Алиев Максим Арастунович: другие произведения.

Книга 2.Точка невозврата

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отдав последний долг родине собственной смертью, магистр Нок остаётся верным сыном Империи. Он не может спокойно смотреть, как неизвестная сила уничтожает магов, возможно видевших один из сильнейших известных артефактов. Но чем больше он узнает о происходящем, тем туже свиваются вокруг него нити Судьбы. ЗАМОРОЖЕНО

  Том 2. Глава 1. Первый
  Глава первая
  ЛЮБОПЫТНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
  
  Мужчина медленно вылез из окна. Ночь встретила его почти абсолютной тишиной, лишь насекомые жили своей жизнью в саду, окружавшем дом. Спуск по гладкой оштукатуренной стене в любой момент грозил кратковременным полётом вниз, но гость хорошо знал дорогу из этого конкретного окна. Симпатичные близняшки, хозяйки поместья и единственные наследницы семьи Алеско предпочитали, чтобы их гостя никто не видел. Поэтому мужчина приходил в сумерках и уходил до рассвета. В первый раз он спросил, почему именно окно, а не вход для слуг, на что получил скрашенный серебристым смехом ответ: "Так романтичнее".
  Он крепче схватился за карниз, сосредоточился и спрыгнул. Воздух загустел вокруг ночного гостя, замедляя падение, а земля плавно спружинила, когда он коснулся её ступнями. Мужчина позволил себя лёгкую улыбку превосходства: универсальная магическая склонность - это огромное подспорье для авантюристов всех мастей. А уж себя-то син Тропаре относил к их лучшей части и гордо звал себя изыскателем. И дикая ночная схватка с двумя похотливыми богачками служила скорее приятным дополнением к его нелегкому труду, пусть они сами и называли это "адекватной платой".
  Ти Алеско держала в своих тонких ломких пальчиках огромную сеть осведомителей и информаторов. Ми Алеско обеспечивала ей прикрытие, ведя успешную торговлю различными редкостями, диковинками и артефактами. В каждом крупном городе Линграмского королевства, на какой-нибудь уютной улочке прятался неприметный магазинчик сестёр. И именно они помогли никому неизвестному адепту Ротару син Тропаре стать известным изыскателем, давая деньги на путешествия. Он же привозил им сувениры, которые потом уходили в аукционных домах за полновесное золото.
  Сегодняшняя ночь стала последней, перед отбытием мага в путь. Сёстры передали ему денежные расписки и указали, что бы хотели получить из тех мест, куда отправлялся Ротар, а он оставил им новую кипу тетрадей с заметками о последнем путешествии. Вскоре разрозненные записи превратятся в красиво оформленные дорогие тома, которые разлетятся по всему миру и осядут в коллекциях понимающих людей, библиотеках, магазинах. Син Тропаре замер перед стеной двух ростов высотой и прислушался. Праздные мысли не должны отвлекать его от поддержания игры, которая так нравилась его благодетельницам.
  Мужчина повел рукой, и воздух над его узкой ладонью чуть засветился. Заклинание, которым воспользовался Ротар, знал каждый уважающий себя маг, любящий скрытно посещать женщин. Волшебный "Туман" окутывал определенную площадь, заглушая шаги и снижая видимость до состояния, когда не видишь собственные пальцы. Син Тропаре вздохнул и прыгнул вверх, единым рывком преодолевая преграду.
  Узкая улочка, протянувшаяся вдоль стены, петляла между каменными заборами и служила дорогой для слуг. Син Тропаре повёл костлявыми плечами, поправил задравшуюся куртку и направился к центральной площади. Сестры Алеско выбрали Кросд для размещения своей резиденции неслучайно: город стоял на пересечении нескольких крупных торговых путей. Маг шагал, напевая под нос незамысловатую песню и сунув руки в карманы. Прогулка по ночному Кросду редко превращалась во что-то опасное. Королевская стража строго следила за порядком и без разговоров решала судьбу пойманных на месте преступления. При необходимости Ротар мог и сам за себя постоять, да так, что нападение на него станет последней глупостью какого-нибудь вора.
  Изгороди поместий скрылись за кустами и деревьями. Улочка неторопливо превращалась в улицу и приобретала небольшой уклон. С боков её начали зажимать двухэтажные и трехэтажные дома. Кросд, как и многие города Линграма, вырос на склоне Плеч Тивала - огромной горной цепи, занимавшей почти треть материка. Над городом доминировала громада местной цитадели: три её бастиона грозно смотрелись на фоне розовеющего неба. Легкий ветерок донес до мага запах свежей выпечки. Город медленно просыпался.
  К ресторации, совмещенной с гостиницей, где за ним всегда числились апартаменты, син Тропаре подошёл, когда солнце на треть показалось из-за гор. Каменный, трехэтажный особняк стоял у небольшой площади с фонтаном в форме двух извивавшихся морских драконов. Хозяин ресторации оштукатурил стены первого этажа и расписал их растительным орнаментом, подражая оформлению богатых домов.
  "У короля драконов", с усмешкой прочёл маг красивую резную вывеску. Именно он когда-то посоветовал хозяину название, приправив совет героической историей борьбы рыцаря и гигантского змея.
  В первом зале уже сидели ранние посетители. Ротар присел за ближайший столик и взмахнул рукой, подзывая разносчицу. Девушка подбежала к нему почти мгновенно, на её лице сияла дежурная улыбка, но в глазах застыло какое-то странное выражение.
  - Доброе утро, мастер! С возвращением! Желаете вашу любимую яичницу по-виирагски? - защебетала она, старательно улыбаясь.
  Син Тропаре вскинул брови. Он ненавидел блюда из яиц, и девушка это очень хорошо знала.
  - Милая Лина, она хорошо прожарена? - поинтересовался маг, внимательно вглядываясь в лицо разносчицы.
  - Да, мастер! - она кинула едва заметный взгляд влево.
  - Тогда неси!
  Син Тропаре ободряюще улыбнулся, проводил взглядом ладную девичью фигурку и поводил головой, разминая шею. В указанном направлении сидели двое неприметных мужчин, каких из сотни сотня. Обычная городская одежда, крепкая, ладная, качественные сапоги до колен. Куртки висели на спинках стульев. Ничего особенного маг рассмотреть не смог. Послышались легкие шаги - это возвращалась служанка с подносом в руках.
  - Ваш завтрак, мастер.
  На столе появилась огромная тарелка, на которой дымилось чудо кулинарии: мелко порезанные овощи с кусочками мяса в специях, залитые яйцом и обжаренные в печи. Принимать подобную мешанину нежный желудок мага обычно отказывался, но сейчас выбор отсутствовал. Ротар помолился Двуединому, наложил на себя пару заклинаний, которые очень ему помогали, когда он остался в срединных влажных лесах в окружении агрессивных животных и растений, и не давали помереть от отравления или чего похуже. На следующую половину оборота больших часов ни яд, ни болезни не смогли бы причинить вред магу. Син Тропаре отделил вилкой небольшой кусок яичницы и неторопливо положил его в рот.
  Ему потребовалось всё отпущенное Двуединым актёрское мастерство, чтобы не сплюнуть эту частичку живого огня, ошибочно названную едой. Медленно работая челюстями, он кидал быстрые взгляды на двоих мужчин. Они полностью игнорировали окружающих, наслаждаясь ранним завтраком и негромко беседуя.
  - Мастер, ваша вод... Ай! - разносчица запуталась ногами в длинной юбке платья, оступилась и взмахнула руками.
  Кувшин, который она несла, обрушил на Ротара поток воды, а следом на мага рухнула сама девушка. Син Тропаре не успел защититься от холодной жидкости, но успел поймать разносчицу.
  - Они приходили целым десятком, спрашивали про вас, заплатили золотом, - очень быстро прошептала служанка мужчине, а потом начала громогласно извиняться. - Простите, простите, простите! Я случайно! Я не хотела!
  Син Тропаре вскочил и принялся успокаивать её. Гости ресторации смотрели на бесплатное представление с улыбками. Фарс закончился только после беседы Ротара с дородным хозяином заведения. Тот заламывал пухлые руки, одновременно бросая уничижающие взгляды на неловкую служанку, но почти мгновенно успокоился, когда маг подтвердил отсутствие претензий к разносчице.
  - Но раз уж так получилось, мне надо переодеться... а после я буду спать, так что будьте добры...
  - Да, да, мастер, я всё понимаю, - зачастил ресторатор. - Вас никто не побеспокоит.
  Изыскатель подхватил куртку и направился к широкой винтовой лестнице, которая располагалась во втором, дальнем зале ресторации. Украшенная изящными деревянными колоннами, с перилами, испещренными искусной резьбой, она стоила целое состояние.
  "Будет жаль, если из-за меня её испортят".
  Эта мысль заставила син Тропаре задуматься над путями отступления. Лина уже дважды становилась свидетельницей того, как люди, интересовавшиеся Ротаром, пытались его убить. Но в прошлом головорезы приходили либо в одиночку, либо вдвоём. Целый десяток - это явный перебор.
  Его апартаменты занимали четвертую часть второго этажа, и окна позволяли выбрать между переулком, крышей соседнего дома и небольшой улочкой, на которой разместились торговые ряды. Ротар почесал длинный нос, неторопливо поднимаясь по лестнице и бросая взгляды по сторонам. За ним никто не шёл.
  "Могли это быть поклонники моего таланта?" - спросил себя маг, стараясь унять волнение.
  Син Тропаре отомкнул дверной замок, быстро оглянулся и юркнул в комнаты. Не теряя ни мгновения, он закрыл дверь на замок, а потом и на засов, и только после этого выдохнул.
  - Мастер Тропаре, вы считаете нам могут помешать?
  Ротар вздрогнул и медленно повернулся. В короткий холл выходили двери четырёх комнат, и сейчас в трёх из них стояли мужчины, целившиеся в мага из арбалетов. Лишь проход в четвёртую комнату, самую просторную и светлую, оставался свободен.
  - Проходите, не бойтесь. Мы с вами незнакомы.
  Син Тропаре сглотнул и шагнул вперёд. Арбалетчики держали его на прицеле и продолжали держать, пока маг не вошёл в залу. Двери за ним захлопнулись.
  - Рад принять вас у себя в гостях, - слабо улыбнулся изыскатель, вежливо кивнув мужчине в черной мантии, который сидел в кресле у окна.
  - А я рад, что мы наконец-то встретились, адепт Тропаре.
  Ротар вздрогнул. Немногие в королевстве знали, что он именно адепт магии. Во время учёбы в Сарийской Академии Высоких Искусств он не проявил должного усердия и не смог подняться хотя бы до уровня мастера, не говоря уже о звании магистра. По правде говоря, Ротар не имел права на приставку "син" к своей фамилии. Эту регалию полного мага в Сарийской монархии получали, начиная со звания "мастера магии" или в наследство.
  - Вы многое знаете, господин?.. - ответил Ротар, стараясь потянуть время.
  Ему казалось, что дробный стук сердца, бившегося в груди, слышен даже арбалетчикам за дверью.
  - Я ещё успею представиться, - гость оторвал взгляд от книги и посмотрел на син Тропаре.
  Старомодная чёрная мантия с капюшоном заискрилась, когда свет солнца скользнул по ткани. Изыскатель не впервые сталкивался с одеждой из искристого шёлка и прекрасно знал её стоимость. Богатый и осведомлённый человек, которого сопровождают арбалетчики. На долю мгновения маг задумался, есть ли у него шанс убить гостя и сбежать, раз уж они остались наедине.
  - Нет, подобного шанса у вас нет, адепт, - покачал головой гость, блеснув тёмными глазами из тени, отбрасываемой капюшоном. - Но вы, безусловно, можете попытаться. Нет? Тогда я должен вам признаться. Когда в мои руки впервые попали материалы с вашими записями, я растерялся. Вас следовало бы обезглавить и бросить в океан, но с другой стороны такой гибкий и острый ум не заслуживает подобной участи.
  - Простите? - от подобных слов у впечатлительного Ротара перехватило дыхание. Он оперся на массивный книжный шкаф, недоверчиво глядя на гостя. Тот явно читал его мысли.
  - Вы находили свидетельства и очевидцев таких событий, о которых не принято узнавать посторонним. Вот, к примеру: "Об участи Шисонского герцогства и его грандмагистра Льдистого Рисая". Где вы нашли этого несчастного ветерана, который рассказал вам правдивую историю?
  - Но эта часть моих записок ещё не опубликована! Откуда вы можете знать?! - воскликнул син Тропаре.
  - Естественно не опубликована, и не будет опубликована в ближайший год! Вы хоть знаете какой шлейф озабоченных вашей личностью людей вьётся за вами? Тайная Стража Монархии, Имперский Кабинет, местные Тени. Когда сёстры Алеско попросили меня организовать издательство ваших записей, я схватился за голову. Вы, молодой человек, стоили мне несколько сотен золотых империалов. Хотя, признаю, ваши труды с удовольствием покупают. Ну и иногда меня забавляют ваши россказни о событиях, в которых я лично принимал участие.
  Собеседник Ротара встал. Он оказался на голову выше субтильного изыскателя и шире в плечах. И в этот момент ин Тропаре наконец сложил мозаику. Перед ним стоял богатый и влиятельный телепат, к которому лично ходили близняшки Алеско, и если предположить, что яичница по-виирагски была не только поводом облить его, но и намёком, то с ним сейчас разговаривал кто-то из пресловутого Имперского Кабинета.
  - Нет, что вы, уважаемый адепт. Я всего лишь скромный книгоиздатель, распространяющий знания, - открыто улыбнулся гость, скидывая капюшон.
  Мужчина обладал запоминающейся аристократической внешностью: хищным, узким лицом с резкими скулами и хорошо очерченной челюстью. Огромные черные зрачки почти скрывали яркую фиолетовую радужку.
  - Но вернемся к цели моего визита. В вашем прошлом путешествии вы каким-то чудесным образом оказались на Теромманском архипелаге, в действующих войска королевства. Вы высаживались на некий остров в составе десанта, что описано в записках, полученных мной ранее. Я хочу знать, что произошло на острове, и где он находится.
  Ротар испуганно посмотрел на незнакомца. Ту поездку на остров он описал скупыми строчками, а потом забыл сжечь листок с записями. Фиаско королевских магов перед чем-то неизведанным оставило неизгладимый отпечаток в памяти син Тропаре.
  - Я... я...
  - Пока вы пытаетесь извлечь из себя членораздельные звуки, признаю, что искал островок самостоятельно. И поверьте, я более чем грамотен в поиске. Однако, - мужчина развел руками.
  В следующее мгновение пальцы человека, назвавшегося истинным благодетелем изыскателя, сомкнулись на его худых плечах. Ротар сморщился от боли: кисти, затянутые в черные перчатки, обладали крепость камня и сжимались словно тиски.
  - Однако, не смог его найти. Поэтому я получу вашу помощь, хотите вы этого или нет!
  Зрачки этого странного человека сжались в узкие вертикальные щели и мир для син Тропаре померк.
  
  * * *
  
  - Эй, груз, двигай ногами! - грубый толчок в спину, напомнил изыскателю, что неожиданно останавливаться во влажных лесах чревато.
  - Да-да, простите.
  Син Тропаре поправил широкополую плетеную шляпу и внимательно посмотрел на тропинку, делая шаг. Десантник, которого ему выделил капитан корабли в сопровождающие, хмыкнул и едва слышно произнес: "Неладные искры". Ротар качнул головой, радуясь про себя, что представился магом Огня, которых в войсках называли "искрами". Любовь солдат к прозвищам и их склонность к грубому, на грани оскорбления юмору породила разные народные названия магов.
  "Ладно хоть не пыль и не брызги..." - подумал изыскатель.
  Группа из двух десятков солдат и четырех магов второй день шла по едва заметной тропе, планомерно углубляясь в зелёный лабиринт леса. Где-то там располагались недавно обнаруженные древние руины, которые им следовало осмотреть, изучить и описать.
  Многочисленные следы древней цивилизации, раскиданные по островам архипелага, манили сотни изыскателей, обещая знания и силу, но лишь немногие сорвиголовы решались сунуться в осиное гнездо Терамманского архипелага. Сарийская монархия и Ларинское королевство давно сцепились в постоянно тлеющем, а иногда и ярко полыхающем конфликте за обладание этими кусками земли. Из Монархии приходили корабли с боевыми магами, которые выжигали любое сопротивление огнем и мечом под вопли жрецов Двуединого. Говорили, что вялотекущую войну поддерживают высшие иерархи Церкви Двуединого, распространившие свое влияние на весь Сариин и теперь желающие такой же власти над северным материком, Лопросом.
  Ротар наклонился и прошел под толстой лианой, свешивающейся над тропинкой. Над деревьями уже показалась верхушка белоснежного обелиска - самого высокого строения в древних комплексах. Эти четырехгранные иглы, устремившиеся в небо, служили центром симметрии для двух одинаковых групп строений...
  
  * * *
  
  - Как неприятно... ваша память закрыта чем-то весьма устойчивым... и я не имею возможности и желания взламывать защиту грубо - вы можете мне пригодиться, - с сожалением произнес мужчина.
  Его зрачки снова расширились, почти скрыв радужку.
  - Зверолюд! - вскрикнул син Тропаре, нанося резкий удар по рукам, которые всё ещё удерживали его за плечи.
  Каменные лезвия, возникшие на пальцах изыскателя, прорвали рукава мантии, но внезапно завязли в темной дымке, мгновенно вырвавшейся из разрезов.
  - Вы ошибаетесь. Я человек. Насколько это возможно для уроженца Виирага. А вот атаковать гостя - верх неприличия, уважаемый Ротар.
  Мощная оплеуха повалила изыскателя на пол. На шум тут же среагировали арбалетчики: один из них ворвался в комнату, двое других его прикрывали из коридора.
  - Магистр, всё в порядке?
  - Да, Филь, не беспокойтесь, - отмахнулся гость. - Закройте дверь с той стороны.
  - Как прикажете, - коротко кивнул Филь, покидая комнату.
  - А вас, молодой человек, придется поучить уважению и почитанию. В конце концов, я старше вас лет на шестьдесят, - магистр хрустнул пальцами и посмотрел в глаза изыскателю.
  - Магистр из Империи Виираг, телепат, возрастом более восьмидесяти лет... акцент на судьбу Рисая... Вы - магистр син Нок!
  Ротар не удержался от этого восклицания. Магистр, считавшийся убитым, укравший некие артефакты из Академии Высоких Искусств Сарийской монархии, убивавший служителей Церкви Двуединого и ими же схваченный и казнённый.
  - Прекрасно, Ротар, я не сомневался, что представления можно избежать. Зарс Сульфирур син Нок. Впрочем, последние двадцать лет я не использую это дурацкое "син". Предпочитаю "новертан Нок".
  Магистр протянул руку син Тропаре, помогая тому подняться с пола.
  - Вы могли бы представиться...
  - Зачем? Я должен был убедиться, что ты умеешь думать не только в спокойной обстановке. Но цель моего визита не изменилась. Откуда в твоей памяти блок? - Ротару показалось, что внимательный взгляд Нока проникает в самые глубины его души, а в расширенных зрачках словно переливалась Тьма.
  - Не знаю, магистр, - покачал Ротар. - Последнее, что я помню - это приказ одного из магов бежать, не оглядываясь. А то, что вы сейчас нашли в моей голове открытие для меня самого.
  Маг молча смотрел на него и о чём-то думал.
  - Я приглашаю вас, молодой человек, посетить моё поместье. Там мы сможем обстоятельно поработать с вашей головой, а взамен вы получите доступ к моим личным записям. Думаю, такой любопытный изыскатель, как вы, оценит мою библиотеку.
  Син Тропаре почувствовал легкий зуд в ладонях. Лишь однажды ему выпал шанс заглянуть в личную библиотеку опытного, старого мага. Тогда материала набралось на несколько месяцев вперед.
  - Я согласен, - кивнул Ротар.
  - Отлично. Филь! - крикнул Нок.
  Дверь приоткрылась, и в комнату заглянул арбалетчик. Только сейчас изыскатель отметил, что он чем-то сильно напоминает самого магистра Нока: те же черные волосы, такое же хищное лицо, разве что в росте уступал.
  - Да, магистр?
  - Спуститесь вниз, убедитесь, что за вами не увяжется какой-нибудь не в меру любопытный человек, и направляйтесь в нашу гостиницу, - махнул рукой Нок.
  Филь ушёл, забрав с собой других арбалетчиков. Син Тропаре посмотрел на закрывшуюся дверь и перевёл взгляд на гостя.
  - А мы?
  - А мы, молодой человек, уйдем, как опытные любовники - через окно и переулками.
  От такого намёка на сестёр Алеско лицо изыскателя зарумянилось.
  - Какая редкость в наши дни: маг, не разучившийся краснеть, - добавил Нок.
  Воздух над его ладонью засветился фиолетовым. Ротар в который раз пожалел, что не способен разглядеть силовые линии. И имперец не постеснялся продемонстрировать, что постоянно держит мысли син Тропаре под наблюдением.
  - Вы, молодой человек, недостаточно усидчивы и слишком любите авантюры. Не способствует это развитию магическому.
  Нок свёл пальцы в щепоть, и над ним вспыхнул узор печати Иллюзии. Сложный орнамент из взаимно пересекающихся изогнутых треугольников, вписанный в круг. Ротар зачарованно смотрел, как переливается энергия в тонких силовых линиях. И только поэтому он успел разглядеть, как небольшая печать развернулась в настоящий ковёр из магических узоров. В следующее мгновение из распахнувшегося окна вылетели две фигуры, один в один похожие на адепта и магистра.
  - Использование иллюзий не приветствуется в этой стране... - начал было син Тропаре, но Нок его перебил.
  - Иллюзии не приветствуются в большинстве стран, где укоренилась Церковь Двуединого, - магистр безразлично отмахнулся от замечания Ротара и, не отрывая взгляда, следил за бегом двух фантомов по переулку.
  Изыскатель перестал задавать вопросы и присоединился к наблюдению. Призраки, созданные магией, всё удалялись, пока в конечном итоге не скрылись за углом, и в этот же момент из-за угла вырвался поток огня.
  - Ну что ж... неоригинально.
  Изыскатель перевёл взгляд с полыхающего переулка, на невозмутимого магистра. Тот смотрел на магическое пламя без всякого удивления или страха. Скорее с любопытством.
  - Вас вообще ничем не пробить? - вскинул брови Ротар.
  - Пробить? Я не крепостная стена, молодой человек. А подобные вещи меня даже не впечатляют... - легкомысленно махнул рукой Нок. - Идём, нам пора.
  - А вы не хотите узнать, кто это был? Кто нас взорвал в том переулке?!
  - Безразлично. Пока они убедятся, что под удар попали фантомы... пф! - фыркнул виирагец и внимательно посмотрел в глаза син Тропаре. - Мною интересуются те же люди, что и вами. И даже иногда пытаются мне мешать, впрочем, у них редко получается...
  - И сейчас, обнаружив нашу с вами связь, они вплотную займутся мной?! - возмутился изыскатель, просчитав ситуацию.
  - Молодой человек, с вами приятно общаться, - магистр тонко улыбнулся, а радужка его глаз засветилась сильнее. - Обратите внимание на свою тень.
  Адепт посмотрел на пол и понял, что его тень исчезла.
  - Мы невидимы? Тогда чего мы ждём? - удивился Ротар.
  На улице прогрохотали колёса, рядом с ресторацией остановился большой закрытый экипаж, запряжённый четверкой караковых лошадей. Из него выскочили несколько человек в форме стражи, которые, не задерживаясь, побежали к месту утихнувшего огненного шторма.
  - Быстро среагировали, но не мгновенно... Думаю, засаду организовали не местные... Тайная Стража, возможно.
  Продолжая едва слышно размышлять вслух, Нок двинулся к выходу из апартаментов. Изыскатель в растерянности переводил взгляд с пейзажа за окнами на мага и обратно.
  - Молодой человек, ваши мысли, как назойливые насекомые, набившиеся в банку: жужжат и жужжат. Это начинает раздражать. Не знаете, что делать, я вам подскажу.
  "Иди со мной, если хочешь жить!"
  Ротар дернулся, когда ментальный посыл проломил его мысленные щиты. Этот странный во всех отношениях человек игрался с ним, но не представлял непосредственной опасности. А вот ситуация, в которую он попал с помощью Нока, грозила окончиться безымянной могилой. И магистр не стесняясь признавал, что загнал син Тропаре в угол ради своих целей. И...
  - Да, молодой человек, я вполне могу убить вас и постараться извлечь сведения из вашего мозга. Не желаю, но могу. Идёте?
  Син Тропаре обречённо кивнул. Если уж судьба сложилась так, остаётся лишь подчиниться и извлечь выгоду. Новые материалы для новых книг и, самое главное, возможность разобраться что же с ним случилось на островах Терамманского архипелага.
  Маги спустились в ресторацию и вышли на площадь, никем не замеченные. Нок вёл адепта по улицам, уводя его от центра. Син Тропаре почти сразу понял, что магистр ведёт его в сторону южного выхода из города. Нок шёл очень уверенно и целенаправленно, а все встречные прохожие бездумно расступались перед ним, даже не осознавая этого. Син Тропаре впервые видел Повелителя Иллюзий за работой и начал понимать, за что так ненавидят имперцев и последователей Многоликой Госпожи. Что можно противопоставить удару из воздуха в спину?
  Южный гостиный двор они услышали задолго до его появления. Шумное и людное место. Несколько больших амбаров, множество складов поменьше, трактиры и дома для торговцев и купцов. Спрятаться в таком месте можно и без использования магии.
  - Вы снимаете здесь комнату? - тихо спросил Ротар.
  - Не совсем.
  Нок свернул, заходя в распахнутые ворота небольшого поместья. Во дворе стояла точная копия экипажа, на котором разъезжала городская стража. Рядом в теньке под деревом сидели уже знакомые изыскателю арбалетчики. У правого заднего колеса экипажа присел невысокий тучный мужчина, что-то делавший со спицами.
  - Новертан, - изящно поклонилась появившаяся из воздуха женщина.
  - Ми? Что ты тут делаешь, дитя? - вопрос Нока прозвучал чуть раздраженно.
  Изыскатель же удивлённо закрутил головой, пытаясь понять, как Алеско их увидела. Короткая черная тень дала ответ на этот вопрос. А адепт даже не заметил, как спала иллюзия.
  - Можно мне пойти с вами?
  Молодой адепт не видел лица магистра, когда близняшка задала свой вопрос, но недвусмысленную оценку помог составить комментарий от одного из арбалетчиков.
  - Сейчас что-то будет...
  
  Интерлюдия первая
  
  Проводив взглядом чёрную спину стражника, маг, устроивший засаду в переулке, только вздохнул. Они снова не выполнили поставленную задачу. Его напарница попинала опаленный булыжник, всё ещё щёлкавший на прохладном воздухе, и лёгким движением руки скинула маскировку. Агенты Тайной Стражи Торо сар Пеланг и Лия сар Нелона проявились из чистого воздуха рядом со стеной одного из домов. Торо дернул щекой: насколько хорошо он мог выжигать жизнь, настолько же плохо у него получалось скрывать свое присутствие. Лия же обладала меньшим атакующим потенциалом, но куда как более тонко обращалась с силовыми линиями. Поэтому на сар Пеланг выступал в роли меча, а Лия - в роли щита и плаща. Сработанная пара давно моталась хвостом за магистром Ноком, отслеживая его перемещения и связи. Трижды их почти ловили, один раз они прошли по лезвию, почти сорвавшись.
  - Четвёртая неудача. Госпожа Касио не простит. Она запретила... - начала Лия.
  - Не имеет значения, что там сказала Касио. Мать приказала убить Нока. И я его убью.
  Немногие знали, что магистр Нок пережил Шисонскую резню и смог ускользнуть с секретами, за которыми охотились влиятельные люди Монархии.
  - Госпожа Пеланг будет недовольна, если я позволю тебе убиться об особо вычурную иллюзию виирагца.
  Торо раздраженно посмотрел на напарницу, но та лишь улыбнулась. Будучи мастером Воды и Земли, она могла позволить себе не опасаться взрывного характера сар Пеланг, который прекрасно владел Воздухом и Огнём. Стандартная боевая пара Тайной Стражи.
  - Возвращаемся к ресторации, нужно проследить за служанкой и допросить её, - буркнул мужчина.
  Они накинули капюшоны плащей и скрылись в лабиринте улиц.
  
   
  Глава вторая
  ЛОГОВО
  
  Нок прошёл мимо женщины, не удостоив её и взглядом. Если она собиралась отправиться с ним, значит, не сомневалась в возможностях сестры справиться с семейным делом в одиночку. Ми Алеско обладала необходимыми навыками. Обученная самим Ноком и несколькими инструкторами из Империи, которых он приглашал, торговка могла и красть, и убивать, и производить впечатление высокородной дворянки.
  За спиной магистра разгорался оживлённый диалог, и Нок предпочёл пока что понаблюдать за ситуацией. Ми станет прекрасным средством контроля изыскателя, благо виирагец держал её под наблюдением, как и всех "актёров" труппы.
  Мужчина бесшумно пересёк двор и поднялся по чуть обколотым ступенькам на веранду поместья. С одного из кресел, стоявших тут же, поднялся молодцеватый мужчина. В его пальцах мелькала тонкая деревянная палочка, а тонкие искусанные губы словно застыли в полуулыбке.
  - Джерай, я без промедления покидаю город. Со мной Филь с его ребятами, Орапи, Ми и син Тропаре. Ты вместе с остальной труппой остаешься здесь, ждёте гостей. Если кто-то явится - захватить и допросить. Убивать или нет - решишь сам. По прошествии недели уедете.
  - Понял, новертан. Разрешите начать приготовления? - коротко поклонился Джерай.
  - Иди, - Нок махнул рукой, отпуская подчинённого.
  Обычно в Кросде находилась полноценная боевая труппа, то есть двадцать человек, из которых минимум пятеро владели магией. Но сейчас магистр решил отступить от наставлений Имперского Кабинета. Он не смог извлечь необходимые знания из памяти син Тропаре без подготовки, а агенты чей-то разведки подобрались к нему вплотную.
  Двери в поместье распахнулись, подчиняясь воле Нока. Тот черной тенью пронёсся по первому этажу, стремительно собирая вещи, которые не собирался оставлять. Он не имел намерений когда-либо ещё вернуться в этот город. Поиски Книги Сариина, длившиеся почти десятилетие, наконец дали хоть какой-то результат. Нок улыбнулся: поиск особо важных вещей и людей у него превращался в целую историю и не занимал меньше пяти лет. Словно Многоликая Госпожа наслаждалась его метаниями по всем континентам.
  У Повелителя Иллюзий оканчивалось время. Боль, увечья и страдания, которые магистр оставил в прошлом, долгая жизнь, данная каждому магу - в будущем. И это будущее могло не наступить. Великая разработка Льдистого Рисая - двигатель Стихий, с помощью которого шисонский грандмагистр смог создать первый летающий корабль. И эта разработка попала в руки Сарийской монархии, конкретно к союзу магов, генералов и церковных иерархов. С таким козырем они давно уговорили монарха начать приготовления к масштабному вторжению на Терамманский архипелаг. А проводить поиски в кипящем котле противостояния не самая удачная мысль.
  Нок вышел на веранду, сопровождаемый парящими вещами. Син Тропаре всё ещё говорил с Ми, а Филь с пятёркой своих подчинённых ждал новертана у экипажа.
  - Орапи! - окликнул маг возившегося с колесом толстяка.
  Тот поднял блестящую на солнце голову и вопросительно взглянул на мага.
  - Вещи!
  Мужчина быстро кивнул и перехватил управление над парящими вещами. Орапи владел Менталом в достаточной степени, чтобы служить в боевой труппе, и такие фокусы не представляли для него сложности.
  Нок подошёл ближе к экипажу, прислушиваясь к разговору изыскателя и торговки.
  - Как давно вы служите этому имперцу?
  - Давно. Он нам помог. Мы помогаем ему. Это взаимный обмен, - лица Ми Нок не видел, но слышал её улыбку.
  Помог он им действительно сильно: молодые девчонки, желавшие управлять миром, быстро нарвались на людей, которые не желали склоняться перед двумя зарвавшимися бандитками. Нок оказался одним из этих людей.
  - Магистр, можно мне пойти с вами?
  - Не надо!
  - Как угодно.
  Безразличный ответ имперца совпал с восклицанием худосочного изыскателя. Син Тропаре вскинул тонкие ладони, словно призывая на магистра молнию с небес.
  - Господин Нок, но она хрупкая девушка! А после знакомства с вами не успело пройти и одного оборота часов, как меня попытались убить!
  "Хрупкая девушка" откинула полы изукрашенного серебряной нитью изумрудного шёлкового халата, который скрывал её фигуру. Изыскатель проглотил следующее восклицание, когда солнечный свет заиграл на металлических пряжках, застёжках и лезвиях. Под халатом скрывалась коллекция метательных ножей и кинжалов. Нок с удовольствием наблюдал за реакцией Ротара. Глаза адепта медленно вылезали из глазниц, а челюсть стремилась к земле. Ми запахнула полы и весело улыбнулась.
  - Подготовленная девочка, - Повелитель Иллюзий потрепал Алеско по голове.
  "Выдвигаемся!"
  Ментальное поле накрыло двор и привело в движение бойцов труппы.
  - Молодой человек, я видел вашу бурную беседу с девушкой. Чем вы недовольны? - спросил маг, когда Ми отошла к экипажу.
  - Тем, что знакомство с ними в прошлом свело меня с вами в настоящем, - буркнул син Тропаре.
  - А ещё вы в неё... влюблены? - вскинул тонкую бровь магистр.
  Его голос звучал холодно и безразлично, из-за этого многие думали, что у Нока полностью отсутствуют чувства и эмоции.
  Они ошибались. Для менталиста абсолютный самоконтроль - необходимое умение. И пока никто не знал, что творится в душе странного высокого виирагца, он имел определенное преимущество. Син Тропаре подобными навыками не владел. Появление Ми всколыхнуло душу изыскателя, именно ради этого девушка и пришла. Одна из многих, кого Нок обучил владению Иллюзиями. Одна из многих, кто нанесёт внезапный удар, если возникнет такая необходимость.
  Империя Виираг обладала сильной армией и могучим флотом. Но в лобовом столкновении между магами-стихийниками и менталистами-иллюзионистами победителя предсказать не представлялось возможным. Расположенные на противоположных концах мира Империя Виираг и Сарийская монархия оставались непримиримыми противниками на протяжении тысячелетия. Религиозная нетерпимость стала той пропастью, что пролегла между двумя народами. Поэтому Имперский Кабинет раскидывал свои сети по всем миру, множество людей работали на его эмиссаров.
  Син Тропаре медлил с ответом, но его мысли не могли ускользнуть от внимания Нока. Ротар оказался плотно окутан цепями романтики и привязанностей. На этом и строился расчёт магистра, когда он вызвал Ми в поместье. Небольшая подстраховка на тот случай, если странные блоки в мозгу изыскателя позволят ему сопротивляться воле мага.
  - Ладно, надеюсь, вы определитесь, что вас связывает с этой дамой, а пока что, если у вас нет вопросов, нам пора покинуть город, - бросил магистр.
  - Вопросов слишком много, и они слишком важные, чтобы задавать их на ходу. Разве что... почему труппа? Вы мало похожи на актёров.
  Нок скупо улыбнулся, представив, как объясняет в двух словах причину подобного обозначения боевого отряда. Не углубляясь в историю Виирага и культа Многоликой Госпожи.
  - Такова воля моих Богов, молодой человек. Отвечать на этот вопрос следует обстоятельно и не в дороге. Попробуете ещё раз?
  - Вам в дороге нужен подобный эскорт или охрана? - предпринял изыскатель новую попытку, хитро блеснув глазами.
  - Нет, - коротко качнул головой магистр. - Прошу вас, экипаж ждёт.
  Фургон, на козлах которого уже устроился Орапи, обошёлся Ноку дорого, но стоил каждой потраченной монеты. Схожесть с фургоном стражников оставалась именно схожестью. Внутрь вели три двери: две с боков и одна с тыла. На крыше имелся широкий люк. Специальные заклинания поддерживали комфортную температуру и свежесть воздуха, значительно облегчая путешествия. Пара выдумок магов Земли позволяли не беспокоиться об ухабах, ямах и поломках осей или колёс. Слабым местом этого великолепия оставались лошади, но Орапи умел находить общий язык с животными, а при необходимости мог их защитить от немагического оружия.
  Магистр забрался в фургон и вольготно устроился на удобном кресле, стоявшем в передней части экипажа. Его сопровождающие расселись по специальным откидывающимся лавкам. Коричневая кожа, чуть более светлый бархат и тёмное дерево добавляли обстановке уют. Небольшие окошки, через которые могли стрелять арбалетчики, захлопнулись, повинуясь наполненному магией жесту Нока, и одновременно с этим на потолке засветились три стеклянные сферы.
  "Орапи, трогай!"
  Фургон качнулся, едва слышно застучали колёса. Дорога обычно занимала три дня неспешной езды. Затеряться среди плотного потока повозок не являлось чем-то сложным. Но Нок знал, как обманчиво это впечатление. Среди повозок могли прятаться соглядатаи, на постоялых дворах, выросших, словно грибы после дождя вдоль тракта, могли ждать засады. Паранойя магистра не раз спасала его жизнь, и он решил прислушаться к ней ещё раз.
  "Едем быстро и без остановок".
  "А лошади?" - мысленный голос кучера окрасился грустью.
  "Заменим в поместье. Скорость сейчас решает".
  Ноку тоже не нравилось, что придётся пожертвовать лошадьми. Он не привязывался к ним, как толстяк, но считал, что так раскидываться ресурсами - расточительно. Фургон чуть затрясло, когда Орапи подстегнул лошадей.
  - Магистр, мы торопимся? - спросил Ротар, прекратив осматривать убранство кареты.
  - Да, молодой человек. У нас неотложные дела. А теперь будьте добры, не отвлекайте меня, - строго посмотрел Нок на изыскателя.
  Син Тропаре буркнул извинение и предпочёл продолжить беседу с Ми.
  - Сестра справится без тебя?
  - Да, вполне. Моё отсутствие, даже длительное, не повредит, - пожала плечами девушка.
  - Изыскатель, скажи мне, у тебя не было ощущения, что однажды одна из этих стервочек отрежет тебе некоторые части тела? - подал голос один из арбалетчиков.
  - Дарон, то, что я чуть не отрезала тебе язык, не значит, что я поступаю так со всеми мужчинами... - медленно протянула Ми.
  Между её пальцев мелькнул и пропал нож. Арбалетчик откинулся к стеке фургона.
  - Не понимаешь шуток, сумасшедшая. Хуже пьяного мужика!
  - А ты мне напоминаешь ломкую девочку. Тебе никто никогда не предлагал... - Ми жестами показала, что конкретно могли бы предложить арбалетчику мужчины.
  Он покраснел, стиснул зубы, но промолчал. Магистр Нок кашлянул, привлекая внимание, и, когда попутчики повернулись к нему, тихо сказал:
  - Не надо склок, господа. Дарон, если тебе хочется покинуть мою свиту - двери открыты. Ми, прекрати задирать окружающих, даже если тебя спровоцировали. Во всяком случае, в моем присутствии.
  Пикировка затихла. Магистр закрыл глаза. Колёса фургона катились по мощёным улицам города, оставляя его позади. Стража не заинтересовалась невзрачным экипажем, предпочитая обыскивать купцов. Никто не бросился по глупости или намеренно под ноги тяжеловозов. Никто не увидел. Тонкая, изящная печать Иллюзии, украшавшая внешние стенки фургона, отводила глаза и простым людям, и магам.
  Больше семидесяти лет Нок совершенствовался в ветви Иллюзии. Его мастерство и личная сила давно шагнули за рамки ранга Повелителя, но об этом знали лишь очень немногие. А о том, что Нок прошёл инициацию Тьмой, знали единицы. В Сарийской монархии эту ветвь считали стихийной, но чем больше о ней узнавал магистр, тем сильнее убеждался в ошибочности подобных суждений. Любая Стихия давала силу извне, и стихийные маги лишь учились её направлять через себя. Тьма же, как и Свет развивались из магического источника человека, изменяя его, приближая по силе к стихийникам.
  Нок постучал пальцами по подлокотнику кресла, слушая едва различимый скрип кристалла, заменившего предплечье и кисть. Инициация Тьмой не самая полезная процедура, а Истинная инициация Тьмой - откровенно вредная. Виирагец прошёл обе. После первой ему едва удалось сохранить магическую силу, после второй - он лишился рук и ног до локтей и коленей. Но замена оказалась приемлемой. Непроницаемо-чёрные пластичные кристаллы по ощущениям не отличались от настоящих конечностей и даже имели перед ними преимущество: потерянные части тела несли на себе проклятие из арсенала Света, причиняя постоянную боль, из-за чего Нок принимал сильнодействующую алхимию.
  "Это осталось в прошлом"
  Иллюзионист бросил взгляд на изыскателя. Тот повернулся к магистру с вопросом в глазах. Нок отрицательно качнул головой. Син Тропаре один из пяти выживших в инциденте у неизвестного острова. И один из двоих, кто жив до сих пор. Могли ли эти несчастные найти книгу Сариина? По всем расчётам, она улетела именно в тот район. Последняя книга из четырёх. Три другие уже давно в тайном храме, и с ними работаю сильнейшие новертани Империи. Что же произошло на том маленьком островке?
  
  Интерлюдия вторая
  
  Плотная бумага конверта жгла руки гранд-адмирала. Сложное заклинание Огня уничтожит любого, не имеющего права сорвать сургучную печать яркого синего цвета. Офицер, доставивший пакет, отдавал его с опаской, словно подозревая, что находится внутри. Гранд-адмирал Горкамос сар Троло смотрел на толстый конверт и размышлял, что произойдёт, когда он его откроет. Сар Троло прожил долгую жизнь, хотя так и не смог подняться выше уровня мастера Воздуха.
  "Ещё два десятка лет... может больше... а потом - отставка" - печально подумал адмирал, облокотившись на планширь фальшборта.
  Порыв ветра ударил по пакету, словно стараясь вырвать конверт с приказами. Сар Троло предпочитал верить порывам родственной Стихии, но сейчас он не мог пойти на поводу у своих предчувствий.
  - Господин гранд-адмирал? - голос, донесшийся сзади, принадлежал одному из свитских Горкамоса.
  Сар Троло не удостоил того ответом и одним движением по-старчески сухих, но всё ещё сильных пальцев, сломал печать. Легкий отсвет распавшегося защитного заклинания, и вот гранд-адмирал уже вчитывается в четкие, строгие строчки приказа.
  - Приказ на погрузку припасов. Отменить все отпуска. Время ещё не настало, - с непроницаемым лицом повернулся маг воздуха к своей свите. - Приказа на выдвижение нет.
  Явное разочарование скользнуло по лицам стоявших перед гранд-адмиралом офицеров. Они готовились отправиться на войну, они хотели воевать, они верили в победу.
  "Очень много молодых, горячих и сильных. Скольких из них никто больше не увидит?"
  Эта мысль так и просилась на язык, но сказал сар Троло другое:
  - Господа, вы свободны. Приказы вам доведут через несколько больших оборотов.
  Свитские подтянулись и чётким движением приложили правый кулак к середине груди, салютуя старшему по званию. Когда они ушли, сар Троло ещё раз посмотрел на приказ.
  
  "Подготовиться к немедленному выступлению Восходного флота по первому приказу. Обеспечить наличие на кораблях двух третей необходимого экипажа одномоментно. Усилить мероприятия по охране места базирования. Высшим Монаршим дозволением Вам предоставлено право казнить и миловать любого подданного Монархии, обнаруженного в месте базирования.
  Командующий морскими силами Сарийской монархии Верховный адмирал сар Деу"
  
  Внизу шла приписка, сделанная лично сар Деу:
  
  "Старый альбатрос, будь готов к неожиданностям. И держи "Ольмскую чуму" под рукой. Кто знает, когда тебе понадобятся эти... героические специалисты"
  
  Гранд-адмирал пробежался взглядом по последним строчкам приказа и задрал голову вверх, когда бумагу накрыла тень. Над ним медленно и величественно проплывал борт корабля, обитый стальными листами. Тумбы воздушных рулей тускло светились, а значит главный преобразователь работал едва ли в четверть мощности. Амбразуры боевой палубы закрыты. Тяжелый трехмачтовик вернулся с патрульного вылета.
  Горкамос посмотрел за борт. Далеко внизу люди, похожие на насекомых, суетились вокруг многочисленных кораблей, замерших на волнах большой закрытой бухты.
  "Как давно мы здесь? Сколько лет скрываем целый город?" - взгляд гранд-адмирала перескакивал с одного корабля на другой.
  Старые и новые, с мачтами и уже без них. Летающим новоделам мачты оказались не нужны. Только воздушные и водные рули.
  - Капитан, возвращаемся! Посыльного ко мне! - зычно приказал сар Троло.
  - Есть возвращаться! Рулевой!
  Небольшой клипер, паривший над бухтой, двинулся вперёд, снижаясь по спирали. Старый офицер смотрел на приближающуюся водную гладь и размышлял над припиской сар Деу.
  - И заходите к пятому причалу! Мне нужно поговорить с одним капитаном.
  * * *
  
  Две лошади из четырех выдержали. Умершие же пали уже на лесной дороге, которая вела к небольшому поместью, где Нок проводил очень много времени. Магистр почувствовал их смерть, равно как и ментальное усилие возницы, откинувшее тела животных к деревьям. Скорость движения упала, но это уже не имело значения. Никто не смог бы найти в этом лесу даже монумент Многоликой Госпожи в сотню ростов высотой, так качественно зачаровал Нок местность вокруг своего логова.
  Колёса застучали по камню, фургон резко повернул и замер.
  - На выход! - махнул рукой виирагец.
  Двери распахнулись, впуская тусклый закатный свет и запах свежей хвои. Арбалетчики с бранью повыскакивали наружу, Алеско дождалась, когда син Тропаре подаст ей руку и с грацией танцовщицы ступила на круглую площадь, мощённую цветным кирпичом. Нок вышел последним.
  - Учитель, я рада вашему возращению, - из воздуха появилась женская фигура в чёрной мантии из искристого шёлка.
  - Фрейга, - приветливо улыбнулся Нок.
  Верная последовательница, вверившая свою жизнь в руки магистра. Почти четверть века она предано служила ему, отринув все свои желания. Магесса, начинавшая как адептка Воды и Земли, спустя годы стала могущественным магистром. И не только в природных Стихиях: как и Нок, она овладела Тьмой.
  - Ваши покои ждут вас, - церемонно поклонилась женщина. - Как и ваши.
  Фрейга бросила быстрый взгляд на син Тропаре и Ми.
  'Учитель, зачем они здесь?'
  'Проблема оказалась сложнее, чем мы предполагали, дитя...'
  Мгновенный обмен мысленными репликами остался незамеченным. Виирагец взял Ротара за локоть:
  - Молодой человек, идёмте, я покажу место, где вам придётся провести какое-то время. Да, и библиотеку тоже, - ответил имперец на невысказанный вопрос в глазах адепта.
  Ми и Фрейга молчаливо следовали за ними. Магистр неторопливо шагал по камням круглой площади, примыкавшей к фасаду поместья, врезанного в склон горы. Невыразительная скальная стенка, без каких-либо украшений скрывала за собой настоящий лабиринт из ходов и комнат. Изыскатель крутил головой, разглядывая окружение, и Ноку не требовалось применять магию, чтобы почувствовать с трудом сдерживаемые вопросы. Син Тропаре не выдержал.
  - Как вы смогли всё это построить? То есть... вы получили на это разрешение? Это же заповедные леса! - молодой маг развёл руками, словно стараясь охватить ими площадь и деревья, окружающие её.
  - Давно ли эта местность заповедник? - ответил вопросом на вопрос Нок, поднимаясь по ступенькам, которые вели к широким входным дверям.
  - Вы и к этому приложили руку? - вскинул брови Ротар.
  Магистр оставил вопрос без ответа. Двери перед ними распахнулись, открывая проход в высокий просторный восьмиугольный зал. Его стены, скрытые мощнейшими иллюзиями, создавали полную видимость песчаной бури в пустыне. Гул ветра и песка надавил на уши Нока, словно приветствуя хозяина. Потолок демонстрировал скрытое пылью солнце.
  Фрейга без слов растворилась в этом иллюзорном буйстве стихий. Они ещё успеют обсудить вопросы, возникшие за время его отсутствия. Сам магистр с улыбкой повернулся к гостям.
  - Вас проводят в гостевые покои, - на эти слова имперца из иллюзорной пылевой бури показался высокий худой юноша с невыразительным и незапоминающимся лицом, одетый в просторную белую рубаху и таких же просторные штаны. - Вы отдохнёте, а после этого мы приступим к тому, ради чего я вас сюда привёз, молодой человек. Ваша память скрывает секреты, и я их получу.
  Улыбка Нока застыла, а сам он растворился в воздухе, скрываясь за мощным магическим щитом. Маг дождался, когда слуга увёл Ми и Ротара сквозь песчаную завесу, и направился к массивной центральной лестнице, которая витками уходила вверх и вниз. Сверху находились апартаменты Нока и его приближённых, обширная библиотека, занимавшая огромный зал, и святилище Многоликой Госпожи. Именно в него и направился маг. Мужчине лучше думалось в окружении искусных изваяний, созданных Фрейгой по его просьбе.
  Девушка нашла его через год после случившегося в крепости Рисая. В первый и последний раз она проявила своеволие, проигнорировав его приказ. Нок не спросил, что стало с ребёнком, которого она должна была родить после близкого знакомства с гарнизоном. И не стал смотреть её память. Как бы сильно ни повлиял на тогда ещё просто адептку плен, магистр знал, что она не смогла бы просто избавиться от зародившейся жизни.
  Лестница вела из пустыни в зелёный сад. Незваный гость никогда не пройдёт дальше первого зала, умерев от обезвоживания в бесконечных дюнах. Иллюзии второго этажа в первую очередь создавали умиротворенную обстановку и окружение и лишь потом могли считаться новым кругом защиты. Нок шёл извилистым широким коридором. Камень испещрённый узорами печатей, поддерживающих фантом растений и травы, чуть вибрировал, пока магистр шагал.
  Повелитель Иллюзий знал, что изображается на стенах с помощью магии, и чувствовал, как сила, скованная печатями, пытается зацепиться за его разум, но иллюзии никогда не могли подчинить своего создателя. Для магистра этот коридор всегда оставался лишь причудливо изукрашенным резьбой проходом в скале. И чем дальше мужчина проходил, тем сильнее отпускал контроль над своим источником, бившимся в груди словно второе сердце. Сгусток Тьмы размером с кулак. Вокруг Нока закружился смерч из чёрного тумана, который мог бы разглядеть любой человек, а не только тот, кто владеет магическим зрением. Тёмная сила заполняла коридор. Нок позволил себе расслабленную улыбку: скрывать шлейф Тьмы, который с каждым годом креп и рос, становилось всё сложнее.
   
  Глава третья
  ЛАБИРИНТ РАЗУМА
  
  Ротар устало откинулся на подушки, рядом лежала, сверкая глазами в слабом свете свечей Ми. Сестра Ти Алеско явно радовалась, что ей не пришлось этой ночью делить син Тропаре с кем бы то ни было. И изыскатель это чувствовал.
  Им выделили комнаты на первом этаже спрятанного в скале поместья, но Ми не собиралась там ночевать, о чём сразу и заявила молодому магу. Иногда хозяйско-собственнические замашки Алеско вставали изыскателю поперёк горла, но сёстры щедро платили.
  - Повторим? - нежно проворковала Ми, прижимаясь к магу.
  - Позже, - на Ротара внезапно накатила злость, кровь ударила в голову, а его пальцы с силой сжались на запястье любовницы.
  Она не осталась в долгу, замахиваясь свободной рукой. Наваждение спало так же быстро, как и возникло, а через комнату прошла волна магии. Очень мощная. Изыскатель вскочил с постели, не понимая, что происходит.
  'Нас нашли?!'
  - Успокойся, - тихо сказала Ми, садясь на кровати. - Это Нок. И Фрейга.
  - Что? В смысле? - удивлённый маг повернулся к девушке. - Такой выброс бывает от резонанса источников. Они, что?.. Любовники? Учитель и ученица?
  В голосе Ротара прорезалось презрение. Подобные отношения давно канули в прошлое, и, если где-то кто-то узнавал о подобном, на репутации мага-учителя можно было ставить крест.
  - Глупец, - серьёзно ответила Ми. - Если ты хоть как-то выразишь своё отношение к этому факту, Фрейга превратит тебя в статую. В полноценную гранитную статую, станешь памятником самому себе.
  - Я понимаю: такой позор... - неуверенно протянул изыскатель.
  - Иногда мужчины ещё глупее, чем кажутся, - покачала головой девушка. - Сколько лет Фрейге?
  - Около двадцати пяти, сложно сказать точнее, - пожал плечами син Тропаре. Возраст мага и его внешний вид часто не совпадали.
  - Сорок шесть. Ещё дать подсказку? Она училась в Академии Высоких Искусств. И с Ноком связалась до того, как стала его личной ученицей...
  - 'А ещё в темнице была девка, говорили, что подстилка этого имперца-беглеца. Я с ней ничего никогда, а вот ребята порой захаживали. Померла видать, её уже умирающей в камеру тащили', - изыскатель процитировал по памяти слова ветерана из шисонской крепости. - Так это была Фрейга?
  - Да.
  Ротар сел на краешек кровати и невидяще уставился на огоньки оплавившихся свечей. Он многое знал, о многом описал, но редко имел возможность оценить изменения человека, которого пыталась скрутить в пружину Судьба.
  - Откуда ты это знаешь?
  - Мы хотели её...
  Что конкретно собирались сделать сёстры с девушкой осталось тайной. Бесшумно отворилась входная дверь, и в комнату вошёл слуга.
  - Господин Нок извиняется за произошедший прорыв тёмных эманаций, он превысил расчётные значения. Так же он просит избавить его от грязных инсинуаций, и, цитирую: 'Если вы пока не способны думать о чём-то ином, отличном от женских прелестей, то приглашаю вас для личной беседы в мои комнаты'. Считаю необходимым добавить, что отказываться от данного предложения верх глупости.
  Изыскатель смотрел на безучастное лицо слуги. Человек среднего возраста и невыразительной внешности, в светлой просторной рубахе и таких же штанах.
  'Чем он отличается от того юноши, что показал эту комнату?' - подумал Ротар.
  Все слуги Нока казались близкими братьями: невыразительные, каких из сотни сотня, незаметные, скорее мебель, нежели люди. Молодой маг встречался с гомункулами Хараганского архипелага, но по сравнению со стоявшим перед ним мужчиной, они казались примером индивидуальности и разнородности. При абсолютно одинаковой внешности эти искусственно выращенные существа отличались поведением друг от друга. Немного, но всё же заметно.
  'А его лакеи...' - син Тропаре задумался, подбирая слово. - 'Его лакеи, как големы! Кажутся живыми, а на самом деле...'
  - Прошу вас поторопиться с решением, молодой человек. И будьте добры, оденьтесь.
  Тон, которым это было сказано, не нёс в себе и толики эмоций: ни раздражения, ни иронии, ни сарказма. Ничего. Так мог бы говорить каменный истукан.
  - Я жду вас в коридоре, - лакей коротко кивнул и вышел из комнаты.
  Ротар обернулся к так и не вставшей с кровати Ми. Та улыбнулась.
  - Потом расскажу всю историю. Не заставляй господина Нока ждать.
  Девушка улеглась, устраиваясь поудобнее и накрывшись тонким одеялом. Син Тропаре хмыкнул и притянул выданную слугами одежду. Не прошло и пары оборотов малых часов, как он вышел к лакею, облаченный в такие же штаны и рубаху, только чёрного цвета.
  - Идите за мной. Не отставайте и не сворачивайте, - глухо произнёс мужчина и быстро зашагал куда-то. Возможно, он и видел коридор, а перед син Тропаре опять открылась пустыня, но не поглощённая бурей, а освещённая мириадами ярчайших звёзд. Слуга шёл, утопая в песке по щиколотки, полностью игнорируя этот факт. Они шли по барханам, поднимаясь по осыпающимся дюнам. Иногда в воздухе появлялись смазанные тени дверей и арок.
  - Не рискуйте проверять, куда ведут эти двери, - не оборачиваясь, сказал слуга.
  Изыскатель и не думал свернуть с пути, которым его вели. Он не хотел проверять, как поведёт себя искажённая иллюзия и куда его выкинет.
  - А что это? - осторожно спросил син Тропаре, минуя ещё одну полупрозрачную арку.
  - Выброс силы магистра и его ученицы, защита оказалась не готова к столь сильному напряжению. Уже не важно, господин Нок принял необходимые меры, - негромко ответил провожатый.
  Их путь окончился у двустворчатых дверей. Нереально гладкая, зеркальная каменная поверхность и искрящиеся в свете звёзд круглые серебряные ручки. Син Тропаре уже перестал удивляться вывертам фантазии иллюзиониста. Подобные ухищрения и затраты сил имели защитную функции, а якобы убитый однажды магистр имел все основания встречать гостей магическим лабиринтом.
  'Это не вспоминая про засаду!'
  - Прошу вас, - слуга открыл одну из створок, пропуская молодого мага вперёд.
  Переход из бескрайней пустыни в замкнутое, пусть и просторное помещение чуть-чуть ошеломил адепта. Ещё одной причиной для удивления стали стены и потолок комнаты. Золото, серебро, истинное серебро. Если син Тропаре не ошибался, то стены изыскательской в денежном выражении стоили больше чем некоторые дворцы.
  'Адепт, надеюсь вы отдохнули с дороги? У нас есть несколько часов, которые следует потратить на изыскания в вашей памяти'.
  Ментальное касание Нока оказалась очень сильным. Он не разменивался на голос или текст: полноценные образы вторгались в разум Ротара, как злые штормовые волны, обрушивающиеся на берег.
  - Прошу прощения, молодой человек, - Нок появился из воздуха перед изыскателем. - Я несколько расслабился. Фрейга, приготовь пожалуйста нашего гостя.
  Девушка появилась за спиной Ротара и подтолкнула его вперёд. Он обернулся, но всё, что маг хотел сказать, застряло в его горле: взгляд полностью чёрных женских глаз, без белка и радужки, излучал какое-то предостережение. Изыскатель задумался об осведомлённости хозяев этого странного дома.
  - Дитя, просто подготовь его, - ровно повторил Нок.
  - Да, учитель, - кивнула Фрейга. - Идите, адепт. У вас была насыщенная ночь, а утром вы пожалеете, что ваша любовница не убила вас.
  Син Тропаре промолчал. Он получил подтверждение своей догадки: секретов от Нока и его ученицы в этом доме нет.
  - Избавьте меня от своих извинений, адепт, - добавила девушка.
  Она подвела Ротара к центру комнаты и встала рядом. Взгляд мужчины мазнул по женской фигуре, отмечая детали, скрытые шёлком мантии, поэтому рука, возникшая перед его лицом, стала неприятной неожиданностью. Изыскатель смотрел, как истаивают в воздухе иссиня-чёрные когти.
  - Нет, дитя.
  Голос Нока заставлял кости и органы адепта Тропаре вибрировать. Буквально. Старый маг крепко сжимал девичье запястье, не давая Фрейге нанести смертельный удар. Ротар слышал скрип костей и, внезапно, хруст стекла. Глаза имперца сочились чёрным туманом, ниспадавшим к нему на грудь и клочьями разлетавшимся по залу.
  Изыскатель чувствовал, что между застывшими магами Тьмы идёт неслышный разговор. Воздух между ними ещё не стал осязаемым, но к этому шло. Попытку вставить слово, Нок прервал на уровне мысли:
  'Молчите, молодой человек!'
  Ментальный удар едва не свалил син Тропаре с ног. Именно удар, потому что назвать вторжение в разум подобной силы 'обращением' - сильно погрешить против истины. Тёмная сила, настолько насыщенная, что даже изыскатель мог её увидеть своим слабым магическим зрением, оплетала его голову. Такая же едва заметная дымка скрывала лицо Фрейги.
  - Я поняла, учитель. Простите.
  Сорокалетняя женщина с внешностью молоденькой девушки качнула головой, словно отгоняя наваждение. Нок выпустил её запястье и посмотрел на син Тропаре.
  'Ваш мужской интерес мог стоить вам жизни, а мне - потраченных усилий. Будьте добры, держите при себе всяческие желания, а после реализуйте их с Ми, если уж она здесь. В ином случае, чтобы гарантировать вашу жизнь, я буду вынужден совершить с вами некий ритуал, который позволит вам существовать в окружении женщин, не провоцируя их и себя на внезапные действия!'
  Новый поток образов почти лишил Ротара сознания. Он со стоном опустился на колено.
  - Что ж... Приступим.
  Третий ментальный удар, и Тьма затопила разум адепта.
  
  * * *
  
  Влажные леса живут в несколько ярусов. По земле передвигаются те, кто слишком тяжёл для веток среднего яруса. Обычно это крупные хищники и травоядные. На среднем ярусе господствуют многочисленные вариации ящеров, вплоть до древесного дракона Редкое животное способно противостоять ему в открытой схватке. Верхний ярус - это прибежище тысяч птиц разной расцветки и формы.
  Син Тропаре проводил взглядом нескольких певучих копак красно-жёлтой расцветки и повернулся к сопровождающему:
  - Буквально несколько песчинок, - изыскатель достал из глубокого кармана потрёпанную тетрадь, раскрыл её на чистом листе и заскользил по нему магией, выжигая буквы.
  Варварское отношение к качественной и дорогой бумаге син Тропаре оправдывал удобством метода. Возить с собой полн??ый писчий прибор - это не то, что может себе позволить не такой уж и богатый изыскатель. Даже простое артефактное перо не могло устроить адепта - в условиях постоянных разъездов шанс потерять драгоценную вещь возрастал катастрофически.
  Ротар непозволительно отвлёкся и плетение, которое он сформировал на кончике среднего пальца вспыхнуло, прожигая несколько листов.
  - А, Бездна!
  - Не кричите, господин маг. И не поминайте здесь Бездну, сквозь эти густые листья Двуединый нас не сможет рассмотреть, - тихо указал Ротару сопровождающий.
  Маг оглянулся на солдата в тропической форме линграмской корабельной пехоты, бросавшего настороженные взгляды на окружающую их чащу. Десятника Шольта и его отряд приставили к нему ещё на материке, в штабе Теромманского флота королевства Линграм. Щедрое вознаграждение адмиралу и капитану 'Королевы Асоло', на которой син Тропаре прибыл на остров, позволяло обеспечить определённый и достаточный комфорт для не избалованного богатством изыскателя. Сёстры Алеско выделили необходимые суммы для подкупа нужных людей. А в том, что они знают правильные цены, син Тропаре не сомневался.
  Из-за деревьев показался один из подчинённых десятника. Солдаты не удосужились представиться, поэтому изыскатель предпочёл различать их по особенностям внешности. Этот был Сопливым.
  'Мечта целителя', - отстранённо подумал маг.
  Яркие цветы, украшавшие стволы и ветви деревьев, пахли одуряюще. Син Тропаре даже показалось, что он видел аналог асолии - родт. Хотя это могла быть безобидная шолька, и отвар её листьев бодрил и помогал справляться с простудами, а не вносил разлад в энергии человеческого тела, лишая возможности пользоваться магией.
  'Сколько внешней схожести, столько же различий в сути'.
  Изыскатель переступил через толстое гнилое бревно, оплетенное лианами, шагая к видневшейся за деревьями полянке. Лес здесь отступал, полукругом прижимаясь к обрыву.
  - Стойте, - сильные пальцы десятника впились в плечо Ротара. - Не выходите на поляну.
  - Почему? - удивлённо вскинул бровь син Тропаре, поворачиваясь к сопровождающему. - Там впереди нет никакой живности...
  Син Тропаре замолчал, осознавая смысл своих слов. Он снова посмотрел на поляну. Разлапистые папоротники и небольшие кусты поднимались листьями и ветками почти до пояса. В таком разнообразии могло спрятаться что-то большое, которое не увидишь, пока не наступишь. Теромманский архипелаг считался не только последней цитаделью древней цивилизации, но и единственным местом в мире, где различные змеи и ящеры составляли основу животного мира.
  Ротар нахмурился, а потом без единого звука ударил по полянке расходящимся конусом сырой силы. Магия Огня и Воздуха. Кустарники вспыхнули, почти мгновенно обращаясь в пепел, который ветер сносил в сторону обрыва. Не прошло и оборота малых часов. На перед магом и солдатами предстала голая земля. Зелёный покров скрывал небольшую каменную плиту, покрытую узором.
  - Любопытненько... - син Тропаре шагнул вперёд.
  
  * * *
  Магистр обошёл вокруг погруженного в транс адепта и задумчиво покачал головой. Страх оказался недостаточным стимулом. Наведённая защита оказалась очень крепкой, неожиданно крепкой. Такой впору красоваться на мыслях грандмагистра, а не простого слабенького изыскателя.
  Воспоминание было ложным. Его создатель торопился, когда устанавливал барьеры. И явно не ожидал, что в голове изыскателя станет копаться имперский палач-дознаватель. Узор на плите, да и сама полянка с плитой - это якорь всего воспоминания. Искусно вплетённого в реальные впечатления молодого мага, но всё равно фальшивого.
  Нок махнул рукой, создавая иллюзорное кресло, и, присев, задумался. Почерк выдавал имперскую школу Ментала.
  'Кто-то, прошедший полный курс обучения в одной из школ Имперского Кабинета. Возможно, зверолюд? Но что он забыл в глубине архипелага, на котором не утихает война? В Сариинской Академии могли подготовить специалиста по внутренним техникам, а Тайная Стража натаскать на профессиональную ломку чужих мозгов. Могли ли они получить знания об имперских техниках? Могли. Кто ещё? Хараган? Хитромудрый Создатель, искавший новый материал для своих изысканий. Если так, то книга могла уже давно покинуть острова. А если нет? Кого встретили линграмцы? Или что? Старый артефакт, переживший Обновление?'
  Когда-то Теромманский архипелаг был вершинами горной цепи. Достоверных знаний о том, что произошло, какой катаклизм изменил лицо мира до неузнаваемости, не сохранилось. Прежние народы затерялись в бурных веках, сгинув вместе со своими государствами, землями и, самое главное, знаниями. Тысячелетия спустя, магистр Тьмы и Иллюзии пытался связать воедино события и факты, уходившие корнями в седые глубины истории.
  Фрейга всё это время стояла рядом. Девушка молчала. Нок знал, что она не хочет прерывать его размышления.
  - Да, дитя? Задавай свои вопросы.
  - Вы считаете, что только этот адепт способен привести нас к Книге Сариина? - презрение в голосе Фрейга скрывала очень хорошо, но недостаточно для проницательности Нока.
  - Он позволил себе лишь взгляд, девочка. Успокойся, - тихо произнёс мужчина. - Я не знаю, к чему он может привести. Его записи лишь дают намёк на возможную находку: 'Не могу вспомнить день и месяц. Вроде бы тридцать пятый день... а месяц? Мы столкнулись в храме с чем-то. Солдаты умерли почти сразу. Полупрозрачные струны пронзали их и рассекали на части. Очень много струн. Казалось, что мы попали в сети какого-то паука. Прежде чем маг вытолкал меня из зала, я увидел книгу. Именно из неё тянулись эти струны-убийцы. Неужели это силовые линии заклинания? Но какого?' - процитировал Нок.
  - Силовые линии, - понимающе кивнула Фрейга.
  Книги, древние артефакты неизвестного авторства. Магия крепко связывала их с определёнными территориями неисчислимым количеством едва заметных силовых линий. С помощью этих книг открывалась возможность попасть в любую точку соответствующего материка. Именно так Нок сбежал из Академии Высоких Искусств Сарийской монархии, но перед этим отправил две из трёх хранившихся там книг за океаны, спрятав в только ему известных местах. На третью книга, Книгу Сариина, его сил не хватило, и портал открылся в случайном месте, а сам артефакт исчез.
  - Да, ученица. Отличительный признак. Других подобных магических предметов я не знаю.
  Фрейга подошла к застывшему адепту и всмотрелась в его лицо.
  - Но почему сохранилась эта записка? - спросила женщина.
  - Хороший вопрос. Он мог написать её до того, как заклинание набрало силу. Ментальная техника такого объёма не может развернуться мгновенно. Качественно и устойчиво подменить воспоминания - задача сложная, - Нок потёр подбородок. - Только зачем она нужна?..
  - Когда проще убить человека, - закончила за учителя Фрейга. - Возможно он не тот, за кого себя выдаёт?
  - Тот. Сестрички укатали его после того события. Проверяли всеми возможными способами, и на личность тоже. Да и от меня скрыть подмену не удалось бы... - задумчиво произнёс маг. - Это очень напоминает последствия стационарного защитного заклинания. Подобными прикрыты морские порты Империи: нападающим они активно мешают, а отступающим плотно внушают всякие ужасы. И опять же, такого стойкого эффекта очень тяжело добиться.
  Перед магом из воздуха соткалась небольшая часть архипелага с высоты птичьего полёта. Большие и маленькие острова, разделённые проливами различной ширины. Взгляд Нока скользил по островам с известными развалинами. Несколько сотен клочков земли. Бессчётное количество построек. Многие из них маг посетил лично, о других собирал сведения, к третьим отправлял своих подчинённых. Пустота и тишина. Найдено было всё, что возможно, только не то, что нужно.
  - 'Королева Асоло' уничтожена пожаром в порту, документы сгорели, старшие офицеры и команда пропали. И кто-то методично отследил выживших. Теперь вот это... Мы получили новые загадки вместо ответов на старые. Кто-то методично резал ниточки, и это уже не спишешь на оборону.
  - Будем изучать новые факты? - полуутвердительно спросила Фрейга.
  - Да, начнём с нашей библиотеки. Всё равно я обещал показать ее молодому человеку, - Нок пошевелил пальцами приводя Ротара в сознание. - Как ваше самочувствие?
  - Вполне! Готов к подвигам! - бодро ответил син Тропаре и удивлённо вскинул брови. - Хотя мне это несвойственно.
  - Замечательно. Помнится, я обещал показать вам свою библиотеку? Извольте следовать за мной, - магистр встал и развеял иллюзорное кресло, а затем широкими шагами направился к выходу из изыскательской. Фрейга словно тень направилась следом.
  Син Тропаре постоял пару мгновений и бросился догонять хозяев поместья. Ментальные щупы имперца медленно разжимались, позволяя изыскателю осознавать реальность.
  - Вы поставили на мне опыт! Не предупредив меня! - возмущённый вопль адепта ударил по ушам Нока.
  - Да, молодой человек, и я это сделал ради вашей безопасности, - не останавливаясь, отмахнулся маг. - В ваших мозгах покопался кто-то, очень сведущий в Ментале. Это может иметь далеко идущие последствия. Поэтому необходимо срочно понять, какому конкретно воздействию вы подверглись. Не отставайте.
  
  Интерлюдия третья
  
  Ночь опустилась на Ксард незаметно. Лия сар Нелона стояла в темноте узкого длинного переулка, пристально наблюдая за воротами небольшого поместья, куда привели их следы Нока. Её напарник сидел на крыше, следя, чтобы никто не смог подобраться незаметно к агентам Тайной Стражи.
  Лия потерла амулет, благословлённый жрецом Двуединого, и ещё пристальнее вгляделась в ворота поместья. Нок очень сильно старался, скрывая это место от посторонних глаз, но его потуги не сравнятся с мощью служителей истинного Бога.
  - Я насчитал трёх часовых. Свет в доме не горит, - тихо прошептал Торо сар Пеланг, спускаясь на землю.
  Маги потратили три дня на поиски, которые привели их к Южному гостиному двору. А теперь им предстояло самое сложное: убедиться, что их цель всё ещё там, а не скрылась из города.
  И в этот самый момент к воротам подошёл мужчина. Невысокий, худой, с шаркающей походкой. За спиной у него болтался полупустой походный мешок, но это была последняя деталь, которую смогла рассмотреть Лия в опустившейся темноте.
  - Кто-то с Гостиного двора? - тихо спросила девушка.
  Тихий вскрик, а затем ночной гость взорвался ошмётками плоти, разорванный странным облаком. Лия мгновенно вырастила перед собой каменную перегородку, по которой мгновение спустя застучали многочисленные тонкие иглы.
  - Имперский пронзатель?! - вздрогнул сар Пеланг, не рискую выступить из-за укрытия.
  - Серьёзная защита, - хмыкнула сар Нелона, присаживаясь на корточки и рассматривая пробивший преграду снаряд.
  Имперские маги редко могли напрямую противостоять мастерам и магистрам Стихий, поэтому они изобретали различные артефакты, помогавшие в бою. Пронзатель представлял собой небольшой деревянный тубус, умещающийся в ладони и плотно набитый иглами. Изнутри его днище и стенки изукрашивались тонкой резьбой, служившей трафаретом для силовых линий. Магу оставалось лишь пустить силу в эту пустую печать и мысленно представить область поражения. Вариантов пронзателей существовало великое множество, а вот попавшие под его удар жертвы выглядели, чаще всего, одинаково.
  Рваные ошмётки того, что ещё недавно было человеком, не успели коснуться земли, когда события понеслись вскачь. Из двух соседних переулков к поместью рванули какие-то согнутые, скрюченные фигуры, руками почти достававшие до земли.
  Лия шевелила губами, считая атакующих, которые словно волна захлестнули ограду и ворота. Нападение развивалось стремительно: странные, непохожие на людей бойцы врывались в поместье, абсолютно игнорируя возможное внимание стражи. За оградой громыхнуло. Торо вздрогнул и всмотрелся в темноту, разгоняемую зарождающимся пожаром. Он явно что-то чувствовал, что-то связанное с одной из его Стихий. Огонь разгорался всё сильнее, улица опустела, но ни жители, ни стража не появились на горизонте. Протяжный скрип возвестил о потере перекрытиями прочности, а затем здание сложилось внутрь, позволив вырваться к небу огромному языку пламени.
  - Это не магический огонь, - тихо проговорил сар Пеланг. - Они что-то хранили в подвале...
  Закончить мысль ему не дало тяжёлое сопенье, раздавшееся из глубины переулка. Агенты обернулись. В трёх шагах позади стоял один из нападавших. Его глаза тускло светились белым цветом, короткая шерсть, покрывавшая всё тело, чуть поблёскивала, отражая бушующий пожар. Когда-то это был человек. Сейчас же он напоминал Лие зверолюда, давно и прочно забывшего человеческий облик.
  Монстр низко зарычал, и посланники Тайной Стражи завалили его заклинаниями. Камень улицы сковал сильные ноги, напоминавшие волчьи лапы, вскинутые когти завязли в воздухе, кровь замедлила ток, а пасть полная зубов лишь беспомощно хлопала в попытке вдохнуть и наполнить лёгкие.
  - Попробуем узнать, кто же на нас напал.
  Языки пламени над поместьем взвились ещё выше. Поместье пылало, пожирая дерево и тела нападавших.
  - Раз уж они лишили нас нашей добычи... - тихо проговорил Торо, наблюдая, как теряет сознание пойманный монстр.
  
  Глава четвертая
  ХРАНИЛИЩЕ ЗНАНИЙ
  
  Книги, бесконечное множество книг - вот что увидел Ротар, когда вошёл в едва заметную арку, сиротливо поднимавшуюся из песков иллюзорной пустыни. Полки врезанные в стены пещеры, поднимались высоко, куда там человеческому росту или даже двум. Син Тропаре мог поклясться всеми Дарами Двуединого, что до потолка минимум четыре роста. Иные размеры этой рукотворной пещеры скрывала мгла.
  Нок махнул рукой и потолок засветился, позволяя по достоинству оценить представшую перед изыскателем коллекцию. Библиотека была огромна: аккуратные углубления полок, заполненных книгами, превращали стены в яркое лоскутное полотно, за которым почти исчезал камень. Четыре огромных квадратных колонны, стоявшие в ряд, поддерживали свод пещеры, и в их гранях тоже прятались книги.
  Ротар поражённо огляделся и только тогда обратил внимание на пол, украшенный сложным орнаментом. Снова золото и разновидности серебра. Изыскатель задумался.
  'Откуда у него такие средства? Насколько неприлично он богат?'
  Молодой маг скользил взглядом по обстановке, пока не наткнулся на ироничный взор хозяина.
  - Я очень неприлично богат, молодой человек. Знайте, верному последователю Многоликой несложно разбогатеть, особенно в невежественной стране.
  - А как же ваш догмат 'Не укради'? - прищурившись, спросил Ротар.
  Нок на это лишь умиленно улыбнулся.
  - Какая поразительная образованность. Молодой человек, вы неправильно цитируете. Гхм, - магистр прочистил горло, и как-то подобрался, словно выступая перед слушателями. - 'Поступок, совершённый из зависти, гордыни, алчности, похоти неимоверной или гнева, суть зло. Зло, причинённое единоверцу, не имеет оправданий перед Многоликой'. Так что не стоит низводить эту мысль до простого 'не укради'. Империя может красть, грабить и убивать, столько, сколько потребуется для благополучия имперских подданных. Но я несколько увлекся, а 'мера должна быть известна даже самым рьяным последователям Многоликой'. Давно не читал лекций...
  Син Тропаре удивленно качнул головой. Он не ожидал подобного ответа.
  - А как же быть с иноверцами?
  - А что иноверцы? 'Неверного приведи к свету Двуединого словом ли, мечом ли, либо жизни лиши его, коль отрёк он вечный Свет Его Чертогов', - процитировал Нок учение Церкви Двуединого. - Многоликая против крови, пролитой Её именем. Так что, иноверцы могут спокойно жить, мы не станем их завоёвывать чтобы привести в свою веру. Но и догматы нашей веры на них не распространяются. Наверное, причина в том, что Ночная Стража Двуединого режет зверолюдов и магов, подозреваемых во владении Иллюзией, как скот до сих пор? Ах, нет... о чём же я? - издевательски закончил маг.
  - Я вас понял, прекратите, - тихо ответил син Тропаре.
  Адепт прекрасно знал историю Монархии. И не гордился, что вырос в стране, построившей своё величие на костях не просто другого народа, а иной ветви человечества. Сколько знаний осталось на полях сражений, истаивая в умирающих магах? Сколько знаний вознеслось к небу невесомым пеплом сгоревших книг?
  - А раз поняли, то прошу вас воздержаться от религиозных дискуссий со мной, молодой человек. В конце концов, на моём теле хватает аргументов, говорящих не в вашу пользу.
  Ротар не сразу понял, о чём говорит имперский маг. А когда догадка мелькнула в его мыслях, Нок уже успел подойти к ближайшей колонне.
  - Копии и оригиналы гримуаров по Менталу. Где-то здесь мы найдём подсказку, как лучше всего вскрыть вуаль, кутавшую ваш разум, - Нок постучал согнутым пальцем по корешку монструозной по своей толщине книги.
  - Но сколько это займёт? - робко спросил Ротар. - Поиск затянется на месяцы!
  - Вы невнимательны, молодой человек.
  Магистр без труда снял с полки том, на который указывал, и положил его на каменную тумбу, бесшумно поднявшуюся из пола. Светящийся потолок заиграл бликами на гладких гранях чёрного гранитного куба.
  - Прикоснитесь.
  Син Тропаре бросил быстрый взгляд на улыбающегося магистра, на его тускло светящиеся глаза, и буквально почувствовал, как Фрейга, всё это время стоявшая у него за спиной, собирается подтолкнуть его в спину.
  - Зачем?
  - Правильный вопрос. Этот артефакт поможет мне развернуть клубок заклинаний, опутавший ваши мысли.
  Вежливый ответ Нока скрывал за собой что-то, о чём он умалчивал. Обострившееся чувство тревоги требовало от Ротара, чтобы он отказался, не участвовал в изыскании, которое могло закончиться... неизвестностью.
  - Адепт? Вас что-то смущает? - тихо спросила Фрейга.
  Ротар покачал головой и прикоснулся к шершавой обложке книги. Черная кожа, испещрённая трещинками и бороздами, серебряные уголки, на которых чуть светились едва заметные миниатюрные руны. Название на обложке отсутствовало.
  
  'Ты хочешь войти?'
  
  В голове изыскателя всплыл вопрос, заданный безжизненным женским голосом.
  'Нет!' - яростно ответил син Тропаре и попытался отшагнуть назад.
  Попытка провалилась - рука словно прилипла к обложке. Он поднял взгляд на магистра.
  - Молодой человек, а вы всё ещё под воздействием конструкта... управляющего конструкта!
  Мир Ротара син Тропаре вспыхнул болью и мигнул темнотой.
  
  * * *
  
  Ротар сморгнул и понял, что он снова в джунглях. В тех самых, из которых адепт бежал как проклятый. Тела сопровождающих изломанными куклами лежали на выжженной заклинанием земле вокруг той самой каменной плиты.
  - Я снова здесь?
  - Нет, молодой человек, вы не совсем здесь. Это проекция ментального конструкта, который пытается скрыть что-то в вашем разуме. Вы обучены мысленному противостоянию? - Нок соткался из воздуха справа от изыскателя.
  Чёрная мантия мага из искристого шёлка колебалась на ветру, капюшон порывался слететь с головы магистра, но безуспешно. Сам Ротар никакого ветра не чувствовал, воздух сохранял неподвижность.
  - Нет, не обучен. А почему?..
  - Почему есть ветер для меня, но не для вас? Это первая реакция конструкта, - Нок шагнул вперёд, и перед ним мгновенно выросла монолитная каменная стена в два роста высотой. - Попробуете? Только не приближайтесь к плите, это может быть опасно. Только сначала ответьте, что вы помните после того, как вошли в библиотеку?
  Син Тропаре задумался. Он вошёл в библиотеку, вот магистр что-то говорит, но всё тише и тише, словно через стену.
  - Ничего, - удивленно ответил адепт и повернулся к Ноку. - Что со мной?
  - Это... очень интересная магическая формула. Классически ментальное заклинание требует подпитки от создателя, в чем схоже с обычным стихийным. Однако, его можно создать с помощью печати и оставить на объекте воздействия до полного истощения печати. Вот только на вас, молодой человек, навешен самоподдерживающийся конструкт, которых я в своей жизни не встречал. Это возможно... - Нок задумчиво посмотрел на свои пальцы, скрытые тканью перчатки. - Но очень сложно. Итак, сделайте пару шагов вперёд.
  Магистр приглашающе махнул рукой, и отзываясь на это движение камень площадки забурлил. Син Тропаре шагнул вперед, затем ещё раз. Земля никак не прореагировала на это.
  - Что и требовалось доказать. Вы носитель конструкта и не воспринимаетесь им в роли врага, - задумчиво произнёс имперец, а затем метнул в Ротара копьё, выхваченное из воздуха.
  Изыскатель дёрнулся, но сразу понял, что реакция запоздала. Копьё должно было пробить ему сердце, но растаяло, едва острие наконечника коснулась груди син Тропаре.
  - Но и не защищает, - как ни в чём не бывало, произнёс Нок. - Я бы сказал, что это интересная вариация ментального паразита... Молодой человек, представьте себе, что этот клочок земли окружён океаном.
  - Прекратите проводить на мне изыскания! - не выдержал Ротар.
  - Иначе что? - Нок посмотрел в глаза молодого мага. - Поймите, отсюда вы выйдете, только когда избавитесь от этого паразита, или не выйдете вообще. Это доступно?
  Адепт вздрогнул и поёжился под взглядом имперского иллюзиониста. Ему сейчас недвусмысленно намекнули на...
  - Молодой человек, вы находитесь в реальности, созданной артефактом. Она не выпустит вас без моего приказа.
  Земля среагировала мгновенно: тонкие каменные копья пронзили магистра в десятке мест. Нок сделал шаг в сторону, словно ничего и не произошло.
  - Чрезвычайно интересно. Какая резкая реакция... Надстройка над сознанием? Чрезвычайно интересно... - имперец потыкал пальцем в копьё.
  - Вы живы? - удивлённо проговорил син Тропаре.
  - Это так удивительно? О, Многоликая... молодой человек, ваши знания Ментала более чем поверхностны, я бы даже сказал наносные. Не старайтесь понять. Пока я не влезу в вашу голову персонально и, заметьте, глубже, чем в прошлый раз, мне ничего не грозит. Для этого и использован артефакт. Возвращаясь к моей предыдущей просьбе, представьте окружающее нас море.
  Изыскатель предпочёл не задавать вопросов и выполнил просьбу. Представить море оказалось не сложно. Сколько раз он любовался на волны с кораблей и набережных? Эти сине-зелёные воды, мелкая рыбёшка, водоросли, пена. Солнечные блики, играющие на волнах, слепящие наблюдателей и зрителей. Свежий бриз, несущий наслаждение, которое можно поставить на один пьедестал с женщинами, вином и богатством. Ротар на песчинку прикрыл глаза и почти сразу почувствовал, как ветер заиграл с волосами.
  - Чего у вас не отнять, молодой человек, так это воображения. Возможно вам стоило поучиться на иллюзиониста? - хмыкнул Нок. - Вы только взгляните.
  Син Тропаре открыл глаза. Они стояли на маленьком круглом островке. Всё, как представлял себе изыскатель, за исключением узкой полосы песка, уходившей далеко к горизонту.
  - Как я и думал, - дёрнул щекой магистр и плавно поднялся в воздух. - Молодой человек, вы понимаете, куда вам?
  - По этой тропинке? - Ротар посмотрел на отмель, омываемую водой, и представил, как океан захлёстывает её.
  Вода вспучилась, волны хлестнули по песку, но и всё: могучие валы высотой в несколько человеческих ростов бушевали на границе полоски земли, словно её защищал 'Щит воздуха'.
  - Думаю, я понял, что из себя представляет заклинание, наложенное на вас. Ротар, часто страдаете головными болями?
  Изыскатель уже перестал удивляться вопросам Нока. Если магистр спрашивал, значит ответ имел значение. Посвящать син Тропаре в свои размышления имперец не собирался, это было очевидно.
  - Часто. Особенно в затылке.
  - Замечательно. Фрейга, отсекай библиотеку.
  Сначала молодой адепт не понял, что случилось. Полоса песка истончилась, волны наконец захлестнули её. И вместе с этим пришла боль. Словно раскалённые гвозди, вбитые в глаза одним ударом, словно расплавленный свинец, который заливают в уши, в то время, как язык разрезают на части, забыв вырвать. Смертельные, но не прекращающиеся пытки.
  
  * * *
  
  Нок отошёл от книги и бросил быстрый взгляд на син Тропаре. Того окружала сложная вязь силовых линий из Воды, Земли и Тьмы. Фрейга, некогда многообещающий мастер Стихий, могла стать прекрасным лекарем на службе Сарийской монархии. Но судьба сложилась иначе, и теперь рано повзрослевшая женщина боролась за жизнь молодого парня, который вот-вот мог отдать душу Двуединому.
  - Учитель, я была бы признательна, если бы вы поторопились, - сквозь зубы прошипела Фрейга. - Что бы ни убивало его мозг, оно очень усердно старается.
  - Это будет сложно. Древняя техника, настолько же мощная, насколько и устаревшая.
  Разговор не мешал магистру действовать. Тело адепта, подхваченное волей Нока, поднялось над полом, разворачиваясь в воздухе так, чтобы смотреть лицом в пол. Маг провёл ладонью по затылку Ротара, простым вливанием силы срезая волосы и стряхивая их на пол.
  - Я так и думал. Фрейга, видишь эти маленькие шрамики?
  - Это шрамы? Больше похоже на светлые участки кожи, не более, - задумчиво ответила женщина.
  - На это и расчёт. Это из арсенала кукловодов. Положим, человек забрался в место, из которого выйти не должен. Или он был не один. Но вместо того, чтобы умереть в ловушках или от защитных заклинаний, человек умудряется выбраться, - магистр снял перчатки и положил их на книгу-артефакт.
  Свет заиграл на многочисленных мелких гранях кристаллов, заменивших Ноку руки до локтя. Он сжал и разжал кулаки под едва заметный хруст стекла.
  - И вот тогда он получает возможность познакомиться с 'Поводком Минтра', - указательный палец правой руки мага удлинился, превращаясь в тонкий острый клинок. - Несколько хитро зачарованных драгоценных камней взрываются облаком мельчайших осколков.
  Имперец сделал первый надрез. Кожа расступилась под лезвием чистой Тьмы, но крови не было. Нок работал над син Тропаре как заправский лекарь, рассекая кожу и ткани, а затем мыленным усилием раскрыл надрезанные части как цветок. Аккуратная волна воды омыла поверхность черепа, позволяя рассмотреть пять тёмных точек.
  - Это гранитная крошка, - задумчиво сказала Фрейга.
  - Всё ещё хуже, чем я думал. Гранит не самый сильный, но максимально чувствительный элемент. С одной стороны, это плохо... но с другой - он не требует промежуточных опор. А значит...
  Нок провёл рукой над осколками, застрявшими в кости, перебирая пальцами, словно играя на арфе. В воздухе на мгновение прорезались похожие на струны силовые линии, устремлявшиеся в даль. Мужчина последил за ними взглядом.
  - Уходят на строго между восходом и полднем... куда-то в Теромманский архипелаг.
  - Почему они пробиваются сквозь блокировку? Разве она не должна полностью отрезать все возможные иловые линии, - удивилась Фрейга.
  - Это ещё один интересный вопрос. Ёмкости блокировки не хватило, чтобы полностью отрезать потоки сил, а значит на той стороне расположен сильный источник магии, питающий стационарную защиту, - задумчиво произнёс Нок, одновременно аккуратно извлекая первый осколок.
  Каждый извлеченный кусочек гранита маг укутывал Тьмой, как коконом. Эти миниатюрные пластинки ещё помогут найти нужный остров. А вот что делать с дырками в черепе адепта, магистр уже решил. Каждый раз, когда очередной осколок скрывался тёмной вуалью магической пелены, с пальца Нока срывалась небольшая капля. Словно расплавленное чёрное стекло, она закрывала отверстие, оставшееся после гранита.
  - Подчиняющие элементы?.. - дрогнувшим голосом спросила Фрейга.
  - Нет, зачем? 'Поводок Минтра' устарел века назад. Единственная его польза - он почти не зависит от расстояния. Я освобождаю адепта Тропаре от пагубного воздействия. Плюс мне придётся ему всё это пояснить: и процедуру, и процесс проведения. Только честность. Вдруг мне захочется продолжить это знакомство? Он любопытный молодой человек, не лезущий за словом в карман. Тем более, что магами-универсалами не разбрасываются! Вдруг он станет нашим личным Мастером Порталов?
  Ноку не требовалась такая грубая работа, чтобы подчинить разум человека. Конечно, его способности не могли сравниться с непринуждёнными жестами кукловодов, когда те усилием мысли подчиняли десятки, а то и тысячи человек. Но этого и не требовалось: мужчина предпочитал работать с одним-двумя подопечными. Старая привычка, ещё из тех времён, когда он трудился палачом-дознавателем Имперского Кабинета.
  Фрейга успокоилась. Почему-то ей не хотелось верить, что её учитель способен на подлость. Хотя Нок считал, что женщина давно приняла его таким, какой он есть, со всеми нюансами. В конце концов она отдала за него жизнь.
  Когда все осколки были извлечены, Фрейга устранила следы вмешательства магистра. Только гладко выбритая кожа напоминала о проведённой операции.
  - Позаботься о нём, - попросил имперец.
  Син Тропаре его сейчас не интересовал, максимальную пользу он принёс, сохранив в своей голове осколки ловушки. Сейчас магу требовалось время на обдумывание следующего хода. Установить точное направление движения, собрать из осколков магические аналоги компасов. Нок имел возможность добраться до архипелага, но не знал сможет ли воспользоваться ею. Требовались новые изыскания.
  * * *
  
  Фрейга довела полубессознательного Ротара до выделенных покоев и потратила почти оборот больших часов, объясняя взволнованной Алеско, что с изыскателем всё нормально. Девушка неподдельно волновалась за этого субтильного адепта.
  'Близнецы, положившие глаз на одного мужчину и решившие не делить его между собой. История для романа!'
  Женщина не простила адепту его взгляда. Такого оскорбительного, оценивающего, такого мужского. Каких трудов ей стоило прожить в Монархии год, не убив при этом кого-нибудь, ведомо лишь Многоликой Госпоже. Да, Фрейга легко отреклась от Двуединого, чьим именем её пытали, насиловали и попытались отсечь от магии Его жрецы.
  Она вышла из комнаты для гостей и прикрыла за собой дверь. Пусть син Тропаре восстанавливается, ему потребуются силы. Восстановиться требовалось и ей: руки потряхивало, а по пальцам бежала самая настоящая дрожь.
  'Как у пьяной падшей девки!' - с ненавистью подумала Фрейга, медленно идя по каменному коридору.
  Она стала магом Тьмы внезапно, неожиданно. Похищенная, униженная. Кем ещё она могла бы стать? Каждый шаг женщины, сопровождался едва слышным хрустом. Это пластичное стекло Тьмы, заполнившее выжженные символы на спине и груди, напоминало о себе. Первые месяцы в Монархии, когда она укрылась в родовом поместье сар Касио, Фрейга часто стояла обнажённой перед зеркалом и рассматривала вертикальные строчки символов, навсегда изуродовавших её тело. Сколько отвращения плескалось в её душе. И к себе, и к тем, кто заронил в её чрево новую жизнь. Трижды женщина поднимала руку для одного конкретного заклинания, которое убило бы плод. Время шло, её живот округлялся, а она никак не могла решиться. И не решилась до подхода срока. Фрейга родила здорового ребёнка и, едва восстановившись, сбежала из Монархии, оставив нежеланного ребёнка на попечении сар Касио. Она не знала, но чувствовала, что Нок где-то там, жив, а значит верной ученице не престало оставлять своего учителя.
  Магесса прошла несколько перекрестков и остановилась перед двустворчатыми дверьми из камня, за которыми находилась её спальня. Поверхность створок украшал барельеф с танцующими девушками, которые при необходимости могли сойти на пол и защитить свою хозяйку. Барельефы украшали и стены комнаты. Фрейга замерла, не понимая, зачем она пришла сюда. Её место сейчас за плечом учителя. Когда она нашла его, её счастью не было пределов. Имперский маг, учивший Фрейгу, на двух циклах в Академии, помогавший ей добиться звания мастера, принял возвращение девушки с искренней радостью. И только после того, как она осознала на своей коже прикосновение магистра, Фрейга поняла, что они не вызывают отвращения и ненависти. Она не винила его за случившиеся.
  А сейчас ей следовала вернуться в библиотеку и всеми силами помочь магистру Ноку.
  
  Интерлюдия четвёртая
  
  Левитатор Ронард слыл очень добрым и отзывчивым человеком. От него редко кто слышал бранное слово. Но случались в его жизни моменты, когда подавляемая врождённая импульсивность давала о себе знать.
  - Многоликая! Повернись ко мне тысячью лиц! Лиц! - скрипел зубами Ронард.
  Артефакт размером с карету, который мчался с огромной скоростью над волнами Виирлопского океана, немилосердно трясся, грозя развалиться на части. Малый летающий корабль, 'нокер', создавался как ответ огромному флоту летающих кораблей, строившемуся в Сарийской монархии. Когда большие и неповоротливые левиафаны неба, подобно драконам, будут грозить валом боевой магии, многочисленные имперские ястребы раздерут их в клочья. Красивая идея.
  'Лев-А, Лев-Б, зайти на цель со стороны солнца!'
  Ответа на приказ не требовалось: кукловод крыла, новертан Гольт Ирондо, прекрасно ощущал мысли каждого из подчинённых. Где-то там в безоблачной синеве скрывался его нокер, невидимый глазу, неощущаемый магами Воздуха. Именно ему выпала честь координировать атаку на один из немногих летающих кораблей Империи. Тренировочный бой. Ронард душил бы того, кто назвал эту безумную свалку тренировочным боем. Струи огня, потоки острых быстрых льдинок, стены воздуха, что крепче гранитных. Единственным преимуществом нокеров стали иллюзии. Объемные стихийные техники выматывали магов, они не могли бить плетениями во все стороны, не имея цели.
  Нокер Ронарда задрожал от многочисленных попаданий. В настоящем бою его кораблик перепило бы пополам, а так он отделался страхом и бранью.
  'Лев-Р подбит, но продолжает бой!'
  Надменный мысленный голос наблюдателя царапал разум, словно острый нож. Левитатор мотнул головой и заложил новый вираж. Всё это неважно...
  'Только у него заклинило большие и средние снаряды!'
  Внезапная добавка от наблюдателя, которую можно сравнить не только с ударом под дых, но и с пинком в более чувствительные мужские части тела. Без больших и средних снарядов, у Ронарда оставались только 'мизинцы', которыми-то борт проломить сложно, что уж говорить про более серьёзные повреждения.
  Ронард снизил нокер к волнам. Порядком выдохшаяся печать, поддерживающая иллюзию, не могла гарантировать полное сокрытие малого корабля. Левитатор окинул взглядом небо и с неудовольствием отметил, что дорогие стеклянные пластины, зачарованные на крепость, чем-то заляпаны. И нет никакой возможности протереть их, не теряя концентрацию.
  Второй круг над волнами. Восьмая атака на фрегат. Часть нокеров заходит в плоскости фрегата, параллельно океану, а часть коршунами пикируют сверху. Подобная тактика может иметь успех. Мужчина хмыкнул.
  'Кор, разреши атаку дна?'
  'Запрещаю, Лев-Р, даже учебные снаряды могут повредить тумбы управления. Не хотелось бы топить в океане собственный фрегат'.
  'Понял!'
  Ронард сжал пальцы на ручках, через которые его магический источник взаимодействовал с преобразователем Стихий, и малый воздушный корабль, больше похожий на летающее бревно с человеком внутри, рванул вверх, чтобы присоединиться к атаке.
  'Если будет результат - с меня Мраморный зал в купальнях бабушки Риты и толпа её... внучек!' - подбодрил координатор.
  Левитаторы ответили на это радостным улюлюканьем. Ронард не слышал голосов товарищей по крылу, но точно знал их реакцию.
  - Многоликая, направь!
  
  Глава пятая
  АРТЕФАКТОР ПУТЕЙ
  
  Новый день син Тропаре встретил в постели наедине с головной болью. Его любвеобильная спутница отсутствовала, свечи и светильники не горели.
  'Полумраком каменной пещеры' - вспомнил адепт первую строчку из небольшого стихотворения.
  Следом за ней потянулись новые воспоминания. Они появлялись во вспышках боли, которые праздничными фейерверками взрывались под черепом мага. Вот он входит в проклятую библиотеку, беседует с магистром Ноком. Губы Ротара двигаются самостоятельно, слова вырываются изо рта без его на то воли.
  'Вот так чувствует себя марионетка? Нет, я ничего этого не чувствовал, это именно осмысление после снятия контроля. До того я был просто послушной куклой, которую иногда направлял кукловод. Как кто-то из мудрых сказал?.. У каждого рыцаря Петро есть рука, им управляющая'.
  Неприятное сравнение себя и игрушечного рыцаря из кукольного театра заставило адепта скрипнуть зубами. Головная боль мгновенно напомнила о себе. Син Тропаре ощупал затылок и понял, что утро ещё преподнесёт ему сюрприз. Превозмогая боль, он поднялся с кровати и взмахом руки зажёг весь возможный свет. По глазам тут же ударила игра живого и магического огня. В комнате мгновенно наступил полдень, а Ротар, прикрывая глаза пальцами, медленно двинулся к зеркалу. Мага знобило и шатало.
  'Что со мной?'
  Изыскатель отнял руку от глаз и сквозь слёзы попытался рассмотреть, что же случилось с его волосами. Увиденное затмило непрекращающуюся пульсацию боли: гладко выбритый затылок и тонкие почти зажившие шрамы, отмечавшие разрезы.
  'Что произошло?!'
  Его резали? Но когда? Кто? Неужели Нок?
  Дверь распахнулась и в комнату вошла Ми в сопровождении Фрейги. Женщины о чём-то негромко переговаривались, но разговор прервался, едва они увидели ошалевший взгляд изыскателя.
  - Что вы со мной сделали, масколюбы?! - в его руке возникло яркое алое пламя.
  Он не мог пропустить через себя большой объём стихийных сил, но даже его невысокого потенциала хватало, чтобы успешно сражаться.
  - И как ты собираешься это сделать? - скинув капюшон мантии, спросила Фрейга.
  Её тёмные волосы, перемежаемые чернильно-чёрным туманом, чуть парили в воздухе. А магические испарения, видимые простым взглядом, намекали на настоящую силу стоявшей перед Ротаром магессы.
  Син Тропаре бросил затравленный взгляд на женщин и отчаянно метнул в ученицу магистра Нока сгусток Огня. Магическое плетение попало в облако тумана, теперь окружавшего Фрейгу, и растаяло без следа.
  - Ты плохо знаешь теорию, адепт. Пробить щит Тьмы может только Свет. Стихийные заклинания твоего уровня... робко постучатся. А ещё, адепт, ты - неблагодарная, похотливая скотина, любящая постоять на коленях перед сильным или тем, кого ты им считаешь, - ядовитая фраза женщины вернула син Тропаре к реальности.
  Он собирался противостоять магистру Тьмы, которую обучал сам Нок? И что это ему даст? Ротару некуда было идти, он даже не понимал, как ему покинуть поместье.
  - Успокоился? - спросила Фрейга, когда огонь в руке изыскателя померк и потух. И не дожидаясь ответа, продолжила. - Лично я спасла твою жизнь, когда магистр Нок освободил твой разум от оков. И вместо благодарности меня потчуют боевым заклинанием. Мужлан.
  Женщина подошла к нему и отвесила увесистую пощёчину, от которой голова мотнулась в сторону. Молодой маг вскрикнул, но не от боли, а от её ожидания. То ужасное состояние, с которым он проснулся, быстро улетучивалось, оставляя за собой лёгкое онемение в затылке. Ротар бросил быстрый взгляд на руку Фрейги: свечение магии уже рассеивалось.
  - Обезболивающее? - удивлённо спросил изыскатель.
  - Оно самое. Магистр желает побеседовать с тобой, твоё лечение ещё не закончено, - резко сказала Фрейга. - Прикройся и иди в изыскательскую. Слуги тебя проводят. Ми, ты тоже приходи.
  Ротар поразился разнице в голосе ученицы Нока, когда она обращалась к нему и к Алеско. Такого презрения в отношении себя син Тропаре не приходилось встречать ранее. Авантюрная жилка в его душе мгновенно дала о себе знать, требуя сказать магессе какой-нибудь двусмысленный комплимент, на грани пошлости и оскорбления. Он уже открыл рот для подобающей фразы, но понял, что не может вымолвить и слова.
  'Молодой человек, если вы хотите умереть смертью лютой и мучительной - это ваше право, но только после разговора с мной. Кстати Ми расстроится, а мне придётся заняться лечением ученицы. Ей и так тяжело, тёмный источник раскачивается яркими эмоциями, и раскачивает их сам. Порочная система... Закройте рот, оденьтесь и молча идите в изыскательскую, я вам кое-что покажу'.
  Именно так раскрылся короткий мыслеобраз, вонзившийся в сознание мужчины. Адепт в который раз убедился в осведомлённости своего нанимателя и похитителя. Заминка заняла всего лишь мгновение, и рот син Тропаре захлопнулся с клацаньем зубов. Магесса с пониманием кивнула:
  - Учитель, стало быть спас тебе жизнь? Жаль. Но я предоставлю тебе возможность поработать языком перед твоей следующей попыткой самоубийства. Вдруг это будет... интересно?
  Ротара передёрнуло от взгляда абсолютно чёрных глаз, которым его наградила женщина, перед тем, как уйти. Она не шутила. Судя по всему, она боготворила Нока и ненавидела всех остальных мужчин.
  'Цепной дракон, наполненный яростью, вот кто она' - пронеслась в голове Ротара короткая мысль.
  'Исключительно верный образ. Не будите этого дракона без нужды, повторяю в последний раз'.
  Отвлёкшись, син Тропаре не заметил, как к нему подошла Ми и порывисто обняла.
  - Дурак. Зачем ты их злишь? Они убийцы, и они опасны, - раздался едва различимый шепот девушки.
  - Я не специально, - покачал головой Ротар. - Что-то внутри прямо требует дразнить её.
  - Она таких как ты укладывала штабелями. Не играйся, сестра не простит, если ты погибнешь.
  Кому именно не простит вторая Алеско его собственную смерть, изыскатель уточнять не стал. Он отстранился от Ми и поискал взглядом одежду. Точная копия вчерашних одеяний лежала аккуратно сложенной на стуле. Девушка проследила за его взглядом и порывисто кивнула.
  - Пошевеливайся.
  Грубое слово и дрогнувший голос выдавали её сильное волнение.
  - Ми?
  - Одевайся. Если ты не понимаешь, то объясняю. Реши она тебя развоплотить своей Тьмой, я продолжала бы стоять и смотреть, парализованная каким-то хитрым заклинанием, - сложный коктейль эмоций плескался в женском голосе.
  Закончив с завязками рубахи, син Тропаре повернулся к Алеско.
  - Я не буду её дразнить. Идём?
  Слуга ждал их за дверью, чтобы показать новою тропу в полуденной, но не знойной пустыне. Иллюзорный песок пах корицей и ванилью. Встречный ветер иногда приносил запахи йода и морских водорослей. Такая смесь ароматов напомнила ему о многочисленных поездках в портовые города, о кораблях. До ушей адепта донесся скрип такелажа и отрывистая, обидная брань боцмана, распекавшего провинившегося матроса.
  'Именно так разорялся Каприм, когда юнга чуть не пробил днище лодки... шлюпки топором', - вспомнил Ротар и почувствовал новый укол боли в затылке.
  Каприм служил боцманом на 'Королеве Асоло' и погиб в яркой вспышке, которая оставила от него лишь тень на светлом камне. Син Тропаре остановился, пытаясь поймать воспоминание, но попытка провалилась.
  'Как я мог забыть об этом?'
  'Это ментальная магия, молодой человек. Старая, топорная, без современного изящества, но в то же время мощная и надёжная. Конструкт в вашей голове, который иногда вас контролировал и блокировал целые пласты памяти, скоро распадётся без внешней подпитки', - тихий довольный голос магистра Нока прозвучал в голове адепта.
  'Вы стимулируете мою память?'
  'Да, молодой человек. С вашей помощью я получил направление поисков, но детали произошедшего на том острове ускользают от меня. А значит, наше общение продолжится ещё какое-то время'.
  Маг шёл, утопая ногами в теплом иллюзорном песке, и думал о том, что начинает привыкать к постоянным ментальным беседам с магистром Ноком.
  'Интересно, что прячется за вашей подчёркнутой вежливостью?'
  'О-о-о... Многое, мой юный гость. Вас жду не только я, поторопитесь'.
  Последнее слово услышал и слуга, заметно прибавивший шаг. А у син Тропаре возникли новые вопросы: кто ещё мог его ждать, и чем это ему грозит?
  
  * * *
  
  - Зарс, ты любишь подкидывать неординарные задачи. А эта будет... вызовом. Повтори, пожалуйста, когда я должен представить тебе результат?
  - Завтра утром, и все необходимые действия ты совершишь здесь, - задумчиво ответил Нок, разглядывая парящие между собеседниками коконы Тьмы, в которые он заключил осколки камня.
  Мужчины сидели в глубоких удобных креслах друг перед другом, а рядом с ними примостился столик, занятый горячими травяными отварами и сладостями.
  - На грани невозможного... - покачав седой головой сказал гость магистра. - В жизни всегда есть место чуду, и только поэтому я не отказываю тебе сразу.
  - Две мантии из искристого шёлка прямиком от имперских портных. Любого цвета, который ты в состоянии придумать. Порталом, - невыразительным голосом, словно в никуда, предложил менталист.
  - Ты сказал: 'любыми'! Любыми, Зарс! Я не приму ответа, что что-то там невозможно! - мгновенно оживился высохший до состояния мумии старичок, которого магистр принимал в гостях.
  Мастер Проводник, Гильеро сар Укимсо, не верящий ни во что, кроме материального благополучия, едва удерживал себя в кресле от возбуждения. Он многое умел как маг-навигатор, и его навыки стоили соответственно набранному за долгую жизнь мастерству. Но у него не хватало средств на две мантии искристого шёлка из Империи. Нок знал об этом, как знал и о любви мастера к женскому обществу, дорогим коллекционным винам, украшениям и иным предметам роскоши. Искристый шёлк с имперских паучьих ферм - именно такой предмет. За рулон ткани торговец мог попросить неразумную во всех отношениях цену и получить её: одежда из этого материала могла носиться годами, не теряя красоты и формы, обладала отличной прочностью, позволяла чувствовать владельцу комфорт и в жару, и в холод. Единственным минусом стал грязно-серый цвет, который не могли изменить красители. Проблему решила магия, кратно увеличив стоимость ткани и раскрыв эффект искр. Именно после придания цвета проявлялась характерная особенность материала частично отражать свет.
  - Любого цвета и узора, друг мой, - повторил Нок, наблюдая за эмоциональной вспышкой Гильеро.
  - Какие ещё условия? - успокоившись, спросил Мастер Проводник.
  - Ты забудешь, что смог создать подобные артефакты.
  С этими словами имперец посмотрел на сар Укимсо. Если тот откажется от сотрудничества на таких условиях, магистру не останется иного выбора, кроме как стереть старику память о целях встречи. В конце концов, Гильеро очень любит деньги и умеет их зарабатывать.
  - Не самая радостная новость, - ответил бывший главный навигатор Терамманского флота Сарийской монархии. - Раньше ты таких щедрых наград и драконовских условий не предлагал. Зарс, ты не доверяешь моей способности держать язык за зубами?
  - За твой язык я спокоен, - легко солгал магистр. - И тем не менее, раскрыть чужую тайну можно не только болтовнёй. Твоя память будет стёрта.
  Лицо магистра оставалось спокойным и доброжелательным, но заострившиеся черты, и без того создававшие впечатление хищника, ищущего жертву, давали понять магу из Монархии, что от него ждут одного конкретного ответа. Согласия.
  - Да будет так. Все инструменты со мной. Я готов приступить немедленно. Ты будешь мне ассистировать? - перешёл к делу сар Укимсо.
  - Да, иначе есть риск испортить заготовки.
  В этот момент двери изыскательской распахнулись, и в помещение вошла Фрейга, а следом за ней Ротар и Ми. Сар Укимсо провёл безразличным взглядом по ученице Нока, словно вспоминая её обещания вырвать ему кадык за любую попытку заигрывать с ней, и заинтересовано посмотрел на Ми Алеско. Девушка полностью проигнорировала престарелого мага, но тот не расстроился. Наблюдавший за этим Нок только хмыкнул и, неторопливо поднявшись из кресла, подошёл к адепту.
  Изыскатель посмотрел на возвышающегося перед ним магистра, и в голове молодого мага из Сарийской монархии пронеслась паническая мысль: 'Твою...'
  В следующее мгновение он уже катился по полу, сбитый с ног не самой сильной пощёчиной Нока. Ми дёрнулась было к нему, но взгляд мага Тьмы приморозил её к полу не хуже одного из атакующих заклинаний Воды.
  - Адепт Тропаре, я не уверен, что вы понимаете, почему сейчас получили по лицу, поэтому позволю себе некоторые пояснения. Культ Многоликой принципиально не воюет с её именем на устах. Так же у нас нет понятия 'оскорбление Многоликой Госпожи'. Иными словами, собака лает - ветер носит. Но определение меня, моей ученицы, некоторых из моих людей как 'масколюбов' в контексте, отличном от любви к экстравагантной манере одеваться на моей родине... вызывает у меня некоторое недовольство. Выражать это недовольство в Империи Виираг принято пощёчиной. Извинения можете оставить себе, но впредь попрошу вас воздержаться от подобных эпитетов в адрес Госпожи. Это понятно? - закончив монолог, магистр внимательно посмотрел на адепта. Тот держался за правую щёку, всё ещё пытаясь прийти в себя. - Ротар?
  - Да, магистр, я вас понял. Ещё до удара.
  - Тогда - вставайте, - мысленным усилием Нок поднял син Тропаре с пола и поддержал, пока тот не поймал равновесие.
  - Я вспомнил об этом обычае последователей Многоликой. Надеюсь, мне не придётся испытать на себе полноценную пощёчину магистра-менталиста, - поводя нижней челюстью, сказал Ротар.
  - Действительно, не самая приятная и полезная процедура.
  Маг пошевелил пальцами и перед вошедшими зависли заключённые во Тьму осколки.
  - Прошу вас о капельке крови для этих вещиц.
  Вопросов не последовало. Где-то позади артефактор раскладывал свои инструменты на просторном верстаке, закрепляя в тисках первую заготовку магического компаса. Когда просьба Нока была выполнена, коконы плавно опустились на верстак.
  - Фрейга, дитя моё, ты первая. Будь добра, - мужчина поманил её за собой. - Гильеро, ты готов?
  - Гильеро сар Укимсо всегда готов, - ответил старый маг, подкручивая тиски.
  Заготовка для компаса представляла собой небольшую коробочку из серебра, на верхней крышке которой драгоценными камнями формировалась шестнадцатилучевая роза компаса. Чёрные агаты символизировали полночь, яркие алые рубины - полдень, оранжевые гранаты - восход, а бледно-красные опалы - закат. Остальные направления состояли из маленьких кристаллов кварца.
  Артефактор Путей не имел склонности к Стихиям, это Нок знал точно, а вот Менталом сар Укимсо владел достойно. Он не умел работать с чужим разумом, но прекрасно справлялся с пространством. Власть над телепортацией, не дававшаяся Ноку десятилетиями, сослужила навигатору прекрасную службу. Имперец поднял магический кокон с каплей крови Фрейги и аккуратно поместил над центром розы компаса. Гильеро, только это и ждавший, сложил пальцы щепотью и ткнул в центральный камень розы - аметист. Фиолетовый кристалл стал полупрозрачным.
  - Опускай. Только медленно, - тихо сказал Гильеро.
  Кокон Тьмы плавно опустился и прошёл сквозь аметист, который после это снова стал полностью материальным.
  - Я расплетаю кокон, - предупредил Нок, и в следующее мгновение камни на компасе вспыхнули светом.
  - Отошли все кроме владельца компаса. Давай, девочка, не спи. Положи пальцы на аметист и пожелай узнать направление.
  Фрейга коснулась артефакта и камни померкли, только полуденные рубины переливались едва заметным свечением.
  - Нок? - нетерпеливо спросил сар Укимсо.
  - Да, направление совпадает. Сколько проработает компас? - ответил магистр вопросом на вопрос.
  - Да с годик, а потом придётся подзарядить и заменить камни, - задумчиво произнёс артефактор и потёр подбородок.
  - Хорошо, заканчивай с остальными и поговорим о твоей оплате.
  Глаза Гильеро вспыхнули предвкушением, и он, вручив компас Фрейге, потянулся за следующей заготовкой.
  
  * * *
  
  Полностью подготовленные артефакты заняли свои места в одном из хранилищ поместья, и тогда магистр оставил гостей в поместье, а сам с артефактором отправился за платой.
  Проход через порталы мгновенен, словно переход в соседнюю комнату. И сколько бы раз Нок его не перемещался через них, он так и не мог понять, почему пространство не подчиняется его магии. Сар Укимсо разорвал реальность простым взмахом руки.
  Из горного поместья они переместились на каменную площадку, приютившуюся на скальном обрыве, под которым рокотал океан. У самой кромки, за которой начиналась пенящаяся бездна, на высоту трёх ростов поднималась статуя девушки. Мастер облачил её в простое платье, а плечи и голову скрыл под искусно выполнено шалью. Девичье лицо скрывалось узорчатой вышивкой, но внимательный взгляд мог усмотреть желто-зелёные топазы, образующие радужку глаз, и толстые золочёные косы. Милостивая Незнакомка, покровительница домашнего очага, защитница женщин, вторая по красоте, после Многоликой Госпожи. Именно её Аватара сопровождал Нок, именно за неё отдал жизнь.
  Магистр иронично улыбнулся и отвесил статуе поклон.
  - Уважение, дитя моё.
  - Где это мы? - спросил сар Укимсо, рассматривая окружение.
  От площадки и статуи вилась дорожка, которая упиралась в особняк, сильно напоминавший бастион крепости: две скошенные стены, сходившиеся под углом, образовывали широкий наконечник, чье острие смотрело на бескрайние волны. Узкие окна, похожие на амбразуры. Два человека в металлических доспехах, склонившиеся в низком поклоне перед Ноком.
  - Место, где живут портные, - ответил магистр и двинулся к замершим воинам.
  - Молодые люди, поводите меня и гостя к нове Рэфэррэ.
  - Как пожелает новертан, - ответил один из встречающих.
  Его броня выглядела толще и крепче, а рукоять меча, покоившегося в ножнах могла похвастаться напылением из истинного серебра. Нок знал это точно: именно он подарил воину оружие.
  Встречающие шли впереди, ещё двое мужчин появились из воздуха позади гостей. Нок с интересом наблюдал за реакцией старого мага. Тот крутил головой из стороны в сторону, словно деревенский мальчишка впервые попавший в город.
  - Мы в Империи?
  - Нет, - качнул головой Нок. - На одном из Внешних архипелагов. Здесь производят лучший шёлк, поверь мне.
  Старик верил, верил настолько, что позволил себе мысль о вооружённом налёте на это место. Где-то в глубине души он надеялся, что ему удастся сохранить память, скрыть самое важное за щитами. И даже начал выстраивать соответствующий ментальный конструкт, который магистр мог и не заметить.
  'Возможно ли это? Сможет он как-то укрыть что-то в своём сознании? Теоретически... да. Жаль. Очень жаль'.
  Нок предпочитал честные сделки. Ему не было важно иноверец перед ним или верный последователь Госпожи, договор есть договор. Поэтому резкий удар в основание шеи сар Укимсо получил за вероломные мысли, намерение обмануть.
  - Гостя - в изыскательскую. Подготовьте для полного изъятия знаний. Потом пригласите новеров Тио и Рогнета, я передам с ними отчёт для Имперского Кабинета, - начал отдавать распоряжения Нок.
  Бесчувственное тело старого артефактора понесли дальше, подхватив под руки. А Зарс Сульфирур Нок, набросив на бывшего гостя, а ныне пленника, несколько подавляющих ментальных заклинаний, посмотрел на статую, стаявшую у обрыва. Милостивая Незнакомка безмолвствовала, богиня чуралась насилия.
  - Надеюсь, ты усвоила этот урок, девочка, - бросил Нок в воздух, словно обращаясь к морю, и двинулся следом за солдатами, охранявшими его родовое поместье.
  
  Интерлюдия пятая
  
  Джерай Сикх бежал по ночному лесу. Сложный выбор между скоростью движения и аккуратностью давно был сделан в пользу первого. Лошадь пала, чуть-чуть не дотянув до поместья новертана Нока, скрытого в скале. И теперь молодому, чуть хрому бойцу приходилось прилагать все силы, чтобы добежать. Его преследователи отстали на минимально возможное время, казалось, он слышал хруст под их лапами и тяжёлое дыхание.
  Из горящего дома в Кросде вырвалась группа из пяти человек, а теперь он остался один. Странные твари, ужасная пародия на зверолюдов, преследовали выживших бойцов труппы как гончие. Деревья расступились, и Джерай выбежал на поляну. Он был самым устойчивым к Менталу в труппе и теперь не мог дозваться до новертана Нока или его ученицы. Их следовало предупредить об угрозе.
  Раздавшийся сзади рык, смешанный с треском веток, вернул мысли беглеца к действительности. Что-то тёмное мелькнуло в воздухе в неверном свете восходящих лун и с шумом приземлилось на пути Джерая. Мужчина остановился, стараясь удержать сбитое дыхание и одновременно выхватывая короткую саблю из ножен. Противник превосходил имперского солдата по размерам почти вдвое, обладал мощными плечами, покатой головой, которая словно не имела шеи, длинными руками толщиной с небольшое дерево. В лунном свете серебрилась короткая шерсть.
  'Только один? Их было минимум десять!'
  Тварь взревела и бросилась на Сикха, вскинув руки и растопырив пальцы с огромными когтями. Тот с трудом увернулся от резкого рывка и отмахнулся от цепких пальцев саблей. Клинок чего-то коснулся, но у Джераю не представилась возможность рассмотреть, куда он попал и какой ущерб причинил. Тварь обладала такой скоростью и проворностью, что беглец оставалось только крутиться по полянке, хоть как-то сдерживая напор преследователя и ища возможность нанести удар. Побег не рассматривался, как приемлемый вариант: у деревьев, окружавших поляну, темнели неясные силуэты остальных преследователей. Они стояли и ждали исхода схватки.
  У Сикха не было сомнений в её исходе. Удары саблей не могли пробить короткий жёсткий мех атакующего. Только пара ударов в морду принесла хоть какой-то результат в виде неглубоких порезов, заставивших тварь осторожничать. Силы самого Джераи были на исходе. Он пропустил один очень сильный удар, стоивший ему безжизненно повисшей левой руки. Мужчина понимал, что умрёт на этой поляне, но продолжал сражаться, надеясь утащить с собой своего загонщика.
  Новый взмах когтей заставил солдата вскинуть саблю, но это оказалась обманка. Тварь рванула головой вперёд, распахнув пасть и демонстрируя острые мощные зубы.
  'Как у новертана Нока', - пришла в голову Джераи глупая последняя мысль.
  Он ожидал почувствовать укус и боль, но вместо этого по ушам ударила многоголосица воя, наполненного страданием. Тварь вздернуло над землей. Она махала руками и выла, но не могла ничего сделать с пронзившими её каменными шипами, вырвавшимися из-под земли. Джерай огляделся и понял, что все его преследователи насажены на такие же каменные шипы. Живые и обездвиженные.
  - Сикх, ты сейчас объяснишь мне, что здесь происходит, правда? - знакомый женский голос заставил его вздрогнуть.
  - Новера... - он обернулся и, скривившись от боли в раненой руке, поклонился.
  - Джерая, что это за твари и почему они гнались за тобой? - тёмный туман заклинания сгустился в женщину в мантии с капюшоном.
  - Поместье в Кросде уничтожено, я единственный, кто добрался...
  'А ведь действительно добрался', - подумал боец, проваливаясь в забытьё и оседая на руках Фрейги.
  
  Глава шестая
  ИСТЕКАЮЩЕЕ ВРЕМЯ
  
  Нок сошёл с площадки телепорта, сокрытой в каменной толще скалы. Добраться сюда смогли бы только он и Фрейга. Любого другого свели бы с ума магические ловушки, полностью перекрывавшие узкую спиральную лестницу, которая вела из святилища Многоликой Госпожи. За те двое суток, что он провёл в Империи, случилось слишком много событий. А головная боль, заработанная после считывания знаний Гильеро, не способствовала активным размышлениям.
  Новости об уничтоженной базе в Кросде маг воспринял как должное. Иначе и быть не могло: его люди имели прямой приказ не оставлять следов. А вот личности нападавших и тот факт, что спасся только Джерай Сикх - это уже не укладывалось в рамки возможных ситуаций, которые просчитывал Нок. Фрейга, спасшая единственного выжившего, переместилась в имперское поместье Ноков сразу же, едва состояние Джерая перестало вызывать у неё опасения.
  'И притащила с собой трупы этих тварей'.
  Нок обкатал на языке слово 'тварь'. Никакое иное понятие к подобным существам применимо не было. Вытянутая волчья морда, гротескное подобие человеческого тела, шкура и шерсть, выдерживающие удары оружием.
  'Пародия на зверолюдов. Никак иначе. Все трупы идентичны, сделаны по одним лекалам. Хараганский метод, использованный для воссоздания второй формы зверолюда...'
  Пока магистр поднимался, его мысли снова вернулись к головоломке, которую ему задал ментальный конструкт в голове син Тропаре. Ментальные ловушки очень хорошо сочетались бы со зверолюдским происхождением противника, тут же легко объяснялся первый образец для создания существ, убитых Фрейгой. Вот только ни один вменяемый зверолюд не позволил бы использовать себя для подобного и не дался бы в руки хараганцам. Ноку не хватало фактов, чтобы сделать хоть сколько-то удобоваримое умозаключение. Этим займутся новеры Имперского Кабинета, которым передали несколько тел.
  Мужчина вышел из незаметной арки, хитро скрытой в тенях, в большой зал с двумя рядами колонн, поддерживающих свод потолка. Каждая колонна представляла собой человеческую фигуру, своими руками поддерживающую арки свода. На торцах колоннады стояли две женские скульптуры, символизировавшие Многоликую Госпожу. Их лица постоянно менялись под воздействием сложного заклинания.
  Этот зал создала Фрейга по просьбе Нока. Она обладала прекрасным вкусом, на котором не сказались никакие жизненные невзгоды. Женщина вышла из тени, отбрасываемой колонной, и обняла Нока, прижавшись к его спине и правому плечу. Головная боль магистра рассеялась, словно туман под лучами солнца. В книгах это называли 'эффект магического близнеца': при резких и быстрых изменениях в энергетическом балансе двух магов, связанных частым обменом силами, их источники синхронизируются, становясь двумя половинками целого.
  Теперь учитель и ученица не могли долго находиться в дали друг от друга, иначе при встрече и физическом контакте происходил мощный выброс от взаимодействия источников.
  'Раньше она спасала меня, из-за жертвенной любви к несчастному, замкнутому в себе инвалиду...' - мелькнула в голове мага ироничная мысль.
  'А теперь вы уже не замкнуты в себе, учитель, а я не просто адептка-любовница, которая теряется в догадках о своём статусе подле вас'.
  Силовые линии, связавшие Нока и Фрейгу крепче любых уз, пульсировали, пока по ним шёл обмен энергиями. Два десятилетия, проведённых вместе, сказались на имперце лучше, чем кто-либо мог представить.
  'Тьма, излечившая увечья и давшая могущество, и верная спутница, которая один раз уже умирала с тобой... что ещё нужно человеку?' - ехидно подумал мужчина, отстраняясь от ученицы.
  - У вас извращённое понятие о нуждах, учитель, - с укором сказала женщина.
  - Допускаю.
  Бывший палач-дознаватель мог рассказать ей о настоящих извращениях, за которые он порой казнил преступников, но предпочёл перейти к насущным вопросам:
  - Ты успела покопаться в трупах?
  - Только в одном. Желаете взглянуть?
  - Позже. Расскажи пока что, - отмахнулся Нок, шагая сквозь полумрак святилища.
  - В основе этих существ лежит человек. Я сравнила описания зверолюдов из книг и ваших записей, и пришла к выводу, что напавшие не имеют к ним отношения от слова 'совсем', - размеренным голосом начала рассказ Фрейга. - Впрочем, они очень сильны, быстры. Значительно превосходят даже подготовленного человека. Тот, который сражался в поединке с Джераем мог разорвать его на части парой ударов. Игрался. Отряд сильно напомнил мне хищную стаю. Возможно, у них есть сознание, - последние слова женщина произнесла очень неуверенно.
  - Ещё что-то?
  - Они бесполые и полностью неспособны к размножению, - шаги Фрейги были неслышны во тьме, которая сгущалась вокруг магов.
  Свет святилища остался далеко позади, а где-то впереди плескались волны невидимого в темноте бассейна. Именно в темноте, в глубине скалы, в небольшом искусственном водоёме оба мага могли восстановить силы. Три Стихии, сосредоточенные в одном месте, благоприятствовали подобным процедурам и могли погасить импульс сил, если таковой случится.
  - Понятно. А что наши гости? - Нок остановился у бортика бассейна.
  Волны плескались тем сильнее, чем он подходил. Магистр давно заметил, что и Вода, и Земля могут отзываться на его желания и присутствие, очень слабо и едва заметно, но могут. А от него Фрейге передалась минимальная склонность к Менталу и Иллюзиям.
  Мужчина в несколько движений избавился от одежды и, поскрипывая темным стеклом конечностей, опустился в бассейн. Его ученица за ним не последовала. У неё ещё оставалось несколько тем, которые следовало обсудить, поэтому Зарс не позвал её с собой.
  - Син Тропаре окопался в библиотеке, а Ми присматривает за ним. Он спешно выписывает что-то из томов по истории и попросил доступ к вашим личным записям по путешествиям.
  - Может ему и ключи от Чертогов Двуединого дать? - восхитился наглостью изыскателя маг. - Молодой нахал. Хватит с него и обычных книг.
  - В этом ключе я и ответила, - Фрейга присела у края бассейна и коснулась пальцами воды.
  Темнота не мешала Ноку видеть всё в мельчайших деталях. И мечтательную улыбку женщины он хорошо рассмотрел. Она давно желала закончить поиски книг и осесть в родовом поместье на внешних архипелагах Виира. Все эти мысли и желания ученицы лежали перед ним как на ладони.
  - Прибыл гонец из бухты Троицы. Припасы погружены. Корабль подготовлен и ждёт нашего прибытия.
  Восемь рейсов совершил стройных трёхмачтовик 'Милостивая улыбка', помогая Ноку в его поисках. Небольшой на фоне могучих океанических кораблей, но очень быстрый. Профессиональная команда, и видавший всякое капитан, которого не смущали ни драконы, поднимавшиеся из глубин, ни шторма, ни боевая магия.
  - Тогда нам скоро предстоит последний рывок.
  Нок положил голову на бортик бассейна и прикрыл глаза.
  
  * * *
  
  Адепт син Тропаре с трудом удерживал себя в вертикальном положении. Изыскатель почти без перерывов делал выписки из богатой библиотеки магистра Нока, а молчаливые, но расторопные слуги только и успевали подносить новые гримуары. Он чувствовал на себе ироничный взгляд Ми, и делал вид, что не замечает его.
  Книги, которыми владел Нок, стоили огромных денег, какие-то запретила Церковь сразу после издания, какие-то существовали в единичных экземплярах. Объём этой золотой жилы, или как сказали бы в Империи: глубина серебряного рудника... син Тропаре мотнул головой. Ему не следовало отвлекаться, столько знаний оставалось неохваченными.
  Волна энергии, пришедшая откуда-то из-под земли, сбила его стула, перевернув и стол, за которым он сидел, и стул, и большую часть принесённых книг. Ми отделалась лёгким испугом, а слуги не обратили на произошедшее никакого внимания, лишь помогли адепту подняться на ноги. Ротар прекрасно понял, что это была за волна. Пусть не такая сильная, как в прошлый раз, она всё равно оставалась последствием от взаимодействия магических источников.
  'Изуродовали меня, а теперь развлекаются!'
  Син Тропаре пришлось обрить голову, чтобы не сверкать лысым затылком. Магия могла многое, но отрастить за день новые волосы стоило бы адепту здоровья. И всё это не имело значения. Двадцать лет мировой истории, заключенные в тяжелые, окованные металлом обложки. Нок оказался настоящим барахольщиком от книг. Любые мало-мальски заметные работы по магии, жизнеописания, просто справочники, порой самые фантастические, нашли место на каменных полках.
  Слуги уже поставили и стол, и стул на место, сложили книги стопками. А писчий прибор, который ему выдали вообще не пострадал, хотя хараганский фарфор не предполагалось ронять на каменный пол.
  Ротар уселся обратно за стол и воззрился на справочник, из которого делал выписки. На обложке серебряными буквами вилась надпись: 'О бестиях и океанских тварях, драконах и рыбах'. Это оказалась единственная книга на сарийском языке, касавшаяся подобной темы. У остальных авторами выступали имперские изыскатели, писавшие свои труды на виирагском, с которым у син Тропаре имелись определённые проблемы. Если говорил он на этом языке более-менее сносно, то читать и переводить угловатые буквы, складывавшиеся в мозголомные геометрические комбинации, заменявшие имперцам слова, молодой маг не мог.
  'Попрошу Нока, чтобы он сделал мне перевод... нет, научил нормально читать! Точно! И личные записи! Обязательно потреб... попрошу доступ к личным записям!'
  Восторг адепта длился вторые сутки. Работать стало проще, ведь в голове не мешались пять каменных сколков. Рука Ротара поднялась к затылку и опустилась, так и не коснувшись обнаженной кожи. Адепт отложил фарфоровое перо и потёр виски.
  'Как всё это произошло?'
  Память частично возвращалась, потом пропадала. Ментальный конструкт слабел, но его влияние всё ещё длилось, и неизвестно, когда память вернётся целиком. Настроение син Тропаре резко пошло вниз. Вместе с этим пропало желание работать. Он встал и с задумчивым лицом двинулся вдоль стеллажей. Один из слуг имперца тенью двигался за ним.
  - Оставь меня... - отмахнулся адепт от своего сопровождающего.
  Одетый в светло-серые одежды неприметный мужчина остался глух к словам мага.
  - Пошёл прочь!
  Изыскатель повернулся к слуге. Тот смотрел на него серо-голубыми глазами очень внимательно, но и только.
  - Оставь меня! Не надо за мной ходить! - повышая голос, повторил Ротар.
  - Вы не сможете перемещаться по поместью без сопровождающего, - тихо ответил стоящий перед син Тропаре мужчина. - Защита не настроена на вас. Повелитель Нок будет исключительно недоволен, если вы погибнете. Только он вправе решать вашу судьбу.
  - Что?! - Ротар задрожал от едва сдерживаемого гнева. - Что ты сказал?! Кто вправе решать мою судьбу?!
  Он посмотрел по сторонам и понял, что только один слуга стоял перед ним, а вот с боков его поджимали ещё четыре человека. Они не приближались, но и не отрывали взгляда от изыскателя.
  Маг смотрел на них, и в его руке пульсировала энергия. Воздушное плетение сменялось огненным, то в свою очередь водным. Выбор син Тропаре остановился на Земле. Сгусток сил, выглядевший как длинный осколок гранита, чуть подрагивал, готовый сорваться в полёт. Ми вскочила с кресла, но не рисковала подойти, со страхом в глазах наблюдая за происходящим. Ротар бросил на неё короткий взгляд, но тут же сосредоточился на слугах.
  'Если они не маги, то я раскидаю их как котят!'
  'С интересом на это посмотрю, молодой человек!'
  Мысленный голос Нока ворвался в сознание изыскателя неожиданно, и одновременно с ним в атаку бросились слуги. Первого маг пронзил осколком, и лакей магистра покатился по полу, остальные же почти мгновенно оказались рядом с Ротаром и скрутили его в монарший крендель. Лакомство из теста перекручивали в несколько сложных взаимных изгибов, одновременно обрабатывая магией Огня. Сложный и дорогой деликатес, с которым адепт ассоциировал позу, мог разламываться на несколько частей простым движением пальцев. Вот и син Тропаре находился на грани, за которой даже укреплённые магией связки и суставы не выдержат. Он попытался что-нибудь сделать, но на вдохе перед его носом оказалась узкая ладонь с порошком с узнаваемым запахом.
  'Асолия! Нет!'
  Ротар почувствовал, как теряет контроль над силой и срочно прервал все заклинания, которые подпитывал. Порошок из асолии, а равно и её отвар, лишали контроля над магией. Очень качественно, пусть и ненадолго.
  'Вам нужно отдохнуть, молодой человек. Слишком многое с вами произошло за эти дни'.
  Последним, что запомнил адепт, стал ментальный удар, отправивший его во тьму.
  
  * * *
  
  В себя изыскатель пришёл в небольшой комнатке, с одиноким узким топчаном вместо кровати. Тяжёлая даже на вид дверь, едва различимая в тусклом свете одинокого магического светильника. Шириной комната похвастаться не могла, а у кого другого вполне случился бы приступ паники от пробуждения в подобном каменном закутке. Ротар провёл пальцами стене, противоположной топчану, чувствуя шершавую поверхность.
  - Это карцер? - собственный голос удивил адепта.
  Сухой, каркающий, дерущий горло. Никогда его загулы или неудачи не имели таких последствий.
  - Нет, это комната отдыха для совсем заработавшихся палачей, молодой человек.
  Дверь распахнулась бесшумно, и на пороге соткался из воздуха магистр Нок. Просторная чёрная мантия, которая, казалось, поглощает и без того тусклый свет, чуть колыхалась, словно обдуваемая ветром. А откинутый капюшон позволял рассмотреть усталое лицо имперца и лёгкую дымку активной магии, обрамлявшей голову.
  - Мы всё-таки в темнице? И я уже не почётный гость?
  - Ошибаетесь, молодой человек, - покачал головой магистр. - Вы очень подвержены воздействию тёмных всплесков сил. Возможно, вам стоит провериться на готовность к инициации Тьмой или Светом?
  От такого предложения Ротар оторопел. В его голове понеслись мысли, складывавшиеся как в вежливые отказы, так и в раболепные согласия.
  - Не торопитесь, - поднял ладонь хозяин поместья. - Решение подобного плана не принимаются мгновенно. А вот эту мысль обо мне и Фрейге выкиньте из своей головы, пока я её не выкинул вместе с вашей головой.
  Син Тропаре нервно улыбнулся, демонстрируя, что понял грубый юмор Нока. Изыскатель очень надеялся, что за такими фразами менталиста стоит только желание поддержать адепта в напряжении. В ином случае магистр - самый опасный собеседник, с которым когда-либо общался Ротар.
  - Вставайте, молодой человек. Вас сюда принесли не просто так.
  Син Тропаре пружинисто поднялся с топчана, сила заструилась через него. Молодой маг удивлённо вскинул брови, а затем увидел, что по косяку дверей вьётся странная мелкая вязь, похожая на печать Иллюзии.
  - А можно отрезать человека от Стихий? - медленно спросил изыскатель, пробегая взглядом по значкам.
  - Нет, молодой человек. Это сказочки для глупцов. Отрезать до конца нельзя. Даже асолия всего лишь полумера, равносильная удару дубинкой по голове. Эти руны лишь создают тишину.
  Действительно, стоило им выйти из каменного мешка, а иначе назвать его Ротар не мог, их окружила какофония звуков. Только через несколько мгновений он осознал, что слышит многоголосый хор ручьёв, гнавший по высокому узкому коридору могучее эхо. Магического света, лившегося с потолка, едва-едва хватало, чтобы различить взглядом полированный узорчатый пол.
  - Это?..
  'Задавайте вопрос мысленно, молодой человек. Вам полезно практиковаться. Чем чаще будете использовать ментальную магию, тем быстрее разрушатся остатки конструкта в вашей голове'.
  Ротар не решился бы поклясться посмертием, что правильно разобрал сложный образ, вонзившийся в его сознание. Когда Нок переходил на такой стиль мысленного общения, изыскатель чувствовал себя если и не ущербным, то как минимум неполноценным. Ротар всегда гордился остротой своего ума, умением делать выводы. И теперь ему наглядно показывали, что ему есть куда стремиться и с каждой песчинкой в часах дистанция будет увеличиваться.
  'Какая амбициозность', - поток образов сменился мыслеречью. - 'Думаю, чтобы поддержать ваше чувство собственного достоинства, придётся использовать именно мысленную беседу. Вы не восприняли и трети из того образа. Тренируйтесь'.
  Ехидные замечания Нока начинали вызывать у син Тропаре приступы глухого раздражения. Но способ выражения Ротар подобрать не успел. Оба мага вышли в просторную пещеру с высоким потолком, терявшимся в темноте. Нитки ручьев, подсвеченных магическим сиянием, срывались откуда-то из-под потолка, создавая шум, но совершенно недостаточный для десятка не самых больших потоков.
  'Где-то здесь есть настоящий водопад?' - спросил изыскатель.
  'Да, чуть дальше в пещерах', - кивнул Нок.
  'Наверное, тут могла быть страшная тюрьма... Если бы ещё к шуму добавить сырость и затхлость', - не удержался от замечания Ротар.
  Он удивленно рассматривал высокую и почти пустую пещеру, пытаясь понять, для чего они сюда пришли. Кроме светящихся синим ручьев и нескольких тёмных проходов, уводивших в глубину скалы, пытливый взгляд адепта не мог найти достойных внимания предметов.
  'Вас смущает свежий воздух и сухость подземелья, молодой человек? Никогда не замечал за стихийными магами тяги к... аскезе. Церковь Двуединого добавила новый догмат? Надо как-нибудь ещё раз навестить Монархию в таком случае'.
  Растерявшийся син Тропаре не нашёл, что ответить имперскому дознавателю, и просто продолжал идти за ним. Когда они пересекли иллюзорный барьер, адепт не заметил, но, повернувшись к стекавшим по пологим стенам ручьям, увидел несколько высоких резервуаров с прозрачными стенками. Ручьи наполняли их, но Ротар не видел, чтобы вода из них вытекала. Из пяти резервуаров четыре стояли едва освещёнными, а последний наоборот светился ярче, и, что самое главное, в нём кто-то находился.
  Изыскатель подошёл ближе, чтобы рассмотреть пленника 'Жидкой тюрьмы'. Изобретение Тайной Стражи Сарийской монархии для удержания особо важных пленников, за исключением, естественно, магов Воды. Но монстр, парившийся центре резервуара, не тянул на подготовленного стихийника. Короткая шерсть и вытянутая волчья морда, длинные руки и явственная физическая мощь.
  'Кто это?' - Ротар повернулся к Ноку, и встретился взглядом с Фрейгой, стоявшей за плечом магистра.
  Изыскатель вздрогнул. Он не ожидал её увидеть.
  'Когда только успела прийти?'
  'Ты невнимателен, Ротар. Это будет стоить тебе жизни', - ментальный укол женщины бил не так мощно, как послания магистра, но вызывал приступы головной боли. - 'Когда-нибудь'.
  Фрейга обошла мужчин и прикоснулась к прозрачной стенке. Вода засияла ярче. Син Тропаре с трудом удержался, чтобы не отвернуться. Ему однажды пришлось побывать в такой темнице. Он слишком увлёкся сбором трав и умудрился обойти все секреты и засады на пути к королевскому золотому руднику. Точнее к трём золотым, руднику жидкого и истинного серебра, о которых он узнал уже позже. Быть бы ему казнённым, после недолгого разбирательства, но к его счастью местный маг убыл с патрулём, а в Ротаре не опознали мага. До поры нарушителя запихнули в 'Жидкую тюрьму'.
  Когда вода хлынула ему в рот, он не изображал страх и панику. Магу-универсалу до той поры не приходилось проверять, может ли он утонуть. Поэтому ужас, охвативший син Тропаре, был самым настоящим. Хоть Ротар и сбежал той же ночью, память о случившемся навсегда научила его следить, куда он идёт. Поэтому незаметность Фрейги вкупе с этим прозрачным резервуаром вызвали у него самые неприятные ассоциации.
  'Сейчас эта тварь спит. Самое удобное время для того, чтобы вломиться в его мозги и вырвать всё, что в них спрятано. Адепт, вы пойдёте с нами, вдруг это подстегнёт вашу память!'
  Изыскатель чувствовал лёгкое любопытство Нока, которое окрашивало его мысленные фразы.
  'Думаю, у меня нет выбора?'
  'Нет, коснитесь стенки резервуара', - ответил магистр.
  Ротар выполнил просьбу и почувствовал шершавость камня под рукой.
  'Это не стекло?'
  На этот вопрос ему уже не ответили, а мир вокруг изменился до неузнаваемости.
  
  Интерлюдия шестая
  
  'Ольмская чума' медленно кралась через грозовые тучи, изредка содрогаясь от ударов мощных молний. Корабль, специально построенный для воздухоплаванья, летел в одиночку на огромной высоте, где синева неба сменялась чернотой. Ни один возможный наблюдатель, даже если бы он не был занят борьбой с ураганным ветром и штормовыми волнами, не смог рассмотреть тёмную точку в небесах.
  Капитан Рон сар Голо стоял в центре донного наблюдательного поста и смотрел на слои тёмных облаков. Морской Гнев - сезонный ураган, превращавший океанические воды в котёл бурлящего безумия, давал прекрасную возможность летающему кораблю пробраться за пограничные кордоны Линграмского королевство.
  Сар Голо стоял на посту уже давно, и его взгляд скользил по могучим тучам, лишь иногда застывая на монструозных молниях, пересекавших курс корабля. Капитана преследовало какое-то чувство... будучи магистром Воды и Воздуха, он верил, что иногда Стихии ведут его к чему-то.
  - Вижу цель по правому борту, - доложил наблюдатель, почти подпрыгивая в своём кресле. - Движется по воде тем же курсом.
  Сквозь тонкие панели зачарованного хрусталя капитан мог разглядеть далёкий корабль. Артефакты, обеспечивающие 'Ольмскую чуму' острым зрением, могли многократно приближать и увеличивать любую цель, которую указывал экипаж.
  Сар голо смотрел на огромный пятимачтовый корабль с флагами Линграмского королевства. Такие монстры из металла и дерева, укреплёного магией, давно бороздили моря и океаны Тивала.
  - Достойная цель.
  Сказав эти слова, капитан отправился в рулевую комнату: именно оттуда удобнее всего было управлять атакой летающего корабля.
  
  Глава седьмая
  УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ ЭКСКУРС
  
  Защита разума у зверя была. Нок не ожидал иного. Стены высотой в три-четыре роста, скрывающие за собой просторный лабиринт на тысячи и тысячи шагов. Старая форма, признанная недопустимой для сотрудников Имперского Кабинета.
  - Весьма интересно, - магистр подошёл к стене и провёл по ней рукой.
  Препятствие задрожало под воздействием его воли. Камни пошли трещинами, из кладки посыпалась пыль и куски цемента.
  - Только чрезвычайно неустойчиво, - Фрейга встала за правым плечом учителя. - Возможная ловушка?
  - Безусловно. Ставивший подобную защиту знал об её уязвимости против человека с выдумкой... Попытка пробраться по лабиринту... относительна безопасна, однако любое иное воздействие должно вызвать обрушение защиты, которое уничтожит сознание твари. Прекрасный способ подчищать за собой хвосты. На что вы смотрите, молодой человек?
  Магистр повернулся к син Тропаре, который стоял позади и пристально разглядывал стены.
  - Тут есть проход. Я чувствую.
  Нок среагировал быстрее, чем адепт успел сделать первый шаг. Магия скользнула по его пальцам, и Ротара поглотил чёрный туман.
  - Фрейга, принимай его в реальности и следи, чтобы не выкинул какой-нибудь фортель. Я пока продолжу изучать...
  - Да, учитель.
  Нок махнул рукой и остался один. Ученица и изыскатель сейчас медленно приходили в себя в реальности пещеры, а имперскому магу предстояла игра на выбывание. Обычно подобная защита проходилась методом перебора: специальный артефакт позволял расщепить сознание дознавателя на множество частей, которые изучали все возможные пути через лабиринт. Отличие состояло в том, что классическая лабиринтная защита разума не предполагала его уничтожение.
  Мужчина отошёл от треснувших стен и подпрыгнул, чтобы зависнуть в воздухе на высоте нескольких ростов. Ментальные щиты обладали внушительным списком ограничений. Одним из них являлось развитие сознания. Слабовольный и глупый человек не мог поддерживать сложную стену между своими мыслями и любопытными дознавателями, даже если защиту ставил грандмагистр Ментала. Поэтому тварь не смогла бы защититься от дознавателя, вне зависимости от его умений, качеств и талантов. Если бы не рушившиеся стены. Они визуализировали разрушение личности, памяти. Каждая рухнувшая стена - это испарившаяся мысль.
  Окинув взглядом скупой квадрат лабиринта, Нок ухмыльнулся. Тысячи шагов во все стороны. Если бы защиту ставил сам магистр, его лабиринт не удалось бы охватить взглядом, даже поднимись он на сотни ростов вверх. И раз уж защиту нельзя ломать...
  Маг развёл руки в стороны и начал перебирать воздух пальцами. Вокруг лабиринта начал расти лес. Сначала, из вроде бы бесплодной почвы, появилась трава. Потом где-то начали поднимать свои веточки небольшие кусты. Время струилось незаметно, так же незаметно вокруг лабиринта прорастал лес. Только мозг менталиста был способен выдержать подобную нагрузку. Техника ускоренного внутреннего времени или Акша.
  Нок напряг руки, и редкие деревья начали вздыматься к небесам. Настоящая чаща, знаменитые гиганты влажных срединных лесов. Лабиринт давно скрылся в сени зелёных крон, и внешние стены оказались в окружении многочисленных лиан, с каждым мгновением подбиравшихся всё ближе.
  Заклинание, использованное магистром, не атаковало защиту напрямую. Как образ камня обладал всеми его особенностями из реального мира, так и растения, созданные имперцем, могли прорасти сквозь что угодно. Но воспользоваться им мог только опытный и сильный палач-дознаватель, потому что упусти он контроль над магией, время, подстегнутое им, нанесло бы ответный удар.
  Стены крошились под ползучей атакой растительной жизни, но не разрушались. С каждым мгновением, с каждой песчинкой времени, лабиринт поглощался лесом. Проход за проходом, один коридор за другим, пока, наконец, не осталась лишь одна комната.
  - Интересно... - магистр завис над кусочком, свободном от растительности, и рассматривал плиту в центре песчаного пола. - Снова ты. Значит, всё-таки вы идёте за ним. Вы все идёте за ним. Я приду позже, тварь.
  Нок прикрыл глаза и перенёсся в реальность пещеры. Монстра в резервуаре окружали струйки крови, не растворявшиеся в воде. Фрейга поддерживала Ротара за локоть. Молодой изыскатель с трудом удерживался на ногах.
  - Что с ним?
  - Быстрая потеря сил, - бросила Фрейга, сосредоточившись на каскаде лечебных заклинаний, которые окутывали син Тропаре.
  - Очень интересно. Дитя, оставь его сегодня здесь. В той же комнате. Нужно проверить одно... предположение, - задумчиво сказал Нок. - Паутину событий кто-то пытается поджечь, а нам это совершенно ненужно.
  Чуть пошатнувшись, маг отправился к выходу из пещеры. Он чувствовал, как Фрейга провожает его взглядом. Использованный им способ взлома защиты оказался почти неподъёмен, не взирая на всю мощь Тьмы в его распоряжении. Хотя все решения теперь лежали на поверхности. Цепь событий пока неочевидна, но проблема, в которую всё глубже погружался магистр, стала получать какие-то объемы. И в самом худшем варианте развития событий Книга Сариина находится в руках могущественного и древнего существа или существ. Они давно и успешно прячутся в дебрях архипелага, за который воют две могущественные страны.
  'И если осведомители не лгут, то скоро там начнётся полномасштабная война...'
  Песчинки времени утекали сквозь пальцы, а новое путешествие становилось всё опаснее. Нок сжал кулак, с каждым новым шагом силы возвращались. Он двигался неторопливо, чтобы Фрейга могла догнать его. Дисбаланс в магических потоках следует устранить сразу.
  Ученица догнала магистра через половину большого оборота часов.
  - Я его стабилизировала. За ним присматривает слуга.
  - Молодец, девочка, - бросил на неё быстрый взгляд мужчина.
  Фрейга коснулась его плеча, и силовые линии двух магов мгновенно сплелись в узор. Если бы кто-то мог сейчас его видеть, он бы назвал учителя и ученицу единым целым.
  - Вы ждёте чего-то необычного?
  - Жду. Оба наших гостя обладают одинаковым подарком от неизвестного благодетеля. Девочка, - Нок остановился и повернулся к Фрейге.
  Она вздрогнула, встретившись с взглядом с чёрными глазами магистра. Лицо имперского палача-дознавателя превратилось в непроницаемую маску.
  - Да, учитель?
  - Сегодня ночью на нас нападут. Я чувствую, как через наш парк идут люди и нелюди. Много. Ты возглавишь защиту поместья, пока я буду наблюдать за Ротаром. Его разуму сегодня предстоит испытание на прочность.
  Нок смотрел на ученицу и видел на её лице лишь замешательство, быстрое сменяемое задумчивостью. Именно с таким лицом она помогала Ноку брать на абордаж летающий корабль, который потом отошёл в её безраздельное пользование. Скрытый иллюзиями клипер под её командованием совершил десятки походов во все концы Тивала.
  - Они не помешают вам, - кивнула Фрейга.
  - Не помешают.
  Идиотских фраз про пленников не прозвучало: ученица магистра прекрасно понимала, что чем больше живых противников доставят в подземную тюрьму, тем лучше. Особенно если это будут люди.
  
  * * *
  
  Орапи дремал в сене. Большую часть своего времени он проводил на конюшнях и в каретном сарае. Способный боец-менталист нашёл свое призвание в езде. Скорость, грохот копыт и колёс, взмыленные лошади. Это будоражило кровь и разум, лучше любого хмеля и курительных смесей.
  'К бою'.
  Лёгкое касание чужого сознания мгновенно пробудило лысого толстячка.
  'К бою'.
  Укол в бритом затылке, и с глаз Орапи словно спала пелена: на стенах через равные промежутки проявились шкафчики, раньше скрытые иллюзией.
  'К бою'.
  Команда пульсировала в затылке, но не отвлекала. Возница подскочил к ближайшему шкафчику и распахнул дверки.
  - Булавы? - не удержался Орапи.
  Он с удивлением потянулся к крепкой полированной ручке, увенчанной шипастым шариком размером с голову младенца. Как виирагский солдат, толстяк прекрасно владел этим страшным оружием. В шкафчике имелись пустые крепления, но это впечатление было обманчивым. Магистр Нок показывал своим подчинённым, как конкретно стоит вооружиться. А значит ни мечи, ни кинжалы, которых мужчина не видел, не помогут против неизвестной пока угрозы.
  - Эй, коневод... - тихий шепот донесся из арки коридора, что вёл в подземные ходы под лесом, окружавшим поместье.
  Булава не полетела на звук только по одной причине: Орапи узнал голос стражника из ночной смены.
  - Эй, смертник. Ещё раз так сделаешь, и твои мозги украсят стены, - прошипел возница, поворачиваясь.
  Из полутьмы коридора ему улыбнулся Тарис Эрт, прекрасный боец, склонный к дурацким шуткам. Менталист быстро подошёл к гостю.
  - Когда-нибудь наш покровитель заберёт тебя к себе, - проговорил Орапи.
  - Лорд Масок заберет меня в свою свиту шутов, когда придёт время. А пока что мы с тобой будем защищать эту часть поместья, - снова улыбнулся Тарис.
  - Вдвоем? - удивился толстяк.
  Он знал свои способности, имел представление о способностях гостя, но защищать вдвоем просторные конюшни - это было выше их сил. Из темноты коридора донеслось шуршание песка.
  - Нет, госпожа Фрейга оказала честь и послала часть своих творений поддержать нас.
  По гладкому полу ползли длинные толстые змеи, состоявшие из песка. Ромбовидные головы, глаза, излучавшие изумрудный свет, и чёрно-синие ленты узора на боках. Орапи видел этих големов всего два раза в жизни, и эти воспоминания до сих пор служили источником редких неприятных снов.
  На улице хлопнули пронзатели, а следом раздались крики и вой боли. Големы расползлись по конюшням, прячась в тенях. А затем яркая вспышка чуть не ослепила Тариса и Орапи: какой-то нетерпеливый маг решил пробить ворота в надежде укрыться от игл пронзателей.
  - Стихийная магия... Умеет Лорд пошутить, - толстяк прокрутил булаву в руке.
  Горящие остатки ворот подсвечивали вбегающих в конюшни людей.
  - Тогда покажем, что мы достойны его юмора, - Тарис Эрт вынул из мешочка на поясе цилиндрик пронзателя. - И пошутим сами.
  Орапи лишь качнул головой. Эта атака оставит его без подопечных. Боевой артефакт, брошенный опытной рукой, раскрылся над ворвавшимися в конюшню незваными гостями, засыпав их новой порцией игл. Големы, словно ждавшие этого, ринулись в атаку.
  
  * * *
  
  Фрейга сидела на удобном троне из камня в небольшой зале, которую она сама называла штабом. Скальное поместье магистра Нока требовало защиты соответствующей его ценности. Это не небольшое поместье в Кросде, которым пожертвовали с лёгкостью.
  Перед ученицей Нока стоял круглый стол, и вокруг него обычно собирались десятники охраны, когда решались вопросы безопасности. Сейчас она сидела за ним одна, а над столом парила иллюзия парка, границу которого продолжали пересекать незваные гости.
  'Больше сотни'.
  Они уверенно шли с трёх направлений, не пытаясь направить разведчиков или раздобыть хоть какие-то сведения. Это было плохим знаком.
  Поверхность стола мерно светилась фиолетовым светом. Словно миниатюрные кусочки мозаики, силовые линии сплетались в камне в мельчайший узор печати Иллюзии. Ещё одно творение магистра Нока.
  Появились первые отметки сработавших ловушек. Пронзатели собирали кровавую жатву, отряд в два десятка человек вошёл в печать 'Фантазма', и Фрейга сомневалась, что хоть кто-то из них выживет. Другим везло больше. Маги-стихийники прокладывали просеки в защите, выжигая, сдувая или смывая ловушки и магические печати. Несколько раз дрогнул пол, но Фрейга давно озаботилась неуязвимостью своего дома для магов Земли.
  Стражники отчаянно защищались, её собственные песчаные големы били уже несколько тварей наподобие той, что допрашивал магистр Нок. Фрейга смотрела на иллюзию и всё больше хмурилась. Напор врага не ослабевал. Они пробивались к поместью, не считаясь с потерями, и уже вошли в конюшни. Лестница у главного входа превратилась в расплавленную породу.
  Нападавшие теснили людей Нока, с лёгкостью выбивая из укреплений. Фрейга покачала головой - половина нападавших лежала остывающими кусками мяса, но оставшиеся под прикрытием магов создавали серьёзную угрозу. Женщина поджала губы и встала. Повинуясь её мысленному приказу, к стражникам на помощь двинулись последние песчаные големы.
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) А.Ра "Седьмое Солнце: игры с вниманием"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"