Алинна: другие произведения.

Сказка о настоящем человеке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано для конкурса рассказов "Новый год. Страшная сказка" на сервере http://forum.fantasy-worlds.org/


   Конкурс рассказов "Новый год. Страшная сказка" на сервере http://www.fantasy-worlds.ru
  

Сказка о настоящем человеке

  

воздастся каждому по вере его"

  
   Вязкая темнота... Вот впереди появился свет... и голоса... где-то очень далеко...
   - Что с ней?
   - Сотрясение мозга, без сознания... Возможен перелом лодыжки...
   - Пьяная?
   - А то... Кто ж сегодня трезвый? Разве что мы с тобой... Да и то вот сейчас эту определим и ...
   - Где ж она так приложилась?
   - Забирали с улицы... С горки они там в компании катались...
   - Документы есть?
   - Ее друзья принесли сумочку. Вот паспорт, страховой полис, так что все имеется...
   Двое разговаривающих удаляются... Интересно, о ком они говорили?
   Провал...
   Мужественно пытаюсь открыть глаза. Неимоверные усилия и... лежу на спине, потому что надо мной полок, весь в подтеках, голые окрашенные в жуткий грязно-голубой цвет стены. И все кружится и кружится, а еще очень хочется блевать.... Голова замотана бинтами и левая нога в лодыжке туго стянута, а на правой по-прежнему сапог.
   Что со мной? Глаза закрываются, нет сил держать их открытыми. А кто я? Хороший вопрос. Я ... ну, в общем, помню. Лена, 25 лет, планктон офисный обыкновенный, не замужем, детей нет, живу с мамой. А почему я здесь? В ответ на все эти вопросы-ответы стала жутко болеть голова. Ой, как же больно...
   Сегодня ж новый год! Мой любимый праздник 31 декабря 200... года. Вроде и выпила немного, а вот таблеточки "для настроения" я явно зря заглотила. Мансур, дурак сказал, что от них весело будет, он у нас известный тусовщик, все по ночным клубам шляется. Не, весело было, пока я головой не приложилась, но это уже когда мы с горки катались. А потом ничего не помню... Как же голова БОЛИТ!!!
   Маменька моя меня теперь запилит. Она у меня преподаватель, да еще в пединституте, да еще литературы. Рехнуться можно от ее правильности! Странно как я вообще у нее отпочковалась, похоже, от какого-то святого духа. Насколько святого история умалчивает... Но она, вспоминая о ком-то, даже не вытирала крупных как градины слез.
   Тут то, на чем я лежала, пришло в движение, головокружение даже с закрытыми глазами, усилилось, и я невольно застонала.
   - Ну что, болезная, пришла в себя?
   Открыла глаза. Лучше бы я этого не делала. Надо мной нависала огромная РОЖА. Толстые щеки, маленькие глазки, почти полное отсутствие волос и щербатый, улыбающийся рот.
   - Вы кто?
   - Конь в пальто...
   - А пальто где?
   - У-у-у, как тебя приложило-то... Санитар я.
   - А куда вы меня везете?
   - В морг.
   - Как уже?
   - Да не пугайся.... в палату я тебя везу, в другой корпус. Вот сейчас вниз ни лифте спустимся и мимо морга, во вторую травму, а там тебе еще один укольчик сделают и баиньки... Новый год, конечно, пропустишь, ну да ничего страшного, чай не последний...
   Пока я зачарованно слушала санитара и мужественно пыталась бороться со слабостью, головокружением и болью в голове и вообще во всем теле, мы уже добрались до лифта и добрая тетечка, с веселыми глазами и запахом конька, открыла, а потом и закрыла его двери. Сервис... ядрены пассатижи.
   Лифт уехал, и мы оказались в почти полной темноте, но санитара это не смутило, и он широкой походкой быстро повез каталку куда-то в темноту гулкого коридора. Каталка грохотала, где-то впереди светила слабая лампочка, а под потолком вились грязные трубы. И тут тишину прорезал дикий вой мобильного... Санитар резко тормознулся и откопал в кармане исходящий истошным воплем телефон:
   - Ну что еще? Я работаю... Вот отвезу девушку в травму и приду... Как перегревается? Да вы что? Хочешь испортить продукт? Там же сейчас все нафиг взорвется...
   Санитар замолчал, слушая невнятное бормотание трубки, судя по его расстроенной физиономии дела "продукта" были плохи.
   - Слушь... - А это уже мне. - Ты как себя чувствуешь?
   - Вроде пока не помираю...
   - Этто хорошо... Полежишь немножко в коридоре? Я скоро... мне тут надо... срочно...
   - А сумочка моя где?
   - Вот. Вот твоя сумочка... Держи...
   Он движением фокусника откуда-то снизу достал сумочку и сунул ее мне в руки, быстро развернул каталку и почти побежал по коридору в обратном направлении. Меня замутило еще сильнее...
   - Поставлю каталку сюда, я буквально на две минуты, температуру выставлю и... А ты мертвецов не боишься?
   - А чего их бояться? Все плохое у них уже позади, а что?
   - Ничего страшного, просто многие темноты боятся... Я побежал, скоро буду...
   И санитар скрылся за дверью с надписью "Морг". Отвратительные, тревожные желтые буквы на черном фоне. "Нехороший цвет", - кто это сказал? Ну, этот..., я сейчас не вспомню ничего, да и не важно это в больничном подвале. Мужественно попыталась сесть, но голова начала так кружиться, что попытка принять вертикальное положение чуть не кончилась падением с каталки.
   "Ничего, главное, чтобы действительно в морг не отвезли..."
   Скрюченными от страха пальцами, на ощупь достала из сумочки фляжку. Хорошо, что мой нынешний бойфренд до нашей новогодней вечеринки так и не доехал, и поэтому отдать ему подарок я не успела. Дарить пустую фляжку вроде как не правильно, это типа пустого кошелька, и потому я наполнила емкость коньяком 25-летней выдержки из домашнего бара, презент от студентов. Вот сейчас он мне и пригодится. Главное, чтобы обратно не полез.
   Коньяк обжег рот и теплой волной полетел вниз. Желудок обиженно заворочался... Еще бы, его же толком не кормили, пить я пила, а вот с закуской было туго, ее почему-то берегли до новогоднего застолья. Ну и ладно, если пить я еще могла, то сомневаюсь, что еда не полезла бы обратно. Но "николашка" бы сейчас не помешал: лимончик, кофиек, сахарок, меня это всегда бодрило. Да где ж его взять?
   Тусклая лампочка вдалеке мигнула и погасла. Темнота и тишина, а рядом дверь в морг. Мама дорогая, роди меня обратно, причем срочно!
   Темнота обволокла меня и начала сладко убаюкивать, и тут в гулком коридоре послышались тяжелые шаги... Кто-то шел по коридору... Найти в сумочке мобильный и включить. Да будет свет! Шаги стихли. Я до рези в глазах попыталась рассмотреть, кто же там сюда идет? Ничего не видно. Мобильник жалобно пиликнул и угас... Опять тишина и ШАГИ... Жду, закусив от страха губу... жду... жду... все, терпеть нет сил. Еще раз нажимаю на кнопку. В круге дрожащего света мобильника стоит огромный черный котище, вот кто тут жирует на казенных харчах. Мы играем с ним в гляделки, и я проигрываю с разгромным счетом 5:0. Мобильник еще раз пиликает и сообщает, что батарея разряжена полностью, и он умывает руки. Темнота...
   Кот ушел, его шаги растаяли где-то в конце коридора, и я опять одна. Может санитара позвать?
   Для лечения расшалившихся нервишек опять вливаю в себя коньячку, эх, хорошо пошел...
   Не успела я на ощупь закрутить крышечку флажки как в коридоре появился тусклый свет и из стены вылезла полупрозрачная полноватая тетка, в драном больничном халате, волокущая за руку молодого парня в косухе и кожаных штанах с окровавленным лицом. Все! Больше никаких колес! И с выпивкой тоже пора завязывать, а то вместо травмы попаду в психушку с белочкой.
   - Сима, ты опять промахнулась... Ой, тут кто-то есть!
   - Ну и что, нас все равно никто не видит и не слышит. А морг должен быть где-то рядом... оттуда холодом веет, я чую. Ты читать еще умеешь? Посмотри, что на тех дверях написано?
   Всю мою жизнь моя мама говорила мне: не лезь не в свое дело! Но горбатого могила исправит. Показываю на дверь морга, за которой скрылся санитар и вежливо поясняю:
   - Морг вот тут...
   - Ой, Сима, она нас слышит!
   - Да не может такого быть... Хотя, может она медиум? Эй ты, жертва ДТП, ты что нас слышишь?
   - Да, а еще я вас вижу.
   - Совсем интересно... Надо позвать Доктора, пусть посмотрит на сей преинтереснейший экземпляр - "их бин больной". Левчик, держись за меня....
   И энергичная дама просочилась сквозь дверь морга, рывком протащив за собой призрак молодого человека.
   Обещала свинья дерьма не жрати... Пришлось еще раз приложиться к почти опустевшей фляжке, нервы, они у меня, чай, не железные.
   Глаза постепенно сами собой закрылись... тишина... покой... морг рядом... хорошо!
   - ГОТОВЬСЯ!!! - Взрывается в моей многострадальной голове чей-то оперный бас.
   Прямо передо мной стоит седой мужик с усами, длинной бородой, в шубе и шапке.
   - Дед Мороз! - А вы бы что подумали, увидев такого субъекта 31 декабря?
   - Нет, я Святой Николай!
   - А это разве не одно и то же?
   - А вот хамить не надо... Я еще не решил, куда тебя определить в ад или рай. А ты сама-то куда хочешь?
   - Я?!? А можно мне дать немного времени для, так сказать, принятия обоснованного решения?
   - Времени? Да пожалуйста... До нового года хватит?
   - А сколько до него осталось?
   - Час.
   - Не, мало.
   - Больше не дам... У меня и без тебя забот перед новым годом много... еще и план горит. Так что или, или...
   - Тогда, я подумаю.
   И Святой Николай с пшиком растворяется... Приснится же такое! Последний раз прикладываюсь к фляжке. Все, коньяк закончился... Чем дальше буду нервы лечить?
   Но подумать о бренности всего сущего мне не дали. Прямо из двери морга вывалилась большая шумная компания. Уже знакомые мне Сима и Левчик, какой-то непонятный длинный и облезлый субъект в полосатой пижаме с волочащимися за ним трубочками от капельниц, и кто-то в белом халате и со стетоскопом на шее.
   - Это она?
   - Да, Доктор...
   - Ты меня видишь?
   - Да, и слышу тоже. И не кричите вы все так... голова сильно болит.
   Полупрозрачный доктор с добрым лицом, шустро так подплывает ко мне и начинает вполне профессионально осматривать:
   - Следите за моим пальцем... Пили много? - ощупывает мою многострадальную голову и шишку на затылке.
   - Не помню...
   - А как головой ударились, помните?
   - Не очень... А Вы настоящий врач?
   - Нет, я игрушечный! И я тебя попрошу не называть меня врачом, лучше лекарем.
   - Ну "лекарь" это как-то допотопно.
   - Зато правильно, лекарь от слова лечить, а врач - сама догадайся. Сотрясение мозга, хотя... было бы чего сотрясать... Лодыжка, наверное, уже прошла. - Подозрительно принюхивается. - А пить я вам, барышня, не советую. С сотрясением мозга это может для вас плохо закончиться.
   - Уже...
   - Что "уже"?
   - Уже плохо закончилось!
   - Почему?
   - А вы считаете, что видеть привидения - это нормально? А еще ко мне святой Николай приходил...
   - И что он вам сказал?
   - Дал час на раздумья, куда мне больше хочется в ад или в рай. А вы как думаете, куда лучше?
   - В раю скучно, в аду тяжко. Но это в любом случае лучше, чем если ты останешься здесь.
   - Я бы предпочла остаться...
   - В смысле остаться человеком? Настоящим человеком? С телом и всеми проблемами?
   - Ну, да... А можно?
   - Уже нет, если сам Николашка приходил, то нельзя. Он тебе час дал?
   - Д-д-да...
   - Ну, тогда молись, в кого ты там веришь, чтобы за этот час он про тебя не забыл. А то у него последние годы склероз, вечно забывает за душами зайти. Вон сколько тут их по больнице неприкаянными болтается.
   - Простите, доктор, я что, умерла?
   - Почти...
   Хватаюсь за фляжку, а в ней пусто... Не вовремя коньячок кончился, ой, не вовремя.
   Полупрозрачный доктор собирается уходить, я хватаю его за руку и сажусь на каталке. Я сижу, а тело лежит... Приехали...
   - В нашем полку прибыло. - Объявила Сима. - Слушь, ты, девка, мы рядом с тобой побудем, пока за тобой Николай не придет. Может он вспомнит про нас и заберет отсюда. Мне хоть куда, страсть, как надоело по больнице болтаться и не выйти никуда и поговорить не с кем. И сериал мой любимый бразильский по телеку закончился А ты, Левчик, как?
   - Не, тетя Сима, я лучше тут, в больнице... Мне в бойлерной нравится, я лучше там, чем в аду. Он меня в ад хотел засунуть, а я сбежал... Я лучше тут останусь, ты меня обратно в бойлерную проводишь?
   - Нет, я тут с девахой останусь, а то вдруг он раньше времени за ней зайдет. А в болерную тебя Доктор проводит. Он у нас добренький, всем помогает...
   - Сима!!! - возмутился лекарь.
   - Что Сима, что Сима! Я тебе говорила, не лезь к настоящим докторам со своими советами? Говорила?
   - Говорила...
   - Вот! А ты все равно лезешь... Да они же тебя не слышат, только нервы зря треплешь.
   - Не правда, меня слышат... Только называют это интуицией... А вот сегодня меня точно услышали!
   - Да ты что... Не удивительно... сегодня день какой, ты знаешь? - Доктор почесывает в затылке. - Сегодня последний день года, завтра, вернее сегодня новый год. Сейчас во всей больнице ни одного трезвого врача нет. Поэтому он тебя и услышал! А ты думал почему? Думал, твои упражнения помогли? А вот и нет!
   И чего эта тетка на доктора наехала?
   - А вот и не подеретесь... - Все привидения дружно повернулись ко мне. Запал у Симы, видно уже прошел, а Доктор решил покинуть место конфликта.
   - Левчик, давай руку, я тебя в бойлерную отведу.
   Добрый Доктор взял рокера за руку, и они растаяли где-то в конце коридора.
   - Я пожалуй тоже пойду... Не хочу с Николаем общаться, мне и в реанимации не плохо живется... - И длинный и нескладный субъект в пижаме растаял...
   - Иди, иди..., а то как там без тебя обойдутся, - ядовито напутствовала его Сима. - Трусы!
   Как у них тут все запущено, однако... Я, астральное тело, слезла с каталки и пошла к моргу. По всем обстоятельствам я должна была хромать, если одна нога туго забинтована, а на другой сапог с высоченным каблуком. Но я передвигалась с грацией лебедя из "Лебединого озера".
   - А ты, красавица, далеко собралась? - и передо мной с руками на боках нерушимой стеной встала Сима.
   - Пойду, поищу санитара...
   - И зачем он тебе?
   - Ну, может, если его поторопить, то он отвезет меня наверх..., а там реанимация и все дела...
   - Ага, как же... Пошли, я тебе покажу санитара...
   Сима схватила меня за руку и ловко протиснулась сквозь дверь морга, а потом рывком протащила за собой меня. Проходить через двери оказалось очень прикольно и щекотно...
   Я, наивная, думала, что морг это комната где трупы лежат. Ага... За дверью с многообещающей надписью был длинный темный коридор со множеством дверей. Одна из них была плохо прикрыта, оттуда пробивался яркий лучик света, и было слышно, что там работает телевизор. Шел мой любимый новогодний фильм с Мягковым и Барбарой Брыльской. Лучше бы я осталась дома с мамой, смотрела бы кино, и чего меня понесло на эту вечеринку?
   В искусственном свете Сима стала совершенно невидимой, но я по прежнему чувствовала ее руку, и она уверенно тащила меня за собой, туда к свету и цивилизации. Посреди комнаты стоял накрытый стол с вполне приличной домашней закуской. У стола диван. А на нем в обнимку спят два мужика в грязно-белых халатах.
   - Выбирай, который тут твой?
   - Но он не мой! И нет его здесь...
   - Как нет? Погодь, значит, он у Михалыча... больше негде.
   И Сима протащила меня за собой за маленькую неприметную дверь в углу комнаты. Там в крохотном и крайне запущенном помещении бывшего туалета стоял ОН - самогонный аппарат. Шедевр конструкторской мысли, объединяющий в себе электрическую плитку, скороварку и венец творения человечества - змеевик. По стеклянной трубочке змеевика, вокруг трубочки с паром, бежала холодная вода из крана и вытекала в канализационную трубу, а сам Его Величество САМОГОН медленно капал в банку из-под огурцов. В углу бывшего туалета в обнимку с большим алюминиевым бидоном с бражкой, лежал мой санитар.
   - Судя по всему, в палату я уже не попаду...
   - А ты попробуй его разбудить. А я посмотрю, может, получится?
   Я попыталась потрясти санитара за плечо, рука прошла сквозь тело и стала чесаться... Тут из-за труб вылез мужик в белом халате, со свернутой на бок головой и веревкой на шее. И авторитетно заявил:
   - Раньше чем через час не проснется!
   - Чего ж ты, Михалыч, допустил в своем хозяйстве подобное безобразие? - выступила Сима.
   - Молчи, женщина! Ты ничего не понимаешь в празднике... И вообще, ПРОЧЬ ИЗ МОЕГО ДОМА! - Меня и Симу подхватил теплый ветер с явным ароматом самогона и резко выдул нас из бывшего туалета и из приветливой комнаты отдыха, а по телевизору незабвенный Мягков плясал на морозе, приговаривая: "Надо меньше пить, надо меньше пить..."
   - Ну!? И дальше куда? До нового года времени еще полно. - Мрачно поинтересовалась Сима.
   Мы стояли..., или висели? Нет, все же стояли, посреди коридора и я судорожно пыталась сообразить: а действительно дальше-то что делать? В плату я самостоятельно ну никак не попаду, с реанимацией - облом. Вот и встретила новый год с одноклассниками...
   - Сима, проводи меня к Доктору, может он чего посоветует?
   - Да чего он может... Ладно пошли, развлечемся... - И она неспешно, с грацией воздушного шарика, поплыла вглубь помещения морга.
   - Сима, а кто такой этот... Михалыч?
   - Он раньше санитаром был, тут в морге. Словил белочку, и повесился в туалете, ну, где мы были... Потом, как освоился, стал безобразить, то унитаз засорится, то раковина расколется, то кран сорвет, а уж зеркала больше суток там никогда не висели... А когда этот гад всю плитку отбил, туалет заколотили. Вот он и живет там... А самогонщиков е себе пустил, алкоголик.
   Доктор обнаружился уже в самом помещении морга. Посреди комнаты на металлическом столе лежал обнаженный труп. Девушка-готка могла бы быть красивой, но еще при жизни разукрасила себя под труп, шикарные черные волосы (мне бы такие), черные ногти, черные губы, черная обводка открытых глаз, блестящая нержавейка пирсинга, и презрительная усмешка над всеми живыми существами. На бедре тату в виде колючей проволоки привязывающей к нему кровоточащую розу. Страшная, но все же красивая.
   - Вот чего людям не живется! Молодая, здоровая... детишек бы могла народить. А так, прах к праху.
   - А что с ней?
   - Передоз, - привычно буркнула Сима.
   Прямо над трупом в позе лотоса сидел Доктор.
   - Сима, чего это он?
   - Готовится. Ты нормально говори, чего шепчешься? Он сейчас все равно тебя не слышит. Проверено.
   - А что он собирается делать?
   - А это у него хобби такое... Он все пытается, понимаешь, труп какой оживить и в него вселиться.
   - А зачем?
   - Ну как же... Наш Добрый Доктор, мы его так называем, потому как имени своего он не помнит. У нас почти все свои имена сразу забывают, и остальное, все, что личное, тоже забывают... Я вот помню, что Сима, а кем была раньше, какая фамилия или отчество - как отрезало. Вот про других, что появились тут после меня, знаю и помню. А про себя все забыла...
   - А Доктор?
   - Доктор... он раньше в этой же больнице работал, вроде как хирургом. Так и умер на рабочем месте. Как раз на какой-то новый год. Его коллеги приняли на грудь, а у нас в это время аншлаг, сама понимаешь. Он и стоял за операционным столом, пока его удар не хватил. И главное, медсестре сказал, что просто обморок от переутомления, и чтоб она домой шла к мужу и детям, а ему потом хуже стало. Другая смена его и будить не стала, все же бесчувственные были, а когда хватились, то уже поздно. И с тех пор все пытается обратно в тело вернуться, хоть в какое. Раньше рвался кого-то найти... На все операции ходит, чтоб, значит, квалификацию не терять. Все норовит коллегам подсказывать, да напоминать, а они его не слышат. Вот ему и обидно...
   - А что он может им подсказать?
   - Ну как же... Он же может сам внутрь пациента заглянуть, все своими глазами увидеть, без всякого рентгена. О, смотри....
   Добрый Доктор повернулся в воздухе головой вниз, и словно нырнул в ... труп. Тело девушки дернулось, улыбка сменилась гримасой страдания, ее глаза закрылись и все...
   - Счас вылезет.... Опять у него ничего не получилось, - прокомментировала телодвижения трупа Сима.
   Пирсинг на брови чуть зашевелился и из тела выполз грустный-грустный Доктор, вздохнул и уставился на татуировку.
   - Вам не нравятся розы?
   - Нет, я люблю розы, но не кровавые.
   - А я всякие, только не желтые.
   - Это зря желтый это самый яркий, оптимистичный цвет. Первым из цветов новорожденный начинает различать именно желтый, это я тебе как имеющий высшее медицинское говорю. Желтый цвет, обычно, вызывает чувство радости, легкости, тепла. На знаменитой йеллоувой субмарине Битлы сражались с силами зла. Но в большом количестве он становится назойливым, и способен раздражать так же, как зачастую раздражает непрерывно радующийся человек. Желтый стимулирует мозговые процессы, но, к сожалению, не только положительные. Недаром древние греки приписывали холерический темперамент переизбытку в организме желтой желчи. Также считалось, что именно этот цвет способен вызывать эпилептические припадки, поэтому его часто связывали с безумием, а сумашедшие дома называли "желтыми".
   - Значит, правильно, что моя мама желтым цветам радуется?
   - Конечно, женщина должна радоваться цветам. Она наверно у тебя веселая?
   - Нет. Перечитывает который раз одну и ту же книгу и рыдает на моменте, где любовь выскакивает из-под земли как убийца в переулке и поражает сразу обоих.
   - Так поражает молния, так поражает финский нож! - процитировал Доктор.
   - Ну вот, и Вы туда же!
   - Но я же при жизни читал книги, много читал. Любил книги, даже сам пытался писать. Ведь тот писатель, он тоже сначала людей лечил... А я так толком ничего и не успел....
   - Ничего, в следующий раз может и получится, - успокоила Доктора Сима.
   - Нет, не получится! Я при жизни был бездарностью и после смерти остался бездарностью! Не получается у меня обратно стать настоящим человеком, из плоти и крови. - И Доктор пригорюнившись присел прямо на труп. - Я хотел оставить о себе какую-то память, да видать не судьба. Я так стремился стать настоящим ЛЕКАРЕМ, у меня и девушек можно сказать не было. Какая-то бессмысленная жизнь получилась. И даже смерти толком не выходит.
   А я все думала: а зачем ему все это... Эксперименты, хождение на операции, попытки подсказать врачам, где они ошибаются. Ладно бы они его слышали и благодарили, так нет...
   И тут абсолютная тишина, и темнота морга взорвались. Из стен, пола и потолка полезли приведения разной степени прозрачности:
   - Сюрпрайс! Сюрпрайс! С новым годом, вас Доктор!!
   Среди этого мельтешения я заметила знакомую полосатую пижаму, косуху Левчика и Михалыча с призрачной бутылкой в руке, занюхивающего самогон остатком веревки. Привидения кружились, кричали, поздравляли Доктора и всех присутствующих, стало очень весело. Бутылка Михалыча пошла по кругу...
   Общее веселье неожиданно обломил появившийся Святой Николай. Он возник ниоткуда среди общего веселья и сразу его даже и не заметили. Только виновник торжества, так и продолжающий сидеть на трупе, вдруг неожиданно опять нырнул в окоченевшую готку.
   - Этто я удачно зашел, - прогудел басом Святой, оглядываясь по сторонам и потирая руки.
   Все собравшиеся на мгновение застыли в воздухе, а потом дружно попытались удрать, но стены вдруг стали твердыми и попытки просочиться сквозь них заканчивались гулкими ударами, визгами и матом. Через минуту другую, все присутствующие утихли и смирились со своей участью, некоторые, безуспешно попытались спрятаться под столами и в морозильниках.
   Святой, тем временем, вытащил из карманов шубы два мешка, стал хватать заблудшие души по очереди, осматривать, со всех сторон. И убирать их в мешки. Кого в левый, кого в правый. Последней в мешке исчезла Сима.
   - Ну что, решила, куда тебя?
   - А можно я еще подумаю?
   - Не, нельзя.
   - А остаться, в смысле, остаться человеком мне можно? А то ...
   - Что то? Детей нет, мужа тоже не завела. Чего тебе тут делать-то?
   - Так я ... э-э-э это... вот из больницы выйду и сразу и замуж выйду, и детей нарожаю. Честно слово...
   Святой смотрел на меня скептически, задумчиво почесывая в бороде.
   - Я бы может тебя и отпустил, но у меня план... До нового года осталась одна минута, а у меня одной души не хватает. Не, не могу.
   И Святой протянул ко мне свою загребущую руку... Тут из тела наркоши вылез Доктор:
   - Возьмите меня, Вам же все равно, какая душа...
   - А ты откуда взялся? О, буду знать, где ты прятался все это время. Давно тебя пытаюсь поймать, мы даже, одно время, на тебя ставки принимали, да... А чего это ты вдруг решился уйти из больницы, я на тебя уже плюнул и ловить-то перестал, все ждал когда же тебе надоест неприкаянным по больнице шляться. Ну, что надоело?
   - Надоело. Ничего у меня не получается... Я все это время хотел обратно в тело вернуться, опять стать человеком...
   - Человеком? Хм... Это ведь ты третьего дня подсказал хирургу, что он ищет не там?
   - Я.
   - А говоришь, что не человек...
   - Так ведь не настоящий... Настоящие после себя какой-нибудь след оставляют...
   - Ну, это ты батенька, не прав. Не прав... Ну раба Божия Елена, собирайся. Цигель, цигель, Михаил Светлов! Давай живо, мне сегодня на сверхурочные оставаться не охота.
   - Так ты Елена?! А маму, случайно, не Маргарита зовут?
   - Да, а откуда Вы знаете?
   - Только не говори что ты Елена Сергеевна.
   - Именно так, мама была так помешана на этой книге, что назвала меня в честь возлюбленной писателя.
   - Это не она, это я, - призрак Доктора вдруг вспыхнул как новогодняя елка. По обшарпанным стенам поплыли блики, жуткая комната вдруг показалась цветущим майским садом.
   - Так Вы..., - сотрясенные мозги со скрипом, но соображали, - МАСТЕР!
   - Я хотел им стать, мастером от медицины, но ты видишь, что в жизни ничего не получилось.
   - Как ничего! А я? Я же твоя дочь!
   Лицо высунувшееся из мешка Симы заливалось слезами умиления:
   - Рассказать кому - не поверят. У Доктора теперь дочка есть, а теперь и внуки будут, деваха самому Николаю обещалась нарожать. Такого ни в одном сериале еще не бывало!
   - Ну да ладно.... Раз такое дело, исполню я одно твое желание. Утверждаю тебя "в степени лекаря с отличием со всеми правами и преимуществами, законами ... сей степени присвоенными". Будешь с того света своих коллег консультировать, при современном развитии средств связи это довольно просто. Все, прощайся со своей дочкой. Беру тебя вместо нее, может после сегодняшней ночи из нее что и получится. Поняла? Человек, ради тебя, можно сказать псевдожизнью пожертвовал. Так что не меньше троих. Через год проверю... Чтоб один уже был как минимум в проекте.
   - Троих чего?
   - Детей, дура....
   Темнота...
  
   Пришла в себя утром в больничной палате... Это что был кошмарный сон? Или и вправду придется замуж и детей рожать? Б-р-р...
   На тумбочке стоят желтые розы и лежат желтые лимоны. Через раскрытые двери палаты я вижу, как мой бой-френд беседует с моим палатным врачом, прошу прощенья, ЛЕКАРЕМ.

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"