Алещенкова Вероника: другие произведения.

"Ах , если бы в нашем мире не пряталась в тучи луна, не облетали вишни!"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Алещенкова Вероника

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

"Ах если бы в нашем мире

Не пряталась в тучи луна,

Не облетали вишни!"

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Минск, Смоленск 2009 - 2010
  
  
  
  
  
   Действующие лица
   Три подруги:
   Глаша
   Маня
   Люба
  
   Леша и Егор - два приятеля
   Андрей - муж Любы
   Тимофей - друг Мани
  
  
  

Вдохновлено А.

  
  
   Люба. (Глаше) Ты сегодня выглядишь прекрасно.
   Маня. Подумать только, она заметила, что кто-то, а не она сама, выглядит хорошо. Ее муж только и напевает "Никто не сравнится с Матильдой моею!". И она ведет себя, словно неповторима, как богиня утренней зари.
   Люба. Я бы удивилась, если бы он думал по-другому. Я бы нашла способ сделать так, чтобы в нем заиграли чувства с такой свежестью, как и в первый день нашей встречи.
   Глаша. Маня, не мути прозрачную воду, иначе рассоримся, разбежимся по своим углам и там в одиночестве тебе явно будет не по себе.
   Люба. Я не буду коротать в одиночестве дни и вечера, у меня все по-другому, не так как у вас. Почему вы ничего не хотите изменить, не понимаю.
   Маня. А ты закогтила себе молодца и сидишь как сторожевой пес.
   Люба. Я не сторожу и вовсе. Я от этого устала и хочу перемен.
   Глаша. Маня, успокойся, у Любаши и без того хлопот хватает, просто она плотно рот на замочке о них держит.
   Маня. (Любе) Это правда? У тебя есть хлопоты?
   Люба. А ты сама попробуй догадаться.
   Глаша. Маня, Глаша никогда не признается.
   Люба. Рядом со мной очень надежный человек, оберегающий меня от невзгод, трусца, потопа.
   Маня. Такой надежный, что ты норовишь каждую минуту слинять от него, забыть как дурной сон, и закрутить романчик с любым посмотревшим на тебя более 30 секунд.
   Люба. Я ведь всегда возвращаюсь к нему. Я не могу устоять перед новизной чувств. Ведь недаром меня назвали Любовь. Это чувство переполняет меня, оно бьет ключом из меня, как чистейшая родниковая вода. Оно воодушевляет меня, без него жизнь превратилась бы в серую череду блеклых и заунывных дней. Чтобы я делала, если бы не это волнующее чувство, изредка вспыхивающее и освещающее жизнь, как свет луны в ночные сумерки! Разве можно устоять от света, искрящегося из глядящих на тебя с интересом глаз? Он манит. Он манит познать неизведанное. Нет, невозможно устоять.
   Маня. Браво, какой порыв! Какое безрассудство.
   Глаша. Любаша всегда была искренней в своих заблуждениях и открытой в своих чувствах.
   Люба. Дар любви - это большое чудо, и я его жду изо дня в день.
   Глаша. Два разных человека вдруг становятся дороги друг другу, их души пронизывает один невидимый другим свет, и вот они не представляют жизни друг без друга. Пожалуй, это можно назвать чудом.
   Люба. Ты любишь сахарную вату, Глаша?
   Глаша. Нет, она слишком приторная.
   Люба. Маня совсем сникла от твоих слов об объединяющем души свете. Это слишком сладко. Все совсем не так. Обычно....
   Маня. Люба, мы же договорились, не усложнять жизнь Глаши сейчас.
   Люба. Глаша, зачем идти на поводу у мечты? Она как болотные огоньки манит вдаль... а там ничего нет...
   Глаша. Вот и у меня. Казалось, вспыхнуло невиданное чувство, словно из единого куска лепила природа и его и меня, но он отвернулся, ушел, чего-то другого захотела душа его.
   Люба. Что ты заладила! Ведь нельзя же горевать по прошлогоднему снегу. С вами душно. Еще пять минут и я задохнусь. Не хочу жить воспоминаниями, хочу жить настоящим мгновением.
   Глаша. Люба, ты чем-то очень встревожена и говоришь очень необычно.
   Люба. А что если так! Растревожено мое сердце и душа, но пока не знаю, что делать: или бежать, бороться и задушить в себе, или отдаться этому наваждению, не думая о последствиях. Сегодня все решится.
   Маня. Постой, у тебя земля из-под ног уплывает. Когда говорить начинаешь - слушать это просто невозможно.
   Люба. Пусть уплывает.
   Глаша. Постой, не торопись. Ты можешь вразумительно сказать, что происходит?
   Маня. Посмотри на нее, она влюбилась, и все же что-то останавливает ее.
   Люба. Глаша, ты всегда такая спокойная, все понимаешь, можешь предвидеть или просчитывать наперед, понимаешь все с полуслова или даже с одного взгляда. Я не могу так, мне надо, чтобы все бурлило вокруг, а размеренная жизнь, в которой каждый шаг просчитан наперед, не для меня.
   Глаша. Я не знаю, что ты задумала, но идя на поводу у слепых страстей, ты можешь навредить себе.
   Маня. Поздно, она вся горит и этот огонь Венеры не задует ни один ветер. Ей нужно чувство полноты жизни.
   Глаша. Может старомодно говорить об этом, но у тебя есть обязательства перед очень хорошим и достойным человеком.
   Люба. Хочешь отдам его тебе? Бери. Он очень удобен и приспособлен для семейной жизни.
   Глаша. Что ты говоришь!
   Люба. Да, он очень надежный, очень степенный, правильный, и этого же он ожидает от меня. Но от всего этого у меня идет голова кругом и мне хочется бежать: дышать, жить, чувствовать. К тому же, он с нетерпением ждет появления продолжения своего рода, и все его родные тоже ждут. Их постоянные вопросы: "Когда, когда, когда...", - тяготят. Почему их задают мне, а не творцу всего сущего?
   Глаша. Разве это плохо?
   Маня. Люба, может, стоит все взвесить, прежде чем в омут бросаться. О других, может, стоит подумать, ты не одна и не для тебя одной солнце светит и земля вертится. Ты играешь сердцем мужа, а этим точно не стоит играть.
   Люба. Не выходит с ребенком так ровно и гладко, как ему хочется.
   Глаша. Все решится в свое время.
   Люба. И он говорит тоже самое: "Все решится в свое время". А я даже не знаю, может, нам вместе и не стоит быть.
   Маня. Решила сбежать? А вдруг не за горами счастливые времена и ты понапрасну мчишься в обратном направлении.
   Люба. Я не могу ждать, я не могу жить мечтами. Мне хочется изменить положение вещей сию минуту.
   Маня. Мне тоже хочется изменить положение вещей, но я рада даже неопределенности. Если я начну добиваться определенности с Митей, то могу потерять его. Вот и не хватает мне сил для решительных действий. Я не хочу быть одинокой. Пусть все идет своим чередом.
   Люба. Глаша, неужели тебе не хочется перемен?
   Глаша. Перемен? Я не испытываю растерянности от одиночества, мне очень хорошо. Я пережила столько прекрасных и волнующих моментов, но были и разочарования, без них невозможно. Но в сумме они сделали меня такой, какой я стою перед вами - открытой для перемен, открытой для нового и прекрасного. Осталось дело за малым - узнать, что будет дальше.
   (Звонок в дверь. Глаша смотрит на подруг удивленно)
   Маня. Не только Люба полна сюрпризов, но и Глаша. Оказывается, Глаша кого-то ждала, а мы к ней нечаянно нагрянули и лишили ее прекрасных и незабываемых мгновений.
   Люба. Глаша, прости, вся надежда только на тебя, не гони ни меня, ни того, кто позвонил в твою дверь.
   Глаша. А ты знаешь, кто позвонил в дверь?
   Люба. Да. Мне больше некого просить о помощи, кроме тебя, мне надо было встретиться с ним обязательно, я пригласила его сюда, к тебе.
   Глаша. Чем дальше - тем интереснее. Ты перешла от слов к делу...
   Маня. А почему к ней? Надо было к себе, и сразу проверила бы, кто тебе дороже - муж со своим простым и стабильным счастьем, либо любовник с накалом страстей и неизвестностью в перспективе.
   Люба. Мне не до того. Я ничего не понимаю. Молю тебя, Глаша, только об одном - открой скорее дверь. Что нас ждет, если ты не откроешь? Скука, унылые разговоры о разбитых сердцах, неоправданных надеждах, об одиночестве. Открой.
   Глаша. Конечно, иду открывать. Но все это может иметь отдаленные последствия...
   Люба. Иди, не думай о последствиях. Это Егор. (Раздается повторный звонок).
   Люба. Глаша, прошу тебя...
   Глаша. Хорошо. (Уходит открыть дверь)
   Маня. Егор? Этот ветреник? Вот рассмешила, как же ты его уговорила?
   Люба. А его не надо долго уговаривать, он всегда отвечает на зов одинокого и страдающего сердца.
   Маня. Люба, это ты одинокое и страдающее сердце?
   Люба. Да.
   Маня. Дело не в одиноком и страдающем сердце. Этот молодой человек очень симпатичен и он старается, не безуспешно, всем нравиться.
   Люба. Он понравился и тебе? Ах да, зачем спрашивать, ведь вы неоднократно обменивались восхищенными улыбками во время Рождественских праздников, которые мы праздновали шумной компанией.
   Маня. Да, он был мил и всем улыбался: и тебе, и Глаше, и мне. Только ты все на свой счет принимала и сделал из него доблестного героя, который спасет тебя из уже успевшего поднадоесть заточенья.
   Люба. Если молодой человек нарушил стройный порядок мыслей и равновесие моей души, почему я должна скрывать и прятать это в себе? Почему бы мне ни открыть ему огонь моей души? Егор откликнулся но мой порыв, и был рад встретиться с нами.
   Маня. Он рад встретиться с нами...троими? Звучит очень любопытно (в комнату входят трое: озадаченная Даша и два улыбающихся молодых человека).
   Глаша. Я получила букет цветов, хотя он и предназначался Любе.
   Егор. Нет, он предназначался хозяйке.
   Люба. Какой красивый букет. Как жалко, что этот изысканный букет цветов не достался мне, он был бы мне дорог как глоток свежей воды среди знойного дня.
   Маня. Он аляповатый. Красные цветы, желтые цветы... они будоражат глаз.
   Егор. А вы не любите ярких цветов? Они говорят о цельности натуры, решительном характере, позитивном настроении, иногда о страстных чувствах, иногда о темпераменте. А бледные цвета - цвета уныния и меланхолии.
   Маня. Наоборот, человек уравновешенный выбирает бледные цвета, и лишь человек, выведенный из равновесия нечаянной радостью или происшествием, нуждается в ярком. Что плохого в кремовых, белых и бледно-розовых цветах? Они светлы, нежны и трепетны.
   Егор. Белый цвет - это цвет мечты всех женщин, от которого мужчины всеми силами пытаются бежать. Но не всем, беднягам, удается.
   Маня. Вы белый цвет воспринимаете как цвет подвенечного платья?
   Глаша. Дело идет к словесному поединку. А что друг ваш скажет?
   Егор. Я решил отправиться сюда не в одиночестве, а в компании с этим молодым человеком, которого зовут Алексей, если вы его еще не знаете. Благо, что по дороге сюда я натолкнулся на него и он согласился пойти со мной.
   Маня. Да, не знаем. Спасибо, что представили. Ваш визит, словно гром среди ясного неба, застал нас врасплох своей неожиданностью. Глаша вообще парализована.
   Егор. Неужели? Я был уверен, что нас ждут. Я с нетерпением летел сюда. Ведь быть среди таких прекрасных созданий - одна отрада.
   Маня. Удивительно, что мы так быстро пришлись вам по душе!
   Глаша. (Глядя на растерянную Любу) Несомненно, мы рады вашему приходу и очень ожидали появления того, о ком так много слышали не раз.
   Егор. Не стоит верить слухам.
   Глаша. (Тихо) Он говорит о слухах, наверное, молва заметила за ним какой-то недостаток, которого не знаем мы, а уж тем более Любаша. Пожалуй, я запомню и при случае все разузнаю. Предупрежденный знает, как обороняться.
   Люба. Из-за необычности приглашения мы не были до конца уверены, что вы согласитесь прийти.
   Егор. Когда бы вы могли со стороны взглянуть на карие глаза, горящие углями, на бледное лицо с припухшими губами, на тонкость пальцев рук, на нежность кожи, тогда бы вы смогли понять, в каком смятении находится душа моя и почему не смог я отказаться, чтоб ни прийти сюда.
   Маня. Люба, быть может он не с той ноги сегодня встал, и от того поет он соловьем сладкоголосым?
   Люба. (Егору) Я рада больше всех, что вы, почувствовав отчаяние мое, решились встретиться со мной и мне не отказали в просьбе. Я рада, наконец, что не одни пришли вы.
   Егор. Как можно отказать порыву ищущего сердца, который притворяет дверь туда, где ожидают нас минуты радости и наслаждений. Увы, я не могу и не хочу пройти, плодов сладчайших не отведав.
   Глаша. А друг ваш проглотил язык? Или искусство слова к вам всецело перешло, а он замкнулся, и боится молвить слово?
   Егор. Он, видимо, находится под впечатлением: все необычным кажется ему. Ведь он не мог предположить с утра, что ожидает вечером его сегодня.
   Леша. Да, необычным кажется мне то, что нас не ждали, за исключением одной.
   Егор. Ты ошибаешься. Нас ждали.
   Леша. Тебя, возможно, ждали, но лишь одна. И теперь нас терпят лишь из-за прихоти ее.
   Егор. Ты усложняешь там, где в этом нет нужды. Нельзя ли ввериться мгновенью, которое собрало вместе нас - свободных, молодых, горячих. Оно ведь может послужить причиной многих радостных минут в дальнейшем. А если долго рассуждать о неудобствах внезапного визита, то ждет нас только скука впереди.
   Леша. (Глаше) Простите за внезапное вторженье. Немногословным был я потому, что наблюдал со стороны, чем может разрешиться наш приход внезапный. Я понимал, что вам доставили мы слишком много неудобств. Но тайный умысел молчанья раскрыт был быстро.
   Глаша. Ответ найдем мы позже, к чему все это может привести.
   Леша. Верно. Поживем - увидим. Я мог бы вам помочь достать со шкафа вазу, в которую вы сможет поставить эти яркие цветы. Вы, видимо, о них забыли.
   Глаша. Цветы! Ах да! Как я могла о них забыть!
   Леша. Так вам помочь?
   Глаша. Любезно с вашей стороны напомнить о цветах, достаньте вазу. (Ставит цветы в вазу, снятую со шкафа) Готово (молчание). Так что мы будем продолжать молчать?
   Леша. Увы, неловкое молчанье. Придите мне на помощь и поддержите разговор каким-нибудь вопросом. Я не так слащав, как друг мой, и потому бываю редко в центре женского вниманья.
   Глаша. Вы умаляете все то, чем вас природа щедро наградила, а создавая вас, она не поскупилась и пустила в ход ярчайшие из красок. Пройти и не заметить такую стать один слепой лишь может.
   Леша. Вы очень откровенны и это вызывает удивленье.
   Глаша. Нет смысла тайного в моих словах, который может быть угрозой для свободы вашей. Как можно не ценить открытость, которая как искра рассекает темноту!
   ЛЕША. Когда слова участия звучат из уст обворожительного существа, теряешь самообладание.
   Глаша. Я дома и потому я не хочу скрываться за какой-нибудь личиной: мне хочется дышать свободно, быть самой собой, а не играть какую-либо роль. Простите, если это вас смущает.
   Леша. Слушать вас одно наслажденье, смотреть на вас - большая радость.
   Глаша. Прекрасно. Тогда скажите, как вы оказались здесь?
   Леша. Все очень просто. На пути сюда Егор, случайно меня встретив, упросил компанию ему составить. Ему, похоже, стоило огромнейших усилий сюда прийти.
   Глаша. Странно слышать, что такие баловни судьбы, как он, бывают озадачены и смущены. А вам?
   Леша. А мне? Мне было любопытно, и к тому же, я не до конца осознавал, куда идем мы и зачем. Но с жизнелюбием Егора, его чутьем на всякий адюльтер, я знал наверняка - скучать нам не придется, сегодня в том числе.
   Глаша. Так вы скучающий? Вы из тех, что ищут приключений, а потом бегут во весь опор от их последствий?
   Леша. Это не совсем так, но доля правды все же в этом есть.
   Глаша. Прелестно. Голубое небо заволокла большая дождевая туча.
   Леша. Нет, небо ясное.
   Глаша. Не принимайте все буквально. Что вы за человек? И можно ли вам доверять? Вот еще одна загадка, которую нам предстоит узнать.
   Леша. Вы слишком серьезно отнеслись ко мне. Я этого не стою.
   Глаша. Вы сознательно отталкиваете тех, кто к вам приблизиться готов?
   Леша. Возможно.
   Глаша. Егор - известный ветреник, повеса. А вы искали тех же приключений, что и он?
   Леша. Скорее я бежал от скуки. Ведь этот вечер мог я провести один, не подвернись Егор. А я попал в цветущий сад, в котором все прекрасно и красиво и глазу любо дорого смотреть вокруг.
   Глаша. А вы не замечали, что порою лести сложно возразить.
   Леша. Возможно. Мы оказались заложниками судьбы, которая привносит неожиданность в обыденность повседневной жизни. Смотрите, ваша подруга попала в отчаянное положение. Она зовет вас, но вы увлечены, ее не замечая.
   Глаша. (Увидев отчаяние жесты Любы, молящие помочь ей остаться наедине с Егором) Пора вмешаться.
   Леша. Постойте, лучше наблюдать со стороны как далеко зайдет Любовь в любви. Ведь женщины порой способны на невероятные шаги, когда им нравится мужчина.
   Глаша. Вы предлагаете мне наблюдать со стороны, как подруга теряет голову и чем дальше, тем все больше?
   ЛЕША. Ваш порыв помочь вполне понятен, но не уверен я, что будет он благоприятен для подруги вашей. Мне интересно, что сблизило таких различных девушек, как вы?
   Глаша. Мы разные, но нас объединяет стремление к большему, и в этом - наше счастье и несчастье, может быть.
   ЛЕША. Охотно верю. Но едва ли Егора можно назвать "большим"... Похоже, у подруги вашей - другие взгляды, планы, интересы.
   Глаша. Вы вряд ли сможете понять Любашу, она - ранимый, нежный человек. Но иногда ее душа бывает неспокойной, как например теперь, когда Егор из кожи лезет вон, чтобы ее вниманьем завладеть. Теперь ей крайне сложно держаться холодно и отстраненно.
   Леша. Не вижу что-то рвения со стороны Егора. Он едва скрывает скуку. А Любаша очень симпатична.
   Глаша. Да, очень.
   Маня. (Глаше) Иди скорее мне на помощь!
   Глаша. Нет, ты иди ко мне.
   Маня. (Подходит к Глаше) Пойми, сейчас нельзя Любашу оставлять наедине с Егором.
   Глаша. Ты ей мешаешь.
   Маня. Она сама себе мешает. Ее как подменили. Она уже не наша Люба, а другой - нам незнакомый человек. Она будто бы в гипнозе от любви и не способна видеть, слышать, думать. Она в Егоре души не чает и от того не замечает, что он едва прислушивается к ней. Он для нее - герой. Ему не надо даже говорить, ведь за него все сделает ее воображение.
   Глаша. Она больна любовной лихорадкой, и наши отговоры ее лишь будут раздражать и могут сделать злейшими врагами. Она готова воевать с каждым, кто будет против ее чувств, таких искренних, благородных и бескрайних. Надо действовать, но по-другому, и кажется я знаю как...
   Леша. Мечты уводят далеко...
   Глаша. (Слыша голос Леши словно издалека) И поможете мне в этом вы, ведь неспроста вас привела судьба сюда. (К Леше)
   Леша. Каким же образом смогу помочь? С трудом я это представляю!
   Глаша. Вы молоды, привлекательны, в вас гораздо больше обаяния, чем в Егоре. Вы сможете увлечь Любашу, и на вашем фоне Егор покажется ей простоватым чудаком.
   Леша. Неужели вам так дорога подруга?
   Глаша. Я не хочу видеть ее несчастной.
   Маня. (Леше) Можно я два слова ей скажу, которые должны остаться только между нами.
   Леша. Секреты девушек непостижимы, но тайну их необходимо сохранять и потому вас оставляю (отстраняется от девушек).
   Маня. Глаша, остановись! Зачем ты затеваешь это? Тебе самой не прочь всмотреться в того, чьей помощью ты хочешь заручиться в спасении Любы.
   Глаша. Клин клином вышибает, быть может, это только и спасет, когда имеешь дело с такой натурой страстной, как Любаша.
   Маня. Прозри на истинное положение вещей: в глазах Алеши загорается огонь, когда они встречаются с твоими и легкая улыбка пробегает по его лицу. А ты? Ты гонишь от себя того, кого я никогда б не отпустила. Минуты узнаванья, так важные для двух сердец, ты хочешь их прервать, чтобы спасти подругу. Зачем?
   Глаша. А что плохого в том, чтобы помочь Любаше, не дав Егору, ей голову вскружить.
   Маня. Слишком поздно. Она ее уж потеряла.
   Глаша. Нет. Не бывает поздно никогда.
   Маня. Упряма ты. Остановить тебя, как и Любашу, невозможно.
   Глаша. Ты думаешь, что взгляд мужчины, пришедшего сюда искать лекарство от хандры, о чем-то может говорить? Все это для него - игра, забава.
   Маня. Не знаешь ты, что там, в душе его творится, а разобраться интереса нет, ведь занята делами ты подруги. Но Глаша, ты ведь хороша собой. И может он, не ты, попал в капкан и потому готов идти охотно на поводу твоих причуд.
   Глаша. Вот и отлично. Коль красота - приманка, пусть сослужит службу нам она, предупредив цепь из ошибок.
   Маня. Глаша, не удивляйся моему вопросу: понравился ли Алексей тебе?
   Глаша. Он мил. Но никаких порывов сердца и движения души во мне не разбудил. С ним интересно говорить, он обаятельно смеется, и блеск в его глазах горяч, глаза как два обсидиана, в них будто утопаешь. Да, красивые глаза!
   Маня. Вот видишь, он понравился тебе, ты просто этого еще не осознала. Могла бы лучше разобравшись в Алексее, найти хотя бы друга в нем.
   Глаша. Нет. Он мил мне, но не люб.
   Маня. А мне он очень симпатичен. Не кажется двуличным он. Не станет он играть словами, и вряд ли будет флиртовать. Я отдала бы все, чтоб героиней стать его романа.
   Глаша. Здесь воздух нездоров, летает в нем какой-то вирус, который подменяет кровь и делает ее бурлящей и чужой. Но ты всегда ведь говорила, что жизнь без Тимофея кажется тебе бесцветной и пустой, что в нем находишь счастье. А теперь? Что изменилось?
   Маня. Да, говорила. Но что взамен дает мне Тимофей? Он увлечен собой. Мои же мысли все о нем. Я словно тень его желаний. Я будто эпизод в его красивой жизни. Могла бы выносить я это испытанье и с сердцем с горечью идти вперед, но невозможно бесконечно обманывать себя и жить мечтами. Взглянув на Алексея раз, могу сказать одно: вот он, тот милый идеал, который я в мечтах лелеяла годами.
   Глаша. Не грусти, все образуется: не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Лишь время вылечит печали, надежды новые нам подарив.
   Маня. (У Мани звонит сотовый телефон) А вот и Тимофей, прости, поговорю с ним. Да, слушаю. Ты многое успел, какой ты молодец! Возможно, потерял ты больше... Ты хочешь провести со мною вечер? Ты свободен и я должна прийти к тебе? Да? Неделю я ждала звонка и дождалась счастливого момента! Но не могу сейчас, у Глаши я в гостях! Здесь Любаша, Егор и друг его Алеша. Отказываюсь? Да! Я не хочу отсюда уходить, лишь потому, что хочешь ты. Ты можешь к нам приехать. Нет? Как знаешь. Пока. Не будем тратить время, его итак я потеряла очень много, пока я эхом вторила твоим желаньям. Ты спрашиваешь, что не так? Пожалуй, все. Пока.
   Леша. Зачем так резко? Потом ведь будешь мучиться, переживать.
   Маня. Лишь капля малая нужна, чтоб переполнить чашу.
   Леша. Могу побеспокоить вас: закончен ли секретный разговор ваш?
   Глаша.(смеется) Да.
   Леша. Так в чем же замысел ваш по спасению подруги?
   Глаша. Ведь вы приехали с Егором, чтобы о скуке позабыть?
   Леша. Возможно.
   Глаша. А точнее: да или нет?
   Леша. Точнее, чтобы приглушить тоску по идеалу.
   Глаша. Тоску по идеалу? Как ни стран, я тоже знаю это чувство.
   Леша. Тогда вы знаете, каким невыносимым порой оно бывает.
   Глаша. Я не уверена, что идеал возможно отыскать.
   Леша. Глядя пред собой, меня не покидает чувство, что я нашел его.
   Маня. (тихо Глаше) Глаша, ты многое не замечаешь, ты не всегда верна в оценке происходящего вокруг.
   Глаша. (Мане) Я ему не доверяю. (Алексею) А что же идеал?
   Леша. Увы, он как и всякий идеал далек и непреступен. Но эту тему я хочу оставить и вернуться к придуманному вами плану.
   Глаша. Я понимаю, вам покажется абсурдным то, о чем хочу вас попросить. Но отнеситесь к этому серьезно.
   Леша. Вы вправе положиться на меня, и если чем-нибудь смогу помочь, я сделаю все, что в моей власти.
   Глаша. Пообещаете не удивляться, и дослушать до конца?
   Леша. Я обещаю выслушать вас до конца.
   Глаша. Прошу помочь нам, и спасти Любашу от нее самой.
   Леша. Но чем же я могу помочь ей? Объясните, какая связь меж ней и мной?
   Глаша. Любаша - вот объект для беспокойства, нам надо от соблазна уберечь ее. Ведь не сошелся клином на Егоре мир, есть и другие. А вы при ваших внешних данных, могли бы разом обойти его. Немного обходительности, комплементов, красивых слов, двусмысленных намеков и, сдав охотно бастионы, любая девушка окажется у вас в руках. А вам такой полезен будет опыт. Поможет в будущем он счастье обрести. Быть может, в этом деле деликатном вы согласитесь все-таки быть с нами заодно?
   Леша. Вы беспокоитесь напрасно. Егор не может быть угрозой счастью Любы. Вглядитесь пристальней: еще чуть-чуть и от нее он будет убегать галопом. Едва выносит он ее, едва скрывает скуку, когда она с ним говорит. Егору важен сам момент победы: чем тяжелее путь, тем слаще результат. Но приближаясь к цели, он теряет интерес, скучает, жаждет новых приключений, которые его воодушевят. Таков Егор, его нельзя исправить.
   Глаша. Легко вести про всех и обо всем досужий пересуд, не лучше ли в атаку перейти и вырвать из орлиных лап попавшую туда голубку. К тому же, сможете извлечь не мало выгод вы, и отточить искусство обольщенья.
   Леша. Оно не нужно мне.
   Глаша. Печально слышать ваш отказ.
   Леша. Я не сказал вам нет.
   Глаша. Я не ослышалась: согласны вы?
   Леша. Вы просите о невозможном, но даже невозможное становится возможным иногда. Я предпочту нелепым быть, играя Дон Жуана, чем видеть как сменяет досада теплый свет из ваших нежных глаз. Они ведь созданы, чтоб с радостью и восхищеньем смотреть на мир и тем нас вдохновлять на подвиги, а иногда на безрассудство. Я согласен.
   Глаша. Спасибо, вы великодушны. И это открывает широту натуры вашей.
   Маня. (Глаше) Смотри, готов из-за тебя участвовать он в авантюре, а ты его подозреваешь неизвестно в чем.
   Глаша. (Мане) Я замечаю все, но с выводами не спешу.
   Леша. Но есть один нюанс. Я соглашаюсь с одним условьем.
   Глаша. Есть "но"?
   Леша. Да. И вы должны в сем замысле принять участье и Нессову рубаху на себя надеть, как заставляете меня ее примерить.
   Маня. Какая Нессова рубаха?
   Глаша. Имеет он в виду тунику, пропитанную ядом, от которой погиб Геракл.
   Леша. Несс, умирающий от рук Геракла, придумал способ отмстить ему: ревнивую жену Геракла он убедил, что кровь его предупредит измену мужа. И ничего не заподозрив, та пропитала кровью Несса плащ и отдала его надеть Гераклу.
   Маня. Ведь то, о чем вас просят, безопасно. Тогда зачем Глафире участвовать в игре?
   Леша. Чтобы увлечь Егора, удалив его от Любы.
   Маня. Нет в мире клина, способного из Любы идею выбить, что она нашла того, кого так долго ждала.
   Леша. Тогда нелегкую задачу нам предстоит решить. Глаша, что скажете? Егор красив, силен и статен, и неужели вам не хочется сразиться за него?
   Глаша. Я вряд ли подхожу на эту роль.
   Леша. Но если вам она не по душе, так почему ее играть обязан я?
   Маня. (Глаше) В ловушку угодила? Сама не хочешь делать то, что заставляешь делать Алексея? (Громко всем) Послушайте, ведь я могу помочь и эту роль влюбленной с легкостью сыграть, раз для Глафиры это сложно. Смогу я волю чувству дать, которое так долго отклика не находило у того, кого любила больше жизни.
   Леша. (В сторону) Как тонок ее мир. Увы, кто из мужчин захочет в этом разбираться и стать хранителем ее огня. (Мане) Той, что придумала все это, не надлежит быть в стороне.
   Маня. Страсть, бьющая ключом во мне, поможет убедительнее быть. Что скажете?
   Глаша. (Мане) В осиное гнездо тебе влезать не стоит.
   Леша. (Мане) Вы также можете не оставаться в стороне и проявлять внимание к Егору. Поверьте, он способен успевать на трех фронтах, не будете обойдены его вниманьем. Чем больше покорил Егор сердец, тем он счастливей.
   Маня. Отлично, не могу я наблюдать со стороны, должна я в гуще быть событий. Поэтому, за дело!
   Глаша. Простое стало сложным, запутался клубок (задумчиво отходит к окну и смотрит).
   Маня. Все это масло подольет в огонь, распалит нашего героя и вскружит голову ему.
   Леша. Кому такое голову не вскружит: три девушки, одна другой красивей и все благоволят к нему!
   Маня. А вас бы не вскружил такой успех?!
   Леша. Отчасти, вы конечно правы. Но если среди трех есть та, которая сияет как звезда средь зорьки на восходе, чьи чувства глубоки, как океан, глаза - бездонны и теплы, то все другие меркнут, и остается лишь она одна, чьим Дон Кихотом быть готов я, чтоб доказать, что я не шарлатан.
   Маня. Вы очень откровенны и ваше сердце, как проснувшийся вулкан. Да, не скрою, вы очень милый человек.
   Леша. Итак, мы заключим союз, чтобы спасти подругу вашу. Возможно, этот торопливый шаг в конце концов ее не осчастливит и лучше бы поводья отпустить, позволив времени судьбу решить. Но непреклонны вы, уверены в успехе. Чтобы сорвать прекрасный из цветков, порою, мы рискуем жизнью на краю обрыва. А потому готов в азартную игру сыграть я. Согласны вы?
   Маня. Да. Интересно, на ком из нас троих в конце концов Егор свой выбор остановит.
   Леша. (Глаше) Согласны ли вы словом "да" скрепить союз наш?
   Глаша. Вы говорите, будто под венец ведете. Я думала, все оговорено давно и не нужны слова нам клятвы.
   Леша. Да. Вы правы. Но почему же вы грустите? Скажите, что тревожит вас?
   Глаша. Не знаю, как сказать вам...
   Леша. Может, я отпугиваю вас?
   Глаша. Нет, дело ведь не в вас. Простое стало сложным и это может стать причиной маленьких, но бед. Я словно у развилки двух дорог: опасна каждая из них, но все же выбор надо сделать.
   Леша. Да. Выбор надо сделать.
   Глаша. Но как не ошибиться?
   Леша. Довериться друзьям.
   Глаша. А можно ли им доверять?
   Леша. Могу сказать без колебаний - да.
   Глаша. (Смотрит пристально на Алексея) Вы так уверенно сказали, что все сомнения развеяли мои. Я буду с вами рядом в этой авантюре, но на противоположной стороне: вы будете с Любашей, я с - Егором.
   Леша. Тогда пускай удача улыбнется нам! Иду я в бой в личине Дон Жуана. Увы, иногда судьба играет с нами злые шутки, но мы не прочь и сами поиграть.
   Маня. (Леше) Любаша так ослеплена и нам придется нелегкую задачу разрешить: ослепшему глаза открыть на прелесть красок мира.
   Глаша. Итак, пора оставленных наедине героев потревожить. Вперед! И да поможет Ангел. Теперь ваш, Леша, ход.
   Леша. (Рассеянно) Уже?
   Маня. (Леше громко) Вы так дерзки! Кого вы из себя вообразили? Баловня судьбы? Вы думаете, что можете пренебрегать вниманием Глафиры? Я понимаю, перед вами мир играет множеством соблазнов и их огни уводят вдаль. На что любовь Глафиры, когда болотные огни дороже вам?!
   Леша. Постойте, я рад... Но не пойму, что происходит.
   Маня. (Еще громче, чтобы Любаша и Егор обратили на нее внимание) Вы готовы мимо проходить людей, их нежных чувств. Вы словно коркой льда покрыты, через которую добро пройти не может.
   Леша. Постойте, дайте в оправданье, хотя бы пару слов сказать.
   Маня. Достаточно вы говорили. Вы посмотрите в Глашины глаза - в них появилась нотка грусти, и вы тому виной. Но разве вам до этого есть дело! Да, ваш ровный голос, мягкий свет в глазах и устремленность вдаль, - все это подкупает и притягивает к вам, и в том числе меня.
   Леша. Постойте, объясните, что все это значит?
   Глаша. (Тихо Леше) Мы ведь условились начать, поэтому не удивляйтесь. Но поверьте, обаяние - природная черта и вы награждены им свыше. (Подходит Егор, оставив Любашу)
   Егор. Что за шум?
   Маня. Егор, вот кому могу излить свою досаду! Как хорошо, что к нам вы подошли. Ваш друг - причина моего негодованья, он искренний порыв Глафиры отклонил. Вы можете представить?
   Леша. Наоборот, я тронут глубоко ее вниманием.
   Егор. Тогда в чем дело? (Леше тихо) Ты делаешь успехи! Но зачем же отклонять? Ты мог бы мимо не пройти и сладкие плоды сорвать утех любовных. (Глаше громко) Позвольте, неужели в этом тихом человеке смогли вы искру рассмотреть, способную разжечься в пламя? Вы переоценили нашего героя. И неужели вас он смог привлечь? (Леше тихо) Не думал, что в тебе соперника найду! Глафира мне казалась самой милой из всех присутствующих здесь!
   Глаша. (Егору и Леше) Лед - это вода и он способен расплавляться от тепла.
   Егор. Браво. Звучно. Я сражен. Но вы забыли об ином, что от излишнего тепла он может испаряться. Был, и не стало вдруг.
   Глаша. Во всем должна быть мера.
   Егор. Вы становитесь скучны.
   Глаша. Мы могли бы с вами это обсудить подробней.
   Егор. Я отказаться не могу. Вопрос заслуживает обсужденья и лучше вдалеке от любопытных глаз. (Громко оставленной Любе) Я ненадолго вас оставлю, а вы должны узнать, из-за чего мой друг ведет себя так неразумно, когда вокруг него такой прелестный сад с такими сочными созревшими плодами.
   Леша. Зачем вокруг да около ходить, я не люблю юлить: ведь сердцу не прикажешь. Мне дорога другая.
   Егор. Сенсация. Я поражен. Но кто же та прекрасная Елена, которую ты Глаше предпочел?
   Леша. Но это не досужий разговор, об этом вслух не говорят при посторонних.
   Егор. Да, творятся здесь дела! Здесь зона аномалий чувств.
   Леша. (Глаше тихо). Нелегко, одев кафтан с плеча чужого, уютно чувствовать себя. Всему виною вы!
   Глаша. ихо Леше) Неплохо справились вы с ролью для начала. Вперед! Не отступайте и не причитайте, как нелегко приходится сегодня вам.
   Егор. Опять о чем-то спорит горячо несостоявшаяся пара. (Леше) В твоих глазах какой-то странный блеск. Ты говоришь одно, в глазах - другое. Все это странно. (Глаше) Идемте, Глаша, я давно хочу сказать вам, что красота должна быть достояньем многих, и сберегать ее для одного - все это старомодно и неблагоразумно. Я не способен оставаться равнодушным к красоте: не властен над собой я в тот момент, когда красавицу я вижу. (Егор и Глаша отходят в сторону, Леша стоит в нерешительности).
   Маня. (Любе) Иди сюда. Совсем ты приумолкла и ничего тебе не интересно.
   Люба. Что может интересным быть еще, когда в ответ влюбленные глаза глядят, когда слова нежны, а чувства горячи! Минуты кажутся годами. Егор так мил, неправда ли?
   Маня. Любаша, посмотри каков герой (показывает на Лешу)!
   Люба. О чем ты?
   Маня. Он приглянулся нашей Глаше.
   Люба. Кто? Этот молчаливый и нескладный парень? Привязанности сердца, порой, непросто объяснить. Прямая противоположность он Егору. В том жизнь бурлит, он так горяч, он как огонь! А этот - тих, он не способен чувствовать, любить, как будто в его жилах течет вода, не кровь.
   Маня. Огонь - стихия, которую нам не понять, она не может подчиняться нам. Последствия ее непредсказуемы.
   Люба. Огонь - извечный спутник жизни.
   Маня. А сколько мотыльков погибло, прилетая на огонь?
   Люба. Опять! Заладили. Твердят одно и то же. Вы словно мамушки, кудахчущие над цыпленком.
   Маня. Взгляни на Алексея. Как хороши его глаза.
   Люба. Он кажется нескладным. Постой, скажи мне, почему Егор с Глафирой так оживленно долго говорят?
   Маня. Он утешает, бедную Глафиру.
   Люба. Бедную? Что с ней произошло?
   Маня. Ведь я тебе уже сказала.
   Люба. Разве?
   Маня. Глафире приглянулся Леша. Она с ним много общего нашла. Она могла бы говорить часами напролет с ним, забыв о времени, таким он интересным показался ей.
   Люба. Могла бы говорить она с ним до утра?! Забавно. И что дальше? (Усмехаясь)
   Маня. Но Глафира призналась, что он ей симпатичен.
   Люба. Тебе или ему?
   Маня. Ему... Алеше...
   Люба. Так и сказала?
   Маня. Да.
   Люба. Как не похоже на Глафиру, которая так скрытна по природе. Обычно за ее спокойным видом не распознать, что происходит на душе. А здесь она так быстро дала волю чувствам! Чем тронул Алексей ее нежнейшую из душ? Давай попробуем узнать его получше, тогда, возможно, мы найдем ответ.
   Маня. (в сторону) Прекрасный поворот событий. (Любе) Но Леша видит в ней лишь друга.
   Люба. В Глаше друга? Какая несуразность. Он, видимо, переодевшийся монах, блюдущий целибат.
   Маня. Нет. Люба, он мужчина в полном смысле слова! Причиною всего, его симпатия к другой.
   Люба. Истории о безответных чувствах стары как мир, ты этим нас не удивишь. Но не желала б оказаться я на месте той, что безответно любит. Тот, кому хотели бы мы быть по нраву, увы, обычно увлечен другой.
   Маня. А почему не спросишь, кто другая?
   Люба. Верно. Кем Алекс увлечен?
   Маня. Все было б просто, но ему по нраву пришлась не кто-нибудь, а ты!
   Люба. Я (смеется)? Как смешно. Скажи, что это шутка!
   Маня. Нет, не шучу.
   Люба. (Становится серьезной) Не может быть! Но что Глафира в нем нашла!?
   Маня. Любаша, милая Любаша, выбор Глаши мне понятен: так же как и ей, мне Леша показался очень милым. Но, увы, он заприметил лишь тебя, а мы ему не интересны. Вот и сейчас он смотрит только на тебя, смущен, робеет. Бывает сложно подойти лишь к той, которая дороже всех на свете. Преодолеть барьер между двумя людьми бывает нелегко. Но надо быть азартным игроком - играть и не бояться проиграть.
   Люба. Маня, скажи мне не юля, он нравится тебе?
   Маня. Да.
   Люба. Отлично. Я иду к нему и от себя отважу, чтоб он не тратил время на меня. Я не люблю безмолвно ждущих, предпочитая им решительных героев...
   Маня. Постой.
   Люба. Не собираюсь ждать я ни минуты... (Люба решительно направляется к Леше и в этот момент свет освещает Егора и Глашу и они становятся в центре внимания)
   Егор. Опять о чем-то две подруги говорят. Как бы хотел их тайны знать я!
   Глаша. Зачем вам знать сердечные секреты ?
   Егор. Чтобы проникнув в тайны сердца, побольше выгоды из них извлечь.
   Глаша. Для вас любые средства хороши, когда к победе вы идете! Победы же не позволяют вам скучать и от того жизнь кажется вам яркой, многогранной! Но как же следствия побед - разбитые сердца, заплаканные лица?
   Егор. Разочарованье - частый спутник счастья, минут восторга и мгновений высшей красоты. Что до меня, то отношусь я к скромным слугам жизни, которые девицам помогают осознать всю полноту ее. Но вы принадлежите к тем, кому чужды порывы, кто не способен осознать всю красоту мгновений, вы ищите всегда подвох, вам видятся везде злодеи.
   Глаша. А вам... Вам нравятся лишь те, которые завидев льстивый, нежный взгляд теряют головы и следуют за вами по пятам. Пусть так, но у меня не меньше шансов быть счастливой, чем у вас.
   Егор. Куда попал я! Какой здесь архаизм! Когда вы входите в старинную квартиру, где много пыли, душно и темно, открыв окно, впускаете вы прежде свежий воздух, чтоб легкий ветер оживленье внес и выветрил тлетворный запах разрушенья. Отбросьте сковывающее вас, вдохните свежий воздух, ощутите порыв любви. Он в опьяняющих весенних ароматах благоухающих цветов, в прозрачной глубине небес и наконец во взглядах, которыми одаривает вас мужчина.
   Глаша. Как сладко соловей поет, его бы слушала я до рассвета. Но песнь его на непонятном языке, хотя ласкает слух она и вдаль уводит новыми мечтами.
   Егор. Нет, не мечтать она зовет, а отплатить монетой той же: за взгляд вниманья - проявленьем интереса, за пылкую улыбку - улыбкой нежной.
   Глаша. Что делать, если нет тех пылких глаз, которым хочется ответить?
   Егор. Зачем так далеко ходить - они напротив вас и ждут от вас вниманья.
   Глаша. Вот как? Прекрасно. Считайте, что мои глаза в ответ вам просияли.
   Егор. Тот свет в глазах разжег огонь в ответ.
   Глаша. Но тот огонь недобрый, он привлекает мотыльков, чтоб крылья им обжечь.
   Егор. Не ожидал от вас такой огромной ложки дегтя, подпортившей ту сладость, которая рождалась от тепла из ваших глаз и ваших нежных слов.
   Глаша. Я вас на землю возвращаю из царства грез. Что проку в замках, которые построены на зыбкой почве.
   Егор. Я, вижу, вы со мною говорите, но мысли ваши далеки, глазами вы следите за тем, чем занят Алексей.
   Глаша. Вы ошибаетесь. Не все известно вам, не все вы можете предвидеть, хотя вам кажется, что все. Любаша - вот за кем слежу я, а Леша - просто рядом с ней. (В сторону) Да, нелегко с ним, с тертым лисом, он видит все насквозь. Но хитрость нам дана, чтоб мы могли перехитрить любого мудреца. (Егору) А вы Любаше тоже говорили о нежном свете глаз, о жизни полноте, и тем ей голову вскружили?
   Егор. (В сторону) О да, словами голову такой не вскружишь, но Алексу дать выиграть не дам. Опять она взглянула на него украдкой. К чему смотреть на Любу ей? Нет, это вздор, всего лишь отговорки. И ахнуть не успеешь, как из-за мужчин подруги превращаются в врагов заклятых, обиду помня до скончания веков. (Глаше) Вскружить Любаше голову не сложно, она - легка, порывиста, открыта, и в вечных поисках любви. Увы, украдкой вы приглядываетесь к Леше, и вам меня не провести!
   Глаша. Нет, а впрочем, да. Он также статен, как и вы. Как знать, быть может... (осеклась)
   Егор. Язык - ваш враг, вы чуть не выдали секрет, который занимает ваши мысли.
   Глаша. Пытаетесь меня вы уличить в каких-то тайных мыслях. Да, ваш друг мне нравится, зачем скрывать. Но вы мне нравитесь не меньше.
   Егор. (В сторону) Лукавит. Глазом не моргнет. (Глаше) Я что-то не могу понять, кто вам по нраву? Пред вами не кривлю душой и говорю открыто: свободен я, но одиноким соколом, парящим в небе, не желаю быть, и потому вниманьем женским пренебречь я не могу и не желаю. (Глаша смеется) Вы так смеетесь! Почему?
   Глаша. Ведь волк ягненка из себя изображает. Но из-под белой шкуры виден серый хвост.
   Егор. А мы могли б в беседе милой скоротать весь вечер и ближе стать, но насмехаясь, вы отгоняете меня. Поверив мне, могли бы вы познать всю радость бытия, и от того вы были бы счастливей.
   Глаша. Постойте, я вас не гоню. Но мне видны все ваши недостатки.
   Егор. А ваши вам видны?
   Глаша. Свои обычно не видны. Благодарю, что мне напомнили о них.
   Егор. Вы все перевернули: я говорил и думал о другом. Вы - идеал, который вожделеет в мечтах любой мужчина, и если есть какие-то нюансы, они лишь оттеняют вашу красоту.
   Глаша. (в сторону) Как изворотлив, скользок и хитер. (Егору) А что ваш друг? Он также ловок и всегда выходит из воды сухим? А может он прямая вам противоположность?
   Егор. Узнаем через несколько часов, способен ли на это он.
   Глаша. Что вы имеете в виду? Что мы узнаем через несколько часов?
   Егор. А вы умеете хранить секреты?
   Глаша. А вы? Ведь вы его хотите мне открыть.
   Егор. Я не способен что-либо скрывать от вас и безгранично доверяю вам.
   Глаша. Не томите, продолжайте. Что за секрет?
   Егор. Мой друг немногословен, он чудак и женщины его вниманием обходят. Идя сюда, мы спорили о том, что он за вечер сможет пленить прелестницу и привязать к себе. Он начал с вами бойко, долго говорил, но что-то не пошло и потому переключился на подругу вашу и всю любезность устремил он к ней. Но с ней все просто: поманишь пальцем и она готова бежать за вами хоть на край земли.
   Глаша. Нет, что-то здесь не так. У вас своя игра и говорите вы неправду. Вы шли на встречу к Любе, не подозревая, что встретите ее подруг, а потому о споре не могло быть речи. У вас румянец на щеках, вы покраснели! Красноречивее он всяких слов.
   Егор. У вас прекрасная подруга, настал черед вернуться к ней. А вам - счастливо оставаться, желаю вам получше разобраться: поспорили мы с другом или нет, и от чего, на женщин глядя, румянец проступает на лице мужчин.
   Глаша. Нет. Не бегите от меня. Я не хотела вас задеть, или каким-то образом обидеть. Так поясните же мне про пари!
   Егор. Зачем удерживаете при себе и не даете мне уйти спокойно? Я интересен вам? По вашим репликам, я никогда б не догадался.
   Глаша. Скажи вам "да" - ваш пыл угаснет моментально, и отдалитесь вы, скажи вам "нет" - вас это оттолкнет. Не выставляя чувства напоказ, скрывая то, что сердце нам волнует, интригу сберегаем до конца и от того становимся желанней. Могу сказать одно: вы интересны мне.
   Егор. Я рад, что позволяете приблизиться на шаг к вам. Я предвкушаю то мгновенье, когда смогу с благоговеньем дотронуться до вас, почувствовать идущее тепло, вглядеться в мягкий свет в глазах, и аромат вишнево-красных губ изведать.
   Глаша. Увы, под натиском слов льстивых, готовы бастионы пасть.
   Егор. И твердый воск смягчается под действием тепла. Не бойтесь перемен, которые в душе у вас сейчас, откройтесь им и улыбнитесь. Вы счастье обретете от того.
   Глаша. Удивлена, той легкости и быстроте, с которой песни сладкие запели вы: недоброе твориться в один миг, хорошее же созидается годами.
   Егор. Вы видите все в серо-черных красках. Нет, не готовы вы еще, услышать нежность слов моих. Когда мужчина видит идеал, не будет он сидеть по вечерам, на звезды глядя и мечтая, пойдет он в бой, а бой решит судьба.
   Глаша. Смотрите, Маня к нам спешит, негодование в лице ее горит. Должна оставить вас я, чтобы продолжить позже. (В сторону, уходя) К чему все это приведет?
   Егор. Она стремительна, неуловима, и впереди меня на шаг идет. И, тем не менее, меня к ней тянет. Я чувствую, успех не за горами. Но что это, я весь дрожу? Да, мне знакомо это чувство: она нужна мне, только с ней одной смогу я обрести блаженство.
   Маня. Что не смогли Глафиру удержать? Найдя предлог, она мгновенно упорхнула?
   Егор. На смену ей пришел еще один цветок не менее красивый. Его охотно изучить готов и аромат его изведать.
   Маня. Со мной вы можете не тратить много лишних слов, ведь вы видны насквозь. Ваш спутник Алексей попал впросак. Ему нужна подмога.
   Егор. А почему нуждается в моей подмоге Алексей?
   Маня. Не так он пылок и речист, хотя достоинством отмечен.
   Егор. Их надо только рассмотреть!
   Маня. Вкус истинный не может быть ни в сладком, ни в соленом, и так же с настоящими людьми, достоинства у них неярки и неброски.
   Егор. И что же дальше?
   Маня. Ваш друг не может сговорить Любашу быть благосклоннее к нему.
   Егор. Не всякий выстрел цели достигает. Так почему же, думаете вы, пристрелка сразу быть должна удачной и Любу в чем-то убедить? Ведь та, кому искусно расставлял я сети из лести и из сладких слов, мгновение назад изящно упорхнула, оставив недоумевать меня: задели ли мои слова хоть что-нибудь в ее нежнейшем сердце.
   Маня. А если нет?
   Егор. А если нет, то долго сокрушаться мы не станем и в поиск пустимся опять и уж тогда наверняка отыщем ту, что пылу нашему уступит. Ведь верен тот лишь путь, что нам сулит сопротивленье наименьшей силы! Скажу вам откровенно, все женщины, без исключенья, хороши, и лишь благодаря воображенью одни нам кажутся желаннее других.
   Маня. Не сомневайтесь в ваших чарах. Беглянка испугалась самое себя и поспешила убежать, чтоб отдышаться. Ведь невозможно устоять, под шквалистым огнем из сантиментов. Поверьте мне, вы зря ее не удержали. Могли б победу праздновать сейчас.
   Егор. Какая живость мысли, ясный взор!
   Маня. Ужели обо мне вы говорите?
   Егор. Да. А о ком еще? Здесь только вы!
   Маня. Вам позавидует любой: в теченье нескольких секунд вы можете подметить суть любого человека.
   Егор. Быть может, поспешил я с выбором объекта. Мила, улыбчива и не жеманна, прекрасно говорит и не боится идти на поводу у чувств, не отмеряет каждый шаг, боясь ошибку сделать. Могу сказать одно, сударыня, вы - прелесть!
   Маня. Я? Я польщена. Я думала, что вам мила Любаша, но полчаса она с другим, а вы к ней абсолютно безразличны. И все лишь потому, что предпочли меня?
   Егор. Вы проницательны не меньше, чем сама Астрея. В глазах Любаши было что-то, привлекавшее меня, но наважденье быстро испарилось. Искра была. Увы, не разгоревшись в пламя, она погасла. Теперь могу я с легкостью сказать, что мой приход сюда был не случайным, он мне открыл врата в великолепный сад с цветами, которым нужна забота и тепло.
   Маня. (В сторону) Сейчас попробую подлить в огонь я масла. (Егору) Кто мог подумать, что меня с цветком сравнят! Какая прелесть. Постойте, но ведь вы пришли из-за Любаши!?
   Егор. Вы, видимо, не избалованы вниманием мужским. Достаточно бывает одного мгновенья, чтоб в жизни все перевернуть. Послушайте, вы можете погоду предсказать на день вперед?
   Маня. Не точным будет мой прогноз.
   Егор. Вот именно. Вот также невозможно предсказать, что станет точкой отправной в привязанности двух сердец и что случится между ними спустя день, два, неделю.
   Маня. Глядите, Алексей с Глафирой спорят жарко, а Любаша, дверью хлопнув, убежала.
   Егор. Оставьте их, чему случиться суждено, тому ведь сложно помешать. Постойте, все наоборот, пора к ним поспешить, а то могу остаться не у дел я.
   Маня. За что вы боритесь, милейший?
   Егор. А вы поверите мне, если Вам скажу?
   Маня. Да.
   Егор. За Любу. И к ней я поспешу.
   Маня. К Любе? Ведь вы отнекивались от нее всего лишь несколько минут назад.
   Егор. Она обижена, ведь кто-то должен помочь обиду ей преодолеть.
   Маня. Стоп. Ничего не понимаю.
   Егор. Адью. За сим я оставляю вас. А говорили, что насквозь я виден.
   Маня. Идите к ней. Вы словно уж на сковородке.
   Егор. А вам уж замуж не в терпеж, и от таких бежать подальше надо.
   Маня. Бегите, только не сломайте ноги.
   Егор. Зато свободу мне не потерять.
   Маня. (Вдогонку убегающему Егору) Залез медведь в медовый улей, да вдруг пчела ужалила его. Мы начеку, когда охотники за сладким вдруг начинают серенады петь.
   Егор. Все это ерунда. Желаю вам не унывать, когда останетесь одна.
   Маня. Погнавшись сразу за тремя, вы тоже можете ни с чем остаться.
   Егор. Одна уж у меня в руках. И упускать ее не собираюсь.
   Маня. Не говорите "гоп" не перепрыгнув.
   Егор. Вы думаете, я буду огорчен? Не выгорит мне там, я к вам вернусь.
   Маня. Вы думаете, я буду ожидать, пока вы будете с другою? Ваш друг гораздо интереснее, чем вы.
   Егор. Какая дальновидность, я вижу здравый смысл в создании, в котором вряд ли ожидал его я встретить. Вы думаете, от чего я салютую вам? Я поступил бы точно также. Ведь чувства эфемерны. И заблуждаются все те, кто думают, что они бесконечны. Жизнь интереснее, когда в ней переменам место есть. Каких-то месяца два-три согласен я на постоянство, но далее - в дорогу, иначе не способным будешь осознать великолепие существованья в мире, где вишни зацветают по весне, на небе серо-розовом парит полупрозрачная луна и лица женщин хорошеют. Жизнь - это путь, который преодолеваем мы одни, но есть в нем сладкие моменты. Я ухожу, я слишком долго задержался (уходит).
   Маня. Очень странный человек, он соткан из противоречий.

Сцена 2

(Егор на крыльцо дома, где все происходило)

   Егор. (Громко зовет) Любовь! Любовь, не исчезай внезапно, словно утренний туман, который испаряется лишь солнце заиграет, согрев лучами все вокруг. Любовь, будь благосклоннее к тому, кто ради вас сюда явился, лишь стоило позвать. Любовь, мне не угнаться за тобой, и от того я чувствую себя безумно одиноким. Дай мне один хотя бы еще шанс, чтоб все исправить. (вслух говорит себе) Я вздрагиваю, называя ее имя: "Любовь". Со стороны могу я показаться обезумевшим влюбленным, который с чувствами не может совладать и обращается к самой Венере. (Громко для Любы) Любаша, не знать, где вы, что чувствуете, что у вас на сердце - это просто мука, прошу не обрекайте на нее меня, кто ждет мгновенья, чтобы дотронуться до вашей томной ручки и ощутить в ней трепет и тепло.
   Люба. Довольно, я не уходила, не стоит вам терзать себя. Там было душно, атмосфера накалилась.
   Егор. Что накалило атмосферу? Что произошло, что вас расстроило так грубо.
   Люба. Не знаю, что укусило Глашу, но она пустилась Алексея обвинять.
   Егор. А в чем? Смогли вы разобраться? Очень любопытно, из-за чего два существа едва знакомых могут препираться.
   Люба. Выглядело это странно, но они готовы были задушить друг друга, вы понимаете, что образно я говорю.
   Егор. Конечно, вас бы только слушал, как ваша речь мила, но интересно знать из-за чего могли они так воевать?
   Люба. Вам интересно?
   Егор. Упреки женские бывают так милы, что их нетрудно опровергнуть. Рассеять подозрение же необходимо, чтоб сохранить в душе любимой мир. И что?
   Люба. Вы очень милый человек. Так вот Глафира обвиняла Алексея, что тот, поспорив с другом, что завоюет чье-то сердце, пытается ее, Глафиру, обмануть. Быть может, вы тот друг, который спорил с Алексеем?
   Егор. Нет. Мы не затевали спор. Тем более, я думал, что иду лишь к вам.
   Люба. Тогда зачем пришли вы с другом?
   Егор. Ведь ваше предложенье было слишком откровенным.
   Люба. Разве?
   Егор. Теперь это уже не важно. Так, что Глафира с Алексеем теперь в ссоре?
   Люба. Не знаю. Я ушла. Я дала шанс вам, но зачем? Вы лишь интересуетесь Глафирой.
   Егор. Постойте, Алексеем.
   Люба. Алексеем? Довольно, я оставляю вас... Того, чего я ждала - не дождалась.
   Егор. Не стоит горячиться, дорогая, когда блаженство ждет нас впереди и от него всего лишь несколько минут нас отделяет. Я хочу понять, чего ты ждешь так долго от меня, и что под силу мне, чтобы счастливее тебя хоть на мгновенье сделать. Готова ли откликнуться на мой порыв, на тот огонь, который так давно во мне бушует, которым я тебя боюсь обжечь. Ты чувствуешь, меня пронизывает дрожь, которую унять одна лишь ты способна?
   Люба. (Дотрагивается до Егора) Да, я чувствую живую плоть с взбесившейся от жара кровью, я слышу сердца благовест. Нет, мне не преодолеть тот магнетизм, который от нее исходит и хочется закрыть глаза, сопротивление ослабить, и частью вашей жизни стать, если позволите, конечно. Я благодарна, что вы есть и что горите для меня вы. Я тонко чувствую все то, что только что вы мне сказали. Я не могу теперь представить бытие, без вас и ваших глаз живых и жарких. Я благодарна вам за то, что пробудили меня к жизни. (Будто просыпается ото сна) Постойте, что я говорю! Забудьте все, что вам сказала.
   Егор. Забыть? Нет никогда. Ведь я хотел услышать это. Ужели думаете вы, я о ином мог думать, когда прочел письмо, в котором в каждом слове сквозило одиночество души.
   Люба. Что если то письмо по вздорной прихоти написано, под действием мгновенья? А вы примчались в надежде легкую наживку здесь найти?
   Егор. Постойте заглушать порыв живой души, которая хотела жить, страдать, любить. Прорвался он из глубины, кипучий и неукротимый, сметая на своем пути ненужные табу.
   Люба. Каких-то полчаса назад меня вы тяготились.
   Егор. Тише, иначе не услышите вы собственное я. Прислушайтесь к себе, к своим желаньям, к тому, что сердце говорит, все остальное - не так важно и можете о нем забыть.
   Люба. Открытость чувств моих вас раздражала, и вы бежали от меня. Но вдруг, очнувшись, словно после сна, вы просите меня быть благосклонной.
   Егор. У всякой розы есть шипы, но что в них проку, если из-за них нежнейший аромат цветов становится непостижимым. Любаша, вы перевернули мою жизнь, я больше не могу спокойно жить, я не могу о вас не думать. Прошу вас, рассудите здраво: до сих пор не удавалось нам остаться тет-а-тет, вдали от посторонних взглядов.
   Люба. А разве может это вас смутить, вы не казались скрытным по своей натуре.
   Егор. Вы думаете, что три пары глаз, глядящие на нас не отрываясь, не могут помешать дать волю чувствам, что меня переполняли с тех пор, как принял я решение ответить вам?
   Вы думаете, что могу я выставить на обозренье, все лучшее, чем дорожу, и что относиться лишь к вам одной? Наедине, когда помех не стало, с личиной равнодушия я распрощался, и волю дал огню, что сдерживал при виде вас. Но, оказалось, впал в немилость. Вы сомневаетесь? Вы раздражены? Вы не желаете ответить мне? Я сделал шаг навстречу, но вы, ссылаясь на обиду, им пренебрегли. Я сделал все, что было в моих силах, но звезды видимо не так расположились и потому я вынужден уйти один.
   Люба. Вы собираетесь уйти?
   Егор. (Оживленно) А вы хотели, чтобы я остался с вами?
   Люба. Послушайте, ведь вы и я здесь оказались не случайно.
   Егор. О, дивные слова, слетают с губ прекрасных! Продолжайте, похоже, вы на правильном пути и примите разумное решенье.
   Люба. Что если разойдемся мы сейчас?
   Егор. Вы этого хотите? Этот вечер испорчен будет навсегда, и он не оправдает наши ожиданья. Из нашей памяти он будет удален, как происходит это с злыми снами. Возможен и другой исход и он мне кажется логичней.
   Люба. Да, забыв о разногласьях, мы можем вечер вместе провести. Ни вы, ни я не любите быть одиноки, не любите удачу выпускать из рук, и сожалеть о том, что мимо пролетели. Нам остается только волю чувствам дать. К чему все это может привести, пожалуй, нам не стоит волноваться.
   Егор. Я слышу, непреступная Богиня, сменила гнев на милость, наконец.
   Люба. Теперь и мне необходимо навстречу сделать шаг. Пришла сюда я ради вас, искала только вашего вниманья. Мне кажется, что до сих пор я спала тихим сном и так могло тянуться бесконечно, но вы, живой, жизнелюбивый, вошли внезапно в мою жизнь и все перевернули в ней. И я открыла то, о чем и не подозревала: жизнь - это счастливый дар, и каждый час нам может радость приносить.
   Егор. Любаша, я безумно рад произошедшей перемене. Ты вся трепещешь, словно тоненькая липка на ветру. О, как мне дорог этот трепет (обнимает ее). Как бела, нежна, тепла твоя душа и как мне хочется быть рядом. Настал черед уйти к тебе, или ко мне, или еще куда-то. Мы слишком долго ждали и теперь пьяны друг другом. Но мы должны испить всю чашу до конца. Что думаешь, моя желанная?
   Люба. Давай уйдем, немедленно, сейчас. Сбежим и будем счастливы друг другом. Мне хочется, чтоб это счастье узнаванья, не проходило никогда. Я рада быть с тобой.
   Егор. (в сторону) Как ладно получилось: лучше, чем я мог предположить.
   Люба. Что ты такое говоришь?
   Егор. Я счастлив и тому причиной - ты.
   Люба. Скажи мне, может это сон?
   Егор. Не сон. Ведь ты - прекрасна, хороша, великолепна.

(Входят двое мужчин - муж Любы и Тимофей. Они не видят лицо Любаши)

   Тимофей. Когда вокруг благоухает все, то чувства возникают быстро и легко, они объединяют две судьбы в одну, как например, у этих двух влюбленных, которые опьянены друг другом и попали в мир вне времени и вне пространства. Как, думаешь, они поймут, если спросить у них который час?
   Андрей. Вряд ли. Но эта девушка, похожа на мою любимую жену. Как ни странно, чем больше всматриваюсь я в нее, тем больше нахожу в ней сходства, и тем больше убеждаюсь, что это она.
   Тимофей. Ты все еще влюблен в твою жену, раз видишь ее в первой встречной. Попробуй сохранять рассудок трезвым, надежду не терять: она не убежала от тебя, как кажется тебе, она у подруги и обсуждает с ней проблем житейских круг.
   Андрей. (Обращаясь к паре) Могу ли потревожить вас? Который час?
   Люба. Счастливые часов не наблюдают.
   Андрей. (Тимофею) Сомненья все сильнее сердце мне тревожат. Знакомые до боли нотки услышал в голосе ее.
   Тимофей. Расстроенный не в может здраво мыслить и многое мерещится ему.
   Андрей. Зачем ей было так внезапно исчезать, на телефонные звонки не отвечать? Недобрые предчувствия закрадываются в душу. Сейчас еще раз позвоню, быть может, мне она ответит, и тем вернет покой взволнованной душе (звонит по телефону, раздается звонок телефона Любаши, она берет телефон, смотрит, отключает его).
   Люба. Он будто чувствует меня на расстоянии.
   Андрей. (Бросается к девушке) Любаша, зачем ты здесь? Кто этот человек и что ты делаешь в его объятьях?
   Люба. Андрей? Зачем преследуешь меня? Счастливее бы был, оставшись дома.
   Андрей. Меня сюда словно провиденье вело: оно хотело показать, как ты пренебрегаешь моим чувством. А теперь, я на правах супруга, хочу узнать, кто этот человек, с которым так ты любовалась, не отвечая на мои звонки.
   Тимофей. Любовный треугольник. Жена, любовник и обманутый супруг.
   Егор. Так это муж ваш, Люба? Я не знал, что вы не одиноки. (Любе тихо) Я не хочу терять вас, муж не может быть помехой, у нас есть шанс продолжить позже, когда улягутся все страсти и море снова станет тихим и бескрайним. Прекрасно то, что нас соединило, не в праве им пренебрегать, должны мы чувствам волю дать и пусть они, как к солнцу тянется побег, пробьются сквозь ненастья....
   Люба. (тихо Егору) Я не думала, что все так обернется. Я не могу удерживать себя, готова я идти за вами. И куда дорога эта приведет не важно.
   Егор. (тихо Любе) Чуть-чуть повремените. Нельзя найти проверки лучшей чувствам, чем время дать окрепнуть им. Не раскрывайте карт ему, и будете вы счастливы вдвойне: и он и я - мы будем с вами.
   Андрей. О чем вы шепчетесь? Моя бесценная Любаша, какие могут быть секреты, когда мы жили душа в душу столько лет!
   Люба. (громко) Смущение долой (Егору): знакомьтесь, это мой супруг. Его зовут Андреем, а это - Егор...
   Егор. (Любе) Был рад знакомству с вами. (Андрею) А я такую пылкую особу ни на минуту б не бросал одну. Ее винить вам не в чем. Желаю здравствовать, а мне пора, ведь сцены объясненья с мужем тяготят, увы, они всегда печальны: обычно мужу не хватает мудрости простить жену. Мне кажется, чем оставаться одному и зло таить на согрешившую супругу, уж лучше все простить и в счастье с другом жить до смертного одра.
   Андрей. Еще вы поучаете, как жить!
   Егор. Не стоит бурю создавать в стакане. Не стоит ревности давать вас победить. Взгляните здраво: супруга ваша с вами, ее у вас никто не отбирал. А если вы честолюбивы слишком, то с честолюбием в любви до старости вам не прожить. Простите, я увлекся. Мне надо срочно уходить.
   Андрей. Когда б не вы и вам подобные, мужьям не приходилось б голову ломать, где их супруги пропадают вечерами, не отвечая на звонки.
   Егор. (В сторону) Да если бы не мы, для многих жен осталось тайной, какие страсти дремлют в глубине души у них! Любаша... До сих пор я слышу пряный и пьянящий аромат твоих духов и сладость терпких губ со вкусом земляники. Какая незадача! Так внезапно все оборвалось на самом многообещающем моменте. А теперь пришла пора мне разобраться: смог выиграть пари я или нет (уходит, Люба молчит и не хочет начинать разговор).
   Тимофей. Многозначительная тишина, она мучительна и тяжела, ее прервать никто не хочет первым. Желанья нет свидетелем быть сцен семейных, и потому оставлю вас наедине. Тем временем найду свою плутовку, которой вдруг в ребро ударил бес и от того в ней возмущенья дух проснулся и захотелось ей со мною вдруг порвать. А может потому меня так быстро и легко отправила в отставку, что неожиданно нашла замену мне (Уходит и пока Люба выясняет отношения с Андреем он наталкивается на Маню, разговаривающую с Лешей).
   Андрей. Несмотря на всю его эгоистичность, он верно оценил момент, почувствовав, что здесь ему не место. Как хорошо, что он оставил нас, тем самым дав свободу действий.
   Люба. Какие действия ты собираешься предпринимать?
   Андрей. Пока не знаю. Хотел с тобой я обсудить, тем более что заблудилась ты впервые, и видимо, ты в лес не так уж далеко ушла.
   Люба. Оправдываться не хочу, прощенья слезно умолять не буду, и угрызенья совести меня совсем не мучат. Что сделано, того уж не вернуть.
   Андрей. Задеты за живое гордость и достоинство в тебе, и ты их храбро защищаешь. Не знаешь, как величественна ты сейчас. Нет, не могу с плеча рубить. Порою мы должны простить, чтобы ошибку дать исправить. Тот, кто ошибку совершал хоть раз, обычно знает, уже не совершит ее повторно. Хочу чтоб знала ты теперь, равно как и в дальнейшем, мне нужно лишь одно: чтоб возвращалась ты ко мне. И как никто другой на этом свете, готов принять тебя такую, как ты есть.
   Люба. А если не вернусь?
   Андрей. Со временем преодолев смущенье, решишь, как дальше тебе жить. Твое решенье неизбежно я буду вынужден принять. А теперь иди ко мне скорей и мы закончим эту ссору, чтобы по-новому на все взглянув, продолжить рука об руку идти вперед.
   Люба. (в сторону) Опять рутина ждет меня. (Андрею) Теперь мне надо с Глашей попрощаться.
   Андрей. Я с ней не виделся давно.
   Люба. Я быстро бы сама с ней попрощалась, а ты бы мог меня здесь подождать.
   Андрей. Мне кажется, не стоит заставлять меня опять сегодня дожидаться. Я рад увидеть Глашу не менее, чем ты. Идем.
   Люба. Могла бы на край света отправиться с тобой, пройти любые тернии, безденежье и суету. Но сейчас на несколько мгновений я предпочла бы с Глашей тет-а-тет остаться.
   Андрей. Сегодня привязанность к тебе прошла достаточное испытание и была доказана не на словах, поэтому ни на минуту больше я не намерен оставлять тебя. Покорная жена - предел мечтаний многих, но не меня, которому в тебе так дороги огонь и живость.
   Люба. Но если непременно тебе необходимо меня сопровождать, то возражать не буду. Глафира вряд ли удивится очередному гостю, пришедшему без предупрежденья.
   Андрей. А кто еще, кроме меня, внезапно появился?
   Люба. Сегодня все мужчины сюда являются, как будто это Рим, и все дороги сходятся на этом месте. И даже ты не исключенье.
   Андрей. Не верю, что мужчины просто так оказываются в обществе прелестных дам.
   Люба. А разве есть чему здесь удивляться, когда две дамы не связаны какими-либо узами и предоставлены себе?
   Андрей. Но как же объяснить, что именно замужняя из них в руках пришельца оказалась?
   Люба. Я думаю, что жизнь в семье на ней не отложила отпечатка, и она все также интересна для мужчин.
   Андрей. Поэтому ее нельзя ни на минуту оставлять, чтобы не искушать фортуну. Идем, я буду рад с Глафирой повидаться.
  

Сцена 3

( происходит в квартире Глафиры. Глаша и Леша выясняют отношения)

   Глаша. Любаша убежала. Зачем вы были так жестоки? Зачем заставили меня поверить в вас? Я к вам прониклась чувством искреннего уваженья и ожидала тоже самое от вас. Вы заключили дерзкое пари, что проведете вечер не один.
   Леша. Послушайте, сейчас вы не способны здраво мыслить и все, чтоб я ни говорил, вы будете встречать штыками.
   Глаша. А что мне продолжать вам верить? Вам, кто пытаясь выиграть пари, так много слов пустых бросал на ветер? Все для того, чтоб девушку увлечь и привязать к себе на время.
   Леша. Кто может упрекнуть свободного мужчину в том, что с девушкой, приглянувшейся ему, он был внимательным и любезным. И даже согласился ей помочь, чтобы спасти ее подругу от проблем.
   Глаша. Что проку в помощи такой, которая не достигает цели и служит еще большим беспорядкам.
   Леша. Я вас предупреждал, что лучше не пускаться в авантюру, что я плохой игрок. И вы не можете меня винить, что отказался наотрез я.
   Глаша. Так было ли пари?
   Леша. Вы доведете до горячки белой.
   Глаша. Так было или нет? Зачем юлить?
   Леша. Спор был, я не хочу юлить.
   Глаша. Мне кажется, что лучше вам уйти. Не думаю, что оставаясь здесь, вы сможете случившуюся путаницу разрулить и все исправить.
   Леша. Не собираюсь рисоваться, казаться лучше, чем я есть, но думаю, настало время добавить к вашей версии мою, и может все тогда в ином предстанет свете. Мы спорили, не отпираюсь, но это было все пустым, простая похвальба мужчин, кто более успешен среди женщин. В тот миг не мог предвидеть я, что ожидает впереди: мы шли на рандеву к одной, но неожиданно попали к трем. Вот так случайно, не подозревая ни о чем, я встретил очень светлое создание, которым я не мог не любоваться, мимо которого не мог пройти, волнения которого мне были так понятны и близки. Я был готов оберегать вас. Способны ли вы это осознать? Поверьте, на душе моей спокойно и легко, ведь ничего добавить не могу к тому, что только что сказал. Но если все еще вы преисполнены негодованьем, могу своим присутствием не раздражать и вас покинуть навсегда.
   Глаша. Постойте, не спешите уходить. Я словно через призму ваших глаз на происшедшее взглянула, и от того нахмуренное небо прояснилось и солнце выглянуло из-за туч. Порою, искренность способна недоверие сломить, открыть для понимания ближайшую дорогу. А ваш порыв все лучшее в вас проявил, и от того вдвойне он стал дороже. Постойте, не спешите уходить. В часы сомнений и печали, не забывайте этот день и знайте, что в этом мире место есть, где будут рады вам всегда.
   Леша. Я не ошибся в вас, и в том, что в вашем сердце есть место нежности и чистоте, и рядом с вами даже сложное становится простым. Но должен я уйти и друга увести, чтобы распутать тот клубок, который вам покоя не дает. Я должен вас сейчас покинуть (уходит).
   Глаша. Ушел без лишних слов, словно сбежал и телефона не оставил. Наверное, он раздражен, но маскирует это множеством учтивых слов. Как жаль, есть что-то притягательное в нем. Придется подождать, ведь этот день сюрпризами был полон, и видимо, пока им не пришел конец.

Сцена 4. (Другая комната в квартире Глафиры; там находится Маня и к ней заглядывает Алексей в поисках Егора)

   Маня. Безумный день. Смешались правда и обман, сплелись друг с другом, и от того не понимаешь, что к чему и что в итоге будет. Алексей, вот наконец представилась прекрасная возможность, пролить немного света на истинное положение вещей. Не кажется ли вам, что мы напрасно тратим силы, ведь результат становится еще туманней.
   Леша. Теперь я осознал, что надо сделать, чтобы вернуть все на круги своя тарается улизнуть от Мани)
   Маня. Ах, Леша, не ожидала этого от вас: ведь это крайне не тактично, не ответив на вопрос, стремглав пытаться скрыться, будто не знаете меня.
   Леша. Простите, если чем-нибудь обидел, я ваше общество ценю и в ситуации другой я мог бы скоротать в беседе с вами время, но загостились мы у вас, пора уйти и дать покой хозяйке, вот потому спешу Егора увести и потому нет времени для красноречья. Спешу, простите. Как только мы уйдем, вся суета, смущающая вас, в одно мгновенье прекратится, и сможете вы с легкостью вздохнуть.
   Маня. Опять Егор, все вертится вокруг него - вы, Люба, Глаша, я. Он хаос внес в порядок затрапезный наш, ему обязаны знакомством с вами. И как ни странно, но благодаря ему, мы вдруг взглянули на себя со стороны, увидели достоинства и недостатки. Увы, должны спешить вы, и опять из-за Егора. Как жаль, общенья миг был краток, но приятен. Быть может, еще несколько минут могли бы вы со мной поговорить? (Спешит, чтобы Алексей не мог прервать). Мне пришлось несладко. Оказавшись между двух огней, я чувствовала себя лишней. И, может, задушевный разговор спасет меня и я смогу сказать: прожит был не напрасно день - он преподнес уроки, но и в тоже время были в нем отрадные мгновенья. Егора не спешите увести, он все равно найдет, как все по-своему устроить и своего не упустить.
   Леша. Есть растревоженное что-то в вас, что не позволит бросить вас одну в минуты мук и испытаний.
   Маня. Скажите, неужели у меня такой печальный вид, что вы из жалости одной ко мне остались?
   Леша. Нет, кому как вам не знать, что выглядите вы великолепно. Я думаю, вы из тех, которые у зеркала проводят не одну минуту, и доведя до блеска облик свой, притягивают любопытствующие взгляды. Но если заглянуть в глаза, то сразу же видна в них грусть - печать какого-то разочарованья, которое покоя не дает, поэтому хотите поделиться им, чтоб легче было нести бремя.
   Маня. Вы видите, словно рентген - насквозь. Как быть не огорченной, рассудите: Любаша полностью поглощена Егором, который полностью ее парализовал, Глафира же придумала нескладную затею, и поспешили ей вы помогать. А я меж двух огней осталась не у дел. Скажите, неужели в вас ко мне нет капли интереса? И неужели я совсем не нравлюсь вам?
   Леша. Вы обещали помогать. А то, что вы сейчас мне говорите, возможно, даже сгоряча, лишь нашему мешает делу: так нам никак не сдвинуть камень, лежащий на пути.
   Маня. Я думала, попытка завершилась неудачей, Любашу не смогли вы убедить. И потому наш уговор утратил силу.
   Леша. Да, увы, я оказался здесь бессилен. Порою неудачи позволяют верный путь найти. Теперь вооруженный пораженьем, я вижу выход, как преодолеть ниспосланные злоключения.
   Маня. И этот выход: увести Егора?
   Леша. Да.
   Маня. Но мне не хочется, чтоб уходили вы. Я не уверена, что вас еще увижу.
   Леша. Мир тесен.
   Маня. На случай полагаться, все равно, что манну ждать. А мне же хочется вас слышать, видеть, узнать вас лучше, и ответ найти, такой ли вы великодушный и открытый, как кажетесь на первый взгляд.
   Леша. И что вы предлагаете?
   Маня. Вы, правда, кажетесь открытым, сильным, цельным, настоящим, и это в вас притягивает, как магнит. Скажите, разве невозможно с вами изредка встречаться? И если да, то как смогу я вас найти?
   Леша. Я очень удивлен такому интересу.
   Маня. Послушайте, не надо продолжать: по тону слышу - это вежливый отказ.
   Леша. Вы сможете узнать все через Глашу.
   Маня. Глаша!? Как? Вы продолжаете ее боготворить, в то время как она хотела лишь спасти подругу, и вашей помощью воспользовалась для того. Но посмотрите и в мои глаза (становится напротив Леши очень близко от него и запрокидывает голову, так чтобы были лучшим образом видны глаза) они ведь искренни по отношенью к вам, и в них сияет нежность и тепло, которые вы пробудили.
   Леша. Все претерпевает измененья, и каждое мгновенье нам что-то новое несет. Но если долго думать о минувшем, то невозможно в будущее сделать шаг. Глафире долго не пришлось впотьмах блуждать и тайна света моих глазах ей стала очень быстро ясной и приятной. Я нахожу в вас чуткость и ранимость, и ими не хочу злоупотреблять, а потому прошу, остановитесь, иначе вы возненавидите меня, когда на вашу пылкость не смогу взаимностью ответить. Во-вторых, в дверях, окаменев, стоит какой-то парень, он не сводит глаз. Не знаете, кто он?
   Маня. Я не заметила его (оборачивается и видит Тимофея, меняется в лице).
   Тимофей? Зачем сюда явился?
   Тимофей. Мне не понравилось все то, что говорила ты по телефону. Из мягкого, податливого существа ты превратилась вдруг в мегеру. И Вааламова ослица может вдруг заговорить! Но я нашел ответ столь быстрым переменам: и он простой - меняешь ты меня на шило.
   Маня. Несправедлив ты. Впервые я сказала "нет", и ты остался без утех любовных. Меня ты хочешь в чем-то упрекнуть? Я постоянно шла на поводу твоих капризов. Я думала, что осознав всю теплоту и нежность моих чувств к тебе, ты, наконец, проникнешься симпатией ко мне. За много лет я так и не дождалась. Увы, немому не дано заговорить, глухому же не суждено услышать. Я осознала наконец, что будущего нет у отношений, где одному приходится из кожи лезть, второму же, как господину, не надо даже пальцем шевелить.
   Тимофей. Не собираюсь я переживать, таких, как ты, на свете много, и с легкостью тебе замену я найду. Давно хотел с тобой расстаться, и наконец мне подвернулся подходящий случай. (Леше) Желаю, наигравшись с этой куклой, потом найти получше вариант. Ее я с радостью вам уступаю. Смотрите только, чтобы приторно не стало вам.
   Маня. И это все, что хочешь напоследок мне сказать?
   Тимофей. Ты думала услышать что-то более приятное?
   Маня. Поверить не могу, еще с утра я думала, что дорога тебе. Но рано или поздно узнаем мы правду, какой бы горькой ни была она.
   Тимофей. Всему виною только ты; вот и вини себя теперь в произошедшем (уходит).
   Леша. Не думайте, что все произошло случайно. Мгновенно опадает только зрелый плод. Разлад давно созрел и нужен был лишь повод. Но вы так стойко и достойно вынесли его, что вами восхищаться я не перестану. Мне не понятно только то, что вас сближало.
   Маня. Я слишком долго спала крепким сном и грезы мне казались явью.
   Леша. Всю тонкость жертвенной любви способны единицы оценить, но ваш избранник не из их числа, иначе не оставил бы он вас и дорожил бы как брильянтом.
   Маня. Могла бы легче я перенести разрыв, когда бы знала, что на горизонте зарделась зорька новых чувств.
   Леша. Вы только что свободу обрели. Зачем спешить в зависимость впадать очередную? Всмотритесь вдаль и вы увидите, что жизнь, как горизонт: там каждый день восходит солнце и заходит. Поверьте, вы достойны быть счастливой, однако не такой ценой. Я думаю, теперь неплохо было б над происшедшим поразмыслить вам, а я тем временем займусь решением другой зазнобы ходит).
   Маня. Постойте... (Алекс не останавливается). Его не удержать: идеей движим он, как лист гоним бывает неуклонно ветром. Пролить свет истины на все поможет лишь Глафира. Чем занята она теперь?

Сцена 5. (Глафира в задумчивости стоит там, где ее покинул Леша, но ее уединение нарушает Егор, только что сбежавший от Любаши)

   Егор. Глафира, я едва нашел вас. Не знаю, что произошло, но наперекор всем доводам рассудка, меня непреодолимо тянет к вам. Наверное, тому виною наш последний разговор, оборванный на полуслове: не в состоянии был удержаться, чтобы его не завершить.
   Глаша. Не скрою, я удивлена. Но что же тронуло вас так? Мы обменялись только парой слов любезных. Не понимаю, что сыграло злую шутку, что изменяя самому себе, спешите вы стремглав ко мне? (В сторону) Каков герой, когда нащупает слабину, не упускает своего: искусно завлекает в сети из сладких обещаний, но пустых. Сомнению забыв подвергнуть слова красивые, мы начинаем верить им, и вот по уши мы во лжи, не видя истинное положение вещей.
   Егор. Вы были так подчеркнуто любезны, так деликатны и нежны, что я мгновенно осознал всю необычность вашу. В вас неожиданно переплелись неброское очарование, возвышенность и тонкий ум. И быстро стало очевидным, что я хочу к вам оказаться ближе.
   Глаша. Я нравлюсь вам?
   Егор. Не в бровь, а в глаз.
   Глаша. И вы хотите оказаться ближе?
   Егор. Вас это настораживает? Вы бы предпочли, чтобы оставив за завесой тайны мои надежды, тревоги и мечты, я говорил о моде, жизни звезд, погоде, курьезах, происшествиях, астрологическом прогнозе? Но это не сближает ни на шаг: два мира остаются далеки и свет их холоден, как свет от гаснущей звезды.
   Глаша. Вы перед всеми обнажаетесь так быстро?
   Егор. Вы словно путаете глупость и открытость. Нет, я лишь тому открыт, кого хочу приблизить.
   Глаша. Но для чего хотите вы меня приблизить?
   Егор. Вы будто малое дитя, вам очевидное не ясно: я широко пред вами двери распахнул, стою и жду сгорая. А вы ,чем задавать холодные вопросы, могли бы подойти (подходит близко к Глаше, берет ее ладони и целует их) поближе, почувствовать огонь для вас зажженный на алтаре Киприды.
   Глаша. Вы думаете, что неспособна различать я белое и черного? Плохое происходит в один миг, хорошее же может созревать годами (тем не менее Егор стоит очень близко к Глаше).
   Егор. Признайтесь, моя близость вам не неприятна, иначе упорхнули бы как птичка из моих горячих рук.
   Глаша. Вы понимаете, что все попытки безнадежны, и потому идете вы во банк. Я обещаю сохранить о вас лишь добрые воспоминания, забыв о том, что только что произошло.
   Егор. Вы слушаете цензора внутри, который говорит: "Нельзя, нельзя". Но он обкрадывает вашу жизнь, в глаза закрадывается грусть, огонь в них блекнет, губы сохнут, лицо становится увядшим. Откройте вашу жизнь для жизни (порывисто, словно тигр, обнимает Глашу, входит Алексей).
   Леша. (Глаше) Как странно видеть вас в объятиях другого.
   Егор. (Алексу) Не во время пришел ты. Ступай немного погуляй, тогда не будешь третьим лишним. Как видишь, спор решен в мою был пользу, и от того теперь ты мой должник.
   Глаша. Леша, не слушайте его. Вы знаете, на что способен ваш попутчик. Он волю дал рукам. Я сделала ошибку, оставшись с ним наедине, и выслушать решив.
   Егор. Мне о другом ты ворковала, как голубка. Смотри, зарделась словно зорька, так сладко было ей со мной. Румянец краше слов всю правду говорит. Теперь смущается и отрицает все. ерет за руку) Смотри, как сердце часто ее бьется.
   Глаша. Я возмущена до глубины души. Не трогайте меня. Вы, как никто другой, моим гостеприимством злоупотребив, позволили себе быть неучтиво наглым. Даю вам несколько минут, чтобы уйти отсюда тихо, без скандала. Не думайте, что можете вы делать, что придет на ум, и с рук сойдет вам это. Необходимо твердость проявлять, когда наталкиваемся на пример нахальства.
   Леша. Егор, ты время зря не тратишь: одну ты заставляешь ждать ради другой. Ты о Любви забыл, она истомой изошла, пока ждала тебя. Но дождалась лишь мужа.
   Егор. Да, муж совсем некстати появился и все смешал нам карты, но здесь была еще одна тихоня, хотел ее получше рассмотреть, но оказалась она тверже стали, не уступив наплыву теплых чувств. (Глаше) Моя прекрасная, мы вместе будем очень скоро.
   Глаша. Никогда. Не прячьте голову в песок: вы проиграли спор. Ведь вам я Алексея предпочла. Надеюсь, ваших недостатков он лишен, и будет искренен и честен. Скажи вам раньше я о том, не угодила бы в такую топь и не увязла б в ней по уши. (Леше) Я рада, что, поверив в лучшее во мне, вы рассудили здраво; остались заодно со мной.
   Леша. Конечно, я не мог представить вас с Егором заодно.
   Егор. Глафира, неужели вы верите ему? Ведь спорил он о том, что соблазнит кого-то. Глаша. Ему я верю. А вам нет.
   Егор Какая незадача! Прощайте, я вас покидаюыбегает).
   Леша. Я сейчас с ним разберусь (стремглав уходит вслед за Егором).
   Глаша. Куда же вы? Как ни странно, я верю в удачный исход всех неурядиц.

(Входит Тимофей со злым выражением лица)

   Глаша. Тимофей? Какие же ветра тебя надули к нам? Не ожидала тебя встретить.
   Тимофей. Глаша, ты все еще одна?
   Глаша. Одна? Как ни хотела бы одной остаться, но это, видимо, не суждено. Порою нас на прочность проверяют и нам приходится терпеть, чтобы играть в игру, о правилах которой нам едва известно.
   Тимофей. Я вынужден сюда явиться был, чтоб разобраться, что здесь происходит. Ведь та, которая меня боготворила, пытается порвать, и почему?
   Глаша. Ты все это с таким презреньем говоришь!
   Тимофей. А как могу к ней относится по-другому? Таким названье: перекати-поле! Еще неделя не прошла, как мы с ней нежно миловались, и вот ее я на хожу с другим, которого она искусно атакует. А он бедняга, застигнутый врасплох, пытается быстрее ускользнуть. Мне не о чем с ней говорить. А та, что всех желанней и милей, сейчас стоит передо мною.
   Глаша. Самоотреченье Мани подкармливало себялюбие твое и разбудило деспотичность.
   Тимофей. И потому она нашла себе другого, чтобы от деспота сбежать?
   Глаша. (в сторону) Она, возможно, следуя за уговором, спасала Любу от Егора. Какая незадача, должна придумать выход я, как помирить поссорившуюся пару. (Тимофею) Но Тимофей, возможно, ты погорячился и Маню обвиняешь зря. Ты можешь сохранить в секрете то, что расскажу тебе сейчас? Тогда ты не захочешь больше Маню очернять, и все недобрые слова окажутся несправедливы. Здесь очень многое произошло, перевернувшее вверх дном обычное течение жизни.
   Тимофей. Так что же здесь произошло? Не здесь ли зона аномалий, где изменяют жены своим мужьям, которые должны смиряться с этим?
   Глаша. А были ли измены? Ты, кажется, сгущаешь краски. Ты так уверенно об этом говоришь, как будто ожидал давно возможности, чтоб усомниться в Мане и без оглядки от нее бежать.
   Тимофей. Нет. Пришли с Андреем мы сюда и что нашли: Любаша с обезумевшей от счастья головой в объятиях другого, а Маня кому-то объясняется. Абсурд.
   Глаша. И Андрей пришел сюда?
   Тимофей. Да, Люба на его звонки не отвечала, и это сильно мучило его, не мог найти он места, пока меня не сговорил сюда прийти.
   Глаша. (в сторону) На грани срыва все и может к катастрофе привести. Подруги могут даже малого лишиться - тех кто так долго рядом был. Но должен быть какой-то выход. Придется что-то выдумать сейчас, чтоб разрядить сгустившиеся тучи и как-то разрешить конфликт.
   Тимофей. Ты погрустнела и притихла сразу. Неладное творилось здесь?
   Глаша. Напротив. Но неужели так заметно, что грустно стала мне?
   Тимофей. Да. По твоему лицу как облако прошла грустинка.
   Глаша. А ты не пропускаешь ничего и замечаешь все!
   Тимофей. Да.
   Глаша. Тогда тебе не безынтересно, узнать причину моей грусти?
   Тимофей. Мне интересна ты сама, а не причина грусти.
   Глаша. И все же... Все значимое в нашей жизни обычно случается внезапно. Мы, три подруги, собрались здесь, как и всегда, чтоб обсудить житейские проблемы.
   Тимофей. Осведомлен прекрасно, о каких проблемах судачат девушки оставшись tet-a-tet. Мне не хотелось бы им на язык попасться.
   Глаша. Продолжу... Мы в гости никого не ждали и вдруг звонок - откройте дверь. А там - нежданный визитер - мой старый друг, который обещал нагрянуть в гости. На удивленье, не один, а с приятелем своим.
   Тимофей. Все это неправдоподобно. Лишь очень близкие друзья являться могут без предупрежденья. Но сомневаюсь, что с такими, как Егор, ты можешь быть так коротко знакома.
   Глаша. Речь не о Егоре. Ты очень прозорлив и полуправда, рассказанная мной, тебе натянутой показалась.
   Глаша. Я не хотела допускать тебя к моим секретам близко, но что не сделаешь ради подруг. На самом деле молодые люди оказались не случайно здесь, как и мои подруги.
   Порою чувства могут затуманить так сознанье, что ворону принимаешь за орла. Поэтому я зареклась устроить смотрины молодому человеку и подруг спросить, какое впечатленье производит он на них. Но чтобы все естественным казалось, пришлось устроить встречу так, чтобы никто заранее не догадался.
   Тимофей. Но это ничего не объясняет.
   Глаша. Имей терпенье - подожди, я до конца еще не рассказала. Чем больше говорили мы, тем более раскованной беседа становилась. От теплой и радушной атмосферы Егор вдруг стал приударять за мной, а тот, за кем мы наблюдали, краснел и под конец совсем затушевался. Егор расхорохорился и в тягость стал. Тогда Любаша, вызвав на себя огонь, решила вывести его отсюда и тем избавить от напасти нас. Несправедливо, коль Андрей с Любашей ссору учинит, ведь все произошедшее случилось по моей вине.
   Тимофей. Андрею лучше видно, что делать: воевать иль замереть. Но как ты объяснишь, что Маня Алексея обнимала и говорила о любви.
   Глаша. Возможно он нескладный, угловатый, порой не знает как себя вести, но преисполнен благородства и от того он очень мил.
   Тимофей. Он Мане тоже показался очень милым, и к нему ее непреодолимо потянуло?
   Глаша. Как?
   Тимофей. Удивлена?
   Глаша. Ни сколько. В том, что она была с другим, моя вина и только. Я лишь удивлена тому, что ты поверил, будто Маня так быстро может, о тебе забыв, уйти к другому.
   Тимофей. Ты думаешь, поверить можно в то, что лишь необходимость, а не прихоть, толкнула женщину в объятия мужчины?
   Глаша. Ты думаешь, она способна пренебречь тобой? Из-за чего: каких-то отдаленных перспектив - счастливой быть с другим когда-то? Не лучше ли держать в руках синицу, а не охотиться за журавлем. К тому же, если вас двоих сравнить, то выиграешь ты сравненье сразу: силен, решителен, успешен, рассчитываешь каждый шаг. Да, о таких как ты, все девушки мечтают! Не отступилась бы подруга от тебя, если бы не попыталась мне помочь.
   Тимофей. Так в чем же эта помощь состояла?
   Глаша. Открыть, что на душе у Алексея! Ведь он так скрытен по природе и очень скован в выраженье чувств. Поэтому так сложно разобраться, что за его учтивостью стоит: симпатия или простая светская галантность, которая мужчину не обязывает ни к чему.
   Тимофей. Вот как! Женское коварство пытается перехитрить мужчин. И как вы? Преуспели?
   Глаша. Вышла незадача, расстроившая все: вдруг появился ты и шутку превратил в серьезную проблему.
   Тимофей. Все это от легкой жизни.
   Глаша. Нет, все это зовется "жизнь": не могут девушки в безвестности томиться, им хочется узнать судьбу. Не связанный ничем, на откровенность Мани Леша взаимностью ответить мог, но если же он увлечен другой, то будет безучастным он. Так, нам казалось, сможем приоткрыть завесу в его тайны. И вот я ожидала весточку от Мани, но неожиданно явился ты и все пошло наперекос. Наверное, она огорчена и не спешит мне рассказать о происшедшем. Нет, к счастью, вот она (входит Маня, Тимофей садится в кресло и исчезает из поля зрения). Маня, постой, ты словом лишним можешь все испортить.
   Маня. (не слушает) Удача отвернулась от меня.
   Глаша. Коль мы не можем знать все наперед, то не должны фатальные прогнозы строить. Маня, не торопись мне говорить о происшедшем. Я знаю все заранее, что можешь мне сказать.
   Маня. (Быстро и с чувством) А знаешь, ты не безразлична Алексею?! У него все признаки любовной лихорадки: не слышит, не видит, сгорает. Он телефон свой не дает, других не замечает, ссылается все время на тебя. Как жаль, что это все не для меня...
   Глаша. Маня, дорогая, не стоит горевать. Дальнейшая судьба сейчас зависит только от тебя. Взглянув на происшедшее иначе, и в Леше рассмотрев достоинств ряд, я захотела познакомиться с ним лучше, но он ушел, сжигая за собою мосты, так что не знаю, как найти его в дальнейшем.
   Маня. Странно, а мне он говорил, что ты все знаешь. Вот чудак!
   Глаша. Да, странно! (тихо) Маня, Тимофей так тихо притаился в кресле, что стал он незаметен. Он вслушивается напряженно в разговор, чтобы в измене уличить тебя повторно.
   Маня. Еще один чудак. Еще не помирившись, повторно затевать скандал! Мы только, что рассорились и, видимо, надолго.
   Глаша. (Тихо) Ты можешь все исправить: решай сама. Его я убедила, что ревновал он зря: ведь ты меня спасала, пытаясь выяснить у Леши, насколько нравлюсь я ему.
   Маня. Не думаю, что он поверил.
   Глаша. Тогда зачем он вслушивается в разговор за спинкой кресла? Ты думаешь, тому причиной безразличие к тебе?
   Маня. Что если я поторопилась? У нас не раз происходили ссоры, и примирялись мы не раз. И может, стоит еще раз попробовать начать сначала?
   Глаша. Решай сама.
   Маня. (тихо) Тогда тебе придется подыграть мне. (громко) Представляешь, непоправимое произошло. Себе не нахожу я места и сердце разрывается в груди.
   Глаша. То совершеннейшая правда: нет на тебе лица, расстроена ты чем-то очень сильно.
   Маня. А как бы чувствовала ты? Увидев с Алексеем рядом, тот, кто мне очень дорог был, в измене обвинил, решил из жизни вычеркнуть, грозил немедленно другою заменить.
   Глаша. Теперь я понимаю, почему он окружил меня повышенным вниманием.
   Маня. Не ожидала, что он от меня отступится так просто.
   Тимофей. (появляется на виду у девушек) С Глафирой, как обычно, был любезным я. И если что-то показалось странным, то виной тому бурлившая во мне досада. Я выбит был из колеи, ведь только дорогое существо способно нанести болезненнейший из ударов.
   Маня. Ты нас подслушивал?
   Тимофей. Я слышал лишь обрывки фраз. Увы, я много лишнего наговорил, но это не воротишь.
   Маня. Возможно, была и моя вина в том, что сегодня приключилось.
   Тимофей. Сейчас мы на распутье. Но очень скоро мы поймем, предстанут завтра два несчастных человека порознь или два счастливых вместе. Храня обиду, мы расстанемся сейчас, чтобы найти рецепт для счастья в одиночку, но позабыв обиду, сможем вместе мы искать дорогу к счастью и согласью.
   Маня. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Когда я вовсе не ждала услышать что-то в таком духе, ты мне предоставляешь сделать выбор.
   Тимофей. В несчастье все мы так разнимся, а счастье одинаково у всех.
   Глаша. Каким бы ни был сложным день, но, видимо, одна история счастливо разрешится.
   Тимофей. (Мане) Проверка прочности на излом лишь улучшает качество товара. Пройдя проверку на излом, мы можем быть уверены, что и в дальнейшем способны будем преодолеть трусцу, потоп, огнь, язвы и бичи и многое другое. Не убедил? (входят Люба, Андрей, Алексей. Глаша их останавливает, жестами показывает сохранять спокойствие)
   Глаша. (тихо вошедшим говорит) Позвольте сбросить тяжести ей груз и наконец какой-то сделать выбор. Настал ответственный момент, прошу, ее не отвлекайте.
   Маня. Я думала, что буду счастлива, как никогда, но я спокойна и ровна. Но так и быть, забудем о случившихся размолвках, зерно сомнений зародивших у меня, и будем двигаться вперед. Но предупреждаю: на страже счастья своего я буду и обижать себя не дам.
   Тимофей. Я принимаю это без каких-то оговорок. Я знаю, я испытывал твое терпенье, но ты ждала, пока я оценю всю силу твоих чувств.
   Люба. Я больше не хочу сидеть в укрытие и ждать. Маня дорогая, сомненья прочь!
   Маня. Люба? И Андрей пришел сюда? Все в порядке?
   Люба. Да. Все разрешилось само собой и легче легкого. Кто мог подумать! Сегодня день, в который мы находим ответы на сомненья наши. Ты, должно быть, счастлива теперь?!
   Маня. Да, я чувствую легко и радостно себя сейчас.
   Тимофей. Андрей, а как же ты?
   Андрей. Как видишь, мы пока едины и неразделимы.
   Тимофей. Сумел ты разобраться, что две подруги пытались третью спасти?
   Андрей. Люба что-то говорила, но я считал, что все это увертки. Тем лучше, если это так.
   Но вопрос лишь в том, кого из них спасали.
   Тимофей. Глафиру.
   Андрей. Придется эту версию принять без обиняков, иначе атмосфера ликованья рассеется бес следа.
   Глаша. (одному Леше) Прошу вас сохранить, что здесь произошло, в секрете. Ведь кончилось, как ни странно, все довольно хорошо.
   Леша. Я тоже удивлен не меньше вас, что все так разрешилось. Но видимо, иначе быть и не могло, когда прощенье опережает гнев и страсть. А что касается "все сохранить в секрете", то нарушать не собирался я установившийся здесь мир и лад.
   Глаша. Как хорошо, что понимаете вы с полуслова.
   Леша. Постойте, это не к чему. Я сюда вернулся не спроста, а потому что уходя забыл узнать: не согласитесь ли продолжить наше знакомство и встретиться со мной?
   Глаша. После всего, что здесь произошло, я не могу ответить "нет". Я думала, что в спешке вы ушли, чтоб избежать такого разговора.
   Леша. Простите, если был причиной вашего волненья: вот телефон мой. Когда и где?
   Глаша. В субботу, в старом парке у фонтана, в шесть.
   Леша. Вот разрешился и еще один конфуз.
   Глаша. Верно.
   Люба. А где Егор?
   Маня. Нет его. О снах дурных или хороших мы забываем быстро.
   Люба. Бывают сны, которые мы видим много раз.
   Глаша. (тихо Любе) Угомонись, едва сухой ты вышла из воды.
   Люба. (тихо Глаше) Смотри, как все неплохо вышло. А он, перемешав все карты, стронул лед и многое образовалось.
   Леша. Егора след простыл. Где он теперь?

(Они все замирают, будто остановился кадр)

   Егор. Как бы не так, я здесь, за вашим тихим счастьем наблюдаю. Вы вынырнули на одно мгновенье из повседневной суеты, и много нового узнали о себе, заметили в друг друге то, что давно вы не ценили и снова воцарился долгожданный мир. Могу сказать, что жизнь прекрасна, а кто считает, что это не так - пусть продолжает заблуждаться. Итак, мне в путь пора, я слишком загостился, в то время как мне хочется, чтоб все претерпевало перемены - люди, лица, нравы, климат, флора, страны, города. Нет, не могу на дух переносить размеренную жизнь, которой грезят эти люди. Бежать! Бежать, пока свободен. Но а вы, пусть будет ваша жизнь благословенной. До встречи. Может, свидимся когда-нибудь.

(Конец)

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"