Aливердиев А.: другие произведения.

Проходящие Сквозь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Файл MS-Word доступен по адресу http://aliverdi.rusf.net/prokhod.doc


Знакомство

Вот новый поворот,

И мотор ревет.

Что он нам несет?

"Машина времени"

  
   Началось все как-то просто и обыденно. Оттарабанив занятия в университете, я как обычно заглянул на аллейку к книжникам, узнать, нет ли чего-нибудь новенького. Как почти у всякого мыслящего человека иногда у меня возникали приступы поиска смысла жизни. И как раз тогда был такой приступ. А аллейка являлась, пожалуй, единственным местом, где можно было найти собеседников практически по всем вопросам. Эти книжники - весьма занятный народ. Да и покупатели иногда попадаются те еще. И порой на аллейке возникали диспуты, достойные Государственной Думы. Конечно, я прекрасно знал о существовании множества групп, занимающихся по различным методикам, но войти в группу - всегда означило бы потерю свободы. Аллейка же для покупателей была местом, где все свободны и все мысли дозволены, как в Лондонском Гайд-парке.
   - Фидель, привет, давненько тебя не было видно.
   - Да все работа, работа. Есть что нового?
   - Да вот КамАЗ никак не придет. Вот, кстати - интересуются тем же.
   Широким жестом Гена представил мне стоящую рядом с ним пару девушек.
   - Интересовались, нет ли у нас "Некрономикона". У тебя там не завалялся?
   - Да, конечно, два. И еще один - на крыше. Самый некрономиконистый "Некрономикон" в мире.
   Моя шутка возымела действие, и я был очень рад этому.
   Девушки были весьма симпатичными. Я бы сказал красивыми. Особенно брюнетка, что была чуть ниже. Бледная кожа приятно контрастировала с черными волосами, а лицо, несмотря на слегка изогнутый нос, казалось лицом богини. Или, более правильно, Женщины с большой буквы. Лицу соответствовали и формы ее тела, умело подчеркнутые отлично сидевшим брючным костюмом. И хотя я не мог видеть ее скрытых под темными очками глаз, я всем своим нутром чувствовал их притягательную силу.
   Вторая девушка была чуть выше и крупнее. Объективно, и красивее. Если бы меня попросили охарактеризовать ее одним словом, я бы сказал - стерва. И не ошибся бы. Будь она одна, я даже не подумал бы о продолжении разговора. Зачем терять время за совершенно беспонтовым делом. "Чтоб любить эти ножки, нужен белый "Кадиллак"", или, по меньшей мере, длинный лживый язык. При отсутствии того и другого нечего и соваться. Нет, на худой конец, роль "Кадиллака" мог бы сыграть, скажем, "Москвич", но мне от этого легче не было, вследствие отсутствия наличия у меня и оного. И вообще, я отвлекся. А между тем брюнетка заинтересовала меня изрядно. И, не хочу показаться нескромным, это было почти взаимно.
   Мы познакомились. Брюнетку звали Юля, а шатенку - Лера. Наша беседа полилась в столь интересном русле, что продлилась значительно дольше, чем я мог бы рассчитывать. Девушки оказались весьма продвинутыми. Особенно брюнетка, которая была явным лидером. Кроме того, они выглядели настоящими заговорщиками, и в воздухе замаячили отголоски ночных шабашей и животрепещущих тайн. Так что мне не захотелось проходить мимо.
   Как-то, само собой мы пришли к Юле в гости. Квартира была та еще. Во-первых, сразу было видно, что ее отец - археолог, а во-вторых, как-то явственно читалось отсутствие наличия сегодняшнего дня родителей.
   - Родители погибли в катастрофе, - сказала она, словно угадав мои мысли. Она не уточнила, о какой именно катастрофе шла речь, и я тоже не стал этого делать, ибо разговор пошел в другом русле. Однако отпечаток таинственности, связанной с ее родителями остался надолго.
   Как это обычно бывает, мне показали старые фотографии и виньетки. И тут я отметил странные года окончания школы и института. Оказалось, что Юля была значительно старше, чем это виделось на первый взгляд. А именно, ей сейчас должно было быть тридцать два, хотя внешне трудно было дать больше двадцати пяти. Кроме того, под ее фотографией на школьной виньетке красовалась надпись Х. Гонсалес.
   - Мой дед по отцу был мексиканский коммунист, бывший сапатист, эмигрировавший в СССР. Мама - русская.
   - У меня тоже мама - русская, отец - юрист, - сострил я.
   - Юрист - это национальность? - она сделала вид, что не поняла всем известной шутки.
   - Нет, юрист - это состояние души, - ответил я, и, отводя разговор в другое русло, продолжил, - Всегда уважал Эмилиано Сапату.
   - Ты так хорошо знаешь мексиканскую историю?
   - Не так. Но таких героев, как Сапата, Тупак-Амару не знать грех.
   - Хосе Габриэль Кондорканки или Тупак-Амару был перуанец.
   Мы отлично продемонстрировали друг другу знание латиноамериканской истории. Два сноба-всезнайки. Тем лучше. Юля мне нравилась, а любая общность здесь плюс.
   - Конечно, а Че Гивара - кубинец. Но все они воевали за Свободу. Но не будем об этом. А кстати, Хэ - это Хулия?
   - Ага, мои родители были злые люди, и назвали в честь прабабки. Я предпочитаю русскую фонему. И не надо спрашивать, почему.
   Чего было спрашивать, и так все было ясно. Только очень злой человек мог назвать так в России дочь.
   Потом мы еще посидели, попили чай. Втроем.
  

***

   Возвращался домой я в приподнятом настроении. Это был новый поворот в моей жизни, которая, как я не пытался, до сих пор представляла собой череду серых и очень серых полос.
  
  

Посвящение

Так ты не видел эту книгу - на, прочти.

Она полна нездешних грез и едкого тумана.

"Сплин"

  
   На следующий день я вновь намылился в гости к Юле. Вообще-то я не большой любитель шастать по гостям, но на сей раз у меня была клёвая отмазка: как-то невзначай Юля сказала, что я - всегда желанный гость. А этим было просто грех не воспользоваться. Тем более, что... Но, ладно, не будем пока об этом.
   Момент был выбран, прямо скажу, не очень. Юля возилась на кухне и не могла прерваться. Я предложил, было, ей помощь, от которой она поспешила отказаться, погнала меня в комнату, сказав, что сейчас освободиться, и, предложив посмотреть что-нибудь в ее библиотеке. А библиотека, скажу я вам, была потрясающая. Особенно касательно подборки книг по демонологии и оккультизму. Половина из этих книг была написана на английском и латыни. А несколько - вообще на непонятных языках. Вспоминалось, что ее отец был археологом.
   И тут на журнальном столике я увидел книгу, которую Юля, вероятно, читала до моего прихода, а точнее до того как начала свою затею с пирожками. Я взял ее в руки и начал пролистывать. Я не был столь уж суеверным, но когда книга оказалась у меня в руках, по всему телу пробежала передергивающая холодная волна.
   Книга состояла из двух частей. Первая представляла собой бессвязный дневник, вторая - собственно рукопись, название которой было вынесено на обложку. Причем слово рукопись я употребил не случайно. И, как оказалось впоследствии, не я один. Это действительно был ротапринт рукописного текста с чередующимися графическими иллюстрациями. Иллюстрациями, не поддающимися описанию. Однако, чтобы не быть голословным, я все же попробую это сделать.
   Вам когда-нибудь приходилось что-нибудь рисовать? Наверно приходилось. Хотя бы сидя на какой-нибудь нудной лекции. И может быть, вы тоже обратили внимание, что пока рисунок находится в процессе рисования, он кажется как бы живым. Но стоит на минуту отвлечься, и эта живость куда-то исчезает, и рисунок выглядит таким, каков он есть - с совершенно непохожими на задумку чертами и пропорциями, правильными, только под косым углом зрения.
   Не знаю, как объясняют этот феномен психологи, и объясняют ли они его вообще, но скорее всего дело тут состоит в том, что пока рисунок создается, подсознание автора оживляет его невидимыми, но ощущаемыми (правда, к сожалению, только автором) чертами, которые потом развеиваются, ибо недостаток таланта или умения не придает им "твердой" основы в виде линий на бумаги, а наоборот рисует лишние лишенные жизни линии. Талант же настоящего художника-графика и состоит в том, чтобы эти невидимые черты, как раз и получили материальную основу в виде точных линий. И когда рисунок действительно хорош, его внутренняя жизнь передается любому смотрящему, если последний обладает хоть маломальской долей творческого мышления.
   Так вот, жизнь из представших моему взору рисунков била, как извергающийся гейзер. А то, что изображали они демонов, поедающих друг друга мертвецов и прочую мерзость, производило то еще впечатление. Не сочтите меня сумасшедшим, но эти рисунки, как бы втягивали смотрящего вовнутрь.
   Я быстро пролистал страницы, и напоролся на цветную вставку, выполненную в том же, так сказать, жанре, но уже в масле. От нее на меня пахнуло таким жаром, то я в ужасе захлопнул книгу. Повторюсь, что я не сумасшедший и не очень суеверный, но мне показалось, что изображенные на ней демоны вот-вот прорвут эфемерную грань глянцевой бумаги, и окажутся передо мной.
   Я еще раз осторожно, открыл книгу, на этот раз на страницах дневника. И в этот момент в комнату зашла Юля. Она буквально вырвала книгу из моих рук. Единственное, что я успел прочитать, было:
   "Друзья спрашивают меня, читаю ли я сам то, что пишу. Думаю, они смеются надо мной. Но правда состоит в том, что, закончив Рукопись, я так ни разу не смог заставить себя открыть ее вновь. Она живет своей жизнью, и эта жизнь ужасна. Несколько раз я пытался ее сжечь, но она сильнее меня..."
   - Никогда не трогай эту книгу!! - сказала она мне.
   - А что в ней такого?
   - Ты наверно уже успел ощутить это на себе. Она живая.
   - ???
   - Это последняя книга Хармса. Написав ее, он сошел с ума.
   - Судя по тому, что я успел увидеть, последнее могло произойти несколько раньше, - к месту повторил я остроту, вычитанную когда-то у Роберта Асприна.
   - Может быть, - согласилась она, так что я не совсем понял, оценила ли она мою остроту или нет, - Но он был не просто сумасшедшим.
   - То есть?
   - Ты знаешь, как он умер?
   - ???
   - Его нашли разорванным на части в закрытой палате. Тело так и не удалось опознать. Кстати, все, кто решался до конца прочесть его рукопись, тоже сходили с ума. Не случайно, как видишь, сама Рукопись не набрана, а ротапринтно воспроизведена. Кстати, типография, где она печаталась, сгорела с большей частью тиража. Так что это раритетное издание.
   - Да, ну, - иронично произнес я, хотя, памятуя о собственных впечатлениях, начал в это верить. - А вот цветные рисунки. Трудно поверить, что они сделаны той же рукой, что и графика.
   - Ты прав. Их сделала его жена. Она тоже сошла с ума.
   - Логично. А ты сама как думаешь этого избежать?
   - А я читаю осторожно. И предохраняюсь, - она запнулась.
   - Интересно как? - я не мог не съязвить.
   Она покраснела.
   - Тебе это пока не нужно. Давай лучше сменим тему.
   - Ну, сменим, так сменим. А этот Хармс...
   Ее выразительный взгляд надо было видеть.
   - Этот Хармс, - все же продолжил я, - он - тот самый Даниил?
   - Нет, что ты. Александр. Даже не однофамилец. Кстати, ты помнишь, мы спрашивали про "Некрономикон"? Так вот, многое Хармс позаимствовал именно из него. Хотя кроме этого он проработал едва ли не всю демонологическую литературу Запада.
   Не знаю, насколько вторая фраза была, кстати, первой, но если она сама возвращалась к исходной теме, то мне это было интересно и подавно.
   - Кстати, - вставил я, кстати, ее любимое слово, - Я много слышал об этом "Некрономиконе", но толком ничего не знаю.
   - О, с этой книгой связана большая история. Ты не читал Говарда Лавкрафта?
   - Нет, но видел фильмы по его произведениям.
   - Значит, некоторое представление имеешь.
   - Самое малое. И готов узнать больше.
   - Что ж садись и слушай.
   Я послушался, и опустился в кресло. Она устроилась в кресле напротив и начала свой рассказ.
   Собственно рассказ был не очень длинный, и включал лишь самые общие сведения об этой книге мертвых имен и ее авторе Аль-Хазрете, якобы сумевшем заглянуть за грань и узреть мир существующий вне. Пользуясь этим, он написал историю о Тех, кто был до, и Тех, кто придет после, а также рекомендации практической магии, пользуясь которой можно проникать в другие пространства и оживлять мертвецов. Простите за сумбур, но я как мог, выразил свое тогдашнее понимание того вопроса. Тем более, что я совершенно не мог сосредоточиться на рассказе, с жадностью созерцая соблазнительные изгибы Юлиного тела. Но это уже другой разговор. Тем более, что дальше оного дело не шло. А жаль.
   Главное же, что я узнал, было то, что Юля и компания действительно являются последователями Аль-Хозрета и Хармса. И мне было предложено к ним присоединиться. Предложено пока одной Юлей, но компания вот-вот должна была подтянуться. Конечно же, я с радостью согласился.
   И как только я торжественно объявил о своем согласии, намереваясь подтвердить его дружеским, но все же поцелуем, который в принципе мог бы иметь еще какое значение для дальнейшего развития отношений, как зазвонил обломистый звонок. В дверях стояли уже известная вам Лера, Стас - большой белый качок лет двадцати пяти, и Лаврик, о котором я сразу высказался про себя словами В. Высоцкого: "кстати, вашего соседа забирают, негодяя, потому что он на Берию похож". Он действительно настолько походил на своего знаменитого тезку, что я бы его в компанию точно не принял бы. Вот так посмотрел бы, и не принял бы. Шутка, конечно. Но, как известно, в каждой шутке есть доля... шутки. А остальное - правда. Кстати говоря, Лере и, особенно, Стасу Лаврик тоже явно не нравился. Как, впрочем, и я. Будучи слишком большим, слишком блондинистым, и слишком смазливым, Стас с плохо скрываемым презрением относился ко всем, кому повезло меньше. Особенно, если у них был более горбатый нос, более темная кожа, более темные и более вьющиеся волосы. А если к этому добавить, что я еще и не совсем выговаривал самую невыговариваемую букву русского алфавита, то со мной с его стороны было все ясно. С Лавриком тоже. Но девчонки были от него без ума, и потому его место в компании было всегда забронировано. Еще через четверть часа притопал Артур.
   Все вышеперечисленные товарищи сначала с недоверием поглядывали на меня. Но Юлин авторитет не полежал сомнению, и, таким образом, я тут же стал полноправным членом этой компании.
   О, за этот вечер я узнал больше, чем, пожалуй, за предыдущий месяц. Я принес с собой свежие уши, и каждый любитель поговорить, к коим относились Юля, и Лаврик, и Артур поспешили этим воспользоваться.
   А потом пришел Денис. Этого субъекта надо было видеть! Одетый черт знает как, с крестом на груди и горящими глазами. Честно говоря, я не совсем понял, что он-то делал в этой компании. И, как оказалось, ни один я. Когда-то он так же как и я упал на хвост Юли и Лаврика, и с того времени люди просто не знали, как от него избавиться. Будучи на редкость нудным типом, да еще и приверженцем одной из новоявленных протестантских сект, он пытался обратить эту компанию в свою веру. Сначала это всех забавляло. Потом перестало. А так как сегодня я был новеньким, все его ораторское искусство вылилось на меня. Но, к счастью, я уже имел опыт разговора с подобного рода людьми, и просто включил автосброс, стараясь не спорить. В этой связи он оценил меня, как лучшего из присутствующих, и сказал, что мне надо обязательно обратиться к Богу. Я с самым серьезным видом ответил, что обязательно подумаю над этим предложением.
   Но между тем, остаток вечера был безнадежно испорчен. И чтобы не досаждать Юле, все мы собрались по хатам, уводя с собой и Дениса.
   Стас сразу пошел провожать Леру. Вообще-то декларируемое отсутствие у них отношений весьма плохо ими скрывалось. Лаврик двинул в свой пятый поселок. Ну а нам с Артуром было по пути в центр. Оба мы были убежденными пешеходами. Так что за время возвращения домой, он успел немало дорассказывать относительно того, что я не успел узнать у Юли. Что-что, а говорить он любил! Но объективности ради, скажу, что он оказался весьма интересным субъектом. Он был года на четыре меня старше. И, таким образом, университет не освободил его от армии. А, будучи человеком везучим, он попал в самое пекло Афгана. И сейчас помимо черной магии был помешен на Выживании, как смысле жизни. Вместе с тем у него был весьма интересный философский подход к жизни, делающий его самостильной звездой, чего никак нельзя было сказать, например, о Лере или о Стасе.
  

***

   С этого дня меня начали вводить в круг дел. Книга Хармса мне больше не попадалась, и впечатление от нее постепенно улеглось. В остальном же все это выглядело игрой так и не выросших детей. Хотя происшедшее через неделю событие не только заставило меня пересмотреть свое отношение ко всему этому, но и просто радикально перевернуло всю мою жизнь. Чуть не сказал оставшуюся.
  
  
  

Сеанс

Позовет голодных духов

Их собой кормить-поить.

"Аквариум"

  
   И вот долгожданный час пробил. Когда я пришел, на полу уже была выложена пентаграмма, с черными свечами на лучах. На столе лежала Рукопись, которую из-за длинного и немного несуразного названия никто по другому не называл.
   - Это явно не от твоих индейских родственников, - сказал я Юле, указывая на звезду.
   - Мы пользуемся всем, что выработало человечество, - просто ответила она. - Хармс тоже не был индейцем.
   - Да, уж, - подтвердил Стас.
   Трубка пошла кругу. И по мере того, как мы вдыхали ее сладковатый дым наши органы чувств все более и более обострялись. Тихая музыка теперь отдавалась ритмом по всему телу, как будто подчинив себе протекающие в нем процессы.
   - Оно сделано по древнему рецепту, - сказала Юля. - И содержит глюкоген, получаемый из одного южноамериканского кактуса.
   - Пейота, - подсказал я, вновь блеснув эрудицией.
   Когда все дошли до нужной кондиции, Лера выпила какое-то снадобье и легла на диван, мы же впятером стали каждый на один из лучей пентаграммы, как это сказала Юля. Роль Леры заключалось в том, чтобы впасть в транс, и тем самым обеспечить своим внутренним миром наш вход в мир духов. Мы же должны были открыть врата с этой стороны.
   Юля начала читать заклинанья. Звучали они необычно и, прямо скажу, страшно. Половина гласных произносилась на вдохе, что придавало речи дополнительной странности. Остальным участникам следовало хором повторять одну мантру при взмахе ее руки. Я бы привел ее здесь, но думаю, что не стоит этого делать. Для вашего же блага.
   И вот воздух над пентаграммой странно заколыхался, и комната озарилась неясным красноватым светом, источник которого я не мог определить. Постепенно пространство над пентаграммой потеряло прозрачность, но зато в нем начали просматриваться тени, явно чуждые окружающему нас миру. Они наводили леденящий ужас, но вместе с тем все более и более проявляясь, манили к себе, как бездна пропасти манит смотрящего в нее.
   Вскоре среди теней появились ясные антропоморфные очертания. Я внимательно вгляделся в их лица и уловил несомненное сходство с лицом нашей предводительницы. Судя по всему, это были ее родители.
   -?Bonas dМas, padre! - обратилась она к мужчине, полностью подтвердив мои догадки.
   - Здравствуй, дочка, - ответил он ей. Его слова будто бы напрямую отпечатывались в мозгу, минуя органы чувств.
   Они протянули друг другу руки, но в момент касания все резко изменилось. На секунду мне показалось, что все закончилось, но лишь на секунду. Отец Хулии исчез, и мы находились в той же комнате, но комната была уже не той, в которой мы начали свой сеанс. И мы были уже не те. Все вокруг было ярко и неестественно, как в мультипликационном кино. Причем разные вещи изменились по-разному, а некоторые исчезли вообще. В том числе диван, на котором спала Лера, теперь был пуст. Когда она успела исчезнуть?
   - Где это мы? - медленно произнес Стас.
   - Насколько я понял, внутри сознания Леры, - отозвался Артур, указуя глазами на пустой диван.
   - Я бы сказала, не совсем так, - немного раздражающим нравоучительным голосом промолвила Юля. - С одной стороны - это действительно внутренний мир Леры, но в отличие от нашего основного мира, он менее замкнут, и раскрывает ворота в доселе недоступные для нас измерения.
   - Но эти ворота особенные, - продолжил Артур, - И основная их особенность заключается в том, что их нет. То есть, они как бы проникающие. В данном случае мы находимся сразу в двух мирах.
   - Ты прав, что сразу в... Но не двух, а во многих. Прорвав хрупкую грань одного из них, мы находимся на рубеже бесконечности. Но все же связаны с Лерой. Ибо без нее, как медиума, нам едва ли удалось найти дорогу ни сюда, ни обратно.
   - Кстати о дороге, - наконец вставил свое слово я, - Как мы собираемся возвращаться?
   - А мы еще не собираемся, - отозвался Стас. - Мы ведь только начали!
  

По ту сторону

Я увидел чертягу и погнался за ним,

Ну а он уходил в непроглядную даль,

Там где нету огня, а один только дым,

Хотя кто-то твердил, что там должен быть рай.

"Лепрекон"

  
   - Вот оно Лимбо, - сказала Юля, когда мы вышли из дома.
   - Почему Лимбо? - спросил я.
   - Преддверие. Измерение, смежное с нашим миром. Именно через него большинство экстрасенсов и медиумов могут видеть незримое. Теперь же мы находимся в нем в чистом виде.
   - Не совсем, - встрял Артур, - Мы все же в немалой степени находимся в сознании Леры.
   - Его мы уже практически покинули.
   Они еще довольно долго спорили по этому поводу, но для меня, как для самого непосвященного это все была китайская грамота.
   Мы долго бродили по нашему городу как зачарованные. Все было так и не так. Часть вещей нашего мира присутствовало, часть отсутствовала. То же можно сказать и о живых обитателях. Некоторые люди были видны невооруженным взглядом, но явно не все. И все было окрашено в какие-то странные нездешние цвета. Я не когда не забуду черный цвет Солнца этого мира.
   Хорошей чертой Лимбо оказалось то, что, перемещаясь по нему, мы совершали то же путешествие и по нашему миру, оставаясь незримыми для оставшихся там. И мы двинулись в это авантюрное путешествие.
   - Кстати, Юля, а куда девался твой отец? - вспомнил вдруг я.
   - Не упоминай лукавого, - отозвался Стас, за то удостоился злого взгляда со стороны Юли.
   Но как бы то ни было, но фактом осталось, то, что буквально сразу после этих слов ее отец появился вновь. С ним были еще двое человек, судя по чертам лица, явно латиносов.
   - Где мама? - спросила Юля опять по-испански.
   - Она не смогла прибыть. Для умерших есть свои ограничения, как и для живых, - ответил он странным, немного дребезжащим голосом, но по-русски, - Не стоит, дочка, разговаривать на языке, который неизвестен твоим спутникам. - Тут он внимательно посмотрел на меня, - По крайней мере, большей их части.
   Ввиду того, что я действительно знал несколько наиболее употребительных слов на разных языках, и умел делать при этом умный вид, меня часто принимали за полиглота. Хорошо еще, что не за шпиона!
   Дальше мы двинулись одной большой компанией, в которой Эмилиано, отец Юли, занял место бесспорного лидера. Он много рассказывал про устройство этой части мира, доселе нам недоступной, и мы слушали его с большим интересом. Видимо талант рассказчика Юля унаследовала от него. Но в данном случае она полностью ушла в тень отца.
   И все было бы просто замечательно, если бы не появившееся у меня чувство тревоги. Не знаю с чего и как оно появилось, но я все больше ощущал, что что-то тут не так. Особенно, после того, как во время очередного привала Эмилиано с Юлей ненадолго отлучились, мотивируя это необходимостью разведать дальнейший путь. Когда я предложил пойти с ними, Юля ответила, что у меня еще слишком мало знаний для ориентации в этом мире. Явно было видно, что им надо поговорить.
  

***

   Между тем мы дошли до некоторого места, которое можно было бы назвать порталом или воротами. Это было подобие круга друидов, воздух над которым обладал странными оптическими свойствами. Эмилиано вошел туда и вышел. Юля попыталась последовать за ним, но что-то ее не пускало.
   - Видимо туда нет хода живым? - спросила она отца.
   - Мы можем пройти дальше с помощью этой книги, - сказал он, указуя на Рукопись.
   Действительно, там содержались заклинания, и на этот случай. Мы довольно долго их учили, после чего, встав в пентаграмму, провели ритуал. И произошло чудо. Причем не там, где мы его ожидали. А ожидали мы, естественно, изменение состояния этого друидского круга. Но изменилось все, кроме как раз него. Теперь мы были уже не в Лимбо. Мы оказались в каком-то чудесном мире, сверкающим самым заманчивым цветом - цветом золота.
   - Вот оно Эльдорадо, - вырвалось у Стаса.
   - Ха, в царстве Смерти средь химер
   Лежат земные чада,
   Кому по гроб хватило троп
   В пещеры Эльдорадо, - вспомнил я слова Эдгара По.
   - Очень верно подмечено, - отозвался Эмилиано, - теперь вы гости в нашем мире. А нам нужны живые гости. Очень нужны.
   - Не совсем понял, - переспросил Стас.
   - Это недобрый мир, - ответил ему Эмилиано, срывая со своего лица кожу.
   Вы когда-нибудь видели, как человек, стоящий напротив вас, срывает с лица кожу? Наверно только в кино. Но в кино - это одно, а жизнь, она представляет собой совсем другую разницу.
   Наши новые знакомые в единый миг обернулись демонами, виденными когда-то нами в небезызвестной Рукописи, и Юля оказалась среди них. Вот, оказывается, о чем они шептались с папочкой!
   Но, не растерявшись, Артур бросил прямо в Эмилиано какой-то амулет, в результате чего началось нечто напоминающее коллапс, сопровождающийся открытием проходов к неизвестные направления. В рядах противника произошло замешательство, но, тем не менее, сила оставалось на их стороне. Единственным спасением было бежать в разные стороны, дабы предоставить им задачу погони за двумя зайцами, которая, как известно, обычно приводит к неудаче по обоим направлениям. И мы автоматически разделились на две подкоманды: с одной стороны я и Артур, в другой Стас и Лаврик. Произошло это само собой, без каких бы то ни было оговорок. И, как я думаю, это произошло не случайно. Действительно, в этой четверке только работая в паре с Артуром можно было считать спину более или менее защищенной. Ни Лаврик, ни, тем более Стас, таким достоинством не обладали. Так что и со стороны Артура, выбор был не худшим.
   Да, еще, убегая, я вырвал рукопись из рук Юли. Как оказалось впоследствии, это было лучшим, что я мог тогда сделать.
  

***

   Кстати говоря, больше всего в этой ситуации меня поразило то, что основным чувством, владевшим сейчас моим сознанием, было удивление. Я никак не мог представить, что наш основной персонаж, наш проводник, наша единственная, и, таким образом, бесспорно красивейшая женщина могла оказаться первой жертвой. Хотя какой там жертвой! Первым ренегатом-предателем. Но в любом случае демоны захомутали ее первой.
   А между тем обычно в фильмах ужасов, аналогии с которыми напрашивались сами собой, выживает самая красивая пара. Это правило, позаимствованное, кстати, из жизни. Есть люди, которым уступают место в шлюпке и круг, а есть те, которых бьют веслом по голове. И первоопределяющим здесь являются отнюдь не человеческие качества. Так обычно говорят любители выдавать желаемое за действительное. Первоопределяющим здесь является то, что действует на подсознание, то, что практически невозможно подделать, а именно, внешность в широком смысле этого слова.
   Я мысленно перебрал известные мне фильмы, и тут я меня осенило. Был еще один типаж, имеющий шансы выжить в любых переделках. Воплощение автора. А он, если, конечно, автор не страдает манией величия, редко бывает первым красавчиком, ибо последние, извините, редко бывают авторами. Так что у меня явно имелись все предпосылки именно для этого случая. Оценив, таким образом, ситуацию, я был доволен как слон.
   Быть может, взыскательный критик упрекнет меня в том, что уж больно много внимания уделяю я сравнению складывающейся ситуации с фильмами. Мол, как это примитивно. Однако позволю себе с этим не согласиться. Ибо хотим мы этого или нет, но индустрия кино и особенно теле и видео- бизнеса прочно и надолго вошла в нашу жизнь изрядно потеснив старые добрые книги. И это не случайно. Ибо, как гласит народная мудрость: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать". А фильмы дают нам именно эту возможность, олицетворяя увиденное воочию. Книги же представляют собой, то есть олицетворяют эквивалент услышанного.
   Так что, хотим мы этого или не хотим, но наше мировоззрение все больше и больше определяет стоящий в нашей комнате ящик. А в ситуациях нетривиальных, таких, например, как та, в коей оказался я с сотоварищами, ситуациях, далеких от тех, с которыми нам приходилось сталкиваться в нашей обыденной жизни, мы в поисках выхода ищем аналогии с ситуациями, о которых нам приходилось слышать или видеть, хотя бы на экране. Последнее же, в силу вышеупомянутой народной мудрости, почти всегда предпочтительнее.
   Но жизнь, она все-таки не кино. В ней не играет тревожная музыка, но зато быстро приходит элементарная усталость, так чуждая героям кино.
  

***

   Между тем мы с Артуром оказались в самом пекле Ада, и нам предстояло искать дорогу обратно.
   - Интересно, как там Стас с Лавриком, - спросил я Артура. Надо же, право, было о чем-то разговаривать.
   - Не думаю, что им сейчас хуже, чем нам. Правда, с одной стороны, у нас есть Рукопись, которая уже стала нам ключом в этот мир, и может стать ключом обратно.
   - Надо будет найти нужные заклинания? Но ведь нас уже не пятеро?
   - Можно использовать Рукопись, как таковую. Особенно, если демоны нагрянут.
   - Это по башке, что ли, стукнуть? - резонно спросил я, вспоминая одну из шуток про новых русских.
   - Нет, картинки показать. Ты обратил внимание, что они живые?
   - В первый же день.
   - Вот-вот. Хармс был настоящий талант. А его жена - просто гений. Здесь эти картинки могут непосредственно стать вратами. Правда, не туда, куда нам надо, но туда вполне можно отправить демонов.
   - Кстати, а как ты думаешь, зачем мы были нужны Эмильяно?
   - Я не думаешь, я знаешь, - ответил Артур голосом ни то братьев-пилотов, ни то Шерлока Холмса. - Мы вошли сюда живыми, то есть непосредственно связаны с нашим миром. Вообще-то это, конечно, неправильно говорить "с нашим миром". Мир един и многомерен, но так лучше понятно. А суть в том, что у нас сейчас есть и душа и плоть. И это весьма лакомый кусок, для демонов, лишенных плоти нашего мира. Так что они сейчас будут нас ловить. И не только сейчас. Вообще, я подозреваю, что, раскачав хрупкую границу, отделяющую наш мир от прочих, мы можем пустить их сюда, то есть туда.
   - Серьезно?!
   - Да. Хармс почти что сделал это. Но нам пока главное выбраться отсюда.
   - А, как думаешь, Стас с Лавриком, - я не успел закончить мысль, когда он перебил меня.
   - Стас, этот прощелыга, выбрал наилучшее направление для отступления. Если это место можно сравнить с Адом, то место, где должны были оказались они, скорее можно назвать просто Междумирьем. Там им не придется сталкиваться с демонами, а с багажом Стаса, я думаю, он вполне выкрутится. Да и Лаврик тоже. Если только не очень доверится Стасу. Хотя с другой стороны они оба друг друга стоят.
   - Значит, Стасу и Лаврику не придется сталкиваться с демонами, а нам?
   Кажется, у меня прорезался дар накликивать беду!!! Но на этот раз все обошлось практически без боя. Рукопись, открытая нами на нужной странице просто втянула налетевших невесть откуда сущностей в себя, то есть, вернув их на историческую родину.
   Мы же продолжили нашу беседу, выступающую для Артура фоном к основному занятию - поиску в Рукописи нужного ритуала.
   - То, что мы видим, и то, что есть на самом деле - суть разные вещи. Но между ними имеется определенное соответствие, которое и дает нам возможность жить, то есть производить в окружающем мире некоторые движения, благотворные для нашего существования. Я ясно излагаю?
   - Вполне.
   - Так вот, когда реальность меняется радикально, наше восприятие пытается адекватно отразить эти изменения при помощи имеющихся средств. Однако ввиду радикальности изменения, без определенных искажений это невозможно. Таким образом, все, что происходит здесь, нам кажется вполне реалистичным, но несколько искаженным, так сказать, сюрреалистичным. Кстати говоря, не исключено, что все мы видим этот мир совершенно по-разному. В силу этого и различие вкусов.
   - Гм. Вполне резонно. А особо одаренные видят и наш мир сюрреалистично.
   - И даже абстрактно, - он улыбнулся, - Но не надо путать их с Остапами Бендерами.
   - Однозначно.
   Потом мы долго молчали. Я не хотел мешать Артуру пустыми разговорами, и старался запомнить все, что сам успевал рассмотреть в Рукописи. Молчание было зловещим, и Артур прервал его сам.
   - Обидно, все-таки, оказаться преданными!
   - Да, с Эмилиано то все ясно, - поддержал его мысль я. - Он просто нас использовал. Но Юля!
   - И она тоже. Просто ты успел запасть на нее.
   - Может быть... Но все же. Мы в ответе за тех, кого приручили, а она...
   - Вот нашел! - перебил меня он, указуя на один из разделов.
   И действительно, там описывалось, как вызвать разрыв внешнего мира, открыв врата в миры иные. Это, в принципе, могло привести нас домой. Но получилось как всегда...
   Разверзшаяся твердь раскидала нас по разные стороны, и теперь каждый должен был искать дорогу назад в одиночку. И у каждого из нас оставались шансы: у меня была Рукопись, Артур же знал на память достаточно заклинаний, чтобы иметь шансы выжить. Или не выжить.
   Итак, пролетев сквозь переливающиеся неземными красками огни, я вновь всем телом шлепнулся о твердую песчаную землю. В своем мире, я бы точно убился бы насмерть. Но здесь вероятно физические законы были более мягкими, если можно так выразиться.
   Вообще-то Артур был в намного лучшем чем я положении, ибо неумелое обращение с Рукописью могло закончиться одному Богу известно чем. Так оно и вышло. Попытавшись совершить один из обрядов открытия прохода, я сотворил такое, о чем даже сейчас страшно вспомнить.
   Мое сознание как бы перетекло из головы в область сердца, и я почувствовал, что задыхаюсь в тесной клетке внутри себя. Эта клетка сжимала меня, причиняя нестерпимую боль. И собственными руками я разорвал кожу на своей груди, после чего, пробив ребра, сумел высунуть оттуда свою новую голову, а затем и вылез весь. Это трудно, даже невозможно описать словами, и никому не пожелаю пройти через это.
   Наконец я освободился. Но боль не ушла. Я был похож на демона с картин жены Хармса. Я дотронулся рукой до головы. На ней были маленькие рожки.
   И голод, этот адский голод, он взывал к своему утолению. Но передо мною простиралась бескрайняя пустыня. Инстинктивно я хватал воздух перед собой, чувствуя, что это может чем-то помочь мне. И действительно, пространство передо мною заколыхалось, раскрывая, выражаясь фэнтезийно-компьютерным языком, портал в другой мир. Я не знал какой это мир, но я хотел есть, и не колеблясь двинулся сквозь него.
   Это было не наше измерение, хотя попади я в него ночью, но наверняка бы решил бы, что просто оказался в каком-то центрально-европейском старом городе, с его черепичными крышами, и похожими на декорации домиками. Но цветовая гамма, с особенно бросавшимся в глаза оранжевым небом не оставляло на сей счет никаких сомнений.
   Какие-то существа, очень похожие на людей, мирно беседовали возле одного из этих домиков. Увидев меня, они пришли в ужас. И было отчего. Я уже говорил о мучившем меня голоде.
   Я не буду рассказывать, как это было. Видит Бог, я этого не хотел. Но... Я был очень голоден.
   По мере утоления голода я вновь оброс недостающей плотью и снова стал человеком. Я провел рукой по голове. Рожки тоже исчезли.
   И вот я стоял в один человек, весь в крови, в чужом мире, в чужой комнате, по которой было разбросано то, что осталось от ее хозяев. Я осмотрелся. Положение было, хуже не придумаешь. Я не знал обычаев этого мира, но едва ли кушать его обитателей там поощрялось талонами в профилакторий и бесплатным молоком за вредность. Отсюда явно надо было линять. И, естественно, не в костюме Адама, в коем я, опять-таки, естественно, сейчас пребывал. Даже Рукопись осталась там, в Аду.
   Я быстро осмотрелся. Как мог, стер с себя кровь, и быстро вывернув шкафы нашел несколько подходящих для себя вещей. Хуже было с обувью. Их размеры были безнадежно малы, и мне пришлось ограничиться тапочками.
   Когда я вышел на улицу, к дому бежала толпа вооруженных чем попало людей. Они окружали меня со всех сторон. Ситуация была, выражаясь шахматистской терминологией, матовая.
   Но к их чести, надо сказать, что обошлись они со мной на редкость гуманно. Меня даже не стали бить, что было бы логично, а лишь связали, и препроводили в темницу. Принесли даже ужин. Я долго сомневался, кушать его или нет. Ведь я был в другом мире, где физическое строение органических молекул могло войти в конфликт с моим собственным строением. Так я межевался несколько минут, пока не вспомнил, что в этом мире я уже кушал ...
   То, что задумали мои новые друзья, я узнал на следующее утро, когда, был разбужен грубым пинком, и препровожден на центральную площадь города, на которой уже возвышался костер. Вы правильно поняли, он был сооружен для меня.
   Я бешено попытался вспомнить заклинания, с помощью которых я открыл этот портал, и, как это не странно, мне это удалось.
   И когда первые языки огня коснулись моего тела, я сумел произнести нужные слова, запустившие что-то в этом чудовищном механизме многомерного бытия, так что, вырвавшись из сковывающих меня цепей, я полетел по красному пульсирующему туннелю, несущему меня в полную неизвестность.
  

***

   Мне могут задать вопрос: "Чему учит эта повесть, наполненная всеми этими ужасами и мерзостями?" Отвечу. Я не ставил такой цели, учить чему-то, а просто рассказывал свою историю. Может быть, кто-то на моем месте поступил бы и лучше. Что ж, я - далеко не идеален. Но не спешите с поспешными выводами. Ибо сказано в Писании: "Не судите, да не судимы будете". И просто подумайте, как это легко, сидя на мягком диване сыпать обвинения. И совсем другое, самому оказаться на грани выживания. А мир, что лежит по ту сторону, когда пробьет его час, не будет вас спрашивать, хотите ли вы его принять, или нет.
  

***

   Наконец туннель закончился. Это была еще не твердая земля, но уже не та Преисподняя, из которой мне только что удалось вырваться. Я узнал это место, несмотря на то, что оно было донельзя искажено в этом субпространстве. Я вновь был почти в родном городе. Лимбо. Этим словом все было сказано.
   Совсем неподалеку должен был быть выход. И шел я к нему один. Настало время вспомнить все и оценить.
   Теперь я знал, что в действительности значило выйти из себя и пройти сквозь. Теперь окружающий мир стал и моей частью. Он уже не был таким прохладным.
   Но я долго не мог отойти от содеянного. Сцена пожирания себеподобных так и стояла перед внутренним взором, но я выдержал и это. Для самого себя у меня была клевая отмазка: я действовал, исключительно повинуясь самому сильному инстинкту - инстинкту самосохранения. Но действовала она плохо.
   Дело в том, что есть люди, с которых все, как с гуся вода, а есть по натуре самоеды. Так вот, я всегда относился к последним. И сколько я не пытался перестроиться, изжив из себя это вредное в эпоху рыночных отношений качество, все было тщетно.
   Однако, надо было искать дорогу домой. И каково было мое удивление, когда уже совсем близко нашей отправной точки, то есть проекции в Лимбо Юлиной квартиры, я встретил Стаса. Трудно описать, как я обрадовался этой встрече. Каким бы сукиным сыном он не был, он все же был из нашего мира.
   Он рассказал мне историю их злоключений. Если мы с Артуром были заброшены в самое пекло, то эти два гаврика сразу оказались у переправы ведущей обратно в Лимбо. Но лодочник, сославшись на полное отсутствие сил, наотрез отказался грести, предлагая лишь взять весла. Лаврику не повезло. Это были те весло, что намертво прирастают к рукам гребущего.
   - И где же он теперь? - спросил я Стаса.
   - Теперь он лодочник.
   - И ты оставил его там?
   - Конечно. Если честно, он был редкостным мерзавцем.
   Кто бы говорил! Но такова жизнь. Я еще раз мысленно поблагодарил судьбу, что она послала мне в напарники не этого негодяя. Хотя и не мог точно сказать, где сейчас Артур, но одно я знал точно: мы прикрывали друг друга пока это было в наших силах. Я рассказал Стасу о своих приключениях. Как мы с Артуром отбивались от демонов, как нас раскидало по разные стороны от пролома, как я попал в какой-то из иных миров, и как меня там, приняв за демона, сжигали на костре. Единственно, чего я посчитал лишним в этом рассказе, так это мое прохождение сквозь себя, и последующую трапезу. Я чувствовал, что сие значило много, но еще не знал что именно. Этому же субъекту я доверял не очень уж шибко, и потому не стал вводить его в курс дела.
   - Интересно, этот мир, в котором я находился, как оценить его место дислокации относительно нашего мира.
   Как физика, меня вполне серьезно интересовал этот вопрос. Стас тоже в принципе был физиком, и потому с ним это можно было вполне серьезно обсудить.
   - Я думаю, переходя в другое измерение, мы перестаем оставаться в пределах выполнимости евклидовой геометрии. Может быть место, там, где ты был, и достижимо на звездолете, а может быть, и нет. Но насколько я тебя понял, это, если не наш мир, то весьма похожий.
   И тут нам предстояло очередной раз удивиться. К нам подошла Лера.
   - Как ты здесь очутилась? - спросили мы почти хором. - Ты ведь должна была прикрывать наш отход с той стороны.
   - Должна... Но только какая-то сволочь захватив в себя часть моего мира, вызвала его свертку, и я оказалась здесь. Кстати самым поганым здесь является то, что мое тело осталось там, в нашем мире и теперь контролируется черт знает кем!
   - Вот ведь! - изображая недоумение, вставил я, и, стараясь прояснить свои смутные догадки, спросил. - А, кстати, как это кто-то мог присвоить себе часть твоего мира?
   - Это могло быть при проходе через себя.
   Теперь я, кажется, вполне понимал, что произошло, и кто был той сволочью, что втянула ее сюда, но я не стал делиться с ними своими соображениями. Не стал и все тут! Вместо этого я начал выспрашивать ее некоторые технические подробности, строя из себя полного идиота.

***

   То, что теперь я был вместе с этой сладкой парочкой, навело меня на печальные выводы относительно моего положения дел. Помните мои рассуждения о том, что обычно в конце любого фильма ужасов остаются двое - самый симпатичный парень и самая симпатичная девушка. Как видите, для меня в этой типичнейшей схеме места не оставалось. Роль же автора тоже не прокатывала, ибо в этой компании я был наименее подкованным во всей этой чертовщине товарищем. Тогда я даже не представлял себе, как близко к истине лежали эти мои рассуждения.
  

Марыська

Ты меня никогда не забудешь,

Ты меня никогда не увидишь.

"Юнона и Авось"

  
   Итак, теперь мы втроем решали вопрос, как нам отсюда выбраться. Первым пришло на ум сделать пентаграмму. Худо-бедно, но заклинания для открывания портала таким способом мы бы восстановили. Однако для этого у нас не хватало еще двух участников.
   - А что, если попробовать вывернуть твой мир наружу, - предложил Лере Стас. - Тогда все мы окажемся на Земле.
   - А это не опасно? Для Леры? - уточнил я.
   - Ну, вообще-то, безопасно нет ничего, но здесь есть одна проблема. Извини, Фидель, - и она прошептала что-то на ухо Стасу.
   Тот хранил беспристрастность. Ох уж не нравились мне эти перешептывания! Однако Лера заверила, что здесь дело пикантное, и меня не касается.
   Не очень-то я ей верил. Но... Что мне оставалось делать?!
   Лера легла, обхватив голову руками, и читая какую-то абракадабру. И тут мир вокруг нас стал искривляться и скручиваться в причудливую игру огня, красок и плоти, из которого все ближе и ближе маячили создания Преисподни. Впереди, далеко обгоняя всех, неслась огромная черная кошка. Нет, конечно, когда я говорю кошка, не следует думать, что это действительно была кошка. На самом деле это была далеко не кошка даже по внешнему виду, не говоря о размерах, по которым ее можно было бы сравнить разве что с китом. Но все же более всего она походила именно на кошку.
   Тут Лера вскочила на ноги. Глаза ее дико блестели.
   - Пришло время принести жертву, - сказала она и посмотрела на Стаса, а потом на меня.
   Едва ли стоит говорить, что на нас она смотрела по-разному. В один миг я понял все. Где уж нам уж до этого Аполлона. После короткой схватки я полетел в сворачивающийся мир навстречу приближающемуся адскому созданию.
   Говорят, что перед глазами умирающего пролетает вся его жизнь. Наверно, это правда. И теперь я лечу навстречу кисе, и прошлая жизнь яркими картинами летит у меня в голове. Вот и последние несколько дней. Новые сумасшедшие друзья. Теперь моя кровь должна стать их пропуском в рай, то есть из ада, то есть, ну, в общем, вы меня поняли. Вот киска уже настигает меня... И тут случается нечто. Вместо того, чтобы сожрать меня, или, по меньшей мере, разорвать, ловким движением она закидывает меня на спину и бежит прямо на эту сладкую парочку.
   Стас был удивлен не меньше меня. Но куда меньше обрадован. Это тормознутое изумление на оторванной голове я наверно буду помнить всю жизнь.
   Но как быстро сориентировалась Лера! Но к ее сожалению, я совсем не управлял своим новым транспортным средством. А ему она совсем не нравилась. Настолько, что следующее движением могучей лапы раскроило эту хорошенькую головку.
   Все-таки мы находились в измерении Леры, и ее смерть детонировала его коллапс, распахнув настежь долгожданный проход на Землю, начавший призрачно маячить со смертью Стаса. Теперь же он фонтаном вырвался из ее расколотой головы.
   Предатели были наказаны. Я гнал прочь мысли о жалости. Но зачем же эта адская кошка мне помогла? Как раз когда я задал себе этот вопрос, моя спасительница легла, и я смог спокойно спешится. Она повернула ко мне свою ужасную морду. Она была до боли знакомой. Эти оловянные ошарашенные глаза и огромные уши, похожие на уши летучей мыши. Ну, конечно же...
   - Марыська! - крикнул я, и она радостно замотала головой.
   Моя кошка. Самая глупая кошка на свете, как я любил называть ее в далеком детстве. Существо, которое я когда-то предал. Как это не печально. Когда у сестры обнаружили аллергию на кошек, старший брат отнес ее куда-то очень далеко. И я не сделал ничего, чтобы вернуть ее. Никогда потом не мог себе этого простить. Марыська скорее всего не могла бы выжить на улице. В общем-то, она не была глупой, но ее нервная система была не совсем в порядке, или, точнее, совсем не в порядке. Она постоянно царапалась, кусалась, носилась по дому, не хотела привыкать к своему туалету. В общем, создавала всевозможные (да, именно, все возможные) трудности. Но она была наша кошка. А, как говорил Антуан де Сент-Экзюпери, мы в ответе за тех, кого приручили.
   Но теперь реальностью было то, что именно Марыська пришла мне на помощь в самый трудный момент моей жизни. Как мне хотелось с ней поговорить. Что сталось с ней в прошлой жизни? Что сделало этим исчадием ада? У меня была тысяча вопросов. Но она не могла на них ответить. Я погладил ее по голове. Раздался рокот раздолбанного компрессора - она замурлыкала. Она редко мурлыкала раньше,
   - Теперь ты пойдешь со мной, - спросил я ее, указывая на открывшиеся врата.
   Она отрицательно помотала головой. Да и что могло делать такое чудовище на земле. Правда, нам совсем не обязательно было идти прямо на землю, можно было опять пробиться в Лимбо. Но может быть...
   - Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой?
   Постоянные предательства не могли ни забросить зерна сомнений в бескорыстную помощь даже старых друзей. Особенно преданных. Но я ошибся. Марыська действительно не могла говорить, но мощный мысленный импульс ее сознания вмиг объяснил мне все. Она все понимала, не держала на меня зла и ничего от меня не хотела. Да мы ничем и не могли бы друг другу помочь. Слишком разным мирам мы принадлежали. Мы не могли быть союзниками. Но мы могли и не быть врагами. В бескрайних просторах измерений было место нам обоим. Желательно подальше друг от друга. Я еще раз погладил свою киску, и мысленно пообещав ей счастливой охоты, прыгнул в зияющие врата. И вовремя, потому что другие демоны были уже близко.
   На выходе я оказался в палате нервного отделения. Запах свежезабитой плоти и шум за стеной ударили по моим органам чувств. Лера лежала в луже крови, а ее мозги растеклись по стене. Остекленелые глаза смотрели в никуда, затаив в себе последний ужас, а красивые каштановые волосы веером разлетелись по подушке. Она была все также красива. Стерва... Разорванное тело Стаса лежало рядом и продолжало агонизировать, и, хотя я понимаю, что это невозможно, на мгновение мне показалось, что взгляд его оторванной головы оставался осмысленным. Вообще все, что происходило на земле, и что вы сейчас читаете происходило какое-то мгновение, или на худой конец, несколько мгновений, за которые надо было успеть сделать ноги.
   Дверь была распахнута настежь. По коридору бежали врачи, санитары, больные.
   В один момент я оценил ситуацию. Когда голова Леры буквально взорвалась, ее соседка по палате выскочила звать на помощь. Так как она психическая, сначала ей никто не поверил, но сейчас начнется что-то. А за кого, интересно, примут меня?! Хотя, это-то как раз было совсем не интересно. Ситуация была до боли знакомой.
   Я окинул комнату взглядом. На стене висел сизый халат.
  
  

Больница

Метель, удар в лицо. Молчит городовой.

Наверно оттого, что он с пробитой головой.

"Сплин"

  
   Вбежавшие люди просто оттеснили меня в сторону, видимо принимая за одного из психов, успевших к месту чуть раньше. Я ссутулился, скрючился и бормотал что-то невнятное, дабы не разочаровывать их святого неведения на мой счет, хотя понимал, что мой заросший и изрядно потрепанный вид не способствует хорошей маскировке даже в психбольнице. Благо еще, что открывшаяся картина захватывала значительно сильнее моей скромной персоны. Тихой сапой я просочился к двери и тихо побрел по коридору. Теперь главное было выбраться наружу.
   Я чувствовал, что силы постепенно возвращаются. Пребывание в родном мире благоприятно действовало на первичную часть моего тела, и постепенно дух возвращал контроль и над его юным и пока еще хилым продолжением. Я уже видел ауры и игру искривленного пространства. Я уже даже мог включиться в эту игру. Но чтобы уйти по дороге демонов, мне нужны были силы. Силы, которые могло дать только время. Время для спокойной медитации. Конечно, сумасшедший дом - не самое лучшее место, но оно значительно больше подходило мне, чем камера. Поэтому я решил рассказать следователю правду. Почти... На всякий случай я немного симулировал амнезию по поводу своего прошлого.
   - Так, что здесь произошло, - спросил следователь, после безуспешной попытки узнать мое имя.
   - Леру и Стаса убила большая черная кошка, пока мы находились у нее в сознании. Когда это случилось, ее оставшееся здесь физическая оболочка разорвалась, и мы со Стасом оказались выброшенными из нее, как Иона из чрева кита.
   Не знаю причем здесь Иона, но это вылетело само собой, и, как мне кажется, вполне соответствовало выдаваемому образу.
   - Значит, потерпевшую звали Лера, а сообщника Стас?
   - Он был не моим, а ее сообщником. Они хотели принести меня в жертву, а Большая Черная Кошка принесла в жертву их.
   Я широко улыбнулся-
   - Кто такая большая черная кошка?
   - Большая черная кошка, - я перешел на доверительный шепот, - это большая черная кошка. Порождение Преисподни.
   - И как вы к этому относитесь?
   - А как я к этому должен относиться? А, я забыл, вопросы здесь задаете вы.
   - Мы - не в кино. Отвечайте по существу.
   - Тогда, хреново. Извините.
   - Так как ваше имя?
   Это был настолько избитый прием, что я, стараясь не подавлять эмоций, разразился истерическим смехом.
   - Если бы я мог вспомнить! Вы что мне не верите? Это же демоны. Они заблокировали. Мне память. Они среди нас! Легионы демонов! А-а-а!
   Лучше бы я этого не говорил. Мой спектакль, довольно хреновый, если честно, спектакль едва ли убедил опера, но вот сопровождающий его эмоциональный порыв вызвал с той стороны гигантскую волну, прорвавшую и без того хрупкую границу.
   Лицо опера надо было видеть! Человек, даже не робкого десятка, которого взяли за ноги и окунули в самую пучину Ада. Я могу только предполагать, что он там увидел, и боюсь, что этого точно не узнает никто. В одночасье его волосы побелели, а глаза приобрели тот безумный блеск, так знакомый мне за последнее время.
   Я сам был недалеко от безумия, но я шел постепенно, шаг за шагом, прокладывая себе путь в этот чужой мир, где все мы - нелюбимые пасынки. Но теперь мне надо было позаботиться о себе.
  

***

   Это было похоже на американские горки. Я несся по свернувшемуся в туннель пространству. Мои недавние испытания не прошли бесследно, и теперь я управлял ситуацией, или, по меньшей мере, очень хотел в это верить. Так я прокладывал маршрут, намереваясь вылететь у себя дома.
   Однако открывшаяся моему взору комната оказалась совсем не моей. Оставалось только надеяться, она принадлежала нашему миру...
  

To be, or not to be... continued



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"