Алесько С.: другие произведения.

Глаз филина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Иной раз расплачиваться приходится за нетерпение. Да еще, пожалуй, за толику любопытства. Расплачиваться, годами нося маску, прикрывающую то, что осталось от лица. Но со временем ко всему привыкаешь, в том числе и к вполне однозначной реакции окружающих на твою внешность. Только характер изрядно портится. И что с того? Люди желают видеть Страшилу -- они его и получат. А если случайно столкнешься с девицей, которая не испугается, а замрет в восхищении? Очень свободная вариация на тему "Красавицы и чудовища" или, если желаете, "Призрака Оперы". За баннер огромная благодарность Агате Баристе (http://samlib.ru/b/barista_a_b/).

  Пролог
  
  К ночи ветер сменился, и в воздухе повеяло весной, хотя февраль наступил только два дня назад. Парень лет восемнадцати стоял у открытого окна, наслаждаясь будоражащим ароматом пробуждающейся земли и деревьев. Сумерки давно растворились в густой черноте, и на небе в разрывах облаков виднелись первые нахальные звездочки, но луна, сегодня полная, не спешила с торжественным выходом, прячась где-то в облачном ворохе у горизонта. Когда сребролицая сестра солнца соизволит появиться, ночь станет волшебной, по-настоящему весенней. Парень вздохнул. Почему Колдунья не может перенести свои бдения на завтра? В это время года погода непостоянней иной хорошенькой девицы. Скорее всего, ветер за сутки успеет перемениться на северный, еще и снежные тучи пригонит. Приятно, конечно, лежать с красавицей на шкурах у горящего камина, потягивая вино с пряностями, но сегодня, когда в воздухе пахнет весной, все было бы намного интереснее...
  
  Впервые он увидел Колдунью на свадьбе матери. Отец умер, и его вдове повезло выйти замуж во второй раз. Фамильный замок и земли остались старшему брату, а младшего, четырнадцатилетнего мальчишку, отчим согласился потерпеть у себя. Тот не слишком радовался такой милости, и на свадебных торжествах сидел в углу надутый, пока не увидел сестру отчима, Колдунью, как сразу стал называть ее про себя. Почему именно так? Он сам не знал. Наверное, разглядел что-то в ее черных пылающих очах, нечто нездешнее, волшебное. Да и держалась она чересчур независимо, не так, как обычные женщины. Не так, как могла бы, в его понимании, держаться королева. За новообретенной родственницей чувствовалась не сила облеченного властью супруга, а нечто большее, внушающее почти ужас. И в то же время красота Колдуньи заставляла забыть об опасности, притягивала, как далекий огонек заплутавшего в ночи путника. Статная красавица с иссиня-черными волосами, конечно же, почувствовала взгляды угрюмого паренька, посмотрела оценивающе, улыбнулась и... все. Видно, юноши ее не привлекали. Даже слова ему не сказала, хотя возможностей имелось предостаточно. Он совсем потерял покой, но все мучения неожиданно закончились, как только сестра отчима покинула замок. Вот уж действительно Колдунья. Заворожила...
  
  Потом он видел чаровницу еще два или три раза, когда она наносила короткие визиты брату, и всегда в ее присутствии чуть разум не терял. Колдунья по-прежнему ограничивалась редкими взглядами, все более теплевшими по мере его взросления. Дело понятное, родители постарались, да и природа его не обидела. Он очень надеялся, что красавица растает, когда ему исполнится семнадцать, но та мучила его еще год. У него как раз появилась невеста, оба влюбились без памяти. Колдунья будто только этого и ждала: неожиданно нагрянула к брату и стала осыпать его пасынка знаками внимания. Кто бы против такого устоял? Только не он, мечтавший о ней с четырнадцати лет. Смущали, конечно, мысли о невесте, ее он любил, а Колдунью хотел, но уж очень давно и сильно. И потом, он же еще не женился. Вот принесет клятвы в храме, тогда на других смотреть не станет. А пока, когда сестра отчима, наконец, соизволила назначить ему свидание, он не стал отказываться. Наоборот, посмел показать ей свое нетерпение, узнав, что она ждет его не в эту же ночь, а на следующую. Сегодня у нее, видите ли, какие-то бдения в часовне, чтение священных книг. И что придумывает? Какие священные книги читают молодые женщины с такими лицом и фигурой? Ее же сердитый мальчишка только повеселил. Шутя, щелкнула его по носу, как щенка, сказала: "Завтра!", и вышла из комнаты. Ему ничего не оставалось как смириться.
  
  И все бы, наверное, получилось хорошо и приятно, если бы ветер не сменился. Запах весны не давал молодому человеку уснуть. Он нарочно лег пораньше, рассчитывая, что во сне время пролетит быстрее. "Как ребенок, ждущий наступления праздника", -- ругал он себя. Шуршание листьев плюща за окном не давало даже задремать. Он встал, распахнул раму и понял: о быстром попадании в завтра можно забыть... Южный ветер разогнал тучи, и полная луна озаряла ночной мир, делая предметы странно-отчетливыми и в то же время загадочными. Какое-то движение во дворе замка привлекло внимание: закутанная в плащ фигура двигалась к воротам, подошла к часовым, послышался женский голос... Колдунья! Парень не выдержал. Вот так ночные бдения! Ну, ладно же, будет в следующий раз знать, как щелкать его по носу. Нет, женщин он не трогает, а вот ее любовнику не поздоровится. Он схватил меч, плащ и выбежал из комнаты. Осторожно выглянул во двор: пусто. Быстрым шагом подошел к караульным.
  
  -- Что она вам наплела?
  
  -- Парень, ты пьян? -- люди отчима не слишком жаловали его пасынка. Тот был с норовом: ни перед кем не заискивал, не стремился сблизиться. А чего нос задирать? Чужой младший сын, считай, нищий, да и взрослый уже: не сегодня-завтра лорд выставит из дому и самому придется идти к кому-нибудь в замковую стражу наниматься, если войны не случится или подходящей невесты. -- До тебя тут было тихо и спокойно, никто не подходил.
  
  -- Шутки шутить вздумали? Я сам видел, сестра лорда пять минут назад с вами говорила, не расслышал, о чем. Выпустить просила? А когда вернуться обещала?
  
  -- Парень, иди проспись, -- хмыкнул один из солдат. -- Не было тут никого.
  
  -- Ладно, не было так не было, -- он решил прекратить бессмысленные расспросы и не терять времени: Колдунья могла скрыться. -- Выпустите меня из замка.
  
  -- Что, служанки уже надоели? А селяночки спят давно, если, конечно, заранее не договорился, -- заржали солдаты, но просьбу выполнили. Пусть мальчишка катится, до утра в замок не попадет, они об этом позаботятся.
  
  Когда ворота захлопнулись, он осмотрелся. Замок стоял на небольшом возвышении, и уходящая вниз дорога была хорошо видна в лунном свете. Темная фигурка быстро двигалась по ней, приближаясь к перекрестку. Надо же, какие резвые ножки у Колдуньи. Видно, давно ждала этого свидания... И куда же свернет красавица? Наверняка в деревню. Постоялый двор там большой, комнат много, и проезжих тоже... Но от перекрестка фигурка направилась в противоположную сторону, к старой заброшенной церкви. Зачем?! Парню стало не по себе: об этом месте ходило много зловещих историй. Церковь, конечно, освященная земля... На самом же деле храм давно пришел в упадок и потихоньку разрушался, люди и близко не показывались. А сегодня полнолуние и время к полуночи... Вернуться? Нет, солдаты ржать станут, да и не пустят они его назад до утра, по рожам было видно. Эх, была-не была, раз уж взялся, надо посмотреть, куда его зазноба отправилась. Может, это все блажь с заумными книгами связанная, тогда есть надежда, что весенняя ночь не пропадет... И он почти бегом устремился к перекрестку.
  
  Свернул к церкви и перешел на шаг. Он не боялся быть замеченным: Колдунья значительно опередила его. Но некое предчувствие поумерило юношеский пыл. Рядом с храмом имелось еще и заброшенное кладбище... Не то чтобы он верил сказкам про упырей и бродячих мертвецов, но ночью в таком месте любому, наверное, станет жутковато. Луна освещала четырехугольную колокольню над входом в церковь. Башня когда-то оканчивалась четырьмя каменными остроконечиями по углам, теперь два из них обвалились, а оставшиеся торчали наподобие клыков хищника. Само длинное прямоугольное здание таилось в тени густо, по самые кроны оплетенных плющом огромных дубов и вязов, будто чудовище в пещере.
  
  Подойдя к храму, молодой человек вдруг уловил неясный шум, доносившийся с другой стороны строения, оттуда, где было кладбище. Прислушался: голоса, пение, смех, крики... Нестерпимо захотелось оказаться у себя в комнате или просто подальше от церкви, хоть бы на перекрестке. "Ну, нет!" -- одернул он себя. -- "Действительно, как трусливый щенок, которого любой может по носу щелкнуть." Медленно двинулся к задней стене церкви, обогнул ее и осторожно выглянул из-за угла, рядом с которым на его счастье рос молодой остролист. Жесткая колючая листва царапалась, но парень радовался надежному, пусть и неласковому укрытию, ибо картина, представшая перед ним, оказалась похуже иного кошмара.
  
  Посередине заросшего кладбища с покосившимися, обломанными каменными крестами и надгробиями пылал огромный костер. Его колеблющиеся отсветы полностью стирали застывший в спокойном лунном свете окружающий мир, высвечивая лишь небольшое пространство вокруг. Там в бешеной пляске выламывались обнаженные человеческие фигуры, большей частью женские, хотя иногда мелькали и широкоплечие мужские торсы. Танцующие, насколько можно было разглядеть, отличались молодостью и приятной внешностью. Сильные, гибкие тела извивались в такт выпеваемой звонкими голосами мелодии, но и движения, и песня внушали единственному наблюдателю лишь отвращение и ужас. Он не смог бы объяснить, почему. Эти чувства были инстинктивными. Так иногда ощущается ложь или хитроумно замаскированная подлость. Разум скользит по блестящей поверхности красивых слов и жестов, не в силах за что-либо зацепиться, а душа сжимается от отвращения.
  
  Парень решил потихоньку выбираться из этого прОклятого места. Меньше всего ему хотелось высматривать в безумном хороводе Колдунью, но та сама не замедлила объявиться. Статная женщина с распущенными волосами, взметаемыми ветром, как языки черного пламени, вышла из круга и приблизилась к костру. Воздела вперед и вверх руки с растопыренными пальцами и выкрикнула что-то на непонятном языке. Остальные, не прекращая пляски, подхватили ее призыв. Огонь вспыхнул ярче, прянул ввысь, в черное небо, к далекой равнодушной луне, и из его сердцевины вышел обнаженный мужчина, прекрасный и сияющий. Танцоры упали на колени и склонились перед ним, Колдунья хотела последовать их примеру, но он быстро подхватил ее под руки и привлек к себе. Она, забыв о почтительности, тут же запрокинула голову и закинула ногу на бедро незнакомца. Он поцеловал ее каким-то хищным, отвратительным поцелуем, будто пожирая ее губы и язык, потом обратился к остальным.
  
  -- Приветствую вас, мои подданные! Давайте сбросим личины, коими прельщаем глупых смертных!
  
  Парень, успевший сотню раз раскаяться в желании проследить за Колдуньей, теперь сожалел, что не ушел до появления "повелителя", ибо то, во что превратился вышедший из пламени красавец и остальные участники шабаша, было достойно украшать самые ужасающие изображения посмертного узилища для грешников. "Подданные", избавившись от притягательного облика, стали толпой древних старух и старцев, омерзительных в своей молодой силе. Единственный зритель и хотел бы уйти, но ноги так ослабели, что он не мог сделать шага и, будто парализованный, глядел на толпу у костра. Юные тела исчезли, глаз повсюду натыкался лишь на висящую складками серую кожу, болтающиеся пустыми кошелями груди, выпирающие буграми разбитой дороги жуткие позвонки, на мослы худых рук и ног, редкие седые космы волос, отвратительные черные провалы беззубых ртов. Повелитель тоже изменился. Тошнотворная древняя Колдунья корчилась в объятиях огромной козлоногой твари, внизу живота которой торчало не маленькое мужское орудие, другое, едва ли не большее по размеру, виднелось на конце чешуйчатого хвоста. И несостоявшаяся любовница наблюдателя быстро нашла применение им обоим. Толпа, следившая за совокуплением, завопила режущими уши визгливыми голосами, и это вывело парня из ступора. Он отпрянул за угол церкви и, не разбирая дороги, кинулся прочь.
  
  Сначала он не думал, куда бежит: все равно, лишь бы подальше от проклятого шабаша. Но, добравшись до перекрестка, остановился перевести дух и задумался. К замку идти нельзя: внутрь его ночью никто не пустит, а Колдунья, возвращаясь, увидит и все поймет. Да какая она Колдунья -- ведьма настоящая... При воспоминании об увиденном его замутило. Больше всего хотелось пойти и напиться, чтобы забыть, не видеть перед глазами отсветы дьявольского костра. Нет, он никогда не был таким уж праведником, и в церковь ходил нечасто, только когда мать начинала надоедать, и над историями про демонов, поджаривающих грешников, про себя посмеивался (сказки для детей, чтоб старших слушались), но увиденное оказалось настоящим, реальным и омерзительным до тошноты. Неправильным, попирающим какие-то смутно ощущаемые внутренние законы, нарушающим гармонию мира. Будто нечто злобное и уродливое вторглось в пределы, куда ему путь заказан. Что за мысли? Напиться, напиться...
  
  Он механически обшаривал карманы и, наконец, нащупал монетку. Золотой! Если бы еще пустили на постоялый двор... Надо попробовать, все равно до утра в замок нельзя. И он отправился в деревню. На его счастье подъехал какой-то заплутавший караван, и хозяин, в ночном колпаке и халате обслуживавший посетителей, не имел ничего против его денег. В результате домой вернулся на следующий день после обеда, совершенно разбитый. Никак не отреагировал на язвительные замечания солдат у ворот и незаметно пробрался к себе в комнату, мечтая не вылезать оттуда, пока ведьма не уедет.
  
  К нему заглянула мать, встревоженная отсутствием сына за обедом, он сослался на нездоровье. Она прикоснулась к его лбу, жара не почувствовала, взъерошила ему волосы и порекомендовала отдохнуть, пообещав, что еду будут приносить в комнату. Он немного успокоился: похоже, удастся отсидеться.
  
  Ночью, когда обитатели замка уснули, в его дверь тихонько постучали. Он не спал, лежал на кровати одетый и глядел в потолок. Открывать, конечно же, не стал. Но ведьме это и не требовалось. Щеколда заскрежетала и откинулась сама (он знал: поддеть ее снаружи не так уж сложно и не прибегая к колдовству), сестра отчима вплыла в комнату, обворожительная, как прежде. Парень встал, с трудом подавив рвотный позыв.
  
  -- Тебе так не терпелось вчера, а сегодня уже не хочется? -- поинтересовалась она, улыбаясь.
  
  -- Не в этом дело, моя леди, простите, -- пробормотал он. -- Я подумал -- мы родственники, к тому же у меня есть невеста...
  
  -- Вчера тебя это не беспокоило, -- сказала она, перестав улыбаться. -- Ну-ка, посмотри мне в глаза, мальчишка!
  
  Ему ничего не оставалось, как подчиниться. Если откажется, ведьма сразу все поймет, а так, может, еще и не разгадает... Она несколько мгновений молча смотрела на него.
  
  -- Ты следил вчера за мной! Я все вижу, не пытайся лгать.
  
  -- Ну, если вы твердо решили, что следил...
  
  -- Еще и дерзишь, щенок? Я тебе разонравилась или ты приревновал меня к Повелителю?
  
  -- Леди вашего возраста пора бы успокоиться и перестать думать о мужчинах, -- он чувствовал себя загнанным в угол, а в таких ситуациях на него находили злость и мрачное безразличие.-- Неужели вы сестра отчима? Скорее мать или даже бабушка.
  
  Она расхохоталась.
  
  -- Я его прабабка. И он знает. Кстати, тебя в замке так долго терпят только по моей просьбе. Ты мне понравился тогда, на свадьбе. Надутый совенок, так и зыркал из угла, -- она снова мило улыбалась. -- Останемся друзьями, мальчик. Раздевайся, и ты никогда не пожалеешь об этой ночи.
  
  -- Нет, спасибо, моя леди. Вы же не хотите, чтобы я сблевал вам на грудь?
  
  Ее лицо перекосилось от гнева и на миг за прекрасными чертами проглянула кошмарная старуха.
  
  -- Значит, я недостаточно хороша для юного красавчика? -- в ее голосе звучала ярость уязвленной женщины, которой посмели пренебречь, не привыкшей к подобному обращению. Кисть правой руки начала сжиматься и разжиматься, темп движений нарастал. -- Так пусть с этого момента на тебя ни одна не посмотрит без страха и омерзения!
  
  Ведьма резко выбросила вперед правую руку, в судорожно стискиваемом кулаке тускло мерцала зеленоватым светом некая субстанция. Секунда -- и пульсирующий комок, напоминающий сгусток гнилой болотной тины, устремился к парню, тот чудом успел чуть повернуть голову и зажмурить глаза. Липкая слизь растеклась лишь по левой стороне лица. Он почувствовал невыносимую боль: кожа под "плевком" будто сгорела, мгновенно превратившись в хрупкий, рассыпающийся в пыль пепел. Глаз взорвался выжигающей мозг вспышкой, а то, что от него осталось, наполняло глазницу жидкой лавой. Мышцы щеки и лба плавились, обугливая исходящую мУкой кость черепа...
  
  
  ***
  
  Первое воскресенье марта выдалось солнечным и безветренным. Шедшие по улице горожане охотно улыбались друг другу и наступившей весне. Мальчик лет одиннадцати и девочка чуть постарше, наверное, тринадцатилетняя, хохоча и толкая друг друга локтями, спешили к городским воротам, за которыми на просторном, уже вовсю зеленевшем лугу раскинулась ярмарка. Длинный худой парнишка горячо убеждал в чем-то свою спутницу. Его каштановые волосы на солнце отливали рыжиной, лицо украшала густая россыпь золотистых веснушек, в орехово-зеленых глазах виднелись рыжие искорки. Девочка казалась его ровесницей. Невысокая, угловатая, впечатление хрупкости усиливало немного удлиненное книзу личико с остреньким подбородком и большими, по-детски удивленными синими глазами.
  
  -- ...Но мы обязательно должны зайти к этой ведунье, Ли! -- горячо убеждал паренек подружку. -- Патрик говорил, она ему предсказала чин капитана и красавицу-южанку в жены!
  
  -- Хочешь услышать то же самое? Два капитана в городской страже не нужны, Рид, -- улыбнулась девочка. -- Впрочем, останется еще красавица-южанка, наверное, сестрица будущей супруги Патрика.
  
  Он рассмеялся.
  
  -- Южанка мне как раз ни к чему. Вряд ли она будет красивее тебя. -- Девочка покраснела и промолчала. -- Ли, пойдем, интересно все-таки. Настоящая ведунья, взглянуть хочется. А вдруг она предупредит нас о чем-то?
  
  -- Да почему ты решил, что она такая уж настоящая? Видели мы с тобой этих гадалок на ярмарках: глаза закатывают, завывают замогильными голосами. Папа сказал...
  
  -- А Патрик сказал, он никогда таких не встречал. Мол, у него даже мурашки по спине побежали от ее взгляда.
  
  -- О, так она молодая и красивая?
  
  -- Да ну тебя, Ли! Нет, вовсе не молодая, похожа на ведьму из сказки.
  
  -- Это еще хуже, Рид, -- девочка посерьезнела. -- Если она настоящая... Вдруг что-то страшное предскажет, а я поверю? И никакой радости в жизни не останется... Нет, не хочу.
  
  -- Так и говори: не "не хочу", а "боюсь". Трусишка!
  
  Ли хотела возразить, но они уже стояли около грязного тряпичного полога небольшой палатки, расположившейся чуть поодаль от торговых рядов, в тени городской стены.
  
  -- Рид, пожалуйста, давай не пойдем. Ты хотел куртку новую купить, а потратишься на эту шарлатанку, и денег только на сладости останется -- предприняла последнюю попытку девочка.
  
  -- Не беспокойся, Ли, брат расщедрился, на все хватит, -- он взглянул в ее взволнованное личико. -- Давай, я один схожу, ты тут подождешь.
  
  -- Тогда я за тебя буду бояться. Или вместе уходим, или придется и мне...
  
  В этот момент из палатки раздался женский голос, вроде бы вполне приятный и любезный, но мурашки по спине поползли у обоих препирающихся друзей.
  
  -- Заходи, милая, не стесняйся. Я отсюда вижу: ты не из пугливых.
  
  Паренек и девочка переглянулись, он схватил ее за руку и потянул за собой в палатку. Внутри было на удивление темно. Сумрак казался особенно густым из-за ярко светившего снаружи весеннего солнца. Посередине стоял небольшой прямоугольный столик, покрытый куском грязного вытертого бархата теперь уже неопределимого цвета. Над ним висела тусклая масляная лампа. Напротив вошедших сидела ведунья, закутанная в плащ с надвинутым на лицо капюшоном. Сгорбленная спина и лежащие на столе морщинистые, в коричневых пятнах руки с длинными толстыми желтоватыми ногтями выдавали в ней старуху.
  
  -- Садитесь, детки, в ногах правды нет, -- хихикнула ведунья и вытолкнула из-под стола два низких табурета.
  
  Рид потом клялся друзьям, что те вылезли оттуда сами. Ли с ним не спорила, ибо ей тоже так показалось. Вернее, она убедила себя, что показалось. Но в тот момент делать было нечего, и подростки уселись напротив гадалки. Теперь им стал хорошо виден торчащий из-под капюшона длинный бугристый нос в частой россыпи мелких угрей, сморщенные сизые губы запавшего рта и подбородок, украшенный бородавкой с пучком черных волосков. К удивлению мальчика и девочки ведунья не стала просить их показать ладони, а просто сидела и таращилась из-под капюшона, ее скрытые тенью глаза странно поблескивали, будто светляки. Рид достал из кошеля серебряную монетку и положил на стол.
  
  -- Хорошая парочка, -- пробурчала гадалка вполголоса, будто разговаривала сама с собой. -- Зря отец тебя вовремя замуж выдавать не хочет, -- кивнула она девочке. -- Смерть от родов тебе не грозит. А ты, рыжий, не тяни, -- повернула голову к пареньку. -- Запомни: баба с дитем никому кроме папаши ребятенка не нужна. А случается, что и папаше женка с приплодом ни к чему становится!
  
  У Ли и Рида аж скулы свело от хохота, которым разразилась старуха. Та заметила, как изменились их лица, и оборвала смех.
  
  -- Рыжий тебя с дитем не бросит, так что не бери в голову, девочка. Уж прости, красавицей не величаю: чего нет, того нет. Не вскидывайся, мальчик, не в красоте счастье. Самому же спокойней, коли она только тебе принцессой кажется. Ну да подрастешь -- поймешь.
  
  Ведунья замолчала, дети сидели, не смея шевельнуться. Рид про себя клял собственное любопытство и упрямство. Гадалка пожевала губами, потом проговорила:
  
  -- Ты, рыжий, держись от огня подальше. Через него можешь не только кудрей лишиться... Волосы-то дело наживное, отрастут, а... -- мотнула головой и уставилась на девочку. -- Не трусиха, нет, совсем не трусиха. Но филина я тебе очень советую остерегаться. Птица ночная, жестокая, безжалостная...
  
  Снова повисло молчание, потом Рид, в очередной раз напомнивший себе, что он мужчина, спросил:
  
  -- Что значит филина опасаться?
  
  -- Тебе огня надо опасаться, не перепутай! Филина -- твоей подружке. Понятно? Все, уходите! -- глаза из-под капюшона злобно сверкнули.
  
  Парочке не нужно было повторять дважды: из палатки их как ветром сдуло, а через минуту они уже стояли у городских ворот.
  
  I
  
  -- Папа, ну сколько можно ждать? Мне двадцать лет, Энн на два года моложе, а у нее уже двое детей. Так я в старых девах останусь!
  
  -- Ли, прекрати истерику. У тебя есть жених, он все знает и согласен потерпеть. На будущий год сыграем свадьбу, как только тебе двадцать один исполнится.
  
  -- Харп, перестань мучить девочку. Она пошла в тебя, сильная и здоровая.
  
  -- Милли, еще одно слово, и ты больше в этот дом не войдешь. Я сам к тебе заходить буду. Ты не первый год забиваешь Ли голову женской чепухой. Подозреваю, твоими стараниями она уже давно спит с Ридли. Я на это закрываю глаза, дело молодое, понятно, да и он парень надежный, от своего слова не откажется. Но если с моей дочерью через это что-то случится, я выгоню тебя не только из дому, но и из города. И рыжего, кстати, тоже.
  
  Женщины не стали возражать. Они безошибочно уловили в голосе мужчины интонации мэра, а с господином Хилфордом, фактическим правителем города Горинга, спорить было бесполезно. Мэр вовсе не страдал замашками тирана и самодура ни в общественной деятельности, ни в семье. Он желал единственной дочери счастья, но обещание, данное умирающей жене, нарушать не собирался.
  
  Харп Хилфорд женился в шестнадцать лет, а правильнее будет сказать -- его женили. Невесте только-только исполнилось четырнадцать. Скорейший брак требовался родителям молодых людей, парень и девушка испытывали взаимную симпатию, и дело быстро сладилось. Первоначальные теплые чувства быстро переросли в пылкую юношескую любовь, и вскоре молодожены уже ждали прибавления. К несчастью, болезненная хрупкая девочка не смогла выносить первенца. Ребенок появился на свет на пятом месяце и спустя несколько часов умер. Харп тяжело переживал потерю, а над медленно поправлявшейся женой трясся как курица над единственным цыпленком. Спустя несколько лет ей с трудом удалось убедить его попробовать завести еще одного ребенка. Во второй раз все шло хорошо, и роды начались в положенный срок. Они оказались тяжелыми, молодая женщина промучилась почти двое суток, прежде чем произвела на свет девочку. А потом ни лекарь, ни повитухи не смогли остановить кровотечение. Харп на протяжении многих лет видел во сне, как он входит в супружескую спальню, где в воздухе висит тяжелый, удушающий запах крови. Жена лежит на кровати осунувшаяся, бледная какой-то прозрачной бледностью. Она тщательно укрыта одеялом и красных пятен на постели не видно.
  
  -- Харп, обещай мне...
  
  -- Все, что попросишь, любимая.
  
  -- Не отпускай нашу девочку замуж, пока ей не исполнится двадцать один. Тогда она будет уже совсем взрослая, сильная и сможет... -- из ее глаз побежали слезы.
  
  Он подходит к кровати, опускается на колени, гладит жену по голове, целует, берет за руку.
  
  -- Клянусь исполнить твою волю. Прости, что не уберег тебя... Плохой из меня муж получился...
  
  -- Ну что ты... Самый лучший... Это я не смогла стать ни хорошей женой, ни матерью. Бросаю вас...
  
  На этом месте милосердное нечто всегда позволяло ему проснуться.
  
  Потеряв жену, Харп стал вдвойне трястись над дочерью. Она, впрочем, больших хлопот не доставляла. Девочка родилась здоровая и крепкая, отсутствием аппетита не страдала и спала хорошо, так что росла быстро, радуя отца. Овдовев, он долго не мог прийти в себя и даже не помышлял о повторной женитьбе, хотя найти подходящую во всех отношениях супругу было б не сложно. Заключенный по взаимному расчету брак оказался очень удачным в финансовом отношении: объединенные средства принесли хороший доход, потом Харп самостоятельно совершил несколько выгодных сделок. Богатый, не старый, нравящийся женщинам, он не хотел делать любимую дочь чьей-то падчерицей. Во всяком случае, именно это от него слышали любопытствующие друзья и прыткие свахи. На самом деле он в большей степени боялся пережить очередную потерю, но признаваться в малодушии не желал.
  
  Так прошло девять лет. А потом в Горинг по реке пришло моровое поветрие. Умерло не меньше трети горожан, в том числе и старый мэр. Господин Хилфорд, после первой же подозрительной смерти отправивший дочь к давно переехавшим в другой город родственникам покойной супруги, активно участвовал в жизни Горинга, стараясь предотвратить, насколько возможно, распространение заразы. Умевший руководить людьми и обладавший великолепной практической сметкой, Харп без труда нашел общий язык с капитаном городской стражи и помог тому организовать добровольцев для закрытия полностью зараженных улиц, не поскупившись выделить приличные средства для снабжения провизией людей, попавших в карантинные зоны. Словом, делом, и, главное, золотом, помогал он и в других нуждах терпящего бедствие города. Сограждане оценили старания и щедрость зажиточного торговца и выбрали мэром. Харп с радостью согласился: дочка подрастала и ему становилось все тоскливее. Мор изменил и еще кое-что в сознании вдовца. Несколько месяцев наблюдая бесконечные смерти и горе людей, теряющих близких, он будто очнулся от собственного кошмара, и мучительные воспоминания о жене, наконец, отпустили его.
  
  Немало поспособствовала этому и молодая соседка, лишившаяся во время морового поветрия семьи: мужа и двоих детей. Камилла и раньше иногда заходила к господину Хилфорду помочь по хозяйству, приглядеть за девочкой. Они с мужем были небогаты и дополнительный доход всегда оказывался кстати. Милла, как называли ее подруги, вышла замуж за человека много старше нее, ибо найти супруга по сердцу бесприданнице не удалось. Они жили дружно, но особенной привязанности друг к другу не испытывали, поэтому смерть супруга стала для женщины ударом в большей степени экономическим, ведь на ней оставались двое малолетних детей. А вот когда небеса потребовали к себе и их... Харп помогал ей с погребением и, видя полную апатию буквально в одночасье оставшейся одной соседки, попытался растормошить, предложив стать его домоправительницей. Она согласилась почти сразу. Поначалу возвращалась ночевать к себе, но, когда поветрие сошло на нет, и дочь новоиспеченного мэра вернулась домой, переселилась жить к хозяину, дабы прислуживать молодой барышне.
  
  Девочка, которую звали Оливией, быстро привязалась к Милле, та всегда была добра к ней, а теперь, оставшись одна, стала относиться как к родной дочери. Прошло не так много времени, и эти трое зажили настоящей семьей. Ли (это сокращение она придумала сама, вернее, оно получилось, когда девчушка, только начав говорить, не смогла произнести целиком свое имя) поначалу думала, что отец женится на Камилле и у нее появится братик или сестричка, но взрослые не спешили ни освящать свой союз в храме, ни производить на свет потомство. Девочка попробовала узнать, почему, но и отец, и Милла отшучивались, говоря, что в их возрасте жениться уже неприлично. Ни тот, ни другая не хотели делиться с ребенком затаенными страхами, они и так жили как муж и жена, любили друг друга и Ли, а начни претендовать на большее, думали оба, можно потерять имеющееся.
  
  После мора в обезлюдевший Горинг потянулись искатели лучшей доли из других мест, не затронутых поветрием. Городок был невелик и стоял на реке Изис, в устье которой, у моря, раскинулась столица. До нее даже на баркасе добирались не за один день, но водный путь предпочитали и торговцы, и путешественники: не надо ноги топтать, лошадей гнать, да и встреча с лесными разбойниками не грозит. В те самые "переселенческие" дни Оливия и познакомилась с Ридли. Он перебрался в город со старшим братом, нанявшимся в стражу. Дочери мэра было двенадцать, а веселому веснушчатому мальчишке всего десять, но они быстро стали друзьями. Уже через несколько месяцев их стали дразнить женихом и невестой. Ли смущалась и обижалась, а Рид вел себя на удивление по-взрослому, заявляя, что когда ему исполнится шестнадцать, он женится на своей подружке. Как ни странно, в свой шестнадцатый день рождения он действительно отправился к мэру просить руки его дочери. Господин Хилфорд, с трудом сдерживая улыбку, сообщил парню, что если тот тверд в своем намерении, ему придется подождать три года.
  
  -- Считаете, я слишком молод, господин мэр? -- осведомился Ридли.
  
  Харп объяснил причину. Мальчишка отнесся к услышанному серьезно и уважительно, благодаря чему сильно вырос в глазах предполагаемого будущего тестя. Про себя господин Хилфорд вздохнул с облегчением: дочери уже исполнилось восемнадцать, все ее подруги и ровесницы давно обзавелись семьями. Ли скучала, да и Милла подливала масла в огонь, твердя, что так бедняжка навсегда в девках останется. На этот счет Харп не слишком беспокоился: приданое он собирался дать хорошее, а с такими деньгами и в тридцать пять можно неплохого мужа найти. Только браки по расчету далеко не всегда оказываются счастливыми... Так что сватовство Ридли оказалось очень кстати.
  
  Мэр прекрасно знал его брата, к службе относившегося добросовестно, да и сам жених, недавно тоже ставший стражником, был на хорошем счету. С Ли они дружили не первый год и определенно друг другу нравились. Впрочем, Рид нравился многим девушкам. Парень видный, нрава веселого, легкого. Любит посидеть с друзьями в трактире, но меру выпивке знает, и с девчонками пошутить не дурак, но рук не распускает. В результате Ли, сама того не зная, нажила немало недоброжелательниц. Еще бы: восемнадцать лет, перестарок, а заполучила в женихи одного из лучших парней. И ведь не красавица. Понятно -- отцовское положение и деньги и принца б доставили, случись тому в Горинг заехать.
  
  Оливия действительно не отличалась яркой красотой, хотя мужчины на нее очень даже поглядывали, а некоторые откровенно завидовали Ридли, но приданое и папа-мэр тут были ни при чем. Ли обладала некой женской притягательностью. Стройная, но не худенькая, в положенных местах ласкающие взор округлости, волосы мягкие, темно-русые, черты лица неправильные, но в сумме своей создающие очень милый облик. А уж большие, синие, чуть удивленные глаза, добрая, иногда немного лукавая, улыбка и плавные, завораживающие движения мало кого оставляли равнодушным.
  
  Оливия с детства выделялась среди сверстниц серьезностью и задумчивостью, вероятно, из-за того, что отец, оставшись один с дочерью, все свободное время проводил с ней и рано начал по-взрослому отвечать на многочисленные детские вопросы. Камилла же баловала девочку сказками и таинственными историями, которые знала во множестве. У подрастающей Ли складывалось вполне трезвое представление о жизни, удивительно сочетавшееся с наивной верой в чудеса. Оливия никогда не была замкнутой, подруг у нее хватало, но со временем все они обзавелись мужьями и детьми, а ходить на девичьи посиделки с молоденькими девицами оказалось не интересно. Девушка, обученная отцом грамоте, много времени проводила за книгами, и в Горинге ее почитали немного странной. Не будь ее отец мэром, степень этой странности в глазах горожан, скорее всего, значительно усугубилась бы.
  
  Несмотря на строгий запрет отца, Ли и Рид, приобретя официальный статус жениха и невесты, очень быстро познали плотские утехи. Не последнюю роль в этом сыграла сердобольная Милла, уже не первый год жалевшая "девочку, никакой радости от молодости не видящую". А уж на "бедного мальчика", самоотверженно согласившегося еще три года перетруждать правую руку, она и вовсе не могла смотреть без слез. К чести Ридли надо сказать, веселый дом он не посещал, и умудренных жизнью сослуживцев это наводило на мысль, что его отношения с подружкой не столь уж невинны. Вероятно, так и было, но по-настоящему Ли рассталась с девственностью, когда Милла снабдила ее предохраняющим от зачатия снадобьем, коим пользовалась и сама, изрядно повышая благосостояние городской знахарки. Мэр, не будучи дураком, конечно, быстро обо всем догадался, но лезть в эти дела не стал. Они с Камиллой жили вместе не первый год, детей заводить не хотели, и "ведьмина микстура", как именовал Харп мутную жидкость в небольшой пузатой склянке, ни разу их не подвела.
  
  Ли и Рид в теплое время года обычно уединялись где-нибудь на природе. Как-то раз молодому стражнику повезло оказать услугу лесничему лорда: поймать воришку, срезавшего у того на рынке кошелек. Видно, денег там лежало немало, ибо благодарный егерь разрешил Ридли беспрепятственно захаживать в заповедный лес и даже промышлять там кроликов. Правда, честно предупредил, что за фазанов и косуль можно и пары пальцев на правой руке лишиться. Рид охоту не очень жаловал, а вот прогулки с невестой подальше от любопытных глаз ценил. В лесу к тому же имелось большое озеро, и купаться там было не в пример приятнее, чем в реке: и вода теплее, и никто не подглядывает. С приходом лета молодые люди почти каждый свободный день проводили в заповедном лесу. Ли там очень нравилось. В полумиле от городских ворот, у опушки дубравы начиналась широкая тропа, шедшая к жилищу егеря и дальше, к охотничьему домику лорда. От нее к озеру отходила незаметная тропка, петлявшая в густых зарослях лещины.
  
  В тот день пАрило почти с самого утра. Жара, обрушившаяся на Горинг и окрестности, стояла уже почти две недели. Даже слабый ветерок, время от времени легко касавшийся раскаленной черепицы крыш и камней мостовой, не давал облегчения, ибо нес не прохладу, а лишь волны потревоженного зноя. Рид был свободен, и молодые люди с утра отправились на озеро купаться. Оба вздохнули с облегчением, шагнув в густую тень огромных дубов на опушке заповедного леса. Деревья застыли в дремотном покое, сочная трава-недотрога, плотным ковром покрывавшая землю под ними, пожухла, ее листья висели унылыми желтовато-зелеными лоскутками. Лес не спасал от жары, но хотя бы давал тень, защищая от палящих лучей солнца.
  
  Добравшись до озера, молодые люди, не медля, разделись и вошли в воду: прохладная прозрачная глубина манила хотя бы ненадолго отдохнуть от жарких объятий внезапно нагрянувшего лета. Первое купание оказалось непродолжительным: оба соскучились по близости, чуть охладились в голубоватой воде и выбрались на берег. Ридли быстро расстелил прихваченный с собой плащ, и притянул на него Ли. Она села и подставила любимому губы для поцелуя, с наслаждением ощущая его руки на своем теле... Потом они лежали, обнявшись. Рид играл прядью ее волос, девушка рассеянно смотрела на трепещущие желтые лепестки ирисов. Заросли их прямых, похожих на лезвие меча, листьев вздымались из воды прямо под низким отвесным бережком, на котором расположилась парочка. Там и тут строгую зелень украшали солнечные бабочки цветов, над ними кружили первые стрекозы, бирюзовые, с лазоревыми крылышками. В зарослях тростника неподалеку мелодично перекликались какие-то птахи.
  
  "Впереди целое лето таких ленивых, чудесных полдней", -- думала Ли. -- "Как жаль, что Рид не может быть со мной каждый день. Ему надо и в карауле у ворот стоять, и с мечом упражняться..."
  
  -- Люблю тебя, -- прошептал он в этот момент ей на ухо и поцеловал в шею.
  
  -- А я -- тебя, -- улыбнулась она, переворачиваясь на бок лицом к нему. -- Попросишь лесничего разрешить мне приходить сюда одной?
  
  -- Тебе он, конечно, разрешит, -- фыркнул Ридли. -- Забросит свои обязанности и будет тут в тростнике сидеть, подглядывать.
  
  -- Ну конечно! -- засмеялась она. -- Я слышала, у него молодая жена.
  
  -- Порасспрашиваю людей, если подтвердится, то, может быть, замолвлю за тебя словечко.
  
  -- Может быть? Хитрец рыжий... -- она поцеловала его в губы, он прижал ее к себе...
  
  Наконец, они насытились друг другом и еще раз искупались. Перевалило за полдень, солнце плавало в туманном мареве, жара стала почти невыносимой, и парочка решила перебраться в тень. Ли надела нижнюю рубашку, парень натянул штаны. Пошли по берегу к распростершему ветви над водой огромному старому дубу, немного не доходя до которого начинались густые заросли тростника. Ридли не удержался, по-мальчишески блеснул глазами.
  
  -- Найдешь меня -- попрошу за тебя лесника, -- и нырнул в зеленые колышущиеся дебри.
  
  -- Рид, перестань дурачиться! Я не люблю бродить там. Опять меня напугаешь, как в прошлый раз.
  
  Ответа не последовало. Ли присела на берегу, надеясь, что Рид, не услышав ее движения в тростнике, выйдет оттуда. Как бы ни так! Ей быстро надоело бездействовать, и она отправилась на поиски. Зайдя в заросли, девушка остановилась, прислушиваясь. Ни шуршания, ни плеска: Рид затаился. Его шуточки ей известны -- дождется, когда она снова отправится искать, тростник зашуршит, можно будет сдвинуться с места и осторожно, не привлекая внимания, обойти сзади. А потом в самый неожиданный момент с хохотом схватить ее поперек живота. Она, конечно, завизжит с перепугу, а ему только того и надо. Его это, видите ли, смешит. Вот вредина! Знает же, что она не любит так пугаться. Пусть-ка попробует подкрасться в этот раз! Ли стала двигаться очень медленно, почти бесшумно. Легкий шелест потревоженного тростника не выделялся на фоне шевеленья листьев и стеблей, колеблемых слабым ветерком. Наконец впереди сквозь частые зеленые штрихи пронизанных солнцем зарослей она разглядела мужские плечи. Рид медленно и осторожно шел в ее сторону, явно ничего не подозревая. Она замерла на месте. Получается просто прекрасно: на ловца и зверь бежит. Он неожиданно на нее наткнется и сам испугается: не нужно ни сзади подкрадываться, ни хватать, ни орать дурным голосом. Видок у него и так будет презабавный. Узнает, насколько это приятно... Он по-прежнему очень осторожно приближался, и тут Ли разглядела, что волосы у него темные, почти черные. Это не Рид!
  
  Прятаться было поздно: он шел прямо на нее, заметил лишь в последний момент, быстро поднял руку к лицу, закрывая левую половину, и без того не видную из-за падавших длинных волос, и только потом остановился. Девушка застыла, не зная, что делать, и молча уставилась на незнакомца. Опасений он не вызывал, похоже, она напугала его не меньше, чем он ее. Молодой мужчина, одет в одни мокрые штаны, видно, тоже купался... Тело сильное, уже совсем мужское, наверняка старше Рида, тот еще не утратил юношеской гибкости, хотя и упражняется каждый день с мечом. Широкие плечи, плоский живот, по которому от пупка вниз сбегает темная полоса волос... Ли покраснела и поспешно подняла глаза, переведя взгляд на лицо незнакомца. Оказалось, он тоже беззастенчиво ее разглядывает. Посмотреть было на что: вырез тонкой рубашки на груди полностью расшнурован и разошелся, прекрасно видны белые полукружья грудей, с одной стороны выглядывает нежно-розовый сосок, стройные ножки обнажены гораздо выше коленей: подол девушка подобрала и сжимала в руке. Ли покраснела еще сильнее, жар разлился не только по щекам и ушам, но и по шее, стекая на грудь пылающей волной. Она не знала, как поступить, любое действие казалось невероятно глупым. Бежать с воплями прочь? Судорожно пытаться прикрыться, когда он уже все видел? Звать Рида? В результате она так и осталась стоять, просительно глядя ему в лицо, надеясь, что он, наконец, уйдет и перестанет быть свидетелем ее дурацкого положения.
  
  Он тем временем оторвался от созерцания ее прелестей, подозрительно сглотнув, и посмотрел в глаза. Руку от лица так и не отнял. Она поначалу подумала, он просто хочет отбросить мешавшие волосы, но дело, видно, было в другом. Лицо у незнакомца оказалось ничуть не хуже тела, только уж очень жесткое, едва ли не злое. Впрочем, в зеленовато-сером глазу никакой злости Ли не заметила, только любопытство и даже, как ей показалось, некоторую веселость. Второго глаза видно не было, пальцы на руке мужчина не развел и через щелку не подглядывал. На уровне глаза виднелся крупный перстень со странным оранжево-желтым камнем, отшлифованным выпуклым широким овалом так, что центральная часть была темной, почти коричневой, напоминая зрачок, а края переливались ярким огнем. Ли переступила с ноги на ногу, собравшись попросить незнакомца уйти, как вдруг послышался голос Рида, звавшего ее по имени. Мужчина тут же повернулся, отнял руку от лица и быстро, уже не таясь, пошел прочь.
  
  Девушка несколько мгновений глядела ему вслед, на широкую спину, переходящую в отчетливо различимую талию и две ямки по бокам позвоночника, в самом низу, там, где мокрые штаны сползали на бедра. Потом тряхнула головой и отвернулась. На что она смотрит и о чем думает? У нее есть жених, они любят друг друга. Ох, что за ерунда? Как раньше, когда они с подружками бегали на реку подглядывать за купающимися стражниками. Девчонки все на Рида пялились и других мальчишек, а она -- на взрослых мужчин. Жар снова разлился по щекам и шее. В этот момент на нее налетел хохочущий Рид.
  
  -- Хотела меня подкараулить? Почти получилось! Не надо было под конец сквозь тростник ломиться. Я и не думал, что ты так шуметь можешь -- будто мужик.
  
  -- Это и был мужик, а вовсе не я.
  
  -- Что? -- парень только сейчас заметил излишне яркий румянец подруги. -- Какой еще мужик? Он тебя не обидел?
  
  -- Нет-нет, все в порядке. Я его напугала не меньше. Наверное, на озере кто-то был, может, купался, а потом услышал нас и засел в камышах.
  
  -- Да кто здесь может быть? Все городские купаются в реке, на земли лорда никто не полезет... Разве его сын? Как он выглядел?
  
  -- Нет, не сын. Я его как-то видела в городе, и потом, он ведь моложе тебя.
  
  -- А этот был старше? Может, сам лорд? -- ухмыльнулся Рид. -- Ты ему понравилась? -- Он окинул девушку довольным взглядом собственника. -- На праве первой брачной ночи настаивать не будет?
  
  -- Судя по его виду, понравилась, -- не удержалась от шпильки Ли, с сердитым видом затягивая шнуровку на груди. -- И это не лорд, его я тоже знаю в лицо. Этот был гораздо моложе.
  
  Они, не сговариваясь, направились к берегу.
  
  -- Погоди-ка... Страшный был? -- вдруг поинтересовался задумавшийся Рид.
  
  -- Вовсе нет. Если б страшный, я б знаешь как заорала. Ты бы тут же прибежал. А кто тут страшный может ходить? Леший? Водяной?
  
  -- Страш-ш-и-и-ила-а, -- низким голосом почти провыл парень, делая большие глаза.
  
  Девушка рассмеялась.
  
  -- Как я сразу не догадалась: раз страшный, значит, Страшила. И кто это?
  
  -- Говорят, к лорду племянник приехал. Я его сам не видел, но ребята болтали, у него такое лицо, что приходится маской закрывать.
  
  Они уже выбрались на берег и пошли к пятну желанной тени под дубом. Ли гадала, зачем незнакомец так упорно прижимал руку к лицу. Хотя вряд ли это тот самый Страшила: половина лица у мужчины нормальная, более того, очень даже привлекательная. Может, у него просто щеку раздуло или, к примеру, глаз заплыл. Да-да, и он как девица на выданье стал стыдливо ладошкой закрываться. Девушка улыбнулась своим мыслям.
  
  -- А откуда ребята знают? Они его видели? -- поинтересовалась она минуту спустя.
  
  -- Нет. Но они ходят в веселый дом, а тамошние девочки его видели. И в маске, и без.
  
  Они дошли до дуба и уселись на его толстых корнях, выпирающих из земли.
  
  -- Ну-у, не знаю, -- протянула Ли, не доверявшая ни сплетням городских кумушек, ни россказням продажных девиц. -- Зачем ему ходить в веселый дом, если он племянник лорда? У них в замке полно служанок.
  
  -- Так кто ж ему просто так даст, ежели он такой страшный? -- ухмыльнулся Рид.
  
  Ли пожала плечами и не ответила. Обсуждать подобные предметы ей было немного неловко, да и не интересно. Вскоре девушка уже и думать забыла о встрече в тростнике. Ридли выполнил ее просьбу и замолвил словечко перед лесничим, так что теперь она беспрепятственно могла ходить в заповедный лес. Вот только мэр категорически воспротивился одиноким прогулкам. Оливия пыталась несколько раз переубедить его, но безуспешно. Она понимала тревогу отца, и в то же время тяготилась чрезмерной заботой.
  
  В самом деле, что с ней может случиться? Господин Хилфорд близко знаком с лордом Эрландом, они относятся друг к другу с уважением, да и егерь -- лицо известное, человек семейный, положительный, за владениями хозяина присматривает хорошо: ни бродяг, ни браконьеров, ни разбойников в лесу не потерпит. Правда, сведения Рида подтвердились -- в охотничьем домике теперь живет племянник лорда со слугой, но, как утверждает лесник, парень пришибленный, вернулся с какой-то далекой войны с изуродованным лицом, к тому же нищий, так что ведет себя тише воды ниже травы, чтоб дядюшка не выгнал. Тому хлопот с собственными детьми хватает, и выходок младшего сына покойного брата он терпеть не станет. Надо сказать, со слугой таинственного племянника Ли и Рид несколько раз встречались на лесной тропинке: парень всегда в высшей степени вежливо с ними раскланивался. Он регулярно делал в городе закупки, и знал, кто они.
  
  ...Лето подходило к концу, жара давно спала, в кронах дубов появились первые желтые листья, а на земле -- пока немногочисленные желуди. Белки чуть ли не переселились в заросли орешника, и ветви лещины быстро освобождались от плодов, прогибаясь под пушистыми тельцами рыжих обжор. Ночи становились холодными, вода в озере остывала, и Ли с Ридом стали реже бывать в лесу. К тому же у девушки появились новые заботы, долгожданные и приятные: в конце года ее ждал двадцать первый день рождения, и она с разрешения отца начала готовиться к свадьбе. Ли с Миллой вплотную засели за шитье и вышивание, готовя приданое, а девушка взялась обходить городских портних, дабы определиться с той, которой будет заказан наряд невесты.
  
  Одним особенно серым дождливым днем Оливия торопливо шла по улице, возвращаясь домой. До наступления темноты оставалось несколько часов, но пелена мелкого моросящего дождя и сгущающийся туман превратили город в сумеречную зону. Желающих прогуляться в такую погоду оказалось немного, и девушка, не боясь налететь на вынырнувшего из серой влажной мглы прохожего, почти бежала: она и так уже изрядно вымокла, а простуда ей совершенно ни к чему. Внезапно прямо перед ней в тумане нарисовалась темная фигура, закутанная в плащ с надвинутым капюшоном. Человек шел не спеша и при виде встречного успел остановиться, а Ли -- нет, она просто влетела в столь неожиданно возникшее перед ней препятствие. Девушка чуть не упала, мужчина мягко подхватил ее, она попыталась поскорее отстраниться, но он не дал.
  
  -- Нас просто сталкивает друг с другом, -- сказал незнакомец. -- Сегодня мне меньше повезло. На озере вы выглядели более... соблазнительно.
  
  Ли быстро взглянула на него и вздрогнула: под надвинутым капюшоном темнела маска, закрывавшая все лицо. Девушка перевела взгляд на левую руку, лежавшую чуть выше ее локтя, и увидела знакомый перстень со странным камнем.
  
  -- Простите, что налетела на вас. Я очень спешу.
  
  Она попыталась высвободиться, досадуя про себя на дурацкое положение. "Нас, видите ли, сталкивает... Да, и каждый раз я чувствую себя глупой гусыней. Выглядела более соблазнительно! Да как он смеет? Кстати, он тоже тогда выглядел привлекательнее. Сказать? Было б смешно, но я все равно не увижу выражения его лица, и, к тому же, что он обо мне подумает?"
  
  -- Давайте, я провожу вас. Темнеет, вдруг еще на кого-нибудь налетите? -- в его голосе звучала насмешка. Во всяком случае, так показалось Ли, чьи попытки высвободиться из рук незнакомца, наконец, увенчались успехом.
  
  -- А вы не налетите? Видите в темноте? Как летучая мышь? -- тут же съязвила она.
  
  -- Вижу. Не как мышь, те, знаете ли, могут в волосах запутаться. Я -- нет, я как сова. Или филин, -- хмыкнул он.
  
  Упоминание о филине пробудило неясные отзвуки неприятных мыслей, но девушка не стала пытатся разобраться в них немедленно. В темноте он видит, надо же... Зачем такую чушь придумывать? Неужели только чтобы ее проводить?
  
  -- Но я вас не знаю... -- заколебалась она.
  
  -- Зато я знаю вас. Вы ведь дочь мэра?
  
  -- Д-да.
  
  -- А я -- племянник лорда Эрланда.
  
  -- И вас зовут?..
  
  -- Слыхали, наверное, как меня зовут в Горинге. А имя мое вам знать незачем, также как и мне -- ваше. Вряд ли подружимся.
  
  В этот раз недобрая насмешка прозвучала вполне отчетливо. Вот так манеры у дворян! Мало грубости и нежелания представиться по всем правилам, так еще и веселится за ее счет!
  
  -- В таком случае я прекрасно обойдусь без вашей помощи, -- она старалась говорить как можно более холодно, не желая дать ему почувствовать свою обиду. С трудом подавила детское желание добавить в конце "Страшила".
  
  Он молча отошел с ее пути, она поспешила прочь и добралась до дома без приключений. Правда, ей казалось, что на пустынной улице сзади слышатся чьи-то шаги, но, оглянувшись пару раз, никого не разглядела в сырой мгле.
  
  За ужином Ли решила расспросить отца о племяннике лорда.
  
  -- Папа, я сегодня столкнулась на улице с человеком в маске. Ты не знаешь, кто это? -- начала она на всякий случай издалека.
  
  -- Он тебя обидел?
  
  -- Нет, почему меня непременно должны обижать? И Рид, и ты всегда об этом спрашиваете!
  
  -- Ли, мы просто беспокоимся о тебе, вот и все. А мужчина в маске -- наверняка родич лорда Эрланда. Сын его брата, носит то же фамильное имя.
  
  -- Лорд Эрланд?
  
  -- Какой там лорд! Он младший сын.
  
  -- А как его зовут?
  
  -- Страшила, -- усмехнулся господин Хилфорд.
  
  Милла, до сих пор не вмешивавшаяся в разговор, неодобрительно покачала головой.
  
  -- Папа, ты точно как Рид. У него же должно быть имя!
  
  -- Девочка права, Харп. Насколько мне известно, в Горинге он никому ничего плохого не сделал. И потом, если человек скрывает лицо, это еще не значит, что оно такое уж страшное, -- Милла все же высказала свое мнение, ей редко удавалось долго удерживать его при себе.
  
  -- О, да, он прячет под маской неземную красоту, чтобы бабенки ума не лишались и не докучали б ему, -- расхохотался мэр. -- Счастье лицезреть его досталось лишь девицам из веселого дома, но они, говорят, далеко не в восторге.
  
  -- А откуда тебе известно мнение этих девиц? -- насторожилась домоправительница.
  
  -- Милли, не все мужчины такие однолюбы как я, -- улыбнулся Харп. -- И не всем так повезло с женами. Половина членов городского совета регулярно наведывается в известное заведение.
  
  Ли с удовольствием наблюдала, как просияло лицо Камиллы. Она всегда радовалась, видя, что отец и женщина, заменившая ей мать, счастливы друг с другом. Радовалась и немного завидовала. Нет, завидовала, пожалуй, неподходящее к ее чувствам слово. Скорее, в душе ее просыпалась тоска, желание обрести такую же любовь. Конечно, у нее был Рид, но они оба воспринимали свои отношения как должное, а не как неожиданный подарок судьбы, свалившийся среди полного отчаяния и безнадежности. А у отца и Миллы все сложилось именно так, оба не ждали такого дара, но, получив, не переставали благодарить за него небеса и друг друга.
  
  -- Может быть, девицы и не врут, -- проговорила женщина. -- Но нельзя плохо относиться к человеку лишь из-за того, что он уродлив.
  
  -- К нему никто не относится плохо, -- ответил мэр. -- Парню хватает ума не мозолить горожанам глаза. Но, ходят слухи, с девочкам он не церемонится. Правда, платит исправно, так что они его пока терпят.
  
  -- Что значит не церемонится? -- не удержалась Ли.
  
  Господин Хилфорд недовольно взглянул на дочь.
  
  -- Оливия, подобные разговоры не для девушек. Выйдешь замуж -- обсуждай такие вопросы со своим мужем, если он пожелает. А пока запомни: от господина Эрланда держись подальше. С парнем не все в порядке.
  
  Дочь молча кивнула. Вспоминая единственный разговор со странным племянником, она и сам не горела желанием встречаться с ним еще раз.
  
  Как-то во второй половине сентября, когда дни стали короткими, Ли с Ридом допоздна загулялись за городской стеной. Погода все еще стояла теплая, и молодые люди долго сидели на берегу реки, целуясь и строя планы на будущее. Домой отправились незадолго до полуночи, с трудом разбирая дорогу в свете факела, предусмотрительно прихваченного с собой стражником. Ридли мог позволить себе возвращаться в город, когда угодно -- сослуживцы на воротах хоть и ворчали, но пропускали своего. Вот и сейчас, выслушав бурчание одного из караульных и похабные шуточки другого, парень и девушка пошли по улице, направляясь к дому мэра. Ли нравилось бродить по пустому темному городу, Рид же никогда не упускал возможности побыть лишних полчаса с любимой, и они не спешили. Дома стояли черными, очень редко из-за ставен пробивался тусклый огонек свечи. Где-то в отдалении слышалась колотушка ночного сторожа и одинокий лай собаки. Парочка возвращалась очень вовремя: часы на башне ратуши пробили три четверти, а господин Хилфорд не любил, когда дочь появлялась дома после полуночи.
  
  Вдруг откуда-то донесся страшный крик, мгновенно оборвавший чуть слышную мелодию ночи, и почти болезненно полоснувший по ушам. Рид тут же напрягся, определяя, куда надо бежать. За первыми нечленораздельными воплями раздалось отчетливое и страшное "Пожар!" Молодой стражник тут же дернулся в сторону криков. Ли, повернувшейся туда, показалось, что она различает на фоне черного неба поднимающееся снизу свечение.
  
  -- Ли, дойдешь одна? Я должен бежать.
  
  -- Я с тобой. Смогу помочь передавать ведра с водой.
  
  Он кивнул, и они кинулись к занимающемуся над крышами зареву. Когда добежали, пламя вырывалось из окон обоих этажей. Горел дом одного из городских торговцев. Сбежавшиеся на крики полуодетые люди передавали по цепочке ведра с водой, плеская уже не на горящее строение, а на соседние дома. Ночь, к счастью, выдалась безветренная. Памятный многим последний пожар ветер раздул так, что выгорело пол-улицы. Хозяин полыхающего здания, плотный мужчина средних лет, в длинной ночной рубашке, прожженной в нескольких местах, обреченно смотрел на гибнущее жилище. Его жена рыдала рядом, к ней теснилось несколько ребятишек. Женщина машинально прижимала их к себе, слишком напуганная, чтобы как следует соображать. Тем не менее, писк многочисленного потомства все же вывел ее из оцепенения.
  
  -- Джил, ты проверила кроватки? Все вышли? -- спросила она старшую девочку лет тринадцати.
  
  -- Я вывела Полли и Джека, мама, а Тома попросила забрать Джимми.
  
  Мать беспомощно оглянулась. Том, шестилетний малыш, стоял рядом, засунув палец в рот, и неотрывно глядел на огонь. Младшего, Джимми, рядом видно не было.
  
  -- Том, ты вывел братца? -- женщина тряхнула мальчика за плечи.
  
  Тот с трудом оторвал взгляд от полыхающих огненных птиц, рвущихся из окон их дома.
  
  -- Его не было в кроватке, я подумал, он уже убежал, и пошел за Джил. Стало так жарко и плохо пахло, я не хотел искать Джимми. Он всегда прячется, а мне искать...
  
  Тут женщина завыла в голос, затрясла мужа.
  
  -- Да посмотри ты, все в огне, крыша вот-вот рухнет, -- мертвым голосом проговорил тот, но все же двинулся в сторону дома.
  
  Ли с Ридом стояли рядом и прекрасно слышали весь разговор. Молодой стражник быстро сорвал с подруги плащ, подбежал к цепочке, передававшей ведра, скомкал шерстяное одеяние и запихал в воду, потом закрылся с головой и кинулся в горящий дом. Ли, плохо соображая, бросилась за ним, но, приблизившись к строению, отшатнулась от жара. Ее тут же подхватили чьи-то руки и оттащили подальше. Она не успела взглянуть на державшего, как сзади послышался детский плач и крики:
  
  -- Джимми! Ты здесь! Хвала небесам!
  
  -- А парень-то полез напрасно!
  
  Это Ли уже поняла, дернулась из рук, попыталась докричаться до Рида, но он вряд ли расслышал за ревом пламени. Все еще не отпускавший Оливию мужчина как следует тряхнул ее.
  
  -- Успокойся. Бери ведро и поливай меня. Да быстрей же!
  
  Она беспрекословно подчинилась. Механически развернулась, метнулась к цепочке, выхватила у кого-то большое ведро, не почувствовав веса, вернулась к темной фигуре, закутавшейся в плащ с головой, как Рид до этого, и, размахнувшись, окатила сверху донизу. Мужчина тут же ринулся к дому и исчез в огне. Ли уголком сознания отметила, что складки плаща незнакомца колышутся тяжело, оставляя ощущение плотности материала. Видно, он из хорошо выделанной кожи. А раз так, у неожиданного помощника шансов гораздо больше, чем у Рида в ее легкой шерстяной накидке.
  
  Девушка не знала, сколько прошло времени, ей казалось -- вечность, когда толпа загудела, в воздух взметнулись руки, указывающие на крышу. Та начала медленно проваливаться. Ноги у Ли совсем ослабели, как вдруг в пылающем дверном проеме показались темные фигуры. Таинственный спаситель кое-как умудрился закрыть Ридли своим просторным плащом, в результате чего одна его рука оказалась незащищенной и рукав на ней загорелся. Как только они отбежали от дома, кто-то быстро вылил на мужчину ведро воды, сбивая огонь. О безымянных героях тут же забыли все, кроме Ли: крыша, наконец, провалилась и в небо взметнулась туча искр, напоминающих огненных бабочек, кружащихся над разрезающими темноту оранжево-желтыми лепестками буйных палящих цветов.
  
  Мужчина подтащил Ридли к девушке и едва ли не пихнул ей в руки, одновременно пытаясь закутаться в свой почти не пострадавший плащ. Прикоснулся им к обожженной руке и зашипел от боли. В отблесках пожара Ли прекрасно разглядела, что рукав рубашки сгорел почти полностью, значит, кожа обожжена достаточно сильно. А еще она разглядела знакомое кольцо, так что в лицо спасителя Рида всматриваться даже не пыталась. Молодой стражник, напротив, повернулся к незнакомцу и проговорил сквозь кашель:
  
  -- Спасибо! Я тебя, вроде, не знаю. Как зовут-то?
  
  Мужчина, не слушая, повернулся и стал проталкиваться сквозь толпу. Ридли удивленно уставился ему вслед, а оттуда донеслось испуганное восклицание "Страшила!"
  
  -- Страшила? -- переспросил парень, глядя на подругу. -- Он меня вытащил?
  
  -- Да, он, я узнала...
  
  Она не успела закончить, как на них налетел брат Рида, Майкл.
  
  -- Ты, чокнутый, куда лезешь, не разобравшись? Надо было хоть вокруг глянуть, сразу бы этого мелкого разглядел, а то очертя голову в пекло! Не стражник, а бестолочь! Если б не еще один ненормальный, уже одни шкварки остались бы. Я-то не понял сразу, что это ты, потом только, когда крики Ли услышал, сообразил. Хотел за тобой лезть, но за меня уж все сделали. Кто это был?
  
  -- Ли говорит, Страшила.
  
  -- Страшила? -- удивился Майкл. -- С чего это он? Впрочем, ему рисковать особенно нечем: если и обгорит, хуже уже не будет. А ты, похоже, легко отделался: волосы отрастут, а ожогов сильных вроде и нет, -- он чуть отошел, оглядывая брата.
  
  -- Чем вас всех так разозлил племянник лорда? -- не сдержалась Ли. -- Он только что спас жизнь Ридли, к чему отпускать на его счет глупые шуточки?
  
  -- Ли, ты опять о своем знакомце? -- в разговор вмешался прибывший на пожар мэр.
  
  Его дочь промолчала, а господин Хилфорд, справившись о состоянии Ридли, отправил того с братом домой, пообещав прислать лекаря. Оливию быстро увела неизвестно откуда взявшаяся Камилла.
  
  II
  
  На следующий день с утра Ли отправилась навещать Рида. Он пребывал в прекрасном настроении, поскольку действительно отделался легкими ожогами. Сильнее всего пострадали его волосы, которые расторопный Майкл уже полностью сбрил. Девушка, не скрываясь, посмеивалась над женихом: вид у того оставлял желать лучшего, учитывая, что бровей он тоже лишился.
  
  -- Слушай-ка, Ли, а та страшная гадалка на ярмарке сказала правду! -- вдруг вспомнил парень. -- Она велела мне огня опасаться. Мол, могу волос лишиться...
  
  Ли задумалась.
  
  -- По-моему, она сказала, что волос лишиться не страшно, новые отрастут, а вот про что-то еще не договорила.
  
  -- Жизни дурачина мог лишиться и, главное, ни за что, -- пробурчал Майкл, в очередной раз заглянувший в комнату.
  
  Капитан стражников, присутствовавший на пожаре и впечатленный геройским поступком Ридли, позволил старшему брату прийти на службу попозже, посвятив утро уходу за младшим. Несостоявшийся спаситель малолетнего чада, мечтавший оказаться наедине с невестой, при каждом удобном случае делал знаки родственнику: пора в караул у ворот.
  
  -- Да, -- вздохнул Рид, раздосадованный непонятливостью Майкла, не спешившего уходить. -- Жизнью я кому-то обязан. Быстро он подоспел, сразу про мальчишку сказал и наружу меня потащил. Твой плащ, Ли, от жары уже почти высох и начал тлеть, так он меня в свой закутал... Это точно Страшила был? -- нехотя спросил он у девушки.
  
  -- Точно.
  
  -- Майк, может, сходишь, поблагодаришь его? -- неуверенно протянул Рид.
  
  -- Вот прям щас и побегу, конечно, -- буркнул тот. -- Перебьется, -- и быстренько исчез из комнаты, решив, вероятно, что скорейшее возвращение в ряды городской стражи предпочтительнее прогулки в лес.
  
  -- Давай я схожу, -- выпалила Ли, когда они остались одни.
  
  Рид уставился на девушку как на помешанную, да она и сама не очень понимала, что на нее нашло. И тем не менее тут же воспользовалась замешательством жениха.
  
  -- Я знаю дорогу, мы в лесу сколько раз бывали. Сейчас утро, к обеду обернусь. И со слугой его не раз сталкивались, он очень почтительный, помнишь? Племяннику лорда руку сильно обожгло, я видела. Отнесу ему снадобье от ожогов, чем не благодарность? -- поспешно говорила она. -- Рид, ты мой жених, это будет правильно, если я поблагодарю.
  
  -- Нет, Ли, тебе идти к нему незачем, тем более одной. Лучше я сам схожу, может, даже, завтра.
  
  -- Хорошо, -- девушка неожиданно быстро пошла на попятный, поцеловала парня, и, ощутив запах дыма, поспешно отогнала навеянные им воспоминания о пережитом страхе. -- Но поблагодарить его нужно: если б не он, я бы потеряла тебя...
  
  -- Нужно, нужно, -- проворчал стражник и потянул подругу на кровать.
  
  -- Нет, Рид, -- засмеялась она. -- Отпусти меня. Лежи спокойно и выздоравливай.
  
  -- Для того, чем я хочу заняться, здоровья хватает. Там у меня ожогов нет, сама посмотри, -- он откинул одеяло.
  
  -- Да ну тебя! -- расхохоталась Ли. -- Прикройся! У тебя руки обожжены и лицо, где-нибудь да будет больно.
  
  -- Так и скажи, что не хочешь, -- надулся парень. -- Могла бы, между прочим, и приласкать героя, хоть рукой. А еще лучше...
  
  -- Это кого я должна приласкать? -- сквозь смех проговорила девушка. -- Племянника лорда? Мне все-таки сходить в лес?
  
  Риду шутка смешной не показалась, он даже собрался отвернуться к стенке, но Ли уселась на кровать и сделала то, чего он желал. Потом поцеловала жениха в губы. Странно было делать это после того, как...
  
  -- Я пойду, Рид, -- Ли поднялась с кровати. -- Если останусь, ты к завтрашнему дню не оправишься.
  
  -- Ладно уж, иди, -- стражник не хотел расставаться с невестой, но понимал, что в ее присутствии выздоровление действительно может затянуться, а капитан не разрешит ему слишком долго отлынивать от службы. -- Может, вечером еще зайдешь?
  
  -- Я постараюсь, если Милла отпустит. Но ей наверняка понадобится помощь по хозяйству.
  
  Выйдя от Рида, Ли быстро направилась к городской знахарке: у дочери мэра появился план, и тянуть было нельзя -- осень, темнеет рано. Девушка купила баночку мази от ожогов, выслушав сочувственные причитания женщины в адрес Рида и восхищение его смелостью, и пошла к воротам. Надвинув капюшон на самое лицо, пристроилась к группке молочниц, рано распродавших свой товар, и возвращающихся домой. Выскользнуть из города удалось неузнанной, ну, а войти -- войдет, придется, правда, выслушать немало скабрезных шуточек от стражников, если не удастся снова смешаться с толпой. Ну и ладно, от Рида она все равно ничего скрывать не собирается.
  
  День стоял по-осеннему серый, низкие тучи с утра грозили дождем. К тому же похолодало, от вчерашнего тепла остались лишь воспоминания. Добравшись до тропы, ведущей через заповедный лес, Ли свернула на нее. Дубы и орешник только начали желтеть, их кроны все еще радовали зеленью, хотя на земле уже появились первые листья. Приближение зимы чувствовалось сегодня особенно отчетливо. Дубрава казалась погруженной в холодное оцепенение: птиц почти не слышно, в воздухе висит особенный терпкий запах увядания, палых листьев, засыхающих трав. Проходя через сырую лощинку, девушка почувствовала аппетитный грибной дух. Не забыть бы заглянуть на обратном пути... Ли сама не очень понимала, зачем отправилась наносить этот несколько рискованный визит. Можно было поблагодарить племянника лорда письмом... Нет, письмо за спасенную жизнь -- не слишком щедрая благодарность. Хотя, возможно, его бы исписанная бумажка вполне устроила: ведь знакомиться он не захотел. Да ладно, она делает это для них с Ридом. Пусть их совесть будет чиста, а уж как взглянет на ее посещение сам Страшила -- дело десятое. Ей все равно не угадать его мыслей.
  
  Прокручивая в голове подобные доводы, и напрочь отказываясь признаваться себе, что помимо благодарности ею руководит жгучее любопытство (еще бы в этом сознаться, оно-то и сгубило кошку, а у хвостатой пройдохи, как известно, целых девять жизней, так куда же она, Ли, идет, мало того, что в лес одна, еще и к незнакомому мужчине, о котором такие слухи ходят...), она добралась до просеки, на которой стоял двухэтажный охотничий домик. Его сложенные из серого камня стены и черепичную крышу густо покрывал плющ с мрачной, темно-зеленой круглый год листвой. Девушка подошла к парадной двери и постучала. Ответа не последовало. Она стукнула еще несколько раз, посильнее, с тем же результатом. Ощутила облегчение вперемешку с досадой. Стоило тащиться одной по унылому осеннему лесу, рискуя угодить под дождь, и поминутно убеждая себя в правильности принятого решения, чтобы наткнуться на пустое жилище. Прежде чем уходить, надо проверить, нет ли кого на кухне. Если б там оказался его слуга, можно передать ему и благодарность, и мазь, избежав встречи со странным хозяином...
  
  Огибая дом по узкой тропинке, Ли вздрогнула, услышав резкий скрипучий крик сойки. Подняла голову и увидела саму серовато-розовую птицу, сидящую на ветке молодого бука. Сойка склонила голову набок, встопорщила пестрый хохол, глянула на девушку и улетела в лес, блеснув небесно-голубыми полосками на крыльях. Оливия невольно подумала, а не стоит ли последовать столь наглядно поданному примеру, но ноги уже принесли ее к двери кухни. Девушка глубоко вздохнула, решилась и неуверенно постучала. Из дома донеслось:
  
  -- Заходите, господин лесничий, открыто.
  
  Ли толкнула дверь и вошла. Парень, помешивавший в висящем над огнем котле аппетитно пахнущее варево, открыл рот и замер, уставившись на нее. Видно, других гостей, кроме егеря, ему принимать не приходилось.
  
  -- Я стучала в парадную дверь, но никто не ответил. Хозяина нет дома? -- церемонно осведомилась девушка.
  
  -- Лорд дома, но он не совсем здоров, -- пробормотал слуга.
  
  "Так все же лорд?" -- подумала Ли. -- "Или это слуга у него такой почтительный?"
  
  -- Что с ним? Ожог? -- спросила она. -- Возможно, я смогу помочь.
  
  -- Да, моя леди, -- выдавил совершенно сбитый с толку парень едва ли не со страхом, как показалось девушке.
  
  "Зачем же так запугивать собственного слугу? Он работать нормально не сможет", -- промелькнуло в голове у Ли, и она постаралась успокоить собеседника.
  
  -- Послушай, мы встречались и не раз, я не леди, ты ведь знаешь. Спроси у хозяина, примет ли он меня? Я всего лишь хочу поблагодарить его за услугу, не задержу надолго. Мазь для лечения оставлю, если нужно. Умеешь обрабатывать раны?
  
  -- Да, умею, барышня, -- пришел, наконец, в себя парень. -- Сейчас спрошу, подождите, пожалуйста, -- он сноровисто снял варево с огня и вышел.
  
  Ли не успела как следует осмотреться в небольшой, на удивление аккуратной кухоньке, как слуга вернулся.
  
  -- Лорд просит вас пройти в гостиную. Позвольте, я провожу, барышня. И, пожалуйста, предложите ему сами обработать ожог, -- добавил он быстро, не скрывая просительных интонаций и заискивающе поглядывая на нее.
  
  Девушка кивнула, удивляясь про себя. Пройдя коротким узким коридорчиком, они оказались перед дверью. Парень постучал, дождался нечленораздельного ворчания, толкнул створки и сказал:
  
  -- Ваша гостья, мой лорд, -- затем тут же удалился.
  
  Ли, робея, вошла в просторную комнату с низким потолком, перечерченным темными балками, на одной из которых, ближе к парадной двери, болтался порыжевший от времени пучок омелы. Из обстановки в гостиной имелся лишь средних размеров прямоугольный стол со стульями, старое потертое кресло да низенькая резная скамеечка, стоявшая около камина. Одно из двух окон снаружи было густо затянуто плющом, и в комнате царил полумрак. Хозяин сидел в кресле боком к вошедшей, отвернувшись к окну. При появление гостьи не встал, даже головы не повернул. "С вежливостью он явно не в ладах", -- подумала девушка. -- "Хотя, может, он просто считает ниже своего достоинства расшаркиваться перед простолюдинкой? Ну, как хочет. Мне нужно всего лишь поблагодарить его, а потом можно уйти и благополучно забыть о его существовании. Его-то мое явно не слишком заботит."
  
  -- Здравствуйте, мой лорд, -- проговорила Ли, на всякий случай придерживаясь обращения хозяйского слуги.
  
  -- Здравствуйте, -- тон достаточно любезен, но головы повернуть не соизволил. Что ж там в зарослях плюща такого интересного? -- Не уподобляйтесь Клэю, думаю, вы прекрасно осведомлены, что я не лорд.
  
  -- Я всего лишь хотела быть вежливой. Во время нашей последней встречи вы не пожелали представиться, а как-то обращаться к вам я должна.
  
  -- Ничего вы мне не должны, -- ледяным тоном. -- Пришили благодарить за спасение жениха? Забудьте. Я сделал это не для вас и уж тем более не для него.
  
  -- А для кого же? -- и не надо бы спрашивать, да как-то само вырвалось.
  
  -- Не ваше дело.
  
  Ну вот и нарвалась.
  
  -- Сударь, я прекрасно поняла: грубить вы умеете, -- не проглатывать же молча его хамство.
  
  Мужчина издал какой-то странный звук, похожий на сдавленный смешок, головы так и не повернул.
  
  -- А еще что вы поняли?
  
  Больше, наверное, ничего, да не больно-то и хочется разбираться в его странностях. Нужно попытаться сделать то, зачем пришла, и уходить восвояси.
  
  -- Давайте, я посмотрю ваш ожог. У меня с собой хорошая мазь, я могла бы...
  
  -- Могли бы, если б я позволили. Больше ни на что посмотреть не хотите? Только на ожог?
  
  Ли, в первую секунду собравшаяся возмущенно удалиться, невольно вспомнила их встречу на озере и покраснела. Впрочем, он на нее не глядит, румянцем можно заливаться сколько угодно. И пора осадить грубияна, у нее тоже гордость имеется. Пусть она и не из благородных, но предков своих знает на несколько столетий назад, все они были людьми почтенными, так что их пра-сколько-то-там-внучка подобного обращения не заслужила. А ее отцу благодарные горожане даже герб пожаловали. Не дворянский, конечно, но все-таки.
  
  -- Хочу, -- твердо заявила она. -- Хочу посмотреть на ваше лицо.
  
  Он наконец обернулся к ней, прикрывая рукой лоб и щеку с левой стороны, хотя на них, как и в первую встречу, падали волосы, ничуть не пострадавшие от огня.
  
  -- Прямо так сразу? На лицо? Знаете, у меня есть гораздо более привлекательные части тела.
  
  -- Не сомневаюсь. Но я уже выбрала, -- и откуда только смелость берется? Похоже, его наглость заразительна.
  
  Он покачал головой, потом крикнул:
  
  -- Клэй, поди-ка сюда!
  
  Слуга появился не сразу, если и подслушивал под дверью, сумел сделать вид, что пришел из кухни.
  
  -- Барышня желает посмотреть на мое лицо, -- усмехнулся хозяин. -- Тебя предупреждаю, чтоб ты, заслышав женские крики, не спешил на помощь. Я сам приведу гостью в чувство и покажу, где выход. Понял?
  
  -- Да, мой лорд... -- парень смутился и попятился прочь из комнаты, бросив извиняющийся взгляд на девушку.
  
  Когда двери за ним закрылись, мужчина, не отрывая руку от лица, задумчиво посмотрел на Ли.
  
  -- Не хочу я вас пугать, барышня. Оставьте свою мазь и ступайте домой. Спасибо за визит.
  
  -- Трусите? -- спросила девушка, подходя к креслу вплотную. Она, сама того не ожидая, разозлилась не на шутку. Унижать ее перед слугой! -- Я все равно посмотрю, -- ухватила его за руку, пытаясь оторвать от лица.
  
  Он без особого труда отцепил ее пальцы, потом поднялся на ноги, и, повернувшись к падавшему из окна свету, открыл лицо. Ли подняла глаза и посмотрела на мужчину, предварительно сжав зубы и мысленно твердя, что кричать ни за что не будет. Зрелище, представшее перед ней, оказалось не из приятных, но, как она отметила про себя, в обморок тут падать не из-за чего. Левая половина лица, казалось, была сделана из оплавленного воска: кожа желтоватая, неровная, будто растаявшая и начавшая стекать вниз, а потом застывшая. Черты размыты, почти полностью утрачены. Бровь и ресницы отсутствуют, также как и щетина, исправно пробивающаяся на нормальной, правой стороне. А вот глаз, как ни странно, уцелел, но отличался по цвету: радужка темная, почти сливающаяся с черным зрачком, а не зеленовато-серая. Уродство не затронуло ни носа, ни рта, и выглядело, как неровное по краям пятно, захватившее часть лба, глазницу, скулу и щеку. Ли, не удержавшись, подняла руку и дотронулась до неживой на вид кожи. На ощупь она была теплой, почти нормальной, разве что необычно гладкой, будто отполированной, если кожу вообще можно полировать. Мужчина дернулся, отстраняясь.
  
  -- Больно? -- девушка испуганно опустила руку.
  
  Он так и впился взглядом в ее лицо, потом отрицательно мотнул головой.
  
  -- Нет, конечно не больно, все зажило много лет назад.
  
  -- А как?.. Ожог?
  
  Он молча плюхнулся в кресло, не глядя на нее. Ли осталась стоять, мучимая смущением и любопытством.
  
  -- А глаза у вас от рождения разные?
  
  Он поднял голову и посмотрел с неподдельным удивлением и некоторым испугом.
  
  -- Ты дурочка? -- в голосе звучала догадка и облегчение.
  
  Ли думала, что, пожалуй, действительно ведет себя по-дурацки, но не представляла, как исправить ситуацию. Зря она пришла сюда. С самой первой встречи она в его присутствии выглядела и чувствовала себя глупой. Он тоже хорош. Ничего ужасного в его внешности нет, зачем делать из этого такую трагическую тайну? Нравится себя жалеть? И кто из них дурачок получается?
  
  -- Меня так раньше никто не называл, -- ответила она. -- Про глаза просто вырвалось. У подруги один глаз голубой, другой карий, она такой родилась. И я не разрешала вам обращаться ко мне на "ты".
  
  -- Извините, барышня, -- с издевкой проговорил он. -- У меня вошло в привычку, что с женщинами, которые видели мое лицо, я накоротке.
  
  С этими словами он схватил девушку за руку и притянул к себе на колени. Ли попыталась высвободиться, но он не позволил. Она неожиданно покорилась, успокоилась, сидела и смотрела на него. "Наверняка думает: как птичка на змею," -- мелькнуло у нее в голове. -- "Опять по-дурацки..." Пахло от мужчины дымом, как и от Рида.
  
  -- Может, поцелуешь? -- вдруг спросил он, глядя на нее с неприятной усмешкой, в один миг по-настоящему обезобразившей его лицо, подчеркнувшей уродливую половину.
  
  Девушку поразило это изменение. Только что мужчина выглядел почти нормально, ей даже подумалось: когда он улыбается, наверняка становится привлекательным. Но на какой бы эффект не рассчитывал хозяин, пугаться гостья по-прежнему отказывалась. Поцеловать? Думает, ее стошнит от одной мысли? Она молча наклонилась и коснулась губами его левого виска, потом поцеловала уголок черного глаза, лоб, щеку, лаская изуродованную половину. С трудом сдержала смех, когда мужчина от неожиданности разжал руки, перестав удерживать ее. Он, впрочем, быстро пришел в себя, обнял, поймал губы девушки и настойчиво раскрыл языком. Ли всего лишь хотела показать, что он может не вызывать отвращения, и вовсе не собиралась страстно целоваться, но противиться настоящему поцелую не смогла, покорно приоткрыла рот, впуская его язык. В их с Ридом ласках никогда не было такого пыла... Все кончилось столь же неожиданно, как и началось. Хозяин оторвался от губ гостьи и едва ли не спихнул ее с коленей.
  
  -- Вы обещали посмотреть ожог, -- встал и начал стягивать рубаху. -- И снимите плащ, здесь тепло.
  
  Она подчинилась, не отрывая от него взгляда. Насчет более привлекательных частей тела он, конечно, был прав... Впрочем, вид обожженной руки быстро вернул ее к действительности. Багровый ожог растекся почти по всей длине, от плеча едва ли не до запястья. В двух местах виднелись лопнувшие желтоватые пузыри. Все это разноцветное великолепие блестело, щедро политое маслом. Ли поморщилась, представив как саднит поврежденная кожа, и бросила плащ на спинку одного из стоящих у стола стульев, предварительно достав из кармана склянку с мазью.
  
  -- Скажете, как вас зовут, или мне придется придумать имя самой? -- ей хотелось "заболтать" неловкий момент с поцелуем и отвлечь мужчину от боли, которую непременно причинит ему, смазывая руку.
  
  -- Чем вас Страшила не устраивает?
  
  Прозвучало с прежней насмешкой. Это его обычный тон? Очень похоже.
  
  -- Не соответствует истине.
  
  -- Можете называть меня Сет, -- буркнул он, хмыкнув. -- А вас как величать? -- он поморщился, когда она начала осторожно смазывать его плечо.
  
  -- Ли. Вообще-то Оливия, но я не очень люблю это имя, -- она зачерпнула еще мази и бережно стала накладывать ее на лопнувший пузырь. -- Придется перевязать. Найдется чем?
  
  -- У Клэя наверняка есть, позову, когда закончите. Если мне можно называть вас сокращенным именем, почему нельзя обращаться на "ты"?
  
  Девушка оторвалась от руки и посмотрела ему в лицо. Волосы снова закрывали изуродованную половину, так Сет, видимо, чувствовал себя более комфортно.
  
  -- Потому что я не смогу обращаться так к вам.
  
  -- Обращайся, в чем сложность? Я, конечно, дворянин, но нищий, а ты -- простолюдинка, но, говорят, весьма состоятельная.
  
  -- Не в этом дело. Я вас недостаточно знаю.
  
  Ли снова вернулась к прерванному занятию. Когда ожоги были смазаны, Сет позвал Клэя, и тот принес чистого полотна на бинты. Слуга помог девушке с перевязкой, кидая на нее взгляды, полные благоговения. Ее это позабавило, а вот хозяина, судя по всему, привело в раздражение. Он жестом выпроводил парня из комнаты, встал с кресла, напрочь позабыв о снятой рубахе, подхватил Ли за талию и подтолкнул к стене.
  
  Она снова неожиданно для себя беспрекословно подчинилась. Не могла оторвать взгляда от его плеч и рук, сильных, по-настоящему мужских. С трудом подавила желание прикоснуться к его телу, поцеловать ямку в основании шеи между ключицами. "Какая разница, как выглядит часть его лица, если он такой красивый здесь?" -- мелькнуло у нее в голове. Ридом она, пожалуй, никогда так не любовалась. Мужчина тем временем, распустив шнуровку на лифе ее платья и рубашке, стал целовать шею и грудь девушки, потом снова припал к губам. В этот раз она не просто позволила ему целовать себя, сама ответила с той же страстью. Он сжал рукой ее грудь, сначала не сильно, потом все крепче. Ощущения быстро стали болезненными, девушка попыталась оттолкнуть руку -- не вышло, мужчина только притиснул ее к стене, продолжая грубо мять нежную плоть. Ли не выдержала и, вскрикнув, стала отчаянно вырываться. Мужчина был гораздо сильнее, высвободиться не получилось. Он какое-то время держал ее, видимо, давая почувствовать свою власть, потом отстранился и взглянул в лицо, не преставая терзать грудь. Девушка с трудом сдерживала слезы, а губы плотно сжала. Он с явным удовлетворением разглядывал ее несколько минут, потом убрал руку и остался стоять напротив. Она боялась сдвинуться с места: вдруг он снова схватит ее, но хозяин не двигался, просто стоял и смотрел, уже без удовольствия и интереса. Ли скользнула по стенке, попятилась к двери, стягивая рукой платье на груди, наткнулась на один из стульев у стола, почти не сознавая, что делает, сдернула с него свой плащ, и выскочила из комнаты. Мужчина так и не изменил позы, не повернул головы и не попытался остановить ее.
  
  Покинув гостиную, девушка трясущимися руками кое-как затянула шнуровку (не хватало еще, чтобы ее в растрепанном виде заметили слуга или лесничий, который, судя по всему, иногда сюда заходит), оглянулась и не сразу сообразила, куда идти. Потом, еще раз посмотрев направо, увидела знакомый коридорчик, в конце которого находилась простая дощатая дверь, наверняка ведущая в кухню. Встречаться сейчас с парнем-слугой тошно, но не блуждать же по дому в поисках парадного входа. Кстати, он наверняка находится в гостиной... Надо скорее уходить, неизвестно, что еще взбредет в голову этому чокнутому. Сама-то хороша, отец ведь предупреждал... Накинув на ходу плащ, она толкнула дверь, за которой действительно оказалась кухня. Парень, стоя у стола, кромсал зелень, но тут же прервал свое занятие и уставился на вошедшую. Ли мучительно захотелось накинуть капюшон и надвинуть его на лицо. Она молча вышла на улицу и почти бегом припустила по тропе. Через минуту услышала сзади топот, и ноги понесли еще быстрее.
  
  -- Барышня, да постойте, ничего я вам не сделаю! -- послышался голос Клэя. -- Провожу через лес, и все.
  
  Девушка остановилась. Сердце бешено колотилось от страха, но парень все равно догонит: ее-то ноги плохо слушаются, лучше уж встретиться с ним лицом к лицу. Впрочем, взволнованная простоватая физиономия Клэя совершенно не внушала опасений.
  
  -- Хозяин послал? -- спросила Ли, когда слуга Страшилы (по-другому называть его расхотелось) поравнялся с ней.
  
  -- Нет, сам я... Лорд вам что-нибудь сделал?
  
  Смотрит сочувственно, без похабного любопытства. Да ему-то что за дело? Ох, как же глупо все получилось, опять по-дурацки. Все, пора выбросить Страшилу из головы, свою награду за спасение ее жениха он получил, причем более чем щедрую. А у нее теперь вся грудь расцарапана, еще и синяки пойдут... Придется отказывать Риду, что-то врать ему... От обиды у Ли опять на глаза навернулись слезы. Она быстро натянула капюшон и пробормотала:
  
  -- Нет, ничего. И потом, он не лорд. Зачем ты унижаешься больше, чем положено? -- повернулась и пошла прочь, парень пристроился рядом.
  
  -- Какое тут унижение? Для меня он лорд. Обидел он вас, я же вижу.
  
  -- Тебе-то что?
  
  -- Барышня, вы не понимаете... Не хотел он...
  
  -- Ну что ты несешь? -- ее злость прорвалась наружу. За время пребывания девушки в охотничьем домике поднявшийся ветер разогнал тучи, и низкое осеннее солнце слепило глаза, сияя в просветах меж ветвями. Сейчас это необыкновенно раздражало. Придется утирать выступающие от яркого света слезы, и парень подумает, что она плачет. А ей не из-за чего плакать, как не из-за чего было кричать. -- Не хотел! Кто ж его заставил? Уж не ты ли? -- зыркнула из-под капюшона на Клэя, съежившегося от резкого тона. -- И потом, я слышала, что про твоего хозяина в городе болтают. Не верила, вот уж, действительно, дурочка. Получила поделом.
  
  -- Не верили, и правильно делали! -- чуть ли не радостно выпалил парень. -- Вы, барышня, видать, не такая, как иные-прочие. Хозяина не испугались, а его бояться и не след. Он на самом деле справедливый, добрый, благородный... Настоящий лорд!
  
  Ли презрительно фыркнула. Да, похоже на то. Она слыхала, как дворяне относятся к простолюдинкам. Это Горингу повезло с лордом Эрландом, а в других городах такое случается...
  
  -- Барышня, если что не так, уж простите его, не серчайте. Вы не спорьте сейчас со мной, через денек-другой остынете, тогда и подумайте. Может, еще в гости придете...
  
  Девушка на несколько мгновений от такой наглости лишилась дара речи, потом выпалила:
  
  -- Ну уж нет! Признавайся, он тебя послал?
  
  -- Какое там! Сам я, клянусь. Мне еще от него влетит...
  
  -- Есть за что. Нечего в чужие дела лезть! -- ну и разозлил же ее этот парень! Неужели не понимает, каково ей сейчас? То, что ее обидели, разглядел, и на этом прозорливость закончилась. Надо же, как он хозяина защищает...
  
  -- Он же вам приглянулся, барышня, иначе ни за что б не пришли в лес. И в лицо ему смотреть не пугаетесь. Я уже пятый год у него служу, и до вас никогда... А лорд такого жребия не заслужил.
  
  Ну и ну, прямо сваха какая-то или, скорее, сводня! Противно даже... А с другой стороны, что за корысть у парня так для хозяина стараться?
  
  -- Знаешь, Клэй, может, ты искренне говоришь, и твой хозяин замечательный человек, но с женщинами он обращается...
  
  -- Так я про то и толкую! Все из-за его лица. Ни одна не может взглянуть спокойно. Я вот, к примеру, ничего такого страшного не вижу. И вы, по-моему, тоже. Так-то лорд -- молодец хоть куда, если б не это пятно, девицы б за ним табунами бегали. Вот и обидно ему, он озлобился уж, за столько-то лет...
  
  Знаете, барышня, я ведь с ним и на войне был, хлебнул всякого. Война -- дело такое, люди много чего творят... А лорд от мерзости держался подальше, еще и других останавливал, когда мог. Как-то наемники небольшой городишко заняли, ну, разграбили, понятно, и стали женщин искать: веселого дома не хватило. Попались им брат и сестра, погодки, лет двенадцати-тринадцати, наверное, красивые оба как картинки. Ребятишкам бы не поздоровилось, причем обоим, не только девочке. Вы уж извините, барышня, что такое рассказываю... В общем, притащили их в лагерь и уже собирались... Ну, понимаете... -- Ли кивнула. -- Лорд увидел и вступился. Хотя ему-то что за дело? Да никакого, скажу я вам! Он таким же наемником был, в нашем-то королевстве войны давно уж не случалось, хвала небесам. Его не очень жаловали, он ни с кем сдружиться не пытался, все больше особняком, но уважали, вернее, побаивались. Воин он уж больно хороший... Извините, немного не о том я. Так вот, лорд вступился. Сначала попытался словами усовестить, а когда не помогло, вышел один против семерых и отбил ребятишек.
  
  -- А девочка его потом отблагодарила?
  
  -- "Спасибо" сказала, да. Только в лицо не смотрела. Глянула поначалу мельком, чуть ли не позеленела... Думаете, легко лорду так жить?
  
  -- Нет, думаю, нелегко. И я попыталась его отблагодарить по-настоящему, -- Ли и не думала выговариваться перед незнакомым парнем, но, внезапно поняв, что больше ни с кем поделиться своей обидой не сможет, не сдержалась. -- Я жениха так не целовала, как твоего лорда, а он...
  
  -- Вы его поцеловали? -- полушепотом выдавил слуга.
  
  -- Клэй, что за священный ужас?! Он от этого должен был превратиться в прекрасного принца? Или, наоборот, в ужасного монстра? -- Ли, несмотря на отвратительное настроение, стало почти смешно. -- Не вышло ничего.
  
  -- Я... Я-то думал, вы убежали, когда он хотел вас поцеловать, а вы, оказывается, сами... У вас получится, барышня, точно получится...
  
  -- Что получится? Расколдовать его? Он не заколдован, просто испорчен. Ему нравится причинять боль. И, подозреваю, нравится, когда женщины кричат при виде его лица. А я не испугалась. Тогда он нашел другой способ, вот и все.
  
  Парень вздохнул и какое-то время они шли молча, но в конце концов Клэй все же не выдержал.
  
  -- Барышня, не думайте вы сейчас об этом. Просто запомните мои слова. Ну, насчет лорда. Хорошо?
  
  -- Он тебе тоже жизнь спас? -- съязвила Ли.
  
  -- Нет, не спасал. Я ж тут пытался объяснить, что к чему да почему...
  
  Девушка промолчала. На душе у нее было тяжело и противно, будто ее обрызгал с головы до ног грязью из-под копыт промчавшийся мимо всадник. Не хотелось ей думать о Страшиле. Ни думать, ни слышать. Грудь до сих пор ныла от его "ласк". Клэй, видя настроение Оливии, молчал. Они быстро дошли до опушки и распрощались. Лишь у городских ворот девушка вспомнила о грибной лощинке, куда намеревалась заглянуть на обратном пути, и расстроилась еще больше. Грибы с детства были чуть ли не любимым лакомством, а теперь оказались бы особенно кстати -- заесть неприятные воспоминания... Но возвращаться в лес она ни за что б не стала.
  
  Ей посчастливилось проскользнуть в город вместе с торговым караваном, так что поход в охотничий домик остался тайной. Риду девушка, конечно, ничего не сказала, и без особого труда отговорила идти благодарить Страшилу. Мол, она написала тому письмо и, случайно встретив на рынке его слугу, отправила и записку, и корзинку с кой-какой снедью. Обиду же пришлось запрятать поглубже. Ли вовсе не хотелось, чтобы Милла, и уж тем более отец или Рид почувствовали неладное. Она вернулась домой, когда мэра еще не было, и сказала домоправительнице, что сидела у жениха. Милла принялась усиленно потчевать ее обедом и городскими сплетнями. Стряпала домоправительница отменно, и сожаления о грибах вскоре оказались забыты. А вот темы разговоров кумушек Оливию не порадовали, ибо часть из них была посвящена геройскому поступку племянника лорда. "Конечно, про недовольных девиц из веселого дома теперь забудут, тем паче им и платят исправно, и занятие такое они сами выбрали," -- с досадой думала девушка.
  
  Ли изо всех сил старалась поскорее выкинуть визит к Страшиле из головы. Ей мог бы помочь в этом Рид, но изукрашенная синяками и царапинами грудь не позволяла рисковать. Девушке пришлось с серьезным видом наплести жениху, что раз до свадьбы остается всего пара месяцев, а погода не благоприятствует встречам на открытом воздухе, лучше не позориться и потерпеть до того момента, когда никто и ничто не сможет помешать им быть вместе. Ридли заметно погрустнел, но перечить любимой не стал. Ли после этого разговора полночи ревела от досады в подушку, утром же встала в совершенно отвратительном настроении, ибо во сне жадно целовалась с племянником лорда, на сей раз полностью обнаженным. К счастью, в последующие дни игривые сны не повторялись, синяки понемногу бледнели, и девушка успокоилась. Еще больше она развеялась в предвкушении осенней ярмарки, на которую они с Ридом сговорились отправиться в выходной.
  
  Молодым людям повезло: последний день сентября выдался солнечным. Парочка с удовольствием окунулась в ярмарочную толчею: полюбовались огромными рыжими тыквами, горами сваленными прямо на земле, побродили мимо лотков с россыпью душистых яблок теплых осенних раскрасок, где улыбчивый парень, подмигнув, кинул Ли большое, ароматное, желтое, как лепесток подсолнуха, с румяным бочком. Девушка поблагодарила весельчака, Рид одарил мрачным взглядом. Потом решили разделиться: молодой стражник хотел зайти в палатку оружейника, Ли -- посмотреть кружева и ткани. Встретиться условились в ряду сладостей.
  
  Девушка не спеша пробиралась сквозь толпу, грызя яблоко, глазея по сторонам и не забывая придерживать кошель на поясе. Вдруг кто-то дернул ее за полу плаща. Она быстро обернулась, опасаясь воришек. Увиденное оказалось гораздо хуже: перед ней стоял Страшила, в одежде, судя по всему позаимствованной у Клэя. Маску он не надел, пол-лица закрывали немытые волосы, другая половина густо заросла щетиной. Во время их последней встречи он выглядел не в пример лучше. Это он так маскируется? Впрочем, какое ей дело до его вида? И так слишком много о нем думала, судя по скабрезным снам, побеспокоившим ее пару раз... Девушка резко развернулась, пытаясь поскорее уйти, но в толпе это оказалось не так-то просто. Мужчина, воспользовавшись толчеей, быстро подхватил ее под локоть и ловко провел к краю торговых рядов, где народу было поменьше.
  
  -- Отпусти, я закричу! -- прошипела Ли, но он и так уже выпустил ее руку.
  
  -- Прости меня, -- пробурчал, глядя ей через плечо. -- И за тогда, и за сейчас.
  
  Девушка разозлилась еще больше. Вот так просто! Прости его и все. Даже в глаза не смотрит! Молча развернулась, с досады отшвырнув недоеденное яблоко (жалко, вкусное, да только аппетит пропал) и снова попыталась уйти, с ужасом ощущая, как внизу живота разливается сладкое тепло. Неужели ей хочется?.. Полученного урока оказалось мало? Сет тем временем опять поймал ее за полу.
  
  -- Пожалуйста! Хочешь, на колени встану?
  
  О, вот это уже интереснее. Она заметила в паре шагов пятно жирной грязи, изрядно размешенное ногами горожан, и попятилась к нему. Страшила, теперь уже не отрывавший взгляда от ее лица, покорно двигался за ней. Еще шаг, и ее нога нащупала доску, брошенную кем-то в середину вязкого пятачка. Заняв устойчивую позицию, Ли обернулась к мужчине. Тот, как ни странно, и вправду выглядел виноватым.
  
  -- Хочу. Встань, -- заявила она высокомерно, хихикая про себя. Наконец-то ей повезло! Теперь по-дурацки будет выглядеть он. И сейчас, стоя на коленях в грязи, и потом, в перепачканной одежде. И его слуге, любителю совать нос в чужие дела, достанется: штаны долго придется отстирывать.
  
  -- Прости меня, пожалуйста, -- тем временем смиренно проговорил Сет, стоя на коленях в буром месиве и глядя в лицо девушке. -- И спасибо, что не стала пятиться вон до той кучи конского навоза.
  
  Ли машинально оглянулась в сторону предполагаемой кучи, ничего не увидела, зато потеряла равновесие и чуть не свалилась в грязь. Удержалась лишь благодаря вовремя протянутой Сетом руке. Какая любезность! Да еще и пошутил...
  
  -- Так простишь? -- он слегка сжал ее пальцы.
  
  Ей очень хотелось покапризничать, потянуть время, поиздеваться над ним, но скоро коленопреклоненная фигура привлечет внимание, и всем захочется узнать, что за красавица одержала очередную победу.
  
  -- Прощаю, вставай, -- сказала она со вздохом.
  
  Он тут же поднялся на ноги, подхватил ее и поставил на траву, подальше от бурого пятна.
  
  -- Объясни мне, пожалуйста, чем я заслужила подобное обращение? Тем, что пришла к тебе одна, да еще позволила лишнее?
  
  -- Нет, -- он покачал головой. -- Ты тут не при чем. Вина моя.
  
  Они медленно побрели прочь от торговых рядов, к городской стене. Туда выходили зады нескольких палаток, создавая закуток, где можно было поговорить, не привлекая внимания.
  
  -- Приходи как-нибудь в лес, -- попросил Сет. -- Погуляем.
  
  -- Неужели ты думаешь, я приду? -- Ли стало чуть ли не смешно.
  
  -- Я обещаю вести себя прилично. Просто поговорим. Треп Клэя уже слышать не могу, а лесничий заходит редко.
  
  -- Дядюшку навести, если поговорить не с кем.
  
  -- Кузен с кузиной меня не слишком жалуют.
  
  -- Меня это почему-то не удивляет. Тогда в веселый дом сходи.
  
  -- Туда за разговорами не ходят.
  
  Ли так и подмывало спросить, правда ли то, что болтают о его забавах с продажными девицами, но она сдержалась. Во-первых, они не настолько близко знакомы (к счастью!), а во-вторых, она думала, что знает ответ.
  
  -- Ну, ладно, я пойду, -- сказал он, не глядя на нее.
  
  -- Прощай. Я благодарна тебе за спасение Рида, ради кого бы ты это ни сделал.
  
  -- Ты знаешь, ради кого. Я тебе соврал тогда. А сейчас прощения просил искренне, -- он повернулся, и нырнув в проход между палатками, скрылся из виду.
  
  III
  
  После разговора с Сетом на ярмарке меньше думать о племяннике лорда оказалось неожиданно просто: извинения сделали свое дело, обида ушла, а с ней исчезли долго не дававшие покоя неприятные мысли о визите в охотничий домик. Оставалось еще признание, что, спасая Рида, Страшила рисковал жизнью для нее, но девушка не желала размышлять на эту тему. Если верить рассказу Клэя, для его хозяина подобное поведение -- едва ли не правило. Может, ему нравится играть со смертью, и свою награду он получает, наслаждаясь остротой ощущений. Она слышала как-то разговор отца и капитана городской стражи, в молодости побывавшего не на одной войне: у мужчин, в особенности благородных, свои понятия и забавы. Сет, конечно, очень хорош, а как целуется... Но ей вовсе не хочется идти на поводу у собственных странных фантазий и связываться с человеком, от которого не знаешь чего ожидать в следующую минуту... Так размышляла Ли, занимаясь повседневными заботами и подготовкой к свадьбе.
  
  Однажды утром Оливия с Миллой отправились на рынок. Купили овощей, и отправились выбирать мясо. У лотка со свежими кусками розовой свинины увидели жену лесничего, Терезу. Ли хорошо знала молодую женщину: егерь, как-то встретив Ридли с невестой в лесу, зазвал их в гости. Его супруга была очень рада новым знакомым -- уединенная жизнь ей поднадоела, и она стала частенько приглашать дочь мэра навестить ее. Ли всегда с удовольствием соглашалась. Тереза ей нравилась: чуть постарше Оливии, бездетная, и поболтать с ней было интересно, не то что с прежними подругами, от которых ничего не услышишь, кроме сюсюканья о более или менее многочисленном потомстве. Обычно в лес и обратно девушку с разрешения отца провожал сам лесник.
  
  -- Доброго утра, госпожа Оливия, госпожа Камилла! -- заулыбалась Тереза. -- Как поживаете?
  
  -- Хорошо, хвала небесам, -- отвечала Милла.
  
  Ли, поздоровавшись, вдруг заметила за спиной супруги егеря Клэя, тащившего корзину с покупками. К неудовольствию девушки, парень не сводил с нее глаз. С каких это пор Страшила одалживает соседям слугу? Тереза ей ничего об этом не говорила...
  
  -- Госпожа Камилла, вам каштанов не нужно? -- поинтересовалась тем временем Тереза. -- В этом году их много уродилось, сладкие. Видно, из-за жаркого лета. Мы с мужем уже несколько корзин набрали, лорд милостиво позволяет, спасибо ему. С удовольствием поделимся. Госпожа Оливия, навестите меня? Заодно и корзинку прихватите.
  
  -- Да, конечно, госпожа Тереза, благодарю за приглашение, -- проговорила Ли, про себя отмечая повышенную заинтересованность, появившуюся на физиономии Клэя.
  
  -- Вот спасибо! -- обрадовалась Камилла. -- Харп... Господин мэр обожает утку с каштанами. Вы супруга своего за Ли пришлете, госпожа Тереза?
  
  -- Да, может быть, даже завтра, если погода позволит, и Джек свободен будет.
  
  Следующий день выдался пасмурным, но теплым, и дождя с утра не было. К досаде Ли за ней явился не лесничий, а Клэй. Ей тут же расхотелось идти, но Камилла очень рассчитывает на каштаны, к тому же внезапная перемена в намерениях названной дочери определенно вызовет у нее подозрения. Проницательная женщина по возвращении с рынка не замедлила пошутить, что слуга господина Эрланда, судя по его взглядам, похоже, неравнодушен к Оливии. Ли едва отговорилась. Да и почему, собственно, она должна лишать себя удовольствия прогуляться в лес и посидеть в гостях? Парню она просто-напросто запретит разговаривать, если он снова начнет болтать о своем хозяине. Но Клэй, будто прочтя ее мысли, всю дорогу молчал, что не могло не радовать. Даже шел чуть позади, не мозоля Ли глаза. Девушка быстро успокоилась и наслаждалась прогулкой, но все умиротворение мигом исчезло, когда у домика лесничего Оливия увидела вороного коня, не принадлежавшего хозяину, это она знала точно. Желание повернуть назад удалось подавить с трудом.
  
  "Может, лорд заехал", -- успокаивала она себя, с подозрением поглядывая на бесстрастную физиономию Клэя, усевшегося на чурбачке у дома и приготовившегося терпеливо ждать. -- "Его я знаю, он тоже наверняка меня помнит, не раз заходил к отцу." Девушка подошла к двери, намереваясь постучать, но та открылась сама ("Хорошо, хоть внутрь, а не то шарахнуло б меня по лбу"), а за ней обнаружился Сет собственной персоной. Увидев гостью, на удивление по-мальчишески ухмыльнулся, потом отступил назад и чуть поклонился, пропуская ее. Ли молча кивнула ему и вошла. Он тут же вышел, прикрыв за собой дверь.
  
  "Опять я с ним сталкиваюсь, да что ж это такое?!" -- думала девушка, здороваясь с хозяйкой и отвечая на приветствия лесничего. -- "И зачем я пошла? Сослалась бы на нездоровье. Понятно же, что слуга Страшилы доложил обо всем хозяину..." Впрочем, в глубине души Ли должна была признать, что столкновение с племянником лорда вовсе не казалось таким уж неприятным. Когда он улыбается, действительно выглядит почти привлекательно... Она сидела в гостях как на иголках, с трудом удерживая нить разговора, а все ее мысли занимал один вопрос: будет Сет поджидать ее в лесу или нет. Жена егеря быстро заметила рассеянность гостьи, но приписала ее неверной причине.
  
  -- Совсем заболтала я вас, госпожа Оливия, -- проговорила она с улыбкой. -- А ведь у вас полно забот перед свадьбой.
  
  "Какой свадьбой?" -- чуть было не ляпнула дочь мэра, но, вовремя спохватившись, смущенно улыбнулась и стала прощаться.
  
  Молча сунув корзину с каштанами поднявшемуся навстречу Клэю, она торопливо пошла по тропинке, сама не зная, хочет увидеть Сета или нет. Выйдя из зарослей молодых тисов, девушка удостоверилась, что он-то определенно желает с ней встретиться: чуть впереди у дорожки стоял вороной конь, неподалеку на упавшем дереве сидел его хозяин. Ли остановилась и оглянулась: слуга исчез. Ну конечно, все подстроено. Интересно, если она решит повернуть назад, к жилищу лесника, ее туда не пустят? Да это не имеет значения: стоит закричать, егерь и Тереза услышат, она не так уж далеко ушла. Ладно, посмотрим, что же нужно племяннику. Оливия медленно двинулась вперед, уставившись в землю. Мужчина, завидев ее, поднялся на ноги, но остался на месте. Когда девушка поравнялась с ним, он схватил ее за руку и притянул к себе.
  
  Ли не сопротивлялась, ею овладела странная апатия, как назло живо вспомнились сны, в которых ей было так хорошо с этим мужчиной... Не хотелось ни вырываться, ни убегать, сейчас бы она, пожалуй, вытерпела от него все, что бы он ни захотел с ней сделать. Сет, впрочем, никаких уж очень недозволенных действий не предпринимал. Всего лишь обнял ее и прижал к себе, она уткнулась ему в грудь, он отстранился, и, взяв ее за подбородок, приподнял голову, заставляя посмотреть себе в лицо. Ли подчинилась. Вот глупый, все еще надеется напугать ее... Нет, пожалуй, в этот раз он руководствовался другими соображениями: не отрывая взгляда, взял ее правую руку, поднес к губам, поцеловал запястье, потом приложил ладонью к изуродованной половине лица. Пальцы Ли, в первую минуту безвольные, шевельнулись и погладили неровную оплывшую кожу, потом скользнули в волосы. Сет почти сразу отпустил руку девушки, но она не собиралась убирать ее. Мужчина прикрыл глаза, пару секунд наслаждаясь ласковыми прикосновениями, потом впился в губы Ли тем самым поцелуем, о котором она грезила не одну ночь. Ее ноги тут же ослабели, она почти повисла в его объятиях, тогда он подхватил ее на руки, посадил на коня, сам вскочил следом.
  
  Через несколько минут они оказались перед охотничьим домиком. Сет спрыгнул первым, снял девушку и потащил за собой. Ли не сопротивлялась, шла за ним, будто во сне. Парадная дверь была не заперта, они попали в маленькую прихожую, слева находилась узкая лестница на второй этаж. Мужчина подтолкнул девушку туда, она стала подниматься, он шел следом. Ли плохо помнила, как оказалась в спальне с большой кроватью под пыльным балдахином.
  
  -- Раздевайся, -- бросил Сет, уже расставшийся с курткой и теперь стягивавший рубаху.
  
  Ли, не прекословя, торопливо сбросила плащ и стала распускать шнуровку на платье, залившись краской и бросая стыдливо-заинтересованные взгляды на обнажавшегося мужчину. Он разделся быстрее, и стоял, привалившись плечом к столбику кровати, поддерживавшему балдахин. Девушка, оставшись в одной рубашке, смущенно переминалась с ноги на ногу под его взглядом, не зная куда девать глаза. В лицо ему смотреть было стыдно, она потупилась.
  
  -- Иди сюда, -- потребовал он, она приблизилась.
  
  Он стащил с нее рубашку, прижал Ли к себе, целуя. Его рука скользнула ей на грудь, и девушка вздрогнула, вспомнив прошлый визит в охотничий домик. Мужчина почувствовал, как она напряглась, и шепнул ей на ухо:
  
  -- Не бойся, я не стану нарочно делать тебе больно. Скажи, если что-то не понравится, просто скажи. Не кричи и не вырывайся, так будет только хуже.
  
  Она кивнула, он подтолкнул ее к кровати, потом пихнул, она упала навзничь, мужчина тут же оказался над ней.
  
  -- Давно у тебя был твой жених?
  
  -- Не было с тех пор, как я пришла поблагодарить тебя...
  
  Физиономия Сета расплылась в довольной улыбке.
  
  -- У меня тоже с тех пор никого не было.
  
  Он снова прижался к губам Ли, закончил поцелуй и приподнялся, чтобы видеть ее лицо.
  
  -- Смотри на меня, -- потребовал он.
  
  Она подчинилась. И о чем он думает? Что она за сомкнутыми веками представляет на его месте Рида? Смешно. Их не спутаешь ни в темноте, ни с закрытыми глазами.
  
  -- Тебе нравится?
  
  -- Да, -- выдохнула она, потянувшись к нему за очередным поцелуем.
  
  Когда все кончилось, Сет лег чуть на бок, не желая давить на девушку своим весом, но и не в силах оторваться от нее. Прижался мокрым от пота лицом к ее шее, Ли, с трудом двигая рукой, обняла его, гадая, сколько же лет он не мог прикоснуться к женщине, не ощутив при этом дрожи отвращения и попытки отстраниться. Они долго лежали, прижавшись друг к другу, наконец, мужчина перекатился на спину и с хрустом потянулся. Ли приподнялась на локте.
  
  -- Сет, мне нужно идти.
  
  -- Сейчас чуть за полдень, -- ответил он, бросая взгляд на солнечное пятно, совсем недавно появившееся на стене. -- Распогодилось, добрый знак, -- усмехнулся, и притянул к себе девушку, пытаясь поймать ее губы.
  
  -- Я не хочу уходить, -- зашептала она, -- но меня хватятся. Милла отправит Рида к леснику...
  
  -- Ну и ладно. Пускай сюда приходит, я с ним поговорю.
  
  -- Сет, пожалуйста... -- она попыталась высвободиться, но он, как обычно, не позволил.
  
  -- Если ты его любишь, зачем пошла со мной? -- он держал ее, заставляя смотреть себе в лицо. -- Уж не пожалеть ли решила?
  
  -- Нет, -- девушка отрицательно покачала головой. -- Тебя трудно жалеть после того, что ты мне сделал в прошлый раз... Я... сама не знаю. -- Он смотрел на нее с недобрым подозрением. -- Пожалуйста, поверь. Я приду к тебе еще, обязательно приду. Только не спрашивай о Риде, мне нужно разобраться... -- она помолчала, он хмурился все больше. -- И... ты должен знать: мы с Ридом условились, что до свадьбы между нами ничего не будет... Я в любом случае не смогла бы с вами обоими...
  
  Он хмыкнул и отпустил ее.
  
  -- Если б и смогла, ничего б не вышло: я наставил тебе засосов, буду ставить и впредь. Так, на всякий случай.
  
  Она смущенно хихикнула и прильнула к нему.
  
  -- Ли, хочешь уходить -- собирайся, не откладывая. Иначе придется задержаться.
  
  Она поспешно встала, подобрала с пола рубашку и стала расправлять. Сет некоторое время молча наблюдал за девушкой, потом тоже начал одеваться.
  
  -- Раз решила прятаться, проводит тебя Клэй. -- Девушка кивнула. -- Можешь доверять ему и положиться во всем.
  
  -- Почему он к тебе так привязан? -- полюбопытствовала Ли, хорошо помнившая пламенную речь парня в защиту хозяина.
  
  -- Клэй помешан на рыцарском кодексе, а меня почитает средоточием всех возможных добродетелей благородного сословия, -- фыркнул Сет. -- Парень одно время служил в замковой страже моего старшего брата, повидал разного... У братца нрав крутой, хуже, чем у меня. Я-то ни родового замка, ни земель не имею, задираться не с руки, так что веду себя, в понимании Клэя, в высшей степени благородно. -- Мужчина ненадолго задумался. -- Впрочем, он от меня ничего плохого и не видел... -- Сет помял в руках куртку, решил не надевать и бросил на стоящий у стены стул. -- Пойдем, я попрошу его отвести тебя.
  
  Он пропустил девушку вперед, они спустились вниз, в темную тесную прихожую, где хозяин, не удержавшись, сорвал пару прощальных поцелуев с губ гостьи, потом оставив ее в гостиной, отправился отдавать распоряжения слуге. Быстро вернулся и выпустил девушку через парадную дверь. Клэй уже поджидал снаружи с корзиной каштанов. Ли с удовольствием еще раз ощутила бы объятия и поцелуи Сета, а он, судя по тоскливому выражению на не закрытой волосами нормальной половине лица -- ее ласки, но миловаться при свидетеле было не с руки, и они просто махнули друг другу на прощание.
  
  К радости Ли всю обратную дорогу Клэй молчал. Впрочем, девушка ничуть не сомневалась в его проницательности. Пожалуй, если б он сомневался в удаче хозяина, опять стал бы донимать ее рассказами о его доблести и благородстве. Может, Сет такой и есть, но ее на данный момент больше интересовало, всегда ли он так хорош в постели. А он был хорошо, по крайней мере для нее. Рид ни разу не разжигал в ней столь жаркое пламя, хотя близость с ним всегда оказывалась приятной... За подобными мыслями Ли не заметила, как оказалась у дверей отчего дома. Клэй поклонился ни прощание и тихо сказал:
  
  -- Спасибо, барышня. Только, пожалуйста, не идите на попятный.
  
  Оливия опешила и не нашлась, что ответить, а слуга Сета быстро повернулся и пошел прочь.
  
  В последующие два дня Ли не смогла выбраться в лес: у Рида был выходной, а потом Милле потребовалась помощь по дому. Девушка попыталась выбросить мысли о Сете из головы, но ей это не удалось, тогда она запрятала их подальше, стараясь казаться веселой и беззаботной. На самом деле ее терзало острое желание видеть его, а на душе было тревожно. Оливия решила во что бы то ни стало выбраться в лес на третий день, ускользнув из дома пораньше, и отправилась спать едва ли не сразу после ужина, ответив на взволнованные вопросы Миллы о здоровье.
  
  Ли разделась и легла в постель, но сон не шел, к тому же на улице бушевала непогода, дождь хлестал по крыше семихвостной плетью, а ветер то и дело норовил сорвать только что закрытые на крючок ставни. В конце концов однообразные звуки начали убаюкивать девушку. Уже погружаясь в дрему, она услышала, что стук ставен перестал быть беспорядочным, казалось, кто-то целенаправленно барабанит по ним снаружи. Пару минут сознание Ли балансировало подобно чаше весов на призрачной грани, отделяющей явь от манящего царства сновидений. Лениво, будто рыбьи плавники, шевелилась мысль: надо бы встать и проверить, чудится стук, или за окном действительно кто-то есть, но тело все глубже погружалось в сладкую истому ночного забытья, и девушке не хотелось двигать и пальцем. Вдруг на короткий момент удары ветра стихли, и она отчетливо услышала: кто-то дергает ставни снаружи и окликает ее по имени. Ли, мгновенно сбросив обволакивающие путы сна, вскочила и бросилась открывать окно. Подняла раму и остановилась. А кто там, в ночной непогоде? Рид сегодня в карауле...
  
  -- Ли, да открой же наконец, пока меня отсюда не сдуло! -- раздалось снаружи.
  
  Девушка, узнав голос, откинула крючок, и в комнату ввалился мокрый Сет.
  
  -- Ты?.. -- все еще не веря, спросила она, отступая на пару шагов.
  
  -- Кто же еще? Твой жених под воротами от дождя прячется, я проверил. Или к тебе полгорода ходит?
  
  -- Если будешь говорить гадости...
  
  -- Не буду, прости, -- он закрыл окно, сбросил мокрый плащ, куртку, шагнул к девушке, притянул к себе, обнял. -- Два дня тебя ждал, и решил сам прийти.
  
  От мужчины пахло ненастной осенней ночью, ветром и дождем, его руки были мокрыми и холодными. На миг он показался Ли непонятным сказочным существом, вызывающим одновременно восхищение и страх, таинственным призраком, с которым она сталкивалась то в ряби солнечных зайчиков на узких листьях тростника, то в туманной мороси осенних сумерек. Она посмела не испугаться его облика, и тем самым привязала его к себе. Привязала ли? Разве возможно приручить тень, бродящую меж высоких деревьев заповедного леса? Можно лишь самой плениться узорами тумана над обманчивой гладью речных заводей, скрывающих омуты... А потом погибнуть, утонуть, пытаясь удержать в руках ускользающие, пробегающие меж пальцев контуры... Ли с трудом вынырнула из воронки тревожных мыслей. Сет, гладивший и целовавший ее, быстро согревался, впитывая тепло разогретого сонного тела девушки, промозглые осенние запахи уходили, а вместе с ними рассеивались страхи. Она обвила мужчину руками и прошептала:
  
  -- Я не могла выбраться к тебе, прости. Завтра собиралась сбежать в лес... А как ты узнал, где мое окно?
  
  -- Сидел в саду и наблюдал. Ты вошла со свечой, потом закрыла ставни. Правда собиралась ко мне завтра?
  
  -- Да.
  
  Он чуть отстранился, и, если б в комнате не было темно, Ли решила б, что он смотрит ей в лицо.
  
  -- Говорил же, что вижу в темноте, -- усмехнулся он. -- Не поверила?
  
  -- Неужели видишь?
  
  -- Вижу. Не нужно показывать мне язык и щурить левый глаз.
  
  Ли, рассмеявшись, уткнулась ему в грудь. Надо же, все правильно разглядел! Мужчина подождал, пока девушка успокоится, подтолкнул ее к постели, потом стал раздеваться.
  
  -- Можно я зажгу свечу? -- спросила она. -- Хочу видеть тебя.
  
  -- Неужели я тебе так нравлюсь? -- с насмешкой и сомнением.
  
  -- Очень, -- серьезно ответила она, нашаривая в темноте огниво.
  
  Комната озарилась теплым желтоватым светом, на стене нарисовались черные четкие тени. Сет уже успел полностью раздеться, и Ли, не отрывая от него взгляда, быстро выбралась из ночной рубашки.
  
  -- Странная ты, -- проговорил он, садясь на постель и привлекая к себе девушку. -- Жених красавчик, а ты со мной...
  
  -- Рид хороший, -- Ли смущенно уткнулась в плечо любовника. -- Но он юнец, мальчишка, а ты -- мужчина. -- Она не удержалась и медленным ласкающим движением провела рукой по его шее, груди, животу. -- Мне всегда хотелось...
  
  После они лежали некоторое время молча, отдыхая и наслаждаясь ощущением спокойной близости. Ли разглядывала тело мужчины, осторожно поглаживая его кончиками пальцев.
  
  -- Говорят, ты был на войне?
  
  -- Был.
  
  -- Я не заметила ни одного шрама.
  
  Он усмехнулся.
  
  -- Их нет. Как я ни старался, как ни лез в самое пекло, отделался парой царапин, от которых и следа не осталось. Все считали, что я заговоренный. Наверное, так и есть... Все мои возможные шрамы собраны в кучу и налеплены на физиономию.
  
  -- Как это случилось?
  
  -- Не спрашивай.
  
  Ли помолчала, расстроенная его внезапно ставшим резким тоном, потом не удержалась:
  
  -- А почему ты видишь в темноте? Моя подруга с разными глазами этого не умеет...
  
  Сет с подозрением посмотрел на девушку, увидел лишь простодушную мордашку с по-детски удивленными глазами, вздохнул и ответил:
  
  -- От рождения глаза были одинаковые. Левый изменил цвет и стал видеть в темноте после того, как я превратился в Страшилу.
  
  -- Но... это же... колдовство?
  
  Мужчина некоторое время смотрел в ее испуганное лицо, потом улыбнулся.
  
  -- Не бывает никакого колдовства. По крайней мере не здесь, в твоей спальне, и не сейчас, пока я с тобой. -- Он видел, его слова и уверенный тон успокоили девушку. Это, как ни странно, радовало. А еще недавно он попытался бы страшными рассказами (раз уж она не боится его лица) запугать ее до полубессознательного состояния, а потом... потом насладиться сполна ее страхом. Теперь же не удержался, и чмокнул в нос. -- Позволишь переночевать или мне уйти?
  
  -- Куда же ты пойдешь? Ворота до утра закрыты, на постоялых дворах все спят давно.
  
  -- И то верно. Остается только веселый дом, -- Сет ехидно улыбнулся.
  
  -- А ты ко мне не оттуда пожаловал? -- невинно поинтересовалась Ли.
  
  Он тихо рассмеялся, провел пальцем по ее брови, щеке, прикоснулся к губам. Девушка смотрела с чуть заметной улыбкой.
  
  -- Смешная... -- наконец проговорил он. -- В определенном смысле я к тебе именно оттуда пожаловал. А если еще более определенно выражаться, в последний месяц у меня никого, кроме тебя, не было.
  
  -- Тогда оставайся, -- Ли прижалась к нему потеснее. -- Ты ведь спать еще не собираешься?
  
  Он тут же продемонстрировал ей свои намерения, и сон в эту ночь уронил в спальне дочери мэра лишь несколько перышек, вместо того, чтобы по обыкновению укутать девичью постель пушистым крылом.
  
  Сет ушел перед рассветом, Ли на прощание вдоволь с ним нацеловалась и пообещала приложить все усилия дабы выбраться в лес через день. Она надеялась после его ухода немного поспать, но не смогла. Стоило остаться одной, как в голове проснулись десятки мыслей, которые никак нельзя было назвать приятными. Девушка думала о Риде, о том, как ужасно с ним поступает, а ведь она ничего плохого от него не видела. Более того, она чувствовала, что все еще любит его, ждет свадьбы. Что же она испытывает к Сету? Желание, неистовое, неутолимое желание, которое только и можно выносить, когда он рядом. Ли попыталась вспомнить близость с Ридом, пробудить желание оказаться в постели с ним, но ничего не получилось. Она очень хорошо представляла себе объятия и поцелуи жениха, нежные, любящие, но на удивление невинные. Как у брата и сестры?.. А в постели хотелось быть с Сетом, и не только в постели, все равно где, хоть в лесу под деревом или у дерева, прижатой спиной к жесткой неровной коре... Ли замотала головой, прогоняя скабрезное видение. Нет, это невыносимо, нужно просто запретить себе думать о нем. Просто запретить... Это не просто, но необходимо, необходимо. Решено: она проведет сегодняшний день с Ридом. Ночью он был в карауле, значит, днем должен отсыпаться, но после полудня наверняка обрадуется ее приходу.
  
  Приняв решение, Ли встала, оделась, привела себя в порядок, с неудовольствием глянула в зеркало на осунувшееся бледное лицо с серыми тенями под глазами, и, вздохнув, пошла вниз, завтракать. Отец уже ушел, у него хватало дел в городском совете, да и торговля сейчас пошла особенно оживленно. Милла поставила перед девушкой завтрак и пристально на нее посмотрела.
  
  -- Ли, ты неважно выглядишь. Вчера рано ушла спать. В чем дело?
  
  -- Плохо спала, буря так шумела... -- ответила Оливия, едва ли не с отвращением ковыряясь в тарелке с овсянкой.
  
  Отсутствие аппетита у не страдавшей этим девушки еще больше насторожило домоправительницу.
  
  -- Девочка, а тебя, часом, не тошнит? -- с тревогой спросила она.
  
  Ли чуть не подпрыгнула, поняв, о чем думает Камилла. Этого еще не хватало! Забеременеть сейчас она могла только от Сета... Подобная перспектива вызвала еще большую бледность, к тому же девушка с ужасом осознала: первая ее мысль была вовсе не о позоре, а о том, что, если б ребенок Сета оказался похож на отца, она бы узнала, как выглядело раньше его лицо.
  
  -- Н-надеюсь, н-нет, -- выдавила она с трудом.
  
  -- Ну-ка, рассказывай, милая, что происходит, -- Камилла присела рядом с названной дочерью и обняла ту за плечи.
  
  -- Милла, ты же никому не скажешь?.. -- сдалась Ли, которой очень хотелось поговорить с кем-нибудь, а возможно и попросить совета. -- И не станешь ругаться?
  
  -- Не скажу, ты знаешь. Ну, а ругаться... Смотря что ты натворила.
  
  Девушка вздохнула и поведала всю историю отношений с Сетом. Камилла вылушала ее молча.
  
  -- Все из-за того, что Харп не выдал тебя вовремя замуж, -- проговорила она, качая головой. -- Ридли мне жалко, он хороший мальчик...
  
  -- Но я еще ничего не решила! Я люблю Рида... Он не узнает, к чему его жалеть? -- заторопилась Ли, стараясь заглушить голос собственной совести.
  
  -- А что будет с племянником лорда, когда ты выйдешь замуж?
  
  -- Он очень спокойно относится к тому, что у меня есть жених... И потом, Милла, я же простолюдинка, он -- дворянин. Вряд ли он захочет жениться на мне.
  
  -- Нищие дворяне с удовольствием берут в жены богатых простолюдинок, я не раз слыхала о таких браках, -- усмехнулась Камилла. -- Что до безразличия к твоему жениху, думаю, господин Эрланд либо не показывает истинных чувств, либо пока считает, ты выберешь его. С приближением дня свадьбы ему все тяжелее станет держать сомнения при себе, -- женщина вздохнула. -- Ты играешь с огнем, девочка. Может, он и неплохой человек, полез же в горящий дом за Ридом, но, судя по твоему рассказу, он и обидеть может. А когда поймет, что теряет тебя...
  
  -- И что же мне делать?
  
  -- Милая моя, об этом нужно было раньше думать, -- проворчала домоправительница. -- Впрочем, я тебя понимаю, хорошо понимаю. Я своему мужу никогда не изменяла, хоть и не было промеж нами любви, и другие на меня поглядывали. Но если б твой отец при жизни Джо на меня так посмотрел, как сейчас смотрит, я б ни минуты не колебалась... -- Камилла замолчала, Ли не прерывала ее. -- С родичем лорда рвать поздно, вряд ли он теперь просто так отступится. Его можно понять: нашлась, наконец, такая, которой он красавцем кажется, -- женщина усмехнулась, Оливия покраснела. -- А жених твой... Ох, жалко мне мальчика... Но он молодой еще, девицам нравится, наверняка не сегодня-завтра найдутся такие, что утешить захотят, -- Ли скорчила недовольную гримаску и заерзала на скамье, Милла прекрасно это заметила. -- Да чего ж ты хочешь, девочка? Раз сама удовольствие получаешь, позволь и ему что-то новенькое попробовать! Пусть дела идут своим чередом, авось, разберетесь, и все устроится наилучшим образом.
  
  -- Спасибо за совет, Милла. Я хочу завтра в лес сходить, выгородишь меня перед Ридом и отцом?
  
  -- Выгорожу, так уж и быть.
  
  -- А... можно у тебя немного снадобья взять?
  
  -- Ли, знахарка и так каждый раз посмеивается, когда я к ней захожу, -- недовольно поморщилась Камилла. -- О Харпе, уже, по-моему, слухи поползли...
  
  -- Ну, такие слухи мужчине должны быть в радость... -- не сдержалась Оливия.
  
  -- Пожалуй. На меня кумушки уж точно с завистью поглядывают. Но если это дойдет до твоего отца... Знаешь ведь, как он за тебя трясется. И он уже заметил, что вы с Ридом меньше времени вместе проводите, обрадовался. Решил, вы повзрослели и стали вести себя ответственно... Рид, бедняжка, может, и повзрослел...
  
  -- Милла, ну не надо, мне и так стыдно, -- вздохнула Ли.
  
  Рид очень обрадовался приходу Оливии. Майкл давно ушел на службу, и парень, несмотря на договоренность, попытался затащить невесту в спальню. Ли с трудом удалось отказаться, не вызвав ссоры.
  
  -- Хочешь сразу после свадьбы забеременеть? -- поинтересовался недовольный Рид. -- Бурный медовый месяц тебе обеспечен.
  
  -- С нетерпением жду, -- лукаво улыбнулась девушка. -- Давай побудем женихом и невестой, которые до обряда ничего, кроме поцелуев, не пробовали.
  
  -- Не бывает таких, -- усмехнулся молодой стражник.
  
  Оливия, наблюдавшая замужества подруг, склонна была согласиться.
  
  -- А мы попробуем, -- она обняла Рида и нежно поцеловала. -- Зато потом как будет хорошо...
  
  -- Тебе легко говорить, -- забурчал парень и прижал ее к себе, давая ощутить его трудности. -- Хочешь, чтобы я гульнул напоследок?
  
  -- А признайся, Рид, у тебя были другие? -- ей очень хотелось, чтобы он ответил "да", это в какой-то мере успокоило б ее совесть.
  
  -- Никого у меня не было, я влюбился в тебя еще мальчишкой, как только увидел, -- он поцеловал ее глаза, потом губы. -- Продержусь до свадьбы, если желаешь, но потом -- ты держись!
  
  Ли засмеялась, прижавшись к нему, с удовольствием ощущая его объятия, уютные, успокаивающие, надежные... Рид для нее -- как яркий солнечный день, теплый, ласковый, понятный. В его свете нет места жутким тайнам, в нем весело, радостно и легко. И сейчас, под лучами солнца, мысли о страстных, скорее даже грубых, прикосновениях другого мужчины вызывали едва ли не страх...
  
  Девушка ушла от жениха вечером, успокоенная. Всю ночь она спала крепким сном, а утром встала с удивительно ясной головой. Сета видеть не хотелось, но он ждет ее сегодня, и если она не придет к нему днем, он пожалует к ней ночью. Ли пребывала в странной уверенности, что при солнечном свете сможет противиться его желаниям, а в темноте -- нет. Значит, как это ни неприятно, придется сходить в лес и все ему объяснить. Положить конец возникшей из ниоткуда неправильной связи.
  
  IV
  
  Закутавшись в плащ, Ли без труда выбралась из города. Камилла не хотела отпускать ее одну, и девушке пришлось солгать, что за воротами ее будет ждать Клэй. На тракте оказалось оживленно: то и дело попадались группы паломников, следовавших на богомолье в монастырь Св. Джайлса, лежавший в трех днях пути от Горинга, ниже по течению Изис. Приближался день этого почитаемого в народе святого, покровителя нищих, убогих и больных, и желающие получить исцеление или милость небес во множестве направлялись в обитель, хранившую мощи и другие реликвии чудотворца. Ли брела по обочине, рассеянно поглядывая на паломников, занятая своими мыслями. Все складывается очень удачно: и сейчас идти безопасно, и обратно в город легко удастся вернуться неузнанной, смешавшись с богомольцами, многие из которых, как и она, кутались в плащи с капюшонами, стараясь защититься от мелкой осенней мороси. Еще бы пробежать по лесу, не встретив егеря или Терезу... Жена лесника осенью частенько ходила собирать грибы и каштаны. Интересно, не собирается ли она на богомолье? Кажется, в последнюю их встречу она что-то говорила о монастыре Св. Джайлса... У Ли тогда все в одно ухо влетало, в другое вылетало... Да, точно, говорила, мол, у них с мужем детей до сих пор нет, а святой в этом может помочь, да еще защищает от страхов ночного леса... А вот это ей самой очень пригодилось бы. Может, тоже съездить поклониться чудотворным мощам?..
  
  Углубившись в размышления, девушка сама не заметила, как оказалась на опушке у знакомой тропы. Свернула в лес и торопливо пошла вперед. Листья на ветвях почти полностью пожелтели, а их опавшие собратья укрывали землю толстым шуршащим ковром. Ли с удовольствием загребала их ногами, рискуя споткнуться о прячущийся внизу корень. Подойдя к просеке, заметила в просвете меж стволов серые стены охотничьего домика и темно-зеленый плющ на крыше. Только бы Сет не разозлился, только бы понял правильно... Он хочет быть с ней лишь потому, что она не боится его внешности. А через пару месяцев просто возненавидит ее, возненавидит из-за вынужденной привязанности, из-за несвободы, из-за невозможности найти другую женщину, более красивую, родовитую. Надо как-то объяснить ему все это... Преисполненная благих намерений, Ли ступила на просеку, но не успела сделать и нескольких шагов, как дверь дома распахнулась, и навстречу вышел Сет, видимо, заметивший гостью из окна.
  
  -- Сет, мы не... -- начала она, даже не здороваясь, намереваясь сразу сказать главное, но он не стал слушать, тут же закрыл ей рот поцелуем, а дальше уже говорить не хотелось.
  
  Он подхватил ее на руки и понес внутрь, она прижалась к нему, ненавидя себя, не в силах ни отказать словом, ни просто оттолкнуть его.
  
  Девушка быстро заметила, что, лаская изуродованную половину его лица, вводит мужчину в странное состояние. Ее нежность делала Сета беспомощным, он не мог ни ответить ей тем же, ни оттолкнуть или сделать больно, хотя поначалу (она была уверена) именно этого ему и хотелось. А еще ему нравилось тереться лицом о ее тело. Он делал это уверенно и естественно, будто используя давно отработанный прием. Странная привычка, учитывая, что другим женщинам он внушал ужас своим видом, какова же была их реакция на прикосновения? Хотя, возможно, дрожь омерзения пробуждала в нем злость, заставлявшую причинять боль, и таким образом получать большее удовольствие? Ли не хотелось разбираться в подобных материях. Кошачьи движения Сета возбуждали ее, ведь она не думала об уродстве, а мужская щетина так приятно царапала кожу, теплое дыхание щекотало... И еще, девушка отчетливо чувствовала: он ощущает ее возбуждение, и в ответ в нем разгорается не злоба, а нормальное желание.
  
  Она так и не сказала ему ничего из продуманных и заготовленных доводов. Ни в тот день, ни в последующие. Сет тогда проводил ее едва ли не до ворот, и запретил ходить в лес одной, пообещав навещать по ночам.
  
  Октябрь перевалил за середину, Ли жила как во сне, с утра начиная ждать прихода ночи. Как-то раз дом ее отца посетил лорд Эрланд. Подобный визит не являлся чем-то необычным, лорд, бывая в Горинге, нередко захаживал к мэру, почитая того человеком неглупым и полезным в выстраивании отношений с горожанами. Господин Хилфорд, в свою очередь, уважал лорда -- тот чтил законы, и не предъявлял жителям города несправедливых требований, выкачивая все деньги до последнего медяка на содержание своих солдат, как поступали многие дворяне по соседству.
  
  Оливии не хотелось встречаться с дядей своего любовника: вдруг Сет проболтался об их встречах? Но не выйти поприветствовать знатного гостя было неприлично, отец потом непременно пожурит ее за это. А она и так чувствовала себя кругом виноватой. Девушка помогла Милле накрыть на стол и осталась в гостиной, ожидая появления лорда. Вскоре мужчины, беседуя, вошли в комнату, Камилла и Ли присели в реверансах.
  
  -- Завидую вам, господин Хилфорд, -- улыбнулся лорд Эрланд. -- Я, овдовев, не смог найти себе такую соблазнительную домоправительницу. -- Милла позволила себе весело блеснуть глазами. -- Может, мне сманить ее у вас, сделав предложение? Вряд ли она откажется стать леди.
  
  -- Попробуйте, мой лорд, -- улыбнулся мэр.
  
  -- Что скажешь, Камилла?
  
  -- Скажу то же, что и всем, мой лорд, -- Милла, не смущаясь, глядела в лицо гостя. -- В моем возрасте поздно думать о замужестве. К тому же у нас в доме есть девица на выданье.
  
  Эрланд хохотнул, и взглянул на Оливию, та покраснела, гадая, знает ли лорд о ее отношениях с Сетом.
  
  -- Девушка очень мила, -- гость взял Ли за подбородок, рассматривая ее зарумянившееся личико (у нее в голове мелькнуло, а не нравится ли ему, как и племяннику, смотреть на ее смущение). -- Только я для нее староват, а мой сын слишком молод, -- он потрепал девушку по щеке. -- Разве за племянника ее сосватать, да, боюсь, они друг другу не подойдут.
  
  Мэр вежливо улыбнулся не слишком удачной, с его точки зрения, шутке. Камилла многозначительно взглянула на Ли, которая готова была сквозь землю провалиться. Мужчины тем временем сели за стол. Милла осталась прислуживать, Оливия собиралась уйти, но тема разговора заставила ее задержаться. Она быстро взялась помогать домоправительнице, стараясь не пропустить ни слова из застольной беседы.
  
  -- Кстати, господин Хилфорд, раз уж я вспомнил о племяннике. Парень хочет поступить в городскую стражу. Я осведомлен, какие слухи ходят о нем в Горинге. Может, не стоит и пытаться?
  
  Ли не верила своим ушам. Сет нанимается в стражу! Будет почти каждый день с Ридом видеться и с ней, кстати, тоже... И ее вместе с женихом видеть. Ну зачем ему это?
  
  -- Серьезные люди не придают значения слухам, мой лорд, -- дипломатично улыбнулся мэр. -- Ваш племянник сражался на войне, не так ли? -- Гость кивнул. -- Подобный опыт для стражника никогда не бывает лишним. Капитан только порадуется такому солдату. Я сам в некотором роде обязан молодому человеку -- он спас жениха моей дочери. Горожан этот поступок тоже впечатлил, так что у вашего родича не должно возникнуть сложностей.
  
  -- Рад это слышать, господин Хилфорд. Сет хороший воин, но характер у него тяжелый.
  
  Мэр вопросительно поднял брови, видя, что лорд собирается продолжить. Харпу (в отличие от его дочери, боявшейся лишний раз звякнуть тарелкой) не слишком хотелось выслушивать сведения о нищем уродливом племяннике Эрланда, но долг гостеприимного хозяина требовал проявить заинтересованность.
  
  -- Я знаю парня с детства, -- сказал гость. -- Он и раньше был достаточно угрюмым и неуживчивым. Возможно, из-за того, что он -- младший. Его легко понять: Сет умнее и по большому счету лучше брата, но такие вещи закон в расчет не принимает, лордом становится старший сын. Ну, а уж когда парень лишился половины лица, с ним вообще стало трудно ладить... -- Эрланд на минуту задумался, Ли затаила дыхание, надеясь узнать, как же это произошло. -- Впрочем, он после того случая несколько лет служил в армии, и, раз его не прикончили свои же, значит, когда надо, он вполне может уживаться с людьми и делать с ними одно и то же дело. Сейчас ему нужны деньги, вот и приходится наниматься в стражу. Я его предупреждал, что это не война, и ему придется много времени с сослуживцами в мирной обстановке проводить, в том же карауле у ворот. Он сказал, мол, знаю, на что иду.
  
  -- Ценю вашу откровенность, мой лорд, -- кивнул господин Хилфорд. -- Думаю, у молодого человека не будет сложностей. Повторюсь, капитан городской стражи очень заинтересован в опытных солдатах.
  
  -- Хорошо, господин Хилфорд. Он сын моего брата, родная кровь, вы же понимаете... А у меня к вам есть серьезное дело...
  
  Дальнейший разговор Ли не интересовал, и она, с молчаливого согласия Камиллы, покинула комнату.
  
  В последующие несколько ночей Ли не виделась с Сетом, а потом Рид рассказал, что племянник лорда стал городским стражником.
  
  -- Вот радость-то привалила, почитай, каждый день его физиономию видеть! -- бурчал Рид.
  
  -- Он без маски ходит? -- полюбопытствовала Ли.
  
  -- Да. Пол-лица патлами завешивает.
  
  -- Тебе завидно из-за того, что твои медленно отрастают? -- хихикнула девушка. -- Ты хоть поблагодарил его за спасение?
  
  -- Мне ему завидовать не в чем, -- хорохорился Рид. -- И почему я должен благодарить его в десятый раз?
  
  Ли только рукой махнула. Конечно, теперь Риду благодарить Сета не за что. Девушке хотелось узнать от самого племянника лорда, зачем он нанялся в стражу, и такой случай ей вскоре представился. В тот вечер, войдя в спальню, она чуть не закричала: на ее кровати кто-то лежал. Сет ухмыльнулся, заметив ее испуг.
  
  -- Вот опять ты на меня наткнулась, -- проговорил он, вставая. -- Поесть принесешь?
  
  -- Да ты совсем обнаглел! -- выпалила рассерженная девушка. -- Зачем в стражу нанялся?
  
  -- Чтобы у тебя почаще ночевать и за женишком твоим приглядывать, -- Сет был на удивление весел. -- Да еще поиздержался я, надо на жизнь зарабатывать... Так покормишь или мне идти ужинать на постоялый двор?
  
  -- Подожди, сейчас схожу на кухню, -- смилостивилась Оливия.
  
  После этой ночи Сет едва ли не переселился в дом мэра, вернее, в спальню его дочери. Девушка была довольна, она все больше привыкала к нему, и все чаще думала, каким тяжелым окажется расставание. С Ридом Ли по-прежнему проводила много времени днем. Он, как ни странно, уже меньше ворчал на Страшилу, признавая, что воинское дело тот знает, и работу стражника выполняет добросовестно.
  
  -- Только общаться ни с кем не хочет, гордый больно. Ясное дело, из благородных.
  
  Ли подозревала, что дело тут вовсе не в гордости, но обсуждать племянника лорда с женихом не собиралась.
  
  Девушку очень занимала способность Сета видеть в темноте. Она не раз просила его прогуляться ночью по городу, но он отказывался.
  
  -- Кто-нибудь из стражи обязательно на нас наткнется, Ли.
  
  -- Я накину капюшон, никто не увидит моего лица.
  
  -- А я что скажу? Прогуливаюсь, мол, по ночному городу с продажной девицей? Согласись, прозвучит глупо. Да и кое-кто из стражников не преминет посмотреть, что за особа со мной пройтись решилась. Никому и в голову не придет, что это может оказаться приличная девушка, сдернут с тебя плащ и все.
  
  Ли нечего было возразить. Сет заметил разочарование, написанное на ее личике и, как часто случалось с ним в последнее время, смягчился.
  
  -- Если не боишься, давай погуляем по ночному лесу, -- предложил он.
  
  -- Как же я выберусь ночью из города? -- удивилась девушка. Сама идея ее не испугала.
  
  -- Я тебя увезу. Скоро Саувин, беднота вечером пойдет на кладбище за стеной, и ворота закроют позже. Зайду за тобой, помогу выбраться из дома через окно. Закутаешься в плащ, и уедем из города на коне перед самым закрытием ворот. Стража все поймет без вопросов, но тебя уж точно не узнают, а обо мне и так никто ничего хорошего не думает. Утром я привезу тебя назад.
  
  Ли задумалась. План выглядел несложным и выполнимым, а идея прогуляться по ночному лесу -- неожиданно соблазнительной. Да еще в Саувин, когда, говорят, духи едва ли не открыто бродят по земле и могут дать ответ на любой вопрос, если суметь прочесть их знаки. А ей было о чем спросить... Сет смотрел на девушку, ожидая ее решения. Левая половина лица по обыкновению завешена волосами, но это вряд ли мешает ему видеть обоими глазами. Он видит ее целиком, она его -- лишь наполовину... Вдруг ночью в лесу ему в голову взбредет что-нибудь? Нет, вряд ли, если б хотел, давно б сделал, возможностей имелось предостаточно... Да и потом, она чувствовала: Сет с момента их близкого знакомства изменился, чаще улыбался и шутил, а в голосе иногда проскальзывали едва ли не нежные нотки...
  
  -- Я согласна, -- решилась девушка.
  
  Пришел Саувин, последний день октября, и вечером Сет поджидал Оливию в саду. Закутанные в темные плащи, неразличимые в густых сумерках, две фигуры направились к городским воротам, завернув по пути на постоялый двор за вороным. Девушка быстро оценила преимущество ночного зрения спутника. Мужчина, судя по всему, видел в темноте не хуже, чем днем, хоть и одним глазом. Когда Ли возвращалась с поздних прогулок в сопровождении Рида, несшего чадящий факел, они оба спотыкались в мерцающем неярком свете. Сет же шел вперед уверенно, ведя ее за руку, не давая оступиться или споткнуться. Забрав у хозяина гостиницы коня, он посадил девушку в седло.
  
  -- Я до ворот пройдусь пешком, чтобы не тыкать лишний раз страже в глаза мое происхождение. Они и без того от меня не в восторге. Закутайся хорошенько и молчи.
  
  К воротам подошли, когда караульные уже собирались опускать тяжелый деревянный брус засова. Появление Сета их не обрадовало.
  
  -- Что-то ты припозднился, Стра... Эрланд, -- пробурчал один из солдат, прекращая возиться с засовом.
  
  В свете факела Ли узнала одного из приятелей Рида, Патрика.
  
  -- Ходил за конем, поболтал с хозяином, уж извините. Вы же засов еще не опустили, а створку я сам могу открыть и закрыть.
  
  -- Угу, силач выискался, -- хмыкнул второй караульный, постарше, достаточно потолкавший на своем веку дубовые, окованные железом створки. -- На девку-то силенок останется? -- глянул в сторону сидящей на коне Ли.
  
  -- Эй, красавица, -- не выдержал Патрик. -- Ты рожу-то его видела? Куда на ночь глядя с таким отправилась, да еще в Саувин? Или он платит щедро?
  
  -- Плачу щедро, -- буркнул Сет, подходя к воротам и налегая на тяжелую створку. -- Вот, поиздержался, пришлось опять за меч браться. Не думаешь же ты, Рики (Ли знала: Патрик не терпит, когда его так называют) что я в стражники пошел ради удовольствия на твою рожу любоваться и насмешки выслушивать?
  
  Солдат постарше хмыкнул и подошел помочь, Патрик зло сплюнул и остался на месте. Вдвоем Сет с караульным быстро справились с воротами, племянник лорда поблагодарил солдата, вывел коня, закрыл створку, вскочил в седло и пришпорил вороного.
  
  Над лесом поднималась желтая осенняя луна, дорога была хорошо видна, и до опушки добрались быстро. Сет остановил коня, они спешились и побрели по тропе. Лунный свет, проходя сквозь изрядно поредевший полог, рисовал сложный непонятный узор на плотном ковре палой листвы у них под ногами. Оливия, глаза которой привыкли к темноте, прекрасно различала и тропу, и стоящие по сторонам ближайшие стволы дубов. Она подняла голову: в просветах вязи древесных ветвей, почти неразличимой на фоне темного небосвода, виднелись крупные мерцающие звезды. Ветер, как прыткий зверек, копошился в густом плюще, оплетавшем стволы лесных исполинов, неспешно раскачивал их оголенные ветви, деловито обрывал не желавшие опадать листья. Пахло влажной, погружающейся в сон землей и прелым листом, который через несколько лет сам станет почвой у подножия древесных колонн... Затопленный бледным лунным светом мир шептал, манил, дразнил известной лишь ему тайной. В чаще слышались шорохи, потрескивания, перешептывания. Наверное, это духи танцевали на освещенных луной полянах, наслаждаясь дарующей им свободу последней ночью октября. Сет молчал, Ли тоже не хотелось говорить. Она всей кожей впитывала неожиданно раскрывшееся для нее очарование ночи. Темная бархатная волна подхватила девушку, обволакивая нежными прикосновениями, скрывая от посторонних глаз, обещая нечто загадочное, прекрасное и немного жуткое. Не пугающе-жуткое, леденящее сердце кладбищенским холодом, а сладостно-жуткое, заставляющее душу замирать в томительном, манящем предчувствии... Если бы она, Оливия Хилфорд, брела по ночному лесу одна, кто знает, в какие туманные миры занесло бы ее к рассвету... Но, ломая хрустальную паутину магии ночи, фыркнул вороной. Девушка, вырванная из странных грез, споткнулась о корень и чуть не упала, Сет вовремя подхватил ее под локоть.
  
  -- Я никогда не ощущала ночь столь... сказочной, -- проговорила она вполголоса.
  
  -- Надеюсь, твоя сказочная ночь будет не такой, какой когда-то давно оказалась моя, -- проворчал он.
  
  -- Эта ночь не моя, она наша.
  
  -- Да, эта еще наша, потом все будут Рида.
  
  -- Зачем сейчас о нем? Ты разрушаешь волшебство...
  
  Она хотела взять его за руку, но он с силой оттолкнул ее. Конь снова фыркнул, будто чувствуя злость хозяина. Девушка растерялась. Как не вовремя у Сета испортилось настроение. Куда она денется одна в лесу, в ночь Саувина? До утра нельзя показываться ни у ворот, ни у домика лесничего... В этот момент, усугубляя ее отчаяние, по лесу прокатился страшный нечеловеческий вопль, отдаленно напоминающий плач маленького ребенка, сменившийся низкими зловещими хрипами. Ли остановилась как вкопанная, не в силах двинуться с места, а леденящие душу крики раздались вновь. Вороной забеспокоился, мужчина успокоил коня и оглянулся на спутницу.
  
  -- Испугалась? -- в голосе звучало удовлетворение.
  
  -- Что это? -- с трудом выдавила Ли.
  
  -- Иди сюда.
  
  Он протянул ей руку, она тут же вцепилась в нее, прижалась к мужчине, едва ли не дрожа. Пускай радуется ее страху, лишь бы не бросал одну посреди леса.
  
  -- Сет, что это?
  
  -- Привидение. Не слыхала разве, в этом лесу сожгли заживо ведьму с отродьем? Как раз на Саувин.
  
  Вопль раздался снова, на этот раз ближе. Девушку затрясло, она стала затравленно озираться.
  
  -- Не бойся, -- Сет осторожно встряхнул ее, будто пробуждая от кошмара, она жалась к нему как маленькая перепуганная девочка. -- Успокойся, Ли, я пошутил. Это всего лишь лиса. -- Он потрепал ее по голове. -- Не бойся, вот глупышка. Самый опасный в этом лесу -- я, а ты так жмешься... Лисицы испугалась...
  
  Ли с удивлением слушала его голос, только что обдававший холодом и злобой, теперь ставший едва ли не ласковым. Она всхлипнула.
  
  -- Ну, вот, еще и до слез тебя довел... Прости. Находит на меня временами... -- прижал ее к себе, потом поцеловал нежно в лоб. -- Поедешь верхом?
  
  -- Да. Я и не знала, что лисы так страшно кричат...
  
  -- Откуда тебе? Всю жизнь, наверное, в городе живешь, -- он помог ей сесть в седло. -- И не плачь, пожалуйста. Клэй увидит, что у тебя глаза красные, потом неделю будет со мной сквозь зубы разговаривать.
  
  -- Вот уж не думала, что слуга вьет из тебя веревки, -- шмыгнула носом Ли.
  
  -- Да он мне не столько слуга, сколько друг, -- хмыкнул Сет. -- Я это ценю. Сама видела у ворот, как я с людьми лажу, так что друзей у меня не много.
  
  Вскоре они добрались до охотничьего домика. Окна кухни выходили на другую сторону, их свет не был виден с тропы, и озаренный луной дом серебристым зачарованным зАмком возвышался посередине небольшой просеки. Сет подвел Ли к кухонной двери, стукнул в нее, и, не дожидаясь Клэя, отправился устраивать коня на ночь. Девушке пришлось встречаться с парнем один на один. Тот, впрочем, оказался на удивление тактичен: принял гостью как ни в чем не бывало, взял у нее плащ и предложил пройти в гостиную.
  
  -- Сет ужинает там? -- поинтересовалась Оливия.
  
  -- Нет, барышня, обычно он ужинает здесь.
  
  -- Ради меня не нужно ничего менять. Разве что он сам захочет...
  
  -- Как скажете, барышня, -- согласился Клэй, показал, где она может сесть, а сам принялся накрывать на стол.
  
  Вскоре появился Сет, сбросил плащ и куртку, устроился рядышком с Ли. Девушка обратила внимание, что волосы с лица он убрал. Неужели перестал в ее присутствии вспоминать о своем уродстве? Они поужинали втроем, причем общение мужчин действительно скорее напоминало дружеское. Клэй, правда, обращался к хозяину на "вы" и время от времени называл "сударь", но в остальном не слишком стеснялся в высказываниях, в то же время соблюдая подчеркнутую вежливость с гостьей. Когда трапеза окончилась, парень спросил, не разжечь ли в гостиной камин.
  
  -- Спасибо, Клэй, но мы, пожалуй, сразу пойдем наверх, -- ухмыльнулся Сет, обнимая Ли за талию и прижимая к себе.
  
  Девушка смутилась и покраснела, слуга как ни в чем не бывало пожелал им спокойной ночи. Ночь оказалась не столько спокойной, сколько волшебной.
  
  Под утро, когда Сет окончательно заснул, обнимая девушку и прижимаясь изуродованной половиной лица к ее плечу, Ли лежала без сна и думала, думала, мучительно пытаясь найти правильное решение, выбрать... Она хорошо помнила, как недавно сравнивала Рида с солнечным днем. А Сет... Мрачный, иногда попросту злой, вечно прячущийся за прикрывающими пол-лица волосами... Он был для нее даже не пасмурным днем, а самой настоящей ночью: темной, таинственной, ужасающей... Но теперь Ли знала: ночь умеет быть манящей, притягательной, прекрасной, она таит в себе драгоценную россыпь звезд, переменчивую луну и сотни секретов, поначалу пугающих до ледяного пота, как крик лисы, а на поверку оказывающихся еще одной маленькой тайной бытия. Ночь, иногда бурная, ненастная, холодная, а иногда тихая, уютная и нежная... Ни в чем не уступающая солнечному дню, просто другая. И как же выбрать между ясным днем и загадочной ночью? Духи, на которых она возлагала такие надежды, молчали...
  
  Девушка так и не смогла найти решение, уснула. Ей приснился странный сон, удивительный в отчетливости и детской простоте своих образов. Во сне она ощущала себя невзрачной серой букашкой, ползавшей по листьям и цветам, пившей росу и душистый нектар под лучами ласкового солнца. Дневной мир был ярким и праздничным. Серенькая букашка страстно желала внести свою лепту в украшение чудесной картины, но куда ей было до пестрых бабочек или переливающихся металлическим блеском неповоротливых солидных жуков. День подходил к концу, солнце клонилось к закату, и нарядные обитатели солнечной поляны забрались в ночные убежища. Букашка, сливаясь с сумерками, и не думала прятаться. Ее никто не замечал днем, что уж беспокоиться о ночи? Она дождалась восхода луны и решила размять крылышки, покружившись над гладью ближайшего пруда. Каково же было ее удивление, когда, летая над водой, она заметила внизу отражение зеленовато-желтой мерцающей искорки. Букашка уселась на узкий кончик листа тростника и всмотрелась в воду. Искорка мерцала прямо под ней. Тут букашка поняла: теплое свечение исходит от нее. Сейчас, в ночи, она оказалась самым красивым, самым необычным созданием, драгоценным камнем, сияющим на груди погруженного во тьму, но все равно прекрасного мира.
  
  Девушка вздрогнула и проснулась. Ну и сон... Как сказка из тех, что Милла рассказывала ей в детстве. Когда Ли стала постарше, истории изменились, речь в них шла больше о принцессах и королевичах... Думала, засыпая, о Риде и Сете, о дне и ночи, вот и приснилось... Приснилось... Она -- букашка, незаметная днем и приносящая волшебное очарование ночи... А что, если это знак духов? Указание, какой выбор следует сделать? Внезапно Сет, так до сих пор и не изменивший позы, заворочался, не просыпаясь, поцеловал ее, куда получилось (получилось в щеку), и пробормотал: "Глупышка моя, лисы боится... Меня не испугалась, а лисы..." Видно, тоже что-то видел во сне и, возможно, получал ответы на какие-то свои вопросы.
  
  Утром Сет вел себя с девушкой едва ли не нежно, она его таким еще ни разу не видела. У него был выходной, но встали рано: Ли должна оказаться дома как можно скорее. Конечно, Камилла посвящена в их тайну, но она не сможет прикрывать названную дочь до бесконечности. Вороной быстро донес их до Горинга. Девушка закуталась в плащ, надвинув поглубже капюшон, и они въехали в ворота. Стражники уже сменились, но, видно, были в курсе приятно проведенной новым сослуживцем ночи Саувина, ибо удивления при виде его спутницы не выказали.
  
  -- Ну что, красавица, жива осталась? -- Ли узнала голос Майкла. -- Ты не слепая, часом?
  
  -- Нет, она немая, -- заявил Сет, пресекая все дальнейшие попытки разговорить девушку.
  
  -- На кой тебе такая сдалась? Ты, говорят, любишь, когда они кричат.
  
  Племянник лорда не ответил, только тронул коня, желая побыстрее миновать караульных. Молодые люди распрощались у рынка, там было людно, закутанная в плащ Ли быстро нырнула в толпу и поспешила домой.
  
  Камилла облегченно вздохнула, увидев Оливию.
  
  -- Отец о тебе спрашивал, Ли, я еле отговорилась. Ох, попадешься ты, милая, и Харп выставит меня из дому. Решай что-то со своими мужчинами, так продолжать нельзя. Племянник лорда, похоже, все больше запутывается... Насколько, думаешь, хватит его терпения выслушивать насмешки стражников? Вряд ли он к такому привык.
  
  -- Сет не один год был наемником, болтовня солдат не должна так уж его задевать. И в стражу он пошел не только из-за меня, ему действительно не на что жить.
  
  -- Он мог бы пойти на службу к лорду Эрланду, а предпочел остаться поближе к тебе.
  
  -- Нет, у дяди он служить бы не стал. Его не терпят двоюродные брат и сестра, -- Ли помолчала. -- И потом, Милла, я, кажется, решила.
  
  Камилла с тревогой взглянула на девушку, и та поведала домоправительнице свой сон.
  
  -- Если Сет попросит меня остаться с ним... я соглашусь. Как думаешь, Милла, это правильно?
  
  -- Ох, девочка, -- вздохнула Камилла. -- Решать тебе... Но, признаюсь, я боялась, что ты выберешь его.
  
  -- Боялась? Я, по-твоему, не права?
  
  -- Ли, не могу я советовать в таких делах. Здесь женщина должна прежде всего своего сердца слушаться. Ну, а мое беспокойство ты и сама прекрасно поймешь, если попробуешь моими глазами на своего избранника взглянуть. Ведь верно?
  
  Оливия на минуту задумалась и кивнула.
  
  -- Отец будет против?
  
  -- Не думаю. Вряд ли Харп обрадуется, но он прежде всего тебе счастья желает... Да и потом, ежели брать в расчет лишь внешнюю сторону, господин Эрланд -- куда более завидный жених, чем Рид. Оба нищие, но у Сета и происхождение, и связи родственные, а с твоим приданым и наследством, глядишь, внуки Харпа настоящими лордами будут.
  
  Ли поежилась. При упоминании об их с Сетом возможных детях вновь проснулась мысль о том, что, родив ему ребенка, она сможет увидеть его нормальное лицо. Сейчас девушка отчетливо припомнила: о будущих детях Рида она никогда не думала, не задавалась вопросом, на кого они окажутся похожи, не желала увидеть в маленьком комочке плоти повторения черт рыжего мальчишки. Не то, чтобы ей этого не хотелось, она просто не думала о такой возможности. Ли провела рукой по лицу, отгоняя последние тени сомнения. Если уж она захотела увидеть в ребенке черты Сета...
  
  -- Я останусь с ним, если он меня не прогонит, -- теперь решение оформилось, стало окончательным. -- Рид... Я люблю его, и буду любить... как друга.
  
  Сет обещал прийти к ней на следующую ночь, но не появился. Ли забеспокоилась. Утром она никак не могла решить, что делать. Рид сегодня выходной, и они условились провести день вместе. Договорились давно, еще до Саувина... Сейчас ей особенно сложно будет общаться с Ридли. Почему же Сет не пришел? Ну и денек предстоит: изображать веселость с одним, ежесекундно тревожась о другом. Может, сказаться больной и просто посидеть дома? Ли, наверное, еще долго терзалась бы сомнениями, но их рассеял неожиданно ранний визит жениха. Молодой стражник сообщил, что выходного он лишился. Страшила не явился на службу, и Риду выпало подменять его. Ли без особого труда изобразила огорчение. Тревога за Сета вспыхнула с новой силой. Как только Рид ушел, девушка быстро позавтракала и, сказав Камилле, что ей необходимо сходить к портнихе, вышла из дома.
  
  Ни к какой портнихе девушка не собиралась. Привычно закутавшись в плащ и надвинув капюшон, она поспешила к городским воротам. В столь ранний час желающих выйти из города оказалось немного. Рисковать она не могла: Рид с напарником как раз пропускали крестьян, приехавших с товаром на рынок. Ли повернула назад, чтобы потянуть время, почти дошла до центральной площади, и вдруг с облегчением увидела компанию прачек, направлявшихся на реку с корзинами белья. Девушка пристроилась к ним, на ее счастье к воротам почти одновременно подошли несколько паломников, ночевавших в Горинге. Теперь выскользнуть из города не составит труда...
  
  Уже через пять минут Ли быстрым шагом шла по тракту к лесу, чувствуя себя ужасно. А вдруг он не пришел просто потому, что не хочет ее больше видеть? И на службу наплевал по этой же причине? Что же в этом случае ждет ее в охотничьем домике? Может, лучше сразу повернуть назад? Оливия не сделала этого, предпочитая пережить очередное унижение, но не мучиться неизвестностью.
  
  К концу пути девушка почти бежала. Не переводя дыхания, заколотила кулаками в дверь, но не получила ответа. Через пару минут, отдышавшись, повторила попытку с тем же результатом. Его нет! И что теперь делать? Забралась одна в лес, так ничего и не выяснила... Ли с досады пнула дверь ногой, та отворилась. Не заперто! Зайти посмотреть, может, Сет просто спит наверху... Девушка перешагнула порог, решив на всякий случай заглянуть сначала в гостиную. Приоткрыла дверь и застыла: Сет сидел в кресле, уставившись в окно, как в первый ее визит сюда. Она глазам не верила. Почему же он не ответил на стук? Не мог же не расслышать, она так барабанила... Ли подошла к мужчине, он никак не реагировал, хотя явно не спал: глаза были открыты.
  
  -- Сет...
  
  Ни ответа, ни движения. Подошла вплотную, прикоснулась к плечу, чуть потрясла. Он, как ни в чем не бывало, повернулся и взглянул на нее, ей показалось, с облегчением.
  
  -- Ли? Я не слышал, как ты вошла.
  
  -- Не слышал? Я так колотила в дверь... Что с тобой? Заболел?
  
  Он не ответил, снова уставился в окно.
  
  -- Сет... -- она не понимала, что происходит.
  
  -- Возвращайся в город, глупышка моя. К своему жениху. Я уезжаю.
  
  -- Что?! Почему?
  
  Он, наконец, оторвался от окна и посмотрел в ее расстроенное личико.
  
  -- Почему? Для твоей же безопасности.
  
  -- Кто-то узнал про нас? Это не страшно, теперь не страшно, -- торопливо заговорила она. -- Я решила остаться с тобой, если ты захочешь...
  
  Он тут же поднялся на ноги.
  
  -- Правда? Когда ты решила?
  
  -- Наутро после Саувина. Мне приснился сон...
  
  Он прижал ее к себе и улыбнулся.
  
  -- Мне тоже приснился сон. Что я на тебе женился, хотя ты так и не сказала "да". Может, сейчас скажешь? Выйдешь за меня?
  
  Ли подняла на него глаза. Сет улыбался совершенно незнакомой улыбкой, доброй, почти нежной. Девушка просияла в ответ, кивнула, потом ответила:
  
  -- Да.
  
  Он поцеловал Ли, потерся о ее лицо своей изуродованной щекой и прошептал на ухо:
  
  -- Спасибо, маленькая моя. Я не дам тебя в обиду.
  
  -- Да кому нужно меня обижать? -- спросила она, тоже шепотом. -- Ты какой-то странный, Сет. Ничего не случилось?
  
  -- Нет. Не спрашивай, -- он чмокнул ее в нос. -- Поеду к дяде прямо сейчас, скажу, что намерен жениться. Уверен, он не станет возражать, но поставить его в известность я должен. Если захочешь, вечером сходим в храм, принесем клятвы. Подожди меня здесь, я быстро.
  
  -- Мне лучше вернуться домой, я отпросилась ненадолго...
  
  Сет кивнул и позвал Клэя, но тот не откликнулся.
  
  -- Он вроде бы собирался в город за провизией, -- мужчина потер лоб. -- Тогда тебе придется остаться. Не нужно лишний раз ходить одной. Вернусь из замка и отвезу тебя домой. Заодно поговорю с твоим отцом.
  
  Ли кивнула и прижалась к Сету.
  
  -- Возвращайся скорее, ладно?
  
  -- Конечно.
  
  Сет добрался до замка лорда Эрланда быстро, то и дело пришпоривая коня. Бросил поводья подошедшему слуге и поднялся наверх, не перемолвившись ни с кем ни словом. Вошел в пустой приемный зал. В кресле лорда, закинув ноги на один из подлокотников, боком сидел единственный сын и наследник хозяина, Ричард, не так давно вышедший из мальчишеского возраста. Увидев двоюродного брата, неприятно заулыбался.
  
  -- А, проклятие рода Эрландов пожаловало... В маске ты смотришься внушительнее, больше тянешь на семейное привидение, -- хихикнул и, спустив ноги, вальяжно развалился в кресле. -- Ты рано, сестрица будет только через пару дней. Может, в этот раз тебе что-то и перепадет. Рожа ее последнего ухажера не сильно краше твоей.
  
  Сет благополучно пропустил мимо ушей традиционное приветствие кузена. Интересно, наследники лордства рождаются уродами или становятся такими от осознания собственной значимости?
  
  -- Мне нужно поговорить с дядей. Где он?
  
  -- Уехал с утра в Горинг. А ты правда теперь проверяешь крестьян на воротах?
  
  Сет, не ответив вышел. Неудачно... Надо вернуться и отвезти Ли домой. Поискать дядю в городе, если не найдет, опять ехать сюда. Он спустился во двор и двинулся к конюшне, как вдруг ворота открылись, впуская лорда Эрланда с сопровождением. Хозяин замка спешился и почти сразу заметил племянника, направившегося к нему.
  
  -- Сет, хорошо что ты здесь, -- лорд мрачно глянул на родича. -- Собирался уже посылать за тобой. В городе кое-что случилось.
  
  Ли сидела в кресле и рассеянно смотрела в окно. Несмотря на полную ясность в их с Сетом отношениях, на душе было неспокойно. Уж очень странно он вел себя при встрече. Да еще эти непонятные намеки, недомолвки... Скорей бы он вернулся. Но Сет не появлялся, вместо него на просеку вышел Клэй, таща за плечами немаленькую корзину. Видно, действительно ходил в город за провизией. Ли не очень хотелось разговаривать с кем-либо, но и томиться одной в неизвестности она устала. Девушка встала и поспешила на кухню. Может, парень знает, о чем беспокоится Сет, почему вдруг решил уехать. Клэй, открыв дверь и увидев Ли, застыл на месте, впрочем, быстро совладал со своим удивлением. Вежливо поздоровался и поставил корзину на пол. Физиономия расстроенная. Девушка недоумевала: он должен бы радоваться, застав ее здесь, раз так радел о счастье хозяина.
  
  -- Клэй, что-то случилось?
  
  Засопел, на нее не глядит. У Ли оборвалось сердце. Неужели она опоздала со своим решением?
  
  -- Ну не молчи же, скажи, в чем дело. Сет сегодня какой-то не такой. Что произошло?
  
  -- А где хозяин? -- Клэй будто только сейчас сообразил, что девушка на кухне одна.
  
  -- Уехал в замок, обещал скоро вернуться. Я его жду.
  
  -- В замок? Хорошо. Лишь бы лорд Эрланд оставил его там...
  
  -- Клэй!.. -- взмолилась девушка.
  
  -- А вы зачем пришли, барышня? -- смотрит недобро, будто ждет подвоха.
  
  -- А я вот тоже не стану отвечать на твои вопросы! -- разозлилась Оливия.
  
  Слуга пожал плечами и стал неспешно разбирать покупки. У Ли от бессилия руки сжались в кулаки. Придется рассказывать... И она поведала парню о цели своего визита. Лицо Клэя заметно посветлело. Он оставил свое занятие и подошел к ней.
  
  -- Не знаю, что и сказать, -- смущенно развел руками. -- Спасибо, барышня. Только... не идите на попятный, -- договорив, опять помрачнел.
  
  -- Да ответь же, наконец, что происходит? С чего мне идти на попятный? Я согласилась выйти за него. Разве этого не достаточно?
  
  Клэй вздохнул, пряча глаза.
  
  -- Эх, да вы не знаете ничего, барышня... Видать, раненько из города вышли. -- Ли кивнула. -- Когда я пришел на рынок, там только и разговоров было, что про убийство. И все уверены, что убийца -- мой хозяин.
  
  V
  
  -- Убийство? Кого убили? При чем тут Сет? -- Ли чувствовала, как по телу побежали мурашки.
  
  -- Какую-то девушку, -- ответил Клэй. -- Кажется, Джесси ее зовут... звали. Фамилию я не разобрал. Ее нашли сегодня утром в тростниках у реки. Прачки пошли стирать белье и наткнулись.
  
  Оливия невольно вспомнила группу женщин с корзинами белья, которые, сами того не зная, помогли ей утром покинуть город.
  
  -- Джесси? Джесси Тимберли? -- переспросила она.
  
  -- Да, вроде так.
  
  -- А при чем здесь Сет? -- Ли, не отдавая себе отчета, вцепилась в куртку Клэя и чуть ли не трясла его.
  
  -- Ну... -- замялся тот, явно не желая отвечать. Девица не отстает. Заглядывает в лицо, глаза огромные, испуганные. За кого боится: за лорда или за себя? Придется сказать, а не то, глядишь, всю душу вытрясет. -- Лицо у мертвой вроде бы изуродовано. Также как у хозяина, с левой стороны.
  
  Оливия отпустила парня и оперлась о стол. На глаза навернулись слезы. Почему сейчас? Или это спасение, пришедшее в последний момент? А почему вместо нее должна была погибнуть Джесси? Ли знала ее: совсем молоденькая девушка, ни в чем не виновата, не изменяла жениху, не обманывала отца... Клэй смотрит испытующе...
  
  -- А ты, конечно, уверен, что Сет не при чем? -- вырвалось чуть ли не само собой.
  
  -- А вы, конечно, тут же его приговорили?
  
  -- Сам посуди: зачем кому-то уродовать мертвую? Таким же образом?
  
  -- А хозяину-то к чему это делать? Особенно сейчас?
  
  Ли злилась на Клэя, злилась из-за его непробиваемой уверенности в невиновности Сета. И стыдилась себя. Только что бежала сюда, боясь, что потеряла его, мечтая услышать то, что услышала. И тут же предала, поверив в самое худшее... А вдруг он невиновен? Ведь может быть и другое объяснение... "Не дам тебя в обиду, маленькая моя." От кого он собрался ее защищать? Надо взять себя в руки и попытаться разобраться. Ли глубоко вздохнула и заговорила, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.
  
  -- Ты наверняка знаешь, какие слухи ходят о нем в городе. Я им верю. Не забыла, что случилось тогда, в первый раз. Потом... Я думала, он изменился. До сих пор надеюсь, что так и есть, хочу надеяться... Но ты ведь знаешь, как с дикими зверьми бывает? Говорят, их можно на какое-то время смирить лаской и хорошим отношением, а в конце концов они все равно кусают...
  
  -- Бабы! Без них невмоготу, а с ними еще хуже! -- вспылил Клэй, напрочь забывая о вежливости. -- Да неужто хозяин тебя обижал после того раза? Еще скажи: плохо тебе с лордом было. Я ж видел, как ты к нему льнешь, радовался за него... А теперь... Услыхала дурную сплетню, твоими же пустоголовыми товарками распускаемую, и все: он уже дикий зверь! Ежели в нем так не уверена, зачем сюда пришла? Нравится с ним в постели кувыркаться?
  
  Ли залепила парню пощечину. Он схватился за щеку и стоял, сверкая на нее глазами. Ишь, защитничек выискался... У Сета есть над ней какая-то странная власть, ему она готова все позволить и все простить, но этому грубияну ничего спускать не намерена.
  
  -- Сет говорил, я могу тебе доверять и во всем положиться... -- медленно произнесла девушка, вновь пытаясь успокоиться. -- Как думаешь, что он скажет, если я ему твои последние слова передам?
  
  Парень тут же почувствовал себя неуютно.
  
  -- Простите, -- с трудом выдавил он. -- Погорячился я. Не надо хозяину ничего говорить. Не ровен час, разозлится и прогонит меня...
  
  -- Не будем ссориться, Клэй, -- вздохнула Ли. Парень не вызывал у нее симпатии, да и она у него, судя по всему -- тоже. Но им придется научиться ладить. -- Ничего плохого хозяину я про тебя не скажу. Давай лучше подумаем, как ему помочь. Твоя вера в его невиновность горожанам ничего не докажет. У меня тоже есть причины сомневаться. Сет обещал прийти ко мне ночью и не пришел. Я забеспокоилась, прибежала сюда, а он даже не заметил, как я вошла. Сидел с открытыми глазами, а будто спал. С ним такое бывало?
  
  -- Нет, не припомню, -- покачал головой Клэй, похоже, смирившийся с ее нежеланием безусловно верить в невиновность хозяина.
  
  -- Ночью он был дома? -- продолжала расспросы Ли.
  
  -- Лорд ушел в город вчера до сумерек, сказал, у вас переночует, -- принялся вспоминать парень. -- Утром я рано встал, завтрак приготовил, сам поел, хозяину оставил. И на рынок пошел, за провизией. Так что не знаю, когда он вернулся.
  
  Ли огорченно покачала головой. Впрочем, что она ожидала услышать в ответ? Отсутствие Сета прошедшей ночью и дома, и у нее не делает его убийцей. Мало ли куда он мог отправиться... Сам рассказывал, что любит гулять по ночам, благо все видит. Странно лишь то, что он определенно собирался идти к ней, но почему-то не пришел... Где же он провел ночь? Может, что-то случилось по дороге в город? Или в самом городе? Что-то, заставившее его решить уехать... Нежеланный ответ мелькал то там, то здесь в стремительном вихре ее мыслей: одно слово, похожее на свист рассекающего воздух бича. Убийство...
  
  -- Барышня, -- прервал ее раздумья Клэй. -- Давайте, в город вас отведу. Ваши близкие, небось, места не находят, после убийства-то.
  
  -- И то верно, спасибо, -- кивнула Ли. -- Потом пойдешь в замок?
  
  -- Конечно. Я хозяина не брошу.
  
  -- И я его не брошу, не беспокойся, -- девушка на минуту задумалась. -- Если б я могла сама у него спросить...
  
  -- Приходите в замок и спросите.
  
  В предложении Клэя имелся смысл. Сет наверняка рассказал дяде об их намерении пожениться, и лорда ее визит не удивит. Отцу она сегодня же все объяснит, и он, возможно, сам проводит дочь в замок. Без особой радости, конечно, но проводит. Только Риду придется по-прежнему недоговаривать или врать. Не нужно ему пока ничего знать о ней и Сете, не нужно... Им понадобится его помощь, он же стражник. Противно вот так использовать его, но сказать правду означает вызвать крупную ссору. Ли очень надеялась, что рано или поздно они с Ридом помирятся и станут просто друзьями, ведь их связывает не один год теплых отношений, но сейчас нет времени ждать, пока он остынет.
  
  -- Я постараюсь прийти, приложу все усилия, -- заверила она парня. -- И хозяину передай, ладно? Еще скажи: я его не оставлю. Скажешь?
  
  -- Непременно, -- кивнул парень.
  
  Ли черкнула коротенькую записку на тот случай, если Сет все же вернется домой, и они с Клэем двинулись в город. Парень демонстративно перепоясался мечом. Девушка взглянула на него вопросительно.
  
  -- Где-то рядом убийца бродит, должен же я вас защитить, -- пробурчал он.
  
  Оливия вздохнула. Она много бы дала за уверенность в этом утверждении. Ведь на самом деле убийца мог преспокойно отсиживаться в замке дядюшки, скрываясь от гнева горожан... Интересно, Клэй поднял бы меч против своего хозяина?
  
  Моросил мелкий дождик, в лесу было серо и уныло. Шли быстро, не разговаривая. Они уже миновали поворот к домику лесника, как вдруг впереди на тропе показалась закутанная в плащ фигура. Клэй схватил Ли за руку и выступил вперед, загораживая девушку. Встречный, видно, тоже заметил их и ускорил шаг.
  
  -- Эй, вы, назовитесь! -- крикнул он, подойдя ближе.
  
  -- Ты сам-то кто таков? -- поинтересовался Клэй.
  
  -- Это Рид! -- Ли узнала голос жениха и хотела броситься к нему, но слуга на всякий случай удержал ее за руку.
  
  -- Подождите, барышня. Я за вас перед хозяином отвечаю, -- прошипел он.
  
  -- А ну отпусти ее! -- Ридли приблизился к ним и, увидев обнаженный меч, полез за своим.
  
  -- Рид, не надо, это Клэй, слуга господина Эрланда. Он меня провожает от Терезы, -- выпалила Оливия.
  
  Молодой стражник смотрел на парня в высшей степени недоверчиво и неприязненно.
  
  -- Камилла сказала, ты к портнихе ушла. Я заглянул к ней, она очень удивилась. Ты там и не появлялась.
  
  -- Я пошла к портнихе, а по дороге встретила Клэя, и он передал мне приглашение от Терезы, заодно предложил проводить, -- Ли поглубже надвинула капюшон, делая вид, что прячется от усилившегося дождя, на самом деле пытаясь скрыть запылавшие щеки. Хорошо хоть голос звучит нормально. Как, оказывается, легко у нее получается говорить неправду...
  
  -- Ладно, главное я тебя нашел целой и невредимой, -- Рид привлек Оливию к себе и взглянул на Клэя, уже убравшего меч в ножны. -- Хозяин твой где сейчас?
  
  -- С утра уехал в замок, сказал, сегодня не вернется, -- не моргнув глазом, ответил слуга.
  
  -- Пойдешь со мной в город, -- распорядился Рид. -- У капитана есть к тебе пара вопросов.
  
  -- А если не пойду?
  
  Ли видела: еще немного и парни, пожалуй, снова схватятся за мечи. Нужно остановить их.
  
  -- Что-то случилось, Рид? -- она взяла стражника за руку. -- Пожалуйста, объясни.
  
  -- Ли, Милла с ума сходит, а я буду тут стоять и время на разговоры тратить!
  
  -- Не нужно стоять, пойдем в город, по дороге расскажешь. Клэй, ты с нами? -- девушка повернулась к нему и сделала умоляющее личико.
  
  Он кивнул, и они втроем двинулись к опушке.
  
  -- Ли, дело серьезное. Сегодня утром у реки нашли убитую Джесси Тимберли.
  
  Оливия очень естественно изобразила ужас. Это оказалось не сложно, шок от известия еще не прошел окончательно.
  
  -- Убил, скорее всего, Страшила, -- продолжал Рид. -- Все указывает на него.
  
  -- Что "все"? -- не выдержал Клэй. -- Мой лорд -- не убийца!
  
  -- Об этом с капитаном поговоришь. Я б тебе подробно объяснил, да не хочу невесту пугать.
  
  -- Я не испугаюсь, Рид, расскажи, пожалуйста, -- у Ли внутри все дрожало, но она должна была знать. -- Пожалуйста, -- она подергала стражника за руку. -- Ты же знаешь, я не успокоюсь, пока не узнаю, -- девушка продолжала теребить его.
  
  -- Ох, Ли, отцу только не говори, что я сказал, -- сдался Рид после некоторых колебаний. Видно, случившееся так поразило его, что хотелось с кем-нибудь поделиться.
  
  -- Не скажу, конечно.
  
  -- У Джесси левая половина лица будто срезана или, скорее... -- он замялся, Ли похолодела и едва передвигала ноги. -- ...Сгрызена.
  
  -- Нет! -- девушка остановилась. Из глаз сами собой побежали слезы. Нет, нет и еще раз нет, это никак не мог быть Сет... Он же не дикий зверь, в конце-то концов... Зверь? И никто об этом не подумал? -- Почему все решили, что ее убил человек? Может, на нее напал волк? Или одичавшая собака?
  
  -- Зря я сказал, -- Рид обнял Ли, пытаясь утешить. -- Человек ее убил, в этом нет сомнений.
  
  -- Почему? Почему?
  
  Рид молчал, все больше сожалея, что поддался на ее уговоры. Она не отставала. Клэй стоял чуть в стороне и внимательно слушал.
  
  -- Рид, я все рано выпытаю у отца через Миллу. Лучше расскажи сейчас ты.
  
  -- Во-первых, ее задушили. Следы на горле видны. Во-вторых, изнасиловали. Причем очень жестоко... -- Они двинулись вперед в молчании. -- Девицы из веселого дома как только узнали, тут же чуть ли не всем скопом заявились к капитану и показали на Страшилу. Они-то хорошо знакомы с его привычками...
  
  -- Чего ж хозяин ни одну из них не убил? -- подал голос Клэй. -- Даже не изувечил?
  
  -- Он же не дурак: тронул бы девку, его сразу схватили б, -- ответил Рид.
  
  -- Велика ли разница? Вы и так на него тут же подумали, -- фыркнул слуга.
  
  У Ли не было ни сил, не желания говорить. Внутри стало пусто и холодно. Она будто перестала ощущать свое тело, продолжающее исправно переставлять ноги. К горлу подкатывала тошнота. Неужели? Неужели он? "Самый опасный в этом лесу -- я." А может, не только в этом лесу? Может, на всех землях лорда Эрланда?
  
  -- А как не подумать? -- отвечал тем временем Рид. -- Девочки, кстати, сказали, что Страшила почитай уже месяц у них не показывался. Деньги-то у него кончились, все знают. Он из-за этого и в стражу поступил. Ну, видно, приперло его, без бабы-то, -- парень покосился на Ли. -- Он и не выдержал...
  
  -- Лорд не юнец, у которого без бабы в башке мутится, -- процедил Клэй. -- И нет у него больше нужды к шлюхам ходить. Он нашел себе... подругу. Кто-то из ваших наверняка видел, как они на Саувин из города выезжали.
  
  Ли споткнулась, Рид вовремя подхватил ее.
  
  -- Да, верно, об этом мы как-то позабыли... Было такое. И она не из веселого дома, девицы-то капитана уверяли, что давно уж Страшилу не видели, -- принялся рассуждать молодой стражник.
  
  -- Оно и видно, что позабыли, -- проворчал Клэй. -- Лишь бы поскорее спихнуть все на того, кто вам не по нраву.
  
  -- Хорошо бы с этой дамочкой поговорить, может, она что интересное расскажет, -- задумчиво произнес Рид. -- Как там тебя, Клэй, что ли? Знаешь, кто она?
  
  -- Нет, не знаю, -- буркнул слуга. -- И лица ее не видал. Она прятаться пожелала, а лорд ей во всем потакает.
  
  -- Понятное дело, -- хмыкнул Рид.
  
  Дальше шли молча. Парням говорить было не о чем, Ли, узнавшая все, что хотела, предавалась тревожным размышлениям. Сет, конечно, не страдал от воздержания (ей это хорошо известно), но ему могло не хватать привычных забав. Он не обижал ее, не делал больно. Может, сдерживался? И в конце концов сорвался... Нет, Сет, насколько она успела его узнать, не из тех, кто станет смирять свой норов. Ни с кем он не сдерживается. Встал, правда, перед ней на колени, но иначе вряд ли получил бы прощение... Почему же она оказалась так нужна ему, если, как все считают, удовольствие он получает, лишь видя страх и отвращение? Она, в таком случае, вообще не должна его интересовать. Разве только как необычная игрушка, которую непременно хочется сломать. "Маленькая моя, не дам тебя в обиду..." Стал бы он так говорить, если б хотел ее страданий и слез?..
  
  Рид проводил Ли до дома, а сам отправился с Клэем к капитану. Девушка медлила у двери, не решаясь встретиться с домоправительницей. Камилла наверняка места себе с утра не находит... Ох, что же будет? Стыдно ей в глаза смотреть. Да еще разговор с отцом предстоит.
  
  -- Ли, что ты мнешься на пороге как бедная родственница? -- раздался у нее над ухом голос господина Хилфорда.
  
  -- Папа?
  
  -- Ну да, -- усмехнулся он ее удивлению. -- Пришел вас с Милли проведать, а то весь город гудит как растревоженный улей.
  
  Мэр постучал, и через минуту дверь открылась. Бледная и испуганная Камилла с трудом заставила себя поднять глаза на Харпа, но, заметив названную дочь, тут же заметно приободрилась. Ли сжалась под ее пылающим взглядом. Похоже, сейчас разразится скандал...
  
  -- Папа, мне нужно с тобой поговорить, -- торопливо произнесла девушка, как только они оказались в прихожей. Лучше самой все рассказать отцу, чем сгорать со стыда от обличительных речей Миллы.
  
  -- Сейчас сядем за стол и поговорим, -- улыбнулся господин Хилфорд. -- Я вижу, Милли тоже хочет что-то сказать.
  
  -- Папа, пожалуйста, это недолго, -- Ли умоляюще взглянула на отца, Камилла махнула рукой, и молча удалилась на кухню.
  
  Мэр прошел с дочерью в гостиную, сел в кресло. Ли осталась стоять, неловко переминаясь с ноги на ногу и чувствуя, как начинает заливаться румянцем.
  
  -- Присядь, Ли, -- предложил ей отец. -- Да на тебе лица нет. Что случилось?
  
  -- Папа, господин Эрланд предложил мне стать его женой. Я согласилась, -- скороговоркой произнесла Оливия, уставившись куда-то поверх правого плеча отца.
  
  Харп вскинул брови, решив, что ослышался.
  
  -- Кто-кто сделал тебе предложение?
  
  -- Господин Эрланд, племянник лорда.
  
  Повисло молчание. Харп смотрел на дочь с таким выражением, будто она тяжело заболела.
  
  -- Ли, ты знаешь, в чем его подозревают? -- наконец спросил он.
  
  Она кивнула.
  
  -- Полагаешь, он не при чем?
  
  -- Я не хочу верить, что он убийца.
  
  -- Здесь ничего не зависит от твоего желания или веры. Я могу рассказать, почему подозрение пало именно на него.
  
  -- Не нужно. Я все знаю.
  
  Мэр покачал головой, начиная опасаться за душевное здоровье дочери, и решил прибегнуть к еще одному вескому аргументу.
  
  -- Ли, ты уже взрослая, и, полагаю, не невинная. Если тебя не пугают обстоятельства смерти Джесси, возможно, насторожат рассказы девиц из веселого дома. Они утверждают...
  
  -- Папа, не нужно. Не хочу этого слышать. Ты прав, я уже взрослая женщина. И я знаю Сета как мужчину. Меня он вовсе не пугает...
  
  Господин Хилфорд встал, прошел к окну, выходящему в небольшой садик, остановился там, отвернувшись от дочери, и стал барабанить пальцами по стеклу. Ли наблюдала за ним. Отец очень редко сердился на нее, но сейчас, похоже, был вне себя. Девушка молча ждала, пока он успокоится. Спустя несколько минут, мэр, так и не обернувшись к ней, спросил:
  
  -- Сколько лет ты знаешь Рида... как мужчину?
  
  -- Три года.
  
  -- И сколько дней -- племянника лорда?
  
  -- Около месяца.
  
  Харп повернулся, посмотрел на дочь и развел руками, предлагая сравнить эти сроки.
  
  -- Я все понимаю, папа, -- Ли говорила с незнакомыми отцу твердостью и спокойствием. "Действительно, как взрослая женщина", -- подумал он. -- "Этот уродливый мерзавец украл у меня мою девочку." -- Но пойми и меня. Мне хорошо с Сетом, и я чувствую, что нужна ему гораздо больше, чем кому бы то ни было. Со мной он становится другим...
  
  -- Ли, не забывай, в чем его обвиняют. Тебе это совершенно безразлично?
  
  -- Нет. Поэтому я прошу, умоляю тебя помочь мне встретиться с ним. Я должна выяснить все у него. Не думаю, что он станет врать мне. А если и решит, скорее всего, я сумею распознать ложь.
  
  -- Завтра я еду в замок вместе с капитаном задать вопросы твоему новому жениху, -- господин Хилфорд в тон дочери заговорил с бесстрастными деловыми интонациями. -- Можешь присоединиться. Но сначала подумай, как объяснить эту поездку Риду, и какие разговоры пойдут в городе.
  
  -- Риду я не хочу пока рассказывать правду. Придется придумать что-то... А сплетни меня не волнуют.
  
  -- Тебя не волнуют! А каково будет мне смотреть людям в глаза?
  
  -- Папа, людям не обязательно знать, что происходит между мной и Сетом. Он спас моего жениха. Для меня это веская причина попытаться помочь ему.
  
  Господин Хилфорд сдался. Он видел: дочь не отступится от своей безумной затеи. Может, оно и к лучшему... Если б только этот урод признался ей или неумело соврал... Все сразу встало б на свои места. Милли наверняка знала, уж больно виновато выглядела, когда дверь открыла. Вот чертовка! Правда, судя по ее перепуганному лицу, сама уже не рада всем эти девичьим тайнам. А попробуй скажи ей что-нибудь, тут же заведет старую песню: "Нужно было давно выдать девочку замуж!" Сейчас Харп, пожалуй, был склонен с этим согласиться.
  
  На следующее утро мэр с дочерью верхом подъехали к городским воротам. Там их уже поджидал капитан с четырьмя стражниками, одним из которых оказался Ридли. Ли издали заметила: ее жених определенно находится в центре внимания. Разговор шел оживленный, от группы солдат то и дело доносились взрывы смеха, а Рид сиял заместо ясного солнышка, не желавшего сегодня радовать жителей Горинга своим теплом. Стоило стражникам заметить Оливию, болтовня стихла. Мужчины поприветствовали господина Хилфорда и его дочь, те вежливо ответили. Ли, голова которой была занята мыслями о Сете, с недоумением смотрела на стушевавшегося при виде нее Рида. Она-то надеялась, он поднимет ей настроение, раз уж сам пребывает в такой веселости... Солдаты за ее спиной переглядывались.
  
  -- Капитан, моя дочь поедет с нами, -- сказал мэр. -- Как узнала, что я отправляюсь в замок, так и прицепилась: возьми да возьми ее с собой, она, мол, хочет посмотреть, как лорд живет.
  
  -- Конечно, господин Хилфорд, пусть едет. Ридли здесь, так что скучать ей не придется, -- капитан подмигнул девушке, бросив, как ей показалось, ехидный взгляд на молодого стражника.
  
  В путь отправились, не медля. Ли, ехавшая рядом с женихом, спросила:
  
  -- Над чем вы только что смеялись?
  
  -- Смеялись? -- Рид выглядел смущенным. -- Да так, Джим историю похабную рассказал. Других-то он не знает.
  
  -- А мне показалось, это ты был в центре внимания.
  
  -- Ну, пошутил я в том же духе... -- ему явно не хотелось продолжать эту тему, и он быстро перевел разговор на другое. -- А ты зачем с нами увязалась? Не припомню, чтоб так уж интересовалась житьем-бытьем лорда.
  
  Ли, прежде чем ответить, украдкой взглянула на спутников. Они ехали чуть впереди, значит, говорить можно без опаски. Риду не понравились ее вопросы. С чего бы? Ну, подкалывали его сослуживцы, и что? О ней и Сете никто не знает: будь шуточки на эту тему, Рид бы так не сиял. И ее бы встетили иначе... Девушка осторожно взглянула на молодого стражника. Насвистывает как ни в чем не бывало... Пожалуй, даже слишком беспечно, и на нее не смотрит. Забыл уже о своем вопросе? Странно... Ну да сейчас не хочется разбираться в такой ерунде.
  
  -- Неужели тебе не страшно в замок ехать, со Страшилой сталкиваться? -- все же продолжил расспросы парень.
  
  -- У него, между прочим, имя есть! -- вырвалось у Ли.
  
  -- Правда? Тебе-то откуда известно? -- тут же напрягся Рид.
  
  Девушка замялась. Надо же было ляпнуть... Впрочем, подходящее (или не очень) объяснение тут же пришло в голову.
  
  -- Я встречала его пару раз в лесу, когда навещала Терезу. Мы разговаривали.
  
  -- Может, ты видела и эту его подругу? -- заинтересовался Рид. -- Или знаешь, кто она?
  
  -- Нет.
  
  -- А о чем вы разговаривали?
  
  -- Да ни о чем, -- раздраженно ответила Ли, которую почему-то так и подмывало заставить жениха пересказать историю Джима. -- Просто вежливая болтовня. Не скучно ли жить в лесу, как дела у мэра, да как лорд поживает.
  
  -- И кто ж первый начинал эти разговоры?
  
  -- Когда кто. А почему ты меня допрашиваешь? Привычка стражника?
  
  -- Мне не нравится, что ты, оказывается, водишь дружбу с убийцей.
  
  -- Знаешь, Рид, может, тебе и это не понравится, но я все же скажу. Не верю я, что человек, рисковавший жизнью ради спасения постороннего, может быть убийцей.
  
  Молодой стражник разозлился.
  
  -- Судя по тому, что он сделал с Джесси, он сумасшедший. Поэтому и в огонь полез.
  
  -- Не узнаю тебя, Рид. Раньше ты о людях так не судил. Я не заметила в господине Эрланде никакого сумасшествия. В любом случае, я ему обязана твоей жизнью, это для меня главное. И я буду рада, если встречу его в замке. Смогу, глядя в глаза, спросить, убивал он или нет.
  
  -- Так он тебе и признается!
  
  -- Мне кажется, я сумею отличить правду от лжи.
  
  -- Попробуй, -- фыркнул Рид. -- Не забудь попросить его патлы с лица убрать, чтоб уж наверняка не ошибиться в правдивости ответа.
  
  -- Я видела его лицо. Оно меня не пугает.
  
  -- Еще скажи, оно тебе нравится!
  
  Ли ничего не ответила. Не нужно раздражать Рида сверх меры... Для пользы дела следовало бы горячо заверить его, что Сет не в ее вкусе, но Оливия не любила врать, в некоторых случаях предпочитая просто промолчать. Ее жених пришпорил коня и поехал чуть впереди, всем своим видом выражая недовольство. Отец, о чем-то беседовавший с капитаном, оглянулся на дочь. Ей показалось, он смотрит осуждающе. Ну и пусть. Надоело чувствовать себя кругом виноватой. Кто только не высказывал ей своего неудовольствия за последние пару дней. Даже Клэй. Не хватало только услышать что-нибудь подобное от Сета...
  
  Маленький отряд ехал по долине Изис, приближаясь к каменному мосту в три арки. Высокий противоположный берег почти терялся в сырой мгле. Девушка с трудом различала раскинувшуюся на холме призрачную громаду замка лорда Эрланда. Остаток пути Рид с ней не разговаривал. Ли не расстраивалась, так было даже проще.
  
  Всадники поднялись к воротам крепости, капитан постучал. Пока объяснялись со стражей, девушка разглядывала затянутую туманной дымкой речную долину. Вон чуть ниже по течению вздымаются городские стены, неподалеку темнеет заповедный лес... Все такое знакомое, привычное, уютное. У Ли сжалось сердце: вряд ли они останутся в Горинге, если она все же станет женой Сета. Он не потерпит косых взглядов горожан. Придется уехать... Готова ли она покинуть отца и Миллу, привычное окружение и отправиться неизвестно куда с этим мужчиной? Девушка не могла сейчас даже себе ответить на этот вопрос. Да и зачем? Она слишком торопится, сперва нужно спросить Сета об убийстве... Что ей предстоит услышать? Ли, наверное, еще долго окидывала бы рассеянным взглядом мутную панораму, предаваясь грустным размышлениям, но ворота, наконец, открылись, впуская горожан внутрь.
  
  Если б Оливия приехала в замок из чистого любопытства, она была бы разочарована. Обширный голый двор, кругом высокие каменные стены. Может, в солнечный день жилище лорда и радовало величием и полощущимися на башнях красочными стягами, но в осенней сырой хмари все сливалось в одну унылую массу разнообразных оттенков серого. Рид помог девушке спешиться, передал поводья подошедшему слуге. Ли с опаской поискала взглядом лорда. Не хватало, чтобы он при всех сказал то, что уже должен знать от племянника... К счастью, хозяин замка не вышел лично встречать горожан. Их приветствовал дворецкий и пригласил следовать за ним в приемный зал.
  
  Оливия шла в хвосте их маленькой группы по бесконечным коридорам, освещенным коптящими каменную кладку факелами. Иногда проходили мимо узких окошек-бойниц, почти не пропускавших света. Ну и унылое жилище у лорда... Девушка невольно подумала про свою спальню с большим окном, выходившим в ухоженный садик. А эти мысли тут же пробудили воспоминания о ночах, проведенных с Сетом. Ли вдруг почувствовала тоску по нему, по его объятиям, прикосновениям... Рассудок упрямо твердил: он может оказаться жестоким убийцей, но ей не хотелось слушать сей трезвый глас. Если Сет действительно таков, почему он не тронул ее? Задумавшись, девушка пропустила очередной поворот, и лишь спустя несколько минут сообразила, что идет по коридору одна. Оливия в смятении остановилась. И куда теперь? Как найти своих? Не кричать же, в надежде, что они откликнутся... Она неуверенно пошла вперед, потом остановилась, раздумывая. Из-за поворота, который Ли только что миновала, донеслись приближающиеся торопливые шаги. Опять из-за Сета попадет в дурацкую ситуацию... Пора бы привыкнуть. Ну да ладно, главное: обитатель замка покажет ей, куда идти. Может, даже проводит. Хоть бы это оказалась женщина... Ей не повезло: из-за угла вышел мужчина.
  
  -- Насилу нагнал вас, барышня, -- пробурчал Клэй. -- Куда так бежите? От своих оторвались, это хорошо. А вот налететь на молодого лорда -- удовольствие небольшое. Особенно если б сболтнули, что к его двоюродному братцу пожаловали...
  
  Парень ворчал уже на ходу. Ли, увидев его, от радости чуть не кинулась обнимать, но слуга не стал тратить время на приветствия и объяснения, а поманил ее за собой. Клэй, похоже, неплохо ориентировался в коридорах замка. Они шли каким-то уж совсем путаным маршрутом, от которого у Ли едва не закружилась голова, но вскоре остановились перед дверью из темного дерева. Слуга постучал, дождался знакомого нечленораздельного ворчания, и впустил гостью.
  
  Она вошла, сделала несколько неуверенных шагов и остановилась. Сет, лежавший на кровати и, судя по всему, маявшийся бездельем, при виде Оливии тут же оказался на ногах, шагнул к ней, обнял.
  
  -- Все-таки пришла... -- в голосе отчетливо слышалось облегчение. -- Не поверила, что я убил?
  
  -- А это правда не ты? -- Ли взглянула ему в лицо.
  
  Мужчина не отвел глаз и уже собирался что-то ответить, как вдруг дверь распахнулась, и вошел лорд Эрланд. Увидев в объятиях племянника женскую фигурку, недвусмысленно жмущуюся к Сету, опешил.
  
  -- И кто ж это в моем замке такая смелая?
  
  -- Я так и не сказал дяде... -- пробурчал Сет, обращаясь к Ли. -- Он первый огорошил меня приятным известием.
  
  -- Чего ты там не сказал?
  
  -- Жениться собираюсь.
  
  -- А это, стало быть, твоя невеста? -- усмехнулся лорд Эрланд. -- Удачно я зашел: познакомимся.
  
  Ли с трудом заставила себя повернуться и взглянуть на лорда. Тот, узнав ее, хмыкнул.
  
  -- Вот уж не ожидал! С отцом приехала?
  
  -- Да, мой лорд.
  
  Девушка хотела высвободиться из объятий Сета и поприветствовать хозяина как должно, но мужчина и не подумал ее выпустить. Лорд смотрел на них с добродушной усмешкой.
  
  -- И давно мэр возжелал со мной породниться?
  
  Сет хотел что-то сказать, но Ли быстро нашлась с ответом.
  
  -- Я все рассказала отцу вчера днем, мой лорд. И он был далеко не в восторге от перспективы стать вашим родственником. Простите...
  
  Оливия потупилась и покраснела. Нехорошо говорить так с лордом, но она никому не позволит думать плохо об отце. Лорд Эрланд захохотал.
  
  -- Ну, племянник, поздравляю! Это ж надо, какая бойкая! Никогда б не подумал, глядя, как она мило краснеет и опускает глазки при каждом удобном случае.
  
  Ли стала совершенно пунцовой и спрятала лицо на груди Сета. Тот прижал ее к себе, улыбаясь во весь рот.
  
  -- У вас есть пять минут. Тебя ждут для разговора капитан стражи и мэр Горинга, -- кивнул лорд родичу и вышел.
  
  -- Я ж говорил, дядя не станет возражать. Ты ему понравилась.
  
  Ли разрывалась между желанием бездумно наслаждаться моментом и необходимостью узнать правду.
  
  -- Сет, ты не ответил мне, -- напомнила она, переводя дыхание после поцелуя.
  
  Он нахмурился, потом, глядя ей в глаза, проговорил:
  
  -- Ли, я не могу тебе ответить. Не помню ничего о той ночи.
  
  Она чувствовала: он не лукавит. Чувствовала, и приходила в отчаяние. Надежда на определенность рухнула, и все запуталось еще больше. Он не помнит... Может, убил действительно он, но раз ничего не помнит, получается, что ее Сет, тот, которого она... любит (пора признаться в этом хотя бы самой себе), не делал этого. Не делал... А кто сделал? Страшила? Тот, кто таится за уродливой половиной лица? Тот, кто терзал ее грудь, наслаждаясь страхом и болью? Ли готова была расплакаться.
  
  -- Ну, маленькая моя, не надо, только не плачь, -- он, похоже, понял ее состояние. -- А просто так не можешь поверить? -- она лишь мотнула головой, шмыгнув носом. -- Что ж, сам виноват...
  
  Сет замолчал и только гладил ее по голове, пытаясь успокоить. Ли от этого еще больше хотелось плакать, но она каким-то чудом сдерживалась. Надо взять себя в руки. Не хватало еще показаться на глаза отцу и стражникам зареванной. Снаружи стукнули в дверь.
  
  -- Ли, мне надо идти, -- он выпустил ее из объятий. -- Я напишу тебе, расскажу о той ночи все, что помню. Клэя с письмом пришлю. Если захочешь, передашь с ним ответ.
  
  -- Да, конечно, передам, -- она закивала, глядя на него. -- Я не думаю, что ты виноват, Сет. Не думаю, поверь.
  
  -- Смешная ты все же, -- улыбнулся он, не в силах оторвать взгляда от ее взволнованного личика. -- Это я должен тебя убеждать и просить поверить.
  
  В этот момент дверь открылась, в комнату заглянул Клэй.
  
  -- Иду я, иду, -- проворчал Сет. -- Дядя уже там?
  
  -- Да, -- кивнул парень.
  
  -- Проведи Ли потихоньку в приемный зал, чтобы она могла спокойно уехать с отцом.
  
  Сет быстро вышел, Клэй и Ли направились за ним. Они попали в зал через низкую, закругленную сверху боковую дверь и оказались в небольшой нише. Оттуда открывался прекрасный обзор всего помещения, сами же вошедшие внимания не привлекали. Лорд сидел во внушительном резном кресле, его племянник стоял рядом. Видно, он не так уж опередил Клэя и Ли, ибо в зале царило молчание. Горожане таращились на Сета, который не удосужился спрятать лицо ни полностью, ни частично. Девушка с неудовольствием подумала о том, что ей придется выслушивать всю обратную дорогу от Рида, а дома -- от отца.
  
  -- Господин Эрланд, -- приступил к разговору капитан, церемонно обращаясь к родичу хозяина. -- У меня есть к вам несколько вопросов.
  
  -- Слушаю, капитан, -- проговорил Сет. -- Отвечу, если смогу. И, знаете, мне привычнее ваше прежнее обращение. Я из стражи не уходил. Или вы меня уже выгнали?
  
  -- Нет, пока не выгнал, -- проворчал капитан. -- Но вряд ли ты сможешь выполнять сейчас свои обязанности. Про убийство слыхал?
  
  -- Да.
  
  -- Ну и что скажешь?
  
  -- Капитан, давайте начистоту. Вы же меня подозреваете. И вы, и горожане, -- Сет глянул на мэра, тот и не подумал отвести глаза. -- Я этого не делал. Доказательств у меня нет: я той ночью был один, слуга крепко спал. Но у вас-то против меня тоже ничего нет, кроме жалоб продажных девиц. Кстати, пока я регулярно оставлял в веселом доме деньги, их все устраивало. Перестал -- сразу побежали к вам. Может, они просто по мне соскучились?
  
  Он усмехнулся нехорошей усмешкой, которую Ли прекрасно помнила по их первой встрече в охотничьем домике. Ну зачем намеренно злить горожан? Вон, даже лорд поморщился... А отец теперь что подумает?
  
  -- У нас имеется еще тот факт, что убитая была изуродована, -- не замедлил высказаться господин Хилфорд. -- Очень сходно с тем, что мы имеем неудовольствие наблюдать на вашем лице.
  
  -- А при чем тут я? -- Сет продолжал ухмыляться. -- Я ж не сам себя изуродовал. И, кстати, ни одной шлюхе лица не попортил, даже глаза ни разу не подбил. Вы расспросите их как следует, господин мэр.
  
  -- Сет, оставь этот тон! -- не выдержал лорд Эрланд.
  
  -- Только из уважения к вам, дядя, -- буркнул племянник. -- Прошу прощения, господин мэр.
  
  Ли уже не хотелось ни смотреть, ни слушать. Скорей бы это кончилось... А с другой стороны, закончится эта беседа, и на обратном пути солдаты начнут болтать гадости про Сета, дома этот разговор продолжит отец... И что ей не жилось спокойно с Ридом?
  
  -- Эрланд, у тебя, говорят, подружка появилась, -- продолжал тем временем капитан. -- Я бы хотел ее расспросить. Назовешь имя?
  
  Лорд прекрасно заметил затравленный взгляд мэра. Купчине опасаться нечего, девочку племянник позорить не будет. Кстати, при его дурном норове еще и от приданого откажется, если до свадьбы все-таки дойдет. Жалко девчушку, миленькая, а когда надо, очень даже бойкая. Как ее угораздило в этого филина угрюмого влюбиться?
  
  -- Нет, не назову, -- процедил Сет.
  
  -- Скажи только мне, больше никто не узнает. Она будет в безопасности, -- пообещал капитан.
  
  -- Не скажу я, капитан, не просите.
  
  -- Ну, парень, сам выбрал. Солдат ты хороший, да и я не плох, службу знаю, -- вздохнул капитан. Понятно, что дальнейшего разговора не получится. Да, собственно, Страшила все уже сказал. Ситуацию обрисовал правильно: их слово против его. Тут впору королевскому суду разбираться... -- Я прошу позволения, мой лорд, препроводить вашего родича в городскую тюрьму до выяснения всех обстоятельств.
  
  -- Сет, выбор за тобой, -- проговорил лорд.
  
  -- Меня там придушат в первую же ночь, дядя. Лучше заприте в подземелье. Согласен в кандалах посидеть, лишь бы в одиночестве.
  
  -- Струсил племянничек, -- пробурчал Рид, но в просторном, почти пустом зале сказанное долетело до ушей каждого из присутствующих.
  
  -- Ну, до твоей легендарной храбрости, Ридли, мне, конечно, далеко. Никогда б не смог заставить себя полезть в готовый рухнуть горящий пустой дом, -- хмыкнул Сет.
  
  Рид скривился. Лорд только головой покачал. Племянник невыносим: мало ему сунуть палку в осиное гнездо, нужно еще поковырять там, чтоб уж наверняка.
  
  -- Капитан, я оставляю родича у себя. Даю слово: он не покинет стен этого замка без моего ведома.
  
  -- Ваше право, мой лорд, -- поклонился солдат.
  
  Господин действительно в своем праве. Захочет -- отпустит племянника на все четыре стороны. Только вход в Горинг закажет. А им, по большому счету, это и нужно. Никто и не рассчитывал добиться правосудия над дворянином, пусть и нищим, и ущербным. Все знают, как в этом мире дела делаются...
  
  VI
  
  "Я обещал написать обо всем, что помню о ночи убийства, маленькая моя. А помню я немного. Собирался прийти к тебе, как и обещал. Вышел из дому засветло, чтоб успеть до закрытия ворот. По лесу шел, мало что замечая вокруг. О тебе думал. Все сон вспоминал, который на Саувин видел. Ломал голову: добрый это знак или нет. Замуж-то ты за меня вышла, но "да" так и не сказала... Не поверишь, я и сейчас еще сомневаюсь (не столько в тебе, сколько в себе, ну да об этом дальше). Больше ничего о дороге в город и обратно не помню. Будто кусок из воспоминаний вырвали. Вот иду по тропе, спешу. А в следующий миг открываю глаза у себя в постели, за окном светает. И я уверен, Ли: ни один палач со всем своим пыточным арсеналом не заставит меня вспомнить, что было в промежутке. Хотя видят небеса, я бы много дал за эти воспоминания.
  
  Теперь о сомнениях. Случался уже раз у меня такой провал в памяти. Давно, больше пяти лет назад. Я тогда тоже на ночь к девушке собирался. Она хоть лица моего никогда и не видела, но маски не пугалась. Еще разрешала ее в темноте снимать и не тряслась от моих прикосновений, не боялась до лица дотронуться... В ту ночь я у нее не появился, а сама она пропала. Ее так и не нашли. По правде сказать, не очень-то и искали: родни у нее не было. Я пытался дознаться, куда она делась, но не смог: девица как в воду канула. Мне это странным показалось, тем более, что у самого никаких воспоминаний не осталось. Со временем, конечно, я об этом думать перестал. А тут, как очередная ночь из памяти ускользнула, тот случай наутро сразу в голову пришел, и я за тебя испугался. Хотел в город ехать, узнать, все ли с тобой в порядке, а заставить себя не мог. Боялся услышать, что ты тоже пропала... Так и сидел, с места не двигаясь. Решил только, если ты жива-здорова, уберусь подальше. Незачем тебя опасности подвергать.
  
  И знаешь, Ли, я и сейчас о том же думаю. Не хочу с тобой расставаться, но как представлю, что это я -- убийца, что могу и тебя... Лучше уехать, дядя меня отпустит. Наверняка где-нибудь воюют, так что занятие найдется. Только с тобой хочу попрощаться..."
  
  "Умоляю тебя, Сет, не уезжай! Не верю в твою вину, не верю, кто бы что ни утверждал, даже ты сам. Поговорю с Ридом (я ему пока не рассказала о нас), может, он поможет разузнать что-то. Или виновника найти, или хоть убедиться, что это не ты. Прости, не могу писать длинно."
  
  На пути из замка Ли невольно пришлось выслушать много неприятного о Сете -- стражники не стеснялись в выражениях. Мэр отмалчивался, но дома уединился с дочерью в кабинете для серьезного разговора. Господин Хилфорд привел немало доводов, призванных доказать вопиющую неправильность ее выбора. Начиная от внешности племянника лорда и заканчивая его несносным характером. Девушка не спорила, слушала молча.
  
  -- Ли, он никогда не сможет нормально уживаться с людьми, вы будете изгоями. Я тебе такой доли не желаю.
  
  -- Со мной он становится другим, папа. Сет озлобился из-за того, как окружающие к нему относятся. За тот месяц, что мы встречались, он уже переменился к лучшему...
  
  -- Единственный достойный момент в его сегодняшнем поведении -- это то, что он не назвал твоего имени. Ну и еще, пожалуй, удивила меня его искренность с тобой насчет ночи убийства. Хотя, возможно, это всего лишь хитрая уловка. Чтобы ты не почувствовала лжи в прямом отрицании.
  
  -- Не думаю, что Сет сказал неправду, папа.
  
  -- Конечно, ты же влюблена в него, -- господин Хилфорд покачал головой. Нет, мужчине женщину никогда не понять... -- Чем тебя Рид не устраивает? Наружность приятная, характер легкий, в тебе души не чает. Неужели так хочется породниться с благородными?
  
  -- Нет, не хочется, -- невольно улыбнулась Ли, вспоминая предположение лорда Эрланда о тщеславных устремлениях ее отца. -- Я тебе уже говорила, папа: я нужна Сету больше, чем кому бы то ни было. Больше, чем тебе, ибо ты счастлив с Миллой. И, думаю, больше, чем Риду. В последнее время он млеет от взглядов других девиц.
  
  -- Нужна больше! Глупое объяснение. Получается, ты жертвуешь своим счастьем ради него?
  
  -- Ничего подобного. Он мне тоже нужен. Мне хорошо с ним, --девушка на минуту замолчала. -- Я хочу, чтобы мои дети были похожи на него.
  
  -- Не приведи небеса! -- вырвалось у господина Хилфорда.
  
  -- Сет не родился таким, -- ничуть не обиделась Ли. -- Дети не унаследуют его шрамы. Вы все смотрите на изуродованную половину его лица, а я, наверное, вижу лишь нормальную. Он красивый.
  
  Мэр закатил глаза и махнул рукой. Спорить с женщиной -- себе дороже. В особенности с влюбленной. Наверное, зря они с Милли не попробовали завести сына...
  
  Ли не замедлила сообщить Риду о странном провале в памяти предполагаемого убийцы, умолчав о случае пятилетней давности. Молодой стражник задумался.
  
  -- Это он сам тебе рассказал?
  
  Ли кивнула.
  
  -- И ты случайно наткнулась на Страшилу, когда от нас отстала?
  
  -- Ну, не совсем, -- замялась Ли, соображая, как представить события с наибольшим правдоподобием. -- Я встретила его слугу и попросила отвести меня к хозяину. Уж очень мне хотелось самой спросить. Надеялась, что смогу хоть чем-то помочь в поисках виновного.
  
  -- Это не твое дело, мы и без тебя справимся.
  
  -- Но я узнала больше, чем вы.
  
  -- Проку в том, что ты узнала, немного. К тому же Страшила мог и соврать.
  
  -- Если б он хотел обмануть меня, сказал бы то же, что и вам, -- упорствовала Ли.
  
  -- Может, он таким образом хочет нас еще больше запутать, -- Рид тоже не желал сдаваться.
  
  -- Давай не будем спорить. Может, он соврал вам, может -- мне. Возможно, он всем сказал неправду. Прошу тебя об одном: не забывай о том, что я узнала.
  
  -- Ли, твоя заинтересованность в Страшиле мне как кость в горле. Он, конечно, мне жизнь спас, помню прекрасно, не надо возмущенно смотреть. Устал уже проклинать тот пожар...
  
  Слушая бурчание стражника, Оливия неожиданно вспомнила слова гадалки, сказанные рыжему мальчишке. Огня опасайся: не только кудрей можешь лишиться. Пожалуй, именно из-за своего геройства Рид лишился невесты. Когда-то придется ему рассказать. Каким облегчением было бы сделать это сейчас! Нельзя, тогда ни на какую помощь рассчитывать не придется, наоборот...
  
  -- Я все понимаю, Рид, и прошу прощения, -- вздохнула она. -- Отец тоже недоволен моим поведением. А я по-другому не могу. Я обязана господину Эрланду.
  
  Рид неохотно пообещал Ли рассказывать все новости о расследовании. Их оказалось не так уж много. Тело нашли в тростниках, и никаких следов обнаружить не удалось. Видно, убийца выбрался из воды в другом месте, пройдя вдоль берега по мелководью, а то и лодкой воспользовался. Не смогли выяснить, и как Джесси ночью сумела выйти из города незамеченной. Отец девушки утверждал, что вечером она как обычно отправилась спать, а утром комната была пуста, постель разобрана и измята. Караульные у ворот никого не видели. Впрочем, город можно было покинуть еще и через потайной ход, прорытый на случай осады. О его существовании знало большинство горожан, хотя официально в тайну посвящались лишь стражники и члены городского совета. Небольшая железная дверь располагалась в конце уходящего под стену сырого тоннеля, ведущего в густые заросли ивняка под крутым берегом Изис. Дверь открывалась тяжелым кованым ключом, спрятанным в специальной нише в стене, найти которую человеку незнающему было крайне затруднительно. Страшила, прослуживший несколько недель в страже, вполне мог вывести Джесси из города этим путем, да только оставалось непонятным, как он сумел выманить ее из дому. Поначалу капитан подозревал: а не она ли и есть та самая таинственная зазноба племянника лорда, но потом выяснилось, что большую часть ночи Саувина девушка провела с подружками, гадая о женихах. Ли с грустью подумала, кого же напророчили Джесси странные ритуалы, столь любимые молоденькими девицами.
  
  Оливии приходилось нелегко. С одной стороны, теперь не нужно обманывать отца, да и Милла была избавлена от необходимости лгать и недоговаривать. С другой -- не так просто оказалось выносить изменившийся взгляд родителя. Харп смотрел на дочь как на тяжелобольную или помешанную. Камилла из женской солидарности пыталась убедить мэра, что все не так плохо, но тот не слишком поддавался. Вернее, не поддавался совсем, сразу пресекая любые попытки домоправительницы напоминанием о ее участии в "заговоре".
  
  С Ридом Ли стала общаться гораздо меньше. Он теперь предпочитал проводить свободное время с сослуживцами в трактире. Доброжелательницы не преминули сообщить дочери мэра, что ее жених вдруг перестал чураться общества других девушек. Она отшучивалась, мол, пусть перед свадьбой наверстает упущенное. Сама Ли не слишком огорчалась по этому поводу. Какая теперь разница? Даже если судьбе будет угодно вновь свести их, Рид полностью в своем праве. Она же не хранила ему верность. Еще как не хранила! Замуж за другого собралась... Какие бы вольности Ридли себе не позволил, она получит лишь то, что заслужила.
  
  Ли тосковала по Сету. Клэй почти каждый день приносил ей записки от племянника лорда, она писала ответы, но этого было мало, тем более сейчас, когда ее постоянно глодала тревога. В маленьком городке трудно долго скрывать что-то, и городские кумушки быстро углядели: слуга Страшилы зачастил в дом мэра. Тут же припомнили поездку Оливии в замок на следующий день после убийства, да и охлаждение в ее отношениях с женихом не осталось незамеченным. Очень скоро положение дочери мэра осталось единственной преградой, защищавшей девушку от вала сплетен, грязных домыслов и откровенной неприязни. Ли прекрасно видела это, но если в первые дни изменившееся отношение горожан задевало ее, то уже к концу недели она перестала обращать внимание. Некоторые из подруг на улице делают вид, будто не заметили, подумаешь... Кумушки улыбаются в лицо так сладко, что начинает тошнить, как после пары лишних ложек меда, а за спиной тут же шипят друг дружке на ухо страшные тайны. Какая ерунда! Расстраивало ее лишь огорчение отца и Камиллы. Домоправительница старалась не выпускать названную дочь из дома одну, чтобы, не приведи небеса, никто не обидел девочку грубым словом или косым взглядом.
  
  Так прошло почти две недели. Записки Сета становились короче, он определенно злился. Ли прекрасно понимала: сидеть взаперти в замке, где его никто, кроме дяди, не жалует, гораздо хуже, чем ей в отчем доме. Да еще с его характером... Она ничем не могла порадовать возлюбленного: расследование так никуда и не продвинулось. Впрочем, Оливия прекрасно понимала: Сету едва ли не в большей степени нужны сейчас другие утешения. Она бы тоже много дала, чтобы провести с ним ночь, ощутить его жадные прикосновения... Увы, об этом приходилось лишь мечтать.
  
  В тот вечер девушка ушла спать достаточно рано. Долго крутилась с боку на бок, удобное положение никак не находилось, сон не шел. А что если ей просто отправиться в замок? Попросить лорда вызвать священника, пусть он совершит обряд, и ей больше не придется расставаться с Сетом. Потом они уедут из Горинга... Теперь мысль о расставании с привычным уютным мирком не была столь пугающей. Сказалась и неприязнь горожан, и созерцание удрученных лиц отца и Камиллы, и, конечно, тоска по Сету, с каждым днем становившаяся все острее, непереносимее...
  
  ...Ли брела по сырому берегу речной заводи, под ногами хлюпала пропитанная водой почва. Было темно, девушка задыхалась от ужаса. Как же так: только что она лежала в своей постели, и вдруг оказалась здесь, за городом, одетая, усталая, будто неслась сюда сломя голову. И одна, совсем одна в черном холоде ночи. Ли поскользнулась, упала в прибрежную тину, отдающую затхлым болотным запахом, с трудом поднялась и пошла дальше, брезгливо отряхиваясь. Куда? Она не знала. Ужас гнал ее вперед, просто вперед. Не стоять на месте, идти, идти, бежать, не разбирая дороги... Вон впереди на фоне звездного неба вырисовываются темные кроны деревьев. Может, это плакучие ивы у водяной мельницы? Если б так, она была бы в безопасности, постучит к мельнику, он наверняка откроет... Ли ускорила шаг, сердце трепыхалось где-то в горле, ноги подгибались. Ей казалось, она слышит плеск воды у мельницы. Еще несколько шагов... Да, плеск теперь различим совершенно отчетливо, но не впереди, а сзади! Ледяная волна понимания обдала спину, растекаясь холодом по всему телу: кто-то преследует ее. Девушка рванулась из последних сил, кажется, закричала, но, если и так, не получила ни ответа, ни помощи. Через минуту мощный толчок сбил ее с ног, она упала лицом в обжигающе-холодную воду, а сверху уже наваливалось нечто огромное, ужасное, издающее хрипы и сопение. Ли забилась, пытаясь глотнуть воздуха, вырваться. Давление сверху чуть ослабло, чьи-то ручищи грубо переворачивали ее на спину. Девушка открыла глаза. Над ней нависала огромная темная фигура. На мгновение ей показалось, что она видит блеск глаз.
  
  -- Пожалуйста, пожалуйста, отпусти меня, -- прохрипела она из последних сил.
  
  Мольба не оказала никакого действия. Ли почему-то была уверена: ее даже не услышали. Преследователь навалился всем своим немалым весом, раздвинул жертве ноги, немилосердно царапая внутреннюю поверхность бедер, а потом низ ее живота залила такая боль, будто внутрь загоняли утыканную шипами булаву, разрывая тело надвое. Девушка закричала, а на ее горле уже смыкались железные пальцы. Последнее, что она ощутила -- это зубы, вонзающиеся в левую щеку.
  
  -- Ли, девочка, да проснись же!
  
  Она открыла глаза и, не освободившись полностью от пут кошмара, попыталась резко отстраниться к стенке, подальше от нависшего над ней мужчины. Через секунду поняла: это же отец... Харп перестал трясти дочь за плечо и перевел дух. Рядом стояла бледная как полотно Камилла, в трясущейся руке подсвечник, другая судорожно прижата к груди. Оба одеты лишь в длинные ночные рубахи.
  
  -- Ли, ты так кричала... -- губы Миллы прыгали. -- Так кричала...
  
  -- Мне приснилось... -- девушка замолчала.
  
  -- Приснилось и забылось, -- мягко сказал Харп, гладя дочь по голове. -- Жарко у тебя, вот и снится всякое. Небось, душил кто-нибудь?
  
  -- Д-да...
  
  -- Не смотри ты так удивленно, Ли, -- усмехнулся отец. -- Дышать же в комнате нечем. Было б не топлено, приснилось, что замерзаешь ночью в лесу. Или в воду ледяную упала.
  
  Он подошел к окну, поднял раму и распахнул ставни. Над городскими крышами занимался унылый серый рассвет. Ли не стала говорить отцу о том, как холодно ей было во сне, особенно когда она лежала в осенней воде Изис...
  
  -- Не оставляй надолго открытым. Отдышись, а потом поспи еще. Пойдем, Милли, -- он обнял напуганную женщину. -- Я тебя успокою...
  
  Камилла прижалась к мужчине, бросив виноватый взгляд на Ли. Та вымученно улыбнулась. Сейчас желание оказаться рядом с Сетом было непереносимо настолько, что хотелось кричать. Когда дверь за отцом и его женой закрылась, девушка зарылась лицом в подушку и дала волю слезам.
  
  Осенний рассвет, заглядывавший в распахнутое окно спальни Оливии, прогнал темноту и от стен замка лорда Эрланда. Сет открыл глаза и сквозь голые ветви бузины увидел серую каменную громаду. Он с трудом сел, трясясь от холода. Тело затекло и плохо слушалось. Мужчина огляделся, не веря своим глазам. Он сидит в кустах под стеной дядиного замка! Память тут же услужливо откинула крышку сундука, хранившего богатую и донельзя цветистую лексику наемников. М-да, запасы немалые, и половины не переберешь, а, глядишь, совсем светло станет. Перебрать очень хочется, причем вслух. Кто бы ему ответил, как, когда и зачем он выбрался из крепости? В его собственной голове ни зацепки, ни намека... Одежда мокрая, грязная, будто в болоте барахтался. А это что за пятна спереди на рубахе? Похоже, кровь... Так, еще несколько перлов из того самого сундука... Веселее всего будет, если сегодня к дяде снова заявятся горожане с известием об очередном убийстве.
  
  Сет потер лоб, тщетно пытаясь вспомнить хоть что-то. Мысли ворочались медленно, неохотно, но сознание все равно не могло ухватить ни одну из них. Будто он напился в усмерть и ничего не соображает. С великим трудом вспомнил, как вчера вечером лег спать, но уснуть не мог, думал о Ли... Ли... Его глупышка, которая, похоже, ничего не боится... А вдруг на рубахе ее кровь? Эта мысль буквально подбросила его на ноги. Пойти в город, узнать... Сет двинулся было к дороге, потом остановился, размышляя. Может, он все еще спит? Подобные же думы мучили его наутро того дня, когда он узнал об убийстве. И за Ли боялся, и в город ехать хотел... В город... Покажись он сейчас в Горинге в заляпанной кровью одежде, горожане попросту разорвут его в клочья. Смерть не из приятных... Расстаться с жизнью не так уж страшно, особенно если он что-то сделал Ли и убил ту девушку. Клэй рассказал ему подробности. Чем творить такое, лучше повеситься. Или пусть дядя мечом голову снесет. А может, он не виновен, и Ли жива-здорова. Нет, надо подождать известий. Умереть всегда успеется... Он вздохнул, побрел к воротам и постучал.
  
  Стражники, узнав родича лорда, открыли, но смотрели с глубочайшим подозрением. Один отправился будить господина. Сет присел на ступеньку лестницы, ведущей к парадному входу. Что ж такое с ним творится? Одежда в крови... Неужели он убийца? Попытался представить, как бы чувствовал себя, лишая жизни беспомощную жертву, раз уж ничего не помнит. Женщин бить ему никогда не нравилось. И вида крови он не любил. Напугать до крика, это да. Или взять грубо, почти силой, так, чтоб причинить боль. Душить?.. Слышать предсмертные хрипы, держать изо всех сил, чтоб не вырвалась, да еще кусать за лицо. Его передернуло. Нет, отвратительно. И на прежние-то забавы уже не тянет. Куда как приятней, когда она не отшатывается с отвращением, а сама к тебе жмется. И кричит не от страха, а от наслаждения... Эх, чего б только не отдал за пару часов с Ли наедине...
  
  -- И как это понимать? -- раздался над ним голос лорда Эрланда.
  
  Сет, погрузившийся в свои мысли, не заметил приближения родича, но, услышав вопрос, поднялся на ноги, избегая смотреть дяде в лицо. Тот, напротив, окинул племянника внимательным взглядом, поморщился, потом брезгливо дернул двумя пальцами рубашку у него на груди.
  
  -- Это что? Кровь?
  
  Молодой человек молча пожал плечами. Лорд рванул ворот, обнажая тело.
  
  -- У тебя вся грудь разодрана. С диким котом сцепился?
  
  -- Так это моя кровь? -- выдавил Сет, только сейчас начиная ощущать, как саднит кожа на груди.
  
  -- А ты думал, чья?
  
  -- Не знаю. Не хотел об этом думать.
  
  -- Куда тебя из замка понесло, да еще ночью? А если сегодня опять по твою душу придут с сообщением об очередном убийстве? Прикажешь тебя в подземелье на цепи держать?
  
  -- Хорошая мысль, -- Сет помолчал. -- Не знаю я, как за стеной оказался. Не помню ничего.
  
  -- Опять? -- лорд Эрланд вздохнул: что за чертовщина творится с парнем? Не похоже, что он врет про эти провалы в памяти. -- Ладно, иди помойся. Да хлебни перед этим чего-нибудь покрепче. Трясешься, как щенок недотопленный. Придется тебя запереть. Для начала в башне, подземелье подождет.
  
  Ли так и не удалось уснуть после кошмарного сна. Наплакавшись, она долго лежала в постели. Наверное, ей приснились последние минуты жизни Джесси. А убийцу так и не удалось разглядеть... Да если б и удалось, можно ли настолько доверять сну? Но, правдивы сновидения или нет, девушка немного успокоилась: чудовищная туша, навалившаяся на нее в кошмаре, ничуть не напоминала Сета. Ни комплекцией, ни прикосновениями, ни запахом. От чудовища отчетливо несло тиной и затхлой болотной водой.
  
  Милла, к радости Ли, ни о чем ее не спрашивала. Может, боялась услышать сон, заставивший так ужасно кричать названную дочь, может, Харп запретил. Не хотел закреплять в голове Оливии страшную картинку. Вымыв и убрав посуду после завтрака, женщины отправились на рынок.
  
  Торговые ряды как обычно бурлили жизнью. Продавцы нахваливали товар, покупатели морщили носы, стремясь сбить цену. Ли успела поймать на себе несколько недружелюбных взглядов. Возможно, их было бы больше, да еще и с высказываниями, но Камилла бдительно посматривала по сторонам. Вдруг в одном из углов рынка послышался громкий возбужденный разговор, люди стали вытягивать шеи, поворачиваясь на шум. Некоторые поспешили подойти поближе. А через пять минут площадь кипела как растревоженный муравейник, и над головами металось одно слово, ненавистное Ли до дрожи в сжатых кулаках. Убийство.
  
  Новое убийство. Лора Лэйтон, еще одна молоденькая девушка. Да, опять у реки. Мальчишки пошли рыбу ловить и наткнулись. Да-да, представляете, каково дитям-то! Где? Да у самой водяной мельницы. Вот ужас-то! Бедняжка, спасение было совсем рядом... А мельник ничегошеньки не слышал. Да где ему разобрать что-то за постоянным плеском! Опять Страшила-кровопивец... Ну а кому ж еще? Ну да, также как с Джесси. Ой, Дик сказал, до пупа разорвана... Лицо? Сгрызено чуть ли не подчистую! Дождется лорд, что город гонца в столицу отправит. А пущай король разбирается! Должна же быть на благородных какая-то управа. Пусть хоть трижды дворянин, повесят, чтоб другим творить такое неповадно было! И дальше то же самое, только подробности все нелепее и кровавее, проклятия в адрес Страшилы страшнее... Голоса, то истерически-надрывные, то зловещие, шепчущие, отражались от выбеленных стен домов, расчерченных косыми просмоленными балками, от скатов черепичных крыш, заполняя площадь злобным клокотанием.
  
  Ли не выдержала и зажала уши. Милла уже тащила ее к краю площади. Народу, казалось, стало еще больше и пробираться между рядами было не проще, чем плыть против течения Изис, вздувшейся от осенних дождей. Наконец женщины сумели выбраться с рынка и поспешили домой. Камилла молчала: на девочке лица нет, о чем тут говорить, все и так понятно. Ли вспоминала свой кошмар. Водяная мельница... Неужели Лору и правда нашли там? Нужно узнать у Рида! Но где его сейчас искать? Может, он ушел на реку, она же просила его узнавать все новости о расследовании. Только никак не думала, что появится еще одна жертва... Когда же ей удастся теперь поговорить с Ридли? После полудня! Он наверняка пойдет в трактир обедать. Теперь только бы дождаться...
  
  Дома Ли спокойно принялась помогать Милле разбирать покупки, потом они приготовили еду. Девушка молчала, домоправительница по-прежнему не докучала ей пустыми разговорами. Когда, по мнению Оливии, пора было отправляться на поиски Рида, она накинула плащ.
  
  -- Милла, я схожу в трактир. Мне нужно увидеть Ридли.
  
  -- Ли, я не могу тебя отпустить. Ты же видела, что на рынке творилось.
  
  -- Ничего особенного. Сплетники чесали языками. Не волнуйся, я закроюсь капюшоном.
  
  -- Приличные девушки в трактир не ходят, милая. Все это может плохо кончиться, особенно сегодня. Вдруг ты не застанешь там Рида?
  
  -- Наверняка там будет кто-то из стражников, может, Майкл. Да я почти всех знаю. Если что, попрошу домой проводить. Милла, пожалуйста!
  
  -- Ну, давай уж я с тобой схожу...
  
  -- Нет! Если я в твоем сопровождении начну постоянно по городу разгуливать, все решат, мне есть чего стыдиться. А я так не считаю!
  
  -- Ли, хочешь, чтоб твой отец меня из дому выгнал? А то и из города?
  
  -- Милла, я тебя очень люблю. Наверное, как мать, ее-то я не знала. И я прекрасно вижу: отец скорее меня выгонит, чем тебя. -- Домоправительница взглянула на девушку почти испуганно. -- Ох, я не хотела тебя обидеть, Милла. Наверное, резко прозвучало, извини. Ты не думай, я не ревную. Я очень рада за вас обоих, очень! -- Ли подошла к Камилле и порывисто обняла ее. Девушка неожиданно вспомнила, как отец, вырвав ее из кошмарного сна, ушел, обнимая свою женщину. Будь она, Ли, маленькой девочкой, он остался б с ней, утешал, баюкал, как случалось в прошлом не раз. Но те времена миновали, она стала взрослой и должна найти своего мужчину, который будет беречь ее сон, прогонять ночные кошмары. И она станет делать то же для него. -- Я теперь знаю как это -- быть нужным кому-то по-настоящему. Дети детьми, у них своя жизнь, они уходят из отчего дома и сами становятся родителями. А супруги всегда вместе. Настоящие супруги, как вы с отцом. Он меня, конечно, не выгонит. Просто позволит уйти. И это правильно. Вспомни, сколько раз ты сама твердила ему насчет моего замужества.
  
  -- Девочка моя, -- Милла чуть не плакала. -- Я не хочу тебя отпускать. Тем более к этому...
  
  -- Не продолжай. Ты его не знаешь, -- Ли тут же посуровела. -- И сейчас я ухожу не к нему.
  
  Она повернулась и вышла. Камилла, утирая рукавом слезы, не стала ей препятствовать.
  
  Закутанная в плащ, Ли быстро шла по улице. Трактир, где любили посидеть стражники, находился на главной площади Горинга. Девушка миновала безлюдную улочку, в конце которой стоял дом мэра, и вышла на площадь. Здесь в светлое время суток народу всегда хватало. Нужная дверь виднеется почти напротив. Ли двинулась туда, поправив капюшон и стараясь ни с кем не столкнуться.
  
  На пути стояли две кумушки, их языки находились в непрерывном движении. Девушка свернула чуть вправо, чтобы обойти парочку, как вдруг узнала в одной из женщин бабку Репьиху, самую злобную городскую сплетницу. Репьиха получила свое прозвище неспроста. Она обожала прицепиться к спешащей по делам горожанке и начать заливать той в уши липкий сироп сплетен, попутно пытаясь выведать у собеседницы интересные сведения. Желательно не о других, а о ней самой. "Как поживает муженек, госпожа Даниэла? Как детишки? Ах, к вам сестрица приехала погостить? Все еще не замужем, ай-ай, жалость-то какая..." Следующая жертва Репьихи узнавала, что муж госпожи Даниэлы спит с ее сестрой, приехавшей в гости. "Она даже замуж выходить отказывается, не может от сестриного мужа отказаться. Вот семейка-то!" Сплетни Репьихи, на редкость гадостные, имели свойство цепляться к оговоренным горожанам надолго. Избавиться от них оказывалось не проще, чем очистить полы плаща от тех самых репьев.
  
  Вот и сейчас Репьиха перемывала кому-то косточки. Когда Ли подошла достаточно близко, до нее донеслось: "...Страшила-душегуб... А знаете, почему у него лицо-то такое?" Девушка невольно замедлила шаг и прислушалась. "Это его сам козлоногий поцеловал в благодарность за злодейства кровавые..." Ли неожиданно представила, как Сет подставляет щечку дьяволу, и чуть не прыснула. Может, тот еще и обнял нежно верного слугу? Что за каша в голове у Репьихи? Ну хоть бы придумала, что Страшилу ведьма какая-нибудь поцеловала, русалка, любая нечисть женского пола. Дьяволу-то вряд ли так уж интересно мужиков лобызать. В этот момент до нее донеслось "А дочка мэра нашего...", и Ли прибавила шагу. Не хватало еще услышать, что с ведьмами целуется она. Да-а, ее репутация, похоже, восстановлению не подлежит. Что по сравнению с россказнями Репьихи какое-то посещение трактира! Конечно, приличные девушки в такие заведения не ходят. Разве что во время путешествий, и только в сопровождении надежных спутников-мужчин. Ну и ладно. В Горинге о ней, судя по всему, хуже думать не станут.
  
  Ли толкнула легко подавшуюся дверь и оказалась в просторном зале, уставленном грубыми деревянными столами и такими же лавками. Балки низкого потолка украшали пышные гирлянды хмеля, еще не успевшие запылиться, ведь с праздника урожая прошло не так много времени. Народу в трактире оказалось мало. Горожане обычно приходили туда к вечеру, попить пива, пообщаться, обсудить события дня. Сейчас Ли заметила лишь группу из трех мужчин и двух женщин, по виду не местных, расположившихся за столом неподалеку от входа. Подальше, почти у стойки, сидела компания стражников, поглощенных едой и беседой. Путешественники скользнули по вошедшей равнодушными взглядами, стражники и вовсе ее не замечали. Зато девчонка-подавальщица, шустрая особа лет пятнадцати, тут же оказалась рядом.
  
  -- Что угодно, барышня? -- тон вроде бы угодливый, а смотрит дерзко.
  
  -- Ридли здесь нет?
  
  Ли очень не хотелось разговаривать со служанкой, она бы предпочла спросить у стражников, но девица буквально встала у нее на пути. Упоминание Рида, похоже, оказалось и вовсе не к месту. Глазенки юной подавальщицы заполыхали праведным гневом, и она, не сдержавшись, выпалила:
  
  -- Для тебя Ридли здесь нет и не будет, старуха! Оставь его в покое и убирайся к своему Страшиле-филину!
  
  Ли опешила. С одной стороны ей было смешно смотреть на разгневанную отроковицу, тощие косички которой едва ли не задирались кверху от бьющих через край эмоций. С другой -- дочь мэра не привыкла к подобному обращению, и рука у нее зазудела от желания залепить пощечину невоспитанному юному созданию. Оливия, не без основания почитавшая себя взрослой женщиной, сдержалась, живо представив, как она будет выглядеть, затеяв трактирную драку с подавальщицей. Из содержания оскорбительной речи в сознании прочнее всего засело упоминание филина, а вовсе не чрезмерное преувеличение ее возраста.
  
  Последнее, впрочем, привлекло внимание остальных присутствующих. Компания путников без особого интереса взглянула на двух неизвестных им девиц. Вот если б это происходило в их родном городе, где они всех знали... Стражники замерли, рассчитывая, что подавальщица и дочь мэра сейчас вцепятся друг дружке в волосы. Стоящая за стойкой супруга трактирщика, веселая разбитная баба лет под тридцать пять, с ладной ядреной фигурой, закинула голову и расхохоталась на весь немаленький зал.
  
  -- Ну, Тилли! Ну, уморила! Дурища, каких поискать. Боюсь, старухой станешь, и то ума не наберешься! -- Подавальщица тут же стушевалась и быстренько убралась на кухню, будто нашкодившая кошка. -- Не обращай внимания на пигалицу, девочка, -- обратилась хозяйка к Ли. -- Я уж давно третий десяток разменяла, и то старухой себя не считаю. Муж до сих пор девонькой кличет и спать не дает. Да и еще кое-кто клинья подбивает, только успевай отмахиваться! -- Женщина снова прыснула. -- А эта дуреха совсем на Ридли рыжем помешалась. Нужна ему такая стерлядка!
  
  Ли показалось, трактирщица хотела еще что-то добавить, но вовремя сообразила, кто перед ней, и замолчала.
  
  -- Эй, старушки, не составите нам компанию? -- стражники, с интересом наблюдавшие за несостоявшейся женской склокой, решили попытать счастья.
  
  Хозяйка со смехом махнула рукой и, красноречиво глянув на посетительницу (мол, что я говорила!), принялась протирать кубки. Ли уже убедилась, что Рида здесь нет, но все же подошла к столу, узнав в одном из стражников Майкла. Тот подвинулся, приглашая девушку присесть рядом. Остальные с любопытством взирали на устраивающуюся на лавке дочь мэра.
  
  -- Ли, не обращай внимания на дуреху, -- подмигнул девушке Майкл. -- Ежели вдруг ты моему братцу-оболтусу старой покажешься, я сам на тебе женюсь.
  
  -- Это предложение? -- Ли с некоторым трудом выдавила улыбку. -- Смотри, Майкл, а вдруг я подумаю и решу, что ты мне больше подходишь?
  
  Солдаты дружно заржали. Брат Рида уже вышел из жениховского возраста, к тому же слыл большим любителем разнообразия.
  
  -- Рид только к вечеру вернется, -- отсмеявшись, сказал Майкл. -- Ты про убийство слыхала? -- Девушка кивнула. -- Ну, так они с капитаном и еще тремя ребятами опять к лорду поехали. И твой отец с ними. Потребуют Страшилу выдать. Вряд ли сработает, но, может, дядя его после этого подальше отправит. Я передам братцу, чтоб вечером к тебе заглянул.
  
  -- Спасибо. А ты не мог бы меня домой проводить?
  
  Майкл согласился, допил пиво, они вышли на улицу и направились к дому мэра.
  
  -- Скажи, почему девчонка Страшилу филином назвала? -- задала Ли мучивший ее вопрос. В голове, не переставая, звучали слова гадалки: "Филина тебе советую остерегаться. Птица ночная, жестокая, безжалостная..."
  
  -- А разве не похож? -- усмехнулся Майкл. -- На рожу страшный, угрюмый, душегубствует по ночам. И в гербе у него филин. Мы на ножнах его меча видели. Меч-то добрый, он сказал, отец подарил, с фамильным, мол, гербом.
  
  -- Я не замечала в гербе лорда Эрланда никакого филина.
  
  -- У лорда свой герб, у брата его свой был. Земли разные, замки разные и гербы тоже. Похожие, да не совсем.
  
  Остаток пути прошел в молчании. Может, Майкл и хотел о чем-то спросить невесту брата, но предпочел держать язык на привязи. А Ли после похода в трактир совсем пала духом. Предупреждение гадалки не шло из головы. Сет действительно напоминал филина, не внешне, а своей внутренней сущностью, да еще и в темноте видел.
  
  Вечером к девушке заглянул усталый Рид. Лорд, конечно же, не выдал племянника, да еще и заверил горожан, что тот в ночь второго убийства сидел под замком. Страшилу они не видели, верно, дядя посчитал -- не след родичу в очередной раз злить его подданных. Да не больно-то и хотелось опять рожу его наблюдать и вранье слушать.
  
  Об убийстве стражник рассказывал неохотно. Тело действительно нашли неподалеку от водяной мельницы (у Ли при этом известии по спине поползли мурашки), обстоятельства смерти те же, что и в случае с Джесси. И все остальное совпадало почти до мелочей: Лора вечером ушла спать, утром ее постель оказалась пуста. Никто не заметил, ни как она покинула дом, ни как выбралась из города. А ночь Саувина девушка провела в той же компании, что и Джесси.
  
  -- Вот так, Ли. И не вздумай поминать, что я кому-то там жизнью обязан.
  
  Оливия промолчала. А про себя вздохнула с облегчением: обстоятельства убийства по-прежнему не указывали на Сета впрямую. И оставались без ответа возникшие раньше вопросы. Как убийца выманивает девушек из дому? Как вывел Лору из города? Ведь после гибели Джесси капитан установил ночной пост у потайного хода. Непонятно... Да еще этот ее кошмар в ночь убийства. Будто кто-то дал Ли возможность побывать в теле Лоры перед смертью. Зачем? Чтобы отвратить ее от Сета или, наоборот, дать понять -- это не он?
  
  Когда Ридли ушел, ей вновь вспомнились слова ведуньи. А почему она, Ли, решила, что Сет и есть тот самый филин? Может, гадалка имела в виду настоящую птицу. Ли видела ручного филина у егеря. Когти огромные, острые, да и клюв... И сам он большой, особенно когда крылья расправляет. Нападет такой ночью в лесу, без глаз запросто останешься. Девушка поежилась, вновь вспоминая сильные лапы ночного охотника. Многие считают сов зловещими уродливыми созданиями. А ей тогда понравился филин лесничего. Да, конечно, страшные когти, загнутый крючком клюв. И мягкие уютные перья, которые так и хотелось погладить, огромные ярко-оранжевые глаза, забавные уши на круглой голове... Ну о чем она опять думает? Очень хочется увидеть Сета, вот и все. Филин-не филин... Пускай филин. Кому-то нравятся голуби, а ей эти бестолковые гулькающие птицы всегда были неприятны. Может, все-таки отправиться в замок?
  
  На следующий день Камилла решила сходить в храм, ибо тревога за названную дочь не давала покоя. Женщина надеялась, что ее молитва и небольшое пожертвование помогут бедняжке. Ли, уставшая сидеть дома, пошла с домоправительницей. Войдя в сумрачный гулкий зал, уставленный длинными скамьями для прихожан, Милла тут же отправилась зажигать свечку. Оливия не стала проходить к алтарю, осталась в плохо освещенном уголке неподалеку от входа. Ей всегда было неловко глядеть на истово молящихся. Сама она стеснялась обращаться к небесам на глазах у других людей, и ей казалось, ее случайный взгляд может кого-то смутить. Стоя у колонны, девушка честно пыталась сосредоточиться для молитвы, как вдруг почувствовала: кто-то дергает ее за рукав. Оглянулась -- рядом возвышается темная фигура, закутанная в драный грязный плащ. Нищий... Ли полезла в карман за милостыней, как вдруг раздался шепот:
  
  -- Ли, это я. Нужно поговорить.
  
  Сет!
  
  -- Вот, возьми, добрый человек, -- девушка сунула ему в руку несколько медяков и прошептала: -- Приходи в переулок за отцовским домом, там есть калитка в сад, я открою. Через стену не лезь, тебя могут увидеть. И, пожалуйста, осторожнее!
  
  -- Спасибо, барышня, да воздадут вам небеса за доброту к убогому, -- он повернулся и быстро выскользнул из храма.
  
  Ли осталась на месте, дрожа от страха и возбуждения. Милла наверняка будет долго молиться, а Сету нельзя болтаться по улицам Горинга. Придется идти домой одной. Девушка, глубоко вздохнув, чинно подошла к Камилле, стоявшей на коленях у алтаря и опустилась рядом. Погруженная в молитву женщина ее не заметила, Ли пришлось осторожно дотронуться до ее локтя. Милла вздрогнула и взглянула на названную дочь.
  
  -- Мне нужно уйти, -- прошептала Оливия. -- А ты оставайся. До дома недалеко, я накину капюшон и дойду.
  
  Домоправительница, чуть помедлив, кивнула, отдала девушке ключ и вернулась к прерванной молитве.
  
  Ли поспешила домой. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся, с трудом открыла трясущимися руками дверь. Сет здесь, пришел к ней... В голове мутилось от радости, и в то же время она ужасно боялась за него. А вдруг он столкнулся по пути со стражниками и его узнали? Скорее, скорее... Она вошла в дом, заперла дверь и кинулась на кухню за ключом от садовой калитки. Сняла его с крючка, но руки тряслись, и ключ со звоном упал на пол. Хорошо, под буфет не залетел. Девушка быстро подняла его и кинулась в сад.
  
  Небольшое пространство за домом мэра ограждала высокая каменная стена, защищая от любопытных глаз прохожих. А соседи из своих окон могли наблюдать лишь птиц в кроне огромной старой увитой плющом липы, раскинувшей ветви над садиком подобно наседке, распростершей крылья над цыплятами. Ли быстро открыла калитку. Сет, поджидавший в переулке, тут же скользнул внутрь, сбросил грязные лохмотья, заменявшие ему плащ, и, сжав девушку в объятиях, принялся целовать. Бродившие где-то на окраине ее сознания мысли о том, что он может быть убийцей тут же исчезли, испарились от его прикосновений, значение имели лишь его чувства к ней. А раз так, чем она, Оливия Хилфорд, лучше него?
  
  -- Соскучился по тебе, -- прошептал, оторвавшись от ее губ.
  
  До спальни они не дошли.
  
  Они стояли в прихожей у лестницы, ведущей на второй этаж, почти напротив парадной двери. Неожиданный стук дверного молотка, громом отдавшись в ушах, заставил обоих вздрогнуть. Ли испуганно взглянула на Сета.
  
  -- Как вовремя! -- криво усмехнулся тот. -- Кто это? Мэр?
  
  -- Наверное, Милла. Поднимайся наверх, в мою спальню...
  
  -- С домашними знакомить не желаешь? Стыдишься меня?
  
  -- Ну что ты, Сет. Я думала, ты сам не захочешь.
  
  -- Почему же? Воспитание я получил хорошее. Как не познакомиться с родственниками будущей жены? Я еще у отца твоего должен руки дочери попросить. Видишь, правила знаю.
  
  Ли не очень понимала его тон. То ли шутит, то ли издевается.
  
  -- Ну открывай же, не то добрая женщина дверь высадит.
  
  Стук действительно усилился. Похоже, Камилла уже колотила в дверь ногами. Оливия, кое-как затянув шнуровку, пошла открывать, на полпути оглянулась.
  
  -- Сет, пожалуйста, не говори Милле гадостей. Она мне как мать.
  
  Он молча кивнул. Девушка впустила домоправительницу.
  
  -- Ли, почему так долго? Я уж испугалась, думала, с тобой что-то...
  
  Женщина заметила Сета и замолчала. Он тоже ничего не говорил, молча отвесил достаточно почтительный поклон. Оливия с облегчением заметила, что изуродованную часть лица мужчина успел закрыть волосами. Камилла в отчаянии прислонилась спиной к захлопнувшейся двери, бессильно уронила руки вдоль тела и взирала на гостя почти с ужасом.
  
  -- И это ответ на мои молитвы?.. -- проговорила она вполголоса.
  
  -- Нет, сударыня, это, скорее, ответ на молитвы Ли, -- усмехнулся Сет. -- Да не пугайтесь вы так, я ничего не сделаю ни вам, ни тем более ей.
  
  -- Милла, пойдем на кухню, обедать пора, -- предложила девушка. -- Поговорим, вы с Сетом поближе познакомитесь.
  
  Домоправительница уже пришла в себя и поджала губы. Ни слова не сказала, но всем своим видом показывала: знакомиться она не желает вообще, не то что поближе. Тем не менее, оказавшись на кухне, Камилла принялась накрывать на стол, Ли помогала. Когда все было готово, домоправительница пригласила гостя садиться. Молча приступили к еде, причем отсутствием аппетита не страдал только Сет. Ли клевала как птичка, подсовывая мужчине лучшие куски, Милла буравила обоих пылающим взглядом и даже не притронулась к тарелке.
  
  -- Спасибо, сударыня, -- поблагодарил гость, насытившись. -- Пожалуйста, не беспокойтесь. Я ненадолго. Зашел к Ли попрощаться. Собираюсь уехать отсюда подальше.
  
  -- Уехать? -- тут же заволновалась девушка. -- Нет, не хочу тебя отпускать. Тогда и я с тобой...
  
  -- Ли, давай после об этом поговорим, -- Сет прекрасно заметил, как взглянула женщина на Оливию. -- Запуталось все с этими убийствами, -- он опять обращался к Камилле. -- Так бы я уже женился на Ли, попробовал бы в Горинге осесть, стражником. Ну, а теперь... -- Милла молча глядела на него. -- Ли, наверное, говорила, я не помню ничего про ночь первого убийства. И со вторым та же история.
  
  -- Но вы же были в замке? -- не выдержала домоправительница.
  
  Сет помотал головой и вкратце рассказал о своем пробуждении в кустах. Ли в глубине души ожидала чего-то подобного, а для Камиллы это был тяжелый удар. Она смертельно побледнела и смотрела на Сета как кролик на лисицу. Тот невольно улыбнулся.
  
  -- Камилла, пожалуйста, я отвык уже от испуганных женских взглядов. Не бросаюсь я на людей, когда бодрствую. Может, и во сне не бросаюсь. Много бы дал, чтоб узнать поточнее...
  
  Милла, не ожидавшая увидеть на лице гостя нормальную улыбку, слегка воспряла духом. Сет действительно не выглядел чудовищем и даже вел себя вежливо. Совсем не так, как Харп рассказывал. А уж как Ли на него смотрит, вся прямо светится... С Ридли она никогда такой не бывала. И рыжий на девочку так не поглядывал, как племянник лорда. Знакомый взгляд... Сколько раз она замечала такой же в устремленных на нее глазах Харпа. Женщина вздохнула.
  
  -- Я поверю вам, сударь. Позвольте только ваше лицо полностью увидеть.
  
  Ли взглянула на домоправительницу с удивлением, Сет усмехнулся.
  
  -- Пожалуйста, если Ли не возражает. Только зачем это вам, сударыня?
  
  -- Хочу знать, как выглядит человек, которому доверяю мою девочку. Хочу вам в глаза посмотреть.
  
  -- Ну что, Ли, ревновать не будешь? Вдруг я Камилле тоже понравлюсь? Странные женщины у мэра...
  
  -- Сет, ну что ты говоришь... -- Ли покраснела и виновато взглянула на Миллу.
  
  Та терпеливо ждала, язвительные замечания мужчины ее ничуть не трогали. Сет пожал плечами и убрал волосы с лица. Камилла прижала руку ко рту, глаза расширились от ужаса. Несколько минут они молча смотрели друг на друга.
  
  -- Так я вызываю у вас больше доверия, сударыня? -- прервал затянувшуюся паузу Сет.
  
  Милла не успела ответить, как раздался стук в дверь. Женщины вздрогнули от неожиданности.
  
  -- Мэр? -- осведомился Сет.
  
  -- Нет, Харп сегодня дома обедать не собирался, -- проговорила Камилла. -- И стучит он не так.
  
  -- Значит, это Клэй, -- тон мужчины стал совершенно беззаботным. -- Ли, впусти его, пожалуйста.
  
  Оливия пошла открывать. На пороге действительно стоял слуга Сета.
  
  -- Хозяин уже здесь? -- вполголоса осведомился он, забыв поздороваться, видно, сильно беспокоился за своего лорда.
  
  Девушка кивнула и пригласила его войти.
  
  Клэя тоже накормили, потом женщины убрали со стола. Камилла хотела знать, каковы дальнейшие планы Сета. Будет ли он дожидаться господина Хилфорда? Просить руки его дочери? Или, может, уйдет прямо сейчас? По тону женщины чувствовалось, она предпочла бы последний вариант, причем уходить желательно в неизвестном направлении на неопределенный срок, лучше навсегда.
  
  -- Не нравлюсь я вам, Камилла, -- вполне миролюбиво заметил Сет.
  
  -- Сударь, думаю, меня легко понять. Но вас это не должно волновать. Ли вас выбрала. Вы, мне кажется, понимаете, какое она сокровище и относитесь к ней правильно. -- Мужчина кивнул и обнял смутившуюся девушку за плечи, прижимая к себе. -- А тогда не след подвергать ее опасности. Раз сами вы не уверены насчет этих убийств...
  
  Сет снова кивнул.
  
  -- Я тоже так думаю, сударыня. Сказал же, попрощаться зашел.
  
  -- А мое мнение никого не интересует? -- возмутилась Ли. -- Я не отпущу тебя, Сет. Извелась вся за эти две недели без тебя. Хочешь уехать? Хорошо! Уедем вместе.
  
  -- Ну что ты болтаешь, глупышка моя? А вдруг как-нибудь ночью я тебя... Утром проснусь и увижу... -- мужчина тряхнул головой, не желая и думать о такой перспективе.
  
  У Ли, прекрасно понимавшей его правоту, на глаза навернулись слезы. Она прижалась к Сету, пряча лицо. Расчувствовавшаяся Камилла тоже чуть не плакала.
  
  -- Простите великодушно, что влезаю, -- послышался голос Клэя. -- Но ведь можно проверить, виновен мой хозяин или нет.
  
  -- Это как же? -- оживился Сет, Ли с надеждой посмотрела на парня.
  
  -- Нужно, чтобы каждую ночь кто-то лорда стерег, -- объяснил Клэй. -- Ежели он встанет и куда-то отправится, то проследить незаметно, что да как. И все сразу станет ясно. Особенно, ежели, не приведи небеса, очередное убийство случится, а хозяин в эту ночь, к примеру, будет где-то в одиночку гулять. Так и сами мы уверены будем, и других убедим.
  
  Ли с Сетом с воодушевлением переглянулись, Камилла смотрела на парня с удивлением. Физиономия простецкая, а котелок варит.
  
  -- Хороший план, Клэй! -- проговорил мужчина. -- Чего ж ты раньше молчал?
  
  -- Да мне только сейчас в голову стукнуло, -- проговорил слуга чуть ли не виновато.
  
  -- Тогда возвращаемся в замок к дяде. Я попрошу, чтоб он к моей двери пару солдат на ночь приставлял. На окошке там решетка...
  
  Домоправительница хотела было вздохнуть с облегчением, но тут вмешалась Ли.
  
  -- Сет, останься здесь, пожалуйста. Хоть на какое-то время. Мы с Клэем сможем постеречь. Кто знает, когда удастся выяснить правду? Я соскучилась. И так уже собиралась сама в замок отправляться и просить лорда нас поженить... -- выпалила она, заливаясь краской и не в силах поднять глаза.
  
  Мужчина засмеялся, поднял за подбородок ее смущенное личико и чмокнул в нос. Потом посмотрел на Камиллу.
  
  -- Ну что ж, сударыня, отказаться я не в силах. Придется вам какое-то время мириться с моим присутствием. А мне у вас больше нравится, чем в замке. Тут на меня только вы с мэром косо смотреть будете, а там знаете сколько народу. Да и готовите вы отменно...
  
  -- Да вы наглец, как я посмотрю! -- взорвалась Милла. -- Харп вас здесь не потерпит! Небось, и ночевать собираетесь в спальне его дочери?
  
  -- Хотелось бы... -- голос Сета стал серьезным. -- Но не получится. Мне разумнее спать в отдельной комнате, Клэй разместится там же. Полночи он будет спать, Ли дежурить, потом они поменяются. Если что-то случится, Ли разбудит Клэя, он спит чутко и со мной сможет справиться.
  
  -- Милла, ну пожалуйста, не сердись, -- взмолилась Ли, стараясь не слишком откровенно сиять счастливой улыбкой. -- У нас теперь есть надежда. Наверное, благодаря твоим молитвам.
  
  Домоправительница аж задохнулась от подобного заявления, но вовремя вспомнила: влюбленные что дураки. Совершенно бесполезно спорить с ними или пытаться в чем-то убедить. Ее не радовало присутствие в доме предполагаемого убийцы, но Милла была женщиной верующей и до некоторой степени суеверной. Да, она только что горячо молилась в храме, прося небеса помочь названной дочери, послать успокоение в ее печали. И вот, пожалуйста: девочка сияет как первая звездочка зимней ночью. В конце концов не ей, неграмотной женщине, судить о путях небесных. Да, племянник лорда страшно изуродован. Да, характер у него не ангельский. Но в их девочку он влюблен искренне и сильно. Это прекрасно видно по тому, как он на нее смотрит, говорит с ней, прикасается... Впору позавидовать, если б у нее не было того же с Харпом. С ее обожаемым Харпом, которому она опять ничего не скажет. Но эта тайна будет последней. Она и так уже устала за последний месяц лгать и недоговаривать ему. Когда Ли все рассказала отцу о Сете, он ни словом не упрекнул свою Милли, но как посмотрел... Эх, не может она идти против своей сердобольной натуры. Сама счастлива в любви и хочется, чтоб у девочки все сложилось. Как тряслась в свое время, уступив уговорам Ли и научив ее зельем от зачатия пользоваться. А ведь ничего, обошлось. Сейчас будет трудно, но, может, небеса вновь смилостивятся, ответят на ее молитвы, позволят влюбленным все выяснить и зажить счастливо...
  
  В результате Сет с Клэем разместились в небольшой каморке на втором этаже, неподалеку от спальни Ли. Дом у мэра был просторный, его опочивальня находилась на противоположном конце, и он не должен был узнать о незваных гостях. Камилла взяла с Сета и Оливии обещание, что тайное проживание не затянется дольше чем на неделю.
  
  -- Я не хочу ссоры с Харпом, -- заявила она. -- Да и кормить двух бездельничающих мужиков мне не интересно.
  
  Клэй, оскорбившись за хозяина, заявил, что сам может готовить.
  
  -- Так я и пустила какого-то проходимца на мою кухню! Я Ли не всякую посудину доверяю.
  
  -- Иди, отдыхай, Клэй. Не зли госпожу Камиллу, -- ухмыльнулся Сет. -- Вдруг она готовить хуже станет? Я уже настроился на роскошный ужин. Помню, когда я к Ли ночевать захаживал, она меня потчевала такими пирогами со свининой...
  
  -- Может, сударь, вы не столько к Ли захаживали, сколько пирогов поесть? -- съязвила домоправительница.
  
  -- Э-э, нет, сударыня, так не пойдет. Прекратите настраивать мою невесту против меня.
  
  -- Я вижу, через пару дней вы поладите, -- засмеялась Ли, подталкивая мужчину к двери своей спальни.
  
  Оливия с появлением Сета стала веселой как весеннее утро. Он поначалу тоже пребывал в прекрасном настроении, но уже к вечеру второго дня его обычная мрачность вернулась. Днем Ли рассказала ему свой кошмарный сон.
  
  -- Мне было так страшно, Сет. Я думала, все происходит на самом деле, пока отец не разбудил... А потом выяснилось, что Лору убили совсем рядом с водяной мельницей.
  
  -- Это только сон, маленькая моя, -- он прижал девушку к себе. -- Хотя и странный. Как и мое беспамятство... Ты точно помнишь, что не царапалась тогда?
  
  -- Точно, -- вздохнула Ли, думая об изодранной неизвестно чьими когтями груди Сета. -- Послушай-ка, Лору еще не похоронили. Нужно ее руки осмотреть, ногти. Если они чистые, значит, это не ты. Я поговорю с Ридом...
  
  -- Нет, Ли, -- задумчиво покачал головой Сет. -- Бессмысленно. Моим царапинам может быть сколько угодно объяснений. Может, я убил, но она меня оцарапать не смогла, а потом кто-то ободрал. К тому же тело нашли в воде, кровь могла сойти сама. Да и перед погребением тело обмывают. Ничего ты по ее рукам не поймешь.
  
  Он замолчал и стал еще мрачнее. Волосы упали на изуродованную половину лица, он не стал поправлять. Ли смотрела на мужчину сбоку, с правой стороны. Нос с небольшой горбинкой, густые, несколько нависающие брови и угрюмость действительно делали его похожим на хищную птицу.
  
  -- А у тебя правда в гербе филин? -- не удержалась девушка.
  
  -- Да. Тебе-то откуда известно?
  
  -- Слышала, как стражники болтали.
  
  -- Я когда на войне был, другие наемники меня так и называли -- Филин, -- пустился в воспоминания Сет. -- Мне больше нравится, чем Страшила. А в нашем родовом замке совы не одно столетие гнездятся. Мои предки когда-то давно от мора спаслись лишь благодаря им: птицы исправно мышей и крыс вылавливали. Говорят, эти мелкие твари заразу-то и разносят. Отец фамильный перстень мне завещал, -- мужчина стащил с пальца кольцо, памятное Ли еще по их первой встрече на озере, и протянул девушке. -- Чудной камешек, похож на совиный глаз. Нравится -- оставь себе.
  
  -- Нет, я не могу, -- девушка с интересом повертела в руках тяжелый перстень с ярким переливчатым камнем и вернула хозяину. -- К тому же он с любого моего пальца свалится.
  
  -- Носи на цепочке, -- предложил Сет, подбрасывая кольцо на ладони и вновь отдавая Ли. -- Нехорошо как-то: ты моя невеста, а я тебе ничего не подарил.
  
  -- Спасибо, -- улыбнулась Оливия. -- Я тебе потом верну, когда получу обручальное кольцо.
  
  -- Договорились.
  
  Ночи проходили спокойно. Сет уходил из комнаты Ли заполночь, девушка шла с ним в каморку и оставалась караулить до трех утра. Потом будила Клэя, а сама отправлялась отсыпаться. Из дома Оливия не выходила, и господин Хилфорд уже начал удивляться ее веселости и цветущему виду, несколько странным при столь замкнутом образе жизни. Камилла становилась все мрачнее.
  
  Выторгованная у домоправительницы неделя подходила к концу, а молодым людям совершенно не хотелось расставаться. Сет решил перед отъездом к дяде поговорить с отцом Ли, попробовать уговорить того дать согласие на свадьбу и отпустить дочь в замок. Он хотел встретиться с мэром вечером, но Оливия попросила его подождать до утра. Вдруг отец вспылит и выставит Сета ночью на улицу?
  
  После ужина, когда Ли ушла спать, Харп взглянул на подавленную Камиллу и спросил:
  
  -- Милли, что происходит в этом доме?
  
  -- О чем ты? -- с трудом решилась поднять на него глаза женщина, пытавшаяся заниматься рукоделием.
  
  -- Дочь еле сдерживает улыбки, ты -- слезы. К тому же девочка подозрительно похорошела. Неужели она выкинула из головы Страшилу и влюбилась в кого-то еще? С Ридом ведь у них по-прежнему не очень?
  
  Тут Милла не выдержала и все рассказала. Мэр молча встал, отошел к окну и принялся барабанить пальцами по стеклу, вглядываясь в темноту. Ли такое поведение отца с недавних пор было хорошо знакомо.
  
  -- Милли, не буду говорить длинно, вижу, ты сама все понимаешь. Просто предупреждаю: это последний раз, когда вранье сходит тебе с рук. Ты знаешь, слово держать я умею.
  
  -- Да, Харп. Я и сама решила: больше не стану лгать тебе, никогда и ни в чем. Прости меня...
  
  Мэр кивнул и отправил женщину спать, а сам решил не ложиться. Как говорится, на небеса надейся, и сам пошевеливайся. Получается, эта ночь у Страшилы последняя в его доме... Ладно, не стоит устраивать разбирательство прямо сейчас, лучше утра дождаться. Он за это время остынет, подумает...
  
  На башне ратуши пробило три, Ли уже полчаса клевала носом. Крошечная масляная лампа не столько освещала каморку, сколько напоминала светляка, мерцающего в темноте леса. Проку в борьбе со сном от нее было мало. Пора будить Клэя, пока сон не навалился окончательно. Потом прикорнуть тут рядом с Сетом прямо в одежде... Вдруг завтра придется расстаться? Девушка уже протянула руку, чтобы потрясти парня за плечо, как вдруг Сет заворочался и сел на постели. Она хотела спросить его, в чем дело, но он начал спокойно одеваться, не обращая на нее ни малейшего внимания. Ли перестала дышать. Неужели?.. Она боялась шевельнуться. Спустя пару тягуче-долгих минут девушка все же дотронулась до руки Клэя, потом слегка дернула. Парень тут же проснулся и резко сел. Сразу заметил собирающегося куда-то хозяина и замер, как и Ли, задержав дыхание. Казалось, Сет не замечает окружающих. Девушка осторожно подняла руку и помахала ею. Полностью одевшийся Сет не обратил на нее никакого внимания. Будто здесь кроме него никого нет. Ну что ж, так за ним следить будет проще.
  
  Сет накинул плащ, осторожно открыл дверь и вышел. Клэй и Ли переглянулись и засобирались за ним. Оба были одеты, оставалось лишь взять плащи. Девушка прихватила светильник (они-то в темноте не видят), парень -- свой и хозяйский мечи. Не прошло и пяти минут, как все трое оказались на улице. Только сейчас Оливия немного отошла от первоначального шока и почувствовала нервную дрожь. Сейчас все выяснится! Только бы Сет не пошел к чьему-нибудь дому за очередной жертвой. Небеса, направьте его прочь из города, просто подальше отсюда, туда, где нет людей... Ее молитва, казалось, была услышана: мужчина кратчайшим путем направлялся к потайному ходу. Ли с Клэем с трудом поспевали за ним. Еще бы, Сет все видит, а они спотыкаются в почти полной тьме, ибо проку от масляного "светлячка" немного.
  
  -- Барышня, бросьте вы эту лампу, -- прошептал Клэй. -- Месяц в небе. Глаза быстро привыкнут, будет гораздо проще.
  
  Девушка не стала спорить, задула огонек и оставила светильник у стены дома. Они уже приближались к входу в тоннель, и Ли вспомнила: там должен стоять стражник. Хоть бы это оказался кто-то из знакомых. Она б все объяснила... Но, как ни странно, у потайного хода никого не было. Послышался металлический скрежет: опередивший их Сет возится с замком. Следящие прибавили шагу. Оливия боялась поверить в благополучный исход: Сет уходит из города один!
  
  В потайном ходе тьма стояла непроглядная. Пришлось взяться за руки и ощупью пробираться вперед, скользя свободными ладонями по сырым стенам. Они спешили: если Сет захлопнет за собой дверь, им не выбраться из Горинга. Подтверждая опасения, впереди послышался звук защелкивающегося замка. В тот же миг кто-то схватил Оливию сзади, она коротко вскрикнула и стала вырываться. Клэй хотел прийти на помощь, но не разбирал во тьме, где кто, и просто попытался растащить Ли и державшего ее незнакомца.
  
  -- Да это баба! -- с удивлением произнес тот, и девушка узнала Рида.
  
  -- Рид, отпусти, это я, Ли, -- зашипела она. -- Открой скорей дверь, он уйдет!
  
  Ридли оказался хорошим стражником. Не тратя времени на ненужные сейчас вопросы, он выскочил из тоннеля и вернулся с факелом. В высшей степени мрачно глянул на девушку и Клэя, и, оттолкнув их с дороги, прошел к двери. К счастью, Сет вернул ключ на место, и вскоре они уже продирались сквозь ивняк на берегу Изис. Впереди слышался треск кустов. Судя по всему, Сет не слишком их опередил. Необходимость в спешке отпала, и Рид все же решил кое-что выяснить.
  
  -- Там впереди Страшила, так?
  
  -- Да, -- ответила Ли.
  
  -- Один, насколько я смог разобрать?
  
  -- Да. Он никуда не заходил, девушек из их спален не вытаскивал.
  
  -- А сам-то он из чьей спальни вылез, а, Ли?
  
  -- Рид, давай позже поговорим. Мы должны проследить за ним. Узнаем, наконец, виновен он или нет. Ты разве этого не хочешь?
  
  -- Ладно, поговорим потом.
  
  Такого холодного злого тона Оливия от бывшего жениха ни разу не слышала. В другое время это ранило бы ее, но не сейчас. Сет уже выбрался из зарослей, им нужно было спешить.
  
  Ли быстро объяснила Риду, что племянник лорда не замечает их, но с факелом все же решили расстаться. Сразу за ивняком, далеко по берегу Изис простирался обширный заливной луг. На открытом пространстве света месяца хватало, и темный силуэт впереди различался вполне отчетливо. Мужчина шел быстро и уверенно, а трое следящих то и дело спотыкались о кочки. Ли и Клэй молчали, Рид постоянно шипел ругательства, совершенно не стесняясь в выражениях. Девушка хорошо представляла, что ей придется выслушать, когда все закончится. Но если Сет невиновен, то разговор с Ридли покажется ей сущим пустяком...
  
  Они шли уже около получаса. Судя по всему, Сет направлялся к дальнему концу луга, туда, где начинались тростники.
  
  -- Похоже, идет к тому месту, где Джесси нашли, -- вполголоса проговорил стражник.
  
  Ли и Клэй не ответили.
  
  Вскоре Сет свернул к реке. До слуха Оливии донеслись шуршание тростника и плеск воды. Она была уверена: это ветер, но звуки слишком живо напомнили ей кошмарный сон, и по спине побежали мурашки. Сет остановился на берегу, остальные прибавили шагу.
  
  -- В тростнике кто-то лежит! -- шепот Рида казался оглушительным.
  
  Ли с Клэем присмотрелись. Действительно, у кромки воды что-то смутно белело. Сет остановился совсем рядом и ничего не делал, просто стоял, опустив руки вдоль тела.
  
  -- Пошли к нему, -- сказал Клэй. -- Понятно уже все. Мой лорд невиновен.
  
  -- Может, она еще жива, и он как раз собирается... -- начал Рид.
  
  -- Нет, если это действительно девушка лежит там в тростнике, она мертва, -- проговорила Ли. -- Вода такая холодная, в ней не полежишь неподвижно. А если б она была без памяти, очнулась бы от холода, когда упала, и выбралась на берег.
  
  -- Да откуда тебе знать, Ли?
  
  -- Я знаю, Рид, поверь.
  
  Они двинулись к реке. Сет стоял все также неподвижно. Приблизились почти вплотную, встали чуть сбоку. Да, в воде у берега лежало женское тело. Платье и светлая нижняя рубаха задраны на грудь, смутно белеют раскинутые ноги, половины лица не видно... Ли быстро отвернулась. О небеса, почему все так несправедливо? Кто должен был погибнуть страшной смертью, чтобы они смогли убедиться в невиновности Сета? Чего бы она ни отдала сейчас, лишь бы вернуть лежащую в воде к жизни...
  
  -- Что это он делает? -- послышался шепот стражника.
  
  Она обернулась. Сет уже не стоял застывшей статуей, поднял руки на уровень груди и, ей показалось, дергал себя за пальцы. Потом сделал правой движение, будто бросил что-то на тело. Ли вдруг осенило. Перстень! Он хотел снять свой фамильный перстень и оставить его здесь, на груди мертвой девушки. Он хотел? Да он ничего не соображает и назавтра не вспомнит, где был! Кто-то хочет, чтобы здесь осталось неопровержимое доказательство его вины. И ничего у этого кого-то не получится, потому что "совиный глаз" висит на цепочке у нее на шее. Ли на всякий случай потрогала платье на груди. Да, все нормально, кольцо на месте. Сет развернулся, отошел от берега и сел на траву.
  
  -- Он невиновен, Клэй, он невиновен! -- Оливия была готова расцеловать парня, придумавшего такой замечательный способ доказать непричастность хозяина.
  
  Тот пожал плечами, мол, я же с самого начала говорил, направился к Сету и принялся трясти того за плечо. Все выяснилось, убийца по-прежнему бродит где-то поблизости, не след лорду сидеть тут замороченному.
  
  -- Что за радость, Ли? -- поинтересовался Рид. -- Еще пойди с ним пообнимайся, -- кивнул на Сета. -- И что же это за выродок такое творит? -- стражник взглянул на изуродованное тело.
  
  -- Рид, хороший мой, прости меня, пожалуйста.
  
  Девушка от полноты чувств повисла у стражника на шее. Он осторожно приобнял ее.
  
  -- За что простить?
  
  Сет очнулся, как только Клэй потряс его за плечо. Поднял голову, увидел мертвое тело в воде, Ли, жмущуюся к Риду...
  
  -- Значит, все-таки я...
  
  -- Да нет же, сударь, вовсе не вы. Она так здесь и лежала, когда мы за вами подошли. Вы к ней не прикасались.
  
  Сет тотчас поднялся на ноги и направился к стражнику.
  
  -- Руки от нее убери.
  
  Оливия услышала знакомый голос и тут же разжала объятия, зато Рид сомкнул свои, но, ощутив попытки девушки освободиться, отпустил. Взглянул на угрожающую позу Сета и еще больше укрепился в своих подозрениях. Мужчины стояли друг против друга, сжав кулаки. Того и гляди сцепятся. Ли боялась слово вымолвить. Клэй подобрался поближе, готовый в любой момент прийти на помощь лорду. Вдруг прямо над их головами в воздухе зажглось маленькое золотисто-зеленое солнышко. Все четверо одновременно подняли головы, прикрывая глаза руками. Солнышко быстро росло, распухало, из него протянулись светящиеся отростки, похожие на изогнутые усики гороха. Они слепо извивались, стремительно шарили в воздухе, метались из стороны в сторону, пока один из них не наткнулся на Ли. Тут же скользнул вниз, завернулся спиралью вокруг ее тела и дернул вверх, в самую сердцевину пылающего шара. Мужчины, оцепенев от неожиданности, не успели ее удержать. Сет, первым пришедший в себя, попытался схватить ближайший отросток, но, лишь прикоснулся к нему, тот обвил его руку до самого плеча и дернул вслед за Ли. Рид с Клэем переглянулись, схватились за "усики" и отправились туда же. Сияющий шар, поглотив их, погас.
  
  Господину Хилфорду, все это время следившему за дочерью и ее спутниками, показалось, что он ослеп. Он сел на землю, приходя в себя. Когда зрение вернулось, зажег припасенный факел и подошел к берегу. Там никого не было, кроме обезображенного тела третьей жертвы неизвестного убийцы.
  
  VII
  
  -- Ну, здравствуй, Азара. По-прежнему цветешь. Все еще в фаворе у Повелителя?
  
  -- Приветствую, Калиста. Тебе, конечно, смотреть на меня неприятно.
  
  Статная красавица откинула капюшон богатого плаща из синего бархата. Небрежно поправила изящной ручкой выбившийся из прически смоляной локон. В свете чадящей масляной лампы блеснули драгоценные перстни на тонких пальцах. Молодая женщина сморщила носик, глядя на собеседницу -- древнюю старуху с седыми сальными космами, закутанную в ветхие лохмотья.
  
  -- Завидно, подруга, просто завидно, -- захихикала та. -- Утешаюсь лишь тем, что милость господина не длится вечно.
  
  -- Ты права. Мне нужна твоя помощь, -- красавица, даже не пытаясь скрыть брезгливую гримасу, осматривала убогую тесную палатку.
  
  -- Вот как? -- Калиста обнажила в довольной ухмылке беззубые десны. -- И что же случилось у прекраснейшей?
  
  -- Я имела неосторожность поспорить с Повелителем...
  
  -- Насчет того глупого мальчишки, который любит... любил подглядывать? -- старуха ехидно уставилась на разодетую гостью.
  
  -- Все-то ты знаешь, Калиста...
  
  -- Садись, Азара. Разговор, похоже, предстоит долгий.
  
  Хозяйка палатки щелкнула пальцами, из-под стола, у которого она сидела, шустро выскочил табурет. Гостья недовольно покосилась на него, будто оценивая степень нечистоты, потом со вздохом подобрала юбки и села.
  
  -- В свое время господин был очень доволен мной, так что, лишая дара молодости, оставил возможность с легкостью постигать внутренним оком узоры бытия. Мне ведомо, что ты получила от парня желаемое...
  
  О, да, она получила. Азара прикрыла глаза, вспоминая. Пасынок ее потомка долго приходил в себя. Она, хоть и была в ярости, очень постаралась с заклинанием, и лицо парня заживало не один месяц. С заклинанием постаралась, а бросить как следует не сумела... Что помешало? Вернее, что ему помогло увернуться? Неужели то самое, по утверждениям священников, обитающее где-то за облаками? Какая глупость! Она точно знает: там пусто и холодно, Повелитель показывал ей. Он как-то поднял ее к самым звездам, холодным мерцающим льдинкам... Азара вздохнула, вспоминая оглушительный грохот его мощных перепончатых крыльев и ощущение полета, невероятно возбуждающее своей непередаваемой жутью. И тем не менее, парень не лишился лица полностью, как она хотела. В остальном же заклинание работало. Глупенькая невеста мальчишки сама настояла на встрече. Видно, не поверила его письму, освобождавшему ее от данного слова. Тошнотворное благородство! Девчонке захотелось посмотреть, думала, любовь все победит... Наблюдать в магическом кристалле за их встречей было уморительно смешно: девица завизжала так, что стекла чуть не полопались, а парень... Его чувствами Азара просто упивалась: стыд, беспомощность, отчаяние и... злость! Вот последнее ее заинтересовало, ведь злился он уже не на ведьму, и не на себя, а на бывшую возлюбленную. Было за что -- такая выгодная партия сорвалась: единственная наследница, женившись на ней, он стал бы лордом с собственным замком и землями.
  
  ...Повелитель дал Азаре молодость и красоту, дабы она могла соблазнять смертных, лишать мужчин разума одним своим видом. Этот черный дар ни разу не подвел ее до встречи с упрямым совенком. Она по неосторожности позволила ему увидеть свой подлинный облик, но раньше, с другими любопытными, это ничему не мешало. Стоило им бросить взгляд на ее молодое лицо, гибкий стан с тугими округлостями, и они забывали обо всем. Азара непомерно возгордилась и как-то по глупости сболтнула Повелителю, что перед ней не может устоять ни один мужчина, даже знающий о ее возрасте. Господин посмеялся и пригрозил лишить молодости, если хоть один сумеет противиться соблазну. Таков уж он, ее суровый любовник: не может отказать себе в удовольствии воспользоваться слабостью, кто бы эту слабость не проявил. Ей ничего не стоило в ту ночь заворожить мальчишку, но что толку? От Повелителя не укрылось бы ее поражение, да и взбесил ее тогда строптивый щенок сверх меры. Ни о чем уже не думала, лишь бы посчитаться за оскорбление и унижение перед господином. Каких трудов ей стоило уговорить возлюбленного дать возможность соблазнить мальчишку другим способом! Повелитель согласился, заключил с ней пари на весьма щедрых условиях: во времени ее ограничивал лишь срок жизни парня, вовсе не маленький, как ей удалось выяснить. Можно осмотреться, подумать, измыслить план поизощреннее.
  
  ...Тогда, глядя в магический кристалл, она с наслаждением ощущала злость совенка, злость на прежде любимую девушку. Не воспользоваться этим было бы глупостью! Парень, несколько оправившись от раны и встречи с бывшей невестой, отправился исцелять тоску в веселый дом. Вот за это ей и нравятся люди: душа болит, а молодое тело требует своего. Азара какое-то время наблюдала за мальчишкой, получая немалое удовольствие: он чуть ли не до дрожи боялся, что его дурацкая маска слетит в самый неподходящий момент. Удивительно, как ему вообще удавалось при этом кончать. Но как-то удавалось, девочки понемногу привыкли к нему, одна уже готова была влюбиться. Вот тут пришло время вмешаться. Дурочку, не боявшуюся прикасаться к его лицу, быстро удалось убрать. Кто хватится пропавшей шлюшки? Парень, правда, пытался ее найти, но безуспешно. Азара на всякий случай отняла у него воспоминания о ночи исчезновения девчонки. Играть с памятью смертных забавно, к тому же, такие вещи могут пригодиться в будущем. Лишенные воспоминаний глупцы всегда сумеют навоображать самого худшего, чего никогда не было, да еще и начинают верить в это.
  
  Потеряв подружку, парень не перестал навещать продажных девиц. Однажды, придя в веселый дом, он увидел статную белокурую красавицу (изменить цвет волос и черты лица -- для нее нет ничего легче!). Сам подходить постеснялся, тогда она взяла инициативу в свои руки, увела его на всю ночь, а потом он долго не хотел никого, кроме нее. Совенок быстро расстался со своей маской. Азара искренне любовалась результатом заклинания, приводя душу парня в соответствие с лицом. Она научила его причинять боль, черпать удовольствие в страхе и криках женщин, извлекать наслаждение из собственного уродства. Стала покорной испуганной жертвой в его руках, давая ему почувствовать себя всесильным, повелителем. Этого оказалось достаточно для мужчины, глубоко уязвленному любимой женщиной. Когда полгода спустя белокурая красавица бесследно исчезла, парень стал развлекаться понравившимся способом с другими девицами. С ними все оказалось еще приятнее: они пугались и кричали от боли как-то более естественно.
  
  Азара с гордостью продемонстрировала Повелителю плоды своих трудов.
  
  -- Ты всего лишь слегка развратила его, -- усмехнулся тот. -- Шлюхи на то и существуют, чтоб потешить с ними животное начало. А у женщин бывают странные пристрастия. Взять хоть тебя. Мне кажется, гораздо больше удовольствия ты получаешь от моего истинного облика. -- Она не смогла возразить. -- Так что стоит появиться какой-нибудь не пугливой и не брезгливой милашке, все уроки тут же вылетят у парня из головы, и она получит то, чего так и не смогла добиться ты. А самоуверенная ведьмочка проиграет пари и лишится молодости и моей милости, -- он ущипнул ее за попку. -- По крайней мере, на несколько столетий...
  
  Вот тогда Азара запаниковала и кинулась искать свою предшественницу Калисту.
  
  -- Я ничего не получила от мальчишки по доброй воле, -- вздохнула она, уже с некоторым сочувствием глядя на грязную старуху, ведь подобная внешность может в скором времени глянуть из зеркала и на нее. -- Может, поможешь мне сохранить расположение Повелителя? А я замолвлю словечко за тебя. Если он вернет тебе молодость, мы сможем прекрасно развлекаться втроем.
  
  -- Ах, какое щедрое предложение, -- разразилась скрипучим смехом Калиста. -- Мне гораздо выгоднее дождаться твоей опалы.
  
  -- И нажить врага, вместо того, чтобы приобрести верную и... нежную... подругу.
  
  -- Может, проявишь чуточку нежности прямо сейчас? -- подмигнула старая ведьма.
  
  -- Шуточки у тебя, Калиста, -- скривилась Азара. -- Ты когда в последний раз мылась?
  
  -- Ох, -- простонала старуха, отсмеявшись. -- Вижу, мы споемся. Ладно, так и быть, помогу. Приходила ко мне несколько лет назад любопытная парочка...
  
  -- И как давно они у тебя были? -- поинтересовалась красавица, выслушав историю о дочке мэра и рыжем мальчишке.
  
  -- Да годков семь, поди, прошло.
  
  -- Девка уже выросла! -- с досадой прошипела Азара. -- Успели они переспать?
  
  -- Ты о ком спрашиваешь, прелесть моя? -- проворковала Калиста. -- С рыжим она не первый год спит.
  
  -- Не зли меня, ведьма!
  
  -- От такой же слышу! Да ты успокойся, милая, будешь хмуриться -- морщины появятся. -- Гостья опустила вниз правую руку с растопыренными пальцами, и старуха заметила, как напряженную кисть охватывает зеленоватое свечение. -- Прекрати, Азара. Моя колдовская сила при мне. Договорились же не цапаться. Ты шутки разучилась понимать?
  
  -- Меру шуткам надо знать, Калиста, -- красавица небрежно встряхнула рукой, вниз шлепнулась пузырящаяся субстанция, мигом прожегшая в утоптанной земле немалых размеров дыру. -- Отвечай: мой совенок переспал с этой девкой?
  
  -- Ты мне пол-то не порти. Провалится кто из посетителей, ногу подвернет али лодыжку сломает, лечи его бесплатно, -- пробурчала старуха, щелкая пальцами. Яма тут же забурлила песком и затянулась, сравнявшись с полом. -- Твой совенок давно превратился в филина и, понятное дело, не упустил такую мягонькую нежную пташку, которая с восхищением глядит не только на его широкие плечи, но и в разноцветные глаза.
  
  Азара со злости рванула плащ у горла. Массивная брошь с крупным гранатом отлетела куда-то под стол. Калиста зацокала языком, качая головой, слишком картинно проявляя сочувствие, чтобы в него можно было поверить.
  
  -- Видать, давненько на шабаше не была, милая. Нервишки совсем никуда. Ты обычными-то ведьмаками не брезгуй, мужик он завсегда мужик, хоть Повелитель, хоть нет. Ладно-ладно, успокойся, -- заторопилась она, замечая в глазах гостьи багровые огоньки. -- Не все еще потеряно.
  
  -- Он силой ее взял?
  
  -- Нет, -- усмехнулась старуха. -- Сложилось все у них удачно. Сама знаешь, случается иной раз такое. Может, твой филин везунчик? Рожу-то ему почему не удалось полностью изуродовать, а? Молчишь, не знаешь. И я не знаю. Вот и с девкой этой странно приключилось. Твое заклятие на нее не подействовало: она успела втрескаться в парня с первого взгляда, видя лишь нормальную сторону его лица. И уродство потом ее не испугало. А он так удивился ее бесстрашию, что и думать забыл о твоих уроках. Сама посуди: зачем ему пугать и мучить ее, если она с ним и так дрожит и кричит. От желания и наслаждения.
  
  -- Как же не все потеряно?! Он на меня и не взглянет!
  
  -- А это уж твоя забота, заставить его на тебя смотреть. Говорю же: повезло тебе. Достанься ему девчонка девственницей, она исцелила б его сразу, и тогда уж точно он на другую не взглянул, -- Калиста пожевала сморщенными губами. -- Опять же, могло и удачней получиться. Переспи они после ее замужества, ничто б твоего филина не спасло. И ее б с собой утянул, и этого рыжего. Повелитель бы порадовался... Ну, а так... Весы колеблются, Азара. Ты, я знаю, умеешь склонить чашу в свою пользу.
  
  ***
  
  Ли больно ударилась плечом и бедром, упав на твердую поверхность. Провела ладонью: холодный сырой камень. Осторожно открыла глаза, но зрение, казалось, покинуло ее. Кругом полыхали слепящие пульсирующие шары, и плавали размытые круги. Такое бывает, когда посмотришь на солнце. Влетев в зеленовато-желтый пламень загадочного шара, девушка крепко зажмурилась, но жестокие лучи легко проходили сквозь веки, будто те стали стеклянными, проникали в глубину сузившихся до предела зрачков. Прикрыть глаза ладонью не получилось: руки прижимала к бокам неведомая сила, тащившая в ослепительный свет. Что же произошло? Оливия протерла глаза, но лучше не стало. Надо ждать и надеяться, что она не ослепла. Девушка села, потом осторожно поднялась на ноги, боясь упереться головой в какое-нибудь препятствие. Подняла руку, но не смогла коснуться потолка. Воздух неподвижный и пахнет затхлостью. Не слышно ни плеска воды, ни шуршания тростника. Это определенно не берег Изис.
  
  Оливия попыталась нащупать что-нибудь еще кроме каменного пола, но в этот момент тьму над головой разорвала вспышка, больно ударившая по глазам. В тот же миг рядом с девушкой кто-то рухнул, и, видно, тоже ушибся. До Ли донеслось шипение и негромкие ругательства, произнесенные мужским голосом. Только бы это оказался кто-то из ее спутников!
  
  -- Ли? -- позвал мужчина. -- Ты здесь?
  
  -- Сет, -- облегченно выдохнула она. -- Ты тоже ничего не видишь?
  
  -- Да, но это пройдет. Свет, куда нас затянуло, был слишком ярким. Где ты?
  
  Он двинулся к ней, ориентируясь на голос, но тут последовала новая вспышка, выплюнувшая Рида и Клэя. Стражник разразился ругательствами, когда слуга Страшилы, затянутый в "солнышко" последним, шлепнулся на него.
  
  -- Слезь с меня! -- Ридли отпихнул парня подальше. -- Ли, ты здесь?
  
  -- Да.
  
  -- Сударь?
  
  -- Тут я, Клэй, -- Сет нашарил в темноте девушку и теперь старался оттеснить ее подальше от предполагаемого местонахождения стражника.
  
  -- Где мы? -- высказала Ли волновавший всех вопрос.
  
  Мужчины промолчали.
  
  -- Надо подождать, пока зрение вернется, -- проговорил, наконец, Сет.
  
  -- У меня с глазами все в порядке, а толку? -- проворчал Рид, перед попаданием в сияющий шар закрывший веки ладонью. -- Здесь темно как у кота в жопе.
  
  -- Ты бывал там, что ли? -- поинтересовался племянник лорда Эрланда.
  
  -- Я тебя на кусочки порублю и туда засуну, -- пообещал Ридил.
  
  -- Перестаньте, пожалуйста, -- попросила Оливия дрожащим голосом. -- Мы попали непонятно как и неизвестно куда, а вы ссориться вздумали...
  
  -- А с тобой, Ли, невеста моя любимая, у нас тоже есть о чем поговорить.
  
  -- Заткнись, рыжий. Она уже не твоя невеста. Захочешь поговорить с ней, сначала у меня разрешения спросишь.
  
  -- Да ты...
  
  -- Я сказал: заткнись. Мы в каком-то подземелье, на темницу смахивает. -- Сет, к которому вернулось зрение, отпустил Ли и отошел. Послышались приглушенные звуки, видно, он возился у запертой двери, шарил в поисках ручки, наддавал плечом, пытаясь открыть. -- Дверь крепкая, заперта. Интересно, караулит нас кто-нибудь?
  
  -- Ты в темноте видишь? -- от удивления Рид позабыл свою злобу.
  
  -- Да. Не мешай, дай осмотреться.
  
  Ли, Рид и Клэй стояли молча, прислушиваясь, как Сет бродит во тьме.
  
  -- Сударь, постойте-ка минутку, -- попросил Клэй.
  
  Сет остановился. Тишина обрушилась на Ли, будто голову замотали плотным ватным одеялом. На мгновение девушке даже стало трудно дышать. Пылающие солнца потухли, кругом стояла непроглядная чернота. Оливии казалось, ее глаза закрыты, и она распахивала веки шире и шире в тщетной надежде разглядеть хоть что-нибудь. Безрезультатно. Тогда девушка обратилась в слух и уже через минуту различала дыхание своих спутников. А еще через минуту...
  
  -- Будто вода где-то течет? -- с сомнением проговорил Рид.
  
  -- Мне тоже показалось, -- отозвался Клэй.
  
  -- Там в углу сыро, по стене струйки сочатся, -- опять послышались шаги Сета, потом звук осыпающихся мелких камешков. -- Кладка еле держится. Клэй, у тебя есть нож или кинжал?
  
  -- Вот, возьмите.
  
  Мужчина взял у слуги нож и вернулся к сырой стене. Тут же раздались неприятные звуки скребущего о камень железа. Чуть погодя на пол упал первый булыжник.
  
  -- М-да, -- протянул Сет. -- За стеной, похоже, какие-то пещеры. Вроде, звук воды оттуда доносится. Полезем или будем ждать хозяина подземелья?
  
  -- Слушай-ка, Страшила, а ведь это из-за тебя мы сюда попали, -- сказал Ридли. -- И ты ни сном, ни духом, где мы и кто здешний хозяин?
  
  -- Зришь в корень, рыжий.
  
  -- Может, это замок лорда? -- с надеждой проговорила Ли.
  
  -- Под дядиным замком нет пещер и подземных вод, я это точно знаю.
  
  -- Сударь, если вас мое мнение интересует, уходить надо. Кто-то хотел заставить всех думать, будто вы убийца, а как только правда обнаружилась, затянул нас сюда. Зачем?
  
  -- Не знаю, Клэй, -- вздохнул Сет. -- Но без колдовства тут не обошлось. Ты прав: нужно убираться и побыстрее. Странно, что сюда до сих пор никто не пришел...
  
  Снова послышался звук железа, скребущего камень. Слуга двинулся туда и наощупь принялся помогать хозяину. Рид уселся на пол, злясь на все и вся. Пусть Страшила ковыряется с камнями, раз в темноте видит и их сюда затащил.
  
  -- Ты говорил, колдовства не бывает, Сет, -- не удержалась девушка.
  
  -- Я говорил, оно не проникнет в твою спальню, когда мы там вместе, -- усмехнулся мужчина. -- Ты тогда испугалась, я хотел тебя успокоить.
  
  -- Так ты с ним все-таки спала! -- взвился Рид. -- Сколько раз?
  
  -- Думаю, она давно со счета сбилась, -- хмыкнул Сет, кладя на пол очередной булыжник. -- Ли, объясни ему все, наконец, не мучай мальчика.
  
  -- Ты, урод!.. -- Ридли вскочил и двинулся на скребущие звуки.
  
  -- Рид, пожалуйста, -- Ли чудом нашарила в темноте стражника и повисла на нем. -- Пожалуйста, пожалуйста, послушай...
  
  Он попытался стряхнуть девушку, но она вцепилась изо всех сил.
  
  -- Ударю сейчас, тварюшка блудливая!
  
  -- Попробуй только! Даже если б не видел в темноте, твою глотку мигом нашел бы. Ли, прекрати к нему жаться!
  
  Девушка почувствовала, как Сет хватает ее за локоть, отрывает от Рида и оттаскивает подальше, видно, туда, где они с Клэем разбирали стену.
  
  -- Говори с ним отсюда, если хочешь. А ты, рыжий, стой где стоял.
  
  -- Убью, вот только выберемся на свет, и убью, -- процедил стражник. -- Ты помешалась, Ли? Как ты могла, с таким уродом?..
  
  -- Рид, не надо, пожалуйста! Ты все равно не поймешь. Я сама не очень понимаю, но я люблю Сета...
  
  Ну, вот и сказала. Не ему наедине, а бывшему жениху, да еще при Клэе... Все снова по-дурацки. Тьма милосердно скрывает жгучий румянец. Мужчины молчат, звуки работы затихли. Вдруг чьи-то руки обняли ее сзади, потом развернули, гладя, лаская, прижимая бережно, почти нежно. Губы прижались к ее рту в знакомом страстном поцелуе, голова закружилась, ноги ослабели... Как жаль, что они не одни! Сет, видно, подумал о том же, неохотно выпуская ее из объятий.
  
  -- Ну, что ж вы застеснялись? -- послышался ледяной голос Рида. -- Потискались, поцеловались, я надеялся, и потрахаетесь. Не видно ничего, так хоть послушал бы.
  
  -- Э-э, нет, рыжий. Тебе меня со спущенными штанами не застать. А я вот видел, как ты младшую дочку булочника за церковью ублажал. Она -- девка аппетитная, да только, мне кажется, огонька ей не хватает. Ты и так, и этак старался, а она даже дышала ровно, не говоря уж о стонах. А может, у тебя опыта маловато?
  
  Известие об измене Рида, как ни странно, вызвало у Оливии лишь вздох облегчения. У ее жениха были другие, значит, сердце она ему не разбила. Стражник не выдержал разоблачения вкупе с насмешками и кинулся на голос. Сет быстро оттолкнул Клэя от стены, и, смеясь, встал у дыры.
  
  -- Ну, давай, иди сюда, малыш. Сейчас проверим, лучше ли ты дерешься, чем трахаешься.
  
  Рид безошибочно взял направление, но Сет бесшумно отошел, и парень со всего маху врезался в стену. Посыпались камни, едва не завалив незадачливого стражника. Мужчина в последнюю минуту выдернул его из-под обвала.
  
  -- Эх, Ридли, пожар ничему тебя не научил. Так и бросаешься, очертя голову, неизвестно куда.
  
  Рид зарычал и попытался ударить, но Сет быстро заломил ему руку, и парень застонал от боли.
  
  -- Сет, не надо, отпусти его. Пожалуйста! -- взмолилась Ли.
  
  -- Ладно, он все же сделал за нас с Клэем бОльшую часть работы, -- усмехнулся Сет. -- Только вот что, рыжий: пообещай на меня не кидаться, пока мы отсюда не выберемся. Уйдем от опасности, тогда я к твоим услугам. А случись что со мной здесь, вы и шагу в такой тьме не сделаете.
  
  -- Договорились, -- пропыхтел стражник.
  
  Сет осмотрел дыру в стене, она оказалась достаточно большой. Мужчина помог девушке и парням выбраться наружу, потом вылез сам. Постоял на месте, оглядываясь. Они находились в достаточно широком проходе, позволявшем выпрямиться во весь рост и уходившем в обе стороны. Неровные каменные стены терялись вдали, сливаясь с полом и потолком.
  
  -- Что там, сударь? -- полюбопытствовал Клэй.
  
  -- Длинный коридор, идет в обе стороны. Помолчите, послушаем.
  
  Они застыли, напрягая слух. Ли показалось, что справа доносится журчание воды.
  
  -- Справа ручей, -- тут же подтвердил Рид.
  
  -- Да. Я тоже слышу, -- откликнулся Клэй.
  
  -- Значит, пойдем туда. Вода, скорее всего, выходит где-то на поверхность, -- подытожил Сет.
  
  Он велел Ли и Клэю взяться за руки, потом подвел к слуге Рида и сцепил их кисти. Прошел вперед, сжал пальцы Ли, и цепочка "слепцов" двинулась вслед за своим "зрячим" поводырем. Именно так подумалось Оливии, когда она представила, как их процессия должна выглядеть со стороны. Шли молча, иногда тишину нарушал Сет, предупреждая о неровностях пола или выступах на стенах и потолке. Девушка совершенно потеряла счет времени, все чувства, кроме слуха, притупились в кромешной тьме. Усталости она не чувствовала, слишком необычно было происходящее, да и ощущение опасности гнало вперед. Поначалу она пыталась придумать, как убедить Рида не злиться на Сета, но мысли о мужчинах и их вражде отказывались задерживаться в голове. Вернее, там отсутствовали любые мысли, царила столь же непроглядная чернота, как и окружающая их. Возможно, страх неизвестной погони парализовал разум, а может, так подействовало столкновение со сверхъестественным, с колдовством, которое, как оказалось, все же существует. Впрочем, не такой уж это сюрприз. Где-то в глубине души Ли всегда верила в сказки и чудеса, о которых в них говорилось. И Сет, видящий в темноте, лишь укрепил эту оставшуюся с детства веру.
  
  ...Девушка уже давно брела вперед, закрыв глаза. Иногда чуть разлепляла веки, но разницы не наблюдалось, и она вновь смыкала их. Становилось тепло, ноги передвигались сами по себе, она уже не ощущала их, будто не шла, а летела... Внезапно очнулась в объятиях Сета.
  
  -- Ли, спишь на ходу?
  
  -- Н-наверное...
  
  -- Привал.
  
  Он сел, прислонившись к стене, прижал девушку к себе.
  
  -- Ложиться нельзя, замерзнешь на камне.
  
  Ли почти сразу уснула, а уже через минуту, как ей показалось, Сет тряс ее за плечо.
  
  -- Вставай, пора идти.
  
  Клэй и Рид, судя по звукам, тоже проснулись. Оливия с трудом поднялась на затекшие от неудобной позы ноги, и они двинулись дальше. Звук бегущей воды все усиливался. Через некоторое время Сет предупредил, что они вышли к поперечному проходу, посередине которого бежит ручей. Девушка присела и вытянула вперед руку. Пальцы погрузились в невидимую ледяную воду, скользившую без русла по ровному каменному полу, устремляясь в черноту. Скитальцы напились и двинулись по течению, стараясь держаться как можно ближе к стене.
  
  Снова шли, пока держали ноги. На этот раз, наверное, не так долго, ибо слабость от голода уже давала о себе знать. Друг с другом не разговаривали. Окликать спутников не было необходимости: Сет и так видел, что никто не отстал. Может, он и хотел подбодрить или утешить Ли, но, видно, не желал лишний раз привлекать внимание Рида. Девушка молчала по той же причине. Впрочем, стражник прекрасно слышал короткий шепот и звук поцелуев, когда они устраивались на отдых.
  
  После второго привала продолжали брести вдоль ручья. Ли с трудом передвигала ноги. Очень хотелось есть, а еще больше -- увидеть хоть что-нибудь. Отсутствие света сводило ее с ума. Вскоре звук текущей воды стал громче, хотя ручей, вдоль которого шли, не изменился.
  
  -- Похоже, впереди большой поток, -- высказал предположение Клэй.
  
  -- Судя по звуку, да, -- ответил его хозяин. -- Но я пока ничего не вижу.
  
  -- Тут и видеть не надо, -- буркнул Рид. -- Мы идем под уклон. Забираемся все глубже под землю, вместо того, чтоб подниматься на поверхность.
  
  -- Не нравится -- поворачивай назад, -- огрызнулся Сет, стражник промолчал.
  
  Вскоре спуск почувствовали все. Идти стало гораздо легче, а под конец они уже вынуждены были притормаживать. Шум воды приближался. Вдруг Сет присвистнул и остановился.
  
  -- Что там? -- спросила девушка.
  
  -- Река. Широкая и быстрая. Переходить некуда. Да и бессмысленно бродить по пещерам. Надо попробовать выплыть. Раздеваемся. -- Сет уселся на землю и, судя по звуку, стал стаскивать сапоги. -- Ли, плавать умеешь? -- спросил он, и тут же хмыкнул. -- Умеешь, я ж видел тебя на озере.
  
  Рид шепотом ругнулся.
  
  -- Что-то не так, рыжий?
  
  -- Все нормально, Страшила. С нетерпением жду, когда речушка вынесет нас отсюда.
  
  -- Ли, что стоишь, раздевайся! Никто, кроме меня, тебя не видит.
  
  -- Здесь не видят, а если наверху день...
  
  Вот глупышка... Они, может, и не выберутся на поверхность. Неизвестно, куда принесет их река. Ему приходилось слышать о бездонных подземных озерах... А даже если поток вырывается где-то на поверхность, путь к свету может лежать через длинные узкие тоннели, где они застрянут, задохнутся, проломят черепа или сломают шеи... Сет потряс головой. Не нужно думать о таком. Ли не должна почувствовать его тревогу. Пусть считает: еще чуть-чуть, и они увидят небо.
  
  -- Если наверху день, то Клэй отвернется, а рыжего тебе стесняться нечего. И я позабочусь, чтоб он на тебя не таращился.
  
  -- Была нужда! Чего я там не видел? Разве синяков, которые ты, говорят, бабам ставишь? Так это мне не интересно.
  
  Наконец, все разделись. Сет расстелил на полу свой плащ, сделанный из кожи, положил на него их с Ли вещи, завернул в плотный тюк и перетянул поясом. Потом проделал то же самое с одеждой и оружием парней, благо плащ слуги ничем не отличался от его собственного. Так имелись шансы сохранить вещи более или менее сухими. Один сверток мужчина подхватил сам, другой отдал Клэю. Крепко взял девушку за руку, и они вошли в реку. Ли приготовилась вздрогнуть от холода, но вместо этого вскрикнула от удивления.
  
  -- Вода совсем не холодная! А в ручье была ледяная.
  
  -- Ну, может и выберемся, -- оптимистично заметил Рид.
  
  -- Хорошо, что река не горячая, -- проворчал Сет. -- Видал я такие источники, в которые руку нельзя было опустить. -- Потом обратился к парням. -- Старайтесь держаться подальше от стен. В темноте туго придется, но выбора у нас нет. Ли, держись за меня как можно крепче. Потеряешься, не пугайся, не бейся в воде. Я тебя найду.
  
  Они зашли подальше в реку и позволили течению подхватить их. Дальнейшее Ли осознавала смутно. Находиться в бурном потоке в непроглядной тьме было намного страшнее, чем в подземных коридорах. Девушка вцепилась в Сета мертвой хваткой. Он, впрочем, не возражал, наоборот, как и обещал, подхватывал, если ее рука соскальзывала. Вода несла их вперед, течение то ускорялось, то замедлялось, видимо, в зависимости от ширины русла. Один раз потолок навис так низко, что макушка Ли слегка скользнула по камню. Девушка побоялась разбить голову и полностью погрузилась в воду. Через пару минут Сет вытащил ее.
  
  -- Здесь уже не так низко, -- прокричал ей в ухо, она с трудом разобрала слова за шумом воды.
  
  Как долго их несло течением, девушка сказать не смогла б. Было страшно, постоянно не хватало воздуха, вода заливала уши, глаза, рот. Ли казалось, она проглотила уже целое ведро. Несмотря на необычно теплую воду, тело постепенно охлаждалось. Девушка чувствовала, что Сета тоже начинает пробирать дрожь. А потом их затянуло в длинный узкий тоннель, где между потолком и поверхностью воды не было прослойки воздуха. Струи течения вертели и кидали тела, будто стремились оторвать их друг от друга. Ли цеплялась из последних сил, но в конце концов ее пальцы соскользнули с руки Сета. Он успел перехватить девушку за запястье и еще минуту удерживал, таща за собой, потом течение рвануло его куда-то вбок, и хватка разжалась. Не успела Оливия по-настоящему испугаться, как ее толкнуло вниз, потом упругая струя поддала в грудь, Девушка пригнула голову, опасаясь удариться об потолок, и в следующий момент сильно стукнулась плечом о нависавший сверху каменный выступ стены. Если Сета тоже приложило об это препятствие, понятно, отчего он отпустил ее руку. Боль от удара пронзила весь левый бок, а кричать Ли не могла. Легкие разрывались от желания вдохнуть, в голове клубилась серая мгла, девушка приготовилась попрощаться с жизнью, но каменная труба кончилась, и течение выбросило Ли на поверхность. Она судорожно глотнула воздуха, попыталась плыть, и не смогла двинуть левой рукой: плечо горело огнем. Оливия забилась в воде, и, уже теряя сознание, почувствовала: кто-то подхватил ее, не давая захлебнуться.
  
  Открыла глаза и увидела над собой колышущиеся ветви, покрытые небольшими листьями, которые на фоне голубого неба казались черными. Она лежала на спине, укутанная до подбородка плащом.
  
  -- Очнулась, -- голос Рида. -- Теперь у тебя есть шанс умереть в честном бою.
  
  -- Я не стану сражаться на мечах, рыжий. Не хочу потом слышать, будто поединок был нечестным, потому что я дворянин и учен этому чуть ли не с детства.
  
  Послышался шорох камней, видно, мужчины находились поблизости, а стоило девушке прийти в себя, поспешили отправиться выяснять отношения. Ли с трудом села, голова закружилась, и она едва успела перегнуться с плаща, на котором лежала, как ее вырвало водой. Тут же почувствовала чьи-то поддерживающие руки.
  
  -- Поосторожней, барышня, вы чуть не утопли. Лежите уж спокойно.
  
  Клэй хотел уложить ее, но она помотала головой, глядя на двух мужчин на берегу реки, стоявших друг против друга со сжатыми кулаками. Ей вспомнилась такая же сцена, только сейчас было светло, и быстрый горный поток ничуть не напоминал Изис. Противники, поглощенные своей ненавистью, даже не удосужились одеться.
  
  -- На кулаках, так на кулаках, -- ухмыльнулся Рид. -- Сам напросился.
  
  Стражник ударил первым. Вернее, попытался ударить противника в солнечное сплетение. Мужчина стремительно отклонился назад и кулак Рида лишь слегка задел его. Сет усмехнулся. Парень сделал еще несколько выпадов, направленных в лицо. Мужчина, все также улыбаясь, удачно уворачивался, будто играя с заводившимся все больше стражником.
  
  -- Клэй, разними их, пожалуйста! -- взмолилась Ли, не в силах оторвать взгляд от дерущихся мужчин.
  
  -- Нет, барышня, пускай разберутся. До дома, похоже, неблизко, рано или поздно они все равно сцепятся.
  
  В этот момент очередной удар Рида достиг цели, парень, окрыленный успехом, тут же во второй раз заехал Сету в лицо. Третьего не получилось: мужчина ловко пригнулся и отскочил. По-прежнему улыбаясь, стер бегущую из носа кровь.
  
  -- Да они покалечат друг друга или вообще убьют!
  
  -- Успокойтесь, барышня. Я, чай, не в первый раз вижу, как мужики из-за бабы дерутся. Не тот расклад, чтоб до смерти биться. Покажет хозяин парню, кто здесь главный, вот и все. А вы оденьтесь лучше, -- Клэй положил на плащ ее одежду. -- Все сухое, подол у платья немного намок. Здесь теплее, чем у нас, но все равно, похоже, зима. Замерзнете нагишом-то.
  
  Но Оливия позабыла об одежде. Противники снова кинулись друг на друга. Сет наклонился, уходя от нацеленного в голову кулака, стремительно подался вперед, быстро и сильно ударил Рида по почкам. Стражник изогнулся от боли. Сет тут же заехал ему в ухо, и парень упал на четвереньки. Подняться ему уже не удалось.
  
  Девушка, до этого как завороженная следившая за схваткой, отвела глаза. Теперь бой превратился в избиение, жестокое и кровавое. Ей и в голову не приходило, что мужское тело само по себе может оказаться смертоносным оружием. А дрались они даже красиво... Выверенные движения, то стремительные, то, наоборот, плавные, будто замедленные. Сильные тела, каждое из которых она так хорошо знает... К ней они прикасались совсем по-другому, даже не любивший нежностей Сет синяки ей ставил только губами. Ли поспешно стала натягивать рубашку, чтобы скрыть от Клэя запылавшие щеки. Когда закончила, быстро взглянула на берег.
  
  Сет закончил избивать Ридли, подтащил к воде и сунул голову еле шевелившегося противника в воду. Стражник, лишенный возможности дышать, попытался вырваться, но мужчина некоторое время удерживал его и отпустил лишь когда жертва почти перестала брыкаться. Парень с трудом сел, отплевываясь и отфыркиваясь.
  
  -- Все выяснили? -- спросил стоящий над ним мужчина.
  
  -- Все, -- выдавил парень, в очередной раз сплевывая кровь.
  
  -- Я тебя не покалечил только потому, что ты Ли вытащил.
  
  Сет отошел по берегу от побежденного противника и стал смывать свою и чужую кровь. Оливия, уже надевшая рубашку, торопливо расправляла платье. Мужчина тем временем подошел к сваленным на берегу вещам и стал одеваться. Рид сидел у воды, пока Сет не закончил, потом подобрал свою одежду и ушел в кусты.
  
  Мужчина присел рядом с Ли.
  
  -- Как ты?
  
  -- Все нормально, только плечо болит.
  
  -- Тебя, видно, течение кинуло на тот же выступ, что и меня. Я легко отделался, а тебе плечо из сустава выбило. Не пугайся, мы вправили уже. Ты без памяти лежала, ничего и не почувствовала. Повезло -- это очень больно. Левой рукой теперь не слишком размахивай.
  
  Он погладил девушку по голове, проведя рукой по влажным волосам.
  
  -- Не холодно?
  
  -- Нет.
  
  -- Клэй, у тебя огниво с собой?
  
  -- Да, сударь. Трут отсырел, но я найду листьев сухих или мха. Сейчас костер будет.
  
  Парень скрылся за огромными каменными глыбами, в беспорядке разбросанными по берегу реки.
  
  -- Сет, ну зачем ты так с Ридом?
  
  -- Не лезь в мужские дела, глупышка, -- он подобрал сухой коленчатый стебель травы, повертел, отбросил прочь. Ли заметила, что костяшки его пальцев ссажены в кровь. -- И от рыжего держись подальше. Так всем будет проще.
  
  -- Но я должна ему объяснить...
  
  -- Он уже и так все понял.
  
  -- Сет, пожалуйста, разреши мне поговорить с ним, недолго. Рид мне как брат...
  
  -- Хорош брат, -- фыркнул мужчина, косясь на с трудом выбирающегося из кустов стражника. -- Ладно, иди прямо сейчас. Там у берега и разговаривайте. Мне будет не слышно из-за речки, но глаз я с вас не спущу.
  
  -- Спасибо! -- девушка встала и направилась к парню.
  
  Ридли, заметив ее, остановился и стал разворачиваться, похоже, собираясь убраться подальше.
  
  -- Рид, не уходи, -- окликнула его Ли. -- Я только хотела сказать...
  
  -- Не надо ничего говорить, -- покачал головой стражник. -- Не утешай, -- парень махнул рукой. -- Он тебя не обижает?
  
  -- Нет, что ты! Он заботится обо мне и...
  
  -- Понятно, -- Рид засопел и взглянул девушке в лицо. -- Если обидит, скажи. Ты мне по-прежнему не чужая, Ли. И прости за все, что наболтал. Не думаю я о тебе плохо.
  
  -- Ох, Рид, ну что ты... -- руки Ли непроизвольно дернулись в желании обнять его, но девушка вовремя вспомнила о Сете. -- Я пойду, а то он разозлится опять. Ну зачем же вы так друг друга отделали...
  
  -- Это мужские дела, Ли. Тебе не понять, -- усмехнулся Ридли, прикоснулся к разбитой губе, отвел руку, разглядывая кровь на пальцах.
  
  Да, где уж ей в таких вещах разбираться... У Сета на скуле наливается синяк, и нос разбит, а у Рида на лице живого места нет. Девушка вернулась к мужчине совершенно расстроенная, он заметил это.
  
  -- Не огорчайся, Ли. Я рыжему ничего не сломал, даже зуба ни одного не выбил. Хотя, признаюсь, очень хотелось. Улыбка у него стала б -- загляденье.
  
  -- Сет...
  
  -- Ну, не буду, не буду. Иди сюда.
  
  Он взял ее за руку и посадил рядом с собой, потом поцеловал. Ли было неловко, Рид может смотреть. Она осторожно взглянула на берег, но там никого не оказалось. Мужчина прижал ее к себе крепче, его руки шарили по телу девушки все более откровенно. Оливия попыталась отстраниться, он, по своему обыкновению, не позволил.
  
  -- Сет, я так не могу. Вдруг Клэй вернется, да и Рид где-то здесь.
  
  -- Клэй не будет смотреть, и рыжий ничего не увидит. Завернемся в плащ. Я хочу, чтоб парень послушал, как ты со мной стонешь. С ним ты вела себя тихо.
  
  -- Откуда ты знаешь? -- Ли продолжала выворачиваться.
  
  -- Все лето за вами на озере наблюдал.
  
  -- Нет! Не здесь и не сейчас. Рид и так все понял. Нечего наказывать его за то, что он был у меня первым, -- она оттолкнула руку мужчины.
  
  -- Не перечь мне, -- рыкнул Сет, запустил пальцы девушке в волосы и рванул ее голову назад, любуясь беззащитным горлом, потом прижался к шее губами.
  
  Ли вспомнила его кулаки, нещадно врезающиеся в тело Рида. Похоже, в драке он израсходовал далеко не все силы и злость. Что же делать? Ей с ним не справиться, Рид вряд ли сможет помочь, даже если захочет. На Клэя и вовсе нечего рассчитывать. А она не желает быть трофеем, добычей, которую берут на глазах у побежденного противника, добивая его окончательно. И тут на память пришли слова Сета, сказанные, казалось, когда-то давным-давно. "Не кричи, не пытайся вырваться..." Девушка с трудом сумела расслабить напряженные мышцы, вздохнула ровнее. Мужчина, почувствовав это, отпустил ее волосы и снова задрал подол. Ли протянула руку к его лицу, погладила изуродованную половину. Он замер. Она прильнула к нему и поцеловала левый уголок рта, скользнула на гладкую щеку, добралась до уха.
  
  -- Сет, умоляю, не сейчас. Ты хочешь унизить его, опозорив меня? Я люблю тебя, пожалуйста, не отталкивай, не делай больно.
  
  Он тряхнул головой, медленно убрал руку с ее бедра, аккуратно поправил платье. Потерся изуродованной щекой о ее лицо.
  
  -- Прости. Опять накатило. Ты права, не сейчас.
  
  Ли перевела дух. Он прекрасно заметил ее облегчение.
  
  -- Напугал? А больно не сделал?
  
  -- Нет, не столько напугал, сколько огорчил и рассердил, -- чуть улыбнулась Оливия. -- Больно сделал самую малость, когда за волосы схватил.
  
  -- А ты, похоже, учишься мной управлять, -- усмехнулся Сет. -- Ну и правильно, не стесняйся. Сама видишь, какой я.
  
  В этот момент из-за камня, около которого они сидели, появился Клэй. Оказалось, он развел костер немного пониже, в удобной лощинке.
  
  -- Я попросил Рида приглядывать, сам хочу попробовать рыбы наловить.
  
  -- У тебя с собой крючки?! -- обрадовался мужчина.
  
  -- И бечевка, -- ухмыльнулся слуга. -- Знаете же, сударь, по карманам у меня много чего распихано.
  
  -- Пошли, червяков под камнями поищем и ловить будем, -- загорелся Сет, просияв мальчишеской улыбкой.
  
  Ли с удивлением наблюдала за ним. Только что он чуть не убил Рида, потом едва не взял ее насильно, теперь радуется как ребенок возможности порыбачить. Не столько, конечно, порыбачить, сколько поесть. С момента их ночной вылазки прошло, наверное, не меньше двух дней. И за это время во рту ничего, кроме воды, не было. Но голод голодом, а мысли невольно возвращались к перепадам в настроении Сета. Она, конечно, наблюдала их и раньше, но в последние дни в Горинге ей казалось, он стал спокойнее. Видно, всерьез боялся оказаться убийцей, вот и присмирел. А теперь, уверенный в собственной невиновности, дал волю своему норову. Счастье, что ей удалось утихомирить его. А вдруг в следующий раз не получится? Может, она поспешила согласиться стать его женой? Ли поставила локти на колени и запустила пальцы в волосы, готовая заплакать. Сет, занятый добыванием пищи, на нее не смотрел.
  
  Улов оказался удачным: и часа не прошло, как на берегу лежало пять крупных рыб, похожих на форелей. Ли хотела помочь почистить их, но Клэй отказался.
  
  -- Сидите, барышня, отдыхайте. Успеете напомогаться. Нам отсюда до дому не близко, пятками чую.
  
  -- Пойдем, Ли, посидим у костра, -- позвал Сет.
  
  Уже начало смеркаться, воздух, и до этого достаточно свежий, стал совсем холодным. Девушка поплотнее закуталась в плащ и побрела за мужчиной. Только сейчас она начала понимать, как им повезло. Выбрались из страшного подземелья и бесконечных пещерных коридоров, бешеная подземная река пощадила их, оставив на память лишь синяки, ссадины, да ноющее плечо. Неизвестно, куда их занесло, но наверняка и тут живут люди, они непременно доберутся до них, а потом подумают, как попасть домой. Только бы Сет злился поменьше...
  
  В этот момент мужчина обогнул очередной обломок скалы, и Ли, шедшая за ним, увидела костер. Клэй выбрал для стоянки хорошее место. Маленькая лощинка, склоны которой заросли жестколистными кустарниками, на дне стояли два небольших корявых дерева с густыми кронами. Удивительно, дома все деревья и кусты на зиму сбрасывают листву, только колючий остролист и вездесущий плющ радуют глаз темной зеленью. Получается, они перенеслись не только неизвестно куда, но еще и из зимы в лето. Девушка задела веточку какого-то куста и тут же почувствовала приятный аромат. Сорвала листочек, поднесла к лицу. Какой запах! Куда до него ярмарочным благовониям. Сет с улыбкой наблюдал за ней.
  
  -- Похоже, нас занесло куда-то на юг, -- проговорил он. -- Я слыхал об этих местах, но сам так далеко не забирался.
  
  Рид сидел у костра, заслышав приближающихся людей, обернулся и поспешил отодвинуться.
  
  -- Не шарахайся, рыжий. Если и дальше собираешься с нами, надо как-то ладить, -- проворчал Сет. -- Или один пойдешь?
  
  -- Я здесь оказался из-за Ли. С ней и возвращаться буду.
  
  -- Понятно, -- мужчина помог девушке сесть у костра, сам устроился рядом. -- Меня это вполне устраивает. Еще один меч в пути не помешает.
  
  Посидели несколько минут в неловком молчании, потом стражник встал и, пробурчав что-то насчет дров на ночь, ушел. У Ли начали слипаться глаза, она прижалась к Сету, пригрелась и уснула. Когда ужин был готов, мужчина разбудил ее и заставил поесть. Рыба, хоть и не соленая, оказалась очень вкусной. Или показалась такой с голода. После еды снова захотелось спать. Девушка попыталась снова прикорнуть у мужчины на плече, но он, поняв ее намерение, снял плащ, постелил на землю и уложил ее спиной к огню. Ли тут же с наслаждением провалилась в глубокую яму сна.
  
  ***
  
  Азара хмурилась, сидя в кресле у камина. Все оказалось не так просто. Кому в голову придет, что здравомыслящая женщина станет цепляться за жестокого убийцу и насильника, рвущего зубами плоть своих жертв? Ан нет, глупая девка втрескалась настолько, что не желала и думать об этом! Нашла своим жалким умишком хитрую лазейку: мол, он не помнит о содеянном, значит, не шибко и виноват. Нетрудно было б заставить совенка все сделать самому, но такие вещи навсегда калечат хрупкие человеческие душонки. Повелитель не принял бы ее последующую победу. Он не раз говорил: "Легко заставить дерево расти вбок. Достаточно прижать молодой росток камнем или согнуть постоянным ветром. Но стоит ветру стихнуть, а камню скатиться, и дубок или сосенка тут же потянутся вверх, к небесам. Ваше искусство должно заключаться в том, чтобы научить их желать пресмыкаться по земле." К счастью, у Азары достаточно времени, она сможет преподать мальчишке правильные уроки. Но сперва нужно оторвать его от этой девки, оторвать по-настоящему. Не разлучить их, а заставить отречься друг от друга.
  
  Для начала она попыталась внушить дочери мэра страх и отвращение к любовнику. Это потребовало усилий: заморочить девиц и стражников, оживить гнилые пни, превратив в двуногих чудовищ, послушных ее воле, поковыряться в памяти совенка... Последнее, вообще-то, оказалось даже приятным. Мальчик возмужал, смотреть на него -- одно удовольствие. А разодрать ему грудь в кровь... М-м-м... Потом облизать пальцы, провести языком по сочащимся красным соком полоскам на его коже... Жаль, он ничего не чувствовал и не запомнил. Ну, ничего, теперь, когда совенок и девка сидят в подземелье ее замка, все будет по-другому. Есть у нее несколько интересных мыслей... Азара томно потянулась. Как хочется ощутить его руки на своем теле... Маленькая мерзавка посмела присвоить не принадлежащее ей? Она заплатит.
  
  Ладно, хватит о девке, только настроение портится. Нужно пойти поговорить с мальчиком. Нет, сперва посмотреть, в каком он настроении. Азара провела рукой по магическому кристаллу, лежавшему на маленьком круглом столике со специальным углублением. Вот так сюрприз! Рыжий увязался за своей невестой! А это что за червяк? А, слуга парня. Он тут совсем не нужен. Может, прихлопнуть его прямо сейчас? Ладно, успеется. Надо же, она-то думала, завидев светящийся шар, все кинутся врассыпную. Ворожила специально, чтоб щупальца затянули нужную ей парочку. А оставшиеся двое сами полезли. Удивительно... Что это там у них происходит? Соперники готовы сцепиться из-за девки. Какая прелесть! Вот, оказывается, что имела в виду Калиста. И верно: далеко не все потеряно. Злости у совенка хватает. Пожалуй, девке не совладать с таким накалом. Да и к рыжему она, кажется, не совсем остыла... Решено: Азара на некоторое время предоставит этих четверых самим себе. Люди есть люди: перегрызутся, передерутся, возненавидят друг друга, это уж как пить дать. А если что-то пойдет не так, Азара всегда успеет вмешаться.
  
  И женщина расхохоталась в предвкушении интересного зрелища с предрешенным финалом.
  
  VIII
  
  Девушку разбудили солнечные лучи, упавшие на лицо. Оливия открыла глаза и тут же снова зажмурилась: здешнее солнце оказалось неожиданно ярким для зимы. Может, тут все-таки лето? Сет, правда, говорил вчера что-то о южных краях... Она осторожно приоткрыла глаза. От горящего костерка тянуло дымом, на углях с краю лежала свежезапеченная рыба. Мужчин видно не было. Ли поспешно села и огляделась. Оказалось, все трое расположились выше по склону, видно, чтобы не будить ее, и что-то обсуждали. К счастью, вполне мирно. Клэй первым заметил, что она проснулась, и дернул хозяина за рукав. Сет тут же спустился к ней.
  
  -- Выспалась? -- Она кивнула. -- Поешь, Клэй с утра еще рыбы наловил.
  
  -- А вы будете там секретничать?
  
  -- Нет, раз ты проснулась, поговорим здесь, -- он махнул парням рукой, те направились вниз, к костру.
  
  Оказалось, река вынесла их на поверхность в нижней части невысокой горной гряды. Рид, отправившийся с утра осмотреть окрестности, разглядел внизу селение. Они ждали, пока Ли проснется, чтобы отправиться в путь. Позавтракали, Клэй загасил костер, и путешествие началось.
  
  Выбрались из лощинки и очутились на пологом горном склоне, заросшем густым кустарником. Там и тут стояли уже знакомые корявые деревья с мелкими листьями, будто вырезанными из кожи. Идти оказалось трудно. Никакой тропы не было, иногда приходилось возвращаться и обходить особенно непроходимые участки зарослей или высокие каменные уступы. Внизу расстилалась плоская равнина, голая в предгорьях, вдалеке покрытая лесом. Селение, видневшееся на берегу сбегавшей с гор реки, оказалось не таким уж маленьким. Ли с интересом разглядывала похожие на коробочки белые домики с плоскими крышами. В центре располагалась площадь, рядом -- большое здание, увенчанное высоким остроконечным шпилем. Наверное, храм. Вскоре путники спустились ниже, и дома скрылись из виду, зато идти стало гораздо легче.
  
  Ли приободрилась. Все не так уж плохо: Сет и Рид больше не грызутся, даже вполне мирно обменялись парой фраз. Скоро они выйдут к людям и смогут узнать, куда же их занесло. Тревожит только способ их попадания сюда. Колдовство. Девушка собралась с духом и спросила:
  
  -- Сет, скажи, все это, ну, убийства, светящийся шар, как-то связано с... -- замялась, подбирая слова. -- ...Твоим лицом?
  
  -- Похоже на то.
  
  -- А что с тобой случилось, Эрланд? -- Рид признал свое поражение, но не желал из-за этого становиться безмолвной запуганной тенью. -- Я думал, ты таким уродился.
  
  -- Уродился я не хуже тебя, Ридли. А про то, что случилось, я никому не рассказывал и не собираюсь.
  
  -- Может, теперь пора? -- не отставал стражник. -- Раз мы все из-за тебя влипли.
  
  Ли оценила стойкость духа бывшего жениха, но забеспокоилась, как бы он в очередной раз не вывел Сета из себя. Еще одной драки между ними она не вынесет. Мужчина, впрочем, был настроен на удивление миролюбиво.
  
  -- Есть у одной ведьмы на меня зуб, -- сказал он. -- А подробности тебе знать незачем.
  
  Рид присвистнул и ничего не сказал. Если у него и имелись до недавнего времени сомнения в существовании ведьм, события последних дней должны были их рассеять.
  
  Путники, наконец, выбрались из труднопроходимых зарослей на дорогу. Дождя давно не было, и при каждом шаге в воздух поднималась тонкая белая пыль, оседавшая на сапогах мужчин и подоле платья Оливии. Раскинувшееся впереди селение приближалось, они уже различали доносившийся оттуда лай собак.
  
  Стражник несколько минут сосредоточенно шарил по карманам. Ли, покосившись на Сета, рискнула поинтересоваться, что ищет Ридли.
  
  -- Деньги, -- пробурчал он. -- У тебя ничего не завалялось? Украшения ты не слишком жалуешь. Раньше-то я даже радовался, а теперь впору огорчиться. Кормить нас даром никто не будет.
  
  Девушка тут же проверила, на месте ли цепочка с "совиным глазом". Все в порядке, подземная река, видно, тоже равнодушна к украшениям.
  
  -- И много у тебя в карманах набралось? -- поинтересовался Сет у стражника.
  
  -- Пара серебряных и с десяток медяков.
  
  -- Медь можешь запрятать подальше до возвращения или сразу выбросить, -- хмыкнул Клэй. -- Тут другая чеканка. Серебро, может, и возьмут, но за здешнюю мелочь.
  
  Рид остановился как вкопанный. На его деньги в Горинге они могли неплохо пообедать вчетвером. Мужчина оглянулся на парня, усмехнулся при виде его недоумения.
  
  -- Успокойся, Ридли. Мы с Клэем уезжать собирались, так что кой-какое золотишко с собой имеется, -- он провел рукой по поясу. -- А золото оно везде золото, с любой чеканкой.
  
  К полудню добрались до селения и направились прямиком в трактир. Узнать его оказалось несложно: длинное приземистое здание с широкими двустворчатыми дверями, понизу выщербленными сапогами многочисленных посетителей. Рядом коновязь и длинное корыто для воды. Ли улыбнулась: теперь она посещает сие заведение как полноправная и почтенная путешественница с более чем надежными сопровождающими. Внутри трактир не сильно отличался от горингского собрата. Видно, подобные заведения одинаковы по всему миру. Такой же просторный зал с невысоким потолком, многочисленные столы с лавками. Только потолочные балки и стены украшены не хмелем, а пучками каких-то трав и веточек. Девушке тут же вспомнился благоухающий куст в горах. Хозяин, невысокий плотный мужчина, протирал стойку. Проходящие сквозь не слишком чистое оконное стекло солнечные лучи заставляли блестеть обширную лысину, окруженную черными волосами, сдобренными проседью. При виде посетителей он не стал скрывать удивления. Сет, предварительно завесивший пол-лица волосами, подошел к стойке.
  
  -- Небеса в помощь, хозяин. Накормишь усталых путников?
  
  -- Ежели путникам есть чем платить, то непременно, -- ответил трактирщик с заметным южным выговором.
  
  -- Если б у нас не было, мы б сюда не зашли.
  
  -- Располагайтесь.
  
  Хозяин гостеприимно обвел зал рукой, потом кликнул то ли жену, то ли служанку, и принялся вполголоса отдавать ей распоряжения. Закончив, подошел к путешественникам.
  
  -- Откуда вы, добрые люди? На местных-то не похожи, -- полюбопытствовал он, безо всякого стеснения разглядывая посетителей.
  
  -- С севера, -- ответил Сет.
  
  -- И что же в наших краях ищете?
  
  -- А это не твое дело, любезный.
  
  Трактирщик, не первый раз за свою жизнь получавший подобный ответ, глянул на мужчину. С таким, пожалуй, лучше не связываться. Угрюмый, лицо прячет. Спутник его с разбитой физиономией тоже хорош. Правда, девица и третий парень опасений не внушают. Ишь, какая синеглазая северяночка... На потаскушку не похожа, верно, жена кого-нибудь из этих троих. Да, если б не она, впору супругу за старостой посылать. Тот с сыновьями в два счета выставил бы подозрительных бродяг, нечего таким в их деревне делать.
  
  -- И верно, дело не мое. Я-то помочь думал, -- ответил хозяин. -- Подсказать что, если надо. Путники к нам редко заходят. Дальше ничего, кроме гор, нету. А по ту сторону, говорят, замок ведьмы стоит. -- Он заметил, как вздрогнула девушка при этих словах. -- Тамошние земли от лиходейки стонут, к нам иной раз беглецы добираются, рассказывают. Я решил, может, и вы оттуда.
  
  -- Отсюда до моря далеко? -- спросил Сет, игнорируя упоминание о ведьме.
  
  -- Недели три пешего пути будет.
  
  -- Торговые караваны к вам заходят?
  
  -- Нет, мы сами в ближайший город ездим. Он отсюда в пяти днях пути. Оттуда караваны ходят и на север, и к морю.
  
  -- На дорогах безопасно? Или лихие людишки пошаливают?
  
  -- Да как сказать? Больших-то шаек в наших краях нет. У нас здесь крестьяне живут, а разбойничкам, известно, золото подавай. На кой им воз зерна? Сброд всякий, конечно, по дорогам шляется, куда ж без этого? -- хозяин, не удержавшись, бросил подозрительный взгляд на Рида.
  
  -- Мой брат неудачно со скалы упал, -- не удержалась Ли.
  
  -- Успокойся, милая, никто твоего драгоценного брата ни в чем не подозревает, -- хмыкнул Сет. -- Лошадь в вашей деревне можно купить? -- поинтересовался он у трактирщика.
  
  -- Отчего ж нельзя? Завтра как раз базарный день, выбор будет большой.
  
  -- Хорошо. А переночевать у тебя можно?
  
  -- Ночуйте, -- кивнул хозяин. -- Свободные комнаты имеются.
  
  На том и договорились. Как следует поев, компания отправилась на рынок. Базарный день -- дело хорошее, но кое-что можно купить прямо сейчас. К примеру, мужскую одежду для Ли, гораздо более удобную в длительном путешествии.
  
  Девушка с интересом поглядывала на непривычные дома с плоскими крышами и смуглых черноволосых южан. Клэй и Рид тоже вовсю глазели по сторонам. Особенно вдохновляли их местные девушки, невысокие, черноглазые, с гладко зачесанными блестящими темными волосами, собранными на затылке в тяжелый узел. Фасон их платьев подчеркивал женственные фигуры: пышногрудые, крутобедрые, с гибкой талией. Парни так и пожирали селяночек глазами. Ли это даже радовало: она до сих пор чувствовала себя виноватой перед бывшим женихом. Вот две идущие навстречу молоденькие подружки сверкнули белозубыми улыбками, посматривая на незнакомых мужчин. Не будь у Ридли лицо разбито, основное внимание, конечно, досталось бы ему, но сейчас девушки дольше всего задержали взгляды на широкоплечей фигуре Сета, пошептались и захихикали. Он не обратил на них внимания, стражник и слуга не отказали себе в удовольствии обернуться и проводить хорошеньких южанок красноречивыми взглядами.
  
  -- Я Клэя не узнаю, -- вполголоса проговорила Ли.
  
  -- Ты его знаешь плохо, -- ответил мужчина. -- Он вовсе не монах. К тому же такие аппетитные смугляночки мало кого могут оставить равнодушным.
  
  -- Ты тоже произвел на них впечатление.
  
  -- Я прекрасно знаю, как изменились бы их личики, убери я волосы со своей физиономии. Зачем мне это? Особенно теперь, когда ты рядом.
  
  -- Ну, мне до них далеко... И, признайся, Сет, появись другая, которую б не пугала твоя внешность, настоящая леди, к примеру, богатая, красивая, ты бы и думать обо мне забыл?
  
  -- Ли, зачем глупости болтаешь? Я давно понял, что ты не дурочка. Такая смелая больше не появится. И кто сказал, что ты некрасивая? Вон, как те парни на тебя таращатся. Впору за меч хвататься.
  
  Девушка повнимательней пригляделась к двум чернокудрым красавцам на противоположной стороне улицы, не сводившим с нее пламенных взоров. Да-а, мурашки по спине побежали... Сет приобнял ее за плечи и прижал к себе, многозначительно глянув на молодых южан.
  
  -- Им тут не часто приходится любоваться такими синими глазами и белоснежной кожей, -- прошептал ей на ухо. -- Если б у тебя волосы были светлые, точно пришлось бы драться.
  
  -- Не надо из-за меня драться, -- поежилась девушка. -- Вон, как ты Рида отделал...
  
  -- Не собираюсь я твоего рыжего трогать. Если, конечно, он будет вести себя правильно.
  
  Они как раз выходили на площадь. Слева раскинулись немногочисленные сегодня торговые ряды, справа возвышался храм с колокольней, увенчанной высоким шпилем.
  
  -- Хочешь, прямо сейчас поженимся? -- спросил Сет.
  
  Ли остановилась, не зная, что ответить. Уж очень ее напугало поведение мужчины после их спасения из пещеры. Все прежние сомнения воспряли в душе подобно иссушенным летней жарой цветам после дождя. Что она на самом деле чувствует к Сету? Любовь? Или просто желание? А он к ней? Говорит, на него "находит". Может, на самом деле он в такие моменты и бывает настоящим? Филином. Безжалостной ночной птицей.
  
  -- Ты не станешь сердиться, если я попрошу подождать до возвращения? -- она робко взглянула ему в лицо. -- Пусть у нас все будет правильно. Ты даже не поговорил с моим отцом...
  
  -- Интересно, что ты плела рыжему, когда убеждала его не трогать тебя до свадьбы? -- на лицо Сета будто туча набежала. -- Запомни, Ли: какие б мысли не копошились в твоей хитрой головке, теперь ты моя. Я так считаю. Одобрение священника мне не нужно. Не вздумай попытаться меня обмануть.
  
  -- Я не...
  
  -- Ли, все в порядке?
  
  Рид оглянулся на отставшую парочку и, заметив растерянное выражение лица девушки, поспешил на помощь. Клэй тоже подошел, с некоторой укоризной поглядывая на хозяина.
  
  -- Все будет в порядке, если ты не станешь совать нос в чужие дела! -- рыкнул Сет.
  
  -- Я не тебя спрашивал, Эрланд. И перестань беситься. Я тебе не соперник, раз Ли сама, по доброй воле, выбрала. Но и обижать ее я никому не позволю. Понял?
  
  Мужчина сжал кулак, девушка тут же схватила его за руку.
  
  -- Сет, не надо, если хочешь, пойдем в храм, я согласна.
  
  -- На все готова, лишь бы спасти рыжего? -- он отцепил ее пальцы. -- Не нужно мне таких жертв.
  
  -- Да что с тобой?.. -- начала было она, он, не слушая, быстро пошел к торговым рядам.
  
  -- Не трогайте его сейчас, барышня, -- проговорил слуга. -- К вечеру успокоится. А пока пойдемте, купим, все что нужно.
  
  -- Сколько лет, говоришь, у него служишь? -- поинтересовался Рид.
  
  -- Да лет пять, наверное, -- как ни в чем не бывало ответил Клэй. -- Ты меньше влезай в их препирательства. Барышня сама может за себя постоять, -- произнес с совершенно неожиданным ехидством и блеснул на Ли глазами. -- Ну, а если что, лучше я с лордом поговорю.
  
  -- Тоже мне лорд! -- фыркнул стражник. -- Такая же голь, как я, только родился в замке.
  
  -- Какой есть, -- пожал плечами слуга. -- Ты много лордов видал? -- Рид помотал головой. -- Во-от. А мне приходилось. Мой получше многих с крепостями и землями.
  
  Ли не встревала в разговор и даже почти не слушала. Сет вызверяется по любому поводу. Хотя... Его, конечно, можно понять. Сначала сама сказала, что любит, согласилась выйти за него, а потом начала юлить и отпираться. Зря она отказалась пойти с ним в храм. Ее возлюбленный от нее так просто не откажется, благословил их священник или нет...
  
  Девушка вздохнула и поискала глазами Сета. Тот понуро бродил меж торговых рядов и возвращаться к ней явно не собирался. Не успела Ли подумать, на что же она станет покупать одежду, как ее окликнул Клэй.
  
  -- Пойдемте, барышня, выберете, что нужно. У меня половина хозяйских денег, я за вас расплачусь.
  
  Оливия пошла за слугой к лотку с одеждой. Выбор оказался небогатым, но ей и не нужен был сундук нарядов. Она подобрала пару вполне добротных штанов, несколько рубах и куртку. Прикинула все на себя под удивленным взглядом торговца. Вроде бы подходит, без примерки точнее не скажешь. Ну да ладно, время у них есть, переоденется в трактире. У хозяйки можно попросить иголку и нитки, да ушить, ежели потребуется. Парни выбрали кой-какую одежду для себя, Клэй заплатил за все покупки. Потом отправились взглянуть на обувь. Здешние кожаные изделия Ли понравились: добротные и красивые, в Горинге она таких не видела. Перемеряв несколько пар сапог, она, наконец, выбрала подходящую. Потом не удержалась и стала разглядывать плетеный пояс с медной кованой пряжкой. Ремень цвета охры хрустел в руках, от него приятно пахло хорошо выделанной кожей. Стоит, наверное, немало: сделан на совесть и пряжка необычная, с выгравированным затейливым узором. Ли нехотя положила понравившуюся вещь на прилавок и отправилась догонять отошедших парней.
  
  В трактир вернулись втроем, Сет безнадежно отстал, задержавшись в торговых рядах. Хозяйка проводила Оливию в комнату, справилась, не нужно ли чего. Искупаться, к примеру? Девушка с дрожью вспомнила недавнее купание в подземной реке, но потом рассудила, что полежать в горячей воде не так уж плохо, и согласилась. Заодно попросила у трактирщицы иголку и нитки -- купленную одежду наверняка придется хоть где-то ушивать.
  
  Вскоре в комнате стояла большая деревянная лохань, наполненная парящей водой. Хозяйка вылила туда из кружки какой-то коричневый травяной отвар, и в воздухе тут же разлился пряный аромат, напомнивший Ли благоухающий куст в горах.
  
  -- Для кожи и волос очень пользительно, сударыня, -- улыбнулась женщина, заметив вопросительный взгляд гостьи. -- И мужу вашему понравится.
  
  Девушка поблагодарила со смущенной улыбкой, подумав, что разозленный Сет сегодня, пожалуй, не захочет к ней прикасаться. Или сделает это так, что ей будет неприятно. Трактирщица помогла гостье раздеться: плечо болело, не давая поднять руку. Ли, стесняясь незнакомой женщины, поскорей залезла в лохань.
  
  -- Какая вы беленькая, право слово, -- удивилась хозяйка. -- У нас благородные дамы посмуглее будут, хоть и прячутся летом от солнца. Может, спинку вам потереть или голову помочь вымыть?
  
  Ли вежливо отказалась, и трактирщица вышла. Какое блаженство лежать в горячей благоухающей воде! Девушка погрузилась по самый подбородок, вдыхая будоражащий запах травяного отвара. Все тревожные неприятные мысли улетучились, усталость покинула тело, даже ноющее плечо успокоилось. Хорошо бы пролежать в сладкой истоме весь вечер, но ванна недолго будет горячей... Ли нырнула с головой, стараясь промыть волосы, и вдруг вспомнила, что не купила гребень. Придется у хозяйки просить.
  
  Вынырнула и тут же поняла: в комнате кто-то есть. Может, трактирщица вернулась? Было б кстати... Осторожно оглянулась. Ее угрюмый филин, стоя спиной к лохани, стягивал рубашку. Бросил на пол, на Ли не глядит. На левом плече здоровенный кровоподтек. Видно, остался на память от того самого выступа, который вывихнул ей сустав, тут же отозвавшийся на эти мысли неприятными ощущениями. Если Сет пожелает, сегодня сделать ей больно будет очень легко... Мужчина тем временем полностью разделся и повернулся к ней.
  
  -- Позволишь?
  
  Он что, собирается залезть к ней в лохань? Мог бы подождать, пока она закончит. И места не хватит, и вода на пол польется. Противоречить не хотелось: вдруг нарвешься на очередную грубость? Девушка со вздохом поднялась, ступила на пол и быстро завернулась в оставленную хозяйкой простыню. Сет, не обращая на Ли внимания, стал устраиваться в освободившейся ванне. Послышался плеск: вода побежала через край. Конечно, он же гораздо больше нее. Мужчина ругнулся, встал, зачерпнул пустым ведром из-под кипятка, и снова сел. Какая аккуратность!
  
  -- Хорошо... -- Сет плеснул себе в лицо горячей воды, заодно отводя волосы.
  
  У Оливии от обиды слезы на глаза навернулись. Пришел, считай, не разговаривает, на нее не смотрит, из теплой ванны выжил, теперь сам наслаждается... Она вытерлась, надела одну из новых рубах и, сев на кровать, стала пальцами разбирать спутанные волосы. Надо хоть немного привести себя в порядок, прежде чем идти к хозяйке за расческой.
  
  -- Ли, посмотри там в сумке, я кое-что тебе купил.
  
  Вот еще, станет она смотреть. Жалость к себе накатила горячей волной, и Оливия шмыгнула носом. Сет, видно, расслышал подозрительный звук, помедлив, вылез из воды, быстро обтерся брошенной Ли влажной простыней и подошел к девушке. Сел, обнял сзади, прижал к себе.
  
  -- Ну что ж такое: опять я тебя обидел, маленькая моя, -- уткнулся ей в шею за ухом. -- Простишь?
  
  Она только носом шмыгнула. Если попытается что-то сказать, точно разревется.
  
  -- Я бы на колени встал, да тут поблизости ни грязи, ни навоза. Прости так, а?
  
  Ли уткнула лицо в ладони, плечи ее затряслись. Сет развернул девушку к себе, попытался оторвать руки от лица, она не позволила. Тогда он прижал ее к себе.
  
  -- Ну не плачь, пожалуйста... прости... -- бормотал он, гладя ее по мокрым волосам.
  
  Девушка не выдержала, отняла руки от лица, отстранилась от мужчины, затрясла его за плечи.
  
  -- Ты злой несносный филин! Вредный, противный, жестокий! Тебе просто нравится мучить других, меня в первую очередь!
  
  -- Ну, злой, ну, филин, да. Есть такое. Но ты же позволишь мне переночевать здесь, с тобой? -- он прекрасно разглядел, что она вовсе не плакала. -- И я не вредный. Могу быть очень даже полезным... Знаешь ведь, как меня использовать...
  
  Он перехватил ее руки, стал целовать лицо и шею. С минуту девушка отворачивалась, потом перестала, подставила ему губы. Соскучилась... Да и не может она ему противиться, не может и не хочет. Зачем? Он же сказал, что не отпустит. Когда это филин выпускал из когтей пойманную пичужку или зайчонка? И, в конце концов, она знает, как им управлять хотя бы в постели. А он, как будто, ничего не имеет против ее осведомленности.
  
  Сет ощутил податливость губ девушки и понял, что в очередной раз прощен. Он не стал терять времени, сразу принялся снимать с Ли рубаху. Очень осторожно. Девушка попыталась поднять левую руку, чтобы было удобнее, и тут же вспомнила о больном плече.
  
  -- Не спеши, глупышка, -- шепнул он. -- Я же просил не размахивать левой рукой. Как ты тут без меня разделась перед купанием?
  
  Маленькие шаловливые духи так и щекотали у Оливии по языком, подмывая ответить, что ей помогал Рид (или, еще лучше, Клэй), но она сдержалась. Таких шуток Сет не поймет. Впрочем, другой на его месте тоже вряд ли оценил подобный юмор.
  
  Мужчина отбросил рубаху, уложил девушку на спину и стал целовать лицо, шею, грудь, потом кошачьим движением скользнул на живот, потерся о белоснежную, ароматную после купания кожу.
  
  -- Как ты хорошо пахнешь...
  
  -- А ты страшно царапаешься щетиной.
  
  -- Это поправимо, -- усмехнулся он и прижался к ней безволосой изуродованной половиной лица. -- Так мне даже больше нравится.
  
  Сейчас ей тоже так нравилось больше. Против легкого царапанья она ничего не имела, но он не брился уже несколько дней. Смешно -- сегодня впору порадоваться его уродству. Хотя какое там уродство? Она не боялась его с самого начала, а теперь и вовсе не замечает. Для нее Сет красив с макушки до пяток, а в некоторых местах -- особенно... Ли сладострастно потянулась, закинув руки за голову, из горла вырвался негромкий сдавленный стон. Он, видите ли, не вредный, даже полезный. Еще какой полезный, особенно, когда не злится...
  
  Спустя довольно продолжительное время найдя в себе силы оторваться от возлюбленного, Ли принялась пальцами разбирать вконец запутавшиеся волосы.
  
  -- Посмотришь все-таки, что я тебе купил? -- спросил значительно подобревший Сет.
  
  Ли наклонилась за свалившейся на пол сумкой. Вытащила пару рубашек, которые мужчина явно приобрел для себя, под ними обнаружился приглянувшийся ей ремень и красивый костяной гребень, инкрустированный перламутром.
  
  -- Спасибо! -- девушка обернулась к Сету, приподнявшемуся на локте и с улыбкой глядевшему на нее. -- Подсматривал за мной?
  
  -- Не подсматривал, наблюдал.
  
  Вид ее счастливого личика с сияющими глазами доставлял огромное удовольствие. Не в пример лучше испуганной несчастной мордашки там, на площади. Ну почему он то и дело обижает ее? Прежде ведь не делал подружкам ничего плохого. Или делал? Давно это было, сейчас и не вспомнить. Хотя, если поднапрячься, то, наверное, можно... Нет, не хочется сейчас ни думать, ни вспоминать. Хочется лежать и смотреть, как она расчесывает волосы.
  
  Какое-то время Сет этим и занимался, но дело у Ли продвигалось с трудом.
  
  -- Давай, помогу, -- не выдержал он. -- Сама не справишься, спуталось все за столько дней.
  
  -- А ты умеешь? -- она с удивлением взглянула на него. -- Помоги.
  
  -- Наверное, не мудренее, чем лошадям гриву расчесывать.
  
  -- Нет уж, лучше я сама.
  
  -- Как хочешь.
  
  Прибегнуть к его помощи все же пришлось: влажные спутанные волосы не поддавались, грозя выломать у гребня все зубья. Ли подивилась терпению мужчины. Сет разобрал все пряди, аккуратно, осторожно, ни разу не сделав ей больно. Когда закончил, поцеловал ее в макушку.
  
  -- Как же ты хорошо пахнешь! Не оторваться...
  
  Ли довольно хихикнула. Спасибо трактирщице.
  
  На следующий день посетили ярмарку. Обдумав ситуацию, сошлись на том, что одной лошади в качестве вьючного животного будет достаточно. Погрузят на нее провизию и немногочисленные вещи, да и Ли в случае необходимости сможет ехать верхом. Мужчин пеший путь не пугал, к тому же в ближайшем городе решено было присоединиться к торговому каравану: и путешествовать безопаснее, и лошади не нужны. Купцы охотно нанимали владеющих мечом в охрану, а это обеспечит всех четверых местами в повозках. Обсудили и дорогу домой. На север можно было попасть по суше, либо сесть на корабль в одном из портовых городов на побережье. Рид, никогда не видевший моря, вовсе не горел желанием познакомиться с ним поближе. Сет тоже предпочел бы более продолжительное наземное путешествие. Безделье последних месяцев утомило, возвращаться в город, где к нему относились неприязненно, не хотелось. Но оба понимали: морской путь, хоть и таящий свои опасности, занимает гораздо меньше времени. А Ли должна как можно скорее оказаться дома.
  
  Первые два дня путешествия прошли спокойно. Двигались не спеша, ибо погода стояла хорошая. Путникам, привыкшим к промозглым дождливым северным зимам, приятно было почувствовать тепло солнечных лучей на лицах. Ли с удовольствием подолгу шла пешком. Ходьба утомляла ее меньше, чем верховая езда, к которой она не привыкла. Девушка понемногу успокаивалась. Сет и Рид, конечно, не стали лучшими друзьями, но общались вполне мирно. Хотя правильнее было бы сказать, что они удачно избегали общения. Ридли шел чуть впереди или позади, к нему частенько присоединялся Клэй. Слуга охотно рассказывал стражнику о своих прошлых путешествиях, тактично стараясь пореже упоминать "лорда".
  
  Сет ни на шаг не отходил от Ли. Девушка время от времени ловила на себе взгляды бывшего жениха, не ревнивые, а, скорее, обеспокоенные. Рид, похоже, весьма серьезно отнесся к обещанию не давать Оливию в обиду. Сет успешно делал вид, что ничего не замечает, но при каждом удобном случае старался дать почувствовать свои права: приобнимал девушку, не стеснялся целовать ее, кормил чуть ли не с рук, на привалах клал руку на ее колено или бедро. Ли это смешило: мужские дела, коими кичились соперники, больше всего напоминали мальчишеские попытки выяснить, кто сильнее, выше, быстрее бегает, дальше прыгает и прочая в том же духе. Руководствуясь мудростью, присущей женщинам и кошкам, веселье свое она держала при себе, не желая нарушать хрупкое равновесие.
  
  Надо сказать, Рид не слишком страдал от собственнических замашек Сета. Охлаждение, наступившее в их с Ли отношениях перед ожидаемой свадьбой, неожиданно дало ему возможность остановиться и подумать. Парень вдруг заметил: смотреть на других девушек очень даже приятно. Взгляды же, как водится, быстро привели к мыслям о более углубленном сравнении. Он в свое время соврал Оливии. У него были до нее другие, вернее, была. Одна. С таким братцем, как Майкл, трудно оказалось дождаться невесты. Рид долго корил себя за тот единственный случай, а с приближением свадьбы вдруг задумался. При его-то успехе у девиц так просто отказаться от возможности узнать хоть какое-то разнообразие? Изменять Ли-жене не хотелось, ну, а невесте... Да еще и отказавшей ему, можно сказать, в почти законном праве... А вдруг она сделала это специально? Та же Камилла присоветовала, мол, пусть парень нагуляется до, а не после. От этой ушлой бабенки всего можно ожидать. Ли иной раз такое вытворяла, он только диву давался. В первый раз чуть сцену ревности не закатил. Она, бедняжка, так смутилась... Со слезами поведала, что это Милла ее надоумила.
  
  Так Рид успокаивал совесть, решив дать себе волю. А как только попробовал, крепко задумался, насколько серьезно он привязан к Ли. Да, они продолжали встречаться, болтали, но планы на будущее строить перестали. Просто перестали об этом разговаривать и все. Иногда стражнику казалось, расскажи он ей о других девицах, она только посмеется и поздравит его с успехом у некоторых городских недотрог. Тогда-то Ридли и начал понимать, что его первая любовь давно переросла в дружбу, или, может быть, в более теплые и душевные отношения любящих брата и сестры. Веди себя Ли по-прежнему, он, наверное, попытался б поговорить с ней об этом, но девушка стала проявлять странную заинтересованность в Страшиле. Вот этого Рид и не смог вынести. Если б она обратила внимание на кого-то другого, на его приятеля Патрика, к примеру, или даже на Майкла, он бы это пережил (ему, во всяком случае, так казалось). Но племянник лорда... Урод, завсегдатай веселого дома со странными причудами, возможный убийца. Это было уже слишком. Когда же неприятные подозрения подтвердились, стражник и вовсе взбесился. Даже не столько как обманутый мужчина, сколько как брат, любимая сестра которого связалась с негодяем.
  
  Впрочем, Ридли, не будучи ни влюбленным, ни дураком, быстро пришел в себя. Да, на берегу горной реки ярость еще застилала ему глаза, но горячую голову Страшила охладил быстро. И, надо отдать ему должное, не так уж жестоко. Рид с детства наблюдал кулачные бои, лучше сказать, драки, и прекрасно понял: племяннику лорда при его силе и умении не трудно было б серьезно изувечить противника, а то и убить. А мужик его только потрепал чуток. Морду разбил, делов-то. В Ли же, судя по всему, втрескался не на шутку. Когда Рид выплыл из пещеры на солнечный свет, с трудом поддерживая над водой голову бесчувственной девушки, на Страшиле лица не было. Его, вообще-то, и так наполовину нет, но оставшаяся часть выглядела страшно. И оправился он, только когда слуга сказал, мол, жилка на шее бьется, значит, жива. Ну, втрескался-не втрескался, а норов у него еще тот. Ли как будто сама иной раз своего ненаглядного побаивается. Клэй, правда, велел к ним не лезть, сами, мол, разберутся. Оно, конечно, может, и так, но Рид свою "сестренку" на произвол судьбы бросать не намерен. В особенности в лапах такого злобного филина, которого, кстати, ей гадалка велела опасаться.
  
  Постепенно тревога стражника утихала. Страшила вел себя тихо, только лап от Ли не отрывал. Та не имела ничего против: глаза сияют, румянец со щек почти не сходит. Ну и небеса им в помощь, думал Рид, попутно вспоминая хорошеньких смуглых южанок. Клэй, где только не побывавший со своим "лордом", утверждал, что в постели они горячи, как местное лето... Да-а, Ли его никогда страстью не обжигала, да и он ее -- тоже. Судя же по тому, какими взглядами они обмениваются со Страшилой, у них все происходит очень жарко. Поди пойми этих баб. На рожу мужика смотреть тошно, если он не удосужится свое уродство патлами прикрыть, а девице хоть бы что. Рид как-то случайно увидел, как она по безволосой щеке пальцами провела, и готов был поклясться, что удовольствие от этого не только Страшила получил. Ли светилась, будто прекрасного небесного духа приласкала.
  
  На третий день пути зарядил дождь. Обе прошедшие ночи путники провели в поле у костра, мужчины по очереди дежурили. Но в такую погоду ночевка под открытым небом никого не прельщала. Встреченный утром крестьянин, возвращавшийся из города в известную им деревню, посоветовал остановиться на ночь в селении на берегу реки.
  
  -- Как раз к вечеру доберетесь. Ежели дождь не перестанет, вброд перейти не сможете -- вода в Закаре зимой быстро поднимается , а до моста еще полдня вниз по течению топать.
  
  Поначалу путешественники надеялись, что поднявшийся ветер разгонит неустанно поливавшие каменистую землю дождем тучи, но к обеду всякая надежда на это пропала. Ли уже давно ехала на лошади, закутавшись в кожаный плащ, купленный на ярмарке. Рид, о котором никто не проявил подобной заботы, шлепал по лужам в мокрой насквозь одежде. Из-за непогоды стемнело в тот день особенно рано. Сет взял лошадь под уздцы, распорядившись, чтоб парни держались поближе. Они уже совсем приуныли, когда впереди показался крошечный желтый огонек.
  
  -- Светлячок, -- вполголоса проговорила Ли, с трудом державшаяся в седле от усталости и желания заснуть.
  
  -- О чем ты? -- удивился Сет.
  
  Видно, его способность видеть в темноте лишала зрение возможности быстро различать источник света во мраке.
  
  -- Это окошко светится! -- обрадовался Рид. -- Лишь бы в трактире свободные места оказались!
  
  -- Не будет мест, попросимся к кому-нибудь на постой, -- рассудительно заметил Клэй.
  
  Постоялый двор находился на дальнем конце селения, почти на берегу реки. Постучали, им открыл хозяин, и, услышав просьбу о ночлеге, замахал руками.
  
  -- Что вы, добрые люди! И хотел бы помочь путникам в такую погоду, да занято все. Ни для вас места не найду, ни для лошади. Река вздулась, у меня тут много народу застряло.
  
  -- Что же нам делать? -- шмыгнула носом Ли, которой было ужасно жаль промокшего Рида.
  
  В свете, падавшем из открытой двери, она разглядела, что он не может сдержать дрожь.
  
  -- С вами женщина? -- удивился хозяин. -- Тогда отправляйтесь к бабке Каюне. Дом у нее не маленький, живет одна. Мужиков пускать не любит, а увидит вашу спутницу, так не откажет.
  
  Сет внимательно выслушал объяснения трактирщика о том как найти дом этой самой бабки, и путники вновь побрели в темноте под дождем.
  
  Жилище Каюны находилось не так уж далеко от постоялого двора. Дом стоял несколько особняком на невысоком всхолмье. Света в окнах видно не было. Сет помог Ли слезть с лошади, подошел к двери и постучал, поставив девушку перед собой, дабы хозяйка сразу смогла ее увидеть. Никто не ответил. Мужчина постучал сильнее и дольше. В одном из окон показался тусклый огонек, а из-за двери донеслось:
  
  -- Иду, иду! Пошто колотить-то так? Чай не глухие...
  
  Дверь со скрипом отворилась, на пороге стояла высокая крепкая старуха в накинутой поверх ночной рубашки шали. В руке у нее была масляная лампа. Хозяйка подняла ее, пристально разглядывая ночных гостей. Ли слегка поежилась под цепким взглядом темных глаз, казавшихся необычно молодыми на морщинистом лице, обрамленном седыми волосами.
  
  -- Вот так компания! -- поджала губы старуха. -- Постоялый двор переполнен?
  
  -- Да, бабуля, -- кивнул Сет. -- Пришил к тебе на постой проситься. Пустишь? Мы заплатим.
  
  -- Я тебе не бабуля, внучек, -- хмыкнула хозяйка. -- Меня здесь кличут Каюной. Ты волосы-то с лица убери, а то не вижу, кого в дом пускаю: человека, али нечисть ночную.
  
  -- Да если я их уберу, ты, пожалуй, меня и не пустишь, -- засомневался Сет.
  
  -- Я, чай, не трусливее твоей девчонки, -- усмехнулась Каюна. -- Она, вон, к тебе жаться не боится.
  
  Мужчина покорно откинул капюшон и убрал волосы.
  
  -- Так-то лучше, -- кивнула хозяйка. -- Проходите.
  
  -- А лошадь куда? -- спросил Клэй.
  
  -- Обожди, милок, на улице с животинкой. Сейчас всех устроим.
  
  Каюна закуталась в плащ и пошла показывать парню, куда пристроить лошадь. Обернулись они быстро. Бабка провела путников на просторную кухню и затопила плиту. Глянула на Рида, с которого на пол уже натекла небольшая лужица, и покачала головой.
  
  -- Пойдем-ка, парень, переоденешься. Есть у меня кой-какая мужская одежка.
  
  Вскоре Каюна вернулась с комком мокрой одежды, бросила его в корыто и принялась греметь посудой. Появившийся чуть позже стражник тут же был усажен за стол с кружкой горячего ароматного травяного отвара.
  
  -- Бабу... Каюна, а чего покрепче у тебя найдется? -- поинтересовался Сет, прихлебывая тот же напиток.
  
  -- А коли и есть, я не собираюсь незнакомым мужикам выставлять. Ну как напьетесь?
  
  -- Какое там "напьетесь", -- фыркнул Сет. -- Согреться хочется.
  
  -- Бабушка, пожалуйста, хоть Риду дай, -- попросила Ли, с жалость смотревшая, как стражник стучит зубами о край кружки.
  
  -- Ладно, но ты сама за ними приглядывай, девочка, -- смилостивилась Каюна. -- Переберут -- ночевать отправятся на улицу.
  
  Бабка открыла дверцу шкафа и вытащила пузатую бутыль из темного, почти черного стекла да четыре чарки. Налила до краев и кивнула гостям.
  
  -- Моего приготовления настоечка, на травах. От простуды хорошо помогает, ежели употреблять в меру.
  
  Мужчины не заставили просить себя дважды. Ли поколебалась, держа чарку в руке, потом пригубила. Темно-коричневая маслянистая настойка одуряюще пахла незнакомыми цветами и травами, оставляя на языке непонятный вкус: сладкий и терпкий, с оттенком горечи. Девушка решилась и разом выпила. В желудке будто вспыхнул костер, мгновенно разгоняя по жилам жаркое пламя. На глаза навернулись слезы. Каюна усмехнулась, глядя на гостью.
  
  -- Тебе, девочка, хватит, а этим, так уж и быть, еще налью.
  
  После второй чарки даже Рид перестал трястись и значительно приободрился. Хозяйка тем временем накрыла на стол. Путники тут же накинулись на копченое мясо, сыр и хлеб. Ли и стражник отдали должное ароматному южному меду -- сладкое они оба любили. Каюна не досаждала разговорами, а когда гости насытились, отвела их в комнаты.
  
  Проснувшись следующим утром, Ли осторожно выскользнула из-под одеяла, стараясь не разбудить Сета, и подошла к окну. Мир, такой же серый и дождливый, как вчера, ничуть не манил. Вздувшаяся река быстро несла мутные воды, ветки и прочий растительный мусор. Девушка непроизвольно вздрогнула, подумав о продолжении путешествия.
  
  -- Ли, иди сюда, -- послышался сонный голос Сета. -- Спешить некуда, я слышу, льет по-прежнему.
  
  Дождь неустанно барабанил по крыше, стучал в окно, а в сухой комнатке было так уютно... Оливия поскорее забралась под теплый мужской бок. Вчера оба слишком устали и заснули почти сразу. Теперь хотелось наверстать упущенное, что они не замедлили сделать.
  
  -- Задержаться б тут до весны, -- мечтательно протянул Сет, не спешивший выбираться из постели. -- Бабуля не вредная, парней бы дальше отправили...
  
  -- Ты говорил, тебе надоело сидеть на одном месте, -- удивилась Ли.
  
  -- Так то вашем Горинге, где я для всех был Страшилой. А здесь меня никто не знает. Я бы поучился с людьми ладить, ты бы мне помогла.
  
  -- Кто тебе мешает учиться в дороге?
  
  -- Твой рыжий меня слишком раздражает.
  
  -- Брось, Сет. Мы с Ридом теперь просто друзья. Прошлое осталось позади и не вернется.
  
  -- Может, и так, но без доблестного стражника было б проще.
  
  -- Потерпи немного, -- вздохнула Ли. -- Ты не хочешь задерживаться в Горинге?
  
  -- Нет. Поедем в столицу.
  
  -- Зачем? Что ты там станешь делать?
  
  -- Наймусь к королю. Наверняка ему пригодится человек, способный видеть в темноте. В охране или в тайной службе.
  
  -- Да, пожалуй, -- согласилась она, подумав. -- А почему ты раньше этого не сделал? Служить королю намного почетнее, чем быть наемником.
  
  -- Дурак был. Думал, куда мне с моей рожей в столицу.
  
  -- Но... -- она осеклась.
  
  -- Да, маленькая моя, рожа при мне, только я теперь вижу: не всех она пугает. И поеду я не один, с тобой. А раз у меня такая милая жена, значит, и я -- не чудовище.
  
  -- ХитрО придумано! -- усмехнулась Ли. -- Понятно, для чего я тебе нужна.
  
  -- Нужна ты мне в первую очередь совсем для другого, -- он чмокнул ее в нос и посадил на себя. -- Так ведь тоже умеешь, скромница?
  
  Они могли бы провести в постели весь день, но в дверь постучали.
  
  -- Сударь, -- раздался голос Клэя. -- Хозяйка завтракать зовет.
  
  Ли с Сетом спустились на кухню. Каюна заканчивала накрывать на стол, парней видно не было. Поздоровались, сели, тут же появился Клэй.
  
  -- Рид, похоже, разболелся, -- сообщил он. -- Всю ночь кашлял, сейчас еле говорит.
  
  -- Так и знал, что с рыжим намучаюсь, -- пробурчал Сет. -- Придется его здесь оставить.
  
  Ли бросила беспомощный взгляд на Клэя, тот хотел что-то сказать, но его опередила Каюна.
  
  -- Вот что, касатики. Даже если дождь к завтраму уймется, река не сразу успокоится. Вы спешите?
  
  -- Нет, -- покачал головой Сет. -- Но любая задержка стоит денег, а у нас их немного.
  
  -- Я с вас ничего не возьму, ежели пособите по хозяйству. Крыша в конце лета прохудилась, да и еще кое-где мужская рука требуется. Девушка тоже без дела не останется -- комнат много, я одна. А хоть пару раз в год нужно везде убраться.
  
  -- Я, ба... Каюна, по хозяйству тебе помочь не смогу, даже если очень захочу, -- усмехнулся Сет. -- Другому учен. Получается, отдуваться придется Клэю и Ли. И не только за меня, но и за рыжего.
  
  -- Чему ты там учен, внучек? -- усмехнулась бабка. -- Чай, не книги писать? Помашешь топором вместо меча, дров нарубишь. Воды, когда попрошу, принесешь. Этому учиться не надо. Или гордость не позволяет?
  
  -- Нищим гордость не по карману. Договорились.
  
  -- Да ты не злись так, мОлодец. Чай, в твоих несчастьях ни я, ни спутники твои не виноваты, особенно рыжий парнишка. Ты подумай, может, кроме самого себя винить-то и некого?
  
  -- Ты, часом, не ведьма, Каюна? -- теперь тон Сета стал откровенно злым.
  
  -- Нет, не ведьма, хоть ты и не первый меня об этом спрашиваешь, -- улыбнулась бабка. -- После завтрака, касатик, провожу в сарай. Помашешь топориком, авось, к обеду злость-то повыветрится.
  
  Так и остались они у бабки Каюны. Остановка эта оказалась весьма кстати. Дождь лил почти целую неделю. Переправься они через реку по мосту, идти пешком в такую погоду было б невозможно. Рид провалялся с жестокой простудой три дня. Бабка Каюна пользовала его лечебными отварами собственного приготовления, и он быстро пришел в себя. Ли навещала его пару раз, когда Сет был занят, но не задерживалась, ибо работы у нее хватало. Она перемыла полы во всем просторном двухэтажном доме, убрала пыль и паутину. Нельзя сказать, чтобы хозяйка заставляла постояльцев сильно перетруждаться. Работы, конечно, было много, но кормила их бабка хорошо и отдыхать не препятствовала.
  
  Ли поначалу с опаской присматривалась к хозяйке. Каюна была необычной женщиной, и, действительно, иной раз напоминала ведьму. Но девушка быстро поняла -- бабка, скорее, ведунья, иными словами, сведущая во многих вещах, большинству людей неизвестных, но не занимающаяся ни колдовством, ни злыми делами. Каюна обладала обширными знаниями о растениях и их лечебных свойствах, умела составлять удивительные настойки и снадобья. Она прожила долгую жизнь и прекрасно разбиралась в людях. Ли с некоторой завистью отметила: частое дурное настроение Сета и его злость совершенно не пугали хозяйку. Осадить "внучка" ей ничего не стоило. Бабка, в свою очередь, прекрасно разглядела тревогу Оливии и как-то сказала ей:
  
  -- Не дай ему запугать тебя, девочка. Он, вишь, чуть что -- страхом и неуверенностью пользуется, будто научил его кто. А ты не бойся. Любишь его, и хорошо. Пусть он это знает и чувствует. Страха же никогда не показывай, а еще лучше -- вовсе не пускай в свою душу. Чего тебе парня бояться? Он без тебя не может, поверь. Самый большой его страх -- тебя потерять. Да-да, так и есть, -- улыбнулась Каюна, заметив недоверчивое выражение на личике девушки. -- Только упаси тебя небеса, милая, попытаться эту власть над ним использовать. Рухнет тогда все. Да ты не из таких, я вижу, -- старуха потрепала смутившуюся Ли по зарумянившейся щечке.
  
  К середине второй недели река стала успокаиваться, и путники уже подумывали об отъезде. Бабка не торопила их, работа у нее находилась каждый день, а теперь и поправившийся Рид принимал в ней участие.
  
  Как-то вечером после ужина Ли выглянула в окно и увидела тоненький серп молодого месяца, изящную яркую лодочку в темном океане ночных небес. Сет проследил за ее взглядом.
  
  -- Пойдем, прогуляемся, -- предложил он.
  
  Парни уже ушли наверх, и на кухне оставалась только Каюна.
  
  -- Сходите, голубки, -- улыбнулась она. -- Сегодня хорошая ночь -- молодой месяц народился. Пройдите за дом и вдоль реки, там большой луг, оттуда на луну любоваться лучше всего. У нас в деревне его так и зовут -- Лунный луг. Лампу вам дать?
  
  -- Нет, спасибо. Я вижу в темноте.
  
  -- Ну, тем более грех не прогуляться в такую погоду. Я скотинку проверяла -- тихо, ни ветерка. Прохладно, конечно, но на то и зима. А вы вот выпейте по чарочке.
  
  Бабка полезла в шкаф, откуда чего только ни извлекала за время их пребывания в ее доме -- от разноцветных бутылей и пузырьков с настойками и снадобьями до странно пахнущих пряностей и вяленых плодов. На сей раз в ее руках оказалась темно-синяя бутылка необычно глубокого цвета, напомнившего Ли колокольчики горечавки. Содержимое было вовсе не горьким, наоборот, медвяным, и, как большинство южных снадобий, ароматным.
  
  Раньше все здешние запахи казались Ли просто незнакомыми, экзотическими, но этот... В нем смешались ароматы, пробуждавшие десятки неуловимых воспоминаний, некоторые поднимались из самого детства, другие были недавними, но не менее дорогими. Сдобные булочки и высохшие на ветру простыни, нагретая жарким солнцем кожа, пыль, прибитая первыми каплями теплого летнего ливня, ландыши и жимолость, земляника и скошенная трава, яблоки, озерная вода, опавшие осенние листья и дождь промозглой ветреной октябрьской ночью... Оливия невольно закрыла глаза, все глубже погружаясь в поток ароматов, чередующихся, смешивающихся, воскрешающих в памяти то одну картину, то другую. К реальности ее вернуло легкое прикосновение к устам. Она открыла глаза, губы мужчины уже скользнули к ее уху.
  
  -- Пойдем, будешь грезить, глядя на луну.
  
  Девушка оглянулась, Каюна ушла, они с Сетом были одни. Интересно, чем для него пахла эта настойка? Спросить она не решилась.
  
  Мужчина накинул на плечи Ли плащ, и они вышли из дому. Оливия держала Сета за руку и не отрывала глаз от узенькой лодочки в небесах. Когда вышли на открытое пространство Лунного луга, девушка стала ступать более уверенно: молодой месяц давал на удивление много света. Ли прекрасно различала траву под ногами, ровную, без единой кочки. Они направлялись к центру луга, как вдруг перед ними вырос высокий, больше человеческого роста, камень, по форме напоминающий расплывшийся в основании клык. Девушка прикоснулась к нему. Холодная неровная поверхность была покрыта лишайником.
  
  -- Вон еще один, -- Сет махнул рукой влево.
  
  -- И справа такой же, -- отозвалась Ли.
  
  -- Да здесь их целый круг, -- удивился мужчина. -- Видишь?
  
  Девушка пригляделась и в свете месяца различила широкий круг из огромных камней. Казалось, он охватывает весь луг. Странно, Каюна ничего об этом не говорила...
  
  -- Пойдем внутрь? -- спросил Сет.
  
  -- Да. Мы же хотели погулять на лугу.
  
  -- Как-то странно здесь, -- он помедлил. -- Мой глаз плохо видит. Все контуры будто в тумане.
  
  -- Думаешь, опасно? -- забеспокоилась Ли.
  
  -- Нет, опасности не ощущаю. Просто странно. Давно такого не было. Как в детстве: и хочется, и страшно.
  
  -- Страшно?
  
  -- Ну, не по-настоящему страшно, а как... Трудно объяснить... Как перед прыжком в воду, когда купаешься. Холодно, а как прыгнешь, мурашки исчезают и становится хорошо.
  
  -- Тогда пойдем?
  
  Он кивнул, они взялись за руки и медленно вошли в круг, будто в воды незнакомой реки. В первую минуту ничего не случилось, а потом на Ли обрушились ароматы, которые она ощутила, выпив настойку из синей бутылки. Вокруг взвихрился туман, отделяя девушку от мужчины. Порыв ветра разъединил их руки, подхватил, закружил, словно осенние листья, сорвал одежду и бросил куда-то в наполненный звездами мрак. Последнее, что успела разглядеть Ли -- сверкающий острый серп луны.
  
  Сет открыл глаза. Он лежал на поляне в ночном лесу, все кругом плыло в молочной дымке. Поднялся на ноги, протер левый глаз, лучше видно не стало, и что-то в ощущениях было не так. Вновь прикоснулся кончиками пальцев к глазу. Ресницы? А выше бровь... И левая половина лица ничуть не отличается от правой. Все ясно, это сон. Подобные дурацкие фантазии приходили одно время после того как от лица осталась половина. Сейчас должна появиться хотя бы одна прекрасная дева... А зачем ему теперь какие-то девы? Тем не менее, она появилась, да не одна, а целых три. Обнаженные, завораживающе красивые, их юные тела мягко сияют в свете луны. Направляются к нему, ну, понятно. Только с чего бы такие сны? Есть у него теперь женщина, которую он захотел с первого взгляда. Милая, нежная, жаркая. Девицы хороши, ничего не скажешь, особенно та, с волосами цвета гречишного меда, но чувствует он себя как-то неловко. Сон, конечно, но Ли лежит где-то здесь, под боком, а он разглядывает посторонних девиц. Те тоже глаз с него не сводят, подходят все ближе и о чем-то тихо переговариваются. Хотя понятно о чем -- о нем.
  
  -- Смертный... Красивый...
  
  -- Сильный...
  
  Та самая, с золотисто-каштановыми локонами, подошла к мужчине, положила руку ему на грудь. Сет вздрогнул и чуть отстранился. Смертный? А они, выходит, бессмертные? Что-то это напоминает... Надо бы убраться подальше от красоток, кто знает, как они по-настоящему выглядят?
  
  -- Что это с ним? -- удивилась дева.
  
  Ее подруги (или сестры?) подошли, одна запустила пальцы в волосы мужчины, другая провела по его спине. Сет попытался отойти, но настойчивые руки не отпускали, гладили, ласкали, манили, обещали... Это было приятно, ни один из его прежних снов не мог сравниться с этим по реальности ощущений.
  
  -- Поцелуй меня, смертный...
  
  -- И меня...
  
  -- Меня...
  
  Девичьи пальцы скользят по губам, забираются в волосы, гладят затылок, притягивая голову к приоткрытым зовущим устам...
  
  -- Нет, -- он извернулся и вырвался из круга женских рук и тел. -- Нет, красавицы, простите, не могу. Как-то это... неправильно.
  
  -- Ну что ты, это же только сон...
  
  Они вновь придвинулись: яркие губы, струящиеся волосы, точеные белоснежные плечи, упругие груди...
  
  -- Смертный сказал "нет", -- послышался еще один женский голос, глубокий и звучный. -- Вы знаете правила.
  
  -- Да, госпожа, -- все три склонились в почтительном поклоне и исчезли.
  
  Сет оглянулся. У края поляны стояла еще одна женщина, не нагая, а будто облаченная в лунный свет, который там и тут украшали цветы и листья. И в то же время, при малейшем движении сквозь странное одеяние проглядывало тело, прекрасное настолько, что красота эта не пробуждала плотского желания, а проникала прямо в душу, просветляя и очищая ее. Смотреть на эту деву было все равно что созерцать цветущие по весне вишни, рассвет над морем или лунную ночь в степи. Мужчина, совершенно забывший о своей наготе, опустился на одно колено и склонил голову.
  
  -- Поднимись, смертный, -- голос прозвучал прямо над ним.
  
  Он встал, не решаясь смотреть на нее. Взгляд уперся в гирлянду изящных сине-белых аквилегий, бегущую по подолу. По резному листку герани, видневшемуся на платье чуть ниже колена загадочной госпожи ползла божья коровка. Происходящее, хотя и становилось все более странным, перестало напоминать сон.
  
  -- Почему ты отказал моим подданным?
  
  -- Я... не хотел никого обидеть, госпожа. Но у меня есть... жена.
  
  -- Мне известно, что это не останавливает мужчин, ни смертных, ни бессмертных, -- усмехнулась дева.
  
  -- Не останавливает, если жена им безразлична. Мне -- нет. Я не хотел бы, чтоб она изменила мне, значит, не имею права изменять ей.
  
  -- Какой ты правильный!
  
  -- Не такой уж правильный. Просто умею извлекать уроки из горького опыта. Как-то попробовал изменить невесте... Госпожа, а что с моим лицом? -- он почему-то был уверен: она поймет вопрос.
  
  -- Ничего. Оно осталось прежним. Просто здесь смертные выглядят так, как себя ощущают. Тебя ведь больше не тревожит увечье?
  
  -- Пожалуй. Не хочу изменять Ли еще и поэтому. Ни одна женщина не сделала для меня того, что она.
  
  Дева понимающе кивнула.
  
  -- Госпожа, где сейчас Ли? Что это за место? И кто вы?
  
  -- Пойдем, я провожу тебя к маленькой смертной. А место? Это другая грань мира. Природная, подлинная. Животные, растения, небесные светила и земная твердь не умеют лгать. Поэтому все здесь выглядит в соответствии со своей внутренней сущностью, в том числе твое лицо. Я -- хозяйка здешних мест, большего тебе знать не следует. Ваша, смертная, грань искажена ложью и злобой, что живут в людских душах. Некоторые из людей решаются на сделки с отцом лжи, и это открывает ему дорогу в отведенную вам часть мира, делает границу проницаемой. В его присутствии искажение становится еще сильнее. Ты же знаешь, страж.
  
  -- Страж? -- не понял мужчина.
  
  -- Разве не это означает твое полное имя?
  
  -- Да, конечно... Матери пришла в голову странная фантазия, -- проворчал Сет. -- В детстве у брата был неиссякаемый источник развлечения...
  
  -- Имя дается не просто так, -- улыбнулась дева. -- Отчасти оно соответствует изначальным качествам человека, отчасти формирует его. Возможно, тебе еще представится шанс доказать это.
  
  Сет покорно кивнул. На память пришло давно позабытое ощущение неправильности творившегося на шабаше и смутное желание вмешаться, несмотря на страх, и прекратить поругание. Поругание чего? Вот этого самого подлинного, чистого мира, который здесь являл себя во всей красе. В лесу, по которому они шли, все казалось знакомым, родным и... верным. Ступавшая рядом дева вызывала почтение, а не страх.
  
  -- Но, госпожа, ваши подданные, чем они лучше его слуг? -- спросил он, вдруг вспомнив недавние домогательства девиц.
  
  Женщина рассмеялась тихим мелодичным смехом.
  
  -- Во-первых, смертный, мне просто хотелось испытать тебя. Я лишь удовлетворила свое любопытство. Оказалось, люди отличаются от животных, хотя бы некоторые. Или хотя бы иногда. Никто не стал бы принуждать тебя или мстить за отказ. Ну, а если б ты согласился, в твоей памяти остался б чувственный сон. Во-вторых, ты видел подлинный облик духов земли. Они вечны, молоды и прекрасны. Всегда были такими и всегда будут. Такова их природа, а не чья-то воля. И поведение моих подданных продиктовано их сутью. Все живое должно продолжать себя. Они -- женщины, ты мужчина. Сильный, способный дать хорошее потомство. Вот и все.
  
  -- Как просто! -- усмехнулся Сет. -- А ведьмы тоже плодятся?
  
  -- Прислужники отца лжи после заключения сделки не способны иметь детей. Они продолжают себя, уродуя людские души. Просто, говоришь ты? Да, такова жизнь природы: простая и разумная. Это вы, люди, выдумываете на свои несчастные смертные головы множество неразрешимых вопросов. И большую часть и без того короткого века бьетесь в тщетных попытках решить их.
  
  В этот момент меж деревьями замерцали золотистые искорки. Светлячки. Только сейчас Сет сообразил, что лес, где он очутился, был летним. Под ноги стелилась мягкая свежая трава, в теплом воздухе разливались ароматы цветения и роста. Так хотелось поскорее увидеть Ли, сжать в объятиях... Хорошо это, плохо или естественно, но мужское желание пробудилось и требовало удовлетворения. Вскоре меж деревьями показался просвет, в котором клубился мерцающий серебристый туман. Сет будто почуял: его женщина там, впереди. Он ускорил шаг, обогнав спутницу, и через несколько минут стоял на опушке. На открывшейся перед ним лесной поляне лежала обнаженная Оливия в обнимку с мужчиной.
  
  Сет застыл на месте. Это была она, никаких сомнений, лицо девушки он различал прекрасно, а вот ее любовник лежал спиной, голова у Ли на груди, руки шарят по ее телу. И эта бесстыжая девка смотрит на него, не отрываясь! Мужчина дернулся было на поляну, глаза застила красная пелена. Легшая на плечо рука остановила его.
  
  -- Подожди.
  
  -- Нет! Хочу знать, кто это. Кто-то из твоих слуг, госпожа? Или рыжий? Пустите!
  
  Рука впилась в плечо сильнее, и он не смог сдвинуться с места.
  
  -- Ты настолько не доверяешь ей?
  
  -- При чем тут доверие, если я вижу своими глазами! -- он вновь дернулся с тем же результатом.
  
  -- Тебе ли не знать, что зрение легко заморочить?
  
  -- Так она лежит с женщиной?! По мне так еще мерзостнее, -- он перестал вырываться. -- Отпустите, госпожа, прошу. Я просто уйду. Или отправьте меня куда-нибудь подальше. Видеть ее больше не хочу.
  
  В этот момент Ли знакомым движением закинула руки за голову.
  
  -- Сет...
  
  Лежащий мужчина поцеловал ее, потом оглянулся, и Сет увидел свое лицо. Вернее, пол-лица. В ту же секунду фантом исчез. Ли села и стала удивленно озираться, но, судя по всему, стоящих на опушке не видела.
  
  -- По-прежнему хочешь оказаться где-нибудь подальше? -- невинно осведомилась дева.
  
  -- Нет, простите, госпожа, -- буркнул Сет. -- Так с ней никого не было?
  
  -- Ревнивец! -- усмехнулась она. -- Не было никого, кроме твоего образа. Ей казалось, он настоящий, но твоя рука прошла б сквозь него. Неужели ты не знаешь: иной раз все совсем не так, как кажется. И старайся смирять свою злость, она очень ранит твою подругу.
  
  -- Да, госпожа, -- он опустил голову.
  
  -- Ну что ж, смертный, прощай. Иди к своей женщине. Интересно было с вами познакомиться, спасибо Каюне. Влюбленные люди такие забавные, -- госпожа улыбнулась и махнула на прощание рукой.
  
  Сет поклонился, а когда выпрямился, девы уже не было. Он поспешил на поляну. Ли при виде вышедшего из лесу мужчины подтянула колени к груди и обхватила руками, стараясь прикрыть наготу. Сет опустился на землю рядом с девушкой, хотел поцеловать, но она отстранилась и смотрела почти испуганно.
  
  -- Кто ты? Дух? -- она глядела на него с робостью.
  
  -- Не узнаешь меня, глупышка? -- он рассмеялся.
  
  -- Сет? Что с твоим лицом? Только что был самим собой, потом исчез, а теперь...
  
  -- Высокие небеса! Неужели таким я тебе не нравлюсь? -- ему становилось все веселее.
  
  -- Сет мне нравится любым, но я не уверена, что ты -- это он... Здесь, в лесу, все так странно. Я встретила нескольких... юношей... прежде чем нашла его.
  
  -- И что же юноши? -- мужчина тут же перестал веселиться.
  
  -- Да то же, что и ты -- лезли с поцелуями. Уйди, пожалуйста, я пойду искать Сета.
  
  -- Глупышка моя, это я и есть. Просто здесь выгляжу так, как должен, -- она по-прежнему смотрела недоверчиво. -- Не веришь? Позволь поцеловать, ты же помнишь, как я это делаю?
  
  Она лукаво улыбнулась и подставила губы. Когда они разомкнули уста, Ли сказала:
  
  -- Ты не Сет. Слишком нежный поцелуй. Он делает это гораздо жестче.
  
  Мужчина оторопел. Вот и получил то, о чем мечтал: верную жену. И как теперь добиться от нее желаемого? Девушка, полюбовавшись на его растерянную физиономию, не выдержала и рассмеялась.
  
  -- Иди же ко мне. Я пошутила. Узнала тебя почти сразу. С тем, другим, чувствовала себя как-то неловко и никак не могла понять, отчего.
  
  Он обнял ее и вновь прижался к губам. Хотел сделать поцелуй более страстным, но не сумел. Будто с лицом к нему вернулась способность быть нежным. Засомневался на минуту: вдруг Ли не понравится? Сдавленный стон девушки рассеял все сомнения.
  
  -- Как хорошо, Сет... Ты здесь совсем другой, но мне нравится, так нравится... -- она глубоко вздохнула. -- А это точно ты?
  
  Она отняла его голову от своей груди, заставляя смотреть себе в лицо.
  
  -- Я, любимая. Успокойся, -- улыбнулся, заметив веселые огоньки в ее глазах. -- Не обещаю, что останусь таким же, когда мы вернемся, но буду очень стараться, поверь.
  
  Он вернулся к прерванному занятию.
  
  IX
  
  Сет и Ли проснулись утром в своей комнатке.
  
  -- Странный сон мне снился... -- прошептала девушка, поворачиваясь к мужчине.
  
  -- Да уж, -- проворчал тот. -- Мое нормальное лицо тебе не понравилось.
  
  -- Откуда ты знаешь? Это был не сон?
  
  -- Значит, точно не понравилось, -- хмыкнул он. -- И остальное тоже?
  
  -- Все мне понравилось! -- рассмеялась она. -- Просто это было необычно и непривычно. Я тебя полюбила другим.
  
  -- Таким, как сейчас? -- он грубо навалился на нее.
  
  -- Ну... да, -- она глядела ему в глаза, личико стало смущенным, на щеках проступил румянец.
  
  -- Как мне повезло, -- он откровенно любовался ею. -- Я не смогу всегда быть таким, как прошлой ночью.
  
  -- А иногда? Изредка?
  
  -- Разве что по большим праздникам. А на лицо маску заставишь надевать?
  
  -- Смеешься, вредный филин?
  
  Нет, смеяться ему не хотелось. Желание имелось, но совсем другое. То же, что читалось в ее потемневших глазах, обычно таких ясных и успокаивающих... Он впился губами в ее рот, она застонала в ответ. Хорошо, значит, целоваться, как ей нравится, он не разучился. Странно, как у него вообще получилось правильно поцеловать ее в первый раз? С девками он этим не занимался. Сет поспешил выкинуть ненужные воспоминания из головы. Какие девки, если она так подается ему навстречу? Ночью в лесу близость была позабыто-нежной, будто они легли вместе в первый раз, а Ли еще не познала мужчину, но сейчас... Ураган, бешеный горный поток, неистовый, стремительный, полностью застилающий разум, наполняющий душу невероятным восторгом и заставляющий чувствовать жизнь всей кожей, остро, почти болезненно. Рядом не робкая девочка, а его женщина, прекрасно сознающая, чего хочет...
  
  ...Когда они спустились вниз, Клэя и Рида видно не было. Наверное, Каюна, возившаяся на кухне, уже успела дать им поручения.
  
  -- Хорошо погуляли под луной? -- спросила она.
  
  -- Да, спасибо, -- улыбнулась Ли.
  
  -- Так хорошо, что не помним, как вернулись, -- Сет взглянул на бабку. -- Ты все-таки колдунья?
  
  -- Нет, внучек, куда мне, -- морщинки в уголках глаз Каюны засветились весельем. -- Умею, правда, распознавать места, где грани мира сходятся. Да еще знаю травки, помогающие перейти тонкую границу. Но, должна тебе сказать, чтоб погулять в том лесу, и этого не достаточно. Туда обычно попадают парами.
  
  Мужчина хотел что-то сказать, но в этот момент в кухню заглянул Клэй.
  
  -- Доброе утро, сударь, барышня, -- кивнул он. -- Брод снова проходим, можно трогаться.
  
  -- Сейчас уже почти полдень, -- прикинул Сет. -- Давайте завтра пораньше. Каюна, потерпишь нас еще немного?
  
  -- Потерплю, отчего не потерпеть. Водицы мне наносишь напоследок, девочка твоя горох поможет перебрать.
  
  -- А мы с Ридом все закончили в сарае, -- отчитался Клэй.
  
  -- Ну так сходите, прогуляйтесь. Попробуйте пиво на постоялом дворе у Брана, оно на всю округу славится. Заодно и мне принесете. Самой-то все недосуг дойти...
  
  Каюна взяла с полки приличных размеров кувшин и протянула парню. Тот кивнул, и вопросительно глянул на необычно благодушного хозяина.
  
  -- Катись, прохлаждайся, -- махнул рукой тот. -- Совсем распустился... К концу пути непонятно будет, кто чей слуга.
  
  Вышли на следующий день рано утром, сердечно распрощавшись с Каюной. Парни накануне вернулись поздно, а встали, как ни странно, ни свет ни заря, и всячески старались ускорить отправление. Подойдя к броду, Ли сразу поняла, в чем дело.
  
  Почти одновременно с ними у реки оказалась крытая повозка, запряженная парой заморенных лошаденок. Управлял ею пожилой крестьянин, ему помогал молодой парень, видно, сын. А сзади сидели, выглядывая из-за откинутого полога, две на редкость хорошенькие юные девушки, типичные южанки, темноглазые, черноволосые, пышногрудые. И, что самое замечательное, абсолютно одинаковые, вплоть до одежды. Увидели Ридли и Клэя, заулыбались, замахали, как старым знакомым. Значит, вчера на постоялом дворе все четверо приятно провели время.
  
  -- Вот так близняшки! -- вырвалось у Сета. -- Пропали парни.
  
  -- Эй, а ты сам-то?.. -- съехидничала Ли.
  
  -- Я-то... -- он продолжал задумчиво разглядывать сестричек. -- М-да, две одинаковые производят впечатление... Как грудки в вырезе платья, так и хочется сначала одну, потом другую...
  
  -- Сет!
  
  -- Да я просто посмотрел, -- он, наконец, взглянул на Ли. -- И пошутил, глупышка. Видела б ты тех девиц в лесу, от которых я еле отвязался. Они, правда, были разные. А эти селяночки... Ну, все, все, я больше не гляжу, оставь в покое мои волосы, лошадь испугается!
  
  -- Что за девицы в лесу? -- она прекратила шутливые попытки отвести волосы с левой половины его лица.
  
  -- К тебе, я слышал, там какие-то мужики приставали. И, кстати, нашел тебя в объятиях одного из них.
  
  -- Но я не...
  
  -- И я тоже, Ли, успокойся. Пусть парни вокруг этих вишенок увиваются, у меня есть ты.
  
  Он приобнял ее за плечи и прижал к себе. Она посмотрела на близняшек, смеющихся шуткам стражника. Вишенки... Девушки и впрямь походили на две сочные спелые ягодки, висящие рядом на сросшихся веточках. Жаль, дорога разведет их с новыми знакомыми очень скоро. Она, пожалуй, раньше не видела Рида таким... вдохновленным. Клэй не уступал товарищу, благо хорошеньких слушательниц было две.
  
  Лошади с трудом тащили старую расхлябанную повозку по каменистому дну реки, старику и парню пришлось спрыгнуть в воду. Крестьянин взял животин под уздцы, потянул вперед, его сын толкал воз сзади. Клэй с Ридом тут же кинулись на помощь.
  
  Сет хмыкнул, вскочил на лошадь, поднял к себе Ли и тронул поводья. Они оказались на противоположном берегу быстрее спутников. Когда повозка выехала на твердую землю, крестьянин рассыпался в благодарностях.
  
  -- Вот жалость-то, что вместе ехать не получится, добрые люди. Тороплюсь я. В городе меня через два дня ожидают. Подвез бы вас, да лошаденки и так еле ноги передвигают. Ну, может, еще свидимся.
  
  Он поклонился Сету, видно, за долгую жизнь научившись угадывать благородное происхождение, ежели его не стремились скрыть. Потом более сердечно попрощался с Клэем и Ридом. "Судя по всему, бедняк, из разорившихся", -- подумала Ли. Она встречала таких в Горинге. Приезжали в город в поисках лучшей доли, но, как правило, заканчивали в трущобах, а дочки, если имелись, в веселом доме. Жаль "вишенок"... Крестьянин, расставаясь, смотрел на парней, млеющих от его девочек, чуть ли не с надеждой. Но никто не станет свататься после проведенного вместе вечера, как бы девушка ни понравилась...
  
  Путники долго молчали, глядя вслед удаляющейся повозке.
  
  -- Может, еще увидимся в городе... -- проговорил Клэй.
  
  -- Чем старик собирается там заниматься? -- поинтересовался Сет.
  
  -- Говорил, какому-то купцу нужен человек, разбирающийся в пеньке. Мол, они на ярмарке встретились и договорились, -- ответил Рид. -- И сына его обещал пристроить, и дочек...
  
  -- Вот насчет дочек охотно верю, -- фыркнул Сет. -- Две такие служаночки...
  
  -- Эрланд, ты, вроде, жениться собрался?
  
  Стражник покосился на Ли, девушка никак не отреагировала. Они с Сетом уже обсудили близняшек, теперь вредный филин просто дразнит Рида. Если она вмешается, будет только хуже.
  
  -- Ридли, ты сам-то не накануне свадьбы во все тяжкие пустился? И, по-твоему, женатые мужики на хорошеньких девушек не смотрят и служанок... не имеют?
  
  -- Сударь, девочки-то не при чем. Они не виноваты, что красавицы, да еще похожи, как две капли.
  
  Ну, вот, допек и своего слугу. Как бы не пришел ее черед...
  
  -- Я про сестричек ничего плохого не говорил. И даже не думал. Но вы же, парни, не вчера родились?
  
  Те понурились и промолчали.
  
  Тракт с полмили тянулся по лугу вдоль реки, потом нырял в лес. Обогнавшая их повозка уже скрылась меж деревьями, а путники только подошли к опушке. Ли задрала голову вверх. Высокие дубы и каштаны распростерли голые ветви, а в подлеске виднелись кустарники с жесткой темно-зеленой листвой, похожие на встреченные в горах. Дорога петляла, не давая разглядеть, что делается впереди. Зато звуки в прохладном воздухе разносились далеко. Не успели путешественники сколько-нибудь значительно углубиться в лес, как до их слуха донесся женский визг и мужская ругань. Девушка вздрогнула, мужчины напряглись.
  
  -- Ли, на лошадь и ни звука. Как только я скажу, быстро назад, к броду, -- тут же распорядился Сет.
  
  -- Нет, я не...
  
  -- Не спорь, -- он посадил ее в седло, не обращая внимания на слабые протесты. -- Парни, давайте вперед, по-тихому. Похоже, там бродяги. Хорошо бы узнать, сколько человек. Их, скорее всего, немного, -- снова взглянул в испуганное личико девушки. -- Тогда незачем тебе болтаться у реки одной. Поезжай медленно сзади и слушайся меня беспрекословно. Поняла?
  
  Она кивнула. Мужчина тут же отправился догонять парней. Ли видела, как они вполголоса быстро переговорили о чем-то, потом Клэй нырнул в лес, а Сет и стражник быстро пошли по дороге. Девушка тронула поводья, не желая терять спутников из виду.
  
  За очередным поворотом стояла знакомая повозка. Рядом на дороге лежал человек. Сердце у Ли оборвалось, она поспешно отвела глаза. Ей вовсе не хотелось узнавать, кто это: крестьянин или его сын. В том, что он мертв, сомнений у нее не было.
  
  Мужчины при виде этой картины выругались сквозь зубы. В этот момент откуда-то слева из леса вновь раздался женский крик. Стражник и Сет кинулись туда. Ли заколебалась. Оставаться на дороге было страшно, соваться в заросли -- тоже. А вдруг это не несколько бродяг, а шайка разбойников? Что будет с Сетом, Ридом и Клэем? Что ждет ее и близняшек, понятно... Есть еще возможность повернуть лошадь и скакать к броду... И что дальше, если мужчин убьют? Нет, никуда она не поедет. Ли спешилась, подошла к повозке, стараясь не смотреть на лежащее неподалеку тело (второе она краем глаза заметила в пожухлой траве у обочины), привязала лошадь, а сама осторожно двинулась в лес. Зачем? Кому она поможет? Скорее всего никому, но удрать в безопасное место, когда дорогие ей люди подвергаются опасности, она не смогла. Наклонилась, увидев под ногами увесистую палку, подняла ее. Проверила: вроде не гнилая, треснуть по башке очень даже получится.
  
  Девушка осторожно двигалась вперед. Вдруг кусты впереди закачались, послышался треск. Кто-то ломился, не разбирая дороги. Ли взяла дубинку наизготовку, а через минуту прямо на нее из зарослей вылетел оборванный заросший мужик с огромным ножом в руке. Увидел человека, прянул в сторону, но поздно. Девушка успела огреть его палкой. Метила в голову, а попала по шее. Бродяга ругнулся, оступился и упал. Ли занесла дубинку для очередного удара, опустить не успела. Вслед за беглецом появился Сет, сжимавший окровавленный меч. Мужик уже поднялся на четвереньки. Девушка поспешно отвернулась, а через секунду услышала звук входящего в тело лезвия и предсмертный вскрик. Бросила палку, зажала уши и для верности зажмурила глаза.
  
  -- Я что тебе велел делать?! -- тут же затряс ее за плечи Сет. -- Куда ты лезешь, дурочка? Пырнул бы он тебя ножом, и все... -- мужчина прижал Ли к себе так, что она с трудом дышала. Оливия всхлипнула и уткнулась носом ему в плечо. -- Никогда больше так не поступай, слышишь? Просил же в мужские дела не соваться...
  
  -- С Ли все в порядке? -- раздался голос Рида, сопровождаемый треском кустов: видно, стражник сам хотел в этом удостовериться.
  
  Сет нехотя разжал руки.
  
  -- Все в порядке? -- переспросил Ридли, приближаясь к ним.
  
  Меч он уже успел убрать в ножны, значит, битва закончена. Они победили.
  
  -- В порядке, -- проворчал мужчина. -- Какого ты прибежал? Иди, утешай сестричек.
  
  -- Ну, -- замялся Рид. -- Там Ли нужна. Девочки слишком напуганы.
  
  -- Их не тронули? -- Оливия совладала с собой настолько, что смогла говорить.
  
  -- Нет. Не успели, но пытались, -- ответил стражник. -- Ли, пожалуйста, помоги их успокоить.
  
  -- Ты сама-то как? -- Сет взглянул ей в лицо. Бледная, глаза мокрые, но вроде держится. И откуда в ней столько смелости?
  
  -- Все нормально, Сет. Не сердись, пожалуйста... -- она судорожно вздохнула. -- Мне было слишком страшно оставаться одной на дороге... Там мертвый...
  
  -- Так ты со страху бродягу палкой треснула? -- мужчина приобнял ее и повел в лес, к близняшкам.
  
  -- Да, со страху.
  
  Они вышли на небольшую прогалину. Сестрички, вцепившись друг в дружку, стояли на правом ее конце, подальше от четырех трупов, валявшихся посередине и слева. Клэй что-то успокаивающе говорил девушкам, но они, похоже, не слушали. При виде Сета одна из близняшек заревела в голос. Мужчина ругнулся и завесил пол-лица волосами, убранными за ухо на время сражения. Вторая селяночка поначалу крепилась, пытаясь успокоить первую, но вместо этого тоже расплакалась. Причем Ли была уверена: не из-за страшного зрелища (девушка не смотрела в их сторону и не видела изуродованного лица), а из солидарности с сестрой. Парни взирали на рыдающих близняшек с таким выражением, будто у самих из глаз вот-вот слезы польются. Даже Сет смотрел с нескрываемым сочувствием.
  
  Оливия мысленно закатила глаза: две одинаковые хорошенькие мордашки оказали на мужчин убойное действие. "Вишенки", понимаете ли. Две грудки в вырезе платья. И от кого она это слышала? Интересно узнать, что о них в таком случае болтали Клэй и Рид? Ревности она не испытывала, ситуация ее смешила. Рассудок цеплялся хоть за что-то, лишь бы не вспоминать пережитый ужас и не думать о судьбе близняшек, лишившихся защиты и опоры в лице отца и брата.
  
  Ли направилась к сестрам, стараясь улыбаться как можно сердечнее. Девчонки при виде нее еще крепче прижались друг к другу. У одной оторван рукав, видна смуглая рука, кожа вся в пупырышках от холода или страха. Вторая судорожно комкает платье не груди. Наверное, тоже порвано... Ох, что ж им говорить-то?..
  
  -- Девочки, миленькие, успокойтесь, пожалуйста. Никто вас теперь не тронет. Все позади.
  
  На нее уставились две пары совершенно одинаковых, огромных, наполненных слезами глаз.
  
  -- А что с папой? И с Руфом?
  
  -- Боюсь, их больше нет...
  
  Близняшки тут же перестали плакать, их смуглые личики посерели. Теперь Ли сама была готова разреветься. Девушек по-настоящему жаль, да еще эта их одинаковость... Она подошла к ним, обняла. Сестрички тут же снова зашмыгали носами.
  
  -- Ну не надо, не надо, -- Оливия гладила их по головам. -- А не то я тоже разревусь. Кто нас тогда утешит? Трое мужиков сбегут от такого потопа.
  
  -- Ты им кто? -- шепотом спросила одна из девушек.
  
  Ли задумалась. Что там наплели Рид с Клэем своим новым знакомым? Вряд ли сильно отклонялись от истины. Она-то в любом случае врать не станет.
  
  -- Рид, рыжий парень, мне почти как брат, мы выросли вместе, -- она отстранилась от близняшек, стараясь видеть их глаза.
  
  -- А тот, страшный? -- сестричка, успевшая разглядеть лицо Сета, выглянула из-за плеча Оливии, проверяя, не приближается ли к ним кто-то из мужчин. Те были заняты оттаскиванием трупов в кусты, и в сторону женщин не смотрели.
  
  -- Сета вам бояться незачем. Это мой жених. Я его люблю и страшным не считаю.
  
  Близняшки забыли свои горести и уставились на Ли с изрядным удивлением.
  
  -- П-правда? -- переспросили одновременно.
  
  -- Да, -- кивнула девушка. -- Третий -- его слуга, Клэй. Души не чает в своем господине.
  
  -- Он говорил, что служит лорду...
  
  -- Девочки, это долго объяснять. Да, Сет из благородных, только у него ничего нет, кроме этого самого происхождения. Скажите: вы успокоились? Позвать мужчин?
  
  -- Зачем?
  
  -- Как зачем? Нам теперь вместе идти, хотя бы до города. Они наверняка захотят узнать, какие у вас планы.
  
  Близняшки переглянулись.
  
  -- Нет у нас планов...
  
  -- Значит, мужчины вам что-нибудь предложат, -- улыбнулась Ли, но тут же поправилась, заметив вновь проступивший на личиках испуг. -- Помощь предложат. Не бойтесь, никто вас не обидит. Я хорошо знаю всех троих, им можно доверять.
  
  -- Ладно, -- кивнули они. -- Только... Твой жених уж больно страшный...
  
  -- Не волнуйтесь, я его к вам близко не подпущу.
  
  Дальше отправились вшестером. Крестьянина и его сына похоронили на маленьком кладбище в ближайшем селении. Близняшки, которых звали Рута и Виола, отдали за погребение последние деньги.
  
  -- Не хотите остаться здесь? -- спросил Сет девушек вечером на постоялом дворе.
  
  Рид и Клэй при этом зыркнули на него так, что Ли стало смешно.
  
  -- Нет, господин, -- пролепетала Рута, которая оказалась чуть посмелее сестры. -- Если вы согласитесь, мы доберемся с вами до города. Знакомый купец обещал нам места служанок, а здесь мы никого не знаем и никому не нужны.
  
  -- Я не против вашей компании, -- усмехнулся мужчина. -- А парни так и вообще будут на седьмом небе... -- он ехидно глянул на стушевавшихся стражника и слугу. -- Только мы не спешим и ночуем, когда погода позволяет, под открытым небом. Если вам это подходит, присоединяйтесь.
  
  -- Спасибо, господин, -- сказала Рута, Виола закивала, не поднимая на Сета глаз.
  
  -- Еще кое-что, девушки, -- продолжил он. -- Я вам не господин. Захотите поговорить, в чем я очень сомневаюсь, называйте "сударь". И лицо свое я по дороге прятать не намерен, так что привыкайте. Я не кусаюсь и за юбками не бегаю.
  
  -- Да, сударь... -- губки у Руты задрожали, из глаз ее сестры побежали слезы.
  
  -- Высокие небеса! -- проворчал Сет. -- Моя глупышка еще беспокоится. Кому я нужен, кроме нее?
  
  До города добрались без приключений, остановились на небольшом постоялом дворе на окраине. Близняшки немного пришли в себя: парни всю дорогу из кожи вон лезли, стараясь поднять сестрам настроение. Ли поначалу пыталась помогать, но Сет быстро положил конец ее вмешательствам.
  
  -- Не мешай парням, у них дело лучше пойдет.
  
  Рута и Виола решили отправиться к знакомому купцу на следующий день после прибытия в город. Оливия видела: особого желания делать это они не испытывают. Обе то и дело тайком поглядывали на Рида и Клэя. Парни тоже погрустнели, но, видно, не решались предложить девушкам другой вариант решения их судьбы. Вот если б они провели в дороге чуть больше времени...
  
  Близняшки попросили Ли сопровождать их. В город они попали впервые и чувствовали себя совершенно потерянными. Сет, узнав об этой затее, тут же воспротивился.
  
  -- Так я и отпустил тебя к какому-то подозрительному торговцу, -- фыркнул он. -- Пусть парни со своими вишенками топают.
  
  -- Девушки стесняются...
  
  В конце концов к купцу отправились все, кроме Сета.
  
  Дом торговца выходил на главную площадь и снаружи выглядел богато: двухэтажный, с большими окнами и башенками. Рид постучал, им открыла очень миленькая служанка. Улыбнулась парням, девушек окинула оценивающим взглядом. Близняшки, запинаясь, объяснили свое дело, девица кивнула и провела их в просторную комнату, видно, предназначенную для приема посетителей. Вскоре к ним вышел сам хозяин, дородный мужчина в возрасте, одетый в домашний халат. Ли сразу не понравился взгляд его маслянистых глазок, которым он окинул Руту и Виолу, а потом и ее. Узнав о несчастье, постигшем девушек, сочувственно покачал головой.
  
  -- Раз вы остались одни, милые, перебирайтесь сразу ко мне, -- предложил он.
  
  -- А мы и работать у вас будем? -- спросила Виола.
  
  -- Поначалу, -- кивнул купец. -- Там посмотрим. А тебе, северяночка, работа не нужна? -- подмигнул Ли.
  
  -- Нет, сударь, спасибо.
  
  -- Жаль. Я бы и тебя пристроил, -- непроизвольно облизнул губы, глядя на ее грудь.
  
  Да, конечно, в его широкой постели место и для нее нашлось бы. Близняшки в силу юного возраста и неискушенности, может, ничего и не замечают, а она все прекрасно почувствовала. С другой стороны, купец тоже не дурак, видит, что у нее опыта побольше, вот и шарит глазами, не таясь. Да-да, а невинных девушек трогать не станет. Такой котяра с сальными глазками. Кого она обмануть пытается? Сет был сто раз прав, зачем только они сюда пошли? И что теперь делать? Хватать "вишенок" и бежать?
  
  -- Я место ищу, -- вдруг выпалил Рид. -- Не поможете, ваша милость?
  
  Ли взглянула на стражника. Высокие небеса, ну и тупую физиономию состроил! На себя не похож. Молодец Рид, приглядит за близняшками, и, скорее всего, не сегодня-завтра уведет их отсюда. Клэй рядом осторожно перевел дух. Тоже, видать, беспокоился.
  
  Купец критически оглядел Ридли с головы до ног. До этого он не уделил должного внимания спутникам девушек. Помогли добраться до города двум сироткам, спасибо. Видать, олухи еще не перевелись: не похоже, что потребовали с девчонок благодарность за свои услуги.
  
  -- Что делать-то умеешь? Воду носить, дрова рубить?
  
  -- Еще за лошадьми смотреть. Да все, что надо, господин.
  
  -- Ладно, оставайся. Мне не сгодишься, найду к кому пристроить.
  
  Ли на прощание кивнула Риду, очень надеясь, что он не собирается всерьез застрять у купчины. Обнялась с близняшками, пожелала им удачи на новом месте. Девушки едва не расплакались.
  
  -- Не печальтесь, -- шепнула им Оливия. -- Если здесь не понравится, возвращайтесь, поедете с нами. Сет не будет возражать, я уверена. А дома я смогу вам помочь.
  
  Клэй на обратном пути угрюмо молчал на манер своего хозяина. Девушка не пыталась его разговорить, хотя долго взвешивала мысль, а не отмстить ли парню за прошлые вмешательства в ее личную жизнь, засыпав непрошенными советами.
  
  Слуга проводил ее до постоялого двора. Сета не было, он ушел искать место при караване. Вернулся только вечером, усталый, но довольный. Торговец, направлявшийся в портовый город, с удовольствием взял трех мужчин в охрану. Выйти должны были через два дня.
  
  -- Где рыжий? -- поинтересовался Сет, не увидев Ридли. -- Неужели купцу сплавили?
  
  Ли рассказала о сальных глазках торговца (умолчав о предложении подыскать местечко для нее) и поступке Рида.
  
  -- Ну и хорошо, -- обрадовался мужчина. -- И сестрички не одни, и я от него избавился.
  
  Девушку это заявление покоробило, но она промолчала. Зато Клэй не выдержал.
  
  -- Я, сударь, с ними не остался только потому, что вас бросать не хочу.
  
  -- Мне это очень лестно слышать, но ты, пожалуй, дал маху. Если девчонка тебе так понравилась, не надо было ее упускать. Я без тебя не пропаду.
  
  -- Так вы не против, если я женюсь?
  
  -- Клэй, я не твой лорд, ты -- не мой вассал, -- усмехнулся Сет. -- Мое разрешение тебе не требуется. Женись на здоровье, если нашел подходящую. Кстати, от меня уйти все равно придется. Твоя вишенка не захочет жить со мной под одной крышей.
  
  -- Моя... кто?
  
  -- Ну, Розочка, Вербочка, как там ее зовут... Они такие одинаковые, я имен запомнить никак не могу. Засело в голове, что какие-то цветочные.
  
  -- Рута вас не боится, вот сестрица ее, та да...
  
  -- Клэй, я с тобой за последние полгода не расплатился. Куда мне еще служанка? Мне б жену прокормить.
  
  -- Сет, у нас будут деньги. Папа за мной дает...
  
  -- Ли, свои вещи ты, конечно, сможешь забрать, а вот денег твоего отца мне не надо.
  
  Посмотрел на нее при этом так, что спорить расхотелось. Что за глупое упрямство? Ему не надо! Ладно, нужно сначала домой попасть, а потом соображать, как дальше жить. Девушка невольно взглянула на Клэя. Тот смотрел на нее и, судя по выражению лица, думал примерно о том же. Так он и бросил своего любимого хозяина. Еще один упрямец! Руту даже как-то жаль. Получается, он готов был ее оставить... Впрочем, у Клэя нет уверенности в чувствах девушки. Неизвестно, что она думает о перспективе такого замужества. Может, ей у купца больше понравится. Как-никак, жизнь обеспеченная... Да и захочет ли она с сестрой расстаться?
  
  -- Ну, ежели вы, сударь, не возражаете, я завтра же с ней поговорю, -- сказал Клэй.
  
  -- Не возражаю. Удачи, -- усмехнулся Сет. -- Ты мне в свое время очень помог... со сватовством.
  
  Оба взглянули на Ли с на редкость ехидными усмешками.
  
  -- Да ну вас! -- притворно разозлилась девушка. -- А я тебя, Клэй, пожалела, когда мы от купца возвращались. Каких советов хотела тебе надавать...
  
  -- Успеешь еще, -- успокоил ее Сет. -- Главное, всегда делай это в присутствии вишенки.
  
  Наутро Клэй сразу засобирался к своей зазнобе, но не успел встать из-за стола после завтрака, как в зал вошел злой Рид, таща за собой близняшек. Девушки, немного пришедшие в себя за время их совместного путешествия, сейчас опять едва сдерживали слезы.
  
  -- Что случилось? -- осведомился Сет, настроенный вполне миролюбиво после приятно проведенной ночи.
  
  -- Ты был прав насчет купца, Эрланд.
  
  -- Ты ж это с самого начала знал, Ридли. И что теперь?
  
  Стражник молча усадил сестричек рядышком на лавку, потом, мучительно покраснев и ни на кого не глядя, проговорил:
  
  -- Виола, если ты согласна, я прошу тебя стать моей женой. Сестру твою на произвол судьбы не брошу.
  
  Сет тут же пожелал высказаться, но Ли быстро зажала ему рот рукой.
  
  -- Я согласна, -- пролепетала девушка, не смея поднять глаз на парня. На смуглых щечках проступил яркий румянец.
  
  Клэй потихоньку выбрался из-за стола и подошел к Риду, стоящему напротив сестричек.
  
  -- Рута, выходи за меня. Обе вишенки рыжему -- жирно будет.
  
  Сет прижал ладонь Ли к своим губам: говорить расхотелось, теперь его душил смех. Рута, действительно оказавшаяся побойчее сестры, вскочила и повисла у парня на шее. Рид не стал теряться, обнял Виолу и поцеловал.
  
  -- Ли, пошли отсюда, смотреть противно, -- заворчал Сет, поднимаясь и таща за собой свою нареченную.
  
  -- Противно или завидно?
  
  -- Да чему тут завидовать? Вот если б они обе достались кому-то одному... А так, глядишь, девчонки войдут во вкус и начнут мужьями меняться. А те и знать не будут. Великое счастье!
  
  -- Обе кому-то одному?! -- возмутилась Ли. -- Ну и фантазии у тебя, филин! -- Мысль об обмене мужьями протеста не вызвала, даже показалась интересной.
  
  -- Вполне безобидные, глупышка. Филины, к твоему сведению, однолюбы. Всю жизнь проводят с одной подругой.
  
  Парни, не откладывая, отправились с невестами в храм. Сету и Оливии тоже пришлось пойти. Мужчина не хотел обижать Клэя, Ли -- Рида. Девушка думала, ее жених вновь заведет разговор об освящении их союза, но тот молчал. То ли уважал ее желание, то ли вредничал. А она сейчас была бы не против благословения священника.
  
  В положенный срок путники покинули город вместе с торговым караваном. Женщины ехали в повозке близняшек, мужчины шли пешком. Ли быстро подружилась с сестричками. Те все еще не могли без слез вспоминать отца и брата, но счастливая перемена в судьбе постепенно вытесняла горестные воспоминания. Девушки расспрашивали Оливию о житье-бытье на севере, та с удовольствием рассказывала. Рид и Клэй были на седьмом небе и не обращали внимания на шпильки Сета. Тот, впрочем, несколько успокоился, видно, окончательно уверившись в невозможности возобновления отношений между Ли и стражником, и подкалывал парней достаточно беззлобно.
  
  Путешествие с караваном продолжалось уже почти две недели. Как-то вечером Ли не смогла уснуть. Она случайно задремала днем в повозке, чего обычно себе не позволяла, и теперь мучилась бессонницей. Крутиться с боку на бок не получалось: не хотелось беспокоить уставшего за день Сета. Неподвижность и отсутствие сна утомили Оливию. Может, небольшая прогулка поможет?
  
  Ночевать обычно устраивались на постоялых дворах, но иногда разбивали лагерь прямо у тракта. Так поступили и в тот вечер. Караван двигался по землям какого-то важного дворянина, хорошо следившего за порядком на дорогах. Разбойников в этих местах давно не видели, но пошлину за проезд приходилось платить немалую.
  
  Ли осторожно выбралась из-под плаща, встала, с наслаждением потянулась. Завтра нужно не сидеть в повозке, а идти вместе с Сетом. Она и сегодня хотела пройтись, но чувствовала себя слишком усталой. Видно, разленилась в дороге. Скорей бы добраться до дому, вернуться к нормальной жизни. Хотя Сет собирается ехать в столицу... Только она увидится с отцом и Миллой и придется снова расставаться. Папа, Камилла... Как они там? Оливия лишь сейчас всерьез задумалась о них. Вдруг считают, что ее нет в живых? Представив, каково родным находиться в неведении и предполагать худшее, Ли совсем загрустила.
  
  В лагере горели костры, и девушка без труда находила дорогу. Караван остановился около большого озера. Оливия решила подойти к воде и посидеть немного на берегу. Летом в камышах наверняка квакают лягушки, сейчас стояла тишина. Вот и еще один костер, последний. Сильно отдаляться от него не стоит, да и не получится. Слишком темно, не видно куда ступать. Стоило подумать об этом, и нога, неприятно подвернувшись, соскользнула с кочки. Ли прошипела сквозь зубы любимое ругательство Сета.
  
  -- Кто тут бродит? -- донесся от костра знакомый голос.
  
  -- Рид? Ты? Это я, Ли, -- она подошла поближе. -- Дежуришь?
  
  -- Угу. Не спится? -- ответил стражник.
  
  Она кивнула.
  
  -- А я вот засыпаю. Присаживайся, поболтаем.
  
  Он похлопал по старому древесному стволу, на котором сидел. Девушка пристроилась рядом. Ей давно хотелось по-дружески поговорить с Ридом, но в присутствии Сета она не могла себе этого позволить.
  
  -- Я очень рада за тебя и Виолу. Выглядите вы очень счастливыми.
  
  -- Так и есть, -- улыбнулся Рид. -- Знаешь, я как только ее увидел, сразу понял: моя девочка.
  
  -- Ты ее с первого взгляда научился от сестры отличать?
  
  -- Конечно! Моя Виола на Руту совсем не похожа. -- Ли хмыкнула. -- Ну, внешнее сходство есть, особенно когда они одинаково причесаны и одеты, но выражение лиц никогда не спутаешь. И говорят они по-разному. Виола воркует как горлица...
  
  Оливия с трудом сдерживала смех. Рид нес чушь как всякий истинно влюбленный. Вот тебе и вишенки! Оказывается, одинаковыми они кажутся только незаинтересованному взгляду. Ну, или заинтересованному очень поверхностно. Пока Оливия размышляла над странностями любви, стражник продолжал расписывать достоинства молодой супруги.
  
  -- ...Парни в Горинге помрут от зависти. А какая она горячая... -- Рид осекся, вспомнив, с кем говорит.
  
  Ли рассмеялась, уткнувшись лбом парню в плечо.
  
  -- Ты меня очень порадовал, Рид. Мне хорошо с Сетом, но я так огорчалась из-за тебя! А теперь, раз ты нашел свое счастье, моя совесть спокойна. Виола -- милая девушка и по-настоящему мне нравится. Сестра у нее славная. С Клэем у тебя, вроде бы, отношения неплохие. Все замечательно!
  
  -- Да, -- стражник от избытка чувств приобнял Оливию за плечи. -- Твой филин, когда ему в голову не стукает, тоже нормальный мужик. Я бы даже считал себя ему обязанным и за пожар, и за Виолу, если б он на тебя лапы не наложил.
  
  Оба рассмеялись. У Ли стало удивительно легко на душе. Как она и надеялась, Рид все понял, и они остались друзьями. Может, и Сет когда-нибудь перестанет смотреть на стражника как на соперника...
  
  -- Спасибо, братик.
  
  -- Не за что, сестренка.
  
  Оливия потрепала Рида по подросшим волосам и поцеловала в лоб.
  
  -- Жены тебе мало, рыжий? -- раздалось над ними злобное рычание.
  
  Парень и девушка тут же отстранились друг от друга и быстро поднялись на ноги. Перед ними стоял Сет, освещенное пламенем костра лицо его было настолько перекошено злостью, что Ли испугалась по-настоящему.
  
  -- Объятия и поцелуи под звездами?
  
  -- Эрланд, ты совсем спятил? Мы с Ли просто говорили. Она мне как сестра. Я даже к тебе начал привыкать...
  
  -- А вот я к тебе никак привыкнуть не могу. Мне третий в постели не нужен. Предупреждал тебя, ты не внял. Теперь убью.
  
  Тон Сета стал совершенно спокойным. Повседневным, будничным. У Ли от звука этого голоса зашевелились волосы на затылке. Рид, насколько она могла видеть, растерялся.
  
  -- Сет, пожалуйста, успокойся, ничего такого не было... -- она с трудом выдавливала слова, чувствуя, как липкий страх стекает вдоль позвоночника.
  
  Мужчина молчал. Она шагнула к нему, хотела взять за руку. Он среагировал мгновенно. Сильнейшая затрещина, и девушка, отлетев на пару метров, упала на землю. Через секунду рядом с ней шлепнулся Рид. Темная фигура надвинулась на них. Послышался удар, стражник вскрикнул. Похоже, получил ногой по ребрам. И тут Ли не выдержала. Только что все было так хорошо, а он пришел и ни с того, ни с сего... Нет, избивать себя она никому не позволит! И Рид совершенно не заслужил побоев, ни прежних, ни новых. В душе вспыхнула неконтролируемая ярость.
  
  -- Ты, сумасшедший! Убирайся, видеть тебя не хочу! -- теплые струйки из носа сбежали по губе, она почувствовала вкус крови. -- Не смей больше ко мне притрагиваться!
  
  Сет остановился, потер лоб, потом, помедлив, протянул Ли руку, будто желая помочь подняться. Девушка ударила его по раскрытой ладони.
  
  -- Ненавижу! Ты не заслуживаешь не то что любви, нормального отношения! Уходи!
  
  Он повернулся и пошел прочь. Не успел сделать и пары шагов, как в воздухе заполыхало уже знакомое "солнышко". Сет даже головы не поднял, так и продолжал шагать. В его строну быстро вытянулось щупальце, обвилось вокруг мужчины и утащило. Ли с Ридом прижались друг к другу, а другой сияющий жгут зазмеился к ним. Наткнулся на стражника, отпрянул и тут же опутал девушку. Рид пытался ее удержать, но безуспешно.
  
  ...Ли казалось, что она видит странный сон. Девушка парила среди пылающих солнц, а где-то рядом разговаривали двое: мужчина и женщина. Мужской голос принадлежал Сету, ее злобному филину, который на этот раз перешел границу. Женский был завораживающим, обволакивающим. Слишком приятным, чтобы нравиться. Его ласковость не внушала доверия, наоборот, настораживала.
  
  -- Это ты, Азара. Я так и знал, -- устало проговорил мужчина. -- Что тебе нужно?
  
  -- Соскучилась, -- хохотнула женщина.
  
  -- От скуки убивала девочек в Горинге?
  
  -- Ах, это? Нет, просто хотела напомнить о себе. Но ты был так поглощен своей дурочкой, что даже не подумал на меня. Верно?
  
  -- Зачем ты ее сюда притащила?
  
  -- Решила, что она тебе нужна.
  
  -- Отправь назад.
  
  -- Вот еще! Может, через денек-другой передумаешь. Девка унизила тебя, это нельзя так оставлять.
  
  -- Слушай, Азара, прекращай словоблудие. Что тебе нужно от меня?
  
  -- То же, что и раньше. Оставим слова и предадимся блуду, -- проворковала женщина.
  
  -- Высокие небеса! Старая песня немолодой леди. Я откажусь и лишусь лица полностью?
  
  -- Упрямый совенок! К чему отказываться? Ты не раз бывал со мной в постели и тебе это нравилось.
  
  -- Я? С тобой? -- с неподдельной брезгливостью и недоверием.
  
  -- Ты, ты, красавчик. Думал, меня не привлечет твоя новая внешность? -- расхохоталась она. -- Ах, я так любила, когда волосы закрывали уцелевшую половину лица. Учить причинять боль забавно, особенно такого талантливого ученика.
  
  Мужчина длинно и заковыристо выругался.
  
  -- Ты была той белокурой девкой! Мог бы догадаться!
  
  -- Я всегда добиваюсь своего, тем или иным способом, -- голос сочился самодовольством.
  
  -- Не всегда.
  
  -- Ты о чем? О своей дурочке, которая влюбилась в тебя в обход моего заклятия? Велика беда! Досадные сбои случаются, но ты сам все исправил с помощью воистину великолепной злобы и недоверия. С такими-то качествами и чураться нашего общества! Ты б далеко пошел на службе у Повелителя.
  
  В этот момент Ли открыла глаза. Она лежала на холодном каменном полу. Ромбы и треугольники темно-серых и белых плит складывались в сложный узор. Девушка боялась пошевелиться: ей казалось, Сет и неизвестная женщина находятся рядом. Подняла глаза. На потолке колеблются неясные тени. Помещение, судя по всему, освещено множеством свечей. Хорошо, что это не подземелье, куда они попали через "солнышко" в первый раз.
  
  -- Очнулась, наконец, -- произнес женский голос. -- Не подойдешь к ней, совенок?
  
  -- Нет.
  
  -- Жаль. Мне было интересно, попытаешься ты ее утешить или пнешь в лицо. Надо сказать, от последнего она не сильно подурнеет.
  
  Мужчина молчал. Оливия поняла: притворяться спящей или лежащей в обмороке бессмысленно. Сет не уставал удивляться ее смелости, а она на самом деле трусиха. И больше всего боится неизвестности. Лучше сразу посмотреть на эту самую ведьму, а заодно и на филина. С каким выражением он на нее смотрит, слушая Азару? Ли села и поискала глазами говоривших. Сет стоял к ней спиной у высокого, сейчас темного, стрельчатого окна. К мужчине льнула статная черноволосая женщина. Он выглядел несколько скованным, но от собеседницы не отстранялся.
  
  -- Так что мне с ней делать? -- поинтересовалась женщина. -- Выкинуть из замка? Отдать страже?
  
  -- Отправь на кухню, -- пожал плечами мужчина, по-прежнему не глядя в сторону Оливии. -- И распорядись, чтоб ее не трогали.
  
  -- Какая трогательная забота! Считаешь, она думает только о тебе? Девка целовалась с бывшим женихом, когда ты их застукал.
  
  -- Это неправда! -- крикнула Ли, поднимаясь на ноги. -- Я всего лишь поцеловала его в лоб, как брата!
  
  Женщина оглянулась и одарила Оливию такой улыбкой, что у девушки сердце оборвалось. Что только не проглядывало в ведьмином оскале: торжество, самоуверенность, презрение и ненависть к пленнице. Сет упорно не желал обращать на Ли внимание. Более того, повернул к себе лицо Азары и впился ей в губы. Оливия беспомощно смотрела на целующуюся парочку. Сердце буравила игла с обломанным кончиком. Может, все это, начиная с ночной прогулки, сон? Кошмар? Сейчас она заплачет, Сет, и не думавший поднимать на нее руку, услышит и разбудит. Потом обнимет, утешит...
  
  Ничего подобного не случилось.
  
  -- Сделай, как я сказал, если хочешь получить от меня желаемое. Поняла? -- проговорил мужчина, закончив целоваться.
  
  -- Как скажешь, совенок.
  
  Красавица хлопнула в ладоши, в комнату вошла пожилая служанка. Азара отдала распоряжения, прислуга схватила Ли за руку и потащила за собой. Сет в ее сторону так и не взглянул.
  
  X
  
  Рид остался один у костра, свет которого казался тусклым после полыхания волшебного "солнышка". Тревогу поднимать не стал, даже порадовался, что никто ничего не слышал. Не хватало им еще обвинения в колдовстве. Может, Ли и думала, что кричит изо всех сил, а на самом деле почти рычала низким злым голосом. Не удивительно: филин совсем помешался... Тут любому терпению придет конец. Если б ведьма Страшилу одного утащила, все оказалось бы не так плохо. Клэй, скорее всего, попытался б отправиться на выручку, но девочки его сумели б отговорить. Только Ли тоже попала в беду, и ее нельзя бросить на растерзание всякой нечисти.
  
  Рид потер бок, по которому заехал Страшила. Хорошо хоть ребра целы. Где у мужика мозги, спрашивается? Ли в нем души не чает, а он... И чем он ведьме не угодил? Казалось бы, такой злыдень с ней должен спеться... Так и просидел стражник остаток своего дежурства, мучаясь вопросами и сомнениями, прогнавшими всякую сонливость.
  
  Утром Рид рассказал Клэю и близняшкам о ночном происшествии. Парень внимательно выслушал рассказ стражника, помрачнел. Сестрички испуганно хлопали глазами.
  
  -- Ты-то мне помогать не станешь? -- пробурчал слуга, не глядя на собеседника.
  
  Рид невольно подумал, что парень, возможно, сам того не желая, поднабрался манер у своего угрюмого хозяина.
  
  -- Я должен вытащить Ли. Боюсь, у нее с твоим лордом все кончено. Он совсем спятил. Ударил ее со всей силы.
  
  -- Ну, брат, это не наше дело. Тут уж пущай они сами разбираются, -- вздохнул Клэй. -- Ты не думай, я хозяина не одобряю. Барышня мне нравится. Огорчительно будет, коли они расстанутся. Он такую больше не встретит.
  
  Стражнику на Страшилу было плевать. Хоть бы до конца жизни общался с ведьмой, а еще лучше -- с собственным кулаком. Только Ли жалко. Она-то в филина не на шутку влюбилась.
  
  -- Слушай, Рид, -- снова заговорил Клэй. -- Давай-ка так. Ты забираешь наших девочек и двигаешь в Горинг. Ну, а я -- искать хозяина и барышню.
  
  -- Нет, Клэй... -- начала Рута, но парень обнял ее и что-то зашептал на ухо.
  
  -- Доверяешь мне свою ненаглядную? -- невольно усмехнулся Рид, глядя на них. Его милая, поначалу загрустившая, облегченно вздохнула.
  
  -- Я Руте прежде всего доверяю, -- расплылся в улыбке слуга. -- А за тобой Виола приглядит.
  
  Он подмигнул покрасневшей девушке, и все четверо рассмеялись.
  
  -- Знаешь, родственничек, -- сказал Ридли. -- У меня есть предложение получше. Мы точно не знаем, где замок ведьмищи стоит. Помнишь, трактирщик в деревне, куда мы с гор спустились, про него говорил? -- Клэй кивнул. -- Придется туда возвращаться. Зайдем по дороге к Каюне, попросим приютить Виолу и Руту.
  
  Близняшки пытались возражать, но тут заговорил Клэй.
  
  -- Руточка, Виола, ничего не поделаешь. Хозяин, похоже, крепко влип, и я его бросить не могу. И барышню нехорошо в беде оставлять. Вы от них обоих ничего, кроме добра не видели, ведь так? -- Девушки согласились. -- Потерпите немного. Поживете у Каюны, она бабка не вредная. Мы с Ридом, можно сказать, через нее с вами познакомились. -- Стражник охотно подтвердил. -- И за нас не опасайтесь. Мы осторожно. На рожон не полезем, когда нас такие ягодки дожидаются, -- Клэй подмигнул сестричкам.
  
  Рута и Виола переглянулись, вздохнули и согласились.
  
  Хозяин каравана отпустил их только в ближайшем городе. Исчезновение одного из охранников и так выбило купца из колеи. Рид с Клэем поначалу чуть не разругались с торговцем, но быстро сообразили: обратно безопаснее добираться не в одиночку, а с другими путниками. В городе же подходящую компанию найти проще, чем на тракте или в какой-нибудь деревне. В результате у Каюны они оказались почти месяц спустя после исчезновения Сета и Ли.
  
  Бабка огорчилась, узнав о кознях ведьмы.
  
  -- Про эту злыдню у нас слыхали. Ее замок не так далеко отсюда, дней шесть вверх по течению Закары, я объясню, как идти. В последние недели слухи поползли, что появился у нее новый помощник, с солдатами по деревням разъезжает, с крестьян по три шкуры дерет. По описанию похож вроде на вашего спутника, да я думать на него не хотела... Теперь вся надежда на девочку. Коли нужен он ей, сможет она с ведьмой потягаться. Вы, парни, там ничем не поможете.
  
  Рута и Виола, присутствовавшие при разговоре, с надеждой взглянули на мужчин.
  
  -- Я должен увидеть Ли, -- сказал Рид. -- Может, она мечтает оказаться подальше от Страшилы. Тогда я ей помогу.
  
  -- А я хочу поговорить с хозяином, -- упрямо заявил Клэй. -- Ты уж приюти девочек, Каюна.
  
  -- Пущай остаются, -- глянула на сестричек. -- Вы ведь крестьянские дочери? По хозяйству поможете?
  
  -- Да, бабушка, -- закивали близняшки, с робостью посматривая на старуху.
  
  -- Вот и хорошо, -- улыбнулась бабка. -- Да вы меня не бойтесь, не обижу.
  
  Клэй и Рид не стали тянуть. Выслушали наставления Каюны, собрались в дорогу и отправились вверх по течению реки.
  
  ***
  
  Служанка привела Ли на кухню и передала распоряжения хозяйки высокой сухопарой женщине с на удивление надменным для прислуги лицом. Оливия стояла, как пришибленная, разглядывая огромное помещение, полное люда и чада. От шума и мельтешения закружилась голова, от запахов к горлу подкатила тошнота.
  
  Тощая женщина оказалась здесь главной. Она презрительно осмотрела Оливию и осведомилась, что та умеет делать.
  
  -- Повара нам не требуются, -- процедила она, выслушав ответ. -- А на уборку и мытье посуды рук всегда не хватает. Этим и займешься. И не вздумай хвостом вертеть. Мужики у нас горячие, за ними глаз да глаз, чтоб от работы не отлынивали и девок не брюхатили. Увидят твою бледную северную мордашку, и тут же захотят проверить, какого цвета кожа у тебя под платьем.
  
  Ли от таких перспектив съежилась и пожалела, что одета не в штаны и рубашку. Тогда можно было б попробовать сойти за мальчика. Женщина удовлетворенно хмыкнула и пообещала устроить ей спальное место в кладовке, запирающейся изнутри.
  
  С первого же дня Оливию приставили к работе. Она подметала пол, убирала объедки, таскала во двор тяжелые ведра с помоями, мыла котлы, кастрюли и сковороды. Жизнь на кухне начиналась рано, огонь разводили в пять утра, и в течение дня до самого вечера поварское царство бурлило жизнью, исходя соками и запахами, обдавая жаром, паром, чадом, брызгами кипящего масла. Замок ведьмы был велик, челяди и слуг там проживало много, да еще нередко наезжали гости. И все они хотели есть. Три раза в день, без выходных. Суета на кухне заканчивалась около девяти вечера, если не случалось пира и гуляния допоздна. Ли уходила одной из последних, вымыв последнюю посудину и вынеся последнее ведро. Такой ритм жизни и тяжелая работа выматывали, но и отвлекали от тяжких мыслей. У нее не оставалось сил подумать о предательстве Сета и об ужасе своего положения. Ли приходила в кладовку, где ей разрешили спать, придвигала к двери тяжелый ларь с крупами, чтобы никто не мог войти, вытаскивала из угла грязный тюфяк, набитый соломой, ложилась и тут же засыпала, чтобы рано утром проснуться от стука в дверь и ругани очередной кухарки, которой что-то понадобилось в кладовке.
  
  С работой и отсутствием удобств Ли готова была мириться. Труднее оказалось выдерживать повышенное внимание мужчин. Они сразу разглядели новенькую молоденькую северяночку и почти каждый счел своим долгом прощупать, насколько она отличается от местных женщин. Все знали, что она попала в замок вместе с новым дружком хозяйки, и это только подогревало интерес. Кухонная прислуга Сета не видела, а стражники, частенько встречавшиеся Ли во дворе, когда она выносила помои, были хорошо с ним знакомы.
  
  Как-то один из них, здоровенный заросший мужик со сломанным носом и шрамом через все лицо, поймал Оливию, возвращавшуюся на кухню с пустым ведром. Схватил за руку, прижал к себе и начал тискать.
  
  -- Говорят, тебе, красавица, уроды по вкусу, -- приблизил свое лицо, будто желая, чтобы она рассмотрела во всех подробностях. -- Не приласкаешь, раз уж твой дружок хозяйку теперь ублажает? Мне, правда, до него далеко...
  
  Ли молча выворачивалась из медвежьих объятий, солдат не выпускал, упорно пытаясь поцеловать. К счастью, ее рука все еще сжимала ручку тяжелой грязной бадьи. Оливия с трудом размахнулась и ударила обидчика по загривку. Тот выпустил девушку, скорее от неожиданности, чем от боли, и разразился грубой бранью. Ли, не теряя времени, шмыгнула в дверь кухни, где на нее тут же накинулась одна из кухарок с выговором за долгое отсутствие.
  
  О Сете Оливия почти ничего не знала. Из разговоров кухонной прислуги следовало, что он стал любовником Азары, к тому же ведьма поручила ему руководство стражей и какие-то дела за стенами замка. То ли сбор податей, то ли наведение порядка и усмирение недовольных. Справлялся он, вроде бы, хорошо, быстро завоевав горячую нелюбовь крестьян и даже замковой стражи.
  
  Как-то поздно вечером, после затянувшегося из-за очередного пира рабочего дня Ли ушла в свою каморку. Только успела повесить на крючок масляную лампу и собралась придвинуть ларь, как на дверь обрушился чудовищный удар, и та распахнулась, едва не слетев с петель. Девушка сжалась в комочек, почему-то вспомнив огромного бородатого солдата со шрамом, и уставилась на стоящего на пороге мужчину. Это был Сет, встрепанный, босой, в штанах и не заправленной, расшнурованной у ворота рубахе. Шагнул внутрь нетвердо, будто пьяный. Ли, успевшая отскочить подальше, вжалась в стену между висящими гирляндами лука. Она не то чтобы боялась, ей, скорее, было противно. Противен Сет, судя по его виду только что выбравшийся из чьей-то постели, противна ситуация, в которой она не могла защитить себя. Сейчас под рукой нет ни тяжелой бадьи, ни палки, а кричать бессмысленно. Если кто-то из прислуги и сподобится прийти, то не поможет, а останется поглазеть, как ее насилуют.
  
  Сет тем временем подошел к девушке вплотную. Глаза мутные, дыхание обдает винным духом, от самого шибает потом и каким-то сладким запахом. Женские духи? Щетиной зарос, волосы немытые, в раскрытом вороте видны царапины и следы поцелуев. Ли ощутила приступ тошноты. Мужчина навалился на нее, зашарил по телу. Страх, и до этого не сильный, вдруг совсем пропал, осталось чувство обреченности. Ли не стала сопротивляться, только спросила:
  
  -- Ты спал с ней?
  
  Он тут же отстранился, молча взглянул ей в лицо.
  
  -- Спал? -- повторила она.
  
  -- Да.
  
  -- Уходи, -- толкнула его в грудь.
  
  К ее удивлению, он послушно отступил на шаг, и остановился, по-прежнему глядя на Ли.
  
  -- Уходи!
  
  -- Во второй раз прогоняешь, -- пробормотал он, повернулся и вышел.
  
  Ли подбежала к двери, закрыла ее и придвинула ларь. Потом села на крышку сундука и заплакала от облегчения. И, как ни странно, от жалости. Стыдно признаваться самой себе, но именно от жалости к непутевому филину. Уж больно пришибленным он выглядел. Пьяный, немытый, изодранный ведьмой. Пришел к ней, мог бы сделать все, что пожелает, но оставил в покое по первому слову... За прошедшие недели первоначальная обида на рукоприкладство притупилась, к удивлению девушки почти ушла. А теперь закралась мысль, что, возможно, не так уж и хочется ему спать с этой Азарой. Или, скорее, это она, Ли, желает думать, что ему не хочется. Высокие небеса, неужели она все еще любит его? Сердце прыгнуло, внизу живота сладко потянуло. Нет, она действительно дурочка... Девушка вытерла слезы, поднялась с ларя, достала тюфяк, задула лампу и улеглась, прикрывшись плащом. Все равно холодно. И грязно. Хорошо, что нет ни крыс, ни мышей. Удивительно, но их нет. Может, ведьма каким-то колдовством от них избавляется? А эти сводящие с ума запахи кухни и припасов в кладовке! Обоняние будто обострилось в последние дни, и из-за этого все время тошнит. А может?.. Милла как-то рассказывала... Нет, только не беременность, только не сейчас!
  
  После ночи в волшебном лесу у нее возникло чувство, будто тогда, на поляне, в свете юного месяца, звезд и светлячков они зачали дитя. Каюна еще так лукаво взглянула на нее утром... И потом Ли несколько раз тешила себя этой мыслью, прислушиваясь к собственным ощущениям. Хотела даже поговорить с Сетом, но решила подождать, узнать наверняка. А теперь... Если она действительно ждет ребенка, что сделает Сет, когда узнает? Защитит их или... И что может сделать ведьма?..
  
  Сет провел первые дни в замке как во сне. В страшном кошмаре, имеющем дурное свойство повторяться. Азара насела на него не на шутку. То представала в знакомом с юности облике, то в виде белокурой девки, так хорошо памятной ему. Мелькали еще какие-то образы, но он не стремился их запомнить. Спросил ее как-то, не окажет ли она ему чести, сбросив все личины, как перед Повелителем, но красавица только расхохоталась в ответ. Злобным скрипучим старушечьим смехом.
  
  Ему по большому счету было все равно. Ли не шла из головы. Как же она могла целоваться с рыжим? После всех признаний, заверений, волшебных ночей... Как-то ему приснился нездешний лес, куда послала его Каюна, еще одна старая карга, балующаяся ведовством. Там он тоже решил, что Ли ему изменяет. А оказалось... Может, и в этот раз все было не так, как увидел он? Думать об этом не хотелось, ибо если Оливия с рыжим просто болтали, он поступил как настоящее чудовище.
  
  И тут Азара со своей неизбывной жаждой постельных утех оказалась весьма кстати. Сет срывал на ней злость, вымещал обиду, она не оставалась в долгу. Их ночи напоминали сражения, после которых каждый зализывал раны. Ведьма быстро избавлялась от царапин и синяков с помощь каких-то снадобий, но мужчину ими не пользовала. На нем, впрочем, все заживало очень быстро, и следов не оставалось. Видно, как он и предполагал, таково было побочное действие заклятия, изуродовавшего лицо.
  
  Днем, когда ведьма оставляла его одного, Сет принимался за бутылку, старое проверенное средство. Он надирался к вечеру так крепко, что потом спал до утра беспробудным сном. Азаре быстро надоел пьяный храп вместо постельных побоищ, и уже к концу первой недели она предложила мужчине службу: стать ее управляющим. Навести порядок в замковой страже и проконтролировать сбор податей с крестьян. Сет согласился. Почему бы и нет? Будет на ком сорвать злость, не вечно же заливать ее вином. Теперь днем он раздавал зуботычины солдатам, приказывал забирать у селян последнее, а рискнувших возразить -- пороть. И полмесяца не прошло, а его уже иначе как ведьминым чудищем за глаза никто не называл. Он только способствовал укреплению этого образа, начав завешивать волосами нормальную половину лица.
  
  Азара была в восторге. Скорее всего, бесчинства и жестокости совенка вызваны угрызениями совести из-за его обращения с девкой. Ведьма уже несколько раз интересовалась, как быть дальше с его "невестой", он не отвечал, видно, еще не созрел для верного решения. Ничего, это вопрос времени. Раньше или позже парню надоест корить себя, и он начнет злиться на причину собственных душевных мук. Нет, не на свою злость, а на бывшую возлюбленную. Та, низведенная до положения последней прислуги, которую и за человека-то не считают, наверняка тоже скоро расстанется с нежными чувствами. И вот тогда...
  
  ...Сет со скучающим видом выслушивал оправдания очередного бедняка. Как все это надоело! Даже если у селянина и впрямь ничего нет, во что не слишком верится (куры по двору бегают, и поросенок в луже валяется), мог бы дочек на заработки отправить. Две девки стоят, раскрасавицы. В голову пришла забавная мысль.
  
  -- Хорошо, я прощу тебе долг. Вернее, не прощу, ты его по-другому отдашь. Мы твоих дочек заберем в замок. Поживут с солдатами, пока не забрюхатят или не надоедят, и считай, подать ты хозяйке заплатил.
  
  С удовольствием поглядел, как побелели девицы. Крестьянин упал на колени.
  
  -- Пощадите, господин! Птицу с поросем берите, только дочек не трогайте.
  
  Сет соскочил с лошади.
  
  -- А не попользоваться ли мне самому сначала?
  
  Подошел вплотную к сестрам, те почти одновременно прижали ладони ко ртам, чтобы не закричать. А уж как они будут каменеть от его прикосновений... Он ощутил знакомое напряжение в паху. Это ж надо, отказаться от такого удовольствия из-за какой-то глупой девки. Он и сам, получается, не великого ума. Схватил одну из сестер за локоть, потащил в дом. Она даже не вырывалась, совсем сомлела от испуга.
  
  -- Вторую не смейте до меня трогать! -- приказал солдатам. -- Караульте, чтоб не убегла.
  
  Втащил девицу в дом, толкнул какую-то дверь и оказался лицом к лицу с девчушкой лет десяти, видно, младшей дочкой крестьянина. Та уставилась на него с удивлением, но без страха. Потом перевела взгляд на старшую сестру. Поняла что-то по выражению ее лица, глаза наполнились слезами, губки задрожали. Опять уставилась на мужчину. Сет про себя выругался. Девчонка напомнила ему Ли, хоть внешне была совершенно не похожа, смуглая черноглазая южанка. А его не испугалась, прах ее побери, и этот взгляд детский, удивленный, дрожащие губы...
  
  -- Господин, пожалуйста, не трогайте сестрицу! У нас правда ничего нет. И куриц, и поросенка мы должны соседу отдать. Он нам их совсем маленькими дал, чтобы вырастили. Мы за это зерна получим...
  
  Сет ругнулся вслух, отпустил девицу и пошел прочь. Во дворе вскочил в седло и скомандовал солдатам ехать за ним. Вопросов никто не задавал. Люди успели узнать его достаточно хорошо.
  
  Вечером Сет напился на очередном пиру, потом отыгрался на Азаре так, что она с постели встать не смогла (или не захотела, кто эту ведьмищу разберет?). Кое-как оделся и отправился к Ли, сам не очень понимая, зачем. Возможно, чтобы просто увидеть ее распроклятую синеглазую мордашку, которая после поездки в деревню не шла из головы. Увидеть и потереться о ее щеку своей...
  
  Ну, увидеть-то он ее увидел, но она была не рада. Прогнала его. Опять прогнала! А он послушался, ушел, как побитая собака. Потом пил, не просыхая, сам не помнил сколько дней. Кажется, приходила Азара, он не мог бы сказать, по-настоящему или в кошмарах. И все время перед мысленным взором стояло личико его глупышки, да не оставят ее небеса...
  
  Ли жила в замке ведьмы почти месяц. Девушка втянулась в рабочий ритм, справляться с обязанностями стало легче. Правда, тошнота усилилась, и Оливия почти не могла есть. Может, вне кухни ей и удалось бы проглотить кусочек-другой, но только не в этом чадном душном воздухе. Выходить во двор лишний раз она боялась из-за солдат. Правда, теперь к ней приставали меньше. Новизна ушла, Ли каждый раз всерьез отбрыкивалась, да к тому же не мылась и не следила за одеждой. Самой было противно, но по сравнению с перспективой ежедневных ощупываний, поглаживаний и прочих удовольствий, практиковавшихся по углам, вполне терпимо.
  
  Оливия несколько раз вспоминала странный визит Сета, но сил обдумывать его не было. Да и о чем тут думать? Он теперь живет с ведьмой, а уж как они там развлекаются, не ее дело. Он любит причинять боль, Азара, судя по всему, тоже. Прекрасная пара: он ударит, она даст сдачи. Или наоборот. Какая разница? У Ли теперь свои трудности. Она ждет ребенка. Придется это тщательно скрывать и думать, как побыстрее выбраться из ведьминого гнезда. Если Азара так заинтересована в отце, как бы не попыталась заполучить и его дитя...
  
  Как-то вечером на кухню пришел щегольски одетый слуга. Парень высокомерно осведомился, где он может найти новенькую служанку с севера. У Ли, подметавшей под столами, возникло желание залезть под один из них и сидеть там, пока посланный не уйдет. Но она упустила момент, на нее указали, и слуга направился к ней.
  
  -- Пошли, тебя ждут, -- бросил он, разглядывая Ли с некоторой брезгливостью.
  
  Девушка поставила на место метлу и обреченно пошла за парнем. В одном из коридоров он остановился и повернулся к ней.
  
  -- На кой хозяину сдалась такая замаршка? -- поинтересовался, презрительно кривя рот. -- Ну-ка, проверим, что там имеется... -- положил руку ей на грудь. -- О-о, неплохо. И губки у тебя ничего.
  
  Ли вцепилась в грубо тискающую руку ногтями, коленом метя между ног. Парень вовремя отстранился.
  
  -- Да не больно-то и хотелось, -- усмехнулся он. -- Кухней от тебя несет. Разве что в ротик возьмешь?
  
  Девушка молчала. Пусть болтает, лишь бы не трогал. Слуге, видно, надоело любоваться на нее.
  
  -- Ладно, красотка. Еще успею тобой попользоваться после хозяина. Я не брезгливый. Видать, что-то ты умеешь лучше других, раз он за тобой послал.
  
  Дальше шли молча. Ли не пыталась запомнить дорогу, понимая, что ей все равно не удастся. Наконец парень постучал в какую-то дверь и впустил девушку внутрь, сам остался в коридоре.
  
  Оливия застыла у порога. В комнате находился только Сет, выглядевший несколько лучше, чем во время визита к ней. По крайней мере, он не был пьян. Подошел к девушке, остановился, разглядывая. Она быстро опустила голову, не желая смотреть ему в глаза. Мало ли что в них отразится? Вряд ли сочувствие или раскаяние. Он отвел с ее лица прядь упавших грязных волос.
  
  -- Почему не следишь за собой?
  
  Она от его голоса сжалась, хотя никакой угрозы не расслышала. Просто отвыкла, да и не ждала, что он будет с ней говорить. Мужчина взял ее за подбородок, заставляя смотреть в глаза.
  
  -- Почему не... -- начал повторять вопрос.
  
  -- Чтобы меня не лапали! -- выкрикнула ему в лицо, не в силах сдерживать ни себя, ни слезы. Тут же заметила полыхнувшее в его глазах бешенство и испугалась. Сейчас он ее убьет...
  
  -- Кто тебя лапает? -- голос звучал спокойно.
  
  Она молчала, тело начала бить дрожь. Рассказывать стыдно. К тому же, она не знает, зачем это ему. Вдруг заставит переспать со всеми желающими? Или, наоборот, прикажет их повесить. В конце концов, ничего серьезного ей никто не сделал. И потом, не хочет она говорить с ним ни о чем, а уж об этом -- тем более!
  
  -- Отвечай. Не уйдешь отсюда, пока не ответишь.
  
  Небеса, он не отстанет! Придется сказать.
  
  -- Я не знаю их имен! Слуги на кухне, солдаты во дворе, только что этот... -- осеклась, сообразив, что этого он узнает и без имени.
  
  -- Этот? Слуга, которого я послал за тобой?
  
  Она молчала. Он опять схватил ее за подбородок.
  
  -- Он? Да не молчи ты! Я все равно узнаю!
  
  -- Да! Да, твой слуга!
  
  Мужчина тут же отпустил ее, подошел к двери и кликнул парня. Тот вошел как ни в чем не бывало, не удержался и бросил на Ли любопытный взгляд. Сет не стал ни о чем спрашивать, молча принялся избивать слугу. Девушка несколько минут тупо смотрела, потом спохватилась и хотела попросить остановиться.
  
  -- Сет...
  
  -- Что?
  
  Он бросил на нее такой взгляд, что она поняла: попросит его перестать, и он точно убьет парня. Девушка тут же сжала губы и для верности прикрыла рот ладонью, удерживая слова внутри. Сет ухмыльнулся и перестал работать кулаками. Слуга, почувствовав передышку, взмолился:
  
  -- Господин, пощадите... Что я сделал?
  
  -- Слушай и другим передай. Убью всякого, кто хотя бы взглянет на мою женщину.
  
  -- Но, господин, никто никогда не позволял себе оскорблять хозяйку...
  
  -- Я не о вашей клятой хозяйке говорю, а о моей женщине. Понял или еще добавить?
  
  -- П-понял, господин, -- слуга с ужасом уставился на Ли.
  
  Сет с удовлетворением проследил за его взглядом, потом подтащил парня к двери и выкинул в коридор.
  
  -- Эй, кто там! Искупаться приготовьте! - заодно отдал распоряжение. Закрыл дверь, повернулся к Ли. -- На руки мне полей, -- кивнул на кувшин с водой на умывальном столике.
  
  Она подчинилась. Вода в тазике стала розовой.
  
  Вскоре в дверь постучали.
  
  -- Господин, все готово.
  
  -- Пошли, -- кивнул он Оливии.
  
  Она двинулась за ним. Теперь ей придется ему прислуживать?
  
  В соседней комнате стояла огромная бадья с горячей водой. Горел камин, было тепло и уютно. В конце концов, приятно хоть недолго побыть в нормальном жилище после невыносимого чада огромной кухни и холодной кладовки. Девушка остановилась, ожидая, когда Сет разденется и полезет в воду. Он взглянул на нее.
  
  -- Ну, что стоишь? Раздевайся.
  
  -- Зачем?
  
  -- Искупаю тебя.
  
  -- Ты -- меня?
  
  -- Конечно. Я-то чистый. Купался вчера вечером, спал один, руки ты мне вымыть помогла.
  
  Она неуверенно переминалась с ноги на ногу. Так хочется залезть в горячую воду, смыть всю эту грязь... А зачем? Чтобы потом снова трястись от страха, ожидая, когда очередному мужику захочется потискать ее в уголке? Хотя после расправы над слугой вряд ли у кого-то возникнет такое желание...
  
  -- Не хочешь? Мне уйти? -- спросил с вызовом, но выглядит как-то жалко.
  
  -- Нет, не уходи. Останься! -- вырвалось само собой, и она быстро начала стаскивать грязную одежду.
  
  Он отвернулся, подождал, пока она залезет в бадью. Потом протянул ей мыло и мочалку, снял куртку, рубаху, подошел и встал рядом, глядя на девушку. Неужели действительно собрался ее мыть? Она мельком взглянула на него. Плечи расцарапаны, правда, ссадины уже поджившие. Следов поцелуев не видно. По-прежнему спит с ведьмой, хотя последнюю ночь, возможно, провел один, как и сказал. Ну и наплевать. Ей-то что за дело? Оградит ее от приставаний других, и хорошо. А вдруг сам захочет?.. Сказал "моя женщина"... Нет, вряд ли эта самая Азара ему позволит.
  
  -- Давай спину потру, -- забрал у нее намыленную мочалку.
  
  Она повернулась к нему спиной, он осторожно стал водить пучком лыка, не позволяя себе никаких нескромных прикосновений. Потом, когда Ли занялась волосами, полил ей голову чистой водой, смывая пену. Подал простыню. Она вытерлась и потянулась за одеждой, но он носком сапога отпихнул грязные тряпки подальше.
  
  -- Оденешь чистое.
  
  -- У меня нет...
  
  -- Принесут. Пойдем.
  
  Подтолкнул ее, завернувшуюся в простыню, к двери и провел обратно в свою комнату.
  
  -- Останешься при мне. На кухню больше не пойдешь.
  
  Вызвал служанку, распорядился насчет одежды для Ли и велел принести ужин. Потом дал девушке одну из своих чистых рубах. Она быстро оделась, он опять не смотрел. Оливия сидела на кровати, не смея пошевелиться. Расчесать бы волосы, но нужно просить у него гребень...
  
  -- Боишься меня?
  
  Она кивнула. Он подошел, сел рядом, погладил ее по голове.
  
  -- Можно тебя причесать?
  
  -- Ты волен делать, что пожелаешь.
  
  -- Нет. Только то, что разрешишь.
  
  -- Ты будешь спрашивать разрешения до очередного приступа злости. А что потом? Изобьешь меня до смерти? Или сначала отдашь солдатам?
  
  -- Ты ведь не поверишь моим словам?
  
  -- Нет, теперь не поверю.
  
  Он вздохнул, встал, нашел гребень и стал разбирать ее волосы.
  
  Потом принесли ужин, они молча поели, причем Сет не столько ел, сколько пил. Ли начала беспокоиться, что это плохо кончится, но мужчина по-прежнему вел себя смирно и на нее старался не смотреть. Когда служанка унесла поднос с грязной посудой, Сет запер дверь и начал раздеваться, видно, собираясь лечь спать. Взгляд Ли невольно скользнул по его торсу. Спина тоже исцарапана, на плечах следы укусов.
  
  -- Неужели тебе нравится то, что она с тобой делает? -- вырвалось невольно.
  
  -- Ты о чем? -- не понял он, поглощенный своими мыслями.
  
  -- Это ведь Азара исцарапала и изгрызла тебя?
  
  -- А, это, -- он скосил глаза на плечо. -- Да, она.
  
  -- Тебе нравится?
  
  -- Нет, конечно.
  
  -- Зачем ты позволяешь?
  
  -- Я не позволяю. Ей тоже достается, она обороняется или мстит. Не знаю.
  
  Ли не стала больше задавать вопросы, но Сет сам продолжил начатую тему.
  
  -- В последнее время я плохо помню, как это происходит. Каждый раз все как в тумане. Я вроде бы и не хочу, а отвечаю ей. Или тело отвечает... Она, по-моему, чувствует мое нежелание, и свирепеет, начинает царапаться, кусаться. Я в долгу не остаюсь. Умею сделать больно, ты знаешь. Кстати, оказывается, это она меня в свое время и научила...
  
  Ли молчала. А что тут скажешь? Все настолько отвратительно, что тошнить начинает. Она с трудом подавила рвотный позыв. Расставаться со вкусным ужином вообще-то не хочется. Впервые за много дней удалось нормально поесть. К тому же, если она тут напачкает, неизвестно, что ее ждет.
  
  -- Ложись, чего стоишь? -- буркнул Сет, полностью раздевшись и залезая под одеяло. -- Не трону, если не захочешь, -- попытался изобразить подобие улыбки, вышло жутковато.
  
  Девушка осторожно легла с самого края, так и не сняв рубашку. В ее положении глупо привередничать. Он сделает с ней, что пожелает, никакие протесты его не остановят. Но Сет уже храпел, повернувшись к ней спиной. Она, чуть осмелев, немного отодвинулась от края и закуталась поплотнее в одеяло. Пожалуй, впервые со времени попадания в замок ведьмы, почувствовала себя в безопасности. Постель чистая, теплая, уютная. Она сыта, выкупалась. И о том, что будет завтра, думать совсем не хочется... Здесь ее никто не тронет, кроме Сета, но он -- неизбежное зло, к тому же привычное и... любимое? Пожалуй...
  
  Проснувшись утром, почувствовала себя еще уютнее. Сначала не поняла, почему, потом сообразила: со спины ее обнял Сет и сонно сопит ей в плечо. На секунду напряглась, но тут же успокоилась. Она в его власти, что толку рыпаться? О, конечно, можно убить себя, оставшись гордой и непобежденной. А можно попробовать одержать верх другим способом. К тому же, убивать себя теперь она не вправе. И еще: Сет, судя по всему, не слишком ладит с Азарой. Забрал к себе "свою женщину", ничего лишнего не позволил... Прямо рыцарь, каким его Клэй и считает. Интересно, ведьме он нужен только для постели? Зачем тогда Азара притащила сюда соперницу? Узнать бы, в чем тут дело... А в чем бы ни было. Она, Ли, так просто своего мужчину не отдаст. Один раз, как оказалось, она уже выиграла, не испугавшись его уродства, победит и во второй. Не может не победить. Теперь, когда носит его дитя, не может. Кстати, об это пока нужно молчать...
  
  Ли осторожно повернулась и взглянула Сету в лицо. Когда спит, выглядит почти как ребенок. Только замученный стал какой-то. Осунулся, зарос. Изуродованная половина лица расцарапана. Не удержалась, коснулась подсохшей ссадины губами. Он тут же открыл глаза. Чуть отстранился, глядя на нее, потом осторожно поцеловал в губы. Она не отвернулась. Раз не собирается его уступать, нечего отталкивать.
  
  -- Ты не против?.. -- удивился, не поверил.
  
  -- Нет.
  
  -- Я боялся, ты со мной больше никогда...
  
  -- Ты же знаешь, я глупышка.
  
  -- Никакая ты не глупышка, -- шепнул ей на ухо. -- Называю так, чтоб немножко подразнить. Я люблю тебя. Прощения не прошу. Кругом так виноват, что знаю: просить бессмысленно. Попытаюсь его заслужить.
  
  После того как их тела перестали быть единым целым, они по-прежнему прижимались друг к другу, не желая разрывать связь окончательно. Долго лежали молча, слушая выравнивающееся дыхание, замедляющееся биение сердец друг друга. Ли вздохнула и прижалась лицом к голой щеке Сета.
  
  -- Не злись на меня больше. Пожалуйста. Я никогда не обману тебя, поверь. Ни с Ридом, ни с кем другим.
  
  -- Тебя никто не тронул по-настоящему? -- вдруг спросил Сет. Видно, на эти мысли его навело упоминание о стражнике.
  
  -- Нет, никто. Перестань сходить с ума и избивать людей.
  
  -- Постараюсь, -- вздохнул он. -- Только не прогоняй меня.
  
  -- Не прогоню, но ведьма не позволит нам быть вместе. Где она сейчас?
  
  -- Уехала. Куда, не сказала, но, я уверен, на очередной шабаш.
  
  -- Ах вот почему я оказалась в твоей постели...
  
  -- Не болтай глупостей, Ли. Ты оказалась здесь, потому что я кое-что понял. Больше тебя не отпущу.
  
  XI
  
  Ни в тот день, ни в последующие Сет не занимался возложенными на него Азарой обязанностями. Для начала они с Ли попробовали покинуть замок.
  
  Сет вывел из конюшни двух лошадей и под изумленными взглядами не посмевшей прекословить стражи они выехали из ворот. Девушка оглядывалась вокруг, не веря, что видит, наконец, небо над головой и вдыхает прохладный горный воздух с примесью смолистого аромата какого-то растения. Мужчина с улыбкой поглядывал на нее, но ничего не говорил.
  
  Замок Азары стоял в средней части невысоких гор. Местность оказалась очень похожей на ту, куда их вынесла подземная река. Каменистые склоны, заросшие малопроходимым кустарником, кое-где корявые деревца с густыми кронами. Тут и там виднелись огромные коричневато-желтые каменные глыбы причудливой формы. Белая дорога стекала вниз по склону, у подножия гор виднелась река.
  
  -- Это Закара, -- пояснил Сет, проследив за взглядом Оливии. -- Не знаю, сколько отсюда до дома Каюны, но, если идти вниз по течению, когда-нибудь мы туда доберемся.
  
  Ли счастливо улыбнулась и кивнула. Приятно снова встретиться со старой ведуньей. В ее доме можно будет рассказать Сету о ребенке. Интересно, как он воспримет новость? Вряд ли огорчится, но вдруг и не обрадуется? Ну зачем думать о таком? К чему омрачать первые замечательные мгновения свободы? От глупого предположения даже горло перехватило и стало трудно дышать. Девушка постаралась успокоиться и глубоко вздохнуть, но ничего не получилось. Горло будто кто-то сжимал, и с каждой минутой -- все сильнее.
  
  -- Сет, -- с трудом позвала Ли, остановив лошадь.
  
  Мужчина тут же обернулся и подъехал к ней. С тревогой взглянул в побледневшее лицо Оливии.
  
  -- Что случилось? Тебе нехорошо?
  
  -- Я... почти не могу... дышать.
  
  Он спрыгнул с лошади, помог слезть Ли, отвел к лежавшему чуть сзади у дороги плоскому камню и усадил на него. Девушка почувствовала, как горло немного отпустило.
  
  -- Ну что? Лучше?
  
  Она кивнула. Он сел рядом, не отрывая от нее взгляда. Ли дышала с трудом и становилась все бледнее.
  
  -- Снова хуже?
  
  -- Нет... Но и лучше не становится.
  
  -- Давай вернемся в замок. Отдохнешь еще денек, потом уедем. Время есть, ведьма не вернется раньше следующей недели.
  
  -- Не хочу. Посади меня на лошадь перед собой и поедем.
  
  Сет неохотно подчинился. Стоило им удалиться от плоского камня, как девушка стала задыхаться по-настоящему. Мужчина тут же повернул коня и поскакал обратно. Через пару минут Ли дышала совершенно нормально.
  
  -- Остановись, -- попросила она.
  
  Они вновь спешились. Оливия постояла немного, глубоко вдыхая, потом медленно пошла к знакомому камню. Через несколько шагов остановилась.
  
  -- Опять хуже. Ничего не понимаю, -- вернулась назад. -- Отпустило.
  
  -- Вот поганка! -- выругался Сет. -- Азарина работа! Заколдовала тебя. Отдаляешься от замка -- начинаешь задыхаться. Мерзавка все рассчитала! Один я никуда не денусь, -- последовала длинная череда весьма образных выражений в адрес ведьмы. -- Хотя, знаешь, проку в побеге никакого. Она достанет нас везде.
  
  -- Да, пожалуй. Но я никак не пойму, для чего ей нужна я, -- Ли вопросительно взглянула на мужчину. -- Зачем она притащила меня вместе с тобой? Почему просто не убила, если считает соперницей?
  
  Он задумчиво глядел на убегавшую вниз дорогу.
  
  -- Не знаю. Ведьма со мной планами не делилась.
  
  -- Тебе она хотела отомстить, потому что ты пренебрег ею (Сет поведал Ли о том, как и почему лишился половины лица), -- рассуждала девушка. -- А на меня не подействовало ее заклятие. Может, за это она меня и ненавидит?
  
  -- Но она тебе, как ни странно, ничего не сделала. В самом начале будто ждала, когда я придумаю наказание и попрошу ее привести в исполнение. Потом вскользь еще несколько раз спрашивала, не решил ли я, как с тобой поступить.
  
  Оливия задумалась.
  
  -- А знаешь, возможно, ведьма хочет, чтоб ты отрекся от меня по-настоящему, -- сказала она чуть погодя. -- Когда ревнуешь, злишься, обижаешься, понятно, что человек тебе не безразличен. А вот когда думаешь о ком-то и не ощущаешь ничего...
  
  -- Женщине женщину понять проще, -- невесело усмехнулся Сет. -- Наверное, так и есть. Ты сделала ее заклятие бессмысленным. Она хочет вернуть все на свои места. Без тебя я стану чудовищем и окажусь в полной ее власти. Ей почти удалось... -- он потер лоб ставшим привычным жестом. -- Если б не ты... Не мысль о тебе... Нет, все, хватит. Глупостей в своей жизни я совершил достаточно. Пора браться за ум.
  
  -- Ты что-то придумал?
  
  -- Пока нет. Но на всякий случай прошу тебя, Ли: что бы ни случилось, верь мне. Я дважды свалял дурака, усомнившись в тебе. -- Она удивленно приподняла брови. Дважды? Ей на ум приходит только один раз. -- Третьего раза не будет. Запомни, маленькая моя, третьего не будет.
  
  Девушка кивнула, серьезно глядя на него. Спрашивать про второй (или, скорее, первый?) раз не стала. Сет улыбнулся и чмокнул ее в нос. Этот детский взгляд пробирает до самых печенок. М-да, если кто и спасет его, то только такой цветочек...
  
  Они вернулись в замок. Никто из челяди Азары не рискнул спрашивать Сета о чем-либо. Боялись и хозяйку, приказавшую выполнять распоряжения нового управляющего, и его самого.
  
  ***
  
  Азара уезжала с большими опасениями. Ей не хотелось оставлять совенка без присмотра, но и шабаш пропустить она не желала. Может, удастся, выторговать очередную поблажку у Повелителя. Или побыть с ним в последний раз...
  
  Строптивый мальчишка не желал выбрасывать из сердца свою зазнобу. Злился на нее, но забыть не мог. Да, Азара давно могла б отдать ее солдатам, но что толку? Любое произошедшее с ней несчастье подтолкнет парня к раскаянию и примирению. Плевать ему будет, сколько мужиков ее отымели. И то, что она, скорее всего, возненавидит своего любовника, его не остановит. Будет ползать перед ней, вымаливая прощение. Видали таких. А подобный исход Азаре совсем не нужен. Убивать девку и вовсе бесполезно. Совенок с горя неизвестно что выкинет. Как же взрастить в его сердце равнодушие к ней?
  
  Она дала ему одну из любимых мужских игрушек -- власть. Надо сказать, многие женщины к ней тоже неравнодушны, но для мужчин она имеет особое очарование. Поначалу совенок радовал Азару. Солдаты через пару дней ходили перед ним по струнке, крестьяне начали пугать детей сказками о "ведьмином чудище". Мальчишка снова стал получать наслаждение, причиняя боль. Азара следила за ним сквозь магический кристалл и видела, как он тискал хорошеньких селяночек. Ни одну, правда, не трахнул, но удовольствие и без того испытывал. А потом вдруг опять вспомнил свою девку, и все рухнуло! Нет бы отодрал ее так, чтоб она смотреть больше не только на него, на мужчин вообще не могла, так накинулся на Азару. Дурачок, конечно, не знал, что ведьме все ни по чем. Но его растраченной впустую ярости было жаль до слез.
  
  Возвращаясь, Азара знала: совенок помирился с девкой, и они снова спят вместе.
  
  Первым делом ведьма вызвала к себе Сета. Тот не замедлил явиться, такой гордый и неприступный, что ей стало смешно. Изображает взрослого филина, надо же! Но она-то прекрасно помнит, как дней десять назад он, напившись в усмерть, чуть не плакал от злости и отчаяния. Обозвал ее по-всякому и попытался ударить, но на ногах не устоял, так и сел на пол. Азара расхохоталась, схватила его за волосы, подняла лицо и разодрала ногтями изуродованную половину. Он сделать ничего не мог, пьяно махал руками, по ней не попадал, только ругался и грозил. Да что ей его угорзы? Вот если Повелитель лишит ее молодости, и мальчишка, и его девка узнают, что такое настоящая месть.
  
  -- Отпусти нас, Азара, -- потребовал, даже не поздоровавшись.
  
  -- Нет.
  
  -- Что за игру ты затеяла? Что тебе нужно? Если отомстить хочешь, почему не убиваешь, не мучаешь?
  
  -- Ах, так вам обоим нравится ваша теперешняя жизнь? Тогда пусть девка возвращается на кухню, а ты -- в мою спальню и к обязанностям управляющего.
  
  -- Это мелочи, -- усмехнулся филин. -- Догадываюсь, что ты можешь придумать гораздо более изощренные пытки. Так почему ничего не делаешь?
  
  -- Разве я должна отвечать?
  
  -- Да не отвечай, плевал я. Хочешь держать нас здесь, ну что ж. Только не жди, что мы станем тебе подчиняться.
  
  -- Мне не о чем больше с тобой говорить, совенок. Ты жалкий влюбленный болван. Не видишь своих выгод, прилип к этой глупой дурнушке, которая только тем от других и отличается, что млеет от твоих прикосновений. Тебе никогда в голову не приходило, что у нее просто извращенные пристрастия? Что ее несказанно возбуждает твое уродство? Она, небось, болтает, мол, не замечает ничего, ты для нее красавец. А на самом деле кончает от мысли, что ее трахает такое чудовище.
  
  Азара с удовлетворением глядела на парня. Он заметно помрачнел. Помолчал, потер лоб.
  
  -- Ну и что? Плевал я. Главное -- она меня хочет. Такого, как есть. И на других не смотрит.
  
  Ведьма вцепилась в подлокотники кресла, с трудом давя рвущуюся наружу ярость.
  
  -- Доплюешься, красавчик!
  
  Филин усмехнулся и плюнул ей под ноги.
  
  -- Убирайся! А этот плевок твоей девке придется языком счищать!
  
  Он молча вышел. Азара собралась вызвать стражников и приказать привести Оливию, как вдруг в углу комнаты сгустилось темное облако. Ведьма замерла. Это мог быть только Повелитель. Облако тем временем приняло очертания человека. Азара на дрожащих ногах приблизилась к нему. Вдруг господин решит наказать ее прямо сейчас?
  
  -- Приветствую тебя, Повелитель, -- склонилась перед ним.
  
  -- Не дрожи, Азара, -- раздался гулкий низкий голос. -- Молодость пока останется при тебе. Я немного понаблюдал за твоим подопечным. Редкостная дрянь, упрямец и грубиян. И как тебя угораздило с ним связаться?
  
  -- Прости, Повелитель. Я... возгордилась.
  
  -- Я не дарую прощение, забыла? -- в голосе слышалась насмешка. -- Только караю. Похоже, от парня ты ничего не добьешься. Но полюбовался я на него, и стало интересно: а что же представляет из себя втрескавшаяся в него девчонка.
  
  -- Глупая дурнушка!
  
  -- Азара, Азара... Меня она интересует лишь с одной стороны. Как дорожка, ведущая в душу парня. Ты должна была обласкать в первую очередь ее. Вас, женщин, соблазнить легче.
  
  -- Прости, Повелитель, тебе так кажется, потому что ты мужчина, -- отчаяние придало ведьме дерзости.
  
  Облако заклубилось, изнутри раздался звук, напоминающий рокот грома. Азара сжалась от страха.
  
  -- Умеешь рассмешить, -- прогудел мрак. -- Мне будет жаль расстаться с тобой даже на время. Впрочем, твоим острым язычком я смогу наслаждаться. Какая разница, как выглядит та, в чьем рту он находится... -- Повисла пауза. -- Ладно, хватит пустой болтовни. Сегодня ночью я поговорю с девчонкой. Не трогай ни ее, ни парня, пока я не разрешу.
  
  -- Да, Повелитель.
  
  Азара вновь склонилась в поклоне, облако бесследно исчезло, стремительно истаяв.
  
  ...Ли стояла на самом верху одной из башен замка. Над головой раскинулось ночное небо, расшитое причудливыми узорами сверкающих звездных блесток. Где-то внизу лежала невидимая земля. Слабый ветерок шевелил волосы девушки, и она ощущала себя затерянной в бескрайнем темном море. Страха не было, только странная отрешенность. Вдруг сзади раздался звук, будто на ветру заполоскались простыни, и Оливия тут же ощутила резкое дуновение. Обернулась, боясь того, что может оказаться там, во мраке. К ее удивлению, темнота отступила. Она прекрасно различала стоявшего перед ней мужчину, от плеч до пят укутанного то ли в темный плащ, то ли в кожистые крылья. Девушка отступила на шаг, почти прижавшись спиной к каменному парапету.
  
  -- Не бойся, -- проговорил незнакомец. -- Я не обижу тебя.
  
  Ли молча разглядывала его. В непонятно откуда взявшемся скудном освещении лицо мужчины казалось красивым, но мертвым, напоминая лик статуи. Глаза прятались в лужицах тени. От фигуры веяло замогильным холодом. Оливия невольно прижала руку к животу, почему-то испугавшись за дитя.
  
  -- Что тебе нужно? -- спросила дрожащим голосом.
  
  -- Поговорить с тобой.
  
  -- О чем?
  
  -- О жизни, -- пожал плечами мужчина. -- О твоем любовнике. О тебе, наконец.
  
  -- Зачем? Кто вы?
  
  -- Ты не даешь своему мужчине быть самим собой, -- заговорил собеседник, полностью игнорируя ее вопросы. -- Женщина, если она любит, не должна так поступать.
  
  -- Я... нет, это не правда. Сет вовсе не...
  
  -- Не злой? -- усмехнулся незнакомец. -- Кого ты пытаешься обмануть?
  
  -- Он не злой по-настоящему, -- нашлась Ли. -- Он сердитый, и то не всегда.
  
  Мужчина рассмеялся.
  
  -- Хорошо, допустим. Зайдем с другой стороны. Ты добрая?
  
  Девушка задумалась.
  
  -- Да, наверное. Я стараюсь никому не делать плохого.
  
  -- Ты обманывала жениха. Сначала просто скрывала от него правду, а потом еще и использовала, чтобы помогать любовнику.
  
  -- Так получилось... Никто от этого не пострадал, Рид меня простил. Он к тому времени уже не любил меня, а теперь очень счастлив... -- начала оправдываться Ли, чувствуя жгучий стыд.
  
  -- Оправдания можно измыслить всегда. Скажи, где же в таком случае граница между добром и злом? -- Девушка задумалась, мужчина, подождав немного, продолжил. -- Знаешь ли ты, что зло может оказаться откровением ничуть не меньшим, чем твое хваленое добро? Душу может потрясти и перевернуть зрелище мук и смерти ребенка, принятых от руки посвященного... Спроси Азару, что она испытала одной тихой лунной ночью на вересковой пустоши. Слабый духом сломается, а сильный узрит бездну. Пугающую, но и зовущую. В ней кроются невероятные чувства, которые хочется испытать, знания, которые необходимо добыть, а на самом дне -- истина... Если верить церковникам, то же самое ощущают святые, ставшие свидетелями величия небес. Потрясение, переворот, меняющий прежнюю жизнь, подвигающий на путь служения все той же истине. Так в чем же разница между бездной и небесами?
  
  -- А в чем разница между ложью и правдой? -- на сей раз слова сами сорвались с языка, возникнув в голове интуитивно, почти без малейшего размышления.
  
  -- А между ними нет разницы. Поверни одну, взгляни под необычным углом на другую, и они поменяются местами. Не существует черного и белого, девочка. Есть лишь неизмеримое множество всех оттенков серого.
  
  -- Все оттенки серого накручены вокруг центрального стержня, как листья капусты вокруг кочерыжки. Обдери их, и ты увидишь, какого цвета сердцевина. Я убеждена, она окажется или белой, или черной.
  
  -- Она убеждена! -- рассмеялся мужчина. -- Как уверенно ты судишь! А ведь даже твой любовник иначе как глупышкой тебя не называет.
  
  -- Разум тут не при чем. Такие вещи постигают душой.
  
  -- Душу не так уж трудно обмануть.
  
  -- О, да. Особенно уже сбившуюся с пути, испуганную, потерянную, одинокую. Покажи ей ужасную картинку ночью на вересковой пустоши, и она твоя.
  
  -- Сообразительная, -- прошипел мужчина. -- Но не доросла еще, чтоб тягаться со мной. И у тебя есть уязвимое место, ибо ты не слишком умело пользуешься моим же оружием: ложью. Зря утаила от него, что носишь дитя.
  
  Незнакомец надвинулся на Ли, обдавая холодом, она, защищая руками живот, прижалась спиной к камню парапета, тот бесшумно разошелся в стороны, и девушка упала вниз, в бездонную черноту. Падая, успела подумать о ребенке, а потом будто перестала существовать.
  
  ...Сет проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо. Открыл глаза, оглянулся. Над ним склонилась Азара, прижав палец к губам.
  
  -- Мне нужно поговорить с тобой, прямо сейчас, -- прошептала она. -- Выйди на минутку.
  
  Мужчина взглянул на спящую Ли, неохотно выбрался из-под одеяла, натянул штаны и вышел в коридор.
  
  -- Как ты вошла? Я сам запирал дверь.
  
  -- Я умею колдовать, совенок. А это, к тому же, мой замок, -- усмехнулась Азара.
  
  -- Что тебе понадобилось среди ночи? Спать с тобой я больше не буду.
  
  -- Да у тебя мания величия, птенчик. Все женщины только и мечтают о твоей благосклонности, конечно! Я узнала кое-что интересное и захотела с тобой поделиться, вот и все.
  
  -- Это должно быть что-то очень интересное, раз нельзя было подождать до утра.
  
  -- Твоя девка брюхата. И, скорей всего, не от тебя.
  
  Говоря это, Азара впилась взглядом в лицо Сета, с удовлетворением замечая исказившую уцелевшие черты ярость.
  
  -- Откуда ты знаешь?
  
  -- Про беременность или про отцовство? -- издевалась ведьма.
  
  -- Про все!
  
  -- Ты потише, потише. Не ровен час, разбудишь будущую мамашу.
  
  -- Отвечай!
  
  -- То, что она брюхата, заподозрила кухонная прислуга. Доложили мне, я проверила своими способами, так и есть. Ну, а насчет отцовства... Как думаешь, почему она не сказала тебе, что ждет ребенка? Ведь не сказала?
  
  -- Может, она сама еще не знает?
  
  -- Знает, поверь мне. Впрочем, если сомневаешься, спроси ее сам. Сможешь, наверное, отличить правду от лжи.
  
  -- Ее могли взять силой, -- Сет непроизвольно начал ударять кулаком в каменную кладку стены.
  
  -- Могли. Но не забывай: она знала, что ты спишь со мной. Женщина в такой ситуации всегда жаждет отомстить. Проще и действеннее всего -- переспать с другим. Кстати, это, пожалуй, единственный способ посчитаться, доступный твоей любезной.
  
  -- Я должен спросить у нее сам, -- Сет дернулся было к двери.
  
  -- Спроси. Но не сейчас, совенок. Утром, -- улыбнулась Азара. -- Уверена: девка тебя дурачит. Когда ты это поймешь, захочешь убить лживую тварь. Я не против, но ее смерть, если все правильно обставить, может принести пользу, тебе в первую очередь. Так что потерпи немножко со сведением счетов, ладно?
  
  Он кивнул, поднял руку ко лбу, будто собираясь потереть, но тут же опустил.
  
  Ли проснулась, и первое, что увидела, был полностью одетый Сет, расположившийся в кресле и буравящий ее тяжелым взглядом.
  
  -- Ты уже встал? -- пролепетала, садясь и не совсем еще придя в себя после страшного сна, в котором падала в бесконечную пропасть и никак не могла достичь дна.
  
  -- Ты ждешь ребенка? -- спросил он совершенно бесстрастным тоном, но взгляд прожигал ее насквозь.
  
  Ли испугалась. Откуда он мог узнать? Тут же на память пришел ночной разговор со страшным незнакомцем, казалось, приснившийся, и в то же время оставивший чересчур реальные воспоминания.
  
  -- Отвечай, Ли.
  
  -- Д-да.
  
  -- Кто отец?
  
  -- Ты! Кто же еще?!
  
  -- Вот и я ломаю над этим голову. Если так, почему узнаю последним?
  
  -- Я... боялась говорить тебе, пока мы здесь, в этом замке, -- с трудом выдавила она, все больше холодея от его взгляда. Высокие небеса, он обещал больше никогда не сомневаться в ней, но, похоже, позабыл все обещания!
  
  -- Не доверяешь мне...
  
  Мужчина встал, подошел к кровати и присел рядом с девушкой. Запустил пальцы ей в волосы и оттянул голову назад, как уже делал однажды на берегу горной речки. Провел рукой по беззащитному горлу, потом заставил Ли взглянуть себе в лицо.
  
  -- Какие чистые глазки... А я не верю тебе, незабудочка. Это не мой ребенок. Да ты сама наверняка не знаешь, чей он. Вволю поразвлекалась с южанами, пока я спал с Азарой, так?
  
  Полюбовался, как глаза Ли наполняются слезами, наклонился и неожиданно ласково потерся о ее лицо своей изуродованной щекой. Потом встал и вышел. Девушка расплакалась.
  
  -- Как там она должна умереть с выгодой для меня? -- спросил Сет у ожидавшей в коридоре ведьмы.
  
  -- Ну наконец-то я слышу филина, а не совенка, -- усмехнулась Азара. -- Пойдем, обсудим все подробно.
  
  ***
  
  Клэй и Рид уже несколько дней наблюдали за ведьминым замком. Добраться до него оказалось несложно, а вот попасть внутрь... Крестьян туда не пускали, они сгружали продовольствие у ворот под присмотром людей из крепости. Парни по дороге заходили в деревни прикупить провизию и наслушались рассказов о "ведьмином чудище". Клэй заметно приуныл, Рид, с одной стороны, радовался, что Страшила, наконец, показал себя во всей красе, с другой -- стал еще сильнее беспокоиться о Ли.
  
  Стражник и слуга поднялись в горы и разбили лагерь на уступе, откуда открывался прекрасный вид на замок. Решили дождаться очередного выезда Сета и попытаться поговорить с ним. Вернее, говорить собирался Клэй, Рид никаких надежд на переговоры не возлагал. Но если Клэй заболтает своего хозяина и отведет подальше от солдат, как они и условились, он, Ридли, сможет улучить момент, выскочить из укрытия и, приставив к горлу Страшилы нож, потребовать отдать Ли.
  
  -- Если сегодня лорд не появится, я пойду завтра к воротам и потребую встречи с ним, -- заявил Клэй как-то утром. -- А то мы тут до весны просидим.
  
  Рид молча кивнул. Сказать-то нечего. Он бы и сам давно сделал то же самое, но его Страшила слушать не будет, скорее всего, просто убьет на месте. Раньше Ридли не испугался бы, он и сейчас не боялся, но теперь у него есть жена, и бессмысленно рисковать своей жизнью он не вправе...
  
  Очередной день прошел также, как предыдущие. "Ведьмино чудище" носа за ворота не казало. Ночью парням не спалось, оба думали о завтрашнем походе в замок, от которого ничего хорошего не ждали. Да и полная луна, выкатившаяся на черное небо, не способствовала крепкому сну. Рид еще как-то пытался уснуть, кутаясь в плащ у костра, а Клэю быстро надоели бесплодные попытки, он сел на краю площадки и по привычке стал глядеть на замок. К его удивлению, во дворе наблюдалась какая-то деятельность. Из конюшни вывели двух лошадей, потом по ступеням парадного входа спустились трое. Двое сели на одну лошадь, ворота открылись, и люди выехали из крепости. Клэй собрался окликнуть Рида, но помедлил еще минуту: нужно узнать, куда они двинутся. Вниз по дороге или... Похоже, им, наконец, повезло! Всадники направили лошадей в горы. Теперь только бы не упустить их из виду, ну, да луна сияет как по заказу. Слуга потряс товарища за плечо.
  
  ***
  
  Сет ехал за Азарой. Интересно, может она видеть в темноте? Хотя сегодня луна светит так ярко, что никакие сверхъестественные способности для нахождения дороги не требуются. Ли, сидевшая на лошади перед ним, молчала, скованная мороком. Ведьма сняла с нее заклятие, не дававшее покинуть замок, но напустила какой-то странный сон. Глаза девушки были открыты, она шла, если ее брали за руку и вели, но, казалось, ничего не видела и не сознавала. Так, пожалуй, даже лучше. Сет уткнулся ей в волосы, втянул знакомый запах. Она не доверяет ему, не сказала про ребенка. А он-то надеялся, между ними все стало по-прежнему... Эх, скорей бы завершить начатое! Он положил руку на рукоять меча. Клинок добрый, не должен подвести...
  
  Тропинка тем временем заводила их все выше в горы. Вот въехали в узкую расселину, лежащую во тьме, ибо лучи ночного светила не проникали туда, серебря лишь верхнюю часть высоких стен. Луна, луна, опять, как в ту далекую ночь на границе зимы и весны. В ту ночь, когда ему лучше было остаться в собственной спальне... Поступи он так, никогда не встретил бы незабудочку... Которая ему не доверяет... Она вышла б за рыжего и жила себе счастливо, нянча веснушчатых ребятишек... Мрак ущелья лишь усугублял тьму его души. А чего от него хотят? Он -- филин, ночь -- его вотчина.
  
  Черная расселина неожиданно закончилась. Сзади эхо еще играло цокотом лошадиных копыт, а они уже выехали на ровную каменную площадку, окруженную отвесными скалами. Сет задрал лицо к небу. Будто смотрит из колодца на звезды. Отсюда они кажутся остепительно-яркими и неожиданно теплыми, живыми, как светлячки.
  
  -- Приехали, -- Азара спрыгнула с лошади. -- Снимай девку и отведи коней назад в ущелье. Там совсем рядом с входом, по левую руку, в скалу вбита железная скоба. Привяжи их и надень на головы вот это, -- бросила ему два плотных мешка.
  
  Мужчина выполнил все распоряжения. Вернулся и увидел, что Ли, обнаженная, лежит на плоском невысоком камне, расположенном почти в центре площадки. А он и не заметил его раньше, окруженное скалами пространство показалась совершенно пустым. Впрочем, может, жертвенника тут и не было. Колдовские штучки... Азара развела посередине большой костер. Огонь полыхал не на дровах, а на сложенных пирамидой камнях. Теперь ведьма расставляла вокруг небольшие, высотой в человеческую ладонь, стеклянные фигурки людей и животных, искусно сделанные, но какие-то болезненно-вычурные, пробуждавшие неосознанную брезгливость.
  
  -- Все сделал? -- обернулась к Сету, закончив. -- Приготовь меч и встань рядом с девкой. Сначала ударишь в живот, убьешь отродье, а уж когда она очнется и сообразит, что к чему -- в сердце.
  
  -- Хорошо, -- мужчина обнажил меч и подошел к лежащей на камне девушке. -- Ты оставила на ней цепочку с перстнем. Почему?
  
  -- Она не снимается через голову, замочек намертво запутался в волосах, а разорвать звенья у меня не получилось. Хорошее плетение, совенок, -- усмехнулась Азара. -- Порекомендуй ювелира.
  
  -- Это ее цепочка, я не знаю мастера.
  
  -- Жаль. Пусть остается на ней. Так даже лучше. Своего рода знак, что девка принадлежит тебе.
  
  Мужчина несколько мгновений смотрел на Ли, удивляясь безмятежности ее лица. Она сильно похудела за время, проведенное на кухне, но беременность уже начала менять девичью фигуру: животик не выглядел впалым, а грудь как будто даже увеличилась.
  
  -- Не хочешь попользоваться напоследок? -- поинтересовалась ведьма. -- Оставишь свое семя хоть в прихожей, раз горница занята другим.
  
  -- Заткнись, Азара, и начинай, наконец.
  
  Ведьма скинула одежду, распустила волосы, простерла руки к огню и начала читать призывное заклинание. Сету показалось, что весь окружающий мир перестал существовать, заслоненный беснующейся пляской языков пламени. Карающего пламени, куда рано или поздно будет ввергнута его душа... Мужчина не мог оторвать взгляда от огненного неистовства. Вот среди оранжево-желтых всполохов проступило лицо, невероятно красивое, но мертвое, как у каменного изваяния... Секунда, другая, и из костра вышел обнаженный мужчина, виденный когда-то давно на заброшенном кладбище.
  
  -- Ты пришел принести мне вассальную клятву, Сет из рода Эрландов? -- голос рокотал, как далекий гром. Сет, выражая молчаливое согласие, опустил голову. -- Клясться придется на крови. Ты готов?
  
  Мужчина занес меч над девушкой, постоял минуту, потом отвел руки с оружием и взглянул на Повелителя.
  
  -- Ты неправильно назвал мое имя. Хочешь сжульничать?
  
  -- Да как ты смеешь, щенок... -- начала было сотявшая у костра Азара, но ее господин сделал знак молчать.
  
  -- С вежливостью ты не в ладах, это я знал, -- осклабился, глядя на смертного. -- Но никак не подозревал, что все настолько запущено. Как же тебя зовут?
  
  Сет пробормотал что-то под нос.
  
  -- Я ничего не слышу. Голос потерял от страха?
  
  Мужчина попытался выдавить из себя слова, но раздался лишь еле слышный шепот.
  
  -- Ненадолго тебя хватило, -- издевался Повелитель. -- Подойди поближе, и, если достанет смелости, шепни мне на ушко.
  
  Сет поколебался, неуверенно глянул на Азару, та ободряюще кивнула, и он подошел вплотную к улыбающемуся красавцу, держа в опущенной руке обнаженный меч.
  
  -- Мое полное имя -- Сентинел (sentinel (англ.) -- страж, часовой), -- голос прозвучал неожиданно громко. -- И я пришел сюда, дабы выполнить то, что оно мне предписывает. Охранить границу от вторжения.
  
  С этими словами Сет вонзил меч в грудь Повелителя. Послышался чудовищный вой, от которого задрожали скалы. Красавец исчез, вместо него к небу задрала зубастую пасть козлоногая тварь. Азара, тоже приняв свой подлинный облик, упала на колени, вцепившись скрюченными пальцами в седые космы. Ли очнулась от морока и села, зажимая уши руками и оглядываясь по сторонам.
  
  У взметающегося ввысь костра, излучавшего обжигающий жар, ужасная рогатая тварь рвала из груди меч, рукоятку которого удерживал обеими руками Сет. Ее филин все-таки поверил ей, как обещал, как она и надеялась! Притворялся, чтобы обмануть ведьму... Но где ему выстоять против такого противника... Ли беспомощно смотрела, как Повелитель отбросил мужчину прочь, вырвал из груди меч и отшвырнул в сторону. Потом двинулся к неподвижно лежавшему Сету. Из раны тягучей струей изливалась темная жидкость, падавшая на камни и тут же вспыхивавшая темно-багровым пламенем... Он убьет Сета, высокие небеса, что же делать?
  
  И тут взгляд ее упал на раскалившиеся добела фигурки, ведущие хоровод вокруг костра. Видно, стоят они там неспроста. Рука сама потянулась к тяжелому перстню, висевшему на груди, рванула цепочку, подавшуюся как гнилая нить... Девушка ухватила кольцо пальцами, прищурилась, прицеливаясь. Сколько раз она с Ридом и другими мальчишками кидала камешки по битым горшкам за городской стеной Горинга... Рыжий частенько мазал, а Ли -- почти никогда. Ридли подшучивал над ней, предлагал выучиться метать копье и поступить в стражу. А она тогда тайно желала, чтоб ее меткость перешла к нему. Девушке такой дар ни к чему... Оказалось, любой дар может пригодиться. Сейчас ей очень нужно попасть в цель... Спасти Сета, прогнать незваного пришельца за грань... Если б он еще и ведьму с собой прихватил...
  
  Бросок -- и сверкающая фигурка разлетелась вдребезги, полыхнув ярко-белым светом. Азара вскочила на ноги и завыла. Козлоногую тварь, занесшую копыто над головой лежащего Сета, неведомой силой потянуло назад, в костер. Повелитель оглянулся, на миг задержав огненный взор на Ли, и, видимо, все понял. Его хвост просвистел над головой успевшей пригнуться девушки и вместо нее сшиб в костер ведьму. Пламя загудело, прянуло вверх, в воздух взвился огромный столб искр, мечущихся, будто разозленные пчелы, но Оливия уже не смотрела, соскочила с камня и кинулась к Сету.
  
  Упала перед ним на колени, быстро положила пальцы на шею. Благодарение небесам, жилка бьется! Стала тормошить его за одежду, называя по имени, пытаясь привести в чувство. Безрезультатно. Становилось все жарче. Оглянулась и увидела, что от костра расползается широким потоком пламя, будто загораются камни. Вскочила на ноги и попыталась оттащить мужчину подальше, но едва смогла сдвинуть его с места. Конечно, он выше нее, сбит крепко... Поднимал ее на руки как пушинку, а она с трудом волочит его по ровному камню. Через несколько минут Ли почти отчаялась: огонь быстро догонял их. Дернула из последних сил, оступилась и чуть не упала. Ее подхватили чьи-то руки.
  
  -- Отпустите его, барышня. Мы поможем.
  
  Оглянулась и увидела в свете бушующего пламени простоватую физиономию Клэя, сзади маячил Рид. Спасены! Подошедший стражник, увидев, что Ли жива и вроде бы здорова, нагнулся над Сетом.
  
  -- Забирай ее, Клэй, я, так уж и быть, вытащу Страшилу. Наконец-то рассчитаюсь с ним за пожар, а потом еще морду набью, и будем квиты.
  
  Они успели войти в ущелье как раз в тот момент, когда волна огня докатилась до скал. Ли очень боялась, что она, подобно воде, устремится в узкую расселину, но этого не случилось. Достигнув края площадки, пламя сошло на нет, исчезло. Девушка облегченно вздохнула, рядом перевел дух Рид, опустивший Сета на землю и привалившийся к каменной стене.
  
  -- И кого ж это Страшила мечом ткнул? -- поинтересовался стражник.
  
  -- Не знаю, -- ответила Ли, закутываясь в плащ Клэя, который тот галантно предложил ей. У нее имелись догадки на сей счет, но она не желала озвучивать их, в особенности сейчас. -- Спроси его сам, если хочешь. И не называй, пожалуйста, Страшилой, ладно?
  
  -- Если б ты слышала, как его называют окрестные селяне...
  
  -- Я кое-что слышала. Все это уже позади, он снова стал самим собой.
  
  -- Правда, барышня?
  
  -- Да, Клэй.
  
  -- Вот видите, получается, вы его все ж таки расколдовали.
  
  -- Получается так, -- не стала возражать Ли.
  
  -- Пойду-ка я за лошадьми, -- сказал Рид. -- Тащить на себе Стра... филина я не подряжался.
  
  К удивлению стражника, Оливия не возразила против другого прозвища.
  
  Девушка присела около Сета. Он так и не пришел в себя, но дышал глубоко и ровно, будто спал. Пока ждали Рида, Клэй рассказал ей вкратце, как они со стражником проследили за ведьмой и хозяином, подошли к площадке и видели, как Сет ударил мечом козлоногую тварь. Хотели броситься на помощь, но лошади от страшного воя начали рваться с привязи. В узкой расселине миновать беснующихся животных не получалось, пришлось их успокаивать и уводить на другую сторону ущелья.
  
  -- А когда вернулись, никого кроме вас с лордом уже не было. Разглядели, барышня, куда ведьма с демоном подевались?
  
  -- Их затянуло в костер, когда я швырнула кольцо в колдовскую фигурку и разбила ее, -- нехотя сказала Ли. Вспоминать об этом оказалось страшно.
  
  -- Ну, барышня! -- присвистнул Клэй. -- Повезло хозяину с вами, -- в голосе парня звучало такое восхищение, что Ли стало неловко.
  
  -- Да что ты, Клэй, -- смущенно пробормотала она. -- Это вы вовремя подоспели.
  
  Пока они разговаривали, в ночной тишине раздавался звонкий цокот копыт, многократно усиленный обитавшим в ущелье эхом. Вот он стал совсем близким, раздалось приглушенное ругательство: стражник споткнулся в темноте о камень.
  
  -- Мне б такой глаз, как у филина, -- проворчал Рид.
  
  Ли в последний раз попыталась привести Сета в чувство, снова безуспешно. Тогда парни вдвоем положили его поперек седла. Клэй помог девушке сесть на вторую лошадь, и они медленно тронулись в лагерь.
  
  Оливия ехала будто в полусне, ощущая невероятную легкость. Все позади: страшное превращение Сета, плен в замке ведьмы, да и сама Азара со своими кознями больше не вернется. Ли так и не поняла, что той было нужно. Чтобы Сет убил ее собственными руками? Принес в жертву козлоногой твари? Можно спросить, когда филин придет в себя, хотя не очень и хочется... Слишком страшно. Может, когда-нибудь потом, когда родится ребенок...
  
  Они выехали из ущелья, и девушка с наслаждением втянула в себя освежающий горный воздух. Только сейчас поняла, как душно и дымно было на площадке и в расселине. А еще темно. На самом деле горы заливал голубоватый свет полной луны. Ли подняла лицо к небу. Сколько звезд... Ласковых теплых светлячков...
  
  Она не помнила, как доехали до лагеря, не знала, кто снял ее с лошади и уложил спать у костра.
  
  Ли открыла глаза. Сияло солнце, рядом с ней лежал Сет и смотрел на нее. Физиономия довольная, на губах легкая улыбка.
  
  -- Проснулась, незабудочка?
  
  -- Так мне нравится больше, чем "глупышка".
  
  Он улыбнулся.
  
  -- Хорошо, так и буду тебя звать, -- поцеловал смеющиеся синие глаза. -- Давно узнала?.. -- дотронулся до ее живота.
  
  -- Нет, хотя подозревала с той самой ночи в волшебном лесу.
  
  -- Ну теперь-то пойдешь со мной в храм? Поздно уже отца твоего спрашивать.
  
  -- Конечно пойду. В первый же подвернувшийся.
  
  -- Эй, голубки, -- раздался голос Рида. -- Или как вас обозвать-то правильнее, не знаю даже. Ли на сову ничуть не похожа. Завтракать пора и убираться отсюда. Нас с Клэем молодые жены дожидаются.
  
  -- Твой "братец" совсем обнаглеет, если его не одергивать, -- проворчал Сет тихонько, но стражнику ничего не сказал.
  
  Более того, после непродолжительной беседы с Клэем подошел к Ридли и поблагодарил того за помощь. Ли чуть рот не раскрыла от удивления.
  
  Девушка обнаружила лежащие рядом свои штаны, рубашку и куртку, предусмотрительно прихваченные кем-то из парней. Выпуталась из плаща, в который была завернута, и быстро оделась. Обуви не нашла, впрочем, ей все равно предстояло путешествие верхом. Позавтракали, собрались и тронулись в путь. Сет и Ли, еще не совсем оправившиеся после ночных приключений, ехали верхом, стражник и слуга привычно топали на своих двоих.
  
  На спуске Сет невольно глянул в сторону почти незаметной тропы, уходящей вверх, к узкой мрачной расселине.
  
  -- Подождите-ка, -- он остановил лошадь. -- Хочу меч забрать.
  
  -- И перстень! -- воскликнула Ли, потом заколебалась. Возвращаться на место страшных событий не хотелось.
  
  -- Перстень? -- удивился Сет.
  
  Девушка вкратце рассказала, что произошло после того, как он потерял сознание.
  
  -- М-да, хреновый из меня страж, -- философски заметил мужчина, выслушав ее. -- Выходит, это ты справилась с Повелителем.
  
  -- Вряд ли кому-то из людей под силу справиться с ним окончательно, -- невольно вздрогнув, ответила Ли. -- А страж из тебя прекрасный. Ты указал ему на дверь, а я ее всего лишь захлопнула.
  
  -- Хитрая ты, -- улыбнулся Сет, поглядывая на ехидные физиономии парней. -- Одно утешает: любишь меня. Не нужно тебе ездить туда еще раз.
  
  -- Но ты не сможешь сам найти перстень. А я помню, куда его бросила. Это же память о твоем отце, фамильное кольцо, -- девушка подъехала вплотную к мужчине и прошептала: -- Скоро появится тот, кому ты сможешь его со временем передать.
  
  -- Уверен, это будет девчонка, -- фыркнул Сет.
  
  Рид и Клэй, прекрасно расслышавшие его, переглянулись.
  
  Сет с Ли все-таки поехали к потайному месту вдвоем, парни остались ждать у входа в расселину. Солнце в небе сияло вовсю, но круглая площадка, окруженная скалами, выглядела пугающе. Возможно из-за того, что камень под ногами был угольно-черным.
  
  -- Не ходи здесь босая, -- сказал Сет. -- Давай, сначала я меч поищу, потом дам тебе сапоги.
  
  Девушка согласилась и с тревогой смотрела, как мужчина бродит по обожженным камням. Наконец, он поднял что-то. Это оказалась рукоять меча, тоже черная.
  
  -- Меч пропал, но дело того стоило, -- подытожил Сет, проводя пальцем по рукояти. -- Смотри-ка, счищается. Возьму с собой, не пригодится, так оставлю на память, -- сделал пару шагов, вновь нагнулся. -- А вот и перстень, Ли.
  
  Подошел к девушке и отдал ей почерневшее кольцо. Она тут же принялась оттирать его. Копоть легко сошла, обнажая тусклое серебро, но камень не порадовал ее солнечным блеском. Он стал абсолютно черным.
  
  -- Как жаль! Мне так нравился "совиный глаз"... -- огорчилась Оливия.
  
  -- Теперь он похож на мой глаз, -- усмехнулся Сет. -- Глаз филина. Дай-ка сюда, незачем тебе таскать черную каменюку. Доберемся до города -- куплю моей незабудочке что-нибудь повеселее, -- подмигнул ей и надел перстень на палец.
  
  Эпилог
  
  В середине апреля к воротам Горинга подошла компания из шести человек: трех мужчин и трех женщин. Четверо кутались в плащи с надвинутыми капюшонами, только две молоденькие южанки, хорошенькие и абсолютно одинаковые, с любопытством разглядывали внушительную городскую стену. Стоявшие в карауле стражники с восхищением уставились на близняшек.
  
  -- И к кому ж такие красавицы пожаловали? -- поинтересовался Майкл, беззастенчиво разглядывая сестричек.
  
  -- К тебе, братец, -- усмехнулся Рид, откидывая капюшон. -- По крайней мере, одна из них.
  
  -- Братишка, ты?! -- стражник не поверил своим глазам.
  
  -- Я, я, -- Ридли с удовольствием отвечал на приветствия родственника и второго караульного.
  
  -- А мы тебя с Ли уж похоронили, -- посерьезнел Майкл. -- Мэр видел, как вас каким-то колдовством унесло. О дочери сильно горюет. Где она, Рид? Погибла?
  
  -- Здесь я, -- выступила вперед Ли, тоже сбрасывая капюшон плаща. -- Папа Миллу не выгнал?
  
  -- Нет, наоборот, -- выдавил из себя стражник, с трудом закрыв рот, распахнувшийся от удивления.
  
  Оливия только хотела спросить, что значит "наоборот", как напарник Майкла поинтересовался:
  
  -- А Страшила где? В бега пустился? Господин Хилфорд говорил, он вроде как и не виноват оказался в убийствах-то.
  
  -- В бега пустился! Не дождешься, Ник, -- проворчал Сет из-под капюшона. -- Говорите, мэр видел, как мы исчезли? -- Стражники закивали. -- Следил за нами, значит... Что ж, не придется его ни в чем убеждать. Пойдем, Ли, успокоим твоего родителя. Пока, парни. Ваши свидетельские показания, похоже, не потребуются.
  
  Девушка, уходя, с удовольствием задержала взгляд на совершенно обалдевших физиономиях солдат.
  
  -- Постой-ка, Рид, -- не выдержал Майкл. -- Ничего не понимаю. Красавицы ко мне приехали, -- взглянул, не забыв улыбнуться, на весело блестевших глазами близняшек. -- А Страшила таскает за собой твою невесту...
  
  -- Ли теперь госпожа Эрланд, а не моя невеста. У меня есть жена, Виола, -- Ридли обнял чуть смутившуюся девушку. -- Это ее сестра, Рута, она замужем за Клэем.
  
  Стражникам ничего не оставалось, как крепко выругаться. Такие сногсшибательные новости, а им еще не один час у ворот стоять. Ни с кем не поделиться, не обсудить... Все всё без них узнают. Эх, придется наверстывать вечером в трактире!
  
  Сет и Ли подошли к дому мэра, девушка постучала. Послышались шаги, дверь отворилась, за ней стояла Камилла. При виде гостей она сначала прижала руку ко рту, потом бросилась обнимать Оливию.
  
  -- Девочка моя, вернулась! Вот счастье-то! Харп как обрадуется, он места себе не находил... Говорила ему: ты жива, я это чувствую, но он, по-моему, не верил, думал, я его просто жалею и утешаю. А я правда чувствовала, что ты вернешься... -- Милла роняла счастливые слезы и тараторила, не переставая.
  
  -- Сударыня, а в дом войти можно? -- поинтересовался Сет. -- Соседи ваши и так к окнам прилипли, сейчас еще зеваки набегут.
  
  -- Господин Эрланд? -- Милла оторвалась от названной дочери. -- И вы здесь?
  
  -- Да, и я здесь. Немного испорчу вам праздник своим присутствием.
  
  -- Да что вы такое говорите, -- смутилась женщина, пропуская его в дом и закрывая дверь. -- Все теперь знают, что вы невиновны.
  
  -- Главное, я сам это знаю, -- хмыкнул Сет, откидывая капюшон и закрывая пол-лица волосами.
  
  Не успели они расположиться за столом на кухне, как раздался стук в дверь. Пришел господин Хилфорд, которого уже успели уведомить о возвращении дочери. Радость счастливого отца оказалась столь велика, что он вполне благосклонно отнесся к известию о замужестве Оливии и даже почти сердечно поздравил Сета. Исчезновение дочери сподвигло Харпа на серьезный поступок. Они с Камиллой сходили в храм и попросили священника без лишней шумихи поженить их. Более того, оказалось, что через полгода у Ли должен появиться братик или сестричка. Девушку эти известия очень порадовали, и она, заливаясь краской, сообщила о своей беременности. Милла в очередной раз кинулась ее обнимать, мэр невольно покосился на Сета.
  
  -- Не беспокойтесь, господин Хилфорд. Уродство мое не врожденное. Все с вашей внучкой будет в порядке, -- буркнул тот.
  
  -- Вредный филин... -- Ли прильнула к мужчине. -- У тебя будет сын, я уверена.
  
  -- Будет, конечно, незабудочка, -- он обнял ее за плечи. -- Появится вслед за сестричкой.
  
  Оливия не стала спорить. Прижалась к Сету еще крепче и смущенно взглянула на сидящих напротив отца и Миллу. Те улыбались, глядя на молодежь. Ли подумала, что они смотрят друг на друга через стол будто в зеркало. Две счастливые любящие пары...
  
  Они гостили в Горинге около месяца. Нанесли визит лорду Эрланду, искренне обрадовавшемуся возвращению племянника. Сет не расстался с мыслью уехать в столицу, и дядя снабдил его письмами к влиятельным людям. А потом настало время прощаться.
  
  Клэй и Рута решили ехать с Сетом и Ли. Слуга не захотел расставаться со своим лордом, да и к Оливии он проникся глубочайшим уважением. Рута немного печалилась из-за предстоящей разлуки с сестрой, но она успела сдружиться с Ли, а внешность Сета ее теперь совсем не пугала. Он и сам заметил, что после гибели ведьмы женщины стали смотреть на него не столько со страхом, сколько с сочувствием. Сета с его характером это раздражало. Он привык к другой реакции и знал, как на нее ответить. Жалостливые взгляды его бесили, но он не мог себе позволить сорваться. Ли успокаивала его, убеждая, что со временем он привыкнет и просто перестанет замечать. Сет очень опасался, что его черный глаз потеряет способность видеть в темноте, но этого, к счастью, не произошло.
  
  ...Все четверо стояли на пристани, ожидая отправления баркаса. Ли уже попрощалась с отцом и Миллой. Рута все еще обнимала плачущую Виолу. Прибежал запыхавшийся Рид, которого задержали какие-то дела. Чмокнул заулыбавшуюся сквозь слезы жену, обнял Ли под не слишком довольным взглядом Сета.
  
  -- Не хмурься, филин. Должен же я попрощаться с сестренкой, -- ухмыльнулся парень. -- И не вздумай ее обижать. Узнаю -- не поздоровится.
  
  -- Попрощался уже, -- пробурчал Сет, притягивая к себе жену. -- Защитничек...
  
  -- И тебе всего хорошего и всяческой удачи, Эрланд. Не заладится в столице, возвращайтесь в Горинг. Место в страже для тебя всегда найдется. И для тебя, Клэй, -- кивнул родственнику.
  
  -- Спасибо, -- хозяин со слугой переглянулись.
  
  -- Все у нас заладится, -- улыбнулась Ли. -- Вас в гости будем ждать.
  
  -- Приедем обязательно, -- заверил стражник.
  
  Послышался сигнал к посадке, отъезжающие прошли по сходням на баркас. Клэй и Рута застряли у борта, махая провожающим, Сет увел Ли на нос, не желая продлевать для нее грустные минуты прощания.
  
  -- Ты сможешь навещать их, -- прошептал ей. -- Или они тебя.
  
  -- Я знаю. Разлука с ними меня не пугает. Главное, чтобы ты был рядом. И он, -- Оливия положила руку на несколько округлившийся живот.
  
  -- Мы от тебя никуда не денемся, -- улыбнулся Сет.
  
  -- Надеюсь. И перестань, наконец, завешивать лицо, -- Ли отвела темные пряди ему за ухо. -- Пусть видят, что твоя жена тебя не боится.
  
  Январь -- апрель 2009

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" А.Демченко "Небесный бродяга" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"