Алкар Дмитрий: другие произведения.

Союз Хазарии и Руси.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очень важный отрывок (один из параграфом) моей научной работы (защищённой перед ВАКом), посвящённой еврейству в Киевской Руси и союзным взаимоотношениям Киевской Руси и Хазарии. Про авторские права и копирайты не говорю - это по умолчанию. Но если кому нужна часть - пожалуйста, берите, только с обязательным указанием автора и ссылкой на меня (эту статью). Ссылочный аппарат наличествует, проработан лично. Но из-за формата СамИздата не входит. Читайте, наслаждайтесь и соглашайтесь. Или спорьте, неважно.

  Одним из важных мотивов зарубежной историографии данного направления является акцентирование на роли "достопочтенного Песаха" и его взаимоотношений с князем Руси Игорем.
  Дело в том, что походы русов на Каспий первой половины X в. в отечественной историографии рассматриваются, как правило, в связи с русско-византийскими отношениями. Предполагается, что эти походы являлись следствием русско-византийских договоров, были предприняты русами в порядке выполнения их союзнических обязательств перед Византией и имели своей целью ослабление политических противников Византии в Прикаспийском регионе. Однако не учитывается разработанный в интересующем меня зарубежном направлении историографии вопрос военно-политического и экономического сотрудничества Руси и Хазарского Каганата. В первую очередь, в источниковедении сохранился материал о "достопочтенном Песахе", склонившем Русь к военному взаимодействию. Далее, не учитывается фактор того, что военным экспедициям русов на Каспий предшествовал длительный период экономического проникновения в этот регион на основе сотрудничества Руси и Хазарии.
  Данный подход не учитывает Хазарию и весь спектр интересов и связей Киевской Руси. Поэтому в зарубежной историографии авторов интересующихся Хазарией этот подход не применяется. Там исследуется как раз взаимосвязь Руси, Хазарии и иудейской (еврейской) общины. На последнем этапе развития отечественной историографии данный аспект внешних связей Киевской Руси также начал исследоваться и применяться во время поиска новых объективных подходов.
  Чем эта точка зрения не устраивает авторов исследуемого мною подхода к историографии? Тем, что изложенная выше точка зрения, по сути дела, не предполагает существования у Руси собственных интересов на Каспийском море и совершенно оставляет в стороне роль самой Хазарии, позицию которой, казалось бы, нельзя не учитывать, поскольку все походы русов на Каспий осуществлялись через ее территорию.
  И тут мы подходим к общему посылу и теме исследования историографии, являющейся объектом моего исследования. О рассматриваемой авторами данной теории концепции давности, плотности, взаимовыгодности и союзническом характере отношений с одной стороны Хазарии и еврейской общины на территории Киевской Руси, и с другой стороны - собственно Киевской Руси и её славянско-варяжского элемента.
  Начну с экономических связей.
  Бассейн Каспийского моря входил в сферу экономических интересов варяжско-славянского населения, по крайней мере, с IX в. Тогда по Каспию проходил путь, связывавший Восточную Европу со странами Востока. Согласно сообщению Ибн Хордадбеха, этот торговый путь шел по Дону и Нижней Волге, Каспийскому морю до лежащего на его южном берегу города Джурджана (Гургана) и далее в Багдад. Этот торговый путь был под контролем Хазарии. Торговлю на нём вели хазарско-иудейские купцы рахдониты. Имевшие также наимеванование "голхия Рус": "идущие через Русь". Эта торговая артерия приносила большие прибыли и была чрезвычайно важна в тот исторический период.
  Однако же этот маршрут описан Ибн Хордадбехом как путь купцов-русов, из чего можно заключить, что они играли видную роль в торговле на Каспии. О том, что в IX в. русские купцы поддерживали торговые отношения со многими прикаспийскими областями, говорит и указание Ибн Хордадбеха на то, что отправлявшиеся в путь по Каспию русы имели обыкновение высаживаться "на любом берегу" моря.
  Также к X в. русы уже имели свою колонию в Итиле, которая, по-видимому, была довольно внушительных размеров, коль скоро для разбора тяжб русов и сакалиба был выделен специальный судья.
  Кроме того, в большом количестве кладов, датируемых 8-9 в.в. значимую долю составляли арабские монеты, которые можно было получить в славянских землях только с помощью транзитной торговли через Хазарию и с помощью рахдонитов.
  Всё это говорит о том, что Хазария и иудейская община наладили серьёзные и долгосрочные отношения со славянско-варяжским населением территории Киевской Руси. Вовлекая их в международную торговлю, развивая товарно-денежные отношения и выводя в некотором роде, на новый этап общественного развития.
  Кроме того, данный факт означает, что славянские купцы принимались в орбиту и состав международной системы иудейского купечества (рахдонитов), становясь её неотъемлемой частью. До такой степени, что арабскими географами были отдельно упомянуты именно купцы-русы.
  Данный факт также и частично объясняет появление целого иудейского народа под названием кенааним, представлявших собой славяноязычных (славянских) иудеев. Которые были результатом плотной взаимосвязи славянско-хазарского населения Киевской Руси и Хазарии (и иудейской общины).
  Собственно о военно-политическом аспекте.
  Хазария и иудейская община остро нуждалась в союзнике для противостояния все усиливавшимся мусульманским государствам Прикаспия. Многочисленные правители Дагестана, бывшие в массе своей язычниками, могли быть потенциальными союзниками Хазарии против арабов, однако же не представляли собой значительной политической силы вследствие своей разобщенности. Союз Хазарии с Византией уже не существовал, окончательно распавшись к 60-х гг. VIII в., когда Хазария была вытеснена из Восточного Закавказья, интересовавшего Византию. Хазария и Византия вовсе перешли к противостоянию, поддерживая враждебных друг другу правителей мелких государств Закавказья. Например, в конце VIII в. Хазария поддерживала абхазского правителя Леона II (758-798), противостоящего влиянию Византию в пределах своих владений.
  Кроме того, Хазария и иудейская община в военных действиях опиралась, в основном, на гвардию состоящую из мусульман. С одной стороны, они принадлежали к далеким от Закавказья и арабов восточно-хорезмийским племенам, но, с другой стороны, все же их религиозная общность лишала Хазарию свободы маневра в конфликтах с исламскими правителями.
  Хазария же вела военные действия против мусульманских владык. В самом начале IX в. хазары предприняли локальный набег на Арран. В середине IX в. обитавшие в районе Дарьяла цанары (санарийцы), пытаясь противостоять нашествию арабской армии Буги Старшего, обратились за помощью к трем государям: "правителю Рума", "правителю хазар" и некоему "правителю славян (ас-сакалиба)". Кстати, показателен выбор союзников. Как напоминание о возможном взаимном "тройственном союзе" Византии, Хазарии и Варяжско-славянских правителей. Византийский император никакой реальной помощи оказать им не смог. О том, кто был владыкой славян в тот период историографии мало что известно. А вот хазары откликнулись на призыв цанаров. Местные ширванские хроники говорят о военных действиях, участниками которых были, с одной стороны, Буга Старший и наместник Дербента Мухаммад ибн Халид, а с другой - хазары и аланы в первой половине 50-х годов IX в. Следует сказать, что аланы были единственным верным союзником Хазарии в борьбе против их врагов с южного направления, т.к. исповедовали христианство и их можно было без колебаний привлечь к борьбе с мусульманскими правителями. Однако они воевали как иррегулярная конница и не могли обеспечить Хазарии необходимый уровень военной поддержки. Также, у иудейской общины и хазарского государства был торговый флот, однако военного не было, по свидетельству того же ал-Мас'уди и других авторов.
  Естественно, с такой вводной внешнеполитического положения, Хазария - единственное в мире государство где иудеи могли чувствовать себя спокойно - интересовалась не только в экономическом и культурном (о чем будет сказано ниже) сотрудничестве с варяго-славянами Руси, но и в военном союзе.
  Ведь русы были заинтересованы в регулярных походах, в том числе и на Каспий и, главное для Хазарии и иудейской общины, они обладали боеспособным флотом. Это побуждало хазар извлекать для себя выгоду из создавшегося положения и выдвигать определенные условия, на которых они обеспечивали бы русам беспрепятственный доступ в бассейн Каспийского моря. Основным условием, очевидно, было оказание военной помощи против враждебных Хазарии исламских правителей Западного и Южного Прикаспия. Однако же славяно-варяжские правители Киевской Руси обладали и собственными интересами в регионе, о которых они уже знали благодаря упомянутым выше медународным торговым связям, налаженным благодаря иудейской общине и славянским торговцам внутри единой "торговой корпорации" рахдонитов" и собственным же видением ситуации. Поэтому придти к единым решениям было довольно сложно.
  Тут я и перехожу к роли "достопочтенного Песаха", столь важного для данного направления историографии. Он, будучи главнокомандующим войск Хазарии в Причерноморье, имел большие амбиции и хотел сыграть решающую роль в новом военно-политическом союзе Руси и Хазарии. Судя по О.И. Прицаку, он решил воспользоваться традиционным средневековым способом для прояснения ситуации, принудив Олега к походу русов на Каспий на условиях Хазарии с помощью военной угрозы. Выдвинувшись из Тмутархи (Тмутаракани), он победил войска Олега и после этого на своих усвлоиях провел с ним переговоры.
  Сначала Песах разорил византийские города Крыма, а затем нанёс поражение Олегу ("Хельгу" в источнике) и приказал ему повернуть своё войско против Византии. Эти события подробно изложены в Кембриджском документе и выглядят следующим образом:
  "Тогда сказал Хельгу:
  Воистину, Роман подбил меня на это.
  И сказал ему Песах:
  Если это так, то иди и воюй против Романа, как ты сражался против меня, и я отступлюсь от тебя. Но если нет, тогда я здесь или умру, или буду мстить пока жив".
  В результате, из переписки Песаха и Аль-Итиля историографы наблюдают, что ему удалось придти к следующему соглашению с Олегом: он участвует в походе на Каспий против враждебных Хазарии правителей. Выделенное Олегом войско оценивалось не менее чем в десять тысяч воинов. Это было типичным средневековым способом отношений, ведь в любом случае добыча оставалась бы за русами. Военно-политические же выгоды получала Хазария в связи с уже вышеуказанными проблемами, которые она испытывала в данной сфере.
  Собственно Прицак О.И., Голб Н., Барталь И. подробно анализируют переписку Песаха и Аль-Итиля, делая далеко идущие выводы, которые они подтверждают, основываясь на последующих событиях. Именно потому, что классическая отечественная историография всегда недооценивала роль Хазарии и иудейской общины, но акцентировала внимание на Византии, им удалось сделать ряд оригинальных находок и предположений.
  Основываясь на анализе переписки, а также приведенных выше факторов, в том числе географического характера (границы Хазарии) , они делают вывод о том, что поход русов (славяно-варягов) на Каспий в 943-944 г.г. был как раз результатом данного события. Т.е. киевская элита не воспринимала данный договор как некий чуждый, навязанный силой извне, а считалась с ним и он шел в общем русле ее интересов.
  Тут историография возвращается к вопросу о том, что данный поход был не единственным и русы (славяно-варяги) ходили на Каспий и до того. Историографии известны походы: первый между 864 и 868 г.г.; второй в 909-910 г.г.; третий в 913-914 г.г. У историографов как отечественных, так и зарубежных, возникал вопрос: какой характер носили предыдущие походы.
  Большинство историографов считает, что поход меду 864 и 868 г.г., а также второй 909-910 г.г. носило исключительно грабительский характер вольных дружин. Т.к. государственность ещё не была сильна. Во-вторых же, данные походы носили локальный характер.
  Третий же поход носил, во-первых, нелокальный размах, что известно историографам по свидетельствам того же Аль-Масуди. Являясь для жителей региона шоком. Во флотилии было пятьсот кораблей, каждый из которых вмещал в себя по сто воинов. Естественно предположение, что это была уже централизованная военная акция киевских правителей. Вопрос же в том, являлся ли он актом союзнических отношений с Хазарией или нет? Историографы делают вывод что да, являлся.
  Приводятся следующие доказательства.
  Во-первых, русы связались с хазарским царем (каганом), попросив у него разрешения пройти по Волге в Каспийское море (т.е. по территории Хазарского Каганата), предложив за это половину будущей добычи. На что тот ответил согласием. Пропускать же неизвестную и возможно ненадежную силу такого масштаба Хазария бы не стала. В таком случае получается, что данные силы были давно и хорошо известны Хазарии как надежные и союзные. Что логично при том посыле, который разрабатывается данными историографами: славяно-варяжское население и элита страны были уже серьезно взаимосвязаны с Хазарией посредством организованной иудейской общины, в первую очередь состоявшей из международных торговцев, в орбиту которых вовлекалось и славяно-варяжский элемент, получивший название "кенааним".
  Во-вторых, хазары в 909 или 912 г.г. в союзе с дагестанскими князьями воевали с прикаспийскими государствами Дербентом и Ширваном. Против которых и был обращен удар русов. Что означало, что у них был общий враг. Данное совпадение также произошло не просто так, а являлось возможностью хазар привлечь на свою сторону союзника, обладающего военным флотом, для уничтожения противника. И данный союз являлся объективно взаимовыгодным, т.к. молодое Древнерусское государство получало возможность обогащения за счет добычи; выхода на Каспий; развития отношений с Хазарией, что давало возможность продолжать углублять международную торговлю через иудейскую общину и ее "торговую корпорацию" рахдонитов.
  В-третьих, после успешного завершения похода, когда русы с богатой добычей вернулись в Аль-Итиль, столицу Хазарии, произошел чрезвычайно показательный эпизод.
  Каган был доволен сотрудничеством с русами. Однако уже упоминавшаяся выше мусульманская гвардия, костяк вооруженных сил Хазарии, показала свою ненадежность. Она оскорбилась уничтожению своих единоверцев русами и подняла открытый мятеж с целью уничтожить русов. Царь Хазарии сделать ничего не смог. Единственное что он смог сделать, не имея возможности опереться на кого-либо еще (союзные царю аланы были иррегулярной конницей и находились, в основном, на территории Кавказа), так это предупредить русов о готовящемся предательстве. В результате, русы сошлись в битве под Аль-Итилем с мятежной гвардией и смогли одержать победу, понеся при этом крупные потери. Чем спасли свое войско от уничтожения, на тот момент, и обезопасили власть царя Хазарии, которому эта военная сила также могла бы угрожать.
  Этот эпизод показателен тем, что иудеям Хазарии, составлявшим городское население и элиту страны, была нужна союзная опора. Т.к. гвардия, состоявшая из единоверцев жителей тех государств, с которыми она часто воевала, была ненадежна и всегда готова к предательству. Других же сил, кроме иррегулярной конницы и наемных сил у Хазарии практически не было.
  Таким образом, нужно сделать вывод, что Киевская Русь была необходима Хазарии не менее чем Хазария Киевской Руси. Для Хазарии русы (славяно-варяги) были единственной возможной военной опорой в критической ситуации. Для Киевской Руси же, иудейская община и Хазария были необходимы для централизованной, упорядоченной и активной внешней торговли.
  В результате, делается следующий вывод: союз Хазарии и иудейской общины с одной стороны, и Киевской Руси с другой, существовал еще с начала века как минимум. Эпизод же с Песахом показателен тем, что к тому времени (началу 940х г.г.) Киевская Русь укрепилась до такой степени, что хотела пересмотреть отношения, показав что теперь именно она является главной и ведущей силой в союзе двух держав. Однако, Песах, будучи способным военачальником, смог доказать правителю Руси Олегу обратное, вернув старое равновесие интересов в отношения двух стран.
  Соглашения Песаха и Олега, если доверять интерпретации данного направления историографии, заключалось в том, что Песах принудил Киевскую Русь пойти войной на Константинополь. Данный поход состоялся в 941 г. Однако этот поход был совершенно неудачен, т.к. флот русов был сожжен греческим огнем. После неудачи этого четырехмесячного месячного похода Олег, продолжая исполнять союзнические обязательства в отношении Хазарии, как раз и повернул свою дружину на Каспий, чтобы нанести там поражение еще одному врагу Хазарии.
  Данный поход хорошо известен историографии. Во-первых, по Кембриджскому документу. Основе большей части исследований и предположений исследователей интересующего меня направления. Там, однако, несмотря на подробное его описание, не дана датировка. Датировка же и дополнительное описание даны в трудах арабских географов. Арабский писатель Ибн Мискавейх определяет дату похода в 943-944 г.г. Данная датировка считается в историографии классической, т.к. он был практически современником событий. Более поздний сирийский историк тринадцатого века Бар-Эбрей датировал поход 944-945 г.г. Поход был успешен для русов. Они взяли богатую добычу и разорили земли врага своего союзника.
  Более всего данная тема разработана в вершинах историографии данного зарубежного направления: "Хазарско-еврейская переписка X века" Прицака О.И. и Голба Н., "История еврейского народа в России: от древности до раннего нового времени". под ред. Барталя И. и Кулика А., "Происхождение Руси" Прицака О.И.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"