Алёшин Георгий: другие произведения.

Шиноби Поттер и путь его нелёгкий.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:

    Что бы случилось, если мангу "Наруто" выпустили в во времена, когда Гарри Поттер был ещё маленьким и ходил в обычную школу, а Дадли и его компания подсели бы на данный фэндом. Затем представим ситуацию с аппарацией на крышу столовой и то, какие выводы могли сделать ребята, повёрнутые на шиноби. Последний ингредиент - Гарри и сам заинтересовался миром ниндзя, стал тренироваться. Во что же это выльется?
      Предупреждение: мир немного более продвинутый в техническом плане нежели в оригинале.
      Последнее обновление от 20/11/2016

  ***********************************************************************************************
  Шиноби Поттер и путь его нелёгкий.
  https://ficbook.net/readfic/3995983
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Tenkai (https://ficbook.net/authors/1531524)
  
  Фэндом: Naruto,Роулинг Джоан "Гарри Поттер",Гарри Поттер(кроссовер)
  Рейтинг: R
  Жанры: Фэнтези, Hurt/comfort, Мифические существа, Учебные заведения
  Предупреждения: OOC, Мэри Сью (Марти Стью), Элементы гета
  Размер: планируетсяМакси, написано 170 страниц
  Кол-во частей: 20
  Статус: в процессе
  Описание:
  Что бы случилось, если мангу "Наруто" выпустили в во времена, когда Гарри Поттер был ещё маленьким и ходил в обычную школу, а Дадли и его компания подсели бы на данный фэндом. Затем представим ситуацию с аппарацией на крышу столовой и то, какие выводы могли сделать ребята, повёрнутые на шиноби. Последний ингредиент - Гарри и сам заинтересовался миром ниндзя, стал тренироваться. Во что же это выльется?
  
  Предупреждение: мир немного более продвинутый в техническом плане нежели в оригинале.
  
  
  Публикация на других ресурсах:
  "Только с разрешения автора" =)
  
  Примечания автора:
  ООС из предупреждения относится не только к главному герою, но и ко всем другим персонажам.
  
  Так же, для тех, кто не понимает, почему у Поттера получаются именно техники, а не стихийные выбросы и т.д.:
  Магия в моём фанфике - это квинтэссенция желания и волеизъявления в определённой форме, а Гарри изо всех сил желал и знал в каком виде его желание должно в итоге проявиться.
  
  
  ========== Вступление или с чего всё началось. ==========
   Семейство Дурсль обитало в доме под номером четыре по Тисовой улице и всегда гордилось, тем, что они абсолютно нормальные люди. Уж кто-кто, а они точно никак не ожидали, чтобы попадут в такую странную и загадочную ситуацию. В тот день, когда они обнаружили под дверью маленький орущий сверток вместе с письмом от некоего Альбуса Дамблдора, мистер Дурсль чуть не слёг с инфарктом, чем сильно перепугал жену. Будто бы ей одного младенца мало было! Маленький Дадли предпочитал не придерживаться какого-либо расписания и спал каждый день в разное время. Ночью же он предпочитал бодрствовать и если кто-то пытался уснуть в это время, то Дадли тут же начинал плакать и громко визжать, требуя к себе непрестанного внимания со стороны родителей. Теперь же Петунии подсунули ещё одного младенца и заболей Вернон взаправду, она бы просто сошла с ума. Тот день Дурсли прокляли навеки, но ничего поделать с этим не могли.
  
  * * *
  
  Семь лет спустя... Вернон Дурсль - отец маленького Дадли и отчим ещё одного отродья брёл по торговому центру. Завтра его любимому сынишке исполняется восемь, а значит нужно уже сегодня закупить всё необходимое для торжества, а так же подарки. Много подарков. В прошлом году было тридцать, а значит в этот раз нужно, как минимум, тридцать два. Или тридцать три? Ладно, по ходу дела видно будет. Через час хождения по отделу с детскими товарами, тележка была заполнена коробками различных размеров с самыми разными игрушками. Тут были и конструктор Лего, и машинка на радиоуправлении, и набор с водяными автоматами и мягкие игрушки, и трансформеры... Мистер Дурсль даже не стал запоминать всё, что он складывал в корзину. Он просто брал самые новые, самые дорогие и знаменитые игрушки. Ведь у его сына должно было быть всё только самое лучшее! Так вот, уже у самой кассы пришлось притормозить. Впереди образовалась небольшая пробка из покупателей, так как один ребёнок примерно того же возраста, что и его сын, ну и примерно тех же пропорций, закатил истерику собственной матери и теперь валялся на полу, кулаками размазывая слёзы и сопли по всему лицу.
  
  - Ну милый мой, ну лапушка, звёздочка моя, - причитала почтенная дама, таких же почтенных размеров, как и набитый деньгами мешок, - давай мы купим её позже. Да и зачем тебе эта книжка? У тебя же дома полно раскрасок с картинками.
  
  - Не-е-ет! - верещало дитя, наслаждаясь истерикой, - я хочу её сегодня! Прямо сейчас!
  
  - Но, рыбонька моя, солнышко моё ясное, - пробовала уговорить его мать, - тогда мы не сможем съесть пару лишних порций мороженого, как мы это привыкли делать каждый день...
  
  - Мне плевать на мороженное! - уже орал во весь голос ребёнок, - я хочу мангу "Наруто"! Она уже у всех есть в нашем классе! И во всех других классах тоже! Купи мне её сейчас же, иначе я...
  
  Он даже на секунду задумался над тем, что же он сделает, но мать сдалась раньше. Видимо испугалась живого воображения своего ребёнка и не захотела проверять, какую же угрозу он сможет придумать в такой ситуации:
  
  - Да, да. Мы сейчас же пойдём и купим тебе эту книжку... "Налюто"... ну, или как-то так. В общем, мы сейчас же пойдём и купим тебе всё, что ты хочешь, только встань с пола, он холодный и ты можешь простыть.
  
  "Интересно, что же это за раскраска такая, что её читают всем классом?" - подумал Вернон и, завернув тележку, отправился вслед за почётной дамой и её зарёванной лапушкой. Уже в книжном отделе он с сомнением рассматривал небольшую книжку с чёрно-белыми рисунками и серьёзно задумался, - "а надо ли её покупать? Ну, вот как не посмотри, не выглядит она интересной и всё тут". Проходящий мимо сотрудник зала увидел сомнение на лице возможного покупателя и тут же оказался рядом со словами:
  
  - Уважаемый! Отбросьте сомнения! Эта книга... эм... манга, как раз то, что вы ищете! - далее его взгляд выцепил назначение содержимого тележки и на лице расползлась довольная улыбка, - это самый лучший подарок для вашего ребёнка! Самое модное увлечение сезона! К тому же, это самая продаваемая в мире манга!
  
  - И всё это вот это? - недоверчиво покачал головой Дурсль, помахав книжкой, - да она даже не раскрашена!
  
  - В том-то и состоит её ценность! - стал уверять его продавец, - это не только увлекательная история и прекрасные иллюстрации, но и возможность раскрасить её вручную, так как вашему ребёнку этого захочется!
  
  - Ладно, - сдался под напором рекламы мистер Дурсль, - тогда мне её и ещё набор фломастеров на сто восемь цветов. Пусть Дадлик порадуется ещё одному подарку.
  
  Расплачиваясь за покупки, глава семейства Дурсль ещё не знал, что у этой книжки есть продолжение и не одно. Только складывая подарки в праздничную упаковку, он мельком отметил на книжке надпись "Том первый". Нет бы ему задуматься, а сколько же этих томов всего? Но в данный момент его мысли были заняты другим, а именно, в каком же ресторане ему покушать сегодня вечером, когда разойдутся все гости и можно будет наконец-то отправиться куда-нибудь и поесть по-настоящему, а не то, что приготовит Петуния для детей и гостей.
  
  * * *
  
  Пару недель томик манги лежал в углу, закинутый туда самим Дадли во время разбора подарков. Когда остальные игрушки поднадоели и в один хмурый ненастный вечер Дадли вдруг обнаружил, что ему нечего делать, он решил попинать мячик и тот в свою очередь отлетел в угол. Подойдя за мячиком, он бросил взгляд на книгу. Наверное впервые в жизни где-то глубоко внутри у него проснулся интерес к подобному. Он отшвырнул мячик и присел в углу, склонившись над книжкой. Первым делом взгляд ребёнка зацепился за необычные, но от того не менее интересные картинки. Затем ему стало интересно, что же происходит в самой истории? Что это за лис и чего это вообще за люди такие? Разодеты смешно, да ещё и глазастые больно. Но интересно... Неожиданно интересно. Когда через некоторое время в его комнату заглянул отец, то был шокирован открывшейся картиной. Его сын сидя на полу с самым серьёзным видом читал книгу. Удивлённо и в то же время одобрительно покачав головой, Вернон с улыбкой отправился вниз на кухню, чтобы рассказать жене свидетелем чего он только что стал. В это же самое время, Мальчик-который-выжил сидел в своей каморке под лестницей и ему не было скучно. Совсем. Он ещё в детстве понял, что стоит только дать волю фантазии и скука сразу же пропадает, а темный пропылённый закуток под лестницей легко превращается в пещеру маленького волчонка или же в подземелье заброшенного замка. Иногда ему было жалко, что он не может подольше задержаться в школьной библиотеке, чтобы прочесть какую-нибудь сказку, ведь дома у него много дел: протереть полки, вытрясти коврики в прихожей, полить цветы в горшочках, да и грядки перед домом прополоть надо...
  
  * * *
  
  Через месяц Дадли умудрился подсадить на мангу о ниндзях-шиноби своих друзей. Дело это было не простое, так как Пирс Полкинс и Пагс Паруд, так же как и сам Дадли ранее, очень не любили читать. Но тут на помощь пришёл интернет и аниме, снятое по манге. В то же время вышел в продажу второй том. Дадли быстро уговорил Петунию сходить с ним в книжный магазин и купить очень важную книгу. Та в свою очередь была безмерно рада, её Дадлик ещё и книги умные читать начал, ну точно в будущем великим политиком станет, не иначе. В школе же, с подачи Дурсля-младшего, стало набирать обороты увлечение миром шиноби. На переменах теперь ученики носились по коридорам, изображая из себя боевые отряды ниндзя. Линейки и ручки приносились в школу в неимоверных количествах, так как заменяли собой кунаи и сюрикены. Сами уроки теперь считались миссиями с рангами от D до A. Поначалу не все были согласны, что поход на тот или иной урок это миссия того или иного ранга, но позже математики-ботаники вывели сложную систему расчёта, в которой тот или иной урок рассматривался по нескольким параметрам, потом добавлялись коэффициенты за номер класса и время года, и только тогда этому уроку присваивался ранг. По школе даже начали выпускать еженедельную газету, в которой считалось сколько миссий какого ранга выполнил тот или иной класс, и какой вклад в это достижение внесли отдельные ученики из данного класса. Оценки тоже учитывались и имели свою градацию по рангам сложности. Те ученики, что были постарше или не в теме, смотря на этот переполох, крутили пальцем у виска и старались держаться подальше от этого дурдома. Самые умные, наоборот, помогали младшим играть в крутых шиноби и иногда, за взятку, подтасовывали результаты за неделю по тем или иным предметам. В общем, всем было весело и все были довольны, а Гарри Поттер получил ещё больше вариантов для фантазирования, когда сидел в своей каморке. Всё чаще он мечтал стать таким же ловким и сильным, как и те ниндзя из рассказов, что иногда звучали в школе из уст других учеников. Ведь Дадли и не думал посвящать кузена в своё хобби, не говоря уже о том, чтобы дать тому почитать свою мангу или пригласить посмотреть новую серию на компе.
  
  * * *
  
  Однажды после школы Гарри задержался в библиотеке и Дадли решил проучить кузена. Вместе с друзьями они поджидали его за углом школьного здания, но... Гарри услышал злостное пыхтение из-за угла буквально за несколько шагов до поворота и, почувствовав угрозу, недолго думая припустил в другую сторону. Услышав топот, Дадли выругался и махнув друзьям, побежал за Поттером.
  
  - Стой, жалкий нукенин! - орал Дурсль-младший, потрясая кулаком убегающему кузену, - мы всё равно поймаем тебя!
  
  - Загоняй его, Ди-сама! - подбадривал Пагс.
  
  - Мы вам поможем, Ди-сама! - вторил ему Пирс.
  
  Обежав школу с другой стороны, они всё больше загоняли Гарри в тупик к стене возле мусорных баков у задней двери школьной столовой.
  
  "Ну же, Гарри. Ты сможешь. Нужно всего лишь с разбегу прыгнуть на низенький бак, а затем на большой и там через стену", - думал про себя Гарри, видя к чему идёт дело. Ему было страшно, - "Тётя Петуния и так отругает меня за задержку, а тут ещё эти. Достали. Как же они меня достали. Ну же, ноги, не дрожите. Мы сможем! Мы совершим самый классный прыжок за всю мою жизнь и уйдем от них! Вперёд!"
  
  В этот момент он сосредоточился только на одной мысли - уйти от погони. Собрал все свои силы, на очередном шаге слегка присел и прыгнул. Туда, вперёд и вверх! В следующий миг в глазах у него потемнело, его сдавило со всех сторон, он не мог вздохнуть, потом скрутило, завязало узлом, вывернуло на изнанку, и вдруг... Он оказался на крыше пристройки, в которой находилась школьная столовая, а преследователи застыли и ошарашенно смотрели на худого паренька, что прямо на их глазах исчез из одного места и появился в другом.
  
  - Ребята! Да это же Шуншин! - завопил Дадли, немного придя в себя, - это всё правда! Шиноби существуют!
  
  - Да! - возликовали остальные.
  
  - Гарри! Спускайся! - помахал кузену Дурсль младший, - мы больше не будем бить тебя. Обещаю!
  
  - Точно? - спросил Поттер, что так и не пришёл в себя после такого, в прямом смысле, головокружительно происшествия.
  
  - Точно-точно! - подтвердил Дадли, - пойдём домой вместе. Нам есть о чём поговорить.
  
  - Эммм... - замялся мальчик, - я бы и рад спуститься, но не могу.
  
  - Почему? - удивился Дурсль-младший, пока остальные притихли, отдавая ведение переговоров на откуп лидеру банды.
  
  - Я не знаю как мне спуститься, - чуть не заплакал Поттер.
  
  - Попробуй таким же способом, что и забрался туда, - посоветовал Дадли.
  
  - Не получается, - через пару минут бесплодных усилий молвил кузен, всё так же находясь на крыше столовой.
  
  - Тогда подожди там, - соображая на ходу, сказал Ди-сан, - я позову кого-нибудь из преподов на помощь.
  
  - Естественно подожду, - печально сказал Гарри, - куда же я теперь денусь.
  Дадли с компанией сбегали за классной руководительницей, та в свою очередь за охранником, тот - за раскладной лестницей и общими усилиями мальчик был снят с крыши.
  
  - Вы разочаровали меня, мистер Поттер, - грозно сказала миссис Шеглинс, поправляя очки на тонком остром носу, - вы действительно маленький, плохо воспитанный возмутитель спокойствия, как и говорили ваши уважаемые дядя и тётя. Кстати, их уже оповестили о вашей выходке и они сейчас едут сюда. Они очень злы, мистер Поттер. И мне, почему-то, совсем не жаль вас. Не вздумайте убежать - будет только хуже, мистер Поттер.
  
  - Но Гарри не виноват, - впервые в жизни вступился за кузена Дадли, - он всего лишь случайно применил Шуншин и прыгнул выше чем хотел.
  
  - Шуншин? - удивилась миссис Шеглинс, - что это такое? О чём вы вообще говорите? Прыгнул? Да на крышу никак не запрыгнуть, сколько не пытайся! Это надо ещё исхитриться - забраться на такую высь.
  
  - Ну, шуншин же, - как само собой разумеющееся начал объяснять Дадли, - это такая специальная техника ниндзя, что позволяет перемещаться в пространстве на...
  
  - Достаточно, мистер Дурсль! - всплеснула руками в негодовании миссис Шеглинс, - я не намерена и дальше слушать этот бред. Сейчас уже должны подъехать ваши родители, вот с ними и будете объяснятся. Возможно они, в отличие от меня, и смогут поверить в то, что вы говорите, но в таком случае я буду очень в них разочарована. Очень.
  
  После такой отповеди Дадли предпочёл заткнуться и помолчать. Классная руководительница была вне себя от злости и доказывать ей что-либо было бесполезно. Тем более, что миссис Шеглинс относилась к той категории взрослых, что считали себя всегда и во всём правыми, а дети у них всегда и во всём виноваты, а значит спорить с ней было бесполезно. Всё равно крайним останешься. Так какой смысл разоряться и что-то доказывать? Да и родители вряд ли поверят. Они слишком взрослые и правильные. Мда... Значит нужно просто переждать наказание, а затем уже более плотно пообщаться с Гарри. Нужно рассказать ему всё, что было известно о мире шиноби, их правилах и приёмах. Вдруг кузен владеет ещё какими-нибудь техниками? Ну или сможет овладеть. Блин, как же это интересно! В сто раз интереснее, чем в манге и аниме. Нужно обязательно наладить с кузеном отношения и тогда, вдруг он и меня научит, как техники выполнять...
  
  Сам же мистер Поттер пребывал в полуобморочном состоянии. Столько всего случилось. Да ещё Дадли встал на его защиту. Но дядя Вернон... а ещё и тётя Петуния... ой-ой-ой, что будет...
   Комментарий к Вступление или с чего всё началось.
   Приятного прочтения.
  Спасибо всем, кто указал мне на ошибки в тексте, постарался их исправить.
  
  ========== Глава первая или Дадли и его миссия. ==========
   Дверь в гостиную распахнулась, и в дом безвольной куклой влетела тушка тощего подростка. Вслед за ним вошёл и сам Вернон, до этого швырнувший Гарри внутрь. Мистер Дурсль был так зол, что не мог даже орать. Он только гневно булькал, сжимая и разжимая кулаки. Смотря на его раскрасневшееся от гнева лицо, Петуния молилась про себя, в надежде, что её муж не потеряет окончательно контроль и не совершит непоправимое. Ведь если отродье пострадает слишком сильно, то их ждут неприятности со стороны отдела Опеки из органов Социальной защиты, да и Дамблдор будет недоволен...
  
  Дадли попробовал было заикнуться в защиту кузена, но тут же был отправлен в свою комнату и оставлен без сладкого на вечер. В гневе Вернон был скор на расправу. Когда он пребывал в таком состоянии, спорить с ним было бесполезно.
  
  - Вон - под лестницу - будешь сидеть - Без еды! - еле выдавливая из себя слова, под конец он всё же сорвался на крик. Гарри подскочил с пола и, потирая ушибленный локоть, поспешил скрыться в своей коморке, а мистер Дурсль с трудом доковылял до кресла и буквально свалился в него, казалось, почтенного главу семейства покинули последние силы. Петуния тут же принесла ему большой стакан бренди.
  
  - Дорогая, - проникновенно произнёс муж, принимаю спиртное, - этот дрянной мальчишка скоро сведёт меня в могилу.
  
  - Не говори так, Вернон, - погладила его по макушке миссис Дурсль, - ты сильный. Тем более ты не один. Вместе мы справимся.
  
  - Не знаю, - злость уходила и на её место пришла апатия и усталость, - ещё в то утро, когда ты пошла выставить бутылки для молочника и обнаружила этого подкидыша... ещё в то утро я знал, что всё изменилось. Нормальной, спокойной жизни пришёл конец. Но я не думал, что всё будет настолько сложно. Даже деньги на содержание, присылаемые этим Дамблдором, не могут компенсировать тех нервов, что я трачу на этого отброса.
  
  - Милый, не надо... ты же понимаешь, что если мы навредим ему или выкинем на улицу, то у нас будут проблемы, - мягко напомнила ему жена, - ты же знаешь, что они не оставят нас в покое. К тому же такие происшествия случаются не так часто...
  
  - Редко, да, - согласился глава семейства, - но каждый раз я еле сдерживаюсь, что бы не прибить этого... как он смеет так позорить нашу семью? Ладно его нелепые, торчащие в разные стороны, волосы с которыми ничего нельзя сделать. Да-да, я помню, как в бесплотных попытках совладать с его шевелюрой уже все окрестные парикмахерские отказались стричь этого недоноска и тогда, ты взяла кухонные ножницы и обкорнала его почти налысо. Хех. В том виде он и то приличнее выглядел, чем сейчас. Но на утро волосы отросли, как ни в чём не бывало. Слава богу, тогда я обошёлся простым сердечным приступом.
  
  - Дорогой, не надо, - тут же засуетилась миссис Дурсль, - не вспоминай, а то тебе снова станет плохо. Лучше выпей ещё бренди.
  
  - Как я могу не вспоминать? - горестно вздохнул Вернон, пригубив напиток из стакана, - а тот злосчастный свитер. Ну и что, что он был не новый. У нас тогда было плохо с деньгами, а он отказывался его надевать. Некрасивый он, видите ли. Всё бы ничего, но когда ты попробовала насильно натянуть на него свитер, тот вдруг резко уменьшился. Знаю, ты не хотела меня волновать и сказала, что тот сел после стирки, но Дадли всё видел и рассказал мне.
  
  - О, милый мой, - всплеснула руками тётя Петуния, - я действительно не хотела тебя расстраивать.
  
  - Да-да, знаю, - отмахнулся дядя Вернон, - жаль, но с тех пор я не могу жить спокойно. Каждую минуту я только и думаю, что же произойдёт в следующий раз? Каким образом он опозорит нас снова? Если бы не этот старый дурак Дамблдор, то... а, ладно. Незачем мечтать о несбыточном. Благо у нас есть отрада. Наш крошка Дадлик. Он такой хороший, такой милый мальчик. Тем более в последнее время ещё и умнеть начал не по годам, книги читает. Уже третий том купил ему на днях. Только вот, что-то похудел он в последнее время. Бегает, гантели тягает... Интересно, откуда они у него?
  
  - Ему их Пирс одолжил, - рассказала миссис Дурсль, - Дадлик решил мышцы качать, вот друг его и выручил. Да, наш пусечка, наша отрада...
  
  - Что же он у меня не попросил? - удивился мистер Дурсль, - я бы ему сам купил гантели. Любые, которые бы он захотел.
  
  - Наш душечка, скорее всего решил, что нужно экономнее тратить деньги, вот и не стал тебя беспокоить по пустякам, - предположила Петуния.
  
  - Ах, какой умный у нас сынишка, - восхитился Вернон и дальше разговор перешёл на обсуждение всех положительных качеств их отпрыска и всех его достижениях.
  
  Дурслям было невдомёк, что Дадли в ситуации с гантелями руководствовался совсем не принципами экономии средств, а своим желанием получить то, что ему захотелось и как можно скорее. Ждать прихода отца с работы, а затем ехать выбирать - слишком долго. Потому он первым делом опросил всех друзей, а затем потребовал принести гантели ему, так как он решил начать тренироваться, чтобы в будущем стать шиноби.
  
  * * *
  
  Сам Дурсль-младший в это время сидел в своей комнате и раздумывал над ситуацией.
  
  "Нужно срочно подружиться с кузеном. Он способен использовать чакру, а значит, в будущем станет очень сильным... Блин, да если он припомнит все те случаи, когда я над ним издевался... Мда, пытать меня он будет долго. Значит, нужно сделать так, что бы он начал считать меня лучшим другом", - сознание того, как он обращался с родственником ранее и к чему это может привести теперь, заставило мальчика поёжиться. В первый момент, когда Гарри перенёсся на крышу, используя технику перемещения ниндзя, Дадли пришёл в неописуемый восторг, - "шиноби действительно существуют, просто не каждый может им стать. Значит, где-то есть и Скрытые деревни... Эммм, ну или их аналоги, в которых обучаются будущие ниндзя".
  
  Потом восторг поутих и мальчик понял ещё одну вещь, - "кузена с такими способностями не оставят без обучения, а это значит, что за ними следят. Наблюдают так сказать. Плохое же отношение к будущему ниндзя не только настроит того против Дадли, но и создаст плохую репутацию и о мечте стать шиноби можно будет забыть. Те просто не признают его своим, если он и дальше будет обижать Гарри".
  
  Тяжело вздохнув, подросток стал с кровати и пересел за стол.
  
  - Не о том ты, Дадли, думаешь, - произнёс он шёпотом, - нужно не о последствиях думать, а о том, что ещё можно сделать.
  
  За столом не сиделось, что-то подзуживало его, не давая покоя. Он снова пересел на кровать. Мысли никак не хотели идти в правильном направлении.
  
  "Жаль, что родителей не убедить обращаться с Гарри получше", - вздохнул Дурсль-младший, - "Они искренне считают, что ничего путного из кузена не выйдет и потому всё что бы он не сделал, принесёт только позор на их головы. Стоп! Но ведь есть другой способ. Если нельзя завязать дружественные отношения, уговорив родителей на хорошее отношение, то можно пойти от обратного. Пойти наперекор мнению отца и матери, начать поддерживать Гарри в тех ситуациях, когда им недовольны остальные Дурсли! Блин, это будет сложно, учитывая, что мне самому с ними портить отношения ну никак нельзя. Значит, придется делать это тайно. Это будет тайное задание. Тайное задание для ниндзя Ди-сана. О, это же миссия, причём не из простых. Решено. Это будет миссия A ранга: подружиться с Гарри, но не испортить отношения с родителями. Будет трудно, но в то же время и интересно. Вот только... справлюсь ли я? Так, стоп. Конечно же, я справлюсь. Ведь я не кто-нибудь, а сам Ди-сан, один из лучших начинающих шиноби в нашей школе и у меня всё получится!"
  
  * * *
  
  Пока мистер Дурсль в гостиной жаловался на жизнь миссис Дурсль, а их сын в своей комнате наверху размышлял и строил планы на будущее, Гарри Поттер сидел в кладовке и горько плакал. Обхватив руками колени, он свернулся клубочком и жалел себя. Болел ушибленный локоть. Желудок жалобно квакнул, требуя еды, которую он если и получит, то очень не скоро. В этот момент мальчик кристально ясно осознал, что справедливости в мире нет:
  
  "Он был не виноват в том, что произошло в школе, а его опять наказали. Вот если бы были живы мама с папой. Они бы такого не допустили. Они бы всегда мне верили и всегда занимали мою сторону. Как плохо, когда нет никого, кто хорошо бы к тебе относился. Как же плохо".
  
  * * *
  
  Спустившись из своей комнаты прямо к ужину, Дадли проследовал в столовую, где Петуния уже приготовила макароны с мясом. Привычного вечернего тортика на столе не было. Хотя Вернон и успокоился, но слова своего, по запрету десерта этим вечером, так и не отменил. Садясь за стол, Дадли поздравил себя с весьма удачной мыслью взять с собой в карман несколько шоколадных конфет. Даже если ему не удастся незаметно взять что-нибудь со стола, что бы подкормить Гарри, то он просто отдаст эти конфеты. Несколько конфет, естественно, не тянут на полноценный ужин, но всё равно это будет лучше, чем ничего. Мистер Дурсль после эмоционального всплеска был спокоен и в некоторой степени задумчив. Петуния витала в облаках, размышляя о чём-то своём. Так что когда пришло время пить чай с булочками, Дадли не стал есть свою, а положил её в карман. Поблагодарив за еду, он вышел в коридор, плотно притворив дверь на кухню, но не ушёл, а стал прислушиваться. Когда мама попросила отца подать её что-то с верхней полки, Дурсль-младший быстро открыл небольшое окошечко на двери в чулан и запихнул туда конфеты и булочку.
  
  - Гарри, - тихо сказал он, - это всё, что я смог взять, не привлекая внимания. Держись.
  
  Кузен услышал его, недоверчиво покосился на подношение, и хотел было что-то спросить, но не успел. Дадли уже закрыл окошко и побежал наверх, так как услышал, фразу Вернона о том, что тот собирается пойти посмотреть телевизор.
  
  * * *
  
  "Что это было?" - думал Гарри, жуя мягкую ещё тёплую сдобу, - "с чего это Большой Ди поделился со мной булочкой? Может в ней отрава? Впрочем, какая разница, он так голоден, что даже точно знай про яд, то всё равно бы съел её. К тому же были ещё конфеты. Шоколадные! Это вообще невообразимая щедрость! Тем более от Дадли. А пожелание "держаться"... это уже ни в какие рамки не лезет".
  
  Сильно разболелась голова. Он ещё успел спрятать конфеты под подушку, когда перед глазами у него всё поплыло, и мальчик потерял сознание. Много событий, много эмоций. Мозг не выдержал и отключился, погружая сознание в спасительную темноту.
  
  Наутро он очнулся ни свет, ни заря, от того, что дверца в его каморку отворилась, и кто-то звал его по имени.
  
  - Гарри? Ты в порядке? - шёпотом спросил Дадли, - я принёс тебе воды и пару булочек. Тут ещё колбаса и немного хлеба. Спрячь скорее, а то скоро проснутся родители и тогда нам несдобровать.
  
  - Почему ты мне помогаешь? - спросил он тихо, - Раньше ты только радовался, когда меня наказывали.
  
  - Я тебе всё расскажу, - ответил кузен, прислушиваясь к звукам, доносившимся со второго этажа, - Но не сейчас. Ты только держись.
  
  - Ладно, - несколько ошалело произнес Гарри, а затем, следуя совету, стал прятать еду.
  
  Дверь закрылась, но мальчик не обратил на это внимания. Все его мысли были заняты другим, а именно неожиданно изменившимся отношением со стороны кузена. Хотя, он вроде бы сказал, что больше не будет драться ещё до наказания дяди Вернона. Но всё равно это странно. Неужели, молитвы Гарри были услышаны и, наконец-то, появился человек, которому не безразлична его судьба? Мальчику очень хотелось в это верить, но за годы, проведённые в доме Дурслей, Гарри научился не поддаваться первому порыву. Он решил не радоваться раньше времени и подождать. Посмотреть, что будет дальше. Вдруг это всего лишь очередной закидон Дадли и через некоторое время он пройдёт и тот снова начнёт издеваться. Лучше выждать, чем в очередной раз собирать осколки надежд и мечтаний.
  
  * * *
  
  По дороге в школу Дадли был хмур и невесел. Родители оставили Гарри в чулане на весь день, не отпустив даже в школу, разбив тем самым план Дурсля-младшего, который рассчитывал поговорить с кузеном по дороге в школу или же на большой перемене. Дадли остановился. Какая-то мысль мелькнула на периферии сознания. Что-то важное... Но сколько он ни думал, сколько ни старался, но так и не смог уцепить её и вытащить на свет. Только к концу дня, обсуждая с друзьями историю Наруто, до него дошло, какую же мысль он так долго ловил у себя в голове:
  
  "Жизнь Гарри весьма сильно напоминала жизнь героя манги о шиноби. Кузен, как и Наруто был сиротой. Его так же ненавидят там, где он живёт. Видимо это неспроста. Неужели, что бы обрести особые способности нужно быть сиротой и жить в постоянной ненависти? Жуть. Но идея интересная. Она явно стоит того, что бы её обдумать. Так, стоп. Почему мне кажется, что я опять забыл о чём-то весьма важном? Ох тыж, ёксель-моксель, я ведь хотел дать ему почитать первый том, когда уходил в школу. Что бы Гарри не скучал в своей коморке, целый день, находясь там один одинёшенек. Блин, как же я мог упустить такую возможность стать с ним дружнее. Нужно быть внимательнее. У меня просто нет права на ошибку".
  
  * * *
  
  Через несколько дней, когда Поттера помиловали и всё же выпустили из чулана под лестницей, Дадли тут же потащил того в свою комнату, где и рассказал о шиноби, о Наруто. Показал несколько серий мультсериала. Всучил пару первых томиков для прочтения и угостил конфетами. Всё это время Гарри внимательно слушал кузена. Ведь тот не дал мальчику умереть от голода и теперь нужно было возвращать долги. Только чем больше говорил Дадли, тем больше Гарри проникался интересом к данному произведению. Заодно вспомнились истории, услышанные в школе, а богатая фантазия тут же нарисовала все перспективы дальнейшего знакомства с вселенной ниндзя. Да если он действительно сможет освоить хотя бы малую часть техник. Да это же будет просто... просто... У Гарри перехватило дыхание от открывшихся горизонтов и вдруг резко перестало хватать слов, что бы описать своё состояние и чувства, обуревающие его.
  
  - Знаешь, Гарри, - оторвал его от мечтаний серьёзный голос кузена, - я должен тебе кое в чём признаться.
  
  Поттер замер. Неужели опять счастливая пора закончилась раньше, чем успела начаться? Зачем он только поверил Дадли? Ведь тот Дурсль, а все Дурсли одинаковы, все они...
  
  - Ты спрашивал, почему я стал тебе помогать, - продолжил кузен, даже не подозревая о тех мыслях, что породил в голове Поттера своими последними словами, - так вот. Я должен признаться, что когда увидел Шуншин в твоём исполнении, то вначале жутко обрадовался, а затем испугался...
  
  - Испугался? - переспросил Гарри, от удивления все чёрные мысли тут же вылетели у него из головы. Что бы Дадли, да чего-то испугался? Такое просто не укладывалось у него в голове, - чего ты испугался?
  
  - Тебя, - просто ответил кузен, - точнее того кем ты можешь стать в скором будущем. Ты прирождённый шиноби, раз смог использовать Шуншин без тренировки, а значит, скоро станешь ещё сильнее и опаснее. Вот я и испугался, что ты припомнишь мне те издевательства, которым я тебя подвергал. Вот я и решил наладить с тобой отношения. Ведь нам ещё не поздно стать друзьями, правда?
  
  В первый момент внутри вспыхнула ярость, а вместе с ней и обида на кузена, и радость, и какая-то доля удовлетворения от того, что его кто-то может бояться, а затем...пришло недоумение и погасило все остальные чувства, перерастая в обыкновенную растерянность. Он так привык скрывать свои чувства, ужимать их и прятать подальше, настолько привык не думать, а просто подчиняться приказам дяди и тёти, что в тот момент, когда Дадли задал свой вопрос, даже сам Гарри не знал, как на него ответить.
  
  - Наверное, не поздно, - с сомнением произнёс Поттер после непродолжительной заминки.
  
  - Ты не уверен? - насупился кузен, привыкший к тому, что никто и никогда ни в чём не отказывал ему.
  
  - Я... я не знаю, - сказал Гарри, - я ни в чём не уверен. Я не знаю, что мне делать. А ты действительно хочешь со мной дружить, да?
  
  - Да, - ответил Дадли, потом потупился, шмыгнул носом и наконец, решился, - и прости меня, пожалуйста. Прости за то, что мучил тебя. Я больше так не буду.
  
  - Конечно же, я тебя прощаю, - обрадовался Гарри.
  
  Дадли улыбался. Он был доволен собой. Начало миссии положено и пока события развиваются весьма успешно. Однажды в интернете он прочитал о том, что самое сильное оружие - это "правда" и сегодня он получил прямое тому подтверждение. Поданная в нужное время и с правильной стороны, она мигом помогла ему достичь поставленной цели.
  
  Гарри улыбнулся в ответ, и они пожали друг другу руки в знак заключения перемирия и начала новой дружбы.
   Комментарий к Глава первая или Дадли и его миссия.
   Внесены изменения в последнюю сцену, дабы сгладит момент череповскрывательства гг.
  
  Приятного прочтения.
  
  
  ========== Глава вторая или первые затруднения в освоения техник. ==========
   Почти месяц прошёл с тех пор, как мальчики пожали друг другу руки. К этому времени Гарри уже прочитал все вышедшие в свет тома и, так же как и множество других детей по всей стране, с нетерпением ждал продолжения. Он старался в точности выполнять всё, что ему говорили дядя и тётя, так как боялся, что за очередную провинность ему могли взять и запретить общаться с Дадли. Если раньше такого наказания он бы и не заметил, просто по тому, что и так предпочитал держаться от кузена подальше, то теперь такой запрет представлялся ему прямо-таки вселенской катастрофой, не меньше. Дадли, в свою очередь продолжал посвящать Поттера в особенности жизни ниндзя.
  
  - В школе называй меня Ди-сан, - разъяснял он, - и не забывай немного поклониться при обращении.
  
  - Зачем? - удивился Гарри.
  
  - Потому, что именно я принёс мангу в школу, - ответил Дадли, - именно я, сделал так, что этой историей заинтересовались все и каждый, и потому, теперь при встрече со мной все слегка наклоняют голову в знак признательности за то, что я открыл им глаза на такую увлекательнейшую вещь!
  
  - Понятно, - сказал Поттер. Действительно, за такие заслуги поклониться не грех.
  
  - Тебя же я буду звать... - кузен замялся, - так, пойдём в интернете посмотрим. Я там где-то видел сайт, который имена на японский манер переделывает.
  
  - На японский? - непонял Гарри, - а почему не на шинобский?
  
  - Мангу "Наруто" придумал и нарисовал один и тот же человек, а живёт он в Японии, - пояснил Дурсль-младший, буквально надувшись от важности, ведь он так много знает, - таких людей ещё мангаками зовут.
  
  Включив компьютер и зайдя на сайт, они испытали некоторое разочарование. Гарри там перевели просто в Гари, потеряв где-то по пути одну букву "р".
  
  - Не, так не пойдёт, - вздохнул Дадли, - это никуда не годится.
  
  - Давай попробуем ввести моё полное имя, - предложил Поттер.
  
  - Хм, ну что ж, попробуем, - ответил кузен, щёлкая по клавишам, - эм... Гароридо? Лучше, чем предыдущий вариант, но слишком длинно. Ага, буду звать тебя Гаро! И на Гарри похоже и сокращением от полного имени будет в тоже время.
  
  - А что оно значит? - спросил мальчик, поправляя очки.
  
  - Сейчас посмотрим, - кузену тоже захотелось понять значение придуманного обращения, - э... что? Голодный волк?*
  
  Услышав такую трактовку своего псевдонима, Гарри сложился по полам от смеха, как же метко попал Дадли, решив так его называть. Ведь раньше, отбывая наказание в закутке под лестницей, Гарри иногда был так голоден, что казалось, готов был съесть всё, что угодно, прям как оголодавший волк в зимнем лесу.
  
  - Отличное имя, - отсмеявшись, сказал Поттер, - мне нравится.
  
  - Тогда, так тому и быть, отныне в школе я буду звать тебя Гаро-чан, - сказал Дадли.
  
  - А почему не Гаро-сан? - спросил Гарри.
  
  - Мал ты ещё, такой суффикс носить, - наставительно произнёс кузен, - вот освоишь несколько техник, да физически покрепче станешь, тогда и будешь претендовать на "-сан", а пока только "-чан" и не иначе.
  
  - Тогда быстрее пойдём, потренируемся, - позвал Гарри, а затем слегка завис, - а что делать-то надо? Как именно тренироваться?
  
  - Вот тебе гантели, для начала, - сказал Дадли, указав на две фиговины, покрашенные в зелёный цвет, - а заниматься с ними нужно следующим образом...
  
  Открыв на компьютере документ с описанием упражнений и иллюстрациями к ним, кузен стал на своём примере показывать, как выполнять те или иные упражнения. Тренировка началась.
  
  * * *
  
  Вот настал очередной день, когда семейство Дурслей решило отдохнуть от недоразумения по фамилии Поттер, заранее созвонившись с миссис Фигг, в эту субботу Гарри был отправлен в гости милой старушке, которая по всей округе была знаменита своей любовью к кошкам. Сам Поттер о данной старушке был иного мнения и считал её мерзкой полоумной каргой, о чём не преминул рассказать кузену. Дадли ему посочувствовал, но изменить всё равно ничего не мог. Нужно было поддерживать имидж "правильного" подростка, а просьбу оставить Гарри дома родители вряд ли бы восприняли, как "нормальное" поведение.
  
  Вернувшись из кафе-мороженного, Дурсли расположились в гостиной. Вернон хотел уже было включить телевизор, когда в центр комнаты вышел Дадли.
  
  - Родители, - обратился он, - нам нужно серьёзно поговорить.
  
  - Маленький мой, что-то случилось? - всполошилась Петуния, - Почему ты такой серьёзный?
  
  - Сын? - выжидательно уставился на него Дурсль-старший.
  
  - В последнее время меня не покидает ощущение, что вы что-то скрываете от меня, - сказал Дадли, - что-то очень важное.
  
  - Солнышко, ну что за выдумки, - защебетала миссис Дурсль, а отец просто промолчал.
  
  - Это не выдумки, мама, - хмуро сказал он, - и эта тайна как-то связана с Поттером. Я в этом точно уверен.
  
  - Да-а-а, - протянул Дурсль-старший, - растёт сын! Умный, сообразительный! Весь в меня!
  
  - Вернон!!! - взвизгнула миссис Дурсль.
  
  - Дорогая, - твёрдо сказал он, - Дадлик уже взрослый. Мы должны ему всё рассказать. Так будет лучше, поверь мне.
  
  Когда муж говорил таким тоном, миссис Дурсль предпочитала не спорить и потому просто промолчала.
  
  - Присядь, сын, - начал рассказывать Вернон, - в нашем семействе есть тайна, связанная с этим отродьем. Однажды, ранним утром мы обнаружили под дверью свёрток и письмо. В свёртке лежал младенец со шрамом на лбу, а в письме было написано, что это сын сестры твоей мамы. Так же в письме было написано, что его родители погибли, защищая сына. Нам же надлежит растить его и заботиться о нём. Вначале всё было нормально, а затем начались странности. То кроватка-качалка сама собой начнёт раскачиваться, то... Хотя нет, не буду я тебе об этом рассказывать. Бр-р-р, до сих пор жуть берёт от всей той чертовщины, что происходила тогда. Впрочем, иногда такое случается и сейчас. Тот же случай с крышей школьной столовой. Но самое неприятное - это то, что за ним всё же иногда приглядывают. Так что ни отправить его в интернат, ни наказать серьёзно мы не можем, а то сами получим множество проблем. Вот, в общем-то и всё.
  
  - Заботиться о нём? Бесплатно? - задал первые пришедшие в голову вопросы Дадли.
  
  - Ну что ты, сын, - возмутился мистер Дурсль, - как ты мог так плохо о нас подумать, - естественно, тот, кто нам его подбросил, высылает нам небольшую сумму на нужды подкидыша. Причём, сами мы его никогда не видели, только знаем его прозвище - профессор Дамблдор. Уж не знаю, профессором чего он является и где преподаёт, но ни в одних официальных документах такой не числится. Но, несмотря на это, стабильно каждый месяц нам приходит конверт с деньгами... и не только домой. Однажды получилось так, что никого не было дома в день прихода конверта, так вот, в тот день он оказался среди почты у меня на работе. Ты понимаешь, Дадли? За нашей семьёй наблюдают! Они знают не только где мы живём, но и где работают твои родители... Каждый день, каждый час. Мне кажется, что они всегда рядом и это просто сводит с ума.
  
  - Но, раз всё так серьёзно, может, стоит относиться к Поттеру более снисходительно? - попробовал предложить Дурсль-младший.
  
  - Как я могу относиться к нему лучше, если именно из-за него я каждую минуту только и думаю о слежке за нами? - развёл руками Вернон, - Именно из-за Поттера я живу в постоянном напряжении уже долгие-долгие годы! Моё сердце скоро просто не выдержит всего этого!
  
  Мистер Дурсль весь раскраснелся, разволновался, а уже под конец фразы схватился за сердце.
  
  - Тише-тише дорогой, - захлопотала возле него Петуния, - вот смотри, до чего ты отца довёл своими расспросами. Так что иди в свою комнату и подумай над всем услышанным. Да и от этого несносного мальчишки старайся держаться подальше, а то ещё нахватаешься от него чего-нибудь.
  
  - Этого, мама, я обещать не могу, - возразил Дадли.
  
  - Что?! - хором, чуть не срываясь на крик, спросили родители.
  
  - В будущем, когда я стану взрослым и важным, - начал объяснять сын, - мне будут встречаться разные люди. Большинство из них будут нормальные, воспитанные люди. Но ведь будут и другие, такие как этот Поттер, например. Значит, уже сейчас я должен учиться тому, как обращаться с подобными элементами общества. Как ими управлять, заставляя делать то, что нужно. И Гарри наилучшим образом подходит для этих целей.
  
  - Сын, ты стал таким умным. Я горжусь тобой! - Вернон встал с дивана, подошёл и пожал руку Дадли, а Петуния даже расплакалась от счастья. На этом разговор был закончен и Дурсль-младший отправился на второй этаж. Он шёл и думал о том, что в последнее время действительно стал думать не только об игрушках и развлечениях. Оказывается страх за свою жизнь вместе с возможностью общаться с настоящим шиноби, могут заставить перестать страдать фигнёй и начать думать головой даже такого недалекого ребёнка, каким был он ещё совсем недавно. Теперь, когда предположение о негласном наблюдении подтвердили родители, нужно было хорошенько обдумать, что делать дальше.
  
  * * *
  
  Время шло. С обычными тренировками, направленными на улучшения физической формы у Поттера всё было отлично. А вот с техниками всё было хуже. Намного хуже. Они просто не получались и всё. Сколько Гарри не старался, он так и не смог снова использовать Шуншин. Затем были попытки освоить Хенге, Каварими или Бушин. И тоже ничего. Никакого результата.
  
  - Что-то мы делаем не так, - резюмировал Дадли.
  
  - Угу, - согласился Поттер, а сам стал вспоминать всё, что делал, пытаясь выполнить техники. Он бегал и прыгал, желая перенестись в пространстве. Он пыхтел, сцепляя руки и проговаривая Хенге и вслух и про себя. Он искренне старался поменяться местами с подушкой. Иллюзорный клон, так же не желал появляться...
  
  Сколько они не думали, ничего путного в голову не приходило. Затем Дадли решил поступить так, как поступал всегда, когда у него возникал вопрос "Что делать?". Он решил пойти и спросить в интернете. Поисковик тут же выдал море ссылок на разные жизненные ситуации. Но всё это было не то. Тогда Дурсль-младший решил дополнить вопрос до "Что делать, если ничего не получается?".
  
  Снова множество ссылок. Через некоторое время Дадли пришёл к Гарри, прямо-таки пылая энтузиазмом.
  
  - Так, первым делом нужно забыть о неудачах, так как неудачи это всего лишь ещё одна ступенька к успеху, - начал рассказывать он, - далее, следует вернуться к истоку, то есть к тому, с чего всё началось. В нашем случае это твоё перемещение на крышу. Давай, Гарри, вспомни, что ты делал в тот момент, что чувствовал, чего хотел.
  
  - Я... - мальчик со шрамом задумался, - я был напуган, а ещё я злился. Я хотел убежать от вас как можно быстрее и как можно дальше. Я уверял себя, что всё получится, что я смогу. Нужно всего лишь сосредоточиться и прыгнуть в определённый момент. Изо всех сил. Вот.
  
  - Теперь, сравни то, что было тогда и то, что было недавно, когда ты попробовал повторить Шуншин, - продолжил Дадли.
  
  - Я очень хотел переместиться, я уверял себя в успешном завершении попытки, я был сосредоточен и прыгал. Но... но я не был напуган и не испытывал гнева. Неужели всё дело в эмоциях?
  
  - Не знаю, - ответил кузен, - но это единственное различие между той ситуацией и твоей нынешней тренировкой.
  
  - Значит, мне нужны сильные эмоции ненависти и страха, что бы использовать Шуншин? - удивился Гарри, - но в манге герои применяли эту технику даже в мирное время. Уж они-то точно не испытывали в тот момент отрицательных эмоций.
  
  - Думаю, что эмоции нужны только на начальной стадии овладения техникой, - а потом, когда ты научишься перемещаться, у тебя это будет получаться в любое время, - стал размышлять Дадли, - вроде как условный рефлекс выработается.
  
  - Тогда для тренировки нужно создать соответствующие условия, - сделал вывод Гарри, - но как воссоздать условия, в которых я испугаюсь и буду очень зол?
  
  - Может напомнить родителям о твоей необычности, а уже они тебя разозлят и напугают? - предположил Дадли, но тут же сам отказался от такой идеи, - Нет, не подойдёт. Даже если ты успешно выполнишь технику, отец после этого тебя на месяц в чулан засунет, а нам этого не надо.
  
  - Мне пора идти готовить обед, - сказал Гарри, - ты пока подумай. Да и я тоже подумаю. Как что-нибудь придумаем, так и продолжим тренировку, а сейчас пора заняться делами насущными.
  
  * * *
  
  На следующий день, в воскресение, им представился шанс опробовать Шуншин в похожих условиях. Ещё с утра Гарри был в приподнятом настроении - сегодня должна была докачаться очередная серия аниме, снятого по манге "Наруто". Что поделать, если каждую серию приходилось скачивать по три дня. Ещё в самом начале, когда Дадли узнал об аниме, его сильно разозлило то, что приходилось так долго скачивать новую серию. Он устроил родителям истерику и те тут же побежали узнавать, нет ли возможности сделать интернет быстрее? На что оператор провайдера ответил, что в данный момент у них установлено самое новое оборудование и интернета быстрее просто не существует в природе. По крайней мере, пока ещё никто не придумал более быстрого способа передачи информации, нежели чем по модему через телефонные провода. Так вот, воскресение, в школу идти не надо, новая серия на подходе. Просто счастье, а не день. Но дядя Вернон решил, что настало время заняться починкой крыши. Сам Вернон лезть вверх по лестнице не хотел и потому решил отправить Гарри. Учитывая, что крышу не ремонтировали уже года два, эта работа должна была занять как минимум большую часть дня, если не весь. Гарри был зол.
  
  "Вот опять пришёл дядя и всё испортил", - думал он, таща громоздкую лестницу и тяжёлый ящичек с инструментами. Дурсль-старший уже поджидал его с обратной стороны дома. Указав на несколько деревянных дощечек и стопку черепичных чешуек, он сказал:
  
  - А ну, полезай наверх. Снимешь сломавшиеся части. Аккуратно снимешь, ты понял? Так вот, потом спустишь их вниз, затем вытащишь старые гвозди, да не выбрасывай их. Смотри не погни их, когда будешь вытаскивать. Уберёшь подгнившие доски, положишь новые. Затем забей гвозди обратно. Потом уложишь новую черепицу на крепления и смотри не сломай ничего, а то вмиг окажешься в своей каморке. Неделю там сидеть будешь!
  
  Через несколько часов работы дядя Вернон позвал Дадли, что бы тот подержал лестницу, в то время как он сам должен был отлучиться по неотложному делу.
  
  - Гарри? - позвал его кузен, - ты помнишь, о чём мы с тобой вчера говорили?
  
  - Дадли? - переспросил Поттер, так как не совсем понял о чём идёт речь.
  
  - Новая серия ну просто супер, - продолжил Дурсль-младший, - как жаль, что ты не сможешь посмотреть её сегодня. Там такие классные техники показывают.
  
  - Дадли! - чуть ли не рыча, произнёс Гарри. В душе вновь всколыхнулась злость, было улёгшаяся за время монотонной работы.
  
  "Обещал помогать, а теперь вот дразнится. Тоже мне, друг называется", - раздражённо подумал он, смотря вниз на кузена, а тот в свою очередь улыбнулся и... отпустил лестницу. Та покачнулась и начала падать, увлекая вниз за собой и самого мальчика в очках.
  
  "Ох ты ж блин! Да он меня угробить решил, что ли?! Да как же я всё это ненавижу! Не хочу! Не хочу падать!" - мысли молнией проскочили у него в голове, а земля была всё ближе и ближе, - "Не хочу боли! Хочу оказаться сейчас там! Внизу! Да, как в манге! Шуншин!"
  
  Когда лишь метр отделял Гарри от земли, его вдруг стянуло в одну точку, а затем словно выплюнуло неподалёку, уже лежащим под деревом.
  
  - У тебя получилось! - подбежал к нему Дадли и протянул руку, что бы помочь подняться с земли, - Ты смог!
  
  - Отвали от меня! - Гарри оттолкнул руку кузена и самостоятельно встал на ноги, хоть и было видно, что далось ему это с трудом, - Сволочь! Ты специально отпустил лестницу, что бы я упал и расшибся! Ты... Да у меня слов не хватает, что бы сказать кто ты!
  
  - Да, Гарри! Да! Я сделал это специально, - с радостью согласился кузен, -, но я сделал это ради тебя! Что бы ты смог снова использовать технику перемещения. Подумай, мы только вчера говорили о том, что нужно создать ситуацию, в которой бы ты был раздражён и испуган, и тут такой шанс! Это был подарок судьбы, не иначе! И ты справился!
  
  - Ладно, - Гарри начал успокаиваться, постепенно понимая, что всё действительно могло быть именно так, как сказал Дадли, - но... ты хотя бы представляешь, что могло произойти, если бы у меня не получилось использовать технику перемещения? Я мог умереть, а ты бы стал убийцей, кузен. Понимаешь, убийцей!
  
  Дурсль-младший резко побледнел и, кажется, даже перестал дышать. До него только сейчас дошло, что он мог натворить в погоне за мечтой.
  
  - Прости меня, Гарри, - пролепетал он, а сам подумал, что не настолько уж он и поумнел, как думал, если не предусмотрел такого весьма вероятного исхода. Ведь ему и в голову не пришло, что Поттер мог остаться калекой или даже умереть после такого падения. Уж кем-кем, а становиться убийцей Дадли совсем не хотел, - прости, пожалуйста. Такое больше не повторится. Обещаю.
  
  - Хорошо, я прощаю тебя, - сказал Гарри, - только скажи, что теперь делать с крышей. Я же её ещё не отремонтировал до конца, а после такого наверх я не полезу. Ни за что на свете. У меня руки дрожат, и голова немного кружится. Дядя Вернон будет не доволен.
  
  - Эм, я что-нибудь придумаю, - сказал Дурсль-младший, которому так же не хотелось лезть наверх, - я поговорю с отцом...
  
  Со стороны Поттера раздался непонятный звук и, обернувшись посмотреть, Дадли увидел, что тот лежит без сознания.
  
  - Поттер? Очнись, Поттер! А-а-а, чтоб тебя! Гарри!
  
  На крик прибежали дядя Вернон и тётя Петуния, но мальчик так и не приходил в сознание, сколько бы его не трясли и сколько бы пощёчин ему не давали. В итоге, Дурсль-старший оттащил мальчика на кровать в чулане и оставил там. В надежде, что утром, как обычно, тот проснётся сам. Живым и здоровым. Возражения Дадли были подавлены в зародыше, и Дурсль-младший был отправлен в свою комнату. В этот воскресный вечер всё семейство Дурслей пребывало в ожидании. О том, что у него могли быть подобные приступы в то время, когда он сидел в свой коморке совсем один, Дурсли даже не думали. Вот ещё, думать о каком-то отродье. Но сегодня мысли о его состоянии никак не хотели покидать головы почётного семейства. Никогда раньше подкидыш не терял сознание вот так, посреди дня. Это пугало. Что, если его придётся везти в больницу? Сколько там возьмут денег за его лечение? Проблемы. Опять от Поттера одни проблемы и больше ничего.
   Комментарий к Глава вторая или первые затруднения в освоения техник.
   *: 餓狼 (がろう) garō голодный волк 餓 (ga - голодный) + 狼 (rō - волк)
  
  ========== Глава третья или постижение смысла. ==========
   На следующее утро произошло очередное чудо. Поттер проснулся живым и полностью здоровым. На радостях, что не придётся платить за лечение, дядя Вернон вызвал мастера, который за каких-то полчаса закончил ремонт и при этом взял минимальную оплату. Это был ещё один повод для радости и Дурсли-старшие решили устроить внеочередной поход в магазин. Уже идя в школу, Гарри решил поговорить с кузеном:
  
  - Ди-сан, как ты думаешь, почему я упал в обморок?
  
  - Не знаю, - ответил Дадли, - но, думаю, это как-то связанно с техникой перемещения.
  
  - Вполне возможно, - Поттер поправил очки, - если подумать, то в тот день, после событий со столовой, я тоже чувствовал себя не очень, а вечер вообще не помню, будто бы я... потерял сознание?
  
  - Значит, каждый раз после использования Шуншина тебе было плохо, а затем следовал обморок, - подвёл итог Дадли, - что-то мне это напоминает... Ну точно! Чакро-истощение! Помнишь, наставник седьмой команды, Какаши-сенсей слишком долго использовал свой Шаринган и потом некоторое время был без сознания, да и ходил на костылях. Видимо у тебя было то же самое!
  
  - В общем-то, похоже, но не совсем, - засомневался Гарри.
  
  - Ну, Гаро-чан, ты не сравнивай своё истощение от тренировки и то, что было у него после битвы с весьма сильным противником, - напомнил Дурсль-младший, - всё же это несколько разный уровень. Просто теперь становится понятно, почему у тебя ничего не выходило с техниками раньше. Тебе не хватало не только определённых эмоций, но и чакры. Видимо, ты ещё слишком молод, чтобы использовать технику перемещения по первому желанию.
  
  - Понятно, - сказал Поттер, - мне нужно найти способ увеличить объём чакры, который я могу использовать, без риска потерять сознание.
  
  - Придём домой, - начал Дадли, - посмотрим в инете, как можно тренировать себя, что бы увеличить количество внутренней энергии.
  
  - Ага, - согласился мальчик в очках, - да и про обычные тренировки забывать не стоит, так как телесная составляющая чакры так же важна, как и духовная.
  
  * * *
  
  Посреди широкого каменного коридора перед большим окном, украшенным витражом, стоял высокий, худой и очень старый, если судить по серебристым волосам и бороде, человек. Одет он был в длинную рясу, поверх которой ниспадала до земли серебристая мантия, ноги были обуты в башмаки с пряжками и на толстой подошве. Голубые глаза светились ярким светом из-под очков со стеклами в форме полумесяца, сидевших на длинном крючковатом носу. Смотря в окно, он думал о чём-то своём и не заметил, как к нему подошла женщина сурового вида, в квадратных очках. Она так же была облачена в мантию, только изумрудного цвета, а её черные волосы были собраны в строгий пучок. Было видно, что она чем-то встревожена.
  
  - Альбус? - позвала она, видимо не в первый раз.
  
  - Профессор Макгонагалл? - отозвался он, - Вы что-то хотели?
  
  - Профессор Дамблдор, Вам пришло срочное сообщение от Наблюдателя, - раздраженно сказала она.
  
  - Моя дорогая профессор, Вы чем-то недовольны? - мягко спросил он, - Хотите лимонную дольку?
  
  - Нет, спасибо, - изрекла профессор Макгонагалл неодобрительно, как бы показывая, что сейчас не время для его причуд, - Как я уже сказала, пришло срочное донесение от Наблюдателя и в нём говорится о том, что мальчик чуть не погиб, упав с большой высоты. Он стоял на предпоследней ступеньке лестницы и чинил крышу, когда второй подросток, сын Дурслей, не удержал её вертикально и лестница начала падать.
  
  - Мальчик цел? - спросил Дамблдор.
  
  - Да, с ним всё в порядке, - ответила Макгонагалл, - он аппарировал и появился неподалёку уже на земле.
  
  - Вот и отлично, - обрадовался Альбус, - наконец-то у него случился непроизвольный магический всплеск, а то я уже начал бояться, что у него нет способностей к магии.
  
  - Но это ещё не всё, - продолжила она, - потом он потерял сознание, а эти маглы даже не вызвали "скорую помощь"!
  
  - Вы не должны сердиться, - мягко укорил Дамблдор, - всё это нужно для его же блага. Только представьте, стать знаменитым раньше, чем научишься ходить и говорить! Знаменитым из-за чего-то, чего сам не можешь вспомнить! Разве вы не понимаете, насколько ему же самому будет лучше в стороне от подобной шумихи, а правду он узнает тогда, когда будет в состоянии сам во всем разобраться.
  
  Профессор Макгонагалл хотела было что-то возразить, но передумала. Помолчав, она сказала:
  
  - Да-да, конечно, вы правы, Дамблдор. Но тот обморок?
  
  - Минерва, дорогая моя профессор, - спокойно сказал Дамблдор, - не стоит волноваться об этом. Уж Вам ли не знать, что первый неконтролируемый магический выброс всегда имеет некоторые последствия. Где-то это будет разрушенная стена, а где-то, как в данном случае, невероятное эмоциональное перенапряжение вкупе с тем, что тело мальчика ещё не привыкло оперировать такими объёмами магической энергии, всё это и привело к потере сознания. Теперь же я вынужден оставить Вас. Я вспомнил о нескольких важных делах, что не терпят отлагательств.
  
  На этом, давая понять, что разговор окончен, Альбус Дамблдор развернулся и направился к себе. Минерва Макгонагалл постояла ещё некоторое время, смотря вслед идущему по коридору коллеге, затем покачала головой и тоже отправилась по своим делам.
  
  * * *
  
  Круглая комната, со светлыми стенами без украшений, была погружена в полумрак. За окном медленно плыли хмурые тяжёлые облака. Погода вполне соответствовала настроению хозяина кабинета. В центре комнаты стоял массивный дубовый стол. За ним в кресле восседал невысокий человек. Спутанные волосы светло-пшеничного цвета кое-где уже тронула седина. Во взгляде читалась усталость и некая доля озабоченности. Одежда его являла собой необычную смесь: костюм в тонкую полоску, малиновый галстук, черная мантия и остроносые лиловые ботинки, а на столе лежал светло-зеленый котелок. Через форточку влетела небольшая сова тёмно-серой расцветки и приземлилась прямо перед ним. Сняв записку, привязанную к лапке птицы шёлковой лентой, он развернул послание и быстро пробежал глазами по написанным строкам. Взмах палочкой и клочок бумаги охватывает пламя, что сжигает его в мгновение ока, а во взгляде мужчины появляется предвкушение. Он вскакивает со своего кресла. Хватает котелок и бежит к камину. Пламя вспыхивает зелёным, когда он делает шаг внутрь и исчезает в нём.
  
  В тот же самый момент в небольшом домике, насквозь провонявшем кошками, он сделал шаг наружу, появляясь уже из другого камина. Его ждали.
  
  - Добрый день, Арабелла, - поздоровался он, - ты хотела меня видеть?
  
  - Да, - ответила она, - вчера произошло нечто, что может заинтересовать Вас, мистер...
  
  - Надеюсь, ты помнишь, что я просил не называть моего имени, пока я у тебя в гостях? - прервал её мужчина, - И что же такого случилось, что ты отправила ко мне сову с зашифрованной просьбой о срочном визите?
  
  - С мистером Поттером приключилась очередная оказия, - сказала она, - его чуть не убил кузен, намеренно отпустив лестницу, на которой в тот момент стоял мальчик-который-выжил. Только благодаря чуду, он выжил, в последний момент, переместившись к дереву, а затем упал в обморок. Дурсли даже и не подумали обратиться за медицинской помощью.
  
  - Отлично, - обрадовался он, - просто отлично! Так, а какую версию событий ты отправила Дамблдору?
  
  - Естественно, что в отчёте нет даже упоминания о намеренном отпускании лестницы, - усмехнулась она, - я написала всё так, чтобы это выглядело рядовым случаем, а учитывая, что о магических происшествиях с мальчиком раньше я не упоминала... Альбус сейчас, должно быть, только и думает о том, как же хорошо, что у мальчика наконец-то проснулись магические способности.
  
  - Арабелла, ты просто чудо! - похвалил он, - Скорее напиши подробный отчёт, мы заверим его достоверность магической клятвой, и тогда ты получишь внеочередную премию, я обещаю. Нет, я лично принесу тебе её!
  
  - Рада стараться, - ответила она.
  
  * * *
  
  Прошёл месяц. Очередное воскресенье и очередная попытка освоить техники ниндзя. Все дни напролёт Гарри медитировал, тренируя источник внутренней энергии. Упражнения в интернете нашёл Дадли и они вместе приступили к тренировке. Только вот через несколько дней сам кузен медитировать отказался. По его словам, если физические тренировки он ещё как-то мог разнообразить, хотя бы простым изменением последовательности упражнений, то тут надо было делать всё чётко и по порядку. Вроде как, у него просто не хватает терпения на ежедневное повторение одних и тех же медитативных техник. В то же время сам Гарри старался. Очень старался. Он повторял всё в точности, как было сказано в упражнении и, уже через пару недель вдруг почувствовал, что что-то изменилось. Он сам не мог сказать что именно. Внутри будто бы поселился покой, а Гарри почувствовал уверенность. У него всё получится. Он делает всё правильно. Реальной же причиной, по которой Ди-сан перестал медитировать, было то, что медитации не возымели никакого эффекта, в то время как у Гаро результат был. Некоторое время Дурсль-младший ещё старался выполнять упражнения втайне от кузена, всё же надеясь на чудо, но его так и не произошло.
  
  В этот раз Поттер решил вначале освоить более простые техники, нежели Шуншин. Самой полезной на его взгляд была техника перевоплощения - Хенге. Первым делом Гарри решил внимательно рассмотреть, как именно нужно сложить руки и как расположить пальцы. Посмотрел в манге. Пересмотрел серию аниме и осознал, что на картинках слева находится правая рука, а справа - левая. Следующая сложность возникла, когда он, следуя новому знанию, попытался сложить печать концентрации и с удивлением понял, что его пальцы не гнутся в должной степени, а печать получается кривой и совсем не такой как в оригинале. Ещё несколько дней он разминал пальцы, стараясь придать им большую гибкость и подвижность. Делал пальцевые растяжки. Что не говори, но со стороны это выглядело странно. Тётя Петуния только качала головой, решив что мальчишка, как того и следовало ожидать, начал сходить с ума. Но он не обращал внимания и продолжал занятия. Наконец-то ему удалось сделать идеальную печать. На радостях он быстро прошмыгнул в свою каморку под лестницей, точно представил себе кузена и, сложив печать, шёпотом произнёс:
  
  - Хенге.
  
  Не было тумана. Не было никаких звуковых эффектов. Просто тепло внутри стало распространяться по всему телу. Зашевелились волосы, слегка изменился цвет кожи, и одежда поменяла свой покрой.
  
  "Неужели у меня получилось?" - подумал Гарри.
  
  Затвор на маленьком окошке щелкнул, и внутрь заглянула тётя Петуния:
  
  - Выходи, негодный мальчи...- начала было она, но тут же удивлённо замолчала, потёрла глаза и снова заглянула внутрь, - уф, и привидится же такое. Выходи и помоги перенести этот ящик в подвал.
  
  * * *
  
  В тот же вечер Гаро рассказал Дадли о случившемся, а затем и продемонстрировал превращение. Кузен сначала впал в ступор, а затем долго смеялся не в силах вымолвить и слова. Гарри был в недоумении, что такого смешного увидел Дурсль-младший. Дадли смеялся, не умолкая, похоже, у него была истерика, а Поттер начал злиться.
  
  - Ди-сан?! - чуть ли не прорычал он.
  
  - Всё-всё, успокойся, - всё ещё подхихикивая, поднял руки в примирительном жесте Дадли, - ты бы себя видел! Так, пойдём в ванную комнату, там есть зеркало. Посмотришь на себя со стороны.
  
  Превратившись ещё раз перед зеркалом, Поттер не поверил своим глазам. В зеркале отражалось нечто, смахивающее на монстра из малобюджетного фильма ужасов. Часть волос черные, часть светлые, а некоторые пряди каштановые. Глаза тоже разные: один - зелёный, а другой - голубой. Тело перекошено вбок и имело пропорции средние, между реальным обликом Гарри и его кузена. Одежда тех же цветов, но другого фасона и тоже кривая. Кошмар!
  
  - Бедная тётя Петуния, - произнёс Гарри, - теперь я понял, почему она запнулась, только заглянув ко мне под лестницу.
  
  От этого замечания Дадли снова рассмеялся, да так что из глаз брызнули слёзы.
  
  - Тренировки, - наконец заявил Поттер, снова становясь собой, - нужно тренироваться.
  
  - Ты только смотри не перетрудись, - выдавил кузен кое-как, - чтобы чакро-истощение снова не заработать.
  
  * * *
  
  За оставшиеся шесть месяцев Гарри с переменным успехом освоил ещё несколько техник: Каварими и Бушин. Хотя последний получался плохо. Клон был полупрозрачный и какой-то дохлый на вид. Ох, и пришлось же повозиться, запоминая всевозможные печати, а потом, складывая их по сотне раз в день, дабы натренировать их до состояния безусловного рефлекса. Ежедневные тренировки укрепили здоровье мальчика, а медитации сделали его уравновешенным и спокойным. Пофигистичным, как выразился однажды Дадли. Вместе с ростом количества успешно выполняемых техник росла и уверенность Поттера в себе. Искренний восторг и уважение во взгляде кузена, каждый раз, когда Гаро использовал ту или иную технику, повышали самооценку мальчика. Гарри и Дадли продолжали вместе тренироваться. Они так же вместе учились кидать предметы в цель, а однажды Дурсль-младший стащил с кухни острый нож и до вечера они метали в цель уже его, пока миссис Дурсль не обнаружила пропажу и не подняла крик. Пока Дадли отвлекал огонь на себя, Поттер прокрался на кухню и положил нож на пол за столиком, чтобы Дурсли-старшие подумали, что тот просто упал туда некоторое время назад. Один раз Гаро даже осмелился снова попробовать применить Шуншин и у него это прекрасно получилось. Он даже не потерял сознание в тот день, на него просто навалилась неимоверная слабость, но всё обошлось. Правда, пришлось ему заходить в дом через веранду, так как во время применения техники он был на втором этаже в комнате у Дадли и в момент прыжка смотрел в окно. На улице, за окном он и оказался в следующую секунду.
  
  Осваивать какие-либо другие техники он пока не думал. Нужно было отработать до автоматизма те, что уже выучил, а то тот же клон - расстройство одно. Да и над превращением нужно поработать, а то стоит только потерять концентрацию, как он тут же становится самим собой. Замена тоже работает со своими ограничениями. Оказывается, что предмет должен находиться достаточно близко, да ещё и быть небольшим и лёгким, иначе можно опять улететь в забытьё от истощения на несколько часов. Если располагать техники по количеству поглощаемой чакры, то у Гарри получался такой список:
  
  1) Хенге.
  2) Бушин.
  3) Шуншин.
  4) Каварими.
  
  Первый раз, составив список, Поттер улыбнулся - даже число букв в названии становилось больше вместе с ростом затрачиваемой на исполнения чакры.
  
  Так вот, в настоящий момент он спал, но спать ему оставалось недолго. Тетя Петуния уже встала, и это ее голос стал для Гарри первым звуком наступающего дня:
  
  - Вставай! Поднимайся! Быстро!
  
  Гарри так и подскочил в постели, когда тётя забарабанила в дверь. Гарри услышал, как она прошла в кухню и брякнула сковородкой о плиту. Пока он нацепил очки, тётя уже снова оказалась за дверью.
  
  - Ну что, уже встал? - грозно прокричала она.
  
  - Да, иду, - ответил Гарри.
  
  - Пошевеливайся, мне надо, чтобы ты приглядел за беконом. И смотри, чтобы он не пригорел - в день рождения Дадли все должно быть идеально.
  
  Гарри промычал нечто нечленораздельное, а сам подумал: "У Ди-сана день рождения - как это я мог забыть об этом?"
   Комментарий к Глава третья или постижение смысла.
   Извиняюсь за задержку.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава четвёртая или неожиданное происшествие. ==========
   - Давайте скорее, выходите, - ворчал дядя Вернон, стоя у двери, пока тётя Петуния выбирала подходящую шляпку.
  
  - Куда мы поедем? - спросил Дадли. Он уже был одет и теперь стоял в коридоре рядом с Гарри.
  
  - Это сюрприз, дорогой мой, - фальшивя, пропела миссис Дурсль.
  
  - Гарри едет с нами? - продолжал допытываться Ди-сан.
  
  - Конечно же, нет, - ответил мистер Дурсль, - мы по пути завезём его к миссис Фигг.
  
  "О нет, только не к ней!" - мысленно простонал Гаро и с мольбой посмотрел на кузена. Тот пожал плечами и спросил:
  
  - Может быть, мы возьмём его с собой?
  
  - Дадличка, милый мой, ты случаем не заболел? - тётя Петуния потрогала лоб сына. Лоб был холодным.
  
  - Просто я подумал, что он последнее время вёл себя достаточно хорошо и можно его поощрить, взяв с собой в этот раз, - начал объяснять Дадли.
  
  - Нет, нет и нет! - чуть ли не хором произнесли Дурсли-старшие, а затем дядя Вернон продолжил, - Его поведение - затишье перед бурей!
  
  - Именно так, - подтвердила тётя, причём говорили они так, будто бы самого Поттера здесь нет, - мы с содроганием ждем, что же он вытворит в следующий раз. Поэтому, он отправится к миссис Фигг, на то время, пока мы будем в парке аттракционов.
  
  Дадли пожал плечами и промолчал, хотя этот жест скорее предназначался Гаро, дабы показать, что он сделал всё что мог. Поттер лишь кивнул в ответ, показывая, что всё понял. Впереди его ждал долгий, очень долгий день в компании старой безумной кошатницы.
  
  * * *
  
  Эта пытка продолжалась уже три часа. Давно остывший чай и дубовые, наверное, столетней давности пряники всё так же были на столе. Размеренный, перемежающийся восхищёнными вздохами и ахами, рассказ о дивных кошачьих созданиях сводил с ума. Миссис Фигг не умолкала ни на секунду. Она постоянно перекладывала альбомы с фотографиями своих любимцев и раскрывая то один, то другой, снова и снова показывала Гарри фотографии, чуть ли не тыкая его в них носом.
  
  "Терпение, только терпение", - уговаривал себя Гаро. Будто видя, как ему трудно сдерживаться, настырная старушенция всё усиливала натиск и говорила всё громче и громче. За окном же был яркий солнечный день и никаких кошек и старушек... Лёгкий ветерок слегка покачивал ветки деревьев. Люди спешили куда-то по своим делам.
  
  "А Дурсли сейчас вовсю развлекаются на аттракционах", - с грустью и какой-то долей обиды подумал Поттер, а потом внутри у него проснулась злость, - "вообще, с какой стати он должен весь день сидеть тут и слушать эти бредни? Он уже достаточно взрослый, что бы самому решать, где и как провести день! Лучше уж на площадке, на качелях посидеть под открытым небом, нежели чем здесь! Дурсли делают, что хотят, и он тоже будет делать что захочет! Тем более теперь, когда он столько всего умеет! Всё!".
  
  - Хватит, - твёрдо молвил мальчик в очках, чем изрядно ошеломил миссис Фигг, - хватит этих Ваших историй. Надоело! Я пойду, погуляю на площадке и вернусь перед самым приездом Дурслей.
  
  - Но, Гарри... - начала, было, старушка, но тот её перебил:
  
  - Я так решил и своего решения не изменю. Всего хорошего Вам, миссис Фигг и спасибо за понимание.
  
  Последнюю фразу он вспомнил только что. Это была фраза из какого-то фильма, в котором был весьма сильный и целеустремлённый герой. Гаро тогда очень понравилась эта фраза и то, каким тоном она была сказана. Герою фильма после этого никто даже не попытался возразить и теперь Поттер постарался сымитировать тон и позу героя. Видимо это подействовало, так как Гарри, беспрепятственно и в полной тишине, собрался и вышел на улицу. Остановился на крыльце. Немного постоял. Вздохнул полной грудью и улыбнулся, а затем направился на площадку, располагавшуюся на соседней улице. Оставшаяся половина дня представлялась уже не такой тошной и беспросветной.
  
  * * *
  
  Оставшись одна, Арабелла Фигг некоторое время потрясённо молчала, а потом вдруг улыбнулась, - "Ну и ну. Мальчик-то изменился, за прошедшее время. В нём появилась уверенность, твёрдость. Раньше он всего боялся, всех стеснялся. Он даже в туалет не мог пойти, не спросив разрешения. Глаза боялся поднять от пола, а тут вот те на! Какой тон! Какие слова! Думаю, не стоит отражать данный эпизод в очередном докладе. Дамблдора ждёт большой сюрприз, когда мальчик приедет в Хогвартс".
  
  С этими мыслями она отработанным движением достала отполированную деревянную палочку из верхнего ящика комода, стоявшего неподалёку у стены, и парой лёгких взмахов превратила старые пряники в мягкие булочки. Забурлила жидкость в чашке с чаем, снова становясь горячей. Откусив кусочек сдобы, и прожевав его, она сделала пару глотков из чашки, а затем снова задумалась:
  
  "Стоит ли сообщать о данном инциденте своему второму работодателю? Наверное, нет. Пусть и для него характер Мальчика-Который-Выжил так же будет сюрпризом. Тем ещё сюрпризом".
  
  * * *
  
  Сидя на качелях, Гарри смотрел на пробегающие по небу облака и наслаждался свободой. Кажется, он не мог вспомнить, когда в последний раз чувствовал себя таким свободным. На соседние качели уселась девочка примерно того же возраста как и сам Гарри. Некоторое время они не обращали внимания друг на друга, каждый сидел, думая о своём. Потом девочка оглянулась по сторонам и вдруг её глаза расширились, она увидела шрам. Была у Гаро такая отличительная черта - шрам в виде молнии на лбу. Этот шрам был у него с тех пор, как он себя помнил. Однажды он задал тете Петунии вопрос, касательно этого шрама, откуда тот взялся.
  
  - Это из-за той аварии, в которой погибли твои родители, - ответила тетя Петуния, - и не задавай лишних вопросов.
  
  "Не задавай лишних вопросов" - главное правило размеренной жизни дома Дурслеев.
  
  - Ты, Гарри Поттер? - спросила девочка, сидящая на соседних качелях, отвлекая его от любования небом.
  
  - Да... - ошеломлённо ответил он, - а как ты узнала моё имя?
  
  Но девочка уже не слышала его, она соскочила с качели и куда-то побежала, причём с такой скоростью, словно от этого зависела её жизнь.
  
  "Что-то тут нечисто", - подумал Гарри. Самым верным решением было тут же встать и уйти куда-нибудь ещё, но... Огонёк интереса уже зажёгся в душе мальчика и тот решился на авантюру. Он снял очки и спрятал их в карман. Печать концентрации, мысленное "Хенге" и вот на качелях сидит копия кузена, каким тот был пару лет назад - очень пухлый, даже скорее толстый ребёнок с мутными синими глазами и абсолютно чистым лбом без каких либо отметин. Ждать пришлось не долго. Девочка вернулась в компании двух мужчин и женщины. И эти взрослые люди выглядели очень странно. Они были одеты в мантии. Если на мужчинах были мантии нейтральных тёмных цветов, то женщина была одета в розовую. Насыщенный розовый цвет буквально резал глаза.
  
  "Интересно, почему остальные прохожие совсем не обращают внимания на этих чудиков?" - подумал Гарри и продолжил наблюдение.
  
  - Где он? - недовольно спросила женщина, осмотревшись вокруг, - ты сказала, что он тут!
  
  - Он и был тут всего минуту назад! - откликнулась девочка, - сидел на том же месте, где сейчас развалился этот жирный бурдюк.
  
  - Пенелопа, как тебе не стыдно, говорить такое? - сказал мужчина, самый высокий из всей этой компании.
  
  - Да какая разница, - ответил вместо девочки второй пришедший, - всё равно мы сейчас расспросим его, а затем сотрём память. Тем более он действительно похож на разъевшегося хряка.
  
  Гаро внутренне напрягся. Сотрут память? Что-то новенькое. О возможности стирания памяти он раньше никогда не слышал. Надо же, эти странные люди так свободно об этом говорят. Да и эти оскорбления. Они ведь прекрасно понимают, что я их слышу. Неужели они действительно могут заставить другого человека забыть о чём-то!?
  
  - Скажи-ка нам, магл, - обратилась к нему разодетая в розовое женщина, - не видел ли ты тут мальчика с тёмными растрёпанными волосами, зелёными глазами и шрамом в виде молнии на лбу?
  
  Когда она улыбалась, то становилась, до ужаса похожа на жабу. Ужасную розовую жабу. С такой не только разговаривать, на такую смотреть противно, но мальчик ответил:
  
  - Да, мэм. Он только что ушёл. Девочка побежала, а он встал, развернулся и пошёл в другую сторону, а затем свернул туда.
  
  Он указал на проулок, что выходил на параллельную улицу.
  
  - Молодец, мальчик, - её улыбка стала ещё шире, а затем она вытащила из сумочки короткую украшенную резьбой палочку и направила её на Гаро. То постарался внешне остаться безмятежным, но внутренне весь сжался. Сейчас что-то случится. Его буквально затрясло от плохого предчувствия, а по спине промаршировал строй мурашек.
  
  - Обливиэйт! - с этими словами мутная волна сорвалась с кончика палочки и попала прямо в голову мальчика. Мир раскололся надвое. Компания странных людей уже давно ушла, а мальчик всё сидел и смотрел в одну точку. Отчего-то у него в голове была только одна мысль - не потерять концентрацию. "Только не потерять концентрацию".
  
  Потом он как-то весь встряхнулся и встал с качелей.
  
  "Зачем мне держать концентрацию?"
  
  Он внимательно осмотрел себя и понял, что в данный момент находится под Хенге. Но зачем он это сделал? Что вообще заставило его применить технику перевоплощения? С этими мыслями он побрёл обратно к дому миссис Фигг. Возвращать свой облик он пока что не стал. Почему? Он и сам не был уверен, но что-то подсказывало ему, что так будет правильно. Что же произошло в парке? Но в голове была пустота. Какая-то непривычная пустота.
  
  "Так, вернёмся к началу", - решил он, - "я пришёл в парк и сел на качели. Смотрел на небо. Какие же красивые облака были сегодня над городом. Такие пушистые, словно сахарная вата. Затем на соседние качели села девочка. Она... блин, а как же она выглядела. Не могу вспомнить. Она ещё что-то сказала. Что-то важное и... убежала, а потом я... кажется я применил Хенге, так как вся ситуация показалась мне подозрительной. Потом... что же было потом?"
  
  Он пытался вспомнить, но в голове была пустота, а затем там появилась боль. Гаро схватился за голову. Такая сильная и резкая боль. Это ненормально. Отсутствие воспоминаний - тоже. Никогда раньше у него не было таких проблем с памятью, наоборот он легко мог вспомнить весь прошедший день. Вспомнить буквально в деталях, а тут совсем недавние события, а воспоминаний ноль. Даже если он просто сидел на качелях, то в голове не должно быть так пусто!
  
  "Что вообще у меня с головой? Словно под Гендзюцу попал", - Гарри, словно осенило, - "О! Неужели? Так, а как же бороться с иллюзиями и другими мозголомными техниками? Что-то такое было... В манге или в интернете? А может быть в аниме? Не помню точно... но, вроде бы... Кай. Точно! Кай! Я хочу вспомнить! Кай! Кай! Я хочу вспомнить! Кай! Вспомнить!!! КАЙ!"
  
  Внутри словно бы что-то взорвалось. Горячие волны побежали по всему телу и когда они достигали головы, то постепенно стали смывать боль и... заполнять пустоту. Он начал вспоминать. Странные люди. Странные разговоры. И...
  
  "Они искали его! Они искали Гарри Поттера! Они смогли заставить его забыть. Они погрузили его в Гензюцу. Значит я не один такой. Шиноби. Есть и другие. Но... почему они так дико вырядились? Какие-то мантии. Да и палочка в руках у розовой жабы, зачем она ей? Странно это всё. Нужно скорее рассказать об этом Ди-сану. Может он подскажет что путное. А пока стоит вернуться к миссис Фигг и затаиться. Никаких прогулок без разрешения. Нужно стать "тише воды, ниже травы", как говорил один человек по телевизору".
  
  Уже перед самыми дверями, Гарри развеял технику, снова нацепил очки и постучал. Через несколько минут дверь ему открыла старушка и с неким ехидством спросила:
  
  - Что, уже нагулялся?
  
  - Да, спасибо, - как ни в чём не бывало, ответил Гаро, - погода просто отличная, но я захотел в туалет и потому решил вернуться. Миссис Фигг, можно мне войти?
  
  - Конечно, проходи, - она отступила назад.
  
  * * *
  
  "Вечером, когда за мальчиком приехали Дурсли, она всё так же изображая полоумную старушку, вышла проводить Гарри до машины. Когда Петуния спросила, не было ли каких проблем, мальчик слегка вздрогнул, но больше ничем своего беспокойства не выдал. К великому удивлению Поттера, подтвердив, что день прошёл, как обычно и ничего примечательного не происходило, я помахала им платочком вслед, а затем снова вернулась к прерванным размышлениям. С ним явно что-то случилось, пока он гулял. Что-то, что его весьма сильно озадачило и даже напугало. Надо было проследить за ним, а я расслабилась. Но, если я никому не скажу, то никто и не узнает, а значит... всё нормально. Удачи, Поттер. Она тебе скоро понадобится".
  
  * * *
  
  По возвращению домой, Гаро последовал за кузеном в его комнату, где и рассказал обо всём случившемся. Тот выглядел обеспокоенным.
  
  - Знаешь, Гарри, - сказал он, - я предполагал нечто в этом духе, но не думал, что всё настолько серьёзно. Стирание памяти! Да это покруче, чем всякие там Бушины. Это уже техники высшего порядка. Значит, вот каким образом они остаются неузнанными. Теперь понятно, почему о них нигде ничего не пишут. Даже если что и случается, выходящее за рамки обыденного, то они просто накладывают Гендзюцу забвения и всё. Никто ничего не помнит.
  
  - Только их одежда...
  
  - Да, это странно, - согласился кузен с замечанием Поттера-младшего, - но что мы о них знаем? Может быть, у них мода такая сейчас - ходить в мантиях. И ты прав, нужно быть осторожнее. Затаиться и ждать. Раз они выдали своё присутствие один раз, то выдадут его снова. Уж в этом можно не сомневаться. Нужно только открыть глаза пошире и внимательно смотреть по сторонам. Кстати, тебе очень повезло, что ты не потерял концентрацию и не превратился обратно в тот момент, когда попал под Гендзюцу. Вот бы у них был шок. Они-то стирали память простому человеку, а ты, бац, и оказался шиноби.
  
  - Угу, - согласился Гаро, - а они, бац, и прибили бы меня от неожиданности.
  
  - Не, ты им для чего-то нужен, так что они всего лишь похитили бы тебя, - не согласился Ди-сан.
  
  - Ага, похитили бы и пытали, а потом отправили на опыты, - невесело дополнил Поттер, - что-то я уже и не рад, что являюсь ниндзя.
  
  - Не дрейфь, - подбодрил его Дадли, - всё будет хорошо.
  
  - Надеюсь, - сказал Гарри. У него в голове сейчас был настоящий кавардак. Мыслей было много. Они крутились, вертелись, вращались и ни на секунду не останавливали свой бег. Смутные подозрения, догадки. Гарри казалось, что он уже готов ухватить какую-то важную мысль и осознать её, но она тут же ускользала, теряясь в ворохе других мыслей, переживаний и чувств. Была ещё одна вещь, о которой он не сказал даже кузену. В тот момент, когда он вернул себе воспоминания, случилось что-то ещё. Его мысли вдруг стали менее рваными и текли они более плавно. Он словно очнулся ото сна. Словно до того момента он спал и все его мысли были какими-то ленивыми, а теперь... он стал думать как-то иначе. Быстрее и проще. Мыслей в голове стало больше. Неужели, на нём было ещё какое-то Гендзюцу, о котором он даже не догадывался? Похоже, что так. Что ж, теперь ему предстояло научиться жить с этим новым образом мыслей.
  
  - Ладно, Дадли, пойду я отдыхать, - сказал он, - день сегодня выдался непростой, насыщенный. Чакры истратил много, да и голова всё ещё побаливает немного.
  
  - Конечно, иди, - согласился Дурсль-младший.
  
  Уже в дверях, Гарри развернулся и сказал:
  
  - Да, кстати. С Днём Рождения, Ди-сан.
  
  - Спасибо, Гаро-сан.
   Комментарий к Глава четвёртая или неожиданное происшествие.
   Глава не бэчена.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава пятая или травма. ==========
   Солнечный свет струился из-за окна, заполняя собой круглую комнату. Сидящий за столом мужчина в зелёном котелке снова был хмур. Следуя плану, он приступил к финальной фазе. Ставки были высоки. Постоянное нервное перенапряжение и бессонные ночи оставили свой след на лице в виде фиолетовых мешков под глазами. Последние дни ему приходилось принимать бодрящее зелье почти каждый день, дабы не уснуть на очередном заседании. На днях должна была решиться его судьба. Он вознесётся до невиданных высот или потерпев поражение, разобьётся вдребезги. В дверь постучали.
  
  - Войдите, - сказал он.
  
  Дверь отворилась и в кабинет вошла женщина в розовой мантии.
  
  - Долорес? У Вас что-то важное?
  
  - Корнелиус, - укоризненно тоном произнесла она, - неужели Вы думали, что я стану беспокоить Вас по пустякам?
  
  - Что-то случилось?
  
  - Сегодня днём Пенелопа, ну вы знаете, дочка Мактаггерта, - начала рассказ женщина, - так вот, сегодня в парке она видела Гарри Поттера. Так вот, прибежала она к папочке с криками "Там Поттер! Там сидит Гарри Поттер!". Мактаггерт с напарником тут же рванули туда. Ну и я за ними. Должна же я была проконтролировать ситуацию.
  
  - И что? - мужчина даже приподнялся с кресла.
  
  - Всё обошлось, - улыбнулась она, - когда мы прибыли на место, его уже и след простыл. Знаете, Мактаггерт так расстроился. Он так хотел взять у него автограф.
  
  - Хорошо, - успокоившись, мужчина шлёпнулся обратно в кресло, - но, мне страшно представить, что бы случилось, успей он увидеть Поттера. Такого забитого, тощего и несчастного.
  
  - Ну что Вы, Корнелиус, - мягко произнесла она, - ведь там была я. При любом раскладе Вы бы оказались в выигрыше. Я бы просто не допустила встречи... Ну или стёрла им память после.
  
  - Долорес, ты просто прелесть, - ответил он, - знай, мы уже почти у цели. Сьюзан не в силах более удерживать пост Министра. Скоро, совсем скоро, будет поднят вопрос о выборе нового министра. А у нас уже всё готово. Когда я займу пост Министра магии, ты Долорес получишь повышение и собственный кабинет. Ну и, разумеется, прибавку к окладу.
  
  - Отлично, - сказала она, - я этого так долго ждала. Проблем не будет?
  
  - Только не с той поддержкой, которую нам оказывают Малфои, - усмехнулся он, - а через них и большинство других чистокровных семейств.
  
  - А Дамблдор? - спросила она, - ходят слухи, что нынешний состав Визенгомота желает видеть в кресле министра именно его.
  
  - К этому мы тоже готовы, - сказал Фадж, - или ты думаешь, мы зря всё это время создавали такие условия жизни для Героя всей магической Великобритании? Сколько сил пришлось угробить на то, что бы поставить ментальные закладки мистеру Дурслю. Да так, что бы они были незаметны при беглом осмотре. Хорошо, что хоть на его жену не пришлось времени тратить. Она и так ненавидела сестру всей душой и когда та умерла, перенесла свою ненависть на Гарри.
  
  Он помолчал минуты три, а затем решился:
  
  - Долорес! Договоритесь о встрече. Думаю, пришло время нам с профессором Дамблдором обсудить некий вопрос.
  
  - Будет сделано, господин Министр, - пропела медовым голосом розовая жаба.
  
  * * *
  
  Дадли был обеспокоен. Те тренировки для развития тела, что они нашли в интернете, со временем утратили свою эффективность. Но Гарри не замечал этого, он был слишком занят оттачиванием техник и овладением чакрой. Некоторое время назад, ещё до появления в его жизни "Наруто", Дадли фанател от бокса. Он даже хотел записаться на секцию посвящённую этому виду спорта, но теперь... Теперь он понял, что хочет заниматься единоборствами. Потратив час на штудирование различной информации из интернета, он наконец-то нашёл боевые искусства, которыми захотел овладеть. Джиу-Джицу. "Гибкая техника" имела в своей основе идею "поддаться, чтобы победить". Прямо как ветка ивы зимой сгибается под весом снега, пока не скинет его вниз. В очередной раз, когда Поттер был отправлен поливать газон, а миссис Дурсль шуршала на кухне, готовя что-то вкусненькое, Дадли подошёл к отцу.
  
  - Пап, я хочу заниматься боевыми искусствами! - заявил он.
  
  - Боевыми искусствами? - задумчиво повторил Вернон.
  
  - Да и я уже выбрал секцию, в которую собираюсь записать нас, - подтвердил Ди-сан.
  
  - Мы? - не понял мистер Дурсль.
  
  - Я и Гарри, - пояснил Дадли, - мы сможем...
  
  - НЕТ! - взревел мистер Дурсль, буквально на глазах наливаясь дурной краснотой, - ни за что! Я не собираюсь платить кому-то ради обучения этого отродья!
  
  - Но занятия там почти бесплатные, - попытался возразить мальчик, - нужно будет только подвозить нас до спортивного центра и...
  
  - Нет! Ты, сын, можешь записаться куда пожелаешь, но он - никогда! Всё, это было моё последнее слово!
  
  * * *
  
  Уже вечером сидя на крыльце, Дадли рассказал Гарри о разговоре с отцом.
  
  - Я хотел, что бы мы ходили туда вместе, но отец даже слушать меня не стал, - с некоторой обидой в голосе молвил Ди-сан, - сразу же отказал. Эх. Тебе бы это было даже нужнее, чем мне, но когда отец вот так уперся, то переубедить его невозможно. Теперь, я не знаю, что делать. Записываться или нет?
  
  - Конечно, записывайся, - ответил Гаро.
  
  - А как же ты? - спросил кузен.
  
  - Меня научишь всему ты, когда выучишься сам, - улыбнулся мальчик в очках.
  
  - Действительно, - Дадли мгновенно воспрял духом, - Гарри - ты гений! Я смогу тренировать тебя сразу же после возвращения из секции.
  
  - Ну, скорее на следующий день, - поправил его Поттер.
  
  - На следующий? - удивился Ди-сан, - Почему?
  
  - Мне кажется, что после посещения секции ты будешь не в состоянии двинуть ни рукой, ни ногой, не говоря уже о моём обучении, - поделился своими размышлениями Гаро.
  
  - Знаешь, наверное, ты прав, - удивлённо молвил Дадли и внимательно посмотрел на сидящего рядом. В последнее время Поттер как-то изменился. Он вроде был таким же как и всегда, но... что-то стало иначе. Складывалось такое впечатление, что если раньше ему говорили что-то сделать, то он шёл и делал, то теперь он прежде думал, а только потом уже брался за дело. Хотя, в некоторых делах, когда у него не хватало знаний, он всё же бывало, делал что-то неправильно, но потом уже старался не повторять сделанных ошибок.
  
  * * *
  
  Тем же вечером Петуния перед самым сном так же решила поговорить с мужем.
  
  - Вернон? - позвала она.
  
  - Да, дорогая, - ответил он.
  
  - Думаю, мне стоит записаться на приём к психотерапевту, - с сомнением сказала она, накручивая волосы на бигуди.
  
  - С чего это вдруг? - Вернон насторожился, ему совсем не хотелось платить за какие-то там задушевные разговоры.
  
  - Последнее время по ночам я регулярно вижу один и тот же кошмар, - пожаловалась миссис Дурсль, - жуткое существо, дикая помесь нашего Дадлюшечки и этого подкидыша Поттера, смотрит на меня из тени. Я стою и ничего не могу сделать. Не могу даже закричать, а оно так радостно на меня скалится, и его черты начинают меняться во что-то ещё более жуткое. Обычно, в этот момент я просыпаюсь. Вернон, мне страшно. Я боюсь, что однажды увижу, во что оно превратится. И Дадли... Как оно может иметь черты нашего солнышка, нашего драгоценного сыночка?
  
  -Хорошо, - согласился он, - завтра же позвони и запишись на приём. Нужно в этом разобраться. Зуб даю, без этого гадкого Поттера тут не обошлось. Не думай о плохом. Всё будет хорошо.
  
  * * *
  
  Со следующей недели Дадли начал ходить на занятия Джиу-Джицу, а тётя Петуния - к психотерапевту. После первого занятия Дадли пришёл домой полумёртвый. Едва переставляя ноги, он только смог добраться до кровати и тут же уснул. Миссис Дурсль тут же забеспокоилась и была готова бежать в спортивный центр, выяснять, кто же довёл её ненаглядного сыночка до такого состояния, но дядя Вернон остановил её и успокоил, что попервости всегда так бывает. Он вспомнил, как в молодости сам занимался боксом и так же после первых занятий, пока не приноровился, приходил домой в невменяемом состоянии. В конце концов, если Дадли не захочет больше ходить на занятия, то ничего страшного не случится, но он сам должен принять решение. Дадли и не подумал отказываться. На следующий день, проснувшись, он за завтраком весь сиял и взахлёб рассказывал, как было интересно, и сколько всего нового он узнал. Гарри даже немного позавидовал кузену, но потом решил не тратить время на бесполезное чувство, а подождать того момента, когда Ди-сан приступит к его обучению. Уже по пути в школу, Дадли рассказывал об основных принципах. Он поведал философию Джиу-Джицу, и какие основные виды приёмов оно в себе содержит. Практикой же они решили заняться вечером после уроков.
  
  - Вот, встань так, ногу чуть правее, а правую руку чуть выше, - пояснял Дадли, показывая пример, - теперь повторяй за мной. Раз и удар! Два и удар!
  
  - Ага, вроде понял, - сказал Поттер.
  
  - Хорошо, тогда повтори тысячу раз, - кивнул кузен.
  
  - Сколько? - Гарри сбился с ритма и во все глаза уставился на Дурсля-младшего, видимо надеясь, что тот пошутил, - ты случаем ничего не перепутал?
  
  - Неа, всё верно, - усмехнулся Ди-сан, - ученик в традиционных клановых школах Японии проводит несколько лет, изо дня в день, отрабатывая одни и те же приемы, стандартные связки движений. Только потом, если ученик проявлял способности выше средних и, к тому же, доказывал делом свою преданность учителю, его посвящали в тайны школы. Их ещё называют "оку дэн" - "глубокие приемы". Так что продолжай, а я пока схожу за водой. После этой тренировки пить хочется - просто жуть. Когда закончишь отработку этого удара, я покажу тебе следующий приём.
  
  Чем дольше наносил удары Поттер, тем больше у него деревенели руки и плечи, наливаясь тяжестью словно свинцом. Да и ноги от пребывания в одном положении тоже начали ныть. Конечно, такой подход к обучению имел своё рациональное зерно, но был весьма непривычен для европейцев. Соответственно освоить Джиу-джицу сможет лишь тот, кто сумеет переступить через себя и привыкнуть к терпеливой и продолжительной работе над приёмами, что, по мнению азиатов, является ключом к последующим более сложным приемам. Вот, под гнётом усталости, Поттер чуть изменил положение торса, да и руки опустил ниже и при очередном ударе почувствовал резкую боль. Словно ему под лопатку вогнали раскалённый гвоздь. Охнув от неожиданности, он схватился за правое плечо. Первая резкая боль уже прошла, но ощущение дискомфорта осталось. Снова заняв исходную позицию, он опять попробовал нанести удар, как плечо тут же отозвалось тупой ноющей болью.
  
  - Что за ...? - удивился Гаро. Ещё попытка и тот же результат, только боль стала сильнее и прошла чуть позже, - Ди-сан? Тут проблема возникла.
  
  Рассказав всё кузену, он стал ждать, пока Дадли над чем-то размышлял.
  
  - Хм, видимо разминка с растяжками перед занятием всё же является необходимым элементом тренировки, - в итоге вынес он вердикт своим размышлениям.
  
  - Ты не рассказал мне о разминке и растяжках? - нахмурился Поттер.
  
  - Ну, я подумал, что это было пустой тратой времени, и решил пропустить этот этап занятия, - стал оправдываться Дадли. Он уже понял, что напортачил. Оставалось понять насколько сильно, - ты как, в порядке?
  
  - Откуда мне знать? - недовольно буркнул Гарри, - пока не двигаю рукой - нормально.
  
  Он попробовал поднять руки вверх, что снова привело к приступу боли. По гримасе, Дадли понял, что дела плохи.
  
  - Что будем делать? - спросил он.
  
  - Подождём до завтра, - сказал Гаро, - может само пройдёт. Обычно, если у меня что-то болело, то на утро - проходило.
  
  На том и порешили, но с утра ничего не изменилось. Пока Гарри не делал резких движений и не поднимал правую руку вверх - всё было нормально. Но стоило ему размахнуться или потянуться, "гвоздь" под лопаткой тут же напоминал о себе. Дядя Вернон везти Поттера к врачу отказался:
  
  - Когда просто двигаешься, не болит? Вот и отлично. Значит и необходимости ехать в больницу - нет. Было бы что серьёзное, ты бы так спокойно сейчас не сидел. Выл бы на все лады. Так что, мы никуда не поедем. Ещё чего, деньги тратить на всяких там докторов по таким пустякам!
  
  На этом активные тренировки для Поттера - закончились. Много ли потренируешься, когда через каких-то пару движений под лопаткой начинало болеть, а если не обращать на это внимание и продолжать тренировку, то боль только усиливалась до тех пор, пока терпеть её, молча, уже не было сил.
  
  Дадли ходил, опустив голову. Он чувствовал себя виноватым, но исправить ничего не мог. На следующем занятии он спросил у тренера, что могло привести к таким последствиям, и получил ответ - растяжение связок с попутным защемлением нерва. Обычно такими травмами занимается мануальный терапевт и лечит их в несколько приёмов. Ну и месяц реабилитации после. Так же тренер сказал, что в будущем они будут проходить приёмы, связанные с воздействием на определённые точки тела, что может, как вызывать подобные ощущения, так и излечивать их, но до этого ещё далеко. На просьбу обучить его заранее, Дадли так же получил отказ.
  
  - Напутаешь ещё чего-нибудь и сделаешь своего друга калекой, а мне потом отвечать, за то, что научил тебя такому, - пояснил тренер и, похлопав по плечу, сказал, - всему своё время, ученик. Твой друг пусть обратится к врачу и там ему быстро всё исправят.
  
  - Вряд ли его опекуны согласятся отвезти его к врачу, - печально произнёс Дурсль-младший, - они ему даже к Вам записаться не позволили.
  
  - Извини, но тут я ничем помочь не могу, - сказал тренер, - так, хватит разговоров. Пора начинать занятие. Построились! Приветствие!
  
  * * *
  
  На следующий день после тренировки Дадли пересказал кузену разговор с тренером.
  
  - Не унывай, Ди-сан, - решил подбодрить его Гарри, - раз я не могу продолжить изучать боевые искусства, то нужно просто найти, чем их можно заменить. Раз я не могу продолжить становиться сильнее физически, значит, мне нужно найти, чем компенсировать этот недостаток. Я думал весь вечер и пришёл к выводу, что можно попробовать рисовать печати.
  
  - Печати? - удивился Дадли.
  
  - Вспомни, в манге были такие листочки с рисунками, - пояснил Поттер, - взрывные печати. Вроде как там упоминались и другие виды печатей.
  
  - А что! Интересная идея! - обрадовался Дурсль-младший, - с чего начнём?
  
  - Как обычно - с начала, - ответил Поттер, - внимательно перечитаем мангу и пересмотрим аниме. Дальше видно будет. Кстати, я до сих пор не пробовал ходить по деревьям и другим поверхностям. Как-то всё не до этого было. Теперь вот думаю, можно будет попробовать. Только надо будет найти место, где никто не увидит мои попытки стенохождения и меня самого.
  
  - Найдём, - уверенно произнёс кузен, - помнится, в дальнем углу парка есть полянка, которую не видно из-за деревьев и густого кустарника.
  
  - Как, интересно, ты про неё узнал? - прищурившись, спросил Гарри.
  
  - Мы с ребятами как-то гнались за одним пацаном из соседнего района, - ничуть не смущаясь, стал рассказывать Дадли, - так он от нас через парк решил смыться. Вот на той самой полянке мы его и догнали. Бока намяли конкретно. Но это было до того, как я заинтересовался "Наруто".
  
  - И не стыдно тебе за тот поступок, - спросил Гаро.
  
  - Немного, - ответил Дадли, - но что было, то было. Теперь-то какой смысл жалеть о том, что уже случилось. Теперь я стал взрослее и понимаю, что не надо было так делать, но тогда это казалось весёлым и забавным. Сейчас мы так не поступаем. Ни я, ни Пагс с Пирсом. Вот.
   Комментарий к Глава пятая или травма.
   Появилось вдохновение - написал проду раньше задуманного.
  Глава, как обычно, не бэчена.
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава шестая или миссия по спасению. ==========
   Прошло несколько дней. Простое переписывание рисунка и символов не дало никаких результатов, но Гаро и не думал, что всё будет так просто. За окном лил дождь. Заняться было нечем, и они с кузеном предприняли очередную попытку разобраться с взрывными печатями.
  
  - Ди-сан, а тебе не кажется, что рисунок на печати начерчен явно не карандашом или ручкой, а чем-то другим? - спросил Гарри.
  
  - Хм, не знаю, - ответил кузен, - я в этом не разбираюсь.
  
  - Посмотри, даже на обложке манги Наруто изображён с кистью в зубах, а не с ручкой, - Поттер достал томик с полки и передал его Дадли.
  
  - А ведь верно, - рассматривая обложку, согласился Дурсль-младший.
  
  - Давай поищем в интернете, что-нибудь связанное с японской письменностью, - предложил Гарри, - может быть, там мы найдем подсказку для решения возникшей задачи?
  
  - Так, японская письменность... - Дадли застучал по клавишам клавиатуры, - так вот... хм. Тут везде какая-то "каллиграфия" упоминается.
  
  - Тогда измени запрос на "японскую каллиграфию", - тут же сказал Гарри, подходя к столу за которым и сидел сейчас кузен.
  
  - Уже, - ответил Дадли, - смотри, сайт посвящённый "Пути письма". Ух ты, тут тоже есть свои стили, как и в боевых искусствах. А ещё...
  
  Мальчишки уткнулись носом, чуть ли не в самый экран и стали внимательно читать написанное.
  
  * * *
  
  Ранним утром, сидя на веранде небольшого домика, расположенного в Хогсмите, Минерва Макгонагалл пила кофе и читала свежий выпуск "Ежедневного пророка". Название статьи на главной странице гласило: "Бывший заместитель главы Департамента чрезвычайных ситуаций - Новый министр!". Ниже была напечатана большая фотография, на которой невысокий человек с волосами светло-пшеничного цвета то и дело приветственно снимал с головы зелёный котелок и широко улыбался под вспышки колдокамер. Сама статья содержала много ненужной информации и восхвалений, за исключением пары предложений:
  
  "Многие ожидали увидеть на посту министра Альбуса Дамблдора и в связи с последними событиями, мы решили узнать, почему же он поддержал кандидатуру Фаджа вместо того, что бы самому занять кресло министра. "Корнелиус весьма уважаемый человек, который словом и делом доказал своё право занимать этот пост, - заявил профессор Дамблдор, - Вы же понимаете, что было бы просто невозможно совмещать обязанности министра и директора школы, а потому я принял решение остаться в Хогвартсе на своей прежней должности. Дети это наше будущее и они достойны лучшего". И мы полностью согласны с его мнением".
  
  Отложив газету, она нахмурилась и залпом допила чай. Оглянулась на дом и отправилась по дороге к Хогвартсу. С тех пор, как умер Урхарт, она изредка нет-нет, да и наведывалась сюда. Попить чаю и подумать в тишине. Это место было связано с множеством счастливых и в то же время тяжёлых воспоминаний, но именно здесь был её дом. Её настоящий дом. Дом, некогда купленный Урхартом Элфинстоуном для их семьи. Место, где жила её душа и умер её муж.
  
  * * *
  
  Несколько дней заняло скачивание учебного ролика по каллиграфии. За это время Дадли упросил отца купить ему чёрную тушь, традиционную японскую бумагу, специальную подложку и кисть. Ещё месяц Гарри разбирался в тонкостях написания определенных элементов. Как оказалось этих элементов не так много и каждый из них состоит из первичных составляющих - черт. Так же существовала и строгая последовательность написания элементов из черт, впрочем, как и иероглифов из элементов. Постепенно осознавая и заучивая эту последовательность, Поттер понял, что любой иероглиф это не просто набор линий и чёрточек, а нечто большее. Японская каллиграфия была чем-то большим, нежели простое чистописание. Только отринув сущее, приведя своё сердце к гармонии и обретя равновесие души, можно было осознать движение кисти и увидеть форму знака. Тогда несколько мягких, но в то же время уверенных движений создавали символ. Единожды написанное нельзя подправить или дополнить. Абсолютная концентрация и в то же время полное душевное равновесие.
  
  "Это будет трудно", - подумал Гаро. Вначале он до автоматизма отработал основные элементы, а затем приступил и к самим иероглифам. Когда у него получилось достичь состояния отрешённости и полного спокойствия, Гарри в очередной раз почувствовал некое тепло внутри себя. Точно так же, как в те моменты, когда применял техники. Он обрадовался тому, что всё идёт хорошо и тут же данное ощущение исчезло. Но почему? Вскоре он понял, что там, где есть спокойствие и равновесие, там нет места эмоциям.
  
  "Надо же", - подумал Гаро, - "значит, доступ к чакре можно получить не только через сильные эмоции, но и через их полное отсутствие... хм, точнее через абсолютный контроль эмоций. Разные ситуации требуют разного подхода к использованию чакры!"
  
  Снова обретя состояние равновесия, он представил образ, и рука сама написала необходимые символы. Отложив кисть, он посмотрел на получившуюся печать. Внешне всё было идеально, но... это был всего лишь прекрасный образец японской каллиграфии без какого либо намёка на особые свойства. Не хватало чего-то ещё, чего-то важного. Весь вечер Гарри пытался понять, что он сделал не так, и уже засыпал, когда на него вдруг снизошло озарение. Взрывные печати чертятся чакрой, а он использовал только чернила. Ворочаясь с боку на бок, он долго не мог заснуть. Очень уж ему хотелось попробовать сделать всё правильно, но... не время. Дадли бы с удовольствием согласился поэкспериментировать, но дверца в чулан, где спал Поттер, была заперта снаружи. Тётя Петуния собственноручно закрывала её на засов каждый вечер, дабы негодный мальчишка не шлялся по дому ночью. Долгое ожидание было вознаграждено и следующим вечером под сосредоточенным взглядом кузена, Поттер во время медитации и состояния гармонии направил внутреннее тепло в кисть, когда придавал образу форму. Но произошло нечто странное. Новенькая печать слегка обуглилась, а там, где были чернила, теперь зияли дыры в бумаге.
  
  - Мало чакры! - уверенно заявил Дадли.
  
  Тогда Гарри сначала напитал теплом сам пузырёк с чернилами, а только потом начертил печать. Стоило только поднять листок с подкладки, как он ярко вспыхнув, превратился в пепел. Гарри потряс обожжённой рукой. Кожа на ней покраснела и запузырилась. Больно.
  
  - Отлично! - обрадовался Дурсль-младший, - только теперь не забудь думать об удаленной активации.
  
  Но сколько Поттер не пытался, у него так и не получилось снова отрешиться и обрести равновесие души. Рука болела, и боль была очень сильной. Дня через три стала легче, а через две недели ожог зажил окончательно. Очередная попытка увенчалась успехом. Оставив листок лежать на подложке, Поттер сконцентрировался, сложил печать "Змеи" и направил тонкую струйку внутреннего тепла к печати. Вспышка и специальная подложка под бумагу оказалась охвачена пламенем!
  
  - Блин! - завопил Ди-сан, подскакивая с кровати, на которой сидел во время всего эксперимента, - Что же делать?!
  
  Поттер без лишних слов схватил покрывало и накинул сверху на огонь. Оставшись без доступа к кислороду, огонь угас.
  
  - Что ж, эксперимент прошёл удачно, - резюмировал Поттер, - но есть неприятные последствия.
  
  * * *
  
  В тот же день, через некоторое время, в доме номер четыре по Тисовой улице разразился скандал.
  
  - Мы думали, что ты взрослый уже, а ты со спичками поиграться решил?! - визжала тётя Петуния, - ты хоть подумал, чем это может закончиться! Ты мог пострадать! Ты мог умереть! Ты мог устроить пожар! Ты мог...
  
  Дадли в тот день досталось по полной программе, но он так и не сказал родителям, что Поттер был вместе с ним в тот момент. Иначе бы всю вину свалили на Гарри, и было бы ещё хуже, чем сейчас. Месяц без сладкого не шёл ни в какое сравнение с месяцем без еды. Так что Дадли решил, что он ещё легко отделался. Поттеру бы явно досталось сильнее.
  
  Шло время, ребята усвоили урок и больше не взрывали печати рядом с легко воспламеняемыми предметами. Иногда выбираясь в парк, Гарри пытался освоить хождение по вертикальным поверхностям, но получалось у него не очень. Каждый раз после таких попыток, он чувствовал себя как выжатый лимон и не мог понять, почему так быстро наступало чакро-истощение. Если верить манге, то данный приём поглощал её в весьма незначительных количествах и требовал хорошего контроля над чакрой. Но в реальности всё было несколько иначе. У Гаро вполне сносно получалось сконцентрировать чакру и направить её к ногам. Даже испускание чакры из ног было достаточно равномерным, но... пять-семь шагов и внутреннее тепло угасало. Попробовав просто постоять на дереве, Поттер убедился, что скорость исчезновения чакры не изменялась и была всё так же высока. Тридцать четыре секунды. Вот максимальное время, которое Поттер мог провести стоя на дереве, после чего без сил падал вниз. Тренировки в данном случае не приносили результатов. Даже если Гаро и мог со временем удержаться на вертикальной поверхности на секунду-две дольше чем в начале, то Дадли этого просто не замечал или не придавал этому значения и Поттер продолжал думать, что никаких подвижек в этом деле нет.
  
  * * *
  
  На лице Дамблдора застыло равнодушное выражение. Любой, кто посмотрел бы сейчас на директора, подумал бы, что тот спокоен и просто о чём-то задумался. Но внутри он был готов рвать и метать. Из-за этих документов, заверенных магическими клятвами, ему пришлось уступить кресло министра Фаджу. Этому мелкому, гадкому проныре. Кто же знал, что он тоже послал своего человека следить за Поттером? И как только нашёл его? Так ведь его человек ещё заморочил голову этой сквибке Фигг, чтобы та проворонила все происшествия, что случались с мальчиком. С некоторым трудом он всё же взял себя в руки. Впереди его ждало много работы. Очень много работы. Нужно было переработать всю стратегию поведения с Поттером, когда в следующем году он приедет в школу. С той информацией, которой его теперь шантажировал Фадж, придётся менять чуть ли ни весь план. Нужно будет подобрать несколько новых людей, а так же переписать роли тех, кто уже есть сейчас. Нужен друг, чуть тупее, чтобы мальчик не чувствовал себя ущербным и подруга, что будет тянуть его вперёд, к знаниям. Так, не забыть взять у Минервы список поступающих на следующий год. Ещё нужны приключения и яркие впечатления. Жуткая тайна и злодей, а так же...
  
  * * *
  
  Уже почти десять лет прошло с тех пор как Дурсли обнаружили на своём крыльце подкидыша Поттера, а Тисовая аллея совершенно не изменилась с тех пор. Солнце, встав утром, освещало все тот же аккуратный садик и зажигало бронзовым светом табличку с номером четыре на входной двери. Гарри проснулся, перевернулся на спину и попробовал вспомнить сон, который только что видел. Хороший сон. Во сне он летал на мотоцикле. Кажется, однажды ему уже снилось нечто подобное.
  
  - Вставай! Просыпайся, мелкий негодник, - завопила из-за дверцы тётя Петуния и открыла внешний засов.
  
  Гарри промычал нечто нечленораздельное.
  
  - Что ты сказал? - резким голосом переспросила тетя Петуния.
  
  - Ничего, ничего, - заверил её Гарри, а сам выполз из-под одеяла и принялся искать очки. Те обнаружились на столике возле кровати. Протерев, он нацепил их на нос. Следующим пунктом в списке поиска были носки. Они оказались под кроватью и, выгнав паука, Гарри надел их. Он не боялся пауков, ведь давно привык к ним. Что поделать, в коморке под лестницей было полно пауков. Выйдя наружу, он пошел через холл на кухню. Стол почти полностью скрывался под коробками и свертками. Судя по всему, Ди-сан, как и хотел, получил в подарок новый компьютер и много чего ещё, о чем, скорее всего даже и не просил. Например, второй телевизор и гоночный велосипед. Когда Дадли спустился на кухню, Гарри уже бросил на сковородку яйца. Английский завтрак - яйца с беконом, был почти готов. Пока Дурсль-младший считал подарки, Гарри расставлял тарелки с яичницей, что оказалось непросто, ведь на столе почти не было места. В это время зазвонил телефон. Тетя Петуния пошла ответить, а Гарри и дядя Вернон наблюдали, как Дадли снимает упаковку с гоночного велосипеда, видеомагнитофона, видеокамеры, планера с дистанционным управлением, достает из коробки шестнадцать новых компьютерных игр. Он уже начал распаковывать золотые наручные часы, когда вошла тетя Петуния, сердитая и озабоченная.
  
  - Плохие новости, Вернон, - сказала она. - Миссис Фигг сломала ногу. Она не сможет посидеть с ним. - И тетя Петуния мотнула головой в сторону Гарри. Ди-сан усмехнулся, а сердце Поттера подпрыгнуло от радости. Ему не придётся сегодня сидеть у старой кошатницы и в очередной раз пересматривать альбомы с кошками.
  
  - И что теперь? - тетя Петуния возмущенно смотрела на Гарри, словно это он был во всём этом виноват. После недолгих размышлений и перебора всех возможных вариантов, среди которых была и тётушка Мардж, и подруга тёти Петунии, и даже пребывание дома в одиночестве, миссис Дурсль решила:
  
  - Думаю, мы возьмем его в зоопарк, - медленно произнесла тетя Петуния, - ...и оставим в машине...
  
  - Машина, между прочим, новая, я его в ней одного не оставлю... - тут же возразил мистер Дурсль. Дальнейшие разговоры пресёк звонок в дверь. Это пришли друзья Дадли, которые должны были поехать в зоопарк вместе с семейством Дурслей. Через полчаса Гарри сидел на заднем сидении вместе с Дадли, Пирсом и Пагсом, и впервые в жизни ехал в зоопарк. Дядя с тетей так и не придумали, куда бы его сплавить. Перед уходом дядя Вернон отвел Гарри в сторону.
  
  - Предупреждаю, - прошипел он, приблизив раздувшееся багровое лицо к лицу Гарри, - предупреждаю тебя, парень - какой-нибудь фокус, какая-нибудь из твоих штучек - и ты не выйдешь из чулана до Рождества.
  
  - Да я и не собирался, - заверил его Гарри.
  
  Но дядя Вернон не поверил ему. Дурсли-старшие никогда не верили ему.
  
  Управляя машиной, дядя Вернон одновременно жаловался тете Петунии. Он вообще любил пожаловаться. Подчиненные, Гарри, местный совет, Гарри, банк, Поттер - вот лишь некоторые из его излюбленных тем. Сегодня это оказались мотоциклы.
  
  - ... носятся, как маньяки, хулиганы чертовы, - прорычал он, когда мимо промчался байкер. Гаро вспомнил свой сон, и хотел уже было рассказать о нём, но затем немного подумал и решил промолчать.
  
  Погода была отличной, и в зоопарке было полно народу. Они съели по порции мороженого. Дадли убедил родителей, что если они не купят порцию и для Гарри, то это будет выглядеть подозрительно и люди могут начать думать, что у Дурслей просто не хватило денег ещё на одно мороженое. После полудня дорога привела их к дверям террариума. Там было темно, прохладно, и вдоль стен тянулись ряды освещенных витрин. За стеклом, меж камней и бревен, ползали и извивались всевозможные змеи и ящерицы. Ди-сан быстро отыскал самую большую змею. Ребята стояли перед витриной, смотря на блестящие коричневые кольца. Змея спала.
  
  - Может постучать по стеклу? - предложил Пагс.
  
  - Ску-у-учно, - протяжно застонал Пирс.
  
  Вдруг змея открыла круглые глаза. Медленно, очень медленно поднимала она голову, пока ее взгляд не пришелся вровень с глазами Гарри. Она подмигнула. Поттер не поверил своим глазам, а потом решился:
  
  - Наверное, скучно все время лежать, постоянно быть под наблюдением посетителей... - пробормотал Гаро, хотя и не был уверен, что змея услышит его. Но она услышала и согласно закивала. Пирс хотел было что-то сказать, но Ди-сан жестом остановил его, а Поттер продолжил разговор:
  
  - А ты вообще откуда?
  
  Змея постучала хвостом по табличке, прикрепленной рядом с клеткой. Гарри прочитал: "Боа-констриктор, Бразилия".
  
  - Там хорошо, в Бразилии?
  
  Боа-констриктор снова постучал по табличке, и Гарри прочел дальше: "Этот экземпляр выведен в зоопарке".
  
  - Вот как? Значит, ты никогда не была в Бразилии? Затем он повернулся к ребятам и сказал:
  
  - Ну что, парни, поможем ей?
  
  - Естественно, - подхватил идея Дадли, - объявляю миссию по спасению Боа-констриктора.
  
  - Тогда прикройте меня, чтобы никто посторонний ничего не заметил, - попросил Гаро, а затем обратился к змее, - уважаемая боа, будьте так любезны, не пугаться, не шарахаться в сторону и, главное, пообещайте не кусать меня и тогда мы постараемся Вам помочь.
  
  На морде у неё проскользнуло удивление, но потом она снова кивнула. Ребята встали по сторонам, Пирс справа, Пагс слева, а Дадли сзади и чуть в стороне. Гаро сложил печать концентрации и мысленно произнёс "Бушин!". За стеклом появилась точная копия мальчика. Затем настоящий Поттер сложил ещё несколько печатей и сам оказался внутри, а клон снаружи. Это была Каварими - техника замещения. Мальчик присел, чтобы его было хуже видно извне, и произнёс, обращаясь к змее:
  
  - Обвейтесь вокруг меня. Скорее.
  
  Змея тут же выполнила указание, а Гаро сложил очередную печать. Хенге! И снова стал выглядеть, самим собой, будто никакой змеи на неё не было и в помине. "Тяжело, блин", - промелькнула мысль, но ему сейчас было не до того. Очередная техника замены, только теперь он уже был не один. Последнее действие съело большую часть чакры, и Гаро почувствовал, что у него начали подкашиваться ноги. Возникнув на месте клона, который тут же развеялся, он шёпотом обратился к Дадли:
  
  - Ди-сан, нам срочно нужно выйти из здания. Я долго не протяну. Она жутко тяжёлая, да и чакры осталось совсем мало. Боюсь, что не смогу долго держать технику перевоплощения.
  
  - Понял, - откликнулся Дурсль-младший, - что-то ещё?
  
  - Постарайтесь, что бы никто не проходил рядом со мной, - сказал Гарри, - если кто-нибудь наступит на невидимый в данный момент хвост, то будет плохо. Во-первых спадёт Хенге, а во-вторых, я не могу поручиться, что боа не попробует на зуб того неудачника.
  
  - Ок, - кивнул Дадли, - идём.
  
  Ребята выстроились на некотором расстоянии по сторонам вокруг Поттера и всей компанией двинулись к выходу. Пирс и Пагс были поражены до глубины души. Они не только увидели реальное применение секретных техник шиноби, но и участвовали в миссии по спасению боа-констриктора. Это было просто потрясающе и очень захватывающе!
  
  Уже на улице Гарри опустился на землю возле лужайки. Змея скрылась среди высокой травы, и Поттеру почудилось, что он услышал тихое шипение:
  
  - Спасибо, амиго...
  
  Но у него уже просто не осталось сил, даже на то, что бы удивиться.
  
  - Ребята, вы молодцы! Миссия успешно завершена! - сказал он и потерял сознание. Дадли только и успел подхватить заваливающееся на бок тело кузена.
   Комментарий к Глава шестая или миссия по спасению.
   Всё как всегда, глава не бэчена.
  
  Приятного прочтения=)
  
  ========== Глава седьмая или спектакль с письмами. ==========
   Помощь бразильскому боа-констриктору обошлась Гарри дорогой ценой. Потерявшего сознание Поттера дядя Вернон обвинил во всех возможных грехах и главным среди них был - испорченный день рождения Дадлика. Причём Дурсли-старшие совершенно не обратили внимания на протесты со стороны самого Ди-сана и его друзей. Сколько тот ни говорил, что всё нормально и он не в обиде на кузена, родители будто бы оглохли. К тому времени, когда Гаро выпустили из чулана, уже начались летние каникулы. Единственное, что вызывало радостные эмоции - то, что школа закончилась. Не нужно было учить уроки и делать домашние задания. Только вот... в сентябре он должен будет пойти в среднюю школу. Всё бы ничего, но Дадли перевели в частную школу, где когда-то учился дядя Вернон, - в "Вонингс". А Гарри собирались отдать в самую обычную общеобразовательную школу - "Хай Камероне". Это значило, что теперь о совместных тренировках можно было почти забыть. Дадли в своей "школе полного дня" будет пропадать все дни напролёт. Так что пересекаться с кузеном они будут только по воскресениям, да и то, скорее всего ненадолго.
  
  Как-то в июле тетя Петунья повезла Дадли в Лондон, чтобы купить ему фирменную форму школы "Вонингс", а Гарри отвела к миссис Фигг. Как ни странно, теперь у миссис Фигг стало куда приятнее, чем раньше. Выяснилось, что она сломала ногу, наступив на одну из своих кошек, и с тех пор уже не пылает к ним такой страстной любовью, как прежде. Так что она не показывала Гарри фотографии кошек, и даже разрешила ему посмотреть телевизор, а так же угостила шоколадным кексом, который, судя по вкусу, пролежал у нее в шкафу, по крайней мере, лет десять не меньше.
  
  Когда на следующее утро Гарри зашел на кухню позавтракать, то его чуть не вывернуло, настолько ужасный запах там стоял. Как оказалось, он исходил из огромного металлического бака, расположившегося в мойке. Гарри подошел поближе. Бак был наполнен серой водой, в которой плавало нечто похожее на грязные тряпки.
  
  - Что это? - он всё же не удержался и спросил тетю Петунью.
  
  Тетя поджала губы - она всегда так делала, когда Гарри осмеливался задать ей вопрос.
  
  - Твоя новая школьная форма. Не тупи, - отрезала тетя Петунья. - Я специально крашу старую форму Дадли в серый цвет. Когда я закончу, она будет выглядеть как новенькая.
  
  Мальчику с трудом в это верилось, но спорить было бесполезно. Оставалось только не думать о том, что ему придётся носить это. Дядя Вернон и Дадли пришли на кухню несколько минут спустя и тут же скорчили одинаковую гримасу отвращения на своих лицах. Похоже, что запах новой школьной формы Поттера им явно не понравился. По коридору разнеслись знакомые звуки - почта пришла.
  
  - Принеси почту, Дадли, - буркнул дядя Вернон из-за газеты.
  
  - Гарри? - вопросительно произнёс Дурсль-младший, очень уж ему не хотелось вставать и идти в коридор.
  
  - Иду, - сказал Гаро, и уже проходя мимо Ди-сана, тихо шепнул тому на ухо, - ну и лентяй же ты, дорогой кузен.
  
  Дадли возмущённо булькнул, но ответить уже не успел, так как Гарри скрылся за дверью, ведущей в коридор. На коврике лежали открытка от сестры дяди Вернона по имени Мардж, отдыхавшей на острове Уайт, коричневый конверт, в котором, судя по всему, лежал счет, и письмо для Гарри. Подняв, он начал внимательно его изучать, чувствуя, как внутри всё напряглось и задрожало. Ему никто никогда не писал писем. Ни разу в жизни. Просто некому этого было делать. У него не было друзей, ну если не считать Дадли. У него не было других родственников, он даже не был записан в библиотеку, из которой ему могло бы прийти по почте требование немедленно вернуть книги. Но оставался факт - он держал в руках письмо, и на нем стояло не только его имя, но и адрес. Так что сомнений, что письмо адресовано именно ему, не было.
  
  "Мистеру Г. Поттеру, графство Суррей, город Литтл Уингинг, улица Тисовая, дом четыре, чулан под лестницей" - вот что было написано на конверте. Единственным, логически верным выводом, который мог сделать мальчик, было то, что наблюдающие за ним всё это время шиноби наконец-то решили выйти из тени и организовать официальный контакт. Значит им от него что-то нужно.
  
  "Чулан под лестницей", - зацепился взглядом Гаро и тут же продолжил мысль, - "ну надо же, насколько хорошо они осведомлены о моих условиях проживания. Конверт был сделан из желтоватого пергамента. Тяжёлый. Чернила странные - изумрудно-зелёные. Марка отсутствует".
  
  - Давай поживее, мальчишка! - крикнул из кухни дядя Вернон, - Что ты там копаешься? Проверяешь, нет ли в письмах взрывчатки?
  
  Дядя Вернон расхохотался собственной шутке. Поттеру же было не до смеха. "Более детально письмо можно изучить и позже", - решил он и по пути на кухню, забросил конверт с посланием к себе в каморку.
  
  Он протянув дяде Вернону счет и открытку, сел на свое место. Ему ужасно хотелось вскочить и бежать к себе, дабы посмотреть, что внутри, но поступи он так, это бы вызвало подозрение со стороны Дурслей. Уж чего-чего, а снова загреметь в чулан на очередную пару месяцев, ему совсем не хотелось. Дядя Вернон одним движением разорвал свой конверт, вытащил из него счет, недовольно засопел и перешёл к изучению открытки.
  
  - Мардж заболела, - проинформировал он тетю Петунью. - Съела какое-то экзотическое местное блюдо и уже второй день не может покинуть "трон задумчивости".
  
  - Бедная, бедная Мардж, - стала причитать миссис Дурсль, заламывая руки. Дальше завтрак прошёл по стандартному сценарию, а в конце, как и всегда, Гарри пришлось перемыть всю посуду, прежде чем он был отпущен восвояси. Уже в чулане, Гарри очень пожалел, что не может запереть дверцу изнутри. Дрожащей рукой Гаро перевернул конверт и увидел, что он запечатан пурпурной восковой печатью, украшенной гербом, на гербе были изображены лев, орел, барсук и змея, а в середине - большая буква "X". Вскрыв конверт, он вытащил письмо и начал читать:
  
  ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА "ХОГВАРТС"
  
  "Что за фигня? Какое ещё волшебство?" - удивился Гарри, - "может я ошибся и это письмо не из скрытой деревни ниндзя"?
  
  Директор: Альбус Дамблдор
  (Кавалер ордена Мерлина I степени,
  Великий волшебник, Верховный, чародей, Президент
  Международной конфедерации магов)
  
  "Угу, прямо таки сильнейший их Хокаге или вообще из всех Каге", - подумал Поттер.
  
  Дорогой мистер Поттер!
  
  Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства "Хогвартс". Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.
  
  "И всё же это они, шиноби! - уверился Гаро, прочитав о школе, - "Только почему-то продолжают косить под колдунов. Зачем все эти сложности? Неужели так сложно сказать правду, что мол так и так, ты можешь пользоваться чакрой и потому мы хотим забрать тебя в специальную школу, где тебя научат новым техникам..."
  
  Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.
  
  "Ну, первое сентября это понятно, - стал размышлять Поттер, - стандартное время начала учёбы в школах. А вот насчёт совы... где я возьму сову? Да и что я должен с ней делать? Бред какой-то".
  
  Искренне Ваша, Минерва Макгонагалл, заместитель директора!
  
  Ещё раз перечитав письмо, Гаро задумался ещё больше. Мутно, как-то, это всё. Видимо совы у них это некий аналог голубей, с которыми отправлялись послания в древние времена.
  
  "Только нет у меня совы, - думал он, - "и взять её негде и не на что. Да и после встречи в парке возникают некоторые сомнения, а надо ли мне вообще во всё это ввязываться? Рассказать ли Ди-сану о письме? Нет, думаю, не стоит этого делать.
  Ответить я всё равно не могу, а потому просто подожду и посмотрю, что они предпримут дальше".
  
  Решив так, Поттер заучил письмо и прилагающийся к нему список буквально наизусть, а затем порвал содержимое конверта на множество мелких клочков и при первой же возможности, незаметно выбросил их в мусор.
  
  На следующее утро во время завтрака опять послышался шум в коридоре - почтальон просунул почту в специально сделанную в двери щель, и она упала на лежавший в коридоре коврик. За письмом снова отправили Гарри, а дядя Вернон вовсю удивлялся, как это работнику почты не лень ходить к ним чуть ли не каждый божий день. Неужели нельзя было отдать всю корреспонденцию ещё вчера? В этот раз на коврике лежал лишь один конверт. Уже знакомый, пухлый и тяжёлый конверт из жёлтого пергамента с необычными чернилами. Поскольку конверт был один, избавиться от него не вызвав подозрений было невозможно и Гарри, тяжело вздохнув, предчувствуя грядущие неприятности, понёс его на кухню.
  
  - Дядя, - обратился он к Дурслю-старшему, вернувшись на кухню, - тут что-то непонятное. Письмо и вроде бы для меня.
  
  - Дай сюда! - взревел дядя Вернон, подскакивая со стула. Гарри безропотно протянул конверт, он и так уже знал, что там написано и потому ему было всё равно, что станет с этим конвертом, лишь бы его снова не заперли в чулане.
  
  Дядя Вернон буквально вырвал письмо из рук Поттера и тут же распечатал. Его привычно красное лицо вдруг позеленело, а затем и вовсе стало белым, белее чем простыни после химчистки.
  
  - П-П-Петунья! - заикаясь, выдохнул он. Дадли было сунул свой любопытный нос, дабы прочитать содержимое конверта, но дядя Вернон поднял повыше, чтобы кузен не смог дотянуться. Подошедшая Петунья, большая любительница сплетен и слухов, взяла у мужа письмо и прочла первую строчку. Тетя схватилась за горло и втянула воздух с таким звуком, словно задыхалась. Было похоже, что она готова потерять сознание.
  
  - Вернон! О боже, Вернон!
  
  Переглянувшись, Дурсли-старшие уставились на Гарри, и тот поёжился под их взглядами.
  
  - Я хочу прочитать письмо! - заявил Дадли, бросая на Гаро недоумённые взгляды, словно бы спрашивая - чего это ты, Поттер, даже не интересуешься написанным? Гарри только пожал плечами и промолчал.
  
  - ВОН! - взревел дядя Верной и, схватив за шиворот сначала Дадли, а потом Гарри, выволок их в коридор, захлопнув дверь кухни у них перед носом.
  
  - Гаро-сан? - вопросительно протянул кузен.
  
  - Да-да, Ди-сан, пойдём наверх, - молвил мальчик в очках, - пришло время нам поговорить.
  
  * * *
  
  - Вернон, - произнесла тетя Петунья дрожащим голосом, - Вернон, посмотри на адрес, как они могли узнать, где он спит?
  
  - Как я и думал, они следят за нами... даже шпионят... а может быть, даже ходят за нами по пятам, - пробормотал дядя Вернон.
  
  - Дорогой, что же нам делать? Может быть, следует им ответить? Написать, что мы не хотим...
  
  Мистер Дурсль прошёлся туда-сюда по кухне. Ему казалось, что вот-вот и он сойдёт с ума.
  
  - Нет, - наконец ответил ей муж, - нет, мы просто проигнорируем это письмо. Если они не получат ответ... Да, это будет лучшим выходом из положения... Мы просто ничего не будем предпринимать...
  
  - Но...
  
  - Мне не нужны в доме такие типы, как они, ты поняла, Петунья?! Когда мы взяли его, разве мы не поклялись, что искореним всю эту опасную чепуху?!
  
  * * *
  
  В комнате Дадли они расселись на полу, на мягком ковре и Гарри поведал кузену про вчерашнее письмо и про те выводы, что он сделал, прочитав его.
  
  - Раз письмо отправили так, что на него нельзя ответить, - размышлял Дадли, - да ещё и написали, что ждут сову, то...
  
  - Это может быть представлением, направленным на то, чтобы заинтересовать меня и завладеть моим вниманием, - закончил Гарри,- тем более, если они заранее предвидели, какую реакцию вызовет этот конверт у твоих родителей.
  
  - Значит, дальше больше, - подхватил идею кузен, - скоро нас ждёт что-то ещё, более грандиозное, нежели простое письмо по почте.
  
  - У меня возникли сомнения, - сказал Гаро, - насчёт того, что почтальон вообще имеет хоть какое-либо отношение к этому конверту.
  
  - Интересное предположение, - согласился Ди-сан, - одно ясно точно - в покое тебя не оставят.
  
  - Я это уже понял, - кивнул мальчик в круглых очках, - Знаешь, раньше я тренировался и изучал техники просто потому, что это было интересно и занимательно, но теперь... Я начинаю жалеть о том, что тренировался так мало и не старался вникнуть в суть вопроса с чакрой, внутренней энергией и всем остальным. У меня складывается такое ощущение, что впереди меня ждут испытания, и что сама моя жизнь будет зависеть от того, что я освоил на наших тренировках.
  
  - Говоришь, первого сентября начнутся занятия? - уточник Ди-сан, - тогда у нас осталось чуть больше месяца на усиленные тренировки, а потом начнётся... Хм, даже не могу предположить что. Нужно срочно что-то сделать... Но что?
  
  - Улучшить физические показатели точно не получится, - сказал Гаро, - благодаря тебе, кузен, я теперь даже на месте резко развернуться не могу, не говоря уже о каких-либо силовых тренировках. Изученные техники буду стараться отрабатывать всё свободное время, но в них никакого качественного прорыва ожидать не стоит. Так что остаётся один путь - освоить стихию. А теперь Ди-сан, бери мангу и будем смотреть, как бы мне приобщиться к стихийным техникам шиноби.
  
  * * *
  
  В тот вечер, вернувшись с работы, дядя Вернон совершил нечто такое, чего раньше никогда не делал - он пришел к Гарри в чулан.
  
  - Где мое письмо? - для проформы, спросил Гарри, иначе это бы выглядело подозрительным в глазах дяди, - Кто мне его написал?
  
  - Никто. Оно было адресовано тебе по ошибке, - коротко пояснил дядя Вернон, - я его сжег. Э-э-э... кстати, Гарри, насчет этого чулана. Твоя тетя и я тут подумали... Ты слишком вырос, чтобы и дальше жить здесь... Мы подумали, будет лучше, если ты переберешься во вторую спальню Дадли.
  
  От такой новости у Поттера глаза сделались большими и круглыми, как у героев тех раскрасок, которыми так увлёкся Дадли.
  
  - Зачем? - спросил Гарри. Он так удивился, что забыл об осторожности.
  
  - Не задавай вопросов! - рявкнул дядя Вернон. - Собирай свое барахло и тащи его наверх, немедленно!
  
  В доме Дурслей было четыре спальни - одна для дяди Вернона и тети Петуньи, одна для гостей (гостила у них иногда сестра дяди Вернона - Мардж), одна, где спал Дадли, и еще одна, в которой Дадли хранил те игрушки и вещи, которые не помещались в его первой спальне. Гарри хватило всего одного похода наверх, чтобы перенести все свои вещи из чулана. И теперь он сидел на кровати и думал. Его абсолютно не беспокоил бардак, царивший вокруг. Прибраться можно будет и завтра, когда будет не так темно. Только будет ли у него время на уборку. Сейчас надо все свои силы посвятить освоению стихии, а не уборке. Но прибраться всё же придётся - тётя Петуния может разозлиться из-за неприбранной комнаты и тогда может стать не до тренировок. Мда...
  
  * * *
  
  На другое утро, когда за дверью послышались шаги почтальона, дядя Вернон, все утро пытавшийся быть очень внимательным и вежливым по отношению к Гарри, потребовал, чтобы за почтой сходил Дадли. Из кухни было слышно, как тот идет к двери, а затем донесся его крик.
  
  - Тут еще одно! "Мистеру Г. Поттеру дом четыре по улице Тисовая, самая маленькая спальня".
  
  Дядя Вернон со сдавленным криком вскочил и метнулся в коридор.
  
  - Гарри, иди в свой чу... я хотел сказать в свою комнату, - сказал вернувшийся с конвертом в руках Дурсль-старший, - и ты Дадли тоже... уйди отсюда, просто уйди.
  Уже на выходе Гарри обернулся и сказал:
  
  - Да не расстраивайтесь Вы так, дядя Вернон. Скорее всего, это чья-то глупая шутка.
  
  - Эммм... спасибо Гарри, - ошарашено произнёс мистер Дурсль, смотря вслед уходящему из комнаты подкидышу. В тот день дядя Вернон не пошел на работу. Он остался дома и намертво заколотил щель для писем.
  
  - Видишь ли, - объяснял он тете Петунье сквозь зажатые в зубах гвозди, - если они не смогут доставлять свои письма, они просто сдадутся.
  
  - Я не уверена, что это поможет, Вернон.
  
  - О, у этих людей странная логика, Петунья. Они не такие, как мы с тобой, - ответил дядя Вернон, пытаясь забить гвоздь куском фруктового кекса, только что принесенного ему тетей Петуньей.
  
  В пятницу для Гарри принесли не меньше дюжины писем. Так как они не пролезали в заколоченную щель для писем, их просунули под входную дверь. Письма отправились в камин.
  
  В субботу ситуация начала выходить из-под контроля. Несмотря на усилия дяди Вернона, в дом попали целых двадцать четыре письма для Гарри. Естественно, они так же были отправлены в камин.
  
  В воскресенье утром дядя Вернон выглядел утомленным и немного больным, но зато счастливым.
  
  - Воскресение - лучший день недели, - молвил он, - Почему? Дадли?
  
  - Почтальон не работает по воскресениям, - предположил Ди-сан.
  
  - Именно! Никакой почты, - громко заявил он с довольной улыбкой, намазывая джемом кусок хлеба, - ни одного, даже самого завалящегося, письма...
  
  Он не успел договорить, как что-то засвистело в дымоходе и ударило дядю Вернона по затылку. В следующую секунду из камина со скоростью пули вылетели около полусотни писем. Дурсли инстинктивно пригнулись, и письма просвистели у них над головами. Гарри последовал их примеру. Поттера уже начала раздражать вся эта ситуация с письмами. Пока Дурсли старшие судорожно собирали конверты, разбросанные по всей гостиной, Поттер вышел на улицу и в шоке застыл. Вокруг на всех доступных поверхностях сидели совы. Их было так много, что это просто не укладывалось у мальчика в голове.
  
  - Хватит! Прекратите приносить эти письма! - закричал он, - только попробуйте прилететь ещё раз и я буду сбивать вас камнями из рогатки ещё на подлёте! А если что, то мне кузен поможет! Вы поняли!
  
  Совы удивлённо попереглядывались между собой, а затем все разом, как по команде взлетели и устремились ввысь. Зайдя в дом, Поттер услышал вой мистера Дурсля:
  
  - Через пять минут я жду вас здесь - готовыми к отъезду. Мы уезжаем, так что быстро соберите необходимые вещи - и никаких возражений!
  
  Надежды на освоение стихийных техник помахали хвостиками и канули в Лету. Десять минут спустя дядя Вернон, вывел всех к машине, и автомобиль рванул в сторону скоростного шоссе. На заднем сиденье обиженно сопел Дадли - отец отвесил ему затрещину за то, что он слишком долго возился. А Ди-сан всего лишь пытался втиснуть в свою спортивную сумку компьютер, томики манги и диски с аниме "Наруто". Они ехали. Ехали все дальше и дальше. Даже тетя Петунья не решалась спросить, куда они направляются. Несколько раз дядя Вернон делал крутой вираж, и какое-то время машина двигалась в обратном направлении. А потом снова следовал резкий разворот.
  
  - Сбить их со следа... нужно сбить их со следа, - всякий раз бормотал дядя Вернон.
  
  * * *
  
  - Я нашел превосходное место! - объявил дядя Вернон. - Пошли! Все вон из машины!
  
  На улице было очень холодно. Дядя Вернон указал пальцем на огромную скалу посреди моря. На вершине скалы приютилась самая убогая хижина, какую только можно было представить.
  
  - Сегодня было штормовое предупреждение! - радостно сообщил дядя Вернон, хлопнув в ладоши, - А через несколько дней обещали самую настоящую бурю! Этот джентльмен любезно согласился одолжить нам свою лодку!
  
  Дядя Вернон кивнул на семенящего к ним беззубого старика, который злорадно ухмылялся, показывая на старую лодку, прыгающую на серых, отливающих сталью волнах.
  
  - Провизии у нас достаточно, - произнес дядя Вернон. - Так что теперь - все на борт!
  
  Переправившись на островок к подножию скалы, они выбрались из лодки, и часто поскальзываясь на мокрых камнях, побрели к покосившемуся домику. Несколько дней они наслаждались тишиной и покоем. Ну, если быть точным, то наслаждались Дурсли старшие, а вот Гарри с кузеном откровенно скучали. Прогуливаясь по берегу и смотря на волны, бегущие по воде, Гарри чувствовал себя плохо и от осознания того, что свой одиннадцатый день рождения он проведёт здесь, ему становилось ещё хуже. Конечно, нельзя сказать, что у него были веселые дни рождения - например, в прошлом году Дурсли подарили ему вешалку для куртки и пару старых носков дяди Вернона. Так что и в этом году от дня рождения ничего особенного ждать не стоило. Но все же не каждую неделю тебе исполняется одиннадцать.
  
  - Эй ты! А ну быстро зашёл внутрь! - донёсся от двери визг тёти Петунии и мальчик понуро побрёл к ней.
  
   Комментарий к Глава седьмая или спектакль с письмами.
   Глава не бэчена.
  В тексте использованы отрывки за первой книги о Поттере.
  Мда, похоже, что Миди форматом не получится ограничить первый год обучения.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава восьмая или новый мир. ==========
   Дядя пребывал в очень хорошем настроении. Очевидно, он решил, что из-за шторма до них никто не доберется и отсутствие писем в последние дни ещё больше уверяло его в этом. Они бы уже поехали домой, но как только стемнело, началась обещанная буря. Брызги высоких волн стучали в стены домика, а усиливающийся ветер неистово ломился в грязные окна. Тетя Петунья нашла в углу одной из комнат покрытые плесенью одеяла и устроила Дадли постель на изъеденной молью софе. Они с дядей Верноном ушли во вторую комнату, где стояла огромная продавленная кровать, а Гарри пришлось улечься на пол, накрывшись самым тонким и самым рваным одеялом. Ураган крепчал и становился все яростнее, а Гарри не мог заснуть. Он поеживался от холода и переворачивался с боку на бок, стараясь устроиться поудобнее, а в животе у него урчало от голода. Ещё бы, ведь запасы продовольствия закончились сегодня утром и уже к вечеру всё, что у них осталось это четыре банана и столько же пакетиков с чипсами. Так что спать ложились они полуголодными и в плохом настроении. Дадли тоже не спал. Низкие раскаты грома пугали его, и он никак не смог заставить успокоиться бешено скачущее в груди сердце.
  
  - Гаро, ты как там? - спросил он.
  
  - Холодно, неудобно и голодно, - ответил Поттер, ворочаясь с боку на бок, - а так ничего - всё в порядке.
  
  - Тебе не страшно? - удивился кузен, приподнимаясь на кровати, - этот ветер, гроза...
  
  - А чего тут бояться? - не понял Гарри, - самое страшное, что нам грозит - крыша, что может свалиться на наши головы, не выдержав дождя и ударов ветра.
  
  - Ну, спасибо, Поттер. Успокоил, так успокоил, - недовольно проворчал Дадли, - теперь я точно глаз не сомкну на протяжении всей ночи.
  
  - Не за что, Дурсль, - ответил Гарри, - обращайся в любое время. Кстати, сколько сейчас времени?
  
  У Дадли были часы со светящимся циферблатом, и потому даже в полной темноте у него не возникло проблем с установлением точного времени.
  
  - Без десяти двенадцать, - буркнул Ди-сан.
  
  Гарри лежал и смотрел в потолок, подложив руки под голову. Скоро ему исполнится одиннадцать, интересно, вспомнят ли Дурсли об этой дате. Но еще больше его интересовало, что же теперь предпримут те, кто посылал ему письма. До начала следующего дня оставалось пять минут. Гарри отчетливо услышал, как снаружи что-то заскрипело.
  
  "Неужели его фраза про потолок оказалась пророческой?" - подумал он, как снаружи раздалось:
  
   -БУМ! -
  
  Хижина задрожала, Гарри резко сел на полу, глядя на дверь. За ней кто-то стоял и громко стучал, требуя, чтобы его впустили. Но кто?
  
  - БУМ! - снова раздался грохот. Позади них со скрипом отворилась дверь, отделявшая одну комнату от другой, и появился тяжело дышавший дядя Вернон. В руках у него было ружье - так что теперь стало ясно, что лежало в том длинном пакете, о содержимом которого он никому не рассказал.
  
  - Кто там? - крикнул дядя Вернон. - Предупреждаю, я вооружен!
  
  За спиной у него жалась перепуганная до смерти тётя Петуния в ночной рубашке в нелепый мелкий цветочек. За дверью все стихло. И вдруг...
  
  С оглушительным треском тяжеленная входная дверь слетела с петель посреди комнаты. В дверном проеме стоял великан. Его лицо скрывалось за длинными спутанными прядями волос и огромной клочковатой бородой, но зато были видны его глаза, маленькие и блестящие, как черные жуки. Великан протиснулся в хижину и пригнулся, но голова его все равно касалась потолка - уж слишком большого он был роста. Все замерли, не зная чего ожидать дальше.
  
  - Звиняйте, - произнёс он и, наклонившись, поднял дверь. Он легко поставил ее на место. Грохот урагана, доносившийся снаружи, сразу стал потише. Великан повернулся и внимательно оглядел всех, кто был в хижине.
  
  - Ну чё, мож, чайку сделаете, а? Непросто до вас добраться, ага... устал я...
  Великан шагнул к софе, на которой сидел застывший от страха Дадли.
  
  - Ну-ка подвинься, паря, - приказал незнакомец.
  
  Прифигевший Дадли соскочил и рванул к родителям, спрятавшись за матерью. Всё-таки не смотря на весь прогресс в умственном плане, он всё ещё был маленьким мальчиком, и первым порывом было бежать искать защиты у родителей.
  
  - А вот и наш Гарри! - удовлетворенно произнес великан.
  
  Гарри всмотрелся в свирепое, страшное лицо, скрытое волосами, и увидел, что глаза-жуки сузились в улыбке.
  
  - Когда я видел тебя в последний раз, ты совсем маленьким был, - сообщил великан, - а сейчас вон как вырос - и вылитый отец, ну один в один просто. А глаза материны.
  
  Пока сам Поттер пребывал в ступоре, пытаясь осмыслить то, что на контакт с ним Скрытая деревня отправили вот это чудо, а не какого-нибудь джоунина, дядя Вернон издал какой-то странный звук, похожий на скрип, и шагнул вперед.
  
  - Я требую, чтобы вы немедленно покинули этот дом, сэр! - заявил он. - Вы взломали дверь и вторглись в чужие владения!
  
  - Да заткнись ты, Дурсль!
  
  Великан протянул руку и, выдернув ружье из рук дяди Вернона, с легкостью согнул дуло под углом девяносто градусов, словно оно было резиновое, а потом швырнул его в угол.
  
  Дядя Верной пискнул, как мышь, которой наступили на хвост.
  
  - Да... Гарри, - произнес великан, поворачиваясь спиной к Дурслям. - С днем рождения тебя, во. Я тут те принес кой-чего... Может, там помялось слегка, я... э-э... сел на энту штуку по дороге... но вкус-то от этого не испортился, да?
  
  Великан запустил руку во внутренний карман черной куртки и извлек оттуда немного помятую коробку. Гаро не спешил брать неизвестные коробки у незнакомых людей, но великана это похоже ничуть не смутило. Он ловко развязал верёвку и снял крышку. Внутри был большой липкий шоколадный торт, на котором зеленым кремом было написано: "С днем рождения, Гарри!"
  
  Гаро посмотрел на великана, подозрительно прищурился и спросил:
  
  - А Вы собственно кто такой?
  
  Великан хохотнул:
  
  - А ведь точно, я и забыл представиться. Рубеус Хагрид, хранитель ключей и привратник в Хогвартсе.
  
  Взгляд великана упал на пустой камин, в котором тоскливо лежали сморщенные пакетики из-под чипсов. Великан презрительно фыркнул и нагнулся над камином - никто не видел, что он там делает, но когда через секунду великан отодвинулся, в камине полыхал яркий огонь. Мерцающий свет залил сырую хижину.
  
  - Извините, но я до сих пор не понимаю, кто Вы такой, - настойчиво произнес Гарри.
  
  - Зови меня Хагрид, - просто ответил он. - Меня все так зовут. А вооще я ж те уже вроде все про себя рассказал - я хранитель ключей в Хогвартсе. Ты, конечно, знаешь, что это за штука такая, Хогвартс?
  
  - Э-э-э... Вообще-то нет, - не долго думая сказал Гарри. Не мог же он признаться, что читал то письмо. Пришлось изображать полное незнание ситуации.
  У Хагрида был такой вид, словно его обдали холодной водой.
  
  - ЧЁ?! - рявкнул Хагрид и повернулся к Дурслям, которые спрятались в тень. - Я... э-э... знал, что ты наших писем не получил, но шоб ты вооще про Хогвартс не слышал? Не любопытный ты, выходит, коль ни разу не спросил, где родители твои всему научились...
  
  "А вот это уже становится интересно", - подумал Поттер, - "значит, мои родители тоже были шиноби и обучались всему в этой школе для так называемых волшебников. Та-а-ак".
  
  - Научились чему? - решил уточнить Гарри.
  
  - ЧЕМУ?! - прогрохотал Хагрид, вскакивая на ноги. - Ну-ка погоди, разберемся счас!
  Казалось, разъяренный великан стал еще больше и заполнил собой всю хижину. Дурсли съежились от страха у дальней стены.
  
  - Вы мне тут чё хотите сказать? - прорычал он, обращаясь к Дурслям, - Что этот мальчик ничегошеньки и не знает о том, что... Ничего не знает ВООБЩЕ?
  
  Гаро усмехнулся про себя. Благодаря кузену он кое-что знал и даже умел, но рассказывать об этом не спешил, наблюдая за развитием ситуации.
  
  - Неужели ты ничего не знаешь о нашем мире? - спросил великан, обращаясь к Гарри, - О твоем мире. О моем мире. О мире твоих родителей.
  
  - Каком мире? - невинно похлопав глазами, переспросил Гарри.
  
  У Хагрида был такой вид, словно он вот-вот взорвется.
  
  - ДУРСЛЬ! - прогремел он.
  
  Дядя Вернон, побледневший от ужаса, что-то неразборчиво прошептал. Хагрид отвернулся от него и посмотрел на Гарри полубезумным взглядом.
  
  - Но ты же знаешь про своих родителей... ну, кто они были? - с надеждой спросил он. - Да точно знаешь, не можешь ты не знать... к тому же они не абы кто были, а люди известные. И ты... э-э... знаменитость.
  
  - Чё? - опешил Гарри, не поверив своим ушам, - Разве мои мама и папа...были известными людьми?
  
  Дядя Верной внезапно обрел дар речи.
  
  - Прекратите! - скомандовал он, - Прекратите немедленно, сэр! Я запрещаю вам что-либо рассказывать мальчику!
  
  Хагрид посмотрел на него с такой яростью, что даже куда более храбрый человек, чем дядя Вернон, сжался бы под этим взглядом. Потом он повернулся к Поттеру и продолжил:
  
  - Короче так, Гарри, ты волшебник, понял?
  
  - Кто? - спросил Гаро, внутренне закипая, опять ему на уши начали вешать какую-то фигню, и это явно была не лапша, а нечто похуже.
  
  - ПРЕКРАТИТЕ! Я ВАМ ЗАПРЕЩАЮ! - нервно заверещал дядя Вернон.
  В доме воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь отдаленным шумом моря и приглушенным свистом ветра.
  
  - Ну, ясное дело кто - волшебник ты, - Хагрид сел обратно на софу, которая протяжно застонала и просела еще ниже, - и еще какой! А будешь еще лучше... когда немного... э-э... подучишься, да. Кем ты еще мог быть, с такими-то родителями? И вообще пора тебе письмо свое прочитать.
  
  Гарри протянул руку, получил конверт, распечатал и бегло прочитал уже знакомые ему строки.
  
  - Что это значит: они ждут мою сову? - он решил проверить, правильно ли тогда догадался о назначении этих птиц.
  
  - Клянусь Горгоной, ты мне напомнил кое о чем, - произнес Хагрид, хлопнув себя по лбу так сильно, что этим ударом вполне мог бы сбить с ног лошадь. А затем запустил руку в карман куртки и вытащил оттуда сову - настоящую, живую и немного взъерошенную, - а также длинное перо и свиток пергамента. Хагрид начал писать, высунув язык, а Гарри внимательно читал написанное:
  
  "Дорогой профессор Дамблдор!
  
  Передал Гарри его письмо. Завтра еду с ним, чтобы купить все необходимое. Погода ужасная. Надеюсь, с вами все в порядке. Это Хагрид."
  
  "Шифровками переписываются", - подумал мальчик, а затем возмущённо засопел, - "какое право он имеет, говорить о том, что я поеду с ним куда-то, даже не спросив моего согласия?"
  
  Хагрид скатал свиток, сунул его сове в клюв, подошел к двери и вышвырнул птицу туда, где бушевал ураган. Затем вернулся и сел обратно на софу. При этом вид у него был такой, словно сделал он что-то совершенно обычное, например поговорил по телефону.
  
  - Так на чем мы с тобой остановились? - спросил Хагрид.
  
  - Куда Вы собираетесь отвезти меня завтра... - не успел Гаро закончить фразу, как из тени вышел дядя Вернон. Лицо его все еще было пепельно-серым от страха, но на нем отчетливо читалась злость.
  
  - Он никуда не поедет, - сказал дядя Вернон. Хагрид хмыкнул.
  
  - Знаешь, хотел бы я посмотреть, как такой храбрый магл, как ты, его остановит...
  
  - Кто? - с интересом переспросил Гарри, а про себя подумал, - "Хм, новый термин? Интересно".
  
  - Магл, - пояснил Хагрид, -так мы называем всех неволшебников-маглы. Да, не повезло тебе... ну в том плане, что хуже маглов, чем эти, я в жизни не видал.
  
  "Ага, значит в шифровках, обычных людей, не владеющих чакрой, следует именовать маглами. Запомним, в будущем пригодится. Стоп. Теперь всё ясно! Это обучение и оно уже началось! Шиноби следует кодировать как волшебник, дабы простые люди, то есть маглы, думали, что мы безобидные больные на голову чудаки, вместо того, что бы бояться нас как прирождённых шпионов и убийц! Это же ГЕНИАЛЬНО!", - подумал Поттер, - "и внешний вид этого великана всего лишь маскировка. Этакий недалёкий неуклюжий простак из соседнего двора, что припёрся в гости к бедному ничего не знающему мальчику. Что ж, значит, следует подыграть ему. Как бы это не оказалось заодно экзаменом на сообразительность для молодого кандидата в ниндзя".
  
  - Когда мы взяли его в свой дом, мы поклялись, что положим конец всей этой ерунде, - в это время продолжал вещать дядя Вернон, - что мы вытравим и выбьем из него всю эту чушь! Тоже мне волшебник!
  
  - Вы знали, - констатировал Гаро, но тётя Петуния почему-то восприняла эту фразу как вопрос.
  
  - Знали ли мы?! - взвизгнула тетя Петунья, - Да, конечно, знали! Как мы могли не знать, когда мы знали, кем была моя чертова сестрица! О, она в свое время тоже получила такое письмо и исчезла, уехала в эту школу и каждое лето на каникулы приезжала домой, и чудила не переставая. Я была единственной, кто знал ей цену, - она была чудовищем, настоящим чудовищем! Но не для наших родителей, они-то с ней сюсюкались - Лили то, Лили это!
  
  Она замолчала, чтобы перевести дыхание, и после глубокого вдоха разразилась не менее длинной и гневной тирадой. Казалось, что эти слова копились в ней много лет, и все эти годы она хотела их выкрикнуть, но сдерживалась, и только теперь позволила себе выплеснуть их наружу.
  
  - А потом в школе она встретила этого Поттера, и они уехали вместе и поженились, и у них родился ты. И, конечно же, я знала, что ты будешь такой же, такой же странный, такой же... ненормальный! А потом она, видите ли, взорвалась, а тебя подсунули нам!
  
  Гарри побледнел как полотно. Руки непроизвольно сжались в кулаки. В мгновение ока внутри него вспыхнула ярость.
  
  - Заткнись! - бросил он, и тётя почему-то промолчала в ответ, ещё сильнее побледнела и даже сделала пару шагов назад, - Взорвалась? Вы же говорили, что мои родители погибли в автокатастрофе!
  
  - АВТОКАТАСТРОФА?! - прогремел Хагрид, подскакивая с софы, - Да как могла автокатастрофа погубить Лили и Джеймса Поттеров? Да быть такого не может, чтоб Гарри Поттер ничего про себя не знал! Да у нас его историю любой ребенок с пеленок знает!
  
  - Но почему? - в голосе Гарри появилась настойчивость, - что по-настоящему случилось с мамой и папой?
  
  Ярость сошла с лица Хагрида. На смену ей вдруг пришла озабоченность.
  
  - Да, не ждал я такого, - произнес он низким, взволнованным голосом, - Дамблдор меня предупреждал, конечно, что непросто будет... Но я и подумать не мог, что ты вообще ничего не знаешь. Не я, Гарри, должен бы рассказать тебе обо всем.... Но и ехать в Хогвартс не зная, кто ты такой...
  
  Он снова сел и уставился на огонь.
  
  - Наверное, я начну историю... с человека одного, - произнес Хагрид через несколько секунд, - нет, поверить не могу, что ты про него не знаешь, его в нашем мире все знают...
  
  - А кто он такой? - спросил Гарри, не дав Хагриду замолчать и уйти в себя.
  
  - Ну... Я вообще-то не люблю его имя произносить. Никто из наших не любит.
  
  - Почему? - возник у Гаро закономерный вопрос.
  
  - Клянусь драконом, Гарри, люди все еще боятся, вот почему. А, чтоб меня, нелегко все это... Короче, был там один волшебник, который... который стал плохим. Таким плохим, каким только можно стать. Даже хуже. Звали его...
  
  Хагрид задохнулся от волнения и замолк.
  
  - Да какая разница, как его звали, - вспылил мальчик, которому надоела вся эта тягомотина с паузами и тяжёлыми вздохами, - рассказывай дальше.
  
  - Гарри? - удивился великан, но затем продолжил, - Так вот, звали его Волдеморт. Лет двадцать назад он нашёл себе приспешников, которые разделяли его идеи и начал творить ужасные вещи. Однажды в Хэллоуин он появился у дверей дома, где жили твои родители и вместе с ними ты. Кто знает, зачем он туда пришёл? Может хотел на свою сторону перетянуть, может ещё что-то... Но так получилось, что...
  
  Хагрид внезапно вытащил откуда-то грязный, покрытый пятнами носовой платок и громко высморкался.
  
  - Звиняй, плохой я рассказчик, Гарри, - виновато произнес Хагрид, - но это так грустно, так грустно... Ведь я твоих папу с мамой давно знал, почитай с самого первого их учебного дня в Хогвартсе. В общем, Ты-Знаешь-Кто их убил. А потом - вот этого вообще никто понять не может - он и тебя попытался убить. Но не смог. Ты не спрашивал никогда, откуда у тебя этот шрам на лбу? Это не порез никакой. Такое бывает, когда злой и очень сильный волшебник на тебя проклятие насылает.
  
  На языке у Гарри вертелись самые разные вопросы. Сотни вопросов.
  
  - А что случилось с тем Вы-Знаете-Кем?
  
  - Хороший вопрос, Гарри. Исчез он. Растворился. В ту самую ночь, когда тебя пытался убить. Поэтому ты и знаменит, Гарри. Погоди, ты скоро в Хогвартсе самым знаменитым учеником станешь.
  
  - Разве я не сказал вам, что он никуда не поедет? - прошипел дядя Вернон. - Он пойдет в школу "Хай Камероне", и он должен быть благодарен нам за то, что мы его туда определили. Я НЕ БУДУ ПЛАТИТЬ ЗА ТО, ЧТОБЫ КАКОЙ-ТО ОПОЛОУМЕВШИЙ СТАРЫЙ ДУРАК УЧИЛ ЕГО ВСЯКИМ ФОКУСАМ!
  
  Похоже, последний выкрик перешёл все допустимые границы приличий и Хагрид, схватив свой зонтик, не менее громко ответил:
  
  - НИКОГДА... НЕ ОСКОРБЛЯЙ... ПРИ МНЕ... АЛЬБУСА ДАМБЛДОРА!
  
  Зонтик указал на Дадли, а затем была вспышка фиолетового цвета и громкий хлопок. Кузен заверещал от боли, обхватив обеими руками свой зад. Когда он повернулся к Гарри спиной, тот увидел, что на штанах Дадли появилась дырка, а сквозь нее торчит поросячий хвостик. Пока Дурсли-старшие пребывали в шоке, Гаро резко повернулся к Хагриду. В данный момент его не волновало, что перед ним мог быть всего лишь замаскированный опытный ниндзя. Этот великан посмел навредить Ди-сану, его единственному настоящему другу. Единственному человеку, что относился к нему как к равному и даже восхищался его успехами на ниве освоения техник.
  
  - ВЕРНИ ВСЁ КАК БЫЛО! - закричал Поттер на великана. Тот слегка опешил. Совсем не такой реакции он ожидал от мальчика.
  
  - Но Гарри, так ведь веселее...
  
  Не вникая в тот бред, что стал нести Хагрид, Гаро подскочил к нему и вырвал зонтик из его рук.
  
  "Раз с помощью этого артефакта можно отрастить хвост, значит с помощью него можно и всё исправить", - решил Поттер. Повторно направив зонтик на кузена он от всей души пожелал, что бы всё стало нормально, что бы его кузен снова стал обычным человеком без всяких там поросячьих хвостиков. Ослепительная вспышка залила домик изнутри. Затем, когда все немного пришли в себя и снова обрели возможность видеть, то перед ними предстал абсолютно здоровый и нормальный Дурсль-младший и бледный, вспотевший Гарри. Голова кружилась и к тому же его слегка тошнило.
  
  "Вот блин, а артефакт-то чакрой активируется", подумал Гаро, - "но это вполне логично, только странно почему я раньше не подумал об этом... Всё же поддаваться сильным эмоциям хорошенько всё не обдумав - плохо".
  
  Дядя Вернон, с ужасом посмотрев на Хагрида и Гарри, громко закричал, схватил тетю Петунью и Дадли, втолкнул их во вторую комнату и тут же с силой захлопнул за собой дверь.
  
  Хагрид посмотрел на свой зонтик в руках мальчика и почесал бороду.
  
  - Мда... как-то нехорошо вышло...
  
  - Я спать, - заявил Поттер, забираясь на постель кузена, - и кое-что ещё, после таких фокусов я совсем не уверен, хочется ли мне ехать в этот ваш Хогвартс.
  Великан начал было оправдываться, но Гарри уже не слышал его, так как в очередной раз потерял сознание от истощения.
  
  "Мне это уже порядком начинает надоедать, вот так ловить обмороки после каждой более-менее сложной работы с чакрой. С этим нужно что-то делать", - были его последние мысли, прежде чем он погрузился в забытьё.
   Комментарий к Глава восьмая или новый мир.
   Глава не бэчена.
  В тексте использованы отрывки за первой книги о Поттере.
  
  Да, в речи Хагрида много неправильных, иногда слэнговых слов, но это его манера речи, а не мои ошибки.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава девятая или дела финансовые. ==========
   На следующее утро Гарри проснулся рано. Солнце уже поднялось из-за горизонта и теперь, будто бы специально светило прямо в его закрытые глаза. Какая-то часть его желала, что бы всё произошедшее с ним на кануне было всего лишь обычным сном, но другая часть упорно продолжала твердить, что в реальности не может быть всё настолько просто и впереди его ждёт ещё множество открытий.
  
  "Сколько не лежи, а вставать придётся", - подумал Гарри и в тот же миг раздался громкий стук. На подоконнике сидела сова с зажатой в клюве газетой и настойчиво долбила когтем в окно.
  
  - Ты сова или дятел, в конце концов? - спросил мальчик, открывая створку. Подобная побудка от безостановочного стука ему успела надоесть ещё дома у себя в каморке, а тут эта птица стучать вздумала. Сова влетела в комнату и уронила газету прямо на Хагрида, но тот не проснулся. Тогда она повернулась к Поттеру и стала пристально смотреть на него, будто бы гипнотизируя. Мальчик гипнозу не поддался, вместо этого он спросил:
  
  - Ну и чего ты на меня смотришь? Я что-то должен сделать? Извини, но я не понимаю.
  
  Тогда сова снова развернулась к спящему великану. Боком-боком, смешно переставляя лапки, она подобралась к руке Хагрида и как тяпнет за палец своим клювом.
  
  - Ауч! - подскочил великан с пола, - ты чё творишь мелкая?
  
  - Она газету принесла, - сказал Гаро. Он после вчерашнего уже поостыл немного и теперь испытывал некий стыд за вспышку ярости, не зная, как себя дальше вести с этим великаном. Конечно, он был не доволен тем, как поступил Хагрид после неосторожных слов дяди, но срывать злость на кузене было совсем не обязательно. Можно было шарахнуть техникой дядю Вернона, но, в самом деле, не отыгрываться же на Дадли.
  
  Великан отсчитал несколько бронзовых монеток, и сложил их в крохотный кожаный мешочек, что был привязан к правой лапке. Сова поклонилась и вылетела в открытое окно.
  
  - Я вижу, Вы не ушли, - сказал Гарри, дабы прервать затянувшееся молчание.
  
  - А куды я мог деться, - ответил Хагрид, - ведь я должен сопроводить тя в Лондон, где ты смог бы купить всё необходимое для школы, вот.
  
  - Но у меня нет денег, - напомнил Гаро, - и дядя Вернон вчера вполне внятно сказал, что не даст и фунта на моё обучение.
  
  - Не бойсь, - Хагрид почесал косматую голову, - али ты думаешь, что твои родители о тебе не позаботились? Корочь, мы первым делом в "Гринготтс" заглянем, в наш банк.
  
  - У волшебников есть свои банки? - удивился Поттер.
  
  - Тока один. "Гринготтс", - повторил название великан и пояснил, - Гоблины там всем заправляют. Ну, иногда людей на подработку берут, но редко.
  
  "Гоблины? Какие гоблины? Зачем гоблины?" - не понял Гаро, - "зачем придумывать каких-то там гоблинов. Ладно, раз мы всё равно туда пойдём, вот и посмотрим, что он под этим подразумевает. Может гоблин это кодовое имя для злобного скупого старикашки".
  
  - Да, никому нормальному даже в голову не придёт мысль энтот банк грабить . Гоблины - опасные существа, Гарри, да, запомни энто. Поэтому если захочешь... э-э... чё-то спрятать, то надежнее "Гринготтса" места нет! Кроме Хогвартса, разумеется. Да сам увидишь сегодня, кода за деньгами твоими придем - заодно и я там дела свои сделаю. Дамблдор мне поручил кой-чё, ага! - Хагрид горделиво выпрямился. - Он мне всегда всякие серьезные дела поручает. Знает, шо мне можно доверять, понял? Ну ладно, пошли.
  
  - Вам не кажется, что перед дорогой было неплохо бы перекусить чего-нибудь? - спросил мальчик, поглядывая на торт, стоящий на столике.
  
  - Клянусь драконом, отличная идея, Гарри! - восхитился великан, проследив взгляд мальчика.
  
  * * *
  
  Вначале всё было прекрасно, и Дамблдор радовался тому, что придумал такую весёлую авантюру с письмами. Теперь, зная характер семейства маглов, у которых жил Гарри, это должно было получиться очень весёлое и занимательное приключение. Но в один прекрасный день совы отказались относить очередную порцию писем для Мальчика-который-выжил. Не подействовали никакие уговоры и даже обещания чего-нибудь вкусненького. Вызванный эксперт по совам сказал, что они напуганы и настаивать бесполезно. Они туда больше не полетят.
  
  "Очень жаль, - подумал директор, - а ведь это была весьма удачная ситуация, дабы показать мальчику, что обижавшие его Дурсли, не всесильны, а так же то, что и на них найдётся управа в случае чего".
  
  Несколько дней размышлений и новая идея - послать за мальчиком Хагрида. Этот туповатый добродушный великан будет лучшим вариантом для того, что бы забрать Поттера из семьи маглов и препроводить в мир магии. Из компромата Фаджа следовало, что у мальчика не было друзей и после стольких лет одиночества, такая персона, как Хагрид должна прийтись ему по душе.
  
  "Возможно, что великан даже сможет стать первым настоящим другом для Гарри. Заодно можно будет попросить Хагрида по пути наведаться в Гринготтс и захватить кое-что нужное мне. Наконец-то Фламель соизволил передать ключ от сейфа, где хранится мой выигрыш с последнего чемпионата по квиддичу. Сколько же времени прошло. Видимо, очень уж не хотел Николас отдавать свой камушек. А вот, нечего ставить на кон в споре такие важные вещи, если не готов с ними расстаться! Только бы Хагрид нигде не напортачил, а то с него станется..." - думал директор Хогвартса, шагая по коридору и напевая при этом себе под нос некий весёлый мотивчик.
  
  * * *
  
  Гарри вышел на скалу вслед за Хагридом. Шторм закончился и небо было чистым, а море переливалось и сверкало в лучах солнца! Лодка, арендованная дядей Верноном, так же была здесь. Великан направился прямо к ней и залез внутрь.
  
  - Знаешь... по правде говоря, глупо грести самому, когда за тебя это может сделать магия, - Хагрид покосился на Гарри, - ты ведь никому не расскажешь, если я немного поколдую, да? Я... э-э... нельзя мне чудеса творить, вот. Тока немного разрешили, шобы за тобой мог съездить и письмо передать.
  
  - А почему вам нельзя создавать техни... ой, то есть колдовать? - поинтересовался Гарри, так же размещаясь внутри лодки напротив великана.
  
  - Ну... Я тоже в школе учился... э-э... в Хогвартсе... если по правде, выгнали меня. На третьем курсе я был. Волшебную палочку мою... энто... поломали, угу. А Дамблдор мне разрешил остаться и работу дал. Великий он человек, точно тебе говорю!
  
  - А почему вас исключили? - насторожился Поттер, пытаясь представить, что нужно сделать, дабы вылететь из школы...
  
  - Нет у меня сейчас настроения, долгие истории рассказывать, - уклончиво ответил Хагрид. Он вытащил свой розовый зонт, дважды стукнул им о борт лодки, и та начала движение. Гарри сидел и думал об услышанном, а так же о том, насколько ужасно не к месту выглядит розовый зонт в руках у человека таких пропорций. Ещё он пытался понять, какая же техника на основе воды может вот так заставить лодку плыть. Хагрид же читал газету, принесённую совой, которая называлась "Ежедневный пророк".
  
  - Ну вот, Министерство магии опять дров наломало, - пробормотал Хагрид, переворачивая страницу
  
  - Министерство? А разве есть такое?- спросил Гарри.
  
  - Есть, как же не быть, - ответил Хагрид. - Сначала хотели, шоб Дамблдор министром стал, но он никогда Хогвартс не оставит, во как! Так шо в министры Корнелиус Фадж пошел. А хуже его не найдешь. Старый, глупый. Совсем профессора Дамблдора письмами завалил. Все советов спрашивает, угу.
  
  - А чем занимается Министерство магии? - решил уточнить Гарри.
  
  - Ну, их основная забота, шоб люди не догадались, шо в стране на каждом углу волшебники ходят, - не задумываясь, ответил великан, продолжая листать газету.
  
  "Ну, вот и местный аналог Анбу нашёлся", - усмехнулся про себя Гаро, - "заметка на будущее - держаться подальше от Министерства и всего с ним связанного. Если получится. Или правильнее сказать - если позволят. А то родители - знаменитости, я - вообще народный герой. Да только дело-то темное тогда вышло, Хагрид сам сказал, никто его за язык не тянул. Никто ничего точно не знает и уж от чего Волдеморт подох тем более неизвестно, а меня уже героем сделали... Значит, кому-то это было нужно".
  
  В этот момент лодка мягко стукнулась о стену причала. Хагрид сложил газету, и уже стал подниматься по каменным ступеням, когда заметил, что мальчик в очках всё так же сидит в лодке в глубокой задумчивости.
  
  - Пойдём, Гарри, - позвал его великан. Мальчик вылез из лодки и сказал:
  
  - Вот мы добрались сюда на единственной лодке, а как же Дурсли?
  
  - Да ты шо, Гарри, - удивился Хагрид, - о маглах беспокоиться вздумал шоле?
  
  - Так, - нахмурился Гаро, - если Вы сейчас же не придумаете, как вернуть лодку в целости и сохранности к домику на скале, то я и шагу больше не сделаю.
  
  - Гарри, ну ты чего? - недоумённо молвил великан.
  
  - Там, - мальчик показал рукой в сторону покосившегося домика, - там остался мой кузен со своими родителями. Они там одни, совсем без еды и других предметов первой необходимости. Мне совесть не позволяет оставить их там в таком положении.
  
  - Ну ладно, - почесав затылок, Хагрид снова постучал своим кошмарным розовым зонтом о борт лодки. Та, в свою очередь, задрожала и поплыла обратно.
  
  Пока они шли к станции, жители вокруг только и делали, что во все глаза смотрели на Хагрида. Гарри их прекрасно понимал. Дело даже не в том, что Хагрид был вдвое выше обычного человека, он еще и всю дорогу тыкал пальцем по сторонам и громко восклицал:
  
  - Ну дела, Гарри! И чего эти маглы только не придумают!
  
  - Хагрид! - не выдержал Поттер, - Вы хоть понимаете, что своими действиями только добавляете работы этому вашему Министерству?
  
  - Я?! - от удивления великан даже остановился и развернулся к мальчику, - почему это?
  
  - Зачем Вы кричите о маглах на каждом углу? - вопросом на вопрос ответил Гаро, - какой смысл в секретности, если Вы так себя ведёте?
  
  Великан пристыжено замолчал и как-то весь сгорбился. Видимо раньше он не задумывался о последствиях своего поведения и о том, какое впечатление производит на окружающих.
  
  - Э-э... да, наверное, ты прав, - в итоге промямлил он, - пойдём дальше, Гарри.
  Теперь великан вёл себя более прилично и не привлекал столько внимания окружающих, но так продолжалось не долго. Вскоре они пришли на станцию. Поезд на Лондон отходил через пять минут. Хагрид заявил, что ничего не понимает в деньгах маглов, и сунул Гарри несколько купюр, чтобы тот купил билеты. В поезде на них глазели еще больше, чем на улице. Ведь Хагрид занял сразу два сиденья и начал вязать нечто коричневое, словами неописуемое. Поттер лишь покачал головой и постарался сделать вид, что он сам по себе и не имеет к великану никакого отношения. Впрочем, надеждам не суждено было сбыться, так как Хагрид тут же обратился к Гаро с вопросом, считая при этом петли:
  
  - А письмо-то у тебя с собой, Гарри?
  
  Пришлось вытащить из кармана пергаментный конверт и продемонстрировать его великану.
  
  - Отлично, - сказал Хагрид. - Там есть список всего, что для школы нужно. Прочитай пока, ознакомься, так сказать.
  
  Деваться было некуда, потому Поттер развернул второй листок из конверта и сделал вид, что он занят его чтением. На самом деле он выучил содержимое этого листка наизусть ещё тогда, когда получил письмо в первый раз. Но что поделать, нужно было поддерживать легенду о том, что он ничегошеньки не знает.
  
  "Ладно, что там у нас требуется? Форма, книги и всякая другая фигня. Ещё отдельно про какую-то метлу предупреждение написано. Интересно, неужели это все можно купить в Лондоне?", - думал Гарри и тут же озвучил последний вопрос.
  
  - Можно! Если знаешь, где искать, - ответил Хагрид.
  
  * * *
  
  Гарри ранее никогда не приходилось гулять по Лондону, и потому он шёл медленно и не торопясь. Хагрид был так велик, что без труда прокладывал себе дорогу сквозь толпу и Гаро без сомнения бы потерялся, не оборачивайся великан через каждые пару шагов и не махай он над головой своим розовым зонтом. Они проходили мимо книжных и музыкальных магазинов, закусочных и кинотеатров, но все они были настолько обычными, что уж в них точно нельзя было купить волшебную палочку или нечто подобное. По всем признакам это была обычная улица, забитая обычными людьми.
  
  - Пришли, - произнес Хагрид, остановившись. - "Дырявый котел". Хорошее местечко.
  
  "Ну да, - не соглашаясь, подумал Поттер, - вот этот крошечный невзрачный бар и есть хорошее местечко? Да если бы Хагрид не указал на него, я бы прошёл мимо и даже не заметил".
  
  Впрочем, другие люди так и поступали. Их взгляды скользили с одного магазина на другой, а бар, находившийся между магазинами, ускользал от их внимания. У Гарри даже возникло предположение, что бар скрыт гендзюцу и только они с Хагридом видят его. Но прежде чем он успел спросить об этом, великан завел его внутрь.
  
  Как Гаро и думал, бар был слишком темным и обшарпанным. Уж какое другое, но это место вряд ли подходило под определение "хорошее местечко". По всему залу, тут и там, за столиками сидели странные мрачные личности. Одна старушка в углу неспешно потягивала какой-то напиток из маленькой рюмки, другая, за соседним столом - курила трубку. Группа мужчин возле бара обсуждали что-то, при этом яростно жестикулируя. Когда они вошли, все разговоры сразу смолкли. Очевидно, Хагрида здесь знали - бармен потянулся за стаканом со словами:
  
  - Тебе как обычно, Хагрид?
  
  - Не Том, я не могу. Вот, по делам Хогвартса здеся я, - ответил Хагрид и указал на Гарри своей здоровенной ручищей. В тот же миг на Гаро вдруг нахлынуло нехорошее предчувствие и то, что случилось потом, его полностью подтвердило.
  
  - Ох мэйн Готт, - произнес бармен, пристально глядя на Гарри, - неужто это...
  В "Дырявом котле" воцарилась абсолютная тишина и все разом повернулись к вошедшим.
  
  - Зигне майне зиле, - прошептал старый бармен, - Гарри Поттер... какая честь!
  Он чуть ли не бегом вышел из-за стойки и схватил Гарри за руку.
  
  - Добро пожаловать домой, мистер Поттер. Викоммин зу хаузе!
  
  Гарри решил промолчать в ответ. Он не знал что сказать, но вся ситуация в целом ему не нравилась. Очень не нравилась. Ведь, все смотрели на него, а Хагрид буквально сиял. А потом народ в баре сошёл с ума. Все посетители повскакивали со своих мест и бросились к нему. Они пожимали ему руки, хлопали по плечу и всячески им восхищались, пока сам Гаро стоял и молчал, давя глубоко внутри себя раздражение, которое испытывал в тот момент.
  
  Вот, вперёд вышел бледный молодой человек, явно страдающий нервным тиком.
  
  - Профессор Квиррелл! - представил его Хагрид. - Гарри, профессор - один из твоих будущих преподавателей.
  
  - П-п-поттер! - произнес, заикаясь, профессор Квиррелл и схватил Гарри за руку. - Н-не могу п-пе-редать, насколько я п-польщён встречей с вами.
  
  - Я тоже, - буркнул Гаро, про себя скривился, - "не только припадочный, но ещё и заикается - вот счастье-то видеть такого среди преподавателей". Он старался вообще не открывать рот, так как боялся наговорить всего и много лишнего.
  
  - Профессор будет преподавать Защиту от Тёмных искусств, Гарри, - продолжал разглагольствовать великан, - ведь это просто отлично, не так ли, Гарри?
  
  - Угу, отлично, - в том же тоне молвил Гаро. Справляться с раздражением, хотя, скорее всего уже со злостью, становилось всё сложнее и сложнее, - Хагрид, мы спешим, не так ли?
  
  Неизвестно, сколько бы ещё всё это продолжалось, ведь остальные не желали мириться с тем, что Квиррелл безраздельно завладел вниманием Гарри, но зычный голос Хагрида перекрыл другие голоса:
  
  - Действительно... нам столько ещё всего надо купить. Пошли, Гарри.
  Наконец-то Хагрид вывел его из бара в маленький двор, со всех сторон окруженный стенами. Здесь не было ничего, кроме мусорной урны и нескольких сорняков.
  
  - Ну, чё я те говорил? - Хагрид ухмыльнулся.- Тыж знаменитость. Даже профессор Квиррелл затрясся, кода тя увидел... хотя, если по правде, он всегда трясется.
  
  - Спасибо, но это совсем не то, о чём я мог мечтать, даже когда не знал про ваш мир, - сказал Поттер.
  
  - Наш мир, Гарри, - поправил его Хагрид, - наш! Это и твой мир тоже. Так... Три вверх... два в сторону. Ага, а теперь отойди, Гарри.
  
  Он трижды коснулся стены зонтом. Кирпич, до которого он дотронулся, задрожал, потом задергался и исчез где-то внутри. Остальные кирпичи вокруг начали движение, перестраиваясь и меняясь местами так, что через секунду перед ними была арка, достаточно большая, чтобы через нее мог пройти даже такой великан, как Хагрид. За аркой начиналась мощёная булыжником извилистая улица.
  
  - Добро пожаловать в Косой переулок! - торжественно произнёс Хагрид.
  
  Он усмехнулся, заметив изумление на лице Гарри, а Поттер в свою очередь действительно был поражён до глубины души. По бокам улицы высились самые разнообразные и ничуть не похожие друг на друга строения, а между ними сновали люди. Множество людей и все они были одеты в мантии. Ужасные мантии самых разных, не поддающихся описанию, фасонов и расцветок.
  
  "Это просто кошмар какой-то! - подумал Поттер, - столько шиноби и все они предпочитают носить не удобную неприметную одежду, а ЭТО!".
  
  Они прошли сквозь арку, и Гарри, оглянувшись, увидел, как она тут же снова превратилась в глухую стену.
  
  "Значит назад дороги нет, - отметил Гаро, - возможный путь отступления перекрыли заранее... Толково придумали".
  
   Ярко светило солнце. Первый попавшийся магазин был уставлен котлами всевозможных величин и конфигураций.
  
  - Ага, такой тебе тоже нужен будет, - сказал Хагрид, заметив, что взгляд мальчика упал на табличку над входом, - Но сначала надо деньги взять из банка, угу.
  
  Полная женщина, стоявшая перед аптекой, мимо которой они проходили, качала головой и ворчала:
  
  - Печень дракона по семнадцать сиклей за унцию - да они с ума сошли...
  
  "Торговый центр "Совы". Неясыти обыкновенные, сипухи, ушастые и полярные совы" - прочитал Гарри, проходя мимо мрачного на вид магазина, оттуда послышалось тихое уханье. Несколько мальчишек примерно его возраста прижались носами к другой витрине и что-то там разглядывали.
  
  - Смотри, - донеслось до Гарри, - новая модель "Нимбус-2000", самая быстрая.
  Здесь было столько магазинов, что у Гаро начали разбегаться глаза. Он не знал, куда и на что смотреть. При этом он чуть не налетел на спешащего по своим делам серьёзного джентльмена с мечом, закреплённым на поясе.
  
  - Извините, - сказал мальчик, но тот, казалось бы, даже не заметил случившегося и умчался дальше.
  
  - "Гринготтс", - объявил Хагрид.
  
  Они находились перед белоснежным зданием, возвышавшимся над маленькими магазинчиками. А у отполированных до блеска бронзовых дверей в алой с золотом униформе стоял...
  
  - Да, это гоблин, - спокойно сказал Хагрид, когда они поднимались по белым каменным ступеням.
  
  "Не может быть, - Гаро пребывал в ступоре и не мог поверить в реальность происходящего, - Может это иллюзия? Или гендзюцу? Ну, это точно не маскировка. ТАК замаскироваться обычными средствами просто невозможно".
  
  Сложив печать Тигра, он сосредоточился и прошептал:
  
  - Кай.
  
  Но ничего не произошло. Гоблин каким был, таким и остался. В частности, он был на голову ниже Гарри. У него было смуглое умное лицо, острая бородка и длинные пальцы и ступни.
  
  Гаро попробовал ещё раз использовать технику и развеять иллюзию, но и в этот раз его ждала неудача.
  
  "Или это настолько мощное гендзюцу, что я пока не в силах преодолеть его, или в этом мире что-то капитально не так", - решил Поттер. В его голову впервые закрались сомнения в том, что он попал в общество ниндзя. Но мальчик тут же прогнал подобные мысли, так как не хотел задумываться об этом. Ведь намного проще поддаться самообману, чем признать, что всё это время он в чём-то ошибался.
  
  Гоблин недоумённо смотрел на манипуляции мальчика, но всё же поклонился, когда они вошли внутрь. Теперь пред ними были вторые двери, сделанные из серебра. На них были выгравированы строчки:
  
  Входи, незнакомец, но не забудь,
  Что у жадности грешная суть,
  Кто не любит работать, но любит брать,
  Дорого платит - и это надо знать.
  Если пришел за чужим ты сюда,
  Отсюда тебе не уйти никогда.
  
  На высоких стульях за длинными стойками сидела еще как минимум сотня гоблинов - они что-то писали в своих здоровенных книгах, взвешивали монеты на весах, что-то куда-то перекладывали, сортировали и с помощью луп изучали драгоценные камни. Хагрид и Гарри подошли к стойке.
  
  - Здрасти, - обратился Хагрид к свободному гоблину. - Мы тут пришли, шоб немного денег взять... э-э... мистеру Поттеру на покупки. Мальчику к школе подготовиться надо, да.
  
  - А у мистера Поттера есть ключ? - немного наклонившись вперёд из-за стойки, спросил гоблин, поправив очки.
  
  - Где-то был, - ответил Хагрид и начал рыться в содержимом своих карманов. Через некоторое время, найдя, он достал крошечный золотой ключик и протянул гоблину. Тот изучающе посмотрел на него и молвил:
  
  - Кажется, все в порядке.
  
  - И у меня тут еще письмецо имеется... от профессора Дамблдора, - с важным видом произнес Хагрид, выпячивая грудь, - Это насчет Вы-Знаете-Чего в сейфе семьсот тринадцать.
  
  Гоблин развернул и внимательно прочитал письмо.
  
  - Прекрасно, - сказал он, возвращая письмо Хагриду. - Сейчас вас отведут вниз к вашим сейфам. Крюкохват!
  
  Крюкохват тоже был гоблином, и великан с Гарри последовали за ним к одной из дверей сбоку.
  
  - А что такое это Вы-Знаете-Что в сейфе семьсот тринадцать? - решил спросить Гарри. Он уже давно понял, что информация лишней не бывает. Чем её больше, тем лучше. Тем больше вероятность принять правильное решение.
  
  - Не могу я тебе сказать, - таинственно ответил Хагрид, - большой секрет. Это школы "Хогвартс" касается. Дамблдор мне доверяет. А я своей работой слишком дорожу, чтобы секреты тебе раскрывать.
  
  "Ну-ну, только при этом ты сделал всё так, что у меня теперь долгое время из головы не выйдет это самое Вы-Знаете-Что", - ехидно заметил про себя Поттер.
  Крюкохват открыл дверь. Да, мрамора тут уже не было. Они стояли в узком каменном коридоре, освещенном горящими факелами.
  
  "Готически-доисторический тупизм. Неужто нормальную проводку нельзя было провести?" - думал Гаро, идя по дороге, которая круто уходила вниз. Подойдя к небольшим и весьма тонким рельсам на полу, Крюкохват свистнул, и к ним с лязгом подкатилась маленькая тележка. Поворачивать было уже поздно. Да и деньги на обучение были нужны. Конечно, было страшно садиться в эту тележку. Кто знает, что ждало их дальше, где-то там во тьме. Страшно было отправляться в неизвестность, но... есть такое слово надо. Ничего не оставалось, кроме как забраться внутрь и надеяться на лучшее. Хагриду посадка удалась с трудом, но в итоге они всё же поехали.
  
  Несясь сквозь лабиринт петляющих коридоров, Гарри даже не пытался запомнить дорогу. Казалось, что тележка едет сама, так как Крюкохват ею не управлял. Вдруг резкий нырок и они оказались возле подземного озера, на своде и стенах которого росли сталагмиты и сталактиты. Оглянувшись на великана, Гаро вдруг понял, что Хагрида укачало, он весь позеленел и тяжело дышал. Когда тележка наконец остановилась, выбравшийся из неё великан, прислонился к стене рядом с маленькой дверью и некоторое время стоял неподвижно. Смотря на него, Гарри вдруг засомневался, что это всего лишь маскировка. Похоже, что за ним действительно прислали не чунина, а какого-то нелепого громилу с минимальной подготовкой по профилю ниндзя. Да будь у Гаро такой же слабый вестибулярный аппарат, он не смог бы выполнить и простейшего Шуншина. Ведь при использовании техники перемещения скручивало и выворачивало так, что местным тележкам подобное и не снилось. Снова стали появляться мысли о том, что о шиноби в этом волшебном мире возможно даже и не слыхали, но Гаро заставил себя не думать об этом. Не время. Позже он найдёт приемлемое объяснение для всех странностей. Позже, а не сейчас.
  
  Крюкохват отпер дверь. Изнутри вырвалось облако зеленого дыма, а когда оно рассеялось, Гарри ахнул. Внутри были кучи золотых монет. Колонны серебряных. Горы маленьких бронзовых.
  
  - Это все твое, - улыбнулся Хагрид.
  
  "Ну, нифига себе", - подумал Поттер. Он был мальчиком воспитанным и не позволял себе ругаться матом даже в мыслях. Хорошо, что Дурсли не знали об этих деньгах, а то он и глазом не успел бы моргнуть, как дядя Вернон тут же заграбастал бы всё себе и спрятал так, что Гарри уже никогда бы их не увидел. Сколько раз он слышал жалобы, что Гарри слишком дорого им обходится? А все это время здесь, глубоко под Лондоном, хранились принадлежащие ему сокровища.
  
  Хагрид хотел было помочь Гарри собрать монеты в сумку, но мальчик заявил:
  
  - Спасибо, но я справлюсь сам.
  
  Обиженный в лучших чувствах, Хагрид остался у двери рядом с гоблином, но через три минуты оттаял и стал рассказывать о стоимости монет.
  
  - Золотые - это галлеоны, - пояснил он. - Один галлеон - это семнадцать серебряных сиклей, а один сикль - двадцать девять кнатов, это просто, да?
  
  Когда Гарри набрал достаточно денег, Хагрид обратился к сопровождающему их гоблину:
  
  - А теперь нам нужен сейф семьсот тринадцать... и нельзя ли помедленнее, а?
  
  - У тележки только одна скорость, - ответил Крюкохват.
  
  Во время дальнейшего спуска, Поттеру показалось, что тележка ехала еще быстрее, чем прежде, а воздух становился всё холоднее и холоднее.
  
  "Как бы не заболеть тут в такой холодрыге", - подумал мальчик, зябко передёргивая плечами.
  
  Когда они проезжали над подземным ущельем, Гарри перегнулся через край, дабы разглядеть, что скрывается в его темных глубинах, но Хагрид со стоном схватил его за шиворот и втащил обратно.
  
  - Ты чё, Гарри, решил лично проверить, действительно ли пещеры гоблинов так бездонны, как о них говорят? - спросил он, борясь с головокружением.
  
  В сейфе номер семьсот тринадцать не было замочной скважины.
  
  - Отойдите, - важно сказал Крюкохват. Он мягко коснулся двери одним из своих длинных пальцев, и она прямо на глазах растаяла, как тонкий лёд под жаркими лучами летнего солнца.
  
  - Если это попробует сделать кто-то, кроме работающих в банке гоблинов, его засосет внутрь, и он окажется в ловушке, - произнес Крюкохват.
  
  - А как часто вы проверяете, нет ли там кого внутри? - поинтересовался Гарри.
  
  - Примерно раз в десять лет, - ответил Крюкохват с довольно неприятной улыбкой, - как раз трупы успевают мумифицироваться, так что проблем с очисткой уже не возникает.
  
  Заглянувшему внутрь мальчику показалось, что там вообще пусто, но затем он заметил на полу маленький невзрачный сверток из коричневой бумаги. Хагрид нагнулся, подобрал его и спрятал во внутренний карман куртки.
  
  "Интересно, он сам потом найдёт этот свёрток среди всего, что у него распихано по карманам?" - мысленно усмехнулся Поттер, наблюдая за великаном. По правде сказать на куртке Хагрида было множество карманов, как внутренних, так и внешних и все они топорщились от того, что были битком набиты всякой дребеденью. Ещё в хижине, Гаро заметил, что в одном из карманов у великана лежали клубничные кексики вперемешку с опилками. Именно из-за последнего, он не стал просить поделиться ими за завтраком сегодня утром.
  
  - Пошли обратно к этой адовой тележке, и не разговаривай со мной по дороге. Если я блевану худо будет всем, - сказал Хагрид.
   Комментарий к Глава девятая или дела финансовые.
   Глава не бэчена.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава десятая или покупки и новые знакомства. ==========
   Выйдя из здания, Хагрид присел на ступеньки прямо возле входа. Гоблин-привратник, что стоял у двери, неодобрительно покосился на него, но промолчал. Великан был несколько бледен после всех этих разъездов и видимо пока ещё не пришёл в себя.
  
  - Знаешь, Гарри, - вдруг молвил он, обращаясь к мальчику, - человеку иногда так мало бывает для счастья нужно... Там, в этих пещерах, всё чего я хотел в тот момент - это оказаться под чистым небом и сделать глоток свежего воздуха, да.
  
  Снова поднявшись на ноги, Хагрид махнул рукой в сторону небольшого магазинчика с надписью "Мадам Малкин. Одежда на все случаи жизни" и сказал:
  
  - Ты пока сходи, купи себе всю необходимую одежду, а я заскочу в "Дырявый котел" и пропущу стаканчик. Вот всегда так, после поездки я сам не свой, пока не выпью чего-нибудь, ага.
  
  Возражать было бесполезно, да и Гаро был не против некоторое время побыть в одиночестве, так как уже успел устать от общества не в меру разговорчивого великана. Войдя в магазин, Гарри тут же споткнулся взглядом об очередную фигуру в розово-лиловом наряде. Это была низенькая улыбчивая женщина и в отличие от жабы, встреченной на детской площадке, ей розовый был к лицу. Видимо это была сама мадам Малкин, владелица магазина.
  
  - Едем учиться в Хогвартс? - спросила она прежде, чем Гаро успел открыть рот, - тогда ты по адресу: у меня тут как раз еще один клиент к школе готовится.
  
  В глубине магазина на высоком подиуме перед большим зеркалом стоят бледный тощий мальчик. Лицо его имело аристократические черты, тонкие губы, что кривилось в презрительной усмешке, а волосы его были светлыми, почти белыми.
  
  "Клановый, - решил для себя Гарри, - случись эта встреча в мире манги, то я подумал бы, что он Яманака".
  
  Мадам Малкин подвела Гаро к соседнему подиуму. Аристократ внимательно оглядел вновь пришедшего, слегка скривился, но видно всё же решил начать разговор:
  
  - Привет! - сказал мальчик. - Тоже в Хогвартс?
  
  - Да, - просто ответил Гарри.
  
  - Родители мне сейчас закупают учебники и палочку, - сообщил бледный мальчик, при этом говорил он как-то странно, словно специально растягивая слова, - думаю, потом мы пойдём посмотреть на гоночные мётлы. Я вот считаю, что это не справедливо - запрещать первокурсникам привозить собственную метлу.
  
  - Извини, что прерываю, - сказал Гаро, - но я не очень разбираюсь в мётлах, тем более в гоночных.
  
  - Значит, у тебя нет своей метлы, - констатировал мальчик, - хотя если судить по твоему внешнему виду, то у тебя вообще ничего нет.
  
  - Я знаю, что встречают по одёжке, - нахмурился Гаро, - но не стоит всегда оценивать собеседников лишь по внешнему виду. Всякое ведь случается. Потому я и пришёл сюда. Хочу одеться подобающим образом.
  
  - Мне отец то же самое говорил, - усмехнулся мальчик, - ты сделал правильный выбор. Данное ателье самое лучшее, где можно купить приличную одежду. Кстати, ты уже знаешь, на каком будешь факультете?
  
  - Я вообще не знаю, какие есть факультеты, - признался Гарри.
  
  - Хм, откуда же ты такой взялся? - удивлённо спросил мальчик, - весь в обносках, без метлы, да ещё и про факультеты от меня впервые услышал...
  
  - Откуда? - переспросил Гаро, - да от родственников. Только вот беда, они у меня маглы. Так что про родителей и про магию рассказывать мне не спешили и вряд ли вообще рассказали бы, если бы не письмо из Хогвартса.
  
  - А твои родители...? - вопросительно протянул белобрысый.
  
  - Погибли, когда я был совсем маленьким, - ответил Гарри.
  
  - Стоп, а как тебя зовут? - наконец-то додумался спросить мальчик.
  
  - Гарри Поттер, - ответил Гаро.
  
  - Та-а-к, - протянул аристократ и даже немного подвис, а затем произнёс, - ты хочешь сказать, что ты тот самый, Мальчик-Который-Выжил?
  
  Гаро приподнял чёлку и показал шрам на лбу.
  
  - Приношу свои извинения, что не представился ранее, - как-то весь подобравшись, сказал мальчик, - Дракониус Люциус Малфой. Рад знакомству.
  
  - Гарольд Джеймс Поттер, - так же назвался полным именем Гаро. Он вдруг почувствовал, что нужно ответить именно так, а не иначе. Он и сам не знал, что заставило его так поступить.
  
  - Можешь звать меня Драко, - расслабившись и с некой долей удовлетворённости произнёс белобрысый.
  
  - Тогда ты зови меня Гаро, - ответил Поттер.
  
  - Гаро? Не Гарри? - переспросил Малфой-младший.
  
  - Да, - ответил мальчик в очках, - мне так больше нравится. Гаро является сокращением от Гарольда и, в то же время, если переводить с японского, то получится Голодный волк. По мне так весьма неплохое прозвище. По крайней мере лучше, чем просто Гарри.
  
  - Тогда, Гаро, если появятся вопросы - спрашивай, - сказал Драко.
  
  - Хорошо, тогда у меня есть вопрос, - тут же сказал Гарри, - какие есть факультеты?
  
  - Школьные факультеты, - немного задумался Малфой-младший, - всего их четыре: Слизерин, Гриффиндор, Хаффлпафф, Рэйвенкло. Про Хаффлпафф говорят, что там самые глупые учатся, Рэйвенкло - наоборот заучки, Гриффиндор - безбашенные разгильдяи, а Слизерин - истинные аристократы.
  
  - Звучит так, словно Слизерин лучший из них, - сказал Поттер.
  
  - Не знаю, какой факультет лучше, но все мои предки учились на Слизерине, - ответил Драко, - и я очень надеюсь, что меня отправят туда же.
  
  За время их разговора мадам Малкин успела сделать все замеры и даже принести готовую одежду. Малфой только мельком взглянул на свою стопку одежды, доставая портмоне с серебряной буквой "М". Оттуда он достал несколько галлеонов и рассчитался с мадам Малкин. Гаро в свою очередь более тщательно осмотрел набор одежды. Внешне она была весьма приличной. В стопке так же лежали мантии. Он потянулся к своей сумке и так же достал несколько золотых монет. У наблюдавшего за действиями Поттера, глаза Драко вдруг вылезли из орбит, и он чуть не задохнулся от возмущения:
  
  - Гаро! Ты что все свои деньги носишь вот так в сумке? - спросил он.
  
  - Нет, не все, - ответил Поттер, - у меня в Гринготсе сейф есть. Там все мои деньги, а это так... на первое время взял.
  
  - Не проще ли было взять специальный кошель или портмоне, чем вот так таскаться с тяжёлой сумкой? - удивился Драко, - да ещё и ограбить могут.
  
  - Кошель? Портмоне? - не понял Гарри, - что ты имеешь в виду?
  
  - Вот смотри, - начал разъяснять Малфой-младший, показывая своё портмоне, - это специальная вещь, связанная с сейфом в банке и когда мне нужны деньги, то я просто достаю через него из сейфа нужную сумму. Никто кроме меня из него ничего достать не сможет. Удобно.
  
  - Да, - согласился Гарри, - знай, я раньше про это, точно бы взял один, но теперь уж что говорить. Вот будет возможность, приобрету себе такой же.
  
  - Ну и ну, ты только посмотри на этого! - вдруг сказал Драко, смотря в окно. Гарри проследил за его взглядом и увидел Хагрида, стоящего снаружи. Тот улыбался Гарри и показывал на два огромных мороженых, словно объясняя, почему он не может войти внутрь.
  
  - Это Хагрид, - сказал Поттер, - он из Хогвартса.
  
  - Эм... что-то слышал о нём, но не помню что именно, - протянул Драко, - он там прислугой работает?
  
  - Он привратник, - ответил Гаро, - ладно, мне пора идти. Эх, а я столько всего хотел у тебя узнать...
  
  - Что ж, до встречи в школе, - сказал Драко вслед уходящему Поттеру.
  
  * * *
  
  Кушая мороженное, Гаро сосредоточенно думал.
  
  "Это ж надо было так опростоволоситься, а? Так заболтался с Драко, что совсем забыл про шиноби и даже не спросил о них ничего у нового знакомого, а тот-то клановый. Уж он-то должен знать правду о ниндзя, а не всю эту внешнюю мишуру про волшебников. Ладно, хватит заниматься самобичеванием. Лучше в полной мере насладиться мороженым. Вкусное. Ванильно-шоколадное с колотыми орешками... Ммм... Да, а что это Хагрид притих? То такой разговорчивый был, а тут молчит. Неужели на него поездка в тележке так подействовала..."
  
  Далее они зашли в какой-то магазинчик, чтобы купить пергамент и перья. Там Гарри приобрёл специальные несмываемые водой чернила. "Для взрывных печатей пригодится", - решил он.
  
  - Хагрид, а для чего нужны мётлы? - спросил он, когда они вышли из магазина.
  
  - Чё? Гарри, разве можно не знать, для чего нужны мётлы?! - пробасил великан, но потом опомнился и стал рассказывать, - шо бы летать и шо бы играть в квиддич!
  
  - Хм... летать, да... - недоумённо произнёс Гаро, - ладно, тогда другой вопрос. Что такое квиддич?
  
  - Черт меня подери, Гарри, разве можно не знать, шо такое квиддич?! Извини... э-э... все время забываю, что ты почти ничего не знаешь.
  
  - Повторяешься, - сказал Поттер, - лучше расскажи, что это такое.
  
  Хагрид немного помолчал, стараясь понять смысл первой фразы про повторение, но потом бросил это дело и приступил к рассказу:
  
  - Энто наш спорт. Спорт волшебников. Шо-то вроде... футбола у маглов. Все играют в квиддич, и болельщиков многа. В него в воздухе играют, на метлах летают, и там четыре мяча... ну, сложно энто, в общем, тебе все объяснять я не смогу. Правила там всякие и все такое...
  
  Гарри понял, что добиться от великана более внятного ответа не получится и решил, что он потом спросит о квиддиче у Драко, когда они пересекутся в школе.
  
  После этого весьма содержательного разговора, они зашли за учебниками в магазин под названием "Флориш и Блоттс". Книги, книги и ещё раз книги. Их было так много, что просто не верилось, что такое количество книг вообще может существовать в реальности. Стеллажи с книгами занимали всё пространство магазина. Там были гигантские фолианты в кожаных переплетах, каждый весом с огромный булыжник; там были книги размером с почтовую марку и книги в шелковых обложках; там были книги, испещренные непонятными символами, и книги, в которых были только пустые страницы. Там было всё... кроме манги! Купив гору учебников из списка, они отправились дальше. За котлом. Гарри долго смотрел на котёл из чистого золота, очень уж тот красиво сверкал на солнце. Хагрид почему-то подумал, что Гарри хочет его купить и тут же поспешил сказать, что подобное расточительство это плохо.
  
  "А то я сам этого не знаю", - раздражённо подумал Поттер.
  
  Следующим пунктом назначения был магазин, находившийся в маленьком обшарпанном здании. С некогда золотых букв "Семейство Олливандер - производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры" давно уже облетела позолота.
  
  - Вот "Олливандер" - лучшее место для покупки волшебной палочки! - заявил Хагрид, - тут те такую палочку подберут, закачаешься, да! Ты проходи пока, а я сейчас подойду, да. Дело у меня ещё есть, тут рядом, ага.
  
  "Что-то у него все лучшие места с виду выглядят так, что в них заходить боязно", - подумал Гаро, отворяя дверь. Где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Перед собой мальчик видел небольшое помещение. Небольшая стойка, подвид барной, брала своё начало от небольшой лестницы, уходящей на второй этаж, а вдоль всех стен были сложены тысячи узеньких коробочек.
  
  - Добрый день, - послышался тихий голос справа от вошедшего. Повернувшись туда, Гаро увидел пожилого человека с очень странными, серебряными глазами.
  "О блин, да это же Хъюга", - подумал Поттер, а вслух произнёс:
  
  - Здравствуйте.
  
  - О, да, - покивал головой старичок не отрывая взгляда своих больших бесцветных глаз. Создавалось такое впечатление, что они излучали странное свечение, прорезавшее полумрак магазина, - так я и думал, что скоро увижу вас, мистер Поттер.
  
  Самое жуткое было в том, что это был не вопрос, а утверждение. Этот старик узнал мальчика с первого взгляда и при этом не только узнал, но и понял что-то ещё, - кажется, ещё вчера сюда приходили Ваши родители, дабы купить свою первую волшебную палочку. У Вас глаза Вашей матери, Вы знали об этом, мистер Поттер?
  
  Мистер Олливандер, а это мог быть только он, приблизился к Гарри почти вплотную. Гарри ужасно захотелось отвернуться или моргнуть. От взгляда этих серебристых глаз ему становилось не по себе.
  
  - Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы, - продолжил он, внимательно смотря на мальчика, - палочка Вашей матери. А вот Ваш отец предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная и великолепно подходящая для превращений. Но знаете, не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника.
  
  Мистер Олливандер вытянул длинный белый палец и коснулся шрама на лбу Гарри. Мальчик дёрнулся было отстраниться, но к своему ужасу понял, что тело перестало его слушаться.
  
  - Мне неприятно об этом говорить, но именно я продал палочку которая это сделала, - отрешённо произнес он, - тринадцать с половиной дюймов. Тис. Это была мощная палочка, очень мощная, и в плохих руках... Что ж, былого не воротишь...
  
  В этот момент старик отвёл взгляд и Гаро облегчённо вздохнул. Дальше выносить этот всепроникающий, всезнающий взгляд, мальчик был просто не в состоянии.
  
  "Он точно из Хъюг, - решил Гаро, - из главной ветви. Я и подумать не мог, что мне придётся на себе испытать этот жуткий всевидящий взор, тем более так близко. Да уж". Гарри передёрнул плечами. В этот момент входная дверь распахнулась, и внутрь ввалился Хагрид, что нёс в руках клетку, в которой сидела полярная сова с идеально белоснежным оперением.
  
  - С Днём Рождения, Гарри! - закричал он и тут же замолк, натолкнувшись на укоризненный взгляд Оливандера, - эм... здравствуйте...
  
  - Рубеус! Рубеус Хагрид! Рад видеть вас снова... Дуб, шестнадцать дюймов, очень подвижная, не так ли? - спросил старичок.
  
  - Так и было, да, сэр, - смутившись, ответил Хагрид.
  
  - Хорошая была палочка. Но, как я понимаю, ее переломили надвое, когда вас отчислили? - Мистер Олливандер внезапно посуровел.
  
  - Э-э-э... так точно, сэр, - согласился Хагрид, изучая свои ноги и зачем-то вытирая их об пол, а затем он задорно улыбнулся, - но зато у меня остались обломки.
  
  - Надеюсь, вы их не используете? - строго спросил мистер Олливандер.
  
  - О, конечно нет, сэр, - быстро ответил Хагрид. Гаро только заметил, что Хагрид очень крепко сжал свой безобразный розовый зонтик.
  
  - Что ж, вернёмся к Вам, мистер Поттер, - Олливандер вытащил из кармана длинную линейку с серебряными цифрами, - какой рукой вы берёте палочку?
  
  - Правой, - не задумываясь, ответил Гаро, не особо понимая, зачем ему вообще нужна эта волшебная палочка. Лучше бы о родителях побольше рассказал...
  
  Старичок начал измерять правую руку Гарри и при этом рассказывал:
  
  - Внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, мистер Поттер. Каждая палочка фирмы "Олливандер" индивидуальна, двух похожих не бывает, как не бывает двух абсолютно похожих единорогов, драконов или фениксов. И конечно, вы никогда не достигнете хороших результатов, если будете пользоваться чужой палочкой.
  
  Гарри внезапно осознал, что линейка сама его измеряет, а мистер Олливандер отошел к полкам и снимает с них одну коробочку за другой. Линейка, повинуясь жесту, перестала измерять, сложилась и улетела обратно в карман к старичку:
  
  - Вот, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердце дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите ее и взмахните.
  
  Гарри послушно сделал взмах, чувствуя себя при этом как минимум идиотом, а как максимум... С десяток коробочек с волшебными палочками возле правой стены буквально взорвались. Гарри опасливо покосился на артефакт и с предельной осторожностью поспешил положить её на стойку, а то, как бы ещё чего не взорвать.
  
  - Эта не подходит, возьмем следующую, - вынес решение Олливандер, затем задумчиво потёр подбородок и достал другую коробочку, - клён и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлесткая. Пробуйте.
  
  Новый взмах и хрустальная ваза, стоявшая на столике у витрины, приказала долго жить. Мистер Олливандер практически тут же вырвал ее из его руки. Старичок доставал всё новые и новые палочки, а Гаро всё так же махал ими, причиняя новые разрушения. Но, похоже, что старого продавца палочек это не особо волновало. Хагрид же молча, стоял в углу и наблюдал за бесплатным представлением.
  
  - А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? - весело улыбнулся он, - не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно... Вот, попробуйте эту.
  Остролист и шерсть с гривы келпи, одиннадцать дюймов, очень мощная прекрасная палочка.
  
  Гарри взял палочку, которую протягивал ему мистер Олливандер. И внезапно его пальцы обдало прохладой. Он поднял палочку над головой, со свистом опустил ее вниз, разрезая пыльный воздух. Из палочки вырвались синие и серебристые искры, яркие, как фейерверк, и их отсветы заплясали на стенах.
  
  - О, браво! Да, это действительно то, что надо, это просто прекрасно, - мистер Олливандер уложил палочку обратно в коробку и начал упаковывать ее, - очень любопытно... чрезвычайно любопытно...
  
  - Но... это же не... - великан отлепился от стены и опять начал нести какую-то чушь, но Гаро не стал его слушать. Он перебил Хагрида, обращаясь к старику:
  
  - Извините, но что именно кажется Вам любопытным?
  
  Мистер Олливандер уставился на Гарри своим бъякуганом.
  
  - Видите ли, мистер Поттер, я помню все палочки, которые продал. Все до единой. Внутри вашей палочки - шерсть с гривы келпи. Вы знаете, кто такие келпи? Нет? Тогда я расскажу Вам. Этот водяной демон, живущий в Англии и Ирландии, он может принимать различные формы, хотя чаще всего он появляется в облике лошади с гривой камышового цвета. Заманив ничего не подозревающую жертву на свою спину, он ныряет на самое дно реки или озера и пожирает наездника, внутренности которого всплывают на поверхность. Самый большой в мире келпи был обнаружен в озере Лох-Несс, в Шотландии. Чаще всего он принимает облик морского змея. Международная федерация наблюдателей-волшебников поняла, что имеет дело не с настоящим змеем, лишь когда он на их глазах превратился в выдру при появлении исследовательской группы магглов, а затем снова в змея, когда чужаки ушли. Из гривы именно этого келпи и была взята шерсть для этой палочки. И добыл её ни кто иной, как Ньют Саламандер, один из величайших исследователей магических животных за все времена. Эх, стар я стал, устаю быстро. С Вас одиннадцать галлеонов, мистер Поттер. - Рассчитавшись с мистером Олливандером, Гарри вышел на улицу.
  
  "Вот и первое подтверждение того, что я теперь среди шиноби, - думал он, - настоящий живой представитель из главной ветви клана Хъюг. А взгляд бъякугана. Бррр... до костей пробирает. Даже сейчас, при одном только воспоминании о нём, мне тут же становится не по себе. Мда уж..."
  
  За ним последовал и великан. Хагрид был мрачен и зол на что-то или на кого-то. Он иногда оборачивался и бросал недовольные взгляды на оставленный позади магазинчик, но Гаро этого не замечал, так как слишком глубоко был погружён в собственные мысли.
  
  * * *
  
  Когда за покупателями закрылась дверь, и они отошли достаточно далеко от магазинчика, старый Олливандер сокрушённо покачал головой, а затем, махнув рукой, развернулся спиной к входу. Обозревая весь тот бардак, который царил после прихода Гарри Поттера, он вдруг озорно усмехнулся и мягко взмахнул руками. Все сломанные палочки, разрушенные коробочки - всё вдруг ожило, поднялось в воздух, завертелось и в какой-то миг, восстановившись, улеглось на свои места. Теперь всё выглядело так же, как было до того момента, когда Мальчик-Который-Выжил открыл дверь его магазина. Удовлетворённо кивнув, мистер Олливандер направился вверх по лестнице, туда, где были расположены жилые помещения, мастерская и кабинет. Ему нужно было побыть одному и немного подумать.
   Комментарий к Глава десятая или покупки и новые знакомства.
   Глава не бэчена.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава одиннадцатая или всего один месяц. ==========
   Солнце на небосводе уже побывало в зените и теперь постепенно спускалось всё ниже и ниже, дабы в итоге скрыться за горизонтом. Гаро и сам не заметил, как за всеми этими покупками, знакомствами и разговорами минула большая часть дня. Пройдя по Косому переулку, а затем через бар, они снова оказались в мире обычных людей. Он настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, сколько посетителей было в "Дырявом Котле" или как на них с Хагридом смотрели люди, пока они ехали в метро. Уже поднимаясь по эскалатору дабы выйти на Пэддингтонском вокзале, великан потрепал его по плечу и сказал:
  
  - Давай перекусим, Гарри. Как раз успеем до твоего поезда, ага.
  
  Купив по гамбургеру и кока-коле, они уселись на пластиковые стулья за столик, сделанный из того же материала.
  
  - Ты как, нормально, Гарри? - спросил Хагрид, - сидишь тихий такой...
  
  Не зная, с чего начать, Гаро жевал гамбургер, раздумывая, о чём говорить, а о чем будет лучше промолчать.
  
  - Все эти люди... - медленно начал он и говорил с паузами и остановками, - ну там, в баре... все они думают, что я какой-то супер волшебник. Вся эта слава... да я даже не могу вспомнить, как произошло то, из-за чего я стал знаменитостью. Я ведь совсем не знаю, что случилось, когда Вы-Знаете-Кто напал в ту ночь, когда умерли мои родители... И мне это не нравится. Не нравится всё это внимание со стороны всех этих людей. Ведь я просто Гаро... - он запнулся, но тут же продолжил, - просто Гарри Поттер, обыкновенный шиноби и я ничего не знаю о магии. Да я при распределении, скорее всего, попаду на этот ваш... Хапплпаф.
  
  - Хаффлпафф, Гарри, - поправил его великан, - а где ты слышал название этого факультета?
  
  - Мне его, как и названия других факультетов сказал мальчик, что покупал одежду в том же магазине, что и я, - ответил Поттер.
  
  - Лучше в Хаффлпафф, чем в Слизерин, - тут же нахмурился Хагрид, - все те, кто потом плохими стали, они все из Слизерина были. Ты-Знаешь-Кто тоже оттуда.
  
  - Он учился в Хогвартсе? - изумлению мальчика просто не было предела.
  
  - Давным-давно энто было, но да, - сказал великан, - он тоже учился. Тока не впрок пошла ему энта учёба. Вон каким стал! Вон чё натворил!
  
  Хагрид понял, что подскочил со стула и уже почти кричит. Быстро оглядевшись по сторонам, он уселся обратно и уже более спокойно произнёс:
  
  - Звиняй, Гарри. Шо-то я погорячился немного, ага. Но ты не волнуйся, угу. Всему научишься. В Хогвартсе все начинают с самого начала, так шо всё будет в порядке. Просто, это... будь собой - и все дела. Поверь, в Хогвартсе будет здорово. Я там учился, так шо знаю, чё говорю. Да мне и сейчас там здорово, вот. И ты...
  
  Тут по громкой связи объявили о прибытии поезда, на котором Гаро должен отправиться обратно к Дурслям и Хагрид прервал свои разглагольствования. Он втащил в купе все купленные вещи и на прощанье протянул конверт.
  
  - Это тебе, вот. Билет на поезд до Хогвартса, - пояснил он, - первое сентября, вокзал "Кингс Кросс" там все написано... ну, в билете этом, ага. Если с Дурслями... вообщем, если будут проблемы, ты мне... энто... письмо пошли с совой, вот. Она знает, где меня найти... Ну, всего доброго, Гарри!
  
  Поезд бодро побежал вперёд, оставляя позади станцию с болтливым великаном. Стоило Гаро всего лишь моргнуть, как того и след простыл. Секунда и перрон стал абсолютно пуст.
  
  "Вот так исчезать могут только настоящие шиноби, - решил про себя Поттер, - и неважно помнят они о своей истинной сути или нет".
  
  * * *
  
  Август. Ровно месяц до первого сентября и отъезда в школу чародейства и волшебства. Подходя к двери дома под номером 4 на Тисовой улице, Гарри очень сильно волновался. Он не знал, как его теперь встретят Дурсли... после всего случившегося. Перебирая десятки вариантов, один хуже другого, Гаро накрутил себя до состояния сжатой пружины. Постучал в дверь и замер в ожидании.
  
  Дверь открыл дядя Вернон, но к великому удивлению мальчика не было ни криков, ни... он сам не знал чего ожидать, но не было ничего.
  
  - А... это ты, - сказал Дурсль-старший. В его голосе сквозила усталость и ничего больше. Возможно, ненависть тоже была, но в данный момент её погребло под сонмом бессилия и безразличия, - входи.
  
  Дядя ушёл внутрь, оставив дверь открытой. И всё. Больше ничего. Неожиданно.
  
  "Странно", - подумал Поттер, а затем решил, что это хорошо. Он втащил свои покупки в дом, а затем и вверх по лестнице к своей комнате. Хотя и прошло совсем немного времени, но он уже начал считать эту комнатку на втором этаже своей.
  
  "Ну, конечно же, - размышлял Гаро, - после знакомства с Хагридом их поведение не могло не измениться. Но насколько сильно оно изменилось? Чего мне теперь от них ждать? И как себя вести?"
  
  Остаток дня Гарри просидел в своей комнате и не спустился даже на ужин. Дурслей, похоже, это не волновало. Когда дядя и тётя после ужина устроились в гостиной перед телевизором, в комнату к Гаро постучался Дадли:
  
  - Привет. Я могу войти?
  
  - Конечно входи, - сказал Гарри. Он даже подскочил с кровати, на которой сидел до этого и застыл, не зная, что делать дальше.
  
  Некоторое время мальчики стояли друг напротив друга, не решаясь заговорить.
  
  - Ну как вы тут? - спросил Гарри, - после всего этого...
  
  - Нормально, - ответил Дадли, - конечно, тогда все перепугались до смерти, но сейчас вроде бы потихоньку приходим в себя.
  
  Помолчали.
  
  - Ну и как тебе там? - спросил Ди-сан, - в мире шиноби?
  
  - Знаешь, в первый момент мне показалось, что все эти разговоры про волшебников просто прикрытие для тайной деятельности скрытой деревни, ну или её аналога у нас, но теперь... - Гарри был рад, что они ушли с неудобной темы, немного расслабившись, он сел обратно на постель и продолжил рассказ, - чем дольше я ходил и смотрел по сторонам, чем больше делал покупок, тем сильнее во мне крепла уверенность, что ниндзя забыли о своей истинной сути. Либо сами забыли, вжившись в легенду о волшебниках, либо кто-то заставил их забыть. Но мне сложно даже представить, насколько мощным должно быть гендзюцу, дабы заставить всех шиноби думать, что они волшебники...
  
  - Ну, ничего себе, - изумлённо произнёс Дадли.
  
  - Хотя был там один старик, - сказал Гаро, - мистер Олливандер. Так вот, как только он взглянул на меня своими глазами, я тут же понял, что он представитель клана Хъюга. У него такие глаза... Такой взгляд... Мне слов не хватает описать, как он на меня смотрел. И у меня сложилось такое впечатление, что уж он-то знает о шиноби и обо всём остальном, но молчит. Притворяется волшебником наравне со всеми другими, забывшими свою суть. Так что я ныне пребываю в полнейшем замешательстве и не знаю, что делать дальше и чего вообще ожидать от этой школы.
  
  - Тогда не думай об этом, а тренируйся, - сказал Ди-сан, - ты же сам сказал, что хочешь попробовать освоить стихийные техники. Вот и попробуй. Зачем думать о том, чего не можешь изменить. Лучше постарайся как можно лучше подготовиться к грядущему.
  
  - Здравая мысль, кузен, - впервые за весь разговор Гаро улыбнулся и спросил, - ты мне поможешь с тренировками? Я пойму, если ты откажешься. Тем более после того, что сделал с тобой тот великан...
  
  - Естественно помогу, - ответил Дадли, - об отказе не может быть и речи. Да, он почти превратил меня в свинку, но ведь у тебя получилось всё исправить. И уж тем более ты в случившемся не виноват. Громила шарахнул техникой меня, а отец злится на тебя... Просто, так получилось, что вспылили они, а последствия теперь расхлёбывать нам. Да ты не грузись по пустякам. Мы справимся.
  
  - Угу, мне бы твою уверенность, - сказал Поттер. Некстати забурчало в животе, напоминая о том, что после поедания гамбургера прошло уже довольно много времени.
  
  - Ты голоден? - спросил Дадли, - а чего не спустился на ужин?
  
  - Я не был уверен, что для меня найдётся место за столом, после всего случившегося, - честно ответил Поттер.
  
  - Думаю, что можно будет это проверить завтра с утра, а пока я схожу и принесу тебе чего-нибудь перекусить, - сказал Дадли, - я ведь правильно понял, что пока ты из комнаты ни ногой, да?
  
  - Ага, - подтвердил Гаро, - спасибо. Вот как бывает, никто не запирал меня сегодня, а я сам не хочу выходить. Скажи мне кто, что такое вообще может быть - не поверил бы.
  
  * * *
  
  - Профессор Дамблдор, сэр, доброго вам здравия, - сказал великан, входя в кабинет. Сие место, обитель нынешнего директора Хогвартса, было поистине необычным. Огромная круглая комната, десятки окон и море света из-за них. Множество непонятных серебряных приборов на вращающихся столах постоянно жужжали, выпуская небольшие клубы дыма. Стены увешаны портретами различных людей, которые мирно дремали в красивых рамах, а в центре громадный письменный стол на когтистых лапах, за которым и восседал высокий, худой старик с серебряными волосами. Поправив очки со стеклами в форме полумесяца, он тепло улыбнулся вошедшему и произнёс:
  
  - Хагрид, мальчик мой, проходи. Присаживайся и рассказывай скорее. Как всё прошло? Какие у тебя впечатления от знакомства с Гарри? Может быть чаю? Или лимонную дольку?
  
  - Да... нет... да, то есть я хотел сказать спасибо, профессор Дамблдор, сэр, - запутался в словах великан, - я с удовольствием попью чаю, а вот от дольки, пожалуй, откажусь, да. Всё прошло нормально... ну более-менее нормально... угу, а вот мальчик странный какой-то, ага.
  
  - Странный? - насторожился директор, но внешне виду не подал, - расскажи поподробнее, пожалуйста.
  
  - Да не, так всё вроде бы нормально, - замялся Хагрид, - но вот как он отреагировал на невинную шутку с поросячьим хвостиком...
  
  - Мальчик мой, а что это ещё за шутка такая? - решил уточнить директор, - расскажи мне, я тоже посмеюсь.
  
  - Да так, ничего особенного, - стал рассказывать великан, - вы ж разрешили мне немного поколдовать, дабы впечатлить мальчика, ну вот я и поколдовал. Заколдовал его кузена, ну сынка этих самых Дурслей. У него поросячий хвостик и появился на заднице, ага. Весело! Только Гарри не оценил. Закричал, что бы я всё обратно вернул, ну, как было до. Потом вообще выхватил зонтик, пока я в ступоре был от его крика...
  
  - Что было дальше? - спросил директор.
  
  - А дальше как сверкнуло, да как грохнуло! - развеселился великан, - Гарри мои чары каким-то образом развеял, а потом пошел, и спать лёг, вот.
  
  - Это всё? - убито спросил Дамблдор.
  
  - Нет, директор, сэр, - продолжил великан, - эти маглы, оказывается, ничего не рассказывали мальчику относительно того, кто он такой. Они всё это время держали его в неведении, а про родителей сказали, что те разбились в автокатастрофе! Нет, ну вы представляете! Он даже про квиддич ничего не знает, вот!
  
  - Тише-тише, Хагрид, - стал успокаивать разгорячившегося великана директор, - не стоит так бурно на это реагировать. В некотором роде, мальчику полезно то, что он не знал о мире магии.
  
  - Полезно? - удивился великан, - ну, не знаю. Всё то время, пока я рассказывал ему, шо да как, он на меня косился с таким видом, будто я сумасшедший, ага. Это же кошмар просто, когда он видел магию своими глазами, но продолжал сомневаться во всех моих словах.
  
  Хагрид вдруг что-то вспомнил, хлопнул себя ручищей полбу и снова заговорил:
  
  - Ах да, мы ж это, за палочкой сходили к Олливандеру, вот.
  
  - Ну и как? - оживился директор, - он выбрал ТУ палочку?
  
  - Эммм... нет, - помявшись молвил великан, - извините профессор Дамблдор, сэр. Старик Олливандер подсунул ему другую палочку. Плохую, тёмную. С сердцевиной из гривы водного демона.
  
  - Плохо, - резюмировал Дамблдор, - палочка с пером моего феникса Фоукса значительно бы усилила мальчика, тем более что он не развивал магическое ядро всё это время. С нашей палочкой он бы справлялся почти со всеми заклинаниями, даже не имей он таланта к магии. А талант у него есть. Это прекрасно видно по тому, как он с твоим зонтиком и полным отсутствием знаний смог снять наложенные на кузена чары. Но не стоит расстраиваться, мальчик мой. Мы что-нибудь придумаем.
  
  - Спасибо, директор Дамблдор, сэр, - у великана, словно камень с души свалился, когда он услышал последние слова директора, - кстати, я вам вот принёс... ну энто... то самое. Камень, в общем, вот.
  
  Великан вынул из-за пазухи невзрачный свёрток и положил на стол.
  
  - Спасибо, Хагрид, - поблагодарил Дамблдор, - теперь ты можешь идти, а мне нужно побыть одному и всё обдумать.
  
  - Угу, всего доброго вам, сэр, - сказал великан, поднимаясь из кресла и выходя к лестнице. Дамблдор задумчиво подёргал бороду, а затем взял из вазочки лимонную дольку и сунул её в рот. Кислый вкус этих конфет всегда оказывал на него тонизирующий эффект, позволяя скорее собраться с мыслями и принять решение. А подумать было о чём:
  
  "Хагрид в своей непосредственности чуть всё не испортил. Это же надо было додуматься заколдовать кузена Мальчика-который-выжил. Ведь можно же предположить, что мальчишки примерно одного возраста, а значит, вполне могут быть друзьями и такое колдовство вызовет не смех, а всплеск злости и негодования. Недоверчивость тоже вполне объяснима. Кто в своём уме будет полностью доверять незнакомому великану, да ещё после такой неудачной шутки. А вот с палочкой плохо вышло, а значит нужно придумать, как всё исправить. Например, подменить волшебную палочку другой, пока никто не видит. Вряд ли мальчик узнает о подмене. С его неразвитым ядром и без практики, почувствовать разницу просто невозможно. Значит так и сделаем, а пока стоит заняться Философским камнем. Наконец-то я его заполучил. Думаю, для начала стоит провести несколько простых опытов, а затем..."
  
  * * *
  
  Из оставшегося на тренировки месяца прошло почти две недели. Освоение стихийных техник за это время не продвинулась ни на шаг. Все идеи по определению стихии Гаро, придуманные мальчиком и его кузеном не давали никаких результатов. Так же всё это время Дурсли-старшие полностью игнорировали присутствие Поттера в их доме. По их поведению было видно, что они ужасно напуганы и одновременно злы на Гарри, но дальше показательного игнора дело не заходило. Гаро такое положение дел вполне устраивало. Очередной раз, сидя в комнате у Дадли и перечитывая новый томик манги, ребята вели неспешную беседу.
  
  - Вот не знаю, - сказал Гаро, - столько попыток, а результата нет. Лучше бы я эти учебники по магии читал, может, больше бы пользы было.
  
  - Кто знает, - флегматично ответил Ди-сан, - кстати, ты свою сову покормил?
  
  - Да, покормил, - ответил мальчик, - сегодня ночью снова выпущу её полетать, а то в клетке сидеть ей уже надоело.
  
  - Ты ей кличку придумал? - поинтересовался Дадли.
  
  - Да, - ответил Гарри, - она такая белая, как снег. Вот я и решил назвать её Юки.
  
  - Хм, а ничего так, - оценил кузен, - ей подходит. Скажи, а что вы ещё купили, а то я у тебя в комнате видел какие-то свёртки, пакеты... что в них?
  
  - Там всякое барахло, - отмахнулся Гаро, - ничего интересного. Я когда корм искал, то все эти пакеты перерыл и ничего путного не нашёл. Если из всего этого, что и пригодится, то об этом я узнаю только по прибытию в школу, а пока мне трудно оценить важность тех или других вещей. Разве только...
  
  - Ну, давай договаривай, - заинтересовался Ди-сан.
  
  - Да есть там один артефакт, - задумчиво произнёс Гарри, - мы его у того Хъюги купили. Палочка такая. Вроде как волшебная. Так вот сейчас вспомнил, что когда я её взял в руки то почувствовал прохладу... Странно, да? Может это и есть способ определять стихию у будущих ниндзя? Знать бы только, что значат те ощущения? Как их интерпретировать? Прохлада это воздух или вода?
  
  - Вода? - не понял кузен, - причём тут вода?
  
  - Просто в этом артефакте сердцевина демона воды, - рассказал Гаро, - вот я и думаю, не потому ли из всех артефактов именно этот пришёлся мне по руке из-за того, что почувствовал во мне родственную стихию?
  
  - Возможно, - согласился Дадли, - а почему бы тебе не взять этот артефакт и не поэкспериментировать?
  
  - Каким образом? Я же не знаю, что с ним делать и к каким результатам это может привести, - возразил Гаро.
  
  - Ну, мы можем пойти в парк и попробовать там, - предложил кузен.
  
  - Так и сделаем, - кивнул Гарри, - но уже завтра. Сегодня поздно уже и тётя Петуния не отпустит тебя вместе со мной в парк, на ночь глядя.
  
  - Это да, - почесал затылок Ди-сан, - тогда может, покажешь мне, хотя бы как он выглядит. Интересно всё-таки.
  
  - Угу, подожди, я сейчас схожу и принесу сюда, - сказал Гарри выходя из комнаты кузена и направляясь в свою. Минут через пять он вернулся с небольшой продолговатой коробочкой, перевязанной чёрной шёлковой лентой.
  
  - Ну же, открывай скорее, - кузен буквально подпрыгивал на кровати от нетерпения. Гаро развязал узел и снял ленту. Открыл крышку и положил её на стол, а затем извлёк саму палочку.
  
  - Выглядит обычно, - сказал Дадли, рассматривая таинственный артефакт мира шиноби, - сделана она хорошо. Отполирована и залакирована. Можно подержать?
  
  - Конечно, почему бы нет, - ответил Гаро, осторожно, без резких движений, передавая её кузену.
  
  - Хм... - задумчиво протянул Ди-сан, вертя палочку в руках и поворачивая её, то так, то сяк, - ничего не чувствую. Палочка и палочка. Обычная. Деревянная. Ты точно уверен, что это артефакт?
  
  - Да, уверен, - ответил Гарри и протянул руку за палочкой. Дадли пожал плечами и вернул вещь владельцу. Оказавшись в руках у Поттера, палочка вновь обдала его волной свежести, - смотри.
  
  Гаро повторил палочкой тот же жест, что делал в магазинчике Олливандера, когда пробовал разные палочки. Только в этот раз не было искр и отсветов. На окне стоял кувшин с чистой питьевой водой. Ди-сан часто набирал в него воду по утрам и относил к себе в спальню, дабы не бегать на кухню каждый раз, когда ему захочется пить. Раньше, для этих же целей использовались бутылки с напитками, но с тех пор, как он стал посещать секцию боевых искусств, он старался употреблять как можно меньше сладкого и газированного. Тренер ещё на первом занятии сказал, что они вредны для здоровья и мешают получению результата от тренировок. Так вот, при взмахе палочкой вода из кувшина плеснула вверх, а затем так же быстро ухнула вниз, обратно в кувшин, при этом ни капли не пролившись. Мальчики поражённо замерли.
  
  - Что это сейчас было? - спросил Дадли, еле подобрал челюсть с пола.
  
  - Не знаю, - честно сказал Гаро, - я совсем не это ожидал увидеть, когда решил взмахнуть ей. Прошлый раз получился фейерверк, а сейчас... вот...
  
  - Ну, теперь ты точно можешь быть уверен, что твоя стихия это вода, - сказал Дадли, направляясь к компьютеру, - иди сюда, будем смотреть, какие ручные печати нужны для водных техник, да и вообще какие водные техники существуют.
  
  - Давай так, ты просматриваешь серии аниме, а я поищу в манге, - предложил Гарри, осторожно возвращая палочку обратно в коробку, - у нас и так осталось всего две недели до моего отбытия. Уверен, что техник не так уж и много, но вот печатей в них... скорее всего море. Что бы их все правильно заучить, да довести до автоматизма придётся потратить уйму времени и это ещё не значит, что все найденные техники будут у меня получаться. Мда, мне предстоит уйма работы.
  
  * * *
  
  Водных техник в источниках информации было найдено немного. На заучивание правильной последовательности ручных печатей Гаро потратил некоторое время и вот в четверг с утра, они с Ди-саном решили приступить к воплощению водных техник на практике. Придя в парк, они как обычно отправились в уединённое место, где не было посторонних глаз. Оба мальчика несли по бутылке с водой, которую они предусмотрительно набрали заранее. Ди-сан вылил свою бутылку в стороне и Гаро начал складывать печати. Их было много. Двадцать одна печать, если быть точным, но мальчик ни разу не ошибся и сложил их все абсолютно точно и в правильном порядке.
  
  - Суйтон! Техника водяного дракона!
  
  Вода в углублении слегка колыхнулась, но не более.
  
  - Мда уж, - разочарованно произнёс кузен.
  
  - Да ладно, я и не рассчитывал, что у меня получится, - махнул рукой Поттер, - всё же это техника для джоунина, а я пока ещё на уровне генина, да притом не самого сильного. Так, технику великого водопада даже пробовать не стоит, так как она на том же уровне, что и водяной дракон. Значит, попробуем что-нибудь попроще...
  
  Сложив печать общей концентрации, он сосредоточился на желании раствориться в тумане.
  
  - Ух ты! - вырвалось у Дадли, хотя тот и собирался молчать, дабы не мешать кузену. Пространство вокруг быстро заволокло туманом. Он был несколько неплотный, но он был! Туман в большей мере струился от углубления с водой и в меньшей мере от всей земли. Так же туман исходил от самого Гаро, окутывая того более плотными кольцами. Через минуту Поттер почувствовал, что ему становится тяжело дышать, а тело наливается тяжестью.
  
  "Блин, ну почему у меня так мало чакры? - подумал Гарри, - хоть бы сознание не потерять в этот раз. Хм... и почему-то очень захотелось пить... Неужели техника использует водные резервы организма для создания тумана? Неприятный сюрприз! Всё хватит, а то точно свалюсь сейчас в обморок".
  
  - Гаро, это было нереально круто! - подскочивший Ди-сан на радостях хлопнул кузена по плечу, от чего тот и так не твёрдо стоящий, плюхнулся задом на траву, - ой... ты как?
  
  - Нормально, - ответил Гаро, утирая выступивший пот, - дай вторую бутылку. Пить хочется, аж жуть. Думаю, на сегодня тренировку можно завершить. У меня снова закончилась чакра.
  
  - Ничего, - сказал Ди-сан, - к завтрашнему дню придёшь в себя, и попробуем ещё раз. Чем больше будешь тренироваться, тем будет легче. По себе знаю. У нас на Джи-Джицу так же. Вначале очень трудно, а потом лучше становится. Так, давай, обопрись на меня, и пойдём домой. Мама сегодня должна рыбный суп приготовить. Поешь, и сразу сил прибавится, вот увидишь.
  
  Гаро промолчал и только усмехнулся в ответ. Времени до отъезда оставалось всё меньше и меньше. На душе становилось грустно. Неизвестность пугала и беспокоила мальчика, но ничего изменить он не мог. Его в любом случае не оставят в покое, ведь он - знаменитость. Победитель Волдеморта. Он тот, кто выжил.
  
   Комментарий к Глава одиннадцатая или всего один месяц.
   Извиняюсь за долгую задержку.
  Дел выше крыши. Настроения никакого.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава двенадцатая или новые и старые знакомые. ==========
   В последний день августа Гаро собрался с духом и попросил дядю Вернона отвезти его в Лондон на вокзал "Кингс Кросс" дабы он мог отправиться в "Хогвартс". Дурсль-старший пробулькал нечто в ответ и кивнул. У Гарри словно камень с души свалился. Одной проблемой меньше.
  
  - Спасибо, - поблагодарил Гарри и направился к выходу из гостиной, когда дядя Верной спросил:
  
  - Поезд? Неужели у этих ненормальных принято путешествовать на поезде? А как же ковры-самолёты?
  
  - Не знаю, - честно ответил мальчик, притормозив у двери.
  
  - Как же ты можешь не знать? - удивился дядя Вернон, - если сам являешься таким же, как они.
  
  - Что бы они ни говорили, - ответил Гаро, развернувшись лицом к дяде, - я не считаю себя волшебником.
  
  - Может быть я и странный, но я не волшебник, - заявил Гаро, а про себя добавил, - "я шиноби и это намного круче, чем какие-то там колдуны да ведьмы".
  
  - Хм, интересная точка зрения, - сказал дядя Вернон и погрузился в размышления. В гостиной воцарилась тишина. Поняв, что разговор окончен, Гарри поспешил вернуться к себе в комнату. Нужно было собрать вещи. Не только те, что они купили вместе с великаном, но и другие. Те же взрывные печати, которые Поттер рисовал весь последний месяц по вечерам перед сном. Пару бутылок с чистой водой, чтобы утолить жажду, на случай если придётся использовать технику тумана в дороге. Он хотел было попросить у кузена мангу, но... в один чемодан вещи уже не помещались. Пришлось брать ещё сумку, но и та была забита до отказа. Общий же вес был таков, что мальчик с трудом мог их поднять, а ведь ещё нужно будет нести клетку с Юки. Надежды взять с собой в Хогвартс мангу вдребезги разбились о суровую реальность. Некстати о себе напомнило плечо. Подняв тяжёлые вещи, Гаро не рассчитал нагрузку, и раскалённый штырь снова вонзился под лопатку. Мальчик уже привык к возникающей после нагрузок боли и почти не морщился, когда она возникала. Оставив все дела на потом, когда пройдёт приступ, он лёг на кровать. Раз тело временно в нерабочем состоянии, значит пришло время пораскинуть мозгами. Хагрид отдал ему билет и сказал, что в нём всё написано. Внимательно прочитав написанное на билете, мальчик пришёл в замешательство. Лондон, вокзал - это всё понятно, но платформа девять и три четверти... Что это за платформа? Как её найти? Поттер очень надеялся, что сможет отыскать ответы на возникшие вопросы, когда прибудет на место. Может быть, его встретят и проводят? Всё же он герой, Мальчик-Который-Выжил. Хотя, если быть честным, то вся эта слава была дутой и не имела под собой основания. Ведь ему было чуть больше года. Что он мог сделать против взрослого человека, пришедшего к ним домой в ту ночь? Скорее лавры победителей должны были достаться его родителям, если конечно тогда там не было кого-то ещё. Смысл сейчас гадать. У него слишком мало информации. К тому же его смущало то, что он так и не удосужился узнать, где же географически расположена эта школа волшебников? Да ещё и эта платформа со странным номером. Получается, что он едет неизвестно откуда и неизвестно куда. Те же Дурсли, зайди разговор о платформе или местоположении школы, просто покрутили бы пальцем у виска. Какой нормальный человек отправится вот так в неизвестность с минимумом информации о месте прибытия.
  
  "То ли действительно написать Хагриду и попросить разъяснений? - подумал Гаро, - да не, раньше надо было об этом думать. Смысл гонять Юки неизвестно на какое расстояние, если завтра в любом случае, так или иначе, я узнаю ответы, на волнующие меня вопросы. Всё. Хватит. Пора чистить зубы и идти ложиться спать".
  
  * * *
  
  Ни свет, ни заря Гаро подскочил на кровати и больше так и не уснул. Стрелки на старом будильнике показывали пять часов и 2 минуты. Впереди, скорее всего длинное и трудное путешествие на поезде, а он проснулся в такую рань... ну что за фигня? Пробуя успокоиться, он выполнил дыхательную гимнастику, но сердце то и дело срывалось на галоп, а дыхание всё так же оставалось порывистым и не хотело выравниваться. Просто лежать в постели не было сил. Нечто внутри требовало действий. Первым делом он привёл себя в порядок. Совершил утренний моцион, так сказать. На часах было полшестого.
  
  "Чем бы заняться?" - промелькнуло в голове. Гаро достал список и ещё раз тщательно перепроверил все необходимые книги и вещи, дабы удостовериться, что ничего не забыл. Осторожно выглянул в коридор. Из комнаты дяди и тёти раздавался здоровый громкий храп.
  
  "Интересно, как тётя Петуния ухитряется спать при таком аккомпанементе со стороны дяди Вернона?" - задался вопросом мальчик, возвращаясь обратно в комнату и закрывая дверь. Ему было невдомёк, что храп на самом деле принадлежал тёте Петунье, а не её супругу. Походив по комнате из угла в угол, он ещё раз перепроверил вещи по списку. Угостил Юки совиным печеньем, после чего снова запер клетку. Снова походил взад-вперёд по комнате и бросил взгляд на будильник. Тот показывал без пяти шесть. Мальчик сел на кровать. Поболтал ногами. Поправил очки. Маясь от безделья, он ещё раз причесал волосы. Посмотрел в зеркало на результат. Всё те же непослушные вихры, торчащие в разные стороны. Тяжело вздохнув, Гарри снова выглянул в коридор и увидел приоткрытую дверь в комнату кузена, откуда выглядывал Ди-сан собственной персоной. Гаро сделал рукой приглашающий жест и кузен на цыпочках прокрался к нему в комнату.
  
  - Чего не спишь? - спросил Гарри.
  
  - Да вот, глаза вытаращил спозаранку и всё, - ответил Дадли, потом оглядел кузена, прикинул, что тот уже не в пижаме, - тебе тоже не спится, как я посмотрю.
  
  - Ага, - не стал отпираться Гаро, - меня всего трясёт и безумно хочется хоть что-нибудь, но делать, а я не знаю чем заняться.
  
  - Тогда приготовь завтрак, - внёс предложение Ди-сан.
  
  - Эм... - замер на секунду Поттер, а затем молвил, - мда, а в этом что-то есть. Спасибо за идею. Тогда я пойду, посмотрю, что есть из продуктов...
  
  - А я пойду, умоюсь, - перебил его Дадли, - потом покажешь, что ты собираешься приготовить, и как это будешь делать.
  
  - Что? - на Гарри напал ступор, - С чего бы это ты заинтересовался готовкой?
  
  - Да так... - кузен сделал паузу и театрально поковырял носком домашнего тапочка пол, - я тут подумал, что в будущем умение сварганить себе пожрать может мне пригодиться, а ты уже сколько лет по утрам готовишь нам завтрак и вот... Вообще я выдаю тебе миссию С ранга. Её цель заключается в том, что бы научить меня готовить завтрак.
  
  Видя, как кузен свернул с неудобной для него темы, Гаро понял, что правды всё равно не услышит и направил свои стопы на первый этаж. Порывшись в холодильнике, он достал всё необходимое для приготовления завтрака. Через некоторое время спустился Дадли. Во время готовки Ди-сан наблюдал за Гарри, а потом и сам попробовал поджарить яичницу с беконом. Результатом попытки стал обуглившийся бекон.
  
  - Как ты умудрился его сжечь? - негодовал Поттер, - Я же отошёл всего на каких-то пару минут, чтобы поставить стаканы на стол.
  
  Следующая попытка была более удачной. Почти идеально приготовленная яичница с беконом, если не считать того, что Дадли забыл её посолить.
  
  - Сойдёт, - сказал кузен на претензию, высказанную Поттером, - недосол, это не пересол. Кому надо, тот сам досолит.
  
  Когда в кухню пришли Дурсли-старшие их ждал прекрасно сервированный стол и завтрак с пылу с жару. Дадли похвастался, что часть завтрака приготовил он сам. Тётя Петуния тут же разозлилась на Гарри, что тот заставил её ненаглядного сыночка стоять у плиты, но скандала не получилось, так как Ди-сан тут же поспешил объяснить, что сам вызвался приготовить завтрак, так как хотел порадовать родителей. Потому и встал пораньше и разбудил Поттера, что бы тот объяснил, как всё это правильно приготовить. Миссис Дурсль умилилась и погладила сыночка по головке. Мистер Дурсль сидя за столом, сиял как стоваттная лампочка. Гарри смахнул выступивший пот и вдруг понял, что непонятная дрожь пропала. Его больше не трясло, и сердце билось ровно. Неуёмная жажда деятельности тоже куда-то пропала. Мальчик зевнул. Вот теперь поспать бы, но не тут-то было. Дядя отправился переодеваться и заводить машину. Тётя тоже отправилась по своим делам.
  
  - Спасибо, - сказал Гарри, обращаясь к кузену.
  
  - За что? - не понял Дадли.
  
  - За то, что отвлёк меня от напряжённого ожидания, - сказал Гаро, - ты же для этого напросился помочь в готовке?
  
  - Вообще-то нет, - немного смутился Дадли, - просто я подумал, что ты сегодня уедешь, и мы ближайший год больше не сможем вместе тренироваться. Вдруг стало так грустно. Тогда я подумал-подумал и решил, что совместно сделанное дело может стать неплохим воспоминанием о последнем дне перед школой.
  
  * * *
  
  Через полчаса дядя Вернон кое-как упихал чемодан Гарри в багажник своей машины. Сумку и клетку пришлось взять в салон. Мистер Дурсль долго бурчал о том, что птица обязательно испортит салон, но ничего поделать не мог. Оставить птицу не представлялось возможным, а в багажнике свободного места для клетки всё равно уже не хватало. Тётя Петунья и Дадли так же отправились с ними. Уже перед самым выходом, Гарри узнал, что его кузену нужно съездить в больницу и сдать кровь на анализ, дабы получить какую-то там справку для медсестры из школы "Вонингс". Теперь мальчику стало понятно, почему дядя Вернон так легко согласился отвезти его на вокзал. Ведь вокзал "Кингс Кросс" располагался как раз по пути к той больнице, в которую нужно было везти Ди-сана.
  
  Время в пути до места назначения пролетело незаметно и вот уже Дурсль-старший вытаскивает чемодан Поттера, при этом приговаривая:
  
  - Наконец-то. Вот и всё. Наконец-то мы на месте. Иди, возьми тележку.
  
  Дядя Вернон водрузил чемодан на тележку. На неё же Гарри сложил сумку и клетку с совой.
  
  - Дядя Вернон, спасибо вам, - сказал Гарри, - дальше я сам.
  
  - Ну, сам, так сам, - усмехнулся мистер Дурсль, - что ж, счастливой учебы.
  
  Гарри помахал на прощание Дурслям. Из них только Дадли помахал ему в ответ.
  Гаро присел возле тележки, якобы завязать шнурок на ботике, а сам сложил печать концентрации и прошептал:
  
  - Хенге.
  
  Его внешность почти не изменилась. Исчез шрам со лба - метка, по которой в нём могли опознать героя магической Британии. Толкая перед собой тележку, Гаро, думал о том, что дядя Вернон был сегодня необычно добр к нему. Сделав логически верный вывод, он решил, что это от того, что Дурсли на целый год избавились от ненавистного Поттера.
  
  "О чём я думаю? Мне нужно платформу искать, а не размышлять о Дяде и причинах его поведения. Встречающих нет, а я так надеялся... Эх. Девять и три четверти это между девятью и десятью..." - разволновался он. Стараясь не поддаваться панике, он добрался до места и увидел, что над одной платформой висела большая пластиковая табличка с цифрой девять, а над другой - такая же табличка с цифрой десять. Посередине ничего не было. Вдруг резко пересохло во рту. В голове стало пусто. Ни единой мысли. Он совершенно не представлял, что делать дальше. Спросить у прохожих? Засмеют. Обратиться к полицейскому? Ещё в участок потащат разбираться, как это ребёнок оказался один на вокзале. С каждой минутой паника подбиралась всё ближе и ближе, ведь он заметил, что люди стали всё чаще оглядываться на мальчика с большим чемоданом. Хотя дело, скорее всего, не в чемодане, а в сове. Юки - сова, да притом весьма яркая, белоснежная. Довольно редкое зрелище даже в зоопарке. Плохо. Для шиноби главное - незаметность. Волшебники так же сохранили эту основную черту профессии, хотя и забыли обо всём остальном. Он же своим видом привлекает внимание, сильно привлекает. Нафига было покупать такую исключительно белую сову? Что же делать?
  
  В этот момент мимо него прошла группа людей, и до Гарри донеслись обрывки разговора:
  
  - Я так и думала, что тут будет целая толпа маглов...
  
  "Что? Маглов? - подумал он, - да что же они делают? Нельзя же так громко. Это ведь полностью их демаскирует!"
  
  Он резко развернулся и увидел ту, что произнесла эти слова. Низенькая пухлая женщина в какой-то потрёпанной одежде, а вместе с ней четыре мальчика разных возрастов и маленькая девочка. Всё семейство имело огненно-рыжие шевелюры. Мальчики везли перед собой тележки с чемоданами и эти чемоданы были тех же размеров, что и у Гарри. Но самое главное заключалось в том, что на одной из тележек так же стояла клетка с совой! Как и утром, сердце пустилось вскачь. Толкая вперёд свою тележку, Гаро поспешил за рыжим семейством, стараясь не упустить тех из виду. Догнав их, он тут же обратился к женщине:
  
  - Извините, не могли бы вы мне помочь?
  
  - О! Привет, - Женщина мило улыбнулась ему, - ты тоже в Хогвартс? Первый раз едешь? Мой Рон, он у нас младшенький из сыновей, тоже новичок...
  
  - Мам, а можно, я тоже поеду? - влезла в разговор девочка
  
  - Ты еще слишком мала, Джинни, так что придётся подождать. Вот подрастёшь, тогда... - она запнулась, потом взглянула на часы, спохватилась и обратилась к старшему из парней, - Перси, ты иди первым.
  
  Гарри внимательно следил за парнем, к которому обратилась женщина, стараясь не моргать, чтобы ничего не пропустить. Но того загородили туристы, а когда они наконец прошли, Перси уже исчез.
  
  - Фред, ты следующий, - скомандовала пухлая женщина.
  
  - Но я не Фред, - возмутился один из близнецов, - я Джордж! Скажите мне...
  
  - Хватит тратить время почём зря! - в том же тоне перебила его женщина, - знаю я эти ваши штучки. Я ваша мать и прекрасно могу отличить кто из вас Фред, а кто Джордж.
  
  - Мадам, снимаем наши шляпы, - хором произнесли близнецы, сняв воображаемые головные уборы и при этом изобразив поклон. Затем, смеясь, один за другим они исчезли, скрытые толпами людей, что спешили куда-то по своим делам.
  
  Женщина улыбнулась и покачала головой.
  
  - Рон? Ты помнишь, как попасть на платформу? - обратила она своё внимание на последнего мальчика. Он был длинный, тощий и нескладный, с большими руками и ступнями, а лицо его было усыпано рыжими веснушками.
  
  - Надо пойти прямо через разделительный барьер между платформами девять и десять, - снова влезла в разговор девчушка, не дав брату и слова молвить, - самое главное - нельзя останавливаться и нельзя бояться, что врежешься в барьер.
  
  - Всё верно, Джинни, - похвалила её женщина, - но ты ещё слишком мала, так что успокойся.
  
  - Благодарю, - сказал Гаро и направился к барьеру. Ну вот, ему даже не пришлось спрашивать - сами всё рассказали. Он толкнул тележку, смотря на барьер. Тот казался ему весьма прочным.
  
  "Если врежусь в него, то это будет позор высшей степени", - подумал Поттер и ускорил шаг. Барьер все приближался, и Гарри понимал, что остановиться уже не сможет, потому что ему не удастся удержать разогнавшуюся тележку. Оставалось каких-то два шага. Один шаг. В последний момент перед столкновением он всё же закрыл глаза и весь сжался в ожидании удара, но того не последовало. Распахнув глаза, мальчик в очках увидел, что находится на забитой людьми платформе, но какая это была платформа! Она разительно отличалась от той, магловской, как сказали бы волшебники. Цвета здесь были более яркими. Сама платформа была оформлена в старинном стиле, а рядом стоял паровоз алого цвета. Надпись на табло гласила: "Хогвартс-экспресс. Отправление в 11.00". Гарри оглянулся назад и увидел, что на месте барьера с этой стороны находится арка с коваными железными воротами и табличкой: "Платформа номер девять и три четверти". Над головой клубился плотный белый дым, извергаемый алым паровозом, а под ногами шныряли туда-сюда кошки самых разных цветов и пород.
  
  "Хм, миссис Фигг была бы в восторге от этого места", - подумал он. Ухали совы. Люди в мантиях и в обычной одежде спешили проводить своих детей, дабы те успели занять места в вагонах. Первые несколько вагонов уже были битком набиты учениками. Они высовывались из окон, чтобы переброситься напоследок несколькими фразами с родителями, или сражались за свободные места. Гарри двинулся дальше, заглядывая в окна вагонов в поисках свободного купе.
  
  - Бабушка, я снова потерял жабу, - растерянно говорил круглолицый мальчик, мимо которого проходил Гаро.
  
  - Ох, Невилл, Невилл, - тяжело вздохнула пожилая женщина.
  
  Гарри продолжал протискиваться сквозь толпу, больше не обращая внимания на разговоры вокруг, и наконец нашел пустое купе в вагоне, расположенном в самом конце состава. Вначале в купе перекочевала клетка с Юки и сумка, а потом он попытался затащить внутрь свой чемодан. Было тяжело. Крупногабаритная кладь с неудобной ручкой так и норовила вывернуться из рук и больно ударить по ногам.
  
  - Помощь нужна? - обратился к нему один близнецов, встреченных ранее.
  
  - Было бы неплохо, - ответил Гаро.
  
  - Эй, Фред! Иди сюда и помоги мне! - рыжий позвал на помощь брата, - Во, принимай работу!
  
  - Спасибо, - поблагодарил их Поттер.
  
  - Ага... - начал один.
  
  - ... обращайся, - закончил другой, и они направились к остальным представителям рыжего семейства, что стояли плотной группой чуть в стороне. А Гаро, расставив вещи в углу, так чтобы они не упали и не мешали, углубился в размышления. Купе было рассчитано на четверых пассажиров, а при желании в нём можно было разместиться и вшестером. Мальчику делить купе с кем-то ещё очень не хотелось.
  
  "Создать несколько клонов под Хенге? - напряжённо думал Гаро, - Нет, у меня чакры не хватит весь путь их продержать. Да и не уверен, что у меня получится клон с изменённой внешностью, а не с моей собственной. А четыре одинаковых мальчика в одном купе быть не может. Что же делать? Блин, как часто в последнее время возникает этот вопрос. Ладно, оставлю все, так как есть. Шрам скрыт, так что поток восторженных посетителей мне не грозит, а остальное - переживу".
  
  Поезд двинулся с места. Распространяя вокруг клубы белого дыма, состав всё набирал и набирал скорость. Замелькали дома и деревья. Гаро уже было расслабился, в надежде, что все уже расселись и остаток пути он проведёт один, без попутчиков, как дверь приоткрылась, и в неё заглянул младший из семейства рыжих.
  
  - Можно? - спросил он, указывая на сиденье напротив, - В других купе вообще всё занято, даже сесть некуда.
  
  Гарри неохотно кивнул. Рыжий мальчик уселся и стал с интересом разглядывать попутчика. Потом не выдержал и спросил:
  
  - А как тебя зовут?
  
  - Гаро, - представился кратким именем Поттер.
  
  - А меня - Рон, - мальчик запустил руку во внутренний карман куртки и вытащил оттуда жирную серую крысу, - а это - Короста. Раньше она жила у Перси, но он в этом году стал старостой и ему купили сову, а крысу отдали мне. Я тоже хотел сову, но у нас не хватило денег на вторую...
  
  У Рона покраснели уши. Видимо, он решил, что сказал много лишнего, поэтому замолчал и стал смотреть в окно.
  
  - Это Юки, - представил Гарри свою сову, - а ещё я думаю, что не стоит стесняться того, что у твоих родителей нет денег, чтобы купить сразу двух сов.
  
  - Правда? - не поверил Рон.
  
  - Ты мне не веришь? - вопросом на вопрос ответил Гаро.
  
  - Да нет, просто я привык к тому, что все в первую очередь смотрят на то, сколько у родителей денег, да как я одет, а только потом уже на меня, - ответил мальчик, - если вообще смотрят дальше после оценки внешнего вида.
  
  - Бывает, - согласился Гаро. Помолчали некоторое время. Посмотрели в окно на бескрайнее кукурузное поле, раскинувшееся за окном купе.
  
  - Знаешь, говорят, в этом году вместе с нами будет поступать сам Гарри Поттер, - наконец-то нашёл тему для разговора Рон, - хотел бы я с ним познакомиться!
  
  - Зачем? - спросил Гаро.
  
  - Как зачем? - не понял рыжий, - Чтобы подружиться с ним.
  
  - Ты так уверен, что ему нужны новые друзья? - решил уточнить мальчик в очках.
  
  - Я не знаю, но говорят, что он жил у маглов всё это время, - немного смутился Рон, - а маглы редко пытаются понять и принять волшебников. Они боятся нас. Они боятся наших возможностей. Потому таким как мы очень сложно найти друзей в мире маглов. Вот я и хочу с ним познакомиться. А если у него мало друзей, то и подружиться.
  
  "Складно рассуждает, - подумал Гаро, - хотя, скорее всего, он услышал это от кого-то из родителей и тоже проникся жалостью ко мне, бедному сиротке, по совместительству ещё и знаменитому на всю страну. Хотя, а почему бы и нет? Что я теряю, если действительно попробую подружиться с несколькими ребятами? Ведь нам всё равно вместе учиться в одной школе. Было бы неплохо приобрести новых друзей и союзников заранее, ещё до распределения на факультеты".
  
  - Рон, хочешь, я открою тебе один секрет? - спросил Гаро.
  
  - Конечно! - рыжий мальчик заёрзал на сидении от нетерпения. Надо же, они только познакомились, а ему уже доверяют секреты!
  
  - Гарри Поттер - это я! - заявил мальчик в очках и приподнял чёлку. Волевое усилие и техника перевоплощения прекратила своё действие, а на лбу проступил шрам в виде молнии.
  
  - Вау! - потрясённо произнёс рыжий и повис, пялясь на шрам.
  
  - Ага! - улыбнулся Гаро. И как тут было не улыбнуться - до чего же смешное выражение лица было у рыжего мальчишки.
  
  - Но как это? Ведь его же не было раньше! Шрама ведь не было, а затем он появился! - всё ещё не отойдя от шока до конца, стал выспрашивать Рон. От нервного перевозбуждения и восторга он прямо таки подпрыгивал на сидении. Создавалось впечатление, что он хочет подскочить и начать бегать по купе из одного конца в другой, но удерживает себя из последних сил, - Как ты это сделал? Это магия? Как ты скрыл шрам? Это было заклинание?
  
  - А это уже другой секрет, - с важным видом сказал Поттер.
  
  - Скажи, скажи, скажи! - продолжал подпрыгивать на сидении Рон.
  
  - Это была техника перевоплощения шиноби под названием Хенге, - раскрыл карты Гаро.
  
  - Чего? - не понял Рон и застыл на месте, пытаясь осмыслить услышанное.
  
  - Смотри, - сказал Поттер. Мальчик в очках сложил печать концентрации и молвил, - Хенге.
  
  Шрам подёрнулся рябью, размылся и исчез.
  
  - Это было нечто, - в некотором замешательстве пробормотал Рон, - как ты это делаешь? Что за крокозябра из пальцев?
  
  - Эммм, давай я тебе потом более подробно расскажу, - предложил Гарри, - я этому очень долго учился и с первого раза вряд ли получится, а потому нет смысла сейчас вникать в детали. Вот приедем, всё устаканится, тогда можно будет потренироваться в исполнении.
  
  - Ла-а-дно, - протянул Рон, а потом добавил, - только, пожалуйста, пообещай, что ты научишь меня этой технике.
  
  - Я всё расскажу и объясню, - сказал Поттер, - а вот сможешь ли ты выучить технику или нет, будет зависеть только от тебя.
  
  - Ага, я понял, - радостно ответил рыжий.
  
  Из тамбура донесся стук, а затем в купе заглянула улыбающаяся женщина в розовом фартуке.
  
  - Не хотите ли перекусить?
  
  Услышав заманчивое предложение, Гаро поднялся с кресла, чтобы выйти из купе и ознакомиться с ассортиментом, а Рон снова покраснел и залепетал что-то про домашние бутерброды. В тамбуре стояла тележка, а на ней лежали пакетики с конфетками-драже "Берти Боттс". Еще у нее была "лучшая взрывающаяся жевательная резинка Друбблс", "шоколадные лягушки", тыквенное печенье, сдобные котелки, лакричные палочки и прочие сладости мира волшебников, которых Гарри никогда не видел и не пробовал. Решив попробовать всё, он набрал понемногу того и другого, заплатил женщине требуемые одиннадцать серебряных сиклей и семь бронзовых кнатов. Рон удивленно смотрел, как Гарри возвращается на свое место с полными руками сладостей и складывает покупки на столик у окна.
  
  - Ты не лопнешь? - спросил Рон.
  
  - Не знаю, - честно ответил Гаро, - просто я раньше не ел таких сладостей. Вот и решил попробовать сразу всё.
  
  Рон вытащил бумажный пакет и вынул из него четыре бутерброда.
  
  - Опять говядина, - удручённо произнес он.
  
  - Ты не любишь говядину? - спросил Гаро, разворачивая тыквенное печенье и откусывая сразу половину.
  
  - Угу, мне не очень нравится копчёная говядина, - подтвердил рыжий.
  
  - Давай меняться, - предложил Гарри. С трудом заставив себя доесть надкушенное печение, он был рад избавиться от этого отвратительного продукта. А тут такая возможность. Тем более сам Гаро против копчёной говядины никаких предубеждений не имел и с удовольствием съел бы такой бутерброд.
  
  - Не, тебе эти бутерброды вряд ли понравятся - мясо сухое и без соусов, - покачал головой Рон, - мама просто забыла, кому что положить - нас же у нее много...
  
  - Забей, - сказал Гаро и махнул на купленные сладости, - бери, да ешь. Сам же сказал, что их слишком много для одного, а я не жадный. Есть возможность поделиться, вот я и делюсь.
  
  Пока Рон уплетал за обе щёки тыквенное печение, Гаро слопал бутерброды с говядиной, а затем они приступили к другим сладостям. Поугорали над всевкусовым драже "Берти Боттс": Рону попалась брюссельская капуста, и он долго плевался и фыркал, а Гаро успел попробовать такие вкусы как жареный хлеб, кокос, фасоль, клубника, карри, трава, кофе, сардины и под конец жгучий перец. Теперь уже плевался и фыркал он сам. Спасение пришло в виде бутылки с водой, про которую он вовремя вспомнил и поспешил достать из сумки. Приготовленная на случай необходимости после применения техники тумана, вода пригодилась и в более привычной ситуации - погасить перцовый пожар во рту. Гарри прекрасно помнил случай, когда тётя Петуния решила попробовать новую приправу, разрекламированную по телевизору. Стоило только собравшимся за столом попробовать баранину, густо политую чилийским соусом, как им всем тут же потребовалась помощь. Жгло во рту в тот раз просто невыносимо и всё семейство Дурслей с Поттером в придачу просидело весь вечер с бутылками воды, поминутно заливая пожар, бушующий во рту. Этот случай отучил тётю экспериментировать с неизвестными соусами и приправами раз и навсегда. Следующими на очереди оказались шоколадные лягушки. Открыв одну, Гаро не ожидал чего-то особенного, но своенравное кондитерское изделие вдруг выпрыгнуло у него из рук прямо в открытое окно. Ошеломлённый мальчик только и мог возмущённо открывать и закрывать рот, показывая пальцами то на упаковку, то на окно. Рыжий посмеялся немного, а потом объяснил, что эти лягушки действительно сделаны из шоколада, только заколдованы так, что бы вести себя, словно они живые. Правда магии у них обычно хватает только на один настоящий прыжок, а потом они просто немного шевелят лапками и всё. В упаковке из под лягушки так же обнаружилась пятиугольная карточка с изображением какого-то старика в нелепых одеждах. Гарри перевернул карточку и прочитал:
  
  Альбус Дамблдор, в настоящее время директор школы "Хогвартс". Считается величайшим волшебником нашего времени. Профессор знаменит своей победой над темным волшебником Грин-де-Вальдом в 1945 году, открытием двенадцати способов применения крови дракона и своими трудами по алхимии в соавторстве со своим учителем Николасом Фламелем. Хобби - камерная музыка и игра в кегли.
  
  "Так вот ты какой, Альбус Дамблдор - Кавалер ордена Мерлина I степени,
  Великий волшебник и т.д и т.п. - подумал Гаро, - старый, мудрый... опасный! Точь-в-точь, как Сарутоби Хирузен, Третий Хокаге деревни скрытой в листве".
  
  Следующую упаковку он вскрывал с осторожностью и вторую лягушку уже не упустил. Снова взяв в руки карточку, Гарри с удивлением заметил, что картинка куда-то делась.
  
  - Он куда-то исчез, - задумчиво потёр подбородок Поттер.
  
  - Но ты же не ждал, что он будет торчать тут целый день, - заметил Рон, - потом он вернется, не сомневайся.
  
  - Да? Ну, тогда ладно, - сказал Гаро, - кстати, а у маглов, если человека фотографируют, то он никуда не исчезает с фотографии.
  
  - Ничего себе! - в свою очередь удивился Рон, - они вообще не двигаются? Вот те на!
  
  Местность за окном резко изменилась. На смену возделанным полям пришли леса, реки и зеленые холмы. В дверь купе снова постучали. За дверью обнаружился тот самый круглолицый мальчик, который жаловался бабушке, что потерял жабу.
  
  - Извините, - сказал он, - вы тут не видели жабу?
  
  - Нет, - ответил Гарри, - но ты не волнуйся, она должна скоро найтись.
  
  - Ты это, обратись к старостам, - предложил Рон, - может они помогут тебе с поиском.
  
  - Но я же ещё не знаю на каком факультете буду учиться, - возразил мальчик в дверях, - вдруг я попрошу кого-то не того?
  
  - А ты подойди к Перси, - подумав, сказал Рон, - он такой рыжий дылда. Скажешь, что я попросил его помочь тебе. Он согласится. Он такой правильный и весь из себя ответственный. Его именно из-за этих качеств выбрали старостой в этом году.
  
  - Большое спасибо! - просиял круглолицый мальчик и побежал в купе к старостам. Не успела дверь закрыться, как к ним пожаловали новые гости. В этот раз к ним в купе заглянул уже знакомый Гарри бледный мальчик из салона-магазина мадам Малкин. Драко был не один. С ним вместе пришли ещё двое ребят. Это были крепкие ребята, и вид у них был довольно суровый. Стоя по бокам от Малфоя, они напоминали его телохранителей.
  
  - Здравствуйте, мистер Поттер, - сказал Драко, - рад видеть вас на поезде.
  
  - Взаимно, мистер Малфой, - таким же тоном ответил Гаро.
  
  - Это Крэбб, а это Гойл, - небрежно представил спутников Драко. Рон закашлялся. Но было явно видно, что он таким образом сдерживает смех. Драко Малфой неодобрительно покосился на Рона и произнёс:
  
  - Наши имена тебе кажется смешными, не так ли? Даже не буду спрашивать, почему. Впрочем, имени твоего я тоже спрашивать не буду. Отец сказал мне, что если я увижу рыжего и веснушчатого мальчишку, то это будет значить, что он из семьи Уизли. Семьи, в которой больше детей, чем могут себе позволить их родители.
  
  Выдав эту убийственную тираду, Малфой снова повернулся к Гарри, но не успел и слова сказать.
  
  - Знаешь, Драко, - переходя на более фамильярный стиль, сказал Гарри, - это было несколько чересчур. Рон, конечно, не является знатоком этикета, но он не настолько пропащий как тебе могло показаться.
  
  - Возможно, - согласился Драко, - мои извинения, мистер Уизли. Попрошу вас в будущем лучше контролировать свои эмоции. Вам же от этого будет лучше.
  
  После чего повернулся к Поттеру и протянул руку для рукопожатия:
  
  - У магов, тем более чистокровных, много своих заморочек. Если хочешь, то я могу помочь тебе во всем разобраться.
  
  Несмотря на недовольное пыхтение со стороны Рона, Гаро пожал протянутую руку.
  - Я в долгу не останусь, - сказал он.
  
  - Я запомню, - ответил Драко и вместе с двумя другими ребятами вышел из купе.
  
  - Ты раньше встречался с Малфоем? - поинтересовался Рон.
  
  Гарри рассказал об их встрече в Косом переулке.
  
  - Знаю я их семейку, - мрачным тоном молвил Рон, - они первыми переметнулись обратно на нашу сторону, когда Сам-Знаешь-Кто исчез. Сказали, что он их заколдовал. Но знаешь, мой отец в это не верит. Он сказал, что отцу Малфоя не нужно было даже повода для того, чтобы перейти на Темную сторону...
  
  Тут его рассказ прервали. Дверь снова отворилась и в купе вошла девочка с густыми каштановыми волосами, одетая в школьную мантию. Ее передние зубы выделялись на фоне остальных.
  
  - Меня зовут Гермиона Грэйнджер, - представилась она, - я только что была в кабине машиниста и разговаривала с ним. Он сказал, что мы уже почти приехали. Хожу теперь и предупреждаю всех. Вам тоже следует поторопиться и переодеться в школьную форму. Всего доброго.
  
  Она развернулась и вышла в тамбур. Рон проводил ее свирепым взглядом. Как же, она прервала его рассказ о гадких Малфоях, а он только приступил к самому интересному. Быстро переодевшись, они обратили свой взор к окну, так как не знали, что делать дальше. За окном, там, где высились горы и тянулись бесконечные леса, начало темнеть, а небо стало темно-фиолетовым. Поезд замедлил ход.
  
  - Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут, - разнесся по вагонам громкий голос машиниста, - просьба, оставьте весь ваш багаж в поезде. Его доставят в школу отдельно.
  
  - И зачем она бегала по купе, если здесь есть громкая связь и о прибытии предупреждают заранее? - спросил Рон. Гаро лишь пожал плечами. Сказать ему было нечего. Поезд ехал всё медленнее и медленнее и вот, наконец-то, остановился.
   Комментарий к Глава двенадцатая или новые и старые знакомые.
   Текст не бэчен.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава тринадцатая или распределение и последствия. ==========
   Выглянув в тамбур, Гарри вернулся назад и стал складывать недоеденные сладости в сумку.
  
  - Гарри, пойдём скорее, - стал поторапливать его Рон.
  
  - Там такая толчея, что нас просто раздавят, если мы сейчас сунемся к выходу, - сказал Гаро, - так что не будем торопиться. Вот, съешь лягушку. Успокойся немного.
  
  - Неужели ты совсем не волнуешься? - удивился рыжий, откусывая голову шоколадной лягушке.
  
  - Конечно, волнуюсь, - ответил мальчик в очках, укладывая палочку во внутренний карман мантии, - только быть растоптанным толпой учеников с разных курсов мне всё равно не хочется.
  
  - А если они уйдут без нас? - спросил Рон.
  
  - Вряд ли, - всё так же спокойно ответил Поттер, а по себя подумал: "Ещё бы они меня забыли. Не для того они такое представление с совами и великаном разыгрывали, что бы потом просто забыть меня в поезде".
  
  - А зачем ты берёшь с собой палочку? - задал очередной вопрос Рон, нервно поглядывая на дверь. Видимо, ему очень не терпелось поскорее выскочить из поезда и присоединиться к остальным ученикам на перроне, но и оставлять Гарри одного в купе он тоже не хотел.
  
  - Рон, я заплатил за этот артефакт одиннадцать галеонов, - сказал Гаро, похлопав по мантии в том месте, где лежала палочка, - неужели ты думаешь, что я теперь её так просто оставлю в купе, что бы неизвестно кто отнёс мои вещи неизвестно куда? Да я и свою сумку с чемоданом бы с собой поволок, если бы по громкой связи не объявили о необходимости оставить вещи. Ладно, пойдём. Если судить по стихшему шуму, то проход должен быть свободен.
  
  Беспрепятственно добравшись до выхода, они оказались на неосвещенной маленькой платформе. Холодный ветер тут же пробрался под мантию и пробрал до костей. Немного впереди, над головами, стоявших на платформе ребят показалась большая лампа, и раздался знакомый голос:
  
  - Первокурсники! Первокурсники, усе сюды! Эй, Гарри! Ты хде?
  
  Пришлось помахать рукой, чтобы великан заметил его. Лицо Хагрида расплылось в широкой глуповатой улыбке.
  
  - Шо, усе собрались? Тады за мной!
  
  Дорога была узкой, скользкой и на ней было полно ям. Что поделать, пришлось, спотыкаясь и поскальзываясь, идти вслед за великаном.
  
  - Рон, ты случаем не знаешь, как с помощью этого артефакта вызвать свет? - спросил Гаро, после того как оступился в очередной раз. Перебрав в голове все известные ему техники шиноби, Поттер пришёл к выводу, что не знает ни одной создающей освещение.
  
  - Эммм... извини, Гарри, но я не знаю, - сокрушённо покачал головой рыжий мальчик.
  
  - Заклинание Люмос создаёт шарик неяркого света на конце палочки и используется для освещения, - раздалось сбоку. Если судить по голосу, то это была та самая девочка, что ходила по купе и сообщала о скором прибытии, - я это в учебнике прочитала.
  
  - Так почему не воспользуешься им? - спросил Гарри.
  
  - Моя палочка осталась в купе вместе с остальным багажом, - ответила девочка, - к тому же я думаю, что нам ещё рано колдовать. Ведь мы пока ещё ничего не знаем и можем сделать что-нибудь не так. Нарушить какое-нибудь правило или...
  
  - Люмос, - прервал её словоизлияния Гаро, взмахнув палочкой. Но ничего не получилось.
  
  - Что ты делаешь? - возмутилась Гермиона, - я же сказала, что нам ещё рано...
  
  - Люмос, - повторил Поттер, не слушая девочку. Опять никакого результата.
  
  "Так, стоп, - подумал мальчик, - когда я учил техники, то старался, как можно более чётко представить результат и желал изо всей силы. Видимо здесь тот же принцип".
  
  Размышляя, он сделал очередной шаг, и его нога скользнула в сторону. Падая, он замахал руками и вместо более подходящего ситуации "Блин!" изрёк "Люмос!". Среди первокурсников вспыхнул свет и тут же погас. Все остановились, не понимая, что происходит.
  
  - Эй! Што такое? - Хагрид с фонарём в руках двинулся назад в сторону, где упал Поттер, - Што случилось?
  
   Гаро поднялся на ноги, потёр ушибленное колено, повёл плечом, которое снова заныло и, подняв палочку, снова произнёс заклинание. Снова вспыхнул свет и больше не гас.
  
  - Так-то лучше, - удовлетворённо произнёс Гарри.
  
  - Гарри? Убери свет, - сказал великан, подходя к мальчику.
  
  - С какой стати? - удивился Гаро. После падения его настроение резко упало, да ещё когда он размахивал руками, стараясь удержать равновесие, под лопаткой снова возник огненный штырь боли.
  
  - Што бы вы прошли до причала в полной темноте, - сказал Хагрид, - это такая традиция, вот!
  
  - Плевать на традиции, - ответил Поттер, - я упал, ударился коленкой, чуть не потерял очки, а теперь, когда у меня появилась возможность идти со светом, я должен его убрать? Как бы ни так!
  
  - Но Гарри! Это же традиция! - поддержала великана Гермиона.
  
  - Мне абсолютно не по нраву данная традиция, - стоял на своём Гаро, - я не хочу идти в темноте.
  
  Хагрид покачал головой. Он просто не знал, что делать в такой ситуации. Тут с другого конца толпы зажёгся ещё один Люмос. Это Драко Малфой внимательно слушал перепалку, а затем и сам решил воспользоваться таким же заклятием. Через несколько минут в толпе зажглись ещё несколько светящихся шариков. Поняв, что ничего не может исправить, великан горестно покачал головой и повёл первокурсников дальше. Только теперь все шли спокойно, без падений и спотыканий. И вот они на берегу большого черного озера. А на другой его стороне, на вершине высокой скалы, стоял колоссальный замок с башенками и бойницами, а его огромные окна сияли мягким теплым светом.
  
  - По четыре человека в одну лодку, ага, не больше, угу, - скомандовал Хагрид, показывая на маленькие лодочки у берега.
  
  В одну лодку сели Гаро, Рон и к ним присоединились Гермиона и мальчик, что искал свою жабу. В данный момент жаба сидела у него на руках и выглядела весьма довольной. Когда все расселись, Хагрид прокричал:
  
  - Вперёд!
  
  В полной тишине маленькая флотилия скользила по абсолютно чёрной глади озера. Гаро вдруг почувствовал, что его тянет вниз. Волшебная палочка в руках, словно живая, тянулась к воде. С некоторым усилием, Гарри заставил себя отвести руку в сторону, а затем и вообще спрятать во внутренний карман. Оставалось только потушить огонёк. Но как он ни старался, свет не исчезал.
  
  - Как убрать светляк? - шёпотом спросил он у Гермионы. Та окинула его презрительно-злым взглядом, но потом всё же ответила:
  
  - Заклинание Нокс является обратным по отношению к Люмос и гасит шарик света на конце палочки.
  
  - Спасибо, - невозмутимо ответил Гаро и, потушив свет, наконец-то спрятал своевольную волшебную палочку в карман.
  
  - Пригнитесь! - зычно крикнул Хагрид, стоило им подплыть к утесу. Лодки оказались в зарослях плюща, который скрывал огромную расщелину. Миновав заросли, они попали в темный туннель, который, судя по всему, заканчивался прямо под замком, и вскоре причалили к каменной пристани.
  
  Высаживаясь, Хагрид почесал косматую голову, а затем гаркнул со всей силы:
  
  - Эй! Хто жабу потерял, а?
  
  - Ой! Тревор? - мальчик, что сидел с ними в лодке с удивлением переводил взгляд то на жабу, сидящую на пристани, то на свои пустые руки.
  
  - Но как? - удивился Рон, - Когда она...
  
  - Не знаю, - ответил мальчик, - это точно мой Тревор, я его среди сотни других жаб узнаю.
  
  - Невилл, тебе стоит более внимательно следить за своей жабой, - поучительным тоном произнесла Гермиона, выбираясь из лодки.
  
  Хагрид повел их наверх по каменной лестнице. Благо теперь путь освещался не только лампой в руках у великана, но и множеством факелов, расставленных вдоль стен в специальных держателях.
  
  "Точно так же, как в "Гринготтс", - подумал Поттер, - даже держатели такие же".
  Вскоре они оказались на влажной от росы лужайке у подножия замка прямо перед огромной дубовой дверью.
  
  - Шо, усе здеся? - поинтересовался Хагрид. - Жаба на месте?
  
  Убедившись, что все в порядке, Хагрид поднял свой огромный кулак и трижды постучал в дверь замка. Створки распахнулись, за ними стояла высокая черноволосая волшебница в изумрудно-зеленых одеждах. Прямая осанка, строгое лицо.
  
  - Профессор Макгонагалл, тут эта... первокурсники, вот, - запнувшись посреди фразы, сообщил ей великан.
  
  - Благодарю, Хагрид, - кивнула ему волшебница, - я их забираю.
  
  Она повернулась и пошла вперед, жестом показав первокурсникам, что они должны следовать за ней. Пройдя по мрачному коридору, они оказались в огромном зале - таком огромном, что там легко поместился бы не только дом Дурслей, но и вся Тисовая улица. Потолок терялся где-то вверху, а красивая мраморная лестница вела на верхние этажи.
  
  Подойдя к двустворчатой двери, волшебница остановилась, обернулась и веско произнесла:
  
  - Добро пожаловать в Хогвартс. Впереди банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор - очень серьезная процедура, потому что на ближайшие семь лет ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы всё будете делать вместе: учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Всего факультетов в школе четыре - Гриффиндор, Хаффлпафф, Рэйвенкло и Слизерин. У них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами - это огромная честь.
  
  - А теперь, выстройтесь в шеренгу - скомандовала профессор, - и следуйте за мной!
  
  Створки двери отворились, и у Гаро перехватило дух от восхищения. Зал был освещен тысячами свечей, плавающих в воздухе над четырьмя длинными столами, за которыми сидели старшие ученики. Столы были заставлены сверкающими золотыми тарелками и кубками. На другом конце зала за таким же длинным столом сидели преподаватели, а вверху над всеми ними простирался бескрайний бархатно-черный потолок, усыпанный звездами.
  
  - Такое ощущение, что мы под открытым небом, - молвил Рон, так же таращась наверх.
  
  - Потолок специально так заколдовали, чтобы он был похож на небо, - прошептала шагающая рядом Гермиона, - я вычитала это в "Истории Хогвартса". Сейчас вечер и потому мы видим ночное небо, а днём там будут облака и солнечные лучи.
  "Классное гендзюцу, хочу уметь делать так же", - подумал Поттер.
  
  Профессор Макгонагалл поставила перед шеренгой первокурсников самый обычный на вид табурет и положила на сиденье остроконечную Волшебную шляпу. Шляпа была ужасно старая, потертая и вся в заплатках. Вдруг она шевельнулась, складки образовали нечто похожее на рот и глаза, и она запела:
  
  Может быть, я некрасива на вид,
  Но строго меня не судите.
  Ведь шляпы умнее меня не найти,
  Что вы там ни говорите.
  Шапки, цилиндры и котелки
  Красивей меня, спору нет.
  Но будь они умнее меня,
  Я бы съела себя на обед.
  Все помыслы ваши я вижу насквозь,
  Не скрыть от меня ничего.
  Наденьте меня, и я вам сообщу,
  С кем учиться вам суждено.
  Быть может, вас ждет
  Гриффиндор, славный тем,
  Что учатся там храбрецы.
  Сердца их отваги и силы полны,
  К тому ж благородны они.
  А может быть,
  Пуффендуй ваша судьба,
  Там, где никто не боится труда,
  Где преданны все, и верны,
  И терпенья с упорством полны.
  А если с мозгами в порядке у вас,
  Вас к знаниям тянет давно,
  Есть юмор и силы гранит грызть наук,
  То путь ваш - за стол Когтевран.
  Быть может, что в Слизерине вам суждено
  Найти своих лучших друзей.
  Там хитрецы к своей цели идут,
  Никаких не стесняясь путей.
  Не бойтесь меня, надевайте смелей,
  И вашу судьбу предскажу я верней,
  Чем сделает это другой.
  В надежные руки попали вы,
  Пусть и безрука я, увы,
  Но я горжусь собой.*
  
  Слушая песню, Гаро снова начал впадать в уныние.
  
  "Опять пропаганда волшебства, - думал он, - эти шиноби совсем свихнулись. Сколько же лет они считают себя волшебниками, если успели напридумывать длинную историю магии и множество выдающихся выпускников с этих самых факультетов. Вон, даже специальный артефакт сляпали, дабы он песенки пел, промывая мозги ученикам. Если присмотреться, то этому артефакту лет триста, а то и больше. Остаётся надеяться, что хотя бы клановые шиноби помнят кто они такие на самом деле. Только, глядя на Рона, надежды всё меньше и меньше".
  
  Профессор Макгонагалл развернула свиток и начала зачитывать имена. После того, как названный подходил к табуретке, ему на голову водружали шляпу и та через некоторое время изрекала название того или иного факультета.
  
  - Гермиона Грэйнджер!
  
  Девочка уверенным шагом направилась к табуретке и напялила шляпу себе на голову.
  
  - ГРИФФИНДОР! - выкрикнула Шляпа.
  
  - Невилл Лонгботтом!
  
  Мальчик сделал несколько шагов и, запнувшись, упал. Жаба, которую он держал в руках, недовольно квакнула, когда на неё сверху приземлился её же хозяин.
  
  "Бедняжка, - подумал Поттер, - как она ещё жива до сих пор после такого? Или это уже не в первый раз и ничего кроме недовольного кваканья уже не вызывает?"
  
  После продолжительных раздумий, шляпа всё же отправила неуклюжего растеряху с ныне приплюснутой жабой на тот же Гриффиндор. Невилл так обрадовался, что вскочив со стула, отправился к столу ныне своего факультета, забыв снять шляпу.
  
  - Хм, мальчик, - обратился к нему видавший виды головной убор, - может быть, ты вернёшь меня на место, а то распределение-то пока ещё не закончилось...
  
  Ученики за столами засмеялись, а Лонгботтом покраснел и чуть ли не бегом вернулся к табурету. Снял шляпу, извинился и так же бегом устремился назад. Жабы у него в руках уже не было. Она снова сбежала, и никто не успел заметить, когда это произошло. Ещё несколько ничего не значащих для Гаро фамилий и соответственно учеников, распределённых по разным факультетам, и вот очередь дошла до Малфоя-младшего.
  
  - Дракониус Малфой!
  
  Надувшись от важности, из ряда первокурсников вышел Драко. Оглядел весь зал, а затем медленно пошёл в табурету. Шляпа только коснулась его светлых волос, как тут же прокричала:
  
  - СЛИЗЕРИН!
  
  Довольный собой, блондин отправился за стол факультета, где сел рядом со своим друзьями - Крэббом и Гойлом. Этих двоих шляпа отправила на Слизерин немногим ранее. Не прошедших же отбор первокурсников оставалось все меньше.
  
  - Гарольд Поттер!
  
  Ну вот, пришла и его очередь. Глубоко вздохнув, Гаро отправился навстречу судьбе. Всю дорогу до табурета его сопровождал громкий шепот.
  
  - Она сказала Поттер?
  
  - Тот самый Поттер?
  
  - Гарольд? Гарри Поттер?!
  
  Сев на табурет, мальчик осторожно надел замызганный головной убор и приготовился ждать... ждать неизвестно чего, так как не представлял, что должно произойти дальше и как именно шляпа выбирает на какой факультет отправить того или иного ученика. Ну в самом деле, не доверять же той нелепой песенке, что спел этот артефакт в самом начале. Мальчик как-то не обратил внимания, что весь зал, каждый из учеников подался вперёд, дабы получше рассмотреть Героя всей магической Великобритании, а затем перед глазами встала черная стена. Внутри головы раздался тихий, лишённый эмоций, голос:
  
  - Хм-м-м. Интересный и непростой вопрос. Много чего в тебе есть. Я вижу ум, вижу смелость... талант тоже есть. Так куда же тебя отправить? Может быть Слизерин? Ты можешь стать великим, у тебя есть все задатки для этого, а Слизерин поможет тебе достичь величия, это...
  
  - А почему бы и нет? - подумал Гаро, - Думаю, Слизерин будет вполне подходящим местом для такого шиноби, как я.
  
  - Уверен? Твои родители учились на Гриффиндоре. Впрочем, как и все их друзья, а со студентами Слизерина они чуть ли не воевали. К тому же все последователи того, кто убил твоих родителей, учились на Слизерине.
  
  - Отлично. Друзей держи близко, а врагов ещё ближе. Эта пословица как раз подходит по ситуации, так что отправляй меня в Слизерин.
  
  - Но... - впервые в этом тихом голосе проскользнули эмоции: неуверенность, замешательство, растерянность, - я не могу отправить тебя на Слизерин. У тебя другое предназначение, а у меня к тому же есть приказ и потому...
  
  - Но... - попробовал возразить Гаро, когда у него над головой на весь зал разнеслось:
  
  - ГРИФФИНДОР!
  
  "Что за?!! - удивился Поттер, - но я же хотел в Слизерин!"
  
  Но голос уже замолчал и больше не откликался, а стол Гриффиндора ликовал. Студенты в мантиях с ало-золотыми нашивками повскакивали с мест. Они аплодировали, кричали, смеялись и хором скандировали:
  
  - Поттер с нами!!! Поттер с нами!!! Поттер с нами!!!
  
  В полнейшей прострации, не замечая ничего вокруг, на негнущихся, словно деревянных ногах, он встал с табурета и пошёл к столу. Потом на полдороге вспомнил, что так же как и Невилл забыл снять шляпу. Тут его обуяла злость. Он схватил её и не возвращаясь, швырнул. Дома он много тренировался кидать различные предметы, и потому шляпа прицельно шлёпнулась ровнёхонько на табурет. Его поздравляли, ему пожимали руку и хлопали по плечу, а он ушёл в себя, погрузившись в пучину обуревающих его чувств. Шок, гнев, растерянность, непонимание, отрицание и, наконец, озарение. Он пешка в чьей-то игре и только что им сделали ход, совершенно не обратив внимания на то, чего хотел сам мальчик. Он, конечно, понимал, что кому-то и для чего-то нужен, но вот так нос к носу столкнуться с принудительным поворотом в его судьбе без возможности влиять на этот выбор... Раньше с ним так поступали только Дурсли-старшие и теперь попав в новый мир, он думал, что подобное осталось там, позади, на Тисовой улице в доме под номером четыре, но оказалось, что это не так. Снова кто-то решает за него. Снова кто-то принуждает его делать что-то против его воли. Как же ему это надоело! Как же он ненавидит всех этих... он даже не знал, какое слово подобрать для тех, кто распоряжался его жизнью, словно он вещь. Безмолвная, бесправная вещь...
  
  Сквозь стол и стены большого зала просочились привидения. Жемчужно-белые, полупрозрачные, с диким хохотом и воем, они стали носиться по всему залу. Некоторые ученики здоровались с тем или иным призраком и те в свою очередь желали здравия студентам, но Гаро было не до этого. Мальчик пытался успокоиться и взять себя в руки.
  
  "И где эта самая пофигистичность, о которой говорил Дадли, когда она нужна? - вопрошал сам себя Поттер, всё ещё пыхтя от гнева, - так нужно сосредоточиться. Так, дыхательная техника для успокоения. Раз и, два и..."
  
  Церемония подходила к концу, оставалось всего трое первокурсников и среди них Рон Уизли. Мальчика трясло он волнения, и он даже немного позеленел, но когда пришла его очередь, Шляпа оправила его туда же, где учились его братья:
  
  - ГРИФФИНДОР!
  
  Радостно улыбаясь, Рон направился к столу факультета. Взгляд рыжего мальчика упал на копну каштановых волос, принадлежащих Грэйнджер, и его слегка перекосило, так как учиться вместе с настырной всезнайкой Гермионой ему явно не хотелось.
  
  - Молодец, Рон, - с важным видом похвалил его Перси Уизли и младший брат слегка порозовел от удовольствия, услышав похвалу. Профессор МакГонагалл скатала свой свиток, достала палочку из рукава и взмахнула ей. Табурет с шляпой на нём, по воздуху выплыл из большого зала через неприметную боковую дверь.
  
  Как всегда после приступа гнева, Гарри почувствовал приступ голода. Он посмотрел на пустую тарелку перед ним. Золотую тарелку. Или всё же позолоченную? Но углубиться в раздумья ему не дали, так как все голоса в зале стихли, и в этой тишине со своего трона поднялся сам Альбус Дамблдор, директор школы Хогвартс. Он развёл руки и с сияющей улыбкой молвил:
  
  - Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Да начнётся пир! Всё, всем спасибо!
  
  Директор сел на свое место. В то время как зал разразился радостными криками и аплодисментами. Стоявшие на столе тарелки мгновенно наполнились едой. Здесь были: ростбиф, жареный цыпленок, свиные и бараньи отбивные, сосиски, бекон и стейки, вареная картошка, жареная картошка, чипсы, йоркширский пудинг, горох, морковь, мясные подливки, кетчуп и даже мятные леденцы.
  
  "Леденцы? - только и подумал Поттер, - Зачем они тут?"
  
  Голод взял своё. Мальчик положил в свою тарелку всего понемногу - за исключением мятных леденцов - и стал есть. На вкус еда была просто великолепной. Не чета тому, что ели Дурсли, хотя они и были семьёй зажиточной и к столу брали только самое лучшее.
  
  "Видимо такой вкус достигается ещё и за счёт секретных поварских техник, - решил Гаро, - бедный Наруто, как же много он потерял, кушая только рамен из забегаловки, когда шиноби способны создавать такие вот кулинарные шедевры".
  
  Рон схватил два самых больших и зажаристых куриных окорочка и начал с остервенением откусывать то от одного, то от другого. Гермиона, сидящая напротив него, была его полной противоположностью. Она осторожно, с помощью ножа и вилки, отделяла кусочек от ножки и только затем отправляла его в рот.
  
  - Рон, ты почему руками ешь? - удивилась она, после того, как у неё кусок встал поперёк горла от манер Уизли, - неужели тебя не учили, как нужно себя вести за столом?
  
  - Извините, - проглотив, сказал Рон, видя, что другие гриффиндорфы тоже смотрят на него с некой долей осуждения и брезгливости, - я так проголодался со всеми этими волнениями, что просто не сдержался. К тому же папа мне говорил, что есть три вещи, которые нужно брать руками - это курица, рыба и женщина. Я не совсем понял, что он имел в виду, но запомнил. Вот, это как раз курица, потому я её руками и взял, но если вы говорите, что так неприлично, то я теперь стану есть правильно.
  
  Он положил окорочка и, вытерев руки салфеткой, потянулся за столовыми приборами.
  
  - Не судите его слишком строго, - вступился за брата Перси, - он и наша младшая сестрёнка недавно сильно болели. После этой болезни и пропитого курса зелий у них теперь аппетит такой, что мама не горюй. Хотя маме теперь действительно горевать некогда, она в последнее время из-за всего этого круглый день у плиты торчала, готовя для этих ненасытных проглотов. А неестественный аппетит скоро должен пройти... месяцев так через пять-шесть.
  
  Все рассмеялись. Рон смутился, а сам разговор, легко и незаметно, перешёл на семьи учеников. Рон наклонился к Гарри и прошептал на ухо, как бы оправдываясь:
  
  - У нас семья в таком бедственном финансовом положении как раз из-за этой болезни. Один только курс зелий стоит больше трёхсот галеонов, а нас было двое больных, да эти зелья пришлось пить не раз. Вот отец и потратил все сбережения, да ещё и в долги влез...
  
  Симус Финниган рассказал, что он полукровка и мать у него волшебница, а отец - магл.
  
  - А ты, Невилл? - спросила Гермиона.
  
  - Я... Ну, меня вырастила бабушка, она волшебница, - начал Невилл, - вначале она думала, что я сквиб, но потом мой двоюродный дядя Элджи когда мне было восемь, зашел к нам на чай, поймал меня и высунул за окно. Я висел там вниз головой, а он держал меня за лодыжки. И тут моя двоюродная тетя предложила ему пирожное, а он возьми, да разожми кулак. Лечу я со второго этажа вниз головой и думаю, ну всё, закончилась жизнь моя, но не тут-то было. Я словно превратился в мячик, отскочил от земли и попрыгал вниз по дорожке. Они все были в восторге, а бабушка даже расплакалась... от счастья. Ну, или она так сказала. Вы бы видели их лица, когда я получил письмо из Хогвартса. На радостях дядя подарил мне жабу. Вот, в общем-то, и всё.
  
  - А кто такой сквиб? - спросил Гаро, запоминая новое слово.
  
  - Это маг, который потерял возможность колдовать, - тут же выдала Гермиона, - я читала об этом в справочнике...
  
  Только Гаро её уже не слышал. Шрам на лбу пронзила острая боль. Мальчик помотал головой и увидел, что из-за учительского стола на него пристально смотрит один неприятный крючконосый тип с засаленными чёрными волосами.
  
  - Что такое? - поинтересовался Рон.
  
  - Ничего, - с трудом выдавил из себя Гарри. Боль уже прошла, причём так же быстро, как и появилась. Но тот взгляд...
  
  "Это прямо таки ментальное давление Ки в стиле Орочимару, - подумал Гаро, - насколько же силён этот крючконосый, что может использовать давление Ки?! Вот и ещё одно подтверждение, что раса магов раньше была расой шиноби".
  
  Сальноволосый повернулся к соседу, которым оказался уже знакомый Горо профессор Квирелл, что так и не снял свой дурацкий тюрбан.
  
  - А кто это там разговаривает с профессором Квирреллом? - спросил Поттер, обращаясь к старшекурсникам.
  
  - Это профессор Снэйп, - ответил Перси, - он учит тому, как надо смешивать волшебные зелья, но говорят, что это ему совсем не по душе. Все знают, что он хочет занять место профессора Квиррелла.
  
  Понаблюдав некоторое время за преподавательским столом, Гарри вернулся к еде, но... тарелки вдруг опустели, снова став идеально чистыми. Но буквально через мгновение на них появилось сладкое. Мороженое всех мыслимых видов, яблочные пироги, фруктовые торты, шоколадные эклеры и пончики с джемом, бисквиты, клубника, желе, рисовые пудинги...
  
  Когда все насытились десертом, сладкое исчезло с тарелок, и профессор Дамблдор снова поднялся со своего трона. В зале снова наступила тишина.
  
  - Хм-м-м! - громко прокашлялся Дамблдор. - Теперь, когда все сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Перед началом семестра, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Впрочем, некоторым старшекурсникам также было неплохо вспомнить об этом...
  
  Сияющие глаза Дамблдора на мгновение остановились на рыжих головах близнецов Уизли.
  
  - По просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, напоминаю, что колдовать на переменах между занятиями - запрещено. А теперь насчет тренировок по квиддичу - они начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Трюк. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году коридор на третьем этаже закрыт для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.
  
  На этой странной ноте праздничный ужин был завершён и первокурсники, возглавляемые Перси, отправились вверх по мраморной лестнице. Вкусная сытная еда, десерт и день, полный событий сделали своё дело, и Гаро почувствовал, что начинает засыпать. Передвигать ногами становилось всё труднее и труднее. Он был очень сонным и даже не удивился тому, что люди, изображенные на развешанных в коридорах портретах, перешептываются между собой и показывают на первокурсников пальцами. Перси дважды проводил их сквозь потайные двери - одна пряталась за раздвижными панелями, а вторая скрывалась за свисающим с потолка длинным гобеленом. Они поднимались то по одной лестнице, то по другой и вот, наконец-то, остановились. Они стояли в конце коридора перед портретом очень толстой женщины в платье из розового шелка.
  
  - Пароль? - строго спросила женщина.
  
  - Драконья капуста, - ответил Перси, и портрет отъехал в сторону, открыв круглую дыру в стене. Уютная гостиная Гриффиндора была заставлена глубокими мягкими креслами в красной обивке. На стенах были драпировки из алой ткани с золотыми узорами в виде Льва. Сбоку был проход к винтовой лестнице. Перси повёл мальчиков вверх, а какая-то девушка, видимо тоже староста, увела девочек вниз. Поднявшись по лестнице, Гаро попал в коридор, из которого вели несколько дверей.
  
  - Первокурсники, ваша спальня за этой дверью, - сказал Перси, - спокойной ночи!
  
  Зайдя в спальню, они огляделись. Здесь стояли пять больших кроватей с пологами на четырех столбиках, закрытые темно-красными бархатными шторами. Возле кроватей стояли тумбочки, а рядом с ними чемоданы. Один из них принадлежал Поттеру. Его сумка лежала тут же. Постели уже были постелены. Все оказались слишком утомлены, чтобы еще о чем-то разговаривать, поэтому молча стали натягивать свои пижамы. Переодеваясь, Гаро первым делом решил достать палочку из кармана и положить на прикроватный столик, как вдруг... Коснувшись палочки, мальчик с криком отдёрнул руку. Ему показалось, что он коснулся раскаленного железа.
  
  - Гарри? Что случилось? - заволновался Рон, подходя ближе.
  
  Очень осторожно, Поттер снова прикоснулся к палочке и... ничего не произошло.
  
  "Очень странно, - подумал он и поспешил успокоить соседей по комнате:
  
  - Всё нормально. Видимо это было статическое электричество.
  
  - А! Понятно, - сказал Симус, - я однажды свитер снимал, меня тогда так дёрнуло, испугался - жуть. Я так же орал.
  
  На этом все успокоились и продолжили готовиться ко сну, а Гаро разглядывал палочку. Она была очень похожа на ту, которую купил Гарри в лавке у Олливандера, но это была не его палочка! Когда он держал в руках свою палочку, то ощущал прохладу и покой. От этой же палочки, у него создавалось впечатление, что его бросили в костёр: такое, нервное напряжение и жар.
  
  "Как? Когда? Почему? Кто?" - вопросы роились в голове у мальчика, но ответам взяться было неоткуда. В полном смятении, он лёг в кровать и вскоре забылся тяжёлым беспокойным сном.
  
   Комментарий к Глава тринадцатая или распределение и последствия.
   Извиняюсь за задержку. Возможно, разочаровал некоторых читателей с этим распределением, но извините, так было нужно для сюжета.
  
  Глава не бэчена.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава четырнадцатая или некоторые решения. ==========
   Пивз был в бешенстве. Вчера вечером он приготовил просто феерическую гадость для гриффиндорских первокурсников но... в тот момент, когда он собирался выпустить на них драчливые костыли, то увидел ЕГО.
  
  "Но почему ОН среди них? Теперь вся задумка псу под хвост! Нельзя проказничать перед НИМ. Никак нельзя, - думал полтергейст, летая туда-сюда под потолком заброшенной аудитории, - так ведь и других первокурсников уже развели по гостиным и я ну никак не успеваю напакостить никому из них. Ну что за несправедливость?! Но ничего! Я вам всем это ещё припомню! И моя месть будет страшна! О да!"
  
  Подбадривая себя таким образом, Пивз полетел в подземелья придумывать новую пакость, а так же план Страшной Мести.
  
  * * *
  
  Утро профессора Дамблдора было радужно прекрасным! И тому было несколько причин. Первой причиной хорошего настроения было то, что профессор догадался заблаговременно проинструктировать шляпу о том, на какой факультет должен попасть герой всей Великобритании. Теперь, когда Гарри был распределён на Гриффиндор, факультет будущих авроров обретёт невиданную популярность и в ближайшие годы основная часть поступающих будут желать попасть туда же, что в свою очередь приведет к скорому пополнению рядов Аврората. А то в последние годы после войны служителей магического правопорядка было очень мало, да и вообще эта работа перестала считаться престижной. Что ж, теперь эта проблема была решена! Второй причиной для радости служило то, что вчера, воспользовавшись хроноворотом, Альбус смог незаметно смешаться с толпой старшекурсников и подменить тёмную палочку, что лежала в кармане у Гарри на светлую. Палочка с пером феникса обеспечит мальчику преимущество в изучении заклинаний, а аура пламени со временем сделает из него настоящего гриффиндорца. Конечно, палочки с такой аурой не очень-то подходят для работы с зельями, да и сами владельцы таких палочек вскоре становятся несколько неусидчивыми, что приводит к снижению успеваемости на Зельеварении, но это малая цена за те возможности, что дарует такая палочка. Как же удачно вышло, что сразу после распределения Гарри растерялся. Никто даже не заметил применения заклинания Конфундуса на нём. А пока его поздравляли, было проще простого протиснуться поближе, обнять его и подменить палочку.
  
  "Какой же я всё-таки молодец! - подумал Альбус, вспоминая вчерашний вечер, - осталось только придумать, куда деть тёмную палочку... Ладно, пусть пока полежит в моём кабинете среди других безделушек, авось пригодится когда-нибудь".
  
  * * *
  
  Утро Гарри Поттера было поздним и каким-то хмурым. На протяжении всей ночи ему снилась отборная бредятина, но проснувшись, он не мог вспомнить, о чём были эти сны. По пути на завтрак многие ученики показывали на него пальцем и перешептывались. Настроение и так бывшее не очень хорошим, становилось всё хуже и хуже. Поддельную палочку всё же пришлось взять с собой. Рон объяснил, что без неё Гаро не сможет выполнять техники на занятиях. Только, как оказалось, первые техники или заклинания, как их называли все вокруг, они будут изучать ещё не скоро. Сначала нужно пройти курс подготовки. Развить кисть руки, выучить основные жесты и движения... Об этом им сообщила профессор Макгонагалл на первом занятии. Кстати, Гарри с Роном на это занятие опоздали. Бесконечные коридоры, лестницы, переходы и тайные двери... Гарри честно пытался запомнить все маршруты, но пока у него это не очень-то получалось. Но ситуация была не так плоха, если сравнить Гаро с Невиллом. Хозяин Тревора то и дело терялся по пути от аудитории к аудитории, и старостам зачастую приходилось отправляться на его поиски. Создавалось впечатление, что Невилл мог потеряться даже в гостиной собственного факультета, не говоря уже обо всём Хогвартсе. Рон всё так же ел ненормально много для его возраста и комплекции, но теперь это не вызывало удивления и раздражения со стороны сокурсников. Все знали в чём причина и не обращали внимания. Да и сам Рон старался следить за своими манерами, хотя бывало, что он забывался и начинал говорить с набитым ртом, но тут же получал тычок под рёбра от Гаро или Гермионы и снова вспоминал о правилах хорошего тона. Как-то незаметно, мисс Грэнджер влилась в компанию Гаро, Рона и Невилла и теперь всё время ходила вместе с ними. С тех пор мальчики на уроки не опаздывали и по пути не терялись. У Гермионы оказывается, была фотографическая память и она с первого раза запоминала как пройти к той или иной аудитории. Гарри тихо завидовал этой её способности и с удвоенным рвением старался поскорее запомнить расположение коридоров, дверей и тайных ходов.
  
  * * *
  
  Очередной урок основ владения палочкой. Гаро почти не слушал объяснения профессора Макгонагалл о правильном хвате и базовой позиции, его голова была занята мыслями о своём. Он усиленно думал о том, как ему дальше быть. К этой подделке, как решил называть подменённую палочку Поттер, не хотелось даже прикасаться. От неё постоянно шли волны колючего тепла, и уже через пару дней Гаро заметил, что начинает терять сосредоточенность даже в моменты медитации. Такими темпами он скоро не сможет выполнить и простейшую технику перевоплощения. Это настораживало и сильно беспокоило Гарри, ведь на второй день пребывания в Хогвартсе он попробовал применить Шуншин и у него ничего не получилось! Гаро тогда испугался и запаниковал.
  
  "Неужели мои техники перестали работать?" - в ужасе думал он. Тут же решив проверить все доступные ему техники, он создал Бушин и тот получился таким же как и всегда. Хенге так же вышло без малейших усилий, а вот Кавамири, как и Шуншин работать отказывалось. Путём долгих размышлений, Гаро пришёл к выводу, что на территории школы ограничено применение техник берущих за основы пространственное перемещение. Что, в общем-то, было правильно, а то, как нагрянут неожиданно ночью вражеские шиноби и всё, кранты учениками будет.
  
  "Делать нечего, придётся учиться выполнять техники современных ниндзя без использования палочки, а то так и остатки концентрации, а следовательно и возможность выполнять истинные техники, потерять можно", - решил Гаро.
  
  - Мистер Поттер, вы меня слушаете? - спросила профессор подходя к парте Гаро. Тот пару раз моргнул, отвлекаясь от своих мыслей и возвращаясь в реальность, а потом произнёс:
  
  - Извините, профессор Макгонагалл. Я задумался.
  
  - Думать полезно, - сказала она, - но будьте добры слушать, когда вас об этом просят.
  
  - Да, обязательно, - Гаро склонил голову и ещё раз повторил, - извините.
  
  - Я прощаю вас на первый раз, мистер Поттер, - сказала она, отходя к учительскому столу, - так, кто может повторить для мистера Поттера то, о чём я говорила, в то время пока он витал в облаках? Мисс Грэнджер, пожалуйста.
  
  Гермиона, сидевшая вместе с Невиллом на соседней парте, усиленно тянула вверх руку и как только её спросили, подскочила как на пружинках и начала повторять рассказ. Многие в классе с недовольством посмотрели на Гаро. Желанием по второму разу слушать всю лекцию не горел никто.
  
  * * *
  
  После обеда, когда у них было свободное от уроков время, Гаро, выйдя из общего зала, огляделся, не видит ли его кто, после чего сложил печать концентрации и применил Хенге. В образе старшекурсника с Хаффлпафа он добрался до одной из заброшенных аудиторий. Закрыл дверь. С облегчением выдохнув, он отменил технику превращения.
  
  "Как же мне повезло, что Рон страдает неуёмным аппетитом и был вынужден остаться в главном зале, чтобы съесть необходимую норму, - подумал Гаро, - ведь последние дни рыжий ни на шаг не отходил от меня, вспомнив, что я обещал научить его Хенге. Какой же я идиот. Думал, что раз Рон из клана, то должен знать простейшие техники и так прокололся перед ним. В тот момент я вообще действовал не как шиноби, а как обычный подросток захваченный эйфорией от возможности свободного общения не только с ровесником, но и таким же ниндзя как я сам. Что же мне теперь с этим делать?"
  
  Изо дня в день медитируя, Гаро старался обрести утраченный душевный покой. Первый же вечер показал, что у него в школе есть недоброжелатели. А как иначе назвать тех, кто насильно отправляет на факультет, не обращая внимания на просьбы, да и подмена артефакта так же весьма тревожный сигнал. И скорее всего эти недоброжелатели среди руководства школы, так как никто кроме руководителей не мог приказать шляпе отправить его на Гриффиндор. Нельзя доверять. Никому нельзя доверять! Вот! Вот она, точка между абсолютным спокойствием и вспышкой чувств. Печать концентрации чакры и слово:
  
  - Люмос.
  
  Над указательными пальцами мигнув, появилась крохотная сфера света. Гаро расцепил руки, и сфера последовала за указательным пальцем правой руки.
  
  "Наконец-то! После почти месяца ежедневных тренировок у меня получилось! - обрадовался мальчик. Сфера тут же мигнула и пропала, - Что? Но почему? Ведь для отмены нужно применить другую технику! Почему свет потух?"
  
  Повторив технику ещё раз, Гарри убедился, что как только он терял концентрацию - свет гас. С неохотой он всё же достал подделку, взмахнул ей и сказал:
  
  - Люмос.
  
  На конце палочки вспыхнула сфера. Он была больше по размерам, чем та, что получалась без палочки или же с той палочкой, что он купил у старого Хъюги. Да и светила ярче и свет не пропадал даже без малейших усилий со стороны Гаро.
  
  - Нокс, - затушил он свет и засунул палочку во внешний карман. Эту подделку он никогда не носил во внутреннем кармане мантии. Он и сам не знал почему, но ему очень хотелось, что бы между кожей и подделкой было как можно больше слоёв ткани, - и что это значит? Почему без артефакта свет меньше и гаснет сам, а с артефактом - ярче и горит, пока не отменишь действие техники?
  
  Неизвестно, чего ожидал мальчик, задавая вопрос вслух, но ответ пришёл из-за спины и не совсем в том виде, который устроил бы Гарри. Пыльная коробка с бумагами приземлилась Поттеру на макушку, и следом раздался противный каркающий смех.
  
  - ПИВЗ! - заорал Гаро, разворачиваясь к ухохатывающемуся полтергейсту, плавающему под самым потолком, - чтоб тебя Кровавый барон обнял!
  
  Возмущённый крик мальчишки и последовавшее пожелание ещё больше развеселило полтергейста, и он кувырком вылетел сквозь стену, оглашая коридоры громовыми раскатами хохота.
  
  Пришлось Поттеру возвращаться в общую гостиную раньше обычного, дабы переодеться в чистую от пыли мантию. Да и с волосами тоже нужно будет что-нибудь придумать. Мыть голову совсем не хотелось, а ходить пыльной шевелюрой не хотелось ещё больше. В гостиной ему повстречался староста. Перси понял всё с первого же взгляда и, уже доставая палочку, спросил:
  
  - Пивз?
  
  - Он самый, - понуро подтвердил Гарри с интересом наблюдая за действиями старшекурсника.
  
  - Тергео! - и взмах в форме латинской буквы эс привели к тому, что с волос и одежды Поттера пропала вся пыль и грязь.
  
  - Спасибо! - потрогав голову, поблагодарил Гаро.
  
  - Не за что, - ответил Перси, - обращайся, если что. Кстати, тебя Рон искал.
  
  - А? - изобразил удивление Поттер, - Хорошо пойду тоже поищу его.
  
  Про себя же он подумал, что нужно срочно искать способ решить проблему с Роном, а то он так долго не выдержит и прибьёт рыжего прилипалу.
  
  "Стоп! Что за мысли такие? - укорил себя Гарри, - Рон ни в чём не виноват, я сам как дурак похвастался перед ним изученной техникой. С чего это я на него так разозлился? Да и мысли об удушении тоже непонятно откуда взялись... Неужели это подделка так на меня действует. Кошмар! И избавиться от неё нельзя. Сразу же начнутся расспросы, где моя палочка и как случилось, что я её потерял. А значит, что это вскоре дойдёт до тех, кто мне её подложил и тогда вообще неизвестно, что будет дальше... Придётся терпеть. Затаиться и ждать подходящего момента. И почаще напоминать себе, что я шиноби и не должен действовать, следуя первому порыву. Не зря же я по телевизору слышал, как один старик говорил: язык мой - враг мой. Так. Теперь нужно успокоиться. Найти Рона. Придумать очередную отговорку, почему я не могу сейчас же научить его технике перевоплощения, а на досуге хорошенько подумать над тем, как решить эту проблему".
  
  Ещё одной причиной душевных волнений Гаро было отсутствие как таковой связи с миром маглов. Здесь, в Хогвартсе, было просто невозможно раздобыть новый томик манги, когда он выйдет. Так же нельзя было посмотреть новую серию аниме, по той простой причине, что волшебники и слыхать не слыхивали ни о каких компьютерах, интернете и аниме. Попробовав написать письмо Дадли, в ответ он получил коротенькую записку с просьбой не палиться и не присылать больше к нему Юки, а то сова с письмом - это очень странно для обычных людей, не знакомых с миром шиноби, а в новой школе, этом самом Воннингсе, никто ничего не знает о ниндзя, а если и знает, то молчит. Так что с этой стороны тоже было всё глухо и ожидать помощи не приходилось.
  
  "Предатель! - в первый момент подумалось Гарри, но потом он немного остыл, - видимо Дадли тоже непросто в новой школе... Ладно буду как-нибудь справляться собственными силами".
  
  * * *
  
  Случай хорошенько подумать, не отвлекаясь на уроки, представился уже на следующий день. Урок Истории магии, где профессор Бинс, один из призраков замка, занудно бубнил про какое-то там очередное восстание гоблинов, общепризнанно был самым полезным уроком, так как можно было доделать домашние задания или просто прикорнуть на парте. Профессор этого просто не замечал и продолжал без остановки бубнить имена, названия и даты, приправляя их незначительными и неинтересными подробностями.
  
  Подавив очередной зевок и бросив взгляд на похрапывающего рядом с ним Рона, Гаро уныло повесил голову. Прошёл месяц с тех пор, как он обитал в замке в башне Гриффиндора, скоро должны были начаться серьёзные уроки, такие как Трансфигурация, Зельеварение, Чары и Защита от Тёмных искусств. Там ему придётся почти каждый день пользоваться подделкой и если не решить проблему Рона с приставаниями насчёт обучения техники, то однажды он может не сдержаться и... что будет дальше, он сказать не мог. Возможно, они просто разругаются. Возможно, подерутся. А может быть и ещё что похуже...
  
  Переведя взгляд чуть в сторону, он наткнулся на Гермиону, которая сосредоточенно записывала лекцию призрака.
  
  "Зачем ей это? - удивился Гаро, - ведь у неё и так уникальная память. Она и без всяких записей может запомнить все, что говорил сегодня профессор. Хм... Запомнить? Память... Воспоминания?"
  
  Что-то в этих словах царапнуло сознание Поттера. Ведь было же что-то такое связанное с памятью и воспоминаниями. Что-то такое, что могло помочь решить проблему с Роном.
  
  "А если идти от обратного? Идеальная память - дырявая память. Чёткие воспоминания - расплывчатые... Нет, не то. Точнее не туда. Нужно думать в другом направлении. Думать... Помнить... Забыть... Забыть? Заставить забыть о данном обещании! Те шиноби у качелей! Они же с помощью неизвестной техники заставили меня забыть о том, что я их вообще видел, не говоря уже о разговоре. Тогда мне просто повезло, что я смог освободиться от гендзюцу. Но... Гендзюцу. А получится ли у меня? Это ведь сложная техника. Очень сложная. У меня может просто не хватить чакры на её выполнение. Придётся использовать подделку. И нужно будет тренироваться. Много тренироваться. Всё свободное время. Только вот на ком?"
  
  Прозвенел колокол и студенты стали расползаться из-за парт, чтобы собраться в кучки и пойти на новый урок. Гаро был среди первых. Теперь у него была цель. Оставалось только придумать, как её достичь. Как воплотить идею в жизнь, да так, что бы никто этого не заметил.
  
  * * *
  
  После прибытия в замок, Юки жила в совятне вместе с другими совами, как личными, так и замковыми. Бывало, она прилетала к нему в зал вместе с остальными, чтобы посидеть у него на плече. Иногда Гаро ходил к ней. Проверял, как Юки себя чувствует. Подкармливал её совиным печеньем. Из чего его делали, мальчик не знал и предпочитал не задумываться об этом. Сегодня он шёл в совятню с вполне серьёзным намерением. Ему нужен был подопытный для разучивания техники забвения, а поскольку никому чужому доверять было нельзя, оставался один единственный вариант - Юки. Погладив сову и скормив её печеньку, он сказал, что ему нужна её помощь. Взяв её с собой и применив Хенге, что бы остальные видели мальчика с другого факультета с книгой в руках, вместо клетки с совой, он осторожно добрался до пустующего кабинета вдали от жилых частей замка. Перед этим пришлось искать новый заброшенный кабинет, так как в прежнем теперь часто дежурил Пивз, надеясь опробовать очередную пакость на ищущем уединения Поттере.
  
  - Извини, Юки, но у меня нет другого выхода, - сказал он и достал палочку. Клетка стояла напротив него на пыльной парте. Всё было готово к испытаниям новой техники. Оставалась сущая мелочь - вспомнить, как звучала сама техника забвения.
  
  - Обиблиет? Олибилет? Оибливет? Обливиэйт!
  
  Взмах с лёгким движением вперёд. И ещё раз.
  
  Десять попыток. Двадцать. Пятьдесят. И ничего. Юки с интересом следила за действиями хозяина. В этот день Гаро так и не добился какого-либо результата. История повторилась и на следующий день, когда Поттер ускользнул с обеда, используя технику перевоплощения. Время поджимало. Уже на следующей неделе, через четыре дня начнутся серьёзные занятия, а у него пока ничего не получалось. И вот наступила пятница. Последняя возможность освоить технику, так как завтра выходной день, и он не сможет так просто ускользнуть от Рона и Гермионы, не говоря уже о тонне домашних заданий, что им задали на выходные. В этот раз Гаро решил попробовать совместить несовместимое. Он сел в позу лотоса, достал подделку и держа её между ладоней сложил печать концентрации. Медитация и волны жара и напряжения. Он старался. Он искал точку равновесия. И в какой-то момент он почувствовал что пора. У него всё получится. Вскочив на ноги, Гаро выставил вперёд руки с палочкой и печатью концентрации и в тишине аудитории прозвучало:
  
  - Обливиэйт!
  
  Мутная светящаяся волна сорвалась с рук и палочки Поттера и ударила в Юки. Глаза совы остекленели и она, покачнувшись, упала с жердочки.
  
  - Ура! - закричал мальчик и чуть ли не затанцевал на месте. Потом он смутился. Такое поведение ему было не свойственно, а значит всё это результат воздействия подделки. Чем больше времени она была у него, тем более порывистым и неуравновешенным он становился. Беспричинные всплески эмоций и потеря усидчивости вот наиболее яркие проявления воздействия, что заметил за собой мальчик и пока он ничего не мог с этим поделать, - что ж, Рон. Пришло твоё время забыть данное тебе мной обещание и перестать доставать меня этим каждый божий день!
  
  В этот момент ноги мальчика подкосились, и он чуть не упал.
  
  "Ну нифига себе, затратная техника, - подумал Гаро, - это же сколько чакры на неё требуется, если я даже с использованием артефакта чуть не получил истощение?"
  
  * * *
  
  - Вставай, Рон, - с утра пораньше тормошил Гаро спящего рыжика.
  
  - Ну чего тебе, Гарри, - потирая кулаком левый глаз, спросил Уизли.
  
  - Ты же сам хотел научиться кое-чему, а теперь спрашиваешь чего мне надо, - недоумённо пожал плечами Поттер.
  
  - Да? Сегодня? - тут же сбросив остатки сна, подскочил Рон.
  
  - Тише, - зашипел на него Гаро, - собирайся и смотри не разбуди остальных. Буду ждать тебя в общей гостиной.
  
  Через некоторое время, добравшись до заброшенной аудитории, Гарри пропустил Рона вперёд, а сам закрыл дверь.
  
  - И что нужно делать? - спросил рыжий, - Что бы овладеть техникой перевоплощения?
  
  - Вначале скажи, ты никому не рассказывал о ней? - вопросом на вопрос ответил Гаро.
  
  - Нет, - ответил Рон.
  
  - Точно, никому? - переспросил Поттер, - Даже своим братьям?
  
  - Точно! Гарри, ты чего не доверяешь моим словам? - обиженно произнёс Рон.
  
  - Я должен был удостовериться, умеешь ли ты держать слово, - усмехнулся Гаро.
  
  - Так весь этот месяц отговорок и был проверкой? - догадался Рон.
  
  - Всё верно, - подтвердил Гарри, - а теперь повторяй за мной. Нам нужно сесть в позу лотоса. Вот так, как это сделал я.
  
  Рон смотрел на друга и повторял за ним.
  
  - Теперь возьми палочку и положи между ладоней, - продолжал инструктировать Гаро, - сложи пальцы вот в такой фигуре. Теперь нужно будет закрыть глаза и сосредоточиться. Ты должен достигнуть состояния полного покоя, но не уснуть. С первого раза это трудно, но ты постарайся. Ты почувствуешь, когда настанет нужный момент.
  
  - И это всё? - удивился рыжий.
  
  - Нет, не всё, но когда ты достигнешь необходимого состояния, я расскажу, что делать дальше, - развеял его надежды Гарри.
  
  - А без этого никак? - жалобно спросил Рон, - без этих пальцевых загигулин и сосредоточений, а?
  
  - Нет, - покачал головой Гаро, - иначе у тебя ничего не получится.
  
  - Ладно, - Уизли тяжело вздохнул, и они приступили к упражнению. Через некоторое время Гарри почувствовал, что наконец-то достиг необходимого состояния. Он вскочил и направил палочку на рыжика. Рон услышал что Гарри зашевелился и, открыв глаза, удивлённо уставился на друга:
  
  - Гарри, что ты...
  
  - Обливиэйт! - голос Гаро звучал сосредоточенно и сухо, почти зло. Мутный разряд ударил в лоб Рональда Уизли. Глаза мальчика помутнели, рот приоткрылся, а руки безвольно упали вниз.
  
  - А теперь, Рон, ты забудешь всё, что я тебе говорил о технике перевоплощения шиноби под названием Хенге, - чётко и с расстановкой произнёс Поттер, - ты забудешь об обещании научить тебя этой технике. Ты забудешь о том, что доставал меня каждый день с этой просьбой. Ты забудешь о том, что случилось здесь и о том, зачем мы пришли сюда. Ты забудешь и никогда не вспомнишь об этом! А теперь поднимайся и, как ни в чём не бывало, иди в Большой зал на завтрак. Да поспеши. Ведь ты опять заплутал в переплетении коридоров... Иди!
  
  Рыжий мальчик, покачиваясь, поднялся с пола и вышел за дверь. Тогда Гаро с облегчением бухнулся на колени. Силы покидали его и Поттер, счастливо улыбаясь, в очередной раз потерял сознание. К удивлению некоторых, на воскресный завтрак Гарри Поттер не явился. В своей комнате, как и в башне Гриффиндора его не было. Уже ближе к обеду Гермиона отправилась в библиотеку за очередным справочником по Травологии, где и обнаружила Гаро сладко спящим на книге Ньютона Артемиса Фидо Скамандера "Фантастические звери и где они обитают".
   Комментарий к Глава четырнадцатая или некоторые решения.
   Настроения никакого. Почему? Потому, что на днях умела моя любимая собака. Такса. Он был с нами почти пятнадцать лет. На душе тяжело.
  Написание этой главы и так шло тяжело, а после случившегося вообще через силу. Не судите строго. Что написалось - то написалось.
  
  Как обычно, глава не бэчена. Когда будет следующая - не знаю.
  
  ========== Глава пятнадцатая или на грани. ==========
   Утро понедельника и первый урок Трансфигурации. Наверное, Гарри проспал бы и опоздал на этот урок, если бы его не разбудил Невилл. На соседней кровати посапывал Рон, даже и не думая просыпаться. Растолкав рыжего, Поттер отправился в уборную, а затем затолкал в сумку учебные принадлежности и вышел из комнаты в общую гостиную. Почти все первокурсники уже были там, готовясь сначала пойти перекусить в Большом зале, а затем сразу же проследовать на занятие. За завтраком Рон был задумчив и, наверное, впервые ел без удовольствия. В аудитории их ждали два ряда парт, учительский стол и кошка на нём. Рассаживаясь по местам, некоторые удивлялись, что вроде колокол был, а преподавателя ещё нет. Кошка спрыгнула со стола, и уже в воздухе превратилась в профессора Макгонагалл, которая, не останавливаясь после прыжка, сделала ещё несколько летящих шагов, подойдя почти вплотную к первым партам.
  
  - Первокурсники! Во-первых, доброе всем утро, - произнесла она, - во-вторых, сели ровно и слушаем, не перебивая, если у вас появятся вопросы, вы сможете задать их позже. Трансфигурация - сложное и весьма опасное, не побоюсь этого слова, искусство. Потому нарушители дисциплины будут тут же выдворены из аудитории и больше сюда уже не вернутся.
  
  Дожидаясь пока ученики осознают сказанное, она прошлась вдоль первых парт, а затем вернулась к себе за стол. Сев в кресло, она строгим взглядом окинула замерших студентов, и тем вдруг стало слегка не по себе.
  
  - Первое занятие будет посвящено небольшому экскурсу в историю и технике безопасности. После я покажу вам несколько ярких примеров применения трансфигурации. Затем небольшая практика. Вопросы по регламенту нашего с вами сегодняшнего занятия? Нет? Отлично. Тогда приступим. Трансфигурация, как магическая наука появилась всего пару веков назад, но это не означает, что ей не пользовались до этого. Раньше заклинания трансфигурации относили к таким разделам магии, как...
  
  За лекцией последовало превращение стола в свинью и обратно, а так же были даны под запись несколько длинных и трудновыговариваемых фраз, что надлежало заучить наизусть к следующему занятию. Пролевитировав коробки со спичками на столы учеников, профессор показала движение палочкой, состоящее из двух базовых форм и дала задание превратить спичку в иголку. Словесной формулой служили как раз те странные фразы, записанные ранее. Нечто более-менее походящее на иголку в конце занятия получилось только у Гермионы. Профессор Макгонагалл продемонстрировала всем присутствующим заострившуюся с одного конца и покрывшуюся серебром спичку Гермионы и, наверное, впервые за то время, что они её знали, улыбнулась.
  
  Следующий урок - Защита от Тёмных искусств разочаровал многих, но не Гаро, так как мальчик уже знал, кто будет их преподавателем. Основываясь на впечатлениях от встречи с профессором Квирреллом в "Дырявом котле", Поттер заранее был уверен, что это будет пустая трата времени.
  
  Занятия по Чарам вёл некий профессор Флитвик. Им оказался тот самый карлик, которого Поттер видел иногда за профессорским столом во время завтрака. Слевитировав стопку книг из шкафа, профессор забрался на импровизированную подставку и, теперь, наконец-то, видя учеников из-за преподавательской кафедры, начал лекцию. По правде говоря, Чары были продолжением занятий по Основам владения палочкой, которые у первокурсиков в этом году вела Макгонагалл из лекции которой, ученики уже знали, что различные движения палочкой, с одновременным произнесением одного или нескольких слов дают различные результаты. Профессор Флитвик же, в свою очередь, поведал о том, что большинство заклинаний можно разделить на два основных типа: заклинания, в которых использованы латинские слова и заклинания, в которых использован родной язык волшебника. Поскольку волшебники живут не только в Великобритании, но и в других частях света, иногда можно встретить заклинания, основой которых служит иной язык, нежели латинский или английский. Приведя примером заклинание Тестаболла, которое создавало пузырь воздуха, позволяющий дышать под водой. Так же они повторили несколько базовых форм движения палочкой, что вскоре должны были им пригодиться на занятиях по чарам. С таким простым заданием справились все, кроме... Рональда Уизли.
  
  "Странно, - подумал Гарри, - ведь всего неделю назад, Рон с лёгкостью освоил эти движения на занятиях у нашего декана".
  
  Профессор Флитвик посоветовал мистеру Уизли обратиться к одному из старших братьев и попросить их попрактиковаться с ним в освоении базовых форм, когда выдастся свободное время. В конце занятия, подводя для себя итог, Гаро подумал, что урок ему понравился. Профессор рассказывал интересно, с примерами и небольшими весёлыми историями из жизни, что придавало повествованию новые краски.
  
  Дни шли своим чередом. В самих занятиях не было ничего примечательно, их просто стало больше после добавления новых предметов. Правда была одна странность, которая не давала Гаро покоя. Рон вдруг резко потерял интерес к учёбе, и на занятиях у него всё валилось из рук. Создавалось такое впечатление, что рыжий забыл всё, чему его учили в первый месяц пребывания в Хогвартсе. Это было совсем не похоже на того Уизли, которого знал Гарри, после месяца проведённого на одном факультете. С Роном было что-то не так и Поттера это беспокоило. Он и так находился в недружелюбном месте, где у него был некий неприятель, стыривший палочку, а тут ещё друг начал странно себя вести... Вечером в среду, Гаро не выдержал и решил поговорить с Уизли.
  
  - Рон, что с тобой происходит? - спросил он, когда двое других обитателей спальни вышли, дабы приготовиться ко сну - почистить зубы и сходить в туалет.
  
  - Я не знаю, Гарри, - рыжий лежал на кровати и смотрел в потолок, - вроде бы со мной всё нормально.
  
  - Я так не думаю, - возразил Поттер, - ты перестал учиться. На занятиях ты делаешь всё как попало, и у тебя ничего не получается. Потому я и спрашиваю - что с тобой случилось?
  
  - Скажи, а зачем мне учиться? - вдруг спросил Уизли, - ведь ты всё верно сказал - у меня всё как попало получается. В начале, когда мы только приехали сюда, я думал, что смогу справиться с заданиями, но потом... Потом я понял, что это не так. Всё верно. Я шестой ребёнок и у меня ничего не получится. Мои братья - они лучшие. Хорошие, умные, а я не такой. На меня ума уже не хватило. Я дурак, дураком был, дураком и останусь. Ну не помню я ничего из того, что мы проходили! Знаю, что на занятиях присутствовал, знаю, что учил эти базовые формы, но вот приходит время взять и применить одну из них и всё! Я не могу вспомнить, что и как нужно было делать. Словно какая-то пелена окутывает мозг, и я ничего не могу с ней поделать.
  
  - Рон, ты не прав, - сказал Гаро, а внутри ощутил нарастающее напряжение. Он знал, что произошло с его другом, и это знание было рядом. Ещё немного и он ухватит нужную мысль и поймёт, что...
  
  - Нет, я ни на что не способен, - продолжал настаивать Уизли, - я бесполезный младший сын, который никогда ничего не добьётся в жизни. Так что и стараться нет смысла.
  
  - Да что ты такое говоришь? - удивился Гарри, - ведь ты клановый! Блин, я хотел сказать из потомственной семьи волшебников! У тебя уже есть преимущество над такими как я, жившими среди маглов! Тебе нужно только хорошенько постараться и у тебя всё получится.
  
  - Ты - Герой, а я простой мальчик, - возразил рыжий, - куда уж мне до тебя! Ты вон, помнишь все базовые формы с первых уроков, а я забыл. Понимаешь - забыл! Так какой смысл учить их ещё раз, если я снова их забуду через какое-то время!!!
  
  Гарри молчал, но молчал не потому, что ему нечего было сказать. Он молчал, поражённый догадкой о причине забывчивости своего друга. Это ведь сам Гаро использовал на Роне заклинание, заставляя того забыть про технику перевоплощения. А тот каждый день спрашивал Гарри об этой технике. Наверное, думал о ней во время занятий, а потом под действием техники Забвения забыл и об Хенге и обо всём, что учил на протяжении прошедшего месяца!
  
  "Нет! Не может быть! Но... по всему выходит, что это я виноват в таком состоянии Рона и вообще во всём, что с ним сейчас творится! Во всех его неудача виноват я!" - жгучая смесь стыда и вины захлестнула Поттера и он, не думая о последствиях, произнёс:
  
  - Нет, Рон. Ты не прав. То, что меня считают героем - не моя заслуга. Я уверен, что ты можешь справиться со всеми этими заданиями. Я клянусь, что не оставлю тебя одного наедине с этими проблемами и буду помогать тебе до тех пор, пока ты сам не научишься с лёгкостью справляться с любым заклинанием!
  
  Где-то верху раздался оглушительный гром, а внутри у Гарри резко потеплело. Источник чакры ожил, и сила волнами стала расходиться по телу. Почти те же ощущения, что и от применения техник, только к ним примешивался привкус чего-то ещё. Затем всё разом успокоилось.
  
  - Что это сейчас было? - спросил Гаро, озираясь по сторонам.
  
  - Не знаю, - ответил рыжий, при этом было непонятно, слышал ли он гром или же говорил про что-то другое. В комнату вернулись Невилл и Симус. Когда Гарри спросил их не слышали ли они странного грохота и не чувствовали ли они тепла внутри, те посмотрели на него с недоумением и сказали, что "нет, не слышали". Поскольку было уже поздно, то они выключили свет и легли спать. Гарри ещё долго ворочался в постели и не мог уснуть, испытывая муки совести за сотворённое с другом.
  
  * * *
  
  Четверг ознаменовался ещё одним событием, выходящим за рамки нормального. Он уже привык к всеобщему вниманию. Привык, что вокруг собираются толпы школьников, желающих взглянуть на него. Одни и те же люди специально по нескольку раз проходили мимо, когда он оказывался в коридоре, и пристально смотрели ему в лицо. Но все они, выражая свой восторг, всё же держались чуть в стороне и, потому для Поттера полной неожиданностью стало то, что кто-то схватил его за шиворот и буквально волоком потащил к одному из пустующих во время перемены кабинету. Затолкнув его внутрь, этот некто вошёл следом и прикрыл за собой дверь.
  
  - Здравствуй, Гарри Поттер, меня зовут Тонкс и нам надо поговорить!
  
  - Что? - ответил он, всё ещё ошарашенный напором девушки, а это оказалась именно девушка. Странная девушка с фиолетовыми волосами и озорной улыбкой. Старшекурсница с факультета Хаффлпафф.
  
  - Ты метаморф? - вопросом на вопрос ответила она.
  
  - Нет, - сказал он, оправляя мантию, - я не пойму о чём ты говоришь.
  
  - Не ври мне, - насупилась она, - я прекрасно видела, как ты шёл по коридору, а затем воровато оглянулся, нет ли кого рядом, и превратился в совершенно другого человека!
  
  - Тебе, наверное, показалось... - начал лепетать он, а про себя подумал, - "ну и влип же я. Только одного заставил забыть о Хенге, так оказалось, что меня ещё кто-то спалил за техникой перевоплощения".
  
  - Ничего я не ошиблась, - возмущённо взмахнула рукой девушка и случайно снесла чернильницу с преподавательского стола, - А! Мордред побери!
  
  Она достала палочку и пробурчала что-то под нос. Чернила исчезли, а полупустая чернильница вернулась на стол. Волосы девушки из фиолетовых порозовели, а лицо залил румянец смущения:
  
  - Блин, я такая неловкая... но, не будем менять тему! Я прекрасно всё видела, пока пряталась за доспехами! Это был ты, а потом не ты!
  
  - Ну, я умею кое-что... - выдавил он, силясь не рассмеяться. Она была такой забавной, такой странной...
  
  - Круто! Я тоже метаморф! Смотри! - её причёска сменила несколько оттенков, затем вообще стала зелёной, а потом её нос вдруг превратился в пятачок и она хрюкнула.
  
  Гаро не выдержал и рассмеялся. Все тревоги и опасения, словно ветром сдуло. В этот момент он забыл даже о Роне, перед которым продолжал чувствовать вину.
  
  - Прикольно, - сказал он, вытирая выступившие от смеха слёзы, - я так не умею.
  
  - Не умеешь? - удивилась она, возвращая прежний облик.
  
  - Я только в людей... - начал говорить он, но тут же был перебит девушкой:
  
  - А! Ты просто не пробовал! Попробуй! У тебя получится!
  
  - Попробую, - согласился он, - но не сейчас. Мне вообще-то бежать надо, а то я на Травологию опоздаю. Давай потом, как-нибудь встретимся и поговорим, хорошо?
  
  - Давай, - легко согласилась она, - например, в пятницу после обеда. Подойдёт?
  
  - Ага, у меня как раз нет занятий, - согласился он,- где встретимся?
  
  - У библиотеки, - тут же сказала Тонкс, - а там потом найдём пустую аудиторию. Ну, всё, я побежала!
  
  Она развернулась и рванула к двери. Споткнулась, чертыхнулась. Чудом удержала равновесие и, не сбавляя темп, выскочила за дверь. Гаро покачал головой и вышел за ней. Идя к теплицам, он думал:
  
  "Хм. Она намного старше меня, да и вообще с другого факультета, но с ней так легко разговаривать... такая яркая, такая несуразная и в то же время такая простая. Но рядом с ней мне так спокойно и хорошо..."
  
  * * *
  
  Профессор Макгонагалл была весьма обеспокоена психическим состоянием одного из своих студентов. После того, как несколько недель назад мистер Лонгботтом и мистер Финниган сообщили ей, что Гарри Поттер плохо спит по ночам, долго ворочается с боку на бок, прежде чем уснуть и иногда мечется во сне, она просто не могла не обратить на него внимания. Некоторое время она просто наблюдала за ним на занятиях. Сам того не ведая, мальчик каждый день всё больше и больше горбился, словно на его плечах лежал тяжёлый камень с которым он не в состоянии справиться. Гарри часто озирался по сторонам. В последние дни у него начали подрагивать руки. По всему выходило, что мальчик находится на грани нервного срыва.
  
  "Но чем это может быть вызвано? - думала она, машинально проверяя работы пятикурсников, - Множеством новых впечатлений? Возможно. Или ему трудно даётся учёба, а напряжение вызвано ответственным характером и желанием успеть всё сделать и выучить? Тоже возможно, хотя и маловероятно. Поттеры и ответственность? Ну, только в том случае, если от своей матери он унаследовал ещё и чувство ответственности, а не только цвет глаз. А может быть у него проблемы во взаимоотношениях с новыми друзьями? Всё же Герой Магической Великобритании, а это накладывает свои ограничения. И опять же ответственность. Что же делать? Как ему помочь? Может быть, освободить на время от занятий? Нет. Это ему точно не поможет. Будет только хуже, а завистники вообще получат полное право именовать его любимчиком декана и попрекать пропущенными занятиями... Точно! Нужно пойти и посоветоваться с Альбусом. Он обязательно придумает, как помочь бедному мальчику справится с возникшим эмоциональным напряжением"!
  
  Как и любой гриффиндорец, приняв решение, Минерва не колеблясь ни секунды, направилась к кабинету директора. Профессор Дамблдор был на месте и со всем вниманием выслушал высказанные опасения.
  
  - Дорогая моя, профессор Макгонагалл, - начал он, - я очень благодарен вам за то, что вы проявляете поистине материнскую заботу к своим студентам. Вы абсолютно правы, что мальчику нужна помощь. Я хорошенько подумаю и завтра отдам необходимые указания. Так что можешь быть спокойна, Минерва. Я всё сделаю так, как надо.
  
  - Спасибо, Альбус! - сказала она, - я могу идти?
  
  - Конечно, - улыбнулся он, - иди, отдыхай и ни о чём не беспокойся.
  
  * * *
  
  Утро пятницы было не по-осеннему солнечным. Лучи солнца изливались на сидящих в большом зале учеников, проходя через разноцветные стёкла витража и преображая и раскрашивая всё вокруг. Завтрак не занял у Гаро много времени. Быстро поев, мальчик ёрзал на скамейке в предвкушении. Следующее занятие - сдвоенное Зельеварение вместе со Слизерином. А значит, он наконец-то побывает на занятии у профессора Снейпа, владеющего техникой ментального давления Ки. Кто знает, вдруг у Гаро получится упросить профессора научить его этой технике?!
  
  "После занятия обязательно нужно будет подойти к профессору Снейпу с этой просьбой, - решил Поттер, - а после обеда прийти к библиотеке на встречу с Тонкс".
  
  Гарри не знал, почему он хочет снова с ней встретиться. Просто находясь рядом с ней ему становилось легче и казалось, что все проблемы решаемы и все преграды можно преодолеть. Свежий ветер - вот с чем у него ассоциировалась эта лёгкая, весёлая и слегка взбалмошная особа с седьмого курса Хаффлпаффа. Неожиданно сверху спикировала Юки и, приземлившись чуть ли ни в блюдце с джемом, уронила в тарелку Гарри запечатанный конверт. Поспешив вскрыть конверт, он впился глазами в текст письма.
  
  Дорогой Гарри, - было видно, что письмо писала курица и не лапой, а неизвестно чем, - Я знаю, шо в пятницу упосле обеду у тя нет занятий, потому, ежели хошь, приходи ко мну на чашку чая, ага? Хочу знать, как у тя дела в школе. Пришли мну ответ с совой. Хагрид.
  
  Достав перо, Гарри написал ответ: "Извини, Хагрид. Сегодня после обеда у меня уже назначена встреча с другим человеком. Возможно, вы сможете выкроить для меня время завтра? С уважением, Гарри Поттер", - и отдал письмо Юки.
  
  Спустившись в подземелье всей толпой, у дверей кабинета они встретили такую же толпу первокурсников Слизерина. Гарри уже хотел подойти к Драко Малфою, но не успел. Старосты открыли дверь и стали поторапливать учеников:
  
  - Быстрее. Проходите и рассаживайтесь по местам. Молча. Профессор Снейп не любит гомон и суету.
  
  Оказавшись внутри, Поттер с интересом стал осматривать помещение. Во-первых, здесь было прохладнее, нежели в остальных частях замка. Подземелье как-никак. Во-вторых, здесь было жутковато. Вдоль всех стен стояли стеклянные банки, в которых плавали заспиртованные животные. Не очень приятное зрелище...
  
  Появление профессора было эффектным. Хлопок двери. Летящая походка, развивающийся чёрный плащ и безразличное выражение лица. Первым делом он взял журнал и сверился со списком. Закончив знакомство с классом, Снейп обвел аудиторию внимательным взглядом. Глаза его были холодными и пустыми. По классу пронёсся сквозняк и все невольно поёжились, правда, нельзя точно сказать от чего именно - холодного ветерка или же леденящего взгляда преподавателя.
  
  - Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Науку тонкую и очень точную, - он не повышал голос, говорил почти шёпотом, но ученики отчетливо слышали каждое слово. Обладая сходным с профессором Макгонагалл даром, Снейп настолько мастерски контролировал класс, что никто не осмелился перешёптываться или заниматься посторонними делами. Внимание учеников было намертво приковано к преподавателю.
  
  - Глупое махание волшебной палочкой не имеет никакого отношения к данной науке и потому некоторым из вас может показаться, что данный предмет не важен и не интересен, - продолжил он, а затем выдержал небольшую паузу, - Вряд ли кто-то из вас способен сейчас оценить красоту медленно кипящего котла или же полезность правильно сваренного зелья... Но, я могу научить вас: как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Правда, все это только при условии, что вы умеете слушать, что вам говорит преподаватель и хоть чем-то отличаетесь от того стада баранов, которое обычно посещает мои уроки.
  
  Профессор ещё раз обвёл взглядом сидящих и остановил свой взор на Гаро.
  
  - Поттер! - резко и чуть громче обычного произнёс профессор, - Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?
  
  - Я не знаю, сэр, - ответил Гарри. Тут же вверх взметнулась рука Гермионы, но профессор её словно не видел. Скроив презрительное выражение лица, он задал новый вопрос:
  
  - Для чего нужен безоаровый камень?
  
  Про этот камень Гаро однажды читал в интернете, когда готовил доклад по естествознанию про жвачных животных. Но это было давно, и мальчик почти забыл, о чём говорилось в той статье.
  
  - Вроде бы он может спасти от яда, сэр? - окончание фразы получилось с вопросительной интонацией, так как Гарри не был уверен в правильности своего ответа.
  
  Продолжая игнорировать всех вокруг, профессор продолжил:
  
  - Хорошо, Поттер, а в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?
  
  - Извините сэр, я не знаю, - Гаро было сложно не отвести взгляд от этих безжалостных чёрных глаз, но он выдержал.
  
  - Очевидно, известность - это далеко не все, - подвёл итог профессор, - но вы не так безнадёжны, как это могло показаться вначале. Чтож, достаём письменные принадлежности и записываем: из корня асфоделя и полыни приготавливают усыпляющее зелье, настолько сильное, что его называют напитком живой смерти. Безоар является противоядием от большинства ядов. А волчья отрава и клобук монаха - это одно и то же растение, также известное как аконит. Так же на втором занятии вы должны будете приготовить своё первое зелье - зелье исцеления от фурункулов. Рецепт есть у вас в учебнике, а так же на всякий случай записан на доске. Вопросы? Нет? Отлично. Поздравляю, вы все идиоты! Неужели никому из вас не знакомо такое словосочетание, как "техника безопасности"? Я же сказал, что вам предстоит сегодня приготовить своё первое зелье и никому из вас не пришла в голову идея поинтересоваться тем, как правильно обращаться со всем многообразием представленных инструментов, дабы не навредить себе или окружающим? Пишем следующий пункт - Техника безопасности! И только попробуйте не выучить её наизусть к следующему занятию...
  
  На практике их разделили на пары. Гаро, как и хотел, попал в пару к Рону. Он был виноват перед другом, и ещё было неизвестно, сможет ли он когда-нибудь искупить эту вину. В напарники Невиллу достался Симус. Кружа по классу, профессор Снэйп шуршал своей длинной черной мантией, и следил за тем, как они взвешивали высушенные листья крапивы и толкли в ступках змеиные зубы. Возле каждой парты он останавливался на несколько минут, после чего следовала небольшая отповедь, заставляющая учеников, к которым была направлена, чувствовать себя самым тупым существом на свете. Профессор раскритиковал всех, за исключением Драко. В один далеко не прекрасный момент Невилл ухитрился расплавить свой котёл. Тот превратился в огромную бесформенную кляксу, а зелье, которое в нём готовили, стекало на каменный пол, прожигая дырки в ботинках стоявших поблизости учеников. Невилл, которого окатило выплеснувшимся из котла зельем, тут же покрылся волдырями и застонал.
  
  - Кретин! - прорычал Снейп, одним взмахом палочки испаряя пролившееся зелье, - Как я понимаю, прежде чем снять котел с огня, вы добавили в зелье иглы дикобраза? Быстро, больничное крыло! Финниган, отведите его. А вы, Поттер! Почему вы не сказали ему, что нельзя добавлять в зелье иглы дикобраза? Или вы подумали, что если он ошибется, то ваше зелье на фоне его ошибки будете выглядеть лучше? Минус десять баллов Гриффиндору!
  
  Уж такого Гаро никак не ожидал. Это было до жути несправедливо и обидно. Хотелось возразить, возмутиться, но из последних сил он сдержал возникший порыв и просто промолчал в ответ.
  
  - Молодец, Гарри, - прошептал Рон, когда профессор отошёл подальше, - я слышал, что Снейп, если его разозлить, может всю жизнь испортить объекту ненависти.
  
  - Спасибо, - так же шёпотом ответил Гаро. Он понял, что этот профессор не только выдающийся шиноби, но и отчего-то очень его невзлюбил. Так что подходить с просьбой не имело смысла, если только Гаро не хочет выслушать очередную язвительную лекцию на подобии той, что произнёс профессор перед тем, как рассказал технику безопасности для своего предмета.
  
  Через час, покидая кабинет, Гарри отделился от однокурсников и направился на перерез Малфою и его спутникам - Крэббу и Гойлу.
  
  - Мистер Малфой, не уделите ли мне некоторую часть своего драгоценного времени? - переходя на высокий стиль из рыцарских романов, произнёс Гаро.
  
  - Мистер Поттер? - блондин приподнял одну бровь в наигранном удивлении, - Хм, дайте подумать... Наверное... Нет. Не уделю!
  
  - Что? - опешил Гаро, - Но... Драко?
  
  - Месяц Гаро, целый месяц мы в школе, а ты и не подумал подойти и попробовать поговорить со мной, - с Малфоя тут же слетела вся аристократичность и на лице проявилась гримаса недовольства, - не ты ли говорил, что у тебя ко мне много вопросов? Время шло, а ты всё так же игнорировал меня. Неужели тебе всё же промыли мозги на Гриффиндоре и ты считаешь выше своего достоинства разговаривать со слизеринцем?! Так вот, пришло моё время игнорировать тебя! Иди, вон, общайся со своим рыжим недоразумением, а ко мне не подходи.
  
  Настроение и так бывшее не очень хорошим рухнуло ниже нулевой отметки. Малфой и его телохранители, по-другому и не назовёшь, уже успели уйти, а Поттер всё ещё стоял и смотрел в стену. Все ученики давно уже убежали обедать в большой зал, а он стоял, где стоит. Ему было больно и обидно. Мальчик не знал, что ему делать дальше и как поступить. Ну, в самом деле, не рассказывать же Драко о том, сколько всего навалилось на Поттера за этот месяц. Это будет выглядеть так, что он жалуется на свою судьбу, а Гарри привык никому никогда не жаловаться. Дурсли приучили. Вдруг мальчик захлестнул дикий гнев. На Дурслей. На Малфоя. На Рона. На всех учеников и преподавателей Хогвартса. Перед глазами всё поплыло и мальчик пошатнулся. В очередной раз начала болеть голова. В последнюю неделю каждый вечер он мучился от головной боли и проклинал себя за то, что не додумался заранее приобрести в аптеке соответствующие препараты. Теперь-то уже поздно сожалеть об упущенных возможностях. Мир магии живёт обособленно от мира маглов и некоторые необходимые вещи теперь уже не достать...
  
  "Проклятье! Дурацкий волшебный мир, чтоб тебя"! - подумал Гаро и в ярости заехал кулаком по каменной стене. Плечо под лопаткой пронзила резкая боль, а он ведь уже почти забыл об этой своей проблеме... Болело плечо, болела голова, болели разбитые в кровь костяшки пальцев на правой руке... Хотелось плакать. Просто взять и зареветь в три ручья.
  
  - Чем вы тут заняты, мистер Поттер? - холодный голос раздался со стороны кабинета и мальчика, словно окатили ледяной водой.
  
  - Н-ничего, сэр, - запнувшись, Гарри подхватил упавшую сумку и, не обращая внимания на боль, бегом бросился по коридору, а затем и по лестнице вверх. Подальше от профессора Снейпа. Не хватало ещё распустить нюни перед этим Ужасом Подземелья, как совершенно справедливо прозвали того старшекурсники Гриффиндора. Нужно было срочно помедитировать, и успокоиться, а затем привести себя в порядок. Впереди его ждала встреча с Тонкс, и это событие было единственным, что удерживало его от позорной истерики и, наверное, от потери сознания. Жизнь, какая бы она ни была - продолжалась.
  
   Комментарий к Глава пятнадцатая или на грани.
   Вот. Глава не бЭчена =)
  
  Не знаю, у меня есть некоторые сомнения по качеству написанной главы, так как писалась она по частям и в не очень-то уж хорошем состоянии здоровья. Так же были несколько искажены временные рамки относительно оригинальной книги.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава шестнадцатая или разговоры и размышления. ==========
   Альбус Дамблдор, сидя за своим столом, некоторое время размышлял над тем, о чём ему сообщила профессор Макгонагалл:
  
  "Естественно, что переход из мира маглов в мир магии может спровоцировать стресс. Тем более что мальчик узнал подробности случившегося с его родителями. К тому же... Могла ли светлая палочка с пламенной аурой способствовать накоплению нервного напряжения? Могла! Возможно, со временем Гарри смог бы обрести душевный покой после того, как на него свалилось столько всего нового и необычного, но влияние ауры постоянно подстёгивало его, призывало к действию. Обладая способностью усиливать чувства, мальчик должен был прямо пылать восторгом и радостью от того, что вырвался от родственников и попал в волшебный мир. Естественно, он должен был быть рад, тем более после того, как Фадж предоставил мне документы о реальных условиях проживания мальчика в семье маглов. Пришлось отказаться от идеи занять кресло министра магии и поддержать Фаджа, дабы тот не опубликовал собранный компромат. Ну, как я мог быть настолько слеп?! Доверился этой сквибке Фигг и даже не проверил, как там живётся подопечному... Слишком был занят, укрепляя свои позиции в Визенгамоте. И как оказалось, выигрывал сражения, но проиграл войну. Да, министром магии мне в ближайшее время не быть, но я всё ещё директор Хогвартса, а значит в моей власти умы и сердца учеников. Я могу влиять на всё молодое поколение Великобритании, а значит ещё не всё потеряно. Как же хорошо, что Фадж сейчас слишком занят со всеми этими обязанностями министра и пока никуда больше не лезет! Что-то я отвлёкся. Сейчас проблему мальчика решать надо, а не о политике думать. Во-первых, надо поговорить с Хагридом. Я конечно, запретил ему общаться с мальчиком, после всего, что лесник натворил, но... Пусть напишет Гарри и пригласит того на чашечку чая. Вроде бы великан хоть и не завоевал дружбы Героя, но и особых негативных чувств тоже не вызвал. Хороший разговор по душам под чай с добавлением успокоительного, что может быть лучше для Гарри, находящегося на грани нервного срыва. Вот именно - ничего. Во-вторых, нужно будет что-то сделать с аурой пламени. Вернуть мальчику его тёмную палочку? Нет, не вариант. Тогда остаётся на время убрать действие ауры, а потом вернуть, когда всё устаканится. Что ж, так и поступим".
  
  Профессор поднялся с кресла и направился к выходу из кабинета.
  
  * * *
  
  Придя в комнату, Гаро бросил сумку на кровать. С отвращением достал палочку и положил её в выдвигающийся ящик прикроватной тумбочки. Оправившиь в ванную комнату, он умыл лицо, после чего вернулся в спальню и, усевшись в позу лотоса, стал медитировать. Скоро с обеда должны были прийти Рон, Невилл и Симус. Сам Гарри на обед не пошёл. Он не мог сказать, почему у него возникло такое стойкое нежелание появляться сегодня в Большом зале, но... Гаро привык доверять интуиции, и сейчас она говорила, что он поступил абсолютно правильно, пропустив обед и сразу прийдя сюда. Немного обретя контроль над чувствами, он направился к библиотеке. Уже в дверях у выхода из гостиной факультета он столкнулся с Роном и остальными первокурсниками. Что странно, Невилл среди них отсутствовал.
  
  - Гарри, а чего это тебя не было за столом? - тут же полезся с вопросами рыжий.
  
  - Извините, но что-то у меня нет аппетита, - сказал Гаро.
  
  - Слышал, что у старшекурсников такое иногда бывает после занятий по зельеварению, - поведал Симус.
  
  Поттер уже собиратся задать вопрос по поводу отсутствия Невилла, но тут в разговор вмешалась Гермиона.
  
  - Мальчики, - недовольным тоном произнесла она, - и долго вы собираетесь стоять в дверях? Нужно ещё столько всего сделать! Эссе по Трансфигурации и Зельеварению сами себя не напишут.
  
  - Чего ты к нам лезешься, Грэйнджер?! - тут же завёлся Уизли, - впереди ещё два дня выходных! Успеем мы написать эти Моргановы Эссе.
  
  - Попридержи язык, Уизли, - фыркнула девочка, - времени никогда не бывает достаточно, а уж если его тратить впустую... Знайте, как бы вы ни просили потом, я не дам вам списать домашнее задание! Так что лучше прекращайте пустые разговоры и займитесь делом. Я имею в виду выполнение домашнего задания, если кое-кто всё ещё не понял, о чём я говорю.
  
  Резко развернувшись, она направилась к лестнице, ведущей к общежитию девочек. Один из старшекурсников, присутствовавший при этом разговоре, дождался, пока она скроется из виду, а потом рассмеялся.
  
  - Мордредова заучка, - буркнул себе под нос Рон, но недостаточно тихо, так что его фразу слышали все присутствующие. Данное изречение вызвало новый приступ хохота у старшекурсника. Отсмеявшись, он словно бы в никуда, произнёс:
  
  - Кто бы мог подумать, что среди перваков новая Макгонагалл подрастает...
  
  - Что? - удивился Рон.
  
  - Да у меня родители с одного года выпуска с нашей деканом, - охотно рассказал, судя по виду семикурсник, - так они рассказывали иногда, какая она была во время учёбы. Такая же серьёзная и правильная, только в отличии от мисс Грэйнджер, профессор Макгонагалл была ярой фанаткой квиддича.
  
  - Да ты что! - подивился рыжий, - правда? Никогда бы не подумал, что...
  
  Гаро поторопился покинуть помещение. Время обеда прошло, а значит, Тонкс уже могла ждать его у библиотеки, а заставлять девушку ждать - невежливо. По крайней мере, так было написано в одной статье из интернета, которую читал Гарри, когда кузен давал ему ненадолго посидеть за компьютером.
  
  * * *
  
  Стоило ему подойти к дверям библиотеки, как изнутри выметнулся разноцветный вихрь. Ежесекундно сменяя расцветку волос, Тонкс вертелась на месте, словно высматривая кого-то, но в то же время не замечая Гаро, стоящего рядом. С самым решительным видом, она сделала размашистый шаг и врезалась в Поттера, который уже хотел, было обратить на себя внимание...
  
  - Блин! - прокричала девушка, вскакивая на ноги, при этом нещадно потоптавшись по тушке Гаро, - ты, Мордредов... ой, Гарри, извини!
  
  Она попыталась помочь Поттеру подняться с пола, но вместо этого запнулась об собственную мантию и ещё раз сверзилась на Героя всей магической Великобритании. Острая коленка нашла своё место в солнечном сплетении мальчика и тот, благополучно задохнувшись, потерял сознание.
  
  * * *
  
  Шляясь по коридорам Хогвартса в поисках очередной жертвы для своих шуток, Пивз неожиданно стал свидетелем весьма любопытной картины. Буквально сияя розовой шевелюрой, девушка за шкирку тащила по коридору чьё-то тело. Это было настолько неожиданное зрелище, что полтергейст просто не мог им не заинтересоваться. Решив понаблюдать, что же будет дальше, он стал невидимым и отправился вслед за ними. Дотащив тело гиффиндорца до пустующего кабинета, она заволокла его внутрь, после чего запечатала дверь заклинанием. Только вот закрытые двери никогда не были препятствием для любопытного Пивза. Просочившись внутрь, он продолжил наблюдение. Правда, ничего интересного больше не происходило. Она почистила его одежду заклинанием, потом наложила слабое обезболивающее заклятие и ещё одним заклятием привела его в чувства и они, как ни в чём не бывало, начали разговаривать. Полтергейст расстроился. Он-то ожидал увидет чего-нибудь интересненького, а тут...
  
  "Месть! Нужно срочно им отомстить за порушенные надежды! - промелькнуло у него в сознании и Пивз тут же раскрыл рот пошире и завизжал. От неожиданного резкого звука ученики подскочили и заозирались по сторонам, - Так вам, гады! Будете знать, как разочаровавать великого меня"!
  
  * * *
  
  Плавая в море абсолютной черноты, Гаро вдруг почувствовал, что его сознание словно схватили и выдернуль куда-то вверх, а в следующую секунду он пришёл в себя.
  
  - ...эйт, - услышал он конец фразы, а затем его схватили за грудки начали тряси, - Гарри! Ты как? Открой глаза! Гарри! Да скажи же ты хоть что-нибудь!
  
  - Поставь меня на место, - попросил он и когда его просьбу выполнили, ощупал себя с головы до ног, - вроде бы нормально. Вроде бы цел.
  
  - Гарри прости меня, - тут же повинилась Тонкс, - я такая неуклюжая...
  
  - И невнимательная, - перебивая, добавил Поттер, - ладно, забыли.
  
  - Ок, - легко согласилась она, - может, присядем, а то устала я что-то.
  
  - Ещё бы не устать, - усмехнулся Гаро, усаживаясь за парту, - если не ошибаюсь, то ты меня своими силами тащила до кабинета. А почему ты не воспользовалась техникой?
  
  - Техникой? - недоумённо переспросила она, - Ты о чём?
  
  - Я имел в виду заклинание, - разъяснил Гарри, - я воспитывался среди маглов и у них нет такого понятия как заклинания, зато я прочитал про особые техники, которые могли использовать одарённые люди. Вот я по привычке и называю иногда заклятия техниками.
  
  - Понятно... - протянула девушка, и тут их накрыло мощной звуковой волной. От неожиданности, они подскочили на месте и стали озираться по сторонам.
  
  - Что за фигня! - стараясь перекричать визг, заорал Гаро.
  
  - Не знаю! - в той же манере ему ответила Тонкс. Возле двери пространство подёрнулось рябью, и проступил силуэт полтергейста.
  
  - Пивз! - Гаро аж затрясло от раздражения.
  
  - Сволочь! - поддержала мальчика Тонкс, а затем направила палочку в полтергейста и прокричала:
  
  - Скурж!
  
  Бледнофиолетовые пузырьки устремились к Пивзу и, достигнув его, стали разъедать призрачную плоть полтергейста. Визг сменился на вой и Пивз, просочившись сквозь стену, унёсся куда-то вниз. Несмотря на то, что звуковая атака прекратилась, Гарри продолжало трясти. Испуг из-за неожиданности и вспыхнувшая затем ярость послужили причиной выброса лошадиной дозы адреналина в кровь, и мальчик никак не мог успокоиться.
  
  "Нужно срочно на что-нибудь отвлечься", - подумал он, и тут ему в голову пришла блестящая идея.
  
  - Тонкс, а ты можешь научить меня этому заклинанию? - спросил он.
  
  - Скуржу? - переспросила она и, дождавшись кивка, сказала, - да вы его и так будете проходить на втором курсе, так что...
  
  - Ну, нет. Так дело не пойдёт, - возмутился Поттер, - ты меня нокаутировала у входа в библиотеку? Нокаутировала. Да ещё и в аудиторию затащила, где мы подверглись атаке Полтергейста. Так, что будь добра теперь, научи меня с ним справляться. Сил нет, как он меня достал. Стоит мне только отделиться от своих, как он тут как тут и обязательно какую-нибудь пакость подстроит. Надоело уже.
  
  - Ну, я не знаю, - начала мнуться она, - я никогда не...
  
  - Так, либо ты учишь меня этой технике, либо я с тобой больше не разговариваю, - поставил ультиматум Гаро, - и вообще буду делать вид, что я с тобой не знаком.
  
  - Ладно, постараюсь научить, - тут же сдалась Тонкс, оценив всю серьёзность угрозы, - но если у тебя не будет получаться, то я тут буду ни при чём, так как всегда, если берусь за дело, то выполняю его ответственно и со всем усердием. Когда тебя учить?
  
  - Давай прямо сейчас начнём, - предложил они и, увидев на её лице недоумение, пояснил, - а чего время терять понапрасну. Согласилась меня учить, так учи.
  
  - Ну, хорошо, - она подняла руки вверх в знак капитуляции, а затем рассмеялась, - ну ты и шантажист. Никогда бы не подумала, что Великий Поттер может быть таким наглым вымогателем.
  
  - Эй! - снова возмутился Гаро, - я не наглый.
  
  - Да? - Тонкс приподняла одну бровь и сменила цвет волос на зелёный, - тогда какой?
  
  - Я справедливый, - ответил он с самым серьёзным видом, на который был способен, а затем не вытерпел и засмеялся. Глядя на веселящегося мальчишку, Тонкс и сама поддалась веселию и присоединилась к Гарри. Вдоволь насмеявшись, они приступили к занятию.
  
  - Первым делом достань свою волшебную палочку, - начала рассказывать девушка, - ты помнишь пятую форму из базовых движений?
  
  - Извини, но у меня нет с собой палочки, - сказал Гаро.
  
  - Как это нет с собой?! - удивилась она, а затем вскочила и начала ходить туда-сюда и при этом, размахивая руками, - Гарри, палочка всегда должна быть при тебе! Её нельзя оставлять! Её нужно всегда и везде носить с собой! Ведь это твой единственный и самый важный инструмент по управлению магией! Без палочки волшебник как без рук!
  
  Гаро приуныл. Если то, что она говорит правда, то всё плохо. Очень плохо. Его настоящая палочка сейчас неизвестно где, а пользоваться подделкой он не хотел. Ну, неприятна она ему и всё тут. Так, рано отчаиваться. Если волшебники - это шиноби, попавшие под гендзюцу невероятной силы, то ещё не всё потеряно. Техники шиноби прекрасно работают и без всяких там волшебных палочек и других артефактов, а значит...
  
  - Скажи, Тонкс, - начал он, - неужели не существует волшебников, что могут выполнять техники... тьфу ты, блин, я хотел сказать, колдовать заклинания без всяких там волшебных палочек.
  
  - Ну... - девушка замерла на месте и задумалась, - вообще-то есть такие маги. Но, что бы применять безпалочковую магию нужно быть не просто сильным, а очень-очень сильным волшебником. Могущественным, одарённым и упорным. Но, если судить по тем книгам, что я читала, то даже у таких выдающихся личностей не все заклинания получалось применить, не используя палочку. Вообще, те, кто стремятся к такому уровню силы, сначала учатся колдовать невербально, а затем уже...
  
  - Невербально? - спросил Поттер, - А что это значит?
  
  - Без произнесения заклинания вслух, - сказала девушка, - сама я так не умею, так что показать не смогу. Извини.
  
  - Тебе не за что извиняться, - тут же ответил он, а про себя возликовал:
  
  "Всё же выполнение техник без палочки возможно! Я знал это! Нафиг эту подделку! Пусть лежит и пылится в ящике стола! Пусть мне придётся из кожи вон вылезти, но я научусь обходиться без неё"!
  
  - Спасибо, Тонкс! - радостно сказал он, - но даже без палочки, не могла бы ты всё же рассказать, как выполнять этот Скрюдж.
  
  - Не Скрюдж, а Скурж, - хихикнув, поправила его девушка и пустилась в разъяснение самого заклинания, его формулы и движения палочкой. Гаро внимательно слушал и запоминал. Тренировки и медитации, вот что ему было нужно, кроме той информации, что сейчас рассказывала девушка. Он был уверен, что со временем и при должном упорстве, у него получится выполнить "Скурж-но-дзюцу". Ведь получился же у него "Люмос-но-дзюцу" некоторое время назад, так что и с этой техникой он справится.
  
  * * *
  
  Субботний день Гаро решил начать с зарядки. Выполнив все необходимые упражнения, он отправился в душ. Наконец, приведя себя в порядок, Гарри прошествовал в большой зал, где и подкрепился яичницей с беконом. Поднимаясь из-за стола, он осознал, что у него появилась проблема и не одна. Во-первых, он не знал, где расположено жилище Хагрида, а во-вторых он так и не получил ответа на своё письмо и потому не знал, ко скольки можно приходить и можно ли вообще. Вдруг великан занят сегодня и не сможет с ним поговорить.
  
  - О чём задумался, Гарри? - спросил Рон, пришедший чуть позже самого Поттера.
  
  - Рон, ты случаем не знаешь, где живёт Хагрид? - спросил Гаро.
  
  - Знаю, - ответил рыжий, - мне братья рассказывали, а что?
  
  - Меня Хагрид пригласил зайти в гости на чай, - рассказал Поттер, - а вот как к нему попасть, не написал.
  
  - Могу показать дорогу, - предложил Рон, - только сначала доем, хорошо?
  
  - Ага, - кивнул Гарри, снова усаживаясь за стол, и потом добавил, - спасибо.
  
  Через десять минут они вышли из замка и пошли по школьной территории к дому Хагрида. Как оказалось, тот жил в маленьком деревянном домике на опушке Запретного леса. Входную дверь домика украшали охотничий лук и пара калош. Постучав в дверь, в ответ Гаро услышал громкий лай, через мгновение и голос Хагрида:
  - Фу! Клык, назад!
  
  - Заходите, - пригласил он, пошире распахнув дверь, параллельно с трудом удерживая за ошейник огромную лохматую псину. В доме была только одна комната. С потолка свисали окорока и выпотрошенные тушки каких-то птиц, на открытом огне кипел медный чайник, а в углу стояла массивная кровать.
  
  - Ну, вы... энто... чуйствуйте ся кык дома... ага, - сказал Хагрид, отпуская Клыка. Собака тут же бросилась к рыжему и, видимо, решила позавтракать его ушами. К великому облегчению мальчиков, предположение оказалось неверно, и псина всего лишь облизала голову Рона.
  
  - Это Рон, - представил друга Гарри, пока Хагрид заваривал чай и выкладывал на тарелку кексы. Они соприкасались с тарелкой с таким звуком, что создавалось впечатление, будто бы кексы эти были изготовлены из цемента. Каменные булыжники...
  
  - Уизли? - спросил Хагрид, глядя на веснушчатое лицо Рона, - Знаю я твоих братьев. Вечно в Запретный лес прошмыгнуть хотят. Да... а мну их лувить приходится, вот. Чо же вы не едите?
  
  - Эм-м... спасибо, Хагрид, но мы сейчас не голодны, - ответил Гаро, поглядывая на каменные произведения кулинарного искусства, - мы лучше их с собой возмём и потом съедим.
  
  - Ну, тады ладно, - добродушно усмехнулся великан, - расскажите хоть, кык у вас дела в школе, вот. Как прошли первые уроки?
  
  Пока они рассказывали, великан только довольно улыбался и поддакивал. Видно ему было приятно слушать рассказы. Создавалось впечатление, что Хагриду не хватает общения. Под конец, они рассказали Хагриду про урок Снейпа, на что Хагрид посоветовал Гарри просто не обращать внимания, потому что Снейпу вообще никто из учеников не нравится и он терроризирует всех подряд. Ну, за исключением Слизеринцев, естественно. Всё-таки он их декан.
  
  - Мне показалось, что он меня ненавидит, - поделился своим мнением Гаро.
  
  - Пфе! Да ерунда усё энто! - возразил Хагрид, - у чаго бы энто ему?
  
  Только вот Гарри увидел, что Хагрид, произнося эти слова, чуть-чуть отвел взгляд в сторону.
  
  "Знает что-то, - тут же решил Гаро, - но не хочет рассказывать. Мда уж".
  
  - А кык твой братан Чарли? - поспешно поинтересовался Хагрид, повернувшись к Рону.
  
  "Ну, вот и тему поспешил сменить, дабы не сболтнуть чего лишнего, - отметил про себя Поттер, но решил, что поговорит об этом с великаном позже и наедине, - может Хагрид потому и молчит, что я пришёл не один, а с Роном"?
  
  Пока Рон рассказывал Хагриду о брате, который изучает драконов, Гарри обратил внимание на кусок бумаги, лежавший на столе. Это оказалась вырезка из "Пророка".
  
  ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ О ПРОИСШЕСТВИИ В БАНКЕ "ГРИНГОТТС" - гласил заголовок статьи.
  
  Продолжается расследование обстоятельств проникновения неизвестных грабителей или грабителя в банк "Гринготтс", имевшего место 31 июля. Согласно широко распространенному мнению, это происшествие - дело рук темных волшебников, чьи имена пока неизвестны.
  
  Сегодня гоблины из "Гринготтса" заявили, что из банка ничего не было похищено. Выяснилось, что сейф, в который проникли грабители, был пуст, - по странному стечению обстоятельств, то, что в нем лежало, было извлечено владельцем утром того же дня.
  
  Мы не скажем вам, что лежало в сейфе, поэтому не лезьте в наши дела, если вам не нужны проблемы, - заявил этим утром пресс-секретарь банка "Гринготтс".
  
  "Ограбление произошло как раз в день моего рождения, - размышлял Поттер, - да ещё и ограбить хотели именно тот сейф, из которого в тот день Хагрид взял нечто "ну очень важное и секретное". Значит, искали именно тот маленький коричневый свёрток. А случайно ли великан так удачно забрал свёрток прямо перед самым ограблением? И где теперь этот свёрток? Вообще, что в нём такого ценного? Вопросов много, а ответов взять негде. Это всё явно не спроста. Значит, нужно быть очень осторожным и внимательно смотреть по сторонам. Держать ушки на макушке, как говорится в одной пословице".
  
  Попрощавшись с великаном и поблагодарив за чай, а чай был действительно вкусным, они с Роном отправились обратно в замок. Карманы их были полны каменных кексов, от которых Гаро и не думал отказываться. Во-первых, какое-никакое, а оружие. Попробуй, получи таким кексом по башке, тут же на пару часов приляжешь отдохнуть. Во-вторых, всегда можно будет отмазаться, ведь это "всего лишь" кексы! В общем, вещь полезная.
  
  "Надо будет как-нибудь ещё напроситься на чай, - подумал Гаро, - может быть Хагрид что-нибудь да расскажет. Ну и кексами запастить не помешает. Боеприпасов много не бывает"!
  
  
   Комментарий к Глава шестнадцатая или разговоры и размышления.
   Всё же не получилось включить сцену с лечением плеча в эту главу. Извините.
  
  Всё так же не бэчено.
  
  Приятного прочтения.
  
  ========== Глава семнадцатая или на пути к исцелению. ==========
   По возвращению в Общую гостиную их ждал сюрприз в виде объявления о проведении занятий по полётам на мётлах. Гаро не особо интересовался полётами и квиддичем, а потому просто проигнорировал данное объявление и направился, уже было, в спальню, как его настиг горестный возглас. Это Уизли внимательно вчитался в текст, после чего и издал протяжный полустон-полувой. Первокурсникам факультетов Гриффиндор и Слизерин предстояло учиться летать вместе.
  
  - О нет! - возопил Рон, - Полёты вместе с Малфоем и другими змеями! За что?
  
  - Чего ты так переживаешь? - удивился Гарри.
  
  - Это всё Малфой, - пояснил рыжий, - он перед всеми хвастается, что виртуозно летает на метле и великолепно играет в квиддич. Ему, вроде бы, личного тренера нанимали даже...
  
  Гаро припомнил свою первую встречу с Драко и был вынужден согласиться с Уизли. Малфой действительно чересчур много говорил о полетах. Он искренне сожалел, что первокурсников не берут в сборные факультетов, а так же слишком громко размышлял вслух о преимуществах и недостатках тех или иных марок мётел, словно бы сам летал на них всех. Впрочем, Драко был не единственным, кто любил порассуждать на эту тему. Если верить Симусу Финнигану, так тот вообще всё своё детство не пешком ходил, а на метле летал... даже по дому. Рон в своё время тоже что-то рассказывал про метлу своего старшего брата и про приключения с ней, но Гаро не помнил, что именно, так как не стал забивать голову неинтересной и к тому же бесполезной лично для него информацией. За месяц, проведённый в школе, Поттер понял одну вещь - все, кто родился в семьях волшебников, просто обожали квиддич и беспрестанно говорили о нём, когда выдавалась свободная минута. Рон даже поссорился с Дином Томасом на этой почве. Дин всей душой обожал футбол, а Рон яростно утверждал, что нет ничего интересного в игре, где только один мяч и нельзя летать на мётлах. Исключением, как всегда, стал Невилл. Он признался, что у него нет своей метлы, а бабушка запретила даже думать о полётах. Поттер вполне понимал, почему миссис Лонгботтом заняла такую непримиримую позицию по этому вопросу, ведь Невилл умудрялся влипать в самые невероятные истории, даже твёрдо стоя на земле на двух ногах. Гермиона, кстати, тоже нервничала в преддверии грядущего занятия по полётам. У неё это выражалось в том, что закончив выполнять домашнюю работу, она взяла в библиотеке книгу "История квиддича" и с маниакальным блеском в глазах стала заучивать советы и подсказки начинающим летунам на мётлах. Впрочем, с её фотографической памятью особого труда ей это не составило и уже в понедельник за завтраком, она утомляла всех сидевших за столом, цитируя выученное. Наверное, только Невилл снова стал исключением среди учеников и слушал её очень внимательно. Все же остальные были только рады, когда лекция Гермионы оборвалась с появлением сов, несущих почту. Перед Лонгботтомом-младшим шлёпнулся небольшой свёрток. Невилл искренне обрадовался посылке от бабушки и поспешил вскрыть её. Внутри оказался стеклянный шарик. Казалось, что шар заполнен белым дымом.
  
  "И как только он не разбился при приземлении?" - с удивлением подумал Гаро.
  
  - Это напоминалка! - пояснил Невилл заинтересованным соседям по столу, - я постоянно что-нибудь да забываю, а этот шар должен подсказывать, если ты что-то забыл сделать. Вот смотрите - надо взять его в руку, крепко сжать и, если он покраснеет...
  
  В этот момент туман внутри шарика приобрёл насыщенный алый оттенок.
  
  - Э-э-э... - растерянно протянул Невилл, - и что такого важного я мог забыть на этот раз?
  
  Проходивший в этот момент мимо них, Драко остановился, склонил набок голову, с интересом рассматривая сферу, после чего выхватил её у Невилла. Гарри не успел и слова сказать, как из-за стола вскочил Рон и яростно пыхтя, стал сжимать и разжимать кулаки, явно готовясь пустить их в ход. Но тут к ним подошла профессор Макгонагалл. Гаро украдкой вытер выступившую на лбу испарину. Малфой-младший, конечно, поступил некрасиво, вот так без спросу взяв напоминалку у владельца, но и лезть в драку, как это собирался сделать Уизли, тоже было неправильно. Так что, по мнению Поттера, появление декана Гриффиндора было как нельзя кстати.
  
  - Что тут происходит? - строго спросила она.
  
  - Малфой отнял у меня напоминалку, профессор, - объяснил Невилл.
  
  Драко помрачнел и буквально пихнул сферу обратно в руки Логботтому.
  
  - Я просто хотел посмотреть, профессор, - сказал он и поспешил уйти прочь. Похоже, что навлекать на себя гнев профессора Макгонагалл он явно не хотел.
  
  * * *
  
  Утро понедельника было примечательным для Гарри благодаря ещё одному событию. В очередной раз, с утра, забирая палочку из ящика прикроватной тумбочки, Поттер вдруг понял, что от подделки больше не исходят, так раздражавшие его ранее, пламенные волны. Внимательно осмотрев палочку, он убедился, что это всё ещё была подделка, а не его собственная палочка, просто теперь она не вызывала того, уже привычного, разрушительного буйства чувств. Казалось бы, это должно было вызвать облегчение от осознания, что подделка больше не влияет на него, но... Гаро с ещё большим подозрением покосился на подделку.
  
  "Ну, уж нет, спасибо, - подумал он, - какой бы она послушной теперь ни была, я уже никогда не смогу доверять ни одной палочке... даже своей, которую купил в Косом переулке... если, конечно, она когда-нибудь ко мне вернется. Ухо надо держать востро со всеми этими палочками. Сегодня она нормальная, а завтра, как возьмётся снова нарушать мою концентрацию и душевное равновесие?! Нет уж, лучше я буду потихоньку осваивать беспалочковые техники. Так будет надёжнее, чем полагаться на своенравный артефакт, не говоря уже о подброшенной подделке. Жаль только денег потраченных на покупку. Но с этим уже ничего не поделаешь. Заплатить - заплатил, так что буду хранить на всякий случай. Вдруг, да пригодится когда-нибудь для чего-нибудь".
  
  * * *
  
  Занятие по полётам проводилось на ровной площадке рядом с замком. Вдалеке мрачно покачивал верхушками деревьев Запретный лес. Ярко светило солнце, а лёгкий тёплый ветерок отгонял комаров, создавая ощущение уюта и комфорта. Зеленая трава под ногами так и манила, приглашая присесть, а то и прилечь.
  
  "Эх, сейчас бы пикник устроить, а не на мётлах летать, - подумал Гаро, - такая погода прекрасная и место отличное... так и хочется лечь на травку и смотреть на редкие облака, медленно плывущие по бескрайнему синему небу..."
  
  Встав возле разложенных на земле мётел, первокурсники Гриффиндора оказались лицом к лицу с первокурсниками Слизерина. Вскоре после этого, появилась преподавательница полетов, мадам Трюк. Короткие седые волосы, нос с горбинкой и неприятный острый взгляд коричнево-жёлтых глаз.
  
  - Чего ждём?! - гаркнула она во всю мощь своих лёгких, - Встали слева от метлы! Вытянули правую руку над метлой! И скомандовали: "Вверх!" А ну, поживей!
  
  Поттер с сомнением посмотрел сначала на свою метлу, а затем на мётлы однокурсников. Все они были довольно старыми. Кое-где на древках были видны трещины, и некоторые прутья были сломаны или погнуты. Гаро всё меньше и меньше хотелось присутствовать на этом занятии. Никаких объяснений. Никакой техники безопасности. Сразу к делу, то есть к метле.
  
  - ВВЕРХ! - крикнуло двадцать голосов, исполняя указания преподавателя.
  
  Метлы Гаро и Драко тут же прыгнули к ним в руки, а вот у остальных дела обстояли гораздо хуже. У Невилла метла вообще не сдвинулась с места, у Гермионы она почему-то покатилась по земле, а Рону вообще не повезло, так как его метла подпрыгнула на прутьях и заехала мальчику древком промеж глаз. Постепенно все мётлы оказались в руках у учеников. После долгих уговоров, метла Невилла тоже подскочила вверх.
  
  Затем мадам Трюк показала ученикам, как нужно садиться на метлу, чтобы не соскользнуть с нее в воздухе, и пошла вдоль шеренги, проверяя, насколько правильно они держат свои метлы.
  
  "Что за бред, - поморщился Гаро, - неудобно же. Да и вообще, со стороны глупо выглядит. До чего докатились шиноби... на мётлах летают. Да я с этой палки тут же навернусь, если у меня и правда получится подняться на ней в воздух. Ну, или прищемлю себе кое-что, пытаясь не упасть. Какой же это бред".
  
  Задумавшись, он как-то пропустил, что говорила преподавательница Малфою и отчего теперь Рон сияет как начищенный до блеска галлеон.
  
  - Слушать сюда! Когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли! - произнесла мадам Трюк, - Вы должны крепко держите метлу! Держите её в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь - для этого надо слегка наклониться вперед! Итак, по моему свистку: три, два...
  
  Вдруг, метла Лонгботтома рванула вверх, поднимаясь всё выше и выше. Невил разинул рот в беззвучном крике. Видимо от страха у него случился спазм в горле, и он просто не мог нормально закричать. Вот метла дёрнулась в сторону, и мальчик соскользнул с неё, не удержав равновесия. Мадам Трюк выхватила палочку из поясной кобуры, но...
  
  С мерзким хрустом, тело Невилла впечаталось в землю. Его метла в это время всё ещё продолжала подниматься, а затем, сделав мёртвую петлю, улетела к Запретному лесу и исчезла из виду. Преподавательница склонилась над мертвенно-бледным Невиллом. Тот, кажется, от всего пережитого потерял сознание.
  
  - Хм, сломано запястье, - услышал Гарри ее бормотание. Когда мадам Трюк распрямилась, её лицо выражало явное облегчение. Она повернулась к остальным ученикам и грозно произнесла, - сейчас я транспортирую его в больничное крыло, а вы ждите меня и ничего не делайте! Мётлы должны оставаться на земле! Тот, кто в мое отсутствие дотронется до метлы, вылетит из Хогвартса быстрее, чем успеет сказать слово "квиддич"!
  
  Несколько знакомых взмахов палочкой, фраза, буркнутая себе под нос, и мадам трюк отправилась в замок, попутно левитируя бесчувственное тело Лонгботтома.
  
  - Здесь есть больничное крыло? - спросил у однокурсников Гаро. До него вдруг дошло, что Невилла с переломом отправили лечиться не куда-нибудь за пределы школы, а в некое место в самой школе.
  
  "Я уже столько времени мучаюсь с плечом, - подумал он, - а вдруг и мне смогуть помочь его вылечить там, где будут латать запястье Логботтома? Неужели у меня появилась возможность избавиться от этой резкой боли под лопаткой? Нужно будет сходить туда и всё разузнать".
  
  - Естественно, есть, - ответила Парвати Патил, девочка с Гриффиндора, имеющая весьма экзотический внешний вид, характерный для жителей Индии, - и Невилл попадает туда уже не в первый раз. Помнишь, прошедшее в пятницу занятие по Зельеварению? Он там растопил котёл и расплескал зелье, да ещё и обжёгся сильно. Профессор Снейп отправил его тогда в больничное крыло...
  
  - Мда уж, - пораженно протянул Поттер, почесав затылок, - вроде бы рядом стоял, а про больничное крыло в упор не помню.
  
  - Кто бы сомневался, ты же Гриффиндорец, - фыркнула одна из девчонок с факультета Слизерин, вроде бы её звали Пэнси Паркинсон, - а у всех Гриффиндорцев не только с памятью проблемы, но и вообще с головой. Не удивлюсь, если ты однажды забудешь, как твою маму звали...
  
  - Маму не трогай, - нахмурился Гаро.
  
  - А то что? - ехидно усмехнулась Пэнси, в то время как все первокурсники с обоих факультетов наблюдали за разворачивающейся перепалкой.
  
  - Поверь, ты не хочешь этого знать, - сказал Гаро, а про себя подумал, - "если её она произнесёт ещё хоть одно дурное слово, то я буду вынужден ей отомстить. Иначе меня свои же засмеют".
  
  - Ой, да что ты можешь, - отмахнулась она, - сиротка, воспитывавщийся в семейке у маглов. Тоже мне, нашёлся, герой липовый. Да ты никто и ничто.
  
  От её слов, стоящие рядом гриффиндорцы, все как один, начали пыхтеть и бросать злые взгляды на девочку и других слизеринцев.
  
  "Э, нет, - подумал Поттер, лихорадочно подыскивая возможность разрядить обстановку, - драка между первокурсниками разных факультетов мне сейчас совсем не нужна, но и оставлять оскорбления без ответа тоже нельзя. Что же делать?"
  
  - Смотрите! - крикнул Малфой, метнувшись вперед и поднимая что-то с земли, - Это та самая дурацкая штука - напоминалка, которую Лонгботтому прислала его бабка.
  
  - Верни её, Малфой! - закричал Рон. Всё внимание теперь обратилось на него и на Драко.
  
  Малфой усмехнулся:
  
  - Ну, не знаю. Может мне стоит положить её куда-нибудь повыше, чтобы Лонгботтом потом побегал-попрыгал, доставая её оттуда... Хм, например, на дерево!
  
  - Мистер Малфой, - обратился к мальчику Поттер. Он уже понял, по каким правилам любит играть Драко и в разговоре использовал эти правила против самого Малфоя-младшего, - будьте любезны, верните, пожалуйста, напоминалку мистеру Лонгботтому. В конце концов, это некрасиво - брать без спроса чужую вещь. Вы же аристократ и вам не пристало, словно какому-то вору, вот так забирать и прятать случайно обронённую другим аристократом вещь. Как вы думаете, что бы вам сказали ваш отец или мадам Лонгботтом, узнай они о таком некрасивом поступке?
  
  - Знаете, мистер Поттер, вы правы, - задумчиво протянул Драко, - думаю, я прямо сейчас пойду в больничное крыло и отдам напоминалку мистеру Логботтому.
  
  - Не верь ему, Гарри! - снова завопил рыжий, - это он только говорит, что отнесёт Невиллу, а сам оставит напоминалку себе!
  
  - Думаю, я составлю компанию мистеру Малфою, в его путешествии до больничного крыла, - усмехнулся Гаро.
  
  - Не доверяешь? - перешёл на нормальный язык Драко от чего все остальные Слизеринцы буквально выпали в осадок.
  
  - Не в этом дело, - сказал Поттер, уходя от прямого ответа, - мне нужно обратиться к доктору, но я не знаю куда идти.
  
  - Что-то серьёзное? - спросил Драко, - Кстати, у нас нет врачей, у нас есть целители.
  
  - Да нет, - отмахнулся Гарри, - но если вовремя не позаботиться о здоровье, потом могут возникнуть проблемы...
  
  - Почему же ты сразу не обратился туда? - допытывался Драко. Весь первый курс обоих факультетов пребывал в шоке. Ещё недавно они чуть не устроили смертельный бой между собой, а уже сейчас эти двое общаются, как ни в чём не бывало...
  
  - Говорю же, что это пустяки, - пояснил Гаро, - потому и не обратился. Мне даже в голову не пришло, что в школе может быть свой собственный целитель или целое больничное крыло.
  
  - Ладно, - успокоился Драко, - пойдём, покажу дорогу.
  
  - Я с вами, - заявил Уизли, но его остановила Гермиона:
  
  - Рон, ты хочешь вылететь из школы?
  
  - Но, они же идут... - начал было он, но снова был прерван Грэйнджер.
  
  - Драко идёт отдать напоминалку, а Гарри - обратиться к целителю, - сказала девочка, - а зачем туда пойдёшь ты? Вот именно. Тебе туда идти незачем!
  
  * * *
  
  Поднявшись по центральной мраморной лестнице и свернув налево, они прошли по длинному светлому коридору, они остановились у большой двустворчатой двери. Вежливо постучали и вошли. Просторная комната с высокими потолками и огромными окнами готического стиля во всю стену до самого потолка. В помещении стояло несколько кроватей, разделённых ширмами. У каждой кровати была своя тумбочка и стул для посетителя. С Невиллом уже видимо провели все необходимые процедуры, и он спал, заняв ближайшее к выходу койко-место. Чуть в стороне мадам Трюк тихо беседовала с ещё одной немолодой женщиной, одетой в белый фартук и белый же чепчик.
  
  - Что вы здесь делаете? - нахмурилась преподаватель полётов, увидев вошедших.
  
  - Мадам Трюк, - первым начал отвечать Драко, доставая напоминалку из кармана, - я увидел, что Невилл уронил одну очень важную для него вещь и поспешил сюда, что бы вернуть её владельцу.
  
  - Понятно, - сказала она, переместив свой ястребиный взор на Поттера в ожидании объяснений от него.
  
  - Мне нужна консультация местного целителя, - ответил Гаро.
  
  - И это не могло подождать до конца занятий? - спросила мадам Трюк.
  
  - Могло, - согласился Поттер, - только вот я не знал, где находится больничное крыло, а раз уж мистер Малфой всё равно пошёл сюда, то я решил пойти с ним, что бы узнать дорогу. На будущее, так сказать.
  
  - Хорошо, - приняла объяснение преподаватель полётов, - тогда мы сейчас вместе вернёмся на поле, а свои вопросы вы решите после. Благо дорогу вы теперь знаете, мистер Поттер.
  
  - Меня зовут Поппи Помфри, - представилась вторая женщина, обращаясь к Гаро, - я дипломированный целитель школы Хогвартс. Можешь обращаться за помощью в любое свободное время.
  
  - Благодарю, - ответил Поттер, после чего Драко положил сферу с белесым туманом на тумбочку возле кровати Лонгботтома и они втроём с мадам Трюк вышли из помещения.
  
  Оставшаяся часть занятия прошла в штатном режиме и к его окончанию все первокурсники сумели подняться в воздух, пролететь по прямой, а так же научились поворачивать из стороны в сторону. Никаких фигур высшего пилотажа, как на это надеялся Рон, они не изучали.
  
  * * *
  
  После окончания занятий, уже ближе к вечеру, Гаро снова пришёл в больничное крыло. К тому времени Невилл уже поправился и сидел в общей гостиной с остальными первокурсниками, готовясь к урокам назавтра. Комната была пуста.
  
  - Мадам Помфри?! - с сомнением позвал Гаро.
  
  Находившаяся слева небольшая дверца приоткрылась и из-за неё показалась уже знакомая женщина в белом переднике.
  
  - Проходи, не бойся, - сказала она, - присаживайся вот на эту кровать.
  
  - Я уже подумал, что опоздал и вы уже ушли, - сказал Гарри, подходя ближе и выполняя указания целительницы.
  
  - Мой кабинет и спальные покои, как раз за той дверью, так что я готова помочь нуждающимся в любое время дня и ночи. Так, на что жалуемся, молодой человек, - переходя в рабочий режим, спросила мадам Помфри.
  
  Гаро в подробностях рассказал про свою проблему раскаленного гвоздя под лопаткой. Так же он рассказал, когда и как получил эту травму. Пока он говорил, женщина достала свою волшебную палочку и начала выводить какую-то дико сложную вязь из уже знакомых движений базовых форм.
  
  - А что вы сейчас делаете? - полюбопытствовал Гаро.
  
  - Накладываю целителькое диагностическое заклинание, - ответила она.
  
  - Такое сложное? - удивился Гарри, наблюдая за порхающей туда-сюда палочкой.
  
  - Это улучшенное заклинание с настройкой на нервные узлы и костно-мышечный каркас пациента, - ответила она.
  
  - Эм-м-м... извините, что отвлёк, - сказал он, - всё равно я ничего не понял из того, что вы сейчас сказали.
  
  Мадам Помфри улыбнулась смотря на пациента и тут же нахмурилась, так как перед ней появились результаты проведённой диагностики.
  
  - Ваше имя - Гарри Поттер? - уточнила она.
  
  - Предпочитаю, Гарольд или сокращённо - Гаро, - ответил он, - а в чём дело?
  
  - Видите ли, мистер Поттер, - стала рассказывать она, - у вас не просто какая-то там травма, а сложный вывих с защемлением нерва. И всё это зажило в таком виде, так и не встав на свои места. Обратитесь вы за помощью в течение нескольких месяцев после получения этой травмы, то всё можно было исправить парой простых заклинаний, но теперь... Травма слишком старая и что бы её вылечить придётся приложить немало усилий.
  
  - Всё настолько плохо? - всё ещё не веря, спросил мальчик.
  
  - Я бы и хотела сказать, что это не так, но, увы... - целительница развела руками.
  
  - И вы ничего не можете с этим поделать? - убито спросил он.
  
  - Почему же, я вполне могу с этим справиться, - возразила она, - но как я уже сказала, это будет трудно и долго.
  
  - А если побыстрее? - Гаро совсем не улыбалось провести долгое время в больничном крыле, пока его однокурсники будут постигать тайны техник шиноби, замаскированные под волшебные заклятия.
  
  - Знаете, мистер Поттер, - немного подумав, сказала мадам Помфри, - давайте, вы зайдёте ко мне завтра вечером, а я пока кое-что уточню. Всё же с такими застарелыми травмами, подобными вашей, я не сталкивалась уже лет десять, если не больше. Ведь если ученик повредил себе что-то на занятиях, то его тут же отправляли ко мне, и мы быстренько всё исцеляли, а у вас же... В общем, жду вас завтра примерно в то же время.
  
  - Спасибо, - сказал Гаро и отправился в башню своего факультета. В данный момент он испытывал некоторую долю разочарования, так как надеялся, что его проблему получится решить так же быстро и легко, как сломанное запястье Лонгботтома. Стараясь окончательно не потонуть в море уныния, он решил подумать о чём-нибудь другом. Например, о Тонкс.
  
  "Нужно будет завтра на обеденном перерыве договориться с ней о новой встрече, - подумал он, - поболтаем, да заодно она ещё раз расскажет о том, как правильно выполнять Скурж-но-дзюцу, а то, сколько я не старался, даже с подделкой, но у меня так ничего и не вышло. Ах, да. Нужно ещё не забыть отомстить этой гадкой Паркинсон. Надо хорошенько подумать, что я могу ей сделать такого, дабы она научилась держать свой поганый рот на замке".
  
  * * *
  
  Утро профессора Макгонагалл началось с того, что она как обычно отправилась на завтрак, где и получила короткую записку от Поппи Помфри с просьбой зайти к ней и чем скорее, тем лучше. Зная мадам Помфри, это явно было связано со здоровьем студентов факультета Гриффиндор.
  
  "В таком случае не буду откладывать и наведаюсь к ней, сразу после окончания завтрака", - решила Минерва Макгонагалл, принявшись за аппетитно пахнущую рыбку, приготовленную в кляре со специями.
  
  Войдя в больничное крыло, Минерва застала мадам Помфри за работой. Какой-то третьекурсник, на зельях, умудрился зацепить локтём кипящий котёл и естественно получил ожоги от выплеснувшейся из котла жижи. Впрочем, Поппи уже напоила пострадавшего всеми необходимыми зельями и теперь только накладывала остаточные заклинания на отсроченое обезболивание и от присыхания повязок к ранам.
  
  - Здравствуй, Минерва, - поприветствовала она декана Гриффиндора, - проходи в мой кабинет. Я тут быстро управлюсь, и очень скоро присоединись к тебе.
  
  - Здравствуй, Поппи, - отозвалась Макгонагалл и прошла за дверь расположенную слева. Кабинет мадам Помфри представлял собой небольшую комнатку со столом, парой кресел и стеллажами, заполненными коробками с карточками пациентов. В дальней стене была видна ещё одна дверь. Как было известно Макгонагалл, эта дверь вела в спальные покои мадам Помфри. Вскоре Поппи освободилась, и они вполне комфортно расположились в креслах у стола.
  
  - Минерва, я позвала тебя сюда, что бы поговорить о состоянии здоровья одного из твоих студентов, - не стала тянуть мадам Помфри и сразу же перешла к делу, - вчера вечером ко мне за помощью обратился сам Гарольд Поттер.
  
  - Гарри? - удивилась мадам декан, - с ним что-то случилось? Когда? На каком занятии? Всё настолько серьёзно? Тогда, почему он сейчас не здесь?
  
  - Не стоит так волноваться, - успокила её Поппи, - травму Гарольд получил не на занятиях, а ещё дома, когда проживал у маглов. К тому же у него сейчас нет ничего, требующего срочного вмешательства. Конечно, у него наблюдается повышенная нервная активность, но это вполне может быть связано со сменой места проживания и обретением новых друзей. К тому же, у них в тот день было занятие по полётам на мётлах, а ты сама прекрасно в курсе, насколько в таких случаях повышается выброс адреналина в кровь.
  
  - Значит, ничего серьёзного... - задумчиво произнесла Минерва, осмысливая полученную информацию, - тогда зачем ты позвала меня сюда, да ещё так срочно? И почему ты называешь Гарри Гарольдом?
  
  - Дело в том, что травма у Поттера весьма и весьма не простая, - стала пояснять Поппи, - конечно, подобные травмы легко поддаются лечению любого мага-целителя, но дело в том, что данную травму мальчик заработал уже давно и его то ли не лечили, то ли его лечил какой-то неумеха, но теперь... теперь мы имеем застарелую и неправильно залеченную травму с вывихом и защемлением нервного узла. А Гарольда я называю так потому, что он сам сказал мне, что ему не нравится, когда его зовут Гарри. Ты же знаешь, Минерва, что личная магия волшебника поддерживает организм владельца?
  
  Макгонагалл молча, кивнула.
  
  - Так вот, - продолжила пояснения мадам Помфри, - магия мистера Поттера спаяла место вывиха, прорастив новые нервные каналы в обход защемленного узла, дабы мальчик мог продолжать двигать рукой. Так же магия блокировала пострадавший узел, что бы избежать постоянных болей. Там теперь такой комок, что сложно разобрать, что куда и для чего предназначено. С уверенностью могу сказать только одно - если оставить всё как есть, то при любом сильном ударе по корпусу может произойти ещё большее смещение, а за ним и разрыв вновь проросших нервов, что сделает из мальчика калеку, а возможно и сквиба.
  
  - Что?! - Макгонагалл буквально подскочила в кресле, - Но, почему?
  
  - Личная магия будет стараться компенсировать новое смещение и разрыв, - ответила мадам Помфри, - она выжмет досуха ещё не сформировавшееся до конца магическое ядро мальчика, что в итоге сделает из Гарольда сквиба.
  
  - Мы можем ему как-то помочь? - спросила Минерва.
  
  - Да, можем, - ответила Поппи, - но это будет трудно, долго и стоить больших денег.
  
  - Расскажи поподробнее, - попросила профессор Макгонагалл, - мне нужно знать, к чему подготовить мальчика.
  
  - Давай поступим так, - предложила мадам целитель, - чтобы не повторять два раза одно и то же, приходи сегодня вместе с мистером Поттером, и я расскажу вам, какие есть варианты лечения.
  
  - Хорошо, так и поступим, - согласилась декан Гриффиндора, - а сейчас я вынуждена откланяться. У меня скоро начнётся занятие с четвертым курсом Рэйвенкло. До встречи вечером, Поппи.
  
  - Всего доброго, Минерва, - попрощалась мадам Помфри.
  
  * * *
  
  Кое-как отсидев занятия, Гаро на скорую руку сделал домашние задания, при этом, не особо заботясь о качестве выполненной работы, и поспешил на приём к мадам Помфри. Уже выбегая из-за картины Полной Дамы, он нос к носу столкнулся с профессором Макгонагалл. При каждой встрече, под взглядом этой женщины Гаро тут же робел и начинал чувствовать себя неуютно. И опять, у него складывалось такое впечатление, что он в чём-то виноват и сейчас его будут ругать.
  
  - Добрый вечер, мистер Поттер, - поприветствовала его она.
  
  - Добрый вечер, профессор Макгонагалл, - робко ответил он.
  
  - Вы куда-то спешите, мистер Поттер? - спросила она.
  
  - Я направлялся в больничное крыло... - Гарри непроизвольно потупил взгляд.
  
  - Хорошо, - сказала она, - я иду с вами.
  
  - А? - неожиданно у Гаро закончились слова.
  
  - Чему вы так удивляетесь, мистер Поттер? - это был первый раз, когда эта строгая женщина улыбнулась именно ему, а не кому-то другому в его присутствии, - забота о здоровье моих студентов так же входит в сферу моих обязанностей. Идёмте, не будем зря тратить наше с вами время.
  
  Мадам Помфри уже ждала их. Усадив Гаро на кровать, а Минерву на стул для посетителей, Поппи ещё раз вкратце поведала, что из себя представляет травма Гарольда и к чему она может привести в будущем. Поттер впечатлился и сильно побледнел. Стать инвалидом и лишиться возможности выполнять техники шиноби? Кошмар! Какая-то мелкая травма в будущем может привести к полному разрушению его кейракукей - системы циркуляции чакры в теле. Ужас!
  
  - Есть два возможных варианта излечения вашей травмы, мистер Поттер, - стала рассказывать мадам Помфри, - первый способ заключается в том, что с помощью одного заклинания я заставлю полностью исчезнуть часть костей и хрящей вашей грудной клетки и лопатки вместе с повреждённым местом. Другое заклинание выжжет все нервы в области травмы. Если первое заклинание будет безболезненно, но очень неприятно, то второе будет сопровождаться адской болью. Конечно, анастезирующее заклинание будет применено, но и оно не сможет полностью блокировать болевые ощущения. После этого я смогу напоить вас костеростом и наложить на вас ещё несколько специфических лечебных заклинаний, дабы у вас правильно сформировались кости скелета и нормально восстановились нервы, без побочных эффектов. Но опять же, хочу уточнить, что и действие костероста и действие заклинания для конъюнкции нервов очень неприятны и болезненны. Один пациент, попавший в подобную ситуацию, описывал свои ощущения так: меня окунули в кипящее масло и сделали это не один десяток раз.
  
  От таких перспектив Гаро из бледно-серого стал землисто-зелёным. Он всё ещё прекрасно помнил как болел ожог после неудачного эксперимента со взрывной печатью, а тут нужно было вытерпеть нечто в тысячу раз больнее и страшнее.
  
  - А другой вариант? - шёпотом спросил он, так как голос отказался повиноваться своему хозяину. Минерва Макгонагалл так же была ошарашена способом лечения и теперь в шоке хлопала глазами, открывая и закрывая рот, будто силясь что-то сказать, но в последний момент не находя нужных слов.
  
  - Второй способ более щадящий, - продолжила рассказ мадам целитель, - но и более долгий и более дорогой. Мистер Поттер, вам каждый день на протяжении ближайших трёх месяцев придётся пить очень дорогие зелья. У нас в стране есть всего три мага, что могут их приготовить. Но это ещё не всё. Вы должны будете выучить очень сложное заклинание из раздела постоянной трансмутации, подраздела органических изменений. Именно по этой причине здесь сейчас находится профессор Макгонагалл. Скажите, профессор, сможет ли мистер Поттер освоить это заклинание? Есть ли у него на это хоть какие-то шансы?
  
  В первый момент Минерва растерялась, услышав данный вопрос, но потом:
  
  - Сможет! - ответила она, - я приложу все возможные усилия, что бы научить его, дабы мистеру Поттеру не пришлось прибегать к помощи первого варианта лечения.
  
  - Отлично, - обрадовалась мадам Помфри, - но и это ещё не всё. Чтобы все усилия не пропали даром, вам Гарольд, придётся освоить основы Оклюменции. Это нужно для того, что бы вы смогли проникнуть в своё сознание и там применить изученное заклинание по трансфигурации на самом себе. Вы будете трансфигурировать самого себя, свои кости, мышцы, хрящи и нервы. Но находясь в собственном разуме, вы одновременно будете управлять своими чувствами и сможете полностью заблокировать болевые ощущения, если они появятся в процессе. К тому же это будет не одна процедура, как в первом варианте исцеления, а серия погружений в себя. Так что изменение пройдёт не скачком, а маленькими шажками, что так же снизит шанс появления болей и других неприятных ощущений почти до нуля.
  
  - Сколько нужно денег? - спросила профессор Макгонагалл.
  
  Мадам Помфри достала из кармана сложенный вдвое листок и передала его Минерве. Когда декан взглянула на указанную в листке цифру, глаза у неё стали размером с галлеон, не меньше.
  
  - Так много? - удивилась она. Поппи только кивнула в ответ.
  
  - Мистер Поттер, у вас в сейфе найдётся такая сумма? - мадам декан, передавая листок Гаро. Взглянув на сумму, мальчик поперхнулся воздухом. 7362 галлеона. Если ста галлеонов легко хватает на год безбедной жизни, то... Офигеть, как дорого!
  
  - Не знаю, - сказал мальчик, - я не узнавал, сколько у меня всего денег в сейфе.
  
  - Значит, вам нужно будет на ближайших выходных побывать в "Гринготсе" и уточнить этот вопрос, - констатировала декан Гриффиндора, - к тому же, начиная со следующей недели, каждый понедельник и среду в четыре часа я буду ждать вас на дополнительные занятия по трансфигурации. Чем раньше мы начнём изучать необходимое заклинание, тем быстрее вы с ним справитесь. А значит, можно будет приступить к приёму зелий. Так же я поговорю с профессором Дамблдором насчёт учителя по Оклюменции. Заодно получу разрешение на ваше посещение банка. Не отчаивайтесь, мистер Поттер. Вместе, мы справимся с этой проблемой.
  
  - Большое спасибо! - от всей души поблагодарил женщин Гарри.
  
  - Пока ещё не за что, мистер Поттер, - сказала мадам Помфри.
  
  - Приберегите ваши благодарности до той поры, когда вы излечитесь от этой травмы, - добавила профессор Макгонагалл, - а сейчас, бегите в Большой зал и хорошенько подкрепитесь перед сном.
  
  Гарри улыбнулся, пожелал всем хорошего вечера и покинул комнату. За ужином он был весьма задумчив и молчалив и только ложась спать, вспомнил, что хотел сегодня на обеде поговорить с Тонкс, но совсем забыл об этом, пока ждал наступления вечера и похода к мадам Помфри.
  
  "Ладно, раз сегодня не получилось поговорить с Тонкс, то завтра точно получится, - решил он, - вот прямо с утра за завтраком и подойду к ней. И да, не забыть отомстить Пэнси. Хм... и, кажется, я уже знаю, что я с ней сделаю. Спасибо мадам Помфри за познавательный рассказ. Он как раз натолкнул меня на одну ну очень интересную мысль о том, как именно можно отомстить этой слизеринке. Конечно, после этого у меня могут возникнуть кое-какие проблемы, но месть - это святое! Отлично, а теперь все мысли из головы вон! Утро вечера мудренее, а потому всё, хватит думать. Пора спать".
  
   Комментарий к Глава семнадцатая или на пути к исцелению.
   Что-то в этот раз глава писалось с некоторым трудом и в несколько подходов.
  
  Не бэчено =)
  И моя великая благодарность всем тем, кто отмечает ошибки в публичной бете.
  
  Приятного прочтения!
  
  
  ========== Глава восемнадцатая или невольный свидетель и кое-что о клятвах. ==========
   Поднявшись раньше всех, Гаро поспешил в большой зал, надеясь поговорить с Тонкс до начала принятия пищи. Но... на завтраке Тонкс так и не появилась. В тот день первым занятием у них была Трансфигурация. В этот раз задание с превращением спички в иголку дополнилось превращением пучка травы в нитку. Вначале студенты должны были продемонстрировать первое превращение, а затем потренироваться во втором. На первый взгляд Поттеру показалось, что выполнить их очень просто, ведь и в первом и во втором случае использовались одни и те же базовые формы движения палочкой и одна и та же словесная формула, но реальность внесла свои поправки. На первом уроке многие справились с первым превращением и... зависли. Пучок травы ну никак не хотел превращаться ни во что другое. К середине занятия перед Гаро лежала идеальная иголка и он уже хотел отложить её и приняться за траву, как почувствовал нарастающую тупую боль в области сердца.
  
  "Что? - удивился и растерялся он, - что такое? Почему?"
  
  Боль продолжала нарастать, и Гаро сдавленно охнул, прижав левую руку к груди.
  
  - Гарри? - взволнованный голос сидящего рядом Рона, вдруг подействовал, словно ушат ледяной воды и боль чуть отступила.
  
  - Всё нормально, мне уже легче, - сказал Поттер, а про себя подумал:
  
  "Что за фигня? Почему мне стало плохо? Отчего слова рыжего вызвали такую реакцию? Неужели это последствия моей травмы под лопаткой? Да нет, не может этого быть. Повреждено правое плечо, а боль слева, у сердца..."
  
  - Может тебе к врачу сходить? - предложил Рон.
  
  - Нет-нет, уже всё нормально, - поспешил уверить его Гарри.
  
  - Ну, смотри сам, - пожал плечами Уизли и снова нацелился на лежащую перед ним спичку. Движение палочкой и заковыристая фраза и... ничего. Спичка осталась спичкой, а наблюдавший за другом Гаро снова схватился за сердце. Резким скачком боль вернулась и стала распространяться от груди по всему телу.
  
  - Рон? - не зная, что делать, Гаро позвал рыжего, и стоило тому повернуться к Поттеру, как боль пошла на убыль, но до конца не исчезла.
  
  - Что? - ушедшее было беспокойство, снова поселилось в глубине глаз рыжего мальчика, - Тебе всё же плохо?
  
  Их обмен фразами привлёк внимание профессора, и Минерва Макгонагалл подошла к ним. Бросив взгляд на руку, прижатую к сердцу, она вопросительно посмотрела на Гаро и спросила:
  
  - Мистер Поттер?
  
  - Простите, профессор Макгонагалл, - сказал он, - что-то мне нездоровится.
  
  - Возможно, вам стоит обратиться к мадам Помфри? - предложила она.
  
  - Угу, - поддакнул Рон, - я, то же самое сказал.
  
  Профессор перевела взгляд на Уизли и так на него посмотрела, что рыжий мальчик смутился и пробормотал:
  
  - Извините...
  
  - Наверное, я последую вашему совету, - неуверенно начал Гарри, но потом более твёрдо закончил фразу, - но только после занятия.
  
  - Мне приятен ваш энтузиазм, мистер Поттер, - сказала профессор, - но знайте, что здоровье более важно, нежели учёба. В конце концов, данную тему вы сможете отработать позже, после уроков, на дополнительном занятии. Так что, как поступить - решать вам.
  
  Гарри на некоторое время впал в ступор. Это было весьма важно - решить, уйдёт ли он сейчас с урока и наверстает позже или останется и попробует разобраться во всём сейчас? После того, как он узнал о своих способностях ниндзя, он, конечно, старался проявлять самостоятельность в принятии решений, но... когда большую часть сознательной жизни всё и всегда решали за него... Сначала, дядя и тётя, а потом некто, распределивший его на Гриффиндор и подсунувший подделку. Вчера в больничном крыле, мальчик даже был рад, когда профессор Макгонагалл и мадам Помфри сами решили, что будут лечить по второму способу. Поттер почувствовал громадное облегчение, что ему не придётся самому принимать решение по такому серьёзному вопросу. Именно по этому, он тогда от всей души поблагодарил их, прежде чем убежать в спальню. И вот теперь его снова ставят перед выбором. Конечно, это не то же самое, что выбирать между мучительным и быстрым или опасным и трудным излечением, но всё же...
  
  - Я... я хочу остаться на уроке, - запнувшись, сказал он, не до конца уверенный в правильности принятого решения.
  
  - Что ж, мистер Поттер, - слегка улыбнулась мадам декан, - тогда будьте добры, помогите вашему другу с превращением спички, раз вы сами уже справились с этим заданием, а с превращением травы в нить поупражняетесь после. У вас ещё будет такая возможность.
  
  Тут мистер Финниган поджёг свой пучок, и профессор поспешила к нему, дабы убрать последствия неудачного колдовства.
  
  - Рон, покажи, только медленно, какие ты делаешь движения, - попросил Гаро. Уизли, хоть и нехотя, но выполнил просьбу друга. Поттер заметил небольшую ошибку во второй форме и попросил отдельно выполнить движение этой формы. В этот раз обошлось без ошибок.
  
  - Мне Перси помогал закрепить базовые формы движений, - пояснил Рон.
  
  - Отлично, тогда попробуй ещё пару раз без словесной формулы, но внимательно следя за движениями во второй форме, - сказал Гаро. Через некоторое время и десяток проб, Рон наконец-то начал безошибочно выполнять необходимое движение. Пришло время перейти к словесной формуле. И тут выяснилось, что Рон просто не учил её, а прочитал несколько раз перед началом урока и теперь бубнил себе под нос нечто схожее по звучанию, но абсолютно не соответствующее записанному на прошлом занятии.
  
  - Да какая разница, как я произношу? - недовольно буркнул он.
  
  - Разница есть, - не согласился с ним Поттер, - открывай конспект и читай. Внимательно читай, а затем произнеси. Сначала медленно, по слогам, а потом, когда получится, то можно и с нормальной скоростью. К концу занятия Рон выучил словесную формулу и с первой же попытки превратил спичку в иголку. И сколько радости в тот момент было в его глазах, что Гарри вдруг подумал, что не зря потратил это время, объясняя другу что, да как нужно делать. Всё же было приятно осознавать, что именно благодаря нему, Рон справился с заданием. Как-то незаметно, боль в сердце отступила на край сознания, а затем вообще исчезла.
  
  Выйдя за двери класса, Гарри чуть не упал на пол, запнувшись о подставленную ногу. Кое-как, размахивая руками, он удержал равновесие и повернулся назад, что бы увидеть самодовольную ухмылку на лице Пэнси.
  
  - Что, Потти, опять выделился? Это же надо так уметь, болтать на уроке и не получить штрафных баллов! Или всё дело в твоей дутой славе? Ну конечно, штрафовать такую знаменитость - это моветон!
  
  - Заткнись, - начал закипать Гаро.
  
  - А то что? - спросила она, - Ударишь меня? Герой, поднявший руку на девушку - вот это будет заголовок! Уверена, газета с такой темой пойдёт нарасхват.
  
  Под смешки однокурсников Гарри поспешил удалиться. Ему пока что нечем было ответить этой гадкой девчонке. Хорошо, хоть Рон задержался в классе и не слышал всего этого, а то точно бы бросился с кулаками на слизеринку, и тогда позора было бы не избежать. Счёт Гаро к Пэнси рос в геометрической прогрессии. И, похоже, что Паркинсон не собиралась останавливаться на достигнутом.
  
  * * *
  
  Альбус Дамблдор направлялся в Большой зал, когда встретил Минерву Макгонагалл.
  
  - Директор, не уделите ли вы мне несколько минут? - спросила она.
  
  - Естественно уделю, дорогая моя профессор Макгонагалл, - улыбнулся Альбус, сверкнув очками-половинками.
  
  - Альбус, у меня к вам большая просьба, - сказала Минерва, - и даже не одна. Во-первых, я прошу вас, как опекуна Гарри Поттера, подписать ему разрешение на выезд с территории школы в эти выходные, что бы он мог съездить в Гринготтс. Я готова сама сопроводить его в этой поездке. Во-вторых, я прошу вас найти для мальчика учителя Оклюменции.
  
  - Профессор Макгонагалл, что стало причиной таких, я бы сказал необычных просьб с вашей стороны? - нахмурился директор, - Зачем Гарри понадобилось учиться Оклюменции? Откуда он вообще смог узнать о существовании Оклюменции? И что ему понадобилось в банке?
  
  - У мальчика серьёзная магическая травма, - начала объяснять она, - её можно вылечить двумя способами, но первый очень болезненный и неприятный, а второй... он дольше и сложнее, а так же требует серьёзных финансовых вложений, но менее болезненный. Учитель Оклюменции нужен, что бы мальчик мог погрузиться в собственное сознание, где и будет проводиться основная часть работы по исцелению.
  
  - Травма? - переспросил Дамблдор, - Как давно?
  
  - Несколько лет, - ответила Макгонагалл, - он уже привык к постоянному дискомфорту и потому молчал, а на занятии по полётам один его однокурсник упал с метлы и сломал запястье. Тогда мистер Поттер узнал, что у нас есть штатный целитель и решил обратиться за помощью.
  
  - Хорошо, что он всё же решился попросить о помощи, - сказал директор, - что ж, я подумаю и сообщу вам своё решение ближе к выходным.
  
  * * *
  
  На обеде, проходя к свободному месту, Поттер заметил знакомую фиолетовую шевелюру за столом Хаффлпаффа и направился к ней. Еда подождёт. Ведь неизвестно, когда ещё выпадет шанс пересечься с Тонкс и договориться о встрече.
  
  - Привет, Тонкс, - обратился он к девушке, - ты как, насчёт, встретиться у библиотеки и поговорить?
  
  - Привет, Гарри, я... - но договорить ей не дал сидящий напротив парень.
  
  - Нимфадора, у тебя появился новый поклонник? - усмехнулся он, - Только, вот что-то он слишком молодой... Не боишься прослыть совратительницей малолетних, а?
  
  - Не смей называть меня Нимфадорой, Нэд! - закричала девушка, а потом смутилась, поменяв цвет волос на ярко розовый, - о чём ты вообще? Мы с Гарри просто...
  
  - О! Они с Гарри! - обрадовался он, - и у них всё просто! Тонкс смутилась!!! Молодец, парень! Далеко пойдёшь! Ещё первокурсник, а уже захомутал такую девушку! Уважаю!
  
  - Эм-м-м... извините, я немного не понял, о чём вы говорите... - Гаро перевёл взгляд с пунцово-красной Тонкс на её трясущихся от смеха однокурсников. Тут уже прорвало не только хаффлпаффцев, но и студентов с других факультетов. Смеялись все присутствующие, ведь Нэд говорил громко и его изречения про Поттера и Тонкс разносились, чуть ли не на весь Большой зал. К тому же изменение цвета волос девушки мог не заметить только слепой.
  
  - НЭД! Да я тебя... - переполняемая чувствами смущения и возмущения, девушка была готова взорваться, - Голову откручу и скажу, что так и было!
  
  - А я чё? Я ни чё! - посмеиваясь, развёл руками парень.
  
  - Ты ничего? - от такого нахальства её даже перемкнуло на секунду, - Да ты...!
  
  - Я просто был рад, что моя драгоценнейшая однокурсница наконец-то нашла любовь всей своей жизни в виде такого юного и неиспорченного ребёнка, - опять перебил её Нэд, - ну, подумаешь, первокурсник... так вырастет ещё. Так что не расстраивайся, всё у вас будет хорошо! Только помолвку заключай сейчас, а то он когда подрастёт, вдруг, да на кого помоложе переключится...
  
  - Ещё одно слово, Нэд и я расскажу твоей девушке, с кем тебя видела в Хогсмите в прошлые выходные! - заявила Тонкс, после чего сидящая неподалёку девушка с русыми волосами как-то встрепенулась и встала из-за стола.
  
  - И с кем это ты, Нэд, был в Хогсмите в прошлые выходные?! - с угрозой в голосе спросила она. Всё внимание тут же переключилось с Тонкс и Гаро на невезучего Нэда и его девушку.
  
  - Ни с кем! - тут же слегка побледнел парень, - это всё ложь! Я ни с кем и нигде не был в прошлые выходные. Я сидел в библиотеке и готовился к Ж.А.Б.А!
  
  Тонкс схватила Поттера за шкирку и, под шумок, потащила его к выходу из зала.
  
  - Ну, ты, блин, даешь! - заявила она, когда они оказались в коридоре.
  
  - А что я такого сделал? - не понял Гаро.
  
  - Что? А как же всё это?! - и она эмоционально взмахнула руками в сторону дверей Большого зала.
  
  - Я-то тут причём? - снова не понял он. Тонкс, открыв рот, что бы сказать что-то в ответ, так и застыла. Похоже, что у неё просто не было слов, что бы описать и объяснить ситуацию ещё ребёнку, коим и являлся на данный момент Гарри.
  
  - Ладно, - как-то вся, обмякнув, сказала она, - забыли. О чём ты хотел поговорить?
  
  - Давай вечером, а? - сказал он, - сейчас времени мало до следующего занятия, а я ещё покушать хотел успеть...
  
  - И после всего ты так просто пойдёшь туда и сядешь обедать? - в удивлении всплеснула руками девушка и сумка с учебными принадлежностями, ремень которой она держала в левой руке, взмыла воздух, чуть врезавшись в лицо Поттеру.
  
  - Ну, да, - ответил он, делая шаг назад от летающей у него перед носом, сумки, - А что такого?
  
  - Ничего... Ладно, в шесть вечера у библиотеки, - сказала она и, закинув ремешок сумки на плечо, отправилась куда-то вдоль по коридору. Гаро же вернулся в Большой зал. Желудок уже начал издавать трели, требуя немедленно подкрепиться чем-нибудь вкусным, но не тяжёлым. Например, пирожной запеканкой с капустой и сыром.
  
  * * *
  
  Последнее занятие на сегодня было историей магии и прошло без каких-либо происшествий. Рон с другими однокурсниками остался в общей гостиной обсуждать грядущее межфакультетное состязание по квиддичу, а Гаро вернулся в комнату. Времени до встречи с Тонкс было ещё предостаточно, а значит, можно было успеть подготовить всё необходимое, дабы в самое ближайшее время свершить свою месть! Открыв свой чемодан, он вытащил из-под одежды папку, перевязанную верёвочками. Осторожно развязав узел, он открыл папку и достал взрывные печати, нарисованные водостойкими чернилами.
  
  "Какой же я молодец, что я заготовил их заранее, - мысленно похвалил сам себя мальчик, - до поездки в Хогвартс. Теперь не нужно будет тратить время на их рисование. Я и подумать не мог, что они так скоро мне пригодятся... Хотя... Не слишком ли это для какой-то там слизеринки? А, ладно! Возьму наиболее слабо заряженную печать. Это её больше напугает, чем причинит вред. Да уж, что-то я давно не занимался каллиграфией. Так и навык растерять не сложно. Нужно будет обязательно уделять этому время каждую неделю. Говорят, что раз чему-то научился, то уже не забудешь, но... после долгого перерыва уровень начертания иероглифов будет уже не тот, что был ранее. Что-то я совсем закрутился, если забыл о такой важной вещи, как каллиграфия. Так, а теперь надо проверить, нормально ли работают печати, и потренироваться активировать их. Даже если остается обугленное пятно или что-то загорится - можно будет сказать, что ошибся в заклинании".
  
  Положив лист с взрывной печатью в центр комнаты подальше от кроватей, Гаро отошёл в сторону, сложил печать концентрации и привычно, почуствовав тепло, направил его к печати, сказав при этом:
  
  - Кац.
  
  Ничего не произошло. Ещё попытка. Результат нулевой.
  
  "Да что же это такое? Почему не работает? - замельтешили мысли в голове у Поттера, - Ведь раньше всё нормально было"?
  
  Он подошёл, наклонился и поднял печать. Внимательно осмотрел. Вроде бы ошибок в начертании нет. Но внутри уже поселилось сомнение:
  
  "Вдруг я где-то не так провёл линию? А попробую-ка я другую печать"!
  
  Та же история повторилась и со второй и с третьей печатью. Тогда Гаро вынужден был признать, что проблема не в символах, что были начерчены на бумаге. Достав обычные чернила и кисть, он повторил необходимые манипуляции с напитыванием чернил и листа чакрой и поверх первых символов нанёс вторые, точно такие же, как и предыдущие. Взяв перерисованную печать, он снова положил её в центр комнаты.
  
  - Кац.
  
  Вспышка и клубы дыма заполонили почти всю спальню.
  
  "Чтож, теперь я знаю, что чакра из взрывных печатей имеет свойство выветриваться, - как-то отстранёно подумал Гарри, рассматривая чёрную кляксу на полу, - но у шиноби явно был способ сохранять чакру в печати на более долгое время, нежели чем сейчас получается у меня. Как же они этого добились? Что именно они делали с чернилами? Или всё дело было в бумаге? Над этим нужно будет подумать, когда появится свободное время, а пока берём на заметку, что наделать взрывных печатей про запас я не могу".
  
  Тут в комнату вбежали Рон, Невил, Перси и несколько других студентов Гриффиндора с разных курсов. Все они были взволнованы.
  
  - Что случилось? - спросил старший Уизли, - Мы были в гостиной, когда услышали взрыв...
  
  Его взгляд зацепился за выгоревшее пятно.
  
  - Это что такое? - указательный палец старосты был направлен на кляксу, а гневный взор его впился в Поттера, - Гарри, как это понимать? Ты зачем портишь казённое имущество?!
  
  - Я случайно, - ответил Гаро, - хотел попрактиковаться в заклинании, но видимо в чём-то ошибся и... в общем, вот.
  
  - Ну, блин! - эмоционально сказал Перси, всплеснув при этом руками, - Мало мне было одного Рона, так и ты теперь туда же! Если хочешь потренироваться - найди пустующий класс и тренируйся там!
  
  Увидев, что причин волноваться нет, посмеивающиеся гриффиндорцы разошлись по своим делам, а рыжий староста использовал несколько заклинаний, отчищая пятно с пола.
  
  - Ну, ты даёшь! - воскликнул Рон, - у меня и Симуса, когда так получалось и то следов меньше оставалось от взрыва! Как тебе это удалось?
  
  - Сам не знаю, - соврал Гарри, - Извини, Рон, но мне пора бежать?
  
  - Ты куда? - спросил Рыжий, а потом видимо до чего-то додумался, - Неужели, как и сказал Перси, пойдёшь искать место для тренировки? Можно с тобой?
  
  - Ты ошибся, Рон, - ответил Гаро, - я в библиотеку. Там...
  
  - А-а-а... ну, тогда ладно, - разочарованно махнув рукой, рыжий даже не стал дослушивать объяснения Поттера, а развернулся и ушёл. Видимо, всё связанное с библиотекой, было абсолютно неинтересно, что он поспешил покинуть комнату первокурсников, дабы не углубляться в библиотечные темы.
  
  Гаро пожал плечами, собрал листочки с печатями, уложил всё обратно в чемодан и поспешил на встречу с Тонкс.
  
  * * *
  
  Придя несколько раньше оговоренного срока, Гарри, решил почитать рекомендованные профессором Флитвиком книги по Чарам. Увлёкшись, он и не заметил, как пролетело время. От книги его отвлекло то, что кто-то схватил его за шкирку и куда-то потащил.
  
  - Тонкс, поставь меня на ноги, - сказал он, ведь такую манеру обращения с ним до сих пор проявляла только девушка-метаморф и никто другой.
  
  - Я тебя уже два раза окликнула, а ты всё сидишь и сидишь, читаешь свою книжку и будто бы не слышишь меня! - возмущённо заявила она.
  
  - Молодые люди, соблюдайте тишину, - строго сказала, вышедшая из-за стеллажа, мадам Пинс - школьный библиотекарь.
  
  - Извините, мы сейчас уйдём, - сказал Поттер, обращаясь к мадам Пинс, заодно возвращая её книгу, а затем повернулся к Нимфадоре и продолжил:
  
  - Я действительно тебя не слышал. Очень уж увлекательно было написано о...
  
  - Да кому, какая разница, что и о чём там написано, - перебила его девушка, - пошли скорее. Мне прямо не терпится узнать, зачем ты хотел со мной встретиться и о чём поговорить!
  
  - Молодые люди! - повысила голос уже сама мадам Пинс, - Покиньте пределы читального зала!
  
  Выскочив за дверь, они отправились в уже знакомую пустующую аудиторию неподалёку от библиотеки. Гаро сразу же прошествовал к ближайшей скамейке и уселся на неё.
  
  - Ну, давай рассказывай! - потребовала она, от нетерпения чуть ли не приплясывая на месте, - Чего тебе от меня понадобилось, да тем более так срочно?
  
  - У меня возникла проблема... - начал он свой рассказ о том, что с ним происходило на последнем занятии по Трансфигурации. Пересказ событий не занял много времени, и вскоре девушка озабоченно хмурила брови, напряжённо о чём-то думая.
  
  - Знаешь, Гарри, - наконец сказала она, - это очень похоже на действие клятвы, подтверждённой магией.
  
  - Клятва? - переспросил Поттер.
  
  - Угу, - подтвердила она, - есть разные варианты. Непреложный обет, например. Но там клятва взаимная и с участием свидетеля, а тут... Такое впечатление, что пребывая в расстроенных чувствах, ты поклялся кому-то в чём-то, а магический выброс закрепил за тобой эту клятву, словно ты поклялся в её исполнении своей жизнью и магией. В истории бывали такие случаи, но они очень редки и мало описаны.
  
  - Но это ведь не точно? - испугался Гаро, так как ему очень не понравились слова девушки о клятве жизнью и магией, и он с надеждой спросил:
  
   - Это же может быть что-то другое?
  
  - Всякое может быть, - сказала она, - но если всё обстоит так, как я предположила, то у нас есть возможность в этом удостовериться.
  
  - Как? - спросил Гарри.
  
  - Снимай рубашку, - приказала она и, не дожидаясь, когда до мальчика дойдут её слова, сама стала стаскивать с него мантию и жилет.
  
  - Погоди-погоди, - но она не слушала его, продолжая своё "чёрное дело", - я сказал подожди! Я сам!
  
  Он кое-как вырвался из цепких девичьих пальцев и уже самостоятельно сбросил мантию и стянул жилет через голову. Расстегнув несколько пуговиц, он ухватил рубашку за шиворот и так же через голову снял её с себя. Майки на нём не было, потому как, живя у Дурслей, ему никогда не приходилось носить майку, а по прибытию в школу он так и не привык надевать её под рубашку.
  
  - Вот блин! - вскрикнула Тонкс, смотря на Поттера.
  
  - Что? - взволнованно спросил он и опустил взгляд вниз. На груди в области сердца, словно нарисованная золотой краской, была расположена спираль с отходящими от неё волнистыми лучами, - Что это за фигня?!
  
  - Символ клятвы, - ответила девушка, - я и подумать не могла, что за свою жизнь мне придётся увидеть нечто подобное. Я же читала о клятвах просто так. Из интереса. Но, что бы увидеть в живую результат стихийной клятвы...
  
  Она подошла ближе и с каким-то необыкновенным трепетом протянула руку и прикоснулась указательным пальцем к одному из золотистых лучей на торсе мальчика. В этот момент дверь в аудиторию приоткрылась, и внутрь заглянул тот самый однокурсник, что на обеде назвал девушку Нимфадорой, а затем пошутил про неё и её отношения с Поттером. Увиденное заставило его глаза сделаться размером с галлеон.
  
  - Извините, что помешал, - пробормотал он, после чего его голова скрылась за дверью, а по коридору разнёсся топот убегающего со всех ног человека.
  
  - Ты что, забыла запереть дверь? - спросил Гаро.
  
  - Ага, похоже, что так, - всё ещё пребывая в шоке, молвила она, а потом...
  
  - НЭД!!! А НУ СТОЙ!!! ТЫ ВСЁ НЕ ТАК ПОНЯЛ!!! - завывая, словно баньши и сверкая попеременно меняющимся цветом волос, девушка бросилась вслед за однокурсником.
  
  - Тонкс, подожди! - позвал её Гарри, но девушка, не обращая на него внимания, уже выскочила за дверь и была такова.
  
  "Это просто дурдом какой-то, - думал Поттер, одевая сначала рубашку, а затем и всё остальное, - ну что этому придурку понадобилось здесь и именно в этот момент?! Из-за него, я так и не узнал у Тонкс, что это значит и что мне делать дальше. А ведь она точно знает, что это и с чем его едят. Сама сказала, что из любопытства читала про клятвы, но никак не ожидала, что эта информация ей когда-нибудь пригодится. И в технике Скурдж-но-дзюцу не потренировались... Мда уж. К Тонкс теперь и не подойдёшь, чтобы не раздувать слухи, которые явно начнут гулять по школе, после того как Нэд расскажет о том, что увидел в этом классе. А чего не знает, то додумает. Опять я привлёк к себе лишнее внимание. Я, блин, не шиноби, а сплошное недоразумение".
  
  * * *
  
  Уже к вечеру почти весь Хогвартс, ну возможно, за исключением первокурсников, знал, что Нимфадора Тонкс и Гарри Поттер больше, чем просто знакомые или друзья. Крики и заверения Нимфадоры о том, что всё не так и между ними ничего нет, только укрепили всеобщее мнение, что Тонкс и Поттер уже давно встречаются и влюблены друг в друга, а кто-то говорил, что между ними уже заключён брачный контракт, вот они и решили уединиться, чтобы... а дальше мнения расходились и каждый додумывал и сам в меру своей испорченности. Сам же Гарольд не был столь искушён в вопросах пола и понимал только то, что теперь про него и Тонкс ходит много лживых слухов, но поскольку он не осознавал всего, то и не придавал этому особого значения. Ну, слухи и слухи. Погуляют некоторое время, а потом забудутся...
  
  Но до вечера ещё было несколько часов. Нимфадора с криками гонялась где-то за своим непутёвым однокурсником, а Гарри Поттер вернулся в комнату, написал короткое письмо и отнёс его в совятню. Только вот письмо было не совсем простым: с одной стороны было написано обращение к Пэнси Паркинсон, а с другой была вычерчена взрывная печать. Гадкую Слизеринку ожидал весьма неприятный сюрприз!
  
  Уже засыпая, в голову к Гаро вдруг пришла интересная мысль:
  
  "А зачем местные шиноби изобрели мётлы? Ну, в смысле, зачем они были нужны ещё в те времена, когда шиноби помнили, кто они есть на самом деле? Ведь мётлы так же изготавливали с давних пор, а значит, у них должно было быть какое-то своё предназначение. Ну, в самом деле, не для полётов же их придумали местные ниндзя"!
  
  
   Комментарий к Глава восемнадцатая или невольный свидетель и кое-что о клятвах.
   Всем привет.
  Извиняюсь за долгое отсутствие.
  Хлопоты связанные со сменой работы вроде бы более-менее улеглись и теперь постараюсь выдавать проды в прежнем режиме.
  Так же извиняюсь за то, что глава несколько меньше, чем предыдущие.
  Глава не бэчена, но всё же - приятного прочтения!
  
  ========== Глава девятнадцатая или разбор полётов. ==========
   Вечером в кабинет директора Дамблдора пожаловала Помона Спраут.
  
  - Альбус! - с порога заявила она, - Это уже ни в какие ворота не лезет!
  
  - Помона? Что случилось? - не часто директор мог видеть всегда улыбающуюся и добродушную женщину в таком состоянии как сейчас и это его весьма сильно обеспокоило. Так же, вдруг проснулась интуиция, весьма развившаяся за годы сначала преподавания, а потом и руководства Хогвартсом, указывая на грядушие неприятности.
  
  - Этот Поттер и Тонкс... они просто невозможны! - женщина не могла найти слов, дабы высказать возмущение, кипевшее в ней.
  
  - Дорогая моя профессор Спраут, неужели вас так взволновали слова шкодливого мальчишки, в шутку сказанные им за столом? - удивился директор, - Всем было видно, что он просто решил по-доброму посмеяться над своей однокурсницей.
  
  - Вначале я тоже так решила, - стала рассказывать декан факультета Хаффлпафф, - но то, что случилось позже... Альбус, что мы сделали не так? Почему современные дети выросли такими... такими развращёнными?
  
  - Так, - нахмурился директор, - Помона, присаживайтесь в кресло и выпейте чаю, а затем подробно расскажите о том, что произошло.
  
  Самолично заварив чай, Альбус Дамблдор налил чашечку и подал её декану Спраут. После того, как женщина выпила несколько глотков и слегка успокоилась, она продолжила рассказ:
  
  - Все слышали, что Гарри и Нимфадора собираются встретиться у библиотеки. Нэд решил ещё раз подколоть Нимфадору и весь вечер провёл в библиотеке. Сначала к книжной мудрости решил приобщиться мистер Поттер, а затем через некоторое время пришла и мисс Тонкс. Библиотечный зал они покинули уже вместе. Нэд последовал за ними. Он держался вдалеке, что бы его не заметили объекты наблюдения. Немного поколебавшись, правильно ли он постуает, Нэд всё же поддался желанию ещё раз повеселиться за счёт Нимфадоры и приоткрыл дверь, за которой скрылись мистер Поттер и мисс Тонкс. Заглянув внутрь, парень тут же растерял всё веселье, так как открывшаяся ему картина превзашла все возможные ожидания и догадки. Нет, Альбус, простите, я просто не могу рассказывать дальше...
  
  - Помона, вы взяли у него воспоминания об увиденном? - спросил Дамблдор.
  
  - Конечно, Альбус, - декан Хаффлпаффа достала небольшой фиал с серебряным туманом внутри и протянула его директору. Вместе с флаконом Альбус прошёл к большому стенному шкафу с позолоченными дверцами. Открыв их, директор потянулся к неглубокому каменному сосуду, опоясанному по краям резными письменами и символами. Омут Памяти - артефакт, что позволял просматривать воспоминания. При этом смотрящий видел порисходящее так, словно сам был свидетелем произошедших событий. Откупорив фиал, Дамблдор вылил содержимое в чашу, а затем окунул в неё голову. Просмотр занял несколько минут, после чего директор лёгким жестом вернул воспоминания во флакон и прошествовал за свой стол. Поставив флакон перед собой, он на несколько минут задумался, а затем произнёс:
  
  - Да, ситуация неоднозначная.
  
  - Альбус? - взвилась профессор Спраут, - Что может быть неоднозначного в том, что вы увидели? Да и Нимфадора своим поведением подтвердила, что...
  
  - Не спешите с выводами, Помона, - перебил её директор, - Иногда всё не то, чем кажется. Я не являюсь деканом, и потому мой разум не затмевают чувства беспокойства за подопечных или разочарования в них. Завтра я приглашу мистера Поттера и мисс Тонкс, и мы все вместе разберёмся в произошедшем. Так же, я думаю, мне следует приготовиться к визиту мистера и миссис Токс. Как я понял, слухи о выходящих за рамки приличий отношениях Гарри и Нимфадоры уже разошлись по всей школе? Ну, а как же иначе. Злые языки неприминут написать об этих слухах родителям девочки. Ладно, утро вечера мудренее. Мы разберемся со всем этим завтра.
  
  - Альбус, вы так уверены, что ничего страшного не случилось? - подавленно спросила женщина, - Это же такой скандал! Бедная девочка! А репутация факультета? Всей школы? Это же катастрофа!
  
  - Незачем расстраиваться раньше времени, дорогая моя профессор Спраут, - слегка усмехнулся Дамблдор, - вот увидите, всё случившееся окажется всего лишь большим недоразумением. Недопонимание, волнение, а так же излишне бурная фантазия подростков и слишком длинные языки тех, кто любят сплетничать, могут породить нечто, чего и в помине не было. Мы с вами прекрасно знаем Нимфадору, а Гарри вообще ещё ребёнок, так что между ними просто не могло быть ничего порочащего, как честь девушки, так и факультета. Поэтому, выпейте на ночь дозу Умиротворяющего бальзама и спокойно спите до утра. Всё будет хорошо. Я вам обещаю.
  
  * * *
  
  Гарри Поттер так и не смог уснуть, проворочавшись с боку на бок до самого утра. Причиной бессонницы стало желание понять для чего, всё же, использовали мётлы настоящие ниндзя, когда ещё помнили себя. Вариант, что они на них просто летали, даже не рассматривался. Мальчик искал другие, более сложные способы использования. Всю ночь напролёт, выстраивая одну за другой цепочки логических размышлений и догадок, а затем, опровергая их, он и сам не заметил, как наступило утро. Постоянно зевая, хмурый и невыспавшийся Поттер собрался и пошёл на завтрак. Человек такое существо, что постепенно привыкает к чему угодно. Вот и сейчас, шагая по направлению к Большому залу, Гаро, как обычно, старался не обращать внимания на то, что некоторые ученики при виде него начинали о чём- шушукаться и указывать на него пальцем. Мальчик уже почти привык к такому отношению со стороны окружающих, а по причине бессонной ночи абсолютно не замечал, что в данный момент ажиотаж вокруг его фигуры был намного больше, чем обычно.
  
  Нехотя жуя овсянку, Гарри с нетерпением ждал, когда же придёт время разноса почты. Вот, где-то за балками хлопнула створка и в зал влетели совы. Словно красуясь, они покружили среди облаков заколдованного потолка, а затем спикировали к своим адресатам. Сделав вид, что полностью увлечён поглощением каши, Гаро вполглаза следил за столом слизеринцев. Некоторое время Пэнси удивлённо смотрела на приземлившуюся перед ней совушку, не понимая, кто это мог ей написать посреди недели. Потом она достала палочку и сделала несколько движений, что-то бормоча себе под нос. Студенты, сидящие рядом с девочкой, обратили внимание на её действия и явно заинтересовались происходящим. Не выявив ничего опасного, девочка отцепила конверт от лапки совы и, распечатав, начала читать. Сначала на её лице отразилось недоумение пополам с изумлением, а затем сменилось на злость. Она бросила яростный взгляд в сторону Поттера и уже было привстала из-за стола, держа письмо прямо перед собой... Гаро посмотрел прямо на неё, рукой под столом сложил печать и, усмехнувшись, прошептал, почти выдохнул всего одно слово:
  
  - Кац.
  
  Письмо с громким хлопком ярко вспыхнуло! Инстинктивно дёрнувшись в сторону от угрозы, девочка запнулась об скамейку и, потеряв равновесие, начала падать на спину. Размахивая руками, она старалась уцепиться хоть за кого-то или за что-то, но соседи, напуганные взрывом, так же отпрянули в разные стороны. Приземление было жёстким и если бы не ковры, расстеленные в Большом зале, она бы точно раскроила себе голову о каменные плиты пола. Внешне Поттер оставался абсолютно серьёзен, но внутри него всё ликовало. Он свершил свою месть и теперь эта мерзкая слизеринка десять раз подумает, прежде чем сказать хоть слово в его сторону!
  
  В зале начался полнейший дурдом. Преподаватели повскакивали со своих мест. Студенты Слизерина собрались вокруг потерпевшей. Староста и подскочивший декан стали водить палочками, определяя текущее состояние и серьёзность травм. Слизеринцы тихо переговаривались между собой, а самые умные изредка бросали многозначительные взгляды в сторону Поттера. Через несколько минут, диагностировав небольшой ожог на руке и несколько синяков, профессор Снейп отлеветировал мисс Паркинсон в больничное крыло, где её и оставили до завтрашнего дня. Мадам Помфри мигом залечила все повреждения, но прописала девочке постельный режим на этот день, дабы Пэнси могла успокоиться и прийти в себя. Ближе к полудню к ней заглянул декан в сопровождении директора, а затем, после окончания занятий, девочку навестили подруги с факультета.
  
  * * *
  
  После занятий первокурсников отыскал староста и обратился к Гаро:
  
  - Поттер, тебя вызывают к директору. Мне сказали проводить тебя до кабинета декана, а дальше тебя уже проводит сама профессор Макгонагалл.
  
  - Тогда веди, - ответил Гарри, так как не видил причин искать отговорки или как то оттягивать встречу с директором.
  
  Перед кабинетом они остановились, и Перси постучал в дверь. Оттуда вышла Минерва Макгонагалл, поблагодарила мистера Уизли за оперативность и отпустила, а сама строго посмотрела на Гаро.
  
  - Думаю, мистер Поттер, вы догадываетесь о причинах вашего вызова к директору Дамблдору, не так ли? - спросила она после нескольких минут молчания.
  
  - Могу предположить, что из-за случившегося в большом зале, - поёжился под присталным взглядом мальчик.
  
  - Мистер Поттер... - она замолчала, будто что-то обдумывая или вспоминая, а затем продолжила, но уже немного други, более мягким тоном, - Гарольд, вы показались мне достаточно серьёзным и здравомыслящим молодым человеком. Но что я вижу сейчас? Из-за вас пострадала первокурсница, а по школе поползли неприглядные слухи...
  
  - Слухи? - удивился Гаро, а затем смутился, - извините, что перебил вас, профессор Макгонагалл.
  
  
  - О самих слухах и о последствиях вам расскажет директор Дамблдор, - сказала она, - так как это не то, что я хотела вам сказать, пока мы будем идти в кабинет к директору.
  
  Она развернулась и твёрдой походкой направилась вдоль по коридору. Заинтрегованный последней произнесённой деканом фразой, Поттер поспешил за ней.
  
  - При первой встречи я, как и многие другие, что были знакомы с вашими родителями, обратила внимание на ваши глаза, - сделав несколько шагов, молвила она, - глаза изумрудного цвета... совсем как у Лили. Волосы же и формой и цветом вам достались от вашего отца. Наблюдая за вами на занятиях, я всё больше и больше радовалась, что от вашей матери вы взяли не только глаза, но и ум вместе с характером, но теперь... стало очевидно, что от Джейсма вы получили не тольно внешность, но и кое-что ещё. Во время своей учёбы в Хогварте ваш отец так же являлся знаменитостью, только несколько в ином смысле этого слова. Джеймс был не только отличным ловцом в гриффиндорской команде по квиддичу, но и организатором бесконечной череды розыгрышей и приколов. Иногда, результаты его развлечений бывали весьма печальны. Нет, не для него самого, а для тех, кто становился целью его шуток. Происшествие с мисс Паркинсон весьма сильно напоминает собой те самые розыгрыши, что устраивал ваш отец. Но, отправляя это письмо, вы явно не ставили перед собой цель повеселиться за счёт бедной девочки, так как не смеялись в тот момент, когда произошёл взрыв. Чего же вы хотели этим добиться, мистер Поттер?
  
  - Я всего лишь хотел, что бы она отстала от меня и перестала говорить гадости о моих родителях, ну и немного отомстить... - сказал правду он, пребывая в растерянности от полученных сведений. Конечно, он и так не собирался скрывать истинные мотивы своих поступков, но после услышанного, он и на секунду не задумался о том, стоит ли рассказывать декану всё или же только часть.
  
  "Мой отец был ловцом в факультетской команде по квиддичу? Он был известен своими шутками и розыгрышами, а мама была умной, серьёзной и здравомыслящей? - мельтешили мысли в его голове, - сколько же всего я ещё не знаю о своих родителях и о том, как они жили!?"
  
  - Вот мы и пришли, мистер Поттер, - сказала декан, останавливаясь возле каменной горгульи, - Фисташковое мороженое!
  
  - Простите, что? - удивился мальчик, не понимая, причём тут место, в которое они пришли и какое-то там мороженное.
  
  - Это пароль, мистер Поттер, - слегка улыбнулась профессор Макгонагалл в то время, как горгулья отъехала в сторону, открывая за собой нишу с винтовой лестницей уходящей куда-то вверх. Вдвоем они шагнули на ступеньку и стена сзади сомкнулась. Лестница довольно быстро двигалась по спирали, и у Гарри немного закружилась голова. Скоро они очутились перед тяжелой дверью, рядом с которой висел латунный молоток в виде грифона. Декан тихо постучала в дверь и та беззвучно отворилась, пропуская их внутрь. Пока Гаро вертел головой, рассматривая убранство кабинета, из-за огромного письменного стола на когтистых лапах им на встречу поднялся сам директор школы волшебства - Альбус Дамблдор. В креслах с высокой спинкой, стоящих перед ним, кто-то сидел. Это были некий серьёзный господин и профессор Снейп, декан Слизерина. Они так же поднялись на ноги, когда в комнату вошла декан Гриффиндора.
  
  - Что ж, поскольку все заинтересованные стороны здесь, то я думаю, что мы можем начинать, - сказал директор, сверкнул из-под бровей очками-половинками.
  
  - Отлично, тогда слово возьму я, - достаточно сухо сказал неизвестный господин, - Являясь главой рода Паркинсон, я весьма обеспокоен происшествием, случившимся с моей дочерью, и прибыл сюда, что бы разобраться в данной ситуации. Насколько я понял, именно этот молодой человек отправил Пэнси письмо, которое потом взорвалось у неё в руках.
  
  Дамблдор кивнул.
  
  - Как вы об этом узнали? - спросила Минерва Макгонагалл. Похоже, что если сравнивать ситуацию с магловским судом, то декан решила взять на себя роль адвоката.
  
  - Мы опросили однокурсников пострадавшей, а также её саму, когда девочка смогла говорить, - ответил ей Снейп, а затем, обернувшись к мальчику, гадко усмехнулся, - в письме было ясно сказано, что оно от Поттера.
  
  - В таком случае, я требую, чтобы его исключили из школы за то, что он подверг опасности жизнь моей дочери, - как-то безэмоционально заявил он.
  
  - Поддерживаю, - с явным удовольствием произнес декан Слизерина.
  
  - Её жизни ничего не угрожало, - кое-как выдавил Гаро из враз пересохшего горла.
  
  - Объяснитесь, - обратилась к нему декан Макгонагалл, - что вы имеете в виду, мистер Поттер?
  
  - Если бы я действительно хотел её навредить, то вложил бы в письмо гораздо больший заряд, - теперь Гарри уже жалел, что не сдержался и влез в разговор. Он теперь судорожно раздумывал, что же ему сказать, если его вдруг спросят о том, что это был за заряд и как его вкладывают в письмо. Впрочем, вылететь из Хогвартса ему тоже не хотелось.
  
  - Тогда, какую цель ты преследовал, отправляя это письмо? - спросил мистер Паркинсон.
  
  - Спросите у Пэнси, - буркнул Гаро.
  
  - Нет, об этом мы спрашиваем у тебя, потому что именно ты отправил это письмо, - пояснил Дамблдор, - нам хотелось знать причину, так сказать "из первых рук".
  
  - Она несколько раз говорила гадости о молих родителях, а когда я попросил её этого не делать, то начала надсмехаться уже надо мной, - сказал Гарри, - она не поверила, что я могу что-либо ей сделать, если она не прекратит свои нападки. Вот я и показал ей и всем остальным, что не стоит меня недооценивать.
  
  - О-о-о, - с каким-то извращённым удовольствием протянул профессор Снейп, - можешь собой гордиться, Поттер, теперь тебя приняли всерьёз, и вместо словесных шпилек будут придумывать нечто более существенное.
  
  "А ведь в его словах есть смысл!" - вдруг осознал Гарри.
  
  - Звучит, как угроза, - взгляд пофессора Макгонагалл выражал недовольство. Ей явно не нравилось то, как профессор Снейп ведёт разговор с её подопечным.
  
  - Ни в коем случае, - отмёл подозрение декан Слизерина, - всего лишь предупреждение.
  
  - Раз уж вы решили его не исключать, то должны назначить ему другое наказание, - недовольно произнёс мистер Паркинсон, наконец-то проявив хоть какое-то чувство. Видимо, он не поверил в то, что его драгоценная дочурка могла оскорблять мёртвых родителей другого ученика.
  
  "Что? Меня не выгонят? Но почему он так решил?" - ничего не понимая, подумал Гаро.
  
  Словно услышав его мысли, директор вышел вперед и сказал:
  
  - После открывшихся обстоятельств, мы естественно, не будем исключать мистера Поттера, а в наказание за проступок будет ходить на отработки к мистеру Филчу до конца следующей недели, - директор повернулся к мистеру Паркинсону, - у меня нет причин не доверять словам Гарольда. К тому же было достаточно много свидетелей того, как ваша дочь насмехалась над ним и его родителями, и если вы решите надавить на меня через совет попечителей, дабы ужесточить наказание, я легко смогу найти нескольких человек, что расскажут о том случае на занятии по полётам и даже поделятся своими воспоминаниями. Надеюсь, мы можем считать урегулированным это небольшое недоразумение?
  
  - Да, вполне, - на лице мистера Паркинсона не дрогнул ни один мускул, - вынужден откланяться.
  
  Он подошёл к камину, взял горсть порошка и бросил в огонь, делая шаг. Взметнувшееся зелёное плямя полностью поглотило его фигуру, и он исчез.
  
  - Спасибо, Северус, - сказал директор, обращаясь к декану Слизерина, - дальше мы сами.
  
  - Всегда, пожалуйста, - несколько недовольно, но, не переходя границы приличий, ответил зельевар и летящим шагом в развевающейся мантии, покинул помещение. Директор некоторое время разглядывал стоящего перед ним Гарри, после чего отошёл к столу.
  
  - Я могу идти? - набравшись смелости, спросил Гаро.
  
  - К сожалению, нет, - печально произнёс директор, - присаживайтесь в кресло, мистер Поттер. Или, может быть, вы позволите мне обращаться к вам на "ты" и по имени?
  
  Гарри сразу как-то стало неудобно, и он поспешил ответить:
  
  - Конечно, мистер Дамблдор, сэр. Вы можете обращаться ко мне так, как посчитаете нужным, - а про себя подумал: "Вот уж с кем не стоит портить отношения. Как он легко завернул все претензии этого главы рода Паркинсон".
  
  - Спасибо, мальчик мой, - улыбнулся директор Дамблдор, усаживаясь за свой стол, после чего обратил своё внимание на декана Гриффиндора, - профессор Макгонагалл, будьте добры, составьте нам компанию.
  
  Минерва хмыкнула, но так же присела на край соседнего кресла, где до их прихода сидел профессор Снейп.
  
  - Видишь ли, Гарри, - начал говорить директор, - возможно, ты не в курсе, но после вчерашнего вечера по всему Хогвартсу распостранились некие весьма нелицеприятные слухи о тебе и мисс Тонкс. Поэтому, через несколько минут сюда прибудут мистер и миссис Тонкс, а так же декан Хаффлпаффа и сама Нимфадора. Все вместе мы должны разобраться в том, что же стало причиной возникших слухов и как мы уменьшить возможный урон репутации мисс Тонкс.
  
  - Тонкс что-то угрожает? - единственное, что понял из этой речи Гаро, это то, что его подруге может быть нанесён урон и это его весьма сильно обеспокоило. Мальчик не понимал, как именно то, что он разговаривал с Тонкс в кабинете, может повредить девушке, но очень надеялся, что сможет помочь как-то защитить её от неведомой угрозы.
  
  - Вот именно это мы и попытаемся выяснить, когда прибудут те, кого я пригласил, - ответил директор, - а пока их ждём, не желаете ли выпить чаю?
  
  Макгонагалл отказалась, а Гаро лишь кивнул. Коротать время за чашкой чая всё же лучше, чем просто сидеть и ждать. Впрочем, ожидание закончилось достаточно быстро. Сначала в двери кабинета постучали, а затем внутрь зашли Помона Страут и вся съёжившаяся Нимфадора Тонкс. Даже её волосы выцвели и стали какого-то мышино-серого цвета. Директор поднялся со своего места, приветствуя их. Гаро так же решил последовать примеру Дамблдора и встал с кресла.
  
  - Тонкс, что с тобой? - спросил мальчик. Ему было очень непривычно видеть всегда весёлую, непоседливую девушку в таком состоянии.
  
  - Гарри?! - наверное, она не ожидала увидеть его здесь, и потому была так удивлена, - Со мной всё нормально. Просто этот придурок Нэд...
  
  - Мисс Тонкс! - на повышенных тонах перебила её декан Спраут, - Я бы попросила вас следить за тем, что вы говорите о своих однокурсниках!
  
  Тонкс вся вспыхнула: волосы стали ярко-красными и даже на щеках появился небольшой румянец, но не от стыда. Девушка была в ярости. Наверное, декан уже успела прополоскать, и не один раз, мозги девушке на счёт её отвратительного поведения и последняя фраза была той самой каплей, что переполнила чашу терпения Нимфадоры.
  
  - Уважаемая, декан Спраут, вы это лучше Нэду скажите, - чуть ли не прошипела она, - что-то мне не кажется, что он в своё время думал, что и о ком говорит, когда распостранял эти грязные слухи о нас с Гарри.
  
  - Какая нахалка! - декан Хаффлпаффа тоже была на взводе и такой тон девушки вывел её из себя, - Ты ещё скажи, что не давала повода для таких слухов! Я сама видела в его воспоминаниях...
  
  - Не знаю, что и где вы видели, но я никаких поводов никому не давала! - чуть не срываясь на крик, заявила девушка.
  
  - Тише, дамы, тише, - примирительно поднял ладони вверх директор, - мы здесь собрались как раз для того, что бы разобраться со всей этой ситуацией, а теперь... Нимфадора, извинись перед мадам Спраут. Твой тон ну никак не соответствует тому, как следует разговаривать с деканом своего факультета. Помона, вы тоже извинитесь перед мисс Тонкс. Я понимаю, что вы слишком близко к сердцу принимаете происходящее на своём факультете, но в этот раз вы были необъективны. Мисс Тонкс ни в чём не виновата. Подумайте, какой пример вы подаёте подрастающему поколению.
  
  Упомянутые дамы, словно сдулись и как по волшебству успокоились.
  
  - Простите, пожалуйста, профессор Спраут, - первой сказала Тонкс при этом, сменив раскраску на розовый, - я не имела права повышать на вас голос.
  
  - Ты тоже прости меня, девочка, - тяжело вздохнув, молвила Помона, - я должна уметь лучше контролировать себя, тем более что твоя вина действительно ещё не доказана.
  
  Гаро мысленно смахнул пот со лба. Директор Дамблдор точь-в-точь как третий Хокаге. Всего несколько слов и он смог погасить назревающий конфликт между подчинённой и подопечной. С таким мастером точно нужно поддерживать хорошие отношения. В это время пламе в камине снова позеленело и взметнулось до потолка, выплёвывая в кабинет сначала мужчину в строгом костюме пижамной расцветки, а затем и женщину в таком же строгом платье и цветом идеально подходящим к костюму мужчины.
  
  "Видимо это и есть мистер и миссис Тонкс, - подумал Гарри, рассматривая появившуюся из камина пару, - так вот они какие, родители Нимфадоры".
  
  Если мистер Тонкс выглядел каким-то обычным, не примечательным, то вот миссис Тонкс... она была красива. Очень красива. Высокая со светло-каштановыми волосами, лицо её было идеальным словно фарфоровая маска и на этом лице удивительно живые, большие, добрые глаза.
  
  - Вы как всегда пунктуальны, - сказал Дамблдор. Миссис Тонкс сделала небольшой реверанс, а мистер Тонкс слегка склонил голову, а затем произнёс:
  
  - Ну, это всё благодаря моей жене. Сам я не настолько внимательно привык следить за временем.
  
  - Давайте сразу перейдём к делу, - сказала миссис Тонкс, - сегодня с утра мы получили несколько писем с намёками, что наша дочь в школе ведёт себя весьма неподабающим образом. Нам с мужем хотелось бы знать, что же могло произойти, что нам стали присылать такие письма.
  
  - Прежде, чем мы начнём разбираться в ситуации, позвольте ознакомиться с одним воспоминанием, - директор повёл рукой в сторону одного из шкафов, - мой Омут Памяти в вашем распоряжении. Воспоминание уже там.
  
  После пяти минут просмотра.
  
  - Дора, что это значит? - голос миссис Тонкс оставался ровным, но Гарри вдруг подумалось, что лучше бы она кричала. Такой тихий безэмоциональный голос хуже крика. Мистер Тонкс пребывал в каком-то оцепенении и пока молчал.
  
  - Да не было между нами ничего! - взвизгнула Нимфадора, явно задетая за живое тоном матери.
  
  - Но как тогда объяснить то, что мы увидели? - спросила декан Хаффлпаффа.
  
  - Откуда нам знать, что именно вы видели? - задал вопрос Гаро.
  
  - А то вы не знаете! - похоже, мистер Тонкс наконец-то вернул себе дар речи, - Гадкий мальчишка! Как ты посмел так поступить с моей доченрью! А ты, Дора! Как ты могла согласиться на такое!
  
  - Слушайте сюда! - в этот момент из-за стресса или переполняющей девушку ярости, Нимфадора сделала очередной шаг на пути овладения метаморфингом. Она не просто изменила цвет волос, она изменилась сама. Волосы её почернели, завились и вытянулись, чуть ли не до колен. Лицо стало напоминать такую же фарфоровую маску, как у матери. Гарри не понял почему, но все присутствующие в кабинете взрослые слегка побледнели, наблюдая за происходящей метаморфозой. Дело в том, что Гарри не был знаком с Беллатрис Лестрейндж и потому не осознавал, что новый облик девушки в мелочах повторяет внешность тёти Беллы. Разве что Нимфа была чуть меньше ростом, - Говорю в последний раз: между нами ничего не было. Вы все идиоты, если могли подумать о таком. У Гарри возникла проблема. У него вдруг начались резкие боли в сердце. Когда он рассказал подробнее, то я заподозрила, что это действие клятвы и не простой, а жизнью и магией! Думаю, здесь есть те, кто знает, как наглядно проявляется эта клятва. Это спираль с письменами вокруг, расположенная в области сердца. Гарри снял мантию и рубашку, чтобы мы могли удостовериться в правильности моей догадки. Символ клятвы был. Гарри ниже меня и мне пришлось наклониться, что бы рассмотреть повнимательнее, как именно выглядит спираль и письмена вокруг. В этот момент в кабинет вломился этот дебил по имени Нэд и тут же выскочил обратно. Что он увидел и как воспринял - не знаю! Но ничего порочащего меня или честь школы - не было! Да будет магия свидетелем! Клянусь!
  
  Громкий звук, похожий на раскат грома, возник в комнате и тут же исчез.
  
  - Люмос, - Тонкс достала палочку и зажгла на ней светлячок, - Нокс. Ещё вопросы?
  
  - Кхм, - прочистилд горло директор Хогвартса, - нет, мисс Тонкс. Благодарим за то, что вы развеяли все сомнения. Можете быть свободны, только... не могли бы вы вернуть свою прежнюю внешность?
  
  - В каком смысле? - последний несколько сбил с толку, и она потеряла боевой настрой.
  
  Дамблдор отлеветировал небольшое зеркальце с одного из столов ближе к мисс Тонкс.
  
  - Ой! - только и смогла пропищать Нимфадора, увидев своё отражение. Секунда и её внешность становится прежней.
  
  -Мистер Дамблдор, мы просим вас отпустить нашу дочь домой до конца недели, - обратилась миссис Тонкс к директору.
  
  - С какой стати я должно пропускать занятия по первой вашей прихоти? - голос Нимфадоры так и сочился ядом. Было видно, что она всё ещё обижена на родителей.
  
  - Дора, прости нас и не упрямся, нам срочно нужно поговорить, - увещивающе произнесла миссис Тонкс, после чего оглядела присутствующих и добавила,- без свидетелей.
  
  - Подождёте, - Тонкс не собиралась сдавать позиции, - вот приеду домой на рождественские каникулы, тогда и поговорим.
  
  - Нимфадора! Ты идешь с нами. Немедленно! - начала злиться миссис Тонкс.
  
  - Что-то мне расхотелось приезжать домой на грядущие каникулы, - скучающим тоном произнесла девушка, - вконце концов, я уже почти совершеннолетняя и не позволю обращаться со мной как с несмышлёной малолеткой.
  
  - Андромеда, - мистер Тонкс положил руку на плечо жены, - не надо. Что бы ты сейчас ни сказала, будет только хуже. Видишь же, что дочь характером пошла в тебя. Пройдёт время, она успокоится, и тогда мы сможем сесть и спокойно поговорить.
  
  - Спасибо, Тед, - женщине потребовалось несколько минут, что бы справится с собой, но вот её лицо снова превратилось в безжизненную маску, - с вашего разрешения мы покинем вас. Всего доброго.
  
  - Нимфадора, помни, мы твои родители и очень тебя любим, - сказал мистер Тонкс прежде чем шагнуть в зелёное пламя вслед за женой.
  
  "Интересно, все родители студентов ходят с такими равнодушными выражениями на лице или... - задумался Гаро, а потом его осенило, - ну конечно, они же потомственные шиноби, а умение контролировать себя и свои эмоции одно из основопорагающих. Даже забыв, кто они есть, волшебники продолжают следовать традициям воспитания ниндзя. Жаль, что со временем эти традиции начали забываться и видоизменяться... Стоп. Это ведь на Слизерине все от мала до велика ходят с такими же безэмоциональными лицами. Получается, слизеринцы в большей степень помнят традиции шиноби и соблюдают их? Ну, точно, я же слышал, что большинство клановых детей поступает именно на Слизерин! Блин, как жаль, что мне не позволили поступить туда же. А кто не позволил? Наверное - директор. Всё же шляпа-то вот она. Лежит себе спокойно в кабинете Дамблдора, а значит и приказы ей, кого куда распределять, отдаёт именно он. Не всё так просто с директором Дамблдором, но и идти против него нельзя. Слишком уж большой силой он обладает. Неприятно осозновать, что у местного Хокаге есть какие-то планы на мой счёт ..."
  
  - Что ж, профессор Спраут, будьте добры, проводите мисс Тонкс до гостиной факультета и, как декан, приложите все усилия, что бы разрешить данную ситуацию со сплетнями, - стал раздавать указания директор Хогвартса, - наверное, самым простым способом будет поклясться перед всеми, как ты сделала это недавно, девочка моя. Что же насчет тебя, Гарри, то не мог бы ты показать символ клятвы?
  
  "Почему бы и нет, - подумал Гаро, - может быть, именно они помогут мне понять, что с этой клятвой делать дальше. Не хотелось бы умереть или потерять способность работать с чакрой из-за какой-то непонятной клятвы".
  
  Стянув мантию, жилетку и сняв рубашку, он позволил всем осмотреть символ на груди. Нимфадору с профессором Спраут вначале попросили удалиться, так как это дела факультета Гриффиндор, но Тонкс попросила, что бы ей разрешили остаться, ведь она столько читала о клятвах и теперь очень хочет вживую увидеть, как будут выяснять, кому же эта клятва была дана. Неизвестно почему, но Дамблдор разрешил её остаться. А так как осталась Нимфадора, то и профессор Спраут так же решила присоединиться к их компании. Наверное, ей тоже было интересно посмотреть на символ клятвы, из-за которого и заварилась вся эта каша.
  
  Пока профессор Макгонаггал перерисовывала символ и знаки на чистый лист, Дамблдор достал палочку и сделал несколько жестов, невербально накладывая какое-то диагностическое заклинание. Тонкс и мадам Спраут просто наблюдали.
  
  - Это не стандартная клятва, - вынес вердикт директор Дамблдор, и Нимфадора просияла, так как этим он подтвердил её собственные догадки, - она была дана в момент сильного эмоционального всплеска одного из чувств и магия решила подтвердить эту клятву. Мальчик мой, постарайся вспомнить, в какой момент ты испытывал особо сильно одно из чувств, таких как гнев, жалость или может быть чувство вины... к тому же, ты обратил внимание, что когда магия приняла клятву Нимфадоры, то мы могли слышать громкий звук? Так вот в тот момент ты мог слышать нечто подобное. Хорошенько подумай. Это очень важно как для тебя, так и для нас.
  
  Гарри стал перебирать в голове события последнего месяца, но их было столь много, что голова тут же начала болеть, тогда он решил прибегнуть к медитации. Почему-то, когда он медитировал, то думалось особенно легко и мысли становились понятнее и легче.
  
  Пока мальчик ушёл в себя, Тонкс задала какой-то вопрос о клятвах Дамблдору, и тот стал ей отвечать. Немного позже к разговору присоединилась и профессор Спраут, а вот Минерва Макгонагалл, дорисовав печать, внимательно наблюдала за Поттером. Одевшись, он сел в кресло, закрыл глаза и застыл. Даже дыхание стало поверхностным и почти неразличимым. Полное самопогружение.
  
  "Сильные чувства и звуки грома... - мысли текли плавно, они были легкими, словно облачка, - пойдём с конца. Разговор с Тонкс был следствием боли на занятии. Боль на занятии утихала, когда я помогал Рону. Рон, чувство вины и гром. Точно! Тогда в спальне, Рональд жаловался, что забыл всё, что учил за первый месяц, а я осознал, что это последствия того заклинания, что я наложил на рыжего. Я испытывал чувство вины и... поклялся не оставлять его наедине с проблемами, а так же помогать до тех пор, пока тот не научится с лёгкостью справляться с любыми заклинаниями! И раскаты грома были, только их никто не слышал, кроме меня. Но это же... Я же всю жизнь теперь должен буду нянчиться с Роном, если не хочу умереть или лишиться чакры!"
  
  - Гарри? - он вернулся в реальность от того, что кто-то позвал его по имени. Это был директор Дамблдор, - ты что-то вспомнил? У тебя было такое выражение лица...
  
  - Да, вспомнил, - произнёс мальчик, - только я не уверен, что хочу рассказывать об этом. Скажите, есть ли способ избавиться от клятвы, не нарушая её?
  
  - Только выполнить условия, которые ты назвал, когда произносил её, - ответил директор Хогвартса.
  
  - Тогда это навсегда, - понуро произнёс Гаро.
  
  - Что вы имеете в виду, мистер Поттер? - не на шутку обеспокоилась декан Макгонагалл.
  
  - Я порыве чувств я поклялся помогать одному знакомому с изучением заклинаний до тех пор, пока он сам не сможет с лёгкостью справляться с любыми чарами, - ответил Гарри, - но сейчас я понял, что заклинания не ограничиваются теми, что мы изучаем на занятиях. Вообще можно всю жизнь изучать те или иные чары, и я теперь должен буду помогать в их изучении...
  
  - Кто этот ученик? - задала вопрос профессор Спраут.
  
  - Рон Уизли, - ответил Поттер.
  
  - Как ни прискорбно это говорить, но вы абсолютно правы, мальчик мой, - произнёс Альбус Дамблдор. Похоже, что он был чем-то весьма доволен, - Рональд - хороший мальчик и помощь ему в освоении заклинаний - благое дело. Заодно ты научишься ответственности и осторожности. Лучше несколько раз всё обдумать, а только потом сказать, иначе можно попасть в очень неприятную ситуацию, на подобии нынешней.
  
  - Я понял вас, сэр, - сказал Гаро, - спасибо, сэр.
  - Поскольку всё разрешилось и время уже достаточно много, я думаю, мы можем на этом закончить, - сказал директор, - хорошего всем вечера.
  
  Уже на выходе из кабинета, Тонкс наклонилась ближе к хмурому Гаро и прошептала ему на ухо:
  
  - Не унывай, Гарри. Почти любую клятву можно обойти, только нужно хорошенько подумать, как это сделать. Я поищу информацию в библиотеке. Как-нибудь встретимся и всё обсудим.
  
  Настроение Поттера, упавшее до уровня плинтуса, чуть поднялось и он, с благодарностью посмотрев на девушку, сказал:
  
  - Большое спасибо.
  
  На все разговоры ушло более трёх часов. Пережитые волнения выпили досуха все оставшиеся после предыдущей бессонной ночи силы Гаро так, что он даже не пошёл на ужин. Добравшись до спальни, он прямо так, не раздеваясь, улёгся на кровать и заснул, хотя время ещё только приближалось к восьми вечера. Это был очень тяжёлый день и как же хорошо, что он подошёл к концу.
  
   Комментарий к Глава девятнадцатая или разбор полётов.
   Не бэчене=)
  
  Извиняюсь за задержку и за возможные ошибки в тексте.
   Приятного прочтения!

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"