Мийо Алиса: другие произведения.

Очи цвета горечавки. Книга 1.Рысь. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Столетьями они блюдут свои законы, главный из которых гласит, что только чистая кровь имеет значение. И неважно из правящей ли ты семьи, насколько силен твой тотем и насколько хорошо ты умеешь влиять на чужие эмоции. Но тайное всегда становится явным. И сила, все быстрее и быстрее бегущая по артериям спрятанного от позора ребенка, не может спать вечно. Девочке-Рыси пора вернуться домой.

Пролог. 19 лет назад.

Уже который день моросил ни на секунду не прекращающийся, надоедливый дождь, больше похожий на мелкую пыльцу, быстро оседающую на асфальт. Воздух как будто пропитался невидимой глазу влажной грязью, которая въедалась даже в кожу, не обтянутую одеждой, не говоря уже о таких поверхностях, как стекло автомобиля.

Видимость была так себе, однако сидящий за рулем припаркованной у обочины машины мужчина не включал дворники. Вместо этого он опустил боковое стекло и вгляделся в небо. Серые, до нельзя угрюмые тучи медленной воронкой закручивали дождевые капли, заставляя их лететь на землю по абсолютно непредсказуемой траектории. Мужчине вдруг пришло в голову, что сами небеса таким образом демонстрируют свое неодобрение и скорбь. Он вытянул в окно руку, которая сразу же покрылась паутинкой серой бисерной воды. Будто слезы, размазанные по чумазому лицу...

Посидев неподвижно еще несколько минут, мужчина оглянулся назад. Прямо за водительским сиденьем в детском автомобильном кресле мирно устроился полугодовалый ребенок в светлом дизайнерском комбинезончике. Мужчина был уверен, что девочка спит и немало удивился, встретившись с прямым взглядом темно-фиолетовых глаз. Она не плакала и не агукала, чтобы привлечь к себе внимание, как делают в таком возрасте все дети, а смотрела абсолютно спокойным взглядом взрослого человека. Мужчине стало не по себе от этого взгляда, и он натянуто улыбнулся ребенку. Однако никакой ответной реакции за этим не последовало, и ему не оставалось ничего другого, как отвернуться обратно.

Если бы не этот фиалковый цвет глаз, возможно, крайние меры не были бы столь необходимы. Возможно, девочка бы просто росла с Совами, и никто бы даже не догадался о примеси чужой крови. Мужчина сжал пальцами переносицу и покачал головой, пытаясь прогнать пустые сомнения. Даже если так, то, что если родинка на сгибе ее локтя, которая должна проявиться, когда она подрастет, оказалась бы не полумесяцем, а трезубцем?

До мужчины донесся звук скользящих по мокрому асфальту шин, говорящий, что времени для сомнений не осталось. Он открыл дверцу и, подняв повыше вороты шерстяного пальто, вышел из машины.

Машина была слишком дорогой для этого района и сильно выделялась на фоне обшарпанных зданий. Сначала мужчина подумал было, что ошибся адресом и что улица абсолютно заброшена, ибо понятия не имел, что в таких жилищных условиях можно жить. Однако тут и там просвечивающийся сквозь тусклое стекло окон свет утверждал об обратном. Обостренный слух хищника уловил шорох чуть поодаль, и мужчина резко повернул голову в сторону шума.

Прямо на верхушке возвышающейся над контейнером горы мусора сидела толстенькая крыса и не мигая смотрела на него своими черными бусинками глаз. Лапки ее тем временем перебирали шелестящую обертку с чем-то давно непригодным для употребления. "Ну, хоть кто-то в этом месте не голодает",- пронеслось в голове у мужчины при виде упитанной тушки зверька.

Тем временем из подъехавшего джипа, выглядевшего в этом забытом Богом месте еще более неуместно, вышел незнакомец. Он накинул на голову капюшон худи и не спеша направился к ожидающему его мужчине. Он выглядел совсем расслабленным и походил на сноубордиста со своими небрежно растрепанными пшеничными волосами, в джинсах и толстой, защищающей от ветра байке. Однако, этот вид ни на секунду не одурачил ожидающего его мужчину. Тот очень хорошо знал, сколько мощи скрывается в этом казалось бы беззаботном теле, как быстро оно может реагировать и срываться с места в погоне за добычей.

Наконец мужчины поравнялись, они не пожали друг другу руку, лишь обменялись кивками.

- Это здесь? - спросил незнакомец в худи, указывая взглядом на темно-серое здание неподалеку.

Оно было больше других жилых домов и имело что-то вроде своей небольшой территории с одиноко болтающимися на ветру сломанными качелями. Наверное, когда-то это было детской площадкой, однако с уверенностью утверждать было нельзя. Сейчас из-за непрекращающегося дождя казалось, что качели утопают в болоте из коричневой грязи. Мужчина, привезший ребенка, кивнул, а затем встретился глазами с собеседником. Опять эта жуткая фиолетовая радужка глаз, на этот раз с небольшими крапинками по ободку.

- Я не уверен, что мы поступаем правильно,- вырвалось у него. - Только посмотри на это место, оно ломает людей чуть ли не с рождения. Как можно оставить ее здесь?

Светловолосый незнакомец чуть пожал плечами:

- Все человеческие приюты одинаковы, на то они и приюты. Тебе бы хотелось подкинуть ее к дверям местной и желательно бездетной аристократии, но сдается мне, что об этом напишут в газетах, что ни на руку ни нам, ни вам.

- Мне бы вообще не хотелось ее никуда подкидывать,- ответил мужчина и кивнул на заднюю дверцу своей машины. - Только взгляни на девочку, у нее ваши глаза, глаза Рыси.

Собеседник промолчал. Выражение его лица стало жестче, однако мужчина из Клана Совы не сдавался:

- Внебрачные дети не такая уж редкость...

- Внебрачные дети не имеют родинок, указывающих на принадлежность к чужой семье,- твердо оборвал мужчина в худи и засунул руки в карманы.

- Она тоже не имеет.

- И где гарантии, что не будет иметь через пару лет?

На этот раз мужчине из Клана Совы не было, что возразить. Он итак все это знал, знал, что напрасно пытается воззвать к чувству долга Рыси. Даже если они, Совы, и то не согласны были смириться с наличием ребенка чужой крови, то, что говорить о правящей семье, для которой чистота крови сейчас имеет первоочередное значение?

Не дождавшись других возражений, владелец джипа открыл заднюю дверцу машины и заглянул внутрь. Ребенок все так же не спал. Одной ручонкой он пытался дотянуться до болтающегося на краю детского сиденья шнурка, однако прекратил свое занятие, как только открылась дверца. Темно-фиолетовые глаза встретились с такими же фиолетовыми, но чуть более светлого оттенка.

Незнакомец протянул руку и коснулся щеки ребенка. Девочка не испугалась и не отпрянула, только немножко заулыбалась. Сова отвернулся и отошел на пару шагов, чтобы не видеть этой картины. Он не знал, придает ли ребенку смелости кровь Рыси или такое поведение диктует смешение кровей, однако одно он знал точно: никогда в жизни он не видел настолько хорошо владеющую собой Сову. Казалось, даже треснувшие напополам небеса не в силах заставить плакать эту девочку.

Рысь же в свою очередь не отрываясь смотрел сверху вниз в фиолетовые глаза, переливающиеся в свете фар, словно драгоценные камни, и наконец тихо будто сам себе произнес:

- Они темные, как будто цвета лесной горечавки, никогда не встречал такого странного оттенка.

Затем он резко выпрямился и произнес уже громче:

- Возможно, если бы речь шла не о правящей семье, я мог бы что-то придумать. Пристроить ее в другом городе в какую-нибудь обычную нечистокровную семью, где она не привлекала бы внимание. Но сейчас даже, если я спрячу эти глаза, даже в нечистокровной семье ее все равно будут учить читать чужие эмоции, все равно будут воспитывать в духе Клана, тем самым побуждая метку проявиться. И что тогда? В самом лучшем случае она может оказаться изгоем.

- Иногда я думаю, что бы сказала ее мать, видя все это...

-Пусть прошлое хоронит своих мертвецов,- довольно резко оборвал мужчину Рысь.

Постояв в тишине еще несколько минут, мужчины не сговариваясь подошли к машине. Сова отстегнул ремень безопасности и осторожно взял девочку на руки. Рысь несколько секунд вглядывался в лицо ребенка, а затем легонько приложил ладонь к ее глазам. Он прошептал несколько слов на незнакомом языке и отвел руку. Девочка несколько раз моргнула и опять улыбнулась. Темно-фиолетова радужка ее глаз начала темнеть еще больше, менять оттенок светоотражения, затем чуть посветлела и замерла на темно-синем цвете уже без намека на примесь фиолетового.

Глава 1.
Наши дни.

Вокруг тьма, густая и тягучая, не дающая ориентироваться в пространстве. Кира зажмуривается, открывает глаза и часто моргает, пытаясь различить хоть какие-то очертания в кромешной черноте, однако все безрезультатно. Девушка на ощупь касается рукой стены, шероховатая поверхность камня кажется холодной и липкой, и она одергивает руку. В воздухе пахнет сыростью и землей, и девушка не понимает, где она и куда направляется. Кира делает еще несколько неловких шагов в темноте и утыкается в тупик. В первые мгновения к горлу подкатывает беззвучный крик: неужели она здесь замурована? Однако на смену панике мгновенно приходит твердая уверенность, что выход есть, и девушка пытается пальцами нащупать какие-то выступы в стене, указывающие на ее неоднородность.

Наконец кожу обжигает ледяной кованый металл на деревянной поверхности, и Кира с усилием толкает дверь вперед. Глаза сразу же слепит свет от зажжённой лампы, прикрепленной к каменой стене. Свет совсем неяркий, но после кромешной темноты он бьет по нервным окончаниям, словно полуденное солнце. Глаза медленно привыкают к освещению, и Кира наконец может оглядеться.

Комната довольно большая и хотя стены ее облицованы деревом, в воздухе еще сильнее ощущается запах сырой земли на этот раз с солеными примесями крови.

-Кира, уходи...-раздается сухой потрескавшийся голос откуда-то сбоку, и Кира резко просыпается.

Несколько мгновений девушка еще словно вслушивалась в голос из сна, а затем села в кровати. Господи, опять этот сон, эта темнота подземелья и запах затхлости в воздухе. Кира запустила руки в волосы, пытаясь прогнать подальше ощущение дрожи. Сон не был внезапным кошмаром, заставляющим просыпаться в испарине, он был скорее, как затянувшаяся болезнь, точившая тело медленно, но верно.

Видя этот сон, девушка никогда не понимала, где находится и как там оказалась, только знала, что что-то отчаянно ищет.

Кира обхватила себя руками, ее немного знобило от холода. Куценькое одеяло не спасало, видимо, поэтому она и проснулась.

Девушка встала с кровати и отправилась в ванную комнату. Она включила горячую воду и завязала темно-каштановые волосы в хвост.

Квартира была крохотной и с ремонтом, сделанным, казалось, еще в прошлую эпоху. Однако возможность жить, не вздрагивая от каждого шороха в страхе, как это было в доме опекунов последние несколько лет, с лихвой восполняла все недостатки этого жилища. Сегодня был единственный Кирин выходной за неделю, которого девушка ждала с таким нетерпением, чтобы просто выспаться. И на тебе, этот старый сон, который не снился уже несколько месяцев, опять дал о себе знать и испортил все планы.

Кира протянула озябшие руки под горячую воду и блаженно закрыла глаза. Какое счастье вот так просто открутить журчащий кран и не бояться, что в любую минуту нагрянет приемная мать с половой тряпкой в руках, скорее всего уже успевшая выпить, и не отстегает этой тряпкой по лицу за то, что девушка не экономит воду.

Из комнаты раздался звук вибрации телефона, и Кире пришлось с неохотой закрутить кран обратно.

Звонила ее школьная подруга Марта, с которой они давненько не виделись. Причиной была тотальная загруженность на нескольких работах одной из девушек и развеселая студенческая жизнь второй. Кира была даже несколько удивлена, что подруга нашла время для звонка в такое позднее время.

- Все в порядке? -спросила Кира после приветствия.

- Конечно, детка, разве может быть иначе,- весело ответила Марта, голос ее звучал пожалуй как обычно, однако Кира чувствовала, что что-то не так. - Я просто скучаю, давай встретимся, ты не занята?

Кира посмотрела на часы. Через каких-нибудь шесть часов ей надо было вставать собираться на работу в забегаловку, в которой она подрабатывала по утрам в будние дни. Однако подруг у нее было не так уж много, и они так чертовски долго не виделись.

-Приезжай ко мне, помнишь адрес? - предложила Кира, вспоминая, что у нее завалялось в холодильнике и чем можно будет накормить гостью.

-Лучше ты ко мне,-сделала ответное предложение Марта. - Я сейчас в новом местечке, уверена, тебе понравится.

На заднем фоне были слышны чужие голоса и орущая музыка, из чего Кира сделала вывод, что ей там точно НЕ понравится. Она уже открыла рот, чтобы отказаться, как девушка ее опередила.

-Послушай, Кира, ты должна приехать.

Марта редко называла подругу по имени, по большей части - деткой или малышкой. От кого угодно другого Кира бы такое обращение терпеть не стала, но Марту она знала еще со времен жизни с опекунами. Со времен, когда просто вставать по утрам каждый день и дышать было настолько больно, словно легкие горели изнутри. И Марта была одной из тех людей, если не сказать единственной из тех людей, кто заставлял Киру дышать дальше, а еще вставать утром с постели, ходить в школу и возвращаться в ад, называющийся домом. А на следующий день повторять все по новой.

- Что с тобой, просто скажи,- попросила Кира тихо. Однако подруга как будто не расслышала вопроса и начала диктовать адрес ночного клуба.

Кира отложила мобильный телефон и, сев на кровать, открыла старенький гудящий ноутбук, купленный в рассрочку для учебы. Она загуглила названный Мартой клуб. Он был новый, находился в элитном районе и был явно выше классом, чем обычные заведения, в которых Марта проводила время с друзьями с университета.

Когда через час Кира подходила к растянувшийся чуть ли не на километр очереди в клуб, она сделала вывод, что место еще более не соответствующее ее статусу, чем ей показалось в начале. Она пару раз набрала бывшую одноклассницу, но та не ответила. Тогда Кира направилась ко входу, не обращая внимания на длиннющую очередь. В клуб, как она поняла, пускали по списку приглашенных или же, если тебя знали в лицо, поэтому стоять в очереди в надежде, что удастся пройти просто так, не приходилось.

Она уже подготовилась было к унизительному разговору с двумя охранниками на входе, строго регулирующими поток входящих, как один из них, кинув на нее беглый взгляд, молча отодвинул красный шнур, загораживающий проход, и приглашающим жестом указал внутрь.

Кира кивнула и прошла через дверь. По барабанным перепонкам сразу же ударили аккорды живой музыки. Музыка не была такой раздражающей, как обычно в подобных заведениях, однако все равно казалась слишком громкой. Кира оглянулась. Клуб был двухэтажный, народу было немеряно, найти тут не отвечающую на звонки Марту было практически невозможно.

Девушка закусила губу и отошла к стойке бара. Затем опять внимательно проскользила по залу взглядом. Она не любила подобные заведения, слишком много алкоголя, скудно одетых девушек и громкой музыки. Однако это место чем-то неуловимо отличалось от себе подобных. Алкоголь был ощутимо дороже, девушки были скорее одеты, чем раздеты, и в весьма неплохие бренды. На танцполе отсутствовала обычная пьяная неразбериха, более того, девушке на глаза не попадалось ни одного мало-мальски пьяного посетителя. И вместе с этим чувством несоответствия реальности и ожидания в душе зарождалось беспокойство. Что Марта здесь забыла и зачем позвала сюда ее?

Девушку кто-то несильно задел плечом, и Кира непроизвольно повернулась посмотреть, кто именно. Мима нее прошло двое мужчин и девушка.

Девушка была молоденькой и довольно-таки симпатичной блондинкой. Кира не задержала на ней взгляд, отметила только, что та была чем-то недовольна. А вот двое молодых мужчин привлекли Кирино внимание. Они были немногим старше ее, неброско, но дорого одеты, как впрочем и все в этом зале, и сначала Кира даже не поняла, что именно показалось ей необычным.

Они тем временем дошли до лестницы, ведущей на второй этаж, но не стали подниматься, а остановились под винтовыми ступеньками. И тут до девушки дошло, что то, как они двигались, как лавировали между танцующими под музыку людьми, было совсем непохожим на движения обычных людей. За пару минут, пока компания пробиралась через толпу, блондинку неминуемо кто-то задевал рукой или боком, чего нельзя было сказать о молодых людях. Они были настолько пластичными, другого слова Кира и подобрать не могла, что словно обтекали все угловатые движения человеческих тел в толпе. Кира была уверена, что за проделанный парумитный путь ни одного из парней и пальцем не задели. И Кира не могла взять в толк, как это физически было возможно при такой плотности двигающейся в помещении молодежи.

Девушка оглянулась: кроме нее на это вряд ли кто-то обратил внимание, и Кире не оставалось ничего другого, как перевести взгляд обратно на мужчин и девушку.

Один из незнакомцев о чем-то говорил, на лице девушки читалось недовольство, она несколько раз порывалась уйти, но мужчина придерживал ее за локоть. Второй незнакомец в разговоре не учавствовал, а лишь скучающим взглядом сканировал зал.

Разговор продолжался пару минут, а затем, видимо, первому такое положение дел показалось малоприятным, и он отпустил локоть девушки и вместо этого взял ее за подбородок и заглянул в лицо.

Кира достаточно отчетливо видела лицо незнакомки, чтобы быть уверенной, что та не испытывала ни малейшего желания продолжать беседу. Уголки ее губ были поджаты, в глазах застыла упрямая решительность. И тут словно в одном из шоу мимов, выражение лица девушки начало меняться. Морщинка между бровями разгладилась, губы чуть приоткрылись, она подняла взгляд на собеседника, и теперь в этом взгляде читалось если не обожание, то что-то сродни покорности.

Кира сглотнула. Этого просто не может быть. Неужели парень сейчас проделал тоже самое, что умеет делать сама Кира?

Парень отпустил подбородок блондинки и засунул руки в карманы. Девушка больше не порывалась уйти. Она стояла, прислонившись к стене, в абсолютно инертном состоянии.

Киру опять кто-то задел плечом, и она перевесила сумку на другое плечо, а затем вздрогнула. Она настолько увлеклась наблюдением за этой парочкой, что не заметила, что второй парень из их компании точно также не отрываясь смотрит на нее саму. Наверное, он перехватил ее взгляд, рассматривая толпу в зале.

-Она нас видит,- бросил Никита другу, не поворачивая головы. Тот никак не отреагировал, и парню пришлось ткнуть его локтем и указать в сторону барной стойки. - Влас, отвлекись на минуту и посмотри-ка на ту девушку.

Второй мужчина проскользил взглядом по веренице двигающихся в такт музыке тел и остановился на невысокой девушке, на которую указывал друг. Она была очень стройной, с хорошей осанкой и правильными чертами лица. Чуть менее шикарной, чем обычные дочки богатых родителей, но чуть более привлекательной, чем девчонка, стоявшая сейчас с ними под лестницей.

- Хорошенькая малышка,- резюмировал он, отворачиваясь.

Однако Никита медленно покачал головой и уже настойчивее повторил:

-Посмотри внимательнее. Она и правда нас видит.

На этот раз Влас чуть усилил природное зрение, позволяя глазному яблоку почти незаметно изменить свою форму, и опять вгляделся в девушку.

Так просто Никита не отстанет, девчонка чем-то привлекла его внимание, и на этот раз парень понял, чем именно. Она была одета в простые черные джинсы и белую футболку, скрывавшую очертания тела, и несколько выбивалась внешним видом из общей массы наряженных в бренды барышень. Однако, ее отличало не только и не сколько это. Ее лицо было абсолютно без эмоциональным, на нем не было ни любопытства, ни отрешенности, по которой можно было бы решить, что она думает о чем-то своем, ни скуки, ни нетерпения. Ничего. Мужчина попытался потянуться к ней ментально и прочувствовать ее настроение, но наткнулся на глухую стену. Словно девушка была неживой. Влас никогда не встречал среди Волков своего возраста такое потрясающее умение скрывать свои чувства. Ему стало не по себе. Он первым отвел взгляд и бросил Никите:

-Наверное, кто-то из правящей семьи.

-Для Рыси у нее слишком темные волосы,- отмел предположение друга Никита.

- Она девушка, Никита, девушки иногда красят волосы, знаешь ли,-бросил в ответ друг и коснулся волос стоящей рядом блондинки, - Правда, милая?

Та кивнула с абсолютно бессмысленной улыбкой на лице, и Власу пришло в голову, что он несколько перестарался, убирая ее недовольство и тревогу. Теперь она походила на безвольную куклу, и он опять заглянул ей в глаза, вызывая в себе волну задора и будоражащей кровь тревоги. Именно эта смесь добавляла обычно девушкам азарта. Он направил эти эмоции девчонке, однако сбился на пол пути, так как друг опять ткнул его локтем.

- Я никогда не видел ее среди членов правящей семьи.

Влас чертыхнулся про себя и опять повернулся к Никите:

-А ты с ними чай пьешь по четвергам что ли? И знаешь всех по именам? Может, она дальняя родственница, мне по чем знать?

- Мне кажется, она вообще не Рысь, более того, по-моему, она человек,- проговорил Никита медленно. Если минутой ранее это казалось ему неудачной догадкой, то сейчас мужчина уже готов был на это поспорить.

-Не мели ерунды,- оборвал его друг, однако возвращаться обратно к стоящей и смотревшей на него открыв рот девушке не стал. Никита убил на корню весь азарт, и Власу не оставалось ничего другого, как щелкнуть у носа девушки пальцами и бросить,- Исчезни.

Через пару часов блондинка сможет контролировать свои эмоции сама и даже не вспомнит о знакомстве с Волками.

Влас перевел взгляд на странную незнакомку и прицокнул языком. Она покинула свое место у барной стойки и проталкивалась через толпу в противоположную от парней сторону. Девушка двигалась довольно неуклюже для Рыси, хотя и намного более гибко, чем обычные люди, и Влас готов был с неудовольствием признать, что Никита, похоже, прав.

Она была очень молоденькой, и если бы и впрямь принадлежала правящей семье, то вряд ли появилась бы в таком месте без охраны.

Мужчины не сговариваясь направились вслед за девушкой.

Глава 2.

Кире показалось, что она увидела знакомое лицо среди сидевшей на диванчиках за столиком компании, и она направилась прямиком туда. Однако, подходя все ближе, девушка потихоньку замедляла шаг. Окружавшие Марту мужчины мягко говоря не вызывали доверия: были намного старше и, в отличие от большинства народу в клубе, были пьяны.

-А, это, наверное, твоя милая подружка,- произнес сидящий ближе всего к проходу мужчина и улыбнулся. Он по-хозяйски обнял Марту за талию и подмигнул Кире.

Марта скинула его руку и, извинившись, встала. Кира тотчас оттащила ее в сторону подальше от столика и заглянула в глаза:

-Что происходит Марта? Кто эти люди?

От подруги тоже исходил запах алкоголя, и Кира сомневалась, что получит адекватный ответ. Марту немного шатало, она беспричинно улыбнулась, а затем придвинулась ближе.

- У меня проблемы, детка. Я должна им денег,- проговорила она достаточно связно, опасливо оглядываясь. - Не спрашивай почему, очень долго объяснять.

Кира хотела было предложить подруге попросить у родителей или взять взаймы у друзей из университета, ибо Марта не могла не знать, что заработок Киры весь уходил на оплату съемной квартиры и свободных денег у нее не было. Однако девушка не произнесла этого вслух. Сумма была большой, иначе Марта и сама бы догадалась занять у знакомых.

- Что я могу сделать? - спросила Кира.

Подруга не ответила, лишь отвела взгляд, и Кира поняла, что именно на уме у бывшей одноклассницы. По позвоночнику пробежал неприятный холодок. Марта была одна из немногих людей, кто знал о ее способностях. Но кроме того подруга знала и то, какие неприятные последствия могут быть у их использования.

Все началось еще в детском доме, когда Кире было лет семь или восемь. Она простудилась и, пока все дети были на прогулке, сидела одна в комнате и листала книжку. Стены приюта всегда ее душили, девочка предпочла бы находиться на свежем воздухе в любую погоду, будь то гроза или вьюга, лишь бы не сидеть в этом сером здании, не навевавшим ничего, кроме чувства безысходности. Она слышала детские голоса и шум листвы на деревьях через открытое окно, и сердце сжималось от грусти. Наконец Кира резко захлопнула книгу и слезла с кровати.

Убегать тайком на улицу смысла не было, это она поняла уже давно: найдут и накажут. Поэтому девочка не таясь направилась прямо к кабинету одной из воспитательниц, дежуривших сегодня. Она осторожно постучала и, дождавшись разрешения войти, открыла дверь.

В небольшой пыльной комнате сидела довольно таки тучная женщина в белом халате. Стремления ходить в этом видавшем виде больничном халате при том, что ты не врач и не медсестра, Кира никогда не понимала. Сейчас уже во взрослом возрасте она приходила к выводу, что, возможно, это придавало воспитательнице значимости в своих собственных глазах или что-то типа того.

Женщина подняла взгляд на вошедшего ребенка:

-Корсакова, чего тебе?

Кира молча подошла к обшарпанному столу и посмотрела на женщину:

- Можно мне выйти во двор к другим детям?

- Ты сама знаешь ответ, иначе была бы уже на улице.

- Мне ничего не болит, я уже совсем здорова, можно мне, пожалуйста, выйти на улицу? - еще раз спросила девочка, на этот раз посмотрев воспитательнице прямо в глаза.

Девочка и сама не знала, откуда в ней появилась эта дерзость не только придти сюда, но вот так повторять свою просьбу дважды. И из-за одной такой попытки воспитательница могла выйти из себя и запросто запереть ее в чулане на пол дня, вне зависимости от того, простужена Кира была или нет.

-Тут не ты решаешь, насколько кто болен. Выйди,- бросила женщина и опять уткнулась в разложенный на столе кроссворд. Ее одутловатое лицо чуть покраснело, и было видно, что разговор ей досаждает.

Но Кира отчего-то не могла оторвать ноги от поцарапанного паркета. Не может она вернуться обратно в спальню, не может! Только не после того, как набралась храбрости прийти сюда и уже озвучила свою просьбу.

-Но ведь это несправедливо! Меня не пускают только потому, что отдали мою летнюю обувь Арбатовой, а не потому, что простуда не прошла!

Кира и сама не знала, как эти слова вырвались у нее изо рта. Женщина тоже посмотрела на нее с удивлением. Обычно этот ребенок был настолько сам в себе, что и слова было не вытянуть. По лицу девочки никогда не возможно было понять тут ли она вообще.

Однако удивление воспитательницы длилось недолго, постепенно сменяясь разгоравшейся яростью.

- Ты похоже забыла, каково это сидеть в темноте голодной весь день? - прошипела женщина, покрываясь красными пятнами.

- Прекрасно помню,- ответила Кира, сжимая руки в кулаки. Желание отстоять свою правоту было настолько сильным, что девочке казалось, что даже, если поток рухнет, она не сдвинется с места. Она спокойно смотрела в глаза встающей из-за стола воспитательницы, и на лице ее не дрогнул ни единый мускул.

"Мне нужно выйти отсюда, нужно! Я задыхаюсь, как вы можете этого не видеть?"- лихорадочно проносилось у нее в голове,- "Я могу надеть чужую обувь или идти босиком, мне все равно. Только, пожалуйста, выпустите меня."

На мгновение ей показалось, что женщина ударит ее по лицу: столько ярости было в ее взгляде. Однако воспитательница замерла, а потом и вовсе опустилась обратно на свой стул. Ее лицо постепенно приобрело свой обычный цвет, краснота ушла, а взгляд стал немного сонным. Она как будто забыла, что тут вообще происходит.

-Ну, раз ты больше не можешь сидеть взаперти, то можешь одеть чужую обувь и выйти во двор,-проговорила женщина, и Кира от удивления чуть не вскрикнула. Женщина говорила ее, Кириными словами, словами, которые сама Кира вслух не произносила. Воспитательница что, читает ее мысли?

Девочку замерла, не в силах пошевелиться.

-Чего ты застыла, Корсакова? - переспросила женщина немного удивленно.

И тут до Киры дошло, что женщина тут ни при чем. Это все сама Кира, она так отчаянно хотела донести до воспитательницы свои эмоции, свое желание выйти на солнце, что каким-то образом женщина не по своей воле стала хотеть того же самого.

Все еще опасаясь, что это злая шутка, девочка сдавленно переспросила:

-Можете мне выписать пропуск?

Женщина размашисто махнула ручкой по клочку бумаги и протянула Кире.

Девочка выхватила листок и бегом вылетела из кабинета. В крови было столько адреналина, что, казалось, ступни не касаются пола, так быстро она бежала.

Тот первый раз Кира запомнила, как нечто необъяснимое, волшебное, какое-то свое особенное везение. Чего нельзя было сказать о более поздних воспоминаниях.

Чем старше она становилась, тем более болезненными последствиями оборачивались подобные эксперименты. Сначала, изменяя чужие эмоции, Кира просто как будто уставала и не могла потом пару часов что-то делать, затем ее мучила головная боль, а в старших классах и вовсе начали преследовать видения, из-за чего приемные родители пригрозили сдать ее в психушку.

- Пожалуйста,- попросила Марта, хватая подругу за руку и тем самым возвращая ее к реальности.

Кира закусила губу, а затем кивнула. Если Марте кажется, что другого выхода нет, то она попытается.

- Один человек или несколько?- спросила девушка.

-Один, тот что, в светлом пиджаке,- быстро ответила Марта, на этот раз не оборачиваясь.

-Тогда позови его сюда, а сама возвращайся. Мне будет легче сосредоточиться, когда рядом не будет мельтешить народ.

Подруга кивнула и чуть заплетающейся рваной походкой вернулась к столику и что-то прошептала сидящему на краю мужчине.

Кира сжала переносицу пальцами. Желудок скрутило волной боли, и она вспомнила, что давно ничего не ела. В висках пульсировала кровь, словно барабанными палочками отбивая ритм звучащей музыки. Она была не в лучшей своей форме.

-Как тебя зовут, милая? Марта так и не назвала твоего имени,- раздалось у нее над ухом, и девушка обернулась.

Тот самый мужчина, который обнимал подругу за столом. Абсолютно незапоминающаяся внешность, дорогие часы, пьяная замедленная речь. Последнее может стать проблемой. Алкоголь меняет сознание человека, делает восприятие другим. И Кира не была уверена, на руку ей это или нет.

- Отойдем? - произнесла она, кивая в сторону выхода.

Мужчина, казалось, не расстроился, что его вопрос проигнорировали, он лишь кивнул и улыбнулся. На этот раз улыбка вышла еще более неприятной, и Кира поспешно отвернулась и направилась в указанную сторону. Ей нельзя сейчас чувствовать отвращение или неприязнь, это помешает настроиться на нужную волну. Они спустились на подземную парковку, но вместо того, что пойти к машине, мужчина остановился за первой же колонной, было видно, что его съедает нетерпение.

- Ты выглядишь совсем подростком,- произнес он, облокачиваясь о колону спиной. Он обшаривал скрытое одеждой тело жадным взглядом, и Кире даже не нужно было напрягаться, чтобы ощутить исходящий поток похоти, смешанной с довольством от собственной власти. Он был уверен, что она очень постарается, чтобы ему понравиться. - Это нарочно, не так ли? Многие мужчины с удовольствием трахнули бы ребенка, и ты, похоже, хорошо об этом осведомлена.

Незнакомец потянулся к Кире руками, намереваясь обнять за талию, однако девушка предупреждающе выставила вперед руку и как можно мягче произнесла:

-Для начала обсудим некоторые детали.

-Обожаю шлюх именно за их деловой подход,- одобрительно хмыкнул незнакомец. -Давай ты будешь говорить и одновременно становиться на колени, а я тем временем слушать и снимать штаны?

Кира пропустила оскорбление мима ушей. Она сосредоточилась на островке спокойствия где-то глубоко внутри и попыталась поймать взгляд незнакомца.

-Я сделаю все, что захочешь, только сначала осудим долг Марты.

Ей удалось поймать его взгляд, от содержания намерений которого ее едва не начало мутить. Похоже, он рассчитывал не только на обычный минет.

- Недалекая твоя подружка одолжила деньги, а возвращать не хочет. Знаешь, что в древности с такими делали?

- Наказывали,- ответила Кира спокойно, вызвав у собеседника смешок.

Девушка стояла абсолютно расслабленно. Она абстрагировалась от боли в желудке и от холода, пробирающего до костей, и даже от масляного взгляда мужчины. Внутри была пустота, глубокая, почти звенящая.

-Именно. А ты выглядишь умнее этой безголовой. Возможно, я сокращу сумму даже больше, чем обещал. Конечно, если ты постараешься.

-Возможно, ты вообще забудешь о какой-либо сумме? -сделала встречное предложение девушка.

Она чувствовала в мужчине это волнение, вызванное не только и не сколько предвкушением секса, сколько упиванием возможностью унизить и возвыситься. Возможно, если бы не было никакого долга, то он бы даже не взглянул ни Киру. Но вот это возможность поиздеваться добавляла ситуации пикантности. Чувство было довольно-таки поверхностным, и Кира сделал вывод, что все таки алкогольное опьянение ей на руку. Мужчина не мог долго сосредоточиться на чем-о одном, а значит сбить его с этих ощущений будет не так уже трудно. Она мысленно направила аккумулированную внутри пустоту к собеседнику.

- У вас малолеток все так легко,- отмахнулся тем временем мужчина, приняв ее предложение как заигрывание. Тем не менее взгляд его стал менее сфокусированным. Он смотрел на Киру, но как будто сквозь нее.

-Для тебя это тоже может стать легким,-тихо проговорила девушка, не отводя взгляда. - Просто выкинь из головы, что был когда-либо знаком со мной или Мартой.

Мужчина смотрел в пустоту, глупая улыбка исчезла с лица.

Девушка потянулась к его эмоциям и, убедившись, что от былого драйва не осталось и следа, сделала пару шагов назад. А затем и вовсе отвернулась и сделала вид, что идет в другую сторону.

Несколько мгновений мужчина моргал, пытаясь вспомнить, что он здесь делает. А потом, видимо, решив, что слишком много выпил и холодный воздух парковки его уже немного отрезвил, отправился к лифту.

Кира тем временем отошла за угол и опустилась на корточки. Она выдохнула и вместо с выдохом ушла пустота, которую она насильно удерживала, глуша боль и омерзение. Желудок тотчас скрутило болью, и ко всему прочему ее начало мутить. В купе с тем, что она целый день ничего не ела, ощущения были странными, и Кира потянулась за телефоном и набрала Марту. На этот раз подруга ответила с первого же гудка.

- Завезем сначала тебя,- предложила Марта, кивая на подъехавшее такси, после того, как они вышли на улицу и завернули за угол от клуба.

Кира колебалась. Ей было очень плохо, и она сомневалась, что доберется до дома сама. Но заставить себя сесть с подругой в одну машину она не могла. Запах Марты казался ей удушливым, а вся ситуация неприятным осадком осела где-то в гудящей голове.

Кира пыталась убедить себя, что не сделала ничего дурного, она просто пыталась помочь подруге и жалеть этого неприятного Мартиного знакомого не имело никакого смысла. Но где-то в глубине души, как и всегда в таких случаях, ее не покидало ощущение, что это неправильно. Приятным он был или неприятным, кто дал ей право играться с его сознанием, мыслями и эмоциями. Чем она лучше тех двоих, что точно так же изменили эмоции ни в чем неповинной блондинки в клубе. Может у них тоже была причина, казавшаяся им убедительной?

-Прости меня,- прошептала Марта вдруг, обнимая подругу за шею. - Ты же знаешь, я бы никогда не попросила тебя об этом, если бы видела другой выход. Я хотела справиться сама, я ...

Кира отрицательно покачала головой, отметая оправдания, и попыталась улыбнуться.

-Я знаю, знаю...Просто хочу пройтись по свежему воздуху, немного прийти себя.

Дождавшись, пока за Мартой захлопнется дверь такси, и машина отъедет, Кира согнулась пополам, обхватив себя обеими руками. Ей просто нужно максимально глубоко дышать.

-Нужна помощь? -спросил кто-то рядом. Кира отрицательно мотнула головой и выпрямилась. И практически уперлась носом в одного из мужчин, тех самых, за которыми она так пристально наблюдала.

Девушка сделала несколько шагов назад. Вблизи они уже не казались ей настолько пугающими, как со стороны, однако стоять на таком коротком расстоянии было все равно некомфортно.

- Меня зовут Никита,- представился парень, предложивший помощь, и кивнул на своего друга. - А это Влас. Мы из Клана Волка.

Девушка перевела взгляд на второго парня. Оба были темноволосы и довольно приятной наружности, но, если говоривший всеми силами старался демонстрировать дружелюбие, то его друг просто сверлил девушку немигающим взглядом. Кира сглотнула. Они были чуть старше ее и уже давно вышли из того возраста, когда подростки объединяются в какие-то клубы, да еще и дают им названия. Марта рассказывала ей про какой-то американский сериал, где главными действующими лицами была банда байкеров, у них, по-моему, тоже было принято иметь свое название. На байкеров мужчины похожи не были. Скорее на белых воротничков высокого класса.

-Ты не хочешь представиться? - спросил Никита.

Девушка уже открыла рот, чтобы назвать свое имя, как почувствовала сильное давление в висках, воздух рядом как будто колебался. Она опять перевела взгляд на второго мужчину. Видимо, он решил, что разговорами от нее ничего не добиться, и попытался прочесть ее эмоции. Ощущения были не из приятных, словно что-то, спрятанное глубоко внутри, тянули наружу раскаленными щипцами.

-Прекрати,- обратилась она к Власу вместо приветствия.

Никита тоже перевел глаза на друга, однако ничего не сказал. А тот в свою очередь засунул руки в карманы и удвоил усилия. Кира прижала пальцы к вискам. Все тело дрожало от напряжения. Она больше не могла терпеть. Девушка зажмурилась, и одним резким усилием воли отогнала свое недоверие и страх, вызывая в себе привычное ощущение безмятежности.

Влас неловко мотнул головой так, как будто его ударили. Он пошатнулся, но все же удержал равновесие. В его глазах промелькнуло удивление.

- Просто скажи свое имя и Клан. Это обычная вежливость,- произнес он.

Эта девочка уже начинала его раздражать. И не дожидаясь ответа, он опять мысленно потянулся к ее эмоциям. На этот раз он действовал грубее и Кире резануло по челюсти зубной болью. Не отдавая себе отчета, она резко выбросила руку вперед.

Власа отбросило на несколько метров назад, однако вместо того, чтобы упасть на спину, он каким-то образом умудрился приземлиться на ноги. Зато у Киры этот неконтролируемый всплеск эмоций отнял последние силы, и она рухнула на мокрый асфальт.

Глава 3.

Пришла в себя Кира только спустя несколько часов. Во рту чувствовался привкус меди, а голова была тяжелой, как после похмелья. Девушка медленно села и огляделась.

Она находилась в довольно таки просторной комнате, стены которой были покрыты пыльно-золотистым узором. В некоторых местах потолок поддерживали дубовые балки, которые в купе с приглушенным светом придавали комнате уютный вид загородного домика у озера. Что-то еще показалось Кире странным, и спустя секунду она поняла, что именно: пастельное белье, на котором она лежала, было шелковым и буквально ласкало кожу.

-Очнулась, наконец,- донеслось откуда-то сбоку, и Кира обернулась на голос. Она и не заметила, что в комнате была еще одна кровать с балдахином, а на ней, закинув руки за голову, лежала девушка примерно ее возраста. Незнакомка была чуть ниже ростом, с огромными в пол лица глазами и пышными коричневыми волосами, в которых то и дело мелькали золотые блики.

-Еще хотя бы пол часа этой зубодробильной скуки и я бы разбудила тебя сама,-тем временем весело проговорила девушка. Она привстала с подушек и свесила ноги с кровати.

Ее можно было бы назвать довольно-таки миловидной, если бы не весьма странный стиль одежды. Мешковатые штаны милитари и грязно-бежевая майка на несколько размеров больше не добавляли образу изящности. Уши девушки были проколоты в нескольких местах, как и левая бровь. На пальцах кучу замысловатых колец. Однако при всем этом обилии балахонистой цыганщины, было видно, что все украшения и в ушах, и на пальцах настоящие.

-Где я? - спросила чуть хриплым голосом Кира, тоже свешивая ноги с кровати. Ее взгляд упал на мягкие тапочки, стоявшие рядом. Кира продела в них ноги и потянулась за графином с водой, стоящим тут же на резной тумбочке.

-Давай помогу, а то у тебя руки дрожат,- сразу же предложила соседка по комнате, подставляя граненый стакан.

И графин, и стаканы были сделаны из настоящего хрусталя, и рука Киры начала дрожать еще больше. Кто знает, какую надо будет возмещать сумму, если она что-нибудь тут уронит.

-Мы в Холтоне, где же еще,- ответила тем временем незнакомая девушка. - Самом унылом месте на земле.

-Холтоне? -переспросила Кира.

-Ну да,-кивнула собеседница, не давай никаких пояснений. Видимо, по ее мнению, название говорило само за себя. Она протянула Кире стакан с водой и, дождавшись, пока та сделает несколько жадных глотков, представилась. - Меня зовут Аня, я Сова.

-Кира Корсакова,- произнесла в ответ Кира.

Повисла пауза, Аня, видимо, тоже ждала какого-то пояснения, но Кира не понимала какого именно. Чтобы сглазить неловкую паузу, она попыталась пошутить:

-И я вынужденный жаворонок.

Аня даже не улыбнулась, и Кира закусила губу. Она привыкла, что самой странной в любой компании всегда была она, но эта странно одетая Сова, пожалуй, могла бы дать ей фору.

-Тебя привезли Волки, однако на Волка ты совсем не похожа,-задумчиво протянула Аня, внимательно разглядывая девушку. Наконец, она вытянула руки ладонями вперед,- я сдаюсь, скажи, кто ты.

-Я не понимаю, о чем ты,- вынуждена была признаться Кира. Ей начало казаться, что это какая-то игра, о правилах которой ей забыли рассказать.

Аня пересела на кровать собеседницы и без спроса схватила ее за руку, вынуждая разогнуть локоть. Она уставилась на сгиб локтя девушки, через бледную кожу которого просвечивали вены. Второй рукой новая знакомая слегка потерла пальцами место прямо снизу от сгиба, словно пытаясь оттереть невидимую грязь.

-Никогда не видела ничего подобного,- проговорила она, поднимая на Киру глаза. - Ты человек?

Кира неловко выдернула руку из цепких пальцев и, поняв, что от нее ожидают ответа, кивнула.

-Конечно, я человек. И я очень надеюсь, что меня сейчас не снимают скрытой камерой.

-Тогда что ты тут делаешь? - даже не улыбнувшись, спросила Аня.

-Мне самой хотелось бы это знать. Последнее, что помню, что я упала на улице...,-Кира не успела договорить, как почувствовала, что кто-то осторожно пытается ее ментально прощупать. - Не делай этого, мне неприятно.

-Чего не делать? - переспросила Аня, не отводя глаз от собеседницы. Ее глаза были настолько большими, что придавали ей как-то инопланетный вид. И Кире было почти смешно, что среди их двоих странной похоже считается она сама, а не эта инопланетная Сова или как там она представилась.

-Сама знаешь.

-То есть ты все же не человек,- резюмировала Аня и на этот раз как можно вежливее произнесла. -Можно еще раз посмотреть на сгиб твоего локтя?

-Нет,-отрезала Кира, отводя руку подальше. - И я не понимаю ничего из того, о чем ты говоришь.

-Человек не смог бы почувствовать, что я пытаюсь его прочесть,-пояснила терпеливо Аня. - Сколько тебе лет?

-Двадцать.

Девушка присвистнула и пересела обратно на свою кровать. В ее глазах загорелось неподдельное возбуждение.

-Ты Ничейная! Я никогда в жизни не видела таких взрослых Ничейных. И раз так, ты просто обязана присоединиться к Клану Совы! Мы можем жить вместе, ведь я уже тебя обожаю!

В больших глазах Ани было столько любопытства и волнения, что Кира не удивилась бы тому, что девушка уже и впрямь ее обожает. Было видно, что она способна на весьма сильный спектр эмоций.

-Ты тоже можешь влиять на чужие эмоции, так? -уточнила Кира уже итак очевидную вещь и, дождавшись кивка, спросила,- и много таких? Тех, то тоже это может?

-Тысячи,- ответила девушка с энтузиазмом. - Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, в основном это зависит от чистоты твоей крови. Чем чище кровь, тем сильнее у тебя способности.

- Ты сказала, что ты Сова, а те парни, что привезли меня Волки. Вы разделены на какие-то группировки?

Аня скрестила ноги по-турецки и сложила руки вместе. Она задумалась, как бы лучше объяснить то, что все знают чуть ли не с младенчества.

-По правде сказать, я не сильна в истории, но сдается мне, что тут есть какая-то аналогия с обычными людьми. Княжества, графства, разделенные территории, вассалы- ведь у людей тоже все это было?

Кира кивнула, и тогда девушка продолжила:

-Чем чище кровь, тем сильнее способности и тем больше власти. Власть определялась землей, армией, а также слугами из простых людей.

- Обычных людей? -переспросила девушка.- То есть о существовании людей со способностями широко известно обычным людям?

-Не особо широко,- отмахнулась Аня. - Знают те, кто может принести какую-то пользу. Послужить во благо, так сказать.

Такое объяснение казалось Кире логичным. Она сцепила руки в замок, чтобы скрыть волнение. Она не одна такая. Не одна.

- Каждый Клан имеет своего покровителя, свой Тотем. У моего Клана это Сова. Кроме того, у каждого на сгибе локтя есть метка, указывающая на принадлежность к тому или иному Клану. Это знак Совы.

Аня выпрямила свою руку и указала на темный полумесяц чуть ниже локтя.

Кира присмотрелась внимательнее.

-Это татуировка,-произнесла она.

-К сожалению, да, - подтвердила Аня.

-К сожалению?

- Все завязано на кровь. Чем она чище и сильнее, тем больше вероятность, что у тебя к годам трем-четырем проявится родинка, указывающая на твою принадлежность к Клану. Я слышала, что у правящих семей она появляется сразу, чуть ли не через неделю после рождения. Все зависит от того, как быстро будет проявляться твоя сила. У среднестатистического ребенка чистокровной семьи при должном воспитании она появляется не позднее четырех лет.

Аня замолчала, видимо, что-то обдумывая. Она неосознанно потерла место своей татуировки, а затем продолжила:

-Поэтому не таким чистокровным представителям или же обычным людям, служащим Клану, делают татуировки.

Заметив, что Кира не отрываясь смотрит на ее локоть, Аня перестала тереть руку и улыбнулась.

-Но есть и свои плюсы. Еще сто лет назад метку выжигали раскаленным железом, и заживала она чертовски долго. А когда шрам становился размытым и малозаметным, выжигали по новой. А теперь пол часика в тату салоне - и все дела.

Не смотря на улыбку девушки, Кире стало жутковато. Выжигали раскалённым железом?

- Обычно способности у детей проявляются в раннем возрасте, тогда им и делают тату. Поэтому я удивилась, что у тебя его нет. Извини, если мое поведение показалось тебе бестактным. Быть Ничейным в таком возрасте очень странно.

Кира хотела было заметить, что иметь возможность влиять на чужие эмоции, а еще причислять себя к Клану с названием животного уже само по себе странно, и отсутствие тату тут меньшее из зол, однако сдержалась.

-Это место...Холтон, оно принадлежит какому-то Клану?

-Не совсем так. По факту оно принадлежит правящей на текущий момент семье и Совету, то есть можно сказать, что оно вне влияния какого-либо конкретного Дома. Холтон это собирательное название для нескольких локализаций, в которых проходят административные заседания, там же могут оказать помощь вне зависимости от того, к какому Дому ты принадлежишь. Кроме того, я слышала, что как раз тут помогают адаптироваться Ничейным детям. То есть ты оказалась как нельзя по адресу, мозгокопатели тебе помогут. Кстати, как ты узнала про это место?

-Мозгокопатели?-переспросила Кира, зацепившись за странное слово.

-Копаются в твоей голове, пытаются понять почему ты сделал что-то так, а не иначе. Я тут уже четвертый раз за последние два месяца, тетя не бросает надежд наставить меня на путь истинный.

Кира сглотнула. Это место несмотря на шикарность обстановки как-то уж очень смахивало на психбольницу для особенных подростков. Она бросила взгляд на Аню и по позвоночнику пробежал неприятный холодок страха. Господи, а что если это и правда психбольница и эта инопланетная девочка не в себе, и все что она сказала просто вымысел ее больного мозга?

Кира выдохнула. Ведь те парни в Клубе были такими же как Аня. И сама Кира умеет делать тоже самое. Не могут же они все быть сумасшедшими?

Девушка посмотрела на Аню. Та смотрела в стену и качала головой в такт своей внутренней мелодии. Золотые колечки в ее ушах и проколотой брови тряслись в унисон. Или все таки могут?

-Первые встречи самые болезненные,- сказала вдруг Аня.- Мой совет-не сопротивляться. Пусть они видят, что ты готова к сотрудничеству. В конце концов от их решения зависит отправишься ли ты домой или в исправительное учреждение.

Произнеся последние слова, Аня выжидательно посмотрела на Киру, а потом рассмеялась немного диким смехом.

-Да я пошутила, расслабься. Нет никакого исправительного учреждения. К тому же, если бы тут держали силой, то на окнах были бы решетки.

Кире было совсем не смешно. Она посмотрела в сторону окна: уже почти рассвело.

-Сколько времени? -спохватилась девушка и начала озираться в поисках своих ботинок.

-Почти шесть, поболтаем немного и будем ложиться,- ответила Аня беспечно, опять откидываясь на подушки.

До Киры не сразу дошел смысл последней фразы.

-Ложиться спать? -переспросила она.

-Совы ночные животные, спят они днем,-пояснила собеседница. -Прости, постоянно забываю, что ты можешь не знать очевидных вещей.

На мгновение Кира застыла, даже забыв о том, что искала, и посмотрела на Аню. На этот раз та не рассмеялась, а лишь беззаботно пожала плечами:

-Это шутка, Кира. Я просто пошутила. Мы спим ночью, как и обычные люди. А что ты делаешь? -Я ищу свою обувь и сумку, ты не знаешь, где они?

-В стенном клозете,-Аня кивнула на дверную ручку в стене, и Кира тотчас метнулась в указанную сторону. Перекинув сумку через плечо, она начала натягивать ботинки.

-Мне нельзя опаздывать на работу, просто нельзя. Если я лишусь этой подработки, то мне будет нечем платить за квартиру.

-Ты работаешь? - в крайнем удивлении спросила Аня. Этот факт удивил ее чуть ли больше того, что Кира не принадлежала ни к какому из Кланов.

- Да, люди делают это, чтобы зарабатывать деньги,- с некоторым сарказмом ответила Кира. Она завязала шнурки и расстегнула сумочку в поисках мобильного телефона.

-Никогда не встречала представителей какого-либо Клана, у которых были бы проблемы с деньгами. Это еще один повод присоединиться к нам как можно быстрее,- проговорила задумчиво Аня и опять с любопытством посмотрела на девушку.-А где ты работаешь?

-В разных местах,-отмахнулась Кира и зачем-то добавила,-а по вечерам учусь.

Она не знала, зачем это добавила. Возможно, чтобы не выглядеть в глазах Совы такой жалкой. Девушка чертыхнулась про себя.

-Ты самый удивительный персонаж, которого я встречала за последние годы, честно,-заверила девушку Аня.-Более странным был разве что мальчик Еж в школе, у него была странная врожденная мутация и глаза вворачивались внутрь глазниц.

Сова замолчала на мгновение, видимо, вспоминая школьные годы, а затем продолжила:

-Я неделями упрашивала учительницу позволить мне сидеть с ним за одной партой.

Кира уже не слушала, она рылась в сумке в поисках зарядки для мобильного телефона. Он был разряжен, и она даже не могла позвонить в ресторанчик и предупредить о своем опоздании. А просить позвонить у кого-то смысла не имело, так как она не помнила номера телефона.

Она кинула взгляд на прикроватную тумбочку, на которой стоял графин с водой. На подставке лежала последняя модель айфона, зарядка к которому не подойдет к ее старенькой модели китайской нокии. Девушка засунула телефон обратно в сумку и направилась к двери.

-Я бы рекомендовала окно,- посоветовала Аня, глядя на метания соседки по комнате.

-Ты же вроде сказала, что насильно тут никто не держит.

-Не держит,-согласилась девушка,-однако объяснение, почему ты хочешь уйти, займет время. А тот факт, что ты Ничейная затянет разбирательства еще на час. То есть ты выйдешь отсюда, но вряд ли успеешь туда, куда хотела.

-Просто блеск,- резюмировала Кира и подошла к окну. Слава богу, оно выходило во внутренний дворик. Она открыла окно, вдохнула холодный влажный воздух и посмотрела вниз. Второй этаж. Затем обернулась на новую знакомую. .

-Подумай о Совах, Кира. Мы будем тебе рады,- проговорила Аня и подмигнула,-еще увидимся. .

Кира кивнула в ответ и, забравшись на подоконник, спрыгнула вниз.


Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"