Алещенкова Вероника: другие произведения.

Зачем расцветает горный миндаль?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


Вероника Алещенкова

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ДЛЯ ЧЕГО ПО ГОРНЫМ СКЛОНАМ РАСЦВЕТАЕТ МИНДАЛЬ?

пьеса в двух действиях

  
  

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
  
   Савелий Витушка.
   Бармен Денис (БАРМЕН).
   Аня, дочь Савелия ВИТУШКИ.
   Лада (ЛЯЛЯ) Удальцова, бывшая жена Савелия, мать Ани и жена Алексея.
   Алексей УДАЛЬЦОВ, муж Лады.
   Олег, старший брат Лады и дядя Ани.
   Инга, спутница Савелия, впоследствии невеста Олега.
   Александра, еще одна спутница Савелия.
   Арина, случайная посетительница кафе.
   Таня, подруга Ани
   Официантки.
   Подруги невесты.
   Друзья жениха.
   Родители ИНГИ.
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  
  
  
  
   Вдохновлено П.Л.
  
   "Для чего по горным склонам расцветает миндаль, ведь его никто не увидит?
   Для чего в лугах летом столько красивых цветов, ведь там никто не ходит?
   Для чего осень окрашивает кленовые листья в ущельях гор, ведь этим некому любоваться?
   Для чего так величаво сияют под солнцем горные вершины, ведь туда никому не добраться?"
  
  
  
  
  

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Кафе, торжественность которого подчеркивают стены темного серо-синего цвета, массивные металлические люстры с множеством высоких прозрачных цилиндрических плафонов, струящихся теплым неярким светом и отбрасывающих полупрозрачные огромные тени на потолке, множество зеркал вдоль одной стены, вдоль другой стены длинное окно, через которое видны идущие по улице прохожие, проезжающие машины, городской пейзаж. В кафе накрыт стол для праздничного ужина, его украшает множество цветочных букетов. Аня, Савелий, Инга, Олег, Таня, Бармен. Официантки суетливо завершают приготовления к празднику.

  
   Савелий. Ляля, как всегда, опаздывает. Уже пятнадцать минут ждем. Можно же было к дочери на день рождение приехать пораньше? Или хотя бы вовремя?
   Олег. Один очень важный правитель очень большой страны всегда чуть-чуть опаздывал на встречу с двумя другими правителями тоже очень могущественных стран, а тем приходилось вставать при его появлении, как школьникам. И тогда те договорились опоздать на 15 минут. Но очень важный правитель очень большой страны все равно пришел позже них, и им все также пришлось встать при его появлении.
   Савелий. Я знаю, о ком ты говоришь. Но почему ты это говоришь?
   Аня. А мы однажды ждали начала концерта известного певца полтора часа. Потому что он пошел на концерт, который в нашем городе давала другая залетевшая к нам звезда с чувственным голосом. А нам пришлось ждать... и мы ждали, ждали, ждали...
   Инга (подходя к Савелию и поправляя бабочку его костюма). Олег хотел сказать, что стоит Ладе появиться, как все обиды будут забыты. Вот эти упрямо сведенные брови расправятся и поджатые губы улыбнутся. Никаких упреков не будет. А когда она поднимет свои большие глаза и посмотрит на тебя внимательно, ты будешь обезоружен их непосредственностью и просто скажешь, что рад ее видеть, и укажешь на место во главе стола лицом к залу.
   Олег. То есть на самое почетное место. Да, звезда у нас одна. Она сияет непостижимым для нас смертных светом.
   Инга. Я вижу только один выход. Савелий, давай начнем праздновать день рождение твоей дочери прямо сейчас.
   Савелий. Мы подождем еще 5 минут.
   Таня. Аня, пошли к барной стойке. Там симпатичный бармен c нордической внешности и отсутствующим выражением лица смешает что-нибудь такое, от чего мы унесемся в мир грез и воздушных замков.
  

Аня и Таня подходят к Бармену.

  
   Аня. Смешайте нам что-нибудь, что разгонит скуку.
   Бармен. Кто же из вас, красавицы, празднует день рождение?
   Аня. Его празднует мой отец. Вот тот гранд, похожий на актера голливудских драм и мелодрам, только что прошедшего по красной ковровой дорожке. Делает это он ради Лады, которую мы все ждем. Он празднует мой день рождение, чтобы в очередной раз доказать Ладе, что он лучше, чем Лексус, которого она предпочла ему.
   Таня. А Лексус есть Лексус.
   Бармен. Семейный портрет в интерьере. Если дела обстоят, как вы сказали, то ни одно из зелий, от которых ломятся витрины моего бара, не разгонит вашу скуку. Если стрелы Амура пронизывают сердца мужчины и женщины, то смысл произошедшего понятен только им двоим...
   Таня. Давайте поднимем бокалы за стрелы, за сердца, за Амура и за Аню.
  

Раздается гром. Срабатывает сигнализация машин. Аня внимательно смотрит на Бармена. Бармен с грустным и серьезным выражением лица подает два бокала шампанского.

  
   Таня. Слышите, это Перун - верховный бог славян, или громовержец Зевс - верховный бог Олимпа, скрепляют печатью мои пожелания. С днем рождения, Аня.
  

Аня продолжает стоять, глядя на Бармена с застывшим выражением лица, словно она не здесь, а далеко-далеко.

  
   Аня, что ты так смотришь на бармена, словно он подал тебе цикуту, а не бокал шампанского.
  
   Бармен. Меня все-таки зовут Денис, а в древние времена меня бы звали Дионисом. Моя основная задача поднимать настроение, освобождать от забот и тяжелых размышлений, поддерживать дух веселья. Для данного момента лучше всего подойдет шампанское.
   Таня. Кажется, Дионис спас Ариадну, которая была готова покончить жизнь самоубийством после того, как ее бросил Тесей. Я не перепутала богов?
   Бармен. Одни говорят, что так и было, а другие говорят, что, может быть, и не так все было.
  

Аня начинает танцевать, приближается к Савелию и вальсирует с ним. Бармен включает им музыку.

  
   Аня. Папа, мне двадцать пять лет! Целых двадцать пять!
   Таня. Аня, бывает непредсказуемой в обычные дни, а в день двадцати пятилетия вдвойне непредсказуема.
   Бармен (глядя внимательно на Аню). Некоторые легенды говорят, что это Дионис выбрал Ариадну, а Тесею ничего не оставалось, как подчиниться воли богов, и бросить Ариадну.
   Таня. Денис, или Дионис, кажется, это белый танец. Можно ли пригласить тебя на танец, чтобы поддержать именинницу?
   Бармен. Право, я должен отказаться, ведь я исполняю обязанности бармена.
   Таня. Ты хочешь сказать, что занят очень важным делом - смешиванием коктейлей для посетителей? Но где они, посетители? Ах, как жалко, что ты не спас меня от тягостных размышлений... Что делать смертным, если кругом одни боги: Дионис занят виноделием, а Лада, богиня весны, красоты, любви задерживается... Нам остается только предаться культу танца с захватывающей и неистовой музыкой. Яна, иду к тебе! Выручай, подруга.
  

Таня начинает отплясывать стрит-данс под звучащую размеренную музыку, вскрикивает, смеется, по ходу танца хлопает в ладоши. Бармен меняет музыку. Аня присоединяется и тоже танцует c задором.

  
   Олег. Девушки, красавицы! Вы полны надежд, радостные ожидания делают вас счастливыми! И танцуете вы, словно это языческие танцы зазывания весны! Я хочу отбросить все заботы тяжкие думы и присоединится к вам. (Ане.) Будь до конца такой! Не измени Весне своей, для счастья расцветая. И красоту и прелесть сохрани - все, что надежда видит в розах мая.
  

Олег начинает энергично танцевать.

  
   Таня (Бармену). Дионис, а ты, наверное, и в самом деле бог веселья. Все вертится, на месте устоять никто не может.
   Аня. Как весело. Олег, ты так хорошо танцуешь. (Смеется.)
   ТАня (Бармену). Дионис, присоединяйся к нам.
   Бармен. Нет.
   Олег. Инга, Савелий, идемте к нам.
   Савелий. Нет, уж увольте. Кто-то же должен сохранять голову на плечах среди этой вакханалии.
   Инга. А я иду к вам. Я впущу жизнь и ее внезапные порывы в себя. Я устала от ее уроков. Я буду просто жить, или жить просто, просто проживать каждый миг жизни. Лада даже не знает, что своим опозданием нам подарила столько незабываемых мгновений.
  

Инга, танцуя, обнимает Аню.

  
   Аня, с днем рождения! Радуйся этим счастливым мгновениям. Этому весеннему дню. Расцветающим вишням. Дождю с привкусом горечи от пыльцы. Радуйся. И этому грому.
  

Раздается очередной раскат грома. Входит Лада. В ярком костюме в шляпе с широкими полями. Смеется. Все останавливаются и замолкают, смотрят на нее. Аня останавливается и смотрит на Ладу.

   Лада (смеясь). Такой громкий и внезапный раскат грома! Он заставил вздрогнуть, испугал. 
   Алекс. Ляля, тебе нечего бояться. С моим ростом  я могу быть прекрасным громоотводом. И в любой другой ситуации я готов защитить тебя от любых печалей и невзгод. Слышишь? Любых! Все ради тебя, ради твоего счастья.
   Лада. Полно, какие печали и невзгоды. А вы, я вижу, веселитесь. У вас настоящий праздник полный задора и огня. Здравствуй, Савелий. Ты словно Чайльд-Гарольд, разочарованный в жизни полной удовольствий и веселья, стоишь в стороне.
   Савелий. Верно. Здравствуй.
   Олег (Ладе). Ни в землях, где бродил я пилигримом, где несравненны чары красоты, ни в том, что сердцу горестно любимым осталось от несбывшейся мечты, нет образа прекраснее, чем ты, ни наяву, ни в снах воображенья.
   Лада (подходя к Ане). Аня, как бы я хотела оказаться двадцатипятилетней... Будь счастлива. Смотрю на тебя, как в зеркало. Ты так напоминаешь меня в мои двадцать пять лет. Большие ожидания от будущего. Первый испуг от того, что позади уже столько лет. Но самое интересное впереди, когда что-то начинает идти не так, как ты хочешь. Как ты выдержишь? Хватит ли сил? Вокруг ничего ценного, кроме нас самих и того, что между нами происходит...
   Олег (Обнимая Аню и Ладу, обращается к Ладе). "Свет мой, зеркальце! Скажи, да всю правду доложи: я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?" (Ане.) "Ты прекрасна, спору нет; но царевна всех милее,
всех румяней и белее".
   Лада. Олежек, ты мастер чужие сказки рассказывать.
   Олег. Нет, Лада, это не сказка. Твоя дочь хороша, и это ее время, ей двадцать пять... Своим внезапным и эффектным появлением ты прервала праздник в честь Ани.
   Алекс. Постой, Олег, мне, например, нравятся женщины старше двадцати пяти лет. Не знаю, как было в мифах славян заведено, но для меня Лада - богиня счастья, женский идеал.
   Олег. А, господин лампадарий, вы, как всегда, охраняете Ургу!
   Савелий. Никто не оспаривает красоты Лады.
   Алекс. О какой Урге ты говоришь? Давай выясним?
   Лада. Это старое название Улан-Батора.
   Аня. Нет, Урга - территория любви.
  

Молчание.

  
   Лада. Савелий, ты не изменяешь привычке - ты опять выбрал это кафе. Оно было когда-то немного другим - проще, уютнее. Теперь же это фешенебельное кафе с основательными колоннами, плафоном, стеклянными абажурами люстр, жирандолями и магнетизмом космоса.
   Аня. Савелий не виноват. Это я захотела, чтобы праздник прошел именно в этом кафе. Ведь именно здесь все и началось.
   Лада. Допустим, не в этом кафе все началось. Но предложение твой отец делал мне здесь. (Оглядывается вокруг.) Право, кафе до сих пор мне нравится. Не понимаю, почему... Может быть потому, что размеры комнат имеют соотношение сторон золотого сечения.
   Олег. Да здравствует кафе, в котором соотношение размеров сторон колеблется вокруг иррационального значения 1.61803398875... Или одна часть относится к другой, как всё целое к первой части.
   Алекс. Олег, не перебивай Лялю.
   Лада. Там, где теперь находится барная стойка, стояли столики и вокруг них - мягкие диванчики. Мы сидели, говорили, с каждым словом, мы становились все ближе и ближе, казалось, что жизнь бессмысленна друг без друга. Те мгновения, когда нас тянуло непреодолимо друг к другу, были каким-то откровением. Мир другого человека вдруг распахнулся для тебя и ты стал его частью... Это притяжение, гравитация, химия - иллюзия. Одна из величайших иллюзий...Но она очень заманчива...
   Савелий. Тебе нравились скульптуры львов возле входа.
   Лада. Наверное... А может быть это кафе нравилось тебе, и мне тоже оно понравилось... Не помню...
   Аня. Это кафе нравится мне.
   Алекс. Что в этом кафе интересного? Таких много...
   Аня. Это кафе нравится моему папе, и я хотела провести этот вечер в месте, с которым связаны много хороших воспоминаний.
   Алекс. Смею заметить, что не у всех оно взывает хорошие воспоминания.
   Аня. Всем угодить невозможно.
   Савелий. Господа, я очень рад встрече. Выбору нашей дочери. В этом кафе есть все, чтобы нам провести прекрасный вечер. Присаживайтесь за стол.
   Лада. Олег, ты со  спутницей?
   Олег. Нет. Это спутница Савелия.
   Савелий. Верно. Ляля, это Инга. Инга, это Лада. 
   Лада. А в прошлый раз была Ольга, в этот раз - Инга. 
   Алекс (Ладе). И надо заметить, что все они чем-то похожи на тебя, ненаглядная моя. Но ты - подлинник, а они лишь подобие, чем-то напоминающее тебя.
   Олег. Что ты, Алексей. Инга очень интересная и милая. Зачем же ее так обижать? У нее образуются ямочки на щеках, когда она улыбается. Так и хочется, чтобы она всегда улыбалась...
   Лада. Савелий, ты хорошо выглядишь. Этот смокинг подчеркивает аристократизм. 
   Алекс. День рождение - это домашний праздник. Зачем же надевать смокинг с идеально белой рубашкой и накрахмаленными воротничками на домашний праздник?
   Инга. А зачем надевать бретонскую шляпку с широкими полями? Чтобы произвести неизгладимое впечатление? Чтобы оказаться красивее, привлекательнее всех присутствующих? А зачем опаздывать?  Чтобы заставит всех томиться в ожидании... подлинника, оригинала?
   Савелий. Инга, ты говоришь то, что не следует говорить.
   Инга. А почему это нельзя говорить
   Савелий. Инга, есть вещи, которые нельзя говорить, даже если их очень хочется сказать.
   Инга. Савелий, может быть, мне уйти? Ведь за меня вступился не ты, а Олег! Ты молчаливо дал понять, что только Лада - исключительный человек.
   Савелий. Я совсем не хотел обидеть тебя.
   Алекс. Ляля, а потом дома ты будешь говорить, что тебе холодно в его присутствии - от его идеального костюма, белоснежной рубашки, а на дне рождения ты чувствовала, словно, на эшафоте, потому что тебя хотели, по меньшей мере, растерзать.
   Аня. Мама, один ноль в твою пользу. Папа и вида не подаст, что его "эго" задето.
   Таня. В данном случае лучше было сказать не на эшафоте, а татами. В единоборствах побеждает не сила мышц, а сила ума, и ни одной секунды дерущиеся не должны думать о себе и победе, потому что в тот же миг настигнет поражение.
   Олег. Инга, Таня, не удивляйтесь, у нас всегда так: никто никогда не уступит, в лучшем случае промолчит. Мы не виделись давно, и нам надо было обсудить кое-какие семейные вопросы. Что же, обсудили! Пора приступать к чествованию именинницы.
   Аня. Все пожелания по поводу празднования дня рождения учтены - собрались только самые, самые близкие, потому что Лада не любит шумные праздники и многочисленные компании, в зале полутемно и нет прямого солнечного света. Все как ты хотела, мама.
   Лада. А зачем собирать много людей? А яркое солнце ослепляет! Когда ребенок появляется на свет возле него не так уж много людей - это его родители.
   Савелий. Присаживайтесь за стол. Лада, садись во главе стола. Рядом с тобой сядет Аня.
   Алекс. А мне, я так понимаю, полагается место где-то вдали от супруги?
   Олег. Видимо да, но только так ты сможешь видеть и любоваться ею. Я хочу сидеть напротив окна.
   Савелий. Если вы обратите внимание, на столе расставлены таблички, чтобы упростить процедуру рассаживания гостей.
   Алекс. У нас ужин в семейном кругу. Зачем таблички?
   Олег. И я хочу оказаться напротив окна. Так что, давайте, отбросим дань традициям этикета и отдадим предпочтение удобству.
   Алекс. Олег, садись на мое место, а я отправлюсь поближе к Ладе.
   Таня. И я хочу сидеть рядом с Аней.
   Савелий. Инга, что стоишь в нерешительности? Присаживайся.
   Инга. А куда?
   Алекс. Согласно расставленным табличкам.
   Инга. Очень хорошо. Спасибо.
   Олег. Инга, только помните: от перестановки мест слагаемых сумма не изменяется.
   Инга. Зато увеличивается напряжение и недовольство.
   Олег. Инга, смените гнев на милость. Одно из слагаемых очень радо перестановке и тому, что оказалось в выигрышном положении. Как вы думаете это кто? (Не давая никому ответить.) Чтобы не услышать неправильных ответов, я отвечу сам - это я! А знаете почему? И опять я поспешу с ответом, потому что я могу видеть все звезды, которые одаривают нас теплом и красотой улыбок - это Лялю, Аню, Ингу и Таню. Мне повезло еще и потому, что у меня есть возможность смотреть в окно и видеть идущих мимо и абсолютно разных: нежных, нервных... А еще каких? (Рукой указывая на следующего, кто должен сказать.)
   Аня. Преуспевающих...
   Таня. Утомленных, бодрых, радующихся, грустящих...
   Инга. Красивых и никаких...
   Лада. Томных, энергичных, сентиментальных, заботливых...
   Савелий. Эгоистичных...
   Алекс (раздраженно). Любимых, любящих...
   Олег. А еще естественных, жеманных, не сдающихся - но уникальных и божественных! За вас, дамы! Это мужской тост.
   Таня. Бармен Дионис, присоединяйся к тосту.
   Бармен. Я снимаю шляпу перед теми, в честь которых он произнесен.
   Лада. Родители рассказывали, Олежек, что первые слова, которые ты произнес в младенчестве, были: "Пригласите стенографиста, я должен произнести важную речь!"
   Олег. А ты Ляля, когда родилась, была такой ладной, что тебя не могли не назвать Ладой.
   Аня. А, бабушка рассказывала другую историю. Дедушка очень хотел машину Ладу, а у бабушки было великолепное чувство юмора. Вот так у них и появилась Лада.
   Таня. Ладушки, ладушки, испечём оладушки. На окно поставим. Остывать заставим. Немного погодим, всем оладушек дадим.
   Алекс. Что здесь происходит?
   Аня. Вспоминаем все то, что связано с Ладой.
   Савелий. Лучший друг дачника...
   Алекс. Причем здесь дачники?
   Олег. Так называли Ладу - машину. А, кажется, теперь моя очередь? "Книжки читать - не в ладушки играть".
   Инга. Мажор и минор! Музыкальный лад!
   Олег. Нашла выход. Остальные сдаются?
   Алекс. Эллада!
   Олег. Принимается. Кто еще? Что, Лада, проиграла в игру?! Уравняем счет? Один-один?
   Лада. Нет, не проиграла. Не надобен и клад, коли в семье лад.
   Алекс. Молодец! Лада выиграла, потому что последняя, потому что никто больше ничего не придумает, потому что это самое лучшее выражение из всех произнесенных.
   Олег. Не последняя! Империя наносит ответный удар. Я тихонечко шепну Ане на ушко. Вот за ней и будет последнее слово. (Идет к Ане и на ухо шепчет.) Говори, Аня! Говори. Мне не терпится увидеть реакцию.
   Аня (смеясь). Хорошо. Неладно скроен, да крепко сшит.
   Савелий. Победа за именинницей. Олег, твоя энциклопедическая эрудиция сыграла на руку имениннице.
   Инга. Аня, ты - победительница.
   Лада. Олежек, милый ты мой, это же мамина присказка. Такая старая-старая! Она повторяла ее много раз, когда ты говорил, что покроем не вышел.
   Олег. Конечно, с моим неказистым видом, я могу привлечь к себе внимание только будучи словоохотливым балагуром, проявляя энциклопедическую начитанность. Это сидящие по обе стороны от меня Адонисы, могут ничего не говоря, или даже говоря "ничего", своим одним вешним видом привлекать внимание. А у меня одно оружие - слова, слова, слова.
   Инга. И искренность, сердечность...
   Савелий (Олегу). Мы очень хорошо помним одну историю, когда ты экзаменовал одного студента. Увлекшись, ты рассказал вместо него весь билет. Ему оставалось только кивать головой, совсем немного - сорок минут.
   Таня. Это же идеальный экзаменатор. А что получил тот молодой человек?
   Алекс. История об этом умалчивает.
   Савелий (АлексУ). Не любишь вспоминать, как сдал экзамен? Давно было?
   Олег. Как молоды мы были, как искренне любили, как верили в себя.
   Савелий. А почему бы не вспомнить и другие слова из этой песни: "Мы друзей за ошибки прощали, лишь измены простить не могли".
   Лада. Я возражаю. Давайте, сделаем перерыв. Это мой выбор, Савелий. Мой выбор. Не надо винить Лешу.
   Савелий (указывая на Алекса). Он - твой выбор?
   Алекс. А разве я так плох? (Савелию.) Или дело в тебе? Ты не так хорош?
   Лада. В борьбе бить в живот запрещается. (Глядя выразительно на Савелия). Да, Алексей - мой выбор... Не хочу это даже обсуждать. Сделаем небольшой перерыв. Это как-то по-детски... винить во всем Алекся в уравнении из трех переменных. Савелий, выясняй отношения со мной прямо на празднике у дочери! Давай. Начинай... Слушаю тебя внимательно.
   Аня. Мама, не надо.
   Инга. Савелий, а как же я? Какая роль в этом спектакле отводится мне?
   Олег. Инга, простите нас, пожалуйста, у нас всегда бушуют итальянские страсти. Вдруг, откуда ни возьмись, поднимается ураган.
   Инга. Я должна сохранять спокойствие, потому что мне отводится роль актрисы немого кино, в душе которой должны кипеть страсти, они могут отражаться на лице? Но говорить ей нельзя... Я хочу жить, а не ждать все время, пока ты на что-то решишься. Нет, не хочу. Ухожу.
   Лада. Савелий, ответь, Инге.
   Инга (ЛАДЕ). А вы опытный кукловод! c..
   Савелий. Инга, прошу тебя, останься.
   Аня. Инга...
   Олег. Инга, что же вы так? Здесь ничего нельзя воспринимать всерьез. Мы ругаемся, миримся, снова ругаемся, и у нас хватает разума продолжать друг другу подавать руку и неизменно вежливо говорить: "Я так рад встрече".
  

Инга уходит.

  
   Я провожу, у меня есть зонтик.
  

Олег уходит. Он догоняет Ингу. Раскрывает над ней зонтик. Присутствующие наблюдают за ними через окно кафе, словно смотря сцены немого кино. Инга машет руками, что-то эмоционально говорит. Олег спокойными жестами пытается охладить ее горячность, что-то говорит, машет головой. Потом бурная фаза сменяется спокойной. Инга берет Олега под руку, и они мирно уходят под усиливающийся дождь.

   Лада. Олег - старший брат. Он привык уговаривать капризную младшую сестру. У него хорошо получается уговаривать и успокаивать. Бывают семьи, где присутствует культ мальчиков. В них говорят: "Сначала няньку, а потом ляльку". А у нас было все наоборот. Я была Лялей... Ляля... Так назвал меня Олег, когда я родилась. Так родители меня решили и назвать - Лада-Ляля.
   Алекс. Пока нет смысла уходить. Идет сильный дождь.
   Лада. Мы никуда не уходим. Это же праздник моей дочери. Анечка у тебя отличная выдержка, характер шелковый. Дети так верят своим родителям, может быть, не самым лучшим родителям... они все равно им верят...
  

Савелий ест, как ни в чем ни бывало, молчит, смотрит периодически в окно. Вдруг начинает улыбаться. В это время на улице появляется Арина в летнем платье, с промокшими волосами, без зонтика, по дороге едет машина и на всей скорости проезжая по луже, обдает Арину потоком ливневой воды. Арина замирает на мгновенье. Потом смотрит на абсолютно мокрое платье, стекающую воду, беспомощно смотрит на окно кафе, замирает, глядя на Савелия. С крайне удивленным выражением лица решает, что делать.

  
   Лада. Интересно, что она будет делать? Номер машины она даже не увидела, та промчалась чуть ли не на всей скорости.
   Алекс. Нелепая ситуация.
   Таня. Я бы вызвала такси. Но стоять под таким ливнем на улице и ждать такси - просто невероятно.
  

Входит официантка.

  
   Официантка (Ладе). Вам горячее подавать?
   Лада. Спросите у Савелия.
   Савелий. У нас пока перерыв. Лада объявила перерыв. Это ее выбор. Когда все вернутся, тогда продолжим. Или когда Лада сделает другой выбор.
   Алекс. Девушка, подавайте. Зачем откладывать? Гостеприимство хозяина не знает границ!
   Аня. А что, Лексус, вы сомневаетесь в гостеприимстве Савелия?
   Алекс (АНЕ). Перестань меня называть, как своего друга.
   Аня. Вы хотите сказать, что вы мне не друг?
   Лада. Леша, не забывай, она всегда оставляет последнее слово за собой. И в этом она - моя дочь.

Арина идет по направлению к кафе и заходит в него.

   Лада. Я так и думала, что она зайдет в кафе. Наверное, ей судьба не оставила другого выбора. Она просто сказала ей: "Ты, вечно бегущая путница, пора сделать остановку и забежать в кафе, перевести дух на одно мгновение.
   Савелий. Я знал, что она зайдет в кафе. Я даже не сомневался в этом.
  

Бармен идет к выходу, чтобы встретить промокшую гостью.

  
   Таня. Куда же ты, Дионис, мы хотели заказать кофе.
   Бармен. Я вернусь через минуту и приготовлю вам кофе. (Выходит.)
   Лада. Я позвоню Олегу и узнаю о его планах. (Делает звонок.) Олег, где ты? Мы ожидаем тебя. Ты скоро? Провожаешь домой Ингу? Бросил трубку...
   Алекс. На Олега надейся, а сам не плошай. (Официанткам.) Девушки, милые, не стоим, несем горячее. Наши ряды поредели, но праздник продолжается - ведь есть главные его составляющие - моя дорогая, моя ненаглядная Ляля, и именинница - Аня.
  

Аня и Таня идут к барной стойке. Входит промокшая Арина. Савелий сидит спиной к залу кафе и продолжает спокойно есть. Алекс сидит за столом, празднуя день рождения, съедая с аппетитом приносимое горячее. Лада с застывшим лицом смотрит в окно на дождь. Арина подходит к барной стойке и садится неподалеку от Ани и Тани.

  
   Арина (Бармену). Я не собиралась заходить в кафе. Я любовалась суетой поваров в белых колпаках с важным и нужным лицом, готовящих блюдо для привередливого посетителя.
   Бармен. У нас не один, а целых 5 крайне привередливых посетителей.
   Арина. Вы даете понять, что очень заняты?
   Бармен. Ни в коем случае: я лишь озадачен тем, что происходит. А Васька слушает, да ест. Что же было дальше?
   Арина. А можно что-нибудь с лимоном?
   Бармен. Лимонад с маслом. Это согреет.
   Арина. Да, было бы не лишним. И вот судьба мне решила показать мир, красочный и интересный. Какой он и есть на самом деле. Нить Ариадны неуклонно вела меня сюда.
   Бармен. Вы верите, что нить Ариадны может куда-то привести, кроме как к Тезею?
   Арина. Верно...
   Бармен (переводя взгляд с Арины на САвелИя). Теперь мне становится понятным, почему вы застыли, глядя в окно нашего кафе... И так были озадачены. Держите ваш лимонад с маслом. Может быть, от него мысли и чувства упорядочатся. Отсюда несколько минут назад сбежала одна улыбчивая блондинка в полом негодовании. Причина ее бегства преспокойно сидит за столом спиной ко всем нам, словно ничего не произошло. Наслаждайтесь коктейлем.
   Арина. Вы хотите сказать, что я достойна только жалости в этом мокром платье и с разрушенной непогодой прической?
   Бармен. Совсем наоборот... Однако, для кого-то это может показаться романтичным, для кого-то просто моветон.
   Арина. Вы так думаете?
   Бармен. Да.
  

Арина пьет лимонад и мечтательно сморит в зеркало, в котором отражается спина Савелия. Бармен несет чашки кофе Ане и Тане.

  
   Аня (Тане). Савелий теперь будет молчалив, потому что совершил тактический промах и дал возможность одержать победу Алексу.
   Бармен. Вы должны взять инициативу в свои руки и примирить враждующие стороны, хотя бы на время дня рождения.
   Аня. Боюсь, что это пустая трата времени.
  

Бармен возвращается на свое место.

   Лада. Олег - человек-праздник, без него так сложно удерживаться между молотом и наковальней: оставаться между замкнувшимся в себе бывшим мужем и не желавшим идти, не видевшем в этом смысла, а тем более задерживаться здесь надолго, мужем. Ах, Олежек, что же ты не возвращаешься? (Делает звонок.) Олег, ты собираешься вернуться назад, на именины своей племянницы? Не вернешься!? Твое путешествие окончено? Тебе больше не надо пускаться на поиски счастья? Ты у Инги?
   Алекс (Официанткам). Что у нас по плану? Сладкий стол? Вот и подавайте.
   Лада (Савелию). Савелий, откуда появилась Инга, и что она такое? Она вскружила голову Олегу. Он столько лет не мог себе никого найти: то был занят карьерой, то не все ему нравились, то он вообще наотрез отказывался обсуждать со мной эту тему. А получается, всего лишь за один вечер он делает такие заявления, которые могут повлиять на всю его оставшуюся жизнь.
   Аня. А я знаю, почему Инга понравилась дяде Олегу. Инга чем-то похожа на Флору с картины "Примавера" Ботичелли. А Олежек, как ты его называешь, мама, словно перепутал эпоху рождения и вместо того, чтобы родится во Флоренции во времени правления Медичи, родился в наше время.
   Савелий. Прекрасная и великолепная Симонетта Веспуччи нравилась своим современникам, и Ботичелли не исключение.
   Лада. Так кто же такая Инга?
   Савелий. Мне сложно сказать. Она умеет нравиться мужчинам.
   Лада. А тебе она нравилась?
   Савелий. И мне она нравилась, но всегда есть кто-то, кто нравится больше, кого нельзя забыть. Олег хорошо разбирается в себе и окружающих людях, поэтому может принимать решения, имеющие далеко идущие последствия достаточно быстро. К тому же он не нуждается во внешнем контроле, он взрослый. Лада - он твой старший брат.
   Лада. Но он никогда не терял голову настолько, чтобы мгновенно принять решение.
   Савелий. Видимо, во всем виноват Зефир.
   Лада. Какой Зефир?
   Савелий. Западный ветер, который приносит весну. Он принес весну не только на улицы нашего города, но и в душу Олега. Вот и пришло время отбросить расчет, сомнения, вот и пришло время довериться чувствам и мгновению.
   Аня. Если дядя способен полюбить с первого взгляда, то это характеризует его с хорошей стороны.
   Лада. Савелий, ты ничего не можешь сказать об Инге, кроме того, что она умеет нравиться мужчинам. Я вообще склонна считать, что Инга - невеста напрокат. Ты ее привел, чтобы досадить нам с Лешей, чтобы показать, что дела у тебя идут не хуже, чем у нас. Ты продвигаешься по службе, с тобой рядом находится красивая женщина. Но она тебя, видимо, нисколько не интересует, потому что ты о ней ничего не можешь сказать и преспокойно даешь уйти..
   Савелий. Возможно, ты и права. Меня всегда интересовала и продолжает интересовать другая...
   Алекс. Лада! Не пора ли нам уходить? Звёзд много блещет в небесах. Но ты одна, моя прекрасная, горишь в отрадных мне лучах.
   Савелий. Что же поднимем бокалы за красоту женщин, которые нас окружают. Может, Ботичелли и нравилась Симонетта, нам же нравятся те, которые рядом с нами.
  

Арина отрывается от лимонада с маслом. Оборачивается и пристально сморит на празднующих день рождение, на спину Савелия.

  
   Лада (замечая взгляд Арины). Савелий, почему, где бы ты ни появился, на тебя направлены внимательные взгляды женщин разных возрастов?
   Савелий. Около часа назад от меня к Олегу ушла ода из тех женщин, которые направляют внимательные взгляды на холостых мужчин. Почему же ты говоришь, что я пользуюсь таким большим успехом у противоположного пола? Я ведь не ищу их внимания...
   Лада. Я говорю о девушке, которую окатила водой из лужи машина. Инга ушла, и уже другая готова занять ее место. Она пристально смотрит на твою спину, и вид у нее, надо заметить, сентиментально-глупый...
   Савелий. Я и забыл об этом происшествии. (Оборачивается и смотрит на Арину внимательно и издалека, потом занимает прежнюю позу). Промокшие волосы и одежда делает женщин более привлекательными. Есть такие лица, которые, кажется, что ты уже где-то однажды видел, но не можешь вспомнить, где и когда. И видел ли?
   Лада. Так ты ее знаешь?
   Савелий. Думаю, что я с ней не знаком, но почему-то ее лицо кажется знакомым.
   Лада. Стоит тебе где-то появиться, как ты становишься предметом женского внимания.
   Савелий. А ты мужского...
  

В это время прожектор освещает Арину и Бармена, которые разговаривают.

  
   Арина (отвечая на телефонный звонок, после чего обращаясь к Бармену). Такси прибыло. Мне пора уходить. Спасибо, что приютили. Вы были правы... Он никого не замечает, никто его не интересует... Я не могу и не хочу больше оставаться здесь.
   Бармен. Не стоит так переживать. Конечно, спина героя хороша, но это всего лишь спина, не правда ли?
   Арина (с грустью). Верно. Все зависит от отношения к моменту. Для кого-то один взгляд, брошенный весной у подножия старинного замка, может что-то означать, и от произведенного впечатления появляются стихи, долгий период ожидания встречи, надежды, мечты... А для кого-то долгий взгляд - это лишь выражение усталости и пресыщенности монотонностью жизни.
   Бармен. Выходит, я не смог сделать вас счастливее хотя бы на то время, что вы оставались здесь?
   Арина. Я могу попросить кое-что передать господину, сидящему неподвижно спиной к залу?
   Бармен. Что же вы хотите передать?
   Арина. Вот этот листок бумаги. Там стихотворение. Не удивляйтесь...
   Бармен. Поверьте, здесь за барной стойкой перед моими глазами столько всего происходило, что стихотворение кажется чем-то очень старомодным и сентиментальным. Вряд ли его воспримут правильно, вряд ли его смысл дойдет до того, кому оно адресовано.
   Арина. Прошу, передайте.
   Бармен. Я сделаю все, что от меня зависит.
  

Арина уходит не прощаясь.

  
   Я уверен, он даже не откроет это послание, а если и откроет, то не будет читать... Тогда зачем ему отдавать записку? Надо как-то по-другому... Это будет что-то на десерт, этим милым любителям жизни...
  

В это время Арина выходит из кафе, идет вдоль его окна. Празднующие день рождение смотрят, как она проходит мимо. Играет музыка из третьей симфонии Брамса (третья часть).

  
   Голос Арины (из-за сцены).
   Я же буду смотреть на небо,
   Пряжу прясть из его облаков
   Вышивать на нем глазами,
   Большие стежки,
   Чтобы к вечеру появилось
   Причудливое шитье
   из голубого бисера
   в бескрайней его синеве.
   И тогда найдутся силы
   Позабыть, как пришлось уходить,
   словно вечному скитальцу Агасферу,
   под громкий смех судьбы,
   Позабыть, как душа трепетала,
   будто натянутая струна,
   как глаза я поднять не хотела,
   чтобы вновь взглянуть на тебя...
  
   Лада. Она идет, словно факир, проглотивший шпагу.
   Таня. У нее спина, слово, натянутая струна арфы.
   Алекс. Она идет, словно, на ней манто из горностая, а не промокшее шелковое платье.
   Аня. Давайте лучше задуем свечи на моем праздничном торте. Ваши пожелания на мой день рождение были такими короткими, словно мне не нужно счастье, исполнения желаний и так далее и тому подобное...
   Савелий. А что, господин Лампадарий, неплохая идея? (Подзывает официанток.) Несите торт.
   Таня (Ане). Настал кульминационный момент. Будем ли петь "Сто лет" имениннице?
  
   Таня начинает петь, остальные дружно подхватывают. Алекс начинает кружить ЛАДУ. Официантки ввозят красивый торт с горящими свечками. Аня хлопает в ладоши. Задувает свечи.
  
   Sto lat, sto lat, niech ?yj?, ?yj? nam
   Sto lat, sto lat, niech ?yj?, ?yj? nam
   Jeszcze raz, jeszcze raz niech ?yj?, ?yj? nam
   Niech ?yj? nam!
  
   Таня. А может быть, Дионис-бармен что-то скажет Ане?
   Бармен. Я почти не знаю Аню, но она прекрасная девушка, которой можно посвящать стихи, за внимание которой можно сражаться на рыцарских турнирах, или петь песни под ее окнами. Но за время праздника почти все тосты звучали в честь ее великолепной мамы. И потому мне хотелось бы наверстать упущенное, мне бы хотелось прочесть Ане стихотворение.
   Лада. Стихотворение? Это же банальность.
   Таня. Денис, читай! Читай стихотворение!
   Аня. Да, читай...
   Бармен (читает с листа).
   Подули бесконечные ветра,
   Когда февраль пришел,
   Быть может только им дано
   Мои слова подхватив
   Унести далеко-далеко,
   Чтоб тебя разыскать,
   тихо-тихо прошептав,
   Что тот долгий взгляд
   Тех задумчивых глаз
   У подножья старинного замка
   Невозможно забыть,
   Как и миг весны,
   И тумана муар,
   И аллею из старых
   Ветвистых деревьев...
  
   Аня. Спасибо, Денис. Очень трогательно.
   Лада. Я думала, что время миннезингеров прошло. А, оказывается, нет.
   Бармен. Время миннезингеров никогда не пройдет, пока будут живы прекрасные дамы. А глядя на вас и вашу дочь хочется верить, что время прекрасных дам не прошло.
   Алекс. Зачем стихи? Если можно без каких-то метафор донести до любимой женщины свои чувства? Стихи для неудачников, неуверенных в себе, кто не может словами и делами завоевать сердце красавицы, кто не может упасть перед ней на колени, или прокричать на всю улицу: "Лада!".
   Таня. А о чем это стихотворение?
   Бармен. О моменте встречи, который нельзя забыть... всего лишь об одном мгновении, которое может изменить жизнь человека, или даже двух человек, если они не упустят это мгновение.
   Савелий. Давайте оставим стихи. Теперь моя очередь. Мой тост в честь дочери. Я должен сказать то, что давно должен был сказать. С днем рождения, моя дорогая дочь. Может быть, ты часто остаешься одна. К сожалению, я не всегда рядом. Может, тебе пришлось пройти не через самые счастливые минуты жизни, когда мы расставались с твоей матерью, хотя нам и хотелось тебя оградить от неприятностей этого неизбежного момента. Важно одно, чтобы ты была счастлива, и должна построить жизнь так, чтобы быть счастливой... За твое счастье... Наше счастье - это уже не так важно.
   Таня, Лада, АЛЕКС (громко и вместе). За твое счастье!
  

АНЯ, САВЕЛИЙ, Таня, Лада, АЛЕКС едят нарезанный официантками торт.

   Аня. Как хорошо - мне двадцать пять и впереди еще в три раза больше!
   Лада. Верно. Но всем нам пора расходиться, пока сова не разверзлись хляби небесные. Спасибо за радушный прием.
  

Обнимает Аню. Машет рукой Савелию. Алекс и Лада поспешно уходят. Идут медленно вдоль окна кафе. Сидящие в кафе смотрят на них.

  
   Голос Алекса (из-за сцены). Вечер прошел достаточно спокойно. Он статен, он благороден, может быть у него наполеоновские планы, но он не выиграл ни одного важного сражения за тебя.
   Голос ЛадЫ. Нельзя сказать, что и ты выиграл это сражение. Я хозяйка своей судьбы и у меня есть право оставаться самой собой независимо от того, кто со мной рядом.
   Голос Алекса. Лада, дорогая, кто еще исполняет любой твой каприз? Дай отогрею твою нежную ладошку в моей огромной ручище... Какая грациозная ладошка... (Пытаясь замедлить ее ходьбу и целуя ладонь Лады)
   Лада (смеясь). Ты это делаешь нарочно, чтобы он увидел, что ты - победитель.
  

Алекс останавливает Ладу и обнимает.

  
   Алекс. Нет, ты ошибаешься, ты - победитель, мы все больны тобой - я и он, видимо, тоже... но богиня Любви благосклонна ко мне, а я всего лишь ее покорный слуга - слуга каждую минуту, каждую секунду...
   Лада (смеясь). Пошли! Я не хочу оставаться здесь, воспоминание о прошлом тяготит...
   Алекс. А огонек в твоих глазах горит, и он обещает... ой, как много обещает...
   Лада. Да, обещает... Обещает! (Смеется).
   Алекс. Меня пьянит не весна, а твоя непредсказуемость... (Громко кричит.) Лада!
   Лада (смеясь). Что ты кричишь на всю улицу?
  
  

Свет гаснет

  
  
  

СЦЕНА ВТОРАЯ

Савелий, сидя за барной стойкой и глядя в зеркала, наблюдает за происходящим в кафе, перед ним на досках мелом написаны названия напитков. Он читает их вслух, все время разглядывая в зеркала даму в вечернем наряде в шляпе с широким полями, скрывающими лицо, и приоткрывающую сумочку, чтобы в очередной раз посмотреться в зеркальце и поправить поля шляпки. САВЕЛИЙ, Лада. Бармен.

  
   Савелий (читая написанное мелом на досках). Dom Perignon, Crystal, Ruinart Blanc de Blanc, Pinot Noir Barda, Reisling Gorge Breuer, Negroni, Clover Club, Chivas Regal, Kavalan, Auchentoshan, Nomad, Nikka from the barrel, Brandy Alexander, French Connection... и тому подобное. И из этого глупого множества каждый из нас что-то выбирает. Выбор большой. Что же выберет бармен?
   Бармен (СавелиЮ). Что вы выбрали?
   Савелий. А мне интересно, что бы выбрали вы из выше перечисленного?
   Бармен. Что выбрал бы я?
   Савелий. Совершенно верно - вы!
   Бармен. Я бы выбрал сочетание чего-то горького с лимонным соком. Это бодрит. Может быть, чтобы там был еще белок и ваниль...
   Савелий А есть ли описанный вами напиток среди этих tabulae litteris Graecis confectae Cs.
  

Бармен смотрит недоуменно.

  
   Не пугайтесь, это латынь и означает она "среди этих записей белым по черному"?
   Бармен. Нет. Среди записей нет. Но если выбирать из них, то это может быть "Манхеттен". "Манхеттен" с его 200-летней историей покорил ни мало сердец. И венесуэльская ангостура придает аутентичность этому напитку!
   Савелий. Так почему же вы не запишете на табличках то, что вам по вкусу?
   Бармен. А вкусен ли мой вкус?
   Савелий. Самокритичность - это хороший тон. Но вы не ответили, что бы вы выбрали из списка на табличках? Так и в жизни - ответ на простой вопрос невозможно получить. Множество вариантов ответов и никакой ясности. Или вы хотите что-то свое, а у вас список из 20 вариантов и можно выбрать, но только из них. У меня очень простой вопрос: "Где же она и как встретиться с ней?".
   Бармен. Но это - два вопроса! И ответы на них разные.
   Савелий. Ответа на них нет. И в жизни ответа очень часто на наши вопросы не бывает. Мы выбираем интуитивно, и благодаря нашей интуиции оказываемся так далеко от самих себя! "Зачем страдаем мы, любя? Быть может, для нее. Быть может, для себя".
   Бармен. Это вы сами писали?
   Савелий. Да. Но в тот время я был словно другим человеком. Жизнь с размеренным ходом событий закончилась. Неразбериха в чувствах, словах, мыслях, напряжение от невозможности изменить ситуацию и желание ее исправить всеми силами, - все это было брошено в топку души. Вот тогда и появились стихи. Но та, которой они посвящались, их уже не слышала, не хотела услышать... не хотела дать возможность начать все сначала...
   Бармен. Из меня плохой исповедник... Но стихи не могут помочь... Когда на именинах вашей дочери я читал стихи, ваша жена к ним отнеслась пренебрежительно... вряд ли в той ситуации написанные вами стихи могли что-либо изменить...
   Савелий. Видимо, да. Не могли... А Аню ваши стихи порадовали. Она еще вечером говорила, что песня Тани "Сто лет" и ваши стихи - были лучшими подарками в тот день.
   Бармен. Но эти стихи были написаны не мной...
   Савелий. А кем же?
   Бармен. Помните ли вы, что в день рождение вашей дочери в кафе зашла девушка, промокшая насквозь. Ее на наших глазах обдала водой из лужи машина?
   Савелий. Да, что-то было. Но не очень хорошо помню. Мне, правда, тогда показалось ее лицо знакомым.
   Бармен. Она оставила записку для вас с этим стихотворением.
   Савелий. Для меня?
   Бармен. Да, для вас! Выходит, что это стихотворение было посвящено вам. Я сейчас вернусь.
  

Бармен уходит, приносит записку.

  
   Я обещал передать записку вам, но в день рождения вашей дочери я не смог ее отдать. Я вообще не хотел отдавать... по разным причинам.
   Савелий. Каким?
   Бармен. Сначала, это было просто неуместным, потом я не был уверен, что в этой записке что-то дельное. Я решил, что прежде чем выбросить, прочту ее. Видите ли, она, я имею в виду девушку, была очень трогательной в этом промокшем платье и желанием привлечь ваше внимание, поэтому я все-таки выполнил ее пожелание. Хотя я понимал, что это абсолютно бессмысленно. Мало ли мы делаем в жизни бессмысленных вещей?
   Савелий. Вы думали, что там написаны глупости, а оказались глупости в стихах, которые вы решили прочитать нам вслух.
  

Савелий открывает записку, бегло просматривая стихотворение.

  
   Бармен. Наверное, я все-таки не прав, что отдал эту записку вам.
   Савелий. Нет, хорошо, что отдали. Все это делает жизнь более интересной, не будничной.
   Бармен. Ни один мускул не дрогнул на вашем лице, ни когда вы слушали стихи, ни сейчас, когда читали. Я же говорил, что стихи почему-то никогда не помогают делу...
   Савелий. Здесь написано про старинный замок, долгий взгляд. Я даже не помню этого момента. Как странно, для кого-то это незамеченный эпизод, а для кого-то - повод для больших ожиданий, надежд на любовь. Наша жизнь состоит из ожиданий, разочарований, счастливых моментов, и так до последнего вдоха.
   Бармен. По крайней мере, вы теперь знаете, почему вам показалось лицо этой девушки знакомым.
   Савелий. Нет, вы не можете представить, насколько она бывает красива.
   Бармен. Кто?
   Савелий. Лада... Она могла застыть у окна с чашкой кофе и долго смотреть вдаль. Ее точеный профиль, эти большие глаза цвета озерной глади с легким равнодушием скользящие по крышам домов, по облакам и небу. О чем она думала?
   Бармен. Эти глаза напротив... эти глаза могут свести с ума... неужели глаза могут так долго мучить вас? 
   Савелий. Вам не понять! Вы никогда не были женаты и не любили свою жену.
   Бармен. Да, мне не повезло так, как вам... Посмотрите, там за столиком сидит женщина. Она элегантна. Огромные поля шляпы делают ее загадочной. Вам не хочется узнать тайну ее глаз? Может ее глаза совсем не хуже тех, о которых вы так долго говорите?
   Савелий. Разве ее глаза могут быть лучше? Разве можно их сравнивать...
   Бармен.. Но вы ведь даже не взглянули в ее сторону?
   Савелий. А зачем? Это - тень... а Лада была звездой!
   Бармен. Если та женщина и тень, то очень королевственная.
   Савелий. Она была радием, излучающим красоту! Слышите ? Красоту...
   Бармен. Но от излучения можно погибнуть... сгореть в невидимых лучах, разрушающих живое...
   Савелий. Нет, невозможно сгореть! Цепная реакция, идущая в душе от этого излучения, заставляет пламенеть... Почему она не может этого понять... что мои чувства неизменны, они такие же, как и тогда, когда все начиналось.
   Бармен. Послушайте, эти воспоминания о прошлом не делают вас счастливым. Неужели всю жизнь вы будете жить воспоминаниями?
   Савелий. Я не могу, и не хочу ее забыть.
   Бармен. Тогда вы обречены на бессонницу, головные боли, темные круги под  глазами. Слышали ли вы о людях с туннельным зрением? Они видят только то, что располагается прямо перед ними, а то, что по сторонам они не видят. Но, видимо, есть и туннельное сознание. Вокруг много всего: и горьковатый коктейль, и дождь за окном, и даже элегантная дама в широкополой шляпе упрямо смотрящая в окно, - но вы этого не видите. Вы все время возвращаетесь к мыслям о прошлом. И если туннельное зрение - результат болезни, то результатом чего является туннельное сознание?
   Савелий. Вам не понять...
  

Проходит красивая официантка.

  
   Бармен. Сладкий запах фиалки. Выбивающаяся из-за воротничка блузки петлица для подвешивания блузки. Не хватило времени рассмотреть такую мелочь у зеркала. Немного припудренные веснушки, серые тени совпадают с цветом глаз. Немного сосредоточенное лицо и очень широкие зрачки. Видимо, что-то не так.
   Савелий. Это что такое? К чему это?
   Бармен. Это способ жить в этой реальности, замечать ее, и убегать от себя... Только что мимо прошла красивая девушка. Да, она официантка, но она часть этой реальности. Оглянитесь вокруг! Вокруг так много удивительного, и отвратительное тоже вокруг нас есть... Но это же не Эдем... А картину, которую воспринимают наши органы чувств, а потом анализирует наш мозг, бывает совершенно разная... Вот сейчас официантка вернется, пройдет мимо вас, вы посмотрите на нее, и что заметите вы?
   Савелий. Что же, давайте попробуем.
   Бармен. Каковы ваши впечатления от сиюминутной встречи с незнакомым человеком?

Проходит красивая официантка.

   Савелий. Она не успевает, что-то сделать, потому что идет быстро, делает резкие движения, почти не смотрит по сторонам. У нее родинка над верхней губой.
   Бармен. И на щеке.
   Савелий. Не заметил. Ее губная помада слишком яркая. Но родинка, алые губы делают ее привлекательной и она это знает. У нее тонкие запястья и длинные пальцы. Она крепко сжимает поднос, боится уронить.
   Бармен. В этом во всем удивительно то, что наши органы зрения, слуха, обоняния воспринимают сигналы, кодируют их в язык, который может воспринимать наш мозг, мозг анализирует и эти перекодированные сигналы хранятся в том, что называется памятью. Художники, писатели, композиторы преобразуют это в сигналы, которые могут воспринимать другие люди...
  

В это время входит шумная компания: Инга, Олег, Алекс, они идут к даме в широкополой шляпе, тепло приветствуют друг друга. Дама в шляпе оборачивается и становится видным, что это Лада. Савелий сидит неподвижно и смотрит на зеркальное отражение шумной компании.

   Савелий (Бармену). Нет ли у вас запасного выхода? Я не очень хочу встречаться с этой компанией.
   Бармен. Что произошло? Дама в широкополой шляпе - Лада?
   Савелий. А почему вы решили?
   Бармен. Видите ли, она иногда заходит в это кафе, к тому же сложно забыть праздник в честь вашей дочери, где мне пришлось выступить в роли менестреля, а потом услышать, что это старомодно. Я, видимо, романтик, и читал стихи в надежде, что они сослужат добрую службу и дойдут до адресата.
   Савелий. Спасибо за заботу.
   Бармен. Не стоит вашей благодарности. Я заботился о той, которая написала стихи. Людям впечатлительным не так уж легко в этом расчетливом и прагматичном мире.
   Савелий. Как плохо, что возможность побыть с Ладой наедине и поговорить упущена.
   Бармен. Ему говорят - стрижено, а он - брито.
   Официантка (подходя к бармену). Они хотят отметить свадьбу в кафе и просят администратора или кого-то еще...
   Бармен (Савелию). Прошу прощения, я покину вас на некоторое время наедине с вашими мечтами.
  

Прожектор освещает Ладу, Олега, Ингу, Алекса.

  
   Олег. Мы с Ингой приняли решение молниеносно. Думаю, Ляля, ты согласна, что Инга прекрасна, и не жениться на ней я не могу. Я ждал этого момента встречи всю свою предшествующую жизнь, и упускать его не хочу.
   Лада. Ты ведь у меня не спрашивал, сам принимал решение. Зачем теперь интересоваться, одобряю или не одобряю твой выбор. Ты, как двадцатилетний влюбившийся мальчишка, сразу любовь на всю жизнь и обязательно надо жениться.
   Олег. Женские слезы ничего не стоят, но много значат. Увидеть разочарование Инги я не хочу. В душе я, наверное, и есть тот двадцатилетний молодой человек. И абсолютно верно - влюбленный, сильно влюбленный...
   Инга. Олег настоял, чтобы план проведения торжественных мероприятий обсуждался совместно с вами, Лада. Это поможет нам лучше узнать друг друга, даже если вам не сильно по душе его выбор.
   Лада. Он совершенно прав...
   Олег. Ляля, посмотри на меня внимательно, я ведь так непрезентабелен. Природа не наградила меня ни привлекательным лицом, ни пышной копной волос, ни мускулистым торсом. А Инга обратила на меня внимание: не на внешность, а на что-то лучшее во мне. Это не я делаю одолжение, женясь. Я стою с протянутой рукой, чтобы Инга одарила меня своей нежностью и вниманием... Это я прошу у Флоры руки и сердца...
   Лада. Инга, вы не боитесь, что Олег собирается жениться на Флоре с картины Боттичелли, а не на Инге.
   Инга. Олег, мне говорил о сходстве с Флорой, Венерой... Я доверяю Олегу. Я верю Олегу. Он оказался рядом, когда я почти потеряла присутствие духа... Он помог мне обрести веру в себя.
   Лада. Вот как... Не удивительно, что с вашим предыдущим спутником нельзя было не потерять веру в лучшее в себе...
   Алекс. Лада, ты же дала слово не вспоминать...
   Инга. Для Олега я нечто большее, чем, может быть, я есть на самом деле. Родители очень любили меня и сестру. Мне казалось, что так должно быть всегда и везде - дома, вне дома. Мне казалось само собой разумеющимся, что меня будут любить и другие... А оказалось, что нет... Савелий всегда говорил с уверенным видом - громко, четко, важно, слова выскакивали у него всегда, как барабанная дробь, и летели как картечь... И я была лишней среди его важных дел, далеко идущих планов, открывающихся перспектив... С Олегом все по-другому... Рядом с ним так легко, словно крылья вырастают.
   Лада. Верно, все верно... Почему я должна, Олежек, оспаривать твой выбор? Я рада, что вы с Ингой захотели обсудить праздник с нами.
   Алекс. И вновь в этом кафе! Слово на нем свет клином сошелся.
   Олег. Сошелся! Выходит, что сошелся!
   Инга. Когда встал вопрос, где устраивать праздник. Мы с Олегом посмотрели друг на друга, и ответ был очевиден - там, где мы впервые встретились. В этом кафе произошло самое важное - встреча... все остальное - лишь последствия.
   Алекс. Это не самое худшее место для торжеств, но и не самое лучшее.
   Лада. Мне тоже когда-то сделали предложение в этом кафе, с ним связаны воспоминания, правда, со вкусом горечи. Для вашей пары кафе тоже оказалось знаковым.
  

Подходит Бармен.

   Лада. А, это тот нордический блондин, который читал стихи о любви и уверял, что они не выйдут из моды, пока будут живы прекрасные дамы.
   Бармен. Верно. В данный момент я не буду читать стихи, но готов, как администратор, обсудить все интересующие вас вопросы.
   Алекс. Нам надо отметить свадьбу Олега и Инги. Их первая встреча произошла в этом кафе, и потому торжество должно быть отпраздновано здесь.
   Бармен (Олегу). Позвольте вас поздравить с отличным выбором, а также пожелать никогда не иметь повода для разочарования.
   Алекс. Вы о кафе? Знаем, знаем... Каждый кулик хвалит свое болото.
   Бармен (Алексу). Нет.
   Олег. Спасибо за поздравление.
   Лада. Брак длится ровно столько, сколько согласна терпеть его женщина.
   Бармен. Пусть так. Так, может быть, приступим к обсуждению?
   Алекс. Конечно.
   Бармен. На сколько гостей будет праздник?
   Инга. На пятьдесят.
   Алекс. Внесем поправку - на 60.
   Бармен. Давайте пройдем в другой зал для обсуждений.
  

Бармен, Инга, Алекс, Олег встают и идут, проходя возле барной стойки. Наталкиваются на Савелия. Инга вздрагивает, останавливается. Алекс не останавливаясь идет за Барменом.

  
   Олег. Инга, все хорошо, не волнуйся. Иди вместе с Алексом и делай заказ. А мне надо переговорить с Савелием.
   Олег (Савелию). Не ожидал тебя встретить.
   Савелий. Да, я иногда захожу в это кафе, поэтому ничего странного нет. А ты по какому поводу здесь?
   Олег. Я собираюсь жениться на Инге. Я встретился с ней в этом кафе и не пожелал расстаться.
   Савелий. Это кафе просто роковое: в нем я всегда что-то приобретаю, теряю, и вновь приобретаю.
   Олег. Да, так бывает.
   Савелий. Как ты решился так быстро? Долго собирался, а потом мгновенно, почти не думая...
   Олег. Да, я долго коней запрягаю, да быстро еду... Прошу простить, если тебе была дорога Инга, и из-за меня ты ее потерял.
   Савелий. У меня далеко идущих планов в отношении Инги не было. Ямщик не гони лошадей, кажется, так в песне поется.
   Олег. Очень простое мужское решение по сложному вопросу я принял быстро. А потом от принятого решения так легко, так радостно на душе стало. На исповеди мой духовный наставник - отец Глеб - так и говорил, что руководствоваться надо сердцем. Если правильно поступил, то сердце радуется, легко становится. Я не сильно понимал, что он имел в виду. А теперь понимаю...
   Савелий. А ты и на исповедь ходишь? 
   Олег. А ты не ходишь? (Смеется.) Может, ты не так безгрешен, как тебе кажется?
   Савелий. А я все время в трудах. На грехи времени нет.
   Олег. Ты, наверное, знаешь только семь смертных грехов, а есть еще прегрешения. И даже в уверенности, что безгрешен, есть что-то не то. Вот поэтому я и хожу к духовным наставникам, чтобы свет на темные стороны души моей пролить.
   Савелий. Что же поздравляю, будь счастлив, если ты считаешь, что оно возможно...
   Олег. Инга показалась мне светлым мазком среди множества мазков на полотне моей жизни. Я не мог пройти мимо нее. Тайна о достоинствах человека может и не открыться, а может и открыться... Если она открывается, тогда важное решение принимается молниеносно, важность встречи становится очевидной, казалось бы, еще мало знакомым друг другу людям.
   Савелий. А что делать тем, кому не открывается божественный замысел?
   Олег. Я не знаю. От их безразличия находящимся рядом может быть холодно... Вроде и зла они не делают, но и рядом с ними не очень уютно или очень неуютно.
   Савелий. И что тогда? 
   Олег. Тогда неизбежно наступает период расставания.
   Савелий. Как у тебя все просто, приятель. Надо к отцу Глебу сходить на исповедь.
   Олег. Видишь ли, может, кому-то нужна женщина, на которую глядя, все будут поражены прекрасным выбором, она будет звездой, затмевающей всех рядом находящихся. Но мне нужна была та, для которой я буду что-то значить, если не все, так что-то...
   Савелий. Поздравляю еще раз от всей души.
   Олег. Надеюсь услышать поздравительный тост на нашей с Ингой свадьбе. Позже мы пришлем вам с Аней официальное приглашение. А знаешь, я еще хочу сказать одну важную вещь. Когда Инга потеряла всякую надежду, она молилась о муже угодном не ей, а Богу. Вот я и захотел стать этим угодным Богу мужем... Все очень просто... (Уходит не прощаясь).
   Савелий. Он всегда был дамским угодником. А Инга всегда знала, что ей надо... видимо их цели совпали... Он отвлек меня от важной мысли... Лада! Лада осталась одна.
  

Савелий оставляет деньги Бармену. Из листка со стихотворением делает оригами "самолетик". Идет к ЛАДЕ.

  
   Савелий. Лада, рад встрече. К, сожалению, я обратил внимание на тебя, только тогда, когда вошла шумная компания с твоим братом во главе. Не пригласишь присесть?
   Лада. У меня никогда не хватало дерзости сказать "нет", даже в тех случаях, когда очень хотелось.
   Савелий. Несмотря на то, что фраза эта двусмысленная, я все же сяду.
   Лада. Ты всегда делал то, что считал нужным.
   Савелий. Я ведь не из разряда "жениных пажей". А вот Олег, похоже, согласен играть в оркестре под управлением Инги.
   Лада. Да, он немного изменился после встречи с ней. Он как-то вдруг отстранился от решения многих вопросов, они стали ему не интересны и переадресовывает их Инге. А та очень быстро решает, как и чему быть.
   Савелий. Колею, в колее, с колеёй...
   Лада. Какая колея?
   Савелий. Он едет туда, куда едут и все, по удобной колее.
   Лада. Но ведь тогда, когда мы впервые встретили Ингу, ты о ней ничего не мог сказать. А Олег не спрашивал совета у меня, что очень не похоже на него, принял решение и точка.
   Савелий. Лада, что я мог сказать о ней в твоем присутствии? Мне нечего было сказать. Я никогда не относился к Инге серьезно, иногда с ней было интересно, иногда нет. Она была спутница на короткой дистанции. А вот с тобой было всегда интересно даже тогда, когда ты упорно не слушала мои уговоры вернуться, когда отказывалась от букетов цветов. Я, достаточно сдержанный и уравновешенный, превратился в менестреля - писал стихи, под гитару пел песни. И все только для того, чтобы быть услышанным...
   Лада. Я никогда не говорила, что ты мне неинтересен... В любых чувствах всегда есть доля неподвластного здравому смыслу. Бывает такой неказистый человек, но что-то в его манере говорить или улыбаться оказывается милым и вот он уже не кажется таким неинтересным.
   Савелий. К чему это ты говоришь?
   Лада. Не воспринимай на свой счет мой уход. Это произошло, потому что должно было произойти. С точки зрения логики, я должна была остаться с тобой, и потому что у нас ребенок, и потому что ты импозантный, здравомыслящий. И чем больше я убеждала себя, что должна остаться с тобой, тем громче звучало в душе "нет". Алекс же был так горяч, так увлек своей открытостью и силой, что мне показалось, что что-то новое появится в моей жизни, если он станет ее частью. Поэтому не предъявляй ему счет.
   Савелий. И что появилось?
   Лада. Думаю, что да. Новое притягивало меня, как притягивает первооткрывателей неизведанное космическое пространство.
   Савелий. Я понимаю, что он всегда рядом, предсказуем. Это очень удобно. Не надо заводить болонку, чтобы ходить на прогулку. Всегда под рукой - удобный и отзывчивый.
   Лада. Что же, я ни разу не пожалела о сделанном выборе. Ни разу... Ты должен это принять, даже если не можешь понять. Даже если я сама не могу понять, почему так получилось... почему все должно быть рациональным?
   Савелий. Вот и Олег не захотел быть рациональным, рассчитывающим каждый шаг, поэтому он не спросил у тебя разрешения жениться на Инге.
   Лада. Да, Леша всегда рядом. В то время, как ты постоянно занят важным и безотлагательным, должен преодолевать большие расстояния ради больших целей. А Аня остается одна, как и я когда-то. Со мной ей могло бы быть уютнее.
   Савелий. Она предпочитает оставаться хозяйкой положения. Она, видимо, не так уж против моих отъездов, ведь она может делать все, что считает нужным пока я вдалеке..
   Лада. Ей все-таки могло бы быть лучше со мной, особенно, когда ты уезжаешь. Но она не хочет приезжать ко мне.
   Савелий. Думаю, ее останавливаешь не ты. А тот, ради которого  ты решила изменить ее и мою жизнь. 
   Лада.  Ведь не ради него я принимала решение все изменить. Он, конечно, имеет непосредственное отношение ко всему произошедшему. Но последнее слово было за мной.  И я его сказала. Вместо него мог быть другой.
   Савелий. Да, но он был другом. Благодаря ему я узнал цену дружбы. А что касается Ани, то она принимает решения сама. Я привык слышать от нее: "Я сама решу". Пусть сама решает, пусть делает ошибки и их исправляет. У нее огромная жизнь впереди.
   Лада. Во время учебы еще в начальной школе мальчики в нашем классе решали, кто же им из девочек больше всех нравится. Почти все, кроме двух, оказались на моей стороне.  
   Савелий. Я прекрасно понимаю, почему они сделали такой выбор, и понимаю, почему мы с тобой так рано поженились. И даже понимаю, почему появился следующий муж.
   Лада. Очень хорошо. Поэтому не будем обсуждать произошедшее. Я даже не прошу, чтобы мы остались друзьями.
   Савелий. Мы никогда не будем друзьями.
   Лада. Ты планируешь всю оставшуюся жизнь считать меня врагом, таить обиду в сердце и носить кинжал за пазухой?
   Савелий. Дело не в принятом решении. Чувства, которые я испытываю к тебе, не дружеские...Чувства, действительно, не дружеские, потому что это чувства мужчины к любимой женщине.
   Лада (проводя по лицу Савелия медленно ладонью). С какой скрытой страстью ты это сказал. Как давно я жду от тебя этой искры... Это, как огонь тлеющих углей, который их медленно и верно испепеляет и они рассыпаются в ничто. Это "ничто" может поднять ветер и унести, развеять над лугом с ромашками и те начнут расти лучше и цвести сильнее. Как притягателен этот огонь.
   Савелий. Правда?
   Лада. Да... очень... но ты не привык проигрывать. Ты покорял вершину за вершиной, но то, что было рядом и само собой разумеющееся, ускользнуло. Ты не смог просчитать все шаги, не все получилось, как ты планировал.  
   Савелий. А разве эти успехи не к твоим ногам я приносил в качестве трофея победителя?
   Лада. Может быть мне и нравилось... но теперь ты должен отпустить меня... отпустить, иначе сгоришь, как тлеющие угли в костре. 
   Савелий. Ты нашла более успешного, кто без особых усилий достиг того, чего он достиг.
   Лада. Да. У Алекса лучше получается плыть по течению, ловить ветер удачи, подниматься на гребни волн... сёрфить по безбрежному простору жизни.
   Савелий. Понимаю, тебе нравятся успешные.
   Лада. И да, и нет! Что же Олег не возвращается? (Делает звонок.) Почему вы так долго? Пусть Олег с Ингой сами решают. Иди ко мне. 
   Савелий. Я не буду докучать своим обществом. Но Ане ты могла бы звонить чаще.
   Лада. Если бы она отвечала на все звонки или во время разговора не отвечала так односложно - да и нет, словно делает огромное одолжение, то я звонила бы каждый день...
   Савелий. И все-таки она очень чуткая и отзывчивая девушка.
  

Савелий встает из кресла, берет кисти рук Лады, переворачивает их ладонями вверх и целует на прощание. Входят Бармен, Алекс, Инга, Олег.

  
   Алекс. Заказ сделан. Залог внесен. Детали будем обсуждать и дальше.  Инга, ты уверена, что хочешь камерную свадьбу только для близких? Ведь свадьбу Олега мы так долго ждем. Ведь большинство женщин все-таки хотят ярких и незабываемых впечатлений...(Обращаясь к Олегу и Инге.) Что же вы так замерли? 
  
   Бармен, Инга, Олег смотрят на Савелия, целующего ладони обеих рук Лады.
  
   Савелий (ЛАДЕ). Выражаю благодарность за оказанное внимание. До скорой встречи.
   Лада. Была рада встрече.
   Савелий (обращаясь к остальным с улыбкой). До свидания, господа. Примите мои искренние поздравления. Прошу извинить, спешу.
  

Савелий уходит.

  
   Алекс. Лада, он не сильно утомил тебя? 
   Лада. Нет, не сильно. Было даже любопытно. Он сказал сегодня столько, сколько может быть за все десять лет после развода. Что-то произошло в его жизни, что позволяет спокойнее относиться к некогда произошедшему. Интересно, что же такого произошло. 
   Олег. Чужая душа потемки.
   Лада. Олежек, вы договорились о свадебном торжестве? 
   Олег. Да.
  

Лада стоит и смотрит на ладони рук, трет их, потом проводит по лицу, шее, смотрит выразительно на Алекса. Алекс обхватывает руки Лады вокруг своей шеи, обнимает ее, приподнимает над землей, кружит.

  
   Алекс. Опять многообещающий огонь в глазах?
   Лада. Да... да! (Смеется.)
   Алекс (глядя на Олега и Ингу). Мы желаем вам пламенеть друг к другу и никогда не выгорать.
   Лада. Леша, ты, конечно, немного ревнивый. Но это только на пользу... Куда вы все смотрите? Что там произошло?
  

Бармен, Олег, Инга следят за вышедшим из кафе Савелием и идущим вдоль окна. Савелий подбрасывает самолетик в небо. Тот немного планирует и падает из-за ветра обратно на него. Он резко отбрасывает самолетик от себя и тот падает на землю. Савелий улыбается и быстро уходит. Звучат стихи, читаемые Ариной, под звуки третьей симфонии Брамса, 3-ей части. Бармен выбегает на улицу и поднимает оригами "самолетик". Возвращается в кафе.

  
   Лада. Какой милый самолетик? Прошу вас, дайте мне. Савелий так пренебрежительно его отбросил, а вы подняли, словно это бриллиант в 530 карат.
   Бармен. Я не могу дать вам это оригами. Оно бесценно в моем понимании, и даже самый крупный бриллиант не сравниться с ним в ценности. Но есть люди, которым такие "оригами" кажутся мелочью, как и стихи, написанные для них.
   Лада. Прошу вас, очень прошу! Пожалуйста.
   Олег. Дайте посмотреть на оригами.
   Лада. Я вас очень прошу!
   Бармен. Я не знаю, хорошо ли это...
  

Лада молитвенно складывает ручки.

  
   Бармен. Хорошо. Держите.
  

Лада разворачивает "самолетик" и читает.

  
   Лада. Ба, да это же стихи... Взгляд... весна... старинный замок... аллея... туман... Простая банальность. Мне, кажется, мы его уже слышали на дне рождения Ани. Я не могу ошибаться.
   Бармен. Верно.
   Лада. И здесь подписано "Арина". Как интересно...
   Бармен. Вы правы. Очень интересно. И не понятно, что будет дальше?
   Инга. А что может быть дальше? По-моему ничего. Герой ушел.
   Олег. Но ведь есть все составляющие для счастья и их нельзя упускать... Не знаю, как другие, но я очень счастлив... Инга, слышишь, я очень счастлив. Я очень счастлив тем ямочкам на щеках, которые появляются, когда ты улыбаешься. Вот они... Вот они! Держите их! (Целует Ингу.)
  

Инга смеется.

  
  

Свет гаснет.

Занавес

Действие второе

СЦЕНА первая

Арина идет вдоль окна кафе. Играет третья часть, 3-ей симфонии Брамса. Звучат стихи, читаемые Ариной. АринА входит в кафе, присаживается за барную стойку. Бармен. Арина.

  
   Арина (БАРМЕНУ). Здравствуй, верный жрец Муз. Постой, ты даже не жрец, а сам Дионис, который открыл полезные свойства виноградной лозы и научил людей земледелию.
   Бармен. Ты давно не заглядывала к нам. Заглянуло солнце на землю осенними пасмурными днями.
   Арина. Дорога к счастью может быть длиною в жизнь. Видимо, я на ней заблудилась, и пришла погреться у источника вдохновения... Но ведь не осень на дворе! Разгар лета.
   Бармен. Холодно и серо вокруг. Не заметил.
   Арина. Нет, все улыбаются, повсюду многоцветье: наряды яркие - бирюзовые, малиновые, желтые, ультрамариновые, зеленые. И в природе многоцветье. Неужели не видишь - жизнь бьет ключом вокруг. Правда, и у меня мысли зимние.
   Бармен. Я вижу одно из самых прекрасных проявлений этой жизни. Могу ли я предложить ему что-то, что оживит блеск глаз?
   Арина (улыбаясь). Мнемозина, моя Мнемозина, ты налей мне такое вино, чтобы я того поскорее забыла, кто так сердце встревожил мое.
   Бармен. Нелегко подобрать такой коктейль, но я попробую. В нем будет тайный аромат луговых цветов и сила столетних деревьев, легкость весеннего ветра, простота озерной глади.
   Арина. Неужели это все можно смешать вместе?
   Бармен. Да, возможно.
   Арина. Представь, как было развито воображение древних греков. Они смешивали запросто божественное и человеческое. Боги были похожи на людей, находились среди людей, но в один прекрасный момент проявлялось их божественное начало. Диониса взяли в рабство пираты, заковали в оковы. А он пророс виноградными лозами и плющем в мачту и паруса. Испугавшиеся пираты спрыгнули в море и превратились в дельфинов...
   Бармен. Я всего лишь слуга каждого доброго посетителя, зашедшего в гости. Я человек и ничто человеческое мне не чуждо. Напиток готов.
   Арина (пробуя). Да, у жизни много граней - цвет, звук и вкус. Вкус этого напитка переносит на луг, полный иван-чая. Вокруг этого луга стоят столетние деревья, их ветки раскачивает легкий ветер, вдали виднеется озерная гладь, на которой солнце выводит свои тайные письмена.
   Бармен. Да, мне хотелось, чтобы этот напиток пришелся тебе по вкусу.
   Арина. А мне бы хотелось, чтобы он добавил смелости, потому что мне кое-что надо спросить у тебя, кое-что узнать...
   Бармен. Венеция нравится почти всем. Венеция есть Венеция.
   Арина. Ты не хочешь мне рассказать, что было с запиской, которую я попросила передать?
   Бармен. Лада нравится почти всем. Лада есть Лада.
   Арина. Я все понимаю.
   Бармен. Не перебивай. А мне нравится Барселона, а на втором месте Вена. Почему? А просто Барселона есть Барселона. Там все красиво. Вот у всех моих все идет по плану - они женились, родились дети. Я их спрашиваю: вас все устраивает?". "Да!", - получаю ответ. Так таким жизнь приносит счет потом. И не хватает, чтобы его оплатить. А ведь этот счет приносит жизнь. Надо платить. А они говорят, я позвоню в Америку, в Израиль. И платить не хотят. А как так? Ведь надо платить.
   Арина. Неужели ты не выполнил мою просьбу?
   Бармен. Нет, не выполнил.
   Арина. Почему?
   Бармен. Так вышло... так сложились обстоятельства...
   Арина. Знаешь, я даже рада, что ты не отдал этот злосчастный листок. Все правильно. Все верно. Так и должно было быть...
   Бармен. Эй, похоже, ты расстроилась?
   Арина. Думаю, что нет. Просто вокруг него - стихотворения - столько напрасных волнений...
   Бармен. Именно, напрасных. Слушай, ты, может быть, преувеличиваешь важность этого стихотворения? Разве стихотворение может что-то изменить?
   Арина. Видимо, нет. Ты прав.
   Бармен. Видимо, иногда широкополая шляпка или манерные улыбки или магнитные токи, возникающие между двумя людьми, имеют гораздо большее значение, чем слова...
   Арина. Я не хотела заходить сюда и спрашивать... Я хотела все оставить в прошлом и налегке шагать дальше.
   Бармен. Напротив, очень хорошо, что ты зашла и спросила.
   Арина. Там в стихотворении было еще одно действующее лицо - старинный замок. Я недавно была снова в нем, мне, казалось, что так можно избавиться от магнетизма некогда произошедшей в нем случайной встречи. Во всяком случае я почувствовала свободу... свободу от воспоминаний, свободу от прошлого...
   Бармен. У этого замка есть тайны. Он хранит в своей вековой памяти мгновения, которые соединяют и которые разъединяют любящих людей.
   Арина. Да, замок очень необычен. Прогулки по нем и по его парку - это глоток свежего воздуха среди знойной городской жизни.
   Бармен. Цветы, которые дарят благоухание, самые любимые. Поэтому я и хочу кое-что предложить, но не уверен, что это поможет. Когда имеешь дело со слепым, вряд ли можно ожидать, что он прозреет.
   Арина. Так что же это за предложение?
   Бармен. Через неделю здесь соберется не безызвестная компания. Они будут отмечать свадьбу - свадьбу Олега и Инги. И герой с выразительным взглядом тоже зван и придет.
   Арина. Вот как...
   Бармен. Я всегда верю, что подснежник пробьётся из-под снега, вода в луже не попадет в ботинок, а настоящие чувства и благородные порывы будут оценены...
   Арина. Ты предлагаешь мне прийти через неделю, как раз в тот момент, когда здесь будет свадьба?
   Бармен. Я предлагаю помочь нам в кафе в день свадьбы.
   Арина. Это не такое уж и безнадежное предложение.
   Бармен. Свадьба - это суета. Лишние руки совсем не помеха. Вряд ли я смогу успевать как с обязанностями бармена, так и администратора. Поэтому могу предложить роль помощника бармена во время свадьбы.
   Арина. Мне сложно представить себя в роли помощника бармена.
   Бармен. Это не сложно. Для начала мы наденем униформу, а для всего остального - для создания коктейлей - нужно воображение и немного практики.
   Арина. И это все?
   Бармен. Мы немного изменим прическу, наденем очки...
   Арина. И это все?
   Бармен. Нет, еще один момент... Бармен, как и Бог, создавший мир, может знать и причины происходящего и что будет дальше, но он не может вмешиваться в происходящее... Мы должны поднять настроение пришедшего к нам, если необходимо выслушать его... Но мы не имеем право вмешиваться в его жизнь.
   Арина. Тому, кто тонет, нужен спасательный круг, а не рассказы о том, как правильно плавать.
   Бармен. Тогда я готов начать экспресс курс для барменов прямо сейчас. А через неделю оценим результат.
  

Свет гаснет

СЦЕНА Вторая

Кафе, убранное для свадебного торжества. К красивым стеклянным люстрам подвешены небольшие букетики из цветов, либо ветки с цветами, их много, что создает объемность пространства. В кафе Олег, Инга, Лада, Аня, Алекс, Александра, подруги невесты, друзья жениха и т.д. Присутствующие хлопают в ладоши. Играет вальс. Олег и Инга танцуют. Прожектор ставит акцент на барной стойке, где находится Бармен и Арина.

   Бармен (Арине). Ты волнуешься?
   Арина. Нет, вряд ли. Что должна чувствовать рыба, вытянутая из воды на сушу? Она просто пытается выжить, широко открывая рот. Для остальных же стихия, в которой рыба не может жить, привычна, в ней они живут, как ни в чем ни бывало...
   Бармен. Смотри, слушай и запоминай. К тому же, ты должна справиться со скромной ролью бармена. Не подведи!
   Арина. Не подведу. Я бармен - слуга господ, собравшихся здесь.
   Бармен. Такой рациональный подход мне гораздо больше нравится.
  

К барной стойке подходит Аня.

  
   Аня (Бармену). Мы так долго ждали свадьбы Олега, и вот она - реальность. Он казался таким неустроенным, хотя у него блистательный ум и широкая душа.
   Арина. Каждый человек - это история непохожая на другую...
   Бармен. Думаю, что у Ани будет тоже своя история, непохожая на другие.
   Аня. Мне очень нравится, как украшено кафе, нравятся эти висящие на нитях цветы. Они двигаются от дуновения ветра. Кажутся парящими в воздухе. Кажутся даром небес. Я никогда не забуду это мгновение. Олег ведь не красавец, а Инга - хороша. А вместе они, словно, созданы из одного куска мрамора. Они, словно, дополняют друг друга.
   Арина. Развешенные цветы - это цветы миндаля. Цветущий миндаль - это и символ счастливого брака, и признак наступившей весны. Он говорит о том, что зимние неурядицы и холода позади и впереди только весна, солнце и тепло.
   Бармен. Но запах и вкус миндаля всегда с легкой горечью.
   Арина. Горечь... Ее невозможно не избежать... Любовь и разлука очень часто идут рука об руку. Разлука проверяет любовь на прочность.
   Аня. Думаю, что Олегу и Инге грустить не придется.
   Бармен. Это хорошее поздравление для молодых. Может пора произнести его вслух для них?
   Аня. Верно! Мне стоит поздравить молодых.
  

Аня встает. Движется в стороны празднующих свадьбу.

  
   Аня. У меня есть тост для тебя, дядя Олег, и твоей жены-красавицы.
   Олег. Идём, обнимемся, моя дорогая. Это, наверное, одно из самых дорогих для меня поздравлений. Ведь я немного виноват: я не спросил твоего мнения, прежде чем сделал выбор.
   Аня. Ты все правильно сделал. У тебя, словно, крылья выросли, и ты стал чаще улыбаться. А, следовательно, ты будешь жить дольше, намного дольше с Ингой, чем если бы оставался одним. Этот зал украшен цветами миндаля - они символ счастливой семейной жизни. Пусть этот символ будет вашей путеводной звездой. Будьте счастливы, пусть у вас не будет повода для волнений и тревог. Дядя, чтобы ты ни сделал, я всегда буду на твоей стороне.
   Олег. Спасибо, моя нежная девочка. Но знаешь ли ты легенду о миндале? Греческая легенда гласит, что ожидающая любимого девушка превратилась в засохшее дерево, над которым проливал слезы вернувшийся возлюбленный. От слез дерево ожило и расцвело, и дивный сладкий аромат, но с горчинкой, наполнил всю округу.
  

Олег берет Аню под руку и начинает с ней танцевать.

  
   Олег. Пусть все смотрят и любуются, как хороша моя племянница.
   Инга (шутливо). Олег, я ревную.
   Олег. Люби меня, люби Аню, также как меня. Мы оба хороши - каждый по-своему.
   Инга. И все же я бы предпочла одного двоим.
   Олег. Я и так твой. Я только что расписался в этом. Расписался - значит люблю. Все просто и понятно... Пусть будет просто и понятно для всех.
  

Савелий покидает шумную компанию и подходит к барной стойке отвечая на телефонный звонок.

  
   Савелий (по телефону). Надо собрать список гостей. Вы соберите, а я просмотрю. Позже. Сейчас я на свадьбе. Нет. Не смешите... Мы женим заядлого холостяка. И он счастлив сдать свою свободу в архив. Созвонимся.
   Аня. Вам что-то подать?
   Савелий (отвечая на новый звонок). Я в эти дни в городе, потом вновь уеду. Да, так устроено: уезжаем, приезжаем и вновь уезжаем. Движение и смена событий, людей, городов, стран - это жизнь, это ритм. Ритм - это четвертое измерение - это время. А время летит вперед... Главное не выпасть из его потока. До встречи. Да, конечно.
   Арина. Будет ли вам угодно что-то заказать?
   Савелий. Тишину и отсутствие суеты.
   Арина. Но тогда исчезнет четвертое измерение - ритм жизни. А ведь есть еще и шестое измерение.
   Савелий (отвечая на телефонный звонок). Нет, не делайте этого. Не надо. Зачем? Нет. До свидания. (Арине.) Что вы сказали?
   Арина. Будет ли вам угодно что-то заказать?
   Савелий. Нет, праздник в разгаре, и мне ничего не надо. Я решил уединиться и сбежать от присутствующих, но попался разговорчивый бармен.
   Арина. Вы уединились, чтобы, не отрываясь, разговаривать по телефону. Но это тоже суета, просто другого порядка.
   Савелий. Я чувствую себя, как генерал. Генерал должен руководить военными действиями, перестроением и передислокацией войск, а он находится среди веселых людей, которые знают в жизни толк. Я здесь из вежливости. Олег - дядя моей дочери, он неплохой человек. Я отдаю дань уважения ему и его супруге. Я смиренно выполняю каприз моей дочери. Она хотела, чтобы я все-таки пришел на свадьбу. И Олег тоже хотел. Я здесь, но все здесь чуждо мне.
   Арина. У свадебных торжеств сценарий всегда известен и предсказуем, и на них, действительно, бывает не интересно.
   Савелий. А моя спутница Александра увлечена. Она даже не заметила, что я в другом месте, более спокойном. А я - плохой актер. Я не умею скрывать, когда мне что-то не нравится и не интересно. Я отхожу и занимаюсь тем, что мне интересно.
   Арина. Александра?
   Савелий. Очень яркая и привлекательная женщина. Она, по-моему, даже привлекательнее Лады. Я ловлю себя на мысли, что оторвать взгляд от нее не так уж и легко.
   Арина (в смущении выдавливая из себя). Да, очень.
   Савелий. Женщине всегда сложно похвалить другую женщину.
   Арина. Совсем, напротив. Но, нередко, те достоинства, по которым мужчины оценивают женщин, не кажутся значимыми в женской шкале ценностей.
   Савелий. Что же, вполне логично.
   Арина. Когда человек начинает без остановки разговаривать по телефону, ему, может быть, в самую пору кричать "Караул! Спасите!", а не набирать очередной номер.
   Савелий. Это вы мне? Сделаем вид, что я не заметил. Зато я вижу на горизонте одну знакомую вещицу. Или она мне просто кажется знакомой.
   Арина. Какую?
   Савелий. Вот то оригами - самолетик. Видите, оно висит под стеклянным колпаком?
   Арина. Да, вижу. Но что это за самолетик?
   Савелий. Мне кажется, если я не ошибаюсь, что я однажды сгоряча выбросил его, а потом, подумав и остыв, сожалел...
   Арина. А я не заметила его вообще.
   Савелий. Потому что вы не знали о его существовании. Можно мне взять этот самолетик и посмотреть на него ближе?
  

Арина берет стеклянный колпак с висящим в нем бумажным самолетиком, подносит оригами ближе.

   Арина. Кому-то эта вещь была дорога, раз он так бережно отнесся к ней: поместил в условия без ветра и пыли.
   Савелий. А вы представляете жизнь самолета без полета, без преодоления сопротивления ветру. Самолет создан для того, чтобы летать.
   Арина. А для чего создан человек?
   Савелий. На этот вопрос нет ответа, потому что у каждого своя персональная история. (Отсоединяя самолетик, разворачивает его.) Да, это именно то оригами, которое я собственноручно сделал из листка с написанным стихотворением. Я хотел его выбросить, и даже выбросил, правда, не сразу, а через час, полтора...
  
   Арина стоит бледная, слово окаменевшая. Но потом берет себя в руки.
  
   Арина. Да это же стихи! Высокий стиль! Неужели кто-то посвятил их вам? Вы не любите стихи?
   Савелий. Я люблю стихи, но эти были абсолютно бессмысленными. Я не мог стать их частью, а они моей. Но теперь я их перечитываю с интересом, и они мне не кажутся такими бессмысленными, как тогда. Есть ли смысл в стихах? Он всегда есть...
  

Входит Бармен.

  
   Бармен. Зачем вы разрушили этот воздушный замок? Он никому не мешал. Да, он был очень хрупким. Бумажная салфетка, из которой сделан самолет, почти невесома. Ею мог бы вытереть рот очередной визитер съевший ростбиф. Но ее ждала другая судьба. Благодаря словам, написанным на ней, она стала оберегом нашего кафе. Добрым символом того, что даже мелочь, небольшой штрих, рифмованные слова, могут изменить судьбу, перевернуть все с ног на голову. Но есть люди, у которых не найдется ни одной секунды, чтобы оглядеться вокруг и заметить тайнопись судьбы. А вы, сударь, по-хозяйски взяли и достали самолет из-под стеклянного колпака, разобрали его... Вы удовлетворены, разрушив воздушный замок?
  

Подходит Аня.

  
   Аня. Что происходит? Папа, почему у тебя такое задумчивое лицо, а у Дениса такое возмущенное? Что произошло?
   Савелий. Меня отчитали, как мальчишку. Баталии развернулись вокруг стихов, написанных на салфетке.
   Аня. Каких стихов?
   Савелий. Совершенно невзрачных и простых.
   Аня. Они на этой помятой салфетке?
  

Аня берет салфетку и бегло просматривает стихи. Арина стоит молча с отсутствующим выражением лица...

  
   Я хорошо помню эти стихи. Они были прочитаны на моем дне рождении. Денис, я никогда не забуду этого момента.
   Савелий. Надо найти чтеца получше, Аня.
   Аня. Дело в моменте. Мне читали стихи тогда, когда мама была занята своим совершенством, ты же, папа, был занят собой, а Алекс мамой.
   Бармен. Я читал чужие стихи, Аня. Но они для меня что-то значили. Мне нравилось их настроение, и то, что кто-то кого-то ждет. Грустит и ждет, напрасно ждет. И эта горечь, которая присутствует в сладком запахе цветущего миндаля, она была в этих стихах. Я рад, что тебе тоже понравилось настроение стихотворения.
  

Раздается звонок телефона Савелия. Арина вздрагивает.

  
   Савелий. Я должен ответить. Да. Слушаю. Я, возможно, скоро освобожусь. Тогда мы обсудим встречу подробнее. Мы не можем передать эту картину в дар. Я через неделю улетаю, поэтому все надо решать сейчас. Договорились. До встречи.
   Арина (вдыхая словно после долгой задержки дыхания). Для чего по горным склонам расцветает миндаль? Я не знаю... Я не знаю...
  

Подходят Александра, Лада, Алексей. Арина незаметно уходит.

  
   Лада. Что происходит? У вас такие озадаченные лица. Аня, а ты вообще должна держаться подальше от арьерсцены. Ты должна быть в гуще праздника, среди гостей. Там есть очень интересные молодые люди: учтивые, с хорошими манерами. Прекрасные молодые люди, подходящие для знакомства.
   Аня. Но меня тянет сюда. Я чувствую себя легко и непринужденно именно здесь.
   Лада. То есть там, где находится молодой человек, который читает сомнительные стихи? Но поверь, жизнь - больше, чем стихи. А там, среди гостей, что-то настоящее, весомое, что сможет обеспечить твое комфортное существование в будущем. Там - твоя будущая счастливая жизнь... А здесь - только грезы и муки любви.
   Савелий. Да, Аня, я абсолютно согласен с Ладой. Здесь не надо задерживаться, тебе будет лучше присоединиться к гостям.
   Лада. Там, с нами, ты будешь счастлива, ты сможешь найти себя, свой стиль, свой путь, неповторимый и единственный во вселенной.
   Аня. Вполне достаточно, что у тебя, мама, все устроено, все уютно, есть свой стиль и ты нашла свой путь во вселенной.
   Лада. Аня, идем! Это все особенности возраста. Я не хочу даже это слушать.
   Алекс. Ляля, моя ненаглядная краса, что же ты все усложняешь? Ведь это всего лишь один вечер. Пусть делает, что хочет.
   Лада. Иногда одна минута, один взгляд все меняют. Один вечер - это около 240 минут. Это целая бесконечность. Я вижу огонек упорства в ее глазах, который может завести ее в непроходимые дебри житейской кутерьмы с множеством испытаний и преград. Зачем моей дочери проходить через какие-то испытания? Послушай меня, моя дорогая. Мне со стороны лучше видно, где тебя ждет счастливая жизнь. Мы с Лешей позаботились о тебе. Среди гостей есть Дима, обрати на него внимание. Может быть, он не так красив, но у него много достоинств. Я когда-то послушалась материнского совета. Она сказала: "Здесь счастья не будет. А там - и покой, и достаток, и счастье". Ей было хорошо видно со стороны, как и мне теперь видно.
   Алекс. Ляля, дорогая, не усложняй все, не заставляй ее отказываться от себя, от мифа о себе и своем будущем. Пусть будет так, как она хочет, а с остальным мы разберемся. Понравился Денис - отлично. Нордический блондин, красивые светлые глаза, чуткий, отзывчивый. Чем не пара? Пусть!
   Лада. Как пусть?
   Алекс. Купим ему кафе. Можно это или другое. Вот он уже и не бармен. А дальше он и сам справится. Посмотри на него: он сам все сможет. На таких многое держится. Весь мир держится на таких, как он. А если сам, то это хорошо. А вот в Диме я не уверен.
   Лада. А вот я уверена.
   Алекс. А я нет! Пусть Анечка на свой лад жизнь строит, не на лад Лады. А мы ей поможем, всем, чем надо поможем.
   Савелий (отрываясь от телефона). Кто счастьем моей дочери торгует? Решает за нее?
   Аня. А у меня кто-то спросил, чего я хочу? Или я разменная монета в ваших играх?
   Савелий. Аня, не обижайся. Мы абсолютно серьезно заявляем, мы не будем ни во что вмешиваться. Денис, ты ведь счастлив своей жизнью и своей работой? Ведь так?
   Бармен. Совершенно верно.
   Савелий. У Ани большие планы. Ее так много всего впереди ожидает.
   Бармен. Совершенно верно. Я вполне счастлив в стенах этого кафе и у меня нет грандиозных и далеко идущих планов. Каждый день - это этюд. Утром ставишь чистый холст и в течение дня наносишь мазки. А в конце получается картина.
   Алекс. Эй, парень, я лишь хотел сказать, что вижу потенциал в тебе. На тебя можно делать ставку. Ситуация мне не кажется уж такой безрассудной, как кажется Ляле и Савелию.
   Бармен. Спасибо за оказанное доверие.
   Алекс (протягивая руку). Друг Ани - мой друг. (Читает пришедшее сообщение на телефон.) Как интересно!
  

Аня, не отрываясь, смотрит на Дениса.

  
   Бармен. Почему так много внимания к моей персоне? Что произошло?
   Савелий. Совершенно справедливый вопрос, который свидетельствует о здравомыслии Дениса.
   Бармен. Вы хотите сказать, что каждый должен оставаться на своем месте?
   Лада. Да, ведь в житейском театре у каждого свое место и своя роль.
   Бармен. То есть, если ты родился галерным рабом, то им и должен оставаться, даже не пытаясь, что-либо изменить?
   Лада. Аня, идем, будем поздравлять Олега. Он все время с Ингой. Инга сказала, Инга сделала, Инга мечтает... Инга, Инга, Инга...
   Аня. Ему не нужны такие, как мы, мама. А ты не рада за Олега?
   Лада. Я очень рада за него. Инга окружила Олега вниманием и заботой, и ему теперь очень сладко и тепло. А я ведь всегда волновалась о его счастье, и даже молилась.
   Аня. Молилась?
   Лада. Да, представляешь. Все так изменилось с приходом Инги в его жизнь. Мы недавно, незадолго до свадьбы, все вместе ездили на исповедь к отцу Глебу - его исповеднику. И он такие удивительные вещи рассказывал. Простые... Я, наверное, это и сама знала, но он все расставлял на свои места просто и легко. Олег в своей любви лучше, чем я. Идем, Аня, поздравлять нашего Олега... Он долго шел к этому моменту. (Грациозным жестом поправляет прическу, сережку и красиво опускает руку.)
   Бармен. Вы выглядите просто великолепно!
  

Лада приветливо кивает головой, берет Аню аккуратно за плечи и пытается увести.

  
   Лада (Ане). Пошли, милая.
  

Аня, Лада уходят и присоединяются к празднику.

  
   Алекс (БарменУ). Я пытался выяснить, кто владелец кафе. И вот какая интересная вещь получается! Удивлен!
   Бармен. Ничего удивительного. Слуга господ может быть тоже господином.
   Алекс. Чтобы вынести все наши выступления с пожеланиями "пристегните крепко ремни и оставайтесь на своих местах", надо немалую выдержку иметь. Я приношу извинения.
   Бармен. Я могу сказать вам тоже самое: "чтобы вынести все это, вам надо немалую выдержку иметь".
   Алекс. Это ты хорошо подметил.
   Бармен. Красота - это то, что не отнять у красивой женщины.
   Алекс. Но за то, что она спустилась с небес и задержалась подле, взымается небольшая плата. Но в целом, это мелочь.
   Бармен. Верно. (Внимательно смотрит вокруг.) Но где Арина?
   Алекс. Какая Арина?
   Бармен. Она была только что здесь и помогала мне.
   Алекс. Да, здесь была какая-то девушка, но я видел, как она уходила.
   Савелий. Арина? Вы говорите об Арине? (Берет лист со стихом.) Стихотворение подписано - "Арина".
   Бармен. Да, Арина! (Савелию.) Вы знаете, кто такая Анна Керн?
   Савелий. Вы о чем?
   Бармен. "Я помню чудное мгновение, передо мной явилась ты, как мимолетное видение", и так далее.
   Савелий. Конечно! Кто не знает Анну Керн?
   Бармен. Мне этот листок бумаги с написанным стихом был очень дорог. Но он был посвящен не мне. Этот самолетик, сделанный из листка со стихом и небрежно брошенный на землю, перенесет пассажира через годы, многие годы. (Вдруг замирает и смотрит напряженно в окно.)
   Савелий. Что же произошло?
  

Вдоль окна медленно идет Арина. Играет 3-я симфония Брамса, третья часть. Звонит телефон СавелиЯ, и он берет телефон, чтобы ответить на звонок.

  
   Савелий. Мне нужно ответить на важный звонок.
  

Александра подходит к Савелию близко, кладет руки на его плечи, обнимает. Потом берет телефон, отключает, прячет в его пиджак.

   Александра. Давай сделаем перерыв в телефонных звонках. Пойдем, присоединимся к шумному празднику, ведь мы пришли вместе. Давай "быть вместе" здесь, там, сегодня, завтра и так далее. Почему я все время остаюсь одна?
  

Александра проводит по волосам Савелия рукой, но тот пытается уклониться.

  
   Почему ты такой ершистый, ведь дома ты совсем другой. Идем к Олегу и Инге.
   Савелий. Олег счастлив и без нас.
   Александра. Конечно, счастлив. Очень счастлив. Нам тоже никто не мешает быть счастливыми. Смотри, там жизнь, там весело, шумно. Инга будет бросать букет невесты.
   Савелий. Предлагаешь его поймать мне?
   Александра. Нет. Я попытаюсь. Женишься на мне, если поймаю? (Смеется и убегает.)
  

Александра бежит в скопление женщин, которые готовятся ловить букет цветов. Там же Аня, подружки невесты. Все кричат, смеются, хлопают в ладоши. Кричат "горько". Инга целует Олега, они смотрят в глаза друг другу.

   Олег. Иди же, бросай букет!
   Инга. Кто бы его ни поймал, пусть также как и я, найдет замечательного мужа, угодного Богу, и будет счастлива. Ловите, милые!
  

Инга вдыхает аромат букета. Смотрит с большой радостью и бросает букет. Букет попадает Ане. Аня смеется. Всем показывает. Лада смеется, приближается к одному из молодых людей, пытается подвести к Ане и познакомить. Аня бежит к Савелию за барной стойкой.

  
   Аня (Савелию). Смотри, я поймала букет.
   Савелий. Я не могу представить, что это означает и означает ли это что-то, но пусть оправдаются твои ожидания.
   Аня (подходя ближе к Денису). Вот видишь, букет невесты.
  

Аня смотрит долго и внимательно на Дениса.

  
   Бармен (с улыбкой). Ариадна... Ариадна...
   Аня (Весело Смеясь). Какая Ариадна?
   Бармен. Мне тот долгий взгляд тех задумчивых глаз не забыть, как и миг весны, и тумана муар и аллею из старых ветвистых деревьев. (Улыбается Ане.)
  

Аня радостно смеется. Звучат голоса "Горько". Ввозят огромный торт. Крики. Аплодисменты. Савелий смотрит долгим и тяжелым взглядом на окно, вдоль которого только что уходила Арина.

   Савелий. Не понимаю, почему меня постоянно преследует чувство бессмысленности происходящего.

Все замирают. Звучат стихи, читаемые голосом Арины, под звуки ветра и тихо играемой 3-ей симфонии Брамса, третьей части.

Опускается занавес.

Конец

  
  

Стихи из тетради Арины

   ***
   Глядя на огни вечернего города,
   среди нежной поволоки тумана,
   мне, порою, кажется,
   что там, за три девять земель,
   ты молча бродишь по мегаполису,
   жадно вбираешь звуки
   весеннего ренессанса,
   безмолвно смотришь
   на приглушенные краски
   домов, арок и колоколен,
   куполов соборов и аллей,
   утопающих в розовой испарине,
   поднимающейся с земли.
   А потом подолгу сидишь в кафе
   за чашкой горького кофе,
   читаешь газеты,
   и думаешь о чем-то,
   полный весенних надежд...

  
   SINCERITAS
  
   Нежно, робко и вдалеке
   Скрипка играла
   parapluies de Cherbourg.
   И вспоминая былое
   и поднимая из бездны печаль,
   ты говорил, как бури
   счастье твое унесли,
   что мечта синей птицей
   тебя за собой ведет,
   что надежда колосится,
   словно пшеница в июльский зной.
   И исправив былые ошибки,
   больше не стало преград.
   Ящик Пандоры захлопнут
   И можно сначала начать.
   И на новой странице
   Можно вписать
   О скитаниях Улисса
   И обретении себя...
  
  
   ЯЗЫЧЕСТВО
  
   Слева - явор,
   Справа - ясень,
   Впереди полей простор,
   Вдалеке зеленый бор.
   Словно сказочный шатер
   На холме стоит собор.
   Ты же где-то далеко.
   Ты - бесплотная мечта.
   Ты - фантазия моя.
   Среди росчерка огам,
   Опоясывающих храм,
   Меж друидов тайных знаков
   Не найти простой ответ:
   Доведется ли когда-то
   Повстречаться мне с тобой?
   Святобор хранит ту тайну
   В глубине своих лесов.
   Шелестит листвой Догода,
   Лель играет на дуде.
   Что же Доля и Недоля
   Уготовили вы мне?
  
   ДОЖДЬ
  
   Дождь лил и разгонял зевак,
   Как самый преданный хранитель.
   Всего лишь в несколько минут
   Испанский дворик обезлюдел.
   И промокнув насквозь,
   Я осталась стоять,
   Чтобы слушать симфонию
   проливного дождя.
   Чтобы видеть донжона
   В объятиях туч
   И луч света прорвавшийся
   через редуты врага.
   Ты был где-то рядом
   В нескольких верстах
   В древней столице,
   Где венчали на царствие короля.
   Я туда не смогла добраться,
   Меня удержали дожди.
   Они лили так сильно,
   Словно стену возвели...
  
  
   ***
  
   Где же ты? Где?
   Милый ты мой,
   Нежный ты мой?
   Или снега застелили глаза
   И не видно тебе, кто вокруг,
   И что я далеко и не рядом?
   Или дожди разметали пути,
   что однажды должны
   привести нас друг к другу?
   Или сладкие песни Сирен
   Усыпили тоску и мечты,
   И давно уже позабыто,
   Что Творец создавал
   И меня и тебя
   из одного и того же куска
   ослепительно белого мрамора?
   Или растратив душевный кристалл,
   Ты себя потерял
   И не можешь найти пути
   Ни к себе и ни к той,
   что тебе предназначена?
  
   ИЗВЕСТИЕ В ГАЗЕТАХ
  
   Дурные вести грянули, как гром,
   Потом смятение, сомнения...
   Волнения, бессонница, рассвет,
   короткий сон, поездка в храм, молитва...
   И перевернута страница в книге жизни,
   чтобы опять начать все с нового листа.
   И первое событие - летящий шмель на угощенье к липам,
   Которые радушно зазывают всех на пир
   Своим роскошным запахом и медоносными цветами.
   И как глоток амброзии уносит все печали,
   Их аромат поможет мне забыть,
   что я забыть сама никак не в силах...
  
   АБСТРАКЦИЯ ....
   Полночь. Небесный эфир
   Потихоньку пустеет
   C каждой заснувшей душой,
   Но бессонница обступает
   Серым и душным кольцом
   Заставляет томиться
   В щемящей тишине.
   Мысль о том, что нам
   Больше не встретиться
   Не отступает и гнетет.
   Каждый из нас живет в своем мире
   И успешно играет роль,
   Каждый день шагая
   По уводящей к старости колее.
   Неужели в этой вселенной
   Нет таких всемогущих сил,
   которые смогут нас однажды
   друг к другу подтолкнуть?
   Чтобы пустоту заполнив
   Наконец осознать,
   Что такое вселенская и безмятежная тишина.
  
  
   ДУХ ВЕСНЫ
  
   Чтобы дух весны понять
   Надо вырваться из плена
   Повседневной суеты.
   Для цветущих яблонь, вишен,
   слив, каштанов и сирени
   душу настежь распахнуть.
   Чтобы дух весны осмыслить,
   Надо среди трелей птичьих,
   Среди их многоголосья
   Отыскать секрет удачи.
   Обнаженными ступнями
   ощутить росы прохладу,
   тихо бережно ступая
   среди шелка свежих трав.
   Надо долгим-долгим взглядом
   Заглянуть за синь небес,
   Ощутить прикосновенье
   Белых лепестков черешни
   Тихо падающих вниз.
   Чтобы дух весны изведать
   Надо ввериться дождям
   В шуме падающих капель
   Смысл жизни разыскать,
   Чтобы водные потоки
   Полные пыльцы цветочной
   заиграли сладким вкусом
   на обветренных губах
   и оставили разводы
   на промокших волосах.
   Чтобы дух весны постичь,
   Надо в сгустках темноты
   Разглядеть переполох
   обезумевших от счастья
   и раскатисто гудящих
   тучных травеньских жуков.
   И увидеть переливы
   Тонких нитей паутины,
   Высоко парящих в небе,
   Словно мировые струны,
   В волнах света фонаря.
   Чтобы дух весны познать
   Надо рассмотреть звезды рожденье
   в небе цвета молока.
   Быть обласканным багрянцем
   ускользающего солнца
   за холодный горизонт.
   И в сгущающейся ночи
   Опьянев от аромата
   Разноцветья, разнотравья
   Потихоньку прошептать:
   "Я ведь год тебя ждала"!
  
  
  
   ***
   Неужели умолкла кифара Эрато
   И напевам ее не согреть мне души?
   Отчего же вокруг все так серо?
   Неизвестность лишь ждет впереди...
   И Борей завывает тоскливо
   Леденящую песню зимы,
   чтобы мы позабыли навеки
   как дорогу друг к другу найти?
  
  
  
   ***
   Запрятать грусть
   в дальний угол сознания,
   И пусть реверберируя
   По нейронным цепям,
   Она никогда не вернется назад.
   Сбежав из мира обмана
   На простор простоты,
   жить без суеты,
   словно пророк Илия
   в одиночестве в пустыне,
   молившийся сорок дней.
   Пьянеть от аромата лаванды,
   Встречать рассвет,
   Бродить по мокрой траве,
   И думать порою о тебе,
   Словно ты - Данте
   И в этом воплощении
   мы поменялись ролями
   и теперь мне о тебе писать:
   о том, что ты далеко,
   о том, что меня не помнишь.
   Но глядя на плывущие облака
   вдруг исчезает грань
   между прошлым и будущим,
   и кажется, что до встречи
   остался всего лишь миг ...
  
   ЗИМНЯЯ ЭЛЕГИЯ
  
   Пора сомнений и печали позади,
   и обморок души рассеялся бесследно.
   Из слез нельзя построить мост.
   И без надежды невозможно дня прожить,
   И в новолетье не ступить
   Печали не оставив в прошлом.
   Быть может вьюга заметет следы
   В страну тревог,
   когда мы с ней до полузабытья
   станцуем новогоднюю мазурку.
   Быть может, стужа охладит
   сердечный пыл,
   и заблудившись среди белой пелены,
   мне будет все-таки дано
   найти дорогу к счастью,
   пусть даже и длиною в жизнь.
   Ведь солнце неспроста
   в алмазы превращает белые сугробы...
  
  
   ***
   Белее белого твои воротнички,
   Так больно цвет их в душу проникает,
   пронизанную прилетевшими весной ветрами,
   чтобы по Дантовским кругам меня кружить.
   И синь твоих одежд, как будто с раем дружит.
   Увы, мой мир безумно грустным стал,
   А твой - таким далеким и недостижимым.
  
  
   ***
   В море глядя Пенелопе
   остается только ждать,
   когда Олимпийские всемогущие Боги
   Приведут Одиссея назад...
  
   НАПРАСНОЕ ОЖИДАНИЕ
  
   От чего ты так волнуешься?
   Лунный свет не приносит покой...
   Толи Дрема впотьмах заблудилась,
   Толи Гипнос заклятье забыл,
   только словно в горячке ты мечешься
   в этой безликой ночной пустоте.
   Ты, душа,- наивная мечтательница.
   Думаешь, что встречи близок миг?
   Что с нее начнется новая история?
   Что все станет просто и легко?
   Что в мистической реке Смородиновой,
   растворятся все печали словно сон?
   Даже если взгляды встретятся,
   Вдруг ты вместо искры радости
   Холод безразличия найдешь?
   Сможешь ли с волненьем справиться?
   Сможешь ли глаза не отвести?
   Потому ли ты все мечешься,
   что мгновенья встречи
   могут муку принести?
  
   СХОЖДЕНИЕ ПЛАНЕТ
  
   Мир казался серым-серым
   И в нем было одиноко
   И иссяк источник слова
   Словно засухой все выжгло.
   И бессонными ночами
   Я безжизненно смотрела
   Как под лунную сонату
   На вечернем небосводе
   И Венера и Юпитер
   Приближаются друг к другу.
   И в кромешной темноте
   Миннезанг к прекрасной Даме
   Миннезингеров с гитарой
   На какое-то мгновенье
   Заронил зерно надежды.
   И оно пустилось в рост
   Чтобы к жизни пробудить.
  
   ***
  
   Может где-то в разгаре большой праздник...
   Может кто-то, находясь на званом ужине,
   среди скопления людей
   чувствует прилив счастья...
   Может быть, я из иного мира?
   Я сбежала от суеты.
   После множества дней переживаний
   я нашла наконец долгожданный покой
   среди гнущихся от ягод ветвей малины,
   среди розовых, желтых, красных роз,
   среди открывающихся вдали видов
   полей, обрывов и заливных лугов,
   утопающих в дурманящем аромате лета,
   под сенью перистых облаков.
   Может быть грань между болью и счастьем
   пока слишком-слишком тонка.
   Может время усилит забвенье.
   Может канут в Лету воспоминанья
   О несбывшейся мечте...
   Ведь жизнь - прощанье
   с иллюзиями о ней.
  
   ГЕРОЙ "НАШЕГО ВРЕМЕНИ"
  
   Как появляется герой?
   Совсем небрежно...
   Перед ним распахивают дверь,
   и он выходит из авто веско.
   Продвигаясь вперед авантажно,
   Он не смотрит назад.
   Разве это важно,
   что в парке
   на липах набрякли почки,
   и форсайтия цветет нежно,
   ежась от порыва ветра?
   Но герой, как слепой,
   Вверх по лестнице идет,
   словно хочет попасть
   на седьмое небо.
   А часы на белой башне
   бьют в набат,
   ведь мгновенья весны уходят
   и их не догнать.
   Но герой, открывая тяжелую дверь,
   исчезает за ней аллегро...
   А дождя холодные капли
   падают лениво и беспечно,
   заметают за ним следы
   словно навечно...
  
  
   ***
   Он шел по театральному проходу, ни на кого не глядя,
   Словно спасаясь бегством от кошмара жизни.
   Впереди его ожидала счастливая пора заграницей.
   Трамвай желаний уносил его в заоблачную высоту. ...
   Я смотрела, как за ним захлопывается
   Карминовый бархат штор у выхода,
   И чувствовала абсолютную пустоту.
   А пространство словно нашептывало:
   "Постарайся забыть его и не вспоминать.
   Мысли о нем не сделают тебя счастливой
   И безмятежности они не принесут.
   Да и стоит ли так печалиться?
   Ведь так заведено испокон веков,
   Что за концом всегда следует начало".
   Увы, одиночество - удел всех творцов...
  
  
   Абстракция
   Ты пришел в ночном сне
   Улыбаясь сказал: "Подожди".
   А ведь я даже не знаю, ...
   можно ли верить снам?
   Хуже всего безвестность...
  
  
   Монах Симеон Афонский
  
   Д.Байрон. Паломничество Чайльд-Гарольда.
   Д.Байрон "Поломничество Чайльд-Гарольда"
   Можно читать любое из них в финале и в других местах, в зависимости от настроения
  
  
  
  
  
  
  
  
  

44

  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Предел риска" (Короткий любовный роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"