Алинна: другие произведения.

Ключ от радуги. Глава 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 1.

  
   Шумит бескрайняя степь... Ревут варги, кричат орки, звенит упряжь, скрипят повозки, скворчат над кострами мясные туши, да варится в огромных котлах мясо. Кругом пыль и мелькание ярких шатров и одежд. Такого столпотворения нет даже на знаменитой Каравачской ярмарке, да и не были орки, что собрались на общий совет родов, на ярмарке. Скоро, впервые за последние двести лет, должен собрался Большой Совет - кылгын. Много, много лет шаманы вопрошали у Танис разрешение собраться на Большой Совет, чтобы выбрать улу-кагына, но ответом была тишина, а в этом году Темноокая богиня дала, наконец, свое соизволение. Вот и собрались орки со всей степи и шумят, пытаясь выбрать Большого военного вождя, и ждут назначенной ночи - ночи темного светила - ночи Таниса.
   Нет места на Лари для двух народов: для орков и эльфов, кто-то из них должен уйти, и это НЕ орки. Пришло время для Великикого Похода на длинноухих родственничков, пришло время убрать эту ушастую поросль с Лари. Скоро, если будет такова воля Темноликой, будет избран Большой военный вождь улу-кагын и поведет соплеменников в Великий Поход.
   Радуются орки, будет большой поход - значит, будут варги и шатры для выкупа невесты и не угаснет Род. Да, многие погибнут, но остальным достанется больше добычи и калым будет больше. Выбирать лучших будут, конечно, полногрудые и веселые орчихи, но что лучше всего может растопить сердце девушки, как не богатое подношение? А где его взять, если не в походе?
   Вот и сидит верховный шаман на многослойном войлочном ковре и смотрит внимательным взглядом на посланного богиней враана(3). А враан ухватился крепкими когтями за плечо полногрудой и крутобедрой статуи и тоже смотрит на шамана то одним, то другим круглым птичьим глазом. Стар верховный шаман, очень стар... Он уже и не помнит, сколько он видел восходов темной луны, но не помнит он, чтобы рассказывал ему его учитель, предыдущий Верховный шаман, что посланец Великой богини может быть так молод. "Вон у клюва еще желтое виднеется и кожа на лапах тоже еще желтая, а не цвета старой кости. Но сколько я его не проверял, все приметы показывают, что это посланец. И прилетел на зов и с прошлого камлания сидит на статуе ждет. Только поесть слетает, а потом опять, обратно на плечо богини. Хоть ты тресни, посланец! Ох, не кончится этот кылгын ничем хорошим, не кончится. А тут еще эти мелкие разлетались! " И верховный шаман стегнул длинным бичом по крутящимся у его шатра чик-чикам(4), пара птичек упала, поджав лапки, растеряв окровавленные перышки.
   И в то же мгновение в полудне пути от стойбища Верховного шамана, в темной, заросшей колючими кустами балке, упал перекошенный от боли человеческий маг, желтый - специалист по животным.
   - Гарим, Гарим! Ты что? - стал трясти его за плечи товарищ.
   Маг застонал и открыл глаза.
   - Пить дай... Как он меня бичом... старый пень... чтоб его самого так приложить... - и маг стал пить теплую воду из флажки. Пил он воду экономно, подолгу держа во рту каждый маленький глоточек, наслаждаясь чудным мигом течения воды по языку.
   - Ну, что увидел?
   - Да все также... Орки собираются, а этот старый пень сидит перед этой расплывшейся от жира каменной бабой и с врааном взглядом бодается. Придется сидеть здесь и ждать ночи Темной богини. До этого я больше туда ни с чик-чиками, ни с враанами не полезу. Я после стрелы, что орки забили в грудь моему враану, я туда не сунусь. Сколько там у нас чик-чиков осталось?
   Его напарник посмотрел в заботливо укрытую в кустах клетку.
   - Два...
   - Вот, поэтому давай отдыхать, отсыпаться и ждать. У нас там съедобное что-нибудь осталось?
   - Почти ничего... Сухари все кончились, вяленного мяса осталось дня на два. Есть крупа, но костер разводить нельзя. Орки нас по нему на раз учуют... Что делать-то будем? Может, приманишь кого?
   - Да кого я тебе здесь приманю? В этих кустах только змеи да ящерицы.
   - Может, птицу какую? - Мечтательно проговорил напарник желтого мага и сглотнул вязкую слюну. Маг закрыл глаза и прислушался к чему-то...
   - Нет. Птиц рядом нет, я бы и сам от курочки, даже сырой не отказался. Но могу тебя обрадовать есть большая змея, вон в тех кустах и пара ящериц, но их я приманить не смогу, да и есть в них нечего. Ну что, змею ловить будешь?
   - Буду. - Твердым голосом ответил ему напарник.
   Когда в юности он мечтал стать разведчиком, то никогда не думал, что самое страшное в этой нелегкой профессии - это уметь ждать. Вот и сейчас им с напарником предстоит самое тяжелое испытание - ждать. Причем ждать сидя в крохотной пещерке на дне глубокого оврага, заросшего снизу доверху колючим кустарником. Даже сами орки называют это растение "подожди немного" и скоро одежда разведчиков, как ее не береги, превратится в лохмотья, хорошо хоть вода на дне оврага есть, немного, но есть. А вот с припасами они промахнулись, костер разжечь нельзя... Если бы он знал, что еще разведчикам приходится ходить не мытыми по нескольку месяцев и есть всякую гадость, типа змей, лягушек и ящериц, ни за чтобы не пошел в эту романтическую и очень хорошо оплачиваемую профессию.
  
   Пустыня Поющих Духов встретила меня и Одрика суетой, жарой, от которой я уже успела отвыкнуть. Асса Зита сверяла со списками ассортимент вещей, присланных из Каравача под ее заказ. Кругом суетились эльфы-охранники и работники усадьбы. На плечи Одрика тут же водрузили мешок и показали пальцем, куда его нести, эта же участь не миновала и меня, только мешок был поменьше и тащить в другую сторону. Наконец Зита закончила с оприходованием, и решила посмотреть, кого это притащила с собой ее племянница?
   - Значит, это и есть твой официальный жених? А сюда то его тащить зачем было? - Спросила она меня, бесцеремонно рассматривая Одрика, так словно он предмет неодушевленный и своей воли не имеющий.
   - Меня сюда никто не тащил! Я сам решил приехать! - Возмутился женишок.
   Асса выгнула левую бровь, и на ее лице было написано: "Как! Оно еще и разговаривает? " Пришлось срочно вмешаться. Подскочила к Зите поближе, поставила полог от прослушивания попрочнее, а то вокруг эльфов слишком много, и по сохранившейся с Земли привычке зашептала :
   - Он БЕЛЫЙ маг! - На лице у Зиты появилось удивление, она посмотрела на меня как на идиотку. - Асса, не сомневайтесь... Он действительно БЕЛЫЙ, можете мне поверить, а если сомневаетесь, так потом как-нибудь проверите. Только вы с ним поаккуратнее, а то вдруг разозлится ненароком. От усадьбы тогда может ничего и не остаться, очень темпераментный юноша.
   Зита посмотрела на Одрика еще раз, уже оценивающе, но с огромной долей скепсиса и одним изящным движением рассеяла мой полог. У меня так изящно развеивать чужую магию еще не получается.
   - Ладно, оставайся, раз "сам решил". Будешь моим гостем. - Эльфы, крутившиеся рядом, вроде как они делом занимаются, сразу после этих слов утратили к Одрику большую часть интереса и разошлись по своим делам.
   - Спасибо, асса...
   - Ты вот скажи мне, вьюнош. Ты, с которой из девиц в одной комнате жить будешь? - После этой фразы я закашлялась, и начала махать руками, что не со мной, однозначно не со мной. Зита покосилась на эту пантомиму... - Значит с рыжей... - Сделала она соответствующий вывод.
   - Простите асса, но я предпочел бы жить отдельно от девушек. Мы потом с ними сами разберемся в этом вопросе.
   - Эх, молодежь! Да разбирайтесь "в этом вопросе", сколько хотите и как хотите. Можете вообще хоть все в одной комнате жить, в одной постели спать. Меня не это интересует. Молод ты еще, доживешь до моих лет, если доживешь, конечно, вот тогда возможно поймешь. А сейчас ты мой гость, и я должна тебя где-то разместить.
   - Я бы предпочел, жить отдельно от девушек...
   - И позволь у тебя полюбопытствовать, "отдельно", то это где? У меня тут не усадьба сейнов. Все комнаты наперечет. И гостевых комнат предусмотрено всего две, и обе заняты девицами. Есть еще комнаты, в которых живут господа гномы, их еще нет, но комнатки маленькие, без окон и с низким потолком.
   - А в доме для слуг? - выступила я...
   - Сейнам жить со слугами не полагается. - Сказала асса, как отрезала. - А эти... - Она кивнула в сторону эльфов, - тебя к себе в казарму не пустят.
   - Да, мне бы шатер какой-нибудь... Я бы и вон там в шатре бы жил... - предложил Одрик.
   - Шатер ему... Ага, чтобы тебя тут местные гварричи ночью съели, а меня твои девицы потом бы попрекали, что я гостя принять не смогла. Не будет тебе шатра! - она на пару секунд задумалась, рассматривая Одрика и по-птичьи наклоняя голову, и словно измеряя, влезет он в скворечник или нет? - Жить будешь на чердаке.
   Зита повернулась к нам спиной и с видом честно выполненного долга отправилась в дом.
   - Об остальном, тебе Анна расскажет... - кинула она через плечо.
   - Ты на чердаке была? - С надеждой в голове спросил Одрик.
   - Нет, я даже не знала, что он тут есть. Пошли, отведем-таки варгов в варгятницу нечего над бессловесной скотиной измываться.
   - А что со слугами тут совсем плохо?
   - Это же пустыня, хорошо, что слуги вообще есть... так что губки-то закатай.
  
   Пока мы с женишком расседлывали и обихаживали приведенных из Каравача варгов, туда явился один из эльфов, постоянно занимавшихся всеми животными, жившими в усадьбе. Он скептическим взглядом осмотрел наших варгов.
   - Этих придется пустить на мясо.
   - Это почему "на мясо"? - Возмутилась я. - Вполне даже молодые животные, конечно не породистые, но тоже ничего...
   - Вот именно, ничего хорошего.
   - Но на мясо-то сразу зачем? - Тут уже возмутился Одрик и стал бодаться взглядом с эльфом. Тот вздохнул и решил объяснить нам, тупым, очевидные вещи.
   - Во-первых, потому, что ваши варги не будут есть тот корм, что заготовлен для остальных местных. Во-вторых, потому, что ходить, а тем более бегать по горячему песку они не умеют и не будут. В-третьих, тут в пустыне есть несколько специфических заболеваний и если местные животные им переболевают еще в детстве и то выживают не все, то ваши, после первой же прогулке по пустыне, заболеют наверняка, а потом сдохнут. Поэтому, им одна дорога - на мясо, тем более что откормлены они хорошо, и пока не похудели от местной кормежки....
   Одрик насупился и открыл уже рот, чтобы возразить местному знатоку животных, пришлось его толкнуть вбок, и он обиженно замолчал. Мне тоже жаль этих варгов, но эльф безусловно прав. Я уже привыкла к этим животным, но мой старый, на котором я приехала из пустыни, был, несомненно, лучше, хотя и смотрелся неказисто.
  
   Догнала Одрика уже возле самого дома.
   - Ну, показывай, где тут чердак?
   - Не знаю, но, наверное, наверху. - Сделала я логичное предположение.
   Женишок хмыкнул и быстро пошел в дом и вверх по лестнице, ноги-то длинные, еле догнала. В конце коридора третьего этажа, там, где живет асса Зита, к люку в потолке была приставлена длинная лестница... Одрик недолго думая, подхватил один из своих мешков, заботливо сваленных тут же в углу, и полез наверх. Пришлось последовать за ним.
   Чердак в Злых камнях, оказывается, действительно был. Не большой, с парой узких, похожих на бойницы, окошек, и с сильно покатой крышей. Одрику придется все время следить, чтобы не ударяться с одной стороны о крышу, а с другой о балки. Пыль и мусор, кто-то добрый уже вымел, а возле окошек ящики стоят... Заглянула посмотреть, а в них несколько разобранных, в смазке, арбалетов и болты. Приготовления, чтобы держать оборону, и обзор с чердака хороший. Одрика эти воинственные предметы не заинтересовали, его, как истинного каравачца, больше занимала крыша. Да здесь за год ни одного дождя не было, разве что роса несколько раз выпадала... Тут в люк просунулся отец Притера - Дагвид и быстренько подвесил на одну из балок гамак.
   - Вы уж извиняйте, но кровать сюда никак не занести... - Стал он оправдываться, увидев, с каким выражением на лице, рассматривает сие сооружение Одрик.
   - Да, не переживайте, это я так... вспомнилось кое-что...
   - Я сейчас принесу сюда несколько сундуков, вот тут полки повесим, и будет очень даже удобно. Шар со светом я тоже принесу, даже два. А мыться вы к нам в баню приходите, она всегда открыта и воды горячей много... Жалко Притера нет, а то бы он вам все здесь показал. Как он там, в школе? Вы не знаете? - А это уже ко мне вопрос...
   - Не знаю, но за ним должны присматривать... Я вам почтовый ящик привезла, вечером отдам. Так что будете писать ему письма...
   - Хорошо-то как... Спасибо вам, асса... так я сундуки принесу?
   - Неси.
   И суетливый папаша Притера исчез.
   - Вижу, что тебя тут устроят с максимальными удобствами. Я пошла, после удара колокола приходи в столовую, она на первом этаже. После обеда - сиеста... Постарайся вести себя потише. Твой чердак над одной из комнат ассы Зиты, кажется над спальней...
   Тут из люка опять показался донельзя смущенный Дагвид и, пряча глаза, потихоньку поставил в уголок большую керамическую ночную вазу.
   - Я сейчас еще ширму принесу... - пролепетал он смущенно и исчез.
   Я чмокнула женишка в щечку и упорхнула, мне тоже вещи распаковать надо...
  
   Вечером асса Зита в приказном порядке вызвала меня в библиотеку, и велела рассказывать все, что со мной приключилось в вольном городе. Нет, рассказать ей я не против, ее помощь во многих вопросах мне совсем не повредит, но она же все перескажет айре, а эльфам я не доверяю. Они, конечно, давали клятву охранять ассу, но не меня... Мы с ассой долго препирались, потом она все же пообещала, что ничего из моего рассказа эльфу рассказывать не будет, на том и договорились. В один вечер рассказать все не успела и эти вечерние посиделки в библиотеке растянулись на целую неделю...
   С первого дня Урожайника я попыталась войти в привычный ритм учебы и тренировок. Очень уж я себя распустила в лениво-расслабляющей обстановке вольного города, а чтобы с сестрами работать и сила и ловкость требуется. Да и вообще, мне нравится, когда я в хорошей форме. В Караваче у меня в избытке были другие физические нагрузки, а тут, в пустыне, они отсутствуют, не бегать же ради секса каждый день в вольный город и обратно? Сейн был бы не против, но переходы через природный портал сильно выматывают Мару, она еще маленькая.
   Ранний подъем, пробежка, занятия с эльфами на их полосе препятствий и прочие тренировки. Завтрак и занятия с Зитой, обед и тренировки с эльфами на мечах, опять занятия, уже самостоятельные, отдых, ужин и беседы с ассой. Все это способствует развитию силы и ловкости. Да, магу надо и другое развивать, но - в здоровом теле - здоровый дух. Вот войду в форму, и количество физических нагрузок можно будет и сократить, а то что-то я последнее время ем очень много, как бы не располнеть.
  
   Уже несколько дней Кайте не выходила из своей каморки.
   После стычки с ведьмой ей стало нехорошо, кухарка Тайре не стала дожидаться Берни с его распоряжениями (еще будут тут всякие ею командовать), уложила перепуганную девушку в кровать и дала ей сонного отвара: "Пусть девочка поспит, сон для нее сейчас лучшее лекарство. "
   Когда на кухню влетел запыхавшийся садовник, Кайте там уже не было, и ни что не помешало ему со всей страстью пересказать разговор молодого лейтенанта с ведьмой. Смиз Тайре выслушала внимательно, но без охов и ахов. В конце концов, дело молодое, почему бы и нет, лично она только "За", она рада за них обоих.
   И хотя она убеждала садовника не торопиться растрезвонивать остальным слугам такую потрясающую новость, потому что сама еще не говорила с Берни, потому что сейн благоволит парню, и в Тайной страже он любимчик, и производство в офицеры далеко не предел его карьерного роста. У смиз Тайре было чутье на людей, кто знает, до кого Берни дослужится, а с Тайной стражей надо иметь хорошие отношения. Но садовник не удержался, слишком велик был соблазн. Синяя ведьма уехала, полковник целыми днями на службе, Берни чаще всего с ним, Кайте не выходит из своей комнатушки - у слуг случилось раздолье для сплетен про господ и все события беспокойного лета.
   Молодой лейтенант тоже постепенно становился для них чужим, носит черную офицерскую форму, живет в гостевой комнате в господском крыле, чтоб всегда быть у полковника под рукой, бегает за ним как верный криллак. Даже обедал он уже не со всеми, а в полукруглой столовой, а после отъезда ведьмы бывает что и за одним столом с самим сейном и ассой Тадирингом. Нет, не их это человек, надо бы от него подальше.
   Берни заходил в комнатушку к Кайте, собственно он имел право, даже обязан был следить за всем, что происходит в доме. Заставал ее спящей, или полусонной. Он даже вызвал лекаря, но тот сказал, что ничего страшного, девушке в ее состоянии необходимо больше отдыхать. Пристально рассмотрел самого Берни, отметил его неподдельную заинтересованность, и заявил,
   - Молодой человек, Вы сейну кто, родственник?
   - Нет, что Вы. Я его личный порученец.
   - Вот как! Ну да, вы же в форме... В черном мундире, Вы невыносимо похожи на своего командира... Так, а теперь о деле, вообще-то, не ко мне уже надо обращаться. Я так понял, что она сирота, некому ей объяснять известные вещи. Так что пора подыскивать для нее опытную даму. И почему ваша..., - лекарь смерил взглядом Берни еще раз, - подружка сидит в такой духоте? Ей надо больше бывать на свежем воздухе. Прогулки по саду - самое подходящее. Я напишу рецепт, но это просто успокоительный и общеукрепляющий настои. Вы меня поняли, молодой человек?
   Молодой человек понял, что он ничего не понимает в некоторых вопросах. Искать помощи у своей матери он посчитал излишним, и он обратился к смиз Тайре. Вот здесь для кухарки настал звездный час, ей доверились и доверили, и не что-нибудь, а будущего ребенка. Конечно, были какие-то странные моменты, но раз Берни сказал, значит, так оно и есть, и нечего сплетни разводить.
   - Ну и что теперь ты собираешься делать? - спросила кухарка у лейтенанта. "Ах, как ему идет черная форма, просто глаз не отвести. И в кого он такой, интересно знать, но у его мамаши много кто побывал, здесь возможны и неожиданные варианты. Не просить же его показать свой родовой знак, право слово..."
   - Как что? Что и нужно. Как только Кайте станет лучше, пойдем, куда надо и запишем все, что положено.
   - А жить где вы будете?
   - Как где, конечно здесь в моей комнате. Я имею на это полное право.
   - А САМ что скажет?
   - А что он скажет! Он меня сюда поселил, чтобы я всегда был на подхвате. Так я офицер, а не монах. Я на целибат не подписывался. Уж он-то, конечно, не думал, что всегда буду один. И это не какая-то девица с улицы, Кайте он знает. Нет, командир не будет против....
   - А ведьма? Ведь она еще приедет.
   - Мало ли кто к командиру в гости приходит, и все будут соваться в мою семейную жизнь? Она вообще здесь никто, ее в гости пригласили, вот о чем я должен думать в последнюю очередь, так это о ее визитах. Кстати, Кайте может жить здесь, и не работая, если она со мной....
   - Берни, ну что ты разошелся, думаешь, я против, я только за. Я так за тебя рада, я за вас двоих рада. Если что надо, обращайся ко мне, я всегда помогу. А Кайте ты уже сказал?
   - Да она все сонная. Я начинаю говорить, а она уже спит.
   - Вот видишь, какой хороший отвар, меня еще бабушка травы подбирать учила.
  
   Кайте пришлось открыть глаза, что-то ее разбудило. А вот опять, это малыш решил порезвиться. Интересно, это у всех так, или ей такой шустрый достался. Должно быть мальчик, если так ножками перебирает.
   Пить, как же хочется пить. Кайте потянулась к чашке, но там оказался отвар. Нет, хватит, сколько можно спать. И так уже сколько проспала. А действительно, сколько? Зарядил обычный осенний дождь, не разобрать утро сейчас или вечер. Как здесь темно и сыро, а что же будет зимой? Она поднялась, оделась. На столике под салфеткой лежали мармеладки из вечерницы. Это Берни положил, наверняка. Берни, какой же он все-таки. Сладость вечерницы на языке.... Вдруг захотелось есть, но не сладости. Захотелось илларьего молока и сыра, гномьего горного сыра. Странно, никогда он ей не нравился, а теперь.... Теперь многое не так. Она и думает сейчас по-другому, ей нравится все другое, она даже видеть стала как-то иначе, то, чего раньше не было.
   Она пробралась на кухню, смиз Тайре была на боевом посту.
   - Смиз Тайре...
   - Девонька, ты встала...тебе лучше? - Кайте схватила кувшин, в котором оставался настой утреницы с мятой и не найдя кружки стала пить прямо из него.
   - Да...все в порядке. А нет чего-нибудь...
   - Вкусненького? Скоро ужин будет готов. Если только пирожка, выбирай, - Кайте взяла с капустой, - А сейчас пойди-ка ты погуляй. Смотри, вон и дождь кончился.... Тебе и лекарь велел воздухом дышать, а не сидеть тут у меня в чаду, в дыму! Вот, накинь мой плащ.
   Кайте, по привычке крадучись, вышла через боковую кухонную дверку. У ворот стоял садовник и разговаривал с кем-то из усадьбы напротив.
   - Что-то у вас тихо.
   - Так хозяин уехал.
   - А куда, далеко?
   - Да кто ж его знает, но, видать, далеко. И рыжую свою забрал, хоть она и нездорова. Сестрица его хотела возразить, но разве его переспоришь. "Я сказал! " - и точка.
   - Думаешь наш лучше? Ваш еще что-то говорит, а наш, молча, как глянет, Гаарх и тот заикаться бы начал.
   - Наш-то еще молодой, у нас все это впереди. Кстати, и ваша скорпионша тоже с ними.
   - Странная компания, что-то я в толк не возьму, чего они вместе шатаются.
   - Да кто ж господ разберет? А эти еще и ведьмаки.
   - Это точно, чем от них дальше, тем лучше.
  
   У Кайте что-то задрожало внутри как осенний лист на ветру.
   "Нет, только не думать о нем. Нельзя! Чем дальше, тем лучше", - повторяя про себя последнюю фразу, она постаралась побыстрее скрыться в заброшенной части сада. Там был старый пруд, над ним низко склонялось древнее дерево. Вот на этом склоненном стволе у самых камышовых зарослей можно было посидеть. С наникших над водой ветвей ветер срывал медно-желтые узкие листочки и кружил их по воде словно рыбок. Близкий шорох заставил ее вздрогнуть. Это был Берни, один из немногих людей, которых она не боялась.
   - Кайте! Ну, наконец, я тебя нашел, далеко ты забралась.
   - Здесь тихо, никого нет.
   - Можно я с тобой посижу? - И не дожидаясь ответа, забрался на ствол с другой стороны, чтобы быть лицом к ней.
   - Так я наверно пойду, скоро ужин. А то все съедят, ты же знаешь как у нас.
   - Не бойся, поужинаешь со мной, мой ужин они не съедят.
   - Мне не положено, мне нельзя с тобой туда...
   - Со мной, - он дождался, когда она поднимет на него глаза, - как раз со мной можно.
   - Но как же... ведьма!
   - Да прекрати ты всего бояться, тем более этой ведьмы. Ее сюда в гости пригласили, она тут не хозяйка - запомни. И нет ее сейчас, уехала она, - и помолчав немного, добавил, - А потом мы перенесем твои вещи.
   - Зачем? Куда?
   - Ко мне конечно, в мою комнату.
   - Но...
   - Никаких "но". Хватит тебе жить в бывшей кладовке. И..., - он слез со ствола и встал перед девушкой, - и я хочу, чтобы ты жила в моей комнате. Я хочу, чтобы ты была со мной. Я серьезно.
   - Берни, но я ведь..., - и она заморгала глазами, собираясь в очередной раз заплакать.
   - Ну вот, опять...прекрати реветь! И что, ты? Ты же меня не обманываешь. Ты вообще ни в чем, ни перед кем не виновата, и ни кто тебя упрекнуть не может. И к этому вопросу больше не возвращаемся.
   Берни присел перед ней на корточки, чтобы заглянуть в ее настойчиво опущенные глаза. Потом он склонил свою большую темноволосую голову к ее ладоням, сложенным на коленях, ткнулся в них губами и слегка приблизил Кайте к себе. Щека коснулась ее начавшего обозначаться живота, Кайте мелко дрожала, как водная рябь под унылым осенним ветром. Вдруг Берни почувствовал легкий толчок, или ему показалось. Нет, вот опять что-то толкнуло его в скулу, ну конечно же!
   - Эй, приятель! - Берни как бы обращался к ребенку, - Ты что, не хочешь со мной свою мамку делить? А я думал, мы с тобой подружимся. Вместе веселей, поверь, я знаю.
   Берни снова посмотрел Кайте в глаза, наконец-то она улыбнулась.
   - Ну, пойдем, а то совсем стемнеет, и мы дорогу не найдем.
  
   Надо было пройти через кухню, чтобы вернуть кухарке ее плащ. Там вечером полно народа, все сидят и обсуждают за ужином свежие сплетни. Берни знал это, а еще он знал, чтобы прекратить все разговоры раз и навсегда, надо сразу дать все и всем понять. Кайте опять стеснялась, хотела спрятаться.
   - Нет, - решительно заявил Берни, - ты со мной, и, пожалуйста, не позорь меня перед ними. Не дрожи и не опускай глаза. Можешь пока ничего не говорить, все, что надо я скажу.
   Они вошли в кухонную дверку, Берни повесил плащ смиз Тайре в закуток. Вся обслуга была на месте, все уже вытянули шеи и раскрыли рты в ожидании события. Берни обняв Кайте за плечи, прошел с ней через кухню к выходу в коридор. Да, для нее это было как сквозь строй, но это надо было сделать. Ни один змеиный язык не шевельнулся ей в след. Уже из коридора, он поинтересовался, у себя ли командир, и как бы, между прочим, попросил подать ему ужин. Он хотел сказать в столовую, но почувствовал, как под его рукой задрожали плечи Кайте, увидел, как беззвучно повторяют ее губы,
   - Нет, не надо, не надо, - и решил, что не все сразу.
   - Через четверть часа, наверх, ко мне в комнату.
   - Что, на две персоны? - неуместно съязвила одна из новых горничных.
   - Разумеется, - раздраженно сквозь зубы прорычал лейтенант.
   Больше шутить никто не решался. Смиз Тайре лишь покачала головой, как же он становится похож на полковника.
   Сейн Калларинг как обычно собрался дать своему порученцу распоряжения на завтрашний день. Ему, конечно, уже обо всем донесли. Но к досаде взявшего на себя миссию раскрыть глаза хозяину на поведение его любимчика, полковник отреагировал на новость крайне вяло, едва приподняв бровь. Это было похоже на то, что либо ему все равно, либо ему давно все известно. А еще в изгибе брови читалось: "Как же вы все мне надоели! ", и читалось так отчетливо, что делегату от фракции радетелей за нравственность пришлось спешно отступать с поля боя. Калларинг подошел к двери комнаты Берни и постучал. Странное ощущение, он не помнил, стучал ли он в двери в своем доме, он никогда не считал это необходимым. Когда же он входил сюда? Когда выгонял извалявшегося в снегу мальчишку греться к камину, в тот день, когда.... Сколько же лет прошло? Почти шесть. Сначала, казалось, что жизнь кончилась, но сейчас он жив и даже счастлив. И дом постепенно ожил вместе со своим хозяином, и снова в этом доме скоро родятся дети. Пусть и не его, но это не важно, рождаются дети, значит, жизнь берет свое.
  
   Одрик в Злых Камнях чувствовал себя не очень комфортно. Анна самозабвенно занималась, то бегала, то фехтовала, то училась и особого внимания на него не обращала. Так "Здравствуй", "Как дела? ", но так... скорее для порядка, чем действительно интересуясь его жизнью. Торкана большую часть дня проводила у себя у комнате, или медленно гуляла вдоль ручья, но компании юноши чуралась.
   В первый же день Одрик, по настоянию учителя, взял местного варга и поехал в пустыню. В часе пути от усадьбы нашелся крохотный оазис, так два куста, пара камней и пяток деревьев, скрученных как бред любителя алмазной пряности. Воды, правда, в оазисе не было.
   Решив, что лучше места он не найдет, а тут все же какая-никая, а тень имеется, Одрик решил начать занятия. Вокруг никого, значит, если у него что не получится, то, по крайней мере, никто не пострадает. Сделал дыхательные упражнения, сел в позу медитации, и ... тут его попытались съесть.
   Одрик пришел в себя, когда кто-то один активно жевал его сапог, а второй уже подбирался к руке. Маленькие и шустрые хищные ящеры твердо решили пообедать юношей. Те, что уже начали его жевать, были самыми смелыми, еще с десяток ходили вокруг и собирались приступить к трапезе чуть позже. Меч Одрик, как всегда с собой не взял, пришлось срочно сооружать что-то такое из магии и разгонять мелких пакостников. Но ящеры оказались упорными, и стоило Одрику замереть неподвижно, как они снова и снова принимались пробовать его на зуб.
   В конце концов, Одрику это надоело, и он поставил вокруг себя зеркальную защиту, но долго находиться в ней оказалось очень душно. Позаниматься так толком и не получилось, и он решил проехаться по окрестностям, так и прокатался до самого вечера.
   За ужином Одрик рассказал о своей встрече с мелкими ящерами, но никто ими особо не заинтересовался, мало ли кто по пустыне бегает... Хотя один заинтересованный был. После ужина на чердак к Одрику пришла Мара:
   - Одрик, а ты завтра опять в пустыню поедешь?
   - Да, там тихо и если бы не эти мелкие, то можно было бы хорошо позаниматься.
   - А ты отпроси меня у хозяйки... Я бы этих мелких разогнала... - На левой губе демона повисла длинная капля слюны. - А то тут только гварричи, а они мне еще с весны поперек горла стоят. И веселее вместе.... И там могут быть не только эти мелкие, но и кто-нибудь покрупнее... - Мара жадно облизнулась.
   - Ладно, попробую отпросить...
   - Вот и славно... Так не забудь...
  
   Четвертого Урожайника меня сбила с привычного ритма полученная от Великой Эльзы аль Болен почта. Она нашла и договорилась с пятью инструкторами, и они готовы "завтра прибыть на свое место работы". Даже в конфиденциальной почте соблюдает конспирацию! Ответила, что готова, и завтра в три по полудни заберу их от природного портала на восток от Болена. Им надлежит быть там с вещами и пешими.
   И вообще с тех пор как я приехала из Каравача, у меня получилось с собой аж пять шкатулок для почты. Заводить общий ящик, как в Караваче, я не стала, все индивидуальные. Так и заглядываю в каждую из них каждый день утром и вечером.
   Один для общения с Коди. Поверенный все еще согласовывал мой договор с Союзом. По его словам ему осталось еще чуть-чуть их "дожать". Самочувствие его стремительно шло на поправку, и он уже вполне уверенно ходил сам, отеки с ног почти сошли.
   Второй ящик для связи с Эльзой аль Болен.
   Третий от сейна, сам подарил. Почти каждый день трогательное письмо, хоть обрыдайся...
   Четвертый - для связи с Джургом, на всякий случай...
   И пятый для почты от Юммита и моих подданных.
  
   Утром Одрик по настоянию учителя поучаствовал в пробежке и занятиях на полосе препятствий, это оказалось намного сложнее, чем он думал. А после завтрака он подошел к Анне:
   - Анна, я опять собираюсь в пустыню.
   - Будь аккуратнее, там не только разная мелочь водится...
   - А ты не могла бы отпустить со мной Мару, для охраны. Да и подкормить надо животное.
   - А меня кто охранять будет? Ушастые что ли?
   - Хозяйка, мне тут скучно... А я обещаю, что если вдруг тебе срочно понадоблюсь, то через минуту буду на месте, обещаю. - Заскулил, виляя всей задней частью тела, демон.
   - Ладно, уговорила. Только не ешь всякую гадость. И, Одрик, если она в каком-нибудь дерьме изваляется, мыть ее будешь сам.
   И с этого дня Мара стала сопровождать юношу в его поездках в пустыню...
  
   Великий Магистр пришел в себя на скамье в подвале своего дома.
   "Спасибо, Пресветлая! Зверь из подвала не вылезал! " Попытался он поблагодарить богиню, смывая с голого тела кровь, вытираясь полотенцем и натягивая на себя одежду. Зверь внутри Великого рассмеялся. Все запоры на двери подвала были на месте, ничего не сломано.
   Надежда на хороший исход, убежавшая прятаться после смеха Зверя, вновь замаячила на горизонте. Великий поднялся из подвала, быстрыми шагами вошел в кабинет, куда его настойчиво приглашал Зверь, и надежда испарилась без следа. Прямо в его доме, на его столе красовалась пирамида из человеческих голов. Под ними натекла лужа крови, великолепный письменный стол был безнадежно испорчен, как впрочем, и халифский ковер.
   "Стол жаль, а ковер мне никогда не нравился...", - думал маг, рассматривая это "произведение искусства", а именно так называл это сооружение Зверь. Великий подошел поближе и стал пытаться рассмотреть, чьими же головами украшен его стол?
   Как и прошлый раз, все бывшие обладатели этих голов были ему знакомы. И, как и прошлый раз их было ему, Великому магистру, совсем даже не жаль.
   "Вот этот, с перекошенным лицом, сколько крови мне попортил этим летом... Гадина! Заставил заплатить недоплаченные налоги в казну Союза аж за двадцать лет, причем эта недоплата была тоже почти двадцать лет назад, а еще штрафами все обложил и пенями. Так тебе и надо... А этот... Этот вот с этим, весной проверял деятельность Магической Академии и тоже мне кровушки попортили, столько, что лучше бы нашли что-нибудь, чем так мучиться. А вот с этой лично не сталкивался, то слышал, что редкая змеюга. И взятки брала не меряно, на нее досье толще, чем она сама, и если бы не была из Великого Дома, то давно бы давала показания у меня в подвале. "
   Все головы, лежащие на столе Великого Магистра, принадлежали в недавнем прошлом чиновникам, проходящим по фискальному ведомству. И со всеми ими Великий так или иначе сталкивался и конфликтовал.
   Зверь внутри Великого радостно засмеялся... Шалость удалась на славу.
   Через час широкими шагами Великий Магистр шел в свою канцелярию. Ему потребовался целый час и большая часть магической энергии, чтобы уничтожить в домашнем камине остатки "шалостей" Зверя, вместе с ковром и столом. А еще Великого Магистра взбесило, что в этот раз он пробыл в шкуре Зверя на целые сутки больше. С каждым разом, что Зверь гулял на свободе и ел вволю, он становился все сильнее и сильнее, и Великий с ужасом подсчитывал, когда же Зверь окончательно съест в нем человека. По его подсчетам оставалось около двадцати лет, не более, если он, человек, ничего не предпримет.
   "Для того чтобы что-то предпринять надо кого-то посвятить в тайну. А это повод для шантажа, да еще какой повод. Никому доверять нельзя, все предадут. Всем чего-то от меня нужно..." В этот момент Великий вошел в свою приемную и его взгляд уперся в согнутую над столом спину секретаря.
   "Дони! Вот кто после проведенного ритуала никогда меня не предаст, и уж тем более не будет шантажировать. "
   - У вас есть ко мне срочнее поручения, Великий?
   Магистр обнаружил, что стоит перед столом и в упор рассматривает своего секретаря.
   - Нет. Принеси мне чай и... что тут срочного скопилось?
   "А ведь может получиться. Помощник есть... теперь только надо придумать, как его использовать. Как нейтрализовать Зверя и сохранить жизнь Дони. Задачка..."
   Не успел Великий Магистр утвердиться за столом, как в кабинет, уже привычно ввалились начальник охраны академии и полковник Магической стражи.
   - Что? Опять "неприятности"? - Великий сделал вид, что удивлен нерадивостью стражи.
   - У меня на вверенной территории все в полном порядке! - Тут же бодрым голосом доложил начальник охраны Академии. Полковник магической стражи злобно посмотрел на коллегу, ему-то сейчас придется докладывать об очередных происшествиях.
   - А что у Вас, полковник? - Мерзким голосом поинтересовался Великий. - Как всегда в мое отсутствие, не можете обойтись без происшествий? Докладывайте...
   Полковник набрал в грудь воздуха и начал доклад:
   - За время Вашего отсутствия, в городе, как всегда последнее время, во время полнолуния Мариса произошли очередные убийства. В этот раз жертвами Синего Монстра или, как его называют в Академии, - полковник не удержался от шпильки в адрес коллеги, - Кровавого Препода, стали больше десятка чиновников разного уровня. Больше сотни подали в отставку, десяток кончили жизнь в храме Темного лика. Налоговая служба полностью неработоспособна. Проще расформировать и набрать новых людей. Я вот тут планчик набросал...
   - Планчик - это хорошо... Все трупы опознаны?
   - Да, с опознанием в этот раз проблем не было.
   - А что говорят в городе?
   - А в городе все спокойно. Даже жалеют, что Препод мало убил. Говорят, надо было всех фискалов головы лишить.
   - Что? Даже родственники убитых?
   - Родственники молчат, у них у самих рыльце в пушку. Тут, какого чиновника не возьми, сами нищие, все на родственниц и детей записано. Так что когда чинуш не стало, все по закону им достанется. Поэтому все молчат, и никто ничего не видел. А если судить по следам, то Препод пару раз демонстративно прошелся прямо перед носом соседей или коллег убитых, а они все молчат, как воды в рот набрали.
   Такого поворота Великий не ожидал. Зверь начал пользоваться популярностью. Огромная туша заворочалась внутри Великого, поощряя того сказать еще что-нибудь приятное о нем, таком хорошем. Магистру даже почудилась теплая и нежная кожа под ладонью и благодушное мурлыканье.
   - Ваш "планчик" реорганизации налоговой службы отнесите на доработку в канцелярию. Как его одобрят, приступим к реорганизации, раз уж все так сложилось... Свободны.
   Стражи дружно покинули кабинет Великого, а секретарь, молча, положил к нему на стол папочку со срочной корреспонденцией.
   Первая же бумажка из прочитанной им папки заставила зашевелиться остатки волос на голове у Великого. Он читал и перечитывал скупые строки казенного донесения, а в голове вертелось: "Ну почему это случилось при моей жизни? И опять этот Каравач, что там за змеиное гнездо! Почему нельзя было подождать? Вот еще и Белый маг на мою голову..."
   - Дони! Дони! А ты здесь? Пиши:
   "Почтеннейшему магистру Ордена Равновесия, высочайшему Совету Ордена.
   Канцелярия Великого магистра с чувством глубокого уважения и признательности имеет честь довести до вашего сведения, что располагает предварительными сведениями о появлении в вольном городе Каравач Белого мага. Аналитический отдел склонен доверять нашим источникам в этом городе. Выражая Ордену Равновесия свои заверения в дружбе Канцелярия Союза Великих надеется на дальнейшее плодотворное сотрудничество в данном и других вопросах. При появлении дополнительных сведений по данному факту, Канцелярия обязуется незамедлительно оповестить Орден. Надеемся на дальнейшее взаимопонимание.
   Выводы аналитиков канцелярии прилагаются. "
   Перепиши, я поставлю подпись. И отправь с курьером в представительство Ордена Равновесия.
   - А адрес?
   - Уточни в канцелярии, они должны знать, а если не знают... я их... - И Великий одним движением переломил в пальцах тонкое позолоченное перо. Зверь обиженно заворочался и стал поглядывать по сторонам, пытаясь определить с какой стороны надвигается опасность. Магистру понадобилось выпить пол стакана воды, чтобы немного прийти в себя и продолжить чтение срочной корреспонденции. "Да, все правильно. Пусть теперь Орден Равновесия с Белым Магом разбирается... А у меня и без него хлопот полно. "
   После известия о Белом маге, донесение о начале военных действий между двумя Великими Домами Наттлиди и Хейльдинг, выглядело как-то мелко. Тут как раз явился Дони:
   - Дони, поясни мне, с чего все началось? Чего это они сцепились, как две самки варгов в охоте?
   - Как вы помните, Великий, Майри аль Наттлиди и Эльда аль Хейльдинг давно не ладили между собой. Закончилось все тем, что Майри увела у Эльды ее последнего постоянного любовника. Характер у Эльды не сахар, и очень она его своей ревностью достала. Надо сказать, что он долго ее терпел, больше семи лет. Но тут терпение лопнуло, и он сбежал к Майри. Так ладно бы сам сбежал, так он прихватил с собой сына Эльды, рожденного вроде как от него. Он, кстати, обещан в мужья второй дочери Майри. Ушел мужик, плюнь, забудь, а Эльда пошла на принцип. "Верни мужика и ребенка верни. " А Майри, естественно ни в какую. А чего его возвращать, если он все равно, по договору, заверенному в канцелярии, к ней в дом потом переедет, а мужик сам решает с кем ему жить, в храм-то они с Эльдой не ходили. Вот две самки и сцепились. И каждая считает себя в своем праве... А тут еще на спорной территории нашли богатые пласты белой глины, и завертелось. Сейчас там идут полномасштабные боевые действия. Представителей канцелярии, пытавшихся их примерить, они обе выгнали. Так что... - И Дони развел руками.
   "Ну, и что делать с этими двумя? Примирить их невозможно, надо что-то другое..."
   - Дони, вызови-ка мне ассу Прудинга...
   "Пусть этот бездельник разместит в Легионе заказ на этого шустрого мужичка. Не будет горе-любовника, не будет и повода для ссоры между бабами, поел грибочков и отравился. Да, и ребеночка надо мамке вернуть, а его явку в Дом Наттлиди, после совершеннолетия, канцелярия обеспечит. А к тому времени столько воды утечет, что все уже и забудут про эту войнушку. Да, так и сделаем... Нет человека - нет проблемы. "
  
   С инструкторами все прошло гладко, со всеми списалась, встретила, отвела, передала с рук на руки. И договорилась о плане обучения и об оплате.
   А на следующий день все пыталась понять, что же со мной не так? К вечеру дошло. Ко мне НЕ ПРИШЕЛ Марис! И хотя с этим моим телом никогда ничего подобного не было, цикл всегда шел как часы. Сначала хотела подождать еще день-другой, чтобы сразу не впадать в панику, вдруг это просто перемена климата и резкие физические нагрузки, и через день другой все само собой утрясется. Но меня хватило только до вечера...
  
   По требованию Дони клерки перерыли все архивы канцелярии в поисках адреса Ордена Равновесия. Адресов было много, но все они были адресами храмов Лафригора по всей Лари или же на них числилось, что адресат выбыл. Наконец, на одной из карточек, относящихся почему-то к школе при столичном храме Лафригора, Дони нашел адрес какого-то второразрядного столичного трактира, а в получателях значился некий мэтр Метион Дюранте. Адрес был действующим и Дони недолго сомневаясь, отправил по нему курьера с приказом передать пакет лично в руки.
   Курьер канцелярии прибыл в значащийся в его бумагах трактир средней руки в не самом хорошем районе города и, сказав официанту, кого он ждет, уселся в уголке. Через пару минут ему принесли пиво и закуски и все "за счет заведения". Здоровому парню отказаться от дармового пива очень сложно, курьер помучился несколько минут рассматривая пенную шапку и решил, что с одной кружки ничего не будет, а ждать придется долго... Потом к его столику подсели двое веселых парней и еще угостили его пивом, потом еще было пиво "за счет заведения" и еще...
   Ближе к вечеру, когда курьер уже сладко посапывал в углу, к его столику подошел невзрачный мужчина неопределенного возраста. Достал из сумки курьера письмо и бумаги, расписался в получении и тихо ушел, оплатив счет.
   Так Антонин получил письмо от Великого Магистра.
   "Хорошо, что этот напыщенный упырь написал в адресе "Резиденту Ордена", а не просто адресовал письмо в Орден равновесия и отправил в храм Лафригора, тогда перехватить его было бы намного сложнее. И перехватить это еще полдела, а вот вскрывать письма адресованные Совету и магистру, это не шутка. Дам мальчику шанс, пусть учится... Если ему будет у кого и чему учиться, то через полгодика он будет нашим "непримиримым" уже не по зубам. Интересно, убедил ли я его, что сейчас лучше скрыться где-нибудь в малонаселенной местности? Надо бы узнать. Теперь-то я могу лично обращаться к самому магу Тайной стражи, к Вордеру. Поехать туда не смогу, а вот письмо написать надо... "
  
   И вот я опять сижу на закате возле мельницы и рисую прутиком на песке. Что делать?
   Только что отделила сознание, чтобы подробно исследовать собственную ауру. Характерные изменения уже начали проявляться. Попала!
   Дети - это, конечно, замечательно, но... Но в моих планах детей в ближайшие годы не предусматривалось, им в них места нет. Вот потом, когда будет поспокойнее, вот тогда... я, может быть, и решусь на такой подвиг, как рождение ребенка. Но не сейчас... Какая же я дрянь, но в данный момент никаких материнских чувств я в себе не нахожу, и вообще с чувствами у меня всегда были проблемы. У Лианы, впрочем, тоже с чувствами были проблемы.
   Когда я ездила на хутора под Каравачем, там ко мне обращалась с одной интересной просьбой одна девица, ей я отказала, но отказывать себе любимой в магической помощи я не намерена. Села плести... Плетение простое долго возиться не пришлось. Сплела, а установить как? Тут половину точек фокуса надо к спине прицеплять, неудобно...
   Может к ассе Зите обраться? Нет, к ассе нельзя... Я помню, как она когда-то обмолвилась, как она жалеет, что у нее нет детей. Здоровье ей не позволяло нормально выносить беременность. Она вроде в юности несколько раз пыталась, но все закончилось очень неудачно, и детей потеряла и сама еле жива осталась. Так что Зита мне в этом не помощник. Если она узнает, то, наверняка, попытается запретить мне избавиться от этого нежданного плода любви. У нее есть планы по возрождению Рода Зетерингов...
   Вот не могу понять: как я умудрилась залететь? Как? Противозачаточное плетение надежно, я его почти каждый день обновляла и на полковника тоже подобное плетение ставила, типа презерватива на свечку. А вот на голубенького мага, с которым провела потрясающую ночь в Ерте, я подобного плетения не устанавливала. Он маг, мог учуять, да и отвлекаться не хотелось... Ой, неужели от него? Или все же от сейна? От сейна шансов больше, если не учитывать двойное противозачаточное. А там всего одна ночь, и страховка только с моей стороны, но свежая, но он маг.... Могло ли это повредить плетение? А Гаарх его знает!
   Да какая разница! Сегодня беременность есть, завтра не будет и проблем лишних тоже соответственно не будет. Пойду ставить. Как-нибудь перед зеркалом извернусь...
  
   Одрику чуть было не удалось освоить наиважнейшее для пустыни дело - призыв воды, но в завершающий момент он оказался сбит с ног. На него как снаряд с вытаращенными от усердия глазами налетела Мара.
   - Скорее, хозяйке срочно требуется помощь... Я ухожу. Ты тут останешься?
   "На сегодня мы почти все закончили, поэтому поторопись, помоги ассе Анне. Мне почему-то кажется, что твоя помощь будет ей не лишней" - дал указание Учитель.
   - Нет, я с тобой...
   - Тогда быстро хватай варга и пошли... - И перед ногами Одрика закрутился черный туман... Он подхватил скучающего в тени скал варга под уздцы и затащил упирающееся животное в черный туман. Шаг и вот они уже на дорожке бегущей вдоль ручья, поворот и они уже на дворе усадьбы.
   Демон мелькая пятками бежит вперед, вот он мнется перед закрытой дверью. Одрик недолго думая бросил поводья варга проходящему мимо слуге:
   - Отведи его в варгятницу, извини, я очень тороплюсь... - И кинулся внутрь дома, наверх по лестнице. Демон Анны уже перетек в наемницу и ловко вскрывал закрытую изнутри дверь комнаты ведьмы. Дверь обиженно скрипнула и распахнулась....
   На полу перед зеркалом лежала обнаженная девушка. Глаза у нее закатились, а из прокушенной губы по подбородку текла слюна вперемешку с кровью. Ее тело сотрясали судороги, а пальцы судорожно хватались за ворс ковра.
   - Что с ней? - Спросил обалдевший от увиденного Одрик.
   - А я знаю? Дверь закрой, а то сейчас полдома сбежится... - зло прошипел демон. - Помоги переложить ее на кровать... Да чего мнешься? Она все же твоя невеста, поэтому не стесняйся. За ноги бери....
   "Ты голову-то не отворачивай, а лучше посмотри на нее повнимательнее. Ничего не видишь? " - забухтел Учитель. Одрик присмотрелся внимательнее к обнаженному телу ведьмы. Вокруг него клубилась упорядоченная структура какого-то плетения, и именно оно корежило тело девушки в приступах дикой боли.
   Маг сразу протянул руку, чтобы снять плетение и облегчить боль.
   "Куда руки тянешь? " - Одернул его учитель.
   "Снять..."
   "Ты сперва подумай. Зачем она его на себя поставила? "
   "Пока я буду раздумывать, она замолчит на веки и уже ничего мне не ответит. Сниму, а там поговорим. "
   "Не бойся, на веки не замолчит, она живучая, очухается. "
   Одрик запомнил, на всякий случай, структуру плетения и одним движением снял его с Анны. Плетение померцало и рассыпалось синими искрами. Боль перестала мучить сильное тело, и девушка, вздохнув, открыла глаза.
   - Ты зачем это на себя нацепила?
   "Так она тебе и сказала. В ауре смотри, в ауре! " - опять забухтел Учитель.
   - А ты здесь откуда взялся? И что ты делаешь в моей комнате? Мара, покрывало дай... А то глазеют тут разные...
   - Мара увидела, что тебе плохо стало, ты звала ее на помощь, вот я с ней и пришел.
   - Пришел, помог, и уматывай... Как же мне хреново...
   - Может ассу позвать, она поможет...
   - Обезболивающее лучше дай, а Зиту звать не надо, незачем ей нервничать по пустякам.
   Учитель: "Ауру смотри, пока она не очухалась, а то закроется. Чему я тебя, болвана, учил! Читай сейчас! Ну и плети, это несложно. "
   - Одрик, ты долго еще?
   - Этта... сейчас, еще чуть-чуть.... у меня же узлы другие... Секундочку...
   - Руки у тебя кривые, а не узлы другие.
   - Спокойно, расслабься... Ты же не хочешь, чтобы я промахнулся. И вообще, тебе нервничать вредно. Я тут еще успокоительное привязал...
   - Нервничать всем вредно, нервные клетки они нежные... почти как я...
   - Анна, что с тобой? Ты от чего собралась лечиться? Утром ты была здорова...
   - Лечиться? А ну да, лечиться... от этого недоразумения лечиться просто необходимо...
   "Да что ты все стесняешься, я не понимаю, вроде люди взрослые. Пора все называть своими именами. Ну, беременная твоя оглашенная, и при ее образе жизни ничего удивительного в этом нет, этого как раз следовало ожидать", - назидательным тоном воспитывал Одрика Учитель.
   "Да что меня за дурачка держишь! Я другого не понял, зачем ей такое плетение. "
   - То есть? Что называешь недоразумением?
   - То, от чего лечилась... А что это, по-твоему, может быть? Недоразумение и есть... Жалко, что пока не получилось....
   Тут Анна себя ощупывает и вздыхает.
   - Ты хотела избавиться от .....! - и глазищи вытаращивает, как обычно. Хватает Анну за покрывало и замахивается, чтобы ударить.
   - Отпусти меня... ОТПУСССТИ меня... Это не тебе решать!
   "Лежачего не бьют! А беременных женщин тем более! " - гудит в голове у Одрика голос Учителя.
   - А вот и не подеретесь! - Решила помирить всех Мара.
   Они в два голоса:
   - Мара, уйди!
   Мара:
   - То Мара помоги, то уйди. Вот и уйду я от Вас, злые вы. Разбирайтесь тут сами...
   Мара обиженная, уходит:
   - Что ты творишь? Ты разве не понимаешь!
   - Почему не понимаю... хотя да, не понимаю, почему плетение не сработало, а должно было...
   - Почему?!? - Одрик невольно переходит на крик.
   - Вот и я думаю, почему не сработало... - Анна задумчиво...
   - Почему ты это делаешь?
   - Что делаю?
   - Как ты можешь?
   - Что могу? Не "могу", а "хочу". А с "могу", как раз проблемы... И вообще, что ты орешь?
   - Разве с тобой что-то не так, разве у тебя тяжелая болезнь или родовое проклятие? Почему ты не можешь?
   - Сплюнь... Скажешь тоже... проклятие. Хотя... не иначе как меня кто-то проклял, раз такая неприятность случилась... Отвернись, я оденусь... Че зенки на меня вытаращил?
   - Это неприятность?!
   - Ой, нет, пожалуй, полежу немножко, что-то меня шатает. Ты о чем? Конечно неприятность, меня же шатает, как я на ужин пойду.
   - Тобой только желудок командует, сердце у тебя есть?
   - Сердце? А причем тут сердце, хотя в его связи с желудком я уверена. Да особенно у мужчин прослеживается прямая связь между сердцем и желудком...
   "Счас она тебе зубы окончательно заговорит и выставит", - вставляет комментарий Учитель
   - Одрик, иди к себе, за ужином увидимся, а то мне одеться надо...
   - Ужин подождет.
   - Остынет, будешь есть его холодным... и мне заодно придется... А я есть холодный ужин не хочу.
   - Почему ты хочешь избавиться от ребенка?
   - Не ко времени это все.... не сейчас... вот потом, как-нибудь. Ну, не вовремя, все это!
   - Он не только твой, он еще чей-то. Ты об этом не думала?
   - Вот нечего сюда еще и мужиков приплетать. Я сказала не вовремя, значит не вовремя. И вообще это еще не ребенок, а так... сплошное недоразумение.
   - Это всего лишь вопрос времени. И почему ты настолько ненавидишь полковника, что готова избавиться от его ребенка? Что он тебе плохого сделал?
   - А вот в авторстве полковника я не уверена... И потом, причем тут он?
   - Как это причем? Дети ниоткуда не берутся. Он такой же его, как и твой.
   - Берутся... берутся... в некоторых местах в этом все были уверены... непорочное зачатие и даже из пробирки могут быть. Вот и сидели бы там, в пробирке, а то портят тут жизнь людям... Одрик, отвернись, я все же попытаюсь одеться...
   - Да одевайся, я в магическом зрении постоянно, а там все видно. Или ты забыла?
   - Тогда все равно отвернись... Дабы соблюсти приличия.
   "Она над тобой издевается", - комментирует дебаты Учитель.
   - Но этот не из пробирки, а естественным способом. В любом случае, ребенок - благословение Богини.
   - Да, хоть каким... Хотя естественный способ по своему приятнее, но все равно, на данном этапе моей жизни он мне не нужен.
   - Ты хочешь назвать на себя ее гнев?
   - Чей гнев? Зиты?
   - Богини! Ты вообще женщина, или демон бездушный!
   - Вот только не надо... не надо меня стращать гневом богов. Где мы, а где они... А про демона надо подумать, что-то в этом есть... И вообще, пока это не ребенок - это ЗАРОДЫШ! И в его жизнеспособности я сильно сомневаюсь, пока не вырастет и академию не закончит.
   - Я уже сказал, это вопрос времени. За что ты его так не любишь, что убить готова? Это преступление!
   - А за что мне его любить? Можешь поворачиваться... Не тебе же его рожать и вынашивать. Вот попробовал бы походить с животом, то же бы три раза подумал, прежде чем на такое решиться. Сами рожать не умеют, а туда же... Указывать мне вздумал!
   - Да, за это в подвал не сажают, но это преступление.
   - Что-то я не помню, чтобы аптекарей продающих разные зелия куда-нибудь сажали. Разве что в долговую яму, если разорятся. Кстати, надо будет купить подобную смесь...
   - Тогда за убийство должны сажать кузнеца, выковавшего меч.
   - Вот и я про то же... А про зелье мысль хорошая. Поэтому я сама буду решать избавиться мне от этой нежелательной помехи в моей жизни или нет.
   - Почему ты никого не любишь, даже собственного ребенка? Бездетные женщины сожалеют о том, что им не дано стать матерями. Откуда в тебе звериная жестокость? Хотя нет, звери до конца защищают свое потомство.
   - Звери не жестоки... не надо грязи... И я не жестокая, я умная и расчетливая. И если я не буду думать и рассчитывать, то проживу не долго. Слишком много желающих мою жизнь укоротить. А при таком раскладе жизнь моего ребенка вообще ничего стоить не будет. Потому как будет слишком много желающих, воздействовать на меня угрожая ему. И ничем хорошим это не кончится для нас обоих.
   - Ага, и ты решила это сделать сама. Ты делаешь за наемников их работу?
   - Одрик, ты передергиваешь... Это еще не ребенок... Это ЗАРОДЫШ!
   Учитель: "Оставь ее, она законченная эгоистка. А ты уже разошелся, еще немного, и раскалишься до бела. "
   - Все мы были такими же зародышами. Не знаю, как тебя, а меня моя мать любила с самого первого дня. Я это знаю...
   - И хорошо, что любила, считай, что тебе крупно повезло. А каково было бы тебе, если бы не любила? Почему ты хочешь, чтобы этот ... э-э-э... зародыш страдал от того, что мать его не любит. А я не смогу его любить, потому, что только так смогу его защитить... Это слишком жестоко. Не ожидала от тебя подобного.
   - И ты хочешь к своим многочисленным врагам добавить еще и Богиню? Она таких вещей не прощает.
   - Где я и где богиня, можно подумать, что ей есть дело до каждого живущего на Лари. Да не верю! Поэтому может она меня и не заметит. Схожу в храм, принесу дары, отмолю.
   - Откупиться хочешь? Не принимает Богиня дары от отвергших ее дар.
   - Это дар? Ну, знаешь... Вот когда хотят и просят - это дар. А это не дар, это скорее проклятие.
   - Ты с ума сошла! Твоя жизнь разве для тебя проклятие? Вон как ты за нее борешься! Почему ты отказываешь другому в праве на жизнь? Это же убийство невинного!
   - Борюсь, конечно, борюсь. Жизнь, в общем и целом - замечательная штука и поэтому буду изо всех сил пытаться избавиться от этой... неприятности, чтобы она мне жизнь не портила. И не надо мне на совесть давить, не надо... нет ее у меня, и никогда не было. И закончим на этом разговор о моей совести, тоже мне праведник нашелся.
   - Отсутствие совести - это одно, а тебя действительно кто-то проклял, если ты не в состоянии любить даже собственного ребенка. Ты готова убить его, и не вздохнуть! Я даже не знаю, за что можно получить такое проклятие. Да ты через кого угодно перешагнешь и не оглянешься.
   - Вот! Правильно. Такой как я - матерью быть нельзя. Значит, я все делаю правильно.
   - Таким человеком быть нельзя, а не только матерью.
   - Да, нельзя... тяжело, но приходится.
   Учитель: "Ты уже совсем завелся, пошли, тебе говорят... Ты, в конце концов, не судья... у самого рыльце в пушку..."
   - Да вытворяй что тебе угодно, но только потом не удивляйся, если Вселенная ответит тебе тем же.
   - А ты думаешь, я не найду что сказать ей в ответ? Я, в отличие от некоторых, за словом в карман не лезу.
   И Одрик уходит, хлопнув дверью.
  
   "М-да..." - досадовала асса Зита, - "Пока в этом доме не появлялось человеческих мальчиков, здесь было тихо. Хотя можно было ожидать, что две девицы притащат хоть одного паренька для разнообразия. Вот пусть теперь разбираются "в этом вопросе", но зачем так громко! Что же он ей с такой пылкой страстью доказывает? Горяч, как бы дом не спалил. "
  
   Как только дверь с петель не слетела! Ишь, чего вздумал, чужое имущество крушить! К ужину не вышел, то ли у себя на чердаке сидит, то ли по двору шатается. Да, теперь от него можно ожидать сюрпризов, полковнику или Зите докладывать он, думаю, не побежит, но что-то выдаст. Вот навязался на мою душу, ангелок во плоти, насколько только его белокрылости хватит?
   Так надо еще раз попробовать с плетением. Только перепроверить еще раз все точки и само плетение по справочнику уточнить.
   Не поленилась и сходила в библиотеку, откопала книгу "Лечебные плетения синей магии" и еще пару медицинских справочников. Сплела, все еще несколько раз перепроверила, и заранее позвала Мару:
   - Мара, иди сюда. Я тебя прощаю...
   - Прощаешь? Ну ладно. А пузико почешешь? А поиграешь со мной?
   - Почешу обязательно, но чуть-чуть попозже и поиграю, но это уже завтра утром. А сейчас я на себя плетение устанавливать буду, а ты следи и если мне опять плохо будет, то сразу его снимай. Поняла?
   - Поняла. Как ты визжать начнешь, так сразу его снимать.
   - Все правильно.
   Разделась и стала методично и спокойно прицеплять на себя магию, перепроверяя каждую точку и каждый узелочек. И не стала торопиться с активацией, как прошлый раз. Установила, отделила сознание и все еще раз проверила. Теперь потихоньку начинаю наполнять плетение силой. Сначала все идет хорошо. По справочнику, количество силы должно быть прямо пропорционально скорости действия плетения. А я пока дала хорошо если одну десятую - эффекта нет. Согласно справочнику должны появиться боли в пояснице и в низу живота. Ничего. Добавим... Опять ничего. Уже больше половины... Ага, вот появилась тянущая боль в пояснице. Ждем. Болит, но так немного, а боли внизу живота нет... Ой, это у меня книжка под спиной, поэтому и болит.
   Ну что ж придется дать в плетение полную силу. Постепенно увеличиваю поток, все полная сила. Ждем... ждем....
   Вдруг огромной волной накатила БОЛЬ, затопила все вокруг и замутила сознание... Боли нет. передо мной морда Мары.
   - Хозяйка, ты как?
   - Нормально... - шепчу искусанными губами... Все, третий раз я этот эксперимент повторять не буду, третий раз можно и коньки отбросить, а не плод скинуть. Придется прибегнуть к проверенным химическим способам.
  
   Утром я отменила занятия с Зитой и отправилась через природный портал в Болен, можно было бы и в Каравач, но в вольном городе слишком многие знают меня в лицо. Сразу пойдут слухи, а оно мне надо? Прошлый раз я в сам город не заходила, ограничилась пригородом, а сейчас пришлось буквально просачиваться между стоящими на воротах стражниками и магами. Хорошо, что их вовремя отвлекли пьяные наемники, возвращающиеся в Болен из борделей в пригороде.
   Потом несколько часов бродила по городу, заходя во все аптекарские лавки подряд, но все же нашла нужные зелья. Дорого, конечно, но что делать, если я на собственную магию реагирую столь неадекватно. Заодно купила в пригороде для Мары пяток илларей, варги тут очень дорогие, надо же подкормить любимицу.
   Вернулись мы с Марой в Злые Камни как раз к обеду. А зелье надо на голодный желудок принимать. Выпила, тройную дозу и еще столько же оставила про запас. Хорошо, что я на сиесту осталась отдыхать в комнате... В общем, до самого вечера я из туалетной комнаты не вылезала и на ужин не ходила и еще и ночью в туалет бегала. Жуть...
   На следующий день проверяла и перепроверяла состав зелий по справочнику. Все правильно. Нормально сделанная микстура, сбалансированный состав и хорошая дозировка. Может я с тройной дозой переборщила? Решила еще раз принять, но уже по норме.
   Эффект оказался тем же - пол дня в туалете...
   Да что же это такое творится-то? У всех тело как тело, а у меня?
   Но я проявила завидное упорство, и допила лекарство, деньги-то за него уплОчены, и провела верхом на дырке еще сутки. После чего решила прекратить эксперименты, во избежание истощения организма.
   Надо будет подумать, почитать книжки, чтобы понять, что с моим телом не так? Почему оно так неадекватно реагирует на попытки избавиться от беременности? Да, надо подумать, а пока усилить тренировки, больше падать и бегать, может само выскочит? Вот бывают же дамочки, падают и все хорошо и нет ничего...
   Время у меня еще есть, надо думать, надо думать, надо думать... А еще надо ауру замаскировать, а то у нас тут не только Одрик такой глазастый есть. Ну и что, что он со мной не разговаривает... Зато хорошо - тихо.
  
   Уже который день у Одрика валилось из рук и в бытовом плане, и в магическом. Сосредоточиться он не мог, у него ничего не получалось, он раздражался, выходил из себя, пару раз позволил себе даже устроить разрушения в легкой степени. Правда, от его выхлопов здесь никто не мог пострадать, кроме пустынных ящериц, но пыли поднималось изрядно. Даже невозмутимый Учитель не выдержал.
   - Что за выходки! Ну-ка быстро сел и успокоился? Что происходит, что такого случилось, что у тебя руки трясутся?
   Одрик сел в тень.
   - Ну, в чем дело? Что с тобой твориться, не заболел?
   - Со мной - ничего.
   - Вот и видно, что ничего хорошего. Мы пытаемся взять твою кипучую активность под полный контроль, что ты можешь взглядом камни превращать в пыль, мы уже выяснили. У тебя на лицо все признаки заболевания: плохо ешь, плохо спишь, ни с кем не разговариваешь. И почему тренировки бросил? Не по пустыне же мне тебя гонять?
   - Не хочу.
   - Чего ты не хочешь?
   - Ничего не хочу... Видеть никого не хочу! Ни эти эльфийские морды, ни...
   - Что, и Торкану видеть не хочешь?
   - Это она меня видеть не хочет.
   - И теперь надо все вокруг разнести в прах? Это конечно поможет!
   - А почему ты меня в ее сны не пускаешь?
   - Потому что спать по ночам надо, а не в чужих сновидениях болтаться. Ты же меры не знаешь, будешь все ночи напролет ее караулить, а днем ходить шаткой тенью. Я так надеялся, что здесь, в пустыне тебя наконец-то ничего не будет отвлекать от дела. Но ты умудряешься и здесь проблемы себе устраивать, а потом терять сон, аппетит, дергаться и вообще напоминать психа. Вот зачем тебе надо было с Анной скандалить? Что-нибудь изменилось? А если бы ты довел себя до выброса, то чтобы было? Ты об этом не думаешь!
   - Но я от нее не ожидал такого. Получается, я не могу ей доверять.
   - Ха, до него только дошло! Да женщинам вообще нельзя доверять. И не потому, что это какой-то злой умысел, а потому что они вообще ВСЕ такие. Они сами не знают, чего хотят, с утра у них одно на уме, к обеду другое, а вечером третье. А по большому счету нельзя доверять никому, НИ-КО-МУ - запомни.
   - И как мне теперь быть?
   - Успокоится и заниматься своим делом. Ты же сильнее ее, но не глоткой. Бабу не переорешь, это последнее дело. Их слово все равно будет последним. Ты скоро сможешь поправлять мысли людей, если научишься, это гораздо удобней и действеннее чем глотку драть. А пар тебе выпускать надо, может, вернешься к тренировкам?
   - Не хочу. Там все как в балагане, ненастоящее, как будто ты притворяешься, играешь. Какое-то все выдуманное. Хочется, чтобы смысл был в том, что я делаю, польза какая-то, - Одрик отхлебнул воды из фляги, там осталось на два глотка.
   - Хочешь настоящего дела? Изволь! Давай сделаем колодец, и самому пригодится и людям польза.
   - Так нет здесь людей.
   - Здесь пустыня, поэтому и нет. Появится вода, появятся люди, животным опять же польза. Но сначала пусть здесь вырастут деревья и цветы. Деревьям надо будет время, чтобы подрасти, а цветы могут появиться уже скоро. И здесь будет не три чахлых саксаула, а цветущий сад, не ящерицы будут шнырять, а птицы петь. И тогда можешь приглашать сюда Торкану, девушкам это нравится. Не бегай за ней, не стой под закрытой дверью, удиви ее, дай ей возможность оказаться в другой обстановке. Думаешь, ей приятно, что ты знаешь все, что тогда произошло, постарайся сам сделать вид, как будто ничего не случалось. Не смотри на нее сочувственным взглядом, не жалей, она гордая, она не жалости от тебя ждет. Такие как она хотят, что бы ими восторгались, чтобы их именами назывались новые открытые земли, чтобы во имя них совершались подвиги, чтобы.... Хотя, если добудешь воду в пустыне, это будет уже маленький подвиг.
   А сейчас закуси яблочком, чтобы пить не так хотелось, и давай делом займемся.
  
   Весь короткий цикл Мариса в подвале Великого Магистра шла большая стройка. Были наняты самые лучшие мастера каменщики, из тех, что можно найти за деньги. А еще были привлечены два помощника магистра оранжевой магии земли. Эти старались изо всех сил, еще бы им, в случае успешного завершения и испытания были обещаны кольца магистров.
   И вот уже пора принимать работу. Великий сам лично спустился в подвал, и с интересом осмотрел сделанные изменения. В стену было вделано несколько больших медных, кованных гномами колец.
   - А они хорошо держатся? - Поинтересовался магистр у строящих в стороночке магов.
   - Великий, они выдержат десяток взбешенных варгов.
   - Ладно, проверю...
   - А когда...
   - Приходите в канцелярию через неделю. - Перебил их Великий. - К этому времени как раз закончится проверка... вот тогда и будет ясно, получите вы кольца, или вернетесь сюда переделывать свою работу. Понятно?!
   - Да, Великий.
   Вечером Великой магистр велел Дони сопровождать его к себе домой, и они вместе спустились в подвал дома.
   Посреди подвала стоял большой ящик, его сегодня доставили сюда из сокровищницы Совета Магов, а в углу лежал связанный илларь. Секретарь невольно поеживался, оглядывая мрачные стены.
   - Дони, посмотри на меня. - Секретарь спокойно посмотрел на своего начальника.
   Великий решил не рисковать и закрыться в подвале на один день раньше, чем станет совсем невмоготу, и когда Зверь будет рваться наружу.
   - Дони, я должен поручить тебе очень ответственное задание. Слушай меня внимательно. Я сейчас разденусь, а ты возьмешь из этого короба цепи и крепко накрепко прикуешь меня ими к этим кольцам. Закроешь цепи на замок, а ключ заберешь с собой. Когда закончится полнолуние, вернешься сюда. Откроешь дверь подвала, и если я буду в нормальном человеческом виде, отомкнешь цепи и выпустишь меня. Все понятно?
   - А если вы будете в "не нормальном виде", что мне тогда делать?
   - Ничего. Закроешь дверь и вернешься на следующий день. Естественно ты никому, никогда не должен рассказывать о том, что здесь увидишь или услышишь. Никому и никогда. Давай приковывай, закрывай дверь и уходи.
   Великий стал раздеваться, а Дони полез в ящик, где лежали длинные и очень толстые цепи из антимагического сплава. Цепи были столь толсты и огромны, что никогда не использовались и хранились в сокровищнице, лишь потому, что сам сплав был очень дорог, а на эти кандалы его пошло невероятно много.
   Прикосновение к этим цепям и замкам вдруг придало сил маленькой искорке, казалось бы навсегда похороненной внутри секретаря, и она разгорелась немного сильнее. И все время пока послушный воле Великого Магистра Дони, добросовестно заковывал в цепи своего начальника, маленькая искра крепла и наливалась силой. Конечно, если сравнивать, размеры этой искры и самого Дони, то этим прибавлением сил можно было бы и пренебречь, но вместе с силами у этой искры появилась НАДЕЖДА.
  
   Сижу на крыше усадьбы, любуюсь на звезды, мучаюсь бурчанием и шевелением в животе и острым чувством дежавю. Вот так же я сидела тут, когда обрела память Лианы... Также светили звезды и медленно плыл по небу сиреневый и бледный Танис. А ведь сегодня ровно год как я попала в этот мир. Надо бы отметить и можно подвести кое-какие итоги. Жалко, что одной мысли о еде и тем более выпивке, становится тошно.
   Итог первый - я беременна. Птфу.... Чтоб вас всех разорвало.... За что? Как?
   Все хватит. Прекратить истерику! Это естественное состояние, для женщины. Неожиданное, да, но не ... э-э-э-э... не безнадежное. Срок еще маленький и все еще впереди, может быть что-нибудь еще придет в голову. И вообще, что-то я зациклилась на желании избавиться от ... э-э-э... ребенка. Не иначе как остатки Лианы кровь портят. Так, успокойся, срок еще маленький, и можно будет попытаться еще что-нибудь предпринять. Только не сейчас, подожду немножко, отдохну. Гыхк... Отрыжка замучила, ничего не ела, а отрыжка мучает.
   Надо просто спокойно пересмотреть свои ближайшие планы и постараться уместить максимум возможного в ближайшие три месяца. Потом я стану плохо транспортабельной и всем моим планам - хана.
   Итог второй - я, в этом мире, оказалась шишкой на ровном месте. А что делают с шишками? Правильно, их выравнивают, путем отсечения головы. Скорее бы заключить договор, но и он не дает полной гарантии безопасности, если захотят убить - убьют.
   Итог третий - хватит плыть по течению, надо попытаться выгрести самой. Для чего надо заручиться поддержкой союзников. Эльза аль Болен - хороший союзник, жалко пока один. Ну, еще сейн... Еще есть мои подданные и Хозяева... Но подданные живут далеко, а с Хозяев окромя чулок толку никакого. Хотя тут можно подумать: как еще их можно использовать?
   Итог четвертый и последний - все мои планы полетели очень и очень далеко. Придется строить новые.
   Вот пока я эту неприятность не обнаружила, у меня в планах было: не спеша учиться магии у Зиты. Мы с ней уже обсудили проект с дестабилизацией фиолетовой магией маленького источника в соседнем ущелье. А потом, я бы постепенно научилась им управлять. А научившись, можно было бы попробовать разблокировать Топи.
   Еще и учебный план придется корректировать, и все что можно упихнуть в эти три месяца. А спать я когда буду? Хорошо тут день длиннее...
   Быстро научиться управлять нестабильным источником нельзя. Этого и Зита не умеет, и никто не умеет управлять нестабильными источниками, да их и нет почти. Все нестабильное рано или поздно разрушается. Вся проблема в степени нестабильности. Я собиралась съездить в Топи понаблюдать за источником или взять результаты подобных наблюдений у Хозяев. В общем, к лету, возможно, был бы результат, или положительный, или отрицательный. Шансы фифти-фифти...
   И все это спокойно, методично и не торопясь, а сейчас у меня на все это просто нет времени. Мне к лету, а лучше к весне нужно будет надежное убежище. Злые Камни, что бы об этом не думала Зита, для этого не годятся... Халифские мальчики здесь меня легко достанут. Лет триста назад усадьба была почти неприступной крепостью, а сейчас это уже не так. Прогресс! Чтоб его... Так сделать узелочек, не забыть бы заняться охранной магией, и укрепить оборону усадьбы, нельзя же все время рассчитывать на Мару и эльфов. Маре я доверяю, а эльфам нет.
   Самое надежное место для меня и ... э-э-э... будущего младенца - Топи. Но там жуткий климат, сыро и комары, там и оборотни-то далеко не все выживают... Хотя на крайний случай сгодится. А что делать?
   Можно конечно спрятаться под крылышко полковника, но.... а вдруг ребеночек не от него? Как говорил мой препод по философии: "Материнство всегда факт, а отцовство всегда гипотеза". Он мне этого не простит... не, конечно, простит, потом, но кровушки попортит, и придется сразу соглашаться на второго, а я с этим-то не знаю что делать... И вообще, я как-то не привыкла прятаться за широкой мужской спиной, да и не было их в моих жизнях, таких надежных, чтобы можно было спрятаться. Все как-то приходилось самой крутиться, а надежные мужские спины, они все норовили уползти в кусты, или спрятаться за мной.
   Еще моя бабушка мне говорила: "не надейся на мужиков, слабые они нонеча пошли, если можешь что сделать сама, делай. "
   А тут еще и возможная скорая война... Да, в случае войны мне, даже под крылышком сейна безопасно не будет. А еще обязательства перед оборотнями...
   Вот если их в ближайшее время вытащить из Топей и увести в вольные земли, вот тогда, рядом со своими подданными я буду чувствовать себя в почти полной безопасности. И то - почти...
   Одрику легко рассуждать о "материнстве" и "любви к детям". Ребеночка-то надо не только выносить, родить, но и вырастить, и обучить. А в моем случае еще и спрятать... Он даже не представляет себе, насколько уязвима беременная женщина, а женщина с ребенком еще более уязвима.
   Да захвати ребеночка любого родителя, и он сам приползет к тебе на задних лапках и сам на свою шею петлю накинет. Одрик не представляет себе, каково это - терять ребенка. В прошлой жизни я это уже раз пережила, и в этом мире твердо решила детей не заводить. НИКОГДА! Чтобы больше никогда не испытывать эту рвущую душу, не прекращающуюся годами боль потери, после которой жизнь теряет смысл и цвет.
   Вывод - ребеночка придется спрятать, причем так, чтобы о нем никто ничего не знал. Даже лучше так ... чтобы никто даже не знал, что он вообще родился, и куда потом делся. Вот!
   Сделаем еще один вывод - подданных надо вытаскивать из Топей как можно скорее, или все же прятаться у них, чего мне страшно не хотелось бы. Придется напрячь мозги и собрать ключ. Одна часть у меня уже есть, а в тетрадочках дядюшки еще должны быть указания... Можно было бы привлечь к поискам Одрика, но он со мной не разговаривает.
   Ладно, пойду читать дневники дядюшки, пока чего найду, может и помиримся. А если привлечь к поиску ключа Торкану, то Одрик прибежит сам. Надо поработать в этом направлении...
  
   Поздним вечером в библиотеке в своем любимом кресле, укутанная шалью из теплой илларьей шерсти сидит старая ведьма. Напротив нее, на почти таком же кресле с чашкой травяного чая расположился эльф. Они очень давно и очень хорошо знают друг друга и доверяют мнению сидящего напротив.
   Рядом с ассой Зитой, а это она, лежит большой том, заложенный на одной из страниц. И ведьма непроизвольным движением поглаживает старую, стертую на переплете и углах книги кожу и сладко щурится на свет.
   - Асса Зита, у вас хорошие новости?
   - Да, айре... Новости просто замечательные... Единственное, что меня беспокоит, это то, что кто-то приложил руку к их исполнению. И я пытаюсь вычислить кто? Но вариантов, с одной стороны, слишком много, а с другой слишком мало.
   - Вы о беременности вашей племянницы?
   - О, айре, вы тоже уже заметили? А ваш помощник тоже?
   - Да, конечно, я заметил, а мой помощник пока ни о чем не догадался, рано еще ему разбираться в человеческих аурах. Вы довольны?
   - Да, вполне. Я собственно на это и рассчитывала, оставляя Анну в Караваче. Единственное, что я не просчитала, так это ее маниакальное желание избавиться от ребенка... Слава Пресветлой, что это ей не удалось.
   - Она что, слабо старалась? Или еще не знает нужных плетений? Как-то мне в это не верится.
   Асса Зита отхлебнула горячего чая...
   - В этом-то вся проблема. Она оказалась очень чувствительной и заметила свое состояние даже раньше меня и тут же попыталась применить магию. Я даже думала, что опоздала, и мой план восстановления Рода пойдет хвачику под хвост, но магия почему-то не сработала. Мне стало интересно..., и я потихоньку сняла слепок ее ауры и стала разбирать ее как можно подробнее...
   - И что-то нашли?
   - Нашла... А девушка кстати оказалась очень упорной и попробовала стандартное зелье, вон до сих пор в туалете сидит. И тоже наверняка думает: почему оно не сработало?
   Старая женщина довольно рассмеялась...
   - Как же вы, асса, допустили применение ей зелий?
   - А как бы я, по-вашему, ее удержала? Силой что ли? Нет, мое вмешательство ни к чему хорошему бы не привело. Анна должна, в конце концов, научиться мне доверять. Но я вычислила, что привело ее к столь интересным последствиям, как сидение сутками в туалете, и отсутствие действия зелий.
   - Асса не тяните... Я же вижу, что вам хочется мне об этом рассказать.
   - Ладно, айре. Изучая ауру племянницы, я обнаружила одну интересную закорючку, явно искусственного происхождения. Перерыла всю библиотеку, чуть голову не сломала, пока смогла ее идентифицировать... - Асса выдержала театральную паузу. - Это оказался след одного редкого артефакта - "Стрелы Мураны".
   - Ого! Они же хранятся в сокровищнице Совета Магов.
   - Вот! Вот это мне и интересно. Кто? Кто подложил в постель Анны столь редкий артефакт. Вариантов масса...
   - Да, нет, не так уже и много... Пальцев одной руки хватит.
   - Думаете? Давайте посчитаем. Первый, самый очевидный, это сделал ее мужчина - сейн Дьо-Магро, чтобы уговорить ее объединить Роды.
   - А откуда он взял этот артефакт?
   - Род Дьо-Магро богат и древен, мало ли, что могло сохраниться в их сокровищнице и неожиданно вылезти на свет.
   - Хорошо, согласна. Хотя я вариант с Дьо-Магро даже не рассматривала. А следующий?
   - Второй - это какой-то маг, имеющий или имевший доступ в сокровищницу и желающий по какой-то причине появления детей у вашей племянницы. И тут у меня только одна кандидатура... Внучка вашей подруги. Вот только какие ей двигали мотивы - для меня тайна покрытая мраком.
   - А почему вы подозреваете ассу Торкану? Причины для такого поведения у нее нет.
   - Она какое-то время была помощником Великого Магистра и, теоретически, могла иметь доступ в сокровищницу.
   - Да, могла. Только я не вижу мотива...
   - Да с мотивом тут плохо, но я себе с трудом представляю, что творится в хорошенькой головке ассы, особенно после того, что с ней случилось... А срок, как мне кажется, как раз совпадает.
   - Совпадет с нападением на Торкану?
   - Да, и само нападение в таком случае - это еще и попытка устранить свидетеля.
   Асса Зита на минутку замерла, прислушиваясь к чему-то...
   - Что-то мне в это не очень-то верится. Продолжайте, айре...
   Эльф на несколько секунд задумался и продолжил:
   - Еще это мог быть кто-нибудь заинтересованный в дестабилизации Союза. Вы же понимаете, что асса Анна ни на что претендовать не может, а вот ее дочь, не маг, да еще рожденная от мужчины хорошего рода... Вот она да может претендовать и на первенство среди Великих домов и на земли Рода. А это война... Это раскол Союза и после этой войны его можно будет взять голыми руками. А корабли халифата уже проложили морской путь в Союз, вокруг южной части континента.
   - Да, я тоже об этом думала... Но вряд ли это происки Великого, скорее в этом можно заподозрить Халифат.
   - Может быть... Ну и последнее - случайность. Глупая случайность...
   - Случайность, конечно, тоже исключать нельзя, но я в нее уж совсем не верю.
   Эльф развел руками:
   - Я бы божественную случайность со счетов не сбрасывал. И что Вы теперь собираетесь делать?
   - Ничего...
   - Как совсем ничего?
   - Айре, ну что я старая больная женщина могу сделать? Я даже не смогла вовремя определить беременность Анны и удержать ее от попыток избавиться от плода. Хорошо, что Стрелы Мураны предотвращают подобные попытки. Поэтому я ничего делать не буду. Путь все и дальше идет своим чередом. Когда Анне понадобится моя помощь или совет, она придет ко мне сама. А до той поры я буду ждать и наблюдать... Очень интересно смотреть за кипением страстей у молодежи. Меня ждет интересная осень и зима. Давно я так не развлекалась.
  
   Холодно блистают равнодушные звезды, медленно плывет по небу едва различимый, маленький и сиреневатый лик божественного Таниса. Над степью разносится равномерный и завораживающий бой сотен барабанов.
   Каждый Род, если он желает поучаствовать в выборе Богини должен выставить своего барабанщика, а каждый клан - восемь. Еще нужно запалить костер и чтобы у него танцевала красивая орка, а еще лучше - несколько.
   Вот и разносится над степью барабанный бой, летят к небу искры от бессчетного количества костров и кружатся в танце полногрудые и крутобедренные орчанки. Сейчас сиреневая луна подойдет к своему зениту и придет время Великому шаману начать свой танец.
   Он уже вышел на утоптанную площадку перед статуей, на плече которой застыл, словно каменный, посланник Богини. Уже выпита вода, растворившая в себе степные травы и алмазную пряность, уже покрылись капельками пота тела барабанщиков и танцовщиц. Все. Пора. Девушки замерли без сил, а барабаны на мгновение умолкли, чтобы вновь начать отбивать ритм, но уже другой...
   Старый шаман вступил в круг света костра и застучал колотушкой в бубен. Хороший бубен у шамана, из кожи со спины предыдущего Верховного Шамана. А когда умрет нынешний, то и его кожа пойдет для нового бубна, а старый будет сожжен на поминальном костре. Связь времен не должна прерываться...
   Бум-бум-бум, гремит бубен в руках Верховного шамана. Баабум-баабум вторят ему барабаны. Вдруг костер вокруг которого он ведет свой танец словно взрывается выбрасывая вверх к звездам огромный сноп искр и почти сразу после этого от костра остаются одни угли.
   - Услышала... Услышала... Знак, сейчас будет знак. Переговариваются столпившиеся в темноте ночи орки.
   Все пространство вокруг шатра Верховного шамана заполнили главы Родов и кланов. Каждый держит в руках украшенный и звенящий множеством монет шест с перекладиной. Все хотят привлечь посланца Темной Богини.
   Вот посланник расправил крылья, запрокинул голову и закричал, переговариваясь со своей хозяйкой, подскочил на месте и полетел. Все знают, что врааны по ночам не летают, так это простые не летают, а посланник Богини должен лететь непременно ночью, ибо только не видя сам куда летит, он может выполнить ее волю Так и только так всегда выбирался Военный вождь, слово которого закон для воинов всех родов, до самой его смерти.
   Враан сделал несколько кругов над лесом чуть раскачивающихся насестов, повисел в воздухе, словно выбирая место для посадки, а потом вдруг полетел вглубь степи.
   - За ним! - Из последних сил крикнул своим помощникам Верховный шаман, прежде чем спокойно усесться на сложенный у углей костра мягкий многослойный коврик. "Значит, в планах богини выбрать не кого-то из известных и больших Родов... Подождем. Рано или поздно он сядет. "
   Верховный шаман закрыл глаза и приготовился ждать... Вот чего-чего, а ждать за свою долгую жизнь старый орк научился очень хорошо. Медленно текли минуты, складываясь в часы, зашел Танис, погасли звезды, уже и небо окрасилось на востоке в розовый цвет, и ночь отступила на запад, когда кто-то тронул дремавшего шамана.
   - Он сделал выбор...
   Шаман открыл один глаз и стал рассматривать донельзя смущенного помощника.
   - Ну, так пусть избранник явится ко мне, и я закончу обряд.
   "Всего-то и осталось, что сделать на груди избранника татуировку. " Магия уже давно жгла правую руку шамана, ища выхода наружу. "Приложил руку и она готова. Скорее бы терпеть сил нет. Ну где же он? " Верховный шаман огляделся по сторонам.
   Андао уже взошлел, костры давно погасли, а большинство глав Родов и кланов все еще не разъехались по своим стойбищам. Ждут. Все хотят знать: когда же выбрала Богиня?
   Где-то на краю стойбища Верховного Шамана началось шевеление, орки удивленно расступились и на площадку перед богиней, помощники и ученики шамана вынесли... Люльку! Старый шаман протер слезящиеся глаза... Да, сомнений быть не может.
   Перед ним люлька, в люльке младенец-орчонок, месяц от роду не больше. Из люльки торчит что-то, отдаленно напоминающее шест с перекладной, даже без украшений и призывных символов, так... палка с перекладиной. А на ней, крепко уцепившись в нее когтями, сидит враан. Да, именно этот враан делал за богиню выбор, вон к его лапе привязана длинная красная лента с бубенчиками. И к этому младенцу рвется скопившаяся в ладони правой руки магия.
   Старый шаман сжал руку и скрипнул остатками зубов.
   - Где родители? - Помощники и ученики задвигались и вперед из толпы вытолкнули красивую, молодую орку, нескладную девочку подростка и старого, сгорбленного годами старика.
   - Это ты бил в барабан? - Спросил шаман старика.
   - Да, я.
   - Кем ты приходишься ему? - И шаман ткнул узловатым пальцем в люльку.
   - Я дед его матери. Когда его отец погиб, пошел на охоту и попался в лапы стае ящеров, то моя внучка попросила меня пожить с ними, чтобы мужской шатер не остался пустым.
   - Это ты танцевала у костра? - Шаман мрачно посмотрел на красавицу орку.
   - Нет, она. - Молодуха кивнула на нескладного подростка. Девочка засмущалась и спряталась за спину старика. - Это моя сестра. Она приехала, ко мне, чтобы помочь по хозяйству.
   "Пройдет еще несколько сезонов и эта малявка станет редкой красавицей, и юноши будут соревноваться друг с другом, чтобы предложить ей самый красивый шатер и самых резвых варгов. " Магия опять рванулась из крепко сжатого кулака, и шаману едва хватило сил, чтобы ее удержать.
   Верховный шаман прислушался к степи. "Главное слушай степь, и делай, как она скажет" говорил ему его учитель - предыдущий Верховный Шаман. Старик закрыл глаза и стал СЛУШАТЬ.
   Кругом толпились и приглушенно шумели, выражая свое недовольство, тысячи орков, шелестел в высохших травах ветер, перекликались чик-чики и ... где-то далеко серебристым колокольчиком звучал смех. Он весело переливался, то удаляясь, то приближаясь, и шаману стало казаться, что это бескрайняя степь или сама Танис смеются над сомнениями шамана. Богине весело, она не хочет войны и крови, ей весело, и она хочет чтобы все веселились вместе с ней. Что ж он принимает выбор Богини, да и кто он такой, чтобы противиться ее выбору?
   Верховный шаман открыл глаза, медленно встал, опираясь на плечи своих учеников, и обвел взглядом недовольные лица собравшихся.
   - Темная богиня сделала свой выбор. - Орки недовольно зашумели. - Кто мы такие, чтобы противиться выбору Богини? - Шум недовольства начал потихоньку стихать. - Все правила выбора соблюдены полностью, был танец и был призывный бой барабана. Это подтверждаю Я - Верховный Шаман. Воля богини услышана.
   Он подошел к люльке, его старший ученик острым, бронзовым кинжалом разрезал ремешки, удерживающие младенца в люльке, вместе с несколькими слоями льняной ткани и обнажил грудь спящего младенца. Личико избранника Богини скукожилось, выражая недовольство, что его сон потревожили, и опять приняло безмятежное выражение спящего.
   А старый шаман почувствовал, что уже не в вилах сдерживать врущуюся из него магию, и быстрым и точным движением приложил открытую ладонь к груди младенца. Тот сначала недовольно заворочался, а потом огласил окрестности громогласным протестующим криком.
   - Терпи малой, терпи, это далеко не последняя боль, с которой ты столкнешься в своей жизни. И легкой она у тебя точно не будет, это я могу тебе пообещать.
   Магия ушла, растворившись в орченке, и шаман убрал дрожащую руку. На груди орущего младенца явственно проступал распахнувший крылья враан.
   - Добрый знак. - Удовлетворенно покачал головой Верховный Шаман. - Богия одарила улу-кагына знаком враана. Будешь ты мудрым, как враан. Сильным, как враан, хитрым как враан и быстрым как враан.
   Толпа вокруг довольно загудела. Да, знак хороший, и все бы они с удовольствием пошли в Большой поход за командиром, осененным таким хорошим знаком милости Богини. Но как идти за младенцем, который еще так мал, что и говорить-то еще не умеет? И пройдет еще много лет, прежде чем он сможет возглавить поход.
   - Расходитесь. Улу-кагын соберет вас, когда будет готов к походу. - Сообщил всем Верховный Шаман. Орки недовольно ворча стали расходиться, скоро они разъедутся по стоим стойбищам и вокруг опять будет благословенная тишина.
   Молодая красавица орка подхватила люльку с орущим младенцем и все еще сидящем на ней врааном, и тоже собралась уходить, но на ее пути встали ученики и помощники шамана.
   - Стой. Твоему шатру найдется место в моем стойбище. Вам лучше пожить тут, в моем стойбище много места.
   Орка оглянулась, на ее лице отразился испуг. Она беспомощно посмотрела на своего деда, потом на младшую сестру и опять на шамана. И тут враан до сих пор тихо сидящий над люлькой подал свой голос. Орка вздрогнула, посмотрела на птицу и приняла решение.
   - Спасибо, но лучше мы сами...
   "Что ж, видимо такова воля Танис. "
  
   Рассвет только-только окрасил восток, когда в старом особняке в респектабельной части столицы Союза Великих, противно зазвенела сигнализация. Ее нудный звук разбудил спящую женщину. Она сладко потянулась и гибким движением встала с залитого кровью пола.
   "Быстро они в этот раз...", - подумала женщина, поспешно смывая со своего тела странные знаки, покрывающие ее с головы до ног.
   "Однако, надо торопиться. Хорошо стала работать магическая стража, хорошо... Вот, вместо того, чтобы еще сладко поспать, придется сматываться. " Женщина на мгновение остановилась, рассматривая распростертые на полу бездыханные тела двух юношей.
   "А здорово я в этот раз позабавилась... Ничуть не хуже чем тогда, когда была зачата Лиана. Жаль, всему хорошему когда-нибудь приходит конец. Жаль..."
   Асса Галенгейра подошла к большой серебряной чаше, и стала неторопливо переливать ее содержимое в серебряный, весь покрытый чеканкой сосуд с плотной крышкой.
   "Все не влезет... Это даже хорошо, останется много силы для отхода..."
   Тут еще раз противно зазвенела сигнализация. Магиня быстро запечатала сосуд и подвесила его к себе на пояс, побросала в большую кожаную сумку разные мелочи: кисточки, ножи черного серебра и прочие принадлежности запрещенной ритуальной магии.
   "Вот чего, спрашивается, запретили синюю магию? Да еще и всех магов на учет ставят. Дураки... А вот ритуальную магию тоже запретили, но и книги по ней выпускают, и обучайся ей сколько хочешь. Какой же это запрет? Магия крови, да ерунда все это. Для нее надо еще и природный талант иметь. А про ритуальную магию все словно забыли, я ж говорю - дураки. Так, вроде все собрала, пора отсюда сматываться..."
   Ведьма сделала шаг и чуть не споткнулась об одно из тел.
   "Красивый мальчик... был. Но глупый, такие не должны размножаться, лучше бы отцом моей девочки стал вон тот... Он хоть и не очень красив, зато мозгов у него намного больше чем у этого. Тяжело мне с ним пришлось, и зелье на него плохо подействовало, поэтому он и умер первым. Да и магом он был намного более сильным, чем красавчик. "
   Асса закинула на спину сумку с вещами, аккуратно взяла в руки серебряную чашу и перешла в соседнюю комнату. Ловко переступая мягкими туфельками перешла на середину комнаты и точным движением налила немного темной, лишь слегка загустевшей крови в центр вырезанного на паркете рисунка, а остальное жадно выпила. По мере того как она пила вокруг нее закручивался вихрь из зеленых нитей силы.
   Ведьма вылила последние капли из чаши на пол, облизнулась и вытерла рукавом испачканный в крови рот. Собрала нити своей магии в большую кисть и словно маляр, быстрыми и точными движениями размазала вылитую на пол кровь по узору на полу. Узор вспыхнул всеми оттенками зеленого, ведьма еще добавила силы и... растворилась в изумрудном мареве. Когда через несколько минут упала выбитая дверь, в комнате только чуть-чуть светились остатки рисунка на полу, но никого живого стражники не нашли.
  
   В пустом пыльном доме в отдаленной от всех дорог провинциальной усадьбе, в одной из комнат вдруг вспыхнул зеленый свет, и из него вывалилась растрепанная и испачканная в крови женщина. Она тяжело села на стоящий у стены диван.
   "Все. Дома. " Тут ее внимание отвлекла мелькнувшая в углу тень. Кто-то быстрыми, чуть шаркающими шагами перебежал из одной комнаты в другую.
   - Кто здесь? Выходи. Я кому сказала.
   Шаги неуверенно замерли где-то в коридоре. Зеленые нити ведьмы быстро метнулись в коридор и вытащили обратно в комнату толстую, дрожащую как желе, неопрятную женщину.
   - А это ты... Почему не отзывалась? Иди, позови слуг, пусть согреют воды и наполнят ванну. Поняла? - Женщина закивала головой, но дрожать не перестала. Зеленые нити разжались и чуть подтолкнули толстуху к двери. Она почувствовала, что ее отпустили и, пятясь и дрожа, неверной походкой побрела куда-то в глубину дома.
   - Вот дрянь, опять спрячется и никому ничего не скажет. Все приходится делать самой.
   Ведьма встала, дошла до двери и потянула за шнурок вызова прислуги. Долго и безуспешно звонила.... Магиня подождала, пожала плечами и пошла вниз по лестнице. Уже на входе в подвал она встретила заспанную девушку в рабском ошейнике.
   - Согрейте воду и наполните мне ванну, и быстро.
   Горничная бегом побежала в кухню.
   "Давно пора купить новую усадьбу с водопроводом и горячей водой, но уж очень место хорошее, тихое..."
   Ведьма спустилась в подвал, и отомкнула с помощью магии толстую, обитую медью дверь. В маленькой комнатке клубилось дорогущее плетение стазиса.
   "Эти сволочи, ушастые, заламывают за свою работу сумасшедшие деньги. Правда и работает все годами. Сколько лет уже стоит тут эта магия, а все как новенькая. " Ведьма отключила стазис, аккуратно положила в сферу действия заклинания серебряный сосуд наполненный кровью и магией убитых юношей-магов и опять включила магию замедления времени.
   "Жаль, что нельзя держать в этом плетении живые существа. Жаль. Ну, да ничего, эта дура Хелли думала, что я все это делаю ради зачатия. Дура! Ну, и ради зачатия тоже, но главное какой омолаживающий эффект! Я словно десяток лет сбросила, даже, пожалуй, побольше, и сил прибавилось. Силы, правда, скоро развеются, но омоложение останется. "
   Ведьма поднялась наверх и спрятала брошенную посреди комнаты сумку в потайное место и отправилась отмываться и отсыпаться. Омоложение вещь хорошая, но слишком часто прибегать к ней нельзя. Намного дешевле постоянно следить за собой и, главное - высыпаться.
  
   День после ночи Таниса всегда был и для Магической стражи и для Великого Магистра очень хлопотным. Вроде все кругом нормальные люди и храмы богам в Ричелите стоят, посещай - не хочу. Так нет, вечно находятся личности, что норовят приносить дары и молиться Темной Богине. Ладно, что в эту ночь цеховой праздник у разных темных личностей, на то они и темные. Зато простой страже в эту ночь спокойно спится, ни честные воры, ни легионеры, ни веселые вдовушки в ночь Таниса не работают. Это понятно...
   "Но ведь есть разные ненормальные, что устраивают разные темные ритуалы. И ведь все вполне приличные люди, по ним и не скажешь, что четыре раза в году они собираются в разных непонятных местах и голыми скачут вокруг костров, а потом предаются свальному непотребству. " Думал про себя Великий магистр, глядя на озабоченное лицо начальника магической стражи.
   - Ну, что у тут у нас еще произошло?
   Первым решился доложиться начальник охраны Академии.
   - У меня все в пределах нормы. Студенты, как всегда запалили костер. Ну, это уже давно вошло в традицию, пили пиво и жарили на костре закуску. Парочки по кустам, опять же... но больше ничего замечено не было. Все спокойно.
   - А пропажи двух студентов, причем потенциальных синих, Вы не заметили? - Ехидно поинтересовался страж.
   - Нет. А они что пропали? Ко мне заявлений о пропаже не поступало... - Охранник закопался в бумагах в поисках заявлений о пропаже, и натурально ничего не нашел.
   Великий мрачно посмотрел на полковника магической стражи:
   - Доложите, кто пропал и откуда это известно Вам?
   - Вчера ночью в магическую стражу поступил анонимный донос...
   - "Анонимный" это совсем анонимный или как?
   - Совсем. Кто-то очень хорошо, просто таки профессионально замаскировался.
   - Продолжайте...
   - Так вот... поступил донос, что в бывшей усадьбе ассы Торпины...
   - Поясните. - Велел Великий.
   - Ну, перед свой смертью асса Торпина свою усадьбу продала, а нынешние владельцы, сами в ней жить не смогли. Вы же представляете себе, что такое жить в доме, где много лет жил магистр из фиолетовых. Ну, вот они и сдают этот дом, всем, кто пожелает. Цены-то на недвижимость сильно упали и продавать не выгодно Желающих снять особняк не много, но цена не велика, лишь бы окупить затраты по содержанию особняка, поэтому они периодически находятся.
   - Понятно. И что там, в анонимке, было?
   - Что в этом особняке в ночь Таниса состоится некий запрещенный ритуал с человеческими жертвоприношениями. Но анонимка пришла уже после полуночи, пока мне доложили, пока мы смогли прорваться в особняк.
   - А с этим что, возникла проблемы? - Ехидно спросил охранник Академии.
   Полковник поморщился...
   - Возникли, и еще какие... Особняк был продан с полным комплексом магической охраны, причем большая ее часть не была зарегистрирована в магической страже.
   - Потери есть? - Сумрачно поинтересовался Великий.
   - Есть. - Нехотя, почти через силу, ответил страж. - Четверо...
   - Плохо. Плохо готовитесь. Проверьте охрану ВСЕХ особняков, чтобы больше такого "неучтенного" не было.
   - Слушаюсь.
   - Продолжайте.
   - Задержать никого не удалось... - Начальник охраны, при этой фразе коллеги фыркнул. - Магической стражей обнаружены два трупа молодых магов. Один, фиолетовый, учится в Академии, другой, голубенький, приехал на стажировку, он хотел пойти во флот. Оба стали жертвой запрещенного ритуала "Отнятие силы".
   - Зачем кому-то понадобились сила магов разных цветов?
   Полковник замялся...
   - Дело, Великий, в том, что изначально оба этих мага были синими. Но первый потом переквалифицировался в фиолетового, а второй в голубого, соответственно. Но основа-то осталась, синей силы и у того и у другого было около половины, и я подозреваю, что и поболее. А синяя магия лучше всего поддается отъему через кровь, чем собственно, злоумышленник и воспользовался.
   - Как они умерли?
   - С ними сначала кто-то позабавился...
   - Как это? Они же, я так понял, были юношами?
   - Ну, было применено какое-то очень сильное запрещенное зелье, вызывающее галлюцинации и неуемную похоть и, в общем, принявший его он становится на некоторое время не совсем нормальным и испытывает непреодолимое желание к ... э-э-э ... тому, кто дал это зелье или вообще к любому индивидууму противоположного пола.
   - Продолжайте...
   - Да собственно почти все. Юноши были по очереди использованы, потом из них была вместе с кровью, была откачана магическая сила. Мы нашли почти полностью обескровленные тела. А преступница ушла через не фиксированный портал, пробила его сама, за счет заемной силы.
   - Кто это был. Выяснить, конечно, не удалось?
   - Пока мы смогли узнать, что это была магиня, предположительно желтая, весьма сведущая в ритуальной магии, средних лет и располагающая средствами...
   - Словесный портрет составлен?
   - Нет. Ее никто не видел, все было сделано через посредников и подставных лиц, а сама она все время была под густой вуалью. Посредников, конечно же, не нашли, скорее всего больше их никто и никогда не найдет. Мы попытаемся что-нибудь узнать от трупов юношей, через фиолетовых коллег из академии, но мне думается, что шансов нет, слишком сильное зелье было применено. Они наверняка видели не магиню, а свой идеал.
   - Что магическая стража еще собирается предпринять?
   - У меня есть мысль покопаться в старых провинциальных архивах. Мне смутно припоминается, что во времена юности я слышал о подобном преступлении, но не в столице, а где-то в глубинке...
   Великий задумался... Да, что-то в этом ритуале и ему напоминало о далекой юности, какое-то странное послевкусие.
   - Хорошо, займитесь архивами, но дополнительных средств и людей я вам на это брать не разрешаю. Используете имеющиеся... Задействуйте внутренние резервы... Все свободны.
  
   Утро... столовая... никого, еще рано. В коридоре перед входом как всегда маячит Одрик, можно подумать, самый голодный. Хотя кто его знает, вдруг ему при его росте дополнительный паек положен, недоедает, бедненький. Но он никогда не набрасывается на выставленное кухаркой. Одрик всегда ждет ЕЕ прихода. Она не торопиться, ей как будто все равно, томная, отрешенная, неживая. Только тень бывшей Торканы. Одрик всегда дожидается ее появления, чтобы сесть напротив, чтобы видеть ее лицо, сейчас больше напоминающее маску. Он все старается поймать ее взгляд потухший, холодный, пустой... Он надеется услышать, поймать от нее хоть слово. Иногда она что-то произносит, но это скорее звукосочетания, чем слова, без интереса и интонаций, а иногда и без смысла.
   Одрик забрасывает в рот завтрак, не глядя в тарелку, и кажется, глотает не жуя. Он весь переходит в зрение, глаза кипят, как расплавленный шоколад, но она не чувствует ни этого обволакивающего жара, ни его терпкой сладости.
   Я гляжу на это со стороны, и то... А Торкана словно ослепла. Ну ладно, все это очень занимательно, но у меня дел полно, к тому же, за ужином я опять увижу эту картину, правда, уже при другом освещении. Сейчас косые лучи Андао падают на Торкану, путаются в ее волосах, наполняют воздух вокруг нее тысячами пылинок-звездочек. От пыли здесь избавиться невозможно, столько ее приносит пустынный ветер, но сейчас, в утреннем свете она окружает Торкану сверкающим ореолом. Физически Торкана здорова, никаких последствий не наблюдается, а что творится в ее прелестной головке - тайна покрытая мраком. И я ушла выполнять свои обязанности, все остальное рассказала и показала мне Мара.
   Одрик дождался, когда Торкана выйдет из столовой, провожал ее взглядом пока она не скрылась за поворотом лестницы и, вздохнув, отправился седлать своего варга. Когда животное было уже готово, вдруг очнулся дремавший Учитель,
   "Слушай, дружок, с разведкой и разметкой мы покончили, сегодня у нас полномасштабные земляные работы намечены, а ты вырядился как на танцы. Давай-ка бегом, надень сапожки пострашнее и штанишки поплотнее, да еще платок или шарф захвати. Мордашку твою прелестную чтобы было чем замотать. "
   "А это еще зачем? "
   "Ты видел, как пустынники ходят? Хотя да, ты еще не видел... Как копать начнем, столько песка и пыли поднимется, что не продохнешь. "
   "Так бы сразу и сказал. Я же был в портале, там пыли не меньше. "
   И Одрик извечным галопом полетел на свой чердак. Перескакивая обычные три ступеньки, он попытался прибавить и четвертую. Резко разворачиваясь на следующий пролет, он оказался перед Торканой так близко, что ее волосы колыхнулись от сквозняка, вызванного его забегом. Она испуганно вскинула руки, сделала шаг в сторону и оступилась. Одрик подхватил падающую девушку за талию, но не поставил на площадку пролета, а прижал к себе. Торкана уперлась кулачками ему в грудь и процедила сквозь зубы:
   - Уйди от меня. - Если бы он как по команде выпустил ее, наверно она просто убежала, но... но... НО! Разве он мог?
   В ее глазах проблескивает смятение. Взмах ее ладоней и острые ноготки ложатся Одрику на плечи. Ее утонченное оружие скользит, оставляя прорези на его льняной рубашке, а кое-где и на коже...
   Он перехватил ранившие его руки за запястья, поцеловал каждый палец...
   - Из твоих рук - хоть яду.
   И через считанные секунды его не было не только на лестнице, но и во дворике. Мара по старинной собачьей привычке хотела пробежаться за уносящимся в пустыню варгом, заливаясь оглушительным лаем. Но не тут-то было, Одрик, оказывается, наловчился отращивать не только радужный меч, но и радужные шпоры...
   Прошло почти два часа, когда Мара услышала раскатистые удары сердца несчастного животного. Ничего удивительного, едва живой варг, в пене и в пыли, стоял, пошатываясь, перед вагрятницей, бока его ходили как кузнечные меха. Поить животное сразу было нельзя, надо дать ему остыть, а Мара пошла искать Одрика. Он нашелся у ручья, лежащим ничком на траве, брови и волосы его были занесены пылью, губы обветрились до трещин. Одрик прополз чуть вперед и стал пить прямо из ручья. Его голова была опушена целиком под воду, когда Марат стал срывать лохмотья, когда-то бывшие рубашкой. Маг вынырнул, обернулся, повернуться на спину он не мог, она представляла собой пособие для начинающего мазохиста. Кроме полученного от Торканы, он еще и сам себя отходил варжьей плеточкой от всего сердца.
   - Марат...
   - Ну, вот ты мне скажи, свою спину можешь располосовывать как хочешь, а зачем над бедным животным измываться? Оно в твоей вселенской трагедии не виновато. Да лежи ты, не дергайся.
   Марат вытащил несчастного Одрика на бережок повыше, хорошенько прополоскал лоскуты от рубашки в воде и стал смывать с приятеля пыль и запекшуюся кровь.
   - Эх ты, сердешный, чего ж так убиваться-то! Этим ведь не поможешь, хоть на ремешки себя порежь.
   И уже Мара зализывала его раны теплым влажным пружинистым, как морская губка, языком.
   - Хозяйку звать не будем, она еще разнервничается. Твои художества на спине на любителя, я бы сказала, на очень редкостного гурмана.... Вот хорошо, а теперь полежи на воздухе, так все быстрее заживет, просто как на собаке. Эй, ты чё? Спишь, что ли?
   И Мара лизнула Одрика в нос, он действительно забылся.
   "Ну и ладно, так даже лучше. Пока спит, не натворит ничего. И сколько с этой голокожей молодежью проблем... И чего я с ним вожусь? Подумаешь, пиво несколько раз вместе пили. А еще вместе в драке участвовали. А вот это уже серьезно. Вместе пили, ели, спали, дрались, значит - член стаи. Охо-хох..." И маленькая забавная собачка через черный туман побежала к магу на чердак, где раскопала, что ему одеть, когда очнется.
  
   (3)Враан - ворон
   (4)Чик-чик - птичка типа воробья. В соленом и копченом виде идет как закуска к пиву.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Д.Хант "(не)случайная невеста"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"