Ищенко Алеся Юрьевна: другие произведения.

Спасенная Любовь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: 1. История реальна на 99%. Не ждите сплошного позитива и сказочного решения проблем. Это жизнь и способ выжить. 2. В романе присутствуют рецепты долголетия, молодости, красоты, здоровья. Но не все они прошли проверку в реальной жизни. Экспериментировать не стоит. 3. В романе есть психологические техники, используемые психологами для работы с проблемами и негативными эмоциями. Вот этим можете пользоваться смело. Просьба - не скупитесь на мнения. Даже негативные. Хочу видеть сюжет вашими глазами.

    (ПРОДА от 04.08.2015)

  
  ПРОЛОГ
   - Надо выбираться отсюда... - одними губами прошептала Кристина, чувствуя адскую боль в ноге. Осколки битого стекла, кровь, исковерканные сиденья, чьи-то вещи и неподвижные тела окружали ее.
  Люди! Авария! Они попали в страшную аварию.
  Она услышала тихое журчание чего-то и уловила запах гари. Похолодела от ужаса. Бензин! Они могут загореться в любой момент. Надо выбираться.
  Закусив губу, чтобы не кричать от боли, девушка начала выползать из перевернутого микроавтобуса. Осколки разбитых окон больно врезались ей в руки, но она была в шоковом состоянии и не обращала на это внимания. В голове была одна единственная мысль - выбраться и спасти остальных.
  Сколько их было? Ну, сколько? Голова гудела, а в ушах стоял неимоверно противный звон. Микроавтобус. Водитель и девять пассажиров. Или десять?
  Кристина доползла до разбитого лобового стекла и с облегчением увидела, что сможет пролезть сквозь отверстие. Но дорогу ей преградил большой мужчина, не подающий признаков жизни.
  Их мэр. Он сидел возле водителя. Наверное, уже мертв.
  Однако девушка была полна неистовой решимости вытянуть всех.
  Она начала толкать его впереди себя, не замечая, что защищает его от битых осколков своим телом. Через несколько бесконечно долгих минут ей удалось вытолкать его из перевернутого автобуса и вылезть самой.
  Из последних сил она тащила мужчину по снегу, оставляя кроваво-красный след. Надо было отползти как можно дальше, а потом вернуться за остальными. Нога на холоде стала меньше болеть, но девушка даже не взглянула на нее. Передвигаясь ползком на животе, она развернулась к искореженному транспорту и собралась было ползти обратно. Яркая вспышка осветила все вокруг и из большого огненного столба в разные стороны полетели куски плавящегося металла. Один из них пролетел мимо девушки и сильно ударил ее в висок. Она почувствовала запах горящей кожи и потеряла сознание.
  
  ГЛАВА 1
  - Кристина, зайди к мэру, - сухо сказал телефон, голосом чопорной секретарши.
  - Иду, - вздохнула девушка и положила трубку.
  Чего он хочет?
  Она мелкий клерк в мэрии, выполняет техническую бумажную работу, которую проверяют перед отправкой в высшее стоящие инстанции. Нигде с ним не пересекается...
  Страх заставлял колени предательски дрожать. Она знала, что это глупо, но ничего не могла с собой поделать.
  Разве он был строгим? Нет. Даже, наоборот. Мягким, степенным, терпеливым. Мудрым. По его виду никогда не скажешь, что они почти одногодки. Даже, что она старше его немного.
  Откуда этот чертов страх?
  Перед черной кожаной дверью она вдруг получила ответ на свой вопрос. И испугалась еще сильнее.
  Большой, светлый кабинет был скромно обставлен и способствовал активной трудовой деятельности. Стол для совещаний, стулья, стол и кресло мэра. Шкафчик с документами. Ничего лишнего. Разве, что аквариум. Господи! Как ей хотелось подойти к этому водоему и рассмотреть его поближе. Там плавали рыбки разных видов. Некоторых из них она знала, такие были у нее в детстве, а некоторых видела впервые. И было чертовски интересно узнать, что это за породы.
  - Добрый день, Кристина Витальевна. Присаживайтесь.
  - Добрый день, - девушка подошла к стулу, напротив мэра и села, пытаясь взять себя в руки.
  - Завтра мы едем в область и я хочу, чтобы вы поехали с нами. - Она кивнула. - Вы будете прокручивать слайды на компьютере, пока я буду описывать презентацию.
  - Где и в котором часу мне быть?
  Он как-то странно посмотрел на нее. То ли удивился, то ли одобрил готовность выполнять поручения.
  - В семь тридцать возле мэрии.
  - Я могу идти?
  Он поджал губы и Кристина укорила себя за поспешность. Молчи, дура! Ох, уж это вечное желание все контролировать!
  - Да.
  Она почти выбежала из кабинета. Секретарша в приемной всплеснула руками.
  - Господи, деточка, на тебе лица нет. Что случилось?
  - Ничего, Анастасия Юрьевна. Я всегда волнуюсь, когда к начальству вызывают.
  Женщина прищурилась, пытливо разглядывая ее.
  - Но он же тебя не ругал?
  - Не ругал. Побегу к себе, работы много.
  Сбежать от назойливых расспросов. Секретарша мэра была первой болтушкой на работе и делиться с ней информацией было чревато серьезным последствиям.
  Итак, завтра она проведет с ним целый день. От этой перспективы кружилась голова и во рту пересыхало. Страх. Предчувствие несчастья. Желание сбежать. И как с этим бороться?
  
  
  
  ГЛАВА 2
  И было бы все нормально, если бы не метель и скользкая дорога. На обратном пути у пассажиров автобуса возникали идеи переждать или ехать медленно. Но это не помогло. Сзади в них врезалась иномарка, а сбоку был глубокий каменистый овраг. Микроавтобус, подхваченный сильным порывом ветра, начал стремительно падать вниз, переворачиваясь и разлетаясь на мелкие кусочки...
  Кристина пришла в себя и первое, что ощутила, это острую боль в ноге и звон в ушах. Голова была тяжелой, тошнота подступала к горлу. Превозмогая себя она приподнялась над землей.
  Неподалеку что-то догорало. Сердце сжалось от боли, а отчаяние пронзило ее сознание. Все погибли. Сгорели. И она их не спасла.
  Было темно. Метель стихла. Но Кристина не имела ни малейшего понятия о том, где она находится.
  Внезапно она вспомнила, что вытянула мэра. Резко развернулась и вскрикнула от боли. Он лежал рядом.
  Кристина ближе подползла к нему и положила руку ему на лоб. Господи, жив! Он был жив! Облегченно вздохнув, она обняла его.
  - Только не умирай, миленький. Я знаю, что холодно, - голос был хриплым и сдавленным. Но они были живы. А теперь надо было дождаться помощи. И не замерзнуть. - Ты должен выжить. Тебя будут искать. Ты же у нас важная персона. И найдут. Скоро найдут. И нас спасут. Главное дождаться.
  Кристину тошнило. Она знала, что это последствия контузии. Тело болело неимоверно. Текла кровь откуда-то. Но в мозгу каменным молотком стучала только одна единственная мысль - дождаться помощи и не дать мужчине умереть.
  Было больно думать. Больно дышать. Но холод не позволял долго рассиживаться.
  Кристина осмотрелась. Отблески огня позволили рассмотреть темные тени над оврагом. Девушка постаралась глубоко вздохнуть. Это далось ей с огромным трудом, однако она уловила едва ощутимый запах хвои. Лес! Слава Богу! В лесу будет теплее. Но как туда доползти?
  Она посмотрела на мужчину. Маленькие снежинки падали ему на лоб и мгновенно таяли. Он лежал в классическом черном костюме, на боку. Его руки были красными и она поняла, что он их уже обморозил. Или они были обожжены.
  О том, что у нее в руках торчали осколки стекла, она даже не подозревала. Решила ползти и тянуть его. В лес!
  Решить легче, чем сделать. Идти она не могла. Ползти на коленях тоже. Левая нога опухла так, что, казалось, вот-вот разорвет брючину. Ползти на животе. Но и живот разрывала адская боль. Сломано ребро? Или просто ушиблась?
  - Я справлюсь, - шептала она, как заклинание. - Справлюсь...
  Одной рукой взяла его за шиворот пиджака.
  Передвигать тело, при каждом движении вскрикивая от боли, и тянуть другого человека. Вперед. Только вперед.
  Вспомнила свой девиз - вперед и выше. Горькая гримаса исказила ее лицо. Вот вам и девиз - выползти из оврага. Вперед. Выше.
  Казалось, что прошла целая вечность. Мужчина был высоким, худым. А сейчас он казался ей самым тяжелым человеком на свете. Боль становилась все нестерпимее. Сознание уплывало от нее. Но она продолжала ползти и тянуть. Вверх. Из оврага. В лес.
  Когда деревья встретили их, Кристина снова потеряла сознание. Очнулась от холода. Мороз крепчал. Еще бы! Зима в этом году была на славу.
  Где мэр?
  Оглянулась. Рядом. Так, что теперь? Ага, вспомнила. Надо наломать еловых веток и сделать из них ложе.
  С трудом подняла голову вверх. Отключилась. Пришла в себя. Поняла, что с движениями надо быть поосторожней. Легонько провела рукой по стволу ближнего к себе дерева. Колючий. Ель. Или хна. Но где их нижние ветки?
  Надо встать. Эта задача казалась ей невыполнимой. Кристина прислонилась к мужчине и тихо произнесла:
  - Надо встать, Никита Алексеевич. Но не могу...
  Слезы текли по ее щекам, опаляя обмороженную кожу. Сейчас страха не было. Была только боль, от которой хотелось выть.
  Она посмотрела на человека, лежащего рядом. Они нужны друг другу. Без нее он замерзнет. Она то хоть в сознании. И может хотя бы кричать. А он нет.
  Кристина подползла к дереву и обняла его одной рукой. Надо встать на правую ногу. Медленно, кусая губы до крови, всхлипывая и крича от боли, она поднялась. Все закрутилось перед глазами. Кристина изо всех сил прижалась к дереву. Не упала. Осторожно протянула руку и вздохнула с облегчением. Ветки были в зоне досягаемости. И тут судьба была на их стороне. Слава Богу.
  Прошла еще одна вечность, прежде чем девушка наломала достаточно еловых веток для их постели и для укрытия от жгучего холода. На грани потери сознания она стянула их в кучу и перекатила мужчину на верх. Он замерзал. Она это явственно ощущала. Ее зимняя куртка и его пальто наверняка сгорели. Девушка хоть и поздравляла себя за то, что была в теплом свитере, но сейчас он казался ей тоненькой майкой.
  Она посмотрела на мужчину, легонько вздохнула и стянула с него пиджак. Потом сняла с себя свитер и одела на мэра. Его пиджак был ей мал. В легком гольфе морозные иглы начали пронизывать ее до костей. Не долго думая она прижалась к мужчине и укрыла их сверху его пиджаком. Из последних сил она натянула на них ветки и снова потеряла сознание.
  Рассвет разбудил ее острой болью. Открыла глаза с криком. Голос не подчинялся. Поняла, что нога опухла до неимоверных размеров. И тело. Двигать могла только руками, да и то до локтей.
  Начальник лежал неподвижно. От него веяло таким жаром, что девушка без труда поняла - горячка. Это было еще опасней, чем то, что он не приходил в себя. Сейчас бы в больницу...
  Заставила себя сесть. Кружилась голова. Нос был заложен. А почему бы и нет? Для полного счастья гриппа как раз и не хватало. Надо выжить и спасти этого человека. Любой ценой. Что делать?
  Для начала Кристина решила говорить. Молчание сводило сума. Надо было вернуть себе голос. Вдруг придется звать на помощь. Прокашлялась.
  - Никита Алексеевич, встал бы ты уже, - да уж, голосочком можно людей убивать. Хриплый, скрипучий. - Правду говорю. Вставай. А то ты горазд в офисе командовать. Надо решить, как мы будем выбираться отсюда. Мобильники сгорели. Где дорога я ума не приложу и искать ее нету никаких сил. Очень холодно. Мы здесь замерзнем. А я еще даже замужем не была...
  Она горько скривилась, а потом испугалась. А вдруг он ее слышит? Пригляделась внимательно. Нет. Не похоже. Его лицо было спокойным и безмятежным.
  - У меня так все болит, - тихо пожаловалась она. Слезы сами собой полились из глаз. - Никита, хватит валяться. Давай, вставай. И кофту отдай, я замерзла.
  Он не шевелился. Кристина вздохнула и осторожно огляделась. Лес. Зима. Что тут скажешь. Двое лежат на ложе из веток. Звать на помощь? Кого? Лосей?
  Кристина вспомнила, что в детстве заблудилась в лесу. Почти в таком же, только далеко отсюда. Тогда она видела кормушки для диких зверей. Позже ей рассказали, что раз в неделю или в несколько дней туда приезжает лесник и подсыпает корм. Интересно, а здесь есть такое? Наверняка есть. Но где искать? И стоит ли?
  - Никита, что будем делать? Ждать здесь или пытаться искать убежище понадежней? Если там есть сено, нам будет теплее. А зерно можно есть...Так, Кристина, соберись, - сказала она сама себе, пытаясь придумать, как лучше поступить. Тянуть его за собой и вместе искать звериные кормушки - это конечно хорошо, но она выдохнется очень скоро, а силы ей понадобятся. Оставить одного?
  - Никита, побудешь тут сам? Не будешь боятся? Господи, что за бред я несу? Конечно, не будешь, ты же у нас сильный и храбрый. Просто я не смогу тащить тебя и искать убежище. Не смогу. Но я обещаю тебе, что еще к вечеру, если только нас не найдут, мы будем в лучших условиях. Ладно. Нечего рассиживать. Я поковыляю, а ты тут полежи, снежинки посчитай.
  Легче сказать, чем сделать. Куда идти? Чего искать? Можно ведь заблудиться. А тело болит так, что даже дышать трудно. Но надо выжить.
  Медленно, подвывая от боли, хватаясь за деревья Кристина шла вглубь лесной чащи. Она не имела ни малейшего представления о том, который сейчас час. Смутно подозревала, что серьезно повредила себе ногу, ребра, руки. Но неведомая сила толкала ее вперед. На поиски спасения от холода. А, возможно, и от голода.
  Внезапно она увидела деревянную постройку впереди. Пытаясь контролировать уплывающее сознание, она постояла несколько минут, разглядывая окрестность.
  Ничего особенного. Лес. Под одним из деревьев стоит четырехугольный домик в человеческий рост с зияющей дырой вместо двери.
  Кристина перебралась поближе и заглянула внутрь. То, что она увидела, заставило ее улыбнуться, сквозь слезы боли.
  На полу лежал огромный стог сена. Рядом с ним были разбросаны хвойные шишки. К одной из стен был наклонен большой щит, который можно было использовать вместо двери. Что ж - по крайней мере у них был шанс не замерзнуть.
  Теперь оставалось самое трудное. Вернуться и забрать мэра. Забрать этого высокого тяжелого мужчину.
  Кристина развернулась лицом в ту сторону, откуда пришла. Ее организм переставал бороться с болевым шоком и она снова потеряла сознание.
  Шли минуты, часы, а в зимнем, снежном лесу, неподалеку друг от друга лежали двое. Мужчина и женщина. Выжившие и нуждающиеся в помощи. И одинокие. И замерзающие.
  В такие моменты организм человека способен творить немыслимое.
  Девушка очнулась, когда начинало смеркаться. Страх за жизнь другого человека помог ей подняться и искать начальника. Казалось, что она потеряла его. Казалось, что заблудилась. В самую последнюю минуту, когда отчаяние жуткими цепями сковало ее, она его нашла. Он все также лежал без сознания. Только тающие на его лбу снежинки говорили, что он жив.
  А теперь предстояло самое трудное. Дотащить его до убежища. Или самое трудное она уже сделала?
  - Вот, скажи, Никита - чего ты разлегся? - прохрипела она, пытаясь стать на колени. Ползти и тянуть...До сегодняшнего дня Кристина не верила, что женщины могут все. Теперь она в этом не сомневалась.
  В домик она заползла уже при свете ярких ночных звезд. Из последних сил, на грани фантастики, затянула его на сено. Сколько смогла, натянула сухую траву на них, обняла его и провалилась в темное небытие...
  Боль не давала забыться на долго. Вскрикивая она просыпалась и жалобно плакала. Перед утром поняла, что уснуть не сможет.
  В домике было относительно уютно. Кристина увидела, что щит почти полностью закрывал проем. Но как она его поставила - вспомнить не смогла. Посмотрела на мужчину. Рассветные лучи зимы падали на его фигуру.
  Высокий, черноволосый...Длинный нос, как у мужчин Кавказа. Полная нижняя губа, маленькая щетина на волевом подбородке...А какие у него глаза! Кристина вздохнула, вспоминая, как он посмотрел на нее впервые. Будто горячий темный мед разлился тогда по телу, а весь мир закружился и засверкал. Она всегда стеснялась его взгляда. И, как назло, на всех совещаниях, когда набиралась смелости и поднимала глаза, встречала пытливые искры его карих омутов.
  - Вот скажи, тихо прошептала она, боясь пошевелиться, - почему ты не приходишь в себя? Я уверена, что ты бы все решил за считанные минуты. Я замерзла. Хочу есть и мне очень больно. Как бы я хотела, чтобы ты обнял мены своими большими ладонями и спрятал от этого ада...
  Она заплакала опять. Спасут ли их? Найдут ли? Сознание снова ушло от нее.
  В темном болоте небытия было то холодно, то очень жарко. Ей почудилось, что его теплые руки ложатся ей на грудь, а его тихое дыхание согревает ей затылок. Что-то нежно коснулось ее губ. Она попыталась пошевелиться, но не смогла. Ветер едва слышно донес до нее:
  - Шшшш, все будет хорошо...все будет хорошо, моя девочка....
  
  ГЛАВА 3
  Деревянный, темный потолок. Тепло под спиной. Что-то равномерно сопит над ухом. Нет. Не так. Мурлычет. Кот.
  Кристина повернула голову и увидела, что на ее плече лежит черное, мохнатое существо. Животное излучало тепло и убаюкивало свои мерным урчанием.
  - Ну, наконец-то!
  Она посмотрела в другую сторону. Кто-то стоял над ней. Но рассмотреть человека было сложно. Легкий полумрак не позволял оценить обстановку и сориентироваться.
  Воспоминания приходили постепенно. Авария. Потом попытки выжить. Никита!
  - Тихо, тихо, лежи, не дергайся. - голос женский. Чьи то руки поправили подушку под ее головой. Потом поднесли стакан к губам. Жидкость была теплой и приятной на вкус. После питья девушка попыталась заговорить.
  - Где я? - ого! Ну и голос! Сел до глубокого баса. А раньше был звонким и высоким. Да уж. Залежалась она.
  - В моем доме, деточка. Аглая я. Бабка Аглая. Так и зови.
  Девушка попыталась сесть, но ее уложили обратно.
  - Кто разрешал шевелиться? Я тебя тут три месяца выхаживаю, а ты вот так все разрушить хочешь?!
  - Как 'три месяца'?!
  - Весна уже. Три луны ты лежишь.
  - Со мной мужчина был...
  - Так нету его. - Тень ходила по комнате, что-то делала. Кристине было трудно следить за ней и она закрыла глаза. Три месяца! Сума сойти! Это ее похоронили наверняка. И как отсюда выбираться? Но, что с Никитой? Умер?
  - Расскажите, - попросила Кристина. Голос все еще не поддавался ей, хотя и стало немного легче.
  - Ну, с чего начать...Ах, вспомнила. Коза моя пришла ко мне. Говорит, что в кормушке люди. Я не поверила ей, говорю, что, мол откуда в такой глухомани люди. Она же говорит мне, нет, мол, иди сама посмотри. Пошла. Смотрю, лежите вы, Миленько так. Обнявшись. Он тебя так нежно обнимает. Ах, ну голубки, прям. Вернулась в избу за санями. Ты кровью истекала и вообще, плохонькая была. Тебя первую уложила. Пока притащила домой, пока на печку затянула. Возвращаюсь за ним, а его уже на вертолет поднимают. Пока добежала их и след простыл. Спасли его. А тебя не успели. Ну, ничего, думаю. Природа и мои травы, справимся. Вот так и вышло. Подняли тебя. Хоть и трудно было. Но козы мне помогли. Редкие травы искали под снегом. Приносили. Подсказывали, че забыла. Старая я. Память, как дуршлаг.
  Кристина не знала, как реагировать. Особенно, на 'разговоры с козами'. Либо это маньячка какая-то. Либо сумасшедшая, одинокая старушка. Но, очевидно одно. Она спасла ей жизнь. И уже за это надо быть благодарной.
  Острая боль пронзила сердце. Он не искал ее. Значит, то, что она вытянула его из перевернутого автобуса, ничего не значило. Ну, правильно. Зачем такому большому начальнику искать своего подчиненного. Козел!
  - Вот-вот! И я так думаю. Только не злись на него сильно. Искал он. Но я дыму напустила, чтобы не нашли.
  Девушка застыла, потом открыла глаза и попыталась найти женщину. Бабушка стояла неподалеку и что-то делала руками.
  - Я не поняла.
  - Учить тебя буду. Смену надо готовить мне. Духи сказали, три года жить осталось. Магию трав нельзя с собой забирать. Вот и передам ее тебе.
  - Чего?
  - Спать пора. Две недели еще валяться будешь. А потом и начнем.
  - Но... - девушка не договорила. Что-то прохладное легло ей на лоб и она погрузилась в сладки сон без сновидений.
  
  ГЛАВА 4.
  Бабушке Аглае на вид было лет семьдесят-восемьдесят. Седые длинные волосы она закручивала на голове в виде шишечки и закалывала палочками с деревьев. Носила светлые косыночки и платья. Была невысокого роста. Но уникальным в ней были ее глаза. Светло зеленые, как шумная гладь океана в утреннем рассвете, как свежая зелень по весне. В них было столько тайн, что, лишь раз заглянув, можно было потерять счет времени.
  Когда Кристина заглянула в них впервые, то поняла, что бабушка намного старше, чем выглядит. Аглая разрешила ей вставать и медленно ходить по дому и двору. Процесс восстановления после травм был трудным и продолжительным.
  Домик бабушки имел три комнаты, которые отделялись друг от друга занавесочками. В одной спала сама Аглая. Там была тонкая лавка под деревянной стеной. На ней лежал тулуп из шерсти. Пол был устлан сеном, на котором спали животные, которых хозяйка пускала в избу на ночь. В другой комнате на печке спала Кристина. Здесь же было два небольших окошка, стол, две лавки, большой шкафчик с вещами, иконки в углу. Еще в одной комнате стояла печка, ведра с водой на маленьких пеньках и под потолком тянулись веревки с пучками сушеных трав. Уборная была с задней части дома.
  Небольшой деревянный домик был уютным, хоть и маленьким. Со всех сторон его окружал лес . Во дворике, огороженном только живыми цветами стоял столик и скамейка. По середине столика небольшой пенек, внутри которого была проделана дырка. Внутрь была насыпана земля, в которой росла пышная, буйная зелень.
  - Что это? - спросила Кристина однажды утром. Бабка Аглая разрешила ей гулять по двору и изучать местность. Было время завтрака и девушка сидела на скамейке возле дома, нежилась под утренним весенним ласковым солнцем.
  - Травы, девонька. Базилик - полезен для желудка. В маленьких количествах, принимая его постоянно, человек навсегда забудет про гастрит и язву. Мята - нервы успокаивает и залечивает ранки кишечника. Рукола - очищает кровь, способствует пищеварению, выводит слизь из организма. Тмин - для глазок первая помощь и желудку потеха. Укроп...
  - Хватит! Хватит! - рассмеялась Кристина. - Вы решили научить меня всему за один день? Да и кстати, - они все у вас зеленеют в одно время. Но, как такое возможно? Ведь насколько я помню - базилик - это больше летне-осенняя пряность. Тмин тоже к осени созревает. А у вас все в одно время готово. Как так?
  Бабка Аглая надула губы и поставила казанок с картошкой на стол. Туда же последовала и кружка с молоком.
  - Природа, она живая. Понимаешь? Ей любовь нужна. Тогда она и отдает сторицей. И на время года не смотрит. Если земельку подготовить с осени, да зимой с шутками-прибаутками посадить зернышко. С любовью и надеждой, то, глядишь, через две недельки листочки и появятся. А дальше только грей, холоди да поливай. И разговаривай. И потянется растение к солнышку да к весне.
  Кристина слушала бабку с открытым ртом. У нее создалось впечатление, что она маленькая, сидит перед телевизором и бабку-сказочницу слушает. Мотнув головой, чтобы отогнать наваждение, девушка решила перейти к реальности.
  - Бабка Аглая, теперь, когда я поправилась, подскажите, пожалуйста, как мне вернуться домой? Или, хотя бы, весточку своим подать, что я живая? У меня мама наверное сума сходит.
  - Не сходит. Я отослала ей письмо, что с тобой все в порядке.
  - Письмо? Моей маме? А откуда вы ее знаете? И мой адрес?
  Бабка Аглая поставила перед Кристиной тарелку с картошкой в кожуре и придвинула молоко.
  - Поешь, неугомонная.
  - Бабка Аглая?! - Кристина начинала злиться. В ее душе боролась паника, страх и чувство нереальности происходящего. В лесу, непонятно где, у странной старушки со странной речью. Уж не ведьма ли Аглая?
  - Коза к ней пошла. Запах твой искала. Неделю шла. Пришла и рассказала твоей маме, что ты у меня. Что лечу тебя и побудешь тут, пока выучишься. А потом и воротишься. Судьба тебя трудная ждет. Горе большое. Часть себя потеряешь вскоре.
  - Я сума с вами сойду. Давайте-ка по порядку, а? Начнем с весточки моей маме.
  Бабушка села рядом с Кристиной и посмотрела на нее своими зелеными глазами.
  - Животные говорят. Все. Без исключения. И ты это знаешь. Помнишь, ты начала понимать собак и кошек? Ты даже стала различать их интонацию и классифицировать их звуки. Это лес. И тут очень много диких коз. Они тоже говорят. И общаются со мной. Вот я и послала одну к твоей маме. Ваш город тоже среди леса, поэтому с этим проблем не было.
  Кристина не знала, смеяться ей или плакать.
  - А моя мама поняла козу с первого раза, да?
  Бабка Аглая скорчила ей гримасу и встала.
  - Больно много ты понимаешь! Коза пришла к вам домой и стала у вас жить и молоко давать. В том молоке трав много. Мама пьет твоя и не мается. Знает, что ты живая. Чувствует.
  - Застрелиться... - пробормотала Кристина. - Так, теперь про учебу. Чего вы от меня хотите? Чтобы я научилась чему? Сколько это займет времени? Как долго я у вас пробуду? Как вы поможете мне вернуться домой?
  - Травы, заговоры...хм...к осени и воротишься...Не боись, я уж придумаю, как тебя к родным доставить. Вот только не отпускать бы тебя. Здесь ты защищена, а в большом мире горе тебе будет.
  - Да, что вы все каркаете, как ворона, 'горе-горе'? Что за горе?
  Бабка Аглая положила руки ей на плечо.
  - Большую часть себя потеряешь безвозвратно. Жить не захочешь. Ослепнешь на долго. Бежать будешь...
  - Так, все! Не хочу больше ничего слышать. Спасибо, что заботились обо мне, что вылечили и выходили. Спасибо, что сшили мне эту чудесную одежду из этой замечательной нежной ткани, но я хочу домой. Правда. Я позвоню брату, он вас за все отблагодарит, но прошу вас, помогите мне вернуться домой. К маме.
  - Нет, Кристина. Дар у тебя есть. Природу чувствуешь. Учиться тебе надобно. Пройдешь обучение, потом и вернешься. Сбежать не получится. Это место защищено и сокрыто от посторонних глаз. Дороги не найдешь и возвращаться сюда будешь.
  - Вы ведьма?
  - Ну, и это есть.
  Бабушка Аглая улыбнулась и пошла в дом, оставив девушку одну наедине с ее противоречивыми мыслями.
  
  ГЛАВА 5.
  Нет. Учиться, конечно, можно. Когда хочется, когда знаешь, зачем это нужно. Но, когда насильно?! И непонятно чему?!
  Еще неделю Кристина только гуляла, ела и спала, поправляюсь от травм. Старушка рассказала ей, что у нее было три сломанных ребра, содрана кожа на руках и сломанная нога, множество других мелких ран, опаленный висок. Если бы Кристина не видела собственного тела, то ни за что бы не поверила, что все это можно вылечить так быстро. Но факт был на лицо. От ее увечий следа почти не осталось. Шрам под коленкой да пара белых полосок на руках - вот, пожалуй и все.
  Девушка не оставляла попыток уговорить бабку отпустить ее. Пыталась бежать, но, как и говорила ее похитительница, блудила по лесу и возвращалась к хижине. Надо было смириться с положением и ждать, когда ее отпустят. Или когда она поймет, как отсюда сбежать.
  Учеба началась необычайно жестко. Еще солнце не встало, как ей плеснули в лицо ледяной воды.
  - Хватит разлеживаться! Надо клевера с росой насобирать, иначе он будет бесполезен. Ну? Вставай, быстро!
  Подавив в себе желание послать старушку куда подальше, Кристина слезла с печки и всунула ноги в тапочки.
  - Э, нет! Босиком! Нечего от природы прятаться!
  - Может, мне еще и раздеться? - недовольно спросила Кристина, понимая, что никогда в жизни не ходила без обуви. Разве в детстве.
  - Надо будет и разденешься. А теперь минута на туалет и пошли. Я все приготовила.
  В девушке просыпалось странное желание придушить этого командира, но она пыталась сдерживать себя.
  Идти по лесу, когда еще не рассвело. В длинной рубашке. Без фонарика. Да еще и босиком...Да, уж, так себе занятие. Но бабка Аглая передвигалась необычайно быстро. Кристина едва поспевала за ней. Иногда бывали моменты, когда старушка брала девушку за руку и буквально тащила за собой.
  Через некоторое время они вышли на полянку. В небе показались первые лучи солнца.
  - Пришли мы. Садись теперь. Ждать надо.
  - На землю? Но, ведь она холодная и...
  - Садись! - рявкнула бабушка таким строгим голосом, что девушка подчинилась. - Мусора в тебе много, Кристина. Чиститься сейчас будем. Закрой глаза. - девушка подчинилась. - Теперь вспомни свою самую последнюю, самую острую проблему. То, что тебя волновало, пугало, беспокоило, причиняло тебе неудобства и беспокойство. Представь, как ты вытягиваешь эту черноту из своего тела. Медленно, тяжело тянешь черные жилы из ног, собираешь их в комок. С головы собираешь все черное, с рук. Теперь перетяни этот комок в район солнечного сплетения. Представь, как ты берешь его обеими руками и сильно вытягиваешь из себя и отталкиваешь. Теперь еще раз. И еще раз. Теперь представь, что ты заходишь в ванную комнату. Представь себе душ. Посмотри, какой он. Представь, где у него кран. Какая вода из него течет. Сколько дырочек в самой трубочке душевого шланга. А теперь представь, что ты заходишь под него, включаешь воду и смываешь из себя всю грязь, представь как комок движется по твоему телу и выходит через промежность, смытый водой...
  Бабка Аглая промолчала, давая девушке выполнить задание. Потом сказала:
  - Теперь пошли.
  Кристина открыла глаза и увидела, что солнце начало подниматься из-за горизонта.
  Они были на полянке, которая спускалась вниз к небольшому ручью. Старушка вела ее к воде.
  Наверное, умываться будем, - подумала Кристина.
  - Снимай рубашку и лезь в воду, - сказала Аглая, когда они оказались на берегу. Девушка не понаслышке знала, что вода в таких водоемах просто ледяная. Пусть она и не была неженкой, но после адского обморожения зимой тело хорошо помнило муки холода. А солнце только поднималось и предрассветный воздух был прохладным.
  - Бабушка..., - запротестовала было Кристина, но старушка с требовательным видом придвинулась к ней.
  - Ну? Снимай одежду и лезь воду. Сейчас же!
  - Вы хотите меня заморозить? - робкий голос девушки выражал отчаяние и слабую надежду.
  - Ты полезешь в воду раздетая или одетая. Но потом будешь возвращаться в избу голой.
  Кристина вздохнула и сняла рубашку. Ручей был узким, но тек через всю поляну, уходя вглубь леса. Она видела его дно и, как ей показалось, там было не очень глубоко. Чуть выше колен. Что ж - терпите, ноженьки.
  Острые ледяные иглы врезались ей в ступни, когда она вошла в воду. Сжав зубы, чтобы не охать, она сделала шаг, но тут ее толкнула и через мгновение она полностью скрылась под водой. Выныривая и отплевываясь она ошарашено посмотрела на старушку.
  - Да, что же это происходит?! Что вы вытворяете? Почему этот ручей такой глубокий?
  Бабка Аглая стояла на берегу и наблюдала за ней улыбаясь.
  - Наш это ручей. Для знахарок лесных. Или ведьм, как ты говоришь. Не каждого примет. Если раз в несколько сотен лет его простой человек обнаружит, то увидит простую речушечку. И только знахаркам открывается эта вода. Приняла тебя природа. Очищает от мусора прошлого. Купаться здесь будешь каждое утро. На рассвете. Вода из недр земли, травами да деревьями сбереженная, силу и красоту дает. Попомни мое слово. И через мгновение горячей тебе покажется.
  И действительно. Кристина почувствовала, что вода стала очень теплой.
  - Поплавай, а я клевера с росой насобираю. Будь в воде, пока не вернусь.
  Девушка начала медленно плавать, представляя, как вода смывает из нее черные комки и навсегда растворяет их. Да, вот уж влипла в историю. Месяца через три это сумасшествие закончится. И ее отпустят. Надо ждать. А пока выполнять поручения этой старушки. Благо - пока не обижает. Да и грубить ей стыдно. После того, как она спасла ей жизнь, Кристина понимала, что не может быть неблагодарной. Хоть и казалось ей это все странным сном. Или кошмаром.
  Аглая вернулась, девушка вылезла из воды и потянулась за сорочкой, но старушка остановила ее.
  - Нет. Это еще не все. Сохни без одежды.
  Кристина открыла рот, чтобы поспорить, но, встретив взгляд прозрачно-зеленых глаз, поняла, что это бесполезно.
  - Закрой глаза, - приказала Аглая.
  Кристина понимала, что после ледяной воды ей уже боятся нечего. Подчинилась.
  - Твое тело обращено к солнышку. Ты очистилась и теперь готова к приему энергии. Представь, что твое тело все состоит из кирпичиков. Представь, как солнечные лучики наполняют пустоты кирпичиков твоего тела и они выстраивают твой организм. Начни из пальчиков на ножках и собирай себя постепенно из таких вот солнечных кирпичиков. Заполняй себя лучами солнца и строй свое тело на новом свете солнца! Вот так, молодец, - подытожила бабка Аглая, заметив счастливую улыбку на лице девушки. - Открывай глаза. Что чувствуешь? - спросила старушка, протягивая ей сорочку.
  - Я в шоке...слов нет, если честно...Я вам не верила сначала...Думала, что это бред и делала это только, чтобы вы отстали....Я чувствую себя такой чистой и обновленной! И окрыленной! И полной сил и энергии!
  - Вот и славненько. Делай это каждый раз, когда плохо будет. И каждое утро будешь делать это упражнение, начиная от сбора грязи и заканчивая очищением. И не обязательно купаться по настоящему. Просто представляй и все. Это работает. А теперь пошли учиться.
  - Да, бабушка Аглая.
  
  ГЛАВА 6.
  Вы знали, что каждая травинка, даже сорняк, имеет свое предназначение? Природа дает нам лекарства от всех хворей на свете, только мы ленимся их познавать. И использовать. Нас убедили в том, что только химические препараты способны унять боль. Излечить. Мы тратим сумасшедшие деньги на то, что показывают с экранов телевизоров и рекламируют, как панацею от всех болезней...А лекарство - вот оно. Под ногами...
  - Доброе утро, девонька, - поздоровалась бабка, когда Кристина вернулась с утреннего купания. - Садись, будем завтракать.
  Кристина села за столик и с удивлением посмотрела на пищу.
  - Что это, бабушка Аглая?
  Старушка села напротив нее и с гордым видом принялась объяснять:
  - Итак, урок первый. Почти все хвори человека от неправильной еды. Деревенским, конечно, немного легче. Но и они давно утратили вкус настоящей жизни. Люди же, которые в городе живут, страдают еще больше. Но только от собственной лени. Перед тобой салат из клевера, руколы, базилика, тимьяна, укропа, щавеля, мать-и-мачехи, приправленный маслом подсолнечных семечек. Смесь тимьяна, базилика и руколы дает салату легкий соленый привкус, поэтому недостатка в соли ты не испытаешь. Что делает этот салат? О, да это, можно сказать, эликсир молодости для женщин. Очищает организм от шлаков, убирает проблемы с желудочно-кишечным трактом, реанимирует печень, выводит песок из почек, в общем, перечислять и перечислять. А для мужчин еще надо добавить топинамбур и грецкий орех - и ночью будет не до сна.
  - Но в каких пропорциях все готовить? - спросила Кристина, уминая салат за обе щеки. Вкуснотень оказалась неимоверная.
  - Вот тут то и загвоздка. Дело не в количестве того или этого. Тут дело в настроении и энергии. Можешь сделать все правильно, по инструкции, так сказать, а получиться такое, что только свиней и кормить. Очисти свой разум от скверны, тело от грязи и приступай. С любовью и нежностью к природе и к самой себе.
  - Да, уж, - пробормотала Кристина, прожевывая еду, - особенно с утра, когда надо на работу выбегать, а еще не успел одеться. Сильно себя 'полюбишь'.
  
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Жарова "Невеста по приказу" (Юмористическое фэнтези) | | С.Казакова "Судьба на выбор" (Магический детектив) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Женский роман) | | О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "Эффект зеркала" (Магический детектив) | | Д.Ратникова "Проданная" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Единственный, или Семь принцев Анастасии" (Попаданцы в другие миры) | | О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Суженый, или Брак по расчёту" (Юмор) | | М.Ртуть "Черный вдовец. Часть 2" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"