ждёт меня во дворе, и мы идём на площадь Наказаний. Несчастный любовник висит на крючьях под рёбрами и мечтает о смерти. Тело его истерзано, а все кости переломаны. Увидев меня, он взглядом просит прекратить его мучения и получает "Разрыв сердца".
   Далее мы отправляемся к восточной башне, но проходим мимо - Бауэра, командира башни, мы знаем и с солдатами его знакомы, поэтому поворачиваем вдоль стены налево. Замок Бирейнон в плане восьмиугольник, с четырьмя надвратными башнями и восемью угловыми- половина глухих, половина с калитками. Надвратные располагаются в середине стен справа от ворот. Подходим к первой глухой и обнаруживаем, что стальная дверь заперта. А когда мне - магу, с трудом удаётся её открыть, уже звучит сигнал тревоги. Входим в башню и видим, что её гарнизон - три человека, изготовился к защите. На первой площадке расположился лучник, ступенькой ниже мечник и справа от лучника второй мечник. В замке же слышен сигнал малой тревоги и топот десятков ног - поднятый по тревоге отряд спешит к башне. Приходится дождаться отряда и познакомиться с его командиром. В замке два малых тревожных отряда, не считая командира и заместителя. Ещё положено иметь большой тревожный отряд, но на него не набралось людей - в своё время, Бауэр сократил число стражей до минимума.
   Потом поднимаемся в башню, где её гарнизон - сержант башни и два солдата, пили чай. Башня вся нашпигована сигнальными устройствами - на тепло, металл, массу, ауру, магическое действие и даже на дыхание. Все бойницы, включая выходящие внутрь замка, перекрыты толстыми металлическими прутами. Три двери - входная и две ведущие на стены, целиком из броневой стали и запираются изнутри на два замка и засов. Гарнизон башни постоянный и не сменяется. В течение суток один спит, а двое дежурят, в основном следят за сигнальными устройствами и готовы задержать врага у вскрытой двери или бойницы. Этот гарнизон предназначен только для её охраны в обычное время. При нападении должны подойти воины, которые займут места у бойниц и на стенах. Попив с солдатами чай, мы выходим на стену. Стражников на ней нет, её охраняет только магия, но всякого рода сигнальные заклинания и устройства наставлены весьма густо. То есть их немного, но почти каждое многофункционально и закрывает большой участок. Поэтому любое место на стене перекрыто тремя, а то и пятью слоями сигнализации. Воистину муха не пролетит, змейка не проползёт.
   - Не понимаю, зачем тебе нужен этот обход, - внезапно отвлёкает меня Дмитрий, - мне ещё может и придётся защищать замок на стенах, да и с людьми познакомиться не мешает. А тебе на хрена? Обороняться в замке ты не будешь, если налетит какая-нибудь банда, даже большая или идиот-рыцарь с дружиной, то ты их просто прихлопнешь. А если наедет кто-то весьма крутой, то проведёшь куда-нибудь портал и сбежишь.
   - Ты прав, - подумав, отвечаю ему, - если бы меня очень заботила защита замка, тогда я нашёл бы подходящее место и проложил туда постоянный портал. Но не думаю, что это срочно необходимо. Меня больше интересует, как построена защита замка - надеюсь, она типовая и одинаковая в большинстве из них.
   - Но ты же сам ставил в Бирейноне защиту?
   - Мною построена одна линия - защита от вражеских порталов, а пять остальных восстановлены. Я знаю, как они устроены, но довольно смутно представляю, как они работают и каким образом их можно преодолеть.
   - Так ты всерьёз планируешь захватить другие замки?
   - По-твоему, мобильный батальон с крупнокалиберными пулемётами и миномётами создаётся, чтобы охотится на хрюшек?
   - Ни хрена себе! Старый барон прав - рядом с тобой тишины и спокойствия не видать. Твоё прозвище случайно не Торнадо?
   - Нет, просто Ураган.
   Так посмеиваясь, мы доходим по стене до следующей угловой башни. Здесь верхняя дверь уже открыта и нас ждёт сержант.
   - Солдатская связь работает без сбоев, - смеётся Дмитрий, - внезапной проверки не получается.
   - А она и не запланирована. Нам с тобой надо познакомиться с системой защиты замка, а заодно и с людьми.
   Ознакомившись с башней, не обнаруживаем каких-либо отличий от предыдущей и идём дальше. Все мои попытки выявить хоть какую-нибудь брешь в защите безуспешны. Даже без учёта моей портальной защиты общая магическая хорошо прикрывает замок от проникновения. Разумеется, щели в ней есть, но узкие и нестабильные. Исхищрённый в подобном маг, причём не сильный или опытный, а именно исхищрённый и видящий, может через них проникнуть в замок, прихватив с собой одного-двух помощников. Но это же может сделать и ниндзя, укрывшийся в крестьянской телеге. А мне нужно забросить в замок роту в двести человек с оружием, а то и батальон на автомобилях. Щелочки для этого совершенно не годятся.
   Обходим ворота и надвратную башню, следующая угловая с калиткой - в её гарнизоне пять человек, возглавляемых младшим офицером. Познакомившись с бойцами и спустившись с командиром вниз, приказываю открыть дверцу, ведущую за стену. Командир мнётся, а потом говорит, что ему нужен приказ вышестоящего командира. Приходится объяснить, что перед ним коннетабль и командир дружины замка. Видя жезл коннетабля, он соглашается её отпереть, но требует письменного приказа. И только получив его, открывает дверь. Мы втроём выходим в наступивший вечер. С этой части замка вместо рва протекает ручей, в который собраны все ручейки округи. Наш правый берег узкий, всего один шаг и каменистый. Думаю, чтобы придать ему твёрдости, сюда вывалили не одну подводу гравия. Противоположный, левый берег топкий и болотистый, и лес начинается далеко за ручьём. Меня заинтересовала тёмная полоска в середине болота - предлагаю своим спутникам подождать меня в башне, пока проверю это место. Но они отказываются и заявляют, что будут ждать меня тут.
   - Так ты быстрее вернёшься, а то можешь и загулять, - выдаёт мне Дмитрий.
   По болоту не пройти, а левитировать туда далековато, да ещё там надо будет найти место для приземления - поэтому выискиваю твёрдые участки. Затем накачиваю магией мышцы, прыгаю и удлиняю спуск левитацией - важно не приземлиться в болоте, потом грязь с себя не соскребёшь. Последний прыжок - достигаю этой полосы и перевожу дух, мои старания не напрасны - это естественный спуск во внутренние слои мира. Беру в левую руку жезл мага, а в правую кинжал, и вхожу в узкую, но постепенно расширяющуюся зелёную долину. Мой путь преграждает озеро, окаймлённое густыми лесными зарослями - это редчайший случай, во внутреннем слое Мира имеется полноценная жизнь. Удивляет только отсутствие следов людей, в подобном месте они обычно пытаются поселиться. Форсировать озеро или продираться по лесу не хочется, да и пускаться в экспедицию в неизвестную страну без подготовки неразумно. Хотя место чрезвычайно интересное. Заношу путешествие сюда в список отложенных неотложных дел и ужасаюсь его размеру.
   Мои спутники дожидаются меня, хотя уже совсем темно. Но поздней осенью темнеет рано, а бреши в защите пока не обнаружено. Поэтому мы с Дмитрием идём вдоль стены к следующей башне. Третья глухая башня ничем не отличается от первых двух, а проверка защиты стен показывает, что, даже при отсутствии гарнизона, ворваться в замок не так-то просто. Далее перед нами северная надвратная башня, её защищают восемь человек, возглавляемых офицером. С башни открывается вид на дорогу, а днём можно видеть вторую дорогу на северо-восток и деревню. Ворота прикрыты сигнальными заклинаниями и устройствами вдвое, если не втрое кучнее, чем стены. А защита восстановлена мною и каждая линия утроена. Около ворот дежурят два мечника с обнажёнными клинками. А сама башня вылизана и вычищена до блеска. Солдаты в свежей одежде, а у офицера и сержанта начищены бляхи.
   - Потрясающая показуха, наверное, им больше делать нечего, как бляхи чистить, полы драить и одежду стирать, - Дмитрий говорит это тихо, но командиры его слышат и смущаются.
   - Проводите нас во двор, - приказываю им.
   Выйдя из башни, мы отходим вглубь замка, и там Дмитрий интересуется, что именно они планируют делать в случае ночного нападения, имея усталый измученный гарнизон? Или они предполагают, что враг отступит сам, устрашённый блеском их начищенных блях? Не получив ответа на свои риторические вопросы, Дмитрий предлагает подежурить эту ночь им самим, а завтра с утра вернуться к обычному режиму. Офицеры возвращаются в башню, и мы остаёмся вдвоём.
   - Обход закончен? - Дмитрию уже надоело.
   - Увы, нет. Нужна идея, как проникнуть в замок большими силами. Только пойдём двором к башне с калиткой, а глухие минуем.
   - Ещё одна попытка создать внезапность. Вполне может получиться, - Дмитрий воспринимает наш обход, как обычную проверку, проводимую старшим командиром.
   У входа в башню стоит телега с возницей и две пары солдат таскают в неё мешки, похоже, с картошкой. Около телеги стоит офицер, которого я видел в Доме Сеньора, когда штурмовал комнату Магов. Увидев нас, он удивляется, но старается не подать виду. В отношении меня это бесполезно, чтение чувств моё естественное состояние.
   - И чем занимаемся? - Дмитрию любопытно.
   - Перевозим картошку из подвала башни на склад, - рапортует тот.
   При слове "подвал" меня словно стукнуло:
   - Надо проверить, а действует ли защита в подвале?
   Краем уха я слушаю объяснения офицера. При прежнем капитане замка, до Бауэра, три года назад в ближайшей деревне была закуплена картошка специально для солдат. Мешки с нею складировали в единственном подвале, имеющемся в распоряжении гарнизона. На мой вопрос:
   - Какие есть другие подвалы в замке?
   - Есть хозяйственные склады, - отвечает офицер, - тюрьма, а подвалы лишь под некоторыми домами.
   Дмитрий продолжает выяснять про картошку. Прежний капитан опасался, что начнутся перебои с продовольствием и хотел иметь неприкосновенный запас на крайний случай. Когда два года назад разбойники убили его, то офицер не стал докладывать об этом складе Бауэру. А когда сейчас проблема с продовольствием снялась и ожидаются новые экспедиции в деревни, то он решил, что подвал боевой башни должен быть свободен для воинских нужд. Конечно, всё это объяснение шито белыми нитками, но прохлопал это нарушение Бауэр, а не мы. Поэтому, переглянувшись с Дмитрием, решаем принять его. Нетерпение жжёт меня, и я лезу в подвал, не дожидаясь его разгрузки. Туда ведёт узкая лестница, перекрываемая вверху и внизу стальными дверями. Сам подвал обширен и состоит из просторной центральной части и галереи, разделённые толстой стеной и соединённые узкими проходами. Галерея проходит внутри стен башни, а центральная часть строго под ней. Защиты же на стенах подвала нет, она осталась выше. Через него можно забросить большой отряд, но операцию надо тщательно подготовить, так как выходы наверх и проходы в башне легко заблокировать. Любая нелепая случайность может сорвать проникновение. Но если подобный подвал есть в каком-нибудь Доме, то его легко будет уничтожить, заложив и взорвав пуд-другой динамита. Дождавшись, когда последний мешок с картошкой унесут наверх, я накладываю на стены заклинание от телепортации и слежу, как комендант башни запирает двери в подвал.
   - Обход закончен, - радую я Дмитрия, - уязвимое место замков - подвалы. Но учти - это тайна, даже Вадиму и Косте ни слова.
   - Понял, - радуется он, - ты теперь куда?
   - В Башню Мага, а оттуда домой.
   - Тогда сделай портал к моему дому, сегодня я набегался.
   Здесь мы с Дмитрием расходимся - он идёт к себе порталом, а у меня короткая прогулка до Башни Мага, а через неё к себе.
   Маэрим не спит и ждёт меня. Она позволяет мне раздеться и принять душ, а затем спрашивает:
   - Ты решил возродить графство Сокейн, то-то тебя не заинтересовало моё баронство.
   - Сомневаюсь, что хочу быть графом.
   - Ты отдашь графство первому встречному?
   - Нет, конечно. Подберу на это место достойного человека, например, тебя.
   Маэрим задумывается. Конечно, мы шутим и знаем, что шутим. Но в каждой шутке есть только доля шутки - и это мы тоже знаем.
   - Нет, не справлюсь. Мой потолок - баронесса Бирейнона, и то когда рядом есть Кеес, маг и коннетабль, от которого бежал в страхе сам бейлиф.
   - Так уж и бежал, причём в страхе.
   - Ты не представляешь, насколько многие тебя бояться. Если бы я не спала с тобой и не чувствовала, что ты никогда не сделаешь мне больно, то тоже сильно страшилась бы. Вот скажи, когда ты вернулся к войску, то почему не повёл его в лесную деревню на бейлифа?
   - Я уже объяснял, что это было рискованно, так как войско ....
   - Стоп, ты всё сказал одним словом - "рискованно", то есть ты всерьёз думал об этом, но решил напасть на него в другой раз, когда это будет менее "рискованно". А ведь любой другой навалил бы в штаны, приди в его голову даже тень мысли напасть на бейлифа.
   - Ну не скажи, например, Дмитрий и его друзья спокойно говорят об этом.
   - Они с Земли и не прониклись нашими реалиями. Это смелость незнающего. А ты, хоть тоже оттуда, знаешь и чувствуешь, но при этом не боишься. Вот скажи, если ты встретишь в лесу бейлифа одного, что тогда?
   - Нам придётся сразиться, а кто победит - не знаю, предполагаю - мы равны по силам.
   - Вот, ты готов с ним сразиться, и рассчитываешь на победу. А все маги, кого я знаю, в том числе очень сильные, не рискуют вылезать из своих башен, боясь бейлифа. Значит ты очень силён, а таких положено бояться.
   Даже с позиции формальной логики в её рассуждениях полно нестыковок, но она уловила главное - я решил, что могу победить бейлифов, и собираюсь этим заняться. Тут она валит меня на кровать, и мы занимаемся ставшей привычной гимнастикой. Как обычно, она затем быстро засыпает, а мне требуется ещё раз прокрутить в голове придуманные способы захвата замков. Имеется определённый риск, но он вполне допустим на войне - это тоже ловушки, но уже мои. А на завтра у меня планируется прогулка в один из небольших городков на севере. Мне требуется оружие, и даже если его там не будет, то я надеюсь узнать, где его можно раздобыть. А на десерт или закуску прилагается младший помощник - мне любопытно, что предпримет Фанах, оказавшись без них. Маэрим тихонько посапывает, повернувшись ко мне спиной. А я наслаждаюсь жизнью! Изучение магии и война - этого мне всегда не хватало. Сейчас моя жизнь наполнена! А риск - на Земле я участвовал в опасных авантюрах, ради намного меньшего приза. И у меня есть цель - стать полным боевым магом!

Маэрим

   С сеньоратом Лонеган всё оказалось легко и просто - для Кееса. Даже не представляю, что бы я делала, окажись в подобной ситуации, пусть и с отрядом - ведь я не магиня и не воительница. Хотя у меня всё замечательно получается, когда передо мною его спина. Младшему помощнику стрелу в лоб - нечего тебе в наших краях делать, а пройдоху-разбойника на допрос. Я же занялась своим делом - выясняю, кто из семейства Лонеган пока жив. Была у меня мыслишка всех их отправить к палачу под топор, но я жалостливая. А Маяне - его кузине, и так от своего братца досталось - не жила, а мучилась. Нет, бить он её не бил, но ела она на кухне вместе с челядью и еды часто не хватало. И платья он ей не покупал, приходилось ей донашивать оставшиеся от матери или напяливать крестьянские мешки из дерюги с дырками. А узурпатор с братцем только издевались - мол, на этой уродине любое платье выглядит мешком. Конечно, Маяна не красавица, но если её подкормить, да накрасить и уложить волосы, то будет вполне ничего. И по закону она имеет все права на сеньорат, большие, чем её кузен. Так что пусть владетельствует.
   А отморозки с востока быстро разделись и спешат положить голову на плаху. Их уже порадовали - когда маг закончит с атаманом, то будет жечь их огненными шарами для тренировки. Вот они и торопятся, пока смерть быстрая и лёгкая. А я уже прикидываю, что хлопот с этим сеньоратом будет много, а доход пойдёт нескоро. И когда Кеес утверждает Маяну, но объявляет её своим вассалом, то я донельзя удивлена. Нет, я не возражаю - отбивать набеги с востока придётся ему. Да и мне он подарил целую деревню переселенцев, а люди для меня важнее захудалого поместья. Но ему зачем? Тут Кабаль шепчет мне - Аранейнон, и я обзываю себя дурой. Кеес не намерен претендовать на Бирейнон, но замок ему нужен. Когда он собирается его захватить, я не знаю, но он всё делает быстро. И заранее расширяет будущее владение.
   Кабаль предлагает вернуться в замок своим ходом и это прекрасная идея, давно я так спокойно не каталась вне замка. Рядом с Кеесом я чувствую себя в полной безопасности, большей, чем в собственных покоях. Впрочем, я только рядом с ним полностью спокойна и ни о чём не волнуюсь, как в детстве рядом с дедом и отцом. Но с наступлением темноты меня опять охватывает ужас, к счастью мы уже в Бирейноне, более того, в его спальне. И я чувствую сильные руки старшего брата, и страх отступает. Наши отношения определились, но время от времени спать ему со мной придётся. Прежде всего, он хороший любовник, хотя я предпочитаю молодых мужчин - послушных и старательных. И будучи его любовницей, я могу спать с кем угодно, невзирая на их статус постельной игрушки - положение подруги властителя перекрывает всё. А то, что он фактически мне брат и отец - это наша с ним личная тайна.
   И этой ночью всё творится, как я хочу и люблю. Оказывается, он умеет быть послушным и выполнять мои желания. А после я проверяю догадку Кабаля насчёт Аранейнона, а он почему-то меня не так понимает. И приходится ему объяснять, что мне с ним просто хорошо. А официоз - Кабаль всем сообщит, что я любовница властителя Сокейна, и мне этого достаточно. Я прижимаюсь к нему, чтобы телом передать свои чувства, раз это не получается словами. А он начинает меня ласкать - о, какая это изысканная пытка наслаждением. Я и страдаю, и блаженствую, мне ужасно хорошо, но вдруг замечаю, сколько он на меня тратит праны. И прекращаю это безобразие. Как-нибудь я потребую повторения сегодняшней ночи, но пока он должен постоянно быть в боевой форме. Ещё раз сообщаю ему свои требования и с удивлением замечаю, что в его спальне нет второй кровати. Хотя прошлой ночью он закрылся так, что мне не перепало ни капли праны, а значит, мы можем спать вместе.
   Но он, выйдя из душа, вдруг начинает одеваться. А мне разрешает остаться и подождать его в кровати. Спасибо и на этом! Поручаю ему добить Лонегана - скорее из вредности. Хотя я уже вычеркнула бывшего любовника из своей жизни, и выходит - ему больше незачем мучиться. Что меня в Кеесе бесит? Даже в постели со мной он умудряется думать о делах, и использует для этого каждую свободную минуту. Интересно, а как в этом плане у них с Жаин? Хотя она такая же ненормальная в плане работы. Возможно, сначала они долго обсуждают какое-нибудь заклинание, потом ненадолго прерываются на секс, а затем продолжают обсуждение?! Не будь её Дар таким крохотным - из неё бы вышла хорошая магиня. И ещё, мне надо наладить с ней отношения - она фактически ту-ули Кееса, а я - его сестра. Нам нечего делить, а он нас крепко связывает.
   Меня тянет в сон, и я с трудом дожидаюсь его. Кеес явно что-то нашёл или придумал. Но меня это не интересует - если меня его новая задумка касается, то он сам расскажет. Меня больше интересует - как он намеревается властвовать в Сокейне? Но разговор плавно переходит на войну с бейлифами. О своих планах он не говорит. Или их у него пока нет, или он ни с кем не будет делиться, пока планы не превратятся в распоряжения о конкретных действиях. И правильно - незачем кому бы ни было знать о них заранее. Прижимаюсь к нему и снова чувствую желание. Он тоже устал, но чувствует меня, да и я сама перевожу его в горизонтальное положение. Прижимаюсь к нему и не отпускаю ещё раз в душ, обойдётся. Как с ним хорошо - не надо ни о чём думать и волноваться. Только обняться и спать.

Глава 10. Городок наш ничего

Кеес

Пятница

   Проснувшись, хочу повторить ночную гимнастику с Маэрим - мне понравилось. Но сам себе говорю - "враги ждать не будут", и встаю. Постельные утехи приятны, но затем придётся спускаться к источнику, потом структурировать и распределять энергию, а в результате потеряю полдня. Узкие входы в каналы приводят к серьёзным ограничениям в жизни. И так ночью не заряжался, только плотно закрылся, чтобы Маэрим меня не высосала. А дело надо делать.
   На сегодняшнюю прогулку в город нужны деньги и я ищу их по сумкам, вытащенным из сейфа. В результате на столе собрана довольно внушительная кучка. Но надо узнать их реальную ценность, что должно быть известно Маэрим, Юреку и Кабалю. К сожалению, приходится будить свою подругу и с ещё большим огорчением размыкать её объятия. Она тоже разочарована, но всё понимает и согласна помочь. Пока баронесса одевается, заказываю завтрак, а после бужу и приглашаю на него моих консультантов. Едва мы оделись, как принесли кушанья и вскоре появляются гости. Уже стандартная процедура - в гостиной ждут повар и Руми - съедаю несколько кусочков, благодарю повара, и они уходят. После завтрака приношу из спальни стол с деньгами, помогая себе левитацией, а затем прошу знатоков отобрать мне требуемые монеты. В город я намереваюсь прийти под видом охотника на лесную птицу и зверя, и они долго спорят, отбирая соответствующие деньги. Побеждает мнение Юрека, предлагающего заодно накинуть хламиду и изобразить монаха. Богов на Сэрэсе хватает и их служители особым уважением не пользуются, но связываться с ними остерегаются. В отличие от Земли, здесь гнев Бога достаточно реален и опасен.
   У меня на сегодня запланирован поход в один из маленьких городков на северо-востоке. Я хочу своими глазами посмотреть, как живут там люди и как правит младший помощник бейлифа. Если он не отморозок, а относительно нормальный человек, то достаточно отобрать у него камень. А отморозков надо убивать - этот принцип тоже входит в мой список. С собой беру Марфина, и мы идём на восточную площадь. Уже отойдя от своего здания, обращаю внимание - ни у одних дверей нет охраны. И в мой Дом заходят явно посторонние люди. Это непорядок, но сейчас разбираться с ним не буду - у меня другие планы. Ограничиваюсь зарубкой в памяти - разобраться по возвращении. Площадь за Домом Урожая специально предназначена для телепортаций. В душе ругаю себя, что опять лезу наобум - у меня нет ни плана городка, ни плана действий. Вернее, есть намерение быть последователем Наполеона - сначала надо ввязаться в драку, а там видно будет. То есть нам предстоит очередная авантюра, и оправдывает такое моё поведение только ощущение, что надо спешить. Причём куда и для чего - не имею ни малейшего представления. Но за свою жизнь я привык доверять своим чувствам - подводили они меня редко. А подготовка вряд ли что существенное даст - только потеряю внезапность. Это я так себя оправдываю.
   Утро холодное, мы немного замерзли и заворачиваем в Дом Урожая погреться, и в холле я осматриваю себя и Марфина в огромном зеркале. Сверху на нас хламиды, под ними добротные костюмы, какие носят купцы и мелкие дворяне, а на ногах высокие сапоги. Из оружия у меня кинжал, подвеска с клинками и пистолет. В левом рукаве хламиды закреплён жезл, и руку обвивает стилет. Мне хотелось дополнить свой арсенал коротким мечом, но ничего подходящего не нашлось, а катана барона великовата. У Марфина на поясе висят кинжал и короткий меч, что вполне нормально, а вдобавок он сумел совершенно незаметно прицепить к хламиде изнутри пистолет-пулемёт, принесённый нам Юреком. Его он освоил и даже попрактиковался - но мы хорошо понимаем, что убойный эффект достигается только длительными тренировками. Выйдя на площадь, я с удивлением натыкаюсь там на второй взвод, которым командует Куини. Все бойцы тепло одеты и на лошадях. Увидев нас, он тут же подскакивает ко мне, а узнав, что я хочу провести разведку города вдвоём с Марфиным, ругается:
   - Кеес, на тебе слишком много держится, не дай Бог случись что, тогда никто тебя не заменит. А если представится возможность захватить город? Вы что, вдвоём с Марфиным будете его занимать?
   Определённый здравый смысл в его словах есть, тем более что бейлиф считает - Кеес, то бишь я, никогда в одиночку не действует, а только во главе отряда. И разубеждать его пока неразумно. Но уже давно рассвело, а терять время на формирование отряда не хочется - и я "радую" Куини, предлагая отправиться вместе со мной. Он действительно обрадован - у него запланирован марш-бросок по лесу, но любой выход из замка надо согласовать. А эта поездка будет для них хорошей тренировкой, только надо забрать сухие пайки, их он ещё вечером приказал подготовить, и вперёд. Куини отдаёт соответствующие команды второму командиру взвода - немолодому мужику с двумя сабельными шрамами на правой щеке.
   Канаменис - так он представлен мне, уже отправил людей за пайками, а одного за лошадьми и мулом для нас с Марфиным. Вскоре отряд готов, и я настраиваю рамку на ближайший к городку лес. Портал делаю широкий - всё равно услышат. Но когда отряд по двое проскакивает окно, то веду его галопом по тропе к городу, подальше от места высадки. Немного не доехав до городка, сворачиваем глубже в лес, где мы и располагаемся на большой поляне. Сказывается выучка "лесных братьев" - в лесу даже по тропам скакать не просто, а они легко едут без тропинок. Правда, лес не слишком густой. Я двигаюсь следом за Куини и повторяю все его движения. Он понимает, что нужного навыка у меня нет, и едет медленно.
   На деревьях вокруг сидит много крупных птиц, похожих на тетеревов. При нашем появлении ни одна из них даже не дёргается. Хочу подкрепить образ охотника на птиц - набираю и складываю в руках дюжину камушков, готовлю заклинание и каждым сбиваю добычу. Воины бросаются к ним и быстро сворачивают им шеи, а Марфин подводит мула, который скакал за ним в поводу. И связав три пары птиц, вешает ему на спину, остальных птиц приказываю ощипать и добавить в суп из сухих пайков.
   - И выньте внутренности, а то горько будет, - кричу им.
   Однажды в походе ещё в советское время инструктор подстрелил двух дроф, чтобы немного разнообразить наше питание. Но дежурные девушки, готовившие обед, ограничились тем, что только ощипали птиц, а внутренности вынуть не догадались. Жёлчь разлилась, и суп получился несъедобным - было очень обидно! И хотя здесь мужики, а не девчонки, причём прожившие несколько лет в лесу, мне кажется, что напоминание будет им не лишним. Мы же вдвоём идём в город, изображая братьев Ожидающих, подрабатывающих охотой. Это довольно своеобразное братство, не имеющее чёткой структуры, канонических книг или Устава. Они верят, что их Бог - а на Сэрэсе много богов, идёт к ним. Но так как в мире полно несправедливостей, а он пытается каждую исправить, то идёт он долго. Поэтому они в своих хламидах - единственная установленная верхняя одежда, бродят по дорогам. Ибо первый, кто его встретит, станет главным жрецом. Нищенство в Тао-Эрис не принято - им просто не подают, а всяких братьев разных богов хватает. Оттого каждый из них вынужден сам заботиться о хлебе насущном. Воистину, на Бога надейся, а сам не плошай.
   Так мы и входим в юго-восточную слободу, находящуюся снаружи стен, и не спеша идём в город. Я помню слова Юрека - торопливость для Ожидающих является одним из смертных грехов. Народу на улице мало, никто без крайней необходимости старается по открытым местам не ходить. А если уж припирает, то пытается поскорее покинуть главные трассы. На нас, бредущих посреди улицы, посматривают с некоторым удивлением. Однако монахи любых конфессий здесь считаются блаженными. Подойдя к воротам, с удивлением замечаем, что они нараспашку, а стражи нет. Только в стороне стоит какой-то военный, спрятав меч под полою плаща и наблюдая за входящими. Не желая мешать ему нести таким странным образом службу, мы минуем ворота и идём к центру города, откуда доносится шум. Улицы в городе ещё более пустынны, чем в слободе. Лишь изредка какая-нибудь закутанная фигурка перебегает улицу, а передвигаться все предпочитают по задворкам.
   Выйдя на площадь, видим очередное мерзкое и идиотское представление, организованное младшим помощником бейлифа. На помосте стоят подобия креста и на них распяты четыре обнажённые молоденькие девушки. Перед ними стоит парень с ржавым мечом в руках и ВЕЩАЕТ. Пересказывать его выступление брезгую, а смысл состоит в том, что любая женщина - это сосуд грязи и мерзости. Вследствие чего он, младший помощник бейлифа, изведёт их всех. Но он не будет пачкать свои ручки, ибо Небом ему посланы двое. Им он и поручит вскрыть этим мечом у распятых животы и вынуть внутренности. Вокруг веселятся десятка полтора ублюдков - банда младшего помощника, которые отрезали нам возможность отступления и затолкали на помост. На самой площади стоит несколько сотен горожан с унылыми лицами.
   - Вызывай отряд, - шепчу я Марфину, и он ломает под хламидой какую-то палочку.
   Младший помощник подходит ко мне, втыкает меч рядом и велит мне его взять. Беру меч и выслушиваю нудную инструкцию, что удар должно наносить сверху вниз и разрубить только живот, но донизу и ни в коем случае не убивать. Делаю максимально тупое лицо и взмахиваю мечом, приноравливаясь к балансу и едва не разрубая ему нос. Он отскакивает и начинает долго объяснять мне, что он думает обо мне, моих родственниках, в число которых он почему-то зачисляет мула, горожанах, которые не смеют ....
   Мне надоедает его слушать. Меч неплох, только немного заржавел. Добавляю в него магии и, точно следуя его инструкции, вертикальным ударом разрубаю ему живот донизу. Он падает на край помоста, будучи не в состоянии выдавить хотя бы звук от шока. Как он и требовал, его внутренности вывалились наружу и свесились. Кажется, что все на площади превратились в статуи. До бандитов что-то дошло, и они выискивают щёлку, по которой можно удрать с площади. На их взгляды, брошенные на меня, отвечаю улыбкой людоеда, немедленно стирающую мысль удрать через помост. Тут и народ начинает соображать. Многие вытаскивают мечи и кинжалы, и вся толпа стала медленно подходит к бандитам, а те падают на колени и молят о пощаде. Законченные дебилы, думаю я, срывая младший камень. Я стою над телом на коленях и мои действия не видны, тем более что все взгляды сосредоточились на бандитах. Камень присоединяется к своим родичам, а подставку скручиваю в подобие трубки и кладу в карман.
   Эти бандюги могли попробовать прорваться. Наверное, их бы убили, но всё лучше, чем быть растерзанным толпой, - тут до меня доходит идиотизм моего поведения. Распятые девушки видели, что я забрал у мальчишки его камень, но это поправимо. Бросив меч, я вытаскиваю свой кинжал и перерезаю привязывающие их верёвки. Далее, глажу их по головам, успокаиваю и убираю все воспоминания, начиная от падения младшего помощника на помост. Снизу доносится жуткий вой, толпа кончает ублюдков. Освободив девушек, подхожу к краю посмотреть. Горожане настолько ненавидят издевавшихся над ними бандитов, что не убивают их немедленно, а разрывают на куски. Раздаётся звук рога и мой отряд, пройдя через ворота, врывается на площадь. Куини сразу понимает ситуацию, и отделения обтекают толпу справа и слева и шагом направляются ко мне. Младший помощник бейлифа мёртв, видимо, сердце не выдержало болевого шока, и Марфин своим мечом отрубает ему голову.
   В какую мерзость неограниченная неконтролируемая власть превращает людей, - залитый кровью помост - самое подходящее место для философствования, - хотя, возможно, бейлиф специально набирает подобное отребье, чтобы держать народ в страхе. Ведь та тройка, которой я позволил удрать, была вполне вменяемой.
   Я скидываю хламиду и стелю её на край помоста, а потом сажусь, свесив ноги. У меня чувство сделанного вовремя дела. А ещё желание расслабиться и сбросить напряжение. С самого утра мне с трудом удавалось сдерживать спешку, а теперь чувствую облегчение от завершенной работы. На почти чистом небе мягко греет солнце, даря последнее тепло. Мой отряд развёрнут перед помостом, не закрывая мне вид на площадь, а две четвёрки воинов залезли на него, и охраняют меня сзади. Две девушки уже спрыгнули вниз и счастливо рыдают в объятиях своих родителей. Зато две другие пристроились рядом на хламиде, прижались ко мне, гладят и говорят что-то ласковое. Воины, стоящие сзади на помосте, накинули на них свои плащи. Лепота! На площадь входит десяток стражников, возглавляемых военным с мечом, которого мы повстречали около ворот. Мужчина в довольно дорогом костюме выходит из толпы и направляется ко мне, нацепляя по пути всякие знаки своего бургомистерства. Девушки, видя его, попытаются отползти, но я обнимаю их и прижимаю к себе. Похоже, он отец одной из них, но делать замечание ей при мне не смеет и представляется сам:
   - Бургомистр вольного города Соли-Экет, купец второй гильдии Анадар Берен-Хаар.
   - Вольный маг, сеньор Кеес, коннетабль Бирейнона, - представляюсь и смотрю в небо, подставляя лицо лучам Солнца. - Позвольте поинтересоваться, в чём заключается ваша вольность? Не в том ли, что любой ублюдок волен издеваться над горожанами, как ему вздумается?
   Голос у меня неслабый, без всякой магии он перекрывает шум на площади. Гарантирую, что меня прекрасно слышно в ближайших домах. А бургомистр задумывается над ответом, потом тщательно подбирая слова, спрашивает:
   - Что уважаемый маг, сеньор Кеес хочет от жителей вольного города за оказанную услугу? - слово "вольный" бургомистр выделяет.
   - А ничего. Я заехал к вам случайно, и мне не понравилось поведение этого отморозка. А если мне чьи-то действия не нравятся, то они быстро прекращаются и нередко навсегда.
   - Но завтра приедет другой младший помощник, а то и третий помощник и накажет нас, - раздаются голоса из толпы.
   - Терейон не приедет - он убит. А младших помощников у бейлифа осталось девять штук. Возможно, он кого-нибудь из них и пришлёт, но при чём здесь я?
   Бургомистр внимательно смотрит на меня. В отличие от остальных он прекрасно понимает мою игру, но ничего не может поделать, или не хочет - интересно, сколько лет он крутится ужом на сковородке и скольких близких за это время потерял.
   - Но любой младший помощник разнесёт наш город по камушку, ты обязан защитить его, - кричит какой-то мужик, судя по виду, булочник. Бургомистр слегка кривится, но молчит.
   - Вы вольный город, - следует моё возражение, - а значит, вы вольны от любой защиты. Любая вольность только тогда реальна, когда способна защитить себя, даже от бейлифа. Я ведь тоже вольный маг.
   В головах горожан начинает медленно что-то крутиться. Я спрыгиваю с помоста, потом ловлю спрыгнувших на меня девушек и громко спрашиваю:
   - Где здесь ближайшая хорошая таверна? - в окрестных домах звенят стёкла.
   Мне уже наплевать на этот городок - всё равно ничего полезного в нём для меня нет. Но раз уж я здесь, то стоит немного поразвлечься, а заодно поспрашивать про хорошее оружие.
   - Идёмте со мной, я вас всех угощаю за счёт заведения, - какой-то мужчина в хорошем костюме и с умным лицом предлагает следовать за собой.
   Бочонком дешёвой выпивки решил расплатиться, не выйдет! - меня всегда возмущают попытки примитивного обмана, и заявляю:
   - По-твоему, я нищий и не в состоянии заплатить за еду и выпивку своих людей.
   - Прошу прощения, я неудачно выразился, - трактирщику понятно, что номер не прошёл и расплачиваться придётся по полной. Понимает это и бургомистр, присоединившийся к нам. Не понимают ничего только девушки, но их я посадил на мула и повёл его за собой, а они гордо глядят вокруг. Таверна находится в большом постоялом дворе, в настоящее время освободившемся от постояльцев, убитых на площади. Воины ведут лошадей на конюшню, тетеревов я отдаю хозяину, приказав их зажарить, и вхожу вместе с Марфиным, бургомистром и девушками в зал. Там уже суетится челядь, похоже, собранная со всех окрестных домов и расставляет столы буквой "П". Чтобы не мешать им, мы отходим к стойке, где к нам присоединяется пяток зажиточных горожан. Хозяин постоялого двора забегает за стойку и наливает всем вино. Я чувствую сбоку интересную бутылочку и указываю неё. Одна из девушек просительно на меня смотрит, и трактирщик торопится налить и ей тоже.
   - Это весьма дорогое вино, - немного запинаясь, говорит он.
   - Запиши в счёт, надеюсь, ты не считаешь меня неплатёжеспособным?
   - Я уверен, что ты способен оплатить любой счёт, - он не выдерживает и облизывается.
   - Именно так, поэтому счёт должен быть подробным, а потом я попрошу его проверить донью Маэрим и дона Кабаля.
   Бургомистр хохочет:
   - Ну, ты влип, дружище, - он хлопает хозяина по плечу, - при таких ревизорах ты вряд ли осмелишься вписать в счёт лишний грош. Я бы не посмел.
   - Во всяком случае, впервые за долгое время у меня в таверне люди, которые за себя платят, - отвечает тот, - и надеюсь увидеть вас здесь не один раз.
   Кивком подтверждаю его слова и заказываю всю бутылочку. Для всех, включая Куини и моих солдат, я - солидный маг, ведущий переговоры с лучшими людьми городка. А на самом деле сейчас во мне резвится и развлекается мальчишка, охочий для проказ и шалостей. Вино мне очень нравится, но с ним надо быть осторожным. Такие вина могут внезапно ударить в голову, хотя бутылочка маленькая. Наливаю себе ещё и чувствую мягкое, но настойчивое прикосновение к руке. Сидящая справа моя новая подружка показывает глазами на свою рюмку. Приходится налить и ей, несмотря на шипение бургомистра. Смакую вино - нюхаю, а затем делаю маленький глоток и спрашиваю у него:
   - Извини, уважаемый, никак не пойму, что тебе не нравится?
   - Я прошу прощения за мою дочь, но эта нахалка способна приклеится к мужчине и выпрашивать сначала вино, потом что-нибудь вкусненькое, - он слегка мнётся.
   - ...а потом и ночь любви, - продолжаю его мысль.
   - Именно так, - вздохнув, подтверждает он, - и отказать ей сложно.
   - Это потому, что намного приятнее согласится, - я поворачиваюсь к девушке, и мне приходится поцеловать её в подставленные губы, - как тебя зовут?
   - Та-аня, - она улыбается как ребёнок, получивший вожделенную конфету.
   - А я - Кеес.
   - Я знаю, - её бедро крепко прижимается ко мне.
   - Тогда я спокойно умываю руки, - говорит бургомистр, - теперь это твои проблемы.
   - Договорились.
   Она симпатичная и приятная девушка, но особенно привлекает меня в ней Дар - сильный и похожий на мой. А себя лучше изучать через других. Тут хозяин приглашает нас за заставленный блюдами и напитками стол. Меня усаживают в середину перекладины буквы "П", девушки садятся по правую руку от меня, далее второй командир взвода и вдоль правой ножки буквы "П" - первое отделение. Второе отделение располагается вдоль другой ножки. Слева от меня бургомистр и хозяин таверны, а остальные представители города разместились на противоположной от меня стороне. Куини с третьим отделением продолжает разбираться в городке. Бургомистр провозглашает тост за освободителей города, но от кого, не уточняет. Я с удовольствием этот тост поддерживаю, но с ответным тостом за славный вольный город не спешу. Но его от меня ждут, и я поднимаю бокал за горожан, которым столько времени пришлось терпеть иго бейлифа. После этого все начинают расправу с выставленным на столе. Моя пассия подкладывает мне вкусные кусочки.
   За другой девушкой начал ухаживать второй командир взвода, сначала осторожно, но после моей ободряющей улыбки, довольно активно. Еда на столе простая, но сытная и вкусно приготовленная, хотя наедаться в дорогу нежелательно. С напитками, судя по запахам, дело обстоит хуже. Поэтому допиваю с помощью Та-ани свою бутылочку, а другую пробовать не рискую. К тому же, я никак не решу - возвращаться порталом или своим ходом. А при возвращении по дороге возможны стычки, значит мне требуется сохранить свежую голову - маг в отряде вместо танка. Видя, что мои вилка и нож легли в тарелку, и рассчитывать на опьянение тоже не приходится, бургомистр решается приступить к переговорам:
   - Я хорошо понимаю, что от части вольностей нам придётся отказаться ради защиты с вашей стороны.
   - Уважаемый, ты неверно понимаешь. Вы вольны сохранить все ваши вольности, включая вольность от защиты. И вы можете сейчас публично отказаться от всех вольностей и получить договор о защите и торговле.
   - И ты готов обсуждать все вопросы, связанные с этими договорами?
   - Я готов обсудить военную сторону проблемы. А потом заберу тебя с дочерью в Бирейнон, где ты обсудишь остальные вопросы с доньей Маэрим и доном Кабалем.
   - Которые с меня спустят семь шкур и отправят обратно голым.
   - Ручаюсь, что договор будет вполне приемлемый.
   - Мне надо переговорить с представителями других цехов и начальником стражи.
   - Это твоё право, но учти - задерживаться здесь не собираюсь. И если вы не пойдёте со мной порталом, то будете потом сами добираться до Бирейнона по дороге.
   - Это похоже на выкручивание рук.
   - А что ещё можно выкручивать?
   Я очень серьёзен, но внутри давлюсь от хохота. И у меня выигрышная позиция - мне от них ничего не нужно.
   - Понятно. Тогда я отойду поговорить с коллегами.
   - Слушай, неужели нет промежуточного варианта между полным отказом от вольностей и отказом в защите? - спрашивает Та-аня.
   - А какой есть промежуточный вариант между переспать нам с тобой и тихо разойтись?
   Она качает головой и смеётся - у нас выбора нет, обнимает меня и целует. К нам подсаживается хозяин таверны, он всё время вскакивает и бегает то в один конец стола, то в другой. Сейчас он вернулся как раз в тот момент, когда соседнее место свободно, и предлагает:
   - На втором этаже есть номера с застелённой постелью.
   Та-аня умоляюще смотрит на меня, но я только отрицательно качаю головой:
   - Извини, дорогая, но мне надо вернуться в Бирейнон. Там поговорим с твоим отцом, а вот затем, милая, я весь к твоим услугам.
   Возвращается бургомистр и просит выступить перед представителями цехов:
   - Они не верят, что ты столь радикально настроен.
   Я смотрю на командира взвода, собираясь взять его с собой. Но он умоляюще глядит на меня - охмурёж подходит к концу. Только сдаётся мне, что жертва - как раз бравый офицер. Поэтому я подзываю командира второго отделения, и хозяин таверны отводит нас в небольшую комнату с круглым столом, за которым сидят семеро. Мы с ним занимаем места напротив, хозяин посредине между нашими группами, а вбежавший Марфин встаёт у двери. Бургомистр представляет мне горожан - здесь присутствуют мейстеры пяти основных цехов, а ещё начальник стражи. Сам же бургомистр имеет поручение представлять интересы малых цехов. Я с любопытством рассматриваю стоящий передо мной изящный бокал, и хозяин таверны ставит передо мной поднос с двумя десятками различных сосудов. Конечно, это не богемское стекло, но очень похоже. Мейстер цеха горшечников-стеклодувов, видя мой искренний интерес, рассказывает, что их цех создан по личному указанию Наймиера и начался с двух мастеров, сбежавших из Соаны. Или с Земли, - думаю я, - их изделия по форме и цветовой гамме сходны с чешскими. Мейстер предлагает мне заказать небольшой набор. Мне их работа нравится, но я ему предлагаю обсудить это по окончании основных переговоров.
   Первым берёт слово мейстер плотников, его мысли читаются легко. Дела их цеха идут неважно, заказов нет, как и в других цехах. Если не считать заказов бейлифа и его слуг, которые не оплачиваются. Но мейстер понимает, что после заключения договора дела его цеха не улучшатся, в отличие от остальных. И тогда он перестанет быть главой цеха, а значит - долой договор. И намеревается долго говорить о славной истории их городка и что нельзя менять вольности на мясную похлёбку. Болтать он помышляет до утра, поэтому беру из вазы мягкий крупный плод, вроде груши, надкусываю и залепляю ему рот. Мне уже ясно - они не видят разницы между силой и наглостью. В возникшей тишине заявляю:
   - Словоблудия не потерплю. Говорить только по существу, иначе сделаю безголосым на десять дней. Мейстер боится, что у мастеров его цеха как нет заказов, так и не будет. Но если в других цехах заказы будут, то его переизберут, и он лично останется без мясной похлёбки. Так как для него его личные интересы выше интересов цеха и города, то я запрещаю ему говорить в моём присутствии навсегда.
   Потом выступает мейстер постоялых дворов, которые более других пострадали от засилья бейлифа. Но и он не может оторваться от славного прошлого их городка. Приходится опять взять слово и объяснить. Мне действительно нужен город, но на их городке свет клином не сошёлся. Мне сгодится и другой городок, а лучше всего - Пеоро-Тоон. Кроме защиты, я хочу оживить торговлю, для этого мои войска чистят дороги от разбойников и обнаглевшего дикого зверья. В первую очередь будут зачищаться дороги, ведущие в города и посёлки, с которыми заключу договор. Далее, в их городок меня занесло случайно во время тренировки войск. Пожалел девушек и прикончил отморозка - у меня есть привычка убивать слуг бейлифа повсюду, где их встречаю. И последнее, если им так важна история их городка и его вольности, то пусть сами организуют его защиту от всех напастей, имеющих место в этом мире. А любой властитель не допустит, чтобы какая-нибудь территория имела особый статус. Это весьма опасный прецедент, особенно в военное время.
   Мне ещё на Земле надоела демагогия, льющаяся со всех трибун. Но там я мог только бессильно шипеть от злости, зато здесь в состоянии заткнуть любую пасть, а особо рьяным ампутировать языки. Или, как принято на Тао-Эрис, разрезать его вдоль на пять полосок и прижечь. Поэтому предлагаю всем думать прежде чем говорить. Решаю завершить переговоры и предлагаю им выбор между давно никем не признаваемыми вольностями и моей защитой. И предупреждаю - если завтра заключу договор с другим городом, то переговоры с ними не возобновятся. Я уже говорил, что голос у меня громкий, а благодаря магии меня слышно во всём городке. В результате в комнату заходят горожане, говорят что-то своему мейстеру и уходят. Магически усиливаю слух и слышу от многих:
   - Не будет договора - ты не мейстер. И далее различные добавления в его адрес, часто нелицеприятные. Но многие требует и договора, и сохранения вольностей одновременно.
   Я опять требую выбрать между договором и вольностями, и настаиваю на открытом голосование и участии в нём представителей всех цехов. Разумеется, результат голосования "Единогласно", никто из мейстеров не рискнёт проголосовать "Против". Иначе горожане тут же отберут у него всё и выгонят голышом в лес. В проекте договора мне присваивается титул бургсеньора, с правом назначать бургомистра, снимать мейстеров, давать разрешение на создание новых цехов и утверждать распределение налогов. В мои же обязанности входит защищать город от бейлифа и его слуг, разбойников и диких зверей. Но для этого город берёт обязательство восстановить Башню Мага и графское подворье. А пока они не восстановлены, я не обязан защищать город, или могу защищать его за отдельную плату. Окончательно договор должен быть уточнён в ходе переговоров городской делегации с Маэрим и Кабалем.
   Основная цель моего визита в городок - оружие или информация, где его можно раздобыть. Поэтому мне хочется посмотреть продукцию местных кузнецов. Но их мейстер признаётся, что ничего интересного для меня у них нет. Он видел кольчуги и клинки моих воинов, и ничего близкого даже в Пеоро-Тооне не изготавливается. В его цехе нет оружейников, только кузнецы. Беру у хозяина таверны счёт и плачу ему две платиновые монеты, а сдачу прошу вернуть бутылками хорошего вина, что он и делает. Дела в городке закончены и можно возвращаться. Но когда мы собираемся уже трогаться, ко мне подходит начальник стражи и просит прихлопнуть одну весьма нахальную банду. Для этого делегации города и мне надо в сопровождении небольшой группы моих солдат ехать по юго-западному тракту. Делегация городка состоит из бургомистра и представителей всех основных цехов.
   Я соглашаюсь и беру командира второго отделения с четырьмя солдатами, двое из них автоматчики. Остальной взвод задерживается в слободе, рассыпавшись по домам. Чистка дорог от разбойников - это обязательная профилактика, которой я собираюсь заниматься всегда и везде. Мне необходимо, насколько это возможно, ликвидировать бандитов в Сокейне и байле, и сделать это заранее. Иначе бейлифы могут попытаться развернуть нечто вроде партизанской войны, прикрываясь бандами. Но ловушка не исключена, поэтому впереди едет пятёрка бойцов, готовая к бою, за ними я, Марфин и Та-аня, а за нами делегация. В километре от слободы дорогу перекрывает цепочка из семи разбойников. Пятёрка моих воинов останавливается от них в двадцати шагах и под накидками приготовлено к бою оружие. Вперёд на два шага из ряда разбойников выходит молодой парень и, задрав к небу тощие руки, вопит:
   - Я, великий маг Таро-Баро-Варо, требую, чтобы вы отдали моим людям своих лошадей, оружие, одежду и все ценности.
   Это смешно, но в нём чувствуется магия и над ним сгущается образ дракона. Это обыкновенная иллюзия, но народ может испугаться, и я магией кидаю в лоб парню нож, рукояткой вперёд. Убивать этого клоуна не хочу, а все мои подходящие заклинания смертельны. Получив по лбу, он падает и иллюзия рассеивается. Спереди и сзади от меня раздаётся дружный облегчённый вздох, и каким-то кусочком сознания отмечаю:
   - Странно, что Та-аня не завизжала.
   Мой конь рвётся вперёд. В кустах по бокам дороги возникает какое-то шевеление и на всякий случай отправляю туда по цепной молнии. Сзади слышится топот мчащегося на поддержку взвода. Атаману разбойников легко оценить ситуацию. Перед ним пять воинов и маг, а до леса двести метров - бежать безнадёжно. На поддержку ко мне скачут ещё почти три десятка воинов, а его личный маг лежит носом в грязной луже. Поэтому он кидает свой меч на землю и кричит: "сдаёмся", а потом наклоняется над пацаном и переворачивает его на спину. Парень дышит, хотя и без сознания, а на его лбу растёт здоровенная шишка.
   - Благодарю сеньор, что ты не стал убивать моего сына, - он наклоняется, подбирает метательный нож и подаёт его мне.
   Забираю метательный нож, протираю его и возвращаю в подвеску. Мои воины уже вяжут разбойников, которых на удивление немного - одиннадцать человек.
   - Что делать с ними, может, быстренько отрубить им головы, - интересуется командир взвода.
   - Отведём к Маэрим, вроде бы она хотела продать партию рабов.
   - Твоё магичество, - обращается ко мне атаман, - возьми нас к себе на службу и мы будем тебе верны и полезны. Я, сеньор Маэри-Кэсэн Синита-Роу, готов принести тебе вассальную клятву.
   Здесь, в Тао-Эрис вассальная клятва - это крайне серьёзно и её нарушения чрезвычайно редки, причём все нарушители кончили свою жизнь плохо. А тут ещё мальчишка-маг, из которого, если подучить, вырастет неплохой помощник.
   - Я, благородный сеньор Кеес Ла-Фер, вольный маг и коннетабль замка Бирейнон, согласен принять в свои вассалы ..., - здесь следует пауза, которую немедленно заполняет Мари-Кэсэн, принося от себя, своего сына и своих людей клятву верно и добросовестно служить мне. Позже я узнаю, что Мари-Кэсэн был готов принести мне клятву в любом случае, чтобы спасти жизнь своего последнего сына. Но узнав, что ему предлагается стать вассалом у сеньора, он очень обрадовался. Многие маги - не сеньоры, хотя они не считаются и простолюдинами. Но вассалитет предполагает взаимные обязательства, которые строго соблюдают только сеньоры и доны, ибо для них любое нарушение - верх неприличия. А в мои обязанности сюзерена также входит обучение его сына магии. Услышав клятву, принесённую мне атаманом, мои воины развязывают бывших разбойников и те собираются позади своего господина. Сын его тоже уже очухался, благодарит за сохранённую жизнь и ест меня глазами. Оказывается, он впервые видит "настоящего" мага, а не ярмарочного фокусника, освоившего два-три простеньких заклятия.
   История Синита-Роу типична для Тао-Эрис. Маэри-Кэсэн был сеньором в небольшой лесной деревеньке и считал её безопасной. От мелких шаек и хищников защищал основательный частокол, а крупным шайкам и помощникам бейлифа в глубине леса делать нечего. Но он оказался неправ. Однажды он уехал с младшим сыном на ярмарку в Пеоро-Тоон, где нет особых безобразий подобно другим городам, а когда вернулся, то его деревня была сожжена, а трупы всех её жителей и всей его семьи валялись на улице. Это поработал Аниор Бен-Оорон - второй помощник бейлифа. Ему не понравилось, что крестьяне убегают от грабежей в лесные деревни, и он решил их проучить. Маэри-Кэсэн и его люди похоронили своих близких, в таких деревнях все родственники, и подались в разбойники.
   - Значит, Аниор, - говорю я, - ничего, доберусь и до тебя.
   Мальчишка смотрит на меня, как на живого Бога, а его отец осторожно замечает:
   - Бен-Оорон - второй помощник бейлифа.
   - Терейон, третий помощник - зарезан, семь младших помощников бейлифа убиты мною или сбежали. Смерть Аниора - это вопрос времени. Кстати, Та-аня - это замечательно, что ты не испугалась дракона.
   - А чего бояться иллюзии?! - девушка искренне удивляется.
   Надо обязательно показать её Тиуму, в ней чувствуется магический Дар и, оказывается, она видит различие между иллюзией и реальностью.
   Из леса тем временем выходят кое-как вооружённые люди. Бургомистр объясняет:
   - Это горожане, вынужденные бежать от отморозка. Он каждое воскресенье устраивал свои кровавые представления, причём имел привычку заранее предупреждать своих будущих жертв. Последним оставалось только бежать в лес. А сейчас они возвращаются домой.
   Толпа возвращающихся составляет человек триста. К моему удивлению, только девятеро захотели стать моими бойцами для борьбы с бейлифом.
   - И это называется вольные горожане. Как вас только зайцы не забили и не выгнали из города, - упрекаю бургомистра.
   Он удручённо пожимает плечами:
   - Хорошо хоть эти решились. Ты не представляешь, насколько люди боятся бейлифа и его слуг.

Туниус

   Нас поднимают с рассветом и после лёгкого завтрака все отряды телепортируютовые" младшие помощники. В войске дроу, как мне сказали, сто восемьдесят бойцов - двенадцать групп по пятнадцать, включая шамана. И это много - в обычных условиях они вырежут шестьсот солдат только так. Но на нашей стороне бейлиф, пять старших помощников и одиннадцать младших, поэтому Маарани рассчитывает на победу. У него пять отрядов по восемьдесят человек и в отряде Байяра двести. Во главе каждого старший помощник иди сам бейлиф, и по два младших. Дроу, как всегда, пошли на северо-запад и план Маарани прост и безыскусен. Четыре отряда и Байяр телепортируются на позиции, образуя мешок. А он сам отрежет им возможность отступления к порталу и двинется вперёд, истребляя врага. От нас требуется "только" выстоять и не выпустить дроу. А дальше простая арифметика. Один дроу в рукопашной равен пяти солдатам, а шаман примерно сопоставим с младшим помощником. Он готовит заклятия дольше, зато бьёт дальше. И враги быстро поймут, что их окружили и пойдут на прорыв. У Маарани никто не отступит - умирать на колу неприятно, но и удержать группу прорыва будет сложно.
   С такими размышлениями я прошёл портал и указал солдатам места. Сам я расположился левее всех на самом опасном месте. Заранее готовлю пяток заклинаний и загружаю их в камень. Этому я научился у Кееса, увидев его серии. У нас на Сэрэсе приняты единоборства, а ему, наверное, приходилось сражаться с десятком и более противников, как мне сейчас. У противника есть защитные амулеты, но я специально для подобного случая подготовил хорошее заклятие - у врага кости рассыпаются в пыль. Оно экономично и у них от него нет защиты. Ждать приходится недолго, дроу быстро определили наше расположение, и на мою двадцатку нацелилось две их группы. Одна собирается атаковать в лоб, а другая обходит с фланга. А её шаман расположился так, что я не могу его достать, а он меня может. А две группы дроу меня прихлопнут только так. Может от безысходности я подумал, а что сделал бы на моём месте Кеес? И ответил - не стал бы ждать, подобно барану, а сам бы атаковал. Приказываю Эрею переместиться на моё место. Тот, ошалев от моей наглости, выполняет распоряжение. А я поворачиваю свою группу лицом к флангу и веду в атаку. Противник этого не ожидает, и я успеваю уложить шамана и ещё четырёх воинов, прежде чем бойцы сходятся в рукопашной.
   Мои воины теряют пятерых, но и сами убивают двоих, а я успеваю достать ещё одного, прежде чем враги отходят на безопасное для себя расстояние. Восемь с шаманом - это очень хороший результат. Но мне надо помочь Эрею, у него дела идут неважно. Оставляю свою группу прикрывать фланг и спешу с пятёркой бойцов к месту схватки. Эрей тоже убил шамана, но потерял половину бойцов. Я успеваю вовремя - дроу теряют ещё четверых и отходят. Тут с нами связывается старший помощник - дроу намеревались прорваться сквозь его отряд и сосредоточили четыре группы. Но мы слева и он сам справа отразили попытку. А сейчас к нам подошли подкрепления - левее меня по фронту развернулись наёмники Байяра, и кто-то подошёл на правом фланге. А дроу осталось половина. Предлагаю старшему помощнику их атаковать, пока они не перестроились.
   Старший согласен и я собираю ударный отряд - мою группу, остатки войска Эрея и двадцать наёмников Байяра. Затем дожидаюсь сигнала и веду это сборное войско в атаку. Одновременно правее нас наступает второй такой же отряд. Последний шаман пуляет заклинание позади нас, и мы с Эреем его достаём. Дроу, оставшись без шаманов, начинают метаться и попадают под удар старшего помощника. Тогда они устремляются на Юг навстречу Маарани. Мы же свою задачу выполнили и возвращаемся на свои позиции. Главное достигнуто - дроу на нашем участке разбиты и отброшены, а мы остались живы. Маарани уже недалеко и наносит ментальный удар по последнему отряду дроу. Тот от нас в километре, но удар заметно отражается в наших головах. Через несколько минут следует второй, завершающий - некоторые солдаты не выдерживают и блюют. Даже у нас с Эреем в головах гудит. Страшен ментальный удар, наносимый мастером - у жертвы мозги превращаются в кисель и вытекают из всех дыр. А он может наноситься как по конкретной башке, так и по площадям. И как отразить его - не представляю! Поэтому остальные бейлифы, кроме Караниора, боятся Маарани.
   Вскоре нас с Эреем зовут ко второму помощнику, где уже находятся Маарани и Байяр. Рядом сложены оружие и доспехи дроу. Все их амулеты забрал себе бейлиф, а нам с Эреем предлагает выбрать по комплекту из оружейной кучи. Отказываться нельзя - для Маарани это будет обида, а брать опасно. Клинки дроу, как и гномьи, пробивают магическую защиту камня. И Фанах, зная это, запретил пользоваться и даже иметь подобное оружие. То есть это общий запрет в землях бейлифов. Но если Маарани и Караниор смотрят на его нарушения сквозь пальцы, то другие могут за это содрать заживо шкуру. А второй помощник ещё получил указания от своего шефа и в дополнение к двум клинкам требует, чтобы я взял себе арбалет с болтами. Байяр смотрит на меня с сочувствием и молчит. Мне понятно, что они хотят позлить Фанаха, но я тоже не пальцем деланный. Тем более что мне вручают грамоту о награждении доспехами и оружием за доблесть. И могут в любой момент спросить - а как поживает наша награда. Я уже придумал - весь этот комплект передам своему бейлифу на хранение. И нет отказа от подарка, и мой шеф будет спокоен.
   Нас с Байяром телепортируют к тому в Пеоро-Тоон. Его войска обратно отведёт его младший помощник. А ему нельзя терять контроль над городом, да и мне стоит поспешить обратно к моему бейлифу. Фанаху же на набег дроу наплевать и его не волнует, скольких я убил. А вот за его поручение придётся отчитаться. Байяр это всё понимает и после обеда дарит мне прекрасного скакуна и даёт в сопровождение десятку воинов. Я поеду между землями Бирейнов и восточной границей байлы. Возникает сумасшедшая мысль - если второго помощника и бейлифа убьют, то у меня появится несколько дней для отдыха. А то, сколько лет вот так мотаюсь по сеймену, а для себя в лучшем случае остаётся день-другой между поездками. Но это лучше, чем постоянно сопровождать Фанаха. Конечно, он не Маарани, но головы у младших помощников снимает нередко.

Кеес

   Толпа возвращающихся из леса направляется в город, а я открываю портал на площадку в Бирейноне, пропускаю туда делегацию, затем взвод, и въезжаю последним с Марфиным и Та-аней. Нас встречает Маэрим, которой представляю делегацию отныне не вольного городка Соли-Экет. Её я прошу позвать Кабаля и провести с ними переговоры. Делегаты с интересом рассматривают замок. На одной из площадок Дмитрий тренирует солдат, на другой за расставленными столами группа женщин кроит ткани по лекалам - Маэрим задала работу новым поданным, пусть делом занимаются. Из южных ворот в замок телегами ввозят тюки и ящики, очевидно, по реке пришёл караван. Даже на глаз видно, что жизнь в замке намного активнее, чем в их городке. Маэрим ведёт делегацию в Дом Урожая, а я иду с новобранцами из городка и отрядом Маэри-Кэсэна к Дмитрию. Сына благородного атамана разбойников зовут Кэсэн-Арин и его я хочу отвести к Тиуму, так как нетерпение, исходящее от Та-ани, меня уже здорово завело. Вызываю того по амулету и вручаю мальчишку у входа в свою квартиру. Поручаю Марфину разобраться с охраной Дома Мага, а сам спешу с Та-аней в спальню.
   В постели моя эмпатия и её ответная перемножаются и нас несёт. Ощущаю, как вокруг возникает магический шторм, о котором я читал в буддийском монастыре. Тогда это мне показалось красивой сказкой, а сейчас он бушует в моей комнате. Магия вырывается в окружающее пространство, заклинания возникают сами по себе, разрушая всё и вытворяя такое ... Это должно быть страшно, но мы ничего не соображаем. Чисто автоматически гашу его, забирая энергию и рассекая потоки - или кто-то останавливает его через меня. Когда мы с Та-аней приходим в себя, в комнате творится нечто невообразимое - стулья, тарелки и всё-всё-всё крутятся над нами в хороводе, весело стукаясь о стенки. Вокруг стихает магическая буря, волны которой грозили разнести стены и обрушить потолок. Чтобы его погасить, пришлось поглотить бездну энергии - благо объединённый камень может вместить ещё больше. Аккуратно опускаю на пол мебель и посуду, точнее, их обломки и осколки, одежда падает сама. Магически привожу в чувство Та-аню - она лежит у меня на плече, вся раскрасневшаяся, даже тело порозовело, и совершенно не понимает, что произошло. Впрочем, и я не понимаю, но соображаю, что в дверь моей спальни рвётся Тиум, который нам сейчас всё объяснит. Он и объясняет:
   - Ты перетраханный многохвостый прыгунец, у которого в голове вместо мозгов яйца ...
   Та-аня раскрывает рот от восторга, а я хватаю со столика мобильник, который зацепился шнурком за выступ шкафчика, и включаю диктофон.
   - Разве не видел, что перед тобой неинициированная великая магиня, к тому же девственница. Она же могла разнести всю башню, что почти и сделала, - Тиум вне себя.
   - А за что мага и магиню обзывают великими? - Раньше мне не приходилось слышать подобных определений, Та-аня тоже с интересом смотрит на него.
   Мы лежим с ней на единственной уцелевшей подушке, совершенно голые и нам на всё наплевать. Тиум осматривает комнату, пол в которой засыпан постельным бельём, осколками посуды и какими-то обломками. Что произошло, мы не понимаем, но от его укоризненного взгляда нам совсем не стыдно. Сообразив это, он подходит к шкафчику в углу, достаёт оттуда бутылку коньяка и наливает три рюмки. Этот шкафчик - единственный предмет, кроме постели, уцелевший в комнате. Он тяжёл и снабжён прочной хорошо запирающейся дверью, а посуда внутри в специальных гнёздах. Свою рюмку он выпивает залпом, а две другие я левитирую себе и Та-ане.
   - Я законченный старый дурак, - начинает Тиум и дожидается наших утвердительных кивков, - всё время забываю, что Кеес недавно с Земли и сам инициировался десять дней назад. То есть, у него нет ни магического образования, ни каких-либо знаний и от него глупо требовать понимания и грамотных действий.
   Он наливает себе и нам ещё по рюмке и продолжает:
   - Впрочем, и я вспомнил и перечитал про это только сегодня утром, пытаясь разобраться в твоей многостихийности. Короче, всё хорошо, что хорошо кончается, - видно, что он здорово перенервничал, - обычно маг силён в одной, редко в двух стихиях. Но в последнем случае он во второй стихии заметно слабее, чем в первой. Могучими называются маги, обладающими приличным Даром в трёх и более направлениях. Причём их возможности примерно равны во всех своих стихиях, с которыми они могут работать - трёх или четырёх. Изредка же появляются великие маги, имеющие Дар во всех девяти стихиях, и в придачу способные видеть.
   - А какие это девять стихий? - спрашивает Та-аня.
   Тиум повторяет лекцию о стихиях и возможностях магов. А затем добавляет:
   - Великие маги, обладают одинаковым Даром во всех направлениях и вы оба к ним относитесь, Ещё они способны видеть. Этим редким умением обладают только видящие и великие, я вот не обладаю. Поэтому, милая девочка, когда ты останешься с Кеесом вдвоём и вы вдруг решите в этот раз не трахаться, то попроси показать это умение. Хотя он, как женщина, помешан на сексе и, скорее всего, покажет тебе новую позу.
   Мы смеёмся. После этого встаём и идём в кабинет, а в спальню входят Руми и три девушки и начинают наводить там порядок. Тиум даёт им указания и приходит к нам. Оказывается, он сегодня позаботился обо мне - связался с Маэрим и потребовал, чтобы она выделила для меня трёх недостающих горничных, прачку и экономку. Ещё мне полагается массажистка, но для этого есть Жаин, которая скоро сможет выполнять свои обязанности.
   - А тебе, девочка, крупно повезло, - Тиум выслушивает мою благодарность и продолжает, - очень часто инициация великих заканчивается их смертью и разрушениями. Раньше для этого в больших магических школах держали специальную коллегию, включающую магов всех стихий. И, увы, это не всегда помогало. Тебя же инициировал великий маг, сумевший десять дней назад инициировать себя сам, что вообще ни в какие ворота не лезет. И ему удалось в процессе инициации погасить все магические выбросы и даже прекратить магический шторм, не заблокировав у тебя ничего. Обычно после инициации великий маг несёт груду блоков, от которых избавляется десятилетиями. Впервые передо мною двое великих, у которых после инициации нет ни одного блока. Впрочем, я могу ограничиться и первой частью фразы, великих магов раньше не видел, а только о них читал.
   Он устало вздыхает:
   - Сейчас идите в душ, а потом поешьте, обед вам я заказал. И хоть ненадолго отдохните друг от друга, а тебе - Кеес, надо провести разведку, раз ты стал владетелем Башни Мага. Оттуда можно многое узнать.

Маэрим

   Вчера я решила наладить отношения с Жаин, и сегодня после обеда пошла к ней. Хотела с утра, но на меня, как на хозяйку замка, навалилась масса срочных дел. Старосты многих деревень вдруг вспомнили, что я - их сеньора и поспешили в замок. А до этого несколько лет не показывались! И пришлось с каждым поговорить, выслушать их надобности и принять подарки. Беседовала я с ними в Доме Урожая, а перед ним Вадим тренировался со взводом амазонок. А я не могла нарадоваться - какие у меня вежливые и понимающие старосты. И даже предложила им переночевать в замке - вернётся Кеес, и они станут совсем шёлковые. А ещё купцы! Многие из них десятилетия обходили Бирейнон стороной, а теперь предлагают у меня организовать ярмарку. Дескать, здесь самое безопасное место в сеймене! Но после обеда я отправилась в Дом Мага. Как баронессе мне полагалось бы вызвать её к себе, но я хочу откровенного разговора. Да и статус на самом деле у нас одинаковый.
   В квартире Тиума царит разгром, он со своей внучкой вывалил на пол гору книг и копаются в них. Жаин извиняется, что у них негде меня принять и предлагает спуститься к Кеесу! Вот стерва - совсем как я. Понимает, что у него я грубого слова ей сказать не посмею, но я и не собираюсь. Располагаемся мы в гостиной - умница, в спальне или в кабинете было бы для меня унижением. Там мы усаживаемся в креслах, и меня вдруг прорывает. Все заранее подготовленные фразы забыты, и я рассказываю, как пыталась стать его ту-ули. Как ревновала его к моей собеседнице и даже к его делам по защите замка. А в результате обрела старшего брата. Рассказываю и о его планах стать властителем Сокейна и захватить собственный замок. Удивительно, но она о его намерениях даже не догадывалась! Впрочем, что взять с внучки мага - они все не от мира сего. А я продолжаю говорить, как мне страшно было одной защищать замок, ведь на поддержку Теодориха и Тиума я уже не надеялась. И как я обрадовалась, когда вопросы воительства и магии Кеес взял на себя. Не стала скрывать своих опасений, что он захочет сам стать владетелем Бирейнона. А когда он прихлопнул Убийцу магов как нахальную крысу, и когда Кабаль озвучил мне его планы, то я совершенно успокоилась. Сказала я и том, что хочу считаться любовницей будущего графа, но воспринимаю его исключительно как брата. И он так же ко мне относится.
   Выговорившись, мне стало вдруг легко, и я увидела, что Жаин меня поняла и жалеет. Когда он захватит себе замок, то сделает её его сеньорой - а это почти баронесса. И у меня будет ещё одна подруга. Мы обнимаемся, целуемся и начинаем обсуждать нашего общего мужчину. Всё! Все наши разногласия в прошлом, а мы теперь дружим и будем друг дружке помогать! Выговорившись и выплакавшись я возвращаюсь к себе. Как хорошо, что я поговорила с Жаин - душа очистилась. Пусть род Бирейнов невелик, но по всему сеймену у меня окажутся в друзьях и подругах - бароны и баронессы, а учитывая Кееса-властителя - это будет серьёзно.

Жаин

   Я слушаю её и жалею - вот досталось бабе. Я-то свою мать не помню, только слышала о ней от деда. А её родители бросили, когда Маэрим было пятнадцать. Правда подробности мне неизвестны - может она сама не захотела бросать замок. Тиум сообщил мне слова Кееса, что Бирейнон для неё и отец, и любовник, и ребёнок. И четверть века она защищала его, как крохотная птичка своё гнездо от хищника. И сколько за эти годы она пережила страхов, сколько слёз пролила. Мы с дедом собирались, если что, бежать как можно дальше. Да, бросить всё, но сохранить себя. А она намеревалась бороться до последнего. И хорошо если смерть. А то или невольничий рынок, или издевательства и пытки в руках какого-нибудь отморозка. И надо ей отдать должное - она не ждала чуда, спрятавшись в укреплённом Доме. Она моталась, куда только возможно, даже в соседние Миры в поисках воинов и магов. А что такое прогулка в другой Мир? Для мага - развлечение, а для обычной женщины? Сколько ей пришлось выкручиваться, хитрить и просто унижаться, чтобы там не погибнуть! Ведь в каждой такой вылазке она рисковала собой, но это себя оправдало. Пусть и дорогой ценой, но она удержала замок.
   Кеес - маг-воитель, недаром Теодорих назначил его коннетаблем и подчинил ему всех воинов владения. Он увидел в нём прежде всего полководца, и только потом мага. А Кеес действительно относится к ней как к сестре. И хотя он - самое ценное её приобретение, но не единственное. Недаром по богатству Бирейнон спорит с владениями Фари-Туинесов. Но если про тех не знает только слепой и глухой, то даже в нашем замке мало кому известно о накопленных баронессой богатствах. А уж вместе с Кеесом она теперь развернётся и я рада за неё. Получив всё, что ей хотелось, не стала изображать собаку на сене. Мы с ним можем теперь не скрывать наших отношений - Маэрим лишь просила, чтобы мы не афишировали их перед гостями замка. А остальные боятся плохо подумать о старшем маге и о нас с дедом. Казнь командира восточной башни и старшего помощника повара многим вправила мозги. Во дворе замка теперь нет ни малейшей соринки.
   И Маэрим я зауважала - пренебрегла статусом и сама пришла ко мне. Правда, тут же объяснила, что пришла к фактической ту-ули будущего графа Сокейна. Меня все эти игры в статус не интересуют, но сестру моего любимого я тоже люблю. Тем более, что она пришла ко мне с миром. Разумеется, разговор переходит на Кееса - какой он хороший, и как с ним трудно и чтобы ему подарить. Потом мы по-бабьи всплакнули о пережитых ужасах и порадовались, что они позади. А затем Маэрим ушла - дел у неё невпроворот. Мне же пришлось задуматься о моём собственном будущем.
   Когда Кеес захватит Аранейнон, ему понадобится управляющий или хозяйка замка. И возможно, он предложит эту должность мне. Хотя мы оба знаем, что опыта у меня нет, но также знаем - это должен быть свой человек. Конечно, Кабаль ему предложит высококвалифицированного управляющего, но это будет человек Фари-Туинесов. Им же и Кеес, и Тиум доверяют только до некоторого предела. Кеес чувствует, что Кабаль ведёт собственную игру. И соглашается с этим, пока его действия не противоречат целям будущего властителя Сокейна, а вероятнее, всего сеймена. А Тиум в курсе, скольких герцогов и графов убрали Фари-Туинесы, чтобы обеспечить свои интересы. Поэтому управлять замком Кееса должен свой человек, и кроме меня, некому. Значит, придётся мне пойти в ученицы к Маэрим прямо с завтрашнего утра.

Кеес

   Мы идём с великой магиней в душ и там долго отмываем друг друга. После магического шторма на коже корка всякой гадости. Она то ли осела, то ли выделилась, но её необходимо смыть. В процессе помывки Та-аня рассказывает, что она не раз пыталась с кем-нибудь переспать, но всегда что-то мешало. Например, падала люстра или в их комнате возникал небольшой пожар. Почему-то после этого уговорить мужчину на вторую попытку не удавалось. Вымывшись, мы возвращаемся в гостиную обедать. Проголодались мы здорово, благо, что Тиум о нас позаботился. В спальне всё уже прибрано, а в гостиной нас уже ждут повар и Руми. Кожа на нас горит, и мы садимся за стол голыми. Как обычно, повар уходит, выслушав мою благодарность, а Руми приходится погладить по попке. Будучи воспитанной служанкой, она ничем не показывает своего недовольства, но я чувствую её тревогу, что про неё забудут. Небольшого знака внимания ей достаточно.
   Поев, мы смотрим с Та-аней друг на друга, смеёмся и идём в другую спальню, решая ещё раз всё повторить, но уже осмысленно. Всякими извращениями, вроде траха на потолке, в этот раз мы не занимаемся - магия многократно расширяет возможности в самых обычных формах близости. Главное, что взаимная эмпатия настолько переполняет нас, что мне приходится постоянно следить за собой и за нею. Иначе мы опять провалимся в бессознательное состояние, а так я постоянно пребываю на грани. Та-ане легче - она полностью отдаётся своим чувствам и ни о чём другом не думает. Любовные отношения с равной тебе по Дару магиней - это нечто особенное. Я ощущаю её почти как самого себя. Чувствую прикосновения своих рук к её коже и содрогания мышц внутри её тела. И она меня ощущает так же. На какое-то время мы становимся единым - и телесно, и психически. Наши отношения - это не любовь и не секс. Мы слишком свободны и слишком хорошо чувствуем друг от друга, чтобы говорить о любви. Мы то сливаемся воедино, то замыкаемся каждый в себе. А слово "секс" не может передать всего богатства наших взаимных чувств. Это можно описать на Айвиш - он понятийно богат, но суховат. Вернее, я ещё не владею им в должной мере. Но главное - мы получаем море удовольствия и счастливы. Затем опять принимаем душ и доедаем остатки обеда - видеть кого-либо нам не хочется.
   - Кеес, у меня к тебе неприятный вопрос, - говорит вдруг Та-аня, - я тебе за всё благодарна и ни на что не претендую, но что ты планируешь дальше делать со мной?
   - Трахать, - философствовать и просто рассуждать о чём-то умном я не в состоянии.
   Наши тела хорошо помнят ощущения близости и долгие слова не нужны.
   - Это, конечно, замечательно, но пойми, возвращаться в свой городок я не хочу и не могу, мне там нечего делать.
   - А с чего ты решила, что я тебя куда-нибудь выпущу из Бирейнона. Тиум чётко сказал - ты должна учиться, и пока не овладеешь основами - будешь сидеть в этой башне или изредка гулять во дворе замка.
   - А кто такой Тиум, мне казалось - главный маг здесь ты.
   - Старший маг здесь я, а Тиум - мой учитель. Ты же слышала, что я инициировался десять дней назад и пока многого не знаю.
   - Не понимаю? Он может тебе приказывать?
   - Приказывать не может, а только советовать. Но мы с ним умные люди и обычно я выполняю его советы.
   - А если не выполняешь?
   - То не выполняю! Старший маг замка - я и моё решение является окончательным.
   - Не очень понятно, но разберусь. Значит, жить теперь буду в Бирейноне и как я должна вести себя с баронессой Маэрим?
   - По-дружески. Жить ты будешь в моей башне, мы с Тиумом посоветуемся и выделим тебе квартиру и горничных. Познакомим с поваром, чтобы ты могла сама себе заказывать еду.
   - А баронесса не будет против?
   - Не понял - против чего?
   - Ну что ты поселил в её замке какую-то женщину и спишь с нею.
   - Маэрим достаточно разумна и мы бы договорились, даже если ты поселилась в её апартаментах. Но я коннетабль замка, причём назначен на эту должность старым бароном, тогда же, когда он объявил её баронессой. И мы разумно разделили власть. Эта башня и все в ней проживающие находятся в сфере моей компетенции, и в принципе мне можно даже не ставить её в известность. Хотя в отношении тебя обязательно сообщу - не попрошу разрешения, а просто скажу, что великая магиня Та-аня отныне живёт в Доме Мага.
   - А если она будет возражать?
   - У неё нет права возражать по подобным вопросам. Конечно, она может высказать своё мнение по ним, но я его не приму его во внимание.
   - Так кто же из вас главный в замке?
   Я левитирую её себе на колени.
   - Никто и оба. В этой башне главный - я. А в Доме Урожая и на складах - она. В походе командую войсками я. А переговоры с твоим отцом ведёт она.
   - Сложно и непонятно, но я разберусь. Значит, я остаюсь здесь?
   - Да, и главным для тебя буду я.
   - Хоть какая-то ясность, и чем мы сейчас с тобой займёмся, - это не намёк, а прямое предложение.
   - У тебя натёрто и твоё тело требует отдыха.
   - Я уже знаю нужные заклинания и за пять минут приведу себя в порядок.
   - Очень хорошо, что ты знаешь эти заклинания, но приводить себя в порядок лучше естественным путём. Считай это первым уроком.
   - Вторым, первый был в постели.
   Мы целуемся и нам хорошо. Просто хорошо и приятно. И хотя она ещё необученная девчонка, но я чувствую, что Та-аня прямо сейчас способна помочь мне. Великая магиня, даже если она ещё молоденькая девушка - это очень серьёзно. А когда она немного освоит свой Дар! Затем одеваемся и идём к Тиуму. Его я озадачиваю просьбой достать мне карту всех подвалов замка. Он обещает её найти, но выясняет - а за каким демоном мне это надо, неужели дел не хватает? Рассказываю свою идею о телепортации в порталы вражеских замков, но он сомневается в успехе. Не исключаю, что он прав, но надо попробовать. А он начинает расспрашивать, как мне удалось справиться с врагами в Соли-Экет. В ответ я пересказываю ему максимы Якова Батыровича, который в них сформулировал тактику схваток. Для меня они - постоянное руководство к действию.
   М-1. Если врагов несколько, то раздели их и бей поодиночке. Если это не получается, то перемещайся так, чтобы они мешали друг другу. Выводи врага из строя одним ударом, не затягивай схватку и не позволяй им себя окружить. Удар - отход, манёвр.
   М-2. Если твой враг равен тебе или сильнее - выбирай время и место для боя. Время - когда ты будешь хотя бы равен. Место, - которое ему неудобно, а тебе приемлемо. Никогда не вступай в схватку на его условиях - только на своих или отступи.
   М-3. Будь быстрее врага, не ленись маневрировать. Тогда ты сможешь выбрать время и место и заставить его сражаться на твоих условиях.
   М-4. Будь внезапен - если враг готов к твоему удару, то отложи его или имитируй. Имей наготове несколько видов оружия и примени наиболее неприятное врагу.
   М-5. Внезапность обороны - опаснее внезапности нападения. Усыпи бдительность врага, заставь его подумать, что ты слаб и не готов защищаться. Тогда нанеси неожиданный контрудар.
   М-6. Не стесняйся отступить. Если враг сильнее, то попробуй убежать. Если погонится - устраивай ловушки и засады.
   М-7. Если убежать не получается, то затягивай схватку - время часто работает на более слабого.
   М-8. Если у тебя преимущество, то быстро реализуй его. Не тяни время и не радуйся своему превосходству. Хороший враг - мёртвый враг.
   М-9. Любой бой начинается с разведки. Если знаешь о противнике недостаточно - не нападай, даже когда он слабее тебя. Или будь готов отступить - он обязательно подготовит ловушки.
   Все эти максимы я и излагаю Тиуму с многочисленными примерами. Он мне внимательно внимает и делает вывод:
   - Ученики твоего учителя - страшные враги.

Тиум

   Этим утром Кеес отправился на прогулку в небольшой городок, а я залез в свои книги. Слишком много у него странностей и мне необходимо в них разобраться. Иначе я не смогу его эффективно обучать, да и надоело то и дело садиться в лужу. У меня неплохая библиотека, и мы с Жаин просматриваем её, отбирая нужные книги и кристаллы. Это непросто - нужная нам информация иногда занимает в книге только несколько строк. Но в своё время я выпросил у Аранейна "Библиотекарь" - специальный амулет, помогающий в поиске. Затем пропустил через него все книги и другие носители, и теперь он подсказывает - где и в каких местах может быть нужная нам информация. Но всё равно, нам предстоит титанический труд - мы ведь не знаем, как называется то, что мы ищем. К обеду мы перерыли половину библиотеки, зато после него моя внучка сразу находит искомое. Я читаю одну единственную страничку, и у меня глаза лезут на лоб. А она надо мной смеётся.
   Оказывается, кроме обычных и могучих магов существуют великие. У них одинаковый Дар во всех стихиях - точнее, они не делят магию на части. Магистр потому много больше просто мага, даже полного, что он приближается к великим. Это как сражаться с четырёхруким фехтовальщиком. Каким бы ты ни был мастером, а отбивать удары четырёх мечей ой как непросто. А если учесть, что великие владеют ещё всеми умениями, то мы получаем магистра в миниатюре. И мало того - его возможности умножаются друг на друга - многие заклинания четвёртого-шестого уровня великий может делать, оставаясь на втором. Собственно, они для него по сложности и являются заклятиями второго уровня. А на третьем и четвёртом уровне ему становится доступным ряд магистерских заклинаний. И наконец, высший уровень в магическом мире - Великий магистр, доступен лишь им.
   Разумеется, появляются они не часто, но не редко. Увы, большинство великих гибнет во время инициации, да и обычные маги часто "помогают" им покинуть наш грешный мир. Конкурентов не любит никто, а великий маг, пока не достигнет четвёртого-пятого уровня, крайне уязвим. Нет, в обычной магической схватке он чаще всего побеждает, но стоит ему перебрать праны или эмоционально сорваться, как вокруг него возникает магический шторм. Он обязательно сопутствует ему при инициации, а погасить это страшное буйство магического пространства может или он сам, или магистр. Только сам он ещё не умеет, а магистров под рукой обычно не оказывается. И организовать великому эмоциональный срыв проще простого - они всегда эмпаты, так что сорвись сам и утащи его за собой. Но тут внезапно появляется Маэрим и они с Жаин уходят, а я вспоминаю одно прежнее приключение.
   Это произошло давно. Теодорих был тогда молодым бароном, а я совсем юнцом. К графу Сокейна заявился вольный магистр Барк и попросил того выделить ему отряд. Он был помешан на живом металле - серебрянке и собирал её повсюду. И откуда-то он выяснил, что в одном покинутом замке хранится несколько изделий из неё. Но в одиночку лезть туда опасно даже магистру, и он предложил графу сделку. Ему нужна только серебрянка, а амулеты и оружие он отдаст своим спутникам, и даже снимет с них заклятия. Властитель счёл предложение интересным и предложил поучаствовать в этом деле Бирейну с дружиной. По молодости, вернее, по глупости, мы все очень смелые. А трусы погибают быстро. Теодориху же надо было показать себя и доказать всем своё право быть владетелем. А ещё его влекло любопытство, и он согласился. Добровольцами вызвались двадцать воинов, и я вторым магом. Барк сказал, что этого достаточно и построил портал в тот Мир.
   Там недавно произошла ужасная катастрофа. То ли естественным путём, то ли какой-то магистр постарался, но произошёл пробой из Мира чистой магии. И уровень праны подскочил в десятки, если не в сотню раз. И когда мы туда телепортировались, то попали в ад. Воздух был настолько насыщен праной, что заклинания возникали сами собой. Деревья и трава видоизменялась на глазах. Барк предупреждал, чтобы мы ни в коем случае не творили заклинания и оставили бы все амулеты дома. Один из воинов его не послушался и взял талисман. Тот превратился в жуткую птицу, которая откусила бывшему хозяину голову и улетела. До замка было идти всего несколько километров, но двое воинов погибли на этом пути. Одного убила возникшая ниоткуда молния, а другого задушила лиана, в которую вдруг обратился обычный куст. Но Барк знал маршрут, и мы отделались лишь этими потерями.
   От калитки в башне замка у него был ключ, и мы проникли внутрь. Там было заметно спокойнее, но хватало всяких опасностей. Двенадцать часов мы лазали по замку, собирая всё ценное. Магистр нашёл свою серебрянку, целых три предмета - бич, нагрудник и клетку. Да и мы основательно прибарахлились. Все взяли новое оружие, многие заимели интересные амулеты, а Теодорих нашёл портал межмирового перехода. Когда усталость стала валить нас с ног, Барк построил портал в Бирейнон. Многие ворчали, но он объяснил, что спать там нельзя. Большинство попросту не проснётся, а остальные превратятся невесть во что. Во время рейда по замку двое воинов обратились в чудовищ и были немедленно убиты. Поэтому его доводы были приняты с пониманием - да и спорить с магистром дураков нет, к тому же у Барка репутация психа. Затем он осмотрел взятое нами, снял заклятия и научил пользоваться амулетами. На этом мы расстались, а я на всю жизнь запомнил ужасы магического шторма.
   Возвращаюсь к найденным книгам, но о великих там, к сожалению, сказано мало. Однако мне попадается интересный раздел об охотниках на магов - оказывается, у Наймиера был такой отряд. В него брали заклинателей низших уровней, но могучих или великих. Их специально обучали, снаряжали в гномьи доспехи и вооружали клинками из серебрянки. И они убивали даже магистров! И воевали одновременно и магией, и оружием. Я потрясён и продолжаю сидеть на полу, в голове крутится всякая дребедень. Тут возвращается Жаин, берёт кристалл и быстренько читает про охотников на магов. А потом легонько стучит кулачком по моей башке. Её полное право - она меня предупреждала о моём незнании. А я уперся, как осёл и проглядел очевидное.
   Тут звонит амулет и Кеес просит меня подойти к дверям его апартаментов. Там он вручает мне мальчишку-мажонка, а сам с какой-то юной девушкой спешит к себе. У неё необычная аура и вместе с тем удивительно знакомая. Но у меня на руках мажонок и я вынужден подняться с ним к себе. Там выясняю, что он голоден, и заказываю на кухне ужин. Но не успевает он приступить к рассказу о себе, как Дом Мага сотрясается. Магическое пространство скручивается вихрями, и я с ужасом вижу начинающийся магический шторм. И эпицентр его в покоях Кееса. Не успеваю я по-настоящему испугаться, как кто-то гасит его, не позволяя разыграться. Оставляю мажонка на Жаин и спешу к Кеесу, в гостиной и спальне разгромлено всё, а он возлежит на кровати со своей новой пассией. Тут я понимаю, что этот щенок только что инициировал великую магиню, и возникший магический шторм чудом не разрушил наш замок. Захвати он комнату мага в нашем Доме, а оттуда Башню Мага, и трагедия была бы неизбежна. Я высказываю ему всё, что о нём думаю, а они ржут! Тут до меня доходит, что ещё сегодня утром я не знал о великих, а они не знают и сейчас.
   В комнате полный разгром. Уцелела только кровать и, по счастью, сейф-бар. Наливаю три большие рюмки коньяку, и он левитирует две из них себе и подруге.
   А он молодец, - приходит мысль, - вряд ли он слышал о магическом шторме и уж точно никогда не видел, а сумел погасить. Теперь я любуюсь на них - великие маг и магиня. Они быстро войдут в Силу, и тогда трепещите. Тем более при инициации у них не образовалось блоков, а это удивительно. Когда человек становится магом, тем более великим, то его Сила рвётся наружу, стремясь разрушить тело. Поэтому её приходится запирать блоками. Но рано или поздно их приходится снимать, а это сродни хирургической операции. И главное, пока они есть - маг реализует малую долю своих возможностей. А он каким-то чудом сумел самоинициироваться, а сегодня сделал магиней эту девочку. И ни одного блока! Всё это я им высказываю и умеренно хвалю. А про себя удивляюсь - этому парню удаются вещи, требующие многолетней подготовки. Видимо я ошибся и его школа достаточно серьёзна. А тогда мы имеем великого и охотника на магов в придачу. А если учесть, что он Ферейл и у него есть клинок из серебрянки! Я про себя смеюсь. Вы думаете, что маг Бирейнона - щенок. А он - матёрый волчара, и скоро вы почувствуете его клыки у себя на горле! А эта девочка будет ему прекрасной напарницей. Ради неё стоило совершить налёт на Соли-Экет - её место рядом с ним. Даю им ЦУ, без которых они прекрасно обойдутся, но ничего не могу с собой поделать. Я слишком рад и горд за Кееса, и прячу эти чувства за ворчанием. Тем более что он это прекрасно понимает.

Кабаль

   Кеес возвращается с делегацией Соли-Экета и просит меня провести переговоры. Я очень рад его доверию и внимательно выслушиваю его немногочисленные требования. Меня даже удивляет, как такой искушённый в жизни человек может кому-либо безоглядно доверять. Он ведь и воитель, и маг, и хозяйственник и должен был не раз обжечься. А он спокойно предлагает мне и Маэрим провести с ними переговоры. И только несколькими штрихами обозначает свои условия. Хотя не дай Бог подвести его, тогда придётся радоваться оторванной своей башке. Мне страшно представить, какую он может измыслить казнь. А он уже убегает, будто эти переговоры его совершенно не интересуют. Я же иду приветствовать бургомистра, мы с ним пару раз встречались в Пеоро-Тооне. Разумный мужик, только сейчас он глубоко задумался о чём-то своём. Да и решать будут мейстеры, а они привыкли вопить о вольностях своего славного городка. Кеес же чётко сказал - хотят вольностей, тогда вольны катиться к себе домой своим ходом. И скорее всего так оно и получится. С Кееса станет выгнать их за ворота - мне уже рассказали, как он разобрался с Советом графства. Велел этих советников раздеть и выпороть плетьми, а затем выставил за ворота замка - чувствуется большой опыт, накопленный им на Земле. А я в своё время так и не сумел с ними разобраться. Заявились ко мне впятером и давай мне объяснять - мол, я им должен и то, и другое, и пятое, и десятое. С трудом удалось их напоить и с утра нетрезвых выпроводить. И как с ними быть, я так и не придумал. Впрочем, я мыслю как хозяйственник, а Кеес как воитель. И в отличие от меня у него для демагогов всегда есть неотразимый аргумент - плеть, а то и кол.

Кеес

Суббота-3, ночь на воскресенье-3

   Тиум отсылает меня в Башню Мага, а сам идёт устраивать Та-аню, пригрозив попозже подойти. В башне меня обволакивает кресло, и несколько минут я наслаждаюсь покоем и счастьем. С Та-аней всё получилось замечательно, но это скорее магическая тренировка, чем близость. Хотя наслаждение мы получили огромное и я это с удовольствием повторю. Или, скорее, она повторит - ей наверняка хочется и с другими мужчинами, но сначала надо научиться гасить магические возмущения. Моё счастье, что на Земле приходилось заниматься подобным, пусть и в теории. Погружаюсь в медитацию, но башня заставляет заняться меня делом и передо мною появляется то ли объёмная карта, то ли снимок из космоса. Хочу посмотреть бейлифа, но не могу его найти - рядом с ним нет магического столба. Тут вспоминаю про столик графа, но возвращаться к себе в кабинет лень, и я звоню Тиуму, чтобы он поручил Марфину его принести. Он меня ругает - оказывается, с момента возвращения к себе, Фанах находится под постоянным наблюдением и всё существенное позже мне покажут в записи. А моя задача - проследить за Седым и Кориным - нашими основными врагами на сегодня.
   Настраиваюсь на Аранейнон. В этом замке Башня Мага в рабочем состоянии, в неё я могу даже перейти, но с усилием и один. Более того, я могу её подчинить, но тогда придётся объявить себя властителем этого замка и убить несогласных. Обнаружив, что любой замок можно захватить, я оказываюсь в странной ситуации - занять могу, а удержать - нет. Кроме мобильного батальона, ладно, для начала мобильной роты, мне требуется шесть крепостных рот. Необходимо поставить гарнизоны в замках и в Пеоро-Тооне. А для них надо достать ещё оружие - как огнестрельное, так и холодное. Эти рассуждения не мешают мне осматривать Аранейнон. Войск у Седого не прибавилось - по двору шатаются несколько десятков разбойников, явно не знающих, чем им заняться. И два офицера из местных следят, чтобы одуревшая от безделья банда ничего не спалила. Сам Седой с несколькими офицерами культурно развлекаются - им пригнали из деревни десяток баб, которые изображают стриптиз, совершенно не понимая, чего от них хотят. На столе стоят бутылки с коньяком или виски, и Седой говорит Пегому и Брюнету, чтобы они не напивались. Этой ночью им ползти по проходу, на выходе из которого утром их будет ждать машина с оружием. Мужикам же хочется как следует выпить, а не ползать чёрт знает где, но высказаться на эту тему Седому они не рискуют. Я же через Башню Мага их замка, ставлю на них метки, чтобы ночью отыскать без усилий. Эти метки оставляют за ними след, который можно чувствовать двое суток.
   Теперь эти красавцы никуда не денутся, значит пора глянуть на замок Тарин-Кифов. Там уже почти все спят, включая барона, но в его спальне торчит дворецкий. Он пытается разбудить Корина, но опасается приблизиться. Через открытое окно всё хорошо видно и слышно, дворецкий от двери кричит - прибыл человек от бейлифа, а барон спросонья кидается в него тапками.
   - Но, мой господин, он от бейлифа, значит - это важно.
   - Было бы важно, прислал кого-нибудь из младших помощников.
   - А кого? Кеес их уполовинил.
   При этих словах барон просыпается и садится на кровати.
   - Действительно, он их режет, как мясник баранов перед пиром. Ты хоть выяснил, зачем он ко мне припёрся?
   - Выяснил, хотя он не хотел мне говорить. Тогда мне пришлось заявить, что иначе благородный дон, то есть ты, с ним разговаривать не будешь. Он должен передать тебе слова бейлифа, как убить Кееса.
   Корин вскакивает и одевается:
   - Это действительно важно, не сегодня, так завтра Кеес попытается захватить Таринон и возможно уже придумал, как это сделать. Никакого в нём благородства, хоть и Ла-Фер - принципиально не желает поступать по столетиями выверенным шаблонам. Даже не стал дожидаться нашего нападения, а с десятком воинов атаковал мою младшую башню Мага, уничтожил гарнизон и сжёг её. Перерезав всех младших помощников, он займётся нами, ведь роды Тарин-Кифов и Бирейнов враждуют уже свыше двухсот лет. И мы первые в Сокейне из владетелей поддержали бейлифа.
   Говоря всё это, Корин спешит к богато украшенному дому, а дворецкий еле поспевает за ним. Крыльцо сверху украшено медными листами с крупными камнями или цветным стеклом, а сбоку вместо перил бронзовые статуи лежащих зверей, похожих на львов. Около дверей стоят два мечника в качестве статуй - притиснутые бронзовыми задами к стене, они даже мечами толком взмахнуть не могут. Проскочив мимо них, барон взбегает на второй этаж и только перед дверью в свою приёмную останавливается и величественно вступает в комнату. Сидящие там люди без какого-либо почтения встают. Трое из них мечники, а один с жезлом явно маг. Ещё в комнате присутствуют пятеро воинов барона, но они для мебели. Дворецкий благоразумно прислал магу и его охране много еды, а воины барона смотрят на них и пускают слюни. Барон жестом приказывает своим воинам выйти, а сам обращается к магу:
   - Что предлагает Фанах?
   - План, как убить Кееса. Его надо выманить из замка, ты мне дашь десяток магов, и в открытом поле мы его задавим.
   - И как его выманить?
   - Надо послать небольшой отряд, который днём окружит одну из его дальних деревень, например Канита-Роум. Крестьянам надо срочно убирать урожай, да и скот пасётся снаружи. Они запросят помощь.
   - Кеес просто пришлёт отряд воинов порталом, - перебивает его барон, - у него рамка, которую он украл у меня.
   - Конечно пришлёт, но в лесу по соседству ты спрячешь две сотни своих, а у него и одной не наберётся, поэтому ему придётся прибыть самому. А я с твоими магами спрячусь в разрушенном храме, что неподалёку - без Кееса Бирейнон падёт.
   - Ты рассчитываешь с ним справиться?
   - У меня четвёртый уровень, у двух твоих магов - третий и у четверых - второй. Возьмём на подмогу ещё четвёрку первого уровня и нужно быть полным боевым магом или магистром, чтобы выстоять. А у Кееса второй, максимум третий и главное не дать ему сбежать.
   - План хорош и через три дня мы его выполним.
   - А почему не завтра?
   - Мой внучатый племянник уехал к родственникам за подкреплением, а моими войсками должен командовать он. Послезавтра вечером я его жду, а пока будьте моими гостями.
   Маг благодарит барона, и дворецкий ведёт его и охрану в гостевые комнаты. Мне же требуется ещё полчаса, чтобы осмотреть другие замки и места, которые можно увидеть из башни. К сожалению, её возможности ограничены только частью Сокейна, но и это неплохо.
   План моих действий уже составлен врагами - этой ночью и утром надо разобраться с проходом, Пегим и Брюнетом, а ещё желательно угнать машину с оружием. Завтра надо прогуляться на Землю и далее к источнику, подзарядиться. На самом деле особой необходимости в этом нет, но пресловутое шило в одном месте, да и интуиция прямо-таки требуют этой прогулки. А во вторник предстоит разобраться с отрядами Тарин-Кифов. Пришедшим к Корину маг предложил опасный для меня план и, остановись его группа в лесу, мне пришлось бы пожертвовать этой деревней. Но они хотят с комфортом ждать меня в храме, а это позволяет их укусить, если не прихлопнуть. У меня уже вырисовалась предварительная схема засады с несколькими вариантами действий. Однако грядущие дни получаются очень напряжёнными - ведь всё это придётся делать мне. Но как говорят - если не я, то кто же. Записываю полученную информацию и мои комментарии на кристалл и переправляюсь к Тиуму. У него в гостиной полный сбор - он сам, Жаин, Та-аня, Ноорен и Кэсэн-Арин. Все они уже сидят за столом, и мне самое разумное присоединиться.
   - Кеес, будучи великим магом, точно чувствует, когда принесут еду и всегда появляется во время, - комментирует Тиум моё появление. Мы смеёмся, так как сразу появляются слуги, принёсшие горы еды, и Руми с неизменным кофейником. Последнее время еда перелетает на наш стол с невероятной скоростью - полминуты и подносы пусты, стол заставлен. И это совсем без магии! На этот раз повар превзошёл сам себя, особенно ему удались тетерева, подбитые мною возле Соли-Экета. Прожаренные и сочные, с хрустящей корочкой и чем-то фаршированные они просто тают во рту, создавая богатейшую гамму вкуса.
   - Прекрасно, - благодарю я повара. А Тиум отрезает грудку птицы и вкладывает ему в рот. Повар, невероятно счастливый, удаляется.
   - Кто-нибудь хочет кофе, - но как всегда, желающих нет. Тиум явно хочет о чём-то со мной поговорить, и я прошу Руми отнести кофе в мою спальню и подождать там, а на кофейник накладываю заклятие сохранения тепла. Руми уходит и он спрашивает:
   - Ты повесил мне на шею эту компанию, чтобы я сделал из них боевых магов?
   - Именно так. Мне кажется - это очевидно.
   - Не меряй всех по себе. Мне понадобится месяц, а скорее два, чтобы они устойчиво выполняли основные боевые заклинания. И тебе придётся участвовать в их тренировках, ведь многое необходимо показывать, а у меня с этим проблема.
   - Тиум, ты прекрасно понимаешь, что боевые маги нам нужны не завтра, а сегодня, ещё лучше вчера. А я прекрасно понимаю, что девять беременных женщин не родят ребёнка за месяц. Хорошо - если кто-нибудь сможет мне хоть в чём-то помочь, например, вести магическое сканирование местности - это было бы замечательно. А пока я пытаюсь накачать войско огнестрельным оружием, чтобы хоть как-то компенсировать нехватку магов. Ведь стрелков тоже надо учить.
   - Ладно, как мне их надо учить, по-твоему?
   - Для начала двум-трём основным заклинаниям, причём не все из них должны быть боевыми. Параллельно азы теории, а далее расширять и углублять. Тогда уже завтра они будут что-то уметь и знать - со временем же смогут больше.
   - Что же, есть и такой способ. Но учти - они рвутся в бой.
   - Зачем, в простых случаях я и без них справлюсь. А в сложных - вас просто размажут, а мне вы помешаете сбежать. И расскажи, что придумал бейлиф?
   Выяснилось, что Маарани телепортировался к Фанаху и затем построил портал в Дом бейлифа для всего отряда, включая присоединившегося Аниора. Отдохнув, они начали планировать свои козни - в основном против магов городка, восточных и южных бейлифов. Но кое-что касается и нас. Насчёт мага, посланного Корину, ничего нового у Тиума нет. Но оказывается, в городке один из магов работает на бейлифов, и ему поручено съездить в Бирейнон и выяснить мой уровень. С этим проблем нет - я покажу ему правду и только правду, но не всю правду. Иначе говоря, мне следует показать всё, на что я способен в стихии огня. А о прочем скромно умолчать. Далее, на совещании бейлифов сеймена они решили предложить какому-нибудь старшему помощнику с востока совершить рейд на Бирейнон и пограбить по дороге деревни. Если рейд удастся, то всем станет ясно, что защитить деревни мы не в состоянии. Если же я убью его, то за меня им надо браться всерьёз и, может быть, отозвать Агапу. Хотя это им нежелательно, неизвестно кем займётся тот в первую очередь - мною или Фанахом. И ещё - южнее Сокейна едет машина гномов, а эти интриганы хотят её ограбить. Но подозрение должно пасть на других, ведь гномы - народ мстительный.
   Затем рассказываю мои планы на ближайшие дни, и все удивлены - зачем мне нужен этот визит на Землю. Пустынный Мир и источник, охраняемый Барай-девгером - это мой секрет, а приводимые мною доводы шиты белыми нитками. Тиум откровенно недоволен, но уже знает - возражать бесполезно:
   - Тогда Кеес иди к себе и отдыхай, на эту ночь ты опять себе придумал занятие.
   - К сожалению, не с любимой женщиной, - я целую взглядом Жаин и Та-аню. Они переглядываются и смеются- уже спелись. А я делаю один шаг, и башня перемещает меня в спальню. Руми, оставив кофейник на столике, лежит в платье на кровати. Увидев меня, она смущается и вскакивает, но я машу рукой:
   - Разденься и ложись.
   Улыбка озаряет её лицо и через мгновение она голышом ныряет под одеяло. Усмирить магический шторм было тяжело, но он насытил меня энергией лучше источника. После нашей с Та-ней любви-тренировки-подзарядки мне следовало бы до утра поваляться с нею в постели, но некогда. Придётся опять использовать Руми, чтобы быстро усвоить энергию, хотя секса мне более не хочется. Но девочке этого не объяснишь, а выглядеть сволочью, которая может, но не хочет - противно. Магия позволяет мочь всегда. Поэтому раздеваюсь, сажусь на кровать рядом с нею и наливаю себе кофе - мне нужно немного времени, чтобы настроиться. Благодаря заклинанию, оно горячее, вкусное и ароматное. Руми прижимается сзади и ласкает меня, приходится ограничиться одной чашечкой и лечь с нею. Жаин хорошо её подучила и, к моему удивлению, мне её захотелось. Она же вся пылает и с радостью пробует на мне всё, чему научилась. Пока неумело, но старательно и со страстью, исправляющей любые недочёты. Ожидая меня, она себя здорово распалила и ей требуется немного времени для достижения оргазма. Впрочем, на Тао-Эрис это обычное явление - женщина в постели всегда берёт у мужчины энергию, а здесь потоки праны намного мощнее, чем на Земле и быстрее её насыщают. А женский оргазм включает насыщение её тела магической энергией.
   Вскоре мы лежим рядом полностью удовлетворённые. Мне с Руми просто и хорошо - стараюсь, чтобы и ей со мной было приятно. Органически не могу относиться к женщине потребительски - пусть она нужна мне как матрица для переработки энергии, но раз уж мы с нею в постели, то здесь я должен дать ей всё. Я тихонько глажу её за ухом и шепчу разные нежности - после близости другие ласки ей не нужны. Она просто лежит рядом, но при этом идёт основательная подпитка магической энергией. Нет, она не забирается у Руми, тем более что и брать там нечего - достаточно одного глотка, чтобы опустошить девочку. Энергии полно внутри меня и вокруг, но надо изменить её структуру, прежде чем усваивать. Для этого мне и нужна Руми - она легко преобразует её, а после близости наши структуры идентичны. Отдельные капли удаётся поглотить и Руми, но только капли. Вообще, магический Дар - это ёмкость чакр и аккумуляторов, а также пропускная способность каналов. Всё остальное можно освоить, быстрее или дольше - другой вопрос. А вот возможность работать с магической энергией - это врождённое, и если энергетика слабая, то и маг будет слабым, а то и никаким. Руми же, по капельке потребляя энергию из моего потока, увеличивает свои ёмкости и пропускные возможности. Со временем она сможет магичить.
   Через некоторое время она начинает засыпать и просится к себе. Конечно, я её отпускаю, так как и сам начинаю дремать - когда уровень энергии в теле повышается, то всегда клонит в сон. Руми быстро одевается и убегает, а я делаю специальную тренировку, чтобы быстрее усвоить принятую магическую энергию. Откровенно говоря, намного приятнее и полезнее провести эту ночь в кровати, чтобы привести все свои тела в соответствие, но сегодня требуется иное.

Тиум

   Это замечательно, что Кеес нашёл Та-аню, Ноорена и пацана, но насколько мне это прибавило забот! Я поинтересовался у него, как лучше их учить, но услышал только стандартные предложения. А мне так хотелось узнать о той методике, по которой обучался он сам. Думаю, он не пытается намеренно её скрыть - в его интересах скорейшая подготовка магов. Просто одно дело - что-то уметь делать, и совсем другое - объяснить как. Как жаль, что Терейон убил Аранейна. Тот при Наймиере был ректором филиала магической Академии, которая располагалась в замке, названном по его имени. Он бы обязательно помог мне и с Кеесом и с остальными просто из любопытства, а уж он учить умел. Но ничего не поделаешь, хотя надо посоветовать нашему коннетаблю прежде всего захватить этот замок. Там наверняка осталась масса учебной литературы, которая нам так необходима.
   Меня слегка беспокоят его планы, честно говоря, я их не понимаю. Но поэтому я и не коннетабль. Где он на этой Земле умудряется так зарядиться? Боюсь, что бегает в следующий Мир - а это очень опасно! Я читал описания окружающих нас Миров - во всех риск чрезмерно велик даже для магистра. Поэтому Маэрим и моталась за магом на Землю, где их почти нет, а кто есть - прячется. Лишь там и ещё в одном Мире не так опасно. Но Кеес о своих путешествиях не рассказывает, а я не расспрашиваю, хотя мне и любопытно. И надоедать ему лекциями про осторожность не буду. Он только кажется лихим авантюристом, а сам просчитывает на десять ходов вперёд. Жаин как-то попросила его поменьше рисковать, а он ей выдал раскладку вариантов захвата замка графа. Так она в этих вариантах запуталась, хотя сама умеет их здорово рассчитывать. А ведь у него почти не было времени на их разработку и оценку.
   И ещё хорошо, что наши основные враги не спешат. Корин и Седой умудряются откладывать всё, что можно и что нельзя - поэтому Кеес их опережает. И они не знают, что мы за ними подглядываем. Ну, Седой понятно, он с Земли и в магии ни в зуб ногой. А маги Тарин-Кифа боятся - скажи они барону, он потребует принести клятву полной преданности и подчинить Башню Мага. И неизвестно, что опаснее и быстрее убьёт. Вот и помалкивают - а мы с Кеесом этим нагло пользуемся. Да и граф оставил неплохое подслушивающее наследство. Юрек развёртывает сеть информаторов - ведь маги разведку недооценивают. Они считают - достаточно прочувствовать противника и вперёд. Впрочем, Кеес именно так сбегал в Соли-Экет и успел спасти Та-аню.

Жаин

   Замечательно, вокруг Кееса вьётся стайка бабочек, а я чувствую себя единственной. Маэрим хочет, чтобы все считали их любовниками - пожалуйста, мне не жалко. Если баронесса раз в месяц залезет к нему в постель, то его от этого не убудет - лишь бы ему было хорошо. А Руми, глупенькая девочка, тоже считает себя его любовницей, а она только преобразователь структуры праны. И пусть она глупенькая, но получила от этого немало - сейчас у неё отдельная комната, господское питание и любая одежда на её выбор. И надо отдать ей должное - она своим положением не злоупотребляет. Хватило одного намёка. И ко мне относится с уважением, хотя оказывается в его постели чаще, чем я. Та-аня ещё не поняла, что у них не любовь, а магические тренировки. Дед мне это разъяснил, а ей этого пока знать не надо - девочка наслаждается жизнью и подруга из неё хорошая. А через несколько лет и я так потренируюсь. Хотя и считается, что между магами и магинями любви не бывает, но надеюсь, мы будем исключением. В замке многие женщины пытаются заигрывать с ним, он же этого просто не замечает - и мне приходится им объяснять, что ему некогда. А Кеесу надо будет сказать, что следует обращать на них внимание - доброе слово и кошке приятно, а женщине особенно.
   А ещё обязательно подсказать ему, чтобы больше внимания уделял внутренним делам замка. Ладно, в Бирейноне для этого есть Маэрим, а он формально старший маг и коннетабль. Но в проблемах людей, живущих в Доме Мага, следует разобраться самому, а не перепоручать Марфину. В собственном же замке Кеесу этим придётся заняться вплотную. Конечно, мы с дедом будем ему всячески помогать, но слишком многое зависит от владетеля. Слово барона значит много больше целой речи даже сеньоры замка. И хочет ли он или не хочет, а освоить искусство управлять ему придётся. И чем скорее, тем лучше.

Глава 11. Проход и проходимцы.

Кеес

   Прежде, чем заняться проходом, я по амулету-телефону связываюсь с Маэрим и узнаю - переговоры с делегацией города идут со скрипом, хотя она и Кабаль выдвинули весьма скромные требования. Постоянно кто-либо из членов делегации поднимает вопрос о признании нами их статуса вольного города. И она предлагает мне присоединиться и проанализировать ход переговоров. На что советую прервать их, так как надеюсь вскоре разобраться с другим городом. В данном случае вести переговоры с двумя делегациями проще, чем с одной. Маэрим со мной соглашается, дела в Бирейноне у меня завершены, и я готовлюсь к походу в проход.
   Одеваюсь я в обычную одежду с Земли и кроссовки, из оружия беру пистолет, кинжал и жезл, а ещё рамку порталов и кубик межмировых переходов. Собираясь, продолжаю продумывать свои действия. С бейлифом связываться пока боязно, тем более с тройкой - Маарани, Фанах и Аниор. В замке Тарин-Кифов много войск и магов, сначала надо провернуть ловушку возле деревни с разрушенным храмом. И лишь потом прикинуть возможность захватить их замок. А вот банду Седого надо поскорее уничтожить. Мало того, что они опасны, как союзник бейлифов. При стечении обстоятельств они могут и сами стать серьёзной силой - их действия необычны, а это притягивает людей. Ведь подобные деятели легко говорят самую грубую ложь и обманывают, а здесь слову привыкли верить. На какое-то время это может сработать и крайне усложнить мне жизнь. И наконец, мне просто нравится Аранейнон, красивый замок в лесу, специально построенный для мага. Конечно, и остальные замки останутся под моей защитой, но этот будет моим домом.
   А вот зачем мне огнестрельное оружие теперь не понятно. Я ведь уже довольно приличный по силе маг, хотя до серьёзных заклинателей, например, Саан'авиуса, мне ещё очень далеко. Но всякая мелочёвка, включая младших помощников, для меня теперь лёгкая добыча. И огнестрельное оружие могу легко вывести из строя. Достаточно замедлить скорость горения пороха и снизить температуру, а ещё увеличить трение и любая винтовка будет стрелять на десяток метров, не нанося повреждений. Причём применить соответствующее заклинание я могу как для одиночного ствола, так и для всех в круге до горизонта. Но всё это может сделать любой средненький маг - поэтому на автоматы, пулемёты и тому подобное рассчитывать можно с большими оговорками.
   Обдумывая всё это, нахожу рамкой начало прохода и перехожу быстрым порталом. У входа никого нет - местные боятся тварей, а землян Седому не хватает. От поставленных мною меток идёт из прохода слабый сигнал - Брюнет и Пегий уже там. Ещё раз сканирую окрестности, убеждаюсь - вокруг никого нет, и спускаюсь в проход. Подобные прогулки нравятся мне больше всего - я ведь по натуре путешественник и исследование новых Миров для меня самое интересное. А когда Тиум меня научил погружаться в слои и ходить там, то мир воистину стал объёмным. Изучение же природных переходов между Мирами для меня самое увлекательное занятие. И вот сейчас передо мною естественный вход из внешнего Мира во внутренние слои. Только известные мне входы погружались единой долиной или эстуарием, а этот похож на дельту реки. И как в других проходах, здесь хватает всяких тварей, пришедших из нижних слоёв, но в этом месте они мелкие, хотя и опасные для немага. Почти от входа он разветвляется на пять русел, контролируемые четырьмя тварями. В пятом, крайнем справа от меня, тварей нет - оно удалено от остальных и сильно изгибается. Приходится двух тварей согнать с их мест, чтобы одна перекрыла проход по пустому руслу, а другая заняла освободившееся место. Пройдя по среднему руслу вглубь, перегоняю ещё одну тварь ближе к входу и перекрываю проход с этой стороны. Гонять тварей несложно - они чуют магию и кидаются от меня при малейших брызгах праны. Далее я иду по крайнему левому руслу - оно прямое и короче других, и менее чем через час оказываюсь на Земле. Подавляю естественное желание обследовать проход - к сожалению, этим заниматься некогда. Уже около выхода из него соображаю, что могу напороться на засаду и набрасываю на себя покрывало невидимости. Выглянув из прохода, сканирую местность. Рядом со мной никого нет, но в двухстах метрах развёрнута большая армейская палатка, а рядом у костерка сидит несколько человек.
   Неискоренимая привычка любых homo, остановился - разводи костёр, нужен он или не нужен, совершенно не важно.
   Не торопясь я подхожу поближе, покрывало невидимости включает неслышимость и отсутствие запахов - заметить меня не должны. А заметят - им же хуже!
   У костра четыре человека в военной форме - генерал, два майора и прапорщик. Причём форма на них не российской армии и говор не вполне русский. Видимо это одна из бывших советских республик, - предполагаю, прислушавшись к разговору.
   Говорит генерал, обращаясь к одному из майоров и прапорщику:
   - Когда появятся наши друзья, - он кивает по направлению к проходу, - на всякий случай подержите их до утра, а потом подгоните КрАЗ с оружием и боеприпасами и поставьте рядом охрану. А если они опять захотят таскать всё на себе, то это их личное дело. А где моя колонна? Мне надо в срок прибыть в место назначения.
   Куда и когда я легко его считываю - порт на южном море в полутора сутках езды. А мои жмурики - Пегий с Брюнетом, появятся здесь часов через пять. Успею разобраться и с колонной и со складом и с бандитами. Праны хватает - камни и моё тело наполнены ею, что вселяет уверенность в своих силах. Только надо себя контролировать - самоуверенность не допустима. Ведь расплата в моих делах одна - секир башка, надо обойтись без авося - самоуказания полезны, ведь главное - не зарваться.
   - Сейчас будет, уже должны были загрузить, - рапортует майор. И действительно на поляну выезжает колонна. Впереди два микроавтобуса, далее дюжина больших крытых грузовиков, набитых стрелковым оружием и боеприпасами, затем две цистерны с топливом, а замыкает всё это богатство БМП с безоткатной пушкой. Генерал идёт вдоль машин, заглядывая в кузова, с которых отброшен брезент. А я, не сходя с места, с удовольствием осматриваю свою в недалёком будущем колонну. Особенно я доволен крупнокалиберными пулемётами и миномётами. Генерал садится в передовой микроавтобус, куда забираюсь и я. По команде генерала колонна трогается и вскоре выезжает на пустынное шоссе.
   "Пора", - я беру под ментальный контроль генерала, автоматчика и водителя, сажусь за руль и открываю портальный переход на Тао-Эрис. Колонна, послушно следуя за машиной генерала, выезжает на западную дорогу к Бирейнону и останавливается перед последним поворотом к замку. Водитель оставлен под контролем, а генерал и автоматчик уснули. Забираю автомат, не спеша вылезаю из машины и иду вдоль колонны. Устанавливаю ментальный контроль над водителями и отправляю их в микроавтобус. Это настолько легко, что даже неинтересно. Только около БМП, пытаясь взять под контроль лейтенанта, чувствую некоторое сопротивление. Водитель и стрелок уже под моим контролем, как и шестёрка стоящих рядом с лейтенантом бойцов. Дмитрию подан сигнал сразу при въезде на дорогу, поэтому решаю поговорить. Снимаю с лейтенанта ментальный контроль, а с себя невидимость.
   - Где я? - восхищённо спрашивает он, озираясь вокруг и принюхиваясь к чистейшему воздуху.
   - В сказке, - отвечаю ему, - правда, в довольно страшной сказке.
   - А ты кто? - парень совсем не пугается происходящего и даже приходит в восторге.
   - Маг Кеес и коннетабль замка, что находится за поворотом.
   - Замок? Настоящий замок, а можно посмотреть? - он умоляюще смотрит на меня. Поймав утвердительный кивок, выбегает за поворот и разевает рот:
   - Мамочка моя, и вправду замок.
   От замка к нам спешат Дмитрий и Вадим на лошадях с шестёркой сопровождения. При виде лейтенанта они сбавляют ход, но увидев за ним меня, успокаиваются. А замок, подсвеченный сбоку луной, прекрасен. И на его фоне восьмёрка рыцарей на конях, в шлемах и кольчугах, с мечами на боку. Только у скачущих впереди Дмитрия и Вадима на правом плече ещё и по автомату. Лейтенант поворачивается ко мне:
   - А Вы и взаправду маг?
   Я смеюсь и выдаю из руки столб пламени, а после подхватываю его магическим захватом и поднимаю над собой, а затем мягко опускаю рядом. Тут к нам подскакивают рыцари, Дмитрий с Вадимом спрыгивают с лошадей и в один голос спрашивают:
   - Кеес, что случилось?
   - Пойдём, - пройдя поворот, мы выходим к колонне, - вот дюжина грузовиков с оружием, два с топливом и одна БМП, принимай и гони в замок.
   Дмитрий только качает головой:
   - Кеес, а по мелочам ты можешь, или только по крупному?
   - Могу и по мелочам, например Юрек и всего три автомата.
   - И замок графа в придачу, - Дмитрию смешно, - и где ты раздобыл эту колонну?
   - Гнали к морю на корабль, только я решил, что нам они полезнее будут.
   Дмитрий ржёт:
   - А этот летёха, что здесь делает?
   - Да всё думает - попроситься ко мне на службу, или вернуться к генералу под трибунал. Тому же понадобится козёл отпущения.
   - Не хочу быть козлом, он меня со свету сживёт. А можно остаться здесь у вас, - глаза парня пылают яростной надеждой. При сей своей детскости, он прекрасно понимает, что поймал удачу за хвост и не хочет отпускать. Дмитрий решает ему помочь:
   - Как тебя зовут парень?
   - Кочубей Иван.
   - Из тех самых, что у Пушкина?
   - Наверное.
   - Тогда становись перед Кеесом на левое колено, - Дмитрий отстёгивает свой меч и даёт его мне, - и говори вассальную присягу.
   Дмитрий суфлирует, а Иван повторяет:
   - Я сеньор Кочубей прошу сеньора Кееса принять меня и мою дружину в свои вассалы. Обязуюсь служить верно и грозно, и не посрамить имени моего сеньора.
   - Я сеньор Кеес принимаю в вассалы сеньора Кочубея и обязуюсь оказывать ему покровительство и защиту, - меч в моей руке на плече Ивана подтверждал моё заявление.
   Потом мы идём вдоль колонны, и Иван указывает мне водителей, которых вывожу из машины и снимаю с них ментальный контроль, таких четверо. Затем освобождаю экипаж БМП, а Иван разъясняет им произошедшее и предлагает остаться или вернуться на Землю. Желающих вернуться не, и они приносят Кочубею вассальную клятву. Мои офицеры и водители садятся за руль грузовиков и уводят их в замок. Рыцари остаются охранять остаток колонны, а я лезу в набитую машину к генералу и сажусь водителем. Все в ней спят, это намного легче, чем держать ментальный контроль над большим числом людей. Открываю межмировой переход и возвращаюсь на Землю к проходу. Около него стоит большущий грузовик, набитый оружием, а рядом разбита палатка. Охранники же уселись в рощице неподалёку, достали закусь и разлили по стаканчикам водку. Тиум запретил мне применять бытовые заклинания, но не могу удержаться - спирт теперь полностью и быстро растворяется в их крови. Одна бутылка свалила всех, а я ещё добавляю заклятие крепкого сна - отдыхайте, всё равно генералу будет не до вас.
   Спускаюсь в проход и вижу по меткам, что им ещё ползти и ползти. Огнестрельное оружие мне теперь уже не нужно, и лучше поступить разумно - наплевать на этот склад. Но это наглое ворьё с генеральскими лампасами меня жутко разозлило и пусть меня эта жизнь не касается, но я их накажу. Это неразумно - времени не хватает, однако желание их покарать превыше логики. Но эмоции - не повод для глупостей, а любая операция должна предваряться разведкой. Поднимаюсь наверх - передо мною просторная армейская палатка, а в середине которой - складывающийся стол с лавками, а у боковых стен лежат спальные мешки. Людей поблизости нет, я спокойно осматриваю через рамку окрестности и нахожу вдалеке городок воинской части, на окраине которого расположено два десятка складских зданий. Время не ждёт -перемещаюсь телепортацией, хотя в моём родном Мире она жрёт уйму энергии. Но её у меня много и я всё равно собираюсь прогуляться к источнику. Выбираю здания и ангары, в которых хранятся крупнокалиберные пулемёты, полковые миномёты, безоткатные орудия и боеприпасы к ним, - и сканирую прилегающие слои. Наученный печальным опытом с баржой, более не хочу надрываться и перетаскивать груз даже магией. Мне фартит - под городком множество входов в слои. Спускаюсь вглубь и нахожу каменистый участок с холмиками - это редкость, в слоях грунты в основном сыпучие. И расположен этот островок удачно - не слишком глубоко и в общем слое для нескольких Миров, включая Землю и Сэрэс. Если мне это оружие и боеприпасы понадобятся, то достать их будет не слишком сложно. Нахожу подходящий поток и поправляю его - у меня получился колодец, дно которого между холмиками, а вход в ближайшем складе.
   Начинаю наглый грабеж - левитирую туда ящики с крупнокалиберными пулемётами, станками и принадлежностями для них. Следом отправляю различные инструкции и книги, и даже ветошь для протирки. Поток всё медленно спускает вглубь и сваливает на моём участке. Вскоре этот склад девственно пуст, я же перемещаюсь в соседний, где хранятся ящики с боеприпасами, и разбираюсь с ними. Наконец, все здания очищены, и остались ангары с боевой и прочей техникой. Но я уже истратил большую часть праны - хотя левитировать приходится лишь до колодца в слоях, но и это у меня сжирает немало энергии. Вызываю Вадима, который этой ночью дежурит и он с удовольствием помогает мне грабить. Создаю портал на площадь перед Домом Оружия - поддерживать его намного экономичнее, а Вадим перегоняет через него машины. Он уже вжился в нашу жизнь и относится к магии спокойно, как к сложной технике - можно не понимать, как она устроена, но грамотно пользоваться. В последнем ангаре стоят разные джипы, которые он перегоняет на площадку перед моим домом. Заодно левитирую в них полевые кухни и всякую мелочь, оставшуюся в ангарах. Последний внедорожник я завожу и телепортирую к проходу, предварительно наполнив пистолет-пулемётами Узи и ящиками с патронами к ним. Одним из них я вооружился, и он лежит рядом на соседнем сидении с патроном в стволе.
   Дело сделано и можно встречать посланцев Седого - обзываю этих ползателей по проходу - проходимцами. Спускаюсь в проход - скоро они должны уже прибыть. Ещё раз осматриваю структуру переходя и понимаю, как меня забросило в Тао-Эрис. Для уточнения достаю жезл и нахожу заклинание, которое применил в тот самый первый день маг. Он испугался, что Дмитрий порвать заклятие и застрелит его, и решил обрушить на него склон. Но в магии земли этот маг разбирался как свинья в апельсинах и строил заклинание через жезл. И немножечко ошибся - заказал заклинание прохода. А жезлу всё равно - что закажешь, то он и сделает. Эти точки на Земле и на Тао-Эрис уже были соединены неявным переходом, который активировался. С Земли в него ломился я - безграмотно, но мощно, и Тиум тянул меня через межмировой кубик. И с Тао-Эрис мне навстречу жезл открыл проход заклинанием. Меня в него и затянуло - он оказался очень коротким и сработал как портал. А ученичок мага подумал, что вызвал тварь из нижних планов, и ударил в меня, но промахнулся. Посланный им воздушный взрыв-шар рванул у меня за спиной. Как говорится - поспешишь, людей насмешишь. Таким образом, проход, используемый Седым, стал четвёртым, известным мне, и вторым на Землю.
   Накидываю невидимость и жду Пегого с Брюнетом, я могу легко уничтожить их прямо в проходе, и это самое разумное. Там их можно убить магией, а здесь нужно применить обычное оружие, чтобы не засветиться - умников в компетентных органах хватает. Но меня интересует - чем они расплачиваются за оружие и где это берут, в проходе же беседовать сложно. Поэтому жду их около палатки, рассчитывая это выяснить. Ожидаю недолго - вскоре из прохода выбирается эта сладкая парочка, тяжело дыша и грязно ругаясь. У них видны следы укусов на левых плечах, явно какая-то тварь почти добралась до крайнего русла. Они подходят к палатке, заглядывают в неё, вытаскивают спальник и усаживаются на него. В руках у Пегого тяжёлый мешок из многослойной прочной ткани.
   - В последний раз хожу по этому грёбанному проходу, - заявляет Брюнет, потирая укушенное плечо.
   - Ты это Седому скажи, - тяжело дыша, отзывается Пегий, - интересно, куда это наши компаньоны подевались.
   - Здесь я, здесь, - ворчливо откликаюсь я, сбрасывая покрывало невидимости, - оружие и боеприпасы в машине.
   Они встают, Брюнет подходит к Нисану и заглядывает в кузов, а Пегий ставит передо мной мешок, развязывает горловину и вытаскивает довольно тяжёлый металлический брусок. Брюнет, тем временем берёт в кузове пистолет-пулемёт и пытается вставить в него рожок. На оружие и рожки мною заранее наложено заклинание "Трение". Магазин не вставляется, тогда он залезает в машину и вытаскивает оттуда монтировку. Пегий, тем временем перехватывает поудобнее брусок, намереваясь размозжить им мне голову, и говорит, ткнув ногой в мешок:
   - Здесь десять шестикилограммовых слитков платины, как мы и договаривались, проверяй.
   Брюнет же с монтировкой подбирается ко мне сзади. Ребята явно надумали прикончить меня, потом забрать платину и машину с оружием, а затем смыться. Возвращаться назад к Седому они не намерены. Меня подобный расклад совершенно не устраивает - как ни странно, но меня вполне удовлетворяет моя жизнь, и терять её кажется неразумным. Поэтому делаю два шага назад, чуть поворачиваюсь, чтобы оба оказались в углу обстрела, и рявкаю:
   - Стоять, гады. Бросить, что держите, и встать рядом.
   Брусок и монтировка падают из рук прямо им на ноги. Конечно, с моей помощью.
   - Молчать падлы. Сняли штаны, куртки и ботинки, потом подошли друг к другу.
   - Холодно же, - вопит Пегий.
   Я всаживаю вплотную к его ногам короткую очередь: - "Заткнись".
   Мужики раздеваются и подходят друг к другу. Брюнет в правой руке прячет финку. Я накладываю им на руки и на ноги заклинание неподвижности и осведомляюсь:
   - Скажите, за что вы убили моего дядю - Аранейна?
   - Так ты оттуда? - испуганно уточняет Пегий, тщетно пытаясь дёрнуть ногой или рукой.
   - Спрашиваю я, - мой шёпот почему-то пугает больше, чем крик.
   - Это не мы, а Терейон, - отвечает Брюнет. Узнав, что я с Тао-Эрис, он уже не ждёт ничего хорошего. До Пегого ещё не дошло.
   - Терейон убит и его теперь не спросишь. Но вы грабите мой замок - Аранейнон. Слитки ведь из его кладовых?
   - Да, - хмуро признаются они, - но мы думали, что он ничей.
   - Ничейный замок, неужели такое бывает, - мой сарказм их добивает.
   - Возьми нас к себе на службу, маг. Мы сдадим Седого и вообще отслужим.
   - Посмотрите друг на друга. Может быть, одного из вас я и возьму.
   Они поворачиваются мордами друг к другу и получают по пуле в висок. Дальше их тела левитирую в болото. В карманах курток и брюк отыскивается немного денег Тао-Эрис. Мешок, монтировка и финка занимают место в кабине, а их одежда и обувь - в болоте. Устраиваю в проходе около выхода небольшое маготрясение - после него там тварей прибавится. Остаётся забросить спальники и столик в кузов, потом собрать и положить туда же палатку, и вернуться в Бирейнон. Грузовика с оружием решаю не дожидаться - после моего грабежа он вряд ли появится, скорее придёт колонна с автоматчиками. Вернувшись, я немедленно вызываю Дмитрия - к вечеру воскресенья надо закончить формирование мобильной роты и создать отделение спецназа. Он поручил Юреку и Микилеесу формировать крепостные роты, я требую это ускорить - пусть тренируются, охраняя замки. А учёт награбленного поручить Кочубею и его орлам.
   Мне необходимо немного поспать, не сидеть же всё время на тонизирующих. Поднимаюсь к себе, а в гостиной меня уже ждёт Тиум. Он ворчливо ругает меня - нельзя регулярно то заряжаться сверх допустимого, то полностью опустошаться. Это плохо кончиться, но на мой вопрос - "почему", - ответить не может. Я же отношусь к этому, как к спортивной тренировке - позанимался, устал, отдохнул. Теперь он опять будет рыться в книгах - странно, в магии многое принимается как данность, а вопрос "почему" - даже не приходит им в голову. Впрочем, из магов я знаю только Тиума, а он не получал полноценного образования. Мне сейчас очень не хватает Якова Батыровича - возможно, он знает ответы на мои вопросы.
   Видя мою задумчивость, Тиум резко повышает голос и требует обязательно продолжить занятия магией. Если бейлифы со страху наймут полного боевого мага, то это будет для меня почти гарантированный финиш. А позанимавшись и выйдя на четвёртый уровень, можно будет и посопротивляться. Обещаю обязательно продолжить в неопределённом будущем, и он уходит, а я позволяю себе короткий отдых - ложусь чуток поспать.

Тиум

   Кеес невероятно деятелен, и это меня начало беспокоить - как бы не сорвался. Я понимаю, ему приходиться играть на опережение - врагов много и они сильнее, он же в замке единственный маг, а в придачу и коннетабль. Поэтому идёт набор войск и офицеров - Маэрим уже сбилась с ног, но с ближних деревень идёт поток продуктов, а из города товаров. И в мастерских замка работа тоже кипит - войско не должно знать нужды ни в чём. Да и на меня он навесил учеников - надо ему посоветовать ещё освободить из тюрьмы мажонка, захваченного в сожжённой башне, и взять с того клятву полной преданности. Но это занятия необходимые и от них никуда не денешься - а вот зачем он мотается на Землю? Со своими делами там Кеес как-то разделался - то ли завершил, то ли отложил. Но взамен, чую, нашёл на свою задницу какую-то новую забаву, неугомонный. Хорошо, что она позволяет ему набирать энергию, но времени в сутках не прибавляет! А кроме праны ему требуется умение, вырабатываемое лишь тренировками - ему же некогда. И как объяснить, что надо сосредоточиться на главном - остальное после победы. Или в свободную минуту - нет, он хочет успеть всё и сразу!
   И ещё причина для волнения - он варварски обращается с энергией. Даже магистры всегда имеют запас свыше четверти, а обычно не позволяют опускаться ниже половины. Он же опустошает себя практически до дна, а с восстановлением у него проблемы. Когда же я стал ему объяснять, что так нельзя, последовало - "почему?", ну в точности Жаин. Только её я всегда могу заткнуть - "потому!", а этому надо объяснить и подробно. Мне же в своё время никто не объяснял, сказали - надо так, и точка! Теперь ройся в книгах, ещё знать бы, где искать.
   И с контрзасадой на Тарин-Кифов он остроумно придумал, правильно Теодорих сказал:
   - Какой он маг, ты разберись сам, а воитель Кеес серьёзный, я это сразу увидел.
   Знаю, ловушками войны не выигрываются, но недаром Дмитрий всё время тратит на мобильную роту - кому-то сильно не поздоровиться. Интересно, что ею будет захвачено в первую очередь? И ещё - никто, даже я, не знает его мало-мальски отдалённых планов, будто их и нет. Например, он целую ночь потратил, но придумал - как захватить замок, но никому не рассказал. Даже Дмитрий, обошедший тогда с ним все башни, не знает, что придумал Кеес, а я тем более. Кабаль за это на него сначала обиделся, а затем признал - властитель не должен отчитываться перед владетелями, а они перед ним обязаны. Так что подождём разборки в храме с магами Тарин-Кифов.

Жаин

   С утра я побежала к Маэрим и объяснила, что хочу поучиться управлять замком. Баронессу я нашла уже в её приёмной, где она собиралась принять очередную порцию старост и купцов. После рейда они набежали в замок и готовы были целовать ей ноги, выпрашивая прощение. Эти трусы столько лет платили дань бейлифу, а со своим владетелем отказывались даже торговать. А теперь - банды разбежались, младшие помощники не показываются, боятся потерять головы - зато конные отряды с тачанками каждое утро вылетают из ворот замка, а возвращаются только вечером. Вот и приползли крестьяне и торговцы к хозяйке - авось сменит гнев на милость, и видят над Башней Мага язык пламени. Их оглушает лязг стали и грохот выстрелов - идёт обучение бойцов и вся восточная часть замка - военный лагерь.
   Маэрим принимает просителей, пришибленных этим зрелищем, в Домк Урожая. В приёмной рядом со статуями богини урожая и скота и богини ремёсел появилась статуя богини войны. А у самой баронессы на поясе шпага и гномий кинжал, запрещённый бейлифом. Всё это придумали наши деды, чтобы и не мешать подготовке войска и промыть мозги самым тупым - теперь даже вольные сеньоры обращаются к ней, как к сюзерену. Лепота.
   Приняв несколько человек, Маэрим уделяет время мне - поручает проверить все склады и тут же связывается с их управляющими. Это большая работа, но она сразу даст мне представление о замковом хозяйстве. Баронесса даёт мне ряд пояснений и возвращается к приёму просителей - они её крайне утомили, но она наслаждается их вниманием. Я же иду с проверкой и управляющие стараются мне всячески помочь - им нечего скрывать, а мелкие огрехи всегда неизбежны. Все они знают - я подруга Кееса, а его в замке уважают и, не жалея времени, разъясняют мне все тонкости. К вечеру я без ног, голова распухла, зато по многим складам у меня подробные списки. И я теперь представляю что и откуда приходит в замок, что и сколько потребляется внутри, а что уходит в деревни.

Кеес

Воскресенье-3, утро

   Как всегда, просыпаюсь за полминуты до звонка будильника, опять недосып - но сегодня придётся с этим смириться. Собираюсь тщательно - прогулка ожидается непростая, хотя, в чём будет сложность, не понимаю. Из вещей с Тао-Эрис беру жезл, длинный гномий кинжал, костюм Маэрим и стилет из серебрянки. Разумеется ещё рамки для межмирового и обычного порталов, а также пачку земных денег. Каким образом и где раздобыла их Маэрим, я не выяснял - не до этого. Мне надо разобраться с пустынным Миром и понять, что в нём особенного. Иначе получается - я опять увлёкся разгадыванием тайны в ущерб важным и срочным делам. Есть у меня такой недостаток, избавится от него невозможно, да и не хочу, но придержать себя следует. Поэтому я и намереваюсь сегодня заняться исследованием этого Мира и определится с его тайной. Разумеется, время у меня в дефиците, но дальше будет ещё хуже, и мне надо немедленно решить - отложить его изучение или заняться им всерьёз. Для этого и затеяна моя вылазка, а её цель чётко сформулирована - "Пусть будет, что будет". Однако мой энергетический запас крайне мал, слишком много потрачено при грабеже складов и остался лишь неприкосновенный резерв на крайний случай. Слившийся камень тоже разряжен, значит надо зарядиться, но прежде заскочить в свою квартиру на Земле и повесить костюм Маэрим в шкаф, пусть отвисится. А затем к источнику на болоте. Далее мне предстоит заняться интересным делом - спуститься к источнику Барай-девгера и поискать для исходный. Магический шторм показал - мои входы и каналы выдержат и более энергетичный поток.
   Насколько мне известно из книг существует Мир чистой магии, в котором человек находиться не может - слишком высока его энергетика. Из него возникают проходы в другие Миры, как в верхние, так и во внутренние слои. Прямой пробой приводит к возникновению источника нулевого уровня, даже находиться рядом с которым опасно. Но любой источник энергии имеет также и волновую природу, поэтому возникает интерференция, которая создаёт источники первого, второго и последующих уровней. Эти источники могут ещё возникать и при непрямых пробоях. Я сомневаюсь, что смогу иметь дело с источником первого уровня, зато второй или третий мне должны подойти - интенсивность энергии в них ниже, но часто она грязная. Мне требуется подобный с относительно чистой энергией, а им может оказаться источник, предшествующий облюбованному Барай-девгером, его-то и имеет смысл мне поискать.
   На Земле ненадолго заскакиваю к себе, вешаю в шкаф костюм Маэрим и оставляю деньги, а затем ухожу в лес. Не подходя к верхнему источнику, погружаюсь в слои и спускаюсь к Барай-девгеру. Он дремлет рядом с ним, но почуяв меня, встаёт и приветливо машет хвостом, а потом замечает:
   - Ты всё сильнеешь и сильнеешь.
   Фразу я не поправляю, в его исполнении она звучит точно и сказочно напоминает Кэррола с его Алисой. Сажусь рядом с ним и на всякий случай интересуюсь:
   - Дружок, а ты не знаешь поблизости похожего источника, но мощнее?
   Неожиданно он отвечает, что знает. Тот находится двумя слоями глубже под соседней долиной. Но его охраняет матёрая гидра, с которой сам он побоялся связываться. Гидры весьма опасные противники, тем более что описать её он не может и выяснить её подвид не удаётся. Первая мысль - резко спуститься и внезапно напасть. Но достаточно опытную гидру этим не возьмёшь, она успеет отреагировать и затянуть схватку. Меня это в принципе не смущает, но малый запас энергии вынуждает завершить схватку быстро. Поэтому вначале следует разведать и решить - начинать ли бой. Твари, охраняющие источник, очень редко преследуют нападающих. Будучи серьёзно ранеными, они уходят, но выздоровев, могут и вернуться. А при слабых ранениях обычно не препятствуют напавшему уйти. Но наличие источника резко повышает их возможности и нередко твари хватает двух-трёх ударов, чтобы убить мага. Для схватки с ней я придумываю эффективную защиту, потребляющую мало энергии, и не мешающую двигаться и видеть. Времени на это уходит много, но зато она получилась экономичной и прочной. Теперь большинство ударов отразятся в нападающего, а я подпитаюсь их энергией. Поразительно - получилась защита четвёртого уровня с элементами пятого.
   Я не иду сразу в указанную долину, а отхожу от Дружка и погружаюсь - охранников раздражает, когда входишь или выходишь из слоёв рядом с источником. Они могут сразу напасть, а мне необходимо предварительно сориентироваться - гидра позволяет к себе приблизиться. Она обычно подпускает на дистанцию своего броска, поэтому её можно рассмотреть и уточнить план схватки. Прохожу по слою и подхожу к выходу из неширокой долины - впереди боковая долина, в середине которой находится источник, скрытый от меня холмом. Лезть на него категорически не хочу - такие холмы имеют привычку осыпаться или проваливаться. Кроме гидры около источника могут пастись другие опасные твари, и даже низшие демоны. Сначала думаю обойти холм справа, но с этой стороны склон долины резко поднимается до уровня холма. Вслепую лезть туда нельзя, поэтому осторожно ступаю вдоль левого склона, постепенно поднимаясь. В отличие от верхнего слоя во внутренних тропинок почти нет, но эта сторона долины достаточно пологая. Иду по ней без особых усилий и просматриваю её далеко вперёд и вправо. Иногда смотрю вверх и даже назад, но это скорее по привычке, магическое чувство говорит, что оттуда опасность не грозит. Замечаю под собою и впереди явное подобие тропинки - точнее, кто-то прошёл здесь, в слоях следы сохраняются месяцами. Подхожу к боковой долине - отсюда отряд моих предшественников атаковал стража источника. Судя по следам, в него входило два рыцаря, три оруженосца и несколько солдат. Рыцари и оруженосцы были на лошадях, скорее на крупных баранах, судя по отпечаткам огромных копыт. Сам источник и место схватки пока видны плохо, и мне приходится пройти дальше вдоль склона.
   Поднимаюсь на удобный взгорок, с которого хорошо просматривается боковая долинка с источником. Она невелика, с небольшой скальной площадкой, вплотную примыкающей к холму. Около него большая груда камней, внутри которой источник. Магический источник в слоях часто совпадает с родником воды, которая выливается в небольшой бассейн, выточенный в камне за тысячелетия. В нескольких местах она переливается через край и расходится по долинке. Энергии в ней очень много, и она буквально кипит, хотя её температура вряд ли превышает сорок градусов. Гидра высунула голову и переднюю часть тела из пещерки в камнях и лежит на краю бассейна. Между нами валяются сломанные копья, треснувшие щиты, помятые шлемы и другие воинские причиндалы. На самой границе боковой и основной долин валяются рыцарские латные перчатки. Сама гидра молодая, хотя и очень крупная - возрастом у них шкура темнеет, а у этой она светлая и ещё не ороговевшая. Эта красотка заведомо неспособна отразить атаку хорошо подготовленного отряда, который должен справиться и с более матёрой тварью. Да и судя по следам, они заметались ещё до столкновения с гидрой. Причём трупов или их останков нет, ни людских, ни бараньих. А удар гидры обычно ломает конечности и вряд ли воины выволакивали искалеченных баранов.
   Получается - отряд не принял боя и бежал, хотя жертв ещё не было. Я оглядываю склоны и холмы - мне очень не нравятся тёмные входы в пещеры. Я нахожусь в глубоком для себя слое, где растительность при наличии воды присутствует только пятнами, но рядом с мощным источником на склонах должна быть магическая поросль, образующая некое подобие кустиков. И они действительно покрывают склоны боковой долинки, но отсутствуют около входов. Да и естественные пещерки редко встречаются во внутренних слоях. Обостряю зрение и внимательно в них всматриваюсь. Потом подбираю камешек и магически запуливаю его в один из входов, где чувствуется какое-то движение. Оттуда вылетает тёмная пиявка длиной около полутора метров и зависает неподалёку. Мне сразу становится спокойнее. Там могли оказаться летающие демоны, которые охотятся внушительными стаями. Причём стай бывает и несколько, при нехватке энергии связываться с ними самоубийство. Летающая пиявка то же опасная тварь, но их где-то с десяток, судя по числу входов. В каждой пещере, как правило, обитает одна пиявка, лишь изредка мать с дочерью. Обычные органы чувств у неё слабые, а от магического наблюдения меня скрывает защита. Они левитируют с умеренной скоростью и медленно разворачиваются, а укол магически заряженным клинком для них смертелен. Поэтому следует сначала разобраться с ними - гидра от источника далеко не отойдёт и на помощь им не придёт. Ещё раз проверяю свою защиту, достаю стилет из серебрянки и выхожу на траверс нужного склона.
   Первая тройка пиявок атакует меня, не давая дойти до противоположной части основной долины. Но в отличие от предыдущего отряда на мне не латы, а полноценная магическая защита, в руках же клинок, заряженный магией. Первая пиявка ударяется о защиту и начинает кружиться, оглушённая её ответным ударом. Стилет поражает первый энергетический узел, а нож входит в неё сбоку, не позволяя удрать. Ещё два удара клинком точно в узлы и труп летающей гадины не спеша опускается вниз. Кружась, она не позволила атаковать меня своей товарке, но зато теперь на меня нападают сразу две. Для моей защиты это не существенно - стилет и нож поражают их узлы, и ещё два трупа опускаются рядом с первым. Пересекаю путь бегства отряда и подвергаюсь атаке второй тройки. Это даже неинтересно - поочерёдные механические удары стилет-нож в чётко видимые точки - вторая тройка лежит в десятке шагов от первой. Теперь меня атакует мадам атамана. Она крупнее и сильнее погибших, но медленнее. И она атакует меня одна, а не вместе со всеми, хотя на исход схватки это уже не влияет. Её удар о защиту заставляет меня покачнуться, и клинок вонзается рядом с узлом. Но магии в нём достаточно - она выплёскивает и, дойдя до узла, выжигает его. Следующие два поражаются без усилий и атамана пиявок мертва. Осталось четверо - тройка и дочка атаманы. Эти пиявки подлетают ко мне и зависают на уровне колен - сдаются. Их не устраивают другие два варианта - погибнуть в бою или покинуть эту богатую пищей и энергией долину. Я ставлю им метки - свой знак и руну подчинения, которые прячу под главным узлом. Другому магу, даже очень сильному, эти меты сложно будет обнаружить - мне же достаточно приказать этим пиявкам умереть.
   Теперь пора заняться гидрой - энергии в убитых пиявках немного, но этого должно хватить. Возвращаюсь по следу бегства отряда, рассматриваю брошенную воинскую амуницию и даже рыцарский кошель - пиявки их здорово напугали. Кошель мне пригодится - из него расплачусь в деревне, куда мне придётся заглянуть. Ещё я подбираю рыцарские перчатки, случайно их уронить нельзя, только намеренно сбросить. Одна пара мне очень нравится - как раз по моей руке, изготовлено явно гномами, мельчайшее и тончайшее кольчужное плетение, а сверху накладные пластины, позволяющие удобно сгибать и разгибать руку. Одеваю одну на правую руку - левая должна остаться свободной для магических ударов, и читаю следы. Гидра пустила на них поток энергии и металлические предметы сильно нагрелись, поэтому их скинули. Но мне это не грозит - выпущенный в меня поток я с удовольствием выпиваю и продолжаю рассматривать следы. Отряд, увидев летящих пиявок, заметался и был обожжён гидрой. Прогнав его, она постучала хвостом по щитам и шлемам, а копья сломала - порезвилась от молодости. Выйдя точно на граничную линию её атаки, я резко останавливаюсь. Гидра, конечно, меня атакует, но чуть-чуть не дотягивается. Это по молодости - опытная ждала бы в камнях до последнего, скрутившись в пружину. Хватаю правой рукой её за нос и крепко сжимаю - ей очень больно, а вырваться она не может и вынуждена просить пощады. Как и пиявкам, ставлю ей свою мету и назначаю стражем источника.
   Назначенный страж намного сильнее и опаснее самовольного, а уж вместе с пиявками она может справиться со многими серьёзными врагами. Я же раздеваюсь догола и залезаю в бассейн. Кипящая от магии вода обжигает моё тело, но её температура и мощность потока энергии вполне терпимы. Нахожу место, где поток наиболее силён и напитываю им себя. Это вторичный источник, но его коэффициент не два, а скорее полтора. Первичный пробой был очень силён и создал источник с коэффициентом меньшим единицы примерно на треть. Поток энергии в него чрезвычайно интенсивный и волновые каналы перенасыщены. Поэтому и потери при переходе к следующему уровню меньше единицы. Что замечательно - в нём почти нет грязи. Кстати, большинство тварей не любят настолько чистых и сильных источников, поэтому этой гидре и позволили им завладеть, несмотря на её молодость. А она догадалась разделить его с пиявками и обеспечить весьма эффективную совместную охрану. Если бы я рискнул стремительно атаковать, как собирался поначалу, то был бы бит и с позором бежал. Причём не факт, что мне позволили бы удрать. Энергия источника не только пропитывает каждую мою клеточку, но и насыщает все слои ауры, причём не только энергетические. Часть потока перерабатывается и сбрасывается в аккумуляторы, наполняя и камень. Подпитываясь, обучаю гидру одному простенькому, но весьма эффективному приёму. Он позволяет ей выпускать двойной поток энергии, который поражает не только амуницию, но и тело нападающего, Следующий отряд, рискнувший напасть на неё, будет сварен заживо.
   Насыщаю своё тело и камень до предела - далее находиться в источнике опасно, вылезаю, обсыхаю на воздухе и одеваюсь. Затем убираю мусор вокруг - обломки копий, щиты и прочее сваливаю в яму около склона пиявок. Себе оставляю только пару латных перчаток, а гидре - один из шлемов для игры. Среди мусора валяются две трёхлитровые фляги с широким горлом и хорошим запором. Особого смысла в хранении воды из этого источника не вижу - магическая энергия утекает быстро, но на всякий случай их наполняю. Во мне столько энергии, что левитировать их не составит проблем, заодно перемещаю трупы убитых пиявок поближе к источнику - после моего ухода гидра их с удовольствием съест. Мне же предстоит проверить, куда ушёл или откуда пришёл отряд, а затем навестить деревню.
   Идти в слоях по следу, пользуясь магическим зрением легко, главное - не прозевать какую-нибудь постороннюю тварь, сидящую в засаде. Поэтому основное внимание уделяю наблюдению за окружающим пространством, а только потом следам. Тем более что по ним прекрасно видно, что пиявки покусали отряд знатно - если бы не гномья броня, то половина осталась бы трупами. Поэтому отряд и ушёл, только мне непонятно, почему он ушёл вперёд, а не вернулся. Чтобы выяснить это бегу вперёд и вскоре оказываюсь в верховьях долины. Вниз идёт очень крутой спуск, по которому ездовых баранов видимо, спускали на верёвках. На нескольких камнях наверху остались их обрывки. Далее, насколько я вижу, тянется пустошь. Остаётся предположить, что навстречу этому отряду вышел другой с запасами продовольствия и воды. Но спускаться со склона для проверки и искать там проход не собираюсь - у меня нет верёвок и горного снаряжения. К тому же по незнакомым горам в одиночку не ходят - эту истину мне в своё время вбили основательно, и сейчас нет причин её нарушить. До выхода отряд может идти долго, но проход, которым он спустился, где-то рядом.
   Бегу назад - их след подходит к долине из-за череды мелких холмов, а дальше виднеется зелёная полоса растительности, и оттуда выползает кусок вымощенной камнем дороги. В конце её должна быть крепость или вооружённая застава, где меня могут очень горячо встретить. Поэтому возвращаюсь назад и осторожно пробираюсь между холмов, стараясь найти каменистую горку. Таковая попадается неподалёку, и я чуть ли не ползком забираюсь наверх. Значит, в этом Мире имеется интересная аномалия - проход в глубокие слои. Если источник находится в шестом слое, то растительность в третьем и выше. Таким образом, без применения специальных магических техник можно подняться на четыре слоя, а скорее и во внешний Мир. Моё счастье, что теория магии мне известна постольку, поскольку и поэтому не имею понятия, может такое быть или нет. Но меня интересуют не теоретические рассуждения, а проход во внешний Мир и его местонахождения там. Ещё меня интересует, как организована оборона границы - через такой проход твари из глубинных слоёв должны лезть помногу и часто. Следует предположить, что за дорогой и всей этой полосой растительности постоянно наблюдают маги. Иначе твари давным-давно пробрались бы в пустынный Мир и всех там сожрали, включая мою деревеньку. Наблюдатели могут быть и в этой полосе, а у меня нет желания знакомиться с ними. Исходя из этого, скрываю свою ауру и, слившись с холмом, начинаю внимательно сканировать полосу растительности и холмистое пространство перед ней. Магических аур не видно или они тоже спрятаны, но скорее заклинателей там нет. Однако осторожность моя вполне оправдана - передо мной полно тварей, только непонятно каких именно.
   Высмотреть их мне не удаётся, поэтому расфокусирую зрение, стараясь видеть всё в целом и не сосредотачиваться на деталях. Это позволяет обнаружить тварей и я прямо-таки поражён- пространство перед полосой растительности изрыто норами земляных червей-костоломов. Они, как и обычные дождевые черви, обитают в земле, но стоит человеку или крупному животному пройти рядом, как костолом выскакивает и перекусывает ногу или сначала ударяет в туловище, а затем перекусывает конечность. Обычно их норы расположены далеко друг от друга и маг может проложить свой путь на безопасном удалении. Здесь же их ходы образуют плотную паутину, и пройти без боя затруднительно. Придумывать относительно приемлемый маршрут бессмысленно - в зоне растительности тварей тоже хватает. Там есть и летающие пиявки, и три разновидности пауков из внутренних слоёв и даже твари Ол-Бейди. Продираться через весь этот паноптикум почему-то нет желания. Продолжая наблюдение, рассматриваю дорогу, спускающуюся в проход. Сама она не видна, но разрыв между верхушками деревьев-кустов - это наверняка прямая просека. А в ней дорога, ничем другим она быть не может - от реки пахнет водой, а верхушки холмистой гряды будут видны. К сожалению не могу рассмотреть понимающийся её дальний конец - марево размывает очертания. Замечаю, как несколько тварей пытаются подняться по ней во внешний Мир, но их встречают огнемётами. Огненный вал выкатывается из промежутка между двумя параллельными стенами, незамеченными ранее, и течет вниз по дороге. Это явно техническое оружие, но структура пламени любопытная - огонь движется стеной точно по дороге, почти не задевая окаймляющую её растительность. Поразмышляв мне удаётся придумать, как создать нечто подобное магическими средствами.
   Меня интересует выход отсюда во внешний Мир, не перекрытый огнемётами, но для этого остаётся только нырнуть во внутренние слои. Уйти из прохода вглубь сложно, но этот холм как бы сам по себе и позволяет погружение. Двумя слоями ниже идёт обычная пустошь, по которой и пролегает мой маршрут с постепенным подъёмом.
   Выходить во внешний Мир рядом с проходом трудно, поэтому смещаюсь немного в сторону и выхожу на склон небольшой горы. Она находится на краю горной гряды, тянется с запада на восток. К северу от неё простирается знакомая мне пустыня с редкими поселениями даже в предгорьях. На востоке ничего интересного не видно, кроме небольшой крепости почти у горизонта. А вот на юго-западе вижу крепость, охраняющую выход из прохода - ничем иным тёмно-зелёное пятно рядом с ней быть не может. Я собираюсь заглянуть в деревню, но никак не могу решить - идти мне пустыней или вернуться в слои и воспользоваться проходом от источника Барай-девгера. И погружаться опять в слои и бежать днём в жару по пустыне мне одинаково не нравится. Ничего не решив, я спускаюсь с горы по северному склону и направляюсь к спуску в пустыню, откуда также удобно уйти в слои.
   Меня очень интересует - что им нужно во внутренних слоях. Там весьма некомфортно и без серьёзной причины, даже при наличии прохода, лазить туда никто не будет. Какая же здесь может быть ценность, что пошли на огромные затраты для строительства крепости и дороги, что бы проникать вглубь слоёв по проходу. Ответа я не знаю и даже не представляю, как его получить. Конечно, можно заявиться к какому-нибудь правителю, разрушить его дворец и на обломках поспрашивать: - "а какого ляда вам там надо?". Но на это у меня нет ни времени, ни желания - да и всегда есть риск нарваться на что-нибудь убойное.
   Эти досужие размышления прекращает банальный перегрев, и я спешу найти место для погружения в слои. Уже из глубины поднимаюсь к холму, где охлаждаюсь, вылив одну из фляг на себя. Оказывается, потери энергии в них невелики и несколько дней хранения без заметных потерь они обеспечивают. Вернувшись к источнику гидры, заново наполняю флягу водой и энергией и направляюсь к проходу в деревню. Одну из фляг оставляю около источника Дружка, и со второй скрытно прохожу наверх.

Амальта

   В замке нас сразу размещают в казарме, отводят в столовую и оставляют одних. Пообедав, мы ждём, но нами никто не занимается. Это удивительно, существует определённый порядок - нас целый отряди и капитан дружины должен лично с нами познакомиться и зачитать приказ о зачислении на службу. Потом поставить на вещевое довольство и выделить жильё, ну и тому подобное - но никто из сеньората замка не появляется. Мы начинаем нервничать, но тут приходит Куини и сообщает, что баронесса, коннетабль и капитан дружины умчались в северную деревню, где что-то стряслось. Слава богам, хоть какое-то объяснение. Затем приходит Вадим - он вместе с Куини командовал рейдовым отрядом Кееса, и с Тевией составляют план занятий. Основное внимание будет уделено стрельбе из ружей и боевому слаживанию. Мы-то рассчитывали этой зимой отдохнуть в тепле, но Кеес, похоже, собирается водить войска в походы круглый год. Тут появляется Дмитрий - капитан дружины и экономка от баронессы. Нам зачитан приказ и выделено всё полагающееся - от жилья до шматья и жалования. Видим - зимние походы нам точно предстоят, выдали тёплые комбинезоны и сапоги на меху. Тем лучше, значит Фанаху и зимой покоя не видать. Войск же в замке уже немало, а судя по привезённым брёвнам и собираемым из них домам, будет ещё больше.
   Часть одежды и обуви оставляем в казарме, остальное относим к себе, заодно знакомимся с выделенным жильём. Мне и другим десятницам выделили квартиру, где у каждой своя комната - как хорошо, наконец, побыть одной, а то приходилось постоянно находиться вместе с остальными. Конечно, наши девочки все хорошие, но я от них уже устала - хотя завтра захочу снова к ним. Подхожу к окну - на площади бойцы тренируются в стрельбе, шуму от ружей намного больше, чем от луков, но никуда не деться. Весь восток замка стал военным лагерем и каждая площадка используется для тренировки войск. А снаружи занятия не проводятся - незачем врагам знать, сколько у нас войск и как они обучаются. Много народу - много шуму, но мы по мужикам соскучились. Ведь в лесу и на дороги увидишь небритую морду и сразу в неё стрелу, а челядь на постоялом дворе мы за мужиков не считаем. В замке же через окно можно высмотреть подходящего парня, но я себе уже выбрала. Надо будет вечерком отловить Вадима и пообщаться - может и сладится. Мужчина он симпатичный, подход к женщинам знает, да и воитель хороший. Гадство, и помечтать не дадут - опять Тевия зовёт.
   Наша атамана, теперь командир взвода сообщает, что отдыхать и прохлаждаться будем после победы, а уже завтра с утра приступаем к занятиям. И тренироваться придётся интенсивно - все войска будут очищать Бирейнон и соседние владения от банд. Не исключены и более серьёзные операции - но какие именно Тевии не сказали. С этим понятно, дураков нет раскрывать свои планы всем и каждому, но мне любопытно - неужели Кеес вздумал захватить какой-нибудь замок? Для этого войск у него явно мало, для защиты же владения - много. Но мне не до загадок - поставлю на завтра задачу своим пантерам, оденусь покрасивее и в люди!
   Как обычно развлекаются бойцы в замках? Выбирается площадь между Домом Оружия и Домом Урожая, и на ней устраиваются гуляния. Иногда кто-нибудь из бойцов музицирует, поёт или рассказывает, а остальные собираются группками и треплются. Но сейчас уже холодно, а зимой во дворе будет совсем неуютно. Мне моя прабабка рассказывала, что до войны бейлифов в замках была специальная площадка, магически закрытая от осадков. Рядом была сцена, на которой играли музыканты, выступали артисты и просто желающие. А народ развлекался. В Бирейноне капитан дружины организовал нечто подобное, но не на улице, а в трапезной после ужина. Убрали столы, установили какую-то музыкальную фиговину и роздали бирки, по которым можно взять стакан вина с фруктой, либо кружку пива с закусью. Нения на это ворчала - мол, жадность их заела, поставили бы бочки и пей сколько влезет. Но это она зря - первая же упилась бы!
   Народу было много - все военные, что не на дежурстве, а из гражданских в основном бабы. Был там и Димитир, но его плотно обложили - не драться же мне. А вот на окружавших Вадима бабонек я зыркнула и они сразу поняли - с амазонкой лучше не связываться. Ему настроили кристалл-переводчик и мы не только танцевали, но и поговорили и поцеловались. Он даже проводил меня (боевую ведьму!) до дому, наверное, пригласи я его к себе, он бы поднялся и остался бы до утра. Но я решила не торопить события, хотя от длительного воздержания и устала - кто их знает, какие у пришельцев с другого Мира обычаи.
   ======================Выложено в Инет 31.01.11 ==================================
   К сожалению, эти вечера устраиваются через день, впрочем первый день занятий меня умотал. Тевия оставила лишь несколько лучниц и арбалетчиц, которые мчащемуся всаднику в глаз попадут, а остальным вручила автоматы. Хотя Нении и ещё некоторым оставила ятаганы - рубаки нам тоже нужны. К обеду мы оглохли и у всех болели плечи - хорошо, что потом нам дали лёгкие ружья с маленькими пулями. Но они только для тренировок и не годятся для войны. Ещё атамана нас предупредила, что на днях наша очередь идти в рейд. Поэтому в первый же вечер я затащила Вадима к себе - оказывается, пришлецы с Земли правильные ребята.
   Рейд нам задали длинный - до замка Ли-ири с ночёвкой в нём. Дмитрий повёл два взвода и мы долго сжимали рукоятки ятаганов - привыкли, что в каждой вылазке случается схватка. Но навстречу нам попадались только крестьянские телеги, да редкие отрядики всадников. До полудня мы уже были в замке Микилееса, где пообедали и передохнули и дальше ехали уже расслабившись. Нам повезло - встречная банда столкнулась с другим взводом, который встретил их огнём и уничтожил всех. А Тевия всю оставшуюся дорогу ругалась:
   - И это амазонки, да вы слепые курицы и много, много чего ещё.
   Дальше ехали собравшись, готовые к бою, хотя видели - разбойники из наших лесов ушли. В замке Ли-ири переночевали, а утром поразвлеклись - Корин Тарин-Киф прислал отряд наёмников. Всем понятно, что небольшим отрядом даже на стену не заберёшься, но пошуметь и пограбить крестьян можно. Только пока они кричали у одних ворот, мы выскочили из других, отрезали им путь к бегству и потренировались в стрельбе. Автомат - штука хорошая, их слабые защитные амулетики пулю не держат. Трупы мы ограбили, лошадей забрали, а тела пусть убирают люди Ли-ири - нам надо торопиться обратно. В общем, жизнь в Бирейноне меня, как и моих подруг, вполне устраивает - кормят хорошо, жильё уютное, да и хорошим любовником обзавелась. А что весь день тренировки и раз в неделю рейды, так как же иначе - наше дело военное. Что мне ещё понравилось, все сеньоры - и Кеес, и Маэрим, и Димитир, и даже старый барон заходили и интересовались, как мы устроились и что нам нужно. Только Тиуму не до нас - он магов тренирует.

Кочубей

   Да, жизнь такие фортели выкидывает - закачаешься. Был я лейтенантом Ванькой и вдруг - сеньор Кочубей. В части нас, лейтенантов, всякие майоры за людей не считали, разве что за пивом не гоняли - на это рядовые имеются. А теперича у меня трёхкомнатная квартира, жратвы от пуза, а бабы сами на шею вешаются. Конечно, службу спрашивают, но тут мы рады стараться. Моё отделение тренируется вместе с отрядом другого сеньора - Маэри-Кэсэн Синита-Роу, пока выговоришь - язык сломаешь. Но я его просто Маем называю, а он меня Ивом, между нами, сеньорами (!) условности не нужны. Кстати, раньше он был атаманом разбойников, чего совсем не стесняется, а его отряд - это бывшая банда. И он очень рад, что перешёл служить к Кеесу, а почему - я не понял, кристалл-переводчик лажает. Но главное уяснил - всех его родственников убил бейлиф, а наш командир с ним воюет и Май надеется отомстить. Сеньор же он настоящий, я у него учусь быть всегда человеком чести - ведь у меня предков не меньше, ещё Пушкин о них писал.

Кеес

Воскресенье-3, вечер и ночь на понедельник-3

   Тройка пацанов-наблюдателей валяется около прохода и никакого наблюдения не ведёт. Того парня, который в прошлый раз меня чуть не засёк, среди них нет. Проскальзываю мимо них незамеченным и направляюсь в деревню. Скидываю невидимость перед крайним деревом, а на флягу накладываю морок в форме саквояжа. Вскоре деревенские замечают меня и несколько детишек бегут с криками к дому Марака. В их воплях мне удалось выделить только своё имя - Кеес. Марак выходит из своего дома, приветствует меня с улыбкой и предлагает пройти к старосте. По дороге пытаюсь узнать, какое сейчас время года? Он меня не понимает, а из последующих моих вопросов выясняется, что здесь всегда жарко и только раз в год льют дожди, но их сезон давно закончился. Так с разговором мы доходим до дома старосты. Около дома на небольшой площадке на солнцепёке стоит тот самый внимательный пацан, похоже наказанный за что-то. В стороне в тени пальмы сидит жрец. Похоже, староста замечает нас в окно, потому что выскакивает и приветствует меня, а затем начинает быстро о чём-то просить. Я же обращаюсь к Мараку:
   - Выясни, за что наказан этот парень.
   Марак спрашивает старосту и отвечает:
   - Амарат ирим Куарт говорит, что это мелочь недостойная твоего внимания, а у нас есть серьёзная проблема ...
   Я прерываю его:
   - Какая проблема самая важная, решать мне, - и жёстко смотрю старосте в глаза. Видимо мой взгляд сопровождается лёгким ментальным ударом - староста вдруг бледнеет и начинает объяснять, не дожидаясь вопроса Марака. Оказывается его племянник, командир отряда наблюдателей за проходом, обвинил этого парня, что тот плохо ведёт наблюдение, часто пропускает важное и вообще невнимателен.
   - Твой племянник враль и подлец, - заявляю я, - этот парень единственный, кто вёл реальное наблюдение и в прошлый раз почти заметил меня. Ему помешал твой племянник. Сегодня я спокойно прошёл через проход и не один болван не трепыхнулся. Посади вместо племянника и его дружков пятилетнюю малышню - толку будет больше.
   Староста моей речью почти раздавлен. Оказывается, то же самое говорил ему жрец, так как наказанный парень его двоюродный племянник. В подобных деревнях все всем приходятся родственниками. Отсюда вытекают довольно сложные отношения, и теперь жрец что-то отыграл у старосты. Амарат кричит в окно дома, и оттуда выходят два здоровых мужика с палками и спешат к проходу. Жрец идёт с ними, а я сажусь в тенёк на его место. Староста подходит ко мне и рассказывает, что появились гигантские ящерицы, которые вытаптывают поля и разрушают арыки. Мне лень вставать и я заявляю старосте, что сначала надо разобраться с охраной прохода. А то в следующий мой приход в деревне живых людей не останется, а будут валяться отдельно руки, ноги и головы. Около нас собралась группа жителей, и они нехорошо смотрят на старосту. Вскоре показываются мужики, гонящие палками пацанов, у которых связаны руки. Они сообщают, что ребята валялись в теньке и не следили за проходом. Племянник старосты падает на колени и причитает. Марак переводит - оказывается, они глаз не спускали с прохода и даже крысу заметили бы.
   - Переведи им, что я чуток больше крысы, но они даже не посмотрели в мою сторону.
   Группа уже разрослась в небольшую толпу и, услышав моё заявление от Марака, потешается, а виновный зло глядит в мою сторону. Слово берёт жрец и изрекает, что раньше подобных стражей клеймили и поручали им в дальнейшем только женскую работу. Я интересуюсь, как именно клеймили, и жрец рисует прутиком на земле руны "Враль" и "Слепец". Мне приходится немного постараться, чтобы построить их у себя на руке, а потом я подхожу к парню и даю ему пощёчину. Видимо в моей руке многовато магии, потому что он взвывает, зато на его щеке чётко проявились эти руны. Жрец тихо мне говорит, что командиром стражи ему теперь не быть. Я опять гляжу в глаза парню, в них смешались злоба и страх, причём первое мне не нужно. Поэтому прошу жреца перевести:
   - Знаешь ли ты сопляк, почему у мага Кееса почти нет врагов?
   - Нет, не знаю, - удивлённо отвечает парень.
   - А потому, что они с уютом отдыхают в своих могилах и мне более не докучают, - моя улыбочка ставит точку. Парень бледнеет так, что чуть грохается в обморок, стоящий рядом староста то же.
   - Через двадцать дней пройдёт, - мой палец направлен в руны на щеке, - но что бы у прохода его больше не было.
   Староста облегчённо вздыхает:
   - Двадцать дней он проходит в женском платье и будет делать их работу. А командиром стражи у прохода будет двоюродный племянник жреца.
   Жрец переводит мне слова старосты, а затем подзывает своего племянника и сообщает тому о принятых решениях. Закончив с этим, я предлагаю пройти посмотреть на варанов. Староста, жрец, Марак, новый командир стражи и группа крестьян провожают меня на уничтожаемое поле. Подойдя к арыку, за которым вытоптанное поле, мы видим двух здоровенных ящериц. В холке они с быка, толстые кривые ноги уверенно держат могучие тела, сзади которых по земле тянутся длинные хвосты. Эти рептилии сильны, но медленны. Поэтому перекладываю флягу-саквояж в правую руку и перепрыгиваю через арык, чтобы крестьяне не путались под ногами. Следовало бы водичку где-нибудь оставить, но не дай Бог кто-нибудь из любопытства сунет туда свой нос - мучительная смерть ему обеспечена. На поле растёт что-то вроде кукурузы, но початки завязались недавно и стебли не мешают обзору. Раззявив пасти, оба крокодила не спеша идут на меня и получают по паре ледяных стрел через пасть в мозг и в сердце. Стрелы сразу бросаю с ладони и они мгновенно убивают - лёд рептилиям хуже огня. Две туши медленно опускаются на землю, немного дёргаются и затихают. Крестьяне ожидали долгой и упорной схватки и крайне удивлены мгновенным убиением "ужасных чудовищ".
   Далее обратный прыжок через арык и вопрос к Мараку - готов ли мой дом? Меня радуют - хижина уже готова и туда принесут обед. А жаркое будет немного позже - его приготовят из убитых мною ящериц. Я убегался и возможность передохнуть в собственной хижине меня радует. По дороге Марак рассказывает, что они просили хурбея - местного правителя низшего ранга убить варанов, но он запросил за это пять юношей и пять девушек в услужение и десятую часть урожая в течение десяти лет. Это очень дорого, поэтому на деревенском сходе решили подождать меня, и только если не дождутся или я сочту это слишком сложным, то согласиться. Нас догоняют жрец с двоюродным племянником и благодарят за моё вмешательство. Парень предлагает показать, где растёт серебрянка, но дядя резко обрывает его. Эта тема мне крайне интересна, но выяснять это надо не на улице, а в храме. Последний открыт круглосуточно, а по ночам жрец в нём ночует - так что я вечерком загляну к нему, мы уже около моего дома.
   Моё жилище - лёгкая хижина из тростника, обмазанного глиной. Тростник растёт по берегам арыков, где его срезают на топливо и хозяйственные нужды. Пол в хижине глинобитный и прокалённый костром, что делается только в богатых домах. Около стены - ложе из нескольких циновок со спинкой, сплетённой из прутьев. Рядом стоят кувшины с водой для питья и умывания, а очаг на улице. Есть в хижине несколько плошек и чашек - Марак объясняет, что любая хозяйка с удовольствием для меня сготовит и собственная утварь мне не нужна. В полу вижу деревянный лючок - под ним небольшой погреб. Там лежат вязка вяленой рыбы и сухари, и туда же я ставлю саквояж-флягу. Туалет в полях, чтобы удобрение зря не пропадало, а раз в пять дней устраивается нечто вроде общей бани. Входят дочери Марака и приносят фасолевый суп с лепёшками, который мы с ними с удовольствием съедаем. Затем дожидаемся, пока принесут огромные куски мяса с овощами. Его запиваем то ли легчайшим вином, то ли слегка забродившим соком. На десерт неплохой чай со сладкими палочками.
   После еды немного расспрашиваю Марака обо всём. Их мир называется Наомис, а их страна - Мероя. Она тянется от южной горной гряды до северных лесов. На востоке тоже гряда с двумя проходами к морю, а на западе каменистая пустыня, в которой никто не живёт. Их деревня крайняя на запад и недалеко от южной гряды. Почти вся страна - это пустыня с нечастыми поселениями. Более удобные для жизни места около восточной гряды и вдоль рек, текущих из северных лесов к морям на востоке, там же расположена столица. В их деревню купцы заглядывают очень редко, а представитель хурбея заезжает осенью за скромной данью продовольствием. Сами селяне иногда ездят в небольшой городок на юго-восток от деревни, когда есть заметные излишки урожая или повезло найти что-нибудь ценное, а заодно покупают инструмент, металлическую посуду и бурый уголь. Одежду и обувь шьют сами, посуду лепят из глины и высушивают на солнце. Имеется печь для её обжига, но пользуются её редко - уголь в дефиците. Кстати у меня в хижине посуда с рисунком и обожжённая. Зверьё вроде варанов или твари из прохода забредают редко, но всегда наносят большой ущерб - селяне даже не пытаются с ними бороться. Они тогда просят помочь хурбея, но он редко соглашается и всегда требует за помощь немыслимую цену. Я же убил даже нага, с которым хурбей побоялся связываться, и ничего серьёзного с них не потребовал.
   Я подумывал спросить про серебрянку, но у двери послышались намеренно громкие шаги, и почувствовался запах кож. Марак крикнул "Войдите" и в хижину зашёл мастер, принеся сапоги и куртку. Сапоги пошиты точно по ноге на удобной пружинящей подошве, а голенища из хорошо выделанной прочной кожи на подкладке. Тоже относится и к куртке, только застёжка, идущая слева от воротника, несколько непривычна. Сама застёжка представляет собой широкие, слегка выступающие над кожей крючки и липучку между ними. Куртка мне немного тесновата в плечах, но мастер распарывает изнутри шов, крепящий рукава и зашивает его заново. Всё это делается при мне, и теперь куртка становится чуть-чуть на вырост. На сапогах и куртке вьётся типичный змеиный узор с хребта нага, на который хорошо ложатся защитные заклинания. Я сразу защищаю кожу ими от возможных повреждений. Порывшись в своём кошеле, я вытаскиваю горсть мелких серебряных монет, от которых у Марака и мастера лезут глаза на лоб. Это очень много заявляет Марак. Тогда я отдаю три монеты мастеру, а одну Мараку, ссыпаю остальные в кошель и накладываю на него парочку заклинаний. Мастер низко мне кланяется и уходит весьма довольный, а Марак ворчит - незачем кидаться деньгами, селяне и так для меня всё сделают, слишком многим они мне обязаны. Мы наливаем себе сока-вина и откидываемся на спинку- о серебрянке можно говорить только со жрецом - а других вопросов у меня нет. Вошедшие дочери Марака собирают посуду и относят её во двор вымыть.
   Марак интересуется, какая из них мне нравится, но я затрудняюсь с ответом. Они все какие-то никакие. Нет, это симпатичные, хорошо сложенные женщины, но в них чего-то недостаёт. Вымыв посуду, они возвращается в хижину, и Марак велит им раздеться и просит меня выбрать кого-нибудь из них. Из-за пустыни деревня слабо связана с другими посёлками и любой чужеземец, забрёдший в неё, должен оставить здесь своё семя. Это - общее правило для небольших замкнутых и изолированных селений во всех Мирах. Конечно, можно осмотреть и других женщин в посёлке, но я не вижу между ними разницы и не хочу огорчать Марака. Из трёх его дочерей я выбираю среднюю, Тею. Она повеселее своих сестёр, бусы на её шее поблёскивают серебристо-фиолетовыми вспышками и она немного лепечет на Айвиш. Марак встаёт и удовлетворённо кивает мне - у Теи шансы забеременеть выше. Когда сёстры Теи и её отец уходят, она возлегает на ложе, смазывает себя душистым маслом и раздвигает ноги. Немного погладив и поласкав её, я вижу, что ей это приятно, но не более того - похоже, секса в таких деревнях не существует. Немного приласкав и погладив её после, я трогаю бусы и узнаю, что это подарок жениха. Он ходил за серебрянкой - за неё купцы много платят, но из последнего выхода не вернулся. Она очень о нём сожалела, но ходящие за серебрянкой редко живут долго. Только жрец Фенчер ходил за ней шесть лет, но став настоятелем храма, перестал. Она ещё немного лежит рядом со мной - ей приятны мои ласки, но вскоре встаёт и объясняет, что ей надо домой. Если завтра я её позову, то она придёт. Когда она уходит, я одеваюсь и спешу в храм.

Кабаль

   Всё-таки я умный и сумел догадаться о планах Кееса, хотя он о них и не рассказывал, но пару намёков обронил. А главное, я много бываю в Бирейноне и других замках, а подготовку войск и действия не скроешь. Воинов он набирает из лесных братьев и вооружает огнестрельным оружием, то есть берёт уже обученных бойцов, умеющих сражаться вместе. А массово вооружив их автоматами, он рассчитывает быстро получить подготовленное войско. О захвате замка не говорят, но думаю - это случится скоро, а пока с юга графства изгоняются разбойники. Кеес не стал организовывать охрану крестьян, везущих товары в замки, а прогнал разбойников с дорог. Банды ушли на север и восток, или забились глубоко в лес, откуда не успевают быстро выскочить на дорогу. Внутри же леса им приходится разделяться на мелкие группки - иначе не прокормиться. В Сокейне же в каждом селении хватает охотников, выслеживающих и отстреливающих информаторов, когда те спешат в лес. Разбойникам приходится вылезать на дорогу вслепую, а это заканчивается стычкой с одним из мобильных отрядов Кееса. Исход же её очевиден - амулетов у бандитов мало, и те слабые. Димитир провёл показательные стрельбы и все убедились - три автомата разносят защиту любого серийного амулета, даже среднего уровня. Конечно, гномья броня и мощный амулет сделают своего обладателя неуязвимым, но вряд ли во всём сеймене их наберётся десяток. Да и никто из бейлифов не рискнёт снабдить ими своих людей - они никому не доверяют и правильно делают.
   Намерения Маарани и Фанаха очевидны - пережить зиму, даже ценой несколько замков. Весной дороги развезёт, реки и ручьи разольются, а мосты в сеймене только наплавные, значит походов и боёв не будет. Тем временем Маарани договорится с остальными бейлифами, включая Караниора с Агапой, возможно даже пригласит с юго-западного сеймена. Они согласятся, независимый Сокейн - угроза власти для них всех. И далее летом явится их объединённое войско и раздавит Кееса, а заодно и нас. Но мне кажется, они грубо ошибаются - иначе зачем от меня требуют столько зимней одежды! Кеес явно собирается покончить с Фанахом ещё зимой. А если убить Маарани, хотя я не представляю как, то коалиции не будет - остальные бейлифы между собой не договорятся. Конечно, все эти рассуждения сплошные если бы да кабы, но я ведь не воитель. Моё дело снабжать войско едой, одеждой и фуражом.
   А вот с этим стало просто замечательно - у крестьян накопилась масса продуктов и кож, которые они везут в замки. Пока ещё торговля умеренная, но когда ляжет снег - товары пойдут потоком. А вот Фанаху везут дани мало - Терейона нет и в Сокейне собирать дань некому, Байяр из Пеоро-Тойона не рискнёт везти её мимо Бирейнона, а Аниор собирать её никогда не умел. Да и сколько можно собрать в его землях - жалкие крохи, моё владение даёт и то больше. Развлечения же у нашего бейлифа дорогие и он от них не откажется - значит нет денег на наёмников и магов. А когда Кеес захватит Таринон и прихлопнет барона Корина, то Фанах окажется в блокаде и будет сидеть в своём Доме бейлифа и ждать, когда Маарани или Аниор навестят его.
   Нам всем очень повезло, что сменился бейлиф - предыдущий сразу бы взялся за Кееса и не дал ему развернуться. Да и Агапа тут же двинулся бы на Бирейнон, как только узнал, что там появился маг. А Фанах тянул время, надеясь посадить в этом замке владетелем своего любимчика - Мейона, и дотянул. Он хотел посадить во главе Сокейна марионетку и оттеснить Терейона от кормушки - мол слишком много дани оседает у третьего помощника. Но его идея закончилась провалом. Кстати, зачем Кеесу столько пар охотничьих лыж и саней. Водить войско через лес неразумно, всяко лучше по дороге. И в санях что он намерен возить?

Глава 12. Серебрянка и твари

   Уже темнеет, а на юге ночь наступает быстро. Сапоги стачаны прекрасно и они сами несут меня сначала по боковой улице вдоль полей, а затем в храм. Мне есть о чём поговорить с Фенчером и желательно, чтобы он не запирался. Жрец встречает меня сразу внутри храма и ведёт на третий этаж в малозаметную крохотную келью, напоминающую вагонное купе. Мы садимся на полку-кровать, он откидывает от стены полку-стол, извлекает два стеклянных стакана и бутылку с тёмно-красным вином. Бутылку со штопором он отдаёт мне, а сам достаёт вазу с фруктами и протирает стаканы, посматривая краем глаза, как его гость справится с этим достижением научно-технической мысли. Объяснять, что подобным штопором мною открыта не одна сотня бутылок, полагаю излишним. Плеснув на донышко каждого стакана, я беру свой, нюхаю и пробую. Вино прекрасное, с богатым букетом, но малость крепкое.
   - Сдаётся мне, что ты Кеес пил нечто подобное, - говорит Фенчер, наполняя стаканы.
   - Пивал и покрепче, - не спеша делаю глоток и закусываю местной хурмой.
   - И зачем же великий охотник и маг соизволил заглянуть в наши унылые края? - Фенчер абсолютно серьёзен и ни капли насмешки нет в его словах. Айвиш в подобных разговорах дозволяет только абсолютно точные конструкции.
   Делаю глоток, и мне приходится приложить усилие, чтобы промолчать - Айвиш вынуждает к ответу на вопрос собеседника. Зато можно рассчитывать, что умолчаний и недомолвок с его стороны не будет. Фенчер знает это лучше меня и, видя моё молчание, продолжает:
   - Серебрянка - богатство и проклятие нашего края.
   Он достаёт из шкафа и протягивает мне серебристый пруток, размером с нетолстый круглый карандаш. По весу, по упругости и по твёрдости он из металла, но из живого металла. Торцы гладкие, но постреливают слабыми разрядами, а цилиндрическая боковая сторона одновременно и гладкая и шероховатая на ощупь.
   - Обычно она растёт только на границе нижних планов и в самых глубоких слоях некоторых средних планов, - продолжает жрец, и крайне полезна для магов. Сетка из неё, надетая на голову, защищает от большинства ментальных ударов, а стилет из серебрянки пробивает защиту даже высших магистров. Но я не маг, - сразу оговаривается Фенчер, - и мне трудно судить. Однако за неё купцы здесь платят хорошие деньги, а в столице и у моря она стоит много дороже золота. И растёт она у нас в срединных слоях в глубине прохода - поэтому хватает рисковых людей, что спускаются за ней. Но тварей там порядочно.
   Фенчер протягивает мне книгу с описанием серебрянки и охраняющих её тварей. Она написана на Айвиш, и я кладу её перед собою.
   - По преданию в моём храме спрятана сетка-маска из серебрянки, но чтобы её найти, надо собрать октаэдр из двенадцати свежесобранных прутков, а добыть сразу столько нереально. Обычно за выход добывают один или два и десяток тонких прутьев и пучков. А после каждого выхода надо лечиться, но источники охраняются и нам недоступны. Отговаривать тебя спуститься за серебрянкой не буду, ты уже решился, - мой собеседник тяжко вздыхает. - Я провожу тебя до границы, а дальше ты сам. Сейчас посмотри здесь книгу и отдохни, а перед рассветом позавтракаем и пойдём.
   Фенчер уходит, а я открываю книгу и начинаю читать. Серебрянка - своеобразное растение. Начинает расти она как трава, правда изначально упругая и острая. Позже она проходит стадию кустарника, ещё довольно гибкого. А завершает свой рост она в виде друзы, скопления твёрдых металлических прутков. Как правило, до друз добраться сложно и большую часть серебрянки добывают на стадии кустарника, прутья которого изредка доходят до состояния штырей. Особенность серебрянки - она содержит много металла в виде сложного органического соединения, именно так можно понять приводимое описание. Какого именно в книге не было написано. Состав этого соединения и его доля меняются от стадии к стадии, но даже друза состоит из него, а не из чистого металла. Вернее автор считает металлом именно это соединение. Изредка трава доходит до стадии друзы, не отвердевая, и тогда последняя представляла собой пучок твёрдых нитей, которые очень ценятся. Среди зарослей серебрянки обитает много различных тварей. Сама по себе серебрянка интересует лишь некоторых - большинство питается сопутствующими ей магорастениями. Почти все, как растения, так и твари - ядовиты и многие хищники. Прокручиваю в голове прочитанное - все они для меня опасны, но должен справиться. Досмотрев книгу, кладу её к себе в сумку - мне она нужнее, чем Фенчеру, и ложусь спать.

Понедельник-3

   Фенчер будит меня затемно - "пора выходить". Позавтракав, мы спускаемся в проход, накинув невидимость - в слоях всегда сумрак, ночью гуще, а днём светлее. Проходим мимо холмов с источником гидры - здесь светлее, наверное из-за насыщенности магической энергией. Возможно, тот отряд шёл за серебрянкой, но сбился с пути и попытался добыть хотя бы магически заряженной воды. Хотя откуда и зачем тогда у них были фляги? Я вспоминаю про латные перчатки и надеваю на правую руку. Серебрянка остра и легко прорезает магическую защиту, а портить кожу мне не хочется. Обходим холмы и Фенчер поднимается на небольшую горку - и перед нами открывается холмогорье. Пытаюсь рассмотреть его и не получается - мешают дымка и марево, постоянное "украшение" слоёв. Спустившийся от источника отряд обходил их слева, а мой проводник выбрал другой путь. Но вначале он показывает мне на группу холмов, находящихся ещё правее, похоже к ним можно пройти мимо источника Дружка.
   - В тех холмах тоже растёт серебрянка, - вдруг говорит мне Фенчер, - но редкими кустиками и маленькими лужками травы. А поковырявшись в земле, можно найти старые друзы. Если тебя прижмут и будут требовать указать место - отведи туда, заодно с червями-костоломами познакомишь. Других земляных тварей там тоже хватает.
   Мы спускаемся с горки и после недолгого перехода оказываемся рядом с грядой высоких, но рыхлых холмов. Они стоят сплошной стеной, не позволяя проникнуть внутрь. Видя моё удивление, Фенчер объясняет, что основная дорога к зарослям серебрянки проходит с той стороны холмогорья, но по ней часто ездят патрули и отряды добытчиков. Этот же путь знают только немногие из деревенских. Гряда холмов кажется непроходимой, но в ней есть тропа, выводящая к зарослям. Мы идём по границе между пустошью и грядой, высматривая нужный холм. Небольшой каменистый холмик обнаруживается за двумя большими холмами, но проход к нему перекрыт осыпью. Фенчер с радостью пропускает меня вперёд - внутри осыпи могут оказаться хищные твари и скрытые ямы. Но я магическим зрением их вижу и мы добираемся до нужного нам холма. Далее мой спутник выходит вперёд и ведёт меня по его склону. Мы почти обходим этот низкий, но длинный холм, и Фенчер резко поворачивает в узкий проход между двумя высокими камнями. По тесной тропе, идущей через проход, мы спускаемся на два слоя вглубь. Выйдя, оказываемся в сильно холмистой местности, покрытой магорастениями. Фенчер уверенно ведёт нас мимо подозрительных кустов и мы поднимаемся на плоскую вершину небольшого холма.
   Место замечательное. Прежде всего, оно довольно безопасно - насколько вообще можно говорить о безопасности во внутренних слоях. Холм под нами каменистый, как и его соседи, что в слоях редкость, поэтому провал или нападение снизу нам не грозит. Все его склоны, кроме одного, довольно круты, причём подножия их и немногочисленные расселины густо заросли серебрянкой в стадии травы или молодых мягких кустиков. Следует учитывать, что эта трава напоминает осоку, по бокам которой находятся бритвы. А веточки молодых кустиков - это свернувшаяся в трубочку трава, и они так и норовят уколоть своим концом, сильно напоминающим медицинский шприц. Все известные мне твари подняться по этим склонам не могут. Оставшийся склон относительно пологий, но его покрывают странные камни с острыми гранями. Какая-то мелкая тварь пытается проскользнуть между двух камней, но её оглушает сильный разряд, и она скатывается вниз на корм другим тварям. Поэтому единственный путь наверх идёт по узкой тропе, причудливо извивающейся по склону. Тропа не видна и пройти по ней может либо видящий, либо хорошо знающий её человек. Тварь её не обнаружит, а в худшем случае будет долго подниматься по тропе, давая время подготовиться к атаке. Фенчер отвлекает меня от досужих размышлений, рядом с серебрянкой долго находиться опасно:
   - Вон за тем холмом плато, на котором хватает друз и пучков. Самые богатые места внутри, но туда нельзя забираться - толпа тварей перекроет тропу, а продираться сквозь серебрянку не самый приятный способ самоубийства. Поэтому лучше поищи на краю. Пройти туда лучше всего обходя холмы справа. И желаю успеха.
   Фенчер достаёт флягу с тонизирующим чаем и прикладывается к ней - он будет дожидаться меня здесь и поможет вернуться в деревню. Большего проводник сделать не может. Я же спускаюсь с холма - в самом низу сидит в засаде тварь, которую разрываю магическим разрядом. В последний момент соображаю поставить щит, отражающий её останки. Путь к плато несложен - здесь обитают только мелкие твари, боящиеся магов. Более крупные охотятся среди холмов - там больше добычи. Подойдя к плато, забираюсь на горку, с которой оно хорошо просматривается. Подняться оказывается несложно - хотя она из сыпучего материала, но то там, то сям на ней твёрдые пятна - нагромождения камней. По ним дохожу до вершины и выбираю под место наблюдения такое же пятно. Отсюда часть плато просматривается просто замечательно.
   Вглубь его ведёт одна широкая тропинка и четыре узких. В конце этих троп каменистая поляна, окружённая зарослями серебрянки. Широкая всем хороша, если не учитывать множества тварей, расположившихся у входа в неё. Узкие же тропинки мне совершенно не нравятся. Мало того, что по ним надо продираться боком, а местами они полностью перекрываются кустарником. А он зело колюч, причём некоторые его шипы достигают двадцати сантиметров. Сами тропинки выстилают ветки и лианы этих же кустов, и у меня нет уверенности, что их шипы не проколют подошву моих сапог. Для полноты картины на некоторых ветвях висят змеи, скорее всего ядовитые. Конечно, можно, не мудрствуя лукаво, выжечь всё вдоль одной из тропинок. Но на это у меня уйдёт много энергии, после чего я окажусь глубоко внутри этой местности. А обратно мне придётся пробиваться с боем, не зная маршрут. Поэтому этот вариант оставляю про запас.
   Рядом с этой поляной холм с пещерой, причём по моим ощущениям - сквозной. Она должна выходить в долинку на краю плато. В пещере и в долине наверняка достаточно серьёзные обитатели, но я рассчитываю с ними договориться, используя ледяные стрелы и другие подобные аргументы. И лучше пятёрка серьёзных тварей, чем тьма мелочи. И если не удастся пройти через пещеру и долину, то остаётся возможность вернуться на плато и прожечь себе путь. Готовлю четыре магические загородки, прыгаю с холма и левитирую в начало тропы.
   Ближайших тварей угощаю смерчем с землёй и мелкими камнями - стихии воздуха и земли тварям наиболее неприятны. Прохожу немного по тропе и ставлю первую загородку, а через пару шагов - вторую. Теперь никакая тварь не может попасть по ней на плато. Летающие в действительности не летают, а планируют над землей, и мои загородки для них высоки. Прыгающие не могут перемахнуть сразу две загородки, а перепрыгнув через одну, они оказываются в коротком пространстве, где нет места для разбега. Свалить или сломать загородку тоже непросто - мало того, что она достаточно прочна, но ещё кусается болезненными разрядами. Ставлю в конце тропы перед поляной третью загородку и могу считать себя защищённым с тыла. Несколько осторожных шагов и из пещеры мне шибает в нос густым звериным запахом.
   Любой зверь, даже тираннозавр лучше, чем тварь - ему хватит одной ледяной стрелы. Поэтому последнюю загородку ставлю в пещере в сужении за входом. Она сообщит мне о стремлении кого-то мной познакомиться. Теперь займусь тропинками - два потока огня на каждую и ближайшие к плато их части очищены от всего мало-мальски опасного. Этот вид пламени подсмотрен мною на холме, когда мне довелось увидеть отражение атаки тварей огнемётами. Экономичная, но эффективная струя пламени, не поджигающая лес, а зачищающая конкретный участок. Те же змейки, которым повезло не сгореть, быстро уползают от опасного места. Теперь в глубине каждой тропинки соберётся их кубло, которое никого не пропустит.
   Рабочее место подготовлено и защищено - можно заняться серебрянкой, её полно вокруг и надо выбрать подходящее место. Около одной из тропинок вижу скопление друз, три из которых вполне достойны моего внимания. Там же валяется много отломанных штырей, десяток самых крупных заворачиваю в тряпки и кладу на дно моего рюкзака. Два штыря с обломанными острыми кромками - это мой инструмент вместе с ножом. У основания каждой друзы есть трещина, толщиной в волос - ножом очищаю её, а штыри вгоняю вглубь по сколу. Жаль, не взял тяжёлого молотка, а удар камнем недостаточно точен. Тем не менее трещина разрастается вглубь и вширь и вскоре друза сходит со своего пьедестала. Заворачиваю её в тряпку и убираю в рюкзак, а затем также не спеша снимаю ещё две. Далее аккуратно обрезаю кинжалом у основания несколько пучков травы, дошедшей до стадии друзы. В задний карман рюкзака кладу штыри для Фенчера, а оба заострённых прутка засовываю в сапоги. Из пучка серебрянки создаю несколько крупных ос, описанных в книге - любопытно, как вести ими разведку. Дело сделано - теперь предстоит прорыв через пещеру и долину к моему спутнику, а затем триумфальное возвращение в деревню, максимально скрытое от её жителей.
   Около загородки в пещере топчется чудовище, неужели пещерный медведь? Он уже вкусил несколько разрядов и не спешит ломать загородку. Но увидев меня, ревёт и кидается вперёд, сметая загородку, но мощный Воздушный кулак и разряд в нос останавливают его. Для полноты ощущений приказываю осам колоть его своими длинными и толстыми жалами, и они обращают медведя в позорное бегство. Я же восстанавливаю загородку и отправляюсь следом за ним. Заслон у выхода из пещеры чудовище разметало, спасаясь от ос, и меня они уже не пробуют задержать. Они - это крупные обезьяны, почти с гориллу, явно приматы, вооружённые копьями с острыми штырями серебрянки вместо наконечников. Напугать лучше, чем драться - во всяком случае, это требует меньше энергии. Поэтому поднимаю одно из копий и создаю на его острие метровый огненный шар, а затем иду по долине, наслаждаясь паникой её обитателей. В середине долины селение из обычных тростниковых хижин, но населяют их обезьяны. Когда и при каких обстоятельствах они появились тут и куда подевались люди - мне интересно, но не настолько, чтобы задерживаться. Вдоль дороги многие участки окультурены и ухожены, они похожи на небольшие поля или огороды. В отличие от диких зарослей магическая составляющая в них заметно меньше. К моей радости до выхода из долины никто из её обитателей не пытается напасть на меня.
   А там меня поджидает объединённая стая из нескольких десятков различных тварей, жаждущих мною закусить. Приходится скормить им файербол и два десятка ледяных стрел, что приводит к смертельному несварению желудка. Остальные догадываются, что мой выход не грозит им ничем вкусненьким и быстро ретируются, точнее - позорно убегают. Далее я спокойно возвращаюсь к нашему холму и поднимаюсь наверх к Фенчеру. Он издали замечает меня и спускается навстречу. Обменявшись стандартным "всё в порядке?" и "конечно", мы возвращаемся обратно в деревню. Хочется прилечь, но заявлять об этом глупо - внутренние слои, а тем более заросли серебрянки, не самое подходящее место для отдыха.
   Проходя мимо долины с источником Гидры, я решительно сворачиваю туда и залезаю в бассейн - поход за серебрянкой отнял много энергии, да и моя ёмкость, кажется, возросла. Фенчер остаётся в отдалении - он понимает, что гидра при мне его не тронет, но опасается самого источника. Зарядившись до упора и передохнув, я вылез из бассейна, оделся и мы идём дальше. Удивительно, но всю дорогу мы молчим, хотя нам есть о чём поговорить. У источника Барай-девгера уже я сажусь на землю, подзываю зверюгу и глажу его, а Фенчер раздевается и поливает себя водой из источника. Он делает это аккуратно, не загрязняя его, и зверь только ворчит для порядка. Закончив, он пьёт из источника и наполняет водой небольшую бутылочку. Перед проходом я накидываю на нас "Невидимость" и мы благополучно минуем не очень бдительную охрану. В храме снимаю невидимость, Фенчер вызывает служку и гонит того за едой.
   На этот раз мы усаживаемся не в келье, а в намного более просторной и удобной комнате. Молча обедаем и дожидаемся, когда тот уберёт со стола, оставив только кувшин с лёгким вином и два стакана. Я захватываю пару лепёшек и три фрукта, похожих на яблоки, заворачиваю их в тряпки и кладу в рюкзак - мало ли где придётся по дороге задержаться. Затем мы смотрим друг на друга, облегчённо вздыхаем и хвастаемся трофеями. Фенчер не слезал со своего холма, но нарезал довольно много травы и мягких прутьев. Небольшой тючок с травой и вязку прутьев он презентовал мне сказав:
   - Вы, маги пренебрегаете серебрянкой в таком виде, а она может оказаться для вас весьма полезной.
   Я отдаю ему пяток стержней и пучок уже зрелых прутьев. А потом достаю свою добычу и предлагаю выбрать себе, что ему нравится. Он отказывается и объясняет, что слишком большое богатство иметь опасно. Однажды компания заезжих молодцов попыталась его убить и ограбить. Он их тихо закопал и решил не рваться более за серебрянкой. И мне он советует добытое никому не показывать - грабители есть и среди магов. Потом я откладываю друзу с дюжиной штырей, и он показывает, как их можно выкрутить из основания, ничего не ломая. Ещё на основании друзы есть четырёхгранные пирамидки, на ощупь похожие на отвердевший пластилин, хотя это тоже серебрянка. Магически заряженные они проминаются под сильным нажимом, и к ним можно прилепить что угодно. Из пирамидок и штырей я собираю октаэдр, с которым мы идём искать сетку-маску. За главным залом храма небольшой алтарный зал, где она и обнаруживается, надетая на статую какого-то второстепенного бога. Фенчер аккуратно её снимает и отдаёт мне. При этом в животе бога открывается дверца, за которой лежит маленькая книжка - это инструкция, написанная она на Айвиш. Читаю:
   "Если маг имеет достаточно высокий уровень, то он может надеть её на себя. Она должна полностью закрыть ему голову, шею, плечи и верхнюю часть груди и спины. В первый момент она заберёт много энергии и позже её придётся подкачивать. Но зарядившись, она будет потреблять ничтожно мало энергии. Взамен она защищает носителя от всех ментальных ударов и ослабляет магические. А действия мага-носителя усиливаются".
   Мы с Фенчером недостаточно владеем Айвиш и не уверены, что правильно поняли написанное, но я решаю рискнуть. Сеть тончайшая и мягкая, при этом невероятно прочная - она плотно облегает кожу, где надета и, стягиваясь, уходит под неё. Боли нет совершенно, но из-за резкого оттока энергии мне становится плохо и приходится прилечь. Через полчаса мне становится лучше, но слабость сильная. Когда-нибудь моё упрямство меня погубит - жрец советует остаться в храме до утра. Но упрямо собираю всё в рюкзак, включая книжку-инструкцию, и плетусь к себе - слава Богу, Фенчер меня провожает. Запинаясь от слабости, благодарю его - меня сильно шатает. Хорошо, что никто посторонний не видит "великого охотника и мага" - недавно закончилась сиеста и народ работает в поле. Придя в свою хижину, достаю флягу и половину выпиваю и выливаю на себя - сразу становится легче. Фенчер смотрит на неё алчущими глазами и получает желаемое. Сначала он немного отнекивается, но я объясняю, что мне лучше подзарядиться прямо в источнике. Тогда он с удовольствием принимает подарок. Подумав, он достаёт длинный стилет из серебрянки и рассказывает:
   "Этот стилет ему выковал заезжий гном, заплатив работой за штыри. Будучи заряженным, он пробивает большинство видов брони и магических защит, а хранится прямо в теле".
   Я аккуратно вставляю его себе в бедро - не больно, он не мешает и почти не ощущается. Срезаю карман брюк - теперь его легко выдернуть. Распрощавшись, Фенчер уходит, а я переодеваюсь в земную одежду, складываю всё в рюкзак и отправляюсь домой. Но сначала спускаюсь к источнику Гидры, чтобы зарядиться, где наполняю флягу - вдруг дома снова прихватит. Рюкзак сброшен рядом с источником, а я раздеваюсь и в третий раз залезаю в него - это рискованно и Тиум меня предупреждал, но терпеть слабость нету сил. Меня обжигает, а сетка-маска и оба стилета слегка шевелятся - серебрянка ведь живой металл и при мощных потоках магической энергии начинает себя вести, как и положено живому. Кожа горит, на ней осела пыль и грязь, а я сдуру полез в источник, не очистив её - придётся мыться прямо здесь.
   Открываю рюкзак и вытаскиваю из него свой пучок травы и пучок, презентованный мне Фенчером. Объединяю их, и следуя какому-то наитию, добавляю несколько тонких прутьев, а затем снова лезу в бассейн при источнике. Меня вновь обжигает, но уже не так сильно, как в прошлый раз. Мочу пучок прямо в источнике и как мочалкой тру им своё тело. С меня сходит всякая дрянь, а "мочалка" вдруг становится тёплой и упругой. Уже совсем нежно я, то ли глажу ею себя, то ли глажу её о своё тело. В какой-то момент "мочалка" начинает шевелиться, и я сажусь в бассейн - от обычного купания пусть и в мощном источнике магии не ждёшь чего-то неожиданного. Но когда она вдруг смотрит на меня, открыв сначала один глаз, а затем и второй, то мне приходится сделать над собой героическое усилие, чтобы не уронить "мочалку" в бассейн и не раздавить в руках.
   Передо мной нечто невероятно пушистое с тёмными глазами и четырьмя лапками с острыми коготками, вцепившимися мне в руку. Новорождённому требуется море магической энергии, но оно находится в мощном магическом источнике и насыщается ею. Я впервые вижу возникновение магического существа, а раньше о таком не слышал и не читал. Поэтому беру на вооружение принцип Гиппократа "Не навреди" и надеюсь, что новорожденное знает, что ему нужно. Из шёрстки вдруг высовывается фиолетово-розовый язычок и начал облизывать сначала мою руку, а потом оно переползает выше на плечо, продолжая меня вылизывать. Только ту часть тела, где маска-сетка, оно вылизывать не желает. Я подставляю другую руку, и оно продолжает своё занятие. Язычок шершавый и очищает кожу не хуже скраба. Мне становится понятно, что этому существу требуется материальная основа и знание мира. И то, и другое оно получает, очищая мою кожу. Достаю из рюкзака лепёшку, я отламываю кусочек и даю ему. Сначала оно этот кусочек обнюхивает, для чего из шёрстки высовывается носик, напоминающий крохотный хоботок, потом его облизывает и только потом делает ротик трубочкой и начинает понемножку засасывать в себя. Кусочек к этому времени основательно промокает и превращается в нечто кашеобразное. Провозившись с ним час, я вылезаю из источника, сажаю его на рюкзак и одеваюсь. Это существо называю Пушком - в данный момент у меня полностью отсутствует фантазия. Но ему самому всё это совершенно безразлично - слопав целиком здоровую лепёшку и два яблока, а заодно всосав в себя уйму магической энергии, он откровенно дрыхнет у меня на рюкзаке. Следует отметить, что серебрянка приобретает свой серебристый цвет только на стадии друзы, а до этого она имеет различные оттенки фиолетового. Так и шёрстка Пушка имеет бледно-фиолетовый цвет.
   Одеваюсь, надеваю рюкзак и засовываю Пушка за пазуху - он уже достаточно окреп. От источника Гидры на Землю ведёт ещё один путь, выходящий в запущенный крохотный парк, неподалёку от моего дома. По дороге домой мы с Пушком заходим в зоомагазин, где выясняется, что мало того, что он меня понимает, он ещё способен телепатически сообщать мне о своих желаниях. В результате он выбрал, а я купил здоровенную птичью клетку, собачью миску и непонятно чью поилку, а ещё по мешку птичьего и рыбьего корма, всё в двух экземплярах. Продавцы смотрят на меня очень странно, но ничего не говорят. Вижу вопрос, который они так и не задают, хотя я готов ответить - для летающего крокодила. Наверное, я действительно изменился, и задевать меня опасаются. В квартире Пушок опять удивляет меня - он летит. Оказывается, он способен левитировать и, вытягивая свою шкурку в обе стороны, планировать, помогая себе магией. При этом энергии он тратит так мало, что любой волшебник ему обзавидуется. Место для себя он выбирает на кухне и указывает, куда поставить клетку, куда миску и куда поилку. Миску по его указанию наполняю смесью птичьего и рыбьего корма, а в поилку наливаю воды из-под крана. Он мне пеняет, что в моём Мире мало праны и ему здесь сложно. Отвечаю, что немного отдохну, и мы переберёмся в другой Мир, где энергии больше. Тогда он заявляет, что это необязательно - он в состоянии выжить где угодно, даже в этом Мире. С его клетки, занявшей почти весь кухонный стол, снимаю обе дверцы, чтобы он себя нечаянно не захлопнул. Соваться на улицу ему запрещено, а самому мне требуется небольшой отдых перед возвращением в Бирейнон.
   Подремав, заскакиваю на кухню перекусить - Пушок уговорил миску, немногим меньшую его самого, напился и теперь висит в клетке на жёрдочке спиной вниз. Обнаружить его удаётся лишь магическим зрением. На моё предложение насыпать ему ещё еды, он отвечает - что наелся на несколько дней. Подвожу итог - у меня появилась забавная зверушка, способная создать немалые проблемы. Хотя Пушок чрезвычайно милое создание, но надо помнить - любая магическая тварь смертельно опасна. Затем прячу часть серебрянки - у меня в квартире оборудован неплохой тайник. Потом одеваю рюкзак, беру сумку с комплектом для моей зверушки и настраиваю межмировой портал на Тао-Эрис.

Вечер понедельника-3, Вторник-3

   Наконец я у себя в Бирейноне - валюсь с ног, но сначала надо устроить Пушка. Он сам выбирает себе комнату, куда ставлю клетку без дверец, миску и поилку. Эту часть моих апартаментов блокирую даже от Тиума и Жаин. Пушок может ходить и летать везде - окно во двор замка для него открыто. Но прошу его пока наружу не вылетать и стараться никому на глаза не попадаться. Не пойму - что на меня накатило, но беспокоюсь за него как за собственного ребёнка. Кормить его пока не требуется, но межмировой переход на нём сказался. Слава Богу, догадываюсь попоить его магической энергией из фляги и попить самому - нам обоим становится заметно лучше. Устроив обиталище Пушку, собираюсь завалиться, но пересиливаю себя и звоню Тиуму. Тот прибегает как на пожар и сообщает новости - наследник Корина вернулся и на рассвете двинется вместе с магами к деревне. Поэтому засаду в храме надо устроить ещё ночью - тогда к утру следы портала развеются. Звоню на кухню и требую кофе и сока - переходы кажутся лёгкой прогулкой, но вскоре ощущаешь, сколько они вытягивают сил и энергии. Затем прошу его продолжать. Он внимательно оглядывает меня и говорит:
   - Каждый раз с Земли ты возвращаешься другим. На этот раз мало того, что сумел в том пустом Мире основательно накачаться энергией, но ещё и изменился.
   Отвечать не собираюсь, да и вопрос не задан, а спрашиваю сам:
   - Тиум, ты всё знаешь - насколько хорошо серебрянка защищает от ментальных ударов?
   Тут входят Руми с кофе и какой-то парень с кувшином и блюдом с выпечкой. По моему знаку он ставит их на стол и удаляется, а Руми я сажаю себе на колени и пью кофе. Тиум неодобрительно кривится, но мне лучше знать - я набрал как никогда много энергии и её надо структурировать. Поэтому я нахально лапаю свою матрицу, преобразуя прану - а Тиум пусть думает, что мне приспичило потискать симпатичную девушку. Руми же сегодня впитывает намного больше энергии - не жалко, для меня это всё равно капли. Хотя интересно - то ли у неё повысилась энергоёмкость, то ли энергия источника Гидры лучше усваивается. Допиваю кофе, отпускаю Руми и переодеваюсь, а Тиум читает лекцию - он коротко и понятно излагает уже прочитанное про серебрянку в книге. К сожалению ничего сверх того ему неизвестно.
   Приходит Дмитрий, и мы втроём прикидываем, что успеем, если выступим через два часа - мне необходим короткий отдых для перераспределения структурированной энергии. Остальными новостями не интересуюсь - срочное и важное мне бы рассказали. Прошу Тиума меня поднять - при такой усталости можно из медитации провалиться в сон, а следить за временем сегодня тяжело. Зажигаю все светильники и отключаюсь. Опасения заснуть напрасны - на меня накатывает сразу несколько смешанных потоков. Приходится большую часть просто запомнить и отложить на потом - утром они мне не потребуются. Когда Тиум меня поднимает, то в голове шумит, но физически чувствую себя прекрасно. Одевшись и вооружившись, прибегаю на восточную площадь, где уже выстроена рота на лошадях и отделение спецназа. Последнее носит это название условно - в него просто отобрали лучших, но специально их ещё не обучали. Сначала я открываю выходное окно портала на поляну у дороги в двадцати километрах от деревни, закрепляю его и пропускаю по нему роту. Это утомительно, но энергии у меня полно, а провожающий нас Тиум готов поправить меня.
   Ротой командуют Куини и Микилеес, они должны, не доходя до деревни, спрятаться в роще. Затем осматриваю через рамку храм и открываю портал для спецотделения, Дмитрия с Вадимом и себя с Пушком - засаду устраиваем на галерее на втором этаже. У всех на сапогах специальные бахилы и мы беззвучно расползаемся поверху - отсюда хорошо просматривается зал внизу с длинным столом и стульями вдоль него. Я левитируюсь в зал и закрепляю снизу стола глушитель маги. На него надето кольцо из серебрянки, которое должно включить его по моей команде. Оглядываю зал, убеждаюсь в отсутствии следов, на галерею и возвращяюсь к остальным. Там ещё раз уточняем распределение целей и ждём банду магов.
   Ожидание всегда утомительно, но сканировать окрестности я не рискую - маги могут заметить. Поэтому приказываю Пушку сесть на самый высокий обломок стены и оттуда смотреть вокруг. Он хочет полетать и всё проверить, но в лесу попадаются твари, хотя и мелкие - а мне неизвестны его боевые возможности и рисковать им не хочу. Мы предполагаем, что противник появится ближе к полудню, но они могут заранее выслать группу и проверить храм. На этот случай у меня приготовлена иллюзия одной твари - неопасной, но страховидной. Бойцы и даже маг первого уровня при её виде должны сбежать, а маги средних уровней над ними посмеются и покажут, как таких тварей убивают. Наша задача - сразу убить троих самых сильных магов, а с остальными я надеюсь справиться. Ещё раз проверяю планы и слушаю лес, усилив слух и обоняние - звуки и запахи могут многое рассказать. За стенами накрапывает мелкий осенний дождь и наши взгляды невольно упираются в очаг. Какой-то добрый человек наполнил его дровами, но отделение собрано из охотников и мы все умеем ждать.
   Как бы ты не был собран, ожидая появления противника, он всегда возникает внезапно. Слушая лес, я начал немного подрёмывать - сказалась бессонная ночь. Но вдруг лес затих и тут же Пушок сообщает - явились. Касаюсь рук Дмитрия и командира отделения - они передадут сигнал дальше. Все мы изготавливаемся, в храме возникает лёгкий шум, но вскоре исчезает. По раскисшей тропе хлюпают копыта многих десятков лошадей - магов сопровождает полусотня воинов. Наконец старая грязная циновка, заменяющая дверь отдернута, и они заходят в зал.
   Сейчас самый опасный момент - маги ещё готовы к опасности и могут мгновенно ответить. Но на наше счастье они не ждут встречи прямо в храме и расслабляются. Очаг зажжён, а на столе раскладывается еда и расставляются кувшины. Заклинатели рассаживаются за столом вместе с командиром полусотни, а солдаты ставят лошадей снаружи под навесом и разбивают лагерь. Маг бейлифа, прежде чем приступить к еде, решил просканировать храм - но глушилка уже включена и одиннадцать стволов выплёскивают смерть. Он умирает первым - Дмитрий из снайперской винтовки разносит ему голову. Остальные спешат к нему присоединиться, и я не успеваю никого поразить - с заклинателями покончено. В дверь врываются вражеские солдаты, но их встречают пулемётные очереди и проход завален трупами.
   Пушок сообщает, что остальные толпятся у входа и только один начал седлать лошадь. Приказываю ему убить шустрика, а сам спешу на балкон вместе с Дмитрием и несколькими воинами. Все командиры полусотни убиты и солдаты растерялись, цепные молнии и пули быстро укладывают их на землю. Пушок опускается шустрику на затылок и всаживает в голову жало. Это смертельно само по себе, а магический импульс превращает мозг в кашу. Прошу его порыскать вокруг храма - вдруг кто-нибудь затаился. Мои воины тем временем добивают оглушённых и раненых и раскладывают их рядками. Надеюсь, что никто не ушёл - перед храмом лежат одиннадцать магов, командир полусотни, пять десятков солдат и шустрик. Его обыскиваю сам - это оказывается доверенный человек барона, судя по листку с инструкциями. Ему поручено проследить и убедиться в моей смерти. У остальных ничего интересного нет, и мы едем к деревне, где недавно началась стрельба.
   Куини с Миле не стали атаковать бесновавшуюся у ворот полусотню, а расстреляли её из пулемётов. Наследник Корина повёл своих солдат в атаку - барон придал ему двух магов, которые натянули над отрядом защитный полог. Хотя отряд Тарин-Кифов и понёс потери, но воины упорно ползут вперёд, рассчитывая выйти на дистанцию броска и сойтись в рукопашной. С защитными амулетами они бы задавили числом, но без них шансы равны. С нашим появлением всё кончено - противник не ожидал нападения с тыла и две очереди сразу угробили магов. Лишённым полога солдатам остаётся только вжиматься в грязь.
   Нахожу наследника, оглушаю его "Воздушным Кулаком", а остальным демонстрирую файербол. Сопротивление теперь бессмысленно и единственный уцелевший командир полусотни поднимает знак сдачи. Капитуляцию принимают Куини и Миле - у солдат противника отбирается всё ценное - оружие, сапоги и тёплые кожаные куртки. Только командирам оставлены кинжалы. Затем каждому на плече вытатуировывают знак, а мне приходится наложить на него полторы сотни магических меток. Далее они клянутся никогда не выступать против нас и покинуть сеймен - процедура эта длится дольше, чем бой. Потом один взвод послан к храму обчистить убитых, второй должен сделать то же самое около деревни, третий - амазонки, готов отразить нападение. Мы, командиры и спецотделение едем в деревню, ведя с собой единственного пленного. Там уже готовят на всех обед и крестьяне выходят в поле для своих обыденных работ. Часть захваченных лошадей и одежды оставили селянам, а после обеда вместе с остальными телепортируемся обратно в Бирейнон.
   Там второго наследника Корина отводят в тюрьму и срочно вызывают Тиума - мне стало плохо. Когда он пришёл, я уже лежу в постели, укрывшись тёплым одеялом - похоже, у меня жар. С ним пришли две целительницы, которые также ничего не могут понять. Самочувствие преотвратное, высокая температура и тошнота, а собственно болезни нет. Мучают они меня долго, пока Тиум их не выгоняет. Затем он просит Жаин принести ему сундучок с амулетами и исследует меня ими. Потом он опять гонит её за каким-то снадобьем, и она приносит небольшую бутылочку. Я выпиваю столовую ложку горького гадкого киселя - становится легче.
   Тиум "успокаивает" меня - это естественный процесс развития мага. К завтрашнему утру всё пройдёт, но будет ещё неоднократно повторяться. А причина простая - аура человека и животного состоит из многих слоёв, внешних и внутренних и именно на их поверхностях аккумулируется магическая энергия. Но у людей и большинства животных её можно накопить немного - слишком малы и площадь этих поверхностей и плотность энергии. У магов же эти слои расщепляются на два, три и более подслоя каждый, что многократно увеличивает ёмкость аккумуляторов тела. Но процесс расщепления слоёв крайне болезненный и по ощущениям напоминает сдирание кожи. Горькое снадобье облегчает этот процесс, но требуется отмучаться и перетерпеть. Заснуть не могу и Тиуму приходится подробно пересказывать мне все новости.
   Главная из них - наш агент обнаружил гномов, они проехали далеко на юг, а теперь повернули на северо-восток к нам. Но наши интриганы-бейлифы подговорили наёмных убийц из клана Кей-бин-Хейя напасть на них и ограбить. Где это произойдёт, пока неизвестно, но и Тиум через камни-шпионы и люди Юрека пытаются это выяснить.
   Бейлифы сеймена собрались в северо-восточной байле - совещания проходят поочерёдно у каждого из них. Фанах оставил старшим Аниора, который отдыхает в своём доме - во время совещания набегов не бывает. Бывшую территорию Терейона контролируют три младших помощника - они много севернее Бирейнона грабят слабо защищённые посёлки. Банды разбойников покидают Сокейн, напуганные разгромом войска Тарин-Кифов. Сам барон послал гонцов своим родственникам с просьбой прислать магов, войска и нанять наёмников. Часть посыльных перехвачена дружественными мне владетелями и уничтожена, но многие наверняка просочились. Ещё полно всякой мелочёвки, которой Тиум заговорил меня и я уснул.

Тиум

   Наконец, я уловил особенность построения заклинаний Кеесом - это точное наполнение узора энергией, ровно сколько надо. Меня и других магов на Сэрэсе учили как - построил узор и вкачивай в него столько праны, сколько сможешь. Много - ну и пусть, мало - вкачаем больше, а отмеривать расход энергии мы не умеем. Он же в узор сначала пускает тонкую струйку праны, потом её поток увеличивает, и только когда заклинание насыщено, запускает его. Энергии тратиться ровно столько, сколько нужно, а происходящая задержка невелика. Для некоторых заклинаний это принципиально - я, да и другой маг с Сэрэса, не умеем подглядывать через рамку телепортации. Или вкачаем много праны и откроем выходное окно, либо мало - и портал схлопнется. А ему достаточно остановить струйку энергии и изредка по капельке подкачивать рамку - тогда вместо выходного окна получается экран, малозаметный с той стороны, но позволяющий рассмотреть все детали.
   Отсюда же его оптимизированные узоры - из них удалены все лишние завитки, а энергия сконцентрирована в немногих узлах. В результате энергии в рисунок закачено меньше, а удар получается сильнее - нет потерь. Особенно это актуально в бытовых заклинаниях, но и в боевых тоже полезно. Да и площадь удара при этом сжимается, а пробойная сила увеличивается. И получается - постоянная нехватка энергии научила их действовать намного эффективнее, отсюда и его успехи. Хорошо бы это с ним обсудить, но расщепление слоёв чрезвычайно болезненно, пусть лучше отдохнёт. В ближайшие дни ему придётся заняться гномами и наёмниками Кей-бин-Хейя, и желательно до возвращения бейлифов с совещания. Особенно опасаюсь Маарани - сильный маг и, в отличие от Фанаха, не трус.

Туниус

   Байяр в Пеоро-Тооне устроил роскошный пир, но я постарался не слишком объесться - впереди опасная дорога. Путь у меня единственный - на запад до моста через Муюзу, затем на север к мосту через Бииру, и дальше на север по её левому берегу. Безопаснее было бы сразу же переправиться на другой берег из города, но река Мильва, в которую сливаются две другие, широка и на лодке её пересекать опасно. Да и опаздывать нельзя, Фанах и так будет недоволен. Мне придётся проехать по дороге, ведущей в сеньорат Лонеган, вассальный Кеесу. По ней ездят его отряды и сталкиваться с ними я не хочу. И пусть Байяр считает это чрезмерной осторожностью - обвинять меня в трусости после битвы с дроу он не будет, я же не хочу столкнуться с Тевией и её амазонками. Не желаю убивать близких мне людей и не стремлюсь умирать. Всё-таки нам удалось найти приемлемый выход - надо проехать участок между мостами ночью! Да, в это время теперь не ездят, но с младшим камнем и можно рискнуть. А Байяр даёт нам несколько запасных лошадей, так что завтра после обеда тронемся.
   Поужинали в таверне перед мостом, а перейдя его рванули галопом - впереди полыхал шар-светильник, а я ломал глаза, высматривая ямы. После второго моста повернули налево к Соли-Экету и дальше ехали шагом до первого постоялого двора. Ох, какой там поднялся переполох - в середине ночи приехал младший помощник бейлифа с отрядом! Хозяин и слуги носились быстрее, чем наши лошади галопом. Дав отряду короткий отдых, перед рассветом поспешил дальше на север, опасаясь больше не Кееса, а Аниора. Из-за этого я намеревался проскочить мимо Соли-Экета, но сразу у нескольких лошадей зазвенели подковы - сказалась бешеная ночная гонка. Пришлось свернуть в городок - в нём наверняка есть хороший кузнец, но это опять задержка.
   Останавливаемся в лучшей гостинице, кузнецу я шёпотом обещаю хорошо заплатить за качество и срочность. Довольный, он уводит лошадей в кузню, а ко мне заявляются бургомистр и мейстеры. Они наперебой говорят, что отвергли лукавые посулы Кееса и отправили подарок бейлифу со слугами Аниора. Это хорошо, что они не договорились с Кеесом, хотя Байяр мне рассказал, как всё было на самом деле. И хорошо, что второй помощник собрал с них дань, после него я имею право обобрать их повторно. А ещё лучше, что он не Терейон - его люди взяли немного и в основном товарами. Я же требую собрать мне все деньги, имеющиеся в городке, а для гарантии согнать на площадь всех женщин значительных людей городка. Затем захожу в ближайшие дома, показываю своим солдатам тайники, которые они выгребают - третий помощник научил меня их находить, используя младший камень. А затем объявляю - дома, в которых найдётся хоть одна завалящая монетка, даже во дворе, будут сожжены. И дома их соседей тоже. Фанаху нужны деньги и он закроет глаза на мою вынужденную задержку, а заодно Аниор получит плюху, когда я привезу больше денег, чем его люди. Он же половину прикарманит, а его слуги пересыпят себе половину оставшегося. А вот я привезу всё собранное, только мелочь раздам своим солдатам - у меня запрятано немало, мне хватит.
   Собрали быстро и много - младший помощник, убитый Кеесом, совсем мух не ловил, только развлекался. Вот Терейон умел заставить выгрести всё подчистую, и его ещё благодарили, что кожу оставил. Признаюсь, я его боялся, но под ним мне было спокойно, а теперь нервничаю при каждой встрече с бейлифом. Наконец деньги собраны и лошади перекованы, мои люди хотят здесь отдохнуть и переночевать, но приказываю ехать дальше. Кто-нибудь из горожан обязательно пожалуется Аниору и тот отберёт все деньги, сам отдаст бейлифу и наябедничает на меня. Надо побыстрее доехать до моста, на том берегу он меня уже не тронет.
   Ближе к закату перевожу лошадей в галоп - будем ехать и ночью, но шагом. Надеюсь, Аниор этой ночью будет спать. Дорога идёт по лесу и приходиться внимательно смотреть и вниз, и вверх и по сторонам. Это тяжкий труд, но после моста продолжаю гнать отряд, пока мы не доезжаем до постоялого двора в разрушенном замке. Здесь объявляю отдых с ночёвкой - к Фанаху я всё равно опоздал. Зато везу ему немало денег - надеюсь они спишут мою вину, а отдохнуть перед возвращением в гадюшник мне необходимо.
   Утром едем дальше, солдаты не выспавшиеся - они всю ночь пили и гуляли, а мне пришлось охранять мешки с деньгами. Что делать, зато впереди спокойная дорога и можно подумать, что меня ждёт. План Фанаха и Маарани очевиден - за зиму соберут войска и на очередном Совещании договорятся с Мурило и Пазериосом - восточными бейлифами, о совместном выступлении. За это придётся заплатить, но у западных бейлифов деньги есть. Тогда и Караниор вынужден будет прислать войска. Из вредности, командовать ими он поставит Агапу - первого помощника Фанаха. Кстати, скоро его сеньорат, за которым постоялый двор, где мы пообедаем. Ещё Маарани получит помощь от бейлифов юго-западного сеймена и объединённое войско задавит Кееса - ему придётся либо бежать, либо запереться в Бирейноне и голодать.
   Он должен это понимать, а если нет, то Тиум с Кабалем ему подскажут. Кстати интересно, Фари-Туинесы всегда сохраняли нейтралитет и вдруг резкое выступление против бейлифов. Не пойму - на что они рассчитывают, ведь они умные люди, а Кеес не успеет обучить войско и магов ему взять негде. Мы проехали сеньорат Агапы, подъехали к постоялому двору и тут меня осенило - Кеес не будет ждать лета, а попробует захватить сеймен зимой. Как он намеревается справиться с бейлифами и старшими помощниками - не представляю, наверное какие-то хитрости у него есть. Фанах же начнёт подсылать ему убийц, устраивать ловушки и всячески тянуть время. А ещё столкнёт его с Аниором - сильный менталист должен уделать обычного мага. Вот теперь все фигуры расставлены и осталось выбрать место для себя.
   Смешно, но меня устраивает любой исход войны. Победит Кеес - отдам ему свой камень, заберу Зику и уеду к себе в сеньорат. Денег у меня достаточно - отстрою какой-нибудь разрушенный замок и стану доном Туниусом. Победят бейлифы - тогда Фанах, надеюсь, выделит мне приличный кусок Сокейна. Весь Сокейн мне не даст, но большой кусок получить можно. Конечно, только в том случае, если бейлиф не вернёт камень Терейона. На это можно надеяться - Кеес камнями не пользуется и либо их расколол, либо хорошо спрятал, например, в другом Мире. Но тогда Фанах попросит поискать их Барка - есть такой сумасшедший магистр, только платить ему придётся серебрянкой. Вариантов получается много, но впереди виден Дом бейлифа и уже не до раздумий. Угадать бы настроение хозяина - каяться мне или не надо?
   Мы уже недалеко от Дома, как на крыльцо выходит Фанах - зачем? Не меня же встречать, хотя камень сообщил ему о моём приближении. Посылаю коня в намёт, на ходу спрыгиваю и становлюсь перед ним на колени в картинной позе. Он такое любит, хотя и знает - это результат долгих репетиций. Немного подождав - пусть полюбуется на меня, начинаю рассказывать, но бейлиф меня не слушает, а гонит в дом.
   - Сейчас явится Аниор, а вам лучше не встречаться, - эта фраза объясняет всё.
   Фанах уже знает, что я ограбил Соли-Экет, а второй помощник с данью задержался и получит нагоняй. Он тоже в курсе моей проделки и может "нечаянно" меня ментально стукнуть. Командир дружины бейлифа уже командует моим солдатам отвести лошадей на конюшню, впрочем они уже не мои. Поэтому приказываю двум солдатам взять мешки с данью и подаренное оружие и идти за мной. У каждого из помощников есть в Доме бейлифа своя квартирка, в которую могут войти только он сам и хозяин Дома - здесь моя добыча в безопасности.
   Свалив её, иду в холл к моим коллегам-конкурентам. Нас трое - один новенький, а с другим мы вместе боялись в лесном доме. Снизу доносится разговор поднимающихся бейлифа и Аниора. Последний, несмотря на скудную дань, чувствует себя вполне уверенно - фактически он остался единственным старшим помощником. Байяр занят Пеоро-Тооном, а Агапа спит и видит, как зарежет Фанаха. Зато и работы ему прибавилось - бейлиф требует, чтобы он усилил свою дружину, набрав наёмные отряды. Они входят в холл, я ловлю укоризненный взгляд второго помощника и опускаю очи долу. Пронесло! Он на меня не сильно сердится. Бейлиф поручает ему ещё заняться Аранейноном - Седой должен набрать дружину, способную выступить против Кееса. Всем понятно, даже очень большая банда будет бита магом, но Фанах явно что-то придумал. Далее, он раздаёт указания другим младшим помощникам, а меня отправляет к бейлифу Мурило - на северо-восток нашего сеймена.
   Все разбежались выполнять поручения, а мы идём с Фанахом за собранной мною данью. Конечно, деньги ему нужны, но ещё я жду указаний - ранее северо-восточного бейлифа контролировал Аниор, но теперь он занят. Похоже, этим придётся заняться мне - всё лучше, чем торчать в ожидании очередной выволочки. Бейлиф перебирает монеты, а я терпеливо дожидаюсь паузы и прошу подаренное мне оружие взять на хранение. Улыбнувшись, Фанах отказывается - мол, мне оно понадобится и даёт поручение. Дело несложное, но хитрое - завтра Аниор телепортирует меня и пяток воинов к Мурило. Тот готовит налёт на сеньорат Лонеган, а я должен помочь ему навести рамку телепортации и проследить, чтобы другие деревни он не тронул. Но главное - проследить за его схваткой с Кеесом! И ни в коем случае не вмешиваться!
   Победит бейлиф - я должен забрать камни и вернуть Фанаху, хотя Кеес вряд ли таскает их с собой. Проиграет Мурило - моё дело удрать и забрать рамку телепортации. Всё это время я буду носить броню дроу и их оружие - мне сейчас Фанах выпишет разрешение, а восточных бейлифов полезно лишний раз попугать. Пока же мне надо познакомиться с воинами и проехаться по ближайшим деревням за данью, раз это у меня получается.
   Капитан дружины Фанаха выделил мне пятёрку воинов, бывавших в северо-восточной байлу с опытным сержантом. Они, как и капитан, с уважением и завистью посматривают на мои трофеи - броня и оружие дроу превосходят гномье. А на завтра нам подготовят свежих лошадей с продовольствием - иначе у Мурило придётся лапу сосать.
   Знакомлюсь с отрядом и в путь! Терейон меня учил - обирать все деревни долго и хлопотно. Сколько привезут дани - столько и привезут. Надо выбрать несколько селений пожирнее и их грабить до последнего медяка. И при этом обвинять в укрывательстве дани - это проще и остальные будут привозить больше. Мой отряд скачет на север - эта часть байлы мне хорошо известна, Терейон часто посылал меня сюда и всегда с маленьким отрядом. Не понимаю, зачем другие младшие помощники таскают за собой десятки бойцов? Любой сеньор бессилен перед младшим камнем. Если же если же он не сработает, то и полусотню селяне вырежут. Поэтому мне хватает нескольких человек, да и управлять ими проще.
   Под вечер мы в большой деревне, сеньор которой в бессильной ярости сжимает у себя за спиной кулаки. На главной площади толпятся хмурые крестьяне - несколько дней они собирали и упаковывали плоды своего труда, чтобы спрятать их в лесу. Вот только не успели! Впрочем, мы с Терейоном уже перехватывали здесь зимнюю захоронку. И в этот раз они опоздали - зато отпраздновали День Урожая! Забираю у сеньора и богатых крестьян накопленные за последние годы деньги, их немного - третий помощник стриг шерсть вовремя. В деревне мы и заночуем, Фанах мне внятно намекнул - спать в одном доме с клинками и болтами дроу он боится. Располагаемся в доме, где местные устроили склад, сержант назначает дежурных - приводить баб и пить вино запрещаю, да и солдаты опытные, видят с какой ненавистью нас встретили. Завтра перед рассветом обратно, но другой дорогой и ещё одно село обчистим. Тогда на месяц у бейлифа хотя бы еда будет - она у него тоже иногда куда-то пропадает.

Кеес

Среда-3

   Просыпаюсь рано и чувствую себя сносно, хотя полночи не спал - от вчерашней немощи не осталось и следа. Позавтракав, иду на тренировочную площадку - но туда привезли брёвна и вкапывают их вдоль стены дома. Щит они закончат только к вечеру и на него ещё надо будет наложить магическую защиту - так что потренироваться не получится. Решаю спуститься на полигон, но ко мне подходит Тиум, тоже ранняя пташка, и сообщает - гномы схвачены бандитами из клана Кей-бин-Хейя. "Гномы" - для меня сейчас это главное слово, их оружие - необходимый инструмент для победы. Без него защитить Сокейн невозможно, а с ним я замахнусь и на весь сеймен.
   - Кто их схватил и где? - с трудом сдерживаю порыв броситься неизвестно куда.
   - Наёмные убийцы, живут отдельными посёлками за рекой, по слухам бейлифы их нанимают убивать слишком самостоятельных владетелей. Всё это очень похоже на ловушку.
   - Плевать, я же не в одиночку прибуду к ним на банкет. Где гномы?
   - На постоялом дворе к югу от Бирейнона неподалёку от Степи. Вокруг густой лес, а сам двор как замок, только деревянный.
   Приказываю готовить мобильную роту, беру рамку и осматриваю его и окрестности - на частоколе магическая защита и всё внутри закрыто от телепорта и от просмотра. В лесу вокруг никого нет, а банда Кей-бин-Хейя собралась на южной окраине леса. Тиум показывает на карте, где находится посёлок этого клана и, осмотрев его через рамку, мы видим там только раненых и больных. В доме сеньора клана, так величает себя его атаман, лишь однорукий охранник у двери и несколько женщин.
   Наш план - взвод на автомобилях под командованием Дмитрия и Микилееса не спеша выдвигается к постоялому двору и блокирует его. Другой, под командованием Вадима и Куини, быстрой рысью скачет к стоянке бандитов и ждёт меня в лесу. Третий, наш резерв, следует не спеша позади. Я, Марфин и Амальта телепортируемся рядом с постоялым двором, заходим в него и ведём разведку, а при приближении взвода Дмитрия атакуем находящихся внутри. Что там происходит - неизвестно, и нам придётся действовать по обстановке. Против Амальты я возражаю, но меня уверяют - по дорогам ездят минимум втроём и группы всегда разнополы. А она умеет взаимодействовать и помехой не будет. Скрепя сердце соглашаюсь.
   С кланом убийц придётся разобраться кардинально, то есть уничтожить банду на поляне, а затем зачистить посёлок. К сожалению варианты действий заранее детально не проработаны, и хотя действовать экспромтом ненадёжно, но мы вынуждены спешить. Отправив Дмитрия, а за ним Куини, мы втроём выгружаемся из портала и неторопливо едем по дороге. Убийцы - народ наблюдательный и путники в не запылённой одежде обязательно вызовут у них подозрение. Да и взводам ехать около часа, поэтому можно не спеша прогуляться. Одеты мы в хламиды братства Ожидающих, у моих спутников изнутри закреплены автоматы - их можно быстро выдернуть. У меня же дополнительно подвеска с метательными ножами, на которые наложено заклинание "Самонаведение" и надо только предварительно пометить врагов. Пушок оставлен в замке - ему сегодня требуется отдых. Прогулочным шагом мы подъезжаем к воротам, створки которых приоткрыты, и не торопясь въезжаем.
   Во дворе и ближайших постройках ничего подозрительного не видно - шастают по двору слуги, недавно приехали несколько крестьян с телегами и купец с приказчиками и охраной. К нам подходит слуга, забирает лошадей и ведёт их на конюшню. С монахами любых братств стараются не связываться, но и особого почтения не оказывают - мы не сеньоры и не купцы, что с нас взять. Входим в трапезную и с удивлением видим за столом троих в таких же хламидах. Они машут руками, подзывая нас, и приходится к ним подсесть. Это оказывается епископ братства Ожидающих с двумя послушниками. Нас приветствуют традиционным:
   - Да приидет Хараса.
   На что мы естественно отвечаем: - "Да приидет". Подождав, пока мы закажем еду, епископ представляется - Ону-сиим, и интересуется, где прошло наше посвящение или кто из братьев его провёл? Ответ у меня заранее продуман, я - верующий христианин, и хочу продолжать здесь молиться своему Богу. Но так как о христианских церквях в Тао-Эрис никто не знает, то я выбрал наиболее близкое братство. Ибо один из догматов христианства гласит, что в следующий свой приход на Землю мессия наведёт на ней порядок. Конечно, кое-что у меня переврано, а что-то придумано, но в целом не очень сильно удаляется от классического учения. Оказывается, епископ знает о христианстве, и начинает проповедовать учение своего братства, проводя параллели. Слушать его интересно, но меня гораздо больше интересуют гномы. Тут нам приносят еду и Ону-сиим умолкает, ибо вкушать духовное и телесное надо раздельно. В наступившей тишине издалека и едва слышно доносится гул моторов.
   Но мы не успеваем вкусить принесённую пищу. В дальней стене трапезной открывается дверь и оттуда выходят связанные гномы, окружённые боевиками Кей-бин-Хейя. А перед ними шагает маг с тяжёлым мешком. Другие боевики выстроились вдоль стен. Ону-сиим, видя моё напряжённое внимание, поясняет:
   - Шаар-Оирим, дикий маг пятого уровня.
   Дикий маг означает, что он разругался и порвал со своими коллегами или его выгнали, и для него никаких запретов не существует. Исход магической схватки с ним очевиден - одно его заклинание и я - труп. Но во мне буянит кураж и я скидываю хламиду, вылезаю из-за стола и направляюсь навстречу ему. Подходя, склоняюсь в поклоне и прошу:
   - Твоё магичество, умоляю, помогите мне ...
   Маг брезгливо кривит губы и левой рукой с вложенным в неё заклинанием намеревается отбросить меня или убить. Но я подныриваю под неё и вгоняю стилет из серебрянки под мышку точно в сердце. Мой клинок шутя прокалывает его магическую защиту, а пропущенный сквозь него импульс мгновенно убивает мага. Метки на боевиков наложены заранее, и метательные ножи взмывают в воздух. Увернуться от них невозможно, но двоим удаётся отбить их мечами.
   Однако пули не отобьёшь - очереди Марфина и Амальты завершают схватку. Гномы ошалело оглядываются, пока я разрезаю верёвки. Во дворе уже ревут моторы и слышны выстрелы. В зал быстро входит Дмитрий с несколькими бойцами, которые рассыпаются по трапезной. Но всё уже кончено и они немного расслабляются. Он докладывает, что снаружи чисто, несколько боевиков, ждавших под дверью, уничтожены. Подъехав к постоялому двору, он приказал БМП таранить ворота, а следом ворвались джипы с пулемётами. Беглый осмотр двора и допрос слуг других людей Кей-бин-Хейя не выявил.
   Гномы благодарят меня и просят помочь освободить их имущество. Возвращаемся в коридор и один из гномов показывает мне, где кладовка с их имуществом и тремя охранниками из клана. Прошу его распахнуть дверь, запускаю внутрь парализующее заклинание и вхожу сам. Двое сползают на пол, но у третьего есть защитный амулет и он бросается на меня с мечом. Его встречаю "Воздушным Кулаком" и отбрасываю на ящики, которые кусаются заклинанием. Воя от боли, он сползает на пол, где гном добавляет ему своим кулаком, помощнее воздушного. Охранников выволакивают в коридор и мутузят, а старший представляется - Руорк из рода Ганно-Вейзе, руководитель экспедиции. Он просит снять заклинание с ящиков, наложенное диким магом. Заклинание прочитываю без труда, но снимать его сложно и долго.
   Особенность магии - она абсолютно не вещественна и заклятиям нужен носитель. Если же его разрушить, то магическое заклинание распадётся. Рёбра ящиков закрыты тонкими металлическими полосами, которые ощутимо бьют током. Поэтому поступаю проще - у моего кинжала с Земли рукоятка из хорошего изолятора и он легко режет полосы на ящиках. А как только сеть размыкается, то заклинание более не поддерживает себя и рассыпается. Гномы открывают ящики с образцами оружия и предлагают мне выбрать. Ничего оригинального - мечи, кинжалы, кольчуги, арбалеты и болты к ним, но всё очень качественное и изготовлено с любовью. Я беру короткий меч и два арбалета с болтами - плата за работу и пригодится против магов. Чую, этот сегодня не последний. Потом предлагаю Руорку грузить его повозку и приглашаю за стол - после схватки разыгрался аппетит, да и вообще здесь на Тао-Эрис все едят много.
   В трапезной нас усаживают за почётный стол и начинают таскать еду и питьё. Меню в подобных местах простое, сытное и однообразное, но после схватки мне не до разносолов, могу съесть даже сырое мясо. В зале сидит несколько купцов, каждый за своим столом с приказчиками и охранниками. За двумя столами сидят крестьяне и боязливо посматривают на нас. Епископ подходит ко мне, приносит мою хламиду и интересуется, как зовут его нового брата во Харасе. Услышав, что я - Кеес, он вздрагивает и с радостью соглашается посетить меня в Бирейноне. Вскидывается и Руорк, но прежде он выпивает полкружки пива и вытирает бороду от пены. Оказывается, наши книги врут умеренно, и большинство гномов любят этот напиток. Мне же оно не нравится, вернее просто не понимаю его вкуса и предпочитаю молодое вино, почти сок из каких-то лесных ягод. Руорк сильно проголодался, но старается коротко рассказать свою историю.
   Они приехали на магической повозке из своей страны через стационарный портал и привезли драгоценные металлы и камни, а также оружие. Останавливались на постоялых дворах и выясняли, к кому из владетелей им лучше обратиться. Но им объяснили, что хотя здесь идёт война, но их оружие под запретом. Разве что маг Бирейнона решится его нарушить, поэтому они и повернули на север. Однако на этом постоялом дворе к ним зашёл сильный маг и отобрал мешок с ценностями, а на ящики с оружием наложил заклятие, не дающие их открыть. К тому же сломалась магическая повозка, без которой им не на чем ехать.
   Кстати, за возвращённый мешок по гномьим законам мне полагается вознаграждение. Причём его размер существенно зависит от того, как он получен обратно. Так как грабитель мною убит, то размер вознаграждения максимальный - четверть содержимого. Из-за присущей мне скромности не возражаю. На самом деле я настолько заинтересован в них, что готов на многие уступки. Собрать в короткое время команду сильных магов невозможно, а огнестрельное оружие малоэффективно против помощников бейлифа и воинов, защищённых амулетами. Оружие же гномов - и болты, и клинки пробивают магическую защиту. Поэтому мне остро необходимо вооружить своё войско их оружием и одеть своих воинов в их броню.
   Ещё им нужна помощь - эльфы наводнили их страну хищниками и всяким агрессивным зверьём. Теперь им сложно не только перемещаться, но и просто собрать урожай - поля на равнинах вытоптаны, а с клочков земли в горах можно только не умереть с голоду.
   Откровенность Руорка меня умиляет, хотя он действует по принципу: не знаешь, что говорить - говори правду. Поев, беру механика-водителя и предлагаю Руорку отвести нас к его магической колымаге. Устройство этой штуковины мне представляется смутно, зато хорошо известно - в электротехнике есть только два вида неисправностей: нет контакта, где он нужен и есть контакт, где он не нужен. А с механическими проблемами будет разбираться специалист. Магическая повозка стоит с другой стороны дома под навесом, и с нею возятся два гнома, которые уже перебрали её по винтику. При виде Руорка они горестно разводят руками - мол, всё в порядке, но не работает.
   Я заглядываю под капот - конструктивно это типичный электромобиль, только вместо аккумулятора на плите стоит большой камень, из которого сквозь неё проходят три металлических штыря. От них к колёсам идут провода, питающие электромоторы, а камень вырабатывает трёхфазный ток. Должен вырабатывать, но он пуст, энергию из него всю выкачали, и сделать это мог только дикий маг. Я немного подзаряжаю камень и говорю Руорку, что до Бирейнона заряда должно хватить. Но лучше ему поехать со мной, тогда при необходимости его тарантас возьмут на буксир. Да и защита ему в этом случае гарантирована. А в замке есть источники и аккумулятор можно будет зарядить полностью.
   Естественно, я забочусь об их безопасности, но ещё опасаюсь - вдруг какой-нибудь владетель догадается купить у них оружие. Если он дружественен мне, то ничего страшного - выкуплю, хотя переплачивать неприятно. Только вряд ли кто-нибудь до такого додумается, вернее - это может прийти в голову лишь Кабалю. Но он уже слишком завяз в моей войне с бейлифом и достаточно богат, чтобы заняться перепродажей. Гораздо хуже, если это оружие попадёт враждебному мне владетелю - не хочется оказаться под обстрелом арбалетов, оснащённых изготовленными гномами болтами. Но это маловероятно. Их мысли вертятся лишь вокруг идеи ограбления, а просто купить - такое им в голову не придёт.
   Но на всякий случай надо исключить контакт гномов с другими владетелями. Единственные, кого можно не опасаться - это бейлифы. Даже если это оружие и попадёт в их руки, то тот же Фанах прикажет всё передать ему и лично проследит за его уничтожением. Либо запрёт в самом глубоком подвале - иначе обязательно кому-нибудь из помощников захочется применить его против шефа. Прецеденты уже были и многие завершились успешно.
   Когда мы возвращаемся в зал, я плачу подошедшему ко мне хозяину за всех. Оказывается, он хотел спросить - будем ли мы ночевать, и удивлён, что ему вообще заплатили. Приходится объяснить, что в отличие от бейлифов, я разорять хозяйства не собираюсь, а он должен платить налог своему владетелю, как установлено Наймиером. Удовлетворённый деньгами и объяснением он отходит и его место занимает Дмитрий. Он сообщает, что взвод Куини на подходе и можно с ходу атаковать банду Кей-бин-Хейя.
   Автовзвод выезжает на дорогу, а моё место в головной машине рядом с водителем. Сзади надо мною пулемётчик проверяет турель, поворачивая её вправо и влево. Мы дожидаемся второго взвода и едем общаться с кланом. Конница переходит на небыстрый галоп, но утомлять лошадей я опасаюсь. Машина гномов идёт предпоследней, а колонну замыкает БМП. Её командиру строго настрого приказано обеспечить их защиту, а при необходимости взять на буксир. Фактически я заранее вывел из боя сильнейшую единицу (после себя) ради их безопасности.
   Подъезжая к кромке леса, за которой расположились бандиты, джипы резко прибавляют скорость, растягиваясь вдоль дороги и беря их на прицел. Моя машина посередине их стойбища резко поворачивает, пропуская по дороге остальные. Я выскакиваю, чтобы не мешать пулемётчику - кидать боевые заклинания очередями у меня получается только стоя. В банде два слабеньких мага и сам атаман умеет что-то не сложное. Прежде, чем они сплетают заклинание, я успеваю их оглушить магической гантелью и отключить. Остальные ещё сидят, как на них наложено моё собственное заклинание "Кисея". Оно погружает всех на большом участке в подобие паутины и не даёт никому возможности пошевелиться.
   Тут подскакивает конница, мои бойцы вынимают бандитов из кисеи и связывают самозатягивающимися петлями. Пленных подводят ко мне и я их эмпатирую. Это ещё то отродье - убийцы, живущие убийством и совершенно не ценящие человеческую жизнь. Оставляю их атамана и магов, которых хочу допросить, и приказываю кончать остальных. Вы скажете, что это жестоко - возможно, но я считаю - убийцам и им подобным незачем жить, а доброта к ним - это жестокость к остальным. Убить убийцу - сохранить жизни десятку хороших людей.
   Я - коннетабль и вершу суд, поэтому усаживаюсь на кожаном пуфике, а передо мною становят на колени атамана клана. Поначалу он пытается молчать, но магия делает боль нестерпимой. В итоге атаман рассказывает, что человек бейлифа заплатил ему за гномов и привёл дикого мага. Они предполагали, что Кеес попробует отбить их, но рассчитывали на затяжную схватку, тогда нападение его банды завершило бы её. На это я в душе ухмыляюсь - схватка при любом исходе была бы короткой, магу хватило бы одного удара.
   Для успеха он взял с собой всех воинов клана. Если бы дикий маг не смог захватить гномов или проиграл бы мне, то банда напала на постоялый двор и всех там убила, а постройки сожгла. В его посёлке остались только увечные, больные и рабы, которых захватили в близлежащих деревнях. С другими кланами Кей-бин-Хейя отношения плохие, впрочем, между теми тоже. Поэтому за них мстить будет некому, да и не принято это у убийц. Атамана оттаскивают в кусты и четвертуют, а я допрашиваю магов. По силе они уступают даже Кэсэн-Арину и пошли к убийцам, чтобы иметь возможность издеваться над беззащитными. Их обезглавленные тела оставлены рядом с трупом атамана, а головы всех убийц собраны в мешки. Куини по моему приказу отбирает двух лучших стрелков, которым я вручаю гномьи арбалеты с болтами и наказываю выбирать только достойные цели, например вражеских магов. Автовзвод вместе с гномами вернётся в замок - на узких дорогах от автомобилей пользы немного.
   Теперь нам предстоит окончательно ликвидировать этот клан - враг хорош только мёртвый. Да и всякие разбойники и грабители, а этим подрабатывают и крестьяне, и даже некоторые сеньоры, должны содрогнуться и окончательно перепугаться. Наводить в своём графстве порядок никогда не рано и всегда поздно. Поэтому их посёлок следует окружить, а всех убийц уничтожить. Никто не должен уйти, для этого подтягивается третий взвод - амазонки под командованием Вадима и Эс-Тевии. Но есть трудности - из посёлка ведут три дороги и пять тропинок, которые надо перекрыть. Поэтому сначала подвешиваю метки выходных окон, а затем быстро устанавливаю порталы. Для меня это тяжёлый физический труд, от которого у меня вся одежда стала мокрой.
   Пройдя окно телепорта, убираю рамку и вижу останки стен - посёлок построен на месте разрушенного бейлифами замка. На холме около посёлка торчит полуразрушенная Башня Мага - к моему удивлению, она кое-как действует. Воины прочёсывают в посёлке дом за домом, сгоняя бандитов на площадь и освобождая рабов, а я сажусь на лавочке возле дома местного общепита, точнее общественной поильни. Куини достаточно опытен и знает, как провести зачистку нескольких десятков домов. Мне же после телепортаций необходим отдых. На всякий случай в моей руке рация, и усталая спина опирается на остаток спинки некогда элегантной скамейки. Но отдохнуть не получается, рядом возникла тень - это высокий сухопарый старик, опирающийся на дорогую трость. Он просит разрешение присесть и представляется:
   - Сеньор северного клана Кей-бин-Хейя.
   Он мне сразу резко не нравится, и не из-за того, что возглавляет клан убийц. От него несёт нешуточной опасностью для меня лично, хотя сам по себе он мне ничем не может угрожать. В моей голове будто орёт сирена "Тревога", "Опасность". Сканирую окрестности и замечаю спешащего ко мне человека с аурой сильного мага. Тем временем старик берёт меня за рукав и что-то говорит. Резко его толкаю - он отпускает меня и падает за скамейку. Я же бегу к башне мага, по дороге командуя по рации: - "Всем укрыться. Стрелять только из укрытия и сразу прятаться". Маг появляется в начале улицы и сразу швыряет в меня веер клинков, но длинным шагом я успеваю скрыться за углом каменного дома. Под холмом с башней живописные развалины, где и устраиваю засаду. Маг появляется позже, чем ожидаю - он хромает и его тормозит мешок, который он несёт, используя магию.
   Как только он выходит на открытое место, обрушиваю на него очередь из ледяных стрел, файерболов, азрыва сердца", веера клинков и облака кислоты. К моему удивлению, он легко всё это отбивает. "Трещину" нет смысла пробовать - одна из его стихий емля". Но сосредоточившись на мне, он пропускает арбалетный болт. А может быть он рассчитывал на свою стандартную защиту. Только болт этот выкован гномами и выпущен из гномьего арбалета - он легко прошёл его защиту и впился ему в правое лёгкое. Маг теряет время, швыряя файербол туда, откуда уже убрался арбалетчик. Я же обегаю холм и поднимаюсь к башне, на мгновение показываюсь ему и ныряю в дверной проём. Куча камней, пущенная в меня, бессильно падает, не долетев до башни.
   Двигаюсь я намного быстрее и, поднявшись на последний уцелевший этаж, готовлю ему торжественную встречу. Для этого прохожу в комнату мага и объявляю себя владетелем этой башни - этот ритуал теперь у меня получается быстро и без затруднений. А далее кладу на столик гномий меч и жду своего врага. Наконец слышу тяжёлое дыхание - он входит в комнату, хромая и волоча свой мешок, а в левой ягодице у него сидит второй болт. "Молодцы" - мысленно хвалю своих стрелков, даже из арбалета гномов поразить сильного мага сложно.
   Он подходит к ритуальному столу и опирается на него, поставив мешок рядом. Тяжёлый выдох, и маг плетёт решающее, по его мнению, заклинание. Мне же заявляет, что его нанял Фанах и обещал лёгкую добычу. И он прав, ибо теперь я труп и никуда мне отсюда не деться, раз не сбежал от него, пока была такая возможность. Он ещё не понимает, что в этой башне я сильнее его, и вдобавок теряет время на болтовню - впрочем, мои заклинания готовы заранее. Внезапно его руки проваливаются в каменную столешницу и застывают там. В лицо ему брызгает мелкими каплями кислотное облако и проходит сквозь его защиту. Он пытается что-нибудь увидеть и вытащить руки, но мой меч отрубает ему голову.
   Надеюсь, других ловушек не будет - я звоню по рации Куини и сообщаю, что маг убит, и он может продолжить зачистку, а заодно пусть схватит старика с тростью. В этой операции решено пользоваться рациями, а не амулетами связи, хотя последние удобнее. Но вне замков их легко подслушать, а рации, как я надеюсь, есть только у меня. Подождав немного, чтобы он успел отдать приказы, связываюсь с ним ещё раз и прошу прислать четырёх солдат. Обыскиваю тело и нахожу неплохой магический аккумулятор и мешочек с деньгами. Судя по разнообразию монет в нём, Фанах выгреб всё, чтобы заплатить магу. Под мышкой у мага закреплён камень-наблюдатель, который дезактивирую и кладу в карман. Башня его работу экранирует и Фанах не сразу узнает кто кого убил. Убираю в ножны меч, заклинанием вынимаю руки мага из столешницы, а болты из тела.
   На пальце у него перстень с интересным знаком, который тоже прихватываю с собой - покажу Тиуму, а больше ничего нет. Но у любого мага должен быть жезл! У этого он оказался спрятан в рукаве куртки и невидим, найти его удаётся только на ощупь. Снимаю заклинание невидимости и разбираю жезл на части, среднюю вставляю в свой, добавляя мощи и пополняя число хранимых заклинаний. А из рукоятки и наконечника собираю новый жезл, пока пустой и чистый. Если у Тиума найдётся подходящая середина, то получится жезл для Та-ани. Я выиграл, но победила его башня - напади он на улице, мне пришлось бы бежать.
   Пока я возился с жезлом, подошли присланные Куини солдаты, двое шустро упаковывают тело и голову в мешки и тащат вниз. Я подвешиваю трофейный мешочек с деньгами на пояс, а большой мешок с каким-то ящиком внутри поручаю другим воинам отнести вниз. Мне интересно - что же такое он в нём таскал, но некогда. Быстро спускаюсь вниз.
   Солдаты Куини заканчивают зачистку, на площадь посёлка согнаны все, и сканирование показывает, что дома пусты. Рабы стоят толпой и обсуждают происходящее, некоторые кричат солдатам советы, но большинство опасливо молчит, поглядывая на сеньора северного клана. Хотя он привязан к столбу, но держится как хозяин положения и смотрит на всех свысока. Немногих оставшихся в посёлке бандитов уже казнили, а Куини разбирается со слугами. На дорогах и тропах в посёлок стоят посты, а взвод амазонок готов вскочить в сёдла и атаковать врага.
   Вокруг площади в беспорядке расположены некрасивые дома, построенные на руинах строений бывшего замка. Подхожу к одному из них, особенно большому и уродливому - стоящие рядом рабы говорят, что в здесь главные господа. Поднимаюсь на последний этаж, откуда спускаюсь вниз, сканируя все помещения. В одной из комнат обнаруживаю арсенал и приказываю прислать бойцов и рабов, чтобы вытащить его на площадь. В Бирейноне это оружие не нужно, но оставить его здесь - значит вооружить какую-нибудь банду. На втором этаже захожу в комнату сеньора - она поражает глупой роскошью и одновременно нищетой. Ванных комнат и туалетов нет, они пользовались ночными горшками, над кроватью висит насквозь пропылённый балдахин, окна не застеклены.
   Достаю рамку и осматриваю посёлок северного клана. Он имеет форму подковы и расположен вдоль дороги, проходящей под вершиной высокого холма, на котором возвышается вторая обрубленная башня мага. Дорога является единственной улицей поселка, расширяющейся в середине в площадь. На ней веселятся недавно вернувшиеся из налёта бандиты, а около стены одного из домов стоит толпа пленных. Продолжая рассматривать картинку, выхожу на площадь. Ко мне подходит Куини, закончивший зачистку, и справляется, что делать с этими - взмахом руки он показывает на сеньора у столба и на толпу рабов. Атаман бандитов, видя меня, сразу скучнеет - он до последнего надеялся, что маг меня убьёт. Следовало бы устроить ему показательную казнь, но нам надо ещё захватить и зачистить посёлок его клана, а затем разобраться и с остальными. Поэтому атаману фартит - он всего лишь получает пулю в лоб. Рабам сообщаем, что они могут возвращаться к себе домой, а кому некуда идти - пусть подождут здесь, мы вернёмся и их заберём с собой в Бирейнон. В посёлке остаются и амазонки.
   Куини собирает свой взвод и я в третий раз сегодня телепортирую их. Два отделения перекрывают с обеих сторон дорогу, а третье высаживается вместе со мною у обрубка башни магов. Я сразу бью по бандитам на площади цепными молниями, они очень эффективны против скопления людей, если те не маги. Площадь быстро покрывается тушками разбойников и лошадей. Пленные, рискуя попасть под молнии, бросаются к бандитам, вынимают у тех клинки и вершат скорую расправу. Один из бандитов, укрывшийся от молний в нише дома, ковыляет ко мне и спрашивает - за что уничтожают его клан. Объясняю - его сеньор помогал магу убить меня. В разговор влезает Куини и указывает, что по закону Наймиера клан убийц, покусившийся на мага, властителя или владетеля подлежит поголовному истреблению. Услышав это, разбойник вытаскивает кинжал и вгоняет его себе под подбородок в мозг.
   Остальных бандитов подводят к Куини, рядом с которым стоят несколько рабов. Они ему что-то говорят, и он выносит вердикт - судя по куче трупов, выносятся только смертные приговоры. Расправа проходит быстро, большинство бандитов уже убито, а нескольких оставшихся привязывают к столбам для долгоиграющей казни. Десяток убийц пытались удрать по дороге, но были встречены пулемётным и автоматным огнём. Куини с четвёркой стрелков уезжает к восточному краю посёлка начать оттуда зачистку, а мне приносят пуфик, на который я сажусь и опираюсь спиной о башню. Некоторые пленники начинают выламывать из домов брёвна. Приходится послать бойцов и объяснить, что ломать дома и жечь костры запрещено. Двое подходят ко мне и оправдываются - бандиты сожгли дома, убили детей и стариков, а их сделали рабами. И они хотят отомстить за своих близких и наказать этих убийц.
   - Можете наказать их, а дома не виноваты, их разрушать и жечь не за что. Кстати, казните вы этих бандитов, а дальше что будете делать?
   Над этим они ещё не задумывались. Возвращаться обратно в сожжённое селение они не хотят. Задаю следующий вопрос - что же им нужно? Выясняется, что они жаждут воевать с бейлифами и их слугами. Перебивая друг друга, объясняют, что им надоели постоянные набеги, грабежи и убийства. Но спокойная жизнь при бейлифах невозможна, значит с ними надо воевать. Эти люди привыкли защищать свой дом и умеют держать в руках оружие. Потеряв и дом, и семью, они превратились в прекрасных солдат. И хотя у многих из них уцелели жёны и старшие сыновья с дочерьми, они готовы идти в моё войско семьями - если кого и убьют, то на глазах у родных. Это уже готовое войско - их надо вооружить огнестрельным и гномьим оружием, обучить, дать им защитные амулеты и прикрыть магией. Тогда врагу останется устрашиться и сбежать, а иначе он будет быстро и решительно уничтожен.
   По моему приказу они разбегаются по домам за тёплыми вещами, а заодно вытаскивают спрятавшихся бандитов. Куини уже недалеко от площади, бандитов нашлось немного и всех их сразу казнят, а я жду делегации из остальных посёлков. Штурм и их последующая зачистка потребуют времени, и мне нужно скорее вернуться в Бирейнон и отдохнуть - наступает магическое истощение. Делегации не заставляют себя ждать.
   Первой прибывают представители северо-западного посёлка, на окраине которого развернулись амазонки. Я настаиваю на полном отказе от убийств по договору, на что они не согласны и просят разрешить уйти из сеймена на юг. С собой им разрешаю взять только то, что можно унести на руках. Запрещается брать магические предметы, гномье оружие, ценности и книги. Всё это они должны аккуратно сложить на площади. Можно взять деньги по шесть дейтаниров на человека. Они специально предупреждены, что если по дороге возьмут хотя бы треснувший горшок, то весь клан будет уничтожен. Выбора у них нет, и атаман-сеньор обещает через час двинуться в путь. Следом за ними принимается делегация юго-восточного посёлка.
   Эти соглашаются с моими требованиями, и их сеньор объясняет, что заказы на убийства у них и сейчас редкость - основной доход им приносит охрана купцов. Поэтому мои требования их не ущемляют, и они клянутся их выполнять. Связываюсь с Тевией и прошу проследить, чтобы западный клан не безобразничал. Куини меня не понимает - раз обещали, то всё будет в порядке, его взвод не спеша спускается по дороге, поторапливая уходящих. Проходя посёлок, он подбирает всё, что клан оставил на площади, и направляет бывших клановых рабов обыскать дома. На большие ценности не рассчитываем, но кое-что удаётся собрать. Подождав, пока весь отряд соединится, я перебрасываю всех порталом в Бирейнон.
   Эта переброска меня чуть не доканывает. Держать портал, пока через него проходят сотни человек и лошадей, оказывается свыше моих возможностей. Меня и нас спасает Башня Мага, рядом с которой открыт портал и его входное окно касается стены. Поэтому в критический момент мне удаётся переключиться на башню, и она держит портал большую часть времени. Вернувшись в замок, прошу Куини рассказать всё Дмитрию и иду к себе отдыхать. Тяжёлый трофейный мешок занесён ко мне в гостиную. Та-аня на полигоне на занятиях, поэтому зову Руми, чтобы она меня вымыла - сам я едва держусь на ногах. Затем ложусь и сразу отрубаюсь.

Амальта

   Эта первая моя серьёзная боевая операция с Кеесом и началась она ещё в Бирейноне, когда он внимательно осмотрел, как мы одеты и вооружены. И даже проверил - насколько быстро можем достать оружие. Мне уже сказали, что он не хотел меня с собой брать, но Кеес одинаково тщательно проверяет и Марфина. Он старается предусмотреть любую мелочь, впрочем, когда лезешь втроём в логово бандитов, важно всё. И мне кажется, что он больше беспокоится за нас, чем за себя, даже обмолвился - "случись что - я-то всегда сумею уйти".
   Его постоянная сосредоточенность и внимание, откровенно говоря, напрягают. Едем по осеннему лесу, дышим вкусным воздухом, слушаем птичек - что ещё надо? Оказывается, я плохо веду наблюдение - засекла только три угрозы из пяти. Он хуже Тевии - никакой личной жизни, и как только другие его терпят! Хвала Богам, наконец-то постоялый двор, но и здесь он шипит - "интересно, а куда подевались уезжающие?". А мне вот не интересно, я жрать хочу!
   В трапезной обнаруживаются епископ Ожидающих с послушниками и Кеес тут же вступает с ним в теологический диспут. Делать ему нечего, какая разница - чем Христос отличается от Харасы, они оба бродяги! Ну вот, принесли еду, хочу подвинуть лавку ближе к столу, но мне не дают - Марфин даже пхнул локтём меня в бок. Хочу крикнуть ему - "В чём дело! Мы на постоялом дворе, где всё всегда спокойно! Могу я поесть!?" К счастью решаю промолчать - тут открывается дверь и входят связанные гномы, охраняемы боевиками-убийцами и диким магом. А я-то была уверена, что мы спокойно поедим, передохнём и поедем дальше. И где-то там на дороге встретим гномов и эту шваль Кей-бин-Хейя.
   Пока я примеривалась к супу, Кеес подошёл к магу и что-то с поклоном ему говорит, а Марфин немного отодвинул лавку и готов стрелять из автомата. Правильно они меня, клушу, не хотели брать с собой! Кладу ложку рядом с тарелкой, а маг уже валится на пол мёртвый и воздух звенит от метательных ножей. Отталкиваю лавку, выхватываю автомат и нахожу умника, отбившего мечом лезвие. Таких двое, но мы заранее определились - мне левый, а Марфину правый. И интересно, каким заклинанием Кеес сумел пробить мощнейшую защиту этого мага?
   "Заклинанием? Я - идиотка!" Наш командир выдёргивает и прячет отливающий фиолетовым клинок - его только я успеваю заметить. Оружие из серебрянки я никогда не видела, только слышала, что оно пробивает любую защиту, как бумагу. То-то он режет младших помощников, как поросят! Таким клинком и я ..., только не сумела бы подойти к этому магу вплотную. А Кеес обхитрил и успел, и гномы теперь благодарят его. В зал влетает Димитир с бойцами, а Марфин шипит - "убери автомат, ...".
   Поднимаю лавку и сажусь за стол, - "о чёрт, суп уже остыл". Марфин берёт меня под локоть и ведёт к столу, накрываемому для бойцов из автовзвода. В последний момент захватываю свою ложку - мне стыдно, я - боевая ведьма прозевала начало схватки и не успевала за ней. Позор! Сочла себя богиней войны - два с лишним года в амазонках, мы столько банд уничтожили и в лесу от Терейона прятались! Что нового вы мне можете показать? А у них другая война и другие враги. Как в сказочке - поспорил косарь с дровосеком! Травку и ножом можно срезать, а для дуба нужен топор. Теперь всё сказанное ими буду выполнять, как солдат-новобранец, а на ладони себе на память напишу "Я - идиотка!"
   Мы поели и далее я хвостиком за Марфиным, а затем со взводом Куини едем разбираться с кланом. Хочу высказать Куини, что надо дождаться взвода амазонок и обложить банду со всех сторон - тогда никто не уйдёт. Но смотрю на свою ладонь, читаю ещё не написанное и молчу в тряпочку. А приехав, занимаю своё место позади Кееса и гляжу на убийц клана, спутанных заклинанием. Умом понимаю - именно это "нормальная" война, когда дерутся маги, а мы на подхвате, но ничего не могу поделать со своими привычками.
   А вот для зачистки посёлка они дожидаются амазонок и обкладывают его, блокируя каждую тропинку. Я больше не лезу со своими советами - в войне магов надо ещё научиться разбираться. Марфин следует за Кеесом, но держится от него в отдалении, - "наша первая задача - не мешать ему", - даёт мне пояснение. Даже когда появляется вражеский маг, он прячется в густых кустах, а на мои цепляния говорит - "ждём команды!" Поначалу я дивилась - чего этот маг не займётся нами, даже на стрелков не обратил особого внимания, несмотря на раны. Только кинул в них по файерболу и продолжил преследовать Кееса, а тот с ним вроде как в прятки-салочки играет. Потом поняла - даже стрелки из гномьих арбалетов сумели лишь ранить его, причём не слишком серьёзно, а остальные и поцарапать не смогут. Кеес тем временем заскакивает в башню, а маг за ним.
   - Ну вот и всё, - говорит Марфин вставая и доставая меч. Затем видя моё непонимание, даёт пояснение
   - Из башни другого выхода нет. Значит, там всё и решится!
   - А как?
   - Откуда я знаю. Только если бы Кеес не рассчитывал его там убить, то продолжал бы играть в догонялки. Пошли, надо этого урода взять в плен.
   Марфин направляется к сухопарому старику, выпутавшемуся наконец из кустов и напряжённо следящему за выходом из башни. Я иду следом и думаю, - "интересно, как он его будет арестовывать и что скажет?" Мой напарник меня разочаровывает, в лучших разбойничьих традициях он без разговора бьёт того рукояткой меча по затылку и вяжет руки. А когда старик пытается что-то сказать, то бьёт ещё раз, но всё-таки снисходит до пояснений мне:
   - Этот бандит пытался задержать Кееса и навёл на него мага.
   Тем временем наши воины выбрались из укрытий и возобновляют зачистку посёлка. Приводим пленного к Куини, где того привязывают к столбу, а вскоре появляется и Кеес. Оказывается, мы пленили атамана-сеньора северного клана, мне любопытно - какую ему казнь придумают отцы-командиры. Я разочарована - они спешат и приказывают Марфину пристрелить его. Ещё телепортация - теперь мы будем зачищать следующий посёлок. Тут полно народу, но цепные молнии пресекают возможное сопротивление. В расправу с бандитами включаются рабы и пленные - я кручу головой во все стороны, пока не получаю в бок от Марфина:
   - Высматривай опасности! Кеес вне игры! - шепчет он.
   Действительно, хотя внешне он сидит и внимательно смотрит за происходящим, но на самом деле опёрся о башню и включается лишь изредка. Значит нам надо самим отслеживать возможные угрозы и пресекать их, либо предупреждать его. Увы, работе телохранителя меня не учили, но Марфин успевает видеть всё вокруг и подсказывает, на кого обратить внимание. Особенно пришлось напрячься во время приёма делегаций. Представители кланов недовольны нашими требованиями, но мы все настороже и они принимают продиктованные им условия.
   Зачистка закончена и оба взвода спускаются в нижний посёлок, рабы и бывшие пленные обыскивают дома и подбирают сложенные на площади вещи. Куини и Тевия напряжены и о чём-то шепчутся. Странно! Дело сделано - два клана Кей-бин-Хейя уничтожены, а оставшиеся два сломлены. Не выдерживаю, подъезжаю к Эс-Тевии и интересуюсь:
   - Нам что-то угрожает?
   - Маарани! - следует ответ.
   Об этом я не подумала - мы ведь забрались южнее реки, рядом с любимой им степью. Шуму устроили много, а он может строить порталы и без рамки. Правда, Маарани часто балуется гхошем, но неужели Тиум и Кеес понадеялись на это? Или он сейчас занят, а они об этом узнали? Войско спускается в нижний посёлок, откуда Кеес открывает портал в Бирейнон. Мы с Марфиным и он уходим последними, а портал вот-вот схлопнется - у Кееса явно не осталось сил его держать. Но мы уже в замке, всё, можно отдыхать!

Кеес

Четверг-3

   Просыпаюсь - рядом со мной Руми, девочка воспользовалась ситуацией и залезла ко мне в постель. Быть просто горничной ей мало - любовница старшего мага и коннетабля совсем рядом с господами. Она почти как Маэрим, только в масштабе Дома мага. Блага в замке распределяются малопонятным мне образом - хотя пищу, одёжку и крышу над головой имеет каждый, но все норовят получить кусочек получше. Жаин проверяла и убедилась - Руми пользуется привилегиями, но тактично и не злоупотребляет своим положением.
   И ко мне сейчас она не пристаёт - чувствует мою усталость, но сообщает просьбу Тиума позвонить ему сразу же, как проснусь. Звоню и интересуюсь - где, что горит? Тиум отвечает, что дела как всегда срочные и спешные, но умыться и позавтракать я успею. И выясняет - когда я собираюсь возвращаться на Землю? Узнав, что впереди ещё шесть дней - успокаивается. Спустившись ко мне, внимательно рассматривает перстень, снятый с последнего мага, и удивляется - как мне удалось с ним справиться. Это именной перстень, вручаемый полному боевому магу после сдачи экзаменов. Мне его стоит сохранить - если доживу до такого испытания, то одна схватка из трёх, считай, зачтена. Но полный боевой маг, должен был меня шутя прихлопнуть и Тиум ломает голову - как мне удалось не только выжить, но и победить.
   Он так жаждет это выяснить, что превращает беседу в допрос - мне приходится трижды во всех подробностях пересказать ход последних схваток с магами. В итоге выявляется занятное обстоятельство. У Наймиера собралось много магов, но сильных к нему пришло только несколько человек. А воевать ему пришлось не только со жрецами церкви Единения, но и с магистрами - и тогда он возродил школу охотников на магов. В ней людей с Даром, достигшего второго-четвёртого уровня, обучали убивать сильных заклинателей оружием. Разумеется, их клинки и болты были изготовлены гномами, причём в сталь добавлена серебрянка.
   Тиум прочёл о применяемых ими приёмах - оказывается оба моих учителя и в институте, и в армии, обучали меня по методике этой школы. Я ещё удивлялся вычурности многих приёмов, а теперь понял - противник охотника магически всегда намного его сильнее. Он легко пробьёт оборону напавшего и размажет его. Защита бесполезна - быстрое сближение, отвлекающие действия и увёртливость. Завершение же - точный смертельный удар клинком с серебрянкой. Один единственный удар - второй попытки охотнику не дадут.
   Конечно, до настоящего охотника на магов мне далеко, но и сейчас я могу одновременно применять как оружие, так магию, и умею уклоняться от магических ударов. Стоит учесть - хорошо подготовленный охотник-маг третьего уровня может справиться с магистром первого круга, если ему повезёт. А зарезать мага двумя уровнями выше своего сможет и ученик охотника, вроде меня.
   Неожиданно оказывается - мне впервые здесь нечего делать. Замок загружен продовольствием и прочим - Маэрим придётся долго разбираться на складах, прежде чем затовариваться дальше. Тарин-Кифы основательно получили по морде, а другие враждебные мне владетели тихонько сидят в своих замках и не мявкают. Разбойники тоже напуганы и покидают графство, а бейлифы ругаются между собой. По оценке Тиума у меня есть неделя свободного времени.
   Её я собираюсь потратить на поездку к гномам и иду к ним в Дом Урожая. Там яростно торгуются Руорк и Маэрим. Они уже договорились обменять всё привезённое оружие на продукты и теперь отчаянно спорят о соотношениях. Я смеюсь - более бессмысленного спора вообразить сложно. Хранилища замка забиты продовольствием, а при желании в деревнях можно получить во много раз больше только за охоту на кабанов. Двадцать, сорок и даже сто мешков для нас небольшая ценность. С другой стороны мне очень интересно, а как гномы собираются всё увезти? Их машина по размерам - внедорожник-грузовичок, и даже с прицепом в него загрузится три-четыре десятка мешков, а не две сотни, на которых настаивает Руорк.
   Отсмеявшись, знакомлю стороны со своими выкладками, которые вводят их в лёгкий ступор. Затем предлагаю Руорку завтра отправиться к ним с небольшой автоколонной. Зову Дмитрия и спор возобновляется с новой силой. Но всё-таки договариваемся отдать гномам трофейный прицеп, а в колонну включить три больших грузовика, два джипа и БМП. За перевозку продуктов и охрану гномы предлагают заплатить десятую часть от стоимости груза и переделать двигатели моих автомобилей на магические. Выехать мы намереваемся ранним утром.
   За свой мешок гномы отсчитывают мне мою долю брусками благородных металлов и камнями. Затем складывают бруски в мешок, а камни в шкатулку и торжественно вручают. Теперь я богатый сеньор и могу приобрести какое-нибудь разорённое поместье (шутка!). Далее опять начинается торг - что везти и сколько нам за это заплатят, причём к Маэрим присоединились Кабаль с Дмитрием. Оставляю их торговаться и возвращаюсь к себе.
   Мне жутко любопытно, что таскал в мешке хромой маг. Открываю мешок и обнаруживаю металлический ящик, запертый на замок и окружённый магическим заклинанием. Его легко удаляю клинком из серебрянки - срезаю опорные точки, а остатки высасываю через лезвие. Фрагменты заклинания распадаются и в меня вливается немного магической энергии. Ещё проще разобраться с замком - вставляю прутик из той же серебрянки и без труда осматриваю запорный механизм, затем превращаю прутик в ключ. В ящике обнаруживаются книги, точнее учебники для магов высших уровней и магистров младших кругов.
   Не могу удержаться и творю пару вычитанных заклинаний - в результате два разбитых светильника, разнесённый в щепочки стол и примчавшийся в панике Тиум. Он намеревается подробно описать мою родословную, но видя вываленные из ящика книги, забывает обо всём. Мы долго их перебираем, затем он вызывает Жаин и поручает ей составить их список. А мне объясняет - эти книги заказаны Аранейном в Най-Эрис, но до него они не дошли, началась война бейлифов с властителями и они пропали по дороге. Мне интересно - где именно, но это нам вряд ли удастся узнать, ведь допрашивать головы мы не умеем. Кстати, головы дикого и хромого магов уже стоят у меня в оружейной рядом с башкой Терейона. Тиум призывает нас держать язык за зубами, ибо эти книги - большая ценность, как для магов, так и для бейлифов. Правда, последние их с удовольствием уничтожат - магистры в Тао-Эрис им не нужны.
   Затем Тиум тащит меня на полигон - там основной источник магической энергии в замке, в который мне приходится залезть голышом. Сижу в нём и выслушиваю целую лекцию - оказывается наша аура состоит из многих слоёв, лишь часть которых энергетические. Более того, многие органы нашего организма тоже имеют свои ауры. Энергетическая структура организма - совокупность этих слоёв, благодаря им мы и можем магичить.
   Со мной же произошло следующее - сражаясь с магами и неоднократно телепортируя отряд я истратил всю свою прану. Одновременно с этим мои энергетические слои расщепились, и их энергетическая ёмкость возросла многократно. Теперь её необходимо срочно наполнить, хотя после меня этот источник будет восстанавливаться не один десяток дней. Но это самое разумное - для других магов в замке есть источники послабее, а мне необходима подзарядка.
   Тиум объясняет - когда энергетика мага ниже критической, внутренние слои начинают слипаться. Это ведёт к многократному и безвозвратному снижению ёмкости его слоёв и тяжёлым болезням. Поэтому лучше посадить источник, чем самого себя. Расщепление же слоёв происходит внезапно и спонтанно, а почему - неизвестно. У некоторых магов за всю их долгую жизнь такое расщепление не происходило ни разу, а у некоторых оно случалось дважды в год. При расщеплении маг бросает всё и спешит к источнику пополнить энергию.
   Сидеть в источнике приходится долго - лишь когда поток начинает истощаться, я вылезаю из него. Энергии получено недостаточно, хотя мои входные каналы переполнились. Одеваюсь, и Тиум заставляет меня повторить все основные заклинания второго и третьего уровней, а для девяти стихий их около пятидесяти. Мы стараемся минимизировать расход энергии и лишь обозначаем удар. Потом теоретически занимаемся заклинаниями четвёртого уровня. На нём применяются хитрые защиты и призывы разных сущностей и тварей, а также управление ими. Оценить результат не получается - на практику энергию не тратим.
   После занятия мы с Тиумом возвращаемся ко мне и вместе с Жаин относим книги и ящик в оружейную - это самая защищённая в моём блоке комната. Там их укладываем в шкаф, а Жаин прикрепляет на его стенку изнутри список, я же любуюсь головами моих серьёзных врагов и возвращаюсь в гостиную. Там Жаин учит меня основным фразам на Дзгверде - разговорном языке гномов. Выучив несколько десятков слов и выражений, прошу научить меня основам эльфийского языка. Но оказывается - староэльфийский и Айвиш поразительно схожи, да и современный эльфийский понять можно. К сожалению, у нас не находится больше повода побыть вместе и Тиум с Жаин уходят. Вопросы формирования колонны, что грузить и что получать взамен решают помимо меня. В этом моё доверие Дмитрию, Кабалю и Маэрим полное. Мне же необходимо продумать стратегические вопросы войны.
   Прямое нападение на Дома бейлифа и Аниора исключается - там они заведомо сильнее меня, но перехватывать отряды, везущие Фанаху дань и припасы, вполне реально. Своих войск у бейлифов мало, да и как бойцы они не выдерживают критики. Им необходимо нанять наёмников, но для этого опять нужно много денег. Маги же стоят ещё дороже, а после гибели последней пары, их цена должна возрасти. Мне же следует захватить городок Нали-Экет, а затем поочерёдно враждебные замки. Несмотря на возражения Тиума, я готов схватиться с Аниором в открытом поле, а уж младших помощников совсем не боюсь. Мои планы - захват всего Сокейна, кроме Дома бейлифа. Фанах тогда окажется в блокаде, как ранее замки владетелей, без запасов на зиму. Детально не планирую - многое зависит от действий противников.
   Пока же разумно воспользоваться сложившейся паузой и съездить к гномам. С собою решаю взять Пушка - он как раз прилетел и просит покормить его обычной человеческой пищей. К сожалению, о подобных магических тварях я ничего не знаю и мне не с кем посоветоваться, остаётся надеяться на понимание Пушком себя. Дмитрий рапортует, что машины загружаются и сосредотачиваются на площадке у северо-западных ворот. Выедем перед рассветом - ночью ездить опасно, да и мне надо отдохнуть. Готовлюсь заранее - обычный комплект оружия, запасная одежда и часть принесённой серебрянки. Складываю рюкзак, недолго изучаю схемы заклинаний и заваливаюсь пораньше спать.

Тиум

   Опять ему удалось справиться с более сильными врагами, но я больше не дёргаюсь по этому поводу, а пытаюсь разобраться. Сравниваю написанное об охотниках на магов с рассказами Кееса и многое становится понятно. Их противники, как маги, намного сильнее и могут легко пробить защиту и уничтожить напавшего. Отсюда тактика малого хищника - быстрое сближение, отвлечение и увёртывание. А в завершении - точный смертельный удар клинком из серебрянки. Удар единственный - второй попытки охотнику не дадут. Так Кеес убил дикого мага, я немного знал Шара - сильный боевик, но чересчур самоуверенный. Наверное, он так и не понял, что перед ним заклинатель и сейчас последует атака.
   И со вторым всё ясно - Кеес успел вступить во владение башней Мага, а она, несмотря на разрушения, вполне исправна. А в своей башне он равен магистру младшего круга, его же противник всего лишь маг, хотя и высшего уровня. Другое дело, взять под контроль башню - большой риск, могло не получиться или не успел бы. Хотя с двумя гномьими болтами в теле и тяжёлым мешком маг дал Кеесу приличную фору.
   Ящик с книгами этот маг, наверное, обнаружил в посёлке и взял с собой, опасаясь что его уведут или уничтожат. Возможно, он специально его искал - такие учебники лакомый кусок для любого заклинателя. А Кееса он счёл лёгкой добычей - ведь формально у него всего второй уровень, хотя фактически четвёртый. И ещё повезло, что не напал Маарани - с посёлками Кей-бин-Хейя провозились слишком долго. Возможно, они с Фанахом были уверены в победе полного боевого мага, а теперь призадумаются. А главное - гномы прибыли в Бирейнон, кланы наёмных убийц уничтожены, изгнаны и приведены в подчинение.

Туниус

{Переставить далее?}

   Выезжаем затемно, хотя по ночам давно не ездят - опасно. Но местный сеньор наверняка предупредил своих соседей и надо успеть перехватить обоз до восхода солнца. Мне приходилось ездить в любое время - реально опасно сразу после захода и в час Волка. Крестьяне уже загрузили телеги и возницы ждут моего сигнала - хотя они меня ненавидят, но гадить не будут, иначе я деревню сожгу. Поэтому мы быстро доезжаем до соседнего села и перехватываем обоз, уже выехавший из ворот. Сеньор - маг и неплохой, во всяком случае он знает удар Шорога, которым был сражён единственный погибший в схватке бейлиф. Вот только за эти годы даже некоторые младшие помощники научились от него защищаться.
   Мой камень скручивает наглеца, я отбираю у него усилитель удара и еду с ним в деревню, где уже собрались вся её верхушка. Требую от них деньги, а на заявление, что они всё уже отдали, предлагаю отправить со мной к бейлифу их жён и детей. Их продадут на невольничьем рынке ..., но тут деньги и другие ценности сразу находятся. Следовало бы их основательно потрясти, но жалко время, да и Фанах большую часть растратит без толку. Удивительно, слабый маг, бездарный организатор и никакой воитель стал бейлифом. Возможно, верны слухи, что он сын Маарани, это многое объясняет.
   Выстраиваю объединённый обоз по две телеги в ряд, растягиваю своих воинов вдоль колонны и вперёд. Едем ходко, возницы тоже спешат - хотят поскорее от меня избавиться. Дорогу мы заняли всю и встречным приходится сворачивать в лес, а попавшиеся мне навстречу телеги присоединяю к обозу. Следовало бы захватить с собой сеньора-наглеца - за нападение на младшего помощника бейлиф приказал бы содрать с него кожу. Но он скрылся, а я не захотел его искать - представил себя на его месте, да и спешу. Мои солдаты едут довольные - их седельные сумки набиты добычей, я разрешил им брать всё, кроме денег и ценностей.
   Немного ускоряю движение своим камнем - мы прибудем под вечер и Фанах сразу отправит нас к Мурило. Поэтому хочу иметь в запасе пару часов - лучше добраться до ближайшего постоялого двора и там переночевать. А к северо-восточному бейлифу - завтра. Но и лошадей слишком гнать не следует - и так возницам придётся до полудня отдыхать в ближайшем селе, а возвращаться домой двое суток. Мне их не жалко, но я - рачительный сеньор и моей натуре претит излишне их утруждать. Из-за этого солдаты и крестьяне надо мной посмеиваются, но молчат, а другие младшие помощники не замечают.
   В середине пути перевожу отряд на медленный шаг - лошадям надо передохнуть и поесть, да и людям не мешает перекусить. Коням вешают на морды торбы с овсом, а мы достаём дорожные лепёшки и бутыли с питьём. Оглядываю своих бойцов - они, как и я, умеют есть на ходу, впрочем сейчас это не сложно. Следовало бы остановиться на постоялом дворе: хороший отдых - быстрее дорога, но возницы там часть дани спрятали бы, а на обратном пути им половину вернули. А в движении спрятать не получится, заметят - запорют насмерть.
   Поели и в путь - телега едет медленнее всадника, но я заставляю их спешить, да и камень убыстряет дорогу. Рассчитываю - мы приедем за пару часов до заката, лошади устанут, но я и мои воины возьмём свежих коней, а крестьянам спешить некуда. Люблю дорогу, но сейчас я напряжённо слежу за лесом и работаю с камнем - ускорение надо постоянно поддерживать. Наконец, выезжаю из леса и вижу вдалеке Дом Фанаха - красивый небольшой дворец и одновременно неприступная крепость. Захватить её можно только внезапным налётом, но вокруг открытое пространство, а запереть дверь - недолго.
   Обоз с добычей передаю капитану дружины, а сам скорее к Фанаху, прибыл - немедленно предстань пред светлые очи. В нижней зале Дома рядом с ним сидит Маарани, а вдоль стен стоят Аниор и младшие помощники. Мой бейлиф машет мне рукой - мол вижу, встань у стены и подожди, когда мы поговорим. Они как раз закончили перемывать косточки восточным и южным соседям и перешли к последнему налёту Кееса.
   Один из людей Маарани побывал на постоялом дворе и выяснил - наш противник был в хламиде братьев Ожидающих и дикий маг подпустил его к себе вплотную, отчего и погиб - у Кееса есть оружие, пробивающее магическую защиту. А другой маг сдуру попёрся в Башню, которая его и прихлопнула. Получается - Кеес опять перехитрил своих врагов, а его истинная сила осталась неизвестной. Фанах подзывает меня, а Маарани разрешает сесть, но на пол - я всего лишь младший помощник, допущенный к разговору с небожителями. Сидя на полу невозможно быстро вынуть клинок и нанести удар - они всегда озабочены своей безопасностью.
   Гляжу на них снизу вверх и слушаю указания Маарани, в отличие от Фанаха он чётко расписывает мои предстоящие действия:
   - Возьми еды на несколько дней, у Мурило жрать нечего, но не вздумай кормить чужих - пока они голодные, они злые. Он сейчас быстренько собирает отрядик для набега, так останови его! С десятком воинов и младшим помощником этот недоумок вляпается в ловушку, на которые Кеес мастак, и по-глупому сложит голову. Нас же интересует их полноценная схватка, а то пока этот маг - малопонятное недоразумение. Поэтому потребуй от Мурило собрать сильный отряд - он должен позвать своего первого помощника - Родерика и хотя бы трёх младших. К ним он должен взять полсотни солдат и хотя бы десяток из своей личной охраны.
   Учти, сейчас его люди мечутся по байле, пытаясь хоть что-то наскрести на зиму. Мурило начнёт хныкать, он захочет отложить набег до зимы, а ты требуй немедленных действий. Возьми деньги, - Маарани роняет рядом со мной тяжёлый мешочек, - пусть он купит немного еды и оружия. И не требуй невозможного, ему необходим десяток дней на подготовку налёта, но не более. Рамка портала у него есть и намекни - сеньора Лонеган собрала дань Фанаху, но он может её забрать.
   - Кого её? - уточняю я, - сеньору или дань?
   Бейлифы хохочут, они любят подобные скабрезности и часто их провоцируют.
   - Обоих, - уточняет Маарани. - Ты поможешь Мурило навести рамку, пусть высаживает свой отряд северо-восточнее посёлка. Кеес примчится с юго-запада, а ты проследи за схваткой - победит Мурило, отбери у него захваченные камни и артефакты, в крайнем случае зови меня.
   Рядом со мной падает жезл вызова.
   - Если победит Кеес - драпай со всех ног, твоя задача рассказать нам ход схватки.
   Маарани встаёт и, опираясь на плечо подскочившего младшего помощника, идёт к дверям. Он производит впечатление немощного старца, но я знаю - это сильный и опасный боец, с которым я не рискну схватиться даже без камней. Мы выходим во двор, мои воины с запасными конями выстраиваются сзади и через окно портала выезжаем к Дому Мурило.
   Бейлиф выходит встретить нас - его предупредили, и радушная улыбка сменяется кривой мордой. Он ожидал приезда Аниора, а тут какой-то младший помощник, нечто вроде пыли под его ногами. Подъезжаю к нему почти вплотную, спрыгиваю с коня и салютую клинком. Мурило бледнеет и растерянно соображает, как ему вести себя со мной. Я для него никто, но меч дроу в моих руках легко снесёт ему голову и камень бейлифа мне не помешает.
   Слабость учит находить выход в любой ситуации - меня принимают с почётом, как посланника западных бейлифов. Планировка Домов бейлифов различается, но в основном схожа и зал приёмов почти такой же, как у Фанаха. Но если у моего бейлифа он сверкает роскошью, пусть безвкусной, но пышной, то здесь всюду видна нищета. Лучше бы Мурило оформил бы этот зал аскетически, оставив только необходимое - попытка продемонстрировать отсутствующее богатство смотрится убого. Вся мебель облезлая, старая, видна кое-как протёртая пыль.
   Мурило садится на некогда дорогое кресло, с которого сползла позолота, а я располагаюсь напротив на ободранном кресле, надеясь, что оно подо мною не развалится. Мои люди располагаются позади меня, заняв немногие уцелевшие стулья. Двое отвели лошадей в конюшню и остались там - иначе обокрадут. Вдоль стен выстроились воины хозяина, из которых только пятеро вооружены более-менее прилично, а остальные - с бору по сосенке. Сразу видно - они никакие бойцы, в их взглядах - страх и зависть.
   Стол стоит в стороне, впрочем меня предупреждали - у восточных бейлифов кормить гостей не принято. Но прежде, чем перейти к делу, хозяин расспрашивает меня ни о чём. День у меня был тяжёлый и, прервав пустопорожнюю болтовню, спрашиваю:
   - когда будет набег?
   Бейлиф пускается в пространные рассуждения, но мне удаётся добиться, что его первый помощник прибудет послезавтра. Надеюсь, с Родериком будет проще договориться - Мурило страшится собственной тени и пытается выговорить себе гарантии безопасности. Чует, что его собираются подставить, но возможность ограбить западный сеньорат слишком заманчива. Видя это, прошу разрешения набрать отряд и от его имени ограбить сеньорат. Этот блеф прекращает его колебания и нас наконец отпускают в отведённые нам покои.
   В отведённых нам комнатах сыро и грязно, впрочем, тоже самое и всюду в Доме. Даже в личных апартаментах Мурило, куда я нахально зашёл пожаловаться, не намного лучше. Сержант предлагает расположиться в конюшне - там по крайней мере тепло и сухо, и я соглашаюсь - к запаху лошадей мы привычны. Да и наши кони и вещи сохраннее будут. Несколько воинов бейлифа такие же умные, но мы их выгоняем, разрешая остаться только двум конюхам. Ужинаем и ложимся спать - чистое сухое сено приятнее грязных влажных простыней.
   Весь следующий день я и мои солдаты обследуем Дом Мурило и прилегающую деревеньку. Нам повезло - мы живём в западной части сеймена, а здесь я бы отказался даже от должности старшего помощника. Заодно выводим попастись лошадей и размяться самим.
   Ещё одна ночь и возвращается первый помощник - с ним мы быстро, хотя и не легко, договариваемся. Он ищет ловушку, но Лонеган отделён от Бирейнона рекой, и Родерик не догадывается, что его сеньора - вассал Кееса. А мне любопытно посмотреть на их схватку - хотя Родерик явно слабее любого из старших помощников Фанаха и Маарани, но сильнее Каэна. А вместе с бейлифом, даже таким слабым, они должны победить. Им опасна только ловушка, но как её устроить я не представляю. Да и не моё это дело.

Жаин

   Сегодня мне предстоит заняться мастерскими, они долго простаивали - не хватало сырья и людей, да и производство большей частью рассчитано на продажу, а торговлю бейлифы запретили. Теперь всё есть, но работу надо организовывать почти от нуля. Тиум посоветовал не пытаться всё делать самой, а находить способных людей и помогать им. Многие управляющие отвыкли работать - принять заказ от сеньоры замка, получить на складе сырьё и не спеша выполнить работу. Это мастеровые и сами могут, руководитель им не нужен. Пришлось многих управляющих перевести в работники - они просто не представляли, что им надо делать.
   Зато в замке нашлось много людей, желающих проявить себя. Конечно, поручать незнакомому человеку ответственное дело не хочется, но для этого существует магическая печать. С нею не сбежишь и не украдёшь, а поставить её - дело несложное. У деда есть нужные артефакты, да и его ученики обучились её ставить. Жаль только - она не даёт воровать и вредить, а ума не прибавляет. Мне приходится самой решать - справится новый управляющий или нет. Из-за этого я волнуюсь, но Маэрим и дед меня успокаивают - на этой работе излишний ум вреден, а не справится - заменим.
   Вся эта суета и волнения так меня закрутили, что последние приключения Кееса я прозевала. Хотя это к лучшему - мне рассказали, когда всё уже прошло и волноваться стало незачем. А расщепление слоёв хотя неприятно и болезненно, но полезно - маг становится сильнее.

Кочубей

   Говорят - если день с утра не заладился, то абзац - сливай воду. Но оказывается, случаются и исключения. У меня всё пошло наперекосяк ещё с вечера. Понятно, какой-то там лейтенант, а до того курсант женским вниманием не был осчастливлен. А вот сеньора Кочубея сразу начала клеить весьма симпатичная деваха. Я с радости сразу и расслабился - решил раз она сама меня соблазняет, то ... . Нет бы дураку пригласить её к себе, когда целовались у дверей моего домика, ждал - что она сама предложит зайти ко мне. А девочка возьми и убеги, да ещё пожелала мне приятной ночи. А я уже настроился!
   Утром ещё хлеще - на тренировке с Маем он чуть не выбил мне глаз. Защитная маска от бокового удара слетела и не упади я на землю - окривел бы. Сегодня мы тренировались с короткими мечами и стали всеобщим посмешищем. Местные же ещё с детства обучены этими ковырялками махать.
   В перерыве на меня насели мои бойцы - хотим поближе посмотреть на гномов. А то попали в сказку, а кроме плаца и полигона ничего не видим. А Май сказал, что Кеес сейчас в Доме Урожая с ними беседует, ну я и попёрся туда, а по дороге всё думал что сказать. У дверей немного потоптался, но тут мне повезло - вышли Кеес с Дмитрием. Я сразу к ним и спрашиваю:
   - когда у нас будет настоящее дело, мы ещё дома натренировались. А то единственная боевая операция - вышибли БМП ворота постоялого двора.
   Что мне нравится в моём новом командире - никаких "погоди", "я подумаю", "зайди через неделю". И сейчас:
   - готовь БМП, завтра с утра едем к гномам. И ещё две пары водителей на грузовики.
   Далее меня инструктировал Дмитрий, а в конце предупредил, чтобы никто, кроме участников о поездке не знал - болтунам язык отрезают вместе с головой. А я-то собрался похвастаться своей девочке, но лучше подожду до возвращения - с площади Наказаний постоянно доносятся крики провинившихся. А начальство здесь наказывают строже, чем остальных

Глава 13. В гостях у гномов

Кеес

Пятница-3

   С рассветом наш небольшой караван выезжает из замка. Впереди едет джип, вооружённый крупнокалиберным пулемётом, далее машина с гномами, потом три грузовика, а замыкают колонну ещё один джип с пулемётом и БМП. В этой поездке со мной группа Кочубея, а то ребята жалуются на нехватку чудес. Я в головной машине рядом с водителем, а сзади сел Руорк показывать дорогу. Вообще-то говоря, у водителя есть подробная карта, выверенная до места перехода в мир гномов. А на дальнейший путь сделана детальная копия карты Руорка, но он хочет прокатиться в одной машине со мной. Интересно, откуда его нескрываемое любопытство - в джипах хватает свободных мест. Небо ещё только начинает светлеть и лес нехотя просыпается. В последнее время стало заметным движение по дорогам, особенно в дне пути от замков. Поэтому мы выезжаем в такую рань, хотим опередить телеги из ближайших деревень. Из удалённых посёлков караваны в замки двинутся позже - когда лес скинет листву и по ночам пройдут заморозки. Тогда большая часть зверья и тварей уйдёт на зимовку, а оставшиеся станут менее активными, и их легче будет заметить.
   До места перехода езды несколько часов и после перехода до первой крепости ещё немного. Всего гномы построили их три вдоль этой дороги, каждая - менее дня езды от предыдущей. Мы намереваемся постараться доехать сегодня до первой из них, а повезёт, то и до следующей. Ведь световой день составляет сейчас лишь десять часов, а в сумерках можно рисковать ездить только по хорошо знакомой и относительно спокойной дороге, например возле замка. Хотя до перехода в Мир гномов риск небольшой - рёв моторов распугивает зверьё, а от тварей на машинах установлены отпугивающие амулеты. Переход хотя и находится за пределами сеймена, но ещё не в Диких землях, поэтому ничего особенного не ожидается. Предположительно имеется три вида тварей, которые могут рискнуть напасть, и моя задача - высматривать и сбивать их, на что хватает обычной внимательности. Пушок распластался на моём рюкзаке и почти слился с ним - будучи магическим существом, он почти незаметен для обычного зрения.
   Осенью на Тао-Эрис дожди редки и последние дни были сухими. Поэтому мы едем быстро и через несколько часов пересекаем условную границу сеймена. Как и на Земле, за границей всё то же самое, лишь деревни лучше укреплены и дома в них добротнее. Всё-таки набеги помощников бейлифа здесь случаются реже. Выбрав подходящую поляну, делаем короткую остановку, перекусываем, меняем водителей и катим дальше. Чем ближе к проходу, который находится рядом с Дикими землями, тем сильнее чувствуется опасность. Селения попадаются реже, и они хорошо укреплены, а наблюдатели на вышках с подозрением следят за нашим отрядом. Твари попадаются намного чаще, хотя пока среди них нет опасных для нас. Даже деревья и кусты выглядят угрожающе. Приходится сбросить скорость, чтобы не прозевать нападения или засады, к тому же дорога сузилась, и ветки деревьев нависают над ней. К счастью мы вскоре выезжаем на каменистую пустошь, в середине которой и расположен проход. На низкий пологий холм поднимается мощёная дорога, заканчивающаяся под аркой. В ней клубится серое облако - входное окно портала. Наша колонна ненадолго останавливается перед нею, чтобы долить топливо в баки и приготовиться к следующим нескольким часам езды. Нам везёт - до перехода мы доехали без стычки или нападения, но постоянное ожидание утомило и нужна небольшая передышка.
   Первой, как и положено боевому магу, едет моя машина. Предстоит пройти двойной стационарный портал с тамбуром. Первое выходное окно почти сливалось со входным, отступив от него на метр. Далее тянется тридцатиметровая кишка, в конце которой следующие два окна. Такой портал считается наиболее стабильным и надёжнее одинарного. Водитель медленно ведёт автомобиль через окна, а может точнее сказать двери, и мы оказываемся в длинном коридоре. Магический импульс в потолок, и он тускло загорается оттенками серого. В его середине двойной изгиб, но он достаточно плавный, чтобы проехать. Воздух внутри портала какой-то неприятный и безжизненный, от него немного саднит горло. Стены светятся полосами, будто мы едем внутри гигантской грудной клетки - над нами хребет, а по бокам рёбра. Серый туман внутри ограничивает видимость несколькими метрами, и мне приходится всматриваться перед собой, чтобы поразить тварь или зверя, которые могут внезапно возникнуть впереди. Войти в этот портал можно либо с помощью ключа, имеющегося у Руорка, либо наложив на входную дверь специальный магический знак, найденный Тиумом. Но время от времени животные и твари каким-то непонятным образом проходят портал, тем более что выход из него всегда открыт. Подъезжая к выходным дверям, я цепляю на арку камень-аккумулятор, который обеспечит свечение стен и потолка в течение часа, чего нам хватит за глаза.
   Также медленно наш автомобиль выползает из портала. Выход находится на середине невысокого холма, и дорога спиралью спускается вниз. Она идёт от вершины, и пулемётчик заранее развернул туда ствол. Там несколько быков, которые атакуют нас, но очередь их останавливает, создав на дороге завал. Тварей на холме нет, а остатки маленького стада шустро убегают наверх. Обезопасив себя заклинанием "Пугаться", мы продолжаем спуск. Вокруг холмистая лесостепь с множеством стад и стай различных животных. Одиночных особей встречаются почти нет, даже кошачьи держатся вместе, порыкивая на расположившихся неподалёку гиен. Впрочем, я не зоолог и не берусь определить гуляющее внизу зверьё, ограничиваюсь грубой систематизацией - собаки или волки, кошки, гиены или что-то малопонятное. Аналогично травоядные - крупные обозваны быками, помельче - антилопы, а совсем маленькие - козы и овцы. Безрогие стали лошадьми и ослами, а носатые - тапирами. Карл Линней, наверное, трижды перевернулся в гробу, услышав мою классификацию. Кроме животных, хватает существ, похожих на рептилий, но тут я могу выделить только крокодилов или варанов, а ещё тираннозавров. Короче, пресмыкающиеся или для краткости - репты. Удивительно, но птиц очень мало и они в основном мелкие, а тварей приметить пока не удаётся, хотя именно их я и высматриваю. На спуске нам никто не мешает, впрочем, рядом с входом в портал установлена слабенькая пугалка, поэтому живность на холме появляется только будучи сюда загнанной.
   Внизу на выкате небольшая площадка, как раз для наших грузовиков. Моя машина встаёт перед нею, а справа готовится к бою машина гномов. Над нею развернулась установка с восемнадцатью длинными тяжёлыми стрелами, которые можно пускать по одной, пачками или все сразу. Грузовики медленно спускаются с холма, а я усиленно высматриваю вокруг какую-нибудь тварь. Уж больно зверьё вокруг организовано. Оно выглядит крайне агрессивным, но драк мало, они явно кого-то поджидают. Значит, над ними осуществляется постоянный контроль, причём с малого расстояния - дальние сигналы я должен ощутить. Контролёра я и пытаюсь найти, но пока безуспешно. Дождавшись БМП, машины двигаются колонной к ближайшей крепости. И вовремя! Почти одновременно десятка два стай и стад зверья поднимаются и направляются к нам. Колонна уже набрала ход, и им надо повернуть, чтобы пересечь наш путь. Отдельные животные временами пытаются убежать из потока тел, но какая-то сила упорно возвращает их обратно. До них несколько сот метров, но дорога петляет между холмами и не просматривается - приходиться ехать медленно, иначе можно врезаться в спешащее перекрыть дорогу стадо. Задержать их файерболами или цепной молнией не хочу - но мне интересно, кто же ими управляет?
   До них остаётся метров сто, когда я вдруг замечаю три полупрозрачные ленты, узкими флагами плывущие над зверями. Вспоминаю прочитанное - это полуразумные твари, способные ментально контролировать небольшую группу животных или людей - не магов. Но целое стадо не контролируемо и они ограничиваются лидерами и отдельными нарушителями порядка. Вхожу в контакт с ближайшей и ментальным ударом легко разрушаю её мозг, та же участь постигает и её напарницу. Зверьё тут же останавливается и приступает к выяснению отношений между собой. До третьей ленты я не могу достать - она много дальше и её экранируют ментальные поля животных. Зато в бой рвётся Пушок и, получив моё разрешение, устремляется к третьей твари. Днём в воздухе он незаметен, какое-то белёсое пятно. Надеюсь, на него никто не обратит внимания - все смотрят на зверей, яростно бьющихся друг с другом.
   Пушок вцепляется в третью тварь и за долю секунды высасывает из неё всю энергию. Она распадается на мелкие обрывки, а он бросается на пару других, спешащих к схватке. Они его не замечают, пока Пушок легко и быстро с ними не разделывается. Я велю ему возвратиться и сканирую дальние окрестности - любой заклинатель должен был меня уже заметить. Но в доступном мне магическом пространстве - тишина. Есть только крупные животные, репты и птицы вроде страусов. Ещё хватает лент, равномерно распределившихся в округе. Всё это чрезвычайно странно - обычно тварей присутствует несколько видов, но каждого понемногу. Здесь же только ленты. Неподалёку их свыше десятка, не считая уничтоженных - они явно контролируют животных, а не охотятся или отдыхают. Здесь чувствуется чья-то разумная злая воля, - не стало этих тварей и зверьё ведёт себя естественно. Пушок залезает мне за пазуху, где получает заслуженную похвалу и поглаживание.
   Дорога, как принято у гномов, вымощена булыжником. Но многочисленные животные основательно её загадили, как выражается мой водитель - покрыли дерьмотином. Машины скользят и разгоняться рискованно, но скорость всё равно неплохая и вскоре мы подъезжаем к первой крепости. Руорк о чём-то говорит с вышедшими наружу охранниками, ворота открываются и машины въезжают в маленький тесный дворик. Между собой мы уже договорились, что быстренько перекусим и поспешим к следующей крепости. С едой у гномов напряжённо, особенно плохо с мясом. Удивительно, но охотиться на себя звери не позволяют. Стоит охотничьей партии выехать за ворота, как животные оттягиваются подальше, а затем пытаются окружить и затоптать осмеливавшихся покинуть крепость. Туши случайно убитых другие звери оттаскивают от укрепления, не позволяя осаждённым до них добраться, а хищники могут спокойно поесть. Мы выделяем хозяевам часть привезённых продуктов, готовим быстрый обед и прикидываем, как организовать небольшое сафари. Но осаждающие, пока мы едим, решают эту задачу за нас.
   Гномы на стене встревожились, поднимаемся и видим - звери окружили крепость плотным кольцом. Только жёсткий контроль десятка лент заставляет их смирно стоять вплотную друг к другу и не допускает давки. Другие ленты согнали зверей во второе кольцо, исключающее прорыв. Но твари действуют по жёсткой программе, а это неэффективно - разрушить эту блокаду легко. Надо поднять в стадах панику и ленты не смогут сдержать зверей, которые начнут топтать друг друга. Я же хочу уничтожить подставившихся под мой удар тварей. Достаю из сумки немного серебрянки и беру плошка смолы для отражения штурма. Их этого творю ос и наделяю их инстинктом уничтожать ленты. Оса намного меньше и незаметнее Пушка, но способна почуять эту тварь издалека, а коснувшись - быстро выпить всю энергию. Одной высосанной ленты хватит на несколько часов охоты. Проживут они четверо суток и успеют здорово почистить округу. Ещё раз проверяю расчёты, выпускаю ос и жду.
   Поначалу ничего не происходит и только, то одна то другая тварь рассыпается. Потом животные начинают дёргаться и проявлять нетерпение, тогда снимаю установку "Стоять неподвижно" и они пытаются отойти. Но они скучены, уйти некуда, начинается толкотня. стимулирую их маленькими файерболами, и разражается Армагеддон. Агрессивность зверья изначальна была высокой, а стояние в тесноте отнюдь не добавило им спокойствия. Теперь же звери толкают, бодают и рвут друг друга. Упавших топчут, и запах крови доводит их до исступления. Второе кольцо смешивается с первым, и вскоре всё пространство вокруг заполняется убитыми, ранеными и искалеченными животными. Продолжаю запускать файерболы вдоль дороги, и запаниковавшие звери убегают с неё. Наш путь относительно свободен, а гномам же достаётся множество туш, на которые они смотрят с испугом.
   - Мясом крепость обеспечена теперь надолго - хвастаюсь ошеломлённому Руорку, пока мы спускаемся к машинам.
   Наш караван торопится дальше, пока паника разогнала животных. Скорее к реке, нас мутит от вони крови, навоза и рвоты. Амбре стоит жуткое, и мне искренне жаль оставшихся в крепости гномов, но Руорк меня успокаивает. Оказывается, у них есть порошок, уничтожающий любые запахи - им посыпают воняющие туши. Я жалею, что мы не взяли с собой этого антивонина, но Руорк успокаивает - в движущейся машине он бесполезен. Наконец мы покидаем зону этой жуткой гекатомбы и катим к реке. Её нам предстоит форсировать вброд - когда началось нашествие зверей, то гномы, желая его задержать, разрушили все мосты. Но нашествие оказалось не стихийным, а управляемым, к тому же животные умеют плавать и находить броды, а твари-ленты - летают. Поэтому стада и стаи распространились на всю территорию, и организовали своеобразную осаду их городов и крепостей. Конечно, зверьё не в состоянии захватить даже самое маленькое укрепление, но в городах и подземельях много пищи не вырастишь и рыбы в подземных реках особенно не наловишь.
   Случись это при Наймиере или пока власть была у герцогов, то отряды людей-охотников смогли бы основательно проредить стада, прежде чем они заполонили всё. Но бейлифы, опасаясь оружия гномов, только обрадовались происходящему. А организовать большую охоту и массовое побоище животных гномы не сумели. Они полагались только на своё оружие, а этого недостаточно.
   До реки мы доехали быстро - вдоль дороги только отдельные животные, убегающие от рёва двигателей. А тварей я не вижу. Брод - продолжение дороги, гномы не пожалели подсыпать на него камня и через реку мы переправляемся без хлопот. На другой стороне паника побуйствовала заметно меньше, но лент по-прежнему нет и звери в основном лежат и греются на солнышке. Судя по всему, твари гоняли их немилосердно, теперь же животные отдыхают. Также чувствую уходящую их агрессивность и массовую сонливость. Вдоль дороги трава и кустарники давно вытоптаны, травоядные оттянулись поближе к рощам, а за ними ушли и хищники. По камням дороги я качу заклинание "Опасность", которое прогоняет с нашего пути немногочисленных оставшихся зверей и рептов. И хотя солнце уже заметно опустилось, мы успеваем засветло добраться до следующей крепости.
   Верно, гномы сильно оголодали - только зверьё отхлынуло от крепости, они сразу рванули на охоту. Их отряд выехал на трёх машинах типа Руорковой и с грузовиком для добычи. Поначалу им удалось подогнать стадо антилоп к холмам с крутыми склонами. Но тут на них надвинулись два стада крупных быков и стая волков, размером с лошадь. Ведомые двумя лентами звери прижимали гномов к холмам и заставили обороняться. На их счастье лент только две и всё это рядом с дорогой, по которой мы въехали в тыл стадам. Пушок уже проснулся, проголодался и с удовольствием ужинает лентами, так его и не заметившими. Ближнее стадо расстреляно из пулемётов, остальные животные убегают. Дожидаемся, пока гномы загрузят туши быков в грузовик и едем с ними в крепость. Всё происходящее мне совершенно непонятно - явно имеет место чей-то злой и коварный умысел, но исполнение не лезет ни в какие ворота. Пригнать тьму зверей из другого мира, запрограммировать орду тварей на управление ими и не обеспечить последним элементарную защиту - это выше моего понимания.
   Гномы встречают нас радушно, но без особого восторга - впрочем, они мало эмоциональны. Добавив к мясу немного овощей и травы из спрессованных брикетов, они варят обед. Руорк держится рядом со мной как приклеенный и старается упреждать мои вопросы. Увидев, что меня интересует процесс приготовления обеда, он тут же поясняет, что гномы предпочитают питаться кашами, лепёшками и овощами. Мясо и рыба в их рационе бывают не часто, но после голодухи бульон лучше всего. Раньше к супу подавалось множество разнообразных пирогов, что и составляло нередко весь обед, но сейчас можно рассчитывать только на лепёшки к бульону и варёное мясо. Меня обед интересует чисто практически - в дорогу поел мало и легко. И сейчас я уже голоден, поэтому рассказы моего спутника о жизни гномов просто вежливо слушаю, хотя будучи сытым, засыпал бы его вопросами. Руорк же в ответ на моё вежливое внимание подробно рассказывает о жизни гномом в отдалённых маленьких поселениях.
   Из его рассказов выделяю основное - гномы живут большими общинами и вне их им некомфортно, даже в крепости среди десятков соплеменников. Уютно и спокойно им только в городах, где их тысячи и более - там возможно глубокое разделение труда и выбор действительно любимого дела. Гному психологически сложно и неприятно делать что-либо от начала до конца самому, а вот участвовать в изготовлении и внести свою лепту он готов с радостью. Поэтому любое, даже самое простое изделие, делается артелью и многие гномы параллельно работают в нескольких. Такая артель может использовать своё клеймо, а может предложить известному мастеру разработать для них знак "такой-то и сотоварищи".
   В небольших крепостях артельная работа невозможна, но каждый на чём-то старается специализироваться, например на заточке мечей или правке наконечников болтов - для каждого самого маленького дела выделяется свой мастер. Даже процесс приготовления ужина разделён на множество мелких операций - один отбирает четыре брикета с травой, причём он перебирает полмешка, чтобы выбрать из совершенно одинаковых. Двое других режут эти брикеты на мелкие кусочки и ещё двое толкут их в ступках до мелкого порошка. И только потом шестой аккуратно горстями пересыпает этот порошок в три огромных чана, где варится мясо. А над всем этим священнодействует повар, указывая какой кусок и в какой чан класть и когда. Поэтому подготовка варки занимает почти час, ведь в ней участвуют два десятка гномов.
   Наконец чаны закипают, и мы спешим на стены - неохота мучиться, вдыхая вкусные запахи. Солнце уже зашло, но вокруг разбросано множество горящих шаров, которые отпугивают зверей и ярко освещают пространство перед крепостью. Для магического зрения свет не нужен, и я сканирую окрестности, но лент и других тварей не обнаруживаю, зверьё также держится в отдалении. Удалённое сканирование не веду - устал за день, а опасностью не пахнет. Поэтому просто любуюсь небом - оно чем-то похоже на небо Земли, хотя и совершенно другое. Над горизонтом поднимается огромная луна в третьей четверти, но мысли преимущественно о еде.
   Руорк зовёт нас ужинать - питаются гномы все вместе в огромной трапезной, на стенах и в башнях остаются только дежурные. Спускаемся, перед нами три длинных стола и лавки вдоль них. В торце среднего стоит патриарх - старый гном с совершенно седой бородой до пола. Дождавшись, когда все войдут и рассядутся по лавкам, он подаёт команду заносить ужин. Тот состоит из миски наваристого бульона, лепёшки и куска отварного мяса. Перед едой гномы читают коротенькую молитву, возблагодарив кого-то, и по команде приступают к еде. Поев, опять ждут, пока патриарх произнесёт благодарствие, одновременно встают и расходятся.
   К нам приставлены два молодых гнома, которые разводят нас по комнатам для отдыха. Рядом душевая и даже с горячей водой, где мы с удовольствием смываем дорожную пыль. В комнатах тихо, тепло и мягко, а за день накопилась усталость. Ощущение уюта и безопасности быстро переходит в сон. Как ни удивительно после такого напряжённого дня, снится мне что-то спокойное и умиротворённое - летний домик, обвитый виноградом в зелёном саду, я сижу в плетёном кресле, рядом со мной лежат три собаки, и мы все блаженствуем.

Кочубей

   Ночь перед выходом я не сплю, нервничаю - впервые мне предстоит настоящее приключение. Ребята предлагают выпить, но мне стыдно завтра дышать перегаром - сеньор такого себе позволить не может. А утром с трудом продираю глаза и меня почти волокут до машины. Идём колонной, до перехода можно поспать, надо было вчера дерябнуть. Колонна останавливается и я просыпаюсь - впереди портал, а затем должен быть бой, но я спокоен и готов к нему.
   Бронированная машина ползёт по кишке и всем страшно - труба раскачивается, а в мозги впивается ужас. Чувствую, ребятам плохо и подбадриваю их незамысловатыми шутками - меня бы кто подбодрил! Но переход короткий, а под солнцем нам сам чёрт не страшен, даже обидно - пострелять не удалось. Настроение у всех боевое - рвёмся в драку, но спокойно доезжаем до первой, а затем и второй крепости. Умом понимаю - нас могут задавить, но в душе уверен - справимся.
   Гномы долго возятся с ужином - мы бы раз, два и готово. Не выдерживаем и я иду предложить свою помощь - жрать-то хочется. Повар у меня есть, он с несколькими помощниками соорудит поесть за полчаса. Но язык гномов знает только Кеес, да и субординацию надо блюсти. Но меня посылают, хотя и вежливо, мол негоже учить хозяев, как им жить. Приходится утереться - начальство всегда право, особенно когда оно не право - а ведь у самого кишки кадриль танцуют. Оглядываюсь и вижу Руорка - он морщится, но молчит. Хоть с ужином гномы и подкачали, зато ночлег организовали нормальный и мы быстренько разбрелись по постелям.

Суббота-3

Кеес

   Просыпаюсь и вспоминаю - я у гномов. Пушок на моей груди просыпается вместе со мной. Быстро умываюсь и спешу на стену - ленты появились, но их заметно меньше, чем вчера и держатся они в отдалении. Похоже сегодня они не занимаются животными, а прощупывают крепость. Выпущенные мною вчера осы уже далеко и продолжают охотиться, удаляясь от крепости. Они основательно проредили тварей, но большинство оставшихся сосредоточилось поблизости - думаю, они готовится к решительной атаке. Но пока твари ждут отставших и пытаются обнаружить в крепости мага, виновного в гибели многих из них. Обнаружат меня они или нет, но атака всё равно последует - пятёрки лент будут ментально выжигать мозги каждому попавшемуся, а на меня соберутся и нападут все. Выдержит ли моя защита такой атаки или нет - неизвестно, но остальные в крепости будут точно поражены. Плошки со смолой стоят передо мной на стене, а немного серебрянки у меня в кармане. Всё это скармливаю Пушку вместе с описанием процесса создания ос. Но он ещё вчера запомнил процедуру, заглотал серебрянку и смолу и выплюнул два десятка летающих убийц. В отличие от моих, они более мощные и долгоживущие, хотя Пушка приходится после подпитать энергией. Хорошо, что в Мире гномов её даже несколько больше, чем на Тао-Эрис. Осы равномерно распределяются по стене, и мы ждём атаки. Мне же, пока чисто интуитивно кажется, что команда последует с заросших лесом холмов на юго-западе. Туда и нацеливаю Пушка - жажду увидеть настоящего врага, а не полуразумных тварей. Подходят мои люди, и я коротко объясняю им свой план.
   Завтракаем мы прямо на рабочих местах - на стене и в машинах. Руорку я вкратце объясняю ситуацию - он рвётся ехать со мной, но соглашается, что ему лучше возглавить колонну. Не успеваем устать от ожидания, как появляется ещё несколько десятков лент, и им приходит приказ на атаку, почти из предполагаемого мною места. Мы с Пушком ловим направление канала, и он устремляется по курсу. А осы несутся навстречу лентам, построившимися пятёрками и тронувшимися на крепость. Твари замечают осу лишь в момент нападения и погибают без сопротивления. Жду, что поступит команда "Рассыпаться", но их начальник замешкался, и вскоре все атакующие нас ленты уничтожены. Атака отражена, все напавшие ленты уничтожены и мы на двух джипах и БМП мчимся к логову гада - жажду успеть его захватить. Грузовики, сопровождаемые машинами гномов, следуют в их город - без тварей зверьё вряд ли нападёт. Отяжелевшие осы летят искать себе новые жертвы, а мы на трёх машинах мчимся следом за Пушком. Канал мною потерян, но есть надежда, что курс выведет нас достаточно близко к искомому месту, а уж вблизи от меня врагу не скрыться.
   Зверей на нашем пути нет. От крепости их прогнали прочь ленты, а немногочисленные одиночные особи улепётывают от нас изо всех сил, подгоняемые ментальными уколами. Стада и стаи отходят, напуганные рёвом моторов. Дорога грунтовая, но присыпана щебнем, и водители выжимают из машин всё возможное. В лесу сбавляем скорость - дорога сузилась и запетляла, но через час мы подъезжаем к высокому дереву, под которым валяется и стонет эльф, держась руками за голову. Они с Пушком обменялись ментальными ударами, в результате длинноухий получил ещё и свой отражённый. Последующими ментальными уколами моя зверушка обеспечила его невменяемое состояние до нашего прибытия.
   В моём отряде нашлись специалисты по связыванию эльфов - руки стянуты в локтях, а затем тонкими ремешками перевязаны пальцы. И только потом связаны запястья. Короткая верёвка перехватила ноги, не позволяя делать длинные шаги, а на шею я накинул магическую удавку, позволяющую мгновенно пресечь любые его действия. Эльфы очень быстры и гибки, а мне не нужны жертвы. Обыскав всё вокруг, мы обнаруживаем в дупле лук со стрелами, узкий меч, плащ и диадему для управления тварями. Она имеет вид металлического обруча, надеваемого на голову с большим камнем во лбу. Обруч содержит много серебрянки, а камень имеет сходство с жёлтым камнем бейлифа, хотя и разнится с тем.
   Пленный посажен в машину, и мы едем в город гномов. Пытаюсь с ним поговорить, но он делал вид, что не знает ни Тао-Эрис, ни Айвиш, а может и в самом деле не знает. Магического дара в нём нет, но какие-то заклинания, чтобы натравить на нас лес он пытается применить. Магическая удавка и ментальный удар Пушка объясняют ему - лучше вести себя хорошо. Эльф сидит с гордым видом, демонстрируя высшую степень презрения к нам, но краем глаза пытается осмотреть машины. Ещё его сильно раздражает гул моторов, но нас это только радует - слишком он нас презирает. Кочубей даже предлагает остановиться и выпороть его, но решаем отложить это мероприятие до города гномов - вокруг других эльфов не ощущается, но кто знает.
   До города отсюда ведёт узкая дорога, почти тропа в неширокой долине среди пологих холмов. Зверья здесь нет - эльф явно засекретил своё убежище, и мы едем на хорошей скорости. К полудню подъезжаем к городу, опередив основной караван. Нам рады, особенно пленному эльфу, которого сразу тащат на допрос. А мы обедаем и отправляемся отдыхать. Последнее мне не требуется, а хочется разобраться в ситуации. Поэтому приставленный к нам молодой гном после настойчивых требований отводит меня к одному из патриархов. Он немного говорит на Айвиш, а вскоре приходит переводчик с Тао-Эрис, и мне излагается любопытная история.
   Этот Мир называется Облон и долго в нём мирно жили гномы и эльфы. Мирно - они не воевали друг с другом, но жили раздельно, смешанных поселений не было. Контакты тоже были в основном торговыми, а совместные дела случались редко. Подобно разделению человечества на расы гномы подразделяются на три ветви - подгорные, нагорные и равнинные. Первые добывают руды, уголь и ценные камни глубоко в горах. Вторые занимаются тем же, но на поверхности земли, а специализируются на выплавке металлов и изготовлении орудий и украшений. Равнинные гномы занимаются сельским хозяйством, в основном, выращивают овощи, бобовые и зерновые. Ранее эта ветвь была самой многочисленной, но сейчас она наименьшая.
   Конфликты между эльфами и гномами случались - землю они используют по-разному, но одну и ту же. А она не резиновая - однако разрешались они обычно мирно. Всё изменилось, когда два десятка тысяч лет тому назад в этом Мире появились приматы - не люди, но прямоходящие питеки. Они значительно менее агрессивны, чем люди, но намного воинственнее эльфов и гномов. Когда их стало много, то они попробовали силой потеснить два других народа, но были основательно биты. Вооружены питеки тогда были примитивно, а организованы и того хуже. Их союзы племён действовали каждый сам по себе, а многие племена вступили в войну только тогда, когда другие были уже разгромлены.
   После победы эльфы предложили гномам разделить Облон между этими тремя разными видами, благо он состоял из трёх материков, каждый размером примерно с Африку. Северный и гористый материк был предложен гномам. Наименьший материк у экватора и все острова остались у эльфов. А наиболее крупный южный материк, но с плохим климатом передавался питекам. Своё предложение эльфы мотивировали тем, что приматы размножаются намного быстрее их и гномов, а это неизбежно приведёт к новым войнам. Теперь же у них будет свой материк, где они могут выяснять отношения друг с другом.
   Большинство гномов и так жили на северном материке, а разбросанным по другим континентам общинам предлагался благодатный юг этого континента, откуда уходили эльфы. Естественно гномы согласились собраться вместе, особенно равнинные, которые давно хотели получить этот лакомый кусочек. Мнения же проигравших в войне питеков никто не спрашивал - эльфы просто силой загоняли их на свои корабли и перевозили на южный материк. Разделившись, все народы спокойно жили каждый у себя, а немногочисленные торговые связи осуществляли эльфы. Гномы плавать не любили, а корабли питеков, отошедшие далеко от берега, эльфы безжалостно топили. Иногда они устраивали рейды вдоль побережья южного материка и вглубь по рекам, сжигая верфи и не позволяя приматам строить большие корабли. Понятно - всё это не прибавило к ним любви питеков.
   Несколько лет назад эльфам вдруг захотели захватить южный материк и они высадили там своё войско. Длинноухие - прекрасные бойцы, а их армия хорошо вооружена и организована. Но королевства питеков, движимые застарелой ненавистью, договорились и выставили своё объединённое войско. Конечно, примат сильно уступает эльфу, хотя вооружены они были теперь неплохо. Зато их войско превосходило по численности эльфийское в двести раз, а свои жизни питеки не жалели. К тому же эльфы, ослеплённые гордыней, позволили себя окружить и были поголовно перебиты. Дважды потом эльфийское войско высаживалось на южном материке и каждый раз отступало, потеряв половину бойцов.
   В четвёртый же раз эльфы высадились на северном материке, но гномы ждали подобного поворота событий и выставили свою армию. Эльфы по численности уступают гномам раз в десять и лучшие их бойцы уже были уничтожены питеками. Эльфийский лук - страшное оружие, но десяток арбалетов и тяжёлый самострел - сильнее. А в рукопашной хирд гномов бьёт и конницу, и пехоту эльфов. Отброшенные обратно к кораблям, с которых высадились на пляж, расстреливаемые из катапульт и баллист, эльфы опять бежали. Два года после этого тихо, а потом началось нашествие зверей.
   Патриарх с грустью молчит, а потом с сомнением произносит:
   - Теперь у нас есть пленный, который расскажет, как справиться с нашествием.
   - Как с ним справиться, - возражаю я, - мне известно лучше, чем эльфу. Вопрос в другом - с чего это они вдруг полезли захватывать чужие материки? Эльфов всегда было мало и они старались жить только на своей территории! Неужели им стало вдруг тесно?
   Гномы переглядываются - рядом с патриархом сидят ещё трое седобородых. Затем один из них признаётся, что в таком ракурсе они проблему не рассматривали. Почему-то эти старики кажутся мне похожими на первоклашек, которых старшеклассник учит жизни. И я нахально заявляю:
   - эльфы - ужасные гордецы и если у них случилось нечто, то они попросят о помощи только тогда, когда оказывать её будет поздно. Главное сейчас - выяснить, что у них стряслось и, может быть, помочь им с этим справиться.
   Мягко говоря, моё выступление вызывает у них недоумение, но передо мной умудрённые жизнью старики, которые не орут "не может быть", а задумываются. Раздумывают они долго - я с трудом сдерживаюсь и не подгоняю их. Но наконец один из них высказывает мысль - видимо так оно и есть. И эльфы, конечно, неприятные соседи, но без них будет ещё хуже. Ещё они решают вызвать сюда патриарха срединной общины и представителя эльфов, который выполняет функцию посла. А сейчас они собираются побеседовать с пленным и предлагают мне принять в этом разговоре участие.
   Эльф сидит на табурете спиной к деревянной стене, ноги его в деревянных колодках, прикреплённых к кольцам в полу, а руки растянуты в стороны и распяты в деревянных зажимах. Учитывая, что рядом в печи калится железо, предстоящее точнее назвать допросом под пыткой, а не разговором. Надменный вид эльф потерял, зато приобрёл синяки под глазом и на скуле. Разложенный перед ним ряд инструментов также не добавляет ему бодрости. Но увидев меня, он начинает дёргаться и окончательно сникает.
   - Неужели я так ужасно выгляжу? - интересуюсь у поймавшего меня в коридоре и пошедшего со мной Кочубея.
   Мне отвечает один из гномов-палачей, знающий Эрис:
   - Мы поведали ему, что ты - маг и прочтёшь всё, что есть у него в голове. После чего ему покажется, что его голову используют вместо наковальни.
   Я пытаюсь прощупать его мысли - кажется что-то мне удаётся уловить, но эльф, почувствовав моё внимание, орёт так, будто ему сверлят зубы без наркоза. За время этого маленького сеанса запугивания патриархи расселись и один из них интересуется у эльфа - будет ли он говорить или сразу начать с пыток. С трудом сохраняя остатки приличного вида, эльф обещает отвечать на вопросы. Допрос ведётся на Эрис, оказывается он его знает, как и большинство присутствующих. Первые из вопросов касаются его деятельности, и он подтверждает, что координировал и направлял действия тварей, которые управляли зверями. Но на сегодня большая часть его лент уничтожена, а немногие оставшиеся без него ничего не будут делать. Но следующий вопрос:
   - Что у вас стряслось эдакое, из-за чего эльфы решились на войну с питеками и гномами? - вводит его в ступор. Мне приходится встать и сделать к нему два шага, отчего он начинает быстро рассказывать.
   Оказывается, на материке эльфов завелась страшная дрянь - хищная лоза. Это лиана с длинными ядовитыми шипами, способная задушить любое растение, включая самое могучее дерево. Корни она запускает как в землю, так и в другой ствол и высасывает из него все соки. От основного стебля отрастают до десятка вторичных, каждый из которых может стать началом новой лианы. Она способна поражать живые существа, размахивая своими стеблями и оплётая попавшихся. Если эльфы держатся в отдалении, то она стреляет в них шипами, которые впиваются в тело и выделяют парализующий яд, а потом быстро прорастают.
   Самое ужасное - эта дрянь умеет быстро выращивать длинный отросток, а потом, взмахнув им и основным стеблем, зацепиться за землю или другое дерево в полутора десятках метров. На новом месте она быстро выпускает корни, а старые вытягивает из земли. Таким образом, она способна переползать на новое место. За несколько лет почти четверть эльфийского материка оказалось захвачено хищной лозой, и остановить её распространение не удаётся. Даже использование горящих стрел - для эльфов это запредельная мера, оказалось малоэффективным. И тогда вожди решили перебраться на другие материки, но и это не получилось. Он подробно отвечает ещё несколько вопросов, затем ему меняют колодки и отводят в камеру.
   А мы с патриархами поднимаемся в гостевую комнату, где продолжаем обсуждение. Их легко удаётся подвести к идее огнемётного танка - все необходимые агрегаты гномы изготавливают. Исключение - гусеницы, но приглашённые патриархами мастера легко соображают, как их делать. Объясняю им необходимость массированного их использования, когда одно место атакует одновременно тройка танков, а сзади наготове тягач. Он должен будет вытащить машину, если лоза забьёт передаточное колесо. Одну и ту же рощу атакуют несколько троек, чтобы разом выжечь большой участок. До идеи тяжёлой пехоты с ранцевыми огнемётами, охраняющей ремонтников танков, они додумываются сами.
   Гномы увлеклись обсуждением технических деталей - теперь они справятся без меня, а я прошу разрешения удалиться. Разумеется, дозволение даётся и два патриарха выходят вместе со мной. Я немного удивлён - формальная демонстрация уважения гномам не свойственна, только по существу, но это оказывается именно этот случай. Меня отводят в небольшую комнатку, где сидит один очень старый гном и у него явная аура мага. Он представляется как Штрандтл. Мне прямо заявляют, как это принято у гномов, что я оказал им большую услугу:
   - во-первых, уничтожил уйму тварей и тем самым снял блокаду с их города,
   - во-вторых, захватил в плен эльфа и теперь те вынуждены будут пойти на переговоры и
   - в-третьих, предложил способ решить проблему эльфов, поэтому последние окажутся в большом долгу у гномов.
   Разумеется, оружием и доспехами они моё войско обеспечат по самой разумной цене, и ещё переделают двигатели и трансмиссии моих машин на их генераторы. Но за подобную услугу они хотят сделать что-нибудь лично для меня. Я затрудняюсь вот так сразу ответить на подобное предложение, но мне на помощь приходит Штрандтл:
   - Любому магу требуются новые знания и умения, и ты Кеес не исключение.
   Такого предложения я не ожидал и только согласно киваю.
   - У каждого народа есть свои секретные знания, до которых чужаков не допускают. Но кое-чем мы с тобой поделимся. Только сначала надо проверить твои возможности.
   Опять кивок - слов у меня нет.
   - У тебя, похоже, есть способности для работы с камнем, а у кого этому учиться, как не у гномов.
   - Мне очень интересно научиться у вас работать с камнем, только как много это займёт времени? - наконец выдавливаю я.
   - Вы люди вечно спешите, но я тебя понимаю. Тебе придётся позаниматься со мной сегодня и завтра. Если способности действительно есть, то я их открою, и дальше ты сможешь развивать умение сам.
   - Буду рад.
   Мне ещё хочется поговорить с ним о серебрянке, но это следует делать с глазу на глаз. Патриархи покидают нас, а маг отводит меня в смежную комнату, где предлагает раздеться и лечь на каменную лежанку. Она из твёрдого камня и в комнате прохладно, но на ней мне становится тепло и мягко - камень позволяет прижаться к нему каждой клеточкой кожи спины. Моё состояние тоже малопонятно - с одной стороны я дремлю, а с другой мысли и ощущения чёткие и ясные, только очень медленные. Камень лежанки как бы обволок всего меня, хотя он только подо мной, и обогревает меня со всех сторон. Сверху стало немного жарко, не как в сауне, но подобно тому. Маг зажёг что-то и комнату наполнил густой запах, от которого заслезились глаза. Он никакой - ни приятный, ни противный, но от него чувства и мысли ещё сильнее замедлились и стали невероятно чёткими. Через некоторое время осталось одно ощущение камня лежанки и одна мысль, что это чувство есть познание камня. Он настолько же сложен, как и дерево и живой, как и оно. Но скорости всех процессов в нём очень медленные. Когда же они убыстряются, то происходят взрывы, землетрясения и обрушения. Я вижу развитие каждого из этих процессов - как горит и взрывается динамит, как напряжения в земле взрывают её, как по невидимым тончайшим трещинам слои камня превращаются в пыль и скалы или стены внезапно рушатся. У меня возникает понимание, как многократно ускорить или остановить этот процесс. Это знание будто просыпается внутри меня, а затем кто-то уточняет и углубляет его. Оно растёт во мне, естественно сочетаясь с уже известным, и я будто вспоминаю позабытое. Мне приходит видение и понимание многих процессов жизни камня и умение управлять ими. Бесполезно долбить киркой огромную гранитную скалу, но можно прикосновением пальца ускорить процесс разрушения в любой её части и превратить эти куски в щебень. Именно так гномы и строят свои знаменитые тоннели, а киркой только подправляют их. Камень можно сделать мягким как глина, разрушив в нём внутренние связи, затем придать ему нужную форму и восстановить структуру. Так гномы и получают гранитные кирпичи для наружных построек. А ещё камень можно сделать жидким и он лучше цемента скрепит кирпичи, а позже затвердев, обеспечит монолитность стены. И ещё многое и многое другое, включая работу с металлом.
   У меня уходит ещё некоторое время, в течение которого фиксируются полученные знания и умения, а затем раскладываются по полочкам. Точнее, создаётся новый зал библиотеки в мозгу. Всё это время я ощущаю себя камнем, меняющим структуру. Ещё немного приходится полежать, пока оживают мои окаменевшие мышцы и веки перестают быть чугунными.
   - А теперь можешь открыть глаза и встать, - слышу я насмешливый голос мага, - а ещё одеться, в комнате прохладно.
   Разумеется, выполняю этот совет. Маг сидит за торцом длинного стола, на котором стоят плошки с камнями, металлами, глиной и водой. Он указывает мне на табурет, стоявший на угол от него. Почему-то гномы предпочитают сидения без спинок, а стулья и кресла используют только в торжественных или официальных случаях. Поэтому и мне приходится сесть на табурет, хотя уставшая спина требует спинку. Мои несложные переживания маг читает как в открытой книге и, улыбнувшись им, указывает на ближайшую плошку с довольно крупным алмазом.
   - Преврати его в графит, - приказывает он.
   Разрушаю структурные связи алмаза, и прежде, чем он рассыпается сажей, накладываю связи графита - это несложно. Но маг заявляет, глядя на кристалл графита, что так делать неправильно и левитирует мне ещё одну плошку с алмазом. Я знаю, что структура алмаза является нестабильной, и он естественным образом превращается в графит за пятьдесят миллионов лет. От меня требуется найти этот процесс и ускорить его в миллиарды раз. Нехиленькая задача, но с учителем не спорят. Не с первого раза, но этот процесс обнаруживаю, а потом ускоряю. Ускорение стремительно нарастает, и через полминуты передо мной графит. Маг удовлетворённо кивает и велит мне сравнить оба кристалла графита. Разница между ними колоссальная - как между живым цветком и искусственным из шёлка. Издалека, кажется одно и то же, а вблизи видишь даже обычным зрением явные отличия.
   - Увидел, - удовлетворённо констатирует он, - а теперь преврати их обратно в алмазы.
   Глядя на мою ошарашенную физиономию, он хохочет, но объясняет, что любой процесс является двунаправленным, просто одно из направлений обычно преобладает. У меня в голове щёлкает и вспоминается только что изученное умение - "Магическое инвертирование процессов". Последний кристалл графита превращается в алмаз без проблем, хотя и с большими затратами энергии. А вот с первым приходится помучаться, пока не соображаю сначала превратить графит в сажу, а потом нудно восстанавливать алмазные связи. Энергии у меня уходит на порядок больше, чем с предыдущим кристаллом.
   - Подзарядись, - напоминает мне маг, - и сравни результаты.
   Энергетический канал проходит непосредственно позади меня, и осмотр обоих алмазов сочетаю с подзарядкой. Разница колоссальная. Использование естественных процессов восстановило алмаз с незначительными отличиями от первоначального, и он явно натуральный. В другом случае получился искусственный алмаз, имеющий мало сходства с исходным. Далее мне приходится работать с различными камнями и металлами, преобразовывать их и даже делать мягкими, а затем лепить из них различные геометрические тела и фигурки. Наконец я отрабатываю последнюю плошку, в которой несколько кусков различных металлов. От меня требовалось в руках получить их сплав, однородный по объёму, вылепить из него клинок и закалить его. И всё это без печи и воды, правда, сам я почти раскаляюсь, а после становлюсь мокрым насквозь.
   Глядя на меня и усмехаясь, маг заявляет:
   - Надо бы предложить тебе магически высушиться, но так и быть. Иди в душ, а потом получишь последнее на сегодня задание.
   Кажется, входя в душ, я рычу, но оспаривать указания учителя, давно отучен. В душе до меня доходит, как много новых или хорошо забытых знаний и умений в меня вложили. Только их беглый перебор занимает у меня немало времени и последние из них всплывают в памяти, когда я вымылся и оделся. Завершающее задание кажется простым - спуститься на нижний ярус и помочь ожидающей меня бригаде сделать туннель. Очевидно, что пробивать ход придётся мне, а бригада гномов выберет щебень и обработает стены. Но слова учителя, что там в глубине сидит какая-то тварь, но меня - боевого мага это не должно смущать, мне очень не нравятся.
   Спрашиваю: - что это за тварь и где она сидит?
   И получаю исчерпывающий ответ: - а хрен её знает.
   Воодушевлённый напутствием, что вернуться мне положено в чистой одежде и обуви, иначе работу он не зачтёт, я направляюсь к ближайшему спуску. Только в лифте до меня доходит, что теперь я легко ориентируюсь под землёй, будто стены стали прозрачными. Это не видение, а иное ощущение туннелей, переходов и шахт, а главное направлений, в которых они идут. Сосредоточив внимание на стенах, я могу определить материал, из которого они сложены и его состояние, трещины и вкрапления. Поначалу это несколько утомляет, как и при видении, но затем без труда отключаю поток излишней информации.
   Ожидающая меня внизу бригада, с большим интересом рассматривает спустившегося к ним человека. Нет, они не злорадствуют - ай, как он сейчас опозорится, а тихо удивляются, почему вместо гнома-мага и группы охотников на тварей прислан этот невзрачный homo. Бригадир показывает мне схему, но и без неё сквозь стены видно, что туннель должен соединить два штрека, проложенных на разной высоте и под разными углами. Сложность состоит в том, что между ними находится старый заваленный ход, условно параллельный этим штрекам. И туннель должен чётко его прорезать, а не коснуться или пройти рядом. Я интересуюсь, почему этого хода нет на схеме - на что бригадир отвечает, что старых планов города у них нет, а мастеру, то бишь мне, положено видеть все эти ходы без схем. А ещё вот рядом стоят бочки со специальной смесью и когда они расчистят проход сквозь тот ход, то от меня дополнительно потребуется превратить её в жидкий камень, которым они и заделают его. Далее он не выдерживает и спрашивает - где боевой маг и охотники на тварей. Огорчаю его, заявляя, что тварью займусь тоже я. То ли мне чудится, но вроде бы телепатически слышу несколько крепких выражений на их языке в адрес начальства. Часть из них удаётся запомнить - потом выскажу своему наставнику и попрошу перевести.
   Строительство тоннеля - несложная задача, но наличие твари вносит свои коррективы. Без неё можно разрушить породу до старого хода, временно укрепить стенки и ждать, пока гномы всё выгребут и отправят в засыпаемую шахту. А самому это время отдыхать. Теперь же приходится пробивать туннель на десяток-другой метров, частично выгребать левитированием породу, проходить внутрь и охранять гномов, пока они вычистят всё и укрепят стены. От процесса охраны я охреневаю - эти гномы всего на голову ниже меня, но вдвое шире и намного здоровее. И они спокойно работают под охраной щуплого по сравнению с ними человека. Без магии любой из них справится со мной буквально одной левой, которая заметно толще моей ноги. Хотя напряжение в них и незаметно, но чувствуется. Мы доводим тоннель почти до старого хода, когда мне чудится движение параллельное тоннелю. Русское слово "Атас", конечно гномам неизвестно, но они дружно бросают кирки и лопаты и мчатся к штреку. Тварь выскакивает из стены в нескольких шагах от меня и перекрывает мне дорогу обратно. Это "каменный призрак", крайне опасная тварь, способная двигаться сквозь любую породу и камень. Причём он не делает дыры, а протекает сквозь неё. Не любит он только воду и металлы, а в других плотных средах ослабляет связи между атомами и течёт сквозь них, как туман в воздухе.
   - И что ты будешь делать теперь, - обращаюсь я к призраку, восстановив межатомные связи в камне и, тем самым, отвердив его.
   Похожий на огромного червя, он мечется и когда вытягивается в мою сторону, то мне остаётся только воткнуть ему в рыло клинок из серебрянки и пропустить сквозь него заклинание "Окаменение". Выдёргиваю клинок, отрезаю каменное туловище от стены и аккуратно опускаю на пол. Затем превращаю стилет в браслет и зову гномов. Есть мгновения, ради которых стоит жить на свете. Да гномы мало эмоциональны, да у них не приняты поклоны и многословные речи, но благодарность, написанная на их лицах, для меня выше любой награды. Они осторожно кладут каменную тушку на носилки и куда-то уносят. А другие выдалбливают углубление примерно на метр внутрь стены точно по овалу его тела. Затем мне приходится разжижить бочку, гномы сначала заливают жидким камнем дальнюю стенку, а мне приходится пропитать им каменную породу на всю глубину тела призрака, а это несколько метров. Вырубленный камень с растворённым в нём телом призрака они пересыпают в вёдра и тоже отправляют наверх. Потом смешивает породу из туннеля с жидким камнем и заделывают выемку. Большинство тварей, в том числе и эта, не любят общество себе подобных, поэтому далее мы быстренько пересекаем и заделываем старый ход, после чего доходим до следующего штрека. После уничтожения "каменного призрака" работа идёт намного быстрее. Кроме всего прочего, у меня с гномами установилось прекрасное взаимопонимание, и работа стала слаженной.
   Обработав врезку тоннеля в штрек, мы идём в столовую. У гномов не принято питаться в одиночку, а раз так, мне приятнее поужинать с теми, с кем я вместе работал, а не с их начальством. Тем более, что еда всюду одинаковая - мясо с овощами. Моя бригада радуется успешно сделанной работой и даже позволяет себе пропустить по нескольку стопок "гномьей ядрёной". Предлагают и мне и очень удивляются, когда две стопки с удовольствием мною проглочены. Их удивление мне не понятно, пока не выясняю, что люди Тао-Эрис в отличие от землян пьянеют от малых доз крепких напитков. Но свои способности потребления "гномьей ядрёной" не демонстрирую, мне ещё общаться со старым магом.
   Учитель встречает меня сдержанной похвалой и отправляет спать в соседнюю комнату. Предварительно он даёт мне понюхать какой-то густой дым от чёрной пирамидальной свечи. Нанюхавшись его, я быстро засыпаю.

Воскресенье-3

   Этой ночью мне ничего не снится - а я хорошо умею вспоминать сны. Когда утром старый гном будит меня, то все новые знания и способности готовы к применению. Вчера нагрузка была приличной, и сегодня хочется немного отдохнуть и понежиться. Но учитель меня торопит, сообщая о прибытии эльфов. Живо совершаю утренний моцион и тороплюсь в трапезную. За едой гномы обсуждают предстоящую дипломатическую встречу. После завтрака ко мне подошёл патриарх и просит поприсутствовать на встрече с эльфами в качестве свидетеля. Мне это интересно, поэтому быстро спускаюсь к себе, переодеваюсь и забираю Кочубея - иначе парень лопнет от любопытства, а так ещё на эльфов посмотрит. После вчерашнего обучения мне просто ориентироваться в гномьим городе, хотя это нечто невообразимо запутанное. Коридоры идут во всех направлениях и под разными углами. Комнаты в "домах" тоже разной высоты, поэтому понятие этажа не существует. Имеются ярусы, но в любом из них число этажей меняется от одного до семи-восьми. Причём ярусы имеют привычку нырять один под другой и определить, который из них верхний, неосуществимо. Какой-либо общей карты тоже не существует - гномам она без надобности, им достаточно только общей схемы с шахтами и главными коридорами и схем отдельных небольших участков. Лифтовые шахты - немногое, что относительно упорядочено, но они почти всегда сосредоточены группами по шесть-восемь на расстоянии друг от друга в несколько километров. Выходы из них редки - один-два на ярус, в котором до восьми этажей. Между ними проходят главные коридоры, по которым ездит транспорт, включая трамваи.
   Поднявшись на нужный этаж, мы застаём на площадке возле коридора нескольких гномов, включая двух патриархов. К нам подъезжает микроавтобус, в который мы и заходим. Гномы заметно шире людей, поэтому в ряду по два сидения и нет проходов, но с каждого ряда открытый выход в обе стороны и никаких дверей, только защёлкивающийся поручень. Мы едем не спеша - километров сорок в час, зато без остановок. После недолгой поездки мы приезжаем на площадь, примыкающую к коридору. Освещение в главных коридорах и на площади, как ни удивительно, естественное - гномы провели с поверхности световоды, и множество окон показывает небо и холмы. На площади три здания, для подземелья просто огромных. Свод над нею вырастал из задних стен этих домов и изукрашен множеством изгибающихся цветных линий, которые слабо светятся. Особенно впечатляет центральное здание, вознёсшееся более чем на тридцать метров. Как принято у гномов оно переменной этажности - средняя часть состояла из пяти этажей почти шестиметровой высоты и одного низкого, а по краям в нём по восемь этажей, хотя там высота уменьшалась до двадцати метров. Выглядит оно как дворец - колонны и барельефы, только окна простоваты.
   Поднимаемся по ступеням из тёмно-красного камня, входим в богато украшенный холл и направляемся к лифтам. Они расположены по бокам холла, а задняя стена украшена мозаиками из жизни гномов. К моему удивлению, лифт везёт нас вниз и один из патриархов считает нужным пояснить, что эльфы не любят подземелий, поэтому их надо ими порадовать. Спустившись, мы попадаем в другой холл, тоже богато украшенный, но с низкими давящими потолками, из которых клыками торчали камни. Хотя очень крупные кристаллы аметистов, ониксов, змеевиков и чего-то там ещё очень красивы, но все вместе они создают ощущение хищной пасти, которая сейчас захлопнется. Кочубею становится не по себе, а гномы вверх обычно не смотрят. Из этого холла мы проходим в полукруглый зал с опущенной немного вниз сценой. Места для эльфов внизу, а для гномов приподняты. Понятно, что гномы хорошо изучили своих соседей и знают, как создать им необходимый дискомфорт. Патриархи и другие руководители садятся в первых рядах и нам отводят места рядом, а эльфам напротив. Гномьи сиденья весьма неудобные - твёрдые и широкие, но у эльфов они ещё хуже. Этот зал тоже давит вогнутым потолком, выглядящим опускающимся вниз. Свет довольно резкий красноватого оттенка.
   Любопытно, - думаю я, - а как выглядит издевательство эльфов над гномами и тех и других над людьми и питеками.
   В этот момент звенит гонг, и в зал входят трое эльфов в зелёных плащах до пят. Похоже, они уже не первый раз в этом зале. Во всяком случае, никакой заметной реакции на психологические художества гномов я не замечаю. Трое, нет двое мужчин и одна женщина, стройные двухметрового роста, они спокойно проходят на сцену и с безразличным видом усаживаются на свои стулья с низкими спинками. Эльфийка садится напротив меня и лёгкий аромат духов вместе с остальными ощущениями доказывают, что это действительно женщина. По ауре хорошо видно, что она магиня, причём довольно сильная. Встаёт патриарх гномов и формулирует обвинения, затем приводят эльфа, который даёт признательные показания. Далее Патриарх сообщает, что здесь присутствует маг с Тао-Эрис, который обнаружил и уничтожил тварей и взял в плен эльфа. Магиня с интересом оборачивается ко мне и с удивлением пару раз складывает уши - под сеткой из серебрянки моя аура мага не видна. Тогда она создаёт магический щуп и пытается ткнуть им в меня. Это уже наглость, мне приходится магической плетью дать ей по пальцам. Она качает головой, что-то объясняет своему соседу и дует на руку. Выступаю я на Айвиш, к нему восходит староэльфийский и гости должны его понимать. Многие гномы его знают, а для остальных нашлись переводчики. Я коротко сообщаю, что мною обнаружены скопление тварей-лент, которые вели себя нетипичным образом, а именно управляли зверями. Из наблюдения выяснилось, что в них была заложена программа, вынуждающая их к подобному поведению. Далее обнаружен центр управления, в котором оказался эльф, который не мог оказать мне сопротивления, будучи оглушённым ментальным ударом.
   Эльфы скрепя зубами признают свою вину перед гномами и стороны переходят к следующим вопросам:
   - возмещение за содеянное и
   - спасение материка эльфов от хищной лозы.
   Мы же с Кочубеем и большинством гномов покидаем зал. К моему удивлению с нами выходит эльфийка. Она берёт меня за руку и интересуется, какой у меня ранг и какая стихия. Это обычные вопросы между магами, но отвечать на них я не собираюсь. Поэтому заявляю, что экзамена на ранг ещё не сдавал, а стихия - боевой маг. "Это что-то новенькое", - мурлычет она, но тут к нам подходит старый гном-маг, парой слов вгоняет её в краску и утаскивает меня. Пока она ищет достойный ответ, мы уже едем в лифте, и искать меня в городе гномов ей бесполезно. Учитель же приводит меня на ... станцию метро (?!) и мы возвращаемся в его лабораторию. Там он довольно эмоционально высказывается на тему - все эльфийки шлюхи, а их магини особенно. Видя, что результат получается обратный, старый маг завершает тему словами: - а самцы людей - кобели и думают они гениталиями. Возражать против очевидного глупо, и я смирно жду продолжения урока. Когда же учитель успокаивается, я тихо прошу перевести его несколько фраз с Дзгверде, которые вчера высказали строители. Он слегка смущается, но переводит - ничего особенного, просто гномий мат, можно перевести на русский дословно. Закончив с сексологией и лингвистикой, учитель говорит, что мне осталось сделать одно упражнение - научиться чувствовать землю. На этом моё обучение он сочтёт законченным, но готов ответить на мои вопросы. И через несколько лет, когда все эти умения разовьются, он готов провести следующий цикл обучения, но за плату.
   Мы спускаемся на его лифте глубоко под землю, проходим по едва освещённому коридору и останавливаемся перед каменной стеной. Он открывает дверцу около пола и на что-то нажимает. В полу вырезаны канавки и по ним из тёмного зева выезжает каменное ложе. В нём имеется выдавленное углубление явно под меня. Я уже привычно раздеваюсь и ложусь. По знаку учителя два гнома поднимают стоящую рядом верхнюю часть ложа и накрывают меня с головой. Теперь камень, или это другой материал, плотно облегает моё тело и закрывает лицо, но дышится свободно. Ложе со мной уезжает в пещеру и, когда закрывается дверца, меня окутывает полная тьма. Мне мягко и удобно, в пещере очень тепло, даже слегка жарко, но ощущается постепенно нарастающая тяжесть. Она не неприятна, даже наоборот и напоминает лежащую сверху женщину - мягкую, уютную, но невероятно тяжёлую. В какой-то момент тяжесть становится невыносимой, но тут я растворяюсь в ней и происходит слияние. Я становлюсь землей, точнее некоторым её слоем, но этого достаточно, чтобы на меня обрушилось море образов и ощущений. Хотя каждый из них воспринимается чётко и ясно, но их столько и они так стремительно сменяют друг друга, что не могу вычленить что-либо из этого потока. А потом на смену приходит поток собственно земных ощущений - тягучий, медленный, но могучий. В нём медленно растущие горы и стремительно рвущие землю деревья и мягко накатывающиеся на берег волны. Этот поток каждое мгновение вкладывает в меня Гималаи информации и кажется, что голова сейчас взорвётся. На моё счастье он вовремя прекращается, и я выезжаю из пещеры с целой, но жутко болящей головой. Учитель отводит меня под душ, а затем помогает одеться. Подъём в лифте помню смутно, а стоит лечь в кровать, как меня выключает. Сон у меня беспокойный, несколько раз он выходил на грань кошмара, но в воспоминании только обрывки, часто отдельные кадры, причём размазанные или накладывающиеся друг на друга.

Понедельник-3

   Просыпаюсь я с той же головной болью, но уже умеренной. Спал я, оказывается в одежде, поэтому раздеваюсь и иду в душ ополоснуться. Вода нужна мне, чтобы прийти в себя и хоть что-то вспомнить. Контрастный душ быстро приводит меня во вменяемое состояние, по память о потоке, обрушившимся на меня в пещере, представляет нечто вроде огромного глиняного кома, к которому непонятно как подступиться, чтобы не раздавило. В комнате уже накрыт стол с едой, за которым сидит учитель.
   - Оденься, - он кивает на халат, висящий на стуле рядом, - а то на твои мощи смотреть противно.
   Хочу возразить, что у меня не мощи, а неплохо тренированное тело, но вижу его улыбку и понимаю, что он меня просто дразнит. Тем более, что по сравнению с ним я действительно смотрюсь тощим. Учитель символически съедает пару кусочков, а я, чувствуя жуткий голод, сметаю стоящую на столе еду. Старый маг дожидается, пока я поем и подводит итоги:
   - Даже удивительно, что ты, не будучи гномом, владеешь всеми тремя базовыми стихиями - землёй, камнем и жизнью, - он задумчиво чешет переносицу, - и при этом ещё являешься боевым магом. Но вы - люди, удивительные существа, чем-то напоминающие самых первых, бывших ещё до эльфов. В общем, ты сумел получить огромную массу знаний и ещё не один год они будут просыпаться. А вот когда они проснутся, и ты их освоишь, то милости прошу ко мне на следующий курс обучения, если конечно сможешь заплатить.
   Я благодарю его, обещаю обязательно пройти у него следующий курс и прошу ответить на два вопроса:
   - как взломать защиту дома бейлифа;
   - как работать с серебрянкой;
   - и ещё прошу посмотреть Секатор.
   В ответ он осведомляется, не собираюсь ли я ещё выяснить, как добраться до сердца Мира? Приходится его успокоить, что пока меня это не интересует, но в принципе такое умение, наверное, будет полезно. Он немного смеётся и рассказывает, как организована защита дома бейлифа. Для начала учитель достаёт плитку неизвестного мне камня в рамке и предлагает магически прощупать её. Удивительно, но магия не может проникнуть внутрь него, зато энергию он сжирает всю. Следует объяснение - у этого камня все слои идут параллельно поверхности, а любое магическое действие поперёк слоёв затруднительно в любом материале. Он способен разрушать структуру перпендикулярного магического воздействия, и довольно твёрд в этом направлении. Поэтому воздействовать на него возможно только со стороны торца - учитель снял одну сторону рамы. Передо мной было много слоев, свободно пропускающих магию. Далее он рассказал, что такими плитками выкладывают стены специальных камер, в которых содержат магов. Размеры такой камеры невелики и магичить в ней невозможно - вся энергия немедленно поглощается плитками. Плитки сращивают друг с другом, и зазоров между ними нет, а магическая защита исключает нанесение механических повреждений. Их можно сделать водо- и воздухопроницаемой, но всё равно до её поверхности невозможно дотронуться. Вскрыть такую стенку можно только с торцов, а они все заделаны. Изготавливаются эти плитки из особого камня, добываемого во внутренних слоях некоторых Миров. Гномы называют этот материал - бриндгрен, а люди Сэрэса - ванарис.
   Дома бейлифов, включая двери, снаружи покрыты такими плитами. На них наложены плиты из самого прочного камня, малоуязвимого к любым не магическим воздействиям. Хотя дома бейлифов построены гномами, но накладывал заклинания и устанавливал отпирающие пароли сам Наймиер. А вскрыть двери можно следующим инструментом - старый гном достаёт деревянный ящик, в котором лежит набор инструментов из серебрянки (!). Они напоминают зубоврачебные, но заметно крупнее - два вроде водительской монтировки, а оконечные лезвия - намного тоньше. Затем он достаёт из шкафа плитку и показывает мне щель тоньше волоса. Далее берёт один из инструментов и медленно вставляет лезвие в эту щель, я чувствую, как оно изгибается внутри, проникая в перпендикулярную щель и зацепляя вставленный в торец плитки брусок. Потом другим инструментом он цепляет тот же брусок с торца и пропускает по серебрянке заклинание "Расщепись". Плитка распадается на две, а из торца выскакивает брусок. Он вынимает инструменты из ящика и кладёт их на весы, а затем говорит:
   - основание друзы серебрянки весит несколько больше, и тебе я отдам этот набор за неё. А если хочешь научиться работать с серебрянкой, то мне требуется ещё два стержня и комок травы. Сможешь достать?
   Я удовлетворённо улыбаюсь: - вернусь через пятнадцать минут!
   Спускаюсь к себе, открываю зачарованный ящик и достаю запрошенное, а ещё стержень. Затем возвращаюсь - всё это занимает у меня как раз обещанные четверть часа. Выкладываю всё это богатство перед старым гномом на стол и с удовольствием смотрю на его ошарашенное лицо. Невозможно представить такую богатую мимику у гнома. Он долго нежно гладит серебрянку, а потом поднимает на меня глаза. В них грусть и жалость.
   - Ты нашёл месторождение серебрянки не в нижних, а в средних слоях какого-то Мира. Вряд ли ты смог бы спуститься в нижние слои, а спустившись - тут же бежал обратно, а скорее всего, не вернулся. Там и магистру высшего круга будет тяжко. А вот в глубоких средних слоях сильный боевой маг вроде тебя вполне может померяться силами с тамошними тварями. Особенно, если он не только достаточно силён, а ещё решителен и осторожен. Но учти, что настоящая опасность всегда подстерегает наверху - стоит какому-нибудь магистру узнать о серебрянке и он выдавит из тебя всё, а самого уничтожит.
   - Всё это мне известно, - по моей спине пробегает холодок, - а вы не боитесь подобных магистров.
   - Такие магистры всегда одиночки, они никому не доверяют. А мы в своём Мире и на своей земле достаточно сильны, чтобы с таким справиться, хотя это и непросто. Закончим разговоры и приступим к занятиям, мне время дорого - на этом старый маг поставил точку.
   Он меня учил до позднего вечера и весь следующий день. Чему и как? Я дал клятву, что кроме других гномов, никому не открою тех секретов, которыми со мной поделился Мастер. Он обучил меня многому, причём и такому, что мне и представить ранее было невозможно. Освоил и инструменты для вскрытия дома бейлифа и с грустью подумал, что выковыривать Фанаха мне придётся дня два, а то и больше. В перерыве Штрандтл осмотрел Секатор и сказал, что он выкован из гномьей стали и под руководством мастера-гнома. Но ковал его человек, хотя и хороший кузнец. Мы слишком устали и не стали выяснять - когда, кто и зачем. Выполнив последнее задание и поблагодарив Мастера за науку, я положил ящик с инструментами в мешок и спустился к себе. Мои спутники уже начали волноваться, но услышав, что завтра рано утром мы выезжаем, успокоились и легли спать. А мне почему-то не спалось, и всё время вспоминалась эльфийка в самых интересных видах. Вместо того чтобы как нормальному мужику насладиться этими грёзами, я постарался отстроиться от всего постороннего. Видения ослабели и оказались не моими.
   Вот зараза, - моя рука вытащила из-под подушки засушенный цветок с её ароматом. - Интересно, а что им от меня надо. Ведь такая расчётливая женщина, тем более магиня, вряд ли влюбится в человека, и уж не с первого взгляда. Цветок помещаю в специальный конверт, блокирующий магию и запах, а на меня наваливается усталость. Эти дни дались мне нелегко, а завтра рано вставать и отдохнуть не удастся. И пришёл сон.

Среда-3

   Утром меня разбудили, что вообще-то бывает редко, и мы идём завтракать. Предварительно я опечатываю заклинаниями свои вещи и дверь в комнату. У гномов не принято запираться и заходить без приглашения. Но здесь ещё шатаются эльфы, а они народ бесцеремонный и нахальный. Если в комнате я проживал бы один, а им действительно от меня что-то нужно, то она вполне могла дожидаться меня в моей же постели. Поэтому любые предосторожности не излишни - о серебрянке, кроме меня и Штрандтла, никто не должен знать. В столовой нас дожидается горячий завтрак - кто-то предупредил поваров, что на рассвете мы уезжаем. За едой выясняется, что эльфийка действительно заходила ко мне, огорчилась не застав и спрашивала, не оставлял ли я для неё письмо. Причём даже лазила под подушку в его поисках. Приходится сделать ребятам выговор, что пускают в комнату посторонних и разрешают тем копаться в моих вещах.
   - Никогда бы не подумали бы, - глядя на привораживающий цветочек, оправдываются они.
   - А шпионов и диверсантов никогда и не подозревают, - следует моё замечание, - для того и существуют Уставы, чтобы солдат не думал, а действовал. Мы находимся в чужой стране, и не мешало бы в коридоре выставлять постоянный караул.
   Последнее адресую уже Кочубею, хотя это моя вина. Дальше эту тему не развиваю - ребята уже осознали. Позавтракав, мы выходим и садимся в машины. Всё, кроме личных вещёй, ещё вчера собрано, сложено и закреплено. Машины основательно нагружены, но до перехода в наш Мир никаких опасностей не ожидается. Ритуальные прощания у гномов не приняты и мы сразу трогаемся. Новые генераторы, поставленные гномами, работают очень тихо, почти беззвучно и это непривычно. Основную массу животных эльфы уже увели, остались только отдельные стада, но они не подходят близко к дороге, оборудованной пугалками. Сама дорога отмыта от навоза и приведена в порядок, поэтому наш караван едет с хорошей скоростью. Подъезжая к лесу, мы видим поджидающую меня эльфийку. Приказываю каравану продолжать движение, останавливаю свой джип неподалёку от неё и выхожу.
   Сразу становится понятно, что мы слишком хорошо чувствуем друг друга, чтобы пытаться играть. Изображать одурманенного цветком безнадёжно влюблённого бессмысленно, поэтому возвращаю ей его в конверте, а мне дарят взамен нарисованный ею немного карикатурный мой портретик. Один из солдат выносит из машины и стелет непромокаемую толстую подстилку для палатки, на которую мы усаживаемся и представляемся: - Анея, - Леес. Услышав моё имя, эльфийка смотрит на меня с любопытством, но говорит о деле. Сначала она благодарит, что я предложил гномам помочь эльфам, а не воевать с ними. Я принимаю благодарность и шучу, что воевать с эльфами мне было бы интересней в союзе с питеками. Её аж передёргивает, и она благодарит богов, что такого не произошло. Как только мы перестали играть влюблённых, а начали говорить о деле, так сразу исчез барьер отчуждённости, имевшийся между нами.
   Она рассказывает, что имеется семь эльфийских миров, находящихся в содружестве. Они достаточно богаты и готовы оплатить заказанные ими услуги. Приглашать магистров старших кругов им накладно и нежелательно. Да и сомнительно, чтобы магистр занялся относительно простыми делами, связанными с зачисткой территорий от всякой гадости. Меня же попросить об этом вполне можно и, хотя я запрошу много, но намного меньше магистра. Он же кроме денег потребует ещё древние артефакты, а эльфы на это никогда не согласятся. Она понимает, что сейчас я занят войной с бейлифами, да и им надо сначала покончить с хищной лозой. Но и то и другое в обозримое время закончится, и эльфы будут рады видеть меня в своих лесах и обсудить это предложение.
   "Что для эльфа сотня лет - миг один пустяшный", - мне вспоминается строка из любовной поэмы. Договорившись, что по окончании своих домашних дел я приеду к эльфам, мы расстаёмся. Она вскакивает на свою лошадь, до того смирно стоящую у дерева и исчезает в лесу. А во мне вдруг проскальзывает лёгкое разочарование, что всё ограничилось деловой беседой. В машине приказываю водителю "догоняй" и анализирую закончившийся разговор. Он дал много новой информации, но и поставил ряд вопросов. Однако мне недостаточно известно, чтобы делать выводы, да и сначала надо разобраться с бейлифами.
   Одиночная машина идёт намного быстрее колонны с грузовиками, а времени наша беседа заняла немного. Да и караван по лесу и без мага не спешит. Поэтому мы его быстро догоняем и уже без остановок катим до последней крепости, в которую въезжаем уже в темноте. Там нас кормят ужином и предоставляют комнаты для сна. Иван учёл мои замечания и организует на ночь дежурство на двух постах - у машин и в коридоре перед комнатами. Это совершенно бессмысленно, но инициативу давить нельзя. На всякий случай мне говорю со старейшиной крепости и объясняю, что это мы тренируемся перед возвращением в Тао-Эрис, где иначе нельзя. Так как у гномов всё размеренно и отлажено, то образ жизни людей, эльфов и прочих для них сродни дому сумасшедших, а с больных на голову что взять.

Четверг-3

   Встаём рано и гномы кормят нас хорошим завтраком, но меня так трясёт, что еда не лезет в горло. Хорошо, что гномы выдали нам ещё обед в термосах и сухим пайком. Выезжаем мы едва лишь начало светлеть небо и, оказавшись за воротами, сразу включаем ревуны, грохочущие подобно перегруженным двигателям. Гномы решили, что рёв моторов бывает полезен, поэтому разработали и изготовили устройства, создающие подобный звук и отпугивающие животных. Те убегают от дороги и колонна идёт быстро - за полтора часа мы доезжаем до холма с порталом.
   Моё волнение усиливается, и я перебираюсь в БМП на место командира, которая переходит в голову колонны. Водителю показываю, выехав из портала, жать что есть силы на газ и заворачивать влево. А ежели на пустоши кто-либо окажется, то давить. Стрелок должен стрелять в любое подозрительное облачко и тоже сразу, как выскочим из окна.
   Он спрашивает:
   - А если там ничего не будет?
   И получает от меня исчерпывающий ответ:
   - Ты сначала нажми на гашетку, а потом ищи цель.
   Водителя, как и меня, тоже заметно трясёт, но я чувствую, что он направит машину прямо на засаду, которая не ждёт нас в такую рань. Те, кто будут близко - угодят под гусеницы, а кто подальше - под очереди тридцатисемимиллиметровой пушки и пулемёта. А если засада будет справа, то у нас окажется несколько секунд для принятия решения.
   Водителю джипа велю проходить портал вместе с БМП. Это не рекомендуется, но допускается. Машины при этом должны идти почти вплотную и на предельно малой скорости. Последнее гарантирует, что снаружи нас не засекут по колебаниям окна. Выскочив из окна, он тоже должен вдавить газ в пол, но прежде, чем поворачивать влево, ему следует сориентироваться. Главная его задача - не врезаться БМП в зад. КрАЗы и последний джип наоборот должны задержаться перед проходом и быть готовыми, что кто-нибудь оттуда выскочит. Я уже уверен, что с той стороны нас кто-то поджидает, вопрос - именно. Позже я несколько раз просматривал фильм о нашем прорыве, снятый одним из вражеских наблюдателей, попавшим в плен. Вот его описание произошедшего:
   Раннее утро, вот-вот появятся первые лучи солнца, тишина и полное благолепие вокруг. Почти весь отряд спит, включая второго наблюдателя напротив выхода - ряби в окне портала, обязательной при движении по нему, пока нет. Все три группы - правая, левая и основная, находящаяся напротив окна, не ждут нападения. Дремлют даже часовые по периметру пустоши. Только кашевары неторопливо возятся около костра. Вдруг из этого окна с ужасающим рёвом вырывается чудовище и выбрасывает струю болтов и файерболов по основной группе. От второго наблюдателя остаётся кровавое пятно, а оно сметает заграждение из веток с ядовитыми колючками и давит воинов, оказавшихся напротив. Ночью холодно, а костёр развести им не разрешили, вот они и сидели плотной группой, грея друг друга. И эта группа оказывается в мгновение ока раздавленной чудовищем, которое затем кидается на костёр. Всё происходит так быстро, что даже кашевары не успевают отскочить от огня, как во все стоны небо летят горящие ветки и куски тел. Оно же крутится по палаткам с воинами и выплёвывает длинную струю по последней группе. Одновременно с этим из портала вылетает второе чудовище и беззвучной тенью мчится следом за первым. Двое чудом уцелевших воинов основной группы падают, пронзённые очередью болтов из арбалета неизвестной конструкции. Наконец, приходит в себя наш младший помощник бейлифа и выдаёт жиденький залп ледяных стрел. Но чудовища привезли группу вражеских бойцов и мага. Последний успел поставить щит, отражающий наш залп, и отвечает серией мощных залпов из всего полагающегося, завершающийся сокрушительным ментальным ударом. Я решаю, что все воины Агапы погибли, и сдаюсь подошедшим бойцам противника.
   Вот мнение потерпевшего, довольно близкое к истине. Выскочив из портала и включив ревун, БМП сметает лёгкое противопехотное заграждение и давит группу тесно сидящих солдат. Стрелок успевает выпустить в них несколько снарядов и очередь из пулемёта и переносит огонь на сидящих вокруг костра. Тут же водитель поворачивает к левой группе, давя уцелевших. Прямые попадания снарядов рвут тела на куски, которые затем разбрасываются гусеницами. В трёх палатках все раздавлены - никто не успел выскочить. Даю сигнал десантироваться и зачистить этот лагерь. А сам выскакиваю из машины и ставлю щит, отражающий заклинания младшего помощника. Затем выдаю серию своих заклинаний, но опаздываю - он спрыгивает в овражек и телепортируется. Завершающий ментальный удар его уже не достаёт, а только оглушает уцелевших воинов. Мне следовало с него начать, а боевыми заклинаниями ударить потом. Вторая машина проходит беззвучно, а Кочубей пулемётом прижимает к земле правую группу и даёт нам время развернуться к ним и десантироваться. Далее идёт зачистка - добивание тяжелораненых, сбор трофеев и пленных. Захваченное оружие изготовлено гномами, поэтому мы его забираем, хотя оно и уступает привезённому. Несколько человек, охранявших периметр, удрали, но их мы не разыскиваем - наша задача довезти груз.
   Далее связываюсь по рации с Тиумом, узнаю про движение Агапы на Бирейнон и прошу Та-аню поставить нам портал. Мне говорят, что у врага тоже есть рамка и перехватчик, но я теперь достаточно знаю о телепортации, чтобы настоять на своём. В Бирейноне на площадке имеется стационарный прямоугольник, на котором наша магиня закрепляет выходное окно. А входное окно строю я сам и защищаю от перехвата. К этому моменту все наши машины вышли из портала и грузовики тут же проходят в новый, за ними и джипы. В это время враг пытается добраться до портала, но не перехватчиком, а резаком. Как и предполагаю, все эти попытки делаются неподалёку от входного окна и моя защита успешно отводит его в сторону. Последней телепортируется БМП, а следом я отцепляю окно портала и запрыгиваю в него. Подобные цирковые номера не рекомендуются, но меня успешно тащит в Бирейнон, пока резак тоже успешно уничтожает брошенную защиту.
   В замке нас встречают как героев, впрочем, путешествие в другой мир и обратный прорыв с боем на это вполне тянут. Тиум сразу гонит нас мыться и спать - после перехода из другого Мира сон необходим. Мне же он говорит, что Агапа идёт на Бирейнон, но будет идти несколько суток, так как не рискует пользоваться порталами. Поэтому пока это не срочно и всё можно будет обсудить потом. Оставляю машины Вадиму и Тиуму, которые руководят разгрузкой, и мы расходимся по спальням.
   Существует конвенция о неприменении заклинаний, уничтожающих всё радиусе броска камня и более. Но её нередко нарушают, а дикие маги отказались соблюдать любые ограничения.
  
  

Глава 14. Суха теория мой друг

Четверг-3

   Просыпаюсь как обычно, за полминуты до звонка будильника. После завтрака вызываю Юрека, чтобы выяснить о движении Агапы. Тот ещё далеко, но на севере активизируются отряды младших помощников. Катэн-Хоин собирается по приказу бейлифа ограбить Нали-Экет, где он вроде наместника, и окрестные деревни. Причём ему приказано забрать всё ценное и всё продовольствие. Другой отряд Бани-Тиериса уже ограбил ряд деревень на западе сеймена и теперь идёт в этот же городок и гонит с собой множество пленных. А третий отряд Хаи-Муюка направляется оттуда же на север владений Бирейна. Бейлиф ему приказал забрать всё, деревни сжечь, а жителей пленить и продать в рабство. Ещё Юрек сообщает, что около Нали-Экета крутится банда Кривозубого, которому поручено уничтожать противников бейлифа. Их в городке и в окрестных лесах хватает. Чтобы атаман бандитов выполнял указания в точности, Катэн-Хоином приставлен к нему советник, видимо владеющий магией. Вот и ответ Фанаха на попытку блокады, появляется мысль, надо срочно этих младших помощников выводить из игры.
   Далее намереваюсь посмотреть замки Таринон и Аранейнон. Но Юрек рассказывает, что они за ними внимательно следят. Седой ударился в запой и почти весь гарнизон следует его примеру. А Корин пока не собирается вылезать из своего замка, но кое-что интересное записать удалось, и передо мною на стол ложится включённый видеокристалл. Там Корин спешит к своему дому, а дворецкий еле поспевает за ним. Проскакивая мимо зажатых мечников, барон взбегает на второй этаж и только перед дверью в свою приёмную останавливается и медленно входит в комнату. Сидящие там десять человек без какого-либо почтения встают, а некоторые издевательски кланяются. Трое из них вооружены луками в собственный немаленький рост, шестеро - мечники, а у их командира нечто вроде шпаги. Как и в прошлый раз в комнате присутствуют пятеро воинов барона. Дворецкий благоразумно прислал наёмникам много еды, и они старательно обжираются. А воины барона смотрят на них и пускают слюни. Барон жестом приказывает своим воинам выйти, а сам обращается к командиру убийц:
   - Бейлиф дал вам оружие против Лееса?
   - Да, два меча и пять стрел.
   - Я хочу на них взглянуть.
   Сидящий рядом с командиром мечник вытаскивает свой клинок, и я обращаю внимание на серо-синеватую кромку на нём, похоже накладную. Один из лучников достаёт стрелу, наконечник которой заканчивается острым обломком камня серовато-синеватого цвета. Камень на моей груди в гневе:
   - Это осколки нашей сестры - убей бейлифа.
   - Обязательно, - успокаиваю я его.
   - Тогда что требуется от меня, - интересуется барон.
   - Лошадей, чтобы добраться до Нали-Экет, - это такой же городок, как и Соли-Экет, находящийся от него в шестидесяти километрах к западу, - и письмо на твой постоялый двор. Там мы и оставим твоих лошадей.
   - А почему Фанах Бенер-Руун считает, что Леес заявится туда в ближайшее время?
   - Потому что Леес ведёт целенаправленную охоту на младших помощников. А бейлиф приказал Бани-Тиерису перестать разыскивать лесные деревни в западных лесах, а срочно приехать в Нали-Экет и вместе с Катэн-Хоином напасть на Лееса. Узнав, что два младших помощника из девяти соберутся вместе, Леес обязательно постарается их прихлопнуть, а мы постараемся прихлопнуть его.
   - То есть бейлиф хочет обменять двоих своих младших помощников на Лееса - это может получиться, - барон очень доволен, - вы поедете сейчас или отдохнёте в моём замке до утра.
   - Придётся ехать сейчас, и то мы будем там только к ночи. А Леес быстр и внезапен, возможно, он в ближайшее время решит заняться малышами. А выколупывать его из Бирейнона мы не хотим.
   С этими словами киллеры встают, накидывают свои плащи и идут во двор. Барон выходит вместе с ними и приказывает кому-то из офицеров выделить им лошадей. Посмотрев ещё ряд мест, где есть башни, я настраиваю рамку портала в режим просмотра и заглядываю через неё в Нали-Экет. Дом, вернее постоялый двор, где обитает младший помощник, отыскивается быстро. Других постояльцев, кроме него и его банды в доме нет. Побегав рамкой по двору и послушав слуг, я узнаю, что вселившись, он всех выгнал, включая хозяина. Оставшимся приплачивает город, опасаясь, что если они уйдут, то этот отморозок прикажет своим бандитам хватать на улице первых попавшихся и тащить к нему. Охрана ворот в городке как-то действует, за этим следит специально назначенный бандит. Юрек рассказывает, что оказывается в слободах и в лесу действует какой-то отряд, истребляющий бандитов - слуг младшего помощника. Себя они называют ночными мстителями и сумели навести некоторый шухер. Во всяком случае, сотрудничают горожане с младшим помощником с большой оглядкой. Надо обязательно познакомиться с её атаманом, - решаю я.
   Несколько раз они проникали в город и резали его слуг и сотрудничавших с ним горожан. Затем младший помощник изгонял их из городка и сажал на кол смотрящего за воротами. После третьего раза охрана ворот стала относительно действенной. А сейчас он сидит у себя в комнате и грызёт от нетерпения ногти, ожидая какого-то советника. Через десять минут этот советник появляется и говорит, что он договорился с другим разбойником, Кривозубым. Тот завтра утром предложит ночным мстителям поддержку, а когда вечером появится Бани-Тиерис, то ударит им в тыл и эта неприятная банда будет уничтожена.
   - А что будем делать с Леесом?
   - Я думаю, что если ты вместе с Бани выступишь против него, то он проиграет.
   - Ни в коем случае, мы с Бани не доверяем друг другу и он нас прикончит по очереди. Давай лучше сделаем так. У меня есть настоящий гномий кинжал, который должен пробить любую магическую защиту. Я подержу его в яде, а потом вручу Деяниру - он опытный воин и сумеет нанести нужный удар.
   - Он наверняка откажется.
   - Он не откажется - я прикажу схватить его жену, дочерей и племянника и посажу их в подвал башни. А ему объясню, что они выйдут оттуда только когда Леес будет мёртв и обезглавлен.
   - Ну, мерзавец, ну подонок, - восхищаюсь я, - пробы ставить негде. Катэн-Хоин - ты мне полностью развязал руки.
   - Это может сработать, - подумав, говорит советник, - только брать их нужно ночью, под утро, чтобы наверняка.
   Магические башни - великолепный инструмент наблюдения ничуть не хуже спутников. И хотя от былой сети остались жалкие остатки, но они позволяют отследить все эти три отряда. Отряд Хаи-Муюка должен через пару часов подойти к самой северной деревне владения - Гои-Туюри. Мы успеваем его опередить и там уничтожить. Основное моё оружием - магия, включая жезл и камень на груди, а дополнительное - нож, подвеска с метательными клинками, пистолет и подсумок с гранатами. Одевшись и снарядившись, я перехожу в Башню Мага, а оттуда в комнату мага в Доме Урожая. Отсюда недалеко несколько шагов до площади, где меня ждёт первый конный взвод во главе с Вадимом и Микилеесом. Он полностью укомплектован коноводами и тачанками. Но я помню свой печальный опыт телепортации к Кей-бин-Хейя, когда мне пришлось истратить всю энергию. Поэтому приходится просить Тиума и Та-аню ассистировать мне. От меня требуется только установить и закрепить выходное окно, а держать портал будет она. Мы высаживаемся на центральной площади деревни и немедленно перекрываем ворота и все калитки. Пастухи со стадами, охотники и сборщики грибов и ягод уже ушли, а остальным велено сидеть дома.
   Затем я долго толкую со старостой деревни, весьма ушлым мужиком, старающимся угодить всем. Когда, наконец, до него доходит, что Хаи-Муюк спалит деревню, а их всех продаст в рабство, то он сразу меняется. Выяснив, что и остальных младших помощников я миловать не собираюсь, староста отбирает три десятка надёжных людей, которые будут изображать обычную крестьянскую деятельность. И у вошедшего в деревню отряда, а точнее банды, никаких подозрений не возникает. Хаи-Муюк с несколькими головорезами вваливаются в дом старосты и сразу приступают к грабежу. Прошу их немного погодить, а для лучшего понимания накидываю заклинание "Путы". Марфин и Амальта помогают им завершить свой скорбный путь. Численно банда младшего помощника и мой взвод равны, но те уже начали грабить и остановиться не могут. Несколько бандитов соображают, что попались в ловушку и бегут к воротам. Там их ждут пулемёты на тачанках, а амулетов ни у кого нет. И опять к моему удивлению, вооружённые бандиты с покорностью баранов идут под нож. Пора заняться следующим.
   Мои действия спланированы за меня. Сначала надо пообщаться с атаманом ночных мстителей - уговорить его покончить с Кривозубым и не мешать мне разбираться с младшими помощниками. Далее надо покончить с киллерами, причём кардинально. Затем надо освободить из подвала семью Деянира, спрятать их и не забыть сообщить ему об этом. И в конце программы торжественное вступление младшего помощника бейлифа Бани-Тиериса в город, грандиозная попойка и их ликвидация, по возможности быстрая и тихая.
   Рамка порталов настроена на Нали-Экет, а осмотр окрестностей позволяет найти в лесу домик, в котором атаман ночных мстителей как раз завершает разговор с Кривозубым. Они без особого тепла, но дружески прощаются на крыльце, и тот с тремя соратниками уезжает в лес. Из леса в дом скачут двое, видимо соратники атамана, выполнявшие в течение переговоров роль заложников. А Кривозубый идёт дальше в лес, а я кладу рамку на вертикальную подставку, чтобы смотреть и переодеваться. Для очередной операции выбрана местная одежда и обувь, включая хламиду. Телепортируемся на полянку в двух километрах от домика атамана, я оставляю там взвод с его штатным командиром. А сам с Вадимом, четвёркой бойцов и тачанкой еду к домику. Это первый налёт из запланированной серии. Специально едем не спеша и с заметным шумом, чтобы нас заметили заранее и не пугались. Так и получается. Атаман встречает нас на крыльце, а вокруг толпятся с полсотни его бойцов. Оставив тачанку с четвёркой немного в стороне от домика, мы с Вадимом подъезжаем к крыльцу.
   - Как я понимаю - маг Леес, - приветствует меня атаман, - у кого ещё хватит наглости заявиться ко мне сам-десят. И с шумом, не хватает только оркестра.
   - Да, я Леес. Оркестр будет в следующий раз, а с кем имею удовольствие беседовать?
   Атамана зовут Мири-Тоон и по его приглашению мы проходим в горницу. В середине комнаты стол, за которым сидят трое, встающие при нашем появлении. Атаман указывает на свободные стулья на пустой стороне стола и садится рядом со своими офицерами. Мы усаживаемся напротив, и он интересуется, какую помощь рассчитывает получить "Великий и Могучий маг Леес" от скромных ночных мстителей. Приходится сразу поставить его на место и объяснить, что в их помощи мы не нуждаемся, а просим не путаться под ногами, когда будем разбираться с младшими помощниками бейлифа. Это сразу настраивает их на деловой лад, и мы быстро договариваемся. Сначала мы вместе разберёмся с Кривозубым и его бандой, причём желательно при этом захватить советника. Потом ночные мстители блокируют ворота городка, чтобы слуги младших помощников не удрали. Бани-Тиериса я попробую прихлопнуть на дороге, но могу и впустить в город и там оприходовать сразу их обоих - как мне будет удобнее. Мири-Тоон предлагает немедленно выступить, так как советник может уже ехать в деревню, где расположилась банда Кривозубого. А он неплохой маг и желательно захватить его до въезда в деревню. В общей схватке советника легко можем убить как мы, так и свои, а на дороге в поединке один на один хорошие шансы взять его живьём. Как я понимаю, атаман и его офицеры хотят увидеть меня в деле, чтобы убедиться в моей силе. Страх перед бейлифом и его слугами можно снять только её демонстрацией. Поэтому, мы вскоре выезжаем, соединяемся с моим взводом и быстрой рысью пускаемся к ставке Кривозубого. То есть рысью скачет мой взвод и конница ночных мстителей. А большая их часть едет на телегах и идёт пешком, хотя и в хорошем темпе.
   По пути мы договариваемся, что я с одним отделением выезжаю на дорогу к Нали-Экету и еду навстречу советнику вместе с атаманом. Два других отделения блокируют две относительно крупные дороги, проходящие через деревню. Остальные дорожки и тропинки блокируют мстители. Ещё они выделяют три двойки проводников для каждого отделения. Определившись и распределившись, я форсирую движение своего отделения, влив дополнительную силу лошадям. Немного тормозит меня тачанка - кони, везущие её, отказываются мчаться по лесной тропе. Оставляю с нею Вадима, четвёрку воинов и проводников, и требую запереть дорогу из деревни в городок. А сам с атаманом и оставшимся десятком спешим галопом вперёд. Мы вылетаем на основную дорогу в пяти километрах от деревни, и сканирование показывает, что советник через три минуты встретится с нами. Одна четвёрку посылаю в лес справа, а шестёрку с командиром отделения мимо неё вдоль дороги. Когда советник со своими людьми проедет, они должны выехать на дорогу и не позволить никому удрать. Лес, слева от дороги, густо зарос кустарником, проехать через него непросто. Я надеюсь, живо разобраться с советником и успеть обнаружить и обездвижить беглецов. Вдвоём с атаманом мы останавливаемся на маленькой полянке на краю дороги, скрытые от приближающегося к нам отряда советника крутым поворотом. Как принято в Тао-Эрис, советник едет впереди своего отряда и без головного дозора. Впрочем, в лесу грамотному магу несложно обмануть дозор.
   Как только советник появляется из-за поворота, мой конь выскакивает на дорогу и оказывается перед ним в пяти метрах. Тот совершенно не готов к магической схватке и "Ментальный удар", "Путы" и "Сон" кидают его под ноги лошади. Рывок вперёд и тот же набор укладывают на дорогу первую четвёрку отряда. Моя четвёрка рвётся из леса на дорогу, а чтобы сдуру никто не вздумал сопротивляться, наверху повисает жуткая рожа. Я спешу дальше по дороге - следующие шестеро из отряда советника смирно сидят, положив ладони на затылки, а мои воины связывают их. А вот дальше происходит что-то непонятное - будто моя шестёрка, которая должна была запереть дорогу, вступила с кем-то в бой. В чём дело непонятно, но слышны автоматные очереди. Приходится поспешить им на помощь, поставив на всякий случай мощный щит. И не зря - в меня летит файербол, который я машинально отбиваю. В лесу слева от дороги засело четверо - все с защитными амулетами, а один с амулетом, мечущим файерболы. Это мы уже проходили - несложное заклинание и амулеты начинают им сильно жечь руки и тело, а потому летят на землю. Небольшой магический удар и все четверо выходят на дорогу, подняв руки. Я интересуюсь у их командира, который дует на обожженную амулетом-метателем руку - что они здесь потеряли. Выясняется, что Катэн-Хоин послал их проследить за советником, а если он столкнётся со мной, то убить и не дать ничего рассказать. Моя шестёрка, выскочив сзади них, вынудила выпустить пару файерболов, но расстояние оказалось велико и в цель они не попали. Ответный огонь из двух автоматов и пулемёта не позволил сблизиться и заставил засесть в кустах. А моя атака поставила в этой схватке точку. Заживляю ему руку - ожог оказался сильным, и сдаю его в плен шестёрке и тороплюсь к деревне вместе с Мири-Тооном. По пути перевожу пленных в дремотное состояние - чтобы могли сами идти, но ничего не соображали. Только советника оставляю спящим, его навьючивают на лошадь и везут следом за мной.
   Подъезжаю к тачанке и веду свой маленький отряд к деревне. В трёхстах метрах от неё дорога проходило под холмом, с которого она должна была неплохо просматриваться. Тут нас догоняет командир отделения со второй четвёркой стрелков. Третья четвёрка с проводниками сопровождает пленных. Поднимаюсь бегом на холм и перевожу дыхание - подъём оказался довольно крутым, затем осматриваю деревню. Кажется, бандиты заметили, что их обложили и засуетились. Заметив в центре деревни десяток человек с атаманом, чисто автоматически запускаю в них цепную молнию и достаю - они находятся на пределе моей дальности. Потом следует ещё ряд молний, хотя некоторые не достают до цели и рассыпаются. Но сам факт магической атаки производит на бандитов надлежащее впечатление, и они сдаются. Бандитов разоружают, раздевают и разувают, а затем загоняют в подвалы. Надо отметить, что взамен кожаных зипунов на меху им дают телогрейки, чтобы не замёрзли. И загоняли не то, чтобы в подвалы, а в пристройки к дому вроде землянок, в которых относительно тепло.
   Меня проводят в одну из изб, куда приводят советника. В ней основательно натоплено, так что снимаю хламиду. А советника раздевают догола, и мне приходится снимать с него амулеты и вырезать накры. После этого неприятного занятия, велю привязать его к тяжёлому креслу и вывожу из состояния сна. Короткий, но интенсивный допрос, и советник рассказывает и про ловушку с Кривозубым и про Деянира. Ещё он добавляет:
   - Ты Леес всё равно труп, а без тебя это движение подавят. Не в первый раз.
   Потом вводят Кривозубого, он слышал признания советника и не запирается. Выяснив всё, выводим эту пару во двор, где им без затей смахивают головы. После чего атаман отводит меня обратно в избу и интересуется, нельзя ли спасти семью Деянира. Оказывается тот - двоюродным брат Мири-Тоона. Обещаю сделать всё, что смогу и попытаюсь доставить семью Деянира к нему в лес. Затем надеваю хламиду и превратившись в брата Ожидающего, иду в Нали-Экет. На это раз отправляюсь один - любые спутники меня только задержат. Бегу не по дороге, а левее её и позади кустов длинным шагом. На такой скорости можно нестись по кустам, их ветки не успеют согнуться. Длинный шаг позволяет сканировать первый слой, а местами и второй. Кустарник я стараюсь всё-таки обходить, поэтому временами заметно удаляюсь от дороги.
   При одном из таких удалений я внезапно натыкаюсь на маленький каменный домик. Чем-то он напоминает часовню, но используется явно как жильё. В настоящий момент он пустует, но время от времени в нём бывают. Это чувствуется в частности по наложенным заклинаниям от пыли, протечек, разрушения и крепости стёкол. Причём в последний раз эти заклинания обновлялись месяца два назад, то есть недавно. Дверь в домик заперта магически, поэтому любой маг без труда может её открыть. Войдя в него, я оказываюсь в большой комнате с узкими окнами-бойницами. Пролезть в такое окно нереально, но оно дополнительно перекрыто двумя толстыми стальными прутьями и особо прочным стеклом. В этой комнате есть печь, стол с несколькими короткими лавками, а вдоль стен стоят три длинных и широких лавки для спанья. Две лестницы ведут вверх на чердак и вниз в подвал. На чердаке ничего интересного нет, хотя летом там можно спать. Тем более что почти весь пол в нём завален хорошо просушенным сеном этого года. В подвале хранится несколько копчёных окороков и рыбин, а главное - есть ход во внутренние слои. Погрузившись, я сразу попадаю в царство сущностей с нижних планов. Приходится готовить заклинания и кинжал - некоторые из тварей, оставивших следы, опасны и для меня. Один из ходов в третьем слое ведёт явно в Нали-Экет, и естественно я пускаюсь по нему. По пути ничего серьёзного мне не встречается, за исключением одного Барай-девгера, который всем демонстрирует свою силу. Это матёрый зверь, опытнее и сильнее Дружка, но мои навыки позволяют с ним справиться. Наша схватка имеет целью выяснить - кто сильнее? - поэтому об убиении речи не идёт. Если бы сильнее оказался он, то позволил мне вернуться обратно. А раз сильнее оказываюсь я - то имею право идти дальше. На всякий случай заставляю его идти с собой - Барай-девгер может неплохо охранять ход от всяких опасных тварей. А если при моём возвращении его на месте не окажется, то тревога - он убит или изгнан кем-то более сильным. Больше ничего серьёзного мне не встречается, вплоть до подвала башни мага, перед которым Барай-девгер и остаётся.
   В Нали-Экет нет полноценной башни мага, но эта постройка имеет её основные атрибуты: комнату мага, комнату для медитаций, а главное - подпитывающий источник. Младший помощник бейлифа разрушил два верхних этажа, включая потолок комнаты мага, поэтому переместиться сюда из своей башни я не могу, но остальными её функциями пользоваться можно. В подвале несколько комнат, в одной из которых заперта семья Деянира, но пока у меня есть более важные задачи. В одной из комнат подвала сохранился полуразвалившийся топчан. Осторожно ложусь на него и осматриваю через башню городок. Киллеры, как и предполагалось, устроились на последнем уцелевшем этаже башни. В комнате, из одного окна которой видны городские ворота, а из другого дверь дома, где живёт Катэн-Хоин. Там сидят два лучника, а охраняют их пять мечников - трое в комнате, а двое сторожат дверь снаружи. Капитан с мечником и лучником сидят в отдельном кабинете таверны постоялого двора. Стол заставлен блюдами и кувшинами - не деликатесами, но довольно вкусными кушаньями и напитками. Но сидящие в кабинете не обжираются, а ждут сигнала, изредка поклёвывая или выпивая глоток вина. В общем зале сидит Деянир, держа в левой руке ножны, а в правой рукоятку кинжала. План действий противника очевиден. Если я вхожу в город или выхожу из двери, убив младшего помощника, то меня атакуют лучники. Если мне удалось избежать их стрел, то я ворвусь в башню, где меня встретят мечники, а возможно и у лучников сохранится разящая стрела. Если каким-то чудом сумею с ними справиться, то у выхода из башни меня встретит Деянир с отравленным гномьим кинжалом. И даже если я убью его, то буду наверняка ранен, и окажусь лёгкой добычей для капитана киллеров и его команды. Вышеописанный порядок действий меня совершенно не вдохновляет, поэтому решаю поменять его.
   Задумка у них неплохая, но надлежит ещё раз всё проверить. И действительно, на первом этаже башни в одной из комнат прячется арбалетчик с гномьими болтами. В комнату к арбалетчику ведёт потайной ход, ясно видный при магическом осмотре башни. Воин даже не успевает удивиться, как мой кинжал вонзается ему в горло и выбрасывает магический поток, разрушающий всё в его голове. Выброс пропущен через клинок, уже вонзившийся в тело, поэтому всплеска магии нельзя заметить. А слабый фон гасит башня. Арбалет заряжен двумя болтами из гномьей стали с магическими наконечниками. Они легко пробьют мою защиту. Я не представляю, как от них защититься. В его колчане ещё три подобных болта и десяток обычных.
   Следующим шагом надо посетить к капитана киллеров. Для этого возвращаюсь, спускаюсь в первый слой и перехожу в подвал таверны. Оттуда мимо кухни, по служебным лестницам направляюсь в кабинет. Слуги, как всегда считают - если человек уверенно идёт служебным коридором, значит так и надо. Захожу в соседний кабинет, магическим ударом ломаю стену и всаживаю два болта в лучника и капитана. Лучник падает мёртвым, а капитан пытается встать. Мечник с обнажённым клинком бросается ко мне и получает пулю в лоб. Следующая пуля убивает капитана. Я опасаюсь применять убойные заклинания, вполне возможно за ними ведётся наблюдение. А "Выбить стену" - заклинание другой группы и в помещении оно гаснет. И мало ли кто применил в таверне бытовое заклинание - может проскочить. Выстрелы тоже вряд ли кто слышит - на пистолете глушитель, в кабинетах хорошая звукоизоляция, в том числе и магическая, а в общем зале грохочет оркестр с барабанами. Быстро собираю всё оружие в тюк, кладу осколки камня в карман и я накладываю на убитых заклинание "Жизнь". Оживить их я не могу, да и не собираюсь, но вдохнуть в ещё тёплые тела немного жизненной энергии, чтобы они сами дошли до прохода - это в моих силах. Они встают и идут по служебной лестнице вниз, а я, взяв тюк с оружием и накинув "Маскировку", тихонько иду за ними. Спускать тела в проход и перемещать по проходу приходится левитацией, с чем я здорово маюсь. Зато заклинание "Жизнь" позволяет считать у капитана многое о гильдии убийц Пеоро-Тоона и о конкретном заказе на меня. Свалив трупы и тюк с оружием в пещерку рядом с Барай-девгером, я присаживаюсь рядом передохнуть, прежде чем штурмовать комнату с лучниками.
   Поднявшись на первый этаж, мне приходится обождать, пока мимо меня пройдут два мечника. Наверное, у них с капитаном установлена связь, и его молчание их тревожит. Дождавшись, когда они выйдут из башни, поднимаюсь вверх. Сейчас у двери один мечник, а остальные четверо находятся в комнате. Наверх башни ведут две лестницы. Вторая в ужасном состоянии, но зато её не контролирует киллер у двери. Высмотрев подходящие для подъёма места лестницы, заряжаю арбалет двумя гномьими болтами и поднимаюсь наверх. Далее одним прыжком оказываюсь над дежурящим мечником и дважды стреляю в него. Магический амулет обеспечивает ему неплохую защиту, но гномьи болты пробивают и разрушают её, а ледяная стрела убивает. Подскочив к двери, закатываю в комнату две эфки и захлопываю дверь. Грохот и тянет горелым. За дверью четыре трупа - защитные амулеты предохраняют от не очень сильных горизонтальных и вертикальных ударов, но осколки снизу прошили тела без помех. Некоторые, пробив тело, врезались в защиту и отразились обратно. Мне осталось собрать ещё один тюк с оружием и осколки камня, а затем спуститься вниз. Пять трупов остались в комнате, а тюк - в пещерке рядом с Барай-девгером.
   Теперь остаются два мечника и Деянир. Гномьи болты я вынул из тел, протёр и заново зарядил арбалет. Затем выглядываю в окно и вижу, что имеет место наихудший для меня вариант - Деянир и мечники вместе идут через площадь. Видимо мечники обнаружили в кабинете кровь и решили сообщить об этом старшему. И не исключено, что они поняли - капитан и два ниндзя убиты. Надо их как-то разделить и мне приходится подняться наверх - может быть они пойдут по разным лестницам. Деянир остаётся внизу и идёт к своей семье, а мечники поднимаются наверх, открывают дверь и замирают на пороге. Арбалет дважды щёлкает, и два трупа пополняют коллекцию тел в комнате. Оружие с них я снимаю, надеясь, что его отсутствие внесёт хоть небольшую путаницу в вопрос - "Кто убил?". Да и само по себе оно неплохое и может пригодиться. Болты в очередной раз вырезаны из тел, протёрты и убраны в колчан. Мечи и кинжалы не беру - не по руке, а завязываю в тючок. Далее собираю осколки камня и укладываю их в кристалл. Нескольких мелких кусочков не хватает, но я всё равно пробую срастить осколки в камень. Получается не очень, но у меня в руке теперь кристалл с трещинами, а не отдельные мёртвые куски. Окончательно вылечить его сложно и долго, а мой камень требует соединения с ним. Решаю не тратить больше на них времени, прижимаю новый камень к старому, чтобы они слились воедино. С этим тючком спускаюсь вниз и останавливаюсь в одном лестничном пролёте до проема, за которым прячется Деянир.
   - Давай поговорим, - кричу я ему, - и привет от Мири-Тоона.
   Он выходит из проёма на площадку, сжимая в руке ножны с кинжалом. Мне легко его убить, и он это понимает, но не скрывается.
   - Деянир, почему ты не заберёшь из подвала свою семью - врагов уже нет?
   - У Катэн-Хоина нашёлся свиток с хитрым заклинанием, - отвечает он, - пока ты жив, они не могут выйти из подвала.
   Удивившись, заявляю ему, что сомневаюсь в действенности подобного заклинания. На что он предлагает мне проверить самому, обещая меня пока не убивать. При этой фразе мы оба усмехаемся - мне его убить намного проще, он сам на это напрашивался. Договорившись, кидаю ему тючок с оружием - пусть руки у него будут заняты. Затем спускаюсь в подвал, открываю дверь в камеру с семьёй Деянира и мысленно разбираю заклинание. Я уверен, что невозможно построить подобное заклинание без дыр, и намереваюсь их найти. Просто выйти действительно невозможно - заклинание срабатывает на пересечение периметра подвала башни, а также пола и потолка. Поэтому выносить их на руках или проламывать стену бесполезно. Разрушить заклинание - та ещё работа, оно напичкано всяческими ловушками. Их надо выискивать и удалять целый год без гарантии успеха. Подобный Сизифов труд меня не вдохновляет.
   - Вот видишь, - говорит Деянир, - снять его невозможно.
   - Не мешай, - раздражённо отвечаю ему, - какой-то маг лепил его год с хвостом, а ты хочешь, чтобы я решил задачу сразу.
   Он заткнулся, а мне приходит в голову идея, уйти другим измерением. Против портала в заклинании предусмотрена ответная реплика, но против погружения в слои Мира ничего не видно. Подзываю младшую дочку Деянира, как самую лёгкую, беру её на руки и погружаюсь. С входом в слой проблем нет - проход находится прямо под башней. Если заклинание всё-таки сработает, то первый удар придётся на меня. Его моя защита должна выдержать, и девчонку успею вкинуть обратно в комнату. Погрузившись по грудь, я фиксирую начало входа в проход и командую двигаться за мною шаг в шаг. Это несложно, так как мои шаги отпечатываются в нём. Мы спускаемся - я иду впереди с девочкой на руках, а Деянир с тючком замыкает шествие. Полсотни шагов и мы уже около Барай-девгера. Увидев нас, он приподнимает голову, машет хвостом и продолжает дремать. Ссадив девочку около пещерки, я возвращаюсь в камеру и убираю все следы. Заклинание почуяло, что клетка пуста и заметалось. На подобный случай в нём ничего не предусмотрено. Моё предложение - вернуться к младшему помощнику, принято с пониманием. Главное, что оно не станет нас искать и преследовать. А разборка с Катэн-Хоином только приветствуется.
   Вернувшись к Деяниру, я предлагаю ему положить тючок к остальным и выбрать себе меч - нападения тварей возможны, а кинжалом от них не отмашешься. Он засовывает кинжал за пояс и подбирает себе меч, после чего мы двинули дальше. Надо удалиться от городка за линию горизонта, где заклинание не сможет нас почуять, там выйти во внешний слой и уйти порталом. Конечно, бейлиф портал засечёт, но он и так знает, что я рядом с Нали-Экетом. Подходящий выход отыскивается без труда, и мы оказываемся на полянке в лесу. Настроить рамку на дом Мири-Тоона уже рутина, и мы входим прямо в комнату. Сидящий там и дремлющий дежурный даже подпрыгивает, но узнав меня и Деянира, успокаивается. А получив мою команду "накормить гостей", мчится на кухню. Потом выслушиваю благодарности от Деянира и уговариваю его отдать мне кинжал. Яд, которым щедро смазал клинок Катэн-Хоин, смывается только горячей человеческой кровью. И мы с Деяниром единодушны, что лучше всего подойдёт кровь младшего помощника бейлифа. Но мне приходится доказывать, что вряд ли он сможет подойти к объекту, а тем более нанести удар. С моими доводами он соглашается только после небольшой демонстрации возможностей магической защиты. Конечно, гномья сталь способна её пробить, но не в парализованной руке.
   Заполучив кинжал, я опять порталом перемещаюсь в деревню, где убит Кривозубый. Там немедленно собираю небольшой по составу совет, которому сообщаю последние события в городке. Передохнув и поев, собираюсь сделать второй налёт на Нали-Экет. Дозоры мстителей дежурят возле всех ворот городка и на дорогах, где ждут Бани-Тиериса. Пока тихо, но из самого городка информация не поступает. В Нали-Экет, как и в прошлый раз, я бегу лесом слева от дороги. Длинный шаг даёт совершенно упоительное ощущение полёта над землёй. Но из-за скорости угол обзора резко сужен и при поворотах приходится тормозить, иначе можно врезаться в дерево. Однако дорога уже немного знакома, а плавные повороты у меня получаются на полной скорости. После домика с проходом приходится притормозить - дорогу дальше уже не знаю. Я хочу войти в город обычным образом через ворота, чтобы понюхать его жизнь. Смертный приговор этой паре младших помощников мною уже вынесен, но присмотреться всё равно следует. На краю леса останавливаюсь, чтобы осмотреться и успокоиться. Для братьев Ожидающих характерное состояние - всё по фигу. Заодно осматриваю дорогу, по которой к воротам катятся редкие телеги с мешками. Тетеревов на деревьях здесь тоже хватает, поэтому без труда сбиваю пару и сворачиваю им шеи. Затем связываю им лапы верёвочкой и вешаю на плечо. Остаётся выйти на лесную тропинку, которая вливается в дорогу, ведущую в город. Заодно срезаю подходящий сук, который можно использовать как посох, а при необходимости и как дубинку.
   У городских ворот стража лениво досматривает крестьян. Шмона нет, но мешки ощупываются, а некоторые требуют и развязать. У меня тоже потребовали откинуть капюшон хламиды и выдрали у тетерева несколько перьев. Из разговоров понятно, что все ждут Бани-Тиериса и Лееса, но и того и другого ожидают скорее со страхом. К Катэн-Хоину уже привыкли, тем более, что его выходки редко заканчиваются кровью. А пробежки по улицам голышом или порки плетьми можно перетерпеть. Ожидающиеся личности неизвестны и этим опасны. С этими раздумьями я вышел на центральную площадь, где раскинулся крохотный рынок. Дорога привела меня к нему сбоку, неподалёку от дома младшего помощника бейлифа. С крыльца этого дома меня и окликнули. Видит Бог, я не собирался сразу лезть к Хоину и резать, а хотел продать на рынке тетеревов и побродить немного по городу. Но будучи вежливым человеком, подхожу к довольно неприятному типу, кажется дворецкому, орущему с крыльца. Он требует, чтобы я отдал ему птиц, так как к Катэн-Хоину приезжает другой младший помощник бейлифа, и он хочет того угостить. На это я отвечаю, что с радостью подарю птичек Катэн-Хоину, но дворецкому их не отдам.
   - Ты что, мне не доверяешь, - аж взвивается он.
   - Разумеется, не доверяю, - отвечаю я, - вон какую ряху отъел, наверняка сам их сожрёшь втихаря.
   Стража на крыльце покатывается со смеху, и дворецкий смекает, что помощи от них он не дождётся. Поэтому он ведёт меня в дом, но быстро поворачивает в сторону кухни. Я останавливаюсь в пустом коридоре и спрашиваю:
   - А что младший помощник бейлифа живёт на кухне?
   Дворецкий озирается, но вокруг нас никого нет, а моя улыбка его пугает. Пригрозив, что хозяин за эту наглость меня накажет, он поднимается со мной на третий этаж. Коридор к покоям Катэн-Хоина охраняет с десяток воинов и около двери толпятся четверо, включая офицера стражи. Тот поначалу не хочет нас пускать, но небольшое ментальное воздействие и он сопровождает нас. Дворецкий тоже вдруг чует неладное, и небольшое воздействие и мы проникаем в покои младшего помощника. Катэн-Хоин сидит на кровати без штанов, но в кольчуге и с удивлением таращится на нас.
   - Твоё могущество, я птичек принёс, - с этими словами вручаю их офицеру и подхожу к Катэн-Хоину. Затеи достаю кинжал, - а ещё меня попросили вернуть вам ваш подарок.
   Младший помощник, узнаёт кинжал, испуганно взмахивает руками, а тот пробивает кольчугу, рёбра и сердце. Офицер всё ещё воюет с прилипшими к его рукам тетеревами, а дворецкий неожиданно визжит пронзительным бабьим голосом. Успокаиваю их парой ледяных стрел. Офицер умирает сразу, а дворецкий, получив стрелу в живот, визжит ещё громче. Вбежавшие в комнату три стража никак не могут вытащить мечи, "приклеившиеся" к ножнам, и я быстро их пристреливаю. К пистолету я заранее привинтил глушитель и наложил заклинание "Тишина". Четвёртым выстрелом успокаиваю дворецкого. Затем снимаю с младшего помощника камень и добавляю его к своему, вытаскиваю кинжал, вытираю его о простыню и засовываю в ножны. Далее подбираю птичек и выхожу из покоев Катэн-Хоина. Воины, дежурящие в коридоре, видали и слыхали всякое, поэтому они только мельком глянули на меня. Подхожу к ближайшему, отдаю ему тетеревов и роняю, что младший помощник велел отнести их на кухню и приготовить для Бани-Тиериса. Он послушно несёт их поварам, а мне остаётся только тихонечко уйти по-английски. Но тут на улице взревели трубы и чей-то голос орёт:
   - Младший помощник бейлифа Бани-Тиерис.
   Все прилипают к окнам, а я возвращаюсь в покои Катэн-Хоина, где встаю за толстой портьерой и обозреваю в окне явление его народу. Очередной младший помощник въезжает на центральную площадь, восседая на огромном баране, размером с першерона. Сзади, перестраиваясь в колонну по четыре, его сопровождают воины, оркестр, челядь и пленные. Последних несколько сотен, а может и тысяча, и их охраняют с боков и сзади. Десяток воинов разгоняет торговцев, и два десятка людей начинают выкапывать ямы для кольев и другого пыточного инструмента. Пленные все связаны и их подгоняют к стенам дома Катэн-Хоина. Оркестр выстраивается в торце площади и играет какой-то марш. Сам Бани-Тиерис опёршись на руки двух рослых воинов, сползает с барана. Эти же воины помогают ему встать на ноги и подняться на крыльцо. Я же достаю рацию, связываюсь с Вадимом и приказываю выдвигаться к городу. Через некоторое время слышу топот в коридоре, и кто-то громко спрашивает:
   - Где Катэн-Хоин, почему он не встречает Бани-Тиериса?
   На вопрос никто не отвечает, и топот приближается к двери. Далее шаги уже в приёмной, двери в покои Катэн-Хоина распахиваются и входят два здоровенных амбала, занося кайфующего младшего помощника бейлифа. Стоит им войти, как двери в покои захлопываются перед следующими охранниками, а мой пистолет дважды говорит им "последнее прощай". Одним прыжком оказываюсь рядом с Бани-Тиерисом и вгоняю ему в сердце гномий кинжал, отправляя его вслед за Катэн-Хоином. А затем забираю и его камень, и свой клинок. При этом чую сладковатый наркотический запашок - парень явно перетрусил. Кинжал тщательно вытерт об его одежду и убран в ножны. После чего опять скрываюсь за портьерой и приказываю Вадиму штурмовать ворота, так как оба младших помощника мертвы. После снимаю запирающее заклинание с двери - охрана, столпившаяся в коридоре, тянет двери на себя, и когда заклинание исчезает, то они падают на пол. В конце концов, свита Бани входит в комнату и обнаруживает шесть трупов, в том числе двух младших помощников. Оркестр на улице в это время играет нечто вроде "Славься могучий Бани-Тиерис, победитель кого-то там". Я же никак не могу решить, что же мне делать. Можно атаковать вошедших - перебить несколько десятков человек вполне реально, но существует опасность напороться на гномью сталь или мага. Можно отступить чёрным ходом, в покоях имеется и он, но делать мне этого не охота. Просто стоять за портьерой совсем неразумно, но ничего другого в голову не приходит.
   Охранники зайти в комнату так и не решаются, а дожидаются магов. Их трое - двое слабеньких, а третий уровня Каэна. Ещё какой-то шорох доносится с чёрного хода, но он пока далеко. Кто приближается сзади, неизвестно и непонятно, поэтому надо атаковать тройку передо мной. Но сначала стоит разделаться с охраной в приёмной и коридоре. Для этого из прохода уже выдернута тварь, похожая на кисею, но более плотная и активная. Для магов она мало опасна, но чтобы разделаться с ней им потребуется время. А для свиты и охраны в самый раз. Раздавшиеся сзади тройки магов вопли ужаса отвлекают их, а моё заклинание раскаляет камни-амулеты. Избавление от них требует времени, и я успеваю провести атаку на сильнейшего мага - пять ледяных стрел, кислотное облако и два клинка из подвески, заряженные магией. Последние две ледяные стрелы поразили его, а облако почти убило. Клинки вонзились в уже беспомощный полутруп и выжгли все внутренности. Двух других магов убиваю из пистолета, а третья пулю - контроль в голову, добавляю их лидеру. Я надеюсь хотя бы частично скрыть мои магические возможности. Кисееподобная тварь уже разделалась с охраной, заполнила коридор и приёмную, и втягивается в комнату, собираясь поживиться трупами магов. Шорох из чёрного хода уже близко и мне приходится переместиться за другую портьеру рядом с дверью. Это не очень нравится "моей" твари, но два слабых магических удара заставляют её смириться.
   Ещё несколько вдохов и в комнату вползает наг. Он сразу замечает меня - человеческое тело горячее всего остального, и пытается атаковать, но останавливается перед кисеёй. Погасив в голове все мысли, я дважды стреляю ему в глаза и один раз попадаю. Наг дёргается, пытаясь удрать, но я оглушаю его магическим ударом, а потом добиваю двумя метательными клинками. Гномий кинжал легко отрезает ему голову. Собрав обратно в подвеску клинки и вставив в пистолет новую обойму, я тихо пускаюсь по чёрному ходу. Вскоре слышу шаги - кто-то крадётся мне навстречу. Я желаю с ним поговорить, для чего выбираю удобное место - тёмный угол за поворотом, где легко притаиться. Вскоре передо мной возникает человек, держащий в руке нож. Он движется предельно осторожно, чтобы ничего не скрипнуло, но против мага это бесполезно. На шее у него надета мерзкая вещь - поводок покорности, от которой в пространство удаляется управляющая нить. Это позволяет вожатому видеть и слышать всё, что и ведомому, а при желании причинить ему сильную боль или убить. В его ауре имеется определённый рисунок, говорящий о наличии магических способностей, но умеренных. Собираюсь освободить его от надетой гадости. Хорошо, что чётко видна структура поводка. Прежде всего, создаю собственный аналогичный поводок, затем перерезаю тот и присоединяю хвостик к своему. Иначе заклинание в поводке, почувствовав потерю связи, тут же убьёт ведомого. В обрезанный вход посылаю сильный магический импульс, чтобы вожатый немного покорчился. Далее через поводок тело ведомого получает приказ "Замереть" и нож падает на пол. Под поводком формирую жёсткий защитный ошейник и гномьим кинжалом перерезаю нити поводка. В этой процедуре всё тривиально, кроме перерезания нитей. Их надо рассекать в строго определённом порядке, и не дай Бог задеть клинком соседнюю. Тогда смерть ведомого будет ужасной. На его счастье я - видящий и от меня требуется только аккуратность. Вскоре разрезанный поводок сваливается с шеи и повисает в воздухе. Отцепляю его от себя и сжигаю. Далее убираю ошейник и позволяю магу отмереть.
   Он не сразу понимает, что произошло и какое-то время ощупывает шею. Потом видит догорающий поводок и сдержанно, но искренне благодарит. Выясняется, что зовут его Фамис и однажды его отловил Фанах, который сумел обманом надеть на него этот поводок. А далее бейлиф пользовался Фамисом как проводником нага и поручал ему всякие грязные дела. Наг давно уже вырос, и водить его стало опасно, но бейлиф с этим не считается и не позволяет его умертвить. А теперь Фамис свободен и хотя он мне обязан и готов расплатиться, но хочет поступить на службу Леесу, чтобы отомстить бейлифу. Выяснение отношений грозит затянуться, поэтому отсылаю его по чёрному ходу вниз, велю запереть дверь на улицу и сторожить её, а за это обещаю познакомить с Леесом. Сам же в третий раз возвращаюсь в покои Катэн-Хоина, где есть потайная лестница наверх.
   Тут меня ловит по рации Вадим. Он докладывает, что надвратные башни заняты, слуги Катэн-Хоина сдались и взвод вместе с мстителями обложили центральную площадь. Но Бани-Тиерис нанял наёмников, которые не только отказываются сдаться, но и требуют, чтобы мы выплатили им обещанное бейлифом. Я предлагаю ему подождать несколько минут, нужные мне для подъёма на крышу, а пока продолжить разговоры с наёмниками. На крыше мне чудится опасность, заставляющая прижаться к печной трубе и выставить с наклоном щит. И сразу по нему щёлкает болт, но соскальзывает и ударяет в трубу. Судя по разрушениям, болт из гномьей стали. Не выглядывая из-за трубы, швыряю три пятёрки ледяных стрел, падаю на крышу, отползаю и выглядываю. Около крайней трубы, обломанной наполовину, копошатся трое - арбалетчица и два мечника, видимо из наёмников. Ещё пятёрка ледышек и с мечниками покончено, а у арбалетчицы перебита в локте левая рука. Осмотр крыши показывает, что из живых наверху только она. Правую ладонь арбалетчицы приклеиваю к крыше и забираю колчан и арбалет, а потом подхожу к краю, закрывшись воздушным щитом.
   Наёмники на площади приветствуют меня дружным залпом из луков и арбалетов, но воздушный щит - это мощный поток воздуха, который подбрасывает стрелы и болты вверх, а затем они возвращаются обратно. Этот дождь охлаждает головы наёмников, стоящих на площади, и хотя он не смертелен, но довольно неприятен. Поэтому, после второго залпа из арбалетов и пятого из луков, стрельба прекращается и можно спокойно их осмотреть. Наёмники распределились между пленными около дома напротив меня. На двух улицах и в переулке развернулся мой взвод, перекрыв возможный бросок конницы рогатками. Тачанка, усиленная четвёркой стрелков и группой мстителей, развернулась на третьей из них, изготовившись к фланговому огню. Поперёк самой широкой улицы стремительно растёт баррикада. В результате наёмники образовали неширокий прямоугольник, в центре которого находился их капитан. Из приличия предлагаю наёмникам сложить оружие, на что капитан поминает всех моих родственников и рекомендует прогуляться по весьма малопривлекательным местам. На это высокие договаривающиеся стороны - я стою на крыше, а капитан сидит на крупном коне, - полагают переговоры исчерпанными. В меня летят несколько стрел и болтов, отбиваемых воздушным щитом, а в ответ по наёмникам получают цепные молнии. Они принимаются шлемами, касками, а то и головами, которые отразить молнию неспособны. Два залпа персонально достаются капитану и его окружению. В результате весь их отряд принимает горизонтальное положение, и мои воинам вкупе с мстителями и горожанами спешат обеспечить их руки и ноги прочными верёвками. В процессе обвязывания наёмников возникает стихийный митинг, и мне приходится спрыгнуть вниз, пока возбуждённая толпа не ворвалась в дом и далее. Ведь большинство горожан и мстителей вряд ли умеют прыгать с крыш без травм.
   Пока бурлит веселье, и освобождаются пленники Бани-Тиериса, мне удаётся собрать группу в составе Вадима, Мири-Тоона, Деянира, командира пленников и двух мейстеров и по-английски вернуться в дом. Подниматься в залитые кровью покои Катэн-Хоина не охота, и мы проходим на кухню, откуда накатывают аппетитные ароматы. По дороге к нам присоединяются ещё четверо, включая Фамиса. Располагаемся мы в отдельной трапезной за большим столом, на который кухонные работники начали таскать всякие вкусности, включая изысканно приготовленных моих тетеревов. Я прошу Мири-Тоона представить тех присутствующих, которых он знает, а остальным представиться самим. Пленники наёмников оказываются объединённым партизанским отрядом западных лесов. Они пытались защищать деревни, но магия камня Бани-Тиериса и профессионализм наёмников оказались сильнее. Теперь они с радостью пойдут под мою руку, потому что их цель - война с бейлифами, а мои победоносные действия и захват Нали-Экета произвели на них впечатление. Всего Бани-Тиерис гнал тысячу двести пленных, и около трёхсот из них погибло по дороге. Их он собирался подвергнуть жутким казням, о чём неоднократно им сообщал. Почти все они потеряли кого-нибудь из близких и жаждут драться до конца. По своему опыту они прекрасно понимают, что для успеха нужны маги, нужно хорошее оружие и нужно обучение. Всё это я им обещаю и могу дать, поэтому рассчитываю, что к весне у меня будет приличное войско.
   Три мейстера представляют три цеха из шести крупных и заверяют меня, что сегодня же соберут городской совет, на котором объявят меня бургсеньором и обеспечат людьми, деньгами и продукцией. Ещё им надо избрать бургомистра, потому что прежнего Катэн-Хоин велел четвертовать вместе с тремя мейстерами и запретил выбирать новых. Вместо мейстеров тогда были выбраны руководители цехов, а с бургомистром ещё требуется определиться. Деянир представляет воинскую школу, запрещённую бейлиф, но действующую подпольно. Он соглашается со мной, что школе лучше перебраться в Бирейнон, где можно свободно тренироваться и параллельно обучать набираемую дружину. Двое из присоединившихся - хозяин этого постоялого двора и предводитель пастухов. В деревнях вокруг Нали-Экета широко разводят овец и немало их пригоняют весной из дальних поселений на стрижку и забой. Этот человек представляет интересы пастухов и стригалей и заседает в городском совете наравне с мейстерами крупных цехов. Разводят здесь как обычных овец, так и гигантских баранов, вес которых достигает полутора тонн, а шерсть по прочности походит на стальную проволоку. Я задаю вопрос - что делать с наёмниками? Все присутствующие, кроме меня, требуют их казнить. Этот отряд отличился зверскими расправами над населением деревень западных лесов, где живут родственники присутствующих. Я вспоминаю о лежащей на крыше арбалетчице и требую себе право миловать отдельных наёмников. Скрепя сердцем со мной соглашается. Фамис приносит мне вассальную клятву мага, хотя и огорчается моим заявлением, что я лично разберусь с Фанахом и никому не позволю мне мешать. Ещё договариваемся, что половина бывших пленников и четыреста горожан, мстителей и пастухов с оружием выйдут в Бирейнон после обеда. Ими будут командовать Вадим и командир партизан, которого зовут Вулик Таин-Хоман. Мири-Тоон выделяет мне сотню мстителей, но сам остаётся в городке, чтобы помочь навести порядок. Я же, закончив здесь свои дела, собираюсь вместе с делегацией и Фамисом вернуться в Бирейнон порталом.
   Договорившись, мы приступаем к еде и выясняем, что тетерева весьма вкусны, особенно если хорошо приготовлены. После еды в благодушном настроении выходим на улицу. Горожане смонтировали половину привезённых Бани-Тиерисом агрегатов для казни, и выстроили к ним в очередь связанных наёмников. Надо отдать горожанам должное - самые изощрённые и громоздкие агрегаты они монтировать не стали, но думаю не по доброте, а из-за лени. В соответствии с договорённостью я обхожу наёмников, вслушиваясь в их души. Читать их мысли незачем, эмпатии хватает, чтобы определить, сколько на его руках крови и доставляет ли ему удовольствие мучить и убивать. А таких подавляющее большинство, мало у кого в душе осталось что-нибудь человеческое. Меня удивляет покорность, с которой почти все ожидают муки и смерть. Немногие непокорные надеются, что перед казнью их развяжут и позволят умереть в бою. Кстати, некоторые из них отличаются от остальных тем, что хотя тоже убивали и мучили, но делали это без удовольствия, а потому что так положено. Ещё меня продолжает удивлять, что почти пятая часть наёмников женщины, и они мучили и убивали с не меньшим, а часто с большим наслаждением, чем мужчины. Я выбираю всего одиннадцать человек, из них пять женщин. Вряд ли у кого-нибудь из них проснётся человечность, но надежда на это есть.
   После обхода поднимаюсь на крышу и отклеиваю от неё арбалетчицу. Она пытается сжечь меня злобным взглядом, но имя своё называет - Ле-ери. Кстати, на Тао-Эрис отсутствует примета, что нельзя называть своё имя - все хорошо знают, что маг находит человека по метке или по рисунку ауры. По пути с крыши вниз она обещает меня убить, так как я убил её мужчину. Я справляюсь, почему она хочет за него мстить, ведь отношения у них были отнюдь не тёплые, любить его она не любила и несколько раз он её бил. На что она отвечает, что у них так принято, но задумывается. По пути мы заглядываем в покои младшего помощника, где я захватываю сундучок со свитками, книгами и чем-то ещё. Когда мы спускаемся и выходим на площадь, то видим картину Репина "Утро стрелецкой казни". Правда сейчас не утро, а уже за полдень, и мы не столько видим, сколько слышим. К нам подходит целитель и занимается её рукой - закрывает рану и накладывает на локоть шину. После говорит, что в Бирейноне надо отдать её лекарю, чтобы тот восстановил сустав. Мы проходим на другую площадь, где должна собраться делегация представителей Нали-Экет, и откуда удобно телепортироваться. По дороге меня догоняет Мири-Тоон и я показываю ему на замёрзших музыкантов, толпящихся на краю площади:
   - А вот тебе и оркестр.
   Он мгновенно соображает и ведёт их в дом, откуда мы недавно вышли. Там тепло и на кухне их накормят. На маленькой площади меня ждёт делегация: два мейстера, один из них незнакомый, предводитель пастухов, одиннадцать пленных и моя охрана - Марфин, четвёрка стрелков, десяток мстителей и Деянир с семьёй. Отдаю сундучок Марфину для последующей передачи Тиуму, присоединяю Ле-ери к пленным, настраиваю рамку, и мы переходим на портальную площадку в Бирейнон.
   Почти сразу же к нам подбегает Маэрим. Переговоры с делегацией Соли-Экета окончились ничем, так как они продолжали настаивать на статусе вольного города и отказались предоставить мне статус бургсеньора. Более того, они заявили, что это мы не хотим с ними договариваться и уехали. "Скатертью дорога" - говорю я и предлагаю послать туда нашего представителя, например канцлера, чтобы рассказать правду о переговорах. А ей с Кабалем предстоит договариваться делегацией от Нали-Экет. Выяснив, что провал переговоров меня не волнует, она успокаивается и расспрашивает о моих достижениях. Но я прошу сначала разместить делегатов, далее отвести в тюрьму пленных, а Ле-ери к лекарю, а затем отправить воинов в казарму. Потом вызвать Дмитрия, Куини, Юрека, Кабаля и Тиума ко мне в башню, где можно будет всех ознакомить с нашими успехами. Хорошо, когда есть чем похвастаться - подводит итог Маэрим и целует меня в щёку. И "утешает", что со мной жаждет пообщаться Ону-сиим - епископ братства Ожидающих. Тот уже спешит к нам от Дома Урожая. Она отводит нас в переговорную комнату на первом этаже и убегает. На Тао-Эрис уровень магической энергии выше, чем на Земле, поэтому люди обычно бегают, а не ходят. В переговорной комнате мы одновременно снимаем наши хламиды, улыбаемся этому единообразию и садимся за стол. Он сразу заявляет о своей радости, что маг и коннетабль Леес решил стать членом их братства, но хочет провести моё посвящение как положено. Хотя правила братства и допускают возможность самостоятельного вступления в их ряды, го лучше соблюдать порядок. Я естественно соглашаюсь и произношу вслед за ним положенные фразы. В них мною возносится благодарность Харасе - богу Ожидающих и просьба об его скором пришествии.
   Епископ хочет поговорить со мною о христианстве, но я объясняю ему нежелательность долгих разговоров. У меня есть дело - резать помощников бейлифа. Он смеётся и дарит мне несколько книг братства, а затем просит о небольшом пожертвовании. На моё счастье в этот момент к нам входит Маэрим и вручает ему мешочек с деньгами. Потом он предлагает забрать пленных наёмников, дабы обратить их в истинную веру, против чего возражений нет. Более того, я спускаюсь с ним в тюрьму, ставлю каждому наёмнику метку и объясняю, что если в течение года они посмеют сбежать от этого святого человека, то по этой метке будут найдены и избавлены от кожи. Наёмники страшно рады послужить год в послушниках у епископа и тем спастись от жутчайших казней, которые они сами себе навыдумали. Ону-сиим просит у Маэрим разрешения переночевать в замке, а завтра поутру он с новыми послушниками двинется дальше. Конечно, она соглашается, и видно, что всё это её здорово забавляет.
   Потом мы с Маэрим поднимаемся в комнату мага, а оттуда переходим в мою башню. Там нас уже ждут все приглашённые и старый барон в придачу. Оказалось, что Кабаль уже провёл предварительные переговоры с делегацией Нали-Экета и в принципе они обо всём договорились, включая поставку гигантских баранов в мою армию за соответствующие деньги. Потом я докладываю, что у бейлифа осталось только шесть младших помощников, зато наше войско пополнилось почти полутора тысячами воинов. Информацию о ликвидации десяти киллеров из гильдии убийц воспринимают сдержанно, но я решаю обсудить эту проблему с Дмитрием. Он более рационален, чем местные и спокойно воспримет идею о ликвидации всей гильдии. Выясняется, что всем есть о чём рассказать. Дмитрий докладывает, что вторая мобильная и две крепостные роты сформированы. Оказывается, пока я мотался к гномам, в замок пришло почти три сотни лесных братьев, которые после магической проверки зачислены в наше войско. Кабаль рассказал, что из окрестных деревень и Пеоро-Тоона привезено много нужного. Кроме того, он договорился с дружественными нам замками о поддержке за защиту. Они разрешают моим войскам отдыхать у них, а также будут поставлять продукты и некоторые товары. За это мои войска будут чистить дороги от разбойников. Первый такой рейд провели недавно Куини с Маэрим. С третьим взводом они прошлись по дороге на север, разогнали две небольшие банды и привезли немало продуктов. Ещё одну бандочку они прижали к стене дружественного замка и на глазах владетеля и гарнизона уничтожили. В этих стычках очень эффективными показали себя тачанки, снаряжённые Дмитрием. Юрек, имея неплохие связи с крестьянами, создал нечто вроде агентурной сети и уже определил некоторые опорные точки разбойников. На этом мы разошлись, остались только Тиум и Юрек. Он сообщил, что послал людей в вотчины Аниора Бен-Ороона и Байяра Сени-Коота. Конечно, им потребуется время, но у них там есть родственники и друзья, которые дадут нужную информацию.
   А Тиум меня "обрадовал", что после небольшого моего отдыха он устроит мне полноценное занятие по магии. И если в моих планах стоит выжить, то мне придётся здорово поработать, так как ниндзя из Кей-бин-Хейя и киллеры гильдии - это ещё цветочки. И ещё он подготовил карту подвалов замка, на которых нет защиты. Эти подвалы расположены под донжоном, Домом Урожая и зданием для сушки гончарных изделий у северных ворот. Но в любом замке снизу имеется охранная сеть и он сомневается, что мне удастся сквозь неё провести портал.
   После этих напутствий я направляюсь в душ, а потом в спальню, где радуюсь возможности, наконец, отдохнуть и выспаться. Но там меня ждёт Жаин, что радует меня ещё больше - мы здорово друг по другу соскучились. Позже засыпая, я прокручиваю в голове несколько заклинаний, которые мне удалось увидеть за последние два дня.

Набег Мурило Воскресенье-4

Глава 15. Убить бейлифа ...

Пятница-4

   Будит меня Тиум, которой может заходить в некоторые комнаты моего блока. Он барабанит в дверь спальни и заставляет меня встать.
   - Доспишься до того, что тебя прямо в твою спальню придут убивать, - заявляет мне он, когда мы встаём и открываем ему дверь.
   В ответ интересуюсь - не за этим ли он ломится ко мне в спальню. Мне заявлено, что из выделенных тридцати минут на умывание, одевание и завтрак, уже истекли три. Уже давно мне ясно, что переспорить Тиума можно, но весьма утомительно. Поэтому приходится быстро проделать весь положенный после подъёма ритуал, завершающийся чашечкой кофе и поглаживанием попки Руми. Она, скорее всего, согласна и на шлепок, но я не так воспитан. После чего мы идём на подземный полигон, где к нам присоединяются Та-аня и Фамис. Похоже, Тиум планирует убить двух зайцев - обучить чему-то меня и одновременно использовать в качестве наглядного пособия. По дороге он мне объясняет, что Фанах - злобная и мстительная скотина, и раз он нанял киллеров, то не успокоится, пока не уничтожит меня или я его. Скорее всего, в следующий раз он наймёт полного боевого мага или даже магистра, который подловит меня вне замка. А там с ним мне не справиться. Поэтому он, Тиум, хочет меня ещё немного поднатаскать, чтобы я сумел выдержать хотя бы первые атаки и смыться. Далее он нам рассказывает, что боевые маги делятся на пять рангов, начиная с первого. В других видах магии, например в целительстве, рангов может быть больше - до восьми. После идёт ранг полного мага, а ещё выше - магистры.
   Но не успеваем мы дойти до полигона, как звонит Юрек. Он извещает, что вчера ночью совещание бейлифов сеймена закончилось. Разумеется, они не соизволили сообщить ему результаты переговоров, но кое-что его людям стало известно. Прежде всего, этой ночью Фанах и Маарани телепортировались к Аниору, откуда они хотят понаблюдать за набегом на Бирейнон. Далее, бейлифы сеймена отозвали Агапу, но это мне уже известно. И главное, набег на мои владения состоится сегодня, и его будут возглавлять бейлиф северо-востока Мурило и его первый помощник Роо-дик. У них есть портальная рамка, и они уже выступили. Приходится немедленно звонить Дмитрию и приказывать срочно готовить к десанту второй взвод, а когда мы телепортируемся, то и третий. По-хорошему следует предупредить Маяну, но тогда мы рискуем потерять внезапность. Появления самого бейлифа я не ожидал и думал, что их отряд будет возглавлять кто-нибудь из старших помощников.
   Однако это ничего не меняет. Все подобные набеги протекают по одной схеме - отряд десантируется около ворот селения и старается внезапно их захватить. Обычно это получается, и старший помощник быстро атакует Дом Сеньора. Далее он оставляет там с собой несколько бойцов, а остальной отряд и младшие помощники мелкими группами грабят селение. Нападающий обязательно следит за появлением порталов, но не может заметить его построение одновременно со своим. Поэтому я спешу в Башню Мага, надеясь засечь этот момент. Телепортации большого отряда занимает свыше четверти часа, считая с момента появления выходного окна. Естественно предположить, что ни Мурило, ни Роо-дик быстрых порталов делать не умеют. Впрочем, идти в сеньорат Лонеган в одиночку и слоями категорически не желаю, западные бейлифы с Аниором могут именно этого и ожидать.
   В имении Маяны уцелела Башня мага и, хотя она маленькая, но смотреть через неё вполне можно. Выясняется, что спешить не надо - северо-восточнее села дрожит выходное окно, которое оператор никак не может закрепить и расширить. Дождавшись, когда это у него получается и из окна выпрыгивает первый боец, согнувшись пополам - я направляюсь к своим войскам. Особой спешки нет, нам следует напасть на них после того, как будет захвачен Дом Сеньора. Окно я строю неподалёку от юго-западных ворот и передаю Та-ане. Хотя через него свободно проходят два всадника на лошадях, и даже тачанка, она его в состоянии удержать. Мы с Дмитрием проезжаем первыми и скачем к воротам. Убегающие через них крестьяне отходят в сторону и пропускают взвод. Внезапность позволила напавшим ворваться в деревню и без боя захватить Дом Сеньора. Сопротивления им никто не оказал, да и не собирался. Но их отряд растянулся от ворот до центральной площади, и от меня требуется прихлопнуть главную пару, а остальных расстреляет и затопчет моя конница.
   Взвод мчится по улице плотной группой и, когда я врываюсь в дверь Дома, то первая четвёрка следует за мной, а остальной десяток мчится дальше бить грабителей. В холле два младших помощника и несколько солдат то ли грабят, то ли насилуют кого-то. Прицельный веер клинков и никто из них не успевает обернуться. Теперь наверх, пока там не расчухались. Стилет из серебрянки в правой руке наготове и не напрасно - уже наверху навстречу мне выскакивает первый помощник и сбивает меня с ног. Приходится терять несколько секунд, чтобы скинуть его тело, встать и отряхнуться. Он очень удачно напоролся сердцем на мой клинок. Забираю у него камень и спокойно поднимаюсь дальше - мне остаётся один Мурило, с остальными разберутся без меня. Меня смущает, что никак не удаётся вступить в контакт с его камнем - он есть и держит вокруг дырявую защиту. Но на мои сигналы не реагирует, будто не слышит. Мои попытки заканчиваются глухим отзвуком, как при стуке в стенку, за которой пустота.
   В комнате сразу вижу Маяну. Её раздели и привязали к стене, распяв руки. Около неё кружится облако магических мошек - весьма противная пытка при невозможности от них отмахнуться. Чуть в стороне внизу копошился какой-то мужичок, насыпая в железный ящик угли. Сам бейлиф сидит напротив пытаемой на диване справа от меня и явно чувствовал себя неважно. Отключить его камень никак не получается, он меня уже заметил и я со всей силы бью его в лицо и тело чем средним между Воздушным кулаком и магической гантелью. Атаковать чуть ли не чистой магией и даже заклинанием первого уровня считается глупостью, но мне слышится треск, Мурило оседает, а его защитное поле исчезло. Пропадают и магические мошки, а Маяна слабо улыбается, видя меня. Устраивать "Разрыв сердца" противнику в бессознательном состоянии неспортивно, но эффективно. При этом я уже рядом с ним и стилетом отрезаю голову. Лезвия из серебрянки настолько остры, что можно прорезать спинку дивана. В этот момент мужичок заканчивает свои манипуляции с железным ящиком и в нём загорается огонь. Взяв в руку железную хренотень, он обращается к своему господину, но видит меня с окровавленным клинком в руке и теряет дар речи. Эта комната сеньорами Лонеган используется для допросов, и в ней торчит из пола несколько толстых столбов. По моему приказу он встаёт на колени около одного из них, прижимается к нему спиной и сзади у него склеиваются руки и ноги.
   Теперь надо заняться сеньорой. Тут всё было просто - перерезать верёвки на руках и ногах и отнести её в соседнюю комнату, где положить на кровать. Единственная сложность - отцепить от себя её руки, мне ещё надо разобраться с особенностями камня бейлифа. В отличие от Маэрим она быстро приходит в себя и, убирая руки, спрашивает - мёртв ли бейлиф? Услышав подтверждение, что и Мурило и Роо-дик убиты, она слабо улыбается, целует меня в щёку и благодарит за спасение. Велю ей отдыхать и спешу обратно забрать камень. Сначала выключаю палача - нечего ему за мной подсматривать, затем вспарываю у трупа воротник, беру камень и смотрю, в чём его отличие от других. Всё оказывается просто - в моих руках он распадается на три осколка. Видимо он давно уже треснул и стал инвалидом. Мой магический удар расколол его и выключил. Теперь следует его восстановить, благо он раскололся только что. У Штрандтла приходилось выполнять и более сложные задания, и осколки сливаются воедино, камень оживает и начинает восстанавливать себя сам. В нём просыпается невероятная мощь, заметно превосходящая суммарную силу остальных моих камней. И с ним намного проще общаться - его образы настолько конкретны, полны и точны, что почти эквивалентны языку.
   Как обычно, он предлагает мне свою поддержку, но для меня отказ от собственной магии исключён. Если с камнями младших помощников и Терейона полностью понять друг друга нам так и не удалось, то с ним мы прекрасно можем обсудить все возможные варианты. В итоге мы договариваемся, что он обеспечит дополнительную к моей защиту и поможет отключать другие камни. Атаковать же мне придётся самому - здесь его и моя магия несовместимы. Ещё это мощный самозаряжающийся аккумулятор, что тоже полезно. Но мой вопрос - а почему они готовы со мной общаться и помогать, хотя другим магам и не магам в этом отказывают, ответ совершенно невразумительный. Я не могу понять - то ли он не хочет говорить, то ли не может мне это объяснить. Разбираться некогда и остаётся присоединить этот камень к находящимся на груди. Уже от камня первого помощника пошло сильное тепло и поток энергии, а от этого меня кидает в жар.
   Далее освобождаю палача, чтобы он оттащил свой ящик вниз - не самому же этим заниматься. Достаточно того, что левитирую голову бейлифа. В холле внизу уже пусто, только две женщины оттирают с пола кровавые пятна. На площади перед Домом Сеньора сложены трупы, а сзади выстроены пленные. Отрядик у бейлифа маленький - человек пятьдесят и плохенький. Только пятеро убитых в кольчугах, причём наверняка собственного производства, а остальные в кожаных куртках плохого качества. Наёмников и опытных воинов среди них нет, кроме уже убитой пятёрки. Только видя их становится понятно, какая нищета царит в восточной части сеймена, если даже собственные воины бейлифа недоедают. По сравнению с ними мои воины в добротной одежде, многие в гномьих кольчугах и шлемах, на крупных лошадях смотрятся богатырями. А пленные налетчики, глядя на них, испуганно втягивают головы.
   Страх - это тоже оружие, поэтому я отбираю и велю казнить десяток наиболее злобных, а остальных отпустить. До своей байлы дойдёт из них половина и заразит других своим страхом, а рассказать по существу они ничего не смогут - слишком внезапен и стремителен наш контрудар. И я надеюсь, что удастся отучить всяких от набегов на Сокейн. Каждому отпущенному ставят клеймо, выгоняют за ворота и плетьми гонят по дороге. Пусть подсознательно они запомнят скачущего за ними огромного всадника и свист плети. Тут на крыльцо выходит Маяна и оглядывает площадь. Она в новом платье, уложенной причёске и внешне совершенно спокойна. Невозможно поверить, что полчаса назад эту женщину пытали. Она выглядит барыней, разбуженной случайным шумом под окном и вышедшей разобраться - кто это посмел. Сеньора Лонеган благодарит меня и моих воинов за спасение и приказывает крестьянам закопать трупы в саду под деревьями и ягодными кустами. Тут Маяна обнаруживает неподалёку от себя палача с его ящиком с углями и инструментами. Когда изгоняли воинство бейлифа, он скрючился около крыльца и его не заметили. Недолго думая, она велит надеть на него собачий ошейник и намордник. А мне и остальным заявляет, что он убил её пса и пусть теперь вместо него послужит. Палач согласен на всё, лишь бы его не казнили.
   Пока идёт это представление, из дверей выходит Марфин с мешком, в котором лежит голова первого помощника бейлифа. Туда же, завернув в тряпку, он кладёт и голову Мурило, лежащую на земле - моя коллекция пополняется. А Дмитрию я предлагаю вернуться своим ходом - порталы наверняка отслеживаются, а небольшая разминка нам полезна. Да и крестьяне, как убежавшие из посёлка, так и живущие в деревнях по дороге, успокоятся. Жители посёлка уже собрали знак, означающий, что набег пресечён, а бейлиф и его первый помощник убиты. Вид нашего скачущего отряда с этим знаком означает, что можно возвращаться к мирной жизни. В Бирейнон мы вернёмся засветло, и для любых завтрашних действий есть ещё четыре взвода.
   Целых два часа просто скачки, можно ни о чём не думать и вдыхать запахи леса, сбрасывающего листву. Конечно, элементарное наблюдение я веду, но чисто автоматически. А пока можно забыть о бейлифах и их помощниках и просто наслаждаться жизнью. Грохот же сотен копыт за спиной звучит успокаивающей музыкой. Но всё хорошее быстро кончается - когда мы подъезжаем к замку, со мной связывается Тиум и сообщает, что у него важные новости. А на площади наказаний палачи привязывают к столбам десяток незнакомых мне людей. Поэтому мы с Дмитрием и коноводом спешим ко мне в Дом мага. Там уже собрались все мои офицеры, Маэрим и Кабаль. Оказывается, Агапа послал людей, чтобы они связались с его агентами в Бирейноне. Но большая часть агентов уже ранее казнена, а остальные поспешили сообщить о присланных предложениях. В результате его люди схвачены, допрошены и переданы палачам. А Вадим и Куини дополнительно развернули крепостную роту, чтобы исключить захват ворот. Агапа же движется сейчас на север то ли к дому Аниора, то ли нацеливаясь на Дом бейлифа.
   Это обеспокоило Фанаха с Маарани и они вернулись каждый к себе. Аниору же поручили срочно набрать войско и запереться в Аранейноне. На помощь ему движется Эрей - младший помощник юго-западного бейлифа с двумя отрядами наёмников. Он сейчас восточнее Агапы и тоже идёт на север. Мы рассматриваем карту и пытаемся понять цель первого помощника. Потеряв агентуру и связников, захватить Бирейнон у него вряд ли получится, хотя кто знает, какие у него в рукаве есть козыри. Идти прямо на Фанаха долго, а бойцов надо кормить и давать возможность отдохнуть. Возможно, он хочет заглянуть в свой родовой сеньорат Оонер, но тот тоже не близко. Первым, как ни удивительно, додумывается Кабаль и указывает, что Агапе для войны со мной и бейлифами нужен свой замок. А раз не получилось захватить Бирейнон, то он идёт на Аранейнон - Седому и его банде его не удержать. А уж захватив этот замок, он будет решать, кого бить в первую очередь. Следующим вероятнее всего будет Аниор, а затем мы - дом Аниора не укреплён, а до Бирейнона намного ближе, чем до Домов бейлифов.
   Такой сосед, как Агапа, нас не устраивает, и завтра с утра пораньше решено захватить Аранейнон. Эта операция будет проводиться второй ротой Куини, а третьим взводом в ней пойдут амазонки Тэвии. Первые два взвода, как самые подготовленные, Дмитрий хочет оставить в Бирейноне - планы первого помощника нам неизвестны. А через три часа решено провести смотр войск. Мне любопытно, я буду их смотреть или они меня. В любом случае познакомиться нам полезно. Все расходятся, а ко мне подходит Марфин и отдаёт рамку порталов и другие амулеты, забранные им у Роо-дика и Мурило. Затем мы идём в оружейную, где он устанавливает их головы в чаши и говорит, что со мной хочет поговорить целительница, которая ждёт на улице. Спускаюсь вниз, где та меня тащит к Ле-ери, раненой наёмнице. Рана у неё плохо заживает из-за попавшего в неё фрагмента заклинания и необходимости прочистить её энергией. Связываться с чужим заклинанием целительница не рискует, и достаточной энергией для прочистки у неё нет. Поэтому и то и другое приходится делать мне, следуя её указаниям. Ле-ери удивлена моим вниманием и просит поговорить, но я отказываюсь и переношу разговор на воскресение.
   Жаин помогает мне привести себя в порядок, а затем я зову Тиума. У меня чешутся ручки померяться силой с Аниором Бен-Орооном - вторым помощником Фанаха. Но он меня почти отговорил - мой уровень два с половиной, а у Аниора - четвёртый и пятый ментальный. Аниор - сильный менталист, наверняка пятого уровня, а возможно и полный ментомаг. Соглашаюсь с ним, накидываю хламиду и беру Секатор. На изнанке хламиды пришит внутренний пояс с кольцами, куда подвешиваются тесак и автомат. Хламида получается тяжёлой, но драться в ней не помышляю - она быстро сбрасывается. Не намереваюсь и фехтовать Секатором, он у меня вместо мизерикордии для нанесения завершающего удара. Через Башню Мага мы с Тиумом направляемся на портальную площадку. По пути до меня доходит, что следовало бы надеть гномью кольчугу, но не возвращаюсь, а обволакиваю себя и Тиума плёнкой магической защиты. По его одежде понятно, что он решил участвовать в завтрашнем походе. На маленькой площади тесно - на ней выстроилось две роты и в уголке стоит кучка магов. Тиум направляется к ним, а мне надо скоординировать действия с Дмитрием. Опять получается экспромт, но на этот раз можно надеяться, что у него имеются домашние заготовки. Дмитрий, увидев меня, вместе с Вадимом и Куини идёт навстречу. Чуть ускорившись, я встречаю их в середине площади на небольшом свободном пятачке. Дмитрий сразу рапортует мне, как коннетаблю о проведённой подготовке. Готовы две мобильные и две крепостные роты. Первая рота состоит из четырёх взводов, один на автомобилях и три конных. Автомобильный взвод на джипах, каждый с крупнокалиберным пулемётом. В конных взводах тачанки. Командует этой ротой Вадим, и она выстроилась передо мной на плацу. Справа от меня выстроена вторая рота, состоявшая из двух взводов на лошадях. Командует ею Куини, и она дополнительно обучена телепортированию. Сзади неё стоит крепостная рота, другая своим ходом ушла в замок Ли-ири, откуда двинулся обратно в Бирейнон отряд Константина.
   - Куда и как прикажете двигать войска, есть планы для всех вражеских замков, домов бейлифа и его помощников.
   Дмитрий со товарищи явно продумали этот ритуал и наверняка отрепетировали. Но он оказывается скомканным - на площадь вбегает Ле-ери, подлетает ко мне и просит, почти требует, чтобы я взял её в свои телохранительницы. От подобной наглости все немеют, мне удаётся только отрицательно помотать головой. Тогда она падает на колени, режет себе руку ритуальным ножом и произносит клятву полного подчинения. Все слышащие это ахают. Я вынужден взять в руку протянутый мне ритуальный нож и слизнуть с него кровь. В случае моего отказа она должна тут же зарезать себя - мне некуда деваться. Она встаёт и протягивает мне разрезанную руку, которую тоже приходится зализать. Рана почти сразу затягивается, но на руке остался заметный волнообразный шрам.
   - Коннетабль Леес, - чётко обращается она ко мне, прошу назначить меня своим личным телохранителем. Это уже немного не по правилам - полностью подчинённый может только просить, но формально говоря, она и просит. С другой стороны, какую работу можно поручить воительнице, принёсшей публично клятву полного подчинения - только охрану себя.
   - Воительница Ле-ери, назначаю тебя своей личной телохранительницей. Хорошо видно, каких трудов ей стоит не начать прыгать и визжать от восторга, но она сдерживается и обещает не щадя жизни добросовестно выполнять возложенные на неё обязанности. А затем устремляется к Куини, дёргает его и осведомляется: - "Выиграла ли она спор?" А когда он, скривив морду, подтверждает, то требует гномий арбалет с болтами их же работы. Куини подзывает оружейника из своей роты и вручает ей изящный двойной арбалет с дюжиной болтов. Мне тут же рассказывают, что эта особа, ещё не выздоровев окончательно, попросилась к Куини в его роту, - первая была уже сформирована. Куини конечно ей отказал - наёмникам традиционно не доверяют. Тогда она заявила, что обратится непосредственно ко мне и станет моей телохранительницей. Её естественно подняли на смех. Куини в тот момент держал в руках этот арбалет. Она и сказала, что спорит на этот арбалет и ставит всё, что у неё есть, включая одежду. Мужикам всегда интересно посмотреть на раздевающуюся бабу, даже воительницу. А клятва полного подчинения даётся крайне редко и обычно её альтернативой является смерть. Как и положено телохранительнице, она встаёт за моей спиной у стены дома Маэрим, а мы с Дмитрием продолжаем разговор.
   План захвата Аранейнона довольно прост. Вторая рота, усиленная взводом амазонок и без тачанок десантируется в подвалы замка. Она возглавляется мною и Куини и с нею идут все маги, Тиум и Юрек. Последний знает многих в гарнизоне замка, что может облегчить его капитуляцию. Три основных подвала захватывают три взвода, к которым добавлены пять магов, включая Тиума. Я же с Марфином и Ле-ери захватываю подвал глухой башни, провожу разведку местности и даю сигнал к общей атаке. Кроме меня этот сигнал имеют право дать Куини, Юрек и Тиум. Мою группу Куини усиливает четвёркой бойцов. После захвата замка от меня требовалось впустить в ворота Эрея и убить его. Куини должен уничтожить тех, кто ворвётся в замок с Эреем, и зачистить территорию перед замком. Затем я прохожу перед строем всех рот. Бойцы волнуются, но страха ни у кого нет. После смотра Вадим и Микилеес ведут свои роты на занятия, а мы с Та-аней начинаем тренировочное десантирование. Подвал - взвод, подвал - взвод, после третьего передаю ей рамку и ухожу со своей группой в окно портала. Её страхует Тиум, да и окна я на всякий случай привязал, чай самому через них идти. Далее имитируем захват башни и даём сигнал к атаке. Как и положено на учениях, всё проходит без сучка и задоринки, но Тиум сомневается в успехе этого способа в реальных условиях.
   Затем рота уходит на стрельбище - у них короткая тренировка и отдых, атаковать будем на рассвете. Мы же с Тиумом возвращаемся ко мне, и по дороге он в очередной раз промывает мне мозги, чтобы не зазнавался. По существу он совершенно прав - Мурило самый слабый из бейлифов сеймена и многие старшие помощники, в частности Агапа и Аниор, видимо сильнее его. Роо-дик тоже себя ничем не проявил, а в одном из набегов был бит нашим бароном и бежал. Учитывая состояние их камней - на камне Роо-дика сколы, это не удивительно. Только нищета их байлы и негласное покровительство Аниора позволяло последнему удерживаться на своём месте. Наш второй помощник опасался, что иначе восточнее его владений начнётся анархия и хаос. Поэтому он противился любым там изменениям.
   Мне требуется отдохнуть - после поездки к гномам мне так и не удалось устроить себе выходной. Из-за этого мы чуть не поругались с Жаин. Она считает, что мы должны спать раздельно, иначе она может высосать у меня много энергии. Но когда она попробовала это сделать и не смогла, то согласилась с моими доводами и мы легли вместе.

Суббота-4

   Проснулся за два часа до рассвета, сонные кухари принесли завтрак. Полевая форма, оружие и хламида приготовлены ещё вечером. Поднимаюсь к Тиуму и через комнаты магов выходим на площадь. Все уже в сборе, нацеливаю рамку на Аранейнон, строю портал в подвал и ничего не получается. Тиум молчит и старается мне не мешать. Тогда открываю окно портала неподалёку от замка и погружаю его в землю, а оно не идёт. Зато идёт время и вот-вот появится солнце. Аварийные варианты меня не устраивают - Аниор будет в замке раньше меня. Слышу в голове чью-то подсказку, опускаю окно портала в слои и веду его по границе между верхним и первым. Получилось! - портал в подвал открыт. Закрепляю окно и передаю рамку Та-ане, а сам ныряю в окно и уже на месте строю портал в следующий подвал. Рота телепортируется следом за мной, но время десантирования намного увеличивается - в подвале тесно, окно из него вдвое уже, чем с площади. Но всё хорошо, что получается - взводы на месте, а я с Марфином и Ле-ери в подвале башни.
   В ней тишина, покой и порядок - два пьяных солдата распрощались с жизнями, даже не заметив этого. Беглый осмотр показывает, что это и есть весь её гарнизон. Ещё раз осматриваю в бойницы двор - пусто, лишь неподалёку раскачивается дверь огромного ангара, явно привезённого с Земли. К нам телепортируются Тиум с Та-аней и неприятным известием - здесь Аниор. Телепортировать обратно три взвода невозможно, поэтому собираюсь с духом и иду к ангару, где он должен быть. По дороге ворчу - гладко было на бумаге. За мной идут телохранители, Та-аня и Тиум. Попытавшихся пойти с нами бойцов он оставляет в башне.
   Охраны около ангара, конечно, никакой нет. Изнутри доносится ругань: - "где войска падла, где оружие, где твои люди!?" Аниор увлёкся, разоравшись на Седого, и мне ничто не препятствует войти в ангар и пройти половину расстояния до них. Мои спутники тоже входят за мной и прячутся вдоль стены - в схватке с менталистом они не помощники. Рядом с Аниором его младший помощник, мужчина средних лет. Он уже давно заметил меня и пытается сообщить это шефу. Тут меня замечает и Седой и, недолго думая, и выпускает автоматную очередь. Помощник бейлифа, не понимая в чём дело, даёт тому по морде. Выпущенные в меня пули отскакивают от моей защиты, и одна ранит младшего помощника. Тот стонет, Аниор разворачивается к нему и замечает меня. Но между нами менее пятнадцати метров, а мой шанс - рукопашная схватка. Хламида падает на пол, пятиметровый шаг и я пропускаю тяжёлый ментальный удар. На долю секунды застываю, и мой враг отскакивает на пару метров и выпускает серию ледяных стрел. Видимо новый ментальный удар ему надо подготовить. Я отвечаю тоже серией, но разных стихий, отключаю его камень и сокращаю расстояние между нами до шести метров. Слева от меня застыл Седой с арбалетным болтом в глазу, но нет времени даже мысленно похвалить Ле-еру. Аниор обрушивает на меня несколько мощнейших ментальных ударов, от которых удаётся уйти, лишь перекатившись по полу в его сторону. Он явно не понимает моих планов, ведь оружия у меня в руках нет, а ментальный удар в упор, безусловно, смертелен. Поэтому его рот кривится в жестокой усмешке, а левая рука взмывает вверх, чтобы оттуда нанести мне решающий удар. Но мгновением раньше мой клинок из серебрянки вонзается ему в подмышку и доходит до сердца. У серебрянки энергонаправленная структура, поэтому моя рука через рукоятку высасывает из него всю энергию. Он падает с разрезанным сердцем, пустой, оглушённый ударом о пол, но живой. У его помощника пробито болтом левое плечо, за которое он схватился другой рукой, но пытается слепить слабенькое заклинание. Укол клинком в сердце прекращает его напрасные потуги, а я накидываю хламиду - холодно и достаю Секатор. Сначала Аниор - наверное, это ужасно видеть, как на тебя падает смерть и не иметь возможности хоть как-то защититься.
   Я разрушил его защиту, но кое-что осталось, и обычный тесак мог в ней застрять. Осматриваюсь вокруг - Седой мёртв, значит, башка ему более не нужна. Младший помощник жив, но без сознания и - Секатор в третий раз врезается в пол. Подходит Марфин и собирает в мешок головы. Я слышу, как он беззвучно хвалит меня - чистый ровный срез и кровь остановлена. Разумеется, она не течёт, потому что для профилактики у них выжжены мозги, чтобы никто ничего не мог в них прочитать. Я в некромантии полный ноль, поэтому и перестраховываюсь. Подходит Ле-ера и деловито вырезает болты, вытирая их об одежду убитых. Хвалю её и замечаю, что гномья сталь отсвечивает фиолетовым, видимо в их оружии присутствует серебрянка. Тут я вспоминаю, что Пушок остался дома в башне - непростительная оплошность с моей стороны. Тиум и Та-аня выходят из ангара - надо подать сигнал взводам для атаки, за ними Марфин выносит мешок с головами. Моя телохранительница, перезарядив арбалет, спрашивает:
   - А можно чтобы меня называли не Ле-ера, а Лейра. Да ради Бога, я глажу её по голове и подталкиваю к выходу. До выхода пятьдесят метров и она идёт не оборачиваясь. Пока меня никто не видит, срезаю подвески и забираю камни. Их я засовываю к предыдущим и они сливаются. Удивительное дело - мой камень получился где-то из семнадцати камней, но он лишь немного больше и чуть тяжелее. Выхожу из ангара и присоединяюсь к остальным. "Красивый бой" - говорит мне Тиум. Я согласно киваю, хотя не вижу ничего в нём красивого - драка и есть драка, только с применением магии. Ещё раз хвалю Лейру за помощь, она довольно улыбается. Наши солдаты деловито разбегаются по домам и башням. Нет даже намёка на сопротивление - большая часть гарнизона вусмерть пьяна и их выволакивают на площадь охолонуть. Подходит Юрек и рассказывает, когда Брюнет с Пегим не вернулись, Седой ударился в запой. В этом гарнизоне солдаты и офицеры и раньше были не дураки выпить, а когда запил атаман, то быстренько напился и весь гарнизон. Тем более, что в подвале нескольких домов смонтированы самогонные аппараты и пития хватает. Когда приехал Аниор, то все были в лежку, он с трудом протрезвил Седого и пару офицеров. И совершенно напрасно, - говорю я, показывая на площадь наказаний, где Марфин насаживает на колья головы. У меня мысли разбежались во все стороны и совершенно не соображаю, чем заняться. Тиум, как обычно, понимает меня лучше меня самого и предлагает пройти в дом и отдохнуть. Но в этот момент в юго-восточные ворота влетает всадник на взмыленной лошади и орёт: - "Эрей идёт". Сразу всё ускоряется - у ворот несколько наших солдат изображает охрану. Их переодели в одежды бывшего гарнизона и для натуральности они немного хлебнули. На башне и в соседних домах развёрнуты дополнительные огневые точки, а ворота приоткрыты - проходить строго по одному. Солдат Седого срочно трезвят и спускают в подвал. Похоже, что всё готово к встрече.
   Эрей первым въезжает в замок, брезгливо морщится при виде полупьяных солдат и кричит своим, чтобы распахнули ворота. Те с усилием тянут створки на себя, но последние скрипят и еле ползут - на них заклинание "Повышенное трение". Вдруг, отъехав двадцать метров от ворот, его баран останавливается, а глаза Эрея становятся круглыми и лезут на лоб. До меня доходит, что он увидел головы на площади казней и опознал их. Моя ледяная стрела достанет его на этом расстоянии, но он успеет поставить защиту. Поэтому бью "Разрывом сердца" - специальной защиты от заклинаний "Жизни" у него не стоит, а защита от других стихий бесполезна. Одновременно вгоняю его барану две ледяные иголки в зад, побуждая сделать ещё несколько шагов. На площадь казней набрасываю лёгкий туман, мешающий рассмотреть черты лица. Баран делает ещё несколько шагов, и отряд младшего помощника втекает за ним на площадь. Второй отряд гонит пленных и его голова ещё в километре. Перекрываю ворота плёнкой, чтобы никто не сбежал и бью их цепными молниями. Вспоминаю слова поэта: "смешались в кучу кони, люди" - на площади кучами валяются люди и кони. В отряде было шестьдесят человек и двадцать лошадей, всего восемьдесят. Я кинул в них шесть молний, каждая поражает дюжину, итого около ста. Результат - лежат все, а мои бойцы и вылезшая из подвалов челядь их спешно растаскивают. При приближении второго отряда снимаю плёнку, и пленные бегом врываются на площадь. Эрей недоумок - шестьдесят человек конвоируют почти тысячу. До некоторых наёмников доходит, что они основательно вляпались. Тех, что пытаются удрать через ворота, мои воины отстреливают. Труп Эрея на середине площади разъясняет обстановку самым тупым. Наёмники бросают оружие на землю и отходят к стене, а пленные слишком устали, чтобы их растерзать. Я достаю Секатор, подхожу к Эрею и отрубаю тому голову. Марфин несёт её надеть на кол, а четверо солдат оттаскивают тело за дом. Подзываю Куини и говорю ему: "Командуй", а сам иду к телу Эрея. Накинув морок, забираю подставку и камень. Это я граблю уже Маарани. Затем Тиум, берёт меня за руку и ведёт к Башне Мага, которая примыкает к Дому Сеньора. Около башни он требует от меня ритуальной фразы, и с его подсказки я говорю:
   - Я, Леес Ла-Фер объявляю себя по праву меча и магии сеньором и магом этого замка и нарекаю его Ферион.
   Такое ощущение, что всё в замке вздрогнуло, а башня засияла. Но её сияние плохо видно, так как она до самого верха окружена строительными лесами. Тиум объясняет, что по пове