Алинна: другие произведения.

Ключ от радуги. Глава 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда они возвращаются


Глава 11.

  
   Я наблюдала за молодоженами и их бурной личной жизнью, но без зависти, мне такое кипение страстей совершенно не нать. Вечерами Мара транслировала мне картинки из безмятежной жизни моей дочери, и еще я училась, училась и училась. Постепенно я начала мечтать о дальнем походе в холодные снега за очередной частью ключа. Все что угодно, морозы, снег и лед, лишь бы быть подальше от ассы Зиты и опостылевшей учебы. Как я теперь понимаю замученных зубрежкой студентов.
   Листая один из дневников дядюшки Зарта, в котором я нашла подробные записи о местоположении ртутной части ключа, обнаружила недостающие страницы. Из дневника был аккуратно удален большой кусок текста. Читая дневник первый раз, меня больше всего интересовали координаты, где найти ключ и разные магические подробности. А теперь я обнаружила, что записи дневника вдруг резко обрываются и заканчиваются странной фразой:
   "... зеркальный лабиринт нашел себе нового хранителя, а я потерял друга и понял, что ключ мне больше не нужен."
   Взялась за записи в этой тетради всерьез, и обнаружила, что удаленных кусков несколько. После долгого анализа и домысливания, пришла к выводу, что дядюшка ездил за этой ртутной частью ключа, и ездил не один. Он начал собирать ключ не для себя, а для кого-то другого. Ну, и самому тоже было интересно. Дядюшка нашел первую часть, ту что была в его сундуке, отправил наемников за второй, найденной нами в глобусе и сам отправился за третьей частью. Там возникли какие-то затруднения, и его друг погиб, или с ним случилось еще что-то, столь же неприятное. Счастливчик Зарт в кои-то веки получил по носу от судьбы, сильно расстроился, вернулся домой и позволил втянуть себя и Дом Зетеринг в самоубийственную войну. Чем все закончилось, все знают. Зарт был убит, погребен под развалинами собственной лаборатории-крепости, а Дома Зетеринг больше нет. Победившие не пощадили никого носившего родовой знак в виде наклоненного трезубца. Такой теперь красуется в основании моей шеи.
   А место, в котором можно собрать ртурь - слезы Лари, что годится стать частью ключа, весьма примечательное. Оно находится на грани северного ледника и старого горного кряжа. Вплотную к месту поиска подходит лес, значит, будут дрова. Зарт со своим другом добирались туда от ближайшего выхода, того, что на леднике, Дядюшка, в своих записях, настоятельно советует там не ходить. Ледник очень ненадежен, много трещин, чуть присыпанных сверху снегом и прочих природных ловушек. Не помогла даже синяя магия воды. За четыре дня пути по леднику, погибли все спутники Зарта, кроме его друга. Он уже потом...
   Придется обращаться к хозяину природного портала, чтобы он проводил нас к другому выходу. Будем надеяться, что у Гарика будет в этот момент хорошее настроение, и он все еще благоволит Одрику.
  
  
   Джави была абсолютно уверена, что ей повезло в жизни. Она не такая, как все, она не стала простой прислугой и не попала в чей-то гарем, где уделом было бы рожать и воспитывать детей и заниматься домашним хозяйством под руководством старших жен. Еще при рождении ей дали непростое имя, редкое даже среди благородных особ. Полностью ее имя звучало Джавиндер, что значит удар молнии. А сейчас она уже полноправный боец отряда, более того - она разведчик и ей поручена важная миссия. И хотя ради ее выполнения пришлось немного послужить подушкой для битья, но оно того стоило.
   Поначалу ей ужасно не нравилось новое задание. Почетно, ответственно и после его успешного выполнения, а в успехе Джави не сомневалась, она может смело претендовать на второе место в отряде, но.... Добровольцев на его выполнение не было. Тогда Гасан подошел к ней и сказал: "Ты мне нужна." И Джави согласилась, она была готова для него на все: убить, возлечь в постель с любым мужчиной, терпеть унижения и боль. Ее непосредственный командир, ее любовник и наставник - красавец Гасан, она была влюблена в него до безумия. Впрочем, не она одна... В него были влюблены все девочки из отряда и лучшее поощрение для них - провести с ним ночь. Он лично готовил ее к этой миссии, даже бил сам, хладнокровно, четко рассчитывая силу, без излишней жестокости, но так чтобы оставить как можно больше следов.
   В единственном в своем роде отряде халифских девочек была строгая иерархия и дисциплина. И они всегда помнили, впитав это с материнским молоком: в халифате на первом месте всегда мужчины, всегда и во всем. А место женщины, там, где ей укажут, и хорошо, если это будет подальше от загона хвачиков. Её имя оказалось пророческим, в Джави проснулась красная магия. Ее натаскивали как боевого огненного мага, а еще она любила работать с травами и ядами. Никаких зеленых плетений она не знала, да и не могла знать, только сила природы и хитрость в применении и дозировке. А вот соблазнением и получением информации через постель она не специализировалась, но соответствующее обучение, как и все девушки в отряде, получила. Поэтому, когда Гасан приказал ей соблазнить Белого мага, проживающего в усадьбе, она поначалу удивилась. Зачем? Но ослушаться приказа она не осмелилась...
   Когда она сначала сообщила через ручного гваррича, что единственный маг, мужчина проживающий в усадьбе - Белый, ей не поверили. Потребовали подтверждения сведений. А где их взять? Но она извернулась и выпросила у наивного юноши стеклянный шарик с вылетающими из него в водяной пар бабочками. Эта безделушка убедила Гасана и высокое руководство, что маг действительно белый. Пока она занималась приготовлениями, в том числе и получала через ручного гваррича дополнительные ингредиенты и травы, ей пришло в голову, что просто соблазнить Белого мага, что побольше у него выведать - это не совсем то, что от нее ждут. Ей нужно не просто затащить в постель мужчину, что само по себе не сложно, а еще и наверняка забеременеть. Вот тогда... даже голова закружилась от того, что тогда. Белый, если это действительно Белый, это событие, ставящее под вопрос многое на Лари: правящие династии и границы стран, даже континентов, судьбы народов, а возможно и рас. Теперь было самое сложное - соблазнить и уйти... И дать возможность уйти всей группе.
   И Джави начала собирать травы и учить местную кухарку правильно пользоваться непревзойденными халифскими пряностями. В нужный день осталось только подменить пряности на сонный сбор и уговорить Одрика показать ей пустыню, маленькая невинная прогулка пешком.
  
  
   - Ай! Одник, я кажется подвернула ногу, - Джави сидела на каменистой площадке и почти плакала, поглаживая изящную щиколотку. - Я не могу наступить. Как же мне идти дальше? Извини, что затащила тебя сюда, на эту прогулку.
   Она говорила чуть всхлипывая, невесомым как пух голоском, и в тоже время пикантным как восточная пряность.
   - Ну что ты, Джави... мне и самому нужно было прогуляться и проветриться....
   "Ага, как же.... А то, у тебя в голове мало ветра, можно подумать. Просто ты запал на девчонку. Не все же тебе на рыжих пялиться. Вот и получи разнообразие", - пробухтел в голове Одрика Учитель.
   - Джави, а давай я тебя полечу.
   - Нет, нет, что ты, скоро все само пройдет...и я боюсь.
   - Не бойся, все будет в порядке.
   Одрик сел рядом с девушкой и стал напряженно ощупывать пострадавшую ножку. Кожа девушки была прохладна и шелковиста на ощупь. В какой-то момент Джави тоненько, даже как-то проникновенно, застонала, и маг испуганно отдернул руку.
   - Джав, Андао уже зашел, а ты легко одета. Ты еще не замерзла?
   - Чуть-чуть... - она потупилась. - Ой, Одрик, ты делаешь мне больно. А ты умеешь лечить магией?
   Тут пришла очередь смутиться юноше, и вспомнился печальный опыт лечения на хуторе возле Каравача. Лечил коленку, а получилось... как всегда.
   "Во-первых, не так уж у нее нога болит, а во-вторых в лечебной магии Белая магия применяется очень и очень осторожно", - снова забухтел в голове Одрика Учитель, - "А ты еще не достиг такой степени владения ею, чтобы кого-то лечить. Но если не боишься оставить девушку без ноги, то приступим."
   "Нет, что ты..."
   "Тогда послушай доброго совета. Перенеси ее в ту низинку за холмом, где вы рассматривали ящериц, разведи костер, чтобы ее согреть и самому не замерзнуть и просто подожди пару часиков. Ножка-то у девушки сама-то и пройдет. Кхе-хе..."
   "А может мне ее просто донести до усадьбы на руках?"
   "Донести ты ее, конечно, донесешь, но если ЭТО увидит Кани, то ... незабываемый жаркий прием тебе обеспечен. И от ночных забав ты на некоторое время отлучен, да Джави здорово достанется. Я бы не стал так рисковать... Если вы просто гуляли и задержались это одно, а если ты принесешь ее в усадьбу на руках, то это уже совсем другой расклад. Так что неси ее туда, где есть дрова, разводи костер и жди."
   Совет учителя показался Одрику разумным. До усадьбы Злые камни не далеко, буквально полчаса быстрым шагом, и если нога у Джави пройдет, то они не спеша дойдут туда к полуночи.
   Одрик легко подхватил девушку и донес ее до выбранного Учителем места. Дрова нашлись, и скоро в ложбинке с несколькими деревьями ярко запылал не большой костерок.
   - Джави, ты согрелась?
   - Да... Только дров мало, вон там я вижу еще верки сухие валяются, пока совсем не стемнело, принеси, чтобы по темноте не ходить.
   - Конечно.
   Пока Одрик еще собирал дрова, костер вдруг начал сильно дымить. И легкий пряный дым заполнил всю низинку.
   - Что-то дрова какие-то дымные. - Удивился юноша, сваливая собранные ветки.
   - Это просто смола. Ветки смолистые и дают дым, он скоро уйдет. Ой, Одрик, ты испачкался, давай я сотру с тебя сажу.
   Одрик присел рядом с девушкой, и она легкой ладошкой стала обтирать ему что-то с лица. Ее прохладные пальчики мягко касались его лба, щек, потом шеи... а потом перед глазами Одрика все поплыло, и он уже ничего не видел кроме черных глаз и приветливо улыбающихся ярких губ... Откуда-то издалека вроде был слышен голос Учителя, но слышать его он сейчас совершенно не хотел.
   Жаркое манящее тело, мягкое и податливое... рассыпающийся драгоценными жемчужинами девичий смех и сладость поцелуев. Теплые умелые руки, что так ловко расстегивают одежду и дарят удивительную, ни с чем не сравнимую ласку. Одрик хотел Джави. Он просто был готов взорваться от желания, и ему казалось, что в мире нет силы способной его остановить. Он желал эту женщину! Сейчас, немедленно, прямо тут!
  
   Столовая усадьбы Злые Камни. Сижу вместе со всеми и лениво ковыряюсь вилкой в тарелке с тушеным с пряностями варжьим мясом по-халифски. Аромат от кушанья потрясающий, но у меня как раз пришли женские критические дни, и резкий запах вызывает не аппетит, а тошноту. И вообще есть не хочется... Бывает. Одрик на ужин не пришел и Кани тоже ничего не ест, только нервно поглядывает на дверь и окна. Зато асса Зита и айре с учеником уписывают ароматное кушанье за двоих.
   Потом, как всегда я сидела за очередным конспектом, готовясь к утреннему занятию и пыталась не заснуть. Дверь распахнулась и в мою комнату, как огненный смерч, ворвалась пылающая праведным гневом Торкана:
   - Они не пришли!
   - Кани, кто куда не пришел?
   - Уже темно, а Одрик и Джави ушли вечером погулять в пустыню и до сих пор не вернулись.
   - Ну, сходи их поищи...
   - Куда?! Где мне их искать?! Пустыня большая...
   - Да, об этом я как-то не подумала...
   - Анна, я боюсь, что с ними что-то случилось... Помоги мне их найти!
   Торкана была на гране истерики... Эк, ее проняло. Но в чем-то она права, Одрика найти нужно, хотя я сомневаюсь, что ему требуется чья-то помощь. Но долг гостеприимства еще никто не отменял, а он вроде как у меня в гостях. Придется искать пропажу.
   - Мара.
   - Ну что еще? - раздался сонный бас с моей кровати.
   - Вот не притворяйся, что ты спала. Покажи нам Одрика.
   - Вот прям так сразу и так показать? И сразу обоим?
   - Да.
   - Ну, сами попросили.
   Перед глазами слегка поплыло и мир разделился на две половинки. На одной была моя комната, а на другой: пустыня, костер и два обнаженных тела, сплетенных в весьма характерной позе. Пока я рассматривала девицу и оценивала красоту тела, антураж и кипение страстей, наступил бурный финал с криками и всем прочим. Я услышала всхлипы за спиной и Мара прервала трансляцию:
   - Я ж намекала, чтобы ты посмотрела одна. А теперь чо делать будете?
   Кани сидела на ковре, свернувшись калачиком, и рыдала навзрыд:
   - Я его люблю, а он... он... Анна! Почему? Почему он со мной так?
   - Кани, милая успокойся... он всего лишь мужчина. Ни один из них не откажется от добровольно предложенного секса. Особенно с симпатичной девушкой и тем более, если будет уверен, что никто ни о чем не узнает. Он придет, сначала сделает вид, что ничего не случилось, потом если поймет, что ты все знаешь, попросит прощения и ты его простишь... так всегда бывает и еще не раз будет. Вот платочек, вытри слезки.... Вот водичка, выпей. Пей! Вот так... маленькими глоточками....
   Но Кани не хотела успокаиваться, она оттолкнула мою руку со стаканом воды:
   - Нет. Я должна что-то сделать. Я не хочу делать вид, что ничего не случилось. Мара, перенеси меня туда.
   Демон посмотрел на меня, спрашивая разрешения. Я кивнула головой. "Перенеси, только проследи, чтобы и Одрик, и Джави остались живы и относительно здоровы. А еще лучше организуй мне трансляцию."
   - Слушаюсь и повинуюсь, - Мара рассыпалась по комнате облаком плотного черного тумана.
   - Кани, а чего ты ждешь? Иди.
   И Торкана, помедлив мгновение, исчезла в черном тумане. А мой мир опять разделился на две половинки. Вот магиня подходит к костру, возле которого лежит, раскинув руки и ноги, обнаженный Одрик. Девицы, что буквально только что сидела на нем сверху, нигде нет. Кани пытается что-то говорить, мужчина продолжает лежать в той же позе, никак не реагируя. Черт подери, я хоть и мысленно назвала Одрика мужчиной, видимо он действительно им стал. Но что-то не так.... Кани сначала слегка пинает его ножкой в бок, потом наклоняется и хлещет ручкой по щекам. Никакой реакции. Все та же блаженная улыбка на лице и шальные глаза.
   - Хозяйка, с Одриком что-то не то...
   - Вижу. Тащи его сюда, здесь разберемся.
   Я наблюдаю, как два дюжих амбала быстренько подхватывают слабо подающее признаки жизни тело, Кани хватает разбросанные вещи и вот они уже в моей комнате. И Мара, то есть два мужика, пытаются уместить тело мага у меня на кровати!
   - Не смей! У него другая комната! Пошли все туда!
   Перетащили, уложили и стали пытаться понять, что же с нашим Белым магом не так. Пульс и дыхание вроде присутствуют, да он просто спит! И просыпаться не желает.
   - Кани, может ну его, пусть спит.
   - Нет! Он должен мне все объяснить.
   - А может не стоит? Ну, зачем тебе этот скандал. В конце концов, если тебе так неймется, набей морду девице.
   - Он не виноват. - Вмешивается в наш диалог Мара. - Его отключили.
   - Чего?!
   - А ты хозяйка не ори, а лучше принюхайся... от него пахнет странным дымом и еще его натерли каким-то средством, не могу понять его назначение. Он сейчас пребывает в ... наркотическом сне.
   - Дым говоришь...Неужели? ... угу, понятно.... - Кани рассматривает спящее сном праведника тело и принюхивается к одежде Одрика, кучей сваленной на стуле. Проводит пальчиком по телу, словно прикидывая делать вскрытие сейчас или погодить немножко, до окончательной смерти клиента.
   - Кани, дорогуша, не могла бы ты мне пояснить по поводу дыма.
   Моя реплика отвлекает магиню от процесса придумывания новых казней.
   - А... это... У нас в общежитии, когда студенты проходят обряд вступления в студенческое братство, не официальный обряд, а так... То там используется дым смолы дерева зум-зум. Он вызывает неумеренную похоть и напрочь отбивает память о произошедшем. А, студенты уже вступившие в братство используют специальные магические фильтры и пользуются неуемным желанием новичков... В общем, в Академии нет девственниц. Все они ее лишаются в день посвящения в студенты.
   - И ты тоже?
   - И я была в их числе. Исключений обычно не бывает. Традиция.
   Вот тебе и местные нравы... М-да... у нас такого точно не было, вступительная оргия - это круто.
   - Одрик оправдан? - Интересуется Мара судьбой своего собутыльника.
   - Почти.
   Все эти сексуальные отклонения интересны, но меня интересует другой вопрос.
   - Мара, а где Джави?
   - Я ее не вижу.
   - Как это? - Да чтобы Мара не видела кого-то на территории усадьбы? Не верю.
   - Джави здесь нет. Ее нет на контролируемой мной территории. - С гордостью объявляет демон.
   А вот это еще интереснее.... Значит, девица каким-то образом узнала, что за ними наблюдали, во всяком случае за финалом, и подалась в бега.
   - Через природный портал она не проходила?
   - Нет, я бы ее тогда заметила и запомнила. Она ушла куда-то в пустыню... или в другие ущелья.
   - Не нравится мне все это. Я пойду будить ассу Зиту и айре, а ты попробуй привести в порядок наше главное оружие - Одрика.
   Попытка разбудить ассу и айре закончилась полным провалом. Я вообще не смогла попасть на третий этаж - место проживания Зиты, а в казарме охраны мне ответили, что айре и его ученик крепко спят и разбудить их не могут. Вот так-то... Выходит к тому, чтобы нас покинуть девица готовилась заранее... А эпизод с Одриком? Нафиг ей это нужно перед самым побегом? На всякий случай проверила состояние захоронки ассы Зиты в стене библиотеки - вроде все на месте, а там кто знает. Книги проверять бесполезно, что и где лежит даже асса не всегда помнит.
   Когда я вернулась в комнату молодежи, Одрик уже не спал, и даже что-то пытался лопотать в свое оправдание. Он ничего не помнил, у него кружилась голова, и он периодически опять засыпал, причем один раз заснул стоя. М-дя... помощи от Белого мага никакой не будет.
   - Кани, оставь его в покое.... Пусть проспится. У нас с тобой есть дела поважнее.
   - Это еще какие? - Буркнула подруга, пытаясь в очередной раз с пристрастием допросить провинившегося.
   - Надо поймать девицу.
   Кани с интересом повернулась ко мне.
   - Правильно! Поймать и придушить. Она не только заставила его надышаться дымом, но и натерла его какой-то гадостью, магия его сейчас совсем не слушается. И он пытается приставать ко мне даже во сне.
   - Приставать говоришь? Это как раз хорошо. Хоть импотентом не стал. А девицу нужно поймать и отдать-таки айре для допроса.
   - Она что-нибудь украла? - Деловито спросила магиня, увешиваясь различными амулетами как новогоднее дерево.
   - Вроде нет, но я точно не знаю. Я не смогла разбудить ассу и айре. Поэтому эльфов в качестве силовой поддержки не будет.
   - Так что мы будем справляться вдвоем...
   - Почему вдвоем? - Перебила Торкану Мара. - Втроем!
   - Хорошо, втроем... не справимся с одной девчонкой? - воинственно продолжила Кани.
   - Даже если она маг... - поправила ее Мара.
   - Справимся конечно, но... Но убивать ее не стоит, нужно ее айре доставить для допроса. - У меня были некоторые сомнения. - И потом девушку еще найти нужно...
   - Найду... по следам найду. Не по воздуху же она улетела... А если по земле шла, то найду. - Мара была уверена в своих силах.
   - Марусь, а что ты так в бой рвешься?
   - Я не в бой, я погулять... Надоело мне в усадьбе сидеть... А там можно и съесть при случае чего вкусненькое...
   Так, с ними все ясно. Одна хочет отомстить и если не убить самой, то понаблюдать за пытками, вторая, как всегда, ищет чего бы пожрать. А я-то зачем там нужна?
   - Девочки, я думаю, вы и без меня справитесь, а я еще раз попробую разбудить айре и ассу, а потом, если буду нужна, присоединюсь к вам. Мара, и не обожрись там какой-нибудь гадостью... знаю я тебя.
   - Так мы пойдем? - Уточнил мой любимый демон, заранее облизываясь в предвкушении поглощения различных "гадостей".
   - Идите...
   Торкана махнула мне рукой и растаяла в черном тумане вместе с Марой. А я вздохнув пошла на еще одну попытку разбудить ассу и айре. Начну, пожалуй, с айре... Все же эльфы, они другие... и сонный порошок, что беглянка подсыпала в еду, должен действовать на них по-другому. Эльфы, они крепкие, хотя и кажутся обманчиво хрупкими из-за тонкости в кости.
  
   Я как раз успела рассказать все айре, когда услышала вопль души: "Засада! спасите! Убивают!" Меня напополам скрутило судорогой и потащило куда-то в черный туман. Эльф увидев такое дело, ухватился за меня как клещ.
   Пришла в себя от того, что подо мной кто-то слабо шевелился... некоторое время пыталась понять, где же я оказалась? И че там шевелится? Шевелился основательно придавленный моей тушкой айре. Я лежала на нем поперек придавив его к песку. Попыталась встать, получилось, но не с первой попытки. Ужасно болела грудь и было тяжело дышать, видимо пару ребер я сломала. Из разбитого при падении носа капала кровь. Эльф пострадал меньше, но тоже едва держался на ногах.
   - Айре, как вы?
   - Средней паршивости. Срочно накидывай на себя что-нибудь исцеляющее и побежали. Вон там в ущелье идет не хилый магический поединок... Так и думал, что с этой халифской ... - последовало много эльфийских идиоматических выражений. Вот не знала, что есть и эльфийский мат, как все эльфийское высокопарный, но забористый, как их эльфийка. Аж заслушалась... - не все чисто.
   В одном эльф прав - надо срочно бежать... где-то на краю сознания тихо скулила Мара, ей было очень-очень больно и стыдно, что так по-глупому попалась. Быстро накинула на себя пару плетений из амулета для обезболивания и заживления, и мы с айре побежали.
   Эльф оказался в хорошей физической форме, все время бежал впереди и умудрялся при этом еще и выбирать самую удобную дорогу. А ведь я ни разу не видела его на тренировках на полосе препятствий, только иногда мечами махал, и то без фанатизма.
   Через десяток минут бега я стала намного лучше слышать Мару и ее вопли:
   "Хозяйка, помоги... ой, больно мне больно..." - и скулеж...
   Попыталась ответить:
   "Мара, что с тобой?!" - Услышала !!!
   "Меня поймали... я вся вляпалась в какую-то конструкцию! Тут рядом фиолетовый маг, он что-то делает... МНЕ СТРАШНО!!! Вытащи меня отсюда!"
   "А сама?"
   "Я прилипла!!"
   "Марусь, без паники. Я могу не успеть, поэтому ты на меня надейся, но и сама попытайся что-нибудь сделать. Оторви от себя то, что прилипло, потом нарастет, и выбирайся! Где Торкана?"
   "Не знаю я... мне отсюда не видно. Мне БОЛЬНО!!! Если я оторву прилипшее, то будет еще больнее.... У-у-у... о-о-о...А-А-А!"
   Потом пошел совершенно щенячий, рвущий душу визг...
   Убью!!! Убью, того гада, что посмел обидеть мою собачку!! Если успею....
   Мы не успели... Айре умудрился послать в уже закрывающийся портал что-то убийственное. Он оказывается еще и плел что-то на бегу! Или из амулета достал? У меня, после забега в темноте по пересеченной местности сил хватило только на то, чтобы сесть на ближайший камень и немного отдышаться. Хорошо, что не пришлось вступать в бой.
   - Они знали, что мы сюда идем. По всему ущелью раскинута очень хитрая сигнальная сеть. - Прокомментировал происходящее айре. - Мне кажется, я кого-то достал, но не уверен...
   - Торкану не видели? Она жива?
   - Вот! Вот всегда ты в первую очередь интересуешься кем-то, а не мной!
   Откуда-то из-за камней, тяжело ковыляя вышла моя собачка, или не совсем собачка.
   - Марочка, деточка, ну как ты, золотко мое? - Я тут же стала обнимать и целовать свою любимицу. А заодно ощупывать, проверяя целостность хорошо упитанной тушки.
   - Как тебе удалось выбраться? Где Кани? И что тут произошло?
   Мара скулила, стонала и пыталась по-своему объяснить произошедшее, я слушала ее краем уха, а сама искала свою подругу.
   - Марусь, потом расскажешь, лучше найди Кани.
   Мара обиделась, но молча потрусила куда-то за камни.
   Торкана обнаружилась лежащей в глубокой, выплавленной в земле яме. Я сначала подумала, что она умерла. Вся ее ярко-красная, кожаная одежда висела клочками, кончики сильно обгорели. От земли шел жар, как из печи. Что удивительно, волосы ведьмы совершенно не пострадали от огня, но все лицо было в черной саже. Ее левая нога была вывернута под неестественным углом. Я залила яму холодной водой, и мы с айре с трудом достали девушку наверх.
   - Что с ней, асса? - Ишь ты, здоровьем интересуется. Ну да, если что случатся с Торканой, то ему придется много всего не приятного от ассы Зиты выслушать.
   - Я запустила лечебное сканирование, скоро все будет понятно.
   Эльф стоял рядом и внимательно осматривал окрестности:
   - Она легко отделалась. Судя по остаткам плетений, что здесь было задействовано... - айре пожевал губами, подбирая слова. - Она не должна была остаться в живых. Ни одному магу, даже самому Великому магистру не выжить в Кольце Андао. Это плетение еще называют "ловушкой для магистров огня".
   - Почему "ловушкой"? И именно на магов огня? - уточнила я у айре.
   - Уж очень хитро это "кольцо" придумано. Его плетут как минимум три мага огня не ниже бакалавра, соединив свои силы, а запускает только один, и поначалу оно очень похоже на стандартное защитное огненное кольцо. Для красного мага уровня выше ученика оно не страшно. Только чтобы его развеять, нужно подойти очень близко, а еще лучше зайти внутрь огненного кольца. Маги других цветов в ловушку не пойдут, а огненные, закончившие академию, не раздумывая сделают шаг в огненный круг. И попытаются убрать огонь, подчинив его себе и заодно пополнить амулеты. Вот на это все и рассчитано. Как только начинается перелив магии в амулеты или поглощение, ловушка захлопывается. Поток магии возрастает многократно, огонь с новой силой вырывается наружу, он уже неуправляем. И чем выше уровень мага, тем сильнее бушует пламя. Амулеты мгновенно переполняются, а до подвешенных плетений не дает добраться огромный поток зарядки-разрядки амулетов. А стихия больше не подчиняется магу. Все - огненная ловушка захлопнулась.
   Я представила себе механизм действия Кольца Андао и поежилась... Магу огня погибнуть в огне также страшно и неприлично, как мне утонуть стоя в тазике с водой. Эльф скептически рассматривал девушку:
   - А эта осталась жива... и даже не сильно обгорела, поразительно! Так, что с ней?
   Я посмотрела на результат работы сканирующего плетения:
   - Обморок, полное магическое истощение, сломана нога, пара ребер, много ушибов, но сильных внутренних повреждений нет. Ожогов, как вы заметили, тоже. Может вы ошиблись по поводу Кольца Андао?
   - Нет. Я видел его один раз, такое не забывается. И следы от плетения весьма характерные остаются, - Эльф выразительно посмотрел на прожженную в каменистой земле воронку, - Я связался с усадьбой, скоро за нами приедут.
   Приедут - это хорошо. Вряд ли Мара сейчас в состоянии перенести нас в усадьбу. Кстати, пока мы тут сидим, надо бы узнать у нее, что тут еще произошло.
   - Мара, иди сюда. Рассказывай...
   - Мы пошли по следу. В пустыне Джави ждал кто-то на варге. Я хотела позвать тебя, но Кани сказала, что она справится, и тебя звать не надо, а я могу съесть варга и попутчика. Варг был молодой, я согласилась... Потом она села на меня, потому что не могла бежать так быстро, как бежит варг.
   - Ну мы доехали, я прилипла, и сразу пришлось перейти в самое стабильное состояние... - Это она видимо про свой бульдожий облик. - Поскольку это было на скорости, Кани упала, но и хорошо, что упала, над нами что-то очень неприятное прошло...
   - Ножи ветра, - Сообщил айре. И откуда он все знает?
   - Кани побежала вон туда и там такое началось! А я тут осталась... потом пришел фиолетовый и я ОЧЕНЬ сильно испугалась... Он хотел меня поймать, но я оказалась слишком большой. Он никак не мог меня засунуть в какую-то штуку... и все приговаривал "где же тебя так откормили-то?". Это он не знал, что я еще маленькая.
   - Он хотел спрятать вашего демона в стандартный ларь для переноски. - Опять пояснил рассказ Мары айре. - Только ларь рассчитан на демонов другого уровня. Когда ваша ... э-э-э... питомица дорастет до взрослого возраста, то она подобные ловушки просто перестанет замечать. Раздавит и пойдет дальше.
   - Да!- Завопила Мара. - А, чтобы дорасти, мне нужно хорошо питаться! Вот! Я, когда из капкана выбралась, тут какого-то мага съела, очень уж хотелось кушать. - Мара отвернула голову, рассматривая звездное небо и заодно подставляя шею для наказания.
   - А где тело? - Поинтересовался айре.
   - А эти его с собой утащили.
   - А сколько их было?
   - Раз... два... три... - начала считать, озадаченная вопросом эльфа Мара. - Много!
   Видимо в отставленной в ловушке части были и знания математики. Или просто она в своей "самой стабильной" собачьей форме дальше считать не умеет. А до трех она умела считать, еще будучи собакой.
   - Понятно. - Резюмировал айре. - Судя по следам, но я не следопыт, могу и ошибиться, тут был отряд из семи магов. Восьмая - наша беглянка.
   - Вот! Я же говорила, что она маг! - влезла опять Мара.
   - Асса Анна, а почему вы не рассказали мне о подозрениях вашего демона? - Тоном айре можно было заморозить всю пустыню.
   - Айре, это были всего лишь подозрения... Вы же сами с ассой тестировали девицу, и авторитетно заявили, что она не маг.
   - Да, было дело. - Теперь уже пришла очередь смутиться айре. - Седьмой уровень не считается. Но все равно, сообщить были обязаны.
   Я решительно перевела разговор в другое русло:
   - Марусь, а где конструкция, в которую ты вляпалась?
   - Вон там... вы по ней прошлись и не заметили, а я прилипла! Но я смогла выбраться. Только пришлось расстаться с четвертью объема. Зацепилась за ту часть, что на хуторе живет, перетекла туда сколько смогла и вытянула себя из ловушки. Мне теперь месяц придется восстанавливаться.... А ты отдашь мне того варга, что лежит там за камнями. Хотя он полудохлый, но...
   - Мара! Не отвлекайся на жрачку! Что дальше было?
   Тут из усадьбы приехали охранники и нам всем стало не до выяснения отношений.
   Кани погрузили на носилки и доставили в усадьбу. Там над ней тут же начала опять хлопотать сонная асса Зита и грустный Одрик.
  
  
   Когда Торкану привезли в усадьбу, она все еще была без сознания. Мы с ассой Зитой долго укладывали кости сильно пострадавшей ноги девушки. Асса не могла упустить случая, чтобы не прочитать мне лекцию о лечебных плетениях синей магии. О ее взаимодействии с зеленой магией, традиционно занимающейся лечением всего и вся. Зеленая магия тесно переплетается с травами, усиливая или немного изменяя их действие. На мой взгляд, зеленые маги - это скорее земные терапевты, они очень редко вмешиваются в организм напрямую, предпочитая опосредованное воздействие через травки, мази и настоечки. Прямо в организм часто лезут желтые маги, но они предпочитают воздействовать на животных, у них это лучше получается, но вырезать аппендицит вполне могут. До запрета на использование синей магии, именно мы занимались хирургией, ну и терапией тоже, воздействуя напрямую на жидкости в организме. Достаточно вспомнить, как я лечила Торкану от отравления, очищая ей кровь. Зеленые маги пошли бы по другому пути, снимали бы симптомы и с помощью трав постепенно очищали организм, нейтрализуя яд, но времени им для этого понадобилось бы очень много. Что-то я ударилась в теорию...
   Один раз я уже лечила Кани перелом, но тогда у меня был сканер и помощник - Дик. Сейчас связи с Диком не было, ввиду полного магического истощения организма пациентки. Асса во время лечения выглядела очень уверенно и основательно, но я подозреваю, что на самом деле она сильно волновалась, потому что при плетении частенько заглядывала в потрепанный справочник.
   Пока мы укладывали Кани поломанные косточки, Одрик с побитым видом ходил вокруг нас, пытался помогать, но больше мешал и путался под ногами. Асса долго терпела, но, когда Одрик случайно разлил один из ее флакончиков с чем-то сильно пахучим, она не выдержала, и белый маг был безжалостно выселен обратно на чердак. Предлог был железобетонный - Кани ранена.
   После трех часов усиленной работы мы уложили раздробленные кости в правильное положение и замотали сверху ногу вымоченной в специальном растворе корой какого-то дерева, эльфы постарались... Получилось, что-то типа гипсовой повязки, только легкая и пористая. Ногу пришлось закрепить в приподнятом положении, чтобы не отекла и кости лежали правильно. Так что второму человеку на и так неширокой кровати, делать совершенно нечего, разве что причинять больному излишние неудобства.
   Одрик с видом побитой собаки удалился с вещами наверх. Он все еще был отрезан от магии и Учителя, его мучает совесть и сильный отходняк. Потому и склянку разбил - руки дрожали.
   Когда мы все закончили возиться с пациенткой, уже наступило утро. И прозвучал первый удар колокола. Асса милостиво постановила, что занятий сегодня не будет, ей нужно отдохнуть, а завтра она проверит, как я усвоила принципы построения лечебных плетений. Значит, она будет отдыхать, а мне это не грозит. Плюнула на учебу, перехватила вместо завтрака пару кусков на кухне, и пошла спать, потому как я не выспавшаяся - это страшно.
   Завтрак в усадьбе отменился, а вот на обед собрались все, исключение Кани. Она пришла в себя и изволила откушать у себя в комнате. Одрик серой тенью слонялся по дому, в комнату Кани его не пускала Мара. Она четко выполняла указания ассы Зиты - никого, кроме нее и меня до пациентки не допускать. После обеда маг явился ко мне за утешением, пришлось его послать очень далеко. Я ему не жилетка, чтобы выслушивать его причитания и оправдания, своих проблем много.
  
   Одрик уныло слонялся по дальним закоулкам двора, в диссонанс осени, которая в пустыне приносит спасение от жары и суши. Прекрасные глаза его были тоскливей заунывного каравачского дождя.
   "О, мой Принц, чем же мне тебя развеселить?" - Издалека начал Учитель.
   "Ничем... И не переживай, к самогону я больше не прикоснусь".
   "А я об этом даже и не думал," - Учитель довольно потер несуществующие руки - "Но я не хочу, чтобы ты терял форму. Да и время зря тратить не дело".
   "А что за дело ты мне хочешь предложить?"
   "А ты согласишься на.... в общем, рискнуть надо. Готов?"
   "Готов, как всегда!"
   "Вот и славненько! Я давно хотел предложить тебе нечто из своего арсенала, до чего я сам дошел, и в книгах этого не встретишь. Вытащи-ка меня на свет, я тебе хочу кое-что показать".
   Одрик уже привычным движением руки нарисовал в воздухе фантом Учителя.
   - Я тебя внимательнейшим образом слушаю.
   - Ну наконец-то, ты просто не представляешь, как я счастлив.
   - Короче!
   - Не кипятись. Я сейчас хочу передать тебе один одно умение, одну способность из арсенала Белых. Понимаешь?
   - Понимаю. И так...
   - Я предлагаю тебе стать МЕГАМОРФОМ?
   - МЕГА....кем? Оборотнем что ли?
   - Именно! Но с гораздо бОльшими возможностями.
   - Вот еще! И к чему мне превращаться в оддньюкара, мне и так не плохо?
   - Зачем обязательно в них? Если ты решишься стать мегаморфом, ты можешь принимать вид любого существа. Сначала тех, кого ты касался, потом, если дело пойдет, сотворять химеру и даже вымышленных существ из твоих снов. А фантазия у тебя богатейшая, тут тебе надолго развлечений хватит...
   - А опять человеком я как стану? Когда сниму плетение?
   - Э, нет, тут так не получится. Резко плетение снимать нельзя, это приведет к неравномерному восстановлению, и ты местами можешь оказаться не совсем собой. Тут надо ждать, когда оно само будет отступать, узел за узлом, в порядке обратном обращению. Тут потерпеть надо...Эй, ты где? Ты меня слышишь?
   А Одник ушел глубоко в себя к своим радужным братьям.
   - И что скажете, ребята? - Ребята задумались. - Нет, дело заманчивое, но.... сами понимаете, шур-фургом мне оставаться неприятно, да и варгом как-то не радует.
   - А чего ты боишься?
   - Боюсь не вернуться в прежний вид.
   - А тебе нечего бояться, мы же не изменимся. Внутри ты будешь все тот же Одрик. А если все же не уверен, то вместе с мегаморфным плетением параллельно делай и обратное, возвращающее тебя в изначальный вид.
   - Да, братишки, это вариант, - и Одрик вернулся под свет заходящего Андао.
   - Учитель, - заявил маг нависающему на ним фантому, - я готов. Только сделаю одну штучку, страховку себе на всякий случай.
   - Замечательно, только позволь узнать, что за вещицу ты сейчас мастеришь.
   - Обратку....
   - То есть устройство обратного действия? Браво, мой Принц! До этого даже я не додумался. Удвоение и повторитель твои предшественники делали, но обратку...Ты создаешь сейчас принципиально новый артефакт. Гениально!
   - А ты думал... - Белый маг приподнял бровь и подмигнул фантомному Учителю.
   - И как ты это назовешь? Ты придумал, тебе и назвать.
   - Как-как? Естественно ЗЕРКАЛО.
   - О, да, по зеркалам ты у нас мастер! Слушай, а оно будет работать только для мегаморфного плетения?
   - Так....- маг потер вспотевший лоб, - в принципе должно для всех, но только для моих узлов. Для других - не знаю, это надо будет с кем-то посоветоваться.
   - Если ты сможешь сделать зеркала для всех цветов магии, то знаешь, сколько на этом можно заработать? Ты только представь!
   - Учитель, а магов-банкиров не бывает?
   - Не встречал, а что?
   - Зря ты в банкиры не пошел. Только бы и делал, что деньги считал и жил бы в свое удовольствие несколько веков. И зачем ты полез-то в Белую магию?
   - Э-э-э...кхм...,- фантом поперхнулся, тяжко вздохнул и больше не отвлекал ученика разговорами, тому было не до них - он творил, он создавал....
   Когда Одрик разогнулся, начинало темнеть, неумолимо приближалась ночь со своими тайнами и страхами.
   - Ну что, мой Принц, может, продолжим наши эксперименты завтра?
   - Нет, давай уж сегодня. К тому же в темноте никто меня не увидит и не испугается, ежели что.
   - Тогда седлай варга, нам действительно не нужны лишние свидетели.
  
   Одрик присел в позу медитации посреди своего оазиса. Он собрался было ставить защиту, но остановился. Воздух вокруг был другой. Не иссушенный жарой и ожесточенный колючим песком воздух пустыни, а что-то струящееся, подобно шелку, нежное, как илларье молоко на языке и пьянящее до головокружения. Он пил воздух с этим ласкающим запахом, он в нем начал расплываться, улетать в какие-то дали....
   - Эй, проснись! - Фантомная ладонь с досадной бесполезностью хлопала по щекам, - Вставай немедленно!
   Но Одрик не реагировал, он забирался все дальше в райские кущи собственных ощущений. Помогло то, что раньше мешало, какой-то мелкий ящер отважился урвать кусочек от Белого мага. Чем и вернул его под свет взошедших лун.
   - Учитель, ты чего зудишь как муха? - И, несмотря на то, что глаза его подозрительнейшим образом блестели, ловко щелкнул ящеренка своей белой нитью.
   - Ох, как тебя корежит, откуда эльфийский дух, ведь ты не прикасался ни к какому пойлу?
   - Кого корежит? С чего ты взял, мне хорошо..., мне просто здорово! Я сейчас все смогу!
   - Тогда начнем. Только никакой самодеятельности, все только под моим руководством и контролем! Начнем, естественно, с малого. Обращение для первого раза неполное, поверхностное. Ты примеришь на себя шесть, панцирь, или чешую животного как маскарадный костюм. Пока без внутренней перестройки, и без звериных возможностей.
   - Это почему?
   - Потому что все надо делать постепенно, а ты сегодня смелый через чур. Но я тобой рисковать сегодня не стану, И..., - тут Учитель осекся на полуслове, как будто вспомнил что-то не очень приятное.
   - Ну! Ты чего замолчал?
   - Я должен тебе сказать, что для полного преображения одного прикосновения мало. Для того, чтобы познать всю суть зверя, тебе необходимо выпить его крови.
   - О, Пресветлая! - лицо Одрика приняло тошнотное выражение.
   - Не пугайся, не все так страшно. Кровь будет преобразована плетением в некую магическую субстанцию, она, собственно, кровью уже не будет. И еще, твои размеры сильно изменяться не могут, хоть ты в бронтовага оборачивайся, существо будет сравнимо с тобой в исходном состоянии. Правда есть один способ набрать массу, но не до бесконечности. Ты может сделать нечто обволакивающее из воды, или песка. Но конструкцию надо будет удерживать сложными плетениями, а чем выше сложность, тем ниже устойчивость.
   И так, приступим. Прими удобную позу, расслабься и повторяй все узлы за мной. Их много, но ты их все знаешь.
   - А в кого я буду наряжаться?
   - Да вон в варга, ты же недавно с него слез, посмотри, наверняка к одежде какое-то перышко прилипло, вот его и возьми.
   - Не буду.
   - Чего не будешь?
   - Варгом не буду. Это что же, у меня еще и рожки вырастут?
   - Вырастут. Должны вырасти, если все правильно сделаешь, а как же....
   - Не буду. Я сказал!
   - Ну вот!
   Между Учителем и учеником возникла пауза, которую принято называть театральной. Только зрителей в этом театре не было.
   - А чей-та вы тут делаете? - послышался знакомый голос и бульдожье посапывание.
   Одрик моментально сплел искру света, и она осветила Мару, давно подглядывающую за ним из-за куста ларийского саксаула.
   - Мара, ну тебе-то что понадобилось?
   - А как же без меня? Смотрю, тебя нет, опять куда-то понесло. Я и пошла искать. Тебя одного оставлять себе дороже, с тобой проблем необересси, - и Мара ехидненько улыбнулась.
   - Мара, слушай, а ведь снаружи ты тоже зверь?
   - Да, я собака породы французский бульдог, чистокровная между прочим.
   - Ну кровь твоя мне вряд ли понадобится, а вот ... Иди сюда, поглажу, - поманил он собачку. Она с щенячьей радостью забралась под его руку, где было почесано ее пузико и мягко потрепаны ее ушки.
   - Учитель, вот пара волосков мариных на ладони. Продолжим эксперимент?
   - Как знаешь, дело твоё, - и они продолжили плетение.
  
   Одрик уже весь покрылся короткой черной шерстью, только на грудь лег белый уголок. Но голова никак не хотела чернеть, упорно оставалась пшеничного цвета. Вот уже и ущи его вытягиваются и становятся похожими на эльфийские, и нос укорачивается и становится мокрым, язык упорно не хочет помещаться во рту и свисает наружу. Вот и зубы начали трещать и не попадать друг на друга, нижняя челюсть выдалась вперед. Одрик взмок бы от напряжения, но потеть собакам не положено. И он часто, по-собачьи, задышал.
   - А что, в принципе похоже, - подвела итог Мара. Одрик хотел было что-то ей ответить, но разговаривать с таким языком занятие не из легких.
   - Все, достаточно, хватит на сегодня. Возвращайся назад, - скомандовал Учитель.
   Включилось обратное плетение, шерсть полезла с Одрика лоскутами, уши съеживались до его собственных....
   - Да, - удовлетворенно произнес Учитель, - "Зеркало" твое работает, мне приходилось выходить из обращения гораздо дольше. Сегодня ты славно потрудился, я просто тобой горжусь, ставлю превосходно по всем показателям! Ну, давай, поднимайся и поехали в усадьбу. После такого надо хорошенько выспаться.
   Белый маг лежал, обессилев, весь покрытый каким-то бесцветным киселем, похожим на обойный клейстер с прилипшей на нем собачьей шерстью, и тщетно пытался от этого избавиться. Мара решила ему помочь и стала умывать языком.
   - Обалдеть, такое ощущение, что в этой дряни частички моей сущности. А! ты ее вырастил на себе, а сейчас сбросил, - и интенсивность умывания усилилась. Мара жадно поглощала собственную сущность, стараясь не упустить ни капли.
   - Ну какой же запах вокруг, невероятный...
   - Какой-какой... эльфийский, ясно как свет Андао, - проанализировала собачка. И не опасный, от него как от хорошего вина, настроение поднимается и нервы успокаиваются. А главное - никакого похмелья! - Авторитетно заявила Мара.
   - Откуда здесь эльфы?
   - Так это их цветочки взошли. Забыл, что ли, как у эльфа луковицы брал?
   - Как? Так зима начинается, они и сейчас могут цвести?
   - Могут. Эльфы мастера с растениями колдунства всякие творить, такая у них натура...
  
   На следующий день, после завтрака, Одрик был вызван наверх в покои ассы Зиты. Мне их разговор оттранслировала Мара.
   - Молодой человек, я вижу, что магия к вам уже вернулась... Как вы себя ощущаете?
   - Скверно, - ответил Зите мрачный и осунувшийся Одрик.
   - Я спрашивала не о ваших душевных терзаниях, а вашем здоровье и магии.
   - А, это...тогда, вполне прилично...
   - Хорошо... - Асса на некоторое время замолчала, рассматривая Белого мага, как биолог изучает новый вид бабочек, решая в каком месте лучше воткнуть в нее булавку. - Я хотела поговорить с вами о вашем безобразном поведении.
   Одрик попытался стать как можно более незаметным, насколько это возможно сидя в кресле лицом к окну.
   - Какие, по вашему мнению, ошибки вы, юноша, совершили?
   - Я?
   - Вы, вы...
   - Ну... мне не нужно было ходить с Джави на прогулку в пустыню...
   - Неправильный ответ.
   - Тогда, не знаю.... Я не знаю, в чем я провинился.... Я не хотел изменять Кани!
   - Одиринг, ваша "измена" Торкане тут совершенно не при чем. Это ваше личное дело. Я говорю о другом... Я говорю, о вашем поведении, как человека благородного происхождения, о том, как положено себя вести человеку, носящему приставку "аль".
   - А при чем тут это? - искренне удивился Одрик.
   - Как при чем? Ты вел себя неподобающе и последствия этого мы сейчас и наблюдаем. Ты позволил себе ... принимать заигрывания с тобой прислуги. Причем делал это на глазах у своей девушки, я не говорю - невесты, но почти. Живете-то вы в одной комнате.
   - Так я...
   - Не перебивай! Я еще не закончила. Я прекрасно знаю, что ты вырос в Караваче. Там нравы более простые, нежели в Союзе, но даже там знают и учитывают разницу в положении, между теми же крестьянами и людьми, обремененными происхождением... А ты привык считать себя простым лавочником и таковым по своей сути все еще и остался. А пора бы уже и повзрослеть, и принять на себя груз ответственности, хотя бы за свои поступки. Плюс к этому боги еще и наградили тебя БЕЛОЙ МАГИЕЙ, а это тоже огромная ответственность. Овладев ею, ты сможешь вершить судьбы мира. Поэтому если при своих возможностях ты, по своей сути, останешься мелким лавочником, то я не завидую миру.... Тобой сможет управлять любая смазливая девица, сумевшая обратить на себя твое внимание, про людей более опытных, а тем более профессиональных, которые вскоре начнут на тебя охоту, если еще не начали, я вообще молчу.
   - Ну почему же...
   - Не перебивай! Потому что от подобных "забав" могут рождаться ДЕТИ. Тебе что, очень нужно плодить вокруг себя маленьких Одриков от разных сомнительных особ? Я так подозреваю, что тебе не безразлична судьба твоего потомства. Я не ошибаюсь? Неужели ты не понимаешь, что каждый твой ребенок, это не просто маленькая личность, но и возможный объект для твоего шантажа? Это возможность влиять на тебя, заставлять тебя делать не то что нужно тебе, а то, что нужно другим.
   Одрик покраснел как маков цвет.
   - А ты не только позволяешь себе интрижки с ... прислугой. Это было бы еще пол беды. Так ты еще и не принимаешь при этом никаких мер предосторожности! Если ты не знаешь соответствующих плетений, то мог бы попросить об этом Анну.
   - Я не хотел...
   - Не хотел, а пришлось... Каким бы ты ни был сильным магом, но ты всего лишь человек, а на любого человека можно найти плетение... Дым, заговор, зелье и много еще всего. Да, застраховаться от всего нельзя, но радостно идти самому в ловушку, это... верх неосмотрительности. Надо ВСЕГДА думать о возможных последствиях своих поступков.
   Асса Зита перевела дух и сладко поинтересовалась у Белого мага:
   - Торкана тебе говорила, что не стоит так много общаться с Джави? Говорила. А ты?
   - Так вначале она говорила мне совсем другое. Что ей скучно и ее нужно развлечь...
   - Ну ты ее развлекал, пока она болела... Так почему же ты, когда тебе намекнули, не прекратил свое общение с девушкой не твоего круга? Ты понимал, что своим поведением ты унижал Торкану? Нет? В конце концов, ты своим поведением поставил в неловкое положение меня!
   Одрик замотал пшеничной шевелюрой:
   - Я вырос в Караваче, у нас там нет таких ... условностей.
   - Я знаю где ты рос... Но, согласись, что, сейчас-то твое положение в корне поменялось! Ты вырос, ты практически вступил в род, ты принял дар Богов, если стал осваивать работу с белой магией. Теперь тебе нужно соответствовать всему, что на тебя свалилось, и что ты на себя принял. Иди, подумай о своем поведении и сделай соответствующие выводы.
   Юноша встал и медленно побрел к двери и уже на пороге решился:
   - Асса Зита, а когда меня пустят к Кани?
   - А тебе, что есть, что ей сказать?
   - Да.
   Ведьма посмотрела на Одрика оценивающе, пожевала губами и вынесла вердикт:
   - Вечером, после ужина... Но на четверть часа не более.
   - Спасибо! - Маг расплылся в счастливой улыбке
   - Иди уж... И только попробуй не вымолить у нее прощения.
   - Ничего... я постараюсь... я СИЛЬНО постараюсь.
   - И не думай... "стараться" будешь потом, недельки через две. Когда повязки с ноги сниму, а пока только "за ручку подержаться" можно, и то осторожно. Понял?
   Одрик улыбался улыбкой полного идиота:
   - Понял. Все понял...
   .
  
   - Ты чой-та, не голодная? Совсем-совсем не голодная? - спросила Мара, косясь на нетронутый ужин Торканы. Та сидела, полулежа, в глубоком кресле перед окном, в котором еще играли краски поздней осени пустыни, но они не радовали глаз Кани. На вопрос девушка вяло повернулась к собачке.
   - Нет, Мара, я не голодная. Доешь это пожалуйста, чтобы асса опять меня не уговаривала.
   - Я-то конечно съем, чего добру пропадать... Но Кани, ты..., - собачка принялась усиленно чесать за ухом, - Ты тогось, и так достаточно стройная, даже слишком. И тогось,...поправляться тебе надо. У тебя цвет лица ну совсем не соответствует патенту, ты же бледно-зеленая. Может тебе чего-то другого хочется? Может плюшек с гариамским семенем, может сыра гномьего? Так я быстренько сгоняла бы, одна лапа здесь - другая там. Думаешь, мне тебя не жалко?
   За окном резко потемнело, в стекла заколотились песчинки и сорванные шквалом листья. Тяжелая сизая туча перевалилась через хребет и заволакивала небо. Зимние пустынные грозы, это вам не равнинные, и даже не каравачские. Здесь такое впечатление, что все силы небесных облаков почти год копили ненависть и злобу на местную испепеляющую сушь, а сейчас идут на нее войной, чтобы захватить, поработить, уничтожить.... Это то вам не просто туча, а армия туч в боевом порядке. Впереди легкие и быстрые почти черные клочки, проносятся как кавалерия, неся за собой резкий шквалистый ветер, словно расчищающий путь второму эшелону - густой сплошной массе, несущей в своей утробе основной водяной заряд, часто в виде града. А за этим выситься фиолетовая гора с проблесками молний, грозно рыкающая раскатами грома, словно безжалостный генерал, дающий команды на сброс бомб.
   Зима, она властно вползала в пустыню. Окно вздрогнуло от залпа резких как стрелы капель, выпущенных тучей, забарабанил град.
   - Кани, ты только скажи, чего тебе хочется?
   - Не надо, пожалуйста, не надо. Не хочу я, ничего не хочу... НИ-ЧЕ-ГО! - и по бледному лицу девушки покатились крупные слезы, алмазно сверкнувшие в вспышке молний.
   - Ну вот, этого еще не хватало. Девонька, ты так нам всю погоду испортишь, глянь, что за окном творится.
   - Я дождем не управляю, я же красная, - сквозь рыдания проговорила Торкана.
   - Самим дождем - да, а вот молнии как раз по твоей части, - французская бульдожка принялась слизывать соленые градины, встав на задние лапы и едва дотягиваясь до щек Кани мягким розовым языком и незаметно для самой себя перетекла в Марата. Марату с его ростом пришлось вставать на колени, продолжая тоже занятие.
   - Марат! Мара, ты что? Прекрати немедленно! - И Марат тут же сдулся в черненькую собачку. И уже наемница, обняв Торкану за плечи, вытирала ей слезы салфеткой из демонических запасов, как ни странно, весьма чистой.
   - За что он так меня наказывает, почему?
   - Да потому что мужик. Что с них взять? Кобелиная сущность у них в крови, у кого меньше, у кого больше, но у всех. Уж ты мне поверь. Да и сама говоришь, его каким-то дымом обкурили....
   - Почему он не пришел, почему ни слова мне не сказал? Не хочет знать, что со мной. Говорят, я попала в Кольцо Андао, это убийственное плетение, я слышала про такое, но не более. Я вообще должна была погибнуть, но каким-то чудом все еще жива. А ему все равно, он даже не взглянул на меня.
   - Что ты! Да его к тебе не пускают подальше от греха. Асса запретила к тебе приближаться во избежание, как бы чего не вышло.... Он тут бродит как тень папы одного несчастного, как он сам, принца... Э...О-о-о...- она пристально потянула воздух - Чую, мне надо отсюда сматываться, а то... Извини, Торкана, я должна тебя покинуть, а то лишняя я здесь буду. Только креслице твое я поверну, тебе так удобнее будет.
   Наемница сделала так, чтобы Кани сидела лицом к двери, а сама перетекла в собачку и в очередной раз прошла сквозь стену.
   Едва улеглась пыль от мариных хождений, до Торканы донесся легкий незнакомый запах. Он окутывал мягким облаком, умиротворял, успокаивал. Вместе со спокойствием приходила надежда, а за надеждой откуда-то возникали силы. Привычно щелкнул замок, дверь распахнулась, и волна благоухания затопила ее. Он.... Он приближается, что-то говорит... вот опускается перед ней на одно колено, рукоять его меча, с вплетенными в гарду эльфийскими "белыми драконами" легла ей на колени. Белые лепестки таили в себе алую сердцевинку, капли нектара на тончайших тычинках источали пьянящий аромат, отгоняющий боль и сомнения. От его глаз невозможно оторваться, его голос звучит в самом сердце....
   - ...будем как эти цветы: белый снаружи, красная внутри. Я хочу защитить тебя, спрятать от всех невзгод, заботиться о тебе. Согласна ли ты принять мой дар?
   - Мне про тебя еще в детстве рассказывали сказки. Ты - моя мечта, ты - моя жизнь. Я не существую без тебя.
   - Тогда прими мою жизнь всю без остатка!
   Одрик прижал к груди острие своего меча, на рубахе расплылось пятно крови.
   - Что ты делаешь? Зачем?!!! - В ответ Торкана увидела лишь успокаивающий жест. Одрик поднес к ранке кристаллик, выращенный из пустынного песка, несколько капель крови словно втянулись в него. В серо-желтом кристалле затрепетала алая искра, это было похоже на плетение маячка, только гораздо сильнее и сложнее. И маг вложил его в руки Торканы, окружив их еще какими-то узлами.
   - Плетение будет мерцать, пока бьется мое сердце, и оно принадлежит тебе. Теперь в твоей власти даже остановить его.
  
  
   Наконец-то состоявшаяся сцена примирения Одрика и Кани и предложения руки и сердца, так растрогала Мару, что она весь день уговаривала меня ее посмотреть, так сказать "в записи", и со своими комментариями. Я смотреть не стала и так понятно, что бразильские сериалы нервно курят в сторонке, но пришлось пообещать, что посмотрю позднее обязательно.
   На следующий день разговора, похожего на промывание мозгов Одрику, удостоилась уже я. Асса давно примеривалась, что же такое мне сказать, но пунктом один был мой не состоявшийся женишок.
   - Анна.
   - Да, тетушка. - Я первый раз решилась назвать так ассу Зиту и она невольно улыбнулась. Второй раз напустить на себя строгий вид у ассы уже не получилось. И вместо промывания мозгов у нас вышла вполне дружеская беседа двух любящих родственниц.
   - Анна. Я думаю, что ты уже подумала и пришла к определенным выводам.
   - Да, тетушка. - Я потупила глазки...
   - Так, где ты наделала ошибок? Я имею в виду, ту ночь, когда ранили Торкану.
   Я невольно поморщилась и потерла все еще болевший нос.
   - Так я слушаю... - поторопила меня Зита.
   - Во-первых, я отпустила Кани одну....
   - Не правильно, - Я удивленно подняла брови, - Ты отпустила ее не одну, ты отправила с ней своего демона. И это была не первая твоя ошибка, а вторая. Первая - ты не разбудила меня и айре.
   - Я пыталась это сделать...
   - Значит, плохо пыталась.
   - Но, тетушка! Я не могла пробиться через защиту на ваш этаж.
   - А зачем ты сама туда ломилась? Ты что не могла послать сюда своего демона. Уж она-то наверняка бы добралась до меня. И айре надо было будить настойчивее. Когда ты все же приложила некоторые усилия, то разбудила эльфа.
   - Я виновата...
   Ведьма посмотрела на меня строго:
   - Айре мне сказал, что у твоего демона были подозрения, что девушка хорошо скрытый маг. Почему ты мне об этом не доложила?
   - Но тетя! Это были всего лишь ничем не подкрепленные подозрения.
   - Подкрепленные или нет, это уже я должна была решать. А твой демон, в данном случае, оказался прав.
   - Я всегда права! - Влезла в разговор Мара.
   - Молчать! - рявкнули мы обе в один голос.
   - То молчи, то говори... - заворчала Мара, обиженно заползая обратно под кресло... - А я больше всех пострадала. Мне усиленное питание нужно...
   - Твой демон неподражаем! - Резюмировала Зита.
   - Я тоже ее люблю.
   - Так, продолжим, разбор ошибок... Первая - не доложила о подозрениях твоего демона. Вторая - не разбудила меня и айре. Третья...
   - Может, хватит?
   - Нет. Третья - не вправила мозги Одрику, когда он стал слишком много общаться с халифской девушкой.
   - Тетя! Ну почему я должна была это делать? У него есть Кани, вот пусть она с ним и возится.
   - Анна. Она с ним именно что "возилась", и к чему это привело? Ладно, с юношей я поговорила. Он, вроде, внял моим словам... - Лицо Зиты посветлело. - Они помирились, но я теперь опасаюсь другого. Как бы их примирение не помешало лечению. Поэтому... куда вы там еще собирались съездить?
   - На севера...
   - Вот и отправляйтесь. Завтра. Я как раз успею подготовить тебе десяток тем по работе со льдом. А то тут что-то слишком жарко стало, а северная тема будет как раз...
   Я так и сидела с открытым ртом.
   - Чего сидишь? Иди, готовься.
   Ну я и пошла, что делать...
  
  
   Одрик, сияющий как медный грош, ехать куда-либо от Кани отказался категорически. Он вообще собирался в Каравач, объявлять оглашение, рвется, понимаешь, в семейную жизнь. Доложила Зите. Она провела с ним еще одну душеспасительную беседу, и Одрик сам пришел ко мне и с мрачной миной поинтересовался, когда едем и что брать с собой. Поэтому 11 Засыпеня мы сплоченной группой, я, Мара и сосредоточенный Одрик вошли в природный портал.
   Мы прошли уже порядочно, а хозяина все не было... Глобус мы не тащили, варгов не брали, зато прочими вещами были нагружены как варги на каравачской ярмарке. Хотя надо сказать, что вот как раз еды взяли по минимуму, в расчете, что ее как-нибудь добудем в дороге, или раскулачим Мару. Я свои теплые вещи и разные припасы тащила сама, а на Одрика водрузила все остальное. Он закинул тяжеленный мешок на спину и даже не заметил. Я еще уложила в вещи толстенный том "О твердом состоянии воды и прочих жидкостях", из-за сборов конспект написать не успела.
   Вчера полдня подбирала Одрику теплую одежду, еще полдня уговаривала одеть, примерить. Потом плюнула, пусть едет в чем хочет, а его теплые вещички я в Марину заначку запихнула. Уговорив ее тем, что, когда будет холодно, она сможет за теплую одежку с Одрика все что угодно стребовать. Он все думает, что мороз в Караваче и там, куда мы едем одинаковый. Насколько я знаю, в вольном городе больших морозов отродясь не бывало. Вот снега, да много, а морозов почти не бывает. Все что выпадает ночью, тает уже к обеду, а с неба уже сыплется новый снег.
   В природном портале, вопреки ожиданиям было тихо и гулко-пусто, ни сквознячка, ни звука, только клубилась под нашими шагами пыль. Одрик, пребывающий в задумчивости, очень удивился, когда мы после бесконечных блужданий по лабиринту, вышли к широкой лестнице, ведущей в жилище хозяина портала.
   - Анна, а мы куда идем?
   - Одрик, амурный ты мой, ты был так занят своими переживаниями, что даже не уточнил, как же нам добраться до нужного места. - Маг покраснел и смущенно отвернулся, еще бы ножкой пошаркал для полноты картины. - Ну, раз уж ты соизволил, наконец-то, уточнить, "куда же мы отправились", то для тебя есть партийное поручение.
   - К-какое поручение?
   - Важное поручение, важное... Нам нужно выйти из природного портала, с одной стороны как можно ближе к нужному месту, а с другой стороны, не хотелось бы идти по леднику.
   - А почему ты по леднику идти не хочешь?
   - Не люблю я лед. Скользкий он...
   - Я все понял, кроме твоей нелюбви ко льду. Это же вроде та же самая вода, только твердая...
   - Понял. Ну, тогда иди. А про лед я тебе потом расскажу, если захочешь...
   - Куда?
   - Иди, договаривайся с Гаа... Гариком, чтобы он показал нам нужный выход.
   Одрик сначала стал уверенно спускаться по лестнице, потом решительность его поспешно покинула. Он вернулся, оставить вещи. Потом была вторая попытка, более удачная. Он дошел до первой площадки и встал как вкопанный. Постоял, потоптался и вернулся.
   - Ну?
   - Нас ждут вдвоем. Пошли.
   Маг легко взвалил свой мешок на плечи и помог мне с моей поклажей, и мы пошли вниз по лестнице. Мара трусила следом и тихо поскуливала от страха. Вроде уже была тут не один раз, а все равно каждый раз празднует труса.
   В этот раз мы шли вниз по казавшейся бесконечной, грязной лестнице, сначала я по привычке считала этажи, но где-то после двенадцатого сбилась. Мы спускались все вниз и вниз, все глубже и глубже. Когда у меня начала кружиться голова, и я стала спотыкаться, лестница закончилась длинным темным коридором. В его дальнем конце чуть теплился огонек свечи.
   В маленькой тесной комнатке, отдаленно напоминающей кухню в каравачском доме Одрика, с кривыми окнами, глядящими в бездну, при единственной свече сидел ОН - демон пыли. Он был мрачен, или скорее грустен. Гарик посмотрел на нас затуманенным взглядом...
   - О, человечки... еда... сама пришла... - демон плотоядно посмотрел на прижавшуюся к полу, перепуганную до потери сознания, Мару. Я стащила с себя куртку вместе с заплечным мешком и скоренько накрыла ими свою собачку. Гаарх рыгнул, и попытался сфокусировать на нас свой взгляд. Одрик, стоящий впереди меня, начал пятиться, резко дернулся и заехал мне мешком по носу. Я не выдержала, громко и матерно выругалась, из носа закапала кровь. Гаарх принюхался, оскалился, и в его лице мелькнуло что-то хищное. Матка Боска, он же обкурился или обнюхался. Никогда не думала, что бывают демоны-наркоманы.
   Вот попали, так попали... Эх, помирать, так с музыкой! И я, не рассуждая боле, вылила на демона пыли воды. Много воды, все до чего смогла дотянуться и что похолоднее. Пока я унимала кровь из разбитого носа и утирала заливающие глаза слезы, со стороны, где сидел хозяин природного портала, донеслись чихания, фырканье и бульканье.
   Когда я проморгалась, то увидела совершенно обалдевшего от всего увиденного Одрика, сидящего с ногами на кресле в обнимку с дрожащей Марой, и мокрого, до последней нитки, но вполне адекватного Гаарха, вытрясающего из волос льдинки. Вся комната была по щиколотку залита водой вперемешку со льдом, на полках и столе лежал тонкий слой снега.
   - Анна, убери тут. - Гаарх вполне пришел в себя, что не может не радовать. - Весь кайф обломали, мне показалось, что я почти вспомнил... мне осталось совсем чуть-чуть... а теперь придется как-нибудь повторить. Столько добра перевел...
   Убрать, так убрать... Я выловила льдышку побольше, приложила ее к больному носу, а остальную воду погнала в сторону коридора, в надежде, что там уж она сама утечет куда-нибудь.
   Одрик спустил Мару на пол и вполне комфортно уселся в продавленном кресле. Я занялась абсолютно промокшими сапогами, мешок с вещами от наводнения почти не пострадал.
   - Что, путешественники, опять в путь собрались? И в этот раз куда?
   - Да вот... на север.
   - А поконкретнее? Или опять будете направление из трех точек засекать?
   Я сунула Одрику карту, а он ловко развернул ее перед хозяином.
   - Нет, в этот раз у нас есть примерное место. Нам нужно во-о-от сюда... - Маг ловко ткнул длинным пальцем в крестик на карте.
   - И как туда добираться собираетесь? Опять через мои владения? Хотя, о чем я спрашиваю... Не впервой, чай.
   Комната, между тем, преобразилась в копию уютной кухни Одрика. В камине вспыхнул огонь. Откуда-то выполз чайник и со вздохом подвесился кипятиться. Одрик в знакомой обстановке расслабился, закинул ногу на ногу:
   - Нам нужно на север, мы знаем примерно ближайший портал выхода, но Анна категорически не хочет идти по леднику.
   - Тогда придется несколько дней идти пешком...
   - Ничего страшного...
   - По горам... Хотя зима в этом году за хребтом поздняя...
   Пока Одрик и Гарик обсуждали погоды, стоящие этой осенью на Лари, я заворожено наблюдала за мельтешением посуды и мысленно пускала слюну, глядя на баночки с разнообразным вареньем. Когда чай наконец-то был готов демон и белый маг уже обо всем договорились. Гарик заявил, что давненько не был в зимнем лесу и после неудачного эксперимента ему просто необходима прогулка, да еще в такой замечательной компании.
  
   Гаарх был великолепен как никогда, он точнехонько вывел нас куда просили без нравоучений и выкрутасов. Шли до вечера по сильно пересеченной местности, пару раз сверившись с нашим компасом. Кругом рос густой хвойный лес, он взбирался на крутые отроги гор, а на самом севере виднелся огромный, сверкающий в закатных лучах Андао, ледник.
   Уже в сумерках остановились на привал. Пока Одрик добывал скромный ужин, а я прореживала ближайшие заросли на топливо до утра. Марка с пыльным главнюком затеяли игрища, как будто и не перли пехом от рассвета до заката. Песья дочь по своему обыкновению предложила свою любимую игру "Поймай меня", вот они и занимались попеременной ловлей друг друга. Пылевой демон разошелся ни на шутку, как только собачка хватала его за волочащуюся полу плаща (из ближайшего Секонд-хенда), он рассыпался в прах и либо собирался пеньком с глазами, либо вообще растекался грязной лужицей. А когда Марыська в нее запрыгивала, завьюживал ураганчиком, занося псинку на раскидистые лапы кедров. Раскачавшись на ветке в виде половой тряпки головой вниз (если бы у тряпок была голова) как на качелях, перелетал на следующую, пока не они на пару не шлепнулись в речушку, и не беда, что разбрызгали, а замутили вокруг изрядно. Пыльник закружил водяной смерчик комнатных размеров, и без того неглубокая речка начала мелеть, обнажилось каменистое дно, Мара оказалась на верху водяного столба. Это мне уже не понравилось, и я поспешила приструнить "расшалившихся детей".
   - Ну-ка, хватит, ша!!! Мара, ФУ!!! А тебе, Гарик, что в таких случаях говорят: "К ноге", или "Лежать", или тоже просто "Фу"?
   - Мне ничего не говорят, если только умоляют. - Ответило водяное сооружение с собакой на голове.
   - Вот уж чего-чего, а этого от меня не дождешься. Нет, ну, в самом деле, хватит резвиться. И отпусти реку, всю рыбу распугаешь.
   Водяные руки поставили животное на песчаный лоскут бывшего берега, демон с шумом набрал воздуха, и как бы выдыхая, уложил воду в ее прежнее русло. Из реки он поднялся уже в своем гуманоидном варианте. Присел на корточки рядом с собакой продирижировал речке пару раз быстрое течение, дабы утекли воспоминания о собачей и демонячьей радости. Река не противилась, за то время, что обычный человек моргнет дважды, она уже опять была кристально чистой, и в ее глади нестыдно было отражаться не только величественным кедрам с прощальной медью догорающей зари на своих верхушках, а и восходящим на ночное царствие серпам обоих лун и кое-где зажегшимся звездам. Марке после такой разминки захотелось пить, и она нетерпеливо лакала предложенную воду, стараясь случайно не проглотить звезду. Мокрый до последней нитки своего секондхендовского плаща, со слипшимися прядями угольно-черных волос, Гаарх не долго наблюдал за собакой, а припал к воде и начал лакать, как и та, видимо так вкуснее. Согнутые колени его длинных сухих ног в тот момент были самыми высокими точками тела, вымокшие космы ниспадали в воду, и подхваченные речным течением, казались просто водорослями.
   От взгляда на эту картинку у меня защемило где-то между ключиц, в той ямке, где по мнению некоторых в теле проживает душа: сколько проклятий, страхов, ругательств, небылиц принимают на себя демоны, как это все бестолково, глупо, несправедливо..... Ну уж об отсутствии справедливости на этом свете мне было известно, как никому.
   Одрик уже развел костер в укромном месте: с одной стороны каменный уступ в половину человеческого роста, покрытый, как бархатом, мхом, с другой стороны прикрывает рухнувший кедровый ствол в два обхвата, а с третьей открывался прекрасный вид на изгиб реки, строй кедров как на королевском параде и далекие снежноглавые горы. Сейчас все это еле различимо в лунном свете, но как только взойдет солнце, невозможно будет отвести взгляд от этого великолепия. Опустилась ночь, со своими запахами, звуками, непроницаемым бархатом неба, мрачной вязкой густотой и спокойным холодным дыханием.
   Марка, еще влажная, спешила обсохнуть до того, когда сон заключит ее в свои объятия, и она побежит в своих собачьих грезах туда, где исполнятся все ее собачьи мечты. Покрутившись возле костра, подставив ему то один сырой бок, то другой, получив долгожданный кусок вяленого мяса, устроилась на давно облюбованном месте, на лохматой шапке бурого мха, к тому же рядом лежала хозяйская сумка с вещицами, а главное с походным запасом мяса, а я сидела чурбачке у костра и уходить никуда не торопилась. Так что собачья душа могла быть совершенно спокойна.
   Костер весело горел. Шумно потрескивали дрова, выпуская ввысь стайки искр, рыжие светлячки спешили навстречу к своим небесным собратьям, у многих получалось добраться до верхушек кедров, но они все равно гасли, век искр так не долог....
   Рыбины, пойманные Одриком, прожаривались на углях, как раз время самим из нутри погреться. Достала фляжку, переглянулись с Одриком, подумав одновременно об одном и том же, третий как раз тот, кто нам был нужен.
   - Гаар..ик!!! - Крикнул Одрик в темноту, - Иди к нам, у нас веселее.
   Демон сидел на камне в позе врубелевского тезки, провожая взглядом текущую воду, в долине начал идти снег, у реки становилось зябко. Он встрепенулся, как ворон, и вытянул свою всклокоченную голову. Я встала и сделала несколько шагов к реке, ночь опустила на все мрак, такой плотный, что казалось его можно разгребать руками, а еще лучше взять сестер и нарубить его кусками.
   - Гарик, ну где ты? Ну что ты как бедный родственник, в самом деле.
   От одного простого упоминания про родственников Одрик, сидевший у костра, поежился. Во мраке послышались неспешные шаги, пляшущее пламя костра осветило долговязую фигуру, блеснул лукавый прищур глаз.
   - Это что, вам без меня скучно? Мне с вами тут сидеть? - переспросил у меня предводитель демонов, издалека больше похожий на садовое пугало.
   - Ладно, согласен, - соблаговолил он. - И кличите вы меня Гариком, совсем своим я у вас заделался. Может, действительно, забыть кто я есть и остаться человеком.
   - Вот и славненько, только паспорт поменять не забудь,- парировала я.- Пойдем, расскажешь нам что-нибудь на сон грядущий. Ты же столько про все знаешь.
   - Знаю на свою голову, - покорно подтвердил демон. - Только не всегда помню, откуда я это знаю. Обидно.
   И мы приступила к ужину. Рыба оказалась весьма вкусной, каждый употребил по целой рыбине с локоть длиной. Демонам, рожденным демонами, необязательно питаться человеческой пищей, но почему бы не пожить по-человечески хотя бы вечер. По кругу не один раз прошла фляга с гномьей огневкой. Гаарх чаще всего пропускал ход, ему наша человечья дурь вообще ни к чему, ему своей хватает, а мы шли вровень. Даже в этом мою сноровку перенимает, не то что с эльфийкой! Хотя это пойло я бы никогда пить не стала.
   - Как зовется рыбка? - поинтересовалась я.
   - Рыба-сабля, - ответил Одрик, - Она, видишь, длинная и блестит как сталь. А еще она сама лучший охотник рек и озер.
   - Так это же щука! - пробормотала я, рассматривая зубастую рыбью пасть.
   Не мешало бы помыть руки по трапезы, пылевому демону может и не обязательно, а человекам желательно. Одрик догадался, выкопал из своих пожитков маленький сплющенный походный котелок, вытащил из костра приличную головешку, и начал спускаться к реке. Уголек его головешки удалялся скачками, судя по которым шаги парня были широкими и уверенными. Я про себя еще отметила, что Одрик весьма неплохо держится после огневки, а ведь раньше до моей практики были варианты, и еще какие. Ну да "с кем поведешься" ...
   - Что-то сдружились вы с ним не на шутку, просто родня кровная. - влез всезнающий демон. - я удивленно приподняла бровь. - А вот скажи, - продолжал Гарик, - если бы он узнал, что на самом деле в сыновья тебе годится и насколько далека твоя родина, то как бы он поступил?
   - ??? - И вторая моя бровь поддержала первую.
   - И ни к чему так удивляться. Он же становится все белее и белее, значит и мысли в головах будет читать все четче и четче. Рано или поздно, он твою биографию узнает, так что будь добра, подготовься к этому моменту. - Пытался убедить меня демон, - И не забывай, мне, к сожалению, известно все, и даже больше, - напомнил он.
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Я на свою беду могу существовать не только в разных пластах пространства, но и в разных потоках времени. - Да уж, "все чудесатее и чудесатее", но от главного демона всех времен и народов следует ожидать подобных сюрпризов.
   - И ты хочешь сказать...
   - Я ничего не хочу сказать! - Оборвал меня демон. - Да и скажи я сейчас, вряд ли это поможет. Будущее, оно динамично и пластично, оно живое в отличие от прошлого, изменчиво, как бурная река. И "будет" очень сильно зависит, из какого "сейчас" я проделаю туда кроличью нору.
   - А в "было" ты тоже проделывал норы?
   - Тоже, но только в пределах своей памяти. Мара же не перескакивает в те места, которых она не знает. И правильно делает, расщепить может вплоть до элементарных частиц.
   Вот это номер! Демон с познаниями в ядерной физике, это нечто абсолютно оригинальное. Вот зря я так "громко" подумала, он же все мысли слышит и видит. Но Гарик лишь ласково и загадочно улыбнулся.
   - Только тебя не лишне будет знать, что у вас с Одриком гораздо больше общего, чем ты думаешь.
   - Я как раз думаю, что у нас очень много общего, - мне начала надоедать лекция Главного "О времени и о себе", и я решила сменить тему. - Даже огневка ему хорошо пошла, как и мне, не то что эльфийка.
   - На свежем воздухе, да под такую закуску водочка была бы еще лучше!
   - При чем здесь водка? - Ох, не к добру эти алкогольные познания демона, который с чего-то прикидывается огородным пугалом.
   - Да при всем..., - вздохнуло пугало, - Я тут сравнил некоторые моменты, кстати из твоих рассказов, кое-что проверил и понял..., - Гаарх набрал воздуха как перед прыжком с вышки в воду и выпалил, - Папашка-то его - русский.
   - Ч-ч-чиВо ??? - выикнулось у меня.
   - Чего слышала, - съязвил демон, - Русский, и это многое объясняет. - Завершил он и затрясся в беззвучном смехе, одновременно прикладывая палец к сомкнутым губам, обозначая молчание.
   Но я и так была не в состоянии произнести ни звука. Как говориться, бывает звон от падающей от удивления на грудь челюсти. Моя падающая челюсть произвела такой грохот, от которого в дальних горах могли бы сойти снежные лавины, если бы сейчас уже началась зима.
  
  
   Никогда не любила горы. Нет, вот издалека они смотрятся красиво и величественно, но вблизи... То лезешь вверх, то спускаешься вниз. Это альпинистам хорошо, а дилетантам в горах приходится туго. Мне и Одрику в полной мере достались все трудности восхождения.
   Сказать, что меня шокировала национальная принадлежность моего напарника, это ничего не сказать. Но я решила об этом не только не говорить, а и не думать. Ну мало ли что там пришло в голову демону, да еще употребляющему всяческие средства для расширения сознания. Так до многого можно дорасширяться, знаете ли. А мне мои мозги еще дороги, если все Гарькины выкрутасы пытаться понять, то сдвиг по фазе получить можно.
   Поначалу Белый маг пытался идти вперед самым кратчайшим путем. И первый день это получилось замечательно. Направление на следующую часть ключа совпало с долиной между двух гор, в которой был выход из природного портала, а вот потом стало хуже. Долина повернула, и мы уперлись в крутой бок горы.
   - И что будем делать? - поинтересовалась я у Одрика, который с умным видом рассматривал висящий над его ладонью ключ.
   - Нам туда. - Уверенно заявил Белый маг.
   - И?!
   - Надо лезть наверх.
   - Зачем?
   - Что "зачем"? - Не понял моего вопроса Одрик.
   - Зачем нам лезть наверх, причем непременно тут?
   - Ну, так ... компас показывает туда.
   - Я вижу, КУДА показывает эта железяка. Но я не понимаю, почему нам нужно непременно лезть наверх? Почему нельзя обойти и выбрать другую дорогу? Если мы пойдем по долине вверх, как мы шли вчера, то скоро, я надеюсь, выйдем на перевал. Спустимся вниз, а там подкорректируем направление.
   - А почему нельзя подняться тут? Зачем ходить кругами? Пошли напрямик...
   Одрик уперся. Когда я вижу на его лице подобное выражение, то понимаю, что сдвинуть его с места - невозможно, если только варгом тяжеловозом, и то вряд ли.
   - Анна, да пусть лезет, как поднимется, скинет нам веревку. - Вмешался в наш спор Гарик. И Одрик обнадеженный напутствием демона, накинув на плечо моток веревки, бодренько так полез наверх. Я понаблюдала немного и предложила Гарику, пока вьюнош там тренируется в скалолазании немного перекусить. Демон не возражал...
   Мы сидели внизу на камнях и с интересом наблюдали, за совершающим восхождение Одриком. Любой среднестатистический человек, ни в коем случае не альпинист и не скалолаз, знакомый с восхождением в горы исключительно по кинофильмам, наверняка вспомнит, что есть такое понятие, как страховка. Может ее вспомнят о ледорубах и акклиматизации, и ... все... Одрик судя по всему не знал даже этого.
   - Или убьется, или покалечится. - Сделал неутешительный вывод Гарик, с легкостью жуя кусок твердого, как камень, сыра и с ленцой наблюдая за восхождением Белого мага.
   - Да, - согласилась я с демоном пыли. - Как мы его оттуда снимать будем?
   - А никак...
   В этот момент женишок все же сорвался вниз, но не упал, а зацепился за камни магией. А потом лихо полез наверх, втыкая в камни радужные когти.
   - Догадался. - Прокомментировал эти телодвижения Гарик, выковыривая из передних зубов мясное волокно.
   - А мы чего тоже полезем? - Я удивленно и немного испуганно посмотрела на Гарика.
   - Нет. Он сейчас подумает немного и слезет. Дай-ка мне еще кусочек вяленного мяса.
   - И мне... - тут же подсуетилась Мара.
   - А ты перебьешься... Лучше на охоту сходи, пока мы тут... загораем. - Мара обиделась и понуро пошла обнюхивать камни.
   Одрик действительно скоро спустился вниз. Сначала он долго пытался закрепить на узком карнизе веревку, выше гора имела отрицательный угол наклона, и лезть наверх он не рискнул. Закрепил. Потом убедился, что до низа ее не хватает. Побегал туда-сюда по узкой площадке, сбросил веревку и спустился сам. Ловко съехав вниз на радужном луче.
   - Придется идти в обход. - Радостно сообщил нам Белый маг.
   - Ну, придется, значит пойдем. - Резюмировал Гарик.
   И мы пошли... До вечера мы поднимались вверх по узкой горной долине. Между камней весело бежал узкий ручеек с ледяной водой. Становилось все холоднее и холоднее... Склоны гор постепенно становились все более и более отвесными, а проход все более и более узким и крутым. Я на четвереньках лезла наверх, материлась сквозь зубы и проклинала тот день и час, когда я начала искать части ключа... Какая к Гаа... ко всем демонам романтика, к... матери, пейзажи!! Холодно, ветер задувает, все обледенело, ноги гудят. Кошмар!
   Объективности ради надо сказать, что все же в горах безумно красиво. Это если забыть про крутой склон, что ждет впереди, про ноющие от усталости ноги и холодный, пронизывающий до самых костей ветер.
   Мара в своей собачьей ипостаси сначала весело прыгала впереди нас по камням, потом стала передвигаться все медленнее и медленнее, пару раз свалилась. Посмотрела укоризненно на Гарика, и видимо получив от него какое-то разрешение, начала крутиться на месте, замахала ушами, перетекшими в крылья и, обернувшись маленьким черным гварричем, полетела вперед.
   Я - ДУРА!!! От этой мысли ноги у меня окончательно подкосились, и я села на снег и камки, прямо где стояла.
   - Все... дальше не пойду...
   - Ан, да ты что? Тут отдыхать негде... - Одрик, тяжело дышал. - Давай я твой мешок понесу.
   Добренький Одрик....
   - Не надо... Мара сейчас на перевал слетает, и нас туда перенесет, или я на ней не то что до перевала, а до конца ее дней ездить буду.
   Дальше дело пошло веселее... На ту сторону перевала нас переместила Мара, вниз мы спустились сами и остановились на привал в первом же подходящем месте. Все жутко устали, Одрик еще и замерз.
   Вот только не надо думать, что все прошло гладко. Мара ни в какую не хотела никого никуда переносить, и попыталась устроить скандал о необходимости усиленного питания для "ее растущего организма". От убийства меня спас Гаарх. Он сказал: "Гхм?!" и ТАК посмотрел на Мару. И столько в нем было плотоядного интереса, что я невольно представила себе толстую, жареную, собачью ляжку. Мара тоже впечатлилась и немедленно распалась черным туманом. Один шаг - и мы на перевале.
   Вечером я наблюдала замечательную сцену. Замерзший, одетый сильно не по погоде, Одрик выпрашивал у Мары из заначки свою теплую одежду, а я ведь его уговаривала одеться потеплее. Давно так не смеялась, слушая, как они торговались из-за каждой шмотки. Гарик развлекался от души, мне тоже было забавно. Возможно, из-за таких сцен он и таскается за нами.
  
   Так мы и шли следующие два дня... немного ногами, а большую часть на Маре. Причем без малейших напоминаний с нашей стороны. Более того и на обед, и на ужин она ДОБРОВОЛЬНО приносила по мелкому горному илларю. Но илларей поганка приносила не мне, а Гарику. Видимо, она так откупалась, но я подозреваю, что съедала она намного больше, чем приносила.
   Одрик быстро научился жарить илларя целиком и очень быстро, что-то там проделывал с помощью своей белой магией. Возможно, он добавлял огню свойства микроволновки, я стараюсь в это время от костра держаться подальше.
   С каждым перевалом мы поднимались все выше в горы, становилось все холоднее, и все тяжелее было дышать... Сложнее всего было переносить ХОЛОД. Он не давал спать, забирался под одежду, замерзал сосульками на носу и сковывал движения. Магия огня щедро вливаемая в места стоянок из амулетов немного помогала, прогревала места, где мы спали и участвовала в приготовлении пищи, но все равно было холодно.
   Но великие Боги!!! Какая вокруг была КРАСОТА!! Когда еще на старушке Земле я рассматривала репродукции картин Рерихов с их горными пейзажами, я всегда думала, что контрасты и цвета сильно преувеличены. Что такого сочетания красок быть не может. Как же я ошибалась!! Может. Может еще и не так. Иногда переносясь на самый верх перевала мы все дружно останавливались и замирали пораженные красотой гор. Одрик вздыхал и часто жалел, что у него нет с собой красок или хотя бы карандашей. Его душа художника рвалась запечатлеть или хотя бы запомнить, чтобы потом перенести увиденное на холст.
   Благодаря Маре мы двигались намного быстрее, чем планировали. На третий день Мара перенесла нас на очередной перевал, но вместо спуска вниз за горами раскинулось огромное снежное плато, с торчащими кое-где скалами. Вдалеке вздымались ледяные шапки гор, и уже был виден Большой Северный ледник. Одрик достал компас и уверенно показал направление.
   Гарик прищелкнул пальцами, выразительно посмотрев на Мару. Переход через черный туман, и мы на другой стороне плато. Ногами мы бы по нему дня два топали...
   Одрик принюхался:
   - Дымом пахнет.
   - И жильем... - подтвердила Мара. И оба почему-то посмотрели на меня. Я беспомощно хлюпнула замерзшим носом:
   - Ничего не чувствую. - И в свою очередь посмотрела на Гаарха.
   Демон пыли тоже принюхивался, его ноздри раздувались, и вокруг него словно заклубилась мгла. Мара на всякий случай спряталась у меня между ног, прижалась к земле и закрыла глаза лапами.
   - Знаете что... мне тут не нравится. Плохое место. - Резюмировал Гарик. - Я, пожалуй, вас покину...
   И исчез... Просто растаял. Вот так раз, и нет его, только легкое облачко пыли кружится в воздухе.
   - Чего это он? - Удивленно спросил у меня Одрик. - То шел с нами, шел... а тут вдруг...
   - Одрик, догадливый ты мой, я ж откуда знаю... Но подозреваю, что ничем хорошим нам это не грозит.
   - И что будем делать? Возвращаемся?
   - Ну, нет! Я не для того тут по горам ползала и мерзла, чтобы вот так уйти. Надо хоть взглянуть чего так испугало Гарика. Пошли!
   Не подумайте, что я такая храбрая, скорее наоборот, но я сильно замерзла и очень хотела согреться. А если есть дым, то есть огонь, а где огонь, там должно быть тепло.
   - Мара! Дорогу показывай!
   - Ну, вот... опять Мара... всегда Мара... - ворчала моя собачка.
  
   Мы некоторое время шли влево по узкому ущелью, компас указывал немного не туда, но общее направление было правильным. Дымом пахло все сильнее. Потом мы вслед за Марой полезли в узкую расселину между скал.
   Постепенно тропинка стала шире, и мы вышли в обитаемую часть ущелья. Гора в этом месте была словно расколота на множество узких проходов и все они сходились вместе и образовывали подобие площади. В одной из щелей откуда-то сверху, с ледника капала тонкой струйкой вода. Ее брызги ветром разносились по всей щели и застывали причудливыми сосульками. Посредине площади горел большой костер, только в огне ярко пылали не дрова, а камни. Я узнала те самые, которыми топили котел в подвале Злых Камней гномы.
   - Стоять!! Кто ваша? - Загремел зычный бас. Я вздрогнула, Мара спряталась между нашими мешками, а Одрик стал удивленно оглядываться. Вот всегда он так! Все нормальные люди пугаются, а он удивленно башкой крутит.
   - Ша! Уже никто никуда не идет! - Закричала я в ответ.
   - Куда ваша не идет?
   - Путники мы... заблудились... - ору в пространство. Первый испуг прошел, и теперь мне жутко любопытно кто же живет тут, на самом краю обитаемых земель?
   - Добрый день, мани... - Одрик чуть поклонился. - Добрый день, макхи. - И еще один правильный поклон. Я вслед за Одриком повторила приветствие с правильным гномьим поклоном.
   В многочисленных проходах послышался топот множества ног, шуршание, кряхтение и оттуда вышли гномы. Но, Пресветлая, какое же это было жуткое зрелище!! Гномы они хоть и живут в горах, пещерах и норах, но всегда чисто одеты, бороды расчесаны и заплетены в косицы, сами такие плотненькие и аккуратненькие. Эти же ... походили на гномов только ростом, их можно было назвать карликовыми неандертальцами. Всклоченные, нечесаные, с жуткими кривыми зубами неполного комплекта, лицами покрытыми оспинами и язвами, про остальные части тела, скрытые под косматыми шкурами, судить не берусь.
   Толпа затихла и начала расступаться, и мы увидели приближающуюся к нам повозку. Повозка катилась сама, без каких-либо животных, и уклона в нашу сторону не наблюдалось. Как? Я на всякий случай принюхалась, запаха родимого бензина не было и в помине. Взглянула на Одрика, тот ошарашенно пытался что-то узреть подо дном повозки. Даже что-то там разглядел, уже его перст указующий куда-то нацелился и рот открывался, чтобы мне это поведать. Но мы впопыхах и не обратили внимания, кто восседал на чудо-повозке. А тем временем пассажир уже встал, а толпа склонилась, а точнее присела перед ним. Мне даже показалось, что они сейчас должны похлопать себя по щекам и сказать "КУ" два раза. Но малиновых штанов на местном ПэЖэ не было, и я перевела дух, а рано. Он издал звук! Среди хрипов и бульканий я все же различила великосоюзное наречие.
   - Моя - Тирх Ди'Нган. Моя приветствует человеков. Как звать ваша? И зачем ваша в Хоон-По?
   - Асса Одиринг аль Бакери, приветствует Вас, або Тирх, и в вашем лице весь род Нган. Я невероятно счастлив проделав долгий и опасный путь предстать перед вами, або-макхи! - и отвесил элегантный поклон. Однако насобачился где-то! Ну уж если Одрик так выпендрился, то мне тоже надо как-то выделываться.
   - Асса Анна аль Зеттеринг, - и просаживаюсь в неприлично глубоком и уже совершенно ловком книксене, цепляю на физиономию, сияющую как начищенный самовар, улыбку. - Слава о вас, або Тирх, и о мужественном роде Нган достигла больших и малых городов Союза Великих. Для меня огромная честь встретиться с вами або-макхи! - ух, у меня оказывается тоже получается лить елей в подставленные уши. Кажется, угодила, Тирх раздулся от гордости как камышовая жаба в брачный период. Его бритый, невероятных размеров, подбородок, теряющийся в вороте его одеяния, теперь не помещается там и вываливается наружу, глаза покраснели и вот-вот выскочат из орбит, а лысина взмокла несмотря на местный холод. Одежда его разительно отличается от рядовых гномов рода Нган; плащ из кожи явно морского животного, такой толстой, что и арбалетный болт не сразу пробьет, внутри меховая подкладка, плечи покрывает меховая пелерина, а сзади еще болтается капюшон. Его толстенные и без всякого силикона губищи растягиваются в улыбке, и он начинает булькать его больше.
   - Асса?... аль.. - дальше идет многозначительное чмоканье губами - Как моя рада видеть магов! Ваша теперь гости.
   Одрик в это время тоже не стоит на месте. Отломил сосульку, бросил ее в костер и выпустил в поднявшийся пар стайку бабочек. По топе разносится вздох восторга. Губа або Тирха от такого зрелища отваливается до подбородка, он ее подхватывает и начинает по ней хлопать. Вслед за ним губы все остальных гномов подвергаются тому же самому. Нас окружает мощное "Бу-бу-бу", вероятно это местная овация. Что ж, хоть такие странные аплодисменты, а все равно приятно.
   Быть гостями и не незваными также приятно. Толпа подхватила нас и двинулась к скале, где и стекал ручеек, изваявший причудливые формы вокруг. Фантасмагорическая ледяная стена скрывала за собой высокий грот, амфитеатром спускавшийся в каменные глубины. А там сталактиты и сталагмиты выстраивались как актеры на сцены, за ними различалась горловина тоннеля, уходящая во мрак. Холод..., каким же убийственным холодом оттуда потянуло. Но скоро принесли горючие камни, в гроте повеселело. Покрытые кристалликами инея своды грота заискрились мириадами граней. Только, если костер из горючих камней обдавал нас волнами тепла и мягкого света, то блики от инея были колкими и напрягающими, как игла шприца.
   Угощение для тоже нас полагалось. Вокруг костра место было насиженное, обозначились посадочные места, накрытые шкурами неопределенных животных, на плоском широком камне начала расставляться так называемая посуда. Но как мне тут есть при такой полнейшей антисанитарии? Одрик тоже на это поглядывает с опаской. Перед нами видавшие виды миски и блюда на которых навалено все вперемешку; куски вяленого мяса, сушеная рыба, лепешки из неизвестного мне злака, твердые как доска, вся эта прелесть пересыпана грибами, и, видимо, лишайниками, в плошке забродившая утренница. Удивляло разнообразие посуды, она была вся разная, часть несомненно самодельная, вырезанная или выдолбленная из дерева и других подручных материалов, была и бронзовая, но настолько разнилась, что казалась собранной на какой-то свалке, выброшенная из совершенно разных домов. Напротив нас водрузился сам або Тирх, и широким жестом изобразил хлебосольство.
   - Надеюсь ваша голодная? Моя рада накормить ваша.
   Перед ним поставили тарелочку, единственную фарфоровую тарелочку на всем каменном столе, с несколькими кусочками сыра, а некто наполнил из привычной гномьей фляги тяжелый малахитовый бокал. Перед нами тоже появились бронзовые стаканы и в них полилась огневка. Ну вот, теперь я узнаю гномов. Какие же гномы без огневки! В таком холоде она как раз кстати. И я решительно делаю глоток. Да-а! Я считала, что знакома с гномьей огневкой, как же я ошибалась. Один глоток вызвал чуть ли не термоядерную реакцию у меня в желудке. Но антифриз сработал, пока переводила дыхание от ядерного взрыва средней мощности чувствительность к пальцам ноги рук стала возвращаться.
   А вождь гномов ухмыляясь наблюдал за нами.
   - А почему ваша ничего не ест? Зачем это? Как это?
   - Я после первой не закусываю! - Банально? Да. Но что я еще могла сказать? На або Триха это произвело впечатление, и он разразился низким хриплым, но добродушным смехом, многократно повторенным этом от сводов обледеневшего грота.
   - Конечно, ваша замерзает. В Хоон-По холодно. Это наша привыкла. Балх, давай наша гости жаркого, много жаркого.
   Я собралась пугаться кулинарным изыскам тундровых гномов, но на костре готовилось что-то очень напоминающее шашлык, даже веточки для запаха в огонь были брошены. Вот это уже съедобное, а то я уже переживать начала о своем желудке, замерзающем и засыхающем. На блюде, вырезанном из камня с блестящими прожилками, нам подали гору прекрасного в меру пропеченного мяса, сочного и нежного. Только вот не соленого совершенно. Я, конечно, с аппетитом закусывала, но от сольцы бы с перчиком не отказалась. Пошарила взглядом по каменному столу на всякий случай, но ничего не обнаружила. Спросила Одрика, он пробормотал что-то невразумительное и продолжил сосредоточенно изучать прожилки на камне. Нет, гномий шашлык он тоже поглощал, но как-то совершенно равнодушно.
   - Ваша хочет соль. Моя знать, человеки любят соль, - и повелевающе два раза хлопнул в четырехпалые ладони, - Або-мани, наша твою ждет.
   Вдруг откуда-то, мне показалось, что прямо из зарослей сталактитов вышла гнома и направилась к нам. Шла она медленно и плавно, как бы скользя, и чем ближе она походила, тем мне становилось яснее, что это не гнома.
   - Або Латуа, - представил ее Тирх, - Ее все знает, и про человеков знает.
   К столу подошла женщина, просто человеческая женщина, только очень маленького роста. Лицо ее было покрыто сетью мелких морщин, ее волосы давно потеряли цвет, кожа свежесть, была сухой как бумага, губы бледными и узкими как щель. Но глаза, глаза горели яркими красками небес над горными вершинами. Пока я ее разглядывала, Одрик уже подскочил.
   - Добрый день, леди..., - его свободная рука потянулась, чтобы принять ее руку для поцелуя. Над другой рукой у него все так же зависал его компас.
   - ...Латена, - произнесла она свое имя на равнинный манер.
   - Как сестру! Почти..., - вырвалось у Одрика, а равнинная ларийка мягко улыбнулась.
   - Я польщена, поверьте, но более привычна к мани Латуа. И давайте оставим эти церемонии, мы же не во дворце, - и она просто пожала его руку. Хотя не просто, она не сразу отпустила пальцы Белого, и пронзительно вглядывалась в его глаза.
   Я попыталась увидеть ее магию, но неудачно, крепка, однако, у рода Нган огневка. И пока на меня не обращали внимания, я разглядывала ее шубу. Это было манто из великолепнейшего меха, укрывавшее ее с головы до пят. Пушистый светло-серый мех серебрился в пляшущем пламени костра, а белые пятна-кружочки выдавали себя рыжими искрами. Я такого зверя в определителе животных из тетушкиной библиотеки не припомню.
   - Девушка, прошу меня извинить, за задержку, - а вот это уже в мою сторону, - мы тут немного разговорились с вашим спутником. Вот, прошу принять, - И протянула мне расшитый кисет с бесподобно пахнущей пряностью, - Соль вы будете ощущать, вкус соли там присутствует. И не волнуйтесь, это ничем не ухудшит ваше самочувствие, скорее наоборот.
   - А что это? - Поинтересовалась я.
   - Это в основном сушеная грибница из Гаро-По.
   - Так Вы бывали в Гаарховой бездне? - в ответ уклончивое смущение.
   - Ну как Вам сказать.... В прочем, вы слегка ошиблись с переводом, Гаро-По это всего лишь Путь Гаарха, а не его владения, хотя и в порталах он ведет себя как хозяин.
   - Но вы там бываете, и судя по всему, довольно часто.
   - Не без этого, - и снова уклончивая улыбка в ответ.
   - А как же... Где?.. Мы же не нашли! - Что-то мне непонятно, может мы неправильно определяем, может карта неверная. Но поблизости не указано ничего. Да Гарик, это демонское отродие, даже не заикнулся, а перся по горам вместе с нами.
   - Девушка, милая, не переживайте так, вы не могли поступить иначе. Стационарного здесь нет, и даже хорошо, что нет. А вот блуждающий в гости наведывается.
   - Но ведь это слишком опасно, заходить в случайные порталы.
   - Да, это крайне опасно, как и любой неизведанный путь. Но, дорогие мои, случайность это всего лишь не высчитанная закономерность. Для путешествия в неизведанное нужна не только смелость и решительность, а еще осторожность, внимательность и холодный расчет.
   - Або Тирх, - обратилась она к вождю сложив руки в просящем жесте, - не позволит ли ваша, чтоб моя приняла гостей?
   - Наша позволяет, наша все позволяет або Латуа. Твоя много знает, твоя сделает как лучше.
   Маленькая женщина пошла прочь от стола, мы поспешили за нею...
  
  

Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Анастасия "Инициация ведьмы"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"