Алиев Максим Арастунович: другие произведения.

Старый вариант

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today

СТАРАЯ ВЕРСИЯ. ТЕКСТ НАХОДИТСЯ В ГЛУБОКОЙ ПЕРЕРАБОТКЕ.

Поиск.

Этот ублюдок насквозь продажен.

Просто никто не знает его цены.

Из воспоминаний гранд магистра Салона

о магистре Ноке

Глава первая.

  
   - Вы звали меня, господин син Нок? - в ярко освещенную комнату вошел молодой человек, облаченный в темно-зеленую мантию.
   - Да, Вастарн, входи, - из-за просторного стола черного дерева поднялся хозяин кабинета. Комната была полностью захламлена фолиантами: книги, разбросанные по полу, десятки толстых тетрадей, высившиеся стопками вдоль стен. С вершины одной из этих стопок внезапно взлетел толстый потрепанный том и опустился в руки вошедшего. - Знакомая книжка?
   - Да, господин, конечно, собрание сочинений великих магов Пятой эпохи, - юноша склонил голову и остался в таком положении.
   - Открой, - высокий, с хрипотцой голос заставил Вастарна вздрогнуть.
   - Господин?
   - Что непонятного в моих словах? - гневно сверкнули аметистовые глаза.
   - Простите, господин магистр, - Вастарн раскрыл книгу. - Но, боюсь, я не смогу прочесть...
   Пожелтевшие страницы покрывала тончайшая вязь символов, которыми пользовались маги при написании своих трактатов.
   - Да, ты прав... и это меня беспокоит, юноша, - магистр вышел из-за стола и с неожиданной для его плотного телосложения грацией двинулся к посетителю.
   Вастарн рефлекторно отступил от магистра, но тот поймал его за воротник мантии и дернул к себе. Книга вырвалась из рук юноши и воспарила над плечом син Нока. Тот кивнул на шелестящий страницами том:
   - Если ты не можешь прочесть, то зачем хотел взять ее вчера, пробравшись сюда? - елейным голосом спросил магистр Нок, боднув Вастарна лбом. Тот вздрогнул, уставившись на правый глаз магистра, а точнее в пустую глазницу, где на тонких золотых иглах крепился крупный аметист. - И не пытайся мне лгать!
   - П-п-пощад-дите, господин син Нок... меня попросили... - промямлил молодой человек, покрывшись потом.
   - Позволь полюбопытствовать, кому понадобилась эта достаточно распространенная книга? Или, может быть, кому-то нужен конкретный экземпляр?! - прорычал маг, нанося резкий удар в живот собеседника.
   Вастарн выпучил глаза, хватая ртом воздух. Маг уже примерился для удара коленом... но его отвлек женский голос:
   - Магистр Нок?!
   - Да-да... следующий вопрос, - маг открыл глаза, растирая ладонями лицо и отвлекаясь от мечтаний. "До чего я дожил - уснул, принимая экзамен". Поправив капюшон мантии, он искривил свои пухлые губы в сардонической усмешке. - Только прошу вас, четко по теме вопроса. А то, слушая ваших сокурсников, я уже не раз испытал желание покончить жизнь самоубийством. Со стыда. Хорошо, хоть грандмагистр сегодня не пришел!
   - Да, магистр. "Вехи развития исторической науки", - неуверенно сказала девушка и начала отвечать. Но с каждой минутой лицо магистра Нока темнело, а пальцы все сильнее барабанили по полировке стола.
   - Прекрати, - тихо произнес маг.
   Девушка остановилась на полуслове и непонимающе посмотрела на экзаменатора.
   - Что за бред ты здесь несешь?! И после этого, ты хочешь получить мою подпись на своей работе? Пошла вон! - проорал магистр, оперевшись на стол. Девушка вздрогнула от громкого крика, чуть не свалившись со стула. - И не смей приближаться к моему кабинету, пока не будешь готова отвечать хотя бы на экзаменационные вопросы!
   Нок разорялся все громче, подкрепляя свои слова небольшими молниями, которые срывались с кончиков его пальцев. Заклинание было добоевого уровня и не могло навредить даже кошке, но магистр и не ставил себе цель покалечить ученицу. Напуганная девушка едва ли не бегом выскочила из кабинета, спотыкаясь о разбросанные на полу книги. Ученики, дожидавшиеся своей очереди в коридоре, с ужасом в глазах смотрели на длинные волосы девушки, стоящие дыбом, и молнии, мелькавшие в них.
   - Следующий!
   Этот звучный призыв не вызвал подобающего энтузиазма. Ученики Академии Высоких Искусств Сарийской монархии обменивались многозначительными взглядами, но соваться в логово магистра Нока не спешили. Лейна, девушка, выгнанная магистром, была лучшей из сорока учеников, пришедших сдавать экзамен. И ее неудача вконец выбила всех из колеи.
   - Долго мне еще ждать? - в дверном проеме возникла фигура син Нока. - Пока вы набираетесь храбрости, я - старею. Ты, ты и ты! - магистр выбрал троих наугад. - Не сдали! Причина - неявка! Пшли с глаз моих! Ну?! Кто еще не пришел на мой экзамен?!
   - Син Нок, ты перегибаешь палку.
   Маг молниеносно повернулся, услышав знакомый голос.
   - Магистр Касио, мое уважение, - процедил син Нок, гневно поблескивая аметистом в пустой глазнице.
   Ученики прижались к стенам коридора, пропуская высокого статного красавца в алом плаще поверх дорожного костюма. За его спиной маячила Лейна. Экзаменатор прищурил здоровый глаз.
   - Хранитель Знаний, разве так подобает вести себя с неофитами? - открыто улыбнулся син Касио.
   - А Повелитель Пламени внезапно обзавелся достаточными знаниями по истории нашего мира, чтобы указывать мне, как себя вести? - едко ответил син Нок.
   Ученики притихли, опасаясь привлечь внимание магистров.
   - Среди этих неучей есть только семь человек, которые знают предмет достаточно хорошо, - припечатал экзаменатор. - Среди этих семи четыре юноши и три девушки. Одной из них я бы посоветовал перевестись с боевой ветви обучения, ибо у нее задатки прекрасного исследователя-теоретика.
   - Магистр Нок! К ученикам запрещено применять телепатические манипуляции! - ледяным голосом заметил Повелитель Пламени. Мантия син Нока колыхнулась, отражая легкое пожатие плечами.
   - Да мне это без надобности - я им читал курс почти год, - безразлично ответил Хранитель Знаний. - Тратить силы на взлом их ментальных блоков... пф... син Касио, ты собираешься и дальше мне мешать? Если да, то забери детишек и проваливай из Обители Знаний. Я найду, чем заняться.
   С этими словами син Нок скрылся в своем кабинете, хлопнув дверью. Но едва он уселся за стол, как в дверь робко постучали.
   - Вы издеваетесь?! - прокричал магистр, но, отзываясь на его мысленный приказ, дверь распахнулась.
   - Господин син Нок?
   - А, это ты... заходи, - маг почти приветливо улыбнулся невысокой синеглазой брюнетке, заглянувшей в кабинет. Скромная ученица пятого года обучения была одной из немногих, кого Хранитель Знаний не третировал... постоянно. А это было показателем высочайшей благосклонности.
   Вот и сейчас, син Нок предложил девушке присесть, выдерживая необычную линию поведения - уважение к собеседнику. Маг молчал, дожидаясь, когда гостья соберется с мыслями.
   - Магистр Нок, - тихо начала ученица. - Я бы хотела попросить вас о снисхождении к неофитам.
   - Как быстро они тебя нашли, - с усмешкой заметил маг. - Что предложили?
   Девушка покраснела и спрятала свое красивое лицо в ладонях.
   - Восемь тысяч золотом, - промямлила гостья.
   - О-хо-хо... - протянул син Нок. Если память не подводила магистра, то за эту сумму можно было купить баронство, подкрепленное манором. - Как дорого они оценили мою подпись. Когда будут деньги?
   - Герцогиня Салифия готова отправить послание отцу немедленно, либо выписать денежных чеков на необходимую сумму, - стыд и смущение не сходили лица девушки.
   - Фрейга, что я тебе говорил?
   - Эти деньги необходимы для развития магии...
   - Еще?
   - И для нормализации жизни многообещающих, но бедных неофитов, адептов... таких, как я, - тихо закончила девушка.
   - Поэтому прекрати изображать из себя блаженную, забери у герцогини деньги и положи на мой счет в банке... - магистр откинулся в кресле.
   Деньги за последние семь лет скопились значительные, даже при учете весомых трат на заявленные цели: помощь бедным ученикам, организация поисковых партий и найм охотников за артефактами, постройка личного укрепленного особняка, в котором смогли бы укрыться избранные син Ноком адепты в случае форс-мажора. Магистр Нок не был приятным человеком, как не был и идиотом. История прекрасно продемонстрировала, что происходит с неподготовленным магом. Поэтому он вкладывал время, главный ресурс мага, в те вещи и дисциплины, которые обеспечили бы превосходство над вероятными противниками и врагами. Основу всему положил первичный вступительный экзамен в Университет Трех Императоров, учебное заведение расположенное в столице Империи Виираг. Государство простиралось на два из семи материков известного мира. Гордое, богатое государство. Такой же гордой, но весьма небогатой была семья Нок. Мать привезла син Нока в город вечером, и он увидел, как играет закатное солнце на зеркальных шпилях столицы, заливая потоками света дома, башни, верхушки укреплений. Это было самым ярким его воспоминанием из детства. Следующим по яркости был момент, когда магистр, облаченный в черную мантию с красным капюшоном, присел перед ним и, улыбнувшись, сказал: "В тебе есть потенциал, малыш".
   - Во мне был потенциал, - с горечью произнес син Нок.
   - Господин? - раздался неуверенный голос Фрейги.
   - Ах да... иди, дитя, - голос мага стал слабым и тусклым. Он посмотрел на ученицу. - Скажи этим жертвам божественного произвола, что пусть не появляются перед моим взором... следующие несколько недель.
   - Да, господин син Нок, - девушка встала. На ее лице буквально было написан вопрос, который она не решалась задать.
   - Что еще, дитя?
   - Мне... нет, ничего, магистр.
   Девушка снова покраснела и быстро вышла из кабинета. Как только дверь за ней закрылась, маг выдвинул один из многочисленных ящичков стола, достал малахитовую шкатулку и поставил ее перед собой. На крышке была выгравирована надпись: "Магистр магии, Хранитель знаний, Повелитель Иллюзий Зарс Сульфирур син Нок". Повинуясь воле мага, шкатулка открылась. Внутри лежало множество полупрозрачных красных кристаллов. Син Нок взял один и положил себе под язык.
   - М-м-м... - блаженно промычал магистр, чувствуя, как растворяется вещество, а по телу распространяется приятная легкость. Его сознания помутилось, наполняемое образами прошлого и галлюцинациями...
  
   - ...Запомните, дети! Если вам однажды заявят, что маг, практикующий ветвь Иллюзии, не должен использовать различные вещества для развития и расширения своего сознания и воображения - можете рассмеяться этому глупцу в лицо! Боевое Уложение для магов регулярной Имперской Армии прямо указывает следующее, - ходивший перед линией учеников мужчина рубанул ладонью воздух. - "Маг, практикующий ветвь Иллюзии, обязан иметь с собой несколько галлюциногенов различного типа постоянно". Вот вам пример, - лектор достал из небольшого мешочка несколько кристаллов. - Это "Рассветная звезда" - самый мощный препарат, который может получить маг, находящийся на военном довольствии. Не буду вам рассказывать, как правильно применять эту штучку. Вопросы?..
  
   Воспоминание подернулось мраком, уступая место безумным образам чудовищ, битв, смертей и мучений. "Рассветная звезда" была запрещена на территории Сарийской монархии, как агрессивное и опасное вещество: после пятой дозы препарат вызывал зависимость, после двенадцатой - разрушение мозга. И все это сопровождалось ужасными видениями. Имперские маги поглощали "Звезду" буквально пригоршнями: за их физическим состоянием следили отрядные лекари и, когда было необходимо, обрабатывали увлекшихся целительными заклинаниями. Син Нок не мог позволить себе злоупотреблять стимуляторами, хотя владел определенными познаниями в лекарском деле и знал, как правильно очистить и восстановить физическую оболочку. Вот и сейчас: галлюциноген грубо нарушал работу организма магистра, а тот старался заставить тело обновляться и регенерировать. Выполняя это упражнение на развитие, магистр зачастую уходил в себя на долгие часы, не выходя из такого состояния даже после окончания действия препаратов.
   Но в этот раз все было иначе. Буквально через пару часов в сознании син Нока зазвучал набат, превращая образы демонов и монстров в колокола. Магистр с трудом вырвался из эмоционального ужаса, который изучал, и вернулся к реальности. Звон действительно звучал, но исключительно в голове мага.
   - Проклятье!.. - выдохнул син Нок. Его мозг, наконец, заработал в нужном направлении: этот звон был сигналом одной из его книг. Ее вынесли из библиотеки.
   Бранясь сквозь зубы, борясь с последствиями приема стимулятора, маг выбрался из-за стола и, покачиваясь, подошел к двери. Вздохнул несколько раз, концентрируясь, а затем вышел в коридор. Мысли роились в голове син Нока, пытаясь сложиться в стройную систему. "Найду - покалечу!" Книги и рукописи Хранителя Знаний были одной из причин, из-за которых гранд магистр терпел выходки син Нока: в этих многочисленных томах, вышедших из-под рук мага, излагалось его видение магической практики ветви Иллюзии. За последние десять лет он был единственным на территории монархии, кто глубоко изучил данное магическое направление. И он особо не чинился, когда создавал свои труды, боевая магия там шла вперемешку с детскими фокусами, а на каждый том магистр дополнительно накладывал специфическую, многослойную защиту.
   Сигнал вел из подвалов архива, где располагался кабинет мага, в жилой корпус. Магистр непонимающе нахмурился: в жилом корпусе находились исключительно комнаты учеников. Син Нок чувствовал, как книга зовет его, просит забрать ее, вернуть. Хранитель Знаний, наконец, выбрался из подземелий, ступая на плитку просторной площади. Жилые башни, подсвеченные редкими окнами, высились вокруг архива, и одна из них привлекла его внимание. Маг не заметил, как ночь вступила в свои права.
   - Не спится, дети? - прошипел син Нок, быстрым шагом пересекая двор.
   Два стражника, стоявшие у входа в жилую башню, увидев приближающегося магистра, подтянулись, оправляя мундиры:
   - Господин син Нок! - поклонились оба.
   - Кто-либо покидал корпус или возвращался в него за прошедший час? - отрывисто спросил маг, запрокинув голову и пытаясь понять, где же конкретно находится книга.
   - Нет, госп... - магистр не стал дослушивать, поднявшись в воздух. Он так и не получил титула "Повелитель" в ветви Ментала, но только из-за того, что не видел в этом смысла. Стрелой устремившись к верхнему этажу, син Нок улыбался: книга больше не звала на помощь, теперь она сигналила о том, что ее пытаются открыть.
   Крыша жилого корпуса представляла собой плоскую площадку, огороженную невысоким каменным парапетом, на котором устроились каменные кошки - священное животное Сарийской монархии. И вот между лап одной из статуй син Нок с удивлением обнаружил неофитку, которая с отрешенным взглядом смотрела на пустые листы книги.
   - Неожиданно, правда? - ехидно осведомился Хранитель Знаний. - Решила просветиться, девочка?
   Девушка подняла голову и с ужасом посмотрела на автора книги.
   - Ты знаешь, что я вправе выбрать для тебя любое наказание, вплоть до поднятия вопроса о твоем изгнании из Академии? - глаза магистра засветились под капюшоном.
   Ученица прижалась к статуе, словно в надежде, что та защитит ее от преподавателя. Син Нок опустился на парапет и, наклонив голову, с любопытством посмотрел на девушку:
   - Отдай, - он протянул руку, и книга, вырвавшись из ослабевших пальцев ученицы, сама легла на его ладонь. - Так и будешь молчать? Хочешь, я нагружу твою голову боевыми иллюзиями? Где, скажем, тебя будут насиловать, пытать и жрать живьем одновременно? Не забывая напоить тебя твоей же кровью? Или тебе предпочтительнее сумеречная, непроглядная тоска и боль по любимому, который ушел от тебя, оставив твое сердце разбитым? Кстати, можно совместить оба варианта... Что скажешь?
   - П-простите м-меня, м-маг-гистр Нок... - пролепетала девочка.
   - Просто так простить? Интересное предложение... нереализуемое, - отрезал син Нок. - Утром ты явишься в мои покои, и мы вместе решим, как тебя наказать...
   Магистр бросил последний взгляд на ученицу, улыбнулся и растворился в воздухе.
  

* * *

  
   Утро син Нока началось весьма обыденно - с кошмара. Магистр не мог упустить такой удобный способ общения с собственным подсознанием, как сон. Вырвавшись из объятий жрущей его хараганской кошки, син Нок открыл глаза, потянулся и выбрался из постели. Окинув взглядом захламленное помещение, он пошевелил перед собой пальцами и ловко поймал прилетевший халат. Накинув его на плечи, Хранитель Знаний осмотрелся: наводить порядок в комнате он не имел абсолютно никакого желания, а в силу легкой паранойи маг запрещал уборщицам приближаться к его апартаментам.
   - Так... - он присел за стол и, взяв чистую тетрадь, принялся записывать свои впечатления от сна. Син Нок водил над ней ладонью, наблюдая, как страницы покрываются значками, рунами, рисунками энергетических проекций. В этот момент в его дверь постучались. - Войдите!
   - Господин син Нок, разрешите? - раздался от входа робкий вопрос.
   - О... девочка моя! Заходи! - мужчина повернулся к гостье. Та мгновенно покраснела: маг натянул халат на голое тело и не удосужился его завязать или хотя бы запахнуть. - Итак! Давай познакомимся! Я - магистр магии, Хранитель знаний, Повелитель Иллюзий Зарс Сульфирур син Нок. А ты?
   - Калияна син Рисая, баронесса Рисая, неофит Воды, - вежливо качнула головой соблазнительно невинная блондинка, представшая перед глазами син Нока.
   - О, юная девочка с приставкой "син"? Потомственная магесса?
   - Да, господин магистр.
   - Ох, само смирение... - улыбнулся мерзкой улыбкой маг. - Поведай же мне, образец невинности, какие боги привели тебя в библиотеку в поисках моей книги?
   - Старшие ученики рассказали о книге Иллюзий, которая хранится в общей части библиотеки... - неуверенно начала Калияна.
   - Так, продолжай, - кивнул син Нок.
   - Говорят, что тот, кто прочтет этот том от корки до корки, познает ветвь Иллюзии в объемах академической программы обучения и будет освобожден... - она замялась.
   - Ну, говори: от чего будет освобожден тот, кто прочтет эту книгу?
   - От занятий с вами...
   - Что?! Не слышу!
   - От занятий с вами! - выпалила неофитка и сжалась, словно ожидая немедленного наказания.
   - О-хо-хо... как говорил один хороший, но, к сожалению, ныне мертвый человек: "Эти идиоты купились!" Автор байки - я, - чуть склонив голову, сказал магистр.
   Глаза девушки округлились от удивления:
   - Но зачем?..
   - Переживешь наказание - расскажу, - улыбка син Нока превратилась в оскал, и растворилась во тьме. Во тьме растворилось все. Калияна резко обернулась, но вокруг была лишь непроглядная мгла. Затем стали видны очертания... зданий. Она с удивлением смотрела, как из тьмы выступает мощеная улица, зажатая с обеих сторон домами. Сделав шаг назад, ученица уперлась спиной в стену. Девушка вспомнила последние слова син Нока: "Переживешь наказание - расскажу", по ее телу прошла дрожь.
   Калияна присмотрелась к зданиям, пытаясь определить, что это за архитектура, и куда ее забросило бурное воображение Повелителя Иллюзий.
   - Это всего лишь у меня в голове, - тихо пробормотала она.
   - Цыпочка зашла не в ту часть города, а?
   Ученица подняла голову и увидела сидящего на стене человека. Он болтал тощими ногами и покачивался взад-вперед. Девушка вздрогнула. Мужчина, словно почувствовав это, спрыгнул на землю, в его руке появился нож:
   - Цыпочка же никуда не уйдет? - незнакомец двигался рваной, неуверенной походкой, но с каждым шагом приближался, хотя девушка отступала все быстрее и быстрее. - Цыпочка же поиграет со мной?
   Голос раздался из-за спины. Калияна резко повернулась, и в этот момент мантия распалась на лоскуты. Неофитка взвизгнула от неожиданности. Мужчина тоненько захихикал:
   - У цыпочки очень красивое платье... - одного шага хватило ему, чтобы приблизиться к девушке. Нож ожил в руках неизвестного, полосуя одежду Калияны. Та пыталась отбиваться, закрываясь слабеньким стихийным щитом, но нож нападающего рассекал магический барьер, каждым новым касанием обнажая ученицу.
   - Это все в голове, это все только в моей голове, это все нереально... - пыталась убедить себя девушка.
   - Цыпочка должна поиграть со мной!
   Калияну передернуло от похоти, которая звучала в словах этого оборванца. Магесса попыталась метнуть в него "Ледяную иглу", простейшее атакующее заклинание, но плетение расплескалось о грудь мужчины, не причинив вреда. Тот улыбнулся и, отбросив нож, залепил неофитке хлесткую пощечину, от которой она повалилась на землю.
   - Это все неправда! - скулила ученица, из ее глаз выступили слезы.
   Мужчина прижал девушку к земле: в ее ноздри ударил терпкий запах застарелого пота и немытого тела, его влажные ладони скользили по обнаженным участкам кожи.
   - Цыпочка красивая! - он рвал на ней одежду, изредка награждая ударами по лицу и груди. Ученица пыталась сопротивляться, но силы и убежденность оставляли ее, уступая место отчаянию.
   - Нет, нет, нет... - лепетала она, когда мужчина с силой развел ее ноги. - Боги, спасите...
   Мир в глазах девушки померк, затопленный болью, распространившейся от бедер и низа живота. Последнее, что она услышала прежде, чем полностью отключиться, было:
   - Цыпочка теплая!..
  
   Она открыла глаза и поежилась под одеялом. Тусклое солнце не пробивалось сквозь пелену облаков. Вчера к ней приходили лекарь и жрец Двуединого: первый подтвердил ее опасения - она беременна, второй объяснил девушке, что Бог дал ей лишь этот шанс материнства, и если она вытравит плод, то тогда никогда не станет матерью. Мать и сестры смотрели на нее с притворной заботой и поддерживали после того ужасного случая, но Калияна уже знала, как на самом деле отнеслась баронесса к последствию несчастья: "Она собирается разродиться этим? Я никогда не признаю, что этот ребенок - мой внук!" А сестры за спиной шептались, что этот ребенок - позор для их старинного рода.
   После этого она проплакала всю ночь. В ней боролись два желания: вытравить из чрева зреющую жизнь, чтобы навсегда забыть ту страшную ночь, но ей так хотелось детей, и девушка боялась обещанного бесплодия. Отец, будучи человеком богобоязненным, всеми силами отговаривал Калияну от поспешных решений.
   - Что мне делать? - прохныкала она. В момент отчаяния, когда ей так нужна была поддержка, забота и дружеский совет, все отвернулись от нее. Калияна ощущала, как вокруг нее растет стена отчуждения.
   Прошел месяц, и стало еще хуже. Сестры смотрели на нее с откровенным презрением, мать не разговаривала, а отец-подкаблучник продолжал говорить, что "не след идти против божественной воли". Девушка отчаивалась все больше, стала нелюдимой и замкнутой. И, наконец, она приняла решение...
  
   - ...Что скажете?
   - Тяжелые роды, определенно...
   Остальные слова заглушил крик, крик боли и агонии. Тут же последовали охи и ахи от повитух и служанок, но Калияне все было безразлично. Ее терзала боль, ужасная, пульсирующая боль. Вот уже десять часов прошло с момента, когда начались первые схватки, а она все никак не могла родить. У изголовья кровати молился жрец, но его голос терялся в общем гомоне...
  
   Внезапно все прекратилось, голоса стихли, боль ушла. А перед глазами ученицы предстал магистр Нок, который прищурив здоровый глаз, задумчиво чесал небритый подбородок.
   - Зарс, зачем ты меня пригласил в такую рань? - раздался из-за спины девушки мужской голос.
   - Рафио, друг мой! Проходи, я тебе сейчас все объясню. Но прежде - взгляни, пожалуйста, на эту девушку и поведай мне о ее здоровье, - син Нок запахнул халат и поднялся, чтобы приветствовать нового гостя. Не отошедшая от погружения в такую проработанную иллюзию, неофитка повернулась к двери и наткнулась на внимательный взгляд черных, глубоко посаженных глаз. Ученице показалось, что эти глаза затягивают ее... куда-то, но прошло мгновенье и наваждение спало. В следующую секунду Рафио широко шагнул, чтобы поддержать покачнувшуюся девушку.
   - Зарс, во имя благодати Двуединого, что с ней?! - маг усадил девушку на стул и, поддернув рукава своей белоснежной мантии, принялся водить перед ее лицом ладонями. - В ауре следы физического, морального и сексуального насилия, а так же отметка о родах... но она девственница! Чтобы мне всю жизнь...! Что ты с ней делал?
   - О, я принимал у нее вступительный экзамен! - радостно заявил син Нок.
   - Боги единой вселенной! Эта дурочка написала заявление на личное ученичество у тебя?! - узкие глаза гостя расширились от удивления.
   - Я ничего... не писала, - с трудом сказала Калияна, переводя взгляд с одного мага на другого.
   - Ошибаешься, - в руки Повелителю Иллюзий прилетел том, который незадачливая ученица утащила из библиотеки. Книга коснулась пальцев син Нока и превратилась в тонкий лист пергамента, на котором каллиграфическим почерком был выведен следующий текст:
  
   "Я, Калияна син Рисая, баронесса Рисая, неофит Воды, прошу магистра магии, Хранителя знаний, Повелителя Иллюзий Зарса Сульфирура син Нока принять меня в личные ученицы на весь срок обучения в Академии. Понимаю все последствия принимаемого решения".
  
   - Гранд магистр уже подписал этот документ, а я, - син Нок чиркнул пальцем по пергаменту, - сделал это только что. Рафио, будь добр, поставь свою закорючку, как свидетель, и мы здесь закончим.
   - Зарс... - неуверенно начал Рафио.
   - Просто подпиши, обещаю не творить с ней запредельных жестокостей, - проникновенно сказал син Нок.
   - Если она потом попадет на мой факультет...
   - Попадет, не переживай. Но целой и почти невредимой. Прекрати препираться и подпиши, - син Нок сунул в руки гостю документ.
   - Ну, хорошо, - Рафио провел пальцем по пергаменту, ставя подпись. - Но я ее забираю. Сегодня девушка отдыхает на Целительском факультете, и не смей там появляться, син Нок!
   - Ты излишне великодушен! Спасибо, друг! - Хранитель Знаний помог главе Целительского факультета вывести пребывающую в прострации неофитку, захлопнул за ними дверь и прислонился к ней спиной. - Наконец-то!
   Дерево двери скрипнуло, когда син Нок запечатал ее магией. А в следующий момент ему в руки опустилась небольшая статуэтка: женщина в просторном балахоне, держащая в одной руке изящную алебарду с наколотой на острие головой, а в другой - младенца. Она была окружена свитой из нескольких мужчин и женщин. Син Нок преклонил колени и тихо забормотал:
   - Многоликая Госпожа, услышь своего покорного раба, даруй путеводный свет.
   Внезапно крошечные головы повернулись к магистру:
   - Говори!
   - Я нашел подходящую кандидатуру и уже взял ее в ученицы, - смиренно сказал маг.
   - Твои деяния радуют Великую, брат Нок. Да пребудет ее свет с тобой и убережет тебя от ошибок.
   - Никаких ошибок, - тихо ответил син Нок.

Глава вторая.

   Магистр Нок медленно спускался по лестнице в глубины архива Академии. Начало дня было чудесным, и он надеялся провести его в изысканиях: архив академии занимал десятки подземных залов, в которых бессистемно хранились магические фолианты и артефакты. Син Нок в предвкушении потер пальцы и остановился перед массивной металлической дверью.
   - Впусти меня, - тихо приказал маг, и дверь бесшумно поднялась вверх, полностью уйдя в перекрытие.
   Первый зал архива использовался магистром для проведения занятий по истории магических искусств. Входная дверь вела на верхние ряды обширного амфитеатра, который во время занятий всегда был полон. И не только учениками, а порой и преподавателями Академии или просто слушателями, которые были достаточно богаты, чтобы оплатить билет на лекцию. Син Нок задумчиво постучал по дубовой спинке кресла, рядом с которым стоял. Юная ученица свалилась на него как лавина, и магистру оставалось лишь надеяться на благосклонность Судьбы.
   - Уже вечером прибежит... аристократка, - губы син Нока искривились в неприятной усмешке. Магистр неторопливо спустился к площадке лектора и, толкнув неприметную дверь, вышел во второй зал архива.
   - Господин син Нок, - навстречу магистру с трудом встал адепт, обучавшийся на факультете Иллюзий. Его переливающаяся разными цветами мантия была покрыта слоем пыли, а стол, из-за которого поднялся ученик, почти скрылся под завалом из свитков.
   - Адепт, - бесстрастно кивнул маг, рассматривая молодого человека. Тот заламывал руки и никак не решался что-то сказать. - Я очень внимателен, говори.
   - Я почти закончил с практической работой на титул "мастера" и хотел бы попросить вас быть моим оппонентом на испытании.
   - Сначала покажешь мне... а потом посмотрим.
   - Спасибо, господин син Нок! - горячо поблагодарил адепт.
   Магистр проигнорировал молодого человека и осмотрел зал. Циклопические колонны, поддерживавшие свод, расходились от входа тремя лучами и терялись вдалеке: помещение было самым крупным подземным залом Академии. К базам колонн жались книжные шкафы, между ними тянулись столы, некоторые из которых были погребены под фолиантами и свитками, на других громоздились кучи артефактов, ящиков и коробочек. Десяток адептов занимались их сортировкой.
   - Я в пятой зале, если у кого-то есть вопросы - через час можете подходить, - магистр медленно направился в глубину подземелий.
   Син Нока подмывало, как ребенка, взмыть в воздух и покружить между колонн, но он воздержался от подобного. Через несколько минут маг дошел до одиноко стоящего обелиска: произведения архитектурного искусства, покрытого резьбой и узорами на религиозные темы. Магистр провел пальцами по изображенным фигуркам, и они зашевелились, затанцевали, пробужденные заклинанием син Нока. Он медленно обходил обелиск по кругу, пока не наткнулся на узкий проход. Хранитель Знаний втянул живот и протиснулся внутрь: проем был совсем небольшой и превращался в лестницу, уводившую вниз. Маг спустился в слабо освещенную комнату, в ней было пусто, лишь у противоположной от входа стены стояли три постамента, на каждом лежала толстенная книга.
   - Немези, - громко произнес магистр. Над книгами вспыхнули бордовые искры и тут же пропали.
   Син Нок потер переносицу и подошел к центральному постаменту. Книга распахнулась перед магом, шелестя пустыми страницами. Он сосредоточился, пронзая своей волей защитные заклинания, наложенные на том. Прошло несколько напряженных секунд, прежде чем перед син Ноком проявился текст на старосарийском. Хранитель Знаний улыбнулся: три этих трактата были еще одной причиной, почему син Нока терпели в Академии, так как только он был достаточно искушен в Иллюзии, а все книги архива, найденные и исследованные за последние десять лет, были защищены заклинаниями, разработанными на основе именно этой ветви магического искусства. Даже гранд магистр Салон не рисковал грубой силой взламывать защиту книг.
   Подземный комплекс, в котором обнаружился огромный склад магических предметов и названный "Архивом Академии", на самом деле был очень древним, древнее, чем Сарийская монархия. Учебное заведение перенесли из столичного Рабана в одно из удаленных горных отделений только после того, как син Нок, только что принятый на работу, накачался стимуляторами по самые брови и, захватив контроль над разумом многообещающего адепта Касио, решил увековечить себя в камне. Юный адепт под чутким контролем магистра плавил и взрывал скалы до тех пор, пока не упал без сил. Но гостю из Империи уже не было дела до юнца, его полностью захватили постройки, обнаружившиеся под слоем скальных пород...
   - Было время... - тихо пробормотал син Нок. Книга неохотно отдавала свои знания, и магистр подумывал прекратить ненадолго исследования, чтобы позже взглянуть на проблему свежим взглядом.
   - Где этот ублюдок?!
   Маг поднял голову от фолианта и удивленно повернул голову к входу в комнату. Вопль донесся откуда-то снаружи, заглушая тихий голос одного из адептов-исследователей.
   - Нок! - с лестницы раздалось бряцанье железа.
   В комнату ворвался невысокий мужчина с длинным ножом в руке. Син Нок окинул гостя внимательным взглядом, отметив дорогую ткань камзола, обилие украшений и серебряного шитья, а также общую холеность. А еще визитер неуловимо напоминал Калияну син Рисая.
   - Хепт, - буркнул магистр, и защитное заклинание, оберегавшее книги, ударило по ворвавшемуся мужчине. Красные искорки впились в его тело, парализуя. Син Нок подошел к застывшему и заглянул ему в глаза. - Уважаемый, проклятья Лорда Масок на вашу пустую голову! Я вырежу на вашем лбу что-нибудь скабрезное, а после разрушу вашу личность. Рекхепт.
   Заклинание ослабило хватку, и мужчина зарычал:
   - Я барон... син Рисая! Ты, бесчестная сволочь, посмел покуситься на мою сестру, и за это я вырежу твое черное сердце и скормлю его крысам! Я требую...
   Син Нок склонил голову набок, и у барона со стуком закрылся рот.
   - Требовать ты будешь у своей жены, ее сестры и вашей молоденькой служанки. У меня требовать не надо. Твоя сестра подписала со мной магический договор, скрепленный по всем правилам и законам. Теперь я властен над ней в рамках предусмотренных ученическим договором. И не тебе, аристократическая шавка из глуши, указывать мне, что делать, с кем и как. А если еще одно слово покинет твой рот, то я...
   Договорить син Ноку не дали стражники, вошедшие в комнату. Магистр дернул уголком губ.
   - Магистр! Нас вызвали адепты! Этот человек вам мешает? - высокий стражник, облаченный в легкий доспех поверх мундира, поклонился магу.
   - Нет, мы с ним ведем беседу о философских ценностях! Естественно, он мне мешает! Уведите!
   - Поединок! Требую поединка Чести!
   Магистр, уже успевший отвернуться, замер. Вызов, произнесенный при свидетелях - это очень серьезно.
   - Надо было выжечь тебе сознание, - процедил син Нок и нервно потер бровь: поединок Чести велся без использования магии исключительно холодным оружием, а он им почти не владел.
  

* * *

   Магистр Нок нервно мерил шагами свою комнату. Ситуация развивалась куда хуже, чем он рассчитывал. Сам гранд магистр дозволил проведение поединка.
   - Вот ведь... старый пердун, - прошипел маг, усаживаясь на кровать.
   Близился вечер, а значит, приближалось время, когда он должен будет принять участие в фарсе под названием "поединок Чести". "Более идиотского обычая я не встречал. Настоящий анахронизм! В Империи я бы просто вырвал ему язык и смотрел, как этот барончик подыхает!" - с ненавистью подумал син Нок.
   - Я - маг! Исследователь!
   - Так и занимался бы исследованиями, Хранитель Знаний, - в комнату вошел глава Целительского факультета. И тут же добавил: - Только исследованиями, а не издевательствами над учениками.
   - Рафио. Ты пришел по конкретной причине? С конкретным вопросом? Спрашивай и проваливай, пока не получил чем-нибудь из моего арсенала.
   - Зарс, ты зря грубишь мне, я зашел лишь оказать... поддержку. А еще, позволь поинтересоваться: тебя не смущают эти вспышки ярости, проявления жестокости?
   - Нет! - син Нок бросил на гостя быстрый взгляд и тут же отвел его.
   - А я уверен, что смущают. Твои кустарные техники самоочищения уже не помогают? - Рафио участливо улыбнулся. - Зарс, твой мозг умирает, а личность распадается.
   - Ты хитришь, друг мой. Мой мозг вполне себе цел и жив.
   - А разрушение личности ты не отрицаешь? Уже хорошо. Не все потеряно. Брат твоей свежеиспеченной ученицы, говорят, прекрасный фехтовальщик, а его рапира недавно наделала новых дырок в нескольких столичных задирах. Говорят. Извинись перед ним, Нок. Извинись перед всем этим родом, а лучше расторгни договор... хотя кого я обманываю? Ты же в жизни не отпустишь свою добычу.
   - Рапира? Рафио, ты только что подкинул мне идею, как выйти из ситуации с минимальными потерями. Благодарю, - син Нок скинул мантию и жилет, оставшись в просторных брюках и рубашке. - Рапира... Я извинюсь, но девочку не отпущу. Кстати, как она? Быстро пришла в себя?
   - Быстро. Как в ней просмотрели такой потенциал к Иллюзии?
   - Потому что для аристократии ветвь Иллюзии - прикладная дисциплина лицедеев. Идиоты, - Хранитель Знаний критически осмотрел себя в зеркало и, скривившись, кивнул. - Сойдет. Если я переживу этот поединок, ты научишь меня полностью восстанавливать свое тело?
   - Только при условии, что ты не убьешь барона, - кивнул Рафио.
   - Прекрасно, - син Нок успокоился и слабо улыбнулся. - Пойдем, подышим свежим воздухом, время поединка близится.
   Они вышли в коридор и к ним тут же присоединились два стражника. "Почетный эскорт", - с отвращением подумал син Нок.
   Им предстояло пройти по богато декорированным позолотой и мрамором коридорам и лестницам Обители Знаний, а затем подняться на крышу. Там располагалась плоская круглая площадка, предназначенная как раз для таких случаев. Син Нок остановился перед трехстворчатым арочным окном, рассматривая окружающие Академию серые горы. Некоторые вершины были покрыты снегом, и переливались в свете закатного солнца.
   "Давно не выбирался в горы..." - с грустью подумал магистр. Слова Рафио легли элементом мозаики, которую иногда собирал син Нок: помогают ли старые лечебные техники или уже нет? Маг не страдал зависимостью от каких-либо препаратов, но привык опираться на их воздействие. Сейчас они, наверное, были ему не нужны."Прошло уже столько лет..."
   - Зарс?
   -Да-да, идем, - магистр отвернулся от окна.
   На крыше их уже встречали стражники и преподаватели. Магистр осмотрел пришедших, и его настроение испортилось еще сильнее. Повелитель Пламени син Касио с парочкой своих особо приближенных мастеров - на лицах вежливые улыбки, переходящие в ухмылки. Повелитель Воды син Тикаула и семейство син Рисая - брат и сестра спрятались за престарелым магистром. Брат Калияны смотрит на син Нока с ненавистью, сама девушка - с испугом. Глава Военного факультета - мастер меча Саллитон - стоял в центре площадки для поединков, дожидаясь участников.
   - Господа, все в сборе, прошу участников поединка подойти ко мне! - громко сказал Саллитон. Син Нок кивнул Рафио и шагнул в круг. - Поединок свершится первой кровью.
   Барон вскинулся, собираясь что-то сказать.
   - Это не обсуждается! Маги не участвуют в поединках Чести, которые ведутся до смерти! И вам бы не мешало это знать, барон. Вызванная сторона имеет право выбора оружия.
   - Это будут хараганские церемониальные топоры, - с непроницаемым лицом сказал магистр. Барон стал пунцовым, мастер Саллитон понимающе улыбнулся.
   Хараганский церемониальный топор - тяжелое оружие с двумя прямоугольными лезвиями, находящееся на вооружении гвардии Харагана, маленькой островной страны.
   - Но...
   - Молчите, барон! Вы уже достаточно сказали. Оружие сейчас доставят.
   Син Нок позволил себе слабую улыбку. Вес этих топоров был настолько велик, что гвардейцы использовали их в качестве гирь. Магистр не видел этого лично, а только слышал от знакомого офицера Торгового флота Империи, но запомнил. И вот представился случай воспользоваться знаниями. Когда два служителя принесли оружие, барон и баронесса побелели: топорище было длиной от земли до груди мастера Саллитона, которого природа наделила внушительным ростом.
   Хранитель Знаний взял свой топор и удивленно охнул, когда понял, что не может удержать его одной рукой. А юный барон явно собирался отказаться от участия в поединке.
   - Возможно, магистр хочет что-то сказать перед началом поединка?
   - Да, я хотел бы извиниться перед семейством син Рисая за свое неподобающее поведение, грубость и отсутствие манер. Надеюсь, события, омрачившие наше знакомство, будут откинуты, и мы сможем начать все с чистого листа, - вежливо кивнул син Нок.
   - Ваше слово, барон?
   - Я... принимаю извинения магистра Нока, - сквозь зубы произнес молодой человек.
   - Засим конфликт исчерпан, - кивнул мастер меча.
   Син Нок коротко кивнул и покинул круг, не обращая внимания на взгляды, которыми его провожало семейство Рисая и огневики син Касио. "Фгиз Рисая..." - грязно выругался магистр на одном из мертвых языков, отмечая все возможные виды кровосмешения родственников своей ученицы. Он смог свести поединок к фарсу, но если это повторится...
   - Ученица, после заката ты должна явиться в Обитель Знаний, - сказал он, не оборачиваясь. - Не слышу.
   - Да, магистр, - едва слышно донеслось из-за спины син Нока.
   - Отлично. Без опозданий!
   Сказав это, син Нок направился к спуску с крыши. Рафио его сопровождал, не пытаясь что-либо сказать, чувствуя раздраженность Хранителя Знаний. С лестницы к ним навстречу вышла закутанная в тяжелый плащ женщина.
   - Госпожа сар Пэланг, - синхронно поклонились оба магистра, расходясь в стороны, чтобы пропустить женщину. Капюшон плаща едва заметно дрогнул, обозначая кивок. От этого движения из-под среза ткани выпала прядь белоснежных волос, мгновенно истаявшая на свету.
   - Дети, - голос госпожи сар Пэланг был тих и соблазнительно нежен. Она протянула магам руки, и те поклонились еще раз - уже для вежливого поцелуя. Запястья женщины были аккуратны, а пальцы - тонки. - Я все пропустила?
   - Нет, сар Пэланг, вы ничего не пропустили, так как ничего и не было, - подобострастно ответил син Нок.
   - Как неожиданно... - тихо вздохнула женщина. - Это... необычно.
   Магистры обменялись быстрыми взглядами: госпожа Гавея сар Пэланг была вторым по силе магом после гранд магистра, а также - главой малого магического Совета, ведавшего безопасностью Академии, поэтому вместо приставки "син", обозначавшей гражданскую принадлежность мага, в ее имени присутствовала армейская "сар". Хранитель Знаний не мог предположить, зачем она пришла.
   - Магистр син Нок, я хочу сообщить вам следующее: жалобы на вас от неофитов занимают отдельную полку в канцелярии моего Совета. Меня данное обстоятельство начинает немного раздражать. Молчите. Я прекрасно понимаю ваше негодование, но уже не могу закрывать глаза на происходящее. Не прошу вас... - она прервалась, словно обдумывая что-то, - не прошу вас прекратить измываться над студентами, так как вы не способны выполнить эту просьбу. Но попрошу проявить немного больше терпения к неофитам и дать им возможность раскрыться, как прилежным ученикам.
   - Я пыт... - начал было син Нок, но собеседница его прервала:
   - Вы пытались пять лет назад. Попытайтесь еще раз. Как это, у вас, имперцев... даруйте им путеводный свет знаний, магистр. Я вас настоятельно прошу.
   - Да, госпожа сар Пэланг, - кивнул син Нок.
   - А вас магистр Клео попрошу приглядывать за стоянием вашего друга. Боюсь, он будет сильно напряжен, пытаясь выполнить мое пожелание, - обратилась она к главе Целительского факультета.
   - Я постараюсь, госпожа сар Пэланг, - ответил Рафио.
   - Тогда не смею вас задерживать, дети.
   Женщина двинулась дальше, оставив задумчивых магов позади.
   - С чего вдруг Воздушная Королева почтила нас своим присутствием?
   Вопрос син Нока повис в воздухе. Между тем женщина подошла к барону и что-то ему сказала. Тот ответил, подкрепляя слова активной жестикуляцией. В следующую секунду сар Пэланг отвесила молодому человеку пощечину, от которой тот покатился по земле. Магесса присела перед упавшим и, видимо, чем-то пригрозила, так как он отчаянно закивал головой. Калияна в ступоре смотрела на подобное обращение с ее братом.
   - Я вспомнил... она как-то запретила аристократам вызывать на поединки преподавателей Академии, - внезапно сказал Рафио.
   - Хе-хе-хе... - Повелитель Иллюзий ухмыльнулся. - Вечер будет интересным...
  

* * *

  
   Син Нок стоял на крыше Обители Знаний и любовался на бордовое солнце, медленно опускавшееся за пики гор. Эта гряда была молода, необветренна и напоминала многочисленные заостренные зубы рамника, маленького хищного зверька, водившегося здесь же в горах. Ветер донес до магистра грохот обвала.
   - Опять камнееды развлекаются, - син Нок кинул на парапет несколько кусочков сушеного мяса. Тут же из-за статуи кошки, а этими статуями были украшены почти все свободные поверхности зданий Академии, выскочила маленькая живая кошка. Скорее подросший котенок. Животное полностью проигнорировало присутствие мага, и, запрыгнув на парапет, начало жадно грызть мясо. Син Нок смотрел на это бело-оранжевое полосатое чудо и едва заметно улыбался. Он с легкостью мог признать, что животных и природу любит намного больше чем человечество. Ну и может оборотней. На территории Империи Виираг обитало больше двух десятков родов этих зверолюдей, и с некоторыми маг был вполне дружен, где-то его возможно даже ждали дети. Но погружению в воспоминания помешала его новая ученица, поднявшаяся на крышу.
   - Господин... магистр...
   - Учитель, - не поворачиваясь на тихий голос девушки, поправил маг. - Я для тебя учитель или Зарс Сульфирур, но только в приватной обстановке. На людях - строго господин син Нок.
   - Да, учитель.
   Девушка подошла ближе, но маг ее игнорировал, наблюдая за закатным солнцем. Неожиданно котенок зашипел и выгнул спину дугой. В следующее мгновенье девушка воткнула в печень син Нока кинжал... но ответом ей был лишь скрежет металла о камень, тихий смех откуда-то справа и сильный удар в живот из ниоткуда.
   - Ты знаешь, меня сегодня дважды... дважды просили, чтобы я не измывался над неофитами, но конкретно сейчас я даже не знаю... может, все же наплевать?
   Син Нок возник из воздуха сразу в трех местах, и каждая из фигур была одета по-своему: от парапета к ней шел преподаватель Академии в просторной мантии, от входа на крышу шел затянутый в черный кожаный доспех дознаватель из Империи, а третья фигура - одетая в белое, с перебинтованной головой, лишь обводами напоминающая син Нока.
   - Ты, маленькая дрянь, не знаешь какое тебе выпало счастье, а все упрямишься! - сказал перебинтованный.
   - Ты можешь стать Повелительницей Иллюзий! - добавил преподаватель.
   - И тебе будут рады не только в этом замшелом королевстве, - закончил дознаватель.
   - Я всего этого не просила! Ты - монстр! Проклятая тварь! Я тебя все равно убью! - оправившаяся от удара девушка приподнялась, поочередно смотря на каждого син Нока.
   - Которого? - ехидно спросил четвертый голос. Калияна повернулась к говорившему. Магистр сидел на парапете с котенком в руках. - Син Рисая, ты не понимаешь? Мне не доставляет удовольствия тебя пытать, ты не представляешь интереса в сексуальном плане, - на этих словах девушка вспыхнула, - я предпочитаю более опытных. Ты немного интересна мне как личность, и намного более интересна, как потенциальная Повелительница Иллюзий. И справиться со мной ты сможешь лишь тогда, когда получишь этот титул. Не раньше. Сегодня ты выучишь свой первый урок, я, правда, не хотел делать его жестоким, но придется.
   Дознаватель и преподаватель схватили девушку за руки, а забинтованный прижал ее ноги к крыше.
   - Это иллюзии с кинетическими функциями. Требуют полной сосредоточенности, чем их больше, тем тяжелее дается контроль. Но эффект, как ты можешь отметить, поражает. И прекрати вырываться - тебе ничего не грозит. Серьезно.
   Услышав эти слова, девушка внимательно посмотрела на подошедшего магистра. Тот поблескивал аметистом в глазнице и улыбался. Гадко и неприятно. Син Нок махнул рукой и ученическая мантия задралась. Калияна снова задергалась, пытаясь вырваться. Следующий жест и нижнее платье, простое, но не лишенное изящества, также поползло вверх, обнажая ноги девушки. Предупреждая крик о помощи, одна из иллюзий крепко зажала ей рот. Магистр игриво поманил пальцами, и белье, дергаясь, едва заметно поползло вниз. Неофитка замычала, пытаясь позвать на помощь и извиваясь как змея.
   - Прекрати, я же сказал, ты не интересуешь меня в сексуальном плане, - устало повторил син Нок. - Мне просто было нужно убедиться. Ты все-таки линованная.
   Калияна снова замерла. Син Нок присел сбоку от нее и провел пальцами по широкой красной линии, которая опоясывала живот девушки немного ниже пупка.
   - За что я люблю культ Двуединого? Его упорная хватка за чистоту, благостность помыслов... надо было придумать же. Где они столько простаков нашли? Не понимаю.
   - Вы бредите? - неразборчиво промычала девушка сквозь хватку иллюзии. Син Нок пошевелил пальцами, и его копия отпустила девичий рот.
   - "Вы бредите, учитель"! Помни про это. Нет, я не брежу, я выказываю удивление и восхищение лицам, придумавшим культ Двуединого.
   - Что значит "придумавшим"?! Вера в Двуединого уходит корнями в древнейшую историю!..
   - Да, расскажи мне про историю, - хмыкнул Хранитель Знаний. Девушка сконфужено замолчала. - Культ Двуединого - выдумка предприимчивых людей. Они дали толпе что-то новое, заразительное, обещали лучшее и вот - результат на лицо. Три тысячи лет стабильности, и несколько отколовшихся течений. Легионы последователей.
   Все это син Нок говорил, водя пальцами по животу девушки.
   - А что же ваша Многоликая Госпожа? - с вызовом спросила Калияна. Она снова дернула руками, но застывшие изваяниями иллюзорные подобия син Нока держали крепко. - Учитель.
   - Культ Госпожи значительно моложе. Ему всего тысяча лет с небольшим. Но организован он не просто предприимчивыми людьми, а магами, наглыми и ушлыми... Ты веришь, что где-то там, на небесах, на всех смотрит Двуединый? А я точно знаю, что за всеми нами, детьми Госпожи, постоянно следят ее аватары.
   - Аватары?
   Магистр улыбнулся и пощекотал живот девушки. Она взвизгнула, пытаясь отодвинуться.
   - Да, аватары, но про них ты прочтешь сама, - син Нок улыбнулся и встал, взглядом рассеивая иллюзии. - Посмотри на свой живот.
   Девушки повиновалась, и ее глаза поползли из орбит: красная линия, знак ее девичьей чести, который она должна была беречь для своего мужа, ИСЧЕЗЛА.
   - Но... как?.. - пораженно спросила она. - Этого не может быть... что вы со мной сделали? - с каждой фразой девушка все больше приближалась к истерике.
   - Я не сделал ничего. Она все еще на месте, - обезоруживающе улыбнулся син Нок.
   - Что?..
   - Линия на месте. Я прикрыл ее простейшей иллюзией. Твое задача - снять заклинание. Все просто.
   - Но я не умею... - пораженно промямлила девушка, водя пальцами по животу.
   - Дорогу осилит идущий. Завтра моя протеже занесет тебе книги по ветви Иллюзии, начнешь разбираться. Чем больше усердия, тем быстрее сможешь ходить в общие купальни в соответствующее время.
   - Но...
   - Хватит. Не чудила бы на пустом месте, я бы тебе просто начал объяснять определенные моменты. А теперь сама, девочка. Посмотрим, на что ты способна.
   Закончив говорить, син Нок разогнулся и двинулся к спуску с крыши, оставив свою ученицу сидеть на продуваемой всеми ветрами крыше Обители Знаний.

Глава третья, наверное про ученицу.

  
   Син Нок покачивал ступней в воздухе, рискуя выпасть из гамака, в котором лежал. Огромная лекционная "яма", наполненная скрипом писчих принадлежностей, высилась вокруг магистра рядами увлеченно слушающих учеников.
   - ... Этим закончилась Эпоха десяти империй и началась Эпоха единого правления. Государственные историки Монархии называют это более поэтично: "объединение Геотинамом Первым осколков великих стран", но я считаю, что данное определение противоречит объективной реальности. Первый император единого государства объединил не осколки, а полноценные страны.
   - Но он же использовал методы... - прозвучал голос с одного из нижних рядов.
   - Да-да? Укажите какие? - магический гамак повернулся над полом так, что Хранитель Знаний видел лицо говорившего.
   - Интервенция...
   - Еще? - син Нок коснулся ногами пола и подошел к адепту. - Какие еще методы? Какая конкретно интервенция?
   - Простите?.. - адепт отшатнулся от нависшего над ним магистра.
   - О, благодать Великой Госпожи, - син Нок воздел руки к небу, - девушки и юноши, запоминайте! Геотинам Первый использовал простейшее и самое очевидное, а именно - религиозный фанатизм.
   - Поясните, магистр Нок, - попросила девушка в мантии мастера.
   - Уважаемая мастер, как вы наверняка знаете, но не помните, Геотинам Первый был аватаром Лорда Масок! А это, позволю себе заметить, дает огромную власть.
   Син Нок окинул взглядом сидящих вокруг людей и вздохнул.
   - Позволю себе углубиться в теоретическую основу культа Многоликой Госпожи. Аватар - это прямое вливание божественной энергии в человека: сильного мага, верующего. Далее с ним происходят перемены, сравнимые... ну, скажем, с превращение оборотня. В случае с аватаром Лорда Масок, человек превращается в шута. Колпак с бубенцами, трико в клеточку...
   - А как соотносятся Госпожа и Лорд?
   Хранитель Знаний взглянул на спросившего и замолчал. Похлопав ресницами здорового глаза, син Нок почесал нос.
   - Если кратко, то Лорд - один из богов пантеона, а Госпожа этот пантеон возглавляет.
   В этот момент раздалось гулкое "Бом-м-м-м!"
   - На этой ноте мы вынуждены закончить столь содержательную беседу. Следующая открытая лекция состоится как обычно - в конце следующего месяца, - Хранитель Знаний коротко кивнул слушателям.
   Гости из различных училищ и академий, разбросанных по Монархии и близлежащим странам, медленно потянулись к выходам из просторного зала. Магистр наблюдал за движением людских масс, щурясь от яркого света, лившегося с потолка. Читать лекции для этих недоумков было для син Нока особо тяжким испытанием, а гранд магистр упорно пропускал мимо ушей слова магистра о необходимости увеличить количество часов для работы с учениками Академии Высоких Искусств. Хранитель Знаний всеми правдами и неправдами пытался избавиться от обременительной обязанности, но пока его усилия не приносили результатов: раз в месяц ему приходилось проводить половину дня, рассказывая о знаменательных событиях.
   Син Нок скрестил на груди руки и поднялся в воздух, но в этот момент в его голове зазвучал панический голос:
   "Учитель!"
   Магистр скривил губы.
   "Что такое?"
   "Нашу десятку направляют в бассейн для единения со Стихией!"
   "И что? Как меня это должно волновать?"
   "Но вы же сказали, что поможете, учитель..." - мысленный голос Калияны звучал все тише.
   "Ах, да. Не ходи - это прекрасное решение проблемы, раз уж ты не можешь третий день решить простейшую задачу", - безразлично отозвался маг, плавно левитируя к выходу.
   "Но это важно, учитель..."
   "Решай проблему... если достойно вывернешься из ситуации, любым способом, не пропуская занятия, то я тебя начну уважать. Слово мага. Я за тобой слежу", - син Нок закончил разговор и разорвал связь.
   Ученица его не радовала, так как никак не могла справиться с элементарным упражнением. Син Нок уже подумывал о замене задания. "Единение со Стихией", - размышлял магистр, коснувшись ногами пола коридорам. - "Возможно, стоит взглянуть..."
   Син Нок свернул на первом пересечении коридоров и после непродолжительной прогулки вышел на просторную внешнею галерею. С нее открывался прекрасный вид на большую часть Академии, расположенной между двух горных отрогов. Главный корпус - колоссальный комплекс зданий, напоминавший крепость, оседлал склоны гор, поднимаясь к небесам квадратными башнями. Основные здания соединялись крытыми мостиками и коридорами, к другим вели мощенные широкие дорожки. Дальше в глубине долины находились парки, отдельные постройки, такие как Обитель Знаний. Приземистая двухэтажная коробка с плоской крышей, напоминавшая обычный склад, скрывала под собой необъятные архивы. Вокруг Обители высились жилые башни, где квартировались ученики, которые не могли позволить себе проживание в главном комплексе. Магистр любил рассматривать здания Академии, в конце концов, весь комплекс возвели буквально за три года лучшие умы и мастера Монархии. Стены покрывали барельефы на различные темы, отражавшие историю развития магии.
   Син Нок провел пальцами по резным перилам и вгляделся в последнюю часть Академии - Разлом. За этим простым словом скрывалось сложнейшая система укреплений, потянувшаяся поперек долины. Стены такой толщины и высоты, что позволяли размещать гарнизон внутри со всеми удобствами. Башни, на вершинах которых были установлены магические посохи, способные одним заклинанием уполовинить отряд из сотни тяжеловооруженых пехотинцев.
   Магистр закрыл глаза и сосредоточился. Чтобы побыть наблюдателем на ритуале единения со Стихией, ему придется поднапрячься. Син Нок направил свое сознание к гротам в основании одного из отрогов. Под толщей камня скрывались пруды, наполненные прозрачной водой, которая, как считалось, обладала целебными свойствами. И вот сейчас к одному такому пруду направлялась группа неофитов Воды, возглавляемая престарелой магессой.
   - Девочки, эта процедура поможет вам лучше прочувствовать нашу Стихию. Войти в воду необходимо полностью обнаженной, иначе обряд потеряет смысл.
   Девушки переглянулись, обмениваясь неуверенными улыбками. На лицах учениц играли блики от воды. Син Нок чувствовал волнение, охватившее неофиток. Оно переливалось в их аурах оттенками красного, вытесняя желтоватый цвет любопытства. Магистр сосредоточился на своей ученице, она нервничала больше всех, но вокруг ее талии син Нок видел мешанину силовых линий одного... двух, нет, трех заклинаний! "Дура!..Если она начнет ритуал, то её порвет... пополам в лучшем случае".
   Магистр не мог вмешаться, и ему оставалось лишь наблюдать, как ключ к его возвращению в Империю идет навстречу своей гибели.
   - Девочки, скидывайте мантии и быстрее заходите в воду!
   Неофитки неуверенно начали стаскивать с себя одежду, а затем опускались в пруд. Каждая была опоясана красной лентой Двуединого. Син Нок отметил для себя, что если девочка переживет ритуал, то стоит браться за ее обучение всерьез.
   - Почувствуйте! - громко проверещала преподавательница. - Сила струится сквозь вас, как вода обтекает вас со всех сторон. Откройтесь стихии!
   Магистр видел, как девочки неуклюже открывают свою энергетику воздействию первичной магии. Но его внимание было сосредоточено только на Калияне и заклинаниях, навешанных на ней. Из трех заклинаний два принадлежали ветви Иллюзии, а третье син Нок опознал не сразу. Внезапно его осенило: "Нейтрализатор из ветви Воды! Невероятно!" Син Нок от удивления ослабил контроль над сознанием и едва не вернулся в тело. "Нейтрализаторы" из стихийных ветвей были достаточно сложны к изучению и использованию, но давали прекрасную возможность: используя источник стихии, маг мог подключиться к любому заклинанию и разрушить его, рассеять. Хранитель Знаний сталкивался с людьми, использовавшими подобные приемы. Никаких приятных воспоминай у него от этих встреч не осталось, только в очень плохую погоду ныли многочисленные переломы после неудачного пикирования с высоты. После этого син Нок стал замыкать все линии сил в каждом заклинании, делая их автономными, лишая подпитки извне. Таким образом "нейтрализатор" не мог зацепиться за цель. Иллюзия, наложенная на Калияну, была построена именно таким, автономным образом.
   И все же девочка нашла решение, наложив поверх одной иллюзии другую. Силовые линии заклинаний при достаточно близком расположении начинали пульсировать в едином ритме, синхронизируясь. Но этого было недостаточно. Калияна не могла просто развеять свое заклинание - конструкт син Нока остался бы на месте. А вот "нейтрализатор" развеивал не только свою цель, но и все заклинания, с которыми она была синхронизирована.
   - Молодец, ученица, - магистр позволил себе легкую улыбку. - Возможно, из тебя выйдет толк!
   Сила, излучаемая Стихийным источником, потекла сквозь силовые линии, активируя подготовленную Калияной систему. Одно мгновенье, другое, и вот все три заклинания начали растворяться в воде. Неофитка расслабилась, с наслаждением купаясь в дармовой энергии. Ее аура светилась самодовольством от того, что она смогла решить задачу.
   - Ну-ну... дай только взяться за тебя всерьез, - сказал, возвращаясь в свое тело.
  
  

* * *

  
   - Господин?
   - Что, дитя?
   - Почему вы не взяли меня в свои ученицы?
   Син Нок оторвался от записей, которые изучал, и кинул задумчивый взгляд на Фрейгу. Обнаженная девушка сидела на кровати, накинув на плечи одеяло.
   - Я взял, - невозмутимо ответил магистр.
   Девушка удивленно вскинулась.
   - Но...
   - Но ты адепт Земли и Воды, не имеющая склонности ни к Иллюзии, ни к Менталу. В данном случае я бесполезен, как учитель. Поэтому я наставлял тебя, помогал в сложные моменты и советовал, куда направить свои усилия - это все, чем я мог тебе помочь, дитя, - с улыбкой произнес маг, подкрепляя свои слова легким магическим воздействием на сознание девушки.
   - А она? У нее есть эти склонности? - с вызовом спросила Фрейга.
   - Дитя, это ревность? - син Нок усмехнулся. - Не думай об этом. Она никогда не займет твое место.
   Девушка покраснела и поглубже запахнула одеяло, чтобы прикрыть от красноречивого взгляда магистра свою полную грудь. Такой взгляд был очень многообещающ. Хранитель Знаний подмигнул девушке здоровым глазом и вернул свое внимание записям. Вот уже восемь дней син Нок использовал специальные техники, которые ему показал Рафио. Первые результаты выразились в сильном голоде, патологическом любопытстве и острой тяге к женщинам. Последнее стоило Фрейги шести ночей, когда она спала урывками. Под ее глазами залегли тени. Она не впервые делила постель с магистром, с тех пор как впервые пришла к нему "подарить ленту". Раньше каждый четвертый день месяца, когда расписание занятий предусматривало обязательный выходной, син Нок проводил в своих покоях, накачанный галлюциногенами. Но после того, как он решил основательно почистить организм, многие желания магистра, ранее подавляемые наркотиками, дали о себе знать.
   Одеяло под взглядом Хранителя Знаний медленно поползло вниз, обнажая девичьи плечи. Фрейга вздрогнула, но не стала удерживать его. Син Нок дернул уголком рта: девушка не просто подчинялась, она раболепствовала перед магом. "Возможно это преклонение? Интересно, как далеко она сможет зайти, если я ее попрошу?". Одеяло упало на кровать. Магистр подошел к девушке и с улыбкой провел пальцем по ее лицу.
   - Одевайся и беги заниматься. Думаю, тебе нужен будет отдых... следующие несколько ночей приходить не надо.
   - Да, магистр, - кивнула девушка, стараясь не смотреть в глаза син Нока.
   Как только за девушкой закрылась дверь, благостное выражение исчезло с лица магистра. "Девчонка... ревнует... держать на контроле".
   Мужчина встал и прошелся по комнате. Ему предстояло составить план обучения Калияны, а так же как-то повлиять на ее основную программу. Син Нок закатил глаза - ему предстоял нелегкий ход.
   Маг накинул рабочую мантию, прожженную в нескольких местах, и неторопливо направился к главному корпусу Академии. Минуя островки маленьких парков, где отдыхали студенты, он вышел к просторным площадкам для боевых практик. Син Нок остановился у ближайшей занятой площадки и стал наблюдать за учениками. Поединок только-только начинался: адепту Воды противостояли три неофита Огня. За учениками присматривали пять магистров. Один обернулся, увидел син Нока и махнул ему рукой, приглашая его присоединиться к наблюдению.
   - Син Нок! Вы как нельзя вовремя!
   - Магистры! - Хранитель Знаний коротко кивнул преподавателям. - Чем обязан?
   - У нас здесь контроль подготовки неофитов огневиков. Как вы видите, водники, воздушники и адепты Земли присутствуют, - невысокий полный мужчина в мантии насыщенного красного цвета широко махнул рукой, - а вот адептов или мастеров нестихийных направлений я привлечь не смог. Артефакторы на меня посмотрели косо, явно намекая на мою ментальную нестабильность, а некроманты и демонологи предложили своих боевых тварей в качестве противников. Но это же абсолютно неприемлемо!
   - Безусловно, - кивнул син Нок. Ему оставалось лишь изредка поддакивать и кивать на слова болтливого магистра Огня. - А от меня вам нужно?..
   - Ассистирование этим трем многообещающим молодым людям! - лучезарно улыбнулся огневик.
   В этот момент неофиты втроем попытались задавить адепта Воды сгустками огня. Тот снисходительно улыбнулся и одним движением закрылся водной пеленой, а затем хлестнул этой пеленой по огневикам. К ногам наблюдателей неофиты откатились уже слегка обмороженные. Син Нок презрительно хмыкнул:
   - Магистр, думаю, я оставлю ваших неофитов без мозгов и с переломами, если они так подготовлены.
   - И все же нам необходимо составить полное видение проблемы... - неуверенно ответил огневик.
   - Воля ваша.
   Син Нок ступил на площадку, заняв место адепта Воды. Тот с поклоном отошел, бросив снисходительный взгляд на пошатывающихся неофитов. Их быстро привели в себя, дав погреться и восполнить энергию у споро разведенного костра. Хранитель Знаний улыбнулся ученикам, вступившим в круг. Они переглянулись, и самый смелый метнул в магистра огненным шаром, базовым боевым заклинанием ветви Огня. Син Нок хмыкнул и метнул в ответ такой же шар. Заклинания столкнулись и исчезли во вспышке пламени и дыма. А затем из дыма посыпались огненные шары, и чем ближе они подлетали к ученикам, тем больше их становилась. Поэтому на спешно поставленные защитные заклинания пролился настоящий огненный дождь. Барьеры замерцали, но держались.
   - Это иллюзии! - внезапно крикнул один из неофитов. Наблюдатели не поняли, кто из молодых людей это произнес, но щиты мгновенно опустились, превращаясь в длинные языки пламени, пытавшиеся дотянуться до магистра, который все еще был скрыт пеленой дыма.
   Первый ученик неожиданно сложился пополам, схватившись за живот. Пока два его товарища удивленно смотрели, как он скулит, скрючившись на земле, из дыма вырвалась ледяная стрела, вонзившаяся в плечо второго огневика. Последний невредимый ученик сосредоточился на защите, окружив себя стенами пламени. Неожиданно магистр син Нок вышел из дыма и, махнув рукой, смел ученика телекинетическим ударом.
   - Я вам так замечу, - неожиданно возник из воздуха рядом с наблюдателями Хранитель Знаний, - ваши неофиты не готовы к столкновению с магистрами.
   - Да, не заметить, что сражаются с иллюзией... причем сильно фонящей магией. Я благодарю вас, син Нок, - магистр Огня дернул бровями и коротко кивнул.
   - Неэкранированная боевая иллюзия... - задумчиво сказал магистр Земли. - Вы ее использовали как проектор сил?
   - Да. Большего неофитам не нужно, - син Нок коротко кивнул и двинулся прочь.
   Хранитель Знаний внутренне скривился: немного чести раскидать трех неофитов. С другой стороны, неофиты нестихийных ветвей не смогли бы противопоставить ученикам, связанным с первичными элементами. Это была неприятная и суровая правда, почти все неофиты стихиалы готовились для сражений, и только после получения звания адепта или мастера юноши и девушки были обязаны углубленно изучать мирные способы применения своих талантов.
   В этом был определенный дисбаланс, но маг, прошедший только первую ступень обучения, мог служить лишь в армии и не имел права на частную практику. Поэтому редко кто покидал Академию после трех обязательных бесплатных лет обучения. А вот различные ветви, несвязанные с войной непосредственно, сначала имели исключительно бытовую направленность. Все, от уборки пыли до хранения пищи, любые облегчающие жизнь заклинания, которые не требовали даже таланта к управлению стихиями и были доступны любому магу. Син Нок этого не понимал - в Империи Виираг не было такого разделения для обучающихся. Но, видимо, это происходило потому, что армия Империи опиралась на простой народ, не владеющий или почти не владеющий магическим потенциалом. Сильных, известных Повелителей Стихий родина син Нока не рождала уже столетия. Гордостью страны были артефакторы, маги иллюзии и сильнейшие телепаты, как называли их на родине - "новеры". Таким титулом обладал и сам Хранитель Знаний.
   - Когда-нибудь пограничная стража еще скажет мне: "С возвращением, новер Нок"...
   - Простите?
   Магистр так глубоко задумался, что не заметил, как подошел к дверям Башни Иллюзии. На него с удивление смотрел стражник.
   - Нет, ничего. Магистр Флаев у себя?
   - Да, магистр Нок.
   Хранитель Знаний прошел в предупредительно распахнутые двери и погрузился в феерию роскоши, изящества и игры красок. Башня Иллюзий была местом свободного творчества, как снаружи, так и изнутри. Формой и архитектурой она не выделялась из общего ансамбля Академии, но вот облицовкой могла соперничать с лучшими дворцами всего континента. Син Нок хотел бы присвоить себе авторство, но он был всего лишь рядовым исполнителем. Автором идеи был великий художник и скульптор Тирот Асканский, из маленькой рыболовецкой деревушки, расположенной на южных границах Монархии на берегу моря Драконов. Местность там изобиловала драконами и им подобными тварями, а вторым по масштабу распространения ремеслом была резьба по кости. Тирот Асканский был лучшим в этом, и именно его попросили создать проект внешнего вида Башни Иллюзий. Месяц син Нок и Тирот не покидали выделенных мастеру покоев, создавая, черкая, сжигая и восстанавливая планы. Итогом изнурительного труда стало заклинание. Самое сложное небоевое заклинание, которое когда-либо создавал Хранитель Знаний: башня превратилась в произведение искусства. Исчезли массивные блоки базальта, замененные изящным кружевом резьбы по кости. За внешним слоем скрывался еще один, а за ним -следующий. Легкие, похожие на нити паутины перемычки связывали слои. Вблизи казалось, что башня целиком состоит из костяных кружев.
   - Господин син Нок, - к магистру вышел облаченный в переливающуюся всеми цветами мантию старик.
   - Мастер Тирот, - вежливо кивнул Хранитель Знаний.
   Резчик так и остался в Академии. Ему предложили пост преподавателя, и теперь он учил неофитов создавать тонкие и изящные линии, используя для этого резьбу по дереву и кости.
   - Вы почтили своим визитом нашу юдоль скорби, уважаемый Сульфирур. Боюсь думать, что и где сдохло... - ехидно улыбнулся мастер.
   - Случилась приятная вещь - у меня появилась маленькая!
   - Магистр, вы стали отцом?! - удивлению Тирота не было предела.
   - Упаси Великая, только учителем! Но и этого мне хватит за глаз! - улыбнулся в ответ син Нок. - Я хотел обсудить с Флаевым некоторые вопросы...
   В этот момент башня вздрогнула.
   - Что это? - удивился скульптор.
   - Бой, - односложно ответил син Нок и стрелой вылетел наружу.
   Рядом с Башней Иллюзии арен и тренировочных площадок не было. А значит, происходило что-то, чего происходить не должно. Син Нок вышел и огляделся: стражники держали наготове латные перчатки, зачарованные всевозможными боевыми и защитными заклинаниями. Воины были взволнованы, но поста не покидали.
   - Откуда?
   - От Башни Огня, - указал страж.
   Син Нок приподнялся над землей и полетел к месту, откуда доносились звуки боя и отголоски магии. Он обогнул несколько хозяйственных построек и завис в воздухе. Его глазам предстало интересно зрелище: два неофита возглавляемые адептом забавлялись метанием огня в неофитку Воды. Син Нок прислушался, и вдруг в его сознании раздалось едва слышное верещание:
   "Ну, где же этот учитель, когда он так нужен?! Проклятье Двуединого на его рожу!"
   "Малолетка! Я вырежу тебе сердце и съем на твоих глазах! После!"
   Магистр сосредоточился и начал методично вбивать в головы огневиков ментальные удары. Первыми на землю повалились неофиты: они тряслись в конвульсиях, визжали и порывались расцарапать себе грудь и лицо. Адепт сопротивлялся, он оказался весьма неплохо подготовлен в ментальных науках, но син Нок походя проломил его хлипкую оборону, насилуя сознание бедного юноши.
   - Выблевки Слепого Мудреца! - Хранитель Знаний опустился на землю и не поленился пнуть каждого из нападавших в живот, прежде чем снять с них заклинания. - Значит, хотели позабавиться с моей ученицей? Выкормыши Милостивой Незнакомки! Надо было удавить вас еще в колыбелях! Ученица! Ты цела?
   - Да, учитель, - очень скромно ответила та, едва смея поднять глаза на магистра.
   - Ты будешь наказана за неподобающее обращение, - успокоившись, проговорил син Нок. - Я еще не уверен как... но будешь. Чтобы даже в мыслях не смела позволять себе подобного!
   Калияна отступила на шаг, когда Хранитель Знаний повернулся к ней лицом и сверкнул искусственным глазом.
   - Да, учитель.
   - Отлично! А теперь - за мной! - маг кивнул девушке и резкими, порывистыми движениями двинулся к Башне Огня. За ним по земле волочились тела огневиков.
   Стражники у дверей подтянулись, готовясь отражать напор взбешенного мага, но этого не потребовалось: син Нок крякнул от натуги, и бесчувственные тела по широкой дуге полетели прямиком в двери родной Башни. Но, не долетев совсем чуть-чуть, зависли в воздухе.
   - Нок, что ты себе позволяешь?
   - Что я себе позволяю?! Твои шавки напали на мою ученицу! И не смей отнекиваться!
   Магистр Нок стоял напротив магистра Касио, который вышел из здания. Пострадавшие ученики медленно опускались в руки подбежавших лекарей. У входа в Башню Огня начинала собираться толпа.
   - Еще один подобный инцидент, и я напомню тебе, Касио, что ты имеешь дело не с фокусником, а с дознавателем Империи Виираг в отставке! Будешь овощем заканчивать свой век, ты понял меня?! - прозвучал высокий голос син Нока, усиленный магией.
   - Я услышал тебя, Нок, - медленно кивнул Повелитель Огня.
   - Отлично! Прочь с дороги! - Хранитель Знаний резко развернулся и двинулся к Башне Иллюзии. Толпа расступалась перед син Ноком, как вода перед форштевнем корабля. Калияна скромно и незаметно двигалась позади своего учителя.
  

* * *

  
   - Эти недоношенные помойные крысы посмели напасть на мою ученицу! - разъяренным хараганским котом метался по лекционному залу архива син Нок. - Ублюдки! Ты! Рассказывай, что произошло?!
   - Я шла к Башне Иллюзии, когда та троица перегородила мне дорогу, - раздался тихий голос Калияны, сидевшей в первом ряду скамей. - Адепт бросил в меня чем-то из ветви Ментала, но я приняла атаку на "Нейтрализатор".
   - Ты постоянно имеешь при себе готовое плетение? - с интересом спросил магистр.
   - Да, конечно.
   - Так... давай познакомимся еще раз. Кто учил тебя магии?
   - Дедушка, он гранд магистр летнего замка великого герцога Шисонского, - со значением произнесла Калияна.
   - Гостья из-за границы значит? В этом мы похожи. Позволю себе вспомнить старый чин... новер Нок, палач-дознаватель на службе Их Императорского Величества, - глаза магистра в этот момент полыхнули фиолетовым светом. - Фиолетовая радужка здорового глаза - это единственное, что у меня осталось от службы, не считая пустой глазницы. И приходилось мне беседовать с различными людьми... так что ты меня не впечатлила. Чему тебя научили, кроме "Нейтрализатора" и "Щита Стихии"?
   - А откуда вы знаете про "Щит"? - удивилась ученица.
   - Банально. Ты пыталась использовать его во время вступительного экзамена. А раз ты рефлекторно используешь его, то значит владеешь.
   - Неочевидно, - начала было девушка, но, поймав взгляд син Нока, замолчала. - Владею "Лезвиями", могу замораживать и испарять воду. Теоретически знаю, что человеком можно управлять с помощью заклинания сродства, но никогда не пробовала...
   - ...Ибо наказуемо казнью через усечение головы. На чем базируется эта теория?
   - На том, что тело человека на семь частей из десяти состоит из воды, - заученно ответила девушка.
   - Понятно... почему забыла про "Иглы"?
   - Да, ими тоже владею, - покраснела Калияна.
   - Практика у тебя почти нулевая, но теоретическая база видимо есть. Странно. Мать была против или отец? - наклонился к ученице магистр.
   - Мать. У нее был неудачный опыт общения с магами... уже после свадьбы, но до рождения меня и брата. Его вообще не учили магии, а я... воровала книги и сбегала к дедушке.
   - Откровенно и честно. Уважаю. Но, как ты могла заметить, старая формула поведения себя не оправдала... Калияна, ситуация такая: Я не просто пугало для большей части студентов Академии, я - личный враг магистра син Касио. Без дураков. Доказать, что эти три идиота попались тебе неслучайно более, чем проблематично. Но я уверен, что Касио это одобрил. Поэтому для развлечений и морального разложения твоей детской психики времени у меня нет. С завтрашнего дня ты переезжаешь жить в Обитель Знаний, и мы приступаем к активным занятиям.
   - Но я ничего не смыслю в Иллюзии, - протестующе вскинулась девушка, но снова осеклась под взглядом магистра.
   - Переживное, - отмахнулся син Нок.
   - Как это?
   - Переживешь обучение - начнешь смыслить. А теперь, молнией за вещами, и я жду тебя здесь через пять часов, - ухмыльнулся магистр.

Глава четвертая, о невидимках.

  
   - Хорошо... Хорошо... Нет! Дура! Немедленно прекрати! - Син Нок предпочел не заметить гневного взгляда Калияны и повернулся лицом к аудитории. - Вот к чему приводит недостаточная сосредоточенность при выполнении моих заданий. Я гляжу, вас ничему нормально не учили! Я это исправлю. Калияна, еще раз! "Невидимость", первого ранга, медленно и без использования Стихии. Только ветвь Иллюзии.
   Девушка едва слышно вздохнула и опустилась на колени в надоевшем ей круге, начерченном мелом на полу класса. Магистр дернул щекой, но промолчал. Вести занятия у иллюзионистов оказалось намного интереснее, нежели преподавать всеобщую историю всем ученикам и приезжим слушателям. Ученики, которым посчастливилось проходить обучение в Башне Иллюзии, были лицами разного возраста, но весьма целеустремленными и действительно тянущимися к знаниям. Хранитель Знаний не был уверен, с чем связана эта тяга, но видимо имела значение репутация син Нока.
   - Запомните! Самое важное для создания иллюзии - концентрация! Сейчас Калияна продемонстрирует... Прошу!
   Девушка сосредоточилась и растворилась в воздухе.
   - Это ваш хлеб с маслом. Невидимость. Помните, наш талант важен для государства. Мастер Фриди, вы, как представитель Тайного Надзора, можете привести пример, когда вам не хватало незаметности?
   - Да, магистр Нок, - скупо ответил молодой мужчина неприметной внешности.
   - Как и ваши коллеги, как и мои. В чем же проблема? Иллюзии не требуют высоких затрат сил, но требуют концентрации! - син Нок притопнул ногой и класс заполнили звуки набата. Ученики заткнули уши, спасая свой слух, а Калияна снова появилась в круге. Магистр щелкнул пальцами и звук пропал. - Знаете, что самое главное? Звука на самом деле не было. Это было только у вас в голове. Вам должны были говорить! Иллюзии бывают различного типа и зачастую базируются на какой-либо Стихии или ветви Телепатии. Самые эффективные - это ментальные, самые эффектные - огненные.
   - Почему?
   - Потому что теория о том, как отражает характер мага его склонность к одной из ветвей или Стихий имеет под собой реальные основания... но это вопрос не моего предмета и ведения, поэтому не будем отвлекаться.
   В следующие три часа разношерстная группа учеников под неусыпным надзором син Нока тренировалась в построении заклинаний. Пятеро адептов Огня под конец занятия бранились сквозь зубы, пытаясь удержаться невидимыми еще один удар сердца. Водники и воздушники из тех, кто владел "Стихийным обликом" быстро освоились и становились похожи на прозрачные водяные статуи и едва заметную дымку. Пара неофитов Земли остановились на маскировке типа "хамелеон", но Хранитель Знаний забраковал подобный ход, требуя именно невидимости.
   Наконец, син Нок отпустил учеников, оставшись наедине с Калияной.
   - Это еще одни из лучших, представляешь? - магистр присел на стол и запрокинул голову. - Боюсь представить, каковы остальные... Ну, ничего, вы у меня все станете иллюзионистами!
   - Да, учитель, - кивнула девушка.
   - Теперь я хотел бы тебе указать на твою системную ошибку: ты формируешь иллюзию буквально как ударное заклинание! Столько силы вбахиваешь, что если ее дестабилизировать, она взорвется.
   - Но я только начинаю...
   - Наплевать! Здесь не нужна сила! Здесь нужен контроль! - магистр распалялся с каждым словом. Он ходил перед девушкой, темпераментно жестикулируя и сверкая глазами. - Вот так!
   Син Нок махнул рукой, и Калияна увидела, как перед ним медленно сплетается тончайшая кружевная вязь силовых линий.
   - Видишь, какие тонкие каналы? Вот так они должны выглядеть! Ну-ка повтори!
   Девушка попыталась сплести заклинание, но син Нок ее прервал.
   - Ну, нет же... ох, Слепой Мудрец, прости своего грешного последователя, укажи мне путь, как вложить в голову этой неумехи хоть немного знаний!
   - Так недолжно общаться с женщинами, магистр, - раздался дрогнувший голос из амфитеатра.
   - Что?! - пораженный подобный замечанием магистр обернулся и увидел одного из адептов, что работали в подземельях Обители Знаний.
   Юноша под взглядом син Нока несколько растерял всю свою уверенность, но взгляда не опустил.
   - Она аристократка и женщина...
   Син Нок улыбнулся, а затем и расхохотался:
   - Дитя, ты говоришь глупости! Во-первых, она - моя ученица, в связи с чем мне плевать аристократка она или нет. Во-вторых, она - далеко не женщина, и с таким уровнем развития она явно не доживет до момента становления таковой! Молчать! - он повернулся к девушке, - еще раз ты допустишь в своей миленькой головке мысли, подобные тем, которые я услышал во время конфликта с огневиками, то клянусь милость Многоликой Госпожи - разберу твое сознание на части и соберу в произвольном порядке! Поняла?!
   - Да, учитель, - ответила Калияна, которая, видимо, считала, что син Нок забыл о том инциденте.
   - Отлично! Адепт Наксиум, я ценю ваш рыцарский порыв защитить честь дамы, но будьте уверены - я стою на страже ее чести. И похвалу она так же получает заслуженно! - с этими словами магистр метнул в ученицу молнию. Волосы Калияны встали дыбом. - Молния за то, что осталась недовольна моей мудростью, но молодец, раз почти сумела скрыть мысли за защитой. Иди, отдохни.
   Адепт с ужасом и непониманием смотрел, как пошатывающаяся девушка двинулась к выходу, и не рискнул что-то сказать.
   - Наксиум, ты пришел обсудить свою работу?
   - Да, господин син Нок, - юноша не сразу вернулся к реальности, но упоминание о его работе ускорило этот процесс. - Вы позволите?
   - Демонстрируй, рыцарь, - син Нок снова уселся на стол.
   Адепт сосредоточился и взмахнул рукой. Перед син Ноком появилась огромная ярко-зеленая змея. Рептилия распахнула пасть, демонстрируя десяток зубов, и угрожающе закачалась перед магистром. Тот с интересом смотрел на иллюзию, привлеченный непонятными узелками в местах пересечения и сопряжения силовых линий.
   - Так... и?
   - Я хотел бы сразиться с вами! - произнес адепт. - Как обычный человек - руками!
   - Хм? Это нужно для демонстрации?
   - Да, магистр.
   Син Нок кивнул и без предупреждения метнул в адепта креслом. Наксиум едва увернулся от тяжелого снаряда, когда кресло заложило крутой вираж и, подчиняясь воле син Нока, снова понеслось на адепта. Юноша уклонялся от деревянного и очень тяжелого снаряда, но магистр сумел несколько раз чувствительно задеть ученика. Все это время Хранитель Знаний следил за иллюзией змеи, которая ползала по помещению, забиралась на столы, сворачивалась под креслами.
   - Хватит, - магистр вернул кресло на место. - Я уже понял, что ты обошел правило, о котором я только недавно распинался. Активная, самостоятельная иллюзия без всепоглощающей концентрации создателя. Уважаю, умен! Я так понимаю, заменой концентрации мага выступают эти узелки?
   - Да, магистр, - кивнул адепт, потирая ушибленную руку. - Как оказалось, небольшого изменения распределения силы по линиям достаточно для удержания иллюзии стабильной... ну, достаточно долго.
   - Хорошо. Принеси мне вечером все свои выкладки по этой теме, я хочу посмотреть теоретическое обоснование.
   - Да, магистр! - юноша расцвел и стрелой вылетел в коридор.
   Син Нок проводил ученика взглядом и вздохнул: он не знал, как объяснить этому юному дарованию, что его разработка является запрещенной для применения и изучения под страхом смертной казни на землях трех материков, а в остальном мире такие знания не приветствовались у всяких "свободных магов". В империи Виираг отношение к этой технике было особенным, так как ее считали таинством культа Великой Госпожи. Поэтому обучали ей исключительно жрецов высшего посвящения. Сам магистр подобной техникой не владел.
   Спокойное болото его жизни было взволновано камешками, подкидываемыми судьбой. Сначала ученица и ее неразумный братец, теперь вот очень перспективный адепт, которого теперь вероятно закопают в землю. Буквально. Магистр походил по комнате, а затем мысленно позвал ученицу:
   "Калияна, от меня недавно вышел твой рыцарь-заступник. Найди его и приведи в библиотеку".
   "Да, учитель", - удивленно отозвалась девушка.
   Син Нок разорвал связь и двинулся в свои апартаменты - ему надо было кое-что взять.
  

* * *

  
   Наксиум буквально летел по коридору, окрыленный радостью. Он был готов хоть сейчас принести магистру все свои бумаги и тетради с расчетами, но тот сказал вечером, поэтому... сидеть, как на иголках, и ждать.
   - Адепт Наксиум, подождите!
   Адепт обернулся и увидел ученицу магистра Нока, которая догоняла его.
   - Учитель сказал, что будет ждать вас в библиотеке и попросил проводить к нему.
   - Магистр Нок передумал? Ох, где мои манеры. Адепт Иллюзии Наксиум Кастаг, - молодой человек коротко кивнул.
   - Калияна син Рисая, - вернула кивок девушка. - Можно просто Калияна. Я прекрасно понимаю, что Академия не то место, где следует кичиться родовитостью..
   - Ну... да. Хорошо, Калияна. Хотя это неожиданно... ох, опять же, прошу прощения.
   - Я заметила, что ты очень обрадован возможностью поработать с магистром Ноком, - сменила тему девушка.
   - Это же сам магистр Нок! - слова прозвучали так, словно должны были что-то объяснить.
   - И что? По мне, так он маньяк, садист и психопат!
   - Ну... это тоже. Но главное в другом! Он гений! Гений Иллюзии! То, как он работает с этой ветвью, просто потрясает! - адепт активно жестикулировал, не замечая, как девушка, взяв его под локоть, шагает куда-то вглубь зданий.
   - А ты знаешь байку про его книгу в библиотеке?
   - Да, конечно. Но специально не ходил в ту часть библиотеки, где копошатся все неофиты... для начала, я просто не понимаю причины такого оживления. Магистр Нок преподает... преподавал исключительно историю и занимался исследованиями в архиве. Он никогда не вел даже специальные занятия в Башне Иллюзии, не то что принимал в обучение группы учеников. Поэтому, если задуматься, как учебник по ветви Иллюзии поможет не ходить на занятия по истории?
   Калияна остановилась, как вкопанная, а затем засмеялась. Эхо ее смеха разносилось по коридору, а девушка никак не могла остановиться. Наксиум с удивлением смотрел на внезапный приступ хохота.
   - Я сказал что-то смешное?
   - О, да! Ты только что уличил многих неофитов Академии в идиотии! Я в их числе! - девушка посмотрела на молодого человека, ее лицо раскраснелось, в уголках глаз стояли слезы. - И неужели никто не догадывается об этом?
   - Почему? Большинство адептов знают, неофиты старших годов обучения - тоже. Но они просто забавляются и иногда делают ставки, пытаясь угадать, кто бросит поиски раньше.
   Адепт наблюдал, как меняется лицо девушки, но не мог понять, что вызвало такой накал эмоций.
   - А вот если бы ты сходил и поискал, возможно стал бы личным учеником магистра Нока.
   Глаза Наксиума расширились, и он уже собрался что-то сказать, но в этот момент девушка остановилась перед дверью и приоткрыла ее.
   - Магистр Нок?
   - Да, входите!
   Наксиум последовал за девушкой. Хранитель Знаний сидел в кресле лицом к двери, держа в руках толстую книгу. Адепт заинтересованно посмотрел на том, но предпочел промолчать.
   - Адепт, я хотел бы кое-что показать, если ты не против, - тихо сказал магистр. И, не дожидаясь ответа молодого человека, он открыл книгу.
  
   Реальность размазалась, и в следующий момент перед Наксиумом предстала маленькая комнатка с небольшим окном, из которого струился лунный свет. Помещение было наполнено людьми. Адепт пригляделся: они были одеты в странные костюмы, напоминавшие мундиры стражи Академии, а на их лицах красовались однотипные маски, которые привлекли внимание молодого человека. Маска явно не была украшением, хотя и выглядела достаточно интересно: литая пластина с прорезями для глаз, повторявшая черты человеческого лица. Правая половина была позолочена, а левая - покрыта белоснежной эмалью.
   - Новер Нок, запомните: не мешайтесь под ногами. Да, Кабинет придал вас и новертана Миранва для помощи в этом задании, но командую здесь я, и если вы подставите моих людей, я лично вас закопаю. Живьем.
   - Имей терпение, капитан, - голосом магистра Нока ответила одна из масок.
   Наксиум с интересом посмотрел на говорящих. Он понимал, что это иллюзия, с помощью которой син Нок хотел ему что-то показать.
   - Прислушайся к словам новера Нока, дитя, - добавила еще одна маска. - Милостью Госпожи и Слепого Мудреца мы обнаружили гнездо ядовитых гадов в нашем общем доме и теперь занимаемся очищением. Имейте терпение, капитан. Мы с братом Ноком вполне самостоятельные люди, так что можете не беспокоиться о нашем благополучии.
   - И Кабинету не пришлось бы отрывать нас от важных дел, но ваши команды провалили простейшую задачу и не смогли взять живьем хотя бы кого-нибудь, - едко добавил Нок.
   - Зарс, смерь свою натуру и держи язык за зубами! - холодно произнес Миранв.
   - Простите, учитель.
   Адепт не поверил услышанному. "Неужели это учитель магистра Нока?".
   - При всей своей несдержанности, новер Нок прав: ваши люди провалили уже два захвата в подобных сектах. Поэтому силовой вариант я оставлю запасным.
   - Простите? - удивленно откликнулся капитан.
   - Сейчас мы с новером Ноком оставим вашу прекрасную компанию в этой чудесной гостинице и зайдем в здание на противоположной стороне улицы. После чего мы с новером Ноком берем так необходимых Кабинету пленников, и только после этого вы равняете здание с землей. Доступно, дитя? - последний вопрос был задан таким тоном, что у Наксиума зашевелились волосы на затылке. Учитель Нока меж тем продолжал. - Новер Нок, пожалуйста, после вас.
   Магистр встал и неслышно вышел, адепт направился за ним. Молодой человек не мог поверить в происходящее, но не забывал подмечать различные окружающие детали: ему не светило побывать в Империи Виираг и следовало запомнить то, что сейчас показывал син Нок. Арки, просторные окна и обилие резьбы на деревянных поверхностях - этими тремя понятиями охарактеризовал бы адепт представшее перед ним зрелище. Но рассмотреть детали он не успевал, так как новер Нок спускался по крутой лестнице едва ли не бегом.
   "Интересно, что означает его титул?" - подумал адепт, следую за Ноком.
   Наксиум обернулся, ожидая увидеть Миранва, но никого не увидел, а в следующее мгновенье беспричинно хлопнула входная дверь. Адепт быстрым шагом пересек просторный вестибюль гостиницы и выглянул на улицу. Соседнее здание поднималось над землей на добрых пять этажей, и насколько Наксиум мог судить, вокруг не было строений иной высоты. По улице ходили припозднившиеся парочки...
   - Смотри внимательнее, - раздался тихий голос магистра Нока в сознании адепта.
   Наксиум моргнул и увидел, как улицу быстро пересекают две едва заметные тени.
   - Это "Плащ тьмы", как его называют в Монархии - заклинание невидимости. Присмотрись к структуре.
   "Тени" покрылись каркасом силовых линий, и адепт с замершим сердцем увидел до боли знакомые утолщенные связи между линиями. Его открытие таковым, по сути, не являлось.
   - Я понял магистр Нок, - выдохнул расстроенный адепт.
  
   Мир мигнул и вот перед молодым человеком та же самая улица, то же самое здание, но угольно-черная ночь раскрашена яростными всполохами огня, а улица захламлена обломками стены горящего здания, в которое направлялись Нок и Миранв. Рядом с сапогами Наксиума корчилось в муках обожженное до черноты человеческое тело. Несчастный повернулся лицом к адепту и тот в ужасе увидел вплавившуюся в лицо маску.
   - ...все эти дети суть порождение ереси и греха!
   Эти слова донеслись до ученика откуда-то из горящего дома, а затем в языках пламени из пролома в стене кто-то вылетел. Адепт подбежал к этому человеку и склонился над ним, запоздало понимая, что не сможет помочь иллюзорному персонажу воспоминания магистра Нока. Пострадавший сорвал с лица маску и откинул в сторону.
   - Магистр Нок... - Наксиум в ужасе уставился на обожженное лицо преподавателя. Тот уже поднимался, шатаясь будто пьяный и шипя сквозь зубы что-то вроде: "Учитель, я иду!"
   - Откровения Святого Мученика Рапрано ведут нас по миру и сказано в них: "Магия, коей обманывать людей можно, есть грех и омовение очищающим пламенем - единственное, что поможет этим несчастным попасть в Чертоги Двуединого!"
   Адепт смотрел, как охваченный огнем мужчина в одеяниях служителя Двуединого медленно выплывает по воздуху из горящего дома. Рядом с ним, держась за горло, висел еще один человек, и, судя по расплавленной маске на его лице, он был одним из тех, кто собирался заняться "вычищением гадов из их общего дома".
   - Но этот человек, явившийся в нашу обитель с оружием, недостоин пути в Чертоги! Ибо владеет он проклятой магией! Владеет в совершенстве, но и она не помогла ему укрыться от глаз верующих! Смотрите же, как наказывается преступление против...
   В этот самый момент в голову разглагольствующего жреца воткнулось несколько длинных арбалетных болтов. Улица наполнилась солдатами и магами: кто-то начинал тушить пожар, кто-то подбежал к лежавшим на земле телам. Деловитая суета захлестнула место недавнего побоища и иллюзия начала медленно угасать, превращая улицу в библиотеку, и последним, что увидел Наксиум, были обгоревшие детские тела, которые выносили из просевшего от огня дома.
  
   - Как видишь, твои наработки неоригинальны. Проблема в том, что для тебя они смертельны, - магистр Нок встал с кресла и захлопнул книгу.
   - Смертельны? - эхом отозвался адепт.
   - Именно. Есть декрет Церкви Двуединого "О магии и магической практике" и в нем весьма недвусмысленно говорится о том, что приведенные в лоно культа Двуединого не должны развивать в себе навыки к Иллюзии. Приведенные в лоно... какой, однако, набор слов. Как бы то ни было, ты "окольцован" при рождении и сей декрет распространяет на тебя свои положения. Практика применения этой идиотской бумажки привела в упадок ветвь иллюзии в Монархии и несколько позже в нее внесли изменения. Теперь этот бред касается только так называемой "абсолютной иллюзии"...
   - А именно ее я вам и продемонстрировал? - неверяще усмехнулся Наксиум. Он начинал понимать в какую передрягу попал.
   - Ты прав. Однако, - син Нок подошел к адепту и заглянул тому в глаза, - мне не хочется терять столь многообещающего ученика. Вот мое предложение: при сдаче экзамена на звание мастера ты предложишь иную наработку, а после окончания твоего обучения я помогу тебе переехать в Империю Виираг, где, поверь, по достоинству оценят твой ум и целеустремленность...
  

* * *

  
   Син Нок с любопытством, надежно скрытым за непроницаемым лицом, наблюдал, как адепт начал осознавать реальность, приоткрытую ему магистром. Молодой человек стоял перед Хранителем знаний с отсутствующим взглядом, а син Нок аккуратными и едва заметными воздействиями закреплял в его сознании мысль о том, что только в Империи Виираг он встретит понимание. В дальнейшем ему придется поддерживать влияние беседами, но это такая малость за возможность привести на родину двоих, пригодных для вмещения сущности Аватаров.
   "Калияна вполне подойдет для Милостивой Незнакомки, а Наксиум - для Слепого Мудреца. Не верится!" - мысли мелькали в голове син Нока одна за другой. - "Как же этот идеалистичный глупец... проклятье, а я бы уже успел его подготовить и мог ехать домой".
   - Присядь, подумай, - магистр взял адепта за плечо и усадил в кресло.
   - Но...
   - Тебе надо все спокойно обдумать, - тихо сказал син Нок и поднял глаза на Калияну. - Побудешь с ним.
   - Да, учитель, - кивнула девушка.
   Магистр оставил учеников в библиотеке, а сам быстрым шагом направился в свой кабинет: надо было вернуть на место книгу и срочно связаться с Храмом Госпожи. Но у дверей его апартаментов стоял высокий, напоминавший вставшего на задние лапы медведя, мужчина.
   - Сар Номат, - кивнул син Нок, с немым вопросом в здоровом глазе.
   - Син Нок, - вернул кивок посетитель, - вас желает видеть Малый Совет. Безотлагательно.
   Спорить магистр не рискнул. Но когда сар Номат махнул рукой и, повинуясь этому жесту, воздух стал закручиваться в спираль, син Нок чуть не выругался. Он всегда гордился своими способности к ментальным дисциплинам, но телепортация ему не давалась. Абсолютно. Магистр не мог усилием воли разорвать реальность. И воспринимал тех, кто овладел подобным искусством, как личных врагов.
   - Безотлагательно!
   Син Нок бросил красноречивый взгляд на сар Номата и шагнул во врата телепорта.
   На выходе Хранитель Знаний с трудом удержал в себе завтрак: перемещение с помощью магии плохо сказывалось на пищеварительной системе. Но позволить себе рвоту на глазах малого Совета син Нок просто не мог.
   - Магистр Нок, мы рады, что вы нашли время посетить наше скромное собрание, - сар Пэланг тихо поприветствовала Хранителя Знаний.
   - Не смог отказать вежливому предложению Совета, - син Нока мутило, но он стоял перед полукруглым столом Совета насколько возможно ровно.
   - Приятно слышать. Чтобы не затягивать ваше пребывание здесь, я перейду сразу к делу, - нежность голоса была притягательно-обворожительна и подавляла волю.
   Син Нок не впервые сталкивался с этой особенностью голоса женщины и был готов к подобному.
   - Я слушаю вас.
   - Во-первых, ваша ученица и само семейство син Рисая. Вы достойно решили проблему с этим нелепым поединком, но впредь попрошу вас убивать подобных выскочек на месте либо обходиться без излишней гласности и решать все миром. Понимаете? Мне не нужны толпы паломников, желающих сразиться с магом врукопашную. Во-вторых, не позволяйте себе слишком вольного обращения с учениками. Неофиты Башни Огня до сих пор на излечении. Магистр Нок, мы закрываем глаза на ваше увлечения стимуляторами, на соблазнение ученицы Академии, на откровенно хамское поведение, пока вы приносите пользу Монархии.
   - Это понятно, - кивнул син Нок.
   - Хорошо,- качнулся капюшон сар Пэланг. - В-третьих, пришла личная почта для Калияны син Рисая. И я боюсь, что порадовать ее не чем: пришло известие о смерти ее деда.
   "Не было печали..." - обреченно подумал син Нок.
   Прервемся. Хотя не будем.

Пятая глава, про лед, заморозки и отмороженность.

  
   - Счастливый дедок, - резюмировал син Нок, откладывая письмо из Шисонского герцогства. По возвращению с заседания Совета, магистр заперся в своих апартаментах с пакетом документов, предназначавшихся Калияне.
   Выговор, полученный от сар Пэланг, не впечатлил син Нока ни на мгновенье: он был необходим Академии для работы с архивом, сокрытым под Обителью Знаний. Поэтому словами женщины можно было в разумных пределах пренебречь. Тем более, что подобное внушении он получал уже не впервые. Син Нок посмотрел на пакет, в котором лежало письмо, и потянулся за остальными документами.
   - Так... разрешение на отбытие, подписанное герцогом... разрешение на пересечение границ, разрешение на сопровождающих... интересно. Странно, что ученица не ломится в мою дверь.
   Син Нок ожидал, что не успеет он войти в апартаменты, как в дверь забарабанит Калияна, требуя отпустить ее на похороны. Ведь как-то она связалась со своим непутевым братцем, значит, имела какой-то артефакт для оперативной связи. Такие вещи были в ходу у аристократов, а весь остальной документооборот - это простая бюрократия. Вот и сейчас в пакете была короткая записка, которую и письмом назвать сложно, и кипа разрешений. Магистр еще раз перечитал пару абзацев текста, где описывались обстоятельства смерти мага:
   "Обнаружен мертвым в собственной постели, в окружении трех женщин. У всех следы отравления кивзаром".
   Син Нок хмыкнул и поудобнее устроился за столом. Кивзар был весьма распространенным ядом, который в малых дозах вызывал стойкие галлюцинации и эйфорию, но в больших почти мгновенно убивал, а если жертва была магом, то смерть наступала в мучительной агонии. Внешним признаком отравления было почернение кожных покровов. Магистр мог себе представить, что нашли с утра слуги, обнаружившие мертвого господина.
   "В комнате присутствует стойкий запах кивзара. Предположительно..."
   В этот момент в дверь постучали.
   - Входи! - магистр махнул рукой в направлении двери, открывая замки.
   - Учитель! - в комнату ворвалась Калияна, Ее волосы были растрепаны, нос покраснел и распух, глаза - заплаканы. Син Нок окинул ее взглядом, подумал и промолчал. - Учитель, мне... мне... он...
   - Умер, дитя. Прими это, - маг встал из-за стола и, взяв девушку за плечо подвел к захламленному креслу. Он дернул бровью, и все вещи разлетелись по комнате. - Сядь.
   Девушка села и уставилась на своего учителя.
   - Ох, помоги мне Госпожа... - на ладонь син Нока опустился пузатый бокал с темно-бардовой жидкостью. - Не вздумай пить залпом, только понюхай.
   - Хорошо... - Калияна принюхалась к бокалу. - А что это?
   - Драконья кровь.
   - Я не знаю такого вина...
   - Это не вино. Это кровь огромной летающей твари сине-зеленой расцветки, что живет неподалеку. У меня с ним доверительные отношения: я ему красочные истории и байки, а он мне - несколько колб своей крови.
   - Что?.. - девушка с изменившимся лицом посмотрела на син Нока.
   - Шучу, - тонко улыбнулся магистр. - Это просто вино и специи. Такое не готовят в Монархии.
   Стекло нагрелось и по комнате поплыл пряный запах.
   - Как вкусно пахнет... - тихо произнесла девушка.
   - Имеет интересный эффект... - син Нок внимательно посмотрел девушке в глаза. - Успокойся!
   Зрачки Калияны расширились, а затем она спокойным тоном спросила:
   - Что вы сделали?
   - Простейшее успокоительное, - пожал плечами магистр, отходя от ученицы. - Таким лечат буйных у меня на родине. Как ты узнала о смерти деда?
   - У меня есть амулет... - девушка замолчала. - Откуда вы знаете, что у меня произошло?!
   - Получил сегодня пакет документов, - син Нок сел за стол и мановением пальцев отправил бумаги Калияне. - Экономя время, отмечу самое главное. Твоего деда убили, цинично и жестоко. И предупреждая твое естественное желание побывать на похоронах, я вынужден предупредить тебя: ты поедешь в герцогство только при условии твоей аттестации по начальной боевой подготовке в Башне Воды. И я поеду с тобой.
   - Зачем такие предосторожности? И зачем вы хотите поехать со мной?
   Син Нок не ответил, а лишь задумчиво почесал висок.
   - Читай бумаги, - наконец сказал он, - прочтешь, и я тебе объясню, если сама не поймешь.
   Калияна углубилась в изучение документов, но это не заняло у нее много времени.
   - Его убили... но зачем? - она подняла глаза на магистра.
   - Об этом мы можем порассуждать здесь и сейчас. Собственно, я хочу услышать от тебя все, что ты мне поможешь поведать о своем родном герцогстве.
   - А вы разве ничего не знаете о нем? - удивилась неофитка.
   - Ты за кого меня принимаешь? За духа-всезнайку? Я знаю о нем только то, что когда-то оно было частью Монархии, там верят в Двуединого, а протекающие там реки изобилуют рыбой, - раздраженно отозвался син Нок. - Ничем исторически ценным, кроме отделения от Монархии и последующей войной твоя родина не знаменита.
   - Так уж и не знаменита...
   - Ученица, не время для споров. Чем быстрее мы закончим сейчас, тем быстрее я пойду договариваться об интенсификации твоего обучения.
   - Простите, учитель. Что вы хотите узнать? - смиренно спросила девушка.
   - Как у вас относятся к магам?
   - По разному, но жрецы занимают очень радикальную позицию и считают, что все маги, не посвятившие свою жизнь служению Двуединому, должны быть под контролем и надзором, а лучше изгнаны или сожжены.
   Магистр прищурил здоровый глаз.
   - А какую позицию занимал твой дед по этому вопросу?
   - Он был одним из влиятельнейших лиц местного жречества, - грустно проговорила Калияна.
   - Хм... ты не ответила на мой вопрос, - син Нок хрустнул пальцами и внимательно посмотрел на девушку.
   - Он сомневался в необходимости таких строгих ограничений.
   - Значит, его могли "подвинуть" жрецы? Вот и первая версия - кризис веры. Дальше.
   - У нас большинство очень набожны, не все так радикально, но... маги не имеют почти никаких привилегий, не то, что здесь. Рассказать что-то про простой народ и его жизнь я не смогу.
   - Не надо про простой народ. Боюсь, нас интересует исключительно верхушка, потому что убийство главного мага государства - стандартная прелюдия к перевороту. Есть у вас подходящие кандидатуры на роль нового герцога?
   - Нет. Дедушка рассказывал, что правитель строго следит за отсутствием бастардов и негласно контролирует окружение наследников.
   - А их много?
   Девушка нахмурилась, вспоминая.
   - Двое.
   - Это уже слишком много. В общем и целом предугадать, откуда стоит ждать опасности, у меня не получается. Его мог убить кто угодно. Поэтому завтра мы решаем вопрос о твоей боевой подготовке.
   - Но похороны...
   - Если я правильно понял документы, то его будут хранить в стазисе до твоего приезда, -перебил Калияну син Нок. - Это специально указано в его завещании. Что тоже вызывает определенные вопросы.
   - А сейчас мне что делать? - голос девушки стал тих и грустен. Видимо, пары успокоительного прекратили свое действие.
   - А сейчас я отведу тебя в комнату, и ты поспишь, - син Нок провел ладонью перед лицом девушки, подчиняя ее сознание. Этот фокус легко было проделать, когда человек находился в таком подавленном состоянии. А если сознание не готово бороться, то никакие блоки и барьеры уже не помогали.
   Магистр помог девушке подняться и повел ее к выходу. Убедившись, что девушка будет спать крепким спокойным сном, син Нок вернулся к себе. Следовало связаться со служителями Госпожи в Шисонском герцогстве и подготовиться к возможны проблемам. Магистр не был знаком с кем-то из них лично, поэтому решил обсудить проблему со своим координатором.
   "Нок! Ответь!" - внезапно раздалось в его голове.
   Магистр сотворил заклинание, защищаясь от возможных соглядатаев, а затем взял в руки скульптуру Пантеона.
   - Я здесь.
   - Внимание, потеряно все сообщение с Братством в Шисонском герцогстве. Подозревается деятельность местных Ревнителей Веры. Декретом новертана Сир Самии запрещается предпринимать попытки связаться или встреться с местными братьями. Если они сами подадут о себе какую-либо весть, необходимо немедленно связаться с Храмом Госпожи. На время ограничена поддержка любых возможных действий братства в стране.
   - Я понял.
   Глаза статуй погасли. Син Нок вытер внезапно вспотевший лоб и решил прогуляться. Он неторопливо шел по мощеной дорожке и старался просчитать ситуацию. Стоило бросить Калияну на ее родине, а самому бежать, прихватив Наксиума? Ситуация в герцогстве не располагала к длительному пребыванию, и поездка на похороны могла перерасти в еще одно погребение. На этот раз самого син Нока. Это волновало его куда больше, чем всяческие неурядицы на территории Академии и гибель высокопоставленного родственника Калияны. На родине его ученицы творится что-то более серьезное, чем кажется на первый взгляд. Но магистр не имел выбора: отговорить ученицу от поездки без сильнейшего внушения было проблематично, а воздействие такого рода на будущего аватара не приветствовалось.
   - Идешь в пасть дракона и не знаешь: съест он тебя или спалит.
   - Простите?
   Син Нок резко обернулся и увидел стоящую позади него женщину. Опустившиеся сумерки скрадывали черты ее лица, а голос был незнаком. Магистр поддернул рукава мантии и неприязненно посмотрел на незнакомку.
   - А не подскажите, как пройти в архив?
   Пока магистр реагировал на столь необычный вопрос, незнакомка махнула рукой, и в плечо син Нока вошел небольшой нож. Ожидавший неприятностей маг успел выставить щит, но клинок прошил его насквозь. Син Нок зашипел от боли и отшагнул назад.
   - А заодно расскажите, пожалуйста, где ваша ученица. Я не нашла ее в общежитии, - в руке незнакомки появился еще один нож. Маг присмотрелся и увидел, что женщина буквально увита перевязями с метательными ножами. Новый бросок был безрезультатным: магистр оставил на своем месте иллюзию, а сам сделал шаг в сторону, прикрывшись невидимостью. Убийца цыкнула и начала озираться по сторонам. Заметив движение справа, она, не размышляя, метнула пару ножей. Раздался вскрик боли. Син Нок видел самодовольную улыбку на ее лице, когда она пришла убедиться, что цель поражена. Эта улыбка не сошла с ее лица, когда телекинетический удар вжал ее в землю. Женщина просто начала вырываться из магических пут, и, что самое главное, это ей вполне удавалось. Магистр, удивленно смотревший на убийцу, медленно подлетел к ней и вонзился ментальным буром в ее сознание.
   Информации было на удивление мало. Навыки, какие-то воспоминания, не связанные с заданием. Момент постановки задачи был смазанным, и син Нок не смог разобрать внешность или голос заказчика. Магистр проникал все глубже и глубже пока не понял, что тянет пустышку. Этой женщине прочистили мозг - безжалостно и бесповоротно. Угадывались целые пласты наведенных воспоминаний.
   - Бесполезное мясо, - с отвращением процедил син Нок. Маг вскинул руку, и с его пальцев в небо ударил поток красных искр - общеизвестный сигнал тревоги. - Проклятье!
   Магистр выдернул из плеча клинок, и по рукаву заструилась кровь. Хранитель Знаний провел пальцем по ране, направляя в нее импульсы энергии и подстегивая регенерацию. Шум, донесшийся с нескольких тропинок, предупредил его о том, что стража, наконец, появилась.
   - Что здесь происходит?! - задал син Ноку вопрос первый выскочивший на поляну стражник.
   - Покушение на преподавателя Академии! - раздраженно ответил син Нок, сверкая аметистовым глазом.
   - Но вы, видимо, справились.
   - Страж! Не забывайся!
   - Прошу прощения, магистр, - страж поклонился и отошел к свои соратникам, окружившим тело убийцы.
   - Разбирайтесь с ней сами, - маг тихо выругался и направился обратно в Обитель Знаний.
  

* * *

   Первым, кто пришел к син Ноку, был Рафио.
   - Зарс! Ты ранен?!
   Магистр метнул неприязненный взгляд на лекаря, и с непередаваемой интонацией раздражения в голосе ответил:
   - Нет, ***, у меня ночная стирка! Эта сука меня чуть не зарезала насмерть! - син Нок вернулся к обработке раны.
   - Дай, посмотрю! - лекарь уже был рядом с Хранителем Знаний, а его пальцы окружал мягкий, желтый свет. Син Нок не стал мешать профессионалу, но продолжал браниться сквозь зубы.
   Не успел Рафио закончить осмотр, как дверь в комнаты магистра распахнулась и вошел сар Номат.
   - Мое мнение вообще никого не волнует? Тут проходной двор?
   - Вы подверглись нападению. Есть подозрение, что ваше присутствие может подвергнуть опасности жизни учащихся, - без выражения произнес новый гость.
   Син Нок медленно повернулся, посмотрел в глаза Посланника Совета и тонко улыбнулся.
   - Что вы сказали?
   - Ваше присутствие опасно для учащихся. Вы подвергаетесь второй атаке за короткий промежуток времени. Родственник вашей ученицы умер при неочевидных обстоятельствах. Совет единогласно предлагает вам на некоторое время покинуть Академию.
   - Но это неслыханно... - начал было Рафио, но заткнулся под взглядом сар Номата.
   - Этим словом я бы охарактеризовал поведение магистра Нока, отношение к ученикам и работе, да и вашу, магистр, личность. Лично я бы вас вышвырнул и не задумался, но Совет решил, что вам следует всего лишь на некоторое время покинуть наши стены. И раз уж вашу ученицу так удачно просят поприсутствовать на похоронах, Совет дает ей разрешение на поездку. Говоря проще, завтра к вечеру тебя здесь быть не должно! - эмоции пробивались сквозь непроницаемую маску безразличия сар Номата.
   Выговорившись, посланник развернулся и вышел. Рафио проводил его взглядом, а затем посмотрел на син Нока.
   - Это что было?
   - Это решение, которое им давно подготовили секретари гранд магистра. Рафио, спасибо, но видимо этой ночью мне спать не придется. Поэтому иди, а я пробегусь по своим питомцам: предупрежу о переезде.
   - Хочешь забрать всех?
   - Да.
   - И куда?
   - Есть несколько мест, - уклончиво ответил син Нок.
   Он предполагал, что подобное произойдет, но не ожидал, что так скоро. Как только лекарь вышел, Хранитель знаний присел на кровать и задумался. Забирать всех протеже не имело смыла, он был уверен, что причина последнего происшествия не в нем. Син Нок снова задумался над тем, чтобы просто пропасть, забрав самых перспективных учеников. Фрейга - Земля-Вода. Магистр, осознавал, что она бесполезная для Госпожи, но при должном обучении из нее получится отличный маг-стихиал. И это было важно, учитывая острую нехватку таких магов на родине Хранителя Знаний. Потом, этот Наксиум... наивный самородок. Син Нок понимал, что адепта придется забрать - парень был талантлив и любознателен, а самое главное обладал живым умом.
   - Наивность - дело проходящее, - пробормотал маг. Он уже успел немного успокоиться, и понимал, что не стоит бегать среди ночи, выдергивая необходимых ему людей из постелей. Но кое-что необходимо было сделать безотлагательно. Все его существо требовало дополнительного стимула для работы мозга. Малахитовая шкатулка опустилась в его руки буквально без участия магии.
   - Проклятая вещь, - син Нок откинул крышку и посмотрел на кристаллы "Рассветной звезды". Ему очень хотелось закинуть пару горошин в рот. Магистр помотал головой, отгоняя наваждение. - Не какой-то алхимической дряни порабощать сознание новера!
   В голосе магистра кипели эмоции - для них нашелся отличный выход. Под взглядом син Нока крышка захлопнулась, а в следующее мгновение из шкатулки раздался негромкий хлопок. Магистр хмыкнул и отложил малахитовую вещицу в сторону. Соблазн оставался, желание - тоже, а вот средств к удовлетворению - нет.
   - Все... спать.
   Хранитель Знаний щелчком пальцев погасил свет и завалился на кровать.
  

* * *

  
   - Нок! Ты издеваешься? - в кабинете, наполненном солнечным светом спорили два магистра. И если син Нок, сидевший в кресле и наслаждавшийся теплом полуденного солнца и чашкой с горячим настоем, почти ничего не говорил, то его собеседник ходил по комнате, словно его подгоняли хлыстом. Его мантия глубокого синего цвета искрилась в солнечных лучах. - Повторяю тебе в последний раз - не позволю!
   - И, тем не менее, за тобой должок. И я хочу получить его именно этим способом, - невозмутимо ответил син Нок. - Я слишком часто помогал тебе.
   - Я догадывался, что не за просто так... но твоя просьба немыслима!
   В этот момент Хранитель Знаний пожалел, что не может просто зомбировать этого упрямца. Магистр сар Тарпонес был великолепным магом, опытным и хорошо подготовленным. И защита от ментального воздействия у него была на уровне. Но, как и у всякого человека, у него были слабости, а именно - азартные игры. Хранитель Знаний несколько раз стирал память особо настойчивым кредиторам, которые присылали бравых и крепких молодых ребят с заданием: "Вытрясите из этого поганого мага все до последнего медяка и сломайте ему ноги - в назидание!" Молодцов после подобных визитов никто никогда уже не видел, а к кредиторам под покровом ночи являлась парочка оскорбленных в лучших чувствах магах. И вот сейчас син Ноку потребовалась ответная услуга:
   - Прекрати упрямиться и соглашайся, - пригубив настоя посоветовал Повелитель Иллюзий. - Иначе кое-что о твоих делишках случайно услышит госпожа сар Пэланг.
   - Ты тоже замазан! - сар Тарпонес перестал метаться по комнате и гневно уставился на син Нока.
   - Да и что? Меня уже успели выслать на неопределенный срок... я вечером ухожу в столицу. А вот тебе, мой азартный друг, тут еще жить и работать...
   - Это настоящий шантаж!
   - Надо было сразу согласиться, вот и все.
   Сар Тарпонес рухнул в свободное кресло и потер лицо ладонями.
   - Только это и мы квиты?
   - Да, - тонко улыбнулся син Нок и поставил чашку на столик, стоявший между креслами.
   - Хорошо, - Хранитель Знаний встал и обошел сар Тарпонеса. - Это будет не больно и не долго.
   Повелитель Иллюзий коснулся висков Повелителя Воды и аккуратно вошел в память мага. Внезапное требование Совета и срочный отъезд вызвали ряд проблем, самая большая из которых - абсолютная беззащитность Калияны син Рисая перед внешним миром. Она владела минимумом знаний из ветви Воды, а ветвь Иллюзии ей пока что давалась тяжело. Поэтому син Нок решил прибегнуть к неоднозначному по эффективности методу: проникнув в мозг хорошо подготовленного мага Воды и забрав его знания, он собирался поместить их в голову Калияны.
   Память сар Тарпонеса была похожа на огромный, хорошо структурированный склад, в котором было достаточно легко найти необходимое. Но объемы этого "необходимого" неприятно удивили син Нока: подопытный действительно был Мастером в искусстве управления родственной Стихией. Хранитель Знаний даже не стал пытаться забрать все целиком. Он знал, какой набор будет минимально необходимым для неопытной ученицы. Немного тактики, ряд атакующих заклинаний, бесхитростных, как камень и надежных, как восход солнца. Сар Тарпонес любил сложные и многоуровневые комбинации заклинаний, в которых каждое новое энергетическое плетение могло кардинально изменить рисунок всей системы. Син Нок поджал губы, но начал быстро перенимать эту технику. Он сомневался, что ученица сможет воспринять подобное, для этого нужно было иметь определенные навыки, как, например, навыки игрока в карты, хорошую память. А вот самому Повелителю Иллюзий такое умение пригодилось бы.
   Когда син Нок закончил, солнце успело скрыться за одним из пиков, а травяной настой совсем остыл. Магистр отошел от сар Тарпонеса, который расслаблено сидел в кресле и пребывал в глубоком обмороке. Покачав болящей головой, Хранитель Знаний вышел, оставив Повелителя Воды в комнате.
   В коридоре было полно учеников, направлявшихся по своим делам. Юноши и девушки старательно огибали син Нока, стараясь не привлекать его внимания, так как вся Академия уже знала о неудачном покушении на преподавателя, и, учитывая его тяжелый характер, никто не хотел нарваться на какую-нибудь особо заковыристую иллюзию.
   - Магистр, подождите!
   - Фрейга? - магистр обернулся и с удивлением посмотрел на подбежавшую ученицу. - Я же сказал тебе собираться.
   - Я уже собралась, - смущенно ответила девушка. - И проследила, чтобы все, кого вы внесли в список, были готовы.
   - Умница, - кивнул син Нок. - Это все?
   - Нет... - она приблизилась к магу и прошептала, - учитель, возьмите меня с собой в герцогство.
   Син Нок улыбнулся, взял Фрейгу под локоток и двинулся по коридору.
   "Зачем?"
   Девушка вздрогнула от внезапно зазвучавшего в голове голоса.
   "Я не доверяю этой син Рисая и считаю, что вам понадобится поддержка людей, на которых вы можете положиться".
   "Это все еще ревность, дитя?"
   "Нет! Я - подготовленный адепт! Почти мастер! Я владею боевыми техниками на необходимом уровне!"
   "Но никогда не применяла их в реальной боевой обстановке", - осадил ученицу магистр. - "Это критично в данных условиях. Мне придется защищать двух неопытных магесс. И, рассматривая самый плохой вариант, я предпочел бы потерять ее, а не тебя. А для этого ты отправишься с учениками в Змеиные горы и будешь присматривать за этой компанией".
   Девушка зарделась от неожиданного признания син Нока. Хранитель Знаний видел, что удар пришелся точно в цель. Сознание Фрейги было податливым, как глина в руках умелого гончара. Магистр, в который раз отметил, как она подвержена его влиянию.
   "Повинуюсь вашей воле, учитель".
   Син Нок внутренне скривился от такого обращения. Она не могла быть его ученицей. Ее место -- это постель, возможный агент влияния и расходный материал.
   "Молодец, ученица. А теперь иди, пора собирать наш маленький балаган и отправляться".
   Девушка кивнула и смешалась с толпой учащихся Академии.
   "Син Рисая!"
   "Да, учитель?" - Калияна отозвалась почти мгновенно, телепатическое общение давалось ей проще, чем, скажем, той же Фрейге.
   "Ты сообщила своим родственникам, что сегодня пребываешь в столицу Сарийской монархии?"
   "Да, учитель. Северная портальная группа, после заката солнца".
   "Отлично. Немедленно бери необходимый минимум вещей и жди меня перед входом в архив Академии!"
   "Но..."
   "Просто молча мне подчинись! Потом все объясню!" - раздраженно телепатировал син Нок и разорвал связь. Приходилось импровизировать на ходу, придумывая и рискуя. Магистр справедливо опасался пользоваться портальной группой, через которую проходили грузопассажирские перевозки Академии. Он чувствовал что-то. Син Нок не мог объяснить, что конкретно тяготило его, но предчувствие чего-то опасного не оставляло мага.
   Магистр цыкнул и, быстро шагая по коридору, направился к выходу. Стражники у дверей подтянулись, но син Нок не обратил на них внимания.
   - Господин магистр, вас искал магистр син Касио.
   - Спасибо, - удивленно отозвался Хранитель Знаний.
   Син Ноку было все равно, с какой целью его искал Повелитель Огня. Маг приподнялся над землей и, набирая скорость, устремился к Обители Знаний. Земля проносилась под ним так быстро, что проходившие под ним ученики и преподаватели могли принять его за стрелу, пущенную из лука. Он опустился на крыше Обители Знаний и окинул окружающий пейзаж долгим вдумчивым взглядом. Вероятно, возвращаться не придется.
   Коридоры и переходы, по которым он шел к своим комнатам, словно вымерли. Где-то слышалось эхо разговоров и шагов, но магистру по пути не встретилось ни одной живой души.
   - Что происходит? - спросил он вслух. В тот же момент в него попытались воткнуть пол-локтя зачарованной стали.
   То, что сталь зачарованная было ясно по легкости, с которой она пробила магический щит магистра. Но син Нок ждал чего-то подобного, поэтому с утра надел под мантию доспех имперского дознавателя: кираса, наплечники, наручи и поножи. Для их изготовления использовалась кость оборотня, так как она лучше всего подходила для зачаровывания.
   - Сюрприз, - хмыкнул магистр, когда клинок завяз в кирасе, и нанес сокрушительный удар по легкому колебанию воздуха, державшему кинжал.
   Ударом латной перчатки, усиленной магией, можно было расколоть гранитную плиту или пробить любой магический щит. Не стал исключением и этот случай: марево хлопнуло, и к дальнему концу коридора отлетело изломанное тело. Магистр бросился следом, но напавший внезапно начал подниматься с пола. У син Нока от удивления расширился здоровый глаз. Не всякий голем оставался целым после "нежного касания" подобным боевым артефактом. Поэтому маг резко остановился, пристально наблюдая за вставшим противником.
   - Тьма... - выдохнул неприятно пораженный магистр. С пола поднялась его несостоявшаяся ночная убийца. Женщина не произнесла ни слова, но она и не смогла бы этого сделать: оторванная нижняя челюсть не располагала к беседам.
   Син Нок дернул уголками губ и повернулся боком к убийце, выставляя перед собой каскад щитов, в который тут же вошло несколько клинков. Магистр ухмыльнулся, рассматривая висящее в воздухе оружие. А женщина не прекращала метать клинки, приближаясь к магу.
   - Проклятое зомби, - с отвращением произнес син Нок. - Откуда ты взялось?
   Порождение некромантии приближалось медленно, но неумолимо. У нее закончились клинки, и теперь, видимо, она собиралась убить цель голыми руками. Магистр сосредоточился, и по зомби заколотили телекинетические удары, которые, словно молоты, били по мертвой плоти, ломая кости и вырывая куски мяса. В коридоре разворачивалась настоящая битва, но никто даже не попытался поинтересоваться, что происходит. Магическая тварь попыталась рывком добраться до син Нока, но новый удар вбил ее в стену. Хранитель Знаний несколько раз взмахнул руками, и магические лезвия расчленили оживший труп. Наконец, энергия, поддерживающая тело закончилась. Маг выдохнул.
   - Надеюсь, ты сдохла, - син Нок не удержался, сплюнул на отрубленную, обезображенную голову, а затем укрылся иллюзией и двинулся в архив.
   "Если мне сейчас еще и ученица подкинет проблему, я начну убивать!"

Глава Шестая, наверное, о самом путешествии. О его начале, скорее.

  
   Калияна стояла у двери, за которой начинался спуск в архив Академии. Она устроилась в удобной нише, спрятавшись за крупной вазой, и постаралась максимально скрыть свое присутствие. Уроки, преподанные личным, персональным м...учителем, не прошли даром. Син Нок был настоящим садистом, ему явно нравилось унижать людей и причинять им боль. Что не отменяло его мастерства. И он действительно любил свое дело. Иногда девушка думала, что все в поведении наставника, каждый выверт его безумной фантазии, были вызваны не его злобностью, а ее тупостью. Общаясь с магистром, она поняла, что больше всего на свете ценил син Нок: знания. Владение Знанием.
   "Ученица, немедленно в архив! Бегом!"
   Калияна зажмурилась от неожиданного и весьма болезненного вторжения магистра в ее сознание. Он ее никогда не просил, он ставил задачу, выдавал указание, и этим сильно напоминал дедушку. Воспоминание о почившем родственнике отозвалось уколом где-то в груди. Син Рисая все еще не могла поверить, что ее властный, могущественный и такой добрый дедушка умер. Для девушки гранд магистр Рисая был монолитом, над которым не властны ветра, дожди и зной. Даже время, казалось, обходило стороной мага.
   "Учитель предположил, что это убийство... но зачем?"
   Калияна была весьма образованной особой, но в курс, преподанный ей домашними учителями, не входило сыскное дело, политика или сложные логические построения. Барон видел в дочери прелестный цветок, который когда-нибудь украсит чужое родовое гнездо, но никак не наследницу земель.
   "Брат бы, наверняка, уже сделал какие-то выводы".
   Она выглянула из ниши и, убедившись, что рядом никого нет, прошмыгнула в коридор, что вел к архиву. Медленно спускаясь по лестнице, ученица продолжала размышлять обо всем, что с ней приключилось за последнее время. Был ли это дар Двуединого, или просто Тьма решила поиграться с новой жертвой? Син Нок определенно был похож на вестника темных сил. Особенно его еретические высказывания, будто бы Двуединого придумали.
   - Шевели ногами, - прошипела пустота слева от Калияны.
   - Боги! - девушка вздрогнула, и резко повернулась на голос.
   В полумраке коридора блеснули две аметистовые искры.
   - Быстрее! Шевелись! - на запястье син Рисая сомкнулась стальная хватка син Нока. - Ты слишком много думаешь.
   Магистр тянул девушку по коридору вниз. Дверь в конце коридора пришла в движение, открываясь, когда между ней и Калияной было еще больше десяти шагов. И как только девушка, увлекаемая магистром, миновала дверной проем, массивная металлическая плита упала на место, вспыхнув яркими огнями защитных рун.
   - Учитель, что происходит? - спросила ученица.
   - Позже! - в воздухе очертилась массивная фигура син Нока, он на ходу совершал непонятные пассы свободной рукой.
   Они вихрем пронеслись через лекционный зал, выскочив в основное хранилище. Зал был практически пуст: только двое адептов возились с небольшим каменным ларцом. Син Рисая хотела повторить вопрос, но Хранитель Знаний закончил заклинание, махнув рукой в сторону работающих адептов. Молодой человек и девушка упали, как подкошенные. Син Нок снова растаял в воздухе.
   - Учитель, я не успеваю за вами! - Калияне начинало не хватать дыхания. В тот же миг она почувствовала, как ее ноги отрываются от земли, а бившая по спине небольшая походная сумка теряет вес.
   Фигура магистра снова обозначилась перед девушкой, на этот раз более явно.
   - Невидимость!
   От злости, заключенной в этом слове, можно было бы разжечь камин. По коже девушки пробежали мурашки, но она сосредоточилась, накрыв маскировкой себя и магистра.
   - Концентрируйся! Максимально скрой нас, осталось немного!
   Хрип магистра звучал страшно. Син Рисая сжалась, удерживаемая в воздухе силой воли син Нока. Циклопические колонны проносились мимо нее размытыми тенями. Время тянулось для девушки, как патока, а ее силы таяли, как грязный снег под палящим солнцем.
   - Тренировки! Постоянные! - прорычал син Нок, останавливаясь у обелиска. Его маскировка облезала клочьями. Аметистовые искры в глазах были тусклыми, лицо осунулось. Маг казался Калияне истощенным.
   Девушка никогда прежде не видела, что магистр может так выложиться за короткий промежуток времени. Силовые линии заклинания, удерживавшего Калияну в воздухе, рассеивались, как дым.
   "Это же не дым, это туман!" - внезапно поняла девушка, наблюдая, как одно заклинание отдает свою энергию другому.
   - Не стой, - чуть слышно сказал син Нок, направляясь к трещине в обелиске.
   Девушка поправила свой мешок и последовала за учителем. Она ничего не понимала, но была уверена, что магистр не будет ей что-либо объяснять. По крайней мере, сейчас. Син Нок привел ее в маленькую комнату с тремя постаментами, на которых лежали книги.
   - Немези!
   Над книгами вспыхнули темно-красные искры.
   - Встань в центре комнаты! - магистр подтолкнул девушку в указанном направлении, а сам подошел к левому постаменту. Книга раскрылась и зашелестела страницами. Девушке этот шелест напомнил шипение змеи.
   - Не смей мне перечить! - внезапно рявкнул син Нок, его руку окутало яркое аметистовое пламя, и он с силой опустил кулак на книгу, сминая страницы.
   Калияна была готова поклясться, что слышала стон боли.
   - Я, Зарс Сульфирур син Нок, и не тебе, жалкий артефакт, противиться моей воле! - магический огонь медленно перебирался на страницы книги, которые тут же начали тлеть. Запахло паленой плотью.
   "Милость Двуединого, что же это за книги такие?!" - с ужасом подумала Калияна.
   Магистр нанес еще один удар:
   - Подчинись!
   Книга застонала, а под ногами син Рисая вспыхнули силовые линии какого-то заклинания. Девушка удивленно разглядывала, как линии наполняются энергией и становятся материальными.
   - Как прыгнешь, сразу в сторону откатись! - крикнул син Нок.
   - Что?!
   Девушка не понимала, о чем говорит ее наставник. Над ее головой что-то блеснуло. Она посмотрела вверх: яркая точка чистого, белого света пульсировала на потолке. Пульсация завораживала. Калияна почувствовала, как ее волосы поднимаются в воздух.
   - Что это?!
   - Я надеюсь, ты не завтракала сегодня, - ехидно ухмыльнулся Хранитель Знаний.
   В следующий момент девушку резко дернуло вверх, потолок скакнул к ней, и наступила тьма.
  

* * *

  
   - Во имя Госпожи и Пантеона... как здесь воняет.
   Син Нок с отвращением пытался очистить свою мантию от налипшего к ней... магистр и не знал, как это назвать. Что могло налипнуть на одежду в отстойнике на скотобойне? Какие-то подгнившие ошметки, перемешанная с кровью грязь, и запах, которого было бы достаточно, чтобы заставить корчиться в спазмах пехотный полк.
   Син Ноку было очень плохо после телепортации, да еще и в такое место, но он благоразумно ничего не ел с самого утра. Магистр поводил головой и, пошатываясь, подошел к ученице.
   - Идти можешь?
   Та лишь едва заметно кивнула в ответ.
   - Тогда вставай! - Хранитель Знаний помог девушке подняться.
   Темная комната, заваленная отходами. Син Нок предполагал, что приемный портал заброшен или еще что-то, но вот так... Книга не обманула: телепортация с помощью ритуалов возможна для любого мага.
   Проскальзывая на ошметках внутренностей, учитель и ученица двинулись к едва заметной широкой двери. Рассохшееся дерево пропускало лучики света и звуки интенсивной работы. Син Нок приник к преграде и прислушался к голосам.
   - Там три человека. Прикройся иллюзией.
   - Я не могу учитель... - донеслось из-за спины магистра.
   - Почему?..
   Хранитель Знаний обернулся: ученица была заляпана кровью и грязью с ног до головы, едва различимое в неверном свете лицо казалось землистым. Он внезапно осознал, что девушка, будучи аристократкой, несколько непривычна к подобным ситуациям и происшествиям. Маг коснулся сознания Калияны, выкорчевывая ростки истерики и успокаивая девушку.
   - Ты все сможешь, сосредоточься, - тихий голос син Нока вкупе с ментальным воздействием возымел нужный эффект.
   - Я смогу, - кивнула девушка и растворилась в воздухе.
   "Молодец, девчонка", - магистр легонько толкнул дверь и выглянул наружу. Соседнее помещение было хорошо освещенным рабочим цехом, по которому тянулась изогнутая линия подвешенных за задние ноги свиных туш. И как раз в этот момент один из мясников отвернулся от мертвой свиньи и столкнулся взглядом с син Ноком. Тот, не давая мужчине произнести и звука, обрушил на его сознание кувалду своей воли, подчиняя простенький мозг рабочего. Мясник не имел даже шанса в противостоянии с магистром.
   - Эй, Салан, ты не помнишь, графиня заказала мясо на сегодняшний вечер или на завтрашний? - крикнула марионетка син Нока.
   - На завтра, - донесся глухой ответ. Из-за потока туш показался еще работник бойни. - А что?
   - Да по-моему письмо передавали, мол сегодня тоже надо. Верт, ты не помнишь?
   - Не-а, - пожал плечами третий мужчина, сидевший за грубо сколоченным столом.
   - Давайте-ка сходим и узнаем.
   - Втроем? - удивился Салан. - У нас дневная норма почти набрана, еще пара туш и все - домой.
   - А завтра нас кнутами попользуют за то, что мы про аристократку забыли.
   - Твоя правда. Верт, пойдем, составишь нам компанию, а то знаю я тебя: еще уведешь свинку, скажешь: "Так и было".
   Мясники, обмениваясь шуточками, направились к выходу. Син Ноку не было нужды подчинять себе работника, но паранойя поднимала голову все выше и начинала гордо смотреть на весь окружающий мир, ожидая подвоха. Магистр прикрылся иллюзией, приняв облик своей марионетки, и тихо сказал:
   - Ученица, за мной.
   - Да, учитель, - так же тихо ответила девушка.
   Они шли по бойне, которая оказалась значительно больше, чем мог подумать маг. Людей становилось все больше и больше, поэтому син Ноку пришлось отбросить личину и стать невидимым, что доставляло определенные неудобства: каждый стремился пройти сквозь него.
   Наконец, после недолгих блужданий учитель и ученица смогли выйти наружу. Хранитель Знаний покрутил головой, пытаясь сориентироваться.
   - Книга почти доставила нас по адресу. Мы на северо-западе города, где-то за городской стеной, до заката еще есть время. Идем, нам нужно успеть занять позицию для наблюдения... только сначала почистимся.
   Магистр тянул за собой Калияну, бегая взглядом по вывескам, прибитым тут и там. Это была старая часть Рабана, которую городской совет никак не мог обнести крепостной стеной. Мясницкий квартал и окружающие его улочки были настоящим лабиринтом, в котором органично перемешались бордели и мелкие лавочки, ресторанчики различного пошиба и кожевнические мастерские. Поэтому син Нок был уверен, что найти мага-бытовика не будет большой проблемой. И действительно: необходимая вывеска, заляпанная грязью и выцветшая от времени, встретилась магистру достаточно скоро.
   - Хозяева? - позвал он, входя в просторную залу с небольшой конторкой.
   - Да-да-да, - затараторил женским голос ворох розовых платьев, вылетевший из распахнувшейся двери. - Двуединый, помилуй, как тут воняет, я же сегодня все чистила!
   Платья повисли в воздухе, а из-за них вышла невысокая, чуть пухлая женщина в белоснежном переднике. Когда она увидела, в каком виде к ней вошли посетители, ее миндалевидные карие глаза стали почти круглыми.
   - Доброго вам дня, уважаемая. Нам бы почиститься, срочно, - постарался приветливо улыбнуться магистр.
   - Да я и вижу... почиститься... пять серебряных за чистку одежду, умыться-помыться еще по монетке с каждого, - с некоторым сомнением в голосе произнесла хозяйка лавочки.
   - Отлично.
   Магистр выложил на конторку требуемую сумму и начал раздеваться. Калияна покраснела, ожидая от непосредственного син Нока полного обнажения, но тот ограничился лишь загаженной мантией.
   - Спинку потру бесплатно, - улыбнувшись, произнесла хозяйка.
   - Возможно, я зайду к вам вечером.
   Женщина кокетливо подмигнула ему и указала на дверь, за которой была оборудована купальня.
   - Можете идти вдвоем, там несколько помещений. Нельзя же мужчин и женщин одновременно да вместе, непотребство это.
   - Девочка моя, живо в купальню, - сказал син Нок Калияне. - Времени у тебя в обрез, поэтому никаких заплывов! Грязь смыть и все. Поняла?
   - Да.
   Девушка скрылась за дверью, а маг повернулся к магессе. Иллюзия, которую он заблаговременно наложил на искусственный глаз, спала, и Хранитель Знаний улыбнулся уже не так приветливо.
   - И у меня к вам еще одно дело...
  

* * *

  
   Северная портальная группа Рабана. Просторная прямоугольная площадь, мощенная гранитными плитами. На углах возвышались тонкие башенки, на которых были установлены друзы магических кристаллов - именно они позволяли одновременно открывать порталы из разных мест. Между башенками были протянуты невысокие, но крепкие стены, где постоянно несли службу несколько десятков солдат и магов.
   "Учитель, вы будете промывать мозги каждому, с кем нам придется общаться? Чем была опасна простая бытовичка?"
   "При необходимости, ученица. При необходимости. А опасна была своей болтливостью и любовью к многочисленным вопросам. Понимаешь?"
   Мысленный голос син Нока был задумчив и отстранен. Магистр рассматривал широкую дорогу, что вела от портальной группы в город.
   - Уважаемый желает чего-либо еще? - рядом с магистром незаметно появился слуга.
   - Мяса мне, а дочери принеси десерт, - пренебрежительно и высокомерно ответил маг.
   - Да, господин.
   Магистр цыкнул и снова посмотрел на дорогу. С террасы ресторации, возведенной совсем рядом с портальной группой, открывался чудесный вид на всех прибывающих и отбывающих. Они сидели здесь недолго, солнце почти опустилось за горизонт, и скоро должны были начаться проблемы, от которых так поспешно сбежал син Нок.
   Для визита в ресторацию магистр создал себе и ученице новые личины. Теперь они были высокими, худыми, с вытянутыми, лошадиными лицами и глубоко посаженными глазами. Калияне магистр запретил открывать рот, поэтому все это время они общались мысленно. Сам он тоже старался помалкивать, но когда возникала необходимость с кем-либо поговорить, син Нок вел себя как аристократ в десятом колене: вызывающе, нагло, словно хозяин жизни, которому все должны прислуживать.
   Последний луч света истаял, и над портальной группой вспыхнули яркие радужные краски. Шпили башен заискрились молниями, бившими с небес, в воздухе поплыл легкий запах ванили и корицы, а с самой площади зазвучал колокольный звон. Чудесное зрелище закончилось так же неожиданно, как и началось. Последняя молния сорвалась с башни в небо, затихли колокола...
   - Специально прихожу посмотреть на это, - доверительно сообщил син Ноку проходящий мимо мужчина, когда заметил, с каким интересом тот рассматривал активацию порталов. - Они меняются со временем. Я помню...
   Что помнил разговорчивый посетитель ресторации, магистр не услышал: его сознание было далеко. Он сосредоточился на управлении двумя иллюзиями-приманками. Комбинация, задуманная магом, была далека от идеала, но такая наглая импровизация должна была сработать. Досмотра на порталах, которые открывались из Академии, отродясь не было, поэтому различные "опасные" встречающие находились где-то среди людей на дороге.
   Ворота изящного барбакана распахнулись, выпуская с портальной площади караван грузовых телег и разномастных карет. За ними шли простые пешие путешественники, среди которых шли и приманки син Нока: мужчина и женщина, случайно выбранные люди. Хранителю Знаний приходилось напрягаться, контролируя хитроумную иллюзию. Заклинание нельзя было сделать автономным, как и нельзя было подпитывать от "приманок".
   "Если они сейчас не проявят себя, то надо будет уходить", - мелькнула в голове син Нока мысль, на мгновенье опередившая яркий, красно-оранжевый султан огня, поглотивший "Зарса Сульфирура син Нока" и "Калияну син Рисая". Удар был хирургически точен: вот стояли два человека, а вот уже лежат два обугленных трупа. Окружающие даже не сразу поняли, что произошло. Но вот раздались крики, вопли, со стен донеслись переливы свистков, игравших тревогу.
   - Идем, - магистр поднялся. Он успел рассмотреть в толпе нескольких человек, чьи эмоции отразили полное удовлетворение произошедшим. Но следить за ними он не стал: даже если преследователи поймут, что погибшие были случайными людьми, син Нок успеет набрать фору и подготовить адекватный угрозе ответ.
   - Учитель... - тихо произнесла Калияна, не отрывая взгляда от переполоха на дороге. - Вы подставили под удар... людей?
   "Замолчи!"
   - Они даже не поняли... их убили...
   Хранителю Знаний изменило терпение. Последние сутки где-то в глубине его души копилось напряжение и гнев, изредка вырывавшиеся на волю. Но сейчас, когда в непутевой ученице син Нока проснулось ненужное человеколюбие, маг не выдержал. Его слишком часто пытались убить в последнее время.
   "Заткнись, избалованная, малолетняя дрянь!" - гнев магистра забурлил в мозгах Калияны. "Твоя аристократическая, богобоязненная душа требует любви к ближнему?! Твой бесполезный Двуединый даже не шевельнется в своих Чертогах, когда я вырву твое сердце и сожру на твоих глазах! Меня уже трижды пытались убить, и я склонен считать, что все это - из-за тебя! За нами охотятся! Вбей это в свою юную, пригодную лишь для еды и плотских удовольствий голову! Окружающий мир - жесток! Я - жесток! И пока что весь твой окружающий мир - это я!"
   Мгновенье ярости и злобы. Син Нок безжалостно вбил эту тираду в голову ученицы, словно штормовая волна, проносясь сквозь ее мечты и чаяния, лишая воли. Да, такие действия были напрямую запрещены. Да, он не должен был воздействовать на мозг будущего Аватара... так. Но магистр давно выкинул из своей души большую часть сострадания и человеколюбия: за свою жизнь он убедился, что люди не заслуживают какой-то обязательной, неоспоримой любви. В отличие от тех же зверолюдов, которые, хоть и считались многими религиями темными тварями, были честными, держащими слово разумными.
   Син Нок подал Калияне руку, и та медленно поднялась из-за стола. Движения девушки были неуверенными и заторможенными, поэтому магистр взял ее за локоток и повел к выходу. Близкий физический контакт облегчал контроль над телом. Со стороны казалось, что заботливый отец помогает дочери, шокированной произошедшим. Хранитель Знаний, сопровождаемый безвольной ученицей, спустился с террасы и бросил взгляд на город. За домиками и домишками Внешнего города виднелись крепостные стены столицы.
   Магистр думал: ему было необходимо безопасное место для ночлега, а в перспективе - для пребывания в городе еще пару недель. Безусловно, он знал адреса, где мог найти укрытие любой, принадлежащий Братству Многоликой Госпожи. Но эти убежища были последней надеждой многочисленных имперских шпионов, и неизвестно, какие уже были рассекречены. А внимание офицеров Сордана, тайной стражи Сарийской монархии, было последним, чего бы хотел син Нок.
   - Мама, мама! Там разозленный Старший! Мама! - детский голосок, прозвучавший от небольшой лачуги, мимо которой прошел магистр, был настолько неожидан, что у син Нока сработали рефлексы. "Старший" - это уважительное обращение к зверолюду, прожившему больше ста лет и овладевшему магией на достаточно высоком уровне. Подавляющее количество таких зверолюдов в гневе были весьма агрессивны и несдержанны, поэтому в виирагских городах их всегда сопровождали новеры для предотвращения различных неприятностей. Син Нок дернул Калияну за локоть, закрывая ее своим телом, а сам начал внимательно озираться. Аура любого Старшего имела особые отличительные признаки, магистру оставалось только их найти.
   - Дочь, ну что ты говоришь, какой Старший? Что он здесь забыл?
   - Ну, вот же он, мама!
   Магистр обернулся на голос. На крыльце несколько покосившегося от времени деревянного дома стояла маленькая девчушка в темно зеленом платье и указывала своей маленькой ручонкой в лицо син Нока.
   - Выдумщица, - ласково произнесла высокая, статная женщина, вышедшая на крыльцо. Она потрепала русую макушку дочери, но, посмотрев в указанном направлении, застыла, как изваяние. Магистр встретился с ней взглядом и понял, про кого говорила девочка. Радужка женщины тускло светилась фиолетовым. А разозленным Старшим был он сам.
   - Прошу простить мою дочь... - неуверенно произнесла женщина.
   Син Нок понимал ее замешательство. После того отрывка, который он показал Наксиуму в библиотеке, история приняла еще более печальный оборот. Группу захвата тогда уничтожили полностью. Выжившие навсегда остались инвалидами. Новертан Миранв погиб, а вот новер Нок имел шансы выжить. Магистру было неприятно вспоминать, как лекари проводили восстановление его лица, как заменяли вытекший глаз. И когда тело начало отторгать вмешательства лекарей и целителей, к нему пришли зверолюды. Син Нок всегда имел на удивление хорошие связи со многими кланами. Поэтому предложение старейшины одного из кланов было совсем не неожиданным. Магистру предложили братство на крови с одним из воинов клана. Тогда он получал на время сильнейшие способности к адаптации и шанс на полноценное выздоровление.
   Хранитель Знаний моргнул, отгоняя воспоминания, и улыбнулся.
   - Все хорошо. Впервые меня принимают за Старшего.
   - Да, она еще юна и не умеет разбираться в тонкостях аур. Вы брат по крови одного из кланов?
   - Да, - кивнул магистр, подходя к крыльцу. - Идущие к свету приняли меня.
   - Не слышала о них...
   - А вы давно живете здесь? Что привело зверолюда в Монархию?
   - Вы весьма любознательны для незнакомца, - тонко улыбнулась женщина.
   - Мама, он опять сердится, - раздался едва слышный голосок ребенка.
   - Я вижу.
   - Мастер изящных искусств с дочерью, - склонил голову син Нок и мысленно добавил. - "Впусти нас, женщина, и я представлюсь подобающе".
   - Ох... - поморщилась та. - Зайдете ли вы ко мне в гости? Я гляжу, ваша дочь чем-то сильно напугана, а у меня есть прекрасные успокоительные чаи. Вы стали свидетелями того ужасного взрыва у портальной группы?
   - Да, - кивнул магистр. - И я благодарен вам за приглашение.
   Женщина посторонилась, пропуская их в дом. Обстановка внутри разительно отличалась от неказистой внешности дома: стены были обиты тканью, даже на первый взгляд казавшейся весьма дорогой, все светильники мерцали дымкой магической ауры, а мебель явно стоила небольшое состояние. Это была не лачуга, а городская квартира аристократа.
   - Это мама все сделала! - похвасталась девочка.
   - Она сильно преувеличивает... - женщина остановилась у арки, которая вела из прихожей в оставшуюся часть дома, и выжидательно посмотрела на магистра.
   Тот понимал, чего ждет хозяйка дома. Она пригласила син Нока, не узнав его имени, что обычаями зверолюдов считалось недопустимым. Но магистр еще составлял мнение о приютившей его женщине. На чем она могла так разбогатеть, если в Сарийской монархии зверолюды считались существами второго сорта?
   - Дочь, иди, поиграй у себя, пока я поговорю с гостями.
   Ребенок обеспокоенно посмотрел на мать, но та повернула дочь к себе спиной и подтолкнула внутрь дома. Девочка послушно вышла из прихожей.
   - Итак?
   - К тебе приду ночной тропой... - внезапно тихо сказал Хранитель Знаний.
   - ...Свет веры принесу с собой. Ой! - рефлекторно ответила женщина, а затем сконфуженно замолчала.
   - Последовательница Многоликой Госпожи.
   - Даже если и так? - зверолюдка вскинула бровь, а син Нок отметил про себя, что руки женщины за спиной. Или уже возможно не руки, но лапы ее второго обличья?
   - Тогда я рад приветствовать сестру по вере в этой темной стране, - коротко кивнул маг и лаконично представился. - Новер Нок.
   - Эста, дочь Кристальной купели, - представилась в ответ удивленная зверолюдка.
   - Угостите меня чем-нибудь горячим? Я хотел бы узнать вас получше.
   Син Нок довольно улыбнулся: если удастся договориться с этой женщиной, то убежище на пару недель он нашел.

Глава седьмая... история зверолюдки, учитель и ученица.

  
   История Эсты была весьма простой. Клан хозяйки перебрался из имперского протектората в восточном Миаме задолго до ее рождения. А когда рядом с их новым домом поселились люди, совет клана решил, что с ними можно сосуществовать. Хранитель Знаний понимающе кивнул. Маг уже успел сделать определенные выводы о той, с кем свела его судьба. Дети Кристальной купели явно были подземными жителями: под домом обнаружилось еще два подземных этажа.
   - Уважаемый новер, что за девушка с вами?
   - Это моя ученица, сопровождаю ее к родственникам. К сожалению, нам необходимо уединение, которого не может дать гостиница.
   - Понимаю, - женщина поставила чашку хараганского фарфора на небольшой резной столик и внимательно посмотрела на син Нока. - Но причем здесь я?
   "Вы могли бы мне помочь".
   Эста поморщилась.
   - Ваша ментальная... мощь... не впечатляет, - женщина покачала головой. - Вы тренированы много лучше любого мага, встреченного мною раньше, но недостаточно хороши...
   - Сейчас должно прозвучать или "чтобы", или "но"? - магистр смочил губы отваром и отставил чашку.
   - Нет, вы просто недостаточно хороши, новер Нок. Вы неразвиты.
   С подобным отношением в монархии син Нок столкнулся впервые. Насколько эта зверолюдка могла превосходить магистра магии?
   - Я превосхожу вас достаточно, чтобы чувствовать мысли сквозь ваши веерные барьеры. Вы несете в своих венах кровь одного из моих родственников... если этих зверей возможно так назвать. Давайте заглянем в вашу память?
   Магистр вскинулся, выстраивая вокруг своего сознания все доступные ему щиты и барьеры. Но щиты треснули под напором чужой воли, а телекинетический удар зверолюдка не заметила. Мир перед син Ноком начал меркнуть.
   - Вы упорны. Хоть и необучены...
  
   ...Мир состоял из боли. Правый глаз син Нока был охвачен пламенем. И не фигуральным.
   - Он выдержит?
   - Это мальчик Кабинета. Они и не такое выдерживают. Подайте мне иглу номер четыре.
   - Но его организм уже начал отторгать мои смеси. По-моему, они только сильнее его мучают.
   - Да, допускаю. Иглу номер пять.
   Новая вспышка боли едва не отправила мага в спасительное беспамятство, но целители были настороже.
   - О, нет, голубчик. Никаких обмороков, а то потом можете и не проснуться.
   Перед глазами син Нока плавали пятна, до него доносились какие-то звуки, но он не мог осознать происходящего. Лицо снова опалило пламенем. Он попытался что-нибудь сказать, но мышцы его не слушались.
   - Господин, я больше не могу накачивать его обезболивающими. В любом случае, они не действуют.
   - А магия?
   - Нет, после этих сектантов... магией сможем лечить не раньше, чем через год, - к двум первым голосам добавился третий.
   - Тогда что? Отправить его в жреческий чертог?
   - Подождите.
   Этот голос показался син Ноку знакомым. Он обволакивал, как тончайший шелк, успокаивал, отгораживал боль.
   - От лица клана Идущих к свету я предлагаю этому человеку кровное братство.
   Сознание мага несколько прояснилось, и он почувствовал легкое телепатическое касание.
   "Ты слышишь меня? Ты согласен?"
   Кивок отобрал последние силы син Нока...
  
   - ...Новер Нок. Вас восстановили в должности, и Кабинет ожидает продуктивной работы. Но за последние три месяца все, попавшие в вашу допросную, непригодны для участия в судебном процессе.
   - Они преступники.
   - Но многие из них всего лишь подозреваемые! А вы обходитесь со всеми одинаково, будто мы вам одних рецидивистов направляем.
   - Они могут быть невиновны в том преступлении, в котором их обвиняют, но их души полны греха.
   - На следующем заседании Кабинета я подниму вопрос об отстранении вас от активных расследований.
   - На все воля Многоликой Госпожи...
  
   ...Кристаллики стимулятора лежали на ладони син Нока. "Утренняя роса" была легким болеутоляющим. Оно уже не справлялось: маг мучился от боли постоянно. Однажды он попытался отключить нервные окончания, но опыт вышел неудачным. Как сказал зверолюд алхимик из Идущих к свету, помочь ему сможет лишь "Рассветная звезда". Новер закинул "росинки" в рот и скривился. "Никакой "Звезды"!"...
  
   - Новер Нок признан виновным в гибели пяти подданных Империи и Именем Его Императорского Величества приговаривается к смертной казни...
  
   ...В камеру к Зарсу медленно вошел согбенный временем старик в просторной черной мантии. Но даже лишенный всех званий и почестей, Нок встал и поклонился посетителю.
   - Зарс, Зарс... ты меня расстроил, сынок.
   - Простите, господин Сол. Я не смог усмирить зверя, которого мне подсадили. Я слаб и не достоин...
   - Замолчи. Ты прожил тридцать лет, из которых прослужил семь, а тебя сломала кровь зверолюда-телепата и стимуляторы. В тебе был потенциал, сынок, - старик грустно вздохнул. - Жрецы попросили императора о снисхождении. Завтра тебя переведут в храмовую тюрьму. Тебя ждет Вечный Поиск...
   Вечный Поиск. Заключенный не заметил, как ушел господин Сол. Нок прижался спиной к стене и невидяще смотрел вперед. Неизвестно, что страшнее: смерть или... это. Приговоренный к подобному был обязан всю оставшуюся жизнь бродить по свету и искать особенных людей. Эти люди, рожденные в определенный час под определенной звездой, могли стать земными вместилищами для пантеона Многоликой Госпожи.
   Веко здорового глаза задергалось, а в уголке выступила влага. И не было свидетеля, который смог бы определить от чего одинокая слеза скатилась по небритой щеке: от горя или от облегчения...
  
   - Что же... - тихо произнесла Эста, разглядывая валяющего у нее в ногах син Нока. - Я понимаю. Но зачем?
   - Что "зачем"? - прохрипел магистр, поднимая голову. Из уголков глаза текли кровавые ручейки, а аметист в пустой глазнице пульсировал судорожным светом.
   - Зачем зверя "Звездой" усмирять решил? Неужели не понимал, что плохо будет?
   Син Нок медленно поднялся и почти рухнул в кресло. Пробормотал скороговоркой несколько формул, и кровь впиталась в кожу.
   - Понимал. Я мастер. Вместе со зверем я часть души и сознания усмирил, - маг потянул шею, пока не услышал характерный хруст.
   - И человеком быть перестал, - голос женщины был все так же тих, а в глазах, казалось, мелькало сострадание.
   - Не путай, женщина. Я - палач-дознаватель Имперского Кабинета, человеком я перестал быть давно. Сложно сохранить человечность, когда порой выходишь из камеры с ног до головы залитый чужой кровью.
   - Ты лукавишь, син Нок. Даже сейчас, когда я прошлась по твоему мозгу, окунулась в твою жизнь, ты пытаешься лукавить. Иллюзионист по крови, да? Ты всегда был и оставался человеком, и рядом с твоей жестокостью и цинизмом прекрасно умещалась доброта. Пусть и где-то в глубине души. Ты ведь никогда не... работал со зверолюдами?
   - Нет, среди вас достаточно мало преступников могущих заинтересовать Кабинет.
   - А не от того ли это, что тебя успели тайно принять в одну семью...
   - Закрой свою пасть! - магистр вылетел из кресла, словно болт из арбалета, чтобы через мгновенье сомкнуть пальцы на шее женщины. Зверолюдка не успела среагировать на это, так быстр был маг. - Я не убил тебя за вторжение в мое сознание, но если ты произнесешь хоть слово, то я передумаю.
   Эста попыталась освободиться, но быстро поняла, что не может пробиться в сознание Повелителя Иллюзий. Гнев служил лучшей защитой от выверенных и тонких манипуляций телепатки.
   - Попробуешь обратиться, покажу наглядно, чему жизнь научила меня, пока я шел по миру, - тонко улыбнулся син Нок.
   И женщина не рискнула. Она видела, как отметки Старшего накапливают силу и перестраивают ауру мага. Зверь, которого морили голодом и держали в яме, внезапно был выпущен на волю.
   - Мама, мама, а гостья проснулась! А что у вас тут происходит? - вбежала в комнату дочь Эсты.
   Магистр вернулся в кресло так же молниеносно, как и атаковал. Девочка переводила взгляд с матери на мага и обратно, чувствуя что-то, но, не понимая, что.
   - Все хорошо, доченька. Предложи ей еды и напитков, будь гостеприимной хозяйкой, - натянуто улыбнувшись, произнесла Эста.
   - Хорошо!
   Как только девочка убежала, женщина посмотрела в глаза син Ноку.
   - К вопросу о человечности.
   - Незачем пугать ребенка, - бесстрастно ответил магистр.
   - Вот об этом я и говорю, син Нок. Об этом и говорю. Если ты все еще желаешь остаться, то милости прошу. Один золотой за две недели постоя, еще один - за питание.
   - Полтора за все, а еще я забуду, что видел тебя и твою дочь, если вдруг меня спросят о талантливых зверолюдках по эту сторону океана.
   - Слово новера?
   - Слово новера.
   - Хорошо, - кивнула женщина.
   - Замечательно. Тогда, если это возможно, я бы с радостью принял ванну и отправился спать. Ночь на дворе.
   - Я постелю вам в одной комнате с вашей ученицей.

* * *

  
   Калияна замерла над завернувшимся в одеяло син Ноком. Один удар. Один удар кинжалом и все закончится. Ученица, стоявшая рядом с кроватью учителя в одной ночной рубашке, смотрелась бы двусмысленно, если бы не клинок в ее руке.
   "Не стоит", - тихий женский голос ласково коснулся ее разума.
   "Кто вы?" - девушка испуганно обернулась.
   "Хозяйка этого дома. Так вот. Не делай этого".
   "Почему это?! Он... он... он мучает меня! Терзает! Издевается!"
   "Что не помешало ему трижды спасти твою жизнь".
   "Он убил невиновных!"
   "Он убил двух контрабандистов, которые пытались протащить в город запрещенные боевые артефакты и несколько виалов с сильнейшим ядом".
   "Откуда вы знаете?!"
   "Он милостиво разрешил покопаться в его памяти".
   Девушка почувствовала, что женщина улыбнулась, произнося последнюю фразу.
   "Ну... ну и что?! Он мерзавец, у него не душа, а темный провал в Бездну!"
   "А еще вы мешаете ему спать", - добавился в диалог третий голос. - "Ученица, брось железку - порежешься ненароком. Как видишь, наша радушная хозяйка говорит про меня хорошие вещи, прислушайся к мудрой женщине. А завтра я тебя даже не стану наказывать за новую неблагодарность. У нас две недели на подготовку, а потом рейд в стан противника. Цени возможность вдоволь выспаться".
   Калияна смотрела на этого толстого магистра, завернутого в одеяло и ставшего, в последнее время, олицетворением всего плохого, что только может произойти в ее жизни, и не знала, как поступить. Он уже не спит, значит если замахнуться, то... Девушка боялась представить последствия.
   "Ну не зуди у меня над головой. Мучаешься выбором - ну мучайся в своей кровати ".
   Магистр повернулся на спину, и два аметистовых огонька вспыхнули в темноте комнаты.
   - Пошла прочь. Стой. Кинжал отдай, - клинок вырвался из ослабевших пальцев девушки. - А теперь иди спать. Завтра у нас насыщенный день.
   Калияну оторвало от пола и, развернув в воздухе, бросило, на кровать.
   - Слепой Мудрец, дай нам сил...
   Донеслось с кровати син Нока. Син Рисая завернулась в одеяло и попыталась уснуть, но в голову лезли мысли. Девушка переживала и никак не могла избавиться от гложущих ее сомнений и страхов. Она понимала, что син Нок спас ее жизнь. Но не могла понять причину всего происходящего. Да, учитель о ней заботился... иногда, пусть и на свой извращенный манер, но зачем ему вообще внезапно потребовалась личная ученица? Зачем убили ее деда? Зачем убивать ее?
   "Заткнись!" внезапно раздалось в голове девушки, перед тем, как она провалилась в сон.
  
   А утром началась интенсивная учеба, как это понимал магистр Нок. Женщина, приютившая Калияну и син Нока, лишь улыбалась, когда видела страдальческие гримасы девушки. Но син Рисая начала понимать необходимость серьезной подготовки, и Хранитель Знаний был меньшим злом в сравнении с магическим пламенем или ядом, или ледяной иглой, или чем бы то ни было, что привело бы Калияну в Чертоги Двуединого.
   - Ученица, Чертоги Двуединого... ну, не поминай при мне эту ересь, - магистр парил в воздухе, плавно перемещаясь от одной стены комнаты к другой. - Построение ледяного каскада не требует высокой религиозности.
   - Прекратите рыться в моей голове! - девушка потеряла концентрацию, и линии сил, протянувшиеся из небольшого тазика с водой, рассыпались искрами.
   - И снова я вынужден признать: тебя необходимо обучать намного серьезнее, - раздраженно заметил маг, прикрывая глаза рукой. - Тебя бы на пару недель в храмовую школу Милостивой Незнакомки. Сестры бы обучили тебя всяким сладким фокусам...
   - Вы часто поминаете имена, учитель. Милостивая Незнакомка, Слепой Мудрец... это ваши боги?
   - Да, это свита Многоликой Госпожи, - син Нок опустился на пол, и его здоровый глаз уставился на девушку.
   Калияна вздрогнула: подобная заинтересованность во взгляде Хранителя Знаний появлялась очень, очень редко.
   - Давай прервемся и, если ты желаешь, я расскажу немного о своей вере.
   - Мне действительно интересно, - кивнула девушка.
   - Значит, спать мы сегодня ляжем позже, - улыбнулся маг и начал рассказ. - Многоликая Госпожа была еще ребенком, когда в ее родной дом пришла война. Родители пали жертвами произвола захватчиков. Армию, возглавляемую королем того маленького государства, где жила Госпожа, противник сбросил в море. Казалось, что остановить лавину захватчиков нереально. И тогда маленькая девочка обратилась к Небесам, к Творцу. И он ответил.
   - Это миф? - син Рисая удивленно вскинула брови. Она не ожидала чего-то подобного от магистра.
   - Да, это миф! Не перебивай! Он дал ей силы. Огромные! Невообразимые! Одним касанием она возвращала к жизни погибших, одним взглядом обращала в пепел воинов, с которыми сражалась. Но когда она обратилась к Творцу за советом, Небеса молчали. Ей была дана возможность спасти свою страну и свой народ, но Творец не собирался с нею нянчиться.
   Син Нок задумчиво почесал кончик своего носа.
   - Ее народ выиграл войну. Шли годы. Она состарилась.
   - Состарилась?! - не поверила Калияна. - Но как так может быть?
   - История умалчивает об этом. Она умерла в возрасте ста двадцати пяти лет. На главной столичной площади было не протолкнуться от людей. Толпа окружала постамент, на котором лежала королева. Люди плакали и стенали. Но в какой-то момент над площадью сгустились тучи, а в тело Госпожи ударила молния. Камень постамента охватило пламя, плавившее породу, но не обжигавшее людей вокруг. А затем Она восстала.
   Син Рисая заворожено слушала тихий голос магистра, который настолько погрузился в себя, что не замечал, как вокруг него струится магическая дымка. По ней пробегали красочные сцены, описываемые им. Многоликая Госпожа предстала перед ней во всем своем великолепии и могуществе: высокая, изящная, ее длинные волосы развевались по ветру, а на овальном лице играла полуулыбка. В следующее мгновение волосы стали короткими, лицо округлилось, черты обрели мягкость и нежность. Каждую следующую секунду она менялась сильно или не очень, и лишь глаза не претерпевали изменений: большие, миндалевидные, чей внимательный взгляд, казалось, заглядывает в душу к каждому, пришедшему на площадь.
   - "Мой народ! Я вела вас все эти годы! Я любила вас и была любима вами! Настал черед нового лидера, который будет любить вас так же, который поведет вас в новое время!".
   Новорожденная богиня указала пальцем в толпу, и вокруг одного из воинов вспыхнуло белоснежное сияние.
   - "Он поведет вас! И я буду стоять за его плечом! И мои избранные дети пойдут рядом с вами!"
   И богиня растаяла в воздухе. А затем рассеялась и магическая дымка вокруг син Нока. Он сфокусировал взгляд на замершей Калияне.
   - Очнись, дитя.
   - Красивый миф. Но вы говорили, что религия придумана...
   - Именно, придумана. Несколькими магами, которых возглавлял настоящий, прожженный делец, неизвестно как ставший архимагом. Историю, которую я тебе поведал, у нас рассказывают детям. А если обратиться к исторической хронике, все было несколько иначе. Первая часть про доброту, нежность и любовь более менее правдива, если учитывать, что королева была жестким правителем, державшим страну в кулаке. Первого императора она назначила из толпы, но лишь с пятой попытки. И назначала не она, а Лорд Масок. Первый ее спутник. Четверо претендентов пали мертвыми к ногам Многоликой Госпожи, сраженные этим духом Справедливости и Возмездия, - син Нок задумался. - Так народу явилась вторая ипостась Госпожи... жесткие лица, издевательски циничные улыбки, злые глаза, заострившиеся черты... и народ опустился на колени перед богиней. Лордом Масок стал глава тайной службы королевы, Слепым Мудрецом, покровителем магов и ученых, стал тот самый архимаг, о котором я сказал ранее. Эти двое стали первыми богами нового пантеона, возглавляемого Многоликой Госпожой.
   - А...
   - Продолжим в следующий раз, дитя. Ледяной каскад. Пробуй!
   - Да, учитель, - смиренно произнесла девушка.
  
   Так продолжалось неделю. Син Нок раскрывался для Калияны с неожиданных сторон. Он не прекращал третировать ее, но обходился без излишних унижений и колкостей. Недостаток времени заставлял его прибегать к различным ухищрениям в процессе обучения. Почти все уроки, которые давал магистр, проходили в частичном мысленном контакте. В такие моменты девушка видела сумрачные барханы и дюны черного песка, протянувшиеся во все стороны под бледным светом тонкого полумесяца. Вот таким представлялось ей сознание учителя, и каждая песчинка была мыслью, воспоминанием, мечтой или чаянием.
   Но с каждым днем пустыня менялась: сначала сильнейшие ветра закрутили огромные смерчи, поднимая песчаные бури таких масштабов, которые Калияна даже не могла себе представить. Когда улеглись бури, обнажившие гранитное скальное основание, небеса скрылись за тучами, и на камень пролился дождь. Тучи разошлись, а к небу потянулись ростки винограда. Син Рисая не знала, почему это именно виноград, а не какой-нибудь плющ или простая трава. Зелень пробивалась сквозь камень, разрастаясь с огромной скоростью, чтобы внезапно пасть жертвой огненного смерча...
   - Это "Веерный барьер", дитя, - тихо проговорил син Нок, когда отвлекшаяся ученица потеряла концентрацию, и объемный водяной пузырь, который она удерживала над головой, лопнул.
   - Защита от телепатов? - фыркая, спросила ученица.
   - Она самая. Тебе пригодится, тем более ты весьма искусна в визуализации образов.
   Скупая похвала син Нока могла быть приравнена к награждению орденом. Син Рисая терялась в догадках: что же происходило с Хранителем Знаний? Девушка подозревала, что причиной всему воздействие хозяйки дома. Об Эсте у Калияны сначала сложилось не лучшее впечатление. Зверолюды из нижних слоев общества не могли подняться высоко, а уж роскошь, в которой жила Эста могли себе позволить единицы. Поэтому аристократка и наследная магесса сделала для себя вполне логичный вывод о причинах богатства весьма привлекательной, даже красивой, женщины. Но все оказалось несколько иначе... Зверолюдка была слушателем. К ней каждый день приходил тот или иной человек, чтобы поделиться грузом, лежащим у него на душе. Это удивляло и поражало, но с Эстой делились сомнениями даже парочка жрецов Двуединого.
   Когда к ней приходили подобные гости, син Нок экзаменовал ученицу в деле сокрытия себя от окружающих, одновременно разговаривая с ней телепатически:
   "Ты до сих пор не понимаешь?"
   "Не понимаю чего?"
   "Зачем эти мужчины и женщины приходят к Эсте и рассказывают ей свои горести и проблемы, да еще и платят за это деньги?"
   "Да, я не могу этого понять. Обычно с такими вещами обращаются в храмы..."
   "Придти в храм и рассказать представителю второй по значимости силы в государстве, что-то... особенно если ты богат и имеешь власть".
   "А чем отличается Эста? Почему ей можно раскрывать свои секреты?"
   "Она - третья сторона, а что более важно она - зверолюд. В Монархии они имеют относительно невысокую оценку, но это предвзятость, выросшая на религиозном воспитании. Такие телепаты, как Эста... достаточно редки. Ты ведь чувствуешь, какая умиротворяющая обстановка царит в доме? Это сказывается даже на мне. А теперь представь, что испытывает человек, с которым она общается с глазу на глаз. Она никогда не раскроет тайны, которые узнала, каким-нибудь представителям власти. Да те и не станут к ней обращаться... человеческая спесь".
   Калияна кивала, слушая син Нока, но оставалась при своем мнении. В начале второй недели добровольного затворничества магистр снизил темп занятий, но взамен начал ставить перед ученицей проблемы и предлагал ей решить их. Девушка в который раз поняла, что титул Хранителя Знаний син Нок носит не зря.
   Маг познакомил ее с религиозными конфликтами, о которых она никогда и не слышала. Десятки войн, проведенных Монархией, раскрылись с новой стороны. Охота за артефактами, знаниями. И властью. Она старалась отвечать заученными догмами, но спорить с син Ноком таким образом было ошибкой. Едва с уст девушки слетало заученное наизусть предложение из святых книг, магистр тут же превращался в жаркого противника культа Двуединого.
   Каждая догма растаптывалась с яростью харангаской кошки, защищающей потомство. Син Нок краснел лицом, зрачок в его здоровом глазу сужался, а аметист в пустой глазнице начинал сиять, как звезда.
   - А как жрецы умело жонглируют словами и догмами, когда богачу надо отпустить его мелкие или крупные прегрешения перед вашим богом? Жонглируют... Хочешь, расскажу историю?
   - Да, учитель, - опасливо кивнула Калияна.
   Предметы меблировки в комнате, которые все это время пытались взмыть в воздух, прекратили трястись. Со стороны казалось, что гнев магистра вселял страх даже в неодушевленные вещи.
   - Тогда слушай! Это был мое первое посещение страны, в которой большая часть населения поклонялась Двуединому. До этого я имел дело только с сектами, засылаемыми вашими иерархами в Империю. Поэтому решил посмотреть, что же из себя представляет культ, так сказать, для людей. Городок был небольшой...
  
   ...Городок был небольшой, но успевший вырасти из границ своих крепостных стен. Толпы вышли на улицы, воздух был наполнен торжеством. Канун праздника Дневного Единства. Вся следующая декада должна была быть посвящена визитам в храмы, посещениям могил почивших родственников, замаливанию грехов. Нок бродил по улицам, завернувшись в темную мантию и накинув глубокий капюшон, чтобы не пугать обывателей своим аметистовым глазом.
   Женщины в длинных, свободных платьях, с широкополыми шляпками на головах прогуливались в сопровождении мужчин в просторных брюках и разноцветных сюртуках. Множество улыбок, постоянные поздравления. Люди радовались. А затем Нок вышел на площадь. Это была единственная площадь в городе, пригодная для больших гуляний. И вот на ней был раскинут красно-желтый шатер и стояли повозки, разрисованные яркими красками, образами гимнастов и силачей. Цирк. Бродячие циркачи.
   Нок мельком глянул на выстроившихся линией артистов, радостно махавших руками и улыбавшихся горожанам. Трое мужчин, их тела мускулисты и почти обнажены. Силачи. Рядом несколько девушек, как мог судить Нок, все разного возраста. Они облачены в обтягивающие трико серебристого цвета с блестками, которые искрятся на солнце, когда девушки демонстрируют чудеса гибкости. Угрюмый мужчина небольшого роста, черноволосый и стриженный "под горшок". Через его грудь протянулась перевязь с ножами, а на плече сидела маленькая девочка. Отдельно от всех стояла пара иллюзионистов. Не тех шарлатанов, которые ловко пользовались дымом и зеркалами, а настоящими магами. Нок видел, как вокруг них сплетались силовые линии заклинаний. Толпа напирала. Все хотели скорее увидеть представление.
   Откуда-то сбоку кубарем выкатился низкорослый шут, в ярком трико. Зеленый в красно-синюю крапинку. Нок мотнул головой: он не любил такие кричащие цвета. Бубенцы на колпаке шута звякнули, и он, перекрикивая гомон толпы, объявил первое выступление. Силачи. Маг пожал плечами и покрутил головой, пытаясь найти более-менее доступный путь с площади. Но внезапно его взгляд наткнулся на жреца, облаченного в черную рясу с белыми и желтыми вставками. Такие одежды носили Ночные стражи Двуединого. Охотники на еретиков и богохульников. Мужчина очень внимательно наблюдал за циркачами, неразборчиво шевеля губами. Нок насторожился: интерес Ночной стражи не то, к чему стремятся артисты.
   На небольшой сцене уже вовсю развивалось действо. Трое силачей поднимали огромные железные гири, иногда кидая их друг другу, под дружные ахи зрителей. Один бросок, другой, но вот одна из гирь заискрилась, из нее повалил дым, и к силачу вместо объемного куска железа прилетело гибкое женское тело. Самая юная из девушек извернулась в воздухе, и ее бедра оказались в крепких мужских пальцах. Инерция и немного дополнительных усилий, и вот девчонка, искря на свету, под восторженные вопли пролетает между ног силача, и, словно рыба, выскочившая из воды, взлетает из-за его спины, чтобы через мгновение быть упасть ему на руки.
   Толпа в восторге, но Нок понимал, что это только начало. Внезапно раздались свистки, а на площадь ввалился крупный отряд стражи, возглавляемый жрецами. Представление прервалось, толпа подалась в стороны, а циркачи замерли, рассматривая направленные в них алебарды и многозарядные арбалеты: кто настороженно, кто с испугом в глазах.
   "Во исполнение декрета о "Магии и магической практике"!"
   Нок уже тогда знал об этом документе. Любого, кто уходил в Поиск, с ним ознакамливали. Но в структуре заклинания, использованного циркачами, ничего запретного не было. Маг пожал плечами и продолжил наблюдать. Стража окружила иллюзионистов, которые не пытались оказывать сопротивления. Ведущий пытался урезонить жрецов, но те были похожи на ищеек, напавших на след. Один подошел к паре иллюзионистов, второй направился изучать повозки и шатер. Но отсутствовал он недолго. В толпе раздались вздохи, а Нок грязно выругался про себя, когда увидел жреца, волочащего за собой маленькую девочку, ребенка лет шести: курносую, с забавными косичками и огромными голубыми глазами. За ними бежал котенок. Обычный трехцветный котенок, немного неуклюжий, на милой мордочке топорщатся усы. Подробное, детальное магическое создание. Самоподдерживающаяся иллюзия. Нок зажмурился. Этого ребенка ждала смерть... страшная смерть. Родители девочки дернулись к ней, но женщину успели остановить ударом древка в живот. Однако ее муж, резким движением впечатав кулак в лицо жреца, увернулся от удара алебардой и кинулся к дочери, но его рывок был остановлен свистнувшим арбалетным болтом. Остальные циркачи скрипели зубами, но не рискнули что-либо сделать.
   А жрецы затянули красочную речь про то, как циркачи, возможно не зная того, привели в город магическую скверну.
   " Двуединый заботится о своих детях и не позволил плохому случится!"
   Нок развернулся и, раздвигая людей плечами и животом, двинулся к выходу...
  
   - ... с этой проклятой площади, - голос син Нока наполнился горечью. - Их всех казнили через две декады. Трех силачей, пять юных гимнасток, метателя ножей и его дочь, семью иллюзионистов и шута. Потому, что талантливое дитя создало котенка с помощью запрещенной магии. Котенка, ученица. Не боевого монстра, а безобидную кошечку!
   - Но откуда вы знаете?.. Откуда вы знаете, что их казнили? Может...
   - Нет, не может. Сложно не заметить посаженных на кол. Или перепутать.
   Син Нок дернул губами, а затем посмотрел в глаза Калияне.
   - Начинай готовиться, дитя. Завтрашним вечером мы отправляемся.
   Хранитель Знаний вышел из комнаты, внутри него клокотала горечь, гнев и боль, которая окатывала волнами ученицу. Она смотрела ему вслед и видела, как Эста подошла к син Ноку и после короткого и тихого разговора увела его наверх. Син Рисая закрыла дверь в комнату и подошла к зеркалу. Скинув перед ним верхнюю одежду и оставшись в исподнем, девушка провела пальцами по ленте посвящения и задумалась над тем, что рассказал ей учитель.
   Глава восьмая. Чьи будут похороны?
  
   Песня скальной девы. Син Нок открыл глаза. Этой ночью ему пела скальная дева. Чистый и нежный, глубокий и переливчатый голос. Легенды рассказывали, что подобная песня, спетая в горах, могла предотвратить обвал, остановить бурю, предотвратить сход лавины, восстанавливая или привнося гармонию в мир. Кристальная купель порождала не простых телепатов, а скальных дев. Магистр на секунду пожалел, что дал слово молчать о встрече с Эстой.
   Рука женщины, лежавшая на груди мага, пошевелилась, и зверолюдка повернулась к син Ноку спиной. Он критически посмотрел на тонкий ровный разрез на своей мантии и порадовался про себя, что они оба спали в одежде. Только Госпоже ведомо, чтобы с ним могла сделать зверолюдка в порыве страсти. Магистр медленно сел, стараясь не разбудить женщину.
   - Н-да... - тихо протянул Хранитель Знаний.
   Эста преобразилась. Её вторая личина внушала уважение: черная кожа, напоминающая чешую, небольшие прозрачные кристаллы, которые уходили в плоть, очертившаяся мускулатура. Огромные, острые когти. Но своей привлекательности она не потеряла. Син Ноку даже показалось, что в этом облике она значительно привлекательнее.
   "Вот так оказываешься в постели у сказки", - мелькнула непрошенная мысль, и маг криво усмехнулся.
   - Ты не познал всей сладости благосклонности дочери Кристальной купели, - тихо проговорила Эста, поворачиваясь к магистру.
   Глаза женщины сверкали в свете утреннего солнца. Живые и озорные, хотя магистр ожидал, что они будут из аметистов.
   - И не уверен, что готов познать эту благосклонность, - отказался син Нок. - Сегодня к вечеру мы покинем тебя.
   - Хорошо, я приготовлю кое-что до вашего ухода...
   Договорить ей не дал радостный вопль дочери.
   - Переворот! - девочка сделала стойку на руках. - Церковный переворот! Мама, мама! А разве можно перевернуть церковь? Она же большая и тяжелая!
   Син Нок замер, услышав эти слова. Ребенок же бросился к матери, даже не представляя, какую ужасную вещь произнес. Глаза Эсты расширились, когда она обняла дочь.
   - Доченька, о чем ты?
   - Тетя Васа сказала, что ей шепнула баба Вирания, что в Шисоне произошел переворот! Церкви перевернулись! - радостно продолжила девочка.
   Магистр резко повернулся на пятках и быстрыми шагами вышел из комнаты.
   "Ученица!"
   "Учитель?" - Калияна все еще спала.
   "В Шисоне церковный переворот! И об этом уже говорят кумушки на выселках! Я ухожу в город, а ты сиди здесь тихо, как съеденная удавом мышь!"
   Повелитель Иллюзий не стал дожидаться реакции син Рисая. И как был в рваной мантии, вышел из дома. Пусть он и не хотел тревожить резидентуру разведки, но ситуация не оставляла иного выбора.
   Город встретил син Нока тяжелым, холодным дождем. Мрачные свинцовые тучи затянули небеса, спрятав солнце. И личина, накинутая магом, полностью соответствовала ужасной погоде: плотный кожаный плащ с капюшоном, под которым от дождя скрывался согбенный годами худощавый старик, чья клочковатая борода торчала наружу и мокла под потоками воды. Иллюзия была сложнейшей, она не только скрывала истинную личность мага, но и была щитом от любого воздействия, гарантируя Хранителю Знаний лишнее мгновение, от которого могла зависеть его жизнь.
   Дорога до крепостных стен заняла некоторое время. Дома становились все богаче и выше, чтобы в какой-то момент разойтись в стороны, превращая улицу в площадь, вложенную брусчаткой и тянущуюся вдоль всей крепостной стены. Тем, кто пришел бы сюда с целью штурмовать стены, пришлось бы пересечь настоящее "поле смерти". Син Нок бросил мрачный взгляд на магические кристаллы, сверкающие на вершинах башен.
   "Смерть и страдания", - оценил он это чудо фортификации, и свернул направо, углубляясь в переулки. На пересечении нескольких таких улочек выросла небольшая рыночная площадь, и здесь же имперские шпионы прикупили у разорившегося кабатчика его заведение.
   Кабак, доходный дом, бордель и маленький книжный магазин - вот эти четыре точки мог посетить Повелитель Иллюзий при острой нужде. Маг понимал, что это далеко не все места, где можно было бы найти людей, давших клятву верности Империи Виираг. Но в нем теплилась надежда, что других мест искать не придется. На маленькой площади было немноголюдно. Пара женщин разговаривала с лавочником, вокруг которого на столах лежали вязаные платки. Над ними едва заметно светился голубым простейший щит Воды.
   "Богатый лавочник", - хмыкнул про себя маг, и едва не сбился с шага, когда увидел интересовавшее его здание.
   Стены кабака, почерневшие от облизавшего их когда-то пожара, едва держались вертикально. Плоская крыша обвалилась внутрь, а в окнах остались лишь небольшие осколки стекла. На одной из стен красной краской был нарисован крест, заключенный в круг. Так в Монархии клеймили предателей и лжесвидетелей. Магистр окинул взглядом неприглядную картину и, миновав пожарище, свернул на другую улицу.
   Первое убежище было раскрыто и жестоко вычищено. Син Нок даже представлял, что конкретно и как сделали служащие тайной стражи, когда захватывали кабак.
   - Дедок, поделись мелочью.
   Грубый голос, хорошо различимый в шелесте дождя, прозвучал из темного дверного проема. Через мгновенье навстречу Хранителю Знаний вышел крупный, бритоголовый мужчина. На нем была одежда рабочего: простая куртка с множеством карманов, плотные свободные штаны, кожаные сапоги на толстой подошве. Что-то в его внешности смутило магистра, но он не смог сразу понять, что именно.
   - Не жмись, дедок, мне семью кормить надо, - здоровяк протянул руку к магистру, и тот, не задумываясь, сломал ее, сжав в мощных тисках магических потоков.
   - Очень уж ты чистый, малой. Для рабочего или бандита. И пальчики ухоженные, - ласково прошипел син Нок, вталкивая мужчину в темноту коридора. Тот пытался сопротивляться, его рот беззвучно открывался, в бесплодной попытке издать хоть один звук. - Молчать, урод.
   Магистр быстро скользнул ментальным импульсом по окружающим зданиям и улицам, убеждаясь, что этот ухоженный наглец один.
   "Кто ты?" - первая ментальная игла вонзилась в сознание незнакомца. Повелитель Иллюзий был неприятно удивлен внезапной подготовленностью своего оппонента. В голове "бандита" был установлен ментальный блок. Син Нок понял, что это не просто странный бандит. Игла превратилась в острейший скальпель, и первый надрез позволил рассмотреть особенности блока.
   Это была тонкая, но творческая работа. Хранитель Знаний сталкивался с такими блоками почти ежедневно на протяжении последних лет. Ученики в Академии имели аналогичные конструкции, вплетенные в сознание. Магистр хмыкнул и тремя точными касаниями отделил барьер, срывая его. Бандит выгнулся, испытывая ужасную боль, которая прокатилась по его нервным окончаниям, и обмяк.
   Маг запустил в беззащитный мозг щупальца своей воли, узнавая все самые темные тайны свей жертвы. Лербат Ивай, сержант-наблюдатель второго управления Сордана. Син Нок раздраженно цыкнул, но не остановился. Он уже подписал этому неудачнику смертный приговор. Лербат был приставлен к специальному артефакту, который контролировал интерес к сожженному кабаку. Таким образом, они смогли поймать еще одного искателя из Империи, который хотел передохнуть в безопасном месте. Сержант не знал, что произошло дальше с тем несчастным, но был уверен, что его передали жрецам Двуединого. Эти носители "божественного слова" в последнее время очень плотно сотрудничали с Сорданом. Множество жрецов вошло во все отряды боевиков тайной стражи. Проводились рейды. Пока что они не касались простых обывателей, но любого, кого заподозрили в якшании с последователями Госпожи, брали под наблюдение или утаскивали в катакомбы тайной стражи. В памяти сержанта нашлось множество фактов, которые тот когда-то слышал, но не уделил внимания или просто не осознал. Негласная охота развернулась в Сарийской Монархии. И син Нок был одним из тех несчастных волков, которого хотели бы загнать и освежевать.
   Остальные точки, известные магу, были разорены. Но к самому Братству в Рабане они подобраться не смогли. Не нашли. Религиозные братья растворились в населении, как чернила в пруду. Магистр мрачно кивнул, вспоминая предупреждение, полученное еще в Академии. Видимо скоро подобное скажут и про Братство в Монархии. Ментальные когти син Нока впились в сознание сержанта еще сильнее, и перед ним открылся отрывок разговора...
  
   - Викитон, когда ты отбываешь? - Лербат полировал нож, а за его спиной разговаривали несколько бойцов из группы, которая бродила по материку, решая "вопросы и проблемы".
   - Через три дня. Яд подготовлен. Старик прочувствует всю силу Сордана, - в голосе звучала насмешка и предвкушение.
   - О слуге Двуединого говоришь ты. Имей уважение. Мы придадим его позорной смерти, - голос помпезен, но сержант слышал его не впервые. Видимо один из служек Церкви, приданный отряду. - Не так это должно быть.
   - Кир, ты зануда. Он отказался от нашего щедрого предложения, о чем с ним разговаривать? Герцог неуступчив, его гранд магистр несговорчив. А Шисон очень уж понадобился нашим правителям.
   - Хватит трепаться! Идите по своим комнатам! - громкий окрик прервал разговор.
  
   "Проклятье Лорда Масок на ваши головы...", - Син Нок разжал хватку, и к его ногам повалился бездыханный труп. - "За всем этим стоит тайная стража... Фгиз...".
   Теперь все становилось понятно. Убийца на территории Академии? Запросто. Бойцы Надзора на занятиях по Иллюзии? А уж внучка гранд магистра Рисая в личных ученицах у мага из Империи. Син Нок посмотрел на труп и грязно выругался. Если раньше кто-то просто шел по его следам, то теперь сама земля горела у него под ногами. Оставалось нанести удар на опережение. Син Нок прошел дальше по коридору, и поднялся по крутой скрипящей лестнице на второй этаж. Здесь находился артефакт, который так неудачно заметил интерес магистра. Сначала он хотел унести магический прибор - в хозяйстве подобная вещь всегда пригодится, но когда увидел металлический постамент размером с обеденный стол, намерения пришлось изменить. Над столом горели зеленые точки, некоторые перемещались с места на место, другие были неподвижны. Чуть в стороне от зеленых едва заметно светилась оранжевая и пульсировала красная. Маг задумался, а затем укрылся заклинанием "Абсолютной невидимости". Красная точка тут же пропала.
   "Понятно", - син Нок окинул взглядом артефакт, отмечая тончайшую вязь силовых линий. - "Жаль..."
   И в следующую секунду Хранитель Знаний обрушил на металлическую поверхность сильнейший телекинетический удар. Шедевр магического искусства отчетливо хрустнул под давлением молота воли и смялся почти до пола.
   Магистр развернулся и нос к носу столкнулся с небольшим хараганским котом. Монстр прижался к полу и водил головой из стороны в сторону, принюхиваясь. Обычный крупный кот, если бы ни некоторые отличия: тяжелая, крупная, пирамидальная голова, увенчанная треугольными ушами, с шикарными кисточками на кончиках, массивная, мощная челюсть. Мускулы под короткой шерстью напряглись, зрачки четырех овальных глаз расширились, уши подергивались, отражая волнение кота и его подозрительность. Магическое животное не видело син Нока и не могло его унюхать, но своим звериным чутьем чувствовало, что в комнате кто-то есть и сразу атаковало, если бы Повелитель Иллюзий попытался пройти мимо. Он не обманывался небольшими размерами кота, такой комок шерсти мог порвать в клочки рыцаря вместе с лошадью.
   "Тайная стража наскребла денег на хараганскую игрушку, как неприятно. Хорошо хоть только "домашний" вариант, а не настоящий боевой. Итак, надеюсь, это поможет..."
   Как путешественник син Нок несколько раз сталкивался с хараганцами, и однажды даже работал вместе с одним из них. Кот того хараганца, Расмира, в холке был по плечо син Ноку. И в процессе совместной работы Расмир пояснил магистру определенные особенности управления хараганскими котами, проданными за пределы Хараганского архипелага. Еще при создании в них закладывался блок, позволявший остановить любое магическое животное, вышедшее из искусных рук островных магов.
   Повелитель Иллюзий сосредоточился, формируя в своей ауре иероглиф из сложного пересечения кругов и линий, а когда закончил - сбросил невидимость. Кот мгновенно отреагировал, подобравшись и приготовившись к прыжку, но не атаковал. Его огромные глаза светились в мрачном полумраке комнаты, секунды текли, а кот продолжал смотреть. Затем расслабился, подошел к магистру и потерся о его сапоги.
   "Друг", - тихий голос прозвучал в голове син Нока.
   Магистр удивленно посмотрел на ластившееся к нему магическое создание. Ограниченная разумность хараганских животных не была для него секретом, но ментальные способности? Кот мог оказаться более опасным, чем считал Повелитель Иллюзий.
   "Не рассказывай обо мне", - очень вежливо и тепло попросил имперец, ласково почесывая кота за ушком.
   "Хорошо", - негромкое рычание, заменявшее хараганским монстрам мурлыканье.
   Маг аккуратно переступил животное и быстро спустился по лестнице. Оказаться на волосок от смерти - лучшее средство для подстегивания мыслительных процессов. Он оглянулся назад и понял, куда необходимо нанести следующий визит.
  

* * *

  
   В Рабане было несколько поместий, принадлежавших видным выходцам из Харагана. В одном располагался питомник и лаборатория, в трех других жил обслуживающий персонал. В день, когда его с Расмиром дорожки разбежались, тот сказал, что иногда появляется в столице Монархии, и если у имперского пилигрима найдется время, то он предложит ему бокал прекрасного вина и котенка на выбор. Тогда син Нок только покивал, но сейчас приглашение пришлось очень кстати.
   "Лишь бы он был в городе".
   Дождь, наконец, прекратился, пелена туч обзавелась окнами, в которые били лучи света, играя тенями и оттенками, и это хоть как-то подняло настроение магистру. Когда он окольными путями вышел к городским воротам, солнце уже начинало путь к горизонту. Одно из облачных окон проплыло над малым, или пешеходным, барбаканом, и тот озарился светом. Словно сами боги указали своим перстом на мокрый камень укреплений. Хранитель Знаний проследил за быстрым движением светлевших облаков, и направился к воротам. Пространство перед стенами здесь было заполнено грандиозным базаром, который даже в ливень продолжал жить.
   Новая личина магистра отражала тучного торговца средней руки, который хвастливо щеголял амулетом, защищавшим его от дождя. Голубая полупрозрачная пленка отгораживала его от окружающего мира, не давая приставучим лоточникам дергать его за рукава дорого плаща и удерживая на расстоянии попрошаек и карманников. Один, самый наглый, даже поплатился за свою алчность.
   - Секунду! Уважаемый, остановитесь, - вдруг сказал один из стражников у ворот.
   - Я вас слушаю, страж. Что-то случилось? - вежливо улыбнулся син Нок, разглядывая молодого человека, стоящего перед ним.
   Страж выглядел вполне обычно, но появился из маленькой дверки, упрятанной в стене, в тот самый момент, когда Хранитель Знаний шагнул под свод барбакана. От караула он ничем не отличался. Но остальные стражники старались не смотреть на него, а когда он вышел, они подтянулись.
   - Ничего особенного, уважаемый. На вас заклинание из школы Иллюзии, я прошу вас снять заклинание и назвать цель, с которой вы прибыли в город.
   - Офицер! Ну о чем может быть речь? Секунду, я найду амулет, - торговец зашарил по карманам. - Офицер, поймите я не просто так под личиной - моя жена не должна узнать, что я сегодня проходил эти ворота, иначе у меня скандал. Вы же понимаете, офицер?
   - Сержант, - холодно поправил стражник. - Снимите иллюзию и через минуту сможете идти куда пожелаете.
   - Но позвольте хотя бы не при всех, офицер! - ломал комедию син Нок, изучая своего собеседника. Молодой, но очень серьезный, и в глазах горит нехорошая искорка. Не обычная усталость от рутинной службы, а огонек охотника. Парой монет от подобных личностей не откупиться.
   - Не при всех, - кивнул сержант и указал рукой на маленькую дверцу, из которой вышел. - После вас.
   - Спасибо, офицер! - улыбнулся лже-торговец и засеменил к двери.
   Но не успели они пройти и пяти шагов, как из-за спины раздался вопль:
   - Свободу невиновным! - из базарной толпы выскочил хлипкий, невысокий оборванец, размахивая длинным кинжалом. Люди шарахнулись от него, а стражники наоборот попытались его схватить, но тот оказался очень ловким. Горло первого стражника окрасилось ярко-красным, а убийца уже тянулся клинком, чтобы пощекотать ребра следующего караульного.
   - Сержант!
   - Благодать Двуединого, офицер, что это за безумец?!
   Сержант среагировал на вопли почти мгновенно и так же быстро разобрался в ситуации. Он поднял руку, направляя ее в атакующего, но тот, как специально, укрывался за оставшимися стражниками. Син Нок сделал шаг назад, отступая в город. Оборванец бесновался, он успел получить несколько сильных порезов, но смог уронить на землю еще одного караульного.
   - Пшел отсюда, - прошипел сержант магистру, бросаясь на помощь сослуживцам.
   Син Нок попятился задом, рассыпаясь в благодарностях, но продолжая контролировать происходящее. Вот сержант подскочил ближе беснующемуся мужчине и приготовился спеленать его каким-то заклинанием, син Нок почувствовал, как вокруг пальцев солдата начала свиваться невидимая вязь энергий. В этот самый момент, порядком израненный напавший метнул свое оружие. Руки уже мертвого сержанта взметнулись к рукояти кинжала, вошедшего в правую глазницу. Магистр, почти вышедший из барбакана, отпустил свою марионетку, возвращая незадачливому воришке контроль над собственным телом. Вор тут же повалился на землю, дезориентированный происходящим, но так и не успел прийти в себя, потому что стражники догадались, наконец, использовать собственное оружие. Несколько "Воздушных молотов", созданных боевыми перчатками, размазали напавшего по влажной брусчатке в кровавое пятно.
   А магистр тем временем максимально быстро пробирался через народ, столпившийся перед барбаканом, стремясь поскорее затеряться в городе. Поддержание столь сложной связки заклинаний очень сильно вымотало его. Иллюзия - осязаемая, обоняемая и почти не отличающаяся от реальности, ментальный поводок на воре и достаточно распространенное заклинание "Смутить", но направленное на нескольких человек со специальными амулетами. Если бы у магистра перед глазами не мелькали черные мушки, он бы смог сказать, что гордится проделанной работой. Стражники никогда не смогут объяснить, почему они не сразу воспользовались артефактами. "Он был слишком близко к...", "Был велик шанс зацепить горожан" и ничего более. Даже хороший менталист не сразу догадается о воздействии мага: следы заклинания син Нока стерлись, когда он прекратил подпитку. А то, что не стерлось, вплетено в щиты, и при поверхностном осмотре никто ничего не найдет.
   Магистр свернул с улицы, в узкий проулок, используя знание города, почерпнутое из памяти незадачливого вора. Наконец, решив, что достаточно запутал следы еще несколькими поворотами, син Нок почти без сил прислонился к стене в глубокой тени, укрывшись за плющом, плотно обвивавшим деревянный каркас. Иллюзия растворилась в воздухе, и Хранитель Знаний тяжело вздохнул. В его голову просились мысли о том несчастном воре. При всей своей беспринципности син Нок очень редко убивал подобных людей, пока служил Империи, и уж подавно не трогал недопреступников, когда перебрался в Монархию. А сейчас... он без раздумий бросил парня на стражу, осознавая, что того размажут в тонкий блин кишок и крови. Использовать такую "наживку" син Ноку приходилось и ранее, но он никогда не чувствовал такого удовлетворения от подобного, от свершения правосудия над виновным: воришка был почти безобиден.
   "Удовлетворение... от свершения правосудия!"
   Мысль, словно молния, мелькнула в мозгу магистра. Блокада, выстроенная им в собственном сознании, дала течь! Треснула. А значит скоро на волю выйдет оголодавший по свежей крови преступников злобный зверь. Но что могло пробить любовно возведенный барьер, укрепленный самовнушением, алхимией и магией?
   "Зверолюдка!" - догадка не была подкреплена очевидными фактами, но подходила. Только ее песня могла так... успокоить син Нока, что треснула конструкция, разграничившая его сущность. Это же самая настоящая дисгармония. Но это все могло потерпеть. Сейчас у него была цель и список мест для посещения. И первым из них должна была стать приличная ресторация, рядом с поместьем хараганцев.
  
   * * *
  
   Подходящее заведение нашлось достаточно быстро. Трехэтажный каменный особняк с претензионной вывеской "Наибольшее удовольствие" привлек внимание син Нока задолго до того, как он его увидел. На самом деле аппетитные ароматы он учуял, идя по соседней улице. Потраченные силы необходимо было восстановить. Магистр вошел в ресторацию под нежный перезвон грозди маленьких колокольчиков. Цветы, отлитые из серебра, раскачивались легким ветерком, создавая приятную мелодию. Хранитель Знаний улыбнулся, а его личина изобразила широкую и удивленную улыбку. Бродячий маг, одетый в качественный, но поношенный дорожный плащ. Ухоженное, гладко выбритое лицо и длинные волосы, собранные в хвост. Маленькие морщинки собирались в уголках глаз, когда личина улыбалась, от этого серые глаза казались добрыми и веселыми, а сам маг напоминал доброго волшебника из сказок.
   - Мы рады приветствовать уважаемого мага в нашей ресторации, - вежливо и обходительно произнесла девушка, вышедшая на звон колокольчиков.
   Заведение было более чем приличным: вход с улицы вел в просторный холл, с гардеробной и большими прямоугольными зеркалами, давая возможность посетителям привести себя в порядок. От стойки гардероба к посетителю уже направлялась вторая девушка, когда син Нок вскинул руку, останавливая ее.
   - Спасибо, не надо.
   - Но...
   - Спокойно, девочка! - маг щелкнул пальцами, и плащ очистился от пыли и грязи. - А мой плащ меня не покидает!
   - Простите, господин, - гардиробщица вернулась на свое место.
   - Дитя, проводи меня в общий зал и поведай о блюдах из мяса, - син Нок подхватил первую девушку под локоток, подталкивая к большим резным дверям, за которыми находился основной зал ресторации.
   - Сегодня очень хорошо удался лосось... - подавленная подобной целенаправленностью промямлила сопровождающая.
   - Рыба не мясо! Но с другой стороны... неси! И фруктов! Все неси! - син Нок распахнул двери и окунулся в мир граненого хрусталя, серебра и фарфора.
   Столики были разделены бумажными перегородками, разукрашенные пейзажами на различные темы. Хранитель Знаний окинул профессиональным взглядом репродукцию "Великой морской баталии". Водные драконы на ней пытались разорвать на части тяжелый фрегат. Паруса уже были оборваны, а волны, поднимаемые драконами, захлестывали палубу.
   - Занимательно... а есть пейзаж пляжа, зеленого моря и много-много красивых девок в исподнем?
   - Да, конечно, - девушка смутилась от подобной просьбы, но уверенно провела син Нока в небольшой закуток.
   Несколько весьма пышных кустов в кадках создавали эффект "на природе", а магия навевала шелест волн и запах моря.
   - А девки? - весело поинтересовался маг. - А ладно, не обязательно. Итак, ты, доченька, про лосось говорила? Так вот, к лососю сметанки мне принеси, овощи тушенные, зелень, ну и фрукты, конечно. И сладкого. И воды. Чистой и холодной. Пирожки, много.
   Маг уселся за стол. Белоснежная скатерть, свисавшая до пола, колыхнулась и покрылась сине-зелеными узорами. Девушка, потрясенная заказом, рассматривала син Нока. Образ мага-путешественника, достаточно худого, не вязался с этим безумным заказом.
   - Ну, вперед-вперед, не стой! - улыбка личины была щербатой, от этого казалось, что маг всего лишь похотливый деревенский старикашка. Поэтому шлепок по девичьей ягодице превосходно вписался в новый образ.
   Девушка буквально испарилась, оставив смутившего ее старика наблюдать за движением узоров. Син Нок чувствовал, как его желудок требует жертв. В такие моменты Повелитель Иллюзий остро завидовал стихийным магам. Когда рядом с ними был стихийный источник, они могли совершать невообразимые вещи. И из-за этих невообразимых вещей их обучали не расширять свои запасы энергии, а укреплять силовые каналы, проходящие сквозь тело. И самое главное - сужать. Воздушники и водники часто поддавались "опьянению силой". Син Нок непроизвольно вздрогнул, вспомнив, как обезумевший маг Воздуха оторвал от земли сторожевую башню и вытряс из нее гарнизон. Он просто глубоко вдохнул и получил столько силы, что буквально сгорел через секунду после чуда с башней. Иллюзионисты так не могли: они хранили свои резервы в себе.
   - Господин, что прикажете подать первым? - перед син Ноком появился высокий, худой, и очень строгий в своей лакейской ливрее молодой человек.
   - Какой вы... гхм... - на лице иллюзии отразилось смущение.
   - Так что подать первым, господин? - зеленые глаза лакея были холодны.
   Син Нок поджал губы, изучая слугу. Его лицо было узким и загоревшим, нос тонким, а скулы высокими. Сравнительно недорогая ткань формы не могла скрыть породу, присущую аристократии.
   - Начните с фруктов, - маг потер подбородок. - Ну, и мясного чего-нибудь.
   Юноша величественно кивнул и, четко развернувшись, ушел. Повелитель Иллюзий покачал головой, ему не светило стать таким худым. Он и так потерял несколько килограммов после этой прогулки. Голод продолжал терзать магистра, но он уже слышал шаги лакеев, нагруженных снедью.
   - Наконец-то, - маг вскинул руки, приветствуя серебряные подносы с едой.
   На столе начали появляться тарелки. Ноздри син Нока затрепетали.
   - Наслаждение!
   Хранитель Знаний набросился на еду, демонстрируя полное отсутствие манер. Впрочем, простое заклинание отрезало любые звуки, которые издавал син Нок. Первые несколько минут Повелитель Иллюзий предавался безразборному поглощению, заедая фрукты мясом, запивая рыбу сладкими соками, сметая горстями орехи и пучки зелени. Но вот он миновал порог, когда желудок заполнен, и откинулся на стуле, довольно жмурясь на рассеянный свет от потолочных люстр.
   - Жить хорошо...
   - И хорошо жить не запретишь, - продолжил известное изречение одного древнего сибарита тихий голос.
   Син Нок скосил глаза на вошедшего в его закуток мужчину. Внешне он был похож на лакеев, такой же худой, высокий и холодно-серьезный. Однако, в его глазах скрывался лед не презрения и высокомерности, а беспощадности убийцы. Ткань плаща, опускавшегося до земли и скрывавшего остальные элементы одежды, едва заметно топорщили рукояти ножей. Серые блеклые глаза гостя внимательно следили за движениями син Нока, но тот даже не стал утруждать себя какими-либо действиями. Тонкие седые брови приподнялись, он явно не ожидал такого безразличия к своему появлению.
   - Расмир, если ты пришел посмотреть на меня, то посмотри и проваливай. Я тут еще несколько часов посижу, набивая желудок.
   - Нок, ты, я гляжу, совсем обнаглел?
   - Нет, не совсем, - утоливший первый голод магистр был настроен на благодушную пустую беседу. - Тебе не понять мои страдания по поводу перерасхода сил.
   - Да вот уж, - Расмир присел напротив син Нока и потянулся к яблоку. - Поведай мне, знакомец мой старый, как ты дошел до жизни такой?
   - До чего именно?
   - До убийств офицеров Сардана, разорения наблюдательного пункта, я уж не говорю про то, что ты не сбежал из города после первых двух событий. А затем ты пришел сюда. Ты случайно не хотел бы зайти в наш "кошатник"? Кстати это не предложение и даже не просьба.
   Син Нок бросил острый взгляд на своего гостя и медленно качнул головой.
   - Чуть позже, сначала я доем. А ты объяснишь невероятное совпадение, когда ты я и встречаемся в одной ресторации, при учете того, что я под иллюзией.
   - Не здесь, Нок. Пока ты тут жрешь, город поднимается на дыбы. Пусть незаметно, пусть тихо, но волны уже проносятся по улицам. Тут не принято убивать сорданцев. Тайная стража плохо к этому относится. Ты бросил магическую бомбу в болото и сидишь на берегу, жаря на костре мясо. Ты под кайфом?
   - Нет, - снова качнул головой магистр.
   Син Нок окинул печальным взглядом недоеденные деликатесы и с кряхтением встал.
   - В этой стране даже поесть спокойно не дадут. Веди, любитель кошек. Я сразу за тобой.
  
  Девятая глава
  
  Син Нок бросил несколько серебряных монет на стол и поднялся. Расмир кивнул и, резко развернувшись, повел магистра через хозяйственные помещения ресторации, сквозь кухню к складам и леднику, упрятанному в подполе. Хранитель Знаний с интересом рассматривал комнаты, через которые его проводил хараганец, и настолько погрузился в созерцание, что пропустил момент, когда Расмир остановился. Син Нок же продолжил шагать и остановился только на середине лестнице, ведущей в ледник.
  - Что такое? - непонимающе спросил маг, увидев неподдельное удивление на лице хараганца.
  - Ты видишь лестницу, - после заминки ответил тот.
  - И что?
  - Ты не должен видеть. Ее прикрывает иллюзия созданная Господином Лжи!
  Син Нок огляделся и понял, что вокруг него свиваются тончайшие и сложнейшие узоры силовых линий. И после этого проем в полу скрылся за призрачной, полупрозрачной дымкой, изображающей доски пола.
  "Тьма..."
  Магистр обвел взглядом стены и по-новому осмыслил огромное количество атакующих заклинаний, которые были развешены на каждой стене, потолке, полу, на колоннах, спрятаны в декоративных горшках и нанесены на двери. Теперь, приглядевшись, он видел вязи Иллюзии, скрывавшие каждый боевой конструкт. Линии сил буквально искрили энергией Стихий, готовые разрядить свою всесокрушающую мощь в противника.
  - Ты видишь все? - голос хараганца дрогнул на слове "все".
  - Угу... вы сумасшедшие параноики. Да и почему я не должен был их видеть? - невозмутимо вздернул бровью личины магистр. Он так и не скинул иллюзию, прикрывавшую его. - Из-за того, что ее установил Господин Лжи? Титул ваш "мастер" явно оплатил, и обманул он только вас. А против имперского мага слабовато. Показывай, куда дальше. Или в подвал?
  - Вниз по лестнице, - кивнул Расмир, справившись с эмоциями.
  - Веди, - вежливо посторонился син Нок. - А то вдруг упаду, ты поймаешь.
  - Ты слишком долго живешь в этой варварской стране. Законы гостеприимства все еще святы в Харагане.
  Губы личины лишь сложились в улыбку, отвечая на подобную сентенцию. Но под вязью магии лицо син Нока было озабоченным, отражая быструю работу мысли:
  "Не заметить! Нет, не увидеть! Прозреть сквозь сложнейшее заклинание! Это... не Повелитель, не Господин, это уровень Владыки Искажения! Это иное понимание реальности! Но это все не про меня... мне еще расти и расти до такого... неужели это эффект от просыпающейся крови зверолюда? Или мне стоит поблагодарить Эсту и ее песню?! Наклыдывается одно на другое и вот, фееричный эффект. Рабочая версия. Что еще?"
  Размышления мага были прерваны хмыканьем Расмира. Магистр сфокусировал на нем свой взгляд:
  - Что?
  - Думаешь, как сбежать из ловушки?
  - Нет, думаю, как не запачкаться в твоей крови в случае чего.
  - Учту, а теперь не отвлекайся и иди за мной.
  Расмир коснулся кирпича в стене слева от себя и последние ступени лестницы поднялись, образуя горизонтальный мостик к высокой каменной притолоке. Беззвучно открылся проход в узкий освещенный коридор. Хараганец нырнул в него, син Нок последовал за ним. Окончился этот лаз такой же каменной дверью, замаскированной под кирпичную кладку.
  - Проходи, чувствуй себя как дома.
  Расмир повел плечами, усаживаясь в дорогое кресло красного дерева. Обстановку в комнате, в которую они пришли, можно было описать словом "роскошная": гарнитур из все того же красного дерева, украшенный резьбой и золотом. Магистр с интересом оглядел шкаф и рабочий стол, заваленный бумагами, провел пальцами по изножью низкой просторной кровати и задумчиво сказал:
  - Раньше ты обходился одеялом и котом.
  - Все меняется. Зачем я тебе понадобился, Нок?
  Магистр секунду помолчал, чтобы огорошить хараганца просьбой:
  - Мне нужна твоя помощь, чтобы проникнуть в здание Тайной стражи на Пустом острове.
  - Хм... давай обсудим. Хотя мой первый аргумент будет о твоем безумии.
  Син Нок присел в такое же кресло, в каком сидел Расмир, и скинул иллюзию. Аметистовый блеск отразился в глазах хараганца.
  - Допускаю. Однако вынужден настаивать. Это в твоих интересах.
  - Расскажи мне о моих интересах, - скривил губы Расмир.
  - Жизнь твоих котяток, людей, которых ты должен защищать, страна, которой, возможно, грозит вторжение.
  Син Нок улыбнулся, наблюдая как меняется в лице хараганец..
  - О чем ты говоришь?
  - Все просто, мой друг. Ты ведь очень любознателен... скажи мне, что происходит с последователями Многоликой Госпожи в этом городе?
  - Я знаю? Говорят, некоторые пропали. Вроде сожгли несколько точек, где они любили собираться. Бывает, - хозяин комнаты пожал плечами.
  - Со смертью гранд магистра Шисонского герцогства ты это, естественно, не связал. И с волнениями, которые тут уже называют церковным переворотом?
  - Это именно переворот, - мрачно ответил Расмир. - Герцог с семьей - уничтожены, родовой замок - разрушен. Несколько родов его сподвижников вырезаны под корень. Власть в руках церкви, а ее иерархи уже направили прошение о включении герцогства в состав Монархии. К чему ты ведешь?
  - К тому, что Церковь зашевелилась. Шавки Двуединого тянут на себя одеяло, подминая под свои задницы столько власти, сколько успевают хапнуть, а пока им благоволит монарх...
  - Домыслы, друг мой, - отмахнулся Расмир. - О трениях между вашими паломниками и эмиссарами Двуединого известно всем. Вы все-таки многобожцы и язычники, Нок.
  - Сказал мне человек, боготворящий котов, как посланников Верховной Богини.
  - У нас не теологический спор...
  - Но подоплека именно в религии. Точнее, во власть предержащих. Очистительные войны Севера тоже начинались с незначительных подвижек и смертей. И заметь, происходящее сейчас нельзя назвать 'незначительным'.
  Хараганец откинулся на спинку кресла и задумался. Син Нок смотрел на Расмира, пытаясь решить другую дилемму: рассказать ли о том, что его ученица как-то связана со всем происходящим или умолчать. Дверь в комнату скрипнула, и из-за створки высунулась серая пушистая голова. Огромный хараганский кот плавно вошел в комнату, перегородив своей огромной тушей дверь. Четыре янтарных глаза, каждый размером с кулак магистра, внимательно следили за Повелителем Иллюзий. Треугольные уши на массивной пирамидальной голове едва заметно подергивались, отслеживая любой шорох. Мягко ступая на толстых, мускулистых лапах, кот подошел к сидящему син Ноку и взглянул на него сверху вниз. Затем черный, влажный нос пошевелился, и магистр был уверен, что кот улыбнулся, прежде чем провести своим шершавым языком по лицу магистра.
  - Пыльник, я же тебя просил, - с огромным трудом маг отодвинул от себя пасть животного.
  В ответ Пыльник послал син Ноку мысленный образ с общим значением: 'Ну и что?'.
  'Вредный кот'.
  Монструозное создание зарычало - этот звук заменял ему урчанье.
  'Да, я тоже рад тебя видеть'.
  - Хоть кто-то меня здесь ценит и любит, - с улыбкой сказал син Нок.
  - Ты просто в его вкусе, он любит такую откормленную дичь. Пыльник, покажи магистру кое-что.
  Кот почти по-человечески кивнул и уставился в глаза магистра. Хранитель Знаний потянулся навстречу мысленному усилию животного, и в его голову ударил поток мыслей и образов.
  
  '...Безветренная тишина. Темная ночь. Запах еды. Стали. Вооруженные люди. Запах воды. Люблю воду. Плохая вода. В нее нельзя. Камень, много камня. Еще люди с оружием. Много света, не люблю свет. Надо спрятаться в тени. Маги. Пять магов. Опасные. От них пахнет водой. Текущая вода и много камня. Мост...'
  
  Повелитель Иллюзий с трудом разбирался в той мешанине образов, которую ему передавал Пыльник, но самое необходимое усвоил. Образ Пустого острова в сознании кота соответствовал образу, который маг извлек из головы агента Сордана. Небольшое поместье, окруженное рвом. Через ров от города был перекинут широкий каменный мост, где нес стражу десяток человек. Вода во рву не была проточной, но была замагичена по самое не балуйся. Син Нок допускал, что не только вода, но и воздух над ней. Единственная точка доступа - это мост. Маг вздохнул и погладил кота по лбу.
  'Спасибо'.
  - Зачем ты гонял своего ручного монстра туда?
  - Как ты сам отметил - я человек любознательный. Ничего из ряда вон выходящего на этом островке не происходит, но в последнее время туда часто ездят гости из других городов и стран континента. Привозят они небольшие шкатулки. Не знаю, что в них, но хранятся они в личном тайнике коменданта этого 'поместья'. И я бы хотел в нем пошариться.
  - Хм... желаешь пойти со мной?
  - Упаси меня Богиня от подобной глупости, - фыркнул Расмир. - Что, впрочем, не помешает мне предоставить тебе некоторую помощь. Идем со мной.
  Они поднялись и вышли из комнаты. Пыльник хотел было пойти следом, но Расмир жестом остановил его. Кот недовольно фыркнул и разлегся на полу. А хараганец повел магистра просторными коридорами куда-то вниз по лестницам и переходам. На их пути им не раз и не два встретились всевозможные хараганские твари в сопровождении своих хозяев. Син Нок рассматривал все это великолепие результатов магических и алхимических экспериментов с возрастающим интересом. Маги Хараганского архипелага были знамениты котами, но создавали не только их. Пару раз под потолком коридора пронеслось несколько летучих мышей, оставлявших за собой след из магической вязи заклинания 'Истинного ока'. Серый камень коридоров кое-где был исполосован огромными когтями, и почти все двери из темного дерева были усилены железными полосами и зачарованы.
  - Святая святых местного кошатника. Ты один из немногих, удостоившихся подобной чести.
  - Верю, - кивнул син Нок, провожая взглядом собаку, которая раньше была сипским волкодавом - лохматым, поджарым, вислоухим псом с внушительной тяжелой челюстью. Теперь к описанию можно было добавить увеличившуюся мышечную массу и острый, злой взгляд с искоркой интеллекта.
  - Сюда, - Расмир распахнул дверь, справа от себя.
  За дверью оказался террариум. Множество стеклянных ящиков, выставленных на столы. Внутри сидели, лениво ползали, спали и ели змеи и ящерицы всех цветов и размеров.
  - Как ты относишься к змеям, друг мой? - спросил Расмир, постучав ногтем по ближайшему ящику.
  Змея, заключенная внутри, оторвала голову от песка, на котором лежала, посмотрела на гостя и резко плюнула. Яд запузырился на стекле, медленно стекая вниз.
  - Песчаный варт. Мерзкая тварь, - хмыкнул хараганец. - Ты не ответил на вопрос, Нок.
  - Да безразлично. Как к символу мудрости, - пожал плечами магистр.
  - Тогда смотри на этого малыша, - Расмир опустил руку в другой ящик и достал оттуда глянцево-черную змею длиной с руку. - Угольная гадюка. Что скажешь?
  - Красивая, но и что? Ты предлагаешь ее мне в подарок?
  - О, да! Ты не смотри, что она такая маленькая и безобидная, - плоская голова, венчавшая черную спираль, которая обхватила руку Расмира, качнулась, словно подтверждая слова мужчины. - В ней хватит ядов на полк! А со временем она подрастет, сможешь в нее завернуться несколько раз.
  - Несколько ядов? - син Нок протянул руку, и змея переползла на его ладонь.
  - Да, два смертельных и один паралитик. Бери, ни чем иным помочь я не смогу.
  'Дитя, как ты относишься к змеям?' - магистр коснулся сознания ученицы.
  Та всполошилась от неожиданности, в ее голове пронеслось множество панических мыслей, и только потом до нее дошло, о чем спросил ее учитель.
  'Не боюсь, если вы об этом, учитель'.
  'Отлично, тогда у меня появилась еще одна зверушка для дрессировки'.
  'Еще одна?'
  'Да. У вас все спокойно?'
  'Да, учитель. Эста сказала, что по улицам ходят усиленные патрули'.
  'Понял тебя, сиди тихо. Если что-то произойдет, немедленно свяжись со мной!'
  Ответ Калияны син Нок проигнорировал. Змея уютно устроилась в рукаве порванной мантии, обвив предплечье мага.
  'Попытаешься меня укусить, сделаю из тебя ремень'.
  Змея что-то прошипела и попыталась сломать руку мага. Хранитель Знаний усилием воли разжал объятие пресмыкающегося.
  'Мы друг друга поняли?'
  'Да' - образ был не четким и едва слышным, но магистр удовольствовался и этим. О самовольности хараганских тварей он знал не понаслышке.
  - Ее надо тренировать... - притворно вздохнул Расмир.
  - И чистить от ваших управляющих знаков, - в тон ему добавил маг.
  - Лучше приезжай на архипелаг, после всего. Есть у нас там пустующие горные замки, где можно поселить такого гада, как ты.
  - Проводи меня лучше к выходу в город, да поближе к Острову.
  - Хм... как ты относишься к пыльным, грязным и вонючим местам, кишащим паразитами и грызунами? - спросил хараганец.
  - Безразлично, - высказался Хранитель Знаний, скривив пухлые губы. Если безопасный путь лежал через канализацию, то так тому и быть.
  
  * * *
  
  За спиной син Нока провернулась каменная плита, вставая на место и отсекая от вечерних улиц столицы вонь и грязь подземелья. Хараганец не обманул и вывел Повелителя Иллюзий далеко за стеной города. В этой части города син Ноку бывать не приходилось, но он быстро сориентировался. Еще один жилой квартал для не очень бедных. Здания, в которых из камня были только первые этажи, а вторые и третья возводились из дерева, нависали над магом. Он прислонился к стене, накладывая на себя заклинание за заклинанием. Сначала чистка одежды от грязи и запаха (не зря он копался в памяти той бытовички), затем личина. Магистр чувствовал, что сил у него в избытке, на мгновенье ему даже показалось, что вырос внутренний резерв. Но именно показалось.
  Змея высунулась из рукава, пробуя воздух своим раздвоенным языком, и убралась обратно. Личина была подобрана с учетом присутствия нового питомца: белый просторный халат до земли, тюрбан на голове, смуглое узкое и иссушенное лицо жители пустыни. Песчаные жители не были редкостью в Рабане, они привозили диковинные товары с Мертвого материка.
  Сосредоточившись, син Нок вызвал в памяти знания, почерпанные у агента Сардана, и быстро проложил свой путь до Пустого острова. Маг собирался подойти к границе лесопарка, окружавшего рукотворный остров, через час после заката. Тучи снова сгустились над городом, но дождя пока не было.
  Слова ученицы об усиленных патрулях оказались правдивыми. По всем крупным улицам вышагивали тройки бойцов в легкой кожаной броне, на перекрестках через раз можно было наткнуться на пост, где обязательно был маг. Син Нок был вынужден соблюдать все меры предосторожности, даже запрятать силовые линии иллюзии в ауру, что отрицательно сказывалось на качестве заклинания. Люди на него косились, но змея, устроившаяся поверх рукава мантии, и переползавшая с руки на плечи и обратно, отпугивала самых любознательных. Несколько раз стражники останавливали его, но не заметили личины. Хранитель Знаний презрительно усмехнулся, поражаясь тупости и необразованности местных служителей закона. Идиотские запреты на магию Иллюзии, детское развитие этой ветви, отсутствие выдающихся адептов - все это сейчас позволяло разгуливать син Ноку под носом у магов.
  'Двуединый не доведет эту страну до добра, а его иерархи добьются того, что мракобесие захлестнем все то, чем славна и знаменита Монархия'.
  Мысли об этом заставили магистра вспомнить об избранных им учениках.
  
  
  

1

  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | М.Мистеру "Проклятые души" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в семье драконов 2" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"