Алинна: другие произведения.

Ночь выборов (Ж)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан для конкурса белорусского фэнтези "Ночь шабаша". Позволили себе вложить в уста наших персонажей высказывания хорошо известных политических деятелей, коих уважаемый читатель, надеемся, без труда узнает.

   Ночь выборов
  
   "Живет в белорусском Полесье кудесница леса - Алеся..."
  
  Любая история с чего-то начинается.... Эта началась с того, что мне стала сниться моя бабушка. Мы уехали из белорусской зоны заражения, нынешнего Полесского заповедника, когда мне было пять лет, а она осталась: она хотела умереть там, где родилась и прожила жизнь. Я совершенно не помню ее внешности, в памяти осталось только тепло сухих ладоней, гладящих меня по голове, и безграничная любовь. А еще -неповторимый запах сухих трав и чего-то сказочного, полосатые коврики на полу и клубящиеся в солнечном свете золотые пылинки. Этим неиссякаемым, родным ароматом был пропитан весь ее маленький, чуть покосившийся домик. Она умерла через месяц после отселения, ее похоронили на старом деревенском кладбище.
  От бабушки всегда исходило спокойствие и уверенность, то, чего не хватает нам в нашем сумасшедшем мире. А этой весной на грани нервного срыва оказались почти все...
  Но, стоило кошмарам прописаться у меня в ночное время, точно как в далеком детстве, во сне, моя бабушка приходит ко мне, садится рядом со мной на кровать, что-то мне тихо шепчет и гладит теплой ладонью. Утром я просыпаюсь и ничего не помню из ее тихих рассказов, но с каждым днем во мне растет уверенность в том, что надо съездить в зону и навестить ее могилу.
  29 апреля, сдав последний отчет, я поняла, что перестаю быть человеком, становлюсь придатком к компьютеру с его клиент-банком, что уже действую как робот, у которого вот-вот сядут элементы питания. Я плюнула на все, взяла на работе один день за свой счет, с утра 30-го села в обожаемый "гольфик" (Фольксваген Гольф) и поехала...
  Машина уверенно катилась по дорогам Белоруссии, светило весеннее солнышко. А я все пыталась понять: зачем я, взрослая и уравновешенная женщина, вдруг сорвалась с места и полетела в закрытую радиоактивную зону? И что меня заставило это сделать? Ну не сны же, право слово... Ну, есть у меня в личной жизни некоторые проблемы, есть. На данный момент, она - личная жизнь - у меня полностью отсутствует. И все вроде нормально, знакомлюсь, начинаю встречаться, даже строить планы... И тут, РАЗ, и все - я опять одна. Надоело! Не хочу больше ничего.
  "Не хочу быть миллионером,
  Не хочу быть миллиардером,
  Не хочу быть московским мэром,
  Президентом и даже премьером,
  Я хочу быть ...."(1)
  Нет, им тоже быть не хочу! Стоп, не истерить за рулем! Распустила нюни, как крашеная блондинка. Давай, соберись, следи за дорогой, не забывай про карту.
  А вот и поселок Бабчин. От него на юго-восток идет дорога со зловещим названием Р33, с КПП перед въездом в заповедник. Грустный мужик в камуфляже долго рассматривает мои заранее оформленные документы на въезд.
  - Зачем вам в заповедник?
  - Хочу посетить могилу бабушки. Оградку поправить, цветочки посадить...
  Охранник вздыхает, молча отмечает мне разовый пропуск и поднимает шлагбаум.
  "Гольфик" весело едет по замусоренному асфальту дороги, ласково припекает солнышко, птички щебечут - лепота!... Даже и не верится, что где-то тут неслышно притаился безжалостный зверь - радиация.
  Проезжаю Дроньки, покосившийся грязный указатель, кругом тишина и запустение. Стоящие без стекол дома грустно смотрят на мир пустыми глазницами окон. Некоторые совсем развалились, другие еще держатся. Дорогу перебегает рыжая, облезлая по весне, лиса, а может она так выглядит и не только из-за весны. Еще километра четыре и будут Оревичи. Дорога проходит чуть в стороне от поселка, а заехать на едва видную, заросшую подъездную дорогу я не рискую. "Гольфик", он всем хорош, но для езды по пересеченной местности не предназначен совершенно. Даже если он проедет, то пробой колеса будет для моей поездки фатальным. Сама я колеса менять не умею. Нет, теоретически я с этим знакома, а вот с практикой начинается самое интересное. Поэтому, лучше уж я пешочком.
  Паркую машину на обочину, кладу в кармашек куртки дозиметр, чтоб было, и достаю из багажника лопату, грабли и сумку с цветочной рассадой. А потом, пыхтя и отдуваясь, как паровоз, пру по пересеченной местности к кладбищу. Там пусто, покосившиеся оградки и кресты. Долго ищу заросшую бурьяном могилку. К своему удивлению обнаруживаю на кресте свежий венок из скромных цветов мать-мачехи, а рядом, почти на соседнем памятнике сидит, и оценивающе рассматривает меня черно-белая сорока(2).
  - Кыш! Пошла вон... - кричу я на бесцеремонную птицу и размахиваю руками.
  Вы думаете, она меня послушала? Как бы ни так... Птица, наклонила голову и посмотрела на меня сначала одним глазом, потом другим. Прошлась по памятнику туда-сюда, прострекотала что-то нецензурное и, нагадив, улетела.
  Бурьян на могиле сдался только после долгой и продолжительной борьбы. Рассада завяла, и мне пришлось пойти к машине за бутылками с водой. Достала их из багажника и чуть не села от страха. Рядом с машиной стоит маленький пыльный мужичок в широкополой шляпе, ярко красных резиновых сапогах огромного размера, одетых почему-то наоборот, левый на правой ноге, а правый на левой. Сверху на мужичке была одета длинная, по колено, большая, явно ему не по размеру, синяя телогрейка. А рожа у него небритая и явно бандитская.
  - Ты што ль алеськина внучка? - Голос у него скрипучий, как не смазанные ворота нашего склада.
  - Ч-чего?
  - Твою бабку, как звали?
  - А-алеся... - меня назвали, как и мою бабушку. Это имя у нас семейное, всех женщин у нас в семье испокон веку так называли.
  - Ну?! Так ты ее внучка?
  - Я...
  - За наследством приехала или как?
  - Да вот... ц-цветочки на м-могилку посадить...
  - Цветочки, говоришь? Эт-то хорошо.
  Тут мужичок удивленно таращит глаза и показывает заскорузлым пальцем на что-то позади меня, я невольно оглядываюсь. Сзади никого нет, только воробьи беззаботно купаются в пыли обочины, деловито ходит трясогузка и пытается дирижировать птичьим ажиотажем. Поворачиваюсь обратно, а мужичка-то и нет... На всякий случай заглядываю под машину и в заросшую канаву. Никого... Это ж надо так попасться на элементарный розыгрыш, а может и не было никого? И мужичок мне почудился?
  - Чтоб тебя... мерещится всякое.
  Повесила на шею сумку с бутербродами и водой, попить, захлопнула машину, в руки - две пятилитровых бутыли, иду обратно, к могилке и вялой рассаде. Вылила на цветочки всю принесенную с собой воду, авось приживутся. Еще поборолась с бурьяном на соседних, уже безымянных, могилках и села на скамеечку съесть бутерброды, запивая их теплой и потому противной газировкой.
  Солнце хорошо перевалило за полдень, и я решила, что вернуться в цивилизацию я всегда успею, а сейчас, когда долг могилкам предков отдан сполна, можно и прогуляться. Посмотреть, что там осталось от поселка, в котором я родилась, и от дома предков. Когда еще сюда выберусь?
  Долго бродила между покосившихся заборов и развалин домов, но так и не смогла вспомнить, в каком же из них мы жили? Все заросло кустарником и молодыми березками, заборы развалились, старые деревья попадали. Вроде этот..... Болезненно застонала перекошенная дверь, но в дом меня пустила. Кругом дух запустения, занесенные ветром сухие осенние листья, со стен свисают отслоившиеся от сырости обои, а с потолка -гирлянды паутины. За печкой шуршит что-то, и словно чугунок кто-то двигает. Заглянула и поняла, что я сегодня явно переработала и на весеннем солнце перегрелась.
  За печкой стоит кто-то маленький с длинной седой бородкой и усами, в драной-предраной одежке, с личиком, похожим на печеное яблочко, а на ногах лапотки. Стоит и держит в грязных ручках огромный старый ухват. Стою и, как дура-блондинка, пялюсь на малыша, а он на меня смотрит и с места не двигается.
  - Ты кто? И зачем тебе ухват?
  - Ты что, меня видишь? - на печеном личике удивление.
  - Да, вижу. А вы тут в заповеднике живете?
  - Я тут под печкой живу. Хозяева уехали, а я остался. Хворый был...
  И малыш, хотя какой он малыш с такой-то седой бородой, громко хлюпнул носом. Скрипнула калитка, и я повернулась посмотреть, кто еще тут ходит. Но это просто ветер играл в свои игры... Когда я повернулась обратно, мужичка уже не было.
  Все! Хватит для меня на сегодня странностей! То один появился и исчез, то другой. Домой! Скорее домой. А то мерещится всякое...
  И я быстрым шагом пошла к машине. Села, пристегнулась, а она не заводится. Я вышла, открыла капот, глубокомысленно посмотрела на пахнущие маслом и бензином потроха "гольфика" и подергала за разные шланги. Протерла стекло, постучала по колесам, вывернула, протерла и ввернула обратно свечи. Все равно не заводится! Ну что ж, я сделала все что могла, пора сдаваться, и я мужественно достала из сумочки сотовый телефон. "Моторола" мигнула и радостно сообщила, что я нахожусь вне зоны действия сети. А вот теперь пора паниковать...
  Пока я ходила по Оревичам, сажала цветочки и танцевала с бубном вокруг нежелающего заводиться гольфика, длинный весенний день незаметно подошел к своему логическому завершению. До утра меня никто искать не будет, поэтому придется ночевать в машине, идти пешком - страшно. Вздохнула и достала из багажника теплую куртку, удачно забытую мной еще с зимы. Захлопнула багажник, а возле машины, на том же самом месте, где давеча стоял разбойного вида мужик в красных сапогах, смущенно переминаются с ноги на ногу две босоногих девочки-подростка в легких летних платьицах, похожие друг на друга как две капли воды.
  - Девочки, а вы тут откуда?
  Близняшки переглянулись, прыснули в кулачки и заговорили хором:
  - Живем мы здесь... А это вы алесина внучка?
  Снова здорово...
  - Я.
  - Ой, как хорошо, что вы приехали именно сегодня. Пойдемте с нами, мы вас со всеми познакомим. Как хорошо, что именно сегодня... Вы будете участвовать в выборах, а то наш Батько совсем распоясался... Пойдемте, пойдемте, там уже и стол накрыт. Будет весело... сегодня будут танцы и купания... мы вам так рады... вы так вовремя...
  Я попыталась упереться и никуда не пойти, но из кустов выскочили еще три девочки, чуть постарше, но тоже босиком. Они окружили меня, схватили за руки, закружили, завертели, защебетали, и я сама не поняла, как, зачем и куда я пошла вместе с ними. Перед глазами все поплыло в пестром хороводе лиц, пестрых платьев и цветочных венков.
  Я пришла в себя возле разгорающегося костра, сидя на бревне. Солнце уже совсем зашло, и на небе высыпали звезды, здесь их куда больше чем в городе. Вокруг меня ходили, говорили, спорили и ругались какие-то люди, или не совсем люди? Уж очень странного вида были некоторые существа, что подкладывали в костер дрова, сколачивали длинные лавки и накрывали на стол.
  Прямо рядом со мной стояли трое. Две знакомые мне девушки-близняшки, и как они босиком ходят? Холодно же еще... И маленькая, мерзкого вида, лохматая и грязная старушенция. Она размахивала руками и клюкой, и, брызгая слюной, кричала на девчонок визгливым голосом. Я сидела и заворожено смотрела на это представление.
  - Да зачем вы ее сюда притащили?! Кто за нее голосовать будет?! Вам что, плохо при Батьке живется?! Да кто вы вообще такие, чтобы в политику вмешиваться?! Да я вас... сопливые еще! Я сейчас с ней разберусь...
  И так далее, и все в том же духе.... Вот разоралась-то, аж в ушах звенит, но девочки стояли твердо плечом к плечу, и ко мне старуху не подпускали. Но жертва пенсионной реформы проявила редкостный напор, и девочки постепенно, по чуть-чуть отступали. Когда мне показалось, что девочки не выдержат и сбегут, между ними и старой каргой, словно из воздуха или вечернего тумана соткался огромный длинноволосый мужик, замотанный в рыболовную сеть, как Цезарь в тогу.
  - Ты что тут, вобла сушеная, моими девочками распоряжаться вздумала? Это я их послал новую ведунью встретить. Ей давно пора в права наследования вступать, а то развели здесь демократию, понимаешь... - Весь боевой запал у старушенции сразу прошел, она как-то вся сжалась, усохла, стала меньше ростом. Ее торчащие во все стороны седые патлы обвисли, и она как-то сразу поблекла.
  - Да я что... я ничего. Я ж не знала, что это вы батюшка Водяной(3), велели ее сюда привезти. Я ж думала, что они сами тут самодеятельность устроили. Так я пойду?
  - Иди уж... - Он величественно махнул рукой, и старушка словно растаяла в воздухе. - Ишь-ты как... Батьке побежала докладывать...
  Мужик повернулся ко мне. Колоритнейшая, я вам скажу, личность. Длинные, волнистые как струи водопада волосы, бородища до пупа, а усы! Никогда таких не видела, заботливо заплетенные в косицы, свисающие почти до пояса. Одет только странно...
  - А ты чего сидишь? - это он мне, - Чего за моих мавок(4) не вступилась?
  - Да я...
  - Сиди уж... Вижу, что заморочили они тебе голову, до сих пор в себя прийти не можешь. Ничего, вот искупаешься в заговоренном омуте с моими девочками русалками(5), мавками, бродницами(6) и прочими, через костер прыгнешь, что остальные местные запалят, и будешь полноправной ведуньей, как твоя бабушка, пра-бабушка и прочие пра-пра-бабушки были. И будет у нас опять порядок и единоначалие, как исстари повелось.
  Что-то мне перспектива купаться в омуте, да еще и в апреле месяце, совершенно не нравится, и через костер я прыгать тоже как-то не хочу. Это ж полное нарушение правил техники безопасности! Только я открыла рот, чтобы возразить о нарушении прав личности, то есть меня, любимой, как к нам подлетел тот самый мужичок бандитского вида в красных сапогах, что напугал меня у машины. Следом за ним волоклась и знакомая старушка.
  - Не позволю!! Не позволю без голосования лишить народ завоеваний демократии! Только демократическое изъявление воли всей живущей в заповеднике нечисти будет являться легитимным. Я буду легитимным еще долго. Я еще не все сделал, из-за этого власть потеряю не скоро. - Он стоял, топотал сапогами, одетыми наоборот и громко вещал, стреляя глазками по сторонам. Слушает кто еще или нет?
  - Я пришел и начал руководить нечистью так, как умел, а вы мне тут единоначалие собрались вводить. Без честных выборов?!? НЕ ПОЗВОЛЮ!!
  - Выборы, говоришь... Ну что ж, будем идти в ногу со временем. Будут тебе, леший(7), выборы, сам напросился. А сейчас извини, мне с ведуньей наедине поговорить надобно.
  После этих слов патлатого, запал у мужичка в красных сапогах прошел, и он как-то бочком, тихохонько удалился.
  - Эх, вы! Такого человека обидели! - Крикнула нам старушка и побежала следом за оратором.
  И тут меня прорвало:
  - Объясните мне, что тут происходит?! Какие выборы? Какая ведунья? Какое единоначалие? Мне после праздников на работу надо, у меня зарплата не начислена, у меня камеральная проверка скоро....
  - А случайно демонстрации трудящихся у тебя завтра нет?
  - Нет. Этого мне только не хватало, ходить, что-то там демонстрировать!
  - Истерику прекратить! Встать! - я невольно вскочила с бревна, как подброшенная пружиной. - Иди к столам, поешь, а то что-то ты злая, голодная наверно. Я с тобой близняшек оставлю, они тебе все расскажут и покажут. А я сейчас нашу предвыборную программу и речь подготовлю, но говорить тебе придется без бумажки, у нас тут этого не любят. И сырости мне тут лишней не разводи... Я хоть и водяной, но слез не люблю, дюже они соленые. Шагом марш!!
  И я строевым шагом, как на уроке НВП пошла, пошла к столам, потому как есть и вправду хотелось. Близняшки маршировали следом за мной, как почетный караул. Плюхнулась на скамейку и схватила первую попавшуюся глиняную кружку, выпила половину содержимого и закашлялась, а из глаз полились слезы. В кружке был самогон, крепкий, чуть сладковатый, и пахнущий летним разнотравьем. Одна из близняшек сунула мне другую кружку запить и поставила тарелку, наполненную доверху какой-то едой.
  Самогон подействовал на меня положительно. Это в том смысле, что наваждение и чувство, что все это происходит не со мной - прошло. Я огляделась по сторонам, и ужаснулась - я сошла с ума, какая досада. Вокруг меня ходили, смеялись и разговаривали странно одетые и хорошо загримированные личности. Под ногами и вокруг стола бегало и дралось что-то мелкое, волосатое, жуткого вида. У меня появилось стойкое ощущение, что я попала на съемки фильма ужасов, не хватало только режиссера, оператора с камерой и девушки с хлопушкой. Все остальное: декорации актеры и спецэффекты - были на месте.
  Я закинула что-то в рот и решительно приступила к расспросам, поскольку даже в сумасшествии порядок быть должон.
  - Девочки, а вы кто? - для начала спросила я у близняшек.
  - Я - Оля, она - Поля, - замечательно, теперь бы еще научиться их отличать.
  - Девочки, а почему вы босиком? Вам не холодно?
  Близняшки, сидящие слева от меня, дружно прыснули в кулачки. Понятно, значит, я сморозила какую-то чушь.
  - А кто тот бородатый, в сеть замотанный?
  - Это дядюшка Водяной.
  - Водяной - это фамилия или погонялово? - уж очень у местного народа бандитские замашки.
  Девочки дружно уставились на меня, потом зашептались и стали пинать друг друга локтями, выясняя, кто же будет меня просвещать. Потом договорились, и та, что Оля стала пояснять, а Поля ей помогать.
  - Водяной - это настоящий водяной...
  - ...Местный хозяин вод. Он над нами и прочими водными обитателями командует. Рыб пасет, старицы и запруды сооружает.
  - А мы мавки, русалки, водяницы(7), бродницы, и прочие жители вод - все у него в подчинении.
  Все опять как-то закружилось и поплыло перед моими глазами, захотелось срочно хлебнуть еще самогону, для успокоения нервов.
  - Вы кто?...
  - Мы - мавки, - хором сказали девочки, и, словно прочитав мои мысли, сунули мне в руки ту саму кружку с самогоном. Хорошо пошел!
  - А тот, в красных сапогах, кто?
  - Батько Леший. Он раньше, когда ваша бабушка была жива, помогал ей за лесными жителями присматривать.
  - А моя бабушка, она тогда кто?
  - Да не пугайтесь вы. Ведунья она была, потомственная ведунья. И вы тоже ведунья, потому нас всех и видите.
  Я с тоской посмотрела в кружку. Самогона в ней больше не было. Что-то мелкое и волосатое быстро пробежало по столу, волоча на спине бутыль с жидкостью. Оно подбежало, ловко наполнило мою кружку и побежало дальше. Еще немножко выпила, для успокоения нервов.
  - А этот с бутылкой кто?
  - Бука(9).
  Ой, все, мне больше, кажется, пить нельзя. Надо срочно закусывать.
  Оглядела стол. Чего на нем только не было... Грибочки разные: и жареные, и соленые, рыбка нескольких видов, холодец, ... В моей голове крутилось: "Почки заячьи верченые, головы щучьи с чесноком, икра черная, икра красная и икра заморская баклажанная..." В центре стола возлежал гусь, царь-птица в венце из антоновских яблок, усыпанная рубиновыми градинками клюквы. Мохнатые ручки водрузили по обе стороны от гуся два блюда с колдунами(10).
  - Ой, совсем как у бабушки! - вырвалось у меня. И я начала глазами шарить по столу в поисках вилки или ложки, ну не руками же мне лезть, третье тысячелетие на дворе как-никак. И тут оказалось, что вилка уже у меня в руке, не иначе кто-то вложил. Я подцепила румяный колдунчик, откусила, предварительно подув. Его золотистая корочка захрустела.... Хорошо, хоть и не диетично.
  - Ну-ка, дайте мне горло промочить, что ли? - это дядька Водяной подошел к столу. Ему тут же выставили персональную кружку размером с аккуратненький бочонок,
  - За успех нашего победоносного мероприятия!
  Кружка была осушена в один глоток. Дядька подцепил себе изрядно холодца, но искал еще среди закусок еще что-то.
  - Ну, где...где.... он?
  Бука шмякнул ему поверх холодца остро пахнущего хрена из горшочка. Водяной заглотил свою закуску, ухнул, передернул плечами.
  - Действительно, ОН, - довольно покачал головой и отправился дальше руководить мероприятием.
  Плотно закусив, я пришла к неутешительному выводу. Я с ума не сошла и я не сплю. Ни в сумасшедшем доме, ни во сне ТАК не кормят. А то, что у нас в роду у женщин не все гладко, об этом я всегда помнила. И бабку мою за глаза все ведьмой называли, даже моя мама, хотя невестки своих свекровей и не так называют.
  От сих мрачных размышлений меня отвлекло подергивание рукава. Нехотя повернулась.
  У стола стояла целая делегация бородатых карликов в разномастной одежке. Старший из них держал в руках какую-то бумагу.
  - Многоуважаемая ведунья, мы к Вам с челобитной..., - этого еще не хватало, и мне в нос бумагой своей тычет. Пришлось взять. Развернула... м-да-м... дальше первых двух слов прочитать не могла. Челобитную мне подали написанную красивым старинным шрифтом и, кажется, на старославянском. Свернула сей образец народного волеизъявления и посмотрела на коротышек строгим взглядом.
  - Так вы чего просите-то?
  - Мы, уважаемая ведунья, хотим попросить у вас разрешения на эмиграцию. А то Батько Леший нам уехать не разрешает, говорит, что мы "традиции нарушаем". Ежели вы нашей молодежи разрешите уехать, то мы все дружно за вас проголосуем.
  - А вы... - я сделала круговой жест рукой, - это кто?
  Мужичок посмотрел на меня недоуменно, а потом сообразил:
  - Мы - это домовые(11), волосатки(12), банники(13), овинники(14), дворовые(15) и прочая нечисть, что завсегда среди людей жила и от них питалась. Люди уехали, дома остались... Мы все надеялись, что люди обратно вернутся, но вот... Старики-то тут останутся, век доживать, а молодежь надо к делу приставлять, и жить им негде.
  Делегация коротышек загудела, одобряя слова челобитчика, некоторые шмыгали носами и плакали. А я подумала, как, наверное, им тут плохо, одним, без людей, в пустых холодных домах.
  И я словно во сне проговорила:
  - Разрешаю вам покинуть пределы заповедника и переселиться к людям.
  Делегация радостно зашумела, а от свернутой челобитной пошел дымок, она вспыхнула и загорелась синим, не обжигающим руки пламенем. Пшик... и только пепел от нее остался, и тот унес легкий ветерок.
  - Да будет так! - громко провозгласил челобитчик, и толпа просителей как-то быстро испарилась.
  - Девочки, а про какие выборы тут говорят?
  - Так пока Вы в силу не вошли и сюда не приехали, всеми делами Батько Леший заведовал. Его на эту должность общим собранием выбрали, ведуньи то не было, а порядок поддерживать надо, - оправдывались мавки.
  - Теперь-то как Вы появились, так вам прямая дорога нами править, как испокон веков было.
  - А Батько Леший настаивает на выборах, говорит, что сейчас все должно быть согласно "демократическим принципам" - Последнюю фразу Оля произнесла нараспев, видимо недавно выучила такой речевой сложный оборот.
  - А я здесь причем?
  - Так сегодня как раз выборы-то и объявлены.
  - Первое весеннее полнолуние.
  - Вы кандидат от оппозиции, но за вас большинство.
  - Не волнуйтесь, мы все подготовили, и программную речь, и агитацию провели...
  Не слушая дальше мавок, хлебнула еще самогона. Счаз я им покажу "выборы"! Вот напьюсь, и пусть выбирают. Расторопный бука еще подлил мне в кружку... Еще пол кружечки и мне будет море по колено, не то что Припять.
  - Ой, начинается... - Близняшки захлопали в ладошки.
  Я слегка сфокусировалась на происходящем. Посреди поляны появилась "трибуна", пень с длинной щепой, чтоб было за что держаться. На него взгромоздился мой давешний знакомый бандитского виду, все в той же телогрейке, шапке и красных сапогах, одетых наоборот. По сторонам трибуны выстроились странные личности в проржавевших касках, с автоматами и в истлевших мундирах. На некоторых мне удалось разглядеть знаки отличия, сдвоенные рунические молнии.... На меня повеяло могильным холодом.
  - А эти... они как здесь оказались?
  - Вроде в школе это проходят и в кино показывают, - ответила мне то ли Оля, то ли Поля и насупилась.
  - Их наша земля не принимает, - внесла ясность другая. - А в свою уйти не могут, они в окружении.
  - В каком еще окружении?!
  - В окружении... наших могил, по ним пройти не могут...
  Раздались жидкие, но продолжительные аплодисменты, нечистый электорат перешептывался:
  - Смотри, смотри... он опять с собой умрунов(16) притащил.
  - Они сами за ним ходят, все надеются гражданство получить...
  - Да кто ж им его даст?
  Аплодисменты стихли, и Батько начал свою речь, а бука еще подлил мне самогонки. Говорил Леший долго, но я улавливала из его речи только отдельные, жутко знакомые фразы.
  - Уважаемая нечисть, все вы меня знаете. ... Я на этой земле родился, я здесь и умру. Чего бы мне это ни стоило. ... Я пришел и начал руководить нечистью так, как умел. Мы -- интернациональный заповедник, и всем живется хорошо. Если и плохо -- то опять же всем. У меня достаточно власти, чтобы сокрушительно выиграть эти выборы.... Я на вас не давлю. Вам решать, но будет так, как я вам сказал. Пора принять меры и наложить вето на табу! ... Тем ноги повыдергиваем, а этим головы поотворачиваем. Я все время только и делаю, что думаю -- что делать?... Вот какая философская мысль на меня, так сказать, обвалилась сегодня! ... Власть одна. И того, кто рассуждает, что он там независим, отправляйте туда, где он будет независим навсегда. Если к власти придет кто-то другой, непременно разворуют то, что еще не разворовано.
  Долгие, продолжительные, хоть и жидкие аплодисменты.
  Что-то мне все это напоминает. Только не могу припомнить, что или кого, мысли разбегаются. Хороший у нечисти самогон...
  - Как хорошо кикимора(17) ему речь написала! - Восхищаются на два голоса мавки.
  - Кикимора - она умная, она книжки читает!
  - И газеты!
  - Особенно газеты.
  Аплодисменты повлияли на оратора весьма положительно, он надулся и стал важным и значительным. Перед "трибуной" появилась знакомая лохматая старушка:
  - Задавайте вопросы кандидату.
  Вперед выскочил знакомый челобитчик.
  - А что вы, Батько, скажете о проблеме домовой нечисти?
  - Мы эту проблему решили в узком кругу ограниченных людей. Жизненный уровень сейчас у домовых по разным причинам ниже колена и уже ниже быть не может.
  - Эхе... - домовой стоял, почесывал в затылке и пытался сообразить, что же ему ответили.
  Старушка его бодренько так оттолкнула от трибуны.
  - Вам ответили. Проходите, не задерживайте. Еще вопросы будут?
  Ближе к трибуне вышла еще одна старушка цыганского вида с клюкой и черным котом на плече.
  - Что ж ты, окаянный, всякую падаль за собой таскаешь? Как тебе не совестно? - И она ткнула палкой в "почетный караул" из умрунов. Леший от такого вопроса сбился с написанной речи и стал оправдываться:
  - Да что ты, манья(18), такого говоришь? Да я всю войну с партизанами по болотам ходил, тропки им показывал, да ворогов в трясины заманивал. А они сейчас тоже нечисть, как и мы... ну почти, как мы...
  - Эти - не мы, и никогда такими как мы не станут! Их сюда не звали... Поэтому пусть о гражданстве и праве голоса и не мечтают. - Старушка стукнула клюкой, и вдалеке раздался глухой удар грома. Леший чуть подпрыгнул на пне.
  - Да я что... я ничего им не обещал.
  После этих слов "кандидата" умруны построились в колонну, и, печатая шаг, удалились, оставив Лешего без охраны. На поляне раздались первые смешки.
  - Ой, смотри, смотри, кикимора шишигу(19) подначила нужные вопросы задавать.
  К трибуне вышел кто-то мелкий и волосатый, много из тут под столами бегало:
  - А что вы скажете об ап-ап-апозиции?
  - Об оппозицию, - поправила его кикимора.
  Батько Леший надулся для пущей важности:
  - Милости просим впрягаться в телегу и тащить воз. А я могу быть впереди. Я регулярно ператрахиваю все кадры и точно знаю, кто врОт, а кто не врОт! Ищите рычаги и приводите в чувство эту оппозиционную шелуху.
  Леший важно слез с пня, а бука еще подлил мне самогонки. К столу медленно и важно подошел Водяной.
  - Готова ли ты, ведунья, выступить перед своими будущими подданными?
  - Я... ик... на все... ик... готова!
  Водяной посмотрел на меня внимательно.
  - Эк, тебя развезло-то. А вы куда смотрели? - заорал он на близняшек. - Людям нельзя столько настойки лесной пить. - Мавки ловко спрятались под столом. Я тоже попыталась туда залезть. Но не успела...
  Водяной схватил меня за шиворот, повернул к себе и легонько щелкнул меня по лбу. В голове словно взорвалась сверхновая...
  Я пришла в себя стоя на пне, абсолютно трезвая, а вокруг калейдоскоп жутких рож. Мне как-то сразу поплохело, и я неловко слезла с "трибуны".
  Ко мне протиснулась какая-то полупрозрачная женщина, схватила мою руку и крепко пожала.
  - Какая замечательная речь! Сразу видно, что вы говорили от души.
  Боже мой, я еще и "речь" какую-то сказала?! Ну, водяной, ну погоди! Но ноги сами собой понесли меня обратно к столу. Мавки сели у меня по бокам и дружно сунули мне в руки кружки. Самогона мне решили больше не наливать. Пришлось ограничиться березовым квасом. Что же я такого сказала?
  Напротив села старушка с клюкой, вспомнила, близняшки ее маньей называли.
  - Хочешь я тебе, ведунья, погадаю? Расскажу, когда ты своего суженного встретишь, а то вижу я, что у тебя с любовью в жизни не ладится. А уж пора бы, и ребеночка заводить само время.
  - Хочу.
  - Ну-ка...
  Рядом с маньей за стол уселась кикимора. Она посмотрела на приготовления к гаданию:
  - Любовь.... охи-вздохи.... Чушь все это, дребедень! А вот этот, как его....секс - это занятие не слишком увлекательное. Это скучно: я читала!
  Повернулась и ушла. Мелкие существа, бегающие по столу взаместо официантов, тем временем принесли манье большую миску, а она налила в нее воды из фляги у себя с пояса. Резким движением вырвала у меня волосок и бросила в воду. Хлопнула в ладоши, вода в миске вскипела, забурлила, и от нее пошел искрящийся пар:
  - Вижу... вижу... скоро... скоро ты встретишь своего суженного.
  - А когда и где? Не могли бы дать более точные координаты?
  - Скоро... очень скоро. Встретитесь вы на дороге....
  Какое ценное указание, дорог-то много...
  - А кто он, как мне его узнать?
  - Узнать... кто он... кто он..., - гадалка что-то бормотала, подвывала, закатывала глаза, потом уронила голову на грудь и замерла. - Дед Мазай, так твоего суженного зовут.
  Приплыли. Всегда знала, что нельзя доверять гадалкам, даже дипломированным.
  - Ой, как романтично... - защебетали мавки.
  Угу, тоже мне романтика, деда в мужья! От моей расправы манью и мавок спас Водяной.
  - Поздравляю тебя ведунья Алеся. Общее голосование показало твою полную и безоговорочную победу на выборах. Прошу...
  Он протянул мне руку, я посмотрела в синие, бездонные глаза Водяного и ... словно утонула, или выпитый самогон снова ударил мне в голову. Смутно помню, как раздеваясь на бегу бежала вместе с мавками и берегинями по росной траве к реке. Как плавала и ныряла в обжигающе холодной воде, и как русалки терли мне спинку водорослями, а мавки расчесывали мне волосы.
  На поляне на бывшей трибуне поставили барабанную установку и группа волосатых и козлоногих зажигательно играла рок и разные аранжировки народных песен. Потом были веселые танцы вокруг костров и прыжки через них. Помню, как пила на брудершафт с Лешим и танцевала что-то веселое в одной паре с кикиморой.
  Никогда я так не веселилась!
  Я пришла в себя на рассвете, сидя на могилке своей бабушки-ведуньи. На голове у меня был точно такой же венок, что украшал ее крест, а рядом в кустах оглушительно пели соловьи. Я дождалась первых солнечных лучей и медленно пошла к машине.
  На дороге меня ждал сюрприз. Рядом с гольфиком стоял большой внедорожник, а навстречу мне вышли двое. Тот мрачный мужик с КПП у въезда и молодой блондинистый мужчина в очках со стеклами-хамелеонами.
  - Нет, ну ты посмотри! Идет и никуда не торопится. А то, что мы с середины ночи ее дожидаемся и все кладбище обегали ей все равно! Вот занесу тебя в "черный список" и не видать тебе могилки бабушки, как своих ушей.
  Он еще что-то бухтел, а я стояла напротив высокого, украдкой разглядывающего меня, блондина.
  - Ладно, раз пропажа нашлась, Дед Мазай, поехали, - обратился к молодому старый зануда. Это имя вывело меня из состояния ступора.
  - Как? Как вы сказали?
  Молодой блондин смущенно заулыбался и покраснел до корней волос.
  - Извините, я не представился, Андрей Масаевский, ассистент кафедры генетики Биофака Университета, Группа генетического мониторинга организовала стационарный наблюдательный пост, а я материал для диссертации собираю. Я часто в этих лесах бываю, меня так и прозвали. На поиски...
  Он протянул мне руку и снял очки.... А я не смогла отвести взгляд от его поразительно синих, как и у Водяного, глаз.
  - Какое милое прозвище..., - собравшись в кучку, я заставила себя улыбнуться ему в ответ.
  - Это еще что, наш админ меня вообще Масдаем(20) кличет.
  - Ой, не надо про админов!
  - Как скажете, Алеся, да и сам не хочу.
  "Гольфик" завелся сразу, и телефон, который я забыла в машине, тоже успешно работал, а Дед Мазай пригласил меня на чай с сушками и... земляничным вареньем от его бабушки. А жизнь-то ничего, налаживается!
  (1) Песня "Я хочу быть акционером ОАО Газпром" Семен Слепаков
  (2) Вешница сорока - опасная птица, один из обычных обликов ведьмы. Вещица, птица людоедка - воплощенная судьба и смерть одновременно.
  (3) Водяной - хозяин вод. Водяные пасут на дне рек и озер стада своих коров - сомов, карпов, лещей и прочей рыбы. Командует русалками, мавками и прочими водными жителями. Вообще он добрый но иногда любит водяной побаловаться и затащить на дно какого-нибудь зазевавшегося человека, чтобы он его развлекал. Утопленники кстати тоже ходят в услужении у водяного.
  (4) Мавки - женские, водяные духи. Нейтральны, хотя иногда могут зло подшутить над купающимися. Особенно любят при месяце появляться. Мавки плещутся в реке а потом вылезают на берег чесать свои зеленые кудри. Путников просят дать им гребень, но лучше этого не делать, так как потом если причесаться этим гребнем можно облысеть. Если же не дать мавке гребень, то она может утащить в воду.
  (5) Русалки - женские духи, выплывают на поверхность только под вечер, а днем спят. Они заманивают прекрасными песнями путников, а потом затаскивают их в омут. Большой праздник у русалок - Купала. В ночь на Купалу русалки танцуют, веселятся, водят хороводы вместе с Купалой и Костромой, которые утонули в реке.
  (6) Бродницы - женские духи воды охранительницы бродов. Они помогали путникам и следили за детьми, если тем угрожала опасность у воды, они их спасали.
  (7) Леший - охраняет лес и лесных зверей, потому его опасаются лесорубы и охотники. Он начальник над всеми деревьями и зверями, без его разрешенья в лес заходить не стоит. Леший любит морочить голову путникам и сбивает их с тропинки, путая тропы и начиная водить кругами.
  (8) Водяницы - водяные девы - по верованиям древних славян, жены или дочери водяных, живут в реках, озерах или колодцах. Не злобны, но проказницы. Путают у рыбаков сети, могут сломать плотину или мост. В отличие от русалок не имеют хвоста.
  (9) Бука - маленькое злобное существо, которое живет в шкафу детской комнаты или под кроватью. Его видят только дети, и дети же от него страдают, так как Бука очень любит по ночам нападать на них - хватать за ноги и тащить под кровать или в шкаф (свое логово). Боится света, от которого может погибнуть и веры взрослых людей. Боится, что взрослые в него поверят.
  (10) Кодуны - драники с мясной начинкой.
  (11) Домовые - дух добрый, он рачительный хозяин, помогающий дружной семье. Иногда вредничает, шалит, если ему что не по нраву. Заплетает полюбившимся лошадям гривы, а нелюбимых изводит. Все домовые духи служат ему, и если не поладить с домовым, то не будет житья.
  (12) Волосатки - домовиха, жена домового. Занимается хозяйством и всеми теми же делами что и домовой.
  (13) Банники - дух бани. О Баннике и в наши дни рассказывают немало жутких историй. Он представляется в виде крохотного, но очень сильного старичка, голого, с длинной, покрытой плесенью бородой. Его злой воле приписывают обмороки и несчастные случаи, иногда происходящие в бане. Любимое развлечение Банника - шпарить моющихся кипятком, раскалывать камни в печке-каменке и "стрелять" ими в людей. Может он и затащить в горячую печку и содрать клок кожи с живого. Впрочем, с ним можно поладить. Знающие люди всегда оставляют Баннику хороший пар, свежий веничек и лоханку чистой воды.
  (14) Овинники - главный в овине и сарае. Следит за скотиной, гривы любимым лошадям расчесывает. Следит, чтобы лиса малых утят и цыплят не утащила. Добрый дух.
  (15) Дворовые - домашний дух, обитавший во дворе. Дворовой являлся покровителем домашнего скота. Тем не менее, его относили к злым духам и сближали по природе с овинником или банником. В описании дворового соединились традиционные черты домового и свойства оборотня.
  (16) Умруны - если человек не желает (не может) спокойно в земле отдыхать, только в этом виде и обретается.
  (17) Кикимора - злой, болотный дух. Близкая подруга лешего - кикимора болотная. Живет в болоте. Любит наряжаться в меха из мхов и вплетает в волосы лесные и болотные растения. Но людям показывается редко, ибо предпочитает быть невидимой и только кричит из болота громким голосом. Маленькая женщина путающая пряжу и ворующая маленьких детей, затаскивает зазевавшихся путников в трясину где она и обитает.
  (18) Манья - призрак, нечистый дух в виде падающей звезды. Манья как и ман, - "мерещущееся", "манящее" существо, соотносимое с нечистым духом, призраком, но имеющее в поверьях ряд специфических характеристик. Перед людьми появляется чаще всего в облике старой, тщедушной женщины.
  (19) Шишига - является злобной нечистью у славян. Если живет в лесу, то нападает на случайно забредших людей, чтобы потом обглодать их косточки. По ночам любят шуметь и колобродить. По другому поверью шишиморы или шишиги - это озорные беспокойные домовые духи, глумящиеся над человеком, который делает дела, не помолившись.
  (20) Масдай - да сгинет! англ. must die -- "должен умереть"; общее жаргонное название операционных систем семейства Microsoft Windows, которое они получили в народе за свою "стабильность" и "надежность". Фраза позаимствована из рок-оперы "Иисус Христос Суперзвезда" -- "Jesus Must Die". А точнее, из пародии на одну из арий этой оперы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"