Сан Саныч: другие произведения.

Двое из бара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История приключения двух друзей, один по профессии технарь, второй гуманитарий судмедэксперт.
    Два разных мнения на жизнь в постоянных спорах и философских баталиях о его смысле.
    После очередного обсуждения важной проблемы в баре, два друга пытаются вернуться домой, но судьба забрасывает их в иной мир. Где им суждено стать героями в другом мире.
    В новом мире, героям сразу предоставляется возможность познакомится с гостеприимностью, местных племён не терпящих чужаков, с работорговцами и конечно же с опасными животными, поражённых магией древних, охраняющие границы забытых земель.
    Для выживания в суровом мире, нашим героям придётся использовать приобретённые по жизни все свои навыки и знания.

Двое из бара

Annotation

Задумка...
Показать максимально реально, как могут развиваться события с людьми разного склада ума и характера.
Как без "роялей", только на одном опыте и знаний одного мира, можно выжить в суровых реалиях чужого мира.
Рассказать, как герои "раскрывают" свои "внутренние таланты" в опасных ситуациях. Преодолевают самих себя и вбитые догмы общества старого мира, ради спасения себя и близких.
Показать, что чествуют и на что готовы пойти друзья ради победы над смертельной опасностью. Как это бывает - когда адреналин наполняет твоё тело, а смертельная опасность проходит рядом. Как меняется характер и мировоззрение людей в закалке опасных событий.
Первое убийство героями и осознания этого, делимы и размышления ты или тебя.
Показать, как полученные знания на диване можно приспособить в новом мире для спасения себя и друзей.
В рассказе присутствует большое количество описаний боевых сцен, сражений.
.


Двое из бара

Вступление

     На окраине небольшого промышленного города, в районе новостроек, между двумя высотными жилыми домами, расположен бар - 'Три поросёнка' с оформлением под средневековье, декоративно отделанный деревом и мебелью под старину. Бар был разделён на несколько зон комфорта с тематическим оформлением: в одном месте на стенах висели трофеи из голов животных, на другой стене старинные щиты и холодное оружие. Строение бара практически в упор граничило с лесными насаждениями, что ещё больше придавало этому месту схожесть с древним трактиром.
     Одной из особенностей данного бара был живой звук в исполнении разных начинающих групп в стиле Фолк-метал, поэтому в определённые дни он был забит желающими послушать исполнение своих любимых песен под пиво.
     И вот в один из прекрасных тёплых осенних дней в конце недели двое друзей решили провести время в этом баре, так сказать отдохнуть от проблем насущных.
     Два друга, совершенно разных как по образованию, так и по взглядам на жизнь, любили спорить о всяких мелочах в уютном баре 'Три поросёнка', попивая великолепное тёмное пиво с приятной лёгкой горчинкой, которое замечательно расслабляло тело, наслаждало душу спокойствием и удовлетворением. Негромкая музыка, приятная атмосфера, отменное пиво, замечательная закуска - все условия для начала интересной дискуссии по теме, которая давно засела в голове и требовала срочного обсуждения. А где ещё вершить судьбы и рождать гениальные мысли как не за выпивкой в компании единомышленников с разным мнением на обсуждаемую тему, сидя за большим деревянным столом с очень хорошим оформлением под древность, с красивой резкой по дереву, где вместо обычных толстых ножек вырезаны мифические персонажи, похожие на гномов, что одной рукой придерживают кружку пива, другой - большую столешницу? Именно за такой мебелью сидели два друга, обсуждая перспективный вариант, решающий большинство проблем. Название ему - терморектальный криптоанализ*, или ректотермальный, кому как удобнее. Возникшая мысль оформилась между третьим бокалом тёмного пива и пятым бутербродом с чудными копчёностями и давала все шансы затянуть разговор надолго.
     Андрей:
     Лично я всегда считал, что это зависит от ситуации. А мой друг, Александр, - что от предпочтения самого аналитика. По крайней мере с этого мы начали беседу, плавно переходя на три начала термодинамики и главное то, что вся абсурдность этого никак не противоречила нашему обсуждению.
     Посмотрев на пустую тарелку с закусками и пару-тройку осушенных пивных бокалов, я решил зорким взглядом осмотреться в баре. После недолгой настройки резкости были замечены пара сонных тел, мирно дремавших в дальнем углу и грустная, сонная физиономия бармена, по которой явно читалось желание разогнать всех оставшихся клиентов, самому принять пару стопок и прилечь на кровать. Не найдя ничего более интересного взору - я решил внести предложение заканчивать дискуссию:
     - Турыч, ты балбес. Заявляю я со всей ответственностью, - встал из-за стола и, покачиваясь по синусоиде*, направился к выходу из бара.
     - Нет, Андрей, балбес - это ты, - с пафосом провозгласил Александр, поднимаясь на ноги, делая первые шаги, также пошатываясь, но из чувства противоречия шёл по косинусоиде вслед за мной.
     У входа в бар, сверившись с мобильным хронометром, именуемым в народе смартфоном, я констатировал, что всё-таки беседа затянулась до трёх ночи, плавно переходя в раннее утро, зевнул и начал набирать номер вызова такси.
     Этот замечательный бар нам показал один мой друг, который проживает в этом районе. Однажды, провожая его, мы соблазнились на предложение посетить новое заведение и провести дегустацию местного пива, эксклюзивного производства некоторых частных пивоварен. В итоге закончилось тем, что мы перепробовали весь пивной ассортимент с фирменной закуской. С тех пор и повелось проводить там время. Всё бы ничего, но единственным недостатком был транспорт. Точнее, его отсутствие в позднее время.
     В абсолютно благостном настроении, приближающемся к состоянию 'добраться до ближайшей кровати и лечь поспать', без успеха мы пытались вызвать такси: то ли время не то уже было, то ли место такое, куда не хотели ехать таксисты. После очередного ответа оператора заказа такси - 'Машин в вашем районе нет' и других попыток вызвать машину к бару, результатов мы не получили. После небольшого обсуждения как быть, было решено быстро выйти на главную дорогу, соединяющую старую часть города с этим районом и по ней добраться на 'главную' остановку этого района в надежде дождаться дежурного троллейбуса или же найти там дежуривших 'Бордюрщиков' - водителей, занимающихся частным извозом.
     Единым голосованием было принято решение пройтись пешком и подышать воздухом.
     В народе говорят: 'для бешеной собаки семь вёрст не крюк', а учитывая, что 'заряжены' пивом и хорошим настроением от 'посиделок' в баре мы были на полную, то весь наш энтузиазм и наши стопы направили в лесной парк, дабы сократить путь.
     Местный лесопарк, в котором непонятно по какой причине ещё не срубили все деревья и не застроили этот участок земли, углубился в район новостроек. Он представлял из себя лесок с редкими насаждениями деревьев и большой плотностью кустов, рассекаемых множеством тропинок, и являлся любимым местом для собачников, выгуливающих своих питомцев, а также местной молодёжи, любившей притаится в кустах, чтобы покурить и выпить.
     Самое тёмное время суток - перед рассветом, таит много тайн. Днём или ночью отчётливо различаются цвета, а в промежутках между ними мир как бы выцветает: становится блёклым и смазывается. Именно в этот период времени чаще всего людям, особенно находящимся в изменённом состоянии сознания, мерещится всякое. Но лично я в тот момент ничего такого не замечал. Двигаясь через лесок, по направлению к цели и радуясь, что впереди две недели отпуска, я обращал внимание только на дорогу под ногами и сосредоточенное сопение своего друга Александра за спиной.
     Вдруг на меня накатило неприятное ощущение, стало дискомфортно, по телу пробежала непонятная судорога, сдавила грудную клетку и от напряжения в висках появилась неприятная боль. За этим последовало чувство невесомости тела в совокупности с ощущением неприятного головокружения в обволакивающем "нечто". Показавшееся нестерпимо долгим, это неприятное ощущение закончилось, позволяя сделать глубокий вдох. Пока я пытался разобраться, что не так с моим организмом, ноги сами вывели меня на поляну. Остановился и ещё раз прислушался к своему телу - посторонних и неприятных ощущений я не выявил. Мысленно пожав плечами, протяжно зевнул, поднял голову и осмотрелся. Первое, что привлекло моё внимание, так это яркое свечение луны. Потом не спеша я осмотрел территорию вокруг себя, но не обнаружил тропинки, ни одной. Сразу же пришла мысль, что с этим местом что-то не так, какое-то оно странное и непривычное. Необычно чисто для такой полянки, и ещё кое-что, что я не могу уловить. Пока шёл по тропинке, подсвечивая себе телефоном дорогу, то и дело на глаза попадался всякий мусор: упавшие ветки, листва, человеческий мусор в виде одноразовых салфеток и посуды, в общем всё то, что остаётся от людей, находившихся на природе. А вот на границе этой странной полянки раз - и весь мусор закончился. Странно всё это...
     Ещё раз обвёл взглядом поляну в поиске ближайшей тропинки: так как не хотелось идти через заросли напролом по темноте, даже несмотря на яркий свет луны и фонарик в телефоне. Протёр глаза, в надежде снять с себя наваждение, присмотрелся и заметил какое-то строение или камень, по расположению как раз находившийся в центре этой полянки - оттуда виднелось слабое поблёскивание. Немного подумав, я решил пойти посмотреть: может оттуда будет понятно, куда дальше идти.
     Александр:
     После продолжительного спора с Андреем Докторовичем в баре и неудавшейся попытке вызвать такси, решили пройтись подышать своим перегаром по лесному парку, так сказать, сократить путь и встретить рассвет, идя домой... Практически романтика.
     Следуя за Андреем и сопя себе под ноги, периодически осматривался, сверяясь со своим внутренним компасом и своим ведущим в надежде, что идём правильно и не отдаляемся в лесопосадку в обратном направлении.
     Несмотря на вынужденную прогулку, среди ночного леса идти было легко, дышалось полной грудью, сильно зевалось, и очень хотелось побыстрее добраться домой, лечь на свою кровать. Пятница прошла замечательно и выходные сулили приятное времяпровождение ничего неделания.
     Периодически сверяясь со спиной Андрея, которая иногда пропадала за кустами на очередном повороте тропинки, я краем глаза заметил вспышку. Подумалось, что неподалёку проехала машина, возможно мы уже близко к дороге: радостные мысли обнадёживали. Проходя между кустов, ощутил странность в своём теле: головокружение и небольшой позыв тошноты, а потом лёгкие сжались, не давая возможности сделать вдох. Как рыба, глотая губами воздух, я пытался вдохнуть, но безрезультатно, в глазах начало темнеть, и сразу же появилось чувство, что меня затягивает куда-то в неизвестность, полёт в никуда на мгновение прерывается чувством обволакивающего нечто, препятствующего дальнейшему падению, потом неожиданный рывок, и меня вырывает из этого препятствия, толкая дальше в неведомое. А потом... Бац! и всё прошло, неприятные чувства, сковывающие мой организм, прошли, давая возможность резко сделать вдох и выдох. Глубоко вдохнув, почувствовал облегчение.
     - 'И что это было?' - задумался я. В голову пришли сразу мысли, что возможно я мог оступиться и кубарем упасть в овраг или ещё что. Но больше не думая лишнего, просто открыл глаза и осмотрелся. Повертев головой, увидел спину Андрея. Тот стоял недалеко впереди меня и к чему-то прислушивался. Подойдя ближе к другу, сфокусировал своё зрение и увидел, что мы стоим на краю какой-то поляны: деревья и кусты закончились, и стало совсем светло. Подняв голову, я увидел большую полную луну, освещающую поляну.
     - 'Эммм, - раздалось у меня в голове. - Вроде не припомню такую яркую луну, когда выходили из бара', - вертя головой по сторонам, я пытался понять, куда мы вышли, и вспомнить, есть ли в этой лесопосадке такая полянка или Сусанин из доктора всё-таки вышел. Я хотел было спросить у него, где это мы, но заметил, что мой друг куда-то пристально смотрит. Отойдя в сторону и поравнявшись с ним, прищурился в попытке самостоятельно найти причину ступора своего товарища. Недолго мучаясь, мысленно плюнул и спросил:
     - Андрей Докторович, что там?
     - А-а-а, - задумчиво ответил Доктор, - поляна странная, и там вот что-то есть, пошли посмотрим.
     - Ну пошли, веди меня, Сусанин, - сильно зевая, ответил я.
     От нечего делать, пока я шёл за Андреем, в мою голову полезли всякие мысли. Он не очень любил, когда я его называл Доктором, ибо это противоречило его натуре прекрасного правильного, его коробило, когда я его называл Доктором, постоянно поправлял меня, что он не доктор, а судмедэксперт. Как по мне всё равно, что в живых копаться, как и в мёртвых - это работа доктора, да и проще его звать так: Док, Доктор, лучше так, чем людей пугать словом 'судмедэксперт'.
     Попробуй по пьяни такое выговорить с заплетающимся языком да ещё и быстро. Скорее обматеришь невзначай всех присутствующих.
     Шагая свободной походкой и высматривая неприятности, я чуть не столкнулся с Андреем, который резко остановился. Я, как пассажир в вагоне, начал осматриваться, из-за чего замедлился. Отходя в сторону, заметил то ли мерцание, то ли блики отражения. Попытался сфокусировать взгляд и приметил пруд, в котором отражается лунный свет, причём с ярко-серебряным блеском. Задумался, то ли так красиво, то ли так не может быть.
     Пруд был окружен скальной породой, как будто взяли гранитную твердь и сделали в ней чашу практически ровной формы и наполовину опустили в землю, потом добавили декоративные выступы по краям и сверху. Напоминал он чей-то каменный прудик. Для полного антуража не хватало ещё японских красных рыбок и цветков лотоса. По размерам казалось, что этот водоём в гранитной скале был диаметром в четыре метра, каменные выступы были неравномерные от полуметра до метра, кое-где с острыми краями. Но больше всего привлекало внимание вода, и то, как она отражает ночное светило. Такое впечатление, будто жидкость в пруду под светом луны плотного, насыщенного серебристого цвета. Подойдя ближе, я заметил, что несмотря на казавшуюся 'плотность' жидкости можно было увидеть через воду стенки каменного дна.
     Из мыслей меня выдернул громкий рык. 'Гррр', - послышалось ещё раз. Я аж растерялся, не зная, что и думать: это явно не у меня в животе урчит и не у Андрея.
     Из-за высокого скального выступа у пруда показалась животное. Высунув свою усатую морду, оно, оскалило зубы и уставилось на нас.
     Мой мозг начал спешно подбирать все варианты происходящего - от того, что кто-то по ночам выгуливает огромную кошку без поводка, и, как вариант, что она просто сбежала от хозяина, и сейчас у нас будут неприятности.
     Наверно минуту мы с Андреем практически не дышали, а наши пьяные мозги выдавали кучу дурацких вариантов как избежать когтей и клыков зверюшки: от банального убежать и до абсурдного - отбиться чем-нибудь, но это было бесполезно, так как территория вокруг водоёма была идеально чистой - ни палки, ни другого мусора, ни даже камней не было.
     Из ступора нас вывело движение животного. Оно решило полностью показать себя, пройдя по краю пруда в нашу сторону. Огромная кошка, наверное, высотой метр шестьдесят, неспешно пошла к нам, размахивая хвостом. Подойдя ближе, уселась напротив нас, зевнула, обнажая напоказ всю прелесть белых клыков. Возможно, под впечатлением происходящего или под страхом мне показалось, что её передние клыки выглядели неестественно большими и остроконечными, и мой мозг судорожно стал выдавать варианты мой гибели от этих белоснежных зубов. С трудом прогнав невесёлые мысли, сосредоточился на осмотре нашего пушистого гостя. Отвёл взгляд от торчащих клыков и постарался окинуть взором всё животное. С такого расстояния можно было полностью осмотреть эту огромную кошку, напоминающую больше наверно барса или другого представителя кошачьих. Не знаю почему, но именно ассоциация со снежным леопардом надежно приклеилась к этому зверю в моём сознании.
     Когда чувство животного страха более-менее прошло, а вместе с ним и остолбенение, появилось осознание, что сейчас никто не будет меня и моего друга кусать и рвать когтями, я медленно выдохнул, пытаясь сосредоточиться на дальнейшем осмотре животного.
     Окрас шерсти пепельный с тёмными полосками вперемешку с круглыми пятнами, напоминающими закрученную спираль, разбросанными по всему телу. Большая кошачья морда, усы неестественно прямые, белые, сильно выделяющиеся большие голубые глаза, как два чайных блюдца, заглядывают тебе в душу, одновременно завораживая и пугая глубиной своего взора, радужка глаз поблёскивала золотом. По шерстяной морде рассредоточены мелкие чёрные пятна, а над глазами в полудуге чёрные линии, придающие схожесть с густыми бровям. Создавалось двоякое впечатление, что на меня смотрит разумный хищник или любопытный человек. Огромная пасть, способная спокойно проглотить мою голову и, наверное, раздавить как арбуз. Животное зевнуло, в очередной раз показав всю прелесть белых клыков. Уши вроде как у обычных кошачьих, разве что кисточки на кончиках смешно дёргались, когда животное шевелило ими.
     Андрей:
     Большая кошка, чем-то похожая на млекопитающее ирбис, уселась перед нами на краю каменного выступа пруда и начала, как мне показалось, внимательно нас рассматривать, иногда, оголяя свои клыки, невзначай намекая, чтоб мы не двигались и стояли смирно. Её поочерёдный взгляд то на меня, то на Александра красноречиво говорил - 'Вот тебя я съем первым, а вот ты будешь на десерт'.
     - Ррр, мяу.
     И тут Александр сделал шаг вперёд навстречу кошке, остановился. От зверя не последовало никакой реакции. Потом ещё шаг, третий, и Александр Артурович уже на расстоянии вытянутой руки стоит возле огромной кошки, а я только и успел протянуть в его сторону свою руку, пытаясь остановить и при этом стараясь не делать резких движений, хотел окликнуть своего друга, явно поступающего так глупо, но горло резко пересохло, и слова увязли в глухом кашле. От невозможности ещё что-то сделать зажмурился, и в голове сразу представилась картина: могилка Александра с надписью на надгробном камне - 'Умер, пытаясь погладить снежного барса'. Потом в голову ворвались мысли, как бы объясняющие поступки моего товарища - чёртов любитель живности. Вспомнились привычки друга, постоянно пытавшегося погладить чьего-то домашнего питомца в гостях у знакомых. Хотя по нему и не скажешь, но зверюшек он любит, есть у него такая слабость - зоофил неугомонный. Пока мысли пробегали в голове, я приоткрыл глаза, находясь в небольшом остолбенении и немного пошатываясь, попытался схватить друга за шкирку и оттащить от опасной зверюшки.
     Как ни странно, но и животное по отношению к нему вело себя спокойно и сдержанно.
     И вот сейчас, Александр стоит так близко к опасному зверю, чья шёрстка при освящении луны интересно переливается, чуть ли не меняя цвет. Это зрелище завораживало и ломало мозг мыслями о том, как такое может быть. То, что мы в черте города встретили кошку, похожую на ирбиса, а также то, что этот свирепый хищник может не задумываясь разорвать нас на части, видимо даже не приходило в голову моему другу, или он опьянён алкоголем и красотой опасного зверя, кто знает. Хотя именно в этот момент животное совершенно не казалось опасным. Кошка продолжала смотреть на него своими большими голубыми глазами с явным интересом. Что там творилось в его голове, наверное, даже он сам толком не разобрал.
     Александр протянул осторожно руку к лицу кошки, идя на контакт, давая поближе зверю понюхать свой запах. Но для кошки было достаточно и того перегара, что исходил от дыхания человека.
     - Красавица, хорошая, наверняка и умная, - пробубнил Александр. Кошка принюхалась к дыханию Артуровича, чихнула и отодвинулась от него.
     Александр внезапно смутился, сделал шаг назад, почему-то поклонился, развернулся и подошёл ко мне:
     - Андрей, хочу живность пушистую! - протараторил Александр.
     - Зоофил... - обронил я. - А вообще, это какая-то странная кошка, - задумчиво добавил уже шёпотом.
     Что-то случилось, и в поведении животного появилась насторожённость. Резко зашевелила ушами и обнажила свои зубки, мне даже показалось, что по её шёрстке проскочила волна раздражения в виде статического разряда. Кошка начала принюхиваться, потом вроде как уловила что-то только ей понятное, резко встала, развернулась, сделала резкий скачок, в одном прыжке скрылась за каменным выступом пруда и исчезла.
     Александр:
     Как только эта огромная кошка исчезла, сразу закрались нехорошие мысли, что могло послужить тому, что такой опасный хищник испугался и решил исчезнуть.
     Я начал разворачивать тело и крутить головой в поиске опасности или неприятности. На лице Андрея тоже читалось непонимание с озабоченностью. 'Что-то не так', - читалось по его лицу. И что-то засвистело и потом больно ударило меня в затылок, и последней моей мыслью было:
     - 'Откуда? и чем это меня!'

     Примечание
     *Отсылка к термину 'Бандитский криптоанализ' - экспресс-дешифрования информации любой сложности шифровки в присутствии носителя этой информации. Говоря проще, метод нагретого паяльника в жопе. *Волнообразная кривая линия, графически изображающая изменение. >

Глава 1

     Знакомство с местными жителями...
     Александр:
     Вынырнуть из объятий забытья меня заставила нужда. Открыл глаза и почувствовал себя как воскресший зомби: из симптомов ломота в мышцах, во рту неприятный привкус, и не могу пошевелиться.
     Попытка пошевелить телом дала понять, что я практически обездвижен, не могу толком двигаться, то есть проще говоря - связан. Об этом сразу дали знать о себе затёкшие руки, на которых чётко чувствовалась верёвка. И всё моё состояние приближено к ощущению схожему с мешком с картошкой, лежащем на полу. И если верить моим наблюдениям по поводу того, где я нахожусь, насколько позволяло определить моё зрение, то я вроде в каком-то сарае. При попытки включить мозговой штурм, чтобы проанализировать произошедшее со мной за последнее время, был обрадован резко проснувшейся болью в затылке, дающей знать о себе с каждым пульсом. Натужно скрипя мыслями с похмелья, попытался ещё раз вспомнить, что произошло, и почему я тут связанный и вытираю пол собой.
     Воспоминания давались тяжело, отвлекала боль и общее состояние тела. С трудом шевеля извилинами, я попытался воссоздать прошедшее.
     Так, вроде как день начался буднично, потом встреча с другом, потом поехали в одно любимое место попить пиво и просто проводить неделю по всем канонам пятницы. Долго сидели, о чём-то как всегда спорили, потом как бы собрались по домам, проблема с такси, ах да, решили чуток пешком пройтись, потом странный сон про шикарного барса возле чудного ставка и вроде всё. Моя голова как 'чёрный ящик' после авиакрушения с натягом выдала недавние события, но, к сожалению, не прояснила моё нынешнее состояние. В очередной раз попытавшись всё-таки вспомнить, как я оказался связанным, был послан головной болью подальше.
     Лежа на полу и ворочаясь, попытался оценить, как меня связали, и возможности развязаться: так, ноги связаны на щиколотках и в коленях, руки сзади, в районе локтей поленились связать или посчитали не нужным.
     - Ну это они зря, - ехидно пробубнил я себе под нос и полез руками в сторону правого кармана, где был брелок на небольшой цепочки в стиле большого серебряного доллара со спрятанным внутри лезвием виде заточенного когтя. Данное сувенирное изделие использовалось мною в основном для вскрытия упаковок, резал целлофан, картон. Очень удобно, когда кучу оборудования приходилось упаковывать в коробки, а на объекте всё распаковывать. В начале у меня был швейцарский ножик мультитул, но он вечно мешал мне в кармане, особенно когда я сидел. Иногда я выкладывал его, а потом забывал брать собой, а вот это монетка брелок на маленькой цепочке не мешала мне, и ей всегда можно было что-то подрезать или сделать маникюр чисто по-мужски - выколупывать грязь из-под ногтей, а то отвёрткой как-то неудобно.
     Кое-как на ощупь добрался до своего брелка, по цепочке перебирая пальцами, выдвинул лезвие ногтями и на ощупь начал кое-как резать верёвки. Пару минут, и я приспособился срезать верёвки, еще пару минут - и я свободен. Встал и сразу же прошёлся по карманам.
     - Мда, походу почистили меня полностью, только одежда и осталась. Телефон, ключи, кошелёк, ножик-мультитул навороченный, специально с работы забрал, даже мелочь по карманам вывернули, а, нет, пару скомканных бумажных билетиков побрезговали, оставили на память, наверное. И как только брелок не забрали, не разобрались с застёжкой наверное, она там специфическая, а вот что жвачку забрали, еще больше расстроило меня:
     - Вот гады! - и чем мне теперь этот привкус изо рта убрать.
     Тут с противоположного тёмного угла послышалось тяжёлое дыхание или сопение. Подойдя ближе, увидел своего друга Андрея, также связан, и, зараза, даже похрапывает в таком состоянии, вот же доктор - всё ему нипочём. Полюбовавшись этим сюрреализмом, выдохнул, подошёл ближе и начал срезать с него верёвки своим брелком. Развязав Андрея, пару раз его легонько пнул, но он только громко хрюкнул, развернулся на другой бок и продолжил сопеть.
     - Вот же пофигист, алкоголик, явно на дежурствах и не в таких положениях засыпал, спартанец дел больничных.
     Пройдясь по так названому сараю, нашёл дверь, подёргал - закрыта, прислушался - тихо. Судя по свету, проходящему через щели в досках, уже наверное середина дня.
     Подойдя в дальний угол, сделал неприличное дело - 'Помочил угол'. А куда деваться, радует, что по-большому не тянет. Сделав ещё пару кругов по сараю, раздумывая, как быть и чего делать, ещё пару раз прошёл мимо, пнул Андрея в надежде разбудить, но тот как настоящий боров отвечал мне громким хрю, и спросоня послал в лес по жёлуди, явно когда проснётся захочет перекусить.
     Провёл самодиагностику тела, руки перестали болеть в местах где были связаны, единственное, что беспокоило, так это сильная боль в затылке. Подошёл к просвету в сарае в попытке высмотреть, где мы и что там происходит снаружи, поглаживая рукой больное место на затылке, представляя, что и как я буду делать с гадом, который меня ударил, и теми, кто связал.
     Только присев на корточки у двери, услышал шаги и по появившейся тени понял, что кто-то собирается войти в сарай. Несмотря на боль в затылке я сразу же сформировал план действий, точнее месть за всё вот этому первому попавшемуся.
     Ещё в первый раз осматривая дверь, по петлям я понял, что она открывается внутрь, и давала прекрасную возможность спрятаться за ней, так я и поступил.
     Дверь открылась, впуская в темноту сарая уличный свет. Неизвестный вошёл на порог, потом отошёл в сторону, давая свету в проёме осветить весь сарай.
     И тут я начал действовать, резко захлопываю дверь и в подскоке ногой сбиваю неизвестного, и сразу же, не давая ему опомниться, с разворота ногой бью по его ноге, ещё подскок и кулаком в живот, от боли его сминает пополам. Пользуясь моментом, наношу удар коленом по его лицу.
     Неизвестный в полусогнутом состоянии так и упал на бок, пытаясь сделать вдох: явно я удачно попал кулаком, наверно в солнечное сплетение, до сих пор не может набрать воздуха в лёгкие, и, недолго думая, я наношу ногой удар по лицу несчастного. Жестоко, но я был злой и на взводе, переживёт сломанный нос.
     Немного подождал в ожидании, придёт ли в себя неизвестный и полезет ли драться, но нет, так и остался лежать, похоже, что всё-таки без сознания. Запоздалая мысль приходит: а вдруг он не один? Резко обернулся рядом с дверью, прислушался - никого и тихо; подхожу, приоткрываю дверь и всматриваюсь на улицу. Мгновенно жмурюсь от яркого света, потом понемногу привыкаю.. Сначала увиденное меня озадачило, погрешил на проблемы со зрением, зажмурился, проморгался и снова осмотрелся. Сознание не сразу захотело воспринимать увиденное мною, а именно - небольшое количество людей в непривычной для меня одежде, странные деревянные дома. Первая посетившая меня мысль, - экопоселение сектантов, которые не терпят чужаков. Потуги мозга начали обрабатывать информацию в поиске об услышанном или прочитанной информации, где неподалёку от нашего города есть такое поселение или хотя бы деревенька, или дачный кооператив. Результаты поиска выдали два ответа: рядом нет таких поселений, или мы завернули не туда и прошли дофига лишних километров, что тоже очень маловероятно. Остаётся банальное похищение.
     И тут мысли пошли в пляску - Доктор точно никому не нужен, патологоанатомы, тьфу ты, точнее судмедэксперты явно не в цене, остается как наиболее вероятная цель это я, работающий на оборонку, хотя если меня попросить и нормально отблагодарить, то я и на стороне могу сделать 'шабашку'. А насчёт страшных секретов, так как по мне самый секретный секрет, который я знаю и клялся никому не говорить, так это где работяги нашей фирмы прячут 'сэкономленный' спирт, и замаскированная каптёрка, где люди 'греются' зимой. А все технологические секреты давно есть в просторах интернета - бери и делай, что нужно. Чем я, собственно, и занимаюсь: есть техническое задание, ищем в интернете электрооборудование повышенной надёжности для разных специфических решений, производим подбор оборудования к нашему изделию, учитывая все тонкости работы систем управления и отображения информации с кучей датчиков и сенсоров, а потом я всё это интегрирую в единую систему управления, а дальше отладка под удобство пользования.
     Остаётся вариант, что нас попутно или случайно прихватили, вот только для чего. На ум приходить только один вариант - куда пропадают бездомные и пьяные - их тихо пускают на органы, только чего это мы в сарае какого-то посёлка, а не в подвале какой-то тайной лаборатории. Значит всё-таки временная база перед конечной отправкой... Другие мысли по сложившейся ситуации мне в голову не приходили, наверно очередной приступ боли в затылке в сочетании с похмельем не способствовал размышлению о всевозможных теориях заговора.
     От тяжёлых мыслей и хождения вперёд-назад мимо бессознательного тела незнакомца, которого я пару раз пнул чисто ради улучшения своего мыслительного процесса или просто сгоняя небольшую злость, меня посетила запоздалая мысль, что не мешало бы обыскать этого 'визитёра', и может я получу ответы на некоторые вопросы. Обыск выдал скромное ничего и абсолютное нифига, не считая мелочи, ножик топорной работы, даже в полутьме было видно, что работа так себе - заточенный кусок металла, непонятная хозяйственная мелочь, одежда - ну точно экопоселение под старину. А что я хотел найти, наверное, мобильный и удостоверение личности? Ха, наивный я и мысли у меня детские.
     Стянул пояс с бесчувственного тела - связал руки; часть одежды, распустив на полоски, использовал для связывания ног. Сидя возле связанного на корточках, прислонившись спиной к стене, пытался 'поднять' тяжёлые мысли о том, что делать дальше. Меня оторвал от мыслей чей-то крик, не сразу сообразив, кто и кому кричат и куда. Так как речь была непонятна и смысл неясен, суть дела дошло до меня только тогда, когда этот неизвестный 'крикун' подошёл к двери сарая и ещё раз громко крикнул.
     От такой неожиданности я рефлекторно отскочил в сторону и прижался к стенке. Логика услужливо подсказывала мне, что ищут первого незнакомца, который не отвечает на крики. Затаившись в тени, я присел возле проёма двери. Проскользнувшая мысль об отсутствии в данной ситуации чёрного плаща и снаряжения как у какого-то там героя раздосадовала, но похмельное состояние усиленно мешало голове вспомнить варианты всех героев подходящего жанра. В итоге притворился недониндзя в ожидании дальнейшего развития событий.
     Второй незнакомец еще раз прокричал что-то на непонятном для меня языке и потихоньку начал входить в сарай. Моё сердце резко застучало, не знаю почему, но мой взгляд уловил, как рука незнакомца легла на ручки ножа в ножнах. Незнакомец осторожно вошел в сарай и начал осматриваться. Повернувшись в одну сторону, он ничего не заметил, повернулся в другую и опустил взгляд, увидел сидящего меня на корточках рядом с лежащим связанным телом. Мгновение мы сверлим друг друга взглядом, я чувствовал себя облажавшимся ассасином недоучкой, которого не научили прятать трупы и не попадаться на глаза. Незнакомец, недолго думая, выхватил нож, а я как дурак единственное, что успел сделать, так податься вперёд и с размаху ударить в пах кулаком, чисто по-пацански.
     Удар получился какой-то смазанный, я немного промахнулся, но всё-таки чуток задел, этого хватило, чтоб второй незнакомец немного согнулся и отскочил с перекошенным лицом. Этого момента хватило мне для того, чтобы резко вскочить на ноги и выхватить трофейный нож, переходя в боевую стойку. Противник оценил мой 'враждебный вид', поудобней ухватился за свой нож и приготовился к нанесению удара. Недолго думая, он сделал пару прямых выпадов в мою сторону.
     Заранее отойдя в сторону, как мне казалось, на безопасное расстояние, рефлекторно уклонился от одного выпада, от второго, увеличил дистанцию отскоком. Оценив технику и скорость противника в попытке достать меня ножом, облегчённо выдохнул и понял, что ситуация не сильно опасная для меня.
     Всё происходившее в полутёмном сарае напоминало мне нападение в тёмном переулке 'гоп-стоп', и мои приключения с этими ночными представителями городской прослойки молодёжи. Отскочил на пару шагов назад, дав мыслям поглотить себя. Сразу вспомнились события прошедших лет.
     Первый раз, когда со мной такое произошло, я отделался пропажей мобильного телефона в придачу с пустым кошельком, порванной курткой, а в качестве бонуса на память об этой встрече - пятью швами на правом плече, четырьмя на руке, шесть неглубоких порезов по всему телу, благодаря куртке, разбитым носом и немного отбитыми почками. После того случая я записался в секцию по самообороне, боец из меня не вышел, но были вбиты основы, что даже в небольшом опьянении заставляли при встречах с незнакомцами рефлекторно держать дистанцию и быть готовым к большинству вариантов развития событий.
     Второй случай нападения на меня был в классическом жанре, зашёл не в тот переулок в лёгком опьянении и встретил двоих Робин Гудов, предложивших облегчить мою финансовую ношу. В результате опять у меня порезанный пуховик, и в кровь разбитая рука об чью-то голову, вроде как нападавшим достались и другие 'приятности' от меня, но случившееся я смутно помнил, в итоге снова пришлось покупать новую курточку, лечить порезы, благо не нужно было швы накладывать.
     После этого случая по сарафанному радио на работе о моих приключениях меня в оборот решил взять работающий у нас на фирме консультант и менеджер по налаживанию взаимоотношений между клиентами, бывший военный, Дамир Олегович, официально - офицер мотострелковой части на пенсии, участвующий в боевых операциях в официальных конфликтах и засекреченных - о которых лучше не знать, чтобы спокойнее сиделось в туалете*.
     Дамир был ростом метр семьдесят, среднего телосложения, на вид ничем не отличается от обычных служащих - военная выправка, привычка вместо указаний раздавать приказы, по-военному загибать матерные слова, от которых ты входил в ступор, и твой мозг пытался понять 'Это как такое может быть?', своим громким офицерским голосом мог построить всех одной командой, особенно без дела гуляющих, доходчиво объяснить, где твоё рабочее место и как нужно работать.
     Первое время даже руководство, оказавшись рядом и услышав командный голос, по старой привычке вскакивало и строилось со всеми, а потом материлось.
     Так вот этот бывший военный после моего рассказа про мои приключения решил
     взять меня на небольшое попечительство и поучить некоторым приемам. Сначала Дамир показывал мне хитрые, но простые приёмы, а потом и вовсе заставлял тренироваться в спарринге с ним. Иногда мы собирались у него на даче с его другими учениками и знакомыми. Такой кружок 'нож и лопаты'. Он нас обучал приёмам самообороны и владением ножом, а мы копали ему огород, заготавливали дрова и немного помогали со стройкой. Как он говорил, это вместо разминки и кросса вокруг дачного посёлка. В дальнейшем такие совместные обучения привели меня к знакомству с группой людей так называемых 'Ролевиков', но это уже другая история.
     После периодических тренировок с Дамиром Олеговичем моё мастерство в ножевом столкновении выросло до приемлемого уровня курсантов спецшколы, давая возможность на рефлексах в большинстве случаев уклоняться от простых ударов ножом 'джентльменов удачи' и, по возможности, обезоружить противника, если получится, попросту говоря выбить нож и набить рожу от всей души, если, конечно, не попадётся профессионал, но тут уже только неотложка в помощь мне, если я не пойму, кто мне попался, и не успею убежать.
     Так вот, после двух выпадов ножом в мою сторону этого незнакомца практически в интимной обстановке местного сарая, я оценил противника: скорость удара нормальная - быстрый прямой выпад рукой, техника на уровне гопника со стажем, наверное. Ещё раз оценил его удар, уклонившись, а другой его выпад отбил по касательной и в контратаке нанёс удар кулаком по его руке, в которой зажат нож. Когда рука с ножом противника была максимально отклонена в сторону от моего удара, я ногой попытался нанести удар в живот, но противник подставил левую руку в качестве блока, и его немного оттолкнуло назад. Понял, что выпады ножом незнакомца для меня не сильно опасны, при условии держаться на расстоянии, и у меня есть шанс победить его.
     Я сосредоточил удары трофейным оружием по его руке, в которой был нож. Когда противник понял, что своими ударами я собираюсь не проткнуть его торс, а просто вывести из работы его руку, то было уже поздно. Глубокие порезы на запястье и пальцах кровоточили, и он с трудом держал оружие. Теперь противник перешёл в оборону и начал пятиться назад. Продолжалось всё недолго, так как пятясь назад незнакомец не увидел лежащего на полу Андрея и зацепился за него. По сути именно это я и планировал, направляя его движения своими обманными ударами. Как только противник начал падать на спину, я резко ускорился в его сторону, ожидаемо, что рука с ножом была выставлена вперёд, а второй рукой падающий попытался смягчить падение. Я, выбрав наиболее очевидный вариант представившимся мне случаем, подскочил сбоку, двумя руками произвёл болевой захват его руки с ножом, сразу начиная выворачивать запястье, и ногой нанёс удар в грудь. Потом болевой захват всей руки, как результат - вывернутая рука и смещение плечевого сустава напавшего на меня, вот тут я просчитался, упустил момент, когда у противника хрустнуло в плече, и он закричал от боли. В этот момент окончательно разбуженный Андрей вскочил, пару раз подпрыгнул на месте, озираясь по сторонам, увидел меня, как я держу в захвате незнакомца, и тут доктора сработал рефлекс - 'Наших бьют!', и Андрей произвёл комбо из трёх ударов ногой - печень, почка и желудок. От чего чужак замолк, видимо последний удар выбил из него последний воздух. На немой вопрос Доктора "Что за фигня?!", я также красноречиво молча выражением лица ответил: "А фиг его знает, сам напросился!"
     После долгого и вопиющего крика от боли незнакомца моим болевым захватом к нашему (пока Андрей спал и был в неведении сарайчик был мой) сарайчику начали сбегаться местные и опять же на непонятном языке в вопросительной интонации что-то выкрикивать, явно интересуясь кому и что там прищемило.
     По голосам и шороху возле сарая я понял, что сейчас сюда набежит толпа местных, и нам с Андреем будет плохо и возможно очень больно. Первое, что я крикнул Андрею, это, чтобы он быстро закрыл дверь и подпёр её, не впуская никого. Отпустив руку своего противника, еще раз заехал ему по почкам ногой, уложил на пол, заломал вторую руку, прижал спину своими коленом и начал связывать, попутно рассказывая всё своему другу, что произошло с момента, как я проснулся, и все свои догадки по поводу нашего похищения и нашей дальнейшей судьбы. В дверь начали ломиться, Андрей напрягся, делая упор двери всем своим телом. Закончив связывать пленника, я услышал громкий - Бац! - отчётливый звук прозвучал в дверях. Повернув голову в сторону двери, увидел красное лицо Андрея с явным офигевшим выражением - в сантиметре от его уха торчало лезвие ножа. Момент ступора, с плавно доходящей мыслью, что шутки закончились, ещё пару мгновений, после чего я быстро поднимаюсь, поднимаю нож пленника и бросаю Андрею, матерясь в душе и высказывая другу, куда этот кусок метала запихнуть рвущемся сюда людям. Андрей, недолго думая, развернулся боком, подпирая плечом дверь и также резко вогнал в щель свой нож. За дверью послышался чей-то крик, доктор резко выдернул нож, осмотрел его, скривился. Следующий удар в дверь чуть не откинул Андрея, к этому моменту я уже подбегал к двери и с разгону припечатал её своим плечом, после чего, приняв удобное положение, подпёр своим телом.
     Бац! - рядом с моим животом вылезло металлическое лезвие. Небольшой ступор, переваривая ситуацию и... тут я закипел, выхватил из-за спины трофейный нож и начал в ответ наносить удары по щели в двери.
     Через пару минут толкания и криков явно раненых, благодаря нашим трофейным ножам, ломиться к нам перестали. Воспользовавшись передышкой, я заглянул в щель в дверях, раздолбанную моим ножом, чтобы оценить ситуацию снаружи. Удалось увидеть, что возле нашего сарая собралась приличная толпа людей, наверное, штук пятнадцать, других по краям рассмотреть не получалось из-за плохого обзора. Толпа чего-то ждала, активно жестикулируя и показывая в нашу сторону. Пытаясь рассмотреть обстановку с разных ракурсов и других щелей, заметил движение в сторону сарая. От увиденного я впал в ступор: к нам бежали четыре человека, в руках у них было бревно, суть которого сводилась тараном выбить дверь. Нервно дёрнул щекой, с трудом выдавил из себя:
     - Андрей, в нашу сторону, бегут с бревном, будут вышибать дверь!
     Отталкивая своего друга от двери, сам резко отпрыгиваю в другую сторону. Когда шум бегущих уже был близко, мне в голову пришла шальная мысль - я ухватился пальцами за дверь, раскрывая её. В это же мгновение разогнанный 'паровоз' из четырёх тел и бревна, удачно минуя дверной проём, влетел в наш сарай.
     От неожиданности 'гости' проскочили вглубь сарая, но крайний бегун зацепился за порог, и весь 'состав' по инерции пошёл кубарем - походу отпустить бревно никто не сообразил. Недолго разглядывая кучу упавших в обнимку с бревном тел, я быстро поднялся, сразу же ударом ноги закрыл дверь, и вовремя - кто-то попытался проскользнуть, но получил по носу. Кричу Андрею, чтобы держал дверь, тем временем разворачиваюсь в сторону наших гостей, с явным намерением всех 'ласково поприветствовать' в нашем скромном сарае. Сделав короткий разбег, с ноги ударил первое попавшееся тело. Не ожидавший такого незнакомец отлетел на метр и шлёпнулся на задницу, ударившись, наверное, ещё головой об стенку сарая, второй силуэт человека, видневшийся рядом в темноте, уже поднялся на колени и попытался оглядеться. Я, не долго думая, в подскоке коленом наношу удар в лицо, тот жалостно вскрикнул и упал на пол, держась руками за лицо: вроде как сломал ему нос, но не уверен. Перешагнув через него, замечаю третьего уже вставшего на ноги, четвёртый уже поднимается с колен.
     Быстро прикинув план действия, делаю обманный удар рукой, противник рефлекторно поднимает руки, закрываясь, а я сразу чисто "по-спартански" наношу прямой удар ногой в пах, но третий успевает заметить удар и выгибается назад и в сторону в попытке уйти от удара, сталкивается со стоящим сзади четвёртым.
     Временное замешательство со стороны третьего, противник пытается понять, кто мешает и в кого он упёрся задом, это даёт мне миг подскочить и ногой ударить его по коленке сбоку, тот от удара сгибается в полу-приседе, сразу же сверху вниз наношу удар кулаком в челюсть. Противник успевает поставить блок рукой, и мой смазанный удар проходит вблизи лица, задевая ему нос, и сразу же я своей левой рукой в полуобороте наношу рядом стоящему четвёртому удар в грудь. Тот явно не понимает, что происходит, и с реакцией у него явно проблемы - он пропускает мой удар в грудь, пошатывается немного, теряет равновесие, отступая на пару шагов назад. Дальше, не обращая внимания на него, я переключаюсь на третьего и сразу же коленом наношу удар, но тот успевает подставить руку, и удар не прошёл. Понимая, что момент неожиданности уже упущен и нужно разорвать дистанцию и попробовать по-другому, я отступаю назад на два шага, чуть не зацепившись за бревно. Встал недалеко от Андрея, который уже приловчился держать дверь и сдерживает всех любопытных, рвущихся сюда. Один из четвёрки решил напасть. С криками, размахивая ножом, побежал на нас, но через три шага споткнулся об одного связанного и, сбившись с шага, с заплетающимися ногами, потерял равновесие и начал падать в нашу сторону. Я прокричал Андрею, чтоб тот резко распахнул дверь и отошёл в сторону. Наш незатейливый 'крикун' по инерции полетел в сторону двери, и чтобы его полет не прервался на пороге, Андрей сделал ему ускорение пинком под зад, и в этот момент кто-то попытался снова заскочить снаружи в открывшейся проём и столкнулся с 'крикуном'.
     Бум! - кубарем упали за сараем двое. И я сразу же ударом ноги закрываю дверь. Не успел я обернуться, как ещё один с ножом подскочил ко мне и замахнулся. Рефлекторно я успел отклониться, развернувшись и выгнувшись назад, сделал шаг в сторону, потом попытался перехватить руку нападавшего в болевой захват, одновременно нанеся прямой удар ногой по коленной чашечке. Противник присел на подогнувшейся ноге, и мне удалось поймать его руку в захват. Начинаю выворачивать ему запястье. Выбив нож из руки, снова бью ногой по его колену, не отпуская руку из захвата, делаю шаг за его спину, заламываю руку. Удар коленом в поясницу, удушающий захват сзади. В таком положении иду с ним к двери, попутно оглядываясь, не подкрадывается ли ещё кто-то ко мне.
     Андрей понял меня сразу, рывком открыл дверь, и я вышвыриваю очередного гостя наружу. Сразу же захлопываю дверь и разворачиваюсь в поисках остальных, в полумраке нахожу их взглядом, один лежит на полу, прикрывая руками лицо, второй вжался в угол, сидя закрылся руками. Недолго думая, подхожу к каждому, заламываю руки в болевой захват и выпроваживаю к двери, вышвыриваю наружу - сопротивление они не оказывали и хорошо. Отдышавшись от утренней гимнастики, прижался к двери и через щель начал осматривать происходящее на улице. Увиденное мне явно не понравилось, так как там собрались три здоровых мужика из серии накачанных стероидами мышц, и в руках у них были настоящие боевые топоры. И тут я нервно сглотнул, - все, если до этого местные как-то и пытались 'шутить', то теперь все будет серьёзно и больно особенно нам. Резко развернулся, отскочил от двери и в полумраке начал искать бревно. Нашёл, попытался поднять, не получилось с первого раза, поудобнее перехватил и потащил к дверям, кое-как пыхтя дополз с бревном, приставил к дверям, всё, упор готов. За дверью послышались шаги и непонятная речь, вроде как к нам обращались, но мы с Андреем всё равно ничего не поняли, хотя по интонации догадались о их намерениях. Не услышав от нас ответа, местные решили действовать. По двери что-то ударило, со второго удара стало очевидно, что её просто пытаются прорубить, о чём наглядно говорило торчащее лезвие топора. Примерно через пять минут дверь порубили на щепки, освободив проход в сарай. Первого смельчака, решившегося войти, ожидал сюрприз в виде бревна и двух отчаянных психов вроде нас с короткого разбега несущихся к нему с бревном в руках.
     Первый смельчак отлетел далеко, метров на три. Следующий желающий зайти к нам в гости, играючи мускулами и разминая кулаки, перешагнул тело неудачника, направился к нам. По выражению его лица было явно видно, что нянчиться с нами никто не собирается, а нас сейчас будут бить и очень больно.
     Встретили мы его также радушно с бревном и матерными криками. Замахнулись размашисто, удар был хороший, только вот результата никакого, нас просто оттолкнули вместе с бревном в угол сарая. Бросив дерево, мы с другом пошли в атаку: "что может быть прекрасней, чем двое на одного, особенно если ты не тот один", - думал я.
     Первая попытка ударить этого качка ногой в бок чуть не оказалась фатальной для меня - мой удар был игнорирован перекаченными мышцами, а меня за ногу схватили 'клещи экскаватора' и отшвырнули к стенке сарая. Было очень больно, головная боль высказала всё, что думает про мое кунг-фу. Пока я вставал с пола, рядом со мной оказалось в том же пируэте тело Андрея. Как отброшенная тряпка он шмякнулся об стенку и с грохотом упал. Пока Андрей поднимался на ноги, а я с хрустом размял шею и прокручивал варианты, как завалить эту гору мускул. В этот момент на мгновение в проёме появился ещё один качок, по ходу третий, и рожа у него была довольной. Он осмотрелся, посмотрел на второго, хмыкнул, что-то сказал и остался в проеме караулить, наверное, чтобы мы не убежали.
     Подошли мы вместе Андреем с разных сторон к улыбающемуся варвару, а по-другому его назвать было сложно, накаченный торс, рост примерно два метра с причёской, в плечах шириной практически как я с Андреем, загорелое тело, лицо большое, округлое с квадратными скулами, и дико раздражающая ухмылка.
     Окружив с двух сторон этого варвара, каждый из нас попробовал со своей стороны нанести пару ударов, но не один не прошёл, все удары были блокированы или отбиты руками. Немного отдышавшись и переглянувшись с Андреем, я коротко обозначил цель нашей атаки - по ногам!
     Отвлекающий удар я нанёс рукой в районе груди и сразу же ногой по коленной чашечке, доктор ударил вроде по месту в подколенный сгиб. Наша гора мускул дрогнул и, немного присев на мгновение, попытался отмахнуться руками от нас. Я, резко отойдя в бок, нанёс встречный удар по его руке в болевую точку в районе предплечья, Андрей же наносил удары под колено, тоже по болевым точкам и ещё куда-то. После ухода от серии из двух ударов противника по мне, моё внимание снова упало на его ноги, и до меня только сейчас дошло, что обут он был в какие-то сандалии, то есть пальцы на ногах были уязвимы, Я сразу вспомнил про свой многострадальный мизинец, особенно недавний случай, как спросонья задел ногой гантель (которую было лень убрать с вечера) - наверное мой утренний мат по этому неприятному случаю был слышен на весь двор и в соседних квартирах.
     Только и успевая уворачиваться от очередных мощных, но не сильно быстрых ударов противника, я воспользовался мгновением, когда Андрей отвлёк своими ударом внимание на себя. Я резко присел и скользящим по полу движением нанёс удар ногой в район его левого мизинца. Результат был неожиданный - наш 'партнёр по спаррингу' громко вскрикнул и резко отпрыгнул от нас на шаг-два, застыл в позе цапли. Мы вместе с доктором застыли тяжело дыша, смотря на мускулистого мужика, где на лице отображалась искренняя пацанская обида за свой пальчик. Увидев такое, я аж подавился воздухом, сбился дыханием и начал кашлять. Наверное, полминуты мы стояли в тишине, слушая тяжёлое дыхание друг друга. В сарай сразу заглянул один из воинов и неожиданно получил остатком двери по лбу, не знаю, толи рефлекторно, толи на взводе Андрей решил такое сделать. Пока заглянувший приходил в себя от неожиданного удара дверью в лоб, держась рукой за лоб и закрывая себе обзор, Андрей резко ударил его в подбородок, и ударом ноги в пах вытолкнул из проема двери сарая.
     - Хм, вот оно как, не зря ходили вместе на тренировки, хотя и пропускали часто по работе, а ведь иногда получается вот так вот ошарашить противника, - тихо пробубнил Андрей.
     Тут я почувствовал и услышал сильный удар ногой по полу, походу наш 'обиженный' качок решил отомстить нам. Поворачиваю голову, так и есть, тряся мускулами и разминая шею, к нам двинулась 'смерть', во всяком случае так я подумал, когда не успевал уйти от третьего удара и в спешке поставил блок руками. Удар противника был сильный и очень болезненный. Меня откинуло в сторону, и я задницей упал на пол, чувствуя до сих пор на руках этот тяжёлый удар. Пока я пытался встать с застывшими в защитном блоке руками у головы, рядом со мной упал кто-то. Кое-как разлепив руки, увидел Андрея - ему тоже сильно досталось.
     Решив выиграть время для Андрея, чтобы он пришёл в себя, я попытался повторить скользящий удар ногой в приседе по тому же мизинцу, но боец как-то неестественно резко отпрыгнул назад и буквально чуть ли не зашипел на меня - всё его выражение лица показывало, что он со мной сделает, если я трону его мизинчик. От произошедшего я аж впал в небольшой ступор. Пока мы буравили друг друга взглядом, Андрей пришёл в себя, поднялся и, немного пошатываясь, попытался встать в боевую стойку, осмотрелся и спросил меня:
     - Что я пропустил?
     - Бей по мизинцам его ног, это самое больное место у него на данный момент, - ответил я. Доктор кивнул, и мы оба разошлись в стороны, окружая противника с двух сторон.
     Через пару попыток задеть его мизинцы на ногах, мы с доктором по очереди опять оказались отброшены сильным ударом чуть ли не об стенку сарая. Не знаю, что его больше разозлило этого кочка, попытка задеть его мизинец на ногах или поочерёдные удары, которые должны были вызвать боль или временное онемение мышц. После очередного полета к стенке сарая я получил новый ушиб на спине и, наверное, небольшую контузию от удара головой об стену. Попытка подняться удалась с третьего раза, рук я практически не чувствовал, за доктора не знаю, зрение у меня поплыло, поэтому плохо видел.
     Была ещё пара попыток совместной атаки с нашей стороны с Андреем на этого мускулистого бойца, но это я уже смутно помнил и плохо видел, удалось ли его задеть. Очередное моё падение на пол от сильного удара в район груди, не спас даже блок руками и частичный уклон с поворот в попыткой уйти от прямого удара. Потуги встать не дали результата, ноги тряслись, тело болело, сознание было мутным, было одно желание - желание оторвать хоть кусочек от этой непробиваемой горы мышц.
     Послышался громкий крик, и в сарай вбежали люди. После недолгой возни и попытки кому-то что-то набить - они нам или мы им - нас повалили на пол, начали бить ногами. Убедившись, что мы практически не шевелимся и не можем сопротивляться, начали нас связывать, но эту часть происходящего я уже смутно помнил.
     Примечание к части
     *Отсылка к выражению 'замочить в туалете'

Глава 2

     Александр:
     Придя в себя от сильной боли, обнаружил, что лежу в какой-то лачуге связанный.
     Кое-как повертев шеей, увидел своего друга, также лежавшего на полу связанного.
     Дежавю, - проскользнуло в голове.
     Примерно час моего субъективного ощущения мы лежали на полу и своим дыханием подымали пыль с пола. Попытка откашляться прошлась дикой болью по грудной клетки. Не спеша в мою голову потекли мысли о произошедшем. Хорошее было только одно, мы остались живы, а дальше по списку плохие новости, пунктов на десять, если не больше. Наши лица были разбиты, большая часть внутренностей пережила не самый приятный 'массаж', рёбра болели. Большая часть моего тела в синяках. Рук практически не чувствовал, голова гудела, дышать было затруднительно, левый глаз распух и затек, и так далее.
     Шмыгая разбитым носом, я пытался определить, сломаны у меня рёбра или же они треснули, учитывая, что дышать было тяжело, но не больно, резкой боли не было, что немного обнадёживало, хотя из-за сильной боли с боку сложно было что-то точно понять.
     Отлупили нас знатно, одно радовало, что явно хотели взять живьём, поэтому всё прошло чисто по-'мужски', на кулаках. Трое здоровых бугая, играя своими мышцами, не спеша по очереди отметили нас и даже вроде что-то успели перехватить от нас, по крайней мере я стараюсь тешить себя этой мыслей.
     Несмотря на все наши удары по болевым точкам и нервным узлам того качка, результата не было или не особо повлиял, удар у меня был слабый особенно против бойца с накаченными мышцами. Единственно сработавшие болевые точки - удар 'по шарам' в пах. Когда нас пытались связать, я на остатках силы с доктором изобразили последний довод в карте, с криками 'Кия', кулаком пробил 'десяточку', на что наши захватчики явно обиделись, и о чем отчётливо сейчас сигнализируют практически отбитые почки. Бой был недолгим, но эпичным, мы вдвоём с Андреем практически завалили эту гору мышц, ха! - в мечтах разве что, пока нас пару раз чуть не размазали по стенке, было больно, особенно когда от удара в грудь ты отлетаешь и ударяешься спиной и головой об стенку, и у тебя спирает дыхание, и некоторое время трудно сделать вдох. Только благодаря Доктору, знающему анатомию тела и мне обученному куда наносить удары в столкновении с таким противником, нам удавалось так долго продержаться. И ещё то, что походу наш противник не владел каким-либо стилем единоборства, а по старинке размахивал здоровенными кулачищами, явно способными своей силой удара ломать кирпичи, даже блоки руками не спасали нас с Андреем, нас просто сносило.
     Наверно час или больше мы лежали связанные на полу, и рядом с нами стояли или сидели трое охранников. Рассмотреть их у меня не получалось, так как лежал лицом в пол, да ещё с одним видящим глазом я мог разве что видеть ножки мебели и часть пыльного пола. То, что их трое, а не двое, я определил по разговорам всё также на непонятном языке. Сопоставлять, что да как ни было сил и желания, и голова сильно болела, а тело так вообще, поэтому не то, что шевелиться, даже дышать старался реже.
     Как только я подошёл к состоянию, когда у меня не сильно болело тело и начинало клонить в дремоту, на что была надежда заснуть, чтобы меньше чувствовать боль, как открылась дверь, и в хижину, подымая пыль с пола, и пронесся ветром прямо мне в нос, что вызвало рефлекторное желание чихнуть. Моё чиханье отдалось сильной болью по всему телу, от чего я зашипел и начал материть пришедших.
     Не церемонясь нас ухватили за шкирку и попытались усадить. Так как мои ноги меня не слушались, то я завалился на бок, а Андрей, зараза, так вообще уснул и опять как боров хрюкал сквозь сон посылал всех в лес по жёлуди. После нескольких попыток нам придали сидячее положение, из-за чего я шипел и практически кусался, так все мои синяки и травмы резко ожили и завопили дикой болью. Вошедшие посмотрели на нас, задали вопросы на всё том же незнакомом языке, пару раз ударили, приводя в чувства, в итоге кроме наших матерных ответов вперемешку с криками от боли и шипением ничего не добились. Долго тараторя на своём языке, нас всё-таки оставили как есть и вышли, даже охрану оставлять не стали, охранявшие люди вышли с остальными. Оставшись с Андреем, мы недолго думая тупо упали на бок и, простонав каждый о своём, продолжили сопеть, наслаждаясь болью от побоев.
     Через некоторое время в наш домик вошла целая делегация, одним глазом я с трудом разглядел, что вошли три здоровых мужика и четыре женщины. Мужчины развязали нас, а потом положили на плечи свои руки, намекая, чтобы не дёргались.
     В этот момент женщины достали кувшины, миски и начали вытирать наши лица и руки от крови, естественно, от прикосновений к больным местам рефлекторно мы с Андреем дёргались, но крепкая хватка стражников держала в захвате наши тела и трепетания. Вытерпев попытку отмыть наши лица, нам дали напиться, а потом заставили выпить горькую и противную жидкость. Попытки противиться привели к тому, что нам просто разжали рот, закрыли нос и влили с кувшина содержимое. Чуть не подавившись, пришлось проглотить эту гадость. Потом охранники связали нам только руки и ушли, оставив одних.
     Говорить не хотелось, да и больно было, в итоге мы просто легли с Андреем, и каждый со своими мыслями незаметно для себя заснул.
     Выдернули меня из объятия морфея резкая боль, от которой я аж подскочил. Сразу определив причину, хотел было заехать по морде, но руки оказались связаны, сразу вспомнилось, где мы и что случилось со мной и моим другом. Разбудивший меня какой-то мужик, явно приставленный охранник, особо не церемонясь пнул меня ногой и попал по больному месту. Но я как медоед* готов был зубами впиться в своего обидчика и загрызть. Походу моё намерение охранник почувствовал, сразу же с его лица слезла ехидная улыбка, и он отступил на два шага назад. Не долго церемонясь нас развязали, выперли из хижины, отвели куда-то в сторону под дерево, потом нас окружило ещё четверо здоровых мужиков с ножами и мечами наперевес. Тут у меня нервно дёрнулся глаз в предчувствие, что нас сейчас пустят 'по кругу'. Особенно когда нам жестами приказали раздеться, тыкая наконечником копья. Разделся и уже начал рассчитывать, на скольких хватит моих сил и кому чего и куда из их железяк я засуну. Доктор тоже явно подумал про смерть через 'сну-сну' и напрягся, озираясь, явно тоже придумывая, как будет героически умирать. Но несмотря на мои предположения и чьи-то желания или ожидания, в наш круг 'оцепления' зашли две женщины, неся большую миску и кувшин. Путём тыканья и мыканья донесли, что от нас хотят, и как этим пользоваться, а потом забрали наши грязные шмотки и ушли. Тут я пригорюнился, что не успел перепрятать в трусы свой брелок-монетку со спрятанным заточенным лезвием. Не долго топчась под присмотром шести мускулистых мужиков, мы начали умываться. Кое-как с побитыми телами, шипя от боли, помогли друг другу умыться и ополоснуться. После завершения мытья в нас кинули какие-то дырявые тряпки, намекая, что это полотенце. Дальше было счастье, нас сопроводили в местный туалет, где мы каждый по отдельности уединились и предались интимному созерцанию убранства местного туалет с его 'прелестями', благо он был закрыт, а то пристальное внимание шести мужиков меня уже раздражало, и сильно напрягало мою задницу.
     Конвоиры проводили нас обратно в временную хижину и даже не били по пути, не пинали и палками под ребра не тыкали, завели внутрь хижины, даже связывать не удосужились, а просто закрыли двери. Кряхтя, как старики, мы уселись на местную плетёную мебель, уже более подробно осмотрев ещё раз помещение, и, не найдя ничего стоящего внимания, уставились друг на друга.
     - Вот и попили пивка, - сказал Андрей
     - Угу, - вторил ему я.
     - И как нас угораздило так вляпаться, - скрипя зубами, шипел Андрей.
     - Угу, такого 'дерьма' со мною за всю жизнь не случалось, - выдохнул я.
     - И что дальше? - спросил Андрей, то ли себя, то ли меня.
     - Отметелили нас знатно, поэтому дёргаться не имеет смысла, не зря же нас 'погулять вывели' на водные процедуры, даже связывать не стали, с нами все ясно, - высказался я.
     - Ой, как все болит, - кряхтел Андрей, пытаясь размять руку.
     - Угу, - соглашаясь с ним, осмотрел свой бок.
     - Что будем делать? - спросил Андрей.
     - Не знаю, думать голова болит, поэтому я спать и тебе советую, - кряхтя и усаживаясь на кровати, сказал я.
     Через какое-то время в хижину вошли двое охранников, впуская за собой трёх женщин, первые две несли небольшие горшки и кувшины. Охранники не особо церемонясь разбудил нас, дождались, пока мы примем сидячее положение, встали по бокам и, положив свои руки на наши плечи, замерли статуями с прожигающим взглядом. Женщины же сноровисто приступили обмазывать ушибы вонючей мазью. Закончив перевязку, выдали каждому по балахону, заставив надеть, а потом в каждого по полкувшина влили горькой вонючей жидкости, такая же на вкус как первый раз, потом все новоприбывшие покинули помещение.
     Андрей:
     Я с Александром сидели немного в шоке, не каждый день тебя похищают, избивают, а потом пытаются вылечить. То, что силой вливали нас лечебные настойки, я понял уже когда умывался, вроде как эта настойка или лекарство ускоряет регенерацию, судя по моим ощущениям, большую часть болевых симптомов сняла неплохо, а вот мази у них со специфическим запахом, надеюсь поможет. Говорить не хотелось, выдернули из сна, и после местной перевязки тело снова разболелось, теперь боль будет долго уходить.
     Александр сидел, зевая, рассматривал местный балахон, в который нас нарядили. Только я хотел прилечь, как дверь снова открылась, и вошли те же два охранника, встали по бокам от двери, за ними зашли две женщины, неся тарелки и кувшин. Поставив на стол посуду, развернулись и вышли, следом за ними сразу же вышли охранники.
     Судя по запаху нам принесли поесть. Кое-как кряхтя мы подсели к столу и начали трапезу. Ели молча, каждый со своими мыслями. Нам принесли лепёшки из чего-то, на вкус напоминали гречневую муку грубого помола, с какими-то кусочками зелени, ближе всего напоминало толстые стебли укропа. Запихнув в себя лепёшки, запили странной ягодной настойкой, немного терпкая, с кислинкой и чего-то непонятного ещё.
     Желудок заурчал и был доволен тем, что в него закинули еду. Оценив местную еду и обсудив, что это может быть, я спросил Александра то, что меня беспокоило, и вот только сейчас на сытый желудок потребовало обсуждения:
     - Александр, а ты заметил, что тут что-то не так?
     Александр посмотрел на меня с таким выражением лица, красноречиво говорящим, что 'тут нафиг всё не так!'
     - Ты не понял меня, вот, ты заметил, что у этих людей черты лица напоминают звериные, а сзади у них на шее и спине и частично на руках как бы небольшой пуховой нарост, а у некоторых заметен волосяной плотный покров, напоминающий шерсть, но не совсем сформировавшийся.
     - Ээээ, - только и смог ответить Александр, напрягая лицо, явно пытаясь вспомнить эти нюансы.
     - Да и пока мы умывались под деревом, я заметил какую-то странную растительность, вот в чем она странная, я не совсем смог понять.
     - Не особо, у меня один глаз затёк, другой еле видит, - ответил Александр, указывая пальцем на свой глаз. - Тут бы нормально видеть куда идёшь, так что замечать странности и неточности доверю тебе, потом расскажешь.
     Минут десять мы ещё так болтали о всяких замеченных моментах мною, как снова открылась дверь, и вошли охранники, встали по бокам от прохода, пристально смотря на нас, вслед за ними быстро зашли женщины, забрали посуду и также быстро выскочили из дома, закрыв за собой дверь, но охранники остались.
     - Хм, походу ждём гостей, - сказал Александр.
     И я с ним был согласен по всем правилам этикета сначала нас побили, отмыли, подлечили, накормили, а теперь и поговорить можно.
     Первым вошёл мужчина с явно перекачанным торсом.
     - 'А, так эта та сволочь, которого мы чуть не уложили вдвоём с Турычем!' - прокричала у меня в голове мысль, в надежде, что так и было.
     Эта зависть бодибилдеров оглянула нас презренным взглядом, оценив наш вид, ехидно улыбнулась и отошла в сторону от двери. Я также вернул ему улыбку, оскалившись и заметив на его лице пару синяков и фонарь на левом глазу. Не помню, кто из нас ему подсветку под глазом сделал, темно там было, и я махал руками без разбору. Потом в помещение вошёл старик, на вид лет шестьдесяти, ростом не более метр восемьдесят, весь в морщинах, цвет лица больше коричневый, явно много времени на солнце находится, одежда как у какого-то шамана, разноцветная, куча всяких ниточек и украшений висит на одежде, по типу напоминает смесь с индейской и мексиканской одеждой период покорения Америки. Он также окинул нас взглядом долгим, тяжёлым, изучающим, потом подошёл к ближайшему плетёному стулу, уселся, ещё раз осмотрев всех нас, и сказал что-то на непонятном нам языке.
     Александр демонстративно закатил не затёкший глаз и произнёс:
     - Да сколько можно-то уже, не ферштейн мы по-вашему! И откуда вы такие со своим языком-то взялись.
     Я же со спокойным лицом продолжал смотреть на старика. Старик что-то пробубнил про себя, явно соглашаясь с очевидным, что мы не понимаем его. Потом полез в карман и достал два деревнях круглых амулета. Сразу же один из охранников, стоявший у двери, подошёл, взял амулет и, подойдя к каждому из нас, повесил на шею.
     - Сейчас вы меня понимаете? - раздался в голове чей-то голос.
     От произошедшего у меня глаза полезли на лоб, а Александр аж подпрыгнул и чуть не упал на пол, нервно теребя деревянный амулет в руках.
     Старик ехидно улыбнулся, смотря на нас по очереди и продолжил:
     - Так понимаете, что я говорю, или просто слышите голос в голове?
     - Етить вашу налево, - красноречиво ответил Александр. - Это что за голоса у меня в голове, Доктор, а?
     - Я тебе говорю в который раз, что я судмедэксперт, а не психиатр, сам со своей шизой разбирайся.
     Старик снова посмотрел на каждого из нас и продолжил:
     - Как я понял, вы меня понимаете, поэтому представлюсь. Меня зовут Агокор, я вождь племени Лунного света, а это мой сын Деморальт, - указал рукой на бодибилдера, стоявшего рядом.
     Я с Александром сидел в ступоре, переваривая сказанное. Я видел, что старик шевелит губами и произносит какие-то слова, и сразу же у меня в голове появляется голос, озвучивая или переводя непонятную речь на понятные мне. Еще раз посмотрел на деревянный амулет, потом посмотрел на своего друга Александра, и судя по его задумчивому напряжённому лицу, наш технарь сейчас просчитывает все варианты, что это за хрень деревянная такая нанотехнологичная. Тяжело вздохнул, прочистил горло и спросил:
     - Хотел бы узнать почему, мы ещё живы, и так резко изменилось к нам отношение, что даже нас пытаются подлечить, хотя больше волнует меня вопрос, зачем нас похитили, - и уже про себя, - куда именно нас занесло.
     Агокор пожевал губами, как бы пробуя кислую ягоду на вкус, и ответил:
     - В том, что вы ещё живы... хм хотя вас и не собирались убивать, хм, хоть и могли, нам нужно узнать, кто вы и откуда взялись. Ваше появление помешало священному обряду моего старшего сына, который должен был подтвердить своё право быть вождём, чтобы в будущем возглавить наше племя, как требуют древние законы.
     Вождь зло посмотрел на нас, шевеля своей нижней челюстью. Тяжесть его взгляда заставляло чувствовать нас провинившимися пацанами, взявшим машину соседа прокатиться и случайно разбившими её. Немного вспомнилась мне деревенские приключения в детстве.
     - Да никто никому не мешал, - буркнул Александр. - Заблудились мы и всё тут.
     - Бродили лесом и вот вышли на ту поляну, - продолжил я.
     Полминуты тишины и прожиганием нас взглядом. Агокор пожевал нижнюю губу и продолжил:
     - Ладно, как вы оказались мне скоро доложат наши следопыты, откуда вы пришли и тогда поговорим. На счёт того что вы ещё живы, вашу судьбу должен решить совет племени. А на счёт того, что вас подлечили, так это чтобы на совете вы были живыми и могли ответить за сделанное вами. Хотя основной причиной, что вам дали лечебные мази и травяные настои, так это из-за моего уважения к вам как к бойцам, которые смогли сразится с моим сыном, не каждый может устоять перед ним, мой сын по силе как десять наших лучших бойцов, а тут двое слабых людишек смогли преподать ему урок, что даже мягкая и гибкая вода может точить огромную и крепкую скалу. Мой сын никак не мог или не хотел это понять, но ваша драка с ним показала, что даже слабый, умея драться, кхм, может обрушить скалу. Так вот, в качестве моей небольшой благодарности за хорошее объяснение моему сыну, что одной силы мало, и не всё ей можно решить, я позволил вам до начала совета быстрее привести ваши тела в порядок, так как некоторые юные воины на совете, увидев ваше побитые тела, ещё больше убедятся, что грубой силой можно решать проблемы. От вас мне нужно узнать, как вы попали на священную поляну, но вижу, что ваш разум терзает телесная боль после битвы, дам вам немного отдохнуть, пока наши следопыты прочтут знаки и следы на земле, тогда я смогу задать более важные вопросы.
     Хлопнув в ладоши, старик поднялся и первым вышел из хижины, следом за ним все остальные, оставив нас одних. Пару минут мы сидели в ступоре, когда нас покинули все, оставили снова одних. Каждый переваривал своё, пытаясь осознать услышанное в разговоре, донести до сознания, что это не шутка и не розыгрыш.
     ***
     Александр:
     Я сидел в ступоре и полной прострации, что-то стучалось об корку моего разума пытаясь донести какую-то важную информацию или смысл всего услышанного стариком, точнее не сказанная философская, чушь очередной китайской сказки про воина и горы на его пути, а то как это информация доносилась до мозга. До самых последних нейронных соединений я был технарь, в экстраординарное я особо не верил, но допускал, ибо количество случаев и разговоров из пустого места не берётся просто так, всегда есть причина, первоисточник, пусть даже слабый, маленький, но давший начало для попыток понять и классифицировать по уже готовым научным полочкам. Может всё происходившее и можно было списать на массовую шизофрению местных, ударившихся в какую-то жестокую игру, помешанных на экопоселении и каких-то толкиенистах и их догматах, но чёртов амулет-переводчик, ломал кардинально всё, гордая и безупречная логика просто истерично ныла как блондинка, пытаясь найти любой повод оправдать себя, в невозможности объяснить как такое возможно. Мой разум просто отстранёно наблюдал, как сидящий напротив старик говорил на непонятном языке, звук мой слух не мог уловить, а точнее зацепиться за какой-то знакомый фонетический аборт, как внутри самой моей головы слышал перевод, полностью понимал не просто набор слов, но и даже интонацию, и наверное чувства, вложенные в эти слова. Вот так вот сидишь, моргаешь глазёнками на непонятную речь, а в голове всё ясно. А больше всего раздражает параллельная работа моего мозга, вот он мне доносит, что там прошипели и проклацали, то ли мотюкнулись, но определённо что-то сказали, хотя не ясно что, а тут бац и в голове ты всё понимаешь, что было сказано, точнее произнесено собеседником, и тут сразу мозг взрывается в дикой панике.
     Да как так-то, откуда это понимание вылазит, и так как будто кто-то рядом сидит и прямо в ухо шепчет, что в голове все ясно и понятно становится. Это тройственное чувство - вначале, что он сказал, потом в голове как негатив пленки проявился смысл сказанного, а потом взрыв мозга. Да кого, как так может быть вообще, откуда понимание сказанного! - совместно с головной болью грозила разорвать мою бедную голову от переизбытка разных чувств, эмоций и мыслей.
     Успокоив бурю эмоций, я попытался выдержать паузу в пару минут и ни о чём не думать. Кратковременная пустота в голове немного помогла, даже боль в голове чуток утихла. Попробовал спокойно проанализировать этот чудо девайс неизвестной мне технологии от произведённых небольших экспериментов.
     Во время нашей беседы с вождём я отдалял от себя амулет на расстояниИ вытянутой руки, потом просто положил на некоторое расстояние от себя, определил, что амулет-переводчик должен соприкасаться с любой частью тела или быть рядом не больше пары десятков сантиметров не в контакте тела. Поэтому было странно, когда понимание сказанного вождём племени во время моего небольшого эксперимента то пропадало, то быстро врезалось в голову. Поэтому я не полностью понял его сказку про гору и воина. Примерно определил, что данный предмет-переводчик работает независимо от его расположения на тебе, то есть на голом теле или через одежду что означало не обязательно носить его на своей шеи, а всего лишь достаточно где-то в кармане.
     Андрей:
     Я сидел на местной мебели и выбрал в качестве точки созерцания для мыслительного процесса своего друга. Как мне казалось смешное его выражение лица отображало весь ход мыслительного процесса, ему дали новую игрушку, амулет-переводчик, как по мне простой деревянный кругляш. Взяв в руки свой переводчик, повертел в руках, потом поскрёб ногтём - твёрдая древесина, судя по грязи, забившейся в странный орнамент на деревяшке, этому изделию уже как пару лет, и до нас его активно использовали, и явно это предмет не такой редкий или дорогой, иначе бы содержался бы в чистоте. Что мы из этого имеем, а то, что такие вещи тут обыденность, и принцип работы какая-то банальная магия, походу мысль, что мы явно не тут, то есть не у себя, а где-то там, где я не знаю.
     Как ни странно, но мысли текут сами, точнее факты складываются неутешительно и противоречат общепринятым стереотипам.
     Имеем людей с явно выраженными животными признаками, если взять физиогномику, то явно видно животные черты лица, странные наросты в виде шерсти на тыльной стороне конечностей, скорее всего спина тоже вся покрыта плотным волосяным покровом. Очень похоже на ярко выраженную эволюцию животных в прямоходящих разумных, хм, да необъятная тема для медицинских дискуссий, но это вторично, а первичное это вопрос о нашем месте пребывании. Если бы не та поляна со странным озерцом и факт того, что именно нас там похитили, то есть если бы мы шли и потеряли сознание в пути и проснулись в том сарае то можно предположить, что наше похищение было длительным, а именно нас могли напичкать снотворными или транквилизаторами, так мы бы пролежали бы в отключке до недели, за это время нас могли вывезти в любую страну и можно было надеяться на что-то.
     Но мы имеем поляну с водоемом, где и произошло наше похищение, а раз мы до поляны добрались сам, то максимум в пьяном состоянии и плавающем состояние субъективного времени наш пеший поход длился не больше часа. Даже если предположить, что это их священное место находится в нескольких часах от селения.
     Проснувшись, я не почувствовал на себе влияние сторонних препаратов, кроме обычного похмелья, если бы в меня вели какой-то барбитурат, то, проще говоря и опуская терминологию, мне было бы очень плохо, по сути, как после наркоза.
     И, сложив всё это с максимальными допусками, можно предположить расстояние, на которое нас похитили не более двадцати-тридцати километров, а если на транспорте то, то даже не знаю. В любом случае в нашей стране и близлежащих нету таких вот поселений с такими странными людьми. Еще очень сильно напрягала здешняя природа, вроде всё как обычно, деревья, листья трава, кусты, но какие-то не те, не наше, не земное...
     Последняя мысль выдавила пару капель пота на лбу, вперемешку с тревогой, мысли заметались, как же так, и как такое может быть. Единственное, что попыталось утешить моё беспокойное сознание, так это то, как мы набрели на местную 'Шамбалу', вроде бы маленький мир внутри большого нашего. Но все равно нужно больше информации, рано ставить диагноз, мало данных.
     Александр:
     Покривив мимикой лица, разложил мысли по полочкам сознания и решил обсудить ситуацию с Андреем. Как говорилось, язык чесался, извилины зудели, ситуацию нужно озвучить и получить решения.
     - Что скажешь, друг мой, по сему.
     - Про что именно, про амулет, разговор старика, или открывшиеся перспективы? - проговорил Андрей.
     - Амулет да, штука специфичная, я весь мозг перенапряг, пока, слушал как он переводил, чувство такое странное было. При всех моих знаниях военки, такую хрень ещё не придумали, а тут незатейливый амулет из дерева такие чудеса творит. Судя по диалогу, перевод идёт на подсознание, подставляя знакомые выражения их значений. И проецирование в моём сознании, как будто я слышу его на прямую.
     - Даже спорить не буду с тобой, с точки зрения медицины, работает и факт, вносить теории без достаточной теоретической базы по этому предмету, даже не хочу, есть более важные вопросы, - ответил Андрей.
     - Ты про их совет и суд над нами, на котором решать как нас, хм, побольнее за всё хорошее?
     - Да, но всё равно мало информации, наше состояние плачевно со всех сторон и под любым углом зрения, всё, что мы можем, так это набираться сил и смотреть по сторонам. - выдохнул Андрей.


     Примечание
     *лысый барсук, или ратель, обитающий в Африке и в Азии

Глава 3

     Поселение племени 'Лунного света'
     Племя Лунного света получило такое название из-за особенного места, которое располагалось на границе владения их земель. В этом особенном месте на священной поляне располагалась каменная чаша большого размера с волшебной водой.
     Вода в гранитной чаше жадно впитывает в себя лучи ночного светила, из-за чего кажется, что вода как вторая луна.
     Находится на священном земле возле озера запрещено всем, кроме семьи вождя, доверенных из племени и приглашённых по особому случаю.
     Прикасаться к озеру запрещено, так как насыщенная магией - лунным светом - вода озера пагубно влияет на зверолюдей - усиливает их звериную сущность и быстро превращает в диких могучих зверей с агрессивным поведением.
     Несколько раз каждого цикл жизни этого мира (полная смена сезонов погоды) в ночное время появляется полная луна с очень ярким свечением. Во время столь яркого сияния большой луны святой источник, давая жидкость, поглощает и впитывает в себя свет ночного светила, озеро наполняется слоем луны, и в эти моменты на него приходят полумагические звериные сущности, чтобы поплескаться в воде озера, наполнить себя силой и магией луны.
     По традиции первый сын племени, который наследует право быть вождём, должен инициировать охоту на магическое животное, доказав, что он настоящий охотник и воин. Убив или пленив магического зверя, охотник заберёт как бы его силу, а трофей подтверждает его право наследования.
     В случае неудачной охоты следующий шанс переносится на следующий цикл, а если в семье много братьев, то в порядке очереди право на место вождя мог оспорить младший сын, также проведя посвящение, что давало реальный шанс потягаться со старшим братом за право на трон вождя. Чтобы не было братоубийства за место вождя клана, обряд посвящения проводили ещё при живом, но уже старом вожде, давая ещё действующему правителю право на судейства и передачи своей власти.
     Данный обычай поддержали ещё несколько соседних племён, часть была похоже по внешнему виду на хранителей лунного озера, другие имели уже другие очертания, что не мешало тоже следовать данному обряду, гарантирующий превосходство, неоспоримость своего статуса в наследование трона вождя. За право инициации на Лунном озере другие племена приносили дань. А также жертвование самому источнику, как бы получая благословения на охоту.
     Племя Лунного света.
     Младший сын вождя племени Айлор.
     Айлор сидел в своей хижине и предавался печали, его возлюбленная с другого племени, обещанная и отданная в качестве откупа за обряд инициации. Именно такой выкуп Айлор очень долго просил у своего отца.
     Возлюбленная Миригальда, с которой он познакомился три цикла назад. Айлор, приехав со своим отцом и братом на совещание в племя Быстрое крыло, увидел одну из младших дочерей Вождя и влюбился беспамятно.
     Радовало одно, она была младшей дочерью, поэтому была менее ценным товаром в торгах на замужества старшим сыновьям других племён.
     После долгих упрашиваний младший сын Агокора, всё-таки выбил из отца обещание, что с этого племени в качестве очередной платы будет его возлюбленная.
     Всё шло прекрасно, была оговорена дата прибытия Миригальды, но случилось то, что никто не мог ожидать. Бесшёрстные, гладкокожие (люди) охотники за рабами каким-то образом забрели так глубоко на территорию племён зверолюдей и напали на караван с его любимой. Выжившие бойцы, примчавшись, сразу оповестили о нападении племя. Был сразу же сформирован поисковый отряд, но следы пропали на границе 'страшного леса'. Войдя немного вглубь территории, преследователи в поисках следов были атакованы местными чудовищами. Потеряли несколько воинов племени, а большая часть получила ранения, и после долгих споров решили преследование остановить и вернуться.
     'Страшный лес' и назывался страшным потому, что в нём водилось множество страшных хищных животных и насекомых, способные мгновенно убить, растерзать, отравить свою жертву. Всё, что шевелилось, ползало, летало представляет собой опасность. 'Страшный лес' представлял собой некую границу, отделяющую часть на восходе территорию зверолюдей, за которыми были таинственный горный хребет, где по легенде рождались магические звери, и как бы давным-давно ушли жить сильнейшие магические существа, способные уничтожить армии могучих воинов. Всё то, что в сторону захода солнца за лесом начиналось было территорией проклятых земель, за которыми начиналась земля гладкокожих (бесшёрстных - людей).
     Так вот, иногда люди приходили на территорию зверолюдей, одни для торговли,
     обменивая на некоторые товары и особенно на своё оружие, которое превосходило по качеству зверолюдей, меняли на солнечный металл цвета солнца, этот мягкий металл нельзя было использовать для изготовления оружия, разве что для украшения, также ценились сверкающие камни, которые охотники племени приносили с горного хребта.
     Данное торговое сотрудничество устраивало всех, но были и другие люди, которых интересовал другой товар, точнее сами жители племён. Этих людей звали 'торговцами жизни' - они похищали жителей племён в рабство, особенно ценились самки, как большая экзотика на невольничьих рынках людей.
     Каким способом людям удавалось проходить опасные территории, где были самыми опасными 'Пустыня смерти' и 'Страшный лес' никто не знал. Хотя пройти туда и обратно с добычей было очень сложно, но всё равно находились безумцы. Редко, но нападение на жителей племён и их похищения были. И очень редко удавалось быстро организовать поисковый отряд и по следам догнать похитителей. Работорговцы всегда старались укрыться в 'Страшном лесу', путая свои следы среди опасной живности леса.
     Иногда это им удавалось, а иногда находили большую часть отряда похитителей точнее то, что от них осталось, которые, нарвавшись на очередную тварь, не смогли от неё отбиться.
     ***
     Айлор сидел и думал, как ему спасти свою возлюбленную, броситься вдогонку за похитителями. Он понимал, что время упущено, но есть шанс найти её на невольничьем рынке, или перехватить у покупателя, возможно убив его. Но было много но, первое, он был один, отец отказывался дать воинов на помощь, вождь племени Быстрого крыла тоже отказал, сказав, что и так потерял много воинов при нападении и при поиске в лесу, хоть это и было его дочь, но младшая. Терять ещё воинов никто из вождей не хотел, особенно, что ещё никто из зверолюдей не проходил весь лес и не возвращался обратно. Все понимали, что отправить погоню - значит потерять воинов, даже если пройти 'Страшный лес' остаётся ещё проклятые земли, какие там опасности, никто не знал, даже если боги земли и неба благосклонны будут, остаются люди, которые не особо жалуют зверолюдей.
     Просить помощи у других племён смысла Айлор не видел, все скрыто презирали его племя из-за владением магическим озером и за большую дань, чтобы провести там ритуал.
     И вот тогда сердце Айлора рвалось следом за любимой на выручку, а ум сердито кричал, куда он один пойдёт, сам станет пищей одному из обитателей 'Страшного леса', в хижину ворвалась его служанка - помощница, подруга детства, и просто неугомонная девушка по имени Филлика.
     ***
     Филлика с самого детства была служанкой второго сына вождя.
     После трагической смерти её родителей в юношеском возрасте, она осталась одна, бабушек дедушек не было, её родня по сути считалась само племя, но учитывая её дерзкий и озорной характер, никто не хотел её приютить, поэтому отдали её в прислуги второму сыну вождя, который тоже отличался непослушностью, вечно куда-то засовывал свой нос и был одарён невыносимым характером, чем и заслужил отдельное жилье на окраине поселения и сиротку с таким же характером.
     Основная задача Филлики была следить за хозяйством и жильём, где живёт Айлор, но девчонка отличалась пацанским характером и всегда следовала за сыном вождя, принимая участия в его пакостных шутках и развлечений, которые терпеть не мог вождь да и всё поселение, поэтому Агокор и старался держать своего взбалмошного сына подальше от всех и от себя подальше в первую очередь.
     ***
     Филлика, войдя в хижину Айлора, с разбегу упала на небольшое кресло из веток и эмоционально начала рассказывать:
     - Айлорчик, ты не представляешь, какие новости я узнала, и что случилось сегодня утром.
     Айлор хмуро посмотрел на свою боевую подругу, с которой они часто пакостили и придумывали всякие странные развлечения, сильно раздражающее жителей их племени.
     - Ну и что, брат прошёл обряд инициации, теперь станет вождём племени? Это и так было ясно и понятно, всё шло к этому...
     Последнее время Айлор был, так сказать, на 'ножах' со своим братом.
     Старший сын вождя Деморальт всем своим нутром показывал, что только он и никто другой должен стать наследником и вождём племени, как по первенству, так и по силе.
     Хотя Деморальт сильно уступал своему младшему брату в некоторых моментах, а именно в ловкости и уме, а также в стрельбе из лука, что Айлор старался каждый раз это подчеркнуть, выигрывая на маленьких состязаниях внутри племени, а также на общем сходняке племён, устроивших показательные соревнования в умениях своих воинов. Также младшему хорошо получалось ездить на Хагрифусах*, что и показал цикл назад на состязаниях в соседнем племени, где проходил сбор всех племён.
     Деморальт больше любил ездить верхом на Фороракосе**, большое мощное животное, с которым можно сражается с хищником наравне и воевать с воинами из других племён.
     Но особенно Деморальта злили язвительные подколки в его сторону. Айлор имел талант своими словами зацепиться за самое больное место у своих оппонентах, особенно выставляя их недостатки и неумения во время разговора на всеобщее услышание.
     На одном празднике, где собирались все вожди племен и их сыновья, Айлор как-то в шутку удалось унизить своего брата, рассказав про некоторые его таланты, который он будет применять в управлении, когда станет вождём племени. Всех это очень рассмешило, но Деморальт посчитал это сильной обидой и затаил злобу на брата.
     ***
     Филлика:
     - Да в том-то и всё дело, что нет...
     Айлор чуть не подавился очередной своей мысли, выпучив глаза на свою боевую подругу, пытаясь выразить хоть какое-то выражение на своём лице, когда в голову пошёл поток совершенно других мыслей: брат провалил или не прошёл обряд инициации, право стать вождём теперь передаётся ему, у него появляется реальный шанс стать вождём своего племени на следующий цикл. И если он станет вождём... то... то... сможет кинуть все силы на поиски своей возлюбленной...
      Хотя до следующего цикла обряда посвящения не так близко, зато это реальный шанс, чем одному ехать через все эти проклятые земли...
     Выждав паузу Филлика продолжила:
     - Но главное, что ему помешали чужаки... и эти чужаки устроили такое... и Деморальт весь в следах от ударов практически по всему телу.
     - Подожди, - сказал Айлор, - как помешали, кто... если ему помешали, то право наследования можно оспорить на совете, и Деморальт снова будет проходить обряд посвящения...
     И последняя надежда на спасение любимой у Айлора также резко погасла, как эта идея и вспыхнула.
     - Что произошло с Деморальтом, он сразился с волшебным животным? - переспросил Айлор. - Раз ты всё узнала, то перестань крутиться, сядь и рассказывай всё.
     - Так я и говорю, чужаки помешали ритуалу, спугнули добычу, Деморальт, видимо, чтобы оправдаться о своём провале решил притащить людишек, оглушил их и приволок. Запер на окраине деревне в пустом хранилище для еды и пошёл к отцу. Так эти гладкокожие устроили такое - чуть не убили некоторых воинов и сильно ранили многих. Работяги попытались сами схватить пленников, которым удалось развязаться и оглушить нескольких смотрящих за ними, но пленники закрылись, потом дверь попытались сломать большим бревном, но там у них не получилось, а потом пришел твой брат со своими подручными и, как и ожидалось, раскидал их по всему хранилищу, хотя и ему тоже досталось. Я сначала не поверила, что двое людишек смогли хоть раз ударить его, но по его виду и злому лицу было видно, будто он дрался с одним из чудищ страшного леса. В общем, людишек хорошо избили и снова связали, а твой брат ходит весь злой и непонятно о того, что ему помешали провести священное испытание или те людишки умудрились его в том хранилище задеть, и большая часть ушибов он получил от них.
     - И где они сейчас? - уже спокойным и почти безразличным голосом спросил Айлор.
     - Так отвели в одну дальнюю хижину на краю селения, выставили охрану, дадут прийти в себя, и тогда твой отец попытается узнать от них, кто они такие и как тут появились. Также я слышала, что вечером им с едой принесут полный кувшин 'Огненной настойки'.
     - Зачем так много, им-то и нужно всего по кружке, чтобы их тело привыкло к нашей еде и пряностям, - удивился Айлор.
     - Так чтобы не только для еды, и чтоб говорливые были, я слышала от охранника, что если людишки много нашей 'огненной настойки' выпьют, то их легко разговорить. И как раз к заходу солнца должны прибыть следопыты и сказать точно, откуда они появились, - фыркнула Филлика.
     Айлор покривил губами и промолчал. Всё ясно, отец выведает от них всё, что нужно для совета, их признают виновными в нарушении обряда, брату дадут второй шанс, виновных казнят, если нет, то брат такое не забудет...
     Насчёт не забудет.... если брат станет вождём, то он постарается припомнить все свои обиды и шутки над ним, а после того, как умрёт отец, он устроит Айлору несчастный случай в его же доме со всеми напоминаниями шуток ножом в его сторону. Всё-таки придётся покинуть племя, сейчас пойти за любимой, чтобы умереть в Страшном лесу, или позже, чтобы не умереть здесь...
     После нескольких минут раздумий Айлор обратился к своей боевой подруге:
     - Филлика, прокрадись к дому моего отца и послушай, о чём там будут говорить, потом мне расскажешь.


     Примечание
     *Хагрифуса - птицеподобный ящер с беззубым клювом и сильными лапами, большим хвостом виде веера, используются как быстрое ездовое животное, недостатком является плохая грузоподъемность, в основном используют для загона добычи и для курьеров.
     **Фороракос - хищные нелетающие птицы, очень мощные когти и сильный изогнутый клюв, которым можно наносить удары, используются в основном воинами, и для перевозки груза, по скорости бега медленнее Хагрифуса

Глава 4

     После небольшой беседы два друга пленённых и запертых в одном из домов поселения незаметно для себя заснули, сморённые усталостью и действием лекарств. Когда солнце начало заходить за горизонт, в хижину к пленным зашли охранники, принеся еды и 'подарок' от вождя племени.

     Александр:
     Мне снилась работа, что я не успеваю доделать заказ перед сдачей объекта заказчику, рядом стоял начальник и кричал на меня, чтоб я прекратил дремать и заканчивал работу. Голос кричал мне вставать, открыв глаза я сначала увидел силуэт своего шефа, но потом в голову ворвался непривычный крик. Сначала я не понял, что случилось, но голос в голове заставил меня дернуться и подскочить и - тут я понял, что спал, а сейчас лежу, и кто-то рядом кричит на меня. В качестве ускорения моего понимания меня пронзила боль, от которой я резко вскочил и в полусогнутом состоянии уже готов был бить морду 'опасности', даже если это мой начальник, решивший меня так разбудить.
     Пару мгновений проморгался, увидел перед собой мускулистого мужика с палкой, смотревшего на меня как-то враждебно, ещё пару мгновений у меня ушло на то, чтобы справиться с болью. В голову ворвалось понимание, кто я и где. Ещё раз осмотрев помещения и проморгавшись, понял, что сейчас точно не сплю, и всё происходящее - оживший кошмар, который не хочет уходить, - мы с Андреем в знакомой деревянной постройке, а в меня тычет палкой охранник дурацкого племени, похитившего нас.
     Протерев глаза, увидел на столике появившуюся еду в глиняной посуде, ещё из изменений было то, что на улице темнеет, и при входе возле двери горит лампа, очень похожая на глиняную соусницу с фитилем. Напротив меня сидел Андрей, также тёр глаза, и судя по его лицу принимал реальность такой, какова она есть. Как мне показалось по довольному лицу одного стражника, нашей побудкой он был доволен. За спиной первого стражника появился второй с кувшином, поставив его на стол, сказал:
     - Вот в этот кувшин, травяной настой, пить после еды, а то таким как вы от нашей еды становится плохо, не всем, но некоторым бывает плохо.
     После чего все охранники вышли и заперли дверь. Минута тишины, осмысление ситуации, очередного бреда жизненной ситуации.
     Доктор взял кувшин, понюхал, и на его лице расползалась большая улыбка, как у большого мейн куна, который дорвался до сметаны со сливками с тонким привкусом валерианой.
     Андрей отпил немного с кувшина и радостно сказал:
     - Санёк, живём, нам спиртовую настойку подогнали.
     Я удивлённо перехватил кувшин и сделал глоток, и тут огненная струя прокатилась
     по моему желудку.
     - Гадость, это же спиртяра, и закусить нечем, - пробурчал я.
     Доктор, довольно причмокивая губами, сообщил информацию:
     - На чем настояно не ясно, но по градусу примерно шестьдесят точно, не меньше.
     В общем ужин оказался так себе, непонятное варево, без мяса, странный салат, главное, что хрустел и был с кислинкой, но мне было без разницы, я как корова всё переживал, так как организму нужны витамины.
     Настойка на вкус был специфическая, немного приторная, явно от каких-то ягод, но главное был шанс напиться и дать голове отдохнуть от сегодняшних событий.
     ***
      Допрос
     Александр:
     Мы с Андрюхой, изрядно продегустировав местную настойку, к сожалению без закуси, не могли её в полной мере оценить, но после утренней гимнастики с местными стресс снимала на ура. Чувствуя себя абсолютно прекрасно никаким в зю, я посмотрел на доктора, как и ожидалось, большая довольная ро... лицо абсолютно довольного кота... Повинуясь наитию судьбы, глотнул последний раз с кувшина и отдал его Андрею.
     Тут открылась дверь, и вошли два хмыря при полном вооружении, чуть ли не поигрывая мускулами, следом за ними властно вошёл старый хрыч, типа местный вождь, за ним ещё пара стражников, закрыв дверь за собой.
     Увидев наше благодатное состояние, вождь ехидно заулыбался. Я же про себя подумал, ну ясен красен, огонёк прекрасен... решил нас пьяными на допрос, хренов Мюллер, да ясень тебе в зад, не возьмёшь.
     Александр:
     Однажды на военном заводе, где фирма, в которой я работал и настраивал свою часть аппаратуры, прогоняя в комплексе с другой техникой, я сильно замёрз от холода в ангаре вместе с рабочим завода Колей настройщиком. После долгого мучения от озноба было внесено рацпредложение по согреву личного состава, в общем решили погреться, и немного забухали. Нас подловил местный военком. Часа два нас прессовали, пытаясь узнать, где взяли горючее - протирочную смесь, которая до миллилитра расписана и рассчитана на весь завод. Так я ему час доказывал, что не пил, только понюхали и лизнули пару раз так, чтоб удостоверится, а то нос от холода заложило, а нужно было протирку оборудования сделать, а то мало ли, что написано на таре, а Коля проверял, не выдохлось ли, так как по нормам и правилам протирать нужно спиртом не менее девяносто градусов, если меньше, то нарушение техпроцесса. А военка дело серьёзное, поэтому всё по нормам и предписаниям...
     Учитывая, что спиртометр был на складе, а кладовщик куда-то исчез, чтобы не останавливать техпроцесс Колян взял на себя ответственность по определению соответствия нормы протирочной смеси. А учитывая, что выделенный объём той же смеси соответствовал нормам остатка, военком, видя наши красный рож... розовые личика, по которым было видно, что там явно как минимум по пол-литра на каждого, начал выяснять, где взяли неучтённый спиритус, и кто пронёс водку на военный объект. В общем допрос прошёл удачно, для нас... узнали много интересного о себе и о ближайшем своём будущем на этом предприятии, особенно порадовал меня пополнением моего словарного запаса столь красивыми словесными военными оборотами, призывающие к определённым действиям в очень быстром темпе в неопределённое светлое будущее.
     А что говорить уж про доктора, этот прожжённый патологоанатом, тьфу ты, судмедэксперт, сам кого угодно вскроет, а переговорить его да еще пьяного... любой сайентолог позавидует как он своими научными высказываниями и медицинским терминами заморочит тебе голову.
     ***
     Агокор усадил себя на местное чудо мебельной промышленности, поправил невидимые складочки, с серьёзным выражением лица смерил нас по несколько раз и начал готовиться к допросу:
     - Раз вы хорошо себя чувствуете и боль не стесняет ваши мысли, то давайте все сначала. Кто вы такие и как попали на священную землю.
     Доктор ответил:
     - Я Андрей, а это, - кивая в мою сторону, - Санек... Как попали в вашу рощу, да не знаем, вышли себе из бара, решили путь сократить через парк, ну, лесок облагороженный и - опа! - поляна, а там зверюга у озера, а потом - бац! - и не помню ничего... В общем, в силу непонятных обстоятельств, и дальнейших разбирательств в помещении типа сарай деревянный, получили ушиб головы, то есть головного мозга в неизвестной степени тяжести, вследствие чего временная потеря памяти, а также с присущей полного или частичного желания, что-либо вспоминать, ик.
     Вождь попытался повторить на нашем языке непонятное слово, кривясь, делая губы трубочкой:
     - 'У-у-ушиб мозга'.
     Доктор снисходительно посмотрел на старика, набрал в грудь воздуха и начал лекцию:
     - Ушиб головного мозга представляет собой повреждение мозговых структур, которое происходит в результате черепно-мозговой травмы. При ушибе в головном мозге формируются участки некроза (разрушение тканей) различной величины. Характерной особенностью данного поражения головного мозга является потеря сознания. Длительность обморочного состояния находится в прямой зависимости от степени травматизации тканей.
     Александр:
     Смотрю на вождя и по лицу вижу, как закипает его мозг, остальные аборигены так вообще чуть ли не слюни начали пускать с открытым ртом, как студенты на первой паре в понедельник. Решил вывести из ступора вождя племени, сказал:
     - Совершенно правильно, абсолютно согласен со своим другом, дополнять или комментировать не буду. Зная доктора, как он ставит диагноз - только после вскрытия, поэтому соглашаемся с ним улыбаемся и киваем головой, на всякий случай ещё и ручкой машем.
     - Что не будешь? Не понял.
     - Да ничего не хочу и не буду, - ик, блин, походу икота напала. - А хочу и буду пива! - теперь у меня слюна потекла от мысли про холодненькое.
     Дальше разговор был пустой болтовнё с умными высказываниями с нашей стороны, от чего местный вождь входил в ступор, пытаясь понять наши ответы.
     Наверное через час моего субъективного времени начиналось всё заново, но в другой вариации, правду и так говорили, как оказались на поляне, а скрывать было нечего. Мы ещё раз всем рассказали как было дело и что помнили, и ещё восьмой раз только в разных вариантах, с матерщиной, похабщиной и отсылкой всех нас беспокоящих подальше в самых пречудных формах, в разных сексуальных позициях, да ещё по медицинской направленности - куда, ну, в проктологическом направлении, естественно, гинекологию решили не трогать из этических соображений.
     Доктор решил ещё и по своей специальности их отослать, то есть направить далеко, но правильно и уверенно.
     В общем допрос прошёл удачно для нас, мы с выражением лица, похожими на антресоль, с надутыми щеками, улыбаясь во всю свою зубную эмаль, честно выложили как оказались тут, кем завербованы и что собирались сделать, ну и все явки, пароли и тому подобное. Как говорится, выдумывали на ходу всю матку правду, сдерживая себя от истеричного смеха, делая лицо ящиком и как можно серьёзней...
     ***
      Вождь племени Лунного света Агокор.
     После допроса чужаков толком ничего не выяснили, как они попали на его землю особенно без транспорта и других вещей, просто так взяли и появились.
     Пятёрка доверенных и преданных следопытов по второму разу облазили священное место в поисках откуда пришли чужаки. Всё, что удалось выяснить, так то, что следы чужаков неожиданно появлялись вдали от священного водоема, рядом других следов не было, а также следов ни одного животного, на котором они могли бы сюда приехать.
     И так были проблемы от этих гладкокожих людишек, кто приезжал на территорию звериного племени, чтобы наладить торговлю редкостями, между делом норовил проскочить к священному месту и засунуть свой нос, чтобы разузнать, в чём его сила. То 'торговцы жизнью' беспокоили своими вылазками, и не боятся же проходить через проклятые земли и 'Страшный лес', хотя сколько раз находили останки людей их отряда.
     А теперь непонятные шутки богов, решили подшутить, над кем непонятно только, над чужаками или над его племенем. Забрав этих неугомонных людишек откуда-то и принесли их к нему на землю, да ещё и помешали обряду моего старшего сына.
     Одни неприятности, вражда между сыновьями, потом похитили невесту младшего сына, старший сын провалил ритуал, чужаки устроили драку с жителями его племени, хорошо, что подоспели воины и утихомирили этих неугомонных людишек.
     Кряхтя, старый вождь уселся в своё кресло и отдался течению своих мыслей, прикрыв лицо рукой.

     Андрей:
     После долгого допроса нас в благостном состоянии от презентованного нам этими, эээ, пусть будут пока людьми, хотя есть подозрение, что это не совсем так, но, как говорится вскрытие, покажет, а пока пусть будет Homo sapiens (Человек разумный), меньше голову себе загружать ненужными сведениями. Так вот, после того как нас снова оставили одних, немного помолчав, мне захотелось поговорить о том чего нас ещё лишили, кроме свободы конечно. Речь пошла о наших личных вещах, что были при нас, так как другой темы для разговора придумать не получалось, что-то серьёзное не хотелось обсуждать, всё равно мало информации, а вот по мелочи, чтоб не сидеть в тишине, которая начинает давить на голову.
     Этак лишились мы своих телефонов, ключей с кошельками, и это основная печалька.
     У Александра командирские часы, раскладной нож мультитул, в этот раз он решил его с собой потаскать, больше использовал как открывалку для пива так и винных бутылок, ну и закуску в походе удобно было им нарезать, а также починить или поломать какую-то вещь. Связка ключей, мелочь денежная, кошелёк с уже никому ненужными деньгами и пластиковыми картами.
     Как и у меня тоже мобильник, кошелёк, связка ключей от дома и от работы, при хорошей сноровке ими можно было прибить всяких выскакивающих гоп-стоп из-за угла. Жевательная резинка не в счёт и средство гигиены виде носовых платочков.
     Вспомнив про остатки своего кошелька, невольно сгрустил, что оставалось чуток до зарплаты и планируемых покупок, мужская скупая слеза, с трудом выдавленная, упала на пол. Больше не попить крафтового пива с хорошей мясной нарезкой. Тлен и безнадёга прокатилась в сознании паровозом, унося с собой все желания и мечты насчёт хорошей выпивки и еды в любимых пабах в день зарплаты.
     Ещё раз в голове пронеслись воспоминания событий после бодрого утречка, про местных и их нравы, побили, помыли, накормили, напоили водой и местной самогонкой. То, что их еду продезинфицировать в самом желудке нужно это они правильно придумали.
     Ох и долго и нудно нас вождь мучал, даже если хотели соврать, так и нечего-то было придумать, не в женском же общежитии попались...
     В общем ясно, что ничего неясно, особенно нам так вообще полная тёмная мужская афроамериканская задняя часть седалища....
     Чего делать дальше неясно, хотя учитывая, даже если местные поймут, простят и отпустят, то куда отпустят, если мы в другом мире, так смысл куда-то бежать, куда не пойдёшь, результат один, или кто-то попытается нас съесть или убить...
     Даже при всех радужных раскладах, сын вождя явно не захочет отпустить обидчиков своих, догонит и выложит всю свою обиду чем-нибудь режущим, колющим в наши тушки.
     ***
     Александр:
     Наверно уже поздним вечером, после допроса, который длился достаточно долго для нас, что в очередной раз чуть ли не впадая в злость и чуть ли не выкрикивая сквозь зубы ответ на очередной однотипный вопрос, под конец уже начали нести всякую ахинею, кабы от нас отстали. От насыщенных разговоров, переходящих чуть ли не в спор, я с Андреем практически стали трезвыми.
     Немного посидев в тишине, мы начали жаловаться на конфискованные личные вещи, потом немного посетовали на жизнь и наше везенье. Как в двери опять зашли и принесли посуду с едой.
     На вид принесённая еда была ещё преснее чем предыдущий раз, и ни одного куска мяса. После их спиртовой настойки живот требовал жареного мяса! Да и день прошёл как-то напряжённо, все жировые запасы 'перенервничали'. Кое-как запихнул еду в себя, что аборигены принесли, запив совсем чуток 'дежурными' сто грамм, оставшимися в кувшине, памятую о том, что местная еда может содержать постороннюю микрофлору несовместимую с моим желудком.
     Много выпивать настойки не стал, только сделал глоток, думая, что этого должно хватить и с предыдущего раза тоже ещё должно как бы действовать, да и вообще, не было настроения, то ли не хватала огурчиков, или же специфика вкуса, на чём было настояна местная настойка, явно не придавала изысканности напитку, решил оставить остатки своей порции на потом, о чём потом очень сожалел и долго помнил.
     Всё началось неожиданно, без объявления войны. Ничего не предвещая проблем, 'смеркалось', мой желудок начал подозрительно резко бурлить. Настороженно я начал к себе прислушиваться, вспомнил, что говорил абориген о непереносимости местной еды обычными людьми. Я резким движением подбежал к своей кружке с настойкой и в лучших традициях гусаров влил в себя остатки одним махом.
     Но уже было поздно, цепная реакция моего кишечника явно говорила, что запущенный термоядерный процесс не остановить, и он прорывается наружу.
     Чувствуя, что терпеть не имеет смысла напиваться настойкой, подбежал к выходу и начал стучал в закрытую дверь. Дверь открыл один охранник, рядом неподалёку стояли ещё трое.
     Посмотрев на мои выпученные глаза и немного скрюченного, спросил:
     - Что надо, человек?
     Я, уже сдерживая зубами то, что не даёт выйти сзади, сквозь зубы прошипел:
     - Туалет, мне срочно нужно туда!
     Абориген непонимающе:
     - Туалет...?
     Я, смотря на него с уже явно покрасневшим лицом, готов был повторить утреннюю разборку уже с ними, как ни странно силы появились, явно из-за экстренной ситуации. Снова сказал я:
     - Куда ходить пи-пи, зю-зю, ну после еды и воды куда всё это из тела выходит, место!
     - А, зловонное место, - ехидно сказал охранник, поняв, в чём дело и недобро так улыбнулся.
     Я на последних силах, уже кряхтя, сказал:
     - Я сейчас прям тут все вывалю, будешь нюхать всю ночь.
     Охранник явно понял мой намёк и указал рукой направления, и я в сопровождении другого охранника побежал до места заседания.
     Всю ночь я наслаждался термоядерным синтезом в моём кишечнике, сидя на корточках, и примерял местные листья к своей заднице, как ни странно листочки оказались даже очень ничего, хотя запасы им бы не мешало пополнить, особенно после меня.
     Ночь я и провёл в местном туалете, гуляя вокруг него, прислушиваясь к своим ощущениям, попутно проклиная всё, этот мир, начавшийся день и так вот закончившийся уже день, еду аборигенов, особенно самих аборигенов. Поклялся теперь без их настойки никуда и ничего.
     Под утро в сопровождении охранника я зашёл в нашу временную хижину.

     Андрей:
     Алекс пришёл рано утром, вид у него был как будто его всю ночь пытали в гестапо клизмой, а утром отпустили. Упав на лежанку, Турыч пробурчал:
     - Всё, без настойки никуда, лучше посажу печень, чем такие ночные посиделки с голой жопой...
     И заснул, сопя себе в две дырочки.
     Поморщившись от вида Турыча, резким движением метнулся к кружке, где ещё оставалось чуток спиртовой настойки, и одним движением руки опрокинул остатки жидкости в себя.
     - 'На всякий случай', - тихо про себя говоря, поглаживая живот, явно не желая повторить подвиг Санька.
     ***
     Вечером в своей хижине старший сын вождя Деморальт находился в скверном настроении. Ходя из одного угла в другой по своей хижине, отмеряя количество шагов, помогая тем самым упорядочить всё произошедшее в своей голове, он составил план дальнейших действий, не забывая почёсывать места на руках после утреней драки, которые до сих пор еще болели, при этом не забывая ругаться в сторону людишек.
     В хижину вошёл Изург, правая рука старшего сына вождя.
     - Я смотрю, ты уже лучше себя чувствуешь, желание разломать стены собственной хижины уже прошли? И перестань ходить туда-сюда, твоё состояние напоминает движение хоукола* в загоне, когда его оторвали от еды. Тебе нужно привести себя в порядок, чтобы выглядеть как сын своего отца.
     Деморальт, только шипя себе под зубы, продолжал ругать всеми известным ему способом людишек.
     ***
     На следующий день после провала обряда и случая с людьми, Агокор продумывал свою речь на совете и обдумывал дальнейшие планы. Своим преемником он видел старшего сына. Хоть он немного грубоват и в кое-чём не сильно смыслит, в любом случае как сильного воина его будут уважать. Нужно по всем правилам дать Деморальту снова пройти обряд. Если же очередь перейдёт к младшему сыну, и он пройдёт обряд, этот ветреный мальчишка со всеми воинами побежит спасать свою невесту, сам погибнет и погубит лучших воинов, ослабив тем самым племя. Такая потеря пошатнёт баланс сил, так что нельзя допустить этого. Конечно же поводом повторного прохождения обряда будут эти людишки, что помешали, выставим их как нелепую помеху или проведение богов. А что делать потом с этими гладкокожими, сделать вид, что отпустили, показать всем свою мудрость, а старший сын потом догонит их в лесу и отомстит за своё унижение. И как всегда всё в 'Страшном лесе', и если что, мы ни при чём, мы благородное племя хранители святого источника, честно провели суд, разобрались в происшествии, всё правильно сделали, отпустили чужаков, только так и должны поступить.
     ***
     К полудню вождь зашёл к своему старшему сыну.
     Зайдя в хижину, он жестом показал, чтобы все убрались, он хочет остаться один на один со своим сыном. Подойдя ближе к нему, Агокор скривился, смотря в лицо своего старшего сына, где было хорошо видно, как красовался синяк на его лице, сейчас он стал еще больше, приобрёл более тёмный цвет, давно такого не было.
     Постояв немного возле сына, вождь присел, ещё раз посмотрел на двери, убедившись, что никого нету и начал беседу со своим сыном.
     Агокор после небольшого вступительного разговора с сыном пытался успокоить его и рассказать, как он должен вести себя:
     - Так вот, успокой свою ненависть и слушай, у меня есть для тебя план. - Агокор, как дикий хищник, оскалился. - После заседания совета тебе назначат повторный срок прохождения ритуала, потом жестом доброй воли мы отпустим этих людишек. А ты возьмёшь несколько своих верных воинов, подождёшь, пока они зайдут в 'Страшный лес' и убьёшь их...
     Деморальт на своём лице вытянул свою грустную улыбку и закивал отцу.
     Агокор постарался разъяснить предстоящий план, и действия своего сына во время суда. Провести совет, осудить людишек, что помешали ритуалу его старшего сына, назначить время на ближайший цикл полного сияния ночного солнца. Проявить справедливость к случившемуся и отпустить людишек, показав себя благородными и в будущем, чтобы не было неприятностей с торговцами, и их не считали дикими и кровожадными.
      Примечание:
      *хоукол -маленькая волосатая свинья.

Глава 5

      Торговцы
     Примерно около семи больших циклов назад на границе между 'Страшным лесом' и началом живого леса охотники одного племени обнаружили незнакомцев. Они были странно одеты в толстые кожаные доспехи, и у них была непонятная речь, по их поведению было ясно, что это умелые воины.
     Первые вооруженные столкновения показали, что пришельцы из-за леса более умело дерутся, их оружие по качеству превосходит даже самые лучшие мечи воинов зверолюдей. Наконечники стрел пробивают деревянные щиты с толстой кожей. Умелое чередование разного вида оружие давало чужакам противостоять против большого количества воинов племени.
     Сначала, показав свою силы, пришельцы начали проявлять свою щедрость. С собой они принесли странные деревянные амулеты, позволяющие понимать речь собеседника. Так плененные зверолюди принесли своим вождям амулеты и послание для проведение переговоров.
     На большой поляне неподалеку от 'Страшного леса' прошла встреча между чужаками и жителями этих земель.
     Вождям и лучшим воинам в качестве примирения подарили по кинжалу в красивом убранстве с очень крепким и острым металлом.
     Дары были приняты и выслушаны просьбы пришедших издалека людей. Пришедшие чужаки на собрании вождей сказали, что нашли проход через горы в обход лесу, наполненным страшными животными, и нашли земли, забытые временем их народом. Про эти земли было описано в их сказаниях, с упоминанием о каких-то богатствах и волшебных местах, где можно обрести некую силу.
     По преданию зверолюди ещё помнили истории своих предков, почему они были спрятаны от внешнего мира и заперты здесь, между горами и Страшным лесом.
     Со временем, каждое новое поколение молодых воинов хотело вырваться отсюда, увидеть, что находится за лесом и горами, кто ещё населяет земли, какие там опасности и животные. И вот когда сюда пришли люди, найдя скрытый проход в горах и принося частичку новой культуры, совет племен решил, что пусть внешний мир придёт к ним
     в виде этих людей, с их дарами и рассказами про земли, в которых они живут. Так и молодёжь останется здесь и опасности останутся за пределами их безопасных земель.
     После очередного совещания совета племен было решено дать разрешение приходить этим людям с товарами и обменивать на чем богаты их земли зверолюдей. При этом сразу ограничив чужаков, разрешив посещать только несколько близлежащих деревень, где и будет происходить обмен товаров. Посмотреть, что из этого получится, и как их маленький мир изменится.
     На совете по обмену товаров с чужаками было предложено и показано всё, что есть и можно достать на землях зверолюдей. Пришедшие издалека торговцы выбрали мягкий металл цвета солнца, из него нельзя было сделать крепкое лезвие, зато из него можно было сделать украшения для детей и женщин. Также заинтересовало людей твердые, прозрачные или мутные камушки, которые находили охотники в проклятой долине огня и дыма, эти камни шли на украшения глиняной посуды.
     Шкуры животных, обитающих только здесь, и другую мелочь. Взамен из предложенного торговцами больше всего местных интересовало оружие с крепким и острым металлом, слитки из прочного металла для изготовления наконечников стрел и копий, а также всякая мелочь, полезная для быта в хозяйстве.
     Сначала всё шло хорошо, люди приходили, торговали, приносили новые вещи.
     Потом с торговцами начали появляться другие люди, в их взгляде читалась жадность, власть и ещё что-то неприятное, мерзкое. Вначале они просто были рядом с торговцами, говорили, что они дополнительная охрана, проход до скрытой тропы в горах нужно ещё преодолеть по территории страшного леса, где иногда встречаются много опасных животных, и караван иногда теряет много людей.
     А потом начали пропадать жители селений.
     Злые зверолюди схватили торговцев и под страхом смерти заставили рассказать, что происходит, куда пропадают молодые воины и девушки.
     Люди рассказали всё, про их успех обнаружения прохода в закрытую часть земель, про жителей и те вещи, на что идёт обмен, и что хорошо ценится у них в большом мире. Их успех привлёк внимание могущественных владык городов, а также появились другие желающие узнать поподробнее, что это за место такое из старых легенд, что ещё тут можно взять. После долгих уговоров и угроз со стороны влиятельных посредников была взята 'дополнительная охрана' из опасных и очень неприятных людей.
     Так вот вместе с ними начали приходить работорговцы (торговцы жизнью). Увидев местное население, посчитали, что таких рабов ни у кого нет, и найдутся желающие заплатить за владение ими. После нескольких посещений этих земель работорговцы знали дорогу сюда и всё, что им нужно, и уже стали сами ходить своим караваном.
     На землях торговцев законом разрешена работорговля и является основой процветания их городов. На территории больших городов разрешено продавать подобных себе и других разумных. В основном в рабство попадают преступники, пленные после сражений враждебных сторон, должники, а также чужие, которым не повезло.
     ***
      Деревня
      Деморальт - Старший сын вождя
     После ухода отца старший сын вождя племени посидел в одиночестве, обдумывая всё сказанное отцом, попутно вставляя свои варианты решения. Вечером Деморальт позвал в свою хижину своего верного подельника Изурга и начал говорить:
     - Слушай меня внимательно, Изург, завтра, когда землю осветят первые лучи, возьмёшь верных нам с тобою воинов, снарядишь на путь и незаметно отправитесь в 'Страшный лес'. Часть воинов оставишь наблюдать у границе леса, они должны проследить, с какой стороны чужаки пойдут в лес, потом они должны проследить за ними и пойти по следам, выследить, оглушить, связать и притащить на тайное место работорговцев. Ты же с остальными отправишься сразу на тайное место и будешь ждать. Я же через несколько дней скрытно отправлюсь к тебе. Когда я приеду, то надеюсь увидеть связанных людей и с обреченным взглядом, и тогда я предамся наслаждению мести.
     - Что нам делать, если на секретном месте ещё будут находиться работорговцы?
     - Не думаю, что они ещё там, чего они хотели уже получили и сейчас должны покинуть стоянку как можно быстрее. Но если их встретите, покажите мой знак - нашего сотрудничества, и попросите о помощи, если нужно будет, лишние сабли в защите от порождений 'Страшного леса' не помешают. После того, как я помог им с информацией, где можно похить красивую дочь одного из вождей, не лазя в само селение, они обещали поддержку с их стороны воинами и оружием, а также ещё привезти хорошее оружие...
     ***
      Деморальт и работорговцы.
     Старший сын Агокора познакомился с работорговцами большой цикл назад, как раз после того случая, когда на совете племён его младший брат в шутку его сильно обидел.
     Идя не спеша на своём Фороракосе, неподалёку от 'Страшного леса' в дикой злобе на своего брата, он не заметил, как угодил в ловушку, подготовленную людьми. Его поймали, оглушили и связали, после чего отвели в 'Страшный лес', где у людей была скрытая стоянка, рядом с горами, которые пересекали часть леса.
     Там его допросили, узнали, кто он, и, подумав, работорговцы отпустили, намекнув ему, что могут помочь в будущем за определенную плату или информацию, особенно когда станет вождем, будет способствовать его интересам.
     В тайне от своего отца Деморальт передавал людям солнечный металл взамен на их превосходное оружие. Этим оружием он в тайне от всех налаживал связи с другими сильными воинами других племён, добиваясь их поддержки и расположения, готовясь в будущем объединить все племена под свой контроль, что даст ему абсолютную власть.
     Так вот когда на очередном собрании вождей племен были оговорены все моменты по передаче и женитьбе младшей дочери одного вождя племени с его младшим братом Айлору, Деморальт вспомнил про работорговцев и отправил им весточку, тем самым как бы отомстив за обиды брату и получив долг от работорговцев.
     Похищение прошло хорошо, как и планировалось работорговцами, они знали, когда и какой дорогой будет идти отряд с невестой для младшего брата вождя, а главное знали количество воинов. Не первый раз работорговцами отработанный механизм ловушки сработал, как капкан на лесных хищников. Хотя нескольким раненым солдатам и удалось уйти за подмогой, но это было уже не важно, всё было готово к скорому уходу из этих мест, оставалось только прихватить добычу и, путая следы, уйти поскорее.
     ***
      Поселение племени 'Лунного света'
      Филлика верная помощница Айлора, второго сына вождя племени Лунного света.
     Сама Филлика имела большой опыт по скрытному проникновению, так как это навыки требовались, когда Айлор по молодости придумывал какую-то очередную шутку или пакость, а Филлика была его верным и послушным исполнителем. Когда шутка срабатывала, все знали, чьих это рук дело. Так как Айлор - сын вождя, он неприкасаемый, поэтому всю злость вымещали на Филлике, бедняжке приходилось прятаться до нескольких солнечных циклов, пока всё не успокоится.
     Со временем все секретные места были известны, и поэтому девчушка каждый раз придумывала новый способ не быть обнаруженной в своём селении или за его пределами. Такая вот жизнь хорошо научила Филлику в скрытном передвижения и маскировке, со временем делая её одной из летучих разведчиц своего посёлка.
     И вот сейчас она выполняла очередное поручение, следить за отцом Айлора, чтобы узнать все подробности случившихся событий, а также предстоящих. Самое трудное было пробраться к хижине, чтобы послушать разговоры и при этом не быть замеченной. Но самое сложное было подслушать разговор вождя со своим старшим сыном в его хижине, так как вокруг постоянно находился Изург с воинами.
     Незаметно обходя по кругу, Филлика думала, как бы подслушать разговор, и тут взгляд упёрся на большое дерево, растущее рядом с хижиной сына вождя. Оценив высоту дерева и момент, когда рядом никого не оказалось, она сделала небольшой разбег, прыжок, и практически как птица взлетела на дерево, быстро перебираясь по веткам, незаметно сползла на крышу, и, закопавшись в покрытие крыши в высохшей листве чуть ли не до самого основания деревянных перекрытий. Застыв в неподвижной позе, ей удалось подслушать весь разговор вождя со старшим сыном, и о его планах, как он отомстит людишкам.
     После небольшого раздумывания Филлика уже собралась вылезать, но как назло приближенные воины Деморальта, собрались вокруг его хижины, и как бы занимались своими делами, не желая расходиться. Филлика понимала, если её заметят, и Деморальт об этом узнает и поймёт, что их разговор с отцом был подслушан. И тут уже никто не поможет, ни Айлор, ни её способность прятаться. Лучше сразу в 'страшный лес' уходить жить.
     Пришлось ждать, когда появится шанс незаметно покинуть крышу. Пролежав до захода светила, Филлика стал ещё раз свидетелем разговора Деморальта со своим верным помощником, и когда она узнала о связи старшего брата с работорговцами и его причастности к похищению возлюбленной Айлора, то с большим трудом сдержала себя, чтобы остаться до полной темноты и тогда уже бежать докладывать Айлору.
     ***
      Поздняя ночь хижина младшего сына вождя племени "Лунного света'.
     Айлор после рассказа Филлики с большим трудом сдерживал себя, чтобы не ворваться в хижину к Деморальту и не отрубить ему руки, потребовать возвращения его любимой любым способом. Сжимая рукоять своего ножа со всех сил, пытался сдержать себя, остаться на месте и успокоиться.
     С трудом придя в более ясное мышление, Айлор после потрясения и переживаний уже лучше мог себя контролировать и обдумывать сложившуюся ситуацию. Из всего выходило, что отец на стороне старшего сына, даже если рассказать о его связи с работорговцем, отец стерпит, так как он стар, а племени нужен вождь, лучшей кандидатуры чем Деморальт он никого больше не видит, сам Айлор не в счёт, взбалмошный ребёнок, которому нельзя доверить будущее всего племени - как постоянно говорил его отец. После того, как брат станет вождём, ему тут не будет места. Остаётся только одно, уходить из племени и искать свою любимую.
     Одному нельзя, кто со мной пойдёт, через лес смогли пройти и вернуться только люди... Появившаяся мысль в голове словно гром прокатилось по сознанию.
     - Эти людишки, вот кто мне поможет пройти лес и проклятые места! Они-то точно хоть что-то слышали и знают, как его пройти, а там на территории людей будут проводниками. К тому же выбора у них тоже особо нету. Решено, беру их собой, и в путь. Филлика, начинай собирать мои вещи и снаряжения, я еду на поиски своей Миригальды, в помощь себе возьму тех людей.
     Филлика стояла и хлопала своими глазами от услышанного.
     - А как же я, ты что, оставишь меня здесь, что мне тут делать без тебя?
     Айлор, поморщившись, напряг свой лоб, потерев его рукой, подумал. 'Вариантов у неё мало, что со мной помереть, что здесь её выживут'.
     - Ладно, собирайся, но учти, если я погибну, будешь сама по себе, или вместе погибнем...
     - Хорошо, - громко визгнув, Филлика начала вертеться, собираясь в дорогу.

     ***
     Поселение племени 'Лунного света'
     Утро третьего дня от недавних событий
     Хижина, временное проживание людей.

     Александр:
     Проснувшись, мы с доктором пошли умылись и сделали свои дела под чётким присмотром охраны. Пришли в свою временную хижину. Там уже нас ждал принесенный завтрак. Посмотрел на него, мой живот рефлекторно напрягся. Садясь за стол, поглаживал свой животик и приговаривал:
     - Всё хорошо, мой хороший, спокойно, всё будет нормально.
     Доктор покосился на меня и сочувственно хмыкнул, начал завтракать. После ночной вакханалии в моём животе было абсолютно пусто, на одной воде не проживёшь, поэтому пытался себя заставить поесть, пить с утра спиртовую настойку не хотелось, но без неё никак. В очередной раз вспомнив своё 'депутатское заседание' и поморщившись, взял стакан и начал разбавлять настойку водой, после чего влил в себя. Ну, что ж, 'буду вечно пьяным, вечно молодым', пропел про себя я и начал осторожно запихивать в себя пресный завтрак и запивать уже водкой.
     - 'А фиг с ним', - подумал я, цедя разбавленную настойку. Кому я нужен трезвый-то.
     На предстоящем суде, где все будут тыкать в нас пальцами, и говорить, какие мы нехорошие, помешали там-то, порезали тех-то... Если и будет приговор не в нашу пользу, так лучше проститься с этим миром 'вечно молодым, вечно пьяным' снова пропел про себя...
     ***
     Примерно в полдень после местного завтрака в ожидании, когда нас поведут на местный суд, мы с Андреем предавались ничего не деланию и тыканьем пальцев в свои больные места, определяя степень заживаемости поврежденных участков тела, шипя и матерясь на особо больные места и 'посылая далеко в темный лес' всех тех, кто причастен к этому. От столь приятного процесса нас отвлекло приход гостей. Зашли два аборигена, по первичным половым признакам мужик и самка. Посмотрев на нас, с интересом молодой парень спросил:
     - Могу ли я с вами поговорить?
     С грустным взглядом я посмотрел на заговорившего с нами, им оказался молодой парень на вид примерно лет двадцати трёх-двадцати шести, его тело было физически развито, рост примерно метр восемьдесят, волосы тёмно-каштановые, длинной до шеи, лицо простое, без резких линий, овальное, вполне симпатичное, ничего цепляющего за взгляд, глаза тёмные, возможно карие, и в них была такая серьезность и решимость, что желание ответить сарказмом, как-то пропало.
     Посмотрев на грустное лицо Андрея, решил ответить за нас двоих.
     - Ну говори, раз пришёл, чего ты от нас хочешь, ик.
     Непроизвольно из меня вырвалась икота, вот к чему приводит с утра употребление высокоградусных напитков в сочетание с травяной похлёбкой, наверное настойка не в то горло попало. Пару раз я попытался подавить приступ икоты, но меня просто подбрасывала при попытке через силу сдерживать икоту.
     Паренёк с улыбкой и интересом смотрел на меня, и как я икал. А я сижу и тихо так сам собой икаю. Доктор тоже улыбается и смеется с меня про себя тихо сам с собой.
     - Есть разговор, он касается ваших жизней.
     - Ну, - протянул я. - Определённо ничего хорошего как для нас так и для тех, кто попытается её забрать. Ну удиви меня, кстати, кто таков и чего нужно, ик, - спросил я.
     - Меня зовут Айлор, я младший сын вождя Агокора, а это, - указав на свою спутницу, - Филлика, мой помощник и друг.
     - Ну будем знакомы, я Александр, а это Андрей.
     - Так чем обязаны? - спросил доктор.
     - Есть предложение к вам о взаимопомощи.
     - Сотрудничество, говоришь, - растягивая слова, проговорил я, одновременно перебирая пальцами деревянный амулет переводчик, задумавшись. Как все вроде нормально моё подсознание переводит или понимает, даже при небольшом опьянения не мешает.
     Во время своего небольшого размышления заметил краем сознания, что пялюсь на подругу сына вождя. Красивая молодая девушка, если сильно не присматриваться, то даже не заметны звериные черты лица. По возрасту примерно лет двадцати пяти. Красивое личико, длинные волосы цвета пшеницы до плеч или немного длиннее, спортивное телосложение, наличие красивых форм, одета в кожаную одежду, прикрывающую большую часть тела, штаны в обтяжку.
     Филлика, заметив мой оценивающий взгляд, фыркнула, скрестила руки на груди и тоже начала оценивающе разглядывать меня. После недолгих гляделок друг на друга, показательно фыркнула, развернулась, медленно давая себя рассмотреть, и вышла за дверь, закрыв её. Помедитировал пару мгновений на закрытую дверь, перевёл взгляд на молодого воина, принял более удобное сидячее положение и жестом пригласил Айлора к нам поближе.
     Во время разговора с Айлором вырисовывалась интересная ситуация, и если более сжато по смыслу, то выходит следующее:
     Вроде как на суде нас не засудят и даже отпустят - это хорошо.
     Но нас хотят потом отловить и медленно порезать на кусочки - это плохо.
     Но есть возможность уйти по другим тропам с проводниками - это хорошо.
     Но за это нужно Айлору с его подругой помочь пройти какой-то 'Страшный лес' и при этом не помереть от местной живности - это напрягает.
     Но нам обещают собрать снаряжение, провиант и подогнать ездовых зверей - это хорошо.
     Но ещё нужно пройти какие-то проклятые земли, про которые ничего толком неизвестно - это усложняет.
     Но дальше буду территория людей и не должно быть проблем с местной живностью, вроде там всё нормально - это хорошо.
     Но нужно будет помочь Айлор с Филликой найти похищенную его невесту на территории людей - и вот тут проблема, кажется мне, что нас принимают за тех местных, кто там проживает, и по этому мы должны быстро сориентироваться на территории людей.
     В общем выходило, если не помрём раньше времени и найдём суженую, то мы все в расчёте, и каждый идёт своим путём - и вроде как это замечательно, наверное.
     От такого мозгового штурма моя икота прошла, а я начал чесать по очереди то за ушами, то затылок, ускоряя мыслительный процесс. Андрей слушал рассказ, одновременно перебирая во рту местную травинку и как бы кивая ей, соглашаясь со своими мыслями.
     Его до безобразия безмятежный взгляд довольного кота, который дорвался до спиртовой наливочки, был спокойный. Этого прожжённого доктора с его-то профессией, которая воспитала в нём непробиваемую безмятежность. Те 'несчастные случаи', которые попадали в морг к нему на стол, давно подавили все рвотные рефлексы и детские переживание за жизнь, и утёрли все розовые сопли о прекрасном начале его молодой карьеры.
     Одной из как по мне необычной его способностью, я считаю - быстро переключаться от простой болтовни к серьёзным делам или грядущим неприятностям независимо от опьянения и настроения, и это хорошо видно по его глазам.
     Поразмыслив каждый о своём, начали обдумывать условия и озвучивать их следующий план.
     Необходимо запастись нормальным оружием, если таково найдется в нужном количестве, примерно расчёт был по два комплекта на нас с доктором, копье местного производства, мне лично четыре штуки, и если будет возможность каждому участнику похода столько же, раз 'Страшный лес' зубочистки пригодятся, будем отковыривать себя из зубов местной живности. Луки, стрелы и побольше, сколько можно будет увезти, по пути будем тренироваться. Максимум сколько возможно унести их спиртовой настойки, иначе на местной еде я не протяну, да и доктор тоже, засрём нафиг весь лес, и тогда будет 'Страшно - зловонный лес'.
     Ещё одним условием было сделать круг до священного озера, якобы поискать потерянные некоторые вещи, тем самым увеличим время, поджидающих нас в лесу, пусть понервничают, да и самим прийти в норму и акклиматизироваться, так сказать, в новом месте.
     Провиант и вся подготовка на Айлоре с подругой, пока будет суд, и все зеваки будут там, пусть перешерстят закрома своей деревни.
     План такой, пока суд да дело, Айлор с подругой собирают всё необходимое, Филлика остаётся, и после суда предлагает свои услуги проводника до леса, тем временем Айлор незаметно должен уйти из деревни на условленное место, при полном снаряжении с дополнительными вьючными животными.
     Мы же налегке с нашим добровольным проводником на выданных нами местном транспорте едем в условленное место. При этом пытаемся по пути резко петлять и скрываться от слежки, если такова будет. Потом на чудо-озеро, а оттуда дальними тропами к чёртовому лесу и пытаться пройти его и не дать съесть себя местным зверушкам.
     ***
     Когда Айлор покинул нас и пошёл собираться в путь, доктор спросил:
     - Санёк, а на кой-нам опять переться к тому озеру, че, подругу свою хочешь прихватить?
     Я сначала не понял, что за подруги у меня тут уже появились, потом дошло:
     - Болван ты, Андрей, я хочу проверить, где мы с тобой появились, если там портал ещё активный, или он только на нас реагирует, иначе бы местные уже нашли.
     - И как мы определим, что портал сработал? - спросил Андрей
     - По тычинкам и пестикам, док, наш лесной парк явно можно отличить от местной флоры, да и по воздуху нашего любимого индустриального города, в любом случае полдня у нас там будет на поиски и ковыряние в земле, - высказался я. - Место там закрытое, никого нет, судя по словам молодого сыночка вождя, пусть также понервничают те, кто поджидает нас возле леса чёртового. Заодно проверим снарягу, всё ли взяли и учли, может придётся посылать обратно в селение.
     - Ясно, - пробурчал доктор.

Глава 6

      Суд в племени зверолюдей 'Лунного света'
     Александр:
     Нас под конвоем привели к строению, напоминающему большой открытый дом: десятки опор, на которых держалась крыша, покрытая листвой, без окон и дверей, ну как, условный вход был, а по бокам вместо окон и стен что-то типа плетёной решётки из листвы, похожей на бамбук, что давало через это заграждение увидеть всё внутреннее убранство.
     Внутри было всё также просто, лавочки, плетеная мебель. Нас провели в угол к небольшим лавочкам, возле которых вместо решёток стояли шестеро вооруженных воинов с копьями в добротной кожаной броне, с мечами и ножами.
     Покрутив головой, мне удалось рассмотреть в другой стороне красивую плетеную мебель, явно для вип-персон, там тоже по краям стояла парочка вооружённых воинов, видимо для солидности. Сопровождающий нас конвой, проводив в уголок и оставив на попечение местной охране, пошёл к входу.
     В местный суд народ потихоньку начал собираться, а также всевозможные зеваки как внутри, так снаружи постройки. Через полчаса моего субъективного времени в это строение набилось порядка сорока человек и ещё столько же наверное за плетёными решётками снаружи.
     Тут я более детально смог рассмотреть местных жителей, их одежду, повадки, что всё больше закрадывалось у меня ощущение, что я нахожусь в экопосёлке с религиозным уклоном. Одежда была простая, по структуре похожая на ткань из лёна, местные зажиточные или более уважаемые жители отличались присутствием большого количества цветных тряпочек, ниточек и бижутерии, иногда проскальзывала мысль о схожести с цыганским табором. Воины же были в обычных штанах на вид более плотные, у некоторых на штанах были вшиты кожаные вставки как на коленках, так и сбоку, штаны держались на кожаном поясе с какими-то железными вставками, с одного боку висели ножны с мечом, с другой - пара ножей. Торс у воинов был покрыт рубашкой с короткими рукавами, а сверху по диагонали пересекал кожаный пояс, на котором был прикреплен небольшой нож.
     В общем было на кого посмотреть и о чём подумать.
     Местные вели себя спокойно, в нашу сторону оскорбления не высказывали, разве что были любопытные взгляды, больше всего внимания было со стороны детских глаз, которые смотрели на нас, пытаясь запомнить все детали, вот таких вот страшных преступников, которых сейчас буду судить. Время шло, народ не спеша собирался на представление.
     Начало суда ознаменовало появления вождя с большим посохом. Встав в некоем импровизированном центре, он три раза ударил посохом по полу, привлекая к себе внимание и прерывая разговоры. В помещении стало тихо, и все взгляды были обращены на стоящего в центре старца с посохом. Вождь племени, оценив, что достаточно удостоен внимания, начал речь.
     После небольшого вступления вождя, который поздоровался с десятью местными уважаемыми гостями, видимо от них будет завесить решение, а также поприветствовал остальных коротко, и про нас не забыл, просто указав рукой в нашу сторону, как причину местного собрания, начал излагать суть.
     Представление, называемое местным судом, проходило с большим интересом для окружающих, но скучно для нас. Примерно после получасового завывания и пританцовывания, вождь рассказывал про своего сына и об его героических поступках, к тому времени когда в героическом эпосе речь дошла до коварных людей, то есть меня с Андреем, я уже еле сдерживался от зевания, чтобы не заснуть сидя.
     Последний раз меня так дико тянуло зевать и спать, когда был очередной получасовой инструктаж техники безопасности на одном ведомственном заводе, которой каждые полгода принудительно проводили. И мне даже кажется, что я тогда практически освоил секретный солдатский приём спать с открытыми глазами.
     На местном суде нас винили во всех грехах их местных катаклизмах и ещё много чего. Иногда моё сознание отключалось от того, как местный вождь завывал в стиле шамана, изгоняющего злых духов в виде нас, каждый раз кидая в нашу сторону взгляд и махая руками и делая непонятные жесты.
     Доктор практически всё это время ковырялся то в носу, то ушах, занимаясь разработкой и добычей серы и чего-то ещё, наверное такой был психологический подход у него к ситуации, или так лучше его мозг воспринимал перевод завываний вождя. Я зевал и мечтал о нормальной земной еде, хотелось кусок жареного мяса с чёрным хлебушком, между делом в голову врывался перевод, так сказать, стенограммы происходящего на местном суде. Краем уха слушал, какие мы бяки, помешали всем, напугали и обидели будущего великого воина, сына вождя.
     Журили нас долго часа два, наверно, потом решали о повторном испытание несчастного мальчика, которому мы помешали. Но учитывая отсутствие прямых доказательств наших враждебных намерений к проводимому ритуалу, только пожурили за то, что спокойно не лежали в сарае, ожидая своей участи, на что мы коротко высказались по этому поводу:
     - А не нужно было оглушать и похищать, можно было и вежливо нас пригласить пройти на чай для долгих разговоров, и никому бы не пришлось разбивать рож... кхм, лица.
     В общем, решили всё закончить по-быстрому, и списали на козни и шутки богов, и пообещали отпустить нас, чтобы не портить отношения с представителями нашей расы.
     В итоге по ранее оговоренному плану с Айлором мы попросили дать нам проводника и животных, чтобы добраться до местного страшного леса, и там самым уже добраться до своих, не ожидая очередной караван людей, тем самым не нервировать своим присутствием. Также мы попросили вернуть нам все наши вещи, дабы не обвинять местных в воровстве и не злить наших богов.
     А насчёт леса пусть боги решают, выжить нам или сгинуть. На этом решение всех устраивало и решили не затягивать, так как время кажется подходило к очередному приёму пищи, а значит задерживаться никто не хотел.
     В нашей хижине нам дали последний раз поесть местную похлёбку, которая напоминал суп смузи, и я естественно запил всё это чудо напитком водкой-самогонкой. Потом один из воинов занёс мешочек, в котором оказались наши вещи, а также принесли нашу старую одежду, как ни странно выстиранную и высушенную.
     Переодевшись в свои одежды и скромно сложив местную на кровать, мы распихали по карманам наши пожитки, убедившись, что телефоны уже разряжены и толку от них никакого.
     ***
     Александр:
     В сопровождении двух воинов нас провели на край поселения к ограде, где паслась местная ездовая живность. Когда к нам привели местную лошадь, меня пробрал некий холодок по спине, кто же знал, что это большая птица, похожая на страуса, с огромным клювом и большими лапами, на которых такие же огромные когти. Как оказалось, ездовые зверюги назывались Фороракос, были и ещё другие, не запомнил, как называли. Своей зверюге я сразу не понравился, особенно когда пытался залезть на неё и потом пару раз упал, пытаясь проехаться. Местные мои неудачи списали на то, что я перебрал с огненной настойки. Учитывая, что перегар и там от меня за три метра был.
     Потому терпели, пока я приспособился, детвора смеялась до упада, молодые девчонки хихикали, прикрывая лицо рукой.
     Снаряжение наших ездовых пернатых лошадок было простое, седло, по сути, кожаная плоская подушка с ремнями, крепилось всё это широкими поясами снизу и по бокам. Стремена - обычные кожаные петли, внизу распёртые палкой и обметанные по краю тонкой кожей, на седло сзади из кожи и костей животных сделаны крепления, куда можно прикрепить вьючные небольшие сумки. Уздечка больше для направления головы, точнее поворота движения животного, держаться особо за неё не стоило.
     Доктор, смотря на мое безобразие с такой вот грозной птичкой, поржал тихо надо мной и сам начал пробовать, в отличии от меня у него получилось со второго раза, он действовал поумнее меня, отвёл животное к изгороди и при помощи её попробовал залезть на местного страуса.
     Оседлав налегке своих пернатых, не спеша проехались вперёд-назад, привыкая к управлению пернатых под чётким руководством нашего проводника Филлики, которая как бы от нечего делать вызвалась вывести нас до страшного леса.
     Проехавшись ещё пару кругов, осваивая новый тип 'внедорожника', и со строгой оценки и разрешения, что и так пойдёт, отправились вслед за нашим проводником.
     Не спеша и привыкая к своим пернатым лошадям, скакали, то бишь, бежали путая следы через лесные чащи, выходя на дорогу снова, чтобы примерно оценить, куда дальше двигать. Наверное два часа петляли, наш проводник вел нас то по дороге, то по кустам, потом свернули в лесную чащу, потом метров на двести к одной скрытой полянке, долго нарезая круги, нашли место встречи, там нас уже ждал Айлор.
     Естественно когда я попытался слезть со своего пернатого скакуна-бегуна, чуть не расцеловал на радостях землю своим носом. Моя зверюга явно выказала своё недовольство, цокая клювом на меня как на наездника.
     Спешившись с доктором, подошли к обозным птичками и стали принимать амуницию, себе я взял два меча и три ножа (один сломать, другой потерять). Оценил запас провизии, особенно с доктором заценили количества спиртовой настойки с вытянутой улыбкой на лице одобрительно закивали.
     Ещё раз прошлись по списку взятого, обвесили себя колюще-режущим металлом, чтобы душу грел спокойствием, ещё немного размяли ноги с непривычки так ездить. Хотя скажу не так и плохо думал, будет трясти как на лошади (был печальный опыт), но нет, эти птички бегут ровно, плавно, единственная проблема на поворотах, на небольшой скорости можно вылететь, если эта птичка пойдет на полной крейсерской, даже страшно подумать, как далеко я буду лететь на резком повороте или остановке. Хотя Филлика и говорила, что нужно прижиматься к низу и держатся еще за низ шеи, но я как-то не понял все эти нюансы.
     ***
     Ещё раз уточнил у Айлора, нет ли никого поблизости у священного озера, на что он ответил, что основной путь под охраной только в начале, к самому озеру ходить запрещённое, кроме времени проведения ритуала, также с одной стороны поляну с озером окружает очень плотная растительность, в виде природной изгороди, а с другой небольшие горы.
     Как я понял, поляна с волшебным озером находится в некотором подобии каньона. Также есть тайный проход со стороны скал, о котором известно младшему сыну вождя. Через этот тайный проход мы и планируем пройти.
     К священному озеру добрались уже когда солнце начинало близиться к границе горизонта, наш отряд пробирался через большие кусты и россыпи больших валунов.
     Остановились у края леса, где начиналась полянка, спешившись с Доктором, начали искать то место, откуда увидели первый раз озеро.
     Обойдя на расстоянии по кругу озеро, нашли примерно тот ракурс, с которого лицезрели большую кошку. Повернувшись на месте, стали идти примерно назад нашим следами, как нИ странно, кое-где часть растительности хранила часть нашего следа, точнее протектора.
     Туда-сюда ходили примерно час, никакой плёнки, скрывающий портал, и сам портал так не нашли, облазили всЁ в радиусе ста метров, всЁ те же странные деревья и растительность, ничего нашего родного не нашли. Напрягая голову и воспоминания, пытались воссоздать наши действия движения в начале поляны, в общем проводили следственный эксперимент, кто как мог.
     Спустя ещё время расстроенные пошли до водоема, перекурить, подумать и возможно умыться, память освежить.
     Подойдя к каменной чаше с водой, я оглянулся и только сейчас заметил, что всё это время Айлор с подругой держались на расстоянии от священного источника, как бы боясь его. Посмотрев на источник, в котором отражалась уже вечернее небо, стал более детально рассматривать местную достопримечательность.
     Подойдя совсем близко, начал вглядываться в глубину этого маленького водоема. Тут я заметил, что на дне что-то похожее на меч. Повернувшись, прошёлся до Айлора и спросил:
     - Слушай, а чё там за оружие валяется на дне и какой-то ещё мусор, чего это вы не следите за чистотой своего священного озера.
     - Это дань источнику воина, чтобы сопутствовала удача при охоте и чтобы обряд прошёл успешно, - сухо и спокойно ответил сын вождя.
     - Серьёзно? - протянул я и пошёл обратно к озеру. Подойдя, стал сильнее всматриваться в дно озера. Резко проснувшись, откуда-то жаба стала истошно квакать мне на мозги, намекая, что нужно прихватить то что на дне, плохое бы туда не кидали. Поморщившись от того, что не хотелось мокнуть, нагнулся уже всем телом прямо к воде, стал рассматривать примерную глубину. Потом поднялся и пошёл к Айлор, спросил:
     - А чего вы так боитесь этого озера?
     Айлор ответил сухо:
     - Нам нельзя прикасаться к водам источника, его волшебная сила пробуждает в нас звериные инстинкты и даёт большую силу. Если же полностью окунуться в него, можно за несколько дней стать могучим животным, потерять рассудок и стать диким и опасным. Только волшебные звери могут тут пить воду и купаться, тем самым поддерживая свои магические способности.
     - И какие? - вдруг в разговор вклинился Доктор.
     Айлор помялся с ноги на ногу и сказал:
     - Толком никто не знает, что могут волшебные звери, только легенды говорят о том, что древние боги и их слуги, которые проиграли битву, ушли сюда и скрыли свою сущность от других богов, превратившись в зверей, в зверином состоянии восполнять свои волшебный силы не могут, поэтому пользуются волшебными источниками.
     - И много таких источников? - уточнил доктор.
     - В наших краях только один, разве что по преданиям в запретных горах, куда ушли боги, есть такие источники. Но никто туда далеко не ходит, а кто уходил вглубь гор, уже не возвращался.
     - А на людей как действует источник?
     - На таких как мы, - уточнил доктор.
     Айлор пожал плечами.
     - Не знаю, гладкокожих сюда не пускают, разве что некоторых, и то только на большом расстоянии дают посмотреть, что вот он есть и всё, ближе не пускали.
     Александр:
     Долго маясь кваканьем своей жабы, решил попробовать немного намокнуть, снял с себя всю верхнюю одежду до пояса и попытался измерить рукой глубину, вроде не так уж и глубокую, как казалось на вид.
     Кряхтя на пузе, сполоснул руку в источник и начал смотреть и прислушиваться к себе...
     Вода как вода, подумал я про себя и уже по локоть засунул руку, потом пытаясь достать дно. Понял одно, вода как вода, но на вид какая-то плотная, поэтому эффект отражения от дна совсем другой, кажется, что неглубоко, а на самом деле больше наверно двух метром. Покрутившись вокруг озера и как кот, не желая мочить свои усы, начал думать.
     - Айлор, а здесь можно разжечь костёр?
     Тот осмотрелся, покрутился и сказал, рядом с озером нет, а вон там, где начинается уже более плотный лес, можно.
     Я посмотрел на последние лучи, скрывающимися за горизонтом, и прикинул мысленно, ехать уже никуда не будем, я устал, хватит и первого дня покатушек на пернатых, будем делать привал, к тому же не мешало бы на дорожку ополоснуться, как раз вот в озере и искупаюсь, так сказать нагадим последний раз местным.
     Александр:
     - Хорошо идите туда и разжигайте костёр, привал будет тут, - и тут же добавил: - Доктор, не желаете ли искупаться в столь чудном озере и заодно посмотреть, чего там местные в озеро накидали.
     Доктор помялся, ничего не говоря. Я же начал раздеваться полностью, догола, а чё в мокрых трусах ходить всю ночь, и кого мне тут стесняться. Все стеснения прошли как только осознали, где мы и в какой афроамериканской части седалища.
     - Так, доктор, пока ты думаешь, сходи к костру, сделай два факела и неси сюда, будешь подсвечивать.
     А сам начал залазить в водоём, прохладно, но терпимо, у костра отогреюсь. Сполз в водичку, держась руками за край каменной чаши, прислушиваясь к своим ощущением и привыкая к прохладной водичке. Пару минут, вроде всё нормально, самочувствие не изменилось, к воде привык можно и нырнуть до дна, померить глубину. Со второго раза удалось добраться до дна и прихватить собой тот меч, что я первый раз заметил. Вытащив свою находку из воды, начал её рассматривать, насколько хватало света.
     Странно одно, такое ощущение, что свет отражается от дна озера и подсвечивает снизу. Ещё когда нырял, казалось, что вода более вязкая... Попробовать на вкус капли воды на губах, причмокивая, ничего не понял, вода как вода, может совсем чуток солёная, что свойственно подводным источникам.
     Клинок как ни странно не заржавел, что говорило о хорошем качестве металла. Жаба довольно квакнула, даже в плохом освещении было видно, что эта железка намного лучше того, что используют местные. Подошёл доктор с двумя факелами и стал подсвечивать мне.
     Тут резко проснулся мой хомяк и нервно тряся своими пустыми щеками стал насвистывать.
     - Ш-Ш-Шмотри, там вот чуть дальше россыпь жёлтого металла и в песке лежит ещё пара клинком.
     Повинуясь ЦУ своего хомяка, начал нырять я как кладоискатель и тащить всё наверх. Примерно через полчаса ныряния поднял со дна несколько клинков, разных ножей, десяток два жёлтых палочек, сильно уж похожих на золото.
     Посмотрел на Андрея с факелом и предложил ему:
     - Док, как хочешь, но теперь твоя очередь, я уже нанырялся и замерзать начал.
     Док помялся, но все жё согласился. Я взял у него факела и начал ими обогреваться.
     Теперь доктор принял мою эстафету ихтиандра и начал рыть песок дна в поисках чего-нибудь привлекательного. А я как истинный туземец, голый и с факелами светил доктору путь нашего обогащения.
     Через полчаса и доктор уже сдался. Не отставая от меня и не давая покоя, моя внутренняя жаба с хомяком явно намекали, что нужно хорошо обшарить озеро, ну, прикинув так, что мы уже не вернёмся сюда, значит зачистку нужно сделать основательно.
     Передав наше светило-факелы доктору, я залез в озеро, начиная хорошо смотреть дно по краям стены, просеивая песок сквозь пальцы, Андрей с факелами ходил за мной.
     В результате мне удалось найти несколько разных амулетов, попались стекляшки, типа не огранённых драг камней, жёлтые палочки, ещё пара ножичков, странные предметы, в общем всё, что не песок и не булыжники, выгребал наверх.
     Уставшие, но прошерстившие озеро от и до по несколько раз вылез, взял один факел у дока и начал им греться и сохнуть. Немного подсохнул, надел для приличия трусы и накинув футболку, всё найденное завернули в наши одежды и со спокойной жабой и довольным хомяком пошли греться к нашему костру. Хотелось сильно есть.
     Айлор с Филлитисой быстро организовали костёр, место лежанки, пристроили наших ездовых пернатых, подстрелили каждому несколько мелких животных и жарили их на огне. Подойдя костру и почуя запах жареного мяса, я чуть не захлебнулся слюной. Сидя у костра и глотая слюни, пока жарилось мясо, договорились с доктором о том, что пока наши желудки не приспособятся к местной флоре и фауне будем соблюдать жёсткие правила выживальщиков в диких местах. Решили отнести данную местность по типу угрозы к джунглям, поэтому все порезы промывать в спиртовой настойкой, также ею и запивать всю еду, мясо жарить чуть ли не до корочки, чтобы без соков. Своих жировых отложений пока хватает, а желудок пусть тренируется. Ибо отравиться и сидеть с голой сракой в кустах и кряхтеть всю ночь или день никого не прельщает. Найденные побрякушки решили по-быстрому распределить, пока мяса доходило до нужной поджаристости.
     Оружие распределили между собой так:
     Себе два найденных хороших меча, четыре ножичка.
     Доктору такое же количество оружия.
     Айлору и Филлитисе по одному мечу и по ножику, остальное в запас.
     Про желтые палочки Айлор сказал, что так выплавляют солнечный металл, в виде местной валюты для торговли с людьми, в основном на них покупают оружие и другие железные предметы хорошего качества.
     Всю эту местную валюту, амулетики и другую непонятную фигню мы с доктором распихали по мешочкам, по ходу путешествия уже более подробно будем разобраться. Уже в темноте у костра, сидя с доктором, хрустя мясом и попивая настоечку, тихо обсуждали дела предстоящие. Уже полностью обрисовали для себя ситуацию. Назад пути нет, портал, или что нас сюда перенесло тоже не существует или нельзя найти. Переться на юг до загадочных местных гор с нами никто не будет, если местные там пропадают, то мы точно там загнёмся.
     Здесь оставаться нельзя, местные племена не любят людишек, если ты не торговец с интересными железками, да и месть сынка местного вождя явно нас в спокойствия не оставит. Остаётся идти на территорию людей, там я думаю мы найдём общие интересы.
     Разве что нужно пройти 'Страшный лес' и не помереть, а если повезёт так ещё не окочуриться на проклятой долине или пустыне.
     Что забавно, насчёт амулета-переводчика, Айлор по этому девайсу ничего толком сказать не мог. Их завезли торговцы люди, переводит сносно, чем дольше общаешься с ним, тем более понятней становится понимание, конечно специфические название не переводит, а так на простом языке все ясно.
     Как этот амулет работает, никто не знает и не заморачивается, работает и хорошо. В общем легли спать, оставив оставшиеся вопросы и проблемы на будущее, выдвигаться решили утром рано с первыми лучами солнца.
     ***
     Скача на своей пернатой зверюге, обдумывал план как из того, что есть в наличии, сварганить себе защитное обмундирование.
     Сильно обдумывал свои боевые способности и действия на случай проблем. Включаю свой аналитический центр и начинаю раскладывать всё по 'полочкам'.
     Первое, махать мечами умело я не могу, меня опытные бойцы сразу в капусту нашинкуют, хоть и пытались меня научить одна группа ролевиков, когда я у них в гостях был, так, простым приёмам меня обучили, блоки, выпады, обманные движения, и ещё много чего, хотя на изучение специальные приёмы меня не сильно хватило, точнее времени, чтобы проработать в разных ситуациях, думаю в критические моменты сознание поможет, по крайней мере надеялся.
     Второе, если прижмёт, то будем работать двумя мечами в глухой защите, махая ими как чокнутый вивисектор, хотя на долгое махание меня не хватит, лучше уж копьём наверное, ладно, будем пробовать все варианты.
     Следовательно третье, нужно пробить хороший шест или копьё, или заготовок под копье и много другого.
     Ещё, что я могу:
     Метать ножи - ну, если не остриём, то рукояткой точно в нос попаду.
     У доктора лучше метание выходит, явно на своём рабочем материале по вечерам практикует... Также смогу метнуть местную палку - копьё, наверное, больше для проформу испугаю, ну три секунды фору даст, пока моё запущенное орудие смерти легко отобьют или уклонятся, я убегу или скроюсь за укрытие.
     ***
     К вечеру наш отряд с небольшими перерывами и разминкой спины и быстрым обедом домчал до небольшой лесной чаще, нашли место, где более плотная растительность и в окружении плотного лесного укрытия решили сделать привал на вечер.
     Сразу же я высказал свою озабоченность насчёт поджидающих нас воинов. Явно они были распределены по всей длине возможного въезда в 'Страшный лес'. Я предложил заслать на посмотреть, где эти черти нас выглядывают и если шанс проскочить. Филлика согласилась сделать вылазку и разведать, по её словам, она лучшая в поселении по скрытному проникновению и разведке, на том и порешали, что с утра рано она выдвинется вперед и разведает всё, как раз на наших беговых пернатых полдня до того 'Страшного леса'.
     Собрали хворост с доктором, Айлор с Филликой тем временем пошли на отстрел живности для нашего ужина и завтрака.
     Сидя у костра уже при свете местной луны, жуя прожаренную до хрустящей корочки местную тушку какого-то грызуна и запивая настойкой, начал обдумывать наше будущее с доктором.
     Беззаботная жизнь с доктором закончилась, работа дом, пивные посиделки.
     Простая жизнь и не влезание во все проблемы расслабила меня и моё тело.
     Нужно срочно поднимать физподготовку и оттачивать всевозможные способы убиения как разумных, так и просто хищной живности. Все возможные варианты, начиная от стрельбы из лука, - держать на расстоянии врагов и не входить с ними в ближний бой, основная задача, метание холодного оружия от ножей до мечей, махание копьём, и рукопашный бой, куда без него. Все с утра, когда Филлика выдвинется на разведку, думаю день два у нас будет приловчиться к местному оружию.
     Закончив ужинать, проведя время в беседе ни о чём конкретном, начали готовиться ко сну. Также решили на всякий случай распределить дежурства. Филлика дежурить будет первой, так как ей с утра на разведку, потом Айлор, ну, а дальше я с Андреем.
     Моё дежурство прошел тихо и спокойно, больше следил за костром и прислушивался к звукам нового мира.
     С утра перекусили, проводили взглядом Филлику на ее Хагрифусе - таки запомнил имя этого животного, в отличие от наших с Андреем живности-'тяжеловозов' и сына вождя и его подруги были более быстрые и манёвренные птички.
     Попросил выложить Айлора всё оружие, что он прихватил, и также выдать пучок стрел.
     И началось: перебрав все ножи пропустив их через свои руки, вертя и подкидывая, осваивал холодное оружие, попытался вонзить их в дерево в десяти метрах. Доктор хихикал на мои попытки метания, а я матерился потому как большую часть ножей находил за деревом в кустах. После десятого раза швыряния в дерево и поисков ножичков по местным кустам, я плюнул на это дело и передал эстафету доктору, взял мечи и начал ими махать, осваиваться, привыкать. После час махания и зарубив всех виртуальных противников, пошёл мучать дерево, отрабатывая точность и силу удара.
     Доктор всё тренировался метание ножей, и у него это выходило более сносно и уверенно.
     Я про себя подумал, точно гад по вечерам на работе тренируется скальпелем на трупах. Так вот хождениями туда-сюда и махая кусками металла, подвело время к обеду. Айлор вернулся с охоты и принёс местную живность, которую сразу же начал готовить. Перекусили, выпили. С часок подремали, а потом начались стрельбу из лука, стреляли по самому низу ствола дерева, если мимо, что бы потом далеко не бегать по лесу искать стрелы. Из кусочков кожи на пальцы сделал защитные повязки от тетивы, а также из подручных материалов сделал налокотники на руку, чтобы тетива не так больно по руке била.
     Освоили местные орудия стрельбы, ну на сто метров точно не во, что и не в кого, а вот двадцать-тридцать метров тут да, плотным огнём можно будет нашпиговать врагов.
     ***
     Вечером вернулась Филлика и рассказала, что в основном нас ждут в лесу, который ближе к горной гряде, куда обычно все люди и ходят. С одной стороны небольшая горная гряда, с другой 'Страшный лес'. Подумав, решили взять выше (севернее) и зайти по большой дуге. Как-то не хотелось вступать в бой с пятью или более воинами, которые в отличии от нас доктором луками пользоваться умеют, к тому же большой риск, что ранят наших ездовых пернатых, и что потом пешком бегать с поклажей.
     Вечером этого же дня, сидя у костра, я разложил вокруг себя всю
     нашу амуницию, начал обдумывать, как вооружить и оснастить себя и Андрея, укомплектовать так сказать во все оружие, мечей по паре, ножичков пару, хотелось сделать ещё сделать связку для метательных ножей из того же количества что есть. Пришлось по быстрому переделать лямки крепления местной кожевенной брони из костяных вставок. Броня так себе, от колющего удара ножом или мечом не спасет, а вот пару ударов когтистой лапы выдержать должны, хотя чего тут обсуждать, это и есть охотничий лёгкий, так сказать, бронежилет. Военных в свободном доступе не было.
     Пришлось немного напрячься с подгонкой брони для Андрея, как оказалось моё виденье расположение холодного оружия не соответствовало его. Шипя сквозь зубы и передразнивая слова своего друга, я сделал крепление лямок и ножен как он просил. Потом ещё раз всё проверил и подогнал под себя всю доступную амуницию, в общем распределил ножи и мечи по всему телу как рейнджер или какая другая морская живность в американских спецназах. Также не обидел вниманием наших пернатых ездовых лошадей, подобрал варианты крепления на них оружия для быстрого извлечения, также место для копья и колчана со стрелами.
     Тем временем на костре готовится очередное местное кулинарное чудо, а наша компания вела разговор обо всём и ни о чём. Между делом мы с другом пытались выудить всю доступную информацию о предстоящих опасностях по странному лесу. Вот так вот закончился очередной день в новом мире.
     Выдвинулись как обычно на рассвете, бодро на своих ездовых пернатых лошадках. Утро, подъём, быстрый завтрак, водные процедуры в кустах, быстрый сбор, и вперёд, к приключениям.

Глава 7

      Страшный лес
     Александр:
     Выехав из лесной чащи на поляну, мы увидели интересное явление в виде пограничной полосы, которая разделяла два леса. Очень напоминала разделительную полосу между полем и дорогой, на которой ничего не росло.
     За спиной зелёный и насыщенный жизнью лес, а впереди серый и мрачный с пожухлой листвой.
     Как только мы въехали в этот странный лес, сразу показалось, что в нём своё время, а именно осень. Сразу же сбавили скорость, ехали осторожно, осматриваясь, все с луками наготове, при полной амуниции, особенная я, у меня на спине два меча, и сбоку на бедре ещё один, три кинжала на груди, и пара мелких ножей на плечах, ещё хотел парочку на ноги прикрепить, но на меня уже даже местные туземцы смотрели непонимающие.
     Я же человек военный, точнее на военку работаю, придумываю, как современные технологии усовершенствовать для убийства виновных и невинных. Зависит от того, кто купит это оружие, если правительство, то для убиения виновных, согласно придуманным законам. А если там нерусские, то как всегда для прессы - убийства невинных жителей.
     А ещё я как мужик и как хомо сапиенс, брошенный в опасную и агрессивную для меня среду выживания, вооружаюсь по самое могу и не могу, чтоб в случае чего мог осилить сложную ситуацию, проще говоря смог выжить. Я человек вообще походный, на шашлык как на войну, с топором и ножами. С мясом так вообще жестоко поступаю - на шампур и на красные угли, предварительно замочив в маринаде.
     Те, что за спиной мечи, их быстро не вытащишь, они длинные, поэтому как запасные, больше для уверенности, чтоб спину грел холодный металл, и было чувство защищенности, так сказать, психологическое спокойствие перед грядущими опасностями. И естественно куча ножей, распиханных по всему телу как у кошерного еврея, один для убийств, другой в зубах ковыряться, третий колбасу порезать, и ещё для маникюра. Мы, мужчины, только ножами в ногтях и ковыряемся, и чем больше и опаснее ножичек, тем интересней выколупывать грязь из-под ногтей, и перед другими не стыдно.
     Как ни странно, путешествие по лесу до темноты прошло без проблем, пару раз стрельнули в подозрительное шевеление, и всё.
     Нашли подходящее место и начали обустраивать ночлег. Еду 'настреляли', пока ждали Филлику, ибо есть то, что в этом страшном лесу, никто не изъявил желания, да и шататься по нему, ища еду, которая сама с радостью готова тебя съесть, затея так себе.
     Ужинали в тишине, тихо жуя и прислушиваясь к окружающему лесу с оружием на коленях. Также, сидя тихо и попивая местный чай, вглядывались в темноту леса. Пару часов ничего не происходило, не считая небольшого шевеления в дальних кустах какой-то мелкой живности. Поначалу все напрягались при шуршании в кустах, а потом привыкли и спокойно относились к шумам вокруг.
     Перед сном распределили дежурства в нашем небольшом отряде следующим образом: Айлор с Филлитисой первый, мы с доком уже под утро.
     ***
      Ночное дежурство в Страшном лесе.
     Меня разбудила Филлика часа в три местных суток. Почему в три, да потому, что на мне были мои механические часы с самозаводом и электронным будильником с электронным таблом, стрелки с люминесцентным покрытием. Мобильные телефоны наши давно разрядились.
     Вот так вот я и хожу и всем время оглашаю, а насколько оно совпадает с местным, до сих пор не пойму, каждый раз у меня разница то в два то, в три часа выходит.
     Так вот, начали меня будить, я спросони не пойму что да как, первая мысль:
     - 'Ну кому я с утра пораньше-то нужен', - потом подумалось, может, у кого на пьянке заснул, теперь выгоняют. Потом в руках почувствовал непонятное. Посмотрел на руки, меч в ножнах, подумал, что в клубе ролевиков пьянка была, и я с реквизитом уснул.
     Попытался поднять голову и разглядеть, кто меня будит, но ощутил пинок в бок, больно, небольшая злость накатила на меня, в голове пролетели мысли, что я сейчас этому 'пинальщику' сделаю тем реквизитом, что у меня в руках. Коек-как в подскоке попытался быстро встать, но меня резко занесло в бок, руки сами среагировали, выставил перед собой, меч поймал равновесии. Глаза уже стали более чётко видеть. Увидев знакомое лицо, а сбоку горящий костер, я вспомнил, где нахожусь. Быстро кручу головой, осматриваюсь: тёмный лес, костёр, знакомые птичку вокруг нас спят, и Филлика стоит и смотрит на меня свысока. Я смотрю на неё, потом на себя, и в мыслях чертыхаюсь, я как рыцарь преклонил колено с мечом у её ног. Не знаю, что она там себе навоображала, полминуты ещё смотрела на меня, потом развернулась и ушла к себе в спальник.
     Так вот проводил сонными глазами Филлику, попытался встать, но тут синяк с боку напомнил о себе. Вспомнил своё желание засунуть кое-что кое-куда и задумался ненадолго. Размялся после сна, перехватил меч в другую руку, огляделся, прошёл пару метров по лагерю, поднял дрова и пошёл к костру.
     Подкинул дровишек в костер и стал растирать виски и лоб, пытаясь проснуться окончательно.
     Сижу на дежурстве, подбрасываю мелкие веточки в костёр, подумал сделать ещё пару факелов и расширить территорию просвета лагеря. В лесу темно, звёзд и луны не видно, странная облачность над лесом.
     Осмотрел лагерь ещё раз, наши ездовые животные сопели себе как типичные птицы, скрутившись, и головой под недоразвитое крыло. Андрей слева от меня то ли сопел, то ли похрапывал, справа в метре полтора лежали местные, спали они тихо и даже непонятно было, дышат ли, их тела были неподвижны.
     Развернувшись к своей спящей ездовой птички, взял лежащее возле неё копьё. Недолго собираясь с мыслями я встал, опираясь на копьё, и с факелом отошёл на четыре метра оглядеться. Темно, тишина, вдалеке какие-то живности пытаются вести диалог, ну типичный лес. И тут моё внимание привлекло, что в трёх метрах от меня зашевелилась земля и замерла. Учитывая, что мы в жутко стрёмном месте, по словам местных жителей, я насторожился, паранойя резко вылезла из моих глубин и начала принюхиваться своим носом, и говорить мне: так, вон, камень рядом, давай его зафигачим в то подозрительное место. Ну я мысленно и согласился, взял камушек этот так на пять килограмм и запустил в то место, и - бух! - как-то подозрительно стукнуло, по звуку явно не об землю и не об камень. Ещё больше насторожился я, кидать туда факел не стал, не хотелось лишиться средства освещения, которое было единственным в руках, и быть съеденным резко в темноте напрягало ещё больше, возвращаться за другим, подставляя спину неизвестной опасности, тоже не хотелось.
     Глазами нашёл на земле ещё один камушек, чуток крупнее предыдущего. Воткнул копьё в землю, присел, потом воткнул факел в землю и потянулся к камню. Опустил взгляд на камень и чувствую, как что-то быстро шуршит. Тут у меня в заднице зачесалось, я хватаю булыжник, резко поднимаюсь и...
     Сказать, что я чуть на месте не обоср... то есть не нагадил под себя... и при этом не отхватил сердечный приступ, причём всё три сразу...
     Вы когда-нибудь видели многоножку с ростом с вас и в ширину также, с кучей острых щупалец по всему телу, в любой момент готовых обнять вас со всей голодной страстью?
     Так вот стою я с камнем в руках на уровне груди и пытаюсь что-то сделать, выдавить хотя бы дикий испуганный крик, или наложить в штаны от сего эволюционного ужаса чокнувшейся природы этого чёртового леса, стоявшего передо мной и раздумывающего, как меня поудобней съесть. Но животный страх парализовал моё тело не только от голосовых связок, но и до седалищного место, держа его в напряжении и не давая проявить свой страх в самые штаны.
     Моя паранойя истерично билось об стенки моей головы в полной панике и истерике, пытаясь вывести меня из гребенного животного страха, парализовавшего меня, я даже пискнуть не мог, что уж говорить, чтобы вовсю глотку попытаться заорать 'Аларм' на весь лагерь.
     Тут эта многоножка-переросток, шевеля щупальцами, что-то брызнула в меня, благо это попала на камень, который я так и держал на уровне груди. Рефлекторно я откинул камушек с её этим 'подарком' обратно в сторону той живности, и что вы думаете, эта тварюга своими щупальцами поймала его, немного назад от тяжести её прогнуло, и я услышал как что-то острое начало скрести его. Я только мог предположить, что это страшное насекомое решило попробовать на вкус мой камешек. Через миг, не оценив гастрономический вкус моего подарка, многоножка отпустила его. Обиженный камень, что его вкусовые качества не понравились, грустно бумкнул на землю. Меня тем временем немного отпустило, и я схватил своё копье, размах - и колющий удар в тело насекомого.
     Многоножка, ничуть не растерявшись, раскрылась, охватила своими щупальцами моё копье и зажала в своих объятиях. Дёрнул своё копье, начиная понимать, что не вытащу его и дальше не проткну это насекомое-переростка.
     Уже со злобой кричу на эту тварь:
     - Отдай палку, таракан-переросток. - и судя по вибрациям на палке это тварюга вроде как начала её есть.
     Зло зарычал на неё:
     - Да подавись, тварь!
     Выхватил свой меч и с размаху, уходя в сторону от насекомого, пытаюсь рубануть в её как бы голову.
     Дзинь - прокричал мой меч, встретившись с хитином этой тварюги. Немного оторопев от того, что ничего не произошло, резко развернулся и, уже двумя руками обхватив меч, ударил её по 'затылку'. Дзинь - ещё громче прозвучал мой меч.
     Таракашка, бросив мою палку, развернулась ко мне.
     - Да как же тебя-то зарезать, таракан гребанный, - громко со злостью прокричал я. Тварюга ответила мне только более активным шевелением своих щупальцев. Тут раздался знакомый свист.
     Бамц - одна стрела, попав в бок многоножки и издав глухой звук, отскочила. Бамц, бамц - уже очередью пошли стрелы. Айлор и Филлика, проснувшись от моего делового общения с насекомым и оценив ситуацию, решили сразу вести диалог на расстоянии через стрелы.
     Насекомое вполоборота повернулось туда, откуда летели в неё стрелы, и, поймав в свой живот пару стрел, попыталось их съесть. У меня отвисла челюсть, когда я увидел стоявшую на дыбах многоножку, у которой на брюхе раскрылась пасть по всей длине тела, и она ловила стрелы, ловко их ломая и пережёвывая своими жвалами.
     До меня начала доходить вся опасность ситуации, если эта многоножка навалится на меня всем своим телом и повалит на землю, то пока её попробуют оттащить от меня с её непробиваемым панцирем, к этому времени она просто проглотит меня целиком, раскрыв свой рот, и быстро убежит, перебирая своими ножками, в чащу леса.
     Придя в себя и заметив сочленение в хитине в верху таракашки, я предпринял попытку нанести колющий выпад вперёд. Удар вроде попал, меч пришёл глубже в сочленения хитина. Резко повернув клинок, вытянул с отскоком назад, это таракашке явно не понравилось, она обратила весь свой взор и свой раскрытый живот-рот на меня, и тут я понял, что ещё миг - и эта куча острых щупалец сейчас на меня прыгнет и ласково так обнимет и захрустит.
     И тут произошло чудо, чудо было Андреем. Подбежав к зверюге, он своим мечом нанёс рубящий удар в бок, и судя по тому, как таракашка резко развернулась, изгибаясь, и упала на землю, ей явно было больно, а доктор угадал с местом удара. Упав на землю, многоножка-переросток развернулась, сделав небольшой полукруг, и бодро поползла от нас.
     Постояв полминуты в тишине, я резко озарил округу своей тирадой - выматерился:
     - Твою ж налево, фига себе таракан гребаный, чуть не съел меня, вот же чудо-природы!..
     Андрей встрепенулся от моей резкой тирады, посмотрел на меня, потом вслед сбежавшему насекомому, негромко что-то сказал на латыни, посмотрел на свой меч и начал искать, обо что его вытереть. Я же, чуть ли не подпрыгивая, подошёл к нашему лагерю. Найдя бурдюк с спиртовой настойкой, с горла сделал два больших глотка. Развернувшись, увидел взгляд доктора, негромко сказал:
     - Не дам, тебе ещё дежурить.
     - Да я и не хотел, - ответил доктор.
     И я резко сам для себя я раскомандовался:
     - Всем спать, док на дежурстве, я в отходняк.
     Пошёл на свою лежанку, не опуская бурдюк с настойкой, так и лёг в обнимку с ним, пытаясь успокоиться. Андрей взял факел, начал обходить лагерь, Филлика и Айлор тоже некоторое время покрутились вокруг лагеря, успокоили ездовых птичек и начали ложиться спать.
     Наблюдая за действиями своих товарищей и прокручивая в голове всё произошедшее, незаметно для себя заснул.
     Просыпаться я начал от звуков суеты и сборов своих спутников. Встал, озадаченно посмотрел на бурдюк с настойкой в моих объятьях, перехватил Андрея, идущего мимо меня, и передал это сокровище ему, сам пошёл в ближайшие кусты. Завтрак был быстрый, состоял из горячего настойки, какой-то лепёшки из непонятных перемолотых семян, слегка подогретого уже зажаренное мясо. На грудь ещё принял контрольные сто грамм для дезинфекции, а также для улучшения пищеварения. Проверив ещё раз всю поклажу, мы сели на своих пернатых ездовых зверей и бодренько поскакали, точнее побежали дальше.
     ***
     День прошёл более-менее спокойно, ничего особенного, разве что пару раз нас пытались съесть стаи лесных монстров.
     Страшные звери небольшого размера, на вид жуткие и непонятные. Приравнял я их к классификации койотов-рептилий, так как были с чешуей и небольшим хитиновым панцирем с выдвинутой челюстью как кайманов.
     Пару раз нас пытались преследовать стаи этих наглых тварей. Мы останавливались и открывали шквальный огонь из луков. Иногда приходилось чуть ли не врукопашную драться верхом, а именно птички пускали в ход свой мощный клюв и лапы, а мы с доктором махали мечами, скорее мы отгоняли местных мух, чем пытались попасть по злобным тварям. В отличии от нас тактика зверолюдей была в увеличении дистанцию от хищников и планомерном отстреливании из луков, прикрывая меня и Андрея.
     При приближении опасных зверей наша тактика была такой: сначала Филлика и Айлор на дальних дистанциях начинали обстреливать наглых зверей, мы с доктором начинали обстрел уже с двадцати пяти метров. Конечно особо не попадали, но с пятнадцати и десяти метров уже уверенно посылали стрелы в тварей страшного леса, хотя эти твари тоже были хорошо бронированы, с их непонятными наростами, какими-то чешуями и плотной ороговевшей кожей.
     Нападающие тупостью не страдали, а резво и ловко уклонялись от большинства стрел, поэтому мы с Андрей больше создавали плотность огня, чем попадания в цель. В один момент я решил попробовать стрелять сразу двумя стрелами. Через пару десятков выстрелов я приловчился это делать, на дальние расстояния сразу двумя стрелами не очень выходило, убойной силы не хватало, а вот от десяти метров я уж уверенно одной из двух попадал по цели. Красиво вышло на второй попытке очередной твари приблизиться к нам, это животное, увернувшись от одной, хорошо поймало в бок другую стрелу, сбившись с темпа и прокатившись за дерево, отряхнулось от листвы, потом, дотянувшись пастью, вырвало стрелу из бока и продолжило бежать с уверенной злостью в мою сторону. И тут, когда зверь, уже открыв пасть, чтобы побольше отхватить от меня или моей пернатой лошадки, я выстрелил из лука парой стрел. Одна из них вошла в глотку животному через открытую пасть, другая по касательной оторвало небольшой кусок кожи с лапы, заставляя резко опуститься на землю, также быстро как он попытался прыгнуть. От попытки вытащить стрелу из своей пасти животное, скуля и рыча, сразу же в бок поймала ещё две стрелы от наших зверолюдей.
     Я же как новоявленный рыцарь вытащил меч и попытался добить этого хищника своими маханием меча, тем временем с другой стороны на мою птичку напал другой зверь, от резкого разворота я чуть не выпал из своего седла, а именно сполз набок, еле удержавшись, и сразу буквально оказала нос к носу с первым нападающим хищником, но учитывая, что мой махательный процесс разгона мух мечом работал на автомате и адреналине, то я умудрился пару раз ударить по морде и раненной лапе зверя, пока то высказывало своё недовольство, скаля клыки, рыча и готовясь откусить от меня кусочек. Моя ездовая птичка резко дёрнулась в сторону и сделала прыжок вверх, от чего я взлетел ввысь и удачно ровно сел на своё седло как положено. Резко выставив свой меч в направлении вероятного прыжка первого противника, я попытался разглядеть, с кем дерётся моя птичка, и нужна ли помощь.
     Но помощь понадобилась мне, так как мой противник уже прыгнул в мою сторону и, чудо, в драке моя пернатая лошадка резко развернулась, своим массивным клювом ударила в бок летящего хищника, сбивая его с траектории полёта. Удар моего питомца был настолько сильный, что хищника откинула на три метра и хорошо приложило об ближайшее дерево. Пока лесная тварь приходила в себя, я заметил, что другой хищник ведёт активный диалог с моей птичкой в попытке чего-нибудь откусить от неё. Я, немного подавшись вперёд, попытался мечом достать его.
     Пара ударов всего лишь отвлекли тварь, особо не нанеся повреждений, а вот последний мой удар был удачен, точнее мой замах отвлёк зверя, и в этот момент птичка нанесла сильный удар своим клювом по голове лесной твари, и когда та временно потеряла силы и упала на землю, в попытке подняться была просто затоптана и разорвана мощными лапами моего питомца. Почувствовав вкус победы, моя птичка, покрутив головой, увидела ближайшего противника и направилась к нему.
     Им оказался наш знакомый хищник, лежавший возле дерева и пытавшийся встать на ноги. Раз, два, прыжок - и моя птичка опять рвёт своими когтями плоть лесной твари.
     Пока мой боевой конь, точнее птичка, показательно цокала клювом, выражая какой-то там птичий боевой клич, и закапывала остатки разорванной туши хищника, как собака, пометив дерево лапами, я быстро осмотрелся, оценивая обстановку.
     К счастью все были живы. Ещё парочку животных удалось убить стрелам нашим зверолюдям, из чего они превратились в подобие облезлого дикобраза, некоторых нападавших хищников затоптали и разорвали ездовые птички.
     Желающие попробовать нас на вкус в результате умирали, а остальные, поняв безвыходность ситуации, убежали.
     Мы же делали перегруппировку нашего небольшого отряда, по сути сбивались все в кучу, ожидая очередной атаки хищников. Если желающих не находилось, то быстро собирали стрелы и вывалившуюся поклажу во время сражения.
     После чего Филлика ловко на своём Хагрифусе быстро делала обход и подбирала все найденные стрелы вокруг побоища, а также добивала выстрелом в упор в шею ещё живых тварей, которые лежали на земле и ждали своей кончины, тяжело дыша.
     После того как стрелы были собраны и часть наконечников выковыряны из трупов, начали сортировать на те, что можно использовать снова, и на те, которым нужен ремонт. Продолжив сортировку собранных стрелы по колчанам, наш отряд начал более детальный осмотр погибших чудо-зверей этого леса. В приближенном рассмотрении ещё более странными казался замысел природы так обгадить этих животных, хотя с точки зрения защиты было неплохо.
     Доктор, рассматривая данный экземпляр, бухтел себе под нос медицинские термины и высказывание на латыни или просто по-умному матерился. Оценив данный подарок природы, совместно решили не употреблять в еду данное чудо. Кто знает, если съедим, то и у нас что-то лишнее вырастет. Сделав небольшой перекур и распределив свой НЗ, зажаренные тушки мяса и местные лепёшки, запили всё это с доктором настойкой. Немного посовещавшись в нашем маленьком отряде, прикинули, что пора двигаться к горной гряде, думаю крюк и так большой по лесу сделали, и идти дальше вглубь леса явно никто не хотел. Так как чем дальше в сам лес, тем животные страшнее и опаснее.
     На ночёвку подобрали себе полянку, разожгли костёр, собрали большой запас хвороста, сделали факелы с запасом на всю ночь и расставили по краю просматриваемого параметра.
     Дежурства распределили уже по старой схеме - зверолюди первую половину ночи, мы с Андреем вторую. Скромно поужинав, запив всё настойкой и травяным чаем, улеглись.
     ***
     Проснулся я резко от криков, рычания и как-то возни. Поднявшись на бок, одним глазом попытался понять, почему мне мешают спать. Увидел факелы, костёр и силуэты людей, танцующих с животными, и тут резко осознал, кто я и где. Это заставило меня как боевую пружину вскочить, попутно пытаясь вытащить меч из ножен. Небольшая заминка - и меч в руках, оглядываюсь, чтобы оценить обстановку и вовремя замечаю, как на меня летит огромная пасть, сверкая клыками. Рефлекторно с размаху наношу удар сбоку по голове неопределённого монстра, по инерции моё тело заворачивает в бок, что в итоге я удачно разминулся, давая опасной твари пролететь чуток в стороне от меня. Почувствовал, как чем-то чиркнуло по моей костяной броне.
     Я же продолжал крутиться, и после небольшого осознания счастья, что в меня не вонзились клыками, по инерции разворачиваю свой меч для следующего удара сверху вниз вдогонку. Размах, удар - и слышен сильный визг, резко пытаюсь навести резкость ещё не до конца проснувшимися глазами и понять, что случилось, и замечаю у своих ног кусок кровавого обрубка, похожего на хвост. Быстрый поиск противника, нашёл. В двух метрах от меня стоит хищник и пытается заглянуть себе за спину, увидеть, чего там я ему отрубил, секунда - и злые, хищные большие чёрные глаза уставились на меня, отражая мерцания огня от факелов. Ещё миг, и, огласив рыком, животное с раскрытым ртом бежит на меня. Я, не до конца ещё соображая, что делаю, рефлекторно делаю шаг в сторону и всем корпусом размахиваю мечом снизу вверх, наношу встречный удар.
     Бум! - удар мечом, и животное, летящее мимо меня, цепляет своей лапой по моей груди, скребя по костяной броне.
     Хищник падает в метре от меня в полуобороте, сразу прижавшись к земле, готовясь к новому прыжку. Пока я развернулся к нему с выставленным мечом вперёд, тварь уже развернулась в мою сторону и начинала прыгать. Миг - и я рефлекторно закрываю глаза, чувствую падение, удар, ушиб пятой точки, и на мне лежит туша зверя. С трудом заставляю открыть себя глаза и вижу, мои руки торчат в зубастой пасти, причём держат мертвой хваткой меч, гарда меча уперлось в пасть хищника, не давая сомкнуть её, а он находится в глотке по самый желудок. Чёртово порождение леса, прыгнув на меня, напоролось своей пастью каким-то чудом выставленным мною вперёд мечом. Поняв безвыходность ситуации, что растерзать меня с острым предметом в глотке никак не получится, зверь решил от него избавиться. Безумное порождение леса начало сползать с меня, пытаясь отрыгнуть меч. И тут у меня очередной миг осознания ситуации, я делаю небольшой рывок, чтобы вытащить руки из пасти хищника, быстро подбираю под себя ноги и уже в полуприседе начинаю ворочить свой меч, нанося как можно больше повреждений внутренностям хищника и пытаясь порезать клинком глотку. Животному это не нравилось, и оно пытается рычать, но от этого ещё хуже стало. Тут до живности доходит, что можно меня цапнуть лапами, в этот момент я пытаюсь поудобнее подобрать под себя ноги, чтобы быстро встать, но немного неловкости, и я падаю назад на задницу, тем самым вытаскивая половину меча из пасти хищника. Часть моего сознания кричит: 'Ну дурак!', другая: 'Всё, тебе хана, неуклюжий рукожоп!' Пока мой мозг пытается понять ситуацию, мои глаза наблюдают происходящее.
     Я падаю, меч в моих руках не до конца высовывается из глотки хищника, оставаясь там кончиком острия.
     Тварь в этот момент атакует лапой по моим рукам, вместо этого наносит сильный удар уже по мечу, сильный удар лапой зверя по моему оружию выбивает его кончик из пасти, вырывает часть щеки и ещё чего-то там.
     Снова дикий рёв вперемежку с сильным визгом, напоминающий скулёж, и отчаянное махание головой хищника. Все это мне придает ускорение, и я быстро поднимаюсь на ноги и наобум наношу удар сверху вниз в сторону хищника.
     Бум! - меч встретил противника. Опять скулёж вперемешку со злым рыком. Пока лесная тварь пытается определиться, дальше на меня нападать или отступить, я быстро осматриваю обстановку, судя по тому, что три высоких силуэта, похожих на людей, бодро танцуют с хищниками, можно сказать, что все живы, даже наши пташки удачно воюют, пуская в ход свои мощные когтистые лапы и серьёзных размеров клюв, и вроде как парочку уже затоптали или заклевали. Тут мой клыкастый противник всё-таки решил напасть на меня. Прижавшись к земле, приготовился к прыжку, и тут ему в бок прилетела стрела. Сбившись с намерения прыгнуть на меня, хищник уставился на бок и сообразил, насколько опасный предмет торчащий у него. Это дало мне миг на очередной бесшабашный удар по хищнику секущим ударом по голове в районе глаз. Тому буквально в самый последний миг удаётся заметить мою атаку, и он пытается отпрыгнуть назад, но до конца не успевает, и кончик моего меча разрубает правую глазницу. Выразить своё возмущение и огрызнуться ему я не даю, нанося очередной удар уже с другой стороны. Очередная стрела вонзается ниже рёбер в мягкую часть живота, отвлекая тварь от меня. Я, понимая, что бить по морде бесполезно, нужно сильным ударом перебить шейный позвоночник, что и попытался сделать.
     Резкий подскок в сторону с разворотом, я замахиваюсь, пока хищник оценивал вторую стрелу в своём теле и пытался понять, откуда она взялась. Когда живность вернула свою голову, чтобы продолжить схватку со мной, на миг потеряв меня, когда я уже был сбоку и, размахнувшись, наносил удар, тварь только пытается осознать ситуация, как со всех сил я наношу удар мечом по затылку. Животное уже пытается извернуться, чтобы отпрыгнуть, как мой удар настигает её, буквально впечатывая в землю.
     Жалостливый визг, зверь лежит на боку и пытается встать, как мой очередной колющий удар протыкает ей горло, последний визг, переходящий в хрипения, а я проворачиваю меч, расширяя рану и вдавливаю меч глубже в землю, и резким движением в свою сторону вырываю кусок глотки у твари. Животное, лежа на земле, в небольших конвульсиях захлёбывается своей кровью.
     Отпрыгнул от умирающего зверя и отошёл ещё на шаг, кто знает, в приступе смерти найдёт последние силы и цапнет меня.
     Определив, что больше от умирающего зверя не исходит угрозы для меня, повертел головой, начал оценивать ситуацию, недолго думая побежал на помощь Андрею, поднимая меч вверх для следующего удара.

     Андрей:
     Из сна меня выдернул резкий крик и удар по ногам.
     Открыв глаза, увидел Айлора с натянутой тетивой. Он целился куда-то, наши пернатые кони уже встали в какой-то воинственной позе, начали громко цокать клювом. Пару мгновений дали прийти в себя и вспомнить, что мы не на пикнике, а в жутком лесу, наполненном всякими монстрами. Попытался резко встать, вспоминая, куда положил меч, попутно вспоминая, как смеялся над Александром, который ложился спать со своими мечами и ножами, думая о его параноидальных наклонностях.
     Пока стоя крутился в поисках оружия, ощутил на себе резкий удар и я сбит с ног. Краем глаза заметил, что это была как-то собака или волк, и сразу же в сознании страхом прокатился образ хищников, с которыми дрались днём. Очередное проклятие в свою сторону, что на мне нет ни одного меча, я с жадностью достал один-единственный нож, что оставил при себе, потому что он мне не мешал спать. Оголив острую сталь, приготовился к схватке, попутно вспоминая и ища свои мечи в полутьме и мерцании костра. Вокруг раздавался рёв зверей, цоканье пернатых, звуки тетивы с луков наших полулюдей и ругательства, ах да, это мои ругательства, я матерился сам не замечая себя, мои глаза искали противника, а уши - приближающуюся опасность. В один миг я заметил, как в темноте, еле освещаемой факелами и костром, на меня бежит нечто.
     Нечто тяжело дышало и двигалось на четырёх лапах, приближаясь ко мне уже в прыжке. Не зная, откуда мне в голову пришла мысль, что нужно нанести удар ножом снизу вверх и причём чётко в нижнюю челюсть животного. Отключаю лишние мысли, а если что да как-нибудь по-другому. Я начал разворот тела в бок и замахнулся ножом снизу. Тут мимо меня раздался знакомый свист, но мне не до него, я не отвлекаюсь, уже вижу всю огромную пасть, которая летит на меня и готова впиться, как вдруг непонятный зверь на лету немного изгибается и пастью поворачивает в бок, как будто что-то у него в боку закололо, и он отвлёкся.
     А я уже на полной скорости наношу удар снизу, мой нож встречает препятствие, ещё миг - и знакомое чувство, как острие ножа разрывает волокна кожи, углубляется вплоть. И тут зверь изворачивается и своим телом сбивает меня. Мои мысли и чувства в панике, падаю на землю, потом, не отдавая себе отчёта, что происходит, делаю перекат не зная куда, но подальше от животного, как натыкаюсь на что-то твёрдое длинное, миг - и моё сознание взрывается надеждой и счастьем, да, мои руки подтверждают, продолжая ощупывать предмет. Это мои мечи! Нащупав рукояти двух мечей, по очереди освобождаю от ножн. И с надеждой, что теперь не так просто будет меня сцапать этим лесным животным, подпрыгиваю и начинаю махать ими. Стоя и как вертолёт начиная набирать обороты своими двумя мечами, готовясь обрушить всю силу размаха на первую опасность, какую замечу, и тут в паре метров вижу зверя, который пытается что-то вытащить из нижней челюсти. Мгновение понимания, кто это и кто этот подарок ему сделал, делаю большой шаг в сторону животного и двойной удар сверху вниз в район головы и шеи, яростно обрушиваю свои мечи.
     Животное в последний миг заметило мою атаку и попыталось отдернуть голову, но не успело. Сильный удар по шеи обездвижил его, а удар по голове дезориентировал. Потом на адреналине я с непонятного перепуга ударил своей ногой по морде и сразу же повторил размах и двойной удар мечами. Животное успело заскулить, как третий двойной удар окончательно раздробил носовую кость и перерубил шейный позвонок. Ударив с ноги по телу, убедившись, что оно не подаёт никаких признаков жизни, начал смотреть, где кто и чего вообще происходит. Птички заняли круговую оборону и практически агрили на себя большую часть лесных хищников. Полулюди, прикрывая друг друга, резво прыгали по поляне, посылая стрелы чуть ли не в упор. Ещё раз осмотревшись, нашёл Турыча, тот тоже танцевал с одним лесным хищником, только собрался ему на помощь, как заметил другого хищника, чей взгляд косился на меня, а раскрытая пасть с обнажившимися клыками явно намекала, что меня сейчас хотят попробовать на вкус. Тяжело вздохнув, я поднял мечи для удара и приготовился отражать атаку. Лесное животное не заставило себя ждать, быстро прорычав что-то грозное себе в напутствующее, взяло разгон и бросилось на меня. Я больше с перепугу делаю резко шаг в бок и с размаху ударяю двумя мечами прыгающего зверя.
     Дзинь! - зазвенел один из мечей. От удара по прыгающему животному меня так неплохо развернуло, отчего я потерял равновесия и, присев на одно колено, начал осматриваться, где мой противник.
     Животное в это время открывало и закрывало пасть, как будто что-то случилось с челюстью, но при этом разворачивались, смотря на меня, готовясь к очередному броску.
     Я всё также одним коленом упираюсь в землю, клинки выставил вперёд, готовлю себя отразить атаку, но пока ещё не придумал как. Прыжок животного на меня, я один меч держу на вытянутой руке, а другим делаю замах.
     Бом! - послышался глухой удар, и меня отбросило на спину. Судорожно работая ногами, отползаю на спине подальше от места столкновения, всё также держа мечи на вытянутых руках. Замечаю, как животное мотыляет головой, походу куда-то таки попал. Судорожно работаю ногами, отползая подальше. Тут моего соперника отвлекла пара стрел, вонзившихся ему в бок.
     Это дало мне мгновение подобрать под себя ноги, развернувшись, встать. Пока животное вытаскивало из своей пасти застрявшие в него стрелы, я уже смотрел на него с поднятыми мечами, готовясь к очередному его прыжку. Лесное животное недолго думая осмотрелось и, поняв, что я самый близкий деликатес в зоне его досягаемости, оскалило пасть, показав все свои клыки, словно улыбаясь ехидной улыбкой мне, пару раз задними ногами отгребло землю, проверяя почву на твёрдость или некий обряд перед схваткой, приготовилось к прыжку. Я тоже, смотря в чёрные глаза животного, рефлекторно сглотнув слюну, сжал зубы, готовясь биться за свою жизнь, и понеслась... Прыжок зверя на меня, я делаю быстрый отскок в сторону, поднимая мечи, готовлюсь для очередного двойного удара.
     В голову пришла мысль, что с первым как-то всё удачно сложилось, а с этим как-то всё не так, столько ударов, человека даже в доспехах уже серьёзно бы ранило, а этот только головой машет, чествую, что началась одышка, дыхание сбито, адреналин на пределе, в голову лезут всякие мысли, руки уже трясутся, как будто об камень со все дури бью, как бы его да препарировать на лету, вот же зверь лесной, и кто вас таких та понаделал, руки оторвать да в седалище бы засунуть, чтоб жопой ели. В голову стрельнула мысль, походу у этого зверя хорошая защита сверху, то ли большие костные наросты, или еще какая защита, а вот снизу, как и большинства хищников, должно кожа быть мягче и мене защищённая, сразу вспомнился момент, когда я нанёс удар ножом в нежную часть челюсти, кожа там явно мягче была.
     От очередного удара меня неудачно развернуло, и я, потеряв равновесие,
     присел на одно колено. Не знаю, мне показалось или нет, в голове промелькнуло, когда я упал на колени, тяжело дыша, лесное животное как-то неестественно оскалило пасть, как будто поняло, что я устал и уже на последних силах держусь, даже мечи и то на земле лежат.
     Пару раз быстро прикинул варианты нанесения удара снизу, как буду махать снизу вверх. И вот чудовище уже прыгает на меня, я же просто отпускаю свои силы и падаю спиной на землю, все силы вкладывая в руки, и как только замечаю летящую на меня зубастую пасть, резко наношу удар снизу накрест виде буквы Х, вливая все силы в резкий импульс колющего удара. Что-то как-то получилось, потому как меч вошёл в плоть зверя это я чётко почувствовал, и от инерции прыжка туша полетела дальше, вырвав мечи из моих рук. Прихожу в себя, понимаю, что ещё жив и никто меня не терзает зубами, пытаюсь встать, одновременно разворачиваюсь в поиске угрозы. Быстрый осмотр, и замечаю в паре метров от себя зверя с двумя торчащими мечами.
     Сначала ползком по земле на руках, в попытке встать, из последних сил ползу за своими мечами, только это меня может спасти от кровожадных лесных монстров, в голове путаются мысли, ни один волк и тигр не выдержит столько ударов.
     У самого тела зверя у меня получается встать на ноги, зверь тяжело дышит, из его ран идёт сильное кровотечение, удачно получилось, один меч вошёл в нижнюю часть грудной клетке между костями, а другой между рёбрами ближе к животу. Не долго думая, надавил на один меч, проталкивая его глубже с небольшим поворотом, стараясь расширить смертельную рану, другой, что в груди, вытащил под другим углом, нанося внутренностям больше порезов. Дыхание животного замедлилось и становилось все реже. Для верности нанёс ещё пару ударов в шею. После того как животное перестало дышать, вытащил из тела свои мечи.
     Больше не обращая внимания на поверженного противника, прижал к себе мечи и начал осматриваться. Сил держать оружие на вытянутых руках уже не было, поэтому прижал локти к животу, держа в руках выставленные вперёд остриём. Если кто и прыгнет, то хоть какая-то защита будет, потому что сил махать руками уже совсем нету, и реакция уже всё - закончилась.
     Крутясь с мечами, пытаясь найти безопасное место или прижаться спиной к спине кому-то, заметил, как на меня бежит очередной зверь, и что-то в нём не так, мой один глаз заливает пот, другой почти закрылся, или грязь попало в него или тот же пот, на боль практически нету времени. Удалось рассмотреть бегущего на меня зверя, в нём торчат стрелы и вроде не меньше пяти штук, убегает от кого-то, а вот заметил меня решил напасть, блин, сил нету, даже на помощь позвать, всё, сейчас в прыжке меня завалит и будет раздирать своими клыками, почему нету ни одного дерева, чтобы спиной хоть прижаться и стоя встретить смерть. И тут раздался рев или крик, в голове проскользнула мысль, что зверь уже человеческим голосов ревёт, приплыли...
     И когда до меня зверю оставалась полтора метра, с боку появилась высокая тень, взмах, блеск метала в темноте и... зверь упал, ещё блеск металла, и зверь прижат ударом к земле. Последние силы включают мой мозг, и начинаю обрабатывать данные, как в ушах прорезалась жёсткая, но довольно знакомая матерщина, с обещанием жестокой физической расправы в особо извращённой форме... тут до моего сознания доходит. Это Турыч! Пришёл мне на помощь и буквально как отбивной молоток пытается вбить своим мечом животное в землю. Из последних сил пытаюсь сказать, чтоб бил по шее хищника на месте сочленения защитных пластин, там сверху есть уязвимое место, как Санек, и так поняв меня или сам уже так решил, куда бить правильней, нанёс очередной удар по шее, я хотел уточнить и сказать, чтоб бил в район третьего позвонка, как от очередной удара зверь обмяк и начал падать. В моих ушах продолжал звенеть звон стали, а также отборная ругань Турыча. Пару секунд мы с Александром в полусогнутом состоянии, как два задыхающихся бегемота, тяжело дыша животами, смотрим друг на друга, то вокруг себя, то опять сверлим взглядами. Пятнадцать секунд одышки, и Турыч резко выпрямляется с матерными криками:
     - Кто следующий! - ищет очередного хищника. Но ответа не было, то ли звери не желали отвечать, то ли закончились, и судя по осмотренной мной обстановке второе более вероятно. Когда мы с Александром поняли, что опасности больше нету, а наши полулюди живы и в помощи не нуждаются, мы как спиленные деревья по очереди подкосились и упали на землю, тяжело дыша, не отпуская свои мечи.
     Через какое-то время я почувствовал, как меня тащат, точнее оттаскивают, и только сейчас я понял, что вырубился, то ли от усталости или перенапряжения, открыть глаза не получилось, то ли сил не было или глаза так слиплись. И тут на моё лицо потекла холодная вода, смывая грязь с лица и глаз, придавая бодрости, немного усилий, и веки открылись, на улице ещё было темно, но, повертев головой, я понял, что надо мной стоит Айлор и по очереди приводит в сознание меня и Александра, поливая наши лица с кожаного бурдюка воду тонкой струйкой. Кое-как кряхтя я попытался сообразить сидячее положение, ворча как старый дед, поёрзав задницей и убедившись, что сижу ровно и крепко, подставил руки для воды, чтобы умыться.
     Тем временем сбоку от меня в чувство приходит Санек, тоже пытаясь принять сидячее положение.

     Айлор:
     Когда закончилась схватка и не было видно ни одного хищника, Айлор посмотрел вокруг: трупы диких животных валялись по всей поляне, ездовые животные цокали клювами и закапывали ногами остатки разорванных и убитых ими лесных хищников, и как ни странно даже людишки стояли друг возле друга, тяжело дыша и по виду звери их не сильно подрали. Да, вспоминая, как во время боя они умело с Филликой прикрывали друг друга, стрелы приходилось пускать в упор, не сразу были выявлены слабые места, одно из них были глаза и то приходилось пускать в каждый глаз, потому как стрелы застревали и не проходили достаточно глубоко в голову, пару раз удавалась подстрелить прыгнувших зверей прямо в низ живота и в грудь, где начиналась шея, после этого упавшее животное просто добивалось в упор несколькими стрелами между рёбрами снизу. Также сначала приходилось много раз убегать падать на землю, делать перекаты, когда на тебя прыгал лесной хищник и сразу же стрелять ему в заднюю часть тела, ослабевая его прыткость, со стрелами в ногах уже не попрыгаешь. Иногда краем глаза Айлор замечал, как сражаются людишки, полностью смотреть их противостояние не было возможности, разве что удавалась послать пару стрел и то чисто чтобы отвлечь, хотя иногда и помогало это. Особенно отличилась Филлика, первая заметила приближающихся хищников, дала команду ездовым животным о приближающееся опасности, и готовится к бою, людей к сожалению не успели вовремя разбудить, так как резко из кустов начали выпрыгивать тени, и время пошло на мгновения. Айлор сразу вспомнил, как он с верной подругой охотился, на них ночью тоже напала стая мелких хищников, хотя у них и не такая сильная защита на теле была как у этих зверей с страшного леса, но их было много, и их укусы были болезненны, и как они вдвоём, прикрывая, быстро отстреливали прыгающих на них зверей.
     Ну так вот, бой закончился, людишки еле стоят, только Айлор отвлёкся как - бум! - два человека лежат на земле, и только животы их вздымаются, хм, какие-то слабые они точно торговцы, но явно не воины. Дав распоряжения Филлике, Айлор начал оттаскивать туши и переместил лагерь дальше к краю поляны, земля вся пропиталась кровью, привлечёт других хищных зверей и побоялся, если нападёт ещё одна стая, то будут раненные или даже убитые.
     Оттащив все тела мёртвых зверей подальше, как можно было присыпал землёй все пятна крови, оглядевшись, осталось только людишек к новому месту ночёвки перетащить, походу они заснули от сильного истощения. Филлика уже разожгла костёр на новом месте, собрала стрелы, часть воткнула в землю, чтобы запаха крови было меньше, и начала приводить себя в порядок.
     Перетащив по очереди спящих людишек, Айлор начал их будить, но решил просто полить на лицо воды, заодно помоются немного. Как и ожидалось, струя водички привела людишек в чувства, и как ни странно вместо ругани они приняли удобную позу, вернее попытались это сделать, потом подставили руки, чтобы дальше умыть лицо. Пришлось дальше лить воду в руки и ждать, пока они умоют лицо и окончательно придут в себя.
     Посмотрев на то, с каким трудом двигаются людишки, и что ещё половину ночи не думая о грядущем дне, то нужно как-то приводить их в готовности к следующим неприятностям. Тут Айлор вспомнил про травы, что используют они во время охоты, придающие сил и снимающие усталость и сонливость, хотя они действуют на них, а как на людишек, не важно, других вариантов нету, поэтому рискнуть надо.
     - Филлика, достань охотничьих трав, будем поить людишек, а то они совсем без сил, а нам еще, ой как долго тут до рассвета...
     Александр:
     Придя в себя от струйки воды, льющиеся на лицо, долго не мог понять, в чём дело, но когда она перестала литься, сильно раздосадовался, но через пару секунд счастье вернулась и своей прохладой приводила меня в чувства, открыв рот и пытаясь поймать струю, чуть не подавился, промочив рот, открыл все же глаза, и... небольшим чудом оказался Айлор, который с бурдюка лил мне струйку воды, как ни странно я был ему благодарен и, отмахнувшись, дал понять, что пока достаточно, попытался принять сидячую позу. Свои взглядом поймал пламя костра и, войдя в небольшой транс, а точнее завтыкав, вспомнил недавние события.
     Как бился с чёртовыми чудищами этого леса, как пытался своим мечом пробить их панцирь на спине, да вообще со всех сторон наносить удары, не особо причиняющие им вреда. Вспомнил как меня раз пять чуть не растерзали, вспомнил, как из последних сил бежал к Андрею на помощь. Вот вспоминаю как заметил знакомый силуэт, еле стоявший на ногах и на последних силах держащий свои мечи, как хищник весь в стрелах попытался на него напасть. Вспоминания приходили урывками, как будто закрывал глаза и открывал, вот я бегу к Андрею, ору во всю глотку, чтобы это тварь не трогала моего друга, грозя всеми известными муками и карами, провал в памяти, вот я рядом, неизвестно откуда взявшиеся силы дают ускорение, хотя какие там силы, на одних только матерных словах и большой злости я двигался, вот я делаю взмах мечом, удар - и лесная тварь в прыжке получает от меня удар резко приземляется, а потом просто как чокнутый кузнец пытаюсь вбить гвоздь в наковальню в бешеном темпе, мое сознание только и успевает запечатлеть моменты взмаха и удара.
     После очередного удара понял, что лесная тварь уже лежит на земле и даже лапками не дрыгает, да и у самого уже сил махать мечом нету. Вот я стою напротив Андрея, тяжело дыша, и смотрю за его спину, опять провал в памяти и уже лежу на земле, все также вцепившись мёртвой хваткой, в рукоять меча и, чувствую, как остатки сил покидает меня, сердце пытается вырваться наружу, а дыхание безнадёжно сбито, снова миг и я проваливаюсь в темноту...
     Из воспоминаний меня выдернул окрик Филлики:
     - Алек-с, ты меня слышишь?
     - Че, куда! - мотая головой, пытаясь сбросить наваждения воспоминаний, резко приходя в реальность.
     - Как вы себя чувствуете, есть ли раны, порезы.
     - Э-э-э-э-э, - озадаченно протянул я. - Надо смотреть, - все, что смог ответил я.
     Через десять минут, кое-как раздевшись до трусов, мы с доктором начали осмотр друг друга. Так как после боя могли быть глубокие порезы, кровью истечь не особо грозило, а вот занести заразу через рану даже маленький порез не хотелось.
     Кроме ссадин, ушибов, синяков и небольших мелких порезов, ничего серьезного выявлено не было, поэтому просто спиртовкой промыли и протёрли, что посчитали нужным и опять оделись. Ну естественно после протирочное обтирочных действий приняли с Андреем по пятьдесят, а потом и по сто грамм, так сказать, за удачно пережитый бой, хотя с большей стороны для снятия мондража.
     Айлор, поняв, что все более-менее нормально, пошёл спать, оставив Филлику с нами разбираться дальше. Филика тем временем достала чудо порошок, называемый 'охотничья трава', дабы попытается придать силы людям, как и сказал Айлор, что еще ночью могут напасть звери, а про предстоящий день и вовсе ясно, что будет трудно.

     Андрей:
     Заметив, как Филлика достала мешочек с какой то травой и начала ломать руками и крошить в деревянную чашку, я спросил у нее что она делает, на что она ответила:
     - Хочу приготовить вам травный отвар на 'охотничьих травах', он должен придать сил и бодрости, так как предстоит еще много опасности, а вы уже совсем без сил и держать меч не можете.
     Посмотрев еще немного на действия, как бы вслух произнёс свои мысли:
     - Мда, надо бы луче измельчить и залить спиртовой настойкой и чуток горячей воды, тогда войдёт намного луче и подействует быстрее, только чем бы растолочь, травы в кружке до порошка, а об камни перетереть нету желания.
     Через минуту Турыч протянул свой ножик и начал тыкать его мне в руки, долго смотря на него и нож не мог понять, что он хочет, всем видом и лицом выражая свой вопрос. Тут Турыч посмотрел на меня как на... не будем себя оскорблять и сказал:
     - На ноже рукоять на конце ее набалдашник круглый! Разверни нож этим набалдашником в чашку и перетирай там себе что и как хочешь.
     Секунд десять мои нейронный связи в голове пытались состыковаться в нужной комбинации, чтобы прозрение проступило в виде большой широкой улыбке на моем лице, и точно, не снимая ножны, развернув нож так можно удобно перетереть содержимое в кружке. Быстро забрав нож и чашку с травами у Филлики, отправив ее кипятить воду, занялся приготовлением фармацевтических ингредиентов.
     Через десять минут, кривясь и матерясь, я и Александр пытались выпить, точнее затолкать в себя получившийся отвар. Кое-как содержимое кружек упало в желудок, и начала действовать. Еще десять минут и сердце начало усиленно биться, потом пошёл озноб, сменившийся на потливость, причём такой сильный, что вся усталость как будто организмом выталкивается чрез пот, потом пришла приятная теплота, прошедшая по всему организму, и лёгкая усталость. Еще через пятнадцать минут проснулся желудок, бурча, настойчиво прося перекусить. Попросив Филлику достать чего нибудь пожевать и заварить просто травяного чая, который хорошо идёт тут как местный чай.
     Перекусив с Александром, не заметно для себя заснули чуть ли не сидя.

     Александр:
     После эксперимента доктора с местным стимулятором, меня словно передёрнуло всего, как будто организм встряхнуло и выжало все лишнее через пот, после чего проснулся дикий жор. Утолив голод местными хлебными коржами и кусочками сушёного мяса, а потом все запив горячим местным чаем, меня приятно расслабило и я незаметно для себя заснул.
     Пару раз приходилось просыпаться ночью от звериных криков и визгов, резко выхватывая меч. Увидев Филлику с луком, отстреливающая кусты, из которых доносились жалобные визги и недовольства от стрел в их теле. Уточнив, не нужна ли помощь в дуэте с луком, был успокоен и отправлен обратно спать.

Глава 8

      Встреча с крупным хищником
     Александр:
     Утром примерно в начале пятого был разбужен Филликой, она попросила меня продолжить дежурства, так как ей нужно немного поспать.
     Дежурство прошло штатно, отстрел шевелящихся кустов и обход по периметру с копьём и резким выпадом в любой подозрительный клочок земли и кустов. Нападений не было, походу все были заняты поеданием наших убитых лесных хищников на другом конце поляны. Где-то там вдали были слышны звериные крики, явно выражающие свои права на мёртвые туши.
     Заканчивая своё дежурство, подозрительно прислушался к своему желудку. Забеспокоился, как-то нехорошо бурчит. Я с небольшой паникой и мыслями, что сидеть мне тут с голой задницей в кустах, окружённым желающими позавтракать мною, подбежал к нашим вьючным животным, нашёл стратегически важную настойку и влил в себя два больших глотка. Огненная вода прошла по горлу и булькнула внутри, желудок возмутился, но я мысленно приказал ему терпеть и запил немного водой.
     Уже светало, народ начал ворочаться, я, ощутив явную потребность в поливе кустов, стукнув своей ногой об лежащие ноги Доктора, скомандовал:
     - Подъём!
     До кустов я шел петляя, градус на пустой желудок явно дал своё, дойдя до кустов, начал процесс, в 'процессе' обратил внимания, что на меня таращатся два жёлто-коричневых глаза. Немного обидевшись от столь наглого подглядывания, решил проучить наглые глазёнки и направил струю на них. Тут послышались фырканье и недовольство, кусты затряслись и из них появилась... большая серая... зверюга, нет Зверюжище ! Саблезубая здоровая морда с большой пастью и клыками, очень похожая на доисторического тигра, оскалившись, представило на моё рассмотрение все свои зубы и клыки. Я, икнув от неожиданности и на автомате застегнув ширинку, громко закричал:
     - Уйди от меня, рожа клыкастая, - и со всей дури кулаком долбанул по носу твари, резко развернулся и на второй космической дал деру.
     ***
     Очнулся и, придя в себя, обнаружил, что нахожусь высоко на дереве в обнимку с ним, а в руках ножи. Немного залюбовался с высоты на утренний лес, попытался припомнить, какого меня сюда занесло. Вроде как не планировал любоваться утром на верхушке дерева. Да и лазить по деревьям не умею, а когда умел, был молод и юн, а вырос и повзрослел, забыл это умение. Ну не по бабам же по деревьям лазить.
     Попытался отлепить себя от дерева, уж больно сильно к нему прижался.
     И тут до моего слуха донеслось шуршание и тяжёлое сопение. Я медленно так опустил голову вниз, посмотреть, чего там внизу, и смотрю, чего там, и немного начинаю, так сказать, искренне удивляться с матерщиной в душе. Внизу наблюдается страшная тварь, которая пытается залезть на дерево.
     Тут меня резко прошибло, в голову как молнией влетели утренние воспоминания: кусты, большие глаза, смотрящие на меня, мой забег, про дерево уже не помню.
     Тем временем пока я предавался воспоминаниям, лесная тварь, в попытке достать меня, пыталась запрыгнуть, а потом залезть на дерево, но у этого тигра-переростка не получается зацепиться за тонкое для него дерево.
     Отряхнув голову и определив, что утренняя пьянь с меня сошла, от такого марш броска и непонятно, как на дерево влез, аккуратно вложил ножи обратно в ножны. Начал рассматривать своего непрошеного гостя.
     Зверюга знатная, подходила под описания как доисторический саблезубый тигр, с чешуйчатым панцирем на спине и на верхних частях лап, непонятная помесь тигра с рептилией, причём крупночешуйчатой.
     Внутренняя сторона кожи похожа на недоразвитые чешуйки. Вспомнился прочный хитин огромной многоножки. Делать было нечего, дело было утром, сидел я на дереве.
     С каждой попыткой зверь добивался небольших успехов вскарабкивания на дерево. Это местная живность явно хотела вместе со мной на верхушке дерева встретить рассвет.
     Я-то не прочь, если не считать того, что зверюга будет встречать рассвет, завтракая мною.
     Попробовал отклеиться о дерево, а то почти врос в него. Поёрзав, пересел на сук и начал думать.
     Зверь явно добивался успехов по карабканью. С такими темпами или у меня скоро будут зубастые гости, или бедное дерево сломается от такого издевательства, столь большими и острыми когтями так глубоко вонзаются в него.
     Смотря на неугомонное живность, так упорно пытавшуюся залезть ко мне в гости, по её настойчивости и упорности я определил, что у этой кошки явно задерживается утренний распорядок по завтраку, явно блюдёт поминутно свой приём пищи. А я вроде как сбиваю его с режима приёма пищи, своим нехотением то ли непониманием помочь зверю блюсти рацион.
     Всматриваясь на смертельный танец тигра-переростка и дерева, вошёл в маленький транс, рассматривая живность.
     План созрел быстро, я, развернувшись на суку, попытался принять положение головой вниз, держась руками в обнимку с деревом, обхватил ногами дерево в замок, отпустил медленно руки, почувствовал нагрузку на ноги. Расставил руки и выгнул тело, покрутил торс влево вправо, хватка ног нормальная, держусь, в общем готов в объятия принимать тигра-переростка.
     Начал вытаскивать аккуратно мечи из спины, один в зубы, одной рукой держусь за дерево, другой рукой вытаскиваю второй меч. Перехватив оружие покрепче в ладонях, прижал руки к себе.
     Теперь два клинка смотрели вниз, готовые резко спружинить в моих руках в выбранную цель. Немного ослабив захват ног, чуток сполз, нужно было действовать быстрее, так как голова скоро обещала лопнуть от такого количества крови и волнение в ней.
     Зверюга, увидев мое желание самому с ней познакомиться, ускорилась. Рассчитав примерно безопасное расстояние, я приготовился. Вот зверь запрыгивает на дерево, цепляется своими передними лапами, его большие когти на лапах вонзаются в древесину, отчего дерево жалобно скрипит, тигр подбирает задние лапы, взяв упор для короткого прыжка в мою сторону, и...
     В этот момент я резко, как боевая пружина, двумя руками выстреливаю своими клинком в морду хищнику, целясь ему в глаза, выпад.
     От резкого своего толчка понимаю, что начинаю падать в открытую пасть твари, ноги не удержали. Рефлекторно закрываю один глаз, перед этим замечаю, что мой план идёт не так.
     Правый клинок уходит в пасть зверю, второй рядом с глазом, делая шрам, уходит по касательной в затылок. Отпустив правой рукой один клинок, всем весом иду в пике на левой руке, вспарывая или просто царапая кожу, дохожу до его спины, где у зверюшки начинается плотный панцирь, и захожу под кожу. Войдя почти большей частью, меч застревает в теле хищника, а я продолжаю падать, от толчка начинаю разворачиваться, в полете выпустив из рук меч, чтобы не вывернуть себя запястье, шмякаюсь на землю боком. Три или четыре метра полёта удачно получились для меня, хотя боковая часть моей ягодиц явно хотела опротестовать сию удачность посадки.
     Хищник от такого сюрприза с моей стороны и боли от клинков вонзил свои когти в дерево с сильной яростью и злостью, явно один клинок расцарапал глотку и вошёл в желудок, другой вошёл под кожу на спине, где начинался панцирная защита, прикрывавший часть шеи.
     Пока я вставал и приходил в себя, голова ещё была тяжела от висения, задница отхватила синяк и не желала принимать участие в резком марафоне по бегу на выживания. А зверюга тем временем пыталась выплюнуть мой меч из глотки и отцепилась от дерева застрявшими глубоко когтям, гортанно рыча. Пару секунд на осознания, что теперь разозлившаяся тварь не упустит меня, а очередной заскок на дерево я вряд ли смогу повторить, так как сам не понимал, как удалось на то дерево так забраться в первый раз.
     Достаю свой третий меч, что болтался на бедре (на спине два прямых и длинных, на бедре короткий меч). Тут мой взор обратился на задницу зверя, точнее на его хвост, и в голове всплыл образ мифического животного - мантикора недоделанная. Хвост по длине в саму зверюгу с каким-то костяным наконечником и явно отравленный. Как-то мне резко перехотелось этого дополнительного бонуса в своё тело. Поднял свою сабельку на вытянутой руке, прыжок и хрясть по хвосту. Ненавижу голливудские фильмы, где всё рубится и отрезается мечами с одного раза. Присев, повторил ещё пару попыток в прыжке отрубить хренов хвост. Зверюга, почуяв моё внимание к её хвосту, ещё больше заерзала, пытаясь вытащить свои застрявшие когти. Моя победа в укорачивание хвоста ознаменовался глухим злым рёвом и скрежетом дерева, что значило, скоро я буду в тет-а-тет своим лицом к морде хищника. Через секунду тигр был на земле и выплёвывал мой подарок из глотки. Я не стал ждать, пока зверюшка решит свои проблемы и займётся мною. Резкий выпад в сторону животного, мой клинок встретил блок животного в виде когтистой лапы. Мгновение у меня ушло на осознание такого действия со стороны животного. Пока я пытался придумать, что делать дальше, хищник отрыгнул и отбросил мой меч в направлении бедного дерева.
     Отойдя в сторону, я смотрел в разъярённые глаза животного, медленно обходя его, шёл в сторону своего выплюнутого меча и надеясь прикрыться деревом от прыжка него. От ответного броска зверя в мою сторону спасало, что тот попытался вытащить своими лапами мой второй длинный меч из спины над головой. Дойдя до своего лежащего на земле меча, я подобрал его. Не переставая следить за зверем, и когда он уже удачно подцепил своими когтями и вытаскивал из шиворота моей меч, я сделал резкий выпад в его сторону и громко зарычал. Та оценила мои действия, резко придя в боевую позу с не до конца вытащенным моим мечом.
     И понеслась смертельная схватка, насыщенная до предела адреналином, с двумя мечами я начал танец вокруг дерева со зверем. Прикрываясь деревом от прыжка зверюги, делаю выпады мечами. Ответные выпады были простые и быстрые, по очерёдности то одной, то другой лапой своими когтями отбивал мои выпады проткнуть его морду.
     В постоянстве тактике боя есть уязвимость - в её постоянстве...
     (Слова автора)
     Уже запыхавшись, прыгая и махая клинками на одном адреналине, начал включать свой аналитический центр диванного стратега.
     План первый, ослабить или повредить махающие лапы зверя. Вторая задача, нанести болевой или сильно кровоточащую рану и уйти в глухую оборону, прикрываясь деревом, это панцирно-чешуйчатая тварь уязвима в глаза и возможно брюхо, также остаётся нос и та же пасть. Учитывая, как раскрывает пасть, рыча на меня, есть вариант ещё раз закинуть кусок стали в её зубы.
     Начав одной рукой делать очередной тычок в сторону морды животного, второй рукой коротким мечом направил в сторону её лапы, причём большее усилие в ударе делал коротким мечом. От удара по клинку меня немного оттолкнуло в сторону, но по визгу зверя я понял, что мне удалось немного, но проколоть его лапу.
     Повторяю удар, только теперь моя цель нос твари, замахиваюсь как в прошлый раз, тварюга явно умная и отбивает мой короткий меч по касательной и пропускает удар в нос, размах, удар и визги. Зло рыча и скалясь, тигр-переросток отходит от меня с окровавленным носом.
     Что может быть лучше друзей... их подруги?
     скорее всего их помощь...
     Раздался знакомый свист, ознаменовавший короткий вой зверя, он резко развернулся ко мне боком, чем продемонстрировал торчащую стрелу в заднице. Растянув улыбку на всю свою физиономию, обнажив оскал, я выпускаю из рук свой короткий меч на землю и обхватываю обеими руками длинный меч и с размаху снизу вверх в резком подскоке к лесному хищнику наношу секущий удар под ребра. Тигр-переросток успевает заметить мой удар и, наверное рефлекторно отмахиваясь лапой, одновременно подпрыгивая на месте, разворачивается ко мне мордой. Опять свист раз, два, и по недовольству животного видно, что у него уже хвост в жопе из стрел, но судя по его реакции не сильно смертельный для него этот веер из стрел. Получив ещё пару стрел, зверюга начала вертеться боком и пятиться. Я быстро подхватил свой короткий меч, засунул его в ножны, и пошёл на зверя. Вспомнил про свои ножи, достал один, взял за лезвие для броска, прыгнув на месте с громким рычанием на него, реакция тигра-переростка не заставила себя ждать, он автоматически повернул мордой ко мне и, ответно зарычав, продемонстрировал, что его рык самый что ни на есть сильный и страшный, а я тем временем уже замахнулся и в его пасть, метая свой нож.
     Ножик влетел в пасть чётко лезвием вперед, лесная тварь рефлекторно закрыла его, определяя на съедобность, что угодил к ней.
     Я уже в размахе двумя руками за меч наношу удар, целясь в нос, зверь рефлекторно немного, подпрыгнул, убирая свою морду от моего удара, и отбивает лапой, меч по касательной мазнул по его усам. Замечаю, что живность немножко подавилась моим подарком, который метнул в её пасть, не давая ей выплюнуть его, просто машу мечом как чокнутый в её сторону, заставляя прыгать и отбивать мой кусок стали. Тем временем по туловищу живности вонзаются то отлетают стрелы, также беспокоя тварь не давая полностью сосредоточить ответный удар или прыжок в мою сторону.
     Пыхтя как не знаю кто и заливаясь потом, я, вцепившись намертво обеими руками в меч и махая им как стрекоза крыльями во все стороны, одновременно пытаюсь что-то придумать, как эту тварь клыкастую заставить бросить свой завтрак, то есть меня, и пойти травку пощипать, ибо ещё минут пять - и я полностью выдохнусь так махать мечом.
     Да диванно-сидячий образ с пивом, я полностью запустил своё тело, что наглядно сейчас и демонстрировал в данной ситуации, моё проигрышное состояние как венца природы против =её представителя виде тигра-переростка. Дойдя до ближайшего дерева и прикрывшись им, тяжело дыша, я смотрел в глаза этой зубастой твари. Та, не нарушая этикета, также смотрела злобно на меня и также тяжело дышала, с рассечённого носа капала густая жидкость, похожая на кровь, изо рта тоже текли слюни вперемешку с кровью, таки мой клинок расцарапал пасть тигру-переростку, над головой торчала рукоять моего меча так и оставшегося вонзенного в кожу между защитной пластиной над шеей. Периодически в зад и в бок живности летели стрелы редко и прицельно явно боялись зацепить меня, судя по тому, что живность не сильно крутилась и не оборачивалось в ту сторону, стрелы не очень-то и беспокоили или не приносили хоть какой-то вред.
     Немного отдышавшись, я громко сказал зубастой твари:
     - Ну шо, второй раунд или третий?
     Тигр злобно зыркнул на меня, но вроде как намек понял и принял боевую позу, готовясь то ли прыгнуть на меня, то ли отбиваться своими лапами от моих бешеных размахиванием куском стали. Упираясь плечом за дерево, готовясь отскочить от резкой атаки, чтобы прикрыться им. Начал судорожно прогонять варианты дальнейшего развития ситуации.
     Андрей:
     Видя прекрасный сон о чём-то приятном и желанном, был резко и бесцеремонно выдернут из него. Почувствовав, как меня всего дёрнуло, какая-то зараза буцает меня в ноги как хренов мяч на юниорском пенальти, донёсся голос:
     - Подъём!
     Открыв один глаз с мыслями высказать всё, что думаю и придумаю за столь грубое прерывание и выдергивания из сонного забвения. Подумав, нет, чтоб проснуться от вкусного заваренного аромата кофе у постели с нежным женским голосом, и приятным почухиванием моего пузика женскими ноготками. Так нет же ш... Приподнявшись и одним заспанным глазам увидев поляну, сразу ощутив утреннюю прохладу, пришло резкое осознание, кто я и где я, в этом чёртовом неизвестном мире, закинутым или подло засунутым точнее поставленным перед нами порталом. Этот чёртов лес, где куча всяких тварей, пытающихся разнообразить свой рацион нами. Продрав второй глаз, увидел гада, который вырвал меня столь вульгарно из моего сна в это прохладное мерзкое утро.
     Турыч немного петляя пошел к кустам, я, же поднявшись на ноги, зевая и потягиваясь, осмотрел угли костра, сразу шибанула мысль о утреннем кофе, когда-то в юном возрасте в походе с друзьями, по утрам грели чайник в походных кружках с кофе у костра встречали и провожали прохладное утро. Из воспоминаний и мечтаний меня выдернул резкий крик Турыча, разворачивая своё сонное тело в сторону кустов, куда шёл Санек, увидел краем глаза, как он, резко набирая скорость, бежит от кустов с ускорением, а за ним вприпрыжке, тоже набирая обороты, помчалась здоровая живность, похожая на большую чешуйчатую кошку, то ли тигра, то ли етить его знает, так с утра вспоминать всю биологию. Разворачивая свое сонное тело в сторону, куда убежали эти двое, замечая, как игриво закружил хвост непонятной зверюги скрылся в кустах. Пару мгновений озоновая данное события, рот сам открылся и начал орать все что первое приходило в голову,
     - Тревога, подъем, опасность...
     Айлор и Филлика, резко подскакивая, хватая луки, вонзили взглядом на меня и по сторонам, потом опять на меня, а я как мим прыгаю и указываю рукой в сторону кустов, пытаясь сказать, связно кричу:
     - Турыч, большая тварь, за ним в кусты.
     Эти оба смотрят на меня, то по сторонам, я прыгаю и тыкаю рукой в сторону где простыл след Санька и бежавшей за ним кошки-мутанта. Делаю паузу, набираю в лёгкие больше воздуха и как псих ору на них:
     - За Турычем погналась большая лесная тварь, вон в том направлении.
     Филлика быстро сориентировались, перехватила свой лук в другую руку, подхватила колчан стрел, вскочила на свою ездовую живность и помчалась в направлении, куда я указывал.
     Постояв пару секунд, смотря друг на друга, Айлор резко встрепенулся и начал собираться вдогонку за Филликой, и сказав, мне чтоб собирал лагерь.
     Придя в себя, начал быстро поднимать вещи и укладывать готовясь в путь и выдвигаться в сторону Филлики, матерясь и проклиная этот хренов лес с его живностью и весь этот мир.
     Филлика:
     Вскочив на своего хагрифуса, быстро направила его по следам в сторону хищника.
     Следы путались то пропадали в опавшей листве, приходилось сбавлять скорость, чтобы рассмотреть куда эти двое убежали. Плохая земля, засыпанная листьями и другой растительностью, плохо давала определить свежие они или нет, пришлось слезть с Хагрифуса и уже чуть ли не перебирая руками листву искать следы.
     Долго искать не пришлось, направление следов подсказал доносившийся странный звук, то ли рычание, то ли фырканье. Направившись в этом направлении, через несколько десятков шагов застала картину. Гладкокожий по имени Турыч Александр, так звал его друг, сидит на высоком дереве, обняв его всем телом, а внизу большая лесная тварь пытается с разбегу залезть на дерево, а этот Турыч смотрит на неё сверху.
     Начала думать как быть, зверь большой, на нём костяные наросты, с похожими наростами попадались более мелкие хищники, а это большой, и наросты больше и по виду крепче. Стрелы вряд ли нанесут ему вред, а если привлеку внимание, он погонится за мной, и потом неизвестно, отстанет ли от меня. Пока я думала, этот Турыч чего-то начал делать на дереве, развернулся, а потом с двумя мечами полез навстречу этой страшной твари. Раз и он уже падает с мечами вперёд в открытую пасть, ну по ходу от страха совсем гладкокожий не знает как быть и решил умереть по-быстрому, что ли.
     Тут из раздумий выдернул сильный рёв лесного зверя, смотрю, Турыч на земле чешет свой бок, а зверь своими когтями застрял на дереве.
     Наблюдая за непонятными танцами гладкокожего с опасным лесным хищником, думала, как же все-таки помочь ему. Взяв лук, натянув стрелу, начала целится, выбирая слабо защищённые места. Было сложно прицелиться в постоянно вертевшегося зверя, решила стрелять в задние ноги сбоку. Натянув тетиву, начала выжидать нужный момент. Из нескольких выстрелов только пару вошли в тело зверя, а сбоку плотная кожа с наростами никакого результата не дала, стрелы просто отскакивали. Заметив мою небольшую помощь, Турыч воспользовался моментом, когда зверь отвлекался на мои выстрелы и усилил свой натиск на лесное чудище махая своим мечом. Периодически пуская стрелы в лесного хищника, отвлекая внимания на себя, наблюдала, как они на небольшое время переводили дыхания смотря злобно друг на друга. Сзади послышался шум, обернулась, увидела Айлара, а за ним другого человека зовущего себя Андреем или Андрюхой с нашими животными.
     Андрей:
     Собрав в спешке лагерь, точнее подобрав оружие и остальное закидав в мешки, кое-как притоптав костёр и погрузив всё на ездовых пташек, двинулся за Филликой,
     благо Айлор оказался не только избалованным сыном вождя, а также неплохим охотником, умеющим читать следы на земле. Через несколько минут, увидев Хагрифуса, а возле него Филлику, которая из лукам периодически куда-то стреляла. Подъехав к ней, я проследил, куда она пускает стрелы, и немного офигел. То что я утром спросонья видел, точнее что мог мой сонный мозг выхватить и запомнить, никуда не шло с тем, что сейчас наблюдаю.
     Здоровая кошка в костных наростах сверху, по бокам похожее на чешую вросшая в кожу. Само животное похоже на саблезубого доисторического тигра с ростом чуть не метр двадцать, метр шестьдесят.
     Они стояли друг против друга и тяжело оба дышали. Турыч прикрывался деревом, зверь пригнулся, готовясь к прыжку или к другому. Вспомнив недавний разговор и общую стратегию поведения в данном мире Александра, как он говорил про себя диванного стратега - всю здешнюю опасность держать на расстоянии выстрела или палки убивалки (копья) любого типа и конфигурации. Сразу отыскал взглядом пернатую зверюшку, где было закреплено подобия копья, подбежал, выхватил сразу три, как говорит Турыч, одно сломать, другое потерять. Осознавая, что если этот зверь если не убьёт, то сильно ранит Турыча, а в этой антисанитарии и хрен его знает насколько опасные местные микробы, и отсутствие местной медицины, приведёт к заражению или к другим малоприятным симптомом с мучительной кончиной, потерять друга и оставаться тут одному в этом проклятом мире никак нельзя да и не могу. Взвинтил себя до максимума, крикнул , за поддержку стрелами если, что, а я с копьями ринулся на эту чёртову тварь.
     Не сильно шумя шёл к Турычу, думал подойти сзади твари и ткнуть копьём, но тут же предположил, если промахнусь и в любом случаи от проникновения в задницу быстро не умрёт, а это почти около двух сотен живого веса быстрой сокрушающей ненависти разорвёт меня когтями или затопчет. Поэтому решил подходить со стороны Александра, также в случае чего прикрыться деревом.
     Подойдя к Турычу, злобно сопровождая злыми глазами этого зверя мутанта, ощутив на себя явно как дополнительную помеху, с которой разберутся сразу как отомстить обидчику за окровавленный нос и еще чего-то там.
     Турыч тяжело дыша не сразу меня заметил, дёрнулся, увидел меня, оценил мой презент, сразу вогнал свой меч в ножны, выхватил из рук одно копье и злобно так улыбнулся, как будто ему принесли шампур для мяса.
     Александр:
     Когда ко мне подошёл Андрей, я чуть не подпрыгнул от неожиданности, заметив краем глаза сбоку от себя приближающуюся высокую тень.
     Увидев у него в руках три копья, в голове сразу завертелись шестерёнки плана спасения себя или убиения настырной твари. Спрятав меч в ножны, сделав несколько глубоких шумных вдохов стараясь выровнять дыхание, схватил одно копье, быстро врубая в голове все записи фильмов с шаолиньскими мастерами, на ходу продумывать план действий. Обойдя дерево с другой стороны, сказал Доку держать оборону дерева, делать отвлекающие выпады копьём в сторону злобной живности с приоритетом на свою безопасность.
     Взяв копьё за край, начал примерять направление удара своей палки - тыкалки, ибо на настоящее копье этот девайс ну никак не дотягивал. Тигр-мутант-переросток понял, что теперь ему буду делать неприятное и больное уже двое, с одним та намучался, думал на быстрый аперитивчик, а тут такое вышло. Хищник, облизнув свой окровавленный нос, приготовился отбивать атаку и нападать.
     Я начал делать прицельные выпады копья в сторону морды тигра, живность скалила зубы, махала лапами и пыталась с наскока накинуться на меня. Я прощупывал оборону лесной твари, целясь в части морды и в особенности ее большого носа, эта кошка переросток пресекла мое намерение добить ее многострадальный нос резкими ударами своих лап.
     От попытки прыгнуть зверя на меня спасало помощь местных жителей, пытавшиеся попасть в слабые места на теле хищника и попытки Андрея нанести также удары копьем, прячась за дерево.
     Пару раз провел комбинацию из обманных ударов в сторону носа опасного зверя, чтобы попробовать ранить лапу хищника.
     Со второго раза получилось попасть по лапе, но защита виде огрубевшего нароста на лапе хищника не дала возможность нанести большой порез, получилось всего лишь проткнуть немного лапу.
     Животное оценила мой манёвр, ехидно оскалив морду, быстро посмотрев на раненую лапу, при этом еще облизала свою морду и раненный нос.
     С некоторой периодичностью были слышны, как стрелы вонзаются в зад хищнику или отлетают от его боков. Оперенье в заднице из стрел явно придавало энтузиазма нашим стрелкам, но не особо беспокоят самого зверя, хотя подёргивания задницей явно сбивала того от мыслей прыжка в нашу сторону.
     Явно если хищник отступит от столь недоброжелательного попавшегося ему завтрака, то срать будет с явной памятью о нас.
     Подумав решился на план 'б' или уже 'с', мысли текли одна за другой, успевая только принимать более реальный в возможности исполнения, одной рукой перехватил копье, другой нож, решил повторить удачный бросок. Подпрыгнув с расставленными руками, я громко зарычал на зверя в ожидании на предсказуемую животную реакцию. Кошка-переросток попыталась ответит своими ревом, но резко запнулась явно прошлый урок усвоила, тока сквозь зубы прорычала, но я уже замахнулся и метнул нож в надежде закинуть его в пасть, а то и в саму глотку животного, нож обухом ударился об окровавленный нос, заставив животное взвизгнуть и прорычать, рефлекторно отскочить от меня, я же предполагая такую реакцию от животного немного подготовился к следующему действию. Резко вслед пустил свое копье целясь в нос твари, трудно отбиваться лапами, если они все используются для удержания и переноса веса, чтобы отскочить от опасности. Моя удача ознаменовалось диким рёвом и обидчивым скулежом, половина железного наконечника вошла в нос опасного лесного зверя, радуясь своей неожиданной удачи, я пропустил резкий выпад лапы с огромными когтями в один миг сломавшее мое копье торчавшее остриём в носу зверя.
     Сила удара лапы была настолько сильна, что с отломанной половинкой моего копья меня развернула в сторону ближайшего дерева куда я и полетел, запутавшись в своих ногах. Сразу же раздался жалобный и дикий боли рёв.
     Краем глаза мне удалось немного увидеть, что происходило с животным. При ударе своей лапой ломая мое копье, часть острия которого еще торчало в носе твари, вырвала половину носа животного.
     Упершись руками вперед об землю, я попытался ногами отползти подальше от опасного хищника и укрыться за деревом.
     Пытаясь поднять своё тело и принять боевую стойку с оружием в руках, засевшей в моей голове мысль, что озверевший зверь от боли кинется на мой зад и разорвёт меня. Небольшая визуализация в голове возможных событий подстегнуло мой организм выделить очередную порцию адреналина, что ускорило мои телодвижения и заставило еще больше колотиться сердце.
     Воспользовавшись удачей, когда зверь сам себе вырвал пол носа своим ударом по копью, Андрей сделал выпад в сторону головы зверя целясь в глаз. Зная доктора, тот явно целил не в глаз, а хотел достать до мозга животного через глазницу. Увы, то ли мастерства Андрея не хватило, то ли хорошая реакция у зверя, успевший немного отвернуть голову, не дало Андрею попасть куда планировалось, зато получилось немного зацепить острием копья глазное яблоко животного и проткнуть его.
     Ошалевший зверь, от боли еще не осознав, что ослеп на один глаз, приподнялся на задние лапы и начал махать передними так яростно и злобно, как будто на него налетела стая больших шершней и начала жалить.
     Тем временем я уже полностью поднялся, заметил рядом с деревом третье копье, воткнутое в землю, и сразу же потянулся до него рукой.
     Стоя уже в более-менее боевой стойкой с копьем в руках, не осознанно своим взглядом уперся в живот зверя, на котором тоже были защитные подкожно пластины. Мой взгляд заметил место похожее у человека на солнечное сплетение, в этом месте сходились защитные пластины с груди и живота животного, и мне оно показалось наиболее уязвимым местом.
     Не до конца осознавая свое решение начал действовать. В полуприседе прижал к себе копье руками, наконечником в сторону удара, делаю резкий подскок, одновременно наношу удар копьем.
     Промахнулся, попал по защитной пластилине в район живота, немного растерялся, но сразу же попытался исправить промах.
     Направляя руками острие копья, торопясь, начал подводить, царапая кожу на пластине к нужной точке на теле хищника.
     Довожу до стыка, нащупываю кончиком копья место и резко толкаю вперед, как почувствовал, что копье чуток вошло, усилил натиск еще больше.
     Лесной хищник, почувствовав боль в груди, сменил тон рыка на более грозный и свирепый, одновременно провернув телом и отскочив на одни только задних лапах. Упал на бок с торчавшим копьем в груди и попытался подняться на все лапы.
     От резкого движения лесного хищника копье выскочило из моих рук, а я не долго думая, резко отпрыгиваю назад и в попытке неуклюжего переката, пытаюсь спрятаться за дерево и за Андрея
     Часть происходящего со зверем отрывками замечаю краем глаза.
     Лесной хищника в попытке встать на все лапы, то ли от постоянной боли или на рефлексах не избавился от копья когда валялся на баку, а сразу попытала встать, из чего часть копья обломалась, а остальная углубилось в тело, тем самым прервав крик зверя из утробного рева в жалобное скуление. Зверь от боли опять упал на бок и уже попытался лапой найти причину своей боли, уже переходя на отчаянный рык.
     Я как пуля вскочил от очередного рева животного, все думая, что последние силы лесной хищник потратить на месть обидчикам и бросится не смотря на всю свою боль и повреждения тела.
     Я тяжело дыша выхватываю свой меч и выставляю его вперёд одной рукой, в ожидание нападения обезумевшего от боли зверя, а другой рукой быстро стараюсь убрать с лица прилипшую к потному лицу листву и мусор.
     Обессиленное животное лежа на боку и пытавшаяся изогнуться так, чтобы пастью схватить кусок торчащего копья в нижней части груди.
     Тем временем очередной хирургический расчёт доктора дал свой результат.
     Лесная тварь пропустила удар копьем со стороны Андрея в район нижней части шее, так удобно подставившись при попытки вытащить пастью остатки копья.
     Удар был быстрый, точный, острие наконечника копья вошло на половину в шею хищника, и с резким проворотом копья было отдернуто назад. Имея опыт потери двух наших копий, когда зверь их ломал, нужно было беречь последнее оружие.
     Очередной вопль раненного животного, неуклюжий переворот на другую сторону и подскок на лапы с застрявшим остриём копья в районе живота принес дополнительную животному дополнительную боль. Животное уже не издавало грозных рыков, а тяжело дышало и поскуливало, сверкая злобными глазами в нашу сторону. Из его носа на землю капала густая жидкость, по шее стекала тонкая струйка крови.
     Стоя так некоторая время и смотря друг на друга, но не решался напасть. Воздухе чувствовался тяжёлый запах крови зверя и слышно было тяжёлое дыхание всех присутствующих.
     Наконец лесной зверь что-то решил для себя и начал медленно отступать назад, отойдя осторожно на пару шагов, начал медленно разворачиваться.

     Андрей:
     После удачного попадания копьем в шею, ситуация поменялась, не знаю насколько мой порез был смертелен для этого непонятного вида животного, но воинственность зверя пропала и как мне показалось ветки что-то важное я задел.
     В глазах животного как мне показалось уже не сверкала ярость и азарт, а наступило отчаяние и непонимание что происходит, почему добыча приносит столько боли.
     Когда зверь начал пятиться назад, то сразу стало ясно, что роль охотник и добыча поменялась. Явно было видно, что этот чудный экземпляр местное природы хочет укрыться от нас и зализать где-то в укрытии свои раны. Очевидно, что упускать его нельзя, наш запах он запомнил и будет мстить, хватает тех неприятности, что ждут нас впереди, так еще ждать, удара в спину.
     Переглянувшись с Александром, мы кивнули друг другу и начали медленно обходить опасного хищника. Зверь до конца не развернувшись к нам, пятился от нас боком, готовясь отразить удар от любого из нас.
     Турыч замахивается своим мечом, зверь сразу же резко разворачивается и подымает сою правую лапу для отражения удара, я не долго думая наношу удар копьем по левой лапу, ее хищник отдернуть не сможет, так как часть веса не ней. Взмах меча Александра и мой выпад почти одновременно с ним в лапу лесного чуда природы и кончиком острия немного удалось проткнуть лапу. От такой неожиданности местный тигр или кто он там толком не ясно, пока попытался раненую лапу отдернуть, а правой что оборонялся поставить на удержание веса. Но от резкого движения что-то пошло не так у хищника и он завалился на правую сторону.
     Увидев место перехода шеи в туловище хищника, где не было защитных подкожных пластин, решил нанести туда удар.
     Резкий выпад, уперся в кожу усилие, мокрые ладони предательски заскользили по древке и я начал заваливается в сторону хищника, мгновение на переосмысление ситуации и как можно быстро одной рукой дотянулся за конец копья и всей силой надовил. Грубая кожа животного не пропускало в себя наконечник, но в какого миг когда хищник попытался подняться и наконечник уперся в кожную складку и проткнул ее. Очередной миг, длившийся бесконечно долго, за который мне удалось вонзить наконечник копья на половину, а потом он уперся по всей видимости в кость. В этот момент животному почти удалось встать на передние лапы и ухватится пасть за торчащее древко копья. Я попытался выдернуть его, так как понимал еще миг и его зубы просто перекусят последнее копьё. В это момент мой друг попытался нанести очередной удар мечом по животному, и зверю пришлось отпустить мое копье чтобы отбить удар лапой и попытается изогнутся всем телом. Очередной визг боли от хищника, непонятно что стало причиной, этому, как животной вместо прыжка назад, заваливается на землю и пытается перекатом уйти от нас. Не понимая, что происходит, смотрю как хищник катается по то изгибается во все стороны на земле, жалобно скуля.
     Краем глаза замечаю, что в руках держу обломок своего копья без наконечника, небольшая догадка посещает меня, что могло случиться, при этом выпускаю из рук бесполезную палку и ищу рукоять меча на поясе.
     Пока я пытался предположить причину такого поведения хищника, как он подскочил на лапы развернулся и убежать от нас. Было видно, как он прихрамывает и изгибается, было заметно, что движение приносят ему болезненные ощущения, но животное продолжало двигаться в известном только ему направлении.
     Как только животное удалилось примерно на сорок метров и скрылось за кустами,
     было слышно только еле уловимый жалобный скулеж.
     От резкого крика с боку меня аж подбросило, и я от неожиданности чуть не упал.

     Александр:
     Проводив взглядом как опасный хищник исчез из видимости я из последних сил выдавил из себя слова:
     - Молодец, доктор.
     И сразу же рухнул на землю, намертво продолжая держа в руках меч.
     Через минуту подошёл доктор сначала долго смотрел на меня, как будто решая пнуть меня или стукнуть чем-то, потом присел на корточки и начал меня осматривать, щупать, трогать, как будто покупает шмотье, что на мне, и придирчиво вертит и смотрит. Я еле шевеля губами спросил вопросительно:
     - Д-о-о-к?
     Доктор, также бесцеремонно продолжая осматривать меня, ответил:
     - Смотрю не ранен ли ты, при большом количестве адреналина и шока можешь не заметить ранение и истечь кровью, а также если у тебя оторван кусок мяса.
     Лёжа как живой труп все также с намертво зажатыми руками в рукоять меча, процедил сквозь зубы:
     - Если все нормально, спинку мне потом почешешь?
     Док закончив, осмотр, процедил:
     - Жить будешь, пока, или до очередной встречи со зверюшкой, которая захочет проверить тебя на вкус. А насчёт спинки это к Филлике.
     Я также еле, еле прошептал:
     - Не могу, я стесняюсь, еще что-нибудь не то отчешет мне, потом докажи ей, что у нас людей это так было или там было...
     На фоне произошедшего из меня истерично валил тупой юмор, даже сам не осознавал, что говорю, накопившееся напряжение давало выход словесному бреду.
     Через пару минут к нам подошли Айлор и Филлика с нашими ездовыми животными.
     Смотрели на нас как придурков, что устроили привал на земле, когда их буквально мгновения назад не разорвал опасный хищник.
     Я так и лежу на земле, Андрюха у дерева прислонился, сидит дыхание пытается выровнять, хотя вижу, что его и меня внутри так трясёт, что ну его такое сафари тур.
     Пересохшим ртом пытаюсь сказать:
     - Воды, дайте воды.
     Филлика подала мне бурдюк с водой, а я с трудом отцепил пальцы от рукояти меча, прихватив бурдюк, жадно начал пить.
     Утолив жажду, поймал руку Филлики с трудом проговорил:
     - Зверя нужно догнать и добить, иначе будет мстить до конца нашего пути, нельзя отставлять его, пока он слаб нужно добить.
     Филлика долго на меня смотрела, потом кивнула своим мыслям, вскочила на свою пернатую лошадь и пошла по кровавому следу.
     Через полчаса, я пришёл в себя более-менее адекватное состояние, руки начали слышатся, тело даже дало возможность встать и пройтись по кругу разминая тело. Как ни странно, за это время на нас никто не напал, хотя запах крови даже я четко чувствовал в воздухе. Или наши разборки всех отдельных хищников отогнали, или запах этого зверя считается тут как самым опасным зверем и не кто не решался приблизиться.
     Подошёл к своей ездовой птичке, осмотрел наш отряд, все ждали только меня, я залез на свою птичку и скомандовал:
     - За Филликой.
     Айлор молча повёл нас по следу за ней. Примерно через час шатаясь по лесу и как не странно опять никто на нас не нападал и никто не интересовался нами как экзотическим меню.
     Увидев Филлику на своем 'коне', у которой в руках лук, поравнялись с ней и увидели в двадцати метрах лежит и тяжело дышит наш утренний знакомый, часть тела утыкана стрелами, кое-как и кое-где Филика нашла уязвимые места это зверя и потихоньку шпиговала его.
     Слез со своей птички и, пошатываясь от усталости, на ходу начал вытаскивать свой длинный меч, подошёл на пять метров к этому лесному монстру. Обошёл на безопасном расстоянии хищника по кругу, осматривая его. Наши стараниями с доктором я резюмировал результат утреннего сражения. Половина носа у лесной твари нету, вся морда в крови, с низа груди течет кровь, больше всего крови течет в районе шеи.
     Подойдя со стороны спины на расстоянии двух метров, увидел место стыка защитных пластин на шее сбоку, подошёл еще ближе на расстоянии прицелился мечом и резко вогнал в шею между стыков клинок, зверь дёрнулся, а я всем весом налёг на меч, вдавливая до упора, резко повернул и снова до упора продавил чуть ли не до земли, и быстро отскочил. Лесной монстр, хрипя и захлёбываясь своей кровью, жалобно проскулил на последнем издыхании, еще пару раз ударов сердце выдавливало кровь через раны, и остановилась. Все стояли тихо, также наши пернатые лошадки не издавали ни звука ни движения, где то в глубине моего сознания проскользнула жалость к этому странному зверю.
     Вытащив меч, из шеи животного вытер его об опавшие листья, сунул в ножны, потом удостоил внимания свой другой меч который до сих пор как был воткнут на спине между кожей и защитным наростом то ли панцирем. Вытащил его почистил и обратился к доктору.
     - Я пойду присяду у дерева, а то меня опять трусит начало, а ты, Андрей, возьми из этого трофея когти и клыки.
     Док посмотрел на меня с непониманием.
     - Что все и зачем?
     Я огрызнулся:
     - Клыки передние, и когти, что сбоку на лапе боковые длинные, если ты не заметил, они замечательно дерево пронизывали, на амулет себе возьму.
     Дошёл до вьючной птички, где бурдюк со спиртовой настойкой, также нашёл кусок прожаренного запасённого куска мяса и выбрал себе дерево, присел и начал завтрак который перешёл в стадию второго завтрака. Опьянённый настойкой незаметно для себя отключился.
     ***
     Проснулся из-за того, что меня кто-то пинает, продрал глаза увидел стоящего передо мной Андрея с улыбкой смотрящего на меня, я буркнул:
     - Чего тебе?
     Протянул мне руку со словами:
     - На, держи свои амулеты.
     Я кряхтя поднялся посмотрел на его руку.
     - О, молодец, почистил и помыл.
     Повернул голову в сторону убитого зверя и увидел, что доктор все-таки не удержался и провёл первичное вскрытие. Доктор заметил мое выражение лица сразу начал оправдываться:
     - Да просто проверял твои 'амулеты', ты прав, эти клыки и когти неплохо справляются с его толстой кожей и костяными наростами, вот я и поэкспериментировал, - выдал мне информацию Андрей. Поморщившись, взял один клык и коготь, и сказал:
     - Остальное твое, будет тебе за место скальпеля. - Окрикнув Айлора: - Можем ехать, если все нормально, - тот окинул меня своим взглядом, что-то там себе кивнул и коротко ответил:
     - Да.
     Посмотрев на него я предложил:
     - Тогда в путь двигаем в сторону горного кряжа, ищем там проход, надоело тут прогуливается, аж до смерти как надоело.
     Раз по слухам торговцы ходят или коротают путь именно там, скорее всего там ущелье в горах, через которое и ходят караваны.
     Оставшийся световой день шли к горам без особых приключений, перед выходом нашего небольшого отряда Филлика вырезала пахучие железы из многострадального монстра, повесив на край копье, которое было закреплено на ездовой птичке.
     По ее словам эти органы выделяют запах, которым хищник помечает свою территорию, их должно хватить где то на два дня пока не высохнут, как раз всякую мелочь будет отпугивать.
     Наш путь продолжался относительно спокойно, как обычно контрольные выстрелы по шевелящимся кустам, разгоняя засевших там мелких хищников.
     Под вечер начали искать место ночёвки, нашли небольшую полянку, расчистили от мусора, собрали хворост.
     Филлика пошла по периметрам, натирая деревья выделением желёз убитого нами монстра.
     Тем временем я сварганил факелы, по периметру стараясь недалеко отходить от места стоянки поискал материал для древко на новые копья, как показала практика их нужно много на местное зверье. Найдя более-менее приличных прямых палок под копье, начал шаманить, я же как-никак человек создающий оружие, точнее программирую, чтобы оно было оружием, хотя и с куском высокотехнологичного оружия можно просто зарубать по черепу и тоже будет результат.
     Достал с поклажи ножи местных аборигенов то есть полу людей или зверелюдей, нужно будет с доктором на эту тему поговорить, чтобы не путаться, хотя доктор еще тот маньяк, сначала потребует полное вскрытие, чтобы точно сказать свое мнение, ибо как спецу по своей профессии ему только изнутри видно или по внутреннему содержание органов.
     Взяв основу для древка, нож, пару кожаных веревок, начал делать копья. При распорядке дежурства попросился на последнюю смену, сегодняшний день был тяжёлый хотелось очень выспаться.
     ***
     Андрей:
     Сидя за костром ночью дежурным по лагерю, обдумывал прошедший день, точнее начало самого утро. Не знаю кого благодарить, но нападение хищника прошло без тяжелых ранений в нашем отряде. Судя по встреченному гибриду тигра или чего там, хищник был явно молод и не сильно опытен, и опята встречи с прямоходящими явно мал. По всей видимости создавалось впечатление, что зверь играет со своей добычею, до тех пор, пока добыча не стало 'больно кусать'. Определенно в этом мрачном лесу скучно даже зверям, раз дают шанс своей добыче убежать, да ещё играться с ней. Да местный тигр переросток, а если быть точнее то явно еще 'не доросток' не ждал что так все закончится. Да если бы Турыч остался бы с ним тет-а-тет, явно был бы растерзан и съеден, что еще раз поподтверждает ранее оговоренную стратегию поведения в этом неизвестном для нас мире, держаться вместе. Еще раз подумав о превратности судьбы, обошёл с факелом наш спящий отряд, подобрал пару ранее не замеченных сухих веток для костра и вернулся на свое место.

     Александр:
     Утром меня растолкал доктор, как обычно нагло и беспринципно, сдал смену и завалился дрыхнуть.
     Хотел было возмутиться и сказать где мое кофе, утро доброе и немного подумав, от поцелую в лобик, думаю воздержусь. Хотел что то еще съязвить, но не успел, Андрей уже задремал.
     Я же не долго буравя своим взглядом спину своего друга, резко вспомнил где нахожусь, быстро оглянулся по сторонам, прислушался к ночному лесу, и осторожно потянулся, разминая спину и руки.
     Посмотрел на свои командирские часы -три ночи, ну по любому этот жук на мои часы смотрел, ладно к дежурству, нужно подготовится, а то мне везет в последнее время.
     Подкинув дров в костёр немного предался мыслям, возле себя воткнул в землю готовые факелы, выложил копье, лук и стрелы. Из очередной мысли в реальность меня вырвал странный шорох похожий на скребение по дереву, вычислив направления, я взял факел поджог и кинул в ту сторону возле дерева, то что я заметил когда факел упал возле дерева, заставило всего меня покрыться мурашками, а волосы на седалище зашевелились.
     Огромное насекомое в панцире обхватило дерево на уровне моего роста и скребёт его своими жвалами или чем там у него, тут меня прошибает мысли виде молнии в затылке, это дерево которое Филлика мазала пахучими органами тигра переростка для отпугивания животных, а это насекомое!!! Оно думает, что дерево это вкусное, раз воняет так и пытается его съесть, и это насекомое почти такое же как та многоножка, что я встретил впервые раз и чуть не обгадил себе штаны, только эта больше и шире вообщем вариант номер два что ли, скорее всего более взрослая особь.
     Быстро схватил самый большой факел, и два копья, стукнул по ногам дока, чтоб тот проснулся и резко двинулся на жуткое насекомое пока она в обнимку с деревом и с открытым брюхом. У меня не было желая проверять как быстро это чудо членистоногих движется по земле и чем еще плюётся.
     Подбегая к дереву кидаю факел под само насекомое, одно копье роняю на землю, а другим с полным ускорением иду на таран целясь в брюхо. Учитывая что верхней часть насекомое плотно обхватило место где натёрто железами, и пытается понять съедобно или нет вот это пахучее раз так приятно пахнет.
     Тем временем мне удалось вонзить в середину брюха копье с такой силой что низ туловища многоножки отбросило назад, а вверх вцепившись в дерево удержался. Моя удача ознаменовался криком этого насекомого переростка непонятным криком на уровне высокочастотного писка, что у меня аж заложило уши и начало давить на голову. От такой неожиданности я сильней надавил на копье и начал его проворачивать. В итоге недолгой возни пытаясь вспороть брюхо или внутренности желудка, этого насекомого, я почувствовал как копьё в районе брюха насекомого треснуло и сломалось, я резким рывком вырвав остатки древка увидел, что его таки перегрызла эта тварь. Со злостью кинул остатки копья в насекомое и быстро развернулся в поисках второго. Когда вернулся к дереву, с копьём в руках, насекомое уже сползла с дерева и немного корчась на земле, пыталось отползти, лежавший рядом факел освещая насекомые, показывал его хитиновый панцирь который ну никак и ничем похоже не пробить из имеющегося у меня оружия.
     Даже наш знакомый покойный тигр- мутант вряд ли пробил бы такой хитин. Заметив на одном конце этого насекомого под панцирем шевеление типа усов вычислил примерно нахождение головы. Зайдя с другой стороны дерева прицелился копьём бить под панцирь, а потом развернуть и проткнуть все что под защитным слоем. К моему счастью мое копье было длиной не менее двух с половиной метров, расстояние безопасности было приемлемое. Не теряя времени делаю небольшой разгон метя копье под панцирь, копье входит легко как в перепонку, сразу захожу за дерево, кто его знает то ли прыгнет или плюнет какой ни будь мерзость в меня это насекомое. Судя по моим прикидкам копье вогнал под панцирь на пол метра.
     Оперся плечом об дерево и двумя руками, держу копье как весло. Насекомое начал извиваться, я же для стойкости дополнительно опёрся еще ногами, была мысль еще зубами за дерево для большей устойчивости вцепиться, но побрезговал.
     Непонятно почему насекомое вместо того чтобы отползти или выгнутся назад, просто извивается на месте пытаясь перекусит мое древко, и тем самым царапая все себе под хитиновым панцирем об мой наконечник копья. Конец противостояния моей палки и насекомого ознаменовалось звуком хруста моего копья, из-за чего я от неожиданности шлёпнулся на задницу, мгновение на осознание ситуации и уже резко подымаюсь, разворачиваюсь в противоположную сторону от дерева.
     Пока бежал к лагерю, в панике думал как дальше, убивать это чудо природы, через что-то прицепился и покатился кубарем, оглашая округу отборным матом.
     Обернулся в сторону где была многоножка в панике боясь что она уже возле меня, но никого рядом не оказалось и шевеление кустов говорило, что насекомое наоборот отдаляется от меня.
     Услышав сзади шаги я обернулся, рядом стояла вся наша компания в полном снаряжении, смотрит на меня и на дерево где догорает факел.
     Открыл рот хотел было сказать, что все нормально, но с меняя полез очередной словесный бред от очередного испуга:
     - Поздно, пацаны, - и немного подумал и добавил: - и девчонки, все, развлекуха быстро от нас уползла.
     Доктор растерянно:
     - Кто куда, и сколько?
     Я, поднимаясь на ноги и отряхиваясь, ответил:
     - Да заходила тут одна таракашка дерево пошкребсти, со мной поговорить.
     - А чё приходила-то? - спросил доктор.
     - Да так дерево пожевать, на нас посмотреть, - спокойно ответил я, выискивая на своей одежде, чтобы еще стряхнуть.
     - А хрена оно это дерево грызло? - спросил доктор
     - Так это у Филлики и спроси, - сказал я.
     Все посмотрели на нашу единственную девушку.
     - Я? - переспросила Филлика, непонимающе смотрела на нас.
     - А кто дерево обмазал пахучей вонючкой? - заявил я.
     - Так я чтобы животных отпугивать, - еще больше обиженно сказала Филлика.
     - Так-то не животное было, а это насекомое, - парировал я, повернувшись к доку так по деловому сказал: - Доктор, объясните девушке отличия животного вида от насекомых, тычинок от пестиков, тока без вскрытия, а то я по лесу за экземплярами бегать не буду.
     Подойдя вместе к дереву где была многоножка и оценив следы от ее пребывания, впечатались, попинали ногой остатки моего копья, и пошли обратно. Когда переговоры и обсуждение по пропущенному приключению закончились, я решил внести предложение:
     - Раз уж все бодрячком, то предлагаю организовать ранний завтрак и как тока светлее станет, сразу в путь...
     Поели собрались и поскакали или побежали к новым приключения, так сказать.
     ***
     Сидя верхом на своем пернатом, и почесывая труднодоступные места, задумался. Сколько дней я потный мокрый и грязный, мечтаю о горячей ванне, и ради этого счастья в мыслях готов пойти на грех... завалить десяток разумных если в силах буду, чтобы решить проблему с горячим источником или уже каким-нибудь безопасным водоемом. Мечтая не забывал между делом рассмотреть среди растительности заготовку для древка, прикидывая сколько можно смастерить и каких, опыт показал, что отсутствие нормальных стальных наконечников создаёт некий дискомфорт в моей защищённости и попытке решений возникших проблем. Захотелось почувствовать себя полным американским патриотом сидя в уюте и комфорте, расстреливать на расстоянии врагов, или же даже просто тыкая кнопками в помещение с кондиционером и чашкой кофе, ловя перекрестием на мониторе цель и валить всех из беспилотника. Вроде как и игра компьютерная, а жертвы есть, вот она американская современная мечта, убивать врагов не пачкаясь и не напрягаясь и даже немного получая удовольствия от способов уничтожения или убиения, даже совесть не придерётся.
     Да... на мгновения поймал себя, что от таких мыслей даже стал причмокивать губами, от такой спокойной и наверно жутко интересной жизни. Хотя я Вам скажу оно и в технике сидеть и наводя перекрестье на цель чувствуя как сверху за движением по монитору целеуказателя, движется огромный пулемёт, упирается дулом в направлении выбранной тобой цели.
     Иногда находясь на полигоне сидя в броне и через монитор наблюдая в десяти кратном увеличении за условным противником, потирая кнопку выстрела, приходит некое чувство превосходства и власти над этим маленьким миром что отображается на мониторе.
     А каково оно когда проводишь калибровку прицела, и тебе дают стрелять по мишени с крупнокалиберного пулемёта. Не одна компьютерная игра не даёт такого реального ощущения превосходства и мощи, до тех пор пока не расстрелял весь боезапас. К сожалению для пробных стрельб для отладки систем наведения выделяют немного боеприпасов, как говорится по чуть чуть, но часто. Хотя зимой без термоса с горячим кофе и с капелькой ароматного коньяка, меня трудно уговорить сидеть в холодной броне.
     А теперь возвращаясь обратно в реальность, что мы имеем, - чёртов мир неизвестной наружности и внешности, странные аборигены, жуткие монстры норовят тебя съесть, и думаю даже не подавятся. Решать вопрос о своей безопасности, приходится буквально выколупывая себя из их зубастой пасти, и настойчиво убеждать их в неправоте по отношению меня. И все это время приходится быть в грязи, спать на земле, сражаться за свою жизнь в грязи, не покупаться не сменить одежду, да еще без нормальной еды и пива!
     - Черт побери! Как я хочу вернуться домой.
     - Прости Господи! Еду на вонючем 'здоровом страусе', ночью шарахаюсь от каждого шороха, полный недосып, еще дней пять и я неверной рехнусь. Это вам не книги фэнтези где от трактира до трактира люди путешествуют.
     Посмотрев на солнце и на свои часы, время вечера еще пару часов тряски и привал, на следующий день выйдем к горному хребту, наверное.

Глава 9

      Местность - недалеко от поселения Лунного света.
     Деморальт (Старший сын вождя):
     Направляясь в сторону 'Страшного леса', Деморальт, сидя на своём боевом животном, был в предвкушении, что скоро к его ногам преподнесут связанных людишек.
     И никто ему не помешает мучать этих людишек, из-за которых он так опозорился в своём селении. Вся накопленная злость и ненависть выплеснется на них как поток ручья. Когда его накопленная ненависть будет удовлетворена страданиями людишек, он выкинет их измученные тела в лесу на съедение жутким перерождениям этого леса.
     Подъехав к границе леса, он остановился и подождал, когда его заметят его воины, посланные сюда, чтобы перехватить гладкокожих. Заметили его через некоторое время, и подбежал один из воинов сообщить, что людей не видно, то ли ушли дальше вверх по лесу, то ли задержались ещё где-то.
     Пошевелив своей челюстью, Деморальт прикинул, возможно людишки и догадались, что их ждёт, и решили потянуть время или пошли по большому охвату в лесу и хотят выйти к горной гряде в другом месте.
     По словам работорговцем через лес никто не ходит, а если и ходит, то не возвращается, самый короткий и более безопасный путь - это внутри горного кряжа, который разделяет этот лес. В любом случае будут искать проход в горах, а он там один, как раз неподалёку от секретной базы работорговцев, там и будут их ждать. Деморальт передал приказ своему воину, чтоб собирались и выдвигались за ним, на проходе в горах, и будут ждать там.
     Уже четвёртый дневной цикл Деморальт ожидал свою жертву в лагере работорговцев. Самих работорговцев уже не было, скорее всего в пути к городу людей, продавать добычу.
     Пока сын вождя со своими воинами ожидал людей, на них постоянно нападали жуткие отродья этого леса. Уже были раненые, нескольких даже сильно потрепали,
     остальные ещё в состоянии драться, к счастью, большая часть животных этого леса не может лазить по деревьям или так быстро по ним передвигаться, чтобы застать врасплох. Люди Деморальта по всей длине от прохода в ущелье вскарабкались на деревья и высматривали этих проклятых людей, благо работорговцы нашли неприметную пещеру и обустроили её, где можно переждать ночь.
     Но от присутствия работорговцев тут осталось вокруг много мест, пропитанных их запахом и кровью убитых животных.
     Постоянно лесные твари наведываются сюда проверить, нет ли чего поесть, и это очень сильно беспокоило воинов его отряда, благо есть чем перекрывать вход в пещеру.
     ***
     Александр:
     Во время движения верхом на своей птичке, я иногда сверялся со своими часами и небом этого мира, пытаясь определить, когда тут примерно наступает вечер.
     Когда солнце скрылось за деревьями леса, из-за верхушек стало виднеться горная гряда.
     Все прежние мысли были остановлены и я начал придумывать дальнейшие варианты, учитывая, что самый главный диванный стратег здесь я, то и думать посему буду пока я, там если что буду советоваться. На привале с восходом первых звёзд разбили лагерь, я наготовил заострённых палок, копьев самодельных, сообразил с пяток факелов, подогнал перевязь мечей для большей удобности выхватывания, ибо местные кожаные лямки с трудом называются ремнями, потренировался в этом деле, в общем с моей удачей готовился к ночному дежурству.
     Андрей смотрел на меня как на маньяка-ролевика и улыбался сам, понимая, что и на его смену ночью может заявиться что-то жуткое и неубиваемое нашими железками-ковырялками.
     Перекусив и продезинфицировав весь ужин в желудке спиртовой настойкой, начал толкать свои мысли всем присутствующим:
     - Как самый большой параноик в нашем небольшом коллективе, предлагаю с утра на разведку к горному кряжу выслать нашу доблестную разведчицу Филлику на поиски её соплеменников, которые возможно ждут нас, чтобы перехватить и передать своему могучему не состоявшемуся пока вождю.
     Все смотрели на меня задумчиво, переваривая моё высказывание, учитывая местный магический переводчик, наши полулюди, то ли недолюди через слова меня поняли.
     Учитывая, что день прошёл более спокойно, и я не был сильно уставшим, я, сидя у костра, впервые обстоятельно для себя уделил внимание ночному небу и его светилам, явно чужеродному для меня скоплению звёзд. Луна неправильная, без пятен, вся светится чистым серебристым светом, звёзды вообще не так как надо расположены, я хоть не астроном, но всем своим седалищным умом чую, что всё не так, даже медведей звёздных не вижу, как тут вообще по звёздам ориентир брать.
     ***
     Ночью во время дежурства Доктора на нас напала стая мелких хищников, ну как мелких, размером в пуму, благо не было на них сильных защитных наростов, зато морда клыкастая могла спокойно поместить в себя мою голову, одно радовало, что их бока замечательно принимали наши стрелы, хотя и живучи были. Как не банально, но самая лучшая тактика при обороне была запихивание копья в раскрывшуюся пасть животного, и полного насаживания его на копье. Пока эта тварь пыталась отрыгнуть полтора метра древка из своего тела, добивали по шее своими мечами.
     Наши ездовые птички за попытку их пощипать за перья своими клювами и мощными лапами наносили сильный удар, а потом начинали топтать и разрывать.
     В суете боя со своей стороны мне удалось заметить троих несчастных хищников на счёт наших птичек.
     На свой счёт было записано четыре твари, которых насадили на кол, а Андрей и Айлор под моим чётким матерным указанием и советами рубали их.
     Думаю, у этого молодого аборигена Айлора будет достаточно времени для осознания и понимания новых выражений, эпитетов для общения в будущем.
     Троих лесных тварей нашпиговали в бока стрелами, ещё с тремя по старинке на мечах, когда заканчивались копья, приходилось усиленно махать мечами как чокнутый вивисектор, в результате потянул левое плечо.
     Остальные жители леса, поняв, что расклад не в их сторону, решили ретироваться, получив на память в зад по стреле.
     После сражение небольшая передышка и работа, нужно убрать с поляны трупы в одну кучу и подальше от нас.
     Перенесли привал на другой конец поляны, где было чисто и рядом по меньше кустов.
     Я предложил свою кандидатуру на ночное дежурство, так как после боя всё равно не усну, сердце ещё пыталось выскочить из груди.
     Уложив всех пинками и матерщиной спать, засел на дежурства, подкинул дров и начал чистить копья от крови и править наконечники стрел, работа с оружием меня успокаивала.
     ***
     Утро пришло как обычно в странном осеннем, страшном лесу с его мерзкой прохладой, и отдалёнными криками лесных тварей.
     Как обычно проснулись, завтрак, чаёк потом собрались и начали действовать по плану: Филлика выдвигается вперёд, спешивается, проводит разведку в поисках всех подозрительных разумных двуногих, потом возвращается за нами, доводит до разведанного места и опять на разведку, и так далее. Такое вот странное моё предложение по передвижению, скрипя зубами все одобрили, одно дело нападение монстров, а другое дело стрела в бок.
     По предложенному мною плану мы двигались весь день не спеша, и не скучая отбиваясь от мелких хищников, крупные на наше счастье не попадались, или мы им, но думаю довольны остались все. Вечером Филлика обрадовала нас, что на деревьях были замечены фрукты - её соплеменники из личного отряда Деморальта, также по ним удалось вычислить примерно вход в скальной гряде. Но местные 'фрукты' хорошо перекрывали все подступы к необходимому месту.
     ***
     Дело было вечером, думать не хотелось, а хотелось принять ванну, поесть жареных рёбрышек с пивом.
     Возвращаясь к проработке плану, самый очевидный и простой вариант, так это снимать последовательно эти спелые фрукты с деревьев на расстоянии стрелами. На дереве не укроешься особо, а вот если они успеют засесть в камнях, тогда их оттуда не выколупаешь.
     Вести осадную войну, когда враги знают где ты, а сзади шляются опасные звери этого долбанного леса и норовят откусить от наших задниц кусок мяса повкуснее, ни в какие 'стратегические ворота' не лезет.
     Почесав затылок, высказал своё пожелание в слух:
     - Как же их всех, да и сразу раз и прихлопнуть? Филлика, - прокричал я неожиданно для самого себя. - Быстро на коня, тьфу, на свою птичку и вычисли, блин, проследи, эти фрукты, тьфу, воинов, что на деревьях. Где они спят ночью, на дереве или куда-то зарываются.
     Филлика помялась, видно, что одной в ночи шататься не хочет, тогда я крикнул Айлору, чтобы шёл с нею и стерёг птичек, пока это девушка будет лазить по кустикам ночью, и помогать в случае чего отгонять всяких зубастых, а мы с доктором посидим тут и постережём лагерь.
     В районе двух ночи по моим командирским часам, эти двое запыханных явились, по виду было очевидно, что играли в салочки с местной живностью между делом.
     Отчёт был таков - ночью дежурят двое на разных деревьях вблизи прохода, остальные неподалёку в пещере, вокруг пещеры куча лесных тварей.
     - Замечательно, - процедил я сквозь зубы, сразу созрел план, и начал давать ЦУ: - Первое, Филлика, твоя задача снять спелые фрукты, то есть наблюдателей как можно тише, а точнее по очереди, а ещё лучше одновременно с Айлором всё проделать. Предлагаю такой вариант, Айлор и Филлика ведут нас как можно ближе к месту, где ещё наш отряд не смогут разглядеть дозорные. Потом я с Андреем остаемся на охране, вы как можно быстрее разбираетесь с дозорными. Филлика остаётся смотреть, чтоб из пещеры никто не вышел, к примеру, если будет смена дозорных. А Айлор возвращается за нами и ведёт к горному проходу, потом по условному знаку Филлика догоняет нас, тем самым прикрывая наш тыл.
     Примерно полминуты все переваривали мой план, Андрей попытался философски что-то возразить про тяжелые задачи, возложенные на плечи молодой девушки. Айлор пару раз переспросил, дабы уточнить пару моментов, видимо переводчик не всё перевел, ну извините, и так пытался как можно проще слова подобрать, хотя иногда забываюсь и как диванный стратег, кидаюсь всякими терминами. На всякий случай ещё раз по пунктам попробовал объяснить сложность задачи Филлике, на второй попытки разжёвывания плана получил ответ в виде местного посыла куда подальше. Дословно мой переводчик не смог мне донести всю глубину выражения, но суть я понял.
     План прошёл почти удачно, не считая пары моментов.
     Как и договаривались, мы прошли нашим отрядом, петляя кустами, метров триста- четыреста наверное, потом нас местные оставили и скрылись в темноте. Мы с Андреем ощетинились копьями и в полной темноте ожидали нападения, даже не разговаривали, старались быть как можно не заметней. Потом примерно через сорок минут из кустов появился Айлор, и, слава местным богам, что никто не напал на нас за все время ожидания.
     Петляя ещё минут сорок между кустами, вышли впритык к горной гряде.
     Как оказалось, сам проход был немного завален небольшими глыбами, что мешало нормально его преодолеть верхом на птичках, пришлось спешиться и тянуть за собой вредных птичек через камни, тем самым смотря, чтобы не свернуть себе ноги.
     Пару раз Айлор отгонял своими стрелами настырных любопытных зверей, пока мы с Андреем тянули наш караван через валуны, давая пташкам пройти аккуратно, не сломав себе ноги, благо местное ночное светило давало достаточно света, чтобы пройти эти камнях без особых проблем. Через час, пыхтя и матерясь, мы вывели наш караван на ровную тропу в ущелье, Айлор постоянно нас прикрывал от посягательств зверей, всаживая в них стрелы, особенно он приловчился действовать по нашему способу бить в более уязвимое место, которое у всех хищников это открытая пасть, поэтому отучили часть зверей раскрывать на нас свой рот.
     Вышли на ровный простор от камней и прижались к стене ущелья, заняли оборону в ожидании Филлики.
     Бедная девушка, вся взъерошенная и уставшая, появилась через полчаса. Подойдя к нам, высказала мне всё, что она думает о моём плане, хотя всё получилось, но камни на проходе, мешавшие нормально проехать, и проклятые хищники, постоянно пытавшиеся откусить кусок от неё и её птички, сильно вымотали. Передохнув полчаса, неспешно выдвинулись по ночному ущелью, обходя большие валуны, оставшиеся в следствии произошедших здесь камнепадов, что дополнительно напрягало нас от угрозы быть придавленным булыжником.
     ***
     На рассвете мы нашли небольшое углубление в скалах, недолго думая направили весь наш отряд туда, чтобы немного отдохнуть. Уставшие мы и животные улеглись спать со всей поклажей.
     Из моего небольшого сна меня вырвало звуки фырканья и клацанья, замученный и уставший я на рефлексе вскочил, хватаясь за меч, сонной головой начал вертеть в поисках угрозы. Осмотревшись, увидел, что Айлор спал, Андрюха сопел себе в две дырочки, а в дальнем углу нашего углубления ущелья увидел столпившихся наших ездовых птичек, рядом с ними находилась Филлика.
     Подойдя ближе, заметил по стене стекающий небольшой ручеёк, а внизу где, собиралась вода, образовывалась большая лужа. Вот оттуда наши птички напивались и даже успевали принимать водные процедуры. Оценив, что птички тоже любят чистоту, не стал им мешать плескаться воде.
     Подойдя к Филлике, уставился на неё и не понимая для себя, начал её рассматривать, даже мне без знания антропологи и всей биологической и анатомической ерунде было видно, что данный представитель разумных полулюдей кошачьих выглядит очень уставшей. Она также смотрела на меня без особого интереса и сказала:
     - У нас заканчиваются стрелы, осталось два полных колчана, половина стрел уже затупились после многократного использования.
     Я смотрел на неё ещё сонными глазами и кивал, параллельно задумался о дальнейшем плане действий.
     Первое в проблемах насущных, это малое количество стрел, такие подарки безвозмездно дарить в задницу или в пасть хищникам слишком расточительно, после наших презентов они убегают с нашими стрелами, а если и возвращают, точнее оставляют, то уже перекусанные и сломанные. Новых не сделаешь.
     Пройдясь вокруг места стоянки нашего отряда, осмотрелся более внимательно и задумался. В ущелье хорошо то, что можно прижаться к стене, а сверху только камни падают, к тому же опасность можно увидеть издалека, если тут не водятся твари, умеющие быстро лазить по стенам, то оборону можно выстоять.
     Подремав полчасика, решил умыться в этом крохотном ручейке. Просунувшись между пернатыми чистюлями, разделся до трусов и начал отмывать тело от грязи, умывался как мог и попытался в холодной струйке воды отмывать что можно, так сказать, оттереть без мыла.
     После водных процедур, пошёл будить доктора с предложением умыться, Филлика тем временем наполняла бурдюки с водой через тоненький ручеёк, текущий по стене.
     Через час, когда все умылись и даже успели позавтракать, внёс предложение собираться, так как не исключена погоня, а мериться силой со злыми соплеменниками Айлора никакого желания я не испытывал.
     Взбодрил всех матерщиной, настраивая на быстрые сборы. Хотя меня не выбрали главным в отряде, но понимали, что хоть кому-то нужно принимать решения и предлагать конструктивные варианты. Поэтому если не находили других доводов моей неправоты или заблуждения, то старались выполнять предложенное.
     Собравшись, выдвинулись в путь, дорога была хоть и извилистой, но видимость отличная, впереди и сзади можно было заметить опасность на шестисот, а то и более метров.
     Едя на своем пернатом коне по ущелью, я был немного рад, что удалось хоть как-то смыть грязь и пот, а также, что не нужно глядеть по сторонам, высматривая подозрительные кусты в ожидании нападения. Наша скорость ограничивалась препятствием в виде небольших насыпей и постоянным петлянием по ущелью, обходя валуны. Я смотрел вперед в поиске приближающейся опасности и поглядывал назад в ожидании преследования. Рассматривал красоты камней каньона сверху по сторонам в ожидании, что камушки соизволят остаться на своих местах и не проверят на прочность наши головы.
     ***
     Деморальт:
     С первыми лучами светила Деморальта ожидали плохие новости, его воины, отправившиеся на смену дозорных на дереве, принесли сообщение, что они убиты и лежат возле деревьев. Их тела растерзаны лесными тварями, но самое неприятно то, что в их остатках тел торчат стрелы. Это означало одно, эти людишки раздобыли лук и стрелы и смогут принести ещё больше неприятностей. Вложив всю злобу в кулак, Деморальт со всей силы ударил в стену пещеры, да так, что с потолка посыпалась каменная крошка.
     Немного подумав, скомандовал быстрый сбор на преследование ускользнувших от него людишек.
     Уже возле самого прохода в ущелье была обнаружена стая небольших лесных хищников, привлеченных запахом крови каким-то трупом.
     Обходя через большие камни по проходу, пришлось отбивались от хищников, опять были замечены на камнях кровь и остатки стрел, свидетельствующие о том, что людишки тоже отбивались от лесных тварей.
     Перейдя завал, старший сын вождя оглядел свой небольшой отряд, который был с ним. С ним в погоню за людишками отправилось пять воинов, остальных сильно раненых отправили обратно в селение. Подумал, что до следующего цикла большой луны есть время, можно всё-таки успеть догнать людишек и вернуться. Самое главное в плане было возвращение через лес обратно и не встретить опасных хищников. Как убедился на своем опыте Деморальт, ходит через этот лес нужно большим отрядом.
     Немного посмотрев назад и отогнав тяжёлые мысли, развернул своё боевое животное в направление преследования и скомандовал идти вперёд.

Глава 10.1

     Александр:
     Очередной день нашего похода ознаменовался выходом из узкого ущелья в небольшую лесную долину, по сторонам закрывающуюся всё тем же горным хребтом. Радовало то, что растительность была живой и яркой не как в 'Страшном лесу', и была надежда, что тут обитает нормальная живность, которую можно подстрелить и зажарить. Наши припасы практически закончились, а на одной воде и спиртовой настойке, думаю, долго не протянем.
     Войдя в глубь этой лесной чащи, начали осторожно продвигаться, осматриваясь. Резкий крик Филлики выдернул меня чуть ли не из седла. Подъехав к нам, разведчица сообщила, что видела небольшую живность, которую можно подстрелить, а самое главное, что было замечено, это следы повозок, ведущие в глубь лесной чащи. Скорее всего следы принадлежали работорговцам, и они свежие, возможно им пару дней.
     Ускорив наших птичек, пошли за Филликой. Через пару часов следования по следам, уже хорошо протоптанным, явно топтали их не один сезон, вышли на поляну. Даже мне, заядлому туристу, стало ясно, что это перевалочная база торговцев товаров или разумных прямоходящих. Когда мы обошли поляну, нам стало ясно, почему именно это место стало базой: во впадине было озеро и небольшой ручеёк. Я предложил и нам здесь передохнуть, получил обоюдное одобрение.
     Айлор с Филликой пошли на охоту, а нам сказали разбить лагерь и напоить пташек. Разгрузив поклажу с наших пернатых коней, отвёл их к озеру, Андрея послал за дровами, он это любит, что трупы вскрывать, что костры палить.
     Смотря на озеро с прохладной водой, оценивал, как быстро мне искупаться и добежать до костра отогреваться, чтоб не поймать простуду. Пока я частями умывался, не осмелившись полностью выкупаться в озере, доктор уже разжёг костёр. Наши птички чуть ли не полностью вошли в озеро и чистили себе пёрышки, клацая от удовольствия клювами.
     Немного поразмыслив, пошёл к ближайшим деревьям нарубить крепких веток, сварганил с них сушилки для одежды у костра. Пройдясь по деревьям, подобрал себе нужные палки, подошёл к костру, возле которого кочегарил доктор, соорудил себе импровизированную сушилку у костра, оставшиеся палки передал другу, чтоб тоже подготовил себе сушилку для одежды и ни в коем случае не пустил на растопку.
     Также напомнил, чтоб не расслаблялся и был готов к опасности, меня-то в случае чего прикроет наш боевой взвод птичек. Кто-кто, а они точно доказали в 'Страшном лесу' (как по мне так жутко стремном лесу), что лезть к ним не стоит, и за себя постоять они могут. С ними я-то уже сдружился так что, если что, то на данный момент лучших телохранителей тут не найти. Оглядев ещё раз нашу территорию, напрягая свою седалищную интуицию в поисках угрозы, и, не почувствовав ничего опасного, пошёл стираться и купаться.
     Кое-как простирнув все свои шмотки и нижнее белье, я с матерными визгами по-быстрому искупался, насколько хватило терпения плескаться в прохладной воде. Собрав все свои постирушки, побежал к костру греться и сушиться.
     Андрей, осмотрев меня голого и мокрого, хмыкнул и, передав пост кострового, пошёл сам принимать водные процедуры.
     Греясь у костра, я, рефлекторно обернувшись на шелестение веток и одновременно вспоминая, куда сложил свои мечи, начал глазами искать копьё, но увидел возвращающуюся нашу парочку зверолюдей, успокоился и начал искать, чем бы прикрыть свою наготу, нечего смущать аборигенов.
     По их виду и манере общения было видно, что они были довольны и радостны, таща много подстреленной дичи из местных животных, похожего на помесь кролика и какого-то грызуна, отдалённо похожего на бобра, что ли.
     К этому времени к нам подошёл Андрей, прикрывая свою наготу постиранными вещами.
     Недолго играя в гляделки друг на друга, наши друзья свалили у костра добычу и с просьбой разделать и поставить на костёр тушки животных пошли принимать водные процедуры.
     Разделку добычи я доверили доктору, как наиболее опытному в этом деле, а сам начал готовить палки, на которые будем цеплять тушки животных и ставить их на костёр.
     Примерно через полчаса к нам вернулись наши друзья, по всему было видно, что полностью помыться решил только Айлор, а Филлика вроде только умылась, полностью скупаться то ли постеснялась или что там ещё ей помешало.
     Тем временем тушки животных были разделаны и жарились на костре.
     Присев поближе к костру, местные аборигены удобно расположились и поведали нам замечательную, по их мнению, новость: замечены были следы отряда и повозки, в которой наверно увезли возлюбленную Айлор. Из дальнейшего разговора было ясно, что по времени вроде как отстаём всего на пару дней, и есть большой шанс их догнать.
     Перекусив первой партией жареного мяса, решили дожарить и остальные тушки, пусть будут виде сухпайка, вдруг не получится ещё раз сделать остановку и заняться готовкой. Местность неизведанна, многое что случиться может.
     Во время перекуса у костра решили не торопиться за предполагаемым отрядом, а остаться здесь и переночевать нормально, дать всем отдохнуть, особенно нашим пернатым, и с рассветом, в самую рань двинуться по следам.
     После решения всех важных вопросов для нашего небольшого отряда, каждый разошёлся по своим делам. Доктор предавался кулинарным изысканиям с мясом на костре, а я ходил вокруг поляны в поисках заготовок на древко для копья. Как показала практика, длинная палка заострённая или с наконечником в этом мире есть решение многих проблем. Но учитывая, что на этот раз уровень наших противников будет на порядок выше, надо искать что-то другое. Как-никак, теперь в наших планах противниками будут прямоходящие разумные, а то и матерые рубаки и ещё стрелялки из лука, так что нужно будет придумать какой-то щит и другие меры защиты.
     В перестрелку на стрелах с вероятным противником ввязываться не желательно, стрел у нас мало, а умеющих стрелять ещё меньше, нас просто прижмут стрелами в укрытиях, а потом сблизятся для ближнего боя, спокойно зажмут и не спеша порубают мечами. Та еще задачка как выжить в столкновении.
     Ходя по краю лесу в раздумьях, незаметно для себя зашёл в сторону озера и от звуков плеска воды увидел купающуюся Филлику. Своим мужским оценивающим взглядом я одобрил все её формы и выпуклости. Только сейчас осознал для себя, что за всё время пребывания в этом мире, проведённых вместе в сражениях с хищниками и остальными трудностями рядом с этой девушкой, ни разу не удостоил себя подробно оценить её женскую часть красоты, что завлекает всех самцов в любом мире.
     Её передняя часть тела была чистой от шёрстки, красивые груди как у обычной человеческой женщины, по бокам еле заметна начинающаяся расти шерстка, плавно переходя на заднюю часть тела, где становилась более заметной. Если проще говоря, спереди как обычная женщина, а сзади небольшой шерстяноё пушок, ну или как мне показалось. А в её мокром состоянии намоченная шёрстка на теле практически была незаметна. Оценив ещё раз всю эту неземную красоту, как мужик поймал себя на некоторых мыслях, или же скорее на желаниях.
     Несмотря на все тягости и трудности, большого недосыпания и уже начавшегося состояния хронической усталости, раздражительности и нервозности, я как мужчина, готовый спасти мир из последних сил и отдать последние капли для восстановления рождаемости и спасения человечества, начал проявлять уже более мужскую заинтересованность к Филлике.
     Случайно хрустнув упавшей веткой на земле, привлёк к себе внимание, обернувшись, Филика увидев меня, немного смутившись, присела в воду, скрыв свою наготу, и как бы по запланированному плану начала мыть свои волосы. Я же вышел на берег, наглым образом уселся и начал наблюдать за сие дивным мокрым созданием.
     После некоторого времени Филлика, делая вид, что я не сильно ей мешаю, но уже как бы и надоел, повернулась ко мне лицом и начала вопросительно смотреть. Я недолго смотря на неё сказал:
     - Ничего ничего, не обращай на меня внимание, я просто любуюсь тобой.
     Она посмотрела на меня, покачала головой и рукой показала на свои вещи, проследив в направлении, увидел там амулет переводчик. Посмотрев на неё, потом на её вещи, тяжело вздохнул, подошёл к ним, поднял амулет и пошёл к краю водоема.
     Не долго думая начал раздеваться, предчувствуя как мои шарики скукожатся от холодной воды озера, но что делать, я же мужик, дама сказала, точнее прожестикулировала, что не ферштейн по-русски, значит нужно переводчик-амулет принести к ней лично в руки, не самой же ей за ним вылезть. С её стороны послышался вопросительно переживающий вопрос, что я делаю, я же все также молча снял себя трусы, а что запасных-то нету, а в мокрых ходить некомильфо и сушить их у костра, где уважаемые люди готовят нам пожрать, как-то неэтично. Также молча наклонился за её амулетом-переводчиком и пошёл в холодное озеро. Филлика смотрела на меня с большими глазами, не зная, что сказать или подумать. Я подошёл к ней, она все также вприсядку прятала своё тело в воде, я как джентльмен тоже присел, ну как-то неудобно своим слоном стоять на уровне лица девушки, потом аккуратно надел ей через голову амулет-переводчик. Её руки прикрывали грудь, поправил ей волосы, и повторил свое изречение:
     - Я говорю, любуюсь такой мокрой красотой, то есть тобой.
     Она посмотрела на меня как на дурака, что ни разу не видел голых девушек. Я так театрально глубоко вздохнул и заговорил:
     - Вот ты тут такая красивая, мокрая одна в озере купаешься, наверно тебе одиноко, вот я и решил составить тебе компанию, созерцая тебя.
     Судя по её мимике лица через свой переводчик, она поняла меня через слово, а то и два, что я там плету про её красоту и воду. Пока она проводила мыслительный штурм моих слов, я так невзначай быстро приблизился к ней и поцеловал в губы, пару секунд неожиданности дали мне насладиться её губами, потом она начала ёрзать, явно начиная соображать, что случилось, и резким толчком руками по моей груди оттолкнула меня от себя. В её взгляде наблюдалось столько эмоций - непонимание, небольшой страх от такой неожиданности, потихоньку переходящий в небольшую злобу от моего поступка. Собравшись то ли силами, то ли мыслями и сдерживая себя от моего членовредительства, задала вопрос:
     - Зачем ты это сделал? - я же посмотрел на Филлику с таким взглядом, который выражал укор в её сторону, как же так она не понимает очевидных вещей, и также спокойно сказал:
     - Я же говорю, красивая девушка, одна, обнажённая, явно нуждается в мужской заботе и присмотре.
     Опять ничего не поняв, она оттолкнула меня от себя, и сама отодвинулась подозревая, что я опять попытаюсь 'присмотреть и позаботиться о ней'. Я демонстративно фыркнул, выражая всем телом и эмоциями, - не хочешь как хочешь, но придётся. Заметив в её глазах искру злости, почувствовал, что сейчас отхвачу по зубам или по шарам. Решил стратегически отступить. Вылез на берег, обтёрся своей одеждой, натянул труселя и демонстративной походкой пошёл в лагерь.
     От лагеря доносились запахи жареного мяса, желудок инстинктивно заурчал в ожидании очередного приятного и вкусного кусочка мяса. Подошёл костру, на меня раздетого посмотрел Андрей, ничего не спросив, а только хмыкнув, продолжил вертеть мясо на палке.
     Я же спокойно уселся на своё место и просто смотрел на костёр. Доктор, не выдержав, всё-таки спросил, чего это я по второму кругу купаться соизволил. Я нехотя ответил:
     - Пытался охранять покой купающейся Филлики, -доктор заулыбался и продолжил спрашивать:
     - Ну и как? - а я так же нехотя ответил:
     - Отвергла мои попытки, намекнув на травмирование моей души, точнее некоторых частей моего тела.
     Доктор ещё больше заулыбался. Поняв, что от меня более ничего интересного не узнать, продолжил готовить мясо на костре.
     Примерно через полчаса к нам подошла Филлика, злобно зыркнув на меня, проходя мимо, как будто тот небольшой поцелуй лишил её чего-то женского и сокровенного. Док перехватил её взгляд и растянул улыбку на своем лице, Айлор вообще ничего не замечал, он был всеми помыслами и сердцем в погоне за своей любимой, чистил оружие и грезил, как догонит этих мерзких работорговцев, покромсает их и освободить свою любовь.
     Вторую партию мяса Андрей приготовил чудно, для нас как обычно хорошо прожаренной, так как наши желудки ещё не совсем привыкли к еде этого мира.
     После очередного перекуса распределили график дежурства, как всегда попросился дежурить в самый конец в надежде после сытного ужина и сто грамм боевых выспаться за эту неделю. Поэтому сразу пошёл на свою лежанку и быстро уснул.
     ***
     Проснулся я от ощущения, что на меня кто-то смотрит и дышит прямо в лицо, я рефлекторно потянулся за свой нож, в панике опасаясь, что какая-то лесная тварь вот сейчас откусить мне лицо. Открываю глаза в ожидании чего-то страшного и сразу чувствую, как мою руку, дёрнувшуюся к ножу, перехватили. В полном страхе и почти в отчаянии не понимая, что за фигня тут происходит, я открыл полностью глаза, дёрнулся, не сразу понял, что увидел.
     С удивлением увидел перед собой лицо Филлики с большой улыбкой, демонстративно показывающую мне свои маленькие клыки в пару сантиметров от моего лица. Когда она увидела, что я полностью проснулся и осознал, кто рядом, она резким движением хищницы вонзилась мне в губы и быстро поймав мою нижнюю губу, больно укусила прокусив её, сразу же быстро отскочила от меня, довольно хищно улыбаясь, удовлетворившись результатом.
     От неожиданности и боли я вскрикнул обиженно:
     - Ай, больно же дуреха! - прощупав больное место языком, почувствовал солёный привкус. - Вот дура, прокусила мне губу.
     Смотря на эту улыбающееся самку неопределенного вида хомо сапиенса так и хотелось чем-то тяжёлым в неё навернуть.
     Не знаю, что меня так злило, такая побудка или её провокация. Ерзая нижней губой, языком пытался остановить кровотечение, со злым взглядом я смотрел на эту, даже не находя слов, кто она такая. Эта её коварная месть за мой поцелуй в озере, чтоб её, в голову полезли всякие мысли, чтобы с ней такого сделать, с моими остатками своего достоинства, которое так грубо укусили.

     Довольная своим результатом унижением Александра, Филлика, делая вид, что ничего не произошло, сообщила о его очереди дежурить, и всем своим видом показывала, что как и кого будить это её личное женское дело.
     Бурча и возмущаясь о своих мужских, Александр поднялся, провёл взглядом по лагерю, удостоверился, что остальные крепко спят, медленно подошёл к Филлике.

     Александр:
     Всё ещё сердясь на эту чокнутую Филлику, периодически проверяя языком место, через которое была произведена бесцеремонное надругательство над моим мужским эго, медленно подошёл к ней на расстоянии вытянутой руки весь в размышлении, как бы парировать её выходку, и что бы ей покусать или отгрызть.
     Филлика, довольная моим до сих пор ошарашенным состоянием, стояла рядом со своей лежанкой, не отводя свой взгляд с меня, в улыбке показывая свои маленькие клыки, готовилась заехать меня кулаком или ногой, если я попытаюсь приблизиться к ней.
     Я осторожно подошёл к ней, не сводя с неё взгляда, подождав мгновение в ожидании удара по ребрам, но ничего не произошло. Решился на очередной поступок, медленно рукой протянул за её спину и осторожно обхватил. Мгновение - ребра ещё целы, тяжёлых телесных нету, улыбка на лице также не измена и свой хитрый взгляд не сводит с меня. Я решаюсь на очередное действие - резким движением за её талию своей рукой прижимаю к себе. Стоим мы так и смотрим друг на друга, Филика, всё так же злобно улыбаясь, готовая уже откусить мне не только губу, если я попытаюсь что-то выкинуть в её сторону, а я же смотрел на дивное создание этого мира и думал, как бы коварно с ней поступить. Первая не выдержала она, спросив:
     - И что ты собираешься делать?
     Я же смотрел на неё в раздумьях как бы съязвить что-нибудь в ответ. А сам рассматривал её лицо, которое освещала луна своим серебряным светом, заметил, как интересно и завораживающие отражают её глаза лунный свет, ответил ей:
     - У тебя красивые глаза в свете луны.
     Филика немного дёрнулась в моих объятиях, ожидая подлого высказывания, а тут я о её глазах говорю.
     По её лицу было видно, что у неё произошёл когнитивный диссонанс в сознании по нынешней ситуации, проще говоря ожидала подлянки от меня, а я комплиментами тут в её сторону.
     Тут она попыталась как можно быстрее прийти в себя, точнее выйти из мысленного ступора. Возможно в её голову закрались мысли про мой маневр, проделанный раньше в озере - сначала озадачить словами, а потом сделать...
     Но я всё также спокойно с интересом смотрел на её личико, на котором отображался ход её мыслей, и решил внести небольшую ясность:
     - Ты зачем кусаешься, киска... - и одновременно со словами, опустив руку на её попку, сжав легонько её за одну ягодицу ладонью, ещё сильнее прижал к себе.
     Она быстро перехватила своей рукой мою и вырвалась из захвата, сказав:
     - А зачем ты мне на озере касался своими губами?
     Я с улыбкой ответил:
     - Не касался, а целовал! - констатировал я гордо.
     - Цело... что? Не понимаю.
     Я так по-актёрски глубоко вздохнул, набрал воздуха и начал тараторить:
     - Эх, деревня, видно, что дикое племя, не понимаете вы всю тонкость тонких материй в космических глубинах, пронзающих нашу вселенную.
     Сам не понял, что ляпнул, но результата добился, Филлика опять ушла в мозговой ступор моего перевода.
     Не давая времени Филлике опомниться от моих высказываний, начал напирать словесным маразмом, кто его знает, как там её переводчик переводит мою ахинею. Как говориться, главное заболтать и уболтать девушку, а там уже больше свободы действий с ней. Сразу вспомнилось вычитанное, что девушка, интеллектуально озадаченная всякой болтовней, типа умных высказываний или комплиментов, не может одновременно сопротивляться от попыток физического сближения с ней.
     По-простому говоря пока ты её забалтываешь, её можно прижать к себе и не отхватить по рёбрам или бубенчикам.
     Всё также продолжал я нести всякую ахинею:
     - Я же мужчина, а еще эстет и перфекционист и немного интеллигент. Просто обязан выразить признание прекрасному и красивому, точнее прекрасному женскому телу и так красиво подчёркивающее её сексуальные формами. А сие нужно выражать как словом так и делом, и телом, точнее некоторыми частями тела в непосредственной близости всего тела.
     На мгновение мне показалось, что её деревянный переводчик вот-вот треснет от моего словесного потока.
     А, нет, вроде нормально всё, Филлика посмотрела на меня как на психа, сбежавшего с клиники, причём ещё не начавшего лечиться в принудительно-добровольной форме. Лекарства заставляли принимать, а глотал ли я их, неизвестно, где-то так... Пока она переваривала мой очередной бред, я медленно так незаметно опять приблизился к ней в надежде повторно схватить её за талию или попку. Но она рефлекторно перехватил мою руку и всё также смотрела на меня, пытаясь понять, то ли я восхищаюсь ей, или же издеваюсь.
     Но судя по её сильному захвату моей руки, которую она не собиралась отпускать, всё-таки предполагала второй вариант, что грозило мне вывихом. Тем временем я провёл контроперацию, резко дёрнул на себя свою крепко зажатую ею руку и потянул на себя, а другой рукой поймал за талию. Пока она не попыталась высвободиться из моего захвата, добавил:
     - Я выразил своё восхищение тобой так называемым 'поцелуем', нежно и ласково, а ты, не оценив всей моей душевной доброты, в отместку хитро и подло укусила меня.
     Она посмотрела на меня уже не как на психа из психушки, а как уже на инфантильного мальчика и ответила:
     - У нас в племени мужчины проявляют своё внимание - заинтересованность к совместной жизни с женщиной и продолжение рода специальным ритуалом, предварительно огласив на всё племя о своих намерениях на эту женщину, а женщина в зависимости от клановой принадлежности или родства может разрешить ритуал ухаживания или нет.
     Теперь я впал в ступор от такого серьёзного ответа, и как мне показалось точного перевода её слов переводчиком, и судя по передаваемой эмоциональной составляющей, ответ её был серьёзен и без издевки.
     Я посмотрел на Филлику с таким выражением, что меня только что в жёсткой форме поставили перед фактом, или начинай всё по строгости и правилам ухаживать со всеми последующими обязанностями с обязательной женитьбой до пелёнок-распашонок. А со своими поцелуями без серьёзных намерений иди восхищайся деревом.
     Филика оценила мой озадаченный взгляд, освободилась от моего захвата и ехидно улыбнулась, добавила:
     - К тому же нам по закону запрещено вступать в священный союз и создание семьи с вами, людьми, - гладкокожими. Хотя людям, живущим за 'Страшным лесом' и проклятой долиной, наши законы не важны, так как работорговцы похищают в основном женщин из племени.
     Мда, - подумал я, шевеля своими шестерёнками в голове, получил моральную нотацию, даже вся злость и обида на её выходку прошла, что теперь делать с ней, отпустить, простить и понять?
     Жестом указал на место у костра Филлике и присел сам, намечался серьезный философский разговор про разность культур разных миров.
     - Раз такая грусть пошла, то давай поговорим душевно, что ли, только сейчас у нас появилось спокойное время ближе познакомиться и поговорить.
     Филлика присела рядом возле меня, взяла длинную палку возле приготовленных дров и начала шурудить угли в огне.
     Я, осмотрев ещё раз это чудное создание, начал диалог с расспрашивания её о жизни в племени, как там и что в их маленьком мире, о её детстве, жизни, как её угораздило с Айлором связаться.
     Филлика говорила, перебирая угольки палкой в костре, а я слушал, анализировал. Её история детства была похожа на обычные человеческие в нашем мире. Смерть родителей, скитания по приёмным родителям, детская ненависть чужих детей к сироте, никому ненужный ребёнок, которого пытались к кому-то пристроить, потом прислуга младшего сыну вождя, их странная дружба, розыгрыши над жителями поселения, за которые доставалось ей одной, так как сына вождя трогать никто не осмеливался, а жаловаться его отцу так навлекать на себя позор. В общем суровое детство, а также её безвозмездного чувства влюблённости в Айлора, который на неё смотрел только как на друга, и кроме дружественных отношений у них ничего не было. Другие мужчины деревни не хотели с ней связываться, сирота, непослушная девчушка, кому такая жена нужна в жёны, только позор на себя навлекать.
     Взглянув на Филлику уже не как на нашего лучшего разведчика и стрелка в отряде, а как на обычную девушку, у которой тоже есть жизненные проблемы, которой тоже хочется любви, хоть и немного странной и непонятной для меня.
     Подсев ближе к ней, я обнял, и, не дав вырваться из своих объятий, продолжил сидеть вместе с ней в обнимку и смотреть, как костёр завораживает танцем своего пламени. Так мы молча и сидели, вслушиваясь в окружающую нас темноту, периодически подкидывая деревяшки в костёр. С наступлением утренней зари отпустил из своих объятий Филлику, которая дремала в моих объятиях, иногда она просыпалась и пыталась вырваться, но была повторно удержана и снова отправлена дремать.
     После спокойного дежурства с небольшой романтикой у костра с девушкой, у меня приподнялось настроение и бодрость духа. Поднялся, размялся и пошёл за нашей утварью готовить чай на костре и разогревать завтрак. Своим шуршанием и сборами разбудил остатки мужского сопящего состава нашего отряда. Позавтракали, сделали водные процедуры и в путь, к очередным приключениям.
     ***
      Местность: недалеко от места прохода в ущелье.
     Деморальт:
     Старший сын вождя со своим отрядом яростно преследовал людишек по ущелью. Следы привели к возможной их стоянки, в небольшой пещере.
     Обыскав всё в округе, его люди сообщили очередные плохие новости: на месте ночёвки людишек, по следам удалось прочитать, что с ними ещё двое то ли из его племени или кто-то из другого. Это означало помощь людям со стороны его соплеменников или наоборот люди помогают кому-то пройти из какого-то племени дальше в мир людей.
     Находясь у входа пещеры, старший сын вождя пытался унять свою раздраженность и злость. Понять, почему ему так не везет в последнее время, что или кто ему мешает достичь своей цели. Проклятие предков за то, что он предал свой народ и связался с гнусными похитителями его сородичей.
     И тут его пронзила догадка, разгневанный Деморальт громко прокричал:
     - Айлор! Айлор! Айлор!
     И со всей силы ударил об стену пещеры. Неожиданно раздался треск в пещере, а потом грохот, за ним другой грохот породил ещё и эхом прокатился по каньону, начался камнепад.
     Увидев грозящую опасность, воины Деморальта быстро завели своих животных в пещеру и сами там укрылись.
     Грохот и шум продолжался, землю и пещеру сотрясали удары падающих огромных камней, словно кара небес обрушилась на них, и эта маленькая пещерка единственное спасения небольшого отряда.
     После окончания камнепада и повторяющегося эха от падения камней, пещера была практически завалена, но небольшой просвет давал надежду выбраться отсюда. Работы предстояло много, возможно придётся до самой глубокой темноты растаскивать камни.
     После долгой работы в тесноте и пыли, получилось немного разгрести завал так, чтобы воины смогли вылезти наружу и уже оттуда дальше расчищать завал. Нужно было вывести ездовых животных из заваленной пещеры.
     Выйдя наружу, сын вождя поразился увиденному, то, что было увидено в начале дня, сильно разнилось с увиденным сейчас. Вся дорога ущелье была засыпана большими камнями и насыпью, двигаться через них предстояло долго и сложно.
     Злобно прошипев про себя, Деморальт спускал злобу и ненависть через зубы. В происшедшем камнепаде винить себя не хотелось, с одной стороны он чуть не ликовал, что его сила заставила содрогнуться все ущелье, а с другой теперь это замедлит их очень сильно, а так хотелось как можно поскорее закончить начавшиеся неприятности с появлением этих людишек. Но время ещё есть, надо только вывести животных, хвала хранителям и предкам, что все живы и никто не ранен.
     Его верным воинам придётся дать отдохнуть до рассвета, так как в темноте животные могут сломать ноги об эти завалы. Придётся передвигаться при свете и медленно, так как ещё нужно вернуться в селение, а это лучше делать на своих ездовых животных.
     Когда священное ночное светило стояло ровно над головой, обозначая половину глубокой ночи и ещё столько же предстояло до рассвета, работы по разгребанию завала были закончены, ездовые животные были выведены из пещеры и успокоены.
     Хорошо, что источник воды в пещере не перекрыло камнями и он до сих пор течет, можно утолить жажду и напоить животных и набрать в путь ещё воды и главное смыть каменную грязь себя.
     Осмотрев своих уставших воинов, Деморальт дал команду на ночёвку.
     ***
     Александр:
     Дорога была замечательной по сравнению со 'Страшным лесом', вся замеченная живность, что попадалась, рассматривалась как наша еда, а не мы её, что очень радовало. Набрав хороший темп, наши отдохнувшие скакуны несли нас по следу предполагаемых работорговцев.
     Второй день в этом интересном горном образовании, его структура очень интересная. Сначала вход в виде длинного узкого ущелья длиной почти в день пути, потом вход расширяется, и мы попадаем в горную долину, но всё также с высокими и практически отвесными горами по обе стороны. В долине свои полянки, леса, небольшие озера, ручейки стекают с гор, природа здесь живая, не так как в 'Страшном лесу', если сравнивать с земным аналогом, то я бы сказал, что это место чем-то похоже на американскую горную долину, наверное.
     Немного расслабившись в этом месте, почувствовал некое спокойствие, что тут нет опасных хищников, по крайней мере я на это очень надеюсь, ночное дежурство прошло тихо, утро тоже, в надежде, что так пройдёт остаток дня.
     Спокойное передвижение верхом на моей ездовой птичке дало мне возможность ещё раз переосмыслить сложившуюся ситуацию, а также пожаловаться самому себе.
     Итак, начнём - на второй неделе тряски моя задница, наверное, нарастила уже больше мозоль, что я более сносно стал переносил ездовые тяготы. Моя щетина меня начала нервировать, я в задумчивости, отпускать бороду дальше или ну её под нож, так сказать, но потом чем снимать раздражения после бритья, или тупо прижигать спиртовой настойкой, будет всё лицо потом страшное и чесаться.
     Похоже я немного похудел, то ли одежда от натерпевшегося страха растянулась, то ли я сильно перенервничал в калориях. Хотя пивное пузико на месте, видимо от жутких перенапряжений пресс сам не качается. На руках страшные мозоли, хотя и стараюсь делать перевязку из тряпок, но во время сражения не до них. Если особо не придираться к моему телу, которое всё в ушибах гематомах и только доктор знает в чем ещё, двигаться не мешает, но вот в резких движениях чувствуется. Во время сражения со зверями не до боли, там столько адреналина выливается в тело, что только бедное сердце знает, как ему тяжко приходится. Про отсутствие туалетной бумаги и других средств гигиены просто стоически промолчу.
     Так поплакался сам себе, теперь и о деле: с оружием у нас проблема, стрел осталось мало, наконечников большая часть в ужасном состоянии, мечи просто все убитые, лезвие в сколах, как править об местные булыжники не знаю. Чертовы звери, и кто вас такими-то понаделал с такой-то броней.
     Когда уже начало смеркаться, наш отряд, найдя очередную полянку с небольшим озерцом, сделали привал. Наши люди-звери пошли на охоту, а мы с доком - разбивать лагерь и распрягать поклажи с наших птичек. Доктор как всегда костровой мастер дел, я же повёл живность на водопой и заодно с себя смыть дорожную пыль, и опять пересчитать количество дырок на носке, ломая голову, чем бы их зашить, ибо делать портянки из своей футболки как-то не то, да и футболка мне родная, так как других нет и вряд ли предвидится, благо обувь у меня качественная, не зря я столько денег отдал за неё.
     Постирал свои носки и, успокоив ноги в прохладном озере, понаблюдав немного за водными процедурами наших пернатых, пошёл к костру. Доктор раскочегарил костёр, маленькие он делать не может, сразу видно в душе пионер, если костёр, то пионерский.
     Сменив вахту смотрящего за костром, отправил Андрея на водные процедуры, сам же, растопырив босые ноги по земле, засмотрелся на костёр. Из медитации меня выдернул шорох в кустах, рефлекторно нащупал на поясе рукоять клинка, а что вы хотели, неделя в грёбаном лесу где до усрачки боялся каждого шороха в ожидании какого-то мракобесия зубастого. Со второй ночи приучил себя во всеоружии ходить и спать, а если в кусты, так вообще, как на войну снаряжался, этого тигра-переростка до конца дней своих помнить буду.
     Кстати я таки из длинного ногтя и клыка той здоровой клыкастой кошки сделал себе амулет и доктору такой же, на вид коготь и зуб, но по непонятным мне свойствам эти 'амулеты' обладали поразительной проникающей и режущей способностью, без усилий можно вогнать на всю длину коготь в дерево, а здоровый клык своей внутренней стороной, как скальпель, резал плоть убитых, подстреленных животных на охоте нашими местными аборигенами. Также спокойно прорезал хрящи и сухожилия, и небольшие кости кромсал как деревянную ветку. Этим амулетом доктор любил разделывать принесённую дичь, отказываясь воспользоваться ножами, обосновывая, что так интересней и быстрее.
     Андрей с Айлором занимался приготовлением еды, я же очередной раз ходил вокруг лагеря с тяжёлыми мыслями и в поиске подходящих палочек для нашего быта. Потом вышел к небольшому водоему, находившемуся недалеко от лагеря, увидел недалеко Филлику купающуюся, присел и любовался купанием. Заметив меня, она ненадолго замерла, потом развернулась ко мне спиной и продолжила купание.
     Я же, ковыряя палкой камешки на берегу, думал о бытие и грядущих опасностях. Филлика, искупавшись, вышла из озера, встав перед мной, а я преданный размышлениями и толканием камушков палкой не заметил, как она подошла ко мне.
     Вздрогнув от неожиданно нависшей надо мной тени, я поднял глаза и лицезрел эту мокрую красоту, собирался открыть рот и что-то съязвить, как она меня опередила, спросив:
     - Ну что, Турыч или Александр, как тебя лучше звать, будешь меня 'целовать' или как ты говоришь проявлять свое восхищение?
     Открыв рот от такой лобовой атаки с психологическим воздействием обнажённой женской натурой, вздохнул и просто ответил:
     - Я Турыч Александр Артурович, из рода Турычей и сын Артура, именованный после рождения Александром.
     Ошарашенная таким официальным ответам, она открыла рот, пытаясь понять, я серьёзно или так шучу. Неожиданно для себя поддавшимся искушению - женскому телу, вскочил на колени перед ней и обнял её мокрую задницу, сильно прижал к себе и с засосом поцеловал её пупок.
     Филлика, не ожидав от меня такого, попыталась выкрутиться от моего захвата, крутя бёдрами и от моего засоса к её животу, вспомнив, что у неё есть ещё руки, шлёпнула меня по голове ладонями, закричав, чтобы я отпустил её. Я распахнул свои руки, отпуская её, медленно приподнялся, посмотрел в глаза и официальным тоном заявил:
     - Прошу прощения не удержался, от вашей сочности и спелости, - боже, что я несу, опять разволновался, что ли.
     И резким движением быстро поцеловал её в губы, резко развернулся и дал деру, пока мне чего-то не проломили или не оторвали. Не добегая до костра, резко остановился, успокоил дыхание и деловито зашагал к костру. Заметив меня, Андрей быстро оценил взглядом, с усмешкой произнёс:
     - Что, не дала?
     Я деловито усмехнулся и ответил:
     - Почти, но было близко.
     - К чему? - спросил Андрюха
     - К статье УК за превышение самообороны по отношению особы, которая хочет доставить ей удовольствие, - быстро проговорил я.
     - Или же доставить удовольствие себе по отношению к ней, - съехидничал доктор и растянул улыбку.
     - Ладно берём усреднённый вариант, каждому по удовольствию я не жадный готов и на счастье, точнее удовольствие других больше попыхтеть, - ответил я.
     Через десять минут к костру подошла Филлика, села напротив меня и начала обжигать меня своим взглядом. Доктор, заметив в лице выражение - 'грозная самка', готовая растерзать любого, кто хоть что-то ей съязвит или проявит сарказм, тихо заржал, косясь на меня.
     Я посмотрел на Андрюху, который дёргался от того, что сам собой и надо мной смеётся, смотря на нас двоих, между делом вертя мясо над углями.
     Поёжившись от ледяного взгляда Филлики, который готов пронзить меня насквозь, причём несколько раз и в разных местах, я подумал, что сегодняшняя побудка на дежурстве будет немного смертельна для меня, эта кошка не только мне губу откусить, так возможно еще что-то. Рефлекторно поёрзавшись задницей, закрыл ногами свой пах и обхватил для верности руками. Эта злая девчонка, видно почуяв своим женским нутром мои переживания, злобно заулыбалась, тем самым подтверждая, что спать нужно сегодня с открытыми глазами.
     Перекус был быстрый, долго не затягивали, оставляя больше времени для сна, все хотели пока есть возможность нормально выспаться, поэтому быстро распределили дежурства и завалился на бок.
     Я, собираясь на боковую, дал установку себе, проснуться раньше своего дежурства, благо на моих командирских часах ещё жива батарейка, и я поставил будильник на нужное мне время. Долго ёрзая на лежанке не мог уснуть, в голову лезли мысли, что и как придумает Филлика, чтобы отомстить мне, так незаметно для себя и заснул.

Глава 10.2

     Проснулся я резко от чувства, что меня просто сверлят глазами, так ещё и нагло дышат в ухо. Дёргаться я не стал, понимая, что смысла нет, если это хищник, давно бы загрыз, а значит это наша женщина-кошка. Так и лежу закрытыми глазами, пытаясь ощутить всеми фибрами, что замыслила эта кошечка, лежал так пару минут, пока не ощутил на своём теле руку, которая как змея залезла мне на грудь и поползла мне в пах, остановившись рядом с моими бубенчиками, почувствовал, как на них легла ладонь и чуть прижала, я рефлекторно дёрнулся, и тут мне в ушко прошептали:
     - Я вижу, что ты проснулся, открывай глаза.
     Я как партизан сквозь зубы прошипел:
     - Неа, не открою.
     Мои шары сжали сильнее, я с детской наигранности затараторил:
     - Не хочу не буду, боюсь.
     Секунд пять она переваривала мои слова, то ли действительно боюсь, или же дурачусь. Мои шары сжали резко и так неожиданно, что я чуть пополам не согнулся и сразу послышалось шипение мне в ухо:
     - Ну открывай глаза.
     Я наиграно жалобно ответил:
     - Боюсь, а вдруг ты меня укусишь.
     В итоге захват моих бубенчиков ослаб, и она так гордо и величественно мне в ушко:
     - Ладно кусать не буду.
     Я с такой же детской наигранностью:
     - Честно, честно, пречестное...
     Филлиика, не выдержав, зло прошипела мне в ухо:
     - Ты так шутишь надо мной или...
     Я уже обычным голосом честно ответил:
     -Даже не знаю, что тебе ответить, как-то мне всё дорого и моё мужское достоинство, зажатое твоей рукой, и покусанным быть не сильно хочется.
     Четверть минуты Филлика думала, как мне ответить или что сделать, но тут сработал мой будильник и начал пикать. Филлика от неожиданности сжала свою руку с моими бубенцами и дёрнула её. Я как настоящий мужик в такой ситуации гортанно и сквозь зубы проорал, выражая всё своё недовольство таким грубым и варварским отношением женщины по отношению моего мужского достоинства. Руками схватил её руку, в которой так страстно и нежно держала она мои драгоценности, что от столь чувствительной женской заботы у меня на лице начали наворачиваться слёзы. От столь большой заботы и понимания, как именно нужно держать мужика в женских руках, я решил коротко словами выразить её столь деликатную заботу о моих уже начинающих трещать как грецкий орехах:
     - Отпусти, дура! - из последних сил сквозь слезившиеся глаза прошипел я.
     Она как бы ойкнула, ослабила захват, а потом мигом как будто в её руках действительно треснули птичьи яйца резким движением выдернула руку из моего паха, чтоб как бы не запачкаться. После резкого счастья 'свободы' я завалился на бок, шипя сквозь зубы, проклиная чёртов будильник и всех баб в обоих мирах. Филлика села рядом со мной и, толкнув локтём, спросила:
     - Ты как?
     Ловя отходняк, я готов был её тогда искусать или изнасиловать своими зубами, кусая всё, что торчит и выпирает. Немного успокоившись, я открыл глаза, смоченные скупой мужской слезой, и тут мне внезапно прошло очередное озарение в виде одной мысли, я понял глубокий смысл одной истины, - мужчины плачут, когда теряют дорогое для себя...
     Кряхтя, поднялся и уселся возле неё, с лицом детской невинности и обиженности уставился на нее. Оценив мою театральное выражение лица, Филлика фыркнула и сказала мне в лицо:
     - Извини, я случайно, так вышло, твой амулет на руке начал издавать звук, раньше он так не делал, вот я и... - оправдывалась Филлика.
     - Злая ты, я тебе тут свою любовь и признательность с восхищением выражаю, а ты меня за самое (подумав, поправился)... одно из самых родных и очень мне близких частей тела, чуть не раздавила.
     Филлика окинула меня взглядом, думая, вроде в норме жить будет, и ничего вроде бы не 'поломала', как он говорит.
     - И всё-таки чего ты такая злая, - прошептал я.
     - А зачем ты меня дразнишь и так подло шутишь, - ответила Филика.
     Я сделал удивлённое лицо и со всем чувством обиженного прошептал:
     -Я? Да как я могу, зачем мне это.
     Филлика посмотрела на меня то ли я умалишённый, то ли точно издеваюсь, и проговорила:
     - А что это было, у озера.
     Посмотрев на неё как на обиженную девушку, которой дали леденец, а потом отобрали, спокойно сказал:
     - Наверно мои чувства к тебе или к твоей красоте, не знаю, я мужчина, нас притягивает такое к тому или к этому, что у вас женщинах, а если того и этого много, так вообще сносит голову и заставляет липнуть к вам всем телом, высказывая при этом все свои чувства.
     -Кто заставляет? - переспросила Филлика,
     -Любовь к прекрасному или гормоны, или всё вместе, - ответил я, вздыхая.
     Филлика смотрит на меня так, как будто уже определила, что всё-таки я псих сбежавший, и его нужно хотя бы попытаться вылечить чем-то тяжёлым по голове и несколько раз так тюк-тюк.
     - Ну я же говорила тебе, нам запрещено с людьми, - грустно ответила Филика.
     А я смотрю на неё с такими искренними глазами как влюблённый дурачок.
     -Так я не собираюсь вот это где после этого дети появляются, - и уже про себя добавил, - 'покамест, а там видно будет, куда и как всё 'глубоко зайдёт'.
     Она смотрит на меня ну как точно на психа, и думает, как можно это и не совсем это и не доходя до этого и до половины, но без этого. Я повернулся к ней лицом немного приблизился и сказал:
     - Вот так, ток не дёргайся и не кусайся, если не поймёшь, просто терпи, потом скажешь, что не так словами, а не ударом мне в зубы.
     Филлика посмотрела на меня с выражением такого лица, что если что-то не так, то она потерпит, но потом будет медленно, но очень вдумчиво чем-то тяжёлым мне рассказывать о понравившихся моментах и не очень. Я также ответил ей своим выражением лица, мол, да, как ты такое можешь подумать, я же интеллигент и мухи не обижу (я просто их убиваю).
     В общем, собравшись с мыслями, начал проводить экстра курсы по обучению поцелуев девочек - которые ещё девочки.
     После небольшого страстного (как по мне) поцелуя, я отодвинулся от её лица, зажмурившись в ожидании, что по мне сейчас зафигачат очень тяжёлым. Треть минуты ожидания, и я открываю глаза, осматриваюсь, не летит ли что-то тяжёлое в мою сторону. Филлика смотрит на меня с выражением лица, ну точно сбежавший псих, и диагноз мой уже излечению не подлежит.
     Пытаясь быстро оправдаться, затараторил:
     - Я же не знаю тебя и твой характер, и твои эмоции, как на что ты реагируешь, может ты из последних сил сдерживаешь себя, чтоб не придушить меня.
     Филика, посмотрев на меня, хотела что-то быстро ответит, но опустила голову, тихо проговорила:
     - Да нет, было приятно и немножко странно, но странно скорее из того, что первый раз такое и чувства непонятные в этих твоих поцелуях. Возможно в этих чувствах и происходит священный акт зарождения новой жизни. У нас в племени приняты другие ласки, в основном как ты говоришь это проявления чувства любви. Но акт соития для зарождения новой жизни происходит после специального ритуала и разрешения старейшин. Обычно семье разрешено иметь не больше трех детей, данное ограничение было введено из-за контроля количества племени, так в наших краях мало земель для расселения и мало еды. С одной стороны нас держит 'Страшный лес' с жуткими животными, которых тоже запрещено есть, с другой священная горная долина, где много опасностей и ловушек, оставленных древними могучими волшебниками или богами, там ничего не растёт, а где нет леса, там нет зверей для пропитания. И в узкой долине расположены племена, охраняющие свои границы. Свободных земель нет, устраивать войны никто не хочет, рушить баланс сил, если два племени ослабнут во время войны, их может захватить другое племя. Вот так всё и держится на хрупком балансе и контроле. Много детей можно иметь только вождям, особенно если рождается девочки, это как товар для заключения соглашения между племенами. Обмен и поручительство кровью вождя.
     Выслушав речь Филлики, я посмотрел на неё, оценив ещё раз взглядом лицо, и начал говорить:
     - Я не бог и не могу предсказать твоё будущего, но могу предположить. Если в этом походе нас не убьют, и каким-то чудом мы найдём и освободим возлюбленную Айлора и опять же по нашему договору наши пути сразу расходятся. Вам троим нужно вернуться будет обратно, так как в землях людей вам не дадут спокойствия, то единственный вариант - это обратно в вашу долину через этот страшный лес. Нет гарантии, что вас обратно примут в племя после того как вы резко покинули никому ничего не сказали и где-то долго пропадали, возможно нарушив несколько ваших табу. И даже если боги вам будут благосклонны, кто тебя возьмёт в священный союз семьи, ты одна, родных нет, чтобы по вашему обычаю они за тебя поручились, ну хорошо даже если будите жить где-нибудь на краю какого-то племени, ладно Айлор и Миригальда, а ты вечная служанка, принеси, сделай, послужи. Даже если Айлор сжалится над тобой и даст тебе ребёнка, думаешь Меригальда будет рада, и сколько она будет тебя терпеть, зная и видя все это. И возможно поставит Айлора перед выбором ты или она, кого твой Айлорчик выберет?
     Филлика:
     Наклонив голову, задумалась о грустном для себя.
     Александр сказал ей то, о чем она не хотела думать, понимала, но боялась сама себе признаться и старалась так далеко не смотреть о возможном счастье жить вместе. Да, Айлор никогда не воспринимал её как женщину, которая может подарить ему ребёнка, а после встречи со своей возлюбленной Миригальдой так и вообще только о ней и думает. Но сейчас она наконец заставила себя подумать о будущем, о том, как чудом ещё жива, пройдя 'Страшный лес', о том, как одна ходила ночью в разведку по этому лесу, и её чуть не растерзали стаи хищников. О том, что в её возрасте все девушки в племени уже подарили своим мужчинам сыновей. А ей тоже иногда хотелось испытать те странные чувства, кода находишься в ложе со своим мужчиной, живёшь в своём доме и занимаешься домашними делами.
     Этот странный человек, непонятно откуда взявшийся со своим другом, с самой первой встречи единственный, кто обратил на неё внимание и при этом не скрывал это.
     Это странное чувство раздраженности, что на тебя смотрит неизвестный мужчина, но при этом какое-то приятное ощущение внутри, что тебя заметили и ты для кого-то интересна.
     В начале нашего похода она не воспринимала этих людей как воинов или следопытов, а всего лишь как торговцев, которых нужно провести как заблудившихся детей в лесу домой. Попытки Александра быть главным в отряде немного смешили и злили, как можно говорить, куда идти, если сам не знаешь дорогу.
     Потом в походе с людьми Филлика немного приглушило свою злобу к ним, так как предложения Александра похожи были правильные, а другие молчали, как нам быть дальше, то приходилось делать как он просил. Конечно в том, в чем они не понимали или не знали, давали нам свободу выбора, как поступить.
     В самом лесу со страшными зверями люди себя показали плохо как воины или охотники, буквально в самый последний миг удавалось им помогать стрелами, иначе бы их загрызли.
     Слава предкам, что прошли 'Страшный лес' без ранений, и людишки целы, иначе
     бы ещё пришлось ухаживать за ним, менять повязки. Но всё хорошо у нас в этой странной долине даже появились спокойные дни.
     Потом эти странные попытки Александра подглядывать за мной когда Филлика купалась, вызывали странные чувства стыда и чего-то ещё непонятного, игривого.
     А когда он первый раз коснулся моих губ своими, неожиданно появилось странное огненное чувство во всем теле. Немного испугавшись этого чувства, оттолкнула от себя его. Ночью долго не могла уснуть, пытаясь понять что за новые ощущения были у меня, что с ними делать, принять или спрятать глубоко. Не долго думая решила поиграть с Александром.
     Потом был долгие грустные беседы о себе и странные объятия, в которых было приятно засыпать.
     Сейчас её сердце терзала грусть о непонятном будущем и о невозможном настоящем.
     Когда вот появились новые чувства рядом с этим человеком и хочется, чтобы они как цветок полностью раскрылись, но к этим мыслям приходят строгие табу и законы моего поселения по отношению к чужакам, и сердце начинает болеть.

     Александр:
     Я сижу и смотрю на поникшую Филлику, которая ковыряет палкой угли костра и вот-вот заплачет. Сам себе сказал: 'Ну что мужик, матку правду вскрыл, теперь вперёд утешать девушку'.
     Пододвинулся ближе к Филлике, стал обнимать и успокаивать её. Примерно полчаса мы сидели вместе, я обнимал эту кошку-воительницу, которая чуть не лишила меня ну и так ясно чего. Мы смотрели на огонь, который завораживал своим танцем и успокаивал все наши мысли. И тут Филлика вышла из своей грусти, повернувшись лицом ко мне, спросила:
     - И что ты предлагаешь? - спросила она так, будто готова прямо сейчас терпеть то страшное, чем её всю жизнь пугали, запрещали и вдалбливали в племени, что есть хорошо, а что плохо и вообще недопустимо даже думать.
     Глубоко вздохнув, начал свою лекцию:
     - В нашей ситуации нужно ловить каждый миг счастья, а что не ловится отстреливать и пользоваться. Места здесь опасные, дальше неизвестно, что будет. Глупо подчиняться догмам того общества, которое отвергло тебя и не заботится, особенно на расстоянии, если даже никто не узнает.
     'Смысл блести то, что никому не нужно. Мучать себя и других', -подумал про себя.
     Филлика посмотрела на меня со взглядом то ли придушить гада, то ли согласиться. Как говорили великие люди, 'лёд тронулся господа, начинаем ковать железо' - полезла очередная ахинея мне в голову.
     Делаю лицо ящиком, пытаюсь выразить великого человека, разбирающегося во всем, даже в такой мелочи как любовь.
     - Я и не говорю сразу, нарушать все ваши табу и делать что нельзя сразу, предлагаю постепенно и то, что пока для тебя приемлемо, - продолжал я лекцию. - Я же за себя больше беспокоюсь, я тебя не знаю, твой характер полностью, если чёт не так сделаю, то вжик - и у меня несчастный случай на почве расстроенных женских чувств. Даже могу не успеть узнать за что, так и буду неприкаянной душой по миру маяться гадать, за что так меня.
     Филлика смотреть на меня так как будто уже дописывала в мою карточку диагноз психа и способы их лечения, явно нетрадиционным местным способом, половина которых наверняка несовместимы с жизнью.
     Я же предложил закрепить пройденный материал 'поцелуя' несколько раз, сам же быстро посмотрел на часы и подумал, думаю полчаса хватит.
     Управились мы быстрее, примерно минут за двадцать, как ни странно во время закрепления учебного материала, ребра у меня остались целы, челюсть там же где должна быть, количество зубов как бы не изменилось (языком проверил). Во время 'учебного процесса' я позволил себе прощупать - погладить большую часть её тела. Да, я вам скажу, эта девушка получеловек, полукошка, практически не отличается от людей, разве что на её спине мягкая приятная шерстка. Очень специфически завораживающие чувства, когда целуешь и ласкаешь женщину-кошку.
     Закончив эту прелюдию, смотрели друг на друга некоторое время.
     Глубоко дыша, Филика начала как-то странно на меня смотреть, в её глазах просматривалась взгляд как большой лесной кошки на кролика, то есть на меня. Я как-то нервно сглотнул, подумав про себя, - "Доигрался, возбудил кошечку, сейчас проснутся её звериные инстинкты, точнее они уже начали, и мне сейчас будет больно и наверное немного приятно в её терзающих объятиях".
     Я ёрзая задницей незаметно начал сдвигаясь назад, готовясь резко вскочить и бежать, но сначала так невзначай спросил эту хищную женщину со странным блеском в глазах:
     - Филлика, с тобой все в порядке, как-то ты странно на меня строишь.
     - Я-я-я? - протянула Филлика.
     Мне даже показалось, что она когда ответила, то мурлыкнула по-кошачьи, так как это делают большие кошки. Встав на четвереньки, она начала подползать ко мне. Я уже нервно так спрашиваю:
     - Филлика, у тебя какой-то блеск в глазах нездоровый, я не ветеринар конечно, но явно как для меня что-то нехорошее.
     Филлика, уже практически урча как кошка, ответила:
     -Так не смотри, - и вытянула свою хищную улыбку, показав маленькие клыки. Я хотел спросить, что на зубки тоже не смотреть, как она резким рывком оказалась возле меня и поймала в свои хищные объятья, как кошка. Тут я заволновался, как-то всё не так пошло, мои планы против звериных инстинктов явно пасовали. Пытаясь хоть как взять контроль или доминантную роль, спросил хищницу:
     - А дальше что делать-то знаешь...?
     Девушка-кошка, немного остановив свой напор страстей в мою сторону, ответила немного неуверенно:
     - Наверное да, как-то раз в племени я подглядывала как это делали другие, а раз ты говорил, что мы сильно не отличаемся, то думаю особой разницы нету, - сказав это, Филлика запустила свою руку мне в одежду, раздумывая, как бы её сорвать.
     Не знаю, чего я резко испугался, тем более того, что сам к этому все подводил, то ли от страха потерять последнюю одежду, то ли так резко потерять свою девичью невинность в этом мире (в своём та мире я её уже раздал, или отдал, то ли подарил), а тут новый мир, всё с чистого девственного листа. Скорее всего меня волновало то, что у меня сломался шаблон плана, где я собирался это сделать, а тут со мной это собираются сделать.
     Пока я обдумывал дальнейший план развития данной ситуации, все исправил доктор, его резкий громкий храп, переходящий чуть ли не в хрюканье, заставил нас замереть и крутить головой в поисках источника странных звуков. Когда я понял, что да как, меня начал пробивать на дикий смех. Я с трудом сдерживаясь, чтоб совсем не смеяться, но получалось с трудом, мой сдерживаемый смех переходил в похрюкивание с икотой. Филлика обиженно смотрела то на меня, то на доктора, который своим поступком сорвал весь настрой.
     Освободив свой захват, бесцеремонно уронив меня, Филлика резко встала и подошла к Андрею. Она стояла и смотрела на спящего доктора явно с намерением зафутболить ногой по пузу или ещё куда, так испортив нам весь трепетный момент.
     Я поднялся, отряхнулся посмотрел на спящего Андрея и на нависшую над ним злую самку-кошку, готовую устроить коварную расправу. Сам же я смотрел и не могу понять, то ли благодарить дока, то ли самому пойти и попинать его. Решил оставить невинно храпящего и шёпотом позвал Филлику обратно к себе. Она же злобно зыркнула то на меня, то на Андрея, решаясь, пнуть этого храпуна или оставить дальше сопеть.
     Позвав ещё раз жестом на обнимашки у костра перегоревшую от чувств хищницу, протянул руку, указывая место посадки. Обнимая Филлику, наблюдал, как она смешно сопит, пытаясь успокоить свои женские чувства и эмоции, не желая нарваться на чисто женскую реакцию усиленной звериной сущностью, я молчал и не пытался острить.
     Взял палку в руки, начал ковырять угли костра.
     Вот так в обнимку мы просидели примерно полчаса, иногда отвлекаясь на шуршание в кустах, мысленно хватался за лук, но останавливал себя, провожая взглядом маленьких ночных зверьков, бежавших дальше по делам. Вот так и просидели до рассвета, думая, кто о чём.
     ***
     На рассвете, во время подъёма, как обычно разогрев завтрака, утренние дела.
     Все сидели у костра, молча жуя и запивая травяным настоем, я же всё время наблюдал за Филликой, которая бурила своим взглядом Андрюху, как говорится, если не коленом в пузо, то хоть так насквозь глазёнками прожгу. Андрюха спросонья не сразу понял, чем удостоен внимания такой грозной воительницы. Непонимающе смотрел то на меня, то опасливо поглядывал на Филлику. В очередной раз поймав меня на попытке рассмеяться над ним, Андрей не выдержал и подсел ко мне ближе для разъяснения, что за непонятность такая с утра творится по отношению к нему.
     - А чего это на меня так глазёнками злобно сверкает Филлика, я что, ночью к ней приставать пытался?
     - Да нет все прилично было, лежал себе сопел да потом как хрюкнешь, а Филлика девушка натура утончённая и чувствительная, посчитала, что это оскорбительно и непристойно по отношению к ней, особенно учитывая её намерения по отношению ко мне в тот момент.
     Доктор с утреннего толкача раскрутил свои шестерёнки в голове, потом помозговал, растянулся в улыбке и так ехидно спросил:
     -Так у вас, что-то было с этой тигрицей, а ну давай колись.
     Я так смотрю на него, то на Филлику и так же ехидно ответил:
     - В том-то всё и дело, что не успели, твой раскатистый и громозвучный 'хрю -хрю' обломал девушке весь творческий и девичий настрой. Еле спас тебя, от неё, готова была тебя такого беззащитного храпуна запинать по животу или откусить чего-то.
     Доктор медленно повернулся в сторону Филлики, поймал её взгляд, готовый прожечь его всего, нервно так сглотнул, сделав вид, что ничего не было, и он вообще не в курсе, чего девушка с утра такая злая, и тихо-тихо так захрустел своим остатком завтраком.
     ***
     После завтрака, я встал, потянулся, отошёл от костра, вспомнил про свой будильник на часах и решил от греха подальше вырубить его. Итак, посмотрев на дату в своих часах, начинаю резко входить в паническое беспокойство, громко крича и выражая всю свою резко нахлынувшую эмоциональность, чуть ли не прыгая на месте и возводя руки в небо, посылая проклятие всем богам этого мира.
     Все резко вскочили окружили меня, думая, что какая-то местная зверюга впилась мне в тело и грызёт. Пару минут бесконтрольного бешенства, я трясся всем телом и махая руками, пополняя словарный запас местных жителей, я, немного успокоившись, поймал взгляд Андрея и нервно выложил всё как на духу:
     - У меня сегодня должна быть военная приёмка объекта!!!
     Доктор смотрит на меня непонимающе, а я также нервно продолжаю тараторить:
     -Я же главный специалист по этому объекту, а Василич в командировке, если не я, то никто, мне же шеф шары натянет на уши и бантиком завяжет, если провалим сдачу объекта, я к этой сдаче полгода готовился.
     Андрюха смотрит на меня с таким же непонимающим взглядом, а чего ему понимать, заказ на пару десятков лимонов зелени на опытную партию, если что не так, то только я по месту смогу всё по-быстрому подправить. Тут я ловлю взглядом Филлику, которая смотрит на меня переживающие, и тут до меня так медленно и плавно приходит осознание. Увидев симпатичное личико женщины-кошки, понял, где я и что я в этом новом мире. Раздосадовано махнул рукой, поплёлся к своей ездовой птичке проверять поклажу, чувствуя, как большая ответственность и доверие, возложенные на мои плечи, рассыпается в пыль, унося утренним ветерком, принося в мои чувства грусть, лёгкость и беззаботность от всех моих обязанностей и долгов, оставшихся в старом моём мире.
     Лагерь собрали быстро и на всех мыслях и энтузиазме рванули вперёд за новыми приключениями на наши задницы, имея ввиду задницу свою и Андрюхину.
     ***
     Идя на крейсерской скорости, выскочили на небольшой холм, от резкой остановки нашего каравана я чуть не вылетел со своего пернатого коня, сквозь зубы матеря, что нужно задними габаритами предупреждать. Шипя, я спросил:
     - Что там?
     Ответил Айлор:
     - Там вдалеке видно отряд с повозкой, примерно день-два пути.
     - Ясно, - пробурчал я, теперь пойдём на второй крейсерской скорости, подумал.
     Остаток дня на максимальной скорости мы двигались по этой долине, обеда не было, только быстро по кустам и на бегу перекус. Вечером устроили привал, все устали, особенно наши птички. Отыскав неподалеку горный ручеёк, напоили животных, и сами приняли водные процедуры как смогли на мелководье.
     Специально обученный отряд охотников в составе Айлора и Филлики вернулся поздно, решили настрелять побольше живности и зажарить в запас, так как погоня планировалась без большого отдыха и долгого перекуса, всё на бегу во имя спасения прекрасной девушки и жестокого убиения всех, кто помешает нам в этом благородном деле. Этим вечером лицезреть обнажённую Филлику, принимающую водные процедуры, времени не было, помогал доктору жарить мясо. Пока Андрюха потрошил остатки подстреленной дичи, я контролировал процесс жарки мяса, в обеих руках постоянно крутя на костре и переворачивая ещё пару на импровизированном вертеле, чтобы сам состоящий из палок не сгорел. Вернувшаяся Филлика с горного ручейка удостоила меня укоризненным взглядом, почему я отсутствовал во время её проведения водных процедур, где она готова была продемонстрировать всю свою красоту тела в купании, и как говорится готова была принять восхищения с моей стороны её женственной натуре. Я же делаю лицо тумбочкой, выражал всем своим мужским яством, что на первом месте охота, на втором жарка мяса - мужская готовка, так сказать, заготовка провианта и подготовка к предстоящему походу, а уж девушки на десерт. Вручив в руки готовый прожаренный кусок мяса, продолжил готовить на огне следующую партию. Закончив процесс заготовки мяса на предстоящую погоню, выпил свои боевые сто грамм, и пошли укладываться спать до своей смены дежурства.
     Целый день тряски и погони заставило моё уставшее тело быстро уснуть и не отвлекаться на всякие женские глупости.
     В этот раз проснулся я как-то неожиданно приятно, меня не сверлили взглядом и не дышали в лицо. Чья-то рука прогуливалась по моему телу, намекая, что пора просыпаться, мысленно зевнув, открыл глаза. Ну конечно, кого я ещё бы мог увидеть. Филлика хитро на меня смотрела, выражая глубину задуманного на счёт меня. Я же спокойно ответил:
     - Доброе утро, зая, - немного подумал, исправился: -Доброе утро, моя кошечка, - и так же хитро улыбнулся ей.
     Утро на часах показывало начало четвертого часа. Жестом руки остановил Филлику, собирающуюся как-то ехидно ответить на моё приветствие, нащупал бурдюк с водой, промочил горло, выдержал театральную паузу и спросил у неё:
     -Ты что-то хотела, моя кошечка?
     Она собираясь ответить, тут же запнулась, думая, как я опять сбил её с мысли своими словами. Пока она придумывала как ехидно парировать мои слова, я тем временем резко обхватил её, прижал к себе и произвёл контрольный затяжной поцелуй в губы.
     Придя в себя от очередной моей выходки, Филлика быстро взяла инициативу в свои руки - точнее губы, попыталась укусить меня за губу. Небольшой спарринг, кто кого укусит, закончился ничьей. Филлика, оттолкнув меня от себя, пытаясь пронзить меня тирадой своих слов за очередную её неудачную попытку коварной мести ко мне, набрав воздуха, просто противно фыркнула и, не найдя по все видимости нужных слов, начала делать то, что у женщин выходит лучше всего - сверлить меня своим взглядом и продумывать план мести.
     Я же как истинный джентльмен сижу тихо, чмокая губами так, как будто урвал больше всего сладкого и вкусного с её губ, а ей оставил крохи, мысленно ковыряясь пальцем в ухе.
     Филлика, продумав свой план, начала так незаметно придвигаясь ко мне, по её взгляду было видно, что вот сейчас так нежно и женственно обхватит меня в своих объятия, а потом - БАЦ! - и сделает какую-то пакость. Я же натягиваю на своё лицо улыбку невинности и беззащитности, начинаю придумывать, как же защититься от её коварства и чем парировать. Филлика, схватив меня в свои объятия, как лианы убийцы, уставилась на меня, выбирая, какой кусок лица откусить. Не дожидаясь её выходки, резко сказал:
     - Чур я сверху и не храпеть!
     Она аж чуть не подавилась воздухом, думая укусить меня или ответить. Я же продолжил:
     - Ну ладно, можешь храпеть, но я всё равно сверху.
     Поняв, что я просто издеваюсь над ней, резко вонзилась своими ноготками мне в бока так сильно, что я непроизвольно дёрнулся и ойкнул. И подумал злить возбуждённую тигрицу себе дороже и тихонько сказал:
     - Ладно, только утром верни меня таким каким взяла.
     Филлика вопросительно посмотрела на меня, а я ответил:
     - Целым, детка, целым.
     Филлика злобно улыбнулась, притронулась губами к моему уху и, мурлыча, сказала:
     - Ну уж нет, сам виноват, и больно укусила за ухо.
     - Ай, - вздрогнул я от неожиданности и ответил: - Злая ты киса, злая.
     Филлика для надёжности обхватила меня ещё и ногами, чтоб я был плотно прижатым её телом. Не долго думая Филлика приступила к дегустации меня как экзотического фрукта, укусит, потом лизнёт, проверив на вкус, где вкусней.
     Я сидел спокойно, отдав инициативу девушке-кошке, получая необычные ощущения от сочетания лёгкой болью и животной страсти со стороны моей пленительницы, заточившей в свои крепкие, опасные, горячие объятия.
     Как чудо-фрукт я весь искусанный и обцелованный, в общем немного потрёпанный, готовился плавно перейти к следующему развитию событий. Как случилось это.
     - Да, детка, да! и тут тоже!
     Услышал голос, похожий на Андрюхин, я дёрнулся, подумал, вот же сволочь мало того, что подглядывает так ещё и комментировать вслух вздумал, запущу что-то тяжёлое в гада. Филлика же резко развернулась в сторону спящих, вытащив свои ноготки из моего тела в поисках гада, который отвлёк её, уже не сомневаясь, кто это уставилась взором на лежащего Андрей. Доктор лежал на своей лежанке, на боку и действительно спал умудряясь говорил во сне.
     - Да, сюда и вот так, да! - снова во сне проговорил Андрей. Потом развернулся и лёг на другой бок, дальше бурча себе под нос.
     Филлика в позе ястреба смотрела на этого гада-обломщика, в очередной раз сбившего её с 'творческого процесса'. Филлика начала медленно подходить, не сводя свой взгляд хищницы со спящего и до сих пор бурчащего себе под нос Андрюхи.
     Я сделал морду ящиком, а ещё лучше всем телом принял вид шифоньера, замер, сдерживая себя из последних сил, не дай боже хихикнуть или хрюкнуть, вся ненависть, нацеленная на Андрея этой разгневанной кошки, мигом обрушится на меня.
     Все также в позе шифоньера, еле дыша, смотрел, как кошачий хищник подкрадывается к спящему телу доктора, чтобы сделать ему чуток больно, так совсем чуток смертельно.
     Я тем временем обдумал, как бы это объяснить утром доктору, когда он проснётся, почему у него отсутствуют некоторые части тела. Когда разгневанная хищница готова была запустить свои коготки в мягкое тело спящего друга, я окликнул её шёпотом. Жестикуляцией и шипением заставил вернуться её к себе и оставить тело доктора в покое. Недовольное женское создание пробурчала всё, что думает о моём друге и обо мне как о мужиках в целом. Переводчик издавал странные слова вперемешку с шипением. Ещё раз окликнул Филлику которая хотели хотя бы ногой заехать Андрею по заднице, но моё умоляющее выражение лица заставило её бросить свою затею и вернуться ко мне.
     Плюхнулась возле меня, начала сверлить взглядом костёр. Я, подавляя в себе желание хихикнуть, пристроился поближе к ней. Через некоторое время, определив по её дыханию и прекратившимся ёрзанию, что она более-менее успокоилась, обнял и поцеловал. Филлика взглянула на меня обиженным взглядом, мол, весь кайф обломали, настроение нет, а ты тут пристаёшь ко мне и без конфет.
     Я так театрально вздохнул, типа профессор житейских дел, ща всё будет, ай момент, уложил её на подстилку и начал своими шаловливыми ручками успокаивать Филлику, тактильно лаская её. Через двадцать минут принудительных ласк с моей стороны, Филлика чуть ли не как кошка заурчала, развернулась боком ко мне, мол, чухай мне спинку, заснула. Я как мужчина был немного обижен таким поворотом дел, ведь это я должен был сделать дело и гордо подставить свою спину и уснуть. Глядя на Филлику, с улыбкой вспоминал, как противный доктор уже второй раз обламывает весь творческий порыв девушке, и заодно мне. Конечно, можно было плюнуть на прелюдию и овладеть этим прелестным и иногда коварным женским созданием, но где гарантии с моим-то счастьем, что в момент самого сокровенного женского момента доктор не учудит ещё какой гадости.
     До конца своего дежурства несколько раз на полуавтомате подскакивал и пускал стрелы в шуршащие кусты, пару раз там жалобно кто-то визгнул. Делая обход, обнаружил непонятной наружности грызуна, отшвырнул подальше тушку, чтобы не привлекал хищников или падальщиков.

Глава 10.3

     Утром как обычно, водные процедуры, завтрак, быстрые сборы и в погоню.
     Днём в районе обеда Айлор с Филликой оставили нас, а сами собрались на ближайший возвышенность. Нам с Андреем хватало времени быстро перекусить и разогреть еду для наших разведчиков. Вернувшись, Айлор был сильно возбуждён и встревожен.
     Дождавшись, пока он в тяжёлых мыслях быстро перекусил разогретым мясом, сообщил:
     - Отряд людей, около трех десятков хорошо вооружённых, две телеги, одна с пленниками.
     Ну что ж, протянул я мысленно у себя, вспоминая все земные исторические события по партизанской деятельности. Первое, что пришло в голову, так это откусывать от отряда понемногу, уменьшая его состав, а потом, когда разведчики закончатся, если они нас не 'закончат', то будем вести 'беспокоящие атаки', гляди надкусаем этот отряд так, что может чего-то и выйдет.
     - Ладно, - протянул я, привлекая к себе внимание как главный диванный стратег и максимально близко имеющего отношение к военному делом.
     Начал допрос наших полулюдей, что ещё видели, какая местность впереди и всё остальное.
     Срубив ветку, ножом придал ей палку-рисовалку, начал на земле чертить только мне понятные стратегические схемы.
     - Ладно слушай сюды, буду сие мысль говорить как нам живыми остаться и деву из плена вызволить. Первое, идём аккуратно за отрядом, так, чтобы не нарваться на арьергард работорговцев. Второе, разделить отряд на маленькие группы и уничтожаем, правда два раза по одной и той же схеме не выйдет, могут не повестись. Третье, вежливо просим поиграть с нами в салочки, всей толпой за нами не пойдут, поэтому будем играть по чуток лично с небольшими отрядами.
     - И как же они согласятся на твой план? - спросил Айлор.
     - Всё очень просто, они увидят нашу красивую Филлику, которая случайно заблудилась и наткнулась на их отряд, а они из вежливости выделят часть людей, чтобы догнать, а потом сопроводить девушку к их каравану. Ну, а мы как истинные мужики отобьём испуганную девушку от грубых провожатых, ну где-то так.
     Айлор зашевелил своими извилинами, обдумывая мой план, доктор выколупывал залежи драгоценностей из своего носа, чего ему, вот когда поубиваем там всех, тогда и проснётся его чисто профессиональный интерес, а пока есть и более важные дела. Филлика же злобно сверлила меня взглядом, опять я придумал ей очередную гадость.
     Ещё раз рассказал свое видение, что и кого будем убивать и калечить. Ближе к вечеру почти нагнали отряд, нашли удобное место для засады, отправили Филлику на знакомство со злобными мужиками, которая должна заманить их сюда, сами принялись обустраивать засаду. По моему плану Айлор на дереве с остатками запаса стрел прикрывает нас с доктором, у нас с Андреем по десять стрел, настругали ещё копья, также длинные по четыре-пять метров, и сразу пару удалось сделать. Набрав жмуток кожаных полосок, заранее приготовленных на ночных дежурствах, взял Андрея и начал мастерить ловушки из кольев, уподобившись вьетнамским партизанам.
     Моё хобби в познание всех методов создание средств убийства человека разумного и тупого тоже, дало ход моему вдохновению опробовать на деле мои теоретические познания. По моим прикидкам у нас два часа, час Филлике на расстоянии привлечь собой, если это работорговцы, то по любому не упустят такой шанс ещё прихватить одну женщину-кошку, и час сюда, в общем, сколько успеем, столько успеем сделать ловушек.
     Начали делать так называемые 'Пружинные колющие ловушки', на один конец острый кол или колья, фиксация на длинную палку, саму палку фиксируем к дереву или к кольям, которые забиты в землю, потом на конец палки с концом, где острые колья, натягиваем кожаную полоску типа растяжки, при касании срывает спусковой механизм, и натянутая палка с острым колом вонзается в жертву. Такими ловушками обеспечили прикрытие себе тыла и узкую тропу отхода.
     Также предварительно проинструктировал Филлику, каким путём она будет ехать, между какими деревьями, так, чтоб преследователям хорошо было её видно.
     На первом промежутке я должен пропустить Филлику и часть преследующих, после неё натянуть веревку, переброшенную через сук на уровне головы всадников, будет уже вечер, есть надежда, что не заметят. Через десяток метров Андрюха также между деревьями натягивает и фиксирует верёвку на уровне ног ездовых животных, чтобы они перецепились. По всему периметру припрятали копья, кое где сделали ограду из кольев, даже пару самодельных луков с натянутой тетивой с вложенными стрелами прикрывали наш тыл.
     Сопели тяжело, настругали быстро колья. По своим командирским часам определил уже 'подлетное время' и дал команду Айлору на дереве высматривать наших гостей. Примерно через двадцать минут Айлор подал знак, а ещё через пять минут я услышал приближающийся шум, сердце сразу забилось сильнее. Прошептал себе девиз - 'Убивать красиво, умирать эпично', с богами или без них выжить обязан, первый бой с людьми, да ещё и с профессиональными воинами, это тебе не животинку палками тыкать, тут самому так натыкают.
     Уже начинало темнеть, как говорилось - 'смеркалось', я в кустах у дерева, мимо меня промчалась Филлика на своей птичке, за ней преследователи, и я немного затупил, увидев, на чём гнались преследователи, на каких-то странных животных, похожих на лошадей, но морда как у морского конька, и вроде тело всё костяное, то ли панцирное, ноги узкие длинные.
     Пропустив двух всадников, когда они промчались мимо меня, я судорожно натянул верёвку и зафиксировал в натяжении на дереве. Мне повезло, эти двое, что были первые, шли в небольшом отрыве от остальных, так что верёвку я успел натянуть, не зацепившись ни за кого. В мою ловушку угодило двое и полетели на землю, и сразу же рядом резко затормозили с упавшими ещё двое воинов.
     Отстранено ум посчитал шесть хорошо вооружённые проблем.
     Действую по одному из продуманных планов, отпускаю конец веревки и ухожу в перекат в ближайшие кусты, где спрятано оружие, начинаю действовать. Подхватываю одной рукой лук, другой рукой стрелы, натягиваю тетиву, начинаю пускать свои спаренные стрелы в ближнего всадника.
     Успеваю немного разглядеть, в кого целился, он был в кожаной броне с железными вставками и с подобием шлема, и даже в некоторых местах был прикрыт вроде как кольчугой. Старался целиться в лицо всадника, что ближе ко мне. Две стрелы пролетели в нескольких сантиметрах от его лица, и то он успел как-то отреагировать в последний момент и выгнулся назад. И сразу же достал висевший с боку небольшой щит и прикрылся им, пытаясь выглядывать, чтобы понять, откуда стреляют. Второй раз я на авось пустил стрелу в торс, но она была отбита щитом. Понимая, что стрелок из меня всё равно хреновый, и момент неожиданности я уже упустил, пора отходить, со злостью выстрелил двойкой стрел ему в пах, и несмотря на результат своего попадания быстро направил последнюю двойку стрел на тех, кто упал от моей ловушки. Они уже трясли головой и пробовали подняться. Выбрав самого ближнего, выстрелил ему в лицо, раздался крик, я же бросил лук и схватился за копье. План был простой - обойти по дуге с другой стороны и попытать счастье за счёт неожиданности.
     Обойдя полукругом, прячась между кустами перебежками и обходя свои ловушки, где была моя метка, с разбегу выбежал на ближнего мне противника.
     Им оказался воин, в щеке которого торчала сломанная стрела, и он судорожно пытался вытащить часть обломанной стрелы. Испытав отвращение и подавив позыв тошноты от увиденного, не сбавляя скорости, с разбегу сделал выпад копьём ему в голову, мой выпад пришёл ему в лицо. Раздался короткий вскрик. Не оценивая до конца свой результат, резко выдернул копье, сделанное из летучего ножа, что был у меня.
     Определил новую цель, направил остриё копья на другого воина, стоявшего рядом уже с выхваченным мечом.
     Мой противник уже пришёл в себя от падения и оценил мой результат по отношению к своему товарищу, размахнулся для удара с криком.
     Резким ударом он отбил мой выпад и шагом назад перешёл в оборонительную стойку. Я же, понимая, что эффект неожиданности утерян, начал своё кунг-фу палкой против мечника, понимая, что к нему вот-вот присоединится один из всадников, ещё один должен быть ранен, очень надеюсь, а также остаётся ещё двое, которых пропустил я впереди, хотя по замыслу тоже должны попасть в ловушку Андрея, но будем считать, что всё плохо и они остались в седлах. Махая и делая выпады, начал отступать в сторону своих ловушек, завлекая своей неумелостью.
     Через минуту на меня шли два воина, я как загнанный тигр своим копьём делал выпады, не давая приблизиться на расстоянии удара меча. Воины умело прикрывались небольшими щитами и ловко отбивали мечами мои попытки задеть их копьём.
     Сзади послышался громкий шелест, в голове промелькнула мысль, что это всадник, в которого я в начале пытался подранить стрелами, воин слез с коня и заходит с тыла, и сейчас мне будет больно. Вся надежда на ловушки, прикрывающие мой зад.
     Подготовка к засаде и желание обеспечить себе больше шансов на выживание заставляла меня строгать колья для ловушек, на некоторые ловушки пришлось пустить большую часть своих ножей из запасников. В надежде на хороший улов или на возможность уйти от ближнего боя преследования.
     Время тянулось липким тягучим ожиданием, у меня не было возможности оглянуться и посмотреть, что там за спиной происходит, я был в ожидании, когда же тот воин хоть в одну растяжку угодит.
     Ждать пришлось недолго, моё ожидание ознаменовал хлёсткий звук, злые крики, а потом ещё раз послышалось, как сработала очередная ловушка.
     Поймав обескураженный взгляд воинов, смотрящих за мою спину, я резко нанёс удар ближайшему противнику в левую ногу в среднюю часть бедра, брони там не было, только плотные штаны, учитывая, что воин приучен мною прикрывать голову и грудь не ожидал от меня резкого выпада ему в ногу. От моего удара он присел на раненую ногу и развернулся ко мне плечом. Я же, дёрнув копье к себе, начал делать быстрый замах и хлёстким ударом сверху по правой стороне в район шеи нанёс удар.
     Удар был блокирован плоской стороной меча, но от моего удара воина ещё больше развернуло боком ко мне.
     Воспользовавшись моментом, делаю скачок в сторону и выпад копьём ему в район спины под лопатки. Кончик острия протыкает его кожаную броню и входит в плоть.
     Воин теряет равновесие на своей раненой ноге и заваливается на колени, я делаю отскок в сторону, уходя от удара мечом его напарника.
     Его сотоварищ подскакивает ко мне, прикрывая раненого щитом, а мечом пытается перерубить моё копье.
     Отпрыгнув на шаг назад, пытаюсь отдышаться, напарник раненого воина выходит вперёд ко мне, прикрывая своего друга, становится в боевую стойку. Недолго думая, точнее отдышавшись немного, начинаю атаковать воина, делаю обманный хлёсткий замах копьём в бок, на середине удара резко дёргаю копье на себя, противник, готовый к моему боковому удару, выставляет на перехват меч, а щитом прикрывает грудь и часть головы. Я делаю рывок на себя, оттягиваю копьё до упора и быстрым выпадом целюсь ему в пах.
     Не ожидая такого обманного манёвра, воин с запоздалой реакцией не успевает подставить щит, а я упираюсь своим копьём в него и продолжаю давить всем телом, толкая противника, он начинает пятиться, опомнившись, пытается мечом перерубить копьё, со второго раза ему это удаётся, передняя срубленная часть копья падает, а я всем своим напором давлю на остатки и опять упираюсь уже срезанным концом в него и продолжаю теснить его и громко кричать и материть, и чудо!
     Только что раненый мною воин спотыкается через своего напарника, который до сих пор стоит на коленях и пытается остановить кровь рукой, которая хлещет из ноги. И вот воин задевает своего раненного напарника, и они все падают на землю, я же, бросив сломанное копье, выхватываю свой меч и начинаю размахивать им, сначала секущий сверху, потом выпад и колющий удар, чувствую, что мой меч нашёл слабое место в броне одного воина, навалившись, сильнее вогнал ещё глубже, провернул меч, резко выдернул, отскок и снова махаю мечом как бы в глухой обороне. Нахожу второго воина, пытающегося подняться, перевожу свои удары на него, как псих напираю на него постоянными ударами, заставляя его перейти в оборону и не давая подняться, тут в моего противника вонзается стрела, я отскакиваю, запоздало соображая, что стреляют не в меня, а в моих врагов. Воин от неожиданности выставляет мне блок мечом, а сам пытается понять, кто и откуда стреляет в него.
     Стрелы начинают по очереди попадать в каждого противника, ища слабые места в броне и особенно норовя попасть в голову. Те рефлекторно выставили щиты в сторону, откуда летят стрелы, прикрывая голову.
     Я же оценив ситуацию, резко замахиваюсь, наношу удар сверху мечом по кисте руки ближайшему воину, в которой он держит меч, удар сразу же снизу вверх, второй удар, этим ударом я выбиваю из раненной руки воина меч, и сразу опять удар с вверху вниз, но опытный воин быстро выставляет свой щит и закрывается от меня. Ударив пару раз мечом об щит и осознав, что результата ноль, делаю отскок, потом выпад с пригибанием в его сторону и удар по его ноге. От ранения или от боли воин полностью завалился на землю, подтягивая раненую ноги и прикрываясь щитом, удар в его сторону, попал по щиту, отскок назад резко в бок, опять я наношу удар сверху вниз, воин закрылся щитом, я быстрым прискоком бью ногой по щиту и прижимаю, вдавливая всей силой, одновременно удар мечом по голове, но там шлем, звон металла, надеюсь, что хоть контузит его, перехват меча в удобный хват, разворот и ударам в брюха, надавливаю поворачиваю, и мой меч входит в плоть воина, ознаменовав мой успех его диким криком, опять резко отскок от раненого, чтоб не порезал меня чем нибудь.
     Отскок назад, ещё, вдох выдох, осматриваюсь.
     Одно тело ещё живое, и да, последний всадник, который решил зайти с тыла, собрал мой урожай ловушек, лежит и не шевелится, и вроде как пару контрольных стрел торчит в его теле, так у меня вроде все в порядке, что у Андрюхи, так вроде как одного вижу на ногах, другой лежат нашпигованный стрелами, явно косит под дикобраза. Начинаю обходить ещё живого противника, который удачно прикрывается от стрел щитом и своим мёртвым напарником.
     Начинаю обходить по дуге, переходя на бег, подбегаю к дереву, где спрятано очередное копье, прячу меч в ножны. Взяв в руки оружие, начинаю обходить с другой стороны своего противника, тот прикрывается щитом и пытается отбить мечом стрелы, увлёкшись этим делом, он не замечает, как я с разгону наношу удар своим копьём ему в бок, всплеск боли, ужаса и предсмертных криков подтвердили удачное смертельное попадание. Выдернув копье, быстро разворачиваюсь и бегу к последнему воину, которого теснит мой друг.
     Стараясь бежать тихо и как можно незаметнее подкрасться и нанести удар, но не судьба, воин успел заметить меня сзади и отбить удар, не сильно расстроившись, я перевёл дыхание, спешить нам некуда, так что добьём. Храбрый воин наверное оказался самым опытным, так как успевал отбивать мои выпад и Андрюхи, при этом прикрываясь от стрел. Когда мне этот спарринг надоел, я сосредоточил удары по его ногам, просто резко быстро, в большей степени отвлекая его на оборону внизу. Как замечательно нападать вдвоём на одного, нанося постоянно удары, чередуя тактику атаки, воин начал сдавать, двигая в сторону зарослей, нам же как раз было это на руку, так как там были наши ловушки. Ещё примерно минут пять мы яростно теснили его, в его боках торчали остатки стрел, засевшие в его броне, а мы с доктором, почуяв его слабину, начали ещё сильнее давить, чуть ли не хлёсткими ударами своим копьём в него загнали на место ловушки, и когда от очередного удара моё копье сломалось об его щит, он напоролся на растяжку, заострённый кол вонзился ему голень, заставив дрогнуть и пропустить удар Андрюхи, я, же вооружившись двумя мечами, стал напирать на него. Своими быстрыми и бессмысленными актами заставлял уходить воина в глухую защиту, тем самым давая доктору хоть как-то задеть его. Протяжный звук боли и ругань со стороны воина непроизвольно вытянуло на моём лице улыбку от злорадства, ещё одна ловушка сработала. Хромая и еле держась на ногах, воин наступил на заострённый кол, торчавший в земле, от чего просто завалился назад и упал на спину, резко развернувшись, пытаясь встать на коленом зацепил ещё одну ловушку, я же своими мечами нанёс удар по беззащитным ногам противник, вызвав очередной протяжный крик боли и злости. Не решаясь приближаться к раненому на расстоянии даже вытянутого меча, вложил свои мечи в ножны, развернувшись, пошёл до ближайшего схорона оружия, за копьём, оставил воина под охранной Андрюхи, краем глаза заметил Филлику, прикрывающую наш тыл с луком. Вернувшись к раненому воину, лежавшему на том же месте, истекающему кровью, я с размаху нанёс удар в бедро. И сказал в его сторону:
     - Умирать будем как воин или как забитое животное?!
     Он смотрел на меня как хищник, загнанный в угол, готовившийся к последнему рывку.
     Я, надавив сильнее на копье и провернув его, повторил свой вопрос. Воин удостоил нас минутой своего молчания и проклинающего взора на нас.
     Я жёстко сказал:
     - Ну! Решил!
     - Да, я умру как воин!
     - Тогда брось оружие и ответишь на наши вопросы.
     -Хорошо! - ответил воин и бросил меч и щит.
     Я протянул ему другой конец копья, предлагая взяться за него, он ухватился, я потянул на себя его, прислонив к ближайшему дереву, дал опереться и присесть ему. Потом я жестом подозвал Филлику и попросил принести два бурдюка воды и привести Айлора. Филлика как истинная женщина молча исполнила, что её просят, привела соплеменника и молча встал сбоку без всяких глупых вопросов. Один бурдюк с водой я передал воину, второй мы с Андреем чуть не опустошили, приложившись по очереди. Прочитав в глазах воина благодарность, что дал ему напиться, начал допрос:
     - Имя, звание, цель задания, откуда и куда следуете, сколько вас, какой состав!
     Воин посмотрел на меня серьёзным взглядом, явно не сельский увалень его допрашивать взялся, и начал говорить:
     - Моё имя Турард, я правая рука командира отряда наёмников, нас наняли работорговцы для сопровождения и охраны. Идём по ущелью с начала 'Страшного леса' до города 'Сервикапитин', в нашем караване полтора десятка работорговцев, полтора десятка и ещё двое наёмников.
     Перехватив взглядом Айлора, разрешил ему продолжить допрос, а сам присел рядышком у дерева, отдыхать и слушать.
     Айлор выведал, что среди рабов четыре молодых парня и шестеро девушек, и одна по описанию очень похоже на его любимую.
     Также у нас есть эта ночь, потом люди в отряде будет беспокоиться и искать пропавший отряд, значит делаем ещё больше ловушек и отдыхаем. Уточнив ещё пару технических и стратегических моментов по отряду, взмахом руки разреши Аллору убить пленника.
     Айлор быстрым движением вонзил свой меч в сердце воина, дав ему быструю смерть.
     Стоя рядом с последним убитым воином, начинал осознавать только что произошедшее - убийство, а до этого еще был бой, и я живой, остальные члены нашего отряда тоже не пострадали.
     Понимая, что это чистой воды удача, везенья, нет, можно, конечно, говорить о продуманном плане, в котором было много недочетов, и именно сейчас я понимал, каких, и чего это могло стоить нам. Сделав пару глубоких вдохов, мысленно поблагодарил здешнюю судьбу, что я ещё жив и всё прошло хорошо.
     Немного выровнял дыхание, глазами зацепился за истекающее кровью тело наемника.
     И тут на меня накатило, комок в горле застрял, не давая рвотным позывам выйти наружу. Отвернулся, отошёл подальше, подойдя к ближайшему дереву, уперся одной рукой, согнулся, готовясь к неприятным ощущениям в виде рвоты. Глубоким дыханием попробовал успокоить себя, но, посмотрев в сторону, увидел другие трупы, не сдержался, и меня начало рвать. После того как желудок был неоднократно опустошён, меня начало трясти, и на подгибающихся ногах я решил сменить дерево, не хотелось упасть в собственную блевотину.
     Кое-как дойдя, чуть не упал, оперся об дерево, развернулся, уперся спиной и сполз.
     Закрыл глаза, чтобы не видеть ничего, и заставил себя медленно глубоко дышать, в надежде успокоится.
     Послышались шаги, открыл глаза, увидел Андрея, смотрящего на меня и в руках держащего бурдюк воды и протягивающего мне. Протянул руку, взял и промочил горло водой, рядом присел доктор. Некоторое время молчали, потом Андрей заговорил:
     - Знаешь, Александр, когда в мединституте нам показывали трупы, проверяя нашу психику, поначалу было тоже тяжело, потом привык, потом на одной из практик приходилось вскрывать трупы, сначала тоже бегал к раковине, сдерживая позывы. Потом после десятого трупа как-то привык, резал, ковырялся в органах, изучал, вносил результаты вскрытия в отчеты.
     Да у меня были черепно мозговые, огнестрелы, упавшие с лестниц, пару изнасилованных и задушенных молодых девушек, тогда после составления отчета я сильно напился. Но самый худший случай у меня на практике это - автокатастрофа, мать с ребёнком попали под грузовик, их тогда практически по кускам доставали. Когда я на столе собирал их по частям, вот тогда меня рвало так, что думал, желудок вылезет. Когда написал отчет, сразу же подал заявление за свой счет на неделю. Ту неделю я помню смутно, бухал по-чёрному. А сегодня я был соучастником убийства и ты знаешь, после того леса с теми животными, не сильно задумывался с кем сражаюсь, с очередным монстром на двух ногах или с разумным человеком. Не знаю, что случилось со мной, но я как-то по-другому стал воспринять все после всего произошедшего тут с нами в этом новом мире.
     Когда тошнота отпустила меня после речи моего друга, попытался еще раз вспомнить, что за чувства тогда у меня были, когда я пытался убить тех воинов. Проанализировав всё, что смог вспомнить во время боя, это были мысли о том чтоб выжить, не попасть под удар меча, страх, адреналин рвущий сердце, а, ну ещё проскакивали мысли как бы не налажать во время боя, как тогда при первой встречи со стаей опасных хищников.
     Потом вспомнил как бездарно, но удачно, махал своим копьем и жалкие потуги быть Робин Гудом.
     Вот теперь я воздавал хвалу, что меня не зря затащили в клуб ролевиков.
     Тогда у меня с ними было что-то типа бартерного отношения, я помогал им с доспехами и мечами, клепая на своём предприятии, причём делали приближённо к настоящим, но из лёгких сплавов, и помахать можно и не убить друг друга.
     А они меня приглашали на свои мероприятия, учили правильно махать мечом и копьями, хоть и хватило меня на год, но хвала всему сущему, вот пригодилось. И не зря я еще и Доктора таскал с собой, тоже чему-то научился, он-то больше туда за компанию ради пива халявного ходил.
     Открыв глаза, оглянулся, наши местные друзья собирали трофеи и разбежавшихся скакунов воинов. Незаметно для меня Андрей уже покинул и занимался по своему профилю, осматривал трупы. Попросил его притащить все трупы в кучу, внимательно смотреть на мои знаки, что помечают место ловушек и самому не угодить них. Потом с трупов снять все доспехи, одно дело для меня на расстоянии проливать кровь, а вот ковыряться в кровавом трупе - это не для меня, хоть уже несколько недель в этом мире кромсаю всё живое, но животное это одно, а вот человеческие трупы, так что, рвотный рефлексы сразу отгоняет меня подальше.
     Двоих мёртвых попросил оставить как есть, изъять только все ценное и не очень. Их тела планировал как приманка на ловушки.
     Пока доктор был занят по близкому ему делу, я удосужился себя изучению лошадей павших воинов.
     Собирая в себя силы, встал и решил тоже заняться делом, нечего тут рассиживаться, когда все при деле.
     Странные животные напоминали помесь разных земных видов, голова и шея похоже на животное земли - морской конек, вытянутая челюсть с рядом маленьких зубов, остальное тело на земную лошадь, только худее, кожа по структуре похожа на тех лесных монстров с имеющимися подкожными защитными пластинами. И как мне показалось, в общем, окрас животного был антрацитово чёрным.
     Попробовав оседлать это чудо ездовой инженерии, понял, что пока не моё, меня пару раз попытались укусить, лягнуть, и эти животные были намного выше моей ездовой птички. Решил использовать пока как вьючный трофей, впереди ещё долбанная проклятая долина, нужно запастись провиантом и водой побольше.
     Из допроса я тогда уточнил, что после этой долины начинается выжженная долина, по-нашему пустынна, и там путь может затянуться на пять и более дней, если не будет песчаных бурь и других неприятностей.
     Преодолев свое рвотное чувство перед трупами, подошёл к Андрею, держа руками рот, меня интересовал, как умер тот воин, что заходил на меня сзади и угодил в ловушки.
     Заключения специалиста на месте преступления было таково, несколько проникающих ранений в ноги, одно на пять сантиметров выше от лодыжки, другое в голень, падение на землю, рукой зацеплена ещё одной ловушкой, острый предмет (заточенный колышек) проник в глазницу, задел часть мозга. Падение обусловлено тем, что другая нога была ранена в район прямой мышцы бедра стрелой, при выдергивании оной, наконечник остался в мышцах. Проще говоря, ослаблена ранением одна нога, и раненная друга произвели потерю равновесия и падения.
     Перенеся свое внимание на воина с окровавленной глазницей, почувствовал, что на меня опять стало накатывать тошнотворное состояние, решил по-быстрому удалиться.
     ***
     Лагерь оборудовали вдали от места боя, подальше от пролитой крови. Пока наши полулюди быстро настреливали нам ужин и запас, мы с доктором в быстром темпе начали заготавливать материал для ловушек.
     После осмотра и сортировки трофеев меня немного порадовало, что воины принесли с собой колчаны замечательных стрел, большие луки, чья дальнобойность луче наших, но и натягивание тетивы стало медленней и с большим усилием. Парочку интересных мечей, почти по два хороших кинжалов у каждого убитого. Также порадовали кожаные доспехи с железными вставками и кольчугой. Ну куча местной мелочи, амулетики, драгоценности и другая мелочь пока неясного назначения была сложена в отдельный мешок.
     Пока доктор с Айлором готовили ужин и запасали мясо, я с Филликой, нагрузив трофейных лошадей с броней и оружием, отправились к ближайшей источнику воды, нужно быстро отмыть кровь и высушить часть брони, что будем надевать на следующем сражение.
     По лошадям - из шести только три пригодных для дальнейшего похода, одной удалось убежать, две сломали ногу или подвернули, в общем хромали сильно, с них сняли седла и всё, что было, отвели в дальнюю часть за лес на поляну, убивать не хотелось этих странных животных.
     Вернулись в лагерь примерно через час, помыв всё оружие и броню, развесил сушиться у костра, а также удалось немного помыть новых лошадок, точнее затянуть воду и сполоснуть, ибо воняли своими прежними хозяевами и ещё чем то.
     Поужинав, всем поручил, кто будет дежурить, подготовит заостренные колышки из веток, которые нарубали с Андреем. Быстро пожевав мясо, завалился спать, вставать рано и работы много, будем делать непреодолимый лесной вал из ловушек.

     Разбудили меня резко и дерзко - поцелуем с укусом в губы, поняв, кто так может пакостить, открыл глаза, увидев лицо довольной Филлики, хотел ответить взаимной пакостью, но не успел, Филлика, убедившись, что я полностью проснулся, встала и пошла на свою лежанку, красиво виляя своей попкой. Усевшись и похлопав себя ладонями по лицу, окончательно проснулся, грустно вздохнув, вспомнил о предстоящем, пододвинул к себе заготовленные ветки и обдумывая план предстоящего, начал стругать колышки над костром.
     Свой план по созданию линия Мажино в лесу планировал в основном из многочисленных ловушек, цель которых не убить, а поранить, создавая беспокоящий эффект, по всей длине преследования нас врагом. Особенно в тех местах, где можно укрыться. Бой планировалось вести на расстоянии выстрела из лука. Будет некая перестрелка с тактическим отступлением, заманивая врага в ловушки.
     К моменту подъёма спящих сделал пару хороших копий с трофейными мечами вместо наконечников.
     Собрав заготовки для ловушек, принялся модернизировать свою новую броню и щит.
     Щиты модернизировал с шипами, чтобы можно было нанося удар щитом сделать колющую рану, если через броню пробьет, в качестве шипов часть из острых кольев часть из трофейных ножей.
     Да, ещё такой момент, если бы не те 'Охотничьи травы' местных, приготовленные по рецепту Андрея, придающие сил, не знаю, как бы мы держали такой темп происходящих событий.
     Дозировка, вычисленная опытным путем, применялась по полстакана с утра после завтрака и вечером после ужина, что давала телу быстро отдохнуть и каким-то образом приглушала болевые ощущения от ушибов, гематом и всякой неприятности на теле и способствовала более быстрому заживлению.
     После завтрака, когда все поели, позвал к себе Филлику и приказал молча стоять, всякие мысли женские не озвучивать. Начал думать, как ей и другим на спину прицепить из трофейных щитов, долго не страдая и не издеваясь уже над красной девушкой, на то как я прилюдно трогаю её, я же взял кожаные ремни и начал крепить щиты, один спереди другой сзади. В итоге опытным путем выяснилось, что щит спереди мешает стрельбе из лука, и просто с помощью волшебных матерных слов прикрепил два щита сзади, один прикрывал голову и плечи, другой спину. Повертев Филлику как снегурку, получил положительное одобрение от остальных. Потом определил тактический расклад нашей группы таким, наши местные друзья - основная стрелковая подавляющая сила, но девушке предстояла роль вестового и 'быстрой помощи' нам, так сказать, быстро передвижного стрелкового расчета средним бронированием. Айлор - стационарная установка на высоте, в основном прорыве предполагаемого врага, поэтому ему не нужно дополнительная броня, все равно будет мешать ему, а вот девушке бегать под огнем вероятного врага, лишняя защита нужна.
     Я с Андреем в тяжёлых кожаных доспехах, безвозмездно подаренных нами безымянными наёмниками, также по щиту сзади и на руку каждому со шлемами, будем тяжёлыми копейщиками, так сказать, тяжело бронированный механизм прорыва строя врага. Предполагалось разделить отряд воинов и завести на 'минное поле' из ловушек, под обстрел наших лучников, в случае прорыва врага держать на дистанции длинными копьями.
     Другого варианта мне придумать не удалось, имея ограничения по времени и ресурсам, а другие члены отряда, в общем, тоже ничего толкового предложить не смогли, разве что помогли уточнить и скорректировать некоторые детали моего плана.
     По-быстрому примерев все еще раз и подготовив схорони запасного оружия, пошли ставить ловушки.
     Показав всем на примере, как делать несколько вариантов ловушек, и зачем так много готовили заготовки, распределил каждому свой сектор минирования с условием установки незаметного знака расположения ловушки, чтобы потом самим не напороться.
     ***
     Посмотрев на небо, а потом на свои командирским часам, прикинул примерно сколько времени у нас до подхода поисковой группы наемников, получалось примерно часа четыре, три точно.
     Начал с приманки, наш припрятанный труп к счастью никто не нашел и не съел, он будет основным рычагом, который запустит ряд ловушек.
     Труп расположил возле дороги у дерева, к этому времени большая часть крови с него стекла и вываленный в пыли не так сильно бил по моей психике, понимаю, что делаю какой-то страшный вандализм с телом разумного, но инстинкт самосохранения вопил так, что совесть просто отстранилась и иногда просто констатировала факт происходящего.
     Вокруг первого трупа возвели пару одноразовых взведенных луков с несколькими стрелами. Основным спусковым механизмом наших ловушек был по принципу - колышки, 'собачки', (элементы - 'собачка', фиксирующий колышек с зубцами).
     Второй труп уложил на другой стороне дороги и чуть дальше половину тела в кустах, остальную напоказ.
     Учитывая, что после первого сюрприза доблестные наёмники будут уже на стороже и буду смотреть, что да как, поэтому ловушки делались на два типа, видимые обманки, и спрятанные, на которые должны попасться обходя видимые.
     Суть ловушек состояла в том, чтобы загнать противника в кусты или за камень, или за крупное дерево года начнется перестрелка. Вот все вероятные укрытия я и 'минировал'. В мой арсенал вошли подвешивающий капкан, наземный капкан в сочетании с пронзающей ловушкой из острых кольев на натянутой палке, также простый растяжки, через который в суете боя можно перецепиться, и на небольшом расстоянии от них расположил острые колышки вбитые в землю, припрятанные в ямках и засыпанные листвой.
     Основную часть составили растяжки из пружинно-колющих ловушек. Парочку сделали на приманку из трофейных кошельков с высунутой монетой.
     Как вбивали колья, да просто клали плоской стороной меча и ногой били сверху, нормально, чужие мечи не жалко, ещё есть.
     Через два с половиной часа позвал Филлику и отправил в дозор, не хотелось быть настигнутым раньше времени.
     Через полчаса, убрав за собой и проверив, как сделаны ловушки на другой стороне, отвёл наших лошадей в укрытие, проверил, как припрятаны схроны с оружием в нескольких местах, на случай резкой передислокации.
     Ещё через двадцать минут прискакала Филлика, сказала, что сюда едет отряд примерно из четырёх всадников.

Глава 11

     Александр:
      Засел в засаде с Филликой с одной стороны, Андрюха с Айлором в другой, проинструктировал всех сидеть и ждать, пока не сработает приманка, и стрельбой теснить в сторону укрытий с ловушками.
      Через десять минут ожидания появились всадники на своих костяных лошадях. Как и ожидалось, остановились на дороге, где много следов, часть спешилась, и начали ходить по кругу, как ищейки, вынюхивать, потом послышались крики, я быстро выглянул и увидел, как в одну и в другую сторону к нашим приманкам из жмуриков бежат по двое. Минута ожидания, и слышен поочерёдный крик с каждой стороны, сработали ловушки. Быстро выглянув, увидел, как воины, ощетинившись мечами и прикрываясь щитами, вприсядку копошатся.
      Я громко скомандовал:
     - Стрелять, не давать подойти к лошадям!
      Понеслась - подумал я про себя и достал свой новый трофейный лук, цель примерно в тридцати-тридцати восьми метрах, думаю, куда-то да попаду. Одетый в броню ещё не притёрся к ней, начал натягивать тетиву лука, и стрелять под ноги или в ноги, вообще куда авось пошлёт, тем самым не давая наёмникам прорваться к лошадям.
      Заметив нас, наёмники решили в любом случае прорвать нашу оборону и зарубать, ибо под обстрелом залазить на коней даже в этом мире очевидная глупость, что можно поймать себе стрелу в 'зону бикини'. Хотя мелькнула мысль, а вдруг по-'казацки' на одном стремени, зацепился с боку и, прикрываясь лошадкой, ускакал, я всё время забываю, что местные животные имею толстую кожу и подкожную защиты.
      Но наёмники решили разобраться с нами без бегства, продвигаясь в присядь, прикрываясь щитами, иногда отбиваясь мечами от наших стрел. Вот так, идя на нас, наёмники задевали часть ловушек, потом поняли, что да как, и начали более внимательно смотреть и обходить, постоянно находясь под нашим обстрелом и как ни странно удачно отбиваясь от наших стрел. Походу на поиски пропавших воинов послали матерых вояк, а те явно были так себе, или нам очень крупно повезло. В любом случае с этими будет сложно разобраться.
      Быстро оценив ситуацию, я громко скомандовал очередную заранее условленную командую:
     - Перекрестный огонь!
      И мы начали стрелять по воинам с другой стороны. Привыкшие наёмники отражать стрелы впереди себя не все успели быстро сориентироваться, когда с боку в них начали лететь стрелы, пару стрел поймали свои цели, некоторые увязли в кожаной броне.
      Очередная моя команда:
      - Огонь по усмотрению!
      Теперь наёмники отошли далеко от своих лошадей, и делать заградительный огонь уже не нужно.
      После десятка выстрелов, я понял, что стрелок из меня хреновый, в щит попадаю замечательно, а пару стрел, попавшие в ноги противника, сильного урона не нанесли. Воины, поймав пару стрел в кожаные доспехи, уже приловчились защищаться со всех сторон, с одной страны щитом, с другой ловко отбивая наши стрелы мечом.
      Посмотрев на свою Анку-пулемётчицу, точнее стреломечницу, оценив запас колчана и дождавшись, когда расстояние между нами и противником сократится до пятнадцати метрах, я скомандовал выход.
      Я вооружился, надел щит на одну руку, в другую взял копье, пошёл на врагов, прям Спартанец койота, надеюсь, как не те, что погибли в ущелье. Нервно сглотнул, держа мысли при себе, пошёл со своим другом 'играться со смертью'.
      Прижимая к земле врагов, наши лучники не давали им подняться. Подойдя к 'своей паре врагов', приготовился к бою. Начал я с нанесения сильных удары по щитам противников, заставляя их опрокинуться и подставить спину или более мягкие части дела для стрел. Ближайший противник оказался не сильно сообразительный, быстро встав во весь рост и профессионально закрывая грудь и часть лица щитом, начал отмахиваться мечом и сразу же поймал боковой удар копьём в колено, что заставило его присесть. Недолго корча из себя ученика недоучку шаолиня, махая своим копьем, на конце которого закреплён хороший меч.
      Сразу же обманным ударом, целясь в лицо копьём, обогнул по дуге и лезвием своего опять ударил по колену, нащупав слабое место в броне острием. Воин визгнул и попытался убрать раненую ногу и отбить атаку своим мечом мое копье. Отвлёкшись, он поймал пару стрел в руку, в которой держал меч. Второй напарник попытался прийти на помощь своему раненому другу, но был остановлен стрелами Филлики. Понимаю, что играться времени нет, да и уже начинаю задыхаться в этой броне. Обманный взмах и резкий колющий удар по тыльной стороне стопы, попадание удачно, точнее попал где-то там, но наверное удалось сделать небольшой порез ногам, не важно, закрепляю успех, делаю обманный удар по другой стороне и резко бью по раненной. Воин не успевает перенести центр тяжести с ноги и отскочить, как получает очередной порез.
      Мой противник наносит рубящий удар по копью, но меня всё равно не достать, длина моего копья с мечом примерно два с половиной метра, а древко специально подобрал из самого крепкого дерева, что нашёл, такое даже с трех ударов мечом не сломаешь.
      Провернув своё копье, резко выдёргиваю, пока его не перерубили, опять обманный выпад в лицо оппонента, попадаю в щит, отдёргиваю копье и удар по другой ноге противника, промах, задеваю лодыжку, но надавливаю в бок и делаю ещё больше порез.
      Наёмник подкашивается, падает на колени, мой удар копья ему по шлему, пусть в ушах звенит пока. Тут в нашу битву влезает его напарник, выгибаясь через тело друга,
     прикрывая его щитом и отмахивается мечом по моему копью. Дзинь! - два куска металла столкнулись в битве.
      Делаю размах копьём по дуге и боком лезвия направляю удар по кисти противника, в которой меч, неудачно промахнулся.
      Разворот инерции копья, в обратную сторону, второй удар туда же, чтобы попытаться выбить меч из руки, и не успеваю.
      Раненый в ноги воин приходит в себя и выставляет щит в направление моего удара. Бац! - громкий звук, и я по инерции разворачиваюсь в другую сторону.
      Пытаюсь сделать отскок назад и в сторону, но балерин из меня в тяжёлой кожаной броне с щитами никакая, поэтому как могу отхожу. Тяжело дыша, кидаю быстрый взгляд в сторону Андрея, еще живой, и противники его тоже и видно как с торчащими с стрелами в кожаной броне, вояки тоже попеременно прикрывают себя от стрел и отражают удары длинным копьем моего друга.
      Делаю пару глубоких вдохов и на задержанном дыхании размахиваю со злостью копье и наношу удар в сторону шеи ближайшего воина. Дзинь! - слышен звук, моё острие копья встретилось с мечом защитника.
      Я кричу:
      - Филлика, по ногам стреляй!
      Опять размах и с другой стороной по раннему наёмнику, который на коленях, он так встать и не смог, похоже задел сухожилия.
      Его снова прикрывает друг щитом, я же резко копье на себя и выпад в стороны шеи по второму наёмнику, промах, попадаю по наплечнику брони, прямо между шеей и стыком брони, резкий удар щитом второго противника по моему острию копья, выбивает моё копье, сорвав часть кожаной защиты наплечника.
      Двое наемников грамотно себя прикрывают, тот, что на коленях, щитом и мечом прикрывает себя и ноги своего напарника, тот, что на стоит на ногах, прикрывает себя и раненного товарища сверху, все грамотно отлажено и мне не пробиться.
      Я уже начинаю сильно уставать, пот заливает лицо, руки плохо держать древко, запястья жутко болят, хитрых маневров с копьем уже не получится, нужна скорость, а мои руки уже не могут так вертеть меч, плюс толстая крепкая (плотная) длинная палка прилично весит для моих слабых рук. Ладно, попробуем хитростью победить, кричу Филлике:
      - Заходи им в зад, по другой стороне!
      Воин, что на ногах, заметил мой окрик и движение лучницы, сразу стал разворачиваться щитом в её сторону, я же решил попробовать выбить меч у раненного воина. Тяжело давшийся мне взмах копьем и с трудом удерживая направления удара бью по мечу подранка. Дзилинь! - блеснув лезвие об лучи солнца, меч воина отлетел в сторону.
      Не давая возможности воину дотянуться до своей потери, наношу комбинацию выпадов в его сторону, по сути со всех силы бью по его щиту, замечая, как с него начинают отлетать щепки. Очередной удар моего копья проходит между щитом и шлемом сидящего, прижимаю как могу копье лезвием в сторону шлема и резко тяну на себя, вроде послышалось, как воин вскрикнул. Пару раз попробовал задеть его напарника, который удачно прикрылся от трех стрел, выпущенных в него Филликой, и одна удачно отрикошетила в мою сторону.
      Громко со злостью крикнул:
      - Да что вы, гады, такие не пробиваемые!
      Поднял копье и всем весом нанес рубящий удар сверху по щиту раненного. Бац! - лезвие моего копья до половины вошло в щит и застряла.
      Не долго думая начал дергать вперед назад своё копье, послышался крик, не обращаю внимания, пытаюсь выкрутить щит с копьем или выдернуть свое оружие.
      Для усилия опустил копье как можно ниже и левой ногой со всей силы ударил по нему. Послышалась чья-то ругань, ещё раз припечатал копье ногой в землю и чувствую, что есть результат. Выпрямляюсь и взгляд в сторону противников, щит с отколотой частью лежит на земле, а на меня смотрит окровавленное лицо воина, в руках держит нож с ненавистно - убийственным взглядом в мою сторону. Ойкнув про себя от увиденного на его лицо, подумал, кто это его так, и тут мне сознание подсказало, что возможно это я так его, когда пытался вытащить застрявший наконечник копья.
      Пара, наверное, на ближний бой, подумал я про себя - 'Убивать красиво, помирать эпично', - очередная хрень вылезла в голову, хотел возразить, может наоборот, но резко одернул себя нашёл, когда заниматься полемикой.
      Копье прижимаю к себе, делаю резкий выпад в сторону второго наёмника, который на ногах, он сразу же замечает мой удар и прикрывается щитом, копье упирается в щит, и я его надавливаю и сразу же начинаю скользить руками по древку, бегу вдоль копья, отпуская его, выдёргивая меч из ножен, прикрываюсь щитом, иду на таран.
      Целюсь в середину их построения щитом, делаю большой шаг левый своей ногой, одновременно уже вытащив меч, наношу колющий удар снизу вперёд наобум, делаю второй шаг правой ногой и разворачиваюсь плечом, оттолкнув второго защитника от своего раненного друга, я пригибаюсь, пригнув голову и сжав её внутрь, как черепаха, замахиваюсь левой рукой сверху вниз, на которой у меня надет щит, наношу ошарашивающий удар раненному наёмнику по голове и одновременно мечом колющий удар в район шеи.
     'Петуха вам в зад, да что я делаю, зачем полез в ближний бой!' - истерично прокричал мой разум, осознав всю глупость моего поступка.
      Одновременно, когда оттолкнул второго стоящего наёмника и, развернувшись к нему спиной, ощущаю удар сзади, но сзади у меня прикреплён трофейный щит, я так и рассчитывал, наверное, подставиться под удар, продолжая свой круговорот, не уточная, куда я попал мечом по раненому наёмнику, продолжаю разворот в присядке, разворачиваю левую руку с щитом делая удар назад, поворачивая и выпрямляю вслед всё своё тело, сразу же наношу вслепую удар мечом.
      После моего удара отскакиваю назад, прикрываясь щитом, делаю два шага назад, перегруппироваться и оценить обстановку. Так, мой первый противник лежит на боку, контрольная стрела торчит в шеи, уже не боец, мой второй оппонент стоит на полусогнутых ногах, весь утыканный, кое где с обломанными стрелами кожаной броне.
      Удачное попадание стрел воина показывали красные пятна, проступающие через броню. Мой противник тяжело дышит, я не лучше него пытаюсь нахвататься воздуха, как старый паровоз дышу то носом, то ртом.
      Усмотрев на противнике большие царапины и кровоподтёки, явно половина из них мои подарочки-ловушки, пришла в голову мысля.
      Повернулся в сторону нашей мужской парочки. У Андрея дела были не ахти, но и неплохо, противники стояли на ногах, прикрывая друг друга попарно, ноги у них тоже были все в стрелах, явно не бегуны уже. Доктор, вняв мою тактику, наносил удары копьём, делая быстрый выпад и отдёргивал назад, не давая противнику его перерубить.
      Андрей явно работал по медицинскому учебники, нанося мелкие порезы в слабо защищённых местах, а Айлор прикрывал его, не давая перейти противникам в атаку, осыпая стрелами в проявившихся щелях обороны.
      Устало улыбнулся в сторону своего противника, собираясь заканчивать это шоу, вогнал свой меч в ножны, нашёл взглядом своё копье, отошёл, не сводя взгляда с противника, поднял свою палку, оценил её взглядом, вся потрепанная, но пару ударов ещё должна выдержать.
      Включил режим чокнутого шаолиня, начал издавать звуки на китайский манер с длинным протягиванием гласных, как мне показалось, мой оппонент немного вошёл в ступор, как и задумывалось, произвести психологическое давление неестественным поведением, с нанесением вереницы ударов копьем.
      Наношу быстрые хлёсткие удары в район плеча и рук, вперемешку с колющими выпадами в ноги, а иногда просто страдал фигней, озадачивая своего противника, что я вообще делаю. Воин хорошо отбивал мои удары и защищался от стрел Филлики сбоку. Хороший воин, вот у кого нужно поучиться так отбиваться одновременно от двух атак.
      Обратив внимание на свое копье, подумал, - 'Мда... еще пару хороших ударов мечом и будет просто обрубок'.
      Обернулся, взглянул как дела у дока, вроде неплохо, наёмники - один еле на ногах, и правая рука вся в кровище, другой еле держит щит и вяло отмахивается мечом, вроде как пара стрел задели важные артерии. Я же собрался с мыслями начал продумывать план. Ещё пару попаданий мечом и копья нету, значит в лобовую. Замах копья сверху вниз, обманный манёвр, копье на себя и выпад в сторону плеча в которой сабля, противник делает полуоборот, щитом сбивает мой удар копьём, тем временем получает стрелу в бок, я по дуге делаю удар по ногам в колено, он отбивает мечом, тем самым срубая мой наконечник из меча. Я со злостью кричу на него:
      - Экибастузский крылатый ежик, я тебе сейчас все махалки отломаю.
      Со всей силой тыкаю обрубком копья ему в грудь, он прикрывается щитом, а я еще сильнее давлю на него прижимая его щит и кричу:
     - Филлика, сейчас!
      Не отвлекаясь на расторопность своего напарника, усиливаю напор, желая сбить его с ног, но противник крепко стоит и спиной ловит стрелы. Я, скользя по своему копью вдоль его длины, приближаюсь к наёмнику, выхватываю свой меч, наношу удар, воин делает блок своим, я давлю на свой обрубок копья, прижимая его щит к телу, он делает резкие развороты, мое копье соскальзывает, а я, не теряя времени, выпускаю его из рук как отработавшее своё.
      В очередном блоке мечом противник на мой удар, дёрнулся, поймав очередную стрелу себе в бок, я надавил на его блок мечом, скольжу по металлу его меча вниз, а другой своей рукой, в которой меня прикреплен щит, наношу ошеломляющий удар.
      Отпрыгиваю назад, ещё шаг назад, перегруппировка и отдышка. Воин уже пошатывается, весь бок в крови в стрелах.
      Я собираю последние силы на рывок, глубокий вздох, мечом удар сверху вниз, он парирует блоком своим мечом, а я щитом горизонтально наношу удар. Воин успел прикрылся своим щитом, а я, подойдя ближе, своей ступней наношу сильный удар по боковой стороне колена.
      Воин дёрнулся от боли и обмяк, я озадаченный, что что-то не то, отскочил назад, сразу увидел Филлику, которая стояла за воином с клинком в шее моего противника.
      Немного обидевшись, что женщина встряла в мужской разговор, развернулся, в сторону Андрюхи, тот ещё жив и махает своим копьем, хотя тоже уже обрубок.
      Быстро подбежав к дереву, где спрятано запасное оружие, взял новое копье и потрусил в сторону последних бойцов. Я ворвался в Андрюхин разговор с его оппонентами, как псих в палату за новой дозой лекарств и добавкой, размахивая копьём и крича:
     - Расквадрат твою матрицу по замкнутому кругу! Всем стоять, бояться!
      Размах копья к ближайшему противнику по голове, тот прикрылся щитом, ещё раз удар в эту сторону для закрепления рефлекса и четвёртый удар - резкий выпад в тыльную сторону стопы, О! попал, фиксируем успех, давя до предела и крутя свою палку. Опять удары в сторону головы, фиксируем рефлекс и резкий скачек в сторону и удар в другого противника в бедро. Успех! не по центру, но хороший кусок мышцы задел.
      Красная жидкость, проступившая на плотных штанах противника, подтвердила моё попадание. Так, меняем тактику, прямой удар в грудь, противник отбивает мечом мой выпад, я резко подскакиваю и с разворота своим щитом и матерщиной бью по запястью противника в которой меч, сильный и неожиданный удар выбивает оружие. Я разворачиваюсь на все сто восемьдесят градусов, выпускаю копье и хватаюсь за меч, по инерции боком с щитом бью в грудь, где наёмник прикрывается щитом, впечатываю ударом его щит к нему и высунутым моим мечом из ножен, снизу наношу колющий удар ему в пах, где нет железных пластин на кожаной броне. Чувствую, как мой клинок входит в плоть врага, делаю ещё толчок, погружая меч глубже и проворачиваю его и резко отскакиваю. Другой воин делает полуоборот видит как его напарник сполз на землю и уже не боец.
      Понимая, что более опасный противник это я с мечом, чем доктор со своей палкой махалкой, как резко получает затрещину по плечу. Дёрнувшись, наёмник на рефлексе отбивает щитом копье. Отвлёкшись, сразу в спину получает две стрелы. Я делаю резкий выпад, прикрываясь от удара щитом и мечом пру на противника и наваливаюсь на него, получаю удар по своему мечу так, что аж рука с трудом удержала рукоять меча. Я уже сбиваю его с ног и всем телом падаю на него, падая на землю воин крикнул и замолк. Не поняв, что такое, откатываюсь в сторону от него, перекат, а потом резкий подскок и встал на ноги.
      Наёмник лежал неподвижно, догадываясь, в чем дело, подошёл к нему, пнул пару раз, наёмник лежит, перевернул на бок, так и есть две стрелы, что были в спине, при падении обломались, а половинки вошли глубоко в тело, и похоже одна прошла в сердце. Осмотрев поле боя и не найдя никого из желающих убить меня, развернулся к доктору и начал осмотр. Доктор, заметив мой взгляд, спросил:
      - Че?
     - Да смотрю на тебя и вроде как ещё живой и помирать не собираешься.
     - Наверно, - ответил доктор.
      Всё, я выдохся, весь адреналин закончился, а также энтузиазм, держащийся на матерщине и злости, тоже иссяк. Приметив удобное место, развернулся в его сторону
     и, кряхтя как танк на паленой соляре, пошёл к ближайшему дереву, расстёгивая с себя броню.
      Дойдя до дерева, сняв с себя большую часть брони, позвал к себе Филлику и как официанту заказал:
     - Девушка, мне выпить и запить!
     - Чего? - переспросила Филлика.
      Я собрался силами и крикнул:
      - Огненной и обычной воды на двоих! Тебе не предлагаю, быстро!
      Немного отдышавшись, осмотрел ещё раз поле боя, и на меня опять накатило, держась за дерево, опустошал желудок, пугая своими звуками всю округу.
      Еле успокоив себя, сделал глубокий медленный вдох носом, сразу же почувствовал запах крови, подавившись воздухом, опять накатало рвотное чувство. Собравшись силами, отошёл подальше к другому дереву, нащупывая лямки на броне.
      Позвав доктора жестом к себе, начал снимать с себя тяжёлые плотные штаны. Сидя рядом со мной, Андрюха начал тоже снимать кожаную броню. К этому времени подошла Филлика с двумя бурдюками.
      Я взял только воду, настойка ушла Андрею, сделав пару глотков воды, остальное с бурдюка вылил на лицо, немного помогло, неприятные чувства немного отпустили меня. Сидя под деревом в тени уставшие, но живые, победившие очередных воинов или же проблему на наши головы в этом мире.
      На меня накатился небольшой озноб, меня потрясывало от очередных приключений и моего безрассудства, мысленно матеря себя за свои подвиги, которые делал иногда не успевая осознать, что я творю.
      Дрожь понемногу начала спадать, и я, смотря на солнце пробивающиеся сквозь деревья, непонятно с чего в голову полезли слова и я стал напевать мотивчик из музыку 'The house of rising sun'.
      Спустя некоторое время доктор спросил меня:
     - А чего это ты на последнего солдата набросился и на землю валить начал?
      Я так ехидно и отвечаю:
     - Да на прощание пообниматься захотелось с ним. А если серьёзно, то план был такой, завалить на землю, прижать рукой его руку с мечом, коленом прижать его щит со второй рукой, а своим щитом подровнять ему зубы и нос.
      Доктор хмыкнул, явно не оценив мои потуги к пластической хирургии радикальным способом. Начиная потихоньку расслабляться и поддаваться поступающему ко мне сну, попросил Филлику и Айлора собрать трофеи и наши вещи, через час разбудить, если усну.
      Придя в себя, точнее были разбужены примерно через час двадцать с доктором, быстро перекусили принесенной едой и начали упаковывать наши вещи.
      В наш табун влились ещё три заморские лошадки, одна чего-то испугалась и убежала, искать её не стали, и этих хватало. На них нагрузили одежду и трофеи снятые с мёртвых, отмывать от крови времени не было, все 'грязное' в одну кучу, точнее на одну лошадь. Трофейные бурдюки с водой и запасами сложили в одну кучу, так что на три-четыре дня местный сухпаек из каких то сухарей и вяленого сухого мяса у нас был.
      Полуголых наёмников аккуратно расположили среди наших ловушек, взведя повторно сработавшие, и, наделав ещё чуток, ну так совсем чуток, как для меня, было бы время я бы тут устроил линию Мажино, и линию Сталина, но время поджимало.
      Все это делалось из расчёта и надежды, что если пошлют ещЁ поисковую группу искать своих, то надеюсь соберут урожай моих плодов.
      Быстро заготовил материала на копья, уложил всё на вьючных лошадей. Пройдя наш уже так порядочно увеличенный караван из местных животных, прикинул, как растянется все это дело, ещё раз проверил, что всё хорошо привязано, дал добро на выдвижение, и мы отправились в путь.
      Как обычно Филлика впереди на разведке мы не спеша догоняем её.
      И снова вперёд к очередным приключениям.

Глава 12

      Александр:
      Около шести часов мы шили на крейсерской скорости по протоптанной дороге, делая кратковременные остановки для небольшого перекуса и отдыха, точнее для разминки затёкшего тела и напоить животных у ближайшего источника, пока была возможность.
      После очередного обдумывания дальнейшего плана, предложил выйти чуть правее в гущу леса и идти параллельно дороге, чтобы не напороться на ещё один поисковый отряд.
      Вечером, когда уже солнце скрылось за горной грядой, наш отряд передвигался медленно, чтобы в темноте животные не поломали себе ноги, при этом как можно быстрее сократить разрыв между нами и преследуемым караваном.
      Спустя пару часов нас еле ползущих нашла Филлика, сообщив, что был замечен большой отряд, движущийся по дороге. Попытался уточнить сколько, кошечка ответила, что больше пяти наёмником, более подробно рассмотреть не получилось, она держалась на максимальном расстоянии. Решив, что особого смысла идти вперёд ночью нет, а также сражаться с наёмниками, то нужно найти место для ночевки.
      Попросил на сегодня последний раз Филлику найти ложбинку в местности, чтобы спрятаться нашим небольшим отрядом.
      Найдя неплохое место, привязали новых лошадок к дереву, на всякий случай стреножили, своих пернатых уложили как обычно полукольцом, огонь не разводили, попробовали сухарей наёмников, с трудом размочив их водой, мы с Андреем проплевались, так как сухари были с непонятным привкусом, похожим на плесневевшие, скормили свои недоедки живности, перекусив холодным мясом.
      Установили дежурство чисто мужское, Филлике в строгом порядке приказали отсыпаться, и легли спать.

     ***
     Деморальт:
      Каждый раз находка очередной стоянки людишек и скорее всего младшего брата Деморальта показывала разрыв в полдня и больше, но идти по темноте было опасно для животных и его воинам требовался отдых, и пополнение припасов, благо в этом месте не было опасных зверей, а пойманная мелкая дичь была съедобна.
      Ещё некоторые воины не полностью оправились от ранений в 'Страшном лесу', преодоление завала и постоянное преследование, иногда требовалось отдать полностью ночь для отдыха.
      И вот на очередной день преследования утром Деморальт вышел на небольшую поляну, непонятно почему, но это место насторожила его, он сразу не мог понять, что не так, только после того, как охотник начал принюхиваться, он своим носом поймал утренний ветерок, принёсший в его сторону запах смерти, в отличии от запаха мёртвых животных, запах мёртвых гладкокожих Деморальт мог отличить. Скомандовав спешиться, приказал обыскать местность.
      Непонятная тревога постепенно увеличивалось в груди, как будто его придавило большим камнем и мешало дышать полной грудью, что-то было тревожно, путались мысли мешая уловить то самое, правильное, что очень помогало при охоте в опасных местах.
      Одной из первых мыслей было, что данное ущелье не такое уж и безопасное как показалось за время тут пребывания, возможно какой то страшный зверь всё-таки тут обитает и настиг беспечных людишек.
      От мыслей его вырвал крик одного его воина, вытащив меч на ходу, побежал в сторону крика.
      Сын вождя долго не мог понять, что случилось с его воином, в его теле торчали деревянные шипы, вдруг с другой стороны опять раздался крик. Деморальт уже хотел метнуться в другую сторону, но сдержался, хищников видно не было, только пару раненых воинов склонили колени и зажимали раны рукой.
      Деморальт крикнул своим воинам, чтобы все стояли и не шевелились. Присев, он начал изучать, как деревянный шип попал в тело его воина. Найдя кожаную полоску проследив по ней, нашёл странный механизм, палки в земле.
      Подвинувшись осторожно вперёд, заметил в листве ещё одну кожаную полоску, она была натянута, аккуратно проследовав рукой по ней, нашёл один конец, привязанный к простой палке, а вот с другой стороны обычные палочки странно выструганные, держались друг за друга, они же держали выгнутую палку с заострёнными маленькими палками. Посмотрев направление, куда должны ударить острые палки, Деморальт отошёл в другую сторону и мечом задел кожаную полоску и моргнуть не успел как длинная палка выгнулась, нанеся удар по невидимому противнику.
     - Да поглоти вас твари Страшного леса, - ругнулся Деморальт, подумав: - 'Так просто и так смертельно опасно'.
      Подозвав ближайших воинов, показал кожаные полоски, на что смотреть и обходить, и быть внимательным, куда ступает нога, ожидая других ловушек.
      Заметив впереди мертвых людей, нужно было проверить, это те, кого они преследуют, или кто-то другой.
      Из-за странных лесных ловушек воинам Деморальта пришлось долго ходить, обходя все кусты и странные горки из опавшей листвы.
      Добравшись до мертвых людей, оказалось, что они лежат лицом вниз и без защитной одежды, и все в засохшей крови, на некоторых были видны следы от стрел и другие порезы, напоминавшие от больших человеческих мечей.
      Его отряду удалось обнаружить в разных местах около пяти мертвых людишек, которые были окружены лесными ловушками.
      Непонятно зачем так делать, пока один из воинов не решил повернуть тело, чтобы посмотреть на лицо погибшего. И тут произошло страшное, обойденные ловушки сработали и несколько одновременно, поранив воина.
      Мёртвые людишки лежали в окружении ловушек, и сами были тем смертельным механизм, стоило потревожить тело, как из кустов вылетали острые колышки.
      Так просто и смертельно можно было напороться на деревянный шип. Пока попытались обыскать ещё несколько мертвых, то чуть не потеряли несколько воинов, но и без ранений не обошлось.
      Солнце уже было высоко, обозначив почти половину светового дня.
      Деморальт нервно перебирал скулами, проклиная себя за то, что задержался так долго здесь, обыск нескольких мертвых людишек ничего не дал, кроме информации как их убили и сколько дырок в их теле. Приходилось тратить много времени, обходя ловушки и буквально прощупывая каждый клочок земли и кустики на неприятности, что очень сильно задерживало продвижение. Также очень неприятной новостью были находки стрел из его племени, это придало ещё большей уверенности помощи Айлора этим людишкам.
      До конца додумать свою мысль ему не дало острое чувство опасности. Не зная куда смотреть и откуда её ждать, как возле его воинов, что были рядом с ним, вдруг разорвался огромный огненный шар, раскидав его воинов и возможно убив некоторых.
      Сам Деморальт был отброшен огненной силой к дереву, об которое сильно ударился головой и потеряв сознания.
      Когда пришёл в себя, пытаясь резко встать, чудом заметил кожаную полоску перед своим лицом, вспомнив, что это за место, восхвалил богов и предков за то, что упал рядом и не зацепил ловушку.
      Проклиная того или что бы то ни было, что возможно убило его воинов, начал высматривать опасность. Опасностью оказались люди на чёрных животных в кожаных доспехах, не сразу поняв, что происходит, понял одно, идёт бой, между его воинами и этими людьми. Выхватив из спины свой лук, начал посылать стрелы в людей. Неприятностью было, что люди были в доспехах и умело прикрывались щитами. Ближнего боя не было, пока был обмен стрелами. Очистив сознание, Деморальт вспомнил, на кого похожи или могли быть похоже эти люди, это охрана работорговцев.
      Не понимая, почему на них напали, он вдруг с ужасом догадался - работорговцы потеряли своих воинов, послали отряд на их поиски, а он тут со своими воинами находится возле погибших воинов и собирает с них трофеи.
      Что ещё могут подумать эти люди, скорее всего, что это отряд зверей людей догоняет их, для того чтобы отомстить и отбить своих похищенных сородичей, которые они выкрали...
      И попробуй до этих солдат докричаться, что он вместе с ними, когда уже первая и не последняя кровь пролита, остаётся только бой...
      Оставшиеся четыре воина Деморальта успешно прикрывались деревьями и отстреливались от солдат.
      Воины людей уже разбежались по всей длине и спрятались за укрытия, пуская в них стрелы.
      Вдруг раздался крик со стороны людей, Деморальт быстро понял, что случилось, и как им спастись от воинов людей - ловушки! Нужно всего лишь заманить в ловушки.
      Хвала предкам, за время, проведённое тут, его воинам примерно удалось узнать некоторое расположение одних ловушек и в каких других местах они могут быть.
      Окрикнув своих оставшихся воинов, сказал, что нужно делать.

     ***
      Так старший сын вождя не спеша и экономя стрелы со своим отрядом, делая вид, что его теснят, и он отступает, тем самым давали солдатам людей приблизиться, пройдя по опасной стороне вдоль дороги. Периодически были слышны крики и возгласы, оглашая на округу, что сработали ловушки. Солдаты не могли понять, откуда в них вонзаются деревянные шипы, разобраться что да как мешало сражение.

      - 'Пришло время принимать решение, - подумал Деморальт, - 'Нужно отступать, солдаты людей лучше вооружены и имеют магические боевые заклинания, амулеты, большая редкость, но имеют разрушительную силу, что и было показано в начале боя'.
      Как ни бушевала злость на тех двоих людишек, из-за которых он устроили погоню чтобы отомстить, но план мести нужно было останавливать, и так потеряно много преданных ему воинов, и гляди сам отправится навстречу к предкам, а в его планах нужно еще стать вождём и воплотить другие великие планы. Кривясь от того, что придется дать слабину и отказаться от задуманной мести, Деморальт отдал приказал отходить к ездовым животным и отступать, павших воинов придётся оставить.
      Со злостью в сердце Деморальт достал из кармана доставшийся ему амулет - Стена тумана, дававший скрыть себя от врагов на время отступления или нападения.
      Покрутив в руках бело-бледный длинный кристалл, доставшийся ему от торговца за большую цену, мысленно проклял всех людишек и надломил его, бросил в сторону воинов людей.
      Упав на землю, кристалл начал растворяться, и сразу же появлялось облако белого густого дыма, быстро начинавшееся расширяться и ползти во все стороны. Когда туман расползся по всей дороге, окутав часть леса по обе стороны дороги, скрыл воинов и Деморальта от стрел людей.
      Деморальт со своими воинам уже удалялся от густого тумана к месту сбора, где их ожидали их ездовые животные. Уже сидя на своём боевом Фороракосе, Деморальт оглядел оставшихся своих воинов - уставшие потрёпанные, раненые, и с горечью сглотнул, проклиная ещё раз ненавистных людишек, дал команду на возвращение в селение. Столько проблем и потерь понёс его отряд, хотя план мести был так прост, и ничего не должно было ему помешать.
      Как можно быстрее Деморальт погнал свой отряд прочь, пока стена дыма прикрывает их позор.

Глава 13

      За несколько недель до описываемых событий.
      Местоположение: один из крупных городов южного материка.

     Родендор:
      Глава отряда наёмников 'Стальной зуб' Родендор, сидя в своем доме за своим большим столом возле окна, перебирал бумаги, большая часть из которых были его долговыми расписками.
      Держа в руках очередную расписку своих обязательств, Родендор из Сервикапитина предавался ностальгическим воспоминаниям о своём пройденном жизненном пути. Как молодым начинал свой путь охотника за опасными животными, мешавшими жителям ближайших поселений и проходящим караванам. Потом нанимался в отряд, который уже охотился на очень опасных хищников, порождения 'Мертвых лесов', принося собой магическую заразу, оставшуюся ещё с давно забытых сражениях магов, что даже легенды и баллады про те времена уже стали забывать. А вот остатки магических проклятий тех времен оставались до сих пор. Животные, попавшие под его воздействие, превращались в жуткие ожившие кошмары, выходившие из леса и пугавшие людей.
     Отряд, в который он нанялся, успешно справлялся с мелкими порождениями леса, но когда оттуда выходило что-то жутко страшное и большое, то тогда отряды охотников и наемников объединялись.
      Такое чудовище могла за ночь сожрать всё стадо селян, вместе с ними уничтожить проходящий караван.
      Хотя вокруг таких лесов и были выстроены заставы и наблюдательные посты, полностью содержать всех страшных порождений проклятого леса было очень трудно.
      Для уменьшения численности жутких хищников власти крупных городов организовали и проплачивали рейды в глубь лесов. С тех времен много погибло молодых и смелых воинов, но со временем поход вглубь таких лесов стал что-то вроде закалки и тренировки всех наёмников. Имея у себя отметины с не менее шести походов, ты мог наниматься уже в отряд охраны караванов. Самым страшными зверями на пути были разбойники и редко голодные твари.
      После долгих походов Родендор накопил достаточно денег и опыта, чтобы, как и большинство опытных вояк, создать свой отряд.
      Как и другие отряды набирались сил и опыта, росла репутация, хотя были трудности и потери друзей как, впрочем, и у других, отряд работал, подставляя дальше свои жизни на пути опасностям взамен на звонкую монету.
      И вот последнее время как будто какой-то чародей проклял его и весь его отряд, началось всё от мелких неурядиц, возросших до крупных неприятностей. Самой большой бедой обратился последний заказ охраны торговцев.
      Торговцы везли обычный товар, как и большинство других, более подробно, конечно же, не говорил, что из ценного было ещё прихвачено на продажу, да и спрашивать было не принято.
      Как потом оказалось, основной и тщательно скрываемым товаром были магические кристаллы. Эти кристаллы добывали не подоплёку от Сервикапитии в большом руднике в западной части предгорья, это единственный крупный рудник на этом континенте, где велась добыча таких кристаллов. Ценность кристаллов заключается в способности копить магическую энергию.
      Кристаллы делились по своим размерам и назывались как было принято ещё с древних времён и по сей день в народе. Мерой в 'ноготок' называли с самого маленького пальца.
      Камни в размер ноготок считались 'средними', использовались для защитных и боевых амулетов.
      Амулеты стоили дорого, в основном цена зависела от размера кристалла, чем больше кристалл, больше магической энергии в нём помещалось, и тем мощнее была атака или защита.
      Камни меньше ноготка - 'малыми', использовали для накопителей хозяйственной утвари и бытовых амулетов. Эти камни предназначались в основном для простых людей, не владеющими магическими способностями, но желающие упростить себе жизнь в повседневности.
      Больше ноготка - называли 'большими', были очень редкими и ценными, востребованы в основном магами в качестве дополнительного резерва к своим магическим способностям, и их цену определяли уже сами маги.
      Торговцы скрыли факт, что на самом деле основным товаром были кристаллы, их мотивы были не ясны, возможно хотели меньше огласки или сэкономить на охране наемников. Такой товар как магические камни всегда требовал хорошо вооружённых наемников и их большого количества, тем самым влияя на цену найма.
      Магические кристаллы всегда в цене, и перекупщики краденного берут кристаллы по большой цене, что всегда выгодно бандитам.
      Даже если при нападении на караван они потеряют большую часть людей, на вырученные деньги можно насобирать ещё больше отряд из головорезов и вооружить их хорошим снаряжением.
      Большим спросом среди кристаллов, в основном были не больше с ноготка на мизинце, стоило попасться кристаллу в два раза или в три раза больше, его цена увеличивалась чуть ли не в пять раз, а если ещё прозрачный и без трещинок, так и во все двадцать раз. Такие очень ценились магами, особенно могущественными, они скупали их без вопросов, так как при добыче большая часть кристаллов повреждалась, и полностью добыть целый без изъянов было трудно, а большого размера кристалл так и вообще был большой редкостью, что вызывала ещё больше к ним интерес и опасность перевозки.
      Так вот, эти торговцы наняли всего один отряд наёмников, а именно отряд Родендора, не сообщив ему о важности и ценности товара.
      Командир отряда рассчитывал, что самой большой опасности будут лесные звери, парочку голодных чудовищ, ну, может, мелкий отряд бандитов, с голодухи решившие выйти на грабёж, поэтому усиливать свой отряд за счёт других наёмников не стал и прикупать дополнительно дорогие амулеты.
      По словам торговцев, они собираются вести простой товар, такой даже бандюгам не нужен, зато основательно планировали скупиться в прибывший портовый город.
      Но судьба оказалась не благосклонна к отряду, пройдя большую часть пути, отбиваясь по ночам от немногочисленных мелких зубастых зверей, отряд расслабился и был уже в предвкушении окончания похода, осталось пару дневных циклов.
      Нападение случилось неожиданно для всех, грамотно организованная ловушка захлопнулась, когда отряд начал готовиться к привалу.
      Сначала полетели ночные стрелы, вслед за ними ударили магией, причём нападающие не поскупились на боевые амулеты и били по каравану сильно и многочисленно. С трудом удалось занять оборону и начать отстреливаться по нападающим. Как показалось отряду наемников, охранявшего караван, им удалось убить достаточно много бандитов, и они решили отступить.
      После небольшого затишья началась следующая волна нападения при поддержке огненной магией и стрелами.
      Освещая поле боя огненными всполохами и многочисленными торчащими горящими стрелами, на поляну выбежал отряд бандитов, их было много, три десятка, по одежде и снаряжению было видно, что это отребья, мелкие дорожные бандиты, которых кто-то собрал в один большой отряд.
      Родендор, командуя обороной, сразу начал подозревать неладное в тактике этих бандитов, сначала били грамотно боевой магией и стрелами, а теперь выбежали на поляну и не то что драться толком не могут эти вояки, нет никакой слаженности в нападении, не видно командиров, они просто идут количеством и напирают грубой силой.
      Родендор отослал на помощь ещё несколько бойцов в центр основного сражения, оставив остальных в тылу охранять караван с телегами торговцев, держа удобную оборону, стреляя из луков.
      И тут произошло то, что не давало покоя командиру наёмного отряда. С другой стороны из леса показались воины, по экипировке и движению было видно, что это профессиональные наемники, а не хорошо экипированные бандиты. И сразу с их появлением на телеги и его отряд обрушилась боевая магия, огненные шары разрывались, истощая запасы защитных амулетов защитников каравана.
      Родендор достал свой боевой амулет и направил на нападающих, возле них разорвался огненный шар, но по вспышкам на их одежде было ясно, что и на нападающих тоже были защитные амулеты и хорошего качества с большим запасом магии, так как после атаки они даже не забеспокоились такой малозначительной атакой.
      В ответ Родендору и его отряду снова полетели огненные шары, разорвавшись в центре отряда, взрыв раскидал наёмников, некоторых сразу убив, а кого отбросил без сознания.
      Родендор борясь с последними силами и болью держал себя, чтобы не уйти в темноту. Он видел, как группа солдат из леса быстро приблизилась к их телегам, быстро обыскав и найдя, что искали, вытащили небольшой сундук и, быстро передвигаясь, скрылись в лесу, потом прозвучал громкий свист, яркая вспышка, и все нападающие начали быстро исчезать в тёмном лесу. Это было последнее, что заметил капитан, как его сознание потухло.
      Когда Родендор пришёл в себя, заметил, что находится полусидя, облокотившись на телегу спиной, а рядом бегали его люди вперемешку с людьми торговцев. Заметив, что он пришёл в сознание, к нему подоспели два его бойца, он отмахнулся от помощи встать, и был задан сразу самый важный вопрос:
      - Сколько наших погибло? - бойцы склонили голову, Родендор продолжал кричать на них, повторяя вопрос: - Сколько!!! - один боец еле шевеля губами ответил:
      - Больше половины убиты, неизвестно, сколько выживет раненных, почти все оставшиеся в живых имеют ранения.
      - Со стороны торговцев пятеро из прислуги и один из троих торговцев, - продолжался доклад. - Из нападающих два десятка убитых, ещё столько же с ранениями удалось скрыться в ночном лесу, вести преследование ночью не решились, бросили все силы на помощь нашим раненым.
      Боль и отчаяние ворвалось в грудь Родендора, больше половины отряда погибла, один из заказчиков мёртв, после такого никто не захочет иметь дело с ним и его отрядом наёмников. Вспомнив, что грабители не пытались ограбить весь караван, а толка забрать одну вещь - сундук, и главное знали, что искать, что же ценного там могло быть там. Закричав из последних сил, Родендор приказал привести оставшихся торговцев к нему. Когда подошли оставшиеся в живых, Родендор коротко спросил:
      - Что было в сундуке?
      Двое купцов долго молчали с поникшими головами никак не решались отвечать, тогда командир из оставшихся сил как дикий зверь, брызгая кровавой слюной, повторил вопрос:
      - Что вы везли в сундуке?!
      Один торговец тихо ответил:
      - Кристаллы, магические кристаллы, десяток малых кристаллов, пять средних кристалл хорошей чистоты и два крупных с зеленоватым небольшим внутренним свечением, как большой зелёный орех.
      Родендор стало совсем плохо, он потерял возможность говорить, он с трудом хватал воздух, и дышать не получалось. Задыхаясь от ярости и злости, командир сполз на землю и сидя облокотился на телегу, затих.
      Кровавые слёзы стекали с его лица, всё стало ясно, такой ценный груз с таким количеством магических кристаллов.
     Стало проясняться, кто были те хорошо вооружённые воины, напавшие в конце. Заказ на грабеж каравана скорее всего какого-то могучего волшебника. Только они готовы платить любую цену ради редких кристаллов среднего размера. Скорее всего те два крупных камня по стоимости и своей силе стоят как пять украденных сундуков с маленькими кристаллами, возможно и больше.
      Торговцы хотели в тайне провести кристаллы, даже если бы его предупредили бы о грузе, вряд ли он смог бы достаточно хорошо подготовиться и набрать нужное количество опытных вояк.
      Даже если бы первая атака грабителей провалилась, им бы всё равно не дали бы дойти до города, а так взяв, что нужно, бандиты ушли, и, спасибо богам, не стали убирать всех свидетелей. Раз они не боялись, что их узнают и будут искать, это означало только одно, нападающие под покровительством какого-то сильного мага.
      Вот таким образом показавшийся в начале простой заказ превратился в потерю больше половины отряда верных солдат, потерю репутацию и практически разорение, остатки денег ушли на выплату компенсации за погибших семьям, а также за невыполнения контракта защиты каравана.
      Выйдя из неприятных воспоминаний и мыслей, Родендор обдумывал предложение гильдии работорговцев на сопровождение их в затерянные временем места.
      Опасности предвиделись в виде опасных животных, похожих на порождение 'Проклятых лесов', сложность самого перехода и возможно столкновение с местными, где работорговцы решать кого-то выкрасть на потеху местным богачам, любящим экзотику.
      Ему нужен был заказ на найм, иначе за долги он и его семья может оказаться в руках этих же работорговцев. Но после случившейся с его отрядом, а самое главное это не был выполнен контракт полностью, также гибель одного из нанимателей, перечеркнуло всю репетицию его отряда и его как предводителя наемников.
      Подойдя к окну и посмотрев на улицу, Родендор снова предался размышлению о предлагаемой работе.
      Ему по предварительной договорённости с гильдией работорговцев нужно взять заказ на их сопровождение в поселение, скрытое за горами к каким-то 'живым товаром'.
      Работа грязная и отвратительная, никто не любит работорговцев, но за долги можно оказаться одним из ихнего товара. Так часто и оказывались сами жители города и ближайших селений, нарушив закон или долговые обязательства, отправляли в тюремное заключение, оттуда их могли выкупить работорговцы, погасив твой долг и сделав тебя своим рабом.
      Однажды работорговцы привезли откуда-то издалека новый 'живой товар' ими были странные люди, похожие немного на зверей. Как оказалось, это был хороший товар для всяких богатых извращенцев, пополняющие свои гаремы разными женщинами. И сразу же пошла новая мода у таких вот богачей, где было высшей степенью подчёркивания своего статуса, если тебе прислуживали зверолюди или другие странные разумные, найденные в разных уголках этого мира.
      После успеха на их товар работорговцы делали вылазки в район проживания таких поселений. Всё бы ничего, но селения находились за проклятой долиной, также называемая пустыней, где обитали порождения давней войны, а потом ещё 'Страшный лес', в котором живут невообразимо жуткие и страшные твари.
      Одно радует, что одним из пронырливых торговцев были найден проход вдоль горной гряды, которая выходит на окраину этого жуткого леса, и не нужно идти через весь лес. Но всё равно даже на окраине леса живут довольно опасные твари.
      Поэтому работорговцы стараются нанимать на охрану своего каравана опытных наёмников, кто может или вынужден мириться с их 'ремеслом'.
      По соглашению работорговцы оплату обещали хорошую, также процент от продажи рабов, по удачному завершению этого похода можно было надеяться на повышение своей репутации, пройдя весь этот путь туда и обратно.

Глава 14

      Родендор глава отряда наёмников 'Стальной зуб'
      Сопровождение работорговцев.

      Родерон согласился на предложение о найме, пришлось быстро уладить оставшиеся дела и подготовиться к походу. На предоплату за охрану каравана были наняты люди, к сожалению денег было мало и на всё не хватало.
      Сэкономить пришлось даже на людях, чтобы хоть как-то довести до минимального необходимого количества людей в отряд, пришлось нанимать молодых и малоопытных. Были закуплены необходимые защитные и боевые магические амулеты, на этом тоже пришлось экономить, купив всё по среднему. Амулеты погибших, те, что были куплены и или выкуплены со временем, по закону всё имущество и трофеи погибшего отдаётся его родным или же отдавались на погашения долга, если таков имелся. Также нужно было зарядить имеющиеся в отряде все амулеты.
      Слава богам, покупку провизии и другой необходимой мелочи отряд работорговцев брал на себя. Так что можно было не забивать себе голову, сберегая каждую монетку на сухари и сушеное мясо.
      Собрав отряд к договоренному дню за городом, ранним утром проверив ещё раз снаряжение, выдвинулись в путь.
      До пустынных земель дошли без нападений и других неприятности, не считая ремонта на привале пары обозных телег.
      По самой выжженной пустынной земле прошли спокойно, как для этой местности, потеряв пару тяговых животных: одно песчаная тварь утащила под песок, второе сильно ранили стая небольших пустынных червей, пришлось оставить раненое животное, так как дальше двигаться не могла.
      По ночам небольшие стаи животных пытались напасть на лагерь, но их быстро разгоняли, убивая ещё на походе большую часть. Спокойное путешествие каравана по этой пустынной земле было благодаря знаниям работорговцев относительно запасного пути и проверенных мест для ночёвок.
      Потом караван вышел к великим горам и, пройдя вдоль них, вышел через горное ущелье в скрытую долину в горах.
      Долина была прекрасна, небольшие леса, горные ручейки, наполнявшие озера в низине. Это было самое спокойное место, никаких опасных тварей, много лесных животных, пригодных в пищу.
      Потом долина закончилась, и отряд уже шёл по узкому ущелью, выходя на странную расщелину, открывавшую проход в непонятный лес. Из-за обвала и больших камней в проходе, телеги пришлось оставить с охраной, грузить своих лошадей и идти дальше.
      Вышли в мёртвый лес, местные жители называли его 'Страшный лес', у работорговцев там была хорошо оборудованная пещера, чтобы спокойно можно было укрыться от непрошенных зубастых гостей.
      Там пережидали ночь, а днём вышли в дальнейший путь. Под охраной работорговцев вышли из странного леса и, пройдя странную полосу, перешли в другой лес, там разбили временный лагерь.
      Пока работорговцы ходили на разведку в селения, притворяясь обычными торговцами, и меняли мечи, ножи и другое оружие на солнечный метал и ценные камни, часть отряда наёмников сопровождали их.
      Десять дневных циклов прошли приемлемо, за это время работорговцы умудрились выкрасть один десяток зверолюдей. Одной из последних похищенных была дочка одного из вождей племени, поэтому пришлось быстро собирать лагерь, уходить в горы и оттуда уже возвращаться домой.
      Уйти успели вовремя, только отряд покинул 'Страшный лес' и вошёл в ущелье, пошёл камнепад, частично засыпал проход россыпью булыжников. Пройти ещё можно было там, но очень осторожно, чтобы не сломать себе ноги.
      Позади половина пути пройдена, и часть договора по найму, считай, что выполнена, но предстояло снова пройти выжженную пустыню. Предстоящие возможные опасности были уже известны, а вот готовность к ним немного уменьшилось.
      Во время похода в отряде наемников большая часть защитных амулетов успела разрядится, в основном у новичков. Отсутствие опыта в сражении против разных тварей и некоторое неосторожные действия наглядно демонстрировались вспышками щита на них. Глава отряда наемников был крайне недоволен, предстоял путь обратно, а у половины отряда уже разряжены магические амулеты и в основном у недавно нанятых, теперь ещё и за ними нужно будет приглядывать.

     ***
      Защитные амулеты на воинах были неплохого качества, но слабые, своим магическим щитом закрывали только часть тела носителя, начиная от шеи и до ног.
      Среди простых вояк был популярные так называемые 'Средние амулеты' - защиты хватало примерно на полдесятка попаданий стрел, столько же ударом мечом и пару сильных ударов когтистой лапы большого животного. Этого вполне хватало охотникам на опасных тварей или охранникам, как говорилось в народе, - а больше и не требовалось, голову защищал шлем и щит, а мелких тварей, попытавшихся укусить за ноги, рубал меч.
      Также имелись защитные амулеты, закрывавшие магическим щитом полностью носителя и от магических атак лучше чем 'Среднячек'.*
      Такие амулеты назвали по разному, но часто 'Большой защитный амулет'**, его магический щит покрывал всё тело носителя, стоили дорого, цена росла от количества и размеров кристаллов на амулете, способных держать большой запас магии.

     ***
     Родендор:
      Пройдя большую часть пути по скрытой долины в горах, мои разведчики
     заметили всадника на пернатом животном, таких животных обычно использовали зверолюди, сразу предположили, что это разведчик отряда, который нас преследуют, было решение перехватить его.
      Часть людей было отправленное в погоню за разведчиком, но по истечению ночи они не вернулись, тогда на поиски отправили небольшую группу воинов узнать, что случилось, если наткнутся на преследователей, в бой не вступать, вернуться и предупредить караван.
      Но когда уже не вернулся и поисковый отряд в условленное время, я собрал последних воинов, оставив одного верного с указаниями, если и они не вернутся, то ему нужно передать весть родственникам погибших, а также важные слова верным деловым друзьям.
      Так маленький отряд отправился на поиски своих пропавших людей. Проскакав часть дня, уменьшили темп и начали продвигаться осторожно в поисках чего-либо или кого. На привал решили выделить немного времени, напоить животных и дать отдохнуть людям.
      Просыпались рано, когда солнце ещё начинало всходить за горной грядой, определив направления, сначала посылали по разведчику в разные стороны, чтобы избежать возможной засады.
      К приближению середины дневного цикла, один из разведчиков примчался с максимальной скоростью, сообщив, что обнаружил зверолюдей, которые потрошат убитых людей из их отряда. Я недолго думая приказал общий сбор и отправляться в направлении места обнаружения вражеского отряда.
      План был простой: нападение с ходу, после того как применим атакующий амулет.
      Первая атака прошла внезапно и удачно, я на скаку активировал амулет и направил удар, где было больше всего зверолюдей. Огненный шар полыхнул большим взрывом, обозначив начало общей атаки отряда. Мои люди действовали быстро, чётко, заняли позицию и пускали стрелы в врагов. Враги - зверолюди - вели себя тоже неплохо как для дикого забытого временем племени, прятались за деревьями и метко отвечали своими стрелами по укрытиям моих стрелков.
      В отличии от зверолюдей, наёмники умело пользовались своими щитами, прикрываясь от стрел и прикрывая друг друга.
      В начале всё шло удачно, как по всем трактатам ведения боя небольшим отрядом, но потом начались неприятности. Когда мои люди прятались за укрытиями, непонятно откуда их атаковали деревянные шипы.
      Возможно это была как-то лесная магия, но в ходе боя не было времени разбираться. Ранения были не смертельными, хотя если бы не реакция и не прикрытия щитами, можно было и получить ранение, которое привело к смерти.
      Но несмотря на непонятную магию, под напором моего отряда зверолюди не выдержали и, использовав другой вид магии скрытия, похожую на 'стену дыма', отступили.
      После применения магии 'стена дыма', плотный туман немного рассеялся, и большая его часть опустилась на землю, закрывая траву и лесные тропы и скрывая погибших.
      Заметив рядом своих мёртвых товарищей, наёмники попробовали подойти к ним, в надежде найти кого-нибудь ещё живого.
      И сразу же начали происходить странные вещи, как будто какое-то проклятие опустилось вместе с туманом на землю. Только солдаты подходили к погибшим товарищам и касались их, как на них обрушивались лесные проклятия, деревянные шипы выскакивали из земли, пытаясь пронзить их тела.
      Защитные амулеты засверкали всполохами, сигнализируя об опасности. Двое воинов были ранены в ноги, один на согнутом колене, хромая, попытался развернуться назад, и сделал несколько шагов, как его тело снова озарилась всполохами защитного амулета, воин замер в ожидании.
      Другой с окровавленной ногой попытался добраться до ближайшего дерева и опереться на него и перевязать кровоточащую рану, как его тело засверкало вспышками.
      Двое других попытались прийти на помощь своим раненым, как тоже попали под странную лесную магию, деревянные шипы выпрыгивали из тумана, пытаясь проткнуть всё на своём пути.
      Я наблюдая за тем, как что-то непонятное в лесу пытается убить моих людей, приказал замереть и больше не шевелиться. Один раненый, истекая кровью, с проткнутыми ногами, не в силах стоять, упал на колени, опираясь рукой на воткнутый в землю меч. На полусогнутых ногах попробовал пройти до своего ездового животного за перевязкой, как окровавленная рука соскользнула с рукояти меча и коснулось земли, и воин коснулся головой стелющегося тумана.
      Из кустов сразу же на него выскочили ветки с острыми кольями, одна острая ветка ударила по шлему и отскочила, сломавшись, а другая попала в шею, сделав глубокую рану. Воин попытался подняться, прикрывая одной рукой рану на шее, как через несколько шагов потерял силы и упал в туман. Сильный крик боли заставил двоих, неподалеку стоявших, дёрнуться и побежать на помощь, несмотря на повторный крик.
     - Стоять на местах, - я не успел остановить своих людей, как один из бежавших на помощь наступил на что-то, отдернув ногу, и на другой ноге не устоял, споткнулся и упал в туман. Коснувшись руками земли, воин попытался встать, как снова послышались странные звуки, похожий на плеть смерти, ознаменовав несколько сильных ударов об защитное снаряжение, а потом короткий вскрик воина и молчание.
      Сразу же все замерли, даже дышать перестали, проклятый дым всё также скрывал лежавшие тела ещё живых или уже мёртвых.
      Раздумывая, я не мог понять, что происходит, непонятная магия, и кто её оставил тут, неужели зверолюди, когда отступали. Пока я думал, один из солдат всё-таки попытался выйти из этого леса в стелющемся белом дыме, скрывая траву и мелкие кусты.
      Прикрываясь щитом и мечом, воин начал продвигаться, но опасность настигла ниже щита, ударив деревянными шипами в ноги. Подумав, что угодил в магическую ловушку, изо всех сил на целой ноге отскочил резко в сторону, упал, перекатился и, прикрываясь щитом, почувствовал как что-то резко хлестнуло плетью и ударилось об щит, солдат резко вскочил на колено, что-то запуталось об его ногу, проклятый туман, ничего не видно, и в этот миг из травы в него опять со звуком устремились деревянные шипы, быстро прикрылся щитом. -Бам, бам! - прозвучало за щитом и скрылось в тумане на земле.
      Обрадовавшись своей удаче и реакции, воин решил подойти до ближайшего воина, неподвижно лежавшего на земле. До него всего три шага, но за стелющегося тумана видна только часть тела. Удача всё-таки была на стороне воина, пару раз его пытались ужалить деревянные шипы, но щит спасал его. Дойдя до погибшего, попытался развернуть его лицом к себе, чтобы узнать, кто это, как чувство смерти настигло его и застряло в горле. Не понимая, что не так, он не мог не сказать ничего, тогда рукой, дотронувшись до шеи, с ужасом осознал и с резкой болью почувствовал у себя в шеи торчавшую стрелу. Разворачиваясь и падая на землю, пытаясь прикрыть рану в шее, воин услышал крики его друзей, что кричали они ему, умирающий воин уже не мог понять, хотя что тут понимать, и так было все ясно...
      Я с ужасом наблюдал гибель ещё одного воина, ещё раз приказал никому не шевелиться.
      Я с болью в сердце, не желая принимать, осознал опять горечь большой утраты, опять мой отряд практически полностью потерян. Непонятное проклятие преследуют меня последнее время, понимаю, что нужно быстро уходить с этой лесной поляны, пока есть кому уходить. Как не терзая я себя, как не хотелось похоронить тела погибших воинов, но я понимал, что и сам может тут остаться.
      Понимая, что только с помощью моего защитного амулета я могу вывести живых и раненых из этого леса, прикрываю их собой.
      Как не старался я вывести своих воинов из проклятого места в стелющемся туманом по земле, все были ранены. Пару раз их пытались пронзить стрелы, вылетевшие из кустов, обстреляли сразу же из своих луков эти кусты, и потом проверили мечом: никого не было найдено кроме небольшого лука, лежавшего в кустах, наполовину скрытого в тумане.
      Благодаря своей хорошей выучки и щитам, воины определили, откуда из тумана и куда их пытаются ужалить острые колья, но всё равно практически у всех ноги были в колотых ранах и порезах. Также обходили все кусты и держали щиты на готове, как из нескольких в них летели стрелы, проверив их, обнаружили странный лук, сделанный как попало, но его силы хватало, чтобы выпущенные стрелы с него проткнули шею или застряла в теле наконечником в местах, где кожаная броня слабая.
      Не желая задерживается здесь больше, я помог своим раненым воинам перевязать раны и с ужасом посмотрел на остатки отряда и на оставшихся погибших в тумане.
      Удаляясь от проклятого места, я повернулся в сторону, где остались его воины, ненавистный туман всё не хотел пропадать, также скрывая часть лесной поляны и тела. Последний раз простившись с погибшими друзьями, я дал приказ возвращаться в караван работорговцев.


      Примечание :
     'Среднячек'* - упрощенное название среди воинов защитного амулета, прикрывавшего часть тела, в основном торс, из-за упрощенной структуры магического щита на подобии цилиндра надетого на тело носителя амулета, с ограничением по высоте и радиусу.
     'Большой защитный амулет'** - сложное изделие состоящее из множество сложных магических заклинаний, взаимодействующих друг с другом и питающихся от нескольких накопителей. Большая часть заклинаний формировала сложный щит, огибавший все тело носителя амулета, а другие защиту от физических и магических воздействий.

Глава 15

     Александр:
      Ночевали тихо, без костра, надеясь, что отряд солдат с каравана работорговцев нас не заметит, тихо посменно дежуря практически в один глаз.
      Завтракать пришлось без горячего, огонь по-прежнему не разжигали, дым и запах от костра привлекут куда больше внимания к нам.
      Попросил Филлику пройтись до дороги и посмотреть, есть ли там следы, хотелось знать, проходил по ним поисковый или, наверное, уже карательный отряд, как-никак, а две группы солдат мы уничтожили, и по всем жанрам кто-то очень злой должен поехать и разобраться, кто там такой дерзкий.
      Где-то там в глубине моих стратегических амбиций была надежда, что очередной поисковый отряд попадёт в мою ловушку из тел погибших и другие ловушки.
      Как ни странно, но уже после третьего трупа, из которого я делал пусковой механизм для срабатывания нескольких ловушек, меня уже не так тошнило и рвало, скорее всего было просто нечем, желудок и желчный пузырь были явно опустошены.
      Я попросил Доктора с Айлором перетащить тела по указанным местам, а сам уже прятал под ними пусковые механизмы. Вот так сидишь рядом с покойником, делаешь ловушку, натягиваешь кожаные лямки, а он весь такой.... 'мертвый' в засохшей крови, грязи, и по нему лазят насекомые, и на тебя сразу находит тошниловка.
      Вспоминая это, до сих пор ком к горлу подходит, можно было попросить и Андрея сделать механизм зацепа для ловушек. Но я имел опыт, делая такой сложный механизм сразу на несколько ловушек у себя на даче от воров, пару раз чуть сам не угодил, поэтому отработал механизм и знал тонкости опасных моментов, это дело я мог доверить только себе.
      Через пятнадцать минут Филлика доложила, что таки да, следы свежие ночью оставили, а вот в начале и или под рассветом не скажет.
      Я начал прикидывать примерное время, которое понадобится отряду доехать до нашего 'Сюрприза' туда и обратно.
      На собрании отряда высказал своё предложение встретить возвращающийся отряд солдат, который возможно поредел или в нем есть раненные. От разведки мы узнаем, если отряд многочислен, то пропустим его и будем 'откусывать' сколько сможем, если отряд будет малый, возьмём как обычно на себя и подготовленные ловушки.
      Андрей спросил, и где мы возьмем данные по разведке, как вся мужская часть нашего отряда машинально посмотрела на нашу единственную девушку. Пришлось снова уговаривать нашу разведчицу как можно незаметнее отправиться по следам отряда и посмотреть, чего да как у них. Пару минут мы игрались в гляделки, после чего Филлика пошла собирается на разведку.
      Пока она доблестно потрусила на своём животном за очередными неприятностями, точнее на их поиски, я решил всё-таки встретить отряд наёмников, ну хотя бы так немного их угостить, измотать, ну, на пути следования вероятного противника организовать комитет по встрече с небольшой линией Мажено и Сталина по краям и вокруг своей ценной тушки.
      Айлору дал поручение приготовить пути отступления, лишних гружённых животных отвезти подальше и спрятать, для нас подготовить без поклажи птичек в низине в пяти десятках шагов. Если противник окажется силен или многочислен, будем отступать по кустам, а потом на наших животных и драпать, так сказать, петляя отрываясь от преследования.
      Не теряя времени с Андреем собрали всё необходимое для очередной заготовки древесного материала на ловушки.
      Быстро на ходу обходя местность, подбирал нужный мне материал, вспоминал, как впервые произвел демонстрации моего произведения из колышков и полосок кожи
     всему отряду. Народ впечатлился, зауважали меня как гения непонятно, чего ну явно спеца по-подлому убиению живых. Андрюха тоже вертел носом, что эффективность мала, и местные не такие идиоты, чтобы попасться на такие примитивные ловушки. Но когда доктор снимал трофейное снаряжение с мёртвых, оценил проникающее и колющее действие моего, так сказать, хобби. Доктор, кривя губами как специалист своей профессии, признал, что данный вариант не хуже наших капканов и стольных заострённых прутьев, понятно, где в ловушках были прикреплены ножи, там и результат лучше, но и заточенные колышки хорошо срабатывают на слабозащищенную человеческую плоть.
      Вот так, выйдя к тропе, где проскакал отряд, обозначил зону нашего отхода и прикрытия, послал Андрея в одну сторону делать ловушки, а сам пошёл в другую. Скажу, что мотивация к выживанию с адреналином в экстремальных ситуациях закаляют людей повышая обучаемость куда быстрее тайм-менеджмента. Доктор, несмотря, что гуманитарий, быстро освоил процесс создания ловушек, как говорится, если жить охота, то и на потолке сраться научишься.
      На воплощения плана под кодовым названием 'Перехват' решил использовать все трофейное оружие, луки для ловушек, ножи и мечи.
      План думался мне таким, когда появятся всадники, попробую перекрыть путь спереди верёвкой, если повезёт, то парочка из лошадей споткнётся, а Андрей натянет также веревку позади отряда, есть шанс, что при суматохе некоторые их ездовые животные не заметят и споткнутся, создав небольшой затор, ну как-то так.
      Встречать будем трофейными стрелами по пять полных колчанов, наши уже закончились. Так вот, стрелять будем с одной стороной, тесня в лесные заросли, где спрятаны наши ловушки, естественно там их будет больше и посерьёзней, особенно кустики, где будут натянуты вместо кольев мечи и ножи, меч будет бить снизу верх, целясь в пах или живот, а ножи должны ранить ноги, ну естественно, что всё это будет простреливаться перекрёстным огнём из ловушек с натянутой тетивой луков с четырьмя стрелами на каждом.
      Это смертельная четвёрка стрел замечательно летит до двадцати метров. Доктор заявил, что такого проникающего действия достаточно пробить кожаную броню солдат и нанести серьёзную рану. Андрею поручил 'минировать' ловушками наш тыл.
      Места минирования помечались нашим особым знаком, а кусты так вообще по умолчанию обходились не менее в три шага.
      Через три часа прискакала Филлика с докладом, что отряд из пяти всадников не спеша по дороге приближается. Еще она не уверена, но с двумя всадниками непонятно, вроде как им плохо, они прижаты к лошадям, как бы спят или ранены и у них нету сил держаться.
      Решил уточнить:
     - То есть, сейчас к нам едут пятеро всадников и двое возможно тяжело раненых и больше никого не отстающих и нет разведчика впереди?
      Филлика вошла немного в ступор, потом сказала:
     - Других не видела, разведчика впереди тоже, но, что странно, с ними на привязи две, ездовые животные, похоже, что они лишились своих наездников. И у двоих раны на ногах, видны повязки в крови на ногах.
      Тут у меня как у шакала вытянулась лицо с оскалом, походу мои ловушки сработали и потрепали бойцов, осталось добить отряд, на крайний случай растянуть погоню по лесу, где наши зверолюди стрелами их пощекочут.
      Собрав наш отряд, начал излагать план, показал место расположение ловушек, проходов, куда не ходить и даже не смотреть.
      В вкратце входило так, Айлор залазит на вон то дерево сидит, как листик, не дёргаясь, его задачка, когда мы откроем огонь, сидеть и ждать, пока противник займёт укрытие, и тогда прицельно с тыла бить по ним в уязвимые места, чтоб наверняка.
      Я с Андреем создаю плотность огня, Филлика прикрывает с боку или догоняет тех, кто прорвётся.
      Опять отправил Филлику в дозор, а сам хватанул Доктора за руку и повёл показывать, что он должен быстро делать. А должен был сделать два больших лука из наших толстых длинных копий, зафиксировать между двумя молодыми деревцами, подготовить тетиву (верёвку), изогнуть, и, когда я подойду, вместе натянем её. Это орудие планировалось для лошадей, идущего к нам отряда, убить или ранить, в общем не дать возможность на них уйти.
      Пока Андрей исполнял моё партийное задание, я же потрусил вперёд, нужно было натянуть остаток верёвок так, если кто прорвется, то их лошади должны были перецепиться, упасть и сломать ноги.
      Также рядом стоящими деревьями соорудил пару ловушек на длинных палках с наконечником из трофейных ножей, натянутых и спрятанных в листве.
      Примерно через полтора часа Филлика примчалась с докладом, что враги уже на походе, мы с Андреем как раз натягивали тетиву на последний большой лук, кряхтя как вепри во все дырочки, но натянули.
      В качестве стрел были копья с большими острыми ножами, в моём духе по две здоровые стрелы - миникопья на большой лук.
      Сидели в засаде с доктором, так чтобы кустики не шевелились, чуть ли не дыша через раз. Мы с Андреем приготовили рядом для стрельбы трофейные луки и по колчану стрел на каждого, ожидая, когда цель выйдет на линию выстрела.
      Заранее обговорено было, что я стреляю первый, Андрей по готовности второй, потом, прикрываясь деревьями и своими щитами, делаем плотность огня, а там как будет.
      Наши зверолюди по плану в резерве, ждут не раскрывая себя, команды или, когда все окажется плохо, и мы будем драпать, они должны нас прикрыть.
      Ждать пришлось недолго, минут пятнадцать фактически, и целую вечность субъективного времени. Как и говорила Филлика, на дороге появились всадники, скорость была небольшая. Чтобы отряд снизили скорость в зоне нашего обстрела, я накидал на дорогу веток и всякого мусора.
      Как и планировалось, отряд сбавил скорость и первый всадник как-то начал опасливо озираться, дав команду своим воинам быть в готовность. Тут у меня екнуло в груди, вот же пронырливая сволочь, почуял. Но ничего, подумал я, из меня всякая гадость лезет, это плохо, значит, я сильно волнуюсь, это нехорошо для предстоящего боя.
      Так, план немного меняется, натягивать веревку смысла уже нет, они остановились, переходим на план 'Б'.
      Когда первый всадник и по всей видимости командир поравнялся на линию выстрела моего большого лука, я как снайпер, лёжа в кустах, прикрытый зеленью, затаив дыхание, спустил курок - механизм из палочек, держащий натянутую тетиву.
      Две огромные стрелы с наконечниками из ножей устремились в сторону всадника и его лошади. Не досматривая свой результат, быстро перекатился за дерево, схватил свой лук, быстро натянул тетиву и двойку стрел выпустил туда же следом, через миг прозвучал другой бас натянутой тетивы второго большого лука, всё слилось с криками наёмников, стонами животных и гула.
      Я натягивал тетиву и посылал двойку стрел в сторону, где были замечены солдаты, каждый раз прячась за дерево и меняя место, откуда стрелял, краем глаза наблюдая за доктором, как он там. После десятка выстрелов, с уставшими руками и ноющими пальцами, затаился за деревом и жестикулирую Андрею залечь и не высовываться, так как в нашу сторону уже начали лететь стрелы.
      Я высунулся из-за дерева, прижимаясь к траве, чтобы оценить ситуацию. А ситуация была такова, на дороге лежали две чёрные лошади с нашим копьями в боку, три силуэта воинов наблюдали за деревьями. Ещё двое, которые были последними в отряде и не ясно, как бы без сознания, в общем один так и лежит на лошадке с двумя стрелами в боку, наверное Андрей его подстрелил, а вот второй валяется на земле и пытается на руках ползти в сторону от дороги в укрытие.
      Растянул свою хищную улыбку, как раз там были ловушки, рассчитанные для этого укрытия.
      По нашей ситуации выходило не очень, одна сволочь - вражеский воин, резко высовывался из укрытия и посылал в нашу сторону по очереди стрелы и проклятия в нашу сторону. По всей видимости пристреливался гад, но мы с доктором всё равно за деревом лежим, прикрываясь щитами, заранее припрятанными для такой ситуации, и даже не думаем дёргаться.
      Судя по экипировке этого воина тот первый, что был впереди, вроде как командир. Второй силуэт наёмника находится неподвижно за деревом, виден немного его бок, третий чуть подальше активно ерзает, не только телом, но и языком слышна ругань, которую я не могу толком разобрать, но посылы и его желания в отношении нас более-менее ясны. Судя по его возне, похоже, что вроде как перевязывается, в любом случае пока он занят чем-то и не стреляет в нас.
      Прождал минут шесть, не решаясь высунуться и ответить ему залпом своих стрел, уж больно близко стрелы пролетают, кучно сволочь стреляет, походу я не противник ему в дуэли по стрельбе из лука. Жестом показал доктору, чтоб следил за ним и не высовывался, решил проверить, насколько опасный мой противник. Снял себя шлем и стрелой приподнял его, типа я высовываюсь, и как только шлем на треть показался из-за дерева, как в него угодила стрела.
     - Мля, - прокричал я больше от неожиданности и испуга, имитировав тем самым попадание в себя.
      Доктор смотрел на меня с открытым ртом и большими глазами. Но я жестом показал, что всё нормально, и успокоил его, тем самым подал знак лежать и не шевелиться. Лежа за деревом, громко прокричал:
     - Айлор! Осторожно, не вылезай, это очень быстрый и меткий противник! Ждём!
      В ответ на мой крик прилетели сразу две стрелы по обе стороны дерева практически сняв с него кору и пролетев над моим лицом буквально на расстоянии ладони.
     - Сука! - от неожиданности прокричал я. - Метко стреляет, - и неожиданно для себя резко и громко чихнул из-за пыли коры, которая попала мне в нос.
      Вместо будь здоров в меня опять прилетела стрела, но уже так низко, примерно в пяти сантиметрах от моего уха.
     - Да когда же у него стрелы закончатся, снайпер гребаный, -на эмоциях я опять громко чихнул!
      В этот раз будь здоров не прилетело!
      Я обиделся, поерзал, перевернулся на живот, подтащил к себе щит и, опять имитируя, что высовываюсь, прикрываясь щитом на вытянутой стреле, приподнял шлем. Будь здоров прилетело сразу же, как только шлем приподнялся из-за щита.
     - Мля! - прокричал я от боли.
      Стрела наёмника так сильно вонзилась в шлем, что стрела, которой я приподнимал шлем, сломалась и больно царапнуло мне ладонь. Лежа, я тихо, скулил про себя, рассматривая ладонь.
     - Да... - скептически протянул я. - Как же нам его завалить-то, меткая сволочь.
      Тут доктор начал мне жестикулировать, показывая на крайнее дерево, где суетился третий стрелок, походу он себя уже перевязал, или что он там делал и начал выглядывать из дерева, оценивая ситуацию.
      Я забеспокоился, а если и он такой же меткий, то лежать нам тут до ночи. Подтянул свой лук, положил двойку стрел и кое-как прицелились лёжа, через кусты и траву отправил свой привет. На мой 'привет' пришли две стрелы от первого - командира, одна по кустам, через которые прошли мои стрелы, другая возле меня воткнулась в землю рядом.
     - Хмм, - прокомментировал я ситуацию.
      И всё-таки сколько у него стрел, если один колчан, то стрел двадцать пять в среднем, судя по трофейным, а если несколько... От безвыходности приподнял щит на вытянутой руке от дерева и прошуршал в кустах, громко крича:
     - Эй, солдатик, ты чего такой дерзкий!
      В ответ между деревом и щитом пролетела стрела в сантиметре от моей руки.
     - Ах ты ж снайпер, блин, - вырвалось у меня, когда я осознал, что мог поймать в руки стрелу. Заикнулся больше не шутить с этим стрелком, походу он уже пристрелялся.
      Прикрываясь щитом, выглянул для оценки ситуации, первый воин все также мелькал
     из-за дерева и посылал стрелы, второй также неподвижно находился за деревом, третий иногда выглядывал и тоже пытался в нас стрелять, но не так метко, как первый. Двое последних, тот, что лежал на лошади со стрелами в боку, сейчас неподвижно лежит на земле, лошадка его ускакала, да, кстати, все остальные лошадки тоже куда-то делись. И последний безногий 'ползун', вроде в кустах лежит, там вроде как должна была быть установлена наша ловушка, плохо видно, чего там с ним.

     ***
      Родендор возвращался с остатками своего отряда к каравану работорговцев, скакали не так быстро, раненные воины с трудом держались в сёдлах, потеряли много крови из глубоких ран.
      К середине дня, когда солнце было высоко, у командира в груди как-то неприятно защемило. Не поняв, что не так, начал приостанавливаться, а тут на повороте ещё какие-то ветки валяются, мешают, и тут как молния в голову ударила мысль - как будто кто-то накидал!
      Дав приказ бойцам готовиться к бою, начали осторожное продвижение, и тут знакомый звук огласил начало неприятностей.
      Командир Родендор увидел, как в него летят два копья. Выставил навстречу смерти свой щит и попытался уклониться от летящего копья всем телом. Бам! Стукнуло о щит так, что Родендор чуть не выпал из седла, но сразу же прозвучал крик, наполненный болью его скакуна. Командир оглянулся и заметил, что в боку животного торчит копье.
      Скакун начал заваливаться на бок, и сразу же мимо головы командира отряда пролетели стрелы. Упав на землю вместе с скакуном, Родендор схватил своё снаряжение и быстро заскочил за ближайшее дерево, но и тут прямо из-за дерева в него полетел острый шип, потом нож, второй, а следом пару стрел сбоку. И только чудо, а точнее амулет защиты, на последних каплях магии защитил его от смерти. Успокаивая своё дыхание, командир разглядел, что это за шип такой острый, и откуда взялись ножи. И когда полностью удалось рассмотреть, что это за магия хотела его убить, он пришёл в ярость, это ловушка из деревянных прутов и острых кольев, а на некоторых привязаны ножи, похожие на снаряжения его погибших воинов.
      Что-то похожее он слышал, такие ловушки использовали лесные жители северного континента, а здесь некоторые охотники так ловили опасных животных, но не в таком большом количестве, и тут Родендору стало всё ясно: тот подлесок в тумане, там тоже были такие же ловушки, только из-за тумана, что стелился по земле и скрывал их, выглядело так страшно и по-магически.
      И вот... Родендор не успел додумать мысль, как его прервал предсмертный крик его воина! Он обернулся, и в шести шагах от него возле дерева сидел его воин и не шевелился, в его рук, которой он прикрывался, торчит нож, привязанный к ветке деревянный шип на палке торчит в боку, и ещё стрелы, одна торчит в дереве рядом с головой, а другая попала в лицо.
     - Ловушки! Тут повсюду ловушки, не прячьтесь за деревьями! - из последних сил закричал Родендор. Но поздно, ещё один воин закричал от боли:
     - А-а-а-а-а, проклятая лесная магия!
      Родендор закричал:
     - Не шевелись, прикрывайся щитом, за деревом ловушки!!! Кинь туда что-нибудь, возле дерева.
      Воин послушно кинул туда меч и сразу же прикрылся щитом от летящих в него стрел, прижавшись к земле. Как только меч упал возле дерева, сразу два шипа вонзились в него, с другой стороны ножи, а с боку пролетели стрелы.
     - Да поглоти тебя темнота! - раненый воин изрёк матерную тираду, осознав, что с ним могло быть, если бы он с разбегу попытался укрыться за деревом, не зацепив сначала находившуюся рядом ловушку, которая и остановила его.
      Не долго думая, кинул туда свои ножи, по очереди, но ничего не произошло, медленно по по земле к дереву, прикрываясь щитом от летящих стрел. Убедившись, что ловушек больше нету, заполз за дерево, прикрываясь щитом, начал перевязывать кровоточащую рану.
      Родендор выглянул из-за дерева посмотреть, откуда стреляют, и что вокруг. Картина была печальна, с другой стороны в них летели стрелы, причём как-то странно, по две сразу и не очень метко, на дороге лежали два скакуна, в их боках торчали по-странному копья. Прикрываясь деревом, начал изучать ситуацию. Посмотрев в сторону, снова увидел безжизненное тело своего бойца, поникшая голова на бок, в его сторону смотрели пустые глаза, в которых застыла боль, земля вокруг пропиталась кровью.
      Родендор почувствовал, как ярость наполняет его сознания, одной рукой подхватил лук, другой наложил стрелу на тетиву и выстрелил в сторону, откуда летели в него стрелы, сначала в одну, потом в другую сторону. Поняв, за какими деревьями прячутся враги, начал прицельно стрелять.
      Родендор с печалью посмотрел на колчан, там осталось шесть стрел. После нескольких выстрелов стрелами в подозрительное шевеление, командир понял, что враги используют приманку, чтобы понять, насколько он меткий или чтобы он потратил стрелы. По крикам было похоже, что удалось кого-то ранить.
      Оставался вопрос, как действовать дальше, сидеть за деревом в ожидании, бежать, но своих раненых не оставишь, и где-то ещё есть ловушки, поэтому их сюда и заманили. Пока нападают с двух сторон, значит нападающих мало, и они не опытные бойцы. Пока замечено двое, и возможно ещё несколько прячутся, выжидая момента, и стрелки из них плохие.
      Родендор взял в руки свой амулет, который не раз спасал его и в этот раз от ловушек, но магия в нём исчерпалась, а пополнить возможно только в городе.
      Пожалев, что не потратил последние деньги ещё на парочку таких, хотя и стоили амулеты защиты очень дорого, и зарядка тоже не дёшево, зато очень помогали от неожиданных стрел, магических ударов, ну пару раз от сильных ударов мечом тоже спасал. С горечью вздохнул командир практически мертвого отряда, смотря в никуда. Выглянув через дерево, осмотрелся, попытался найти всех, кто был с ним, и увиденное его сильно опечалило.
      Рядом у дерева мёртвый Аландий, Грукос, которого удалось спасти от ловушки у дерева ещё жив, но с ногами у него плохо, Авус лежит на земле со стрелами, не уверен, но кажется ещё дышит, а вот Маика не видно. В голове командира отряда наемников засела мысль, которая стучала в голове с нарастающей болью:
     - Что делать? Что делать?!

      Александр:
      Сидя за деревом, переваривал свои мысли, двигал нижней челюстью, обдумывал дальнейший ход.
      В козырях у меня спелый фрукт типа Айлора, на дереве в тылу ждет команды, Филлика где-то притаилась сбоку. Козыри хорошие, но этот командир блин очень меткий, прям как эльф какой то. О! интересно, а ушастые в этом мире есть, - потянуло на мысли про эльфиек, начал представлять их в бикини, а если такого типа купальников нет, то подарим своё культурное наследие этому миру.
      С трудом отловил всякие ненужные, ну пока не нужные мысли и спрятал их куда-то, но недалеко, чтоб потом долго не искать, и попытался сосредоточиться на данной ситуацией.
      Долго думать не пришлось, решение само пришло, точнее прокричало, это засевший воин начал что-то кричать.
      Пошуршал на груди, отыскал свой амулет-переводчик, как антенну начал его крутит вокруг себя в поисках нужной частоты звучания.
      Так не понимая, чего там кричат, то ли нам или между собой там, или просто возносят к богам всю ситуацию, решил подать свой голос:
     - Смольный на связи, - громко прокричал я. В ответ послышалась четкая тишина.
      Решил повторить запрос:
     - Смольный на проводе как слышно, прием... ГМ, ГМ.
     'Может связь плохая', - подумал и решил проверить, выпустив в сторону приемника, точнее воина, стрелу. И резво залег за дерево Сразу же в ответ прилетела стрела, задев кору дерева, походу связь работает, подумал я и повторил запрос:
     - Але, смольный, как слышно, прием?
     - Я тебя слышу, -пробасил мужественный голос.
     - Слышать-то я тебя слышу, а понимаешь ли ты, что я говорю? - спросил четко и громко я.
      Доктор тем временем поглядывал на другого солдата и на меня, развесив уши в режим повышенной чувствительности. На другом конце провода, точнее дерева, послышалась задумчивая тишина.
      Я подождал немного, мне стало нудно, и я повторил свой вопрос:
     - Говорю, ты понимаешь, что я говорю!
     - Некоторые слова понимаю, некоторые нет, кто такой 'СмолЯный', среди моих людей такого нет, - ответил воин.
      Тут я завис на мгновение, задумался какие такие 'смолянЫе', - а понял, шутка была не очень. Решил исправиться:
     - Я говорю, что все ли слова понимаешь, так как я тоже через раз тебя понимаю, может у меня амулет переводчик сломанный, вот и спрашиваю.
      Задумчивое молчание послышалось из-за дерева, доктор так вообще лицом как приёмная станция стал, практически ушами стал водить во все стороны, ища свой диапазон частот.
     - Амулет исправный, просто нужно время, чтобы разум привык понимать слова, -пробасил голос воина и добавил: - Это ты поставил эти ловушки по дороге ниже на поляне в дневном цикле отсюда?
      Я замялся, явно не хвалить меня будут, решил как-то юлить.
     - Возможно, некоторые я ставил, -я же не все ставил, Доктор ещё помогал мне.
     - Ты знаком с лесным народом живущим на северном континенте? - спросил воин.
     - Э-Э-Э, нет, наверное, - невнятно ответил я. - А что, рожей похож? - уточнил я.
      Воин задумался и ответил:
      - Не знаю, я тебя не видел, а про лесной народ только слышал, что они делают ловушки из веток, палок и прячут их среди растений.
     - М-м-м, - задумался я, не я один такой умный, значит, главное обозначить, кто такие эти лесные жители и не лазить по кустам на их территории, особенно по нужде, поставил я себе большую зарубку в памяти. Решив сменить тему, ответил:
     - Душевно болтаем, перерыв перед очередной попыткой поубивать друг друга?
     - Я не хотел никого убивать, ты первый начал, - ответил воин.
     - А кто похитил жителей деревни, зверолюдей? - парировал я.
     - Не я и не мои люди, мы охранники работорговцев, - грустно пробасил воин.
     - Вот видишь, а умирают твои люди, а работорговцы вас используют и прикрывают свои злодеяния вами.
     -У нас не было выбора! - прокричал воин и вдогонку его словам прилетела стрела, чудом пройдя рядом с моей ногой.
      Я спокойно повернул голову в сторону доктора, который с полным вниманием внимал наш диалог, прикрывая часть головы щитом. Тяжело вздохнул, прокричал:
      - Похоже отвечать в этом мире приходится не только за свои поступки, но и за чужие, а отвечаешь своей жизнью.
      В ответ послышался крик отчаяния и проклятия. Подождав, когда успокоится мой оппонент, прокричал:
     - Предлагаю выйти и сразиться по-мужски, или будем сидеть за деревьями в кустах до темноты.
     - Хорошо, я выхожу! - прокричал воин и вышел из-за дерева.
      Выглянув из своего укрытия, увидел грозного воина, грамотно прикрывающегося щитом и готовым мечом отбивать наши стрелы. Жестом я остановил доктора, готового уже взлетать, и указал на место второго воина, указав его цель. Сам же, медленно вставая, подобрал свой щит и поднял своё лучшее копье с наконечником из меча и добротной длинной палки.
      Медленно начал выходить из-за своего дерева. Выйдя на дорогу на расстоянии трёх метров, скинул щит и обеими руками взялся за своё копье.
      Передо мной стоял высокий воин, среднего телосложения, в добротной кожаной броне с металлическими вставками, на изгибах виднелась кольчуга.
      Шлем был украшен гравировкой из незамысловатых узоров, а кое-где четко проглядывались царапины. Волосы тёмные, цвет глаз не видно. В одной руке хороший меч, получше тех трофейных, в другой руке щит, обшитый металлом и украшенный узорами.
      Воин стоял напротив, оценивая, медленно и глубоко дыша. Сдерживая всю свою ярость и гнев, спросил меня:
     - Ты же обычный человек, зачем ты дерешься за зверолюдов, и где они?
     - Как ты и сказал, у меня не было выбора, есть договорённость: спасти жителей племен, которых похитили работорговцы, - грустно выдохнул я.
      В глазах воина, где бушевала ненависть, проскользнула искра уважения.
     - Ну что, начнём, - сказал, выставляя копье.
     - "Убиваем быстро, умираем не сегодня", - поговорил про себя мантру, опять сильно волнуюсь, пошёл словесный маразм.
      Приняв очередную дурацкую позу шаолиня, нанес первый удар. Воин оценил моё оружие и выпады, хищно улыбнулся, поняв, что с меня боец ну вообще никакой, и пошёл на меня в атаку.
      Мои удары были чисто выпадами, если наносить удары как палкой сверху и сбоку, то можно парировать удар щитом и сделать быстрый подскок и проткнуть меня мечом. Хотя длина моего копья с наконечником в виде привязанного меча была более двух с половиной метров, что давало мне надежду на то, что если удар моим оружием будет отбит, подскочить ко мне близко все равно не выйдет, а я успею увеличить дистанцию.
      Но и мои удары, поначалу казавшиеся воину неуклюжими, заставили его уходить постоянно в оборону, отбиваться или защититься он мог, а вот ответно нанести удар нет, дистанция была больше длинны его меча вместе с выпадом. Вот и выходило, что уже не столь безобидные выпады он ещё может отбить, а вот ответный удар мне никак не может нанести. Первая часть плана удалась, воин полностью был поглощён сражением со мной, но в любом случае даже вдвоём с доктором нам его не победить, уж больно быстро и грамотно он ставил защиту и отбивал мои попытки хоть как-то задеть его.
      Тем временем Андрей сошёлся с другим воином, судя по его ранам на ногах, ему хватало сил только стоять. Второй вражеский солдат только отбивается от ударов Андрея его длинного копья. Начинаю второй этап и громко кричу:
     - Филлика, помогаешь Андрею! Айлор, готовность по команде!
      Воин сразу завертел головой, почуяв неладное, я же, не давая ему оценить обстановку, усилил напор, изо всех сил начал наносить резкие выпады и небольшие хлесткие удары снизу вверх, также стараясь захватить наконечником часть земли и закинуть ему в глаза. С третьего раза что-то получилось, немного грязи попало мечнику в глаза, и он сразу ушёл в глухую оборону, пытаясь проморгаться и тряся головой.
      Воин, сражавшийся с Андреем, услышал мои крики и начал отходить назад к дереву. Получил стрелу в бок ноги, что заставило его прихрамывать. В это момент я громко закричал:
      - Айлор, сейчас!
      Командир отряда как смог избавился от грязи в глазах, услышал какой-то условный сигнал от меня, сразу насторожился, пригнувшись, прикрылся щитом и увеличил дистанцию, начиная пятиться спиной к дереву. Послышался знакомый свист, несколько стрел вонзилось воину в плечо, от других прикрылся щитом. Пользуясь моментом, попробовал провести комбинацию ударов по противнику. Начал напирать, пошли большие размашистые хлёсткие удары сбоку и сверху и сильные колющие выпады, тесня противника и не давая перейти в контратаку, ибо раненый зверь может выплеснуть всю свою злобу с остатками сил на меня в последний миг, а меня обоюдная погибель категорически не устраивала.
      Андрей:
      План Турыча практический удался, мы ещё живы, и силы пока равны. Против нас опытные бойцы, у нас копья, держащие их на расстоянии, и два стрелка страхуют нас, выжидая момента. После команды Филлика начал стрелять по моему противнику, нужно было как можно быстрее вывести его из игры и идти на помощь Александру, так как у него серьезный противник, и это видно сразу по его движению и стилю.
      Только своими глупыми движениями из серии - 'Я шаолинь, ко мне не подходить', также озвучивая свои телодвижения дебильными звуками, больше похожими на матерщину, ему удаётся держать на расстоянии своего, противника, который больше находится в ступоре от происходящего. Ещё миг, и ему это надоест, и он Турыча нарежет на кровавый фарш.
      Увеличив темп атаки, дал возможность нашей лучнице задеть противника серьёзно. Провёл пару ударов с выпадом по ногам, чтоб от ранения заставить его упасть. Пара ударов, и противник открылся, дав возможность Филлике выстрелить ему в шею. Каким-то чудом или хорошей реакцией мой соперник в последний миг сумел выгнуться, и стрела только царапнула его по шеи. Сделав разворот, прикрываясь щитом и отмахиваясь мечом, воин закрутился, но на раненных ногах не смог устоять, завалился набок.
      Не давая ему времени, начал наносить тычки копьём, удалось зацепить лодыжку, теперь уже точно не подымется. Противник подполз к дереву, подтянул ноги, сжался, прикрываясь щитом и отмахиваясь мечом.
      Сильными ударами пытаюсь проткнуть его как черепаху, находя щели в его обороне, периодически слышны его крики и ругань в мою сторону.
      Не сбавляя темпа и не давая ему передышки, наношу ошеломляющий удар, бросаю копье и подбегаю со стороны щита, выхватывая свой меч. Рядом слышно как стрела, пролетающая рядом, врезается в край щита, заставляя противника полностью закрыться им, закрыв себе обзор в мою сторону. С размаху бью своим мечом по мечу противника, отбивая его от себя в сторону и всем телом наваливаюсь на его щит, придавливая к дереву. Мгновение - и в другой руке у меня оказывается длинный нож, и я наношу в слепую удары сбоку под щит. Три резких удара делаю ножом, и я выпускаю из другой руки свой меч, хватаю запястье с мечом своего противника, и снова резкие удары сбоку под щит. Пытаюсь противнику выгнуть запястье, чтобы тот выпустил меч, и снова наношу удары. Бесконечное мгновение - и рука противника выпускает меч. Сразу же разворачиваюсь и ножом режу по удерживаемому запястью, стараясь перерезать сухожилия и сразу же откатываюсь назад. Не знаю, какие колотые раны я успел нанести, но он вполне мог освободить руку, в которой держал щит и воспользоваться своим ножом против меня.
      Ничего не ожидая и не высматривая, на втором перекате успеваю спрятать свой нож в ножны и уже, вскакивая на ноги, держал в руках свое копье. Сдвинувшись в сторону, нанес тычок копьем по незащищенному участку тела противника. Потом, подойдя немного ближе, острием копья попробовал откинуть щит. Передо мной лежал воин, по лицу текла кровь, на левом плече кожаная броня была пропитана красным, из ран струилась кровь.
      Стоя с направленным острием копья из меча на раненого, который не может защититься, и видя эту 'кровавую картину', в голову полезли всякие гуманные мысли.
      Резко появился осознанный страх, что сейчас придётся его убить, точнее заколоть как животное, загнанное и замученное.
      Но за последние дни уже пришлось убивать, чтобы самому остаться в живых, но там было всё 'в горячке боя' и почти на инстинкте выживания с адреналином. А тут так спокойно, обдуманно, не спеша направляешь острие к горлу и....
     - Твою ж на права, зараза! - послышалась отчётливая ругань Александра, заставляя вздрогнуть и резко выйти из философских размышлений.
      Противник Турыча сделал серию контратак и чуть не лишил его запястья, прикрывшись щитом, подскочив под копье, размашистым ударом почти дотянулся, но полетевшие в него стрелы заставили воина отойти, прикрываясь щитом. Резко осознал, что соперник Александра скорее всего уже просчитал все его незаурядные удары и начинает его теснить, только стрелы и сдерживают его.
      Не успев осознать, что я рефлекторно только что сделал, отстранено замечаю, что уже вытаскиваю острие копья из горла своего противника.
      Нахлынувшее сожаление и огорчение было сразу задавлено злостью, что всё только начинается, начинается в этом мире, где мне ещё придется не раз так поступить, защищая себя и своего друга.

      Александр:
      Воин с копьем из меня никакой, мне разве что мух гонять, не знаю как до этого мне везло и что за противники попадались, но этот воин хорош, даже не так, он 'очень хорош'. После того как выдержал на себе все мои удары, точнее разные их комбинации, мне стало тяжко, точнее трудно удивить его и не лишится своего копья, которое уже изрядно было порублено. Каждый мой выпад он спокойно отбивал и пытался мечом срубить мой наконечник. Я только и успевал резко отдергивать своё копье и пытаться придумать хитрую комбинацию, но я уже начинал уставать и мне не хватало сил и скорости.
      Пару раз было очень опасных моментов для меня, и тогда пришлось экономить силы, уйдя в оборону. Пытаюсь отвлечь на себя как можно больше внимание своего противника, давая возможность нашим стрелкам нанести побольше ранений.
      Тем временем стрелы наших зверолюдов пытались поймать слабое место в кожаной броне воина. Он умело менял положение в полуприседание, подставляя щит стрелам, а иногда успевал отбивать мечом.
      Тем временем ко мне на помощь присоединился Андрей со своим длинным копьём, беря на себя часть ударов, давая мне передохнуть и снова врываться в сражение. Противник начал сдвигаться к дереву, тем самым надеясь уйти в мёртвую зону обстрела от Айлора. Умело отбив наш одновременный выпад с Андреем, он пропустил пару стрел, вонзившихся ему в плечо. Немного оценив ситуацию, прокричал:
     - Стрелять в шею и по ногам! Доктор, ты в нижнюю часть тела я в лицо, начали!
      Одновременный наш выпад солдат отбил умело, лицо прикрыл щитом, а копье доктора отбил мечом. Вторая попытка ознаменовалась удачей, я схитрил, начал наносить удар в район головы, но резко сменил траекторию удара на нижнюю часть тела. Как обычно воин отбил выпад копьем доктора, но сразу же идущий мой удар он не смог парировать, за что расплатился раной ниже колена.
      Решил закрепить свой успех, меняю свой план, наношу удар в ногу противника, но он успевает щитом отбить лезвие наконечника моего копья.
      От сильного удара по моему копью я немного заваливаюсь вперед и по инерции лезвием ухожу ему в сапог, он успевает убрать ногу, и мой наконечник зарывается в землю.
      С матерной руганью пытаюсь выдернуть копье, в надежде что-нибудь срезать этому ловкачу. Но он отбивается своим щитом, делая шаг назад и нанося размашистый удар своим мечом по копью Андрея. Очередной обмен ударами, и противник резко дёрнулся, закружив вокруг себя, и в перекате ушёл от нас.
      Не увидев точно, но как бы показалась, что одна из стрел очень близко пролетела возле его шеи и возможно ранила.
      Переглянувшись с Андреем, мы направили свои копья вперед и резко взяли разгон, пытаясь проткнуть или сбить его на землю.
      Наши копья были отбиты, моё - щитом, Андрея - мечом, но мы продолжили натиск, я, держа своё копье в руках, кривым перекатом закатился под копье доктора, тем самым получилось перекрещение наших палок, и неуклюже продолжили давить на него.
      Странное спонтанное решение дало небольшой результат, противника удалось сдвинуть и прогнуть. Надежда была опрокинуть его, но он вывернулся и отскочил от нашего захвата, и сразу же получил стрелу в ногу.
      Воин закричал, с ожесточением отбил очередной удар Андрея и попытался отскочить назад, но тут сбоку в него вонзились стрелы, одна в голову, отскочив от шлема, другая удачно вошла в шею ближе к плечу.
      Тем временем доктор нанёс боковой удар по противнику в район головы. Воин прикрылся щитом, но сила удара прошла через щит и шлем, дойдя до головы, ознаменовав временную дезориентацию.
      Воин уже опустился на оба колена, в ногах у него торчали парочка стрел, и раны сильно кровоточили. Заметив краем глаза, что сбоку от меня на расстоянии пяти метров появился Айлор. Прицелившись, он вогнал ещё одну стрелу в шею воина.
      Хороший и опасный мечник уронил своё оружие, попытался вытащить стрелу из шеи, как с другой стороны по его голове опять прошёлся сильный удар от Андрея.
      Воин лежал, истекая кровью, в глазах его была пустота и горечь.

      Ко мне подошел Айлор, посмотрев на него, я увидел в его взгляде искры ненависти, разожжённый костер мести всем, кто участвовал в похищении его возлюбленной. Жестом подозвал его ближе и передал своё копье со словами:
     - Он твой, добивай.
      Сам пошёл по дороге до своего дерева, служившему мне укрытием, чтобы облокотиться об него и отдохнуть. От запаха и вида свежей человеческой крови мне становилось плохо.
      Моё изнеженное тело городской обыденностью не готово было в броне с щитом на спине выделывать шаолиньские приёмы с довольно тяжёлым копьём непривычным для моих рук.
      Сил больше нет, нужно передохнуть, лежащие трупы людей и животных усиливали чувство тошноты, наступил откат, на меня наползла дрожь, начало трясти.

Глава 16

     Александр:
      Сидел под деревом, вяло пытаясь снять с себя кожаные доспехи, смотрел на поле боя и, стараясь ни о чём не думать, радовался очередной победе и тому, что ещё жив и не ранен.
      Ко мне также не спеша, таща за собой копье, подошёл Андрей с вопросом, что дальше. С трудом напряг свои мысли, попробовал изложить план действий:
     - Десять минут отдыха, потом на тебе мародёрка трупов, снятие доспехов и всего ценного, я пойду по ловушкам соберу оружие, которое использовалось, оно ещё пригодится. Наши зверолюди пусть проверят все тела, может кто ещё живой, и если смогут, пусть найдут разбежавшихся лошадок.

      Примерно через десять минут подошла Филлика сообщила, что догнала некоторых сбежавших животных, которые были с наёмниками, привязала к дереву. Смотря уставшими глазами на неё, похвалил:
     - Молодец, красавица, зови сюда Айлора, а то он уже пятый раз убивает мертвое тело командира погибшего отряда, и откуда столько ненависти в нём.

      Айлор подошёл с выражением лица, что небольшая месть свершилась, и он требует продолжения, подайте ему ещё злодеев, а то одного мало. Скептически оценив его, начал предлагать дальнейший план действия.
     - Значит так, мальчик мой, - увидев удивление в его лице, постарался перефразировать: - Э-Э-Э, ладно, юноша, я всё равно тебя старше, значит так, берешь свою подругу, вместе приводите спрятанных тобою наших птичек и этих черных лошадок. Второе, Филлика, на тебе поиск места ночевки с водоёмом, небольшая охота и разведка, не скачет ли кто к нам в гости. Сегодня предлагаю хорошо отдохнуть, чистим перышки, бежать за караваном смысла я не вижу, половина дня уже прошло, поэтому рано утром продолжим преследование. А ты, 'юноша', - тыкая в Айлора рукой, - после того, как соберёшь трофеи в одну кучу, тут рядышком выроешь небольшую могилку и похоронишь командира наемников.
      Айлор возмутился с пожеланием, что пусть звери его обглодают, как и других убитых. На что я ему заявил:
     - Значит так, папин сыночек, ты его убил (окончательно добил), это раз, тебе и убирать, а во-вторых, это воин чести, и умелым бойцом был, заслуживающий уважения. Так что без разговоров похоронишь, и рядышком остальных его солдат слегка прикопаешь... Вопросы, предложения, недовольства? Нет? Тогда все разбежались.
      Поворачиваясь к доктору, напомнил о мародерке, а сам пошёл по своим ловушкам, снимать оружие, которое ещё пригодится нам.
      Через час прискакала Филика, доложив, что разведала округу, врагов не заметила, но нашла скрытое место в небольшой низине с водоемом.
      Собрали все трофеи, что можно было снять с трупов, тела оттащили в сторону подальше от дороги в кучку, ими потом Айлор займется, также убитых животных, чтобы меньше было видно место сражения, кровь где можно было присыпали землей. Надеюсь очередного поискового отряда не будет.
      Судя по информации от убитых, это были последние из отряда силовой поддержки, предполагаю, что жадные работорговцы, а работорговцы в любом мире жадные и трусливые, не будут рисковать собой и, наверное, когда к оговоренному времени никто не вернется, то они пойдут на максимальной скорости, чтобы оторвать от преследователей.
      Осмотрелся вокруг, всё ли взяли, с груженными ездовыми животными последовали за нашей проводницей.
      Приехав на место ночёвки, в первую очередь с доктором развели костер и начали раздел подстреленной живности, что принесла наша охотница.
      Накормив по-быстрому Филлику и отправив на очередную разведку, напомнил Айлору за похоронные дела, сам же повел гружёных животных трофейным снаряжением до водоема, сортировать, отмывать от крови и грязи.
      Воду нашёл по звуку водопада и запаху, пробираясь через плотные кустарники, выйдя из густого подлеска на довольно большой берег из гальки, раскрыл рот от увиденного, залюбовался местным ландшафтом.
      Место было прекрасным, сразу повеяло земной ностальгией, как будто ты в предгорье на конном туристическом походе и нас привели на обозрение одной из достопримечательности.
      Небольшой водопад высотою примерно в пять метров стекал по камням, где росла насыщенная ярким цветом зелень.
      Внизу образовывалась небольшой горное озеро, уходящее в большую подземную пещеру. Вода была прозрачной, хорошо просматривалось каменистое дно. Больших рыб или другой живности не заметил.

      Подвёл животных к краю озера и начал снимать с них всю поклажу и седла, сразу стреножил чёрных лошадей, чтоб не разбежались.
      По очереди завел всех животных воду и пошёл разбирать образовавшуюся кучу трофеев. Колюще режущие в одну сторону, кожаные доспехи в другую, щиты рядышком, сапоги и остальную мелочь в мешочках отдельно.
      Особо кровавые и грязные вещи протопил в воде, прижав камнями и пошёл разводить на берегу костёр, вода была холодной, да и сушить вещи нужно было где-то.
      Сидя на корточках, промывая оружие, оценивал, что отложить для отряда, а что в запас, задумался, глядя на животных.
      По чёрным лошадям выходил такой расклад, на данный момент доставшихся нам от их мёртвых хозяев, точнее, что осталось и что удалось найти и пригнать, мы имеем целый табун из десяти штук. Плюс наши птички, и того шестнадцать животных, которых тащить за собой никак не хочется.
      Сейчас вся эта живность плескается в горном озерце, а я решаю дилемму, сколько взять собой, а остальных оставить тут. Возьмем всё необходимое и посмотрим, на скольких животных можно распределить поклажу.
      Чёрные местные лошадки меня до сих пор пугают своей внешностью и характером, всё время лезет ассоциация коней некромантов, и их взгляд в твою сторону как будто раздумывает, съесть тебя или просто копытом заехать.
      Перемыв и перебрав часть доспехов, разложил на каменистой гальке, пошёл мастерить из палок сушилки возле костра.
      Некоторые доспехи планировалось подобрать под нашу группу преследования, если будет намечаться лобовая атака. У меня с Андреем ловкости и скорости нет, поэтому будем танковать в броне, даже если нужно будет облепить себя трофейными щитами.
      Также нужно подготовить пару запасных комплектов, можно не боясь испортить и пустить на заплатки или ещё куда, или на что-нибудь.
      Наши птички как обычно самые чистюли, дорвавшись до воды, начали активно чистить пёрышки, клацая клювом от удовольствия или просто так общались на радостях.
      С местными лошадьми было сложнее, когда я пытался их усадить или уложить, для удобства мытья, мне так и это не удалось, плюнул на это дело, пошёл заниматься
     перебором и сушкой трофеев.
      Примерно через час решил вывести наш ездовой табун пастись, судя по ним все уже насладились водой и по всей видимости просто скучали или наслаждались от нечего неделанием.
      Кряхтя и матерясь, вывел всех лошадей на ближайшую полянку пастись, пока они щипали зелень, начал нагружать их помытыми вещами для решения в кругу отряда, что взять, а что прикопать.
      Затушил костёр на берегу и повел чистых, груженных животных к нашему ночлегу, воевать со своим хомяком на счёт чего оставить, а что всё-таки втиснуть в поклажу.
     Начинало темнеть, на огонёк подошёл уставший Айлор, доложив, что всё сделал, не халтуря, был вознаграждён куском жареного мяса и отправлен на помыться.

     ***
      Сидя у костра, хрустя хорошо прожаренным куском мяса, думал, как быть дальше.
      Практически половину каравана перебили, остались чисто работорговцы, и я очень сомневаюсь, что они не хуже владеют мечом чем наемники.
      В такие опасные места без навыков самозащиты куском застроенного металла делать нечего, сожрёт местная живность, всё равно в какой бы ты дорогой броне ни был.
      Ну допустим, догоним мы их, и что, не надеяться же на их любезность, подставляться под наши стрелы, скорее всего они нас быстрее ими утыкают.
      Остаётся одно, преследовать и откусывать по возможности сколько сможем.

      Спустя время подошёл помытый Айлор, присел у костра и был угощен очередным куском прожаренного мяса.
      Андрей, получивший должность в нашем отряде завхоза, повара и естественно полевого врача, посетовал, что дальше, когда выйдем в пустыню, придётся во время погони питаться трофейными харчами наемного отряда, сухарями и вяленым мясом, поэтому наедаемся горяченьким.
      Когда совсем стемнело, по моим часам уже начало десятого ночи было, приехала Филика, доложив, что во округе никого, караван не заметила, передала Андрею большую связку подстреленной дичи. За что была награждена куском жареного мяса от доктора и отправлена на водные процедуры со своей птичкой.
      Допоздна возился с трофеями, перебирал по три раза каждую кучу.
      На общем собрании решили, что с собой возьмём только три лошади и то в качестве запаса, если дальше в пути что-то случится.
      Основным грузом планировалась вода, разлитая во все доступные ёмкости, как трофейные бурдюки, так и наши.
      В нашем преследовании планировалось пересекать пустыню, сколько мы будем в пути неизвестно. И даже идя по следу каравана, нет гарантии, что там будут колодцы или другие источник воды.
      Как ни крути, но даже если мы напряжемся и догоним караван, то мы им ничего не сможем сделать, нас просто возьмут количеством. Поэтому пока единственный вариант, это преследовать и по возможности пытаться сократить количество работорговцев для финального сражения.
      Распределив дежурства между мужской частью отряда, улеглись спать.

     ***
      Вставали очень рано, пока заваривался травяной чай и разогревался завтрак, формировали по кучкам поклажу и перебирали черных лошадок, выбирая, как нам казалось, лучших.
      С горестью прожжённого хомяка присыпал листвой мешки, где уложили то, что не взяли из трофеев, с оставшихся лошадок сняли все веревки, лямки и оставили постись.
      Пройдясь вдоль нашего состава из ездовых разномастных животных, проверил, хорошо ли закреплена вся поклажа. Осмотрелись, ничего не забыли, отправились в путь к очередным приключениям.

      Пошли караваном, Филлика впереди на разведке, Айлор в начале, Андрей по середине, я замыкающий и смотрящий, чтоб ничего и никого не потерять.
      С утра пошли резво, до обеда шли на крейсерской скорости. Остановились размяться, перекусить без разогрева вчерашнее мясо, прошлись по животным, подтягивая верёвки на поклаже.
      После полдневного пути местность была уже открытая с небольшими холмами и впадинами, обзор был хороший, до ближайшего холма просматривались одинокие деревья, кое-где кусты, трава местами, где смогла зацепиться за каменистую почву.
      Небольшой обед, быстрый отдых и снова в погоню.
      Вечером, когда начало уже темнеть, наш отряд дошёл до высокого холма с крутым подъёмом, неподалёку был островок растительности, пару деревьев и кусты.
      Там нас ждала Филлика с донесением.
      Доклад был короткий, взобравшись на холм, Филлика увидела движущийся караван, примерно полдня пути от нас, это хорошая новость, а вот то, что за холмом начинается уже пустыня, с большой открытой местностью, было плохо. Также сообщила о нахождение ручейка, на который вышла по следам каравана работорговцев, скорее всего пополняли запас воды перед путешествием по пустыне.

     ***
      Предложил также поступить и нам перед очередным рывком в неизвестность, отдохнуть, напоить животных и ещё раз пополнить воду.
      Преследование откладывается до восхода, нечего по неизвестной территории в темноте лазить. Попросил Айлора обустроить лагерь, а сам с Андреем поплелись на вершину холма, нужно было осмотреться, пока не стемнело совсем, и за ночь продумать план движения.
      Картина с холма оказалась не очень радостной, на всю дальность обзора расположилась пустыня, песок с небольшими каменными выступами, впадины, холмики, большая часть территории просматривалась, слева и справа горная гряда раскрывала свои объятия этой пустыне, уходя в стороны.
      Судя по тому, как называют местные, это место, думаю, сюрпризы принесет не слабее чем в чёртовом лесу, значит только по следам каравана надо идти, и не мешало бы дровишками запастись.
     - Ну, что скажешь, доктор?
      Андрей, стоя возле меня и ковыряясь самодельной зубочистку в зубах, кривя своей физиономией, ответил:
      - Хреново, я в пустыне не был и как выживать не знаю. Судя по просматриваемому горизонту, до него неверной дня четыре, а сколько за ним еще неясно, - перекусил Андрей свою зубочистку и выплюнул её.
     - Я переживаю больше, что нас на такой открытой территории заметят и смогут за барханом устроить засаду или ночью на огонь выйдут и обстреляют, укрыться негде будет, - тяжело вздохнул я.
     - Это да, это да, - протянул доктор, почесывая свой подбородок. -Хреновая ситуация у нас выходит.
     - Что по еде у нас? - уточнил у Андрея
     - Да, дня два-три будем доедать жареное мясо, а дальше на сухарях и сушеном мясе, его должно хватить, если экономно, то на неделю. По животным, трофейный корм в мешках, что достался нам местной зерносмеси, должно хватить примерно на неделю, как и лошади, наши птички всеядны, на крайний случай можно будет убить пустынное животное и накормить им. Сами если что пару дней поголодаем.
     - Или придётся убить одно из ездовых животных.
     - Не хотелось бы, но да, пустыня не любит дилетантов.
      Вернувшись в лагерь, выдернул с собой Айлора и пару лошадок, пошли собирать хворост и возможно подстрелить какую живность удастся, Филлика на честном отдыхе, доктор на готовке. Попросил Андрея ещё раз перебрать харчи как наши так и трофейные, и все хорошо закутать, впереди пустыня, а это значит вездесущий песок.

     ***
      Вернулись в лагерь за полночь, благо небесное светило давало достаточно света, чтобы разглядеть хворост, а Айлору выцелить мелкого грызуна, чуток нам остальное живности, как я понял, местные лошадки такие же всеядные как наши птички, после разделки дичи все подчищают и ещё растительностью закусывают.
      Как и ожидалось, в такой местности живность всеядная. Не зря её используют наемники этого мира. Выгрузил свою добычу - хворост, а Айлор связку зверьков, мелких скормил ездовым животным, более крупных отдал доктору на заготовку. Посоветовал нашим зверолюдам спать, так как Андрею еще мясо доготавливать, мне хворост увязать и много другое подготовить к переходу через пустыню и возможным неприятностям.
      Поболтали с Андреем у костра обо всем и ни о чём, о том, что уже более-менее вписались в обыденность этого мира, монстры, драки, борьба за свою жизнь, по полдня в погоне на ездовых животных. Задница уже привыкла к тряске и местным седлам. Болтали о том, что зря всех убили, нужно было язык оставить в качестве проводника, хотя постоянно следить за ним, и ждать подлянки, тоже как-то не очень хотелось. Ну хотя бы просто поспрашивать про этот мир, как да чего тут, но в горячке боя не до этого было.
      К двум ночи отправил доктора спать, а сам остался на дежурстве, сон не шёл, непонятное чувство тревожило меня.
      Пустыня, я на земле ни разу не был там, даже близко, в лесу проще выживать, а в пустыне я не обучен, и не моё, не убежишь, не спрячешься, а с пропитанием так вообще беда.

Глава 17

      Александр:
      Рассвет встречали в пустыне, идя по следам каравана работорговцев.
      Не особо разбираюсь в пустынях, но как диванный геолог могу предположить, что местность, прилегающая к горам, похожа на Гамаду, то есть каменистая пустыня с отсутствующей какой-либо растительностью.
      Солнце казалось большим жёлтым гигантом на небосводе, оно сильно разнилось от привычного земного светила, что давало ощущения нахождения в другом пустынном мире. На миг мне захотелось стать космическим попаданцем на неизвестной планете, имея у себя весь продвинутый арсенал космического выживальщика с опытом и знанием высокоразвитой цивилизации.
      Но нет, всё, что у меня было в этом чуждом для меня мире, так это минимальный набор аборигена. Даже если каким-то чудом удастся прижиться в этом мире, то вся технологическая 'вундервафля' с частью технической документации сейчас полностью разряжена, и чтобы как-то зарядить мой мобильник и не спалить его при помощи колхозного варианта какой-нибудь щелочи и фруктов или чего там будет под рукой.
      Когда солнце начало припекать, предложил сделать небольшую остановку.
      Весь отряд скосил на меня свой взгляд в ожидании, чего я там опять придумал. Не отвлекаясь на их ожидание, достал из своей поклажи трофейные тряпки, соорудил себе 'арафатка' или куфия, кому как привычней. Андрей сразу меня понял и полез по своим сумкам искать тряпки.
      Зверолюди не поняли моего намёка, и мне пришлось им объяснять суть этого головного убора, а также предложил накрыть все оголённые части тела во избежание ожогов и обветривания. А также проинструктировав, что в случае сильного ветра смочить кусок тряпки, что прикрывает лицо.

      Ехали не спеша, привыкая к новой местности и её возможным опасностям.
      Прошли расстояние примерно в четыре часа, пустыня начала меняться, постепенно переходя в песчаную местность, но кое-где были видны островки скалистой породы в
     с небольшим возвышением.
      Движение нашего небольшого отряда создавало небольшую пыль вокруг нас, что начинало вызывать дискомфорт.
      Приключения начались к полудню, когда сделали остановку на перекусить и размяться, как от непонятно откуда какая-то пустынная тварь вылезла из песка и чуть не цапнула одну из лошадок.
      Мгновение шока, быстрое осознание происходящего, резкий подскок к пташке с копьём, размах, и острие в виде неплохого трофейного меча вонзилось в бок непонятной твари. Миг на осознание удачи, что попал и наконечник наполовину проник в тело животного, делаю проворот копья с дальнейшим продавливанием.
      Пока я ковырялся своим копьём в теле неизвестного хищника, его украсило несколько стрел наших зверолюдов.
      Наши спутники молодцы, тоже среагировали быстро и как в страшном лесу на любую неясность или что бы то ни было, сначала стреляют из лука, потом ещё раз стреляют, а уже потом разбираемся, что это такое. Знаем о живучести и защищённости уже убитых нами животных жуткого леса, поэтому не церемонясь нашпиговали и этого стрелами.
      Убитая пустынная тварь оказалась, хотя чего говорить, они тут все странные и непривычные звери, так вот, тварь в длину с хвостом почти в два метра, тело худое, видимо отощала от голодухи, отдалённо напоминает земного аллигатора и помесь варана - первое, что пришло для сравнения в голову.
      Потыкав своим копьём во все места убитой твари, проверяя твёрдость кожи на проникновение лезвия, оказался доволен, подкожных защитных пластин или ещё чего не было, это не мешало наконечнику входить в плоть.
      Обсудив ситуацию, пришли к выводу, что идти нужно по каменистой части пустыни, а всякие непонятные насыпи и бугорки обходить.
      Двигаясь по следам каравана работорговцев, в дали замечали странных зверей, провожавших нас своими хищными взглядами. Когда стемнело, дошли до стоянки каравана. Место хорошее, скальная порода и небольшое углубление. По кострищу определили разницу, между нами и караваном чуть больше половины дня, то ли они ускорились то ли мы замедлились.
      Разместились быстро, лошадок в глубь скального уступа, потом птичек полукругом, ну на входе мы с костром будем встречать гостей, если такие пожалуют на огонёк. Удалось даже найти схорон местных торговцев или работорговцев, не важно, нашли хворост, пустую глиняную утварь и в пыльном мешочке пару кусков вяленого мяса. Понюхав его, решили не есть, а отдать нашим лошадкам, я как смотрю они всё переваривают. Также удалось найти что-то типа поилки для животных, выделили чуток водички каждой животинке. Запаса воды, к сожалению, не нашли, или плохо искали. Как обычно распределив дежурство, пошли спать.

     ***
      Веселье началось посреди ночи, когда к нам на огонёк решила заскочить стая местных хищников. Как обычно по команде Доктора 'Вашу ж бабушку, твари зубастые' все подорвались. Пустынные звери оказались зубастыми и проворными, похоже были на игуан с гиенами или фиг знает чего, я не зоолог, поэтому мне пофиг. Нападали хищники парами, в небольшом проходе, потеряв четверых собратьев, начали немного осторожничать.
      В общем достойной драки не вышло, их тела замечательно принимали наши стрелы, а копья так вообще врезались в их тела и кромсали без проблем.
      Зверюшки обиделись, потеряв пятерых своих, и ещё столько же тяжело ранеными отступили. Поймав вдогонку парочку стрел, решили больше не заходить к нам на огонёк.
      Оттащив тела подальше и присыпав песком кровь, мы улеглись дальше спать.
      Утром сварганили кое-как себе чайку, перекусили, погрузили поклажи на ездовых лошадей и помчали. Мчали бодро и резво, наверно вдохновившись первой победой в пустыне, и тем, что местные хищники более податливые на наше оружие чем бронированные монстры в страшном лесу.
      К полудню к нам вернулась с дозора Филлика.
      По моему стратегическому предложению решено было посылать нашу разведчицу вперёд на возвышенности, барханы, а также к скальными выступам разведать, нет ли там засады или чего ещё неприятного.
      Доклад был таков, караван мы почти догнали, с высоты одной из возвышенности
     был замечен. По расстоянию примерно чуть больше полудневного перехода.
      Была и плохая новость, что-то большое тёмное вдалеке в небе в стороне от каравана к нам надвигается, похожее на тучу, но касается земли.
      Не сразу поняв, что за монстра очередного в небе увидела наша разведчица, я попросил всех не спеша идти вперёд. А сам с Филликой на полной скорости поскакал до ближайшего высокой дюны, чтобы своими глазами увидеть возможные грядущие неприятности.
      На возвышенности вид открывался интересный и величественный, без труда в дали на горизонте был замечен караван, и если ничего не случится, то на нашей скорости будет достаточно добраться до видимого места к заходу солнца.
      Но всё огорчало и радикально меняло наши планы - огромная и, выражаясь всем доступным проклятиями в её появлении, - песчаная буря.
      Я не сразу понял, что это такое, сначала мысль была, что поднялся столб пыли, но, присмотревшись, увидел определённые очертания. До меня с ужасом дошло, это даже не пыльная буря, это мега песчаная буря, движущаяся на нас, которая перетрёт и закопает нас глубоко в песок.
      То, что эту бурю следовало опасаться, дал понять караван работорговцев, спешно меняющий курс к горной небольшой гряде. Поняв, что и нам нужно срочно искать укрытие,
     быстро и кратко разъяснил Филлике, что это такое, как долго она может длиться и что песок сделает с нами на открытой местности, попросил срочно найти укрытие.
      Судя по движению бури у нас примерно часа три, потом всё, нас перетрёт вместе с песком, или мы задохнёмся в пыли.
      Быстро примчавшись к отряду, разъяснил грядущую ситуацию, отправил Айлора в другую сторону искать укрытие.
      Через час ожидания в нашу сторону уже дул ветер от приближающейся бури, неся поднятую пыль и наползающую темноту. Прискакал Айлор, сообщив, что нашёл пещеру в небольшой скале, и вроде как все должны поместиться. Получасовое движение в сторону найденного укрытия заставило всех нервничать, так как ветер поднялся, и видимость упала до десяти метров.
      Дойдя до места, попросил Айлора отправлялся за Филликой, а мы с Андреем тут сами разберемся.

     ***
      Пещера
      Вход в пещеру был похож на арку. Высотой, наверное, два метра, по ширине в него как раз могли пройти наши ездовые животные, и, что интересно, коридор был длинной примерно в четыре метра и потом немного изгибался в право, что давало надежды
     небольшой защиты от ветра с песком.
      По-быстрому соорудив факелы, начали разведку, нет ли тут других жильцов.
      Пещерка оказалась вместительная, на полу был песок, свод потолка высотой примерно три метра, по площади, наверное, пять на семь, наш табун замечательно сюда помещался, и было ещё место для нас.
      Проверив быстро углы в пещере и не обнаружив опасности, начали заводить своих скакунов. Разместив ездовых животных у дальней стены, начали располагаться.
      Я, смочив водой повязку на лице, вышел наружу встречать наших зверолюдов, а то в буре могут и не найти место. Полчаса ожидания снаружи в буре, которая начинала только подходить к основной своей массе, чуть ли не снося меня с ног и больно царапая песчинками по открытым частям тела. А я стоял и выглядывал, точнее больше маячил как ориентир.
      Заметил двух всадников, замахал руками, привлекая их внимание к себе. Как и ожидалось, это были Филлика и Айлор, о том, что это могли быть кто-то ещё, я даже не подумал.
      Зайдя в пещеру, я насторожился. Андрей с щитом и длинным копьём стоял к нам спиной, повернувшись в сторону незамеченного в начале небольшого входа, находящегося низко к полу и открывающего проход вглубь ещё одной пещеры.
      Возле входа был воткнут горящий факел, освещая проход.
      Жестом остановив всех, я тихо достал свой меч, подошёл сбоку и шёпотом спросил:
     - Что там, Андрей?
      Доктор, не поворачивая голову, прошептал:
     - Не знаю, но мы явно в пещере хищника, я нашёл засыпанные песком обглоданные кости. Их много, разные, среди них человеческие. Самые свежие по срокам - десять-пятнадцать дней с явными следами от зубов и когтей, и мы, похоже, пришли в качестве десерта к хозяину пещеры.
     -Хм, -задумчиво протянул я и пошёл за своим щитом и длинным копьём.
     -Угу, - ответил Андрей, шмыгая носом.

      Осмотрев ещё раз пещеру, в углу я увидел кости. То, что доктор отличит человеческие кости от других я не сомневался, а люди тут серьёзные, по таким местам абы кто не лазит, поэтому тварь, которая съела бедолаг, явно опасная.
      Второй проход был по длине и высоту примерно метров полтора, большая часть засыпана песком, заткнуть его было нечем, лезть в пещеру без освещения глупо и вообще как-то мало интересно узнать, кто там живёт.
      Шёпотом попросил одного из зверолюдей сделать ещё пару факелов, а другого страховать нас. Через десять минут у нас были готовы парочка факелов, и ещё на запас делались.
      Через пять минут ездовые зверюшки начали нервничать, выражая беспокойство своим поведением и звуками, я скомандовал всем приготовиться, явно хозяин или хозяева решили проверить, кто у них в гостях.
      Далеко в пещере в темноте появились пара бусинок, я не понял, что это такое как Андрей закричал:
     - Стрелами атакуйте, атакуйте!
      Слева от уха от меня начали пролетать стрелы в сторону живности, я же приготовился к тому, что может вылезти из темноты. Шесть стрел ушло в проход, обозначив своё попадание непонятным чавканьем и писком. Я же накручивал себя к предстоящей битве неизвестно с кем, собираясь танковать щитом и копьём, попросил Айлора зажечь один факел и бросить вглубь другой пещеры.

      Зажжённый факел полетел в пещеру, упал, немного потух, а потом разгорелся и осветил небольшое клочок пещеры и непонятные для меня бусинки.
      Это оказался арахнид, мать его так!!!
      Больше полуметра, в панцирной чешуе, безобразный, мерзкий и жуть как страшно выглядящий, он ещё продолжал дёргаться своими лапами со стрелами в голове. Заметив шевеление справа от себя, тыкаю в нужном направлении копьём, скомандовал:
     - Стрелять по направлению копья!
      Стрелы просвистели над моей головой в указанном направлении, звуки чавканья и визга были ответом на попадание стрел в цель.
     - Ещё вон там, - указал я на подозрительное шевеление.
     - И вон там! - закричал Андрей.
      Вот так минут двадцать мы отстреливали всё подозрительное шевелящееся.
      Снаружи буря уже разошлась на полную, часть привета от неё залетела в пещеру, пытаясь потушить наши факелы. Ожидая атаки жутких арахнидов, готовился морально к прорыву нашей хлипкой оборонной толпы этой мерзостью. Тут Айлор ввёл меня в ступор своими словами:
     - Александр, у нас заканчиваются стрелы, осталось два неполных колчана.
      Сразу в голове прошли примерные вычисления наших боеприпасов, четыре или пять колчанов стрел наши зверолюди, не скупясь, расстреляли по всей пещере по нашим с доктором наводкам.
      Это означало одно, что нужно лезть в глубину второй пещеры и собирать стрелы.
      Тяжело вздохнув, я положил щит с копьём и побрёл к лошадке, где были модифицированные доспехи для всего отряда.
      Андрею предложил облачиться в броню на случай, если эти арахниды решат сразу толпой навалиться и будут кусаться, а кусать они точно будут, до самых костей отхватывая куски мяса.
      Разложил снаряжение каждому под кого подгонялось кожаные доспехи из трофеев, начал быстро надевать свои. Завершив обмундирования, занял место дежурного доктора, отправил его также облачаться. Айлор с Филликой периодически посылали стрелы в пещеру при шевелении, удачное попадание ознаменовывалось очередным высоким писком.
      Одевшись в броню, Андрей встал рядом со мной, я, оценив правильность надетого снаряжение, кое-где подправил и завершающим штрихом на спину в специальные крепления установил щит, дополнительно прикрывавший спину и затылок. Также попросил его и мне надеть щит на спину.
      Проверив как села броня и не мешает ли щит, сказал зверолюдам надевать их броню, чувствуя своим ягодичным чутьём, что засели мы тут надолго, и соседи у нас буйные, будем усмирять, так сказать, насовсем.
      Когда все оделись, я опять же попросил Айлара сделать ещё пяток факелов, а также на острие моего копья и Андрея намотать мусор и сделать из этого факел.
      Примерно десять минут, и копье-факел, горит освещает.
      Обусловил с доктором тактику движения: я впереди он - замыкающий, пошли собирать стрелы. Заодно посмотрим, что за паучки такие страшные.
      Паучки вблизи оказались действительно страшные, на песке с лапами где-то в два метра длину и неверной до метра само тело. Верхняя часть головы была утыкана выпирающими из тела глазами в два ряда, по середине большие по бокам маленькие, нежная часть, где был зубастая пасть, украшали большие жвала, и пара рядов маленьких посередине пасти. Тело странное, местами мохнатое, а кое-где как панцирь с торчащими шипами. Из всего этого радовало, что мохнатая голова с жвалами замечательно принимала наши стрелы.
      Аккуратно вытаскивая стрелы и укладывая их в колчан, подсчитывал, скольких убили, насчитали десять арахнидов в радиусе примерно восьми метров по пять, восемь стрел в мохнатом рыльце.
      К сожалению, около двадцати стрел было испорчено без возможности ремонта, пауки их перекусывали.
      Собрав два колчана, вернулись назад и взяли ещё пару факелов, продолжили дальше поиски стрел.
      Вытаскивая стрелы с очередного арахнида, краем глаза заметил шевельнувшуюся тень примерно в полтора метров от меня. Резко выронив собранные стрелы, хватаю своё копье-факел и резко вонзаю его в сторону подозрительной тени. Сразу же прозвучал писк, моё копье дёрнулось, я же резко провернул его и надавил, выработанная тактика уже на рефлексах работала у меня.
      Когда сталкиваешься с монстрами и с их броней, лучший способ нанести максимальный урон - это проткнуть, прокрутить, расширить рану и надавить сильнее до упора, углубляя острие в тело, нанося больше повреждений. Заодно так прижимаешь противника к земле или к стенке, а когда он пытается вырваться, то сам себе больше разрывает рану.
      Когда дёрганье на моем копье закончилось, я резко выдернул его и начал плавно водить острием, освещая небольшой радиус вокруг себя. С боку от себя услышал как доктор тоже пытается кого-то насадить на своё копье. Не отвлекаясь на него, держу под контролем свой сектор обороны. Тут замечаю странный бугорок песка, не знаю, чем он меня насторожил, поэтому решил не думая сразу проверить. Резкий выпад копьём в подозрительное место, и как только острие копья зашло в песок, как песчаный гейзер извергается, и оттуда выпрыгивает нечто. От неожиданности я падаю на задницу, копье резко поднимается вверх вслед за тем, что выпрыгнуло, автоматом выставил щит перед, собой закрываясь, от этого нечто, летящего на меня.
      Бац! - что-то врезалось в мой щит. От неожиданности роняю копье, щит резко вдавливаю в пол и силой прижимаю. Под щитом кто-то сильно копошится, не думая долго вынимаю короткий меч и вонзаю его между песком и щитом и начинаю яростно толочь песок, дополнительно прижав щит еще коленом. Это тварь попыталась вылезти из-под него, что спровоцировало меня ещё более яростно работать мечом. По ощущения мой клинок натыкался на что-то твёрдое, то мягкое, то он застревал в чем-то. Через минуту шевеления под щитом прекратились, и тут меня кольнула мысль, а что если эта тварь зарылась в песок и выползает в другом месте. Это мысль заставила проступить на лбу холодный пот и усилить направление удара мечом вглубь песка вокруг щита. Ещё пару минут 'копания' песка, и я решился приподнять щит и посмотреть, что там.
      Результат оказался плачевным для того, чем бы это ни было: месиво из песка, хитина и внутренностей, и мои действия в качестве миксера привели до неузнаваемости моего нападающего. Сразу почувствовалась резкая вонь, ударившая в нос, от чего, не успев удержаться, я громко чихнул. Аааабчи! - три раза эхом повторила мой чих. За спиной послышалось:
      - Будьте здоровы.
     - Спасибо, - рефлекторно ответил я.
      Придя в себя, аккуратно соскрёб размазню со своего щита мечом, прикопал песочком.
     - Андрей, внимание, тут есть подозрительные бугорки или холмики, в них прыгающая фигня какая-то прячется, резко прыгает и жутко воняет. Поэтому прикрываться щитом и давить в песок, и сразу мечом кромсать.
     - Понял, - послышался ответ.
      Как не хотелось, но этот предбанник нужно зачистить. Судя по часам, уже около шести вечера, а независимо от обстоятельств придётся ночевать тут.
      Тяжело вздохнув, подобрал своё копьё, где ещё горел небольшой огонёк, провёл им по кругу. Не заметив ничего странного, продолжил собирать стрелы.
      Через полчаса копошения на корточках и изучение арахнидов, кто как поймал наши стрелы, решили вернуться передохнуть и перегруппироваться, ещё была мысль взять Филлику в качестве поддержки дальней атаки.
      Вернувшись назад, забрали с собой догорающие факелы, нужно будет обновить.
     Отдав Айлору ещё один полный колчан собранных стрел, объявил, что они молодцы, подстрелили пятнадцать пауков.
      Сказал, что сейчас отдохнём с Андреем и снова туда, собирать остаток стрел и зачистить этот предбанник пещеры, попросил Филлику пойти с нами.
      Утолив жажду и поправив на себе доспехи, поползли втроём в пещеру с новыми факелами.
      Зачистка прошла нормально, для нас, как ожидаемо, но неожиданно, как всегда, с потолка пещеры на нас начали прыгать арахниды разных размеров.
      Первых двоих удалось на прыжке случайно подловить и насадить на низ брюха копьем, пока мы с Андреем сдерживали процесс 'выхода страха в наши трусы'. С молчаливой руганью Филлика барахтающихся на копье пауков усмирила стрелами.
      Не знаю, как у Андрея, но когда жуткий арахнид резко появился сверху и прыгнул на меня, но я успел выставить впереди себя копье.
      Насаженный на него паук сползал и продолжал приближался своими шевелящимися жвалами ко мне. Чувство страха сковало меня, я впал в ступор и растерялся.
      Только когда мёртвая тушка паука со стрелами в голове оказалась на песке в полуметре от меня, первое, что я смог, это громко выразить своё душевное переживание отборным матом, так что эхо повторило мою ругань два раза.
      Ещё несколько пауков попробовали с наскока зайти на нас по стене пещеры. Получив по паре стрел в мохнатые головы, они сбились со скорости и были насажены на наши копья, точнее несколько ударов в разные части тела свалил их на песок, потом добили.
      Закидывая вперед факелы по разный стороны для освещения ближайшего пространства, осматривались. Пещера оказалась длинной, мы прошли уже десять метров, и не ясно, сколько впереди ещё.
      Рассказав Филлике о подозрительных бугорках в песке, просил проверять стрелами. Проверка дала пяток писклявых шевелений, не успевших выпрыгнуть, и сразу же было отправлено ещё по парочке стрел для верности.
      Пару 'песчаных вонючек' было раздроблено по моей методике в мелкий фарш, ещё один удачно налетел на мой клинок, когда я с перепугу удачно замахнулся и перерубил этого прыгуна, не знаю, кто из нас двоих больше испугался, но последнее матерное слово было за мной.
      Дошли до конца пещеры, ещё примерно шесть или восемь метров, уткнулись в тупик. Осторожно прижимаясь к стене, стали возвращаться. Вернувшись, быстро перевели дух, промочили горло и решили ещё раз пройтись, может кого пропустили. Обходя все углы второй пещеры, буквально каждый метр проредили на полу мечами и копьями. Нашли пару трофеев, ножи и короткие мечи. Само оружие было уже подпорченным, но радовало, что металл нормальный, и оружие можно восстановить.
      При повторной более тщательной зачистке пещеры нашли ещё один проход в другую большую пещеру, проход был небольшой, примерно метр двадцать на метр.
      Но больше всего заинтересовало, что вдали виднелся свет странного спектра свечения, манящий пойти и узнать, что там такое, но чувство опасности и паранойя категорически отговаривало от такого безумия.
      Усевшись у прохода и решив оценить, что там в следующей пещере, метнули пару факелов в разные стороны. Сразу заметили непонятное движение, Филлика молодец, обученная опытом, сначала стреляем, потом разбираемся, сразу запустила в непонятное что-то пару стрел. Непонятное издало страшный звук и резкое шебуршание в нашу сторону.
      Я с Андреем как спартанцы резко подскочили, выставив копья вперёд, прикрываясь щитами, начали держать проём. Моё и доктора копье с факелом хорошо освещало небольшой проход.
      Напряжение возрастало, по звуку что-то непонятное быстро приближалось к нам с явным намерением разобраться, кто там такой умный стрелами раскидывается, и явно хотело вернуть их обратно и определённо не в колчан, а куда-то в более мягкое и интимное место.
      За входом звуки резко затихли, наступила тишина. Я, водя своим копьём, пытался подсветить и хоть немного увидеть, что там за проходом, как резко в проём ворвалось нечто большое, с большими жвалами. Наткнувшись на наши огненные копья, остановилось и начало громко щелкать своей челюстью. Андрей от неожиданности аж пискнул и заматерился. Моих сил хватало только сдерживать седалищный нерв, чтобы от очередного накатившего страха не наложить в штаны.
      Молча проглотив испуг как настоящий мужик, тихо икнул, сжал свои ягодицы и начал орудовать копьём.
      Через мгновение меня отпустило, после короткой диагностики своего состояния удалось прояснить, что страх уже отступил, и в организм начинает поступать адреналин, сердце пытается выпрыгнуть из груди.
      Комбинация ударов острием копья в зубастую мохнатую пасть заставила неизвестного отскочить от моего огненного наконечника.
      Вроде как из ступора вышла и Филлика, только сейчас начали свистеть стрелы, кучно ложась в голову твари. Тварь попятилась, Андрей навалился своим копьём, нанося удары. Я обхватил своё копье двумя руками и с короткого старта вонзил его прямо в пасть.
      Минута сражения дало время различить очертание противника, оказавшийся огромным пауком, сильно отличавшегося от той мелочи, которую мы поубивали. Громадная чёрная туша с ходу не могла пролезть через узкий проход, наткнувшись на наши копья. Мерзкая, до жути пугающая, голова с большими изогнутыми жвалами клацала перед нами. Раскрывающаяся огромная зубастая пасть, способная за раз проглотить половину меня, извергала густую слюну, разбрызгивая её повсюду, обдавая нас ужасным смрадом трупной гнили. Глаза как-то неправильно хаотично расположены, в половине уже торчали стрелы.
      Пробуксовал ногами по песку, уперся наконечником в какую-то часть тела паука и начал его теснить.
      Я как паровоз пру вперед, тяжело дышу, с матерными выхлопами кряхчу и ругаюсь.
      Упорствовать пришлось недолго, примерно метра полтора, а потом он раз и исчез, скребя своими лапами, пытаясь удержаться, но получил копьём по голове и упала в низ так и не попрощавшись, хотя нет, последним его словом было: - Шшшш! и Шмяк! - потом небольшая осыпь камней вслед за тушкой. - Бум, Бах!
      Я немного разочаровался, как-то всё быстро произошло, так эффектно появится напугать нас, и уйти так скоротечно.
      Филлика была с поникшим лицом, примерно двадцать стрел ушли в некуда, ну как, куда примерно ясно, но туда как-то боязно спускаться.
      Аккуратно высунув свою голову в проем, я осмотрелся. Вдали внизу догорал наши брошенные факела, я своим копьём подсветил вокруг. Да, спуститься можно, сбоку от прохода есть спуск, крутой, узкий расположенный под стеной.
      Рассказав увиденное, предложил вернуться в временный лагерь, сначала пополнить стрелы, ещё раз промочить горло, возможно перекусить, осмотреться, а главное накатить по соточке успокоительного местной настойки, а потом думать, лезть туда или нет. А то чем дальше в пещеру, тем страшнее твари.
      Услышав слова еда, желудок сразу встрепенулся и, запустив рефлекс слюновыделения, приготовился к вкусненькому.
      Вернувшись в первую пещеру, разожгли костёр у прохода во вторую
     с копьями наготове, пересказывая всё Айлору. Быстренько разогрели еду, перекусили, вслушиваясь, как погода беснуется снаружи, заметая в пещеру песок и пыль.
      Посмотрев на часы, ахнул, время близится к восьми вечера, вот это погуляли, желание на очередные приключения иссякли, сразу накатила усталость и лень с желанием послать всё подальше и вздремнуть, и чтобы ничего не снилось, абсолютно ничего не хочу видеть.

      Огласил предложение готовиться ко сну в надежде с утра уйти отсюда, если погода будет приемлемой для похода.
      Горящий огонь в проходе во вторую пещеру должен был подсветить и отпугнуть незваных гостей.
      Вокруг сделали небольшую баррикаду из поклажи на случай прорыва ночных гостей. А на счёт входа в пещеру снаружи, то было проверена обстановка как там.
      Было очевидно, что буря решила именно в этом месте задержаться и до конца ночи точно. Тяжко вздохнув, я пошёл нести караул.
      Отдежурил спокойно, всматриваясь вглубь пещеры, где были расставлены факелы, ожидая нашествия, но как-то всё прошло тихо. Дождавшись своего окончания дежурства, сдал смену Айлору и как только принял удобное положение, сразу заснул.
      Утром меня разбудила своей суетой Филлика, готовившая завтрак с Андреем. Протирая глаза, решил высунуть свой нос из пещеры и посмотреть, что с погодой. Погода вроде как немного успокаивалась, не такой сильный ветер дул, но буря ещё бушевала. Посмотрев на часы, прикинул, что ещё три часа точно нужно переждать, всё равно ничего не видно дальше метра.
      Вернулся, промочив горло от пыли, рассказал всю ситуацию, тем временем зверолюди поили ездовую живность и распределяли корм.
      Закончив с делами по лагерю, потащил во вторую пещеру Андрея, проверить, не забрёл ли кто.
      Расставив факела, прошуршали копьями углы и подозрительные места, потом решили немного убраться, перетащить несколько туш арахнидов к проходу в третью пещеру, от которых исходила сильная вонь. Собрав небольшие кучки пауков у прохода, начали копьями сталкивать их вниз, так как от их вони можно в пещере задохнуться, а нам тут ещё как минимум полдня бурю пересидеть нужно.
      Заодно и вычислили примерную глубину третьей пещеры, по шмяканью выкинутых трупов, вышло в среднем шесть-восемь метров.
      Стоя и всматриваясь в темноту третьей пещеры, пытался рассмотреть манящий меня странный спектр свечения, который периодически менялся. Как-то странно, больше пауков видно не было. То ли закончились, то ли днём спят. Что ещё больше давала авантюризма моей мысли посмотреть, что же там так светится.
      Недолго думая смотрю на часы, подозвал Доктора охранять вход во вторую пещеру, сам пошёл в первую. Нужно было прихватить Филлику с колчанами стрел, факелами и озадачить Айлора по хозяйству, чтоб не скучал. На вопрос Айлора куда и зачем, отмахнулся, что идём на небольшую разведку ещё одной пещеры.
      Взяв про запас ещё два длинных копья, попросил Айлора пересмотреть поклажу, чтоб всё было хорошо собрано, связано и готово для ухода отсюда, доспехи снимать не советовал, кто знает, вдруг придётся удирать от толпы разбуженных и злых арахнидов. Высунул нос наружу в пустыню: буря бушевала, изменений на спад не наблюдалось, дышать по-прежнему невозможно без повязок.

Глава 18

      Александр:
      Прежде чем лезть в очередную пещеру за очередными приключениями, решили подсветить место, куда собирались спускаться. Приготовив четыре факела, закинули в дальние концы пещеры.
      Высунувшись через проход в следующую пещеру, определи, что подъём сбоку довольно широкий и страховка нам не нужна, можно спокойно спуститься, хотя и склон был крутоват.
      Филлику оставили у прохода для прикрытия нас, всё как по военным канонам, снайпер сопровождения разведгруппы.
      На мою авантюру Андрей, как ни странно, не возражал, видимо ему самому было интересно, только вот что именно, я не спрашивал.
      Третья пещера была в сталагмитах как сверху, так и снизу, если по-простому говоря, то мы находились в каменной коробке, где сверху и снизу были натыканы длинные каменные колья от полтора до трёх метров. Создавалось впечатление, что мы вошли в каменную пасть зверя.
      На земле под проходом, из которого мы спустились, как раз торчали разной длины сталагмиты, и на одном из них был нанизан наш страшный дружок, при встрече с которым я уже который раз чуть не помер от страха.
      Осторожно обходя каменные шипы и сброшенные нами трупы мелких пауков, подошли к большому чудищу. Нужно было собрать уцелевшие стрелы, да и наконечники из сломанных вытащить.
      Собрав стрелы и ещё раз осмотрев это чудище, поняли, что нам крупно повезло, так как проход, где мы его удерживали, был небольшого размера, и это чудовище не смогло заскочить внутрь. Оно бы нас раскидало и покромсало, или, как вариант, могло прижать к стене и лапами проткнуть. Это чудо зоологи оказалось примерно без лап чисто тушкой высотой в два метра и в длину более трёх.
      Осмотревшись в пещере, я обратил внимание на то, что на полу практически не было песка, в основном скальная порода, что радовало, а то эти пауки-прыгуны сильно нервировали.
      В ходе осмотра этой пещеры ничего и никого интересного не обнаружили, только в дальней части виднелась странное розовое свечение, манящее к себе. Пещера по размерам была примерно в длину пятнадцать метров, по ширине наверно все десять, так как везде торчали сталагмиты разных размеров и кое-где были настолько плотно расположены друг к другу, что приходилось обходить по большому радиусу это скопление камней.
      Осторожно обходя острые, мелкие скальные выступы, мы продвигались в сторону странного света.
      Подойдя ближе, обнаружили проход в ещё одну пещеру, которая освещалась странным светом.
      Осторожно выглянув в проход, я растерялся от увиденного: пещера освещалась с потолка как дискотека. Странный источник сверху пещеры светил каждый раз меняя свой спектр свечения с разным интервалом. Источник свечения мне определить не удалось, то ли кристалл, то ли фиг его знает.
      Рядом сопел доктор, тоже осматривал пещеру, и тут он резко произнёс:
     - Сиськи! - я рефлекторно ответил:
     - Где?
      Обычно пьянствуя, точнее культурно проводя вечернее время в баре, команда 'Сиськи' означала обнаружение неподалёку девушки с большой грудью и повод заценить и обговорить эту красоту.
      Через мгновение пришло понимание, какие сиськи в пещере, наполненными монстрами!
     - Доктор, ты чё, рехнулся, где тебе уже примерещились титьки!
      Доктор невозмутимо ткнул пальцем в направлении. Я, проследив за ним, устремил свой взгляд.
     - Ёкарный бабай! Тратил мне в руки! Да это же жесть ходящая!
      У меня задница напряглась, а волосы на ней зашевелились от увиденного.
      Огромный арахнид наполовину с женским телом! А там, где у женщин должна быть женская часть мужского счастья, - здоровая паучья пасть!
      'Всё, приехали, приплыли, короче говоря, с неба носом об асфальт!' - подумалось с разной степенью эмоций.
      Пока я высматриваю и пытаюсь понять причину свечения этой пещеры, применяю всё свои технические познания, рассуждая, что нужно нам это или нет, доктор тем временем среди большого количества опасности замечает что? - 'Чёртовы сиськи!' В месте, где полным-полно монстров, да и, главное, где и на ком он умудрился заметить их и разглядеть. От же бабник, даже в пьяном угаре не пропустит женские прелести.
      Ситуация оказалась очень опасной, большая самка арахнид с человеческим туловищем и огромной пастью семенила своими ногами по кругу, что-то готовя. Вокруг неё суетились пауки разных размеров похожих на тех, что мы убили во второй пещере.
      В дальнем углу пещеры зашевелились тени, и оттуда по очереди вышли два огромных арахнида гибрида с мужским торсом. Они поравнялись с самкой. Было видно, что они чуть меньше её, но пасти внизу такие же большие и страшные.
      В любом случае на ногах и в холке они были высотой примерно четыре метра.
      В голове завертелись беспокойные мысли, что отсюда нужно тихо сматываться, пока нас не заметили. Испытывать удачу не хотелось, поэтому как можно быстрее отсюда нужно уходить и держать оборону у первой пещеры, эти большие не пройдут, а с мелочью думаю справимся.
      Отходя как можно тихо назад, я шёпотом сообщил Андрею об скорейшем отходе.
      Доктор, кивая головой, согласился со мной, шмыгнул носом и в подтверждение моей правоты, сцу... кабель, чихнул! Да так громко, что я подумал, что сталагмиты начнут падать с потолка пещеры. Посмотрел на Андрея с выражением 'убью гада, вот прям сейчас!'
      Я медленно повернул голову в сторону больших пауков.
      Я мог поклясться, что моё подсознание пересчитало все глаза - бусинки маленькие и здоровые глазища больших пауков, уставившихся на нас. Не буду брехать, но мне даже в тот момент показалось, что арахнид самка своими человеческими глазами моргнула в нашу сторону, причём так плотоядно, как будто поздоровалась с завтраком.
      Не успел подумать, что нужно очень резко и быстро убегать, как моё тело уже развернулось и набрало скорость в сторону другого прохода.
      Что происходило дальше, помню смутно и отрывками. Сначала с доктором на перегонки бежали, потом я вопил во всё горло как десятиклассница, за которой бежит толпа злых хулиганов, - 'Филлика, спаси меня!'
      Ещё помню урывками, как бегу по небольшому склону вверх. На попытке залезть в узкий проход цепляюсь об острый край своей кожаной броней, и что-то пытается схватить меня за ногу, дальше визги и крики: - 'Спасите, помогите!' Вроде как я кричал.
      Сознание резко вернулось от громкой ругани рядом со мной. Осознав себя, осмотрелся: нахожусь у знакомого прохода, ощетинившись своим копьём и прикрываясь щитом, тыча в кого-то остриём копья, не давая просунуться через проход.
      За спиной ритмично бренчала тетива двух луков. Повернув голову, увидел Айлора и Филлику пускавших стрелы в проём. Окончательно из ступора меня вывел окрик Андрея:
     - Давай, Санек, толкаем!
      И я что есть мочи налёг на копье и начал толкать.
     - Есть, ещё один! - прокричал Андрей.
      Тут моя память начала понемногу возвращаться. После того, как мы в лучших традициях олимпиады в доспехах преодолели возвышенность и добрались до проёма, истошно крича о помощи, развернулись, подобрали рядом лежащие копья, прикрылись щитами и начали держать оборону в маленьком проходе.
      От криков и суеты к нам прибежал Айлор.
      Пауки по очереди врывались в узкий проход, где их встречали наши копья и стрелы, а потом резкими толчками мы сбрасывались их вниз, где острые сталагмиты принимали всех.
      После того, как небольшие пауки закончились, воцарилась небольшая тишина.
      Потом послышались шаги, массивные, тяжёлые. Мы напряглись. Вход в пещеру был завален трупами небольших арахнидов, всё было забрызгано непонятной жидкостью, слизью, и жутко воняло.
      Что-то приблизилось, мгновение тишины прервало ворвавшаяся в проход огромная пасть с большими жвалами. Очередной испуг выдавил порцию адреналина в тело, заставив усиленно отбиваться от жуткой твари. Неожиданно из-под низа появились две клешни и ухватили наши копья. Я оторопел от такого поворота, в голову полезли ассоциации, что этот арахнид имеет клещи как у скорпиона, но не такие большие, какие-то недоразвитые. Мысль только формируется, что делать, как Андрей кричит:
      - Айлор, рубай эту хрень мечом!
      Через мгновение сбоку от входа в пещеру появился зверочеловек с обнажённым мечом в замахе. Послышался звук металла, меч встретил что-то твёрдое, что вынудило его жалостно звенеть.
      Полминуты одна клешня болтается, другая в процессе отрубания. Сразу же послышался писк на ультразвуке, давящий по ушам. Клешни и страшная пасть исчезла из проёма, и вместо них быстро просунулась сначала голова с жуткими светящимися четырьмя красными глазами, следом за ними показался зубастый оскал чуть ли не до остроконечных ушей. Потом просунулся весь торс с длинными когтистыми руками. Пока мой мозг пытался сформировать очередную мысль - 'Что за хрень сюда влезла?', как одна когтистая рука, ударив по моему щиту, отшвырнула меня в сторону и то же самое сделал с Андреем.
      Пока мы с доктором подымали свои задницы с песка, у непрошеного гостя в глазницах уже торчали три стрелы, а Айлор сбоку, прижавшись к стене, с особой яростью махал мечом по просунувшемуся торсу, практически рубая ему хребет. В пещере раздался страшный утробный рык, переходящий на ультразвук, эхом ударив по ушам.
      Быстро поднимаясь и подбирая копье, снизу наношу колющий удар в человеческое тело паука, но тварь своей когтистой лапой перехватывает острие и удерживает его, то же самое происходит и с другой стороны с копьём Андрея.
      Пока мы соревновались с чудовищем кто удержит, а кто выдернет копье, в голову человеческого тела арахнида вонзились три стрелы.
      Опять страшный утробный вопль.
      Айлор умудрился как-то проткнуть твёрдую кожу торса арахнида и под ребро вогнать клинок на всю длину. Жуткий вопль с эхом оглушил нас в пещере. Арахнид попятился назад, таща наши копья в мёртвой хватке с собой и нас заодно. Послышалось шкрябанье чьих-то ног или лап, резкий рывок - и паук пытается вылезти из проёма, но рукоятью меча цепляется за край прохода. Очередной утробный вопль, переходящий на ультразвук.
      Тут что-то у паука не заладилось, он начал как-то дёргаться и усиленно перебирать лапами, царапаясь о камни. Послышался звук осыпи камней.
      Переглянувшись с Андреем, мы ухватились за копья и начали напирать, выталкивая тушу арахнида за проём, чтобы столкнуть её. Мимо нас пролетели стрелы в торс паука. Уткнувшись, упали на песок, так и не проткнув кожу.
     - Ещё рывок, ещё! - кряхтел Андрей и я вместе с ним.
      Нам потребовалось невероятных усилий и везенья, чтобы столкнуть огромного арахнида вниз.
      Хотя он изо всех сил чем только мог пытался удержаться за край проёма, но получил пару ударов копья по лапам и в голову, что окончательно отправило его вниз.
      Снизу послышался протяжный жуткий крик, переходящий в хрипение. Пещера наполнилась эхом стона и криком умирающего арахнида.
      Я высунул немного голову осмотреться, нашёл причину нашего везенья - им оказался скользкий пол, покрытый всякой гадостью от предыдущих трупов пауков. Резкое чувство надвигающейся опасности заставило меня вернуться. Как только я отошёл от прохода, в него влетел огромный сталагмит, огласив страшным звуком своё столкновение со стеной, чудом не задев Филлику.
      Проявив все три чувства сразу 'Испуг, ужас, замешательство', я прижался к стенке у входа, пытаясь понять, что вообще произошло. В большой пещере раздался очередной ужасающий и, как мне показалось, воинствующий крик, рык и что-то непонятно шипящее. Задней мыслью подумал про второго арахнида с мужским торсом.
      Рассмотрев валяющийся огромный кусок брошенного сталагмита, ужаснулся. Как можно закинуть с такого расстояния примерно триста кило.
      Ну уж нет, я туда не полезу с этим чудовищем сражаться, ему надо, пусть сам приходит.
      Тем временем утробные крики и рыки продолжались и эхом отдавались по всей пещере. Через минуту к нам в проём влетел очередной снаряд примерно на двести кило, сотрясая нашу небольшую пещеру, заставив осыпаться каменную крошку с потолка. Я уже хотел было кричать, что нужно уходить отсюда, как очередной снаряд ударился об стену прохода, вызвав сильный грохот в обоих пещерах. Удар был настолько сильный, что в ушах зазвенело, каменная крошка посыпалась с потолка. Облако пыли заполнило пещеру, затрудняя дыхание. Тем временем эхо раскатом всё больше гремело в третьей пещере, набирая силу, как началось...
      Все пещеры затряслись, с потолка начали сыпаться камни, в третьей, похоже, начали падать сталактиты, создавая ещё больше шума и эхом усиливая грохот.
      Началось обрушение потолка третьей пещеры. Шатаясь и спотыкаясь, мы кое-как выбрались к своей первой пещере, обсыпанные каменной крошкой и пылью. С трудом успокоив ездовых животных, продолжали, слушать как сотрясается пещера, и эхом отдаётся камнепад. С опасением, что и тут начнёт обрушиваться потолок, я быстро выбежал наружу,
     предполагая переждать всем отрядом возле скальной гряды.
      Разведка снаружи пустыни ничего хорошего не дало, буря всё ещё играет, дышать затруднительно, очень большая плотность пыли, а это значит, нам придётся переждать в пещере.
      Приведя себя в порядок, промочив горло и умыв лицо, наш отряд стал ожидать завершения камнепада и бури снаружи. Все сидели с оружием в руках, ожидая любых неприятностей, что могли вылезти из прохода следующей пещеры.
      Через два часа пещеру перестало трясти, и сразу же полезли мысли, что нужно возвращаться и собрать хоть сколько-то уцелевше стрелы. По словам зверолюдей, в запасе последние два неполных колчана. Это очень мало, учитывая, в какие неприятности мы попадаем, нам нужно как минимум ещё два, или нам будет очень трудно путешествовать.
      Закидав горящими факелами третью пещеру и проконтролировав контрольными стрелами подозрительные щели, решили спускаться за стрелами, поэтому операция по спасению стрел была незамедлительно приведена в исполнения, и для страховки собой взяли Филлику, ну так, чтоб не страшно было нам с доктором, а Айлор прикрывать будет.
      Как я и боялся, когда туши падали, ломали часть стрел в трупах, что были снизу. Обыскали все тушки арахнидов, до которых смогли добраться, пока Филлика развлекалась, обстреливая подозрительные тени и шевеления, а чего ей-то стесняться, стрелы-то нам с Андреем собирать всё равно придётся, а мне потом на дежурстве наконечники править и точить.
      Посреди пещеры был обнаружен второй труп большого арахнида с мужским торсом. В его брюхе торчала пара больших сталактитов, пронзивших его практически насквозь, и ещё с пяток небольших, как шипы, торчали в разных частях тела.
      Зачистив пещеру, задержались, пока доктор рассматривал арахнидов с человеческим торсом. Еле удалось отговорить его от проведения вскрытия трупа, так как нас впереди ждёт самое вкусное, то есть страшное.
      Операция по спасению и собиранию всех стрел в пещере дало нам два неполных колчана и три жмени спасённых наконечников из сломанных стрел.
      Недолго думая я предложил проверить последнюю пещеру, на присутствие кого-либо, и учитывая, что странное свечение до сих пор исходило из проёма, то пещера не сильно должна была пострадать.
      Я оказался прав, в четвёртой пещере, где было странное освещение, осталась большая самка арахнид, другой мелочи рядом замечено не было.
      Не долго размышляя, обозначил Филлики цель в район головы этого монстра с третьим размером груди, особо лезть к ней не хотелось, но хоть как-то ослепить её надо, кто знает, как будут развиваться дальше события.
      В отработанной уже тактике мы с Андреем перекрыли проход копьями, уперев другие концы в пол.
      После близкого осмотра арахнидов самцов и тыкания их лезвием ножа выяснили, где у них слабые места. Я-то просто тыкал куда взгляд упадёт, а вот доктор по своей методике предположительно точно вычислил уязвимые места. И ими оказалось всё паучье брюхо с боку места сочленения и перехода хитина, лапы на сгибах внутренней стороны можно было с трёх раз перерубить. Из человеческой части арахнида уязвимыми была голова, под мышками тонкая кожа и непонятные кожные образования сбоку под рёбрами.
      Ещё раз проверив свои позиции, я дал Филллике команду на стрельбу.
      Три стрелы за три секунды полетел в цель и не достигли её...
      Самка арахнид неприятно удивила нас своей реакцией, перехватив своими руками стрелы у своей головы. Походу местная паучья королева не настолько проста и тупа. Планы рушились, нужны были новые и желательно не самоубийственные, нужно было как-то спровоцировать паучиху напасть на нас в узком проходе.
      - Филлика, а выстрели в нижнюю часть её брюха, - попросил Андрей.
      Очередной залп стрелами дал свой результат. Массивное тело арахнида не такое маневренное, чтобы отпрыгнуть или увернуться от стрел. Нижними паучьими лапами ловить стрелы не могла, только рефлекторно прикрывала свою тушу. Две из трёх были снова перехваченный человеческими когтистыми руками, но ей пришлось наклонить торс, чтобы достать до траектории полёта стрел.
     - Филлика, две стрелы туда же в нежную часть, а две в голову, когда она наклонится за первыми, - снова попросил Андрей.
      Бам, бам, - прозвенела тетива лука возле нас, пауза и снова ушли стрелы.
      Послышался басовый крик арахнида. Как и задумывалось, первую пару стрел снова перехватили когтистые руки, но вот следующие попали в голову, одна стрела отскочила, другая осталась торчать, но была сразу же выдернута и сломана арахнидом.
      Посмотрев в нашу сторону испепеляющим взглядом всеми глазами, как человеческими так и паучьими, самка отступила дальше в пещеру и укрылась в тени за одной из пещерных колон.
      - Блин... - протянул я. Как ни хотелось, но почему-то нужно бы закончить начатое дело. Не зная почему, но такая мысль засела в голове, что нужно бы до конца вывести этот паучий выводок. Пусть считают это сексизмом, но эту страшную бабу нужно грохнуть.
      - До-о-о-ок, - снова протянул я.
      - Не хочу, она страшная, даже для меня.
      - Но я даже ничего не предлагал.
      - Да тут и так всё ясно, что нужно к ней идти, а я чёт мандражирую.
     - Ну, доктор, зато какой экземпляр для вскрытия, ты посмотри, два в одном. Прям как ты любишь - опасная и страшная.
      Доктор посмотрел на меня, я быстро исправился:
     - Страшно красивая с большой грудью и с закидонами, то есть с характером.
      Андрей тяжело вздохнул и пожевал нижней челюстью, причмокивая, как бы пробуя на вкус мои слова.
     - Да ладно, Андрей, когда у тебя ещё будет шанс подцепить такую женщину.
     - Это точно, Санек, что-что, а вот цеплять её на остриё наших наконечников придётся.
     - Доктор, у вас есть план как 'Зацепить' сию на столь ужасающую красивую женщину?
     - Это я у тебя должен спрашивать, 'Если ли у вас план, мистер Фикс'*? - иронично спросил Андрей
     - Я в раздумьях, к этой даме нужен особенный подход, а то задавит, и, к сожалению, не интеллектом.
      Мысленно почесав затылок, ещё раз осмотрел пещеру, тяжело вздохнул и изложил первоначальный план:
     - Предлагаю действовать так, сначала под стеночкой переходим до ближайшей каменной колонны, и дальше по обстоятельству.
      Пещера состоит из множества колонн, образованных в следствии путем срастания спускающихся сверху сталактитов и нарастающих снизу сталагмитов.
      Вот ими мы и будем прикрываться в случае опасности, как за деревом во время нападения на меня тигра, или что там было.
      Не спеша начали движение до ближайшей крупной колонны, перед этим Андрей проинструктировал Филлику про возможные уязвимые места на теле арахнида и в случае возможности стрелять туда, когда мы будем отвлекать её боём на себя.
      Закрепившись у одной колонны, начали выжидать действие со стороны паучихи, но она только мелькала тенью в дальней части пещеры, посматривая, где мы.
      Минут десять мы играли в прятки с арахнидом. Немного расслабились, страх приутих, и мы, привыкнув к освещению пещеры, которая меняла свой цвет, стали более свободно делать переходы от укрытия к укрытию. Оказавшись примерно сбоку от центра пещеры, могли уже чётко визуально наблюдать за нашим противником. Арахнид прижималась телом к каменной колонне, держав её в обнимку своими человеческими руками, выглядывая и пристально смотря своими красными глазами на нас. От пряток перешли в гляделки, никто не решался напасть первым. Присмотрелись к друг к другу, паучиха уже казалась не такой уж и страшной, но всё равно она опасна.
      Мысль была прижать её к углу и там попробовать нанести колотые раны, вести борьбу на изнеможение противника, но она в теории могла легко нас раскидать и уйти, или просто запрыгнуть на стену или потолок, где нам её было бы сложно достать.
      Пока мы смотрели друг на друга, произошло странное. Паучиха издала визг вместе с шипением, выскочив из своего укрытия на открытое пространство.
      Не понимая, что происходит, я подумал, как воспользоваться ситуацией, как услышал знакомый свист, и в подтверждении этого увидел, что арахнид в человеческих руках держала стрелу. Ясно, пока мы играли в гляделки, Филлике, наверное, надоело ждать, и она решила действовать по-своему. Решив хоть как-то действовать, стукнул щитом по плечу Андрея, привлекая внимание и указывая жестом подбородка направление, пошёл на паучиху.
      Подойдя на расстояние удара копья, прикрылись большим камнем, попытались нанести удар по одной из конечностей арахнида. Звон лезвия показал, что ноги паучихи покрыты хорошей защитой, и двойной удар ничего не принёс, только привлёк больше внимания в нашу сторону. Но это как раз и оказалось хорошей идеей. Переведя на себя внимание, мы заставили паучиху развернуться к нам полубоком, тем самым подставив для стрел Филлики другую часть брюха. И в качестве подтверждения очередной визг и шипение и возня арахнида. Поняла, видимо, что её зажали с двух сторон.
      После недолгих вращений вокруг своей оси в попытке дотянуться до брюха и вытащить торчащие стрелы, паучиха отскочила ещё глубже к углу пещеру, укрывшись за россыпью больших камней.
      Мысленно сплюнул. Пришлось покидать хорошее укрытие и идти преследовать противника. Пройдя метров пять, попробовали закрепиться у небольшого камня, как были атакованы. Не знаю, как так получилось, но атака была неожиданной для меня с Андреем, из тени выскочили две большие лапы, ударили по нам и скрылись в тени.
      Ощутив на себе удар через щит, пытался понять, не сломаны ли кости, от такого удара у меня онемела рука, держащая щит, и левая часть туловища. Андрею повезло меньше, он лежал на полу, прикрываясь щитом.
      Быстро как смог прижался камню и окрикнул доктора. После третьего окрика ответом мне была матерщина и проклятия, что уже меня радовало. Раз пациент матерится, значит жить будет.
      Приняв оборонительную стойку, приготовились, начали всматриваться в затемненный участок пещеры, где пряталась паучиха.
      Паучья самка периодически выскакивала из-за укрытия и пытались напасть на нас, но, пару раз получив в район брюха выпад копьём, отступила.
      Ситуация немного изменилась в хорошую сторону для нас, когда Филлика заняла где-то удобную позицию, с ей которой удавалось попадать по арахниду.
      При очередной попытке ударить своими лапами паучиха получала пару стрел в брюхо и отошла за укрытие.
      Несмотря на её реакцию быстро сдвинуть большую свою тушу в сторону от стрел не получалось, и её руки не доставали, чтобы перехватить стрелы, летевшие в её бок.
      Паучиха, отойдя в сторону и прикрывшись колонной, начал делать странные действия. Трясясь всем своим телом, направила в нашу сторону свою паучью пасть и выплюнула в нашу сторону какую-то гадость.
      Недолёт, но часть жидкости долетела до нас, мы рефлекторно успели прикрыться щитами. Слизь оказалась кислотной, щиты начали шипеть. Бросил свой щит на землю и крикнул Андрею:
     - Щит в пол, вытирать эту гадость об песок и каменную крошку.
     Кое-как оттерев с щитов эту мерзость, отошли за одну из пещерных колонн перегруппироваться и оценить действие слизи на щиты.
      Результат оказался печальным, слизь выела почти половину щита, а в некоторых местах прожгла его. Громко крикнул, предупредил Филлику, что категорически не стоит попадаться под эту отрыжку паучихи.

      Решили действовать раздельно, заходим с разных сторон с доктором, отвлекая этого арахнида. Филлике громко на всю пещеру прокричал, что должна зайти сзади и убить человеческую половину, а потом и с нижней частью пахучи разберёмся.
      Работал я с доктором быстро, тупо и непредсказуемо. Выскакиваю из-за укрытия, тролля паучью самку, отвлекаю её на себя и уклоняюсь от плевков, тяну время.
      Через пять минут по пещере раздался страшный низкочастотный крик, сбив нас с толку и оглушив. Когда паучиха повернулась к нам боком, всё стало ясно - у неё в затылке торчала стрела и одна сбоку под ребром в тех странных кожных наростах.
      Не теряя времени я кричу Андрею:
      - Вперёд, - и мы как два паровоза, набирая скорость, с копьями побежали в атаку.
      Паучиха заметила меня с боку, резко развернулась своей паучьей пастью ко мне, я от неожиданности споткнулся, упал, выронил копьё, резко развернулся, перекатом ушёл в сторону и вовремя. Там, где я упал, шмякнулась кислотная слизь.
      Пока я пытался найти укрытие, бегая зигзагами, снова раздался низкочастотный крик с ещё с большей громкостью да такой, что аж каменная крошка посыпалась с потолка пещеры. Причиной этого был доктор, он как истинный джентльмен, видя, как дама занята с партнёром спереди, решил чисто по-английский войти сзади, копьём пронзив ей брюхо, где не было твёрдого хитина.
      От сильной боли арахнид резко развернулась в сторону, откуда её проткнули. Андрей, вонзая копье, со всей силой намертво вцепился в него, и было для него неожиданностью то, сто паучье тело резко развернулось и вместе с копьём по инерции закинуло его в дальний угол пещеры.
      Оценил это цирковое трюкачество, и пока паучиха пытались достать и вытащить торчащие копье Андрея, я начал движение.
      Бегая зигзагом, поймал момент, добежал до своего уроненного копья и, на ходу подобрав его, также с разгону по-джентельменски засунул в брюха арахниду от всей души по самые, так сказать, её органы дыхания, то есть в нижнюю часть брюха.
      История повторилась, я крепко держался за копье, от резкого разворота арахнида меня неожиданно закинуло в другой конец пещеры.
      Не знаю сколько, но по субъективному времени я долго приходил в себя от такого полёта и последующего приземления.
      Пытался понять, где я, кто я, и какого делаю в обнимку с кучей обглоданных костей, от которых сильно воняло. Выразив своё недовольство пребыванием в столь омерзительном месте громким чихом, так что эхом зазвенело в ушах, сразу же все вспомнил, увидев, как посередине пещеры бегает здоровый арахнид с туловищем бабы и со стрелами в теле, пытаясь кого-то достать.
      Собрав остатки силы и безрассудства, поплелся, шатаясь, помогать друзьям. Пройдя метров пять, нашёл свое оружие, которое я всё-таки не выпустил и улетел вместе с ним, поднял его и молча потрусил снова знакомиться с дамой в английской интерпретации. Добежать не успел, меня заметили и опять развернулись в мою сторону огромной пастью, я уже, устав что-либо менять в своих планах, добавил скорости и сманеврировал между каменной колонной, вогнал своё копье прямо в пасть арахниду, как раз когда она пыталась плюнуть.
      Сцена вышла дурацкая, я стою в метре полтора от здорового арахнида с страшной пастью и большими ногами, пытаюсь отдышаться вместо того чтобы резко бежать назад, арахнид пытается своей пастью отрыгнуть моё копье, а человеческая часть пытается нагнуться и достать моё копье своими ручонками.
      На полном морозе и отупении с отсутствием в сознание и наверно инстинкта самосохранения, по всей видимости отбитого при падении, вытаскиваю свой длинный меч и с размаху рубаю по ближайшей ноге, уходя в бок и ударяю по другой, и дальше ухожу за спину.
      Арахнид громко визжит, пытаясь уйти от моих атак по ногам и одновременно пытается вытащить моё копье. Её две ноги дрогнули, согнулись, и тело арахнида заваливается набок. Отрубить ноги не получилось, а вот поранить немного удалось.
      Не мешкая наношу удар в брюхо, тут арахнид каким-то чудом подпрыгивает вверх, а потом в сторону. Вытаскивает моё копье из пасти, но сразу же ей в ребра и в голову вонзились стрелы.
      Опять низкочастотный крик, визг, но человеческое тело успевает перехватить руками ещё пару стрел.
      Справа от меня появился Андрей. Он был весь измазан в чём-то, злой и уставший, как и я, после полёта видимо приземлился в какую-то грязь. Филлика, где-то прячась в дальней стороне пещеры, пыталась достать арахнида стрелами, но не так успешно, раненная паучиха владела хорошей реакцией и прихватывала стрелы.
      Переглянувшись с доктором, продолжили план по отвлечению арахнида, давая Филлике возможность задеть её стрелами. Зайдя с разных сторон, доктор с копьём, а я с мечом начали опять дразнить и отвлекать на себя. И случилось чудо или счастье. В очередной раз пытаясь плюнуть в нас своей кислотной гадостью, паучиха вдруг подавилась, дёрнулась и задёргалась. Похоже моё копье своё дело сделало и что-то там повредило.
      Переглянулись с доктором, резко начали набирать разгон в сторону паучихи. Доктор с джентльменскими привычками, я по-старинке, махая куском стали. Андрей наносил удар с боку, я бил по ногам и отходил. Такая близость с монстром уже не пугала меня.
      Я как-то быстро стал привыкать в текучке сражения и противостоянию очередному монстру, и даже странно, когда увидел в первый раз эту паучиху, готов был обгадить все углы пещеры от страха и одной мысли, если это чудовище приблизится ко мне, а сейчас танцую с мечом прямо под её брюхом.
      Танцы с мечом под боком арахнида продолжались недолго, пока меня не ударило передней лапой и не отправило опять в полёт в угол пещеры. Очнувшись, почувствовал сильную боль, что и выразил эмоционально:
     - Мои ребра! Больно-то как!
      И сразу же негативный поток мыслей - 'Если эта тварь их сломала, я не знаю, что с ней сделаю, а сделаю определённо что-то жуткое, мерзкое, на что фантазии хватит!'
      Кряхтя, еле встал, покрутился, повертелся, больно, но двигаться могу, острой боли не наблюдаю.
     - Ладно жить буду, где меч? - озвучил я свои мысли.
      Меча не видно, есть ещё два, один длинный за спиной и короткий на бедре.
     - Ну нелёгкая, понеслась!
      Хромая и подпрыгивая, понесся к даме навстречу уже с более серьёзными намерениями оторвать для себя её руку или сердце. Подковыляв к паучихе, заметил, что она уже не так резво скачет, и стрел в её теле добавилось, Андрей, прячась за колонной, отбивается копьём. Тут я заметил своё родное, многострадальное, немного пожеванное копье. Подобрав его на радостях, оценил, что ещё крепкое и можно повоевать, побежал на выручку к Андрею.
      Помощь моя оказалась своевременной и неожиданной для обоих, и сильно болезненной для арахнида. Зашёл копьём удачно под брюхо, где был переход в головогрудь, практически на все длину лезвия.
      Помня предыдущий опыт полёта, резко разжал руки и отскочил в сторону, и как раз вовремя, паучиха начала метаться, крутиться, сшибая пещерные колоны, крича страшно на низкочастотном диапазоне. Закончилось все быстро и неожиданно для всех.
      В порыве ярости и боли арахнид, сбив очередную колонну в пещере, спровоцировала частичное обрушение потолка. Сверху на неё начали сыпаться камни и сталагмиты. Вот парочка таких увесистых камней и завершили нами начатое. Один оторвавшийся сталактит вонзился ей в паучье тело, пронзив его насквозь, второй оторвал ей правый бок с лапами.
      На этот раз крики и писк был просто нестерпимый для наших ушей.
      Через пять минут всё стихло.
      Отходя от такого звукового удара и струшивая каменную крошку с себя, я присел на выступ, потряс головой, в ушах звенело и гудело. Через пару минут, когда немного полегчало, попробовал позвать Андрея и Филлику, удалось с пятого раза, прокричать никак не получалось, горло хрипело.
     - Андрей, ты жив там! - кричал я хриплым, севшим голосом.
      Через пару минут из-за одной колонны выполз доктор и поплёлся ко мне. Усевшись рядом, немного отряхнувшись, задал мне вопрос:
     - Турыч, а вот скажи мне, какого фига мы полезли в эту пещеру и чуть не убились об этих тараканов?
     - Ну-у-у-у, - протянул я, пытаясь собрать мысли, разбросанные в ходе сражения. - Ну, Андрюха, скучно мне было сидеть в нашей пещерке и ждать, пока утихнет буря, мы же пришли сюда за трофеями, тебе титьки, - указывая в сторону мёртвой паучихи, - а мне чудо-камень, что светится сверху пещеры, - и указал рукой за спину.
      Доктор покрутил головой и посмотрел сначала на мёртвого арахнида, потом на чудо-камень, который освещал пещеру как на дискотеке, меняя цвет, потом на меня, пытаясь что-то высмотреть у меня в глазах и выражении лица. По второму кругу посмотрел в разные стороны и, пытаясь что-то сказать, махнул рукой и передумал.
      Потом к нам подошла Филлика, она явно хотела задать тот же вопрос, что задал доктор, - 'Какого! Мы ввязались во все это?', но, предчувствуя, что ответить ей нечем, к том уже трофеев для неё не планировалось, а компенсация в качестве потери очередных дефицитных стрел не предвиделось, быстро выдавил из себя скороговоркой:
     - Девочка, Филика, замечательно выглядишь, эта грязь на лице подчёркивает твою красоту, как ни странно, ты такая вся, ну прям вся такая, в общем, будь кошечкой и посмотри по пещере, может чего ценного есть и полезного, и может стрелы найдёшь.
      Филлика надула щёки и уже хотела было высказать мне всё, как я быстро встал, не желая лезть в словесную баталию, по поводу этого сражения и истребления паучей семьи, развернул её в ближайшее противоположное направлении от себя и хлопком по пушистой попке придал ускорение на очередные подвиги, а сам, делая вид, что срочно нужно заняться чем то очень важным, хотя да, нужно найти свой второй длинный меч, поплёлся его искать.
      Спустя некоторое время хождения по пещере, я нашёл свой меч, кучу обглоданных костей и большую кучу нафиг никому не нужного мусора, хотя некоторые тряпки подбирал коротким мечом и тащил в одну кучку, планируя из них на будущее как материал для факелов, а то свой мусор мы весь исчерпали.
      Также удалось найти небольшую лужицу, в которую стекал небольшой ручеёк. Как смог умылся и криком обозначил для остальных о нахождение проточной воды и если есть желающие умыться подходить сюда. Доктор тем временем проводил вскрытие паучихи, извлекая целые стрелы и по другим своим интересам ковырялся в мёртвом арахниде.
      Умывшись, я решил пройтись по закоулкам пещеры в поисках чего-нибудь интересного и попутно думая, как бы свинтить светящийся камушек с верха пещеры. Встретил грустную Филлику, которая сказала, что по стрелам все плохо, даже с учётом того что вытащил доктор, получается всего один полный колчан.
      Прикинув плачевную ситуацию и что нужно занять Филлику делом, дал ей партийное задание, прийти к Айлору, снять с поста и попросить напоить досыта из запасов воды живность, а ей бегать сюда и наполнять бурдюки. Филлика, посмотрев на меня с тяжёлым злым взглядом, но понимающим правильность поручения, вдохнула и пошла на выход из этой пещеры. Я же соорудил себе дополнительно факел и пошёл проверять тёмные места пещеры с мечом в руках на всякий случай, вдруг какая мелочь на меня выскочит.
      В одном месте нашёл пару мечей, покрывшихся ржавчиной, попытался отбить ржавчину об камень, заценил металл. Ничего так, потом подумал, а зачем они мне, и посмотрел на свой меч в руках, и только сейчас заметил, какие большие сколы на лезвии появились после сражения с арахнидом. Тяжело вздохнув, подтащил находки в центр пещеры, куда сваливал все найденное. От скуки подошёл к Андрею, тот активно копошился в трупе весь измазанный, отвлёк его вопросом, есть чего интересного, на что получил ответ на латыне и пару медицинских высказываний, в общем был культурно послан бродить дальше и не мешать.
      Попросил у доктора выколупать ценные или практичные трофеи из этого и других арахнидов и указал место, где можно умыться. Пошёл бродить в другой угол пещеры, ища чего интересного или ценного. Дойдя до кучи костей, где первый раз приземлился, соорудил себе повязку на лицо, чтобы хоть как то уменьшить вонь, и начал шурудить мечом в куче. Полчаса занимательной археологии дали свои плоды: драгоценности, монеты, непонятно что, амулеты и снова всякая фигня, на вид ценная или кому-нибудь нужная, но не нам и не сейчас.
      Загреб всё и пошёл к ручейку промывать. Тем временем прибежала Филлика с бурдюками, доложив, что у них всё нормально, и даже буря начинает утихать.
      Через двадцать минут обшаривания пещеры я нашёл всякую мелочь и даже в одном месте горсть каких-то кристаллов. Оторвал доктора от его профессиональных увлечений, заставив идти умываться и отмывать свои доспехи и трофеи органического происхождения. Сам же собрал свои находки, пошёл в нашу пещеру. Нужна была верёвка и еще кое-что, была задумка как достать светящийся камень с потолка пещеры. Зайдя в пещеру, увидел, как Айлор поит живность, соорудив из шлемов поилки. Хмыкнув на сообразительность парня, решил высунуть свой нос наружу и оценить, как там погода.
      Песчаная буря уже утихла, но всё равно выдвигаться не было смысла, видимость была не более пяти метров, и песок, находившийся в воздухе, был ещё опасен для дыхания.
      Вернувшись, я снял с себя часть брони и мечи, присел у тлеющего костра, начал делать из трофейного оружия некое подобие зацепа 'кошки', очень уж хотелось достать тот светящийся камень, не дававший мне покоя.
      Придя в четвертую пещеру, оценил ещё раз нами устроенный погром, начал присматриваться, с какой стороны забросить своё приспособление и достать этот камень или кристалл. После пяти неудачных попыток решил зайти с другой стороны. Увидев Андрея, уже снявшего себя доспехи и тщательно их отмывающего, дал ему напутствие ускоряться и тащить всё барахло, то есть, снаряжение и оружие в нашу пещеру, предварительно хорошо промыть всё и готовить обед. В ответ доктор пробурчал что-то и продолжил полоскать снаряжение как енот-полоскун.
      После н-ого раза мне таки удалось закинуть 'кошку' на светящийся камень, при этом не получить по голове падающим куском камня, случайно сбитым, когда закидывал приспособу.
      Мысленно перекрестившись, резко дёрнул верёвку и, о, чудо, мой чудо-камень летел ко мне, точнее в меня, но ловить всё равно нужно, не дай упадёт треснет и сломается.
     -Ура! - я его поймал, свой светящийся камушек, а также ещё пару тяжёлых камней, что чуть не прибили меня.
      Было больно и радостно, наконец-то моя прелесть у меня в руках. У меня в руках светится чудо-камень, а ещё пара синяков и шишек на голове от его собратьев по потолку. Камень был похож на большой кварц с тёмной серединой, также неправильной формы, и как ни странно от него исходило приятное тепло.
      Подошёл к Андрею похвастаться своим трофеем, а заодно и подсветить ему и на его трофеи посмотреть. Доктор с восхищением смотрел на это чудо, неизвестное науке, потом задумался, попросил одолжить этот светильник и поскакал опять потрошить трупы, на что я вздохнул, подошёл к Филлике и помог ей тащить бурдюки с водой. Придя в пещеру, услышал доклад от Айлора, что вся живность напоена и немного накормлена, запас воды пополнен везде. На костре уже готовился обеденный перекус.

     ***
      Прошёл час, потом ещё полчаса, доктора не была, все уже поели, порция Андрея подогревалась на углях затухающего огня, я уже пересмотрел все стрелы, подправил наконечники, у некоторых обновил заточку. Итогом оказались три полных колчана более-мене пригодных стрел. Попытался подправить острие своего меча, в итоге плюнул на всё, видимо не судьба. Хотел уже идти за Андреем, на улице вроде как становилось нормально, ветер затихал, видимость уже нормальная, вполне приемлемо для продолжения преследования.
      И тут в пещере появился доктор с охапкой органических трофеев. Гордо прошёл до своего мешка, достал тряпки и аккуратно что-то запаковал и уложил, остальное оставил на обозрение: жвала, шипы, непонятные наросты, зубы и жала.
      Пока Андрей ел свою обеденную порцию, мы все с интересом рассматривали то, чем бы нас пережёвывали в случае неудачного исхода сражения. Спросили доктора, зачем это всё, он задумчиво пробормотал, что пригодится, и передал мне мой чудо-камень, мою прелесть. Пещера сразу озарилась приятным свечением, периодически меняющим свет.
      Наши друзья зверолюди зависли, любуясь этой красотой. Заметив у доктора ненормальное состояние его оружия, я попросил на посмотреть его и впал в ступор от увиденного. Как можно было убить так меч и ножи!
     - Ты ими что, в заднице у арахнида ковырял? - ехидно спросил я.
     - Практически и не только там! - невозмутимо ответил доктор, закидывая очередную порцию еды в рот.
      Недолго думая попросил показать всё имеющиеся у него холодное оружие. После увиденного моё сердце замерло: всё оружие было убито напрочь, на лезвии красовались большие сколы и трещины. Повернув голову в сторону трофеев с арахнидов, оценил их твёрдость. Да, долго доктору пришлось вырезать или выпиливать эти зубы и всё остальное.
      Тихонько матерясь про себя, забрал всё убитое оружие доктора и пошёл к поклаже с трофейным снаряжением, заменил на новые целые. Недолго провозившись, подобрал комплект и отнёс обратно доктору на замену. Забрав свою прелесть у зверолюдов, сообщил:
     - Сборы, собираемся, готовимся к выходу!
      Пошёл прятать свой 'ночник' в личный вещевой мешок.
      Выйдя наружу, проверил обстановку в пустыне. Поморщившись от солнца, вернулся в пещеру выводить ездовых животных.

      Как обычно Филлику выпустили первой на разведку, а мужская компания начала выводить табун ездовых зверей, строить в линию, ещё раз проверяя, всё ли хорошо привязано. Отправились по направлению к скальной гряде, куда караван работорговцев направлялся переждать бурую.
      Несколько раз я оборачивался посмотреть на место, где пережидали бурю, всё происшедшее как будто в страшном сне всплывало в голове. От тряски все синяки и ушибы, полученные во время боев с пауками, болезненно отдавались по всему телу.
      Поблагодарив небеса, что выбрались из этих пещер живыми и целыми, попробовал переключиться на грядущие проблемы и их решение.

      Примечание:
     *('80 дней вокруг света' - австралийский телевизионный мультсериал по мотивам романа Жюля Верна)

Глава 19

      Айлор:
      Двигаясь по пустыне в указанном направлении, я рассматривал вокруг себя песок и высматривал возможные опасности, которые могли появиться в любой момент.
      Мог бы я себе представить, что такое может быть, услышав рассказ про приключения со страшными монстрами от торговец, пришедших к нам в селение.
      Все те страшилки, рассказанные про 'Страшный лес' мне в детстве, я воспринимал не более как историю охоты племени на очередного хищника.
      Да, хищники опасны и быстры, иногда с охоты возвращалось много раненых воинов, принося в селение мясо и шкуры. И самые достойные, проявившие смелость, вознаграждались ожерельем из клыков и зубов самых опасных животных.
      Но животные, обитающие в 'Страшном лесу', намного опасней, их мясо непригодно для еды, их кожу трудно пробить мечом даже из металла, купленного у торговцев.
      Все ходившие одиночки в этот лес, решившие доказать свою смелость и принести трофей, никогда не возвращались, кроме нескольких великих воинов из других племён. Даже отряды опытных охотников возвращались из этого леса все раненные, а иногда всего лишь один из десятка, так и не добыв желаемого.
      За десять дней я пережил столько опасных мгновений, увидел столько разных и опасных животных.
      Если кому из своего селения рассказать, описывая, какие они из себя, эти чудища, никто бы не поверил, разве что дети, любящие страшилки перед костром.
      Никак я не мог понять, как нам удавалось так уйти от опасностей, как эти людишки, не способные драться на мечах, стрелять из лука, не умеющие читать следы на земле и охотиться, ещё живы. Как из ничего они смогли сделать оружие, способное противостоять опасным животным, и ни разу не были порваны когтями или зубами.
      При помощи какой-то лесной магии они расправились с одним отрядом наёмников, охранявших работорговцев. Они нападали как охотники, поджидающие животных, используя странные ловушки и наши стрелы.
      Наверное за ними смотрят боги и помогают. То, как они поступили в пещере с большими насекомыми, их можно назвать глупцами, но не трусами.
      Кем бы они ни были, но знания для выживания у них есть, хотя они не охотники, добыть себе еду не могут, а из опасных ситуаций выход находят.
      Думать про всё можно долго, но, хвала предкам, мы ещё живы, и благодаря людишкам скоро настигнем работорговцев, освободим мою любимую, убьём всех.
      Эти мерзкие торговцы жизнями не должны дышать и видеть больше солнца.
      Остаётся только положиться на людишек или их удачу, только они своими странными поступками приближают меня к моей возлюбленной Миригальде.

      Александр:
      Добравшись на быстрой скорости к гряде, где примерно должны были укрываться работорговцы, отправили на разведку наших зверолюдов.
      Разведчики вернулись примерно через двадцать минут, доложив, что нет никого и ничего, а самое печальное, никаких следов и в каком направление работорговцы ушли непонятно.
      Посоветовавшись, решили идти в том направлении, в котором шёл караван, пока не сменил направление для укрытия от бури. Подкорректировав направление по памяти Фииллики и некоторым ориентирам, выдвинулись в погоню.
      Когда начало темнеть в пустыне, с трудом нашли горное плато для ночёвки. Грустная Филлика жаловалась, что никак не смогла найти караван работорговцев или их следов, похоже время отрыва больше, чем полдня, или мы идём в другом направлении.
      Все, конечно, огорчились, из-за бури потеряли много времени, и главное, если караван выдвинулся, когда буря ещё не бушевала, то ветер и песок могли скрыть все следы, возможно они таки поступили, я бы на их месте так бы и сделал, имея на хвосте опасных преследователей, уничтоживших мой отряд прикрытия.
      Расположились на ночлег, начали готовить ужин, заниматься своими делами.
      Пока все возились у костра, Айлор выделял небольшие порции воды и поил животных, я решил придумать практическое применение своей прелести, чудо-камушку. Кроме как сделать фонарь в голову больше ничего не пришло. Найдя уже испорченный кожаный доспех, вырезал заготовку, скрутил его в тубу, туда вложил камень, лишнее срезал и получил цветной фонарик с заглушкой и кожаной ручкой.
      Дальность свечения самодельного фонарика была примерно на пятнадцать метров, что не так уж и плохо при учёте полной темноты. Особенно при дежурстве можно подсвечивать подозрительное шевеление. Все единогласно согласились с моим применением этого чудо-камня и попробовали его в деле, посвятив вдаль, сразу зауважали меня.
      Вышел такой минипрожектор, для ночного дежурства, самое то. Ночь прошла более-менее тихо, какая-то зверюга, видимо, попутала берега, вышла на огонёк погреться.
      В итоге была сразу же нашпигована стрелами и без пафоса заколота, снова застрелена и порублена, а потом пущена на корм нашим ездовым животным.
      Утром мимо пробегала стая местных падальщиков. Получив в задницу по пару стрел, они побежали дальше по делам, делая вид, что вообще нас не видят, и у них есть срочное дело и задерживаться ради нас даже и не думают.
      Мы собрались и поехали на поиски каравана работорговцев, труся по пустыне своими задницами и поклажей.

      Храм
      Александр:
      Мы проскакали очередной день в пустыне и жутко устали. Иногда какая-то хрень из песка выскакивала, норовя отхватить ноги наших животных, за что получала копьём в голову и стрелы. После первого раза такого неожиданного нападения, к счастью, для наших лошадок, я всех вооружил длинными копьями, по-быстрому сделав ещё парочку из запаса длинных, крепких палок.
      Теперь не нужно было спускаться с ездового животного, а можно сразу наносить удар, находясь в седле, длинным копьём. Так и ехали все, держа одной рукой копья.
      На нашем пути следования попалась стая непуганых падальщиков, пробегая мимо, они сделали большой круг в нашу сторону, пытаясь узнать, кто такие. И как только получали в ответ наши стрелы, сразу всё понимали и делали обратно круг от нас.
      Пара арахнидов приличных размеров решили устроить таможенную проверку нам, мы также расплатились с ними по стреле в каждый из трёх глаз и копьём под брюхо с разгону. Они сразу откидывали ноги, делая вид, что вообще не местные и тут просто лежат загорают.
      Как оказалось, в разгоне верхом с копьём в руке даёт удар с хорошим проникающим эффектом в тело противника, а также быстро можно было развернуться и повторить заход, если промахнулся.
      Отработав удары на паучках, наш отряд оценил преимущества длинных копьев моего производства, за что я был удостоен небольшим поцелуем от Филлики, правда в щёчку.
      Кстати о Филлике и наших отношениях. Как только вышли в пустыню, опять повысилось напряжение из-за подстерегающих опасностей. Она не приставала ко мне по ночам, и я особо не трогал её, давая высыпаться, распределяя ночное дежурство между мужской компанией, учитывая, что днём ей приходилось труднее всех, постоянно уходить вперед делать разведку, а потом возвращаться и корректировать наше направление, пока мы размерено держали темп своего небольшого каравана.
      Когда время шло к вечеру, а следы каравана наёмников мы окончательно потеряли, было принято решение двигаться к одной из самой высокой скальной возвышенности и уже оттуда осмотреться.
      Добрались до скалы к ночи. Найдя небольшое углубление в камнях, организовали ночлег, решив утром забраться на возвышенность и оттуда осмотреться.
      Своим чудо-фонариком из моей прелести я организовал подсветку и разведку места ночлега, очередной раз показательно продемонстрировав доктору, что мой трофей, который нам так тяжело достался, имеет больше практического применения, чем части тела арахнидов и непонятно чего ещё припрятанного в его сумке.

      Ночь прошла подозрительно тихо, что очень настораживало. Рядом не было замечено ни одного проходящего животного, и в душу закралось смутное подозрение насчёт этого места. Если его местные хищники обходят стороной или не ходят в этом районе, то явно не от того, что тут мало достопримечательностей и не живописно.
      Утро наступило тихо и даже слишком тихо. Какая-то непонятная тишина этого места давила на нас, учитывая, что мы не в курсе, чем так опасно это скальная гряда, так что вели себя настороженно.
      На вылазку к вершине горного образования вызвался я, прихватил с собой Айлора.
      Филлике нужно было провести осмотр наших животных, особенно птичек, которые впервые в пустыне. Посмотреть, нет ли у них проблем со сменой климата и местности, доктор был назначен помогать ей, временно назначен ветеринаром.
      Андрей попытался отказаться, что он спец разве что по уже умершим, на что был предупреждён, чтобы вся живность оставалась живой в том составе, что есть, и точка. А ко всей другой незваной живности, что пожалует в гости с намерениями перекусить нашими ездовыми животными, давался карт-бланш на полную анатомическую инспекцию их внутренностей. На это доктор согласился и пообещал предоставить полный отчёт о вскрытии, если будут желающие.

     ***
      Горная возвышенность при утреннем рассвете оказалась более длинной, чем казалась в потёмках, на взгляд с нашей стороны примерно метров сорок, пятьдесят. Вся эта возвышенность была известняковая, с камнем похожим на гранит.
      Мы с Айлором искали место, по которому можно забраться на возвышенность. Найдя неплохое место с уклоном, по которому можно залезть без страховки, начали восхождение.
      Через час нам удалось преодолеть меньшую часть скальной возвышенности. Осмотр окрестностей ничего не дал, решили лезть дальше. Примерно час моего пыхтения и мата дал результат, мы залезли на самую высокую часть, и естественно я раз пять чуть не сорвался и просто не упал вниз, с трудом не разорвав тишину пустыни пятиэтажным матом в кубической степени, поэтому, преодолев все тягости, присел на камень, успокаивая дыхание и рассматривая окружающий вид.
      Айлор как настоящий лучник и зоркий глаз увидел первый вдали небольшое пылевое облако.
      Я как начинающий азиат сначала щурился, а потом напряг свои глаза так, что те чуть не вылезли из орбит, и задница не треснула, настроив резкость начал осматривать все стороны окрестности пустыни. Пришлось согласиться, что это единственное пылевое облако и по ходу направления очень даже совпадает с нашим потерявшимся караваном.
      Единственное, что они шли немного правее своего предыдущего курса и, к сожалению, по расстоянию до них сейчас примерно день пути.
      Тихо сам про себя проклял и пожелал всех напутствий этому каравану, чтобы на всех напала диарея или ещё какая-нибудь сральная болячка, заставив их замедлить скорость движения.
      Попросив Айлора запомнить ориентиры направления пылевого облака, дабы не сбиться опять с пути преследования, стал разглядывать горную гряду, на которой мы стояли, высматривая возможно другой путь спуска, прежним категорически не хотелось спускаться. И вот в скалах заметил очень подозрительное, напоминающее рукотворное, строение.
      Окликнул Айлора, и мы пошли по вершине в сторону моей находки. Полчаса пути по камням вперемешку с моей руганью и парой попыток чуть не подвернуть свою ногу привели нас к разрушенному строению. Предполагаю, что эти развалины были бывшим гарнизоном или храмом.
      Более внимательный осмотр странных руин выявил обрушенный купол, встроенный прямо в горе или над пещерой, а также ещё пару не до конца обвалившихся башенок, и практически уничтоженные временем каменные ограждения.
      Решив засунуть свой нос в провал купала, я был остановлен Айлором, и на вопросительный мой взгляд получил очень странный ответ:
      - Александр, не ходи туда, оттуда пахнет смертью, и чувствуется очень старая магия. Такое чувство я уже ощущал в наших краях на окраине, где начинаются горы 'Ушедших богов'. Это мёртвые земли, там мы собирали солнечный металл и камни с крупинками железа для наших ножей. Я был маленьким, попросил взять меня собой, чтобы посмотреть место и помочь собирать камни. Тогда случайно нашли небольшую насыпь, где было много камней, из которых мы делаем ножи, а рядом пещера. Один воин решил проверить, что там, и попал в ловушку, тогда у меня было такое же чувство опасности.
      Я с глупой улыбкой на лице почесал свой затылок, потом нос, подёргал мочку ухо, но, так и не почувствовав и не ощутив никаких предчувствий, немного огорчился. Думал ещё почесать задницу, может она проснётся и почувствует магическую ауру опасности или чего там ещё, но передумал и решил по старинке разузнать всё, засунув нос в саму опасность.
      Попросив Айлора оставаться тут, на случай трагической ситуации моего глупого поступка, аккуратно пошёл к провалу в куполе посмотреть, что внизу.
      Минут десять лёжа на пузе и полностью засунув голову в проём разглядывал, что внутри. Посмотреть было на что, пара провалов в куполе давали солнечному свету осветить часть внутренней пещеры, даже на стенах ещё сохранились подобие бронзовых зеркал и те отражали свет в дальние углы пещеры, точнее этого каменного зала, большая часть которого была засыпана песком, занесённого сюда бурей.
      Зал был внутри большой, базальтовая пещера тёмного цвета, в большей части аккуратно выдолблены и отёсаны углы, но как-то странно, как будто чем-то очень горячим прошлись по стенам и оплавили неровности и лишнее. Особый интерес к себе привлекали статуи, которые были вырезаны в самих стенах, а часть рыцарей-великанов стояли как вечный караул вдоль зала от прохода, который уже давно обвалился, и до странного алтаря, или разрушенного трона.
      Рядом с алтарём находился постамент воина, уже частично разрушенный, в руках у него находилась непонятная вещь, артефакт или драгоценная реликвия.
      Меня больше заинтересовало то, что большая часть каменных рыцарей сохранилась и были сделаны из камня, очень напоминающего лабрадорит - полупрозрачный, скорее даже просвечивающийся, с присущим ярким стеклянным блеском, но не такой, как на сколах кварца, и с рисунком трещины.
      В лучах солнца, прорывающегося через проломы в куполе и освещающих каменных рыцарей, создавался эффект переливания красок внутри статуй.
      И самым поразительным было то, что каждая статуя, на которую падали солнечные лучи, отражала внутренним сиянием разным цветом, как бы подчёркивая, что внутри них есть душа, наполненная своими красками.
      Залюбовавшись этим дивным эффектом каменных рыцарей, я не заметил, как мною овладел резкий животный страх, сковавший все моё тело, разрешая лишь немного дышать. Не понимая причины этого, начал внимательно осматривать всю залу в поиске опасности или причины моего страха. Пара минут, и мои глаза заметили внизу шевеление. Напрягшись, увидел пустынную зверушку, похожую на земную ящерицу крупного размера.
      Вдруг что-то спугнула зверюшку, и она попыталась убежать как, - шмяк! - резко из камня, где находилась ящерица, с большой скоростью вылез каменный чёрный шип, буквально разорвав несчастное животное на мелкие кусочки. Вот тут я даже дышать перестал.
      Потом шип медленно, абсолютно беззвучно, вернулся в камень, попутно впитав в себя всю кровь. Рядом в стене у камня показалась какая-то тень, она, медленно ползя по стене, резким движением бросилась в сторону каменного рыцаря и как чёрная клякса впиталась в него. Каменная статуя частично, освещавшаяся светом, также красиво отсвечивала своим внутренним переливанием разноцветных лучей, но когда в камень вошла тень, статуя сразу стала как тёмный мрамор. И тут я с трудом втянул в себя воздух, напряг тело, чтобы расшевелиться от онемения.
      Получилось с трудом, точнее не получилось вообще, я как та тень врос в каменную крышу свода. Спустя пару минут, не сводя взгляд с каменного рыцаря, где сидело нечто, мне удалось силой расшевелить зад и всё тело.
      Аккуратно ёрзая, практически бесшумно и через раз дыша, отполз к границе купола и на цыпочках пошёл к Айлору.
      Айлор заметив моё напряжение, быстро собрался и приготовился к грядущим проблемам, идущим за моей задницей. Добравшись до края строения, я выдохнул, стряхнул себя остатки мандража и более широким шагом поскакал к Айлору.
      Подойдя к нему, тихо проговорил:
      -Ходу, ходу отсюда и потише, не дай бог заметит, это...
      Пошли мы быстро, вскарабкались обратно, откуда спустились, возвращаться решили тем путём, каким забирались. Тактическое отступление шло слаженно и панически как можно быстрее удалиться от опасного места, но спешка привела к тому, что неосторожно тронутая насыпь камней неожиданно началась сыпаться вниз, при этом задевая другие камни. Образовалась маленькая лавина, набирающая силу, она незамедлительно спускалась вниз.
      Я застыл с Айлором, смотря на этот маленький камнепад, который задевал небольшие камни и гнал их в направлении купала. Оба приготовились к чему-то страшному. Когда первый булыжник, прыгая и подскакивая, врезался в разрушенный купол, я замер и напрягся так, как будто это мою голову стукнул камешек.
      Спустя мгновение из вершины купола заброшенного храма резко возник базальтовый чёрный шип, резким движением расколов камень нарушитель. Скорость удара была настолько быстрая, что каменная крошка разлетелась на десятки метров. В этот момент даже Айлор перестал дышать. С такой же чёткой методичностью базальтовые шипы резко появляясь на поверхности купола, куда падали камни, и раскалывали на мелкую крошку всех нарушителей спокойствия строения.
      То, что происходило на вершине купола, завораживало своим действием, несколько шипов появлялись из поверхности каменного свода с большой скоростью и точно пронзали камни, резко исчезая обратно, чтобы неожиданно появиться в другом месте.
      Ещё страшнее стало когда количество шипов увеличилось, и они начали поражать ещё летевшие камни на купол. Шипы выстреливали на несколько метров, как в тире, поражая ещё не упавшие камни на крышу. Точность и методичность уничтожения нарушителей поражала своей филигранностью и напрягала непонятностью, как так возможно особенно наводило на мысли о том, что это нечто чётко видит всё и тогда, а точнее, когда это существо или хранитель заметит нас...
      Смертоносное представление продолжалось примерно минут пять, пока лавина камней не успокоилась и перестала посылать камни на смерть базальтовыми шипам.
      Когда всё успокоилось, я, тихонько толкнув Айлора в бок, намекнул, что пора уже дальше двигать подальше от этого чудного места.
      На вершину каменной гряды мы забрались на одном дыхании, увеличив расстояние от опасного места. Дальше вниз по склону спускались молча, смотря себе под ноги.
      Спустились к своему лагерю через полтора-два часа примерно, быстро дав команду на сборы и ничего не объясняя, пресекая всё намерения расспросить нас, что мы видели.
      Добравшись до бурдюка с водой, я жадно присосался к нему, разливая воду мимо рта.
      Утолив жажду, попросил выводить наш отряд на преследование работорговцев по нужному азимуту.
      Быстро набрав скорость, пошли догонять пылевое облако, замеченное с вершины горного хребта.
      Отъехав на большое расстояние от этого места, я обернулся посмотреть на него. Заметил, что на передней части горы в скальной породе видны архитектурные элементы чего-то величественного и частично разрушенного.
      Было похоже на храм или дворец, высеченный в скале, что даже с большого расстояния можно было разглядеть очертания художественной выделке в камне.
      Судя по увиденному внутри, можно было предположить, что это храм какого-то ордена рыцарей, где происходило посвящение.

     ***
      Двигались мы хорошо, точнее без приключений, ну почти пару мелких стай падальщиков прошли насквозь, затоптав несколько и попутно насадив парочку на копья, не задерживаясь.
      К темноте удалось выйти на следы потерянного каравана работорговцев.
      Ночёвку устроили на небольшом скальном плато, помня, что местная живность замечательно передвигается под песком и может затянуть или резко появиться посреди лагеря.
      Сидя всем отрядом у костра, ужиная остатками провизии, я рассказал про приключение на вершине заброшенного храма и хранителя.
      Все были впечатлены, особенно после повторного пересказа Айлора в своих красках и переживаниях. Напросившись на конец ночного дежурства, я попросил Филлику подготовить мне все стрелы, которые у нас есть, займусь пересмотром и правкой наконечников, а из сломанных сделаю более-менее пригодные стрелы.
      На ночное дежурство меня разбудил Айлор, я поблагодарил его за оставленный травяной чай, принял смену.
      Размявшись, прошёлся по лагерю со своей прелестью. Всеми полюбившейся самодельный фонарь из камня, добытый в пещере, где жила куча жутких арахнидов, осветил наш периметр в поиске, не пряталась где какая тварь.
      Проверив периметр, я уселся у костра, попил чайку и принялся за работу, до поднятия отряда мне предстояло вернуть боевое состояние стрелам, а также подлатать доспехи.
      Дежурство прошло штатно, пара заблудившихся пустынных живностей, получившие в глаз свечением от моего фонаря, резко набирали скорость и удалялись, что привело меня на мысль и на творческие эксперименты по выявлению отпугивающего свойства моего самодельного фонаря.
      Но, почуяв мою академическое пристрастие к опытам, живность больше не появлялась в зоне моей видимости и дальности свечения фонарика.
      Раздосадованный продолжил точить наконечники стрел и утром решил передать эту мысль об эксперименте доктору, как-никак, это его вотчина, вот пусть сам ищет животных и мучает их как Мюллер Штирлица на допросе.
      Как только появилось сияние зари, пошёл будить всех. Долго стоял над Филликой, думая, как бы её разбудить, нежно, ласково или припомнить её шалости по отношению ко мне, но не успел. Филлика, почуяв мой взгляд, проснулась, вопросительно посмотрев на меня, на что я раздосадованный объявил:
     - Подъём!
      С доктором не церемонился, пара пинков по ногам, и док как новобранец вскочил пулей уже на взлёте, ища рукоять меча на поясе. Оценив Андрея, уважительно закивал головой, объявил ему:
     - Подъём!
      Андрей, пытаясь ещё сонный вытащить меч и порубать на мясной фарш любую неприятность, был сразу успокоен и отправлен костру пить чай.
      Позавтракав, я вручил Филлике три полных колчана заточенных и отремонтированных стрел, за что был удостоен уважительным взглядом, оценивающим их количество.
      Собирая поклажу на ездовую живность, просветил доктора в своей теории насчёт света с моего трофейного камня и предложил поэкспериментировать на своём дежурстве.
      Андрей задумался и пообещал попробовать помучать пойманную зверюшку.
      Собравшись, наш отряд начал догонять караван работорговцев.
      Очередной день, очередные приключения или неприятности, в общем как ляжет карта нашей судьбы в этом мире.

Глава 20

      Александр:
      Вечером следы вывели нас к небольшой скале, в которой был расположен древний форт.
      Спустившись с бархана, Филлика сообщила, что впереди скала, в которой есть строения похожие на дома, и следы каравана работорговцев уходят к нему.
      Поднявшись на возвышенность, начали рассматривать строение в скале.
      Солнце начинало своим огромным диском заходить за пески, как раз освещая последними лучами древний форт.
      С далека было можно было увидеть вырезанные в скале помещения, смотровые башенки. Форт размещался в небольшом углублении скалы, полудугой обнесенный высокой стеной.
      Выслали на разведку зверолюдов, начали дожидаться их внизу бархана.
      Через час наши разведчики вернулись, доложив что форт, пуст, никого не видно и ничего не слышно.
      С одной стороной плохо, что опять упустили караван, но хорошо, что ночевать будем в укрепленном строение, а не посреди пустыни.
      Форт встретил нас закрытыми воротами. Не долго думая отправили наших разведчиков внутрь открыть их. Минут двадцать ожидания, и величественные врата, пережившие время и погоду, своим скрипом огласили готовность впустить нас внутрь. Быстрая разведка подтвердила полное отсутствие живой формы жизни, даже заблудившихся жителей пустыни не обнаружили.
      Хорошей новостью было обнаружение следов ночевки злосчастного каравана, и по времени мы отстаём примерно в один день, что придало оптимизма Айлору.
      Решив не дёргаться, а переночевать ночь здесь, закрыли ворота и начали обустраиваться. Ещё одной приятной находкой был небольшой ручеек в скале, специально облагороженный и обустроенный для сбора воды. Сняв поклажу с животных, пригнали на обустроенный водопой. Сами же начали пополнять запасы воды в дальнейший поход. Помыв частично животных, оставили их у водопоя дальше плескаться.
      Обыскали ещё раз форпост, удалось найти только странное масло для ламп в больших кувшинах и немного еды для живности, чем и обрадовали их. Сами же доедали остатки трофейной провизии. Перед ужином все скупались, мальчики первые, девочки последние.
      Небольшая бочка с углублением в скале и пару вёдер не подоплёку от ручья, вот что представляла из себя местная душевая.
      Как джентльмены натаскали воды в бочку для девушки, а также я кое-как примостил свой фонарик для освещения душевой, за что был отблагодарён маленьким поцелуем в лобик.
      Сидя у костра мужской компанией, пока Филлика принимала водные процедуры, я игрался с местным маслом для ламп, проверяя его горючесть. Горючесть оказалось хорошей, судя по большой тираде матерных слов Андрея, когда я плеснул чуток в костёр, и оно ярко вспыхнуло.
      Пока доктор успокаивался тирадой матерщины, Айлор молча пытался разжевать сухари и вяленое мясо. В мою же голову уже крался план по применению масла как взрывчатого вещества на подобие напалма. Улыбнувшись зловещей улыбкой, быстро смастерил наподобие масляной лампы из небольшого глиняного кувшина с маслом, пошёл в сторону для проведения эксперимента по пиротехнике.
      Доктор, заметив моё выражение лица, резко сменил место дислокации подальше от меня. Шныряя в развалинах форпоста, я нашёл лежанку, нашёл какой-то соломы и сушняка, выпотрошил, потом это мелко порубал. Нашёл глиняный горшок, в него запихал куски соломы и сушняка, плотно утрамбовав всё, залил масло до половины, закупорил тряпками из лежанки, соорудив фитиль, пропитанный горючим маслом.
      Решил проверить свою огненную гранату. Я вышел во двор, подошёл к дальней стене, поджог фитиль и с небольшого разбега кинул. Глиняный горшок, ударившись об стену, моментально вспыхнул, озарив вечер своим огненным сиянием.
      Но нужного результата не дал, просто кувшин с маслом загорелся, без всякого там 'Бабах'!
      Загуститель в виде измельчённой соломы и деревянных опилок дал свой результат, смесь не потухал сразу, а продолжала гореть.
      Прошёлся по лагерю на остатках кострищ, собрал уголь, кое-как из глиняных горшков и другого мусора сделал ступку и перетёр уголь деревяшкой в угольную пыль.
      Сообразил смесь из соломы максимально измельчённой и перетертой, мелкий деревянный мусор, угольная пыль и масло в маленький глиняный горшок.
      На этот раз самодельная граната дала больше эффекту, взрыв получился больше и пламя сильнее, но 'Бабаха' не было.
      Пошёл думать к нашему костру, там уже все собрались и смотрели на мои фейерверки. Усевшись поудобнее, для приличия поёрзал задницей, находя более оптимальное положение для ягодиц. Найдя то самое, успокоился, потом всё-таки встал, подошёл костру и налил себе травяного чаю, уселся обратно.
      После минуты терпения вопросительного взгляда всех трёх лиц в мою сторону, я для приличия ещё выдержал минуту, громко сёрбая чаем, и уже когда лицо Филлики готово была взорваться от надутых щек, полными воздуха и нетерпения, я сказал:
      - Испытания прошли не совсем удачно за отсутствием недостающих ингредиентов, из чего будем делать просто огненные коктейли и закидывать за шиворот нашим врагам. Напугать и шрапнелью поубивать не получится, поэтому будем точными метанием выжигать супостатов, ворующих прекрасных дев и парней.
      Доктор мой замысел понял и спокойно продолжил жевать остатки сушёного мяса, запивая огненной водой, от чего был доволен и безмятежен.
      Зверолюды уже хотели меня задавить кучей вопросов, на что я был краток:
      -Допиваем чай и начинаем тащить всё, что горит. Мне нужен уголь, солома и тряпки, и вся глиняная тара, что есть, также нужны пара-тройка хороших досок, и если кто найдёт местный инструмент по дереву, я буду очень рад.
      Пока все переваривали мои указания, я под тишину и треск костра допивал свой чай и готовился к насыщенной ночке.
      Через два часа во дворе лежали несколько куч хлама, и горели ещё пара костров, где под чётким руководством вместе с Андреем Айлор делал древесный уголь.
      Филлика кромсала солому и выпотрошенные лежаки и весь сухой бурьян, что нашли, в пыль, я же сортировал глиняную посуду и подбирал тряпки на фитили и пробки.
      Радовало, что запасливые торговцы или работорговцы подвезли сюда масло для освещения, лампад.
      Как ни странно нашёлся пяток нормальных досок, в длину примерно два метра, и не особо трухлявые.
      На вопрос Андрея, на кой мне доски, я ответил:
      - Будем делать мини катапульту, устройство для метания наших глиняных горшков с горючим маслом.
      Доктор ехидно улыбнулся, что-то там мечтательно прикинул, закатив глаза, удалился по делам.
      В качестве основания катапульты будет чёрная лошадь, а что, мобильное средство метания, главное придумать, как к седлу крепить доски, и всё. Верёвкой будем натягивать рычаг и метать. Надо будет проверить дальность полёта этой 'вундервафли'.
      Пока народ готовил ингредиенты к зажигательным снарядам и материл меня тихо, я мудрил с седлом, думая, как прикрепить доски.
      Стоя рядом со мной и не мешая мне, Андрей терпеливо ждал, когда я отвлекусь.
      На мой молчаливый вопрос доктору: 'Чё надо?', он всучил мне мешочек со словами:
      - Привет от паучков.
      Достав из мешка белую мягкую 'фигню', я так молча и сморил, что это за...
      Показательно вздохнув, Андрей забрал из моих рук эту непонятную вещь, размотал её и, посредине ухватив двумя руками, растянул.
      - Ээээ... - выдал мой мозг с накатывающей лавиной понимания, что это такое, точнее как это можно применить в моих целях. - Доктор, даже спрашивать не хочу, из чьей жопы ты это вытащил.
      Взяв у Андрея странную тянущуюся трофейную органику, пощупав её и растянув, догадался, что это паутина арахнида, только плотная, похожая на большой жгут из множества ниток.
      Заметив у Андрея выражения лица, с которым он любит толкать лекции по медицине, рассказывая нудными заумными терминами, сразу остановил его:
      -Даже не думай рассказывать, как ты, где ты достал и что это, у меня ещё ужин переваривается, и он чувствителен к медицинской терминологии.
      Планы меняются, имея на руках 'органическую резину', можно сделать большую рогатку и устроить 'Адский, огненный Angry Birds' для работорговцев.
      - Санёк, ты меня пугаешь, - взволновано сказал Андрей.
      - Чего? - вышел я из мечтаний.
      - У тебя улыбка страшная - перекошенная, и слюна начинает капать с края губы. Опять жуткую хрень придумал по аннигиляции Homo sapiens?
      - А, чего? - вытирая рукавом губы. - Есть немного.
      Вернулся к плану. Теперь нужно сделать две скрещенный доски, укрепить их, прицепить паучий эластичный материал и провести испытания. На всё про всё ночь, и поспать бы ещё.
      В итоге с десятого раза что-то начало получаться, лошадка меня уже не попыталась в очередной раз заехать копытом в голову, убежать с моим изобретением, и даже не было попыток укусить меня.
      Конструктив рогатки удался, закреплённая сбоку на седле лошадки и конструкция уже не пыталась выскочить из креплений в направлении моей головы.
      Лошадка уже поняла мою задумку и просто лежала, подобрав под себя ноги. Также я сделал откидываемые упоры из небольших досок для рогатки.
      На пятнадцатый раз я уже подружился окончательно с лошадкой, меня уже полностью игнорировали и принимали нужное положение после дрессировки, жуя мою часть пойка вяленого мяса в качестве примирительной вкусной взятки, за что не пытались от меня убежать или ударить копытом.
      Проверил конструкцию на хлипкость, сборку в походный вариант и снова механизм на развертывание орудия.

     ***
      Примерно к трём ночи из имеющихся материалов были приготовлены заготовки для моих гранат.
      Народ был отправлен на помыться и спать на три-четыре часа.
      Я же начал готовить бомбочки для метательной конструкции.
      Смешивал уголь, труху из соломы и другого сухого мусора, утрамбовывал в маленькие глиняные горшки, потом заливал маслом и всё это хорошо закупоривал глиняными кусочками от разбитых горшков и тряпками. Через два часа было готово где-то двадцать пять зажигательных снарядов из разной тары, как малых, так и больших.
      Послав всю эту затею подальше от себя, пошёл умываться и немного спать.
      На рассвете меня разбудили, сказав, что всю поклажу собрали кроме моих глиняных бомбочек и потребовали демонстрации моей 'вундервафли', ради чего все не спали всю ночи и так вкалывали.
      Кряхтя и цокая зубами, нашёл глиняный кувшин средних размеров, привёл специально обученную лошадку, попросил открыть ворота, установил передвижную катапульту, попросил Айлора придержать скакуна.
      Взял поводья, пошёл с лошадкой за ворота. Отойдя на пять метров, скомандовал лошадки принять нужное положение, установил рогатку, выдвинул упоры, потом попросил Андрея натянуть рычаг - верёвку, привязанную к кожаному мешку, куда укладывается снаряд.
      Я положил заранее приготовленный кувшин с песком по весу как с боевой частью, то есть с маслом, и скомандовал доктору:
      - Огонь!
      Андрей чётко выполнил мою команду, резко отпустил верёвку.
      Снаряд полетел высоко и далеко. Пока все смотрели в даль, я пошёл за лампадой, в которой горел огонь, и за заряженным огненной смесью снарядом среднего размера.
      Когда вернулся, получил от Андрея доклад, что снаряд улетел примерно на тридцать-сорок пять метров
      Улыбнувшись про себя, оценил как нормально, попросил доктора натянуть опять рогатку. Поджёг фитиль снаряда, аккуратно положил его в кожаный мешок катапульты, скомандовал:
      - Еще сильней натяни, ещё, и ещё чуток и... Огонь!
      Снаряд ушёл высь, высоко, далеко и главное в противоположную сторону от нас. Упав на землю, кувшин разбился и озарился огненным всплеском на земле, залив пылающим маслом с загустителем всё вокруг себя.
      Попросил Филлику сбегать и посчитать количество шагов до горящего масла, дабы уточнить дальность. Вернулась Филлика, доложила, что расстояние примерно сто шагов.
      Ага, значит средняя длина шага нашей красавицы примерно семьдесят сантиметров, и того мы имеем дальность полета снаряда, семьдесят метров, среднего снаряда на максимальном натяжении. Ну что ж, почти в ширину как футбольное поле, будем как-то воевать.
      Упаковав все снаряды в найденные мешки, переложил горшки соломой и тряпками. Упаковав всё снаряжение, отправились в погоню за нашим караваном.

Глава 21

      Александр:
      Полдня трясясь на своей птичке, боролся с одолевавшей меня усталостью от недосыпа. Припекающее солнце и сухой воздух заставляли меня клевать носом, от чего мне с трудом приходилось держать себя в седле, чтобы не упасть. Только крики моих товарищей о приближающей опасности выдергивали меня из полусонного состояния, заставляя сильнее сжимать древко копья и всматриваться в направление указанным копьём заметившего опасность.
      Такое ощущение, что до это особо не трогавшие нас местные хищники решили взять 'своё', или скорее всего прошедший впереди караван работорговцев своим шумом и запахами привлёк всех местных.
      Несколько хищников непонятного вида пытались приблизиться к нам, но, получив по стреле в бок, сразу отступали. Стая мелких зубастых шакалов с покрытыми сверху иглами как у дикобраза пытались напасть на нас, но часть была просто растоптана, и парочку насажена на острие копья.
      Потом Айлор заметил странные песчаные холмы, приближавшиеся в нашу сторону, на что мы просто обогнули их по большой дуге, не пытаясь выяснить, кто там под песком.
      Какая-то непонятная песчаная тварь как рыба, выпрыгивающая из песчаных насыпей, пыталась перерезать нам путь, но, получив две стрелы в бок, скрылась в песке, так и не выпрыгнув.
      Очередное чудо пустыни с большим плоским телом на толстых лапах, немного похожее на варана, бодро выскочив на ближайший бархан, раскрыла свою пасть, оглашая о своём праве на нас. Сразу получила от наших зверолюдов одну стрелу в пасть, другую в голову, после чего резво скрылось в песке.
      Где-то после полудня, когда мы преодолевали очередной высокий бархан, на горизонте начало виднеться странное зеленоватое марево. Через пару часов пути уже начал появляться высокий зеленоватый горизонт, чем-то напоминающий очень высокий большой лес. Пустыня тоже менялась, стало меньше песка и скальной породы, постепенно начинало преобладать, что-то похожее на глинистый чернозём. Кое-где было видно, как какая-то растительность, похожая на куст перекати-поле, пыталась расти в этих землях.
      Перед заходом солнца было уже четко видно, что впереди нас ждал лес гигантских деревьев.
      Посовещавшись отрядом, решили добраться до края леса и там уже сделать привал, чтобы не ночевать посреди пустыни на открытой местности.
      В качестве освещения предложил свой чудо-фонарик, моя прелесть замечательно освещала впереди дорогу.

     ***
      По моим командирским часам к краю леса мы прискакали примерно к часу ночи.
      Въехали в темноте, создавалось впечатление, что заходим в местность, утыканная большими столбами, которые держат ночное небо.
      Подъехав к первым деревьям, которые, как забор, отделяли пустыню и неизвестный лес, остановились осмотреться. Попробовав рассмотреть кору и необъятный ствол дерева, я очередной раз поразился природному чуду, и мы неспешно двинулись дальше.
      Через полчаса удалось найти подходящую полянку для ночёвки.
      Решили быстро заночевать без полуночного ужина и разведения костра.
      Поснимав поклажу с ездовых животных и приготовив лежанки, я вызвался первым на дежурство.
      Неизвестно почему, но на меня напало чувство непонятного возбуждения.
      Весь день в пустыне мне хотелось вздремнуть, с трудом дожидался ночного привала, чтобы сразу завалиться спать. Но когда мы вошли в лес, то странное чувство от увиденного величия гигантских деревьев изменило моё состояние. Нет, я не почувствовал бодрости или прилива сил, просто меня посетило похожее чувство, когда близ видишь большие горы или огромный каньон в несколько километров, тебя охватывает чувство величия этого места. Так вот, похоже и тут что-то такое произошло со мной.
      В таком состоянии не хотелось спать, хотя голова уже гудела от усталости. Я решил всё-таки попытаться разобраться в своём состояние путём медитации, вслушиваясь в ночные звуки леса.
      Сделав так, чтобы мой фонарь на чудо-камне светил не более метра, достал своё дежурное боевое копьё и продолжил дежурство.
      Я вслушивался в тишину нового места, вдыхая новые запахи и наслаждаясь небольшой свежестью леса, приходящую из его глубины.
      В начало четвёртого меня отпустило от одолевавших меня чувств, и я успокоился, хотелось уже спать. Растолкав доктора, выдернул его довольную рожу из сладкого сна.
      Решив, что звероловы днём скорее всего будет много работать, я решил дать им возможность выспаться, разделив дежурство между нами с Андреем.
      Сам, как только принял лежачее положение, моментально вырубился.
      Моё пробуждение прошло спокойно и приятно, меня никто не толкал, команды тревоги не было, даже не торопили криками быстро подыматься.
      Открыв глаза, я увидел разведённый костёр, возле которого сидел Айлор и готовил травяной чай, рядом Андрей перебирал наш сухпаек. Повернув голову, я увидел ещё спящую Филлику, смешно подергивающую носиком, как будто спящую кошечку будят вкусняшкой.
      Посмотрев вверх, я чуть не подавился от удивления - в лесу было уже достаточно светло, и я смотрел на рядом находившийся огромный ствол дерева с диаметром примерно четыре, а возможно и все шесть метров. Где начинается его крона ночью увидеть такой возможности у меня не было, а вот сейчас я понял, что это воистину лес гигантских деревьев.
      Крона деревьев начиналась примерно от тридцати или пятидесяти метров от земли. Листву было трудно разглядеть и сравнить с земным аналогом, всё, что можно было увидеть, так это огромные кроны где-то очень высоко.
      Поднявшись, я повертел головой по всем сторонам. Маленьких деревьев видно не было, зато виднелись большие кустарники непонятного типа. Смотришь так, вроде куст, большой, начинаешь присматриваться и сразу замечаешь неясности и не можешь определить, на что похоже из известного тебе земного растительного мира.
      Встал, прошёлся до дерева, обошёл его, пощупал кору, попытался отломать кусочек, не получилось, очень твердая оказалась. Хотел было ковырнуть ножом, но передумал.
      Вернулся костру, присел в ожидании готовности травяного чая.
      Сидя держа в руках кружку травяного напитка, я прислушивался к лесным звукам. Звуков животных слышно не было, наводило на мысль, что на краю леса никто не желал обитать.
      Пройдясь по кругу лагеря, осматривая всех ездовых животных, я пересмотрел поклажу, ничего ли не развязалось. Проверил свой опасный груз, глиняные горшочки вроде все целы, масло не капает, внутри мешка немного его вытекало из горшочков, но впиталось в солому и тряпки.
      Достал ножичек и всё-таки пошёл ковырять кору местного дерева-великана.
      Где-то через десять минут мне удалось не спеша нацарапать в готическом стиле слова 'Здесь был Саня и Андрей'.
      Пока я занимался творчеством, был приготовлен завтрак, и все кроме меня уже активно набивали рот. Подошёл, взял свою порцию и, вдумчиво пережёвывая еду, пытался продумать предстоящий плана и варианты его событий.
      От задумчивого поглощения еды меня выдернул слова:
      - И чего ты так на меня смотришь, мне даже есть стало неловко от твоего взгляда, - высказалась Филлика.
      - А? Чего? - сфокусировав на ней свой осознанный взгляд, понял, что всё время смотрел на неё, даже не замечая её из-за своих размышлений. - А то, что тебе моя... хм, то есть наша ты кошечка, опять в разведку, на поиски следов, пока мы будем собирать лагерь.
      Фыркнув на меня, Филлика выразила своё фи тем, что я озвучил очевидные вещи, начала активно работать челюстью.
      Допив свой травяной настой, она быстро проверила своё снаряжение, запрыгнула на птичку и исчезла среди гигантских деревьев.
      Мы же мужской компанией начали собираться и, ещё раз проверив поклажу, начали грузить всё на животных.
      Через двадцать минут мы были готовы, в седле с оружием, ожидая нашу разведчицу.
      Послышались знакомые звуки бегущего животного, вернулась Филлика. Доложила, что следы найдены и очень свежие и разница в преследование примерно половина светового дня.
      Зверолюди уставились на меня как на временного военачальника и диванного стратега, возлагая надежды по очередному плану действий.
      Учитывая, что до этих пор все мои планы и стратегические решения были более-менее успешны, все трепетно ждали моего решения, кроме доктора, который как всегда в самый ответственный момент начал ковыряться в ухе, выражая полное равнодушие к происходящему.
      Посмотрев на свои часы, я выдержал театральную паузу, чтобы завершить круговорот своих шестерёнок в голове, и огласил план действия:
      - Не спеша преследуем, по возможности пополняем припасы, нам нужно настигнуть караван к середины ночи и... и там всё решится.

     ***
      Выйдя на следы каравана работорговцев, пошли на средней скорости, да и особо разгоняться среди исполинских деревьев не получалось, приходилось постоянно петлять среди них.
      В пути, сверяясь со своими часами, я пытался определить положения солнца через высокие кроны деревьев. Время близится к обеду, а лес гигантских деревьев не заканчивается, к том уже не было замечено никаких животных для обеда, наши зверолюди не приметили никого, о чём неоднократно жаловались нам.
      Остановились чтобы перекусить, отдохнуть и напоить наших животах, благо было ещё чем, хотя если даже экономить, то на три дня можно растянуть, а дальше придётся искать источник воды.
      Жуя очередной кусок вяленого мяса, я ушёл в свои размышления. Почесав затылок и мочку уха, подумал, что нужно ввести в курс наших местных друзей на счёт того, что такое артиллерийская корректировка*.
      Нашим зверолюдям придётся во время ночного дежурства наводить мою метательную установку на засевшего врага за укрытиями. Тяжело вздохнув, я вспомнил, как на ломаном английском пытался объяснить одному военному специалисту из одной африканской республики на выставке вооружения как пользоваться нашей системой наведения и переключаться между режимами. Тогда было чувство, что пытался научить обезьяну, которая кивает головой, пока ты объясняешь. А когда даёшь ей возможность попробовать, она начинает наугад нажимать комбинации кнопок в поисках нужного режима наведения.
      А сейчас мне придется учить зверолюдей, не владеющих военной терминологией. Как их переводчик будет им переводит, оставалось только догадываться.
      Двадцать минут у костра я пытался для начала объяснить основы терминологии нашим зверолюдям, а потом уже попытаться объяснить принципы.
      Первое, начал проводить разъяснения про азимут, который заменил на часовой циферблат, рассказал, что за чудо-амулет у меня на руке, что такое циферблат и как при помощи него ориентироваться. Нарисовав на земле ножом циферблат, стал рассказывать, что за начальные направления моего метательного оружия берём двенадцать часов, всё, что влево и вправо, это уже корректировка направления метания, а также расстояние в шагах. Посмотрев на их озадаченные лица, понял, что если и чего-то до них и дошло, то немногое, а большая часть ещё где-то в пути к пониманию.
      Тяжело вздохнув, принял решение, провести демонстрацию, показать в действии.
      Выставив свою специально обученную лошадку и по-быстрому установив метательную рогатку, начал разъяснять:
     - Значит так, учитывая отсутствия компаса и других средств, изначальную точку будем брать или по небесным светилам или по очень приметному ориентиру на земле, к примеру очень большому дереву или уже по самому лагерю к примеру по основному большому костру, это будет двенадцать. Вот так. Вы, - тыкнул пальцами в грудь каждого зверочеловека, - будете находиться по разные стороны от катапульты и самого лагеря, у каждого будет своя зона ответственности, левый и правый фланг. Ваша задача стрелами наносить точечный беспокоящий обстрел, а когда группа воинов засядет за укрытием, кричать в каком направлении, то есть куда именно и насколько шагов нужно закинуть наш огненный снаряд.
      Оглядев всех, увидел, как на лице отображается мыслительный процесс моих слов, даже у Андрея было видно, что он не сразу все понимает.
      Мысленно простонав про себя, возвёл руки в небеса.
      - Гуманитарии, блин.
      Поворачиваюсь к Филлике и говорю:
      - Ты находишься от катапульты справа, значит твои часы это с двенадцати до шести, хотя тебе максимум до трех часов нужно будет. - показываю ей свои часы и ещё раз говорю: - Вот смотри, выбираем ориентир, большой костёр, ты ведёшь обстрел стрелами, замечаешь, что в направлении двух часов от ориентира за укрытием засели воины. Твоя задача определить примерное количество шагов до цели и прокричать: направление два часа, расстояние сорок шагов. Всё, я разворачиваю лошадку и стараюсь попасть и.... тут с первого раза не всегда удается попасть по цели, поэтому ты наблюдаешь, куда упал снаряд и корректируешь - то есть уточняешь. Ферштейн? - пощелкал пальцами у неё перед глазами, походу Филлика подвисла или её переводчик. - Ещё раз, повторяю, если снаряд пролетел дальше, то это перелёт, если не долетел, до недолёт, и говоришь, насколько примерно в шагах снаряд перелетел или не долетел до цели. Иначе говоря, твоя задача уточнить разницу промаха, а именно видя куда упал снаряд прокричать: перелёт на пять шагов, левее на три шага. Ясно?
      Смотрю на Филлику, а потом на Айлора. По их выражению лица можно сказать, что 'тумбочка задумчивая'.
      Дал им время на переваривание информации. Пока Филлика раскручивала свои шестерёнки в голове, я переключился на Айлора и снова всё повторил, уточнив, какие его часы направления обстрела.
      Пришлось по-быстрому провести пробные стрельбы и учения на пальцах и камнях, с третьего раза до них дошло, как делать корректировку моей стрельбы. На четвёртом разе ещё раз отрепетировали по-быстрому, кто с какой стороны заходит и зоны обстрела.
      После чего начали быстро собираться в путь.

     ***
      До середины дня наш караван шёл не спеша, останавливаясь лишь тогда, когда Айлор замечал что-то съестное на подстрелить. Потом прискакала Филлика из разведки взволнованная с новостью, что заметила чуть левее от нашего пути отряд из двух людей, занимающихся охотой.
      Тут было ясно, нужно срочно устроить охоту на охотников, не хватало ещё в тылу диверсантов нам, что и было донесено до Айлора и Филлики.
      На всякий случай уточнил боевую задачу 'кошечек', определил точное количество людей: надо убить всех, никого не упустить, трупы и лошадей привести к нам, следы боя убрать, также сделать дугу, возвращаясь к нам, по возможности заметая следы.
      Пока наши охотники отправились за другими охотниками, я с Андреем нашёл место с большими зарослями и спрятались там со своим небольшим караваном.
      Ожидание продлилось чуть больше полутора часа. Наши зверолюди вернулись полным составом, ведя за собой трофеи. Трофей были стандартными, две чёрные лошади с двумя трупами, настрелянная добыча каких-то пушных зверьков.
      Получил доклад, что это группа охотников была одна, других замечено не было, и по следам они были одни.
      Я, почесав затылок, выдвинул теорию, что может быть ещё один отряд охотников, который отстал от каравана, и искать его нужно по другую сторону, на что уставшая Филлика была готова возразить очередному моему плану, который её вымотал, но был остановлена контрольным поцелуем в лобик, заставив её смутиться.
      Огласил пафосную речь, что осталось чуток, ряды супостатов редеют, а наша священная цель по спасению несчастных и красивых из лап работорговцев решится сегодня ночью и нужно выложиться на максимум, набраться сил и выполнить поставленные цели.
      Айлор вдохновился, ему так вообще скажи, что завтра он уже будет в обнимку утешать свою возлюбленную, так он готов на всё и с рвением пойдёт в бой, а замученная Филлика, с утра мотающаяся на разведку туда сюда, выглядела уставшей и кривила свой носик от моих речей и напутствий. Придав ускорения и энтузиазма хлопком по её попке, послал на выполнения задания.
      Оставшись с Андреем, я подошёл к нашим трофеям, посмотрел на трупы, потом на доктора, опять на трупы, потом на доктора, с пятого раза тот понял и ответил:
      - Да понял, я понял, мародёрка и освободить от доспехов, когда ты уже привыкнешь к крови, Турыч.
      - А зачем мне привыкать, когда есть специально обученный профи. Вообще не знаю, кровь и внутренности животных я переношу, а вот человеческие никак, только во время боя в боевом режиме ещё могу, а вот так вот, когда труп весь в крови или кишки выпущенные, меня начинает воротить, так что не бурчи и достань наши дивиденды, их ещё отмыть нужно будет.
      Пока Андрей занимался трупами, я пошёл собирать хворост, нужно приготовить еду из трофейной добычи и покормить наших ездовых живностей, а то уже третий день на сухарях вместе с нами.
      Собрав веток, я разжёг костёр, начал потрошить трофейных пушных зверьков, уже не заморачиваясь на какой вид можно приравнять это зверье по земной классификации, просто молча сдирал шкуру, отрезал на мой взгляд всё лишнее не особо экономя и вынимал потроха, оставляя основное мясо, накалывал его на палку и ставил у костра.
      Стекающая кровь с шипением встречалась с углями костра, напоминая мне о нашем земном шашлыке. Тяжело вздохнув, собрал все потроха и остатки после разделки в кусок кожи, пошёл кормить ездовых пташек и лошадок, мелкую добычу я даже не стал разделывать, сразу скормил нашим ездовым живностям, в прицепе по чуток, но хватило всем.
      Андрея отправил следить за мясом на костре, а сам пошёл сортировать и распихивать по сусекам доспехи и ценную мелочёвку.
      Через пару часов послышался шум, на автомате хватанув лук и засев за кустом, натянул тетиву в стандартной своей 'двойке' - две стрелы на тетиву. И хвала пивному элю это были наши зверолюди с очередными трофеями. Трофеев оказалось трое: три лошади и соответственно их всадники.
      Один из мёртвых всадников отличался от всех наибольшим количеством ран и залитыми кровью доспехи.
      Удивлённо посмотрел на наших разведчиков, кто же так жестоко его и ещё раз и потом раз десять, чтоб наверняка. Судя по виду Филлики, грязной и исцарапанной со страшным злым лицом, ответ был очевиден.
      Когда я попытался открыть рот чтобы задать вопрос, Филлика резко перебила меня, ответив:
     - Он это заслужил!
      От такого резкого ответа я немного завис, забыв, чего хотел спросить, потом, ещё раз оглядев труп, сказал:
     - Не сомневаюсь, но я хотел спросить, кровавую дорожку за собой не сделали, как я смотрю, с него много крови вышло.
     - Не волнуйся все продумали, следов не осталось, - ответил Айлор
     - Ну ладно, идите отдыхайте и кушайте, а я тут посмотрю, чего вы притащили.
      Очередные стандартные трофеи: доспехи и оружие убитых, в четырёх кожаных мешках много лесного отстрелянного зверья, что сильно порадовала меня.
      Теперь можно сделать запас жареного мяса и возможность накормить всех наших животных, и ещё плюс три чёрных коня, блин, уже табун целый, а не отряд. Перебрав убитую пушнину, отсортировал мелочь и крупные тушки, мелочи оказалось много, решил скормить всё ездовым лошадкам и птичкам, так сказать, накормить перед последним рывком, может придётся долго драпать или опять догонять, там не до еды будет.
      Подойдя к общему костру, передал Андрею мешок с намёком разделать и пережарить сырое мяса. А сам, подхватив мешки с мелкой добычей, пошёл кормить наш небольшой табун.
      Во время перекуса у костра попытался выведать у Филлики за что так она поглумилась над трупом, но был послан и обруган. С удивлённым взглядом посмотрел на Айлора, в ответ получил молчаливый ответ. На попытку обработать царапины на лице и руках Филлики огненной водой чуть не лишился конечностей и своих бубенчиков и с обиженным видом удалился.
      Оттащив все трупы в один большой куст и накидав туда ещё веток из других кустов, полностью замаскировал эту могилу. Потёр нос в раздумьях, какой я монстр, в этом мире я убил столько людей, а сколько по моему приказу и содействию было лишено жизни разумных людей и полулюдей.
      В поисках комментариев на эти мысли совесть как-то подозрительно молчала. Попытавшись ещё раз осмыслить всю ситуацию на счёт убийства людей хоть и другого мира, был снова проигнорирован своей совестью, и, не найдя никакого отклика в своей душе, немного ужаснулся, неужели я так сильно изменился, хотя в своём мире я и занимался созданием оружия, осознавая и понимая, что это не только машины устрашения, но и смерти.
      Моя работа, за которую я получал деньги, состояла в создание орудия убийства, его модернизации или систем наведения для разного вида вооружения. Данное оружие или комплексы предназначались для ведения боя в конфликтах и убийства не только солдат противоборствующей стороны, а также могло быть применённое против гражданского населения, как случайно, так и намеренно для уничтожения, зачистки поселений с детьми, женщинами и стариками, да кого угодно, даже хоть против священнослужителей, прячущихся в своей обители.
      Я создавал механические и электронные игрушки для взрослой жизни, для людей, которые нажатием на кнопку пульта решали, кому умирать. Даже сидя в машине на полигоне и занимаясь пристрелкой электронного прицела по мишеням я не осознавал, что в следующий раз на войне вместо мишени в перекрестье этого прицела будет живой человек или чей-то дом.
      А сейчас в этом мире мне лично приходится убивать и решать, кому умирать. Да, есть благородная цель, убить плохих, спасти невинных, при этом сохранить свою шкуру и жизнь моих друзей, и всё-таки идеалы и догмы моего мира против реальности этого.
      Да, походу толерантность и пацифизм в этом мире местным хищникам неведомы, эти точно не подаются.
      Непонятно откуда вылезшая глупая шутка заставила меня оторваться от грустных измышлений.
      Попинав ветку куста и не придя к философскому решения, что изменилось во мне и в какую сторону, я помассировал свои виски, ещё раз проверил, как спрятал массовое захоронение плохих ребят, пошёл готовиться в путь.
      Через час насытившись и отдохнув, в быстром темпе отправились вперёд догонять работорговцев.

      Примечание к части
     * Огонь по целям, которые находятся вне прямой видимости с огневой позиции.

Глава 22

      Александр:
      Вечером, когда уже стемнело, скорость нашего отряда замедлилась. Первыми отправили зверолюдей осторожно 'прощупать', что впереди.
      Не спеша продвигаясь на нашем караване, я продумывал план возможных вариантов сценария ведения боя. По моим подсчётам там должно остаться десять работорговцев, ну, плюс-минус ещё. Взглянул на свои командирские часы, было начало одиннадцатого ночи, походу всё-таки местные сутки тут не сильно отличаются от земных, может разница в пару часов, но проверять как-то лень, да и не особо важно, особенно сейчас.
      Через пару часов к нашему каравану тихо подошёл Айлор, за что чуть не получил куском стали по зубам. Но был вовремя опознан и принят на доклад.
      Из отчета следовало, что примерно в часе езды находится лагерь, предположительно работорговцев. Они стали на ночёвку, по всем признакам, это наши клиенты.
      По словам Айлора практически все люди не спят и дежурят у костров.
      Видимо пропажа людей, посланных на охоту для пополнения провианта, насторожила их, и они возможно ожидают очередного нападения.
      Решили не отходить от плана и действовать как договорились - большую часть ездовых птичек оставить здесь, а самим выдвигаться, в случае чего будет проще отступать и перегруппироваться.
      Подъезжая к месту, мы вели себя максимально тихо, ведя за собой двух лошадок: одна наша передвижная катапульта, другая со снарядами и запасным снаряжением. На наше счастье караван работорговцев решил заночевать на дальней стороне большой опушке, прикрываясь лесом со спины, что давало возможность подкрасться к ним с другой стороны и накидать огненных снарядов. Выбрав оптимальное место, закрывающее нас несколькими большими кустами, я начал развёртывание метательного оружия.
      Возле себя я заметил тень, рефлекторно вытащил меч и резко попытался нанести секущий удар. Но тень резко уклонилась, отскочила в сторону и материализовалась у меня перед носом. И сразу же я почувствовал удар в пах и знакомое шипение, точнее ругательства.
      Пока я в полусогнутом состоянии приходил в себя, сдерживаясь, чтобы не озарить ночной лес своей матерной тирадой, незаметно для себя уткнулся в мягкие формы.
      От такого резкого перехода от боли к приятному мягкому я даже растерялся, не зная, что и делать. Тень обхватила меня руками за плечи, приподняла, и я увидел лицо - Филлика.
      Блин, чёртова ночь и лес, закрывающий своей огромной листвой единственный источник света, местную луну, ни черта не видно.
      Тут я оценил мастерство Филлики, её скрытность и реакцию, хорошо, что она не сильно заехала по мне, а то бы долго пришлось приходить в себя стиснув зубы.
      Немного погодя рядом увидел белый оскал. Наведя резкость, понял, что это рядом стоит Айлор и улыбается во все его, ну, сколько там у них зубов. Вот же диверсанты, в такую ночь не заметишь их. Подойдя ближе к зверолюдям, начал шёпотом ещё раз инструктировать:
      - Так как тренировались, заходите каждый со своей стороны, сначала стрелами убиваете самых дальних одиночек, если есть возможность, или просто даже спящих, где не будет видно ваших стрел. Стрелять в голову сразу, чтобы не издавали звуков. Стреляем наверняка, если шанс с первого раза убить маленький, ищем другую цель, не спешим. Сигналом для нас будет поднятая тревога. Сначала, после пяти попаданий, у работорговцев пройдёт ошеломление, в этот момент вы максимально быстро стреляйте по бегающим в панике людям. В приоритете цели, которые будут пытаться убежать в лес. Сразу же идете на перехват. Если работорговцы пойдут на нас группой, то не страшно, мы с Андреем продержимся, ваша задача зачистить края поляны, чтобы потом не искать их по всему лесу. Если нам будет трудно, то будем кричать вовсю глотку о помощи.
      'Как в той чертовой пещере, точнее паучий', - вспоминаю, аж передергивает всего.
      -Если где-то спрячутся работорговцы, и вам будет сложно до них достать, и мы будем в безопасности, тогда кричите, то есть говорите, куда посылать огненную кару, то есть снаряд. И ещё, после каждого крика меняем свое место расположения, думаю это и так понятно.
      После минутного молчания все переварили инструктаж и начали расходиться по своим местам.
      Я же взял за ориентир центральный огонь лагеря, развернул лошадку, уложил её, выставил упоры, установил рогатку, всё - расчёт готов.
      Заведомо был подготовленный широкий глубокий кувшин, где в глубине горел огонёк для фитилей. Так он не выдавал своим свечением наше расположение.
      Прикинул примерное расстояние до лагеря: где-то пятьдесят-пятьдесят шесть метров, как раз наша средняя дистанция метания.
      В ожидании условного сигнала начал аккуратно доставать огненные горшочки и выставлять за ближайшими деревьями, чтобы не все заряды были в одном месте. Предварительно обозначил для себя видневшиеся телеги, где предположительно находятся пленники, чтоб их не задеть снарядами. Условились, что Андрей будет заряжающий и поджигающий фитиль.
      Через полчаса ожидания началось вторжение. Напрягая своё зрение, я наблюдал за обстановкой в лагере. Ещё через двадцать минут началось шевеление, и тогда я приготовился, приказал доктору поджигать фитиль и класть снаряд, готовясь сразу брать другой горшок, не ожидая моих слов.
      В общем в лучших традициях миномётчиков два горшка ушли в ночное небо пока первый только искал, куда ему приземлиться. Буквально через пару секунд из лагеря донеслись крики на подобие тревоги. Уже поняли, что их по-тихому пытаются вырезать.
      Тем временем возле большого костра начали расцветать огненные вспышки, заливая землю и рядом стоящих людей огнём. Сразу же появились пара живых свечек, бегающих по лагерю, пытаясь сбить огонь, махая руками и истошно крича.
      Нанеся ещё по три удара в район двух костров, начал ожидать.
      В пределе моей видимости передняя часть лагеря была залита огнём, и явных целей не наблюдалось.
      Решил своими снарядами осветить край лагеря, метнув по одному снаряду.
      Послышались крики, точнее запросы наших звероловов поддержкой их огнем.
      С третьего раза рядом с лагерем послышались вопли по всей видимости объятых огнем работорговцев.
      После очередного снаряда наш жгут из паучьей нити перекрутился и запутался.
      Пару минут с матами я и Андрей пытались решить эту проблему.
      Пока мы возились упустили пару моментов, когда зверолюди кричали нам корректировку по целям. Чтобы не демаскировать свою позицию ответными криками, о временной поломке мы молчали.
      После молчания с нашей стороны получили предупреждение, что к нам бегут работорговцы по краю поляны, прикрываясь деревьями.
      Похоже самые умные побежали прочесывать противоположный край поляны, откуда на них летели огненные снаряды. Явно надеялись зайти нам в бок, о чём в подтверждение нам кричал Айлор из темноты.
      Как можно быстрее пришлось реагировать на изменившийся план боя.
      Пока поднимали лошадь, я развернул её в нужном направлении и снова усадил, ещё прошла минута. По моей команде доктор уже подносил зажжённый снаряд, а я рассчитывал упреждение по технологии 'хрен угадай куда'.
      С четвёртого раза мне удалось обнаружить двигающиеся тени в нашу сторону и заставить новоявленных бегунов укрыться за деревом от очередного моего огненного горшка, разбившегося об дерево и разбрызгивающего горящую смесь.
      Пятый снаряд прошёл чётко возле дерева, где укрылась тройка, два следующих снаряда пошли по обоим сторонам от дерева, плюс-минус пять метров вокруг него. Очередной снаряд удачно разбился рядом с прятавшимися и задел одного.
      Сразу донеслись крики и ругань примерно в тридцати метрах от нас.
      В темноте запрыгал огонёк, определенно горящее масло попало на часть кожаной брони.
      Через полминуты закинул ещё один снаряд с большим кувшином с целью залить огнём все за деревом.
      После попадания снаряда послышались крики, вся территория вокруг дерева, где укрылись работорговцы, пылала.
      Послышалась команда корректировки огня по другим целям, опять пришлось подымать лошадку, разворачивать и усаживать её в нужном направлении.
      Два кувшина, и я выстрелил, осветив зону действия. Третий кувшин нашёл одного неудачника, об которого разбился горшок, или возле него, облив горящей смесью. Горящая фигура бегала по поляне, пытаясь сбить пламя со своих доспехов и оглашая и так наполненное место стонами боли работорговцев ещё более громкими криками агонии и ужаса.
      От увиденного меня передернуло, только сейчас я почувствовал запах горелой кожи доспехов или живой плоти, от чего у меня появилось чувство тошноты.
      Наступила относительная тишина, крики пострадавших от огня затихли, зверолюди молчали. Наступил напряженный момент в ожидании.
      Не долго думая командую Андрею:
      - Щит, копье в руки и горшки в мешок, сколько влезет, идём в лобовую.
      Я также взял свой щит и копье, пару горшков и специально подготовленный маленький горшок с огнём, крепившимся у меня на поясе.
      Пару минут потрясли своими задницами, и вот мы недалеко с тем деревом вокруг которого хорошо горит огненное кольцо. Пара минут наведения резкости, и в двадцати метрах я вижу силуэт, пытающийся слиться с деревом.
      Показал Андрею куда смотреть, выбираю самый маленький кувшин, остальные отдаю ему.
      Начинаю осторожное продвижение к цели, прикрываясь деревьями. Подойдя на расстояние броска, поджигаю фитиль, небольшой разбег, бросок и сразу падаю. Как мне показалось, мимо меня пролетело что-то опасное, повеяв холодком смерти.
      Полежав немного и продиагностировав себя, я пришёл к выводу, что вроде всё на месте, и конечности как бы ещё шевелятся, да в добавок пару ушибленных мест прибавилось, в общем ещё в плюсе оказался. Краем глаза заметил, что моя граната озарилась ярким всполохом, и ночная фигура возле дерева начала танец по сбиванию огня со своей кожаной брони.
      Я присел на корточки, начал осматриваться, неподалёку заметил Андрея, он, пригнувшись, медленно подходил ко мне.
      Присевшему рядом доктору я предложил проверить своё мастерство в метании ножей по танцующему огненному человечку.
      Андрей немного помялся, достал пару своих ножичков, прицелился и метнул. Первый нож пошёл мимо, второй как бы попал, но недолго торча выпал из кожаной брони.
      Когда Андрей повернулся ко мне с выражением лица, типа, 'всё, метательное орудие закончилось', я сразу ему предоставил ещё три своих ножа. Сделав немного обречённое выражение лица, Андрей молча взял ножи и начал метать.
      В результате метатель ножей из доктора получился не очень, один мимо, два кое-как попали, но не смертельно по всей видимости. Пока мы думали, чем бы ещё в противника кинуть, с протяжным хрипом на землю упало горящее тело со стрелой в шее.
      Не думая, кто нам помог из зверолюдей, собрали своё снаряжение и горошки, побежали ближе к лагерю, прикрываясь деревьями.
      Вокруг поляны на деревьях и на земле горело масло, освещая ночной лес.
      Лагерь работорговцев в центре и по краям был залит огнём, чётко освещая стоящие повозки, лежавшие обгорелые трупы и разбросанный мусор по лагерю.
      Где то в нескольких метрах возле нас появилась тёмная фигура, пока я думал чем с перепуга тяжёлым приласкать вероятного противника, послышался шёпот:
      - Александр Турыч, не шевелись, а то опять ниже живота ударю, это я, Филлика.
      -Твою ж налево, Филлика, ну и шутки у тебя я тебя... ммм... потом придумаю, что с тобой сделать, - прошипел я про себя гневную тираду от испуга. - Рассказывай, где противник и какая обстановка, - спросил я её шёпотом.
      - Лагерь работорговцев горит, оставшиеся спрятались между телегами. Их примерно пять, у них луки, стреляют не очень метко, но опасны, больше никого не заметила.
      Я высунулся из-за дерева, осмотрелся: не тронуты огнём только телеги, накрытые тканью, не видно, в которой пленники.
      Работорговцы хорошо засели между телегами и ещё натаскали поклажу, тюки и другой хлам, соорудив небольшие баррикады.
      - Ладно, будем выкуривать, - хлопнув в ладоши и потер руки. - Андрей, а ну оставляй тут горшки, копье с щитом и обратно к горящему дереву и тащи сюда трупы, или то, что от них осталось.
      Через пятнадцать минут неподалёку лежали немного обгоревшие три трупа, а Андрей по моей просьбе снимал всю броню и одежду с них.
      На вопрос зачем мне голые трупы, да ещё обгоревшие, доктор был послан по прямым обязанностям с уточнением направления в интимную сторону с проктологическим аспектом. Проще говоря послал в задницу.
      Мне нужны были шмотки, та часть, что не промокла от крови и не обгорела, а не сами трупы, как некоторые подумали.
      Через десять минут я изготовил огненные стрелы, пожертвовав один горшочек, намотал на стрелу лоскуты из одежды трупов и пропитал всё в масле с загустителями.
      Потом быстро сделал некое подобие связанных мешочков из тонкой части кожаных доспехов с длинным шнурком на завязке. Планировалось в мешках на завязках закидывать глиняные горшки с горящей смесью.
      Подойдя к зверолюдам, я начал их инструктировать:
      - Значит так, эти мешочки для того, чтобы вы смогли метнуть, точнее закинуть их, между телегами в засевших людей. Если не заденем телеги, а попадём точно в их баррикады, то тогда будем поджигать стрелами, что я сделал. Глиняные горшки в мешочках для того, чтобы при падении горшка его содержимое не разбрызгалось и не задело телеги. Нужно уменьшить риск возгорания повозок с вашими соплеменниками. Нам нужно создать небольшие огненные пятна в их укрытии, заставить тем самым покинуть его, и тогда уж постараемся часть подстрелить, а других в рукопашном бою задавить. Ну как-то так, по-другому пока никак, так, что собрались и стараемся аккуратно и быстро всё сделать!
      Подойдя немного ближе, прячась за деревом, Филлика начала раскручивать мешок с глиняным горшком, потом резко выскакивала из укрытия и металла его.
      Айлор, отойдя в другую сторону, приготовился стрелять.
      Первый снаряд ушёл непонятно куда, второй, судя по звуку и матерщине, попал в кого-то из работорговцев, остальные два попали вроде в цель.
      Сразу же оттуда метнулись две тени, но когда первый работорговец получил стрелу, то второй резко развернулся и побежал назад, в вдогонку вроде поймал стрелу, или приложился об что-то, послышались крики и матерная тирада.
      Осада баррикады длилась недолго, минут двадцать или все сорок, я бегал от дерева к дереву, чуть не поймал пару раз стрелу, хотя один раз поймал об свой щит. Радости было много то ли от того, что стрела вонзилась в щит, а не в меня, то ли началась истерика от перенапряжения. В общем бегал как лось в броне, осматривал с разных сторон обстановку, так сказать.
      Андрей и Айлор тем временем были посланы назад за припасами и другим снаряжением.
      Через некоторое время решили дать команду поджечь дальнюю сторону баррикады, там масло уже должно было вытечь и впитаться в часть поклажи, из которой состоит баррикада.
      Филлика, прикрываясь стволом большого дерева, подожгла пару стрел и выстрелила в дальнюю часть баррикады, вторая стрела нашла место с растёкшимся маслом, начало разгораться, но его вроде как успели потушить.
      Матерясь начал думать, что пошло не так, или масло вытекло, или его там землёй успели прикопать. Придётся повторять заброс напалма местного производства.
      Когда я уже с выбранным горшочком подходил к Филлике с новым поручением, пытаясь жестами указать, куда именно его зашвырнуть, как прозвучал - Бабах!
      Я чуть не выронил горшок с маслом из рук на землю. Пока я думал, куда пристроить глиняный горшок, чтоб не раздавить и не обмазаться опасной горючей смесью, как произошёл еще один маленький - Бабах! , но уже с большей вспышкой света и дыма. Не пытаясь даже думать о том, что за пиротехнические вещества оказались в поклаже рядом с огнем, быстро выглянул в сторону пожара.
      Я начал высматривать засевших работорговцев. Если они не начнут покидать свои баррикады, придётся идти самому и выколупывать их, так как одна из тележек начинала гореть, и оттуда доносились крики о помощи.
      Найдя свое копье рядом с снаряжением, взял в руки, поправил щит, предлагая Андрея сделать то же, как услышал голос Филлики:
      - Александр! Работорговцы выбегают!
      - Вот же ш крысы, не могли пару минут подождать! - пробурчал я и тут же сказал: - Андрей, копье в руки, зад напрягли, и вперед, бежим на перехват, нужно задержать, пока не разбежались по всему лесу эти крысы. Филлика, стрелами по ним, заставь залечь за укрытие, пока мы подбегаем к ним!
      И понеслись два пузатых бронированных бегемота с щитами и длинными копьями, тихо матерясь про ночной кроссфит или что там ещё. Двигались перебежками за деревьями, приближались к пылающей баррикаде.
      Мы зашли с боку от одной из телег, кряхтя и тяжело дыша, сразу же столкнулись с двумя работорговцами, мгновение замешательства, и я кричу:
      - Андрей, копьём в рожу!
      Резкий выпад нашего оружия по каждому противнику.
      Мой удар был отбит мечом на рефлексе, оппонент Андрея же замешкался и получил колотую рану в плечо.
      Снова кричу:
      - Тесним, удары наносить не прекращая!
      Пока мы копьями напирали на своих противников, дойдя до края одной из повозки, неожиданно из-за неё появились ещё двое.
      Совместный ступор, врагов стало больше, а они, видимо, от неожиданности увидев нас. Недолго размениваясь удивлёнными лицами, я продолжил наносить удары копьем.
      Когда мимо лица противников скользнуло лезвие копья, то они сразу пришли в боевую стойку и на рефлексах начали отбивать наши удары.
      Когда работорговцы поняли, что из нас вояки как из них, не знаю, что они там себе придумывали, но через пару минут пошли в контратаку.
      От мечей работорговцев нас спасала только длина нашего оружия и тактика нанесения ударов копьем, явно непривычная или необычная для работорговцев.
      Как я понял по прошедшим схваткам с людьми этого мира длинное копье в их арсенале мало используется или только на охоте против местных монстров.
      При начале боя можно было наблюдать, что отработанных приемов против длинного копья у них не было, просто отбивали выпад мечом и уходили от линии удара. Потом прощупывали нашу оборону, начинали уже уверенней идти в атаку.
      Наше противостояние двое против четверых длилось недолго, через пару минут в них начали лететь стрелы, через раз находя слабые места в кожаной броне.
      Стрелы отвлекали работорговцев от нас, что дало нам возможность сбавить темп махания, перевести дух и немного отдышаться.
      Я с Андреем как профессиональные дилетанты наносили удары и тыкали копьем по очереди в каждого противника своей пары. Создавали общую видимость боя, больше держа их возле себя, точнее отвлекали на себя, давая зверолюдям возможность достать их стрелами.
      Очередные пары минут псевдобоя, и один противник поймал стрелу в бок, закричал, отвлёкся на мгновение, за что и был вознаграждён рассечением щеки с большим порезом до самого уха.
      В ответ от него получили яростную атаку раненного зверя, что заставило меня уйти в жесткую оборону.
      Проклиная свою неловкость и полную бездарность в сражение, я сделал отскок назад, потом резко в сторону с нанесением удара сверху вниз по диагонали.
      Противник делает блок мечом, и неожиданно для нас двоих копье Андрея вонзается в подмышку моего противника.
      Сильный крик и стон разносится по округе, эта ситуация придает мне ускорение, я пытаюсь нанести удар, добить, но рядом стоявший работорговец быстро реагирует на меня, отбивая мой выпад, за что удостаивается моего проклятия и матерной триады.
      Еще пару минут, и у нас паритет двое тяжелораненых работорговцев, один Андреем, второй со стрелой в боку и в ноге.
      Работорговцы поменялись местами, раненные ушли назад, а к нам вышло 'Свежее мясо', что сильно напрягало, так как силы наши заканчивались, особо резво махать уже не получается, а лицо заливало потом.
      Проведя пробные удары, прощупывая оборону друг друга.
      Недолго пытаясь нанести очередной удар по противникам, которые замечательно парировали его, я понял, нужно менять тактику боя, прокричал Андрею:
      - Меняемся противниками!
      Я наношу удар в оппонента Андрея, а доктор пытается задеть моего. Пару ударов повторной атаки, я резко делаю обманный удар, возвращаю по дуге копьё и стараюсь нанести сверху вниз наискосок рубящий хлёсткий удар.
      Один из противников, отвлёкшись на удар Андрея, выставил блок, но не успел что-либо сделать, когда сверху на него прилетел заточенный кусок металла моего копья.
      Он только и успел сместить голову, но удар задел край, срезав ухо, и вонзился в плечо, углубившись в кожаный наплечник.
      Резкий крик раненного ознаменовал небольшую мою удачу, и я, не теряя момента, разворачиваю остриё копья и резко бью в бок, дергаю на себя.
      Мое лезвие прошлось по трапециевидной мышцы шеи, делая рану безухому работорговцу.
      Не обращая на свой результат внимания делаю короткий размах и упреждающий удар по второму работорговцу, пытающемуся сделать рывок в сторону Андрея.
      На очередной крик я не обращаю внимания, своими ударами копья пытаюсь отогнать работорговца от Андрея.
      Замечаю краем глаза, что доктор вроде в порядке, по-прежнему машет своим копьём.
      Перевожу внимание на своего противника, продолжаю с ним бой, перехожу в защиту, пытаюсь отдышаться, начинает сбиваться дыхание.
      Поле очередного столкновения копья с мечом замечаю, что к моему маханию присоединяется ещё одно копье. Похоже Андрей решил мне помочь, быстро смотрю, что там с моим одноухим подранком. Он на коленях, склонив голову, прижимает руки к животу. Вероятно уже не боец, доктору удалось найти слабое место в броне и нанести глубокую колотую рану.
      Наши силы на исходе, это заметно по Андрею, его удары уже слабые и простые, выдыхается.
      Значит ускоряемся и заканчиваем. Я не стал мудрить в тактике боя, просто начал наносить удары по ногам противника в самый низ в район щиколотки, пока Андрей бил в торс и голову.
      Работорговец не успевал отбивать удары Андрея в районе груди и сразу ставить блок мечом внизу. После трех ударов наконечник моего копья вонзается в сапог работорговца, чуть ли не отрезая все пальцы на ноге. Сразу же слышен крик боли, я рефлекторно поднимаю взгляд на раненого и успеваю увидеть, как чёткий и быстрый выпад копья Андрея в район головы заходит в рот, выбивая часть зубов, и пронзает затылок.
      Я же не досматривая сцены падения работорговца с пробитой головой наношу секущий удар с верху на следующего противника из двойки, прикрывавших своих товарищей в арьергарде, который обернулся на крик.
      Он успевает сделать блок моему удару уже практически у своей головы, тут мы начинаем мериться силами, я давлю на своё копье, прижимая его меч все ближе к лицу, а он скрипя зубами сдерживает мой напор.
      Тут он ослабевает, и его лицо перекашивается как бы от боли, я не понимая, что не так, продолжаю давить, вонзаясь остриём в его лицо и нанося глубокий порез.
      Проморгавшись от очередной капли пота, затекшей мне в глаз, замечаю еще одно копье в боку моего противника, секунды на размышления, и до меня доходит, что Андрей воспользовался ситуацией нашего противостояния, нанёс удар в уязвимое место.
      В этот момент отвлекается другой работорговец, начинает разворачиваться к нам, отбив летящую в него стрелу, делает замах мечом в нашу сторону, как резко раз - и застыл. Секундное замешательство, и последний противник с двумя стрелами в шее начинает падать как срубленное дерево. Мгновение на понимание победы в этой схватке, как мой слух пронизывает сильный крик, и мой переводчик транслирует перевод о помощи.
      Мотание головой по сторонам в поиске источника крика и замечаю, как на загоревшееся вначале повозке уже горит тряпичный навес и там видны силуэты людей, точнее зверолюдей, пытающихся освободиться.
      Секунда на разгон шестерёнок в голове, и я кричу:
      - Андрей, за мной, Айлор, Филлика, страхуете нас.
      Подбежав к загоревшейся повозке, кричу доктору, чтобы сбил огонь, а сам начал стягивать горящий навес, срезая его мечом. Минута возни, и я умудрился обжечься, но стянул пылающий навес.
      Андрей активно махал каким-то куском шкуры, продолжал попытки сбить огонь. Я же запрыгнул на повозку, попытался взяться за железные прутья и удачно обжёгся, снова.
      Матерясь и шипя на свою глупость, начал искать, где тут засов или замок, полминуты, и конструкция замка решётки определенна. Это был плоский засов с внутренним замком, что было очень плохо, так как я надеялся на висячий замок, имея возможность срубить его или по-другому свернуть.
      Достал свой короткий меч и засунул в щель между дверью и засовом, начал ковырять, пытаясь выгнуть или сломать.
      Полминуты кряхтения подтвердило мои догадки, что механизм крепче моего меча, ознаменовал это звонким, - Дзинь! и сломом меча, а также небольшой царапиной на щеке от кусочка сломавшегося меча.
      Пронзив вокруг матерной тирадой, переключился на петли двери решётки, достал второй меч и просунул между прутьями, начал ковырять петли.
      Минута старания и эпичных матерных технических загибонов, а также обращение к праматери этого мира дали небольшой результат.
      Спрыгнул на землю, начал наносить удары по нижней петле двери решётки, после десятого удара мой меч жалобно зазвенел и сломался. Матерясь, достал последний меч из-за спины и продолжил кромсать стальную решётку, точнее его нижнюю петлю, после долгих маханий и третий мой меч не выдержал, но цели я достиг.
      Обломком своего меча просунул между прутьями и начал дальше разламывать нижнюю петлю двери решётки. Разломав остатки петли на двери, я запрыгнул на повозки и попытался выгнуть край двери на себя. После долгого напряжения своей спины и задницы понял, что у этой идеи есть шанс осуществиться.
      Окинул взглядом всё вокруг, понял, что всё плохо, огонь с другого стороны телеги уже начал активно её пожирать, возле меня с другой стороны прижались пленники, на их шеях красовались большие железные ошейники, связывающие всех пленников цепью. Позвав Андрея на помощь, начали оба надрывать спину, выгибая конец двери решётки, не получилось, пришлось ещё звать Филлику и Айлора.
      Через пару минут совместного напряжения удалось немного выгнуть угол двери клетки, а потом сорвать с оставшейся петли и выгнуть дверь так, чтобы пленники смогли пролезть, и как раз время, огонь уже пожирал половину повозки, и своим жаром выдавливал всех наружу.
      Когда зверолюди выбрались, то начались крики счастья и ещё всякой непонятной мешанины у меня в голове передаваемым переводчиком.
      Единственное, что особенно было видно, как Айлор кого-то из пленников сильно обнимает и трётся своим носом об её лицо, ну да, с таким-то размером груди только она и должна быть его любимой.
      Не сильно разделяя местные восторги я подошёл к одному зверолюду, походу, парню, и начал разглядывать его ошейник, думая, как бы его снять. Но этот придурок начал на меня скалить зубы и вроде как попытался замахнуться.
      Я на рефлексах или ещё на адреналине даже не задумываясь резко сделал двоечку, удар в солнечное сплетение и по роже, и начал искать рукоять меча в ножнах, напрочь забыв, что убил все свои мечи в попытке освобождения пленников.
      В итоге этот зубоскал просто упал и при падении зацепил рядом стоящего освобождённого пленника, в общем началась возня, и на меня начали переть двое.
      Я снова рефлекторно хватаюсь за рукоять меча, но не нахожу, как сбоку так и за спиной, начал искать взглядом на земле оружие. Единственное, что я нашёл, был мой обломанный меч, я, резко отскочив в сторону и присев, схватил свой обрубок.
      Единственное, что меня спасло от быстрого приближения зверолюдов, так это то, что их до сих пор связывала цепь. Пока они там подтягивались, я уже шёл на противников, махая своим обрубком на дурачков, которые решили меня поблагодарить кулаками за освобождение.
      Учитывая, что в данной обстановке длиннее моего оружия были ноги, поэтому и первый удар я нанёс ногой под колено, делая подсечку, и ударом кулака по лицу.
      Скорее всего местные зверолюди не сильно владели рукопашным боем или были просто сильно истощёны, но моя комбинация прошла на ура. Когда согнувшиеся зверолюд от моих ударов начал пятится назад, я уже на автомате начал замахиваться своим обрубком, чтобы произвести удар, как меня остановил окрик, ворвавшийся в мою голову от переводчика, с голосом Филлики:
      - Остановись, Александр, что ты делаешь!
      Оглядевшись, увидел испуганный взгляд моих несостоявшихся обидчиков и других пленников, а потом взглядом нашёл Филлику, с ужасом смотрящую на меня. Я поёрзал челюстью, разминая рот, сказал:
      - Слушай, киса, скажи своим соплеменникам, или кто они там, что за их освобождения я не собираюсь расплачиваться их ненавистью за всех людей, что причинили им боль и страдание. У нас договор с вами, спасти любимую твоего Айлора, за других уговора не было, и если какая то собака (кстати да, эти напавшие на меня пленники чертами лица похожи на собак), то я им отрублю все конечности и верну жариться обратно на костёр. Растолкуй это освобождённым, ради которых я со своим другом рисковал жизнью, что если они попытаются причинить нам вред или мне покажется, что они собираются навредить нам, я всех покромсаю. Филлика, ты меня поняла! - смотрел я с вселенской злостью на неё. - Я повторяю вопрос! Ты меня услышала!
      -Да, - тихо ответила Филлика.
      - Не слышу, - зло прошипел я.
      -Да, - чуть ли не плача ответила Филлика.
      -Вот и хорошо, киса, - ответил я. - От того, как ты им растолкуешь, зависит их жизнь и наше дальнейшее сотрудничество! Андрей, если какая шавка или другая живность коса на тебя посмотрит, разрешаю провести вскрытие по живому и сразу на месте.
      Со злостью бросив свой меч-обрубок, я пошёл искать трупы работорговцев. Мне срочно нужны мечи, а то чувство защищённости полностью пропала, да ещё запас ножичков пополнить нужно.
      Потроша очередной труп на холодное оружие, нашёл пару прямых мечей, но не такие как были у меня, сломанные меня очень нравились. Не найдя подходящую замену, ещё больше разозлился.
      Махать прямым длинным мечом куда приятнее и удобнее, чем коротким, которыми пользовались работорговцы.
      Да, для ближнего боя и замкнутого пространства то, что нужно, но для близкого боя я еще не готов.
      Глянул на часики и выматерился. Дело не во времени, а в том, что я умудрился поцарапать их, и главное как.
      'Ну всё, только дайте мне повод, чёртовы спасеныши, я вам и за мечи, и за часы, и вообще за всё', - гневно шипел про себя.
      Шагая по горящему лагерю и громко проклиная всё и вся, ища бурдюк с водой, чтобы умыться, заметил краем глаза, как Филлика буквально доносит мои слова до соплеменников, практически вбивая слова кулаком.
      Рядом стоит Айлор со своей девушкой, а с ним ещё пять особ женского пола посажены на общую цепь, соединяющие их ошейники.
      Работорговцы разделили пленников по полу, ну, в принципе правильно по кустикам водить так проще, мальчики толпой налево, девочки направо, работорговцы прямо.
      Подойдя к погоревшей второй телеге, начал ковыряться в ней, заметил сундучок, не знаю, чем он меня привлёк, может тем, что не сгорел, или наверное, что с замком.
      Вытащив его из сгоревшего мусора, начал вновь приобретёнными ножами ковырять петли замка. В итоге один нож сломал, другой сильно повредил, я опять издал тираду, что мне так везёт сегодня с поломкой моего оружия.
      Наконец открыл сундучок, небольшой ступор, потом попытка понять и наконец достать предметы из сундука и поближе, так сказать, на ощупь рассмотреть.
      Инструмент для заклёпывания кандалов простой железной заклёпкой из мягкого металла, которой скрепляли кандалы, а снимали путём срубания заклёпок зубилом и сам сундук, точнее его боковая часть, и была импровизированной наковальней, то-то он такой тяжёлый.
      Не раздумывая, потащил сундук в сторону Айлора. Оказавшись с боку от него, бросил сундук и подошёл к нему вплотную, тем временем Филлика ещё разъясняла политику партии, заметив меня, ещё яростнее стала махать руками поносить словесно своих горе-соплеменников.
      Не особо интересуясь представлением, уставился на Айлора, начал думать, как бы сказать, чтобы вышло прилично. Не выдержав моего задумчивого напряжения Айлор, спросил, что мне нужно:
      - Слушай, Айлор, как бы сказать, чтобы не вышел межнациональный конфуз между видами, - выдавил я из себя.
      - ЭЭЭ... - промычал Айллор, а потом спросил: - Не понял тебя, Александр.
      -Ты бы не мог попросит свою, хм, и других присесть коленями на землю и немного пригнуть голову и потерпеть...
      - Александр, ты чего задумал делать? - медленно проговорил Айллор.
      Я вздохнул и ответил:
      - То, что ты подумал, я бы с радостью, и даже мне бы хватило двух, ещё одну надо доктору оставить, а то не по-дружески как-то, но я жутко устал и не в настроении. Поэтому давай я попробую снять с них кандалы, эти украшения, что сейчас красуются на шее, и я пойду спать, а ты уже тут сам собой придумывай дальнейшую развязку события моего участия в твоих фантазиях.
      Айлор сначала открыл рот, попытался промычать, но я его перебил, сообщив:
      - Значит так, вон сундук, пусть подходят и нагибаются так, чтобы их шея лежала на сундуке, и чтобы не происходило, терпели и не царапали меня своими когтями, если нет, то я пошёл.
      Подошёл к сундуку, достал молоток и зубило, развернул, проверил на стойкость импровизированную наковальню и чуть не подскочил.
      - Мля... да сколько ж можно-то ко мне так подкрадываться незаметно!
      Возле меня присела зверолюдка и посмотрела на меня большими глазами.
      Похоже я впал в ступор или залюбовался её глазами, где отражались огоньки горящего огня.
      Из ступора меня вывели слова в голове: 'Что мне делать дальше?'
      Хотел ответит: 'Раздевайся и ложись', как в руках ощутил тяжесть молотка и зубила, сразу вспомнил, для чего я тут, тяжело выдохнув, ответил:
      - Положи голову на сундук так, чтобы шея была посредине, - как можно чётко и ясно сказал.
      Ответом мне было молчание, маленькая улыбка, опять пауза, а потом девушка указала рукой мне на грудь. Долго думая, на что намекает она, догадался, амулет-переводчик, она же ничего не поняла, блин.
      Выронив из рук инструмент, захотел было снять переводчик и нацепить на неё, потом вспомнил, что переводчику нужно подстроиться под носителя какое-то время, то и се, короче, есть и более принятый способ.
      Взяв девушку за плечи, начал аккуратно её наклонять и поправлять, чтобы шея была на уровне боковой стороны сундука. Не почувствовав никакого сопротивления от девушки, я прижал ошейник к сундуку, потом аккуратно убрав волосы с её шеи, немного прокрутив ошейник, выставляя в нужном положении.
      Посмотрел на девушку, вроде терпит, заглянул в её глаза и - Блин! - я растаял и утонул в них.
      Полное спокойствие, доверие и покорность читалось в её безумно красивых глазах, загляну в которые, я погружался в бесконечную вселенную, в которых отражались звезды в виде искр от пылающих костров.
      Сглотнув резко нахлынувшее желание разного типа, сосредоточился на работе.
      С третьего раза мне удалось зацепить заклёпку, чтобы при ударе зубило не соскользнуло, работал осторожно, с пятого раза удалось сбить шляпку заклёпки, потом ударом зубила по стыку двух половинок ошейника разъединить их.
      Взял девушку за плечи и приподнял её, опять встретившись лицом к лицу, и, испытав снова странное чувство погружения в глубину её глаз, послал все лишние мысли куда подальше, мысленно встряхнулся, потом своими руками осторожно разъединил две половинки ошейника и снял его.
      Девушка, потрогав свою шею, размяла ее рукам, поблагодарила, встала и отошла, на ее место присела другая.
      Понимая, что следующая всё видела и должна понимать, что я хочу сделать, не тратя время на рассматривания милого личика, начал процедуру снятия ошейника.
      Приловчившись, не спеша, чтобы не поранить девушек, снял с них ошейники.
      К этому времени, когда закончил с девушками, огляделся, заметил неподалёку Андрея и Айлора, которые привели наших ездовых животных.
      Поднявшись, нашёл взглядом свою птичку, хотел уже было бежать до неё, где спрятан бурдюк с водой, как возле меня сели очередные пленники в кандалах.
      Тяжело вздохнув, натянул их общую цепь и шестью ударами молотком об зубило разъединил кольцо одной из цепи, освободил их от общей связки.
      Остались в ошейниках, но в кусты ходить будут, сами без толпы. Хотелось сильно пить и умыть лицо.
      Поднялся и, направляясь по установленному мною азимуту к своей поклаже, и сразу же был окрикнут Филликой:
      - Александр, а почему ты не освобождаешь и мужчин, так же как и девушек.
      Устало посмотрел на них, и не имея желания, ответил:
      - Не заслужили, я зол на них, ради их спасения я сломал три замечательных меча, замену им найти не смог, из трофейных заменить тоже нечем, к тому же я очень устал. Вон инструмент, я не запрещаю брать, пусть сами себя и освобождают, они у нас гордые и благодарные, пусть сами себя головы зубилом срежут.
      Не обращая на суровый взгляд кошачий воительницы, побрёл к своей птичке за водой.
      Наслаждаясь прохладой воды и утолением жажды, заметил возле себя тень, чуть не подавился, уже не удивляясь, скорее больше от усталости чем от факта способности незаметно подкрадывается Филлики.
      Неспешна вылил часть воды себе на лицо и за шиворот, хоть как-то смыв часть пота и грязи, немного полегчало.
      Начал готовить себе лежанку. Рядом находился Андрей, уже обустроил себе лежанку и, избавившись от брони, достал еду, начал разогревать на костре и заваривать чай с чудо-травой, дающей нам бодрость и силы по утрам после тяжёлых сражений.
      - Александр, я тебя понимаю, и твою злость, и твою усталость, я хотела бы извиниться за тех глупых из племени 'Быстрые ноги', они всегда были вспыльчивы и гордые, но я им объяснила твои слова и что ты прав, не все люди работорговцы. И ты прав что они не заслужили еще одной помощи от тебя, спасибо тебе за девушек, что снял с них гадость, они передавали тебе благодарность, а также...
      - Стоп, Филлика, - грубо прервал я воительницу-кошку, -Давай не сейчас, я устал, плоха соображаю, на счет самцов, которым я отказал в снятии ошейников, если они сами не смогут освободиться и не перерубают себе шеи раньше времени, то вопрос моих услуг давай решим утром. Второе, я не в состоянии сражаться, поэтому отрываешь Айлора от его возлюбленной и прочесываете округу. Нужно убедиться, что рядом нет никого, и к нам не прилетит стрела, если кто и убежал, то решим утром, что делать, догонять или убегать самим. Потом займитесь с освобожденными трофеями и притащите все трупы, посчитайте, все ли работорговцы мертвы из этого каравана, сколько убежало. Всё, киса, свободна, у меня нет сил спорить или ещё о чём-то говорить с тобой.
      Взяв у Андрея протянутый им разогретый кусок мяса и в чашке боевые двести грамм, закусил и выпил, дожевал кусок мяса, дабы поскорее запихнуть в желудок.
      Пока жевал, наблюдал представление, как Филлика раздавала указания, пинала особо непонятливым в нужное направление, пару раз по пути выдергивала из обнимашек Айлора и его девушки, таща его за собой.
      Зверолюди начали стягивать трупы, женская часть лазить по поклажам работорговцев.
      Я же влил в себя чудо-чай, прислонившись к поклаже, и незаметно для себя вырубился.

Глава 23

     Александр:
      Моё пробуждение было резким и непонятным. Открыв глаза, я пытался понять, что произошло, сначала попытался вспомнить случившееся перед тем как я заснул.
      В голове промелькнула ночная картина боя, пожары, битвы.
      Приподнявшись, не мог понять, что не так, протёр глаза, осмотрелся. Вокруг была как-то неясная суета. Первая мысль, пришедшая от увиденного в голову, - 'Нас-то всего в отряде четверо, откуда тут столько людей, э... зверолюдов'.
     - 'А точно, освобожденные, чтоб их, мля... мои мечи...'
      Проснуться не успел, а настроение уже в минусе, так, чем ещё меня утро порадует. Встал потянулся, поправил кожаную броню, так и заснул в ней, мда, и запашок от меня, где бы речку найти или озерцо, как охота вместе с одеждой простирнуться.
      Резко опомнился, вспомнил про устроенные пожары в лесу и подожжённые деревья, оглянулся, вроде ничего не горит и не дымит, ну да, запах гари присутствует.
      Похоже кора деревьев более-менее огнеупорная, да и сами деревья как смотрю не так просты. Оглядев результат ночного пожарища, оценил остатки лагеря, раскиданный мусор, вещи.
      Неподалёку от стойбища заметил выложенные тела убитых работорговцев. Три костра, на котором что-то готовилось, один возле меня, сейчас Андрей готовил травяной чай и возился с небольшим котелком. Второй костёр вроде как чисто женский, там был замечен Айлор с его подружкой и ещё двумя зверолюдьми женского пола, готовившие в казане завтрак, и чуть дальше третий костёр, вроде как мужской компании зверолюдов.
      Пройдя мимо нашего костра, я пожелал 'Утречка' Андрею, налил себе в глиняную кружку травяного отвара и пошёл к Айлору, нужно было получить отчёт.
      Подходя к костру, наблюдал за влюбленной парочкой, без приглашения уселся у их костра и, сёрбая из кружки, начал оценивать при свете дня, кого же я освободил. Проще говоря нагло рассматривал всех трёх присутствующих девушек, что были у костра.
      Зверолюди были красивы, у двух на лице явно наблюдались звериные черты лица, но самой красивая была Миригальда, вроде так звали возлюбленную Айлора. Вот по ней как раз и не скажешь, что она из звериного племени, разве что если присматриваться.
      Её длинные волосы цвета пшеницы прикрывали звериные черты лица, и если не знаешь кто она, то сразу и не поймёшь. Но главное - её глаза, в них я просто утопал, как будто погружаешься в большое, глубокое горное озеро.
      У меня проскользнула мужская зависть, мне бы такую красоту, хотя и Филлика тоже по-своему красива, но не факт, что она моя. Айлор заметил моё внимание на его девушку, поздоровался:
      - С пробуждением тебя, Александр, как прошёл твой сон?
     - Не знаю, прошёл и хорошо, что хорошо прошёл, - сумбурно ответил я, не переставая разглядывать его девушку.
      Айлор посмотрел на меня, как я в наглую пялюсь на его девушку, потом на свою любимую, попробовав что то сказать, но я его перебил:
     - Докладывай отчёт за ночь, что по работорговцам, есть ли информации по местности вокруг нас, в частности интересует источники воды, что по провианту. Да кстати, где животные работорговцев и наши лошадки. Наши птички-то с нами, а вот другую живность не вижу.
      Лицо Айлора перекосило от моих вопросов, и он начал смотреть то на меня, то на свою Миригальду.
      Полминуты я наблюдал за попыткой Айлара сформировать мне ответ. Мне надоело ждать, сделав два глотка из кружки, я сказал:
      - Миригальда, иди ко мне, посидишь возле меня пока.
      У неё на шее я заметил амулет переводчик, так что думаю меня она должна была понять. Айлор нервно посмотрел на меня, потом на свою любимую. Я жестом приглашал его Миригальду к себе, показывая, где ей присесть. После сверления друг друга взглядами, я сделал выражение лица: - 'Ну и долго мне ждать?'
      Миригальда встала, подошла ко мне, обошла с другой стороны и присела и вопросительно посмотрела в мою сторону. Я заглянул, точнее очередной раз утонул в её глазах, с трудом оторвавшись от них, повернулся к Айлору и сказал:
     - Айлор, успокойся и четко ответь на поставленные вопросы, это первое. Второе, хоть ты и сын вождя, сейчас я от тебя жду, что ты станешь вождём спасенных нами, со всей серьёзностью будешь выполнять возлагаемые на тебя надежды. Третье, если тебе мешает Миригальда, то я пока могу забрать её к себе и наслаждаться её компанией.
      Посмотрел на Айлора с выражением лица: - 'Ну, мистер, что решили'? Айлор, тяжело вздохнул, собрался и начал докладывать:
     - По работорговцам, тут все кроме главного, ему удалось сбежать. Спасенные узнали все мертвые тела, там все кроме главаря по имени Адуран. Филлика подтвердила, что нашла следы уходящие от лагеря вглубь леса, других следов убежавших не нашла. На поиски были посланы ещё двое из спасённых, они охотники, вернулись перед рассветом, догнать не смогли. Несколько из спасенных были отправлены на поиски воды, пока не вернулись. Троих перед рассветом отправил на охоту. С едой плохо у работорговцев, как раз закончилась. Из того, что нам удалось спасти от пожара и собрать, хватит на всех, наверное, на два три дня. Воды хватит дня на два, животные работорговцев без воды уже третий день. По подслушанным разговорам работорговцев пленники говорят, что до ближайшего крупного источника день пути.
      Перебирая по кружке своими пальцами, я задумался: - 'Вода и еда', вот основная задача. Плохо, что опять всех местных вояк убили, и у кого теперь спрашивать 'Как пройти в местную библиотеку на чашечку чая?'
     - Мда... - громка высказал я своё мнение на ситуацию. - Где Филлика? - спросил, зевая.
     - Спит, отправил её поспать, зная тебя, опять отправишь её на поиски.
     - Это да, больше некого, - покривил я губами, поднялся и пошёл к доктору смотреть чего там на завтрак он сообразил.
      Завтрак был с как-то кашей и кусочками вяленого мяса. Закидав пресную еду в рот, я немного умудрился обжечься, находясь в своих раздумьях о дальнейшем.
      А мысли были таковы, первое провиант и вода, второе, беглец, главарь работорговцев, ловить его или ну его. И тут у нас несколько вариантов по беглецу, если мы от ближайшего поселения недалеко, то он может привести подкрепление, и нам возможно будет плохо и больно. Возвращаться через пустыню, а количество ртов как прямоходящих так и четвероногих возросло, нужно пополнять запасы, а это в любом случае займёт у нас не менее двух дней. И возвращаясь к беглецу, если ближайшее селение в одном или двух дней, то нас догонят как задницей в седле не ёрзай.
      И самое главное, это мы, то есть я и Андрей, наша дальнейшая судьба. Возлюбленную Айлора спасли, считай, что теперь мы свободны и вольны идти куда хотим. Зверолюди думают, что мы местные, и когда выйдем к ближайшему городу, узнаем наше местоположение и сможем отправиться к себе домой. Но в том-то и дело, что без нашей парочки зверолюдов как-то неуютно в этом мире, и как мы теперь без них дальше будем. Определенно не возвращаться же обратно нам.
      Доел свою кашу, встал, потянулся и пошёл искать чудо сундучок, надо бы снять с мужской половины зверолюдов ошейники, да погорячился я вчера, это всё нервы.
      Возле кучи спасенных вещей от огня и другого непонятного мне мусора лежал тот самый сундучок. Подойдя к нему и открыв, убедился, что весь инструмент на месте. Поднял его и пошёл к Айлору, пусть организовывает очередь и порядок для снятие ошейников.
      Принеся тяжелый сундучок к Айлору, уронил возле его ног, попросив организовать в очередь, кто есть из мужиков зверолюдов ко мне на приём.
      Операция по удалению заклепки с ошейника прошло штатно, с матерщиой и тычками, не особо церемонясь я нагибал в нужном положении зверолюдов, аккуратно сбивал заклёпку, стараясь не промахнуться молотком по голове или уху. Десять минут, и местные пополнили словарный запас моей матерщины. Оставалось снять ещё у одного ошейник, но пока его не было, был отправлен на разведку источника воды и еды.
      От нечего делать я ковырялся в куче мусора, точнее, что осталось от вещей работорговцев, попутно оценивая ремонтопригодность двух телег. Планировалось хоть одну взять, так как в неё нужно нагрузить запасы воды, еды и спальных принадлежностей, также оружия. Учитывая, что добавилось десять ртов, в пустыне им будет трудно. Маленьким отрядом нам удавалось проскочить местных монстров, а вот такую толпу заметят все изголодавшиеся. И как только работорговцы прошли, видимо у них был секрет, который мы уже не узнаем.
      Пока я оценивал прочность подгоревшей оси и двух колес, думая, не поменять ли с другой телеги, как ко мне подошёл Айлор.
     - Я вас внимательно, - не отвлекаясь на него, ковырял ножичком обугленное дерево.
     - Александр, плохие новости, вернулись разведчики, воду не нашли.
     - Я и не удивлён... Наверное, - почесал свой нос не запачканным сажей мизинцем. - Значит, собираем всё нужное и двигаем вперёд за водою и попутно настреливаем еды, потом на стоянках заготавливаем провизию, как можем. Вроде я в куче хлама мешок соли видел.
      Постучав по колесу ногой, пришёл к выводу, что должно продержаться, но запасные колёса придётся снять с другой повозки, на которой клетка, может ещё чего открутить успею.
      Уточнил Айлору план собора и по освобождению повозки от мусора и погрузки самого необходимого, также доспех и оружия убитых работорговцев. Особенно ёмкости под воду и всё, что можно ею заполнить.
      Прошёлся к костру, взял инструмент по пути, позвал Андрея помочь мне, да и переговорить хотелось о насущных делах.
      Возясь у повозки с клеткой, снимая колёса подручным инструментом, начал разговор:
     - Андрей, сейчас у нас переломная ситуация, в которой уже от нас будет зависеть наш жизненный путь в этом мире, ваши мысли по этому поводу.
     - Турыч, ты что от меня хочешь услышать, в походных делах я только на готовке хорош, ну или консультацию по медицине небольшую могу дать. На данный момент думаю будем действовать как обычно, по ситуации.
     - А в какую жопу нам залазить и как из нее вылазить, напрягай сам свои извилины. -Доктор, ты ещё сердишься за ту пещеру с пауками?
     - Нет, но осадок остался.
     - Пузатый тролль ты, Андрей.
     - Пузик не трож, за своим смотри.
     - Это да, исхудал от таких еб... грандиозных приключений. Это всё лирика, теперь о серьёзном. Как ты понял, наши жизни сейчас стоять того оружия, с которым мы ходим и теми знаниями, что имеем. Проще говоря выживаем как можем.
     - Турыч, ты намекаешь, что нам скоро придется расстаться с зверолюдьми?
     - Да, их поддержка и умение замечать неприятности раньше, когда они вцепятся в наши задницы.
     - То есть, Александр, по-другому говоря, ты боишься большого пространства и нам нужно найти местный город и там осесть.
     - Не то что бы я боялся, меня напрягает неизвестность. Неизвестный элемент в моих расчетах может вонзить кусок заточенного металла в меня или клыки.
     - А в городе что, бандитов и гоп-стопа не будет?
     - Ну там они хотя бы предварительно представятся и дадут нам время протрезветь и ...
     - Турыч, ты про тот раз, когда на нас в переулке вышла тройка обдолбанной шпаны. И у тебя был трос с грузилом на конце, спрятанный в рукаве. Одному с ножом ты точно раздробил кисть и челюсть.
     - Ну а ты второму вывернул запястье с ножом и воткнул этот нож ему в плечо. А вот третий успел убежать.
     - Я тебя понял, в городе можно вооружится моими девайсами и удивить местный гоп-стоп.
     - Значит план такой, доктор: первое, помогаем местным пополнить запасы для дороги обратно. Второе, нужно догнать сбежавшего босса работорговцев, пока он не привёл за собой помощь, и кокнуть его. И третье, в удачном исходе берём свои трофеи и побрякушки, ищем, где подороже продать, оседаем в ближайшем крупном городе и... и начинаем вникать в местный мир, подозреваю, мы тут надолго, если не навсегда.
     - А если третий пункт пойдет по женским гениталиям или мужским, Турыч?
     - Ох, как обычно, кричим о помощи Филлике или кто рядом будем и резко петляем. Ладно, Андрей, тебе задание, собрать наши побрякушки и всю мелочь трофейную в один-два мешка, перевязать его розовой ленточкой, чтобы можно было сразу всё найти на случай резкого расставания с местными и дёра в разные стороны. Ах да, местную мелочь и золотишко оставь, раскинь по маленьким мешочкам, может в дороге пригодится. Ещё раз, скомплектовать два упрощенных варианта снаряжения, для погони и разведки, всё лишнее и не особо нужное в телегу, и да не забудь про второй комплект мечей и ножей, а то они у нас быстро ломаются. И да, воду и еду лично для нас отложи, а то эти 'освобожденные', не стесняясь всё пожрут на радостях.
     - Угу, - ответил Андрей, в его руке материализовалась соломинка, он быстро закинул её в рот и, бурча про себя план действий, пошёл выполнять.
      Через час мы были готовы к отправлению, телегу запрягли четверкой коней. Каждому зверолюду досталось по лошадке, я с Андреем всё также на наших птичках, не хотелось пересаживаться на 'Стременных чёрных монстров', они меня до сих пор чем-то напрягали и пугали.
      Рядом со мной появись Филлика, было видно, что она сонная и уставшая. Поманив её к себе жестом, уперся взглядом в её глаза, собираясь с мыслями.
     - Я понимаю, что ты очень устала, но кроме тебя, я больше не могу никакого положиться. Ситуация такая, что у нас нет воды и еды, для обратного похода по пустыне. Нужно время на сборы, но есть проблема, это сбежавший главарь отряда работорговцев. Есть большая вероятность, что он приведет подмогу, и погоня вас застигнет в пустыне. Поэтому я, ты и доктор налегке ведем преследование этого хрена, пока твои и не твои соплеменники занимаются поиском воды и отстрелом пушнины, то есть еды. У нас примерно два дня, если не успеем догнать беглеца, дальнейшая задержка при неудачном исходе губительна для всех.
      Филлика смотрела на меня, всё также не меняясь в лице. То ли я сильно пафосно толкнул речь, что её переводчик начал подвисать на особо умных словах, или она в сердцах сейчас посылает меня с моим планом в дикую даль.
      Не торопя её, оглянулся, поймал взглядом Айлора, поманил к себе. На лице Айлора просматривалось радость и бодрость. 'Ну ещё бы с такой девушкой, как у него, я бы тоже порхал как козлик, щипая травку'.
      Так или я действительно ему завидую или это у меня просто дикое желание заехать по его довольной роже.
      Еще раз упрощенно объяснил план действия, назначил его главным в отряде снабжения. Повернулся к Филлике, пытаясь уловить в её взгляде какой-либо ответ, на что она просто скривила губки и пошла к своей птичке.
     'Мда, вредная девушка с плохим настроением в предстоящей погони, будет весело', - констатировал я про себя очевидное.
      Набрав темп, мы втроём понеслись по следам за сбежавшим главарём работорговцем, выбрав трусливое бегство, вместо того, чтоб подохнуть со своим людьми, он тем самым усложнил нами и так непростую ситуацию.

Глава 24

      Александр:
      Филлика на своей птичке шла в двадцати метрах впереди от нас, иногда скрываясь за деревьями и снова появляясь в нашей видимости, указывала направление движения.
      Прошло уже полдня как мы вели преследования, спина и задница болели, крепатура давала о себе знать, хоть и пили мы местный чудо-чай из охотничьих травок, настоянный на местной спиртовой настойке. И как мне казалось это усиливало эффект в нужном нам плане, давая силы и бодрости на следующий день, притупляя телесную боль от гематом и ушибов. Как побочный эффект: усиление аппетита и фоновое чувство голода. Организм требовал еды, полезных веществ, не получая извне выедал все жировые запасы организма. Я с Андреем заметно похудели от всех этих стрессов, переживаний быть съеденным, или зарезанным. Постоянные погони, дурацкая просяная еда, хотелось было добавить отсутствие личной жизни, но на данные момент приходится следить друг за другом, чтобы неприятности неожиданно не прилипли к нашим мягким частям тела.
      Есть подозрение, что мои матерные тирады с высокой эмоциональностью забирала не меньше сил чем махание копьём с противником, хотя бодрости в ситуации изрядно предавало.
      Когда мы покинули наш отряд, который успешно пополнился благодаря освобожденным, началась обыденная погоня, ну или догонялки за неизвестностью с привкусом ожидаемой опасности.
      Через пару часов маневрирования по лесу наши умные птички поняли принцип движения, выбрав в качестве ведомого птичку Филлики, и не сбавляя скорости обходили большие деревья. Теперь можно было расслабиться, не следить за дорогой и предаваться размышлениям, стараясь крепко держаться в седле.
      Проскакали полдня, было уже отчетливо видны изменения в лесу. Деревьев становилось всё меньше, кустарники и другая растительность стала преобладать больше. Понемногу лес становился похожим на обычный дремучий, но с большими деревьями.
      К обеду решили сделать привал, перекусить сухпайком, размять ноги и остальные затекшие мышцы.
      Никогда не думал, что привыкну к ездовой езде, хотя думаю сравнивать лошадей с птичками неправильно, у птичек бег плавный, практически без сильной встряски, но на поворотах заносит сильнее. Наверно поэтому мне было не так тяжело сидеть такое время в седле. Или чувство самосохранения и чётко мотивированная цель придавали силы и терпения для переноса отсиженной задницы, затекших мышц и чувства дикой усталости от всего.
      Все проклятия по этому поводу и другим неприятностям уже давно были посланы и выраженны со всей чувственностью бытия, оставив в голове основные вопросы - 'Что дальше', 'И как быть в сложившейся ситуации'.
      Моё сознание постоянно искало ответ на происходящее с нами, в надежде, что это сон и я скоро проснусь.
      Во время движения, иногда останавливались и делали зарубки на деревьях, пометив место направления для идущего за нами отряда или же для нас, если будем резко убегать, а то будем кругами петлять по этому лесу.
      Проехав ещё четыре часа, моя птичка начала странно себя вести. Остановился, привлекая к себе внимания Андрея. Уточнил у него, не заметил ли он чего у своей птички. Пока мы игрались в телеведущих программы о животных, я пытался понять, что с нашими птичками, нервничают или что-то почувствовали, и что именно и в каком направлении. К нам подъехала Филлика, сообщив, что её животное почуяло воду. Переглянувшись с Андреем, неспешно пошли за Филликой.
      Воду обнаружили через час метания по лесу. Источником оказался небольшой прудик, обнесенный камнем, из глубины струился небольшой фонтанчик подземного источника в специально отдельно выложенную каменную чашу, откуда вода уже стекала в сам пруд.
      Филлика сообщила, что найдены свежие следы одного человека, который тут отдыхал, даже был найден небольшой костёрчик с мусором, где была зажарена небольшая тушка неизвестного животного.
      Судя по костру, фора у беглеца примерно часов шесть, из плохих новостей - у него лук и стрелы.
      Подведя животных к водоему напиться, решили самим помыться, начали снимать доспехи. Предоставив Филлике первой принять водные процедуры, я с Андреем пошли собирать хворост для костра, нужно было приготовить еды и высушить одежду.
      Учитывая, что уже вечер, примерно через три часа начнёт темнеть, поэтому мы решили полноценно отдохнуть и завтра до рассвета уже уйти в погоню.
      Полчаса мы собирали ветки, давая возможность Филлике не стесняясь нас нормально смыть с себя дорожную грязь и простирать одежду.
      По пути пару раз пытались подстрелить что-то из местной живности, но охотники из нас оказались так себе.
      Разожгли костёр, соорудили сушилки и пошли сами принимать водные процедуры. Филлика в местном купальнике, с колчаном наперевес и луком пошла за нашим ужином, и очень надеюсь завтраком и обедом.
      Быстро искупавшись и сполоснув одежду, развесили её сушиться, как раз пришла наша охотница, всучив Андрею связку подстреленных животных, и снова исчезла в лесу.
      Помогая доктору с готовкой, я активно вертел кусочки мяса насаженного на палку.
      Через час вернулась Филлика, принеся ещё одну связку подстреленных мелких животных, за что была вознаграждена двумя большими кусками прожаренного мяса на палочке.
      После того как она наелась, была отправлена на боковую, дежурить будет снова мужская компания.
      Набив свои животы жареным мясом и запив спиртовой настойкой, Андрей пошёл кормить птичек остатками разделанных тушек, а я заготавливал мясо на дорогу. Выставив будильник на три ночи, завалился спать, оставив дежурить Андрея.
      Моё дежурство прошло спокойно, дождавшись начало третьего, начал потихоньку собирать свою поклажу, готовить птичек в путь, ещё раз проверил все ли ёмкости, что у нас есть, заполнены водой. Поставил на костёр завариваться воду для травяного чая. К началу четвертого утра наш небольшой отряд был разбужен, напоен чаем и собран. Проверив ещё раз всё ли собрали, выдвинулись в путь.
     ***
      Набрав наш обычный темп движения, мы вышли на след преследуемого.
      Двигались спокойно, без приключений, что немного нервировало, создавалось впечатление 'Затишья перед бурей'.
      К обеду наш лес гигантских деревьев закончился плавно, переходя в обычный лес с привычной высотой и толщиной ствола деревьев. На ходу удалось заметить несколько больших кустов с ягодами, красного и синего цвета.
      Остановившись на обеденный перекус и разминку, Филлика высказала своё беспокойство, что в лесу она почувствовала неприятны запах, не может сказать, на что похож, но он её беспокоит. По следам сказала, что догоняем, но насколько близко, точно понять не удалось
      К трём дня, двигаясь по лесу, догнали Филлику, остановившуюся и ожидающую нас. На вопрос в чём дело, она указала рукой в сторону, проследив за которой я чуть не упал с седла. Не поверив своим глазам, слез с птички, пошёл пешком к увиденному.
      Это была дорога, самая настоящая утоптанная дорога, и на ней четко просматривались две калии похожие от телеги. Смешанные чувства переполнили меня, от радости, что рядом цивилизация, а также опасности, по которой может проехать отряд матерых вояк.
      Пока я успокаивал свои чувства, ко мне подошли остальные, Андрей тоже взволнованно смотрел на лесную дорогу. По отсутствию рядом травы и другой растительности можно сказать, что дорога используется часто, я бы сказал, как для местной глуши возможно за неделю по ней проходит пара телег или всадников.
      Предложил по самой дороге не ехать, а идти параллельно лесом. Учитывая, что я и Андрей в местной броне, нас могут принять за своих, но есть два, но, точнее три, это кошка-воительница на птичке и мы двое на странных ездовых животных. Если бы я взял местных лошадок, то тогда мы точно бы за своих сошли, пока не заговорим, но я предпочел проверенное животное, знающее меня, и я был уверен в наших птичках, не раз спасавших нас. Если начнутся проблемы, то как хорошие бойцы с грозным клювом и мощными лапами разобьют череп любому и порвут на клочья.
      В общем соблюдаем полную конспирацию, Филлика будет выходить периодически на дорогу уточнять направление следов, не свернул ли случаем наш беглец, решив срезать дорогу.
      Когда начало темнеть, к нам подъехала наша разведчица, сообщив, что впереди по дороге видны огни, и она чувствует запахи, много разных, но основной это запах жареной еды.
      Посмотрел на Андрея, мы непроизвольно улыбнулись и практически одновременно сказали:
      - Трактир!
      - Ну всё, он должен быть там, по-любому, отдыхать и жрать!
      - А если нет? - скептически спросил Андрей. - Может он уже перекусил и снова в путь.
      - Не соглашусь с вами, доктор, бос работорговцев думает, что убежал от преследования зверолюдов. Получив того что хотели, а именно пленников, преследователи должны как можно быстрее вернуться к себе, не углубляясь на территорию, где неизвестно сколько бродит вооружённых отрядов других работорговцев. Поэтому после стольких неприятностей, добравшись до ближайшего места, где можно перевести дух, я бы на его месте нормально поел и отоспался, а потом бы ехал собирать отряд для погони и возврата своих дивидендов. Спорить можно долго, поэтому придётся наведаться туда и спросить, есть ли кто, и с пристрастием допросить, он не он.
      На меня уставились две пары глаз, готовые прожечь до мозга и выяснить, шутки у меня такие или я серьёзно хочу зайти в место, возможно забитое толпой опасных головорезов.
      - У вас есть другой вариант, доктор? - ехидно спросил я.
      - Да пошло оно всё, Турыч, но если повторится хрень как в пещере с пауками!
      - То будем резко бежать, крича о помощи Филлику, - с улыбкой ответил я.
      - Да чтоб вас и этот мир! - выплюнул Андрей свою соломинку изо рота.
      - Ладно, план такой, пункт первый, подходим близко к таверне, спешиваемся, чтобы не спалиться нашими 'страусами', Филлика подкрадывается и находится неподалеку, страхует нас на удобной позиции. Пункт второй, если в таверне куча народу, то быстро спрашиваем, не тут ли наш 'друг', узнаем где. Если спит где-то в отдельной комнатушке, то Филлика по-тихому его кончает, желательно с лука. Если окажется среди толпы, то 'срисовываем рожу' и пасем на выходе, ждём, когда выйдет на дорогу, убиваем по-тихому. Ну естественно если третий вариант, то действуем по обстановке, Филлика прикрывает. Вопросы, предложения, завещания написать никто не хочет? Тогда вперёд, к долбанутым приключениям! Если мы к ним не придём, то они завалятся к нам.

     ***
      К таверне подходили со стороны леса, метров за сорок припарковались за большим кустарником, спешились. Поправив на себе кожаные доспехи, проверил все ли мечи со мной. Достал мешочек с местной валютой, пополам разделил с Андреем мелочь, монеты разного размера и цвета. Осмотрелись и, не спеша прикрываясь деревьями, пошли к таверне.
      Таверна была двухэтажным деревянным зданием, рядом несколько пристроек, типа конюшни, сарая и ещё пары непонятных строений, и всё было обнесено забором.
      Запах жареной еды ударил по обаянию, заставив желудок жалостно пробурчать. Обменявшись взглядами с Андреем, незаметно друг для друга вытянули улыбки и синхронно сказали:
      - Жратва! - и 'Пиво', рефлекторно пронеслось эхом в голове.
      Обойдя забор и зайдя во двор таверны с центральных ворот, огляделись.
      Строение оказалось приличного размера, примерно десять на двадцать метров, с большой каменной трубой над крышей. Само здание было сделано из больших деревянных балок на большом каменном фундаменте. Окна небольшие, квадратные, с деревянными створками, из которых выходило жёлтое свечение. У входа в таверну висел небольшой фонарик, похожий на масляный.
      Во дворе из людей никого не было, кроме тройки чёрных лошадей, привязанных возле деревянной поилки.
      Подошли ближе к животным, была видна разница между ними. Скажем так, одна явно исхудавшая, сильнее испачкана и без поклажи и седельных сумок. Это явно намекал на то, что это та лошадка, которую мы ищем, а значит и владелец ещё внутри, наверное.
      Подойдя к двери таверны, переглянулись с доктором, выдохнули, я открыл дверь и шагнул внутрь первый.
      Войдя внутрь, меня передёрнула небольшая дрожь от волнения. 'Я очутился в, мать её, настоящей фэнтезийной таверне!'
      Деревянный пол, большая подвесная деревянная люстра с миниатюрными масляными лампадками, грубая деревянная мебель с большими громоздкими табуретками. На стене через примерно равное расстояние были подвешены масляные лампады. Посередине зала большая каменная печь с массивной каменной трубой, уходящая вверх, за нею лестница, ведущая на второй этаж.
      Возле камина два больших стола, за одним из них сидят двое, по экипировке похожи на наемников из отряда работорговцев. Из оружия у них виден обычный средний прямой меч. Сидят, едят мясо, ведут тихо беседу.
      Справа от входа большая барная стойка, столешница из массивного дерева, за ней стоит - 'Потрясно колоритный персонаж!' - дедок низенький, плотно сбитый, широкий в плечах, седой с бородой, по краям бороды заплетены косички. Лицо морщинистое, видны шрамы от порезов, левый глаз прищурен. Так и приходит ассоциация боевого гнома на пенсии. Хотя кто его знает, может реально гном, зверолюди-то есть, там гляди и эльфийки попадутся, хм...
      Из моих фантазий меня вырвал толчок в спину, обернувшись, увидел серьёзное лицо Андрея, которому я закрыл проход своим ступором. Пройдя вперёд, направился к стойке бара, нужно было что-то заказать поесть и между делом как бы расспросить про своего 'знакомого', тут ли он.
      -Уважаемый, что у вас найдётся перекусить? - старался держать лицо ящиком, изображая из себя бывалого вояку.
      Дедок долго рассматривал нас оценивающим взглядом, щурясь ещё сильнее своим левым глазом.
      Андрей не выдержал паузы, сказал:
      - Старый, мы тебе не бабы, чтобы нас рассматривать, мяса того, что едят те двое, и выпивку приличную.
      - Хе, откуда такие, и на каком таком языке вы тут мне говорите, хотя одёжка местных вояк, - сказал хриплым голосом трактирщик на непонятным языке, и в голове сразу 'ударило' переводом.
      'Мля, спалились, банально, глупо', - подумал я. - 'И что же ему соврать-то, старпёру этому'.
      Андрей достал из-за пазухи свой амулет переводчик и сказал:
      - Слушай, дедуля, у тебя такой цацки нет? В задницу тебе её не засунуть, чтобы понятней все было. Говорим на каком хотим языке, не утруждая ломать свой для каждого старого хрыща.
      Трактирщик поморщился, покривил своим и так перекошенным лицом от старости. Проглотил обиду, сощурил правый глаз, сказал:
      - Сосунки зелёные, доспехи натянули и уже хамят старшим. Жрать сейчас вынесу, пойло одно для всех, не понравится, деньги не возвращаю.
      - Главное чтобы мясо было свежее, - вставил своё слово Андрей.
      У трактирщика дернулся мускул на правой щеке, и он не моргая сказал:
      - Два серебряных.
      Пока я вспоминал, какая у нас мелочь в мешочке, и какие там серебряные или похожие, или переводчик перевел на непонятную мне ассоциацию.
      - Старый, да ты обнаглел! Те двое едят не более чем на половину серебрёного или и то меньше! - неожиданно высказался доктор. - Эй, мужики, сколько этот старый с вас за мясо взял? - продолжил Андрей представление.
      Один из сидевших за столом воин обернулся, окинул нас взглядом, потом посмотрел на старика, улыбнулся перекошенной ехидной улыбкой и отвернулся в свою тарелку.
      Андрей достал из кармана большую монету, не серебряная и не золотая, а какая-та большая, типа медного червонца, только металл там больше на бронзу похож.
      Я стою и откровенно 'туплю', вместо того чтобы разобраться с местной валютой, мы глупо пошли в таверну наобум и так 'спалились' незнанием местного языка. Ладно, можно за проходящих странствующих наемников скосить, прикупивших местные шмотки. Но незнания местной валюты и её классификации, ' Ещё никогда Штирлиц не был так близок к провалу'.
      Пока мой мозг пытался придумать варианты выхода из намечающегося 'провала', а 'Жаба', выбравшись из моего темного сознания, начала кричать, что пора бежать за помощью к Филлике и мочить тут всех, потом разберемся.
      - Значит, для начала пока этого хватит, если мясо тухлое или несколько дней свежести, то эту монету я тебе вместе с амулетом засуну в то самое место, - донеслись до меня слова Андрея.
      Что-что, а забалтывать в критических ситуациях Андрей умел. Когда на Земле в нашем мире возникала 'опасная ситуация', и пока я думал, чем бы таким тяжёлым навернуть пристающих к нам, Андрей успевал своим разговором 'разрулить' опасный момент не доводя до мордобоя и поножовщины.
      И вот сейчас пока я тупил и склонялся к радикальному решению проблемы из-за возможного 'провала операции', доктор уже навязал свою инициативу трактирщику, отвлекая его от ненужных размышлений на счёт того, кто мы такие.
      То что мясо несвежее, я уже догадался, а вот доктор сразу сообразил и как раз воспользовался ситуацией, чтобы надавить на старика, отвлекая от нас.
      Судя по тому, что у старика проскользнула в глазах искра, этой монетой доктор явно переплатил.
      В срочном порядке в своём 'склерозе' сделал зарубку, разобраться с местной валютой, соотношению разной мелочи и стоимостью золотых палочек производства зверолюдов.
      Пытаясь поймать момент, достал из мешочка мелкую серебрушку или что-то типа такого, положил возле старика, придерживая пальцем, спросил:
      - Слушай, старик, мы тут ищем одного нашего старого знакомого, он должен ждать нас тут.
      Спрятав во внутренний карман большой червонец, трактирщик потянулся за моей монеткой, но я быстро отодвинул её к себе.
      - Уважаемый, вы не ответили, а уже тянетесь за оплатой, - постарался высокомерно сказать я.
      У трактирщика перекосило лицо задумчивой улыбкой, он посмотрел на меня.
      - Как звать вашего знакомого?
      - Последний раз его звали Адуран, - быстро вспомнил имя командира работорговцев, которое сказал мне Айлор. - Ну, он так представился, может и врал, ну зачем ему это? - на ходу начал придумывать историю. - Сказал, что сможем найти его примерно в одном трактире, на краю 'Большого леса'. Вот хотим узнать, в том ли мы месте, не опоздали или его ещё не было и нам тут торчать дожидаясь его, - на ходу выдумываю, стараясь не спалиться в очередной раз, названия этого трактира я не знал как и название леса на местном языке.
      - Адуран, которого я знаю, главарь отряда работорговцев. Он из тех, кто ходит далеко за 'товаром', иногда в опасные места. Зачем он вам?
      - Денег должен, - быстро ответил Андрей.
      Трактирщик вытянул на своём морщинистом лице улыбку, от чего его лицо стало смотреться зловеще-ехидным.
      - Судя по твоей роже, денег нам он не отдаст? - спросил Андрей.
      - Ну, не в том виде, в котором он пришёл сюда, - пробубнил старик.
      Мы с Андреем переглянулись, и похоже у нас одновременно сработало выражение - 'Бинго!'
      - То есть он сейчас здесь? - уточнил я.
      - И он без денег? - надавил Андрей, играя роль прожжённого скупердяя, переводя все наши вопросы в денежный аспект.
      - Ну не знаю, сколько он вам должен, но судя сколько он заплатил за еду и какую мелочь дал, чтоб накормить его лошадь.
      - Если в таком захолустье за протухшее мясо дерут два сребреника, то явно чужие долги не вернешь
      - Мясо свежее! - злобно прорычал трактирщик.
      - Ну так неси, проверим, за что ты хотел содрать с нас серебро, - спокойно ответил Андрей.
      Да, из доктора неплохой психиатр, быстро перевёл разговор на больную тему трактирщика, не давая ему лишний раз заподозрить нас и ответить на главный для нас вопрос.
      Отпустив монету, я развернулся и пошёл к столу, который ближе к выходу, для летучего контроля ситуации, или быстрого драпанья.
      Усевшись за массивный стол, начал перебирать пальцами по столу, размышляя над дальнейшим планом действий. Рядом присел Андрей, поправил ножны меча, положил обе руки на стол, скрестив пальцами, уставился на парочку воинов, сидевших возле камина и о чём-то своём шептавшихся.
      Через несколько минут из размышлений меня выдернул стук деревянной тарелки об стол. Наш официант в лице трактирщика, не церемонясь, громко бухнул тарелки с нашим заказом. Сразу за тарелками громко были поставлены деревянные кружки.
      Проводив обескураженным взглядом эту 'бородатую' официантку и как нас 'обслужили', сразу закралась мысль, нет ли в еде бесплатной добавки в виде плевка.
      Посмотрев на миску с едой, выявил жаренное мясо и жареные местные овощи.
      В качестве приборов была большая деревянная вилка с двумя зубьями. 'Ну хоть не руками есть', - проскользнула мысль.
      Заглянув в деревянную кружку, я принюхался, покривил носом. По запаху было похоже на скисшее пиво с добавлением браги.
      Покривив носом, переключился на свою тарелку, начал производить археологические раскопки вилкой в поиске неожиданной хрени.
      Андрей также своей вилкой перебирал в тарелке, явно ища что-то интересное.
      Попробовал пару кусочков мяса на вкус, начал прислушиваться к своему организму. Встал, взял свою кружку и пошёл к барной стойке, к трактирщику.
      - Уважаемый, а есть ли у вас что-то горячее из травяных настоек или из чего-то другого, скажем так, от чего мне не захочется гадить ваш забор остатками предложенной еды.
      Трактирщик посмотрел на меня тяжёлым взглядом, думая, что ответить, но я склоняюсь к мысли, что мне готовили дальнюю дорогу в страну 'Потерянных мужских и женских интимных частей тела'.
      - Ладно, что-нибудь реально крепкое, чем костёр можно разжигать и не отравиться, есть?
      - 'Громова' настойка, - и так ехидно улыбнулся старый трактирщик.
      Долго смотрел на него, борясь с желанием стукнуть этой грязной деревянной чашкой с кислой бурдой, что он нам дал.
      - После неё что, всё гремит вокруг? - уточнил я саркастически.
      - Что? - изменился в лице старик.
      - Я говорю, когда её выпьют, всё вокруг крушат и ломают, и слышен только как гремит.
      - Эээ... Аа! Хе, хе. Понял, хе, хе, да бывало такое, ломали стулья об головы друг друга. Не, название от того, что когда вливаешь в себя первую чарку, тебя всего как небесной искрой пронизывает.
      - То есть гром во время дождя когда гремит и сверкает яркая вспышка? - решил уточнить я, походу пошла небольшая рассинхронизация переводчика, или сварливость старика заставляет глючить мой переводчик.
      - Эээ, ну да! - выдавил старик.
      Показал рукой на грудь, где у меня весит переводчик.
      - Не совсем понял, наверное немного сломался.
      - Ай, бывает, - махнул рукой трактирщик. - С этими переводчиками одна беда, шутки плоха понимает и причудливые названия.
      - Так, что есть на выбор или только одна 'Громовуха' у тебя, старый?
      - Только то, что у тебя в кружке, и то, что я предложил.
      - Ну так давай уже, старый, а то в горле пересохло от болтовни с тобой.
      Старик снова прищурился, и его лицо перекосило, вызвав у меня раздражение от его мимики. Когда я озадачивал его своими словами, на его физиономии непроизвольно появлялась мимика, раскрывающая его характер, как мне кажется.
      И на мгновение из его маски ворчливого старика показывался матерый главарь какой-нибудь лесной банды, не переносивший, когда ему перечат. Иногда мне казалось, что он сдерживал себя от удара мне по роже и Андрею.
      - Одна бутылка на двоих, хе, потом тут и завалитесь спать у меня до утра.
      - Старый, ты намекаешь, чтобы мы у тебя сразу сняли койки, которые на верху.
      Старик растянул улыбку, так что его жёлтые зубы засияли всеми видами кариеса и другими стоматологическими прелестями, от чего меня чуть не перекосило, но я сдержался, и сразу посетила мысль, напомнив, что с стоматологической помощью в этом мире полный 'Аллес капут'.
      - Короче, старик, сколько за выпивку и за две койки?
      - Два серебреника, - сказал старик и даже не моргнул.
      - Старый, ты опять за своё?! - постарался как можно больше холода вложить в слова.
      - Ну так бутылку которую предлагаю запечатанная, из неё никто не пил, и когда вы уснете, мне вас потом на верх тащить, стар я уже для этого.
      'Так', - в голове сразу созрел план выведывания информации.
      - Так ты что, старик, тут один и нет никого, чтобы помогать тебе? - нужно уточнить, сколько тут людей.
      - Ох... - тяжело выдохнул трактирщик. - Был один помощник, но ушёл.
      Старик начал кривить лицом и что-то шептать, явно передразнивая того сбежавшего от него помощника. Я бы точно ушёл, место тут явно не 'ходовое', посетителей мало, а учитывая жадность этого скряги...
      Входя в роль, я потер рукой лоб, делая вид, что обдумываю его предложение, борясь с расставанием двух монет, а на самом деле мысленно перебирал всю виденную мною мелочь в своём мешке, думая, какой эквивалент той мелочи равен местным серебряным, проще говоря, сколько отсыпать и какой мелочи, чтобы не вызвать подозрение.
      Вытащив жменьку мелочи, перебрал указательным пальцем, взял что-то похожее на серебряные монеты. Как по мне похожи больше на 'средние' серебрушки, хотя кто знает, как мой переводчик перевёл или как я понял.
      Кладу медленно на стол монеты, смотрю на трактирщика, в его глаза, и говорю:
      - Вот две серебряные, - и наблюдаю за его реакцией, большие, не большие, главное, что серебряные.
      Трактирщик посмотрел на меня, ожидая, когда я уберу руку.
      Я, вопросительно склонив голову на право, смотрю на старика.
      Тот хмыкнул и резким движением загрёб мои монеты, да так быстро, что я только краем глаз заметил, как он уже прячет моё серебро себе во внутренний карман.
      И ловким движением глиняная бутылка оказывается на барной стойке.
      Я только и смог выразить скепсис своей кривой улыбкой на счёт его 'волшебства' или ловкости рук.
      - Стаканы чистые есть? - придирчиво рассматриваю бутылку и странную печать на горлышке бутылке.
      'Бум' - возле меня материализовались две глиняные рюмки. 'Шайтан', - подумалось мне, ладно сразу о другом.
      - Какая дверь 'клоповника'?
      - Э-э-э, куда дверь? - озадаченно спросил старик.
      - Какая дверь, куда нам после выпивки прилечь, рядом, где отдыхает наш друг, который обещал отдать нам долг! - медленно по слогам говорю, чтобы мой сарказм дошёл до старика.
      - А, это вторая с конца коридора, там у неё ручка сломана. Ну ты попросил рядом с той, где ваш 'друг' отдыхает, вот не спутаете, хе, хе.
      - И кровати там тоже сломаны? - прищурившись на него смотрю.
      - Э, да нет нормально там, солома свежая набита в мешках.
      'Твою же! Старик, ты меня убиваешь своими словами! Еще скажи, что клопы тоже новые завезенные!' - тяжело 'проскрипело' у меня в мыслях.
      Достав из мешочка какую-то мелочь, положил на барную стойку, сказал:
      - Вот, если 'наш друг' решит уйти 'не попрощавшись с нами', разбудишь нас, если тут заснем.
      - Хе, так он скоро должен выйти, я как раз его любимое мясо тушу под особой подливкой.
      Опустив взгляд на барную стойку, не увидел своей монетки, поискав её взглядом, подозрительно посмотрел на трактирщика. Старый даже бровью не повёл.
      Тяжело и показательно вздохнул, покривил губами, думая, чтобы этому скупердяю старому сказать, но передумал.
      Взяв тару и бутылку, пошёл за столик к Андрею, доктор лучше меня разберется в спиртовых напитках, пусть и скажет, чего мне тут подсунули.
      Андрей долго пытался сломать глиняную печать на горлышке бутылке руками, когда мне это надоело, я протянул ему свой нож. Андрей долго буравил меня взглядом, фыркнул, достал свой нож и начал ковырять. Не прошло и двух минут, как в стаканах забулькала жидкость. Поднеся глиняные рюмки к носу, понюхали содержимое. На запах похоже на анисовку, но отдаленно и ещё с примесью непонятных ароматом.
      Попробовал кончиком языка - горькая и щиплет, набрал немного в рот, подержал, глотнул.
      Долбануло по затылку так, как будто я проглотил ложку ядрёной горчицы с хреном. Посмотрев на доктора, увидел такую же реакцию на его лице и наворачивающиеся слёзы. Потом на его лице начала вытягиваться улыбка. 'Вот алкаш прожжённый', - промелькнуло у меня в мыслях.
      В этот момент в желудке у меня что-то взорвалось и прокатилось жаром по всему телу так, что на лбу выступила испарина, а слёзы уже бежали по щекам.
      - Фух! - выдохнул Андрей. - Давно я такого не пил, ещё со времен института года мы мешали все остатки спиртного и настоек в одну тару.
      - Твою же бабушку кучерявую! - выдохнул я огненным перегаром.
      Была бы рядом свечка, бомбануло бы от нашего дыхания.
      За спиной послышался смешок, повернувшись, увидел старика с большой растянутой улыбкой. - 'Вот же ж гад!'
      Я громко шмыгнул, вытер рукавом слёзы с лица, потянул шею подбородком вверх, громко поставил свой стакан возле бутылки, со словами Андрею:
      - По второй!
      Доктор довольно хрюкнул и разлил по соточке. Взяв наполненный стакан, повернулся к трактирщику, вытянул руку и жестом 'Ваше здоровье', опрокинул содержимое в горло. Знакомое чувство прокатилось по всему телу, уже не так ярко, как первый раз. Скривив правую щеку, медленно и громко втянул воздух через зажатые зубы, не сводя взгляд с трактирщика и на выдохе высказался:
      - Хорошо пошла!
      - А то! - поддержал меня Андрей, громко выдыхая.
      Улыбка с лица трактирщика сползла, хмыкнув, пошёл куда-то в подсобку.
      - Доктор, клиент скоро будет, кодовое слова 'Дичь!'
      - Чего-о-о, - протянул Андрей.
      -Ик, - походу меня немного повело, - я говорю, 'Наш клиент', - тыкая подбородком на второй этаж, - должен спуститься, скоро должно приготовиться для него особое жаркое.
      - Санек! Конспиратор хренов! Ладно, третью пока придержим, а то да, немного повело.
      - Доктор, тебе партийное задание.
      - Чё? -Андрей промотался в мою сторону.
      - Нужно устранить 'лишние неизвестные нашего уравнения'.
      - Чё? - повторился Андрей уже не моргая.
      - Да твою же налево! - походу меня немного накрыло. - Говорю, берешь бутылку и идёшь угощать тех двоих, причём так, чтоб встать не смогли, на случай если начнется катавасия.
      - А-а-а-а, оу, понял, - подхватив бутылку со стола, Андрей пошёл 'налаживать контакт' к двум воякам.
      А я попробую закусить и не отравиться местным мясом, а то да, меня немного накрыло от выпивки.
     ***
      Ковыряясь вилкой в тарелке с едой и перебирая более привлекательные кусочки еды для своего желудка, ушёл в свои раздумья.
      Сзади послышался гогот, явно Андрей нашёл общую тему с тем двумя вояками, сто пудов про баб говорят. А о чём ещё мужикам из разных миров разговаривать.
      Главное, чтоб споил их и сам на ногах остался, думаю драки не избежать.
      Закинув непонятный жаренный овощ в рот, медленно жуя, я пытался понять, на что похож его вкус.
      Из моих размышлений меня выдернул шум - 'Гуп, гуп' - тяжёлый, давящий на меня, усиливая мою внутреннюю тревогу.
      Подняв голову, начал искать, откуда исходит этот давящий на меня звук.
      По лестнице не спеша спускался человек в тяжёлых сапогах, облачённый в знакомую кожаную чёрную броню, с длинными чёрными волосами до плеч. Мой взгляд зацепился за его кожаные наручи, покрытые кольчугой, такого я не видел на других, живых и уже мёртвых наемниках и работорговцах.
      Человек спускался медленно, не спеша, тяжело бухая сапогами по лестнице.
      Продолжая ковыряться в своей тарелке, незаметно следил за новым персонажем этой трактирной истории, планируемая закончиться в стили сказок Братьев Гримм, то есть с немецким оттенком жестокости и крови.
      Спустившись по лестнице, мужчина подошёл к барной стойке, стукнул кулаком и прокричал. До меня донеслись слова:
      - Эй, старый пройдоха, где моя еда, готова?
      Через полминуты старик появился, пробурчал про готовку, жестом поманил к себе. Мужик уперся локтем об стойку и приблизился к старику, тот, указывая на меня, шёпотом что-то сообщил. После услышанного он приподнялся, повернулся в мою сторону и неспешно пошёл ко мне. Я, делая вид, что усердно занят перебором еды в тарелке, незаметно держал его в поле зрения.
      Тяжёлые шаги приблизились к моему столу, к этим шагам не хватало звона ковбойских шпор, а именно перезвона в сочетании тяжелого буханья сапог, - очередная нелепая мысль проскользнула на задворках моего сознания.
      - Ну и кто тут хочет получить с меня долг? - пробасил неприятный глухой голос.
      Я сдерживал всё своё волнение и напряжение, практически не срываясь, чтобы сразу вытащить свой меч и начать потасовку в летучих фэнтезийных традициях. Стараясь держать лицо, медленно поднимаю голову, лениво так делая вид, что хочу посмотреть на хамло, которое отвлекает меня от интересной жратвы.
      Подняв голову, я встретился с ним взглядом, начал его рассматривать. Лицо круглое, с крупными морщинами, небольшой шрам над левым глазом, без усов и бороды, крупная щетина, наверное двух недельной давности. Свисающие чёрные грязные волосы до плеч, по возрасту примерно за сорок. Вооружён, один средний меч на поясе, пару ножей на груди в чехлах. Кожаная броня смотрится добротно, я бы сказал качественно и дорого, учитывая, сколько трофейной брони мне пришлось перебрать.
      Лицо очень сильно похоже на серьёзного уголовника, у нас на земле с такой рожей его бы называли 'Пахан'. Наглый властный взгляд, уверенный в себе, держался расслабленно, создавая обманчивое впечатление о себе, но я чувствовал серьёзную подготовку и опасность в нём.
      Такой типаж вояк я научился распознавать, пересекаясь с ними на своей работе.
      Иногда мне хватало посмотреть им глаза, чтобы выделить для себя тех, с которыми можно пошутить и панибратски пообщаться о всякой хрени, а с кем ограничиться краткими ответами.
      И вот сейчас моё нутро кричало, что этот мужик ой как не прост и с ним лучше не связываться, точнее не шутить тупо и не грубить, а то раз и - 'Чик-чирик' ножичком по шеи, и не успеешь отреагировать.
      - Уважаемый, у вас лицо грязное, не узнаю, вы Адуран? Ах да, извиняюсь за свой 'французский', надеюсь переводчик при вас, - показываю рукой, где весит мой деревянный амулет.
      - 'ФАнцуский', что за чушь этот придурок несёт? - послышался мне перевод его бурчания.
      Отодвинув тяжёлый стул, мужик уселся за стол, посмотрел на меня тяжёлым взглядом и неожиданно громко прокричал:
      - Старый, где моя еда?! Жрать хочется сильно, и выпивку нормальную мне!
      Неприятный голос с резким 'ударом' перевода в голову вызвал небольшую мигрень у меня.
      Я продолжал рассматривать своего оппонента, и тут мне мне в нос ударил запах пота и гари. Этот запах гари с оттенками масла и моего загустителя мне ни с чем не спутать. Такая отчетливая вонь была утром в лагере убитых нами работорговцев, когда я проснулся. Этой специфической гарью пропахло всё, от деревьев до вещей работорговцев.
      Очередной пазл складывается, и всё указывало на то, что передо мной тот, за кем мы гнались и чей отряд по частям уничтожили.
      К столику подошёл трактирщик и поставил на стол большую миску мясного варева, перед Адуранам. По виду и запаху напоминало земное мясное рагу с овощами, но очень специфическое.
      Адуран взял деревянную ложку, зачерпнул содержимое горячего варева и быстрым движением запихнул себе в рот и не спеша стал пережёвывать.
      Меня немного передернуло, даже на расстоянии я чувствовал исходящий жар от только что снятого с костра варева. Полная ложка горячего просто растаяла во рту этого сурового мужика, или действительно очень голодного. Я бы себе точно обжог весь рот и не только, глотая такую горячую пищу.
      Старик снова оказался рядом с нашим столиком, поставил деревянную кружку местного пива и удалился.
      У меня на лице сама собой вытянулась улыбка, за наблюдением от происходящего.
      Адуран, заметив мою улыбку, сказал:
      - Чего скалишься?
     - Да так, смотрю, старик принёс тебе летучее блюда, что у него было, а вот выпивку дрянную. Да и не подходит эта выпивка к такой еде.
     - Да-а-а...? - Адуран сделал глоток из кружки, покатал содержимое по рту и проглотил. - А у тебя есть что-то получше, сопляк?
      Обиду я проглотил, учитывая, что пока всё идёт по предполагаемому плану.
     - Старик! Чарку своему другу, угощать буду, - повернувшись назад, где сидел Андрей, прокричал: - Доктор, 'дичь' подана! Тащи бутылку сюда.
      Сзади за столиком затихли, послышалась возня, скрежет отодвигаемого стула.
      Шатаясь, к нам подошёл Андрей с бутылкой, показательно поставил её на стол, икнул, посмотрел на меня.
      Взглянув в его глаза, в которых отражалась готовность начать поножовщину, я легонько кивнул.
      - Не смею отвлекать тебя от увлекательной беседы, будет интересно, позову.
     - Ик, - ответил доктор и, петляя, пошёл обратно к двум собутыльникам.
      К этому времени старик принёс глиняную чарку, Адуран с улыбкой рассматривал бутылку, явно зная, что это такое. В лучших традициях одним махом разлил по 'соточке' содержимое бутылки. Поднял свою чарку, ожидая, когда он подымет свою, и со словами 'Твоё здоровье', опрокинул содержимое внутрь.
      Знакомое чувство прокатилось по телу, я, сдерживая себя, дал выход небольшой эмоции на лице, скривив улыбкой правую щеку, и медленно выдохнул.
      На лице Адурана не дрогнул ни один мускул, это плохо, он настолько суров, или очень хорошо владеет собой, что значит, просчитать его реакцию будет сложно.
      Продумывая всевозможные варианты событий, решил немного подготовиться.
      Ещё раз разлил по чаркам, Адурану почти полную, себе 'соточку', и не выпивая отставил, достал ножик, вытер его об рукав и, прижимая вилкой большой кусок мяса, начал медленно его разрезать. Теперь у меня в руках нож и вилка практически на расстоянии вытянутой руки перед его лицом. Вилку в глаз, ножом по шее, если получится.
      На мой новый столовый прибор Адуран отреагировал молча, выпил свою чарку и продолжал есть горячее рагу. Пару раз я ловил его оценивающий взгляд на себе и своих парных мечах за спиной. Проскользнула мысль, что он узнал снаряжение, особенно рукояти мечей из его уже покойного отряда. Думаю, за столь долгий поход можно было запомнить оружие своих парней. Судя по его стеклянному взгляду, не предвещающему ничего хорошего, я снова 'спалился' на уликах, точнее трофеях. 'Штирлиц хренов'.
      Тем временем мой разум перебирал варианты развития событий.
      Итак, вилкой в глаз, ножом по горлу, но думается мне, он спокойно отклонится, делая блок, или отобьёт мой выпад в него, а то ещё хуже, сделает мне болевой захват запястья, и там уже всё плохо будет, для меня...
      Или попытаться вытащить свои мечи, но думаю, пока я их буду доставать, мне уже перережут горло. Подозреваю, что этот суровый мужик пережил ни один десяток пьяных разборок и поножовщины.
      Блин, как я жалею, что у меня нет компактного арбалета со стальным болтом. На будущее обязательно сделать арбалет для скрытого ношения, вот для таких вот ситуаций.
      Пока обдумывал варианты, на автомате ещё налил Адурану полную чарку. Поболтав бутылкой, прикинул, что на пару раз должно хватить, поставил сосуд на стол.
      Тяжело выдохнул. 'И что же мне с тобой делать, точнее как тебя...', - проскочила назойливая мысль.
     - И с чего ты взял, что я тебе что-то должен? - проскрипел неприятный голос, а перевод ворвался в моё сознание.
     - Ну, сначала шесть серебреников, которые мне пришлось отдать твоему знакомому скряге, пока дожидался тебя, и это только за начавшийся вечер.
      За барной стойкой что-то хрюкнуло, бухнуло и разбилось.
      Адуран как-то неестественно притворно улыбнулся, что меня немного пробрало.
      Такое ощущение, что рассмешил лича дурацкой шуткой, тем самым выиграв немного себе времени.
      Продолжил говорить:
     - Если судить по 'понятиям', то я тебе намного даже признателен. Благодаря тебе мне представилась возможность покинуть одно неприятное место, в котором у меня не было никаких перспектив. И даже нашлись 'люди', желавшие этому помочь. Хотя тут ещё вопрос, кто кому всё-таки помог, - ковыряясь вилкой в надоевшем и безвкусном блюде, я как-то незаметно для себя предался философскому разглагольствованию. - Так вот, хотя путь был очень опасен и напряжен, я за столь короткое время познал половину самих опасных грехов, я бы даже сказал практически прочувствовал их. Я совершил столько 'ужасного', хотя для кого-то это может показаться героическими поступками. Ну тут всё зависит от того или тех, кто будет громче орать про это и как долго его на это хватит. Хотя в этом мире возможно таким способом ещё не научились продавливать своё мнение в сознание общественности.
      Посмотрев на Адурана осознанным взглядом, увидел застывшую его ложку во рту и выражения взгляда, типа, 'Чё за пургу ты тут мне навешиваешь?'
     - Ты кушай, кушай, а то остынет, - не отвлекаясь на него, я продолжил философские изыскания из свой 'новой' истории жизни в этом мире. - Так вот, иногда события происходили настолько быстро, я бы сказал, смертельно быстро, что осознавать происходящее не было времени, хотя нет, брешу, осознанность того, что я ещё жив, приходила с дикой усталостью и болью. Точнее болевые симптомы моего тела выводили моё сознание из прострации, напоминая, что оно ещё живо и очень рекомендует так больше не делать, иначе точно сдохнем.
      Ещё раз осознанно и внимательно посмотрев на Адурана с застывшей ложкой во рту, мысленно усмехнулся, сощурив правый глаз, наводя резкость.
      Походу 'водка палённая' немного повела зрение, у меня такая реакция обычно на плохое спиртное.
     - Послушайте, уважаемый Адуран, вы случаем не в курсе, ваш друг-пройдоха не научился подделывать глиняные печати на горлышках этих чудных бутылках? Кажется мне, что нам намешали бодягу, - с сарказмом выдавил я из себя.
      За барной стойкой что-то споткнулось, упало, бухнуло, проматерилось и куда-то быстро утопало.
      Данный вопрос оживил мыслительный и соответственно жевательный процесс Адурана, который чуть зубами не разжевал деревянную ложку с рагу. На его лице начал проявляться мыслительный процесс, появилась некая мимика, свойственная грубым чурбанам во время сложного мышления.
      'Походу качества выпивки его больше волнует, чем то, что я пережил', - подумало какое-то земноводное моего характера и удалилось вглубь сознания.
      'И что это за хрень тут творится?' - надеюсь это были мои мысли, а не очередного сожителя моей 'шизы'. Похоже данная спиртовая настойка имеет странный эффект на меня или мой внутренний мир. А может просто скопившееся напряжение пытается так выйти. Хотя я как раз должен быть весь собран, как бы, на минуточку, - я сюда пришёл убивать, точнее убить одного, хотя возможно придётся сражаться со всеми тут присутствующими, и, не дай местные Боже, в момент разборки сюда ещё кого принесет.
      Небольшая боль проскочила в районе висков, заставив меня поморщиться, и левой ладонью помассировать место боли.
      Посмотрев из-под руки на Адурана, задумался. 'Как же хочется просто нажраться сегодня, набить пару рож и пойти проспаться до обеда следующего дня, при этом никого не убивая, не кружась в танце смерти с оружием до полного измождения'.
     - Что, тяжёлые мысли лезут в пьяную голову? - ехидно спросил Адуран.
      Вот смотришь на него, после пятой чарки, и не такая он уж и сволочь, чтобы убивать его. Обычный 'блатной пахан местного разлива', с которым на Земле можно было бы договориться сразу или устроить стрелку на следующий день с кучей людей, 'остудив пыл' присутствием большой толпы, мнимых понтов, серьёзных знакомств и красноречивости твоих друзей или же мелькание огнестрела разного калибра.
      Продолжая массировать пальцами виски, пытался найти решение 'быстрой развязки', хотелось как-то всё решить или же в крайнем случае порешить всех, свалить отсюда и просто нормально отдохнуть без спешки и волнения, что к моей заднице постоянно подбирается невидимый 'писец'. А в идеале, хотелось бы завалиться в местный фэнтезийный бордель и не просыхать неделю, так сказать, адаптироваться к реалиям новой жизни в неизвестном мире.
      Блин, ну что за странные и непонятные мысли меня одолевают, это стресс и чертово пойло из странной бутылки, оно очень странно на меня действует. Нужно как-то всё 'заканчивать' тут. Иначе я закажу ещё одну бутылку, и мы нажремся с Адураном и не дай местные Боже подружимся, а потом, когда протрезвеем, перережем друг другу глотки.
     - Слушай, как там тебя, ты собираешься меня убить? - с ехидной ухмылкой пробасил Ардуин. - Интересно как?
      Подняв на него свой взгляд и не меняясь в лице, ответил:
     - Подходящего для тебя варианта ещё не придумал.
      Дурацкая ухмылка с лица, Адурана сползла, и лицо стало сосредоточенно серьёзным.
     - Броня или мечи? - задал я ему вопрос.
     - Не понял? -озадаченно проговорил собеседник.
     - Я спрашиваю, что ты узнал из снаряжения, которое на мне.
     - А-а-а, рукоять мечей, что у тебя за головой, так здесь никто не носит мечи, хватает одного на поясе, вот и привлекло моё внимание, и я узнал их.
     - Я так и понял, ступил, признаю, свои старые мечи сломал об твою дурацкую клетку, спасая от огня пленников.
     - Хорошие мечи были, а это дерьмо, у наемников, что прикрывали твой зад, и то сталь была получше.
     - Мда, говорил я этим придуркам купить что-то хорошее.
      Наша беседа пошла открыто, по сути я шёл ва-банк, что заставило меня собраться и быть готовым к драке, кто знает, на каких словах он вытащит свой нож или меч и попытается меня порезать. Сразу была мысля звать Андрея и начинать кровопролитие, но чёткого плана у меня ещё не было, все проигранные события развязки были с малым шансом на успех.
      Поэтому можно и поговорить, потянуть время, что по сути так происходит.
     - Так значит это вы всех убили, - холодным голосом пробасил Адуран.
     - На счёт всех не знаю, только тех, кого местные боги лишили своего внимания или благословения или просто решили убрать, чтобы не портили воздух и не топтали траву.
     - Хм, ты говоришь как служитель храма 'Истинных богов', - пробасил собеседник.
     - А что, ещё есть, кто поклоняется 'Иным', или тем, чья Истина не доказана или не одобрена местным советом жрецов?
     - Интересно, - Адуран отклонился спиной назад и вытянулся. - Знаешь, у меня от твоих слов появляется сомнения, тот ли ты, за кого себя выдаешь.
     - И кем же я должен быть, изрекая божественную истину? - выпалил я очередную словесную чушь, сам не понимая, чего это меня на богословие занесло.
     - Встретив тебя в другом месте и другое время, решил бы, что ты посланник 'Наказывающих' или служишь в тайном розыске 'Истинных богов'.
     - Проще говоря, для меня, некий паладин церкви, подчищающий неугодных церкви. Некий загадочный убийца, появление которого приводит к смерти или исчезновению людей. Как он их убивает или куда пропадают люди, никто не видит и не знает, но все догадываются, что этих людей уже не встретят. Создается впечатление 'Человек загадка', обрастающего слухами и домыслами, будоражащих сознание окружающих.
     - Вот сейчас я точно половину не понял, чего ты там промямли! - раздраженно проговорил Адуран.
     - Обычно после таких слов кто-то неожиданно умирает, - спокойно ответил я, полностью собравшись к возможной драке.
      Адуран напрягся, выпрямился, и по его виду было видно, что он собран и готов к драке.
     - Поговорим ещё или будем пытаться перерезать друг другу глотки? - моя рука удобней перехватила нож, готовясь нанести выпад в собеседника.
     - М-м-м, наверное, поговорим, как-то умирать на пустой желудок неохота, - пробурчал Адуран.
      Наблюдая, как работорговец заносит очередную порцию еды ложкой в рот, немного успокоился, обдумывая, что возможно сейчас самый удачный вариант нанести удар ножом пока во рту у него ложка. Но, обратив внимание на его глаза, понял, что он нифига не расслабился и готов принять удар в свою сторону.
      Сделав медленный незаметный глубокий вдох-выдох, оценил своё состояние и понял, что похоже я протрезвел. Голова чёткая мыслит, зрение четко сфокусировано на движении собеседника.
     - Ну и сволочь ты, Адуран! - на эмоциях проговорил я.
     - Э, и по которой из причин, что я работорговец, или из-за меня тебе пришлось... - не дав договорить ему грубо прервал его:
     - С-су-у...ка, я протрезвел из-за тебя, деньги на ветер, точнее в задницу твоему другу скряге.
     - Э-а? - промычал работорговец.
     - За то, что мы чуть друг другу не перерезали глотки, я протрезвел!
     - А это, бывает, - спокойно ответил Адуран, продолжая жевать свою еду.
     - Вот за такое в моем, э, откуда я, бьют рожи и причём ногами.
     - За потерю денег ,потраченную на выпивку, или что протрезвели? - усмешливо ответил Адурна.
     - За обломанный кайф и выход из благостного состояния. Вот были бы тут стулья полегче, уже бы разбил бы парочку об тебя.
     - Ну попробуй, - ехидно пробурчал собеседник.
     - Можно конечно и бутылкой по башке, или этими деревянными кружками, - вслух озвучил я свои мысли.
      Адуран посмотрел на меня задумчиво, взял бутылку, налил полную чарку, опрокинул в себя, подвинул к себе свою кружку с пивом, заглянул в неё и тоже выпил содержимое.
     - Эт правильно, нечего добру пропадать, хозяйственный ты мужик, как я посмотрю.
     - Угхму, - то ли хрюкнул, то ли угукнул Адуран.
     - Э-э-э-э, - зевнул я широко. - Ну что, начнём с обычного мордобоя и продолжим поножовщиной?
     - Эм, ном-ном, - жуя, что пробурчал Адуран.
      - Ну, значит, пора заканчивать, - сказал я, размял нижнюю челюсть и шею.
     ***
      Жду, когда Адуран доест свою 'последнюю ложку еды'. Как только прибор падает в пустую тарелку, я под столом наношу резкий удар своей ногой ему по коленной чашечке. Не теряя время на ерзанье стулом, чтобы вылезти, я как 'юла' выкручиваюсь между стулом и столом, в полуприсяде оказываюсь сбоку от мебели. Также продолжаю крутиться, выпрямляюсь и в полуобороте подхватываю большую деревянную кружку со стола и наношу удар по работорговцу. Он уже наполовину вылез из-за стола и на мой удар успевает закрыться руками, но его немного выгнуло назад. Я продолжаю обороты и следующим со стола подхватываю бутылку и с разворота наношу следующий удар по голове Адурана сверху вниз. Он уже почти вылез из-за стола и в полуприсяде получил удар от меня бутылкой по голове. Его немного пошатнуло, он взревел, выпрямился и наугад отмахнулся размашистым левым ударом. Я не сбавляя свою инерцию кручения широким шагом отхожу в сторону, пропускаю мимо себя его замах и захожу Адурану в бок. Сразу с разворота вкладываю всю силу удара в свою ногу и бью по его икроножной мышце правой ноги, делаю так называемый удар Лоу-кик.
      Адуран устоял, но немного присел, держа руки у головы, как боксёр. Я, не теряя времени, наношу боковой удар ногой ему по рёбрам. Он пошатнулся, принял удар, устоял, выпрямился. Я наношу удар ему в пах, но Адуран резко развернулся, сделав полушаг назад так, что мой удар прошёл мимо. Заваливаясь вперед за своей ногой, я увидел, как в меня летит кулак. Успеваю в последний момент отогнуть голову назад и частично своей правой рукой сбить направление атаки.
      И сразу же в меня полетели кулаки, резкие быстрые удары в мою голову, я только и успевал подставлять блок и пятиться.
      Адуран атаковал меня как полупрофессиональный боксер: удар джеб, хук, апперкот. Бил резко, быстро, то левой, то правой, чередуя удары, от которых у меня уже начинали неметь руки от боли.
      Выдержав восемь сильных ударов, попробовал нанести ответный удар ногой по его коленям, в надежде повредить ему чашечку или сухожилия.
      Боковой удар по одному колену и прямой удар стопой в другое.
      Адуран дрогнул, колени его согнулись, и его немного развернуло в бок. Держа свои руки в защите своей головы, продолжал бить его ногами, держа дистанцию. В развороте захожу сбоку, наношу удар по голени и прямой стопой по колену, но его удар рукой отбивает мою ногу, и я проваливаюсь ему за спину, и мне приходит ответ в солнечное сплетение.
      Мгновение, шок, осознание, я что могу сделать вдох. Мысленно быстро хвалю себя, что усилил свою броню в этом месте, но всё равно удар был болезненный. В ответ атакую Адурана кулаком в ухо и смазано по затылку, так как его второй удар буквально откидывает меня от него.
      Приземляюсь чуть ли не на коленях, быстро в развороте увеличиваю дистанцию.
      Подскакиваю вверх и сразу же становлюсь в боевую стойку, глотая воздух ртом. Дыхание сбито, пот уже льётся по спине, я начинаю понемногу выдыхаться.
      Смотрю на Адурана, тот примерно в двух метрах от меня пытается встать на прямые ноги, но одна нога его не слушается, он пытается её размять и встряхнуть, но резко замирает, и до меня доносится матерная тирада. Переводчик пытается донести до меня смысл. Что-то про половые отношения разных животных и меня вместе с ними.
      Не до конца вникнув в оскорбления, двинулся в атаку, переход в боевое движение - маятник. Раскачивая себя ногами и телом влево-вправо, начал сближение.
      Заметив на лице Адурана что-то типа скепсиса на счёт моего 'шатания', приготовился к действию. Я делая обманные движения, имитируя атаку ногами по его коленям. Работорговец резко опустил руки в попытке отбить или перехватить мою обманку.
      После нескольких обманных движений мне удалось принудить Адурана открыться, и быстро нанести ему удар кулаком в нижнюю челюсть. Не повезло, тот успел отклонить голову назад, за что получил от меня ногой по колену.
      Очередное шипение работорговца и сквернословие в мою сторону, я, не обращая внимания, делаю руками обманный замах и опять наношу удар по его коленям.
      В мою сторону сразу прилетели кулаки, один в голову, другой в грудь. Голову отвернуть и прикрыть блоком я успел, а вот моя грудная клетка сильно 'завыла' от боли, несмотря на усиленную мною кожаную броню.
      Я резко разорвал дистанцию, пытаясь выровнять дыхание и немного перетерпеть боль в груди.
      'От мудила, с таким ударами только в шипованных кастетах на лесных монстров ходить', - проскользнула мысль на счёт Адурана.
      Встряхнул руки от напряжения, прикрыл блоком голову и пошёл костылять ногами своего противника.
      Минут десять моего субъективного времени прошло в спарринге с работорговцем. Я наносил удары по его ногам в районе его коленок и голени, стараясь держать дистанцию, но всё-таки получал быстрые и болезненные удары по своему корпусу и рукам, держащим блок у головы. От его атаки моё тело начинало понемногу неметь от боли, но и мои старания были видны, работорговец уже пошатывался, ноги подгибались, матерщина в мою сторону шла чаще и забористей.
      После очередной отдышки, начинаю ходить вокруг Адурана, оценивая, как он быстро разворачивает свой корпус, следя за мной.
      Делаю резкий подскок в бок, удар с разворота по ноге под чашечку и вторым ударом в корпус. Работорговец не успел перехватить и уклониться от моего удара, из-за чего пошатнулся упал и присел на одно колено. Сразу же решаю добивать ударами ногой, как получаю ответку кулаком в икроножную мышцу, да такой силы, что меня развернуло на половину оборота.
      Я стою как цапля на одной ноге, на вторую не могу встать, сильно болит.
      Адуран всё также в полуприсяде на одном колене, при попытке подняться шипит и матерится.
      Замечательно, мой противник не может встать, а у меня одна нога, считай, повреждена, не ударить ей, не перенести вес для атаки другой.
      'Да ну его нафиг', - проскользнула мысль, и я пошкандыбал до ближайшего стула...
      Уселся на него, начал разминать ногу, в помещении воцарилась странная тишина...
      Огляделся, увидел 'зрителей': двух местных вояк и между ними Андрея, которые внимательно с кружками в руках смотрели на нас, за барной стойкой стоял с непроницаемым лицом старик.
      'Мдя, пора заканчивать представление для местных', - утвердилась мысль у меня в голове.
      Встал, опёрся на больную ногу, вроде нормально, можно продолжать...
      Пока подходил к Адурану, немного размялся на ходу, похрустел шеей, размял плечи.
      Работорговцу получилось подняться на ноги, но было отчётливо видно, что колено на одной ноге повреждено, нога была немного согнута и вес перенесен на здоровую.
      Сделав пару обманных замахов руками и ногой, оценил силы противника.
      Руки также быстры и смертельны, а вот устойчивость плохое, уворачиваться всем корпусом не успевает из-за поврежденного колена.
      Обмениваемся ударами, разрываю дистанцию, встряхиваю руки, горящие болью от ударов моего противника, и так с разных сторон раз пять.
      Адуран ели держится на одной ноге, нижняя губа у него разбита, из левой брови течет кровь.
      'Да пошло оно всё!' - врывается в голову мысль, я делаю пару шагов назад, разгон и иду на таран...
      При сближении успел увернуться от одного удара, второй блокировать и всем весом сбиваю работорговца. Упав на пол, пытаюсь бить локтями по его голове, стараясь прикрывать свою от ответных.
      После очередного удара в мою сторону я успеваю сделать болевой захват руки противника, пытаясь вывернуть её, а ногами сделать удушающий захват. Раздаются крики и ругань, я с трудом удерживаю руку Адурана, такое ощущение, что там не мышцы, а связка железных тросов.
      Второй рукой он бьёт по моей ноге, от боли я кричу и этой же ногой со всей силы бью по его голове.
      Раз удар, два... пятый, я не чествую свою ногу, но продолжаю атаковать и выкручивать его руку и уже что есть силы бью двумя ногами по Адурану, и всё это происходит в громких криках и матах...
      Почувствовав, что уже нет силы держать захват, отпускаю и перекатом ухожу в сторону, ещё больше разрываю дистанцию, разворачиваюсь и привстаю на колени. Адуран лежит на полу, его лицо всё в крови, кожаная броня в кровавых пятнах. Его сквернословие вырывается изо рота брызгами крови и хрипа.
      Я попробовал встать, с третьего раза получилось, одну ногу не чувствую, онемела, другая жутко болит.
      'Ну полный писец, и как теперь его добивать?' - очередная мысль на задворках сознания.
      Я снова поплёлся к ближайшему стулу. Зрители на месте, шёпотом оживленно обсуждают увиденное, хозяин трактира стоит рядом с тремя кружками.
      - Старик, воды мне принеси! - кричу хриплым голосом.
      Трактирщик поставил кружки и пошёл к себе, Адуран всё также лежал на полу и ругался, брызгая кровью.
      Через пару минут мне принесли кувшин с водой, сделав пару больших глотков и не церемонясь, сполоснул лицо и шею. Было желание облить себя остатками воды голову, но передумал.
      - Старик, подымай своего друга, а то развалился он тут, гляди заснёт сейчас тут.
      В ответ мне был холодный взгляд трактирщика и ругань самого Адурана.
      Разминая онемевшую ногу от ударов, я наблюдал как хозяин трактира пытался поднять работорговца, точнее за пятой неудачной попыткой поставить на ноги матерившегося Адурана с подгибающимися коленями. После очередной неудачной попытки мне это представление надоело и я попробовал вставь, пошёл помогать.
      Не знаю, что на меня нашло, сострадание или ещё что-то, но, убедившись, что стою на ногах, пошёл, прихрамывая.
      Подняв вдвоём работорговца, потащили его до ближайшего стула.
      Усадив его на стул и обойдя, я уселся на край стола, похлопал его по плечу со словами:
      - Долбаный боксер, тебя бы в Страшный лес с нами, вот там бы местной живности устроили мы бы веселуху.
      Резкое чувство опасности пронзило мою голову, я на рефлексах пытаюсь выгнуться, замечая, как в мою сторону, блеснув лезвием, летит нож. Выкидываю свои руки вперёд для блока или перехвата.
      В опасной близости для себя успеваю сбить направление выпада и отправить в другую сторону.
      Не сразу поняв, что не так, пытаюсь второй рукой выбить нож, как чувствую, что он в чём-то застрял.
      Мгновение оценки ситуации, как меня накатывает состояние шока, непонимания, смятения, злости и ненависти. Не знаю как, но одна моя рука прижимается к моей кожаной броне, миг - и в ладонях уже клинок. Ещё миг - и лезвие моего ножа торчит в шеи Адурана. Ещё мгновение, осознание ситуации и непонятно какими своими рефлексами или чувствами я наношу ещё три удара в шею. Оставив свой нож там же, я склоняю голову в бок, смотрю и пытаюсь до конца осознать произошедшее.
      Когда я отбил нож работорговца и отвёл его по инерции в сторону, он по необъяснимому жуткому стечению обстоятельств пронзил рядом стоящего трактирщика. Этот хозяин трактира был мне симпатичен, несмотря за его скупость и пронырливость.
      Сейчас он сполз на пол, прислонившись к ножке стола, и пытался руками закрыть рану, в его взгляде просматривался наивный юношеский вопрос 'За что?' Вот так глупо получить ножом от своего так называемого друга, который по сути оказался банальной сволочью.
      Спасти трактирщика было невозможно, нож вошёл под рёбра, близко к сердцу, даже без мнения Андрея было ясно, что рана смертельная.
      Ещё раз осмотрел нелепость ситуации, вытащил свой нож из шеи Адурана, вытер об его кожаную броню и спрятал в ножны в потайной карман своей брони.
      Поднял голову, осмотрел помещение трактира. Зрители из двух местных вояк и Андрей между ними стояли рядом у стола. По их выражению лиц было видно, что они тоже в шоке от произошедшего и не знают, что делать.
      - Андрей, нам не нужны свидетели в этом мире... - чётко и холодно, смотря ему в глаза, произнёс я эти слова. Мгновение ожидания, и я склонил голову набок сказал: - Судьба устала ждать, давая нам шанс, не будем злоупотреблять.
      Несколько секунд мы смотрим друг другу в глаза, миг и два ножа, блеснув лезвием, вонзились в шею двум собутыльникам доктора. Мгновение - и два тела падают по очереди на пол.
      - Поздравляю, теперь мы хозяева этого мира, беспредельщики, делаем что хотим, убиваем кого хотим и всё ради нашего выживания в этом чуждом нам мире.
      - Всё гнусное и подлое ради своих шкур, любой ценой, любым способом. Да, доктор?
      - Чужаков никто никогда не любил, так что да, Турыч, любым способом будем выживать. Ничто нет ценнее в этом мире кроме наших жизней.
      - На том и порешили, как нас встретил этот неизвестный мир, так и будем придерживаться правила 'местного гостеприимства'. И заодно не будем упускать шанс и возможности. Деньги, ценности, обыскиваем трупы и уходим, - сказав это, я присел на колени к трактирщику, заглянул в его глаза, полные страха и печали. - Извини, старик, что так всё вышло, - похлопав его по плечу, делаю взмах другой рукой, и мой нож пронзил его шею.
      Не знаю, зачем я это сделал, из-за сострадания, или чтобы старик не мучался, или же перестраховка.
      Поднялся, пошёл к барной стойке, осмотрелся. Ничего интересного не увидел, пошёл в каморку посмотреть, что там.
      Увидел комнату с большим камином, на котором булькал котелок с варевом, а чуть левее, за кожаной шторкой, виднелся спуск в подвал.
      Быстро спустился в него, прихватив на стене факел. Пройдясь по подвалу, обнаружил запасы вяленого мяса, висевшего в углу, ящики неизвестных мне овощной, кувшины разных размеров и бочки.
      В бочках по запаху сразу определил жидкость для лампад, в кувшинах кислое пиво и непонятно что ещё, даже пробовать не стал. В ящиках сырое мясо, начинавшее подгнивать, источая специфический запах. Осмотревшись ещё раз и не найдя ничего интересного, подхватил пылившейся мешочек и сложил туда вяленое мясо.
      Подошёл к бочкам с огнеопасным содержимым и по очереди опрокинул каждую ногой. Услышав характерный булькающий звук вытекающей жидкости, отошёл к ступенькам, понаблюдав, как жидкость растекается по подвалу, поднялся наверх.
      Выйдя в общий зал, сказал:
      - Доктор, тела в подвал, я там 'горючку' разлил, будем улики сжигать.
      Положив мешок с мясом, пошёл помогать Андрею.
      Перетаскивая трупы и скидывая в подвал по лестнице, пытался понять, что я чувствую, как это убивать просто так живых разумных ради своего неизвестного будущего и спокойствия, подчищая за собой. Это убийство не в горячке боя за выживание или мнимую добродетель: не ради спасения невинных, наказания злодеев. А простое расчетливое хладнокровное убийство, ради себя, наверное, 'так, на всякий случай'.
      После третьего тела, сброшенного в подвал и попыток разобраться в своих чувствах, понял одно, что я очень сильно устал физически и морально. Очень хочется забиться в какую-то нору, выспаться и отожраться нормального сочного мяса с хорошей водкой или самогоном. Забыть всё, перезагрузить себя и в спокойном состоянии решить, что делать дальше.
      Наблюдая, как Андрей скидывает последнее тело, кинул в подвал факел.
      Упавший факел осветил место падения, немного потух, а потом вокруг него начал разгораться огонь, расползаясь во все стороны.
      - Уходим отсюда, - сухо сказал я, направляюсь к барной стойке за мешком и на выход.
      Выйдя из строения, мы направились вдоль забора к лесу, откуда вышли, к месту, где оставили своих ездовых животных. Быстрая тень скользнула между деревьями, выскочив перед нами. На рефлексах дернулся за рукоятью меча, как понял, кто это.
      - Вы убили предводителя Торговцев жизнью? - быстро спросила Филлика.
      - Кого? А, эту сволочь, да.
      - Почему из строения, где вы были, идёт чёрный дым и жуткий запах горелой плоти? - продолжала спрашивать Филлика.
      - Потому, что всё там должно сгореть и как можно больше убрать следов нашего присутствия, - ответил Андрей.
      - А...
      - Ходу, пока вся округа не сбежалась на огонёк! - резко прервал я Филлику.
      Бегом добежав до наших птичек, затаившись и убедившись, что по дороге к нам никто не приближается, начали уходить, петляя и путая следы на всякий случай.

Глава 25

      Пограничная зона 'Великих городов'
      Окраина Древнего леса и Пустынных земель
      Патрульный отряд 'Объединённых Великих городов'

      Небольшой патрульный конный отряд двигался к границе Древнего леса, задачей которого была охрана, контроль границы и слежение за случайно забредшими животными, зараженными древней магической скверной, - они представляли опасность для жителей и селений ближайших земель. А также обычное патрулирование дорог и ближайших селений от шаек разбойников.
      Командир отряда Вилтус был немного раздражен. Уже пятый день пути.
      Всё началось за несколько дней перед выходом в патруль. Сначала заболел приписанный к отряду Послушник мага. Присланная замена не внушала доверия, как поведёт себя этот 'Послушник' в момент опасности никто не зал, так что положиться на него можно было только в том, что он будет заряжать магические амулеты всего отряда.
      Потом череда мелких неприятностей при подготовке отряда к походу уже давала знать, что на патрулировании их будут ожидать неприятности.
      Вилтус не был суеверным, но примет придерживался, как гласили жрицы одного из богов - 'Как дело начнёшь, так его и закончишь'.
      Потом этот неприятный разговор с управляющим одной из гильдии работорговцев, где очень настаивали 'встретить' один караван, идущий через 'Пустынные земли'.
      Отказать прямо ему нельзя было, никто из Свободных жителей не любил 'Торговцев живого товара'. Все знали, как только ты нарушишь закон серьёзным проступком и не сможешь себя оправдать при помощи опытного 'Законника'*, имея достаточно денег, или влиятельных знакомых, тебя будет ждать наказание.
      Часто осужденных преступников на большой срок Гильдия работорговцев выкупала у властей. Нацепив на заключенных магические ошейники, они делали из них послушных работников.
      А то, что работорговцы могли 'подстроить' какую-то неприятность, в последствии которой на тебя потом повесят 'ценник', знали многие и поэтому старались не ссориться с гильдией.
      Суть просьбы, а точнее негласного приказа, была заключена в том, что нужно как можно ближе выйти навстречу каравану и сопроводить до безопасных земель, а дальше продолжить своё патрулирование.
      По-простому, нужно было сделать большой крюк, потеряв четыре, а то и больше, дня. А потом нужно будет писать в отчётах, где были, почему задержались к оговоренным срокам, есть ли раненые, убитые, порча имущества.
      Гильдия, обеспечивающая найм патрулей и охрану границ 'Объединённых Великих городов', хорошо оплачивала расходы отрядов, обеспечивающие защиту и спокойствие земель, принадлежавшим Владыкам Великих городов. Эти же Владыки требовали чуть ли не детального отчёта, куда уходят их деньги.
      Как настоящие торгаши они следили, чтоб их золото не оседало в карманах тех, кто не обеспечивает защиту их имущества. И поэтому нужно было как можно побыстрее добраться до границы 'Пустынных земель', встретить и сопроводить караван с 'живым товаром'.
      Одним из решением сокращения пути и возможных неприятностей было сходить с основной дороги и пробираться через леса, по прямой.

     ***
      По назначенному пути следования Патрульный отряд неожиданно столкнулся с небольшим количеством разбойников, которые шли с очередного грабежа в свой лагерь, находившимся где-то в глубине леса.
      Сражение не успело начаться, как неожиданно быстро закончилось.
      Разбойники, поняв, с кем столкнулись, бросились наутек в разные стороны, пришлось бегать по лесу и отлавливать их. Потом быстрый допрос, узнали, где их лагерь, началось долгое блуждание по лесу в поисках. Потеряв целый день, ночь решили переночевали у них в лагере, утром всё сожгли, чтоб не досталось тем, кто смог скрыться, и некуда было возвращаться. На сопровождение лесных грабителей до ближайшего патрульного поста пришлось выделить из отряда двух бойцов.
      На следующей ночёвке неизвестный лесной хищник сильно поранил пару эгискусов*.
      Скорее всего это хищник было одним из тех животных, которых настигла скверна древних времён*.
      Поймать или убить не получилось, израненной твари удалось скрыться.
      Устав от лесных приключений, отряд решил выходить на основную дорогу и продвигаться уже по ней.
      Уставший командир отряда, выбравшись на дорогу, оглядел своих подчинённых и злобно проговорил:
      - Пусть эти твари и оставшиеся разбойники разбираются между собой сами. Моё дело - это охрана дорог и деревушек вдоль дороги, а то, что, водится далеко в лесу, пусть другие разбираются.
      - Командир Вилтус! - подъехавший один из солдат отряда окрикнул командира.- Смотрите, там вдалеке виден чёрный дым!
      - Что же там может так гореть и коптить?
      - Э, таверна Старика? - неуверенно ответил один из солдат.
      - О Боги! - простонал Вилтус. - Надеюсь, что не она, я так хотел отдохнуть за кружкой 'кисленького' и выспаться. - Отряд, внимание! - во всё горло прокричал он.
     - Быстро скачем по направлению дыма!

     ***
      Командир Вилтус стоял возле пожарища. Кое-где ещё горел огонь, струйка дыма подымалась ввысь, сильно воняло маслом для лампад и ещё всем понемногу. Часть воинов обыскивало остатки таверны, другие осматривали округу в поисках следов.
      - Командир, тут подвал, там повсюду остатки разлито лампадного масло, спустится пока невозможно, очень горячо, много дыма, дышать рядом с проходом трудно. Удалось рассмотреть, что там лежат кости двух людей. Может там ещё есть, но рассмотреть больше не получается.
      - Ещё есть мертвые тела на пепелище или в округе? - прикрывая нос, спросил Вилтус.
      - Мы не нашли... - неуверенно пробурчал солдат.
      - Ладно.
      - Да что же так воняет тут?
      - Алавис, - прикрывая рукою нос, командир отряда продолжил говорить: - В случайности я не верю, проверьте тут всё ещё раз. Если это шайка бандитов решила заглянуть к старику, то они вполне могли повздорить. Дирус! Что там у тебя?
      - Сейчас, командир. Докладываю, по дороге к трактиру из наиболее свежих следов всего три от эгискусов. Во время пожара они были у трактира, потом убежали. Есть следы людей возле забора. По следам могу сказать, их было двое, пришли из леса, до этого скрывались в кустарниках неподалеку.
      - Можешь определить куда ушли?
      - Да, но нужна помощь послушника мага.
      - Хорошо, берите след, мы будем следовать за вами.
      Вилтус развернулся, начал искать взглядом своего помощника.
      - Алавис, собирай всех, идем по следу за следопытами, нет у меня больше желания дышать этой вонью.

      ***
     Александр:
      Всю ночь мы петляли, заметая следы от возможных преследователей, и уже под раннее утро решили немного отдохнуть.
      Нашу милую разведчицу уложили сразу спать, доктора тоже послал в объятия Морфея, а сам остался на дежурстве. В этот раз ночевали, точнее спали, без костра, моя паранойя как-то зудела необъяснимо, поэтому решил не злить её и придерживаться всех возможных конспиративных правил.
      В моём сознание до сих пор 'бушевало' воспоминание о драке в трактире и моей возможной смерти от подлога удара ножом этого гада. Прислушиваюсь к утренним звукам, ещё раз прокручивая события, произошедшие в том трактире. Мог ли я поступить по-другому, спасти 'невинных', а нужно ли было кого-то спасать в этом злобном мире?
      Устав от бессмысленной 'виртуальной' инсценировки возможных вариантов, я посмотрел на свои часы - прошло три часа. Будить ли Андрея или дать поспать ему, у меня до сих пор мысли 'прыгают', вряд ли я усну. Прислушавшись к утреннему лесу и не услышав подозрительных звуков, опять взглянул на свои часы - семь часов двадцать минут, наверное, пора будить всех.
      Филлику нежно и ласково разбудить не получилось, стоило мне присесть возле неё, как она открыла глаза и начала смотреть на меня.
      - Утречко, милая кисуня, - всё, что я смог ответить на её 'вопрошающий' взгляд.
     - Если 'вам' не трудно, можете прогуляется неподалёку и проверить, нет ли кого вокруг, и заодно может подстрелишь какую-нибудь зверюшку на пожевать. А то, что я в трактире прихватил, по дороге всё съедим.
      Филлика полминуты на меня смотрела, может думала, что я что-то более интересное предложу. Но по всей видимости я протупил, пока до меня дошли возможные варианты 'Утренней побудки красивой девушки'.
      Филлика уже поправляла свою кожаную броню и проверяла лук на упругость тетивы. Горестно вздохнув ей в след, я пошёл 'пинать' доктора, то есть будить. Нужно собираться, как только разведка доложит, что вокруг никого, пойдём на максимальной скорости отсюда, а то у меня какое-то плохое предчувствие.
      Через пятнадцать минут наша разведка вернулась, доложив, что никого замечено не было и можно выдвигаться. Молча без лишних слов повели своих птичек в след за нашей проводницей.
      Мы двигались быстро, наши ездовые животные не нуждались в дерганье поводьев, они замечательно шли за ведомой птичкой Филлики, ловко маневрируя среди деревьев и больших кустарников. Я с Андреем только и успевали пригибать головы от очередной свисающей ветки дерева, грозящей заехать нам по лицу. Всё, что от нас требовалось как от ездоков на экзотических животных, так это пригибаться, держаться крепко за поводья и не выскользать из седла на очередном резком повороте.
      Судя по петлянием, Филлика продолжала запутывать направления нашего движения от возможного преследования.
      Несмотря на нашу скорость моё плохое предчувствие меня не покидало, всё также тяжело зудело в груди, желая как можно быстрее и подальше покинуть этот лес. Пока ехали, мой разум вместе с паранойей пытались понять, что за неприятное тревожное чувство меня гложет и не отпускает. Варианты шли от возможного преследования, от возможности нарваться во время движения на кого-то или что-то и возможными неприятностями у Айлора и тех, кого мы освободили. Устав от своей обсессии, начал посматривать на свои часы, которые показывали уже за полдень. Подумал про обед, желудок сразу же рефлекторно выдал своё бурчание, поддерживая мысль о приёме пищи, пришлось кричать об остановке.
      Не спеша нашли большие заросли кустарников и решили укрыться в них передохнуть и перекусить.
      Желудок нервно бурчал, требуя еды, хотелось разжечь огонь и нормально отдохнуть от тряски в седле, перекусить горяченьким. Но странное беспокойство не желало разводить огонь и отпускать Филлику на охоту.
      Немного посовещавшись, решили полчасика просто отдохнуть самим и нашим животным. А потом неспешно отправить нашу единственную девушку прогуляться по округе, не сколько ради разведки, а чтобы на ужин подстрелила нам какую-нибудь животинку, чтоб можно было её зажарить, сразу остановившись на привал, а не ходить по темноте в лесу.
      Нервно дергая рукой, на которой висели мои часы, я не мог придумать чем занять себя в ожидании возвращения Филлики. Решил отойти в сторонку и 'помочить' кустики, так сказать, перед дорогой.
      Возвращаясь, на ходу застегивал лямки своей кожаной брони, как по ушам ударила резкая тишина. Не понимаю, что не так, вроде и так было тихо в лесу, но какое-то чувство довило на голову, что в ушах начало 'звенеть'.
      - Доктор, что не так, - пытаясь определиться в своих чувствах, я подошёл к своему другу.
      - Что именно?
      - Какая-то очень 'давящая' тишина, что аж в ушах звенит.
      Не задавая больше вопросов, Андрей вытащил из ножен свой меч и потянулся к своему щиту. Я уже стоял в одной руке держа меч, а другой держался за ухо, непонятное чувство начало переходить в головную боль.
      - Ты прав, Турыч, что-то давит на перепонки в ушах, как будто очень похоже на низкочастотный ультра... Вашу мать! - прокричал доктор.
      А я только и успел услышать знакомый 'бам', и моё зрение фиксируется как в замедленной сьемки, что в меня летит что-то чёрное с оперением...?
      Пока разум пытался озвучить увиденное, моё тело уже выгнулось в сторону, а обух меча, прикрывавший часть груди и лица, делает поворот, и сразу же раздается - 'Дзин-нь'!
      Боковым зрением замечаю, как это чёрная хрень, то есть стрела, столкнулась наконечником и срикошетила от моего оружия. Пока мой разум начинает полностью осознавать, что произошло и подбирать подходящую матерную тираду для озвучивания произошедшего, моё тело уже упало на землю, прижалось и поползло к вещам за щитом. Оборвав свою мысль на начале комментирования ситуации эпической матерной тирадой, заставил срочно сгенерировать и выдать варианты спасения себя от обстрела стрел.
      'Краем уха' замечаю матерщину от Андрея - значит ещё жив.
      Над головой что-то просвистело, сразу оборвав комментарии очевидного, передразнив, что это смерть на волоске от меня прошла.
      Дополз до своих вещей, подтянул свой щит и начал пятиться назад, надеясь, что задница не поймает 'подарочек' от притаившихся стрелков местного толерантного сообщества и я смогу укрыться за деревьями.
      'Филлику бы сюда с Айлором на этих стрелков', - грустно промямлил мой разум.
      Как бы и была небольшая надежда, что наша разведчица зайдёт к этим неизвестным в тыл и отстрелит им 'стрелялку' и не только её.
      Минут десять нас неспешно обстреливали и как ни странно давали возможность отойти и спрятаться за деревьями. И это немного нервировало, они или игрались с нами или заставили быть там, где мы есть, чтобы... В голову пришли мысли, что нас прижали до подхода подкрепления, так как по темпу стрельбы сложилось впечатление, что там двое стрелков или одна очень умелая Сволочь!
      Убивать не очень-то и хотели, а вот ранить, чтобы не убежали или не сильно сопротивлялись, вот на это похоже было.
      Очередная стрела воткнулась возле моих ног, я как мог пытался слиться с деревом, за которым прятался, точнее полностью скрыть свою тушку, прикрывая живот щитом. Через несколько минут очередная стрела пролетела на уровне моего лица, задев кору дерева и больно обдав меня щепками. Кроме как скалить зубы и молча материться ситуацию я ничего сделать не мог, только оставалось ждать Филлику.
      - Андрей, живой там?
      - Ещё да!
      - Ты смог разглядеть откуда стреляют и сколько их примерно?
      - Нет, но мне кажется, что их там двое.
      - Мне тоже так показалось.
      - Что будем делать, Турыч?
      - Да нихрена им не сделаешь, метко стреляют! Пока перебежками будем сближаться, он нам все ноги успеют отстрелит или задницы.
      'Где же наша девушка?' - навязчивая мысль зудела в голове, ожидая спасительный выход Филлики, пока не подошёл ещё кто. Мои мечты о спасении оборвал неподалеку хруст ветки, потом ещё, но уже с другой стороны.
      Мои мысли замерли, на лбу появились крупные капельки беспокойства - обходят, подошло подкрепление.
      - Доктор, внимание по сторонам, нас обходят!
      - Твою же! -послышался ответ от Андрея.
      Через пару минут я заметил чёрные тени, приближавшиеся к нам перебежками, прячась за деревьями.
      - Мля, подходят!
      - Вижу, - холодно ответил Андрей.
      Ну вот и всё, не зря меня одолевало странное чувство тревоги, походу этот день будет тяжёлый и возможно последний в этом мире для меня или для Андрея. Истерия прорвалась через мои грустные мысли из уголков моего сознания, требуя что-то сделать, найти выход. Я как-то отстраненно 'следил' как поток истерических мыслей бушевал в моем сознании, фиксируя лишь зрением как к нам приближающиеся тёмные фигуры, они были всё ближе и ближе. А стрелы продолжали пролетать мимо, заставляли и дальше нас прижиматься к дереву.
      Примерно через пять минут на расстоянии где-то десяти метров за деревьями, не особое прячась, выглянуло пять рож неприятной наружности. Экипировка на них очень была похоже на тех наемников, что сопровождали работорговцев, но какая-то более новая и улучшенная что ли, даже с такого расстояния было видно, что это не шайка бандитов, а хорошо экипированные бойцы. Из чего следовало, что это возможно очень опытные люди, зарабатывающие большие деньги, и могут себе позволить дорогую броню, или профессионалы, которых наняли и оснастили хорошей экипировкой. А учитывая, что мы не подоплёку от границы, где толпами ходят всякие монстры, то тут явно не детишки богатых родителей. В любом случае как бы я ни елозил свои мысли в голове, суть одна, мне сегодня будет больно и возможно смертельно больно.
      - Дирус, хватит стрелять, никуда они уже не денутся, - послышался чей-то голос за деревьями.
      Двое вышли нам навстречу держа, в одной руке меч, а в другой - небольшой щит. Подойдя к нам на расстоянии примерно три метра, тот, что правее от меня, сказал:
      - Бросить всё оружие, что есть, на землю и будите жить.
      Развернувшись к ним лицом и прижавшись спиной к дереву, я ответил:
      - Да вот чёт с утра не задалось и как-то желания особо нет.
      - Какое желание? - непонятливо посмотрел на меня воин, что правее от меня.
      Воин, что левее, ткнул легонько щитом своего непонятливого друга, и укоризненно посмотрел на него, вздохнул и сказал:
      - Ну раз нет желания, так можно и укоротить твою жизнь.
      - Ну так подходи, возьми, долго нам ещё вас, трусов, ждать?! - сказав, я иронично скривил лицо.
      - Мы не трусы! - выкрикнул тот, что правее от меня, и снова получил толчок щитом. - Слушай, вас подозревают в убийстве и поджоге таверны. Магический амулет указал кто был там, на вас, наш следопыт вышел на следы тех, кто покинул таверну старика Тамбара. Всё указывает на вас, мы должны обезоружить и допросить, надев ошейники подчинения, так вы не сможете врать при допросе.
      'Чаво?! - прокричала моя мысль. - Магический амулет, ошейник подчинения и снимут ли его потом с нас. Что за попадалово такое-то, а?'
      То есть у них есть магический предмет, проверяющий твою правоту, и другой, заставляющий говорить правду и ещё фиг знает что.
      - Нет у нас желания надевать ошейники и становиться тявкающими собачками.
      - Ну тогда мы вас заставим, и вы можете умереть.
      - У меня есть встречное предложение для вас, вы все отсюда быстро сваливаете и тогда останетесь живы, - ответил Андрей.
      - Это кто тут такой смелый? - криво проскрипел воин, что правее от меня.
      -Ну наверное я, в окружении пятерых и на прицеле ещё пары лучников, - саркастично передразнил Андрей.
      - Э, да я, да ты что себе позволяешь!
      - Хватит, Анидус, - снова тот воин, что левее от меня, уже сильнее толкнул болтуна в бок щитом. - Это их право отказаться надевать ошейник, как Свободные люди, и это право они могут доказать в 'Поединке божественного суда'.
      'Чего?' - Мои мысли начали быстро обрабатывать новую информацию и возможность как выбраться из сложившейся ситуации.
      - Ну так чего ждём, начну я пожалуй с этого болтуна, - спокойно сказал Андрей.
      - Ну что ж, думаю я начну с тебя, - разминая шею, поудобней перехватил свой щит и меч.
      - О боги! Да не со мной! - простонал воин и сразу же отпрыгнул назад.
      Я уже рывком сближался к своему сопернику, а доктор на мгновение позже пошёл в атаку на болтуна.
      -Дирус, стреляй в этих бешеных! - кричал болтун и уже ставил блок своим мечом на удар Андрея.
      - Не стреляй! - кто то с боку прокричал. - Они огласили 'Поединок божественного суда', нельзя мешать, - послышался небольшой смешок.
      - Да ничего они не говорили! - кричал болтун, при этом ловко уворачиваясь от ударов Андрея.
      Я же после удара мечом снизу вверх продолжал махать своим оружием, прикрываясь щитом.
      Мой соперник также ловко и спокойно уворачивался от моих ударов, при этом не спешил атаковать меня. То ли оценивал меня, то ли просто выжидал момент как бы подловить меня и заломать мордой в землю. После чего скрутить и допросить, как им этого хотелось.
      Противник доктора несмотря на свой блатной типаж, умело уходил от ударов Андрея и без особых усилий атаковал его, больше отгоняя его мечом как назойливую кусачую муху.
      Примерно минут десять мы безрезультативно махали своими мечами, пытаясь нанести удар по противникам, но с нами игрались, походу всем было интересно, когда мы выдохнемся. И тогда уже смогут спокойно связать нас и допросить.
      Поняв, что мы просто теряем время и свои силы, я решил пойти на сближение.
      Концентрирую удары по оружию своего противника и стараюсь сблизиться. Немного озадаченный моей сменой тактики воин упускает момент, когда после очередного удара мечом я щитом наношу удар по его руке в район запястья, надеясь выбить оружие из его руки и дальше с разворота щитом заехать ему в челюсть.
      Бабах! - вспыхнула яркая вспышка.
      У меня эффект ошеломления и офгивания, - Что это было? - как замечаю краем глаза летящий в мою сторону кулак с небольшим щитом. Как могу изгибаюсь в сторону от летящего в мою сторону 'привета' и с размаху пытаюсь отбить щитом снизу вверх.
      Бабах! - снова яркая вспышка, а в сантиметре от моего носа проскальзывает небольшой щит в обрамлении железных вставок.
      И тут я решаю от всей души пропустить 'Пролетарский привет' противнику между его ног. Удар был быстрый, точный, сильный с вложенной со всей 'пролетарской ненавистью к буржуазии', что вызвал у ненавистного соперника хороший 'бабах', да такой, что от яркой вспышки и непонятного удара очутился своей задницей на земле, а мои глаза ловили солнечных зайчиков. То ли меня ударной волной оттолкнуло из-за непонятного защитного действия у этого воина, то ли меня оглушило когда я поймал удар.
      - Ну что, командир, какого цвета, - послышалось со стороны.
      Проморгавшись, увидел, как мой соперник держит в руках какой-то амулет и кривит лицом.
      - Жёлтый! Хургв, щенок!
      Послышался гогот с разных сторон.
      - Это надо было так хорошо ударить вам по бубенцам, командир, что половину заряда защитного амулета исчерпалось, - опять дружный гогот с разных сторон.
      - Тихо там!
      Пока там переговаривались и смеялись, я поднялся, посмотрел как там дела у Андрея.
      Не очень, доктор ушёл в оборону, отбиваясь от быстрых атак своего противника. Плюнув в мыслях, взял поудобнее свой щит и со всего размаха швырнул в блатного болтуна.
      На расстоянии было хорошо видно как вспыхнула искра от воина, когда мой щит ударил его в район плеча. Небольшое замешательство оппонента Андрея от неожиданного удара, как доктор воспользовался моментом и своим щитом наносит удар ребром в район головы своего противника. Снова яркая вспышка и глухой звук - бабах.
      Мой мозг сразу начал анализировать увиденную ситуацию, у этих солдат скорее всего местного патруля имеются защитные амулеты. Реагируют они скорее всего на резкие и быстрые удары. Походу у них какая-то магическая защита, имеющая ограниченный заряд и показывающая это в цветовой индикации.
      'Опять магия', - проворчала недовольная мысль атеизма, вылезшая из глубин моего сознания.
      Что мы имеем: магические защитные амулеты, возможные маги и их разновидности, магические предметы, определяющие твоё месторасположение, направления движения и так называемые детекторы правды и ко всему этому ошейники, подчиняющие и заставляющие говорить правду... И как же теперь быть, исходя из таких вводных данных, на которые у меня нет даже теоретических контрмер.
      'А-а-а-а!' - завопили все мои мысли от бессилия и возможности придумать выход из сложившейся ситуации. Раз от головы толку нет, значит работаем мускулами. Достаю свой второй меч и начинаю разминать запястье, прокручивая мечи в руках.
      Мой противник выразил скепсис на своём лице кривой улыбкой, намекая, что с одним, что с двумя мечами, толку от меня не будет.
      Глубоко шумно вздохнув и потом медленно выдыхая, начинаю наносить удары. Чередуясь со звоном металла и небольшими вспышками на теле противника, я старался держать темп и дыхание. Пару минут мне удавалось теснить своего оппонента, но потом пришлось уйти в оборону, так как играться со мной перестали и занялись всерьёз.
      Получив пару порезов по своей кожаной броне, я мысленно вздохнул с облегчением, что вроде как до собственного тела остриё не достало. Разорвал расстояния отскоком назад для оценки ситуации и перегруппировки своих мыслей.
      Кроем глаза смотрю как там дела у Андрея - всё плохо, доктора прижали к дереву и наносят удары.
      Недолго думая я резко отскакиваю в бок разворот и делаю рывок в сторону противника доктора.
      Меня заметили, и мой удар двумя мечами успели отбить, возникла небольшая пауза. Пока мы друг на друга глазели, Андрей прервал наши 'гляделки' ударом щита по болтуну, что вызвало очередную вспышку и бабах.
      В ответ на меня с Андреем посыпались серии ударов, заставив отойти нас на безопасное расстояние, мы успевали делать только блоки и уворачиваться.
      Пара минут - и моя кожаная броня превратилась практически в лохмотья, да и у Андрея не лучше видок был.
      Осматривая свои рукава и грудь, подумал:
      - 'Блин, да он хорошо орудует мечом!'
      Может это мужик и строит из себя блатного, но мечом машет как газонокосилка. Вопрос, он специально нас не покромсал до кровавых ран, или...
      Мою мысль оборвал громкий звериный рёв, переходящий в утробное рычание. Все замерли и начали переглядываться, моя чуйка нехорошо зашевелилась в области задних полушарий, оттопырив все имеющиеся волосики, и начался процесс пупырчивости на коже. Проще говоря, меня пробрало тревожным волнением, переходящий в страх.
      В надежде, что мне послышалось или показалось, да и всем остальным, хотел было для успокоения переспросить доктора и того шустрого махальщика мечом, ничего ли они такого не слышали? Как послышался снова звериный рёв, явно не предвещающий ничего хорошее для нас.
      - Доктор, мне показалось, что очень хотелось бы, но это рёв или вой был вроде как другой тональности и немного левее, то есть смею предположить...
      - Две разные зверюги, неподалёку от нас, - продолжил за меня Андрей, и мы синхронно развернули головы в сторону блатного мечника, а потом в сторону другого ожидая подтверждения или уточнения намечающего пиздеца. Ответом на наши вопросительные гляделки было резкое оживление всех рядом находящихся, матерные тирады, команды собраться и ещё чего-то, в общем про нас резко забыли и начали к чему-то готовились.
      Причём нервозность и напряжение у местных людей буквально чувствовалась.
      'Если эти Терминаторы с их магическими щитами и хорошим умением владеть оружием так забеспокоились, то...', - мою мысль прервал очередной жуткий звериный рёв.
      -До-о-ок... к вещам, к птичкам и нах отсюда, чёт я как-то сильно мандражую от этих звериных воплей.
      Мы синхронно рванули к своему месту ночёвку, на бегу засовывая мечи в ножны. Быстро закинув всё в дорожные сумки, побежали к нашим ездовым животным. Наши птички тоже сильно беспокоились, топчась на месте и нервно дёргая головой пытаясь высмотреть приближающуюся опасность.
      Запрыгивая в седло и разворачивая поводья, я замечаю боковым зрением как на небольшой отряд воинов с ощетинившимися мечами бежит какая-то здоровая, жуткая хрень. Подавив желание рассмотреть более детально кто это к нам заскочил на огонёк, развернул птичку в другую сторону и заметил, что с другой стороны на нас бежит другая стрёмная хрень. Моё долбанутое воображение дорисовывало жуткие детали страшной пасти, больших костяных шипов по всему телу и готовилось к лобовой атаке, то есть к тому, что нас сейчас догонит это чудище и с разбега завалит, размажет по земле... Вот эта жуткая хрень приближается большими прыжками к нам, вот готовится к очередному большому прыжку... Как яркий шар врезается в брюхо этому лесному чудищу и громкий бабах озаряет всё и вся огромной вспышкой, и массивная тушка хищника отлетает в сторону.
      Дальше в глазах большие белые пятна, я уже ничего не вижу, что есть силы держусь за поводья, в надежде, что моя ездовая птичка как можно быстрее и дальше уйдёт от преследования этих страшных животных.

      Примечание к части
     * Законник - человек, знающий законы. Способный как доказать чью-то вину так и оправдать обвиняемого.
      * Скверна древних времён - остатки древней боевой магии, превращающая местных животных в опасных магически измененных монстров.
      * Эгискусы - созданные ездовые животные, путем скрещивание разных видов животных с применением магии. Применяются в суровых условиях. Отличительной чертой является выносливость, возможность долгое время обходится без воды и еды, всеядность. Укреплены кости и кожа.

Глава 26

      Александр.
      Не знаю, сколько времени прошло с момента спасительной вспышки от того жуткого монстра и как далеко нас унесли наши птички от опасности и не преследуют ли нас эти опасности.
      Все эти и другие мысли по очереди одолевали меня, иногда я делал попытки открыть глаза, но кроме боли в глазах ничего получить не удавалось.
      Остаток своих сил я тратил на то, чтобы крепко держаться за поводья и седло, чуток сил на попытка раскрыть веки, которые после вспышки буквально слиплись. Наверное из этого мои мысли зациклились на том, что нужно как можно крепче держаться, не идёт по моим следам та зубастая страхожуть, и неужели мои глаза повредило вспышкой так, что я ослеп, и совсем на задворках моего разума проскальзывала маленькая мысль - а где же Андрей, всё ли с ним хорошо?
      Через невероятное количество моего субъективного времени, длившегося бесконечно, я почувствовал, что скорость уменьшается, и моя птичка останавливается. Остановившись, я наверное пару минут сидел согнутым в седле, пытаясь понять, что мне делать, так как головная боль мешала принять правильное или верное решение, что делать дальше.
      Первая появившаяся разумная мысль была найти на поклаже бурдюк с водой, умыться и разобраться, что всё-таки у меня со зрением. Там или лечить как-то или впадать в безысходность.
      Кое-как слез, естественно упав на землю, так как мышцы занемели и некоторых я практически не чувствовал, не говоря о том, чтобы ими шевелить.
      Тихонечко высказал матерную тираду, чтобы не привлечь еще неприятностей по всему случившемуся и предстоящему. Немного помогло, матерщина прочистила разум, хотя мигрень не прошла.
      Кое-как встав, опираясь на свою ездовую птичку, начал искать бурдюк с водой на поклаже. Промочив горло и промыв глаза, я попытался открыть веки. Не получилось, плюнув на всё, сполоснул руку и пальцами попробовал открыть глаза. Небольшая радость того, что я увидел что-то светлое, озарилось вспышкой боли в середине головы. Чувство было такое, что тебя через зрачок до середины мозга проткнули раскаленной иглой. Прошипев очередную матерщину, ещё раз умылся и аккуратно начал массажировать закрытые глаза и виски. Поняв, что быстро ничего не выйдет, принял решение взять поводок своей птички, чтобы не убежала от меня, найти дерево, прислониться к нему и что-то сделать с глазами.
      Просидел я так неизвестно сколько в попытках открыть глаза, с боку от меня послышались звуки, что-то или кто-то приближался ко мне.
      Одной рукой натянул поводья птички, чтобы по ним определить, нервничает животное или нет. Птичка вела себя спокойно, но это не давало гарантии, что лично мне ничего не грозит, поэтому другой рукой я вытянул свой меч и приготовился.
      - Турыч не дергайся, я подхожу, - послышался голос Андрея.
      'Фух, какое облегчение, хвала местным богам', - проскочила мысль у меня в голове.
      - Санек, что с тобой?
      - Походу я немного ослеп, - пожал я плечами. - Я поймал яркую вспышку от взрыва какой-то магической хрени, которая нас или меня лично спасла от зубастой твари. Долбануло так взрывом и светом, что мне показалось, у меня от яркого сияния выжгло всю лобную часть мозга.
      - Задницу тебе не выжгло? - ехидно проскрипел доктор. - Иногда мне кажется, что у тебя и так половины мозга нет...
      - Ты до сих пор злишься на меня за ту пещеру с пауками?
      - Есть немного.
      - Зато посмотрел на зачётные женские груди.
      - Иди ты в пень, Турыч!
      - Я и так возле него сижу, ну, у дерева.
      - Ой, ладно, дай посмотрю, что у тебя там.
      - Стой!
      - Чего?
      - Руки, мыл? В глазёнки мое грязными руками лезть!
      - Турыч! - вскипел Андрей. - Мда, ты прав, сполоснуть не мешало бы.
      От попытки доктора открыть мои веки и осмотреть зрачок он чуть не получил по зубам и между ног. Боль была такая резкая и нестерпимая, что инстинкты самообороны я сдерживал с трудом.
      - Уйди, гад, мне к тебе ещё рано, к патологоанатому, глазного мне!
      - Уймись, несчастный, а то вскрою без наркоза.
      - Ай! Трупорез хренов, режешь без ножа, аж до мозга пробирает!
      - Ясно, острая глазная боль на свет, - констатировал Андрей. - Ну что, Турыч, реакция зрачка на свет есть, большая вероятность, что зрение к тебе вернётся. А пока надо тебе повязку на глаза сделать.
      Кое-как сделав мне повязку на глаза, Андрей присел возле меня, прижавшись спиной к дереву.
      - Как думаешь, костёр разводить стоит? - спросил он.
      - Есть тут кустарники неподалёку? Или можно выкопать ямку, чтоб не светить на весь лес своим присутствием.
      - Э... вон вроде неплохие заросли кустов, но ямку тоже выкопаем.
      - Ну, тогда веди, сегодня ты мой поводырь и нянька.
      - Штаны сам себе будишь расстёгивать в туалет, - категорически заявил Андрей.
      -Ты главное меня к нужным кустикам отведи и не дай местный пантеон это будет куст с колючками!
      - Ой, блин, а я только об этом и подумал, хе-хе.
      -Сволочь ты противная, но ты и так об этом знаешь.
      - Да, Турыч, мерси за комплимент.
      Сидя в темном лесу и чувствуя прохладу леса, я с доктором грелись у небольшого костра. Большой огонь не разводили, так, чтобы чуток погреться и приготовить что-нибудь горяченького пожевать и попить, особенно нужно было заварить себе чай с чудо-травками, дающий нам силы по утрам и дикий голод в животе.
      - Слушай, доктор, а как получилось, что тебя вспышкой не задело?
      - Ну, наверное потому, что я смотрел в перед куда ехать, а не всматривался в то, что хочет отгрызть тебе задницу.
      - Ну ты прям как Дзинь Хую*.
      - Кто?
      - Хрен, который звенит или трындит пафосную хрень.
      - А сам тогда кто?
      - А не помню я уже, и у меня мигрень жуткая, так что отвали от меня.
      - Сам ты китайский... - зевнул Андрей и улёгся у костра.
      Заснуть я не смог, головная боль пульсировала, каждый раз меняя своё место в моей голове. Всё, что я мог, это прислушиваться к ночному лесу и к реакции наших птичек.
      Не знаю, в какое время я почувствовал тяжесть на затылке, такое чувство, что на тебя, - 'Твою же ш бабушку', - кто-то пристально смотрит!
      Дернул возле себя спящего Андрея за плечо.
      - Что такое?
      - За нами кто-то наблюдает!
      - Да чтоб этот мир, да когда это все закончится-то! - начал шипеть доктор, подымаясь и нащупывая своё оружие.
      Через повязку и веки в мои глаза опять ворвался яркий свет, усиливая мою и так невыносимую боль, заставляя сознание потухнуть.

      Чудный сон Александра
      Я стоял посредине нечто, белого, мутного, похожего на туман и как будто живого. Непонятная дымка словно играла со мной, то усиливая густоту вокруг меня, то давая просвет, чтобы я смог разглядеть, как вдали двигались тени. Вглядываясь в появившийся просвет, я рефлекторно напрягал зрение, чтобы рассмотреть, кто там или что происходит.
      Устав 'играть' с туманом, я мысленно махнул рукой и обернулся вокруг себя, высматривая, можно ли присесть, а то и вовсе прилечь, вытянуть спину и ноги. Как в стороне от меня словно открылось окно, обрамленное чудным узором, состоящим из того же плотного белого тумана.
      Подойдя ближе и заглянув в чудо окошко, и увидел небольшой караван, состоящий из большой повозки с клеткой, в которой находились два человека, и сопровождающих, примерно восемь всадников. К повозке на длинной веревке были привязаны знакомые мне ездовые птички. В голове зашевелилась мысль, как вдруг мои мысленные потуги прервал знакомый и жуткий рык. Сопровождающие всадники встрепенулись, остановились и начали собираться в плотное построение возле повозки. Спустя некоторое время кто-то закричал, указывая рукой в сторону леса.
      Сразу туда полетели стрелы и странные яркие шары, в глубине тёмного леса появились яркие вспышки. Страшный и неприятный рык снова резанул по моему слуху, и мое зрение ухватило, как в замедленной съёмке, события происходящего.
      Быстрая тень, появившаяся из темного леса, обрела черты знакомой твари с большими шипами по всему телу и страшной зубастой мордой. Резкое движение - и непонятный зверь буквально откусывает часть всадника из седла чёрной лошади, и кусок туловища взрываться яркими вспышками в пасти чудовища, словно шипучие леденцы. Ошарашенный от увиденного, я замечаю, как мне в голову спешит мой внутренний голос с комментариями: 'По всей видимости это защитный амулет на оставшейся части тела сработал'. Это же насколько суровая эта тварь, что ей защитный амулет как шипучка во рту.
      Пока мои мысли неспешно спорили между собой об опасности этого экземпляра животного мира, жуткая тварь уже своей тушкой буквально опрокинула ещё пару всадников, как кегли в кегельбане, и отмахивалась большой лапой от других всадников. Получив в бок что-то неприятное, зверь взвыл и резким скачком скрылся в темноте леса. Часть всадников спешилась и буквально собирала в кучу раненых и остатки конечностей всадников своего отряда. Очередной жуткий рык и тень появляется с другой стороны, быстрый рывок - и буквально подминает под свою тушу пару людей и по инерции ударяется боком, сотрясая повозку с клеткой своим ударом.
      Наблюдая всё это со стороной, я почувствовал, как и моё место, где я нахожусь, как будто сотряслось...
      - Да что б меня! Это же я там в клетке! Лежу? А рядом со мной мой лучший друг придерживает меня, чтобы я не скатился в пасть этому чудовищу! Да что за дурацкий сон-та! Дайте мне дверь, я хочу выйти отсюда!
      Туман дёрнулся, неохотно как-то шевельнулся и заволок дымкой окно, потом сгустился, уплотнился, и передо мной появилась белоснежная дверь со странным гравюрами. Не уделяя им внимания, что есть силы удрал ногой по двери. На моё вежливое требование дверь приоткрылась, и в просвете было видно жёлтое свечение, и я, не раздумывая, ударом руки распахнул дверь полностью, и яркое свечение полностью поглотило меня.

     ***
      Андрей.
      Очнулся я как-то неприятно, рывком, как будто прикорнул в автобусе, налетевшим на яму и своим подскоком сотряснувшим всё и вся.
      Первая мысль, посетившая меня, что нужно просыпаться, а то пропущу свою остановку.
      Моргая, я увидел какой-то лес, сразу подумалось, что всё-таки проспал, и автобус уже подъезжает к конечной остановке, которая как раз рядом с лесопосадкой. С трудом раскрыв глаза, долго не мог понять, почему я на полу, вокруг меня прутья и как-то прохладно мне. С трудом повернул шею по сторонам, ощутил сильную боль, похожую на сильно затекшие мышцы от долгой неподвижности. Потом мимо меня прошла странная лошадь с наглой раздражающей меня рожей всадника. Очень сильно захотелось врезать по этой скалящейся улыбке.
      Сзади себя почувствовал ещё кого-то, обернулся. Да это же Турыч в странной одежде.
      - 'Что-то не так', - зашевелилось у меня в голове, как неожиданный животный рык ворвался в мое сознание, пробуждая страх и непонятное беспокойство.
      - А-а-а! Я в этом гребанном мире! Вспомнил! И я в чёртовой большой клетке!
      Пока меня переполняли эмоции и нахлынувшие воспоминания, вокруг ситуация изменилась, все засуетились, слышна была ругань вперемешку с просьбами о помощи у высших сил.
      Осмотрев ещё раз клетку, тяжело вздохнул:
      - Ну хоть какая-то польза в сложившейся ситуации.
      Где-то сбоку от меня что-то вспыхнуло и бабахнуло. Ну что, началось представление, а я как аквалангист в экстремальном погружении в клетке с акулами