Алкар Дмитрий Константинович: другие произведения.

Звездные Войны: Война Ситха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Попаданец (ли?) в мир "Звездных Войн". Злобная, жестокая, но расчетливая тварь. Типаж - ситх-инквизитор. С множеством идей по построению своего Ордена для своих целей. Важное объявление: автор считает каноном фильмы и книги. Мульсериалы и комиксы, за исключением "Алой Империи" и парочки еще вменяемых - идут лесом. Тут, скорее, Блёнка с его трилогией "Сын Солнц" можно считать более каноничными. Маркировка: AU, дарк-фик. Начало действия - 2 п.б.я. В этом произведении большая часть посвящена не световым мечам и приключениям героев, бегающим по планетами и сверкающих стильными плащами, но типично Имперская история: интриги, разговоры, коррупция Темной Стороны, трясина планов внутри планов и гибельных знаков Богана. Извращенные связи и необычные явления, с равнодушными лицами над серыми воротниками имперской формы, за которыми скрываются грязные твари, развращенные властью и своими желаниями... Также может быть интересно не только мужскому, но и женскому читателю, т.к. есть пусть и "темное", но некое подобие "любовной линии". Обновление от 26.11.2014.

Глава 1. Корускант.
  Офицер таможенного контроя СИБ посмотрел на следующего подходящего к регистрационной стойке "клиента". Представитель человеческого вида, лет тридцати, в аккуратном, хоть и очевидно дешевом, сером костюме - никаких подозрений на "зрительную проверку". Не слишком длинные черные волосы забраны в хвостик, по щеке и над губой тянется шрам. Так, это уже не слишком хорошо, но, может быть, несчастный случай на производстве. Да, штамп ставить можно, пожалуй.
  - Откуда прибыли? - Дежурный вопрос.
  - Дромунд Каас. - Слегка заискивающий тон, но слышна злость в голосе.
  - Это вообще где? - Напрягается офицер, вбивая в поисках незнакомого названия запрос в своем терминале.
  - Захолустье... - С той же сдержанной злостью, смешанной с заискиванием, отвечает человек.
  - Да, в базах данных есть, надо же. Цель прибытия.
  Хотя офицеру становится теперь понятным всё, на его взгляд, - особенно причины злости.
  - Какая может быть цель прибытия из такой... дыры? Искать успеха.
  "Так и знал" - хотелось усмехнуться ему, но он проявил снисходительность и даже решил слегка войти в положение новичка в Центре Империи.
  - Логично. Вот ваши документы, соблюдайте имперское законодательство... Вам вообще есть где остановиться?
  Человек только неопределенно пожал плечами, забирая карточку.
  - Мда... Ну, есть тут недалеко на средних уровнях недорогой отель для космических путешественников. Сервис не очень, но не прибьют, и кредитов хватит на первое время.
  - Спасибо вам.
  Искренняя благодарность в голосе "клиента" заставила СИБовца покачать головой и добавить:
  - И да... На нижние уровни лучше не соваться.
  - Я видел по головидению фильмы...
  - Реальность хуже фильмов. - Резко заметил таможенник, вспомнив что-то из своего прошлого до работы в космопорту.
  После небольшой паузы человек кивнул и, улыбнувшись, пробормотал:
  - Учту. Благодарю офицер. Всего доброго.
  - И вам... удачи. Ближайшее отделение СИБ, если что, найдёте в бесплатной части голосети.
  - Я вообще собирался завербоваться куда-нибудь на государственную службу... как раз.
  - Вряд ли вас туда возьмут. Но почему бы и не попробовать? Всего доброго Мариил Ортос.
  Человек кивнул и медленно отправился к выходу из космопорта, держа в руке чемоданчик со своим скарбом.
  
  ***
  
  Я оглядывался, стоя на стоянке флаеров, размышляя куда бы отправиться. СИБ - это, конечно, очень интересно. Завалиться туда и вот так сказать: "здрасте, офицер, я тут Силу чувствую, хочу Империи служить. Откуда знаю? Ну так получилось". А придумать что-нибудь поумнее - нужно время. Кредитов же, действительно, хватит не так уж надолго в прожорливой до денег столице Галактики. КОСНОП, может быть? Рисовать плакаты, выступать на митингах, славить Императора? Это можно, и язык подвешен, и знакомствами обзавестись. Опять же, насколько мне известно там можно и чувствительному к Силе со временем устроиться неплохо так.
  Единственная проблема - настоящая - была в том, что кроме всех этих вопросов, мне надо было решить и как-то жить с другой задачей. Я знаю, что скоро Император умрет, Галактику накроет война, Корускант окажется в руках повстанцев, и будет много других прелестей. И карьера моя потенциальная легко прервется. Также как и то, что я отнюдь не питаю любви к местному населению и лучшая карьера, которая меня бы устроила сейчас - это Лорда Ситхов, не меньше. Желательно - со своим орденом, с кодексом и аколитами. Для, опять же, решения еще одного ключевого вопроса - свалить отсюда к чертям собачьим обратно к себе. Потому что как бы то ни было, но вернуться надо. Там у меня гораздо лучше, чем здесь, даже будь ты Императором Галактики - это не родина, нет.
  Криво усмехнувшись, я представил, как миллионы адептов сносят эту планету дотла, принося ее мне в жертву. Отличная картина, которая заодно даст достаточное количество энергии - по моим прикидкам - чтобы составить ритуал на возвращение.
  В конце концов, излишней моралью я никогда не страдал, иначе не был бы собой. Членом Клуба... неважно как это называется, верно? И массированное уничтожение всех и вся - это отличное времяпрепровождение, особенно когда в своем мире ты не можешь этого сделать, чтобы выплеснуть всю злобу от мелочных интриг... Ладно, не буду отвлекаться.
  В конце концов, редко когда выдается шанс прожить еще одну, дополнительную жизнь, где можно побыть истинным маньяком, а потом еще и вернуться назад. Спасибо моим недоброжелателям...
  ...Пробиваясь через ветки и путающиеся под ногами кусты, ухожу глубже в лес, сжимая в ладони пистолет-пулемет израильской марки. Успел его вытащить из холодеющих рук своего водителя и охранника. Увы, вряд ли это поможет отбиться. По груди, вздымающейся вверх-вниз в лихорадочном темпе, бьет пентакль Соломона из литого серебра. Черт, черт, черт, тут целый десант убийц. Кто решил сыграть со мной в такую игру?
  Приваливаюсь к стволу толстой сосны, морщась от того, как неприятно скребет кожу кора через порванную рубашку. Оглядываюсь - мистическое чувство моей древней крови подсказывает легкое мерцание ауры за деревьями. Падаю вниз, пытаясь понять как стрелять из этого оружия. Никогда не увлекался низменными вещами вроде спорта, стрельбы... Ах, да. Вот кажется так. Выпускаю очередь в тому направлении, где вижу легкое марево ауры. Сдавленный хрип.
  И тут мне на плечо падает ладонь, поднимающая за шкирку.
  Я смотрю в глаза дяде.
  - Попался, козел. Решил, гаденыш, покуситься на мои акции, прикрывшись отводом глаз на кузена? - Второй рукой он сжимает пистолет. - Отправляйся к Ашмодаю!
  Я стреляю одновременно, успевая сообразить, что он накачан ритуаликой, именно от этого в его восьмидесятилетнем теле столько прыти, мощи и незаметности. А значит...
  Пентакль на моей груди рвется на части, обжигая болью. Пуля из его пистолета попала именно в него. А мой выстрел перечеркивает лицо родственника и соратника по Клубу.
  Я. Не. Хочу. Умирать. Столкновение двух магий обрушивает меня куда-то вдаль. Падая на землю, я издаю вопль к чертям, всегда угодливо советующим и защищающим за небольшую дань, потомка древнего рода. "Спасите меня!".
  Время замирает. Мое тело очень медленно скользит к земле.
  "Сделка? Отлично. Ты хочешь спастись. Ты получишь это. Ты останешься жив, и окажешься в ином мире, безопасном от преследователей. Сможешь вернуться обратно сюда. И занять место покойного твоими усилиями дяди - станешь председателем Клуба. История пойдет так, что пришедшие сюда наемники увидят труп нанимателя, но поймут что служить лучше тому, кто остался жив и будет лежать, свернувшись, подле покойника. Но в ответ... Изгнание. На долгие годы. И множество жертв из иного мира для нас".
  "Не вопрос. Хоть миллиард убью, хоть два. Но другие миры... Это же подстава. Я не знаю их".
  "Мы предлагаем тебе знакомые варианты. Смотри. Какой выберешь?".
  Разглядываю картины разных миров.
  "Вы издеваетесь?" - Вопрошаю, разглядывая очень знакомые картины.
  "Нет. И мы знали, что ты выберешь этот".
  "Я еще не...".
  "Ты уже выбрал. Подробности ритуала для возвращения - получишь в медитации. И смотри иначе - не каждому дается еще одна, дополнительная жизнь, где можно будет лить кровь реками... Нет, взрывать планетами!".
  Хихиканье...
  ...Я возвращаюсь из холодных воспоминаний, утирая тыльной стороной руки липкий пот, выступивший на лбу. Привет, Корускант. Но, какие же они сволочи! Дали тело чувствительное к Темной Стороне Силы, не отнять. Но какое? Очнуться в каюте бедным беженцем из захолустного уже четыре тысячи лет Дромунд Кааса... И, судя по головидению - уже после взрыва Первой Звезды Смерти. Офигенно. Не говоря уже о том, что привыкнуть к чужой моторике тела - это вам не в тапки... понятно что делать. Я еще пооткручиваю все рога Ашмодаю. А пока - план прост. Забыть о том, кто я. И начать жить жизнью местного - будущего ситха. И действовать, и чувствовать - соответственно. Разделять уровни сознания - довольно просто для того, кто практковался долгие десятилетия в запретных искусствах ближневосточного колдовства.
  И начать с инфильтрации в местный мир. Точно узнать дату. Найти жилье. Устроиться на работу. Желательно - в государственные структуры. Легализовать свои способности. И немного их подтянуть. Потому что тело мидихлорианами явно не обделено, как и мой разум прекрасно знает разнообразные медитации. Да и колдовство своего мира под здешнее мерки я продумаю как использовать. Но вот остальное... Как всегда - учиться, учиться и еще раз учиться. А потом - убить учителя.
  Сощурившись на солнце, я вздохнул и залез в кредстик. Мда, очень уж негусто. Где там эта гостиница? Лучше пройдусь-ка я пешочком. Экономить лучше начинать сейчас, а то читал я о том, что творится на нижних уровнях Центра Империи. Оказаться там от безденежья не охота от слова совсем. Схватив за рукав местного таксиста, дежурящего у стоянка, я начал диалог.
  - Привет. Слушай, где тут дешевая гостиница, но приличная? Без шлюх, без хаттских прихвостней, без... понял, список? Ну, чтобы положить себя будущему жителю Центра Империи, пока он только прилетел и не хочет лишних приключений?
  Таксист хмыкнул.
  - Подвезу за пятьдесят кредитов.
  - Не-не-не, я дам тебе десятку на руки, а ты расскажи как идти пешочком. Времени у меня навалом, а денег не очень.
  Таксист на мгновение задумался и махнул рукой.
  - Вон туда. Видишь тот шпиль? Трехсотый ярус. "Синий Хатт".
  - Не вдохновляет название... - Задумчиво протянул я.
  - Не переживай. Название со старореспубликанских времен. Там байка какая-то своя была. Еще с дж... прихвостнями Сената той поры связана. Не помню ее, да и тебе неважно же, где кости кинуть. Часа за три доберешься.
  - Верно.
  И, из природной жадности, и одновременно желания проверить свои потенциальные возможности в первый раз, словил его взгляд, поднимая щупы своей ауры. Стоп, тут по-другому... Пусть думает подсознание как... Удержав его взгляд, фокусирую весь свой негатив и злобу, которой у меня всегда хватает. "Ты не видел меня никогда".
  - Я... не видел тебя... никогда... - Задумчиво произносит человек, запинаясь.
  А я, чувствуя как начала трещать голова от непривычной и столь явной магии, быстро-быстро прячусь, ныряя в толпу спускающихся по эскалатору на ярус ниже. Пока он не пришел в себя и не дай Тьма - увидит и вспомнит. Вот вопросов-то начнется.
  Но, главное, принцип понятен. И да - больше, больше злобы. Потому как когда я потянулся к нему - я буквально кожей ощутил электричество, окутывающее меня, потрескивающее, выжидающее. Воющее требованием ярости, чтобы выплеснуться вовне. Ясно. Что же, это меня устраивает. Буду еще злее, это просто. Главное что у меня есть, чтобы держать все под контролем - это воля и разум, заточенный медитациями. Поэтому всех подряд убивать не буду... пока. А ненавидеть все вокруг это очень легко, особенно в моей ситуации.
  
  ***
  
  Добравшись до гостиницы, я уже ощущал гудение в уставших ногах. Неприятно, не привык я к таким долгим прогулкам. Но это как раз повод проверить еще одну возможность Темной Стороны. Привалившись к стене под мигающей вывеской 'Синий Хатт', в паре шагов от входа, я закрыл глаза и обратил взор вовнутрь себя. Темный экран на котором вспыхивают яркие вспышки... Как же я ненавижу быть каким-то беженцем. У меня даже нет сил...
  Сработало. Яркая, ледяная волна проникла в мой разум. Как будто вой, сотканный из тысячи шепчущих голосов. Я ненавижу быть слабым человеком! Верно? О, да. Поток ледяной жижи, как это воспринимается, потек по лицу, рукам, ногам, отзываясь приливом энергии. Боль в ногах отступила, меняясь на лихорадочное желание активности. И стремление доказать...
  Стоп. Хватит с меня пока что. Открыв глаза, я несколько раз быстро сморгнул, унимая головокружение и не обращая внимание на то, как странно начала деформироваться моя аура. Без разницы.
  Вздохнув, отлипаю от стены, входя под вывеску. Небольшой зал, стойка администратора. Таких гостиниц я видел достаточно и в своей жизни там. Быстро, не в силах сдержать прилившую ко мне энергию, подхожу к рослому, слегка лысоватому человеку.
  - Добрый день. Мне нужен номер на, возможно, длительный срок. Удобств по минимуму, единственное что хотел бы иметь выход в голосеть.
  - Добрый-добрый. - Поднимает на меня взгляд он. - Пятьдесят кредитов в день.
  Кажется, глаза у меня начинают лезть на лоб. Нифига себе - и это бюджетный вариант? Хотя... вероятно это заход на торг? Вполне возможно, что он сам и владелец.
  - Нет, вы неправильно меня поняли. Я прилетел на Корускант устраиваться на государственную службу по протекции родственника. Но процесс это длительный. И я у вас готов именно что жить, пока дело пойдет... Довольно долгое время. Например, нет ли у вас скидок, если я оплачу сразу за месяц?
  Человек задумался, вполне так оценивающе разглядывая меня. Неприятно - обычно это я так разглядываю иных... Подскочивший к горлу ком призвал ко мне новую ледяную волну, которую я быстро остановил, выплеснув вовне щупом, скользнувшим по слабым ментальным щитам человека. Так и есть, он владелец и решает как скоро можно будет выкинуть из номера задолжавшего постояльца. Много он таких видел. Как я, в смысле.
  Сжимаю ладонь в кулак, царапая до крови кожу, чтобы остановить столь непривычный и мощный поток информации. Да, надо запомнить - в этом мире нет колдовства, только Сила. И она откликается очень даже по-своему. Мощно, требовательно, даже жестоко...
  - Возможно сделать скидку, если по предоплате. - Процедил, наконец, владелец гостиницы, не заметив моих скрытых внутренних метаний.
  - Сколько? - Тут же спрашиваю я, навалившись на стойку локтями. Старый трюк переговоров - займи внутреннее пространство оппонента.
  После еще нескольких минут торга я перевел почти всю имеющуюся у меня наличность на счет гостиницы. И остается у меня триста кредитов. Офигенно много, ничего не скажешь. Зато месяц есть где жить и даже с голосетью...
  - Кстати, насчет голосети. Она официальная. - Заметил человек.
  Непонимающе было смотрю на него, прежде чем до меня доходит. Намек на цензуру. Не буду ли я в поиске повстанческие и прочие неприятные вещи забивать.
  - Конечно. - Расплываюсь я в улыбке. - Даже в нашем захолустье все пользовались такой. Кому ж этот дурацкий мусорный код нужен? Только отбросам общества.
  Получив карту-ключ из рук окончательно успокоившегося владельца, отправляюсь в свое временное жилище, размышляя о ценах на еду и поездки... И приходя к неутешительному выводу - ближайшие сутки надо посвятить медитациям, чтобы потом не платить. А лучше - получать деньги самому. И, наконец-то, проработать план действий.
  
  ***
  
  Утро было хмурым. Ну, честно скажем, не утро - а, видимо, полдень. Медитации, призывы Тьмы и проверки ее мощи, собирающейся вокруг - были не так просты. И привели к неприятному результату где-то заполночь. Когда меня внезапно повело и я упал на колени, обливаясь потом, уткнувшись мокрым лбом в стену, жадно хватая воздух. Диссонанс между разумом и телом? Психошок от сложности для никогда не занимавшегося ма... тьфу, владением Силой тела - получать столько за раз? Сдерживаемое желание убивать и крушить, которое нашептывает Тьма? Не знаю.
  Резко захотелось курить. Кое-как поднявшись на ноги я тогда смог добраться до терминала голосети и проверить все запросы. Увы, во всей огромной, гигантской галактике не нашлось табака. Никакого аналога. Кроме... 'палочек смерти'. Да, хаттова наркота. Судя по легальным ресурсам - запрещена по всем мира Империи, славься Император, заботящийся о здоровье своих поданных. Ура, КОСНОПу, строго следящему за исполнением директив Императора!
  Черт. Но я знаю, что достать ее можно. Понятно, что наркоманом быть не охота. Но если купить, скажем, одну палочку на несколько ярусов ниже у торгашей - найти бы их, которые самого не уроют и не сдадут - и потом раскрошить и смешать с обычным безвредным растением, завернув потом в несколько, например, пяток гильз - я так понимаю эффект будет похож на табачный. Этим я решил заняться с утра, даже вперед поисков легализации на службе.
  И, сползая с койки, испытывая тоску и головную боль, понял, что этим и займусь сегодня. Уравновешивать все темные позывы, психошок и отторжение тела от собственного разума надо куревом. В конце концов, мне так привычно. Я и в прошлой жизни никогда не мог медитировать или думать над пакетами акций без пачки-другой табака...
  Кстати, ситхи-наркоманы... Хм. Любопытно. Но об этом подумаю после. А вот перед выходом на свет стоит задуматься о том, что построить карьеру таки возможно. Дромунд-Каас. Древняя Империя Ситхов. Столица. Сейчас там сидят упадочные Пророки. Можно таки пойти в КОСНОП и намекать именно на происхождение. В конце концов, там много потомков чего угодно быть может, как и достаточное число древних храмов и артефактов. Главное, не перегнуть палку, чтобы тебя заметили и предложили что-нибудь, но не стали допрашивать и вести наверх, слишком уж приняв всерьез потенциальные способности. Встречаться с Инквизиториумом дорогого Императора совсем не хочется.
  
  ***
  
  Интересоваться у владельца гостиницы где тут можно найти торговцев 'палочками смерти' по понятным причинам я не стал. Решил довериться столь распиаренному 'чутью Силы'. Тем более, наркоторговцы - это вполне себе что-то, к чему притянет носителя Темной Стороны, не так ли?
  Поэтому я просто спускался ярус за ярусом ниже по 'своему' шпилю экуменополиса. Постепенно мне на глаза стали попадаться алиены и люди не слишком приличной наружности, не похожие на местных 'белых воротничков'. Значит, пора искать.
  Глубоко вдохнув воздух в легкие, я представил как будто вдыхаю ледяной холод Тьмы, уже более привычно ощутив покалывание электричества по телу... Развернувшись на каблуках, я почуял желание подойти к тем двоим, у стенки, рядом с баком отходов, мимо которых, не замечая, торопились остальные существа Имперского Центра.
  Человек и твилек. Стоят, что-то тихо обсуждают, изредка коротко мажа взглядами по окружающим.
  - Здорово, пацаны. - Подхожу к ним поближе, не скрывая трясущиеся руки.
  Они подумают, что ломка. Откуда им знать, что это все еще психошок от непривычного к восприятию Силы в таком объеме тела?
  Они молча выпрямляются, сверля меня взглядами.
  - Закурить не найдется? - Выдаю я самую банальную фразу своего мира.
  - Слышь, человек, а что тебе... - Начал было твилек.
  Его "коллега" положил ладонь ему на леку.
  - Стой, братан. - И ко мне. - А ты чего так подкатываешь?
  - Да прилетел я сюда, по протекции в дело к брату устраиваться. А он правильный, косноповец, понимаешь, не спросишь. Палочку перетянуть охота, да у кого тут спросишь? - Импровизирую я, призывая воющие голоса Тьмы ближе к себе. На случай непредвиденных обстоятельств.
  - Перетянуть все хотят. Откуда сам?
  - Дромунд Каас.
  - Это вообще где? А, неважно. Пятьсот кредов и поделимся, страдалец.
  Тьма, собравшаяся вокруг меня подсказывает - у них есть палочки смерти. Мой взгляд просто притягивается к сумочке, перекинутой через плечо твилека. Только вот цена... Кстати, о цене. Хороший бизнес - разбавлять палочки и легализовать их через КОСНОП. Ага, разошелся. Устройся туда. И получи их сначала. Беженец с тремя сотнями кредитов.
  Желание покурить скручивает мой желудок в узел. Тьма откликается уже привычно, наполняя мои пальцы и голос Силой. Главное - не утонуть в этой темной воде с головой...
  - Вы хотите отдать мне их просто так. - Вырывается из моего рта, прежде чем я успеваю придумать заход на торг.
  Как будто мои слова резонируют со всем вокруг, смещая точку восприятия на меня самого. Галактика - вертится вокруг меня. Вот что чувствовал Дуку перед...
  - Мы отдадим тебе палочки просто так... - Цедит человек.
  А вот твилек - смаргивает, тряхнув леку. И резко взмахивает рукой.
  - Ах ты ж ситхово отродье! Марк, это 'ищейка', он пудрит мозг.
  Человек качает головой, приходя в себя, а я пытаюсь справиться с волной Тьмы, прежде чем смогу что-либо соображать.
  Твилек выхватывает с пояса маленький бластер, наставляя на меня. О, нет, демоны точно не дадут мне еще одного шанса...
  Падаю навзничь, больно ударившись локтями о плексоглас покрытия. Заряд проходит над головой.
  Человек, наконец, приходит в себя и начинает вопить:
  - Ты умом двинулся, хаттово отродье, валить крысу наверху?!
  Вновь призываю к себе Силу, позволяя боли пройти через меня. Боль - это эмоция. Эмоция - это страсть. Страсть - это путь к силе...
  Электричество пронизывает меня, заставляя подпрыгнуть и выбить бластер из руки твилека, тут же схватив его. Один выстрел - и твилек, пошатнувшись, оседает на землю, схватившись за грудь. Контрольный в голову...
  - Стоять. На колени. - Обращаюсь к барыге-человеку. - Выворачивай сумку.
  Меня бьет крупная дрожь. Интуитивное использование Силы было опять очень непростым, вызывая приступы головокружения и тошноты. Но я уже стою на ногах, не падая - как ночью в номере.
  За спиной раздаются крики и слышится завывание сирены.
  Барыга покорно встает на колени, отбросив полог с сумки. Там... несколько десяток длинных сигарет... В смысле - 'палочек смерти'.
  - Голову к земле, урод. Долго тебе сидеть.
  Снимаю с него сумку, быстро выхватив парочку, сунув в карман.
  - Ох, сколько доказательств...
  - Стоять! Руки за голову!- Раздается крик из-за спины.
  Вот и социализация. Или служба, или Кессель... Темная Сторона - я уже сейчас понимаю это - имеет своеобразное чувство юмора. Надо ее лучше понимать и контролировать. В конце концов, демоны моего мира тоже не подарок... И становится многое понятно об этом мире... А именно - понимая, что такое действовать по ВЕЛЕНИЮ СИЛЫ, над которым я так долго смеялся, когда читал книжки об этой вселенной.
  Выпускаю из пальцев бластер покойного твилека, поднимая руки, и сцепляя их замком за головой, медленно оборачиваясь.
  - Полиция? Наконец-то! - Улыбаюсь я кретиническим оскалом радостного дурачка.
  А палочки-то я зря в карман убрал, жадный наркоша...
  
  ***
  
  СИБовец Марек Канд - да у него были мандалорские корни, где-то очень глубоко в фамильном древе, которое его мало интересовало, - устало разглядывал клиента, сидящего в комнате для допросов отделения корускантской полиции. Честно говоря, он до сих пор не понимал, ради чего его вызвали 'понаблюдать, возможно дело государственной безопасности'. Типичная история. Он уже полчаса наблюдал за допросом полицейским этого... Мариила Ортоса. Патриотично настроенный человек-мужчина, который уже в который раз рассказывает о долге каждого косноповца и сочувствующего, задержал двух мелких барыг. Точнее - одного барыгу задержал, второго пристрелил. Бывают такие фанаты пропаганды, это правильно и полезно. В чем проблема? Превышение самообороны? Нет тут его. И копам тоже очевидно. Выписать парню премию в сотню кредов, строго предупредить, чтобы не занимался самоуправством - и всех дел. Тут же не его этот... Дромунд Каас.
  Секунду. Дромунд Каас? Это название Мареку знакомо. Из закрытых отчетов. Из-за этого? Но нет, откуда копам знать что это за планетка. Даже он мало что знает, это ведение Инквизиториума, информация о 'высший доступ, не препятствовать так называемым Пророкам в их деятельности на территории Имперского Центра'. Да и не похож он на члена древней секты...
  Хотя это уже любопытно. Первый день на новой планете - и сразу такая история. Тааак, что могло заинтересовать копов? Допрос пошел по новому кругу и Марек прислушался.
  Коп пошел с другой стороны, обращаясь к сидящему на стуле Мариилу.
  - Хорошо, вы увидели противоправную группу из человека и алиена и решили вмешаться. Объяснениям вашим, я допустим, поверю. Но как вы объясните то, что задержанный наркоторговец упорно считает вас, цитирую 'ситховым отродьем, запудрившим мне мозг, только Хафар смог эту фишку просечь, бедолага?'. Подозреваемый считает, что вы неким образом воздействовали на его мозг. Вы владеете навыками гипноза?
  Марек хмыкнул, чуть не засмеявшись. Да уж, даже корускантские копы - и те во всякую ерунду типа гипноза верят. Или он заговор тут какой-то ищет, зачем же Канд тут нужен, банальная история... Еще б во владении Великой Силой обвинили... Стоп. Сила? Дромунд Каас? А вот это уже интересно.
  Картина произошедшего довольно ясна и проста. Но вот Мариил Ортос крепко влип. Теперь он интересен ему, Мареку. Надо с ним пообщаться лично. Надо проверить подозрения. Из того, что он знал - ему доходили отчеты о том, что на древних планетах, особо интересующих начальство, даже среди обычных людей, таких как этот парень, случаются разные наследственные... вещи. И человек может ничего не знать, но в критический момент он касается того, что официально не существует уже двадцать лет. И если дело в этом, да еще он и действительно патриот... Хм. Можно получить премию за нахождение 'потенциально опасного объекта', пристроив этот 'объект' ко всеобщему удовольствию в тот же КОСНОП. Его там научат в спецотделах как свои небольшие... способности (если они у него действительно найдутся) использовать для пущего воздействия на мозги слушателей на всяких митингах во славу Империи. Можно сказать, что ему повезет. Потому что если все так, как он предполагает - увидь его агенты Инквизиториума - недолго мужику жить осталось бы.
  Марек поднялся на ноги, тронув дисплей на столе. Коп в комнате допросов оглянулся. СИБовец же уже вошел в помещение, кивнув человеку.
  - Выйдите, пожалуйста. - Бросил он полицейскому.
  Тот молча развернулся и ушел. С СИБом не спорят. Да и сами пригласили, отвлекая его от отчетов о контрабанде 'Черным Солнцем' палочек смерти в Имперский Центр за последнюю декаду.
  - Марек Канд, Служба Имперской Безопасности. - Представился он, садясь на стул напротив человека.
  - Мариил Ортос, вы знаете уже... - Немного устало произнес тот.
  - Да. Не переживайте, по делу я уже вынес суждение, к которому, думаю, полиция и сама склоняется. Вы не превышали мер самообороны. Выживший наркоторговец познакомится с Кесселем, так что мести можете не бояться. Меня, как сотрудника СИБ, интересует другое.
  - Весь внимание... - Подал голос Мариил, разбивая театральную паузу СИБовца.
  - Скажите честно, врет ли подозреваемый, когда говорит, что вы пытались его... загипнотизировать? - Марек устремил взгляд на человека, отмечая всю его невербалику, которая может сказать о многом знающему жесты оперативнику.
  Ортос откинулся на своем неудобном - как и положено в комнате допросов - стуле, сплетя пальцы.
  - Знаете... Я не знаю. Мне сложно сказать. - Он поднял взгляд на него. - Понимаете, у нас на планете разное говорят. О колдовстве, алхимии, еще каких-то вещах типа древних руин и тех таинственных людях, что в них что-то делают. Но я об этом никогда не думал, честно говоря. Все это такая ерунда...
  Человек сделал паузу и Марек поторопил его, понукая словами, уже составив свое представление о картине произошедшего.
  - Однако что-то такое есть? Вы лично, Мариил Ортос, сталкивались с таким... самолично? Тот повел плечами, дернув веком. Волнение? Вероятно.
  - Сложно сказать. У нас в семьях, и моей - разное бывает. Случайности всякие, вокруг которых начинают целые религии выстраивать. - Марек отметил редкое слово, специфическое - парень-то образованные, мало кто в Галактике знает слово 'религия'. - Но я всегда хотел быть в КОСНОПе, за этим в Имперский Центр и прилетел. Без всяких предрассудков. А что гипноз... Ну, у нас без этого сложно. Помню как-то на меня вэлкот напал - долго ему в глаза смотрел - и он ушел. А мог бы и разорвать. В моменты опасности разное может случиться, особенно на нашей планете, где их много. Какие-то скрытые резервы организма, наверное... Не знаю. И тут, да. Я им сказал отстать, сдаться полиции. Ну на эмоциях, потому что они противозаконные дела творят. И действительно - вот этот, который из них человек, да, захотел сдаться, в отличие от алиена. Но кто знает - может это в нем мораль, законопослушность осталась?
  Мариил закончил свой монолог, постукивая пальцами по столешнице, явно смятенный сейчас сам. А Марек уже подтвердил составленное мнение, разглядывая лицо человека. Небольшие способности к этой самой Силе. Жертва для Инквизиториума. Ценный агент, если бы была подготовка, для Убиктората или закрытых отделов СИБа, но, увы, он слишком стар и абсолютно нетренирован. Для КОСНОПа - отличная находка прямо сейчас. Он туда хотел? Значит, туда и отправится, скорее всего, когда он составит свой отчет.
  - Ясно. Спасибо за честный разговор. - Улыбнулся СИБовец. - Вы, кажется, хотели пойти записаться в КОСНОП кем-нибудь? Вот и отдохните пока сегодня. Вы же остановились в гостинице 'Синий Хатт'? Отдохните, приходите в себя после столкновения с криминалом... И завтра отправляйтесь в отделение КОСНОПа. Вы не подозреваемый, дело будет закрыто. Так что не переживайте. Всего хорошего, возможно мы с вами еще увидимся. Вот мой номер в голосети, если будет необходимо в интересах следствия - я с вами свяжусь.
  Марек кинул на стол свою визитку и встал. Вспомнив кое-что, он усмехнулся:
  - И не балуйся с этими палочками сам, мой маленький совет лично. Иначе мы станем знакомыми по моим профессиональным обязанностям. А это не лучшая сторона моего характера.
  
  ***
  
  Сидя в номере, откинувшись на плоскую и жесткую подушку, я медленно потягивал собранную сигарету, доставшуюся сложной ценой. Да, пришлось еще сходить в ближайший магазин и купить 'растительной' пасты - а вы думаете, настоящие растения на Корусканте - это привилегия богачей, да. Еще немного бумаги в 'отделе искусств'. И муторно пересыпать из двух с трудом спрятанных от обыска палочек смерти в 'растительную' пасту смесь, затем смешивать и забивать в самокрутки. Получилось шесть самопальных сигарет. И изрядно похудевший было счет на кредстике. Но, к счастью, утренний поход в отделение КОСНОПа был успешным и меня таки записали стажером в управление пропаганды. Так что сейчас на кредстик уже упал аванс в тысячу кредов и можно не особо переживать о деньгах, если продолжить экономить. Да уж, видимо, СИБовец составил на меня подробный отчет и таки рекомендовал трудоустроиться туда. Можно гордиться - второй день пребывания на планете и в этом мире - и уже отчет на тебя пишет местная 'гэбня'. Впрочем, если за меня замолвили словечко, чтобы устроить на нужную работу патриотичного дурачка с куцыми способностями в Силе - это как раз тот самый подарок от верно выдержанного Веления Силы. Пан или пропал.
  Самокрутка жутко горчила и вообще вызывала легкие рвотные позывы. Кроме того, в голове образовывался легкий шум и слегка сложно было не держать концентрацию, нет - сосредотачиваться на эмоциях. Что и было мне нужно. Чем больше Тьмы вокруг - тем сильнее эмоции. Тем больше шанс начать действовать по велению Силы... А, точнее, Темной Стороны. С тем еще чувством юмора, да. А так - пускай молнию, да покуривай, не сходя с ума от требовательного ментального воя 'убей-сокруши-подчини'. Таким образом становится понятна логика ситхов - и Палпатина в частности. Темная Сторона всегда ставит в крайние ситуации из серии 'пан или пропал'. И только концентрация, интеллект, самоконтроль - могут позволить обернуть ситуацию к своей выгоде, а не брутальной смерти.
  Вот как с тем же Шестым Эпизодом, который я смутно помню - и события которого здесь только предстоят - даже искушенный Император, играя по старому сценарию - не выдержал обмана Тьмы, крайней ситуации - и улетел в шахту, не удержав контроль. Поэтому ситхи так часто побеждают, а потом и проигрывают... В том числе. Наверное. Надо будет еще собрать информацию, подумать.
  Кстати, в молнии-то я и потренируюсь сейчас. Психошок, конечно, может снова отыграть. Но самокрутка мне должна помочь. Хм, приступим?
  Привычно сняв ментальные шлюзы, которые я держу на себе всю свою сознательную жизнь в разной мере - таки же да, я очень злобный и агрессивный человек. Но в моем... бизнесе - надо быть расчетливым и держать все под контролем. Вот как вчера на допросе - сыграть убедительно, подстроиться под невербалику СИБовца, да так чтобы он не заметил, но почувствовал и поверил - не просто, ой как не просто. Не хотел бы я сним еще раз сталкиваться.
  Испытав, наконец, истинную, запрятанную в себе злобу на эту чертову ситуацию, этого проклятого сибовца и весь остальной мир разом, не вынимая сигареты из рта, сконцентрировался, призывая к себе Тьму. Она буквально прыгнула мне в руку, откуда я не стал ее отпускать. Ты должна убивать, ты хочешь убивать, правда, Тьма? Ты советуешь это мне? Так вперед, лети!
  Треск электричества. Удар боли в ладонь - как будто ее опалило кипятком или кислотой. Чертыхаясь, еле удерживая на краю губы столь дорого доставшуюся мне сигарету, упав задницей обратно на койку и сжав пылающую ладонь другой рукой.
  По стене медленно расползалось пятно ожога. По моей пылающей ладони - пузырились волны ожогов и водянистых мозолей. Блин, первое прикосновение к истинно-злой ма... навыку Темной Стороны очень непрост. Еще раз выругавшись, медленно бычкую самокрутку, подойдя к рукомойнику у стены. Мда, удобств же по минимуму. И долго, с упоением держу пальцы под ледяной водой (горячая не входит в стоимость оплаты, да-да).
  Не зря в книгах про Джейсена писалось об этом. А я пропустил мимо глаз это тогда. Впрочем, откуда мне было знать? Когда будущий Каэдус впервые пустил ситскую молнию - у него там вообще рука вся в дырках оказалась. Еще бы, одно из самых темных заклятий. Или как это тут называется.
  Но плюс есть - первый пошел. То, что доступно только Ситхам - теперь доступно и мне. Приятный результат болезненного эксперимента. И надо не поскупиться, и заклеить руку 'бактовым' пластырем из ближайшего магазина. Бакты в нем - как мяса в 'докторской' моего мира. Но пластырь есть пластырь, не ходить же с болезненными ожогами наружу...
  Тем более завтра утром первое занятие в отделе пропаганды для 'имеющих чутье на манипуляцию толпой'. Это, видимо, подразумевается про тех кастрированных, у кого в теле немного мидихлориан есть и слегка мозги в голове. Куда меня и записали к моему удовольствию...
  Остудив руку, я вернулся к самокрутке, морщась от тупого, тянущего ощущения в ладони...
  
  ***
   Погрузившись в свои мысли я, время от времени, ловя краем уха лекцию затянутого в черное человека, от которого исходило слабо ощутимое, резонирующее с моей аурой восприятие Темной Стороны, чиркал что-то в планшете. Все что говорил этот 'специалист по манипуляции толпой' было для меня банально и знакомо.
  - Обязательно вычлените в толпе слушателей потенциальных несогласных, которые могут задавать каверзные вопросы и настраивать массу против ваших слов. Превентивно войдите с ними в контакт, ошеломляя их вопросами и тезисами, обращенными непосредственно к ним. Вовлекайте в свой круг общения, заставляя быть оппонентами на ваших условиях...
  Подавив зевок, я сделал очередную пометку в планшете, продолжая размышлять о Тьме, отвлекаясь только на зудящую боль в ладони. Видимо, каждый раз, когда применяешь столь мощное, ситское заклятие - необходимо не просто испытывать темные эмоции, нет. Надо полностью ей отдаваться, делая тело ее проводником. И только отстраненным разумом наблюдая за процессом и контролируя его. Тьма же сама спасет тебя от собственных негативных последствий, окутывая тебя и тебя изнутри - собой. Оттуда и желтые глаза, и дряблая кожа у ситхов при применении своих способностей. Которые после использования можно подавить силой воли, очистив тело от спасительного окутывающего контроля Тьмы, оберегающей во время действия слабую плоть...
  Черт, я уже несколько минут ничего не писал и преподаватель развернулся ко мне, прервавшись.
  - Вам неинтересно, стажер? - Легкая, завуалированная угроза в ровных интонациях.
  - Почему же, очень интересно. Я внимательно слушаю. - Киваю я, утыкаясь взглядом в планшет.
  Показать слабость, смириться - опустить взгляд. Обычно успокаивает того, кто думает, что обладает временной властью над рядом окружающим. Ну еще немного меня поизводит придирками и всё. Тем более что только от него одного я здесь ощущаю темную, входящую в некую агрессивную связь с моей, ауру. В начале этой лекции я внимательно разглядывал остальных пришедших - нет, чуть-чуть отличающуюся от аур обычных прохожих я заметил только у одного парня. Как будто слегка более насыщенное поле вокруг него. Остальные - видимо, только мозги или протекции. Сила - редкость даже на Корусканте... Так что никаких сомнений - надо играть смиренного слушателя, чтобы не было излишнего давления.
  Корвик Дашад, как звали ведущего, не торопясь подошел ко мне:
  - Наверное, вы испытываете дискомфорт от того что не слушали меня. Не сможете повторить то, что я говорил пару минут назад? Опускаете глаза?
  Непроизвольно едва-едва сжимаю ладонь от раздражения. Конечно, могу. Только вступать в конфликт не стоит. Промолчать или вежливо и заискивающе ответить? Пока я оцениваю вероятности, не замечаю как взгляд Корвика падает на мою ладонь, которой я так невовремя пошевелил.
  - Что это у вас? - Резко переводит он тему, пользуясь стандартными приемами давления на психику в споре. - Ничего заразного? Или драка?
  Хоть бы уже отвязался...
  - Ожог, спасибо за беспокойство. - Поднимая взгляд, творю на лице 'искреннюю' лицемерную улыбку.
  - Может быть ожог так болит, что отвлекает вас от лекции? - Продолжает Дашад, хотя я и вижу - это уже завершение 'морального урока', и еще пара фраза и он отвяжется от меня, выкинув из головы в принципе.
  Что делать - человек постоянно оттачивает свое 'ораторское мастерство' как он его понимает на своем примитивном уровне, ну и самоутверждается. А мне нужна его рекомендация...
  - Нет, не отвлекает. Я могу повторить сказанное вами...
  Увы, я не успел закончить фразу, чуть не подавившись. Резкое, ощущаемое как порыв ледяного ветра, колебание Силы от темноватой ауры Корвика. Он берет мою заклеенную пластырем ладонь в свою, резко сжимая.
  В глазах на мгновение темнеет - кажется, под 'бактовым' пластырем лопнули все водянистые мозоли-пузыри. Как будто шершавый язык, покрытый кислотой прошелся по руке. Но я даже не моргаю, понимая что он делает. Своими слабыми и действительно куцыми возможностями он, с помощью прикосновения пробует читать мою ауру... На предмет... изменений... Откуда у этого Дашада могло возникнуть такое идиотски-смелое предположение? Только потому что он сам клинический идиот!
  Сдерживая порыв вырвать руку, смотрю ему в глаза, мешая чужой концентрации:
  - Что вы делаете, уважаемый Корвик?
  - О, это одна из возможностей КОСНОПа, которую тебе только предстоит узнать. - Он как-то странно завершил предложение, оставив его 'повисшим в воздухе'. Намек.
  - Это как-то связано с пропагандой? - Задаю я идиотский вопрос, понимая что иначе эта сцена приведет к негативным последствиям и слишком рьяного преподавателя с синдромом вахтера - и, главное, меня.
  В личное дело все пойдет. И это тоже. Больше чем уверен, что кто-то из случайных согруппников - крыса на окладе.
  - Нет, с методом оценивания вероятных травм. В конце концов, каждому агитатору надо знать, что во время проведения общественных мероприятий велика вероятность получения повреждений кем-либо из слушателей 'ближней части', за которой наблюдает толпа, в результате провокаций или случайностей...
  Он отпустил мою кисть, начав явно импровизировать, а я уткнулся вновь в планшет. Упустив лишь одну маленькую деталь - Корвик тоже что-то чиркнул в своем, отходя от меня.
  
  ***
  
  Я едва не рассмеялся, услышав фразу Дашада после завершения лекции:
  - Вас, Мариил Ортос, я попрошу задержаться после лекции.
  Во-первых, моих ассоциаций никто бы не понял, во-вторых, это звучало бы вызовом. Поэтому сохраняя на лице постную мину, я погасил экран голопланшета, оставшись сидеть на месте, на мгновение прикрыв глаза, чтобы оценить ауру Корвика. Нет, каких-либо агрессивных завихрений я не чувствую. А тянуть к нему ментальные щупы не буду - еще заметит вдруг.
  Когда остальные слушатели покинули зал, Дашад подошел ко мне, меряя взглядом сверху вниз. Пусть - ложная уверенность в себе с его стороны играет мне на руку.
  - Скажи, Мариил. Откуда у тебя этот ожог?
  - Схватился рукой за плитку. Случайно. Голова закружилась. - Просто ответил я, подняв на него взгляд.
  - Уверен? - Вкрадчиво поинтересовался он.
  Мой разум начал работать очень быстро. Не так - очень-очень быстро. Это провокация беспочвенных подозрений - или? А ведь он делал некую пометку у себя. Голопланшеты - способ связи. Что писать лектору - он и так читает... А вот вызвать группу, чтобы проверить жилище студента пока идет лекция - возможно. Что он там может найти? Скорее всего, если он заподозрил меня во владении секретной ситской молнией - он мог послать преданных косноповцев проверить номер на наличие артефактов или каких-либо записей. Увы для него - ничего такого там нет. Значит, настаивать на своем и все отрицать? Стоп. Нет.
  Пятно от молнии над изголовьем койки. Его не перепутаешь со следом бластерного заряда. А затирать или заклеивать - я не додумался... Черт. Импровизируем.
  - Не уверен, что я могу ответить иначе. Это не лучшее, что можно придумать косноповцу - говорить что его мучают кошмары. - Чуть наклоняюсь вперед, разводя ладони вверх, чтобы создать неуверенно-доверительную позу.
  - Кошмары? - Корвик явно сбит с толку.
  Я сдерживаю торжествующую улыбку, понуро ухмыляясь, слегка качая головой.
  - Именно. Все же Дромунд-Каас, видимо, оставил след на моей психике. Но все под контролем. Я действительно записывал и помню целиком вашу лекцию. Все по делу - и все предельно четко и ясно, спасибо.
  Дашад берет секундную паузу, внезапно махнув рукой.
  - Встань, чего сидишь. Что за кошмары?
  Медленно поднимаюсь, садясь на край стола.
  - Да я их и сам не помню. Иногда, не часто снятся. Просыпаюсь мокрый от пота, вскакиваю чуть не до потолка, руками размахиваю, сердце стучит, все кругом как будто наэлектризованное. - Осознанно слегка выделяю последнее слово. - Может вэлкоты снятся или какие еще твари, которых в детстве видел, и которые несколько раз меня чуть не порвали.
  - Вот как... - Он кладет свой голопланшет на стол. - Честность за честность. Я тут заинтересовался кое-чем и к тебе наведались наши ребята. Посмотри, что это такое?
  Он касается кончиком ногтя экрана и там появляется фото изголовья моей койки - с расплывающимся черноватым пятном от молнии.
  - Не знаю. Проснулся - это уже было. И рука в ожоге. Не обратил внимания, честно говоря... - Медленно тяну я, делая вид, что размышляю об увиденном. - Может лунатизм какой и во сне на кухонный блок ходил. Я бегом побежал руку заклеивать и под водой остужать. Да и сердце так от кошмара колотилось... Не лучшее резюме для КОСНОПа о таком говорить.
  Я делаю очень-очень грустное лицо, опуская брови и морщась.
  - Вероятно. - Дашад смотрит мне в глаза с очевидным недоверием. - Возможно, завтра тебя вызовут поговорить кое с кем из начальства. После лекций, без отрыва от работы.
  - Надеюсь не со штатным психологом? - Понуро интересуюсь я.
  - Нет, это даже не здесь... не в КОСНОПе. После лекций съездим в одно место. Не переживай, все будет... нормально. - Выдавливает из себя улыбку, на грани ехидства, Корвик, и отступает от меня на шаг.
  - Свободен, отдыхай. До завтра повторишь материал лекции и будешь отвечать первым. Надеюсь, кошмары усвоению материала действительно не мешают. - Отпускает он короткую шпильку.
  Кивнув, я забираю свой учебный планшет и выхожу из лектория, кляня про себя все на свете за свою неосмотрительность в экспериментах с Темной Стороной...
  
  
  Глава 2. Тьма.
  
  В пятый - или уже двадцатый раз - повторяю придуманную легенду некоему Урэлу Ростофу, сидя на очень неудобном стуле в полутемном помещении - его кабинете. От него исходит явная волна Тьмы, резонирующая с моей аурой, дергающая невыраженным электричеством мое тело. Как и все здание, в которое меня привез Корвик Дашад после утренней лекции по 'мерам нейтрализации провокаторов в толпе'. Я понимаю, что это за место. Инквизиториум. Место, где лучше не оказываться.
  Едва сдерживаю подергивания века, отвечая на все жесткие и агрессивные вопросы Урэла - младшего наставника Инквизиториума Империи. 'И из-за повстанческих убеждений ты обманул СИБ?', 'Используя похищенные государственные секреты, внедрился в КОСНОП?', 'Хочешь воровать деньги Империи с помощью Силы?'. И прочие вопросы, которыми Ростоф пытался разбивать каждую мою фразу, повторяющуюся уже, в общей сложности, по сотому кругу объяснений. Прошел час - или два? Или полдня?
  Не знаю. Но я продолжаю выдерживать свою линию. Не знаю. Родом с Дромунд-Кааса. Что-то есть. Не задумывался. Странности были. Патриот. Хочу в КОСНОП. Никого не обманывал. Недоговаривал - потому что не придавал значения. Да и в мистику-то не верю. То есть в Силу. Пророков Темной Стороны - не знаю. Ну, были на нашей планете какие-то фрики, по древним руинам бродили. Держался подальше. Повстанцы - ненавижу. Слава Империи и ее великому Императору!
  Думая о том как отвечать, я упустил нагнетание, колебание Тьмы вокруг. Как будто само помещение - или вселенная, ведь для того кто впустил в себя Темную Сторону это одно и тоже - накренилась, подернувшись льдом. Впрочем, это простительно - я и так уже весь мокрый от липкого пота, стекающего ручейка по лбу, щекам и подбородку от сложной психологической игры - допроса моей персоны.
  - Проверим правду ли ты говоришь. - Протянул Урэл вскидывая ладонь.
  Шутки кончились. Это я понимаю слишком поздно.
  Удар вышибает из моих легких весь воздух, поднимая в воздух и обрушивая меня об стену вместе с колченогим креслом в котором я сидел.
  Тьма воет, бросаясь на меня. В меня. Тысячи голосов достигают пика, заглушая разум, подернутый шокирующим ударом и я на мгновение отдаюсь ей, позволяя наполнить мои руки электричеством. Ответный удар не заставляет себя ждать и с моих ладоней, разрывая их потоками боли, срываются молнии в ответ на внезапное и предательское нападение. У
  рэл, уже поднявшийся на ноги, не успевает отреагировать, приняв на свое лицо разряд. Дикий вопль оглашает темную залу и вот уже одним рывком он оказывается прямо надо мной, тяжело дыша, и выхватывая из-за пояса что-то маленькое, блестящее.
  - Предатель, ты знаешь Силу! Умри! - Рычит он, пока я пытаюсь перевести дыхание от удара и сдавливающей мое тело собственной Тьмы.
  По лицу Урэла стелется красный, пылающий рубец, извиваясь по щеке. След моего ответного удара. Я даже усмехаюсь, краем губ, пытаясь сползти со стула, под которым я оказался после падения.
  Тихое шипение и темноту зала, освещенного ранее лишь одной его настольной лампой, озаряет багровое свечение столба плазмы, вырвавшейся из его руки. Световой меч.
  Желание жить вспыхнуло внутри меня, как будто черной дырой, начавшей втягивать в себя Тьму. Обжигая внутренности, вымораживая льдом разум, разрывая психику на куски. Втянув в себя все, чувствуя как поплыло пространство вокруг и сама реальность стала выхолащиваться, доводя меня до грани обморока - психошок что ли, неважно - я с тем же, как и у Ростофа воплем выбрасываю руку вперед, видя как с нее устремляется толстая, скрежещущая, рвущая собственную плоть до обнажения костей, молния, бьющая в ладонь младшего наставника, сжимающую меч.
  Запах паленого, падаю на колени, так и не поднявшись толком, хватаясь руками за как будто дергающийся пол. Ко рту подступает из глубин глотки мерзкая горечь. Мутным взглядом вижу как Урэл вскрикивает, роняя меч, схватившись за руины собственной руки. С тихим стуком его клинок падает на пол, выключаясь.
  - Я требую справедливости! - Ору я, коверкая слова, выплевывая их, пытаясь не подавиться скопившейся комом в глотке рвотой. - Я хочу служить Империи!
  Двери распахиваются пока я еще кричу. В залу кабинета младшего наставника врываются штурмовики. Но не те, белые, вижу я. А в черной броне, с алыми визорами. По ним сразу видно - эти не промахиваются.
  - Приказы, сэр? - Стволы их тяжелых бластеров смотрят на меня, дрожащего на полу.
  - Он требует справедливости... - Издает каркающие звуки, стоя надо мной младший наставник. - Что ж. В карцер его. Живо. Уровень опасности - 'красный'.
  Поднимаю лицо на стоящего надо мной человека, ожидая.
  - А это тебе за мою руку, сука! - И его сапог врезается в мою челюсть.
  Резкая боль, треск кости. Тьма усмехаясь отступает и я падаю на пол, смутно ощущая как меня подхватывают за плечи штурмовики, потащив куда-то.
  - Будет тебе справедливость. Через неделю из... командировки вернется сам Тремейн. Он и решит твою судьбу. - Раздается вслед мою угасающему сознанию, подернутому кровавой пеленой боли, его жесткий голос.
  
  
  ***
  
  Сижу я в темнице сырой, как писал классик моего мира. Хотя, пожалуй, не так. Сырости тут не было. Наоборот, идеально сухой, кондиционированный воздух. Каменная клетка два на два. Спать удобнее всего в позе для медитации. И спать собственно только через медитацию и получается. Уж очень болит челюсть и руины двух выбитых зубов. Не знаю сколько времени я тут провел. Со мной никто не разговаривал, лишь время от времени - вопрос какого времени, когда желудок окончательно скручивался узлом от голода и, кажется, уже начинал переваривать сам себя, открывалось небольшое окошко и через него падал тюбик со съедобной пастой непонятного происхождения. Впрочем об этом думать не хотелось. Высасывая его, я бросал его себе под ноги. Таких скопилось уже пара десятков. В конце концов, никто не требовал их отдавать. Интересно, если про меня забудут - я окажусь погребен под количеством пустых коробочек и задохнусь? Единственное что тут было - только туалетный набор. Вполне приличный, кстати. Воды из рукомойника было достаточно чтобы напиться и умыться. И на еду я жаловаться не имел желания даже если было бы кому. И так мой распухший, порезанный язык постоянно натыкался на сколы зубов, царапая его еще более. Есть было сложно еще по одной причине - мои ладони. Левая рука, видимо из нее шло больше всего молний, действительно лишилась кожи и кусков мяса, обнажая кое-где кость. Я всерьез опасаюсь сепсиса. Потому что боль еще как-то можно терпеть, медитируя и призывая к себе Тьму, которая не может исцелять, но умеет давать способность не обращать внимания на плоть...
  Как бы много я отдал за свою самопальную сигарету и пару таблеток обезболивающего...
  Прерывая мои мысли, в которых я строю планы мести Ростофу - о, не просто мести. Жестокого, долгого убийства, с наматыванием его кишок вокруг его же шеи и повешении на них... Открывается дверь.
  Вскидывая голову, подслеповато щурюсь на хлынувший белизной свет из коридора. Освещение-то тоже было аховым, одна маленькая полоска лампы едва-едва разгоняла тьму...
  - Выходи. Руки за голову. - Черный штурмовик. Их двое - и стволы бластеров обоих на взводе, целятся мне прямо в лицо.
  Подавив тяжелый вздох, я записал и их в свой список смертников. О, я еще заставлю их подавиться собственным оружием. Запихаю им его в глотки и спущу курки. Силой, конечно же.
  Кое-как поднявшись на ноги, медленно завожу руки за затылок, но им надоедает ждать и один из черных хватает меня за плечи, выпихивая из карцера.
  Вспышка боли в обожженных руках едва не лишает меня сознания. Начинаю было оседать, но понимаю что тогда они потащат меня волоком и боль заставит меня уже просто агонизировать и биться в гальваническом припадке. Нет. Призываю Тьму, хватаясь за нее как за спасательный круг.
  Боль - это шаг к Темной Стороне, да...
  Вселенная вновь, как ни смешно в такой ситуации, закрутилась вокруг меня, делая меня и только меня центром мироздания. Возникает тут же подавленное желание использовать Силу, чтобы раздавить их респираторы. Не получится, скорее всего, да и что это мне даст, кроме того, что другие застрелят при попытке к бегству...
  Уже твердо стоя на ногах иду вперед, понукаемый сзади стволами бластеров, которые довольно ощутимо тычутся мне, стоит только замедлить шаг, мне в спину. Но это уже неважно. Я и без того погружен в объятия боли... Хотя нет, Джейсену в 'настоящих', наверняка, было тяжелее.
  Коридоры, наконец-то, заканчиваются. Вот и пришли, видимо. Передо мной высокие, резные двери.
  - Заходи. Без глупостей. - Раздается искаженный вокабулятором голос 'черного'.
  'Ты покойник' - думаю я, продолжая отдаваться Тьме, чтобы крепко стоять на ногах. Главное - не сказать этого вслух...
  Двери распахиваются, я делаю шаг. Створки тут же захлопываются у меня за спиной, обдавая обнаженную спину легким ветерком. Да, романтично. Особенно с учетом того, что на мне только штаны. Всего остального меня лишили, видимо, когда заключали бессознательным телом в карцер. Оглядываю помещение - это кабинет. Конечно же, полумрак. Но мне это нравится. Свет после недельного заключения режет глаза. Не могу не испытать чувство щемящей зависти. Все обставлено со вкусом.
  Тяжелая, явно антикварная мебель. Большой внушительный стол, заваленный планшетами и с установленным большим голокомпом. Картины на стенах. Прибежище мецената или ценителя... Дарта Тремейна. Главы Инквизиториума. Это я помню - к кому меня посылал тогда на 'суд' Урэл.
  Да и давление Темной Стороны здесь настолько ощутимо, что, кажется, я купаюсь в одновременно пьянящей и леденящей ванне. Даже осознанно притягивать ее к себе не надо - она сама вливается в меня, давая возможность стоять на ногах и осмысленно разглядывать окружающее.
  - Насмотрелся? - Раздается тихий вкрадчивый голос.
  Я вздрагиваю, увидев, наконец, хозяина кабинете.
  - У меня мало времени. Я одно из самых занятых существ в Галактике - а ты тратишь его на рассматривание картин? - Голос наполняется угрозой.
  Высокий человек в черной мантии и с затянутыми в черные перчатки руки выходит из-за стола. Половина его лица скрыта уродливой маской, жуткой пародией на гладкую и утонченную, по сравнению с ним, личину Вейдера, как я ее помню по фильмам.
  Красный, светящийся кибернетический глаз на тяжелой литой пластине-полумаске диссонирует с аристократической естественной второй половиной лица, притягивая к себе взгляд. Вспомнив, что он ненавидит когда его разглядывают - резко опускаю взгляд в пол черного мрамора.
  - Приношу свои извинения за прошедшее и будущее насилие, но таких как ты много, а я - один, и как я уже говорил - очень занятой человек. - Мягко произносит он и я, понимая что будет дальше, успеваю сжаться, впуская в себя Тьму для обезболивания.
  Удар молнии вгрызается в мою грудь, заставляя сердце лихорадочно биться и зашипеть от нового ожога. Но эта молния не так проста - держа меня своими жесткими, рвущими тело объятиями, она поднимает меня над полом и бьет спиной в стену, вышибая дух. Пытаюсь лихорадочно вдохнуть, но это не получается - темное электричество рвет, давит мою плоть, не давая вдохнуть. В глазах темнеет и все вокруг опять заволакивает багровая пелена.
  - Ты работаешь на повстанцев? - Раздается откуда-то меланхоличный голос, который я едва слышу. Аккомпанементом к нему - новый удар об стену, заставляющий меня прикусить язык.
  Рот наполняет кровь. Я пытаюсь что-то прохрипеть, но меня выворачивает и из глотки по подбородку стекает кровь вперемешку с желчью.
  Хватка ослабевает и я падаю на колени, уткнувшись лицом в мрамор.
  - Нееет. - Отвечаю я.
  - Тогда опусти ментальные щиты со своего разума! - Раздается понукающий голос, подтверждающий свое требование новым ударом молнии, как огнем снимающим кожу с моей спины.
  Рефлекторно дергаюсь, сворачиваясь на полу. Так вот в чем дело... Ну, жри, падаль, все что услышишь в моем разуме!
  Представляю сцены жестокого убийства Ростофа, черных штурмовиков и самого Тремейна. В болезненной ярости мне уже нечего терять - кроме жизни. Но плевать, только бы остановить это. А главное - кто я и откуда на самом деле, я тебе все равно не покажу. Эти щиты я спрячу. Медитация - мой конек.
  Раздается тихий смех.
  - Смело. - Удары прекращаются. Я слышу шаги и Тремейн, видимо, останавливается рядом со мной. - Но ты прав. Если выживешь у тебя будет шанс осуществить свои мечты. Про всех - кроме меня.
  Рука опускается на мое вздрогнувшее, обгоревшее плечо - и через нее в тело проходит новый заряд молнии, сжимающий дыхание и сердце в огненный комок.
  - Запомни это. А теперь...
  Щупы вторглись в мой разум, шаря по нему в поисках ответов. Я не сопротивляюсь - да и сил перед таким требовательным действием у меня нет. Это как насилие. Особенно ему нереально противостоять когда я сам - едва осознаю себя, замкнутый в круге агонизирующей боли, рвущей мое тело...
  Единственное, что мои щиты продолжают скрывать главное - кто я есть и откуда, да. Причем их существование само по себе скрыто. А вот жизнь моего тела до отлета и моя деятельность по прилету - пожалуйста.
  Не знаю сколько это продолжалось, но, наконец, щупы вырвались из моего разума, а рука отпустила конвульсивно содрогающееся плечо.
  - Вот как... Приношу свои извинения, Мариил Ортос, за этот инцидент. Надеюсь, он не повлиял на твою решимость служить Империи?
  Понимая что надо ответить, раскрываю сжатый до того рот, позволяя вытечь крови и желчи. После чего харкаю под себя и поворачиваю голову, ловя его возвышающуюся надо мной фигуру в поле слабого зрения.
  - Конечно, нет, не повлияло. Только укрепило. - Взяв паузу, чтобы сплюнуть гадость из глотки и продышаться, продолжаю шептать. - А извинения... Я все понял про вас и принимаю их, уважаемый Тремейн. Но Урэл Ростоф сдохнет. Как и оба штурмовика.
  - Призови Тьму и встань. Можешь сесть в это кресло. - Он указывает куда-то рукой. - Это не лучшее положение для человека, который вербуется на службу и ставит свои условия по контракту.
  Тихий смешок и Тремейн удаляется, усаживаясь за свой стол.
  Понимая, что сил практически нет - я позволяю Тьме войти в меня полностью, целиком. Отдаюсь ей. Дай мне силы на финальный рывок. Чувствуя как все эмоции испаряются и улетучиваются - вместе с ощущением боли, я, как зомби, поднимаюсь на негнущихся ногах и деревянной походкой подхожу к большому, кожаному креслу напротив Главного Инквизитора Империи.
  Сев в него, я не позволяю себе расслабиться - иначе потеряю сознание. И, может даже, умру. Чего мне не нужно. Сознание покрыто льдом и работает как компьютер, выжимая последние соки из тела с помощью торжествующей Тьмы.
  - Молодец. Значит, я понял все правильно. Это наша первая и, думаю, очень надолго последняя встреча. Я управляю слишком многим. Даже работая на нас видеться мы уже не будем. Так вот, мое предложение, дорогой Мариил Ортос... Ты слушаешь?
  - Да, конечно, Мастер. - Автоматически отвечаю я.
  Опять смех.
  - Надо же, как я прав. Нет, я не Мастер, хотя мне это и льстит. Все же Пророки - редкие идиоты. Позволяют соваться в свои руины всем подряд и узнавать и подслушивать в медитациях столь... щекотливые вещи. Запомни. Чтобы ты у них не наслушался, ползая по руинам своей планеты... В Галактике есть только один Мастер. И это наш Император. И только два Ситха. Это наш Император и Владыка Вейдер. Мы же только служим ему. Даже я, при всей своей сокрушительной мощи, малую часть которой ты ощутил на себе. Знаешь... это называется 'темный джедай'. Потом, когда ты войдешь в работу - вероятно узнаешь подробнее, по своему уровню доступа. Вот это я рассказываю тебе как раз в качестве легких извинений за произошедшее. Понял? - Его тон стал резче.
  - Да. Я даже не слышал того, что вы говорили, если угодно. - Выдавливаю из себя фразу, фокусируя взгляд на нем.
  - Правильно. Так как теперь с извинениями покончено - переходим к контракту. Я отправлю твое дело в наше... бюро кадров. Ты будешь принят на работу младшим оператором. Твоя лояльность отныне полностью принадлежит нашей организации - Инквизиториуму Галактической Империи. Официально ты продолжишь работу в КОСНОПе... как, ну какой-нибудь их вожак-пропагандист или кто там у них. Это хорошая зарплата и прикрытие. Ты там только получишь документы и больше не будешь появляться, если того е потребует работа или мнение твоего начальника. По факту ты будешь работать у нас, выполняя все рабочие задачи, которые поручит тебе твой младший наставник. Ясно?
  - Вполне. - Тихо произношу я, стараясь не вывернуться наизнанку вновь.
  - Контракт для младшего оператора предполагает определенные привилегии. Посмотришь потом сам. Кратко: тебя будут учить необходимому тебе уровню владения Силой. Ты не будешь казнен за владение ею, что подразумевается работой других наших отделов. Повезло, согласись?
  Молча киваю, сдерживая рвоту.
  - И ты будешь получать еще кредиты. Уже от нас. Сколько - это не мое дело. Ну и, конечно, иммунитет от официальных имперских властей. Преследовать тебя сможет только СИБ, мы сами... дисциплинарно, и Убикторат. О еще кое-каких структурах... ты вряд ли скоро узнаешь и с ними столкнешься. Главное - никакой полиции. Так что спокойно кури свои палочки, если это не будет мешать работе и не будешь постоянно провоцировать твоих новых друзей из СИБа. - Тремейн буравит меня взглядом своих диссонирующих глаз. - Вот так. Не говоря уж о карьерном росте. Будешь хорошо работать - сам станешь младшим наставником. А потом и далее. Если выживешь и не будешь казнен за провалы в работе.
  - Понимаю. - Шепчу я, еле держа свое тело мощью Тьмы. Она уже выжрала меня до донышка - и теперь пожирала плоть, я уже ощущаю как мое тело искажается, а глаза наливаются... чем-то.
  - Ну и другие бонусы. И - главное - обязанности. Твоя жизнь теперь служение. Инквизиториуму, начальству, мне, Империи. Относительно же твоих пожеланий... Я отправлю сообщение в бюро кадров. Вместо денежной премии за успешное выполнение первой своей миссии, какой бы она ни была, ты получишь право убить тех двоих. Их имена поступят тебе. Относительно же младшего наставника Урэла Ростофа...
  Краем угасающего под напором Тьмы сознания - чувствую новое колебание. Что-то такое...
  - В контракт будет внесено право убить его по достижении тобой должности младшего наставника, если ты оной достигнешь. Нельзя прерывать цепочку начальствования просто так, ты же понимаешь. Только подготовленный кадр - за подготовленного. Но в обмен с нашей стороны, как работодателя... Ты будешь прикреплен к отделу собственно самого Урэла Ростофа. Ты будешь работать младшим оператором в отделе младшего наставника Урэла, да. Твоим непосредственным начальником будет именно он. Это справедливо. - Наконец я услышал главное - и, впервые - громкий, ироничный смех Дарта Тремейна.
  - Также, перед вступлением на работу - в счет твоей будущей заработной платы - я спущу в бюро кадров указание вычесть часть гонорара в обмен на лечение тебя в бактокамере. Ну и протезирование, если понадобится. Наши работники должны быть идеальны. А теперь... мне пора работать. Если будешь справляться - увидимся на твоем повышении на место Ростофа. Отдыхай.
  И мое сознание погасло, когда меня резко коснулось касание Тьмы, прошедшее от Тремейна...
  
  Глава 3.Казни.
  
  Униженно, как я это ощущаю для себя, делаю короткий поклон, глядя на Урэла Ростофа многообещающим взглядом.
  - Задание будет выполнено, господин младший наставник.
  - Несомненно, несомненно младший оператор Мариил Ортос. - Начальство не смотрит на меня, явно выбрав тактику внешнего игнорирования.
  Отлично. А мне улетать с уютного уже Корусканта на непонятном 'Звездном Разрушителе' 'Мизерикорд' под непонятной легендой советника по политике у не менее неочевидного пока что командующего для выполнения миссии по нахождению предателей в верхушке общества одной из планет Внешнего Кольца, поставляющей Куату сырье для тех самых знаменитых верфей. Супер, ничего не скажешь. Неделя на лечение, пара недель для того, чтобы погрузиться в работу с документами, изучение материалов, получение учебной литературы... Оформления в КОСНОПе и смена личной карточки. И не успев со всем этим даже разобраться - задание со столь размытой формулировкой без каких-либо письменных приказов или конкретных распоряжений.
  Нет, мне надо покурить. Так и с ума сойти можно. А еще - напиться. Впервые за... сколько же лет.
  - Только уточните, господин. Конкретная угроза. - Делаю легкую паузу, ожидая пока Урэл соизволит повернуть ко мне голову и взглянуть на мою персону. - Потенциальный носитель Силы? Повстанческие агенты? Перевертыши криминальных синдикатов?
  - Я ничего не знаю про этот... - Махнул рукой в нетерпении Ростоф.
  Ой, зря махнул он своей ручкой. Потому как его взгляд застыл на собственной ладони, только недавно замененной на бионический протез - после моего... допроса. Инцидента. Младший наставник замолчал. Тьма вокруг колыхнулась. Но теперь мы коллеги, так сказать, поэтому Ростоф глубоко выдохнул:
  - Это не мое дело, младший оператор. Свободны.
  Резко вздыхаю, идя на обострение, до края конфликта.
  - Ваши действия могут соотноситься как саботаж - непосредственный отказ в выдаче информации агенту, что может вести к провалу и вскрытию нашей деятельности. - Четко печатаю слова, глядя ему в глаза. - Не думаю, что когда я погибну - эти слова не будут донесены до суда Верховных Инквизиторов и ваша дальнейшая карьера...
  Позволяю словам повиснуть в воздухе. Младший наставник откидывается в своем кресле, буравя взглядом.
  - Вот как... Отлично. Держи отчеты. И распишись по грифу секретности. - Он нетерпеливо протягивает мне минидиски и голопланшеты.
  Через силу заставляю себя улыбнуться - наверняка выходит злобный оскал:
  - Рад атмосфере сотрудничества в вашем отделе, уважаемый Урэл Ростоф...
  Тот щерится, молча глядя как я ставлю подпись и забирая нужную бумагу обратно себе в стол.
  - А я то как рад... уважаемый Мариил Ортос... - Он берет себя под контроль и его лицо становится нейтральной невыразительной маской. - Младший оператор, напоминаю о том, что ваш вылет на борт приписки завтра, поэтому советую поторопиться. Вся информация, надлежащая к ознакомлению для успешного выполнения вашей... первой миссии передана мною вам.
  Киваю, понимая что границы конфликта обозначены, начальный бой расставил позиции и можно удаляться, чтобы не перегибать палку. Ну а потом, потом... судьба младшего наставника претерпит фатальные изменения.
  Одергиваю себя, едва не сбившись с шага. Конечно, уничтожу его я с огромным удовольствием, но надо не забывать о том, что вообще происходит. И что скоро Империи - конец. А я даже еще не выработал план своих действий, затянутый в эту круговерть 'канвы велений Темной Стороны' или как там это еще назвать. Хотя задание выполнять надо. И Ростофа удавить. Не забыв и о тех двух штурмовиках. Одно другому не мешает, если все построить по нужному распорядку. Когда я покинул здание Инквизиториума, то быстро направился в 'Синего Хатта', думать, перекурить и распланировать дела до отъезда.
  
  ***
  
  А младший наставник Урэл Ростоф долго сидел за своим столом в глубоких раздумьях. Наконец, пробормотав себе под нос что-то невнятное, он открыл голосеть и отправил анонимное письмо на рабочий адрес Марек Карда, начинавшееся словами:
  'Уважаемый Марек Кард, пишет вам доброжелатель и заинтересованное лицо. Зная, что вы занимаетесь вопросами сдерживания интересов контрабандистов 'Черного Солнца', поставляющих наркотики на Корускант, предлагаю проверить информацию о том, что некто по имени Мариил Ортос...'.
  Напрямую мешать своему подчиненному - себе дороже. Инквизиториум не подсуден обычным властям, даже сам Прокурор Юстиции Хетрит ничего бы не смог сделать. Но собственные... дисциплинарные меры были настолько брутальными, что рисковать Урэлу не хотелось. Но поставить пару палок в колеса? Почему бы и нет.
  Во-первых, отправить на давно висящий 'тухляк' на окраине Галактики, который с трудом представляется как можно расследовать - и, главное, скорее всего настоящего заговора там не найдется даже в случае успеха. А тут - спихнул на... этого. Пусть расследует. Во-вторых, отправить пару анонимок. Но таких, чтобы если даже взяли свои - ничего сверх дозволенной игры существ, живущих Тьмой...
  
  ***
  
  Собрать вещи было недолгим занятием с учетом того, что большую часть моего багажа составляли документы, голопланшеты, черная форма 'полувоенного образца', значки КОМПОНП и карты доступа и прочее в таком духе. Так что спустя полчаса я уже раздумывал чем бы заняться, перетягивая самокрутку. Экономя затяжки - у меня осталось всего три целых сигареты, не считая того бычка что я тяну сейчас, я медленно расслаблял разум, окончательно закрывая воспоминания о... тяжелом периоде знакомства с Инквизиториумом, скажем так. Они мне понадобятся только для дела. Вспоминать боль, открывая путь к ярости в те моменты, когда мне будет нужна вся Тьма вокруг. Но не каждый момент, иначе можно и с ума сойти от требовательной Стороны Силы, желающей мести за твои страдания всем и вся без разбору, здесь и сейчас.
  Тем более, что под этими цибарками, то ли из-за их слабого в придуманном им виде, но все равно влияния на разум, то ли еще чего - у меня постепенно рождается... нет, пока не план. Образы. Возможности. И будущей подготовки к падению Империи. И, черт возьми, того каким будет мой собственный Орден Ситхов. Вопрос как, где и прочие - пока и вовсе не стоит. Надо сначала продумать цели, а потом уже искать к ним средства.
  И, кстати, поглядев на уменьшающийся бычок, я понимаю, что вряд ли на Звездном Разрушителе я найду себе... товар для переработки в сигареты. Так что надо сходить бы, поискать барыг. Теперь навыка в Силе у меня побольше, не соскочат. А если что - и тихий маленький служебный бластер есть на поясе. Не говоря уж о двух картах - старшего пропагандиста КОМПОНП-КОСНОП и 'младшего оператора Инквизиториума'. Впрочем, вторую предъявлять полиции нельзя. За это отправят в карцер того и гляди. Ведь использовать ее можно 'только в особых случаях в нужных инстанциях'. И черт его знает, что это такое. Еще одно поле для интриг носителей Темной Стороны друг против друга в рамках 'дружного Инквизиториума' и прочих темноокрашенных структур Империи.
  Дверь в мой номер раскрывается и на пороге появляется хозяин.
  - Относительно оплаты... - Начал было он, но тут его взгляд падает на дымящийся в моей руке бычок. - Наркотики?
  Я молчу, кляня Силу за то, то не дала сейчас подсказку. Хотя смысл какой Тьме делать это? Она любит такие ситуации.
  - В моей гостинице соблюдается имперское законодательство. - Цедит он. - Выметайся отсюда. Так и знал, что ты очередной преступный элемент.
  Я аж восхищаюсь построению его речи. Ему самому в КОСНОП надо, а не мне. Какие высокопарные фразы - и как он придает ругательный оттенок 'преступному элементу' - надо запомнить интонации.
  Улыбаюсь.
  - Вы не правы, дорогой сексот. - Я больше чем уверен, что он строчит отчеты на своих постояльцев полицию. И, может быть, даже в СИБ. Как же, дешевая гостиница недалеко от космопорта, но приличная. Просто так что ли?
  Не давая ему возмутиться, продолжаю:
  - Это, если вы обратите внимание, сигарета. Традиционная курительная смесь моей родины, Дромунд-Кааса, ничего незаконного. Думаю, вы знаете как выглядят 'палочки смерти'. Я же не преступный элемент, а старший пропагандистКОМПОНП-КОСНОП. - Поднявшись на ноги, не выпуская из восстановленных в бакта-камере пальцев бычок, вытягиваю из кармана удостоверение. - Я не врал вам, когда говорил, что по протекции прилетел в Имперский Центр. Мало того, я работаю под прикрытием... Если вы понимаете о чем я. Еще вопросы?
  Пока хозяин рассматривает удостоверение, сбитый с толку, я продолжаю.
  - А теперь относительно оплаты. Я как раз хотел поговорить с вами об этом. Меня очень устраивает ваше заведение, поверьте. Поэтому я думаю здесь жить ближайшее время. В этом номере. Однако моя работа предполагает разъезды. Я хотел бы внести оплату сразу... ну за полгода, например. И этот номер зарезервирован за мной. Например, завтра я улетаю на Внешнее Кольцо по... делам государственной важности. - Произношу эти слова 'со значением', как было принято на моей настоящей родине. - И когда вернусь - сразу домой. Сюда. Никаких других постояльцев в номере. Их вещей. Проблем. Устраивает?
  Хозяин быстро ухватился за деловую волну и кивнул.
  - Если полная предоплата -то да. Но уже без скидок, господин старший пропагандист.
  - Ну почему же. От небольшой не откажусь, ведь опт всегда дешевле розницы, не так ли? - Перевожу диалог на торговое русло.
  Закончив сделку, оставляю сумку с вещами в номере, зная, что теперь хозяин дважды подумает, прежде чем заходить ко мне. И отправляюсь на розыски торговцев палочками. В конце концов, под бавленной ими растительной смесью, у меня родился приятный образ как ситхи могут сотрудничать и подчиняться только мне в моем гипотетическом Ордене. Немного религии, толика предсказаний (придумаем 'Ситское Таро', например), много-много формальных ритуалов, идеология... Подумаю на досуге еще.
  Спустившись на срединные уровни экуменополиса, я притянул к себе Темную Сторону. Она уже привычно поселилась в моей ауре, меняя под себя. Полезно. Вот и сгусток агрессии, страха, жажды наживы... Нет, не это. Переулок явно с местными гопниками. Дальше. Просто жажда наживы плюс страх. Тьма позволяет чувствовать жестокие желания.
  Вот и то что нужно. Парочка барыг под грязной стеной, расписанной граффити в одном из переулков между шпилями, где заколочены и разбиты окна небоскребов. Их дублируют что ли? Ну, хотя бы оба - люди. А то был бы снова человек с твилеком - решил бы, что и наркоторговцев в этой Галактике клонируют.
  Подхожу к ним, глядя на напрягшиеся лица торговцев. Ах да, в этот раз я иду решительно, печатая шаг.
  - Ребят, мне бы палочек. Отсыпете? - Сразу начинаю я, думая, что теперь роль 'мажора'.
  - Ты это откуда такой дерзкий? - Задает резонный вопрос всех вселенных один из барыг.
  - Сверху, откуда еще. - Киваю я неопределенно. - Брательник посоветовал, говорит здесь ребята торгуют. Я недавно на Корускант перевелся.
  Осознанно говорю 'народное название' столицы, которое используют практически все, кроме официалов и фанатиков Империи.
  - Не знаю, не знаю, о каких палочках ты говоришь. Тут знаешь, крыс сколько? Облавы на ребят постоянные? Только пару недель назад...
  Он заткнулся, понимая что если я 'крыса' - то уже слишком много он говорит. Надо смягчить ситуацию. Тем более, я едва сдерживаю усмешку, понимая что он имеет в виду. Этот же шпиль. Пара недель назад. Ребята. Моя работа, между прочим. Их опасения поэтому... 'законны' в некотором роде.
  - Да ладно вам, я сам подставляюсь. Наверху тоже проверяют сейчас. Волна какая-то прошла. А мне уже край как горит, понял? - 'Невзначай' показываю край кредстика с пояса.
  - Не, мужик, мы тебя не знаем. И что у тебя там горит - не в курсе. - Внезапно произносит второй, прежде молчавший.
  Меня обдает легким холодом, как будто в переулке поднялся ветер. Темная Сторона свернулась рядом, намекая - мирным путем свое уже не получить. Пуганые они тут пока что. Можно, конечно, отвалить и поискать других... Но время. Нет уж. Разберусь с ними.
  - Вы хотите заключить со мной сделку, ребята. - Тихо произношу я, прорывая их слабые, изъеденные употребление наркотиков, естественные ментальные щиты острым краем хлынувшей ко мне Тьмы.
  - Ну, положим и хотим. - Отвечает первый.
  Второй, поустойчивее - или просто неразговорчивый - просто кивает. Такой характерный толстяк в бейсболке и с небольшой бородкой. Как будто я его где-то в нашем мире видел. Может быть и не лично... Но точно видел.
  - Десять палочек. Почем у вас? - Хватаюсь за деловую волну вновь, как всегда здраво рассуждая - воздействие на психику пройдет а деньги - они мотивируют и скрепляют всегда.
  - Пять сотен за одну. Пять штук кредов вали.
  - Ну дорого. Оптом же, считай, беру. - Искренне обижаюсь я, понимая что это слишком дорого. - Две штуки и влет, а?
  - Три или вали отсюда. - Вновь подает голос толстяк.
  Я понимаю - это их последнее слово. Толстяк решает. Дорого... Но убивать их, хм. Палиться не хочется так близко от номера. А со всеми авансами и командировочными у меня десять штук. Ладно, пускай. Запаса мне надолго хватит. Одна палочка пойдет на пять сигарет. По одной в день - мне на два месяца хватит.
  - Беру.
  Вынимаю кредстик отдавая им наличностью две тысячи. Из руки в руки перекочевывает товар.
  - Будешь приходить часто - будешь всегда брать по нормальной цене, ага? - Говорит первый, но я уже его не слушаю.
  Вселенная вновь накренилась, выбивая из под меня ее центр. Темная Сторона в бешенстве. Кто-то следит за мной. Здесь и сейчас. И это плохо, очень плохо.
  Резко оглядываюсь, бросая дилерам.
  - Тихо. Тут кто-то есть. Не дергайтесь! - Вкладываю в последнюю фразу Силу, чтобы они послушались.
  - Крыса? - Отвечает второй, 'устойчивый'.
  - Вероятно. Я разберусь.
  Мой взгляд шарит по заколоченным и битым окнам, пока не останавливается на одном. Как будто завихрение в Силе. Живое существо. Кто-то есть - и наблюдает. Снимает на видео?
  Времени на раздумья нет. Такой компромат отдавать никому нельзя.
  Вскидываю ладонь, резко выдохнув воздух, вместе с ним выдыхая и сомнения, и мысли. Оставляя только ярость на того, кто хочет разрушить мои планы, мою жизнь, снова бросить меня в карцер...
  С этой мыслью - о карцере - падают барьеры. Разум наполняется льдом. Ладонь, недавно восстановленная после пыток, сжимается в кулак.
  Тихий треск и сдавленный вопль.
  Моя рука совершает круговое движение в воздухе, преодолевая неясное сопротивление, как будто она движется не по воздуху, а по толще воды.
  Человек разбивает остатки плексигласа окна и вылетает наружу, падая наземь передо мной. Тяжело дышу, хватая ртом воздух. Это тяжелый опыт, но Тьма призывно требует продолжать, наполняя мое тело собой. Не думай о последствиях, плоть выдержит, изменяясь под нее...
  Снова сжимаю кулак, дергая его вверх. Вслед движению - человек выпрямляется во весь рост, зависая выше уровня моих глаз, на несколько сантиметров от земли.
  И это... Марек Кард. В гражданском. В руках - голопланшет.
  - Что ты здесь забыл? - Выдыхаю я, продолжая сжимать руку в кулак, до рези в ладонях.
  В ответ лишь хрип. Ослабляю хватку, безучастно мазнув взглядом по ладони, покрывшейся красными следами от ногтей, из которых слегка сочится алая кровь. Наступаю ногой на его планшет, давя все видеодоказательства.
  - Откуда ты узнал что я тут? - Продолжаю спрашивать я, глядя на сидящего на коленях человека, хватающего ртом воздух.
  Барыги за моей спиной излучают страх, но я не обращаю на них внимания. Они не представляют угрозы. Они парализованы страхом и уже готовы служить мне. Надо не забыть забрать у них свои деньги...
  - Ситхово отродье... - Выплевывает Марек.
  - Неправильный ответ. - Бешенство застилает мне глаза. - Отвечай на вопросы, когда я их задаю!
  Резко рассекаю воздух ладонью. Человека отбрасывает в стену. Я вижу как его голова бьется о расписанную граффити поверхность оставляя кровавый след. По моей ладони, искаженной от работы с Тьмой, кровь уже не сочится - льется, капая на давно потрескавшийся тротуар. Как это приятно - по сути, кто-то иной, а не я - страдает. Он - вместо меня. Но главное - как он узнал? Кто его навел? Или он сам, прирожденный СИБовец?
  - Я смотрю тебя уже научили... - Сипит человек, яростно глядя мне в глаза. - Инквизиториум? Убикторат?
  Какая смелость делать так - оседая по стене.
  - Вопросы задаю я! - Рычу в гневе, чувствуя как мои руки, от выброса адреналина, начинают ходить ходуном, а все мое тело сотрясает крупная дрожь ярости.
  Новый взмах рукой, сжимаю ладонь в кулак, вздергивая его над тротуаром. Чувствую, как силы медленно кончаются, истекая из моего тела в эти бессмысленные удары по чужой плоти. Скоро я выдохнусь, а ответов не получил до сих пор. К тому же, пелена Тьмы слабеет, и у меня появляется холодная логика. Убить СИБовца? Как это обставить? Как сначала получить ответы? На кого спихнуть ответственность?
  Расслабляюсь, медленно снимая хватку Силы с Марека. Тот падает, отбивая себе бок. Прекратив использовать Тьму, но не давая уйти ей далеко - подхожу к нему, присаживаясь рядом на колени. Осознанно повторяю, испытывая легкое садистское удовлетворение, жесты Тремейна, кладя руку на его плечо.
  - Ответь мне, Марек. Я не понимаю, что ты здесь забыл и почему ты хочешь быть моим врагом, когда раньше - помогал? - Взяв легкую паузу, оборачиваюсь, бросая дилерам. - А вы - стойте. С вами еще поговорю, почему при сделке хвост из СИБа у нас оказался. Не дергайтесь - и договоримся к общей пользе, ясно?
  Тощий 'первый' резко-резко кивает, толстяк лишь бурчит что-то неразборчивое, но явно - согласное. Еще бы иначе после такой сцены...
  Марек поворачивает голову, глядя мне в глаза.
  - Помогал, потому что думал, что ты нормальный парень, а не ситхово отродье... Хотя тебя, видимо, этим не задеть... - Яросто бормочет он. - Тебе это комплимент, наркоман. Темная Сторона позволяет жрать и крышевать наркоту, да? Империя для темных, да? Что хочу, то и делаю?
  Он меня обвиняет, надо же. Только вот что значит 'крышевать'?
  - Крышевать? - Удивленно спрашиваю я, сжав его плечо крепче, чтобы попробовать если что пропустить понукающую молнию в его внутренности, как делал со мной Тремейн недели назад...
  - Да. - Выплевывает он, захлебнувшись кашлем. - Очень удобно работать на 'Черное Солнце', когда есть... Сила!
  До меня доходит. Картинка складывается. Ему кто-то подсказал. Зная о нашем знакомстве, о его подозрениях в отношении моей 'наркомании', и зная его увлеченность собственной работой. Кто? Что именно?
  - Кто тебе такое сказал? Я не работаю и не сотрудничаю с 'Черным Солнцем'. Кто подсказал тебе такую... идею?
  СИБовец морщится, отрицающее помотав головой. Точнее - повозив ею по асфальту. А я чувствую как он готовит попытку...
  Резко бью кулаком наотмашь по его лицу.
  - Даже не пробуй меня застрелить, хаттова отрыжка! Оставь бластер в покое. Я все чувствую. - Уже спокойнее продолжаю я. - Так вот, кто такое про меня тебе подсказал?
  Сплюнув, использую последний толчок Силы, которая уже готова покинуть меня, оставив мое тело восстанавливаться после такого взрывообразного ее применения, чтобы взрезать щиты его разума. Он станет говорливее! Захочет меня... обвинить! Эта простая установка отлично ложится в его мозг - мозг истинного борца с преступностью. Это я еще понимаю, прежде чем Тьма, ухмыльнувшись, покидает меня, оставляя тяжело дышать, сидя над избитым телом Марека. Так что теперь самому, до завтра точно. Темная Сторона требовательна и прожорлива, пользоваться ей сегодня я больше не смогу. И так уже глаза едва-едва снова желтеть не начали, судя по странному взгляду Карда на мое лицо только что...
  - Да вот сказали про тебя добрые люди. Не отпирайся! - Это даже смешно - человек, полностью в моей власти, хрипит, выставляя мне обвинения, едва не усмехаюсь этому. - Пришло пару часов назад про тебя письмецо анонимное мне на ящик. Есть еще патриоты в Империи, а не только такие выродки как ты.
  - Да ну! - Выдыхаю я, играя с ним дальше. - И что за бред там про меня написали?
  - 'Уважаемый Марек Кард, пишет вам доброжелатель и заинтересованное лицо. Зная, что вы занимаетесь вопросами сдерживания интересов контрабандистов 'Черного Солнца', поставляющих наркотики на Корускант, предлагаю проверить информацию о том, что некто по имени Мариил Ортос является кротом 'Черного Солнца', внедренным в результате их операции с вашей неосознанной помощью в обладающие властью Имперские организации, чтобы увеличить поток оборота для принца Ксизора в столице в несколько раз. Скорее всего, в ближайшее время, вероятно даже сегодня, он отправится с проверкой точек дилеров недалеко от места своего проживания, чтобы узнать как функционирует бизнес и его безопасность. Вполне вероятно, что тот случай, когда он сдал вам одну из таких точек - было как организацией внедрения, так и уничтожением либо конкурентной Ксизору группы торговцев, либо очисткой рядов...'. - Цитирует он по памяти письмо.
  Я потрясенно вздыхаю. Урэл Ростоф. Никто кроме него. Ах ты ж хаттова слизь! Теперь все ясно. И - интересно - сколько же еще и куда - разнообразных анонимок он понаписал про меня.
  Сука, не смог меня достать так - теперь иначе...
  А Марек тем временем вздрагивает. Он понимает. Очевидно, что память у него идеальная. Но вот так лежа - цитировать письма такому ублюдку как я?
  - Урод! - Шипит он. - Трюки с разумом?!
  Потеряв интерес к нему, с легким сожалением оцениваю тот факт, что он был бы полезен мне, как агент. Свой человек. Но, увы, это не сказка, а реальность. И он никогда не будет со мной сотрудничать. А, значит, выход только один. Хотя он был бы лучшим вариантом, чем эти барыги...
  Поднимаюсь на ноги, жестом подзывая торчащих у стены людей.
  - Идите сюда, разговор есть.
  Они подходят. Даже 'тощий' молчит.
  - Вот эта крыса - СИБовец. Его надо устранить так, чтобы никаких следов ко мне. И к вам. Он из отдела по борьбе с наркотиками.
  'Молчаливый' присвистывает, выражая свое отношение к моим словам.
  - Справитесь? По хорошему я должен устранить и вас... - Делаю паузу, разглядывая их. - То что вы видели - это секрет. Я действительно перевелся недавно. Но работаю в... разведке.
  - Эти фокусы... - Роняет 'молчаливый'.
  - Сила.
  - Это же миф! Про джедаев или как их там... - Не выдерживает 'тощий'.
  - Вы видели действие этого мифа. И наша обязанность - чтобы никто не знал о правде. В том числе. И вы. Вы - трупы. - Лицо 'тощего' вытягивается. - Но... Мне нужны свои люди на Корусканте. Вы подойдете, ребята. Устраните его... Несчастный случай, падение с трассы. Вам виднее, как криминалам.
  'Молчаливый' кивает, прищурившись разглядывая лежащего Марека.
  - А дальше... Вы будете жить. И работать на меня. Торгуйте как есть. Дурь берете у 'Черного Солнца'?
  - У кого еще, чу... босс. - 'Тощий'.
  - Работайте дальше. Но они - только поставщик. Вы теперь мои люди. Если мне будет нужно оружие, дурь, рабы...
  - Слушай, мы не связываемся с 'тяжеляком'. - Заявил было 'тощий', но тут же получил тычок в бок от 'толстого' и быстро закончил фразу. - Ага, поняли.
  - А я вас оставлю живыми. И буду рассчитываться твердыми наличными кредами. Плюс... Запиши мой адрес почты. - Обращаюсь к 'толстому молчаливому', как главному в их двойке. - Если вас заметут или еще что. Пиши на мой адрес вместо... адвоката. Хотя откуда он у вас... Вытащу. Потому что вы теперь мои люди. Но не борзейте. Будете наверху у космопорта дурь толкать - не почешусь. Идиоты мне не нужны. Проще и вас тогда сразу того...
  'Толстый' кивает:
  - Я не идиот. И он - иногда тоже. Прослежу.
  - Тогда решено. За дело, ребята. А я улетаю пока с Корусканта по делам. Свяжемся.
  Обмениваюсь адресами голосети с 'молчаливым' и ухожу из переулка, не глядя как 'тощий' подхватывает Марека под руки, пока 'толстый' бьет его наотмашь по затылку, чтобы вырубить. Это уже не мое дело.
  
  
  Глава 4. Знакомства.
  
  Уныло разглядываю пустоту космоса за обзорными иллюминаторами мостика 'Мизерикорда', стоя недалеко от сумрачного коммандера. В принципе, мне следовало бы представиться ему в более приватной обстановке, но не вышло. То я долго разыскивал свою каюту, то пытался найти апартаменты командующего. Наконец, какой-то энсин провел меня на мостик, в ответ на просьбу показать коммандера, с подтверждающей мою просьбу корочкой КОСНОП-КОМПОНП. Здраво поразмыслив, карту Инквизиториума я решил показать только коммандеру.
  Довольно молодой благообразный мужчина, стоящий навытяжку, реально будто трость проглотил, едва обратил на меня внимание. И я тупо стою, ожидая чего-то. С одной стороны я вроде как 'ого-го кое-где', а с другой - в хитросплетениях имперских взаимоподчинений и прочего местничества еще до конца не разобрался.
  Наконец коммандер оглянулся на меня. В этот момент звезды 'за стеклом' резко ускорили свой бег, растянулись в узкие полосы и исчезли, уступив место клубящемуся серому... серому... нечто. Гиперпространство.
  - Младший оператор, вы хотели видеть коммандера корабля - или командующего операцией? - Его взгляд спокоен, но как будто легкая чертовщинка мелькает, собравшимися на мгновение морщинками, уголками глаз.
  Быстро проанализировав его слова, откликаюсь:
  - Полагаю, коммандера 'Мизерикорда' я и так уже вижу перед собой, представившись. Поэтому был бы не против совершить аналогичный жест вежливости и командующему операцией.
  Человек кивнул.
  - Тогда я вас провожу. Идемте. Кстати... - Он протянул руку для пожатия. - Восс Парк.
  Отвечаю крепким рукопожатием, на секунду задумавшись - это имя кажется мне знакомым. Где-то я уже слышал об этом офицере. Пока мы спускались в турболифте, я уже кажется начал соображать в каком контексте. Любопытное знакомство и если я правильно понимаю...
  Когда двери распахнулись я только кивнул своим мыслям, ожидая подобного. Хотя - впечатляет неслабо.
  Большая слабо освещенная зала, в которой находится музей. Иначе не скажешь. Картины, статуэтки, поделки... И большой стол с голокартой в центре пиршества искусствоведа.
  - Адмирал. -Коротко щелкнул каблуками Восс Парк.
  - Спасибо, Восс. Возвращайтесь к своим обязанностям, благодарю за беспокойство.
  Из теней буквально выскользнула высокая фигура гуманоида с синей кожей и красными горящими глазами. Я тихо вздохнул, понимая кого я вижу - и какие это перспективы. И какие тонкие угрозы от истинного гения этого времени.
  Траун протянул руку, которую я без промедления пожал, представляясь:
  - Мариил Ортос. Младший оператор Инквизиториума. Формально - старший пропагандист управления КОМПОНП-КОСНОп и ваш советник... по политическим вопросам. - Усмехаюсь, прекрасно понимая что Трауну советники по таким вопросам точно не нужны.
  - Любопытно. Адмирал флота Галактической Империи Митт'рау'нуруодо. - Края его губ тронула улыбка. - Или просто Адмирал Траун.
  Траун обернулся к столу, делая к нему несколько шагов.
  - И что вы думаете о ситуации на Балморре, джен'джидай?
  - Балморра пропахла изменой. Не удивлюсь, если там прямо сейчас действуют повстанцы. И половина руководства - работает на них, или, минимум, закрывает глаза... - Пожав плечами, отвечаю я. - Увы, придется долго копать и допрашивать каждого их лидера. Если у вас не найдется идей, конечно, адмирал Траун.
  - Да, планета не отличается лояльностью к джен'ари всю свою историю. - Адмирал обернулся, глядя на меня. После короткой паузы он продолжает, - Вероятно, у меня найдется план. Вопрос в том, что вы хотите за подтверждение моего доверия, чтобы говорить откровенно?
  Замешавшись, стараюсь удержать маску спокойствия на лице:
  - Что вы имеете в виду, адмирал?
  - Вас. Возможно, вам стоит предложить налить выпить и вы, наконец, успокоитесь и расскажете сами ту информацию, которая волнует вас в... общем контексте нашего будущего? - Траун указывает ладонью на мини-бар.
  - Хм... Ваше фирменное знание психологии. - Тихо говорю я, послушно отправляясь к бару.
  Травить меня Траун не собирается, это очевидно. А пока я буду наливать выпивку - придумаю что-то на грани правды и лжи к своей выгоде. В конце концов, с адмиралом надо сотрудничать и мне повезло. Мощь же его разума... Неудивительно. Любопытно в каких пунктах я прокололся... и что именно 'проколол'? Иначе начну сбалтывать лишнюю информацию о том, что он не подразумевает, прикрывая ненужный к тому тыл. Черт, он же специально так.
  Слегка дрогнувшей рукой, наливаю себе дымного кореллианского, чуть тренькнув о бокал горлышком бутылки элитного напитка.
  - Достаточно времени на размышление? Тогда начинайте. - Голос Трауна из-за моей спины явно осознанно мягкий. - В конце концов, возможно ваши слова так или иначе скорректируют и мою текущую задачу, которая пересекается с вашей...
  - Адмирал. Вы сама проницательность. - Оборачиваюсь, отхлебывая из бокала и едва не подавившись от крепости напитка, обжигающего как сама Тьма. Медленно отставляю бокал на столик. - Дайте мне мгновение, собраться с мыслями. Я же не очень понимаю, что именно вы имеете в виду.
  Траун сверлит меня взглядом и с усмешкой замечает:
  - Начнем с того, что... знает ли ваше начальство, что вы знаете обо мне? И знаете ли вы, что ваше начальство замыслило о моей персоне, вероятно не непосредственное, но вышестоящее, желая использовать вас, но не зная, что вы... откуда-то знаете меня? - Траун слегка наклонил голову набок, чтобы одновременно, судя по всему, наблюдать и за мной, и за некоей картиной за моей спиной.
  - Мое начальство хочет использовать..? - Мой вопрос повисает в воздухе, пока я спешно продумываю примерный план беседы.
  - Да. Я понимаю, что вы еще оцениваете вероятности построения нашего диалога, дорогой джен'джидай. Поэтому я намечу возможность нашего сотрудничества, сделав вам два подарка информацией. Как залог, что со мной можно работать. - Траун делает паузу. - Откровенно.
  Я киваю, проведя кончиком пальца по кромке бокала с коррелианским бренди, автоматически отвечая, продолжая соображать.
  - Я знаю. Вы - не большинство имперцев. Вы знаете цену слова и значение кадров... - Делаю вид, что спохватившись, поднимаю на него взгляд. Траун едва улыбается, усмехаясь. - Я готов получить ваши подарки знанием. Знание - сила.
  Траун садится за свой стол, указывая мне на соседнее кресло.
  - Присаживайтесь. Сейчас вы купили себе аванс знаний для возможного сотрудничества. Достаточно тонко для человека - и джен'джидая. Джен'ари - ваш путь. Так слушайте.
  Он берет паузу, пока я усаживаюсь напротив и отхлебываю слегка из бокала, морщась.
  - Налейте руусанского и не мучайтесь. Я вижу, что вы любите сладкое. А это - можете оставить или вылить. - замечает Траун. - Первый дар. Тремейн, а именно он вас очевидно завербовал, желает моего падения в угоду своему протеже Джереку. Он находит тог, кого считает... идиотом. Назначает к начальнику - полному идиоту. Так и вышло?
  Он дожидается моего кивка, пока я меняю себе напиток на красное руусанское и тянусь в карман кителя, извлекая самокрутку. Брови Трауна изгибаются, но он не комментирует этот мой жест.
  - Таким образом, другой исполнительный человек Инквизиториума фабрикует некие доказательства. И тот, кто назначен исполнительным идиотом - вы. - Он вновь едва улыбается. - Не зная информации, не имея навыков работы в поле, не снабженный должными данными от непосредственного начальника-карьериста... Не находите настоящее предательство. Но это и не нужно. Вы находите компромат на меня. Все укладывается в то, что наблюдали вы сами, Мариил?
  Опрокидываю в себя едав не половину бокала руусанского, закуривая.
  - Вас не смутит? Нет? Да... Ложится в канву. - Давясь первой, горчащей затяжкой, отвечаю я.
  - Отлично. - Адмирал усмехается. - Вы нейтрализуете разбавленным дымом от палочек смерти часть своих способностей и устремлений? Разумный ход. Теперь второй дар. Я дам вам имя. Человек, которого если вы найдете - ляжет под ваш психотип - и, главное, будет иметь одно направление в общих интересах для потенциального... альянса. Арден Лин, Высший Инквизитор. Ищите ее, как вы умеете.
  - Пожалуй, даже раньше чем думаю. Я и вас не ожидал... встретить сейчас. - Ухмыляюсь, чувствуя легкую подавленность.
  - Это то, что называется волей Силы. Для джен'ари это важнее, чем для джидаи. Вы должны знать. - Траун переводит взгляд, разглядывая одну из статуэток. - Обратите внимание. Творчество Зиоста.
  Оглянувшись, разглядываю переплетение нитей, выглядящее как несколько когтистых ветвей из волокна.
  - Тайнопись Зиоста. Ситские пророчества. Символизируют планы в планах и общую волю Судьбы над всем... - Задумчиво произношу я.
  - Именно. Таким образом я дал вам два дара информации и это достаточный залог на ваш взгляд? - Адмирал сплетает пальцы рук, разглядывая ситское народное творчество.
  Затянувшись горьковатым дымом, запиваю мерзкое послевкусие глотком сладкого руусанского.
  - Да, адмирал Траун. - Решившись, отвечаю я, готовясь к основополагающему разговору. - Я готов поделиться с вами - и заключить с вами союз, если вам покажется это интересным. Сначала - доказательства моих слов. Вы - завербовались в еще Республиканские времена. 'Сверхадльний Перелет'. Йоруус К'баот, сумасшедший джидаи, на самом деле - джен'джидай, душивший вас. Вагаари. Изгнание, спланированное вами - и Сидиусом. Парк, нашедший вас. Достаточно, как доказательство того, что я скажу далее?
  Адмирал только едва кивает.
  - Вполне. Выводы я уже сделал, согласен слушать далее. И не забудьте - только о главном. Нам еще планировать ответ вашему начальству - Тремейну. И, собственно, сделать то, чего от меня... и вас - не ждут. Разоблачить заговор на Балморре.
  
  Вздыхая - я решился. И рассказал честно. Кто я, откуда я. Из другого мира. В нашем творчестве описан этот. Кое-что знаю и помню. Например - смерть Императора и Вейдера вскоре. Падение Империи. Смерть Трауна от руки ногри-телохранителя. И другое тоже помню, сказал не менее честно, - но это придержу пока что для себя.
  Реакция Трауна была удивительной. Он широко улыбнулся, откинувшись на спинку своего кресла и нажал клавишу на столе, создавая вместо голокарты поверхности Балморры - изображение явно ситской статуэтки. Некая тварь, напоминающая Вейдера. Ситх-киборг, только со стилизованными крыльями.
  - Из коллекции покойного Тиррануса. - Прокомментировал адмирал. - Вы должны понять к чему я. Вы знаете как выглядит Вейдер. Этой статуе - восемь тысяч лет. Вейдер повторяет образцы древнего творчества. Раса Коррибана взяла эти мотивы от раката. А те, в свою очередь, от полумифических Небожителей. Архитекторов, если угодно.
  Он поднял взгляд на меня, продолжая тонко усмехаться.
  - Какая связь между Вейдером и Небожителями?
  - Насколько я знаю - никакой. - Замечаю я в ответ, соображая за новой затяжкой. - Вы имеете в виду общую ментальность... Влияние Темной Стороны. Архетип Тьмы. Верно?
  Адмирал кивает.
  - Верно. Я отвечу вам, Мариил, так. Знаете, эта информация от вас очень ценна - и поэтому я не буду ничего предпринимать. И вам не советую. Потому что информация о будущем ценна пока оно будет таковым. Если вмешаться - вся цена знания исчезнет. Как того что вы мне сказали - так и большей части оной, которую вы придержали.
  - До смерти Императора, думаю? - Уточняю я.
  - Вероятно. - Уклонился от прямого ответа чисс. - Вы знаете - будущее в движении. Пусть пока будет то, которое даст нам силу - а вам и Силу с помощью знания нынешнего варианта образа грядущего.
  Я молчу, ожидая еще чего-то важного. И не прогадал. Траун поднимается на ноги, подходя ко мне.
  - Информация... Мне знакомы многие голокроны и прочее творчество так называемого Богана.
  Киваю, не сомневаясь в этом.
  - Так вот. Боган - обманчив. Я не собираюсь вас ни в чем убеждать, но дам немного пищи для размышлений. Вам известно понятие психошока. Оно типично для всех, кто впервые касается Силы. Однако известно ли вам обратное понятие? Особый психошок у тех, кого впервые касается Сила. И не просто Сила - а именно 'вторая луна'? - Он разглядывает мое лицо.
  Я качаю головой, едва пожимая плечами.
  - Нет.
  - Ясно. Так вот, иногда так называемая Сила, а именно Боган, касается джен'ари. Наделяя его судьбой сит'ари. Знакомый термин?
  - Несомненно. Адас, Бейн...
  Траун продолжает:
  - И многие другие, поверьте моим данным творчества Зиоста и иных мест, священных для 'второй луны'. Так вот, в момент когда... самого обычного одаренного искрой Силы касается Тьма- такой человек непоправимо меняется. Становясь воплощением желания Судьбы Богана. Разумное существо не в силах выдержать мощь открытых знаний - и психошок достигает огромного эффекта. Например, Адас может начать считать себя бессмертным, Бейн - непогрешимым... Понимаете? Даже традиция у джен'ари брать себе иное имя: Дарт что-нибудь - идет от подражания Отмеченных Тьмой, подражания сит'ари. Потому что сит'ари - действительно меняется, его разум раздавливается прикосновением 'второй луны' и создает себе новую личность, подходящую под симбиоз собственных желаний - и требований к необходимым для Судьбы действиям Богана. Такая личность может создать себе и новую биографию, как опору для своей памяти и мотивации.
  Я резко затягиваю горько-сладкий дым, слегка потрясенный такой речью, понимая к чему он клонит, но Траун продолжает.
  - Вы уже поняли о чем я, поэтому не буду дальше давить и рассказывать. Просто подумайте об этом - в каком аспекте. Тьма не любит застывшей власти, она есть движение. Поэтому в зерне победы - она дает мотив к поражению каждому сит'ари. Адас верил в свое бессмертие и погиб. Бейн верил в свою непогрешимость - и привел, как вы сами говорите, Орден к вырождению. Новые варианты, новые судьбы, перебор и борьба - суть Тьмы. Поэтому... не сказали ли вам демоны в качестве условия возвращения в ваш мир нечто ТАКОЕ, что приведет вас к падению? Например, вы объедините вокруг себя Галактику... - Улыбается Траун, наклонив голову. - Но потом, следуя наказу демонов, для 'возвращения в ваш мир' делаете нечто такое, что приводит к вашему крушению и всех ваших последователей, вновь расчищая площадку для экспериментов. И из мудреца, знающего все - вас распинает толпа за идиотское решение.
  Тут он попадает в точку. Если - вдруг, невозможно, но - он прав, то именно так и будет...
  Траун отходит на шаг.
  - Обдумайте это. Для собственного блага, коллега.
  Я молча протягиваю ему руку для пожатия, сам ощущая как внутри меня колеблется мир.
  - Вы можете поэкспериментировать - вспомните на досуге свою прошлую жизнь в мелких деталях. Первый половой акт. Любимая игрушка в детстве. И так далее. - Замечает он, пожимая мне руку. - А теперь вернемся к Балморре. Как вы думаете...
  
  ***
  
  Выйдя от адмирала, выкидываю из головы мысли о том кто я на самом деле. Не до того, да и думать об этом плотно настанет время позже. Когда я все проверю. И смогу убедиться в одном из двух равновеликих теперь вариантов. Вот же Траун - заронил мне в душу семена сомнения, не прикладывая к тому усилий. Гений чертов. Но думать придется пока о другом. План о действиях на Балморре.
  Вероятно там действует та самая 'Разбойная'. И покрывает их чуть ли не половина совета планеты. Не забывая об агентах Тремейна, фабрикующих ложные следы против Трауна - а теперь, это значит и меня.
  Схватившись за переборку, от того что меня слегка повело - все же бренди, вино и самокрутка - неслабо прошлись по моему телу. Сковывая движения - и путая мысли. Арден Лин? Да, точно. Надо помедитировать и найти ответы на вопросы нашего общего с адмиралом дела, чтобы его раскрутить. И настроиться на эту женщину, которой, на минуточку, двадцать пять тысяч лет.
  Подзываю проходящего мимо офицера, продолжая держаться за косяк. Ощущение такое, будто по подбородку скоро будет стекать слюна. Как же я так нажрался...
  - Уважаемый... Покажите дорогу к моей каюте. - Устало машу своей картой. - Я слегка... перебрал во время обсуждения вопросов имперской политики на Балморре.
  Офицер ухмыляется, подхватывая меня под локоть:
  - Я бы не сказал, что слегка, дорогой советник по политике.
  - Траун... чертяка языкастая... - Скомкано отвечаю, продолжая жестикулировать.
  - Да, да. - Кивает офицер, ведя меня по коридору. - Я уже понял, что совещание удалось.
  Доведя меня до каюты, он отступает. Я киваю, скорее даже тряся головой.
  - Спасибо, дальше я сам.
  Зайдя в свое временное жилище, закрываю дверь и падаю на койку, тупо глядя в серый потолок. Который довольно ощутимо покачивается. Да и меня, скажем честно, сейчас изрядно штормит до такой степени, что качка идет даже от постели.
  Самое то, чтобы помедитировать, размышляю я, закрывая глаза, и пытаясь настроиться.
  
  ***
  
  Она медленно шла по борту 'Следователя' на встречу с Антиннисом. Его замашки подбешивали женщину, по праву бывшей первой. Первой! Вся эта Империя - только дальний потомок того, что сотворила она, лично она - и Ксендор... Один из сит'ари, а не какой-то там джен'джидай. Да и к тому же, простить ему свое ранение, испортившее ее красоту, Арден не могла уже как женщина.
  Ее взгляд упал на собственную... правую руку. Клешню. Тряхнув головой, она зло усмехнулась, ощущая Боган вокруг себя. Черное каре волос взметнулось вокруг ее плеч от касания волны Тьмы. Опаздывать на встречу с Верховным Инквизитором нельзя, он этого не терпит и может даже казнить. Но не - её. Пусть только попробует. Она сама занимает тот же пост в иерархии, хотя и формально ниже его. Крашеные черной жирной помадой тонкие губы скривились в презрительной усмешке к этой... Империи, которая даже не воспитывает джен'ари, живя людскими законами и скрывая своими манипуляциями - лебезение перед толпой.
  Боган привычно наполнил ее ощущением собственной избранности, на которое у нее есть все возможные права, как главы Легионов Леттоу. В конце концов, даже Ксендор не принял бы мантию первого Темного Лорда - если бы не она. Не ее слова, не ее убеждения, не ее... страсть. Только из-за нее Ксендор решился бросить вызов малодушным и косным джидаи Ордена...
  Тьма жестоко коснулась ее разума, открывая вселенную перед ней. Нечто, что заставляет покачнуться видение будущего открывается пере ней. Нечто, настолько же требовательное как и во времена их готовившегося с Ксендором плана...
  И приняло облик иллюзии Силы, затмившей реальность вокруг. Она оглянулась, сминая взмахом 'руки' покров Тьмы. Неестественно искаженное помещение, напоминающее типичную офицерскую каюту обычного Зведного Разрушителя. Искажения Богана, рисующие центр внимания этого видения сходятся на человеке...
  Он полусидит-полулежит в стандартной полувоенной форме на своей койке, вперив в нее дикий взгляд болезненных глаз. Тьма вокруг него скручивается - но не он ее источник, хотя и Боган сильно пульсирует внутри его иллюзорного тела, сплетенного из нитей Силы в этом видении. Но 'вторая луна' плещется вокруг него, притягивая к себе, заставляя его...
  Мысли, текущие в видении разбиваются хриплым вопросом этого незнакомого джен'ари:
  - Ты Арден Лин?
  Она молчит, не желая в видении уступать неизвестному ей носителю искры Тьмы.
  - Значит да... - Тон, даже иллюзорно-темный, окрашенный искажениями, у этого человека... пьяный?! - Ты - Арден Лин. Я и не знал, что ты такая... красивая... для своего возраста...
  Арден вспыхивает, испытывая желание отвесить этому... этому существу горячую пощечину. Тьма откликается - и потусторонний удар прямо в голову человеку, вокруг которого тут же скрутилась узлом в ответ мощь, резонируя между их потусторонними телами.
  - Вот как? - Начинает было он, поднимаясь, но тут же опускаясь обратно. - Ох, извини. Я пьян. Серьезно, это ошибка так начинать общение... Союз. Сила подсказала мне, что мы нужны друг другу, коллега...
  - Я не желаю общаться с пьяной хаттовой сволочью. - Цедит Арден, приближаясь к нему, желая нанести удар в самое его сердце.
  - Притормози... - Продолжает он, вскидывая руки в примирительном жесте. Вокруг сотканных из линий ладоней расползается Тьма. - Мы должны встретиться. Это действительно важно. Сам Боган требует этого. И гений адмирала Трауна, тебе знакомо это имя, считает также...
  Лин останавливается в нерешительности.
  - Что ж... Говори, пока Сила не разорвала связь. Но я не люблю, ненавижу, не выношу - пьяные комплименты незнакомых придурков, влезающих в медитацию, нажравшись...
  - Бренди, вино, разбавленные палочки смерти. - Завершает он, улыбнувшись. - Еще раз извиняюсь, уважаемая Арден. Что у трезвого на языке... Зато вы можете поверить мне, что я - откровенен.
  Лин хмыкает, отворачиваясь, разглядывая плывущие, сотканные медитацией псевдостены вокруг, успокаивая свое желание нанести удар по... этому.
  - Кто ты?
  - Мариил Ортос. По крайней мере - я думаю, что меня зовут так. - Задумчиво отвечает он, изменяя свой облик.
  На самом деле - она чувствует - он продолжает лежать у себя на койке, но его образ, сотканный Силой, поднимается на ноги и отвешивает ей глубокий поклон.
  - Я впервые отделяю тело от духа в медитации. Прости, что не сразу... - Начинает он.
  - Хватит извиняться, Мариил. В чем дело? Для чего встреча?
  - Потому что у меня есть знание о будущем. 'Скольжение по потоку', знаешь такую технику?
  Лин резко смеется:
  - Мы с Ксендором ее и придумали двадца.... Много лет назад.
  - Так вот, я знаю очень важную вещь о будущем. Но как ей воспользоваться - мы должны решить вдвоем. А потом - вместе с Трауном использовать знание, он в деле. Сейчас я на пути на Балморру - и это вторая важная часть...
  Картинка начинает плыть - мощь Тьмы устала помогать их разговору через сотни световых лет, намекая что она сейчас разъединит его медитацию и ее невольное в ней участие...
  Почувствовав, видимо, это, Мариил Ортос быстро продолжает, подходя к ней:
  - Арден, на Балморре Тремейн задумал предательство Трауна - и мое собственное, чтобы пропихнуть наверх своего протеже - Джерека, вместо настоящего раскрытия повстанческого заговора. Слышала об этом слепом придурке? Мы найдем правду и решим две задачи. Убьем гидру измены - и найдем доказательства... Но ты - Верховный Инквизитор... Ты - можешь помочь их исполь...
  Связь рухнула, возвращая ее на борт 'Следователя'. Она моргнула - прогоняя остатки видения. В реальном мире прошло не более секунды. Так что - пора отправляться на встречу с Тремейном, она даже не опоздает. А вот над словами этого... Мариила - стоит подумать. В этом что-то есть, ее интуиция говорит об этом прямо сейчас. Не спросить ли Антинниса о том, кто действует на Балморре? А там и вычислить этого... коллегу. И поразмыслить перед этим о возможном союзе с наркоманом и алкоголиком, ведущим шашни с чиссами, а также отпускающим непрошенные комплименты... Которые она, впрочем, оценила.
  
  Глава 5. Не бойся.
  
  Арден замерла перед Тремейном, разглядывая свою руку-клешню, снятую с боевого джаггернаута. Что ж, она рискнет. Каким бы странным ни казался тот контакт через Силу - и человек, активировавший его - в этом что-то есть. Ее интуиция подсказывала это, как и желание размазать Антинниса по стенке. В конце концов, если она с помощью того неизвестного ей пока инквизитора скинет его, то сможет стать единоличной главой Инквизиториума. А это уже иные возможности. Не говоря о том, что Сила велика в Марииле, раз он смог так вот с ней связаться. Джен'ари старой закалки, сказала бы она, если бы не его... наклонности. Впрочем, какая ей разница?
  - Антиннис, я понимаю необходимость использования особых протоколов допросов на судах Империи, включая флот. Измена повсюду. Но вот, например, что делать с планетами? Сможем ли применять их по членам правительств? Вот, например, Балморра. Про эту планету еще в мое время говорили, что она не принимает джен'ари. И что, мы будем терпеть их?
  Тремейн вскинул на нее взгляд своих несогласованных глаз, испытующе разглядывая ее лицо.
  - Всех, дорогая Арден, всех. А Балморра... Я понимаю, что тебя трогают твои древние счеты. - Он улыбнулся. - Но, знаешь ли, у меня все всегда под контролем. На упомянутой тобой планетке среди их совета действует мой человек, и он в курсе большинства тамошних заговоров. Но это неважно, пускай они играют в свои игры, пока их можно обратить к нашим целям.
  Арден поджала губы, пройдясь по приемной зале Тремейна.
  - Возможно. Но раз уж о Балморре. То как пример. Тебе не кажется, что твой человек может не справиться с этим логовом заговора техноадептов? Все же они издревле производят большую часть боевых дроидов и прекрасно с ними разбираются. Если они перейдут на сторону Восстания...
  Антиннис хлопнул ладонью по столу, поднимаясь на ноги.
  - Да что ты к ней прицепилась? На Балморру уже летит 'Мизерикорд'. И пусть у тамошней команды нет цели найти настоящий заговор - это припугнет проповстанческие силы. А мои люди там заодно решат вопрос одного слишком далеко выскочившего адмирала. - Тремейн улыбнулся, смягчая тон. - Всегда можно найти исполнительного дураков. Поэтому это не твоя - и даже не моя головная боль. У меня всегда все под контролем, я же говорю, дорогая Арден.
  Лин кивнула, как будто соглашаясь с Верховным Инквизитором - а заодно и на самом деле соглашаясь со своими мыслями. Все подтвердилось. Что ж, значит, Мариил Ортос действительно имеет ценность, так что она с ним свяжется.
  - Ладно. Я согласна с тобой Антиннис. Насчет протоколов также все ясно. Теперь я свободна и вернусь к своим делам?
  - Да, конечно. - Верховный Инквизитор вновь сел в свое кресло, откинувшись на спинку и сплетя пальцы перед собой. - Только такой момент. Чем ты собираешься сейчас заняться?
  Она дернула плечом.
  - Настоящие повстанцы, а не игры. Которые нам, без сомнения, нужны. - Тут же наклонила она голову, смягчая скрытый вызов. - 'Разбойная Эскадрилья', а точнее ее вожаки. Есть подозрение, что они владеют Силой, хоть и необучены. Это дело Инквизиториума. Мое дело.
  - Отлично, занимайся. Только помни, что связанный с ними коммандер Восстания Люк Скайоукер - это прерогатива Убиктората и Лорда Вейдера. - Заметил Тремейн, явно теряя интерес к разговору. - И если ты его прирежешь - то я не буду подавать жалобу на своего бывшего наставника, Лорда Вейдера, за то что он тебя слегка придушит до смерти.
  - Я - помимо того, что один из Верховных Инквизиторов, Антиннис, не забывайте, также и Рука Императора. Так что относительно Дарта Вейдера... Это мое дело. - Вскинула она голову, тряхнув черными волосами, взметнувшимися вокруг ее плеч.
  - Да-да, ты наверняка еще и лично обсудишь с Императором этот момент... после встречи с Дартом. Ну, я тебя предупредил, дорогая. - Хмыкнул Тремейн, взмахнув рукой. - Иди, сейчас у меня встречи с чиновниками и моффами. Рад был нашей небольшой встрече.
  - Взаимно.
  Искренне улыбнулась она, вкладывая иной смысл в это проявление радости. Арден узнала то, что хотела и нашла подтверждение. Антиннис только слегка вздернул единственную бровь в легком удивлении и уже отвернулся от нее.
  
  ***
  
  Я раскуриваю самокрутку, сидя перед голопланшетами в своей каюте. До прилета и встречи с планетарным советом Балморры осталось не так долго. А я, вместе с Трауном, буду сидеть за общим столом, расспрашивая советников. Возможно, мне удастся вытащить из их мозгов нужную информацию. И найти среди них, в первую очередь, крота. Впрочем, это лишь внешняя часть плана адмирала. Его люди одновременно высадятся на планете, начиная свои поиски. Как повстанцев, так и любые следы агента Тремейна, а также компромат на них всех. Насколько я понимаю сейчас - Траун отправит несколько групп, каждая со своими целями. Для общего отвлечения внимания в космопорт планеты высадятся несколько отделений штурмовиков с 'ходунами', проведя некоторое количество случайных и показательных арестов, чтобы отвести внимание всех противников от основной работы. Группы же спецназа пойдут на свои дела, которые я смутно представляю в отличие от адмирала. У меня в этой игре свои задачи.
  Дочитываю досье на всех планетарных советников, потирая лоб. Каждый из них может быть тайным сторонником Восстания - или инфильтрированным человеком Верховного Инквизитора. Сюда бы 'Звезду Смерти'... Нет Балморры - нет проблемы. Эх.
  Сжимая в пальцах самокрутку прикрываю глаза, чтобы расслабиться от гудящих перед глазами строчек текста, когда раздается сигнал входящего сообщения. Сигарета треснула в моих пальцах, когда я тут же открыл его на рабочем планшете. Анонимное письмо, явно пришедшее с помощью хитрых методов работы ледорубов здешней странной всеобъемлющей голосети.
  'Приветствую, любитель комплиментов.
  Твои слова подтвердились, и я вижу выгоду в сотрудничестве. На планете действует человек красноглазого. И мы можем обсудить наши дела даже раньше, чем ты можешь думать - по моим данным здесь будут пьяницы, такие же как ты, но пилоты с другой стороны. Учти и это. А я приду за ними в таком случае лично. Одного мне вполне достаточно, остальные ненужны. Я знаю как найти тебя.
  Старая женщина'.
  Хмыкнув, я стираю письмо. Интересная манера письма у этой Арден. Любопытно, не слишком ли она на меня злится за тот разговор? А то гнев ситха - это неприятно.
  Тут же падает новое письмо.
  'Прием скоро начнется. Адмирал ждет вас.
  Восс Парк'.
  Значит, пора. Подойдя к зеркалу, рассматриваю свое отражение. Вроде бы вполне нормально. Улыбнувшись сам себе, выхожу из каюты, отправляясь наверх.
  В приемной зале, каковой стала обзорная рубка, с прекрасными видами на космос и планету с орбиты, уже восседает во главе стола адмирал, лишь сверкнувший глазами в мою сторону, и по правую от него руку сидит Восс Парк. Занимаю место слева от адмирала, не нарушая молчание. Вероятно он сейчас думает о стратегии и тактике работы с Балморрой и ее представителями. Или об искусстве. Хотя для него это одно и тоже...
  - Делегаты совета направляются сюда. - Подает голос Парк, обращаясь к Трауну.
  - Впускайте. - Едва наклоняет голову тот.
  - Да... Мариил. Не сделайте ни одного намека на ваше знание Силы, прошу. - Поворачивает ко мне голову чисс. - Балморрианцы имеют предрассудки, как вы помните.
  Склоняю голову, соглашаясь.
  - Я помню, сэр.
  Двери распахиваются, в обзорный зал входят, пропускаемые штурмовиками, несколько человек, в богатых одеждах цветов своих техносоюзов и кланов создателей боевых дроидов.
  - Прошу вас, уважаемые. - Траун слегка разводит свои синие ладони в стороны. - Рад встрече и тому, что она совпала с вашим Днем Памяти.
  Тут только я понимаю, что история этого мира уже слегка изменилась. Траун никогда не был на Балморре, он попал сюда только потому, что Тремейн нашел исполнителя для своего плана - меня. Потеряв на некоторое время нить разговоров, сосредоточенно смотрю перед собой, сам анализируя. Вспоминая. А ведь на Балморре действительно работала 'Разбойная'. И Люк Скайуокер. Центровая часть этого мира, как и вся его династия. Опасно. Изменение небольшое, будущее останется таким же... Если я не трону Люка. Вообще не пересекусь. Иначе или история вселенной изменится непоправимо - или я умру. Не трожь Скайуокеров... Как и Арден Лин, которой тут тоже не должно быть! Она пойдет за 'Разбойными', сюда. Из-за меня. За Люком. Ее тут не было, а будет. Надо предупредить. Пока изменение должно быть точечное - и слабое. Чтобы сохранить мою силу - знание будущего. И выжить всей нашей тройке, потому как за Люка эта вселенная - а точнее Светлая Сторона, как я понимаю, впряжется так, что по самое не балуйся...
  - Что вы думаете об этом, советник Мариил? - Спросил меня Траун, вырывая из судорожных размышлений.
  Я фокусирую взгляд, лихорадочно размышляя.
  - Я обдумываю ситуацию, сэр. - Наклоняю голову, настраиваясь на разговор.
  Адмирал сверкает глазами, но заходит в диалог снова, видимо, поняв что я пропустил диалог, погруженный в Силу.
  - Думаю тут все очевидно. Но все же мнение советника от КОСНОП-КОМПОНМ будет весомым в таком вопросе, как делегирование нескольких наших финансистов в центральный общий банк планеты. В конце концов, это к общему благу Имперского дела, помогать Балморре наладить сотрудничество кланов и оптимизировать их совместную работу в отчетностях перед Имперским Центром... - Траун обводит взглядом присутствующих.
  Я киваю.
  - Вы несомненно правы. Это отражает не только букву, но и дух Имперской Хартии, где все планеты, сохраняя свою особенность - могут быть к взаимной выгоде частью единого пространства, к своей выгоде и процветанию. Так сказать, не только КОМПОНП, но и Лига за прогресс придерживается аналогичных мнений. Так что единство - через разнообразие - наш путь. Экономика Балморры должна процветать, чтобы наши поданные были довольны, а жители иных планет в полной мере имели выгоды от торговли с таким древним центром производства дроидов. - Выдаю я экспромт, терзая край кителя на шее кончиком пальца, начавший сдавливать мне горло. Тяжело на ходу выдумывать пафосные речи, пытаясь не теряться в своих размышлениях и улавливая настроение окружающих по интуиции и Силе...
  - Великолепно. - Траун едва улыбается. - Как видите, это подтверждение нашего диалога, уважаемые планетарные советники. Как и я - представитель КОСНОП придерживается прогрессивных взглядов на вещи, в духе истинного понимания Имперской хартии. Таким образом, предыдущие вопросы обсуждения можно считать решенными...
  Один из делегатов поднимается.
  - Но что вы скажете об этих арестах? - Гневно вопрошает он.
  - Каких арестах? - Траун изгибает бровь.
  - Только что штурмовики оккупировали космопорт и начали там патрулирование, подвергнув интернированию несколько десятков человек! Как это согласуется с вашими словами... сэр?
  Траун сохраняет ровную маску лица, едва повернувшись к Воссу Парку, с которым, несомненно, обсудил и эту игру заранее.
  - Коммандер Парк, что скажете?
  Восс поднимается на ноги, обводя взглядом залу и останавливаясь на Трауне.
  - Адмирал, сэр. Штурмовики высадились по протоколу защиты. Об арестах... Эту информацию необходимо уточнить. Возможно, проверка режима. Несоблюдение имперского законодательства. Контрабандисты.
  Адмирал едва взмахнул рукой.
  - Ясно, коммандер Парк. Садитесь. Очевидно это недоразумение. Стандартные протоколы... В качестве жеста доброй воли Империи я прикажу отпустить всех задержанных и вернуть их собственность. Но штурмовики останутся в космопорту, так как это наши защитные протоколы. А вы как верные слуги Империи должны понимать наши общие долги - соблюдать свои обязанности.
  ...А часть отпущенных махнется местами с одной из групп инфильтрации Трауна, кроме того, что все это отвлекает внимание от остальных. А также легализует в глазах местных симпатизантов Восстания внедренных им через контрабандистов людей. Не говоря уж о грузах, которые пойдут, например, тем самым финансовым контроллерам. Например, партия военных 'колотель сетевого льда', который окажется у них в местном центральном банке...
  Понимаю я - и это лишь одна из малых деталей плана Трауна по поводу этой планеты. Но пора и мои обязанности исполнить. Этот выступающий? Агент? Нет, крот либо настоящий агент Восстания не стал бы так выступать и палиться, даже будь десять раз идейный. Он отпадает. Другие.
  Тянусь Силой от одного к другому, пробуя их ментальные щиты, аккуратно, мягко. Мало ли, заподозрит еще агент Тремейна, если он среди них, мое внимание...
  У парочки делегатов щитов почти что и не было. Но за ними и не находилось, на 'ощупь', поверхностный осмотр, ничего иного, чтобы не соответствовало их досье. С остальными было сложнее, но я стараюсь, проникнуть незаметно, не меняя выражения лица и не тревожа их эмоции. Одновременно стараюсь следить за разговором, где Траун мастерски смешивает лесть с ложью, и угрозы с завуалированными посулами личного обогащения. Мне до такого уровня довольно далеко. Только дядя так мог. Если мои воспоминания о прошлой жизни, конечно, реальны, а не иллюзорны и я не порождение Дромунд Кааса...
  Один из делегатов, мужчина средних лет, явно нечто скрывает, понимаю, наконец, я. Под его щитами скрывается нечто, что воспринимается как змея, таящаяся во льдах. Любопытная аналогия, но да. У него есть секрет от всех, кто находится тут. Что-то такое... хватаю лишь кончик этого неясного и он тут же исчезает, скрываясь глубине его сознания. Копать дальше - возможно привлечь внимание. Но... только слово. Фамилия. Одного из самых могущественных семейств Империи - без понятия в каком контексте.
  Д'Арка. Королевский Дом, верой и правдой служащий Палпатину и его Новому Порядку. Взять слово и проверить иначе.
  - Извиняюсь, что вмешиваюсь. - Отвешиваю Трауну короткий поклон. - Но мне, как представителю КОМПОНП, балансирующему все интересы Империи в одно единое и процветающее целое, интересен еще один в обсуждении... Если позволите, сэр?
  - Да, говорите. - Кивает адмирал, бросая короткий взгляд на меня.
  - Позиция королевских домов. - Я улыбаюсь, не глядя конкретно ни на кого в зале. - Нет ли у уважаемого совета Балморры каких-либо интересов или противоречий с ними. Эти семейства также влияют на экономику Империи, поэтому необходимо учесть и их нужды - как и ваши, если есть возможности к сотрудничеству, либо разрешению ситуаций. Например, всем известное семейство Д'Арка обладает промышленными и финансовыми интересами по всему Ядру и Колониям. Нет ли у них, либо других королевских домов, здесь связей, которые нужно учесть?
  Постукиваю кончиком по экрану своего планшета, делая вид глубочайшей задумчивости, сам пуская ментальные щупы под щиты заинтересовавшего меня делегата. Есть! Вспышка сильных скрытых эмоций. Ярость? Гнев? Похоть? Нечто темное, наше... Но - не в нашу пользу...
  Делегаты переглядываются. Глава планетарного совета качает головой.
  - Нет, пожалуй, связей, как и противоречий с королевскими домами у нас нет, спасибо за беспокойство, уважаемый Мариил. - Он чуть-чуть кивает в мою сторону, на тонкой грани уважения и презрения. - Но сотрудничество с теми из них, кто воплощает торгово-промышленные интересы - почему бы и нет? Мы подумаем об этом.
  Вспышка едва прикрытой ярости под щитами некоего Харака Паарама - подтверждает мои подозрения. Впрочем, он лишь продолжает также спокойно кивать, как и остальные делегаты. Что ж. Потенциальный крот, либо симпатизант Восстания найден. Что-то его связывает с этими Д'Арка, заставляя работать против наших с адмиралом интересов. Надо же - у наших.
  Траун вновь взял слово, возвращая беседу в распланированное им русло, а я занялся тем, что начал пытаться придумать 'маячок', который можно повесить на этого подозрительного человека... чтобы потом знать где он и Сила вывела меня к нему в любой точке этой чертовой планеты.
  Совещание заканчивается, а я, чувствуя как покачиваюсь от приложенных усилий, прикрываю глаза, ожидая завершения говорильни вокруг, где адмирал плетет свои комбинации, обволакивая сетями людей, как паук, плетущий свою паутину. Хорошо быть с ним на одной стороне, хотя и надо держать ухо востро - иначе он сам обратит тебя лишь в одну из малых частей комбинаций, невзирая на любую Силу и Тьму.
  
  ***
  
  Удар швыряет человека наземь. Воздевая руки, я радостно ухмыляюсь, позволяя волне Богана смыть все. Страхи, сомнения, мысли, слабости, комбинации. Все четко, на одном краю Тьмы. С моих пальцев срываются молнии, терзающие тело, копошащееся на полу.
  Нити Силы делают меня безусловным центром Вселенной, пока я победно улыбаюсь. Мощь наполняет меня, работая как наркотик, как оргазм - еще, еще, еще... Главное не забыть ради чего все это в блеске молний.
  - Рассказывай, отродье. - Каркающе хриплю я. - Ради чего все это?
  По моим ладонями бегут искры молний, до сих пор жгущие их, заставляя щекотать мои ноздри запахом собственной сожженной плоти. Но сейчас боли нет, она только сладостно бежит по моим рецепторам к мозгу, наполненному Тьмой.
  - Ситх... - Плюется кровью человек.
  - Пока нет, я не джен'ари. - Едва качаю головой, посылая в корчащееся тело новую порцию скопившихся в руках разрядов. - Но буду сит'ари.
  Дикий вопль терзаемого отражается эхом от стен камеры для допросов.
  - А теперь рассказывай. Кто, зачем, почему. Или я вырву это из твоего разума, сделав тебя пускающим слюни кретином.
  Угрожающе замечаю я, слегка блефуя - я не уверен, что смогу так сделать. Но ему-то откуда это знать?
  - Д'Арка... - Хрипит он. - Хватит... Д'Арка...
  - Я знаю, что Д'Арка. Конкретнее. - Новый удар Тьмы, пульсирующей во мне заставляет его распластаться по стене.
  - Они... хотели наших дроидов... Подарить Императору как свое... Я отказал... - По подбородку человека стекает нить кровавой слюны.
  - Меньше лирики. - Смеюсь, позволяя Тьме полностью выплеснуться из меня, все равно он уже не жилец. - Ближе к телу.
  Сжав кулак - тащу его телекинетической хваткой за горло к себе, глядя в его глаза напротив моих.
  - Они послали убийц. Погибла моя семья... Агенты были убиты. Я нанял охрану из Восстания...
  - И стал повстанческой мразью? - Уточняю я.
  Человек - неожиданно - едва смеется, булькая сквозь мою хватку.
  - Дурак... Могущественный идиот...
  Пинаю его сапогом по яйцам, отпуская удушающий захват.
  - Рассказывай и не дерзи мне.
  Харак Паарам смеется, корчась на полу.
  - Вы сожрете сами себя... - Его наглость прерывает новый удар сапога - по его челюсти. Новый вопль, а я пытаюсь остановиться. Он должен успеть рассказать все, прежде чем умрет. Надо взять Тьму под контроль и скинуть с себя чистый мрак разрушения и деконструкции...
  - Инквизиториум. - Неожиданно четко произносит Харак. - Охрана из Восстания. Их вожак оказался двойным агентом. Он - человек самого Тремейна, ублюдок синекожей мрази. Тебе придет конец.
  Боган расползается в стороны, оставляя меня тяжело дышащим, осмысливающим новую информацию. Боль в руках затопляет на мгновение сознание, прежде чем я отстраняюсь от нее. Сознание снова начинает работать как ему и положено. Присаживаюсь на стул, разглядываю стонущего на полу человека.
  - Воды? - Интересуюсь я. - Теперь все стало интересно. И ты понадобишься мне живым.
  - Как мило. - Хрипит он в ответ. - Давай свою воду.
  Вызываю штурмовика касанием экрана на планшете. Зашедший клон в белой броне без всяких эмоций подал графин с водой и удалился.
  - Пей. И рассказывай.
  Харак кое-как садится на колени, жадно отхлебывая разбитым ртом из кувшина, пока по его обгорелому воротнику стекают крупные струйки воды вперемешку с кровью. Остановившись, он сплевывает на пол осколки выбитых зубов, оседая обратно на пол.
  Подхватываю Силой кувшин, выливая его ему на голову. Освежить его надо, иначе отрубится. Вновь призываю Тьму, заставляя ее войти в человека, который к ней не приспособлен. Да и не в силах Боган лечить. Зато может дать всплеск эмоций, затавить держаться на собственных резервах.
  - Мило... - Вновь цедит Паарам, держась ладонями за пол. - Так вот, ситх... Мой глава охраны оказался не просто коммандером Восстания, но и агентом Тремейна. Это глава Инквизиториума...
  - Я знаю что такое Инквизиториум. Я знаком с Антиннисом лично. - Наклонившись со своего стула, смотрю ему в глаза, заплывшие и покрасневшие. - Продолжай.
  - Эта группа повстанцев поэтому очень результативна. Д'Арка отвязались от нашего клана раз и навсегда. А я... стал прикрывать Восстание на планете. Тем более у нас это просто. Балморра ненавидит вас с глубокой древности... Понятно почему. - Хрипит он. - Я убедился сейчас...
  - Оставь лирику. - Машу я рукой. - Все уже в порядке, поверь мне. Я прикажу тебя вылечить в бакта-камере. Будешь как новенький.
  - Ха... Интересно. Ну так вот... А для коммандера повстанцев - крота Инквизиториума, я также начал выполнять поручения. Он приказал мне не так давно, например, саботировать постройку дроидов-'Теней' десятого поколения...
  Я вспоминаю о такой модели. Вот почему во времена Возрожденного Императора у балморрианцев они внезапно появились, а у Империи - нет.
  - А на днях... - Продолжает он. - Красик приказал мне сфабриковать компромат на твоего синекожего ублю... хозяина. И оставить его, так сказать, на видном месте. Я сделал это. Тем более, мне помогали повстанцы. Это же все в их интересах, а не только Тремейна. Хотя они и не знают кто такой этот Траун. Однако любой имперский командующий...
  Человек начинает кашлять. Я вновь даю ему Тьмы, разрезая ею его ментальные щиты, уже разорванные моей пыткой. Паарам тут же вскидывает голову, пытаясь сжать кулаки.
  - И, кстати, он обмолвился, что это все не ко времени. Скоро сюда должны прибыть элитные силы Восстания. Какая-то 'Разбойная Эскадрилья', для проведения диверсий.
  - И где сейчас этот Красик? - Интересуюсь я, глядя в потолок.
  - Я не знаю. Голосвязь у меня в особняке... - Человек делает короткую паузу. - Я уже достаточно сказал?
  Улыбаюсь, переводя на него взгляд и, слезая с кресла, опускаюсь рядом с ним, приобнимая за плечо. Гляжу на него с легкой иронией.
  - Да, вполне. Ты будешь моим самым ценным агентом на этой планете. Сейчас тебя подлечат, переведут на твой счет некоторую сумму... в качестве извинений. Все будет хорошо. А потом мы поедем в твой особняк с людьми адмирала...
  Меня внезапно прерывает насмешливый голос.
  - То есть тебя интересуют не только... старушки, но и мужчины?
  Я вскидываю голову, резко поднимаясь на ноги. В комнату допросов вошла... черноволосая красавица. Ну, на мой довольно странный иногда вкус, может быть. Та, с которой я так неосмотрительно вел себя пару недель назад...
  - Арден Лин. Рад знакомству, госпожа. - Склоняю голову в поклоне. - Прошу вас, проходите.
  Думаю о том, что вообще-то она и так вошла...
  - Спасибо за любезность. Трезвый - ты гораздо приятнее в общении. - Усмехается она, по-хозяйски усевшись на мой стул.
  Нажимаю клавишу, вызывая штурмовика.
  - Увести клиента. В бакта-камеру для полного излечения. - Роняю я, теряя пока что интерес к человеку, от которого получил нужную информацию. - Когда он будет здоров - привести ко мне без промедления.
  Штурмовик басит через вокабулятор 'Сэр, есть, сэр', и уводит Паарама из комнаты. Я остаюсь наедине с Арден. Древнейшей джен'ари в Галактике.
  - Ты слышала разговор? - Интересуюсь я.
  - Целиком, от начала до конца. Если это можно назвать... разговором. - Она продолжает едва усмехаться. - Твои методы допроса брутальны, но действенны.
  - Отлично, тогда я не буду повторяться. - Улыбаюсь я в ответ, думая о том, как это она следила за всем происходящим здесь изначально. - Что скажешь?
  Арден прикусила накрашенную черным губу, смахнув со лба живой рукой упавшие волосы.
  - Да все просто. Когда этот червяк будет здоров - наведаемся в его особняк и свяжемся с Красиком. Позовем его на встречу и он нам все расскажет. Поверь, не только ты умеешь быть... убедительным. - Она сосредоточенно смотрит перед собой.
  - Ясно. Но что ты тут делаешь? - Быстро поправляюсь, понимая, что это звучит не слишком правильно. - В смысле - как ты тут оказалась и так быстро?
  Она смеется, глядя на меня.
  - Не забывай, я - Верховный Инквизитор. Из разговора с Тремейном я узнала где ты. Найти вас с Трауном было делом техники. Тем более - Боган действительно благоволит нам. Мои... подопечные - 'Разбойная Эскадрилья' - направляются именно сюда. Интересное совпадение для гигантской галактики, не так ли?
  - Воля Богана... - Эхом отзываюсь я, ужасаясь мощи той Силы, что я пытаюсь подчинить, но которая так легко манипулирует всем во вселенной.
  - Именно. Я прибыла сюда. Связалась с твоим синекожим партнером и он любезно рассказал где ты и ввел в курс дела. Этот экзот действительно гений, вывод очевиден - он в нашей лодке.
  Отмечаю для себя ее слова 'в нашей лодке'. Вот так я уже в одной с ней команде. Впрочем, я только за. Главное - сбросить с себя окончательно затуманивание Тьмы, заставляющее смотреть на нее сейчас не только как на партнера, но и как на жесткую угрозу, от которой надо бы избавиться - с одной стороны. И с другой - от странной алчности, с которой я на нее смотрю, и которая для меня нехарактерна.
  - Тогда так. Сразу скажу - 'Рзабойную' мы трогать не будем. - Замечаю я, отводя от нее взгляд в сторону.
  Арден с удивлением в голосе тут же реагирует:
  - Почему, Мариил?
  Я вздыхаю.
  - Видение будущего. То, которое дал мне Боган, коснувшись беженца с Дромунд-Кааса в полете на Корускант. А знание - сила.
  Она резко поднимается на ноги и подходит ко мне.
  - 'Скольжение по потоку'... Да, я знала что ты не владеешь этой техникой. Хотя и удивлена откуда ты о ней вообще знаешь. Касание же 'второй луны' объясняет все... Если ты не врешь. - Она настойчиво смотрит мне в лицо, стоя на расстоянии вытянутой руки. - Но я знаю что это такое. Ксендор... был отмечен ее волей. Я проверю.
  Ее тон под конец фразы изменяется, становясь странным, ледяным и многообещающим нечто такое... Отступаю было на шаг, ощущая как вокруг нее крыльями взметается мощь Темной Стороны. Непреклонная, древняя, жестокая. Не такая хаотичная как у меня, нет. Истинно подконтрольная женщине, которая была во главе Легионов Леттоу много тысяч лет назад.
  - Не сопротивляйся. - Цедит она, прищурившись. - Ведь я выше тебя по званию. Я Верховный Инквизитор, а ты - всего-то младший оператор. Да и моя мощь....
  Она раскидывает руки, заставляя вселенную вокруг вновь покачнуться, перемещаясь своим центром на нее, и покидая меня. Тьма сотней воющих голосов льнет к ней, оставляя меня одного. Страх заволакивает меня.
  - Что ты делаешь? - Быстро спрашиваю я, пытаясь ее хоть как-то остановить.
  - Войти в твой разум. - Она оказывается прямо передо мной, жестко сжимая металлической клешней мое плечо. - Не бойся меня, я буду аккуратна, и ты не станешь пускающим слюни идиотом, как ты грозился балморрианцу...
  Автоматически пытаюсь вырваться, но сделать это не получается. Против хватки кисти боевого джаггернаута мне далеко. Только плечо сводит болью. Внезапно засмеявшись, я на мгновение останавливаю ее, она вздергивает брови в легком изумлении.
  - Я не буду сопротивляться, если ты меня поцелуешь.
  Эта мысль вызывает во мне внутреннюю истерику, поэтому я и смеюсь. Но что мне делать еще, чтобы сбить ее настройку? Если она войдет в мой разум - она узнает все, максимум я смогу прикрыть только часть элементов знаний о будущем, что и делаю сейчас в дикой спешке, закрывая щиты на ключевые моменты будущего - иными щитами, которые скрывают само их возможное существование. Возрождение Императора, судьба Джейсена, Фелы, другие моменты - быстро, быстро, пока она шокирована моей фразой. Ведь знание - сила пострашнее Силы, как я прекрасно и давно знаю.
  Успеваю прикрыть большую часть самого главного, прежде чем она приходит в себя. Нет, она не отвечает. Просто еще сильнее сжимает сталью клешни мое плечо, так что его сводит от резкой гнетущей боли, заставляя меня наклониться. И быстро целует в губы, едва касаясь их своими, от чего по телу волной проходят ледяные мурашки, вызывая жгуче-холодный резонанс наших аур.
  После чего наступает Тьма и тьма. Я еще пытаюсь вцепиться в собственное 'я' - но это не деликатные, как я успеваю понять - методы Антинниса. Совсем иное - я просто лишаюсь сознания под той мощью, которая подавляет мой разум, замещая собой. Чернота открывается передо мной, ноги подгибаются. Последнее что я вижу - ее сосредоточенное лицо, пока он держит меня на вытянутом манипуляторе дроида.
  Как же больно...
  
  ***
  
  Медленно раскрываю глаза. Ох, черт. Как же все тело свело. Будто бы затекла каждая клеточка моего организма. Выдыхаю воздух через сжатые зубы, переворачиваясь и утыкаясь лицом в подушку.
  Кажется, я в своей каюте. И, вероятно, не один. Застонав, подтягиваю ноги и сажусь на койке, кое-как накидывая на плечи одеяло. Руки и ноги ломит, но это терпимо. Оглядываясь, вижу Арден, лениво развалившуюся на кресле.
  - Очнулся, наконец. - Ровно произносит она.
  С пятого раза получается разлепить рот, и протолкнуть наружу шершавым и распухшим языком слова:
  - Ага... Как будто я обдолбался наркотой и виски одновременно...
  Она не отвечает на мою шутку, глядя будто бы сквозь меня.
  - Заметно. Впрочем, ты быстро. Всего-то час в отключке. - Не поворачивая головы, она кивнула. - Глотни воды, как ты советовал Паараму. Силу в тебя я, правда, в отличие от тебя, не буду. Сам справишься, если уж хочешь быть сит'ари и создать новый Орден на руинах этого беспорядка, что они называют Империей.
  Еще раз протяжно вздыхаю и поднимаюсь, подходя к кухонному сектору, быстро наливая себе трясущимися руками стакан воды. Такое ощущение, что есть что-то еще, что она хочет сказать и это повисло между нами тягостной тайной недомолвки, которую я и сам не понимаю пока что. Выпив воды, оборачиваюсь к ней, аккуратно ставя стакан на полку.
  - Ты... хочешь сказать что-то еще. - Внимательно смотрю на нее, пытаясь докопаться до правды тут же, сразу. - Давай будем откровенны - ты и так побывала в моей голове.
  Усмехнувшись все еще подрагивающими, шершавыми губами, касаюсь кончиком пальца своего виска, в качестве иллюстрации. Она, наконец-то, смотрит на меня, все также ровно и без всяких эмоций.
  - И все равно ты скрыл от меня ключевые моменты будущего. Или ты думаешь я не замечу щиты за щитами? - Она дает ненадолго повиснуть обвинению в воздухе, прежде чем обезоруживающе просто продолжает. - И если бы я не... увидела то, что увидела - я бы проломила их и выбрала из твоей драгоценной головы все. Совсем все, как я уже сказала - это мне не помеха.
  Я чуть покачиваюсь, схватившись за полку, от такой незавуалированной угрозы, ожидая продолжения. В животе как будто свернулся страх, вызывая болезненные позывы спрятаться.
  - И я могу это повторить хоть сейчас. Но... тогда бы ты как раз и остался пускающим слюны идиотом. - Она, наконец-то, изгибает губы в жестоком подобии улыбки. - Почему я не сделала это? Вот этот вопрос я оставлю открытым. Ты и так достаточно умен. Хватит с тебя.
  Присаживаюсь на краешек своей койки, глядя на нее.
  - Может все же пояснишь? От этого зависит судьба доверия - и нашего союза. Все союзы между ситхами разваливаются из-за этого фактора. И поэтому мы проигрываем.
  Она медленно цедит, сверля меня взглядом.
  - Джен'ари - это больше чем то, что сейчас называют ситхами. Ты должен понимать. Но... если тебе так хочется знать правду... - Она внезапно поднимает свою живую ладонь, указывая на меня в предостерегающем жесте. - Только не пробуй этим воспользоваться. Ты мне понравился. Да, можешь благодарить свою последнюю просьбу перед... И то, что я увидела внутри, тенденцию. Джен'ари не отрицают страсть, но понимают ее шире, чем трухлявые пни из нынешнего Ордена. Я принимаю увиденное и услышанное. Тем более, если ты будешь желать меня, со всей страстью, это только усилит и твою мощь, ведь страсть ведет к алчности... И даст мне способ манипулировать тобой даже в том случае, если мы захватим власть и ты вдруг станешь сильнее меня.
  Я потрясен, а она завершает речь:
  - Все просто, не так ли?
  Судорожно киваю этой... этой твари. Какая предельная, режущая откровенность, проворачивающая острые уколы внутри обычного монолога. Не зная что ответить задаю, пожалуй, самый глупый вопрос.
  - Ты любишь Ксендора до сих пор?
  Она мрачнеет. На мгновение Тьма скручивается вокруг нее и я даже успеваю испугаться, прежде чем она внезапно ухмыляется, разбивая подступающую ауру жестокости.
  - А вот над этим ты будешь думать еще долго. - И со смехом встает на ноги. - Теперь мне пора. Не только Траун плетет интриги, знаешь ли. Насчет Люка не беспокойся. Светлая Сторона мягко стелет, но не менее опасна чем наша. Я уже учла этот момент.
  И выходит из моей каюты, добившись еще одной шпильки своей маленькой манипуляцией последних фраз. К тому же, кто говорил, что я всерьез что-то от нее хочу? Это только темное маневрирование, роняющее в мою душу очередные семена сомнения, чтобы она была ведущей по отношению ко мне в игре между джен'ари и потенциальным сит'ари. Тьма не позволяет иного, чем облекать все в игру внутри игры, если нельзя пустить в дело откровенную жестокость и принуждение. Кроме того, ей просто невыгодно делать меня кретином, чтобы получить информацию. В конце концов, даже владея всеми моими знаниями она не будет так успешно работая одна - без моей дополнительной мощи, как джен'ари, а то и сит'ари. И без Трауна, который не одобрит такой жесткий метод и явно начнет играть только свою игру, но не совместную.
  Плюс... Она джен'ари, а я - потенциальный сит'ари. А как известно, Тьма благоволит к созданию своей Судьбы как орудию - именно вторым, но не первым. И мне, если что, придется сразиться с очередным Избранным Светлой Стороны с шансами на успех большими, чем у просто джен'ари, пусть и очень могущественного, как она. Так что - игры внутри игры и манипуляции ради давления скрытым принуждением, вот что это такое. Что, впрочем, не отрицает, что мы однажды можем оказаться в одной койке, например, похожей на эту... Продолжая сражаться за превосходство.
  С этой невеселой мыслью, я склоняюсь над раковиной, начиная умываться...
  
  
  Глава 6. Не проси.
  
  Постукиваю кончиками пальцев по поясу. Особняк Харака выглядит, конечно, внушительно. Уже здоровый Паарам семенит рядом, выгрузившись следом за мной и Арден из флаера.
  - Родовое поместье... - Хмыкает Лин. - За тысячи лет ничего не меняется. Всякая аристократическая мразь рассуждает о об Ашле и демократии, попивая вино...
  Паарам вздрагивает, но молчит. Я лишь лениво отвечаю, оглядывая розовый сад перед аркой дверных ворот внутрь трехъэтажного поместья.
  - А мы вино будто не пьем...
  Арден резко отвечает, не глядя на меня:
  - Ты - точно пьешь.
  Вздыхаю, принимая пропущенную шпильку. Ну да ладно, не до пикировки. Боган скручивается вокруг, требуя своего внимания. А, значит, сейчас будет что-то важное. Что и не удивительно, впрочем.
  Из небольшой пристройки, вроде технической, выходят три человека. Угрозы нет - тут же рапортует чутье Тьмы. Люди Трауна.
  Троица подходит к нам.
  - Группа 'Омега'. - Рапортует один из них.
  - Элитные штурмовики нашего адмирала. - Цедит Арден. - Не промахиваются, имеют навыки работы ледорубами и вообще похожи на солдат, а не сборище клоунов, которые тут именуются имперской армией.
  Старший группы усмехается, спокойно принимая двусмысленный комплимент, отдающий изменой, из уст Верховного Инквизитора, произносящей их.
  - Да, внедрение через космопорт, также как и... 'контрабанда'. Мы уже проверили основные системы, нейтрализовали скрытый следящий код, и сняли парочку мятежников, которые охраняли особняк.
  - Они остались живы? - С тихой угрозой реагирует девушка.
  - Конечно. - Кивает старший боевик. - Все по директивам адмирала.
  - Значит так, сначала допрашиваем отродья. Потом вызываем этого... - Лин замешкивается на мгновение.
  - Кравика. - Напоминаю я. - Где они?
  Группа 'Омега' отправляется провести нас в гостиную, где они разместили схваченных ребелов. Особняк, на мой вкус, обставлен слишком грубо и пафосно, то ли дело утонченные воззрения нашего чисса. Наверняка прямо сейчас продолжающего вводить в действие все возможные и невозможные планы по выяснению обстоятельств, установлению жесткого, но малозаметного имперского контроля над диссидентской планетой... и мягко пытающегося отпустить 'Разбойную', чтобы наш заговор не развалился, еще не оформившись до конца, от встречи с Избранником Ашлы.
  Связанные повстанцы в типичных одеждах контрабандистов, вповалку лежали на широком диване, практически не шевелясь.
  - Нейтрализованы парализаторами. Уже очнулись. - Рапортует старший 'Омеги'.
  - Вы свободны. - Машу рукой. - Можете пока заняться патрулированием и настройкой передатчиков.
  Они исчезли так тихо и незаметно, что без помощи Силы и не отследить. Да уж, адмирал действительно должен стать главнокомандующим вооруженных сил Империи. Это не кретинические идиоты, отхватывающие от смешных мишек.
  Медленно достаю самокрутку, продуваю ее, и прикуриваю, думая, что перед тем как приступать к допросу - желательно все же немного расслабить и разорвать эмоциональную связь с Тьмой. Чтобы не устраивать бессмысленный погром. Но пока я делаю это - за дело берется Арден. Затягиваю отравленный дым глубоко в легкие, отстраняясь от вспышки мощи Богана, окутавшей женщину. Один повстанец, с которого слетает фиксирующая лента, поднимается в воздух, второго она поднимает сама - своей клешней. С некоторым удивлением наблюдаю, как с обоих мятежников срывается следом и одежда, оставляя их тела голыми.
  Новая вспышка Тьмы - и оба оказываются распятыми на стене, фиксируемые Силой. Арден усмехается, ее лицо становится очень... неприятным. Она идет к ним, а я пока присаживаюсь на пышное кресло, сжимая в пальцах потрескивающую самокрутку.
  - Все просто. Мы и так знаем все, что нужно. Но вы... можете купить себе легкую участь, если расскажете что знаете. Мне это нужно только из пустого любопытства - подтвердить лишний раз свои сведения. - Женщина усмехается. - Играть в героев Восстания не советую.
  Клешня щелкает в воздухе за несколько сантиметров от гениталий одного из повстанцев.
  - Вас возглавляет Кравик? - Задает она вопрос, сжимая клешней...
  Если бы я не курил сейчас - испытал бы желание отвернуться. Однако ее методы действительно не менее брутальны, чем мои.
  - Кто ж еще. - Нервно отвечает повстанец, наблюдающий за своим коллегой, сжимающимся от боли. - Коммандер Истов Кравик. Мы просто исполняли приказ! Миссия была даже не согласована с руководством Альянса!
  Арден улыбается своими черными губами, щелкая клешней. Я вздрагиваю, ожидая дикого вопля - но нет. Человек не может и рта раскрыть, медленно оседая по стене, женщина явно ослабила хватку Силы на жертве.
  - Ему не повезло, а тебе - вполне. - Она оборачивается к... уцелевшему. - Ты даже выживешь, гарантирую. Нам нужны свои люди в Восстании. Ведь именно ты будешь тем героем, что выведет вашу группу после столкновения со следователями Империи, после страшной гибели Кравика - и не менее ужасающей смерти еще одного вашего товарища.
  Она кивает на человека, свернувшегося под стеной. Он уже мертв. Едва не давлюсь дымом - Лин просто остановила его сердце, усилив Силой болевой шок от... экзекуции. Интересная практика. Надо запомнить и как-нибудь попробовать повторить. И обезопасить свой разум дополнительными щитами от такого рода возможного вмешательства.
  Арден слегка пошевелила живым пальцем, покрытым черным лаком - и повстанец упал на пол.
  - У Кравика есть связь с 'Разбойной', которая прибыла на планету во главе с Антиллесом и Скайуокером? - Задает она ключевой вопрос.
  Даже Траун с помощью своих махинаций выяснить этот вопрос не смог, увы.
  - Я... не знаю. - Голый повстанец тут же вздрагивает и закрывается руками. - На самом деле не знаю! Кравик говорил, что скоро прибудет другая группа. Элитные ребята, прямо с 'Дома-Один'! Но на счет связи... Наверное, только он сам и поддерживает контакт. Или лично, а может и вовсе через штаб! Узнаете у него!
  Лин едва качает головой, кладя руку ему на голову.
  - Не бойся... - Тьма сгущается в один клубок в ее ладони. - Я всего лишь возьму гарантии твоей верности.
  С тихим стоном повстанец становится на колени, ведомый ее волей.
  - Как тебя зовут?
  - Умил Румер... - Шепчет он.
  - Умил Румер, теперь твоя судьба в моих руках. Ты будешь служить только мне, джен'ари Арден Лин. Если ты решишь меня предать - твое сердце остановится и ты умрешь в страшных муках.
  Быстро забычковав сигарету, внимательно наблюдаю за происходящим. Ситская алхимия? Именно то, что является истинной магией, если ее так можно назвать, подчиненная только знатокам Темной Стороны? Как бы потом уговорить Лин показать мне это, научить... Ради этого я готов признать ее своим Мастером... временно.
  Человек дрожит, упершись ладонями в пол. По его телу пробегают нити Тьмы, вгрызающиеся в его плоть, уходящие внутрь, узором заползающие в грудную клетку. Это даже красиво. Укол острой зависти к способностям древней джен'ари поглощает было меня, но быстро отступает, подавленный волей и эффектом самокрутки. Не время ссориться. Тем более, если я ощущаю любую эмоцию, принадлежащую Богану в других - она и подавно. Убедился.
  Наконец эманации Тьмы окончательно втянулись в Умила Румера, и Арден сняла с его затылка ладонь, отступая на шаг - и поворачиваясь ко мне.
  - Пора проведать нашу 'Омегу' и связываться с Кравиком.
  - Ты научишь меня ситской алхимии? - Жадно спрашиваю я, продолжая разглядывать человека, трясущегося на полу.
  Губы инквизиторши растягиваются в улыбке.
  - А я думала, что сит'ари не просят. Впрочем, ты очень своеобразный претендент на этот титул. - Быстро посерьезнев, она говорит уже иным тоном. - Что мне за это будет?
  - Кроме того, что мы в одной лодке, как ты сама говорила? - Делаю непонимающее лицо, поднимая брови. - Например, я готов признать тебя своим Мастером на путях Силы... временно. Потому что Боган явно не требует возрождать Легионы Леттоу.
  Арден взмахивает окровавленной клешней.
  - Поднимайся, Умил, и оденься, наконец. Нам пора. - Сосредоточив взгляд на мне, она бросает. - Я подумаю над своими условиями, Мариил. Вернемся к этому разговору позднее.
  Касаюсь пальцем комлинка. Один из штурмовиков 'Омеги' появляется в дверях мгновенно.
  - Да, сэр?
  - Как ситуация?
  - Под контролем. Готовы связаться с Кравиком по вашему приказу. Харак Паарам ждет в комнате связи.
  - Берем с собой еще этого. - Указываю на спешно одевающегося повстанца. - Для гарантии, если Кравика что-то вспугнет, он появится в кадре.
  Боевик кивает, и мы отправляемся.
  
  ***
  
  Застыв за ширмой, наблюдаем за тем, как Харак по-хозяйски устраивается в своем кресле, а за его спиной застыл 'свежезавербованный' Умил. В конце концов, голограмма появляется. Мужчина, выглядящий также как типичный контрабандист, или даже наемник 'Черного Солнца', с небритым, жестким лицом, и шрамом тянущимся через щеку, смотрит на владельца поместья.
  - Что тебе нужно, Паарам?
  - Я обеспокоен. - Нервно произносит наш клиент. - Я с остальным советом летал на Разрушитель, зависший над планетой. Это мне не понравилось. Империя здесь и я опасаюсь...
  Кравик едва закатывает глаза.
  - И чего ты хочешь сейчас?
  - Встретиться. Приезжай. Я всерьез подумываю оставить свои активы младшей сестре - и улететь с этой планеты с вами. С Восстанием. Чем дальше от Империи...
  Кравик потирает подбородок, разглядывая Харака.
  - Ты - пугливая банта. - Сменив тон, он продолжает мягче. - Ты сделал все, что я хотел?
  - Да. Компромат на имперского командующего готов. Скоро агенты Империи его найдут, если еще не нашли. Я сохранил данные в базах космопорта. Поэтому причастность имперского адмирала к контрабанде будет очевидна, без всяких сомнений.
  Тихонько усмехаюсь. Так вот еще почему штурмовики в космопорте наводили шухер. Еще одна причина этой части плана Трауна. Забрать по-тихому все базы данных, где хранится сфабрикованный компромат. И, скорее всего, инфильтрированные группы уже взяли исполнителей плана Кравика, найдя их через бухгалтерию центрального банка планеты... Или еще как.
  - Ладно... Ты хорошо послужил делу... Восстания. Это вполне возможная плата за помощь устранении опасного врага нашей борьбы. - Улыбается краешком губ Кравик. - Место встречи - секрет в мусорном каньоне. Умил знает где это. Передавай дела своей родственнице и выдвигайтесь.
  Умил отдает честь.
  - Так точно, коммандер Кравик. Доставим в кратчайший сроки нашего друга.
  - Прелестно...
  Связь прерывается, отключенная с той стороны.
  Выхожу из-за портьеры первым, широко улыбаясь.
  - Отлично, все по плану. А тебе, Харак, меня надо благодарить каждое мгновение. Ты же понимаешь, что он не оставил бы тебя вживых. Оказался бы завербован Империей, или шаттл потерпел бы крушение... Печально вышло бы для тебя.
  Умил удивленно смотрит на меня, пока Паарам, вздрогнув, прикрывает лицо ладонью, едва слышно прошептав 'во что я ввязался...'.
  - Умил, так как теперь ты работаешь на нас... на Арден - ты можешь знать, что сейчас даже не совершишь предательства своего драгоценного Восстания. - Оглядываюсь на появившуюся из-за ширмы следом Лин, как и людей из группы Омега. - Кравик - это двойной агент. На самом деле, он крот Инквизиториума.
  Видя непонимание на лице повстанца - хмыкаю еще раз.
  - Это секретная структура. Считай, что нечто в духе тайного управления Имперской Разведки. Работая на нас - ты помогаешь себе. А в данный момент и своим товарищам. Скорее всего, Кравик бы устранил всех вас, и вернулся на 'Дом-Один' в одиночку, списав все на катастрофу или штурмовиков. Зачем ему свидетели?
  Арден за моей спиной тихонько вздыхает.
  'Любишь ты подсластить горечь. Работа не за страх, а за совесть?' - Раздается в моей голове. Как она прошла сквозь ментальные щиты?
  'Очень просто. Я же уже была в твоем разуме. И... этому я тебя тоже смогу научить, и как с этим бороться - также. Но у всего будет своя цена'.
  Кривлю губы, испытывая легкий прилив ярости. Харак и Умил, явно приняв на свой счет, с опасением разглядывают меня.
  'Я понял. Вернемся к этому позже, как ты говорила. А смешать принуждение и верность - это лучшая комбинация'.
  - Нам пора, Паарам. Естественно, дела ты никому передавать не будешь. Кравик умрет, а ты останешься здесь, как верный Империи член планетарного совета. А если даже и не Империи - то нам. - Улыбаюсь, похлопав его по плечу.
  
  ***
  
  Выстрелы бластеров проходили над нашими головами. Увы, но идеальный план сорвался. Видимо, Кравик либо что-то заподозрил, либо сразу объявил своей группе повстанцев, что Харак - предатель, и его личный шаттл надо сбить еще над подлете к базе их ячейки на склоне мусорного каньона, где кажется ржавое железо разбросано еще со времен оккупации Истинной Империей Ситхов четыре тысячи лет назад. Лишь благодаря мощи Богана, подчиненной Лин - она успела отвести ракету, едва прошедшую в результате в считанных метрах от шаттла.
  Высадка прошла под огнем, дымящиеся руины корабля за нашими спинами на посадочной террасе - тому подтверждение. Прячась за ящиками на погрузочной площадке, мы сдерживали вражеский огонь. Точнее, сдерживала его группа 'Омега', изредка отвечая прицельными выстрелами, держа рядом с собой Харака и Умила, которым оружие, конечно же, никто не доверил.
  Мы с Лин торчим за посадочным краном.
  - Что будем делать? - Подаю голос, пытаясь отдышаться от броска сюда от разваливающегося шаттла.
  - Надо перебить их всех. - Выступает она в роли очевидности. - И захватить Кравика. Не дать ему уйти...
  - Владеет ли он Силой? - Задаю резонный вопрос, прижимаясь спиной к нагретому местным солнцем крану.
  - Скорее всего, как и все агенты Инквизиториума. Но вряд ли серьезно. - Она ухмыляется. - Не проблема для нас. А ты давай, вперед, я прикрою.
  Почему я? Хотя да, уточнять бессмысленно. Она старше меня по званию в иерархии этого чертового Инквизиториума - это единственный ответ, который я смогу услышать. На самом деле, она все еще проверяет мои способности и удачливость, необходимые для будущего сит'ари, без сомнений.
  Тяжело вздыхая, закрываю глаза, ощущая бурление Тьмы вокруг. Это ее родное поле, гнев, ярость, смерть, касающаяся всех... Ее мощь привычно входит в меня, наполняя самоуверенностью и ощущением центрального места, занимаемого мною в мире.
  Отлипаю от крана, переполняемый лихорадочной активностью, начавшей сотрясать мое тело, выглядывая из-за железной конструкции. Близкий бластерный заряд обдувает мою щеку жаром. Но это не страшно, Сила должна защитить меня, если я направлю ее острие на убийства.
  Выбрасываю вперед руку, сжимая кулак. Один из ящиков, сваленных вблизи от дверей внутрь скалы, срывается с места, заставляя меня слегка вздрогнуть от виртуальной отдачи. Он взлетает в воздух, открывая несколько повстанцев, скрывавшихся за ним, и я, преисполняясь ощущением всемогущества, раскрываю ладонь, посылая его прямо на них.
  Удар кромки срывает половину черепа одному из ребелов, пока другие отпрыгивают в стороны. Выстрелы 'Омеги' задевают парочку, заставляя их упасть бездыханно. Боган радостно воет вокруг - и внутри меня, получая свою жатву, застилая мне глаза своей страстью, наполняя собой под завязку.
  Выдыхаю воздух, чувствуя привкус крови и льда на губах, и полностью выхожу из-за укрытия, потеряв контроль. Все в моей власти. Обе руки поднимаются и с них срывается двойной голубой поток, сминающий еще одну позицию ребелов у дверей, пока выстрелы лихорадочно мечутся вокруг меня.
  Вопли звучат сладкой музыкой, понукающей меня продолжать. Медленно иду вперед, продолжая иссушать себя перекачиваемой через тело энергией Тьмы, испускаемой трещащими, острыми молниями. Перед глазами встает кровавая пелена, через которую проступают яркие, светящиеся объекты - живые люди. И, честно говоря, сейчас меня не волнует разница между своими и чужими. Просто чужие - прямо перед глазами.
  Вскрикнув, поднимаю руки над головой, резко опуская. Силовая волна, испущенная мною самим, заставляет упасть на колени, содрогнувшись.
  Когда мне удается поднять голову и посмотреть вперед, я вижу разорванные куски металла и плоти, разбросанные перед выбитыми ударом дверями. Над всем этим клубится дым и ноздри щекочет запах паленой плоти. Своей или чужой?
  Выстрелов больше нет. Никто не выжил в этом акте чистого разрушения. Вот только меня резко покинули все силы и по лбу стекают струйки пота. Как-то очень резко я ощущаю сейчас жар от солнца, тяжесть гравитации, тянущей меня к земле... Даже порадоваться результатам я не могу, пытаясь продышаться.
  Мне на плечо опускается рука.
  - Молодец. Только в следующий раз не поддавайся Богану полностью, чтобы он не иссушил тебя до дна. Контролируй его. Знай его слабость - он служит только сильным, слабых же превращает в пустую марионетку, бросаемую в качестве жертвы врагам. Ведь не каждый раз у тебя под боком будут твои самокрутки... - Голос Арден даже слегка заботлив, на очень отмеренную толику этой эмоции.
  - Спасибо. - Шепчу я, вытирая лицо рукавом и медленно поднимаясь на ноги.
  - Считай это первым уроком, мой Ученик, нашего нового Ордена.
  Вот как? Однако спорить сил нет. Тихо отвечаю, разглядывая приближающихся к руинам дверей бойцов 'Омеги'.
  - Благодарю, Мастер. Я считаю, что нам пора...
  - Да. - Ее тон меняется, наполняясь льдом самого Богана. - Дарую тебе имя... По новой традиции, принятой в эту эру, тебя будут звать Дарт Нейтан.
  Мне кажется поначалу, что это пустая формальность... Но я не прав. Удар под дых. Иначе это не описать. Нечто, сама Тьма, свернувшаяся, бушующая вокруг, и ранее как будто отступившая, врывается в меня, поглощая болью разум.
  Прекратив орать, я сжимаю челюсти, беря себя под контроль. Мощь Темной Стороны мгновенно опадает, сжимаясь у моих ног, давая силы подняться.
  - Ты спланировала это? Посвящение после массового убийства?
  Арден безучастно оглядывает окружающее, как будто не обращая внимания на меня.
  - Может - да, может - нет. Вперед, Кравик - я чувствую - готов уйти. Идем же, Нейтан.
  Новое имя джен'ари отзывается в моем теле новой волной Тьмы, скручивающей внутренности. Но теперь я могу устоять на ногах, заставляя ее распределиться по мне, окутать ауру пологом, которая даст равновесие в ее призывах к себе, как я уже понимаю.
  - Главное не дай ей поглотить тебя. Боган - это обоюдоострый инструмент. Твоя мощь идет из борьбы с собственным могуществом, пытающимся поработить тебя. - Снова Арден, уже оказавшаяся, одним прыжком, около боевиков. - За мной.
  Бегу следом, нагоняя ее уже внутри коридоров. Группа 'Омега' осталась на разгромленной террасе, вместе с охраняемыми ими Умилом и Хараком.
  
  ***
  
  Кравик - а кто еще это может быть - отшвыривает в нас тело одного из повстанцев, едва не сшибив меня. Пригибаюсь, замирая за дверным косяком. Кажется, наш клиент очень зол. Покосившись на Лин, застывшую позади, вздыхаю. Испытания продолжаются. Теперь я ей - и Богану - должен подтвердить свое новое 'звание' или как-то так? Ну что ж...
  Прищурив глаза, призываю к себе Тьму, меня слегка ведет, заставляя вцепиться в косяк, чтобы удержаться на ногах. Несмотря ни на что - она остается такой же жесткой и опасной Силой, вгрызающейся в плоть и дух.
  Но теперь за углом я ощущаю сгусток, даже не выпуская ментальные щупы, одним пониманием, вызванным резонансом - там находится кто-то, обуянный злыми эмоциями и владеющий Темной Стороной, об этом говорят мурашки, пробежавшиеся волной по коже. И, этот некто - Кравик - готов убить.
  Говорят, ситхам помогают световые мечи в таком случае. Но, во-первых, у меня его нет, а, во-вторых, я не умею пользоваться холодным оружием. Скорее - ухо себе им отрежу, чем куда-либо попаду. А уж лайтсабером... Но древние ситхи - и Палпатин - считают меч лишь баловством. Поэтому воспользуемся, как всегда, силой разума - и Силой духа.
  Поднимаю взгляд, разглядывая льющийся свет. Моя рука поднимается - и с нее срываются нити темноты. Треск, плафоны в зале контроля, который я не вижу, но лампы-то представить себе могу - рвутся на части, осыпая плексигласом пол - от ближайшей на потолке, прямо за косяком - россыпь барабанит по моей обуви.
  И выбегаю в зал, сжимая кулак, чтобы схватить противника за глотку.
  В темноте только Сила позволяет мне понять где он - и я выбрасываю руку, ловя его в телекинетический захват... Увы, но я не могу достаточно сосредоточиться, не видя живую плоть врага. Боган выскальзывает из моей ладони, не возымев эффекта. А Кравик начинает стрелять, полосы бластерного огня вспышками разрезают помещение, заставляя меня инстинктивно припасть к полу.
  - Вам не взять меня, ублюдки. - Торжествующий голос Кравика раздается в темноте, и я чувствую как колеблется Сила, подернувшись рябью.
  Почему ничего не предпринимает Арден? Ее мощь ощущается за стеной, как будто закрытая скорлупой, под которой плещется сама Тьма, столько там скопленной силы...
  Поднимаюсь на ноги, выбрасывая ладони. Страх и непонимание поглощают меня, перерастая, под даже мягким сейчас влиянием Богана в злость и желание остановить - а, значит, убить, растерзать, разорвать врага, пока он не причинил мне вред.
  Удары молний находят противника. В темноте, расцвеченной блеском голубого электричества я вижу Кравика, положившего ладонь на канистру. Он даже не вопит, нет - болезненная улыбка на его лице, выхватываемом вспышками из мрака. И тут я понимаю, что облегчил ему задачу забрать меня в ад. Пытаюсь остановить поток, но Боган не готов отпустить меня так быстро и искры стекают с его рвущейся плоти руки на металл...
  Взрыв. Яркий, поглощающий огонь отпечатывается на сетчатке моих глаз. Воздух исчезает из легких, но я уже не пытаюсь его вдохнуть, отрываясь от пола и отправляясь в последний полет...
  
  Глава 7. Верь.
  
  Я плыву во Тьме, как будто в глубине окена. Нет сил ни шевелиться, ни размышлять, только течение, на котором я будто бы покачиваюсь. Два голоса, мужской и женский, которые я не могу понять и осмыслить, просто слышу, как они говорят где-то вне этого состояния.
  - Если ты думаешь, что можно вот так разбрасываться возможностями и вероятными, открывающимися вариантами действий - это значит что я ошибался в тебе.
  - Ты не понимаешь, я не разбрасываюсь. Это необходимо ему! И, значит, необходимо нам. Нашему формирующемуся альянсу...
  - Какое слово. - Тихий смешок. - Из уст...
  - Заговор будет звучать лучше?
  - Нет, я думаю, что это будет называться возрождением Истинной Имперской Хартии.
  - И Ордена. А Боган требует таких мер. Иначе нельзя, поверь мне.
  - Мне не надо верить, мне надо знать, что это именно то, чем вы являетесь, а не твой план по устранению конкурента в вашем будущем, так называемом, Ордене. - Мужской голос становится сухим.
  - Поверь мне... Я в этом не заинтересована. А вот в нем - очень даже.
  - Вот как. Что ж. Тогда я спишу обе твои провокации, как по передаче данных об 'угрозе инфильтрации' на шаттле секретным кодом Восстания на базу Кравика, так и осознанное оставление его в одиночестве - на ваше... посвящение.
  - Так и есть. - Решительно, отрубая все возможности к спору звучит женский голос.
  - Но я не могу понять иное. Почему ты хочешь вынуть его из бакта-камеры? Это будет представлять угрозу его жизни, настоящую и непосредственную.
  - Нет, адмирал, о нет. Ты же знаешь о древних ритуалах джен'ари. Камера со змеями для посвященного после наречения и убийства врагов...
  - Вот как. - Смешок. - Создать новый Орден, но по канонам древности. Попрошу в будущем без каггатов, в таком случае. Это повредит Империи.
  - Нет, никаких каггатов. Он не позволит, а он будет воплощением воли Богана. Я сделаю это любой ценой. - Голос наливается скрытой злобой.
  - Это звучит... самоуверенно. У тебя есть личный интерес? - Вопросительные интонации мягки, скорее тон утверждающий.
  - Важно иное. И я, как Верховный Инквизитор, приказываю прекратить лечение пациента, доставив его в мою каюту. Сейчас же.
  - Как скажешь. - Голос мужчины сух и четок. - Мне необходимо еще позволить Люку и его дружкам сбежать с планеты. Так что я откланиваюсь.
  
  ***
  
  Боль, вот что пробуждает меня. Пытаюсь вздохнуть, но дыхание перехватывает. Как будто лава, огонь - кругом, повсюду, сжигают меня. Кажется, я вытягиваю руку, пробуя нащупать что-нибудь, пока по глазам режет свет. Кто-нибудь, помогите мне! Пальцы хватаются за что-то - видимо, простынь. Но какой бы мягкой она ни была - кожа просто пылает, царапая и терзая мои рецепторы.
  Что-то жестко переворачивает меня на спину, давая, наконец, вздохнуть - боль настолько адская, что воздух сам протолкнулся в легкие, чтобы набраться для тихого искаженного вопля.
  Надо мной стоит Арден, на ее лице выражение полной отстраненности.
  - Слушай меня, верь мне. - Слышу ее слова, режущие мой слух.
  - Как же больно... - Губы шевелятся, натягивая кожу - меня всего передергивает от напряжения.
  - Так и должно быть. Ты должен вылечиться. Сам. - Ее клешня застывает перед моим лицом, указывая острой кромкой куда-то на переносицу. - Ты знаешь, что Боган не умеет лечить?
  Нет сил отвечать - все тело горит, лихорадочно сводя плоть. Я просто не могу раскрыть рта, судорожно сжимая челюсти и проталкивая воздух в себя - и из себя - с усилием.
  - Но истинный джен'ари - это не джен'джидай, и даже не большая часть тех, кто называет себя ситхами сейчас. - Ее голос обретает менторские интонации, вгрызаясь вместе с болью в мой разум. - Дарт Нейтан, ты должен впасть в исцеляющий транс, как это называет джидай. У нас это называется медитация мощи.
  Кажется я начинаю отключаться, потому что ее слова раздаются все глуше несмотря на всю их силу, а боль затопляет разум, отрицая реальность. Жив ли я до сих пор?
  Мои глаза распахиваются от шока. Наконец-то я кричу в полный голос. Ее клешня падает на мою грудь, разрывая обгоревшую кожу, начинает скрежетать, двигаясь по телу, к животу, срывая руины почерневшего тлена с мяса...
  - Слушай меня. Слушай!
  Ее голос вновь врывается в мой мозг, отпечатываясь кровавыми, багровыми следами. У меня уже начались галлюцинации? Это бред...
  - Сила должна освободить тебя! А это значит, что ты можешь делать все что угодно с помощью Богана! ВСЁ! И ты ломаешь Тьму через колено, заставляя выполнять твою волю, ведь ты становишься свободен! - Ее слова подтверждаются новым актом терзания, заставляя меня рефлекторно подняться и увидеть себя целиком.
  Это... ужасное зрелище. А ее клешня, разрывающая ожог, в который превратилось все мое тело...
  - И Боган может даже подчинить силы Ашлы, заставляя со своей помощью давать тебе всю мощь. Ведь Сила - едина! А Боган - самая сильная ее часть, властвующая над всем. Так медитируй же на него, погрузись в самую глубь 'второй луны', чтобы взять от Силы всё.
  Она отворачивается, заканчивая:
  - Верь мне. Не бойся ничего. Не проси помощи.
  Я падаю обратно, сжимая пальцы, обгоревшие места почти до кости, более не видя ее - только боль, которая погружает меня в себя. И... Тьма, питающая ее, смеющаяся надо мной.
  Я не позволю себе умереть, ведь Тьма - это я. Я - центр вселенной! Иди ко мне, Тьма! И она отзывается, вторгаясь в меня, увлекая за собой. Дробя меня на тысячи частей, но это я - и поэтому я в ней, а не она во мне.
  Частью я вижу Арден, севшую на край кровати рядом с моим свернувшимся телом.
  Частью - адмирала, откинувшегося в кресле своего обзорного зала, разглядывающего картины баллморианцев ранней республиканской эпохи.
  Частью - Тремейна, душащего толстяка в форме имперского чиновника...
  Слишком много частей, а я - один. И я буду жить! Сила отвечает, устремляясь в меня, волей всех осколков, сжимая хватку. Теперь начинается настоящая борьба.
  
  ***
  
  Рывком поднимаюсь на кровати, оглядываясь. Иллюзии и образы медленно исчезали. Бесконечность, проведенная везде - и нигде, в странных попытках ухватить иллюзорными руками слишком реальную, единственно ощутимую черноту - медленно отступала.
  Часто моргаю, пытаясь понять почему так темно, пока до меня не доходит - свет выключен. Видимо, на корабле условная ночь, а Арден или ушла - или спит. Тянуться к Тьме, чтобы это проверить - нет, не сейчас! Не после вечности, проведенной с Боганом один на один, преследуемый словами древней девушки и желанием жить.
  Медленно ощупываю свое тело, ведя ладонями по груди и животу. Нет, все целое, гладкое. Никакой боли, никаких ожогов. Только мокрый насквозь, как это называется. Весь в холодном, как сам Боган, липком поту.
  Подношу руку к лицу, видя ее силуэт. Как же прекрасно иметь живые пальцы, здоровую плоть. Ничего не мучает и не терзает. Мощь Темной Стороны может даже дать возможность исцелиться. Но только борьбой. И я - смог.
  Как ни смешно, но мне хочется двух вещей. Пить - что еще понятно - и спать. А вот второе даже удивительно. Ведь я и так провел без сознания, наверняка, очень длительный срок.
  Облизываю сухие губы шершавым языком, медленно поднимаясь на ноги. Затекшие конечности начинает было вести, но инстинктивная и короткая вспышка Богана подавляет это. Я замираю, обращая взор внутрь себя, в темноте это сделать проще простого. Так вот, сейчас ты мне не нужна, Тьма. Я - твой хозяин, хотя и ты думаешь, что я твое орудие. Оставь меня, сейчас ты мне не нужна. Я буду приказывать тебе, а не давать входить в себя в любой момент.
  И вечный тихий шепот голосов из ниоткуда затихает, прекращая подтачивать мой ум и волю своими желаниями, исчезая. Однако 'вторая луна' не оставила меня в одиночестве - она просто замерла где-то вокруг меня в ожидании, когда это будет необходимо мне. Вот, значит, как это на самом деле - быть джен'ари.
  Тихонько улыбаюсь, и пытаюсь наощупь найти туалетный отсек, явно не желая включать свет и будить Арден. К тому же, прямо сейчас я вспомнил диалог между ней и, видимо, Трауном, пока плавал в бакта-камере... Еще плавал в бакта-камере. Гнев хлынул потоком, вызывая желание растерзать ее к чертям за то, что мне пришлось пережить. И, какое счастье, что я успел подчинить себе Боган, иначе бы он уже срывался с моих пальцев волнами электричества во все стороны, лишь бы только найти и покарать ее за такую муку.
  Резко вздыхаю, чуть успокаиваясь. Да, она вела себя так, как вела. Но это было к моей пользе, так или иначе. И больше такого я никогда не допущу. Однако как меня это бесит, буквально режет изнутри, заставляя грудь вздыматься в тяжелом, злом, сипящем дыхании. В любом случае, она узнает мою месть за такое. Потому что лишь я могу распоряжаться своей судьбой. Никто - ни она, ни Боган, не имеют на меня никаких прав в этом вопросе.
  Надо выпить воды, лечь спать - и всё.
  Что-то холодное касается моего плеча, заставляя вздрогнуть. Пытаюсь обернуться, но нет - хватка сжимается, крепко ухватив меня.
  - Арден! - Злобно рычу я, вырываясь из ее захвата и отпрыгивая в сторону, чуть не врезавшись во что-то. - Что тебе еще от меня надо? Мало пыток для посвящения, сссука? Еще хочется надо мной поизмываться?
  - Идиот. - Раздается в ответ.
  Призываю Силу, видя ее уже совсем рядом со мной. Опускаю руки, собирая в левую мощь Богана для одного - жестокого удара, который впечатает в стену даже древнего джен'ари.
  - Если ты сделаешь это - лишишься руки. - Угрожающий тон не оставляет сомнений.
  - Это так ты разговариваешь с сит'ари? - Медленно отвечаю я, сжимая кулак, в который продолжаю нагнетать Силу. - Возможно тебе стоило бы извиниться передо мной?
  - За что? - Она замирает прямо передо мной, я вижу ее в темноте. - За то, что делаю из тебя истинного сит'ари? Ты должен быть мне благодарен, Нейтан!
  - Буду, если ты перестанешь измываться надо мной! - Выбрасываю руку в сторону, выпуская мощь Богана.
  Удар слишком силен, каюта как будто стонет, пока в ней скрежещет волна Силы. Оступаюсь, в шоке пытаясь понять, как я так быстро и мощно собрал столько Тьмы без всякого ощущения.
  Над моим ухом свистит сталь, разрывая обшивку металлопласта. Она отвела свой удар, показывая, что могла бы сделать. Впрочем, сейчас я понимаю - это бы ее не спасло, отправь свой удар в нее. И она это тоже понимает, я чувствую ее страх в темноте, исходящий волнами от ее тела. Только сейчас я понимаю, что она в одной ночной рубашке и начинаю тихо смеяться. Сила мечется вокруг меня, требуя все же чего-нибудь более полезного, чем бесполезный удар в сторону.
  - Что?
  - Ничего... просто ты... - Отвечаю я, унимая смех, и нажимая клавишу на стене, чтобы включить свет и смутить ее.
  Ламповая полоса на мгновение включается - и тут же взрывается, осыпаясь на пол. Конечно, от удара даже стена прогнулась, неудивительно.
  Однако увиденное вызывает во мне совсем другое предположение как выплеснуть лихорадку, заставляя меня забыть о попытке ей отомстить собственным видом. Он наводит меня на совсем иные мысли.
  Прежде чем она успевает вспыхнуть от ярости, что я ощущаю теми же мурашками по коже от начавшей резонировать Тьмой ее ауры - наклоняюсь к ней и целую.
  - Ты смухлевала тогда. Это был не поцелуй, а почти имитация. - Замечаю я, сжимая ее за плечи, чтобы не вырвалась, пока я таки осуществлю свое желание иным образом.
  Она обнимает меня, внезапно отвечая на поцелуй, заставляя лишь слегка вздрогнуть, когда клешня сплетается с живой рукой у меня за спиной. Но такие мелочи меня уже не волнуют. Отголоски Тьмы, сплетающейся вокруг нас замечают, что за дверями собираются штурмовики, среагировав на срочный вызов - в конце концов, в каюте Верховного Инквизитора произошел взрыв...
  - Не беспокойся. Они уже уходят, вызов ложный. Разберутся еще нескоро. - Отрывисто шепчет Арден, увлекая меня за собой на пол, довольно болезненно подталкивая кромкой клешни, но мне опять же, уже все равно.
  
  ***
  
  Адмирал поднял взгляд на Восса Парка, застывшего перед ним.
  - В чем дело, Восс?
  - Был вызов из каюты Верховного Инквизитора. Диспетчер посчитал, что там произошел взрыв, но отправленные штурмовики вернулись...
  - Заявив, что каюта в порядке, верно? Несмотря на то, что показатели все равно сбоят? - Тонко улыбнулся адмирал.
  - Именно так. - Кивнул Парк. - Нужны ваши указания, потому что здесь не обошлось без... Силы. А с учетом того, что там два ее носителя.
  - Поэтому вам не надо беспокоиться. Это человеческая психология, Восс, только и всего. - Траун сплел пальцы, разглядывая человека. - Вы знаете, люди, которые владеют Силой так неустойчивы. И поэтому то, что произошло - только к лучшему. Можете не переживать, и вызывайте бригаду ремонтников, причем только тогда, когда Верховный Инквизитор и мой 'политический советник' покинут помещение.
  Восс Парк кивнул, отдал честь, и развернувшись на каблуках вышел из обзорного зала, оставляя адмирала наедине с космосом и произведениями искусства. Улыбка продолжала играть на губах адмирала, когда он прошептал:
  - Ты умна, очень умна Арден. Я не ошибся в тебе, о нет. Теперь опасной связке двух джен'ари не грозит взаимоуничтожение до создания полноценного Ордена. После обретения могущества в инициации - джен'ари всегда так нестабильны и могут сделать непоправимое, не справившись с обретенной мощью... Молодец, это правильный крючок для стабилизации. Да и спровоцировать Мариила, чтобы он так брутально вырубил все системы слежения в каюте до такой степени, что исчезли сами носители записей... Молодец, молодец.
  Траун, продолжая улыбаться, вызвал на голоэкран изображение картины 'Рассвет киликов', погружаясь в созерцание.
  
  ***
  
  - Прибытие на орбиту Корусканта, сэр, через пятнадцать минут.
  - Сразу же установите связь с Убикторатом и приемной Лорда Вейдера. - Бросает адмирал.
  Я аккуратно поправляю воротничок кителя, понимая что интрига адмирала выходит на самый высокий уровень. Но не спорить же с ним - именно он наш мозг в имперской политике, да и кто я такой, если брать свое звание в иерархии имперского управления? Так, мелкая сошка, на которую легко обрушить гнев Империи, если вскроется хотя бы часть информации про мои шаги...
  Надеюсь, что меня не потащат ни туда, ни туда. Уж больно страшные слухи ходят про Убикторат. Не говоря уж про людей Вейдера, как и его самого, там и слухов не надо.
  Арден застыла за спиной адмирала, сосредоточенно разглядывая мерцание гиперпространства вокруг. Пальцы ее живой руки сжимали за спиной собственную клешню. Вырезанная из Богана скульптора, воплощающая лед и отстраненность. Адмирал на ее фоне смотрелся утонченным существом, вполне живо развалившимся в своем командном кресле.
  Звезды появились на обзорных иллюминаторах, а я едва подавил желание отступить на шаг назад. Хотя это и глупо - в любом случае я не попадаю в фокус будущей голограммы, которая появится перед...
  Прямо сейчас. Лицо человека - обычное, я вижу такие в толпе постоянно - появляется перед командным креслом, в котором восседает адмирал, и за которым стоит Арден.
  - Убикторат на связи. Адмирал Траун, Верховный Инквизитор Арден Лин.
  - Нам требуется срочный прием. Информация, которую Верховный Инквизитор получила с моей помощью касается безопасности Империи. Передача ведется также в приемную Лорда Вейдера.
  - Принято. Статус?
  - Государственная измена высшим должностным лицом. - Четко произносит Траун. Арден лишь молча кивнула за его спиной.
  - Совершайте посадку перед головным офисом СИБ лямбда-шаттлом. - Отвечает мужчина. Вас будут ждать... Айзен Исард, вероятно.
  Связь прерывается. Траун оборачивается ко мне.
  - Я думаю что вам, Мариил, стоит отправиться с нами. Но вы подождете в челноке. Не думаю, что вас захотят вызвать для уточнений, но...
  Киваю, отдавая честь.
  - Ясно, сэр!
  Дальнейшее, на самом деле, было как в тумане. Я иду вслед за адмиралом и Верховным Инквизитором, мы погружаемся в лямбда-челнок - и все это в гнетущем молчании. Каждый погружен в свои мысли - и не хочет говорить ничего лишнего.
  Посадка прошла успешно, из-за некоего оцепенения, возможно опять же связанного с Силой - меня даже не укачало по дороге. Такое ощущение, что этот муар вызван первым грядущим ключевым изменением истории. Сосредоточившись на этом чувстве, я погружаюсь в Боган и вижу трещины в нем, как будто Тьма изменяется, перестраивается... Скорее всего, я прав в своем предположении. Ни адмирал, ни Арден так ничего и не произнесли, покидая челнок, оставив меня одного, если не считать двух пилотов в черных комбинезонах. Только моего разума коснулась мысль - явно чужая, прошедшая сквозь щиты от Лин: 'Не используй Силу и не тянись к ней в этом месте'.
  Резко испытав желание закурить, отстраняю от себя Боган, оставаясь в гнетущей внутренней и внешней тишине. Проходит, видимо, достаточно времени, потому что я, незаметно для себя, перенервничав, начинаю засыпать, впадаю в полубредовое состояние. Некие невнятные картинки и образы - то ли галлюцинации, то ли просто дрема, встают перед полуприкрытыми глазами, когда меня выкидывает из оцепенения голос:
  - Мои поздравления, младший наставник Мариил Ортос. - Хриплый голос Арден.
  Поднимаю глаза, быстро соображая, и видя перед собой слегка улыбающегося адмирала и все такую же отстраненную женщину.
  - Верховный Инквизитор Арден Лин, с вами было приятно работать. Не удивлюсь, если теперь вы, один из высших представителей Инквизиториума, будете прибегать к моим скромным услугам.
  - Кивает адмирал.
  - Несомненно, адмирал Траун. А я не удивлюсь, если скоро вас вызовут ко двору и удостоят новых почестей, может быть даже белого мундира град-адмирала. - Кивает в ответ женщина.
  Адмирал устремляет на меня свои красные горящие глаза:
  - А я также присоединяюсь к поздравлениям, младший наставник Мариил Ортос. Вероятно, мы еще продолжим успешное сотрудничество на благо Галактической Империи. 'Мизерикорду' пора отправляться на верфи Куата, поэтому я попрошу вас покинуть челнок.
  Я поднимаюсь на ноги, отвешивая церемонный глубокий поклон адмиралу:
  - Для меня честь работать с вами, сэр.
  Отправляюсь вслед за Лин, выходя на яркую, залитую светом посадочную площадку перед зданием СИБ, понимая - все эти поклоны - это закрепление сотрудничества, подведение итогов, гарантии дальнейшей работы и краткое введение меня в курс дела. Неужели у них все получилось? Свалить Тремейна? Да вряд ли!
  Пока мы идем до черного шаттла, принадлежащего Инквизиториуму, Арден сохраняет молчание, а я не пытаюсь что-либо спрашивать, но когда мы погружаемся в челнок, я чувствую легкую рябь Силы. Можно говорить - здесь за нами не проследят.
  - Как прошло? - Спрашиваю я в нетерпении.
  Лин поворачивает ко мне голову, делая неопределенный жест рукой.
  - Конечно же, свалить Тремейна не получилось. Это хаттово отродье слишком крепко сидит. Да и Айзен Исард откровенно играет на его стороне. - Секунду помолчав, она продолжает. - Однако первая победа есть. Его лучшее протеже - Джерек - лишен всех постов и объявлен врагом Империи.
  Поднимаю брови, глядя на нее. Она фыркает:
  - Тремейн повернул все так, что все, не только эти, его грешки перевел на Джерека. Это все равно большая победа, потому что я укрепила свои позиции в Инквизиториуме, а Тремейн лишился своего самого верного выдвиженца. Так что его функции также забираю себя я. - Она улыбается впервые с той ночи в ее каюте. - Таким образом несмотря на то, что Тремейн формально все еще первый среди Верховных Инквизиторов - я теперь равна его положению по факту. И первым же своим распоряжением сделала тебя младшим наставником, укрепляя тебя.
  Киваю, продолжая смотреть на нее, ожидая еще чего-то.
  - Да, ты прав. Это не все. - Усмехается инквизиторша. - Адмирал, скорее всего, быстрее получит титул гранд-адмирала, но это не наше с тобой дело. А вот чего добился Антиннис, видимо все же заподозрив что ты - мой человек... После того как ты примешь дела отдела, став младшим наставником Инквизиториума... не забудь, кстати, убить Ростофа... Именно тебе будет поручена миссия выследить и убить Джерека.
  - Что? - Вскрикиваю я.
  Арден уже открыто смеется.
  - Да, он успел оставить подлянку. Видимо, предупредил по кодам высшего доступа. Джерек сбежал. Испарился. Причем - вместе с целым 'Звездным Разрушителем', на котором выполнял миссию где-то во Внешнем Кольце. Ничего, как и не было ни его, ни корабля. И именно твоей миссией будет устранить предателя.
  Пока я потрясенно молчу, она возвращается в серьезное состояние, пугающее не менее чем предыдущее:
  - Однако у тебя будет время подготовиться, плюс свои люди, больше информации, больше полномочий, больше средств. Да и это пускай будет проверкой твоих новых сил и тайного. - Она подчеркнула последнее слово. - Статуса джен'ари.
  
  Глава 8. Печать Тьмы.
  
  Урэл Ростоф напряженно следит за мной, глядя, как я вхожу в его - уже мой - рабочий кабинет. Впрочем, какой это кабинет - Империя не скупится для своих слуг, считай целый небольшой зал. Мне кажется, что одно веко Ростофа подергивается. Как сообщил мне служка, а первым делом я зашел собственно в рабочие каморки подчиненных - тот с самого утра как на иголках, не занимаясь работой, не принимая сотрудников и ни с кем не общаясь. Судя по всему, добрейшей души Тремейн предупредил его о том самом пункте моего контракта, где была согласована его, Урэла, судьба. Как, кстати, и двух 'черных штурмовиков'.
  Поэтому-то Ростоф и не сдает дела, готовясь к переводу, нет. Он ожидает схватки. На самом деле, уничтожить его мне хочется. Но устраивать поединок с человеком, который заслужил право на световой меч - довольно накладно. В конце концов, действовать против этого вида оружия я совсем не умею. Бластер тут не подмога. А Сила... Вроде как мечом можно отражать молнии, да и штука - этот самый меч - быстрая. Так что с одной стороны собственное желание и рабочая необходимость, чтобы принять дела, устранить его... С другой - опасность.
  Поэтому у меня созрел вполне очевидный план.
  - Доброго дня, бывший младший наставник Урэл Ростоф. - Улыбаюсь я, снимая внутренние ментальные щиты и позволяя мощи Богана втекать в меня.
  Прикуривая, разгоняю клубы дыма ладонью, разглядывая человека в ответ. Вновь улыбаясь, втягиваю дым в легкие, ощущая, как выстраивается внутренний щит - Тьма во мне, но не она управляет моими желаниями, но я ей. Отстраненность, вызываемая самокруткой, делает этот новый эффект, возникший после посвящения в мусорной долине, реально работающим.
  - Мои соболезнования, что ваша должность оказалась моей. Видимо, вы уволены, так как бумаг о переводе в бюро кадров не поступало... - Продолжаю я, расслабляясь. - Так что, попрошу удалиться с вещами на выход.
  Урэл Ростоф встал на ноги, гневно глядя на меня.
  - Да ну? И ты не собираешься попытаться убить меня? - Его рука падает на пояс, к которому приторочен скрытый длинным френчем цилиндрик.
  Я раскрываю собственные ментальные щиты, искренне отвечая.
  - Нет, конечно. Зачем? Это было бы опасно для меня, хотя и приятно.
  Урэл автоматически тянется своими щупами ко мне, ощущая, что я говорю правду, ведь он шарит ими только по правдивой поверхности. А я - не вру. Его лицо на мгновение удивленно вытягивается. А я тем временем всаживаю в его разум свои ответные щупы, которые он не может почувствовать, а потому и противостоять. Ведь он тоже принадлежит Богану, но как я вижу теперь - он слабее меня. Убить его не представляло бы проблемы, если бы не его заслуженный неким образом меч - и навык владения им. Прочувствовав его изнутри, я удаляюсь.
  Урэл меняется в лице, усмехаясь.
  - Слабак. Значит, мы еще встретимся. Не думай, что я оставлю это просто так.
  Слегка наклоняю голову, продолжая улыбаться.
  - Не сомневаюсь. Помогите бывшему младшему наставнику удалиться и освободить мой рабочий кабинет согласно распорядку.
  Двери распахиваются, входят два черных штурмовика. Урэл злобно смотрит на меня, убирая руку с пояса. Он прекрасно понимает, что напасть на меня в такой ситуации - это стать врагом Империи. Ведь одно дело атаковать своего врага, а другое - устроить покушение на младшего наставника Инквизиториума при отдаче им приказов штурмовикам.
  Ростоф закидывает на плечо сумку со своими планшетами - больше чем уверен, что он попытался прихватить с собой и важные документы, чтобы подставить меня. Но продолжает коситься в мою сторону, ожидая чего-либо внезапного. В конце концов, он ощущает свернутую вокруг меня мощь Богана, которую я ни на секунду не ослабляю, продолжая притягивать к себе. Провоцируя его на внимание, притягивая его взгляд к себе, не давая сосредоточиться в ожидании хоть чего-то.
  И это происходит. Я наклоняю голову, продолжая растягивать губы в широкой улыбке. Стволы тяжелых бластеров поднимаются в этот момент, когда Урэл, все также разглядывающий меня, ожидающий с моей стороны хоть чего-то, ведь не зря Тьма просто плещется по мне, будто ледяным прибоем ночного океана, равняется со штурмовиками.
  Газ тибана давно разогрет в топливной камере. Выстрелы бьют в упор. Ростоф без слов, резко, успевает развернуться, пропуская мимо себя заряд одного из 'черных', пока выстрел второго сжигает ему грудь. Световой меч с гудением зажигается в его руке и штурмовик, стоявший ближе к бывшему младшему наставнику, оказывается перерублен надвое алым лезвием. Впрочем продолжить свою борьбу он более не успевает - еще один выстрел, и господин Урэл падает наземь.
  Все просто. Я пообещал этим двоим, тыкавшим стволы своих бластеров мне в лицо и спину когда-то, которых ознакомил с особыми пунктами своего контракта, что пощажу их. Но только в случае, если они устранят Ростофа за попытку вынести секретные документы из моего нового кабинета. По моему же сигналу, в виде короткого кивка. Естественно, что они согласились. И, конечно же, поэтому я не врал судорожно вздыхающему руинами легких бывшему начальнику. Лично убивать его я не собирался.
  - Добей его. - Коротко бросаю я, закрывая глаза.
  Последний штрих. Раздается выстрел. Боган торжествующе вопит, донося до меня смерть джен'джидаи, который пал от того, чему служил. А я отпускаю мощь Тьмы вовне. Тихий вопль ласкает мой слух, пока 'вторая луна' вновь сворачивается вокруг моих ног.
  Распахнув веки, наблюдая приятную картину. Штурмовик без рук оседает на пол рядом со своим товарищем и Ростофом. Через его опаленный взрывом тяжелой винтовки вокабулятор - это ведь не шутка когда в такой взорвется камера тибана - раздается тихий сип.
  Быстро подхожу к ним, глядя на расколотой визор его шлема, за которыми скрываются глаза.
  - Благодарю за службу, штурмовик. Вы смогли предотвратить похищение документов бывшим младшим наставником Урэлом Ростофом. Жаль что твой товарищ пал, а тебе, пользуясь своими полномочиями, я дарю удар милосердия.
  Сняв с пояса табельный бластер, пока я еще говорил - стреляю прямо в визор.
  Конечно, произошедшая мизансцена никого не обманет по своей сути.
  Но, во-первых, если что - против меня будет слишком мало формальных разбирательств, если Тремейн, например, что-либо сделает с моим контрактом и подправит, например, официальную дату увольнения младшего наставника... Ведь тогда я оказался бы убийцей должностного лица. Понятно, что он и так может это сделать, но в таком случае у меня будет возможность найти аргументы против него, ведь люди Арден взяли под контроль бюро кадров и ледорубов. Так что шитое белыми нитками прикрытие против возможного обвинения, сфабрикованного таким же образом. Скажете паранойя? Возможно. Но в Инквизиториуме лучше быть живым параноиком, чем мертвым бывшим младшим наставником.
  Ну а во-вторых - мне хотелось проверить эти тонкие методы воздействия на Силу, которые применяла Арден. Хотя бы их аналоги. Взрыв газовой камеры в тяжелой винтовке - это отличный вариант малого телекинетического воздействия незаметной и неизученной лично системы, который я еще не пробовал. Получилось - ведь одно дело взрывать лампы, а другое - столь непонятные технические системы. Также как и раскрытие ментальных щитов при выставлении нужной правды. Тоже прекрасно.
  В-третьих, убить его в одиночку я просто не смог бы. Вот как он зарезал даже одного из штурмовиков, получив первый заряд. Нет, на его месте был бы я. Не стоило даже и думать атаковать его лично. А так - устранил всех трех зайцев друг другом, сам притом не пострадав. Двух элитных штурмовиков с тяжелыми бластерами в упор - вполне хватает на одного отвлекающегося на что-то иное форсъюзера. Поэтому и пришлось разыграть эту дурацкую комедию, рассчитанную на психологию такого человека как Урэл. Он ведь ни в грош не ставил обычных людей и собственных подчиненных. Поэтому удар со стороны не владеющих Силой - было лучшим вариантом.
  Подойдя к телу, я склоняюсь над покойным ныне Ростофом. Любопытный трофей попался мне в руки. Этот самый атрибут и отличительный признак носителей Силы в современной вселенной. Меч. Конечно, сам им я пользоваться не собираюсь - если начну им размахивать, то скорее себе ухо отрежу. Но на этот предмет у меня есть свои планы. В конце концов, я узнал что он не является собственностью Инквизиториума. Поэтому достанется мне.
  Улыбнувшись - теперь полностью искренне, я вынул из руки покойника цилиндр и засунул в поясную сумку. Единственное, что он в любом случае относится к особо опасным предметам. Так что я беру его на собственное хранение, как младший наставник. А уж его дальнейшая судьба... Кто знает куда он исчезнет.
  Следящий камеры продолжают фиксировать как я возвращаюсь к рабочему столу, и присаживаясь за него вызываю наряд штурмовиков, что привести кабинет в порядок и решить вопрос утилизации трупов и инвентаризации их вещей.
  
  ***
  
  Разобравшись с документами и сделав заказ на получение всех данных по предателю Джереку, покидаю Инквизиториум, ловя такси. Меня ждет мой номер в 'Синем Хатте', но до того - надо посетить двух торговцев дурью. С учетом того, что писем от них не приходило - скорее всего они подпирают ту же самую стену в переулке.
  С некоторым нетерпением дождавшись прилета к посадочной площадке перед гостиницей, сразу направляюсь по запомнившемуся маршруту, лавируя в толпе разумных существ. Чем ниже - тем больше экзотов, да, и тем менее притязательно выглядит окружающая обстановка.
  Сворачивая в переулок, раскидываю ментальные щупы, ощущая что никого враждебного нет, никто не следит за мной или за этим местом. А оба мужчины на своем рабочем месте.
  Подойдя к ним, машу рукой.
  - Привет, барыги.
  Тощий вздрагивает, глядя на меня, и быстро-быстро кивает.
  - Здорово, босс, мы тебя не тревожили, у нас все окей.
  - Это хорошо. - Улыбаюсь. - Не надо меня отвлекать по пустякам. Во-первых, мне нужны палочки. Давайте опять пятьдесят штук за трешку.
  Толстый молча раскрывает свою сумку и в мою перекочевывает товар. Отсчитываю им наличные кредиты, отдавая их в потную ладонь тощего.
  - Тут какое дело, ребята. Думаю, что стоит начать проворачивать более серьезное дело с вашей посильной помощью. Вы же хотите поднять бизнес?
  Молчат теперь оба, внимательно разглядывая меня.
  - Вы знаете где тут обитают наемники и прочее отребье такого рода? Желательно - не связанные с 'Черным Солнцем'?
  Толстый кивает.
  - Есть пара мест. Но это сильно внизу, Ксизор все поприличнее загреб себе.
  - Ясно... - Задумчиво разглядываю их. - Я дам вам две тысячи кредов. А вы отправитесь искать этих ребят. Мне нужен наемник, который не чурается любой грязи - и профессионал своего дела. Человек. Мужчина. Знающий имперские порядки на флоте. Приведете его сюда, и скинете мне письмо, чтобы я подошел.
  - Все, босс? - Интересует толстый.
  - Нет. Еще мне нужен тоже человек... Похожий на меня. Комплекция, рост, цвет волос, цвет глаз. Любой наемник поплоше. Навыки вот этого второго мне будут совсем не интересны, только хотя бы легкая похожесть на мою персону. На это дело - еще тысяча кредов. Справитесь?
  Толстый кивает.
  - Решим дело, босс. Деньги вперед? - Он спрашивает, не утверждает.
  - Конечно. Наличными. - Широко улыбаюсь, отдавая им заранее подготовленные три тысячи кредов мелочью. Еще бы они отказались, такого варианта в моих планах изначально не было. - Вперед, ребята.
  
  ***
  
  Ворох документов, свалившийся на мои планшеты, я, конечно, просматривал... Но сейчас просто валяюсь на койке в своем номере 'Синего Хатта', наплевав на секретность информации, которую как бы нежелательно, наверное, изучать где-либо кроме территории Инквизиториума. Но работать в моем нынешнем кабинете сложно - и Боган давит, и ассоциации пока не самые лучшие до конца не выветрились, и покурить свою самокрутку проще там, где нет официально установленных камер наблюдения. Да и просто - размышлять лучше всего, валяясь в расслабленной позе, пуская в потолок клубы дыма. Что точно будет не статусно для младшего наставника Инквизиториума Галактической Империи в своем рабочем зале, да.
  Тем более - информации на Джерека, на 'Звездный Разрушитель' к которому он был приписан - очень много. Но вся она не указывает на главное - где он сейчас. Нет, великий Траун, конечно, может выжать информацию из чего угодно, и расположение беглого джен'джидая он бы расколол в два счета. Но я сейчас никак не могу обратиться за помощью к чиссу. Так что остается рассчитывать на озарение в таком вот расслабленном состоянии после самокрутки, сопровождавшей изучение секретных файлов. Когда Боган крутится вокруг меня, настойчиво предлагая свою мощь, но не может пробить щиты, созданные новым титулом - и влиянием выкуренного на сознание. Поэтому разум балансирует на грани темной медитации и сосредоточенного размышления...
  Тем более, надо бы поторопиться. Скоро мои барыги, я чувствую это, должны предоставить мне услуги тех, кого они ищут. А я все распланировал уже сейчас, всю операцию по двойному проникновению в логово Джерека. Главное - найти его. Только вот где же может быть 'Тиран'... Увы, знание истории галактики, открытое мне то ли Тьмой, то ли знанием из иной вселенной тут не может помочь - Джерек же не уходил в изгнание. Это ведь первое серьезное изменение, которое не потрясло Галактику, осталось незаметным, и не изменит будущее - но уже изменило мое - и всей нашей Тройки.
  Он бывал на Руусане, насколько я знаю. Слепой миралука, из расы, выжившей непонятно как после пожирания их родины Дартом Нихилусом четыре тысячи лет назад... Помоги мне, Боган, понять где же ты скрываешься, Джерек. И потом - убить тебя, ведь твое владение Силой - я еще могу с ним поспорить, но мечом... У меня будет только один удар.
  Только вот что ты делаешь сейчас? Империя - это гнилая туша, поэтому ты можешь быть хоть на Борлейасе, что на Чуундриле, прямо здесь, в Ядре, дав взятку или договорившись с каким-нибудь моффом. Тут в правилах игры такое поведение - подставлять друг друга, если нет определенной воли Императора. Которому вряд ли интересны такие мелочи, как очередной раздрай среди его 'темных джедаев' - ведь он же их и поощряет, для того, чтобы усидеть на троне, пока другие ведут борьбу друг с другом.
  Поднимаю к глазам один из планшетов, перелистывая пальцем файл за файлом. Все прочитано, все не говорит мне ни о чем... Прикрыв глаза, я вздыхаю, сосредотачивая взгляд на последнем открытом документе.
  'Коммандер 'Тирана', родом с Дантуина, потомок колонистов первой волны, времен базирования на планете так называемого 'Анклава джедаев', сопровождавшегося активным заселением...'. Дантуин? А не может ли сейчас Джерек быть там? Внешнее Кольцо - это далеко от тех имперских служб, что все же изредка занимаются и своими прямыми обязанностями, кроме подковерных игр. Оттуда родом коммандер его корабля - а, значит, с местными властями договориться у них получится. Кроме того, власть Империи слаба на Дантуине после начала деятельности там повстанцев. Ну и, наконец - Джерек обожает, просто жить не может, без древних джедайских мест. Как тот же Руусан. Где много артефактов и всякого такого.
  В конце концов, именно в этом состоянии, ополовиненной медитации, его взгляд упал на эти фразы. Не есть ли это то самое озарение? Вполне возможно что и так. Однако встает другой вопрос - как проверить? Попробовать впасть в глубокий транс, примерно как тогда с Арден - это может вспугнуть беглеца. Подавать запрос на имперскую базу, ведущую там эксперименты по быстрому клонированию, на основе, между прочим, древних джедайских технологий (привет, интересы Джерека!)? Если она под его контролем благодаря связям коммандера и его мощи... Не вариант.
  Тянусь за новой самокруткой, стараясь не слишком активно шевелиться, чтобы не сбросить муар Богана, окутывающий разум, понукающий к размышлениям... Обращаться к Арден бессмысленно. Это мое дело, только мое. За этим следит сам Тремейн. Да и она довольна не будет - что это за Владыка, пусть и тайный, который сам не может разобраться с джен'джидаи? Мой авторитет сильно упадет в ее глазах.
  А ведь скоро барыги приведут людей для операции по внедрению, задуманной мною. Стоп. Барыги?
  Давлюсь дымом, подскочив на месте от пришедшей в голову мысли. Да, те, кого они приведут - это только разменные пешки. Но вот если операцию через них расширить? Еще один человек. Или они сами. В роли будущего лидера контрабандистов и торговцев 'палочками', этакого неизвестного Ксизору конкурента... Они приведут мне людей. Пока в Инквизиториуме одному проведут легкую пластическую операцию и снабдят копией моих документов, а другому просто выдадут документы на лейтенанта имперских войск и форму... Это пройдет время, за которое мои барыги проверят предположение иначе. Все равно у меня больше нет никаких зацепок.
  
  ***
  
  - Босс, ну что еще? - Выпалил тощий, когда оба барыги уже намерились было покинуть мой столик в ближайшем к 'Синему Хатту' баре.
  - Тихо, тихо. - Улыбаюсь я. - Найденные вами ребята хороши. А это значит, что вы достойны того, чтобы начать с вашей помощью расширять бизнес на самом деле.
  Толстый молча садится обратно, разглядывая как я курю самокрутку. Не выдержав, он подмечает:
  - Босс, одна идея бодяжить палочки 'палочки' с растительной смесью, приделывать к ним бумажный фильтр и выдавать за расслабляющую традиционную курительную смесь Дромунд-Кааса - это уже повод к расширению бизнеса. Тут уж думать о Ксизоре придется, если этим заняться.
  Я с удивлением смотрю на обычно молчаливого толстого, внезапно выдавшего такой бизнес-план. А вот это как раз и повод к отправке их на Дантуин. Или их приятелей. Сейчас разберемся. И, кстати, это действительно возможность создать полулегальную сеть торговли, которая будет приносить немалую прибыль и позволит внедриться в тайный мир галактики.
  - О чем и речь. Молодец. Как думаешь, если вот этим пыхать здесь, на Корусканте, сразу? Какова будет реакция СИБ? - Разглядываю толстого. - Ну?
  Тот качает головой.
  - Проведут экспертизу. Заметут. Это тебе... из этого... Инквизиториума отбрехаться можно такой лажей.
  - Именно. - Торжествующе указываю на него ладонью, в пальцах которой зажата дымящаяся самокрутка. - Вы - умные ребята. Ваши наемники уже все, считай мной законтрактованы, так что молодцы. И теперь ловите мою идею на лету. Так вот... Либо вас, что было бы напряжно, либо кого-то из надежных ваших знакомых - отправить куда-нибудь на Внешнее Кольцо. Ну, например, на Дантуин. С этой темой. Смекаешь?
  Толстый молча смотрит на меня, а тощий просто затих, сидя на краешке стула.
  - На Дромунд Каасе всем рулят опасные типы, поверь мне. Там не легализуешь мою идею. А вот если на какой-нибудь Дантуин - далекую планетку, но со своими заморочками, все кто о ней слышал - их знают... Начать производить такие самокрутки. Продавать их. Местным - и в космопорту, но чтобы продавал уже местный кто... По одному рецепту. Это важно! Один вариант смеси. Растительная - только одной марки. В одном соотношении. Ну, понял?
  Толстый кивает.
  - И говорить что традиционная смесь... А потом дать на лапу командующему местной имперской базы. Она там маленькая, доходы провинциальным коммандерам нужны всегда... Чтобы он подтвердил - так и так, это действительно никакие не 'палочки', тут всегда такое курили, а что есть немного 'дури' в составе - так кто ж знал. Понятно, легальным такое полностью никто не сделает - но будет маневр. Можно будет уже дават на лапу, чтобы на традиции глаза закрывали. Теперь ясно?
  Тощий хмыкает:
  - Ну и фантазия. Это ж стремно, может в любой момент все... - И он провел рукой по горлу.
  Быстро улыбаюсь, приподнимаясь на стуле и наклоняясь к ним через стол, разводя руками, как будто желая их приобнять.
  - Поэтому я и обращаюсь к вам, ребята. Я знаю, что вы - справитесь.
  - Задача понятна, босс. - После долгого молчания отвечает толстый. - Я так понимаю, что это не все. Надо что-то сделать для вашей... работы?
  А он схватывает на лету, не дурак.
  - Да, это - бонус в первую очередь для вас. А мне надо, чтобы кто-то, торгуя дурью - самое лучшее прикрытие - связался с людьми с тамошней имперской базы. И выяснил нет ли на планете - или на кораблях на ее орбите... Например, на звездном разрушителе 'Тиран', либо где-то еще... некоего Джерека. Слепец, ходит с повязкой на глазах. Человекоподобный алиен. Миралука. Владеет... тем же, что и я. Предлог насчет схемы относительно полулегальной дури и возможного раздела прибыли на такой теме - отличный способ что-то разузнать. А 'Черное Солнце' на Дантуине не представлено, так что проблем со стороны в таком не будет.
  - Ох, разборки крутых и секретных чуваков... - Вздыхает тощий, но тут же затыкается, видя взгляд толстого. - Молчу-молчу.
  - Я отправлюсь туда сам. - Размеренно произносит толстый. - На обычном деле пока побудет мой придурковатый партнер здесь. Что мне?
  - Тебе - деньги. Десять тысяч подъемных. - Дожидаюсь его согласного кивка и продолжаю. - Документы. Точнее - значок КОМПОНП. Это обезопасит от поверхностных проверок и если что даст законное право на один звонок, как говорится. Кому писать в таком случае - ты знаешь. Ну и доставка. Полетишь на лайнере-экспрессе. О результатах - есть ли там такой или нет - куда написать, опять же, знаешь. Жду отчета как можно быстрее.
  - Если там НЕ будет этого... Джерека. Бизнес буду пытаться поднять? - Задает резонный вопрос толстый.
  - Почему бы и нет, дружище? Я же говорю - приятное с полезным. Мне одно полезно, другое вам, и через то мне, может быть приятным бонусом. Теперь вы свободны, а я пойду готовить наемников в... кхе-кхе, последний путь. - Широко улыбнувшись, кидаю на стол пачку мелочи кредами, и, поднявшись, иду к выходу из бара.
  
  ***
  
  Арден разглядывает мое лицо, пока я снова собираюсь с мыслями.
  - Давай теперь откровенно. Все камеры отключены. Что ты хочешь провернуть, Нейтан?
  Ее голос слегка, самую чуточку, искренне озабоченный, как будто она действительно печется о моей судьбе. Я вполне откровенно подозреваю сейчас, что она переспала со мной - и пообещала продолжение банкета, так сказать, только чтобы иметь способ манипулировать мною. Но ее внешность и характер цепляют меня на самом деле, поэтому пока что я не против такого. А если ей выгодно заботиться так, как может это делать джен'ари обо мне - что ж, тем лучше. Симбиоз между ситхами вполне возможен. Даже устойчивые династии, если уж на то пошло. Один пример затерянного ныне где-то на просторах Внешнего Кольца Забытого Племени - тому яркое подтверждение.
  - Таким образом, я серьезно считаю - он может быть на Дантуине. Как только я узнаю точно, действительно ли он там, то начну операцию по внедрению, пользуясь идиотским устройством нынешней Империи. В любом случае, он либо манипулирует местным имперским гарнизоном, либо открыто взял его под свое крыло. Так что новички все равно будут поступать. 'Ложный я', этот наемник, которого сейчас оперируют для придания еще большего ближайшего сходства - будет с моими документами в сумке переведен на базу как штурмовик. Естественно, что Джерек об этом узнает. И, восторжествовав от моей глупости - это характерно для современных высокомерных и самоуверенных джен'джидаев - прикажет меня взять. А вот другой наемник, получше - он уже к тому времени будет переведен на должность лейтенанта на базу. И именно он убьет 'ложного меня'. Так, чтобы экспертизу было толком не провести. А потом... потом его задание убить любого другого лейтенанта, сымитировав личный конфликт. Тут меня устроит любой вариант. Если он его убьет - хорошо, убьют его - еще лучше. В любом случае, еще одно место для перевода освободится. И уже им воспользуюсь я.
  Арден усмехнулась, выслушав мой монолог.
  - Рискованный план. Проще было бы взять 'Разрушитель'...
  - И устроить большую бойню над планетой. Согласен. - Улыбаюсь я, наклоняясь к ней через стол. - Но Джерек в таком случае сможет сбежать и законспирироваться уже так, что его не найти. К тому же, на этой имперской базе, если он действительно на Дантуине, есть древние джедайские исследования по быстрому клонированию... Понимаешь, что мы сможем провернуть, если по результатам моей акции исследовательский центр будет... уничтожен. Случайно? А при бомбардировке с орбиты - дело точно дойдет до Императора. И такое уже не провернешь...
  Арден усмехнулась, искривив края черных губ.
  - Хватит заглядывать мне в вырез. - Посерьезнев, она добавила. - Понимаю. Еще более рискованно, но оно того стоит. Я согласна. Активы Инквизиториума на выполнение твоего плана уже выделены. Если ты не справишься - ты ничего не стоишь. А справишься... Мы все не ошиблись.
  - Ты не ошиблась во мне, хочешь сказать? - Гляжу ей в глаза.
  - И это тоже. - Замечает она, откидываясь на своем кресле.
  - Я был бы не прочь вновь столкнуться с... активным манипулированием с твоей стороны.
  - Ухмыляюсь я, кладя ладонь на стол.
  - Прямо сейчас? - Жестко спрашивает она, отстраняясь.
  Понимая, что джен'ари - люди непростые, отрицательно мотаю головой, отбрасывая ее отстранение.
  - Да.
  - Ты понимаешь, что следуешь мне, впадая в зависимость? Это не слишком правильно для того, кто хочет стать сит'ари. - Мрачно отвечает она, скребнув клешней по столу.
  - Страсть - это путь. - Поднимаясь на ноги, замечаю я в ответ. - А цепи... Время разорвать их еще не пришло. К тому же - любая манипуляция взаимна. Можешь ли ты себе сказать, что наша связь - это только манипуляция с твоей стороны и ничего более? Никаких цепей на тебе? Да и... мы не джедаи чтобы следовать путем Силы. Мы сами ее подчиняем. Твои слова.
  Арден вскидывает голову, собираясь что-то мне сказать, но я мгновенно понимаю - утопить тему в дискуссии, оставить меня в смятении, отстранить, чтобы потом заставлять частью себя желать этой близости, не осуществив ее - это и есть манипуляция с ее стороны. К тому же такая... женская.
  Поэтому я быстро подхожу к ней, кладя руки на ее плечи.
  - Мы оба снова хотим этого...
  Говорю, тут же наклоняясь к ней и целуя ее. Клешня инквизиторши поднимается было в мою сторону, но тут же опускается на стол, касаясь клавиши, блокирующей вход в ее кабинет.
  В конце концов, любая личная манипуляция такого рода - взаимна.
  
  Глава 9. Руины прошлого.
  
  Болтанка в грузовом челноке все-таки доконала меня, вызывая головокружение и тошноту, несмотря на то, что я уже стоял - относительно твердо - на взлетном поле маленькой посадочной площадки под жарким солнцем Дантуина.
  Провожу ладонью по непривычно коротким волосам - практически ежику. Но иное для лейтенанта Империи было бы странно. Впрочем, кроме длины изменился и цвет - увы и ах, но сейчас мои волосы очень светлые, блондинистые, почти на грани желтой белизны. Но внешность необходимо было хоть немного изменить, по понятным причинам. Поэтому с черными волосами и, кстати, еще и карими глазами - их цвет тоже изменился на светлый - пришлось временно распрощаться. Не нравлюсь я себе таким. Но да ладно. Документы на потомка древнего матриархального рода Куата, решившего послужить Империи, были, кстати, настоящими. Просто истинный потомок, слегка смахивающий на меня после смены окраски - недавно внезапно... умер. А документы об этом затерялись, будучи уничтоженными одним из моих новых подчиненных - младших операторов.
  Данные же ДНК-анализов были подменены. Так что совершенно невероятным образом результаты его сканирования совпадают с моими. Арден лично наведалась в СИБ ради этого. Ну, наверняка не только ради этого, но узнавать подробности я не собираюсь - в конце концов, как она выглядела после очередной встречи с Айзен Исард, я прекрасно уловил и старался держаться от нее подальше.
  Потуже натянув на голову кепи, чтобы его не сорвало порывами горячего дантуинского ветра, я, потягиваясь, размышляю о том, что неплохо было бы покурить самокрутку и начать разбираться с делами. Последнее донесение Толстого (кстати, как я выяснил - именно такие клички у них и были, 'Толстый' и 'Тощий'), запустившее процесс внедрения на финальную стадию с моим переводом, звучало так:
  'Первый устранен вторым. Второй убит при задержании. Слепец появлялся и был доволен.
  P.S. Торговля налаживается, босс'.
  Хлопнув себя по карману, я нащупал портсигар со своими самокрутками, но поразмыслив, не стал их вытягивать. Все же это может показаться подозрительным. Поэтому, вздохнув, и испытывая легкий гнев от невозможности быть собой во всех смыслах, я вытащил вместо сигарет - голопланшет с координатами.
  Имперский аванпост раскинулся прямо над древними руинами Анклава джедаев, как я понимаю. И надо лишь добраться до служебного флаера, чтобы быстро там оказаться. Сплюнув, иду под палящим солнцем до машины на окраине поля, радуясь наличию форменного серого кепи, слегка защищающего от безжалостного светила.
  Уже подойдя к нему, я оборачиваюсь, слыша оклик.
  - Эй, офицер, местной экзотикой интересуешься? - Голос знакомый.
  Остановившись, жду пока ко мне подходит Толстый.
  - Что за экзотика? - Интересуюсь я, сканируя окружающее быстро раскинутыми вокруг ментальными щупами.
  - Да вот традиционные вещи. Местное вино, из цветов кристаллических пещер, традиционные курительные травы и всякое такое. - Толстый уже стоит вплотную ко мне.
  - Любопытно, но, пожалуй, нет, не интересуюсь. - Тяну я, ожидая ради чего он настолько поставил под угрозу мою легенду, что решил выйти на живую связь под таким предлогом.
  - А если я скажу цену? Всего-то... - Толстый разводит руками, наклоняясь к моему лицу. - Слепец на аванпосте, прилетел сегодня утром. У него где-то тут своя база, но я не знаю где. Главное - сейчас он тут. Мне сказал это местный коммандер, он заинтересован в доле бизнеса.
  Отстраняюсь от него, отступая на шаг.
  - Спасибо, это действительно хорошее предложение. Я учту на будущее. Но пока что - мне пора, извиняюсь. - Ровно отвечаю я, подмигивая Толстому.
  - Ну, дело ваше. Если что - возвращайтесь. - Барыга кивает мне и уходит в сторону.
  Что ж, полезная информация. Знать бы только почему Джерек из своего неизвестного логова прилетел сейчас в имперский центр. Неужели он что-то подозревает... Ему шепчет Боган в его слепые глазницы?
  В любом случае, надо быть осторожнее. Именно с такой мыслью я погружаюсь в раскрытую дверцу флаера, слыша голос пилота спереди:
  - О, местный торговец уже и до новенького добрался. Дантуинские травы, кстати, ничего так...
  
  ***
  
  Стою в строю офицерского состава. Деваться некуда - по неизвестным мне причинам Джерек решил устроить общий сбор. Это напрягающий факт. Торжественные построения - несмотря на всю любовь Империи к пафосу - нечастая вещь. А, значит, это вполне может быть связано со мной. С тем что миралука чует угрозу, Боган щекочет его ноздри запахом близкого сородича, угрозы. Тьма - никогда не благоволит одному просто так, она играет, разделяясь между многими, из которых лишь единицы могут переломить свою волю над ней - и остальными. Это не Ашла, которая усиливает тысячи голосов в один одной своей симфонией, что делало джедаев практически непобедимыми слабаками. Гений Палпатина смог раздробить их, ослабить, подменив единство гармонии Ашлы - разобщенностью, оставив их поодиночке, теми кто они есть - догматичными и косными существами...
  Однако все эти размышления отнюдь не разрешают моих опасений. Аккуратно тяну к себе свернувшуюся Тьму, по чуть-чуть, чтобы почувствовать ее - и через нее что меня ждет. Джерек не должен меня заподозрить, а прикосновения к Богану всегда вызывают волну, которую может почувствовать носитель Силы.
  Холодные иглы впиваются в мой разум, заставляя руки покрыться мурашками. Он знает. Он знает, что несмотря на все ухищрения - я где-то здесь. Каким образом? Ты ли, Боган, шепчешь ему это на ухо? Но Тьма уходит, испаряется, потому что это слишком серьезный запрос для такого слабого прикосновения. Эта сторона Силы не будет отвечать на вялое, не акцентированное требование.
  Что я сделал не так? Или - иначе - кто меня сдал? Единственное, что я ощущаю в этом положении - переплетение воль. Моей, Джерека... И еще неких иных. Империя - это игра. Но я не хочу быть жертвенной пешкой.
  В конце большого зала, по длине которого выстроилась шеренга офицеров, распахиваются гермодвери и оттуда выходит коммандер базы, судя по знакам различия и... он.
  Мгновенно закрываюсь от Силы, пряча ее восприятие и свой разум под ментальными щитами, которые покрываю следующим слоем - закрывающим само наличие этих щитов. Я - простой офицер, вырвавшийся из схватки матриархального традиционного общества, но несущий его традиции, в желании служить великой государственной машине, ничего более. Расфокусирую взгляд, устремляя его в одну точку, замирая, сливаясь в одно целое с остальными имперцами вокруг.
  Джерек, в сопровождении местного коммандера, идет вдоль строя. Я слышу его слова:
  - Сегодня мне, как воплощению воли Империи на этой планете, поступило сообщение о том, что в гарнизон аванпоста может вновь проникнуть лазутчик Восстания. Возможно, что он среди нас. Я собрал вас, чтобы объявить высший режим тревоги. Весь персонал будет оставаться на базе... - Тон Джерека обманчиво мягок.
  Время от времени он замедляет шаг, явно начиная сканировать офицеров с помощью мощи Богана. Не могу это знать, сам будучи закрыт, но это вполне очевидно. Наконец, он останавливается рядом со мной.
  Рослый почти-человек, в темном халате и с повязкой, закрывающей отсутствующие глаза. Он стоит в шаге от меня, слегка поводя головой - пока все хорошо, я не чувствую щупов в своем разуме, а, значит, он не пробивает сотканные мною щиты, не видя правды.
  После легкого колебания он возобновляет движение и я было начинаю расслабляться, как Боган внезапно врывается в меня, требовательно колебая Силу, заставляя меня увидеть как сплетение воль сейчас вырвется...
  Собираюсь, готовясь в любой момент сорвать щиты и напитаться яростью плещущейся вокруг Тьмы...
  Джерек завершает обход строя, отходя с семенящим за ним командующим к гермодверям, продолжая распространяться о повстанческой угрозе. Но это все только прикрытие для готовящегося шквала насилия, потому что Боган просто трепещет, врываясь под мои щиты, в воющем тысячеголосом ожидании предательств и смертей.
  Мои руки, сцепленные за спиной, как и у остальных офицеров, напрягаются. Пальцы сжимаются, готовясь в любой момент собрать всю доступную мощь 'второй луны' из окружающего мира.
  И не зря. Мои ожидания сбываются. Джерек оборачивается от дверей, из которых они вышли, кивая:
  - Теперь вы понимаете, почему я обязан полностью устранить возможность повстанческой заразы, господа.
  Двери распахиваются и из них появляются странные солдаты, отдаленно напоминающие штурмовиков, но у меня нет времени их разглядывать. Джерек раскрыл врата ада.
  Выстрелы и вспышки клинков в руках быстро перемещающихся темных воинов погрузили зал в круговерть воплей и взрывов. Расцепив руки, мгновенно рушу щиты, втягивая в себя боль и разрушение, царящие вокруг. Темные солдаты Инквизиториума. Раньше я с ними не сталкивался даже собственно в ведомственных зданиях... И это говорит о многом - о том, о чем сейчас нет времени думать.
  Припадаю на одно колено, сплетая вокруг себя, перед лицом, несколько молний, защитным барьером, потрескивающим и опасным, вспыхивающим в сантиметрах от кончика носа - удар ближайщего темного воина пришелся именно на него. Штурмовик развернул виброклинок для нового удара, пока я, потшатнувшись, чуть не начал оседать наземь. Рядом со мной, вскрикивая, падали офицеры.
  Тремейн, я ненавижу тебя! Сила ярости закрыла мое сознание, напитав торжествующую Тьму внутри и вокруг - давая силы отразить еще один удар. Быстро оглядываюсь, пытаясь найти хоть один шанс к спасению - гермодвери закрыты, Джерека и коммандера нет. Повсюду резня. Несколько темных воинов успешно вырезают сотню имперских вояк...
  Новый удар практически пробивает спонтанный щит молний, заставляя меня упасть на пол. С воплем инстинктивно закрываюсь опаленной рукой - вспышка, в которой исчезла молниеносная защита ударила разрядами во все стороны... И погружаюсь в океан боли.
  Клинок темного воина бесстрастно перерубает мою руку в локте, оставляя кровоточащий огрызок и заставляя меня завопить в унисон умирающим вокруг офицерам.
  Вылезающими из орбит глазами, разглядываю как штурмовик заносит свой клинок для нового удара, щупая Боган одними рефлексами - я не чувствовал своей смерти?!
  И вселенная вновь изменилась, поколебав Силу. Еще больше выстрелов и огня наполнили залу, отшвыривая воина в сторону от меня. Защитные турели развернулись, начав лихорадочный шквальный обстрел.
  В глазах темнеет, понимать что к чему у меня уже нет сил, поэтому я аккуратно пытаюсь отползти за упавшее тело темного воина, чей экзоскелет дымится от десятков попаданий в местах разрыва брони. Хлыщущая из обрубка кровь не прибавляет мне шансов выжить, понимаю это, с тихим всхлипом сжимая рану уцелевшей рукой, пытаясь послать через нее Силу, чтобы как-то остановить кровь, прижечь плоть...
  Кто-то хватает меня за шкирку, поднимая на ноги. Передо мной один из многих офицеров, уцелевших - пока что - в этой резне.
  - Узнал? Уходим на нижние уровни! - И закидывает мое страдающее тело себе на плечи, перехватывая в руках тяжелую винтовку, отстреливаясь из которой пятится к стене. - Лечи себя своей Силой, остальное пока наше дело!
  И уже не мне орет в комлинк на руке, не прекращая стрелять из своего огромного бластера (где он его только прятал?):
  - Третий, вырубай к хатам турели. Второй, взрывай гермодверь! Камеры не работают? Отлично!
  А я все пытаюсь влить Силу в рану, но это никак не получается. Голова уже идет кругом, когда я в наплыве слабеющей ярости - 'я не хочу умирать!' - выплескиваю мощь Богана в обрубок, начиная орать от запаха жареного. Тьма помогла в своем репертуаре - путем сожжения плоти под моими пальцами. Такого издевательства я уже не выдерживаю, теряя сознание.
  Нет, бои, драки и перестрелки - это определенно не для меня.
  
  ***
  
  С унынием повожу рукой, сжимая и разжимая металлические пальцы. Правая. Неприятно, но жить можно. В конце концов, я же был левшой... Пока не стал амбидекстером, потому как так проще в мире, где почти все правши. Но все равно, это раздражает, это бесит, это заставляет понимать, что ты был не прав. Ты был слаб. Ты стал частью чужих планов, а не твоих. И за это получил жестокий урок. Боган не любит шуток - в следующий раз это может быть голова.
  - Вы меня слушаете, Мариил? - Спросил Первый группы 'Омега'.
  - Да, вполне... - Цежу я, продолжая сцеплять и расцеплять пальцы в кулак. - Теперь я пришел в себя и готов услышать о том, как оказался частью чужих схем.
  Первый вздохнул, присев рядом на старый операционный стол.
  - Закурите вашу самокрутку что ли.
  Хмыкнув, вытаскиваю живой рукой чудом уцелевший портсигар.
  - Боитесь, что я не сдержу ярость Богана? Не переживайте, рассказывайте. Полностью. Гнев вызовет утаивание правды, поверьте мне.
  Я не вру - внутри меня плещется такой же стальной холод, как и мертвая плоть моей искусственной руки. Это ведь даже не бионический протез как у бегающего по Галактике Люка, нет. В старых лабораториях нижних уровней, которые были эвакуированы некоторое время назад, было возможно поставить только простейшую киберруку. Не клешня Арден, конечно, но что-то подобное, как я смутно помню, было вместо живой кисти у Анакина после схватки с Дуку. Мечта киберпанка. И точно такое же ледяное ощущение, как и сама Тьма, плескалось в моем разуме. Выводы. Планы. Действия. Второго шанса не будет, я это четко понимаю.
  - Нас приставили к вам после того, как Траун отбыл по новому заданию Императора в Неизведанные Регионы. Цель миссии - тайное оказание содействия.
  - Если проще - пасти меня, чтобы пасти наших врагов, верно? - Ухмыляюсь, резко сжав руку в кулак.
  - Если изволите. - Первый чуть опасливо косится на меня. - Когда вы получили задание и начали его проработку... Мы узнали, что Тремейн сливает информацию Джереку. Поэтому перешли в активную фазу и внедрились своими методами - через старые заготовки адмирала, на этот аванпост. Тем более, своим знанием истории и искусства расы миралука - адмирал считал Дантуин одной из потенциальных целей, все было готово к проникновению.
  Я поднимаю голову, в немом вопросе. Я не угрожаю, понимая что меня подставили, но молчу. Лед внутри позволяет дождаться завершения его речи - чтобы оценить, было ли сказанное приговором им - и сотрудничеству с адмиралом.
  Первый игнорирует мой взгляд, глядя в стену.
  - Целью был сбор доказательств, прямых и компрометирующих. Адмирал знает о крепких позициях Тремейна, в том числе о том, что по неизвестным нам причинам, в своей политической игре, Айзен Исард покрывает его. Возможно, с целью противовеса Пестажу. - Первый разводит руками. - Я не в курсе. В любом случае, устранение Джерека - только средство скинуть Антинниса. И прямые доказательства преступной связи беглеца и Верховного Инквизитора... Со свидетельствами преступлений первого, вкупе с их перепиской... Мысль понятна?
  Я киваю, подавляя желание сомкнуть новую ладонь на его горле. Вполне, причем не без определенного изящества.
  - А я - живец. - Роняю, ожидая продолжения.
  - В некотором роде. Вы успешно спровоцировали Джерека, доказательств преступлений против Империи собрано достаточно, в том числе бойня в зале построений. Мало того, засняты темные воины Инквизиториума, подчиняющиеся по их номерам Тремейну. Как и их переписка с указаниями Верховного Инквизитора. Даже самый лояльный к Антиннису суд не сможет его оправдать.
  Боган подсказывает мне вопрос, стоит только потянуться к нему, окунувшись в самую гущу льда.
  - Вы не подсказывали им обо мне?
  Первый качает головой.
  - Нет. Они сами прекрасно справились. Но, естественно, мы не препятствовали. Хотя и могли бы. - 'Омега' пожимает плечами. - Вы - не Лорд Вейдер, чтобы начать меня душить за такое признание. К тому же, суть плана была в том, чтобы спасти вас в критический момент и вывести из-под удара. Мы все исполнили как по нотам...
  - В симфонии написанной Трауном. - Заканчиваю я его фразу, перебивая. - Не моем плане. Это пора менять.
  Первый вздергивает бровь, но молчит.
  - И какова дальнейшая часть вашего плана? - Интересуюсь я, разглядывая блеск стали, отражающий свет софитов в операционной. - Полностью.
  Штурмовик поворачивается ко мне.
  - А тут уже нечего скрывать. Еще две группы - 'Альфа' и 'Сигма', также совершили скрытное проникновение. Мы готовы выступить и взять центр под контроль, послав вызов по каналам Убиктората. Работа аванпоста и так парализована, после нашего вмешательства она будет окончательно остановлена. Мы выведем вас отсюда, а прилетевшие 'Разрушители' сотрут все здесь в порошок, вместе с Джереком, орбитальной бомбардировкой. А далее - Имперский Центр и суд над Тремейном.
  Я вновь обращаюсь к Богану, погружаясь в него, ища ответы и подтверждения своих мыслей. Ведь то, что случилось с моей рукой - это не только урок. Это еще и финальная часть посвящения. Ведь почему Арден была полноценной девушкой? Почему древние джен'ари также не теряли себя, на пути Тьмы? Потому что Боган собирает дань. И старые ситхи - знали как заплатить эту цену. Погружая претендентов на титулы в камеры со змеями, отправляя их на испытания, создавая условия контролируемой агрессии. Ведь не только массовый всплеск Тьмы делает тебя полноценный джен'ари, нет. Это только призывает к тебе ее потенциал, признание. Но потом приходит цена, жатва, которую символически отбирает Боган. А иногда и целиком всего тебя, разум ли, тело ли. Настоящий Орден же контролирует этот процесс, и в момент когда Тьма признает тебя - выстраивает заранее подготовленную линию, чтобы подчинить момент ее согласия с новым статусом - с интересами джен'ари.
  И эта мысль окончательно выводит меня на жестокий образ грядущего - той организации джен'ари, которая учтет это все. Потому что именно с рукой - и мне еще повезло, что не с головой, во всех смыслах этого слова, я получил подтверждение своей потенциальной мощи. В конце концов, чтобы понять это - даже не надо концентрироваться, Боган плещется внутри меня как прибой на ночной пляж. При этом не пытаясь покуситься на мою суть. Пока - Тьма знает, что я силен. Но вода точит любой камень, если не следить за дамбой - она однажды рухнет. Что ж, как будет выглядеть мой Орден я теперь знаю. А сейчас время показать Богану и заинтересованным силам, что теперь и я строю свои планы, навязывая волю и образы грядущего другим.
  - Я корректирую дальнейший план. - Устремляю взгляд на Первого. - Мне нужно то, что скрыто под этими уровнями. Мне нужны древние джедайские исследования. Бомбардировка с орбиты их похоронят навсегда.
  И 'вторая луна' продолжает ровно плескаться вокруг, в своем вечном колебании, но не опасном. Я говорю верно. Позволяю себе легкую усмешку.
  - В конце концов, я хочу вернуть себе руку. А это возможно только в случае если старые технологии клонирования останутся целыми - и под нашим контролем. Иначе мне придется забирать по руке у всех тех, кого я посчитаю виновным в этом происшествии... - Выдерживаю паузу, позволяя искривляться в подобии улыбки только краешкам губ. - Так что думай над корректировками.
  Первый кивает. Не выражая несогласия или страха - принимая к сведению мои слова и откровенную угрозу, выражающуюся в желании, которое может осуществиться в любой момент.
  - Тогда надо решить как уничтожить Джерека, не повреждая комплекс. Все кроме орбитальной бомбардировки остается в силе.
  - Не только. Кроме хаттова ублюдка - вам необходимо спланировать как оставить комлпекс под нашим фактическим контролем. - Только произношу я эти слова, как у меня рождается ответ на них, подсказанный всколыхнувшейся в предвкушении моей ошибки Тьмой. - Стоп, этот момент я уже придумал. Вам останется только скорректировать доказательства, если все получится. Доставьте меня в целости к обиталищу Джерека. Вы знаете где его логово?
  Первый задумчиво кивает.
  - Да, бывшая кристаллическая пещера, сейчас - он из аппендиксов нижних уровней исследовательского центра. Подменить изображения с камер, чтобы они не видели передвижение, взлом гермодвери... Ничего невозможного для Второго.
  - Прекрасно. Значит по готовности. Я верну эту базу под контроль Империи - под свой контроль. А ваши группы тем временем будут действовать по установленному плану. И да... - На этот раз я не позволяю себе улыбок. - Если вы будете корректировать планы, то ставьте сначала меня в известность. Иначе я сам изменю сюжет.
  
  ***
  
  Гермодверь открыта. Я иду не скрываясь. Ощущение от Богана подсказывает - несмотря на все ухищрения Джерек знает, что я здесь. Ну и пусть, я согласен с этим, и не пытаюсь противостоять его волне, желающей подсказывать моему врагу. Лишь тот подчинит Тьму, у кого достаточно своей воли и своего ума, чтобы не полагаться на нее, а использовать. В своих целях. Поэтому - пусть рассказывает ему о моих шагах, не буду бодаться с приливом. Главное в техническом плане уже достигнуто - к тому моменту как он меня почуял у него уже не осталось времени вызвать темных воинов к себе на помощь. Да и не будет он сейчас это в спешке делать, узнав меня, ведь для любого джен'джидая это теперь его 'дело чести', лично победить такого неуступчивого врага, и при этом слабака. Потешить свое самолюбие, распалить в себе запал самолюбования и жажды признания, через которое призывать к себе Боган, окончательно погружающий его в пучину черного безумия. Огненного, а не ледяного.
  Вхожу в распахнутый зев, разглядывая задрапированный фиолетовыми и черными тонами контрольный зал. В углах гудят электронные приборы, подключенные к кристаллическим образованиям, исследующих растущие в бывшей пещере конструкции.
  Прекрасно, я не ошибся, коммандер аванпоста тоже скрывается здесь. Он также семенит за Джереком, который не прекращая что-то рассказывать, идет навстречу, даже не глядя в мою сторону. Ему нужен слушатель, через превосходство над которым он разжигает свой самопожирающий огонь.
  Начнем игру. Переступив порог, я развожу руки, накапливая в них мощь Богана. Это очень легко - и Тьма прыгает в мои ладони, живую и мертвую. Джен'джидай видит то, что он хочет - выскочку, который пришел на поединок даже без меча, на одном пафосе, резонирующим с его самовлюбленностью. А у него их больше, да еще и есть световой меч, в боях на которых он мастер.
  - Коммандер, таким образом вы видите образец предателя Империи. Врага, который думает что его мощь - может сравниться с моей.
  Последнюю фразу я зеркально повторяю за ним, используя древнюю тактику всех джен'ари - распалить врага еще более, издевками или предсказаниями его слов и жестов. Она идеально работает. Джерек с яростным всхлипом снимает с пояса световой меч и зажигает его. Я дожидаюсь этого момента - и только сейчас срываю с живой руки мерцающий отблеск молний, которые он ловит на клинок. Металлической рукой, которая не приспособлена для проведения неестественного электричества я пытаюсь схватить его шею в захват, но бросок соскальзывает с его щитов.
  - Слабак! - Смеется мой враг, одним прыжком преодолевая расстояние до меня.
  - Ты недооцениваешь мою мощь. - Ухмыляюсь я, отрываясь от него, уходя к центру зала, так, чтобы... Вот так.
  - Тогда не беги от меня, выскочка. - Пытается уколоть меня словами и мечом джен'джидай, пока я вновь пускаю в него молнию.
  Теперь он достаточно распален, а мне надо еще слегка потянуть время, пока мощь Богана откликается на произнесенное про себя: 'Я, Дарт Нейтан, приказываю тебе, Тьма, войди же в разум человека...'.
  Мне и на самом деле приходится упасть на одно колено. На лбу от мгновенного усилия выступает пот - он пытается разорвать мне горло одним ударом клинка, и только мощь молнии останавливает его, задерживая, устраивая поединок воли. Понимаю - у меня остается одно мгновение. Сейчас он сделает некий финт клинком, на который я просто не сумею среагировать.
  'Убей предателя!' - я отдаю приказ Богану, а он передает это слабому разуму, стоящему, как я планировал, точно за спиной Джерека, в трех шагах. Ум коммандера давно ослаблен влиянием Темной Стороны и тем тлетворным, разлагающим влиянием, которым, ради своего самомнения, подтачивал человечка беглец. Предательство, подчинение, вспышки немотированных мыслей - это все путь Богана для его игрушек. И ментальные щиты человека, изъеденные коррозией эманаций, мгновенно рушатся.
  Джерек вздрагивает. Дважды. Человек за его спиной опускает ручной табельный бластер, трясясь и хватая ртом воздух.
  - Ты использовал меня! - Вопит он фальцетом. - Я не служу тебе, я служу Империи!
  Но это только физический фон для метафизической сцены - будь Джерек тем, кем хотел быть - он мог бы почувствовать, уклониться. Но Боган отбрасывает использованные игрушки, которые сами себе вырыли могилу. И не дает им знаков, если разум не борется за это.
  Однако у него еще есть силы. Меч заносится вновь, в финальной попытке забрать меня с собой в царство теней, поэтому я не торжествую. Выбросив вперед металлическую руку, чтобы если что якобы словить на нее удар - сжимаю хватку захвата. Не на Джерека, который начал было искаженно улыбаться своей победе в том, что все таки убьет и меня... Я прекрасно знаю, что его горло защищено. Нет. Удар превращает в труху призму внутри его меча, не зря же я тренировался на невидимых мне механизмах.
  Меч на долю мгновения ярко вспыхивает и тут же гаснет. Выверенный удар умирающего изгнанника бессильно перечеркивает воздух. И теперь я позволяю себе торжествовать.
  Удар металлического кулака разбивает его челюсть. Распахнув металлические пальцы - а я не зря проверял их степени свободы в операционной, не только для того, чтобы взять под контроль свои эмоции - заползаю ими в его глазницы под повязкой и щеки, разрывая их, закрепляя... И резко выкручивая, заставляя его голову последовать за железной хваткой. Треск шейных позвонков.
  Отпуская его, смотрю на упавшее к моим ногам тело, с дымящимися на его спине двумя ожогами от глубоких ран, оставленных бластером. Взмахиваю рукой, вырывая из ладоней коммандера оружие. Он слишком порабощен Тьмой и может сделать ошибки. Запустив его в стену, я присаживаюсь на колени, кладя руки на плечи Джереку. Я знаю, что он еще слышит меня. Мощь Богана, ухмыляясь, дает его искалеченному телу еще несколько мгновений существования и понимания.
  - Ты - слабак. Я - Дарт Нейтан, Темный Лорд, решил твою судьбу. Уходи в Царство Теней, зная, что ты был лишь инструментом на моем пути к власти.
  Слышу потусторонний вопль Джерека, совмещенный с моим приступом смеха. Теперь его судьба действительно закончена. Многие носители Тьмы, наполненные силой своей правоты могут остаться после смерти и жить в Царстве Теней, вынашивая планы мести живущим... Но теперь - не он. Вся его воля, вся его суть, подорванная поражением, ныне расколота моей фразой, обращая его волю в ничто, а значит делая его легкой добычей для алчущих призраков Тьмы, которые уже в этот момент начали разрывать его сущность, не оставляя шансов для явления Призрака Силы.
  Просто смеяться над поверженным врагом надо тогда, когда он уже не может забрать тебя с собой. Но смеяться - надо. Да и это приятно.
  Дождавшись срыва неестественного крика в ничто, я поднимаю голову, глядя на застывшего коммандера.
  - Благодарю. Вы искупили свою ошибку, служа врагу Империи, который вас обманывал... Нет. Вы с самого начала ждали возможности помочь мне, младшему наставнику Инквизиториума, устранить предателя и восстановить справедливость. Согласны с такой трактовкой событий?
  Мне не надо ждать его кивка, чтобы понять. Да, он согласен. Да, за такое спасение он готов лизать мне пятки. Так что этот центр теперь будет в наших руках. Он даже не будет думать, что на его решение повлиял я через Силу, ведь, как известно, вовремя предать - это не предать, а предвидеть. А уж мое бормотание про Дарта Нейтана - его сознание, охваченное злорадным торжеством от того, что он вовремя встал на нужную сторону и вовсе пропустило.
  - На базе после преступного деяния Джерека осталось не так много офицеров. У меня есть три кандидатуры из выжившего персонала, которые было бы желательно представить вашим приказом на занятие ключевых освободившихся должностей, как на аванпосте, так и конкретно в исследовательском центре нижних уровней. Они прекрасно проявили себя в подавлении мятежных действий преступника...
  Опускаю взгляд на тело покойного, завершившего свой путь ранее, чем могло бы быть.И еще я очень надеюсь, что теперь Боган получил достаточное подтверждение моей мощи, чтобы временно припасть к ноге, перестав испытывать на прочность. В конце концов, драки и схватки - это очевиднейшим образом не моё, как я уже понял раньше.
  
  
  Глава 10. Холод пламени.
  
  Император Галактики безразлично разглядывал отчет, легший на его стол, руками доверенного советника, Визиря и почти-что-родственника Сейта Пестажа.
  Мысли желтоглазой тени, называемой когда-то Палпатином были недоступны никому из жителей Империи, единственное, что мог уловить его ближайший приближенный - это нотку удовольствия. Это показывали чуть дрогнувшие руины губ, как будто в попытке улыбки.
  Пестаж едва заметно выдохнул, понимая что может не опасаться сейчас вспышки тихой, но смертельной ярости своего повелителя. Он в этом уверен - почти. Полностью, в случае с Сидиусом, никогда нельзя быть в чем-либо уверенным.
  - Не переживай, старый друг. - Разрывает щель губ желтоглазое существо. - Все по моим предположениям. Как я и планировал, видя в вариациях будущего - урок Лорду Вейдеру. Если ты не можешь контролировать свои игры - фигуры сметаются с доски Мастером.
  Пестаж смиренно склонил голову, выслушивая толику мудрости Владыки, осознавая, что он настолько приближен к Сидиусу, что тот в щедрости своей делится с ним крупицами своих замыслов и идей, как с самым старым и верным псом. И эти слова Императора - признание его заслуг, наибольшее, которое может позволить себе разум Лорда Тьмы.
  - Можешь распрямить плечи, старый друг. - Улыбка, наконец, посещает страшное лицо тени. - Твои мысли подчеркивают твою верность сильнее жестов плоти и крови. Так вот, Лорд Вейдер, ослепленный поисками... сына... забыл о правилах игры. И его фигура - Антиннис - падет с доски, найдя себе замену в Арден Лин.
  Пестаж не поднял головы, не желая попадать на эту простую манипуляцию, которая может потом встать ему боком, но вместо того позволил проявить себе заинтересованность и осознание кусочка планов Владыки.
  - Тремейн был учеником Вейдера, а Арден Лин - ваша Рука?
  Желтоглаз едва наклонил голову, отодвигая Силой планшет с документом обратно к Визирю.
  - Да, ты прав в своих предположениях, мой верный слуга. Хороший урок для забывчивого ученика. Поэтому меня не интересует кто и как свалил Тремейна, это ничтожно по сравнению с тем, что идет по воле Тьмы - моей воле. Остальное частности. Считай, что мои подписи там стоят и проследи за этим делом, чтобы Антиннис пал, а Лин заняла его позицию на доске. Я имел несколько планов на будущий урок Лорду Вейдеру - и раз Тьма сложила в целое этот, пусть так и будет... Подготовь палаты голосвязи, я выйду на контакт со своим волкодавом. Он уже подбирается к Хоту?
  - Так точно, Владыка. - Еще ниже склонился Визирь в поклоне.
  - Отлично. Пришла пора увидеть его разум, когда я скажу вслух то, что мы оба знаем. - Тень выдержала легкую паузу. - Об истинном отцовстве. А события с Антиннисом подчеркнут опасность раскола внимания и лояльности к своим задачам незримо, за спиной слов о новом враге...
  Оперевшись на свою трость, Император Галактики поднялся на ноги, поощряющим жестом махнув рукой Пестажу, разрешая ему умчаться выполнять распоряжение своего хозяина.
  Тот, кого называли Палпатином мог бы еще многое рассказать о том, что специально создал неустойчивое положение в Инквизиториуме, внедрив туда Джерека, чтобы тот вошел в союз с Антиннисом, и привел к конечному падению из-за нестабильной психики Джерека и чрезмерно раздувающихся от этого альянса амбиций Тремейна. И что он не ожидал столь быстрого развития ситуации, ведь она казалась застывшей, и Тень держала в резерве идею искусственного раскачивания ситуации, чтобы однажды преподнести еще один урок Вейдеру. Но раз уж Боган сам лег в планы желтоглазого существа - то грех этим не воспользоваться. Однако Тень знала цену слов. И сейчас отправлялась, тяжело опираясь на черную резную клюку, произносить новые, короткие, отточенные, по голосвязи своему верному, изуродованному моралью и телом, ученику...
  В конце концов, это была простая истина, известная Сидиусу. Все, что происходит в Галактике - уже так или иначе происходит в рамках хотя бы одного из множества развращенных планов, еще многие десятилетия назад придуманные им же самим. Достаточно поместить себя в центр вселенной, выкачивая мощь Тьмы в самое себя, и все вокруг будет только очередным угодливым инструментом для соответствия тому, что он желает видеть.
  
  ***
  
  Пытаюсь вырваться из липкой жижи, как будто окутывающей мое сознание. Оно мне не мешает, но такое ощущение, что все вокруг стало слишком далеким от меня самого, не трогающим. Не могущим пробиться сквозь толщу холодного безразличия, такого же, как и содержание моих бессвязных ночных кошмаров, ставших еженощными. Сотканными из цепляющегося льда, окутывающего меня. Безразличие, в котором я плыву.
  - Ты слушаешь меня, Мариил? - Раздается раздраженный голос. - Ах... Слушай меня, Нейтан. Следующий урок.
  Я поднимаю голову, безучастно разглядывая женщину. Она мне не враг, но союзник. Поэтому слушать ее стоит, пока это соответствует моим же интересам.
  - Дарт Нейтан. - Арден встает на ноги, подходя ко мне. - Внемли своему Мастеру и прояви уважение.
  С легкой усмешкой - такой же холодной, как межпланетное пространство, встаю, быстро опускаясь на одно колено. Это просто, успокоит ее - и даст мне возможность двигаться дальше.
  Ее клешня легла на мое плечо, я смиренно стою, ожидая новой информации, которая даст мне еще сил. Вероятно, наконец-то, речь пойдет о том, что мне нужнее всего - о ситской алхимии. Том, ради чего, в первую очередь, я и принял от нее ученичество.
  - Дай мне руку. Кибернетическую. - Произносит она, сверля меня взглядом.
  Протягиваю ей свою ладонь. Она берет ее своей клешней и снимает с пальцев черную кожаную перчатку, под которой прячется сталь. Явно желая нечто мне показать с помощью аллюзии, удерживает черненую сталь кисти своей серой сталью клешни.
  Арден оценивающе разглядывает меня и внезапно пропускает через свой манипулятор неестественное элекричество, заставив мою руку рефлекторно дернуться. Я не выражаю возмущения, только ощущаю прилив Богана к моему телу, верно дающий Силу для потенциального конфликта. Но всплеск был слабый, поэтому я выжидаю.
  - Ты не понял? Что ж. Вот твой следующий урок. Ты потерял огонь. Это вторая - и главная ловушка Богана. Ситх ли, джен'ари, - как это ни назови, черпает свою Силу не из знаний, но из первой строчки кодекса. Сейчас ты ее забыл.
  Непонимающе смотрю на нее, слегка меняя центр тяжести, чтобы у меня не затекли конечности - и было больше маневра для возможного конфликта.
  - В смысле? - Спрашиваю я, понимая, что обязан заполнить эту паузу для продолжения рассказа, помедлив, добавляю. - Мастер.
  Она едва заметно вздыхает, цепко устремляя взгляд глаза в глаза.
  - С сегодняшнего дня... если ты пройдешь урок - ты станешь Верховным Инквизитором, займя позицию Джерека, но только при мне. Ты понимаешь перспективы?
  Я анализирую ее слова, понимая, что это полезно.
  - Именно. Я права. Что ж... Ответь мне на вопрос. Что делало великим, истинным джен'ари, Марка Рагноса?
  - Желание величия роду джен'ари. - Не задумываясь отвечаю я.
  - Плэгаса, учителя Сидиуса, воплотителя Великого Плана династии Бейна?
  - Жажда бессмертия.
  - Вишейта?
  - Обладание могуществом.
  - Дарта Скабруса?
  - Его хобби. - Едва хмыкаю. - Орхидеи любил он уж очень сильно...
  - Достаточно примеров. Что сделает великим тебя, не дав раствориться в подчиненной тебе Тьме, став ее инструментом исподволь? Какая страсть ведет тебя? Боган, подчиняясь, устраивает главную ловушку - он сжигает твои страсти, делая тебя пустым. И податливым ему, потому что только из страсти ты берешь основу для навязывания своей воли. Не зря эта строчка, про страсть - самая первая. Если 'вторая луна' не может сломить тебя в открытую - она лишает тебя страсти, делая манипулятором, могущественным - но лишь оболочкой. И сейчас ты, отрицая свои связи, не зная кто ты такой - погружаешься в пучину этой западни. Разожги внутри себя вновь пламя. Я требую этого, Дарт Нейтан! - Ее голос становится требовательным, настойчивым, сочетая слова и интонации - с новой порцией неестественного электричества, проходящего через металл наших рук.
  Вздрагиваю, устремляя заточенный разум вглубь податливых пучин вод Богана, за ответами, которые холоднее пространства меж галактиками. Она права. Вздергиваю подбородок, поднимаясь на ноги.
  - Страсть - должна быть только одной? Это сделает меня косным и уязвимым. Чем это...
  Арден резко взмахивает клешней, разрывая наше 'рукопожатие'.
  - Марка или виденный тобой в будущем некий Каэдус - имели одну страсть? Это комплекс, буря страстей, желаний, сокрытых под железным контролем, как доменная печь, раскаленная до яростного пламени, но смыкаемая сталью воли, облеченную снаружи в требовательный лед Богана. Вечная борьба между желанием... убить, например, все живое... - Она усмехается. - И пониманием собственной воли, которая только черпает из этой борьбы мощь. Личное противостояние, силы которого хватит, чтобы сжать в кулак вечным концентрированным выплеском холод Тьмы. Понимаешь? Каждый находит свой путь. Но да, главные страсти доминируют. Как орхидеи Скабруса...
  Отступаю от нее на шаг, обращая всю убийственную мощь Темной Стороны на самого себя, следуя ее словам, бездумно, лишь воплощая то, что поможет мне выжить. Тем более, что Боган не лжет. Он показывает правду - если ты знаешь как спросить и узнать, потребовать ее. А сейчас тысячеголосый вой Тьмы подтверждает каждое ее слово, наполняя меня желанием изменить это.
  - Это последний вступительный урок для любого джен'ари, любого Лорда или Владыки, как сказали бы в эти времена...
  Она продолжает, но теперь я только улавливаю ее слова, их суть, значение, но не форму, ведь моя воля, сталкиваясь с крушащей миры злобой Богана, сплетаются в бой, чтобы найти свои грани в ярком образе доменной печи, подаренной Арден. В скорлупе воли, пожираемой снаружи льдом абсолютного холода, но расправляемой и пожираемой изнутри моими устремлениями, которые - пусть будут там все, чтобы я ни хотел. И эта кромка скорлупы, балансирующая между яростью огня и бурей темной воды, из которой резонирует моя личная воля и Сила.
  Да. И - это последний урок, для моего понимания будущего Ордена. Все складывается. Через силу, подавляя лихорадку внутри организма, до испарины на лбу и дрожащих рук, я искренне опускаюсь вновь на одно колено перед Мастером.
  - Благодарю тебя за учение, Мастер Лин. Твои уроки послужат торжеству моей власти - нашей власти - власти Богана - власти Ордена Джен'ари - над всей Галактикой.
  Эти громкие, пафосные слова исторгаются из моего рта как будто помимо моей собственной воли, как если они стали пророчеством на стыке столкновения того, что таится внутри меня и самой Тьмы, мечтающей поглотить или воспитаться нового сит'ари. Для Богана - не имеет значения. Достоин или нет, все решается в борьбе с ней самой. Если сдался 'второй луне', то ты ей не нужен.
  Теплые пальцы касаются моего лба.
  - Я знаю. Я видела это. - Короткая пауза. - А большего и желать нельзя. Поднимись и возрадуйся тому, что теперь я - неформальная глава Инквизиториума Галактической Империи, а ты - будешь Верховным Инквизитором, моей правой рукой. Только желанием Тьмы и твоей волей можно объяснить столь быстрый рост... Но не возгордись раньше времени.
  Я чувствую легкую угрозу в ее словах, несмотря на лихорадку и звон в ушах. Теперь мне уже не слишком нужны уши, чтобы чувствовать жестокость в чужих фразах.
  - То кем ты стал - подкинет тебе новых испытаний. Уже настоящих, не игр. Потому что тебе придется бороться за право воплощать волю Богана с иными. Это не останется незамеченным, колебания и случайности пойдут сильнее. А ведь ты еще даже не столкнешься в этом раскладе с главным врагом - Ашлой. Избегай ее. Конкуренция Тьмы и прикосновение к носителям Ашлы разрушат тебя. Поэтому я оставлю тебя на Корусканте, как организатора работ Инквизиториума. Ты был так прав - Люк Скайуокер уничтожат нас одним касанием. Теперь я сама понимаю пути Тьмы лучше, и это мои благодарности за твой урок, Ученик. Все, что я могу тебе дать.
  Еще не оформившаяся мысль заставляет выползти на мое лицо ухмылку, жесткую и искреннюю одновременно.
  - Все?
  Лин усмехается в ответ.
  - А я не говорила, что против.
  Дальнейшее развитие событий достаточно приятно завершило столь напряженный урок, без которого я был бы порабощен собственной стороной Силы. К счастью, Лин успела задеть клешней переключатель, блокирующий двери в ее приемную залу. А уж все средства наблюдения, установленные Убикторатом для наблюдения за верхушкой конкурирующей организации были еще заранее перепрограммированы с помощью умельцев-ледорубов Трауна на 'чистую' картинку. И неуставные заговоры и отношения двух Инквизиторов оставались за кадром...
  
  Глава 11. Скорлупа.
  
  Нажимаю клавишу на столе и двери распахиваются, впуская посетителей: Тощий и Толстый. Имея статус Верховного Инквизитора я уже спокойно могу работать с наркоторговцами - ведь все что я делаю, происходит во благо Империи, моя должность позволяет. А если что - судить меня будут по представлению Арден. Посторонние следящие системы? Ну, ледорубы Трауна не зря едят свой хлеб.
  Разворачиваюсь на кресле в их сторону, не поднимаясь на ноги. Оба барыги замирают у стола, напротив меня. Махнув рукой, указываю им на стулья.
  - Присаживайтесь. Обсудим наши планы.
  Ожидаю пока они устроятся, раскуривая новую самокрутку. Это уже стало своеобразным ритуалом - и таковым оно будет позднее, через пару лет.
  - Толстый. Мне нравится то, как ты выстроил систему продаж на Дантуине. Хвалю. Как ты понимаешь, коммандер аванпоста, хоть и крыса по натуре, служит мне, а его заместители - это и вовсе мои люди. Так что ты наладил по моим указаниям торговлю и внутреннюю шпионскую сеть... назовем ее контрразведкой, нашей с тобой личной, - на все сто.
  Толстый сдержанно ухмыляется. Он почитал в голонете 'легенды о джедаях и ситхах старореспубликанского периода', ледорубы установили за его выходами в сеть отличную слежку. Так что понимает - насколько может - что такое похвала от ситха. И, главное, не треплется об этом.
  - Для тебя у меня будет новое задание. Принц Ксизор, я чувствую это, как Верховный Инквизитор... Скоро может потерять влияние. И туда ему будет дорога. Умные воспользуются этим, чтобы выстроить новую организацию, потеснив 'Черное Солнце', которая будет... более верна Империи. Инквизиториуму. - Для вящего понимания обвожу кабинет механической рукой, на которую специально не нацеплена перчатка.
  Оба сглатывают, видя мою черную, стальную ладонь с крючковатыми загнутыми пальцами-манипуляторами. Но молчат, как и положено. Я же продолжаю, глядя в упор на Толстого.
  - Ты готов принять повышение... и однажды занять место Ксизора при Императоре - при мне?
  Толстый кивает, хотя я и ощущаю как на его разуме схлопнулись естественные ментальные щиты. Преодолеть их мне не будет ничего стоить, они и так, сами того не зная, принадлежат Богану. Но его разум радует, он подозревает жирный пряник, смешанный с подставой, и всячески пытается не показать этого, подготовиться к чему-то, к чему я веду...
  Улыбаюсь, откидываясь на кресле. Моя черная ладонь, холодная как лед Богана, служащая мне сейчас вечным напоминанием цены обретенной мощи и ее угроз для самой собственной сути - скользит по столешнице, с зажатой в ней тлеющей самокруткой, как будто в легкой пародии на задумчивость.
  - Тогда послушай, Толстый. Теперь тебя будут называть директором КОМПОНП-КОСНОП Дантуина. Официально. И, конечно, от клички 'Толстый' не останется и следа на поверхности... Ты же теперь - господин Гаран Зигар. Твоим коллегой, с которым ты будешь работать в плотном контакте, станет также новый директор созданного на Балморре отделения КОМПОНП-КОСНОП Харак Паарам. Представитель одного из древних родов своей планеты - и член тамошнего Планетарного Совета. Обменяетесь контактами под моим руководством. - Улыбаюсь еще шире, разглядывая как в черной ладони тлеет алый огонек. - Благодаря нашей работе даже в древнем кубле несогласия появилась своя опора Империи.
  Толстый, наконец, прерывает меня, задавая свой вопрос, во время возникшей паузы. Как я и ожидаю.
  - Это прекрасно, несомненно. Но что я буду делать еще, кроме нашей сети 'самокруток', твоей личной контрразведки и официальной бумажной работы? Так сказать, главное?
  - И какова цена? - Принимаю серьезный вид, резко затягиваясь сигаретой, и растирая ее в металле кулака в пыль. - Об этом мы поговорим сейчас. После условий входа в настоящее дело.
  Оба слегка наклоняются ко мне. Они ждут, будучи полностью в моей власти. Потому что слова и статус дают больше мощи, чем любые молнии и меч. Позволив паузе слегка растянуться, разбиваю молчание фразой, подернутой ложной грустью.
  - Убей предателя. Тощий должен умереть. Сейчас. От твоей руки. - Размыкаю сталь руки, позволяя пеплу прахом осыпаться на гладкую блестящую поверхность столешницы. - Предельной доказательство твоей верности во всех вопросах. Он предал меня - значит и тебя.
  Слегка напрягаюсь, призывая к себе свернувшийся вокруг в ожидании Боган. Для возможной самозащиты или понукания темной коррупцией Толстого. Но хотелось бы, чтобы он сделал что я задумал - сам.
  - Что?!
  Тощий вскакивает со своего стула, пока Толстый, простите - директор Гаран Зигар - потрясенно замирает, но держит удар, даже не меняясь в лице.
  - Это шутка? - Наконец, произносит Гаран, явно растягивая время.
  - Ты знаешь, что нет. - Я качаю головой, подвигая Силой, легким толчком жаждущей Тьмы, к нему через стол голопланшет. - Здесь документы. О его предательстве. Я знаю, что он близок тебе. Твой названный брат... И поэтому я смогу верить тебе только после того, как ТЫ сделаешь это. Через стол следом отправляется мой служебный бластер, замирая рядом с планшетом. Еще одно усилие, жаждущей убивать, но обузданной Силы, которая роняет обратно на свой стул Тощего, резким давлением на его плечи.
  Гаран недоверчиво принимает в руки планшет - и я понимаю, что уже победил. Все остальное, что сейчас будет - это оформление готовой верности, сохранение лица и декорации будущих границ, не более.
  Едва сдерживаю торжествующую улыбку, рвущуюся на мое лицо, сохраняя пока тоже исполненное пустого сожаления выражение физиономии. Сейчас он прочтет достаточно. В конце концов, очень просто сфальсфицировать некоторые вещи, которые относятся к документами типа 'совершенно секретно', если они написаны тобой - или твоими людьми. Например, что именно Тощий был одним из тех агентов Джерека, что сливали ему информацию о моих планах. А, значит, и Тощий внес свою роль в мой первоначальный провал на Дантуине и мог послужить причиной гибели Толстого. Которого очень скоро будут звать 'господин директор Гаран Зигар'.
  Брови барыги вздергиваются, пока он просматривает тексты и снимки, где запечатлен Тощий на фоне человека в темной форме служки Инквизиториума. Покойного Урэла Ростофа. Как известно, мертвые хранят секреты лучше всего. Я быстро бросаю:
  - Урэл Ростоф уже убит мной за предательство. Как и те два штурмовика, через которых он держал с ним связь, среди прочих агентов и кротов.
  Провожу металлической ладонью в воздухе, концентрируя на ней внимание Толстого, чтобы он помнил о той цене, которую я заплатил за 'предательство' Тощего. Молчащего сейчас - как будто в потрясении. На самом деле, я просто затыкал ему рот Силой, что отвлекало большую часть моих резервов. Уж очень он хочет жить и опровергнуть мою ложь...
  Откинув на стол планшет, Толстый хватается за виски, потирая их.
  - Я понял, Мариил. И ты проверяешь меня... Убить брата.
  - Финальная проверка. Мы отвечаем за свои ошибки. Каждый из нас. - Отрывисто отвечаю я, отпуская хватку на горле Тощего, позволяя ему говорить, но ломая его щиты, чтобы его сознание было бессвязным...
  - Ясно.
  Толстый берет левой рукой бластер, взвешивая его в руке.
  - Что скажешь, Тощий? - Серьезно спрашивает барыга у своего товарища.
  - Он оболгал меня, проклятое отродье! Брат, я же ничего не делал! Это ложь! Он давил сейчас меня своей долбанной Силой! - Вопит Тощий, вскакивая на ноги и бросаясь к сидящему Толстому.
  Выстрел. Запах паленого. Гаран потрясенно вскакивает на ноги, отбрасывая бластер. Тощий оседает на пол, захлебываясь слюной. Зигар подхватывает его за плечи.
  - Зачем, зачем ты сделал это... Прости, дорогой друг... - На глазах Гарана выступают слезы. - Но я не мог.
  Выжидаю некоторое время, после чего тихо произношу:
  - Ты сделал что должно. Как это ни прискорбно.
  Толстый отпускает уже замершее тело, как будто теряя часть жизни, уходящей из его глаз.
  - Да. Этот выстрел был случаен, но я сделал то, что должно. - Усевшись на стул, прямо над лежащим покойником, он продолжает. - Я слушаю тебя.
  Пристально разглядываю Гарана Зигара. Теперь он полностью мой. Как ни смешно, но я даже могу ему доверять, в определенных рамках, конечно. Его психотип мне ясен. И он повязан кровью своего самого близкого друга, которого убил сам, сознательно, за предательство. И другой бы возненавидел меня - или своего названного брата, что не лучше для моих планов, но не он. Он возненавидит - уже начал - самого себя, попавшись в психологическую ловушку. Теперь он не будет сотрудничать ни с кем, замкнется в себе, используя иных только для дела. А я в его глазах буду бесстрастным, сочувствующим арбитром. Некая аналогия со Стокгольмским синдромом, вероятно. Но Боган не обманул в моих медитациях - я чувствую сейчас в нем именно это, и никаких отклонений от курса. Да и была еще одна причина устранить Тощего - он... романтик, жадный до денег. Страшное сочетание. И мог бы потом продать нас или Ксизору, или Новой Республике. Это я тоже ощущал, когда еще только продумывал что делать дальше.
  - Господин директор... Мои искренние соболезнования. - Подбавляю нотку сочувствия. - Это урок всем нам. Мне тоже приходилось устранять... близких.
  Гаран кивает, ожидая перехода к делу.
  - Так вот. Ты получишь деньги и помощь Инквизиториума. Неофициальную. Нас же не существует. Да и не та это игра, которую стоит показывать Убикторату. Ты знаешь кто это? Нет? Узнаешь многое. Знание - сила. Ты получишь очень много секретной информации... - Закуриваю новую самокрутку. - Так вот. По сути, ты должен создать альтернативную 'Черному Солнцу' структуру на периферии его интересов. Начнем с Дантуина и Балморры. Но - с легальным прикрытием. Помимо твоей должности, в смысле агентов. Зарегистрируешь компанию. Название придумай сам. Кстати, 'Чзерка Новис' - было бы неплохим юмором. Узнаешь почему. Пойми, просто притоны контрабандистов и наемников, это не наши интересы. А вот легальная корпорация, с имперским прикрытием, которая проворачивает разные... дела - это уже наша цель. Конкуренции и сложностей будет много, но я тебе доверяю. А доверие вещь редкая и достаточная. Для переговоров же поначалу я смогу выделять темных воинов. Если понадобится.
  Гаран присвистнул.
  - Амбициозно. Но приз того стоит.
  - Вот и прекрасно. Смету и проект по бизнес-плану создания и развития дела на начальном этапе жду от тебя завтра утром.
  - Быстро. - Роняет господин Гаран.
  - У нас будет мало времени. - Отвечаю я. - И вот еще что... Похороны твоего друга будут организованы по высшему разряду, я позабочусь.
  - Тогда в Кореллианском Зале Памяти. - Медленно произносит он. - Пусть будет после смерти - алмазом на небосводе.
  - Принято.
  
  ***
  
  Умил Румер преклонил колено передо мной, наклонив голову.
  - Вызывали, ваше превосходительство? - Цедит он, устремив взор в пол.
  - Да, Умил. Поднимись, присаживайся, налей себе выпить.
  Улыбаюсь я краями губ, позволяя себе быть доброжелательным для соблюдения пустых формальностей, столь много значащих для простых людей. Бывший мятежник вскидывает голову и резко встает, схватив с моего гигантского рабочего стола одну из бутылок, не глядя. Налив себе пурпурной жидкости на палец, он усаживается в кресло, в котором полчаса назад сидел Гаран Зигар. Тело Тощего уже отвезено в крематорий кореллианского центра Памяти и из его праха прямо сейчас должен создаваться большой искусственный алмаз, который украсит потолок среди прочих, символизируя одну из звезд Галактики...
  - Что вы хотели... сэр? - Спрашивает Умил, стараясь не смотреть на меня, но разглядывая свой бокал.
  - Предложить работу по тебе. Я подозреваю, что ты особо не хочешь воевать против своих бывших друзей-повстанцев, хотя они и все проникнуты манипуляциями и контролем с нашей стороны... В чем ты сам успел убедиться на примере Кравика. - Улыбаюсь я далее, из той же пустой вежливости наливая себе на полпальца в бокал красного руусанского. - Но существуют те, кто и начал это Восстание. Из-за чего умирают невинные жизни идеалистов и работают такие манипуляторы как Кравик, сталкивая людей, алиенов, имперцев и всех в бессмысленной бойне... Джедаи.
  Умил, наконец, смотрит на меня. В его ауре резко схлестываются непонимание, несогласие, покорность, ожидание... Он молчит, значит уже учится. В нем есть потенциал, который разглядела Лин, пощадив человека. А она ничего не делает просто так, как я уже убедился на собственной шкуре, и не раз.
  - Ты должен знать. Ваше Восстание создано проджедайской фракцией. И с вашей стороны им управляли именно они, раздувая пожар мятежа, чтобы вернуть себе власть, опираясь на бывших продажных сенаторов, которые им служили - как та же Мон Мотма или Падме Наберрие. В Инквизиториуме есть много направлений. А вот тебе я хочу доверить одно из самых важных дел. Ты знаешь Восстание изнутри, это очевидно. В конце концов, ты был представителем разведки Альянса, и Кравик был на хорошем счету... Ты можешь вернуться назад. И... нет, не шпионить за бывшими друзьями, нет. А наоборот верно им служить и вкладывать свою душу в их победу. Я расскажу как. Прямо сейчас твоих товарищей громит на Хоте Лорд Вейдер, охотясь за джедаями из тайного руководства вашего мятежа, убивая сотни невинных, которым промыли мозги сторонники джедайского заговора, начатого еще десятки лет назад...
  Прерываюсь, чтобы отпить немного сладкого вина, промочив горло.
  - Ты будешь кротом. Я слегка помогу вашему Восстанию. И скажу где будут его победы, чтобы ты ими воспользовался и вошел в круг формальных руководителей Альянса. А потом, в момент когда вашим друзьям покажется, что вы победили - а он, такой момент, будет, я его допущу... Джедаи выйдут на поверхность, захватывая своими манипуляциями власть в открытую. И ты будешь нашей опорой против них.
  - Я буду кротом в руководстве Альянса. - Просто подводит черту Умил под моей речью.
  - Да. И возможностью внедряться к вам моим людям и мне - в поисках джедаев и с целью их нейтрализации. А потом - когда придет время мира, ты проголосуешь за мир - и к твоему авторитету прислушаются. Ты остановишь бойню вместе с нами. И таких вариантов будет очень много. Согласен?
  - Вы манипулируете мною, и так грубо, открыто... - Хмыкает Умил.
  Крепкий парень, однако.
  - Я бы сказал, что у тебя нет выбора, но я не Джерек, и не Кравик. Я имею другие цели, как и Лин. - Роняю я последнее дополнение к фразе, чтобы расколоть его разум воспоминаниями о вербовке. - Я дам тебе много материалов о джедаях. И я доверяю тебе, раз посылаю на такое задание. Из-за твоего ума. Это не манипуляция. Я же не собираюсь шантажировать тебя видео, где ты стоишь передо мной на коленях и говоришь 'сэр'. Потому что ты уже свой. Я предлагаю тебе задание наперед. И да... Я вру?
  Умил разглядывает меня, подчинившись понуканию. А я, тем временем, проникаю под его раскрытые щиты, позволяя Богану просочиться в разум человека, отравляя его своей коррупцией, заставляя доверять пленителю и подозревать своих бывших друзей. Ведь Тьма так легко роняет сомнения и ожидает своих всходов. А работа над его разумом была начата мною еще вчера.
  - Нет. Как ни странно, я чувствую, что вы не врете. - Наконец, после колебания, произносит он. - Я клянусь в верности вам, вашим идеалам и Империи, если она способна принести мир, а джедаи - действительно манипулируют Республикой еще со времен Войн Клонов ради своего властолюбия.
  Камера над потолком молчаливо зафиксировала его слова, которые будут хорошим залогом верности помимо ситской клятвы, данной им Арден Лин на Балморре.
  - Ты слушал о Люке Скайуокере? - Резко спрашиваю я.
  - Да. Коммандер. Популярный парень. А что? - Напрягается переходу Умил.
  - Он один из самых хитрых джедаев. Держись от него подальше, иначе он раскроет тебя - и нас. Вся операция по захвату Хота спланирована Вейдером только бы добраться до него. Первый урок - не верь глазам, верь знаниям.
  Умил быстро кивает, явно потрясенный, и пребывающий в сомнениях относительно моих слов. Но сомнения это то, из чего растет Темная Сторона.
  - Через пару недель, когда ты подготовишься, все узнаешь, обучишься - ты вернешься к своим... 'друзьям'. Подготовку будут курировать лично я. Пока - бери эти планшеты с историей Войн Клонов и джедаев, и иди в выделенную тебе комнату. У меня еще много дел...
  
  ***
  
  Арден Лин захлопнула Силой двери кабинета, стоило мне только пройти через них. Такой резкости я от нее не ожидал. Ее явно что-то выбило из колеи.
  - Что случилось? - Быстро спрашиваю я, проходя ближе к ее столу.
  - Старая плесень. Ненавижу. - Резко выдохнула она.
  Боган яростно закручивался вокруг женщины, как будто она была не собой, а каким-нибудь одержимым коррупцией Тьмы Джереком. Да, редко ее можно увидеть в таком состоянии. Вывод сорвался с моих губ раньше, чем я задумался об этом.
  - Палпатин?
  Она мгновенно вскочила на ноги, раскалывая столешницу своей боевой клешней. Монитор с голопроектором покачнулся и по его трехмерной голограмме пошла рябь.
  - Не упоминай о нем!
  Подхожу к ней, в нерешительности, размышляя будет ли лучше ее обнять, или это вызовет отторжение вместо успокоения? Когда Боган врывается в тебя до такой степени, по твоей ли воле, или манипуляцией иного носителя 'второй луны', живая плоть, прикосновения теплой кожей - могут быть противны и вызывать желание уничтожить это. Оставить только холод.
  Приняв компромиссное решение, кладу ей на плечо свою механическую руку, скрытую черной кожаной перчаткой.
  - Значит он. И его манипуляции. Ты сама учишь меня не подчиняться Тьме, а направлять ее... Успокойся. - Жестко фиксирую на плече стальные пальцы, не давая ей сбросить их лихорадочно дернувшимся плечом.
  Она медленно выдыхает воздух через сжатые, накрашенные как всегда черным, губы. Ярость медленно уходит внутрь нее, оставаясь неотъемлемой частью любого джен'ари, но уже не заставляя Тьму вокруг выть в предвкушении свободного и разрушительного выплеска.
  - Что ты знаешь о нем, чтобы..?! - Она внезапно хмыкает, окончательно успокаиваясь внешне. - Хотя да, ты-то знаешь. К счастью, не лично. Благодари меня за это.
  - В каком формате? - Отпускаю я игривую фразу, быстро соображая, что произошло. - Могу предложить разные варианты.
  Лин аккуратно снимает мою конечность со своего плеча, усаживаясь на внушительное кресло.
  - Садись. Благодарю за разрядку, а теперь серьезно. И дай мне свою самокрутку, что ли. Проверю как это работает.
  Понимая, что больше зубоскалить не стоит, это вызовет уже только новый выплеск ярости от несерьезного отношения к происходящего, с ровным лицом снимаю с пояса портсигар, вытягивая из нее одну сигарету. Молча отдаю ей, и усаживаюсь рядом на гостевое кресло, которое подтягиваю к себе маленьким всплеском мощи Богана.
  Закурив, она давится дымом, начиная кашлять.
  - Как это вообще курить можно? Хаттова слизь... - Однако она затягивает новую порцию отравленного дыма в легкие. - Значит так, ты же сам знаешь, что я была поставлена в позицию Верховного Инквизитора Сидиусом, как противовес протеже Лорда Вейдера - Тремейна?
  Киваю, ожидая продолжения.
  - Так вот. Ради укрепления этого факта перед лицом ситского киборга, я была провозглашена Рукой Императора. И этот статус не снят. Поэтому Император вызвал меня к себе сегодня утром, пока ты там общался со своими агентами. Как, кстати, успехи?
  Сдержанно улыбаюсь:
  - Благодарю за беспокойство. В порядке. Выделим средства на мои проекты через них и все будет отлично. Но что там с Палпатином?
  Арден сжала клешню, раздавив в ней самокрутку.
  - Он хотел убедиться, что я все это помню и понимаю. Но в случае с нашим дорогим Императором - это только предлог и самая поверхность его планов внутри планов и целей внутри слов. Лучше бы как тогда, там джидаи, тут свои... - Она потрясла головой. - Одной из целей он добился, как видишь. Своей манипуляцией едва не сдвинул меня в маниакальную одержимость древнего мародера, чтобы, вероятно, оборвать потенциальные незапланированные контакты и возможные заговоры... С тобой, например. - Она усмехнулась.
  Выжидаю, закуривая сам. Привычно вгоняю дозу отравы в легкие, отстраняясь и хватая Боган внутри себя за шкирку, чтобы держать над ним полный контроль и получать через него больше понимания за завесой слов.
  - Его интересовало кого можно ставить в какие позиции в Инквизиториуме на мой взгляд. И он проявил легкое любопытство и о тебе. Мне стоило довольно дорого удержать ментальные щиты и скрыть беспокойство относительно этого факта от Императора. К счастью, он был удовлетворен, решив что я сама, исключительно своими манипуляциями сделала все произошедшее, а ты лишь одна из пешек моей игры.
  Я улыбаюсь - это искренняя благодарность. Желание ощутить на себе взор Палпатина - это для крайних мазохистов.
  Лин вздохнула.
  - Но это его напрягло. Он и так мне не доверяет, если такое слово к нему вообще применимо, из-за моего происхождения. Предположил мою собственную игру, начал давить, искать слабости, указывать мое место... Как всегда. Вроде отбилась, как видишь. Но он не прощает даже иллюзорных ошибок и несуществующего, как он даже сам решит, покушения на его власть. Поэтому... - Она сделала паузу, покачав головой. - Казнь Тремейна. Его приведет в исполнение не Хетрир. И не Убикторат. Не Алая Гвардия. А... мы. Точнее - я, а ты будешь присутствовать, как и другие Верховные Инквизиторы.
  Я тянусь к Богану, ощущая лед угрозы. В этом есть негативный контекст, подлая мелкая месть Палпатина за его собственные, пусть и развеянные, опасения. Указание места - и стравливание. Предполагаю:
  - Антиннис - протеже Вейдера, соответственно... Гнев Владыки упадет на тебя и, если он слегка копнет, то и меня. А он копнет, если даже и не захочет, потому что Император наведет его на это. И гнев Ученика будет направлен не на Учителя, а канализирован на слишком усилившуюся Инквизиторшу и ее людей, который пусть и играют как бы за Учителя, но очень уж стали сильны и могут выбиться из пешек в офицеры. Я прав?
  - Да. - Арден кивает, подавляя, я чувствую, новую вспышку ледяного гнева. - Ты хорошо умеешь играть в дежарик, очевидно. Так что на нас спустят Азейн Исард, точнее, ей позволят, ведь между ней и Антиннисом была какая-то своя игра, которой мы помешали. А Убикторат начнет вмешиваться в наши дела уже по воле разъяренного Вейдера.
  Давя в стальной ладони самокрутку, я откидываюсь на кресле, прикрывая глаза.
  - Нам нужен совет синекожего адмирала. Его гений подскажет пути решения конфликта.
  - Ты прав. Но он еще не добрался до Нирауна, поэтому выйдет на связь по полностью защищенному каналу позже.
  - Думаю, какое-то время мы с этим справимся. Когда казнь?
  - Завтра утром. - Хмыкает Лин, прикусывая черную губу. - Не проспи.
  
  Глава 12. Коррупция Тьмы.
  
  Это часть большого города в городе, государства в государстве. Это - Императорский Дворец. Место, в котором можно прожить жизнь, ни разу не выходя наружу. Территория, где тысячи и тысячи людей - в основном людей - управляют всей Галактикой, не придавая ей значения и почти ничего не зная о ней, если им вдруг не станет интересно.
  Один из Больших Приемных Залов - Большой Зал Суда. Тут установлен прекрасный, резного дерева, трон, как и во всех Залах, на тот случай, если его почтит своим вниманием Император и возжелает присутствовать.
  Он желает, он восседает, откинувшись на спинку, обитую черным бархатом. На его коленях, укутанных тонким полуночным зейдом, лежит трость, с которой Император почти никогда не расстается. Какая тонкая аллюзия с Магистром Йодой, мало кому понятная здесь. Два великих носителя Силы, которые могли бы одной мыслью разметать половину планеты - ходят опираясь на клюку. Но задерживать взгляд на Сидиусе - опасно. Тут же опускаю глаза, переводя взор на происходящее у ног Палпатина, на то, что происходит у нас внизу, пока тот наслаждается представлением, воплощающим мощь его замыслов - все что бы ни происходило, идет по его воле, ведь она подмяла под себя сам Боган, заставляя его служить его власти и тайным манипуляциям...
  Едва сдерживаю желание потрясти головой, стоя все также ровно, замерев. Сила Император слишком велика, подавляюща. Как будто он - тень, черная дыра, высасывающая в себя Тьму, и вообще всё. Заставляя трепетать перед его волей, считая что ему противостоять просто нельзя и сам Боган лишь его покорный пес, припавший к ногам хозяина. Этот уровень понимания 'второй луны' потрясает, но чтобы сохранить себя, ощутить принадлежность своих прав на владение Темной Стороной - надо этому противостоять. Иначе она просто отвернется от меня. Вступить в молчаливое - и незаметное Палпатину - противостояние с ним. Увидеть в нем слабости, сохраняя вид полной покорности. Скрывать себя всеми ментальными щитами, закрывая самое их существование целым каскадом других щитов и ложных мыслей на поверхности сознания.
  Потому что он чувствует всё. Все разумы в сфере его видимости - читаются им, манипулируются, развращаются по его малейшему желанию. Но в глубине этой мощи таится слабость. Самоуверенность достигшая пика. Она позволяет быть центром... самого Богана. Но и ослепляет, заставляя считать что все и всегда будет только так, как он хочет, не давая здраво оценивать происходящее. Это безумие абсолютной власти. И это надо учесть, заставляя Тьму ухмыльнуться и прильнуть ко мне, в опасном, предостерегающем жесте.
  Губы Палпатина дрогнули. Я убрал все мысли - уже найденного достаточно, чтобы не впасть в преклонение перед самым могучим существом Галактики. И сохранить в самом себе ощущение центра Вселенной, отказав в этом всеобъемлющем праве другому. Ведь центр мира не разделить на двоих внутри разума одного человека, внутри своего разума. А потерять уверенность в этом, значит проиграть во всем. Но как же тяжело верить в себя в присутствии столь подавляющей твари.
  Лин, в черной форме, стояла во главе большого строя, у подножия трона, преклонив одно колено. В шеренге стою и я. Высшие сановники, Инквизиторы, члены Убиктората, судьи, Прокурор Империи, сам Визирь и глава СИБ, даже парочка гранд-адмиралов в белоснежных мундирах - несколько десятков человек.
  Император, наконец, разлепляет свой рот, позволяя обволакивающим словам, исполненным властности и неприкрытого ехидства, прозвучать:
  - Сейчас, в присутствии высших лиц Империи, произойдет восстановление справедливости и порядка. Даже если он маскировался под верного нашим идеалам человека... Столь близкого к некоторым из нас, столько знакомого... Лорд Вейдер, что скажете?
  За спиной тени, укутанной в невесомый черный зейд, появляется исполинская фигура, спускающаяся к подножию трона по ступеням. Каждый шаг сопровождается мерным, автоматическим, басовым дыханием. Он оглядывается присутствующих, едва поворачивая шлем.
  - Каждый враг Империи, кем бы он ни был - должен умереть. - Шлем Владыки лишь на мгновение задерживается на Лин. - Как главнокомандующий Галактической Империи, я открываю казнь.
  Плащ вздувается за спиной Лорда, когда он медленно проходит мимо нашего строя, взмахнув массивной черной ладонью. Двери распахиваются и в Зал Суда входят двое алых гвардейцев, за которыми идет, скованный кандалами, босой, в одних брюках, Антиннис Тремейн, бывший столь недавно неформальным главой всего Инквизиториума. Какая ирония, еще на днях именно он низвергал тысячи и решал судьбы целых систем...
  Все это представление символизирует главное, что входит в ум каждого присутствующего. Только Император владеет жизнью и смертью, каждой судьбой, как бы высоко кто-либо ни взлетел, как бы устойчиво кто-нибудь ни 'сидел'. Единственная устойчивая позиция в Галактике - это его трон. Только его трон.
  А Лорд Вейдер - верный цепной пес, получает урок, что и его место лишь у подножия Его Величества. И должен распоряжаться казнью собственного протеже - получая пощечину за собственную горячность. Видя непосредственных исполнителей, на которых падет ярость его гнева, чтобы отыграться. На Лин. И на меня, как на ее пешку. Не зря же я стою здесь, по особому приглашению, как 'досточтимый участник раскрытия заговора Верховного Инквизитора Тремейна, Верховный Инквизитор Мариил Ортос'.
  Ученик Императора басит:
  - Антиннис, ты не оправдал нашего доверия. Твоя судьба теперь - смерть и вручена Арден Лин. - Шлем Вейдера смотрит на Инквизиторшу, не на Тремейна. - Она исполнит приговор, завершив раскол лояльности.
  Резко развернувшись на каблуках, он прошел мимо нас, едва не задевая стоящих людей - и меня - краем своего плаща, остановившись у ступеней к трону.
  Губы Палпатина тронула тонкая улыбка.
  - Как Император я, с глубоким прискорбием от того, что в сердце нашей государственности, свернулась змея предательства, разрешаю казнь и не накладываю на нее вето. Последнее слово, Тремейн?
  Антиннис поднимает голову, вздергивая подбородок, и ничего не говорит, буравя взглядом Арден.
  - Привести приговор в исполнение. - Бросает Вейдер.
  Лин кладет руку на пояс, снимая меч. Мгновение она держит его в руках, прежде чем зажечь. Вспышка, багровый отсвет падает на пол.
  Гвардейцы отступают в стороны, оставляя приговоренного в одиночестве. А вся сила тени на троне транслирует каждому присутствующему, прямо в сознание, понимание: 'на его месте мог быть ты - и можешь оказаться в любой момент, лишь его воля решает это'.
  Арден подходит к Антиннису и, сжав его шею клешней, бросает на колени перед собой. Клинок, издавая тихое гудение, поднимается.
  - Во имя Империи, по воле Императора. - Произносит она, опуская пылающее лезвие.
  Голова того, кто был всем - падает на пол с тихим стуком. Он стал ничем. Воющий Боган не оставил ему и шанса на любое посмертие.
  Палпатин на мгновение становится похож на человека, наклонившись вперед. Он наслаждается ощущением полной власти и могущества. Тени вокруг него рассказывают об этом, оттеняя изуродованное лицо, придавая ему величие нечеловеческого, почти демонического, существа.
  - Запомните, так было и будет с каждым, кто откажется от того, что даю вам я. - Раздается скрежещущий голос Императора. - Казнь закончена, вы свободны. Да, Верховный Инквизитор Арден Лин и Лорд Вейдер - вы останетесь для закрытых консультаций.
  Пестаж выходит из шеренги и начинает распоряжаться, указывая каждому как через какой выход он должен покинуть Императорский Дворец. Даже в этом - есть своя церемония и статусность. Мне достался 'красный выход' - как я понимаю, это самый низкий из всех по своему смыслу. Впрочем, я не в обиде, отнюдь. Близость к персоне Сидиуса... смертельна. И разъедает все мои щиты одним своим присутствием неподалеку, заставляя коррозировать уверенность и раскалываться собственное ощущение контроля. А ведь он даже не обращал свой взор на меня.
  Покидая зал, я не оглядываюсь на Арден, хотя это и стоит определенных усилий. Но я знаю - никаких человеческих слабостей при Его Величестве. Все будет уловлено, посчитано и использовано против меня - просто так, в секундном внимании к очередной пешке.
  
  ***
  
  Откинувшись на кресле в своем обширном кабинете, я курю уже третью самокрутку, приводя свою уверенность и понимание места во вселенной в порядок, продолжая раз за разом тянуться к волшебным словам 'Я - Дарт Нейтан, Владыка Богана', изгоняя из своего разума остатки случайного прикосновения Силы Сидиуса. Это было лучшим выбором - ждать когда он умрет от изменившего Вейдера и Избранника Ашлы. Бороться с таким существом... Не смешите. Он может стереть меня в порошок одним желанием, даже без усилия.
  Так. Стоп. Не терять ощущения себя, как центра Вселенной. Резко затянувшись, я начинаю кашлять, ударив ладонью по клавише вызова служки.
  - Что изволите, ваше превосходительство? - Услужливый голос в интеркоме.
  - Руусанского сладкого... Нет. Корелианского бренди. И текущие документы по Корусканту.
  - Сию секунду.
  Используя как пепельницу изгиб старой ситской статуэтки с Зиоста, которая стоит тут с недалеких времен Джерека, я расплываюсь по креслу, думая, что надо бы еще обставить себе рабочий кабинет. В конце концов, еще много времени до того, как придется бежать с Корусканта. Заодно и отвлекусь. Сначала текущие документы, потом обстановка.
  И лишь затем - связаться с Трауном. И готовить работу 'Чзерки-новис', или как там мы назовем наше будущее легальное прикрытие для первых лет после гибели Императора... И как такое... такое... вообще могло погибнуть?
  'Есть куда стремиться'. - Шепнул Боган.
  Я кивнул в ответ 'И стать еще более могущественным, чтобы не проиграть в конце'.
  Тихий смех Тьмы разошелся по залу и оставил меня наедине с собой и дотлевающей в механической ладони самокруткой. Но и тут расслабиться мне не дали. Интерком снова щелкнул.
  - Верховный Инквизитор Мариил Ортос?
  - Да.
  - Вашего приема ожидает Лорд Круя Вандрон.
  - Что ему надо? - Резко отзываюсь я, давя самокрутку в порошок.
  - Не знаю. Просит встречи, остальное конфиденциально.
  - Запускайте... минут через двадцать. Пусть подождет, пока я проверю информацию на него. Сошлитесь на изучение мною текущих документов... которые я жду от вас вместе с корелианским.
  - Вас понял.
  Что же ему нужно? И на него у меня так мало информации. Надо успеть продумать. А Арден пока что у Императора... Да и... Эх, где же наш гений Траун. Одно понятно - оказаться во Дворце Императора - стать заметным. И значит попасть в новые, еще более опасные игры.
  
  
  ***
  
  Встаю из-за стола, откладывая в сторону планшеты с документами. Ничего интересного, к слову, в них не было, кроме отчетов о тренировках темных воинов на Мустафаре и плановых расчетов о смете на текущую декаду. Арден решила загрузить меня служебным документооборотом? Вероятно.
  - Доброго дня, Лорд Круя Вандрон. Рад знакомству.
  Обращаюсь я к полноватому мужчине в имперской форме без знаков различия. Она нестандартная, сшитая и подогнанная на заказ, к тому же очевидно из дорогих тканей, включая элементы зейда. Впрочем, несмотря на это его полная шея, с тройным подбородком, все равно спадает на жесткий воротник, и, кажется, что он его душит.
  Пожимаю его протянутую руку, улыбаясь.
  - Верховный Инквизитор Мариил Ортос. Взаимно. - Сдержанно кивает он.
  - Присаживайтесь. - Указываю на кресло напротив своего. - Корелианское?
  - Я не слишком люблю такие напитки, но не откажусь. Однако если нам доведется встретиться еще раз, я закажу с собой куатское.
  Оценив намек, сажусь за свое рабочее место, сплетая пальцы.
  - Возможно. Но сначала я хочу понять, чем обязан визиту?
  Вандрон срывает пробку с бутылки, наливая себе на полпальца. Сделав символический глоток, едва коснувшись плотными губами жидкости, он вздыхает и отставляет бокал. Понятно, аристократ отдал жестом же - мой жест гостеприимства. Поэтому я пить тоже буду только так. Повторив его действия, прощупываю его параллельно через Силу, но, несмотря на то, что он ею не владеет - естественные щиты очень сильны. Из-под них пробивается только скрытая уверенность и сильный интерес. Не более.
  - Обязаны... Вы вошли в круг людей, которые что-то решают в Империи. - Вандрон пожевал губами. - Плюс еще один фактор...
  - Вы - спонсор и один из вдохновителей структур КОСНОП-КОМПОНП. Я, пользуясь договоренностями Инквизиториума и этой организации, активно расставлял своих людей. Вы не обращали на это внимания, пока не узнали о моем присутствии на сегодняшней казни Антинниса Тремейна. Два варианта. Вы хотите узнать, не веду ли я свою игру, резво вырвавшись из грязи в... люди - раз. Вы желаете узнать какова судьба договоренностей между Инквизиториумом и КОМПОНП в будущем, после резкой смены позиций в нашей организации - два. А к Лин не пошли из-за того, что лучше сначала на ее правой руке проверить информацию.
  Вандрон улыбается, щелкнув кончиками пальцев по кромке своего бокала.
  - Именно так. И раз, и два. От ваших ответов зависит дальнейшее.
  - Вы проверяли мою биографию? - Резко спрашиваю я, смягчая фразу еще одной улыбкой.
  - Именно. Вас кто-то вел. Столь головокружительная карьера невозможна в наши времена, сейчас не излет Войн Клонов. Если быть откровенным... Арден Лин?
  Я откидываюсь на спинку кресла, поднимая свой бокал и делая еще один символический глоток. Вандрон терпеливо ждет тайм-аут, взятый на ответ, моим жестом.
  - Вы ОЧЕНЬ откровенны. - Отвечаю я после паузы.
  - Мое положение позволяет. - Усмехается Круя. - И что же?
  - Нет. Сила и вера в идеалы Империи. Вы должны знать мощь этих двух факторов. Во мне они сошлись. Плюс немного везения - и упомянутая вами Арден Лин оценила мои таланты. Однако я не скажу, что мое положение столь устойчиво, чтобы предполагать ее мотивы и расположения.
  - Что ж... Предположим. Продолжайте.
  Я еще раз прокручиваю в уме свои прикидки. Без Вандронов и Д'Арка нам будет сложно пережить времена падения Империи Сидиуса. Так что налаживаем контакт.
  - По пункту один. Да, я расставил своих людей - но только во славу Империи. Вы знали, что Харак Паарам, ставший ныне директором КОСНОП-КОМПОНП на Балморре - был одним из идеологов тайного ей сопротивления? Теперь он верен нам и планета производителей боевых дроидов последних поколений более устойчива в лояльности. И мощи вашей - и слегка нашей - организации.
  Лорд сдержанно кивает.
  - Вы уверены в таковой лояльности? Этот человек переходил дорогу Дому Д'Арка - не менее статусному и древнему, чем мой. Это вызывает непонимание.
  - У меня свои методы. Это же Инквизиториум. И можете передать Лорду Д'Арка, что это ни в коей мере не вызов. Никакой конкуренции. Только движение к усилению основ Имперской Хартии.
  - Отлично. Дантуин?
  - Тоже самое. Планета была частично под влиянием Восстания, частично - предательские настроения в гарнизоне. А, поделюсь с вами откровенно - на ней у Империи большие интересы. Аванпост...
  - Предполагаю очередные исследования древности. Пункт два?
  Вздыхаю.
  - Будьте корректнее. При всем к вам уважении - вы не можете меня допрашивать.
  - Мои извинения, Верховный Инквизитор. - Тут же приподнимает пухлую ладонь Лорд. - Прошу вас ответить на мой второй вопрос, ради установления взаимопонимания.
  - Так - мы можем сотрудничать. - Достаю портсигар, кладя его перед собой на столешницу. - Сотрудничество с КОСНОП-КОМПОНП интересует Инквизиториум теперь даже более чем раньше. Антиннис, еще до своего предательства, слишком глубоко ушел в... мистику. Давайте назовем так. Согласны?
  Дожидаюсь сдержанного хмыканья и обозначения кивка со стороны Круя.
  - Отлично. А я - и, как смею предположить, Арден Лин - верны идеалам Имперской Хартии. Так что сотрудничество с вами будет продолжаться. И возможны даже новые направления. В конце концов, я лично очень уважаю Королевские Дома, испытывая перед ними... благоговение. - Усмехаюсь.
  Пока Вандрон раздумывает над моими словами, я достаю самокрутку и, повертев ее в пальцах, прикуриваю, продолжая.
  - Лорд Круя. Вот одно из направлений. Вы знаете что у меня в руках?
  Тот лишь вновь едва кивает.
  - Вы навели справки, я мог предположить. Вы понимаете, как можно заработать, но это для отвода глаз, главное - усилить влияние Империи - в том числе через такую торговлю? Вырвать серый мир из лап таких личностей как Ксизор? А ведь это только первый шаг. Вам уже доложили о нашей идее манипулируемой Инквизиториумом и, надеюсь, КОСНОП-КОМПОНП, корпорации с рабочим названием 'Чзерка-новис'?
  - Да. Теперь я вижу ваши амбиции. Но... их направление меня устраивает при должном обсуждении деталей. И отчетливом мнении Арден Лин.
  Быстро вырываю из-под приоткрывшихся от активного мысленного процесса ментальных щитов Круя Вандрона образ 'крота'. Прекрасно, жить ему осталось недолго. Служка-секретарь получит свою долю. Я не могу терпеть раскола лояльности - даже с теми, кто станет союзниками. Особенно - и в первую очередь - с ними.
  - Считайте оно у вас будет. Нет, это не говорит о моих знаниях, это говорит о том, что она придерживается тех же взглядов, в чем и есть элемент моего везения, помните? Но сначала пара деталей. Вам сильно нужен 'крот'-информатор, сливающий мои планы? Ваш друг, родственник?
  - Нет.
  Вандрон оценил - я ощущаю течения из-под его щитов - мощь моей откровенной угрозы. Заодно и предположил уровень моего владения Силой - это очень важно.
  - Благодарю. Ставший 'кротом' один раз - станет и во второй, для иных. Я предпочту доверие, а не интриги между партнерами. И это вторая деталь. Раз уж мы откровенны, то это и будет лейтмотивом сотрудничества.
  - Принято. Но я все же предпочел бы потом завизировать результаты непосредственно с Арден Лин.
  - Когда она вернется с консультацией с Императором - несомненно. Таким образом, я считаю, что ваш Дом, и, возможно, Дом Д'Арка, могли бы вложиться в создание корпорации 'Чзерка-новис', используя связи КОСНОП-КОМПОНП. Наполнив ее будущий директорат людьми, связанными с нами. Но не напрямую подчиненными Империи, для расширения ее круга на теневую жизнь Галактики. Заодно это обережет от Принца Ксизора, который ПОКА силен.
  - Пока? - Бросил Круя.
  - У меня есть инсайд. Могу предполагать, но не более. И это предположение может осуществиться, если не выйдет за эти стены. Иначе планы влиятельных существ могут измениться.
  Круя Вандрон оценил и вторую угрозу, показывающую мою информированность. Сила плюс связи и знания - важнее просто Силы.
  - Это поможет и в моих планах. Благодарю.
  - Рассчитываю на сотрудничество. Плюс, хотелось бы устроить вербовку в ряды слуг Инквизиториума из самых преданных сотрудников КОСНОП-КОМПОНП. Даже не владеющих Силой. С учетом деятельности Восстания они нам пригодятся. Можно даже создать тренировочные лагеря на отдаленных планетах вроде того же Дантуина.
  - Это выглядит как создание своей армии. - Резко бросает Лорд Круя.
  - Нет. Это выглядит как тайное укрепление мощи Империи против врагов, у которых везде есть уши. Коррупция и симпатизанты Восстания делают неустойчивым многое. Да и нашей корпорации понадобятся собственные силы безопасности. Лучше, если они будут 'наемниками', чем действительно наемниками. А так мы сбережем в тайне источник их появление и отсечем непосредственные улики в связях со столь... специализированными имперскими структурами.
  - Давайте думать и считать. Успеем наметать к появлению Арден Лин.
  - Несомненно.
  Я включаю голопроектор, чтобы данные с планшетов выводились над столешницей.
  
  ***
  
  Лорд Круя Вандрон, поправив воротничок, поднялся на ноги, пожимая мне руку, и отвешивая церемонный полупоклон Арден Лин.
  - Рад знакомству. В следующий раз я привезу куатское - и не возражайте, я уже так сказал. Гость не придет с пустыми руками.
  Щелкнув каблуками, он развернулся и вышел из моего рабочего кабинета. Арден вздохнула и присела на край стола, закусив черную губу.
  - Что у тебя дальше по плану? Я должна идти к себе. Император...
  - Подстава? - Поднимаю на нее взгляд. - Нет. Много едва завуалированных угроз и, главное, нам поручены функции контрразведки на Обводе.
  - Хаттова слизь! Ведомство Убиктората...
  - Лорд Вейдер был не слишком доволен, ты прав. Ради этого все и замысливалось, как я думаю. Еще и Ишин-Рац будет в ярости - нам передается 'Жнец', для контроля региона. А ведь он - одна из ключевых фигур КОСНОП-КОМПОНП. И наша база в виде связей с этой структурой бы рухнула. А тут - Круя Вандрон... Ты понимаешь же, что он пришел к нам еще и из-за этого? У Королевских Домов есть информаторы и в самом Императорском Дворце, Император позволяет это для своих игр, наслаждаясь 'разделяй и властвуй'...
  - Теперь это стало предельно очевидно. - Киваю. - Ладно, мне осталось устранить 'крота' и потом я буду свободен до конца дня.
  - Хм... Можешь меня навестить вечером. Продолжим уроки. - Она поднимается на ноги. - Выбирай: или первые знания о ситской алхимии, или нечто иное.
  - Я предпочту все сразу. - Хмыкаю, глядя на нее и едва коснувшись механической рукой ее плеча.
  - Соблюдай субординацию в рабочее время. - Усмехается она в ответ. - Договорились. 'Крот' представляет из себя что-то?
  - Не слишком, не беспокойся о мелочах. - Машу я рукой.
  Верховный Инквизитор, неформальный глава всей организации, дернула плечом и заметила, покидая кабинет:
  - В нашем деле мелочей нет, не забывай этого. Иначе кончишь как Сидиус, судя по твоим видениям будущего.
  Не отвечаю - она уже ушла - и нажимаю кнопку селектора.
  - Подойдите за указаниями.
  - Одну секунду, сэр!
  К тому моменту, когда человек вошел в зал, я уже глубоко сижу в своем кресле. Едва поднимаю руку и двери за ним захлопываются. Еще одно движение рукой - и я позволяю Богану наполнить меня своей ледяной мощью, покалывающей затылок как будто острыми иглами. Человек вздрагивает, дергаясь и падая на колени от пресса темной Силы, упавшей на его плечи.
  - Ты уверен, что можешь жить - будучи кротом? - Сдержанно интересуюсь я, сжимая живую ладонь в кулак.
  С всхлипом, человек в котором была Сила - но мало, очень мало по сравнению со мной - приподнимается над полом, и я подтягиваю его к себе. Волоча ноги по полу, его тащит к самому столу, удерживая в воздухе, позволяя едва касаться ногами поверхности.
  - На кого ты работаешь? Ложь - боль. Правда - отсутствие боли.
  Так как он почти труп, у меня нет никакого желания вести с ним длинные беседы.
  - Антиннис...
  - Меня не интересуют покойники. То, что ты стучал на Джерека Тремейну - мне предельно очевидно. Еще.
  - Он...
  - Кто?
  Едва сжимаю ладонь сильнее, заставляя ногти впиться в плоть ладони. Человек вздрагивает, ощущая как его внутренности сжимаются ледяной хваткой.
  - Круя...
  - Еще?
  - Всё! - Вопит он.
  Это удивительно. Слишком сильно кричит, слишком активно. В его разуме есть что скрывать помимо этих уже банальных вещей, известных мне? Сильнее сжимаю ладонь, заставляя его извиваться в воздухе, и приподнимаю выше над полом, чтобы он потерял даже иллюзию опоры.
  - Лорд...
  - Круя Вандрон? Ты говорил. - Бросаю я, отшвыривая его в стену, но не отпуская хватку.
  - Нет! Приемная Лорда Вейдера! - Кричит он во весь голос, несмотря на перехваченное дыхание.
  Холодная ярость пытается накрыть меня уже всерьез. Вот значит как. Встаю на ноги, разводя руки. Человек падает на пол, а я подхожу к нему вплотную, глядя на копошащееся у ног тело.
  - Рассказывай.
  - Мне... нечего сказать. Я отсылал информацию в приемную Вейдера. Каждую неделю... просто текущие дела...
  - Вейдер следил за протеже своего ученика. Это понятно. Но кто был еще? Не поверю, что Темный Лорд использовал только одного крота. А если я не верю - ты страдаешь.
  Ярость срывается с моих живых пальцев молнией, жгущей его лицо. Выжидаю несколько секунд, позволяя себе успокоиться и останавливая волну рвущей чужую плоть злобы.
  - Я не знаю других... - Хрипит он. - Так не работает Убикторат и люди Вейдера...
  - У тебя звание в Убикторате? - Любопытствую я, отходя от него, чтобы налить себе стакан воды.
  - Нет. Внештатный сотрудник... Не более...
  - Кому именно ты отдавал информацию? Какой был секретный код на замену или эвакуацию?
  - Я не знаю людей... Я просто отсылал... - Говорит человек.
  Резко взмахиваю ладонью, так и не поворачиваясь к нему. Спрятанный на поясе маленький бластер вылетает из его руки, падая на столешницу рядом с налитым мною стаканом ледяной, как Тьма, воды.
  - Покушение на Верховного Инквизитора. Смертный приговор. Облегчи свою участь. Коды, пароли?
  - Я работал через притон... на нижних уровнях... Там ледорубы постарались. Все коды и инструкции. Нельзя отследить. Мой терминал. Держит 'Черное Солнце'. Но им пользуются... разные люди.
  - Давай адрес.
  Служка прилежно рассказывает, дважды повторив всю информацию.
  - Как вызвать тебе замену? - Напоминаю я, разворачиваясь к нему.
  - 'Алый код'. Единственный, который не промаркирован в теле моего аккаунта. Данные за эту неделю я уже подготовил...
  - Ты видишься лично с кем-либо из кураторов?
  - Нет. Но я не знаю, следят ли за мной...
  - Ясно. Полежи. - Хмыкаю я, опуская ладонь - и выпивая воду залпом.
  Голова служки бьется о пол и он теряет сознание. А вот и вопрос к урокам ситской алхимии от Арден. Казалось бы, слабо одаренный Силой человек. Но сколько всего может знать и вызнавать секретарь с высшим уровнем доступа... Вербовать? Нет, даже с помощью того, что провернула Лин на бывшем мятежнике. Тут можно попробовать использовать другую идею. Либо отправлять в расход. В любом случае, налет на притон, который как будто бы курируется 'Черным Солнцем' сделать придется, как бы ни повернулась судьба этого крота после беседы с Лин.
  
  Глава 13. Ярость.
  
  Я иду один, потому что темные воины или черные штурмовики за моей спиной сделают бессмысленной игру против Убиктората или приемной Лорда Вейдера. Которые сотрут нас в порошок, потому что когда на Темного Лорда накатывает ярость - его может остановить только Сидиус. Не всегда.
  Закутавшись в черный балахон с низко натянутым капюшоном, я поднимаю ладонь, заставляя мордоворота-охранника упасть на колени, в судорожной попытке ухватить воздух распахнувшимся ртом. Резко сжимаю кулак и тело оседает на грязном полу.
  Распахиваю дверь в притон, следующим взрывным, но холодным движением, не давая ярости Богана захватить меня, ведь у меня есть право контролировать его. Он лишь мой инструмент, не менее - чем я его средство.
  Закрываю за собой сыпящуюся осколками плексигласа дверцу, фиксируя стальные штыри внутри полотна Силой. Пока я не захочу - отсюда никто не выйдет. А я не захочу.
  Поднимаю ладони на уровень плеч, прикрывая глаза. Уроки влияния на то, что я не вижу, но знаю - болезненные, но необходимые, еще со времен Кравика - не прошли даром. Камеры наблюдения взрываются по всему притону, я ощущаю волну Силы.
  Теперь они в курсе о вторжении, но им ничто не поможет. Следующий этап, пока Боган шепчет мне о страхе и злобе недалеко - они сейчас придут - но я уже поднимаю руки над головой, заставляя Боган упасть мне к ногам, свиться яростным водоворотом ледяной жижи. Выплеск. Все средства связи должны замолкнут - и замолкнут сейчас.
  Останаливаюсь на мгновение, облокачиваясь на стену. На лбу мгновенно выступил липкий пот. Такой же холодный, как Тьма. Она желает вновь испробовать меня на эмоции, заставить не использовать их, но отдаться им. Но я не буду как мародер древнего Братства. Это не мой путь, да и опасно.
  Взяв себя под контроль, я поднимаю механическую ладонь вновь - и очень вовремя. Парочка мордоворотов появляются из-за угла. Вся та ярость, которую Боган пытался нашептать мне - уходит в полет к ним, видоизменяясь моей волей, превращаясь в удавки, захватывающие их шеи, сталкивающие их друг с другом с огромным ускорением. Треск костей. Вскидываю ладонь и быстро опускаю к земле. Они следуют моим движением как марионетки, ударившись о потолок и о пол, где и затихли навсегда. Жизнь ушла из них.
  Пожевав губами, от которых отлила кровь, я иду вперед, копя всю свою накопившуюся злобу в живой ладони, где она уже потрескивает неестественным и потрескивающим электричеством. Несколько человек за следующей дверью встречают молнию, которая уже не жжет мою ладонь как раньше, но оставляет легкое, даже приносящее удовольствие, покалывание. Как будто я погружаю руку в лед посреди горячего дня на знойном пляже.
  Крики людей доставляют мне легкое удовольствие, но лишь легкое, я отталкиваю наслаждение убийством от своего сознания, чтобы не дать 'второй луне' повода ворваться в мой мозг и поработить его более чем обычно. Лед ума, скованный скорлупой, которая сдерживает огненную ярость. Только так. Подхожу к единственному выжившему, пытающемуся уползти под стол, скребя ладонями по заляпанному грязными разводами полу. Удар Силой и он затихает вслед за остальными своими товарищами.
  'Убей всех' - шепчет мне Боган.
  'Несомненно' - шепчу одними губами я. Тут наши желания и цели сходятся.
  Иду дальше, входя в зал, где собственно и сидят ледорубы и клиенты притона. Парочка мордоворотов стреляют и даже метают гранату мне под ноги. Приходится отпрыгнуть и спрятаться за дверным косяком. Взрыв оглушает меня, но я наоборот закрываю глаза и, ориентируясь на Тьму, отправляю в два опасных сгустка злобы - всю свою ненависть к тем, кто может попытаться отнять самое драгоценное, что у меня есть - жизнь. Это выходит до обидного... просто и неинтересно. Вскрики за стеной и я больше не чувствую жизни уже в них. Хотя живых там пока достаточно.
  Встряхнув головой, прогоняя шум в ушах, вхожу в зал и разглядываю работников и посетителей. Хмыкнув, обращаюсь к ним.
  - Вы мне неинтересны. Выходите сюда. - Машу в сторону предыдущего помещения рукой. Понукая их разумы Силой - о, я уже чувствую, что откат будет серьезный, почти на уровне первых психошоков, от столь активной работы с Боганом, - ожидаю, пока они войдут в разгромленную каптерку. Взмахнув механической рукой, затянутой в перчатку, перекрываю все входы в нее, оставив их там пока что. А сам подхожу к нужному мне терминалу.
  ...Введите логин...
  ...Введите пароль...
  Скачиваю всю базу данных и сообщений на свой голопланшет. Пригодится.
  А теперь ввести код на замену провалившегося агента. И приписать в тело в окне ввода:
  'За мной следят, я уверен в этом абсолютно. Но кто и почему я не знаю. Очевидно только, что не объект 'фермер' и не объект 'дама в черном', кто-то со стороны. Мне кажется, что за мной следят даже прямо здесь, кто-то из персонала. Ожидаю замены и ваших инструкций. Я взял отгул, опасаясь происходящего, и буду у себя на квартире'.
  Щелкнув клавишей, я отправил сообщение и поднялся на ноги. Теперь убить оставшихся - и немного улик, указывающих на принца Ксизора, а точнее на его правую руку - широко известную в узких кругах убийцу. С остальным, надеюсь, Арден справляется прямо сейчас. Лорд Вейдер не любит главу 'Черного Солнца' (у них это взаимно), а, вскоре, и вовсе войдет с ним в открытый конфликт из-за своего сына. Так что это все ляжет в канву событий.
  Покидая притон, я щелкаю пальцами, в неприкрытом наслаждении пафосного жеста. Несколько горючих баллонов взорвались в каптерке, сжигая всех, кто был там заперт и создавая неслабый пожар во всем здании.
  А теперь я отправляюсь в свой рабочий кабинет, в котором, благодаря ледорубам Трауна, прямо сейчас сижу и работаю над текущими сводками Инквизиториума с Дальнего Обвода. Надо соответствовать картинке.
  
  ***
  
  Лин сидела рядом с телом человека, лежащим на собственном диване. Наконец можно будет отпустить нити, держащие его плоть и разум и позволить ему умереть на самом деле в уже очень скором времени. Тем более два закрытых, приглушенных в Силе живых объекта, наполненных решимостью, приближались к квартире по запутанным коридорам жилого шпиля на средних ярусах столицы.
  За дверью послышалось шебуршание, сгустки в Силе, символизирующие людей, совпадали с источником звука, и она легко поднялась на ноги, отступив к стенному шкафу, накидывая на себя полог, сотканный из Богана. Закрывшись, она села в позу медитации, подхватывая нити управления умирающим телом. Это не владение зомби, как у древних ситхов Коррибана, которые возникли гораздо позже их первых идеалистических экспериментов с Боганом, но тоже непросто.
  - Руфус, ты здесь? - Раздается голос одного из вошедших. - Что у тебя случилось?
  Шевеление. Нити Тьмы дергаются и человек встает с кровати, показывая вошедшим свое обожженное лицо. Его движения очевидно нескоординированы, но это легко списать на внешний облик и последствия перенесенной травмы.
  - Я... покушение. Когда я отправил вам сообщение... - Человек делает паузу, едва ворочая своим языком, пока Арден упорно пытается выжать из него дальнейшее. - Взрывы, выстрелы. Кто-то из охранников... Еле ушел. Стреляли в меня. Все сожгли.
  - Бедняга. - Хмыкает тот же голос. - Твой аккаунт?
  - Я успел из него выйти... Все сгорело...
  - Не бойся. У Убиктората и нашего Лорда найдутся кредиты на новые притоны. Ты знаешь кто это?
  - Нет... там появилась еще женщина. Она всех убивала... после охранника... вопли.
  - Как она выглядела?
  - Не знаю.
  Лин напряглась, удерживая нити контроля. Боган шипел, яростно вырываясь из ее хватки, пытаясь избавиться от ее манипулирующего влияния и покинуть умирающее тело. По ее лбу и щекам начал стекать пот, а живая рука, покоящаяся на сплетенных ногах, начала вздрагивать.
  - Что ж... молодец. Отдыхай. Замена тебе будет внедрена уже очень скоро, не беспокойся.
  - Кто..? - Хрипит человек.
  - Новый секретарь-референт, конечно. - Вновь усмехается невидимый ей собеседник марионетки. - Хорошо, что остальные двое...
  - Тихо. - Раздается новый голос. - Разговорился.
  Тихий шум выстрела из бластера. Арден еле успевает отпустить Боган на волю, чтобы не ощутить через нити удар раскаленного газа тибанна как будто бы на себе.
  Человек очевидно теперь полностью мертв.
  - Извини, но он все равно никому бы не сказал.
  - Что за глупая привычка разглагольствовать перед покойниками... Идем отсюда.
  - Как думаешь, кто его?
  Голоса начали удаляться, уходя к двери.
  - Думаю, что 'Черное Солнце'. Информация сходится. Оборзел принц Ксизор последнее время. Но разбираться все равно с этим не нам. Надо теперь еще бомбу установить... Повстанцы совсем лютовать стали. - Смешок.
  - А то ж.
  Лин поднялась на ноги, утирая с лица пот. Опустив взгляд на пояс, она убедилась, что весь диалог был записан и передан через ее комлинк на терминал в ее кабинете в Инквизиториуме. Отлично. Они сказали даже больше, чем она надеялась. Если не удастся вычислить еще двух предателей, и вместе с новым секретарем-референтом, которого определят к ее... любовнику - кормить их дезой, то эту запись можно будет даже подкинуть наверх. Императору все равно, но Пестаж давно не любит Лорда Вейдера, да и с Исард у них отношения не лучшие. А что СИБ покрывает гнилую работу Убиктората знают многие...
  Выскользнув за дверь стенного шкафа, она равнодушно посмотрела на тело и, улыбнувшись, выпрыгнула в окно, цепляясь клешней за трубы, обвивающие стены жилого шпиля.
  
  ***
  
  - Лин, мы можем найти этих двух кротов? - Потирая подбородок механической рукой, интересуюсь я.
  - Для джен'ари нет ничего невозможного. - Пожимает она плечами.
  Вздохнув, она кладет свой комлинк на тяжелую черную столешницу.
  - Тут другой вопрос. Либо мы кормим нового крота и эти пока неизвестных - дезой... И играем оставшееся время не напрямую. В конце концов, пока все можно валить на Ксизора, потом на настоящую Чзерку... Стравливать врагов - это хороший вариант. Либо идем на обострение и передаем мою запись Сейту Пестажу. Входя в открытый конфликт с Убикторатом и Лордом Вейдером. Что подскажет тебе - именно тебе - Боган? Так мы и сделаем. Что наш путь сейчас, мгла интриг или ярость раскола? И то, и то - путь джен'ари. Выбор и ответственность будут только на тебе.
  Я отстраняюсь, отходя на шаг.
  - Это еще одна проверка?
  Лин слегка несогласованно пожимает плечами.
  - Как я могу ставить на тебя и вручить тебе будущее - свое и путей Тьмы - если не проверять каждый шаг?
  - Открытый раскол нам не нужен. - Наконец произношу я. - Это может изменить будущее и нити вероятностей. Мало ли. Начнется противостояние и Вейдер останется здесь. Или Император перенесет полет на... станцию, чтобы насладиться тем, как его пешки рвут друг друга. А в такой ситуации даже час, даже минута... могут все изменить.
  - Разумно. - Арден кивает. - Однако от записи будет польза, ты так не считаешь?
  - Вполне. - Тут я понимаю, что это, пожалуй, последняя проверка моей устойчивости. - Ведь как только произойдет то, что должно... Убикторат и люди Вейдера никуда не денутся. И они станут помехой осуществлять наш план. Быстро вброшенный компромат позволит устранить их с доски, тем более, что они не будут влиять на основы происходящего, будучи только внутриимперской игрой.
  - Ты прав. - Она улыбается. - Скоро ты окончательно научишься манипулировать сам, и тогда в твоих ладонях сохранятся нити создания Ордена джен'ари.
  Я ухмыляюсь в ответ, прикидывая, что это очень хорошо. Мне удалось скрыть от нее главное - информацию о других Орденах, которые возвысятся и падут после Эндора. Слишком рано. Пока она еще недостаточно привязана ко мне, чтобы иметь ее полную лояльность и невозможность раскола ее устремлений, связанных со мной, как центром Вселенной.
  - Какой в этом будет твой интерес? Джен'ари всегда стремятся к вершине? - Резко спрашиваю я, наклоняясь к ней. - Почему ты удовлетворишься тем, что именно я буду во главе?
  Арден выдерживает мой взгляд, быстро стерев улыбку со своего лица.
  - Опасный вопрос. Ты хочешь честного ответа, не имеющего отношения к фальши личных отношений?
  - Несомненно. Сейчас. Не бери время придумать ответ, это важно, чтобы решить многое о будущем... уже здесь и сейчас. Мне придется принимать много таких решений, в которых мне понадобится гарантированная верность и понимание.
  Лин кладет мне на грудь свою клешню, едва надавив, как будто отодвигая, символическим жестом.
  - Не дави на меня. Мне это очевидно. Выгода? Я знаю, что не смогу стать лидером нового Великого Плана и нового Ордена. Если я им стану - то не удержу контроль. Я отмечена Боганом в достаточной мере, чтобы это понимать, ощущая его изнутри. Но мне нужна победа, которой я разорву свои цепи. Что ей может быть? - Она испытующе взглянула на меня.
  - Обеспечение своих инвестиций. - Отвечаю, едва склонив голову в несогласии, кладя свою механическую руку на ее клешню. - Победа - вопрос стратегии и тактики, вопрос целей.
  - Именно так. - Арден убирает клешню, беря сталью своей руки мою. - А если я знаю, что не смогу править сама, то я добьюсь иной победы. Я смогу править через другого и гарантировать тем самым свои вложения в будущее - меня и нашего дела. Ты же всегда будешь слушать мои советы и не сможешь отдалить Лин от событий. Ты - мой клинок, я - твой голос. Позиция незаменимого советника и помощника при правителе - это наиболее выгодная инвестиция для женщины и древнего джен'ари. При котором зависимость остается обоюдоострой, и тем подходящей для обеих сторон баланса.
  Я медленно кивнул.
  - Понимаю твои слова. Надеюсь, ты не думаешь о создании Династии Тьмы?
  Арден засмеялась, откинув голову.
  - Кажется, мы оба хотим одного - бессмертия. Все же примеры династий джен'ари показывают, что дети мечтают занять место родителей. В таком случае наш План обретет лишь временных союзников - и гигантскую угрозу. Если, конечно, нам удастся восстановить секреты Вишейта, Андедду и Плэгаса... Вдруг нет - это будет дело далекого будущего и только при остальном нашем успехе.
  - А как же путь Занны? - Вдруг спрашиваю я, понимая, что столь быстрый и аргументированный ответ говорит о том, что она думала об этом. Не из страсти, но из корысти каждого джен'ари.
  - Переселение душ. Ситская алхимия. - Она быстро-быстро кивает. - Я думала об этом. И знаю, что ты размышлял о том же. Что может быть лучше, чем сохранить себя и продолжить править Галактикой, меняя тело на собственных детей. Это легче всего из-за кровных уз. Два ребенка, мальчик и девочка. Два тела для нас. И вид династии для остальных, чтобы они не бунтовали. Рискованно, но вероятно. Но давай мы это обсудим... когда наш собственный Великий План придет на смену тому, который сейчас обрушится?
  - Согласен. - Я привлекаю ее к себе, приобнимая. - Я много на что согласен, чтобы осуществить все, что я задумал... Как и ты. Работаем.
  Она хмыкнула, откидывая каре волос со лба.
  - Но в данный момент ты хочешь... взять... перерыв?
  - Несомненно. Необходимо, знаешь ли, сублимировать всю ту энергию, что возникла после этого набега.
  - О, да...
  
  ***
  
  Пожимаю плечами, отворачиваясь от собеседника.
  - Харак Паарам, я поднял тебя от края смерти до директора КОСНОП. Ты теперь ведешь дела с Домами Вандрон - и Д'Арка, а не прячешься от их гнева. И ты - ты рассказываешь мне о том, что невозможно передать... твоим коллегам на Дантуине -уважаемым представителям того же КОСНОП - материалы по производству 'дроидов-теней' десятой серии, которыми славится Балморра? Нет ли в этом тайного предательства и отсутствия следования духу Имперской Хартии, в пользу местечковых интересов твой планеты, которая до сих пор не желает влиться в общегалактическое дело?
  Аккуратно наливаю руусанское в широкий бокал, с механической точностью подхватывая сосуд стальной рукой и, не глядя, пересылаю его по воздуху на край стола, перед сидящим в гостевом кресле Паарамом. Легкая демонстрация своего превосходства и тяжелая угроза в смягчающей форме.
  Такие люди как он - ценят такого рода пафос и совсем не тонкие знаки, я уже привык.
  - Не в том дело. Если об этом узнают... Упадут доходы многих кланов... Империя потеряет Балморру, а я - голову. Начнется бунт. - Уверенно отвечает мой собеседник. - Благодарю за вино, у вас хороший вкус.
  - Спасибо. Если дело только в такого рода переживаниях, а не попытках набить себе цену, то отдавай документацию. Она у тебя с собой, я знаю.
  - На челноке планетарного совета Балморры, на котором я прибыл. Но все же...
  - Все же ответ прост. - Резко произношу я, поворачиваясь к нему. - Мне нужна ваша лояльность. И безоговорочное подчинение моим... просьбам. Я вижу все, что ты сказал - и гораздо дальше. Сейчас я милую тебя ответом, но это будет последний раз, когда я позволю тебе - или кому-либо - усомниться в моем уме, прозорливости и знании будущего. Уяснил?
  Указываю на него загнутым кончиком механического указательного пальца. Человек молчит, напрягшись, но, спустя несколько мгновений, едва склоняет голову.
  - Я понял, мой лорд.
  Выдыхаю воздух через сжатые зубы, позволяя Богану покинуть меня после вспышки гнева, через которую я с его помощью еще раз подавлял волю этого человека, принуждая его вновь почувствовать мою мощь, инстинктивное желание ей подчиняться, заложенное в каждое живое существо...
  Жаль такие трюки не проходят на личностях типа Круя Вандрона - они слишком сильны, у них нет изначальных брешей - и их нельзя пытать, чтобы создать таковые искусственно. Многие лица на Корусканте слишком влиятельны для даже обозначения угрозы в их адрес. А жаль... пытки всегда легко создают бреши в воле и умах, заставляя позднее подчиняться воле носителя Темной Стороны, делавшей это, всю оставшуюся жизнь... Или почему еще джен'ари так любят пытки и игры с болью?
  - Тогда слушай. Я прекрасно понимаю все тобой сказанное. Но чертежи и прочее мне понадобятся для тайной базы - и не менее тайной операции. Никто не узнает о причастности Балморры. К тому же, она произойдет еще нескоро... Ответственность будет не на тебе, но на твоих врагах, я позаботился и о компромате, на тот случай, если что-то протечет. И да... никакой торговли этими дроидами. Никакого падения прибылей для Балморры - и тебя. Одна боевая операция в далеком будущем. Абсолютно независимая и не связанная с Империей Палпатина. Теперь понятно?
  Человек хмыкает, кажется, что ему хочется сказать, что теперь ему как раз совсем ничего непонятно... но - он не может этого сделать. Он уже давно сломлен. И может проявлять лишь прямое беспокойство о себе самом.
  - Вполне... мой лорд. Схемы будут сегодня. Несколько специалистов вылетят на Дантуин уже завтра...
  Машу живой рукой, левитируя в нее самокрутку, поджигая микроскопической искрой неестественной мощи Силы, и улыбаюсь, выпуская дым в лицо человека:
  - Не стоит беспокойства. Агенты Инквизиториума уже реквизировали чертежи и документы с твоего челнока, а нужные специалисты оповещены группой гранд-адмирала Трауна, которая получила информацию с челнока же, и тайно покинут планету так, чтобы об этом никто и никогда не узнал.
  Паарам кивает, сохраняя лицо.
  - Рад, что вы все продумали лучше меня, лорд.
  - И да... оставь... ПОКА - это обращение. Лорд. Не дай Тьма назовешь меня так на людях. Возникнут вопросы, о которых даже представления не имеешь.
  - Понял, сэр. - Поправился Харак, вернувшись к привычному обращению.
  Чего ему вообще в голову пришло называть меня лордом. 'Легенды об истории ситхов и джедаев', видимо...
  - Прежде чем ты вернешься домой, на Балморру - есть маленький совет, что желательно сделать. - Улыбаюсь я. - Раз мы достигли полного взаимопонимания. Создается новая корпорация. И все, что по этому поводу тебе будет предлагать твой коллега - директор дантуинского КОСНОП - Гаран Зигар - прошу принимать к сведению и участвовать. Тем более, вы же на своей планете не любите Чзерку? Вот и будет новая организация. Так сказать, заодно и покажете свое небольшое фрондерство. А лично ты - будешь одним из соучредителей и владельцем внушительного пакета акций.
  
  Глава 14. Подготовительная жестокость.
  
  Настало время показать свою мощь и приступить к осуществлению следующего подготовительного этапа. Посетить тайную планету грязной и кровавой тайны Инквизиториума. Беснующаяся атмосфера планеты раскидывалась перед обзорным иллюминатором нашего лямбда-челнока.
  Пракит.
  Допуск и коды авторизации в Имперском бюро обслуживания кораблей и СИБ по умолчанию записаны в наших кораблях и шаттлах. Зачарованное глубокое ядро. Сердце Империи. Место беспощадной верности и ужасающей жестокости. Пракит - один из таких миров, который принадлежит Инквизиториуму, владеющему здесь своими основными цитаделями, где находятся пыточные и лаборатории - и местному губернатору Фога Бриллу, развращенному маньяку и протеже гранд-адмирала Пеккати Сина, известного своей неизбывной и бесконечной лояльностью к идеям Пророков и КОМПОНП.
  Именно здесь, на этой прокаженной почве, мне предстоит запустить корни тех идей, которые должны позднее дать всходы. И устранить из игры Фога Брилла, если придется, потому что конкурировать с Пеккати Сином - это не лучшая идея. Увы, судя по психотипу этого странного гранд-адмирала, привлечь его на свою сторону невозможно, да и не нужно, он должен умереть в небе над Кашииком спустя несколько лет.
  Шаттл начал приземление, в круговерти атмосферы лямбда-челнок начал биться из стороны в сторону, я хватаюсь за подлокотники, глубоко вдыхая. Напротив меня, легко держится одной клешней Арден, живыми пальцами поглаживая подбородок в размышлениях.
  - Ты готов? - Наконец, спрашивает она, когда болтанка сменилась на ускорение перед посадкой.
  - Вполне. - Киваю я, натягивая на руки черные перчатки, скрывая блеск металла матовой кожей.
  - Не ошибайся. Будь достаточно строг и впечатляющ. Здесь находятся самые... странные личности Инквизиториума. Опасные. Необходимые. Их надо контролировать, а лишних отфильтровать.
  Машу рукой, ухмыляясь.
  - Я благодарен тебе за совет, но поверь, насаждать лояльность к своей персоне я сумею.
  - Не сомневаюсь. - Цедит Лин, откидываясь на спинку своего кресла, поправляя меч на поясе.
  Да, в Глубоком Ядре нет никакой необходимости скрывать принадлежность к Богану и его символы, вроде световых клинков. Здесь это наоборот плюс. В этом месте нет посторонних глаз, а те взоры что наблюдают за тобой - посвящены во многие тайны и алчны. Обычные же люди тут не более чем предельно верные идеалам Империи существа, либо просто рабы, чье мнение никого не интересует.
  Именно поэтому на моем поясе также прикреплен такой же - трофейный - цилиндр. Даже хорошо, что я не успел пустить его в оборот для подрыва авторитета Ксизора. Пригодится как один из способов показать символическом образом на Праките свой статус. А уж умею я им пользоваться или, скорее, отрежу себе уши попытавшись им взмахнуть - это не столь важно. В Империи Палпатина эта вещь имеет большей частью сакральный смысл. А в моих будущих планах на будущее - ей и вовсе уготован лишь статус, но не применение. Учиться же владеть световым клинком лично - я не собираюсь. Мне бы ситскую алхимию познать. А уж драки на мечах - я просто знаю, что я не доберусь и до уровня джедайского юнлинга, только время зря потеряю и точно себе что-то отпилю.
  У каждого свой путь - кому схватки в ближнем бою, кому манипуляции, кому магия джен'ари. Тот кто будет наречен сит'ари суждено навязать свою волю в познании и остальным.
  И да, Династия Бейна с ее косным, душившим путь джен'ари Правилом Двух должна скоро исчезнуть, уничтоженная Избранными Ашлы. И дать начало новому, многочисленному Ордену. Но пока это лишь мечты. Сегодняшний бенефис на Праките - приблизит еще на маленький шажок их будущее осуществление.
  Глубоко вдохнув, я наполняюсь стремлением осуществить свои желания, и лишний раз утверждаю себя - в центре Вселенной. Все вокруг - это только средства для осуществления моих требований.
  Лин хмыкает. Поднимаю на нее взгляд.
  - Очень неплохо. Глубокое Ядро позитивно влияет на тебя. Твоя аура и глаза... На мгновение вспыхнули желтизной. Ты научился очень быстро собирать в себя мощь Богана. Только не переусердствуй, сохраняй контроль над скорлупой, если не хочешь раньше времени пугать окружающих своим обликом и получить кличку 'желтоглаз'...
  - От кого? - Интересуюсь я, ощущая что мы почти приземлились и готовясь снять с себя ремни безопасности.
  - От меня. Хотя мне и все равно. - Усмехается она.
  - Спасибо...
  Челнок приземлился. Мы выходим. Вдыхаю тяжелый воздух планеты, фиксируя взгляд. Перед нами три затянутые в плащи-хламиды фигуры. Их лица скрыты плотной тканью. За спинами фигур, от которых веет миазмами горячей и яростной Тьмы - шесть темных воинов.
  Секундное ощущение противостояния. Я позволяю льду Богана, вечно пожирающему скорлупу моих желаний и разума, вырваться вовне иглами, превращающимися в воющий поток холодных океанских глубин, окатывающий их.
  Они чувствуют. Лин они знают - а нового Верховного Инквизитора узнают только сейчас. Все трое преклоняют колено перед нами, едва склоняя головы. Это сложный момент. Формально Верховных Инквизиторов довольно много. И все они равны. Фактически же, некоторые из них, как ранее Антиннис Тремейн - возглавляют их всех, а уж через это весь Инквизиториум. Первые среди равных, что создано Палпатином для поощрения внутренней борьбы в этой структуре.
  Они - явно тоже Верховные, но слышали обо мне, знают что я устранил Джерека и поспособствовал падению Тремейна. Стал правой рукой нового неформального главы Инквизиториума - Арден Лин. Теперь они знают мою скрытую мощь и пока едва-едва - согласились признать ее. Иначе бы они склонились только когда Инквизиторша сделала бы шаг вперед, к ним навстречу, отойдя от меня.
  - Что привело вас на Пракит? Кто-то из посетителей наших камер? - Шелестящий голос одного из тройки.
  Лин подает мне знак, слабой волной Силы, чтобы отвечал я, нарабатывая свой авторитет и статус. Тот кто дает указания - имеет на это право.
  - Нет, общая инспекция. И последующий ряд указаний. - Говорю я. После небольшой паузы добавляю. - Есть ли у нас проблемы с местным губернатором?
  Инквизиторы поднимаются на ноги.
  - Фога Брилл? Нет. Этот сумасшедший сидит у себя во дворце и никому не мешает.
  Что ж, отправляемся в цитадель Инквизиториума.
  
  ***
  
  Обширные мрачные залы не производят на меня особого впечатления. Единственное, что тут слегка заслуживает внимания - это ошеломляющая аура Богана, распластавшаяся повсюду, заливающая все вокруг, напитанная ощущением страдания и смерти. Пыточные и лаборатории Инквизиториума на проклятой планете дают неизбывный эффект.
  Несколько десятков затянутых в плащи и сутаны фигур, излучающих безумие, самомнение, пафос, эгоизм, одержимость, ярость и многие другие эмоции в разных видах и сочетаниях, стояли в зале, ожидая когда я и Лин выступим перед ними. Это палачи, агенты и исследователи Инквизиториума, имеющие статус Верховных. Практически, большая часть той элиты нашей организации, которая не показывается на глаза людям.
  Арден вышла к ним, вступив на помост. Приподняв клешню, она дождалась момента, когда все внимание оказалось полностью сконцентрировано на ней, ловко помещая тем самым себя - в общий центр мира всех присутствующих. Кроме меня, потому что я молча стою по правую руку от нее, едва прикрыв глаза, вбирая в себя мощь Тьмы, источаемую непрерывными страданиями врагов Империи и подопытных в бесконечных подвалах цитадели.
  - Мы прибыли сюда, чтобы объявить вам о том, что Инквизиториум нуждается в развитии, чтобы более точно отвечать на вызовы времени. Интриги враждебных организаций. Убикторат. СИБ. Мятежники. Предатели из своего круга, вроде Антинниса.
  По давнему соглашению я отслеживаю их эмоции, этих могущественных существ, большая часть которых, ослепленные собственной властью, не имеют настоящего желания действительно закрывать свои мысли от других. Ведь они имеют право думать, что хотят, не так ли?
  На Антинниса и Убикторат среагировало по одной фигуре. Резкой вспышкой негатива. Я запоминаю их, чувствую их расположение и мотивы.
  - Первой нашей целью будет реорганизация. Внутренняя конкуренция уничтожит нас, заставляя играть на чужие стороны. Мы все - полноправные Инквизиторы. Но нам нужна четкая иерархия, чтобы никто, ни Убикторат, ни Лорд Вейдер, ни отдельные враги - не могли нас расколоть в служении Его Императорскому Величию, Непобедимому Боевому Лидеру! - Лин делает короткую паузу, взмахивая клешней. - Наш брат, Мариил Ортос, расскажет суть изменений.
  Делаю шаг вперед, привлекая всеобщее внимание. Мои руки ложатся на пояс, касаясь комлинка, нажимая одну из клавиш.
  - В дополнение к рангам в Инквизиториуме, мы введем иерархию должностей. Руководители организации войдут в Совет. В нем будет двенадцать Верховных Инквизиторов, из самых верных, умных и сильных. Возглавлять Совет будет тринадцатый член, имеющий несколько голосов. Мы все будем братьями как и ранее, но обретем единое коллегиальное руководство. И это не ересь, ведь именно так было в древнем Братстве Тьмы, которое нам всем известно. Сейт Пестаж одобряет наш план, а его воля - это продолжение желаний Его Императорского Величества.
  Я не обманываю их. Арден все же нашла применение компромату. Он был отдан Пестажу и уничтожен им уже сейчас, во время нашего полета, в обмен на право изменять структуру организации как мы пожелаем. Естественно, Сейт думает, что копий нет... Но ледорубы Трауна люди поистине гениальные, поэтому экземпляр у нас сохранился. И даже не один - второй ушел в качестве оплаты совсем другим людям, о которых я успел поговорить с Лин и она сдалась.
  В зале начинается ропот. Инквизиторов здесь собралось явно больше двенадцати. Я продолжаю, повышая голос, вливая в него мощь Богана, чтобы удерживать их внимание, заставлять считаться с моими словами.
  - Таким образом, наша организация получит еще два статуса, которые улучшит ее управляемость, сделает адекватной вызовам времени, позволит привести к победе над другими - а только это поможет нам разорвать наши цепи! Мало того, для этих целей Инквизиториум будет расширен, с ним будут сотрудничать и другие, кто захотят помочь нашему общему делу усиления... - Делаю паузу, обозначая завершение речи, но добавляю после нее одно слово ради пустой лояльности. - Империи.
  - Это измена!
  - Что он себе позволяет?
  - Они будут определять кто из нас достойнее?
  Раздаются несколько голосов.
  - Мы будем определять вместе. - Развожу я руками. Клавиша на комлинке отжата. Время пошло. Кто из вас войдет в Совет - определять вам, мы создадим строгий устав, где будет указано, как проходят выборы, какие полномочия и обязанности исполняют его члены, и как Советом выбирается достойный быть его главой... Гранд-Инквизитором.
  Лин кивает, добавляя шелестящим тоном:
  - Именно так. Ведь нам придется многое изменить, чтобы раздавить мятеж и конкурентов. Или вы не слышали о том, что рассказывают среди своих Пророки Темной Стороны? О великих потрясениях и ужасе Ашлы в грядущем?
  Несколько человек разрывают ментальный контакт, закрываются, они готовы уйти или наброситься на нас. Но времени для них осталось немного...
  - Вы знаете о том, что в этой системе находится великий артефакт, голокрон Дарта Андедду? - Уточняю я. - Наверняка нет, но эта истина открылась нам.
  Разговор на отвлеченную тему заставляет их временно успокоиться. Я быстро отчленяю в уме тех, кто поспокойнее, готов слушать и принимать аргументы, от тех, кто должен быть отсеян. И с помощью ситской алхимии ставлю на них невидимые метки, выглядящие как струйки клубящегося дыма. Ничего агрессивного, просто обозначения - поэтому они их не чувствуют, возбужденные общей атмосферой в зале, резонирующей от подавляющей Тьмы вокруг как таковой.
  - А если вы помните кто это - вы должны понимать, сколько силы он нам принесет. Но такие миссии требуют от нас единства, полноценного развития, иначе даже простой голокрон раздавит нас поодиночке!
  - Это бред! - Наконец, резко произносит один из людей. Тот, кто реагировал на Антинниса.
  С удовольствием ставлю метку на него, также как и на стоящего рядом молчаливого Дюррея - такую же фигуру, закутанную в робу. Тот не подает беспокойства и готов сотрудничать - но это личное. В конце концов, я знаю, что потом он может стать любовником Арден Лин. Нет уж, спасибо, ты отдохнешь с остальными. Ревность - это тоже путь Богана.
  Лин считывает это, ощущая колебание моих эмоций. К тому же, тогда, месяцы назад, когда она читала мою память - про него, я больше чем уверен, она все же смогла вычленить информацию, прикрывал я только самое главное. Чувствую ее довольную усмешку, распространившуюся в Силе вокруг, едва затронувшую уголки ее черных губ. Конечно, она считает это собственно только ревностью, а, значит, считает, что ее манипуляция по владению моим вниманием полностью выполнена. И это тоже хорошо, потому что тут я согласен ей подыграть. Лишь тот будет верен тебе, кто уверен в том, что ты принадлежишь ему.
  Я вздыхаю и поднимаю голос еще выше, почти до крика.
  - Предлагаю обсудить выборы в Совет Инквизиториума и позднее перейти к другим вопросам, их у нас скопилось еще очень много!
  - Нет! - Слитный хор десятка голосов.
  Вспыхивают световые мечи, бросая алые тени на стены и пол зала.
  - Мятеж? - Тихо интересуется Лин. - Это приговор вам.
  Большинство выжидает. Часть боится. Часть рассчитывает войти в этот самый Совет, ожидая выгод. Часть...
  Из-под потолка падают тени. Это не брутальная и горячая резня, которую устроил Джерек на Дантуине. Это утонченное искусство Теней и Тьмы.
  Все, на ком находятся метки - падают. Вот Дюррей крутится волчком, отбивая мечом клинок, падающий на его голову. Делает выпад, отпрыгивая назад. И падает, наталкиваясь на еще один клинок, выходящий из его спины. Довольно хмыкаю, наслаждаясь картиной изысканной и тихой резни. Никаких сожалений, никаких угрызений совести.
  Закутанные в туманный Боган люди скользят по залу, как будто едва касаясь тех, кто приговорен меткой. Спустя всего несколько минут в зале наступает полная тишина. Пять - всего пять человек подходят к нашему помосту, преклоняя колени.
  Выжившие Инквизиторы - их около двадцати человек, остальные, десятка три - валяются бездыханными телами на полу залы.
  - Мы выполнили ваш заказ, Арден Лин и Мариил Ортос.
  - Благодарю за подавление мятежа. - Широко улыбаясь, киваю я.
  - Теперь мы просим гонорар.
  Предоплата компроматом их устроила, но гонорар - это голокрон Дарта Андедду.
  - Он будет выплачен, как только мы его достанем. - Спокойно произносит Лин. - Вы знаете, и мы держим свое слово перед досточтимым Орденом Мекроза. В течение месяца вы его получите. В качестве контроля исполнения с вашей стороны... и дополнительной благодарности... как мы и обсуждали... один из вас войдет в Совет Инквизиториума, который будет сформирован сегодня.
  - Благодарим. - Кивает один из затянутых в черное и Боган ассасинов. - Для этой миссии выбран я. Остальные мои товарищи свободны?
  - Вполне. Мы удовлетворены вашей частью сделки. - Киваю я.
  Четыре человека обращаются в тени и исчезают. Оставшийся отходит в сторону, замирая в углу зала. С его клинка капает кровь.
  - Мятеж подавлен. - Тихо произносит Лин, вновь перехватывая у меня слово. - Перейдем к обсуждению того, ради чего мы тут собрались.
  
  
  ***
  
  - И на встречу приглашены еще одни гости. - Улыбаюсь я, опираясь механической ладонью о стол. - Те, кто усилят Инквизиториум и его новый Совет своими знаниями. Помогут нам во всем, в том числе и в таких сложных вещах, как охота за голокронами.
  Сидящие за большим столом Инквизиторы ощутимо напряглись. Лишь по губам представителя Мекрозы прошла и тут же испарилась тонкая усмешка.
  - Черная Стража. Точнее, те из них, кто выжил после бойни, устроенной на Мустафаре пару лет назад одним высокопоставленным археологом. Но вы же все понимаете, что столь древняя организация не могла исчезнуть после того инцидента? Теперь они будут с нами. - Делаю паузу, кивая.
  - Входите.
  Двери распахиваются, темные воины отступают, вводя в зал нескольких человек. Опустошители в тяжелой броне, Неистовые с мечами, притороченными к поясам. Отвешивая короткие поклоны, они подходят к столу. Лин жестом указывает им присаживаться.
  - В данный момент здесь собрались почти все, кто обладает истинными знаниями. Но отнюдь еще не все наши будущие союзники. - Замечаю я. - Черная Стража, изысканная в знаниях и которой мы протягиваем руку помощи, давая влиться в наши ряды после несчастья, постигшего их ранее. Орден Мекроза, согласившийся ввести в наш Совет своего человека, знающий искусство Теней и Тайн. И мы, Инквизиторы, владеющие ситскими тайнами. В единстве и расширении, вовлечении в свой круг новых посвященных,мы преобразуемся в поистине ту организацию, которая сможет воплощать курс Империи... И Его Императорского Величества... без внутренних дрязг, взаимоограничений и недостатка сил, с которыми мы сталкивались до того, когда люди вроде Тремейна искали в первую очередь своей выгоды, не обращая внимания на общее дело.
  Молчание зала мне ответом. Иного я и не ожидал. Но слушают они внимательно, а это главное. Семена верности, замешанные на удобрении страха и непонимания, прорастают в среде сторонников Богана именно так, в том числе. А чтобы создать верных себе изначально - нужна вера, религия. И это будет позже. Пока что нам нужен костяк, основа, на который будет наращена уже живая и фанатичная плоть новых адептов.
  Пройдясь вдоль стола, я замечаю.
  - Вы все слышали о том, как будет выглядеть наш Совет. Как будет существовать новая, реорганизованная система. Гости из Черной Стражи получили соответствующую информацию ранее, из уст Арден Лин. Перейдем к прямым выборам? Кого вы выдвинете кандидатами в Совет? Ставьте кандидатуры на голосование. Но учтите - представитель Мекрозы и один из Черной Стражи, также выдвигаются. Естественно, из тех, кто наделен даром чувствовать Темную Сторону, при всем уважении к Опустошителям. - Киваю я в сторону затянутых в тяжелую черную броню людей.
  Присаживаюсь рядом с Лин во главе стола, прикрыв на мгновение глаза. Лед Богана подсказывает мне, что все вероятности стянулись, процесс идет. Океан глубин завывает в предвкушении нового и интересного создания его очередного инструмента воплощения в реальности. Нам нужны Пророки и КОСНОПовцы, для пропаганды религии. И они у нас будут, иначе бы зачем я так трясся над Лордом Круя Вандроном?
  Инквизиторша, тем временем, перехватывает дирижирование происходящей профанацией, которая притом должна выглядеть достойно и удовлетворить аппетиты находящихся тут формальным признанием их достоинства. Кашлянув, она поднимается на ноги.
  - Список кандидатур - все присутствующие. Внесите листы бумаги.
  - Зачем? - Подает голос один из присутствующих Инквизиторов.
  Лин сверлит его взглядом.
  - Потому что мы не банда и не собрание ненавидящих друг друга идиотов. Мы - великая организация, которая должна документировать происходящее, для себя и преемников. Эту работу секретаря я могу взять на себя. - Она улыбается. - С учетом того, что мы должны стать обществом традиций, скрепленных воедино общим делом и страстью... Секретарь должен входить в Совет. Так что если я войду в него - я возьму обязанность записывать наши события.
  Несколько Палачей вносят листы пергамена, выделанных из человеческой кожи жертв подземелий. Пишущие стила кладутся рядом.
  Мне становится довольно скучно. Боган подсказывает мне как оно будет дальше в ближайшие полчаса и я достаю из портсигара одну из самокруток, закуривая, чтобы скрасить происходящее. Тем более, пропустив через нее наслаждение обретенным контролем - тем что скрашивает ожидание - очень просто. Вдыхая в себя дым и ощущение власти, накачиваю себя по максимуму энергией, плещущейся вокруг, испытывая острое, почти наркотическое наслаждение от понимания собственного могущества. И мне становится понятнее путь Палпатина. Главное - сохранять эту абстрагированную, отстраненную скорлупу, позволяющую не свалиться в гениальное, но безумство. И это тоже проверка самого себя, эксперимент.
  Лин руководит процессом, составляя списки, указывая отдельно тех, кто еще и выдвигает свою кандидатуру, а не только собирается голосовать. Тонкая струйка дыма от моей тлеющей в стали ладони самокрутки устремляется к потолку, и я отстраненно наблюдаю за ней, впитывая в себя окружающие эманации.
  Один из листов Арден положила передо мной.
  - Будешь выдвигаться, Мариил Ортос? - Ровно спрашивает она.
  - Несомненно. - Улыбаюсь я, ставя росчерк пером.
  - Приступим к голосованию. Его результаты неоспоримы и священны, доказывая наше единство, братство друг с другом и признание того, что наш выбор - непрекословен. - Громко произносит Инквизиторша, буквально впихивая через Боган это в разумы окружающих. - Кто голосует за то, чтобы ввести в Совет Арден Лин?
  Присутствующие поднимают руки. Все. Я тоже поднимаю металл кисти к потолку, выпуская из нее упавшую и вспыхнувшую искрами недокуренную самокрутку. Живой рукой быстро ставлю пометку на листе. Мне не слишком нравятся эти формальности, но чтобы создать религию монахов, как я вижу это вдали будущего - это необходимо начинать уже сейчас, тренироваться, закладывать основы, чтобы новички, которые займут место этих самовлюбленных созданий - уже знали как оно будет потом и искренне во все это верили. 'Несущие Тьму' и все такое. Отличное название для 'Монастыря Ситхов'? 'Орден' - это слишком мало молитв и формальностей в названии. Но это все потом, потом...
  - Кто голосует за то, чтобы ввести в Совет Мариила Ортоса? - Продолжает Лин, выдержав паузу.
  И снова поднимаются руки. Все. Моя, естественно, тоже. Ухмыляясь, делаю пометку.
  Дальнейшее неинтересно. Сейчас они выберут из себя девять человек и также послушно проголосуют за представителя Черной Стражи и члена Мекрозы. Кого они там из себя выберут - это действительно интрига, но в моих глазах они все более-менее одинаковые в своих мотивах и стремлениях. Самовлюбленные, но испуганные, жестокие, но готовые подчиняться. Потом их заменят на более податливое тесто. Постепенно. Тем более, очень скоро вербовать новичков и воровать одаренных детей будет очень просто. Империя Палпатина пойдет, но повстанцы не так быстро доберутся до миров, в которых сохранится влияние военачальников и структур этой Империи. Пока другие будут делить власть - мы будем вербовать и воровать, воровать и вербовать. А деньги и прикрытие? Королевские дома и корпорация Чзерка Новис! Траун же своим гением обеспечит прикрытие нашим махинациям, придав своим невероятным интеллектом элегантное обрамление. Его методы вызывают у меня почти суеверное восхищение.
  Вот только он должен будет вторгнуться в Республику и умереть... Но для чего нам еще его клон, о котором он думал уже сейчас и без того? С помощью дантуинских технологий - секретных джедайских разработок по клонированию, вырастить идеального и обладающего памятью клона... Штучная работа, вот что делали джедаи. Но зато качественная. Мы отыграем сюжет.
  Если все будет идти по плану. Мои размышления, впрочем, прерывает голос Лин:
  - Голосование завершено, Совет избран. Поздравляю всех принимавших участие в выборах - и избранных. Члены Совета могут перейти к избранию гранд-инквизитора, председателя Совета. Может быть выдвинута любая кандидатура из состава Совета. У него будет право решающего голоса, как вы помните.
  От канцеляризмов и самоповторов в ее речи у меня едва не сводит щеку, но чего я хочу? Тут надо именно так. И, как я и ожидал, один из Мекрозы, один из Черной Стражи. Арден указывает ладонью на зал.
  - Те, кто не был избран в Совет - покиньте зал, ожидая решения регулирующего органа.
  Ох, не зря я ей подкинул книгу перед всеми этими событиями, по политическому устройству Галактики и истории Пиус Деа. Она теперь жонглирует этой зубодробительной терминологией лучше меня.
  Дождавшись, пока явно сбитые с толку Инквизиторы и представители Черной Стражи покинули помещение, Лин обводит всех взглядом.
  - На место председателя Совета я выдвигаю кандидатуру Мариила Ортоса. Есть возражения?
  Тихий шум в Силе проносится по залу. Возражения есть. Но их никто не озвучит. Только закрытый в Богане член Мекрозы едва улыбается тонкими губами. Бритые налысо мужчина из Черной Стражи тоже не показывает недовольства. Им достаточно того, что они теперь вместе с одной из самых мощных организаций Империума.
  Я поднимаюсь на ноги, чуть наклоняя голову.
  - Благодарю за доверие, оказанное тобой, архивариус и Верховный Инквизитор, Арден Лин. Я согласен выдвинуться и нести это бремя с честью. В том числе - и ответственности перед Империей и Его Императорским Величеством.
  Намек, звучащий в моих словах, охлаждает тайный пыл несогласия. Тонкий двойной смысл. Либо я уже одобрен самим Императором на этот цирк. И тогда возражать нельзя. Либо и нести за все это ответственность мне, не им. Ну и плюс свежие трупы... Мало кто возразит после бойни. Но это так, довесок к главному. Сидиус - он гораздо страшнее 'просто смерти'.
  Руки поднимаются. Стила скрипят по пергамену. Арден улыбается.
  - Единогласно. - Тут же без паузы она продолжает, обходя стол и собирая листы. - И первый вопрос для Совета - поиск голокрона Дарта Андедду, для исследования и последующей передачи Ордену Мекроза.
  
  Глава 15. Расчистка сцены.
  
  Пестаж услужливо поклонился, подметая пол краями рукавов своей мантии. Сидиус нетерпеливо едва-едва поднял кончики своих изуродованных Боганом пальцев.
  - Говори, мой друг. Что привело тебя ко мне в этот час?
  Конечно же, Император наверняка знал все, что скажет Сейт, но это было частью давней игры, ритуала, если можно так выразиться.
  - Компромат на Убикторат, связанный с Лордом Вейдером. - Тихо проговорил Визирь.
  - Какая безделица, несколько незаконных операций против представителей уважаемой организации... - Палпатин растянул свои искаженные губы в оскале. - Моей Империи.
  Пестаж замер, ожидая неизбежного продолжения.
  - Надеюсь, эти материалы уничтожены, мой дорогой Визирь? - После паузы тихо, лишь с ноткой тонкой угрозы в шелестящем голосе, уточнил Сидиус.
  - Да, Ваше Величество. - Ответил также не поднимая глаз Сейт.
  - Поднимись, Визирь. - Внезапно резко произнес Владыка.
  Сановник быстро распрямился, сохраняя слабый, но обозначенный полупоклон. В такой позе он привык - и мог - стоять часами, выслушивая поучения и наставления Императора, направленные как на него, так и на других, а то и пустоте вокруг - как будто самой Тьме. В конце концов, он больше всех других людей проводил время близ Его Величества.
  - И что она выторговала в обмен на эти материалы, мой друг?
  С легкой, но ничего не обещающей улыбкой, поинтересовался Император. Ухмылки Сидиуса могли в равной мере обещать как похвалу, так и ярость наказания, включая все возможные промежутки между этими состояниями, включая и брюзжание или очередную порцию длительных наставлений.
  - Возможность менять организацию руководящих структур Инквизиториума по своему желанию. - Чуть не пожал плечами Сейт, вовремя спохватившись. - Мелочь, они постоянно грызут друг друга.
  И тут он понял свою ошибку. И всю хитрость Арден Лин. Пестаж наполнился было яростью на эту древнюю шлюху, но перед Палпатином надо контролировать себя. И не допускать ничего, что могло бы ему повредить еще более. А Император, тем временем, едва наклонился вперед, ухватив когтями своих искаженных пальцев его за полу мантии.
  - Я согласен с этим. Пусть грызут друг друга. Пусть хоть Императрицей Инквизиции себя провозгласит. Сейчас это не имеет значения для моих планов, мой друг... - Хватка на ткани стала жестче, притягивая Пестажа ближе к лицу Владыки, заставляя делать шаг навстречу, оказываясь прямо перед ним. - Но почему эти... как ты говоришь... мелочи... Решаешь ты? Почему она пришла с докладом и... просьбой - к тебе? Не много ли ты взял на себя, Визирь? Она - моя ученица!
  Последние слова Его Величество произнес тихо, почти шепотом, но недовольный, собственнический гнев в Богане раздался очень ярко, болезненно, придав ему выражение артикулированного крика. Сейт сжался, замерев, глядя на своего хозяина.
  - Да, Владыка... - Шепчет Пестаж, глядя в охровые глаза повелителя. - Я не думал решать без вас...
  - Но ты решил. - Оскал Императора становится очевидно злорадным, даже торжествующим. - Она моя Рука, а не твоя, Визирь. Помни это. Только потому, что ты так близок мне... мой друг... Я не буду тебя наказывать как оно того стоило бы.
  Рука Императора сжимается, едва не разрывая плотную полуночную ткань мантии на плече Сейта. Сердце Визиря схватывает острой болью, оно пропускает несколько ударов, заставляя почувствовать предвкушение возможного - настоящего - гнева Сидиуса. Но это только отзвук его жажды обладания, не более. Предупреждение, посланное Боганом, лютующим вокруг.
  - И да. Раз уж это решено. - Палпатин отпускает Сейта, едва не отталкивая, заставляя того попятиться. - И это сущая мелочь, которая лишь потому извиняет тебя, Сейт... Пусть так и будет. Но новых ошибок от тебя, моего самого преданного пса... Я не потерплю. А пока расскажи мне, что там с Ксизором?
  Пестаж переводит дыхание, сгибаясь в глубочайшем поклоне и быстро настраиваясь на новую волну. Единственное, что он позволяет себе подумать - хитрая тварь эта Арден. Прийди она к Императору с такой просьбой на обмен - тот бы отказал. Не потому, что не захотел, но лишь из вредности, вызванной желанием обладать - и вызывать в других ярость, замешанную на лебезении, на срыве надежд и желаний, которые столь осуществимы, но не реализуются - потому что такова непреодолимая воля того, кто стоит над всеми. Позволяя или не позволяя то, что идет на пользу Империи. Но ЧЬЕЙ Империи? Лишь он владыка судеб здесь, и никто иной. Все должны знать свое место подле его трона.
  А так - Палпатин не будет мешать ее планам. Просто потому, что злоба Его Императорского Величества направлена теперь на него, а не на нее. Вопрос же действительно мелкий, не требующий внимания Сидиуса в рамках его гениальной части ума, не связанной с этим безумием Темной Стороны. Она сделала из него подушку безопасности. Стерва. О, он с ней еще рассчитается за это.
  - Ксизор в своем орбитальном дворце над Корускантом. Владыка Вейдер уже приближается. Мне принять меры?
  Император, очевидно успокоившись, и вернувшись в состояние своего бесконечного планирования будущего к своему удовольствию, едва повел кончиком своего указательного пальца, скребнув когтем по подлокотнику трона.
  - Нет. Я это предвидел. Ксизор умрет, а Вейдер получит новый урок. Это будет необходимо перед тем, как падет занавес финального акта моего плана. Не оставляй в прошлом своих нерешенных задач или грехов. Избавляйся от всех нитей. Это - путь Ситха.
  И опутывай других - своими сетями, как паутиной - подумалось Сейту, пока он продолжал смотреть в пол, раздумывая о том, что скоро от лица Империи он будет писать некролог выдающемуся дельцу нашего времени, погибшего в результате несчастного случая в своих апартаментах прямо в небе над Столицей.
  
  ***
  
  Сжимаю механикой ладони плечо человека. Один из верховных инквизиторов, участвовавших в постановочных выборах в Совет. Проигравший. И, видимо, обидевшийся на нас из-за такой безделицы. Хорошо иметь под рукой представителя Черной Стражи, в медитациях умеющего 'ходить по потоку'. Конечно, не так как искушенный в этом в будущем Джейсен Соло, но хоть что-то...
  - И почему ты решил написать эту кляузу губернатору Фога Бриллу?
  Вопрос не имеет смысла. Все довольно прозрачно, но необходимо наказать предателя так, как должно. И пусть он может меня убить, его меч висит на поясе, и я ощущаю его искусность, линии Силы, идущие от него, собравшего много жизней - включая и беглых джедаев, что говорит о многом. Но сейчас... Сейчас он в моей власти. Ведь за моей спиной стоят Палачи и темные воины, а также все члены Совета, которые только что единогласно проголосовали за экспедицию за голокроном Дарта Андедду, его последующее исследование и передачу дружественному таинственному Ордену Мекроза. И я могу - и должен его убить. Но не как встарь, нет. Первая почва для ритуала. Он даже молодец, что так быстро случилось первое нарушение наших новых канонов - чем раньше, тем лучше.
  - Займи место, сейчас начнется суд Совета. - Отталкиваю его, усилив жест и Боганом, и гидравликой руки. - Тебя будут судить справедливо и беспристрастно члены Совета, уполномоченные на это. И даже если бы я хотел тебя расчленить сам... Это недопустимо.
  Заняв свое место во главе стола, ожидаю пока остальные, включая Лин, рассядутся, и Инквизиторша достанет лист пергамена со стилом, кашлянув.
  - Начинается Суд Совета по требованию его председателя, Мариила Ортоса. Выдвинуто обвинение против Верховного Инквизитора, передавшего ложные сведения местному планетарному губернатору Фога Бриллу. Признание не требуется, он был обнаружен в процессе передачи информации в своих апартаментах представителями бывшей Черной Стражи и рядом членов Совета. Возражений по протоколу заседания нет?
  Молчание. Обвиняемый молча сидит, напряженно держа ладонь на рукояти своего светового меча. Его не отобрали, зачем.
  - Наказание за нарушение нашего единства может быть выдвинуто членами Совета. Ваши предложения?
  Молчание нарушает один из людей, чье лицо затянуто в серо-лиловую хламиду.
  - Смерть, что еще... - От него идет ощущение, четко указывающее на желание выслужиться, смешанное с легким непониманием.
  Отлично. Мотив тут неважен, а вот что важно, так это повязывание. Не кровью, нет, для ситхов она привычна. А вот предощущением воли руководства. Едва заметный знак того, что они готовы подчиняться на самом деле. Хотя до такого состояния очень далеко, поэтому их все равно придется заменить на фанатиков, которых мы будем воровать и обрабатывать с помощью специалистов КОМПОНП-КОСНОП и, надеюсь, перебегущих к нам после падения Траюкулюса адептов Пророков Темной Стороны, которые наиболее близки к религиозному восприятию Богана в это время.
  - Изгнание?
  Внезапно подает голос еще один - от него идет ощущение страха. Он боится, что он также оступится или будет казнен по ложному обвинению, а таких случаев много среди типичных джен'ари. И это тоже хорошо. Это дискуссия. Это означает, что они втягиваются в новую, пока искусственную для них жизнь. Обсуждать, спорить, голосовать - на наших условиях и в нашей конструкции.
  - С лишением меча и без права поступать на службу Империи. - Уточняет еще один, опасающийся мести изгнанника всем присутствующим за то, что может произойти.
  Арден Лин кивает, постучав клешней по столу.
  - Первое предложение принято как есть, второе с внесенной поправкой. Больше предложений не фиксируется? Нет? Тогда ставлю вопрос на голосование. Обвиняемый приговаривается к казни или изгнанию с лишением меча и службы Империи? Кто за первый пункт?
  Поднимаются руки, включая клешню Лин. Я наблюдаю, ожидая.
  - Кто за второй пункт?
  И снова несколько рук.
  - Большинство за казнь. Что скажет председатель Совета, выслушав волю большинства?
  Лин, едва усмехаясь, что замечаю только я - это слабое дрожание губ спрашивает сухим тоном. И я тянусь к Богану за ответом, падая в глубокое ледяное море жестоких линий будущего, выискивая ту нужную, которая будет достаточно хороша. 'Вторая луна' отвечает мне, обрушивая холод знания того, что произойдет дальше. И мне это нравится.
  Поднимаюсь на ноги, сдержанно улыбнувшись.
  - Я выслушал волю досточтимого собрания Совета. Я не хочу идти против воли большинства, но мы должны быть крепки не только единством, но и пониманием того, что каждый, кто верует. - Вот оно, это слово, ради чего все и делается сейчас. - Во Тьму - должен жить, чтобы каждым своим вздохом и движением усиливал ее. Паршивая овца должна быть изгнана, но вера в Боган превыше всего. Поэтому я предлагаю отправиться этому человеку в изгнание с лишением меча и возможности служить Империи.
  Протягиваю руку, вырывая меч с пояса инквизитора. Боган радостно реагирует, давая это сделать без усилия, в предвкушении новой жертвы, тем более лучшей, что она будет получена в результате манипуляции, а не прямой бессмысленной агрессии.
  В механическую руку ложится рукоять, которую я сжимаю всей мощью гидравлики, раскалывая и ломая на куски.
  - Меч есть символ служения. Он лишен. Веруй во Тьму и живи среди людей. - Произношу я.
  И уже бывший инквизитор вскакивает, бросаясь на меня, в прыжке Силы, переворачиваясь через голову, в бешеном сальто, вырвав из-за пояса второй меч, скрытый ранее. Я лишь продолжаю стоять, ведь о существовании дополнительного оружия мне доложила Лин при обыске, и я сказал ей оставить ему его тоже... сделав вид, что мы не знаем о его существовании.
  Молния с моих пальцев срывается в долгожданном акте агрессии, пока я продолжаю стоять. Вой боли и ярости длится, пока человек, очень медленно, удерживаемый гневным шипящим электрическим потоком швыряет его к моим ногам. Именно это сказал Боган - именно это произошло.
  Я сжимаю ладонь, прерывая злую волну сверкающей голубой мощи.
  - Неужели ты думал, что Тьма столь глупа, чтобы позволять мешать ее планам? Она любит нас. Любит меня. И даже - тебя. - С тихой улыбкой произношу я. - И я могу простить тебя. Но Боган должен научить тебя, если ты хочешь жить, чтобы помогать ей среди людей.
  В моей ладони оказывается притянутый клинок собственного меча. Ритуалы, ритуалы... Я не умею им пользоваться, но тут попробую, это несложно.
  - Тебя подвело твое зрение. Поэтому ты должен научиться верить Богану, а не своим глазам.
  Нажатие на кнопку. Вспышка багрового света. Дрожащий в моей руке кончик клинка касается его лица. Дважды. Вопль отталкивается от стен страданием и эхом.
  - Увести его. Мое решение остается в силе. Он будет жить, чтобы укреплять мощь нашей Стороны. И сможет познать ее более глубоко, иначе смысла в его существовании нет.
  Ослепленное существо корчится у моих ног. Я отключаю кнопку, вешая дрожащей рукой меч обратно на пояс. Я не умею пользоваться клинком, поэтому мне пришлось использовать всю доступную мне ярость Темной Силы, чтобы она вела мою руку в этих двух аккуратных касаниях его сетчатки глаз пылающей плазмой. Психошок уже подбирается к моему телу, это за гранью резервов - использовать Боган для усиления того, что ты не умеешь.
  - Заседание окончено. Завтра поисковая группа Палачей выдвигается за голокроном Дарта Андедду. А я отправляюсь с Арден Лин, нашим архивариусом, медитировать на Тьму, в поисках советов и подсказок о дальнейшем пути.
  Развернувшись, я покидаю зал, на подкашивающихся ногах, ощущая подкатывающую к горлу тошноту, в назначенные себе апартаменты на вершине Башни, подавляя желание схватиться за стену в поисках поддержки.
  Но Боган доволен. И это хорошо. Когда придет Лин... она меня приведет в себя. Я бы улыбнулся, если бы боялся что от неосторожного движения лицевых мышц меня вывернет наизнанку прямо здесь.
  
  ***
  
  Проведя холодным металлом руки по всклокоченным волосам, я поднялся на кровати, отодвинувшись от Арден. Поисковая группа отправилась за голокроном Дарта Андедду, поэтому не видать его в будущем Крайту. Впрочем, ему он все равно не помог... А тут станет окончательным залогом дружбы с Мекроза. И заодно я пообщаюсь с духом. Меня ведь тоже похожие вещи интересуют, относящиеся к самой неестественной части познания Силы - даже Стороны Богана. Но сейчас, когда в замке Инквизиториума остались только Палачи, да парочка членов нового Совета, надо решать другие вопросы. Например, выяснить как идут дела у Чзерки-новис, ведь Принц Ксизор уже обязан умереть. Опять же, когда Лорд Вандрон сможет поставить агитаторов из КОМПОНП и договориться о личной встрече с представителем Дома Д'Арка.
  Ухмыльнувшись, с некоторым усилием слезаю с кровати, глянув на Лин. Она продолжает спать, и, судя по фону в Силе, это действительно так. Что ж, будить ее сейчас вовсе не обязательно. Потянувшись к голопланшету, подключаю его к рабочему столу, разглядывая вспыхнувшие, сотканные из иллюзий, графики и почту. На Дантуине и Балморре открыты первые офисы. Это из официальных отчетов, и это хорошо. Лицензия на продажу традиционных смесей планетарного масштаба также получена на эти две системы, благодаря связям Круя Вандрона. Также прекрасно. Сформирован исполнительный совет директоров Чзерки-новис. Приятно, но фигуры надо будет уточнить, знакомы мне только двое директоров, бывший Толстый и балморранец. Остальные будут отдельно со мной общаться на Праките. Разослать 'приглашения'. Из неофициальных отчетов... Ограниченно-легальная дурь, через базы на Балморре и Дантуине уже расползается по Имперскому Флоту, давая нам доходы и осведомителей. Просто прекрасно! И - пометка. Надо нанять толковых бухгалтеров и агентов, чтобы отчетность была идеально-прозрачной.
  Далее, что у нас с нелегальными кругами? Смерть Ксизора потрясла многочисленные связи. Чзерке-новис уже предложили выгодные контракты несколько организаций контрабандистов и наемников. Это еще лучше. Специальная пометка: 'найти организацию Тэлона Каррде и предложить ей сотрудничество на любых условиях, которые они выдвинут'.
  Что еще? Раскуриваю самокрутку, задумавшись. Но размышления мои прерваны резким всхлипом. На мое плечо падает ледяная клешня. Я не вздрагиваю, несмотря на неожиданность.
  - Ты чувствуешь это? Угроза. - Тон Лин собран, как будто бы она мгновение назад еще не лежала на кровати.
  Оборачиваюсь к ней, поднимаясь из-за стола и выключая голоэкран. Едва улыбнувшись, разглядываю обнаженную древнюю женщину.
  - Что именно?
  Она зло ухмыляется.
  - Сейчас не время... - И накидывает на голое тело хламиды Инквизитора, притянув ее короткой вспышкой Богана. - Подозреваю что Фога Брилл... Разумные. Неодаренные. Приближаются к замку.
  - Странно, что я не заметил. - С небольшим усилием, переключаюсь с разглядывания Лин, направляя страсть с плотских желаний на себя, укрепляя понимание 'нет мира', быстро ставя себя в центр мироздания.
  - Ты был занят своим менеджментом. - Она завязывает полы своего одеяния. - А я медитировала. Выключил бухгалтера, Дарт Нейтан?
  - Вполне. Пойдем разбираться с проблемами. Хоть развеюсь. - На мое лицо выскальзывает злая улыбка.
  Выйдя в сумрачный зал, я оглядываюсь, на самом деле, это уже просто привычка. В этом месте я окончательно ощущаю свою связь с Боганом и теми возможностями что дарит он своему верному последователю - и проводнику. К нам семенит один из Палачей.
  - Инквизиторы. К замку приближаются вооруженные отряды планетарного губернатора. Что нам предпринять?
  - Общая мобилизация. Готовность уничтожить их по первому приказу. - Роняет Арден. - Все цитадели Инквизиториума на Праките должны быть готовы взять планету под контроль, подавив любое сопротивление. Пробуждение всех темных воинов.
  Я киваю.
  - А мы отправимся на переговоры... - Улыбаюсь. - Степень их интенсивности и агрессивности выясним по ходу представления. Фога Брилл же с ними?
  Палач кланяется.
  - Судя по донесениям наших информаторов - он во главе.
  - Оповестить присутствующих членов Темного Совета. Они идут с нами. Прямо сейчас. - В последнюю фразу вкладываю приказ силой Тьмы, для ускорения.
  Палач убегает, даже забыв поклониться. Хмыкаю, проводя ладонью по подбородку.
  - Понимаешь путь Палпатина? - Тихо произносит Арден.
  - Вполне. Но мне ближе древние варианты. Адаптированные под мои идеи.
  - Это хорошо. Чистое властолюбие ведет к боязни потерять власть. А эта ошибка...
  - Помню. - Отмахиваюсь я. - Избавь от столь банального урока.
  Чувствуя вспышку ярости в ней, быстро наклоняюсь к древней женщине, целуя ее в губы.
  - Другие я готов принимать всегда, даже сейчас.
  Она заметно успокаивается, хмыкая. Еще бы, она получает лишнее подтверждение своего контроля надо мной - единственно возможного в такой диспозиции, которая начинает складываться. И того, который она и хотела иметь, чтобы для ее власти не было значимых угроз или сопротивления.
  Заворачиваюсь в ауру Богана плотнее, вдыхая в себя, впуская - все окрестное страдание и боль, искаженность этого места, и ставя свою персону в центр происходящего. На мгновение мой взор даже затуманивается, прежде чем появляется ясность фокуса, еще более точная чем до того.
  - Желтые, молодец. У тебя это занимает все меньше времени.
  Я улыбаюсь.
  - Возможно, я соглашусь с кличкой 'желтоглаз'. Мне нравится это состояние.
  И, взмахнув рукой, отворяю двери в зал. В него как раз заходят члены Совета, оставшиеся в замке. Несколько человек, включая одного из Стражи.
  - Мы выходим встречать губернатора. Не убивать его в любой ситуации. Но только его.
  Они быстро кивают, а мы с Арден уже проходим мимо них к выходу.
  
  ***
  
  - Фога. Ты понимаешь, что можешь столкнуться с непередаваемой мощью Темной Стороны? Лишь она может даровать вечную жизнь, но и она же может ее отбирать, погружая в бездну мучения, как ничто иное? - Задаю вопрос, глядя в глаза толстяку, опирающемуся на плечо одного из своих стражников. - Поэтому ответь, зачем ты нарушил равновесие сил на планете и привел своих псов сюда? Что тебе нужно?
  Фога Брилл, явно слегка потерянный, поводит рукой по воздуху.
  - У меня есть четкая информация о том, что вы замыслили уход от твердости Имперской Доктрины. Как сторонник КОМПОНП я должен вас арестовать и предоставить на суд Гранд-Адмиралу...
  - Твоему другу. Я в курсе. - Перебиваю его. - Ты в курсе, что мой товарищ - Лорд Круя Вандрон - курирует КОМПОНП как таковой? Это что, попытка оболгать верных слуг Императора? Желание внести раскол?
  Фога яростно качает головой.
  - Вы ведете дела с проклятым синекожим ублюдком, мне уже доложили! Какая тут может быть верность идеалам Хартии? Предатели!
  Я оборачиваюсь к членам Совета и Арден.
  - Вы слышали, как только что местный планетарный губернатор оскорбил верного слугу Его Императорского Величества, Гранд-Адмирала Трауна? Кажется, арестованным за сомнения в верности курсу Империи должен быть именно он. Сомнение в делах Непобедимого Боевого Лидера - это ересь!
  Брилл отступает на шаг. Но я уже понимаю, мир может наступить только после войны. Сигнал через Боган доходит до каждого присутствующего с нашей стороны. Под мрачным небом Пракита вспыхивают багровые мечи.
  Укутавшись в силу 'второй луны', я отправляю ее непередаваемую мощь в живую руку, выпуская ее голубоватыми молниями, окутывающими меня самого. Попытка сотворить щит под этим небом становится такой простой...
  Пусть и усиленные механикой, пусть и измененные - но просто люди, окружающие планетарного губернатора, падают наземь как хворост, уничтожаемые моими подчиненными. А за Арден следить одно удовольствие. Как она подхватывает одного человека и отрывает ему голову своей клешней, и пока он еще покачивается без головы, разбрызгивая вокруг кровь, она уже отрубает другому руки, одновременно ловко орудуя клинком в живой ладони. Прекрасная картина. В эту женщину действительно легко влюбиться на самом деле.
  Вскоре губернатор остается в одиночестве.
  - Выбирай. - Я перенаправляю молнии с защиты себя, позволяя их найти цель, и впиться в тело Брилла. - Или ты умрешь, или ты прикажешь своим псам в своем дворце и городе сложить оружие и прекратить бунт против верных слуг Империи. И не надо говорить, что это не сойдет нам с рук. Это не сойдет с рук тебе. А я... я дам тебе то, чего ты желаешь. Вечную жизнь во Тьме.
  Корчащийся в агонии человек, тряся синюшными от ударов тока губами, хрипит:
  - Хорошо! Хорошо!
  Улыбаюсь, позволяя молниям продолжать стекать с моего тела на него.
  - Не слышу?
  - Хорошо, мой господин! - Вопит он.
  - Теперь слышу. - Прекращаю поток синевы, резко отключаясь от убийственной мощи Богана. - Подайте губернатору его комлинк.
  Пока он отдает приказы, я сталкиваюсь с Лин, подходящей ко мне.
  - Ты уверен? Император не факт, что одобрит такое.
  - А он узнает, дорогая? - Снимаю перчатку с механической руки, чтобы не запачкать ее кровью, и беру ее клешню своей ледяной мертвой ладонью. - Этот червь будет служить нам. А Гранд-Адмирал Пеккати Син не заметит подмены, когда уже сейчас прилетит к нему в гости. Надо было все сделать быстро. Или ты не чувствуешь подлет 'Разрушителя' к планете?
  - Вероятно ты прав. И кто будет его обрабатывать? - Она стряхивает упавшую на глаз челку в сторону. - Я?
  - Давай ты. У тебя это прекрасно получается. И если после этого у него не будет хватать пары частей организма - мне как-то все равно. Главное, чтобы сумасшедший дружок нашего губернатора признал в нем своего. А я пока встречу голокрон Дарта Андедду. Они уже скоро должны вернуться.
  - Прекрасно. - Арден кивает. - И вот еще что... возможно тебе все же стоит озаботиться световым клинком?
  Я качаю головой, отстраненно разглядывая корчащегося на земле губернатора.
  - Нет. Две причины. Во-первых, это действительно не мое. Последний раз физическими тренировками я занимался, видимо, в прошлой жизни. Во-вторых... Любая слабость обращается в силу, если ее правильно подать, понимаешь? - Бросаю на нее взгляд. - Ну как твоя клешня или моя механическая рука... Устрашает, да? Так вот. Воплощение Богана, его проводник в плотский мир... А ты не забывай что я хочу религию. Лишь она сведет ситхов в цельный кулак... Зачем такому существу - владеть столь банальным занятием, как световой клинок? Это просто церемониальный знак принадлежности, не более. Такой как я должен в идеале в будущем просто сидеть и наблюдать, как гуру... хм... какое бы слово подобрать. Как патриарх культа Пиус Деа, ты читала про них, да. Такого точно не захочет никто свергать. Это же символ самого учения! А для карательных акций всегда найдется мощь Темной Стороны. Или твоя... ммм... рука.
  - Редкие сволочи. - Кивает она, пиная мыском сапога губернатора, начавшего слишком активно шевелиться под нашими ногами. - Но в их подходе что-то есть, если совместить с кодексом джен'ари.
  - Именно. - Пожимаю плечами. - Ладно, забирай его, а я пока инспектировать голокрон. Вдруг древний некромант сможет рассказать что-то полезное для нас, прежде чем он исчезнет в глубинах Ордена Мекроза? Палпатин точно не расскажет нам о секретах вечной жизни.
  
  Глава 16. Спуск во Тьму.
  
  Все нити, опутавшие часть Имперского механизма уже работают как должно, перекачивая финансы, людей и активы. Чзерка-новис, пользуясь смертью Ксизора, захватила часть его поля, а господин исполнительный директор Гаран Зигар уже вызывает лютую ненависть у самой Чзерки. Впрочем, попытки оспорить право на название оказались бессмысленны - ведь он еще и директор КОСНОП-КОМПОНП Дантуина и в его рабочем кабинете висит голоснимок, где ему пожимает руку Лорд Круя Вандрон. Против таких связей они не рискнули идти. А уж ряд разоблачительных выступлений директора же КОМПОНП по Балморре - уважаемого члена планетарного совета планеты и человека, которого на таком же голоснимке приобнимает представитель Дома Д'Арка - о том, что Чзерка замешана в грязных махинациях 'Черного Солнца', окончательно отбили и у них всякое желание лезть в дела новой имперской корпорации. Отчеты о серых схемах, отрядах наемников и пересылке ценностей и пропагандистов КОСНОП через Чзерку-новис под прикрытием виз Инквизиториума пошли чередой. Как и сообщения о внедрении в наши структуры новых агентов - СИБ и Убиктората. Но с этим пока ничего не сделаешь. С Пракита уходят целые фрегаты, груженные инквизиторами и артефактами. В никуда. Нет, формально - на задания. На самом деле, они, как и чертежи дроидов и они сами с Балморры - уходят на Дантуин. Решение полностью эвакуировать Пракит логично. После 'смерти' Палпатина Зачарованное Ядро станет гигантской кузницей мощи для мести Непобедимого Боевого Лидера. И мы попадем под мобилизацию. Нет, спасибо.
  Корускантский центр, конечно, сохранится, из столицы еще пару лет можно будет выжимать ресурсы, в 'обычной' Галактике будет истинная разруха, дележ и гражданская война. Так что там мы еще поживимся.
  Подготовка завершается. Самое страшное начинается. Один из помощников Лин уже доложил ей о том, что Его Императорское Величество вылетел на секретный военный проект в обстановке глубокой секретности, взяв с собой Лорда Вейдера, Гриджатуса и часть Гранд-Адмиралов.
  Сеть 'Руки' Трауна переслала нам с утра шифрованный пакет данных, где сказано - силы повстанцев концентрируются у таинственной луны на окраине Галактики.
  Я сижу в кресле планетарного губернатора Брилла. Сам формальный владыка планеты ходит по коридорам, не рискуя попадаться мне на глаза. Лин, закинув ногу на ногу, восседает на инкрустированном аурумом столе Фоги.
  Сейчас, уже скоро. Боган затемняет мой разум, заставляя все вспоминать, удерживать в уме, подбивать имеющиеся итоги. Потому что даже живая ладонь начинает трястись. Тьма трясется в ярости, пока невидимая мне - всегда - Ашла приходит в движение. Я ощущаю... где-то на грани восприятия... очень парализующее, гнетущее видение слепящего света, застилающего взор.
  Медленно достаю портсигар, вытягиваю из него самокрутку - давно я к ним не притрагивался, уже больше месяца - и прикуриваю, выпуская клуб дыма. Напряжение нарастает, заставляя сердце бешено сокращаться.
  Пытаюсь отвлечься, глядя на Арден:
  - Жаль, что так вышло с голокроном.
  Она пожимает плечами, улыбнувшись.
  - А, по-моему, неплохо. Сам Андедду раскрыл тебе свой секрет - что душу можно перемещать в иной сосуд, достаточно наполненный Боганом и готовый к этому. Это немало. Это очень круто, подумай, многим ли сам Бог-Король сказал бы такое?
  - Ты права. Но это сложно. И слегка не тот способ бессмертия, который хотелось бы. Однако на основе его я придумаю что-нибудь. Ведь человек - это тоже сосуд, если так подумать. Как Бейн пытался с Занной... Только иначе. Возьмем слабого волей человека, но накачанного Силой и одаренного. Ломаем его и... вот как - надо будет думать.
  Я прерываюсь. Как бы я ни пытался готовиться к ЭТОМУ. Как бы ни настраивался. Мир дрогнул. Мир изменился. Мир рухнул.
  Как будто сам Боган взвыл миллиардом возмущенных, болезненных, искаженных голосов в безумном хоре ненависти и страха. Яркий, ослепительный свет. Тьма теряется, я не чувствую ее центр. Ведь ее основой, пауком, стягивавшим к себе всё...
  ...БЫЛ...
  Дарт Сидиус. Который сейчас умер.
  Механической рукой вставляю в зубы самокрутку, затягиваясь, пытаясь обрубить связь со вселенной, и - одновременно - установить свой центр мироздания, в себе. Дым выходит через ноздри, по подбородку стекает ниточка слюны. Я мог бы как Лин - отстраниться заранее. Но это мой эксперимент. Мое желание. Погрузиться в Силу, чтобы почувствовать саму суть колебания. Изменения. Того, что такое судьба и столкновение Ашлы и Богана в чистом виде. И это иссушает меня, лишая резервов и мощи.
  Медленно открываю глаза - когда я успел их закрыть - роняя тяжелый пепел на свою робу. Живая рука трясется, как и ноги. Кое-как переваливаюсь на бок, фокусируя взгляд на женщине.
  - Палпатин умер... - Делаю паузу, чтобы вырваться из беснующейся волны ярости самой Тьмы, волнами накатывающей на меня, как и любое, что попадается ей, связано с ней. - Надо валить с Пракита, пока Непобедимый Боевой Лидер не начал подготовку Теневого Похода.
  Я пытаюсь говорить о делах, о том, что давно обговорено, чтобы найти точку опоры здесь, в плотной, живой, а не сходящей с ума реальности мира Силы.
  - Да. - Несмотря на то, что Лин 'закрыта' - я вижу как тяжело ей дается происходящее, ее тоже коснулась бурлящая от гнева Темная Сторона. - Пусть он кует свой поход, оставим Пракит Фоге. А мы будем готовить свой план. Первые агитаторы уже прибыли на Дантуин.
  Растягиваю губы в вымученной улыбке, затягиваясь вновь и вновь. Нет, пока мне не управлять Боганом. Лишь пользоваться. То, что я чувствую...
  - Пожалуй, вы останетесь на Праките. - Раздается голос.
  Тихий, шелестящий. Опасный. Как я не ощутил угрозу? Смешно. При таком колебании Силы я себя не узнаю. Все было скрыто пеленой катарсиса от смерти Палпатина.
  Поднимаю голову и вижу императорского гвардейца. В полном боевом облачении. Все алое, как их кровь, до последней капли верная своему Владыке.
  Лин вскакивает на ноги, в ее руках вспыхивает клинок.
  - Назад. - Шипит она, вставая в боевую стойку.
  - Увы. Как удачно, что Брилл смог предупредить о заговоре. Я думал оставить вас в покое, когда внедрился пару недель назад. Это тоже в планах Лидера - грызня и отсев неверных на время его возможного вынужденного отсутствия... - Гвардеец плавно снимает с пояса свою боевую глефу, прокручивая в руке, закрытой багряной перчаткой. - Но вы слишком много знаете. Вы опасны. Нельзя оставлять вас в живых, пока он будет готовить свой план. Умрите.
  Он завершает свою речь уже в прыжке. Лин встречает один конец обоюдоострой глефы своим клинком, отбивая мгновенно провернувшееся оружие с другой стороны своей клешней. Вспышка искр, металл ее 'руки', снятой с боевого джаггернаута, идет трещиной от удара.
  Я поднимаюсь на ноги, не чувствуя ни вселенной, ни себя. Вся моя аура еще бурлит, иссушенная колебанием Силы. Я должен ей помочь, срочно! Поднимаю руки и с них срывается ручеек молний. Тоненький, шипящий, слабый. Гвардеец даже не обращает на него внимания, по его броне он соскальзывает исчезая.
  Обманулся. Обратил внимание. Сплевываю зубную эмаль, пытаясь подняться. Один удар сапога мне в живот, который я даже не заметил - и вот я пытаюсь подняться со стенки. Кладу руку на меч. Если бы я владел им, то мы могли бы взять его с двух сторон и уничтожить без проблем. Но... Призываю к себе ярость, собираю Тьму... Бью молнией, сильнее, как обычно. Но это императорский гвардеец. Его броня, заклятая на Йичинноре защищает от ударов деструктивной мощью Богана. Это каратели для тех, кто владеет им.
  Не обращая внимания на слабость поливаю его молниями, не останавливаясь ни на мгновение, понимая что у Лин все меньше времени. Она все чаще отступает, закрывается клешней и на ее плече уже пара порезов, разрывающих хламиды и открывающих окровавленное тело.
  - Беги, Нейтан, беги! - Кричит она через Силу. - Будущий Орден в твоих руках!
  Нет. Обрушиваю на гвардейца один телекинетический удар за другим, швыряя в него предметы мебели и даже этот гигантский дорогой стол, на котором сидела Арден. Бесполезно. Он уворачивается от каждого броска, лишь раз закрывшись глефой от люстры, чтобы другой ее стороной нанести порез на живот женщины.
  Я сжимаю ладонями голову, понимая - Боган не дал мне знак, а я не почуял, все, все было закрыто грядущей смертью Сидиуса. И... если мы не выживем... Вытаскиваю световой меч с пояса и, переведя дыхание, бросаюсь на противника, чтобы только отвлечь, опутывая себя сетью молний, чтобы защититься от ответного удара.
  Бесполезно. Я даже не успел его отвлечь, добравшись, как тычок лезвием в лицо отбросил меня вновь, заставив выронить бесполезный сейбер. Почему, почему я не тот, кто смог бы им работать. Это же необходимо!
  Только чудо может нам помочь. Но... Это проходит по ведению Ашлы. Для адептов Богана чудес не бывает.
  Моя душа распадается на куски, когда я вижу - буднично, без всякого эпоса, как Лин делает очередную ошибку, в быстром танце оружия, который я даже не успеваю понять и отфиксировать. Ее живая рука, сжимающая пылающий сейбер падает на пол. Гвардеец прокручивает свою глефу, оказываясь рядом со мной. Вот и смерть. Я отмечаю это даже лениво. Посмертия в сообществе выдающихся духов Тьмы я точно не получу...
  Его клинок стремится к моей груди, пока я поднимаюсь на ноги, чтобы встретить его потоком молний. Не успеваю, очевидно. Тень проскользнула между нами.
  - БЕГИ! - Вопит женщина, принимая удар.
  Своим последним прыжком она отгораживает, откидывает меня от него, пока в ее грудь - вместо моей - вгрызается клинок. Теперь моя душа окончательно распалась. Сам не замечаю, как вновь поднимаюсь, глядя как клинок гвардейца выскальзывает из ее тела, будто булавка энтомолога из бабочки.
  Она падает. Я стою. Гвардеец оборачивается ко мне, впервые сказав что-то после нападения:
  - Как трогательно...
  Я его не слушаю, только смотрю на Лин. И... понимаю последнюю ловушку Богана. Самую последнюю. То, что по ощущению этого потустороннего противоестественного зверя привяжет меня к нему плотнее, сильнее, до конца. Не даст мне никогда соскользнуть в Свет. ЭТО.
  И я призываю свой световой меч себе в ладонь.
  Я отпускаю себя. Никакой скорлупы. Ничего. У меня отняли того, кого я на самом деле успел полюбить. Злой, манипулирующей, ситской любовью. И - как я сейчас вижу - и она тоже. Это главное. Вот так. Боль столь велика, что я не могу ее понять. Она как будто где-то рядом. Мысли и разум отдельно - крушение мира отдельно. Но из этого крушения... Меня заливает ярость. Такая, которой я еще не ощущал. Последняя ступень в спуске во Тьму. Вздыхаю, набирая воздух в легкие. И поднимаю руку.
  Умри! Сила бросается в меня, как будто со всего Пракита, делая своим проводником.
  Сознание исчезает, уступая место лишь одному желанию - крови и мести. Ненавижу тебя, ненавижу, умри!
  Удар срывается с моей ладони, впечатывая гвардейца в стену, раскалывая его шлем. Физическая боль от психошока? Ее нет. Она ничто. Боль от смерти Арден, умершей за меня гораздо сильнее. И она дает мне Силу. Такую, что в ней не остается места ни для чего, кроме гнева и желания убивать. И уж тем более не для обычного, физического страдания от столь сложного применения Богана. Я - это он. Я - его. Он - мой. Только это дает мне не думать... Чистая ярость Тьмы, удержанная мощью полученного мною титула и обретенных знаний, вся сила которых используются только чтобы перерабатывать гнев в поток.
  Гвардеец пытается шевелиться, но это бесполезно. Его ребра уже трещат, когда я подхожу к нему. Мой клинок вспыхивает в руке.
  - Борись, червь. Борись! - Я кричу ему в лицо, пока меч отрезает его ноги.
  Я продолжаю орать на него, не понимая что, а сейбер продолжает отрывать от него куски. Одну руку. Вторую. И, наконец, голову. Одним жестом, не думая, отдавшись Богану, который позволяет не думать, но вершить месть, распахиваю двери и притягиваю через длинный коридор к себе Брилла. В его руках церемониальный меч планетарной стражи. С кортозисом. Все равно. Отпускаю его.
  - Мне не хватало тренировок в искусстве владения мечом. - Выплевываю из себя слова. Очень сложно говорить. - Сейчас ты будешь моим спарринг-партнером. Защищайся.
  И я наношу удар. Другой. Фога отбивается, пытается атаковать, но мне все равно. Меня нет, я проводник Богана. А он знает все - даже как держать в ладони клинок. И как использовать время и тело. Мой разум в прострации, а Фога теряет конечности. Впечатав его останки в стену, вперемешку с гвардейцем, я швыряю вслед потухший сейбер. Ничто не приносит успокоения, только сильнее распаляет ярость, которая уже проникает в сознание. Вскрикиваю, позволяя Богану поселиться в моем теле, изменить его так, как следует. Чтобы только я через то имел контроль над самим Боганом. Как часть его - но мотивированная. Волевая. Которая сможет подчинить весь вой голосов. И опускаюсь на колени перед телом Лин. Прикрыв ее глаза, я кладу руку на ее изрезанную грудь.
  - Ты будешь жить. Я клянусь тебе. А Галактика... - Моя живая рука собирает, удерживает остатки ее ауры, духа, внутри тела, пока я не придумаю как быть.
  А фразу... Я не заканчиваю эту фразу, вперив взгляд в будущее галактики. И будущее увидело то, что я ему готовлю. Моя рука опускается на комлинк.
  - Члены Темного Совета. Валин Дрейко. Лану Пасик. Срочно ко мне. Дарт Нейтан.
  Вновь проведя ладонью по израненной груди Арден, я улыбаюсь. Дыхание выровнялось, мысли начали работать очень активно, погружая меня в понимание бурлящего окена Богана еще глубже чем ранее. Шепотом отдаю новую команду в сжатый в металлической руке передатчик.
  - Шинне. Мокс Слосин. Вы искусны в казнях и пытках. Отбой проведения эвакуации. Задание специально для вас. Согнать всех жителей столицы Пракита к дворцу и подготовить массовое жертвоприношение Тьме. Дарт Нейтан.
  
  ***
  
  Валин Дрейко и Лану Пасик несли на руках тело Лин, спускаясь по ступеням губернаторского дворца. Следом за ними спускаюсь я, ни на мгновение не прерывая более глубокий, на уровне подсознания, без всякой скорлупы снаружи, ограничивая себя от падения в безумие только ВОЛЕЙ. Желанием, чтобы всешло по моим планам и в соответствии с моими желаниями.
  Я оглядываю окружающее. На центральной площади главного города искаженного мира - тысячи людей. Их конвоируют, собирают и сдерживают темные воины и ученики, младшие наставники и ниже.
  Шинне и Моск Слосин подходят к нашей небольшой процессии. Женщина, подтянутая, стройная, с острым как бритва взглядом, и покрытый морщинами седой мужчина с длинными патлами нечесаных волос.
  Самые жестокие, самые отъявленные злодеи Инквизиториума - талантливые и исполнительные. Верховные Инквизиторы, но не члены созданного мною с Лин Совета. Впрочем, Моск и не смог бы и стать - он не одарён Силой. Как же он стал тем, кем стал? Достаточно попасться ему в руки и понять. Но не советую никому.
  Я поднимаю руку, ожидая повиновения. Они преклоняют колени, жадно разглядывая мои желтые глаза. И да, я впервые назвал себя титулом.
  - Мы ждем ваших приказаний, Дарт Нейтан. - Цедит Слосин, ожидая приказа к чему-то, что он очень любит - пыткам и массовым казням.
  Устремляю взгляд на Валина и Лану. Их поддержка мне нужна, как часть плана по укреплению моей власти - религиозной в первую очередь. Но и владение Силой тоже, в качестве гарантии и резерва. Не говоря уже о том, что присутствие Пасик необходимо... Мне кажется... когда я рву на части Боган, в поисках ответа, погружая во Тьму свое сознание... Что со временем, если у нее образуется ментальная связь с Лин на время мгновенно задуманного первого этапа... ее существование позднее сильно изменится.
  - Члены Темного Совета. Жизнь каждого одаренного 'второй луной' бесценна. Жизнь каждого члена нашей организации - вдвойне. Что же тогда можно сказать о жизни Члена нашего Совета? Мы - единое целое с Тьмой. Ее проводники. И сделаем все, чтобы помочь друг другу нести далее ее Силу!
  Я не шевелюсь, не развожу руками, не жестикулирую. Просто говорю факт, который они все - вообще все - могли запомнить до конца. Боган услужливо доносит мои слова во все концы площади, заставляя слышать их как согнанных на бойню людей, так и последнего темного воина в их конвое на соседних улицах.
  И как же хорошо, что голокрон Дарта Андедду сразу же ушел к Мекрозе. Никто не знает, что мне удалось в течение одной ночи пообщаться - и получить ответы - от древнего Бога-Короля. Поэтому это будет чудом. Истинным чудом зла.
  - Вы будете ассистировать мне, в том, как я обращусь к самому Богану - и он ответит мне, потому что мы верно служим ему! - Теперь я сжимаю механическую ладонь, едва сдерживаю кривую усмешку.
  - Слосин. Шинне. Готовьте массовую казнь. Все люди на этой площади должны умирать в порядке очереди. Вот на этом месте. - Указываю пальцем на возвышение трибуны, с которой выступал Фога Брилл. - Вы будете следить и организовывать смерть этих тысяч червей. Надеюсь, вы справитесь. Благодарность Богана будет неизбывной. Он ответит вам.
  Прохожу к трибуне, молчаливо указывая куда положить тело Лин.
  - Валин. Найди сосуд. Любой древний сосуд. Крепкий и смогущий вместить в себя дух. Пасик, бери Лин за руки и вливай силу Тьмы в ее тело, пока она не сможет ответить нам с помощью жертв.
  Члены Совета смотрят на меня как на безумного. В конце концов, они слышали о Дарте Андедду только легенды. А я переделываю их под настоящее. Ничего. Вы УВЕРУЕТЕ.
  Дрейко очень быстро возвращается, пока темные воины строят людей в колонны, где-то избивая пытающихся вырваться, где-то стреляя над головами. Молодцы, они обучены, и если жертвы должны быть живыми до смерти - они таковыми сохранятся до нужного момента.
  Заметно побледневшая Лану, кое-как отступает от тела, едва сдерживая тошноту. Я вижу это по ней. Непросто вливать Силу в мертвое. Но теперь они окончательно убедятся...
  - Начнем! - Вздымаю я руки, не удерживаясь от спецэффекта. Легкое касание Тьмы - и плащ за моей спиной вздымается под невидимым порывом ветра. -Тьма ответь мне, твоему проводнику, Дарту Нейтану! В этот день мы потеряли верную Лин - и эти жертвы тебе, чтобы ты принял их и позволил ей вернуться!
  Пока я работаю на публику, мой разум уже начинает собирать жатву от одних слов - суеверный страх и ужас переполняют толпу.
  Слосин и Шинне с радостными ухмылками перерезают первые глотки. Впереди долгий вечер - и не менее долгая ночь. Раньше чем к утру мы не закончим. Потерпи, Лин.
  
  Эпилог первой части.
  
  Сидя в своем кресле в корускантском комплексе, я разглядываю древнюю амфору, в которой заперт дух Лин. Чистый скелет той, кто была древнейшей джен'ари замотан в алую робу Верховного Инквизитора старого образца, еще времен его становления в первый год Империи, и я вижу как от амфоры к личу тянутся неразрывные нити Силы, злой, жесткой, неестественной даже по меркам Богана, вызывающей вой и бесконечной возмущение пространства вокруг.
  Как же мне повезло это успеть сделать. В день, когда умер Палпатин - разрыв в Силе был столь велик, что набросать по обрывочным лекалам Дарта Андедду свой ритуал - было возможно.
  - Дорогая... Что скажешь? Вводим Слосина и Шинне в Темный Совет? Тем более Слосин истинно уверовал в Боган и меня как его Пророка... после того как побочным эффектом от разрыва Силы он получил Дар чувствовать её.
  'Вместо кого?' - отвечает она через Тьму в мой разум.
  - Тебе виднее от кого можно избавиться. Главное, что в нем остаешься, все уверовали.
  'Да, это первый шаг к религии. Но мне нужно больше пищи, пока не кончится резерв энергии от жертв. Ты же знаешь, как истончаются нити Силы'.
  - Вполне. И будучи там - ты меня научишь как и что делать.
  'Конечно, мой дорогой... Ты станешь истинным сит'ари, я сделаю все для этого'.
  - А пока... Что скажешь о Лану Пасик?
  Тихая ярость наполнила Боган, прежде чем лич транслировал мне ответ:
  'Я еще не знаю как переселиться в ее тело. Мы будем работать над этим... Но одно уже ясно. Для усиления уз Силы, идущих через неё - ты будешь с ней спать'.
  Я вздыхаю, выпуская дым в потолок, и сжимая механику руки, рассыпая гаснущие искры по полу.
  - Я так и думал. Значит, она станет моей любовницей.
  'Это будет просто' - Яд сочится из ее мысленной фразы - 'Она и сама та еще... шлюха, едва не отдалась покойному Ксизору. А уж после создания уз - моя страсть переходит в ее разум'.
  - Я понял. - Киваю. - Темные воины.
  В зал входят двое.
  - Отведите Арден Лин, секретаря Темного Совета, в камеры. Ей снова нужна пища, чтобы Боган позволял ей жить среди смертных.
  'Я люблю тебя' - раздался в моей голове ее голос. Естественно. Кто как не я даю тебе не-жизнь - и даст тебе потом снова жизнь, дорогая?
  А пока мне пора принять отчеты. Эвакуация с Пракита завершилась. Теперь пора завершать вывоз всего ценного с Балморры, и готовить к условиям Гражданской Войны отделение на Корусканте, которое уже через пару лет потеряет звание Имперского Центра... Все идет по плану...
  Я притушил свет в зале, последнее время он меня раздражает. Мазнув взглядом по зеркалу, я увидел как в полутьме вспыхнули мои желтые глаза.
  
  ***
  
  Великий дух, мечущийся во Тьме, плыл на маяк, созданный его верными рабами на Биссе. Скоро, уже скоро он вернется обратно, чтобы отомстить. И править тысячи лет! Всё идет по плану...
  Только небольшое возмущение где-то на границе с плотским миром едва смущало его. Но Сидиусу было не до анализа очередных подробностей деятельности его бывших темных джедаев. Когда он вернется - они либо умрут, либо вновь примут его власть.
  Больше никакого пустого подобия жалости.
  
  ***
  
  Галактика начала падать в пропасть войны всех против всех. Особенно это касается имперских военачальников и лидеров.
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  
  Глава 17.
  
  Клинок обрушился на шею человека, отделяя голову от плеч. Я медленно киваю, поднимаясь со своего кресла.
  - В этот день мы окончательно ставим точку, разделяя себя и прошлое в виде Инквизиториума и верности лживой Империи Палпатина. Мы - окончательно состоялись как Орден, Монастырь, место, где верные учению Богана существа несути Тьму истин вселенной, заставляя каждым своим дыханием наполнять Галактику нашим кодексом и заветами... А они - они лживые, грязные, властолюбивые и мелочные существа, не имеющие ничего общего с идеалами 'второй луны' Тайтона!
  Делаю паузу, разглядывая остывающее тело.
  -И сам Сидиус, верностью которому мы отличались долгие годы. До его смерти - и предсказанного мною, с помощью знаков Богана, открывшихся нам за служение, возрождения... Ничем не лучше. Его интересует только власть, чтобы он смог сделать с теми знаниями и мощью что давала ему Империя? Но он не занимался ею, он не служил Тьме. Так что... Мы будем ждать когда они порвут друг друга на части - и выступим в назначенный час. Мои видения, после воскуривания благовоний во тьме кельи на вершине черной башни, говорят, что скоро Сидиус начнет выступление против погрязшей в коррупции и Свете Новой Республики. И падет несколько месяцев спустя, ослепленный ересью. Все ли готово, чтобы вывести наших людей и силы из-под ударов грядущей бойни?
  Усмехнувшись, сцепляю пальцы рук - о да, правая рука снова живая, Дантуин не зря был выбран нашим центром со всех точек зрения - ожидая ответов членов Темного Совета. Среди них осталось мало представителей 'старой гвардии', за все прошедшие годы я вычистил, отправляя на самоубийственные, но необходимые задания тех, кто не смог бы уверовать. И поставил на их место неофитов, показавших себя. Из 'бывших' Инквизиторов остались только истово фанатичный многие годы Мокс Слосин, обретший в день смерти Императора - и Лин - способности к Силе; Валин Дрейко, ставший закрытым и угрюмым человеком, слабо реагирующим на что-либо кроме прямых приказов; Шинне, прямая и яростная как клинок меча; Лану Пасик, со своей постепенно прогрессирующей шизофренией, усиливающейся после каждого секса со мной.
  Вот к ней и осталось подобрать последний ключ, чтобы совершить переселение душ. Пока что с этим есть проблемы. Для осуществления ритуала нужна жертва. Но не много малых, обычных людей, нет. Это годится только для поддержания не-жизни в личе, привязанном к сосуду. Для того, чтобы нити Лин опутали тело Пасик до конца, войдя в нее и заняв ее место...Нужна одна равная душа. Я бы мог взять любого нашего адепта... Но... Как показывают мои медитация и размышления Арден, тут необходимо иное. Боган может изменить - и мы это сделаем, но родить может только Ашла. Кроме... Плэгаса. Но тот уже никогда не поделится своим секретом создания Энакина. Поэтому мне позарез нужен светлый одаренный, еще лучше - джедай.
  Мои размышления прерывает голос Гарана Зигара, присутствующего в зале заседаний по голосвязи:
  - Лорд Нейтан, спешу отчитаться перед вами и членами Темного Совета. Мы вывели все акции и активы с Корусканта, как и было сказано. Кроме того, оттуда выведены наиболее ценные кадры из наших сотрудников, и все аффилированные с нами группировки наемников и контрабандистов. Переброска этих ресурсов Чзерки-новис с Корусканта на Куат и Эриаду произведена успешно. Кстати, ваш пророческий талант снова принес нам прибыль, на которую можно перебросить на Нираун и Дантуин несколько новых 'Звездных Разрушителей' вне плана. Потому что несколько часов назад началось предсказанное вторжение неких сил 'имперского совета' на территорию столицы. Планета-город уже сейчас в руинах и это только начало...
  - Да. - Перебиваю. - Я вижу, как прямо сейчас... Тот, кто зовет себя Императором, Сидиусом... откроет, наплевав на волю Тьмы, портал на Корускант. Туда будут затянуты миллионы, а Люк Скайуокер может исчезнуть в его недрах...
  Зал прислушивается, члены Совета внимают откровению. Гаран, господин исполнительный директор Чзерки-новис, откашливается.
  - Вот как... Нам стоит вывести акции компаний, торгующих с Новой Республикой и вложиться в медикаменты?
  - Несомненно. - Киваю. - И зачистите до конца всех агентов имперских служб в корпорации. Теперь нас ничего не связывает с теми, кому мы хранили незаслуженную верность.
  Я указываю на обезглавленное тело имперского адмирала, выставившего нам ультиматум о присоединении к 'центральному имперскому совету'- той самовлюбленной ширме для планов Палпатина, что терзала сейчас Корускант, уничтожая республиканцев и друг друга в попытке захватить власть. Наивные.
  - И можете в ближайшие дни уничтожить собственно Чзерку. Как надоело, что в Галактике две компании с таким названием... Вам ведь тоже надоело, господин исполнительный директор? Зигар коротко улыбается.
  - Если начнется вторжение из Зачарованного Ядра - это будет просто. Одна маленькая проблема...
  - Организация Тэлона Каррде. Я предвидел это, Боган указывал знаки - и вы их упустили! Не хочу о них слышать. Это ваша проблема. - Отрезаю я.
  Гаран послушно кивает. Лану Пасик поднимает руку и встает. Ах да, я дал им право высказаться, чтобы они проинформировали меня. В смысле - равные общаются с первым из равных, конечно. А эта женщина думает что у нее еще и есть какие-то особые права, раз я с ней сплю. Ну, думай, это тебе полезно.
  - Что, Пасик?
  - Наши вербовщики. Все связи с КОСНОП-КОМПОНП полностью порвать? Все же через них мы получаем много новичков-агитаторов...
  - У нас их достаточно. Порвать. Скоро они все вновь попадут под пяту Сидиуса. А потом будут уничтожены. В целях безопасности все концы и наши агенты там должны быть ликвидированы.
  Мои руки медленно опускаются на стол.
  - Член совета директоров Чзерки-новис, Харак Паарам, должен быть проинформирован, что ему пора покинуть Балморру. Скоро там развернутся тяжелые боевые действия, это видел я, волей Богана, это же подтверждают наши видящие пути будущего. - Киваю в сторону замотанных в черные балахоны членов Совета, обученных бывшей Черной Стражей. - Тамошний офис довольно долго не будет приносить прибыли, только угрозы для персонала.
  Исполнительный директор кивает.
  - Будет сделано. Еще что-нибудь для меня?
  - Нет, указаний пока больше нет. Конец связи.
  Голограмма исчезает, я оглядываю членов Темного Совета.
  - Вы знали что так будет. Но нам пока рано выходить из тени. Пока мы продолжим готовиться, собирая к себе тех, кого не устраивает ни мерзость Ашлы, ни ереси Палпатина и прочих адептов Богана, которые не понимают всей его мощи. Пока же, стоит обратиться ко Тьме, и работать на Дантуине. - Сделав паузу, я внезапно спрашиваю. - Демоны 'второй луны' накормлены?
  Синхронные кивки. Еще один способ убедить столь индивидуалистичных созданий в том, что нужно служить Богану как религии. В манускриптах прошлого, часть которых мне удалось выкрасть из пустевшего Императорского Дворца, я нашел записи о созданиях Сущностей Тьмы. На самом деле, это просто собранные воедино волей заклинателя сгустки чистого, неразбавленного потока мощи 'второй луны'. Но в результаты особого ритуала на крови жертв, они обретают некое подобие формы и 'разума'. Конечно, это просто образ страха, того страха, который ты хочешь наслать. Но даже обученные современные ситхи - это не джен'ари прошлого. И им так легко поддаться суевериям и уверовать в то, что это истинные демоны, служащие Темному Богу, составляющему Боган.
  Именно благодаря этому, в том числе, и без того особо никому не интересный Дантуин никто не посещает. В конце концов, даже контрабандистов, не связанных с нами, отваживает репутация сектора, на планетах которого творятся странные и загадочные вещи. Да, чтобы оберечь нас от лишнего внимания, еще пару лет назад Сущности Тьмы были выпущены на окрестные системы сектора. А сам Дантуин наполнен ими.
  Мои размышления прерывает звонок комлинка. Выведя на личный экран информацию, читаю. Мои губы прорезает тонкая ухмылка. Наконец-то. Что ж, сегодня начинается последнее восхождение Палпатина. Очень удобно с точки зрения мощи Темной Стороны для того, что сейчас произойдет.
  Сжав ладони, хрустнув вываренной человеческой кожей, поднимаюсь на ноги. Бросаю взгляд на Лану Пасик.
  - Направляйся за мной. Заседание закрыто. - Разглядывая членов Совета, я позволяю себе широкую, даже добрую улыбку. - Скоро вы сможете узреть одно из самых могущественных проявлений Богана. Оно будет явлено с помощью Лану.
  Мне хочется смеяться от того, какой завистью наполнены их мысли. Они думают, что через постель со мной она получила ключи к самым извращенным секретам 'второй луны'. Что ж, в чем-то они правы. Только завидовать тут не стоит, о нет.
  Пасик, преисполненная гордыни и торжества, поднимается на ноги следом за мной, наслаждаясь очередным проявлением своего триумфа. Привычно скольжу мыслью под ее щиты, не замечая там ни капли подозрения. Единственное что ее сжигает исключительно женская ревность к тому, что я... 'общаюсь' с личом, в основном сидящим в подвалах нашего штаба, продолжая изучать технологии древних джедаев и не желая показываться на глаза джен'ари. Она даже не думала - зачем иногда Лин забирала только привезенных похищенных детей, из самых маленьких. И лишь иногда возвращала.
  Подходя к дверям лифта высшего доступа - на те самые нижние уровни нашего временного убежища - поднимаю ладонь, заставляя темных воинов расступиться.
  - Куда мы идем, Нейтан? - Подает голос Лану.
  Я пожимаю плечами.
  - Хочу показать тебе один из главных секретов Темной Стороны. Время пришло.
  Женщина вскидывает голову, глядя на меня, с томной улыбкой.
  - Спасибо, дорогой... Лорд.
  - Не за что, Лану. Не за что. Все для нашего общего дела, ты же понимаешь... - Я откровенно наслаждаюсь двусмысленностью отпускаемых мною фраз.
  Пока лифт, подрагивая, погружает нас в глубины Дантуина, она пытается разбить собирающееся молчание. Кажется, она все же не обделена частицей Богана достаточно, чтобы начать испытывать... сомнение.
  - А что это за секрет? Хотя бы намекни мне?
  Наклонившись к ней, кладу руку на плечо женщины:
  - Только никому потом не говори... Это секрет жизни. Вечной, настоящей жизни. Один из потерянных секретов великих джен'ари древности. И сегодня ты его познаешь. Первой из всех.
  Она улыбается было, но Боган шепчет ей предупреждающие знаки. Что-то из них она может уловлить - по своему, по женски. Все же она так и не стала джен'ари, оставшись джен'джидай в своей сути. Достаточно ограниченная. Такая нам и нужна.
  - Это как-то связано с... Арден Лин?
  Я вновь пожимаю плечами.
  - Скажем так, она подсказала рецепт. Да, я думал дать ей живое тело. И, знаешь, благодаря этим размышлениям - натолкнулся на мысль как сделать... - Смотрю на нее, касаясь губами щеки Пасик. - Нас бессмертными. Это просто первый шаг. Сначала - для тебя.
  Колебания Лану уходят, сдавшись под напором моей лжи и легкого воздействия на разум, хотя и не до конца. В конце концов, я не сказал ни слова лжи. А акценты... она сама расставляет их. Как и любой ослепленный собой джен'джидай - в собственную пользу.
  - Скорее бы. - Бормочет она, не отстраняясь.
  - Мы уже почти пришли. - Улыбаюсь, глядя на раскрывающиеся двери лифта. - Сейчас, осталось немного...
  Продолжая ее обнимать, иду с ней к одной из комнат высшего доступа. Выбросив вперед ментальные щиты - понимаю что все уже подготовлено. Осталось сыграть финальный акт. Сценарий и главная роль мои, второплановые персонажи идут на заклание, режиссер ждет своего бога из машины. Спонсор в лице Богана клубится, начиная сжимать все вокруг своей алой, как сейбер, хваткой, меняя реальность под то, что сейчас произойдет.
  Извлекаю обычный, не пластиковый, ключ из поясного кармана, распахивая дверь. Обыкновенный он, впрочем, только для того кто не несет в себе Силу. На самом деле, он настроен только на меня.
  - Заходи. - Приобняв ее со спины, подталкиваю внутрь.
  - Что здесь? - Она оглядывается.
  И неудивительно. Помещение пустует. Только пол расчерчен древним алфавитом джен'ари и массаси. И небольшая пирамидка в центре, грубо срубленная из камня с Зиоста. На полу рядом лежит кривой кинжал, серповидной формы, украденный Слосиным из древних руин Долины Лордов на Коррибане.
  - Это - место обретения жизни. И, заметь... Она обретается способом, приятным для нас обоих.
  Лану закусывает губу, пытаясь понять не шутка ли это.
  - Нет, не шутка. Соитие рождает жизнь даже у Ашлы. А для идущим Путем Богана - тем более. И немного боли. Светлой боли. - Киваю на серп. - Когда мы займемся сексом - темный воин введет сюда джедая. Он погибнет - и ты получишь новую жизнь.
  Пасик испытывает новый прилив колебания.
  - Но почему я? Ты - Лорд. Ты должен быть первым...
  - Наверное, потому что мне нужна женщина. - Кладу руки ей на плечи. - Понимаешь?
  Ей этого хватает. Она кивает, но последний всплеск непонимания скользит в ее мыслях, принимая форму слов:
  - Но откуда здесь джедай?
  - Потому что я обучил его для тебя. Смерть носителя Ашлы даст жизнь носителю Богана. Это стоило скрыть ото всех, пока ты не пройдешь это первой. Иначе начнется зависть... непонимание... Оно нам надо?
  Лану встряхивает головой, прильнув ко мне.
  - Конечно, нет, мой Лорд.
  - Вот и хорошо. Согласие дано. Тогда начнем... - Сжав ладонь, призываю кипящий вокруг Боган, бросая ее на пол легким касанием Тьмы.
  Одежду с нее я срываю также, не прикасаясь. Стоит накачать Тьму подношениями, чтобы ее фокус сместил сюда, создав сцену, которая сейчас должна быть центром Вселенной.
  Через некоторое время я понимаю, не обращая внимания на ее вопли - нежности в этот раз нет никакой - что время пришло. Мысленный зов прорывает границы открытой комнаты и лич вводит выращенного носителя Ашлы. Молодой парень, которого лич учила Светлой Стороне, рассказывая ему пять лет сказки о том, что она дух из Храма Джедаев на Корусканте - и он Избранный, который должен бросить вызов Тьме, в сердце которой они находятся. Люди так доверчивы... И человек тренировался под наставлениями Лин, еще по древнеджедайским техникам времен ее молодости, призывая к себе Ашлу и медитируя на нее. Думая что лич - это настолько могущественный мастер-джедай, что она может скрываться в руинах древнего храма, пропитанного злом. На самом деле Арден было нужно одно - скрывать искру Света от остальных обитателей нашей базы. Сколько таких детей не прошло ее суровых тренировок. Но, как оказалось, сегодня одно юное дарование все же вышло на уровень рыцаря.
  В глазах парня испуг и непонимание.
  - Мастер, что это? ..Испытание..? - Голос человека срывается.
  В его руках вспыхивает зажженный голубой клинок. Лич смеется.
  - Да. Ты настоящий джедай и сейчас столкнулся с Тьмой. Готов ли ты на все?
  Пасик вопит подо мной, видя и слыша происходящее. Я удерживаю ее не только своим весом, но и узами Богана, прижимая ее тело к полу.
  - Лану, не переживай... - Мой голос искажается чистым приливом Богана. - Все идет по плану.
  - О да. - Сухий треск лича выдает смех. Яркая вспышка Богана левитирует в ее руку серп.
  Удар черного металла сталкивается с клинком света в руках безымянного для меня статиста-парня. Он понял всё и Ашла ведет его.
  - Лин, давай! - Хрип из моего горла сочетается с резким ударом локтя в зубы Ланы, попытавшейся укусить меня. - А ты наслаждайся. Или тебе не нравится?
  Вопли искажают пространство, но, наконец, опыт победил молодость и кончик серпа взрезает горло человека, заставляя его выронить клинок. Еще два удара - и голова отделяется от тела, обнажая брызжущую кровью плоть.
  - ДА! - Из рук скелета, замотанного в хламиду, падает серп.
  Пирамидка перед моим взглядом наливается алым свечением, пока Лану вздрагивает, пытаясь выбраться из-под меня. Медленно оседает на пол тело только что обученного джедая. Хламида лича вспыхивает пламенем, рассыпаясь трухой и костями следом.
  - Арден Лин, приди ко мне, Боган взываю к тебе! - Выплевываю фразу, заставляя дверь закрыться за моей спиной, и Пасик издает свой последний вопль.
  Я чувствую... изменение. Джен'джидай, скребшийся подо мной, внезапно вспыхивает яростной мощью 'второй луны', опрокидывая меня на пол. В глазах Лану вспыхивает желтый огонь.
  - И кого это ты тут имел все это время? - Голос женщины наполнен хрипом и яростью.
  - Сейчас - тебя, Лин. - Закрываю глаза, позволяя себе расслабиться.
  - Тогда докажи это. Я не была живой больше пяти лет. - Боль разрывает мое плечо, когда женщина хлестко бьет меня наотмашь. - Или ты мог только с ней?
  - Не ревнуй. - Открываю глаза, вперивая взгляд в ее начавшее "плыть" лицо. - Я старался для тебя. И я тебе докажу это сейчас.
  
  Глава 18.
  
  Арден Лин оправила черный жакет, разглядывая себя в зеркале.
  - Предлагаешь прямо сейчас созвать Темный Совет? Буквально через пару часов после его закрытия?
  Ухмыляюсь, раздавив в ладони старое членское удостоворение КОСНОП. Единственное, что еще связывало меня с прошлым Империи Палпатина нашлось среди бумаг. Остатки плексигласа осыпались между пальцев на пол.
  - Действительно. Я думаю ты сможешь показать им... всю мощь Богана.
  Лин пожала плечами.
  - Ты уверен, что действительно - так?
  Я подхожу к ней, кладя ладони на ее плечи.
  - Вполне. Мы это уже обсуждали. Дать иллюзию фальшивой свободы, как Каан, но соединить все силой религии - как Пиус Деа древних канцлеров.
  Лин тонко улыбается:
  - Каких древних? А я тогда кто?
  - А ты трухлявый пень. - Хмыкаю в ответ, отступая на шаг, ожидая вспышки ярости.
  Боган на мгновение качнулся ощущением призыва, но волна быстро схлынула. Лин все же умеет различать шутки.
  - Но эти торговцы... - Она искривила губы.
  Я вздыхаю, закрывая глаза, чтобы подавить всплеск собственного раздражения.
  - Арден. Ставка на старую аристократию бессмысленна. Палпатин неплохо погорел на этом. Они... выродились. А вот торговая элита - это другое дело. Когда они станут джен'ари и будут уравновешивать фанатиков из того, что мы сейчас лепим своими руками... Наша власть станет безгранична как сам Боган!
  Арден оглядывается на меня, тут же вновь отведя взгляд.
  - Ты слишком похож на Ксендора. Прости... Я не должна была это говорить.
  Злоба скручивает меня узлом, заставляя снова выдохнуть.
  - Ты любишь меня - как его суррогат - или действительно меня?
  Лицо женщины застыло каменной маской. Мощь Богана мгновенно закрутилась вокруг нее, делая ее гораздо могущественнее чем та плоть, что я вижу сейчас.
  - Не задавай такие вопросы. И да, когда ты любил Пасик - ты делал это с ней ради меня?
  Поднимаю руки.
  - Да. И... Прости.
  - Вызывай Совет... - Она выдерживает паузу, отпуская призванную Тьму. - Идиот.
  Молча касаюсь кончиком пальца экрана коммуникатора, созывая срочное собрание.
  - Играем?
  По лицу Арден пробегает тень улыбки, она уже действительно успокаивается.
  - Как всегда, дорогой Нейтан, как всегда...
  
  ***
  
  Члены Совета сидели как вкопанные. Но в Силе - это был поднявшийся шторм, едва не срывающий меня с места, наполняющий их живительным ужасом, трепетом и... нитями фанатизма, который нужно только правильно раздуть. Заставить их верить так, чтобы вера была сильнее естественного желания каждого носителя Богана свергнуть своих хозяев. Нас.
  - Воля Тьмы свершилась. - Я поднял руки, пародируя жест старого хрыча. - Вторая Луна говорила со мной - и с Арден Лин, свершив истинный знак, вернув ее к жизни! Настоящей, полноценной. Боган дает такую власть, что позволяет создавать и поддерживать жизнь, даруя неественные силы, которые и не снятся не то что простым смертным, но даже и поклонникам фальшивой Ашлы!
  Лин тонко улыбается, дернув головой. Обеими руками она опирается на стол, почти нежно, поглаживая материал кончиками пальцев. Она явно наслаждается плотью и существованием. Однако внутри нее кипит буря. Изменения тела Пасик в ее облик практически завершилось. И теперь это была настоящая Арден. Только вместо клешни у нее была собственная кисть, а волосы были светлее и длиннее чем до смерти.
  - Братья в Богане. - Ее голос низок и угрожающ, вибрируя от накопленной мощи. - Вы узрели главное явление Тьмы. Создание жизни. Плоть Лану дала тело мне. Мы. Дарт Нейтан. И я. Истинные Пророки и Провозвестники Второй Луны, отмеченные ее мощью! Преклоните же колени или отдайте свои никчемные жизни!
  Я с удивлением взглянул на женщину, это было... внезапно. Она не двигалась, была спокойна, не сжимала кулаки. Но этот голос и глаза подернувшиеся алым и фиолетовым блестящим и источающим сияние маревом. Она явно узнала много нового о Силе во время своего "иного" существования. Некоторая подмена понятий также меня... напрягла. Но сейчас надо поддержать.
  Обвожу взглядом членов Совета и вижу как они один за другим отставляют свои кресла, распластываясь на полу. Быстрее всех оказался Слосин, причем от его ощущения в Богане просто расплывался колющий наркотическим эффектом, вспышкой, религиозный экстаз.
  Тьма расплескивается вокруг, и я на мгновение потерял равновесие, испытывая непередаваемое восприятие покорности и искренней жажды служить - от носителей той Луны, которая не приемлет никакого подчинения в собственной основе, только лишь манипуляцию и жажду.
  Как же хочется чтобы это восприятие тянулось вечно...
  Двери распахиваются. Появляется один из служителей.
  - Зафиксированы массовые выходы из гиперпространства в системе!
  Оцепенение спадает. Я перехватываю контроль над ситуацией, взмахивая рукой.
  - Все идет по плану. Поднимитесь и готовьтесь.
  Сам же бросаю взгляд на Лин, которая смотрит на меня в упор. Короткий обмен мыслями:
  "И что это?"
  "Угроза. Не знаю что это. Но я ощущала - и сплотила ряды".
  "Хорошо" - вспышка подавленного гнева с моей стороны. Я тоже научился играть в эти игры. "КТО это?"
  "Слуга Сидиуса. Зекр Нист. Один из..."
  "Элита Темной Стороны".
  Я кивнул, сверля взглядом Темный Совет.
  - Нам противостоит слуга фальшивого Императора - Зекр Нист, с флотом лицемеров, никогда не видевших суть Богана, служащих ему. Разгромить их - наша задача. Притом так, чтобы до Сидиуса не дошла правда. Мы пока еще не набрали сил, чтобы явить нас Галактике.
  "И где Траун, когда он так нужен...". Кажется я подумал слишком "громко", потому что ощутил мгновенный насмешливый взгляд Арден на себе. А вот с этим нужно что-то делать. После своего пребывания за гранью жизни она обрела слишком высокую чувствительность и мои привычные ментальные щиты не могут остановить ее от сканирования, пользуясь какими-то косвенными путями, явно затрагивая и используя опосредованно нашу связь как любовников. Необходимо покопаться в течениях Тьмы и обезопаситься, создав новые щиты, специально от нее. Да еще и такие, чтобы она не заметила их наличия, потому что вид доверия - критически важен для любой пары джен'ари, иначе начинаются подозрения. Подозрения же ведут к открытому соперничеству и расколу. Сложная задача, но я справлюсь. Отпустив эти легкие и поверхностные мысли, а потому абсолютно скрытые от нее, ведь я не вкладывал в них эмоций, только пропустил логический ряд сквозь себя - носитель же Богана чует лишь то, что связано с эмоциями как таковыми - я поднял руку.
  - Каждый из вас нужен нам здесь. Отдайте команды своим слугам занять боевые посты и подговьте их - а затем возвращайтесь. Боевая медитация должна помочь нам сделать все чисто. У вас - полчаса. Вперед!
  Вложив немного понукающей Тьмы в последнее слово и добавив в него толчок в их разумы, чтобы они не рефлексировали, но быстрее занялись своим делом, я повернулся к Арден, лишь краем сознания фиксируя вспышки повиновения в сознаниях людей. Когда последний из них покинул зал, я вздохнул:
  - Как мы можем не допустить изменения будущего? - Мои щупы начали аккуратно прощупывать постоянно теперь скручивающееся поле Богана вокруг Лин, в попытке найти открытые настоящие эмоции и возмущения.
  Она усмехнулась, тряхнув головой. Волосы рассыпались по ее плечам.
  - То есть вопрос - как победить целый флот Палпатина во главе с существом, искусно владеющим Боганом - для тебя даже не стоит?
  Я едва кивнул.
  - Здесь будет возможно даже без Трауна. Высадка ими десанта, Порождения Тьмы, пожирающие тела и души, а затем - удары наших адептов. Орбитальная же защита благодаря чиссу идеальна. Но необходимо заглушить передачу с флота - к их Мастеру. Потому что Сидиус не должен воспринимать нас как угрозу. Поражение его людей должно быть досадным недоразумением. Они просто пропали в гиперпространстве. Всё. А с учетом отчаянного сопротивления новореспубликанцев - он более не обратит на нас внимания в своей слепой вере в себя. Удивительно почему он вообще решил отправить хоть кого-то сюда, очевидно против нас...
  Женщина пожала плечами, подойдя ко мне вплотную. Запах ее волос и кожи коснулся меня, заставив усилием воли отбросить мысли о похоти.
  - Все просто. Эманации в Богане пульсируют вокруг каждого нашего действия, создавая вокруг Дантуина свою атмосферу. А выплеск подобный сегодняшнему - от моего возрождения - идет по всей Тьме, как в будущее, так и в прошлое. Он чуял это. И по этой - еще только готовившейся в реальности, но осуществлявшейся в потенции эманации и нашел нас, чтобы прислать своего представителя, вспомнил о нас...
  Давлю короткую вспышку ярости.
  - То есть ты все знала, но даже не предупредила, что произойдет?
  Она внезапно схватила меня за плечо, наклонившись к моему лицу.
  - Ты хочешь сказать, что не стал бы возвращать мне плоть, зная что это принесет гипотетическую угрозу ТВОИМ планам? - Боган вокруг нее вскричал от торжества, напоенный ее искренней злобой и ненавистью.
  Короткий прилив ненависти заполнил мой разум, выпустив нити контроля. Вскинув ладонь я отбросил ее на несколько шагов шквалом грубой темной Силы.
  - Ты - сумасшедшая эгоистичная сволочь! - Подняв вторую руку всаживаю в нее еще один толчок, как пощечину, заставив Арден покачнуться и наклонить голову. - Естественно сделал бы! Или тебе мало того что я делаю ради тебя?
  Внезапно она рассмеялась и Боган отступил.
  - Нет. Так что вернемся к нашим планам. Я не буду участвовать в сражении - я перекрою каналы связи. Из-за помех флот Сидиуса не сможет связаться со своим Владыкой.
  - Тогда я возглавлю оборону. - Едва заметно кивнул я, абсолютно удовлетворенный. Лин сделает именно то, что недоступно выстроенной мною системе. - И... потом научишь меня этим приемам.
  - Несомненно, дорогой Нейтан, несомненно. - Она потеряла ко мне всякий интерес, уйдя в себя. - Мне надо сосредоточиться и продумать скольжение по путям Силы... Думаю, когда они вернутся - ты сможешь организовать достойную резню.
  
  ***
  
  Штурмовики перегруппировывались у горящих остовов десантных ботов и под прикрытием нескольких уцелевших ходунов пытались начать вновь постепенно продвинуться вперед в направлении аванпоста нашей базы. С их стороны возникало ощущение волн эманаций решимости и ужаса. Они не могли бежать, потому что тогда их будет ждать кара темного джидаи. Но и нападать - вызывало у большинства живых зашкаливающую панику. Порождения Тьмы и мои воины, разрывающие их тела, заставляли мораль противника колебаться.
  Я оглянулся - джен'ари и ученики занимали свои позиции, выжидая. Дисциплина соблюдалась - никто не бежал, никто не поддался боевой ярости и не бросил своих постов. Отлично. В небе пылали огненные цветы и стреловидные полосы дыма рассекали горизонт многими линиями - бой на орбите продолжался. Орбитальные 'Голаны-3', купленные и украденные через нашу корпорацию и выстроенные в идеальном защитном узоре Трауном сдерживали и связывали мощь вражеского флота. Из-за этого орбитальная бомбардировка наших позиций была просто невозможна на данный момент.
  Критический момент плана. Надо обезглавить вражескую армию. И захватить контроль над ней. Тем более пока у Арден есть силы блокировать связь... В моем разуме билось ощущение тяжести. Каждое мгновение работы иссушало ее, приближая вновь к грани физической смерти. Вдохнув это понимание, позволив ему взыграть чувству моей эгоистичной и собственнической жажды обладания этой джен'ари - наполнил себя мощью и спрыгнул на землю с остова одного из АТ-СТ, уничтоженных при первом штурме на наших позициях.
  ...И отправился в одиночку к вражеским порядкам...
  Вся накопленная мощь разворачивается вокруг меня пологом, заставляя яростно отрицать одну возможность собственной смерти. Потрескивающая молниевая защита разливаются по телу. Лихорадочно бьющиеся бластерные заряды не причиняют мне вреда, только вызывают чувство легкого жжения. И постепенного исчезновения резервов. Но момент вызова - должен быть обставлен соответствующе. А энергии я накопил достаточно для создания шоу.
  Еще сотня шагов, несколько отброшенных всплесками Силы гранат - и я уже среди них. Передовые отделения штурмовиков медленно отступают от меня, поливая безостановочными разрядами, моя защита иссякает. И в этот момент я оборачиваюсь к остову одного из еще тлеющих десантных ботов, обрушивая на него всю ту оставшуюся во мне Тьму, что еще не уходит на поддержание полога из молний. Вспышка огня, резкий скрежет, куски искореженного металла градом обрушиваются вокруг, солдаты в белых доспехах с криками разбегаются или падают наземь - их мораль окончательно рухнула. Как и моя защита. Обессиленный, я скрываю себя из видения линий вероятностей и поиска уязвимых точек в ней - да, способ Мейса Винду ужасающе прекрасен, если находится в руках джен'ари. Напоследок увидев главное - перспектива моего столкновения с Зекром Нистом высока как никогда. Вероятно, он примет вызов, беспомощно глядя с орбиты как его войско в ужасе разбегается от контратаки одинокого носителя Богана.
  Устало улыбнувшись, сажусь на ближайший камень, выступающий из степной глины, и поджигаю самокрутку, затягиваясь. Даже если Зекр Нист не придет - в преследование за бегущими устремляются мои фанатики и наземное сражение будет окончательно выиграно. Останется только вывести имеющиеся у нас Разрушители для штурма вражеского флагмана и все же обезглавить их флот. Но он придет. Во главе дроидов-теней и темных штурмовиков - носители Богана так предсказуемы, желая показать свою силу... Впрочем, это не значит что бой будет выиграть легко.
  Вторая самокрутка отправилась вслед за первой на пожелтевшую траву. Ну где там этот предводитель карателей Палпатина? Я устало закрываю глаза. Произошедшее было совсем не моим. Как и владение световым мечом - а здесь я солидарен с Сидиусом, что это каменный век - грубое применение мощи Темной Стороны слишком тяжело и нерационально. Прошедшие годы я тренировался, да, но в более тонких методах. Однако выманить иначе одного из слуг возрожденного Императора было бы невозможно. Не знаю какое время я провел в извращенном подобии медитации, накапливая мощь и отсутствующе глядя на тлеющую в пальцах самокрутку, но, наконец, небо разверзлось и наземь опустился черный челнок класса 'тета'. Хмыкнув, поднимаюсь на ноги, глядя на медленно отворяющийся шаттл, по трапу которого спускается высокая фигура, укутанная в черное - и во Тьму. Он силен, но у него есть одна маленькая проблема. Он слуга - а я нет. И да, за его спиной методично спускается отряд дроидов-теней. Это лишнее на нашей сцене. Взмахиваю рукой, высвобождаю страждущую активности мощь. Простой, грубый, неэлегантный удар Силой, почти что обычный толчок, только сотканный из Богана. Дроиды срываются, беспорядочно падая изломанными куклами на землю. Нист не пострадал, презрительно закрывшись мощным щитом. Впрочем, другого я и не ждал.
  - Что слуга Сидиуса хочет от Лорда? - Вопрошаю, активируя клинок. Тихое шипение сейбера успокаивает. - Он боится сам прийти, не рассчитывает что справится с другим Лордом?
  Нист не удостаивает меня ответом, бросаясь в атаку, собираясь пронзить своим клинком. Впрочем, это он зря. Мог бы попробовать прощупать Силу - собираюсь ли я вовсе пользоваться им. Взмах меча в его сторону, но не для защитной стойки. Сотни скопившихся рядом Порождений Тьмы с воем проявляются, бросаясь на него. Зекр замедляется, ненадолго, отбивая клинком и толчками Богана призрачные фигуры, пока я, наконец, отбрасываю свой клинок в сторону и обрушиваю на него поток слепящих голубых молний. Это тоже ерунда для такого обученного адепта, но это заставляет его отвлечься. А большего мне и не требуется.
  В тот момент, когда искаженная ненавистью фигура уже не бежит, но идет ко мне, преодолевая молнии и атаки Порождений, я использую свой шанс. Колдовской удар, подлый и неприятный как само искусство ситхской алхимии - ментальный щуп вырывается из меня, взрезая его ослабевшие ментальные блоки и впивается в грудь Зекра, оглушая ревущим потоком жизненной силы. Его жизненной силы, которая начала хлестать по дрожащему от напряжения каналу - перетекая в меня. Он на мгновение замирает, и я призываю свой клинок, бросая в спину врага. С тихим всхлипом, Нист разворачивается, перерубая мой клинок надвое и возвратным движением нанося удар по мне, но я бегу, отступая, продолжая откачивать из него энергию. С громким воплем, он останавливается, наконец, удостоив меня словами:
  - Паразит. Думаешь, эти игры помогут тебе?
  Я киваю.
  - Конечно, ты уже слабеешь, а пока ты доберешься до меня...
  Взмах ладони - и еще сотни Порождений Тьмы налетают на слабеющего раба Сидиуса, заставляя сражаться с ними, преодолевать взмахами клинка и ударами разума их давление, не давая бежать или прыгать, но только медленным шагом идти ко мне, пока его мощь уходит в меня. Как непафосно и даже очень мелко - вместо эпической схватки устраивать сеанс энергетического вампиризма. Но я должен победить его один на один, доказав в очередной раз и своим сторонникам - и Богану - что я могу уничтожать врагов и по праву владею мощью Темной Стороны.
  Наконец, Зекр преодолевает и эту орду искаженных созданий Второй Луны, но за ней следует третья и четвертая. Из его груди раздается вопль столь яростный, что вампирический канал рушится, а орды призраков исчезают. Со всей своей злобой Зекр взлетает в прыжке, целя в мою грудь - и ответный удар из его же перекачанной Силы подхватывает его, с ускорением снося в шаттл. Удар, который убил бы обычного человека, но не слугу Палпатина.
  Мой следующий удар - это всё что мне удалось накопить. Не молнии, а захват. Только не горла - такой отобьет любой, даже простой джедай. Захват в удавку его сердца. Пульсирующее, живое, сдавливаемое моей собственной Тьмой. Закусив губу от напряжения, подхожу к выгнувшемуся, у слегка покосившегося от ударов Силы шаттла, адепту, с трудом выдыхая:
  - Действительно, совсем не пафосно... И недостойно войти в легенды. Увы...
  Окончательно визуализировав перед своим внутренним взором его сердце и охватившую дрожащий орган удавку - резким движением представляющихся рук перерезаю пульсирующий насос, умываясь кровью. Зекр выгибается в пароксизме агонии, оседая на землю, а я, подойдя, сажусь рядом, касаясь комлинка на руке.
  - Эвакуационная команда - ко мне. Я уничтожил Зекра Ниста. Требую отчета по событиям на орбите.
  Тихий шелест голоса Слосина радует как никогда до того:
  - Скоро прибудем, повелитель. Мы ощутили всплеск от смерти этого пса... И его воины тоже. Они пытаются бежать.
  - Выведи канал связи с флагманом. - Собственные слова раздаются как будто издалека, пока мое сознание бурлит, пытаясь успокоить Тьму и восстановить равновесие. - Я объясню им, что произошло. И кому они должны служить. Лишний флот - никогда не помешает.
  - Слушаюсь, повелитель. - Голос Слосина звучит так, будто он был бы готов пойти со мной в постель, возникни такое желание у его обожаемого повелителя. Впрочем, именно такой фанатизм мне и нужен.
  
  Глава 19.
  
  Когда многое идет по плану - это значит, что скоро сама Сила - и Боган в частности - их нарушат. Я размышлял в своей келье для медитаций о собственной природе, в очередной раз убедившись, насколько всегда прав в своей гениальности Траун. Взять обычного парня с зачаточными способностями в Силе - и сломать ему мозг, сделав одним из своих орудий. Благодаря долгим погружениями в глубины Темной Стороны - мне наконец-то удалось видеть свою настоящую жизнь. Она была банальной. Более обычного поселенца в полузаброшенной колонии посреди болот и представить сложно. Всего лишь одно потерявшееся животное из стада и поход за ним в заброшенные руины, возле которых иногда шлялись опасные тени Пророков, о которых люди в деревне говорили лишь шепотом... Падение в яму. Долгие копошения. А потом артефакт. Голокрон... тогда я не знал что это, но теперь, уцепив краешек этого видения - весь узел был размотан. Конечно же, один из голокронов, созданных Мастерами Ужаса до их предательства. Поднесенный повелителю, урожденному Тенебри, известному как Император Вишейт. Но, очевидно, не вызвавший в нем особого интереса. А зря. В нем хранился ключ к самой извращенной природе сознания разумного, позволяющего впустить Тьму в разум так, как никогда прежде - без обучения, без ломки, одним жестким ударом. Голокрон рассыпался в прах в руках юноши, а позднее он очнулся уже другим. Всё остальное до прибытия на Корускант было не интересно.
  Интереснее другое... в этой, одной из многих забытых сокровищниц древней Империи, хранился сильный артефакт. Да, очевидно, что сам Боган имел на это свои планы - и я уже соскочил с крючка тем, что не буду уничтожать планеты просто ради его призрачных желаний, внушенных мне. Но также вероятно, что есть и еще одно пренеприятное дно во всей этой истории со мной. Мастера или сам Вишейт могли осознанно забросить голокрон туда. Оставить крючок или зацепку. Лишь для одним им ведомых планов. Да, я не ощущаю голоса древнего Императора в своем разуме, вещающего мне о том, что я должен отдать ему свое тело. Но это еще совершенно ни о чем не говорит. Абсолютно.
  И именно поэтому мне пока нужна Арден. Она была в Бездне - и вернулась оттуда. Там, где существуют духи могущественных Лордов древности, воющих в своем бесконечном страдании, желая выбраться обратно в вещественный мир. И в рассеянных там крупицах извращенных знаний - она могла наткнуться и на что-то важное лично для меня. На ответ - пытается ли меня вести не только сам Боган, но и кто-либо из подлинных Владык. Тех, по сравнению с кем даже монструозный Палпатин, подавлявший всё одним лишь своим присутствием - маленький боязливый детеныш банты, не более.
  Вздохнув, я понял, что пора заканчивать эти размышления на сегодня - новых ключей к разгадке я все также не получу, но пора возвращаться к делам моего крепнущего Ордена, собравшегося эмигрировать подальше от фронтов галактической войны. И последние приготовления к этому закончены, осталось лишь замести следы и удалиться отсюда на ближайшие несколько лет. Чтобы позднее - ситхи снова вернулись. Как они всегда делают. В этот раз во главе со мной, для чего было бы неплохо найти в свое время Люмию и коррибанских страдальцев... Но слишком рискованно. Проведем с ними переговоры позднее. И - рассчитываю - не слишком агрессивные, хотя, конечно, ясно будет по ситуации.
  Поднявшись на ноги, я покинул келью и буднично прошел по уже пустеющим коридорам и залам базы, покинув ее и вновь взглянув - в последний раз - на яркое дантуинское солнце. Слабо улыбнувшись, подавив попытавшуюся было разъесть мою броню и решимость меланхолию, я прошел к ожидавшему шаттлу, в котором находились все члены нашего Темного Совета. Простая предосторожность на случай предательства. Никто не захочет убить конкурентов - умерев вместе с ними. Поэтому челнок точно не взорвется при полете, и в нем не случится никакая фатальная поломка оборудования. Заняв свое место, я молча кивнул Слосину, бросив в его потные ладони детонатор.
  - Нажимай, как взлетим.
  Не желая пока встречаться взглядом с Арден - которая могла бы проникнуть сквозь мои ментальные щиты при зрительном контакте, пока они все еще не окончательно утверждены после не слишком приятных размышлений - я прикрыл глаза, показывая свою уверенность. Темный лидер настолько непоколебим, что даже эвакуация с уже ставшей привычной базы - не мешает ему слегка вздремнуть. Челнок мягко покинул поверхность, оставляя землю, а этот самый лидер занялся кропотливой проверкой всех щитов и брони, охватывающей разум, в желании не допустить ни малейшей бреши. Слабость недопустима до тех пор, пока я не буду воплощенным божеством для всех поклонников Богана в этой галактике. Ну или если даже и не всех - то тех, кто будет охранять мой дворец. Слабое покачивание - Слосин привел в действие взрывное устройство - и все следы пребывания ситхов на планете оказались стерты. Избранный Ашлы и республиканские следователи не найдут здесь ничего кроме бесплодных руин посреди бескрайней степи. А значит угрозы моему юному детищу - и мне самому - еще какое-то время не будет.
  Ментально потянувшись к оставшимся далеко внизу развалинам, чтобы прощупать, убедиться, что там ничего нет - я внезапно почувствовал колыхание Богана. Он ответил мне, в момент когда мой внутренний взор коснулся руин...
  ...Руин. Как будто десятки картинок в сломанном калейдоскопе, отсыпанных щедрой рукой. В них были ответы. Те самые ответы, которые Тьма в своей манере - жесткой и брутальной - вливала в мое сознание. Будь у неё сознание - это выглядело бы как яростное запихивание еды в глотку страждущего. Жри, не подавись.
  ...Руин многих миров. Хотел бы ты на самом деле жить в других мирах? Быть в них? Они есть, но в них нет ничего для постороннего...
  ...Руины самой Силы. Люк, потерявший Ашлу. Смутные картонные тени людей, которые окружают его, питаются с его трупа остатками знаний. И даже во Тьме нет ничего, кроме мятущихся разумных, которые даже не являются ситхами, только их бледным подобием, отвергнувших наследие древности. И это - тоже реальность? Но другая...
  ...Руины, в которых сама галактика иная, и в ней нет Силы. Только люди, прислуживающие иным видам - и встающая из-за границ галактики тень биомеханоидов, желающих поглотить всё живое...
  ...Руины, в них нет Силы, лишь алчные боги, рвущие саму ткань пространства на части. Не так как Тьма - совращая, касаясь, нашептывая, но напрямую пожирая и выплевывая в миры орды ревущих тварей. Нет мира среди звезд, лишь бесконечная война, где один бог сражается с четырьмя иными...
  Боган сжимает мой разум, заставляя прогнуться, принять истину - как её видит Тьма. Она добра, она мягка. Её воля - возродить ситхов и низвергнуть их вновь в ничто, уничтожить, совершив фатальные ошибки. Спалив в безумии Корускант и десятки планет... Вечное развитие - за него столь мала цена. Особенно по сравнению с другими вселенными, где нет второй луны.
  Льдистая Сила не понимает, почему я улыбаюсь. Она не разумна, это только паразит, как учила Трейя. Впрочем, выводы Трейи из этого факта всегда казались мне странными. И сейчас паразит пытается сломить меня - давая при этом те ответы, запросы на которые я посылал в медитациях. Теперь мне даже не понадобится знание Лин в именно этом аспекте. Боган уже ответил на всё - и я использую его мощь, но не буду следовать за жаждой баланса. А установлю вечное владычество ситхов, которые используют инструмент, а не подчиняются ему. Резко открыв глаза, я прерываю контакт с глубинами Темной Стороны, ощущая как все щиты резко поднимаются и утверждаются. Улыбнувшись, ловлю ожидающий взгляд Арден, наполняя свой - эманациями страсти. Пусть она почувствует и успокоится, ведь это необходимо. Лишь одна слабая, но цепкая эмоция, как червячок, присосалась к моему сознанию - а что если и это всё - лишь план? Не мой, но Богана или кого-либо из истинных Лордов, чьи мантии я, ослепленный эгоизмом, присваиваю себе, объявляя и себя - одним из них. Подавив её, заставив исчезнуть, улыбаюсь шире, отстраняясь от всего.
  Когда челнок пристыковался к флагману, я чувствовал себя уже совершенно прекрасно. Курс на Нирауан. Пора присоединиться к Трауну и приступать к подготовке нашего триумфального возвращения. Единственное, что не давало мне покоя - другие ситхи. Те, что уже плетут свои планы. Люмия. Верджер. Еще не существующие Каэдус и Крайт. Затерянное племя.
  Впрочем... Люмия. Почему я не думал о другом плане? Том, который позволит изменить что-то уже сейчас. В конце концов, именно интриги Темной Леди так или иначе положат конец не только Палпатину, но и всем императорским гвардейцам. Но так ли нужна их жертва? Они, фанатично преданные Императору, могут также позже стать и частью моих сил. Для этого лишь достаточно заставить её не дать Карнору Джаксу устроить резню на Йичиноре. Да и если удастся убедить её присоединиться ко мне... У меня будет возможность использовать Звезду Империи против Арден, когда придёт время.
  Отвязавшись от Арден несколькими неичего не значащими фразами, я быстро направился в свою келью на корабле, погрузившись в глубокую медитацию. Темная Звезда, взываю к тебе, а если ты не ощутишь прикосновение - то пусть Боган свяжет вероятности в ткани полотна судьбы так, чтобы мы встретились и я смог привлечь тебя на свою сторону... Еще некоторое время назад я бы не рискнул покидать своих слуг в такие моменты. Сейчас же у меня есть уже подобие зыбкого авторитета настоящего пророка, поэтому фразы о необходимости уединения действуют на всех, кроме Лин. Та может что-то заподозрить. Поэтому уходя в медитацию - я связываю линии очень аккуратно, закрывшись несколькими щитами, которые скрыты под пологом. Если она проявит интерес - то должна увидеть только мои спешные попытки разобраться в тех картинах будущего, что являлись мне - и как я стараюсь связать их воедино. Закурив еще одну сигарету, пытаюсь погрузиться глубже в транс, чтобы ощутить саму Люмию, нащупать ее сверкающую темными искрами ауру... Окурок в пальцах вспыхивает и рассыпается дымными крошками, когда, наконец, мне удается найти след. А за ним - ментальный удар, едва не порвавший даже внешние щиты. Её воля крепка и самим своим существованием откидывает попытку вмешательства. Она идёт своим путём, и как бы он ни менялся, и как бы она сама время от времени, его не переосмысливала - Звезда Империи верит в то, что лишь она подлинный центр вселенной. Удерживая этот агрессивный образ, невзирая на сопротивление чужого самоутверждения, приближаю его к себе, шаг за шагом дорисовывая в глубинах транса её фигуру, пока, наконец, не начинаю испытывать жар и, одновременно, уколы острого льда под кожу.
  - Люмия, ты меня не знаешь, но должна узнать. Нирауан.
  Темная Леди либо не удосужилась мне ответить, либо не ощутила контакт. Но то, что это знание дошло до неё - очевидно. Вынырнув из липких объятий медитации в Богане, я откинулся на узкую кровать, вытащив еще одну самокрутку. Едва дрожащими пальцами поправляю бумагу, закуривая, и глядя в потолок. Ощущение паранойи вернулось вновь, жгучее понимание, что я могу быть лишь ведомым в чьих-то гораздо более глобальных планах. И даже неважно правда это или нет - такой внутренний раскол самовосприятия может свести меня с ума. Что может быть в свою очередь только лишь еще одной попыткой Второй Луны взять мой разум под контроль в достаточной мере, чтобы из ужаса и паники, которая будет преследовать меня - я соскользнул на мрачную тропу безумия и послужил её планам так или иначе. Зарычав от подступивших мыслей, глубоко затянувшись горьковатым дымом, погружаюсь в глубины медитации, скрепляя свой разум новыми барьерами. Таков путь ситха. И его война - внешняя и внутренняя.
  Прибытие на Нирауан оставило меня равнодушным, только заставило погрузиться в наблюдение за строительством временной крепости, где будет располагаться наш Орден и мои защищенные покои. Конечно же, укрепленные ловушками и постами охраны из лучших штурмовиков - не от собственных адептов, ни в коем случае - а только для соблюдения покоя и моего контакта с Боганом. Верьте мне. Ваш лидер действительно лидер и пророк, а не страдающий внутренними противоречиями и страхом извечных ситхских внутренних интриг человек. В погружении в рутину прошел уже месяц, который прерывался недолгими разговорами и близостью с Арден, из которых я пытался выжимать главное - как можно больше знаний о Бездне. Вероятно, она понимала это, было бы удивительно обратное. Но... Такой интерес типичен для ситха и вовсе не говорит о желании предательства. Простая и эгоистичная жажда знаний, которая распаляется тем, как в ответ информация выдаётся по крохам, малыми крупицами.
  В один из очередных дней, прибыл очередной транспорт с ресурсами и небольшим количеством будущих адептов и желание продвинуть события дальше, наконец, окупились сполна.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"