Аля: другие произведения.

До последней капли крови. Часть 2. (пишу)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В их прошлом много общих поражений, они вели игру, стараясь уничтожить друг друга, но оба проиграли. Жизнь развела их по разные стороны и каждый пошел своей дорогой. У нее - ребенок, другой мужчина, своя счастливая жизнь. Марина живет для дочки, но чего-то в ее жизни не хватает... У него - новые отношения, устоявшаяся, обеспеченная жизнь. Но Арис потерял к ней вкус, ему чего-то не хватает в жизни... Смогут ли они быть вместе? Или судьба снова рассудит по-своему?


До последней капли крови. Часть 2.

Глава 1

  
  
   Он снова в одиночестве сидел на лавке у подъезда Марины.
   Сегодня лил дождь, и Марина не выходила погулять с дочкой.
   Обычная осенняя погода: пасмурное небо, голые деревья и сырость, пробирающая до костей.
   Даже природа была созвучна его настроению: никаких светлых красок не осталось в его душе. Год назад Марина, словно художник, недовольный своей картиной, стерла с холста все его эмоции.
   Он ее не винил, нет. Ушла ненависть, желание подчинить и сломать ее. Арис неоднократно анализировал события годичной давности и понимал: судьба их рассудила, другого исхода для их истории быть не могло. Он все понял, простил, но отпустить не смог. Каждую неделю его неудержимо тянуло сюда во двор к Марине. Хоть краешком глаза увидеть ее с дочкой, которая могла бы быть его. Коснуться их счастья и унести часть в своей душе. Хоть на миг почувствовать сопричастность к теплу, которого был решен.
   Почувствовать хоть что-то в череде серых, однообразных дней.
   Ему кое-как удалось наладить свою жизнь, после известия, обрушенного на него Мариной. Бизнес процветал, в жизни появилась женщина, которой он не безразличен.
   А Арису было на все плевать. Он жил как робот. Ходил на работу, встречался с Наташей. Улыбался и смеялся в нужных местах. Показывал страсть, когда от него требовали. Проявлял нежность.
   Вот только все эти эмоции проходили мимо него, ничего не затрагивая.
   Лишь Марина и Иришка волновали, заставляли чувствовать и думать.
   Марина по-прежнему не пускала его в свою жизнь. А он и не настаивал. У нее есть дочка. Андрей. Пускай они вместе не живут, но часто встречаются. Арис не знал, почему Марина не вышла замуж за Андрея. До него доходили слухи, что Андрей весьма настойчиво предлагал ей замужество, но она отказалась. Почему?
   Каждый раз, когда он видел их вместе, он ловил ее счастливую улыбку. Она излучала довольство жизнью, собою и всем вокруг. Однажды он вмешался в ее счастье и все испортил. Какое право он имел повторно ломать ее жизнь?
   Никакого.
   Если бы он только увидел тень недовольства на ее лице, ощутил потребность в нем.... Ничто не смогло бы удержать и сделать шаг ей на встречу. Ариса не волновало, что Ирина не его дочка, он давно с этим смирился, но все равно воспринимал ее как свою, родную...
   Если бы только все сложилась иначе, если бы родился их с Мариной ребенок.
   Он бы точно также заразительно смеялся, тянул бы свои ручки к маме в поисках тепла. Бежал бы к нему навстречу за утешением или поделиться своей детской радостью...
   Иногда у Ариса настолько все перемешивалось, когда он видел Марину с дочкой: чувства, эмоции, что он переставал осознавать действительность. Ему казалось, что это его ребенок смеется, плачет и радуется жизни.
   И весь этот клубок непонятых до конца чувств каждую неделю тянул Ариса к подъезду Марины.
   А она так и оставалась одинокой, не замужней, не ставя для Ариса окончательную точку в его мечтах и надеждах.
   Он поднял голову и взглянул на ее окна.
   Шевельнулась занавеска на кухне. Арис улыбнулся. Марина снова подглядывала за ним.
   Зазвонил телефон. Арис поморщился. Снова Наташа.
   - Да.
   - Милый, ты скоро приедешь? Я устала тебя ждать.
   Арис чертыхнулся про себя. Он совсем забыл, что назначил встречу с Наташей, когда поехал к дому Марины. Наташа ждет его в ресторане, нужно идти.
   - Скоро буду.
   - О, отлично, Я жду.
   Арис тяжело поднялся со скамьи. Ему не хотелось отсюда уходить, но жизнь снова вторгалась и напоминала о себе голосом Наташи. Заставляла его строить для себя другую судьбу. Возвращала к реальности, напоминая: ничего другого уже не будет.
  
   Марина задернула занавеску, когда Арис поднял голову.
   "Кому и что ты хочешь доказать своим поведением, Арис? Ты мне назло сюда приходишь? Зачем? Это твоя жизнь, а не моя. Ты себя опускаешь на дно, а не меня. Ты себя тянешь в пропасть. Я все равно всплыву. А вот ты утонишь в своем одиночестве. А я уйду не оглянувшись.
   Нет, сразу я тебя не забуду. Я буду помнить, может день, может месяц. Нет уже - полтора года. Не важно. Я рано или поздно встану на ноги, отряхнусь и буду жить дальше счастливо. Я уже счастлива...
   А ты будешь гнить на дне своей пропасти жалея о ушедшем и безвозвратно потерянном. Не имея возможности вернуть, изменить.
   А может не жалея, но вспоминая".
   Она не чувствовала к нему жалости. В ней теснилась злоба на него, что он не желает отпустить, перестать мучить своим молчаливым наблюдением издалека за ее жизнью.
   Он мешал ей до конца распрощаться с прошлым. Не давал свободно вздохнуть полной грудью. Тянул за собой в свою пропасть отчаяния, которое она часто видела на его лице, когда гуляла с Иришкой и Андреем.
   Что он хочет? Что ему нужно?
   Она не знала и боялась выяснять.
   А жизнь шла своим чередом...
   Первый зубик, первый шажок, неуверенная улыбка. Домашние хлопоты. Работа. И Андрей. Марина кружилась в череде событий, которые не оставляли места для раздумий. Заставляли двигаться. Жить.
   И только очередной приход Ариса замедлял их бег. Останавливал.
   И тогда в голову лезли посторонние, не нужные мысли. Накатывало недовольство своей жизнью. Ей чего-то не хватало, и она подозревала чего именно.
   Только не хотела себе признаваться.
   Проходил час, Арис уходил, и все возвращалось на круги своя.
   Но осадок оставался, чтобы через неделю снова дать о себе знать.
  
   Арис перешагнул порог и казался в основном зал ресторана "Восточный экспресс".
   Не замечая окружающей обстановке, он шел к столику, за которым сидела молодая блондинка.
   Она внешне походила на Марину, только черты ее лица еще не приобрели жесткость, свойственную Марине. Ее отличал наивный взгляд, обращенный на Ариса. В нем сквозила любовь к нему.
   Марина же смотрела на него только с ненавистью. Последний раз - безразлично.
   Наташа и Марина - одного роста, обе блондинки с черными глазами.
   Именно своей схожестью с Мариной Наташа привлекла к себе внимание Ариса. Нет он ничего не чувствовал к ней, просто искал в Наташе черты любимой женщины. Искал и не находил.
   Если внешне они весьма похожи, то характерами - полные противоположности. Марина - холодная, расчетливая стерва, которая не боялась причинять боль окружающим. Ее мало волновало их мнение о ней.
   Наташа - мягкая, уступчивая. Она лучше себе сделает больно, чем другому. Еще слишком молодая, чтобы знать, что такое месть и ненависть. Маленький, сладкий котенок.
   И приторный до омерзения.
   Ничего кроме раздражения в последний месяц их нечастых встреч, Арис к ней не испытывал. Но она была не назойлива, удобна и знала когда его лучше не трогать. Все это сохраняло их отношения уже шесть месяцев.
   А еще Арису просто лень разрывать их связь, что могло привести к одному - истерики, скандалы, слезы. Марина была права, когда говорила - он не любитель драм.
   Избегал их и сейчас. Особенно сейчас, когда основная драма разыгрывалась в его душе. Зачем ему лишние проблемы?
   Наташа увидела его, ее глаза радостно заблестели. Она в волнении уронила салфетку на пол, но не заметила своей оплошности. Поднялась к нему навстречу, привычно потянулась за поцелуем.
   Арис безразлично выполнил весь ритуал приветствия: нежно поцеловал, назвал ее котенком и своей ненаглядной. Она, глупышка, таяла от всех этих нежностей. И, несомненно, была уверена в безграничной любви Ариса к ней.
   "Как же все опостылело!". Арис хотел одного; чтобы его оставили в покое, и он мог вернуться к своим размышлениям. Но жизнь двигается вперед, не стоит на месте и он вынужден плыть по ее течению.
   В какой момент он стал таким слабаком? Он всегда плыл против течения и никогда - по нему.
   Они сели за столик, Арис уткнулся в меню.
   - О, милый, у меня столько всего произошло... - Наташа, как всегда, принялась щебетать о очень важных событиях своей жизни, случившихся с ней за последние двадцать четыре часа. Арис, не вникал, он знал, единственно важное событие для Наташи - какой наряд выбрать в ресторан и каким лаком накрасить коготки.
   Наташа училась на последнем курсе частного Вуза, названия которого Арис так и не удосужился запомнить. Единственный ребенок в семье, Наташа не нуждалась в работе. Обеспеченные мамочка и папочка удовлетворяли все капризы единственного чада.
   Она не знала, что такое выгрызать у жизни положение в обществе, власть, деньги: всем этим она обладала с рождения. Арис, Марина - они знали.
   Наташа не понимала, как можно жертвовать свободным временем, семьей, друзьями, ради того, чтобы покорить еще одну ступеньку в жизни и подняться выше. Марина, Арис - понимали.
   Наташа, много не знала и не понимала, что разъединяло ее с Арисом надежнее любой пропасти и еще больше объединяло его с Мариной.
   Арис смотрел на Наташу, и все больше крепло в нем убеждение - он здесь с этой девочкой, представительницей поколения Next, не к месту. Он чужой. Но, что он мог изменить, если та, которая могла бы быть ему под стать, отвергла его?
   Раньше бы он сказал - бороться, бороться и не сдаваться. До последней капли крови...
   Но, жизнь злобная сука, выжала эту каплю из него...
   И он сидел и продолжал слушать разглагольствования Наташи и отвечал равнодушно на вопрос "Сегодня едем к тебе или ко мне?".
   И совершал положенные ритуалы.
   Отвез, напоил дорогим вином, уложил на свежие простыни, положенное количество раз дернулся. Застонал.
   И откатился от этой чужой женщины. Лег на спину, бездумно глядя в белый потолок. Представляя, что однажды и его жизнь снова станет белым листком бумаги, на котором можно будет начертить новые линии...
  
   Марина наклонилась над спящей дочкой.
   Такое невинное существо, ставшее причиной счастья одного человека и несчастьем для другого. Ее дитя не знало, какую роль сыграло в их с Арисом судьбе.
   И судьбе Андрея.
   Марина очень надеялась, что никогда не узнает.
   Она часто думала: как бы отреагировала дочка на поступок своей матери? Обманывать двух мужчин, которые безоговорочно поверили ее словам, о том, чью дочку она носила под сердцем.
   Арис, не усомнившийся в ее словах, после всего, что он сделал. Он подумал, что ребенок от другого - это завершающий штрих мести Марины за потерю, причиной которой он стал. Он и не посмел подумать о другом.
   Да, сначала ребенок был местью для Марины, способом поставить точку в их затянувшейся игре. Вот только она собиралась сказать Арису, что ребенок его. Но не сказала...
   Ее остановило выражение лица Ариса, его первое предположение, что ребенок - Андрея. В тот момент она поняла - вот для него лучшее наказание: думать, что она носит под сердцем ребенка другого мужчины.
   А еще она испугалась, увидев его ярость: Арис вполне мог заявить свои права на ребенка и сделать его предметом шантажа.
   Испугалась, и ничего ему не сказала.
   Андрей... Милый, добрый парень, который случайно стал разменной монетой в их игре. Он ни в чем не был виноват и Марина не имела никакого морального права ему лгать и вводить в заблуждение. Но тогда, год назад она об этом не думала. Ей двигала месть и желание досадить Арису.
   И только со временем, после признания Андрея в любви к ней, его просьбы выйти за него замуж она осознала что сотворила, в какую ловушку попала благодаря своей лжи.
   Она смотрела на Андрея, наблюдала за его отношением к Иришке, с какой бережностью он относился к ребенку, выполнял любой его каприз и ей становилось мучительно стыдно за свой поступок.
   Угнетала невозможность повернуть время вспять и забрать свое признание, погасить чувство мести и не дать вовлечь в их с Арисом разборки постороннего человека, случайно оказавшегося на пути.
   Она не стала усугублять ситуацию: на просьбу Андрея выйти за него замуж, ответила решительным отказом. Марина понимала, для нее это замужество стало бы счастливым: Андрей любит ее и обожает дочку, которую считает своей. Случайный знакомый на одну ночь, оказался благороднее, чем Арис с которым она встречалась не один месяц...
   Но выйти замуж за Андрея - значит окончательно разорвать их странную связь с Арисом. Никакой надежды на продолжение... Как оказалось, она еще не способна на такой шаг.
   Марина не знала хорошо это или плохо - стремится вернуть утерянное, ведь судьба полтора года назад уже развела их с Арисом, и каждый пошел своей дорогой. Так стоит ли возвращаться к прошлому, пускай только в мечтах?
   Нет, нет и еще раз нет.
   Вот только если бы Арис перестал бы приходить к ее подъезду каждый день...
   Вот только если бы девушка Ариса так не напоминала бы ее саму в молодые годы...
   Но он приходил и встречался с ее копией.
   А Марина не могла так просто оборвать последнюю ниточку их связи...
  

Глава 2.

  
   Утро наступило слишком быстро, короткий сон не принес Арису покоя. Луч солнца резко, почти болезненно бил по воспаленным от недосыпа глазам. Голова раскалывалась, разваливаясь на части. Лежащая рядом женщина-ребенок еще больше усиливала раздражение от так неудачно начавшегося дня.
   - Дорогой, - Наташа прижалась к Арису, игриво пробежалась ладошкой по его члену, пытаясь возбудить. Арис поморщился от отвращения и раздраженно сбросил ее руку.
   - Ну-у- дорогой, - противно, на одной ноте проныла Наташа.
   - Я не хочу.
   Наташа ошарашено замерла, не поверив собственному слуху. Арис впервые за весь период их романа отказывался от секса.
   - С тобой все в порядке?
   - Да. - Арис встал с влажных, скомканных простыней после ночного секса. Не позаботившись прикрыть наготу, вышел из комнаты, ни разу не взглянув на Наташу. Она того не стоила: все ее томные позы, страстные ужимки, казавшиеся ей верхом сексуальности, не составляли для Ариса секрета. За пол года их встреч Наташа раскрыла все стороны своего характера и теперь словно прочитанная книга стала не интересна и предсказуема.
   Наташа, как упорная гончая не желающая терять след, вскочила с кровати вслед за Арисом, не отступая от него ни на шаг. Он с трудом успел захлопнуть дверь ванны перед ее носом, стараясь не слушать завываний, с просьбой пустить внутрь, потереть спинку.
   - Я сам! - не сдержавшись, рявкнул, надеясь, что Наташа, наконец-таки оставит его в покое и даст побыть наедине со своими безрадостными мыслями.
   Так и произошло.
   Арис с облегчением вздохнул, прислонившись голой спиной к холодному кафелю ванной. Медленно сполз на пол и несильно стукнулся затылком о стену, стараясь прояснить туман, царивший в голове, после общения с Наташей в ресторане и постели. Получалось плохо.
   "Пора заканчивать эти отношения, иначе она сведет меня с ума".
   - Милый тебе кофе сделать? - Снова послышался голос Наташи.
   - Да. - Только бы отцепилась!
  
   Они в молчании пили кофе на кухне.
   Арис поежился: с волос стекала вода за воротник рубашки, оставляя неприятные ощущения, а извечная лень не давала встать за полотенцем и вытереть голову. Да, это далеко не главное, что волновало и будоражило: Арис чувствовал - его решение порвать с Наташей сулит новое течение жизни и возможно ее крутой поворот. Откуда такая уверенность он не мог себе объяснить.
   - Арис..., - осторожно позвала Наташа, помня о его недавнем недовольстве. Он утвердительно качнул головой, разрешая ей продолжить. Знание о скорой разлуке сделало его чуть добрее к Наташе, давая возможность вполне мирно сосуществовать рядом с ней последний час.
   - Мои родители организовывают банкет, в честь какой-то удачной сделки... Ты не хотел бы пойти со мной?
   - Ты что рассказала родителям о наших отношениях? - Арис резко поставил чашку на стол. Кофе выплеснулось, залив скатерть. Наташа замотала головой, отрицая его предположение.
   - Нет, что ты. Они даже меня сами не звали, прислали приглашение. Там будет очень много народа, не относящегося к фирме отца - это банкет не только для служащих. Многие придут с парой, а родителям будет не до меня, вот я и подумала, что может быть, ты захочешь пойти со мной?
   - Плохо думала.
   - Ты не думай я не стремлюсь познакомить тебя с родителями, просто хочу, что бы ты был рядом.
   Арис расслабился. Ему только знакомства с родителями для полного счастья не хватало. Он собирался сегодня поговорить с Наташей, но почему бы последний раз не пойти ей на уступку? Она все же честно отработала затраченное на нее время и заслуживала прощального подарка - пусть в этот раз это будет не банальное украшение, а уступка с его стороны.
   - Хорошо.
   В ответ - широко распахнутые невинные глаза, полные радости. До чего же Наташа, порой напоминает маленькую девочку при всей своей истеричности и избалованности. Как мало ей нужно для счастья: всего лишь его согласие на второсортный банкет, на который родители Наташи не посчитали нужным пригласить ее лично. Ну что ж пусть радуется, пока не утратила такую возможность.
   - Когда, где? - Арис не хотел слушать от Наташи лишнюю информацию. Задай хоть на один вопрос больше и еще час пустых разглагольствований ему обеспечен.
   - Сегодня вечером. Отец снял какой-то закрытый клуб, вроде называется "Лагуна". Ты слышал о таком? - И без перехода продолжила - Я нет. Но, знаю: в нем малый и большой зал - в малом отец будет обмывать сделку со своими партнерами, а в большом - уже все остальные будут резвиться. - Наташа, забывшись снова начала употреблять в речи "жаргонные" словечки, от которых Арис безуспешно пытался ее отучить.
   - Замечательно, - прервал ее красноречие Арис, - Я пойду с тобой. Вечером заехать?
   Наташа, в некоторых вопросах - девочка умненькая, чутко уловила момент, когда ее выставляли за дверь, и поспешила уйти домой, не решаясь дальше раздражать Ариса. Несмотря на свои заверения, она очень надеялась, что удастся незаметно столкнуть Ариса и отца: ей давно хотелось их познакомить. Эта встреча могла стать переломной в отношениях. Отец всегда давал дочке то, что она желала: не откажет ей и в просьбе стать партнером Ариса, привязав последнего к ней прочнее, чем она когда-либо сможет.
   Наташа понимала - от нее Арис в любой момент может уйти, а вот от денег так просто не откажется, и прежде чем делать решительные шаги три раза подумает и возможно только на четвертый порвет с ней.
   Ею двигала не только любовь, но и холодный расчет. Арис - представительный, видный мужчина, при желании станет для нее тылом, стеной, за которой она в случае необходимости сможет спрятаться. Наташа знала, он иногда позволял себе изменять ей и никогда особо этого не скрывал, но она как умная девочка закрывала на все глаза. Такие незначительные детали, мимолетные эпизоды не стоят той цены, которую пришлось бы за них платить, вздумай ей устраивать скандалы. Арис не потерпит ущемления своей свободы - она давно разобралась в его характере. Нет не полностью, но основную суть, на уровне интуиции, уловила: молчи, не вмешивайся, не раздражай.
   От того так долго и продержалась рядом с ним.
   Она, бедняжка не знала и не догадывалась, что существовала на свете женщина, ради которой Арис готов был отдать не только свободу, но и душу. Может быть жизнь...
  

***

  
   Провел большим пальцем от шеи до поясницы - по позвоночнику: Марина призывно выгнула спину. Андрей обхватил ее за талию, притягивая к себе. Она не сопротивлялась возникшему томлению, ближе придвинулась, следуя за его руками. Откинула голову ему на плече, светлые волосы свободно рассыпались, лаская кожу Андрея. На ее шеи в нескольких сантиметрах от его губ нервно билась жилка, выдавая возбуждение хозяйки. Манила. Осторожно прикусил, привлекшее место, затем провел языком, усиливая желание Марины. Она всем телом потерлась об него, требуя большего. Он не заставил ее ждать, развернул к себе, осторожно укладывая на кровать и накрывая своим телом. Резко, почти грубо обхватила его ногами, заставляя войти в нее.
   Но Андрей не хотел грубости в постели с Мариной, ему нужна была нежность. Он предполагал, что в прошлом Марины, о котором она никогда с ним не говорила, грубости хватало. Он не хотел, чтобы Марина сравнивала его с другими и находила что-то общее. Он желал вытиснить прошлое из ее памяти, остаться единственным. Тем, с кем ей хорошо не только из-за животной похоти.
   Чуть отстранился, разъединяя сплетенные тела. Мягко, нежно провел пальцами по скуле Марины, очертил контур губ. Она попыталась схватить зубами, но Андрей отдернул руку. Переместился губами к ее груди. Проложил цепочку поцелуев по животу, спускаясь ниже. Марина, разгадав его план, схватила за волосы, пытаясь оттянуть нежеланное вторжение его языка. Андрей мотнул головой, скидывая руки Марины и упорно, но нежно, продолжил исследовать ее тело, в месте, где ему хотелось оказаться больше всего.
   Марина изогнулась, сдавшись, окунулась в вихрь чувств, растворяясь в нем и забывая о своем ненужном сопротивлении.
  
   Андрей наблюдал за тем как Марина, одевается. Им некуда было спешить: сегодня за Иришкой присматривала няня. В данный момент они гуляли в парке, и молодые родители могли уделить друг другу немного времени.
   В очередной раз кольнула мысль: как же Марина хороша, в своей зрелой красоте. Он не знал ее в юности, но был уверен - к своим тридцати годам Марина только расцвела. Она была немного дикая, немного циничная, полностью свободная и каждый раз ускользающая от него словно игривый ветер. Такие женщины неуловимы, они всегда идут на шаг впереди, не давая приковать себя к мужчине. А те всегда стараются привлечь их внимание, бросая по пути все.
   Андрей не стал исключением.
   - Может быть...
   - Андрей перестань...
   Они поняли друг друга с полуслова - этот разговор не был первым и далеко не последним. Каждый раз, оставаясь у Марины, Андрей пытался склонить ее к браку. И каждый раз она отвечала отказом. А он, смиряясь, ждал следующего удобного случая, чтобы возобновить свое предложение.
   И получить очередной отказ...
   - Хорошо. - Андрей покорно склонил голову. - Но только...
   - Да, я знаю...
   И снова полуфразы, завуалированные намеки и осторожные шаги в сторону: не спугнуть, излишне не надавить. И возможно тогда, Марина однажды ответит согласием...
   - Марина, пошли сегодня развлечемся, мы давно с тобой никуда не ходили.
   - Куда ты хочешь пойти?
   - Ну, у меня есть определенные планы на этот вечер.... Я заключил с Порошиным сделку, сегодня будем подписывать окончательный контракт, а после - банкет. Вот хотел тебя позвать с собой.
   - С Порошиным, - Марина удивленно приподняла брови. - Высоко летаете, молодой человек!
   Дмитрий Александрович Порошин - один из самых крупных бизнесменов не только в их городе, но и в масштабе всей страны, занимался игорным бизнесом, создавая сеть элитных казино. Циничный, закаленный голодными девяностыми он был той акулой, которая не терпела рядом с собой конкурентов, загрызая сородичей.
   - Ты уверен, что он тебе по зубам?
   - Марина, ну ей-богу ты меня совсем за глупого сопляка держишь? Я же не просто так с улицы к нему пришел. За меня замолвили словечко нужные люди... Остальное зависит от этого приема и от того как я себя поведу. Поэтому мне нужна ты...
   Марина насторожилась: для каких таких дел с Порошиным она нужна? У нее свой стабильный бизнес, пусть небольшой, но позволяющей ей безбедно жить и маленькая дочь на руках. Влезать в сомнительные сделки ей совершенно не хотелось.
   Андрей увидел сомнения на ее лице и поспешил их развеять.
   - Марина никакого криминала, ты к этим делам не будешь иметь никакого отношения. Просто мне нужно...
   - Что? - Марина улыбнулась, поощряя Андрея говорить дальше.
   - Чтобы ты на один вечер стала моей женой.
   И замолчал, внимательно следя за реакцией на свои слова. А она не обнадеживала...
   Пропала улыбка, взгляд стал отчужденным. Марина отложила в сторону юбку, подошла к Андрею.
   - Это очень глупое предложение. И ты должен сам понимать, что предлагать мне такое после моего очередного отказа - верх глупости. А я тебя глупым никогда не считала. Может быть, я ошибалась? - Марина говорила ровным, безразличным голосом. Слова были жестоки, но с ее точки зрения правдивы.
   Андрей, понимая, что упускает шанс добиться своего, приподнялся с постели и схватил Марину за руки, глядя ей в глаза.
   - На один вечер Марина! Хоть раз ты можешь мне уступить? Понимаешь, меня не воспринимают всерьез - там все старше меня лет на двадцать, а мне очень важно заключить именно этот контракт. С женой, я стану выглядеть в глазах партнеров солиднее, более остепененным. - Андрей отошел от Марины и нервно заходил по комнате, не уверенный, что ему удастся достучаться до нее. - В конце концов, я забочусь о будущем нашей дочки. Я понимаю ты в состоянии обеспечить ее сама. Но я отец и хочу, чтобы она мной гордилась и знала: для нее я сделаю все! Я - не пустое место в жизни Иришки. Уступи не ради меня, уступи ради дочки!
   Марина смотрела на Андрея, не отрываясь. Он еще так молод, так порывист и искренен в своих желаниях и действиях, а она так виновата перед ним...
   И Марина сдалась под гнетущим чувством вины. Она многим была обязана Андрею и самое малое, что могла для него сделать - уступить в такой простой, по сути, просьбе. Она сомневалась, что кто-то из ее знакомых будет на этом приеме. Круг ее общения ограничен парой тройкой подруг, коллеги по бизнесу в таких высоких плоскостях не вращаются, а значит, никто не узнает об этом обмане.
   - Хорошо, Андрей, я согласна. Но давай договоримся - это первый и последний раз, когда я слышу от тебя просьбы подобного рода...
   - Да все, что угодно, - Андрей, окрыленный возможностью назвать Марину своей женой, пусть только на один вечер, готов был пообещать ей все на свете.
  
  

Глава 3

  
   Марина никогда не любила делать чего-то наполовину и к предстоящему банкету готовилась тщательно и основательно.
   На остаток дня договорилась с няней, чтобы та присмотрела за дочкой. Съездила в спа-салон: расслабляющий массаж и косметические процедуры улучшили настроение, подняв его до отметки "отлично". Потом - пробежка по магазинам, обновить гардероб: за последний год, она не часто выходила в "свет", слишком много внимания требовал маленький ребенок, а остальное время уделялось Андрею. Она ходила из бутика в бутик и искала нужное платье. Хотелось не только поразить воображение Андрея, потешив свое женское самолюбие, но и произвести впечатление на его партнеров. Ей требовалось нечто особенное: строгое, но сексуальное платье. Задача почти невыполнимая.
   Время бежало, а нужная вещь не находилась: одни платья были слишком вызывающими, другие - слишком закрытыми. Кидаться в крайности не хотелось, но видимо придется выбирать, чему отдать предпочтение.
   Уже почти отчаявшись, она через час тщетных поисков наконец-таки наткнулась на то, что искала.
   Черное длинное платье, вполне приличного покроя, но только на первый взгляд: если спереди оно полностью закрывало грудь, шею, руки до запястья, то сзади... открывало многое. На спине платья была нашита мелкая сетка, почти не прозрачная, но дело было не в ней. Воображение будоражило прозрачное кружево, небольшой ширины, вставкой спускающееся от шеи по позвоночнику ниже талии, давая заглянуть заинтересованному в интимную впадинку. При желании обладательница длинных волос могла легко скрыть это кружево. А у Марины как раз отрасли волосы... И при каждом шаге платье открывало ногу до середины бедра, что при его кажущейся строгости еще больше делало акцент на сексуальность.
   Один взгляд в зеркало все решил - она без сомнения купит платье!
   Осталось немного - сумочка, туфли.
   До дома она добралась только спустя два часа: найти подходящую обувь и клатч оказалось не так просто. Часы показывали полседьмого, а прием начинался в восемь. Андрей заедет за ней через час. Время оставалось совсем мало, а Марине еще нужно было принять ванну, уложить волосы и нанести макияж.
   Она очень спешила, но успела все сделать к приходу Андрея, а его удивленный взгляд, горящий желанием, стал для нее наградой. Значит, не зря она старалась.
   - Ты выглядишь.... Необычно.
   - Ты хотел сказать великолепно, сексуально, бесподобно? - Марина засмеялась.
   - Да, все правильно. Просто ты своим видом вышибла из моей головы все мысли.
   - Ты всего еще не видел!
   - Куда уж больше? Ты хочешь, чтобы мы остались дома? В этом твой коварный план?
   Марина, не ответив на его слова, чуть отступила назад к комоду, незаметно слегка толкнула тот ногой. Он был старым, еще бабушкиным, но у Марины все никак не доходили руки выбросить его. И сейчас его дефект - шатающаяся ножка очень пригодился: от толчка, с комода посыпались разные женские безделушки - расческа, небольшое зеркальце...
   Марина ойкнула и резко развернулась спиной к Андрею, Волосы взметнулись, открыв спину. Для надежности наклонилась собрать рассыпанные вещи, но это явно было лишним: сзади раздался судорожный вздох. А потом сильные руки приподняли ее, отрывая от пола, и прижали к молодому, жаркому телу.
   Шею обожгло горячее дыхание, по телу побежали мурашки.
   - Я все понял Марина.... Ты просто стараешься любым способом избежать банкета и не хочешь назваться моей женой даже на один вечер... - напряженным голосом зашептал ей на ухо Андрей.
   - Глупенький. - Марина выскользнула с его рук, но лишь затем чтобы вновь вернуться в объятия Андрея, только лицом к лицу. - Все совсем не так.
   Рука Андрея переместилась на бедро, его глаза расширились от удивления, найдя вырез, который до сих пор он не замечал.
   - Ну, тогда ты просто решила от меня избавиться, устроив мне сердечный приступ.
   Каждое слово Андрей сопровождал легкими поцелуями, касаясь высоких скул, желанных губ... Пальцы его добрались до трусиков, отодвинули их в сторону, проникая в глубь.
   - И опять ты не прав....
   Марина изогнулась, замолчав, отдалась неторопливой волне страсти. Но мешало полностью сосредоточиться недовольство, которое точило ее изнутри. Совсем не этого она ожидала от Андрея, совсем не такую реакцию желала. Да, она вызвала в нем отклик, но он как обычно полностью не забылся в порыве страсти, делая все неспешно и даже медленно.
   А ей хотелось необузданности, а не томления.
   Марина отстранилась от Андрея, поправила платье.
   - Ты же сам говорил, что времени у нас нет.
   Андрей как всегда не воспротивился ее решению.
  
   Они уже собирались выходить, но Андрей на минуту замешкался перед дверью.
   - Марина, я тоже приготовил тебе подарок...
   Он пристально на нее посмотрел, видимо собираясь с силами и опасаясь ее реакции.
   Достал что-то из кармана и положил ей в ладошку, сжав в кулак.
   Марина разжала руку.
   Стояла, смотрела на скромное обручальное колечко и не знала, что сказать.
   - Я просто подумал, что будет несерьезно называть тебя женой без кольца.
   Андрей чуть нервно провел рукой по волосам, и только теперь Марина заметила, что у Андрея кольцо уже на пальце.
   Она согласно кивнула головой. Андрей облегченно выдохнул: все разрешилось гораздо проще, чем он ожидал. Обошлось без упреков и возражений. Благодарно поцеловал Марину, и они поспешили на банкет.
  
   Арис раздраженно притоптывал ногой, ожидая около машины появления Наташи. Ему откровенно лень было подыматься за ней, и он уже несколько раз пожалел, что согласился пойти на этот банкет.
   Глянул на часы: они значительно опоздают, если Наташа еще столько же будет возиться дома.
   Набрал номер. В трубке - только гудки.
   Придется тащиться за ней в квартиру.
   На звонок в дверь ему долго не отвечали, но Арис упорно не снимал руку со звонка. Еще несколько минут и он уйдет. А Наташа пусть сама отправляется куда желает.
   Щелкнул замок: Наташа решила больше не держать Ариса под дверью. Правильно сделала, его терпение было на исходе.
   Арис толчком распахнул дверь, ворвался в квартиру, да так и замер на месте.
   Н-да, Наташа превзошла саму себя.
   На банкет к папочке она подобрала не очень удачный наряд: миниатюрное черное платье мало оставляло простора для воображения. Глубокий вырез до пупка, перехваченный на груди двумя тесемками не скрывал ложбинки между грудями. На лице - вечерний макияж: сильно подведенные чуть раскосые глаза, алая помада. Все делало лицо Наташи старше и каким-то хищным. Да еще в довесок длинные черные ногти...
   Все ей шло, но... Она была откровенно вульгарна, а не сексуальна.
   Наташа томно потянулась. Грудь призывно качнулась, платье поползло вверх, открывая вид на ее нижнее белье.
   Арису стало скучно. Теперь ясно, почему она так долго собиралась. И когда все закончится?
   - Наташ, у нас нет времени. Бери пальто и спускайся вниз, я жду тебя возле машины.
   И вышел за дверь.
   А Наташа так и осталась стоять, удивленно округлив глаза.
  
   Портье помог снять пальто, волосы волной упали на спину, закрывая компрометирующее кружево. Андрей подал ей руку, и они пошли в основной зал, где проходил банкет.
   Марина огляделась: ее платье по сравнению с остальными выглядело скромным. Даже консервативным. Но лишь до тех пор, пока она не начала двигаться, при ходьбе обнажая стройную ножку, обтянутую черным чулком. И каждый раз мелькал рисунок, притягивая к себе взгляды.
   Она шла грациозно, неторопливо с осознанием собственной красоты. Марина не была тщеславна, но слишком давно никуда не удавалось вырваться, и она постепенно стала отвыкать от повышенного интереса со стороны мужчин. Андрей, конечно же, уделял ей внимание, но этого не хватало. Хотелось потешить свое самолюбие на этом вечере, что ей с лихвой удалось.
   Довольство собой, отражалось на ее лице, в ее движениях, придавая ей уверенность. Многие при взгляде на нее заворожено замирали, отмирая лишь, после того как она проходила мимо. Рядом удовлетворенно щурился Андрей, довольный реакцией окружающих. За их спиной раздавались удивленные шепотки. По залу гулял вопрос: "Кто она такая?". Слишком отличалась Марина, даже выбивалась из общего строя мелькающих женских лиц: всем им не более двадцати двух - двадцати пяти лет; короткие платья, не скрывающие ног, груди; сверкание драгоценных камней на руках, запястьях.
   Ничего этого у Марины не имелось. Зрелая красота ее, длинное платье, отсутствие драгоценностей: лишь скромное обручальное кольцо на пальце, все создавало тайну.
   А тайна манит.
   Дмитрий Александрович Порошин встречал их лично. Ему уже успели донести, что молодой Андрей, надеющийся на партнерство с ним, явился с красавицей женой.
   Чинно так приложился к Марининой ручке, а ей хотелось засмеяться. Она уже забыла, каково это играть в высшей лиге, делая нужные реверансы, а теперь с удовольствием включилась в игру.
   - Здравствуйте. Дмитрий. А вы я так понимаю, жена Андрея? - кивнул Андрею головой, давая понять, что заметил его.
   - Марина. Правильно понимаете. - Он ничем не выразил свое удивление их с Андреем разницей в возрасте.
   Дмитрий подал знак рукой и рядом возник официант, предлагая шампанское. Марина не отказалась, приняла бокал.
   - Давно вы женаты? - Андрей стоял чуть в стороне, не мешая их разговору. Вмешиваться в него, и требовать к себе внимание бесполезно: у него еще не та весовая категория. Но была надежда, что в скором времени все изменится. Порошин заинтересовался Мариной и поглядывал на Андрея если не с уважением, то заинтригованный, что уже являлось прорывом.
   - Год. - Марина стала чуть напряженнее: ей не нравилось, что Порошин ступил на личную территорию.
   - У нас растет дочка, - зачем-то добавила.
   - А так вы домохозяйка? - после этой фразы Порошин быстро потерял к ней всякий интерес: возится с замужними клушами, ведущими домашнее хозяйство, какими бы красивыми они не были, для него слишком мелко. Это как плескаться в болоте, когда рядом океан.
   Марина не стала его разубеждать: свое обещание Андрею она выполнила, а копание в ее жизни ей ни к чему.
   - Совсем нет, - вступил в разговор Андрей. Марина недовольно нахмурилась. - У моей жены своя фирма.
   - Да? - Вопросительно и несколько удивленно протянул Порошин. - И чем же занимается ваша очаровательная жена?
   - А вы спросите у нее, я в дела Марины не лезу. - И улизнул, оставив Марину удовлетворять любопытство Порошина.
   - Может, пройдем в малый зал, там нам будет удобнее?
   Не желая, нарушать планы Андрея Марина была вынуждена согласиться.
  
   Арис скучающим взглядом обводил зал: все так чинно, благородно. Тьфу, противно смотреть.
   В последнее время скука стала его постоянной спутницей. Рядом ужом вертелась Наташа, представляя его всем и каждому. Старалась вовлечь в пустые разговоры, он вежливо, но непреклонно уклонялся.
   Кстати, "образ" Наташи не выбивался из общей канвы вечера: почти все особи женского пола были одеты точно также.
   Они опоздали где-то на час и все "веселье" было в самом разгаре: по залу сновали официанты, уже изрядно подвыпившие женщины громко смеялись, зазывно глядя на мужчин. Здесь не было ни одной чей-то жены, по прикидкам Ариса, одни любовницы и подруги. Из динамиков стереосистем лилась спокойная музыка, но в зале почти никто не танцевал.
   Наташа оказалась права: ее отец в основном зале не появлялся, и ничто не угрожало его спокойствию.
   Правда, не долго.
   - Милый, - дернула Наташа за рукав, - тебе скучно?
   - Нет.
   - Ну, ты такой грустный, - заныла.
   - Пошли, потанцуем.
   - Не хочу.
   - Может, выпьешь? - Наташа, желая привлечь внимание Ариса, не заметила, что это он должен был предлагать ей выпивку, а не она.
   - Можно, - милостиво разрешил Арис, лишь бы избавиться от нее.
   Она поспешила найти официанта. Ну, хоть минутка передышки от бесконечной трескотни.
   По залу прошла волна ропота: что-то неуловимо изменилось, притихла музыка, многие перестали смеяться, кто-то развернулся в сторону входа в малый зал.
   Обстановка накалилась, Арис почувствовал прилив адреналина, непонятно откуда взявшийся и настороженно подобрался, тоже обратив внимание на вход.
   Но, Наташа, чтоб ее, как всегда, все испортила, неожиданно появившись перед ним с шампанским, заслоняя обзор. Арис ее невежливо отодвинул, желая разобраться в происходящем, но Наташа снова стала перед ним, почти насильно заставив взять в руку бокал.
   - Арис, милый, пожалуйста, ну пошли, потанцуем. - Наташа до дрожи боялась реакции Ариса на ее намерение познакомить с отцом, а он как раз спускался в большой зал. И завлечь Ариса на танец - хорошая попытка отвлечь его.
   Но этому не суждено было сбыться.
   - Заткнись.
   И Наташа послушно заткнулась, не смея возразить.
   Толпа расступилась - шел король вечера! Порошин, собственной персоной. Нет, Арис не был с ним лично знаком, но его фотографии достаточно часто мелькали в газетах, чтобы лицо стало узнаваемым.
   Но, не Дмитрий Александрович привлек его внимание. Рядом с ним шла высокая, хорошо сложенная женщина, темным пятном выделяясь на фоне пестрых красок нарядов других женщин. Арис не мог рассмотреть ее лицо: она, повернув голову, смотрела на Порошина, волосы чуть закрывали ее профиль, и в довесок перед глазами Ариса кто-нибудь маячил, заслоняя обзор.
   Женщина с Порошиным направились танцевать, а Арис все также продолжал наблюдать за ними.
   Зазвучала медленная приятная мелодия и пары задвигались в томном танце, стараясь в нем выразить свои чувства друг другу. Только неизвестная женщина держалась на значительном расстоянии от Порошина, хотя тот делал попытки притянуть ее ближе, но она каждый раз ускользала, еще на сантиметр, увеличивая дистанцию.
   Поворот, небольшой наклон тела и Арис увидел лицо женщины.
   Марина!
   Краем сознания отметил, какой разительный контраст!
   Марина и Наташа.
   Зрелость и Молодость.
   Утонченная элегантность и кричащая вульгарность.
   Но что она здесь делает? Почему рядом с Порошиным?
   Марина снова взялась за свои игры? Поменяла любовника? Не похоже. Арис пробежался взглядом по толпе и наконец-таки заметил маячившего мальчишку Марины, с хмурым лицом, наблюдающего за танцующей парой.
   Значит Марина здесь не одна.
   Он, конечно, был поражен встречей с Мариной, но в жизни всякое бывает.
   И сломило его не это.
   Марина передвинула руку на плечо Порошина, и на ее пальце сверкнуло обручальное кольцо.
   Бокал выскользнул из рук, с громким звоном разбившись. Наташа, заверещав, отскочила, облитая шампанским.
   Плевать.
   Все что его волновало - кольцо на пальце Марины.
   И снова замедленная съемка.
   Шаг. Второй, третий: он уже рядом. Отталкивает Порошина, тот от неожиданности отлетает, падая на пол.
   Потом Арису все это аукнется, но сейчас - плевать.
   Марина испуганно кричит, пытаясь помочь подняться Порошину, но Арис перехватывает ее.
   Арис четко сознает - такие как он не меняются: все лишь вопрос времени и спускового толчка. И он, наконец, произошел, срывая с него напускную вежливость и обходительность, навязанную обществом.
   Выталкивая наружу его истинное лицо, меняя выражение глаз со скучающего на яростное.
   Глаза в глаза, он и Марина, все остальное исчезло.
   Он сжимает ее руку, почти ломая хрупкие косточки, а кольцо впивается в нежную кожу.
   Теперь Марина кричит не от испуга, а от боли.
   Новые грани ненависти открылись перед ним: он осознал, нет ей конца и края нет. Все, что было в их отношениях до этого, меркло, заглушаясь разливающимся в груди комком ярости. Он впервые четко и ясно понял: он готов на убийство. И совсем не Андрей стал бы объектом. В их тандеме именно Марина была ведущей. Если бы она не хотела, замуж бы не вышла.
   И он убьет ее медленно, наслаждаясь каждым мгновением, растягивая удовольствие. Как она убивала все живое в его душе, заглушая краски, способность жить. Наслаждаться.
  

Глава 4.

  
   Арис наклонился к Марине, почти касаясь губами ее уха.
   - Дорогая, не устраивай сцен, тебе это не идет. Ты сейчас тихонько, спокойно идешь за мной, как хорошая, послушная девочка. И не вздумай выкинуть что-нибудь, сегодня я не в настроении терпеть твои выходки.
   - Арис остановись, послушай... - также тихо заговорила она, пытаясь его образумить. Только поздно спохватилась.
   - Я слишком долго останавливался. Я слишком долго слушал. Ждал. Позволял тебе очень многое, а ты только ноги вытирала. Все, радость моя, все закончилось. И терпение тоже.
   Правдивость его слов била больно, хлестко, оставляя кровоточащие раны в душе. А вина за то, что не рассказала о дочке, обманула, все еще больше осложняла.
   В их мире, сейчас - одном на двоих - только боль и осталась: ее физическая, его - душевная. И ничего больше. Никого больше.
   И Арис не хотел, просто не мог пустить к ним, двоим еще кого-то.
   Но чьи-то руки пытались его оттянуть от Марины, оторвать ее от него, а это было просто невозможно.
   Потом Арис как-то в один миг собрался, утих, успокоенный мыслью, что теперь Марина от него никуда не денется, только злость продолжала полыхать в глазах. Чуть ослабил хватку, давая ей перевести дыхание. Она в его руках и теперь он разберется с ней по-своему, не спеша, наедине. И в этот раз никто между ними не встанет. Он просто не позволит. Арис сделал свой выбор: смирение оказалось не для него, а ненависть стала своей, родной, близкой, разбавленная страстью и любовью.
   Это был тот путь, который он выбрал. Не Марины, а его.
   Теперь. И всегда. А она будет просто идти за ним вслед - он поведет.
   Стихнув, он заметил, что это Андрей старался отнять у него Марину. И трогает своими клешнями его женщину.
   Его женщину.
   Злобно оскалился.
   - Щеночек подоспел. Муж на поводке, - чуть иронично произнес Арис и, не давая вставить слова Андрею, продолжил. - Руки убери. Просто убери свои гребенные руки и вали отсюда.
   Андрей глянул на Марину.
   А она молчала: не вмешивалась и не возмущалась. Не пыталась вырвать свою руку из его захвата. Только чуть ближе придвинулась к Арису. Чувствовала, что он на опасной грани и не смела, сопротивляться ему. Ни словами, ни действиями. Знала: малейшее неповиновение приведет к еще худшим последствиям.
   Андрей уловил ее незаметное движение, побелел, и ничего не сказав, отошел. Она виновато опустила голову, но послушно пошла за Арисом.
   А он удовлетворенный ее покорностью, держа одной рукой руку Марину, другой расчищал со своего пути возникающие препятствия, грубо расталкивая собравшихся понаблюдать за потехой.
   Про Порошина ни Марина, ни Арис не вспомнили.
   Арис затащил Марину в ближайшее свободное помещение, несильно толкнул, заставляя быстрее зайти, и захлопнул дверь.
   - Арис...
   -О, нет, дорогая. Поговорим мы с тобой позже. Сейчас, я хочу заняться с тобой отнюдь не разговорами.
  
   Марина попятилась от Ариса. Там, в зале ей на миг показалось, что Арис успокоился, гнев его ушел, и они смогут найти точки соприкосновения. Только не те точки, которые имел в виду Арис. Его спокойствие оказалось напускным - он лишь придержал свою ярость, она никуда не делась, затаилась на время. И сейчас готова была выплеснуться на Марину.
   А Марина совсем не этого хотела... Хотя, признаться честно она сама до конца не понимала чего же желала. В ней боролись противоречивые чувства: с одной стороны возмущало поведение Ариса, хотелось ответить ему колкостью, непокорностью, с другой стороны глубоко запрятанная внутри нее самка, кричала от восторга: ее мужчина сделал решительный шаг, приревновал и теперь защищает свою территорию. И вот тут хотелось покориться, отдаться на волю победителю.
   Но подавить в себе годами лелеемую самостоятельность, поддаться кричавшим инстинктам было не так просто, и Марина предприняла очередную попытку образумить Ариса.
   - Арис...
   - Дорогая, мне безумно нравится, как ты произносишь мое имя, но сейчас ты можешь сделать только две вещи, облегчив и мне и себе жизнь: задрать платье и наклониться. Остальное я сделаю сам, не беспокойся.
   И вот тут в этот самый момент самка в ней взвыла с удвоенной силой, подавляя разум. Заставляя чувствовать сильное желание, исходившее от рядом стоящего самца.
   Как ни глупо, но здесь и сейчас, поддавшись ярости, возбуждению, в этой комнате остались самка и самец. Немного сумасшедшие, потерявшие разум, но тянущиеся друг к другу.
   А на Марину, год сдерживающую свои потребности, свою страсть в постели с Андреем, накатила сильнейшая волна желания. И именно этого ей так не хватало: почувствовать себя снова живой, желанной столь сильно, что теряешься в водовороте чувств. И не ты одна, но и мужчина рядом с тобой - тоже.
   Бережное, трепетное отношение Андрея в постели сначала восхищало - она к такому не привыкла. Потом - ничего не затрагивало. А сейчас - раздражало, заставляло вспоминать, как это было у них с Арисом и сравнивать.
   С Арисом жарко, сильно, страстно. Вместе - до остатка, до дна.
   С Андреем мило, приятно, не спеша. Порознь - каждый сам за себя.
   Разложенные по полочкам, отношения с двумя мужчинами открылись Марине в ином свете. С Арисом ей хорошо в постели, всегда. С Андреем... Все сложно.
   А сложностей Марина не терпела.
   Если все так просто, стоит только подумать, то зачем сопротивляться? Она и не стала. Тем более это не более чем мимолетный порыв. Глупую мысль о том, что это только самообман Марина благополучно отогнала.
   Повернулась спиной к Арису, откинула волосы, открывая спину, слегка наклонилась. Ей вспомнилась сцена в квартире с Андреем перед уходом на прием. Стало смешно: ну кто же знал, что она в этом платье будет пытаться дважды соблазнить за один вечер. Двух разных мужчин, но это - детали.
   Сейчас - детали.
   Раскаяние придет позже.
   Оглянулась на Ариса.
   - Думаю задрать на мне платье, ты в состоянии сам, - произнесла чуть насмешливо.
   Нет, покорность - не ее амплуа.
  
   - Даже так... Не ожидал, дорогая...
   Арис на миг опешил, даже едва сдерживаемая ярость ушла от слов Марины. По телу разлилась волна вожделения. Ну, кто ж он такой, чтобы противится желанию дамы? Первоначально Арис не планировал так сразу, заниматься сексом с Мариной: не то место, и не то время. Своими словами "задрать платье и наклониться", он хотел лишь вывести Марину из себя, задеть ее и заставить испытывать раздражение, может быть даже гнев. Арис никак не ожидал такой покорности.
   Но если она хочет...
   Конечно же, хочет, Марина не из тех, кто будет покорно принимать волю мужчин. А он не из тех, кто будет мучиться мнимым раскаянием. И не из тех, кто не возьмет свое, особенно если предлагает желанная женщина. Так сказать на блюдечке с золотой каемочкой.... Правда, каемочка слега ободрана, но это уже детали.
   Подошел ближе к Марине, положил руку на шею женщины, слегка сжал. Марина вопросительно повернула голову, а Арис еще сильнее нажал, заставляя отвернуться и больше наклониться. Марина покорно наклонилась. Арис перестал сжимать шею Марины, руку переместил на позвоночник и неспешно поглаживая пальцами кружево платья, стал ее ласкать, спускаясь все ниже к ягодицам. Задержался на впадинке, где заканчивалось кружево. В душе снова вспыхнула и погасла ярость: для кого Марина старалась, так наряжаясь? Для своего щенка или в поисках нового любовника?
   Не важно - сейчас она здесь и с ним и он больше не позволит никому прикасаться к этому телу. И возможно Марина сама не против будет, судя по ее покорности - секс с Андреем не был у нее таким уж замечательным.
   Но все позже, не сейчас. Сейчас, когда его руки чувствуют ее кожу сквозь прозрачное кружево, когда он слышит ее прерывистое дыхание и чувствует, как легкая дрожь пробегает по ее телу всякий раз как он ее касается - для Ариса существует только одно - Марина и ее желание.
   И его вожделение, сдобренное ревностью.
   Все, с нежностями покончено. Резко схватил край платья, где заканчивался разрез и рванул. Марина протестующе вскрикнула и попыталась выпрямиться. Арис задрал на ней платье и рывком ее задержал, сковывая движения.
  
   - Не дергайся.
   - Ты что творишь? Как я домой пойду?
   - Раньше надо было думать Марина, когда нагибалась, теперь уже поздно. И не волнуйся, домой я тебя отвезу.
   - Ну или дам денег на такси, - задумчиво добавил Арис.
   Намек на их прошлое только еще больше разъярил Марину: она с силой наступила каблуком на ногу Ариса. Тот чертыхнулся, но удерживать не перестал. Убрал одну руку с талии, послышался звук расстегиваемой молнии.
   Совсем не нежные руки немного грубо погладили попку. Шелковые трусики тоже оказались разорванными, но Марине было уже плевать - она полностью сосредоточилась на своих ощущениях. Именно этого ей так не хватало в постели с Андреем - грубости, животной похоти, дикого желание. И сейчас Арис давал ей то, что она хотела так долго, но не могла получить - страсть. Без предварительных ласк, без напускной нежности. Только так как есть, как повелось с давних времен: мужчина и женщина, утоляющие потребность друг в друге.
   Замечательно.
   Арис провел рукой по промежности Марины, проверяя, готова ли она. Безусловно, да. Она уже давно была влажная и сгорающая от нужды почувствовать его в себе.
   Он не стал медлить. Его член наполовину вошел в тело Марины.
   И замер. Арис словно раздумывал: а стоит ли продолжать? Или дразнил. Ведь он знал, чувствовал - Марина на грани, и каждое промедление отзывается пульсацией в лоне и во всем теле.
   Марина застонала и поддалась бедрами к нему. Арис, вслед за ней чуть отклонился назад, не проникая в нее полностью. Хрипловато засмеялся.
   - Хочешь? - руки гладили спину, спускались к месту соединения их тел. Арис нащупал клитор и слегка помассировал.
   Марина молчала. Арис усилил нажим на клитор, сделал движение бедрами вперед, почти полностью погружаясь в тело Марины.
   - Так хочешь? Ну же девочка скажи, не стесняйся. Мы долго можем так продолжать...
   Марина знала, понимала - Арис добивается не просто ответа на свой вопрос - он добивается ее покорности. Утверждается за ее счет. Это злило и возбуждало одновременно. Арис всегда любил доминировать - и в жизни и в постели, но сейчас он слишком давил на Марину. В другое время, в другом месте, с другим мужчиной она бы все закончила бы в единый миг. Но...
   Но не здесь, не сейчас. И не с Арисом.
   Набрала больше воздуха в легкие, и словно кидаясь с обрыва, выдохнула еле слышно отчаянное "Да".
   - Я не расслышал, милая. - И снова движение бедрами - почти до конца.
   - Да, - уже гораздо громче. Но видимо недостаточно.
   - Марина, - движение назад - их тела почти отсоединились. Желание Марины не просто нарастало - оно сметало все со своего пути, затуманивая разум, заставляя полностью, без остатка подчинится мужчине. - Я не слышал ответа на свой вопрос.
   "И откуда в этом ублюдке столько хладнокровия?", мелькнула мысль. И пропала.
   - Да, - уже крик.
   Арис добился своего.
  
   А хладнокровия в нем не на грамм. И близко не о каком хладнокровии речи не было. Арис сам уже был на грани, еле сдерживаясь. Но после увиденного кольца на пальце Марины, осознания, что она полностью отдала себя другому мужчине, сейчас требовало от Ариса извечно мужского самоутверждения. Для Ариса, подавление Марины, показ своей власти означало одно.
   Он ставил клеймо на своей женщине.
   Сейчас и навсегда - она подчинится ему.
   Конечно воспаленный, взбудораженный страстью мозг отказывал принимать рациональную мысль, что все только временно. Мужские инстинкты требовали, вопили о необходимости доказать себе и Марине, что он не пустое место, не проходящий эпизод в жизни Марины. А нечто гораздо большее.
   И Арис с удовольствием подчинялся своим инстинктам.
   Но вот благодаря этому короткому и емкому "Да", которое Арис фактически вынудил Марину произнести, были разбиты вдребезги все усилия Ариса оставаться спокойным.
   Вся сдержанность Ариса слетела с него всего за секунду.
   Опять резкое движение до конца, желание достать до сердцевины своей женщины, заставить ее кричать.
   И самому потонуть в водовороте страсти.
   Больше он не медлил. В голову лезло пошлое сравнение с "поршнем", ходящим туда судя, правда, только первые минуты. Потом мысли его голову больше не посещали, Арис полностью сосредоточился на процессе и весь словарный запас и мысли свелись к одному емкому "трахнуть". Да так, чтоб имя свое забыла. И он свое.
  
   Так оно и получалась: спроси сейчас Марину, как ее зовут, вряд ли бы она смогла ответить. А вот стонать, мычать и кусать собственные губы до крови - сколько угодно.
   Арис недалеко от нее ушел. Правда, он не стонал, он - рычал. И двигался.
   Немного назад и снова - до упора. При каждом погружении в ее тело Марину сотрясала дрожь. Она очень близко подошла к краю - еще совсем чуть-чуть и она сорвется.
   Ждать пришлось не долго.
   Арис, словно в бреду, шептал что-то, но Марина разобрала четко лишь одну фразу:
   - Родила от него, родишь и от меня. Вышла за него, выйдешь и за меня. Будешь моей, - по телу Марины прошла дрожь.
   - Да, да, - кричала Марина. Арис думал в ответ на его слова, а она кричала от оргазма...
   И сорвалась с края, на миг погружаясь в темноту от избытка чувств, от долго сдерживаемой природной страсти. И от страстного желания своего - теперь уже своего, она не сомневалась - мужчины, тоже.
   Долго в бесчувственном состоянии ей не дали находиться - в комнату, без стука кто-то вошел.
  

Глава 5

  
   Арис оторвался от Марины и обернулся в сторону двери. На пороге стояла Наташа с круглыми от изумления глазами, сзади нее маячил Порошин и что-то пытался выяснить у дочки, но Наташа не обращала внимание на слова отца. На минутку отвлеклась от разглядывания Ариса, его рук лежащих на бедрах Марины - грубо отпихнула отца от себя и захлопнула дверь.
   Пока Наташа избавлялась от присутствия Порошина, Арис застегнул ширинку, поправил рубашку, загораживая Марину и давая ей возможность придти в себя. Ногой запихнул порванные трусики, валяющиеся на полу, под диван. Всем понятно, чем они тут с Мариной занимались, но зачем лишний раз нервировать Наташу? Та и так сейчас истерику будет закатывать.
   Марина, утомленная недавней страстью, двигалась неторопливо и в целом вела себя так, будто ее совершенно не трогает присутствие Наташи.
   Что бы значило такое ее поведение? Арис раздосадовано покачал головой: сложившаяся ситуация его совсем не радовала. Он не мог понять поведение Марины, ему хотелось с ней поговорить, все обсудить, но сейчас это было просто невозможно. Присутствие Наташи и то, что она стала помехой для разговора с Мариной - сильно раздражало. Кроме того, она явно собирается закатить ему истерику.
   - Ты! Гавнюк! На приеме у моего отца устроить такое шоу! Да я тебя...
   О, вот и началось. Арис спокойно выслушал гневную, историчную речь Наташи, никак не реагируя на ее оскорбления в свой адрес. Ему до жути хотелось обернуться и понаблюдать за реакцией Марины - ревнует ли она, злится ли? Но сделать этого он не мог - не хотел переключать внимание Наташи на Марину - пусть она лучше оскорбляет его... Приходилось ждать пока Наташа выдохнется, иначе ее не заткнуть, пока она не выговорится.
   Арис не перебивал Наташу, ровно до тех пор, пока она не решила переключиться на Марину. В этот момент терпение его лопнуло.
   - ... а, сучка твоя с которой ты здесь трахался? Не мог получше найти? Я думала, Арис, ты хоть в бабах разбираешься... Нашел бы себе кого помоложе. И чем я тебя не устраивала?
   - Наверное, тем, что вести себя не умеете. И где только молодежь таких слов набирается... - Арис не успел осадить Наташу - Марина справилась с этой задачей и без него. Она выскользнула из-за спины Ариса, подошла ближе к Наташе, рассматривая ее в упор.
   - Но, знаешь милый, твоя... м-м-м - любовница, права в одном - в женщинах ты не разбираешься. Хотя это ошибка многих мужчин... Не рассмотреть вульгарность за внешним приличиями, спутать природную красоту с накрашенной мордочкой, - Марина обошла Наташу вокруг, рассматривая со всех сторон. - И не заметить руку пластического хирурга.... Да, это те ошибки, которые совершают многие мужчины, не ты один.
   Наташа вспыхнула, покраснела, но ничего не сказала - Марина была полностью права. А Арис совсем не обиделся на слова Марины, ему было смешно наблюдать, как она осаждает эту глупую молоденькую девочку, еще не знающую с кем она связалась.
   - Девушка, на будущее, мой вам совет...
   - Я не нуждаюсь в твоих советах, пигалица!
   - Фу, как грубо! И кто вас учил хорошим манерам? Видно никто... так вот по поводу совета... Если не можете удержать своего мужчину рядом, то хотя бы найдите в себе силы вести себя с достоинством. Не опускайтесь до банальной истерики, поверьте, они этого не оценят и больше уважать вас не станут.
  
   Марина говорила спокойным, размеренным тоном, но в глубине души, испытывала чувство ревности. И удивлялась сама себе - неужели она еще способна ревновать Ариса к кому-либо? Тем более к этой молоденькой, глупенькой девочке, которая совершенно не знала Ариса, иначе не стала бы закатывать здесь истерику.
   Не только ревность испытывала Марина, ей было смешно. Вся эта ситуация.... Она, мать, которой уже за тридцать, с умным видом, читает мораль пассии Ариса, в то время как по голым ногам стекает сперма, а по телу все еще пробегает дрожь от недавно пережитого оргазма. Арис за спиной, не спешит вмешиваться, а лишь посмеивается, прекрасно понимая какие чувства она сейчас испытывает...
   Одним словом - комедия. Акт первый, действие второе.
   - Ты, ископаемое, будешь мне еще советы раздавать? Где было твое достоинство, когда ты раком здесь стояла? Между ног?
   Марина опешила. Да, она недооценила умственные способности любовницы Ариса. Или лучше сказать переоценила. Давно она с такими непроходимыми дурами не встречалась. Зная Ариса, Марина была уверена - вряд ли он останется с Наташей после всего, что она тут наговорила. Та еще и сверху получит. Несмотря на гнев Ариса, его отношение к ней за последний час, Марина была уверена - он никогда не позволит никому безнаказанно ее оскорблять. И от этой уверенности делалось как-то легко и спокойно на душе. Марина уже давно не испытывала такого чувства защищенности рядом с мужчиной. Андрей был для нее слишком слаб, а за последний год никого кроме него в ее жизни не было.
   Хотя теперь видимо появился. Посмотрим.
  
   - И понравилось тебе как он трахается?
   После этих слов Арису стало совсем не до смеха - Наташа перешла всякие границы, скатившись до уровня базарной бабки. И ладно бы она оскорбляла его. Но слушать, как она поливает помоями Марину.... Совсем другое дело.
   Шагнул к ней на встречу. Отвесил оплеуху. Наташа наконец-таки заткнулась, застигнутая врасплох поступком Ариса.
   - Если ты еще когда-нибудь позволишь себе открыть свой поганый рот и оскорбить ее, - кивок в сторону Марины, - дорогая моя, тебя не спасет никто. Я найду способ сделать твою жизнь совсем не радужной. И не надейся, папочка тебя не спасет. Да, кстати, дорогая я думаю, ему весьма интересно будет узнать, что его дочурку поимело полгорода.
   Наташа с ужасом посмотрела на Аиса.
   - Ты думала, я не знал? Глупая, наивная Наташа... Так, что дважды подумай прежде чем открывать рот и нести всякую чушь. И прежде чем бежать жаловаться к папочке, тоже подумай. Ты меня поняла, дорогая?
   Наташа усиленно закивала головой.
   - Не слышу.
   - Да поняла. Ну что ж отлично. А теперь выметайся отсюда.
   Наташа попятилась к двери, наверное, боясь повернуться к Арису спиной. Он первый раз показал ей свое истинное лицо. И оно ей явно не пришлось по вкусу. Да, раньше он мог прикрикнуть на Наташу, указать ей ее место, но Арис еще никогда так откровенно не угрожал женщине, не показывал свою звериную сущность.
   И если бы не Марина и нападки Наташи в ее адрес, вряд ли бы показал...
   Хлопнула дверь: Наташа ушла.
   - Ну, что Марина, поговорим?
  
   Марина, еще не до конца пришедшая в себя после бурного секса с Арисом, выяснений отношений с его любовницей, ни о чем не хотела говорить. Но четко понимала - сейчас Арису плевать на ее желания. Он, немного успокоенный после секса, был снова взбудоражен и настроен враждебно. Пусть объектом его раздражения являлась не она, это дела не меняло.
   Арис хотел с ней поговорить, и он поговорит. Марина чувствовала - пришел конец времени, когда она могла помыкать Арисом и заставлять его делать то, что нужно ей, а не ему.
   Чувство защищенности, испытанное Мариной всего лишь пол часа назад ушло, уступив место обреченности.
   Настало время открыть так долго хранимую тайну. Или быть может, Арис обо все уже догадался? Скоро все станет ясно.
   - Ну что ж давай поговорим, раз тебе так хочется.
   Наклонилась, подобрала закинутые под диван трусики. Зачем оставлять следы их безумства в доме Порошина? Пусть даже сам хозяин обо все осведомлен. Марина села, выжидающе глядя на Ариса.
   Она не чувствовала волнения, она полтора года жила в ожидании того, что ее тайна будет раскрыта и Арис узнает - у него подрастает дочка, которую воспитывает чужой мужчина. Ждала этого момента и была к нему готова. Она, может, и раскаивалась в своем поступке, но только до тех пор, пока не возвращались воспоминания о прошлом поступке Ариса, его поведении в минуту, когда Марина сказала о своей первой беременности. Пока не возвращались воспоминания о том, как она теряла их ребенка, одна, никому не нужная. Как справлялась со своим горем - сломленная, потерянная. Одинокая. И его не было рядом. Хотя мужчина, который стоял сейчас перед ней, был ее частичкой, но не лучшей. Такой жестокий, циничный. Безжалостный.
   И тогда всякое чувство вины исчезало, растворяясь. Марина знала - Арис заслуженно наказан за свои прошлые ошибки и поступки. У него был неоплаченный долг перед ней. И он расплатился по своим счетам. Марина забрала у него то, что он когда-то отнял у нее.
   Ребенка.
   Может для кого-то такая логика была неприемлема, непонятна. И может быть излишне жестока. И даже дикая. Но только не для Марины. Не для матери, потерявшей своего ребенка по вине любимого мужчины.
   Око за око, зуб за зуб.
   Вот только Андрей, он не заслуживал лжи и обмана. Но на любой войне есть свои потери. И в их войне с Арисом такой потерей стал Андрей.
   Да, Марина раскаивалась, что пришлось обманывать хорошего человека, любящего ее... Но этого раскаяния не хватало, для того что бы разрушать свою собственную судьбу и просвещать Андрея о том, что он воспитывает чужую дочь.
   Единственное чего не видела и не понимала Марина в своей жажде мести Арису, считая Андрея вынужденной жертвой, это того, что она фактически поступает с ним так же, как с ней когда-то поступил Арис. Предает любящего ее человека. Не виновного ни в чем, кроме как в любви к неподходящей ему женщине. И слепого в этой любви, как когда-то была она слепой в отношении Ариса.
   Но сердце ее, ожесточенное, очерствевшее не желало видеть правды. И вряд ли увидит.
   У Марины, пережившей трагедию, удар в спину от человека, от которого она меньше всего ожидала его получить, слишком сильно было развито чувство самосохранения. Ведь осознать правду для нее - значит поставить себя на одну ступеньку с Арисом, признать, что она ни чем не лучше чем он. А признать, значит простить его.
   А прощать она еще не была готова. И впускать Ариса в свою налаженную с таким трудом жизнь - тоже.
   Вот только спросят ли Марину о ее желаниях?
   Глядя на спокойного, уверенного в себе мужчину, на его жесткую линию рта, чуть прищуренные глаза, Марина сильно сомневалась. Никто не спросит. И не оставит выбора.
   Пришло время узнать о том, что приготовила ей судьба в лице Ариса.
  
   Арис не спешил начинать разговор. Как только он принял решения, определил для себя приоритеты и то, чего он хочет от жизни и от Марины - ведь она уже давно неотъемлемая часть его жизни - все стало ясно и просто. Все в его руках, и пора Марине с этим смирится. Больше никаких игр, уступок и уверток.
   - Больше никаких игр, уступок и уверток, - озвучил Арис свою мысль. - Выбор, простой. Я слишком долго ходил вокруг и около. У нас с тобой есть два пути: попытаться начать все с начало, отпустить прошлое. Это будет не легко, но может быть, у нас получится. Вариант второй: я тебя все равно не отпущу, но никакой слабости ты с моей стороны больше не увидишь. Я не дам тебе уйти, но условия, на которых ты останешься рядом - это уже другой вопрос. Никакого выбора у тебя не будет. Я просто его тебе не предоставлю. У тебя есть дочка, есть бизнес, я найду способ нажать на тебя. Вот только вопрос в том - понравится ли тебе это? Поверь, ожидать от меня угрызений совести не следует, сегодняшний вечер полностью открыл для меня одну простую вещь - я не смогу тебя отпустить. И не хочу. Какими методами я достигну желаемого - для меня теперь уже не важно. Может быть, еще вчера я бы задумался, но не сегодня. У тебя день, не больше. Завтра я приду за ответом.
   Арис обошел Марину, которая молча, не перебивая, выслушала его монолог. Он все, что хотел, сказал. Остальное - выбор Марины. Хотя нет, осталась одна, последняя вещь, которую стоит прояснить. И поставить точку в затянувшейся комедии их жизней.
   - Марина мой тебе совет - не пытайся сбежать. Даже не думай об этом. У меня гораздо больше связей и возможностей, чем у тебя. Ты лишь потратишь свое время и что более важно - мое. А терять время зря я не люблю. Я его и так благодаря тебе слишком много потерял. И последнее. Избавься от своего щенка. Или можешь оставить его для меня. Я с удовольствием разъясню ему, что к моей женщине ему не стоит приближаться. Муж он тебе или не муж - меня не волнует. Разведись с ним и пусть он выметается из твоей жизни настолько далеко, насколько сможет. Ты можешь меня ненавидеть, презирать, боятся, но однажды поймешь - так лучше.
   Сказал, и ушел, аккуратно прикрыв дверь.
  
   Негромкий хлопок закрывающейся двери привел Марину в чувство.
   И что ей теперь делать?
   То, чего она боялась больше всего, произошло, несмотря на все усилия Марины. Ее дочка, ее драгоценное дитя стало предметом шантажа. Марина могла плюнуть на себя, свою судьбу, но в праве ли она также легко поступиться интересами дочери? Нет. Она и так сломала много жизней - свою, Андрея, Ариса.
   Жизнь самого дорого для нее человека она не позволит сломать.
   Если бы Арис не угрожал ее дочке, Марина, возможно, подчинилась бы его воли. Но только не так. Не тогда, когда существовала угроза расставания с Иришкой.
   У нее даже мысли не мелькнуло назвать Иришку "их" дочкой. Ее ребенок был только ее ребенком, и не чьим больше после всего, что Марине пришлось пережить.
   Арис выбрал неправильный подход, недооценил насколько сильно у Марины чувство самосохранения, насколько развит материнский инстинкт, призывающий ее всеми доступными способами защищать свое дитя.
   В уме, лихорадочно искавшем варианты выхода из создавшегося положения, выстраивался четкий план действий.
   Арис прав в одном - больше никаких игр.
   Теперь на кону слишком большие ставки.
  

Глава 6.

  
   Марина быстро добралась до дома. Не стала искать Андрея, ей хотелось одиночества. Вызванное такси приехало своевременно, не заставило ждать.
   Все время пока они ехали, Марина мысленно подгоняла водителя - ну же быстрее, быстрее... Казалось как только она окажется дома, снова обретет потерянный покой. Родные стены помогут успокоиться, защитят от тревоги. И родное, теплое тельце дочки тоже поможет отвлечься от тяжелых мыслей.
   Ей так только казалось...
   Нянька давно ушла, а Марина все продолжала сидеть в детской не в силах оторваться от дочки. Страх накатывал, не давая расслабиться. Марина за полтора года привыкла к спокойной жизни и нынешнее тревожное состояние - непривычное, тяжело ею переносилось.
   Если бы не Иришка, Марина, возможно, не сопротивлялась бы натиску Ариса. Он ее привлекал, завораживал, как и прежде. И их секс, который должен был быть случайным эпизодом, вдруг стал чем-то большим. Доказал Марине, что ей требуется гораздо больше, нежели просто любовь мужчины. Ей нужно самой хоть что-то чувствовать к нему.
   А к Арису Марина испытывала вполне определенные чувства - не просто похоть, хотя чего скрывать, она тоже присутствовала. Но кроме похоти, ее и Ариса связал их общий ребенок. И шквал эмоций, который испытывала Марина при виде Ариса, был все таким же, как и полтора года назад. Раньше, в период их упорной борьбы, когда они пытались сломать друг друга, все переживания отходили на второй план. Марина четко контролировала себя, не давая вырваться эмоциям наружу. Но спокойная жизнь с Андреем ослабила ее самоконтроль. И наружу вырвалось, то, что давно должно было быть похоронено в закоулках ее души.
   Марина не знала любовь ли это. Да, никто кроме Ариса так сильно на нее не влиял. Да, она определено привязалась к нему. Но любовь...
   В понимании Марины - любовь должна приносить радость людям, любящим друг друга. А у них с Арисом скорее не любовь, а болезненная зависимость. Они так долго пытались переиграть друг друга, делая себе больно, что где-то в этой игре потеряли нечто важное. И ничего не приобрели взамен.
   Рядом с ними находились чужие им люди. И по сути ненужные.
   Арис точно остался ни с чем. Марина... Марина получила награду за свои страдания. Обожаемую, любимую дочку. И вместе с тем, постоянный страх, что однажды Арис заберет ребенка, раскроет тщательно хранимую тайну. Этот страх точил ее изнутри день за днем, омрачая минуты, проведенные с Иришкой. Она не раз была на грани. Хотелось все рассказать Андрею, Арису... Но каждый раз ее останавливала простая мысль - а вдруг, вдруг не поймут, не простят.
   Ненависть Андрея Марина вполне могла пережить. А вот враждебность Ариса и последующую за ней месть - вряд ли. Потому что понимала, Арис не просто будет мстить ей, он постарается забрать ребенка, причинить ей ту же боль, которую Марина причинила ему. Возможно Марина ошибалась... Но проверять свои догадки она еще не готова.
   Рассказать же Андрею правду - значит поставить под удар свое будущее и будущее своего ребенка. Андрей, узнав правду, вполне мог рассказать все Арису.
   Замкнутый круг, который она сама создала.
   Так и жила полтора года, скрывая правду. Только вот события сегодняшнего дня показали - дальше так продолжаться не может. Марине нужно найти выход. И первое, что следует сделать - исключить Андрея из своей жизни. И сделать это так, чтобы Андрей не стал ей мстить.
   Легко сказать - нужно сделать, только вот как?
   Второй немаловажный вопрос - не дать Арису добраться до ребенка. И до себя тоже.
   Но здесь все гораздо проще. У Марины сразу после ухода Ариса созрел четкий план действий. Осталось только сделать пару звонков и все будет улажено.
   Да, Арис имеет большие возможности, но он не всемогущ. И был в этом городе человек, которому Арис так неосмотрительно перешел дорогу. Человек, который не откажется поквитаться с Арисом.
   Порошин.
   Ей хватило пару минут, чтобы узнать всю нужную информацию. Благо у нее полно знакомых, обязанных ей и готовых помочь в любое время дня и ночи.
   Где завтра будет Порошин, связан ли бизнес Порошена с бизнесом Ариса. Как относится Порошин к дочери и на что готов пойти, чтобы поставить на место неугодных ему.
   Все полученные данные оправдывали ожидания Марины. Порошин - тот человек, который поможет ей уберечь дочку. И отвлечет Ариса от Марины.
   Порошин и без участия Марины мог достать Ариса, но она ему поможет. Нет, не бескорыстно. В обмен на покровительство Порошина.
   Конечно, безобразная сцена с дочкой Порошина может стать препятствием, но Марина сомневалась, что такой человек как Порошин упустит возможность поквитаться с Арисом за свое унижение из-за незначительной истерики дочери. Истерики, которая выставила не в лучшем свете саму Наташу и ее отца.
   Щелкнул замок входной двери - пришел Андрей.
   Ну что ж настало время решать - говорить правду или снова скрыться за ложью, отсрочивая неизбежное.
   Всему приходит конец. Счастливый ли, несчастный - зависит только от нас самих.
   Но вот у их истории с Андреем, счастливого конца не будет.
  
   Арис оставил машину у ресторана. Пройтись, подумать - вот, что ему сейчас нужно было.
   Больше ярость не возьмет над ним вверх. Теперь каждый поступок по отношению к Марине, каждый шаг Арис будет просчитывать наперед. Слишком много ошибок он совершил в прошлом, действуя сгоряча, разбивая свою жизнь и жизнь Марины. Бегать по замкнутому кругу ему совершенно не хотелось.
   Окончательно остыв, Арис понял - его слова, сказанные Марине - еще одна ошибка, которая приведет к ожидаемым последствиям. Марина снова начнет сопротивляться. Если раньше она не воспринимала его угрозы всерьез, всегда находя выход, то сейчас она тем более не будет прислушиваться к его словам. Все равно поступит так, как считает нужным.
   Тем более на кону не только ее судьба, но и судьба ее дочери.
   Арис мог либо включиться в навязанную им же самим очередную игру с Мариной, как ее не назови иначе, либо попытаться все изменить, пока Марина не начала действовать.
   Чтобы Арис не говорил Марине, он не был способен причинить вред ее дочке. Слишком свежи еще воспоминания о потери его ребенка, слишком сильно кровоточит рана от осознания, что он сам, своими руками уничтожил возможное совместное будущее. Его, Марины, нарожденного ребенка.
   За эти полтора года, прошедшие в постоянной боли и сожалении Арис изменился. И уже не мог вернуться к прежнему себе - эгоистичному, циничному человеку, каким он был ранее. Только ярость, вспыхнувшая при виде кольца на пальце Марины, могла временно вернуть его в прежнее состояние. Но ярость прошла, оставив неприятный осадок и понимание - он совершает очередную глупость.
   Нет, так как прежде уже ничего не будет. Арис в состоянии признаться себе - он до сих пор любит Марину. И любит ее ребенка. Пусть он близко с дочерью Марины не общался, но его наблюдения издалека за девочкой, сделало этого ребенка родным для Ариса. И где-то на грани осознания Арис воспринимал Ирину как свою, родную. Ведь она - честь Марины. Неотъемлемая. А значит и часть его.
   И угрожать этой частичке, невинному ребенку, какие бы сложные отношения не складывались у Ариса с ее матерью, он был не в состоянии.
   Нужно, просто необходимо все это объяснить Марине. Не в пылу ссоры, когда разум затуманен болью. А спокойно.
   И может быть, у них получится разорвать круг.
   Снова быть вместе.
  
   - Почему ты сидишь в темноте?- спокойный голос Андрея нарушил царившую в комнате Ирины тишину.
   - Мне так удобно.
   Андрей ничего не ответил на реплику Марины. Тихонько подошел к кроватке дочери, любуясь ею.
   Минуты текли, но ни Марина, ни Андрей не спешили начинать тяжелый разговор. Каждый из них понимал - после него ничего как прежде уже не будет. Марина знала, что открыть правду, разобраться в нагромождении лжи будет непросто. Тяжело. Она не хотела обижать и ранить Андрея - все же он был неплохим человеком. Слишком молодой, немного беспечный и мягкий. И доверчивый. Только в этом состояла его вина - он так легко поверил Марине, не усомнился в ее словах.
   Андрей же... Знал, как только Марина заговорит все изменится. Он хотел бы избежать разговора. И готов был закрыть глаза на произошедшее у Порошина. Вот только Андрей не дурак. Он видел, как смотрел тот мужчина - Арис, кажется, на Марину. И видел, как отвечала на этот взгляд его любимая женщина.
   Как покорно пошла вслед...
   Как отступила на шаг от Андрея, когда он потянулся к ней.
   Она уже тогда поставила точку в их отношениях. И Андрей не сомневался - окончательную. Осталось совсем чуть-чуть - озвучить свои догадки вслух. Ну что ж хотя бы в конце их отношений Андрей найдет в себе мужество и сделает первый шаг сам. Первый. Не оставит недосказанности и в очередной раз облегчит жизнь Марине.
   Они два взрослых человека и смогут договориться о будущем их дочки и решить все вопросы, не прибегая к скандалам и выяснениям отношений.
   - Это конец, да?
   - Да, - немного печально ответила Марина.
   - Ты же понимаешь, Марина, полностью я из твоей жизни не уйду никогда. У нас с тобой растет дочь. Я не буду мешать тебе строить твою судьбу, так как ты того захочешь, но... Иришка... Я все равно останусь ее отцом. И не брошу своего ребенка. Я просто не смогу.
   Марина, наконец-таки повернулась к нему, протянула руку, касаясь губ Андрея и заставляя его замолчать. По щекам ее медленно текли слезы. Марина взяла за руку Андрея, не сильно надавила, заставляя разжаться сжатые в кулак пальцы. Положила кольцо, подаренное накануне вечером на ладонь.
   - Андрей, не все так просто... Ты же знаешь, я никогда не буду препятствовать твоим встречам с Ирой. И не буду исключать тебя из ее жизни.
   - Я ничего уже не знаю, после сегодняшнего вечера, - не выдержал Андрей, - я знал, что ты меня не любишь, но никогда не думал, что сможешь так легко отказаться от всего, что нас с тобой связывало! И ради кого? У нас же дочь Марина! И ты так просто готова отказаться от всего! Выкинуть меня из своей жизни, заставить дочь расти без отца!
   Сердитый голос Андрея, наполненный несвойственной ему язвительностью, разбудил спящего ребенка. Девочка недовольно заворчала в кроватке, заставив утихнуть злого мужчину. Андрей отошел от Марины, стараясь успокоиться и совладать с так некстати накатившей обидой.
   Марина взяла девочку на руки, укачивая и нашептывая ласково о том, как она любит свою доченьку. Малышка, успокоенная близостью матери снова уснула.
   - Андрей... - Марина, растерявшись от вспышки Андрея, не могла подобрать нужных слов. Как сообщить мужчине, что ребенок, которого он воспитывал полтора года не его? А совершенно другого мужчины?
   Как вообще о таком рассказать?
   Наверное, единственно верное решение - просто сказать правду. И перестать мучить и себя, и его.
   - Иришка не твоя дочь.
   И тишина... Давящая, заставляющая задержать следующий вдох в ожидании бури, которая, несомненно, будет.
   "А, может быть, все обойдется?", закралась мысль.
   И исчезла.
   Ничего не обойдется. Только в глупых книжках все понимающий герой благородно покидает даму, уступая ее другому.
   Андрей, несомненно, благородный, но всему есть предел. И его терпению - тоже.
   Даму он, может быть, и покинул бы.
   Но вот отказаться от дочки... Невозможно.
  
  

Глава 7. Часть 1

  
   Бывают в жизни такие переломные моменты, которые нас полностью меняют: смерть близкого человека, болезнь, потеря чего-то важного, без чего мы не представляем своего существования. Для каждого такой момент свой, уникальный. И каждый переживает его по-своему. Кто-то ломается, не выдерживая, кто-то закаляется и становится сильнее. Никто и из нас не знает наперед, как он себя поведет и как переживет те или иные обстоятельства. И часто ни опыт, ни прежняя мудрость, приобретенная с годами, не подготавливают нас к таким важным и тяжелым моментам в нашей жизни.
   Так и Андрей совсем не был готов. Да он ожидал разрыва с любимой женщиной. Знал, что она в итоге уйдет к другому. Заберет с собой его дочь. И Андрей с тяжестью на душе, но мог позволить своему ребенку фактически покинуть его, оставив для себя лишь редкие моменты совместного общения по выходным. Он мог и собирался позволить Марине с Иришкой строить свое счастье вдали от него, с человеком, которого она, судя по всему, любит.
   Вот только он совсем не ожидал, что разрушиться мир вокруг него, та реальность, в которой он жил последние полтора года, с момента рождения Ирины.
   Все оказалось ложью. И его счастье, его семья - все обман.
   Он любил женщину, которая не любила его. Нет, Марина никогда не говорила о своих чувствах, не убеждала в неземной любви. Она была честна в мелочах, но умолчала о главном. А Андрей наивно верил - если не любовь, то какая-то привязанность у Марины к нему есть. Не может же женщина, родившая от мужчины ребенка и живущая рядом с ним день за днем ничего не испытывать.
   Оказывается, может.
   Горько и гадко. Только сейчас Андрей стал понимать насколько его поступки, поведение по отношению к Марине выглядели наивно. Он делал ради нее и дочери все, что мог. Выворачивался на изнанку, но этого оказалось мало.
   Все иллюзия, разбитая одной фразой. "Иришка не твоя дочь" звучал голос в голове, не оставляя надежды. Как приговор. И все, ради чего Андрей жил, работал последний год, достигая новых и новых высот, оказалось вдруг не важным, пустым. Жизнь его не закончилась, но потеряла смысл. Вот еще минуту назад он был уверен, что, теряя Марину, у него все равно останется дочь, пусть и живущая вдали от него. А Марина дочь у него забрала, одной фразой...
   Ярость душила, не давала вздохнуть. Андрей никогда не думал, что способен кого-то ненавидеть столь сильно. Ему хотелось закричать и разбить все вокруг. Ударить, уничтожить Марину.
   Слабо контролируя себя, Андрей шагнул к Марине. Она не шелохнулась, заворожено глядя на него. Видимо не верила, что он может причинить ей вред. А Андрей не мог сдержаться, ему нужно, просто необходимо было найти выход своей ненависти. И самое малое, чего Марина заслуживала - физическая боль.
   Что такое физическая боль по сравнению с душевной болью, мучившей Андрея?
   Ничто, пшик.
   Тишину резко нарушила пощечина. Голова Марины откинулась, она схватилась за щеку, но с места не сдвинулась. Андрей отошел от Марины. Его ярость ослабла, но не ушла полностью. Он опасался оставаться рядом с Мариной: в таком состоянии Андрей вполне мог ее убить.
   Еще одно открытие - он никогда не думал, что способен на убийство. Нужно сказать Марине спасибо, она многому его научила. И ее уроки он уже не забудет.
   - Чей ребенок? - все, на что его хватило.
   Марина с красной, горящей щекой виновато опустила голову.
   - Ариса, - чуть слышно сказала. И еще ниже опустила голову.
   Андрей задохнулся от еще одной волны боли. И злобы. Неужели эти полтора года Марина не только скрывала кто отец ребенка, но еще и любила этого подонка? Впрочем, уже не важно. Это лишь еще один повод для ненависти, разъедающей душу.
   - Он знает?
   Отрицательное покачивание головой.
   Точил его, грыз маленький червячок - гаденько, подленько отомстит Марине, причинить ей такую же боль, какую она причинила ему. Рассказать Арису, чьего ребенка воспитывал он, Андрей. Понаблюдать за реакцией Ариса на известие об обмане Марины.
   Может быть, он так бы и поступил. Может быть. Если бы это хоть что-нибудь поменяло в сложившейся ситуации.
   Вот только его месть ничего не изменит.
   Дочь не станет его, Марина не вернется и его счастливое неведение - тоже.
   - Я, Марина, и не догадывался, с какой гадюкой прожил бок о бок два года. Мне нечего тебе сказать. И делать я ничего не буду. Разбирайся сама с тем, что натворила. Я бы очень хотел сказать: надеюсь, я никогда больше не увижу тебя. Но я не могу и не буду. Я все равно не уйду из жизни своего ребенка, а значит, и из твоей жизни до конца тоже не уйду.
   - Но...
   Марина попыталась возразить, но Андрей ей не дал.
   - Можешь не напоминать мне, что Ира не мой ребенок. Я понял. Но это не меняет того факта, что полтора года я воспитывал ее как свою дочь. И любил ее. И буду любить впредь. И то, что она не мой ребенок по крови не меняет одного - она по-прежнему моя дочь. И я ее не брошу.
   Андрей ненадолго замолчал, погрузившись в свои мысли. Марина настороженно наблюдала за ним, не смея заговорить. Она не узнавала Андрея: таким разъяренным и каким-то далеким и холодным она никогда его не видела. Такого Андрея стоило опасаться. Насмешка судьбы: она боялась Ариса, считая Андрея безобидным, наивным мальчиком, а оказалось Андрея тоже нужно опасаться. Хотя стоит ли удивляться, после известия, которое она на него обрушила? Любой повел бы себя в такой ситуации непредсказуемо. И поведение Андрея еще не худший вариант - все могло бы обернуться гораздо хуже.
   - Мне вот, что интересно, - снова заговорил Андрей, - ты не думала, что тебе придется как-то объяснить ребенку, почему у него два отца? А тебе, несомненно, придется, потому что, как я уже говорил - из вашей жизни я не уйду. Меня это если честно мало волнует, но я бы с удовольствием бы понаблюдал. Не за реакцией Иришки, а за твоими мучениями. Все же дочь ты любишь, в этом я уверен...
   Глубоко вздохнув, словно каждое слово давалось ему с трудом, Андрей продолжил:
   - Ты, Марина, сама виновата: солгав однажды, ты должна была понимать, что одна ложь потянет за собой другую. И рано или поздно тебе предстоит за нее расплатиться. И твоей платой станет разговор с дочерью. Если бы я мог, я бы уберег Иришку от него. Но лучше правда, чем очередная ложь. Теперь я знаю...
   Больше Андрей не мог находиться рядом с Мариной - уже чужой, лживой женщиной. Его сил и самоконтроля хватило ровно настолько, чтобы расставить приоритеты и донести до сознания Марины одну простую вещь - Иришка, несмотря ни на что навсегда останется его дочерью.
   - И Марина, последнее, что я хочу тебе сказать, - остановившись перед приоткрытой дверью, произнес Андрей, - даже если вы с Арисом объединитесь и попытаетесь воспрепятствовать моим встречам с Иришкой я не постою за ценой - найду способ повлиять на вас. Даже если мне придется всю жизнь на это потратить. Учти. Позже, не сейчас - мы еще договоримся обо всем. Сейчас у меня одно желание - не видеть тебя. Я надеюсь, вы с Арисом будете счастливы. Вы достойны друг друга.
   Круг разорван. И только единственный из них, Андрей сумел избежать этой манящей сладости - мести. И ушел достойно, не исковеркав себе жизнь еще больше, чем сделала это Марина.
  

Глава 7. Часть 2.

  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Самсонова "Сагертская Военная Академия"(Любовное фэнтези) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) Л.Демидова "Отпуск в гареме"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"