Алкар Дмитрий Константинович: другие произведения.

Закат Судьбы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самостоятельная новелла, входящая во вселенную "Теней Реальности". Можно рассматривать как отдельное произведение фэнтези, а можно - как приквел к древним судьбам ряда персонажей "Теней", открывающим часть тайн, оставшихся нераскрытыми. Древняя эпоха Цитаделей, когда миром правили даймони. Лорд Алар и его... друзья вступают в схватку с силами предателей и враждебного Лорда Румиила, еще не

  Глава 1.
  
  
  - Они подняли мятеж.
  Медленно поворачиваю голову, глядя на закатывающееся за горизонт светило.
  - Кто? Я не понял...
  - Номаил.
  Как удар. Закрываю глаза, пытаясь отстраниться.
  - Кормато?
  - Мы не можем его найти. Он сбежал. Или он со своим старшим...
  - Или он в скалах, в своем лабораторуме. - Резко замечаю я, все также никуда не глядя.
  - Алар, сколько можно верить в них? Они нас предали. Они всегда хотели это сделать, с тех пор, как ты начал свои реформы!
  Поднимаюсь на ноги, посмотрев на Алуайю.
  - Ты не права. Это какая-то ошибка. Я - законный Лорд, из рода Хранителей. Мы не предаем друг друга. Мои...
  - Оставь это. - Она отмахивается, вперив свой взор прямо мне в лицо. - Мы всегда предавали друг друга, со времен исчезновения Архонта. А твои изменения... Недостойны Лорда.
  - Правда?
  - Это не мои слова. Но так считают многие. Номаил и Кормато же - тоже наша ветвь... И можно подумать, что они лучше...
  - Лучше справятся? Извини меня, но разве Кормато сам в лабораторумах не делает...
  - Это мало кто знает. И это всего лишь... механизмы. А не основы вечного уклада.
  Окинув ее взглядом, отворачиваюсь, не в силах выдержать осуждающий взгляд пронзительно голубых глаз. Ее пальцы нервно теребят длинные платиновые косы, спадающие почти до самого пола.
  - Я должен поговорить с Ормахом.
  Иду к террасе, чтобы взглянуть с вышины на свои владения. Это всегда успокаивает...
  - Ормах уже здесь. И он недоволен.
  - Он всегда недоволен! - Злобно выплевываю я, чтобы скрыть свои настоящие эмоции.
  Хотя - разве Алуайю обманешь? Она лишь ухмыляется, обнажая точеные клыки из-под верхней губы.
  - Ваши отношения меня не интересуют. Но вот то, что если прямо сейчас не...
  - Сдаться? Отменить изменения? Это невозможно! И это моя армия, будущая армия, которой я покорю мир и он снова станет единым! - Опираюсь на перила, разглядывая ущелье под террасой.
  - Твои перепады настроения... - Начинает она.
  - Характерны для каждого Лорда из Хранителей! Или к этой части вековых традиций ты относишься хуже?
  - Хватит! Я понимаю, что ты шокирован...
  Она еще что-то говорит. Но я не слушаю. Она права. Я не просто шокирован - мои мысли разбежались во все стороны и не ясно, где истина, а где ложь. Такого - ожидать? Как?
  - Разумно было бы прямо сейчас выслать черную стражу за Кормато, и использовать летунов из лабораторума для уничтожения Номаила и его крепости. Так мы покажем свою мощь и Владыка Пирамид...
  - Лорд Румиил! - Одергиваю ее я. - С каких пор он стал этим...
  - Уже тысячи оборотов светила, пока ты тут копаешься!
  - А это не нарушение традиций?! - Гневно кричу я, разбивая мраморный парапет перила чешуей ладони.
  Стало даже больно. Крошки сыплются на гладкий пол, а чешуйки начинают зудеть.
  - За ним сила.
  - Я тоже создаю силу. - Пытаюсь защититься, но куда там...
  - Ты ее только создаешь, а у него и его союзников она есть. К тому же серьезная. Про твою же... Можно так не сказать.
  - Я почти готов к войне. Ормах возглавит великий поход, который сотрет неверных слуг твоего... Владыки.
  - Ты специально перебиваешь меня? - Алуайа сжимает когтями мои плечи.
  На мгновение меня охватывает страх - одно движение, и она сбросит меня вниз, в ущелье, с высоты в сотни и сотни локтей. Я смогу уцелеть, но...
  - Приходи в себя сам. Я буду в зале, строить командиров. А Ормах если захочет - пусть тебя успокаивает.
  И она резко отпустила меня, отдаляясь. Звуки шагов и хлопок дверей. Мне хотелось ее остановить, но сейчас не то состояние. Совсем не то. Я даже ее заподозрил в предательстве, пусть и мимолетно.
  - Йаху и его Грозовые. Вот кто может помочь. Если они захотят.
  Новый голос за спиной. Как он тут оказался? Ормах всегда умел быть внезапным. Может быть, он даже был тут все это время, слушая наш разговор с Алуайей, прежде чем выйти из сумеречных теней бытия.
  Молчу, пытаясь прийти в себя, подавить эмоциональную нестабильность. Ведь иначе я могу нахамить и ему.
  Медленно, почти аккуратно, поворачиваюсь, и делаю шаг навстречу к даймони, стоящему у тронов.
  - Здравствуй. Я скучал по тебе... брат мой. - Тонкая пауза, которая ничего не скажет людям, и даже полукровкам моего будущего воинства.
  Улыбка во все клыки. Ирония и намек оценен, но отметен, и приветствие воспринято буквально.
  - Я тоже, дорогой мой Алар. - Он подходит, обнимая меня, как и положено, тройными объятиями. - Но у нас есть проблема.
  - Действительно... - Шепчу я, отпуская Ормаха и отстраняясь. - Почему сразу необходимо говорить о делах? И таких неприятных...
  - Такова жизнь. - Ухмылка Ормаха переходит в оскал. - И я скажу тебе, что ты - дурак. Идиот. Кретин. Если бы не наша... дружба,- Холодная насмешка, сплетенная с комплиментом. - Я бы тебя сам сверг.
  - Я им доверял. - Тихо отвечаю, не глядя ему в лицо, и так скрытое всегда тяжелыми черными волосами, из-под которых видны только криво ухмыляющиеся губы и жесткие глаза.
  - Ошибка, которую надо исправить. Надо связаться с Кормато и все выяснить у него.
  - Хотя бы ты не думаешь, что и он нас предал, вслед за старшим.
  - Конечно. Мы же давали клятву на благоухающей чаше. Он не предаст, потому что я не предам.
  - А ведь Алуайа его родовая сестра... И не верит.
  - Одно дело кровь, другое - чаша. Это для людей важна плоть. - Новая ухмылка и новый намек, вставляющий жесткую шпильку в наши отношения.
  Вскидываю руки, совершенно автоматически, пытаясь отстраниться от этой темы.
  - Что твои полукровки? Они готовы заменить черную стражу?
  - Да. Их уже многие тысячи. Каждый из них обладает талантами даймони в магии и разуме, но их тела и особенности - исключительно человеческие. Это новый вид, который сотворили мы с тобой.
  - За ними будущее. - Я успокаиваюсь, подсаживаясь на своего любимого конька. - Не рабы, верящие во владыку... Румиила. Не исчезающие убийцы - альвы. Не мутанты из лабораторумов. А новый вид, который захватит планету, вобрав лучшие черты нас, и местных, и будет нам вечно благодарен...
  - Как хорошо ты сочетаешь понятия власти и свободы. - Смеется Ормах, тут же вновь серьёзнея. - Но да, они готовы.
  - Нам нужна верность Кормато. И его летуны из лабораторума. Механизмы и полукровки - это ключ к победе.
  - И сначала мы опробуем его на мятеже Номаила. Он, я уверен, хочет объявить себя Лордом нашей Цитадели. И после этого... попросить о помощи Румиила. И помощь придет, ты знаешь.
  - Пепел и тлен...
  Внезапно мое проклятие охватывает меня.
  ...Странное помещение, обставленное очень странно. Человек, похожий чем-то на меня, сидит на кресле, и держится за голову. Вокруг кровь и нутряные жидкости...
  Очнувшись на полу, быстро поднимаюсь, вопросительно посмотрев на не шелохнувшегося Ормаха.
  - Две секунды. Что ты видел? Войну?
  - Не знаю. Ты же знаешь, что половина моих видений, это просто...
  - Странное. Да. И, кстати, полукровки... Многие из них страдают тем же.
  - Наша порченая кровь так сильна. - Задумчиво говорю я, прогоняя последнее бессмысленное видение.
  - Еще одна причина, почему нас все готовы предать. Наследие Кары, вот что мы такое. Самый неприятный род Хранителей. И последние чистые - я да ты. Поэтому мы всегда должны быть готовы.- Мрачно отвечает Ормах.
  - Но при этом ты веришь клятвам. А я верю Алуайе.
  - Им можно. Их не примут в свои ряды. Из-за этого. А Номаил всегда был в стороне, хотя и родственным вассалом.
  - Я уже понял, Ормах!
  Нервно царапаю лицо ладонями. Дурная привычка.
  - Что делаем? - Спрашиваем друг у друга в два голоса, одновременно.
  Короткая пауза. Слабый смешок с моей стороны.
  - Давай так. Ты сейчас собираешь командиров стражи, которых строит Алуайа, и говоришь, что возглавишь их поход на крепость Номаила. Но нагонишь их в дороге. А сам - в Тула-Хорд. Где возьмешь нашу гвардию и отправишься с ними в лабораторум Кормато. Возьмешь его под контроль, и вооружившись выдвинешься на Номаила. Он не будет ожидать главного удара.
  Ормах несогласно поводит было головой, но все равно соглашается.
  - А я свяжусь сейчас с Кормато, чтобы он открыл двери и все было... дружески, как и должно. Алуайе же объясню что к чему после того, как ты уйдешь.
  - Кто останется с вами, чтобы защищать Цитадель, если вдруг по ней будет нанесен удар? - Жестко спрашивает он, подходя ко мне. - Я знаю, что это большая игра, чтобы ты там себе ни чувствовал.
  - А я не прав?
  Ормах на мгновение замирает, сплетя руки в замок.
  - Прав. Но...
  - Но надо что-то делать, а не запираться в Цитадели, теряя все. Не ты ли об этом говорил?
  - Я лишь беспокоюсь о тебе! - Внезапно злобно выплевывает Ормах, отворачиваясь, только блеснул закат на чешуе его рук. - Но если тебе все равно, то я не буду настаивать.
  - Именно так. - Бросаю в ответ, не сразу понимая из-за своих смешанных чувств - только что он сказал гораздо больше...
  Но поздно. Двери в зал хлопнули, и я остался в одиночестве. Вздохнув, направляюсь к своему трону из стоящих в помещении, снимая с подлокотника небольшой, но тяжелый белый шар.
  Усевшись, сжимаю его обеими руками, вглядываясь вглубь.
  ...Ответь мне, Кормато, родственник моего родственника, клятвенник моего клятвенника...
  Слабое, неслышимое ухом человека, гудение отзывается мне. Шар теряет мутную белизну, обретая алые тона в глубине, обрамленные зеленым свечением по поверхности. Внутренняя сила артефакта высвобождается энергией, идущей к нему от моих рук, заставляя морщиться от болезненных ощущений в локтях.
  ...Кормато, ответь!...
  Алое вспыхивает, заполняя собой всю поверхность камня.
  ...Что тебе, Алар?...
  Зрение мутнеет, заходясь поволокой. Несколько мгновений - и я вижу как над шаром появляется фигура Кормато, облаченного в мантию моих родовых цветов - черное и фиолетовое. Головная повязка - алая, цветов Ормаха. Только на груди - большой амулет глаза, принадлежащего его старшему Номаилу, а через того ведущую к Лорду Румиилу по родственной линии...
  Подавив вспышку неуместной злобы, я открываю чувства, приступая к общению.
  Закрыв глаза, теперь я как будто бы нахожусь в его лабораторуме, где он стоит в окружении летающих машин, работающих на "магическом способе распада неустойчивых элементов земных пород". Я не особо понимаю, что это такое, только смутно. Но ему виднее.
  "Твой старший - Номаил - предал нас и поднял мятеж, Кормато. Это правда".
  "Я уже знаю это - образы в моем сознании - твои образы".
  Вижу Номаила, говорящего Кормато...
  "К тебе направится твой клятвенный друг Ормах, с нашими новыми войсками. Летуны готовы?".
  "Да, Алар... Вы убьете Номаила за сговор с Владыкой Пирамид?".
  Хлестко. Я едва не теряю контроль над собой, заполняя свое ощущение и его зал чистым темным пламенем ненависти и желания карать.
  Тот поднимает ладонь в знаке, снимая мои проявления из помещения.
  "Успокойся... Лорд. Или я прерву связь".
  По его ладоням сплывают бронзовые и кровавые линии чистой энергии.
  "Я спокоен, кровный".
  "Я тебе не настолько кровен... друг и Лорд".
  "К тебе придет кровный. Ты хочешь сохранить жизнь Номаилу?".
  "Несомненно. Это только мое право карать собственного старшего!".
  "Хорошо".
  И резко прерываю контакт, не в силах долго контролировать свои мысли, и так пышущие злобой.
  
  Глава 2.
  
  Яд кипит в моей крови, заставляя сделать шаг. Еще один. И опять. Я должен выплеснуть все это, хоть как-то. И только ты можешь помочь не утонуть мне в плещущемся мареве, сжигающем мои внутренности и сознание. Это зависимость, пожалуй, самый страшный ее род, но нет иного способа, как говорят мои обостренные, искаженные дымкой чувства.
  Даймони оборачивается, бросая на меня взгляд. Тело заковано в церемониальные доспехи Командующего Походом: черное неземное, злое железо, обхватывающее руки, ноги и спину с грудью. Легкий белый плащ из кожи поверх, трепыхающийся на ветру скального двора Цитадели. Перчатки из алой кожи вскидываются вверх в предупреждающем жесте, на них вспыхивают огоньки темного пламени, бросающих блики на лицо, закрытое черными, слегка подернутыми сединой, волосами.
  Освещения почти нет, как всегда выход войск владык назначен на полночь, только горят ритуальные чаши, свисающие на тяжелых железных дугах с внутренних стен Цитадели. И молчаливые воины стражи, замершие, почти без дыхания - как всегда.
  - Уходи, все уже решено. Свяжемся через камень. - Весомые слова, наполненные смыслом.
  Но он понимает, пытаясь остановить меня. Но и нашу порченую кровь даже по меркам даймони, как и нашу не осуществленную, но мощную связь, нельзя остановить.
  Вскидываю руку в ответ. На ней кипит шар яростно извивающегося сгустка зеленой темноты. Существует ли он на самом деле, или мой разум истощен, и снова началось? Мне нужно...
  Выбрасываю ладонь в сторону. Растянувшийся хлыстом энергий сгусток облизывает двух ближайших, стоящих под ступенями террасы, воинов стражи. Оба продолжают стоять, хотя... Череп одного обнажается, вместе с кожей и мясом исчез и высокий шлем, и ворот доспеха. Второй просто лишается руки. Черно-бурая жижа начинает капать на мрамор.
  Значит - правда.
  Ормах как будто всхлипывает, закусывая клыками губу, отводя взгляд. Быстро приняв решение, он подходит ко мне. Шипение злобы раздается из моего рта, я абсолютно не контролирую собственное проклятие.
  Он бьет меня в живот, закованной в перчатку шипов ладонью, заставляя склониться в автоматическом жесте ниже, и обхватив рукой за плечи, приближает свое лицо к моему, царапая жесткими волосами щеку.
  - Я не сделаю того, что ты хочешь. Так далеко от традиций ты не пойдешь, чтобы женщина могла быть Лордом и Командующим. А я тебе, слабому тактику и глупому в войне не позволю...
  Он прерывается, яростно хрипнув, понимая что разумные аргументы сейчас, в момент горечного яда порченой крови, не пробьются в мой разум.
  - Дождись меня. Мы будем действовать по плану, который ты же и придумал сегодня. Все - ложь, кроме той правды, что ты придумал. Что я создал и воплощу. Что МЫ делаем и будем делать. Остальное неважно, веришь?
  Тяжело дышу, медленно пытаясь сбросить магическое напряжений некротических сил, скопившихся на моих ладонях. Очень медленно и аккуратно киваю, пытаясь пробить осколками разума пелену ядовитой желчи, боли и страха, свернувшихся внутри моего тела, жгущего настоящей болью в груди, плечах, и дальше по венам. Наши тела - не тела людей...
  Мне не важно, что он говорит - важны отдельные слова и интонации в целом. Я даже уже в силах начать испытывать благодарность.
  - Говори... - Шепчу я, не используя раздвоенный длинный язык.
  Он крепко сжимает мои плечи двумя руками, почти заставляя треснуть нутряные соединения и кости. Человека бы раздавил точно.
  - Соберись. Твои слабости не нужны нам сейчас... - Прервавшись, он вновь вздыхает, и говорит мягче, глядя мне в глаза своими сияющими во тьме почти черными радужками. - Я знаю что это такое. Я знаю почему. Я знаю кто ты, кто я. Зачем мы. И что такое мы. Я с тобой. Так, как... надо.
  Энергии его тела проходят из рук в мои плечи, минуя броню и одежду.
  Вздыхаю, отводя взор. Подняв руку, касаюсь кончиками пальцев его лица, сбрасывая со своей щеки его режущие волосы.
  - Завивай косу. - Тихо хмыкаю. - Или ты оставишь мне шрамы.
  - Молодец. - Он резко отворачивается, понимая, что приступ миновал.
  Больше тратить слов он не будет. Только гнать и сжигать. А у меня тоже есть дела. До того как проснулось это, что я могу гасить только с помощью Ормаха, я шел в Башню Страданий, увенчивающую Цитадель. Многорукий ритуал с жертвенными тварями. Точно. В какой момент все смешалось, кидая меня в бездну кипения желчи? Пока я думал, приходя в себя - сотня рабов открыла ворота Цитадели и стража выехала, возглавляемая, как будто бы, лишь пока и для видимости, Ормахом.
  Командир уже проинструктирован, я уверен. Он все делает заранее и со скрупулезной точностью, не допуская промахов.
  - Даже не попрощался... И не поблагодарил... Опять. - Тягучее чувство вины. - Хотя мог бы понять и дождаться!
  Быстро нахожу, совершенно осознанно, оправдание для себя и возвращаюсь в точку равновесия, которое пристало Лорду, готовящемуся к войне. Оглянувшись, сбрасываю оставшееся напряжение с ладоней, мириадом тонких острых игл, сотканных из энергий боли и некроса, в парочку рабов, семенивших к своим баракам.
  Полюбовавшись на даже внезапно красиво и слегка изысканно разбросанные останки, окончательно выбрасываю из головы приступ, поднимаясь по витой лестнице, по кратчайшей дороге к Башне. Как же мне тяжело от того, что тебя не будет рядом так долго. Впрочем, это еще один повод побыстрее подавить мятеж, и развесить присягнувших Номаилу даймони на выступах ущелья под Цитаделью, и сжечь поселения смертных, с которых он успел, наверняка, начать собирать дань своим именем. Смертные окрестных земель должны знать только одно имя Лорда, и ничье другое, от западного края Острова, до гор Бории.
  Поднявшись в Башню, притягиваю к себе лежащую у входа масляную и продымленную серую мантию, короткие жесткие перчатки вываренной кожи тура и мягкую шейно-головную повязку из шерсти. Оглядываюсь, в поисках брошенного где-то тут предохранительного амулета. Тут где-то... Сметаю со стола на угловой выступ стены лишнее: щипцы, кочергу, лезвия, маленькие запечатанные амфоры с ингридиентами и смесями... Вот он, на короткой цепи, чтобы удобно болтался на груди. Как всегда в самой дали от моих глаз. Подавив вспыхнувший было по такому пустяковому поводу остаточный всплеск приступа, приступаю к работе.
  Мне нужно проверить охрану Цитадели, опять же. Потому что Ормах прав, как ни крути. Если вдруг на нас нападут - без стражи помогут только мои твари и гомункулусы. А как ни крути - я Лорд не только по праву перворожденных, но и по умениям. В работе с тонким миром нет никого лучше меня на всей планете. И не только сейчас, а с тех самых пор как мы тут оказались, забрав ее себе... О чем мало кто знает, конечно. Да и к чему это знание вообще нужно? Зачем оно мне, разве позволит лучше делать то, чем я занимаюсь?
  Открыв клетку с многорукой тварью: человек взят за основу, больше рост - физические данные изменены работой в тонком мире, шесть вживленных рук разных видов, бронзовые пластины, испещренные знаками, вшиты вместо кожи по телу, между ними застыло, лишь изредка бугрясь и стекая также медленно как стекло, темная масса, в которую превратилась кровь гомункула. Твердая и тягучая. Раны, даже нанесенные, причинят поэтому мало вреда.
  Но, увы, это единичный экземпляр. Неудачный. Химера сотворенная моим воображением, на которую я потратил лишние циклы солнечной звезды. Практической пользы никакой. Только рабов в поселениях пугать...
  Поэтому это существо и пойдет на жертвенный ритуал по проверке остального зверинца. Если хватит энергий, то и на проверку сигнальных огней на стенах Цитадели хватит. Нет - придется брать... от трех до пяти людей.
  Мгновенный укор совести тронул мой разум - погорячился, спуская пар на подвернувшихся рабах. Рачительный хозяин, истинный Лорд, должен беречь свои ресурсы. И пусть так никто не делает, но... Я же не такой? К тому же именно люди, а не другие виды, имеющие разум, удостоились стать материалом для создания полукровок, которые обретут весь этот мир себе... нам. Жаль, что одаренных колдовским талантом людей так мало, но только те смертные, которые имеют хоть какую-то связь с тонким миром могут вынести... иногда... процесс. Дальше-то проще, обычное размножение. Совсем обычное, как у просто людей. Ну или альвов. Или цургени. Без разницы. Физиология...
  Размышляя об отвлеченных материях, продолжаю выполнять скучный ритуал. Мои мысли могут витать где угодно, пока руки делают все точно. Надрез. Еще надрез. Разжечь первую чашу, с усиливающими связь с истинным миром дымами. Разжечь вторую чашу с жертвенным огнем.
  И, ведь, я их люблю. Нет, действительно. Они даже лучше даймони. Не ублюдки. Лучшие черты жалких людей и высокомерных господ сочетаются. А в их верности колебаться будет бессмысленно - лояльность к праоснователю абсолютна, это тоже черта фундаментального характера. Да и как к ним хорошо не относиться? Ведь к ним даже порченый дар перешел. Они - новый вид, пошедшие от крови моего рода, не так ли?
  Главное, проследить, чтобы они не смешивали потом свою кровь с плотью обычных людей, иначе доминанта может потеряться и они сольются с ними. Не до конца, но потеряют мощь. Так что... Хотя зачем следить? Они будут истинным народом. Однажды не останется...
  Всаживаю клинок в сердце многорукого, прерывая его агонию. Ритуал закончен. Поведя пальцами, вбираю в них остатки некротической энергии, высвободившийся в этот момент. Рачительный хозяин... Жадный до энергий скорее.
  Откинув клинок, присаживаюсь у чаши, где тлеют дымы для связей с мирами. Они не только полезны, но еще и позволяют расслабиться. А уж мне - и подавно. Конечно, надо теперь заняться еще и проверкой работоспособных гомункулусов уже лично. После призвать погонщиков и выпустить их на патрулирование. Потому как два десятка стражи... хм... пять десятков ополчения даймони и около трех сотен свободных воинов и колдунов из людей - это мало в случае внезапного удара - кого угодно, кроме взбунтовавшихся рабов.
  
  Глава 3.
  
  Алуайа медленно шла по длинному балкону, вьющемуся серпантином вокруг вершины ущелья, на обрывах и пиках которого располагалась Цитадель. Сверху открывался захватывающий вид, который всегда помогал ей сосредоточиться и поразмыслить. На данный момент ее занимало только одно - есть ли упущения в происходящем? Да, ситуация была плоха, но вроде бы, принятый план мер вполне достойный.
  Главное - успеть все сделать быстро и не допустить войны с Румиилом, его союзниками, и его людьми - миллионами людей - сейчас, раньше времени, когда сомнительная новая армия будет подготовлена к полноценной схватке с могучими противниками на двух континентах. Да и на свою сторону надо бы Йаху перетащить. Он, конечно, не даймони, просто вождь и единственный сильный правитель местных людей, признанный нами. Так повелось уже много тысяч лет. Но в седой древности он был единственным, кто смог сопротивляться нашей мощи, изменив подчиненные ему племена людей в мощную боевую силу, названную Грозовыми. Скорее всего, он пользовался остатками мощи истинных богов этой планеты... До того, как потомки и воплощения Архонта поработили то, что должно принадлежать им по праву - живую планету. Предыдущий опыт был... неудачен. Но за магическо-историческими экзерсисами лучше обращаться к Алару. Это он обожает всё это. Впрочем, в этом есть и польза - он действительно самый одаренный маг на всём шаре, мечущемся в космическом холоде по кругу...
  Алуайа встряхнула головой, рассекая бритвенно-острыми волосами - по сути тоже всего лишь чешуей - воздух и оставляя тонкие порезы на бело-розовом мраморе парапета. Что ж, другие Лорды никогда не поддержат их Цитадель. Время упущено уже давно, со времен падения их старой Цитадели, уничтоженной гневом владык, боявшихся правления прямых детей Архонта над всем миром. Только ее интриги позволили им уцелеть и быть 'равными'. Но это ненадолго. Главное, чтобы Ормах справился. Он не менее сентиментален, чем Алар, но, в отличие от того - обладает необходимой жесткостью и мощью, чтобы стирать врагов в порошок силой своего оружия и внушаемого страха. Если бы не то, что это тоже только маска - она бы попробовала придумать что-то еще. Чтобы именно Ормах... Но, увы, эти двое связаны и уравновешивают друг друга. Да и она любит их обоих.
  Хорошо быть женского пола. Удобно. Не претендуешь на прямую власть, но за тобой зарезервировано право управлять хозяйством Цитадели. Как же смертные живут в своих ограничениях... Даже полукровки Ормаха не унаследовали ни капли их дара управлять телом. Ну, это и к лучшему. Владыку всегда будет необходимо отличить от свободных, но знающих своих покровителей.
  Алуайа дошла до вершины террасы, оперевшись ледяными ладонями на прогретый мрамор перил. И мягко заурчала от удовольствия - солнечный свет и тепло радовали ее тело. Пожалуй, она даже быстро избавится от свидетелей.
  Не оглядываясь, она чувствовала как сзади медленно подходят трое. Один даймони из младших и два смертных раба.
  - Госпожа, я и приданные вами рабы - мы выполнили поручение. Йаху получил сообщение... подписанное рукой Номаила.
  - Все прошло чисто? - Короткий вопрос, пока она наслаждается тем, как ее холодное тело наливается энергией светила, разгоняя тягучую жидкость, которая была для них кровью.
  - Да. Это чистая... случайность. И подпись - настоящая. - Гордо произнес даймони. - Смертные смогли обустроить все так, как вы хотели.
  - Отлично. Сбрось их вниз. - Роняет она, наконец-то, оборачиваясь.
  Легкое чувство жалости касается ее разума - они полезны и служили верой и правдой за заслуги и близость к владыкам много оборотов светила. Но тайна прежде всего.
  Даймони не колеблется. Приказы старших - это приказы старших. Резкий удар, энергии высвобождаются, и одним рывком он сбрасывает волной магии одного потоком напрягшегося воздуха в ущелье, а второго подхватывает за ворот туники. Еще один хлопок, и он отправляет преданного раба в полет.
  Тонкие вопли затихают внизу, а она медленно поднимает ладонь. Даймони опускается на одно колено, склонив голову.
  - Я живу, чтобы служить Цитадели. - Басит он.
  - Молодец. И твои заслуги будут учтены. - Искренне благодарит она младшего из их вида, касаясь его лба кончиками когтей.
  Одно короткое, аккуратное напряжение, не то что у низших - почти незаметное - и ее локоны резко вздымаются, срывая голову склонившегося шпиона с плеч лезвиями древних прядей.
  Тяжелые капли черной крови застывают агатами на ее платиновых волосах. Подняв ладонь, она шепчет старое заклятие первородства, и тело низшего из вида поднимается на ноги. Вот и еще один черный стражник.
  - Возьми голову и иди в лабораторум Лорда Алара. Жди дальнейшего там.
  Некротические силы завязываются узлом в груди бывшего разумного даймони и тот выполняет указание. Вот и всё. Теперь, остается надеяться, что Йаху не распознает обман и его измененные люди будут на верной стороне. Тем более, что полукровки... О, насколько они будут сильнее, если делать их из его Грозовых. А этот владыка - умное существо. Почти ничем не уступает им, даймони.
  Алуайа отправилась в свою Башню Медитации. Надо привести себя в порядок перед большим зеркалом. Да и принять приятную ванну в бассейне, где бьет ключ горячих серных источников. Тела даймони любят тепло.
  
  ***
  
  Ормах оглядывал войско, собравшееся в его тайной крепости. Первые сотни полукровок, выглядящие как люди, являющиеся людьми, но в каждом из них, внутри, пылает черная порченая кровь их рода. Облаченные в черную броню, подогнанную под их тела рабами-кузнецами из простых смертных. На лицах застыли жесткие, сумрачные личины, скованные для защиты и ужаса. Мечи из заклятого метеоритного железа, под размер и вес полукровок, свисают с их поясов. Единственное, что отличит просто взгляд в них - это глаза. Черная цельная поверхность, не то многоцветие, что у обычных людей с белым, всеми цветами радужки и маленькой точкой в центре.
  Почти десяток командиров из их рядов вышли, преклонив колени перед ним. Это - первые из тех, кто перенес ритуал вливания крови в тела людей. Уже из их крови делаля экстракт в лабораторуме им и Аларом, для создания остальных. И то - сколько не перенесли?
  Командиры отличались от 'простых' полукровок - кровь действовала на них напрямую, поэтому они были выше, руки длиннее, пальцы кончались небольшими когтями. И владели своей физиологией они лучше, поэтому могли в любой момент избавиться от когтей, выдавая свое происхождение только ростом и такими же графитовыми глазами.
  На их плечи были накинуты черные плащи, свободно спадающие по панцирной броне. А на плечевых сегментах заклятого железа - алые разводы, издалека показывающие их статус остальным. Если закрыть собственный глаза и устремить иной взгляд на них - то может показаться, что по слепкам аур это на самом деле просто слабые низшие даймони.
  Новый вид - свободных и жестоких людей, которые вернут себе планету, порабощенную даймони, вобрав в себя их лучшие черты. Ведь только Сила даёт свободу. И он, Ормах - их владыка. Нет, освободитель. Вождь. Первый среди свободных. И Алар, да... Алар. Нет, не стоит сейчас думать об этом, пожалуй.
  - Встаньте, рыцари справедливости! - Проговорил он мягким голосом, отворачиваясь от них, не в силах смотреть на более совершенных существ, чем он сам себе представлял. - Наша первая цель, где вы закалите свою мощь кровью - проклятые даймони-отступники. Они решили бросить вызов мне и Лорду Алару, чтобы снова закабалить все на старые пути и отобрать нашу и вашу свободу!
  Тишина была ему ответом. Рядовые воины не имели права говорить, да и не испытывали такого желания, ожидая дальнейших слов вождя. Командиры, как ощутил Ормах, тихо переглянулись, их ауры взбугрились скрытым гневом и напряжением.
  - Вождь, мы пойдем и принесем твою весть любым отступникам.
  Наконец-то произносит один из них, чьё лицо под личиной испещрено буграми шрамов от схватки с ящером, которого он победил руками и магией на Испытаниях. Видимо, его авторитет из-за этого очень высок среди остальных командиров воинства.
  Ормах медленно перевязал волосы алыми и пурпурными лентами, делая простую косу. Смотря на донжон тайной крепости, запрокинув голову, он отбросил ее за спину, и, не оборачиваясь, бросил:
  - Мы выдвигаемся к логову Номаила. Того, кто бросил нам вызов. Никто не должен выжить. Никто, кроме Номаила, которого будет судить наш кровный брат Кормато. Запомнили? Я иду с вами. Дело будет простым и яростным. Черная стража идет по другому направлению, опережая нас. Все силы Номаила будут связаны элитными силами, поэтому мы войдем в его твердыню как пламя во тьму.
  - Да будет так! - Одновременно издали глас командиры. - Веди нас во славу!
  Сдержанное молчание воинов прервалось тихим гулом, дарующим чарующее ощущение беспрекословной поддержки и лояльности.
  Ормах улыбнулся, наконец-то повернувшись к ним лицом.
  - Несомненно, о несомненно... Но сначала мы зайдем к Кормато, взяв его с собой на суд над его старшим. И вы получите в его крепости такое оружие, которое обернет любую войну в мою... пользу. Мы станем непобедимы!
  И он тихо, удовлетворенно засмеялся, утопая в гуле торжествующей армии.
  
  ***
  
  Я медленно осел на колени, цепляя мягкий теплый песок, рассыпанный по залу для видения, когтями. Белый плащ взметнулся, вздувшись пузырем, и опал за мной, подняв султанчик как будто пепла...
  ...все цели ведут к боли; победы - это начало поражений...
  ...Торжествующая армия, переступающая через тела посреди смутно знакомых залов, некто бежит прочь, оглядываясь, спасаясь от убийц, желающих покончить с ним. Огромные суда высаживают все новые и новые орды захватчиков, целеустремленно идущих по прибрежному песку к распахнутым, разорванным вратам. Пепел медленно кружится над залами и в коридорах, оставляя следы...
  Открыв глаза, смахиваю с лица прилипшие частицы камня, резко поднимаясь. Больше я не хочу ничего видеть сегодня. Опять эти ужасные картины неясного и страшного. Если я постоянно вижу будущее - я борюсь с ним. Оно не наступит. У меня есть за что и за кого драться. Только вот... не создаю ли я его из своей лихорадочной деятельности?
  Встряхнув головой, щелкаю пальцами, вызывая небольшой поток завихрений воздуха, срывающих с меня и одежды песчинки. Нет, я должен работать и помочь Ормаху. Надо отправляться снова в Башню Страданий и выпускать мутантов на поля поселений, принадлежащих Номаилу. Это его смутит и заставит разбросать своих даймони, присягнувших ему, по всей области.
  
  Глава 4.
  
  Ормах снял с себя панцирь брони, кинув его на землю. Следом устремились перчатки и наручи из заклятых сплавленных колец. Подняв руку, он уронил, блеснув чешуей, тяжелый меч, весом с типичного смертного.
  - Я предлагаю решить на поединке судьбу вашего поселения. - Тихо говорит он, избавляясь от поножей. - Все смертные мужчины - против меня одного. Если вы сможете убить меня - войско уйдет. Нет - все живое тут умрет.
  Деревенский шаман мелко-мелко кивает. Только что он бросался в ноги Ормаху, умоляя его пощадить верное село. Но цель была ясна - уничтожить все живое, что может служить Номаилу. Это же село, по дороге к укрепленному лабораторуму Кормато принадлежало отступнику. В конце концов, Кормато строил на землях своего старшего. И хотя здесь и не было воинов предателя - это не имело значения. Только тонкая нотка жалости портила происходящее. Поэтому он и изрек свое решение сейчас. Конечно, шансов у людей, пусть даже пятидесяти, против него - Командующего всеми силами Цитадели - не было. Но в мире могут случаться чудеса. Да и так они падут в схватке, как воины, как их предки, павшие перед захватчиками.
  Командиры его армии так и не спешились, удерживая своих ездовых ящеров. Они молчаливо выслушали решение своего вождя, как и тонкий намек на приказ уйти, если он падет, оставив людей в покое. Но ему было все равно. Способ выплеснуть злость? Да. Пойти на сделку с совестью - странным понятием для даймони? Тоже да. Их род отличался странностями - порченая кровь, одно слово. Умение Карать означает и умение отделять правду от лжи, верное от неверного. Но главное... Судьба.
  Своя судьба в собственных руках, и умение ею распоряжаться. Это Алар верит, что Судьба есть и пытается ее обмануть. Он же... Он верит в главное - Судьба, это то, что зависит от тебя. И если ему суждено умереть сейчас - так тому и быть. Какие бы планы не вынашивали они сами. И да, Алар был бы в этот момент вне себя от ярости, возможно, его даже накрыл новый припадок их крови.
  - У каждого должен быть шанс. - Шепчет Ормах, развивая косу. - У каждого есть способ проверить Судьбу.
  Алые ленты падают наземь, и он поводит плечами, оставаясь в одной набедренной юбке до колен. Длинная чешуя волос до пояса развевается на ночном прохладному ветру, остужающем его тело и мысли.
  Люди выходят на площадь, приведенные шаманом. Несколько десятков смертных мужчин. С колами, какими-то сельскохозяйственными принадлежностями, в которых высокородный Ормах не считает нужным разбираться, с ножами...
  - Да начнется Суд Судьбы. - Серьезно произносит он, улыбаясь.
  Тонкая улыбка озаряет его лицо, освещаемая только отблесками факелов, воткнутых по краям деревенской площади.
  Люди мнутся, не в силах броситься на него, источающего власть и угрозу одним своим видом. Лояльность, основанная на страхе, не может треснуть даже в такой ситуации, вошедшая в кровь людей тысячами лет беспощадного принуждения.
  Ормах медленно идет в центр площади, проведя ладонью перед собой.
  - Вперед, докажите, что вы не твари, сотканные из пресной земли, как черви почвенные, но разумные... - И вкладывает в жест немного энергии, возбуждающей их ауры и, затем, такие податливые, слабые умы.
  Расколов их мысли, он захватывает новую волну, и, прикрыв глаза, видит, как сияния энергий вокруг их тел вспыхивают яростным красным. Лишь оттенком того, на что способны даймони, но все же, они умеют ненавидеть.
  Вопли. Топот десятков ног. Толпа, как одно существо, устремляется на него. Ормах раскрывает глаза, продолжая улыбаться. Алар бы сказал в этот момент, если бы его еще не хватил удар от ярости - из-за такого необъяснимого поведения в разгар важных событий и сопутствующей потери времени - что его губы кривились в мягком и добром оскале. Таком, какой бывал у него, когда он сидел в зале медитаций Алара, распивая с ним дурманящие зелья.
  Движения начинаются еще до столкновения. Будущее раскрывается волной, накатывая на него. Если Алар видит иное, то его часть порченого Дара - это бой. Отвести корпус в сторону и кол проходит в доле грана от тела. Ударить сверху ребром ладони и дерево ломается, не выдерживая столкновения с проклятым телом даймони. Схватить как рычаг - и перекинуть завопившего человека за спину. Удар ногой, ломающий тазовые кости ближайшему смертному. Тот дико, тонко кричит. Схватить за плечи и использовать как щит, ловя на него удары ножей.
  Откинуть мешок ломаных костей и сочащейся жидкой крови в толпу. Раскинуть руки, ловя на когти двоих. Все просто, когда нити грядущего открываются перед тобой, зная следующие движения.
  А что если... усложнить задачу? И не видеть? Уравнять шансы? Судьба...
  И Ормах быстро моргает, закрываясь от Дара, отпрыгивая назад, чтобы оценить ситуацию разумом, а не нутром.
  Много людей. Не рассуждают, захвачены кровью. Но слегка отпрянули, почуяв, как легко они падают перед ним. Не дать им рассуждать - и напасть самому, взять инициативу в свои руки. Он бросается вперед, приседая, и подсекая когтями колени ближайших круговым движением. Брызги теплой жижи. Вскочив, смотрит глаза в глаза одному из смертных. Секундное промедление - и удары обрушиваются на его плечи. Рука взлетает вверх, разрывая горло и отбрасывая вдаль над толпой голову. Ударом кулака тело отправляется в массу людей.
  Отпрыгнув вновь, он оглядывается, теряя время, сознательно тратя силы на то, чтобы закрывать от себя Дар. Толпа изрядно поредела, но представляет большую угрозу. Да и потеки чужой, мягкой крови, по всему телу - отвлекают, мешают сосредоточиться.
  - Идите ко мне. - Запрокинув голову шипит он, зная, как это собьет их с толку.
  Голос даймони гипнотизирует и раскалывает разумы смертных. Заставляя опешить, дать новые секунды для действий.
  Новый прыжок и удары следуют один за другим. Бить, крушить, ломать, разбрасывая людей друг от друга. Сделать себе простор. Грудь и спина начинают зудеть и болеть, от количества успевших обрушиться на него топоров и ножей.
  Прямо перед ним остался только один человек, пытающийся насадить его на вилы. Это очень глупо. Обе ладони падают на древко, выхватывая инструмент. Человек падает на колени и три острия входят ему в грудь, откидывая на пыльную землю.
  Ормах оборачивается к остальным, заставив волосы взметнуться струей и иссечь тонкими порезами нескольких людей. Новый удар черным вихрящимся полотном - и смертные оседают перед ним. Только по волосам струится их кровь. Осталось немного, с десяток. Они пытаются обойти его со всех сторон, чтобы навалиться кучей.
  Он ждет, стоя на месте, собираясь с силами и начиная тяжело дышать, чтобы взорваться последним рывком. И это происходит. Они с воплями кидаются, почти одновременно, как будто желая погрести его под кучей из своих рук и ног.
  Ормах молча бьет, терпя валящиеся на него побои. Каждый взмах когтей или пинок коленом находит свою цель, заставляя их валиться перед ним как колосья перед хлеборобом. Лишь один удар достигает своей цели, разрывая кромкой ножа его тело на животе. Острая боль закрывает разум, заставляя вскрикнуть и наброситься на успешного человека. Куски плоти летят в разные стороны, пока его руки рвут тело.
  Пустота вокруг. Он оборачивается. Только три мужчины стоят перед ним, в нерешительности. Среди них и деревенский шаман.
  - Почему вы стоите? - Хрипло задает он вопрос, стряхивая с когтей ошметки приставшего мяса.
  - Это бой без шансов. - Тихо проговаривает шаман, отводя взгляд.
  - Нет. Вас было много, а я не пользовался ничем. Вы можете меня убить. Если бы хотели этого достаточно... - Отвечает он, скользнув взглядом по ране на животе, из которой медленно сочилась, уже застывая, черная кровь.
  - Нет. - Отвечает также шаман.
  Ормах скрипит зубами от нахлынувшей ярости. Он был равен им, он дал им шанс. Кто не прав? Он - или они? Подняв ладонь он рассматривает свою ладонь, видя покрытую чешуей крепкую сталь... По их меркам. Но разве он может дать им большее? Может. Создав вместе с Аларом тех, кто наблюдает за резней. А что еще - для них? И почему он задается этими вопросами?
  Резкая боль - в живот врезается нож, вогнанный прямо в застывающую рану шаманом. Он же закрыл видение...
  Гневный рык вырывается из его горла и только три взмаха когтей одной руки - три трупа рушатся перед ним. Обманщики. Он еще секунду яростно выдыхает воздух, прежде чем понимает - нет, они правы. Все было как надо. Они воспользовались своим шансом. Они - достойны, в отличие от многих... почти всех даймони.
  Схватив рукоятку ножа, торчащего из его плоти, он вырывает его, откидывая на то, что было шаманом. Они - молодцы. А он - потерял бдительность. Вывод? Люди имеют право. А ему надо быть внимательнее.
  Усилием воли закрыв боль в своем сознании, он провел ладонью по зияющей ране, закрывая ее. Несколько мгновений, чтобы черная смола нутряной крови закрыла повреждение.
  - Сожгите деревню. Убейте всех уцелевших. Этот Суд Судьбы они проиграли. - Бросает он, идя к своей амуниции. - И запомните главное - они не сдались - до последнего! И потерпели поражение с достоинством.
  Командиры молча внимали его словам, запоминая их. Понимая, что такое честь. А он... он наклонился, взяв ленты, и начав завивать косу. Они и так потеряли много времени. И если что-то пойдет не так - Алар впервые за многие тысячи лет будет иметь законное право винить его в срыве необходимого. Но он не мог иначе. Да и выводы этой ночи будут гораздо глубже. Он уже понимал, что над этой резней он будет думать еще очень долго. И кое-что, может быть, перевернет его взгляд на некоторые вещи...
  Потом. Сейчас его ждет война.
  
  Глава 5.
  
  Разглядываю рисунок на песке, созданный служками на этот день. Отличные линии, символизирующие вечность, путь и судьбу. Мне это нравится, да. Замерев, внимательно смотрю на кольцо переходящее в змею. Это не просто красиво и нравится мне в этот день, когда солнце нещадно палит в зал, согревая мое тело, нет. В этом есть смысл... Я вижу...
  ...Будущее. Шансы, которыми надо воспользоваться, но они будут упущены ради призрачных побед...
  ...Нити сегодняшнего дня, уходящие в вечность, вдаль, в необозримо далекое время и пространство. Где нет правды, только цена...
  ...Раскрытые книги судеб, в которых всё написано кровью и болью. Где нет радости, только страдание...
  Тряхнув головой, выхожу из нахлынувшего на меня состояния. Нет, это всё ложь. Я буду править, я буду...
  Отвернувшись, бросаю застывшему даймони из низших:
  - Сотри это.
  Нарочито громко топая по мрамору пола сапогами выхожу из зала, пытаясь выбросить из головы очередной бред, пришедший мне вслед за зовом крови. Нет, вся судьба в моих руках. Ее можно изменить, вероятно обмануть. Чтобы мне не грозило в будущем - я могу многое. Тем более, эти видения так неясны, хоть и преследуют меня сотни лет. Как будто я сам не хочу... или не должен... видеть их.
  Что ж. У меня есть важное дело. Необходимо встретить Йаху. Внезапно он изъявил желание лично увидеть для переговоров мою персону. Необычно, но, судя по ухмылке Алуайи, приведшей ко мне посланника этим утром - дело ее когтей, не иначе. Я давно подозреваю, что она занимается шпионажем. Но мы это не обсуждаем, конечно. И я делаю вид, что ничего не знаю. Ей проще, когда она думает, что все только в ее руках. Но я не дурак, нет. Я все вижу. Просто... Я все равно не умею заниматься этими вещами. А она может, если думает, что держит все нити. И она их держит. Но ведь это только на пользу...
  Пинком отбросив раба, протиравшего дверные ручки в зал, распахиваю их взмахом ладони. Йаху уже ждет. Никогда не понимал, как он - когда-то обычный человек, наверняка, освоил это тайное искусство, недоступное даже мне. Воспользовавшись приглашением - явиться в нужное место через расстояние... Но так он победил одного из Хранителей еще тысячи лет назад, доказав свое право на владение частью земель этой планеты... Войдя в приемный зал, иду было к своему трону, но тут мне приходит умная мысль встретить его на равных. С небольшой иронией.
  Йаху стоит один, не приведя с собой своих Грозовых из охраны. Его массивное тело может поспорить в размерах с самым крупным даймони. Рубленое, жесткое лицо, покрытое бородой до груди, завитой косичками. Он, как и люди, носит волосы на подбородке. Тело заковано в серую броню, выглядящую как хламида, но я же вижу, что это только отвод глаз от того, чем она является на самом деле.
  - Приветствую, высокорожденный.
  Киваю я, подходя к нему, и кладя ладони, чуть привстав, на его плечи. Так заведено среди высших даймони... Интересна его реакция...
  Пудовые ладони ложатся на мои плечи в ответ.
  - Приветствую, высокорожденный. Благодарю за гостеприимство.
  Суровый бас, кажется, заставляет завибрировать обстановку в зале. Что ж, он не поддается на провокации. Или берет такое отношение за должное?
  Отступив от него на пару шагов, я взмахиваю ладонью.
  - Оставим формальности, пожалуй? Особенно с учетом того, что ты впервые за все время с твоего признания среди высокорожденных встретился хоть с одним из них. Со мной.
  Йаху ухмыляется - его как будто каменное лицо раскалывает щелью изгиба губ.
  - Это связано с тем, что интересует нас обоих. С твоим вассалом. Номаил. Я желаю видеть его внутренности на жертвенном блюде.
  Вздрагиваю от столь прямой и буквальной речи, впрочем, тут же вспомнив о том, что сам предложил только что говорить без формальностей.
  - У меня похожее желание. Только надеюсь, ты понимаешь... Его тело я тебе не отдам. Он будет казнен по нашим правилам и традициям.
  Йаху резко режет воздух ладонью, вздохнув:
  - Это была метафора. Мне все равно как именно ты разорвешь его на куски. Но если он хочет низвергнуть мое царство вместе со своими друзьями из страны Пирамид - я этого не позволю. Мои Грозовые пойдут в поход. Но я знаю, что он предал и тебя. Поэтому они сожгут не твои поля, но его земли.
  Быстро прикидываю ситуацию, понимая, что сейчас я могу обзавестись союзником на случай будущей войны с Румиилом. Конечно, тут чувствуется рука Алуайи, которая привычно не предупредила меня о своей интриге. Обычная колкость, проверка моего разума и способностей с ее стороны - могу ли я, столь странный владыка, продолжать им оставаться, или ей пора начинать махинации, чтобы свергнуть родича.
  - Ты предлагаешь союз. Но мои воины уже вышли за его головой. Мне кажется, твои люди не понадобятся в сражениях. Но Румиил, представляет угрозу. И я мое мнение - твоим солдатам не надо топтать мои владения. Они могут выдвинуться и охранять мою границу с землями его приспешников, пока мы будем восстанавливать порядок. Это будет честным участием в общем деле наказания Номаила. Я - уничтожаю его. Ты - защищаешь меня, пока это происходит. - Задумчиво произношу я, быстро пытаясь сложить картину происходящего и будущего к выгоде Цитадели.
  Йаху молчит, глядя на меня своими черными, выпуклыми глазами. Его ладонь гладит бороду из мягких человеческих чешуек.
  - Это честная сделка. Я согласен. - Изрекает он. - Так закрепим же договор клятвой.
  Поднимаю руку, поворачивая ладонь к потолку.
  - Клянусь своей властью, что принимаю твою сделку и буду соблюдать ее, пока она необходима по времени и условиям.
  И опускаю с усилием когти другой руки на ладонь, разрывая жесткую и упругую плоть так, чтобы появилась тягучая черная жижа крови.
  Йаху выхватывает с пояса серповидный кинжал и вспарывает свою ладонь, громко, рычащее изрыгая из себя слова:
  - Клянусь своей мощью, что принимаю твое соглашение и буду соблюдать его, пока она необходима по времени и сути договора. - Его не менее густая, но, в отличие от моей, алая кровь капает на пол.
  Крепко пожимаю его ладонь, чувствуя укол - мощь магического ритуала от соединения нутряных жидкостей соединилась и скрепила наши слова, связав до срока судьбы.
  Йаху убирает руку, сжав ее в кулак. Капли крови мгновенно застывают коркой на его сжатых пальцах.
  - Дело сделано. Я прикажу сейчас же своим воинам выдвинуться на твои рубежи. Надеюсь, твоя черная стража и прочие слуги не будут мешать. Прощай до следующей встречи, где мы закончим начатое.
  - Конечно... Прощай...
  Тихо шепчу я, чувствуя как после ритуала ко мне начинает подступать новый приступ видения. Йаху, впрочем, не стал разводить долгих церемоний и, сведя локти, прошептал что-то, испарившись из зала.
  Я медленно провел рукой в воздухе, восстанавливая защитные барьеры гигантского помещения. И медленно сел на собственный трон, закрывая глаза. Кровь уже начинала кипеть, погружая меня в ужасные, но, только как всегда бессвязные картины нитей будущего, заставляя вздрагивать мое могучее тело от боли, рвущейся из плоти Архонта кровью океана мировых путей...
  Странные, непонятные самому себе звуки-слова срываются с моих покрытых черной кровавой пеной губ, на языке которого нет (еще, уже, никогда не будет?):
  Раскинув мерзлые ладони,
  Устремляю яд из вен к тебе,
  Срывая маски плоти, воплощая,
  Болезнь и мощь, сокрытую к тому,
  Чтоб плетью темных крючьев по металлу,
  Воскликнуть нужное тебе... И через то лишь - мне...
  
  ***
  
  Ормах разглядывал массивные врата в крепость Кормато, в которой находились его тайные лабораторумы. Воинство полукровок застыло небольшим морем за его спиной, пока он на ездовом ящере в одиночестве подъехал к врастающим в горный массив створкам.
  - Кормато, это я, твой кровный родич Ормах. Открой ворота и прими меня.
  Произнося эту фразу вслух, он сформировал из нее мысленный шар, который отправил непосредственно к тому, к кому обращался, ощутив его внутри.
  Тонкое ощущение приветствия, мгновенное тепло связи. Но отсутствие мысленного ответа - Кормато любил общаться вслух, используя речь, но не мысли. Оберегая их только для себя.
  Поток магии разорвал контакт, заглушая своим фоном все остальное, разверзая бронзовые врата, обитые черным железом, по которому струились охранные знаки.
  Ормах спешился, оглянувшись на командиров воинства, застывшим неподалеку.
  - Ждите здесь. Скоро я вернусь с распоряжениями.
  И быстро пошел внутрь, наплевав, как и всегда, на все церемониальные правила этикета встреч высших даймони. Какое они имели значение в отношениях близких существ?
  Коридоры, освещенные лишь редко установленными в каменных когтях сферами, Ормах прошел по памяти, идя непосредственно к лаборатурому, где Кормато ставил свои эксперименты вместе с несколькими преданными лично ему даймони. Впрочем, зная методы своего нареченного брата, Ормах подозревал, что у тех просто не было выбора.
  На пороге обширного зала стоял он. Высокий, несколько грузный, что нехарактерно для большинства даймони - как высокородных так и низших, он молча разглядывал приближающегося Ормаха.
  - Ты пришел за армией? - Тихо спросил он, когда тот приблизился к нему на пять шагов.
  Ормах резко затормозил, остановившись. Чешуя волос хлестнула его по спине.
  - Да. И ты больше ничего не хочешь сказать?
  - Прости, брат. Но я не собираюсь церемонно обниматься. Оставь это Алару. Тот обожает всех хватать за плечи и прижимать к своей груди. - Едкий смешок упал в пустоту.
  Небольшой укол в болезненное место, иначе это и не назвать. Но он не вспыхнул, лишь только слегка качнув головой - настроение брата было понятно. И не стоит усугублять. Как сделал бы как раз Алар... Но он постоянно ослеплен своими видениями будущего и слишком вспыльчив. Не видя реальности за своим мнением. И тем что произойдет - когда-нибудь и может быть.
  Ормах поднял ладонь, протягивая ее названному родственнику.
  - Я все понимаю. Прости. Но армия мне действительно необходима. Она необходима нам.
  - Выделил он последнее слово небольшой вспышкой внутренних энергий.
  - Что ж... Я как раз закончил. Летуны готовы. И просты в обращении, даже твои с Аларом очень секретные полукровки смогут обращаться с ними сходу. Лучшее, что может предложить магия и наука. Смесь биологии и закаленной стали. Я назвал их драконами. В подвалах моей твердыни их около ста штук...
  Кормато застыл, не продолжая. Только внимательно взглянул ему в глаза. Ормах ждал продолжения, прислонившись к приятно холодящей стене, автоматически поглаживая когтями подбородок.
  - И у меня есть второй подарок для расправы с моим старшим. Для вас двоих. Два летуна... полностью собранных по общей памяти. Алые истребители. Наслаждайтесь.
  Кормато резко развернулся и переступил порог лабораторума, взмахнув рукой. С потолка упала перекрывающая плита черного железа, отсекая его от Ормаха.
  Он тряхнул головой. Нет, не так представлялась эта встреча. Совсем не так. Но... сказать было и нечего. Что ему делать? Царапаться в переборку, прося его выслушать и оправдаться?
  А, собственно, в чем? В том, что они обязаны сделать?
  Хмыкнув, он посмотрел на свои ладони, уже сжавшиеся в кулаки. Спокойствие, кровь должна быть холодной. Нельзя вспылить. Да, эмоции Кормато понятны. Но за ними стоит и что-то еще. Какой-то скрытый вызов или намек... или и то и другое одновременно. Решив обдумать это позже, он провел когтем по ладони, почти разрывая жесткую плоть. Боль помогает сосредоточиться.
  Значит, пора действовать дальше. Чтобы себе не думал Кормато и какие бы двойные смыслы не вкладывал в слова. Поэтому он и не любит общаться мыслью и образами. Но, если это правда - это очень мощно. Два алых летуна! Даже он смутно помнил эти красивые, великолепные, могущественные машины, силы которых хватало чтобы уничтожить целые области. Много лет назад, еще при первой попытке, именно такими орудиями смерти он управлял, уничтожая конкурентов их рода... А Алар всегда восхищался ими издали, опасаясь управлять лично. Ссылаясь на всякие глупости в оправдание. Ведь тогда не было еще всей этой ерунды про уклады и традиции. Они делали что хотели... и разнесли все живое в этой галактике кроме одной планеты, куда сбежали оставшиеся Духи. Если он, конечно, правильно помнил. Воспоминания о тех временах размывались, плыли, дробились на части, изменяясь и каждый раз выглядя по- другому. Как будто ветвясь на различные вероятности прошлого. Только Алар, пользуясь своей частью Дара от порченой крови, помнил целиком. И еще и поэтому он так сходит с ума...
  Может быть, в этом и был скрытый смысл?
  Ормах сложил ладони в замок, сконцентрировав мысль, и прогоняя все посторонние образы - один толчок, импульс уходит к командирам его воинства.
  'Входите в твердыню и направляйтесь в хранилище, вот сюда. Здесь нашу армию ждет новое оружие'.
  Не выходя из быстрого транса, он метнулся, пробивая сознанием пространство, к Алару и бросил ему образы диалога с Кормато. Да, он разозлится на реакцию его названного брата, но летуны... алые истребители... Пусть он порадуется. И вышлет черную стражу за своим подарком.
  
  
  Глава 6.
  
  Замерев, я прочувствовал резкое вторжение в свое сознание Ормаха, осознав полученные образы. Прервав контакт, ничего не посылая в ответ, резко выдыхаю, сжав кулаки. Несколько сложных, сплетенных в один клубок, эмоций. Радость от успешной работы, удивление от подарка, злоба на Кормато за его поведение, тоска от ассоциаций, вызванных тем же подарком, ярость при попытке найти скрытые смыслы...
  С усилием разжимаю ладонь, глядя на свои пальцы. Не время и не место для проявления своих слабостей и мыслей. И, кажется, я опять только что оскорбил Ормаха таким резким действием. Нельзя этого допускать. Я должен извиниться, нет - обязан.
  Двери в зал медитаций раскрылись и на пороге появился глава черной стражи - даймони, сохранивший разум в полном объеме. Сбивая мои путаные мысли, заставляя встряхнуться и резким ударом энергий, вырвавшихся из моего тела, опрокинуть его на стену.
  - Не смей прерывать мои размышления, слуга! - Из легких вырывается хрип.
  - Я принес важные вести, Лорд. - Проскрипел он сквозь сжатые зубы.
  - Молчи, когда я говорю! - Новая вспышка ненависти вырвалась из моих ладоней, заставляя трещать его нечеловечески прочные кости. - Молчи, молчи, все молчите, и дайте мне, наконец, подумать!
  Ярость, вскипевшая в черной крови, всегда столь легко откликающейся силой на жар эмоций, схлынула вместе с последним выплеском энергии, остывая...
  Почувствовав холод, зазнобивший по моим венам, заставляя плоть ежиться от внезапного выброса без подготовки, и легкое раскаяние от такого действия к верному слуге, я опускаю руки.
  Наклонив голову, смотря в пол, по которому медленно оседает всклубившийся было мелкий дисперсный песок, успокаиваю разум.
  - Прости меня, Нуриэль. Что ты хотел донести?
  Медленно подхожу к копошащемуся на полу главе стражи, кутаясь в плащ от нахлынувшего холода, жгущего мои жилы.
  - Лорд... Есть угроза. - Кашлянув, он сплевывает темную кровь на пол, утирая рот тыльной стороной чешуйчатой ладони. - Наши дозорные обнаружили что-то, достойное внимания.
  - Например? - Бросаю я, присаживаясь рядом с ним и кладя руку на его плечо, оценивая повреждения его внутренностей от своей вспышки гнева. - Лазутчики Румиила?
  - Похоже на то. Несколько теней - и никак взять образ их аур. Но они явно проникли за периметр сигнальных заклинаний. И, вероятно, они уже здесь, в Цитадели.
  Киваю, сосредотачиваясь.
  - Спасибо, друг. Иди, отдохни.
  Поднявшись на ноги, закрываю глаза, раскидывая руки, и отрешаясь от зала, где очень медленно поднимается на ноги, покряхтывая, глава стражи.
  Линии и структуры, из которых состоит окружающая реальность обрушиваются в мой разум, вставая несочетающимися образами, сплетаясь в океан того, что и есть мир. Где здесь то, чего не было раньше?
  Три серых хрустальных сферы, медленно вращающихся вокруг своей оси, испускают из себя символы и узоры, скользя по острым граням изменяющегося куба...
  Куб - это Цитадель. Где то, что мне нужно? Накладываю картинку на память о местоположениях. И - вот оно - они... в моей спальне.
  Раскрыв глаза, несколько раза моргая. Зрительный, плотский, тяжелый мир обрушивается на мое восприятие, отзываясь в голове гудящей болью и свистом в ушных проемах.
  Покачав головой, восстанавливаю понимание окружающего, следя за тем, как исчезает головокружение и болезненные ощущения.
  Что ж. Кто бы ни были таинственные ассасины - я разберусь с ними. Сам. Прекрасный повод избавиться от продолжающей кипеть от схлынувшей, сдавленной злобы, кровь. А противопоставить что-либо исконному высокородному, тому, кто пришел сюда из красных песков и далеких сфер - никто ничего не сможет. Кроме таких же как я...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) О.Головина "По твоим следам"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"