Александра Г: другие произведения.

Химера. Найти себя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Эухения всегда полагала, что знает, как сложится её жизнь. Вот только мы предполагаем, а боги располагают. Девушка становится жертвой эксперимента безумного мага, который превращает её в химеру. Цель - выжить.Найти для себя место в жестоком мире. Понять, кем ты являешься -человеком или.... Ознакомительный фрагмент.


  
  
  
   Эухения всегда полагала, что знает, как сложится её жизнь. Вот только мы предполагаем, а боги располагают. Девушка становится жертвой эксперимента безумного мага, который превращает её в химеру. Цель - выжить.Найти для себя место в жестоком мире. Понять, кем ты являешься -человеком или....Хэ будет.
   В настоящее время все три части можно найти на сайте интернет-магазина Призрачные миры
  
   Вот здесь
  
  
  
   Александра Гриневич
  
   Химера. Найти себя
  
   Книга первая
  
   ХИМЕРА - в биологии - организм, состоящий из наследственно различных клеток или тканей; частный случай мозаицизма. Возникает в результате мутаций, рекомбинаций, нарушений клеточного деления. Химеры могут быть получены искусственно при пересадках тканей у животных или при прививках у растений. Мозаик, полученный в эксперименте. Иммунологическая - особь, клетки которой содержат антигены, контролируемые генами своего и другого генотипов.
  
   Пролог
  
  
   Весна в этом году выдалась очень ранней и теплой. Природа просыпалась от зимней спячки быстро, рывками. Ещё вчера вокруг было голо и грязно. Лес шумел чёрными палками ветвей, где-то звонко звенели ручейки, пытавшиеся напоить ещё не совсем растаявшую землю, талой водой. Зимы в рейнском королевстве были хоть и недолгие, но холодные, снежные. Весна же, обычно, долго собираясь с силами, раздумывала, вступать ли ей в свои права или нет. Но только не в этом году. В этот раз она пришла стремительно, сразу заявив о себе тёплыми солнечными лучами, перекличкой птиц и звонкими голосами ручьёв, стремительно зеленеющими деревьями и кустами, первыми цветами, пробивающими себе дорогу к солнцу.
   И только Ичвудский лес, мрачной негостеприимной громадой стоял на пути любого путника. Для окрестных жителей этот лес так и не стал кормильцем и защитником. Зато был постоянной угрозой для любого жившего по соседству человека. Словно грозный страж, замер на пути между людскими землями и Великим Лесом, владениями эльвэ, или, как они себя называли иначе - перворождёнными. Ибо боги, населяя Кайэлин, первыми дали жизнь этому народу. Так говорили Хроники эльвэ.
   Дурная слава, закрепившаяся за Ичвудским лесом, предупреждала любого неосторожного путника, что он рискует, вступая под его сень, не только жизнью, но и душой. Местное население, жившее неподалёку, с опаской относилось и к дарам лесным, и к любому существу, рискнувшему выйти из-под его крон. Нечисть да нежить - вот обитатели Ичвуда и иных там нет и быть не может. Случалось, в этих местах пропадали люди, а потом знакомые видели их, только это уже, вроде бы были и не они вовсе. Ходили страшные слухи о сумасшедшем маге, поселившимся в развалинах Ичвудского замка. Но далее нескольких лиг эти слухи не распространялись, усиленно пресекаясь местными властями.
   Более ста лет назад, до большой войны, эти земли, граничившие с Великим Лесом, посещали эльвэ. Перворождённые заботились о своих границах и не допускали распространения нечисти. Но вот уже более века, как эльфы закрыли свои границы. Любой путник, слишком близко подошедший к их Лесу, первую стрелу получал в носок обуви, а вторую в глаз.
      Рейнские правители несколько раз пытались подарить земли Ичвуда своим вельможам, но всякий раз дело заканчивалось плохо. Стоило новому владетелю посетить свои новые владения, как случалось несчастье: болезнь ли, покушение или просто стечение обстоятельств, но новый хозяин неизменно переселялся из замка на местное кладбище. В конце концов слухи о том, что эти земли прокляты, заставили последнего владельца Ичвуда держаться от этих мест как можно дальше. Впрочем, герцог д'Эстре ничуть об этом не жалел. Ему и так было неплохо при королевском дворе. Такова была официальная версия событий прошлого и настоящего.
   Полуразрушенный Ичвудский замок был безлюден уже который год. Из всего строения в хорошем состоянии сохранилась только одна башня. Прогремевший в конце весны внутри неё взрыв, а затем, и после возникший пожар, практически уничтожили строение. Провалившаяся внутрь крыша, черные провалы окон и закопченные стены - вот, что увидел бы смельчак, посмевший сунуться в эти места.
   Царившая вокруг тишина была нарушена скрежетом, идущим из подвала башни. Вскоре остатки двери, перекрывавшей проход были выломаны, и на белый свет вывалилось окровавленное существо. С первого взгляда определить кто это, оказалось невозможно. Существо стонало и скулило, но упрямо ползло вверх по ступеням, пытаясь убраться от развалин башни, как можно дальше. Рывок, ещё рывок, отдых и снова движение вперед. Пострадавший явно стремился добраться к протекавшей недалеко речке. Когда же это ему удалось, он или она, прильнув к воде, с жадностью начал пить. Утолив жажду, существо, вглядевшись в своё отражение в воде, огласило окрестности тоскливым безнадёжным воем.
  
  
  
   Глава первая
  
   Эухения
  
   Эухения давно уже не питала иллюзий в отношении своей мачехи и опекуна. Не с чего было. Счастливое детство закончилось со смертью отца, случившейся два месяца назад. Мать умерла ещё раньше. Часто, сидя на подоконнике в своей комнате, она любила придаваться воспоминаниям о недавнем прошлом, времени, когда её любили и заботились о её нуждах.
   Перед глазами проносились счастливые мгновения жизни. Вот маменька учит её играть на пиано, мягко журя за порванное платье и не до конца вымытые руки. А это папенька, граф Шандор, подсаживает в седло невысокой лошадки и учит скаковой езде. А это охота, на которую она любила ездить с отцом и дедом. А, вот ещё одно воспоминание, горестное, до сих пор вызывающее слёзы на глазах - она у гроба матери, поймавшей шальную стрелу, когда на кортеж графини напали разбойники. Лорд Торнфил, отец графини и дед Эухении, потерял единственную дочь и наследницу, и всю свою любовь и внимание перенёс на внучку. Теперь она наследует его титул по праву и передаст своим детям. А, чтобы история не повторилась, Эухению начали учить владеть оружием.
   Любым.
   Больно от мысли, что ничего не вернуть, не исправить, не изменить. Тогда отец застал её плачущей у тела матери, долго обнимал и гладил по голове, приговаривая:
   -Тише, моя девочка, тише. Поплачь, станет легче. Это жизнь, малышка. Запомни, какие тебе испытания не пошлёт судьба - борись, не сдавайся. Всё можно изменить, исправить, кроме смерти.
   Отец погиб во время охоты. Здоровенный секач, вылетел из зарослей вереники и бросился на всадника. Испугавшаяся лошадь, дёрнулась, встала на дыбы и выкинула графа из седла. Падение было на редкость неудачным- он свернул себе шею.
   Эухения, до недавних пор была любимым и единственным ребёнком в семье. Старшая дочь графа Шандора получила очень специфическое воспитание. После гибели графини некому стало учить девушку этикету, зато мечный бой и стрельба из лука были признаны необходимыми умениями для молодой леди и наследницы. Мало ли, как жизнь повернётся? Беда и горе не разбирают знатен ты или нет, богат или беден, мужчина или женщина.
   Граф Шандор, вынужденный думать о том, кому передать титул, женился вновь. Леди Нелли оказалась красива, мила и внимательна к сиротке, но лишь до тех пор, пока находилась на людях. Наедине же, новая жена отца не стеснялась упрекать Эухению в отсутствии манер и неподобающем, для юной леди, поведении.
   После женитьбы графа Шандора идиллия длилась всего несколько лет. Новая графиня пыталась привить достойные, по её мнению, манеры падчерице, граф время от времени журил дочь за непослушание, а дед, забирал внучку на пару месяцев к себе, чтобы поучить искусству охоты или просто позволить пожить в своё удовольствие, без надзора мачехи. Вскоре леди Нелли порадовала графа рождением сына и наследника. Мальчика назвали Вэрдом.
   Несчастный случай осиротил двух детей. Графа похоронили, и вот тут-то и выяснилось, что по завещанию опекуном назначен лорд Грей, ближайший родственник графини. Жизнь Эви сразу же переменилась. Больше не было изматывающих тренировок, участия в охотах и поездок к деду. Мачеха запретила. Удел благородной леди -сидеть дома и ублажать супруга. А для этого сперва нужно удачно выйти замуж. Кто же возьмёт в жены девушку, которая с мечом владеет лучше, чем с иголкой?
   Никто.
   Женщина должна быть нежной, как цветок лирии, ласковой, как котёнок, практичной и хозяйственной. А главное - слабой. Ни один мужчина не захочет иметь у себя в доме воительницу. Именно это и заявила мачеха Эухении, когда приказала отобрать всё оружие и запереть оружейную. Под домашний арест попала и сама Эухения. Ей запрещалось покидать замок даже для простой прогулки. И вот, внезапный визит лорда Грея, который последний раз появлялся в Замке Шандор в день похорон, и его таинственная беседа с мачехой за закрытыми дверьми кабинета, встревожил. Нет, Эви допускала, что визит может носить чисто родственный характер. Да вот только, почему-то было смятенно на душе, да и взгляд лорда, брошенный в её сторону, Эухении совсем не понравился. Оценивающий такой.
   Она сидела на подоконнике в своей комнате и бросая вниз хлебные крошки голубям, пыталась разгадать эту загадку. Странные взгляды мачехи, перешёптывания с приближёнными дамами, смешки вслед, настораживали. Размышления Эухении прервал стук в дверь. Получив разрешение войти, в комнату заглянула служанка с приглашением спуститься в гостиную для разговора.
   -Лорд Грей сейчас там?
   -Да, миледи, - служанка сделала книксен и немного помявшись добавила: Миледи графиня приказала усилить стражу на воротах.
   -Спасибо, Кити. Можешь идти. Я сейчас спущусь.
   Опекун с мачехой действительно нашлись в гостиной. Лорд Грей с удобством устроившись в кресле потягивал из бокала вино, мачеха, чинно сложив руки на коленях, слушала лепет Вэрда, принесённого нянькой, чтобы показать матери и приехавшему родственнику. Вэрд, беззубо улыбался, слыша похвалы дяди и матери. Увидев, появившуюся в гостиной Эухению, лорд Грей в тоже мгновение сделал знак унести ребёнка и обратил свой взор на девушку.
   Эви тут же почувствовала себя неуютно под его взглядом, однако постаралась взять себя в руки, и высоко вздёрнув подбородок, смело встретила взгляд опекуна. Сделав положенный реверанс и приветствовав лорда, она прошла к предложенному ей месту и села на краешек кресла, стараясь держать спину ровно и не опускать взгляд.
   - Хм... Эухения, я пригласил вас сюда, дабы сообщить новость, касающуюся вашего будущего. Барон Зейн просил вашей руки, и я уже дал согласие. Свадьба через две десятинки.
   -Что? -Эухении показалось, что она ослышалась и вместо имени ужасного борона прозвучало другое. Происходящее напоминало дурной сон, кошмар. Очень хотелось проснуться, но к сожалению, то, что творилось с ней, сновидением не являлось.
   -Кто? -воскликнула она, внезапно осипшим голосом. -Он же старый! И убивает своих жён! Они все умерли! К тому же, я не давала своего согласия!
   -Вашего согласия, дорогая, не требуется. Я, как ваш опекун, считаю это выгодной партией. Барон находится в самом расцвете сил, ему всего сорок восемь, - голос опекуна звучал, как сквозь толщу воды, с трудом доходя до Эухении. Сбывались все её дурные предчувствия.
   -Деточка, - это уже голос мачехи, - ни один уважающий себя благородный мужчина не возьмёт в жены мужиковатую бесприданницу. Ты должна быть благодарна, что мой брат смог так быстро устроить твою судьбу.
   -Как, бесприданницу? У меня есть приданное!
   -Было, ты хотела сказать, - снова мачеха. - В сложившейся ситуации, я считаю ошибкой тратить такую сумму денег на твоё приданное. Тем более, что барон готов взять тебя и так. Удрать не надейся, я приказала усилить караулы. Да и около твоей комнаты, тоже будет стоять охрана.
   -Если вам этот барон так хорош, вот сами бы за него и выходили! - вспылила Эухения, вскочив с места. - Вы меня не заставите! Я буду жаловаться королю!
   -Жалуйся, деточка, жалуйся... -дробно засмеялась леди Нелли. -Пока ты до короля доберёшься, барон заделает тебе ребёнка и брак будет признан. Журр! Журр! - крикнула она дежурившему неподалёку капитану замковой стражи. - Проводи леди Эухению в её покои и поставь охрану у дверей. Леди запрещено покидать свои комнаты!
   Возмущённая девушка несколько часов кряду металась по своей спальне, обдумывая положение, в которое она попала. Нельзя сказать, что совсем уж безвыходное. Нет, выход был. Нужно было всего лишь удрать из дому и попытаться добраться до деда. Он и защитит, и разберётся с мачехой и её братцем. Проблема в том, что денег у неё кот наплакал, оружия она лишилась, а на дверях стоит охрана. Путь в графство Торнфил лежит неблизкий, а дороги нынче небезопасны. К тому же идти придётся мимо Ичвуда. Эухению передёрнуло при мысли, что там ей может повстречаться, однако в её представлении встреча с упырем была предпочтительнее браку с бароном Зейном, трижды вдовцом и любителем молоденьких девушек и мальчиков.
   Решение было принято, осталось воплотить в жизнь. Мгновенно выпотрошив шкатулку с драгоценностями, пересмотрев свою одежду на предмет ценных и нужных вещей, она быстро собрала узелок. С собой брала три смены белья, пару штанов и рубах, платье, на всякий случай, тёплый плащ, сапоги и куртку. Порыскав по комнате, нашла пару кинжалов. Вот и все её богатства. То, что её заперли в комнате, никоим образом не помешает покинуть замок. Создаст определённые трудности - да, но не остановит.
   Выход из комнаты был. Замок был просто пронизан тайными ходами, многие из которых были давно заброшены и забыты. Один из таких ходов вёл из комнаты Эухении в библиотеку, а оттуда можно было выйти через кухню на задний двор. Маленькая калиточка, около которой тоже всегда кто-нибудь дежурил, выходила в сторону леса. Эви, дождавшись полуночи, тихонько проникла в тайный ход, не забыв замаскировать его местонахождение. Перед этим она устроила баррикаду из мебели прямо напротив входной двери, искренне надеясь, что это препятствие, хоть ненамного задержит мачеху с её мерзким братом - опекуном.
   Нельзя сказать, что ход из комнаты Эви был совсем уж заброшен. Изредка она им всё-таки пользовалась по назначению. Поэтому, прихватив фонарь, нырнула в открывшийся проход, спрятанный за висящим на стене гобеленом. На кухне удалось запастись краюхой хлеба и куском окорока. Заодно прихватила и небольшой топорик, которым кухарка рубила мясо. Двор был не освещен и безлюден. Эви кралась к стене, выбирая самые тёмные места. У калитки и правда находился часовой. Воин сидел, прислонившись спиной к растущему недалеко дереву. Время от времени мужчина крутил головой из стороны в сторону, оглядывая окрестности. Прихваченный на кухне топорик пригодился, чтобы обухом оглушить часового. Эухения понадеялась, что голову она ему не пробила - не хотелось становиться убийцей невиновного. Однако оружием не побрезговала. Сняла с пояса ножны с мечом и забрала кинжалы. Заодно и вытрясла из карманов небольшую горсть монет. Было стыдно опускаться до воровства, но иного выхода, хоть немного пополнить свои денежные запасы, она не видела. Добраться до ближайшего селения, купить лошадь, уйти от погони, а она непременно будет, в этом Эухения не сомневалась - на всё были нужны деньги.
   Калитка открылась с лёгким скрипом, заставляя голову вжаться в плечи, в ожидании, что охранники на стенах услышат звук. Но, или они ничего не слышали, или попросту дремали в караулке - ей повезло. Девушка скользнула в приоткрывшуюся щель, и подхватив мешок с вещами тихо двинулась в сторону леса. Впереди её ждало трудное и опасное путешествие, в котором наградой ей будет свобода.
   С этого и началась история Эухении Шандор, впоследствии больше известной, как Химера.
  
   Лилен
  
   -Эсэя Лилиэн, постойте! Туда нельзя, запрещено! Эсэя, вы нарушили границу, я буду вынужден доложить Владыке о вашем поведении! Эсэя! - голос Руэлинира Лариэна звучал всё ближе и ближе... и... это вызывало досаду и раздражение. Ссориться с Руэлем совсем не хотелось, но при создавшихся обстоятельствах, придётся. Лилен срочно нужно было побывать на той стороне. Верелока росла только в Проклятом лесу, а отправлять кого-нибудь за её корнем и долго объясняться зачем это надо, младшей дочери Владыки совсем не хотелось. Лилен была поздним ребёнком, неожиданным и любимым и, как обычно бывает, немножко разбалованным. А, в силу своего возраста, только - только достигла первого совершеннолетия, ещё и пользующимся этим безнаказанно.
   -Руэль, ты такой красивый, когда сердишься, - проворковала она подбежавшему командиру пограничной стражи. --Ру, ты же не станешь никому ничего докладывать, правда? Ну, в последний раз, - Лилен умоляюще сложила ладошки перед собой, глаза приняли выражение, как у обиженного щенка. Руэлинир лишь отрицательно покачал головой, не соглашаясь на очередную авантюру. Слишком непредсказуема была княжна и неосторожна.
   -Эсэя Лилиэн, вы знаете, что я не могу вас отпустить туда одну.
   -Тогда пошли со мной, - синие глаза девушки лукаво блеснули, глядя на стража. Она прекрасно знала, что он не имеет право покинуть пост. Руэлинир это тоже понял.
   -Эсэя Лилиэн, - укоризненно покивал он головой, подходя вплотную к Лилен. Это и стало его ошибкой. Девушка, бросив заклинание обездвиживания, коварно усмехнулась, глядя на то, как Страж границ пытается освободиться. Повернулась к нему и встав на цыпочки, громко чмокнула в губы.
   -Ру, ты такой скучный. Заклинание рассеется через три часа, потерпи. Я к этому времени, уже вернусь. А, чтобы у тебя не было соблазна на меня пожаловаться, я тебе метку на ауру поставила. Тебе никто не поверит, что ты ничего не знал и мне не помогал.
   Звонкий смех, достигший ушей Руэлинира был последним, что он слышал от Лилен. Девушка, радостно улыбаясь, при мысли о своей шалости, торопливо пересекла границу, разделяющую Великий Светлый Лес и Ичвудские земли. Чистый и светлый лес, сменился буреломами и непроходимыми зарослями. Эти места имели дурную славу. Раньше, перворожденные выходили сюда на охоту, уничтожая нечисть и нежить. Этим самым они и свои границы делали безопасными. Но, вот уже почти век прошёл, как границы Леса закрыты. Их защищает усиленная стража, не только не пропуская чужих, но и охраняя свою территорию от созданий Ичвуда.
   Лилен не боялась, что ей встретится какая-то опасность, оружие с собой она прихватила, да и пользоваться им умела хорошо. Отец, этот меч ей подарил на первое совершеннолетие, сделав привязку на крови. Руны, нанесенные на кромку лезвия, были опасны для созданий мрака и уничтожали любую нежить. Гулять же по этим, пользующимся дурной славой местам, она не собиралась. Нужно было добраться до небольшого озера, на берегах которого и росла верелока. Выкопать с корнем несколько кустиков и того проще. Она посадит растение в своём садике и будет надеяться, что оно приживется. Тогда ей больше не придётся тайком бегать в этот лес. Отец обещал, что с осени она отправится учиться магии. Придворный алхимик уже поделился с младшей дочерью Владыки, чем мог. Но ей всё равно не хватало знаний и умений. Ведь, Лилен нравилась не только алхимия - она и другими талантами была не обделена. Домашнее обучение предполагало хороший уровень образования. Княжну учили не одни алхимические настойки варить, но и владеть своей силой. Хорошие задатки целительской магии, склонность к владению стихиями земли и воздуха требовали соответствующей подготовки. И, княжну обучали, развивая её способности. Но этого ей показалось мало. Хотелось не просто постигать науки - общаться со сверстниками.
   Лилен торопилась добраться до места. Это была не первая вылазка в этот лес, поэтому она действовала решительно, не сильно опасаясь за свою жизнь. Прошлые походы сюда оказались удачные, а старый манускрипт, с рецептами редких зелий, ещё не до конца изучен. Девушка продиралась через заросли, прислушиваясь к окружающему лесу. Было тихо. Время от времени слышались голоса птиц и стрекот насекомых. Опасности в ближайшем окружении, Лилен не ощущала. Брошенные поисковые импульсы вернулись обратно, рассказав, что вокруг никого крупнее зайца нет. Да и тот спрятался в нору. До озера оставалось совсем немного и Лилен отвлеклась на куст с ягодами, собрав несколько горстей она, едва слышно напевая, отправилась дальше.
   Уже на подходе к водоему появилось ощущение беспокойства. Смутное пока, не оформившееся в уверенность. Княжна решила проверить окрестности ещё раз, с помощью магии, но никого опасного вокруг не обнаружила. Ни нечисти, ни нежити, ни хищных зверей. Однако чувство тревоги нарастало. "Руэлинир выбрался из ловушки и торопится мне голову оторвать? Или, что вернее, отправил на поиски пару звеньев следопытов?" - решила девушка, вспоминая с улыбкой, как ей удалось обмануть Стража. "У него было такое выражение лица! А взглядом готов был меня порвать на тысячу мелких кусочков! Единственный, кто не боится со мной спорить и жаловаться отцу на моё поведение." - хмыкнула она, хитро прищурившись.
   Едва заметная звериная тропа вывела на берег озера. Ещё раз оглянувшись, Лилен осторожно ступая отправилась вдоль кромки воды к видневшимся неподалёку кустикам верелоки. Она так обрадовалась, что, абсолютно не заметила, как зацепила контур ловушки. Яркая вспышка на миг ослепила, окунув попавшую жертву в темноту подземелья. Клетка, куда телепортировалось тело, была из антимагического материала и рассчитана совсем на другое существо. Магистр Нерос давно использовал ловушки-телепорты для пополнения своей коллекции различных зверушек, необходимых ему для проведения экспериментов. Попавшая в его ловушку эльфийка оказалась приятной неожиданностью для мастера. Магистр по-быстрому определил, какая из ловушек сработала и уничтожив все следы её существования, вернулся в лабораторию.
   Такая редкость нынче -перворождённая! Его ждал новый эксперимент, о котором он не смел и мечтать ранее. Старые свитки, найденные в одном из разрушенных святилищ Тёмного бога, рассказывали, что можно создать уникальное существо, неуязвимого воина, с потрясающей регенерацией и силой, послушного воле хозяина. Он сделает это, да! Он создаст живое оружие, подчиняющееся только ему. Осталось добыть ещё несколько ингредиентов, необходимых для проведения изменения. Пару магических вестников тут же отправились к доверенным людям с указаниями, что нужно было сделать.
   -Красавица! - восхищенно поцокал языком магистр, разглядывая приходящую в сознание эльфийку. Изящная, как статуэтка Пресветлой, которую он видел в Храме Великой. Тонкие черты совершенного лица, восхитительные волосы, как лунное серебро, а глаза! Песня! Ярко-синие, раскосые, огромные! "Эх! Где моя молодость?" - мелькнула мысль.
   -Где я? - хриплым шёпотом спросила девушка.
   -В моей лаборатории, - скрипучий немного дребезжащий голос, прозвучавший неподалёку, заставил Лилен вскинуть голову и попытаться оглянуться. Она находилась в клетке, полностью отрезанная от магии, а в паре метров стоял, неприятного вида старик, с горящим от предвкушения взглядом. Он так её разглядывал, что Лилен передернуло от омерзения.
   -Отпустите меня! Вы не смеете меня задерживать! Мерзкий старик, я дочь Владыки!
   -Молчи, девушка! Иначе, я сделаю так, что ты лишишься речи надолго. Мне всё равно, чья ты дочь. Ты мне нужна для дела. Гордись! Твоя жизнь послужит во славу науки.
   Лилен с ужасом смотрела на мага, она просто представить не могла, что кто-то может решиться на такое. Абсурд. Её, дочь Владыки, посадили в антимагическую клетку и собираются пустить на опыты! Неверие в начале сменилось ужасом и гневом. Магию ей заблокировали, но можно попытаться разломать клетку, сбежать, она будет сопротивляться, в конце концов! Поэтому разглагольствования мага она благополучно пропустила мимо ушей, высокомерно отвернувшись в сторону. Впрочем, её внимание магистру Неросу особо и не требовалось. Впервые за долгое время в его владениях появилась живая душа, которой он мог бы высказаться. Зомби -плохие слушатели, а вот девушка, пусть и воротит нос, но вынуждена внимать его речам.
   Наконец, маг выдохся, затих и начал с каким-то болезненным любопытством рассматривать свою пленницу. На тонких губах змеилась улыбка, глаза горели предвкушением и жаждой деятельности. Нерос нетерпеливо потирал руки, поглядывая на Лилен. Особенно его забавляло выражение лица эльфийки. Вот за это он и не любил перворождённых, да и не только он. Почти бессмертные. Почти, потому, что убить их всё-таки было возможно. Яд, кинжал, стрела или меч из доброй стали, точно так же, как и человеческую, могли прервать жизнь любого долгоживущего нелюдя. Да, регенерация у них хорошая, некоторые могут даже потерянные конечности восстановить, правда для этого требуется помощь мага жизни. Но он слышал, что перворождённые в этом деле преуспели и магическая поддержка для этого, им не так уж и необходима.
   Лучшая регенерация только у летающих ящериц-драконов. Оборотни тоже были достаточно в этом хороши - перекинулся, и в процессе оборота заживали почти любые раны. Сильны, быстры, выносливы, правда норов дикий, бешеный. Чуть, что не так-впадают в ярость. Живут долго, не меньше, чем эльфы - несколько сотен лет для них пустяк. И лишь один человек за пять -шесть десятков лет проживает то, что бессмертные растягивают на века. Люди торопятся жить, ведь надо всё успеть: любить, познать славу и горечь поражений, родить детей, вырастить их и выпустить в мир, который совсем неласков к человеческой расе. Люди слабы. Они живут мало, часто болеют и умирают, не прожив свой срок. Они подвержены страстям, плодовиты и легко приспосабливаются к любым условиям.
   Люди сильны. В них есть жизнь. А, что можно увидеть, заглянув в глаза бессмертного? Холод и скуку? Ленивое презрение к слабому человеку? И, только тогда, когда бессмертным приходится лицом к лицу столкнуться со смертью, в них просыпается та жажда жизни, которая так свойственна роду людскому. Вот и глаза девчонки тоже начали отражать до этого не свойственные ей чувства. То ли ещё будет! - усмехнулся маг, - ты у меня и не так запоёшь! На благо науки...
   Лилен с трудом сдерживала омерзение, наблюдая за спятившим магом. А в том, что он сошёл с ума, она не сомневалась. Но, более ужасным оказалось присутствие зомби, коих она насчитала штук пять. Один из них принёс ей под вечер чашку с водой и кусок сухой лепёшки. От пищи и воды она отказалась. Природная брезгливость не позволяла употребить в пищу то, чего касались руки ходячего трупа. Жажда уже начинала мучить, но было ещё вполне терпимо и она решила дождаться ночи, чтобы попытаться расковырять замок на клетке.
   Мечты, мечты....
   Клетка оказалось не только антимагической. Замок, навешенный на дверь был из тех, что делают гномы и открывался только рукой хозяина. Но, даже, если бы она и смогла открыть этот демонов замок, уйти из комнаты, где её держали, вряд ли получилось - на ночь маг запер в этом помещении пару своих немёртвых слуг. Они тихонько шебуршали у стенки, время от времени сверкая в её сторону фосфоресцирующими глазницами. Лилен было жутко. От каждого движения ходячих мертвецов в сторону клетки, её пробирала дрожь. А, что, если они решат подзакусить пленницей? Кто сможет помешать? Клетка не даст до неё добраться, но руки через прутья проходят свободно и, если не покусают, то подерут уж точно.
   Было ещё кое-что, наводящее ужас. Откуда-то из-за стенки слышались стоны, хрипы, крики и вой. Где-то рядом тоже содержались пленники и... Лилен вовсе не была уверена, что там одни животные. В который раз она себя корила за злую шутку на Руэлиниром и то, что отказалась от сопровождения. Глупая, уж лучше было пойти под охраной, потерпеть чуток, чем пожинать теперь плоды своей бестолковости и безрассудства.
   Утро Лилен встретила совершенно не выспавшись, мучимая жаждой и голодом. Однако, когда очередной зомби принёс чашку с водой, она снова пить не стала. Воду и хлеб она взяла только на третий день заточения, а на шестой, её впервые выпустили из клетки.
   Недалеко.
   Ровно до стоящего в отдалении каменного стола, рабочего стола мага, некроманта по силе, экспериментатора по призванию. Через сутки, лишённое одежды тело, расписанное рунами, с порезами на руках и ногах, через которые маг сцеживал кровь, вернули обратно в клетку. Впереди были боль и беспросветность. Надежды, что её найдут и спасут, практически не было. Маг, во время своего эксперимента, просветил, поделился подробностями её пленения и своими планами на будущее. Каждое своё действие Нерос сопровождал объяснением. Например, делая надрез вдоль мышц на руке, он говорил, что хочет посмотреть насколько строение её тела отличается от человеческого и, как быстро, после его вмешательства, начнётся регенерация тканей. Первые пару часов Лилен терпела, с трудом сдерживая стоны. Ей казалось, она не должна показывать страх и боль перед каким-то человечишком. К концу суток голос основательно был сорван от криков. Беспамятство стало благом в её ситуации.
   Череда дней, последовавших после, мало чем отличалась друг от друга - боль, кровь, беспамятство. Лилен давно перестала считать дни, отличать день от ночи, время теперь отсчитывалось от одного визита мага до другого. От пытки до пытки. Гнев сменился апатией и безразличием - она сломалась, потеряла надежду на избавление от этого кошмара. Она больше не хотела жить. Но пришёл день, когда всё переменилось. Её отмыли, накормили, дали отдохнуть. Целые три дня никто не мучил. Потому что у сумасшедшего мага появился другой объект для исследований. На данный момент, более интересный.
  
   Глава вторая
  
   Эухения торопилась быстрее убраться подальше от замка, пока её не хватились. Жаль было свою кобылку, которую она вынуждена была оставить в замковой конюшне. Хорошо, хоть самой удалось уйти, о лошади она уже и не мечтала. Но ничего, купит по дороге. Денег немного есть, должно хватить. А без лошади никак. В данный момент необходимо было убраться из этих мест подальше. Опекун может на поиски пуститься, и тогда прости прощай свобода. Выдадут замуж и проживет она недолго. Ровно столько, сколько необходимо чтобы выносить и родить ребёнка. Уж что-что, а племенной кобылой для лорда Зейна она быть не желала. Не для этого её растили. Потому и бежала в ночь, торопясь уйти, как можно дальше. Дорога петляла вдоль кромки леса, проходя мимо небольшой деревушки. Эви постаралась проскочить её так, чтобы ни одна собака не залаяла. Ни к чему ей привлекать внимание местных. К утру, если всё будет хорошо, она выйдет на торговый тракт. А там попутчиков можно будет поискать. Возможно, кто-нибудь возьмёт к себе в возок да до ближайшего города довезет. Если прикинуть по времени, то до Норвуда она сможет добраться к обеду. К этому времени, в замке уже обнаружат её пропажу и даже вышлют погоню. Но у неё будет несколько часов форы, да и выяснять придётся в какую сторону она подалась.
   Через несколько часов Эви начала ощущать усталость, сказывались и волнение, и бессонная ночь, но страх быть пойманной подстегивал, и она торопилась. С первыми лучами восходящего солнца, дорога ещё раз свернула и вышла к торговому тракту. Таких трактов в их королевстве было два. Построенные ещё в незапамятные времена, они пересекали страну с севера на юг, с запада на восток, соединяя крупнейшие города королевства. Сходились торговые пути в столице - Люденвике.
   Были они выложены крупным булыжником и довольно удобны для караванов. Кто и когда соорудил эти торговые пути, в памяти людской не сохранилось. Поговаривали, что сделали это гномы. Но вот с чего бы бородатым коротышкам так расстараться ради людского государства объяснения не было. Одни доказывали, что за это была уплачена кругленькая сумма в денежном эквиваленте, другие утверждали, что дорогу строили и не гномы вовсе. Но как бы там ни было, ею пользовались до сих пор. Тракт был локтей десять в ширину, вдоль обочины росли высокие деревья, обеспечивая проезжающих здесь летом тенью над головой. Эви выбралась на дорогу и постаралась оглядеться. Ей необходимо было попасть в Норвуд. А вот в какой он стороне? Помнилось, что нужно повернуть направо. Хоть бы не ошибиться, - думала она, ненадолго присев на обочине и вытянув гудящие ноги. Быстро пошурудив в котомке, нашла ломоть хлеба. Завтрак оказался скудным - хлеб да вода из фляги, но когда она ещё до города доберется? Еду следовало экономить. Наскоро перекусив, Эви подхватила свои вещи и пошагала в сторону Норвуда. Путь предстоял долгий.
   Спустя пару часов, когда она уже почти падала от усталости, на тракте появился караван. Был он небольшим, всего-то пять груженный под завязку фургонов да с десяток человек охраны. Воины хмурыми взглядами проводили неспешно идущую вдоль обочины Эви, фургоны прогромыхали мимо, оставив позади уставшую путешественницу. Она не рискнула набиться в попутчики, уж больно неприветливые взгляды были у приезжающих мимо. Так и шла, еле переставляя ноги и уговаривая себя сделать очередной шаг.
   -Эй! Парень, тебя подвезти? - раздавшийся рядом голос, вывел уже плохо соображающую от усталости девушку, из состояния задумчивости. Пару телег, остановившихся рядом, она и не приметила. Хорошо, что оделась в привычную одежду для тренировок, мелькнула мысль. То, что её приняли за юношу её устраивало во всех отношениях.
   -Так, что? Поедешь, али нет?
   -Поеду, - согласно кивнула она головой, забираясь в ближайшую телегу и устраиваясь рядом с возницей. Мужичок был в возрасте, но весь какой-то щуплый, верткий, живой. Весёлые глаза на загорелом лице, с доброй усмешкой во взгляде окинули её фигуру, остановившись на лице:
   -Ты, кто ж такой будешь и откуда? На селянина не похож. Из чьих родом?
   -Так, батька у меня воином при замковом гарнизоне служил, - вздохнула Эви, про себя радуясь, что внешность у неё подходящая, что она смогла сойти за паренька. Оно и к лучшему, меньше проблем в дороге.
   -Куда же ты, малый, направляешься? Пошто один? Опасно сейчас одному на дороге-то. Неужто, батька одного пустил?
   -Не, не отпускал, - покрутила головой Эви. Помер он намедни, а леди, хозяйка замка, приставать изволила. Говорит, или делай, как скажу или в темницу пойдёшь. Скажу, что ты вор. А ворам руки рубят. Вот она и насела на меня, карга старая, думала убоюсь угрозы. Капитан наш, помог котомку собрать да ночью и выпустил за ворота. Беги, говорит, Эвард отсюда, пока цел. Мы, люди подневольные, а ты присягу не давал.
   -Это не барона Варда вдовица? - поинтересовался мужик. Эви тут же припомнила означенную особу. И правда, про баронессу Вард ходили разные слухи, самым распространенным был тот, что вдовушка падка на молоденьких мальчиков. В её свите находились несколько пажей весьма привлекательных внешне.
   -Она и есть, - тут же ухватилась за подсказку она, надеясь, что продуманная легенда сойдёт. Мужик ещё раз окинул её пытливым взглядом.
   -Сколько ж тебе годков будет?
   -Пятнадцать стукнет через месяц.
   -Сосунок ещё, - хмыкнул возница, - вот что, парень, ложись отдохни. Там в телеге сбоку, попона лежит. Укройся и спи. Когда будем подъезжать к городу - разбужу. И, ежели что, ты мой племянник, Нэй.
   -Зачем вам это? - не удержалась от вопроса Эви.
   -Парень ты смазливый, молодой да наивный. Видел я тех мальцов, что баронессе прислуживают. Не гоже сыну воина такая жизнь. Одежка у тебя справная, оружие хлипкое будет, но то дело наживное, а вот то, что обличье нежное - беда. Но и это с годами пройдёт. Девки, небось, проходу не дают уже?
   Эви слегка покраснела, под брошенным в её сторону взглядом разговорчивого мужичка, представив, как это девки ей прохода не давали. В этом плане, она была вполне просвещенной, приходилось сталкиваться с этими сторонами жизни, наблюдая за слугами да воинами замкового гарнизона.
   -Улёгся? Есть не хочешь? - голос возницы выражал искреннее участие к беглецу и Эви расслабилась и поверила, что всё у неё получится.
   - Я съел кусок лепешки недавно.
   -Ну, коли не голодный, то ладно. Но ежели что, там рядом баклажка лежит с травяным настоем да в котомке сырные лепешки. Возьми, поешь.
   -Спасибо, дяденька, - со вздохом поблагодарила доброго попутчика Эви. Она действительно нашла рядом довольно большой сосуд, выточенный из цельного куска дерева, вытащила зубами тугую пробку и с удовольствием приложилась к душистому сладковатому напитку, попутно отмечая странный привкус настоя. Выпив несколько глотков настоя, она нашла небольшую котомку со снедью и достала оттуда пару небольших лепешек, испечённых с острым овечьим сыром и специями. Лепешки таяли на языке, вызывая чувство сытости и довольства. Хотелось спать. "Вот, что значит бессонная ночь, - мелькнула мысль в голове у беглянки, - подремлю немного до города. Ничего страшного не случится, а силы мне ещё понадобятся".
   Девушка со вздохом удовлетворения растянулась на дне телеги, прислонившись к её высокому борту и прикрывшись попоной. Спустя некоторое время возница оглянулся на попутчика и удовлетворённо улыбнулся. Всё шло, как надо. Это же надо, какая удача привалила! Только недавно старый Оргыз просил подыскать мальчишку, которого бы никто не стал искать. Для дела, говорит. Осип Зур, по прозвищу Лис хитро ухмыльнулся. Все знали для каких дел Оргызу подыскивали смазливых мальчишек. Как и девчонок, впрочем. Самый ходовой товар на рынках юга. Лис предвкушающе жмурился, думая о том, сколько можно будет выручить за продажу этого наивного деревенского дурачка, который, словно спелая груша, сам упал ему в руки. Не менее десятка золотых, решил Лис, после скинул сверху на спящего в телеге паренька пару мешков с грузом.
   Эви спала достаточно крепко. Настой, который она выпила, легко свалил бы с ног и здорового мужика, а она была всего лишь девчонкой, к тому же сильно уставшей. Сквозь сон слышались какие-то голоса, потом пришло ощущение, что её куда-то несут. Она хотела открыть глаза, но веки, словно свинцом налились, подниматься не желали. Тело было, как ватное. Руки - ноги словно не её, вместо слов изо рта раздался какой-то хрип.
   -Ты, гляди-ка, в себя приходит! - раздался над ухом удивлённый возглас. - Осип, сколько малец выпил зелья?
   -Да, пол фляжки будет, - прозвучал невдалеке голос утреннего знакомца.
   -Давай ещё неси, поить будем! - Эви слышала удаляющиеся шаги того, кого назвали Осипом. Потом к её рту поднесли горлышко баклажки, но она умудрилась посильнее сжать губы. Чужая рука перекрыла доступ воздуха через нос, и Эви поневоле попыталась вздохнуть ртом. В горло хлынула знакомая по вкусу жидкость- тот самый травяной настой, которым её угостил возница. А она, легковерная дурочка и напилась. Сама.
   Потом было забытьё, из которого она время от времени приходила в себя. Руки были связаны, впрочем, как и ноги. Во рту болтался кусок грязной тряпки, в качестве кляпа. Она попыталась языком вытолкнуть кляп, но ничего не получилось. Язык был словно распухший и с трудом шевелился во рту, хотелось пить, есть и в туалет. Последнее было особенно актуально, так как, судя по проведённому в связанном состоянии времени, в последний раз она это делала давно. Эви попыталась пошевелиться, но и тут её ждала неудача. Затёкшие конечности повиноваться не желали. Всё, что ей удалось - перевернуться на спину. Однако её шевеление было замечено.
   -Эй, малец! Очнулся? Пить хочешь?
   Не только пить, хотелось ответить Эви, но всё что ей удалось, это промычать возмущённо о своих потребностях.
   -Подожди немного, сейчас напою, - грубая рука вытащила кляп, и перед глазами появилась старая глиняная кружка, потемневшая от грязи, с потрескавшимися краями. В кружке была вода. Эви с жадностью прильнула к сосуду, преодолев брезгливость. Сейчас важнее было набраться сил и выяснить, куда она умудрилась вляпаться. Старый наёмник, с испещрённым морщинами лицом, похожим цветом на свою кружку, напоив Эви, собрался засунуть кляп на место.
   -Развяжи меня! Мне в туалет нужно!
   -Добре, развяжу. Токмо, если надумаешь бежать, церемониться не буду! - буркнул он, распутав верёвку на ногах.
   -Эй! А руки? - возмутилась Эви.
   -И так справишься. Давай вставай и иди в кусты.
   Эви с трудом смогла приподняться и попыталась оглядеться. Она находилась внутри крытого фургона, рядом лежали какие-то мешки, стояли ящики и больше ничего. Попытка выбраться наружу оказалась неудачная. Ноги не держали. Тысячи колючек впились в икры, сигнализируя о том, что она слишком долго пролежала в неподвижном состоянии. Эви охнула от боли, когда её буквально за шиворот вытащили из фургона.
   -Сейчас доведу до кустов, - буркнул воин.
   -Не нужно, скоро ноги немного отойдут. Кто вы, и почему меня связали? Куда везёте? Я свободный человек и требую, чтобы меня отпустили!
   -Ты был свободный человек, - вышедший из-за её спины ещё один наёмник презрительно сплюнул Эви под ноги, - а теперь ты раб, собственность магистра Нероса. И к вечеру мы доставим тебя к твоему хозяину.
   -Вы не имеете права... - начала было негодовать Эви, но натолкнувшись на насмешливый взгляд одного из охранников, буквально взвилась от возмущения. Успокоили её быстро -ударом в челюсть. Видно было у наёмников распоряжение особо не церемонится или они знали что-то, что позволило им так отнестись к чужому имуществу. Эви отлетела на несколько метров и спиной приземлилась в колючий кустарник. Сила удара была такова, что у неё не только потемнело в глазах, показалось даже, что на несколько мгновений потеряла сознание. Голова и так соображала плохо, ещё не отойдя от той отравы, которой её пичкали, а тут ещё и это...
   Прокушенный язык болел, как и разбитые в кровь губы. На глаза навернулись слёзы, но она постаралась сдержаться.
   -Вставай! - гневный окрик заставил мобилизовать усилия на то, чтобы подняться.
   -Давай обратно в повозку!
   -Мне нужно облегчиться... - промямлила она, пытаясь удержать равновесие. Ноги подгибались от слабости.
   -Ну, так чего ты ждёшь? Давай быстро! - рыкнул тот, кто перед этим её и ударил. Девушке с трудом удалось удержаться на ногах, и она поковыляла в сторону зарослей.
   -Эй! Ты куда это? Стой! - рявкнул всё тот-же голос.
   -Райн, да брось ты мальчишку. Он и так на ногах чуть держится. К тому же руки связаны - не убежит, - вступился за Эви тот, кто поил её водой.
   -Сами будете отдуваться, ежели сбежит, - буркнул первый и пристально уставился на с трудом пробирающуюся в гущу кустарника Эви. Стоит ли говорить, что на обратном пути её так шатало, что один из охранников попросту подошёл и взяв за шкирку оттащил в повозку. И только упав на её дно, Эви попыталась перевести дух и собрав мысли в кучку, обдумать своё положение. Оно было незавидным. Рабство. Сказать кому, что дочь графа Шандора станет рабыней! Как же так могла получиться, если рабство в стране официально запрещено? Эви знала, точнее слышала, что существуют подпольные рынки, где можно купить раба на любой вкус. Королевская власть пыталась бороться с этой напастью, вот только не сильно успешно. Существовал, правда, закон, запрещающий обращать в рабство свободных людей. Тех, кто родился рабом, это не касалось. Что же делать? -задалась она вопросом. Дождаться, когда её довезут до места назначения и попробовать договориться с хозяином, предложив хороший выкуп. То, что дед его заплатит, Эви была уверена.
   Пока ехали, мысли в голове бродили разные. Она пыталась обдумать случившееся. Где же она совершила ошибку? Начать с побега. Стоило всё-таки попытаться взять лошадь. Тогда бы она не была такая уставшая и не попалась в ловушку. Что ещё? Не сбегать вообще? И кто бы ей помог? После появления в замке леди Нелли, слуги частично сменились. Она привезла с собой двух личных служанок, а тех, кто не выражал восторга по поводу её появления в замке или рисковал косо глянуть на новую хозяйку, отправила подальше. Так из Шандора исчезла старая нянюшка Эви, затем ушли несколько горничных. Про них было объявлено, что девушки не справляются со своими обязанностями. Потом сменился и капитан замковой стражи.
   Постепенно вокруг Эви образовалась пустота. Ей не на кого было опереться, не к кому прибегнуть за помощью. Первое время девушка пыталась обратить внимание отца на то, что происходит в замке, но тот лишь отмахнулся, упрекнув в том, что она настроена предвзято и ревнует к памяти матери. Дед сразу понял, что волнует внучку, но зять наотрез отказался отпустить дочь к нему на постоянное место жительства. Так и жила, ожидая, когда удастся уговорить отца уступить её просьбе и отпустить к деду.
   Под мерное покачивание повозки и тоскливые мысли о прошлом, Эви удалось задремать. Сквозь дрёму она слышала голоса своей охраны, потом новые звуки выдернули её из состояния дрёмы. Скрипучий старческий голос интересовался всё ли хорошо и как доехали? Хозяин? Эви встрепенулась и попыталась приподняться, чтобы оглядеться. Фургон находился на окраине леса. Недалеко от неё стоял невысокого роста мужчина, скорее щуплого телосложения, в старой потрёпанной черной мантии. Волосы седым венчиком обрамляли небольшую лысину, такие же седые лохматые брови нависали над глубоко посаженными водянистыми светлыми глазами неопределённого цвета. Неприятный тип, - мелькнула мысль и пропала, потому что старик в это мгновение бросил на неё острый взгляд, от которого мурашки побежали вдоль позвоночника и волосы на затылке попытались встать дыбом.
   -Так... кого это вы мне привезли? - скрипучий голос выразил недовольство.
   -Как и заказывали, - буркнул тот, кто ударил её ранее, - мальчишка, лет пятнадцати-шестнадцати. Здоровый, немного хлипкий правда, но это от сонного зелья.
   -Где мальчишка? Где я спрашиваю? - внезапно визгливым голосом завопил маг. -Это девка!
   -Какая девка? Нам Оргыз мальчишку отдавал!
   -Какая-какая? Такая! -взвизгнул маг и махнул рукой в сторону Эви. Откуда-то из-за её спины, появились руки, бледно -голубоватого оттенка с небольшими, но довольно острыми когтями и начали срывать с девушки одежду. Эви, увидев, кто её пытается раздеть, завизжала, что есть сил, и попыталась вырваться. Убежать, правда, далеко не удалось. Что такое одна молоденькая девчонка, пусть ловкая да быстрая, против магии? Следующий приход в сознание был уже в достаточно тёмной и сырой комнате без всякого намёка на окна. Она лежала на полу не очень просторной клетки. Недалеко, в почти такой же, находилось непонятное существо, издававшее время от времени стоны и всхлипывания. И тут Эви накрыло понимание, почему наёмники особо с ней не церемонились. Знали, сучьи дети, что живой отсюда она не выйдет.
   -Очухалась? - голос мага стал для Эви полнейшей неожиданностью. Впрочем, как и появление его самого. Он стоял в дверном проёме и с интересом разглядывал девушку. Из-за спины мага просматривался длинный коридор, едва освещённый чадящим факелом, видневшимся вдалеке.
   -Зачем я вам? - тут же вскинулась Эви.- Сообщите моему деду, он заплатит любой выкуп. Вы же не откажетесь от денег? Хороших денег, а?
   -Деньги! Деньги! Везде, только деньги! - внезапно разозлился маг и стремительным шагом, неожиданным для его щуплой старческой фигуры, приблизился к клеткам. -Соседка твоя мне тоже выкуп предлагала. Хе-хе, теперь молчит. Небось не свои деньги обещаешь, а дедовы. А, что ты сама? Разве что-то стоишь, без титулов и длинного хвоста родни?
   -Уж, наверное, стою, - не удержалась Эви от сарказма, - с чего бы тогда за меня золотом было платить!
   Мерзкий старикашка, ещё смеет её упрекать происхождением! Злость переполняла Эви, на всё: жадную мачеху с её отвратительным братом, обманщика, продавшего её в рабство и мага, посмевшего купить её, девушку знатного происхождения для своих мерзких опытов!
   -Я платил за парня, а не за замарашку с гонором герцогини. К тому же ты страшненькая для девчонки. Немудрено, что с мальчишкой перепутали. Я планировал для моего нового опыта использовать парнишку, но ты подойдёшь ничуть не хуже. У вас с моей второй малышкой много общего.... Хе-хе-хе....
   Магистр Нерос внезапно развеселился, и довольно поблёскивая из-под кустистых бровей светло-голубыми глазами, позвал своих немёртвых помощников. Эви никогда раньше не приходилось видеть зомби в живую, хотя в отцовской библиотеке имелось пару книг с довольно подробными описаниями этой нежити и способов её уничтожения. Потому она сразу и признала, кто пытался снять с неё одежду там в повозке, на которой её и доставили к магу. От мысли, что эти создания прикасались к ней, возможно даже перетащили в эту клетку, Эви стало жутко. Жутким здесь было всё: и сам маг, и место, куда она попала, и помощники мага. Особенно они. В книжке были картинки, но таких страшных она там не видела.
   -Подготовьте её! - отдал приказ маг и двое немёртвых двинулись в сторону клетки Эви.
   -Что вы собираетесь делать со мной? Эй! Я же сказала, дед за меня заплатит выкуп и можете на эти деньги купить себе хоть двадцать рабов для опытов!
   -Зачем мне двадцать? - недоумённо удивился маг, - у меня есть ты! Пускай девка, зато с характером. У рабов такого не бывает.
   Дверца клетки была открыта и девушку, не смотря на сопротивление и крики, вытянули наружу. Руки слуг мага быстро лишили её остатков одежды и потащили к видневшемуся у дальней стены длинному каменному столу. Руки и ноги были зафиксированы крепкими кожаными ремнями, точно такой же ремень прихватил и шею, чтобы жертва не имела возможности приподнять голову. Эви рвалась, извивалась вся, пытаясь не дать себя обездвижить, возмущённо кричала, обзывая мага гадкими словами. В конце концов он не выдержал и обездвижил девушку магически. При этом долго ругался, сравнивая с какой-то остроухой, которая оказалась покорной овечкой и быстро сдалась. Эви от ужаса едва не потеряла сознание, слушая эти слова. Там, находящееся в соседней клетке истерзанное тело, оказывается замученная эльфийка. И такая же участь ждёт и её, Эви.
   Потом было много всего. Сумасшедший маг всячески исследовал её тело и кровь, изучал ауру. Было неприятно, даже противно, но не больно. После всех этих "процедур" в рот девушке влили чашку какой-то жидкости и отволокли обратно в клетку. Потребовать, чтобы вернули одежду, она не рискнула. Слишком уж устрашающе выглядели и помощники у старого мага, и истерзанное тело в углу соседней клетки.
   Эви дождалась, когда маг покинет свою лабораторию и прильнув к прутьям клетки, позвала сестру по несчастью: - Эй! Ты жива там?
   Тело на полу вздрогнуло, пошевелилось, но больше никакой реакции не проявило. Жива и ладно, - подумала девушка, поудобнее усаживаясь на пол. Впереди была ночь, судя по тому, что она слышала от мага. А у неё уже достаточно долгое время и крошки хлеба во рту не было, не говоря уже у том, что она не отказалась бы и от кружки воды, чтобы смочить пересохшее горло. Покрутившись на месте некоторое время, девушка со вздохом растянулась на полу, скрутившись в компактный клубок, поджав ноги к груди и таким образом пытаясь и согреться, и сжать бурчащий от голода живот. Помогало плохо.
   Утро наступило слишком быстро. С трудом заснувшая Эви, открыла глаза, только услышав звук шагов в коридоре. Появившийся в помещении маг, принёс ей кусок пшеничной лепешки и плошку с бульоном. Точно такой же завтрак был предложен и соседке по заключению. Лежащее на полу соседней клетки тело никак не среагировало на принесённую еду, и по окрику мага в лаборатории появились два его специфических ассистента, чтобы вытащить пленницу из её своеобразного убежища и накормить. Зрелище было ещё то. Эви с ужасом наблюдала за этим действом, с трудом понимая, как можно было довести живое существо до такого вот состояния.
   Однако неведение длилось недолго. Уже в тот же день она познакомилась с причинами, доведшими эльфийку до столь плачевного состояния на собственной шкуре.
  
  
   Глава третья
  
   В тот же день к вечеру, маг снова приказал своим помощникам доставить ему Эви. Девушку точно также вытащили из её нынешнего обиталища и, как она не сопротивлялась, кричала и сыпала угрозами, снова разместили на том же самом каменном столе. Маг некоторое время что-то сосредоточенно разглядывал в Эви, изучал. Он хмурил лоб, жевал губами и бормотал себе под нос одному ему только ведомые некие расчёты, которые он тут же и производил. Эви, округлив от страха глаза, пыталась рассмотреть со своего места, чем занимаются немёртвые помощники чокнутого старика. Сбоку слышались какие-то позвякивания и постукивания. Наконец, приняв решение и, прикрикнув на одного из своих мертвяков, Нерос взял в руки довольно острый обсидиановый нож и сделал первый разрез. Эви заорала. Было не только больно - страшно до темноты в глазах.
   -Будешь орать - велю заткнуть тебе рот, - буркнул Нерос, примериваясь для очередного надреза.
   -Вот ведь незадача, магию против тебя сейчас применять никак нельзя, а ты дёргаешься, и у меня линии кривые могут выйти. Див! Подойди ко мне, мой мальчик. Придержи объект за плечи и голову. Арс, а ты хорошо придави ей ноги... вот так, молодцы. Продолжим....
   И рука мага, примерившись, нанесла ещё один порез на коже девушки. Постепенно, минута за минутой, час за часом, Нерос раскрашивал её тело в кровоточащие узоры из рун по всему животу, груди, ногам. Помощники мага глухо порыкивали, но держали жертву довольно крепко.
   -Хорошо получилось, - удовлетворённо хмыкнул Нерос, довольно разглядывая дело своих рук.
   -Арс, неси настойку сюда, да гляди мне, не урони! - маг сделал знак второму помощнику отпустить Эви, которая уже к этому времени охрипла от криков и обещаний, что она сделает с ними со всеми, когда выберется на свободу. Вопли эти вызывали лишь усмешку у Нероса.
   -Разве же это боль? - вопрошал он у несчастной, -больно будет тогда, когда я решу тебе отрезать пальчик, чтобы проверить твою регенерацию. А сейчас это не боль, а так... баловство.
   -Будь ты проклят! Отпусти меня, сейчас же!
   -Отпустить? - удивлённо переспросил Нерос, - а как же мой эксперимент? Твоё имя войдёт в историю наряду с моим! Хотя нет, это я погорячился... я дам тебе новое имя, девочка. Я сотворю из тебя новое существо - прекрасное в своей силе и неуязвимости! Твою кожу будет трудно поранить оружием, а силе и ловкости позавидует любой бессмертный нелюдь. Раны станут затягиваться мгновенно. Зрение, нюх, скорость, быстрота реакции, долголетие, сравнимое с длиной жизни перворождённых, ты, девочка, станешь неуязвимым живым оружием. О котором можно лишь мечтать. Есть одно название, которое будет подходить тебе идеально, - маг довольно прищурился, разглядывая лежащее на столе тело, - и звать тебя будут, Химера!
   Определившись с именем своего будущего шедевра, Нерос снова сделал знак одному из немёртвых, чтобы тот придержал голову Эви. Второй помощник мага принёс довольно большой сосуд с высоким узким горлышком. Сосуд, сделанный из горного хрусталя, почти не давал рассмотреть своё содержимое. Было заметно, что внутри находится какая-то тёмная жидкость, почти чёрная по цвету и очень густая. Её небольшую часть Нерос отлил в пиалу и поднёс к лицу Эви.
   -Сейчас я дам тебе выпить вот это. На вкус противно и горько, будет жечь внутри, но ты должна вытерпеть.
   -Я не хочу! Оставьте меня в покое, отпустите! -попыталась возражать девушка, но из-за сорванного от криков голоса, получился чуть слышный хрип. Тёмная тягучая жидкость тонкой струйкой потекла в горло. Эви пыталась её выплюнуть, захлёбывалась, отворачивала голову, но всё оказалось напрасно. На вкус было не просто горько, но ещё и пекуче. Казалось, внутрь залили кипящее масло с примесью мелко тёртых стручков одной южной приправки, которую некоторые любители добавляли себе в пищу. От ощущения горящего огня внутри её тела, Эви выгнуло дугой, несмотря на кожаные ремни, которыми она была пристёгнута к столу. Одновременно с этим маг начал потихоньку вливать в неё свою магию и ритмично выкрикивать слова одному ему ведомого заклятья. Ещё один глоток питья и снова волна жара и боли.
   -Цени, деточка, - пробормотал маг, - кровь дракона на тебя трачу! Одна унция стоит сто золотых. Да и редкость это нынче несусветная. Достать практически, невозможно. Впрочем, как и кровь перворождённых. А тебе достанется свеженькая.
   Это было последним, что Эви услышала тем вечером. Сознание приняло решение её покинуть и помахало ручкой. В глазах потемнело и пришла тьма. В себя Эви пришла от грубого похлопывания по лицу.
   -Еда! - проскрипел над головой ненавистный голос. Эви с трудом приоткрыла глаза, пытаясь сообразить, где она находится.
   Клетка. Всё та же клетка.
   Пить хотелось неимоверно. Во рту был привкус горечи и ещё чего-то противного. Болело тело, перед глазами мелькали чёрные мухи, и от слабости кружилась голова.
   -Пить...- с трудом прошептали губы девушки.
   -Сейчас - сейчас, - засуетился маг. Эви в который раз за последнее время вытащили из клетки и усадили на пол, прислонив спиной к прутьям. Маг поднёс к её лицу кубок с водой, и Эви с жадностью схватила сомнительной чистоты сосуд и мгновенно выхлебала налитую в него жидкость. Стало чуть легче.
   -Ещё!
   Она выпила и этот кубок с водой, и следующий. А потом тихо сидела на полу, и отщипывала по маленькому кусочку от хлебной лепёшки, которую ей выделили на завтрак. Пару дней Эви никто не трогал, давая время прийти в себя. Соседку по клетке тоже не мучили, и через некоторое время Эви заметила, что та за ней тайком наблюдает. Однако, стоило лишь повернуться в её сторону, как остроухая быстро отворачивалась, делая вид, что ничего не было.
   -Как тебя зовут? - решилась пойти на контакт Эухения. В конце концов, они подруги по несчастью, и, если не будут поддерживать друг друга, то станет совсем плохо.
   -Лилен, - чуть прошелестело в ответ. -А тебя?
   -Эухения. Можно просто Эви.
   -Кто ты Эви?
   -Человек. Старшая дочь графа Шандора.
   -Уже не человек, - сожалеюще покачала головой эльфийка, вплотную прильнув к прутьям своей клетки и пристально всматриваясь в лицо Эви. - У тебя глаза нечеловеческие... и кожа становится другой. Пообещай мне кое-что... Эви...
   -Что? - переспросила Эухения, пытаясь рассмотреть кожу на руках и своём теле. Они с эльфийкой в своих клетках сидели голышом. Кожа на теле была покрыта коркой засохшей крови, но в тех местах, где просматривались чистые участки, было видно, что она стала плотнее на ощупь и приобрела структуру, напоминающую шкуру ящерицы.
   -Проклятье! - в сердцах воскликнула Эви, пытаясь оттереть засохшую кровь и рассмотреть себя. Следов от ножа мага практически не осталось.
   -Ты выполнишь мою просьбу? - прохрипела снова эльфийка.
   -А? Что? - оторвалась от разглядывания Эви. -Что я должна выполнить?
   -Убей меня... и прими небольшой дар... тебе пригодится в жизни, - казалось слова с трудом вырывались из горла замученной девушки. - Я не хочу становиться нежитью. А Он непременно это сделает, когда я стану не нужна. Убей меня! И отомсти! Поклянись, что сделаешь это!
   -Клянусь! - твёрдо пообещала Эви и попыталась дотянуться через прутья клетки до подруги по несчастью. Они умудрились коснуться друг друга кончиками пальцев и некоторое время стояли так, ощущая друг друга. Пока не появился маг.
   -Какой приятный сюрприз! - рядом неожиданно раздался голос мага. - Порадовали старика, красавицы. Одна девочка оказалась очень любопытной, а вторая хитренькой притворщицей. За первое полагается награда, а за второе - наказание.
   Нерос преувеличенно сожалеюще вздохнул и с интересом энтомолога, изучающего новый вид жука, уставился на эльфийку. Та же, в свою очередь, забилась в самый дальний угол своей клетки, скрутилась в комок, согнувшись в три погибели и спрятав лицо в ладонях. Эви очень не понравилась реакция своей соседки на визит мага. Было похоже, что она опять закроется и не будет реагировать ни на что. Да и маг, после того, что она услышала от Лилен, пережила сама, изведала, ощутила на своей шкуре, вызывал стойкое чувство ненависти и ярости.
   Ярость накатывала откуда-то из глубины её существа, душила её, вызывая необычные желания. Ей хотелось впиться зубами в глотку этому маньяку и рвать его, выпустить когти, попробовать на вкус его кровь. Странные желания, учитывая, что раньше ничего подобного она не испытывала. То, что эти изменения связаны с опытами, которым подвергли её тело, Эви догадалась сразу. Но ей хотелось узнать поточнее, что же этот чокнутый с ней сотворил.
   -Что ты со мной сделал, мерзкий сморчок?
   -Фи! Как неучтиво! И это выражается графская дочь, леди... как вас там? - тут же с насмешкой отреагировал маг, а после, подойдя вплотную к клеткам посвятил Эви во всё то, что он с ней уже сделал и собирается продолжить.
   -Ты...мерзкое чудовище! Выродок! Тварь! - у Эви не находилось слов, чтобы высказать всё то, что она в этот момент ощущала. Злость, даже ярость, ненависть и бессилие, вот, что владело её душой в этот момент. Хотелось впиться ему в глаза и выдрать их, уничтожить, убить, но чувство собственной беспомощности заставляло бессильно сжимать руки в кулаки и прожигать мага ненавидящим взглядом. Ну и извергать все слышанные когда-то ругательства. Маг лишь усмехался в ответ, никак не реагируя на брань и угрозы.
   Он забавлялся.
   -Кричи-кричи, детка... недолго уж осталось...хе-хе... Я.... как с тобой закончу... немного подправлю память. Ты предашь забвению свою прошлую жизнь... будешь знать только своего хозяина и верно ему служить. А на рабском рынке я тебя продам за огромные деньги... после того... как изучу.
   В тот день маг их не тронул, как и на следующий. Эви с Лилен слышали его бормотание, когда он что-то записывал на специальной дощечке, сверяясь с неким древним свитком. Только и слышалось бормотание о вытяжке из хребта метаморфа, да усилении регенерации путем проведения еще одного эксперимента.
   -Ты будешь страшно красива, - бормотал маг. - Ужасна внешне, но великолепна в своей смертоносности.
   Эви только и оставалось, что проклинать это чудовище, в руки которого ей так не повезло попасть.
   -Эви...- тихонько шепнула эльфийка.
   -Что? - тут же откликнулась девушка, оборачиваясь в её сторону.
   -Ты ... помнишь, что мне обещала? -голос Лилен звучал едва слышно, но Эви разобрала, что она хочет.
   -Да... помню.
   -Я хочу передать тебе свою силу... скоро ОН нас отсюда достанет... послушай меня...когда я начну читать заклятье... просто скажи: "Да". Поняла? - хриплый шёпот, раздающийся в тишине помещения, был так не похож на прежний голос Лилен. Она лишь грустно усмехнулась, когда Эви попыталась воспротивиться её решению.
   -Я уже не жилец ... Эви. Да и к тому же... ОН всё равно меня собирается убить. Хвалился...что никогда у него зомби из перворождённых не было. Это хуже смерти...Ты должна будешь меня убить! - голос Лилен неожиданно стал громким, звонким, - смотри... ты обещала!
   -А... Может...
   -Эви!
   -Ладно ... - нехотя согласилась Эви, до крови прокусив губу. Кровь, тоненьким ручейком потекла по подбородку, и девушка рукой попыталась вытереть её, при этом обнаружив, что из подушечек пальцев, прямо из -под - ногтей, лезут острые когти, белые по цвету, с перламутровым оттенком.
   -О, боги! Что это такое? - изумлённо начала она рассматривать свою кисть, снова от неожиданности прикусив губу. - Да... что же это такое! -в сердцах воскликнула Эви и пальцем попыталась ощупать собственные зубы. Небольшие ровные белые зубки, которые у неё были раньше, сменились на довольно острые клыки. Особенно выделялись глазные, которыми она уже дважды умудрилась себя укусить.
   -Лилен! - Эви решила расспросить свою соседку об изменениях, которые произошли в её теле. За неимением зеркала, это был единственный вариант хоть, что-то разузнать. - Скажи, я сильно изменилась?
   Эльфийка привстала со своего места и попыталась разглядеть в полумраке помещения свою соседку:
   - Кожа стала другой...глаза тоже...
   -Что с глазами? -перебила её Эви.
   - Большие, раскосые и с вертикальным зрачком... и зубы острые...когда улыбаешься... я такие у оборотней видела.
   -А ещё? - Эви затаила дыхание, боясь услышать, что перемены с ней случились слишком большие и непоправимые. Сама она магом не была, но знала, что магия в умелых руках способна на многое.
   -Волосы у тебя красивые... - вдруг сказала Лилен, продолжая разглядывать Эви. - Раньше были серые, а сейчас, как лунное серебро.
   - Седые, наверное, - всхлипнула Эви, внезапно осознав, что уже никогда не будет прежней. И никто не узнает в том монстре, что собирается сотворить чокнутый маг, прежнюю Эухению. А, если поверить, что он и память ей собирается подчистить, то это равносильно смерти. Ей прежней уже не стать никогда, а появится неизвестное существо, полностью подчиняющееся магу. В эту минуту Эви поняла желание Лилен просто умереть. Это, казалось, единственный вариант избежать той участи, которую маг заготовил для девушек. "Нет, уж! Я ещё поборюсь!"- решила Эви, чувствуя, как нарастает в душе волна протеста. -"Даже, если я не смогу стать прежней - хотя бы отомщу! Всем, кто, так или иначе, причастен к случившемуся". Решение было принято, цель поставлена, осталось подождать удобного момента.
   На следующий день, появившийся в своей лаборатории маг, был на редкость благодушен и деловит. Девушки, как обычно получили на завтрак по куску лепешки и по кружке с водой, быстро съели свои порции и замерли в ожидании, наблюдая за Неросом. Тот, казалось, был чем-то увлечён и на своих пленниц не обращал внимания. Так это выглядело. Сонное зелье, добавленное в пищу, подействовало незаметно.
   Эви и не поняла, в какой момент растянулась на полу клетки. Следующее пробуждение оказалось связано с болью, она опять лежала на столе для опытов, только на этот раз лицом вниз. Девушке казалось, что с неё живьём снимают кожу на спине, такие ощущения вызывали действия мага. Самое интересное - Лилен находилась рядом и пребывала в сознании. Они столкнулись взглядами и уже не отпустили друг друга. Потом боль ушла, оставив слабость и апатию. Чужие руки подхватили измученное обессиленное тело и разместили в большой ёмкости, по виду напоминающей ванну. Эви было всё равно. Безразличие овладело ею в этот момент. Она ничуть не удивилась появлению здесь этого чуда, ни его внешнему виду, ни непонятным вырезанным на стенках рунам.
   Странная густая жидкость, напоминающая кисель, окутала тело девушки. Рядом, на столе лежала Лилен, и с её руки в ёмкость, где находилась Эви, стекала с перерезанного запястья кровь. Лилен хриплым шёпотом произносила какие-то слова, на которые маг, почему-то не среагировал совсем, словно и не слышал их. Он, приговаривая, бегал вокруг непонятного приспособления:
   -А вот здесь добавлю руны сродства, жизни и бесконечности... сюда духа и силы...
   Меж тем, голос Лилен становился всё более громким:
   - Mi donas al vi la potencon kaj magion de vivo, ia esenco kaj de la animo, tra la sango, kiu ligis nin en la ceremoniaro pro veno kaj vivo. Vivi por la du el ni. u akcepti mian donacon - выкрикнула она под конец и Эви, помня об обещании, тихо выдохнула в ответ: -Да!
   Вспышка света, новая волна боли, крики мага и его проклятия, всё слилось в один фон. Какая-то сила придавила её, стиснула лёгкие, не давая вздохнуть, и милосердно погасила сознание.
   В себя Эви пришла нескоро и не осознавала, что с ней произошло за время беспамятства. Она находилась всё в той же ёмкости, под слоем слизистой розоватой жидкости. Сердце билось сильно, ровно, а вот дыхания почему-то не было. Это удивило девушку. Первая же эмоция, которая появилась, когда она осознала, что пришла в себя и не дышит - это ужас и ощущение паники. Сразу же захотелось глубоко вздохнуть полной грудью. Эви стоило большого труда обуздать свой страх и попытаться прислушаться. Где-то над её головой звучал голос мага, который отдавал приказание одному из своих помощников достать её, Эви, из ванны и положить на стол. Она решила не показывать, что пришла в себя, затаиться.
   -Странно...-бормотал маг, разглядывая лежащее перед ним тело, вымазанное в непонятную склизкую субстанцию, в которой оно пребывало до этого. - Она уже должна прийти в себя. Шетово остроухое отродье! Чуть не нарушила обряд!
   Маг некоторое время ругался, а успокоившись, велел подать ему ларец с амулетами. Нацепив на Эви несколько штук, он, приговаривал, что сейчас самое время, пока она пребывает без сознания, подкорректировать ей память. Эви, услышав о том, что её ждёт, подготовилась дать отпор.
   И.... стоило только магистру наклониться над распростёртым на столе телом, как руки, украшенные довольно длинными и острыми когтями, сомкнулись на его горле. Тёплая кровь хлынула ей на лицо и грудь, а она продолжала рвать тело мага когтями, с мрачным торжеством наблюдая, как меркнет жизнь в его глазах. Раздавшееся рядом рычание, заставило Эви отпустить труп магистра и соскользнуть со своего каменного ложа. Рычание издавали бывшие помощники мага, со смертью которого они стали неуправляемыми.
   -Чтобы вас демоны сожрали! -выругалась Эви, метнувшись к выходу из комнаты, но не успела. Тело ещё плохо её слушалось после непонятных манипуляций, которые с ней проводил маг. Когтистая лапа страшного помощника Нероса, перехватила её на выходе. Рывок! И Эви падает на пол, пытаясь повернуться лицом к опасности. Дальнейшие события ей запомнились мало. Словно это и не она была. Эви кого-то убивала, грызла, рвала когтями. Она не помнила, как оказалась ещё в одной лаборатории мага. Там было много разных колб, пузырьков, с непонятным содержимым, огромных стеклянных сосудов, с плавающими в них частями тел людей и животных, страшненькими монстриками, чьими-то головами, руками. Увидев содержимое этих сосудов, Эви обуяла ярость.
   Она крушила всё, что попалось под руку, стремясь уничтожить, стереть с лица земли. Вскоре в помещении начался пожар. Спасаясь от огня, девушка выбежала в коридор, который вёл неизвестно куда. Она не знала, где находится, есть ли здесь ещё, кто-либо живой. В эти мгновения она не понимала, что творит и зачем. Раздавшийся за спиной взрыв, а затем горячая волна воздуха, толкнувшая в спину, швырнули её тело об стену, в который раз погасив сознание.
   Когда Эви пришла в себя, по тёмному коридору ещё стелился дым. Всё, что могло сгореть в лабораториях мага - выгорело дотла. Эви повезло, в коридоре, где она упала, гореть было нечему-кругом один камень. Однако, огонь из лаборатории одним только ему ведомым путём, проник в верхние этажи башни и уничтожил там всё более-менее ценное.
   Горло драло от дыма, душил кашель и слезились глаза. Ко всему прочему сильно болела голова и мучила жажда. С трудом преодолев дурноту и сфокусировав взгляд на полутёмном коридоре, Эви встала и держась за стену поковыляла в ту сторону, где по её представлениям должен был находиться выход. За поворотом девушка обнаружила лестницу наверх, вот только она была забросана обломками. Выход так близок, и так недосягаем. Некоторые из обломков, упавших на лестницу, ещё слегка дымились. Эви, в отчаянии, просто сползла вдоль стенки на утоптанный земляной пол, и обхватив колени руками, некоторое время сидела так. Трудно сказать, сколько прошло времени, прежде чем она решилась попытаться расчистить себе путь. Голова ещё соображала плохо, в глазах двоилось, а жажда никуда не делась.
   Не сразу она заметила странность в своём облике. Определённо, что-то было не так. Девушка заторможено принялась разглядывать свои руки, кожа на которых стала бугристой, с болотным оттенком. Первой мыслью было, что она вымазалась в лаборатории мага, да и после, пытаясь выбраться. И, нужно будет отмыться хорошенько, а для этого стоит увеличить усилия и наконец-то выбраться из ловушки. Лестница была расчищена, дверь Эви попросту выломала, используя подручный материал и собственные когти, которые, как острые кинжалы, теперь по её желанию вылезали из пальцев.
   Свежий воздух неожиданно ворвался в лёгкие вместе с упавшей преградой. Сладкий, с запахом зелени и цветущих растений, он нёс в себе лёгкую ноту свежести, присущей водному источнику. Вот на этот едва заметный запах и поползла бывшая узница башни некроманта. Рывок, ещё рывок, медленно, подолгу отдыхая на одном месте, она целеустремлённо двигалась к воде. А уж когда добралась и смогла прильнуть к живительной влаге, казалось, счастье будет бесконечным!
   Утолив жажду, Эви попыталась смыть с себя грязь и умыться, однако "грязь" почему-то не захотела сходить с кожи. А отражение в воде показало жуткую образину - лысый череп, покрытый бугристой кожей, похожей на шкуру ящерицы, узкие щелочки для глаз, приплюснутый нос и щель рта из которой выглядывали кончики клыков. Эви наклонилась ближе к воде и отражение повторило за ней это движение. "Я теперь так выгляжу?" - набатом билась в мозгу мысль. -"Чудовище! Я - монстр"!
   Девушка упала на землю и из горла вырвался тоскливый горестный рык, переходящий в вой. Всё оказалось напрасно: и смерть Лилен, и побег. К чему ей жизнь, если она монстр? Не лучше ли просто выйти из леса на дорогу, чтобы её прибил первый же встречный рыцарь?
   Не лучше.
   Сперва месть, она сама себе пообещала, что мачеха и опекун не будут жировать на её наследство и заплатят за всё. А после Эви решит, как жить дальше, и стоит ли жить. С трудом поднявшись на ноги, она поковыляла обратно к развалинам башни. Возможно, там сохранилось что-либо ценное, что может пригодиться в её теперешней непростой жизни. Особенно актуальна была одежда. Эви с омерзением оглядела своё теперешнее тело, покрытое шкурой ящерицы. В таком виде к людям не выйдешь - сразу прибьют и долго думать не будут.
   В башню она вернулась через несколько часов. Сначала, добравшись до неё, некоторое время просто сидела на траве у стенки, потом рискнула спуститься обратно в подвал и обследовать его. Всё, что было ценное и сохранилось в более - менее презентабельном виде, она стаскивала в одно место. Так в её распоряжении оказалось достаточно много разнообразных вещей, судя по всему принадлежащих бывшим жертвам мага.
   Особенно ценными для Эви стали вещи, ранее бывшие собственностью Лилен - одежда, плащ, обувь и оружие. Лук с колчаном стрел и небольшой, чуть изогнутый меч. Эви взяла его в руки с каким-то внутренним трепетом, словно потерянного друга. Осторожно извлекла из ножен и долго любовалась игрой света на лезвии оружия, как и замысловатым рисунком бегущих по кромке рун, которые внезапно стали складываться в понятные слова. "Я понимаю!"- с восторгом осознала Эви новость. Оружие её приняло, чувствуя во взявшей его руке кровь бывшей хозяйки.
   Всего в распоряжении девушки попало некоторое количество ценностей: кое-какая одежда, оружие, посуда и деньги. Найденный тайник, принадлежащий ранее магу, хранил достаточный запас золота и серебра, чтобы вести безбедное существование, вполне скромное, где-нибудь на окраине королевства в течение нескольких лет. А, если, эти деньги вложить в какое-либо дело, то и того дольше.
   Эви пришлось заняться похоронами тел. Совсем не хотелось, чтобы непогребённые трупы находились недалеко от места её нынешнего обиталища. Сперва, она думала выкопать могилу и похоронить останки, но поразмышляв, пришла к выводу, что лучше и безопаснее просто их сжечь. Что и сделала. Эви хотела бы предать тело своей подруги по несчастью земле, вот только от Лилен остался один прах. В памяти сохранилась картинка, как эльфийка исчезает в луче света, который потом падает на неё, Эви, а вместо тела Лилен на столе мага осталась только горстка пепла.
   Что же сотворила такое эльфийка и о каком даре говорила? Эви не знала. Зато была одна радостная новость - она почти вернула свой облик. Стоило только успокоиться и расслабиться, как мрачная непробиваемая шкура сменилась на вполне обычную кожу. Эви долго оглядывала себя, не веря своим глазам и ощущениям. Это было просто невероятно! Однако, стоило ей испугаться шороха в зарослях орешника, растущего недалеко от полуразрушенной башни, как облик ящера вернулся снова. "Боевая трансформация" - всплыло воспоминание о прочитанном некогда в одной книге описании о народе, жившем на севере их материка. Драки или, как их ещё называли - двуликие. Они умели принимать боевую форму, хотя в обычной жизни выглядели, как люди.
   Вот только контролировать этот процесс у Эви пока не получалось. А надо бы научиться. Без этого к людям соваться нечего!
   Первое время, после случившегося Эви пришлось нелегко. Иногда накатывало такое отчаяние, что хотелось выть в голос. Она не была никогда ни отчаянно смелой, ни сильной и расчётливой. Наоборот, часто действовала спонтанно, под влиянием эмоций, не обдумав, как следует. Но Эви всегда знала, что у неё есть поддержка, её семья: отец и дед. Теперь же, она осталась одна, наедине с большим и не очень добрым миром. И что ей делать дальше? Сначала, месть. А после? Поехать к деду - вот она я, ваша внучка? А, кто её признает с нынешней внешностью? Отражение в воде показало незнакомое чужое лицо.
   Не её.
   Большие глаза, действительно слегка раскосые, как и утверждала Лилен. Тёмные и непроницаемые. Совершенно другой овал лица, тонкие, даже изящные черты. Эви призналась себе, у неё теперь довольно красивый облик. Намного красивее, чем раньше.
   Что там говорил чокнутый маг? "Будешь страшно красива"? Эви была в ужасе. Глядя на своё отражение, она видела другое обличье - ящерицеподобное нечто, с длинными когтями на руках, острыми иглами клыков во рту и хвостом, длинным, тонким и гибким, оснащённым костяным шипом на самом кончике. Хвост она заметила не сразу, а обнаружив, устроила истерику с доламыванием того, что еще не успела уничтожить в развалинах башни. После, долго плакала, обняв двумя руками лишнюю конечность, да так и уснула, вконец измотав себя физически и душевно.
   Наутро девушку ждал сюрприз в виде возврата к почти человеческой ипостаси. То ли организм расслабился и решил, что опасность миновала, то ли иссякли силы, и поддерживать второй облик стало невозможно. Эви этого не знала. Можно было лишь догадываться о причинах происшедшего.
   Весь следующий месяц прошёл в тренировках. Эви осваивала найденное оружие, пыталась научиться контролировать перекидывание в ящерку и охотилась. Зверья в лесу было видимо-невидимо. Практически непуганое, оно само бежало ей в руки. Так что, голод девушке не грозил. А вот с одеждой было туго. Костюм Лилен не хотелось портить, а из того, что ещё нашлось в неповреждённом состоянии, оказалась пара мужских штанов и рубашка.
   Мало. Можно сказать, мизерный запас. Нужно было что-то с этим делать. Да и продуктами не мешало бы запастись.
   К людям Эви пока выходить не решалась. Было боязно. Выход нашёлся случайно. В один из солнечных, не по-осеннему теплых дней, Эви в очередной раз увлеклась преследованием косули и выскочила почти к окраине леса. Удачно так, выбралась.
   Вовремя.
   Группа каких-то оборванцев, пусть и с оружием в руках, но ведущих себя, как явный сброд, напала на проезжавшую мимо карету. Часть воинов из сопровождения ещё пыталась отбиваться, пару человек лежали со стрелами в спинах, а из кареты раздавался женских плач. Вся эта картина так и встала перед глазами опешившей Эви. Тут же вспомнилась погибшая мать и девушку обуяла ярость. В боевую форму она перетекла мгновенно. Лук и колчан были отброшены в сторону, да и как бы она стреляла с такими когтями? Ускорившись, оказалась за спинами нападавших. Несколько движений и к ногам защищающихся падают только трупы.
   -Чудовище! - завизжал женский голос и из кареты выметнулась в сторону леса худенькая фигурка. А горе - защитники, увидев, что стало с напавшими на них разбойниками, повернули оружие против Эви. "Вот и помогай некоторым! Дура наивная!" - в сердцах выругалась она про себя, но тем не менее, попытавшись наладить контакт.
   -Я не чудовище! Да послушайте же... мне просто хотелось помочь! Не бойтесь...
   -Ивор, заходи слева!
   -Да, чтоб вас! - Эви разозлилась, но не убивать же этих дурней? Поэтому, в очередной раз ускорившись, метнулась в близлежащие кусты. Преследовать её никто не стал. Более того, отыскав в лесу убежавшую в панике женщину, её охрана по-быстрому запрыгнула на лошадей и прихватив хозяйку, умчалась прочь. Карета была брошена за ненадобностью. Лошади, в неё запряжённые, оказались убиты, а перепрягать её охранники не решились, рассудив, что верхом оно быстрее будет.
   Эви обошла разорённую полянку. К этому времени она уже успокоилась и вернула себе человеческий облик. Трупы разбойников девушка стянула в одну кучу, погибших охранников - в другую. Первым делом изучила свои трофеи. Куча некачественного оружия Эви мало интересовала. Не будь у неё денег, доставшихся от мага, это "добро" можно было продать в ближайшую кузню или свезти в город и сдать в оружейную лавку. Много бы она с этого не выручила, но намучалась тягавши. Значит, ей этот железный хлам без надобности. А вот оружие и кое-что из одежды погибших охранников получше будут. Конечно, грабить мёртвых плохо, но на том свете им эти вещи уже не нужны, а ей... Эви... ещё пригодятся.
   Девушка освободила тела погибших от лишнего груза и оттащила на обочину. Использовав небольшое углубление в почве и меч одного из разбойников, вырыла могилу. Раз уж свои их бросили, то хотя бы она позаботится о телах. Потом настала очередь кареты. Дамочка в ней путешествовала весьма состоятельная и барахла с собой везла много.
   Платья Эви были без надобности. Но кое-что, она себе всё же подобрала. Тёплый плащ и сапожки оказались впору. А ещё бельё и несколько рубашек, удлинённый жилет, пару юбок, некоторое количество чулок, набор для рукоделия. Мелочи, а приятно. Утешая себя тем, что взятые ею вещи, как и некоторое количество еды, она берёт в качестве платы за спасение, Эви сгрузила это всё на плащ одного из охранников, увязала в узел и отволокла в своё убежище. Ей предстояло ещё разобрать добытые "богатства", подогнать под свою фигуру и обдумать свои дальнейшие действия.
  
  
   Глава четвёртая
  
   Ruelinir Larien, vi kripligas la ordon kaj estos punitaj. Via vino estas granda. La animo de la juna Reidino Elilien ne plu apartenas al la sublunary mondo. Asay Ruelinir Larien, vi senigas vin de la nomo kaj apartenante al la genro. De nun kaj eterne, via sorto - ekzilo!
   Изгнание! Изгнание... изгнание ... набатом звучало в ушах, а ветер холодил обнажённый затылок. Несколько мгновений назад, за спиной раздался свист меча одного из стражей Владыки и длинные, заплетённые в сложную косу, волосы упали ему под ноги.
   -Руэлинир...-голос Владыки Тириэля звучал глухо, он, словно споткнулся на последнем слоге имени, -Руэль, сделай так, чтобы я не слышал о тебе ещё очень долгое время... иначе...
   -Я понял, альвэ...
   Вскоре одинокая фигура бывшего Стража границы пересекла неширокую полосу земли, отделяющую Великий лес от человеческих земель. Теперь изгнаннику была одна дорога - в ближайший людской город. Там он мог попытаться устроить свою жизнь, отныне она не была связана с Лесом. Он потерял право на имя рода, и собственное имя. И, как знак его нового статуса, коротко обрезанные волосы на затылке и более длинные пряди спереди, свисающие вдоль щёк. Ни в хвост затянуть, ни косу заплести. Изгой! Бродяга! Тот, кого можно безнаказанно убить.
   Руэль понимал, что вынесенный в отношении его приговор был ещё относительно мягок. Но никто не сможет причинить ему боль большую, чем он сам. Его вина очевидна и неоспорима. Лилен погибла потому, что один слишком самоуверенный Страж границы оказался беспечен. А теперь пришла расплата. Сколько он протянет среди смертных? Год, два, десяток? Но не более. В этом Руэль был более чем уверен. Но, сколько бы не отпустила ему судьба, есть одно дело, ради которого стоит жить - найти того, кто убил княжну и отомстить. За свою разрушенную жизнь, в том числе.
   Так будет правильнее.
   Изгнанник оглянулся на Лес за своей спиной и быстро скрылся в Ичвудской чаще. Как бы там ни было, но свои поиски он начнёт отсюда. К тому же, Руэлю не верилось в гибель Лилен. И то, что её веточка на родовом древе наполовину засохла, могло означать вовсе не гибель, а тяжёлое ранение или болезнь. Хоть перворождённые и не болеют, как люди, однако и они смертны. Возможно, девушка подверглась какой -либо опасности и теперь ждёт помощи, а её записали к ушедшим за Грань.
   С другой стороны, Лилен искали. Несколько звеньев стражей и следопытов были отправлены в эти земли. След княжны удалось проследить до озера. А дальше... словно у неё выросли крылья. Поиски длились долго и безрезультатно. Эльфийский Владыка очень не хотел обращаться за помощью к человеческому правителю, но, когда стало ясно, что своими силами пропажу не найти, вынужден был просить содействия и... получил отказ. В тот день, когда ветвь на родовом ясене начала сохнуть, Владыка отозвал следопытов. Но перед этим они успели провести небольшую акцию устрашения. Зацепили всего лишь краешек Ичвудского леса, выгнав из тех мест всю живность, вместе с обитавшей там нежитью и нечистью и, на закате дня пригнали к городским воротам Дарна, да там и бросили, напоследок показав замершей на городских стенах страже, с помощью оскорбительных знаков, что они об этом думают.
   Руэлю некуда было торопиться. Несколько месяцев, проведённых под стражей дали возможность хорошенько обдумать всё происшедшее. Все попытки Руэля добраться до Владыки и высказать свои догадки и предположения оказались неудачные. Его не захотели выслушать. А сейчас, над его душой больше не стоял всесильный Владыка, а найти Лилен стало делом только его совести. До озера, где оборвались следы княжны, изгнанник добрался за пару часов. А вот дальше... дальше пришлось попотеть в поисках хоть какого-либо знака. Здесь давно всё было исследовано и изучено. Да и что можно найти по прошествии нескольких месяцев?
   Ничего!
   Крыльев у Лилен нет, по воздуху её унести мог только кто-то очень крупный. Такого размера летающие хищники здесь не водились. Да и не хищники тоже. Дракон? Зачем ему похищать эльфийку? А, если девушку никто не уносил по воздуху, а воспользовались порталом? Следы должны остаться, да только никто ничего подозрительного не обнаружил. Может не там искали? Что она говорила про верелоку? Что хочет выкопать и посадить у себя в цветнике. А верелока здесь растёт только в одном месте. Руэль осторожно приблизился к интересующим его кустам - ничего!
   Слишком много времени минуло с тех пор. Если здесь и был портал, скорее всего это была ловушка для поимки крупных животных. Значит, после срабатывания он схлопнулся. Поставить такую ловушку мог только сильный маг, но таковых в окрестностях Ичвуда уже давно не появлялось. Или он чего-то не знает? Руэль задумался, и решил поинтересоваться ходящими по окрестным селениям слухами.
   Лучшим местом для сбора информации могла бы стать придорожная корчма или таверна. А, почему бы и нет? Только вот в каком виде пойти? Как перворождённый изгнанник или наёмник полукровка? Второе предпочтительнее, хотя бы потому, что к изгнанникам относились весьма настороженно, полагая что за просто так не отправляют в изгнание. И что нужно совершить, чтобы тебя лишили не только родины и рода, но и имени?
   Полукровки встречались достаточно часто, но к ним относились с пренебрежением обе расы: эльфы презирали за нечистоту крови, а люди полагали плодом разгульного образа жизни их матерей, считая женщину, позволившую себе вольность в отношении кого-то из перворождённых, легкодоступными и развратными. Это... как клеймо на всю жизнь. Оказалась падкой на красивую физиономию - шлюха! И дитя твоё не лучше...
   Руэль знал не понаслышке о бытовавших среди людей нравах в отношении полукровок- его близкий приятель являлся таким полукровкой. Сородичей своих он тоже не оправдывал, хотя бывали случаи, когда один из родителей забирал такого вот ребёнка к себе, в девяносто пяти случаях из ста, таким родителем оказывался отец, а не мать. Теперь вот ему придётся на собственном опыте испытать, что такое являться полукровкой. Воин некоторое время обдумывал, как это ему провернуть, по прошествии некоторого времени пришёл к выводу, что без амулета изменения внешности не обойтись. Решил немного подкорректировать черты лица и остроту ушей. Полностью свою чуждость по отношению к людям, он скрыть и не пытался- слишком уж они были разные. Поэтому, добавив немного грубости в черты лица и уменьшив зрительно длину ушей, счёл образ подходящим. Осталось немного волосы подравнять да одежду сменить на более подобающую. Деньги у него имелись, так что, забредя в ближайший городок, приобрёл нужную амуницию, снял номер на постоялом дворе, переоделся и отправился собирать слухи. В ход пошло всё: подкуп, подслушивание чужих разговоров, запугивание.
   Новости были неутешительные. По слухам, в разрушенном Ичвудском замке обитал старый маг. Одни говорили, что это некромант, другие называли его просто чокнутым, но все сходились в одном - маг был давно не в себе и увлекался разными экспериментами. По крайней мере, никто не рисковал соваться в окрестности старого замка, чтобы не попасть на зуб какому-либо творению безумца.
   Это был ответ на вопрос, не только куда могла пропасть Лилен, но и что с ней возможно случилось. Руэль запасся продовольствием и отправился на разведку леса, вокруг разрушенного замка, искренне удивляясь, почему, если этот маг так опасен, ему дозволено совершать всё это, и никто не может найти на него управу?
  
   * * *
   Герцог д'Эстре пребывал в задумчивости. Его Величество Жилибер II изволили гневаться. И, как это обычно бывает, королевский гнев вылился в отлучение от двора на неопределённый срок. Если бы ему позволили просто покинуть двор -это было одно, а вот отъезд в родовой замок по королевскому повелению - совсем другое дело. Впасть в немилость из-за жалобы какой-то очередной королевской подстилки было обидным.
   -Герцог, нам стало ведомо, что на подвластных вам землях творится сущее безобразие! - королевский голос звучал холодно, блеклого цвета голубые глаза были похожи на льдинки, которые в любой момент могли одним лишь взглядом заморозить.
   -Ваше Величество... - Даниэль д'Эстре склонился в придворном поклоне, виновато опустив взгляд долу. С королём спорить было бесполезно, если Жилю под хвост попала вожжа, он пока не успокоится, будет просто невыносим. Это Дану было известно ещё с детства, когда его, ещё совсем мальчишку, привезли ко двору в качестве товарища для игр Жилибера, тогда ещё наследного принца.
   -Видано ли дело! - продолжал бушевать король, - какие-то оборванцы нападают на карету леди Нисы Римерз и грабят её, а потом из леса появляется чудовище, монстр, и начинает убивать всех подряд. Д'Эстре, пока не очистите дороги в герцогстве от бродяг и разбойников, а также не наведёте порядок в Ичвудской пуще, ко двору можете не являться!
   -Но...Ваше Величество... это невозможно...-попытался возразить Даниэль, но был перебит на середине фразы. Жилибер гневно сверкнул глазами в его сторону и высказался, что его не интересуют ни семейные призраки, ни любимые дядюшки-некроманты. Или герцог наводит порядок на своих землях, или может составить компанию своему чокнутому троюродному то ли дядюшке, то ли дедушке и ко двору носа не казать!
   -Дани, - вкрадчивым голосом, напоследок напутствовал его король, - не знаю, что там у тебя за монстрик завёлся, но я хотел бы видеть эту зверушку в качестве обитателя королевского зверинца. Да... и вот, что ещё... я отправляю тебе в помощь несколько доверенных людей. Раз уж ты не можешь разобраться с тем, что происходит на твоих землях ... - тебе помогут. Все указы и распоряжения я подписал...
   После этих слов д'Эстре резко захотелось побиться головой об стенку или кого-нибудь придушить. Мало того, что его отсылали с глаз долой, так ещё и навязывали соглядатаев с неограниченными правами. Знал бы, когда эта дурочка соберётся мимо Ичвуда ехать, он разбойникам ещё и приплатил бы, чтобы исчезла с концами и навсегда. Вот, вроде умный человек, Жиль, но стоит какой-либо красотке хвостом махнуть перед носом и... считай пропал человек. Очередная фаворитка аппетиты имела преогромные. Казна уже компенсировала ей убытки в связи с нападением разбойников, а теперь леди видно решила щёлкнуть и его по носу, припомнив то, что когда-то герцог д'Эстре с пренебрежением отнёсся к идее породниться с её семьёй, взяв в жёны младшую из дочерей лорда Римерза.
  
   В путь выдвинулись на рассвете следующего дня. Д'Эстре не стал брать слишком много охраны, рассчитывая на то, что нужное количество воинов найдётся в родовом замке. К тому же следовало прослушать отчёт управляющего, самому просмотреть хозяйственные книги. В родных пенатах он не был больше года. Срок немаленький. Д'Эстре торопился, стремясь поскорее добраться до Феанлиса - родового гнезда герцогов д'Эстре. А навязанное королём сопровождение вызывало раздражение и неприязнь.
   -Капитан! - окликнул одного из королевских людей герцог, - какие указания вы получили на счёт Ичвуда?
   -Ваша Светлость...- чуть наклонил голову в ответном приветствии тот, повернувшись на зов герцога. Этакая лёгкая небрежность в подведении словно намекала, что д'Эстре не стоит рассчитывать на то, что присланные его Величеством люди будут находиться всецело в его подчинении, более того, показывала отношение последних к впавшему в немилость придворному. Д'Эстре лишь скрипнул зубами, но вынужден был сдержаться - не время, и не место. Когда-нибудь он расплатится за всё, а пока... запишем эту мелочь на счёт претензий, как к королевским сопровождающим, так и леди Римерз. Д'Эстре нутром чуял, что не обошлось здесь без этой пронырливой штучки.
   -Нам поручено, - меж тем продолжил капитан Элгард, - проконтролировать то, как вы выполните его повеление. Его Величество распорядился оказать вам помощь в определённых границах.
   -Соглядатаи! - сквозь зубы словно выплюнул герцог, со злостью глядя на Элгарда. Тот ответил невозмутимым взглядом и лишь пожал плечами, в ответ на гневный возглас герцога.
   -Как вам будет угодно, Ваша Светлость. Я служу королю и выполняю его волю.
   Герцог в бессильной злости одарил королевского представителя неприязненным взглядом и умчался вперёд, с силой пришпорив недовольно всхрапнувшего жеребца. Капитан, глядя в спину ускакавшего вперёд аристократа, лишь головой покачал, подумав, что бедное животное совершенно зря пострадало от хозяйской руки, и пострадает, скорее всего, ещё не раз. Этот разговор, не последний между ними. А впереди ещё слишком много дел и он, капитан Элгард, не собирается подстраиваться под герцогские капризы и причуды, а намерен выполнить порученное ему дело, как можно тщательнее. Воля его королевского Величества была высказана чётко и ясно -провести зачистку Ичвудского леса, всех странных созданий, пойманных во время этой операции отправить в столицу, кроме того предписывалось уделить особое внимание обитавшему в развалинах старого замка выжившему из ума родичу опального герцога -магистр Нерос не должен был выжить в результате проведённой зачистки. Для этого, к отряду сопровождения герцога была прикомандирована тройка боевых магов, едущих под видом простых воинов.
   Не нужно долго гадать, что сподвигло рейнского короля на данный шаг, вовсе не жалоба новой фаворитки, которая подверглась нападению разбойничьей банды, и не чудище, якобы выскочившее из леса и напавшее на её охрану. Хотя, чудищем король тоже заинтересовался, уж очень любило его Величество всякие редкости да странности. На эти действия рейнского правителя сподвиг щелчок, полученный от перворождённых, которые выгнали под стены Дарна некоторое количество обитателей близлежащего леса. А там... помимо обычной живности, присущей каждому лесу, нашлось несколько изменённых созданий. Кошмарных порождений чьего-то извращённого разума, не считая обычных творений некромантов: различного вида умертвий, гончих смерти и парочки обычных зомби.
   Этого оказалось достаточно, чтобы заставить короля принять меры. Одно дело жалобы простого населения, а другое-вот такой вот демарш со стороны соседнего государства. И не предъявишь претензий по поводу нарушения границы - самому предъявили. Якобы, благодаря попустительству с его стороны, на территории, соседствующей с Великим Лесом, расплодилось огромное количество нежити. Пострадала младшая дочь Владыки, которая имела неосторожность прогуляться вдоль границы. Девушка пропала, судя по всему, погибла. Капитан Элгард получил указание, собрать всю возможную информацию о пострадавшей, не появлялась ли на людских землях? Может быть, кто-нибудь её видел? И уделить особое внимание обследованию жилища мага, вдруг перворождённая стала его жертвой? В этом случаи, надлежало уничтожить все следы происшедшего. Ничто не должно связывать гибель эльфийской княжны с рейнским королевством.
   Элгард ещё некоторое время поразмышлял по поводу того, придётся ли ему пободаться с герцогом за жизнь мага или нет. Всё же дальний родич, как -никак. С другой стороны, маг своим родственникам давно стал обузой, да и неприятностей доставил преизрядно. Так что... скорее всего... герцог не станет сильно возражать, если маг окончит свои дни в ближайшее время.
   Перед отправлением, Элгард поднял некоторые документы из архивов. Доступ у него имелся, и информация оказалась полезной. Магистр Нерос специализировался в некромантии, однако имел некоторые способности к стихийной магии и целительству. Довольно посредственные, но это сподвигло его на проведение ряда экспериментов, которые не только оказались неоцененными, но и привели к тому, что Нероса исключили из Ковена, приговорив к заключению. Но тут началась война, длившаяся несколько десятилетий. За это время Нерос смог не только избежать наказания, но и найти себе убежище.
   Старый Ичвудский замок был почти разрушен во время боевых действий и заброшен. Но беглому магистру подошёл, как нельзя лучше. Спустя годы, за неимением наследников, эти земли были пожалованы короной одному из приближённых ко двору лордов. Подарок новому хозяину вышел боком, а точнее незапланированным переселением в мир иной. Уж очень не хотелось магу покидать облюбованное убежище. Следом за безвременно почившим лордом были и другие, пока предыдущий король, отец нынешнего Жилибера II, не пожаловал эти земли герцогам д'Эстре, с тем, чтобы они присматривали за своим опасным родичем и ограничили круг его деятельности Ичвудским лесом.
   К вечеру кавалькада всадников добралась до Дарна, герцог д'Эстре, порасспрашивав градоправителя, долго хмурился. Новости оказались неутешительными.
   Наутро Даниэль д'Эстре приказал седлать лошадей и отправился в родовое гнездо, где намеревался провести ближайшую десятину дней, разбираясь с делами замка и герцогства. Капитану Элгарду было предложено остаться в Дарне и заняться сбором информации и поиском добровольцев для предстоящего дела. Тот в ответ лишь философски пожал плечами. Оно и к лучшему, что не будет этот придворный франт путаться под ногами. А пока, герцог наводил порядки в собственной вотчине, Элгард отдал распоряжение выловить некоторое количество бродяг, не имеющих постоянного места жительства и болтающихся в окрестностях. Распоряжение королевского представителя вызвало недоумение, но спорить никто не стал, и несколько десятков лиц без определённого места жительства были доставлены во двор местной тюрьмы. Капитан решил не ждать, когда д'Эстре соизволит приступить к очистке леса от нечисти. У него была немножко иная задача и, разрешить её, капитан собрался немного нестандартными методами.
   -Вы все, милостью богов, являетесь жителями нашего королевства - речь капитана предназначена была пойманным бродяжкам. - Но, никто из вас не имеет доходов и жилья, а значит, не платит налоги в казну. Его Величество повелел очистить дороги от бродяг и разбойников. Всякий, замеченный в разбое, подлежит смерти. Я мог бы приказать вас всех повесить на месте, но хочу дать вам шанс получить свободу и начать жизнь заново.
   Элгард прошёлся вдоль строя бродяг, которых под прицелом держала стража, потом дал знак кому-то, и один из воинов принёс поднос, нагруженный небольшими мешочками, в которых обычно держали деньги.
   -Здесь, - капитан показал рукой на стоящий перед ним поднос, - деньги. В каждом кошеле по пятьдесят серебряных. Это немного. Вы возьмёте деньги и пойдёте в Ичвудский лес, тот, кто сможет его пересечь и вернуться живым, получит столько же золотом. Всё понятно?
   Окинув мрачным взглядом стоящих перед ним людей, Элгард дал знак раздать лежащие на подносе деньги.
   -Вы сделали, как я велел? - вполголоса спросил он стоящего рядом мага.
   -Да, на каждый кошель навешен маячок. Мы их сможем найти в любую минуту.
   -Отлично! Отдай распоряжение отвезти этот сброд к границе леса и выпустить. Будем начинать. Собаки готовы?
   -Так точно! Три своры, да и местных охотников к этому делу тоже привлекли, как и городскую стражу.
   -Начинаем!
   Несчастных вывезли на окраину леса и выпустили, объявив, что у них фора два часа, а после будут спущены собаки. И, всякий, встретившийся на пути воинов и охотников, будет расценен, как дичь. Люди, со страхом оглядываясь, помчались к лесу. Через лес была надежда пройти, а вот избежать стрелы в спину - нет. Воины, находящиеся в подчинении капитана, услышав на какую дичь придётся охотиться, равнодушно пожали плечами. Капитан являлся ещё тем затейником, а приказ - это приказ, и нарушать его не след. Глава городской стражи, привлечённой к "охоте", попытался выяснить зачем нужна такая жестокость, был одёрнут замечанием, что благодаря своей доброте и расплодил в окрестностях кучу бродяг и разбойников. А "охота" имеет под собой несколько целей. Во-первых, количество бродяжек резко уменьшится, а во-вторых - их ждёт ловля на "живца", причём "живцом" оказались те самые бродяги. А он, капитан Элгард, понаблюдает, кто клюнет на такую вот наживку.
  
   Глава пятая
  
   Глава шестая
  
   Глава седьмая
  
   Глава восьмая
  
   Глава девятая
  
   Глава десятая
  
   Глава одиннадцатая
  
   Глава двенадцатая
  
   Глава тринадцатая
  
   Глава четырнадцатая
  
  
  
  
  
  
  
   Благодарю tatka153 за помощь в вылавливании ошибок, опечаток и запятых!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
;
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | И.границ "Ведьмина война 2: Бескрылая Матрона" (Боевое фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира (4) – Новый мировой порядок" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарПерерождение. Чередий Галина��Колечко из другого мира (18+). Анетта ПолитоваОтражение. Алекс ДИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"