Алфёров Александр Викторович: другие произведения.

Бабушка - национальное достояние!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - необычные графические подписи

  Алфёров Александр Викторович
  
  Alferovx2@mail.ru
  
  
  Бабушка ― национальное достояние!
  
  
  Бабушка у Вани пенсионерка и дружинник по совместительству. Каждый день она и подруга Нина Васильевна гуляют по району и следят за порядком. Местные хулиганы побаиваются их и в отместку прозвали: старыми ведьмами. Но бабушки не обижаются, даже поддерживают легенду. Однажды один непутёвый гражданин выгнал дочь и жену на улицу, чтобы они не мешали ему с друзьями веселиться. Участковый же давно махнул рукой на непутёвого, потому что жена прощала его. Бабушки как раз проходили мимо и увидели на лавочке босую женщину в одном халате и зарёванную девочку лет семи в лёгком платьице и сандалиях не по сезону. Ведь была дождливая осень. Бабушки тут же всё поняли и принялись за работу. Что они сделали, остаётся загадкой, но с тех пор непутёвый взялся за ум, не выгонял семью на улицу и, возвращаясь домой с работы, если встречал бабушек, здоровался.
  Ваня любил бабушку, ведь она у него одна. Но иногда обижался, особенно по вечерам, когда бабушка уходила, и оставляла его одного во дворе. Ну конечно не одного, там было много ребят, но они не брали его в компанию, и всё из-за бабушки, считали шпионом. А какой он шпион? Маленький, бесхитростный, только вчера перешёл во второй класс. Но видно, судьба у него такая. Ваня уже смирился. Понурив голову и заложив руки за спину, гулял вокруг детской площадки, как арестант. Правда, в отличие от арестанта, у него на шее висел свисток, настоящий милицейский, подарок бабушки. Если будет опасность, он должен свистеть. Бабушка обязательно услышит и прибежит на помощь. Но какая тут опасность? Даже завалящей собаки не видно. Одна девчонка в белом платьице и с издевательски блестящими на солнце серёжками играет в песочнице. "И что там интересного? ― думал Ваня, с ожесточением пиная камень, потом снизу вверх оглядел девятиэтажку. ― Такой большой дом, а поиграть не с кем. Сейчас окно разобью! Тогда Максим возьмёт в банду. Обязательно возьмёт!" Но тут же потряс головой и выбросил дурные мысли. Что бабушка о нём подумает?
  ― А-а! С дороги!
  Ваня обернулся и, увидев растрёпанных чумазых ребят с палками наперевес отпрыгнул к песочнице, ребята, не уступая друг другу дороги, наперегонки, словно их жизням грозила опасность, забежали в заброшенный сад. Ваня посмотрел по сторонам, но не нашёл опасности, и, заинтригованный, прокрался в сад, где у ребят был штаб. Темно, солнцу не пробиться через плотную листву деревьев. Услышав смех и ругань, Ваня спрятался за толстой развесистой ивой и чуть не вскрикнул, наткнувшись плечом на что-то острое и болючее. Солнышко нашло лазейку, и Ваня увидел бугристый ствол, усыпанный стальными прутками и обрезками, словно гигант Гулливер маленькими стрелами лилипутов. Ваня тут же забыл о ребятах и хотел вырвать стрелы, но только порезал руку, они были накрепко вбиты. Неизвестный злодей хотел добраться до сердцевины, да не вышло, ива в отместку благоухала зеленью.
  ― А! шпион!
  Ваня понял, что разоблачён, и, немного помедлив, вышел из укрытия.
  ― Я не шпион!
  Максим, самый вихрастый и чумазый из мальчишек, выполз из шалаша, спрятанного в кустах молодого ивняка. Вскочил на кривые ноги и, закинув толстую палку на плечо, вразвалочку направился к Ване. "Ковбой, ― подумал Ваня и добавил понравившуюся фразу, услышанную по телевизору, ― местного значения!"
  ― Что ты тут вынюхиваешь?
  ― Я?.. ― Ваня поднял кепку, чтобы получше разглядеть Максима. ― Интересно.
  Максим скривил губы.
  ― Интересно ему!
  Безжалостная палка нависла над головой Вани.
  ― Иди отсюда! К своей бабушке. У нас тут важные дела!
  Ваня и не думал уходить. И дотронувшись до холодной стали, твёрдо, будто знал наверняка, сказал:
  ― Это вы над деревом издевались?!
  Максим нахмурил брови и опустил палку.
  ― Делать нам больше нечего!
  ― Правда?
  ― Иди! Иди! ― Максим пожалел о минутной слабости и подтолкнул Ваню палкой, ― Не оборачивайся! С ябедой познакомься! Она тебя на песочнице заждалась.
  Ваня хотел переспросить: "Что за ябеда?" Но Максим толкнул в спину болючей палкой.
  "Надо щипцами попробовать, ― подумал Ваня. ― Щипцами обязательно получится!"
  Выйдя из тёмного сада и привыкнув к яркому свету, Ваня увидел девочку, капающуюся в песочнице. "Что там может быть интересного? Песок он и в Африке песок! ― думал Ваня, приближаясь к девочке. ― Интересно, почему её назвали ябедой?"
  Девочка почувствовала взгляд и подняла кудрявую головку.
  ― Привет. Тебя как зовут? ― спросил Ваня, поставив ногу на бортик песочницы.
  ― Марина, ― испуганно ответила девочка.
  ― А меня Ваня, ― он хотел протянуть руку, но передумал, увидев грязные руки у Марины. Ранка на ладошке защипала, соглашаясь с Ваней: микробы не дремлют. ― Почему я тебя раньше не видел?
  ― А мы только сегодня переехали.
  ― А почему тебя назвали ябедой?
  Марина улыбнулась, опустила глаза и покраснела.
  ― Мама в окно то и дело высовывается и спрашивает: как дела? Я ей докладываю обстановку.
  ― Да ты разведчик! ― вскрикнул Ваня и, перешагнув бортик, сел на корточки поближе к Марине. ― Наш человек!
  ― Ха-ха! ― Марина подняла глаза, большие и голубые, ― Какой я разведчик, просто мама волнуется.
  Ваня посмотрел на её заскорузлые руки.
  ― А что ты тут делаешь?
  Марина улыбнулась и показала на маленькую лепёшку у ног.
  ― Больки.
  ― Больки? ― Ваня перевернул мешающий козырёк на затылок.
  ― Да! Делаешь маленькую горочку, ― Марина сделала горочку из песка, поплевала на неё, присыпала песком, сдула лишнее и поглаживала, пока не получилась красная лепёшка, походившая на зажившую ранку на коленке.
  ― Здорово! ― крикнул Ваня.
  Марина улыбнулась. И вытащив больку из песка, положила на другую.
  ― А теперь блинчики.
  ― Ха-ха-ха!
  В это время за их спинами, по тропинке в сад, словно побитая собака, прокрался грязный мужичок.
  А из окна пятого этажа выглянула красивая женщина в платке и спросила: "Как дела?" Марина только посмеялась в ответ. И женщина, улыбнувшись, исчезла. Ваня хотел спросить: "Это твоя мама?" Но услышал шорох по кустам и обернулся. На тропинку выбежали всклокоченные ребята, без палок, сбившись в кружок, заговорщически переговаривались и поглядывали в сад. Что бы это значило? Максим понурил голову, через мгновение улыбнулся, будто нашёл разрешение проблемы, поднял камень с земли. Мальчишки покружившись, последовали его примеру.
  ― За мной! ― прокричал воинственно Максим, взметнув камень над головой и нырнул в заросли, ребята улюлюкая побежали следом.
  Ваня насторожился.
  ― Что они делают? ― и, посмотрев ещё немного в сад, повернулся к Марине. ― Куда они?
  Будто она могла знать. Марина пожала щупленькими плечиками.
  ― Не знаю.
  И самозабвенно пекла блинчики. Ване захотелось есть.
  ― А-а! ― раздался ужасный крик из сада.
  Ваня и Марина, забыв себя, вскочили, вытянулись и, впившись глазами в гущу зелени, прислушались. Крики смолкли. Из сада выскочили ребята и, пригибаясь к высокой траве, добежали до разлапистой яблони, высланной за какой-то грех на задворки, потом, немного помедлив и поглядывая в сад, будто кого ждали, попрыгали в спасительную яму. Максим, как истинный полководец, отступал последним и, не забыв поприветствовать Ваню, щелчком по носу, тихо сказал:
  ― Выдадите убьём!
  Ваня хотел спросить... Но Максим уже пропал в затихшей яме.
  Кусты малины затрещали. Медведь лезет напролом! Ревёт. Чуть в стороне от тропинки выскочил взъерошенный мужичок, глаза красные, выпученные, большая шишка на лбу. Крутит головой, вертится, как бешеная собака за хвостом, пытаясь укусить, заметил Ваню и Марину, сгорбился и, казалось, хотел припасть к земле, чтобы погнаться за ними на четвереньках, но увидев, что они не убегают, выпрямился и уверенно зашагал к песочнице. Чего они ждут? Бегите! Но Марина закрыла глаза ладошками, тщетно надеясь, что спряталась от опасности. А Ваня стоял, как будто утонул по колено в зыбучих песках и если пошевелится, пропадёт. Мужичок вблизи стал ещё грязнее и походил на больку, раздавленную грязным ботинком.
  ― Где они?! ― пролетел над головами требовательный рык и ещё больше вогнал детей в ступор.
  Ваня хотел отомстить обидчикам и сказать, но увидев, как Грязнуля сжал кулаки, а на посеревшем лице желваки заходили ходуном, передумал. Одними ушами здесь не обойдётся, покалечит непутёвых. Молчание затягивалось. Грязнуля в нетерпении потянулся к Ване, чтобы растормошить. Ваня, забыв о зыбучих песках, отскочил и, не отрывая взгляда от грязных рук, спросил:
  ― Что?
  ― Мальчишки! Куда они побежали?
  А ведь яма совсем близко, прямо за спиной Грязнули. Если Ваня хотя бы посмотрит туда: ребята пропали. Наконец он придумал:
  ― За гусеницу, ― и махнул в противоположную сторону от ямы, где спрятались ребята, на низкое, длинное здание, жёлтого цвета и правда похожее на гусеницу.
  Грязнуля больно толкнул Ваню в грудь, сгорбился и, раздавив блинчики, убежал.
  Марина открыла ладошки и доверчиво посмотрела большими голубыми глазами на улыбающегося Ваню.
  ― Он ушёл?
  ― Да! Не бойся.
  Но бояться было чего: Максим с друзьями не стали дожидаться, пока Грязнуля скроется за гусеницей, и, выскочив из ямы, с улюлюканьями побежали в сад, оставив малышей на растерзание. Грязнуля, увидев, что обманут, уже подбегал к песочнице. Ваня крикнул Марине:
  ― Бежим!
  Но Марина не слышала, закрыла глаза ладошками и заревела.
  Ваня, подгоняемый грубыми словами, забрался на горку. И тут же оказался в западне. Грязнуля минуя песочницу, прыгнул к горке и, лязгая зубами, словно хотел съесть, метался от лесенки к скату.
  ― А ну спускайся!
  ― Нет!
  ― Ах ты!
  Он быстро, как ребёнок, забрался по лесенке на горку, а Ваня уже скатился и отбежал к турникам.
  ― А! чтоб тебя! ― Грязнуля будто вспомнив, что не ребёнок, схватился за поручни и осторожно спустился по лесенке на приветливую землю. Потом задыхаясь, похромал к песочнице. Марина перестала вздрагивать и стояла недвижно закрыв глаза ладошками, словно уснула. Ваня поглядел на дорогу, никто не идёт и даже не едет, только золотой пакет от чипсов бегает вдоль бордюра. Грязнуля схватил Марину за руку. Она вскрикнула и затрепетала, как пойманная в темноте голубка, но тут же одёрнутая, замерла.
  ― Пойдёшь со мной!
  ― К...куда? ― запнулась Марина.
  ― В полицию!
  ― В полицию?
  Марина опустила голову и покорно поплелась за уверенными шагами. Ваня хотел крикнуть, но когда услышал: "В полицию!", передумал, как привязанный шёл за удаляющимися и твердил под нос: "За что в полицию?"
  Заброшенный сад с одной стороны дорожки, пустырь с другой, приглашали побегать или полазать по деревьям. Но Ване не до того: "Потом поиграю". Он старался идти бесшумно, а тапки предательски шаркали по асфальту. Грязнуля ссутулился, робко оглянулся. Ваня замер.
  ― А, это ты! Хочешь в полицию?
  ― Нет!
  Грязнуля остановился и резко обернулся, Марина, как былинка, колыхалась из стороны в сторону.
  ― А что идёшь?
  ― Смотрю... ― Ваня поглядел по макушкам вишнёвых деревьев, похожих на львиные гривы.
  ― Чего смотришь?
  Марина, шмыгая носиком, посмотрела на Ваню заплаканными глазами. Грязнуля шагнул вперёд, Ваня назад, Грязнуля зло улыбнулся и показал жёлтые зубы, Ваня показал издевательски белые зубки и потихоньку отступал спиной от нарастающих шагов. Споткнулся о трещину в асфальте, чуть не упал, заметил метнувшуюся тень, выбежал на пустырь, простор. Тапки хотели слететь, но Ваня за них не боролся, он бежал. Зловонный запах его догонял. Вот уже щипцы сдавили больно плечо. Ваня потерял тапки и освободился. Злой смех полетел в спину. Ваня оглянулся. Грязнуля уже не гнался за ним, шёл к дорожке, в одной руке он держал маленькую ручку Марины, а в другой Ванины тапочки. Марина оглянулась и обречённо посмотрела в глаза. Ваня почувствовал, как в глаз залетела болючая соринка, шагнул на встречу, протянул руку. Но Грязнуля, будто почувствовав, притянул Марину и ускорил шаг.
  "Почему он не хочет, чтобы я шёл за ними? ― Ваня хмурился, морщил маленький лобик и наконец улыбнулся, лицо просветлело. ― Ему не нужны свидетели!"
  ― Отпусти её! ― крикнул Ваня воинственно и удивился, что у него может быть такой голос.
  Грязнуля молчит. Только сгорбился ещё больше. Марина оживилась, затрясла руку.
  ― Дяденька отпустите! Пожалуйста! Я больше не буду!
  Грязнуля грубо одёрнул.
  ― Врёшь! Не уйдёшь! ― и заторопился, словно боялся опоздать к ужину.
  Ваня еле поспевал за ними, болючие камешки впивались в пятки.
  Ветер поднялся, растревожил деревья и птиц и, казалось, возмущается вместе с Ваней.
  Закадычные друзья, как два близнеца, всё повторяют друг за другом, посматривают по сторонам, тыкают пальцем на помятый корпус машины, смеются. Поморщились, уступая дорогу грязному мужику и девочке в белом платьице. Проводили глазами, отпустили шуточку, гогочут. Ваня бросился в ноги.
  ― Дяденьки, помогите!
  Парни испуганно отпрянули. Потом опомнились и грубо столкнули Ваню с дорожки.
  ― Иди! Иди!
  ― У нас нет мелочи, пацан! Сами на мели. Отстань!
  Ваня хотел оправдаться, но ребята отмахнулись и, прибавив шаг, были уже далеко. Что же делать? Свисток настолько сроднился с грудью, что Ваня не чувствовал.
  Могучая ива стражником возвышается у дорожки, Ване захотелось обнять её, попросить о помощи, но мириады разноцветных стёклышек окруживших ствол, заставили отказаться от этой мысли. Ваня вернулся на тёплую дорожку.
  Худенькая бабушка, одетая в тёплую кофту поверх платья, не смотря на жару, прищурившись, хочет что-то рассмотреть вдалеке. Вдруг неожиданно она расставила руки и преградила дорогу Грязнуле и Марине.
  ― Ты куда её ведёшь?
  Грязнуля состроил ехидную гримасу и, сжав сильней маленькую ручку Марины, процедил сквозь зубы:
  ― Домой! Дочь!
  ― Дочь? ― удивилась бабушка. Марина растерянно посмотрела на Грязнулю, опустила заплаканную голову и, смирившись со своей участью, промолчала. Бабушка покачала головой и посторонилась. Грязнуля хмыкнул, не спеша сплюнул под ноги и протиснулся между ивой и бабушкой. Ваня от такой наглости вспомнил о свистке и дунул что есть мочи. Перепуганная ворона, каркая, выпорхнула из кустов, где с удовольствием обедала недонесённым до урны мусором.
  ― Она не дочь! ― прокричал Ваня, бросив свисток.
  Бабушка, словно кошка, вцепилась в загривок Грязнули; вскричав от боли, он отпустил Марину и нырнул в кусты ивняка. Собаки блаженно залаяли, видно, разбудил.
  Ещё долго слышались ругательства и лай собак. А Ваня и Марина взялись за руки и поспевали за возбуждённой бабушкой.
  ― Что же вы?
  Ваня и Марина молчат.
  ― Кричать надо! А не молчать. А если бы я не вмешалась?
  Ваня оживился:
  ― Он сказал, в полицию идёт!
  ― Ага! в полицию! ― бабушка осмотрела Марину. ― Серёжки снять!
  Ваня и Марина переглянулись.
  Потом бабушка вспомнила о потерянной мысли и спросила:
  ― А зачем в полицию?
  Тут Марина взяла слово:
  ― Потому что мы не сказали, где прячутся мальчишки.
  ― Всё ясно! ― всплеснула бабушка руками. ― На пустырь он вас вёл, где никто бы ему не помешал с вами расправиться.
  Ваня крепче сжал руку Марины, и поспешил, чтобы не отставать от бабушки. Редкие камушки отскакивали на пустырь, испугавшись грязных ног Вани.
  Что там краснеется вдалеке? Горка! Лесенки и турники! Двор! Милый двор. Но что это? Оживление, паника: бабушки и ребята со двора рыскают как охотничьи собаки, даже под лавочку, не доверяя друг другу, поочерёдно заглядывают. Увидели Ваню с Мариной, бегут на встречу, бабушки обнимают, мальчишки смеются, расспрашивают. Всё хорошо!
  На другой день к вечеру бабушки отложили свой рейд по городу, испекли большой абрикосовый пирог и пригласили детей со двора, даже Максима с друзьями. Чтобы отметить счастливое избавление и провести профилактическую работу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"