Патрацкая Наталья: другие произведения.

2018.6. Сапфирина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

  Наталья Патрацкая
  
  Сапфирина
  
  
  
  
  
  Глава 1
   До начала занятий оставалось минут десять. Две девушки могли себе позволить несколько минут постоять на улице. С первого взгляда молодые особы поражали своей полной противоположностью. Их объединяли только десять минут, которые обе были готовы потратить на праздный разговор.
   -Если девушка идет на высоких каблуках, то она находится в состоянии полной боевой готовности, - проговорила Ирина, необыкновенно красивая фея с сапфировыми глазами, с волосами до пояса, которые укрывали ее не хуже норковой накидки, а блестели так искусно, что видно было, что над ними работал мастер-стилист. Она смотрела на проходящих мимо нее девушек и, вероятно, поэтому сделала свое заявление.
   -Ирина, ты лучше скажи, чем волосы моешь? Они у тебя лучатся и искрятся! - задала свой вопрос Тамара, фея с серыми глазами, с белыми, крашеными волосами, которые никуда не струились, а просто торчали от любого ветра во все стороны. Она стояла в старых кроссовках, и каблуки ее вообще не волновали.
   -Тамара, я тебе говорю о каблуках, а ты мне задаешь вопросы о волосах, - возмутилась Ирина, которая тратила силы, время и золотые монеты на сложную окраску волос и использовала шампуни лучших фирм людского мира, но говорить об этом считала излишним. Ирина возвышалась над Тамарой сантиметров на десять за счет каблуков на туфлях, достойных подиума, а не кафеля перед учебным заведением.
   Напротив них стояли два накачанных парня, они разговаривали неизвестно о чем, но глазами вдоль и поперек измеряли девушек. Судя по частоте взглядов, парни по своим симпатиям к девочкам благополучно разделились.
   -Кирилл, ты почему глаз с каблуков Ирины не сводишь? Нравятся туфли? А ты завтра на нее посмотри! У нас первой парой будет физкультура, так они обе придут в кроссовках! Разницы между подружками не будет вообще! - заметил Феофан.
   -Знаю, Ирина свои волосы спрячет в хвост и станет скромной, но сегодня она превосходно смотрится. Я так бы и подошел к ней, - мечтательно сказал Кирилл и сорвал лист с гортензии, - а то стоим мы тут с тобой, как две пальмы в пустыне.
   -Тебе нравятся каблучки и на лирику потянуло. Кирилл, ты подойди к Ирине, скажи, что домашнюю работу сделал досрочно, она тобой сразу заинтересуется, - сказал Феофан.
   Мимо двух пар прошла группа студентов, которая сразу ушла в здание. Вслед за группой ушли парни. Ирина, увидев, что Кирилл исчез с толпой, хотела уже пойти вслед за ним, но не смогла сдвинуться с места. Она захотела пожаловаться на ситуацию Тамаре, но та исчезла вслед за остальными.
   Ирина подняла одну ногу над землей, но вторая нога за первой не последовала. Шикарная туфля приклеилась намертво к асфальту. Каскад волос опустился к земле вместе с ней. Она стояла на одной ноге на огромном каблуке без дополнительной точки опоры, изображая цаплю, пытаясь руками оторвать туфлю от земли.
   Неожиданно она почувствовала, что неведомая сила поднимает ее от земли. Она подумала, что вернулся Кирилл. Но это был не он. Это был робот, которым оканчивалась лестница, висевшая из летающей тарелки, где она через минуту оказалась с одной туфлей.
   Внутри летающей тарелки стоял полукруглый пульт управления и три кресла, намертво прикрученных к дну или полу. За спинками кресел находилась полукруглая стена, за которой была еще одна кабина полукруглой формы. В одном кресле сидел импозантный молодой человек с длинными ушами-антеннами. Во втором кресле сидел седой старик с бородой и со смеющимися глазами. Это был сам Афанасий Афанасьевич.
   Присмотревшись к нему, Ирина успокоилась.
   Сверху раздался голос диктора:
   -Ирина, занимайте третье кресло, оно Ваше на данный момент времени. Спокойствие! С Вами все будет в норме! Вы находитесь на борту летающей тарелки 08. На ноги наденьте золотистые сапожки, они стоят рядом с Вашим креслом. Наденьте на себя золотистую курточку и такие же брюки, они лежат на кресле. Ваше мини-платье сойдет за майку. Все. Да, знакомьтесь, рядом с Вами сидит князь Афанасий Афанасьевич - хозяин Медного треугольника. Меня зовут Феофан. В кабине сидит Кирилл. Перед Вами находится пульт управления. Переоделись? Садитесь в кресло.
   Ирина выполнила все приказания и села рядом с князем. Перед стариком находился пульт управления с меньшим числом сенсорных кнопок, чем перед Феофаном. Девушка посмотрела на надписи на кнопках. И ей стало грустно от собственной неловкости. У нее возникло ощущение, что она находится не в своей тарелке. Она окинула взглядом свой золотистый наряд, скрывающий фигуру, и замерла в ожидании. Она почувствовала, что летающий объект набирает скорость.
   Афанасий Афанасьевич заговорил скрипучим голосом, он сказал Феофану о том, как он понимает цель данного полета. От скрипучего голоса Ирину передернуло. Ей стало страшно. Она поняла, что они улетают в прошлое людей. В голове мелькнула мысль, что ее одели не по моде прошлых веков и вообще могли бы заранее подготовить к полету, хотя бы морально и материально.
   -Ирина, - заговорил Феофан, - мы не могли Вас предупредить о полете по многим причинам. Мотив полета Вы бы восприняли патетически. Мы решили проверить одну сказку. Улыбайтесь. Мы летим в район Медных гор. Ваша задача - стать на время дамой Недр. Помните фильм людей, где хозяйку Медной горы изображала великолепная актриса? У Вас брови треугольником, это нас и подкупило. Ваша внешность так и просится на большой экран.
   -Я поняла, вы отправляете меня лет на пятьсот в прошлое. Тогда я косу заплету, а то у меня костюм непригодный для дамы Недр. Мы в какое время года попадем?
   -Самый болезненный вопрос. Сотню лет я могу угадать, но время года не могу предсказать. Я знаю, что Вы умеете шить и вязать. Наряд себе сами сделаете. Я и мой отец, Афанасий Афанасьевич, обязательно Вас найдем. Мы все втроем войдем в прошлое, но по прежнему опыту известно, что мы можем оказаться в разных местах. Вам будут служить ящерки. Афанасий Афанасьевич с ящерками найдет общий язык.
   -А нельзя было просто сделать декорации и снять фильм в нашем светлом мире?
   -Нам нужна историческая достоверность. Ирина, девушка Вы закаленная. Ничего, выкрутитесь из ситуации. Вы уже готовы к полету? Внимание: минутная готовность. Мы пролетаем над Медными горами. Ирина и Кирилл катапультируются. Я оставлю корабль в потаенном месте. До встречи в прошлом!
   Все ничего, но что-то не получилось в расчетах Феофана. Ирина почувствовала, что время вокруг нее резко изменилось. Она катапультировалась и очнулась на снегу. Мимо нее проезжали люди Кареглазого хана и взяли ее, как золотистую добычу. Девушку связали и положили на коня. Она не стонала, а только крепко сжимала губы и зубы, чтобы ее не было слышно. Ирина подумала, что надо бы свалиться с коня на очередном подъеме. Ей трудно было сбежать с завязанными ногами. Ей хотелось быть найденной, значит, лучше всего побег осуществить можно на околице деревни.
   Со связанными руками и ногами очнулась Ирина на околице деревни. Девушка подняла голову и увидела перед собой странную деревню. Над трубами домов вился дымок. По деревне на санях, запряженных одной лошадкой, ехал мужик. Вдруг он оживился, увидев на снегу золотистое бревно.
   Подъехав ближе, мужик увидел странную девушку. Спрыгнул мужик с деревянных саней и подошел к Ирине. Смотрит, а на снегу лежит красивая девушка с золотистыми волосами в золотистой одежде, но со связанными руками и ногами. Мужик положил ее в сани и домой привез.
   Жена мужика сбегала за знахаркой. Ирина очнулась в доме, где вместо стекол на окнах были натянуты бычьи пузыри. Девушка медленно оживала в избе местной знахарки, пропахшей сушеными травами. Она исцелялась физически, но совсем не могла ответить на вопросы, кто она и откуда.
   Чем жили люди в то время? Чем кормились? Есть рыба в реке - поймают. Есть зверь в лесу - поймают в ловушку или убьют копьем, стрелой. Есть поляна - засеют рожью. Вот и сыты. А у кого корова или коза были - те люди богатые. Кто с пчелами умел дружить, у тех и мед водился. Чтобы жить в деревне, надо было работать в поле или животных держать.
   Ирина быстро поняла, что в деревне надо работать, чтобы жить.
   Вспомнила она уроки домоводства в школе, самые простые уроки кройки и шитья. Сшила она себе платье длинное из холста белого по типу ночной рубашки, расшила его узорами. Но это платье захотела взять себе жена деревенского богача. Продала она платье за продукты. Взяла девушка котомку и пошла по горам, по долам, а к вечеру домой вернулась. Так и стала она ходить по Медным горам.
   Когда пища у Ирины заканчивалась, она шила платье, отдавала его за продукты и опять шла в горы. Тянули ее горы несказанно. Нашла она в горах пещеру большую. И будто свет в пещере был. Но в том месте, где свет шел, мог и дождь пойти. Пошла она в подземелье, слюду нашла. Закрепила она слюду в местах, где свет в пещеру проникал. И дождь к ней в пещеру уже больше не попадал. Температура в пещере была более постоянная, чем на земле, это и привлекало девушку.
   Ирина украсила пещеру. Она сделала себе кровать из мешка с соломой, и тепло стало лежать ей в пещере. Нашла девушка в подземелье сапфиры, обменяла их на шкуру медведя у охотников. Так и стала она жить в пещере. Найдет что внутри гор - обменяет в деревне на нужную в ее хозяйстве вещь. А саму Ирину стали называть дамой Недр.
   Девушка все больше узнавала секреты гор. Зрением она обладала как у кошек и в темноте все хорошо видела. Горы к ней привыкли и она к ним.
   Люди в деревнях, что рядом с горами были расположены, привыкли к тому, что в горах живет дама Недр, которая стала разбираться в том, чем горы богаты, и с людьми умными по этому поводу беседу держала.
   Знала она, где руда медная, где железо находится, где уголь для печи найти можно. Дрова с земли в пещеру она больше не носила, а уголь и горел жарче, и меньше его нужно было, чем дров. Люди сами продукты ей несли в обмен на медь или уголь. Однажды девушка нашла прожилки блестящие в породе, каменья-самоцветы обнаружила.
   Одежду себе стала шить красивую, каменьями обшивать. Люди из деревень даму Недр еще сильнее стали уважать, кланялись ей в пояс, когда с просьбой шли, или ей чего в дар несли. Приручила Ирина ящериц себе служить, много их в ту пору в горах бегало, подкармливала она их. А потом и ящерки ей стали приносить то, что она просила. Заходили к ней в гости люди, они все понимали.
   Пещеру Ирина как дворец украсила, все у нее блестело и сияло, светом сквозь слюду освещалось. Дама Недр достигла своим трудом благополучия и стала скучать в пещере. Хотелось ей, чтобы люди оценили красоту ее и ее жилища, а может, ей любви человеческой захотелось.
   Девушка взрослела. Однажды пришел парень, он показался Ирине знакомым. Она назвала себя Ириной. В его голове словно молния прошла и вышла. И Ирина пыталась вспомнить, откуда она знает парня по имени Кирилл, но не могла. На желание ее как по сказочному велению и появился этот красивый парень в проеме пещеры.
   Взгляды их удивленные встретились, любовь зародилась и засветилась в самоцветах на одежде дамы Недр. Парень в лаптях, в длинной рубахе, вышитой по горлу, и двинуться с места не мог. Кирилл, а это был он собственной персоной, стоял и смотрел на Ирину, одетую в ослепительное от самоцветов платье. Он приметил красоту пещерного дворца. Парень оказался по природе своей такой, как дама Недр: не хотел он коров пасти, не хотел рожь сеять, не хотел рыбу ловить и на охоту ходить.
   Остался он у дамы Недр. Стали они вместе делами внутри гор заниматься. Кирилл в пещере прижился, словно домой попал. Ящерки его признали. Оживилось подземелье. Кирилл улучшил быт дамы Недр тем, что сам мастерил ей домашнюю утварь и все самоцветами украшал. Даму Недр присутствие молодого человека не раздражало до поры до времени, но однажды ей надоела суета Кирилла, и стала она все чаще уходить из своего дворца подземного.
   С давних времен ценились среди женщин каменья самоцветные, драгоценные, сапфиры темно-синие. Во времена Кареглазого хана много тех каменьев находили в горах Медных. А горы те с севера на юг тянулись. Много людей из войска его в горах тех осталось, коренными жителями стали, все самоцветы найти пытались для хана и своих женщин.
   Люди с серыми глазами с кареглазыми людьми из войска хана исподволь переплелись. За пять-шесть веков много чернооких людей народилось. Во многих семьях глаза у матери карие, а у отца - серые.
   А отчего все это произошло?
   Сероглазые люди были русоволосые, но триста лет кареглазого ига даром не прошли. В стране мало осталось семей, в которых были бы светловолосые, сероглазые люди в нескольких поколениях. До города Древнего Новгорода не дошли войска хана, может, в тех местах и живут сероглазые да русоволосые люди?
   В горах долго вели раскопки люди из войска хана. Искали они в горах руду медную да покладистую, чуть не золотою ее считали, стрелы медные из нее делали, монеты чеканили и находили в горах каменья самоцветные.
   Были в войске хана знатоки каменьев самоцветных. Хан оставил своих людей в горах, чтобы искали они камушки, что глаза радуют и здоровье берегут. Долго люди хана в горах работали, с лучшими местными мастерами совет держали.
   Добыли они каменьев на два сундука всех цветов радуги.
   Тяжелы камешки, хороши камешки, хоть на шапку их, хоть на женские украшения. С добром те камешки соглашались, а со злобою расставались.
   Камешки все хитрые, хоть и неживые, а есть в них сила непонятная. Узнал про сундуки Кареглазый хан, обрадовался. А камни про то узнали и не захотели к хану ехать.
   Люди с сундуками в горах заблудились. Таскали они сундуки, устали, ноги сбили, руки мозолями покрылись от ручек, с голоду стали падать, а выход из гор найти не могут, так и обвились их косточки вокруг сундуков. Пробегали рядом с сундуками ящерки, видели они косточки слуг хана. Подняли они крышку сундука с самоцветами, обрадовались несказанно, в другой сундук заглянули и заплясали от радости, и ну бегом к даме Недр.
   Ящерки те слугами были, услужить даме Недр - им в радость, а она их за то и любила, и не обижала, и дороги им в горах не путала. Сундуки пришла посмотреть сама дама Недр, за ней бежали ящерки, как шлейф. Ящерки, возглавляемые Ириной, все знали, что в горах делается, и про то Кирилл все Ирине докладывал. Обрадовалась дама Недр, увидев набор каменьев самоцветных, почувствовала она в них силу невиданную, поняла, что с большим умом каменья подбирали, и темная их ценность - обеспечивать здоровье того человека, которого они признают своим хозяином или хозяйкой.
   Если уж правду сказывать, то это ящерки по приказу князя Афанасия Афанасьевича сбивали с пути слуг хана. Знал он про работы по поиску самоцветов, но решил дать им возможность создать полную коллекцию каменьев, и теперь дама Недр была хозяйкой двух сундуков, дающих здоровье и благополучие их хозяину.
   Жадной дама Недр не была, и она понимала: лишнее взять - это плохо. Вот и умерли те, кто собирал эти самоцветы, их сияние было сильнее дозволенного. Нельзя собирать больше одной коллекции камней. Одна коллекция помогает, а от двух коллекций погибают.
   Велела дама Недр ящеркам спрятать один сундук там, где он стоит, а каждой ящерке бросить по одному камню обычному на сундук. Знала она, как хан войска свои считал. Спрятался сундук под горой камней. Поставили ящерки с помощью Кирилла второй сундук на медвежью шкуру, ухватились за нее со всех сторон и потащили в покои дамы Недр.
   Этот сундук всегда был при ней, никому она про него не сказывала. Исправно ящерки служили даме Недр, пищу с земли приносили и одежду. Смотрела она на самоцветы из сундука, но надолго сундук нельзя было открывать, душа не разрешала. Ящерки не советовали ей держать сундук открытым.
   Через некоторое время забрел в горы к даме Недр мужик, который ее нашел на снегу и на своих санях в дом увез. Приглянулась мужику дама Недр. Затуманила она мысли его и отпустила с богом. На прощание положила она в руку мужика камень желтый, самоцвет красоты невиданной, неслыханной.
   Поднялся мужик на землю, лег на травушку-муравушку, долго лежал, ничего не мог вспомнить, но чувствовал, что силы к нему пришли богатырские. Вскочил мужик на ноги и ну бегом в сторону деревни. Где был, где камень нашел - не помнил мужик.
   Помнил он, что в горных пещерах бродил, свет увидел, на него пошел, а потом будто все исчезло - и очнулся с камнем в руке. Камень тот красивый да сияющий, прямо солнце яркое. Решил мужик про то, что не помнит, людям не говорить, мол, нашел камень самоцветный, и все.
   Хан Кареглазый не мог успокоиться, что два сундука с самоцветами в горах остались, посылал он за ними своих людей, но люди возвращались без сундуков. Не нашли люди хана сундуки, не давали им ящерки найти дорогу. Дама Недр свой сундук с каменьями хорошо хранила. Найти ее или ее сундук было невозможно. Сундук, лежащий под камнями, был такой же, да что-то в нем было лишнее.
   Странные дела творились в том подземелье. Звери, живущие поблизости, умирали рано и странной смертью. От сундука дамы Недр добро и здоровье шло, а от зарытого сундука сила шла злая и людям в ту пору непонятная. Никто из людей не знал и не ведал про тот сундук. Но место, где сундук был зарыт, люди чувствовали, рыть землю там не рыли, а трупы зверья разного находили. Сами люди в том проклятом месте старались не бывать, но слухи шли.
   Когда слуги хана собирали самоцветы, один мужичок бросил в тот сундук камешек не самоцветный, но странный, который в одежде своей носил. Мужичок тот здоровым мужиком был, пока этот камешек не нашел.
   Камешек он не мог бросить просто так на землю, долго он его с собой носил, а нашел его далеко от гор, когда с войском хана шел по степи чужой, по Степной стране, где местные жители песни пели длинные да тягучие.
   В тех степях было место одно заколдованное, боялись туда местные жители ходить.
   Один житель степей рыл там землю да умер вскоре, а почему - не понял никто. Крепкий мужик был. Птицы, звери там умирали, трупы их разлагались, а воронье мясо их не трогало.
   -Очень плохое место, - говорили про него жители.
   Неожиданно для Ирины ее путешествие подошло к концу. Рядом с ней стоял хозяин Медного треугольника - Афанасий Афанасьевич. Они вышли из пещеры дамы Недр, где их ждала летающая тарелка и Феофан.
   -Ирина, так почему один сундук приносил много горя, а другой много здоровья? Ты теперь знаешь ответ на этот вопрос.
   Она напрягла свои извилины и ответила:
   -Во втором сундуке лежал радиоактивный камень.
   -Правильно. Его судьбу ты проследишь в следующем полете, а сейчас прыгай к своей туфле на каблуке.
   Ирина по веревочному трапу спустилась с летающей тарелки на кафельный двор. Ее нога вошла в забытую туфлю. Она подняла ногу. Нога поднялась вместе с туфлей. Все было в порядке. Из здания вышли студенты. Они окружили Ирину. Они смотрели на нее восхищенно.
   -В чем дело? - удивилась Ирина.
   -Ирина, ты наш герой. Страна гордится твоим полетом в сапфировое время.
   И вот тут произошло чудо.
   Ирину вытолкнуло в прошлое, которое было с ее предками в доме бабы Тани. Ирина не могла быстро перемещаться из прошлого в настоящее, она медленно скользила по виртуальному времени.
   Ирина была приглашена в Мраморный дворец в качестве фрейлины царицы совсем по другой причине. Для своего времени она была прекрасно образованной, обладала удивительной красотой, приятной во всех отношениях, - все эти факторы и стали составляющими причины, почему она появилась в Мраморном дворце. Фрейлинами царицы чаще всего были девушки из древних славянских родов.
   На ответственных царских приемах все фрейлины должны были присутствовать и изображать массовку, сквозь которую проходила царственная чета. На фоне красивых фрейлин важность царицы резко возрастала. Послы засматривались на фрейлин, и это играло положительную роль в деловых переговорах - они становились более щедрыми и сговорчивыми.
   Ирина наступила атласной туфелькой на краешек платья.
   -Ой, чуть платье не испортила, а сегодня прием во дворце! - воскликнула она.
   Очередной прием в Мраморном дворце был подготовлен увлекательный: послов развлекали аукционом, на котором продавали новые ювелирные изделия. Царица играла с послами в поддавки, и послы почти даром получали подарки.
   Одному послу так понравилась фрейлина царицы Ирина, сероглазая статная красавица, что он подарил ей желтый сапфир. Сапфир был закреплен в золотом ажурном диске, а оправа своим контуром соприкасалась с соломенной шкатулкой круглой формы и держалась в шкатулке крепко, как будто кто солнце в шкатулке спрятал.
   -Сапфир "Соломенная вдова", - сказал посол Ирине. Он из соображений безопасности решил не брать дар царицы, или предчувствие опасности у него было хорошо развито.
   Шкатулочку с сапфиром Ирина убрала в секретер стола и закрыла на замок.
   В дверь постучали:
   -Ирина, Ирина, отвори дверь!
   -Господин посол, я уже сплю.
   -Спать со мной!
   -Нет! Нет!
   -Ирина, скажу царице, что ты против мира между нашими странами!
   -Господь с Вами, господин посол!
   Посол ушел. Вскоре пришел с царицей.
   -Ирина, мать моя, ты почему не слушаешь господина посла? - крикнула сквозь дверь царица.
   -Матушка царица, он требует любви.
   -Ирина, отвори дверь! Возьми мир между нашими странами на свою душу!
   Царица ушла. Ирина открыла дверь. Посол ворвался в комнату.
   -Ирина, ты прелесть! Я твой, душа моя!
   Посол, худощавый мужчина, несколько тоньше красавицы Ирины, уже сбрасывал бальные панталоны. Ирина медленно снимала платье. В комнате стояла широкая и прочная кровать. Только теперь девушка осознала всю свою миссию во дворце. Ее долго берегли. Но посол был важный. Фрейлина вскрикнула, вскочила и выбежала из комнаты.
   Иногда Ирине казалось, что из секретера идет лунный свет. Особенно он хорошо был виден зимними ночами. Свет сапфира ее не пугал, в нем была некая таинственность. Она зажигала свечи в канделябре и писала стихи под сияние сапфира. В такие минуты она открывала шкатулку и наслаждалась красотой камня - и засыпала от странной усталости.
   Окна светлицы выходили на набережную реки. Вид из окна был замечательный: волны плескались о гранит набережной и ночью убаюкивали. Если ветер дул с реки, то в комнате становилось немного прохладно.
   Мраморный дворец был так велик и красив, что у Ирины не было необходимости выходить из него. Да фрейлинам и не разрешали отлучаться из дворца. Летний сад был летней радостью фрейлин, иногда их отпускали туда гулять. Прогулки были редкие, но радость доставляли фрейлинам большую.
   Родители редко навещали дочь, такое условие ставила царица. Но как бы хорошо фрейлины ни отгораживались от внешнего мира, жизнь сама приходила во дворец. Ирина однажды увидела великолепного офицера в форме улана.
   Ой, эта форма улана с высоким головным убором и белой лентой через плечо делала офицера еще выше и привлекательнее для молодой девушки. Серые глаза улана стали ее преследовать в мечтах днем и ночью.
   Дворянин Кирилл служил в легкой кавалерии. Встречи Ирины и Кирилла были необыкновенно короткими, или им так казалось, и потому полностью запоминающимися. Оба они были на службе царя и отечества.
   Большую радость им принесла встреча на балу, куда улан попал за воинские заслуги. Ирина расцветала от взгляда серых глаз своего героя сердца. Как прекрасно скользить по великолепному паркету дворца с любимым уланом!
   Жизнь в такие минуты казалась великолепной.
   Она знала, что жизнь во дворце полна скрытой опасности, здесь нельзя было лишнего говорить, нельзя было осуждать действия царицы.
   Для того чтобы выжить во дворце, надо было хитрить, льстить царице через любые уши, чьи языки немедленно все доносили к ушам царицы.
  
   Превратности судьбы во дворце можно было понять в полной мере. Ирина смирилась со своей участью и решила дождаться свободной жизни после службы в Мраморном дворце.
   То, что ее могут подставить любому человеку по приказу царицы, она уже хорошо усвоила. Хуже могло быть, если сам царь или фаворит царицы обратит на нее свое внимание. Ирина от горничной, убирающей в ее комнате, знала, что в таких случаях фрейлины не выживают. Им протягивают с улыбкой бокал с напитком, и после этого их уже никто не видит.
   Царица ревнива для своего же блага и для блага всей страны. Готовить яды ее научила бабка, которая была у королевы другой страны незадолго до жуткой ночи.
   Бабка царицы приезжала на свадьбу принца Наварры, да и почерпнула опыт правления от самой королевы. Хитрость и яд - вот две составляющие ее правления, а сыновья у нее были больны. Кровь шла из их пор, а мать правила за их спиной. Эти рассказы впитала царица от своей бабушки и не уступала власти во дворце, хоть на троне сидел ее муж, царь.
   Фрейлины выполняли все ее требования. Послы знали, кто главный во дворце, и оказывали царице все необходимые почести. И все же не избежала Ирина тяжелой участи красавицы. Посол рассказал самому царю о несостоявшейся любви с фрейлиной Ириной. Царь очень заинтересовался его рассказом. Ему захотелось быть первым, пока царица фрейлину Ирину кому-нибудь не подсунула.
   Сам царь явился к фрейлине.
   Ирина невольно открыла царю дверь. Она ощутила холодок ужаса от своей участи. Страх сковал ее, но не впустить царя она не могла. Царь был навеселе, море ему было по колено. Он весело заговорил с фрейлиной. Та потихоньку втянулась в разговор. Ласковые движения царя она не смела оттолкнуть. Царь был мастер любви без любви. Нежность его рук заменяла любую любовь.
   Он вкрадчиво довел Ирину до абсолютного понимания важности момента, когда она сама была готова кинуться в объятия царя. Она сняла с себя платье и помогла царю раздеться. Любовь с царем так поглотила фрейлину, что она обо всем на свете просто забыла. Царь ушел, а фрейлина ждала мести царицы.
  
  
  Глава 2
   Вскоре Ирина поняла, что она от царя становится тяжелее день ото дня. Решила фрейлина выйти замуж за улана Кирилла, но того отправили в действующую армию по приказу царя и отечества. По многу лет фрейлины у царицы не служили, поэтому их состав постоянно менялся. Ирине пришлось покинуть престижную службу при дворе Ее Величества.
   За службу она получила титул княгини и деревню Медный ковш. Родители Ирины к этому времени переехали в Северную столицу, жили в каменном трехэтажном доме рядом с Невским проспектом. К родителям и переехала из Мраморного дворца молодая княгиня в интересном положении.
   Душа Ирины дышала свободой передвижения, свободой выбора наряда. Теперь она могла менять свои платья! Фрейлины ходили, похожие друг на друга своими дворцовыми нарядами, как уланы в форме. Ирина с маменькой пошла в магазин "Гостиный двор" выбирать ткани и ленты.
   Ей покупали все, что она скромно просила.
   Ирина стала писать стихи, чем не очень радовала своих родителей, но они так были рады возвращению дочери, что прощали ей все! Она стала посещать вечера поэтов, читала на вечерах свои стихи, но женщин похвалой редко баловали, и ей стало скучно от несправедливости. Она углубилась в домашние дела и писала в стол, если очень хотелось писать стихи.
   Иногда Ирина посещала балы, но достаточно скромные и не в Мраморном дворце. Ходила она в театр с маменькой. Жизнь была спокойная и налаженная. Ирина читала газеты и книги. Родители пытались найти ей жениха, но она всех отвергала, что совсем не мешало продолжать быть красивой, цветущей девушкой.
   Беременность исподволь нарастала. Скрытые сроки быстро проходили. Ирину приметил барин Яков Тимофеевич, живший по соседству. У него было имение, и не одно. За счет деревенских доходов он спокойно жил в столице, не имея вредных привычек. Пара они хорошая. Родители стали улыбаться соседу, им уже снились будущие внуки...
   В Северную столицу не ко времени явился улан Кирилл. Барин Яков Тимофеевич пришел в состояние отчаянья. Кирилл явился с войны нервным и раненым, недовольным всем на этой земле. Родители Ирины от беспокойства не знали, что и делать.
   Но Кирилл случайно встретил женщину на проспекте и зачастил к ней в дом, весьма странный для приличных людей. Ирина нервно переживала изменения, произошедшие с Кириллом. Между ними как будто прошел луч света желтого сапфира, так показалось ей. Отношения у них стали прохладными. Она поняла женским своим чутьем, что сейчас ей лучше выйти замуж. Родители постоянно намекали Ирине о Якове Тимофеевиче.
   Барин Яков Тимофеевич вздохнул свободно, когда понял, что девушка к нему стала хорошо относиться, и предложил Ирине выйти замуж. Она согласилась. Свадьба прошла прилично, с хорошим вкусом. Вскоре по обоюдному согласию новых родственников в одной стене прорубили дверь и две квартиры соединились.
   Осеннее серое небо сменилось морозным ясным небосклоном. Редкие перистые облака не мешали солнцу освещать первый лед на водоемах города. Народ и господа с удовольствием меняли сюртуки с накидками на шубы и кожухи, если они были. Длинные юбки раскачивались под меховыми жакетами. Меха распространяли запах нюхательного табака, которым пересыпали одежду против моли. Нюхательный табак держали в табакерках, считалось высшим шиком нюхать табак и чихать для здоровья. Из труб домов вились струйки дыма. По проспекту катили кареты и конки.
   В морозное утро родила Ирина мальчика Илью. Яков Тимофеевич был несказанно рад наследнику. Сын царя так и не узнал, кто его настоящий отец. Для ребенка приготовили детскую комнату, в которой висела колыбелька, прикрепленная к потолку. Родители мальчика воспитывали его по всем правилам и рано стали учить читать. Лет через пять бог послал им девочку Машу.
   Ирина гуляла с детьми сама. Ей нравилось воспитывать детей. Дома ей помогали родители и прислуга из деревни, но воспитание детей она не доверяла никому, пока они были маленькие. Яков Тимофеевич мечтал, что Илья станет юристом. И мальчик оправдал его надежды. Он хорошо учился и поступил на юридический факультет университета. Яков Тимофеевич и Ирина были спокойной супружеской парой, без больших потребностей и затрат. Все у них ладилось. Их деревни процветали.
   И урожаи были хорошими. Родители их жили долго и были достаточно тактичными, чтобы не мешать им, а только помогать. Илья и Маша росли под присмотром родителей, дедушек, бабушек и слуг. Все хорошее иногда резко меняется. Умерли один за другим родители Якова и Ирины.
   Их усадьбы остались без присмотра. И сразу доходы с деревень стали меньше, а расходы в Северной столице возрастали очень быстро, и быстро росли дети. Пришлось барину Якову Тимофеевичу ехать по деревням и наводить в них относительный порядок. Заболел он от непривычной работы и умер в одной из деревень под названием Медный ковш, не доехав до Северной столицы.
   Ирина попыталась установить связь с деревнями. Деревни все меньше приносили средств к ее существованию. Оставить детей на слуг она долго не решалась, но пришлось. Приехав в деревню Медный ковш, она поняла, что в городе им больше не жить, придется вести деревенский образ жизни. Она решила забрать дочь Машу к себе и высылать деньги на учебу сына. Так она и поступила. Дверь между квартирами в доме замуровали. Одну квартиру сдали в аренду. Дома требовали ремонта и не очень дорого стоили.
   На некоторое время Ирина наладила деревенский быт. Однажды она посмотрела на желтый сапфир, и ей показалось, что он недоволен ее жизнью. Или сапфиру не нравилась жизнь в деревне. Иногда сияние камня она воспринимала как живой отклик на свои беды. Как могла жить в деревне фрейлина царицы, дама из царской свиты? Не могла. И она вспомнила улана Кирилла. Она подумала, что если улан жив, то он ее еще любит.
   Ирина назначила нового управляющего всеми деревнями и поехала в Северную столицу, прихватив с собой средства для существования в городе.
   Первым делом она занялась ремонтом своего дома, потом обновила гардероб, после этого нашла Кирилла. Забыть первую любовь он еще не мог. Он к этому времени стал красивым и покладистым мужчиной. Жизнь его многому научила. Ирина и Кирилл поженились и восстановили вторую квартиру.
   Дочь Ирины Маша подросла, но мало походила на мать. Она не отличалась красотой и статностью матери, поэтому надежды на то, что она станет фрейлиной царицы, не было. Маша была похожа во всем на своего отца - Якова Тимофеевича. У нее не было вредных привычек, но и хороших было немного. Выдали Машу замуж за такого же спокойного парня, у которого не было особых желаний. Раньше ему желания диктовала мать, теперь - Маша, если сама она не ленилась чего-либо желать.
   Оба они были меланхолики.
   Дети выросли. Ирина вновь могла спокойно читать книги. Она с великим интересом прочитала книгу "История родов русского дворянства". К дворянам Ирина себя относила, но очень хотелось найти предков в книге! Одно было жаль, что все дворяне исчислялись по мужской линии от владык из древнего рода.
   И если проследить всех бояр и князей до девятнадцатого века, в котором жила Ирина, то получилось, что князья сами себя уничтожали из поколения в поколение.
   Каким образом? Они с большим шиком выходили замуж и женились практически на родственниках в разных поколениях. Конечно, были и пришлые из других родов, но люди старались сохранить свой род по линии древнего рода.
   Женщины, вышедшие замуж за людей из другого рода, исчезали из списков княжеских родов. Получалось, что чем дальше и больше просматривала книгу Ирина, тем все больше встречала рассказов о бесплодных мужчинах, сыновьях великих родов.
   Некоторые княжеские рода сохранились, но очень чувствовалось, что история то и дело поворачивала вспять, чтобы найти предков всемогущих в другие времена. Фамилии постоянно изменялись несколько странным образом: из клички получалась фамилия целого рода. Ирина пришла к выводу, что прямых предков из древнего рода у нее точно нет, но боковые ветви она не исключала.
   Кирилл не осуждал пристрастие Ирины к книгам, он знал одно: если жена читает, значит, в доме тихо. И ему было с ней покойно. Они жили довольно хорошо. Своих детей у Кирилла не было.
   Дочь Маша удивила своих родственников тем, что уехала жить в деревню, в имение своей матери. С Машей уехал ее муж Антон Иванович. На прощание Ирина подарила Маше сапфир "Соломенная вдова".
   Сын Ирины Илья окончил университет. Он стал красивым и умным мужчиной. Внешне он напоминал Ирину. Илью взял личным юристом князь Воронов, который часто бывал при дворе. Дочь князя, Лизонька, влюбилась в статного сероглазого Илью. Сам князь был не против замужества дочери.
   Он прекрасно понимал, что сохранить и пополнить накопленные предками богатства может вот такой Илья - трудолюбивый и порядочный человек. И еще Илья внешне напоминал царя...
   Любовь молодой княгини носила вспыльчивый характер. Все ее дома звали Лизонькой. Она была летающим, порхающим мотыльком. Ее ручки парили над клавишами рояля. Ее юбки летали по большому дворцу князя. Тоненькая и легкая, изящная и красивая девушка обволакивала своими флюидами благородного Илью. Он рядом с ней казался еще более высоким и крепким мужчиной. Лизонька имела ярко выраженный темперамент. Живая и подвижная девушка. Долго она не сердилась. Много не переживала. В жизни у нее все было, в смысле дохода и благосостояния.
   Свадьбу Лизонька попросила сделать пышную, но без большого количества людей. Собрали целый санный поезд и с колокольчиками объехали все центральные улицы Северной столицы. Соболиная шуба с горностаевым воротником прекрасно сохраняла тепло Лизоньки во время поездки. Жить молодые остались во дворце князя.
   Илья спокойно переносил причуды жены и хорошо вписался во дворец своего тестя. Любовь молодых диктовалась самой Лизонькой. Ее неуемным темпераментом. Но вот детей у них долго не было. Умная жена, как благородная дворянка, для защиты от беременности использовала золотое кольцо. Илья мысленно переживал отсутствие детей, не догадываясь о золотом кольце.
   Но они были молоды. Работы у него было много, так как князь, отец Лизоньки, имел свои заводы в городе. Рабочие не всегда были покорны. Да и поставщики имели относительную порядочность. Маша к брату в гости не приходила. Домой к матери Илья практически не ходил. Маша с Ильей общего языка не нашли. Брат все дальше отделялся от сестры.
   В семье Ильи появился ребенок. Это Лизонька, наконец, решила стать матерью и родила девочку. Илья очень рад был дочке, а та большего всего любила лазить по своему большому папе. Мама у нее постоянно была в делах и очень часто отсутствовала дома. С ребенком сидели мамки-няньки. Лизонька вновь порхала в поисках приключений по Северной столице. Время она чаще проводила с подругами, чем с ребенком.
   Внучка царя жила совсем недалеко от дворца, на канале с золотыми сфинксами. Но царь не знал про свою внучку и про сына, который жил практически рядом с ним, даже по меркам девятнадцатого века
   Прошло время, лет двести-триста. Однажды приехали люди на подводах медь добывать, да и наткнулись на сундук, который гномы забросали землей, а рядом скелеты лежали слуг хана Кареглазого. Взяли люди сундук и вынесли его на волю, про то царице в Северную столицу немедленно сообщили.
   Царица приказала доставить ей сундук, но часть камней по дороге сгинула вместе с людьми. Не без этого. Не знала она, не ведала, что нельзя самоцветы эти раздавать, нельзя на них смотреть долго.
   Умерла царица от сияния камней. На смену царице царь пришел. Знал он про несчастье с царицей, поэтому держал у себя в покоях сундук закрытым. Позвал царь к себе гадалку и спросил, в чем сила камней. Та была выдумщица большая, но и предвидела немало.
   Сказала гадалка, что камни обладают огромной энергией, непонятной ей самой, и лучше из палат царя их убрать. Послушался царь гадалку. Убрали самоцветы от царя. Велел он из них украшения смастерить, чтобы красивые были и все разные, и на вкус разный.
   Задумал царь раздарить с пользой для себя и своего отечества все самоцветы. Ювелиры, кто украшения те делал, умирали чаще других ювелиров. А сделали из тех каменьев украшения для послов, решили их раздарить на праздниках, ассамблеях. Одно украшение, выполненное из желтого сапфира, сам царь назвал "Соломенная вдова".
   Внучка Ирины, Варвара, росла красивой, статной сероглазой девушкой с большой русой косой, вверху косы красовался атласный бант. С 14 лет к ней засылали сватов. К своей бабушке девушка всего один раз и ездила на берега Невы. Бабушка осталась довольна внучкой и очень жалела, что та живет в деревне, но мама Варвары, Марья Яковлевна, ехать в город отказывалась.
   Отец Варвары, Антон Иванович, в деревне преобразился. Здесь никто его не считал увальнем, как в городе. Здесь его почитали умным и сильным мужчиной. В деревне он был на своем месте. Чаще всего Антона Ивановича можно было видеть в кузнице. Нравилось ему работать тяжелым молотом. Кузнецом он был отменным. В деревне при нем народ стал строить добротные избы.
   Построили на всех хорошую мельницу. Антон Иванович для всех деревенских жителей был отцом родным. Марья Яковлевна в минуты грусти доставала подарок матери - сапфир "Соломенная вдова". Сапфир не очень любил жизнь в деревне, но одобрял действия Антона Ивановича и покорно сносил грустные взгляды Марьи Яковлевны. Сапфир лежал в своем золотом обрамлении и грустил вместе с хозяйкой.
   В деревне произошло трагическое событие. Одна непокорная лошадь так лягнула Антона Ивановича, когда ее подковывали, что он слег и вскоре умер. Марья Яковлевна онемела от горя и практически сама не передвигалась. Варвара хлопотала вокруг матери. Мать торжественно, насколько это было возможно в ее ситуации, передала сапфир "Соломенная вдова" Варваре и умерла.
   Девушке было лет 15. На память от матери у нее остался сапфир, но дочь посчитала его маминой безделушкой и засунула за печку. Без сапфира она себя лучше чувствовала, он мистически плохо на нее действовал, он ей мешал своим желтым глазом. Одним словом, не сроднились сапфир и Варвара. Она осталась одна. Грустное состояние от потери отца и матери она переносила с большим трудом.
   Рядом с деревней рос лес. Робость ей была неизвестна, она родилась рядом с лесом. Варвара стала ходить в лес за земляникой, за малиной, за грибами. Подруги ее мало занимали, она предпочитала одиночество в лесу. Вместо ружья она брала с собой легкий лук и стрелы.
   Сосед по ее просьбе сделал наконечники для стрел. Лук для нее согнул мастер, который хорошо знал свойства дерева, но чаще для людей он плел корзины. Варвара хорошо стреляла по мелкой цели. Убить медведя из лука она не надеялась, а для самоуспокоения он ей был нужен. Из лука Варвара могла подстрелить утку на лету.
   Друг у девушки объявился самый неожиданный - лось. Это дивное животное с ветвистыми рогами всегда выходило на тропу, когда Варвара шла в лес. Первый раз девушка испугалась лося и повернула назад к дому. Лось остановился и стал бить копытом по земле, словно просил: вернись, не уходи.
   Варвара остановилась, повернулась к лосю и подошла к нему, словно он был простой лошадью. С лошадьми Варвара умела обращаться, но предпочитала ходить пешком, а не скакать на лошади. А лось? Варвара не знала, чего можно ожидать от лося. В котомке у нее лежала краюха хлеба. Она отломила половину и протянула лосю. Лось огромными мягкими губами забрал хлеб с ладошки Варвары.
   Варвара стала с ним разговаривать, а потом сказала простую фразу:
   -Лось, идем со мной.
   И лось пошел с ней рядом. Варвара потрепала его по холке. Лось помотал головой. Варвара ничего не собрала в этот день, но у нее стало спокойно на душе. Она погуляла немного с лосем, с этим стройным и гордым животным из лесного мира. И опять сказала:
   -Лось, идем домой.
   Лось повернулся и пошел провожать ее домой. Когда сквозь деревья стали просвечивать избы, лось остановился. Варвара его поняла и сказала:
   -Лось, иди в лес. Мы еще встретимся.
   Лось послушно пошел в лес. Еще несколько раз лось встречал в лесу Варвару. Встречи Варвары с лосем заметил Андрей, сын управляющего, которого когда-то назначила Марья Яковлевна. Андрей спросил:
   -Варвара, что за дружба у тебя с диким лосем?
   -Не знаю, но лось меня ждет постоянно на тропе, когда иду в лес.
   -Ты его прикормила хлебом?
   -Да.
   -Варвара, дружба с лосем - это интересно, а ты не боишься? Зачем лук носишь с собой?
   -Мне нравится попадать в цель.
   -Варвара, выходи за меня замуж! Я понимаю, тебе трудно жить одной.
   -Давай поженимся, но через год.
   Варвара вышла замуж за красавца Андрея, но его вскоре призвали в действующую армию. Вернулся он совсем больным человеком, и все же у них родилась дочка Маша, когда Варваре исполнилось 25 лет.
   Через шесть месяцев после смерти Андрея Варвара Антоновна вышла замуж второй раз, за вдового мужчину Артема Ивановича, у него от жены остался сын Митя. Жизнь Варвары становилась все беднее и труднее. Артем Иванович и Варвара решили поехать в Сибирь, поискать счастье. Остановились они в какой-то деревне, поставили домик с крышей над головой.
   Артем Иванович познакомился с политическим ссыльным, помогал ему. Ссыльный был грамотный, он и стал учить грамоте Митю, а Машу учить мать не разрешала. Девочку соседи подкармливали ржаным хлебом с молоком, и это было очень вкусно, шло за лакомство. В Сибири калачики на деревьях не росли, счастье не улыбалось, а холод был жесткий.
   Родители Маши решили вернуться на родину, в родную деревню, где им помогли родные, и они остались в деревне. Артем Иванович работал портным, ездил с женой по селам. Они вместе шили одежду тому, кто пригласит, за работу получали в основном продукты. Так они содержали и кормили семью.
   У них была швейная машинка.
   Варвара Антоновна помогала мужу шить одежду, но вручную. Она умела шить руками, как швейная машинка - такие ровные у нее получались стежки. Во время налета странных людей в униформе машинку у семьи конфисковали. Варвара стала работать поваром и кормила комбайнеров. Артем Иванович умер.
   Варвара осталась одна с детьми от Артема Ивановича, - Володей и Мишей, им помогала Маша, которая в это время уже работала по партийной линии. Митя уже был взрослым, он учился, женился, но неудачно, работал в городском финансовом отделе бухгалтером, позднее преподавателем, погиб на фронте.
   Группа картежников играла в карты, возглавляла группу баба Варя, Варвара Антоновна. Игроки вели себя очень азартно, учитывая их возраст: Ирине было 5-6 лет, Сергею года 3, Толе лет 7. У бабы Вари было задание: сидеть в этот день с детьми двух своих младших сынов, которые вместе с женами куда-то ушли.
   Карты надоели, взяли лото. Бабушка называла цифры, и дети закрывали их на своих картах копейками или круглыми металлическими пластинками, очень похожими на копейки. Год шел 1956-1957... Дом, в котором играли дети и бабушка, был маленький, деревянный. В этом доме жил Толя с матерью и отчимом. Да, сын бабы Вари был мальчику отчимом, но любимым, и мальчик спокойно звал его папой.
   Ирина с бабой Варей и родителями жила в большом кирпичном доме. Вот где, наверное, были их родители, пока дети с бабушкой были в деревянном доме. А не Новый ли год отмечали относительно молодые родители? Очень долго дети играли то в карты, то в лото. Зато следующий Новый год Лена встречала в большом кожаном кресле в доме дяди Васи. Приемник крутил две песни. Все вокруг были праздничные, и Ирина с Толей впервые танцевали нечто похожее на вальс "На сопках..." под радостные крики взрослого поколения.
   Ирины мама не любила, когда баба Варя ходила к маме Толи в гости.
   Годы пробежали быстро. Толя с матерью жил теперь в кирпичном доме, рядом со школой, где училась Ирина. Мало того, что ее учительница русского языка была их соседкой.
   Учительница была на редкость красивой и стройной, с волосами, уложенными в виде петушиного гребня. В те времена писали перышками и макали перья ручек в чернильницы, которые хорошо проливали чернила. Ирина, когда была дежурной, ходила за подносом с чернильницами к учительнице, но и случайных встреч со сводным двоюродным братом Толей не получалось.
   Ирину родители увезли в другую страну, наверное, за то, что из нее в доме моды пытались сделать демонстратора одежды. Дом моды находился через улицу от дома Толи.
   В зимние каникулы Ирина вернулась в родной город. Она зашла к своей подружке Тане, а потом к Толе и его маме. Толя вырос, стал красивым парнем и походил на актера, играющего в известном фильме. В это время он учился в старшем классе школы. Ирине Толя нравился, но они просто посидели все за столом, и она уехала домой.
   Прожила баба Варя 90 лет. Ни разу не была она у врача. Все зубы сами выпали. Все дети родились вне больницы. В 80 лет ей сделали единственную операцию. После выписки она сама выбежала на крыльцо больницы. Лекарства не пила. С кофе не познакомилась. Читать не научилась. Умела заговаривать нарывы. Умела не конфликтовать с окружающими. Пережила много войн и голодовок, одним из любимых блюд было: кипяток, сухари, лук, соль...
   Феофан продолжал разработку темы о двух сундуках дамы Недр. Он прекрасно знал, что один сундук с самоцветами, собранный людьми хана и содержащий радиоактивный элемент, был роздан в качестве сувениров. Этот сундук нес в себе отрицательно заряженные элементы.
   Судьбу желтого сапфира "Соломенная вдова" он представлял и знал, что самоцвет оправдал свое название. Теперь ему хотелось найти сундук с положительным набором самоцветов.
   Для дальнейших экспериментов Феофану необходимо было дождаться рождения очередной героини для Ирины. Он прослеживал жизни людей, заложенные в компьютерную систему канцелярии перемещений. Ирину нужно было послать в нужное время в определенное место на Земле.
   Душа Ирины и душа ее героини среди людей должны были бы совместиться без особого дискомфорта. Трудность была в том, что героиня меняла место жизни, но он нашел способ преодолеть сие препятствие.
   На этот раз Ирину не похищали с кафельного двора. Она была уже признанной дамой, способной воспринимать задания без юношеского максимализма, и еще достаточно молодой, чтобы войти в душу молодой девушки.
   Пересылка Ирины и ее компании во времени производилась, как обычно, с летающей тарелки, размеры которой для людей были столь малы, что ее можно было принять за воздушный шарик, но не за летательное средство. Летающая тарелка зависала над нужным объектом, десант опускался на землю, чтобы встретиться в образе обычных людей.
   Ирина к этому времени училась в шестом классе. Недалеко от двухэтажных домов построили новый микрорайон из пятиэтажных домов. В них жили счастливые люди, но учились дети в одной школе, расположенной в этом новом микрорайоне. Микрорайон примыкал к красным казармам.
   Дом был двухэтажный, из восьми квартир. В комнате Ирины стояла печь, такая большая, что скорее была частью стены, но со своим углом, который и заходил в комнату, словно этот угол - печь. Печь топили в прихожей, поэтому стена со стороны комнаты была просто теплой. На полу у печи постоянно грелась черепаха, ее притягивало тепло печи. Погревшись у печи, она ползала по комнате.
   Кушать черепаха любила прохладные капустные листья. Сидела она у печи и грызла капустные листья. Если подача еды задерживалась, черепаха заползала на коврик у постели. Так она говорила, что хочет кушать. Ирина просыпалась, опускала ноги... и быстро их поднимала, чтобы не наступить на свою маленькую подружку.
   Она брала черепашку в руки, вертела ее в руках, рассматривала удивительные глазки животного и панцирь. Ирина приносила корм для черепахи. Это была печная черепаха. Мебель в комнате была с высокими ножками. Черепашку было видно в любом месте комнаты, а шкаф был так близко расположен от пола, что черепаха под него не заползала. Черепаху Ирина находила быстро.
   Ирина взмахнула волшебной палочкой, но она не в то время попала. Девочка очнулась в поезде в возрасте семи лет, она сидела у окна и смотрела на свой дом, который они медленно проезжали. За окном промелькнула ее детская площадка. Она увидала свою бабу Варю, которая сидела на любимой скамеечке. Девочка хотела заплакать, но рядом с ней сидела ее мама, а на столике лежала газета за 1958 год.
   Ирина родилась в роддоме, стоящем на городской улице, параллельно которой текла река. Те годы подернуты пеленой времени. Улица тех времен была весьма приличной. На ней стояли бодренькие дома трех-четырех этажей желтоватого цвета. Во дворе длинного кирпичного дома у Ирины было прозвище Красавица. Кто ей дал сие прозвище, ей неведомо, но иногда ее так называли, в ту пору ей было лет пять-шесть. Она росла крупной девочкой и была выше своих сверстниц.
   К семи годам у Ирины были две длинные косы, но в четыре года у нее еще была стрижка каре с челкой. С такой прической ходила и ее подружка Танечка. Девочки дружили под взглядами своих бабушек. Детская площадка была довольно большой, она располагалась по длине дома. С одной стороны она была ограничена домом, а с другой стороны - штакетником, за которым проходила железная дорога.
   Вот такое место и вырастило Ирину до восьми лет. Отец Танечки был конструктором. Они жили прилично по тем временам. У них была двухкомнатная квартира в соседнем подъезде. Бабушка Танечки была весьма интеллигентной и постоянно делала Ирине замечания из-за цыпок на руках или из-за сопения носом. Она Ирину несколько раз кормила вместе с Танечкой. Ирина своим постоянным аппетитом повышала способности Танечки поглощать пищу.
   Девочки несколько раз играли в комнате конструктора в прятки и прятались за шкафом, стоящим так, что за ним был свободный угол. Больше всего Ирине нравились на столе желтые, остро отточенные карандаши и белые листы бумаги. Семье Танечки вскоре дали трехкомнатную квартиру в кирпичном доме, расположенном на этой же улице, и они переехали. У Танечки родилась сестренка. Пути девочек разошлись навсегда...
  
  
  Глава 3
   Поезд шел на север по гряде древних гор, где Ирина в прошлой жизни была дамой Недр, и поезд повернул в сторону Северной столицы. Они приехали в большой город Ленинград. На вокзале Ирина увидела желтые машины с шашечками на боковых дверцах, их называли "Победа". Но поехали они на метро к маминой тете, которая была старше мамы на пару лет. Они остановились у тети Ани. В Северной столице еще стояли дома, разрушенные войной, но это не мешало им ходить по Эрмитажу и Петродворцу, где еще не все комнаты были восстановлены.
   Недалеко от золотых фигур на мостике жила кузина бабы Вари, баба Таня, со своим братом Сергеем Кирилловичем, они жили на берегу канала, рядом с Невским проспектом.
   С городом Ирину и ее маму знакомил муж тети Ани. Тетя Аня с ними по экскурсиям не ездила, она готовила еду и драила кастрюли до зеркальной чистоты. Ирина навсегда запомнила высокого худощавого мужчину, который без устали показывал Северную столицу и ее окрестности. Жили они тогда в одной комнате, в квартире с соседями, в очень старом районе города.
   Долго сказка сказывается, да быстро люди вырастают и старятся. Так и Ирина вернула свою душу в мир людей, словно вернулась из длительной командировки. Ирине вновь семь лет. Домой из Ленинграда вернулись Ирина и ее мама, в кармане у них оставались копейки.
   Детская радость в то время стоила 4 копейки. Ее продавала Фрося-газировщица. Она стояла за металлической стойкой под полосатой крышей из ткани. На металлическом прилавке возвышались два стеклянных цилиндра с сиропом, газированная вода без сиропа стоила 1 копейку. За копейку можно было купить коробок спичек, но девочка добавляла еще три и покупала воду с сиропом.
   Стаканы мылись на вертушке с фонтанчиком и переворачивались кверху дном на подносы. Вторая радость стоила 9 или 11 копеек, естественно, это было мороженое: эскимо на палочке за 11 копеек и молочное мороженое за 9 копеек. В стране сменили деньги. Десятилетняя Ирина поняла, что 90 копеек старыми монетами - это 9 копеек новыми или три по 3 копейки старыми. Девчонки жалели об одном: что не накопили желтых монет, а то были бы богаче в десять раз. У Ирины было еще одно удовольствие за 8 копеек - это пакетик прессованного какао с сахаром.
   Ирине дали двухкомнатную квартиру в двухэтажном доме без батарей центрального отопления. В площади они выиграли, в удобствах - потеряли.
   Дом был деревянный, оштукатуренный. Здесь появился первый телевизор. В квартиру Ирины приходили соседи и смотрели дружно на маленький экран.
   Свою вторую квартиру Ирина хорошо помнит без подсказок. У них была квартира с печным отоплением. В большой комнате стоял диван, на полочке дивана стояли семь слоников из слоновой кости. Висела картина на стене, на которой медведи ходили по сломанному дереву. Стоял на тумбочке из дуба один из первых телевизоров. Все соседи к ним ходили смотреть телевизор.
   Первый рабочий день у Ирины был тогда, когда открылся Дом моды. Нужны были модели. Школа от Дома моды находилась через дорогу. В школу пришли две женщины и стали осматривать девушек от двенадцати и старше. Выбрали Ирину. Она и пришла в Дом моды, где ее научили ходить по подиуму. На нее стали шить брюки, юбки, куртки. Она стояла, а ее обматывали тканями и обкалывали иголками. По природе своей она не манекен. Долго это не могло продолжаться. Пришло время платить ей деньги, а она их не могла взять. Не могла Ирина взять деньги и все!!! И она ушла из Дома моды. Пришли к ней домой, принесли деньги. На деньги она купила ласты, маску, трубку. Долго ласты ей служили, а нырять она так и не полюбила.
   Однажды к Ирине в школе подошел рыжий мальчик и сказал:
   -Ирина, ты хочешь быть диктором на радио?
   Почему нет. Поехали на прослушивание. Она прочитала текст. К ней все сбежались: очень понравилось.
   Говорят:
   -Прочти еще раз.
   Прочитала. Все разбежались. Все как с модой - дубли не ее стихия.
   Как-то в мае Ирина минут за двадцать решила контрольную работу по математике. Ее отпустили с урока на улицу. Весна трепетала свежими листочками. Школа была одноэтажная, сюда временно перевели несколько классов. Но больше всего в этой школе она запомнила полет первого космонавта.
   Шел урок русского языка, который прервали звонком. Из всех классов школьники выбежали в коридор с возгласами: "Человек в космосе!"
   Ирина придумывала газеты на одном листе из школьной тетрадки. С одноклассницей они рисовали первые газеты на ватмане. Ирина написала первые стихотворные строчки под каждой картинкой.
   Вокруг школы весной посадили первые деревья, школа новая. Рядом со школой находился гастроном в пятиэтажном доме. Очередь за соевыми батончиками вошла в перечень получения детской радости.
   Ирина жила в двухэтажном доме. На первом этаже жила подруга по дому Валя. В ее доме любили делать одно картофельное блюдо: отварной картофель укладывали на большую сковороду и обжаривали. На кухне готовили на печке с чугунными кругами. Топили углем печь в квартире и печь на кухне, на которой готовили еду. Рядом с печкой всегда стояла метла и кочерга.
   В соседнем двухэтажном доме жили остальные подружки. Любимая игра во дворе - "Садовник", она проходила на лавочке против соседнего дома. За лавочкой стоял стол для настольного тенниса, который редко пустовал. Волейбол - игра общая для всего двора. Двор ограничивал третий дом. Четвертый дом снесли и построили кирпичный, двухэтажный. В нем поселилась семья из столицы. Они летом ходили в шлепках. Эту обувь прозвали "москвичками".
   Первые враги появились просто: Ирина нарисовала всех подруг, а они с ней после рисунков полгода не разговаривали. А красиво она их нарисовала! В пышных юбках по моде начала шестидесятых годов.
   Знакомство с фантастикой было простым. В квартире одноклассницы Нади стояла этажерка, на этажерке стояли редкие тогда книги - Ж. Верна. В этой квартире Ирина впервые увидела и запомнила глазунью.
   Баня была святым местом раз в неделю для Ирины и ее мамы. Шампуня в то время не было, а было хозяйственное мыло и длинные волосы. В баню стояли длинные очереди. В конце моечного процесса мама выливала Ирине на голову тазик с прохладной водой, со словами: "С гуся вода, с Ирины прочь худоба". Наверное, поэтому Ирина никогда не была худой.
   Дома в углу кухни висела икона. Сквозь желтую медь был виден лик, нарисованный красками на дереве. Икона при переезде исчезла.
   В школе проводили ЧВС - Час веселых состязаний, типа КВН.
   Ира однажды предложила:
   -Ирина, пошли в танцевальный кружок при ДК. Я скажу, что ты уже танцевала.
   Пришла. Танцевала. Дошла до выступлений на концертах, выступила в двух и все. В школе был набор в секцию волейбола. Играла Ирина, тренировалась, дошла до соревнований между школами. Получила прозвище "злой капитан".
   Ездила в пионерский лагерь. Играла в настольный теннис. Лучший теннисист лагеря был к ней неравнодушен. Довольно быстро она освоила премудрости игры. Они вдвоем у всех выигрывали и больше всех играли. Это не все. С девчонками Ирина играла в мушкетеров. Свои длинные волосы она на конце связывала лентой и подворачивала, так получалась прическа мушкетера и не меньше.
   Ее отправляли на олимпиады, но и их она решала хорошо, то есть первые места ей не улыбались. Во дворе своего дома на улице дети играли в "Садовника", в теннис, в волейбол, в театр. В новой школе писали ручками со стальными перьями и макали их в чернильницы.
   Ирина была высокой, стройной и играла в волейбол, танцевала в дружном коллективе дома культуры, но танцы ее надолго не задержали. У нее были длинные, роскошные волосы, которые она заплетала в косы и закручивала их так, чтобы они казались короче.
   Одежду и обувь несколько раз Ирине покупал отец. Он выбирал красивые вещи и туфли. Она занималась спортом, поэтому еда не могла до поры до времени испортить ее фигуру. Ей купили коньки-ножи в честь землячки, олимпийской чемпионки. Зимние вечера Ирина проводила на катке. У отца был сад, в котором кроме яблонь, груш, слив, смородины и ранеток всегда росли цветы тигровые лилии.
   До сада ездили на электричке до дачи. В памяти остались ранетки необыкновенного вкуса и сланцевые яблони. Дачу продали и поехали на море. Черешня, камни на пляже, портреты пионеров-героев. Концерты лилипутов. Божественный вечерний вид на море. Блины на пляже. Бублики. Закрытый музей картин Айвазовского. Это было замечательно!
   У Ирины нет обиды на прекрасное время детства, на великолепное время ее юности. Все было так, как было, а ее родители делали все, чтобы у нее было то, что у нее было.
   Ирина почувствовала, что ее волшебная энергия иссякла, наступила обычная жизнь. Вот она и вспомнила лето, проведенное не в деревне, а на берегу озера.
   Жители деревни, расположенной в отрогах гор, считали, что у деревни Медный ковш есть свой дух, который оберегает ее с древних времен. По местным преданиям и словам очевидцев, с одной стороны деревни существует выход в космический портал. Внешний облик деревни менялся на протяжении семи веков. В последние годы деревня словно помолодела, появились новые дома, а старые стали облицовывать плиткой.
   Ирина приехала в деревню Медный ковш на каникулы к тете Даше, которая жила в обычном деревянном доме. А дом князя... Дом с башенками стоял на краю деревни, на берегу небольшой речки. Медная крыша поблескивала в солнечных лучах. Вертикальные выступы на доме плавно переходили в башенки. Первый этаж по периметру был облицован зеленоватым мрамором. Все дорожки на участке были выложены зеленоватой керамикой, по ним бегал стройный молодой человек. Вскоре ему это занятие надоело, и он крикнул в сторону окон:
   -Отец, все! Я уезжаю, мне такие каникулы надоели!
   -Езжай, Феофан, куда хочешь, - тихо проговорил седой, важный, породистый мужчина. Он словно из-под земли возник за спиной Феофана.
   -Опять ты меня пугаешь, Афанасий Афанасьевич! Я смелый, но твои появления из ниоткуда меня приводят в бешенство!
   -А ты не злись. Живи спокойно, хотя это тебе не дано. Тебе надо прожить не одну жизнь, а несколько: в качестве археолога ты узнаешь прошлое, в качестве тренера узнаешь настоящее, в качестве конструктора перейдешь из настоящего в будущее.
   -Ты прозорлив, отец! Я буду тем, кем буду, по ситуации. Кстати, к тете Даше приехала племянница Ирина. Девчонка что надо. Я ей случайно не родственник?
   -Знаю, что она приехала. Наше родство с ней носит древние корни, тебе на ней не жениться, но если ты ее встретишь - помогай. Теперь ты можешь уезжать, а я позову Ирину к себе.
   Ирина медленно шла по деревенской улице. Она приехала к тетке Даше на время летних каникул. Пожилой красивый мужчина шел девочке навстречу. Он остановился, засмотрелся на нее и попросил пройти рядом с ним. Он был красив на закате своих дней и божественно хорош.
   Дальше - больше: он пригласил девочку к себе домой. Ирина не испугалась, она знала, что мужчину зовут Афанасий Афанасьевич. Она видела его еще в прошлом году, он жил в шикарном доме по местным меркам. Его чопорный особняк обслуживали дворецкий, повар и шофер. Одна женщина убирала и приводила дом в порядок по утрам, когда хозяин еще спал.
   Ирина осмотрела помпезный дом, и ей стало не по себе. Что-то жуткое сквозило среди лепнины и огромных картин. Она невольно поежилась. Ей захотелось уйти из чужой тайны, не узнав ее. Но хозяин предложил девочке сделку или контракт. Он предложил ей пожить в его доме без особых обязанностей, но с одним условием: она не должна покидать его дом на протяжении летних каникул - якобы именно столько времени оставили ему врачи для жизни.
   За службу у него она получит столько денег, что сможет купить себе новый дом такой же площади, как и его старый дворец. Что касается его дома, то он продаже не подлежит. Девочка, зная, что деньги достаются кропотливым трудом, согласилась на условия Афанасия Афанасьевича. Хозяин пообещал, что тетку Дашу он предупредит о ее местонахождении.
   Дворецкий жил на первом этаже и особняк практически не покидал. Повар и шофер спать уходили к себе домой. Покупками для дома занимался шофер, иногда он брал с собой повара, если ехал за продуктами. Ирина быстро поняла, что может покидать дом с шофером. И поездки по делам дома стали дня нее приятным занятием.
   Отрицательно сказывалось еще одно условие контракта: у нее не могло быть наличных денег, но она могла выбирать себе необходимые вещи и продукты, а шофер оплачивал ее запросы из кошелька хозяина.
   Две недели пролетели, как отпуск.
   Дальше стало сложнее, и Ирине захотелось покинуть дом Афанасия Афанасьевича, но сделать этого она не могла. Она готова была разорвать контракт, но обратной дороги у нее не было на ближайшие два месяца. Хозяин не требовал ее присутствия рядом с собой в комнате, она могла перемещаться по дворцу и небольшому газону вокруг дома в любое время.
   Женщина, приходившая по утрам для уборки особняка, с Ириной не разговаривала. Она собирала белье в стирку и приносила назад чистое и выглаженное. Мужчины, обслуживающие хозяина, были до неприличия немногословны.
   Хозяин с Ириной много не говорил. Больше двух фраз в день от него нельзя было дождаться. Девочка была готова разговаривать сама с собой. Она всегда легко общалась с людьми и от их исповедей часто уставала, а теперь она была в словесном вакууме. В доме она насчитала пять телевизоров разных времен и ни одного компьютера. Не было и телефонов, что ее неприятно удивило. Но была всемирная библиотека.
   Книги стояли в шкафах, закрытые стеклянными дверцами. Удивительно, но книги оказались без признаков старения бумаги. Ирину этот факт поразил настолько, что она втянулась в чтение. Все книги были такими, словно их только что принесли из магазина. Но посмотрев на год издания, она удивилась еще больше.
   В библиотеке находились книги старше ста и более лет! Вскоре Ирина заметила, что книжные шкафы достаточно герметичны, что дверцы закрываются плотно и без усилий с ее стороны. Через пару дней она почувствовала посторонний запах в книжном хранилище, он отгонял ее от книг. Книги словно просили ее, чтобы она их не трогала!
   Ирине ничего не оставалось, как смотреть телевизор. Один телевизор был с линзой, заполненной водой. Второй телевизор был черно-белым с трехцветным фильтром. Третий телевизор украшала комнатная рогатая антенна. Четвертый телевизор был с большим экраном, цветной и толстый. Пятый телевизор с плоским экраном стоял в спальне князя Афанасия Афанасьевича.
   Девочка посмотрела на экраны пяти телевизоров, работающих согласно своему времени изготовления, и застонала от жалости к себе любимой. И ни одного телефона! Это для нее оказалось вообще за пределами понимания. Информация извне постепенно исчезала из жизни девочки.
   Поездки с шофером сократились из-за постоянных ее трат. Ирине захотелось посмотреть на луну, которая еще могла светить в окно без разрешения Афанасия Афанасьевича. Она решила пойти к луне, к природе.
   Девочка нашла садовые инструменты и рьяно взялась за благоустройство земли, лежащей вокруг особняка.
   Но из ее затеи ничего не получилось. Ирина быстро поняла, что штыковая лопата постоянно натыкается на что-то твердое. Она присела на корточки и раскопала землю руками. Под землей везде находились железобетонные плиты! То есть вокруг дома росла только трава на небольшом слое почвы!
   Ирина от бессилия села на траву и почувствовала взгляд из окна, но даже голову в сторону старца не повернула.
   Взгляд девочки уткнулся в ограду, колючей проволоки и собак она не заметила, но от этого легче ей не стало. От нечего делать Ирина стала делать все гимнастические упражнения, которые приходили ей в голову. Несколько дней девочка все силы тратила на различные упражнения.
   Ирина умудрилась взять газету из почты Афанасия Афанасьевича и прочитала следующие строчки: "Под воздействием атмосферы медь покрывается прочным, нетоксичным слоем окисла - патиной, которая придает медной кровле красивый оттенок. Особенно удобно использовать подобный материал для медной кровли, низкие температуры не влияют на пластичность меди".
   Именно после прочтения этих строк Ирина захотела себе дом, покрытый медной кровлей, чтобы ей легче было переносить западню Афанасия Афанасьевича.
   Во дворе Ирина увидела, как в цветочном горшке, заполненном землей, но без цветка, копошился воробей. Девочка запела песенку:
   -В горшке цветочном без цветка купался воробей. Его работа так легка, что весел воробей. Он набросал земли вокруг, он разметал крупинки. И счастлив маленький мой друг, посеял он смешинки.
   Хозяин, услышав песенку Ирины, разрешил ей на пару часов выходить за ворота усадьбы в поисках местных приключений.
   Девочка зашла к себе в комнату, открыла шкаф с одеждой, выбрала желтый брючный костюм. Она подошла к зеркалу и увидела в нем девочку с растрепанными волосами. Ей стало стыдно за свой внешний вид. Ирина пошла в душ, вымылась, почистила зубы и рассмеялась белозубой улыбкой.
   Она отжала волосы полотенцем, высушила их феном, прочесала гребнем и запрыгала на одной ножке от радости. Она надела желтый легкий костюм, бело-желтые босоножки и, пританцовывая, спустилась на первый этаж дома.
   Дворецкий выпустил девочку за ворота особняка.
   Ирина шла по деревне в надежде встретить кого-нибудь, чтобы услышать нормальный человеческий голос. Она увидела около одного дома широкую скамейку, доски которой были стянуты медными полосами. Скамейка стояла недалеко от скромного деревянного дома под величественной березой.
   Золотистые ветви березы так красиво шевелились от легкого ветра, что девочка решила сесть на скамейку и оглядеться. Она вспомнила, как впервые приехала в гости к тете Даше в прошлом году.
   Солнце светило сквозь шторы точно так же, как медный ковш, в который оно попадало своими лучами. Но солнце и медный ковш общими усилиями не делали из Ирины звезды. Сейчас все звезды - певицы, тонкие, маленького роста и весом до 50 килограмм. "Вероятно, для того чтобы сцена под ними не проваливалась", - думала девочка. Да, быть звездой - не для нее, а для певчих птичек, а у нее другая весовая категория.
   Есть лошади беговые, а есть тяжеловесы, которые тяжести медленно, но везут. Они ближе к Ирине, а еще ближе к ней сизифов труд. Так вот, прошлым летом она проехала от железнодорожной станции до деревни на настоящей телеге с деревянными колесами. Телегу везла обычная лошадь.
   На следующее утро Ирина пошла на речку в одних плавках.
   Соседка Семеновна выпрыгнула из-за плетня и закричала:
   -Девушка, ты совсем совесть потеряла! Грудь уже появилась, а ты ее не прикрываешь! Ты большая девочка, нельзя так ходить по деревне!
   Ирина остановилась, глаза на соседку вытаращила и совсем не могла понять, за что к ней такая немилость. Ей в этот момент было лет 10-11, а вес у нее как раз был килограммов 50. Тетя Даша ее на весах для овощей взвешивала. Ум у Ирины девичий, а внешность крупная. Нет, она не была толстой, она была именно крупной девочкой. На ней все рельефы фигурной местности сразу стали видны.
   Дошла девочка в плавках до речки, а там перо на берегу валяется, гуси купаются. Она опять глаза вытаращила и никак не могла понять, где в этой речке можно искупаться?! Смотрела девочка на реку и боялась зайти в воду, а вокруг нее ласточки летали и в берег прятались, в ямки-гнезда.
   Забралась Ирина на косогор с гнездами ласточек и огородами прошла в дом.
   Тетя Даша в деревне овощеводом работала. Жилистая она была да загорелая в области рук до локтя и ног до колен. Ирина была вся белая, незагорелая. И еще она брезгливая была до чертиков. Смотрела она на чугунки на печке и нос воротила.
   А чего нос воротить? Здесь другой еды никогда не было. Тетя Даша крупно порезала картошку, потом ее на сале обжарила, на стол поставила. Рядом репчатый лук положила целыми стрелками. Ирина давилась, есть хотела, но не могла, сало в сторону откладывала.
   Да, еще. Тетя Даша дочь свою Тамару от цыгана родила. Цыганский табор проходил мимо деревни, дочка и родилась. Конечно, к тому времени, когда Тамара подросла, тетка Даша ей законного отца предъявила. Она замуж вышла за военного в отставке Ивана Кузьмича, уж очень он был красивый, с усами.
   Вот Иван Кузьмич и стал официальным отцом дочери тети Даши. Ох, и любили же друг друга Тамара и Иван Кузьмич. Они не родные, а лучше родни были. Ох, жизнь порой - портянка! Иван Кузьмич шибко портянки после армии любил, все в сапогах ходил.
   Ирина, сидя на медной скамейке, заметила петушка, который выбежал из курятника тети Даши.
   Девочка запела песенку:
   -Дождик, дождик с солнышком, он совсем не мокрый. Он как будто зернышко, золотой и добрый.
   Солнце ослепляло дождь. Дождь в лучах солнца казался не мокрыми каплями, а солнечными лучиками. Петушок прыгал через лужи под солнечным дождем.
   Петушку навстречу из курятника вышла курочка и остановилась под навесом.
   -Петушок, ты, почему бегаешь по лужам, так нельзя! - закудахтала пеструшка.
   -Пеструшка, не волнуйся, посмотри, какой золотой дождик! Он теплый!
   -Скажешь тоже! Дождь - он сырой, а добрая и теплая - это пыль на дороге!
   -Пеструшка, быстро повернись к курятнику! Посмотри, что с ним стало!
   -Петушок, ты опять выдумываешь, - сказала пеструшка и медленно повернулась к курятнику. - О, что с нашим курятником стало! - закудахтала курочка.
   -Сам не знаю, наш курятник стал солнечным дворцом! - прокукарекал петушок.
   От песенки, спетой Ириной, черный от дождей курятник превратился в золотистый домик и засиял своими новыми стенами в лучах солнца под тонким солнечным дождем.
   Из курятника выбежали еще пять курочек. Они остановились под золотистым навесом. Курочки топтались на одном месте, они не могли кудахтать от волнения.
   -Пеструшки, почему молчите? - закукарекал петушок.
   -Ой, Петя, ты посмотри, что стало с нашим курятником внутри, - еле слышно сказала старшая пеструшка.
   Петушок и его шесть курочек вошли в курятник и остановились у входа. Они от удивления не могли шагнуть или взлететь на насесты. Вместо семи шестов в грязном от помета курятнике они увидели золотистое помещение, созданное из дерева, но покрытое сиреневым лаком. По периметру курятника расположились полочки из тонких жердочек. На полу стояли золотистые корзинки для несушек. Вода сияла чистотой в деревянном корытце. Во втором корытце лежало золотистое зерно.
   -Пеструшки! Класс! Мне нравится! Выбирайте себе места! Три слева, три справа, я в центре. По местам!
   Пеструшки, не сговариваясь, взлетели каждая на своем месте и радостно закудахтали. Вскоре они сели в свои корзинки и снесли шесть золотых яиц. Петушок оценил свой труд и радостно закукарекал! И напрасно. Услышав крик петуха, прибежала тетя Даша. Она всплеснула руками и села у входа в курятник на золотистую от лака скамеечку.
   -Курочки, что это такое? - спросила усталая тетя Даша.
   В курятнике все молчали.
   -Чудо! И яйца золотые!
   И вдруг на глазах петуха и курочек, которые сидели на новеньком и удобном насесте, тетя Даша резко изменилась. Из усталой женщины в ситцевой длинной юбке, подоткнутой с боков ее непонятной фигуры, она превратилась в приятную стройную женщину в джинсах и белой футболке. Ее великолепные волнистые волосы лежали на плечах.
   Запел громко и радостно петушок.
  
  
  Глава 4
   Из дома выскочил заспанный Иван Кузьмич в старых синих тренировочных штанах, вздутых на коленях, и закричал:
   -Ну, петух, ты меня достал! Спать не даешь после обеда! Я, можно сказать, древний обычай выполняю - сплю после обеда, а ты будишь! Голову оторву!
   Иван Кузьмич вдруг осекся, он увидел красивую женщину у входа в великолепный курятник.
   -Так я еще сплю? - спросил он себя и коснулся стенки курятника.
   После того как Иван Кузьмич коснулся золотистого дерева, он стал резко изменяться на глазах у жены и всего курятника. Лицо мужчины стало ровным и приятным. На самом Иване Кузьмиче появился спортивный костюм, который его делал стройным. Прическа у него стала мужской стрижкой, а не свалянной кошмой.
   Из-за угла дома вышла соседка Семеновна. Она подошла к онемевшим от удивления людям и птицам.
   -Что здесь произошло? Все такие крутые! Какой красивый курятник! Соседи, когда новый курятник успели построить?
   -Семеновна, не волнуйся и ничего не трогай! - закричала тетя Даша.
   -Еще чего, и присесть не дают на новом крыльце, - возмутилась пожилая женщина и уселась на крыльцо курятника.
   Естественно, что старушка немедленно превратилась в приличную женщину неопределенного возраста.
   -О, - простонал изумленный Иван Кузьмич.
   В это время солнце спряталось за тучки, а дождик прекратился. Хмурое небо окружило курятник и всю компанию. Тетя Даша встала, вошла в курятник, взяла шесть золотых яиц и вышла на крыльцо.
   -Люди добрые, смотрите, какие яйца сегодня снесли наши курицы, - сказала она.
   Все смотрели и молчали. Из дома выскочила Тамара, девочка лет восьми, и закричала:
   -Мама! Папа! Я вас жду!
   Она удивленно замолчала, увидев красивых людей, чем-то похожих на ее родителей, стоящих на пороге золотистого курятника.
   -Ой! А вы кто? - спросила Тамара.
   -Тамара, не волнуйся! Я - твоя мама, а он - твой папа. А вот - наша соседка Семеновна, - и она показала на моложавую симпатичную женщину.
   -Вы мне сказку сказываете? - спросила недоверчиво Тамара. - Моя мама в джинсах никогда не ходила.
   И тут девочка увидела золотые яйца в лукошке в руках матери.
   -Хорошо, - сказала она. - А яйца настоящие?
   Тогда девочка просто схватила одно яйцо, но оно из ее рук вырвалось и покатилось. Тамара побежала за яйцом и исчезла за углом дома. В это время очнулся ее отец и побежал за дочкой.
   За углом дома стояла древняя старушка с клюкой и держала в руке золотые осколки от скорлупки, в которых стоял маленький желтенький цыпленок.
   Рядом на велосипеде на большой скорости проехал мальчик. Он выхватил цыпленка из рук старушки и скрылся. Еще через минуту мальчик на велосипеде остановился у курятника.
   -Ваш цыпленок? Забирайте, - сказал мальчик и кинул маленького цыпленка.
   Цыпленок, пока летел по воздуху, вырос в большого петуха и чуть не ушиб соседку Семеновну. Велосипедист развеселился:
   -Здорово здесь у вас, я сейчас ребят позову.
   Через пять минут семь юных велосипедистов остановились у курятника. Они сразу заметили золотые яйца в лукошке у тети Даши, которая не знала, что с ними делать. Восторженные возгласы издали мальчишки на велосипедах.
   Подошел Иван Кузьмич и сказал, что Тамару не догнал, но за ним притащилась старуха с клюкой.
   На крыльце очнулась соседка Семеновна.
   -Привет! Ты откуда будешь в наших краях? - обратилась она к старушке с клюкой.
   -Бабуля, я соседка твоя, Тамара, мне восемь лет!
   -Я сама старая, но не настолько, чтобы не знать соседей старше себя.
   И тут петух, выросший за две секунды полета, клюнул клюку старушки. И старушка на глазах у всех превратилась в девочку Тамару. Потом петух подлетел к лукошку и клюнул все яйца по очереди, и из яиц вылупились цыплята, которые мгновенно превратились в больших курочек.
   Велосипедисты радостно засмеялись от такого зрелища.
   В это время из курятника выбежали петух и шесть курочек, они увидели молодого петуха и пять курочек. Два петуха затеяли драку. Велосипедисты улюлюкали и подбадривали петухов-драчунов. Вдруг у велосипедов выросли крылья, и они улетели с поля боя с недовольными возгласами.
   Победил петушок из курятника, и сразу вышло солнышко, и пошел солнечный дождик.
   Ирина тихо запела свою песенку:
   -Дождик, дождик с солнышком, он совсем не мокрый. Он как будто зернышко, золотой и добрый.
   Солнце протянуло свои лучи и сказало:
   -Спасибо, Ирина!
   С неба на землю посыпался не град, а золотое зерно. Зерно упало в землю, и вскоре выросло целое поле пшеницы. С неба вернулись велосипедисты и уставились удивленно на поле пшеницы, которого не было. Хозяева курятника пришли в себя. Они медленно пошли к своему старому деревянному дому. Стоило им зайти на крыльцо, как их дом в мгновенье ока превратился в новый дом.
   Солнце помахало им лучами и спряталось за тучку.
   Петушок после победы решил, что у него теперь одиннадцать курочек, и очень обрадовался. Но пять курочек, вылупившиеся из золотых яиц, не смогли перейти порог курятника и превратились в скульптуру из пяти курочек. Рядом с ними стал скульптурой побежденный петушок из золотого яйца.
   Петушок и пеструшки сели на свои насесты и задремали.
   В это время взревели семь юных велосипедистов и уехали с места бывших чудес, которое стало неинтересным. На насестах в золотистом курятнике вздрогнули и продолжили дремать курочки. Вокруг курятника остались лежать золотые скорлупки. Прилетели вороны, стали клевать золотую скорлупу и превратились в групповую скульптуру из ворон.
   Поле пшеницы заколосилось золотым зерном. Из него напекли золотистых пирожков и угостили ими петушка и курочек. Увидев, что из дома на подносе несут пирожки, приехали мальчишки-велосипедисты и схватили по пирожку, но кушать пирожки не решались. Но, посмотрев, что Тамара и тетя Даша едят пирожки, тоже съели по парочке пирожков, и ничего с велосипедистами не случилось.
   Появилось солнце и осветило два новеньких велосипеда у курятника. Ирина и Тамара сели на велосипеды и присоединились к остальным велосипедистам, а ездить они давно научились. Проселочные пыльные дороги хороши и для курочек, и для велосипедистов, когда дождь не идет, пусть и золотистый.
   Тетя Даша и Иван Кузьмич посмотрели вслед детям и решили, что себе они купят мотоцикл с коляской. В коляску посадят соседку Семеновну и будут ездить по ближайшим деревням, не ожидая попутных машин. Местные они все.
   Издал петушок победный клич. Из курятника вышел петушок и курочки - погулять, на людей посмотреть, себя показать. Петушок прибавил в весе и стал солидным петухом, ему теперь и на насест лень стало взлетать. Пеструшки взлетали, а он лениво сидел в уютной низкой корзине. Стал петушок напоминать хозяйского кота.
   Солнце засветило, дождик пошел, а он посмотрел-посмотрел на солнышко, но Ирина песенку не спела. Солнышко обиделось и ничего не сказало. Среди новых яиц одно яйцо было серебристое. Из серебристого яйца вылупился новый петушок, он быстро и радостно рос, легко взлетал на насест.
   Однажды он решил заменить старого и ленивого петушка. Два петуха устроили петушиный бой. Посмотреть бой двух петухов приехали все велосипедисты. Ребята болели за нового серебристого петушка. Бой был хорош. Один петух, отъевшийся и медлительный, брал своей массой, второй, худой и шустрый, побеждал скоростью. Велосипедисты наблюдали за петушиным боем. Курицы кудахтали и не знали, за кого болеть. После боя они снесли яйца, и из них вылупились курочки.
   Старые курочки притихли. Тетя Даша зашла в курятник и сказала, что новая смена курочкам подрастает. На второй бой петухов пришла вся деревня. Велосипеды стояли в стороне. Победитель становился лучшим петухом деревни. Победил молодой серебристый петушок. Старые курочки отказались ему служить, они остались со старым петухом. Курятник поделили на две части: для молодых и старых. Солнце из-за туч не показывалось.
   Ирина еще раз спела песенку:
   -Дождик, дождик с солнышком, он совсем не мокрый. Он как будто зернышко, золотой и добрый.
   Ирина посмотрела на часы и заторопилась в особняк. Девочка шла и видела свою мечту: медная крыша поблескивает в солнечных лучах. Дом сияет, украшенный вертикальными медными полосами. Первый этаж по периметру облицован зеленоватым мрамором, расположенным между листами меди. Все дорожки на участке выложены зеленоватой керамикой. Ей мучительно захотелось вернуться в особняк князя Афанасия Афанасьевича.
   Афанасий Афанасьевич и ухом не повел в честь возвращения Ирины. Она даже обиделась на его вопиющее безразличие.
   Он спросил:
   -Ирина, ты принесла истории из деревни?
   -Я сама принимала участие во всех историях.
   -Именно что сама! Но тебя не могли не достать истории, если они происходили с тобой, - возмутился Афанасий Афанасьевич.
   -Достали еще как! Особенно петухи и курочки.
   -Отлично! Теперь тебя достанет компания медной скамейки.
   -Я буду жить жизнью тех, кто сидит на медной скамейке?! - возмутилась Ирина.
   -А куда тебе деваться? Часть времени ты прогуляла.
   -А Вы меня не накажете за мое отсутствие?
   -Обязательно накажу. Я накажу тебя, Ирина. Тебя не было пять часов. Пять дней ты проведешь в подземелье. Ты, вероятно, заметила, что у меня на участке растет только трава?
   -Заметила, - угрюмо ответила Ирина, прикидывая, что такое пять дней подземелья.
   Афанасий Афанасьевич, не вставая с кресла, нажал на мраморную чернильницу на столе. Пол под Ириной сдвинулся в одну сторону, и она в стойке оловянного солдатика опустилась в подземелье. Пол стал для нее крышей и занял прежнюю позицию.
  
   Ирина не успела испугаться при падении в подземелье и теперь озиралась не столько с испугом, сколько с удивлением. Она оказалась в помещении с медными стенами, с изолированным потолком. Она вышла из комнаты, в которую опустилась по воле хозяина, и стала обходить все подземелье. Тревожного чувства она не испытывала от промышленного порядка.
   Возникло ощущение, что время в подземелье несколько другое. Ее заинтересовала кухня, все же предстояло здесь прожить пять дней! Она увидела раковину, кран. Открыла кран, из него пошла пузырьками холодная вода. Рядом на столе стояла электрическая плитка со спиралью накаливания. В столе в трехлитровых банках находились крупы. Ирина нашла соль, но сахара не было. Нашла банку с чаем. Заметила кастрюлю, чайник. Пять дней с этим можно было прожить. Признаков холодильника она не обнаружила.
   Телевизора, приемника она не заметила.
   Ирина насчитала пять странных комнат и кухню. Свет везде был одинаковый - матовый. Выключателей нигде не было. Вот и все на первый взгляд. Она поискала глазами табурет или стул. Их не было. Она обошла комнаты, но не нашла ни одного лежбища. Она решила опереться на медную стену, но она оказалась теплой. Ирине все больше хотелось сесть или лечь.
   Взгляд упал на пол. Пол оказался полной загадкой, но разгадывать ее не хотелось. Ирина опустилась на пол, он весь был покрыт знаками. Она заметила выступ на полу и ударила по нему пяткой. Выступ сдвинулся вместе с частью пола. Куда-то вниз вела лестница. Недолго думая она стала спускаться в настоящее подземелье.
   Небольшое помещение в скале имело выход! Ирина согнулась и пошла в сторону света: метров двадцать - и она на воле! Вот и заточение! Она осмотрелась: вокруг стоял лес. Темнело. Лесные шорохи вселяли в душу страх. Ее взяли за плечи! Ирина вздрогнула всем телом и невольно оглянулась. Она была в руках некоего Феофана, выходца из деревни Медный ковш! "Откуда он здесь? - промелькнула мысль в голове Ирины. - Его ведь нет вообще".
   -Ирина, рад встрече! - проговорил Феофан.
   -Вы кто?
   -Сама сказала, кто я.
   -Подождите. Я читала в газете, что Вы летели на самолете, пилот остался жив, а Вы пропали!
   -Смешная девочка! Так я нашелся. Посмотри на меня - это я, Феофан, сын Афанасия Афанасьевича.
   -Но этого не может быть! Я даже сказку придумала, будто Вы превратились в летучую мышь! - возмутилась Ирина.
   -Ты была под домом в медном подвале?
   -Была.
   -Так именно над этим местом наш самолет вел себя странно. Это не медные помещения, это некий генератор аномальных явлений. Хорошо, что ты из него выбралась.
   -У меня наказание: сидеть в генераторе пять суток.
   -Хорошее наказание, но еще лучше, что ты от него сбежала. Летчик успел посадить самолет на поле, но взлететь он не смог и придумал, что самолета нет. А сам он, по его замыслу, катапультировался, а я, по его выдумке, пропал. Вот он опять уехал подальше от этих мест. А теперь я тебя спасу на самолете. Я могу управлять самолетом и уже расчистил площадку для взлета. А жил я в сарае у некой тети Даши. Она такие блинчики печет - закачаешься!
   -С их запахами я знакома.
   И в это мгновение зашумел бор, послышался лай собак.
   В воздухе прозвучал выстрел. На поляну выскочили охотники с собаками. Собаки дружно бросились к Феофану и Ирине. Охотники остановили их командными голосами. Феофан под шумок исчез. Осталась Ирина одна, у нее даже мысль возникла - а был ли Феофан здесь?
   Охотники девочку повели в усадьбу. Они поклонились Афанасию Афанасьевичу. Хозяин стоял у окна и смотрел на Ирину пронзительным взглядом. Она содрогнулась от мысли, что наказание неминуемо, а лезть в генератор аномальных явлений ей не хотелось. Ирина стояла между воротами и домом и не знала, что ей делать. Она нерешительно пошла к хозяину.
   -Феофана видела? - спросил князь Афанасий Афанасьевич. - Вот и хорошо, больше не увидишь. Не бойся, в подпол ты больше не пойдешь, выбралась из него - и молодец, считай, что пять дней прошли.
   -Афанасий Афанасьевич, а вдруг Вы болеете, потому что живете на генераторе аномальных явлений?
   -Да я потому и жив, что живу на этом генераторе. Его для меня построили. А ты, смотрю, за меня волнуешься, ценно. Завтра начнешь ходить на прогулку до медной скамейки. Твое задание я не отменял.
   -Опять слушать ерунду жителей дома тети Даши?
   Непокорная Ирина на следующий день дошла до медной скамейки, но села в попутную машину и уехала в город.
   Каникулы быстро прошли.
   На берегу прозрачного озера, расположенного среди невысоких гор, находился лагерь для детей и подростков. Ирина сидела на песке с волейбольным мячом под ярким солнцем, ей было лет тринадцать. Стройная и высокая девушка с роскошной светлой косой до пояса из второго отряда притягивала взгляд одного из парней первого отряда.
   Кто-то умный из руководителей лагеря составил первый отряд из одних парней, а второй отряд - из девушек, младшие отряды были смешанными. Никто из девчонок не хотел с Ириной играть в пляжный волейбол, а она не могла жить без волейбола, ей становилось скучно. И она, скучая без любимых движений, смотрела на ленивые волны чистого озера.
   От первого отряда отделился молодой человек и подошел к Ирине:
   -Поиграем вдвоем, - предложил парень с почти белыми ресницами и светлыми волосами.
   -Поиграем, - обрадовалась девушка и вскочила на ноги. - Вдвоем, если дадут.
   Они встали друг против друга и стали кончиками пальцев бросать друг другу хорошо накачанный мяч. Иногда они складывали руки лодочкой, чтобы отбить нижние подачи, изредка, принимая нижние мячи, падали на песок.
   Что за люди!
   Как только девчонки увидели белобрысого парня на своей территории, сразу стали подниматься с песка и протягивать руки к мячу. Парни, заметив оживление среди девушек, медленно стали подходить к ним. Круг из желающих дотронуться до летающего мяча получился большой.
   Когда круг стал таким большим, что никто из девушек, кроме Ирины, не мог добросить мяч пальцами игроку напротив, то он невольно уменьшился. Девушки вышли из круга, остались парни и Ирина. Она была счастлива, пока мяч не полетел в озеро.
   Ирина не заплакала, а посмотрела на блондина, а он в мгновение ока оказался в воде. Девушка вздохнула: всем хорош был парень, но у нее и у самой брови были светлыми. И с ней в классе учились светлые парни. Потаенная девичья мечта: она хотела парня, похожего на индейца из племени майя. Что с девчонками делают фильмы и книги об индейцах! Никто и не знает.
   Блондин благополучно достал мяч и принес его Ирине. Он ей понравился с первого взгляда, но со второго взгляда она понимала, что ей нужен другой парень, пусть не сейчас, когда-нибудь потом. Нет, она любила светлых людей, но ей хотелось, чтобы у избранника брови были темнее, а волосы не белобрысые. Этого она никому и никогда не говорила, но мечтать не вредно. Ведь она сама была белобрысая.
   За забором лагеря начинались горы, на которых рос странный горный лук плоской формы. Над лагерем оглушительно звучала песня: "У моря, у синего моря..." Но до моря было далеко. Ирине нравилось побережье озера и небольшие походы вокруг него. Она слишком много купалась в довольно теплом озере и однажды почувствовала, что зубы сильно заболели. Вдобавок она потеряла голос, стала говорить каким-то фальцетом.
   По возвращению из лагеря ей удалили два практически здоровых коренных зуба, чтобы не болели. Фантастика, если смотреть с вершины современной стоматологии, и глупость без границ.
   В школе характеристику Ирины прочитали всему классу, поэтому она ее хорошо запомнила. В характеристике были слова: "Рекомендуем поступить в технический институт". Бог мой! Кто бы ей объяснил, что такое институт! Ее родители окончили семь классов школы и училища по специальностям. Они были обычные труженики.
   Сосед по дому был старше Ирины. Он поступал в технический институт, но завалил один предмет, химию. Она слушала о его опыте поступления в институт, открыв глаза и уши. Ей нестерпимо захотелось поступить в технический институт! Раз в школе сказали, что ее рекомендуют в технический институт, значит, надо идти в технический институт! А химию она не завалит, она просто пойдет на другой факультет. В городе был еще педагогический институт, но он ее совсем не волновал, она не любила других учить и не любила, когда у нее списывали.
   Прошли последние школьные каникулы Ирины. Сдала она в школе выпускные экзамены, пришла к институту, а там оказалось несколько корпусов. Обошла она все здания, нашла, где принимают документы. Села девушка в юбке защитного цвета у огромного стола и стала заполнять бумаги. Прочитала в приемной комиссии, что в институте есть четыре факультета. Долго боролась с выбором между двумя факультетами.
   Тут над ее головой раздался чей-то голос, похожий на голос Бога:
   -Девушка, заполняйте бумаги на механический факультет!
   Человек, который это сказал, растворился в пространстве. А Ирина сидела и думала: а это что за факультет? Заполнила она послушно бумаги на механический факультет. В приемной комиссии ей сказали, какие придется сдавать экзамены. Посоветовали две недели ходить на подготовительные курсы перед сдачей экзаменов. Сдавать предстояло математику, физику, родной язык.
   Конек Ирины - математика. Она взяла сборник задач по математике и пошла за дом, где под кленами стоял стол со скамейками. За этим столом она решала все задачи подряд по математике. Потом она решала задачи по физике и учила формулы. Сосед, как опытный наставник, сказал, что если она какую задачу пропустит, то та и попадет ей на экзамене. Решала все. Физику она решала с меньшим удовольствием, а родной язык не воспринимала должным образом.
   Подготовительные курсы ей очень понравились. Она наслаждалась, слушая лекции по знакомым и незнакомым темам одновременно. Лекции проходили в старом здании, а экзамены сдавали в новом, красивом здании. Сверху на нем было написано: "Механический факультет".
   Огромный актовый зал. День приема в студенты. Впервые сердце Ирины сказало, где оно находится.
   Через некоторое время повезли новоиспеченных студентов на машинах в совхоз. Долго ехали по степи, привезли в совхоз "Веселая роща". В степи стояли одинаковые домики недавней застройки. За околицей виднелась стайка берез.
   Семь девушек на первую ночь поместили в жилой дом. Внутри чисто. У входа на полу стоял чайник. По центру комнаты лежала столешница. Во второй комнате находился полог. Под пологом спали молодые. Девушек положили на кошму. Ночь им запомнилась. Всю ночь их кто-то кусал и кусал. Молодые под пологом шевелились и шевелились.
   На следующее утро девушки попросили сменить им место обитания. Почесав в затылке, некий мужчина освободил для них правление совхоза. Место злачное. Маленький домик, в котором за печкой было спрятано огромное количество пустых бутылок. Поставили студенткам семь кроватей. Все удобства во дворе.
   Ирина выбрала себе высокого блондина, боксера, способного ее защитить, но у него ее отбил другой боксер, взрослее и сильнее. Что девушка со вторым боксером делала? Побивала рекорды по прогулкам в степи после работы на токе.
   Да! Все студенты работали на токе. Зерно сгребали. Один раз Ирину послали работать на кухню. Кухня кормила студентов и трактористов. В столовой кормили тех, кто был рядом с ней. Пищу для тех, кто был в поле, помещали в металлический контейнер, похожий на бидон. Контейнеры ставили на машину и увозили в поле трактористам.
   Ей повезло: в совхозе она видела полное солнечное затмение. С новой подругой она пошла на ближнюю железнодорожную станцию за конфетами. Идти пришлось далеко. Дорога проселочная. Машин нет. Возвращались еще засветло, но вдруг стало темно-темно.
   Подошли девушки к совхозу и увидели, что все студенты с копчеными стеклышками смотрят на солнце. Повезло всем. Они видели ореол солнечной короны. Отработали студенты в совхозе, и домой уехали. Ирина потом ходила смотреть первенство города по боксу. На этом ее боксерское увлечение закончилось.
   Однажды институтская группа собралась в частном доме сокурсницы, которая обладала изящной фигурой, пышной гривой волос и длиннющими накрашенными ногтями. Первый курс. Все еще мало знакомы друг с другом. Танцы сближали молодых. На вечере Ирина познакомилась с молодым человеком, который пообещал ей обручальное кольцо.
   Математика на первых курсах была достаточно сложная. По непонятным причинам за первый год учебы в институте Ирину семь раз показывали по телевизору. Ее показывали в спортивной форме и в обычном платье. Показывали на тренировке и дома, куда приходила целая команда телевизионщиков. У нее брали интервью. Ее показывали молчащую. Ей два раза сделали предложения руки и сердца у рябины, покрытой красными ягодами.
   Ирина выглянула в окно, как будто почувствовала, что ее ждут: она увидела однокурсника Гришу. Он был хорош собой и напоминал агента из кино. Плащ. Пояс. Обычно молодые люди редко пользуются поясами.
   Теперь Гриша стоял и покорно ждал Ирину. Она надела туфли на слоистой подошве, темно-синее пальто, встряхнула копной волос, которая рассыпалась по плечам, и вышла навстречу судьбе. Высокий, стройный молодой человек стоял у рябины, на которой не было еще листочков. Шел апрель. Он ждал, дергая пряжку пояса, подчеркивающего его тонкую талию.
   Его серые глаза внимательно смотрели на окна четвертого этажа, за которыми жила Ирина. Он был влюблен в девушку своенравную и чувственную. В голове промелькнули прогулке с ней по снежным улицам. Нормальные люди в такую зиму дома сидели, а она гуляла с ним по легкому морозцу, смеялась и разговаривала. Зима резко закончилась, и сейчас было почти тепло. Над землею царила весна, когда снега уже не было, а листочки еще не распустились.
   Они вместе пошли в институт, в котором учились. Дорога шла мимо строящегося дома. Молодой человек потянул девушку в сторону стройки, над которой застыл подъемный кран. От будущего дома пробился на свет, как подснежник, только первый этаж.
   Григорий привлек к себе Ирину. Он обнял ее, судорожно прильнул губами к ее губам. Он пил нектар любви нежно и страстно. Она случайно ответила на поцелуй, а потом вцепилась в его пояс на плаще, словно натянула удила на лошади, и оттолкнула от себя.
   Она не думала, что с парнем нельзя просто так дойти до института. Для нее это был урок или звонок, что парни выросли и прогулки не для них.
   Когда они пришли в институт, сокурсники уже сидели в аудитории, и их совместное появление не осталось не замеченным. Больше всех такое появление Ирины не понравилось сокурснику Виталию. Он был в шоке, заметив взволнованность пары, взлохмаченные волосы девушки. А губы? Они были больше нормальных размеров. В его голове промелькнуло красное видение, когда он с ней ходил на концерт. На Ирине тогда сияло алое платье. Его воспоминание прервалось появлением преподавателя.
   Как из-под земли рядом с черной доской возникли стенды с кинематикой станков. Студенты забыли о любви и целиком вошли в мир металлорежущих станков. Шикарный мир механики, если его понимать. Следующие две пары проходили у настоящих станков: фрезерных, токарных, расточных.
   Вот где приоритет парней был неоспорим. Девушки только записывали результаты лабораторной работы, но их было мало, в том смысле, что девушек на курсе было значительно меньше, чем парней.
   Сюрпризом на последней паре оказалась книга о любви в позах, которая путешествовала с парты на пару. Ее кто-то принес, спрятал в книгу со станком на обложке и пустил по студентам. Непутевые возгласы то тут, то там раздавались в аудитории. Жизнь продолжалась или только начиналась.
  
  
  Глава 5
   Ночью станки ощетинились инструментами и столпились вокруг Ирины. Они танцевали танец металлических монстров. Фреза на фрезерном станке подергивалась, как плечико во время танцев. Девушка проснулась и подумала, что накануне переучила кинематику фрезерного станка.
   Махина координатного расточного станка стояла в отдельном помещении. Большая станина прятала в своих недрах умную начинку, следившую за точностью перемещения инструмента по программе. Ирина прошла в цех и собрала чертежи деталей, которые можно было обработать на станке. Ей предстояло перевести станок на числовое программное управление. Такое задание получила она от своего руководителя, доктора технических наук. Гриша и Виталий отказались от участия в этом проекте.
   Ирина работала в одиночестве, спрашивать особо было нечего. Собрав все детали, которые можно было обработать на станке, она под руководством руководителя проекта написала программы, разработала инструменты, которые надо было начертить и внедрить в производство.
   Со временем оказалось, что ей надо было только написать программу и начертить то, чего не было в станке, а внедрением могли заняться и другие люди. Эта чудесная работа определила назначение самой Ирины в производственной жизни. На последнем этапе учебы в институте ей предстояло выбрать, кем она будет - технологом или конструктором.
   Гриша работал в соседнем цехе, поэтому мог сопровождать Ирину на преддипломную практику. Их любовь приобрела дорожный характер, поскольку времени другого на общение у них не было. Прогулки и поцелуи под шорохом листвы тополей носили почти традиционный характер.
   Дипломный проект Ирины продвигался, а отношения с Гришей несколько застопорились. Виталий заметил, что Ирина охладела к Грише, подошел к ней с предложением:
   -Ирина, стань моей женой после окончания института. Есть возможность получить звездочку на погоны и стать охранником на заводе. Не нравится мне быть конструктором, не хочу я быть технологом, я решил стать офицером охраны, поскольку у них заработная плата на настоящий момент времени выше, чем у молодых специалистов-инженеров. Я подарю тебе настоящее золото и натуральную бирюзу, похожую на твои красивые глаза!
   -Виталий, ты с Гришей в одной комнате в общежитии живешь? Вы кого наслушались?
   -К нам приходил фотожурналист, снимал нас и сказки рассказывал.
   -Теперь понятно, почему вы на одну тему стали говорить.
   Зимой Ирина поехала на первенство области по лыжным гонкам в деревню, расположенную недалеко от озера. Температура воздуха - минус сорок. Тренировки и соревнования отменили на три дня. Лыжники ходили в единственное кофе питаться по талонам. В кафе звучала одна и та же песня: "Пара гнедых, запряженных зарею, вечно усталых..."
   Для поддержания спортивной формы два дня в фойе помещения, где расположились спортсмены, звучала музыка: танцевали все быстрые танцы на протяжении многих часов. Спортивного зала в деревне не было. На третий день тренер купил барана. Ребята привязали барана к батарее отопления, потом животное зарезали, а в соседнем доме сварили еду на всех лыжников. На четвертый день температура воздуха была минус тридцать пять градусов. Соревнования решили не откладывать.
   Мазь растерли на самую холодную погоду. Оделись лыжники для гонки достаточно легко. На лыжной дистанции в десять километров первые пять километров ноги съеживались от холода и коченели, потом начинали отходить и гореть. Когда Ирина пришла к финишу, там царил переполох: крупный мужчина-лыжник на дистанции пятнадцать километров отморозил пальцы рук, для него вызвали самолет-кукурузник для отправки в город.
   На первую сессию Ирина приехала с опозданием, экзамены она сдала, но преподаватели приговаривали: "Спортсменка", - и снижали оценки на один бал. Как спортсменка она была освобождена от занятий спортом в институте, зачет ей ставили автоматически. Ее попросили выступить на первенстве потока курса. Надо было пробежать три круга по одному километру. Она обошла девушку, занявшую второе место, на один круг. И в дальнейшем в ее жизни были учеба и тренировки. Однокурсники и спортсмены-лыжники.
  
   Ирина надумала идти в спортивную школу молодежи, прочитав рекламу в газете. Однажды осенью она пришла в спортивную школу молодежи, где хотела выбрать волейбольную спортивную секцию. Администрация школы находилась в почерневшем маленьком деревянном домике. Открыла она старые двери и увидела очень красивого мужчину, который оказался тренером по лыжам. Голубоглазый тренер с русыми волосами уговорил ее стать лыжницей, это был Феофан.
   Ирина уговорила одноклассницу Людмилу, костяк лыжной секции образовался. Появились знакомые ребята - Антон и Кирилл. Тренировки до пяти раз в неделю связывали всех одной целью. Как Ирина выглядела? Рост 169. Талия 63. Волосы, заплетенные в косу, она подворачивала с помощью ленты, получался крендель.
   Тренировки были сказочные. На лодочной станции брали шлюпки и переплывали на них реку, далее шли по протокам. Руки в кровавых мозолях. Силовые тренировки: брали приличные булыжники и кидали через спину назад. Плавали в реке рядом с лодочной станцией. Бегали на скорость на крутой берег реки. На пляже в межсезонье гоняли в футбол. Играли в регби на спортивной площадке.
   А лыжи? Зимой лыжи. Мороз. Снега нет. Скребли снег. Делали лыжню и бегали. Снег выпадал, и тогда лыжня становилась нормальной. Что интересно, в своих лыжников лыжницы не влюблялись...
   Ирина с 15 лет много времени проводила на реке. Первый день на шлюпке переплыть реку было трудно психологически. Однажды на тренировку вышли лыжники. В теплый день проходила гребля. В каждой лодке сидело по два человека. Ирина тренировалась в паре с Людмилой. Они гребли по очереди. Чем ближе было к фарватеру реки, тем сильнее ощущалась огромная масса воды под шлюпкой. От фарватера до другого берега было значительно ближе, и чувство страха от неизвестности проходило.
   Противоположный берег порос невысоким кустарником, и везде песок и песок. Хорошо было проплыть на шлюпке еще метров пятьсот и увидеть совсем ровный берег с небольшими залысинами воды. Вода в таких местах в теплый летний день была горячая, здесь всегда было приятно отдыхать. Лыжники выходили на берег и гоняли в футбол по пляжу. Народу здесь много в воскресные дни, а летними вечерами да в будни людей практически не было.
   Из основного русла реки уходили на лодках в рукав реки, поросший травой, и гребли до выхода в саму реку. Берега в протоке почти одной высоты, где-то полметра, заросшие травой и мелким, редким кустарником. Один раз именно в такой протоке Ирина сломала уключину на лодке. Пищу и воду на тренировки лыжники не брали. Она не запаниковала от того, что уключина на весле сломалась. Остальные лодки расползлись по протоке и друг друга не ждали и не догоняли.
   Девушкам предстояло возвращаться на базу через большую реку, а весло одно. Они молодые, красивые, в купальниках и со сломанной уключиной в лодке. На их счастье, мимо на моторной лодке проплывал мужчина неопределенного возраста. Он прицепил шлюпку к моторной лодке, нос у лодки слегка задрался, вода немного заливалась через борт, но к лодочной станции они переплыли.
   В День Военно-Морского Флота лыжники переплывали реку в узкой, но глубокой ее части для участия в параде речных видов транспорта. В байдарке сидели четыре человека: Ирина и трое парней, один из них был совсем новенький. Волны в этой части реки всегда приличные. Новенький парень испугался, стал бить веслом по воде. Байдарка раскачалась. Волны залили ее. И байдарка, как подводная лодка, погрузилась в пучину реки с гребцами-лыжниками.
   Вынырнули все из воды, а до берега плыть далеко и в сторону города еще дальше, чем до острова. Опытные лыжники взяли: один - байдарку, двое весла собрали, толкают рядом с собой и плывут. Девушке надо было просто самой доплыть до берега. Узкая река в этом месте, да все относительно.
   Это место не для плавания, глубокое место, с постоянными волнами. Плыла Ирина, а в голове стучала одна мысль: "Вот так люди и тонут". Тонуть девушке очень не хотелось, и она доплыла до берега одновременно с ребятами. Спасательные средства в байдарку не брали, без страховки проходили тренировки.
   Плавали лыжники еще по протокам реки на байдарках-восьмерках. Это уже скоростная регата. От таких тренировок оставалось волшебное чувство скорости. Эти байдарки труднее из воды поднимать да в ангар относить. Ангар находился на острове недалеко от сопок. На берегу находился маленький причал для лодок. От этого причала вставали на водные лыжи. Если честно, были умельцы, которые на водных лыжах хорошо держались, что же касается Ирины, то она раза три врезалась в воды реки и больше не пыталась вставать на водные лыжи.
   Еще одним видом водных средств передвижения пользовались лыжники на тренировках - ялами. Восемь человек сидели и гребли, каждый одним огромным веслом. Команда состояла из парней и девушек. Необыкновенно красиво смотрелись загорелые спины, когда мышцы на них шевелились от гребли. Один раз ялы использовали по назначению. Лыжники поставили паруса на двух ялах, взяли рюкзаки с припасами дней на десять и ушли вверх по реке в поход. Руки сбили в сплошные мозоли.
   Парус остался лишь на фотографии. Рядом проплывала баржа, прицепились к ней. Остановились на берегу, с которого видны были трубы небольшого города. Здесь и прожили дней восемь-десять. На этом же берегу реки жил пожилой мужчина, у него был дом, корова, козы. Лыжники косили траву, мужчина давал за это простоквашу. Без дождей не обошлось, палатки не спасали. Одну ночь спали в доме этого человека на полу.
   Купались в реке, но не со стороны фарватера, а в протоке. Протока была коварной, с воронками. Вода в них крутилась с приличной скоростью. Когда плавали, главное было в воронки не попасть, а затягивало в них очень сильно. Смотрели друг за другом и помогали выплывать. Обратный путь проделали просто: прицепили два яла к проходящей барже и доплыли до города.
   В очередной раз Ирина мельком посмотрела на экран телевизора и положила в спортивную сумку кеды. Ей пора было ехать на тренировку. Она повесила на плечо синюю сумку с надписью "Аэрофлот" и вышла из картонного барака. Пройдя мимо низкого штакетника, свернула на улицу. Дорога лежала мимо одноэтажных строений к остановке автобуса.
   Полчаса дороги проходят иногда быстро, иногда очень медленно. Вскоре она вышла из автобуса, прошла между деревянными домами и оказалась на крутом берегу реки. Она скатилась с крутого глинистого берега и остановилась у перевернутой шлюпки. Тренер Феофан Афанасьевич ходил рядом с лодкой и смолил ее бока. Он готовил лодку к новому сезону. Рядком с маленьким деревянным домиком лежало еще пять перевернутых лодок.
   В домике у одной стены стояли лыжи в распорках, но основное место занимали лодки, которые вынесли смолить для профилактики, а лыжи вновь встали в распорки до следующей зимы. Весна меняла виды спорта одним дуновением теплого ветра, оставляя запах смолы.
   Пришел Кирилл с лохматыми светлыми бровями, от нечего делать предложил Ирине изучить основные приемы драки - подсечки. Они немного подрались на глазах у тренера, смолившего лодки и не доверявшего никому столь важное дело. Людмила, спустившись с плавного косогора, перехватила интерес Кирилла. Фигура у нее отменная, и сама по себе она красивая девушка, что уж говорить...
   Ирина подошла к тренеру. Посмотрел на нее тренер Феофан Афанасьевич и сказал:
   -Ирина, куда волосы дела? Ты одна была с длинными косами, а обстриженных девушек и без тебя полно!
   Девушка покачала в ответ головой с двумя хвостиками и промолчала - как объяснить тренеру, что она хотела быть красивой, как ведущая на экране телевизора? Группа лыжников постепенно собиралась на тренировку. Тренировка предстояла силовая.
   Молодые люди забрались на лежащую железную конструкцию, предназначенную для передачи электричества на левый берег реки. Они зацепили ноги за металлические перекладины, взяли в руки по булыжнику и стали качать пресс. От таких тренировок пресс остался у Ирины на всю оставшуюся жизнь. Почему именно булыжники применяли лыжники, а не гантели и штанги? Феофан Афанасьевич считал, что природный камень обладает дополнительной силой в тренировочном процессе сборной города по лыжным гонкам.
   Тренер заставил спортсменов приседать на одной ноге, потом на другой. Он считал, что Земля дает энергию рукам. Ноги и руки наливались мышцами.
   Однажды группа лыжников в полном составе пошла на открытие футбольного сезона. Рьяная толпа футбольных болельщиков сильно прижала Ирину к железным воротам перед открытием стадиона. После такого пресса толпы она на футбол больше не ходила.
   Лыжники и сами играли в футбол на утрамбованной земельной площадке без забора, расположенной рядом со старой деревянной церковью. Надо сказать, что тренировались там, где было можно, где находил место Феофан Афанасьевич. Площадка среди старых деревьев, расположенная у церкви из почерневшего дерева, была очень красивая. Но еще красивее были молодые и юные футболисты и футболистки.
   В команде появилась черноволосая, кудрявая Тамара. Это была девушка невысокого роста, обладающая хорошей скоростью, изворотливостью, ловкостью. Футбольный мяч ее лучше слушался, чем Ирину. Трудно ли играть в футбол с точки зрения девушки? Трудно, хоть и играла Ирина в него в те незабвенные годы, когда играть в футбол ей было под силу, а не просто украшать собою футбольное поле. Никогда она не позволяла себе говорить плохо о футболистах, как бы они ни играли. Футбол - Медный и трудный мужской вид спорта.
   Кроме футбола лыжники играли в регби на стадионе, расположенном метрах в пятистах от церкви. И в регби Тамара играла хорошо. В команде лидером всегда была Людмила, но теперь пришла явная ее соперница. Тамара быстро влилась в коллектив, но Людмила оставалась непревзойденным лидером. Ирина обошла Людмилу в лыжных гонках один раз, и то за счет лыжной мази - серебрянки. Лыжи скользили отменно по зернистому снегу.
   Чувство скорости, легкость в движениях, великолепная погода, красивая лыжня создавали отличное настроение, которое не омрачила злость Людмилы!
   Да, лыжная мазь - великое таинство победы, которое создавал Феофан Афанасьевич. Когда он водил паяльной лампой над поверхностью лыжи, Ирина снимала старую мазь тряпкой с поверхности лыжи.
   Паяльную лампу тренер из рук не выпускал, он сам грел мазь, и она сползала с лыж, как снег весной со склонов сопок. Иногда грели лыжи над сухим спиртом или над электрической плиткой со спиралью. Обязательно наносили смолу на новые деревянные лыжи. Лучшие лыжи всегда красовались на ногах Людмилы, лучшая мазь наносилась тренером на ее лыжи, лучшие спортивные костюмы украшали ее фигуру.
   Тренировки на скорость проходили рядом с лодочной станцией на высоком берегу. Лыжники бегали в кедах по асфальту на скорость несколько раз подряд. У Ирины дела со скоростью обстояли хуже, чем у других девушек, но в целом ее старательность приносила успех и бегала она усердно. После бега по асфальту у нее заболела на ногах надкостница так, что ходить она не могла. Пришла она к спортивному врачу. Врач проверила ее легкие, они вмещали три литра воздуха. А по поводу ног врач сказала:
   -Полежи в ванне или посиди в теплой воде.
   Ирина ответила:
   -У меня дома ванны нет.
   Врач удивленно посмотрела на красивую девушку и повела плечами:
   -Больше ничем не могу помочь, тогда не бегай много.
   Жила Ирина в то время в бараке с удобствами во дворе. Утром вместо пробежек она делала зарядку - подтягивалась на воротах рядом с домом. Старый штакетник огораживал маленький участок земли под окнами дома, где она жила с родителями. Там, где в штакетнике находилась калитка, она делала прямой угол ногами и подтягивалась на руках.
   По поводу талии у нее существовала одна хитрость: от дяди остался в доме суровый солдатский ремень, поэтому она ходила дома, затянув на себе солдатский широкий ремень с пряжкой. Талия от ремня замечательно сохранялась.
   В горах проходили очередные соревнования лыжников. "Здесь вам не равнина, здесь климат иной..." Как же в горах красиво! Сосны. Горы. Озеро. С великим удовольствием лыжники покоряли холмистую местность. Соревнования в горах с заснеженными деревьями прекрасны!
   -У Ирины нос блестит после бани, - сказал всем Феофан Афанасьевич в автобусе.
   В баню ходили все лыжники, не избалованные домашними ваннами. В деревянной одноэтажной гостинице существовало странное удобство: с первого этажа лыжи подавали на улицу и на них под окнами наносили лыжную мазь перед лыжной гонкой. В автобусе лыжники пели песни. Они пели с вдохновением во все свои молодые глотки! Больше так нигде и никогда лыжники не пели. Ирина и Людмила хорошо спелись, их голоса красиво звучали в хоре лыжников сквозь запах смолы...
   У Ирины появился лыжный приятель, друг по одной поездке, с ним она зашла в магазин, купила чулки с очень красивым рисунком (колготок тогда не было), потом они пошли в кино. Фильм шел с коротким названием, типа "Да и нет". В памяти остались ажурные чулки и название фильма.
   На сопках, где катались лыжники, в деревянном домике уместился крошечный буфет, он работал по большим праздникам. Обычно лыжники обходились без горячих напитков и булочек. Но в конце лыжного сезона буфет работал исправно, соревнования проходили крупные, народ на сопки шел толпами.
   После лыжной гонки девушки взяли горячий кофе в бумажных стаканчиках, вышли на улицу из деревянного здания. У ребят нашелся фотоаппарат, и мгновение после кофе остановилось. У лыжников на фото видны белые вязаные наушники, сверху закрытые лыжными шапочками. Шапочки для всех покупал Феофан Афанасьевич, когда ездил в командировку. Костюмы и лыжи тоже он выдавал, даже лыжные ботинки. Куртки у всех свои, варежки свои, щеки, красные от мороза, свои, но фото не цветное, не выдумали тогда еще цветных фотографий. Застыли на фотографии Ирина, Людмила, Тамара, Феофан Афанасьевич и Кирилл.
   В жизнь Ирины стали входить институтские общежития - нет, она в них не жила. Длинные коридоры, очень длинные, удивляли и настораживали. Такое же общежитие было в городе, где Ирина участвовала в студенческих соревнованиях. Студенческие гонки. Училась она в техническом институте и выступала за свой институт и город. Жили лыжники на соревнованиях в общежитии, пока местные студенты отдыхали на каникулах. Места необыкновенно красивые и живописные.
   Горы, снег и мороз. Лыжные гонки не отменили в мороз в тридцать градусов, все соревнования прошли как надо. Лыжная трасса проходила по красивым горам. Слезы из глаз вылетали при спусках и поворотах, темные очки в то время лыжники не носили. Все общежития одинаковые, да города разные. Ой, как страшно иногда зимой ехать! Погода. Дорога.
   Лучше не рисковать.
   Долетели однажды до одного города, а дальше ехали на автобусе до места, где проводились соревнования. Все на перекладных, так и домой возвращались, но на поезде с пересадкой. Поезд домой приехал ночью. С лыжами от вокзала до своей улицы Ирина шла пешком. Страшно? Даже не холодно. Ночь. Мороз. Лыжи в чехле. Спортивная сумка. Пальто с рыжей лисой. Молодость многое легко переносит.
   Еще от одной поездки остались фотографии. На них рядом со скульптурами стояли Ирина и Людмила. Ирина в пальто, в чулках, в замшевых сапогах, обтягивающих плотно икры ног. Девушек снимал на фото Кирилл. Он тоже есть на одной фотографии. Учился Кирилл в одном институте с Ириной. Снег на лыжне тогда лежал крупнозернистый, очень хорошо скользил в марте.
   Солнце светило почти в окно. Окно отражалось в больших очках. Ирина покрутила в руке сапфир и продолжила писать. Она, когда брала сапфир в руки, всегда испытывала желание писать, или вспоминать, или придумывать новые истории или конструкции. Сапфир синего цвета олицетворял осколок ее вдохновения.
   Однажды Ирина сидела на крутом берегу и смотрела за реку, туда, где находилась пойма реки. То ли от солнечных лучей, то ли еще от чего перед ее глазами стал возникать Призрачный город. Девушке захотелось крикнуть:
   -Нельзя строить город на том берегу! Там пойма реки!
   Но Ирину никто не услышал, а город продолжал строиться. Круглые дома с вогнутыми крышами возникали один за другим.
   -Кто там дома как грибы выращивает? - спросила Ирина вслух в следующий свой приход на берег реки.
   -Это ребята со строительного факультета резвятся, - отозвался Кирилл.
   -Кирилл, это не сон?
   -Ирина, люди работают в круглосуточном режиме. Я и сам им помогаю. Студенты строительный факультет заканчивают, а этот город - их коллективный дипломный проект.
   -Интересно. Но дипломы - бумажные! А это настоящие дома!
   -Ирина, нам помогают известные архитекторы из Северной столицы, с ними разработан совместный проект. Они много домов в городе спроектировали. И я предложил им круглые дома, кстати, после одного разговора с тобой. Ты сказала, что страшно по крышам ходить. Я и придумал вогнутые, круглые крыши, с которых если скатишься, то внутрь крыши. В центре дома проходит сток воды с фильтром. Фильтр делают выпускники твоего факультета.
   -Я не знала.
   -А ты кого, кроме себя, видишь? Ты всегда сама в себе. И сейчас к тебе я с опаской подошел: вдруг прогонишь?!
   -Слушай, Кирилл, затопит весной ваш город!
   -Не затопит. Мы подключили еще один факультет, ребята разрабатывают проект дамбы, выполняющей роль набережной. Ты сама любишь ту сторону реки, что я, не знаю?
   -Ты прав. На той стороне реки с берега не надо съезжать по глине, и на скорость подъема работать не надо, и вода там теплее, и берег мельче. Где деньги взяли?
   -Ты не поверишь!
   -Говори!
   -Помнишь, ездили на соревнования в горы? На лыжах ты не лучше всех ходишь, но в тебя влюбился один зритель. Кстати, ты хоть знаешь, что гонки были рядом с правительственным санаторием?
   -Кто-то что-то упоминал.
   -Зрители у нас были что надо! Тебя на пленку сняли. Мужик ко мне один подходил. Он спрашивал о тебе и сказал мне, чтобы тебе подыгрывали в твоих мечтах.
   -Припоминаю, что ты и другие из меня идеи тянули. А дома кольцами построили?
   -Да, как ты говорила. Почему ты на строительный факультет не пошла?
   -Лучше скажи, как с одного берега на другой попасть? На пароме?
   -У нас все схвачено. Скоро начнут новый мост ставить в этом месте, где мы с тобой сейчас сидим.
   -Мне и сесть нельзя, как сразу мост на моем месте поставят! За что так? Кирилл, а смысл какой в строительстве города на том берегу?
   -Там ветры меньше дуют.
   -Принимаю все за шутку, но город на самом деле растет быстро! А город красивый!
   На крутой берег реки из крутого автомобиля вышли респектабельные мужчины. Ирина вскочила со своего наблюдательного места. Поднялся и Кирилл. Уйти им не дали. Мужчины из автомобиля их остановили.
   -Привет, Кирилл! - сказал плотный мужчина с седой шевелюрой. - Познакомь меня с девушкой.
   -Шеф, девушку зовут Ирина.
   -Отлично, я даже дар речи потерял от неожиданности! Город получит название Катрин в честь этой девушки! Поздравляю! - сказал величественно мужчина и протянул руку Ирине.
   -Вы этикет нарушаете! - неожиданно сказала Ирина.
   -Вот те раз! Мою руку отказываются обнять такой милой ладошкой!
   -Я нужна здесь? - спросила резко Ирина и, не дожидаясь ответа, скатилась с крутого берега к воде, где группа лыжников собиралась на очередную тренировку.
   Ирина подошла к Тамаре:
   -Тамара, ты видишь город на той стороне?
   -Она еще спрашивает! Вижу!
   К ним подошел Кирилл:
   -Красавицы, вас приглашают сегодня в кафе для беседы...
   -Кирилл, ты нас кому продал? - спросила Ирина.
   -Ирина, я для тебя стараюсь.
   -Не верю, не приду.
   -Ирина, ты обязательно придешь! Шеф очень просит.
   -Смысл есть, господин, приближенный к финансистам?
   -Обижаешь!
   Ирина и Тамара явились на ужин. Они скромно сели с краю стола.
   -Новая столица региона намечена. Начало работы считаю успешным! - громко вещал шеф, а заметив двух подружек, сказал: - Внимание, перед вами молодые особы, чьи лица будут скоро на всех экранах региона! Именно они являются лицами нового города.
   Публика за столом активно подняла бокалы, льстиво улыбаясь шефу. Его рука с бокалом стала центром вселенной, каждый пытался достать своим фужером его фужер. Девушки продолжали скромно сидеть и не высовываться.
   Появился Кирилл в сопровождении нескольких совсем незнакомых парней. Их представили остальным. Ирина поняла, что пришли проектировщики нового моста через реку. На стойке бара появился телевизор, на его экране возник круглый город с вогнутыми крышами. Люди пришли в восторг и стали дружно друг друга поздравлять. В зал вошла Людмила. С ней рядом шел тренер Феофан Афанасьевич. Они сели рядом с подружками.
   -Ирина, тебе камень нравится? - спросил тренер, открывая ладонь, на которой лежал незнакомый ей камень.
   -Не знаю, меня камни не интересуют, - неохотно ответила Ирина.
   -Такими камнями предполагают декорировать здания в столице региона.
   -Здания круглые, к ним такие булыжники не приклеишь, - возразила Ирина.
   -Зато приклеишь вертикальные планки, их разная высота украсит фасады навечно.
   В это время ветер прошелестел над столом.
  
  
  Глава 6
   Два человека окунули лица в салаты. Звуков выстрелов слышно не было. Нависла тишина, которая прекратилась криками. Кричали все. Ирина заметила ствол, исчезнувший в рукаве одного незнакомого человека.
   Еще она заметила, что убили двух проектировщиков моста, которых совсем недавно ей представили. Два официанта исчезли и появились с охраной заведения. Все стало неинтересно и тягостно. За столом шел опрос очевидцев. Ирина сидела за столом, но мысли ее витали где-то очень далеко.
   -Ирина, ты спишь? - спросил Кирилл.
   -Нет, не сплю.
   -У тебя спрашивают, что ты видела.
   -Стволы в рукаве.
   -Ты ясновидица? - усмехнулся Кирилл. - Сквозь ткань видишь?
   -Не знаю, но я видела тех, кто стрелял, а звука не слышала.
   -Ирина, Вы можете описать тех, кто стрелял? - спросил неизвестный ей детектив.
   -Нет, только рукава.
   -И какие были рукава? - спросил детектив.
   -Черные.
   -Тут у всех почти черные рукава.
   -На рукавах были запонки.
   -Какие запонки?
   -Красивые, треугольные, синие сапфиры, их еще в древности яхонтами называли.
   -Вы только что говорили, что в камнях не разбираетесь, - заметил детектив.
   -И у Вас в руке был сапфир треугольный, - меланхолично ответила Ирина.
   -Лучше бы ты спала, - сказал Кирилл.
   Ирина послушно прикрыла глаза.
   -Господин сыщик, она спит, что ее слушать, - сказал Кирилл.
   -Я ей верю, а Вы - пройдите со мной, - сказал детектив.
   Оба покинули застолье, окруженное людьми в пятнистой униформе.
   "Дома сапфирами не украсишь, если только искусственными", - подумала Ирина. И вспомнила слова о сапфире: сапфир - камень души, постоянства, верности и любви. Помогает отличать правду от ложных данных. Лечит зрение и сердце. Сапфиры не сапфиры, а новые дома действительно украсили прозрачными камнями, под нежные цвета сапфиров.
   Ирина села на свое любимое место на берегу реки. Новых проектировщиков моста, который должен соединить старый город и цилиндрический город, еще не назначили. Любимое ее место на берегу строительной площадкой пока не сделали, а в голове у Ирины появилась новая мысль: сделать одну нормальную горку в городе и ее окрестностях, то есть мост сделать в виде склона, а не в виде горизонтального моста.
   Получится странный мост. Конструкция моста прорисовывалась достаточно простая: горка над рекой. Ирина сидела и прорисовывала в блокноте общий вид своего моста. Сзади тихо подошел шеф. Сопровождающие его лица остались поодаль.
   -Ирина, хорошо получается мост на твоем рисунке! Именно ты и будешь руководить строительством этого моста.
   -Согласна.
   -Ты дашь идею, выполнят ее другие конструкторы и строители мостов. Для тебя есть еще работа. Столица огромного региона должна иметь большую дорожную развязку: самолеты, поезда, машины. Ты местные окрестности обошла на лыжах или бегом пробежала, местность знаешь не понаслышке. Подготовь проект дорог.
   -Хорошо.
   -Ты только наметишь идею, дорожники справятся без тебя.
   -А я?
   -А ты, моя дорогая, наметишь идеи строительства Дома правительства.
   -Круто, но скучно.
   -Значит, справишься. У тебя будет охрана.
   -Не надо.
   -А я сказал, что будет!
   -Бог подаст. Мне даже машины не надо, но мне нужен кабинет в Доме художников, на последнем этаже, с видом на тот берег.
   -У художников все помещения заняты.
   -А это уже по Вашей части, - сказала Ирина и скатилась с горки вниз прямо по глинистой почве.
   На пологом берегу реки стояли пять шлюпок, в одну из них сели Ирина и Тамара. Солнце светило на всем небе, облака полностью отсутствовали.
   -Ирина, почему тебя пасут такие интересные мужчины? - спросила Тамара.
   -Хотят меня вместо убитых товарищей приобщить к разработке моста.
   -Не боишься?
   -У меня выхода нет. Мой проект моста им нравится.
   Девушки переплыли реку на шлюпке, вышли на берег и пошли к новым домам. Чудесные белые цилиндры стояли группами, образуя дворы.
   -Тамара, а как ты смотришь на круглые комнаты?
   -Ирина, но не все стены круглые, внутри все прямо - как обычно ты говоришь, "ну, прямо".
   -А ты хочешь здесь жить?
   -Кто мне даст жить в элитном комплексе?
   -Я.
   -А ты кто такая?
   -Сама же говоришь, что город будет называться Катрин в честь меня.
   -Ты что, сдвинулась на своей особе?
   -Нет, мне так сказали. Я - скромная.
   -Оно и видно, - обидчиво сказала Тамара.
   Четыре шлюпки причалили к берегу. Девушек позвали играть в футбол на пляже, достаточно пустом в это время года. Тренировки на песке - дело обычное.
   На высоком берегу реки в машине сидели Кирилл и шеф. Они смотрели на другой берег реки.
   -Кирилл, женись на Ирине, не прогадаешь, - предложил шеф серьезным голосом.
   -Знаю. Но Вы попробуйте к ней подойти - не получится. Она от Вас с горки съедет на своих двоих.
   -Еще одно: от нее надо убирать мужчин, которые снискали ее расположение.
   -Как прикажете убирать - убивать? - удивился Кирилл.
   -Сами себя уберут.
   -Это как?
   -Кирилл, возьми бинокль, посмотри, как эти чудики футбол на пляже гоняют. Посмотри, кто к Ирине клеится. Видишь? Значит, ты, Кирилл, - лыжник, и все к твоим услугам. Ты идеи будешь подавать в лыжную группу.
   -И какие идеи?
   -Примитивные идеи. Скажи им, пусть пойдут на своих шлюпках в поход. Мы дадим палатки, топоры и тушенку.
   -Это все положительные подачки, а где отрицательные?
   -А здесь уже работать надо! Надо двух ее обожателей поссорить и заставить драться на топорах.
   -Круто. Понял.
   -Вот так, Кирилл, так держать!
  
   На следующей тренировке обсуждали недельный поход на шлюпках. Чувство тревоги не покидало Ирину. Она слушала Кирилла и чувствовала подвох, но раскрыть его сразу не могла. Лыжникам дали продукты и палатки для похода, но к дарам она привыкла и считала их естественными, потому что говорили, что дары из своих средств выделяла спортивная школа молодежи.
   Кирилл и Антон ссорились с самого начала похода. Их развели по разным шлюпкам. Когда они выходили на берег, то петухами друг к другу подлетали. Друзья находились в состоянии ссоры.
   Ирина к ним была равнодушна, хоть они и говорили ей: "А ты красивая!" - но эти забияки составляли костяк лыжной группы и дорогого стоили. Лыжники как спортивная семья. На стоянке собирали валежник. Рубили старые деревья. Кирилл замахнулся топором на Антона, тот ответил в шутку. Драка разгорелась на топориках.
   Сильные ребята, и удары у них сильные. Остальные почуяли нечто чудовищное в драке. Спортсмены сбежались на полянку. Разнять друзей с топорами казалось невозможным. Ирина взяла ведро с водой, принесенное для компота, сорвала его с костра и со всей силы вылила ведро на друзей. Вода была еще теплая, и сухофрукты повисли у ребят на голове и ушах. Драчуны остановились от неожиданности. Топоры у них забрали.
   За хворостом Ирина пошла сама, на ребят не смотрела. Прошла она метров пятьдесят, остановилась: перед ней стоял нормальный живой лось.
   Ирина видела лося впервые, да еще так рядом. Большие глаза смотрели на девушку спокойно. Шерсть лоснилась, ее хотелось погладить. Ирина сказала лосю: "Привет!" - и быстро пошла к костру.
   Ребята послушали рассказ Ирины о лосе и предложили посмотреть на памятник Тимофеевичу. Они находились в местах сражения Ермака Тимофеевича. До памятника можно было на шлюпках по реке доплыть, что они и сделали. Вот где плавала на шлюпках группа лыжников и где собирались строить столицу региона! Места чудесные. Кирилл и Антон пожали друг другу руки у памятника великому Тимофеевичу. Лыжники вернулись к палаткам.
   Кирилл саперной лопаткой рыл землю. Он задумал вырыть ямку для тушенки. Дни стояли жаркие. Лопатка стукнулась о твердый предмет. Парень расчистил землю и увидел старый сундук. Помня о недавней драке, он не стал звать ребят к находке. Лыжники в это время купались в реке. Кирилл сам раскопал землю вокруг сундука и стал его вытаскивать.
   В это время чья-то железная рука вцепилась ему в плечо:
   -Стой, Кирилл!
   Кирилл узнал Антона.
   -Антон, не мешай!
   -Бегу и падаю. Вместе вытащим кованый сундук. Он тяжелый.
   Парни прогнулись под сундуком и подняли его из земли. Замка на сундуке не было. Сундук оказался перевязанным веревкой, типа мочалки. Веревку Кирилл срезал и открыл сундук. В сундуке лежал древний топор, завернутый в старую кожу. Рядом с топором в старых тряпицах лежали сапфиры. Один сапфир был в диаметре 3 сантиметра. Три луча сияли от большого темно-синего камня.
   -Кирилл, а почему сундук такой тяжелый? - спросил Антон примирительным голосом.
   -Сундук медным листом обвернут.
   -А что это за стекляшки прозрачные? Смотри: розоватые, желтые, голубоватые...
   -Самоцветы, раз они цветные.
   -Умен ты, Кирилл, не по годам.
   Остальные лыжники, мокрые после купания, подошли к сундуку, заглядывая внутрь.
   -Ирина, смотри, сапфиры! Ты их вспоминала на днях, - сказала Тамара.
   -Мне пришлось с ними познакомиться.
   -Стало быть, это сапфиры? - спросил Кирилл.
   -Да, сапфиры. А ты бы мог и не дожить до такого счастья, - сказала Ирина.
   -Век благодарен буду тебе за компот на ушах, - ответил Кирилл.
   Феофан Афанасьевич подошел к сундуку. Удивительно спокойно он воспринял находку.
   -Кому отдадим дары природы? - спросил тренер у лыжников.
   -Себе возьмем, - ответил Антон.
   -Это я нашел сундук! - крикнул Кирилл.
   -Возьми за него на полке пирожок, - ответила ему Тамара.
   -Сдадим сундук в краеведческий музей, он находится недалеко от набережной реки, - сказал Феофан Афанасьевич.
   Лыжники мысленно затаились, они захотели того - не знаю чего, но очень хотелось.
   В краеведческом музее обрадовались сундуку времен Ермака Тимофеевича. В музей потянулись посетители на смотрины сундука и его начинки. Нашлись люди, которые сказали, что сундук самого Тимофеевича, его ему сам царь Иван подарил. И истории про Тимофеевича стали сказывать.
   ...Ермак Тимофеевич влюбился в сестру богатого человека. Богатый хозяин был против бедного силача, он самонадеянно не учел силу могучего Тимофеевича. Богач увидел свою сестру с Тимофеевичем и решил помериться с ним силой. Тимофеевич убил богача саблей и сбежал на Волгу. По реке в тот момент плыли люди в лодках - ладьях. Сильный мужчина напросился к ним в товарищи вместо умершего у них человека.
   Вскоре пришлось им драться с разбойниками, все сбежали, остался один Тимофеевич. Он кого убил, кого покалечил. За свою удаль он понравился атаману разбойников, который его у себя оставил. Прошло время, и стал Тимофеевич атаманом разбойников. И так он прославился, что о нем прослышал сам царь Иван.
   Велел царь Иван расправиться с разбойниками. Услышали о том разбойники во главе с Тимофеевичем, и рванули они с широкой реки Волги в горы Медные. Нашли они себе пристанище у владельца завода. Некоторое время они завод Демидова охраняли. Заметил Тимофеевич, что местное население страдает от набегов ханских людей. Решил он избавить население Медных гор от людей хана. Хозяин заводов помог Тимофеевичу с провизией, дал ему людей.
   С первого захода недалеко ушел Тимофеевич со своими людьми. А со второго захода отправился атаман разбойников Тимофеевич покорять Сибирь и при возможности бить людей хана за Медными горами. Несколько зим ослабили силы армии Тимофеевича. Помощь, которую ему выслал царь Иван в виде стрельцов с припасами, сама себя уничтожила. Стрельцы запасы съели, а зиму не пережили.
   Силы армии Тимофеевича таяли не зря. Навел он страху на ханских людей. Они почувствовали сопротивление! Тимофеевич не побоялся пойти в неизведанные земли освобождать людей от длительного ханского ига. Убили Тимофеевича люди хана, взяли они его хитростью, а не в открытом бою...
   Кирилл локти кусал, что не утаил сундук от Антона. Местная газета его подвиг расписала. Антона заинтересовал сапфир - такой камень да в сейф бы! Телевидение приехало. Фотокорреспонденты со всего мира стали приезжать в город, который приобрел популярность. Призрачный город сняли во всех ракурсах и вместе с сундуком прославили по всему миру.
   Шеф читал газеты. Ему реклама была на руку. Он знал, что строить. Так было и с мостом. Кому нужен горизонтальный мост? Кто его по всем каналам телевидения покажет в новостях? А мост-горку покажут. Такой Ирина человек, такие у нее мысли, их вовремя подхватить надо.
   Команда мостостроителей возмутилась всеми фибрами своей души. Они раскричались против проекта Ирины. Ей никто не хотел подчиняться! Люди ее укоряли в смерти двух проектировщиков, будто она хотела их место занять. Ирине мало не показалось. Она была готова провалиться сквозь землю к двум ушедшим на тот свет проектировщикам моста. Но она улыбалась, смеялась и шла на тренировку.
   Шеф ждал Ирину в машине рядом с лыжной базой:
   -Привет, Ирина! Ты не плачешь от радушного приема проектировщиков моста?
   -Сейчас заплачу.
   -Рисуй! Черти! Набросай основную идею моста и размеры с точностью до 10 метров, точнее замерят без тебя.
   -Уже все сделано.
   -Где твои прорисовки?
   -В спортивной сумке.
   -Достань.
   Ирина расстегнула сумку, но планшета в ней не было.
   -Куда делись твои эскизы? - ехидно спросил шеф.
   -Они здесь лежали, - недоуменно ответила Ирина, перебирая содержимое спортивной сумки.
   -А прорисовки - были ли они?
   -Были.
   -Дома остался экземпляр?
   -У меня были только прорисовки, а в сумке лежал последний вариант моста.
   -Мило. На кого думаешь?
   -Знала бы - с собой не брала бы чертежи!
   -Я тебе говорил про охрану, а ты все с горки катаешься. Твои чертежи у меня, - сказал шеф и показал последний вариант моста.
   -Ну, Вы! У меня слов нет! - искренне возмутилась девушка.
   -Были бы мысли, а слова найдем. Мне твой мост нравится.
   -Меня КБ не признает.
   -Заставим. От тебя будет зависеть их зарплата.
   -Вот этого делать не надо! Я не плачу деньги! Я придумываю конструкции!
   -Умница, целей будешь! Уважение людей само придет к тебе, по ходу дела.
   Ирина лежала и крутилась вокруг гвоздя в сердце, гвоздь из-за острой боли не давал двигаться и не позволял встать. Попыталась она вспомнить, есть ли в доме сердечные лекарства, и с ужасом осознала, что в доме нет таблеток, нет капель. Все давно закончилось, а проблем было так много, что о лекарстве никто не вспоминал. Спроектированный мост, несколько похожий на чертежи, оборвался и повис над рекой.
   Тамара позвонила и спросила:
   -Ирина, почему тебя нет на тренировке?
   -Я лежу на гвозде в сердце, - ответила Ирина.
   Ужас от катастрофы не проходил. Она прекрасно понимала, что мост оборвался из-за жадности шефа. Он жадный человек, он жалел денег на усиление конструкции! Сколько Ирина с ним спорила! Она показывала ему варианты крепкого моста. Но спонсор деньги на одно давал, а на некоторые элементы конструкции не давал.
   Мама принесла новенькие таблетки. Ирина их выпила, но боль еще держалась. Приехала Тамара, провела рукой над сердцем - и боль исчезла. Ирина заметила синее сияние, шедшее из ладони ее руки, но промолчала.
   Позвонил шеф, спросил:
   -Ирина, почему ты впала в лежку и нигде не появляешься? Могла бы посмотреть на оборванный мост.
   От Ирины он слов упрека он не услышал. Что страдать попусту? Взяла она книжку, романчик дома всегда можно было найти. За день она прочитала роман. Вдруг Ирина перестала читать, ей стало казаться, что круглые дома - это вовсе и не дома, а картонки для съемок. Села она, посмотрела в окно. А вдруг это шутка? И город, и мост, и дороги, которые она рисует в свободное от других мыслей время? Что они задумали?
   Откуда взялся сундук рядом с палаткой? Какой еще сапфир?! Вдруг люди готовят все для фантастического фильма, а она со своим неординарным мышлением им помогает? Боль, пронизывающая сердце гвоздем, исчезла. Ирина успокоилась. Почему ее конструкция плохая? Да она замечательная! Ее специально ослабили, нужно было снять на кинопленку обрыв моста! Плохо, что ее любимый спуск с горы испортили.
   Спуск засыпали, зацементировали. Да, это плохо, придется по лестницам спускаться. Ирина села. Встала. Посмотрела в зеркало. Улыбнулась. Но сил не было. Взяла она следующий роман и еще сутки жила в вымышленном мире другой писательницы. Вечером второго дня Ирина позвонила Кириллу. Непонятно почему, но Ирина вдруг почувствовала к нему интерес:
   -Кирилл, это я, Ирина. Я вчера не была в институте, плохо было с сердцем.
   -У меня тоже болело сердце, и сегодня покалывает, оно у нас с тобой вместе болит.
   Ирина поняла, что Кириллу не объяснить истинной причины ее состояния. Он все знает, даже то, что она причастна к строительству моста для съемок, или все это настоящее? Ирина позвонила шефу.
   -Простите, а что Вы за кино у нас снимаете?
   -Ирина, я не режиссер, ты о чем толкуешь?
   -А почему мост оборвался?
   -Так не рисуй глупости, и мост не оборвется.
   -Но Кирилл не пропустил полностью всю конструкцию, часть просто не отдал в изготовление, там сплошная жадность.
   -Голубушка, а это уже не твое дело.
   -Но глупо...
   -Заткнись, родная... - трубка замолчала.
   Ирина перевернулась, походила по комнате, слабость давала о себе знать. Сердце кольнуло раз, второй. Девушка положила таблетку под язык. Волна неприятностей прошла через мозг. Она поднялась. Вот и лыжница, а загибается просто так. Нет, надо вставать и действовать.
   В дом внесли два торта необыкновенной красоты.
   -Ирина, девочка моя, смотри, что тебе принесли - торты, и сразу два.
   -Спасибо, мама, один попробую с кофе.
   -Какой кофе, если у тебя сердце болит?
   -А без кофе я есть торт не хочу.
   -Вот ведь упрямая девушка, делай, как хочешь.
   Ирина рассмеялась, боль в сердце исчезла, как и мост, который был нужен для съемок фильма.
   Кирилл сидел у Феофана и говорил ему, что его отношения с Ириной улучшаются, но она жалуется на боль в сердце.
   -Кирилл, а без боли нельзя обойтись! Я к тебе Ирину привораживаю, сердце ее тревожу. А ты как хочешь?
   Кирилл в ответ:
   -Прости, Феофан Афанасьевич, тебе виднее.
   Ирина взяла трубку телефона и услышала знакомый голос Тамары:
   -Ирина, привет!
   -Здравствуй, твой голос не изменился, знакомые интонации.
   -Ирина, когда-то ты мне говорила о сапфирах, я думала, что ты сказку рассказываешь. Ты еще вспомни про сундук, который мы нашли на берегу реки рядом с памятником Тимофеевичу!
   -А почему ты напоминаешь о сундуке? Он находится в музее.
   -В сундуке был синий сапфир?
   -Был. Выкопал сундук Кирилл и подрался из-за него с Антоном, вот такая история.
   -А ты не забыла, что ты их компотом разливала? - настойчиво спросила Тамара.
   -Это точно, враждовали они непонятно почему. Но не в этом дело, в музей приехал известный колдун Феофан, увидев синий сапфир, он сказал, что этот камень излучает энергию добра, и захотел купить его, но музей сапфир отказался колдуну продавать. Колдун рассердился и сказал, что этот камень может делать большие деньги. Служители музея ответили, что к ним и так людей стало ходить намного больше, чем до этого яхонта-сапфира. Колдун вышел на Кирилла, который рассказал, где сундук нашел. Кирилл тогда работал в местной газете, он еще со школы рисовал для газеты карикатуры. А, вспомнила, Кирилл и Антон поссорились из-за карикатуры! Ведь Кирилл на друга Антона карикатуры рисовал и в газету помещал.
   -С Кириллом понятно, страдает из-за своего таланта. Ирина, так что с сапфиром произошло? Заметь, появился некий колдун Феофан - и наш тренер Феофан Афанасьевич, что их объединяет? Это имя тебя на мысль не наводит?
   -Подожди, Тамара. Оказывается, в этом сапфире была сила необыкновенная, в нем три луча играли странным образом. Колдун заколдовал служителей музея, вынес синий сапфир, сел в машину...
   -Ирина, ты чего замолчала?
   -За рулем машины сидел Кирилл!
   -Он что, таксист?
   -Угадала, он совершенно случайно оказался свидетелем кражи.
   -Ирина, если колдун украл мистический сапфир, то почему он на свободе?
   -Это еще одна загадка колдуна. Этот колдун Феофан был на судебном процессе, он там всех загипнотизировал, мысли у судей перепутались, и его освободили за отсутствием доказательств.
   -Круто все. Они что, так и сидели в зале - заколдованные?
   -Нет, они нормальные, но насчет Феофана у них в мозгах возникла дырка от бублика.
   -Почему колдун Феофан так Кирилла полюбил?
   -Феофан сказал, что камень любит Кирилла.
   -Кошмар, а мы с тобой сегодня наговорим... Ирина, ты чего хотела еще мне сказать?
   -Я хотела сказать, что это был сундук не Кирилла, а дамы Недр.
   -Колись, откуда такая новость?
   -Приезжай, расскажу.
   Тамара приехала к Ирине слушать ее рассказ о даме Недр, но до рассказа они не дошли.
   -Ирина, зачем ты этот сундук закопала, который потом Кирилл откопал? - спокойно спросила Тамара.
   -Так получилось, - без эмоций ответила Ирина.
   -Слушай, Ирина, а Кирилл случайно не родственник твой?
   -С чего ты взяла?
   -Пока не знаю. Пока... - сказала Тамара и вышла из комнаты Ирины.
   Ирина задернула шторы.
   В это время вернулась Тамара:
   -Ирина, ты знаешь, в городе весь транспорт стоит!
   -Чего здесь удивительного? Пробок не видела?
   -Нет, говорят, по городу провезли синий шар - и все машины встали.
   -Синий шар, говоришь?
   -Ирина, ты о чем?
   -О сапфире.
   -Тот, что в нашем музее лежал?
   -Да, его украли, но почему его всему городу показывают - непонятно. Это был сапфир "Синяя звезда". Колдун с ним носился.
  
  
  Глава 7
   Вскоре все население города говорило только о колдуне Феофане и сапфире "Синяя звезда". Жаждущие здоровья за деньги и без боли стояли к нему в очереди. Ирина подошла к толпе, которая волнами ходила рядом с его местом обитания.
   Она лезла сквозь толпу с криками:
   -Люди, пропустите! Я жена колдуна Феофана!
   Люди удивленно смотрели на Ирину, но пропускали. В последней комнате, перед входом в обитель колдуна, сидел Кирилл.
   -Кирилл, привет! Пропусти к Феофану!
   -Ирина, здравствуй! Сама пришла или Тамара прислала?
   -Сама, конечно, ты же знаешь, я всегда астрологией и психоанализом занималась.
   -Если ты такая умная, скажи, что здесь происходит?
   -Психоз любви и почитания колдуна Феофана.
   -Правильно, я тебя пропущу через одну дамочку, уж очень она хорошо заплатила за визит к всемогущему колдуну.
   -Я ждать не буду и не заплачу! Дамочка подождет! Не волнуйся, Кирилл, я ее успокою.
   Ирина подошла к даме и узнала в ней Тамару.
   -Тамара, тихо, я прекрасно помню, что мы участвовали в находке сапфира. Сиди, а я сейчас войду к колдуну, как только выйдет посетитель.
   Однако Тамара быстрей Ирины вошла к колдуну, но вскоре она из двери вылетела. Волосы у нее были взъерошены:
   -Ирина! Ты хороший психолог, вот иди и всю толпу двумя словами распусти!
   Ирина вышла на крыльцо и сказала:
   -Господа, товарищи, граждане, все на сегодня свободны! Господин Феофан уснул от усталости. Он вас ждет завтра!
   Толпа, как под гипнозом, развернулась и растворилась ручейками по городу. Ирина вернулась в комнату.
   -Тамара, - сказала она и осеклась.
   Перед ней сидел тренер Феофан Афанасьевич, больше никого не было в комнате.
   -Ирина, приветствую тебя! - сказал тренер.
   Она посмотрела на него внимательно:
   -О! Феофан Афанасьевич!
   -Хоть ты узнала, - сказал бывший тренер.
   -Вы давно исчезли! - удивилась Ирина.
   -Как исчез, так и воскрес!
   -Феофан Афанасьевич, Вы и есть колдун Феофан?
   -Жить захотелось - стал колдуном.
   -Зачем Вы украли сапфир в музее? Люди очнутся от гипноза и придут к Вам!
   -Ирина, этот сапфир дорогого стоит. Ты на нем могла бы безбедно жить, изображая мага, потомственного мага!
   -Феофан Афанасьевич, я всей толпе сказала, что я Ваша жена! Но я не знала, что Феофан - это Вы!
   -В тебе маг заговорил! Посвящаю тебя в маги! И дарю тебе синий сапфир, "Синюю звезду".
   -Спасибо, но...
   Ирина увидела в руках тренера синее сияние! Вскоре сияние лежало в ее руках - это был шар с большим количеством плоских граней, он действительно был синим...
   -Этот сапфир не из музея?
   -Нет, моя радость! Сапфир настоящий, и весьма ценный экземпляр.
   -Вы где его взяли?
   -Не в музее.
   -Мне не стыдно будет пользоваться таким сапфиром?
   -Нет. Этот сапфир из сундука дамы Недр. Все тебе надо знать. Вопросы кончились, бери синий сапфир и лети домой, а меня не ищи, - сказал Феофан и исчез за дверью.
   Ирина показала Тамаре синий сапфир.
   -Тамара, колдун Феофан дал мне синий сапфир. Ты не удивилась?
   -Нет, - сказала она.
   Ирина пошла на кухню, где ее остановил телефонный звонок. Она взяла трубку.
   -Ирина, есть срочная работа.
   -Поговорим завтра, на работе.
   -Нет, сейчас! Я стою под твоими окнами. Ирина, посмотри в окно. Моя машина тебя ждет.
   В руках шефа лежал желтый сапфир, или, как его называли, "Соломенная вдова".
   -И Вы в маги подались, - сказала Ирина, садясь рядом с шефом.
   -Ирина, - сказал шеф и упал замертво, из виска текла струйка крови.
   Ирина невольно отшатнулась от него. В окно просунулся пистолет:
   -Ирина, верни желтый сапфир, он на пол упал.
   Она отрицательно покачала головой.
   -Феофан, Вы зачем шефа убили?
   -Он у меня взял сапфир, а это много.
   -У нас с ним одна работа.
   -Так я и поверил, сапфир подними.
   Ирина нагнулась за желтым сапфиром. Феофан ударил ее по затылку и отодвинул в сторону. Он взял желтый сапфир и быстро пошел к машине, стоящей рядом. Тамара посмотрела в окно и увидела лежащую на земле Ирину. Она позвонила Кириллу, который быстро приехал. Они вдвоем отнесли ее домой.
   Некоторое время Ирина, как и все, посещала занятия, которые проходили в кабинетах. Ничего необычного не происходило, пока она и Кирилл не вышли на балкон. Студентам категорически запрещалось выходить на балкон, выполняющий функцию взлетной площадки.
   Ирина и Кирилл хотели поговорить без лишних ушей, но были мгновенно подняты роботом на борт летающей тарелки. Им вдвоем предназначалось выяснить судьбу сундука с самоцветами, содержащего, кроме всего прочего, радиоактивный элемент.
   Прошло пятьсот лет с тех пор, как были собраны сундуки с самоцветами. Осень полыхала в последней фазе золотистого оперения. Ирина сидела у окна. Мысли девушки пролетали над осенней природой. В жизни бывают чистые и солнечные дни, а потом происходят события грустные, как дождливый день, или здоровье подцепит где-нибудь осенний вирус.
   Вероятно, в такую звездную осень дама Недр и встретила героя, влюбленного в самоцветы. Создавать красивые изделия из драгоценного камня было делом мастера по обработке самоцветов. Сейчас любое украшение создали бы с помощью специального инструмента, который бы кружился над камнем с приличной скоростью и жужжал бы сильнее мухи. Что за мысли в голове девушки?
   "Ой, что за странная женщина появилась из золотистого лесного мира?" - подумала вновь Ирина, посмотрев в очередной раз в окно на ускользающую осень. Как будто кто ее заставил в это время выглянуть в окно.
   Стройная женщина без возраста в темно-зеленой накидке шла от леса к дому. Скажи кому - не поверят, но Ирина была уверена в том, что незнакомка шла к ней.
   -Здравствуй, милая Ирина! - сказала старая дама. - Не удивляйся, что я знаю твое имя. Ты мне привиделась в камнях самоцветных. Они мне все рассказали о тебе. Не удивляйся, милая, я - твоя прабабушка. И не просто прабабушка Я - дама Недр.
   -Здравствуй, бабушка! Я узнала тебя. Мне сердце подсказало!
   -Вот и славно!
   -Бабушка, а ты можешь у нас остаться жить?
   -Милая, но у тебя совсем нет камней-самоцветов, а я без них не смогу жить!
   -Да, у меня есть только разноцветные листья в лесу, и то только осенью!
   -Родная, не волнуйся, все у тебя будет.
   Дама Недр подошла к окну и сделала властный знак рукой. Из леса немедленно показались два невысоких человека в зеленых куртках. Они несли сундук за ручки.
   -Ирина, это твое наследство! Я рада, что могу отдать тебе каменья самоцветные!
   Двое открыли сундук и исчезли за дверью, а потом и в лесу. Камни самоцветные играли всеми цветами радуги, сияние от них исходило волшебное! О, это было чудесно!
   Дама Недр была рада предложению внучки остаться в доме. Но ей было достаточно поездки на зеленой машине с людьми в зеленых курточках. Другим видом транспорта сундук с самоцветами Медных гор к Ирине трудно было бы привезти. Старая дама умела туманить взгляды и мысли, и те, кто ее встречал по дороге, теряли на время память и ощущение времени и реальности. Она была счастлива, что передала своей правнучке сундук с самоцветами.
   В Медных горах постоянно появлялись туристы и геологи. Вытащили они на свет божий все, что можно добыть в недрах гор. Чувство долга хранило даму Недр для дела доброго. Одно ее не устраивало - что Ирина не сможет быть новой дамой Недр и жить там, где так долго жили, сменяя друг друга, дамы Недр.
   Она решила немного пожить в доме правнучки, поскольку она не любила менять свой образ жизни и готова была уехать в затерянное царство в старых Медных горах. Машина, точнее, микроавтобус ее ждал в лесу на сенной дороге. Лес все больше терял листву, а ее все больше тянуло в родные места. Днем она сидела дома, смотрела телевизор и грустила. Вечером появлялась Ирина. Становилось веселее.
   Взяла Ирина из сундука яхонт лазоревый с двенадцатью лучами и пошла в книжный магазин. День был теплый, солнечный. В автобус садиться ей не хотелось. Шла девушка быстро. Дорога ей была хорошо знакома. Шла она и вертела в руках камешек лазоревый, и мечтала о красивом парне. И он появился рядом.
   Ой! А не камень ли самоцветный его к ней приставил? Парень остановился. Остановилась и девушка. Они посмотрели друг другу в глаза. И пошли дальше вместе. Путь не запомнился. Они разговаривали и смотрели друг на друга. Пошел дождь. Листва полетела с деревьев. Им пришлось разойтись по домам.
   -Бабушка, я познакомилась с чудесным парнем, - закричала девушка с порога. - Я покрутила камень самоцветный, яхонт лазоревый. И он оказался рядом со мной!
   -Правильно, внучка! Есть в яхонте сила необыкновенная, исполняет он желания тех, кто обладает этим драгоценным камнем.
   -Бабушка, а когда ты пришла, я думала о тебе. Но у меня в руках яхонта не было.
   -Эх, Ирина, яхонт всегда был у тебя дома.
   -Бабушка, скажи, где яхонт лазоревый в моем доме?
   -Яхонт лежит в этой комнате. Он спрятан в шкатулку, выполненную под книгу, но ты книгу-шкатулку в руки не брала.
   -Бабушка, все книги не прочитаешь.
   -А ты посмотри в шкаф книжный и увидишь книгу-шкатулку.
   Ирина внимательно посмотрела в шкаф. Да, книги дома она не перечитывала, она читала новые книги из магазина, а старые книги дома еще не смотрела и не читала. Внимание остановилось на очень старом переплете. Она взяла книгу - это оказалась шкатулка.
   Открыла Ирина книгу, а в ней лежала еще одна шкатулка. Открыла она шкатулку, а в ней яхонт лазоревый красоты невиданной!
   -Бабушка, я нашла яхонт!
   -Да, внучка, это мой камень. Не теряй его. Теперь у тебя много камней, но перед людьми не хвастай камнями. Береги их. Найдется мастер - отдай в работу три камня, но не больше.
   Дама Недр в сопровождении двух мужчин в зеленых куртках исчезла в проеме двери, а потом и в лесу с редкой листвой.
   Вскоре перед Ириной появился Феофан вместе с Кириллом. Они зашли в комнату.
   -Ирина, прощения не прошу. Сам не знал, что нам придется пройти сквозь пятьсот лет, но и это не все. Мы в летающей тарелке лет на сорок отстали от своего времени. Не сразу я понял, что резистор времени не довел до конца на пульте управления.
   -Феофан, а, как Вы объясните то, что мы прыгали галопом во времени в поисках камней из сундука?
   -Вот, родная моя, ты все правильно поняла. Мы будем теперь искать второй сундук. Сундук один был радиоактивный, если ты это поняла, из него и был взят сапфир "Соломенная вдова". Нам надо найти нормальный сундук.
   -А что его искать? Он у меня дома, его дама Недр принесла.
   -Ирина, ты уверена в том, что сундук у тебя дома?
   -Абсолютно! Я сундук открывала и взяла синий сапфир.
   -Открой сейчас.
   Ирина подошла к нише, в которой она оставила сундук дамы Недр, прикрытый небольшим ковриком. Но под ковриком оказалась скамейка на низких ножках.
   -Девушка, ты в своем уме? Какая дама Недр могла сюда прийти, если прошло пятьсот лет?
   -А почему нет? Мы с тобой за эти столетия очень даже сроднились.
   -Без личных отношений! Мы на работе! Что было давно, то неправда! Нет сундука! Короче, мы сейчас находимся лет на пятьдесят в прошлом. Тебе, как всегда, лет шестнадцать - восемнадцать, действуй.
   -А Кирилл?
   Вопрос Ирины повис в воздухе другого столетия...
  
   В деревне Медный ковш бабы за молодых парней одно время замуж выходили. Счастья вагон и маленькая тележка. Все как есть пример брали с главной певицы. Бабы деревенские себе молодых мужиков находили. А как певица и певец развелись - слезы пошли по деревне. Молодые мужья взбунтовались и с пожилыми, можно сказать, супругами развелись. Так и кто кого подставил? Сколько пар счастье свое потеряли - и не пересказать.
   Иван Кузьмич тем временем на машину "Копейка" пересел, тележку к ней прицепил. Они с тетей Дашей так хорошо зажили! Иван Кузьмич овощи те, что тетя Даша выращивала, на рынок на тележке возил. Ой! Хорошо у них в семье стало. Так нет, после развода великой пары певцов и он с тетей Дашей решил развестись, вспомнил, что он ее моложе на пару лет. А кто ему портянки стирал? Сейчас еще фантастика объявилась, но что это такое - толком тетя Даша не поймет, знает, что это вместо сказок насочиняли.
   Так тетка Даша сама сказки сказывает, но слово такое "фантастика" никогда не употребляла. Вот оно как бывает! А тетя Даша до сих пор неизвестная, потому что сказки сказывала в устной форме. Она по природе своей деревенское радио, ее все без рупора слышат.
   В прошлом году бабы на ее скамейке губы себе на семечках искусали. Они все как есть знали, что было, что будет, чем сердце успокоится. Так их никто газетой "Взгляд" не называл. Ой, а сколько раз они актрису с талией в 45 сантиметров вспоминали - и не упомнить! Она, чай, ровесница соседки Семеновны. Так она давно баба, ее щеки из-за спины всегда видно, и никто ей лицо не менял, щекастая такая.
   Ирина мамину шляпу из норки с краями большими подарила Семеновне, так из-за шляпы щеки Семеновны все равно выглядывали, когда она в ней на телеге ехала. Вылитая боярыня. А в этом году скамейка без семечек осталась. Приехала Ирина, привезла две стопки книжек: одни красные, другие цветастые. Так тете Даше теперь поговорить не с кем. Бабы читают по очереди женские детективы.
   Вчера по телевизору тетя Даша видела физика, значит. Он все по горам ходил, семитысячники покорял, хотел из человека превратиться в снежного барса. Вот как. Что в этом удивительного? Он все вверх лез, чтобы быть выше земли, а тетя Даша так скажет: "Можно выйти в чистое поле - и сразу будешь выше ржи, а рожь - она над землей растет".
   А дело было так, если верить тетке Даше.
   -Ой, бабы, - сказала тетка Даша бабам, - Тамара совсем взрослая стала. Признавайтесь, если знаете, - кто ее испортил?!
   -Даша, ты чего, правда, что ли? - заговорили бабы, щелкая семечки.
   -А то, что Тамара полнеет не в ту сторону!
   Бабы смолкли и пошли по дворам деревни Медный ковш собирать вторую часть этой истории. На лето в деревню приехали археологи, молодые ребята. Бабы решили найти среди них нехорошего по их меркам мужика. Тамара страдала и не признавалась в том, кто он. Тусклая она стала и все время ворчала, что в школу идти не хочет. Дома не могли ничего понять и оставались в полной неизвестности.
   Деревня знала все.
   Осенью Тамара пошла в школу. Но ходила она в нее странно, мать провожала ее в школу и на работу уходила. А из школы звонить стали, что Тамара уроки пропускает. Запахи на ней появились посторонние. Однажды мать пошла по своим делам мимо школы, смотрит, ее дочь выходит из школы. А ее уже парень поджидает. Они поговорили и разошлись, а запах парня матери уже знаком был. Он прошел мимо нее.
   Мать вернулась домой, а дом был полон роз. По всей комнате во всех сосудах стояли крупные вишневые розы. Тамара сказала, что ей цветы подарил ее парень. Первую беременность дочь от матери пыталась скрыть. И тетка Даша молчала до поры до времени.
   Возникли новые проблемы. Училась Тамара, да не доучилась, а стала будущей мамой. Фигура у нее поплыла. Здесь нервы Тамары не выдержали, и она матери призналась в своем естественном грехе. Что делать? Оставили ребенка, а Тамару срочно перевели в вечернюю школу.
   Разносторонний человек, студент-археолог Феофан к этому времени окончил институт. И они поженились. Тетка Даша думала, что вот выйдет Тамара замуж, будет жить с мужем и к ней дорогу забудет. Нет, явилась со своим мужем. Вздохнуть тете Даше не давала, она из-за нее все больше дома работала, все пыталась дочери угодить.
   А Тамара стала такой справной женщиной, что все бабы в деревне диву давались. Хорошая жена из нее получилась. С мужем-археологом своим, как голубки, ворковали. Тетка Даша на них налюбоваться не могла. А муж-то Тамары продолжал копать землю один. Другие археологи больше не приезжали, они ничего здесь не нашли.
   Мужик Тамары оказался упорным малым. Таких рвов нарыл, что любо-дорого посмотреть. Дети в его пещерах играть стали. А он отпуск взял да и рыл ямы-то. Тамара ему еду носила прямо в поле, а у самой ребенок в подоле. Бабы над ним смеяться устали.
   И откопал археолог Феофан кузницу. Наковальню в ней нашел, молот, утварь домашнюю. Народ ученый в деревню приехал и люди с камерами. Вскоре находки по телевизору показали. Сподобились. А чего удивительного? Что они сами не находили подковы? Вон, у тетки Даши при входе в дом завсегда подкова на счастье висит.
   Так они что удумали? Тамара с мужем решили избу себе поставить и остаться жить в деревне. Бабы посмеялись, а они всерьез дом стали ставить. Купили печку странную, типа старой круглой стиральной машинки, она им весь дом стала обогревать.
   Дом построили с городскими удобствами. Так вся деревня к ним на экскурсию пришла, посмотреть, как вода из крана бежит. И плита у них чистенькая. И газ у них в баллоне и дров не видать. Все путем. Тамара хозяйственная оказалась. Дома чистота такая, какой у тетки Даши никогда и не было.
   Дом так поставили, что найденная кузница оказалась в огороде. Муж Тамары на месте древней кузни свою возвел, современную. Кузнецом стал работать и в школе учителем физкультуры. Медно так все получилось. В деревне Медный ковш землю никогда не ценили, а тут ее стали перемерять, продавать. Домов понастроили на пустом поле. Речку почистили. Вот тебе и Тамара, как все повернула!
   А тетка Даша как овощи выращивала, так и выращивает. Тамара матери построила теплицу. И тетка Даша стала бригадиром, и по отчеству стали ее звать-величать бабы - Дарья Артемовна. И приснился ей сон, будто в ее доме воды под крышу и все в ней плавает. Проснулась она, а на улице сильный ливень идет, потом молнии засверкали, гром прогремел раз, другой - и все успокоилось.
   Утром солнце засветило. Если бы не лужи, никто бы не поверил, что ночь страшная была. Телефон зазвенел. Тамара к себе мать позвала. Тетя Даша побежала по лужам, думая, что это за спешка, что ее подняли с утра пораньше. А люди стояли у кузни и смотрели в одну из ям. Ямы полны воды, а в одном месте земля словно светится. Да что там говорить!
   Археолог медь нашел, прямо под своим домом. То-то он все удивлялся, что все, что они в кузне нашли, было из меди, а не из самого железа. Так-то. А горы-то рядом, вот медь и вымылась из раскопок. Ладно, врать тетка Даша не будет, и ей не велели.
   Что они нашли, она толком не знала, вынули из земли то, что блестело. А это оказался обыкновенный старый медный ковш для варения. Смеху было, потом еще вся деревня смеялась.
   На тетку Дашу вместо смеха опустилась скука. Всю жизнь в этой деревне прожила - и вдруг скучно стало, хоть волком вой. Ну, ничего ее не радует. Грусть такая - до оскомины. Так захотелось ей уехать туда, куда глаза глядят, вот сесть бы на телегу и уехать. Оставила она теплицу на куму, приоделась и поехала на подводе до станции. Колесо деревянное у телеги и откатилась в сторону.
   В автобусе тетка Даша встретила смотрящие на нее глаза молодого человека, такие глаза были только у брата, отца Ирины. Когда молодой человек выходил из автобуса, он еще раз пристально посмотрел тетке Даше в глаза! Да, нет сомнения, у него взгляд и глаза ее брата! Парень мог бы сыграть в кино ее брата без напряжения. Взгляд запал ей в душу! Но с братьями романов заводить не принято, и тетя Даша вырвала из сердца проникающий взгляд молодого человека. Не может он быть героем ее романа.
   Отец Ирины в войну воевал! Он был красив и благороден по своей природе! Он мог понравиться любой девушке, и тете Даше похожий на ее брата молодой человек очень понравился. Молодой человек вполне мог быть сыном ее брата. Где он вышел из автобуса, она не запомнила, потому что увидела в окно краеведческий музей.
   Тетя Даша ходила в местный краеведческий музей и знала историю своего края. Нужно ли ей искать этого парня из автобуса? Вот нашла себе головную боль! Но у него редкие по красоте глаза брата! Один в один! Что она знает о брате того периода? Он был ранен, лежал в полевом госпитале. Он не был тогда женат, официальный брак у него один. Это ж надо, как они похожи!
   Приехала тетя Даша в город, идет по улице - и вдруг у огромной машины оторвалось колесо и покатилось. Страху она натерпелась, колесо от телеги намного меньше будет. Город - он и есть город. Горожанка Арина шла по улице, как у себя по квартире. И вдруг навстречу ей покатилось колесо, оторванное от огромной машины. Как она успела отскочить, неизвестно. Колесо размером с нее мимо прокатилось. Сердце у девушки сжалось от страха.
   К Арине подошла странная бабка, каких она давно не видела, и стала ее утешать. Слово за слово - и они познакомились в состоянии общего стресса. Позже оказалось, что шли они в один дом, зашли в один подъезд, поднялись на один этаж. Квартиры оказались рядом. "Судьба колесная, не иначе", - подумала Арина и зашла к себе домой.
   Странная для города тетка Даша позвонила в дверь квартиры Ирины, которой дома не оказалось. Тогда она позвонила в дверь к Арине. Стоит тетя Даша перед дверью и держит в руках коричневый чемодан с металлическими углами. Арина пропустила ее к себе в квартиру. Хотя никогда чужих людей в дом не пускала, а тут пропустила и чаем угостила. Сидят две дамы, разговаривают и чай пьют.
   Пришла мать Арины, тетка Люба, и сказала, что мать Ирины дня три не видела, ведь они дружат, на улице летом вместе гуляют вечерами.
   У тети Даши сердце зашлось:
   -А что если с племянницей Ириной что случилось?
   Три женщины переглянулись и ринулись к двери. Стучат. Кричат.
   Из третьей двери сосед выскочил и говорит:
   -Что расшумелись? Звать надо полицию. Я шум слышал в квартире, а потом три дня никого не видел.
   Тетка Даша к стенке привалилась, потом к двери подошла:
   -Запах, - сказал она и села на пол.
   Остальные принюхались и отошли подальше от двери. Соседка Люба первая очнулась, принесла запасные ключи от квартиры соседей. Зашли соседи в квартиру. У входа лежала собака, убитая пулей. На кухне лежала женщина, прикрытая газетой, с пулевым отверстием в области виска. В газете было ярко обведена одна статья о том, что в деревне Медный ковш нашли золотой ковш.
   Тетка Даша прочитала и спросила:
   -Неужели сестру мою за медный ковш пришили? У нас в деревне нашли медный ковш, а тут написано, что археолог Феофан Комков, зять мой, нашел золотой ковш у себя во дворе. Что же это делается?!
   -Мы читали эту статью, - сказала Арина, - мама еще сказала, что нашли медный ковш, сверкающий как золотой. Ирину я с детства знаю, так неужели кто-то прочитал статью и ринулся к ее матери? Глупость!
   Когда все стихло, сосед поднял газету с трупа.
   Тетка Даша ахнула:
   -Это не моя сестра!
   -А кто? - спросил сосед.
   -Не знаю, - ответила бабка Даша.
   Вскоре пришла Ирина и сказала, что это труп подруги ее мамы. Тетка Даша стала обходить квартиру, в которую редко приезжала. Квартира из двух комнат была небольшой и какой-то средней во всем. Мебель была ни новая, ремонт не напрашивался, но и не светился тем, что его недавно делали. В общем, здесь можно было жить и на первых порах ничего не менять, что она и сделала.
   Так тетка Даша осталась в квартире своей племянницы Ирины, ведь надо было как-то решать все вопросы. Она одному не переставала удивляться - почему ей так неудержимо захотелось уехать из деревни? Оказывается, надо было.
   Она стала выходить с соседкой гулять во дворе, к ней привыкли соседи. И когда она почти свыклась со своей жизнью, к ней приехала Тамара с ребенком и без мужа Феофана. Она похудела, осунулась и попросила мать остаться с ней, иначе ей трудно справляться с ребенком.
   Тетка Даша посмотрела на свои корявые пальцы в узлах от работы с землей и осталась в городе, потому что никто не знал, куда делась мать Ирины. Понятно, что хотели убить ее, а убили собаку и ее приятельницу, но где она сама?!
   Феофан не звонил, Тамара с ним связь не поддерживала. Тетка Даша ее ни о чем не спрашивала. Все говорит: "Ребенок, ребенок". А ребенок у Тамары - это сын Вова. Вот с ним тетка Даша и стала гулять во дворе, вроде все при деле. Тамара работала. Домашние дела свалились на бабку вместе с внуком, она с ними справлялась. К работе она с детства привычная.
  
   Тетя Даша убирала квартиру и нашла вещи Феофана, и ей в них что-то показалось странным. Тамара сказала, что в этой квартире они вместе жили очень мало. Археолог с матерью Ирины не поладил. Тетке Даше стало странно и страшно. Вот помяните ее глупость, но ей казалось, что чужих людей в этой квартире не было! Пока Вова спал, она стала все осматривать, хоть тут и без нее полиция все осмотрела, но медный ковш это дело скоро прикрыл. Всем был понятен припев убийства, а точнее мотив убийства - медный ковш, который убийце показался золотым.
   После того как тетка Даша в деревне начиталась детективов, которые ей привозила Ирина, ее просто понесло в сторону расследования убийства. Она знала, что медный ковш достали из комков грязи. Феофан сказал, что это медный ковш.
   Тетка Даша этот ковш сама мыла, на нем письмена были и резьба. И потом, она знает, что такое медный ковш, она в нем завсегда варенье на зиму варила.
   Она сказала родственнику-археологу, что этот ковш не медный. А он глазами стал вращать, показывая, чтобы она замолчала. Феофан отвез ковш в город на экспертизу, ясно, что он побывал в этом доме. У него пистолета не было, но ковш был.
   Ребенок заворочался в постели. Бабка Даша укрыла Вову одеялом и села в кресло, продолжая осмотр квартиры. Когда она в первый раз в квартиру зашла, здесь был порядок. Пришла с работы Тамара раньше времени и с потухшими глазами сказала, что Феофан исчез.
   Она позвонила ему на мобильный телефон, а ей ответил кто-то чужой, что Феофана он не знает, а телефон он нашел, и отсоединился. Тамара пошла в душ, вышла из него спокойная и впервые заговорила:
   -Мама, Феофан возил ковш на экспертизу. Эксперты сказали, что ковш из золота. Ему лет 200-300. Скорее всего, это царский ковш. Ковш у Феофана изъяли и пообещали 25% заплатить. А кто знает, сколько он на самом деле стоит? И я не знаю. Он мне все это по телефону сказал, а теперь у него и телефона нет.
   Тетка Даша посмотрела на Тамару, ее глаза были полны слез. И ей стало ясно, что Феофан не хотел никого убивать, но то, что ковш виноват в смерти подруги сестры, стало совсем понятно и без газеты. Тамара уснула, выпив успокоительные таблетки.
   Проснулся Вова, и бабка закрутилась с ним. Они играли в мяч, который закатился под диван. Полы бабка мыла накрученной шваброй и не наклонялась, а тут она встала на колени и стала искать мяч. Она увидела... Правильно, она увидела край золотого ковша в диване. Как она раньше его не заметила? Она встала с колен, подала малышу мяч, зашла в комнату к Тамаре - та спала.
  
  
  Глава 8
   Что делать? И откуда здесь оказался золотой ковш? Здесь обыск был, но ковша тогда не было! Сколько лет тетка Даша прожила в деревне Медный ковш, и все, слава богу, было хорошо. А поехала в город - и колесо от телеги отвалилось. В деревне в медном ковше варенье варят, а тут он криминальный объект.
   Не выдержала тетка Даша, встала, приподняла диван, смотрит и глазам не верит: в диване лежит четвертинка от золотого ковша! А рядом лежат ножницы по металлу. Она диван опустила, да так резко, что Вова заплакал. Это кто ж, такой умный, историческую ценность разрезал?
   Заглянула она под диван: кусок от ковша больше не светился, видимо, в фанерное дно дивана упал весь. Покормила она малыша, и они гулять пошли. Милое дело у бабок - выяснить, кто в подъезд заходил.
   Тетка Даша соседке Любе все и рассказала, даже про четверть ковша.
   А тетка Люба как засмеется:
   -Баба Даша, так 25% клада уже у вас. Дело можно закрыть. Убитую женщину только жалко.
   -Люба, я видела ковш в земле, по нему дождь хлестал. Я его потом отмыла, почистила. А яму ту зять Феофан выкопал, до этого он кузню откопал, а теперь он пропал.
   -Баба Даша, я тебе честно скажу, что Арине моей ваш Феофан сильно приглянулся.
   -А с какого боку мне такая неприятность? Она, что ли, его спрятала? Он, чай, у вас дома не сидит?
   И тут они увидели, что к подъезду идет сам археолог Феофан! Бабка Даша вскочила.
   А Люба ее придержала:
   -Сиди, баба Даша, с тобой ребенок, а они сами разберутся.
   Феофан на соседок и не посмотрел, он сразу зашел в подъезд. Бабки притихли, поглядывая за малышом, который в песочнице сидел. Через минуты две из окна какой-то квартиры вылетел черный предмет и упал в клумбу. Тетка Люба прыткой оказалась и вынула из цветов пистолет, потом сама испугалась и опустила его в цветы.
   -Баба Даша, а это что?
   -Сама видела, пистолет.
   -Так страшно мне стало!
   -Мне уже давно страшно, с тех пор как археологи первый раз приехали в деревню. Боюсь я Феофана этого.
   Они замолчали, Вова разревелся, и им стало некогда. Пока они утешали его, из подъезда выбежал Феофан с полиэтиленовым пакетом, но его они не заметили.
   Через полчаса бабка Даша и Вова вернулись домой. Люба подождала, пока она дверь в квартиру открыла. Бабка Даша зашла в квартиру, посмотрела на Тамару: она спала! Она спала в той же позе, в какой она ее оставила! Бабка Даша на цыпочках подошла к ней: дочь дышала ровно и просто спала, отвернувшись к стене. Значит, она Феофана не видела! Да и они его больше не видели.
   Тетка Люба, увидев, что у соседей все относительно хорошо, пошла к себе.
   Пистолет повторно нашла собака соседа и привела к Любе, ведь она его держала в руках на клумбе! Вторично заинтересовались детективы этим делом, а овчарка соседа стала героем дня во дворе.
   Круче оказалось то, что пистолет забрали для экспертизы, а бабка Даша подумала - надо было от него дуло отрезать ножницами для металла, что под диваном лежат. Она подняла диван, но в нем не было четвертинки от ковша и ножниц для резки металла.
   В этот момент проснулась Тамара, бабка Даша ей ничего нового не стала говорить. На улице потемнело, и Тамара села у кровати засыпающего сына.
   Бабка Даша пошла на кухню с полной уверенностью, что криминала в этой квартире больше нет. Она все пыталась припомнить, из какого окна вылетел пистолет, но этого она не видела, она его заметила, когда пистолет подлетел к клумбе. Феофан здесь был, но где был пистолет?
   Если он его кинул в окно, так это глупо. А если не он, то кто? Тамара проспала на таблетках. Бабка Даша и Тамара сели пить чай. В дверь позвонили одним звонком, резким и продолжительным.
   Бабка Даша пошла открывать. На пороге стояла Люба с восьмушкой от золотого ковша. Бабка Даша прыснула от смеха. Соседка ворвалась в квартиру:
   -Баба Даша, ты чего смеешься? Я пришла домой, а на столе рядом с хрустальной вазой лежит этот кусок золота! Это 12,5% от вашего ковша!
   Из кухни вышла Тамара:
   -О, наш ковш уменьшается! За что вам 12,5% перепало? Тетя Люба, а я знаю, это доля.
   "Был золотой ковш, остались обрезки", - об этом Феофан старался не думать, он ехал в деревню Медный ковш. Хотел сделать доброе дело, да злом оно обернулось. Лучше бы выдал золотой ковш за медный ковш, и никто бы не пришел проверять, мало ли медных ковшей для варки варенья!
   А еще он обзывал себя последними словами. Ведь он не убивал женщину, он убил собаку, и совсем не из-за золота. Женщина его с Ариной увидела, прошла бы тихо, так живой бы осталась. Он повез ковш на экспертизу, перед этим решил заглянуть домой и взять свои вещи. Встретил Арину в подъезде, и так она к нему прицепилась - не оторвать, и до поцелуя дошли.
   Тут и появилась эта женщина в парике, которая закричала:
   -Люди добрые, что же это делается! Феофан с Ариной целуется!
   Тут Арину и проняло. Спуску она никому не дает. Она оттолкнула любвеобильного Феофана, забежала домой, схватила пистолет с глушителем (он у нее был от друга) и выскочила на лестницу, сунула оружие Феофану. Все решили секунды странного настроения: Феофан убил собаку, а Арина убила женщину в парике. И оба они не поняли, кого убили.
   Дело в том, что настоящая хозяйка квартиры была в служебной командировке и вместо себя оставила дома приятельницу, которая обо всех все знала. Она с собой вещей мало принесла и ходила в одежде и парике хозяйки квартиры. Феофан опомнился, да поздно было, ему все казалось, что произошла ошибка, что это был странный сон, и только. Вот Арина и опекала бабу Дашу, когда та приехала к племяннице, время тянула.
   Ковш Феофан взял после экспертизы для съемок, его в комнату к фотографу отвели, чтобы снял его во всех ракурсах и отдал государству. У фотографа оказались ножницы не только для фотобумаги, но и обычные для металла. Он схватил ножницы для металла, отрезал четвертинку ковша, спрятал за пазухой и ножницы прихватил.
   Вот и вся история.
   Теперь Феофан ехал в деревню и боялся всего на свете. У него с собой была восьмая часть ковша, столько же он отдал Арине за пистолет. Они немного повздорили, и он бросил пистолет в окно из ее квартиры, а теперь он не знал, что с ним будет. Радио в электричке вещало, что есть предположение, что в убийстве...
  
   Живет бабка Даша с дочкой, сидит с внуком и чувствует, что жить с каждым днем становится тяжелее. Феофан уехал в деревню и помалкивает. Арина к ним не заходит. Тамара получает такую зарплату, что для деревни много, а для города очень мало.
   Они втроем на ее деньги жили с большим трудом. Их три человека - хоть реви, а все они неразрывно связаны. Тамара в деревню ехать отказывается, а бабке Даше в городе только в овощном магазине работать, да и то пол мыть или овощи фасовать. Жизнь ее - жестянка!
   Пока Вова спал, бабка Даша обошла квартиру с точки зрения уточнения убийства за золотой ковш. Кухню исследовала по сантиметру, по пятнышку.
   И она нашла! Женщину убили в висок, но она умерла через минуту после выстрела и кровью на красном столе написала "Арина" - дальше капли крови, рука у нее упала. Надпись не заметили, красный цвет - на красном, внизу стола - тумбы. Точно, ту женщину Арина приголубила пулей!
   Феофан женщину не убивал, но собаку мог. Бабка Даша встала с колен и пошла в прихожую, где всегда лежала овчарка. Собака нигде не написала, кто ее прибил. Бабка ползала, смотрела, но никаких следов, все сама и вытерла. Хотя им сказали, что собака и женщина были убиты из одного пистолета. Нет, бабка Даша домой хочет, в деревню, овощи выращивать.
   И так ей поесть захотелось! Открыла она холодильник, потом морозильник, смотрит - ягоды мороженые лежат, никто из них варенье не варит. Думает - дай компот сварю. Стала она ягоды доставать, еле оторвала от стенки, так они примерзли. Пока отрывала ягоды, оторвала еще один пакет. Посмотрела в пакет, а в нем, не поверите, ложки лежат, то ли медные, то ли золотые, врать не будет. Ой, блестят! Шесть штук.
   Бабка Даша у дочери спросила:
   -Что за ложки лежат в морозильнике?
   Она удивилась для приличия, а потом и говорит:
   -Это Люба принесла вместо восьмой части золотого ковша.
   -Или она хотела, чтобы мы молчали?
   -А что мы такое знаем, чтобы молчать?
   Бабка Даша поняла, что Тамара не знает, кто убил женщину в парике, а тетка Люба выручает свою Арину.
   -Тамара, продай эти ложки на жизнь, на хлеб.
   -Нет, я ложки продавать не буду, а на хлеб нам хватит.
   -У меня мысль есть, я гуляла с Вовой и видела объявление, набирают людей на завод по изготовлению ложек. Отпусти меня на завод, Вову в сад отдам.
   -Мама, а тебя на работу возьмут?
   -Не беспокойся, меня возьмут и Вову возьмут в детский сад при этом заводе.
   Пришла бабка Даша на завод, а в отделе кадров тетка Люба сидит, она ее и пристроила на работу, как будто язык ей перевязала, чтобы она про Арину не проговорилась. Так бабка Даша стала городской жительницей, дважды нужной Тамаре.
   Тамара сама поехала в деревню. Феофана она заметила с лопатой у очередной ямы, рядом с ним копала землю женщина. Тамара узнала Арину и хотела развернуться и уйти, но передумала и подошла к ним. Они хотели ее прогнать, но передумали и закрыли собой большой грязный предмет.
   -Тамара, ты абсолютно свободный человек, я тебя не держу, - встретил ее недружелюбными словами Феофан.
   -Вы чего это откопали? - спросила Тамара, с любопытством рассматривая квадратную глыбу грязи, не обращая внимания на слова Феофана.
   -Ничего мы не нашли, ты спросила - я ответил.
   -Мне уже нельзя узнать?
   -Меньше знаешь - целей будешь, - процедила сквозь зубы Арина.
   Обиженная Тамара хотела развернуться и уйти, но на грязный ком опустилась третья лопата, все посмотрели на нее, потом на хозяина лопаты. Это был Кирилл.
   -Думаю, вы не против того, что я к вам присоединюсь, - пророкотал он. - Феофан, говори, кто из двух твоя, а вторая девушка будет моя.
   -Кирилл, какого черта ты здесь?
   -Не сердись, слухами земля полнится, решил тебе помочь копать, так кто из них моя? А о твоих раскопках я сам узнал, ты все в сети пишешь, а я читаю тебя.
   -Кирилл, твоя - Тамара, она у меня получила полную свободу.
   -А кто здесь Тамара? - спросил театрально Кирилл.
   -Я, - ответила Тамара. - Мы с тобой еще чистые, а они уже грязные.
   -Годится, а теперь давайте посмотрим, что находится в этом грязном коме грязи.
   -А ты ком вытаскивал из земли? Ты его откапывал?! - закричал истошно Феофан, готовый полезть с кулаками на Кирилла.
   -Чего кричишь? Если нашел, так и очищай чудище из грязи! - наставил Феофана на путь истинный Кирилл.
   Феофан стал лопатой грязь сбрасывать с непонятного предмета. И тут блеснула молния. Полил ливень. Громыхнул гром. У людей появилось естественное желание спрятаться под навес, но никто с места не сдвинулся. Дождь вылил быстро воду на грязный предмет и ушел полосой в другое место, где уже сверкнула молния и послышались раскаты грома.
   -Ящик! Я его сам вскрою! - пророкотал благодушно Кирилл, стряхивая воду с волос. И тут же лопатой открыл деревянное творение прошлых веков, окантованное ржавым железом.
   Непроизвольно все четверо вытянули шеи в сторону чуда. Это оказался обычный сундучок со старой одеждой, появился запах махры и плесени. Мех, ткань словно спеклись временем. Арина работала в перчатках, она и стала чистыми руками вытаскивать из сундука фрак, панталоны и верхнюю накидку, отделанную мехом, башмаки с пряжкой.
   -Ну, тут полный набор... - не договорил Феофан и расчихался.
   Напряжение и скованность прошли, появился смех и полное разочарование. Тамара прощальным взглядом посмотрела на Феофана, Арину, сундук и пошла назад на станцию.
   Кирилл догнал Тамару и пошел рядом. "Человека нет, собаки нет, а все увязли в круговой ответственности", - так думал Кирилл, идя рядом с красивой женщиной. В какой-то момент жизни ему пришлось учиться с Феофаном и заниматься археологическими раскопками. И сейчас ему надо было найти убийцу женщины в парике и часть бесценного золотого ковша.
   Тамара шла и молчала. Она думала: "Если вас поставили в состояние тупика, говоря всеми фибрами души, что тот человек, который вас поставил в плохое положение, умнее вас, значит, надо сделать так, чтобы он сам наслаждался этим тупиком, а самому покинуть эту ситуацию и заняться другим делом, более приятным и понятным".
   Кирилл тоже покинул раскопки и пошел с Тамарой на станцию. Он понял, что раскопки не его ума дело, а все, что раскопает Феофан, он обнаружит более легким путем, чем лопатой. Он шел и болтал о жизни. А в целом и эта ситуация для него была скучной, и дело с разрезанным золотым ковшом его не привлекало. Тревожить Тамару вопросами по поводу убийства ему тоже не хотелось.
   После дождя появилось солнце. Под ногами чавкала грязь от недавнего дождя. Тамара поскользнулась и слетела по грязи, как по маслу, в кювет с водой. Вода в кювете оказалась неожиданно холодной, ее пронзил озноб. Она крикнула, но язык от холода стал западать, звук получил слабый. Она попыталась вылезти из канавы, но ноги скользили.
   Кирилл продолжал идти, не замечая потери попутчицы. Он скорее почувствовал отсутствие Тамары, чем услышал ее тихий голос. Мужчина остановился, посмотрел в сторону женщины, потом осмотрелся, но ее не заметил. Тогда он пошел назад и стал кричать ее имя.
   И только тогда услышал тихий крик. Он сам едва не свалился в яму, расположенную вдоль дороги для спасенья дороги от лишней грязи и воды.
   Тамара стояла в грязной воде, держась за траву и пытаясь вылезти из водяного плена. Кирилл подал ей свою могучую руку и вытащил из канавы. Продолжать путь в таком виде смысла не имело, мимо не проезжало на колесах ровным счетом ничего. Глушь. Он проявил благородство, достав из рюкзака полотенце и воду в бутылке.
   Вскоре рядом с ним шла женщина в его клетчатой рубашке, с голыми ногами, обутыми в кеды. Теперь она излучала флюиды, весьма приятные для Кирилла, и скука стала покидать его мужскую сущность. Кирилл выкрутил джинсы Тамары и шел, размахивая ими, в надежде, что они высохнут до ниточки.
   Тамара заговорила, да так сказочно, пересказывая рассказ матери о своих предках. Кирилл слушал ее и не прерывал, так они подошли к станции, и тут он спросил:
   -Тамара, я правильно понял, что найденные вещи принадлежат Вашему прадеду?
   -Да, скорее всего, ему. В деревне Медный ковш живут свои легенды.
   -Вернемся, посмотрим на вещи в сундуке.
   Она посмотрела на свой облик, подумала о близком городском счастье с асфальтом и решительно ответила:
   -Нет, я не пойду назад, там Феофан с Ариной. Это они убили собаку и женщину в парике.
   -Вы все так думаете?
   -Это все знают, только не знают откуда. Ой, проговорилась! Кирилл, ты никому не скажешь?
   -Кому мне говорить, если я - следователь по этому делу.
   -Да, влетела - то в грязь, то в следователя, то в мужа.
   -Не волнуйтесь, я это уже знал. Мы нашли в клумбе пистолет, который вылетел из окна Арины, и из него были произведены два выстрела.
   -Так это она сделала!
   -Пока не приказано их арестовывать. За ними наблюдают из-за слишком успешных раскопок.
   -Кто наблюдает, если Вы со мной?
   -Все тебе расскажи! Есть люди рядом с ними.
   Тамаре нечего было возразить, она натянула влажные джинсы, и они подошли к электричке.
   "Кому женщина помешала"? - вот вопрос, над которым думал Кирилл.
   Бабка Даша купила красивые, круглые ломти ананасов - цукаты - у продавщицы с золотыми зубами. Колесики. В ее доме никто их есть не стал. А она подумала, что их делают там, где люди долго живут, вдруг ей их долголетие перепадет! В цукатном ананасе она оставила часть зуба. Тогда она купила маленькие разноцветные цукаты. В них она оставила четверть того же зуба.
   Пришлось задуматься о его восстановлении. Позвонила она в стоматологическую частную клинику, там оказались люди хваткие и разместили свои объявления на первых полосах газет, в результате у них запись была на три дня вперед. А она чувствовала, что последний кусочек родного зуба оставит в цветном цукате, если еще прождет два дня без стоматологического приема.
   Пришлось бабке Даше купить телефонный справочник, в нем она нашла номер телефона частной поликлиники, где обещали через четыре часа прием стоматолога. Она не жевала цукаты целых четыре часа и отварила замороженные пельмени из пачки. В пельменях последний осколок зуба она не оставила, но сил набралась. Что делать? Поехала бабушка к врачу.
   Врачом-стоматологом оказался мужчина очень красивый, правда, свое лицо он вскоре спрятал под маской, а ей пришлось прикрыть глаза.
   Его медсестра вместе с ним посмотрела в рот и вдруг как закричит:
   -А Вы собираетесь делать остальные зубы? Я пишу, что у Вас один зуб скошенный!
   После всех процедур и пяти рентгенов вышла бабка на улицу с двумя обновленными, белыми зубами. Естественно, она пошла в магазин за продуктами, которые не будут разрывать зубы на части.
   К бабке Даше приехал Феофан, посмотрел на нее внимательно и спросил:
   -Баба Даша, Вы лучше расскажите, кто была бабушка Вашей матери?
   Ой, ей страшно стало!
   А он опять говорит:
   -Мы нашли сундук с мужской одеждой, очень старый. Кто был хозяином одежды, мы и догадаться не можем. Скажите то, что слышали от матери.
   -Феофан, это одежда моего родного деда по линии матери. Я слышала историю его приезда от нее.
   В это время к ним позвонили. На пороге стоял Кирилл и еще несколько человек.
   Феофан попытался бежать, да было некуда.
   -Феофан, Вы подозреваетесь в убийстве. Вся вина за убийство лежит на Вас. Арина говорит, что Вы можете подтвердить ее алиби, якобы она была с Вами и не могла совершить преступление.
   -Где мы были? На раскопках, Вы нас видели там.
   -Нет, все не так.
   Кирилл со своими людьми быстро развернулся и ушел, как будто что вспомнил.
   Бабка Даша спросила у Феофана:
   -Что это было?
   -Ошиблись дверью.
   В дверь позвонили, на пороге стояла женщина со знакомыми чертами лица. Бабка Даша узнала родную племянницу Ирину. За ней стоял Кирилл.
   -Баба Даша, гостью принимай! У Ирины есть тестер лжи, работает через сотовый телефон. Прибор отделяет всю правду.
   Действительно, скоро вся квартира была полна народу. Ирина села в кресло, держа в руках небольшой прибор, к нему проводом был подсоединен сотовый телефон. Все по очереди отвечали на вопросы в этот телефон. Электронный обвинитель показал в сторону Арины. Арина взвизгнула, раскричалась, разревелась и призналась во всем. Феофан устало вздохнул. Прибор показал полную его невиновность. Пришли результаты экспертизы, которые показали, что женщина умерла не от пули, а от сердечного приступа.
   Заточение Арины было недолгим.
   С некоторых пор бизнесмен Афанасий Афанасьевич обладал огромным капиталом, и был одним из первых в рейтинге богатых людей страны. Но по своей натуре он был бедняк, который любил пожить за чужой счет. Его средний мужской возраст требовал престижа правительственного уровня. Он очень хотел стать мэром столицы, но это место было надежно занято другим человеком, тогда его осенила скромная мысль о строительстве нового города.
   Главный архитектор города рисовал карандашом круги на бумаге.
   Он полдня провел в автомобильной пробке и, добравшись до любимого кабинета, стал крутить карандашные круги. Круг за кругом он приближался к разгадке градостроительства. Казалось бы, все знают, как и где строить города, но транспортных развязок так много, а доработки стоят так дорого, что у него появилась мечта - создать правильный город с нуля.
   "Столица создавалась веками, а современный город можно создать быстрее, правда, кому он нужен?" - думал он. Но эту проблему можно решить, если перевести в новостройки ключевые объекты, организации, промышленные предприятия.
   А трудовую столицу оставить в качестве музейного экспоната девяти веков, потому что в ней то и дело проваливалась почва под ногами, под домами и под транспортными средствами. Усталая земля не выносила шахты метро и ухода домов в подземелья.
   Строители копали землю до тех пор, пока не появлялась твердая почва для строительства очередного многоэтажного строения города. Архитектор нарисовал очередной кружок, прочертил радиальные линии, радостно прокричал: "Ура!" Его лицо озарилось улыбкой победителя, он был готов к беседе с бизнесменом для решения финансовых вопросов по строительству нового города.
   Архитектор и бизнесмен сидели за одним столом, перед ними стоял макет будущего города. Оба влюбленными глазами смотрели на совместное творчество. Деньги и мысль объединялись в одном макете. Бизнесмен видел в мечтах вывеску: "Афанасий Афанасьевич - мэр города".
   Глава края находился в своем кабинете. На сегодня у него выезды не намечались. Он блаженствовал в полном одиночестве. Лень медленно подступала со всех сторон, утомление от частых перелетов и поездок пронзало его насквозь. Он был счастлив в кабинете. Спокойствие нарушилось миганием светодиода на пульте управления телефонами - это секретарь просила взять трубку экстренной связи. Глава края взял в руку телефонную трубку.
   -Извините, но Афанасий Афанасьевич просит аудиенции, - сказала секретарь, не называя главу по имени и прикидывая, какую машину она купит себе за эту услугу.
   -Пусть войдет...
   Афанасий Афанасьевич вошел в кабинет, сел на антикварный стул для посетителей и положил на стол фотографии макета новой столицы.
   -Афанасий Афанасьевич, Вы хотите быть мэром новой столицы или сразу президентом страны? - медленно проговорил каждое слово глава края.
   -Я хочу быть мэром города, наброски нового города находятся в работе у главного архитектора.
   -А столица Вас не устраивает? Девять веков отразились на внешнем облике города. По слухам, Адам прожил девять веков, вероятно, потому, что людей в то время было мало, а сейчас все быстрее делается. Место для застройки выбрали?
   -О том и речь. Река Оперная меня вполне бы устроила, она пройдет через центр города. Сейчас там имеется несколько поселков. На мостах поставим позолоченные скульптуры медведей.
   -Афанасий Афанасьевич, неплохо выбрано Вами место для нового города. Но кто поедет в Ваш город? Или Вы думаете, что если построить город, то люди за Вами потянутся? Для сохранения любой жизни необходима твердая почва под ногами. Ваше предложение достаточно мудрое. Мне тоже не хочется проваливаться под землю старого города. Я подпишу приказ о постройке города на указанной Вами земле. Машина у меня очень тяжелая для нынешней столицы.
   В симпатичном месте Медных гор Афанасий Афанасьевич надумал построить небольшой аэродром для пролетающих частных летательных средств. Несколько мощных вертолетов переоборудовали под летающие станки. Сверху крутился пропеллер, а снизу у вертолета на той же оси крутился наждачный круг.
  
  
  Глава 9
   Над пятью холмами приступили к работе пять вертолетов. Вращающиеся круги весело срезали верхушки деревьев, срезали стволы деревьев, выкручивали их корни из скальной породы вместе с почвой. Пять водоворотов образовалось в воздухе. Рев моторов стоял неимоверный. Летчики-шлифовальщики работали в защищенных от внешних звуков шлемах.
   Труднее стало работать, когда надо было срезать скальные породы, но красота образующихся поверхностей стоила затрат. В срезы попадали полудрагоценные камни и зеленые разводы Медных гор. Работа велась в разумных пределах, и на стадии, когда полости между пятью холмами остались небольшими, их залили бетоном с крошкой горных пород. После этого вновь заработали наждачные круги и выровняли площадь до музейного блеска.
   Афанасий Афанасьевич был доволен внешним видом площадки для вертолетов, но еще ему нужно возвести дома, супермаркеты и гостиничный комплекс. Прилетели вертолеты со сверлами из особо твердых инструментальных сплавов. Каждый вертолет работал как сверлильный станок.
   В скалистой породе образовались шурфы, в них на цемент-момент поставили стальные столбы - эти столбы служили опорой для строений. Полом на первом этаже служила сама шлифованная площадь. Зеленый гостиничный комплекс с магазинами был готов среди затерянных гор. Покупатели и отдыхающие прилетали на небольших летательных аппаратах, которые приземлялись на летную полосу.
   Весь этот красивый комплекс не выступал над окружающей средой, он вписался в нее весьма естественно. Что за комплекс без воды?! Гранитную дорожку провели до ближайшего озера в скалах. Скалистые берега только слегка зашлифовали для общего великолепного вида. Оставалось провести борьбу со стражей таежных мест - комарами. Комары в тайге - аспиды! До смерти могут закусать, человек от их укусов раздувается, потом сжимается, и его больше не кусают. Но кому хочется расплываться от укусов? В шлифованных поверхностях устроили фонтанчики аэрозоля, от запахов комарики дохли, а люди вдыхали приятные ароматы парфюмерии.
   В непроходимых местах основным видом транспорта между населенными пунктами являлись небольшие вертолеты. После городских просторов Ирине показалось тесно на маленьком искусственном плато в лесу, она прилетела сюда из любопытства, да так и осталась в новом торговом комплексе.
   Ирина встретила Афанасия Афанасьевича, когда он шел по торговому комплексу с целой компанией людей. Она, затаив дыхание, проводила его глазами, потом спросила у продавца, кто он здесь, и, услышав, что он хозяин города, решила остаться, но только для того, чтобы хоть иногда видеть этого необыкновенного мужчину.
   Афанасий Афанасьевич заметил внимательные глаза. В них было нечто привлекательное. Вскоре он сам назначил Ирину своим заместителем по административной работе с населением. Мини-городок привлекал покупателей своей необыкновенной красотой. Из бескрайних северных и лесных просторов сюда летели с мехами, с драгоценными камнями, и никто не оставался не удовлетворенным покупками.
   Лесная сказка всегда была заполнена людьми и небольшими вертолетами. Большие самолеты здесь не садились. Мраморное основание городка сияло первозданной чистотой, потому что дома располагались таким образом, что водоструйные моющие установки по утрам промывали город. Грязь скатывалась за пределы мраморной площади.
   Люди, живущие в тяжелых условиях севера, с благоговением ступали по мрамору торгового комплекса. Им здесь все нравилось. Озеро заинтересовало Афанасия Афанасьевича, он захотел сделать из него огромный бассейн, который бы мог работать круглый год. Озеро само по себе находилось в граните, питалось подводными холодными родниками - оставалось возвести над ним купол и установить нагревающие установки.
   Плохо то, что из-за огромной разницы температур пары воды на потолке превращались бы в замерзший лед. Афанасий Афанасьевич с мыслями об озере остановился рядом с Ириной, ему хотелось услышать ее мнение по поводу очередной мечты. Она сказала, что есть адсорбенты, которые поглощают избытки влаги, их только надо подсушить. Так создавался все более полезный комплекс для населения в радиусе трехсот километров.
   Ирина, девушка с серо-зелеными глазами, становилась хозяйкой. Ее отношения с хозяином города были настолько официальными, что никто их не обсуждал и не осуждал. Афанасий Афанасьевич, когда у него было хорошее настроение, пел для публики пару песен в неделю в местном ресторане.
   Ирина сидела рядом и играла на гитаре. Ресторанчик приносил неплохой доход его организаторам. Приезжие отводили в нем душу и осуществляли прихоти, утоляя голод своей неприхотливой северной жизни. Постепенно плотность заселения всех домов и гостиниц резко увеличилась. Людям хотелось арендовать площади для разных целей. Цены на аренду становились баснословными.
   Появился Дом культуры, компьютерный центр, банк. Дома стали надстраивать вверх. Афанасий Афанасьевич ожидал и не ожидал такой популярности своей затеи. Люди притягивались к островку цивилизации, расположенному на холодных старых холмах, омытых дождями и ветрами.
   Из столицы прилетел Феофан. Он хотел здесь отдохнуть и дальше полететь.
   Но населенный пункт его так заинтересовал, что все накопленные средства он пристроил в виде салона красоты. Феофан Афанасьевич был весьма элегантным мужчиной, его салон быстро завоевал популярность. Ему не хватало партнерши по бизнесу, среди своих работниц он пару себе не находил.
   Вскоре за приключениями прилетела Арина. Стоило девушке опустить зеленый сапог на шпильке на аэродром, как она попала в поле зрение Феофана, который шел к своему вертолету, но не дошел. Девушка в зеленом плаще и в зеленых сапогах его заинтересовала. Они встретились на аэродроме и оба направились в дневной ресторан. В это время там пел Афанасий Афанасьевич, а на гитаре играла Ирина. Арина бросила им зеленую бумажку. Афанасий Афанасьевич скосил на нее глаза, заметил и допел песню.
   Отец Афанасия был геологом, сына он с детства приучил к мысли, что именно он построит город. Мальчик так и рос, познавая все, что необходимо знать для строительства современного комплекса. Он пел для собственной души, а деньги воспринимал как пожертвования для строительства. Что главное для любого успеха? Неповторимость. Отец его так много прошел дорог тропами, что всегда мечтал о рае для ног, о несбыточном счастье в центре непроходимых дорог.
   Афанасий Афанасьевич немного путешествовал с отцом, но навсегда запомнил дым костров и вечные палатки. Баня пользовалась огромным спросом среди приезжих людей, им хотелось отмыться, подстричься, привести себя в божеский вид хоть на денек. Здесь все было построено для приезжих и проезжающих людей.
   Люкс обслуживание среди хаоса вечного безмолвия притягивало не только тех, кто прилетал, но и тех, кто добирался до городка пешком через лесные буреломы. Сюда заходили геологи, но в город проходили только через бани.
   Их одежда оставалась в шкафах, а по комплексу они ходили в чистой новой одежде. В оплату здесь брали и деньги, и пушнину, и необработанные драгоценности.
   Арине понравился аристократизм комплекса, все лица были так чисты и так различны по своему строению, что ей очень захотелось здесь остаться и пожить, но жить здесь не особо оставляли, все места были только для приезжих людей, цена каждого последующего дня была в два раза больше предыдущего. Почему? Деньги у приезжих можно было вынуть быстро, а без денег здесь не держали. Решила она устроиться на работу к Феофану, но весь его немногочисленный штат был заполнен.
   Однако девушка ему очень нравилась. Он задумался, а потом спросил, не могла бы она заняться созданием этнического музея и согласовать его с самим Афанасием Афанасьевичем. Основатель города идею Арины одобрил и выделил маленькое помещение для музейных экспонатов. Так она стала местной жительницей. Народ ей сам дарил экспонаты, да и люди здесь проезжали и проходили просто уникальные.
   Ирина заглянула к Арине в музей по двум причинам: она хотела найти в ее музее нечто древнее и деревянное. Бедность музея была на грани несостоятельности, но Ирина упорно осмотрела все экспонаты, среди них лежал бубен шамана, образцы обработки шкур северных оленей. Вот здесь она и остановилась.
   Экспонаты были уникальные, но ее с детства интересовала мебель, и она подумала: нельзя ли сделать мягкую мебель с мехом? Потом Ирина подумала: "А почему нет? Можно сделать мягкую мебель с натуральными мехами", - эта мысль засела в ее голове. Ирина хотела забрать лучшие образцы меха из музея. Ее всегда интересовала мебель во всех ее проявлениях и декорация для новых зданий.
   Интерьер - ее слабость. Арина, заметив внимание Ирины, сказала, что может ее познакомить с теми, кто все это принес. Ирина поняла, что решила задачу по созданию экзотичной мебели с мистическим уклоном и что она вообще могла теперь покинуть этот город на Малахите, административная работа ее мало привлекала.
   Незаметно городок обнесли высокой металлической изгородью, свою изгородь получил аэродром. Везде стояли проверяющие или пропускающие люди или турникеты. Мини-город превратился в мини-крепость. Когда Афанасий Афанасьевич почувствовал, что проезжих и приезжих становится все меньше, а из местных жителей деньги и запасы он уже вынул, он разрешил покупать жилье в городке тем, у кого деньги еще были.
   Основатель стал бояться, что его идея заглохнет как слишком дорогая для местного населения. Окрестные жители все отметились в городке, а на второй визит финансов у них не было. Ирина предложила идею, старую, как мир Севера. Она сказала, что надо создать постоянный приемный пункт пушнины и давать взамен не деньги, а услуги, необходимые охотникам.
   Одним словом, новинку сезона превратить в обменный пункт для местного населения, пусть не полностью, но все же некую часть помещений для этого надо выделить.
  
   Афанасий Афанасьевич задумался о том, что он снял сливки с этого края, осталась одна сыворотка, и надо что-то придумать еще, а что - он пока не знал.
   В любой момент комплекс мог стать нерентабельным. Ажиотаж вокруг новинки прошел. Иногда и самые бедные люди бывают богатыми. И все же Афанасий Афанасьевич заподозрил что-то неладное и вызвал Ирину. Они вдвоем быстро пошли по городку и поднялись на аэродром. Здесь они встретили Феофана, он подходил к вертолету.
   -Афанасий Афанасьевич! Откуда и куда? - спросил наигранно весело Феофан.
   -Феофан, молчи! Ты нас не видел! У нас обход местности.
   -А куда вся охрана делась? Никого не видел! - спросил Феофан у Афанасия Афанасьевича.
   -Местность обходят.
   -Интересно... - затянул Феофан.
   -Феофан, дорогой, не взлетай, полетишь позже.
   -А если мне надо за товаром слетать?!
   -Сейчас нельзя, полетишь завтра. Оружие у тебя есть?
   -Будет. Сейчас брякну Арине, она принесет.
   -Феофан, охраняй аэродром, а если что - сообщи мне. Вертолеты не должны взлетать!
   -А если кто прилетит?
   -Сообщи мне!
   День выдался таким, что приезжих было очень мало. Афанасий Афанасьевич теперь понимал, что охрана работала против его выгоды, они отговаривали всех, кто хотел посетить городок, от посещения. Ему стало не то чтобы страшно, а как-то не по себе, и в то же время он почувствовал легкость от того, что узнал правду, почему в городок перестали залетать люди. Он остановился, посмотрел вокруг себя и подумал, что все это охрана может уничтожить.
   Нужна была поддержка или подкрепление. Но все на свете стоит денег, а он был на мели. Охрана не хотела пропускать бедного старого геолога в комплекс, но старик был настойчив и звал самого Афанасия Афанасьевича. Хозяину доложили о геологе Михайловиче, так он велел себя называть. Геолога отмыли, переодели в дежурную одежду и пропустили к хозяину комплекса.
   -Афанасий Афанасьевич, знавал я твоего отца, Афанасия. Он мог не мыться, не бриться, месяцами по тайге хаживал. Мы с ним однажды пойму реки Оперной изучали, так в одном месте обнаружили блестки золотые да подумали, что их кто обронил. Потому как мы много песка перемыли, но ничего найти не смогли. А я нашел в том месте слиток золотой, самородок, значит. Твоей охране его сразу и не показал, слух пошел - обирает твоя охрана людей пришлых, а тебе про то неведомо.
   -Простите, а золото при Вас?
   -Нет, с собой я самородок не взял. Твои охранники меня обыскали, и до тебя бы я слиток не донес.
   -Спасибо Вам вдвойне.
   -Афанасий Афанасьевич, не спеши спасибо говорить, пойдем со мной, покажу золото, оно у меня в надежном месте схоронено.
   -А почему я Вам верить должен?
   -У тебя выхода нет! Обложили тебя охранники!
   -Я пойду с Вами, но один не могу, со мной пойдет Ирина.
   -Ирина? Зови ее. О ней люди хорошо отзываются. Да идем быстрее, пока не стемнело.
   Ирина переоделась по-походному, взяла все необходимое для похода. Троица под суровым взглядом темного охранника покинула городок. Река Оперная протекала по горам с незапамятных времен. Вода в реке была чище своих берегов, которые туристами редко посещались. Места здесь были таежные, глухие. И лишь иногда попадались редкие профессионалы по ориентированию на местности.
   Геолог знал хорошо берега непокорной речки, он ловко ходил по корягам, горам и прибрежному песку и гальке. Афанасий Афанасьевич и Ирина шли за ним, они немного устали от постоянного движения по пересеченной местности.
   Внезапно старый геолог остановился и их остановил движением руки. Он услышал голоса и сквозь ветви деревьев увидел людей на берегу реки. Путники снизили скорость и стали идти медленно и тихо. На берегу реки Ирина заметила вторую смену охранников, которые мыли золото.
   -Выследили меня твои люди, Афанасий Афанасьевич! Золотишко-то моют ребята, - сказал шепотом геолог, - но его здесь почти нет, крупинки золота могут попасть.
   -Когда они успели тебя выследить?
   -Так я не первый раз ходил в городок. Вначале я охранникам золото давал, они меня к вашим благам цивилизации и пропускали, а последний раз я сказал, что золота у меня нет, они и не пускали меня, пока я тебя, Афанасий Афанасьевич, не затребовал.
   -Михайлович, а с чего это ты решил мне показать, где золото лежит?
   -Так ты чай мне не чужой! Я с батькой твоим много хаживал, а сейчас, чую, мой конец приходит. Смерть в шейку бедра постукивает. Последнее дело, когда одна нога отказывается ходить.
   -А ты неплохо ходишь - и не видно, что нога болит.
   -Так растер ногу змеиным ядом перед тем, как к вам идти. Я подумал, что покажу наследнику его наследство, да и на покой, а тут охранники окопались.
   -Что делать будем, Михайлович? - спросил Афанасий Афанасьевич.
   -Так не знаю. Силы мои на исходе, но до золота здесь ближе, чем до моей берлоги. В другой раз я не поднимусь.
   -Дорогой ты наш человек, а рукой можешь показать, где золото находится? Или приметы местности назвать?
   -Ох, Афанасий Афанасьевич, золотишко-то - оно коварное, пальцем в небе не достанешь, показать бы тебе - так и спал бы спокойно.
   -А почему эту речку называют Оперной? В честь оперативных сотрудников уголовного розыска?
   -Ты чего? Мы чай ученые, у этой реки название звучит как название одной оперы, так народ давно стал ее просто Оперной называть.
   -Прости, если ты - бывший геолог, то пенсию получаешь?
   -Нет. Да и какая пенсия в глуши?
   -Есть старые поселки, мог бы оформить!
   -Трудно все это. Мы привыкшие, безденежные.
   -Хорошо, покажи, Михайлович, где золото лежит, а я тебе обязуюсь платить личную пенсию. Найдется для тебя работа.
   -Афанасий Афанасьевич, не греши, я в служаки не пойду, не люблю покоряться. Смотри-ка, а твои людишки-то уходят с реки. Подождем, да уж сегодня и покажу золотко, а на ночь схороню вас в одном шалаше, утром и пойдете в городок.
   Ирина молчала, пока мужчины разговаривали, и думала о том, что опасно знать, где золото лежит, да еще и в самородках. Ей очень хотелось сбежать, не узнав цели этого похода.
   Последний охранник исчез за холмом, как и последняя надежда на неизвестность. Мужчины поднялись, и Ирина помимо своей воли пошла следом за ними. Реку перешли по поваленному дереву, держась за редкие ветки. Прошли место, где охрана мыла золото, и углубились в чащу, потом неожиданно оказались на берегу реки, вероятно, река здесь делала петлю.
   Вечерело.
   -Афанасий Афанасьевич, отец твой здесь смеялся, что мы с ним глину нашли, сделаем, мол, себе посуду, а потом будем продавать, раз ничего путного найти не можем. В этом месте сделали мы привал, костер разожгли, шалаш сделали - вон он стоит, его можно подладить и жить.
   -Глина и нам пригодится.
   -Не спеши. Так вот, здесь глина золотая.
   -Ты чего, Михайлович? Золото находится в глине?
   -Горшки золотые можно делать из нее.
   -А почему об этом вы с моим отцом никому не сказали?
   -Сказать-то мы сказали на свою голову, это ведь тут отца твоего-то и убили, он золото защищал. Могилку его могу тебе показать. В глине он захоронен, копал я ему могилу, так золото и нашел, немного, но нашел. Идемте - покажу. Здесь недалеко. Помяни отца, Афанасий Афанасьевич, а после покажу жилу золотую.
   Темнело. Ирина разожгла костер. Мужчины разговаривали. Она их перестала слушать, ей было страшно. Она привыкла к лесным походам с отцом, ночных стоянок не боялась, но здесь было жутковато. Сова ухнула или дерево треснуло - много новых шорохов, места чужие. Мужчины у могилы постояли и подошли к Ирине.
   Она, зная тайгу, прихватила все самое необходимое для однодневного похода. Скромный ужин утолил общий голод. Шалаш оказался очень старым, легли у костра. Ночью разбудили голоса. Костер едва тлел. Старый геолог быстро затушил остатки костра, чтобы их сразу не обнаружили, но запах дыма остался.
   -Тут где-то костер был недавно, - услышали они голос охранника. - Мажор, ты нас правильно привел? Ты хорошо следил за хозяином?
   -Их геолог вел к золоту, это уж точно. Сегодня наши на отмели намыли золотые копейки, а эти шли за большими рублями. Сам понимаешь, хозяин за копейку не пошевелится.
   Афанасий Афанасьевич в темноте усмехнулся и придвинулся ближе к дереву, сливаясь с ним. Луна спряталась за тучи, темень была вокруг. Ирина приткнулась к Афанасию Афанасьевичу.
   -Феофан, ты чего? Я эти места раньше все прошел. Сегодня я знал, куда хозяин с геологом пошли и где срежут дорогу. Они рядом. Запах дыма чую, но костра нет - потушили.
   Михайлович узнал голос Мажора, это он дрался с его другом. Да, похоже, не все знал Феофан, вот опять в этих краях оказался.
   -Мажор, нам без золота нельзя! Его надо найти! Давай отойдем от этого места подальше, а утром сюда вернемся.
   Мажор с Феофаном пошли обратной дорогой, да видимо споткнулись, закричали, упали. Послышался рев медведя. Прозвучал выстрел. Рев медведя усилился.
   -Феофан, зачем стрелял? Ты медведя не убил! Что ему твой браунинг!
   Рев медведя раздался рядом с Ириной.
   -Тога, Тога, не реви. Это я.
   Медведь мотал головой. Старый геолог стоял рядом с медведем и гладил его шею.
   -Узнал, Тога, узнал, молодец, - приговаривал он. - Тебя не ранили? Да нет, жив!
   Медведь рухнул рядом с геологом. Михайлович нащупал рану у медведя, ощутил липкую кровь и заплакал.
   -Феофан, медведь умер! Туда ему и дорога! - закричал Мажор. - Смотреть будешь?
   -Нет, еще царапнет, лучше пойдем куда шли.
   Медведь дернулся и затих.
   Замолчал и геолог, потом тихо проговорил:
   -Тогу Афанасий нашел маленьким медвежонком, он с нами ходил, потом подрос и в лес ушел, но меня узнавал, в этих местах он жить любил. Старый медведь был, с Мажором не сладил. Как я Мажора не узнал среди охранников? Больно хороший стал, холеный, вот и не признал.
   Афанасий Афанасьевич и Ирина спали под ночной говор старого человека. Через час геолог встал, прикрыл ветками и старой листвой место костра, разбудил остальных:
   -Вставайте и идите за мной! Я покажу вам выход золотой жилы. Но останавливаться я вам не разрешу, пройдем дальше нужного места. Перейдем на ту сторону реки, сделаем кружок, и я вас верну.
   -Михайлович, а ты не устанешь? - спросил Афанасий.
   -Это вы поспевайте за мной! Погоня - дело опасное. Надо уходить. У них браунинг, а у нас только мой дробовик.
   Цепочкой, быстрым шагом маленькая группа прошла мимо выхода золотой жилы, прикрытой сваленным деревом. Афанасий Афанасьевич на ходу осматривал приметы местности. А Ирина крутила головой, словно запоминая, где и что находится.
   Геолог, показав место выхода золотой жилы, стал сильно прихрамывать, словно силы его покинули навсегда. Он тащил свою ногу, массировал ее на ходу, скрипел зубами, но шел вперед и вперед, пока не дошел до переправы. Пройти по сваленному дереву ему было не под силу. Афанасий Афанасьевич тоже не знал, как его перенести. Старик из последних сил забрался на дерево, прополз до средины горной реки и упал в воду.
   Пузыри быстро исчезли, исчез и геолог.
   Ирина, всхлипывая, перешла по дереву на другую сторону, потом схватила за руку Афанасия Афанасьевича:
   -Идемте быстрей к городу. Мы поднимемся со стороны аэропорта, нас там не ждут. Нам старика не спасти, - она показала на его труп, зацепившийся за корягу. Видно было, что тело без дыхания.
   Они решили прийти за телом старого геолога позже и похоронить его по чести - и вынужденно вернулись в городок, пройдя мимо охраны с гордо поднятыми головами. Надо сказать, этот поход их сдружил.
   Но еще больше найденное золото сдружило Феофана и Арину. Феофан, которому от жизни вдруг перепала золотая жила, на радостях так Арину обнял, что дальнейшие прикосновения продлились половину ночи. Они просто любили друг друга, потом крепко уснули.
   Днем они проснулись. Светило солнце.
   Феофан радостно крикнул:
   -Арина! Мы богатые с тобой!
   Арине мужское восклицание очень понравилось, и она приготовила завтрак. Выйдя из дома, они не обнаружили в городе людей. Улицы были безлюдные, шаги звучали глухо в пустоте.
   Афанасий Афанасьевич посадил Ирину в свой личный вертолет, который был закрыт в ангаре, а больше летательных средств на аэродроме и не было. Они поднялись над тайгой. Люди цепочками шли к золотой жиле! Откуда они о ней узнали? На вертолете пулемета не было. Афанасий Афанасьевич полетел над длинной цепочкой людей, шедших к золотой жиле.
   Он завис над людьми, открыл дверь вертолета и крикнул в мегафон:
   -Люди! Спокойно! Эта золотая жила - моя! Ее нашел мой отец! Возвращайтесь в городок! Золото пойдет на благое дело!
   Снизу послышались выстрелы, направленные в дно вертолета.
   Афанасий закрыл дверцу и полетел к пустому городку. Он понял, что золото даром ему не получить, вызывать армию ему было не на что. К вечеру люди стали возвращаться в город.
   Первой пришла Арина:
   -Афанасий Афанасьевич, прости, пошла против тебя, мне так хотелось дарового золота, что сил не было сидеть в музее без посетителей! Дай мне ночной клуб, и я сделаю тебе золото из ночного воздуха!
   -Арина, дам я тебе помещение!
   Город развлечений перерастал в нормальный городок, где должно было быть все для нормальной жизни. Народ вернулся в городок, не найдя золотой жилы, о которой рассказывали охранники.
   Афанасий Афанасьевич вздохнул свободно, но пойти и еще раз увидеть золотую жилу он не решался - боялся, что золото окажется мифом, а геолог был в этом уже не помощник. Труп его выловили, нашли в нем пулевое ранение. Захоронили геолога рядом с другом Афанасием.
   Нет, не зря Ирина вертела головой, именно она обнаружила выход на поверхность золотой жилы.
   Сквозь золотистую листву вернулась Ирина в умеренный климат деревни Медный ковш. Роскошная береза стояла у пустой скамейки. В воздухе приятно пахло из деревянных ворот дома тетки Даши. Но Ирина решила сразу пойти и покаяться Афанасию Афанасьевичу. Долго ее здесь не было, и условия контракта она основательно нарушила. Он ее на Малахит не отпускал.
  
  
  Глава 10
   Стояла поздняя осень, когда Ирину вызвала к себе домой тетя Ксения. Теперь она ходила по ее квартире, не зная, что здесь вообще можно делать. Все казалось чужим, особенно доставали запахи залежалых лекарств. Пока девушка ехала, тетушка умерла. Да еще ее похоронили как-то странно: поставили гроб рядом с глыбами глины, а в могилу не опустили. Только несколько старушек сморкались в платочки. Из молодого поколения на похоронах была только Ирина.
   Старушки поминки организовали у соседки и в квартиру тети Ксении даже не зашли. Ирина к ним тоже не пошла, потому что ей тяжело было находиться среди бедности и затхлости. Она и в доме тети Ксении с трудом находилась, горло сжималось от спазмов брезгливости, скверное, на первый взгляд, чувство спасало ее неизвестно от чего. Она вообще была странно устроена: не любила рестораны и не любила столовые. В ресторанах слишком много вычурности и посуды, а в столовых ложки и вилки излишне примитивные. Ирина любила белый фарфор и нержавеющие вилки.
   Итак, Ирина находилась в квартире умершей тети Ксении, которая не брезговала собирать в парке бутылки. Ирина жила далеко от нее и богатой не считалась. У тети Ксении вообще-то была более любимая внучка Тамара. А вот ее на похоронах и не было.
   У тети Ксении была сестра Даша, мать Тамары, и брат Володя, отец Ирины. Мать Тамары постоянно жила в деревне, и тетя Ксения иногда воспитывала Тамару вместо ее матери. Естественно основной наследницей считалась Тамара и немного Ирина.
   Интересная картина получалась, зачем тогда именно Ирину вызвали на похороны? Она на эти самые похороны истратила часть наследства, переданного ей перед собственной смертью тетей Ксенией наличными. Девушка ни с чем приехала перед ее смертью, ни с чем и осталась. Ее вообще-то вызвала соседка, сказав, что одинокая женщина при смерти.
   Приехала Ирина, когда тетя Ксения еще дышала и лежала в этой комнате на железной кровати с периной. Запах в однокомнатной квартире стоял жуткий. Тетя Ксения достала пачку денег из-под подушки и умерла, только и успела улыбнуться сухими губами.
   Дверь в квартиру была открыта, то есть двери не были закрыты на замок. Вскоре пришла старушка соседка и громко завыла, узнав, что тетя Ксения скончалась. Когда она выть прекратила, тогда и спросила у Ирины про деньги на похороны. Ирина показала деньги, переданные ей тетушкой перед смертью. Соседка довольно улыбнулась и помогла организовать похороны.
   Тетя Ксения была человеком социалистической закалки и в церковь не ходила, поэтому ее не отпевали. Однако и гроб с ее телом не дали опустить в могилу подошедшие к могиле два мужчины весьма странной внешности. Они показали документы, из которых Ирина ничего не поняла, но послушно вместе со старушками отошла от могилы.
   Два старичка подошли к двум мужчинам, они поговорили. Старички уверенно повели старушек на выход. Ирина была вынуждена пойти с ними. Вскоре ее догнали два крепких мужика с лопатами, ведь за работу им было заплачено. Они сказали, что все сделают, как только им разрешат захоронить покойную, тем более что она еще при жизни купила себе мраморную плиту на могилу.
   На сердце у Ирины остался неприятный осадок от непонятных похорон, и теперь она бродила по квартире, как неприкаянная. Она попыталась открыть окно в комнате, но оно было крепко закрыто на шпингалет, покрытый несколькими слоями старой краски. Между рамами окна лежала запыленная вата. Квартира находилась на первом этаже четырехэтажного кирпичного дома, возможно, именно этим можно объяснить нелюбовь хозяйки к чистому воздуху в квартире. Или она чего-то боялась? Но чего могла бояться пожилая женщина?
   Ирина внимательно осмотрела убогое жилище с мебелью весьма примитивной: шкафом из фанеры, металлической кроватью, круглым столом и одним стулом со спинкой из гнутых прутиков. Она встала на стул и посмотрела на то, что лежало на фанерном шкафу: там лежало с десяток сберегательных книжек. Она подумала, что тетушка хранила старые книжки. Она и подумать не могла, что сберегательные книжки с деньгами!
   Брезгливо взяла Ирина одну книжку, открыла, и глаза ее полезли вверх: денег на сберегательной книжке бедной тетушки было очень много! Она открыла еще шесть книжек: на всех лежали вклады внушительных размеров. Семь сберегательных книжек были оформлены на предъявителя.
   Ирина знала, что квартира достанется Тамаре, на нее все бумаги были оформлены бабкой Ксенией, но о сберегательных книжках речь нигде не шла. А если Ирина сберегательные книжки нашла на семейной территории, то они принадлежат ей и государственной пошлиной не облагаются.
   Девушка собрала все сберегательные книжки, чихнув от пыли. Пыльное облачко поднялось над крышкой шкафа, и она увидела плоский браунинг, покрытый крутой пылью. Тетушка - женщина больная, поэтому пыль не вытирала на шкафу и сбоку за верхней планкой шкафа складывала свои сберкнижки. Когда она туда браунинг закинула?
   В сумке Ирины лежали легкие кожаные перчатки, в них она и взяла браунинг в руки. Он оказался именным! На нем было выгравировано имя тети Ксении! Ирина сняла с головы шелковый, черный платок, положила в него сберегательные книжки и браунинг. Черный сверток она засунула в отдел своей большой сумки.
   В это время позвонили в дверь. На пороге стояли два мужика с кладбища, которые не дали сразу захоронить тетю Ксению.
   -Не волнуйтесь, девушка, Вашу тетушку захоронили. Завтра можете проверить, а сегодня Вам придется ответить на наши вопросы, - сказал первый из мужчин и сел на единственный стул
   -Вы нам не объясните, кто была ваша тетушка? - спросил второй мужчина.
   Ирина посмотрела на странных мужчин и поджала губы в знак незнания.
   -Так дело не пойдет, мы люди серьезные, нам нужны официальные ответы, - сказал первый мужчина.
   -Я ее племянница по линии отца. Тетушка с моей мамой практически не общалась. Мать моя о ней ничего не говорила. Тетушку я видела редко. Больше мне сказать нечего. Да вы посмотреть на бедность ее! Это же ужас какой-то! - воскликнула Ирина в подтверждение своих слов.
   -Стыдно родственников забывать! - воскликнул второй мужчина, обходя убогую комнату.
   Ирина смотрела на тщетные попытки мужчины открыть окно, но теперь у нее закрытое окно удивления не вызывало.
   -Мажор, да что с ней говорить! - воскликнул первый мужчина, - Она ничего не знает о бабке и приехала перед ее смертью по вызову соседки.
   -Сундук, ох уж эта Тамара! Это она страху напустила, что в гробу тетки лежат сокровища! - прокричал в сердцах Мажор. - Мы с тобой ей поверили, гроб проверили, денег и драгоценностей в нем не нашли.
   -Ты чего при посторонних кричишь? - зло спросил Сундук.
   -Эта девушка не посторонняя, она кузина Тамары, которую ты закрыл у себя дома.
   -Так вы еще и мою кузину скрываете от похорон?! - возмутилась Ирина и спросила: - А почему у тетушки в гробу должны были быть деньги?
   -Вот, и эта не в курсе! Значит, Тамара все придумала, - пробурчал Мажор, отходя от закрытого окна.
   -Девушка, есть вероятность, что у Вашей тетушки были большие деньги и пистолет! Дело в том, что этот гроб был заказан ею при жизни, значит, она могла свое богатство с собой унести в могилу, - сказал Сундук.
   -Вы правы, гроб был заказан. Но я не успела этому удивиться, мало того, гранитная плита стояла в ее квартире еще при жизни! Мы все это привезли на кладбище, но вы не позволили ее положить в могилу, на которую уже все было куплено тетушкой при жизни. Она мне и деньги сунула перед смертью, чтобы я все это вместе собрала и сделала так, как подобает в таких случаях.
   -Похоже на правду. Но где деньги?! - воскликнул Сундук.
   -Какие деньги? - на автомате спросила Ирина.
   -Те, что Вы взяли со шкафа, - сказал Сундук, удивительно ловко вскочив на стул, на котором сидел, гладя на нарушенную пыльную композицию на шкафу.
   -В сумке, - ответила Ирина машинально.
   -Нехорошо обманывать старших, - проговорил Мажор, вытаскивая из сумки черный сверток. - Гляди, Сундук, да тут все есть: и деньги, и пистолет! - Он взял сверток и исчез за дверью.
   Ирина села на стул и горько заплакала. В этот момент дверь открылась и зашла сердобольная соседка, она стала успокаивать девушку. Тут набежали ее старушки. Пришли два старичка. Запахло кадилом. Послышался напевный голос человека в черной сутане: видимо, старушки решили отпеть соседку.
   Когда все покинули квартиру тети Ксении, появилась Тамара. Она села на кровать, взяла в руки подушку и разревелась. По ее щекам текли черные слезы от туши для ресниц. Она легла на бок и уснула.
   Мучительно захотелось спать и Ирине, но в комнате была одна кровать, Ирина села на стул, положила руки на стол, на руки наклонила голову и задремала.
   Через час Ирина разговаривала с Тамарой, которая пояснила ситуацию:
   -Сестричка, все было шито-крыто, и тетя Ксения жила бедно. Она собирала бутылки для большей убедительности и управляла некой монополией недвижимости. Не удивляйся, ты ничего не знала, тебя и твою правдивую маму она оберегала от неприятностей, связанных с большими деньгами. А вас терзала совесть, что вы пенсионерке не помогаете.
   Ирина с этим была полностью согласна.
   -Так вот, сестричка-синичка, тетя Ксения была то, что надо! Ты видела ее браунинг времен царя Гороха? Она была большим партийным человеком и имела право получать бесплатные квартиры для людей. Она их и получала. У меня есть отличная квартира. У нее есть замечательная квартира, а эта убогость - ее официальное пристанище для проверяющих людей, которых хватало во все времена. Мало того, она владела домами. Да что теперь вспоминать! - в сердцах воскликнула Тамара.
   Ирина молчала от неожиданной информации.
   -Ирина, эти мужики вели нашу тетушку давно, они ее вычислили и окучивали со всех сторон, пока не закопали. Думаю, они взяли деньги со шкафа и успокоились. Ты не удивляйся, я знала про эти семь сберкнижек, они нужны были для отвода глаз. Ты главного не знаешь: у тебя есть квартира, она оформлена на тебя. Не строй удивленные глаза, не эта квартира, а другая, в которой тетя Ксения жила. А у меня уже есть квартира, да плюс эта квартира - я ее сдавать буду.
   В этот момент посыпались оконные стекла, послышался выстрел. Тамара упала на кровать, на которой сидела. Белая постель покрылась кровью. Ирина подошла к Тамаре, она держала правую руку на левой руке, рана оказалась легкой, но кровопролитной. Пуля прорвала кожу, прошла через мягкие ткани и пролетела дальше, не задев кости. Ирина не нашла бинт и разорвала старую наволочку. Рядом с раной она нанесла йод и забинтовала руку.
   В комнату струился холодный воздух из разбитого окна. Тамара, стиснув зубы, качалась на кровати, держа забинтованную руку. Врача вызывать двоюродные сестры не захотели.
  
   Дверь входная открылась: на пороге стояла тетя Ксения собственной персоной в той одежде, в которой она лежала в гробу:
   -Привет, девушки, не ждали?
   Тамара упала на кровать, а голову закрыла подушкой.
   Ирина с ужасом смотрела на тетю Ксению, а ее зубы ныли от избытка чувств.
   -Ладно, ничего удивительного не произошло, мне надо было сбросить хвост из тех двух мужчин, которые забрали деньги со шкафа. Что молчите?
   -Тетя Ксения, я сомневалась в Вашей смерти, но Вас в гроб положили в морге, а вот захоронить не дали. А позже эти двое сказали, что они Вас похоронили, - первой откликнулась Ирина.
   -Ирина, все нормально. Я за все заплатила, а отсюда я выйду ночью в твоей одежде. Впрочем, если квартира постоит без жильцов некоторое время, то это будет естественно.
   -Тетушка, ты не могла нас предупредить?! - завопила Тамара, сбрасывая с головы подушку.
   -Девушки, дайте мне полежать, я устала от собственных похорон, - сказала тетушка, ложась на постель рядом с Тамарой.
   Тамара вскочила с кровати и выскочила из квартиры, хватая по дороге свои вещи. Ирина осталась в странной квартире с бывшей покойницей и разбитым окном.
   -Ирина, я человек добрый, но не настолько, чтобы все нажитое непосильным трудом оставить Тамаре и двум мужикам, я еще хочу пожить. Твое присутствие меня бы устроило.
   -Тетя Ксения, все так странно, но как нам окно закрыть? - спросила Ирина, уводя разговор в сторону реальности.
   -Отдохнуть не даешь. Хотя ты права: здесь холодно, не теплее, чем в гробу. Достань в шкафу мешок, в нем две норковые шубки - мне длинную, тебе короткую. Там же новые сапоги и два черных платка. Мы это наденем, а на улице нас ждет моя машина с шофером. Детка, ты зайдешь в квартиру напротив, дашь соседке деньги и ключи, она присмотрит за квартирой и вставит стекло.
   Ирина даже не успела удивиться и просто выполнила приказ тети Ксении.
   Они обе вышли из квартиры. Ирина отдала соседке ключи и деньги. Соседка безразличным взглядом глянула на приникшую тетушку, прикрытую дорогим мехом, и промолчала. Умершую соседку в мехах она не узнала.
   На улице стоял огромный темный джип. За рулем сидел весьма приличный мужчина. Он слова не вымолвил и просто ждал, когда женщины сядут в машину, и поехал туда, куда сам знал.
   Ирина подумала, что это он стрелял в Тамару, но сказать о своей догадке не решилась. Тетя Ксения бодренько сидела рядом с шофером. Ирина одна сидела на заднем сиденье и дремала от общей усталости последних дней и особенно часов, поэтому в окно она не смотрела. Бездна бытия обволакивала ее сознание почти осязаемо, опять это странное чувство безысходности нахлынуло на нее. Девушка погружалась в сонное забытье. Очнулась она от резкого торможения.
   Машина остановилась у великолепного дома, расположенного за высоким кирпичным забором. Рядом стояли похожие двухэтажные дома, состоящие из трех секций. Судя по всему, это был престижный дачный поселок не для самых бедных мира сего. Тете Ксении принадлежала одна часть дома, состоящая из двух этажей и нескольких комнат. Шофер имел свою комнату на первом этаже, рядом находилась спальня тети Ксении.
   Спальня Ирины находились на втором этаже. Из окна был виден кирпичный забор, ветви деревьев и кусочек неба. Ирина походила по комнате и вскоре услышала стук в дверь. Она подумала, что тетя Ксения идет, но вошла невысокая женщина, неся в руках поднос с едой. От еды Ирина не смогла отказаться, голод давно давал о себе знать.
   В комнате было все, что нужно: стоял на столе компьютер и висел плоский экран телевизора. Ирина включила компьютер, написала письмо маме, коротко объяснив свое отсутствие на ближайшую неделю. Письмо она не успела отправить, как за дверью послышался очередной стук. Она подошла к двери, открыла. На нее смотрели глаза шофера, вращаясь от ненависти.
   -Вы что-то хотели? - спросила Ирина безразличным голосом.
   -Нет, я хотел вас предупредить, чтобы Вы никому не писали о том, где вы находитесь. Все остальное писать можно, - процедил сквозь зубы мужчина неопределенного назначения. - И еще, тетушку Ксению не ищите, ее здесь нет! Вам придется неделю жить здесь.
   Ирина промолчала, понимая, что события этого дня выходят за рамки ее понимания.
   -Да, здесь есть электронная защита, нажмите на кнопку - и к Вам никто не войдет, даже я.
   И, показав, где находится кнопка, шофер удалился.
   Ирина нажала на кнопку, потом попыталась открыть дверь. Дверь не открылась, теперь она подумала о том, как выйти из помещения. Она обошла место своего заточения, при этом обнаружила двери в ванную, туалет, мини-кухню и продукты на неделю. Все у нее было, но для чего все это было нужно, ей было неведомо.
   Неделю она прожила в заточении, сколько бы она ни жала на кнопку, дверь не открывалась и не пищала. Окна тоже не открывались, но вентиляция работала исправно. Ирина никому ничего не сообщала, понимая, что это лишнее в ее положении. Сотовый телефон молчал, питание в нем закончилось, а блок питания куда-то исчез.
   Поражала тишина поселка. Звуки практически не долетали. Ирина готовила пищу, ела, мыла посуду и мыла полы пару раз. Пыли практически нигде не было, она все вымыла из-за своей брезгливости, чтобы вокруг нее жили ее микробы, а не чужие. Через неделю за дверью послышался шум. В кнопке засветился светодиод.
   Ирина нажала на кнопку и дверь открылась. Перед девушкой стояла тетя Ксения, но выглядела она просто изумительно.
   -Ирина, надеюсь, ты отдохнула и о жизни подумала. Вела себя ты вполне прилично, тебя снимали с нескольких камер, а я в это время сменила немного свою внешность. Так что теперь мы можем с тобой поговорить. Идем на первый этаж.
   Они спустились на первый этаж, где был накрыт стол на троих. К ним присоединился шофер. Ирина продолжала молчать то ли от страха, то ли от внутреннего возмущения.
   -Ирина, да скажи ты хоть слово! - вскричала тетя Ксения.
   -Тетя Ксения, - начала Ирина говорить.
   -Так, меня зовут Ксения Артемовна.
   -Хорошо, Ксения Артемовна, - пролепетала Ирина тихим голосом.
   -И это правильно. Твой имидж претерпит изменения, тебе сделают крутую прическу, и будешь ты что надо. И цвет волос станет немного темнее.
   Ирина вздохнула, но это никого не волновало.
   -Ирина, не вздрагивай, а привыкай! Вскоре приедет твой жених. Вы поженитесь. Ты сменишь ФИО, и у тебя будут новые документы.
   -А он кто? - спросила Ирина.
   -Познакомитесь при встрече! Бежать не пытайся, здесь все схвачено. Живи спокойно, дольше проживешь.
   Ирина вновь замолчала, осознавая, что Тамара в этом доме явно была до своего ранения. Она встала и пошла наверх, ее никто не окликнул, не остановил. Когда Ирина осталась одна, закрыв дверь на электронную защиту, она подумала, что тетя Ксения что-то на себя вообще не похожа, да и знала ли она ее раньше? Скорее нет, чем да. Теперь она понимала, почему ее мать с ней не общалась. Мелькнула мысль, что с ее помощью тетя Ксения проводит очередную махинацию.
   Следующая неделя была неделей Ирины. Ее привели в нужный вид, после чего они с тетушкой стали больше походить друг на друга. Надо сказать, что до появления в этом доме Ирина училась, так вот теперь она полностью зависла, не имея контакта с внешним миром. И тут приходит тетушка и говорит, что она может вновь учиться, о работе речь пока не идет. Тетя Ксения протянула Ирине студенческий билет и зачетку.
   Ирина не успела удивиться, как тетя Ксения в очередной раз удивила:
   -Ирина, учиться ты будешь в университете на дневном факультете, тебя приняли по твоим документам. На учебу тебя будет возить шофер. Понятно? И никакой самодеятельности! У тебя хорошая фигура, одежда у тебя будет в нужном количестве и качестве.
   -Ксения Артемовна, как я должна к Вам относиться?
   -Право, называй меня Ксения, этого вполне достаточно.
   -Но у нас разница в возрасте огромная!
   -Детка, кого это волнует в наше время? Мы с твоей мамой хорошо выглядим, а это дает простор для воображения.
   Что удивительно, но учиться в университете на старших курсах Ирина стала лучше. Раньше она трупом ложилась, все учила и учила, а ей все равно ставили "удов", а то и "неуд", и как высший балл ставили "хор". А тут она свет увидела и "отлично" в зачетной книжке. Такое чудо она не могла объяснить. Она ведь не изменилась, и университет был крупнее прежнего, хотя профиль учебных программ сохранился.
   Одеваться Ирина стала настолько лучше, что сама себя в зеркало не узнавала и иногда вздрагивала от неожиданности, всматриваясь в свои утонченные черты лица и фирменную одежду. Сокурсники относились к ней нормально, без эксцессов, особо не заигрывали, но и не игнорировали. Они с пониманием смотрели на джип с шофером, да и сами разъезжали на машинах, а многие просто сидели за рулем своих машин. Ее имя произносили с неким удивлением, потом улыбались, но удивительно быстро запоминали.
   Ирину больше всего волновало предстоящее замужество. Тетя Ксения больше о нем не говорила, но девушка прекрасно понимала, что она ничего зря не говорит.
   В морозное солнечное утро к Ирине в комнату пришла домработница, которая принесла короткую шубу из чернобурки и длинные сапоги. Девушка была уже в макияже, ей осталось надеть предложенные вещи. Она покрутилась у большого зеркала и вышла в холл.
   На первом этаже в гигантском кожаном кресле сидела тетя Ксения, она спокойно осмотрела наряд Ирины и помахала ей ручкой. Шофер ждал у дверей. Слова в этом доме не всегда произносили, все шло по накатанным рельсам неких правил.
   Машина остановилась у старого дома тетушки. Ирина машинально посмотрела на окно: она было новое. Шофер протянул ей ключи от квартиры. В шикарной шубе Ирина зашла в захудалый подъезд. Она открыла дверь ключом и остановилась, нижняя челюсть медленно стала опускаться вниз, она ее закрыла усилием воли.
   Квартира была так хороша! Прошел месяц, а здесь все было просто шикарно! Ремонт и новая мебель сделали свое дело. Белая кожа мягкой мебели и красное дерево мебели поражали своим неожиданным сочетанием.
   Ирина повесила шубу в шкаф, где уже висела для нее новая одежда. В высоких сапогах выше колен она села в кресло и закинула ногу на ногу, осматривая новый интерьер. Но отдохнуть ей не дали, она уже знала, что тетушка время бережет, и свое, и чужое. Через десять минут в дверь позвонили. Она посмотрела на экран монитора, расположенный у двери, и увидела букет.
   Букет из белых и вишневых роз и мужское лицо соответствовали друг другу. Она открыла дверь. В квартиру вошел молодой человек в черном пальто с белым шарфом.
   "Гималайский медведь", - подумала Ирина и сказала:
   -Добрый день!
   -Добрый день, Ирина! Меня зовут Кирилл.
   Она улыбнулась.
   -Мне не до смеха, а букет Вам, - сказал со странным акцентом серьезный молодой человек со слегка загорелой кожей лица.
   Ирина взяла букет, оглянулась и увидела изогнутую вазу из бело-вишневого стекла, точно предназначенную для этого букета. Она налила воду в цветочную вазу, поставила в нее цветы. Когда она вернулась в комнату, то увидела мужчину, сидящего в кресле без пальто, но в блестящих черных штиблетах.
   "О чем нам говорить?" - с тоской подумала Ирина.
   А он сказал:
   -Садись, - и показал на кресло напротив себя. - Ирина, я твой жених, и можно сказать с уверенностью, что я буду твоим мужем!
   -Буднично все так... - пролепетала Ирина.
   -Ты будешь продолжать учиться, но работать до окончания университета тебе никто не даст. Опыт показал, что ты умна, преподаватели тобой довольны.
   Дальнейшие дифирамбы прервал звонок в дверь.
   Ирина посмотрела на экран монитора: за дверью стояла Тамара собственной персоной. Она открыла дверь, не думая о том, как вписывается кузина в новую игру тетки Ксении.
   -Привет! - воскликнула Тамара и села на белый диван, снимая с себя старую шубу и бросая ее на край дивана.
   -Представьте мне свою гостью, Ирина, - величественно произнес Кирилл.
   Ирина не знала, как Тамару представить.
   -Меня зовут Тамара, - представила себя кузина.
   -Вас три сестры? - удивился Кирилл. - Вишневый сад.
   -Да, нас три сестры: Ксения, Тамара и я, - сказала с насмешкой в голосе Ирина и внимательно посмотрела на Тамару.
   Тамара подхватила игру, видимо, за жизнь с теткой она чему-то научилась.
   -Ирина, а он кто? - с удивлением спросила Тамара.
   -Мой потенциальный муж, - ответила Ирина с долей недовольства.
   -Обойдешься, тебе его слишком много. Пожалуй, эту квартиру и Кирилла я возьму себе, - уверенно произнесла Тамара.
   -Спроси у тети Ксении, если она согласится, то я возражать не буду, - вставила Ирина свою мысль и внимательно посмотрела на темные волосы Тамары.
   -Девушки, я жених Ирины... - робко проговорил Кирилл.
   -Какие проблемы? Ты ее жених, но муж ты будешь мой, - настойчиво заявила Тамара, подходя к шкафу и открывая вишневую дверь. - Ба! Какая шубка! И шуба эта моя!
   Наглость Тамары начинала коробить Ирину. Она у нее все отбирала. Зачем ей только руку бинтовала в этой комнате? Раздались трели сотового телефона. Ирина раздвинула сотовый телефон, нажала на зеленую кнопку и услышала голос тетушки:
   -Ирина, Тамара отняла у тебя три вещи: квартиру, жениха и шубу?
   -Да, Ксения.
   -Отлично! Надень ее старую шубу и выходи из квартиры. Джип ждет тебя.
   Ирина взяла с белого дивана старую шубу. Помахав новой паре рукой, она вышла, положив ключи от квартиры на полку, расположенную рядом с монитором.
   В джипе на заднем сидении сидела Ксения Артемовна. Тетушкой ее Ирина даже мысленно перестала называть.
   -Ирина, ты огласила главное, что нас три сестры. Остальное неважно.
   -А кто тогда моя мать? - спросила Ирина, не ожидая услышать ответа.
   -Твоя мать остается твоей матерью, но для нее ты находишься за границей, а почему - не пытайся выяснять. К ней тебе ехать не надо. Дом, где ты жила последнее время, не знает твоя мать. Там искать тебя не будут.
   -Но Кирилл знает, как я учусь, - возразила Ирина.
   -Кирилла я не комментирую, - как-то грустно сказала тетя Ксения.
   Ирина подумала, что тетушка привыкла находиться в детстве с сестрой Дашей и это ситуация ее устраивала, а теперь она устроила трио с племянницами для молодости души.
   -Ты права, Ирина, рядом с вами я моложе. Мне с вами интересней жить.
   -Но Вы обещали мне мужа!
   -Детка, зачем тебе муж нужен, ты не подумала?
   -Но Вы - подумали.
   -Твое дело - учиться. А Тамара взяла то, что ей принадлежит, а не твое. Если бы я сразу сказала, что Кирилл предназначен ей, она бы на него не посмотрела. А у тебя она отобрала его с руками и ногами в блестящих штиблетах.
   -Мы едем в дачную крепость?
   -Нет, мы заедем на выставку автомобилей, которая проходит в новом выставочном комплексе. Выбери себе автомобиль и не спрашивай о деньгах.
  
  
  Глава 11
   Еще бы Ирина задавала нетактичные вопросы в присутствие шофера! За окном мелькали деревья, широкие полосы дорог, высокие дома. Вскоре поток машин стал плотнее. Они подъехали к выставочному комплексу. Старую шубу пришлось сдать в гардероб, потом заполнить анкету и пройти в залы с медленной публикой.
   Ирина многократно отражалась в экранах мониторов, но она знала конкретную цель, что она должна выбрать себе новый автомобиль. Девушка час ходила среди машин, прежде чем выбрала автомобиль. Она взяла у представителей фирмы подборку каталогов и пошла на выход.
   У выхода ее ждал шофер. Кто бы в этом сомневался! В джипе тети Ксении не оказалось, видимо, она не из тех, кто ждет в машине рядом с выставочным комплексом. Шофер отвез Ирину домой, от выставки до него рукой подать. Хорошо, что выставочный комплекс сделали на окраине, а не в центре столицы.
   Душа Ирины пела, а она испытывала состояние легкости: страх замужества исчез, а дача ее больше не пугала. Она забежала на второй этаж, открыла дверь в свою комнату и обнаружила, что комната пустая! Вот пустая! Радость сбежала по Ирине и упала на пол. Ее тронули за плечо.
   Ирина оглянулась: рядом стоял шофер.
   -Ирина, Вы так быстро забежали на второй этаж, - проговорил шофер. - Вам надо спуститься вниз.
   Девушка медленно спустилась вниз за шофером и села у стола. В дверь позвонили. Шофер нажал на кнопку на углу стола. Дверь открылась. На пороге стоял мужчина и держал в руках огромную коробку с пиццей. Шофер рассчитался с мужчиной и положил коробку на стол.
   Ирина открыла коробку, приятный запах одурманил голодный желудок. Она пошла в туалетную комнату, а когда вернулась, то увидела, что к столу на кресле-коляске шофер подвозил Ксению Артемовну.
   -Ирина, то, что я в кресле сижу, так это временно.
   Да, Ирина теперь совсем не знала, чего ожидать от мобильной тетушки в инвалидном кресле. После трапезы тетя Ксения объявила, что будет ездить на сеансы терапии и вскоре поднимется на ноги. Ирина ей поверила и пошла в новую комнату, где все было по-прежнему. Она закрылась в комнате, задумалась, открыла почту, но ничего интересного в ней не было.
   "И почему тетушка такая неугомонная?" - промелькнул вопрос в ее голове, она уже порядком устала от смены интерьера перед глазами.
   Когда Ирина вышла на следующий день из комнаты, чтобы поехать в университет, тетушка вручила ей ключи от машины, которая стояла у парадной двери. Машина была что надо, Ирина вчера ее на выставке выбрала.
   Тетя Ксения так и передвигалась в кресле, но значительно повеселела от присутствия Ирины и надеялась на то, что скоро будет ходить.
   Похоже, у тетушки были проблемы с ногами, поэтому она решила умереть, но потом передумала и все переиграла. Или ей кто подсказал, что еще можно жить и ходить всегда, а не иногда и через силу.
   Ирина ехала медленно на новой машине, в их районе пробки бывали редко и по графику работающих людей. Она чувствовала относительную свободу, и это радовало ее не меньше нового джипа вишневого цвета. Она вновь была на высоте.
   Джип заметил сокурсник и присвистнул. Ирине он с первого дня понравился. Да что говорить, это был гималайский медведь собственной персоной. На занятиях она умудрилась отличиться. Вообще, она сама себе поражалась, как с новым имиджем у нее все дела лучше стали идти.
   Раньше Ирина училась усердно, но это никогда не оценивалось, а теперь она тащилась от своих успехов. Даже прическа из длинных волос ее не раздражала, раз с ней она была победителем над самой собой прежней. Ради этой победы она готова была простить тете Ксении все перемещения и нервозность последнего времени.
   Кирилл ждал Ирину рядом с ее джипом, поскольку рядом стоял его форд. Он улыбнулся ей великолепными зубами и щеками с ямочками.
   Она подумала: "Интересно, а я смогу его домой пригласить?"
   Он сказал:
   -Ирина, пригласи меня к себе. Я от любопытства сгораю, хочу увидеть тебя в твоем интерьере.
   -Не сегодня, - и она села за руль прекрасного автомобиля.
   Дома Ирина сказала тете Ксении о поклоннике. Тетка спросила его имя, полученные данные ей были хорошо знакомы. Она знала почти все официальные данные о сокурснике Кирилле. Они ее устроили, или она сделала вид, что устроили.
   -Ксения Артемовна, а зачем Вы показались на глаза Тамаре?
   -Так она спряталась под подушку и подумала, что это видение. Ладно, она знает, что я жива, и знает мое новое место жительства. Мы его вместе с ней придумывали и покупали до инсценировки похорон, а потом тебя вызвали.
   -А кто ее ранил? А где сберегательные книжки? А зачем весь спектакль?
   -Для тебя.
   Ирине расхотелось приглашать к себе Кирилла. Она не знала, что еще придумает тетя Ксения для очередного развлечения.
   -А откуда у Вас дурные деньги?
   -Они что, пахнут? Тебе не нравится новая жизнь?
   -Если честно - не знаю. Вы мне объясните: зачем я Вам нужна?
   -Я тебя люблю с рождения, как свою дочь.
   -Я хочу домой, к маме. Хочу свою внешность.
   -Наивная. Отец при твоем рождении хотел дать тебе свое отчество, но твоя мать с ним не согласилась. Они долго спорили, твоя мать его перекричала. Что еще, твой отец (ты с ним и не знакома) - декан твоего нового факультета.
   -Интересное кино получается, Вы все знаете, а я нет. Но обидно, теперь я знаю, за что меня преподаватели вдруг полюбили! Не дали Вы мне побыть счастливой от своих успехов.
   -Извини, но этот номер сейчас не пройдет. Тебе придется побыть принцессой. Хозяин этого дачного поселка - твой отец. Хуже того, Кирилл - сын своей мамы, а она доцент в том же институте. Так его мама всегда нравилась твоему отцу. Вкусы и во втором поколении совпадают. Остальное узнаешь позже. Твоя машина от твоего отца.
   -А я думала, это Вы такая богатая.
   -Он через меня тебе деньги передавал все время, пока тебе не исполнилось восемнадцать лет, а потом захотел дать тебе куш больше.
   -Вся сказка исчезла, - сказала Ирина уныло.
   -Не вся. Мы с ним акционеры, часть его капитала принадлежит мне. Мы вместе создавали недвижимость, а декан факультета он по совместительству.
   -Тетя Ксения, значит, я принцесса Ирина, хозяйка элитного поселка и факультета?
   -Нет, у твоего отца еще есть кирпичный завод, где делают кирпичи для дачного поселка.
   -Я богатая невеста, - запела Ирина диким голом.
   -Твоя встреча с отцом намечена на сегодня. Он зайдет к нам. Вы познакомитесь.
   -А раньше нельзя было меня с отцом познакомить?
   - спросила бы раньше у своей мамы, - сказала Ксения Артемовна более чем спокойно. - Тебе об этом не сказали.
   -Мне реветь или смеяться? - спросила Ирина в полном трансе.
   -Твоя мать родила тебя и не сказала от кого. Твой отец меня нашел и помогал тебе по мере сил, он не всегда был богатым. А я была некоторое время на ответственном посту, и мне перепало несколько квартир. С них мы и начали создавать империю для тебя. Его голова и мысли, а мой первый вклад.
   -Но когда я ехала к Вам из дома, мой родной отец был жив! - с плачем воскликнула Ирина: - Он ведь Ваш брат, - добавила она без большой уверенности.
   -Ты видишь: я ходить не могу. Ноги мои отказали, а у твоего отца тромб в черепушке оторвался. Умер он мгновенно, пока ты ко мне ехала. Когда ты ко мне зашла, я уже знала, что брата нет в живых.
   Ирина разревелась, как белуга. Она рыдала, кричала и вдруг затихла. В этот момент и зашел новоиспеченный ее отец. Он посмотрел на заплаканные глаза дочери, погладил ее по голове:
   -Я надеюсь, что теперь ты все знаешь?
   -Кирпичная принцесса - звучит, скорее, вообще не звучит, - прокомментировала Ирина ситуацию.
   -Нам надо было запутать дорогу для несчастий, - сказал мнимый отец, мужчина с весьма умным лицом декана факультета.
   -А браунинг с гравировкой? - выдала она неожиданно для всех. - Это он тромб в голове отца сделал?
   Тетя Ксения и новый отец переглянулись, но по их взглядам Ирина поняла, что они не стреляли в голову ее отца.
   -Ирина, у него тромб и никаких ранений в голове, - тихо сказал мнимый отец.
   -Давайте вскроем могилу! - вскричала Ирина.
   -Смысла нет, его сожгли, - проговорила тетушка.
   -Забудем эту тему, там все честно, и труп сожжен, - проговорил мнимый отец.
   -Тетя Ксения, зачем Вы так со мной поступили? - спросила Ирина.
   -Так получилось, произошли многочисленные накладки, - ответила она.
   -Ирина, я боюсь за тебя! - искренне воскликнул мнимый отец.
   После ухода мнимого отца Ирина осталась одна. Сдвинуться можно от новостей тети Ксении, если их еще самой интерпретировать. Ирина съездила на могилу, рядом с которой когда-то оставили гроб с якобы телом тети Ксении, но позже здесь захоронили ее отца.
   Над могилой стояла новая плита. Точно, здесь была похоронен отец Ирины, в этом она убедилась окончательно. Ирине очень захотелось вернуться в свою квартиру, но она понимала, что это невозможно. В стороне стоял Кирилл, как всегда в белой рубашке под черным плащом. Он наблюдал за Ириной в экстремальной ситуации, но к ней не подходил...
   На даче Ксении Артемовны спокойствие отсутствовало. Тетушка волновалась об исчезновении Ирины, ее везде искали, но не могли найти.
   Вскоре появилась Тамара, которая пришла с единственной просьбой: дать ей денег. Два мужика, сопровождавшие Тамару, постреляв в воздух, исчезли.
   -Тамара, зачем ты устроила весь этот шум? Не могла одна приехать? - спросила Ксения Артемовна, сидя в кресле за чайным столом в холле.
   -Хорошо, Ксения Артемовна, эти два мужика меня достали. Я осталась одна, а эти двое потратили деньги с одной твоей сберегательной книжки и стали просить у меня еще. Они не знали, что ты жива. У меня случайно вырвалось, что ты живая и закрыла остальные вклады, - протараторила Тамара, доставая пиво в банке из холодильника.
   -Понятно. Где мы будем Ирину искать? - спросила Ксения Артемовна, наливая воду из чайника в чашку с пакетиком зеленого чая.
   -Не волнуйся. Ирина спряталась где-то, - сказала Тамара, открывая шкаф, где лежали пакетики с чипсами, орешками, пряниками, конфетами, вафлями.
   -Ирину найдем. А теперь у меня есть предложение: ты можешь пожить в этом доме, но ты будешь работать, - сказала Ксения Артемовна, показывая на пакет.
   -Добрая тетушка! Я - и работать! Ты лучше придумай, как откупиться от мужиков! Вчера их выгнала охрана дачного поселка. А в следующий раз что произойдет? - Тамара подала пакет пряников тетке, взяла себе пакет соленых орешков.
   -Тамара, что я могу придумать, я уже смерть изобразила, а ты проговорилась, что я живая, - недовольно проговорила Ксения Артемовна, вскрывая пакет с пряниками.
   -А шофер зачем? Пусть тебя защищает, - парировала Тамара, вскрывая банку.
   -Тогда пойдем другим путем: ты их вызови сюда, пока здесь нет Ирины. Попробуем устроить переговоры на высшем уровне, заключим с ними договор о ненападении, - проговорила Ксения Артемовна с чашечкой кофе в одной руке и пряником в другой.
   -Эти два мужика договоры не воспринимают, - возразила Тамара, щелкая соленые орешки из пакетика и запивая их пивом из банки.
   К ним подошел шофер в спортивном костюме.
   -Присаживайся, Кирилл. Чай. Кофе. У нас легкий завтрак, - проговорила Ксения Артемовна, доставая следующий пряник.
   -А мне пива не осталось? - спросил Кирилл, но, увидев покачивание головы Ксении Артемовны, добавил: - Уговорили, выпью кофе. У меня есть предложение по поводу вчерашних олухов.
   -Кирилл, а раньше где ты был? Где было твое предложение? - с раздражением спросила Ксения Артемовна, вставая на ноги, которые почти отошли от стресса и могли ходить.
   -Не хотите - не скажу, - обиделся Кирилл, положив пару ложек растворимого кофе в чашку и заливая горячей водой из чайника.
   -Кирилл, у тебя отличная фигура! Давай поженимся! - воскликнула на одном дыхание Тамара, чтобы не успели ее прервать. - Это у меня идея, а не у тебя! Если мы поженимся, то те двое от нас отцепятся, не будут они преследовать семейную пару. Я подслушала один их разговор. Ксения Артемовна, соглашайтесь на нашу свадьбу, сразу получите дополнительных наследников, а преследователи уйдут от Вас к другим!
   -Тамара, если все будет так, как ты говоришь, то я согласна, - приободрилась от идеи о свободе от преследователей Ксения Артемовна.
   -Меня женили! - с пафосом воскликнул Кирилл. - А я согласен, человеком буду, а не Вашим служащим, - и залпом выпил кофе из кружки, словно это пиво.
   -Кстати, мой багаж у ваших соседей, я ждала результата переговоров. Я за ним пойду, а ты, Кирилл, изобрази счастливого мужа, когда мы возьмем мои чемоданы.
   И она выскочила в дверь в джинсах и тонком свитере.
   Через минут пять Тамара появилась с сумкой, а за ней шел нагруженный большими сумками Кирилл.
   Ксения Артемовна величественно показала на второй этаж:
   -Тамара, весь второй этаж ваш, а если Ирина вернется, то мы придумаем выход из ситуации.
   Тамара хлопнула в ладоши и побежала по лестнице на второй этаж, за ней пошел Кирилл. Вскоре он вернулся, взял сумки и отнес их на второй этаж. К столу подошла домработница, посмотрела на чашки и стала их составлять на поднос и как-то незаметно вытерла стол. Ксения Артемовна осталась одна за столом. Она подумала, что с Тамарой ей жить проще, чем с Ириной.
  
   Кирилл имел собственную семью. В его округе дома стояли разнокалиберные, их высота зависела от времени возведения. Ближе к центральным дорогам дома были умеренно грязные. Чем дальше от дорог стояли дома, тем они были чище.
   Ирина не жила рядом с дорогой, ее дом находился в двух домах от дороги, то есть недалеко от дорожной магистрали. Она была городской жительницей и умела перемещаться в пространстве на всех видах городского транспорта.
   У Кирилла были мать, отец и бабушка неопределенного возраста. У них была трехкомнатная квартира в десятиэтажном доме из больших белых кирпичей. Они жили на последнем этаже, сверху над домом располагалась надстройка непонятно зачем, видимо, это задумка архитектора.
   Отец Кирилла, более известный как полковник Фен, был большим тружеником. Он сделал лестницу из своей квартиры на чердак. На огромном чердаке были видны трубы различного назначения. Минуя трубы, он возвел стены, выкрасил их снаружи в белый цвет и нагородил еще три комнаты. Конечно, при первой проверке их могли аннулировать, но до этого момента можно было пожить в нормальной обстановке, не утруждая семью своим частым присутствием. Теперь у семьи получилось шесть комнат. Это уже намного лучше, да еще плюс кухня.
   Короче, пять спальных комнат плюс одна общая комната, из которой лестница шла на чердачный этаж. В общей комнате поставили диван на троих, два кресла и длинный низкий стол. На стене повесили длинный плазменный экран телевизора. В стене между кухней и комнатой пробурили небольшое окно, по которому туда и сюда ходил сервированный стол, что позволяло есть в общей комнате и не усложнять своим присутствием обстановку на кухне. Готовили на кухне мама и бабушка Кирилла.
   Кирилл - молодой человек. Рост у него где-то 180 см. Плечи широкие, ноги длинные, глаза серые, волосы русые. Характер нордический. Младшие члены семьи во все времена считали, что они умнее старшего поколения, поэтому старшие вздрагивали от едких замечаний Кирилла. Но все по порядку. Кирилл учился в университете.
   Отец семейства - полковник Фен, ростом 178 см, плечи шире нижней части тела, руки натруженные, пальцы на руках крупные. Волосы зачесаны назад, длина волос не больше 6 см. Мать семейства - Зинаида Зиновьевна, ее рост 167см, возраст 40 лет. Бабушка была ростом 155см.
   Зинаиду Зиновьевну съедала тоска, сын вырос и развлекался сам по себе либо за счет ее нервов. Он слушал такую матерную музыку при своей внешней интеллигентности, что не только уши вяли, но и мозги усыхали. Музыка Кирилла звучала на полную мощность, одну и ту же песню он слушал по несколько раз и подпевал. Речитативные песни крутились под самодельные клипы и вызывали нервные спазмы.
   Зинаида Зиновьевна задумалась: а виновата ли в этом музыка? Модные ритмы со странной рифмой раздражали ее до бешенства. Она послала проклятье на экран с такой ненавистью, что Кирилл крикнул:
   -Не смей проклинать моих друзей!
   -Выключи! - выдавила из себя Зинаида Зиновьевна.
   Рядом бегали две собаки, создавая суету. Кобелю было два года, его будущей партнерше только два месяца. Эта красивая собачка задирала взрослого пса, и он не выдержал - ударил лапой по мордашке собачки.
   Зинаида достала остатки твердой колбасы, разрезала на две неравные части и отдала собакам за домашний цирк. Они успокоились, легли с двух сторон от нее и задремали.
   Полковник Фен в последнее время постоянно жил на даче и Зинаиде Зиновьевне не докучал, он ее вовсе не замечал. Мать полковника пасла его на даче вместе с козой и поила козьим молочком. Оставался дома Кирилл, но он так увлекся девушкой Ириной, что мать в упор не видел и ее к себе в комнату не пускал.
   В доме наступила временная тишина. Зинаида Зиновьевна включила телевизор в общей комнате и стала смотреть сериал, но просмотреть всю серию она не смогла. Ей захотелось пойти в обувной магазин и купить новые туфли. Для чего они ей нужны, она не знала, но захотела обновить обувь. Она переключила программу, в которой красили волосы, захотелось пойти и купить новую краску для волос. Она взяла и выключила плоский экран. Это было самое худшее состояние, сопровождающееся полной безысходностью.
   Взгляд ее упал на усохшие букеты цветов, выбрасывать их у нее не было желания. Она была пустая, без положительных эмоций. Она стала рассматривать обстановку вокруг себя, но что-либо делать ей не хотелось. Вдруг она ощутила зов бедняка. Он звал ее с того света. Возникло ощущение, что его душа в этой комнате. Это было ужасно! Дома не было никого! Была только зовущая душа умершего любимого человека. Да, она его любила! Со всеми его достоинствами и недостатками. Она знала секрет счастья: между удачными свиданиями обязательно должна была быть нейтральная полоса отчуждения. А теперь у нее была только эта полоса, но она не обещала приятной встречи.
   Руки у Зинаиды Зиновьевны мелко завибрировали. Она посмотрела на руки, внешне они были спокойны, а изнутри их трясло. Состояние нервного напряжения нарастало. Психоз готов был вырваться наружу, ей хотелось заголосить. И она завыла, протяжно и неистово, и резко прекратила вой.
   Зинаида Зиновьевна вышла на балкон, лето окутало ее теплом. Пролетел голубь. Мимо капнула вода с верхнего этажа. Она села в кресло, взяла отложенную книгу, стала читать.
   В дверь позвонили.
   Пришла Ирина с капельками слез в глазах.
   -Что случилось? - спросила Зинаида Зиновьевна.
   -Не знаю, я устала быть никем и нигде, - тихо пролепетала Ирина.
   -Проходи на балкон. Поговорим, - предложила Зинаида.
   Они сели в два кресла в окружении цветущей герани.
   -Зинаида Зиновьевна, а что говорить? Я живу у вас никем. Тетя Ксения сорвала меня с моей квартиры, а ваш Кирилл не дает в нее вернуться. Жить у тетушки я не могу, с ней живет двоюродная сестра с новым мужем. Я никому не нужна, - и Ирина заревела в полный голос, навзрыд.
   -Ирина, а какой сегодня день недели?
   -Вы про его плащ? Так это шутки Кирилла. Сильно придуманная ложь. Я все придумала. А я не умею постоянно выдумывать подвиги, чтобы ему было со мной интересно! Не могу! - и Ирина нервно всхлипнула. - Нет, его тщеславие границ не имеет! - вскрикнула Ирина.
   -Я верю тебе. Его отец тоже хочет от меня того, чего во мне нет и быть не может.
   -Но у вас есть сын! Вы привыкли друг к другу!
   -Если ты заметила, то полковник Фен живет постоянно на даче, там и развлекается. Он в отставке по возрасту, еще не наигрался и свободой не надышался.
   -Что мне делать? Я хочу быть собой. Мне надо уехать от вас. Я поеду в свою квартиру, давно я там не была, тетушка за квартиру платила, я дома почти год не была.
   -Что мне Кириллу сказать?
   -Что я улетела на остров в океане, это последняя наша шутка. У тети Ксении на самом деле есть нефтяная платформа в ста километрах от берега. Кстати, там сейчас находится Кирилл, я от него одна улетела на вертолете.
   -Ирина, заметь, ваша жизнь полна чудес и без фантазий. Не возражай мне. Хочешь уехать домой - уезжай.
   Ирина поднялась наверх, собрала вещи, помахала пальцами и вышла из квартиры. Зинаида Зиновьевна неожиданно для себя почувствовала легкость. Собаки проснулись и стали бегать мимо нее туда-сюда. Она улыбнулась себе любимой и приступила к уборке квартиры.
   В дачном поселке жизнь шла с местной скоростью. Полковник Фен зашел в дом бывшего изобретателя. Помещение, опутанное проводами, не вызывало ощущения жилого дома. Хозяина похоронили, его смерть была официально оформлена. С ним полковник Фен пошутил, но еще больше он пошутил над Зинаидой Зиновьевной. Она находилась в шоке, в подвешенном состоянии и от взаимной ревности на похороны бедняка изобретателя не приходила.
   Полковник Фен был зол на жену. Она выводила его из себя любовью к бедному изобретателю. Он и решил убрать бедняка с дороги. Он редко жил дома, пока служил в армии, вернувшись в дом, не мог найти себе места. А его место было элементарно занято. Устроил он обычную перестрелку у пруда, куда дачники особо не ходили. Женщинам он сказал, что изобретатель случайно погиб. Не нравилась ему такая ложь, но так получилось.
   Хотя изобретатель в принципе не мог быть бедным из-за богатого духовного мира. Чудовищная ложь стоила полковнику Фену денег, а теперь он бродил среди проводов в доме изобретателя и искал вчерашний день. Ему захотелось уехать далеко и надолго. В его душе не было ни любви, ни ревности.
   В своей комнате в дачном поселке страдал Кирилл, его съедала тоска от одиночества, ему было и скучно, и грустно. Он посмотрел на улицу. В памяти всплыло милое лицо Ирины. Вот кого он хотел видеть! А захочет ли она его увидеть? Ирина в этот момент повернула невольно голову к окну, в ее памяти возник облик Кирилла, ей интуитивно захотелось его увидеть.
   За дверью послышались крики и редкие выстрелы, она вся сжалась от невольного страха, потом оглянулась вокруг себя с мыслью спрятаться, но услышала приближающиеся шаги, мужские голоса. Кто-то тряс ее дверь. Ирине показалось, что эти голоса она уже слышала.
   -Ирина, дверь открой, все равно выломают, - громко сказала Тамара.
   Ирина последним взглядом окинула комнату, посмотрела наверх и увидела нечто похожее на люк. Раньше она думала, что это обрамление для светильников, расположенных в разных местах потолка.
   -Тамара, секунду подожди, халат наброшу! - крикнула Ирина и нажала на выключатель странной лампы.
   Мгновенно в потолке открылся люк, из него вывалилась лестница. Ирина полезла по лестнице на чердак и закрыла за собой люк, уже слыша, что дверь стали ломать. Она оказалась на весьма приличном чердаке, но ее теперь волновал вопрос личной безопасности. Она невольно вспомнила, где слышала эти голоса: в квартире тетушки, но легче от этого стало.
   С чердака надо было уходить. Она выглянула на улицу, открыв дверцы с чердака на крышу. Стоило ей показаться в открытом окне, как она попала в мужские руки. Крепкие мужские руки подхватили ее и перенесли по чердачному балкону в другую комнату. Ирина посмотрела на Кирилла.
   -Спасибо, Кирилл, что спас. Мне надо убежать подальше от этой дачи.
   -Не волнуйся, прорвемся, держись за меня и верь мне! Ирина, машина моя недалеко стоит. Я приехал на машине на дачу, а потом решил посмотреть на твои окна с чердачного балкона, но заметил твое испуганное лицо на крыше.
   -Отличное решение для моего спасения! - проговорила Ирина, подходя к знакомому форду. - Понимаешь, Кирилл, волшебный плащ действует только по четвергам, завтра ты бы уже не смог мне помочь.
   -Кому ты это говоришь? У тебя волшебный плащ! В нем используется непонятная энергия! Понимаешь, я пытался понять, что и как устроено в плаще, но он, как кокон, закрывается в ночь с четверга на пятницу. Вернешь мне плащ при случае.
   -Не объясняй, вероятно, ты владеешь одним из чудес света. А почему нет! - Ирина повеселела, но вдруг нахмурилась. - Кирилл, я боюсь несуразицы, которая последнее время со мной происходит. Боюсь возвращаться на дачу к тетке!
   -Нормальная реакция, поедем ко мне домой, на чердак. Я там один живу. Кстати, у плаща была сапфировая брошка, она управляла плащом. Ее следы потеряны.
   -До того, как ко мне стали стучаться в комнату, я слышала выстрелы, а до них я думала о тебе. Что касается брошки, я о ней слышала от своей мамы.
   -Ой, Ирина, а я о тебе думал. Но чтобы не попасть в суп к налетчикам, предлагаю тебе пожить у меня. Отец хорошо придумал комнаты на чердаке, над ним насмехались, а он сделал. Я не думаю, что у твоей мамы нужная мне сапфировая брошь, хотя с такой тетушкой, как у тебя, возможно все.
   -А полковник Фен сам, что ли, делал? Темнишь, Кирилл. Комнаты по кирпичику выложили солдаты, мне Зинаида Зиновьевна говорила.
   -Держи ее дома, всех продаст, - пробурчал Кирилл. - Ладно, так оно и было, мой отец - полковник Фен, вот он и использовал солдат в мирных целях, с пользой для себя и для общества.
   -А мой второй отец - декан факультета, и он перетянул меня в свой университет, и под его крылом учиться легко и приятно. И оценки у меня выше, чем раньше.
   -Если честно, то солдаты нам дачу построили и все пристройки. Хочешь, пойдем в пристройку, посмотришь, как солдаты умеют трудиться. И дачка не хуже, чем у твоей тетки, и заборчик каменный.
   -Все хорошо и без фантастики. Но как быть с моими преследователями? - спросила Ирина, снимая с себя обычный плащ, который они случайно наделили сказочными свойствами.
   -Так, идем в пристройку, - сказал Кирилл утвердительно.
   Они сидели и слушали новости.
   -Кирилл, знаешь, что меня волнует? Вот ты носишься с плащом, человек-паук - с паутиной, очень много летающих героев развелось и монстров, а потом люди из окон прыгают. Послушай, что в новостях говорят. Студенты из окон во время пожара прыгали.
   -А с пожара бегут туда, где дыма нет и огня. В этом месте пожарники не договорились с криминальными структурами. Обычные металлические лестницы с земли и до чердака. Пожарные лестницы. Но их часто используют не по назначению. А по поводу летающих пауков и птиц - так ведь надо сказку от жизни отличать.
   На пороге стояла Тамара и улыбалась, размахивая поясом.
   Вечером в комнату Ирины вошел Кирилл с комплектом великолепного постельного белья. Она боролась с желанием послать его куда подальше, потом у нее возникла мысль, что они равны! Кирилл и Ирина легли в прекрасную постель, укрылись одеялом. Он быстро понял, что легли они вдвоем, но еще быстрее понял, что ее в постели нет.
   Он откинул одеяло в пододеяльнике: на постели лежала синяя мантия, но без Ирины.
   Ирина вылетела из постели, оставив в ней халат, пролетев некоторое время невидимкой, она оказалась летящей в ступе по типу ракеты. Она лежала в странной кабине, обитой изнутри зеленым шелком, приборов никаких она не видела, но прекрасно ощущала полет. Ирина летела в неизвестном направлении, но теперь ее скорость была раз в сто больше, чем в ступе. Она летела недолго, но быстро, в чем она летела, она не понимала, но чувство страха отсутствовало.
   Ступа-ракета приземлилась на берегу моря. Ирина не успела ничего понять, как створки ракеты открылись. Она вышла на песок в комбинезоне. Ирина увидела странное плавательное судно. Людей рядом не было. Красный катер с закрытой палубой качался на волнах. Катер дал задний ход, в нем открылись двери. Ирина зашла внутрь красного катера. Двери за ней захлопнулись. Она села в единственное кресло.
   Катер полетел по волнам. Ирина увидела корабль, но катер пролетел дальше красной стрелой. В холодных волнах моря были видны две мужские головы, они держались руками каждый за свой мяч. Из катера выдвинулась платформа, матросы легли на нее и вместе с платформой были подняты выше волны и задвинулись внутрь катера.
   Ирина уловила, что ее катер спас двух человек, но как это получилось, она не осознала. Катер полетел к берегу. Два человека были доставлены на берег в сухой одежде. Ей дали на них посмотреть, чтобы она убедилась, что с людьми все нормально.
   Сильным потоком воздуха Ирину засосало в ракету-ступу с небольшой кабиной. Теперь она летела сидя, красные шторы с окон были сдвинуты, она наблюдала в окно полет сквозь облака и полет вне облаков в ясном небе. По контурам земли Ирина догадалась, что она находилась в районе Тихого океана, а теперь возвращалась домой, ракета зависла над крышей дома. Она сама вышла в открытый люк ракеты.
   На крыше, огороженной по контуру, стоял стол. За столом сидели Ксения Артемовна с Тамарой и Зинаида Зиновьевна. Одно место было пустое. Дамы улыбались, приветствуя Ирину. С чердака ленивой походкой вышел Кирилл:
   -Привет, Ирина! С почином тебя!
   Ирина посмотрела на всех и поняла, что это не ее место. В ее памяти вновь возник ее родной отец. Она быстро сбежала с крыши по лестнице и вернулась в настоящее, свое, родное, с другими человеческими ценностями.
  
  
  Глава 12
   Дело в том, что в истории первой половины 20 века мало юмора. И войны этого времени еще не превращены в старую русскую сказку. Две большие войны, в которых нет единого героя, вокруг которого можно раскручивать сказку о богатырях, но можно писать былины о героях.
   Первая мировая война была по принципу слов: воюют все страны! Это было ужасно. Воевали на четырех морях, во всех странах Европы. Стальные шлемы. Первые танки. Газовые атаки. Первые самолеты - этажерки. Что было! Ужас. Чем кончилось? Мужчины Европы и приближенных к ней стран воевали. Женщины служили сестрами милосердия. С отдаленных мест забирались лошади, продовольствие. Страны нищали.
   На фоне войны и тяжелого положения населения стала развиваться партия большевиков. Война стала питательной средой, на которой выросла коммунистическая партия. Война переросла в гражданскую войну внутри страны. Плохо было всем: и белым, и красным. А кто все это начал? Почти забыли. В памяти людей останется рождение новой техники: самолетов - разведчиков, первых танков. О технике говорить легче, чем о людских потерях.
   В памяти семьи Ирины осталось то, что первый муж ее бабушки Вари был участником первой мировой войны и домой он пришел раненым и больным, но от него родилась Ксения, или тетя Ксения.
   Альтернатива первой мировой войне. Вместо первой мировой войны объявили бы спортивную олимпиаду, о которой в то время забыли. В олимпиаде могли бы участвовать все страны, имеющие военную технику. Виды спорта должны были быть чисто военными. Например, гонки на танках по пересеченной местности. Полеты на первых самолетах. Гонки военных кораблей на скорость, на точность попадания...
   О, так это были бы просто военные учения, в которых могли участвовать цивилизованные страны. Да!
   А революция?
   Революции в сытых обществах не бывают. А если бы не было революции, не было бы и сплоченной партии большевиков. Кем бы работала партийная тетя Ксения? Инженером на заводе, естественно на военном заводе или заводе радиодеталей. Гражданская война родила народного героя гражданской войны, героя анекдотов и книги - великого и незабываемого Василия Ивановича Чапаева. И прожил он всего 32 года, а по анекдотам он старый человек и ему все Петька помогал по части женщин.
   Чем Василий Иванович близок Ирине?
   Ее дед был большевиком и был избран председателем колхоза, за что был избит прикладами на глазах у людей. Против большевиков выступали белоказаки. Оказалось, что Василий Иванович воевал против белоказаков в Медных горах! Сошлись биографии.
   А в чем альтернатива может помочь истории? Деда Ирины не избили бы, и он не умер бы в 1936 году. А Василий Иванович? Пусть бы его не ранили 5 сентября 1919 года на реке, тогда бы он возглавлял дивизию, имени своего имени, или бы не был народным героем.
   Вторая мировая война. Историю второй мировой войны многие знают наизусть. Чего не хватало великому Ефрейтору? Победы над всеми людьми континента. Да, Наполеон со временем стал сказочной личностью в истории. Что их объединяет? Наполеоновские планы захвата, блицкриг, шествие по Европе, нападение на Великую Россию, почти в одно и то же время года. Приближение к Москве столице.
   Альтернативная история второй мировой войны. Не было второй мировой войны! Атомные бомбы были бы запрещены при их разработке. Страна, расположенная на восточных островах не пострадала бы от атомной бомбардировки. Все были бы живы, все были бы заняты творческим процессом и обработкой полей и огородов.
   Сероглазая Ксения Артемовна родилась в сентябре 1907 года. Она росла в трудные для страны годы. Она была энергичной и способной девочкой, которая всегда хотела учиться в школе. Мать не разрешала ей учиться, но Ксения в школу ходила, училась хорошо, учительница ее любила. Она окончила 4 класса. С 13 лет она работала на железной дороге вместе с другими подростками. Они пропалывали железнодорожные пути и убирали вокруг рельсов, деньги она отдавала матери. Позже она работала на мельнице.
   В 16 лет Ксения уехала в промышленный город, где через райком комсомола устроилась на работу. С первой получки она купила платье и хромовые ботики, и так была рада покупкам, что и не передать словами.
   Ксения в 1920 году вступила в комсомол, а в 1928 году комсомольская ячейка передала ее в партию. Она была членом бюро комсомольской ячейки, и женским организатором. Комсомольцы ставили спектакли, и показывали их в деревнях. После спектаклей комсомольцы организовывали молодежные вечера с участием деревенской молодежи.
   На одном из вечеров Ксения познакомилась с учителем Сергеем Гавриловичем. Они полюбили друг друга. Через некоторое время Сергей Гаврилович приехал и сделал Ксении Артемовне предложение. Девушка не отказала, она его очень любила. Он был добрый человек, культурный и с хорошей душой. Своей маме дочь ничего о предложении Сергея Гавриловича не сказала. Ксения была комсомолкой, выполняла много общественной работы, - все это ее матери не нравилось.
   Мать считала ее непослушной дочкой. Она хотела отдать ее замуж за другого человека. Пришли сваты и выдали Ксению замуж. Счастья не было. Родилась дочь. Муж стал вести нетактичный образ жизни. Ксения решила от него уйти. Так началась ее жизнь матери одиночки, ей помогала ее мать.
   Сергей Гаврилович не женился два года после ее замужества, ждал с ней встречи, но встреча не состоялась. Женился он без любви, счастлив не был.
   Ксения вступила в партию большевиков.
   А куда еще вступать красивой и интересной девушке? Братья Ксении всю ВОВ были на этой войне. Она видела разрушенные дома Ленинграда, окопы под Москвой и землянки партизан в брянских лесах. Она была ранена в Кронштадте, где была комиссаром...
   Ксения Артемовна была выдвинута на работу в райком партии. Годы для страны были тяжелые: восстановление народного хозяйства, коллективизация. За свою жизнь она работала в райкоме, в парткоме, в политотделе МТС и в совхозе. Окончила она партийную школу. Работала там, куда ее партия посылала. Была исполнительна и аккуратна.
   Ксения следила за учебой младших братьев Миши и Ивана, и за первыми их шагами на работе. На работе о них хорошо отзывались. Ксения работала и училась в Ленинграде до войны, но братьев из виду не упускала, посылала им посылки и деньги на жизнь и одежду.
   В мирное время Ксения любила ездить в санаторий, расположенный на берегу моря, вероятно потому, что в войну она была комиссаром на флоте. Представьте на корабле комиссар - женщина. Ксения была ростом 165 сантиметров, с хорошей партийной подготовкой, что касается личных связей с моряками, они были исключены. Стрелять она умела из пистолета, который был всегда при ней.
   В городе - острове моряков она жила и работала за два года до войны. Ей приходилось присутствовать при первом погружении подводной лодки. Конструктор подводной лодки, Сергей Сергеевич, часто просил ее помочь достать что-нибудь необходимое для подводной лодки. Капитаном подлодки был назначен капитан с ее крейсера, где она была комиссаром, - это незримо связывало их всех троих. Женщину на подводную лодку комиссаром не брали. Капитан был тайной любовью комиссара.
   Ксении было немного за тридцать лет. Женщина с партийным стажем и карьерой, с неудачной семейной жизнью, ценила хорошее отношение капитана к ней. Конструктор Сергей Сергеевич ей просто нравился, и она ему помогала, как партийный работник. Подводная лодка встретила войну в плаванье, ей надо было вернуться в порт города-острова, и она вернулась. Команде корабля пришлось участвовать в наземных военных действиях, пока лодку ремонтировали после плавания. Ксения с капитаном встретилась раз, но в качестве медсестры. Ей пришлось стать медсестрой и пройти военные курсы подготовки.
   Комиссаром Ксения была на линии фронта, на любовь время не оставалось, время было на военные действия корабля, и военные действия моряков в прибрежных районах. В результате сильных боев моряков с противником, она была тяжело ранена, и ее отправили в блокадный Ленинград. Позже Ксению переправили по дороге жизни в Медные горы. Ее отправили лечиться в тыл.
   Семейная история Ирины, это история Ивана Артемовича сына Варвары Антоновны и Артема Ивановича.
   Первое свидание с девушкой...
   -Ваня, а ты меня любишь?
   -Дуня, очень.
   -А мы поженимся с тобой?
   -Подожди, Дуня, дай подумать, понимаешь, я не знаю, где мы будем жить с тобой...
   -А это разве имеет значение? Важно, что мы любим друг друга.
   Иван и Дуня стояли на берегу прозрачного озера, папоротник в тени деревьев медленно качал паутиной на листве. Городской парк города, расположенного в горах, принимал в свои лиственные сени влюбленных всех времен. Молодая пара в воскресный день гуляла по парку, качалась и каталась на всех качелях и каруселях, стреляла из ружья в тире. Им было хорошо, они были молоды и счастливы своей первой любовью.
   Иван работал на заводе, где его ценили за трудолюбие, у него была уверенность в своих силах и в своем будущем, и он спокойно платил за воскресные развлечения в парке. Дуня, молодая девушка, держала за руку Ивана и не отпускала даже на секунду. Все было прекрасно, они мечтали, они придумали, где им жить после свадьбы. Все изменилось через неделю.
   Война 1941 года докатилась до голубых, прозрачных озер. Иван продолжал работать, ему было в ту пору 19-20 лет, Дуне лет 18. Нет, они не поженились. Иван работал на тракторном заводе, который в некоторых своих цехах выпускал обычные танки. Цеха были разбросаны по городу, и не все знали, где и что делают на заводе. Иван - станочник от Бога, он сразу получил отсрочку от призыва на фронт. На фронт первым забрали его брата Михаила.
   Дружба Вани и Миши постоянно вызывала интерес и насмешки в семье.
   Если у Ивана мать спрашивала:
   -Иван, ты сейчас будешь кушать?
   -Я как Миша, он будет кушать, и я буду.
   Миша был старше Ивана на год. Однажды они решили поступить в один техникум, но Миша к этому времени уже окончил восемь классов, а Иван только семь. Естественно, Миша поступил, а Иван написал пример, посмотрел на него и сдал работу чистой, хотя в своем классе он преуспевал по математике, это и дало ему наглости идти с братом сдавать экзамены, а Миша все принял всерьез и не пошел без Ивана учиться. Оба пошли в ФЗО. Но в ФЗО успехи у Ивана были лучше, чем у Миши, и на заводе у Ивана детали получались на станке и качественнее, и быстрее.
   Иван без Миши чувствовал себя неуютно, совесть ему подсказывала, что он должен идти на фронт. Призыву в действующую армию Иван не подлежал и в свободное время встречался с Дуней. Дуня, как и завод, не хотела его отпускать на фронт.
   Серые глаза Ивана сверкнули сталью. Он сказал Дуне:
   -Я пойду на фронт добровольцем.
   -Иван, а как же я? Ты меня оставишь одну?
   -Дуня, я не могу сидеть в тылу, меня совесть съедает, ты меня можешь понять?
   -Могу, но не хочу, мне тебя не дождаться, я это чувствую.
   Иван прошел медкомиссию и добровольцем в возрасте 20 лет осенью 1941 года был отправлен на передовую. Новичком в освоении оружия он не был, по воскресеньям в мирное время Иван ходил в городской парк на голубых скалистых озерах и стрелял в тире. Стрелял он метко. Было такое мирное звание "Ворошиловский стрелок", он его честно заработал.
   Великолепное зрение позволяло молодому парню точить детали без брака и стрелять точно в цель. Военные лишения Иван переносил спокойно. В мирное время во время грозы он неизменно выходил на улицу и не уходил, пока гроза не кончится. Он любил ветер, любил снег, и все это ему досталось в полном объеме на фронте.
   В ста километрах от столицы его первый раз ранили в руку. Ранение не было тяжелым, по его мнению, и Иван остался в своей роте. Рана заживала. Бои под столицей становились с каждым днем серьезней. Мороз крепчал, а гроза из разрядов орудий почти не проходила. Ивана посылали в разведку за его необыкновенную выносливость в условиях холодной зимы 1941 года. Однажды, будучи в разведке, он видел страшную картину у деревни К., расположенной на подступах к столице. Большое количество замерзших трупов русских солдат были собраны в стога. Ужасное зрелище врезалось Ивану в память навсегда.
   В боях на подступах к столице его ранили в бедро, пуля в ноге застряла навсегда, ее не смогли достать, блуждающая пуля. Отверстие в ноге затянулось, пуля гуляла в мягких тканях выше колена. В полевом госпитале Иван стал писать стихи. Рана на левой руке повыше локтя, рана на ноге выше колена и стихи в голове о войне и любви к Дуне. Письма, написанные стихами, Иван отправлял Дуне. Одно письмо в стихах он отправил матери и сестре. Иван после лечения в походном госпитале опять попал на фронт. Война сменила направление главного удара.
   Иван - снайпер, служил в роте разведчиком и до конца войны его не задела больше ни одна пуля, а одной смертельной пули он избежал. Послали его в разведку через линию фронта, не было его в роте дня два. Ситуация на линии фронта за это время изменилась. Границу при возвращении из разведки он перешел в районе соседней роты. Ночью при переходе линии фронта он сполз в большую воронку и уснул. Ивана арестовали солдаты из соседней роты во время сна и обвинили в дезертирстве. Рота выполняла карательные функции. К стенке на расстрел выстроили своих и всех скопом обвинили в дезертирстве. Расстреливали по одному.
   Вдруг прозвучал душераздирающий крик:
   -Ванька же это, разведчик он наш!
   Это кричал друг Ивана из его роты. Горечь в душе разведчика осталась, как блуждающая пуля в ноге, до самой его естественной смерти.
   Иван со своей ротой дошел до города, который стоит, как остров в чужой стране. Некто решил, что четырех лет войны Ивану мало, и отправили его в страну, расположенную на восточной границе страны. Ехали 30 дней через всю страну. После военных действий на Востоке его отпустили в родной город на завод.
  
   После возвращения с фронта домой Иван обнаружил, что Дуня, девушка, которую он любил до войны и всю войну пронес в своем сердце, его не дождалась и вышла замуж за тыловика, но ему, фронтовику, повезло еще раз, он встретил Валю, повара из рабочей столовой, и они поженились. У Кати была сестра Аня. На этом же заводе в парткоме работала его сестра Ксения Артемовна. После ранения она уже не покидала свой город, если только на курорт.
   Однажды на завод с заказом для очередной подводной лодки приехал конструктор подводных лодок. К Ксении Артемовне в партком зашел Иван Артемович с Валей и сказал, что они собираются пожениться. В это же время туда заглянул и конструктор. Они познакомились. Конструктор на свадьбе познакомился с сестрой Вали, Аней и увез ее в Ленинград. Аня работала на своем заводе копировщицей, копировщицей она позже работала и в Ленинграде. Очень аккуратно она копировала чертежи на новую подводную лодку. Аня стала второй женой конструктора. От первой жены у него остался сын, его первая жена не пережила блокады.
   Первый сын Вали и Ивана умер рано, ему не было и года. Иван сильно переживал смерть сына. На заводе, работая в третью смену, он уснул в цехе на лавочке, его сильно продуло, результат - туберкулез. Израненный солдат был направлен в госпиталь. Иван лежал в госпитале в Крыму недалеко от Ласточкина гнезда. Операция у него была очень тяжелая, операцию ему делал хирург Вишневский. Ивану вырезали шесть ребер, заменили фторопластовыми ребрами и подлечили легкое, на том дело и кончилось.
   Иван вернулся из госпиталя вовремя. У него родилась дочка с высоким и умным лбом и серыми глазами в крапинку, Ирина. У Ивана глаза были серо-голубые в крапинку. Через два года родился сын Сергей с врожденным пороком сердца.
   Ивану дали инвалидность - инвалид 1 группы ВОВ, с годами он дошел до инвалида 3 группы ВОВ. Сразу после войны Иван Артемович работал на заводе, позже работал в артели инвалидов, где изготавливали из наборной пластмассы рамки и шкатулки. Изделия были разноцветные и чем-то напоминали самоцветы, но самоцветы были - пластмассовые!
   Иван - рост 170, волосы русые, прямые, глаза ясные и серые, тело все в шрамах и ранах. На одной руке нет двух пальцев. Был депутатом в родном городе. Его хобби - сад на Розе. Садовод он был отменный, яблони росли самые уникальные, и лучше всех были сланцевые яблони. Клубника давала огромные урожаи с весны до осени. Любимые газеты Ивана: "Советский спорт" и "Известия". Любимая команда - "Спартак". Любимая песня: "И снег, и ветер"... Любимая погода - гроза. Любимые папиросы - "Беломорканал".
   Иван Артемович любил детям читать сказки Пушкина, поэму "Руслан и Людмила" рассказывал по памяти, редко заглядывая в книгу. Книга сказок Пушкина - большая и желтая с тесненным рисунком на обложке и цветными картинками между сказками, постоянно читалась детям.
   Подчерк у Ивана был необыкновенно красивый и четкий, этим подчерком он подписывал в первых классах тетради детей, когда они сами уже читали, но еще мало писали. Интересно, что одежду и обувь покупал он. Иван Артемович работал станочником, но в последние годы жизни он работал столяром и плотником на деревообрабатывающем комбинате.
   Жизнь отца Ирины, Ивана Артемовича, закончилась в конце семидесятых годов 20 века. За молочными продуктами была очередь. Магазин "Дружба". Иван редко пользовался тем, что он инвалид ВОВ, но вдруг срочно потребовалась... сметана. Взял он стеклянную банку и спустился в магазин, жил он в этом доме на четвертом этаже лет восемь и сказал очереди:
   -Пропустите инвалида войны...
   На него закричали:
   -Какой инвалид, тебе и 30 нет!!!
   Что значит русоволосый сероглазый человек! Ему 57 лет, исшитый вдоль и поперек, а ему дали 30 лет! Волосы русые, глаза серые, седины - мало. Он поднялся на четвертый этаж дома, на первом этаже которого и был магазин "Дружба", и слег. У него сильно заболело в горле. Саркома - сказали родным. Долго искали, что это такое... Рак опустился ниже и занял легкое под фторопластовыми ребрами.
   Ивану сделала укол врач из скорой помощи, и он умер за год до Олимпиады в Столице. Жаркий летний день. Ивана по блату, как говорилось в те времена, в больнице работала его сестра, положили в морозильную камеру после смерти и вскрытия.
   Ирина ехала поездом трое суток из Столицы в Степной город, когда ее отец Иван умер. Поезд остановился на вокзале, она вышла из вагона, а ей навстречу уже бежала группа родственников в черных повязках.
   С вокзала Ирину повели в железнодорожную больницу, где отец лежал в морозильной камере, больница находилась рядом с вокзалом. Отец Иван лежал как король, спокойно и важно. Все морщинки стянул лед, и выглядел он хорошо и покойно. В день похорон гроб поставили в тени деревьев у дома "Дружба". Народу пришло очень много, одних больших венков было штук десять, они стояли прислоненные к деревьям.
   Валентина Алексеевна, сидела рядом с гробом и постоянно трупу Ивана Артемовича обтирала лицо, он таял. День был жаркий, 27 градусов в тени. Хоронили Ивана Артемовича на кладбище, но так, как и королей не хоронят. Ребята из его бригады ДОКА заставили вырыть могилу больше. В могилу был установлен деревянный постамент. Гроб опускали не в землю, а на деревянные подземные покои. Не забывайте, Иван работал со столярами и плотниками! Ребята и гроб сами делали! И по кладбищу большому его несли на руках столяры и плотники!
   Мать утверждала, что в шесть часов утра, за сутки до приезда дочери, Ивану стало очень плохо. У него уже несколько дней стоял желудок, рак из саркомы горла перешел в рак легкого и уже опустился в желудок. После укола врача в организме Ивана произошло расслабление, которое он себе умом своим не позволял. Из него со всех сторон вышли шлаки из организма, и Иван сказал последнюю фразу:
   -Ну, Валя, похоже все.
   И умер.
   Ирина:
   -Мама, отцу поставили диагноз: рак желудка, болел он два года, а раньше у него была язва желудка. Почему его уколом послали на тот свет?
   -Ирина, надо найти бригаду врачей, которая ему поставила последний в его жизни укол, ведь когда вызываешь врача к раковому больному, при вызове врача называешь код болезни, врач знала, к кому ехала. Врач была кареглазая, черноволосая, с миндалевидными глазами.
   -Мама, нам не найти врача.
   Ирина исправно ознакомилась с бригадами скорой помощи, но женщину, похожую на описание матери, найти не могла. Возможно, она заменяла кого-то или работала внештатно в скорой помощи, потом она подумала о совпадении укола с ее приездом. Могло ли это быть причиной смерти Ивана, мог кто-нибудь ускорить его кончину, чтобы дочь не видела больного раком в последней стадии? Врач скорой помощи эту информацию от Валентины Алексеевны услышала в первую очередь.
   Могла врач заменить укол от дополнительной информации? Что произошло с Иваном от укола? Он расслабился и умер. Он не хотел больным и немощным оставаться в памяти своей дочери. А если совпало его желание с действием укола? Ивана уже ничего не удерживало в этой жизни, значит, внутреннего его сопротивления действию укола не было.
   -Мама, в этом случае виновных нет, я уже была в онкологической больнице, могу сказать, что отца лечили лучше, чем многих, к нему все хорошо относились в больнице, он и так при всем букете раковых заболеваний прожил достаточно долго - два года с момента заболевания. В больнице считают, что врач скорой помощи невиновна.
   Валентина Алексеевна, мать Ирины, родилась в глубинке Уральских гор. Во время ВОВ ее отец на трехтонке перевез ее и ее братьев из деревни в город. Во дворе швейной фабрики, расположенной на улице Чкалова, в маленьком домике жила семья Вали. У Вали, до того как она заболела тифом и ее обстригли наголо, была огромная темно-русая коса. Во время ВОВ Ира решила пойти учиться на медсестру.
   Во время набора студентов ее пригласил директор училища принести ему обед в кабинет. Валя принесла - манную кашу с селедкой! Директор так был потрясен таким сочетанием продуктов, что сказал:
   -Валя, вам надо идти на повара учиться, а не на медсестру.
   Так в Малахитовых горах одним поваром стало больше. Валя работал а и в заводских столовых, и в ресторане "Южный Малахит". В заводской столовой Ира познакомилась с Иваном. Рост у Вали 152 см. Миниатюрная девушка с большой темно-русой косой.
   Лет через десять после освоения целины рабочий Иван увез Валю в Степной город, где она работала и в заводских столовых, и в ресторане. У Реки два берега - один крутой, другой пологий. Валя была хорошей женой, криков и ссор дома между Иваном и Валей не было. А это все очень непросто. Иван - фронтовик, инвалид, нервы еще те. Пулю из ноги у него так до самой смерти и не вытащили.
   Валя твердила всегда одно:
   -Иван. Иван...
  
   Валя всегда работала в общепите, а в общепите что главное? Чтобы не было недостачи. Работая поваром-бригадиром, она собирала своих девчонок, как называла она поварят, и говорила им:
   -Девочки, ваша подружка утащила батон колбасы, если хотите работать, то этого делать нельзя.
   Однажды Валя сменила работу, и новая бригада ее подставила. Кате повесили крупную недостачу. Домой пришла комиссия с проверкой. В доме у Вали роскоши близко не было, все очень просто, а недостачу выплачивал муж - Иван. Он работал столяром и по тем временам получал много -300 руб., в то время Ирина в Столице получала - 120 руб. Так что менять работу в общепите - дело серьезное.
   Валя всегда жила с матерью Ивана - бабой Варей. Баба Варя с Валей прожила до 90 лет! Это великое свойство Валентины Алексеевны - хорошо относиться к членам своей семье, даже если это свекровь. Она мыла ее, стригла ногти, кормила, когда та уже есть сама не могла. Надо отдать должное бабе Варе, она много не просила и еще за полгода до смерти мыла посуду и собирала мусор с пола, его на вишневом паласе хорошо было видно. Иван болел раком два года. Валя выносила все его проблемы до самой его смерти.
   После смерти Ивана соседки решили Валентину посватать за хорошего человека - Ивана Ивановича, который недавно потерял жену и жил один, дети не в счет, они были уже все взрослые. Трехкомнатная квартира Кати находилась в одном подъезде, трехкомнатная квартира Ивана Ивановича в другом подъезде. Квартиры располагались на одном этаже через стенку. Казалось, проруби дверь - и богачи! Не тут-то было! Дети подали свой голос против объединения квартир. Иван Иванович был большим железнодорожным начальником и перед пенсией решил подработать в Восточной стране.
   Вот она связь времен! Валя кареглазая, темноволосая, с тех самых Медных гор, явно люди Кареглазого хана ее предков не обошли своим вниманием, через шесть веков потянуло ее в Восточную страну. Валя с Иваном Ивановичем прожила в той стране два года, и климат ей не мешал, она его хорошо переносила.
   Валя помолодела. Жить с Иваном Ивановичем ей было легко, он тащил финансовые нагрузки, он переодел Валю с ног до головы, еще и детям ее досталось! Ей впервые в жизни дарили золото!
   Валентина Алексеевна развелась с Иваном Ивановичем после возвращения из страны на Восточной границе. Прожила еще она одна лет пятнадцать. Перед смертью, когда она заболела раком мозга, к ней вернулся Иван Иванович и целый год за ней ухаживал, а Ирине сказали, что у матери - катаракта, поэтому Валентина Алексеевна плохо видит. Под этим предлогом она оказалась в Столице, мол, катаракту там хорошо лечат.
   Мать у Ирины прожила месяц, с каждым днем ей было все хуже.
   Ирина спросила маму:
   -Мама, почему ты развелась с Иваном Ивановичем?
   И мать ей ответила:
   -Мне было стыдно жить хорошо. А ты кто?
   Мать уже не узнавала ее.
   Устроить в столичную больницу жительницу соседнего государства оказалось непросто, официальное разрешение на медицинское обслуживание Валентина Алексеевна получила через полгода после смерти. За четыре дня до смерти ее положили в городскую больницу. Каждый шаг надо было покрывать наличными деньгами. За день до смерти Валентины Алексеевны врачи сказали, что у нее двойной рак и операции она не подлежит. Ира лежала спокойно и посапывала. Такой спокойной ее в последний раз Ирина и увидела. Ира, Валентина Алексеевна, умерла в 72 года, не приходя в себя, она постоянно была подключена к капельнице.
   Кто бы знал, как расстроился Иван Иванович! Он стал звонить Ирине постоянно! Он не верил в смерть Валентины Алексеевны! Каждое перемещение ее и после смерти покрывалось справками и деньгами. Похоронили ее нормально на кладбище без крематория. Иван Иванович звонил и переживал, что Валю сожгут. Нет, ее похоронили в гробу. Все поминки по ней большей частью проходили там, где она жила. Народ рыдал в трубку по междугороднему телефону.
   Михаил Артемович, брат Ивана Артемовича, с фронта вернулся домой больным и женился на женщине Любе с ребенком Анатолием. Толю он усыновил, и парень стал Анатолием Михайловичем и всегда считал отчима за отца.
  
  
  Глава 13
   Отец Ирины любил одни цветы - тигровые лилии. На дачном участке отца, Ивана Артемовича, из года в год на одном месте по одной прямой линии росли тигровые лилии. Остальные цветы на их фоне изображали массовку. Тигровые лилии на высоких устойчивых ножках распускали свои желто-оранжевые лепестки с темными точками, но главное - тычинки, пестики внутри цветка. На ножках внутри цветка были расположены темно-коричневые, 15-миллиметровые полоски, обладающие свойством - мазать носы.
   Мама Ирины, Валентина Алексеевна, после смерти мужа оставила тигровые лилии на том же святом для них месте. Однажды Ирина приехала на дачу, а там все было не на месте: дверь сорвана с петель, вещи из домика вынесены и в виде узла лежали в кустах смородины.
   Валентина Алексеевна давно пришла к мнению, что на даче дверь лучше не закрывать на замок, она сделала крючок из проволоки и просто закрывала дверь от ветра, а от людей лучше не закрывать дачную дверь. На даче никто не ночевал, сюда приезжали на световой водный день. Воду давали три раза в неделю, три раза в неделю на дачах было много людей, в остальные дни здесь хозяйничали неизвестные люди.
   Соседи с соседнего участка постоянно просили Валентину Алексеевну продать им участок для разведения цветов. После смерти Ивана Артемовича просьбы стали более настойчивые, и соседи из добрых соседей стали превращаться в соседей-врагов. На участке, в метре от соседского участка, была сделана артезианская скважина, подкачав насос, можно было получить холодную и приятную воду с большой глубины. Соседи пользовались водой из колодца.
   Годы шли, и хозяйкой дачи была уже одна мать Ирины, больше родственников рядом с ней не было, а Ирина жила совсем в другой области. Пожилая незащищенная женщина с каждым днем все с большей опаской приезжала на свою дачу. Дача ее кормила. Здесь росли кусты малины, крыжовника, смородины. Было два дерева груши, восемь яблонь, сливы. Вдоль забора всегда рос горох и бобы, на солнечных местах постоянно спела клубника. Плодовый оазис с великолепной землей, которая появилась на месте песка за долгие годы труда Ивана Артемовича, трудно было продать добровольно.
   Соседи уже много раз посчитали, какой доход можно получать от продажи цветов с участка Валентины Алексеевны, эти расчеты им спать не давали. У соседей участок был менее ухожен, руки у них был не те, да и умения не хватало для больших урожаев, а зависти было хоть отбавляй. Валентину Алексеевну стали пугать на даче и делать вид, что на ней кто-то без нее бывает. Ее решили заставить продать земельный участок вместе с домиком и деревьями.
   Ирина вспомнила, как пил ее отец, большой любитель тигровых лилий. На кухне размером в пять квадратных метров стол для приема пищи совмещал в себе функции тумбочки, в нем стояли сыпучие продукты в пластмассовых банках. Справа от стола на полу почти всегда стояла бутылка красного вина. Иван Артемович после трудовых подвигов на даче приезжал домой и с устатку принимал сто грамм красного вина, после этого у него была любимая фраза: "А я пойду..." Красное вино приглушало боль в мышцах после физической работы на даче.
   Валентина Алексеевна с болью в голове боролась иначе: она пила таблетки, они у нее всегда и везде были при себе. Иногда, чтобы не пить таблетки, она затягивала голову маленьким шерстяным платком. Это была ее болезнь номер один, болезнью номер два была боль в натруженных ногах, от этой боли лечение одно - лечь и заснуть.
   До дачи с тигровыми лилиями можно было доехать на автобусе, который шел в аэропорт. От автобуса до дачи надо было пройти с километр или чуть меньше. Можно взять такси, но эта роскошь возможна в том случае, если едет на дачу несколько человек. Деньги на машину для своего сына, пока он был в армии, Иван Артемович и Валентина Алексеевна накопили, но вряд ли он их до дачи больше пяти раз довез, лучше бы они на такси ездили, чем собирали деньги сыну Сергею на машину.
   Валентина Алексеевна работала лет с 14 и до 70 лет с перерывами на отпуска, а сын Сергей нашел себе жену, которая, выйдя за него замуж, на работу больше не ходила. Машина им нужна была для того, чтобы возить Милу на развлекательные мероприятия, к которым она готовилась, пока Сергей был на работе.
   Родители на свадьбу сына подарили красивый спальный гарнитур. Вот Мила и лежала на новой кровати. Покидать квартиру до слов: "Машина подана для развлечений" - она не собиралась. Иван Артемович не мог понять такое поведение невестки. Детей заводить молодые не собирались или не могли. Иногда Сергей возил Милу на дачу, но и там она умудрялась вести ленивый образ жизни, даже загорать на пляже ей было лень. Она сохраняла красивую фигуру, и особой заботой пользовалось ее весьма интересное лицо. Через лет пять молодые разбежались. Убежала Мила, прихватив новую мебель из квартиры. Все были на работе, она к дому подогнала грузовую машину, и грузчики по ее команде вынесли мебель из квартиры.
   Когда вечером народ вернулся с работы, дом был пуст от новой мебели. Мила сказала, что это плата Сергея за ее жизнь с ним. Мила все перевезла к своей матери, которая ей не перечила.
   Ирине эту историю рассказали, когда она приехала к родителям в очередной отпуск. Ирина с Милой были в гостях у ее сестры в прежний свой приезд. Представьте центральную улицу обычного города с пешеходными переходами, на которых нет светофоров. Когда Ирина с Милой подходили к пешеходному переходу, все машины на двух встречных дорогах мгновенно останавливались и ждали с наслаждением, когда две молодые дамы дорогу перейдут. Женщины до тридцати, с хорошими ногами, в туфлях на высоких каблуках, в узких и коротких юбках на стройных фигурах действуют на водителей как тормоз, они застывают и просто смотрят... Понятно, что такое правило движения.
   Сестра Милы была замужем за летчиком. Пока летчик летал, его жена не работала, сидела с ребенком дома, после того как летчик погиб на задании, молодой его жене назначили пенсию, но на двоих ее мало было. Она стала работать. Мила пошла частично по ее дороге, пока была замужем за Сергеем, не работала, когда ушла от него, то вышла на работу.
   Сергей, брат Ирины, после ухода Милы стал пить больше, машина ему пользы не приносила. На улицах одно время везде и по всем городам стояли киоски с винно-водочными изделиями. Серега после работы купил себе в таком киоске бутылку водки, сел дома в кресле, выпил под закуску Валентины Алексеевны и умер.
   Но пред смертью за два года он познакомился со второй своей женой, гражданской. Их познакомили общие друзья. Она его и хоронила. После этого Валентина Алексеевна осталась совсем одна в большой квартире, которая очень нравилась братьям гражданской жены ее сына, но об этом лучше не вспоминать.
   Ездила Ирина к маме на кладбище, судя по всему, мать на нее обижена. Лежит дома Ирина и мучается от боли. Пасха в разгаре, а ей плохо. Потом совершенно неожиданно в голове пронеслась мысль: надо ехать к маме на кладбище. Вскочила, стала одеваться, домашним говорит, что поехала на кладбище, от обеда отказалась. Подошел автобус, и она доехала до кладбища. Надо сказать, что автобусы шли по кругу, и во всех сидели люди. Новое кладбище не далеко от деревни. Напротив памятника воинам садишься на автобус и едешь.
   У мамы на гранитном памятнике выбит ее портрет в возрасте 48 лет, а под ним выбита ветка березы, она сама так хотела, чтобы не гвоздика, а березка. Протерла Ирина памятник, собрала старые венки, поставила новый веночек, подняла голову: лица на памятнике нет! Темное пятно. Во второй момент она поняла, что портрет еще мокрый, но мгновенный ужас уже прошел по организму. Она посмотрела на землю и поняла, что ей надо добавить хорошей земли. Рядом с церковью купила пакет земли. Мама улыбнулась. На портрете.
   Появилось время на мысль о даче Валентины Алексеевны с тигровыми лилиями. Продала она дачу своим соседям по даче, их участок был за ее домиком, со стороны артезианского колодца на даче. Денег у соседей, естественно, оказалось мало, и они выплатили часть суммы и забыли про ее существование, если Валентина Алексеевна напоминала о себе, и о долге соседей, то с ней происходила неприятность или несчастный случай. Самый существенный случай произошел, когда она переходила трамвайный путь, напротив своих окон квартиры, ее толкнули на трамвайные рельсы, она на них упала затылком, так ей заплатили свой долг соседи по даче с тигровыми лилиями.
   После падения на рельсы, зрение у Валентины Алексеевны стало резко падать. Еще у нее осталась большая квартира в доме из больших белых кирпичей. Иногда к ней заходила гражданская жена ее сына Сергея, которого к тому времени в живых уже не было.
   Крайней осталась сама Валентина Алексеевна. Братья гражданской жены Сергея давили на все клавиши, чтобы ускорить кончину его мамы. Ирина с юности от мамы жила далеко и не знала всех событий до поры, до времени. По завещанию квартира должна была перейти к Ирине, но она чувствовала, что лучше ей этой квартиры не касаться.
   Были родственники, которые предлагали заплатить часть денег за квартиру еще при жизни Валентины Алексеевны, чтобы она перешла им постепенно, но гражданская жена Сергея была ближе к хозяйке квартиры и ее во время останавливала.
   Однажды у Ирины раздался междугородний звонок. Звонила Валентина Алексеевна, сказала, что ей надо срочно приехать к ней. Билет ей купила гражданская жена Сергея, ехала она в вагоне с ее братьями, один из них работал проводником. Приехала она в столицу на сутки раньше назначенного срока прибытия, когда Валентина Алексеевна выходила из вагона, ее кто-то толкнул, и она опять упала затылком, но теперь о нижнюю ступеньку лестницы из вагона.
   У Ирины раздался звонок врача с вокзала, ей сказали, что ее мама на вокзале и ее отправляют в больницу, ждать прибытие родственников не будут, ситуация очень сложная. Вскоре раздался телефонный звонок из больницы, Ирине перечислили болезни ее матери, и то, что она в очень тяжелом состоянии.
   После смерти матери, через полгода, увеличилось число звонков от гражданской жены Сергея, она требовала от Ирины доверенность на квартиру. В результате какого-то оформленья и переоформлений бумаг, квартира перешла в собственность гражданской жены Сергея.
  
   Феофан смотрел на небо с голубоватыми прожилками между перистыми облаками и придумывал новую идею, которая была далека от благородства. Ему нужна была слава для материального обеспечения.
   Только людская молва могла принести ему имя и известность. Слава и известность, хотя чем эти два понятия друг от друга отличаются?
   Почти ничем. Добыть себе имя он мог только после того, как его покажут на всех телевизионных экранах. Второй вариант - ему надо сделать видео и раскрутить удачно распутанное дело, которое он раскроет лучше сыщиков.
   От сложной задачи Феофан ощущал тупость в висках; не найдя решения, он вышел на улицу и побрел в сторону центральной части города.
   Он увидел свадебные машины, которые остановились практически перед ним. Он с любопытством взирал на красивую невесту. Она его так поразила своими безупречными линиями фигуры, что он потерял ощущение времени.
   Невеста покрутилась у памятника, рядом с которым они находились. Ее сняли на фото и видеокамеру. Феофан тоже успел щелкнуть своим телефоном и получить удачный снимок девушки в белом платье и ее матери, которую мысленно назвал "мадам Фифа", а это оказалась тетка Люба при параде.
   Жениха рядом с невестой не было, из этого Феофан сделал вывод, что невеста едет на регистрацию брака. В его голове щелкнула мысль, что это именно то, что ему нужно, и записал номера машин. Феофан выяснил адрес невесты по имени Арина и через пару дней уже разговаривал с ее матерью во дворе их дома. Он завел разговор об экстрасенсах, и мадам поддержала эту тему.
   Они обсудили телевизионные программы, из чего Феофан сделал вывод, что мадам Люба не прочь засветиться на экране. Дома он набрал на мониторе нужный вокзал, посмотрел на расписание поездов, купил через виртуальную кассу два билета. Дальнейшие его действия никто не мог проследить.
   Мадам Люба, то есть мать невесты, сидела дома в полном одиночестве и смотрела телевизор. Ее отдых прервал звонок зятя, он жаловался на отсутствие молодой жены и спрашивал у тещи, не у нее ли дочь?
   Мадам Люба заволновалась, зная, что ее дочь Арина - девушка пунктуальная, честная и не могла она просто так кинуть молодого мужа. Они обсудили этот животрепещущий вопрос, выяснили, кто и что знал из них на эту тему, и ни к чему не пришли.
   В голове мадам Любы возник образ мужчины, с которым она разговаривала об экстрасенсах. Она вспомнила про его визитку, на которой было написано "Экстрасенс Феофан". Зять подал заявление в отделение по розыску граждан, где на него подозрительно посмотрели, словно обвиняя его в том, чего он не делал.
   Ему их подозрения не понравились, и он поддержал мысль тещи обратиться к господину Феофану, но телефон экстрасенса оказался вне зоны доступа.
   В отделения по розыску граждан пришел журналист. Ему и сказали, что пропала некая невеста Арина, не успевшая стать женой.
   Журналист предложил сотрудникам отдела поработать с экстрасенсом для поиска девушки и дал им визитку Феофана. Господин Феофан, изменив внешность, познакомился с невестой Ариной до этого ажиотажа. Он представился ей режиссером передачи об аномальных явлениях и предложил поучаствовать в съемках всего несколько минут и за большие деньги. Она из любопытства согласилась, поскольку от природы была любознательной особой. С собой она взяла пляжный набор одежды, как он и потребовал.
   Через некоторое время по телевизору показывали программу, в которой господин Феофан помогал сотрудникам отделения по розыску граждан разыскивать пропавшую невесту. Он уверенно показал на карте соседней области место, где она находится.
   Мадам Люба смотрела передачу по телевизору с мокрыми от слез глазами и не могла понять, что ее дочь могла делать в соседней области. В дверь позвонили - это пришел возмущенный зять, который тоже смотрел эту передачу. Его лишили права покидать город, и он не мог поехать туда, куда всех посылал экстрасенс Феофан.
   Но передача шла дальше. Теща и зять затихли в креслах, взирая на экран. На место, указанное экстрасенсом Феофаном на карте, выехали два сотрудника из отдела по розыску пропавших людей, журналист и сам Феофан. Зрителям оставалось смотреть передачу. К поиску невесты подключили добровольцев. Целая толпа людей рассеялась по лесу в поисках.
   Феофан первым нашел холмик и стал его раскапывать. Вокруг него собрались люди. Камера снимала, как разрывают землю, находят нечто, завернутое в целлофан.
   Зять завопил:
   -Это не Арина!
   Мадам Люба рыдала. В дверь звонили. Зять открыл дверь. Его арестовали по подозрению в жестоком убийстве невесты. Мадам Люба онемела. Передача по телевизору окончилась. Она не шевелилась. Она впала в оцепенение, не поверив в то, что произошло.
   Эту передачу смотрела и Ирина. Вопреки всему она почувствовала страшный и несправедливый обман. Она подумала, что невеста Арина - живая. И ее молодой муж преступления не совершал. В ее мозгу всплыло лицо экстрасенса Феофана. Его взгляд доверия не вызывал. Было в его лице нечто хищное и самодовольное.
   Она погладила собаку, прижавшуюся к ее ноге.
   -Поехали, Чипа!
   Пес тихо залаял ей в ответ.
   Ирина зашла к матери Арины, взяла у нее платочек Арины и поехала на вокзал. Купила два билета на себя и собаку.
   Кассир воскликнула:
   -Все туда поехали! Знаете, а ведь этот экстрасенс Феофан, которого по телевизору показывали, тоже туда ездил, и уже два раза!
   Ирина не удивилась, а погладила собаку по голове. Они доехали до населенного пункта, о котором говорили по телевизору. Поселок шумел от новостей и гостей, наехавших сюда после передачи. Нашлись люди, которые довели Ирину до ямы, из которой выкопали нечто, завернутое в полиэтилен.
   Чипа молчал, он брезгливо морщился и покачивал головой. Ирина поняла, что здесь ничего для них страшного не было. Неожиданно пес покрутил головой и побежал в сторону леса. Она бросилась за ним. Ирина с собакой прошли метров двести по лесу и остановились перед забором из жердей, за которым ходили лоси. Один лось ел, выдирая пищу из-под пляжного платка невесты Арины.
   Ирина от увиденного зрелища вся встрепенулась, сердце ее сжалось от боли. Пес залаял на лосей. Они ощетинились на него рогами. Ирина залезла к лосям, протиснувшись между жердями в заборе, - в ней было столько агрессии, что лось невольно уступил ей дорогу к кормушке.
   Она тронула рукой платок Арины, потом попыталась его снять с соломы, которую он обертывал, но у нее ничего не получилось. Она посмотрела на пса, но он уже бежал в лес. Она последовала за ним. Издалека Ирина увидела силуэт девушки, привязанной к дереву. Пес лаял рядом. Ирина даже не удивилась, что это был манекен в купальнике невесты.
   Чипа продолжал лаять и смотреть вверх на дерево. Ирина подняла голову и увидела пляжную сумку, которая явно была пуста. Пес опять подождал, пока Ирина снимет с ветки сумку, и бросился бежать дальше в лес. Он остановился у шалаша, расположенного в ветвях двух дубов. Пес больше не лаял, он скулил.
   Ирина по лестнице добралась до входа в шалаш и посмотрела внутрь. Ничего страшного она не увидела. Невеста Арина спала на боку в свадебном платье, укрытая фатой. Ирина легонько пошевелила девушку, но та не реагировала на руки Ирины. Тело ее было теплым под грязной фатой. Усталость проступила на лице спящей девушки.
   Неожиданно она села:
   -Ой! - воскликнула она с таким отчаянием в голосе, что пес залаял.
   -Арина! - выдохнула Ирина. - Что произошло с тобой?
   -Лох я обыкновенный. Я подумала, что мне заплатят за съемки, обещанные неким господином Феофаном. Да вот ни с чем и осталась.
   -Хорошо, что живая, - сказала Ирина, у нее не было сил рассказывать, в какую историю Арина попала.
   Девушки спустились на землю.
   Для себя Ирина из этой истории поняла, что экстрасенс Феофан - обычный авантюрист, который может быть двуликим и не поможет ей найти черный шар жизни.
   Везти сразу домой грязную невесту, которую знает теперь вся страна, она не решилась. Поэтому сняла номер в дорожном отеле. У невесты в огромной пляжной сумке оказались легкие босоножки и тонкое платье из полосок ткани. Она и надела сей незамысловатый комплект.
   Ирина терзалась сомнениями, как на работе шефу объяснить свое отсутствие. Решение пришло неожиданное: надо поездку превратить в командировку, то есть сделать нечто полезное для фирмы. И она решила посмотреть на новые виды ламп, к которым ее фирма имела косвенное отношение. Она направилась в магазин, оставив невесту с собакой. Вскоре они вернулись домой.
   "Сквозь темные очки мир смотрится добрее, серое небо приобретает веселый оттенок, и жизнь катится, несмотря на состояние здоровья, настроение и прочие факторы индивидуального существования. Белая страница не кажется белой и не ест глаза своей яркой правдой, а всякую правду и надо рассматривать сквозь темные очки.
   А заглядывать в любимое прошлое лучше через темные стекла существования, что-то приукрасив, а что-то и оголив за давностью лет. Но первую половину двадцатого века трудно рассматривать даже через очень темные очки времени: как ни описывай этот период, а все словно наговариваешь, даже если и приукрашиваешь события тех лет", - так думала Ирина, привычно идя знакомой асфальтированной тропой через лес...
  
  
  Глава 14
   В огороде стояли два соломенных чучела, которые Феофан сам набивал соломой и украшал старой одеждой. Когда он злился на кого-нибудь, то подходил к чучелам и бил их ножами. Дед, увидев очередной разорванный наряд чучела, ругал мальчика, но безрезультатно, его неизменным развлечением оставались чучела в огороде.
   Когда Феофан освоил нападение на одно чучело и мог нанести удар в обведенную углем точку, ему захотелось большего. Он поставил два чучела на крепкие колья так, словно стояли два человека и разговаривали. Теперь его задача резко усложнилась: он не нападал на чучела, он к ним подходил так, словно хотел с ними поговорить. Он некоторое время стоял против соломенных идолов, потом резко наносил два удара двумя ножами в обведенные точки.
   Деда пугало затяжное развлечение мальчика, он пытался научить его полезным навыкам. Если дело было осенью, то дед приглашал внука помочь порубить капусту. На столе шинковали вилки капусты и морковь, потом обильно солили эту овощную смесь крупной солью и уминали руками до тех пор, пока капуста не давала сок. Комок соленой капусты с морковью бросали в кадку, и так происходило до тех пор, пока кадка не наполнялась капустой. Но Феофан неизменно вонзал двойным ударом два ножа в целый вилок капусты в намеченную точку, чем выводил деда из себя.
   Солнце пробивалось сквозь облака. Кленовые листья наливались красками. На одном клене было до трех ярких цветов: зеленый, желтый, вишневый. Березы желтели через лист: один зеленый, второй желтый. Красота в лиственных просторах нарастала. И в личной жизни Феофана стояла осень. Ой, да что там! А там вот что произошло. Он изменился. Ножи ему надоели хуже горькой редьки.
   Он подошел к плетню соседнего дома и сказал:
   -Ирина, я жить без тебя не могу! На улице благодать божья, а тебя нет! Пришла бы ты да утешила молодца, погуляли бы мы с тобой около мельницы.
   Она ему и отвечает:
   -Любимый мой, так уж и соскучился? Или тебе чучело на огороде надоело? Не сомневайся, я приду, как только солнце к дубу подойдет, подле него и ждать буду. А к мельнице я не пойду, страшно там.
   Ирина от счастья закрутилась на одной ножке. Да, сподобилась! Значит, и у нее ныне девичья осень. Феофана она больно любила. А он ее? Да неужели он не любит ее? Девушка к сундуку бросилась, отворила крышку и затихла над нарядами. Зипун новый достала, платок вытащила новехонький. Что еще Феофан у нее не видел? Тятенька давно на базар не ездил.
   Девушка вынула из сундука атласную ленту, переплела косу, затянула ее на конце крепко лентой, бантик завязала. Потом Ирина покрутилась, отчего коленкоровая юбка колоколом закрутилась подле ног. Она опять к сундуку подошла, чтобы юбку новую посмотреть, словно не знала содержимое сундука. Ирина юбку себе сама шила. Бабушка ее стежку крепкому обучила. Юбку она лентой по подолу обшила.
   Отец зашел в горницу, посмотрел на девичьи хлопоты и раскатисто рассмеялся:
   -Дочь, куда ты собираешься? Неужели под венец идти надумала, а меня не спросила?
   -Отец, люб мне Феофан.
   -Да верно ли? Пусть сватов засылает! Хватит вам желуди с дубов околачивать.
   Встретились Феофан и Ирина под раскидистым дубом. Он в рубашке новой пришел, ремешком золотым подпоясанный, а сам в лаптях. Ремешок ему боярыня подарила, он и носил его постоянно. Очень Феофан боярыне приглянулся. Боярыня в столице белокаменной зимой жила, а летом в деревню наезжала.
   Только Феофан поцеловать захотел девушку, как откуда ни возьмись боярыня в карете подъехала. Вышла она из кареты, выхватила у кучера плеть да по юбке Ирине и врезала. Ноге девушки больно стало. Она отпрянула от парня. А боярыня засмеялась и дальше поехала.
   Феофан испугался за Ирину, испугался он гнева боярыни. Парень стоял в полной растерянности под дубом, с которого медленно падали первые желтые листья. Страх парня перед боярыней был сильнее его любви к девушке. Феофан с того дня от Ирины отдалился и взгляд при встрече отводил.
   Ирине стало зябко и обидно за себя и за беспомощность Феофана. Она поняла, что он зависит от боярыни больше, чем от нее. И она решила, что непременно будет сильнее боярыни! Она будет сильнее его! Она - Ирина, и все тут!
   В зеленой траве лежали желтые листья, словно золотые иконы. У Ирины в горнице в переднем углу висела икона, срисованная с древней иконы. Печь занимала четвертую часть жилого помещения, в ней можно было мыться и греться после того, как испекут хлеб. Пол был выстлан широкими половицами, немного черноватыми от времени.
  
   Девушка сидела на крыльце и поджидала молодого соседа, она еще надеялась на его возвращение. Отец вышел из дома и сел рядом с Ириной. Они стали рассматривать новый каменный собор с золотистым куполом. Возле него толпилась воскресная кучка прихожан.
   Звон колоколов радовал тишину своим проникновенным звучанием. Платки и сарафаны были надеты на женщинах. Редкая женщина ходила в кокошнике. На мужиках были надеты высокие лапти и длинные рубахи, подпоясанные веревкой или ремнем. А на Феофане уже был золотой ремешок, словно золотой гребешок у петуха.
   -Отец, Феофан боярыне служит, - нарушила тишину девушка, не отрывая глаз от соседнего дома в надежде, что на соседнем крыльце появится Феофан.
   -Хорошо, что ты это сама узнала, - сказал отец и тяжело вздохнул. - Эх, дочь, знавал я нашу боярыню, служил ей верой и правдой, да состарился.
   -Отец, и не старый ты вовсе! Твои ровесники - мужики седые, а ты молодой еще, русоволосый. А меня сегодня боярыня хлыстом отходила. Промолчу, но отомщу ей! А я замуж пойду за боярина! - не удержалась Ирина от обиды на боярыню.
   -Мстить - не надо. Тебе еще хуже будет, забьют тебя розгами. Эх, куда хватила: замуж за боярина! Очнись, дочь! - испугался отец за свою дочь.
   -Тогда я служанкой пойду в боярский дом! Я Феофана попрошу, так он за меня словечко и замолвит, - не унималась взволнованная девушка.
   -Слуг они завсегда любят. Если Феофан замолвит слово, может, что и получится, - задумчиво сказал отец, закряхтел и поднялся с крыльца.
   Ирина стала думать, как понравиться боярину да во что одеться. Одежды такой, как у боярыни, у нее никогда не было. Она встала с крыльца, взяла деревянное ведро, поставила его на голову и стала ходить по двору.
   Мать, увидев дочь с ведром на голове, закричала:
   -Ирина, ведро расколешь, протекать станет!
   -Матушка, я статной боярыней хочу стать, - ответила важно девушка, продолжая гордо вышагивать по двору с ведром на голове.
   -Ты и так не последняя невеста, приданое у тебя есть. Очнись! - крикнула мать и пошла к корове, которую пригнал пастух.
   Ирина подошла к корове и погладила кормилицу семьи по холке.
   Отец кучером служил у бояр. Боярыню раньше он возил, но теперь она его с собой больше не брала. Бывший кучер все больше навоз из конюшни выносил да за лошадьми ухаживал.
   А Ирина к рукоделию была приучена, могла рубаху сшить и расшить ее. Первую рубаху она отцу и сшила, да так ее узорами вышила, что боярыня вновь взяла отца Ирины на облучок своей кареты. Ирина расшила рубаху и для боярина, да и поднесла ее боярыне.
   Боярыня плетью хлестнула Ирину в знак благодарности да рассмеялась громко:
   -Ирина, ты у меня мужа отнять хочешь?
   "Как она догадалась?" - подумала Ирина и пошла прочь среди летящей осенней листвы в сторону города, на околице которого она и жила со своими родителями.
   В городе стояли соборы большие, белокаменные. Чуть ниже располагались ряды торговые каменные. Ирина в монастырь заходила к настоятельнице и видела каменные своды и келью монашескую. Оставаться в монастыре она и не думала, не по ней была святая жизнь. Несколько домов в городе стояли - каменные, красивые дома, прочные.
   А у Ирины дом бревенчатый, просторный, еще у нее был большой хозяйский двор под навесом. Дед ее дом начинал строить, а отец двор камнем вымостил. Бабушка все еще с ними жила. Она пряла пряжу, покручивая в руках веретено, сидя на широкой лавке. А мама Ирины любила полосатые половики ткать на маленьком деревянном станке. Все в семье ремеслу обучены.
   Феофан - сын кузнеца, отец его подковы для лошадей делал. У них была своя мельница. Они и муку мололи. Семья Ирины у них зерно молола на муку. Феофан со своим отцом иногда у горна стоял, помогал отцу. Чем Феофан не жених Ирине? Правда, он себе все ножи выковывает, а потом их в чучела вонзает. Так нет, боярыня еще на голову Ирины объявилась! У нее своя земля, свои деревни, и все здесь принадлежит боярыне.
   Слухи ходят, будто боярыня - ведьма и колдовать умеет, будто мужа своего она приворожила зельем любовным. А если она и Феофана к себе приворожила? Он справный парень. Боярыня, рассмотрев рубашку, сшитую Ириной для ее мужа боярина, заказала еще для себя пять рубашек и чепчики для сна. Засадила боярыня Ирину за работу. Стала девушка портнихой, а не служанкой. Узоры боярыня заказывала сложные, вышивать их теперь придется всю зиму!
   Вот как дело обернулось! А боярина Ирина так и не увидела, к ним он редко приезжал. Люди говаривали, что он самому царю служит! Ирина бы и для самого царя рубашку справила, так дел много и без царской одежды. Но между дел она себе кокошник смастерила и расшила бисером. И рубашку под сарафан она тоже себе расшила.
   Девушка быстро наловчилась вышивать.
   Пришла весна. Отдала Ирина заказ боярыне. А тут и снег растаял. Надела девушка на себя обновы: сапожки сафьяновые, сарафан расписной по подолу и впереди полосой весь расшитый. На голову надела кокошник и во двор вышла. Отец как увидел дочь, так и пошатнулся от неожиданности.
   -Ирина, красавица ты наша! Ох, какая ты стала! - удивленно воскликнул отец, не веря своим глазам.
   Он медленно подошел к дочери и дотронулся до кокошника.
   -Знатная из меня боярыня получится? - спросила Ирина у отца, павой пройдясь по каменному двору.
   -Страшно за тебя, дочка! - замахал отец руками, а потом вдруг спросил: - Хочешь, дочь, грамоте обучиться у дьячка нашего?
   -Хочу, - ответила Ирина с вызовом, - мне нужна грамота.
   Стал дьячок к ним домой приходить и грамоте девушку обучать. Мать ему за учебу сразу половик подарила, а потом молочко в крынке подавала, когда он приходил. Дьячок маленький был да шустрый. Знал много, рассказывал интересно о том, что за горами, за долами делается.
   Летом Ирину признали первой красавицей среди девушек. Феофан на празднике солнца изображал всадника на коне. Ирина расшила себе и ему белые одежды. Феофан с босыми ногами сидел на коне, ездил по улице с пучком пшеницы, люди выходили ему навстречу и кланялись в пояс, словно он само солнце доброе. Боярыне он больше прежнего приглянулся.
  
   Ирину в белом расшитом платье к дереву привязали на солнечной поляне, а на голову ей надели венок из цветов. Вокруг нее парни и девушки стали хоровод водить да песни петь. Феофан отвязал Ирину от дерева, поэтому их стали дразнить: "Жених и невеста".
   Вечером сожгли соломенные чучела. Факелы запылали. Красота. И вдруг в круг праздника ворвалась карета с боярыней, лошади зафыркали, заржали. Девушки и ребята разбежались, а боярыня-матушка на глазах у всех в ведьму превратилась, а карета - в ступу. Схватила ведьма Феофана, посадила вместе с собой в ступу и улетела за леса, за моря.
   Ирина так и села у костра, в нем еще головешки потрескивали. К девушке отец подошел, это он боярыню в карете привез. Лошади стояли и хрипели. Ирина подошла к лошадям, погладила их по холке, они и успокоились. А отец сказал, что боярыня полетает и сама вернется, не век же ей в ступе сидеть, да еще с молодым парнем.
   Страху Ирина натерпелась - и не передать. Сидит она у костра, смотрит, а у нее в руке ремешок золотой остался. Показала девушка золотой ремешок отцу. Он взял ремешок и перекрестил им костер. Ремешок превратился в ужа, а ужей в их местности всегда много было. Ирина так и отпрянула от отца.
   А отец засмеялся:
   -Не пойдешь ты, дочь, под венец, не пара Феофан тебе, ох, не пара.
   Парни вокруг Ирины заплясали да песни запели, что она их невеста, а не Феофана. Просили парни своими песнями жениха среди них себе выбрать. А Ирине все парни казались на одно лицо, не могла она вот так сразу Феофана забыть. Ох, не могла.
   А Феофан - что Феофан? Он оказался у боярыни в услужении и, пока служил, многое узнал, многие ремесла изучил. Узнал он состав отвара - снадобья, из-за которого боярыня превращалась то ведьму, то опять в боярыню. Скучал он по Ирине, по нраву она ему была, но не мог он к ней вернуться, боярыня-ведьма не отпускала.
   И так ему захотелось на свободу, что он замахнулся ножом на саму боярыню! Ведьма, словно мужик, перевернула его за руку через себя, да и хлопнула оземь. Феофан до нападения на боярыню-ведьму зелья выпил. Очнулся он дома с книгой в руках, словно века промелькнули и остановились.
  
   Изумрудные лучи света медленно скользили по серебристым шарам, создавая праздничное мерцание холодных мраморных столешниц. Ирина выключила прожектор и грустно усмехнулась, она все сделала для будущего праздника, оставалось накрыть столы и ждать гостей. Это ее мама предложила ей оформить зал кафе к новогодним праздникам, что она и делала.
   Девушка купила елочные шары и приклеила их к подносам, а потом она развешивала подносы с шарами по стенам небольшого зала. Она подошла к елке, украшенной такими же шарами, и погладила ее от избытка чувств, потом вздохнула и, как истинная Золушка в фартуке и стоптанных туфлях, присела на стул, чтобы еще раз осмотреть зал.
   Ирина подошла к зеркалу на стене, покрутилась перед ним - увиденным в зеркале собственным изображением она осталась довольна, но на секунду задумалась, перебирая в голове свою одежду. Она подумала, что ей не хватает нарядного платья с декольте. Взор ее опустился на туфли, она покрутила одной ножкой и скрипнула от злости зубами: туфли ей тоже были нужны.
   До праздника оставалось три дня, деньги за это время не предвиделись, их она получит только после праздника от мамы, работавшей в этом кафе. На некоторое время Ирина задумалась, она вспомнила, как приехала в этот городок с мамой из деревни, продав там дом и всю мебель. На данный момент у них с мамой ничего не было в этом большом городе. Деньги за проданный дом они быстро израсходовали.
   Мама жила у хозяина кафе, Афанасия Афанасьевича, в его квартире, с ней жила и Ирина. Нет, мама за него замуж не вышла. Просто хозяин решил три задачи: он получил сотрудницу для кафе, обеспечил ее жильем, и дома у него появилась домработница - и все в одном лице мамы Ирины. Но денег от этого в их семье особо не прибавилось, они постоянно были в долгу у хозяина.
   Ирина еще раз вздохнула и покрутила носком туфли, что ее не порадовало. Она еще училась в школе и постоянно чувствовала свою бедность, такую глубокую, что избавиться от нее не представляло никакой возможности. Конечно, мама сделала глупость, что продала дом в деревне Медный ковш, а то бы они давно назад в деревню сбежали. Мама с хозяином познакомилась прошлым летом, когда он приезжал в их деревню по своим делам. Именно тогда Афанасий Афанасьевич предложил работу и комнату в своей квартире.
   Девушка поднялась со стула и обошла зал: все было в порядке, можно было уходить домой. Дома ее ждала новость: к хозяину приехал новый повар, сын Феофан, бывший военнослужащий, участник боевых операций. Особенно хорошо он владел двумя ножами одновременно, просто виртуозно, за что его отправляли работать на кухню. Позже он стал помощником повара в солдатской столовой, так и привык к кухне. Когда он покинул воинскую службу, то однозначно решил стать поваром.
   "Мужчина-повар - звучит хорошо!" - так думал Феофан. Он окончил кулинарное училище и теперь явился к отцу работать в его кафе, но место шеф-повара было занято, да и место повара тоже.
   Это все, что знала Ирина о Феофане. А еще она знала, что к хозяину подбивает клинья новая сменщица ее мамы. Ирина была еще совсем юная девушка, стройная и худенькая, но в душе у нее расцветали такие потребности! Об этом она и думать боялась. А еще она знала, что декада до Нового года в кафе вся расписана и со следующего дня в кафе ожидается наплыв праздничных компаний.
   Девушка еще раз посмотрела в зал и погасила свет. Она зашла в раздевалку, накинула старую курточку, заглянула в кабинет хозяина и вышла из кафе. Она сама закрыла дверь на ключ и отнесла его домой.
   На школьном новогоднем вечере Ирина блистала в сказочном платье настоящей феи, на ногах у нее сверкали волшебные туфельки, на шее сверкало колье из сапфиров, в ушах покачивались сапфировые сережки. Она стала центром притяжения всех мальчиков, они крутились вокруг нее целой стаей.
   Девчонки обиженно толпились у изумрудной елки, обсуждая наряд новой феи. Они и так недолюбливали Ирину, а тут и вовсе отодвинулись от нее. Девочки не могли понять: где бедная девушка добыла великолепное платье?! Нет, это в головах красавиц никак не укладывалось!
   После школьного праздника Ирина ушла ночевать к однокласснице.
   Для Арины ничего удивительного в этом не было. Арина дала Ирине свою домашнюю одежду, раздвинула диван, спросив разрешения у мамы. Так Ирина осталась на три дня в доме подруги, домой она даже не звонила. Шли школьные каникулы.
   Вечером по телевизору Ирина из новостей узнала, что в городе произошло двойное нападение, а человек, совершивший нападение, - скрылся. Предполагали, что Феофан двумя ударами ножа ранил двух сотрудниц.
   Тем же вечером к Ирине пришел детектив Мусин и сказал, что ее мать ранена вместе со своей сменщицей. Ирина пошла в больницу, но к матери ее не пустили, и она ушла домой. На следующий день под предлогом, что ей тяжело, она вернулась в дом к Арине и осталась у нее на неделю.
   Ирину жалели все и осуждали Феофана. Ирина один день грустила, потом вместе с Ариной ездила по магазинам и покупала новую одежду и обувь. Арине деньги на одежду давал отец.
   Шеф-повар прекрасно знала, что Афанасий Афанасьевич привел в дом Ирину с матерью. Она внедрилась в доверие к матери Ирины, назвавшись поварихой. Но в праздники им пришлось много работать, и обе дамы переутомились. Они крупно повздорили и разозлили третьего помощника - Феофана.
   Шеф-повар всегда чувствовала, что Феофан - опасный человек. Нож слегка ранил ее, злоба у него копилась давно. Мать Ирины вступилась за напарницу. И Феофан в порыве гнева на повара случайно ранил мать Ирины, демонстрируя им технику владения двумя ножами одновременно.
   По делу о двойном ножевом ранении все были одного мнения: виноват Феофан.
   Ирина думала, что Феофан ранил ее мать случайно, ей казалось естественным, что человек, прошедший через настоящую войну, обладал ослабленной нервной системой и навыками обращения с холодным оружием.
   Феофана и Афанасия Афанасьевича не могли найти.
   Еще один человек не мог взять в толк, зачем Феофану понадобилось нападать на двух женщин. Может быть, он демонстрировал технику владения ножами? Да, они выпили на троих во время работы, но это им не в первый раз доводилось делать, а тут еще и новогодние праздники. Но вот так сразу ранить двух женщин? В чем две женщины могли перед молодым мужчиной провиниться? Очевидного ответа на этот вопрос не было.
   Отец Арины не переставал размышлять на эту тему. Ирина постоянно находилась у них в доме, а у него нарастало раздражение против нее. Ее все жалели, а он ее ненавидел с каждым днем больше и больше. Неужели это мужская солидарность? Или что-то другое? Он попытался высказаться дома против Ирины, но на него домашние обрушились с гневными словами, что он несправедлив к бедной девушке.
   Казалось бы, задача решения не имеет: почему его раздражает Ирина? Почему он внутри себя не осуждает сына хозяина кафе, а если и осуждает, то только за несдержанность?
   Новогодние каникулы подходили к концу. Что же произошло в кафе с точки зрения детектива Мусина? Посетители сидели за праздничными столами в кафе и мирно разговаривали. Все столы в этот новогодний вечер были заняты. Елочные шары поблескивали на елке и на всех стенах в лучах цветомузыки. Музыка звучала как оформление к разговорам за столами, которые ломились от еды и напитков. Шел час насыщения и тостов.
   Мусин, сидевший в зале, всегда знал, что после шампанского и вина аппетит разгорается на целый час. В этот час даже те, кто занимался развлечением общества, и те ели, словно до этого еды в глаза не видели. В какой-то момент вилки уменьшили свою скорость, движения рук и челюстей прекратились. Самый праздничный стол в году постепенно приобретал неопрятный вид. Голоса зазвучали громче, пытаясь заглушить музыку.
   -Реально, у всех отношения разные. Ты познакомился со мной, подарил мне подарки, но это не факт, что у нас все будет хорошо! Что ты на меня опять наезжаешь со своими вопросами по поводу "почему мы не живем в деревне"? - спросила детектива его напарница Зоя.
   -Мы притираемся с тобой друг к другу, - уклончиво ответил Мусин. - У нас период вопросов.
   Красный луч света прошел по красной блузке Зои и побрел дальше. Мусин передернулся он внутреннего ужаса, он ничего не понял, но ему показалась, что по груди девушки струится кровь. В этот момент раздался крик, за ним еще один. Крик шел со стороны кухни, заглушая музыку.
   Зоя посмотрела на детектива Мусина, который вскочил с места и побежал в сторону кухни. То, что он там увидел, превзошло все его ожидания. Сцена не для праздника. Две поварихи лежали у стола в странных позах и истекали кровью. Мусин увидел, как из открытого окна выпрыгнул мужчина, в каждой руке у него было по ножу, а на голове у него был белый колпак. В этот момент в кухню ворвались несколько человек и закричали на разные голоса. Некто уже вызывал скорую помощь. Женщины были ранены в мягкие ткани, но они были обе живы.
   На следующий день белый снег облепил деревья. Почти белое небо не отражалось в реке, запорошенной снегом. Детектив Мусин шел по берегу пруда мимо снежных деревьев и нетронутого снега. Он наслаждался чистотой природы и чувствовал себя первым среди снежного безмолвия. Его душа еще страдала, но уже наполнялась лирическим настроением. Его грудь вдыхала чистый воздух. Ему было и хорошо и плохо. Его ноги отважно оставляли следы на белом полотне дороги.
   Вскоре появилась у берега вода, он остановился и посмотрел вдоль берега. Судя по нетронутому снегу, здесь никто за последние сутки не проходил. Ему нравилось одиночество, словно он вошел в иной мир. Он невольно посмотрел сквозь стволы деревьев в сторону дороги: по ней равномерно ехали машины, то есть мир людей был рядом, до него всего метров сто, если идти сквозь строй серебристых деревьев.
   Неожиданно для себя ему стало неуютно. Из-под льдины показалась ладошка, она колыхалась на ледяной воде от слабого течения.
   -Ау! - крикнул Мусин и замолчал, озираясь вокруг себя, хотя он прекрасно знал, что рядом нет человеческих следов.
   Из-под льдины показался человек и посмотрел в сторону детектива Мусина, который ничего не понял, но заметил, что человек еще живой, но сильно замерзший, хоть и не голый, но и не в одежде водолаза. В голове пронеслась мысль, как бы спасти моржа, учитывая, что себя он к моржам никогда не относил.
   Взгляд Мусина упал на тонкое дерево в снегу, потом он посмотрел на более старые деревья. Нашел приличный сук, забрался на него с ловкостью обезьяны. Сухой сук подломился и упал вместе с молодым человеком. Мусин поднялся, схватил сук и пошел в сторону берега. Он осмотрел полынью, но никого в ней не обнаружил.
   -Ау, утопленник! - закричал он. - Я пришел тебя спасать!
   -Чего раскричался? - почти в ухо ему сказал человек в мокрой одежде, синий от холода.
   -А как ты доплыл до берега? - удивился Мусин.
   -Время дорого. Мне холодно. Я подо льдом прятался, - проговорил человек синими губами. - Отдай одежду погреться, - и синий человек стал сдирать с него куртку.
   Мусин разозлился, развернулся и суком уронил рьяного моржа на землю. Мужик в мокрой одежде оказался на снегу. С ближнего дерева на него посыпались потревоженные снежинки. Жалость к моржу ненадолго исчезла. Мусин посмотрел на окоченевшего человека и побежал к дороге через лесную полосу за помощью. Морж увидел, что человек с суком бежит прочь, попытался подняться, но его одежда успела сродниться со снегом дороги.
   Владельцы машин, завидев на кромке дороги человека с суковатой палкой, пытались его объехать. Тогда Мусин стал качать сук в разные стороны. Фургон остановился, из него вышел весьма крепкий мужчина. Да, хозяин кафе собственной персоной стоял перед Мусиным. У него возникло странное чувство, что если Афанасий Афанасьевич и есть тот, кто их ранил, то в данный момент все равно важнее спасти человека из пруда.
   -Помогите, там человек замерзает! - крикнул Мусин, опуская сук в землю и тараня его за собой по земле.
   Афанасий Афанасьевич, не задумываясь, пошел рядом с человеком с суковатой палкой приличных размеров. Они подошли к месту, где оставался замерзающий морж, но его на месте не оказалось. Мусин осмотрел полынью. Конечно, морж был в воде, синея рядом с берегом.
   Морж, увидев мужчин, окунулся добровольно в ледяную воду. По воде пошли ленивые круги. Мусин подошел к берегу и протянул моржу сук, пытаясь достать его из воды. В это время Афанасий Афанасьевич случайно или нарочно толкнул Мусина в сторону воды.
   Мусин и его сук упали в воду. Озноб пронзил его тело. Он посмотрел на берег, ища глазами крепкого мужчину, но только увидел его спину, уходящую к машине.
   Рядом всплыл морж и прошипел стянутыми, синими губами:
   -Ты зачем отца привел? Я хотел замерзнуть.
   -Вдвоем замерзнем, - пролепетал Мусин, пытаясь по суку выбраться на берег.
   Над головой Мусина возник Афанасий Афанасьевич и рывком вытянул его на берег. Потом он протянул сук моржу, который настолько замерз вместе со своим страхом, что из последних сил схватился за сук и в момент оказался на берегу.
   Афанасий Афанасьевич, как волшебник, достал из внутреннего кармана бутылку крепкого напитка и влил его двум моржам в рот. Приятное тепло прошло волной по телу Мусина. А морж настолько замерз, что для него этот напиток спасением не показался. Афанасий Афанасьевич взвалил моржа на плечо, как бревно, и пошел в сторону дороги. Мусин поплелся рядом.
   Машина оказалась небольшим фургоном, внутри него находилась узкая постель. На нее и положили моржа. Мусин сам стал растирать себя полотенцем до красноты на коже. В это время хозяин фургона закутал моржа одеялом и еще раз попытался напоить. Морж хлебнул напиток и отключился. Мусин завернулся во второе одеяло, все еще стуча зубами от холода.
   Фургон дернулся и поехал дальше от зимнего пруда и потревоженного снежного покрова деревьев. Он остановился у деревенского медпункта, из которого вышла худенькая девушка. Она осмотрела двух моржей и предложила первого моржа положить в лазарет, а второго моржа она отпустила домой под его ответственность.
   Морж назвал свое имя: Феофан. Девушка записала его в журнал медпункта. Фамилия его ей ни о чем не говорила.
   Детектив Мусин сидел в машине рядом с Афанасием Афанасьевичем и рассказывал ему о громком нападении неизвестного на двух поварих, надеясь вызвать у него признание, что это он их ранил. Но Афанасий Афанасьевич даже не знал об этом нападении, и они одновременно подумали, что морж из пруда и есть потенциальный убийца! Потом они высказали свои мысли вслух. Мусин сказал, что видел, как мужчина с двумя ножами убегал через окно после убийства.
   Афанасий Афанасьевич после этих слов развернул машину и поехал назад в медпункт, где оставили моржа. По дороге хозяин кафе сказал, что его несколько дней в городе не было, он ездил за продуктами и ничего не знает об этом деле.
   Морж Феофан лечился с помощью медсестры. Он был настолько промерзшим, что девушка от него не отходила и отогревала его всеми известными ей способами. Она напоила и обтерла его спиртом, потом укутала. В этот момент и вошли в палату двое мужчин. Они пытались устроить допрос моржу, но тот уснул и не отвечал на вопросы.
  
  
  Глава 15
   Феофан проснулся и увидел небольшую комнату с одним окном, одной кроватью, одной тумбочкой и одним стулом. Он был один в белом безмолвии палаты. Звуки отсутствовали.
   Он стал вспоминать, что с ним произошло, но ничего особенного не мог вспомнить, словно память и совесть у него отмерзли. Потихоньку он вспомнил, что он работал в кафе, а у него не было денег. Впереди маячили новогодние праздники. В отсутствии хозяина Феофан сказал поварихам, что обнаружил кражу денег, которые внесли коллективы за новогодние торжества.
   Часть продуктов была закуплена, были закуплены напитки. Феофан тихо спросил у поварих, кто из них взял деньги. Женщины восприняли его вопрос всерьез и разразились бранью. Он разозлился. В зале шел праздничный банкет, а у него кончились нервы и деньги. Он сказал поварихам, что не намерен скрывать кражу, которую сам не совершал.
   Женщины стали отрицать кражу денег из стола хозяина, которые он якобы не успел убрать в сейф. Что было дальше, Феофан помнил смутно: как ему кухонные ножи под руку подвернулись, как он их поднял...
   Феофан остро почувствовал, что поварих больше нет, что он двойным ударом убил двух женщин почти мгновенно, будто они были соломенными чучелами. Он сжал голову. Застонал. В груди послышались хрипы. Он понял, что здорово проморозил себя и свою совесть. Терять ему было ровным счетом нечего, кафе все равно прогорело от кражи и крови. Идти ему было некуда. Он закашлялся.
   В палату заглянула медсестра.
   -Феофан, Вы проснулись? - спросила медсестра, подходя к больному.
   -Не подходи, - прошипел Феофан и вновь погрузился в лающий кашель.
   В палату зашел Мусин в медицинской маске и сказал:
   -Девушка, немедленно наденьте маску на лицо, заболеете - посмотрите, как он кашляет! - и протянул ей голубоватую маску.
   Медсестра послушно натянула на уши тесемки маски, подошла к шкафу, чтобы взять одноразовый шприц для укола. Феофан угрожающе закашлял. В этот момент в медпункт вошла или влетела женщина с забинтованной рукой. Феофан с удивлением узнал в ней шеф-повара из кафе.
   Женщина, увидев Феофана в отмороженном виде, стала нервно говорить все, что в голову пришло:
   -Счастье - это иллюзия некоего состояния, к которому можно стремиться, но невозможно в нем долго существовать. В чем состояло мое счастье пару лет тому назад? У меня был муж, дочь, квартира, работа. Я всегда была спортивного телосложения благодаря прежним занятиям спортом. Выносить физические нагрузки семейной жизни, когда мои родственники и родственники мужа были от нас очень далеко, мне помогал спорт. То есть спортивная закалка помогла мне выдержать счастье семейной жизни. Прочитав книгу о счастье три раза, я благополучно не запомнила из нее ни единой строчки. Вероятно, поэтому невозможно удержать в руке птицу счастья. Хотя я вообще не привыкла держать в руках нечто живое из числа птиц и животных. Во времена писем в конвертах были распространены письма счастья, авторы которых требовали переписать письмо большое число раз. Видимо, потому, что невозможно понять, что такое счастье, с первого раза. Так, да не так. Проехали. Когда я узнала об исчезновении Феофана, то проревела целый час со всхлипами от боли в раненой руке. Глупец, поранил мне руку!
   Медсестра, выслушав даму, сказала:
   -Хорошо, что Вы плакали, у вас промылись слезные протоки, глазам легче стало. Ваше счастье для глаз оказалось рядом с горем либо с жалостью к себе любимой. Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Еще есть счастье в виде писания стихотворений, но в данный момент в моей голове нет любовных иллюзий, нет фантастики, хотя как сказать. Чувства у меня вспыхнули мгновенно, как только я увидела взгляд детектива Мусина. Это он нашел Феофана в пруду. Мне показалось, что Мусин смотрит на меня. С таким прекрасным ощущением я прожила целый день. Мне все удавалось, пока я еще раз не посмотрела в его глаза. Потом поговорила с ним и поняла, что я - случайность на его горизонте. Однако спасибо ему и за это недолгое везение. Но я ожила, пройдя очередной порог комплекса неполноценности.
   -Что такое неполноценность? - спросила шеф-повар, приходя в себя и обретая прежнюю силу.
   -А бог его знает, - ответила, вздохнув, медсестра. - Себя я ощущаю так, как надо, а мужчины от моего малейшего внимания к ним заводятся с половины оборота. Это радует, но забирает некую энергетику, которую не от всякого индивидуума получишь взамен. Пара удачная получается тогда, когда в ней не возникает чувство неполноценности! Вот, нагородила. Но я успела представить, что будет со мной, если второй половиной у меня будет мужчина-врач. С этой мыслью я не смогла долго существовать по многим причинам. У каждого врача есть близкие ему люди: врачихи и медицинские сестры, больные и почитатели его творчества. В юности я уже один раз прошла мимо врача, так неужели сейчас я выберу столь опасный объект? Конечно, нет! Да и он сразу понял, что меня лучше обойти. Спасибо Мусину за взгляд. Он меня исцелил, и теперь я буду жить дальше без него. Но Мусин не врач, вдруг у нас с ним получится?!
   -Первые годы я часто плакала от семейной счастливой жизни, - шептала шеф-повар, не слушая медсестру. - Если сейчас проанализировать мою семейную жизнь, то ее однозначно можно бы назвать счастливой. Но тогда я этого понять не могла из-за постоянных перегрузок. Спасибо, что Вы согрели Феофана, я его забираю с собой.
   Женщина посмотрела на свою руку: рана полностью затянулась, словно ее никогда не было. Тогда она посмотрела на Феофана и решила его наказать. Она, собрав все свои силы, направила руки с растопыренными пальцами в сторону Феофана, потом резко сжала их в кулаки и выпрямила.
   -Феофан, за то, что ты меня ранил, я натравлю на тебя твоего соперника! Он отберет у тебя Ирину! Его убить невозможно! Да будет так! - с пафосом произнесла шеф-повар.
   Медсестра проснулась утром и подумала, что в любви виновных нет, если любви нет, а если любовь есть, то какая может быть вина? Да никакой. Хоть вой, а выть не хотелось. При встрече взгляд детектива пронзал ее насквозь, он все хотел что-то сказать, но не решался. Он говорил одними глазами, но так долго продолжаться не могло, мог бы и слово молвить.
   Афанасия Афанасьевича арестовали, как только он вернулся домой. Он никого не успел увидеть, да и видеть было некого. Он надеялся, что Феофан выживет, и ничего о нем не говорил. Афанасий Афанасьевич сказал следователю, что ездил за мясом в знакомый кооператив и немного задержался, а когда вернулся, то никого в кафе не обнаружил.
   Следователь, проверив алиби хозяина кафе, отпустил его домой. Афанасий Афанасьевич сразу поехал в медпункт, где нашел медсестру в полном замешательстве. Оказалась, что у моржа была шеф-повар, как она нашла Феофана - неизвестно, но из медпункта она его забрала в очень плохом состоянии. Мусина в это время в медпункте не было, а медсестра с такой женщиной справиться не смогла.
   Ирина и Афанасий Афанасьевич остались одни, пока ее мать и Феофан лежали в больнице. Он задал вопрос девушке, который стоил ранения ее матери:
   -Ирина, ты брала деньги из моего стола?
   -Нет, - резко ответила девушка.
   -Не спеши, девушка. Пропала большая сумма денег. Феофан денег не брал. Он всегда колол ножами соломенные чучела и вот нанес серию ударов по живым мишеням. Извини, что так говорю. Мне твою мать искренне жаль! Хорошо, что она уже поправляется. Но я хотел бы знать, в чем твоя вина в этой кровавой истории? И где мои деньги? Я видел твое новогоднее платье и туфли, они немалых денег стоят! Где ты их взяла?! - закричал Афанасий Афанасьевич, встряхивая Ирину за грудки.
   -Платье я сама сшила из старого тюля и расшила серебряными нитями! А туфли? Да, они старые! Я их обклеила серебристой фольгой! - нервно закричала Ирина. - А деньги? Да кому они нужны? Лежат, где лежали, - проговорила она тихим голосом.
   Афанасий Афанасьевич внимательно посмотрел на девушку и повел ее к фургону. Они поехали в сторону кафе, зашли в него. Он подошел к столу, открыл ящик - денег не было.
   Тогда к столу подошла Ирина, она открыла нижний ящик стола: в его дальнем углу лежала кипа денег.
   -Ты спрятала деньги?! - воскликнул хозяин с негодованием в голосе.
   -Нет. У Вас дома стоит такой же стол, я за ним уроки делала. Фанера дна ящика постоянно смещается, и содержимое из одного ящика стола плавно переходит в другой. И вся загадка двух ранений, - всхлипнула девушка и разревелась в голос.
   А Афанасий Афанасьевич подумал, что он деньги оставил в столе по типу того, как люди носят большие деньги - в полиэтиленовых пакетах, чтобы никто о них не догадался...
   Феофан очнулся от забытья. Рядом с ним сидела шеф-повар.
   -Я долго спал?
   -Почитай, трое суток. Сны хорошие снились?
   -Мне целая сказка приснилась.
   -Ты ее всю и упомни.
   Феофан подумал, что шеф-повар не настоящая, а из его сказки.
  
   Летом Кирилл и Ирина вместе пошли к знатоку Медного треугольника. Знаток с ненавистью посмотрел на пришедших, но потом взмахнул рукой и такую глупость рассказал, будто в этом треугольнике есть выход оси Земли! И, находясь на территории зоны, можно сдвинуть ось Земли на долю градуса, а это вполне может вызвать некоторые сдвиги земной коры.
   Кто тут сдвинутый был - неизвестно! Еще он сказал, что там часто встречают НЛО. Это Ирина и сама знала и читала о пятнах в небе. Подводя итоги, Ирина пришла к элементарному выводу - в Медном треугольнике можно сдвинуть ось Земли и можно наблюдать НЛО.
   Неплохо, конечно, не может она сдвинуть ось Земли, но может увидеть НЛО. А почему нет? Молодые люди решили поехать летом в Медный треугольник. Им предстояло купить палатку, рюкзаки, одежду, посуду и прочее. Они ходили по магазинам спортивных товаров и искали необходимые предметы особой легкости.
   Знаток сказал, что до нужного места придется сделать марш-бросок, то есть идти пешком. В день отъезда погода стояла солнечная - двадцать градусов тепла. Ирина и Кирилл сели в поезд, доехали до маленькой станции. От нее по узкоколейке доехали туда, куда ехали. Снег валил в июне только там!
   Ноль градусов. Вот и вся аномалия, но это личное мнение Ирины. Река Оперная - она и есть река. По горам, по холмистой местности несет река свои прохладные воды. И путешественникам через нее пришлось переплывать по пути к аномальной зоне!
   Вода - холодная! Пошли они по тропке, неся на себе свой скарб, да, тут каждый лишний грамм чувствовался! Они пришли на большую поляну с большим числом срубленных деревьев. Срубленные деревья были выложены рядами, словно в лесном театре. В центре поляны был сооружен небольшой помост. Палатки стояли по периметру поляны, слегка спрятанные в листве, покрытой свежим, тающим снегом.
   Кирилл поставил палатку там, где ему посоветовали старшие товарищи по аномальной зоне. Здесь все жили в палатках фирменного пошива, и только один седовласый мужчина жил в темно-серой палатке, сшитой своими руками. Палатка на самом деле была легкой, сверху ее покрывала тончайшая серебристая фольга, от этого его палатка казалась маленьким чудом.
   Хозяином палатки был седовласый человек с тонкими чертами лица, с тонкими костями и широкими плечами. Он был как не от мира сего. При виде этого благообразного старика Ирина забыла о Кирилле! Старик был хорош. Она понимала, что это сам Афанасий Афанасьевич, но вида не показывала. Кирилл отошел на второй план и пошел по периметру поляны знакомиться с соседями.
   А Ирина видела перед собой только этого старика! Она попыталась с ним заговорить, но он не обращал на ее слова внимания. Тогда она решила понаблюдать за ним со стороны, поговорить о нем с другими людьми. Ей сказали, что скоро будет его выступление, тогда она все узнает. Люди приезжали в аномальную зону на одну-две недели, а старик практически здесь жил.
   Выглянуло солнце. Снег исчез. Зеленая трава стала сапфировой. Листочки засияли капельками снежной росы. Старик шустро залез на помост и с чувством стал рассказывать необыкновенные истории об аномальной зоне. И еще он попросил подойти к нему тех людей, которые согласны вместе с ним сдвинуть ось Земли. Ему нужны были люди, которые верили бы в то, что ось Земли можно сдвинуть силой внушения!
   В старика Ирина влюбилась на третьей минуте. Его тонкая кожа на груди выглядывала из расстегнутой клетчатой рубашки. Волосы до плеч серебрились, как фольга на его палатке.
   Чувственные пальцы рук шевелись в пространстве, что-то поясняя из его рассказа. Джинсы не первой молодости обтягивали абсолютно прямые ноги, подчеркивая торс, одетый в клетчатую рубашку. Чудо! Ирина подошла к старику в числе тех, кто готов был сдвинуть Земную ось мимо столетий. Да она в тот момент была готова на все, хоть луну с неба достать!
   Но достала из рюкзака часть продуктов и отдала их старику, а в ответ увидела его разнокалиберные глаза с веселым прищуром. Один глаз был немного больше другого, а сами глаза были весьма странной формы, тем не менее - привлекательными. Ирина поняла, чем его можно взять - тем, что в лесу на деревьях не растет.
   Старик отобрал трех мужчин и Ирину и повел их в лес. Буквально в ста метрах от стоянки находился лаз под землю. Ирина поняла, что это была дорога к оси Земли. Она оглянулась, но признаков землеройных машин не обнаружила.
   Земля вокруг лежала сырая и промозглая. Лезть в нору ей не хотелось. Вход был метра полтора в диаметре. Нагнувшись, она пошла вслед за мужчинами.
   Метров через десять появилась пещера. Это же Медные горы! Тут оказалось несколько пещер, соединенных искусственными, пробитыми в скальной породе лабиринтами.
   Свет шел сквозь сеть отверстий над головой, которые при необходимости можно было закрыть. В одной пещере лежал кусок серебристой пленки. Здесь они и сели на распиленные пни вокруг стола из сколоченных досок.
   В этой же пещере стоял верстак с рубанком. Вот где жил хозяин Медного треугольника! Ирина подумала, что она, Кирилл и старик - уже треугольник, если не настоящий, то из ближайшего будущего.
   Интересное дело, учитывая, что люди скептически относятся к выходу оси, старик стал рассказывать о новых северных кратерах, которые он видел лично. Ездил он в те места. И люди его слушали, а он говорил:
   -Расследовать происхождение северных кратеров - дело специалистов, которые могут с уверенностью сказать, что огромные скопления газа вырвались сквозь вечную мерзлоту, которая растаяла.
   Простое решение сложного вопроса легко притупляет интерес к происхождению северных кратеров. Но ровные края кратеров не дают покоя некоторым личностям, которые проще могут согласиться с тем, что кратер произошел от метеорита. А значит, нечто вонзилось в Землю! Вонзилось! А может, кратер был раньше, просто был забит льдом, ледяным столбом?
   Глобальное потепление топит глобальные льды, заполняющие полости в земле. В результате проваливаются дороги или земля уходит из-под ног и машин. А значит, круглые ямы произошли вообще давно или недавно. Ладно. Ситуация коварная, если не сказать больше.
   Кратер - излюбленный космический ландшафт. Не верите? Слетайте на Луну или Меркурий - везде найдете кратеры, тем более их можно найти на Земле. Если вы найдете огромное количество зеленых кругов в пустыне, то это оазисы, а не кратеры, так теперь оживляют пески до уровня садов, огородов, полей. Можно найти водяные круги, но это будут ясли по выращиванию креветок. Люди умные, они давно подчинили себе процессы производства продуктов питания. А кратер? Дела важнее.
   Ирина не выдержала даже первого сеанса внушения Земле мысли, чтобы она сместила свою ось, и покинула Медный треугольник вместе с Кириллом, чему он был несказанно рад. Он уже знал, что хозяин Медного треугольника умеет быть двуликим.
   Путешествия заканчиваются рабочими днями...
   Когда-то родному отцу Ирины, хуже горькой редьки надоело топить печи в квартире, расположенной на втором этаже деревянного дома. Он уехал в Степной город. До этого семья жила в крупном промышленном городе, и рядом с их печными домами уже вырос первый микрорайон с домами, в которых были все удобства, и среди этих домов стояла новая школа. Ирине все здесь нравилось, но была потаенная мечта - новый дом со всеми удобствами.
   Но в жизни бывает так, что мечта выкручивается в противоположную сторону. Ирина с семьей продолжали получать крупы и белый хлеб по списку. Мама без отца места себе не находила, поэтому она раздала некоторые вещи, а остальные сложила в контейнер. И поехала Ирина с мамой и братом в город, где жил отец.
   У девушки была длинная прекрасная коса из русых волос, с которой она и покинула свой город навсегда. Отец снял две комнаты в маленьком деревянном домике на последней улице от бескрайней степи. Ветер, солнце и отсутствие дождя резко отличало степной климат от горного климата. Ирина еще немного подросла и стала похожа на взрослую девушку.
   В маленьких магазинах можно было свободно купить белый хлеб, джем и сыр, то есть все то, что не продавали там, где Ирина покоряла подиум красоты. Сейчас она понимает, что все было правильно и хлеб для фигуры вреден, но этого не понимали мама и бабушка, прошедшие через военный голод. Им хотелось белого хлеба и котлет.
   Вся семья ждала контейнер со своими вещами. Наступило седьмое ноября. Праздничный парад трудящихся прошел по центру города. С шествия по городу и началось знакомство девушки с новым местом обитания. В приехавшем контейнере оказалось сломанное зеркало и вещи.
   Разбитое трюмо на фоне фикуса долго было основным украшением большой комнаты. В маленькой комнате постелили матрацы - это и была постель.
   Новая ее школа состояла из трех картонных бараков. На площадке у одного из трех бараков залили каток. Ирина на коньках-ножах с клюшкой в руках каталась на льду и пыталась забросить шайбу в ворота. Трое ребят одноклассников ей подыгрывали, они был рады игре с новенькой девочкой.
   Появилась она в новой школе в седьмом классе во второй четверти. В класс вошла высокая, стройная девушка в коричневой форме и в черном фартуке с белым воротником-стойкой. Длинная коса спокойно колебалась по спине. Ребята внимательно осмотрели ее с ног до головы. Учительница представила новенькую:
   -Ирина.
   Оказывается, кроме роста, для взаимного увлечения, необходим одинаковый уровень знаний. Одноклассники скоро поняли, что новенькая не только хороша собой, но и способная ученица. Только одна девочка из класса превосходила ее иногда в оценках, и то по одному предмету. Среди мальчиков выделялся своим умом полный, симпатичный парень со стоячими в хорошей стрижке русыми волосами. Это был парень русоволосый от природы.
   Неназойливо, но постоянно всегда и везде паренек оказывался рядом с новенькой девушкой со светлой косой на спине. Вот и теперь он крутился на коньках рядом с ней. Полная и теплая ладонь сероглазого юноши при любой возможности пыталась коснуться ладошки девушки. Первая нежная влюбленность овладела им, но природный такт и ум не делали его назойливым. Паренек изменил свой маршрут в школу либо поджидал Ирину по дороге домой, и если ему удавалось пройти рядом с ней и поговорить, то он был счастлив и спокоен.
   Отцу Ирины на работе дали жилье в картонном бараке рядом со школой.
   Здесь появились покупные металлические кровати, простой стол и шкаф-шифоньер, которые отец сам сделал. Хоть барак и был из картона, но в нем были батареи центрального отопления. Только на кухне стояла печь-плита, которую топили углем или дровами, чтобы приготовить пищу.
   Соседом по бараку оказался еще один блондин. Кроме одноклассника, сосед стал ярким кандидатом на часть ее сердца. Рядом с внешней дверью квартиры Ирины находилась дверь соседа. Это был стройный парень на год старше ее. Их сближали разговоры на общем крыльце одноэтажного дома, в котором две квартиры выходили на одно крыльцо. Зимой их встречи частыми трудно было назвать, они сталкивались на крыльце, смотрели друг на друга и иногда шли вместе до школы.
   Лето меняло все! Летом появлялось больше возможности быть рядом с домом. Окна кухни Ирины выходили на земельный участок, принадлежавший ее семье. Участок семьи соседа был огорожен более плотным забором и находился через дорожку в метрах четырех от дома.
   Сарафан девушки в яркую зеленую полоску на белом фоне постоянно мелькал перед глазами юноши соседа. А он, сокращая дорогу, перепрыгивал через ее забор и проходил у нее под всеми окнами.
   Но их руки никогда не соприкасались! Странная у них была любовь: зрительная! Они нравились друг другу внешне. Возможно, сосед чувствовал, что он Ирине не пара, и поэтому взял себе в пару другую девушку из ее класса.
   Одноклассник блондин почувствовал легкость в душе, увидев соседа Ирины с другой девушкой, и решил навестить ее дома под предлогом учебы. Дом типа барака был выполнен из материала похожего на листы картона. При освоении целинных земель так было проще строить. Удобства находились во дворе, поэтому при входе в дом первое, что можно было встретить, - это стоящий на табурете тазик, над которым висел умывальник, действующий при нажатии снизу на штырь. Штырь поднимался, и из умывальника текла вода.
   Рядом с умывальником стоял мотоцикл соседа по квартире. Стены, окрашенные серой краской, были далеко не первой свежести, и присутствие бензина и мотоцикла их лучше не делали. Если повернуть налево по коридору после мотоцикла, можно было попасть на кухню, принадлежащую двум семьям. Детей у соседей было трое, из них двое - двойняшки, которым было меньше года.
   От цивилизации в этом доме было центральное отопление, свет и телевизор. Одноклассник заглянул на кухню и прошел в комнату Ирины, в которой стояли две кровати, письменный стол, шкаф. Вот где жила новенькая! Он ее сфотографировал. Ирина полезла рукой в портфель, волосы слегка растрепались в косе. Она в школьной форме, рукава в три четверти слегка оголили руки.
   Такой снимок стал украшением ее коллекции фотографий.
   Случайно или нет, но Ирина появилась всего один раз в доме, где жил одноклассник. Кирпичный коттедж, предназначенный на две семьи, располагался на земельном участке. В его квартире царила неправдоподобная чистота. Огромная разница в условиях жизни несколько охладила их пыл.
   Любовь одноклассника к Ирине приняла отвлеченный характер. Они еще гуляли вдвоем по степи, еще играли вдвоем в волейбол, но уже было лучше, если рядом с ним находился его друг и сосед по коттеджу. Это было в юности Ирины Ивановны.
  
   Ветер иногда приносил холодные потоки воздуха, и Ирина в такие моменты куталась. Ей вдруг показалась, что в этом году она вообще не знает чувства времени. Она вспомнила недалекое прошлое.
   На летнюю практику Ирина и ее сокурсница Кира попали на один завод, в один цех, в одну смену. Кто бы знал, сколько шума было в прессовом цехе! В первый день они прошли цех и вылетели из него всей группой, оглушенные ударами прессов, вращением барабанов с песком, в которых снимались с отлитых деталей для тракторов металлические заусенцы.
   Вот эти-то заусенцы, не снятые в барабанах, и снимали на практике они в третью смену. Однажды Ирина сняла вращающимся наждаком часть пальца на руке, а когда работа была сделана, то под утро умудрялась заснуть в этом цехе, в этом шуме, с хорошей вентиляцией. К чему люди не привыкают? Но и польза от работы в цехе оказалась ощутимой. Ирина и Кира получили деньги. Они получили деньги за практику на заводе.
   Девушки купили билеты на поезд, надели легкие халатики, которые были на ладонь выше колен, и поехали. Так Ирина совсем не случайно попала в гости к однокурснице Кире. Дверь им открыл брат Киры, Кирилл. Девушка мысленно решила, что он ей не подходит в качестве молодого человека, и спокойно прошла за подругой в квартиру времен середины двадцатого века. На круглом столе с квадратными ножками стояла полная ваза слив: огромных, темно-синих.
   Косточки свободно вынимались из слив, они ели мякоть сливы с большим удовольствием. Руки вымыли в ванной комнате, Ирина заметила, что она просторная, но с ограниченным течением воды.
   На следующий день Кирилл предложил девушкам проехать за город по местным дорогам на спортивных велосипедах. И что же происходит? Кира отказалась ехать, а Ирина согласилась поехать на спортивном велосипеде вместе с Кириллом. Велосипеды стояли в прихожей. Кирилл переоделся в велосипедные трусы. Ирина надела спортивные брюки - и вперед...
   Коленки быстро замелькали у рам велосипедов. Они, проехав город поперек, выехали на просторы удивительной теплой страны. Деревьев здесь было немного. Встречались сады и поля. Хорошо поработав, они въехали в гигантский стог соломы. Что было?
   Кирилл, энергичный мужчина с высокими ногами, оказался еще и с длинными и очень шустрыми руками. Ирина, девушка с полными коленками, стала от него отбиваться, превращая все в шутку. Шутка затягивалась, бои в соломе продолжались минут десять.
   Боролась Ирина, как тигрица. Кирилл, почувствовав ее сопротивление, еще сильнее стал ее обнимать. Она удачно вывернулась из его рук и выскочила из стога на дорогу. Осталось отряхнуть. Из стога выполз Кирилл и стал вытаскивать солому из своих темных волос с оттенком спелой вишни, как он сам их назвал.
   Они вновь сели на велосипеды и поехали дальше. Минут через десять блеснула вода в камышах. Они остановились на привал. Вода в водоеме была теплая. Полные коленки вылезли из брюк, и Ирина осталась в купальнике. Свалились с Кирилла спортивные трусы, под ними оказалась полоска плавок.
   Вода охватила парочку своей прохладной негой. Разгоряченные тела плескались в воде. Кирилл поднял Ирину на руки. Полные коленки засверкали над водой. Страсть мужчину охватила неземная, но девушка его остановила. Она отбивалась руками и ногами, и так получилась, что с размаха врезала ему в глаз. Синяк под глазом стал расцветать спелой сливой. Полные колени покрылись мелкими синяками от мужских пальцев, как черешни...
   Они сели на берегу маленькой речки и стали просто разговаривать. Выяснилось, что Кирилл уже проехал тысячу километров на спортивном велосипеде. Ноги у него были необыкновенно стройные, с красивой мускулатурой. Вся его фигура была похожа на фигуру вождя индейцев из нового фильма об индейцах. Ирина очень любила книги и фильмы об индейцах, а теперь рядом с ней сидел такой мужчина!
   Великолепный мужчина, с развернутыми плечами, с тонкой талией, с темными волосами, лежащими в чисто мужской прическе. Мечта любой женщины.
   Как-то вечером они пошли гулять к местному кладбищу, заброшенному и поросшему травой. За кладбищем тянулся яблоневый сад. Несколько страшновато было ходить среди покосившихся каменных плит и развалившихся от времени столбиков из кирпичей, указывающих на границу кладбища. С кладбища Кирилл привел Ирину на территорию детского сада.
   Вечером дети детский сад не посещали, но скамейки оставались, и достаточно большие по своему размеру. Естественно, что они устало сели на одну из них. Руки Кирилла неизменно потянулись к полным коленям, но до драки дело не доходило. Детский сад просматривался со всех сторон, и Кирилл держал себя в руках. Скромные его поцелуи Ирина останавливала рукой. Посидели. Поговорили.
   И пошли в дом, в котором оба временно жили.
   С синяком под глазом у Кирилла и с синяками на коленях, не прикрытых коротким платьем, у Ирины они поехали по местам бывшей его жизни в этом Теплом городе, чтобы навестить его друзей и подруг. Но его любимый друг детства уехал после института далеко, в небольшой город с большим заводом.
   Мама друга, посмотрев на синяк под глазом Кирилла, спросила:
   -Кирилл, ты женишься?
   Кирилл удивленно спросил:
   -Почему вы так решили?
   -А кто, кроме будущей жены, может такой синяк под глазом поставить?
  
  
  Глава 16
   Следующим мероприятием был поход в кино в соседний квартал. Теплым вечером из кино они возвращались пешком. Кирилл все пытался поднять Ирину на руки и нести, сколько хватало сил. И сил хватало, чтобы держать на руках девушку и не выпускать ее из рук. Если он ставил ее на ноги, то объяснялся в любви на трех языках. Так они и вернулись из кинотеатра домой.
   Кирилл оказался большим выдумщиком на развлечения, и придумал поездку. Поехали на водохранилище втроем: Кирилл, Кира и Ирина. Они взяли рюкзаки, одну палатку, немного еды. Сели на пригородный автобус и приехали на побережье огромного водохранилища. По водохранилищу плавали трупы огромных сомов, которые, как бревна, качались на мелких волнах.
   Молодые люди остановились на высоком берегу водохранилища. Ветер прибил грязь и тину именно к этому берегу, поэтому купаться было практически негде. Кирилл поставил палатку рядом с пустым шалашом, который уже стоял на берегу. За шалашом росли кусты томатов. Спелые помидоры украшали усыхающие кусты. В десяти метрах от шалаша находилось поле с подсолнечником. Огромные шапки с семечками слегка поникли, в них были почти спелые семечки. Звучала далекая музыка из соседнего лагеря.
   Для костра Кирилл срубил засохшее дерево. Когда он рубил сучья, то загляделся на Ирину. Топор с размаха мужчина воткнул в свою собственную ногу. Пришлось ногу лечить. Следующие развлечения из-за больной ноги Кирилла происходили на этой же поляне. Кирилл заставил Ирину надеть на себя простыню, плотно обернуть тело и лечь на землю. Сам он забрался на единственное дерево и с него снимал ее во всех ракурсах, в том числе и с топором в руках.
   В палатке спали втроем. Кира засыпала, отвернувшись к стенке палатки. Кирилл заснуть не мог, ему сильно мешала Ирина, его руки рыскали по ее телу в поисках заветных мест и находили то, что искали, или вторгались в запретную зону тела. Однажды он не выдержал и воскликнул:
   -Ирина, из тебя можно сделать отличную женщину!
   А Ирина подумала, что связь у них становится медной, ток между нами хорошо пошел! Да и Кира на Ирину не косилась, а вела себя вполне дружелюбно. Возвращались они домой через поле подсолнечника, вновь сели на автобус и приехали в общую квартиру.
   На кухонном столе стоял четырехлитровый бидон с молоком. Лежали огромные баранки с маком - лучшая еда после путешествия. Мама семейства только так могла накормить свою "гвардию". Еще она отменно жарила рыбу в большом количестве репчатого лука, с золотистой, хрустящей корочкой. Рыба была речная и очень вкусная.
   Еще Ирину удивили синенькие, которые были просто фирменным блюдом матери Кирилла, до этой поездки она никогда и не пробовала баклажаны. Десять дней пролетели как удивительный сон, и настало время прощания.
  
   В следующий раз Ирина и Кирилл увиделись на зимних каникулах в родном городе Ирины. Кирилл в шапке-ушанке носил фотоаппарат, а его голова с роскошной прической из темных волос с проседью на висках была оставлена морозу.
   В городе из родственников жила тетя Ксения, сестра отца, у нее они и остановились. Они получили по отдельному спальному месту, а тетя Ксения ушла спать в кладовку, где у нее стояла кровать. Тетя Ксения была рада приезду молодой пары, уж очень Ирина напоминала ей дни ее молодости.
   А они, молодые и неженатые, привезли с собой лыжи. При морозе в двадцать-тридцать градусов они уезжали на электричке кататься на озеро, расположенное в окрестностях родного города. Так проходили зимние каникулы.
   Одного города им показалось мало, и они поехали к другу детства Кирилла, на север Медных гор, в город, где рыси бродят рядом с городом и есть какие-то необыкновенные огромные заводы странных и дорогих металлов. Там на лыжах и коньках провели они несколько дней.
   Друг Кирилла был женат и уже имел двое детей. Здесь Ирину назвали невестой. Все бы ничего, но попытки мужчины сделать из нее женщину стали с каждым днем усиливаться. Кирилл готов был любить Ирину, как подобает мужчине. Она не давалась. Она отбивалась от него без звука, а в соседней комнате спали его друзья. Она защищалась всеми фибрами своей души.
   От друзей они приехали к ней домой. Дома Ирину совсем потеряли. Кирилл так понравился ее родителям, что они все ей простили. Кстати, простили только поездку. Кирилл фотографировал Ирину, она - его, потом он уехал в свой институт в столицу. Перед отъездом Кирилл предложил Ирине пожениться.
   Отец Ирины выпил по этому поводу рюмочку водочки. Ой, как не хотелось ему отдавать Ирину замуж за Кирилла!
   Причина простая:
   -Дочь, он тебя увезет от нас!
   Отец оказался полностью прав.
   Кирилл прислал свою фотографию, на которой Ирина его сфотографировала. На фотографии застыл его взгляд, которым он смотрел на нее. Этот взгляд стал проникать в ее холодное сердце. Потом были письма, письма и письма.
   Встретились они на первомайские праздники в Степном городе. Она встретила его в пальто из джерси, а в руках у Ирины была плетеная сумка из прутьев типа соломы и лент, похожих на провода в оплетке, с кожаными ручками и кожаной крышкой. Красивая сумка, ее подарила ей тетя Аня из Северной столицы. Из этой сумки у Ирины вынули две стипендии, приподняв крышку сумки в автобусе.
   Кира стала приходить в дом, мама Ирины к ней привыкла. Кира и мама подружились и были похожи друг на друга, больше чем Ирина на маму.
   С Кириллом стали происходить странные истории: женщины перестали его интересовать, манила Ирина - девушка с полными коленками. В электричке он вздрагивал, когда видел похожие ноги, с другими женщинами любви не хотел, да она и не получалась. Кирилла манили полные колени. Голова у парня стала думать, как овладеть этими ногами...
  
   Ирина прошла период поцелуев. Мужчина устал быть рядом с девушкой, не использующей по назначению его мужскую натуру. Любовь стала переходить в состояние кризиса: останутся они вдвоем или разойдутся? Кирилл соглашался ждать настоящей любви год, до года оставалось три месяца. Почувствовала она, что что-то в отношениях пора менять. Ситуация сложилась так, что они одни остались в одной комнате на ночь, две двери охраняли покой.
   Мужчина лежал на кровати и вращался вокруг своей оси. Девушка лежала на раскладушке. Между ними витало полметра воздуха, и этот воздух стал проводящим эмоциональные заряды! Она не выдержала, встала с раскладушки и перебралась на свою собственную мягкую кровать. Все было привычно, но рядом лежал мускулистый мужчина, и первое, что она сделала, - легла на плечо Кирилла.
   Ощущение мужского плеча принесло необыкновенное блаженство. Мужчина обхватил девушку руками. Дальше?! Что дальше?! Все клеточки ее тела ожили и пришли в движение, все эмоции длиною в десять месяцев знакомства выплеснулись друг на друга. Все прикосновения приносили подлинную радость, необыкновенно приятную и неожиданную.
   Одна мысль тревожила ее: он что, не знает, где что в женском организме находится?
   Кирилл на тот момент времени о своих похождениях ничего еще не рассказал Ирине. Он у нее был первый мужчина, а Ирине было девятнадцать лет! Трудно расставалась она с девичеством. Она еще пыталась сопротивляться.
   Однако упорства Кириллу было не занимать. Но он не оценил, он просто не мог поверить, что он ее первый мужчина! И весь подвиг исчез от одной неудачной фразы. Она онемела от неожиданности и нелепого унижения!
   Ее обидели до слез, но слез не было. Они оба шли в любовную, нешуточную атаку! Дальнейшие ночи были упоительные. Отношения скрепились бумагой, они сходили в загс, и вскоре заполненное заявление лежало на книгах в книжном шкафу и ждало своей очереди. Он уехал учиться. Ирина осталась одна.
  
   Прошло полтора месяца. Кирилл появился. Ирина и Кирилл взяли паспорта, пляжную сумку и пошли на пляж. Тучи сгущались, гроза надвигалась. Они зашли в загс. Кирилл поговорил с кем-то и вскоре позвал Ирину. Паспорта уже лежали на столе, книга записи актов была раскрыта. Невесте предложили подписать бумагу. Все - они официальные сексуальные партнеры, то есть муж и жена. Они расписались.
   На свадьбу Ирина надела платье, которое осталось от выпускного вечера в школе. Прямое платье было сшито из дорогой импортной белой парчи, сжатой узкими полосками. Воротник плотно облегал горло, а под ним зиял вырез до груди. Кирилл надел темно-серый костюм с отливом, белую сорочку и галстук. Людей на свадьбе было столько, сколько вместила большая комната новой квартиры Ирины. Стол украшен был лучшими поварами города, то есть ее мамой и тетей.
   На свадьбу съехались родственники и друзья, приехала Кира, сестра Кирилла. Застолье организовала мама Ирины. Красота на столе была необыкновенная и не сразу поддавалась порче вилками. Ножи здесь не применялись. Заливная стерлядь долго украшала стол. Свадьба имеет способность быстро заканчиваться. Наступило затишье. Гости примолкли. Молодые оказались в комнате за двумя дверями от общества.
   Вечером муж рассказал все о своих похождениях до жены...
   В деревне, расположенной на востоке степной страны, жил великолепно сложенный парень по имени Кирилл, Скорпион по дню рождения. Фигура загорелого местного индейца привлекла внимание взрослой женщины, и она из него сделала мужчину. В этой деревне его отец выстроил дом в сто квадратных метров. Загорал Кирилл на столбах, работая электриком.
   Возмужавший молодой мужчина понадобился большой стране, поэтому в армию призвали стройного и спортивного жителя деревни, где у Кирилла жила семья из родителей, сестер и братьев. И тут у него сильно заболел палец на ноге, да так, что пока палец не отняли, в армию Кирилла не забрали, так и год прошел.
   Армия слабых парней ломает, а сильные парни в армии как рыба в воде. Что же делал в армии великолепный Кирилл? Ой! Вы даже не представляете, насколько гражданской оказалась его военная жизнь! Кирилл в армии, пошел в десятый класс еще раз, тогда учились десять лет. Получил второй отличный аттестат. Ему еще раз повезло: Кирилл стал заведующим военным складом, где и переливал свинец из аккумуляторов в гантели, которые использовал по назначению.
   Фигура Кирилла к окончанию армии была для женщин неотразимой. Да что гражданская жизнь, непосредственно в его военной части нашлась жена командира по имени Ира, которая прожила с ним в любви и согласии пару лет. Они встречались на складе, где Кирилл служил, и занимались там любовью. Армия имеет предел: Кирилла демобилизовали через три года службы.
   С гантелями Кирилл приехал в Теплый город, в который за время его отсутствия переехала его многочисленная семья. Куда на гражданке податься солдату без погон? В шахту. В черное, наполненное железной рудой подземелье.
   И долго в нем пробыл наш великолепный представитель молодых мужчин? Полгода, год, не больше. Победила научная волна, и Кирилл занялся изучением физики с таким же ожесточением, с каким добывал железную руду. Он изучал теорию, перерешал целые сборники задач по физике. Стал писать письма профессору в Столицу, и спорить с ним по поводу решения задач.
   Летом он поступил в институт, где физика была основным предметом. Иногда у него люди спрашивали, откуда среди физиков, такой как он. А вы теперь это и знаете. А женщины? Где женщины у физиков? Их там нет. А вот и не так. Есть парикмахеры, а кому-то и преподаватели иностранных языков попадались, одному его будущему начальнику так и повезло: он там женился на преподавательнице французского языка.
   Кирилл однажды на безрыбье и жрицу любви подцепил, у нее прошел практику любви. Куда девать молодые силы, кроме учебы? Все очень просто: велосипед - это и нагрузка, и при хороших результатах на соревнованиях талоны в кафе давали.
   Без женщин все же скучно, поэтому целую зиму Кирилл переписывался с женщинами из городов, которые лежали по дороге от Столицы до берега моря. Женщины ему с увлечением отвечали. Летом, после сдачи экзаменов третьего курса института, Кирилл подготовил свой спортивный велосипед, купил сгущенку и тушенку, взял фляжку воды, пленку от дождя и поехал от Столицы в сторону моря.
   Перевал в горах он преодолел с велосипедом на плечах, шел по льду в босоножках. Ни к одной почтальонке по дороге так и не заехал, но в городе магнолий Кирилл посетил почтальонку Надю, она его встретила как жениха. Кириллу предоставили бесплатно комнату и купили босоножки, которые на перевале изрезал об лед. Наде он так понравился, что еле от нее сбежал, правда, в ранге жениха.
   Рисковать больше Кирилл не стал и к почтальонкам больше не заезжал. Приехал домой в Теплый город с железной рудой в недрах. Именно тогда Ирина и Кирилл познакомились.
   Встреча Кирилла и Ирины на берегу пруда была более чем случайной. Между ними стал устанавливаться любовный, эмоциональный мост отношений. Кирилл всегда выделялся из толпы, как цинния среди цветов, вроде и цвет тот же, да благородства больше.
   И вдруг к Ирине подходит Кирилл и предлагает выйти за него замуж. Все бы ничего, но разница во всем. Это он старше ее на 9 лет. Хотя других вариантов и нет, хотя у нее были два друга по школе и институту.
   И Ирина соглашается на замужество. Вот, интересно, будут ли ее обсуждать все знакомые и незнакомые, а жить они ей не помогают, так какое право имеют на обсуждение ее действий? Для жизни нужна новая любовь.
   Жизнь с мужем начиналась обычно. Они гуляли у пруда. Шпильки зеленых изящных босоножек проваливались в песке, когда Ирина шла по пляжу. Она была довольно милое создание с приличной копной светлых волос, сверкающих в лучах заходящего солнца, падающих на плечи.
   Одета она была явно не для пляжа, а для работы на твердой поверхности, где-нибудь в офисе под светом неоновых ламп. На лице ее играла вымученная улыбка, готовая исказиться гримасой в любой момент. Она шла так, словно ожидала, что ее непременно догонят. Нет, быстрым ее шаг нельзя было назвать, он скорее был настороженным.
   Пляж был городским, урбанистическим, ухоженным. С одной стороны песочная полоска соприкасалась и исчезала в пруду, с другой стороны к пляжу подходили современные строения, которые построили в первой линии от пруда, и предназначались для офисов преуспевающих фирм.
   В нескольких шагах от женщины шел божественный мужчина, грациозный и гибкий в каждом своем движении. Он был одет просто и одновременно несколько торжественно: черные брюки и кремовая рубашка, которая неуловимо гармонировала с волосами женщины.
   Но его слова совсем не подходили его внешности:
   -Ирина, когда ты научишься ходить на шпильках?! Если еще раз твои каблуки утонут в песке, то я уйду от тебя навсегда! - кричал Кирилл молодой женщине.
   Женщина вздрогнула всем своим хрупким телом, из ее глаз брызнули слезы и покатились по ровным молодым щекам.
   -Вот чертова баба, ходить на каблуках совсем не умеет! Можешь ты понять, что при ходьбе на каблуках наступают на носки, а на каблуки наступать нельзя! Каблуки не должны касаться песка!
   Молодой муж ускорил шаг, догоняя жену.
   Ирина шла, глотая слезы, но шла дальше, а ее тонкие шпильки медленно поднялись из песка и зависли в воздухе. Она пошла на носках босоножек, боясь коснуться песка каблуками. Слезы на ее глазах высохли, но осталась горечь в душе.
   Они вышли на асфальтированную дорогу.
   -Сколько можно тебя учить ходить на каблуках! Покажи каблук! Ты испортила песком зеленую шпильку! Совсем ты обувь не бережешь!
   -Кирилл, перестань на меня кричать, - сказала Ирина. - В песке всегда каблуки проваливаются. Зачем ты повел меня на пляж? Если бы мы шли на пляж, я бы надела босоножки без каблуков.
   Мимо высоких домов они шли молча. Она училась молчать рядом с ним. У нее появлялась мысль, что ему она после свадьбы абсолютно не нравилась. Зачем она ему была нужна, она не понимала, но она была не молода, и ей льстило внимание молодого мужчины. Она была ему нужна для любви физической? Да.
   Но для нее главнее не это. Ни на одном пляже не было красивее его мужчин. Ноги стройные и длинные, тонкая талия, плавно переходящая в мощный торс и широкие плечи. Тонкие запястья, прекрасные ладони, пальцы, ухоженные ногти. Красавец, а не мужчина.
   Страх возникал у жены в присутствии мужа, и такое чувство редкостью для нее не являлось. Она всегда прятала кухонные ножи в стол. Она боялась сказать мужу слово поперек. Она выполняла все его прихоти и терпела его нескончаемую любовь.
   Ирина была хорошей девушкой, парней не меняла, занималась прилежно своими делами и не страдала от любви и сопутствующих чувствам проблем. Она вышла замуж, когда ей не было и двадцати лет. Скорее это он на ней женился. Он к ней пристал как банный лист. Издеваться над ней или учить ее он стал сразу после свадьбы. Она еще слово "муж" не научилась произносить, а он уже постоянно делал ей замечания.
   -Что у тебя сегодня за прическа? Что это за конский хвост сзади тебя болтается?! - кричал муж, едва оторвав голову от подушки. - Неужели ты не понимаешь, что хвост из волос - это не прическа для женщины?! Я хочу, чтобы ты была настоящей женщиной, а не девчонкой с хвостиками! Господи, на чем я женился?! - с болью в голосе говорил мужчина, отправляясь в ванную комнату делать себе прическу, и делал ее с чувством, с толком, чтобы волосы стояли по стойке смирно.
   Жена закрутила кончики волос, а потом целый час сидела у зеркала и делала гнезда для птиц из волос на голове. Она старалась быть красивой и делала на голове парадные прически, если была для этого возможность.
   -Красивая прическа! - вскричал муж и повалил жену на постель.
   Прическа из птичьих гнезд превратилась в гнездо.
   Жена устала делать прически из больших волос. Да еще муж подарил ей журнал о прическах и все хвалил одну прическу. Это была прическа из коротких волос, хорошо уложенных на голове явно не без помощи крупных бигуди. Жена пошла в парикмахерскую, подстригла волосы, сделала химию и накрутила на крупные бигуди.
   С новой прической жена пришла домой. Муж, увидев, что жена ему открыла дверь с новой прической, бросился бежать вниз по лестницам. Она побежала за ним по ступенькам вниз. Они остановились на лестничной площадке у мусоропровода.
   -Ты что сделала со своими волосами? Ты для кого сделала такую прическу? Все! Ухожу от тебя!
   -Я хотела тебе понравиться!
   -Правда?! Пошли домой.
   Дома муж после ужина лег с женой на постель, погладил ее волосы, а они легко легли на свое место. Мужу понравилось играть с волосами жены, потом с ее телом, потом с ее ногами. И забыл мужчина, что обиделся на прическу женщины.
   Любовь бывает приятной и противной в исполнении одного и того же человека. На протяжении совместной жизни каскад страха и унижений менялся. Любовь мужа воспринималась женой как адское наказание. В таких случаях самое большое ее желание было - прекратить любовь. И самое большое желание - остаться одной.
   На следующее утро муж сменил тему. Жена вышла на балкон. С третьего этажа деревья казались совсем близкими. На балконе появился муж.
   -Ирина, в чем ты ходишь?! Посмотри на свой халат!
   Молодая женщина прекрасно знала, что на ней новенький халатик с воланами из той же ткани, расположенными по удлиненному вырезу на груди.
   -Куда смотришь? Посмотри на длину халата! Колен не видно! Укороти халат немедленно! Сделай на две ладони выше колен!
   Она зашла в квартиру. Ее зубы почти скрипели. Она отрезала подол халата на пятнадцать сантиметров и подшила его так, как требовал мужчина.
   Мужчина увидел на женщине халат новой длины: все ноги женщины были видны. Схватил мужчина женщину и понес ее в кровать. Халат он сбросил с нее в первую очередь.
   У жены было новое платье вишневого цвета с воротником под горло. Молодые супруги собирались пойти в кинотеатр на премьеру фильма. Муж презрительно посмотрел на воротничок платья женщины.
   -Что это такое! Что за воротник у тебя на платье! Сделай вырез!
   -Можно после похода в кино?
   -Ладно! И это моя женщина?! На чем женился!
   После фильма жена сделала на платье глубокий вырез. Надела платье. Мужчина посмотрел на женщину в платье с вырезом, оголяющим ее юную грудь, и унес ее в кровать. Платье оказалось на полу.
   Состояние шока от рассказа мужа о его женщинах до нее, прошло не сразу. Шок был вызван тем, что у Кирилла до Ирины было несколько женщин. На следующий день Кирилл стал к Ирине придираться: все в ней не так, как ему надо. Мужчина добился радости в жизни и все. Дальше началась рутина человеческих и постельных отношений.
   Уяснив, что она у мужа далеко не первая. Что она могла сделать? Сказать, что ошиблась в выборе мужа? Этого она сказать из-за своей гордости не могла, и они перешли в семейную жизнь. У них не было ни кола ни двора. У нее была комната в квартире родителей, у Кирилла кровать в общежитии института. Два студента.
   Ирина мгновенно почувствовала разницу между жизнью дома и жизнью с Кириллом и готова была кусать локти, что вышла за него замуж. Из домашней принцессы она превратилась в золушку. Слезы без причины текли из глаз. Достатка она не ощущала. Время шло, она стала привыкать к новой жизни, молодость побеждает слезы, квартиру она привела в порядок на свой вкус, стало немного веселее.
   Но сексу это не помеха, и пока Кирилл был в комнате Ирины, это занятие было основным. Секс занимал все свободное и несвободное время. Каникулы летние и длинные, и теплые. Они ставили личные рекорды супружеского общения. Результаты не заставили себя ждать. В настройке организма наступила пауза, они не использовали никаких предохранителей. На такой паузе молодая пара поехала в Теплый город, к его родителям, где еще раз отметили свадьбу с его родственниками.
   Кирилл уехал в Столицу, Ирина в Степной город. Остались письма для общения, обычные бумажные письма. Первое отличие замужней жизни: любовь не нарушение дисциплины, не плохое поведение, а мероприятие, разрешенное обществом и необходимое для сохранения семьи.
   А как это выглядит в натуре? Секс до изнеможения в круглосуточном режиме. Это уж кого на что хватит. Пресловутая мягкая и подвижная панцирная сетка вполне способна выдержать пару влюбленных чудаков. Теплые летние ночи и частично жаркие дни ласково обнимали обнаженные, движущие в постоянном ритме натуры.
   Можно сказать, что сексуальные упражнения - это большой спорт. Нужно хорошее дыхание, здоровые легкие, крепкие спортивные тела с хорошим прессом. Нельзя скулить от усталости, нельзя сказать, что все надоело, нельзя остановить, нельзя говорить: не хочу. Не имеешь права, госпожа жена! Хочешь, можешь, надо!
   Что такое кровать? Это сооружение, говорящее о своих наездниках, и поэтому менее скрипучий пол, более спортивная арена для двух крутых, занятых постоянным сексом супругов, естественно с "матами". А еще можно использовать... стол. Спустя время появился плотненький диван-кровать, он ниже и более стоек к супружеским мероприятиям. А что происходит конкретно?
   Руки зарываются в роскошные волосы, обнимают шею. Завораживающие и интригующие поцелуи покрывают все части тела, иногда оставляя за собой темные многозначительные пятна. Руки опускаются ниже и ниже по телу, путешествуют по стройным и волосатым ногам, обнимают торс до изнеможения, сливаются всеми фибрами и клеточками тел.
   Движения вкрадчивые, легкие и бесконечно сильные сменяют друг друга. И вот вы достигаете запретных и божественных мест, зарываете руки в кольца крутых волос, ощущаете ни с чем несравнимое удовольствие от прикосновения к человеческой, мужской сущности...
   В ваших руках Он мгновенно становится еще более сильным и накаченным. После короткого наслаждения вы вместе меняете положения тел для более удобного... слияния. Вот уж действительно супруги становятся единым целым!
   Далее все решает взаимное понимание без слов. Какие слова! Одни всепоглощающие движение, переходящие из одного в другое. Правильно, что супруги спортсмены оба... Чувственность помогает плыть в море взаимной любви до полного изнеможения, а оно быстро проходит, и силы вновь восстанавливаются для нужных действий.
   Ребенок, зародившийся после свадьбы через месяц, стал расти, и ему уже было все равно, где его родители до поры до времени.
  
  
  Глава 17
   Климат в Степном городе был резко континентальный: плюс или минус тридцать пять градусов. Ирина и автомашины - две несовместимые единицы.
   Ждала она обычный автобус для поездки в институт, продрогла - температура воздуха минус тридцать градусов мороза с ветром - и заболела. Да так заболела, что температура организма сорок - сорок один градус держалась неделю. Кому нужна студентка беременная, сдающая сессию?
   Сдала Ирина экзамены, сбивая температуру до тридцати восьми градусов. Стала она отдавать концы, боли в области спины были очень сильные, приехали две скорые помощи: одна по беременности, другая по терапии. Отвезли ее в роддом на сохранение, но положили в коридоре из-за большой температуры под капельницу. Иголка сбилась, и все лекарство затекло на постель.
   Чудо: коридор и лекарственная лужа!
   Стала она выходить из болезни, а тут и мартовские праздники! Прилетел Кирилл, привез розы, отдал в больницу, забрал жену на праздники, да больше не вернул. Появились первые схватки. Ирину отвезли в старый роддом. Через сутки врачи поняли, что с ней лучше не связываться и перевели в новый роддом.
   За четверо суток Ирина выпила много упаковок хины, которая лежала на тумбочке, и надо было пить ее по времени, прописанному на каждой упаковке. Выпила она полстакана касторки и запила томатным соком, после чего пять лет на томатный сок не смотрела.
   Одним словом, переходив пару недель, за четверо суток родила Ирина мальчика в рубашке.
   Кирилл под матрац в месте расположения головы ребенка положил учебники физики. Кстати, физику сын позже и в школе и в институте сдавал на "отлично". В три месяца отец взял сына на руки и говорит: "Чем он на меня похож? Плечами".
   Глаза у них тоже были одинаковые. Имя для ребенка придумали Илья. Мальчика закаливали с первых дней. Пока отец учился у сына физика - нобелевского лауреата, сын обычного физика рос то с отцом, то без него.
   Физика, физика, а все про жизнь. В институте Кирилла физика была хорошо поставлена. В обучении студентов были задействованы и профессора, и академики, их НИИ, и учебные университеты.
   Чем же занимался молодой отец - студент? В то время главное было - изучить процессы, происходящие в органическом веществе после проникновения луча лазера.
   В частности, Кирилл собрал лазер в Академии технических наук, и лучами лазера пробивал органическое вещество, получались диски внутри призмы, это и стало его дипломным проектом. Кроме физики и языков, сохранилась в рассказах Кирилла военная кафедра института, и ее руководители, один из тех, кто летал вместе с первым покорителем полюса.
   Блага цивилизации обрушились одновременно. Молодой семье дали общежитие - комнату в тринадцать метров. Сына взяли в ясли. Ирина вышла на работу.
   В комнате, где жили Ирина и Кирилл, появилась металлическая детская кровать с сеткой, потом зеленый диван-книжка, стол полированный, холодильник, который они вдвоем донесли от универмага до дома. Выдержали они месяца два-три необыкновенной скудной финансовой жизни. Радовались тому, что были вместе.
   Сын ел за маленьким столом ложкой из тарелки. Вермишель разбрасывалась со скоростью ложки, но малыш ел сам.
   Вышли Ирина с сыном гулять на улицу, а им женщины сказали:
   -Да, это не столичное воспитание: малышу нет и полутора лет, а ест сам, одевается сам.
   В общежитие произошло знакомство с соседями, у которых была маленькая дочка, она стояла в кроватке и смотрела на мир с высоты своего положения.
   Маленький мальчик бегал по квартире и, естественно, заметил прелестную девочку, которая еще самостоятельно не ходила.
   В третьей комнате общежития жила дама лет за тридцать пять с двенадцатилетней девочкой. Дама недавно развелась с моряком дальнего плавания. По ее словам, хорошо быть замужем за моряком: полгода плавание, полгода его можно вынести дома, но когда он из флота ушел, когда совместное существование у них перевалило за полгода, она ушла от бывшего моряка.
   Дама была дочкой замминистра. Продукты ей поставляли с папиного стола, что в начале семидесятых годов двадцатого века было немаловажно. Дама покинула свой уездный город переехала на первое время в общежитие маленького города.
   До этой компании в общежитие жила семья бывших дворян, которые выпросили себе у фирмы уборщицу, и та убирала места общего пользования. Дворянам дали квартиру, и они переехали, а уборщица по инерции руководства еще убирала при следующих жильцах.
   Кухня была не больше восьми метров. Готовили еду на одной плите, каждой семье досталось по одной конфорке. На кухне вечером были посиделки, здесь собирались поговорить на общие темы. Для женских разговоров уединялись в комнате дамы, там не было мужчин.
  
   Новый год встретили в комнате молодых соседей, у них была самая большая комната, так как они раньше въехали в эту квартиру - общежитие. В гости к ним приехали их чопорные знакомые по университету. Спокойный Новый год.
   После встречи Нового года Ирина уехала в институт на зимнюю сессию в Степной город, где было очень холодно, но там еще жили ее родители. В группе училось двадцать три мужчины и две женщины из различных городов и республик.
   Сын Илья остался дома с отцом Кириллом.
   Жизнь Ирины была насыщенной еще и результатами любви Кирилла, она еще "залетела", но оставить ребенка не могла, и пришлось за время учебы и работы еще пару раз прекратить процессы развития очередных детей. Они пользовались защитой резиновой промышленности, но она не очень помогала. Здоровье сильно ухудшилось, и все же, начертив пятнадцать листов дипломного проекта, Ирина окончила институт.
   Вот жизнь! Муж, сын, работа! Молодость, силы были. Квартира из двух маленьких комнат у них уже была. Просто жили. У двух инженеров был сын. Ирина научилась вязать. Она вязала и перевязывала все вещи руками, как автомат, чтобы хоть как-то одеть семью. Так, когда был маленький сын, она связала ему одну из первых кофт, на что воспитательница детского сада сказала:
   -Два инженера не могут одеть одного ребенка.
   Ирина училась изо всех сил: все сдавала, и не отстала от группы, это был пятый курс заочного обучения, она к ним пришла после трех курсов дневного обучения, и еще сдала все за четвертый курс заочного обучения, еще летом.
   После летней сессии, пролетев на самолете, три тысячи километров в воздухе, Ирина приземлилась по новому месту жительства.
   Ей стало везти. И летом, после сдачи летней сессии, она вернулась уже в новенькую двухкомнатную квартиру. В большой комнате по всей длине лежали доски.
  
   Пятнадцать листов дипломного проекта Ирины еле поместились на стенде. Огромный труд студентки, которая защищалась одной из первых, вызвал здоровый интерес среди сокурсников. Трибуна для зрителей была заполнена болельщиками.
   Ирина надела белую блузку в голубоватый горошек, темно-синюю юбку и жилет. Волосы накрутила локонами и так, в локонах, оставила волосы в большом хвосте. Никто "отлично" ей не поставил, почему-то все члены комиссии поставили "хорошо".
   За Ирину сокурсники переживали, но никому из болельщиков не хотелось, чтобы она была лучше всех. Ее всеобщими усилиями хотели осадить, как полую деталь под прессом...
   Соседи получили квартиру в соседнем подъезде. Дама с дочкой получила квартиру в другом районе. Из досок Кирилл сделал встроенную мебель: на кухне, в прихожей, в маленькой комнате. Потом Кирилл с соседом уехали за тридевять земель, на мебельную свалку и привезли рулоны узких полосок пленки. В магазинах пленку не продавали. Доски новой мебели покрывались полосками пленки, и вид становился не очень противным.
   Отдых молодых пар был незамысловатый: брали раскладушки и ставили их у стены электрической подстанции со стороны леса. Место прогревалось солнцем, и при общей не очень высокой температуре воздуха можно было загорать, а дети бегали рядом. Если температура воздуха была теплой, вся компания отправлялась на водоем, где спокойно купались и загорали.
   Еще один вид отдыха был распространен в этой местности: поход в лес за малиной. Лес был полон летних испарений, мошкара донимала, дети уставали, а взрослые шли с ними за малиной-ягодой.
   Совместный отдых первые годы и на встречу Нового года распространялся. Замечательный был второй Новый год в квартире соседей. К ним приехали приятные друзья, и танцы были до утра. Кирилл чуть не влюбился в соседку. Когда она уходила из квартиры после праздника, он так вцепился в ее руку, когда никто не видел, что рука ее неделю горела.
   Ирина опять вспомнила. Кирилл и готовились встретить ее и сестренку из роддома. Вымыли всю квартиру со всех сторон. Родители Ирины не только икру купили, а еще и кушетку для Ильи и уехали.
   Но бедность всю этим не закроешь. Поэтому старый ватный матрас а, Кирилл и распороли и всю вату распушили, и вновь сделали ровный матрас для маленькой девочки. Встречать маму с дочкой с букетом приехали муж и сын. Ирина вышла к ним с дочкой на руках, а машины нет!
   -Незачем ребенку дышать чужими микробами! - сказал Кирилл.
   Взял Кирилл дочь Машу на руки. Ирина рядом с сыном шла пешком до дома, через леса и дороги.
   Но навстречу бедным инженерам вышел сам Бог: погода в начале сентября была двадцать пять градусов тепла, день солнечный. На вытянутых руках донес ребенка Кирилл до дома. А когда болел сын, Кирилл сидел рядом с ним, и, как маг-волшебник, старался взять его болезнь на себя.
   Само собой Ирина следила за своей внешностью, она вполне допускала некую пышность своих форм, естественную от хорошей еды. Худые дамочки никогда бы не смогли сами сделать то, что умудрялась сделать она.
   "В здоровом теле - здоровый дух" - вот ее девиз существования. Она твердо знала по опыту прежнего поколения, в котором проповедовали тощих девиц, что в любовном плане их молодость была скоротечной, а старость преждевременной. Не верите? Опыт показывал, что худые дамочки от диеты худо и заканчивают. Губки накачают там и тут, а здоровье при этом откачивается.
   Ирина любила готовить, любила кормить, любила любить и быть любимой. Она была деятельной натурой. Да, могла быть грубоватой, а кто не ругался? Но если в кастрюле поднялось давление, пар надо сбрасывать.
   Так что Кириллу, супругу Ирины, было совсем не выгодно красиво одевать свою жену, он ее хотел одеть в кролика, и тогда мужчины бы к ней, как летающий мусор к черному пальто, не подходили.
   Из года в год Кирилл, муж Ирины, каждое лето уходил все дальше от дома в выходные дни. Он ходил по лесам и рисовал карты местности, собирая грибы и ягоды.
   Однажды он из леса принес ежика. Ежик сидел в корзине с опятами как царь. Опят было мало, и ежик свободно двигался внутри корзины. Сверху корзина была затянута марлей.
   У ежика были странные колючки, их было много, и они были плотные-плотные, а по длине каждой колючки цвет несколько менялся. Ежик был темно-серого цвета. Он мало отличался своим поведением от черепах, которые постоянно жили в доме. Еж маленький с плотными колючками, а черепаха - маленькая, но с панцирем. Ежик бегал по полу, забирался под диваны, потом выбегал на кухню подкрепиться. Этим он походил на черепах. Было у них одно отличие: ежик днем вел себя тихо и спал в уголке, а ночью он просыпался.
   Ночью у ежа был основной день, когда все спали, он не спал, а фыркал и бегал по квартире. Ежик будил всех. А у Ирины постоянно появлялась опасность наступить в темноте на колючки ежика. Ежа не прятали в клетки и коробки, он был вольным домашним разбойником.
   Маша ежа в руки не брала, но смотрела на него и на то, как он быстро бегал на маленьких лапках под огромной массой иголок. Ей хотелось, как в книжке на картинке, набросать на иголки ежа желтые листья клена. Но она боялась выносить ежа на улицу, поэтому просто принесла листья клена домой и бросила их на ежа. Но желтые листья с ежа соскользнули. Листья просто так на еже не держались.
   У маленькой Маши в детстве любимой книжкой была большая книжка с картинками. На первых страницах книги был нарисован смешной еж. Еж был не один, с ним были и другие животные, но еж в листьях на колючках был самым очаровательным. Ей брат читал книгу о ежике. Сама она до дыр перелистывала картинки в книге. Еж был ее книжным кумиром.
   Поэтому, когда Кирилл пошел в лес за грибами, где водились ежи и змеи, он вспомнил о любви дочки Маши к ежику на картинке. Он прошел километров десять по лесу и болоту с клюквой.
   -Там, где есть змеи, там и ежей можно встретить, - говорил он. - Грибы, особенно опята, близко от дороги не встречаются. Рядом с дорогами грибы собирают те, кто живет в этом лесном районе.
   Кирилл нашел маленьких опят на дереве, которое лежало на поляне. Рядом с деревом пробегал в траве еж. Он забыл про грибы и стал бегать за ежиком. Так ежик победил опят и прибыл в корзине к детям, потому что они любили ежика на картинках в книжке.
   Еж прожил дома пару недель. Кирилл видел, что дети поняли, кто такой еж и что пора его вернуть в места обитания. В свой очередной выходной он посадил ежа в пустую корзину, закрыл ее марлей, сел на электричку с грибниками и уехал в дальний лес. Он вернул ежа на то место, где взял, опят на дереве уже не было. Ежик не хотел сразу убегать, он привык к теплой жизни. Кириллу тоже было жаль отпускать милого ежика, но он понимал, что в квартире ежу жить трудно, а семье трудно привыкнуть к ночному образу жизни ежа. Он и еж посмотрели друг на друга и расстались. Еж побежал в желтую траву.
   Дочь встретила отца словами:
   -Папа, а где еж?
   Он ответил:
   -Это был царский ежик. Он был царем ежей и ужей на поляне рядом с болотом.
   Девочка успокоилась и вернулась к книжке с ежом, но книга ее больше не радовала. Ежик в книжке не был царем. Она стала смотреть картинки в другой книге.
   Однажды Кирилл ехал к соседу, но в лифт сел с его женой. Он так поцеловал ее губы губами - зубами, что из ее губы брызнула кровь. Ирина с соседом просто пошли в кино. Одним словом, все зашли далеко, пришло время всех остановить. Ирина ночью в темноте перекрестила дверь в свой дом амулетом с сапфиром, чтобы соседи забыли к ним дорогу. Они на самом деле разошлись и разъехались по разным местам города.
  
   В середине декабря поземка крутилась на асфальте вдоль очень длинного стеклянного здания фирмы. Здание своим торцом стояло в ста метрах от монолитного памятника у шоссе, по которому в олимпийские времена часто ездили правительственные кавалькады, из-за этого машины скапливались под окнами здания. Люди высовывали свои любопытные носы в окна, чтобы посмотреть, как проедут черные и большие машины. В этом длинном, длинном здание обитали три фирмы.
   Ирина шла по поземке в демисезонном темно-синем пальто. Ее голову украшала серая вязаная шапка петельками по моде тех времен. Ветер кружил вокруг молодой женщины и слегка подталкивал ее вперед, к проходной средней фирмы. Она зашла в проходную, посмотрела на указатели. Нужная фирма располагалась справа.
   В отделе кадров в стопке бумаг нашли все ее документы. Ее проверили по всем статьям, теперь она могла выходить на работу. КБ находилось в тупике второго этажа. Она вошла в огромное помещение, в котором обитали три лаборатории без видимых перегородок. При входе в помещение сидела женщина и стучала на огромной пишущей машинке. Остальное пространство занимали кульманы, столы, стулья и люди на стульях.
   На Ирине было надето платье серо-голубоватого цвета. Ей достался третий кульман от двери. Подошел начальник лаборатории Степан Степанович, дал Ирине первую работу - нарисовать педаль для станка-автомата в четырех вариантах. Так и началась конструкторская жизнь Ирины с вариантов конструкций.
   Стоять у кульмана приятно, но прорисовывать удобнее сидя. Посмотрев вокруг себя, она постепенно стала различать людей, сидящих рядом. Руководство на ее счастье сменило кульманы и мебель через месяц после ее выхода на работу.
   Из-за новой мебели все передвинулись в пространстве, а рядом с ней часто останавливался симпатичный Платон. Его вьющиеся волосы были коротко подстрижены, такая повальная мода у остальных мужчин настанет только через тридцать лет. Он приходил на работу в очень красивом джемпере, снимал его и укладывал аккуратно на тумбочку, надевал белый халат, и после этого с ним можно было говорить о работе.
   Платон по совместительству выполнял функции первого "справочного бюро". Если кому-нибудь что-нибудь было непонятно, то спрашивали у него, а если не знал он, то знали другие. Постепенно Ирина поняла, кто из сотрудников и на какие вопросы может ответить.
   Ирине понравился шеф Степан Степанович, но он любил совсем другую женщину, он в ту пору был увлечен экономистом отдела Анной Андреевной. В душе Ирины мелькала маленькая ревность, но она про нее быстро забыла. Общению на работе Анна Андреевна не мешала, этого Ирине было вполне достаточно. У нее своих проблем было выше крыши от жизни с молодым и сильным мужчиной, тогда он работал в этой же фирме, но этажом выше.
   Мужчины это быстро поняли и часто подсмеивались, что стоило с Ириной заговорить, как с третьего этажа прилетал ее молодой человек. Он сделал одну большую глупость - кроме своих прямых обязанностей по работе, его кто-то втянул в общественную работу, а этого делать было нельзя категорически. Он стал пунктуально выполнять свои общественные поручения, то есть проверять фирму на вредность условий труда.
   Аппаратуры было много, и многие установки излучали совсем не нужные человеку лучи и токи высокой частоты, вот он все параметры замерил и согласовал их с СЭС. Руководству фирмы исследования мужчины Ирины не понравились, начались судебные тяжбы. Ему пришлось тяжко на работе, хоть он и был прав и суд подтвердил его правоту. Именно в этой фирме он оформил свои многочисленные заявки на изобретения по работе, но общественная работа нанесла непоправимый урон его основной работе.
   Недалеко от кульмана Ирины находился стол Родиона. Он и был вторым "справочным бюро" по непонятным вопросам, но она не злоупотребляла его знаниями. Кроме кульмана у конструктора были и другие инструменты для работы: циркуль, карандаш, ватман, логарифмическая линейка, транспортир, угольник.
   При входе в комнату сидела экономист Анна Андреевна, потрясающая женщина с белыми волосами, она диктовала поведение в комнате конструкторов, все хозяйственные вопросы решала она. У нее был поклонник - Степан Степанович. Их общеизвестная любовь приятно скрашивала рабочие дни. Дома у них были свои семьи, но на работе, они были семья.
   Вероятно, свое дальнейшее поведение Ирина копировала с экономиста Анны Андреевны, кроме одного - Ирина не умела продавать, чтобы жить лучше, чем не зарплату конструктора. В свое время Анна Андреевна и ее муж заработали деньги на кооперативную квартиру весьма странным образом.
   Она работала швеей дома, поскольку была портнихой от Бога, а на работе она была экономистом. Как-то раз ее муж, работая машинистом, привез ей лоскутков целый мешок, отходы одного швейного производства, которые ему надо было выбросить или, точнее, отвезти на свалку. Муж не выбросил отходы, а привез жене. В то время с купальниками в городе было плохо, а лето выдалось жарким.
   Анна Андреевна выкроила купальники из лоскутков, сшила и продала. Купальники ее производства покупали очень хорошо. Так и повелось: муж привозил домой мешки с отходами швейного производства, жена шила вечерами купальники, а в воскресенье ходила на рынок и продавала.
   Худо-бедно накопили они так на кооперативную квартиру, а потом и мебель купили хорошую, на кухню приобрели гарнитур из натурального дуба, или он был сделан из шпона под дуб, что, в общем-то, не имело значения. Вскоре кримплен вышел из моды, его перестали производить, и машинист поезда стал привозить домой меховые обрезки.
   Судьба послала Ирине романтическую встречу на природе. Листья еще желтели, снега не было. Сияло солнце. Надо было конструкторскому отделу подготовить летнюю базу отдыха к зиме. К работе хорошо подготовились: стол ломился от еды и крепких спиртных напитков. На этот раз Ирина пришла в красной куртке, с ней рядом за столом сидел Платон в темно-синей куртке. Осенний холод согрели русской водкой. Костер сверкал огнем. Звучало танго. "Ты промедлил темно-синий..."
   Напротив глаз Ирины вновь сияли серые глаза Родиона. Она быстро попала в его объятия, в его огромные и крепкие руки под предлогом обычного танца. Красно - синяя пара, покинув танцплощадку у костра, ушла в сторону реки. Берег реки в объятиях желтой листвы деревьев, красная куртка - в сером окружении... Поцелуи вознесли их в серые небеса. Мир оказался оранжевым.
   Платон вернул Ирину на землю, он подошел к ней, они сели у костра. В чем основная разница между Платоном в темно-синей одежде и Родионом, разработчиком в светло-серой одежде? Платон - интеллектуал, он хорошо разбирался в конструкциях, в поэзии, в живописи.
   Он был нужен Ирине, как университет многочисленных знаний. Поцелуи на берегу реки быстро не забывались, и появилась потребность писать стихи. В нем была мужская сила. Это был крупный, красивый голубоглазый инженер. Именно он стал для Ирины на многие и многие годы объектом для физического притяжения.
   А что же Родион? Он пригласил Ирину в золотые дни бабьего лета поехать в ближайшую деревню на пикник. Она была в красной, а он в светло-серой одежде. Любовь платоническая у них продолжалась. Иногда он заходил в КБ к Ирине показать, кто здесь хозяин.
   На Новый год сотрудники собрались на квартире у шефа, Степана Степановича в новой башне. Квартира большая, народу набралось прилично. Ирина не отказалась от приглашения. Она пришла в длинной черной юбке в пол, в белой блузке и с красной ажурной шалью на плечах, а в квартире не оказалось знакомых поклонников, ради которых она вырядилась.
   Все лица новые, хотя по работе и знакомые. Все снова? Да, в процессе празднования из толпы явно выделился один крупный мужчина, Степан Степанович, ее шеф. Танцы, они и на Новый год танцы, и танго соединило их души. Из квартиры в новой башне Степан Степанович и Ирина ушли вместе.
   Жили они в соседних кварталах, машина в таких случаях не нужна. Как они оказались на мосту, который находился в стороне от домов вообще не понятно! Степан Степанович стоял рядом с Ириной, смотрел на проходящие поезда и все пытался чмокнуть ее в щечку.
   Шампанское, верный напиток мимолетной влюбленности, стал выветриваться из головы, мысли пришли в норму, и она настояла на дороге по домам. Кончилась ли на этом история? Пожалуй, нет. Бывают супружеские, гражданские браки. У Ирины был брак дружественный. Что это значит? А кто его знает?!
  
   Летом фирме выделили землю под сады и огороды. Землю делил Степан Степанович, и от его щедрот участок Ирины оказался намного больше, чем у других, но в конце сезона она вернула земельный участок фирме. Случайно или нарочно шеф после новогоднего праздника попал под напряжение тысячи вольт. Его откачали, спасли. Скорая помощь появилась вовремя.
   Яркое, июльское солнце пригревало спины людей, шедших с тяпками по грядкам с маленькими всходами свеклы. Рядом с Ириной шла Анна Андреевна, которая была старше Ирины. С другой стороны по своей грядке шел Платон, высокий мужчина с пышной шевелюрой и большими глазами. Эти глаза то обращались к своему соседу по грядке с другой стороны от себя, то постоянно смотрели в сторону Ирины. Судьба их постоянно сводила. Вероятно, начинало действовать любимое проклятье Анны Андреевны: 'Чтоб ты, Ирина, влюбилась!'
   Желтый купальник, надетый на Ирину, очень привлекал внимание Платона, или тело в этом купальнике не давало ему покоя. Анна Андреевна, половшая свеклу рядом с Ириной, стала вводить ее в курс женских дел конструкторского отделения, она была не из разговорчивых особ и просто решила предостеречь девушку от соседа с другой стороны грядки. Июль грел своим теплом, а мужчина своим взглядом. Анна Андреевна - охлаждала.
   Грядки закончились. Толпа со всех сторон ринулась одеваться и отправляться по домам. Платон предложил подвести Ирину на машине до ее дома. В его машину со всех сторон сели люди, которых он знал. Анна Андреевна с тревогой смотрела на молодую женщину, которая села в машину красивого мужчины.
   Машина проехала по проселочной дороге, потом выехали на знаменитое шоссе, по городу машина развезла всех сотрудников. Хозяин машины даже и не думал даму из машины выпускать. За последним человеком закрылась дверь. Машина на приличной скорости поехала в сторону речки.
   Платон был в своей стихии: скорость, еще раз скорость. Проехали пост автоинспекции достаточно медленно. Свернули с одной дороги на другую дорогу и оказались на берегу речки, которая за последние годы так обмелела, что трудно представить, где это было.
   Жизнь к тому времени Ирину научила выживать и с крупными мужчинами в борьбу не вступать, а Платон был высокий. Вылезли они из одежды до купальников и вошли в воду. Охлаждение не было длительным. Вскоре он сидел на берегу и говорил про свою дачу и вишню в саду. Потом они сели в машину и поехали по другой дороге. Машина неожиданно резко свернула в лес.
   Будучи относительно спокойной женщиной, Ирина не ожидала такой внезапной любовной атаки со стороны высокого и красивого человека, с которым уже давно встречалась, и никакой любви между ними особой не было. Между ними возник каскад любовных действий разгоряченных тел, и рук, и губ...
   Натиск был стремительным. Желание возникало мгновенно. Расслабление абсолютное. Видимо, здорово Платон на Ирину на грядке насмотрелся, он был готов к любви и к любовной игре. И все. Описывать подробно действия каждого смысла не имеет, этого будет мало для воспроизведения событий. Чувство оказалось огромным и быстро прошло. Все, осталось уехать домой, куда ее довольно быстро он отвез...
   Так у девушки появился любовник. Что дальше? Они вошли в зацепление чувствами. Женщины на работе изо всех сил говорили об опасности, что Ирина у Платона не из первого десятка.
  
  
  Глава 18
   Цивилизация проникла в страну исподволь, захватив дороги автомобилями, руки телефонами всех систем. Снег падал и ничему не удивлялся. Он много видел на своем веку, переходя из воды в снег, от земли к небу. Он видел хорошие поступки и плохие.
   Снег падал на крыши дорогих авто, и на крыши машин эконом класс, делая их слегка похожими. У снега было хобби: мир выравнивать в цветовой гамме. Он любил белый свет и белый цвет - он снег, и этим все сказано.
   Ирина любила снег и понимала его. По снегу она могла определить температуру воздуха. Снег всегда разный, он бывает влажный и блестящий, а между этими состояниями можно наблюдать снежные полутона.
   А еще она любит мартовский снег, который всегда стремится к крупинкам, прежде чем растаять и стать водой. Сегодня снег был легкий, приятный. Ветер дул южный, слабый. Можно было остановиться минут на пять и наблюдать зимние пейзажи.
   Однажды в дверь Ирины постучала соседка по лестничной площадке и предложила шапку из белой нутрии в виде горшка с отворотами и хорошо обработанную шкуру белой нутрии на воротник. Ирина тут же решила, что нутрию надо брать. Шапка имела жесткий каркас и точно подходила ей по размеру. Но где взять пальто, на которое можно пришить шкуру нутрии в виде воротника?
   У нее было демисезонное пальто зеленого цвета с длинным поясом, и с большим воротником. Ирина разрезала шкуру нутрии бритвой, сшила по центру ручным швом и сделала симметричный воротник, после чего пришила его на демисезонное пальто. Наряд получился необыкновенно яркий и жизнерадостный: белый мех на фоне ткани, но долго в такой яркой обнове ходить необыкновенно трудно.
   Ирина после яркого наряда купила себе черное пальто с длинным поясом и капюшоном, на котором по краю уместилась скромная темно-коричневая норка. Этот наряд не раздражал яркостью, но черный драп требовал постоянного ухода, поскольку собирал на себя весь летающий мусор.
   Постепенно пальто привыкло быть постоянно вывернутым наизнанку, когда его Ирина сдавала в гардероб или оно висело дома, так оно меньше собирало окружающий мусор.
   Именно в этом черном пальто на стройной фигуре у нее было максимальное число поклонников в виде мужчин-сослуживцев всех мастей.
   Или у нее был такой возраст, что ей хотелось повесить на себя табличку: "Не влюбляться!"
   Мама Ирины из-за рубежа привезла первые сто долларов в жизни и отдала дочери. Ирина поехала в магазин "Березка" и купила светло-серые замшевые сапоги. Шапка из песца такого цвета у нее уже была. Над светло-серыми сапогами шествовал светло-серый костюм, если снять черное пальто. В светло-сером наряде она являлась в кафе, где обедал необыкновенно красивый мужчина, по его машине она определяла место его нахождения.
   Рядом с мужчиной она не садилась, но садилась так, что он не мог не оценить ее серый наряд. И мужчина сам нашел ее через пару дней. Это был разработчик цифровой аппаратуры Платон.
   Серебристые кроны деревьев. Темное зимнее утро. Липовая аллея. Аллея города. Чудо, какая она хорошая! Серебрятся от инея ветви лип. Голубоватые ели прикрыты пышным снежным покровом. Снег скрипит под ногами. Небо совершенно неопределенного цвета - темное и все, но как прекрасно идти по аллее, когда над головой до горизонта видны кружева серебристых крон деревьев! Спокойно бьется сердце.
   Вместо мучительных мыслей о работе в голове возникают песни.
   И Ирина поет:
   -Висит на заборе, колышется ветром...
   И все прекрасно. Мир светел и чист. Чудеса. И хочется ей в вальсе кружиться и радостно петь. Зачем сердечные капли? Надо только идти пешком на работу, и мир окрашивается в чудесные краски зимнего утра. Кружева серебристых крон удовлетворяют потребность в красоте на рабочий день. И вот она, работа!
   Но нет, мысли с неприятностями опять исподволь выползают из закоулков мозга. Вновь расцветают пышным букетом нервные мысли. Ирина даже решает уволиться! Но видения зимнего утра спасают ее! Незаметно для себя она втягивается в работу и уже с удовольствием читает местный технический перевод с немецкого языка. Мысли ее в работе. Все нормально.
   Спасибо великому актеру Райкину, благодаря его выступлению у фирмы есть Греческий зал в столовой. Чем зал примечателен? Любая очередь быстро и незаметно рассасывалась - это как чудо. Не надо думать о еде, 60 копеек в кассу и за всех все обдумал местный шеф-повар. Ирине оставалось взять обед и сесть за прекрасный стол, достойный украсить любое кафе, а стулья здесь стояли такие тяжелые и добротные, что она согласна иметь их у себя дома.
   А публика? О, что здесь за публика! Это самые здоровые люди с предприятий. Это самые нетерпеливые люди. Это те, которым все надо быстро и сейчас. Какие здесь красивые мужчины и независимые женщины! Сколько здесь знакомых и совсем незнакомых людей! А глаза? Они так и светятся, они так и ищут объект для внимания! А вот и тот, из-за которого этот греческий зал кажется лучшим рестораном в мире! Свет очей, в котором мир преломляется.
   Ирина не видит окружающих людей, они ей совсем не мешают. У нее обед! И не беда, что на подносе разлиты щи, а тефтели под интересным соусом! Все мелочи! Сияющие глаза окупят все. А если нет глаз, которые ей сияют? Надо искать. Вон их сколько, ждущих и вопрошающих! И обед станет чудом!
   Именно в залах общепита происходили свиданья в обед. Ирина ушла уже из двух фирм, люди из которых обедали в этом огромном помещении, в котором было много раздач. Несколько плит-печей варили разную пищу для разных столовых. Мужчины остались в прежних фирмах, но здесь их можно было увидеть при необходимости.
   Высоцкий выступал пару лет назад в двух километрах от этой столовой. Ирина на концерты Высоцкого не ходила. Он приезжал выступать со своими концертами, и был рядом с длинным-длинным зданием. Кто не поленился - его слышали живого. Степан Степанович его слушал лично.
   На фирме дисциплина была железная, работы много, дорога от КБ до цехов на заводе была неблизкой. Ирина некоторое время сидела во втором ряду кульманов, потом пересела в первый ряд у окна. Но и здесь не обошлось без общественных работ. Часть конструкторского отделения как-то отправили с места работы на колхозные грядки для прополки свеклы. В добрые старые времена на колхозные грядки вывозили проветриться и поработать людей любых организаций и рангов.
   Через некоторое время Ирина почувствовала свободу от общения с людьми. Из окон фирмы хорошо просматривалось знаменитое шоссе, но однажды это счастье закончилось. В фирме появился новый директор, он купил вычислительные машины, тогда они были огромными, и выселил конструкторский отдел из длинного-длинного здания. В их комнатах поставили вычислительные машины, которые требовали хорошего помещения и ухода, но они быстро морально состарились.
   Но конструкторы к этому времени были выселены в здание на задворках, к которому приходилось ходить по грязной дороге. В качестве компенсации за неудобства директор в окна конструкторов поставил кондиционер, дующий прямолинейно кому-нибудь в ухо и по этой причине являющийся страшным раздражителем общества.
   Теперь, чтобы пойти в цех или столовую, надо было одеваться и идти по плохой дороге, все это мало радовало и отвлекало от работы.
   Начальник КБ заставил поставить столы так, что люди смотрели друг на друга, и только повернувшись к кульману, получали уединение в коллективе.
   Анна Андреевна, женщина мудрая, в своих руках держала распространение на работе туристических поездок. Она заметила внимание Платона к Ирине, и от ее взгляда не укрылись их разговоры.
   Женщина решила, что надо закрепить их служебные отношения, дабы ее любимый Степан Степанович не увлекся еще и Ириной. Анна Андреевна предложила Ирине и Платону две путевки в Древний город. Они согласились...
  
   На желто-оранжевую листву падали липкие лохмотья снега. Люди вышли из остановившегося экскурсионного автобуса, ехавшего по федеральной трассе. Они смотрели на осеннюю погоду, природу и друг на друга. Природа напоминала Подмосковье в чистом виде.
   Рядом с Ириной, одетой в красную куртку, на которой висели хвосты длинного темно-синего шарфа, быстро оказался высокий мужчина в темно-синей куртке - Платон. Ирина посмотрела Платона в глаза и перевела взгляд на носки своих блестящих черных сапог.
   Молодой человек что-то говорил, как будто сыпал мокрый снег на душу молодой женщины, которая вырвалась из домашней повседневности, и тут же оказалась в плену чужих желаний. Их поверхностное знакомство ни к чему не обязывало. Вкусы и привязанности Ирины и Платона практически совпадали, их взаимная симпатия замечалась окружающими. Три дня им предстояло провести вместе. В длинном автобусе со шторами на окнах они сидели рядом. Звучала песня: "Папа, подари мне куклу..." Как из простой симпатии рождается любовь? Оказывается, нужна экскурсия в новые места среди незнакомых людей. На экскурсию едут отдыхать, развеяться и узнать о стране и о себе.
   Остановка автобуса на Валдае оказалась сугубо исторической. Вот где берет начало Древняя Русь! Именно здесь у Ирины возникло огромное и странное ощущение истории! Низкие каменные здания вызывали бурю неподдельных эмоций.
   Воздух исторического прошлого пропитывал приезжих и сжимал их в дружеских объятиях. Монастыри и церкви покоряли своей естественностью вместе с окружающей средой. Озеро поразило своей прозрачной гладью и большими гальками. Ирина чувствовала, что она находится не в Подмосковье, пронизанном современностью, перед ней простирался Его Величество Валдай!
   Мощь исторического прошлого вызывала восхищение. Старинный маленький музей мог продемонстрировать предметы старины и утвари. Темной отличительной особенностью музея и его гордостью неизменно считались и считаются озерные колокольчики. В ресторане, расположенном в каменном доме, на стол подали маленькие, но вкусные котлеты.
   Маленькие колокольчики можно было видеть и в музее, и в продаже. Они звонко звонили, и все звонче становились голоса при разговоре, появилась теплота в общении, вместе с теплыми котлетами. Следующая остановка у озера, большого и чистого.
   На катере всю экскурсионную группу переправили в монастырь. Идут двое в толпе, и это приятно, им рассказывают историю этих мест, а они рядом, и эта история становится волшебной. Хорошо! Небо ясное. Снег подтаивает на жухлой траве вокруг стены монастыря.
   Двое все спокойнее чувствуют себя рядом друг с другом. Просто рядом. Следующая остановка оказалась медовой. Народ ринулся на рынок вблизи Древнего Новгорода, куда не дошли в свое время люди хана. В руках у многих пассажиров автобуса оказался мед в сотах. Ирина впервые видела медовое чудо. Она сходила одна на рынок и купила такой мед.
   Разговор за разговором и автобус подвез людей к месту ночевки. Гостиница находилась рядом со стенами монастыря. Ирина и Платон пошли гулять по берегу озера, окантованного белыми стенами монастыря. Проваливаясь в холодном песке, все ближе прикасался темно-синий шарф к темно-синей куртке.
   Руки встретились. Губы встретились. Глаза - оттаяли. Платон по природе своей осторожный мужчина, лишнего себе в отношении Ирины он не мог себе позволить. Она именно с этого момента стала писать стихи. Ночь прошла в разных комнатах. Весь следующий день был заполнен экскурсиями. Совершенно верно, что Валдай посетили до Великого Новгорода! Новгород - само историческое совершенство!
   Памятник Тысячелетию Россия завораживает и отпускает на просмотр исторических достопримечательностей города и его окрестностей. Соборы, церкви, колокола не давят своей значимостью, а возвышают туристов. Кованые ворота, церковная утварь не порабощают, а вдохновляют на новые свершения. Раскопки городища, берестяные грамоты приближают к книгам по истории, словно становишься их соавтором, а не учеником жизни. Впечатления от встречи с Древней Русью на фоне желтой листвы - самые положительные!
   Домой Ирина и Платон вернулись в меру влюбленные, с ощущением поцелуя на губах. Платон все свои чувства высказывал необыкновенно красиво, он писал стихи на листочках, вслух много не скажешь, кругом стояли другие кульманы и сидели конструктора.
   Ирина на память стихи о любви не знала и отвечала своими стихотворными строчками, которые на удивление быстро появлялись в ее голове в ответ на послания Платона. Стихотворная переписка не мешала работать, зато в голове не скапливались ненужные для работы мысли, а сразу реализованные, занимали минуты, а длительные часы были оставлены кульману.
   В КБ, где работали Платон и Ирина, разрабатывали оборудование для получения твердого материала. Чертежи были достаточно большие и сложные. Анна Андреевна постоянно наблюдала за парой влюбленных и тихо радовалась, что не она на месте Ирины.
   Ирина с Анной Андреевной однажды поругалась, и в качестве женской ревности Анна Андреевна бросила проклятье:
   -Чтоб ты, Ирина, влюбилась!
   С этого момента все в жизни Ирины покрылось новыми чувствами.
   Безоблачная голубизна небес пела о первом дне календарной весны, такая погода в этот день была однажды в выходной день. Ирина надела свои лыжные ботинки, еще выданные тренером во времена юности, взяла в руки лыжи тех же времен, палочки были новые, и отправилась на лыжах за железную дорогу, на горках кататься. Морозный снег, ослепленный солнцем, остался в душе, лучом лыжной прогулки.
   Идти сквозь заснеженный лес до горок было не просто приятно, Ирина испытывала истинное наслаждение от вида самой окружающей зимней атмосферы. Лыжи катили нормально, по дороге встречались лыжники всех возрастов. Чем дальше от жилых массивов, тем больше поваленных деревьев, но медведи по ним не бегают, на сваленных деревьях лежит слой снега всей зимы.
   Горки. Скатилась с них пару раз и достаточно, пора домой, в лесу автобусы не ходят, надой найти силы дойти домой на лыжах. Вот и весь спорт спустя годы после спортивной лыжни юности. Великий социализм вместе с лыжами уходил в далекое прошлое.
   Почему Великий? Фирмы были большие, люди работали, столовые работали, больничные работали. После обвала социализма, наступил реализм частных фирм. Больничные листы еще существуют, но если ты их возьмешь пару раз, то тебя элементарно уволят по любой маленькой причине, выращенной до размеров слона.
   В частных фирмах не любят больничные листы, не любят больных, не любят пропуски в работе. Пропуски в работе неизбежны, человек живет в борьбе с болезнями. А если ты заболел, хоть на один день, то уменьшенная зарплата и наказания, неизбежны. Так и работает Ирина. Для расчета пенсии выбраны годы, когда фирмы сваливались с катушек из-за постоянных финансовых обвалов страны.
   Ирина работала, но где искать те фирмы, которые перестали существовать не по ее вине? Так, что жизнь прекрасна и удивительна, как солнечный день в первый день календарной весны.
   На Анну Андреевну деньги свалились. Она стройная, худенькая женщина от природы, слегка возвышалась над остальными женщинами необыкновенно красивой обувью на каблуках, на ее плечах всегда красовался красивый мех в виде очередной шубки. Своей роскошной одеждой она брала верх за свой рост. Анна Андреевна к ацтекам отношения не имела, она разведенная, но не брошенная жена бывшего мужа. Люди так разводятся, чтобы быть богаче на одну квартиру. У них есть общий сын (его имя древнее, как сама земля), который часто сопровождал свою маму, одетую в очередную новую шубку из редкого и дорогого меха, до очередной подружки.
   Так вот, чтобы из сына вырос хороший охранник своей мамы и себя самого, его с первого класса возили на модную борьбу и года через четыре-пять у него был пояс весьма почетного цвета. Жить в ожидании новой квартиры крутым людям неимоверно скучно, и, прибедняясь, но не во всем, семья построила себе особнячок из трех этажей.
   Анна Андреевна в мебельных магазинах покупала спальные гарнитуры в новый дом, самые дорогие и красивые, все остальное соответствовало этим гарнитурам. Но при строительстве дома они выбрали самые модные трубы для сантехники, и вот когда гарнитуры заняли свое место и включили в доме отопление, модные трубы лопнули. Вода с завидной легкостью крутилась у ножек различных спальных мест. Пришлось перекрыть отопление и менять модные трубы на обычные трубы, но проверенные временем и многочисленными домами.
   Но есть и вторая сторона успеха, дома особняки стоят особняком и вдали от общественного транспорта, это заставляет женщин, обеспеченных мужчин садиться за руль собственной машины. Мужчина с большой легкостью покупает своей жене машину, чтобы она от него отцепилась, хоть ненадолго. Анна Андреевна была вынуждена идти и учиться на права. Естественно, права она получила, но очень скоро врезалась своей новенькой машиной в автомобиль мужа, когда пыталась рядом с его машиной поставить свою машину.
   Автомобили отправили в ремонт. После ремонта автомобилей, муж сам сел за руль и уехал, а Анна Андреевна ходила кругами вокруг машины, не решалась сесть за руль. Тогда она вызвала такси, и тем самым решила проблему перемещения в пространстве.
   Большой дом, большая уборка комнат, для нее, это выше ее сил. Пришлось нанимать приходящую домработницу. Так и живет Анна Андреевна в роскошной обстановке с мыслями, как бы сбросить с себя очередные заботы, которые из-за роскоши хорошо растут.
   Переключив все передачи, душа ее остановилась на чемпионате мира. Что ни говори, а крупные спортивные соревнования наполнены здоровой энергетикой. Все спортсмены уникальные, победители - это вообще представители земли, их физическая форма и содержание достойны звания Богов Земли.
   Анна Андреевна всегда любила смотреть соревнования по легкой атлетике, почему-то тройные прыжки ей больше всего импонировали. Последний раз она неудачно пробежала по проспекту на эстафете, задохнулась от самой себя, и с тех пор перешла в ранг обычного зрители.
   Совсем недавно она слышала о соревнованиях для любого возраста, но больше трех кругов по стадиону выдержать пока не может. Поэтому прямой эфир с беговой дорожки - это все. Как раз идет эстафета мужчин. Красавцы! Атлеты - высший класс! Торсы. Мышцы. Здоровые люди спортсмены. Приятно, что есть такие великолепные мужчины на чемпионате мира. И зрители молодцы, они пропитаны энергетикой здоровой мощи атлетов из легкой атлетики.
   Воспаленный от ненависти мозг придумывал сказки, спокойный мозг их забывал, и жизнь начиналась сначала в отблесках солнца или в каплях дождя. Анна Андреевна устала от ненависти, от горьких обид и воспоминаний.
   На ловца и зверь бежит. Попал в сети ее мужчина неопределенной наружности, неопределенного возраста. У него было хобби: он копил зеленые бумажки с портретами чужого президента. Бумажек этих у него скопилось несколько тысяч, но все они были закрыты его природной жадностью.
   Анне Андреевне его зеленые бумажки и не улыбнулись. Несколько встреч за ее счет слегка отвлекли, но совместного будущего не обещали. Они расстались и все. И все же у нее появилась некоторая уверенность в себе, а не пришибленность брошенной женщины.
   Очередной мужчина Анны Андреевны был беден и ездил на большой машине, и на других огромных машинах с шофером. У него было два трехэтажных дома и квартиры в разных местах. Сами понимаете, деньги на маленького сына и его роскошную мать с неба сыпались сильно ограниченно. У него был личный пансионат с озерами, но денег на женщину было мало. Комната была завалена вещами в сумках, но отправка тянулась уже месяц.
   Анна Андреевна теряла терпенье, это передавалось окружающим. Несколько лет назад верховные силы выделили роскошной женщине квартиру. Дом многоквартирный из кирпича с гаражом и магазинами. Дом появился на обложках журналов. Рядом с домом гаражи, детские площадки, светятся окна магазинов.
   В дом не прописывали. Жильцам разрешили делать ремонты по своему вкусу, заплатить за свет. Дом завис. Слухи разные, в том числе говорили, что убили хозяина дома и всех его близких родственников. Люди умные стали продавать квартиры, в которых не жили, и покупать в домах более простых. А красивая женщина Анна Андреевна так и не может въехать в квартиру кирпичного дома, хотя деньги давно в нее вложены. Дом стоит. Магазины работают.
   Деревянный стол был покрыт зеленым сукном, за столом сидел мужчина средних лет в темно-синем костюме и иногда смотрел на конструкторов, сидящих перед ним. Это был начальник КБ, член КП. Его сила управления основывалась на двадцати рублях в квартал, которые на общем собрании торжественно отдавали лучшему ударнику коммунистического труда.
   Были еще способы оплаты, но они исходили от главного инженера НИИ, и заключались в создании бригад для особо важных работ с оплатой в два оклада. Но такие бригады создавались по особо важным заданиям, например при создании орбитальной станции, необходимой для накопления топлива, при полетах на Луну.
   Люди работали по шесть дней в неделю. Работа была напряженная и ответственная. Те, кто был в бригаде, придумали развлечение: собирали больше денег на дни рождения и дарили друг другу хрусталь. Флюиды взаимной влюбленности не обошли Анну Андреевну стороной.
   Осенью все выходили собирать картошку с грядок на колхозном поле. И политика начальника КБ резко менялась, он забывал про работу, в голове у него вертелась одна мысль, которая в разных вариантах, выражала один смысл: Анна, будь моей женщиной. Разговоры были все настойчивее, его опека окружала ее со всех сторон. Вода камень точит.
   Однажды летом, когда у начальника КБ, то есть у Степана Степановича, не было дома домашних, а его машина стояла у дома, в квартире Анны Андреевны раздался звонок:
   -Анна, приезжай, ко мне! - И он сообщил ей свой адрес.
   Домашние дела у нее отошли в сторону. При входе в его квартиру ее поразило антикварное зеркало, все остальное в квартире было просто, чисто и без излишеств. Ах, ах, ах... Люди оказывается не только роботы-конструкторы, иногда человеческие чувства появляются и в них.
   О чем думала она, когда сюда ехала? Неизвестно.
   Работала она вместе с начальником КБ, и мыслей о посторонних отношениях в голове не держала. А тут он как-то быстро превратился из зрелого человека в безрассудного молодого человека. Плохо менять партнеров, и женщина уже обжигалась на этом, но как бабочка прилетела в новую историю.
   Одним словом, любовь произошла быстро, здорово, необыкновенно. В сексуальной жизни всегда есть место подвигу и ротозейству. От скоротечности неожиданной любви Анна Андреевна легла и не могла двинуться минут десять.
   Женщина осталась одна, без мужчин. Расплата была самой дорогой: женщина попала в интересное положение по полной программе с первого захода, с мужем у нее были свои средства защиты, а здесь она о любви и не думала.
   Нервное состояние в таких случаях самое ужасное. Надо было избавиться от этого. Организм, молодой и крепкий, ничего не хотел отдавать, идти к врачам смысла не имело.
   Все было понятно, Анна Андреевна молчала и никому ничего не говорила. Пила траву за травой, таблетки за таблетками и сорвала беременность. Состояние было ужасное, температура высокая. Вызвала врача. Врач, молодой мужчина, осмотрел ее и назвал заболевание - ангина. Несколько дней отлеживалась дома. Вышла на работу и опять молчит.
   Прошло больше года, и КБ опять послали собирать картошку.
   Начальник КБ собирал картофель рядом с Анной Андреевной. Слово за слово и она рассказала ему окончание летней, любовной истории. Он притих, стал болеть, ходить в рабочее время по врачам, деревянный стол с зеленым сукном, стал пустовать.
   Однажды от напряжения внутреннего и большого объема работы у нее свело левую часть тела. Она сидела и оттирала правой рукой левую часть тела. Выпила нитроглицерин, немного пришла в себя.
  
   Муж Анны Андреевны всего этого не знал, но не понятно, почему явно показывал свое враждебное отношение к начальнику КБ. Ножку он ему подставил, что ли, но начальник КБ долго хромал по этой земле. Несколько раз Анна Андреевна встречалась со Степаном Степановичем. Интересно, что в душе у нее к нему не было ни любви, ни ненависти. Так, краеугольный камень судьбы.
   По двери кто-то бил кулаком и ногами, шум стоял отчаянный.
   Двое - Анна Андреевна и Степан Степанович - лежали в уютной постели, и выходить на стук в дверь им явно не хотелось. Кто-то бил в дверь минут десять и ушел. Окна в квартире так расположены, что в окно не видно, кто вышел из подъезда. Женщина встала и пошла на кухню, на глаза попался складной нож приличных размеров на стиральной машине-автомате.
   Жизнь для Анны Андреевны принимала интересный оборот, вполне возможно, что по двери бил ее законный муж. Она как-то исподволь, но чаще и чаще стала уходить из дома и не куда-то, а в эту квартиру давно знакомого человека. Здесь не было особой радости, но дома с мужем ей было намного хуже.
  
  
  Глава 19
   Муж проследил, куда жена ушла в темноте зимнего вечера. Жизнь шла обычным чередом в квартире Анны. А в личной квартире Степана Степановича все было чисто, красиво и немного пустынно. Анне немного здесь было прохладно, из-за того что он курил и открывал для проветривания окна. Не все ей в нем нравилось, но он был ее спасеньем в этот период жизни.
   Анна Андреевна привыкла к Степану Степановичу, но их сердца были свободны от любви, и только небольшие влюбленности омрачали или согревали их души.
   У них был винный роман. Он любил букет виноградных вин. Она любила его. Она покупала вино, и, заглушив свою совесть, летела к нему. Любовь зависела от качества вина, чем лучше вино, тем лучше любовь.
   Зачем Степан ей был нужен?
   У Анны был такой период в жизни, когда вокруг звенела пустота от неудовлетворенности жизнью. Мир был полон красок, а в ее душе жила серость его одежды.
   Вино убивало микробы во рту, и поцелуи становились безопасными, ангины после винных поцелуев не проявляли свою активность, а ей нужны были его поцелуи для получения состояния удовлетворенности жизнью.
   Анна любила огромное кресло, которое стояло у Степана в комнате, покрытое искусственным мехом под тигра.
   Кресло стояло в центе комнаты, и в нем вполне можно было сидеть и тянуть потихоньку из хрустального бокала виноградное вино.
   Вино играло в бокале, бокал можно было крутить в руке в лучах люстры из горного хрусталя.
   Степан не любил закрывать портьеры, на окнах висела прозрачная легкая ткань с блестками. Количество блесток к низу ткани резко возрастало, и они мирно уживались на красивом рисунке, как танцующие капли вина на дне хрустального бокала.
   Он мог долго и много говорить, он ждал ее, ему нужна была ее способность слушать, поддакивать и не перебивать ход его мыслей.
   Анна покорно слушала и играла с бокалом вина. Он с вином не играл, он пил вино, как гурман. Он чувствовал вино в бокале и испытывал истинное наслаждение от его вкуса.
   В доме у него всегда было вино.
   Ее задача заключалась в том, чтобы купить вино не только из нужного сорта винограда, не только знать страну-производителя вина, но еще не полениться и прочитать, где разлито по бутылкам это вино. О, как Степан следил за всем этим! Изучив все надписи на этикетке бутылки, он смотрел ее на просвет, он замечал даже, как приклеена этикетка и что на ней написано со стороны вина. Если что-то не так, то он начинал ворчать, и до любви дело не доходило.
   У Степана Степановича еще была странная особенность, Анна ему больше нравилась в брюках, чем в юбке. Ему нужны были ее накрашенные глаза и уложенные в прическу волосы, ему нравилось смотреть на ее ухоженное лицо и пить вино. Ему нравился вид преуспевающей женщины сквозь бокал с вином.
   Ее все устраивало, она ждала финиша винной церемонии - любви. Винная идиллия нарушалась ее длительностью, она начинала от нее уставать. И появилось разнообразие в их отношениях, появился третий нужный человек. Он нашел себе друга, теперь они пили вино втроем.
   Другу Степана Анна очень нравилась. Степан этим обстоятельством был очень доволен. Он издевался над ними. Анна ушла в ванную комнату, встала под душ и сама стала как бокал вина с капельками вина на стенках. Она появилась сияющая из ванной комнаты в аметистовом ожерелье.
   Степан пошел с Анной в другую комнату, оставив третьего человека с бокалом виноградного вина. Ой, как ему нравилось солить третьему, чтобы тот завидовал их любви! Он любил любить при слушателях его любви, его успеха, его мужской возможности.
   О! Чувство победы.
   Молодые люди отметили полноценной влюбленностью свою случайную встречу. После любви Степан исчез в снежной пелене жизни. Попытки Анны вернуть Степана, ставшего за один день близким человеком, не увенчались успехом. Нельзя сказать, что она его раньше не знала. Они были знакомы больше года. Они встречались по работе в официальной обстановке. Но знала она его плохо.
   Степан родился в центре столице. Его отец работал в издательстве газеты шофером и столяром. Мальчик был не бедным, не богатым. Мама, папа, брат, сестра дали ему полноценное детство. Жили они на первом этаже многоэтажного дома, куда редко заглядывало солнце. Зимой сугробы подступали к окнам, украшенным морозными узорами. Жаловаться ему было не на что.
   Он рос худощавым, симпатичным пареньком, поэтому он пошел не в хоккей, где лица закрыты масками, а на бальные танцы. На танцах Степан познакомился с тоненькой девочкой маленького роста. Они хорошо смотрелись на сцене, но в жизни она смотрелась хуже. Он высокий. Она очень маленькая без каблуков. Жизнь и танцы - две большие разницы.
   Маленьким девушкам чаще, чем большим, нужна помощь мужчин. Например, чтобы шторы повесить, или принести продукты, или сдвинуть мебель с места. Танцевали они, танцевали и поженились. Через некоторое время его родители умерли. Им досталась одна комната на троих.
   Братья и сестра вели себя хорошо при живых родителях, а после их смерти квартира стала коммунальной. Степан не выдержал семейного разлада первым. Обладая хорошей памятью и способностями, он окончил технический институт и поехал работать в новый район столицы за квартиру. День его был занят дорогой, работой, а дома он был только вечером и ночью.
   Его миниатюрная жена сама разбиралась с его братом и сестрой, встречаясь с ними на общей кухне. Степан в электричке читал книги, учил стихи или английский язык. Его лицо носило интеллектуальный отпечаток прочитанной им литературы. Удивительно, но с годами он становился красивее, утонченней и, конечно, умнее.
   Стройность, но не худощавость притягивали женские взгляды. Он не пил, не курил, говорил красиво. Общение с ним для любой женщины было радостью. Тонкие черты лица, огромные глаза, легкий полет волос - волшебный мужчина.
   Первой на новой работе в него влюбилась яркая блондинка с ровно подстриженными волосами. У нее была дочка и больной муж. Это была худощавая женщина, чуть ниже Степана ростом. Работали они в соседних лабораториях и их встречи имели чисто рабочий характер.
   Но постепенно женщины стали поговаривать, что они встречаются и вне работы. Между ними веяло близостью. Поэтому для всех женщин отдела Степан перестал существовать. Если у мужчины есть жена и любовница то, что с него еще можно взять?
   Степан любил и ценил свою семью. Он свято отдавал жене заработную плату ведущего инженера, он ради семьи практически не был дома. Ну и что, что он встречался с еще одной женщиной? Он дома не мешал никому в это время.
   Итак, он уже мог изменять, превознося измену в ранг своего достоинства, или жертвы для своей семьи, чтобы не стеснять их своим присутствием. Так прошло пару лет.
   Ирина пришла на работу в лабораторию, где работал Степан Степанович. Что тут говорить? На самом деле она его не сразу и заметила. Женщина всегда замечает того, кто занимает высшую ступеньку в коллективе. Правильно, она заметила начальника лаборатории - шефа. С ним очень легко было общаться по работе.
   Шеф, Степан Степанович, был чуть выше ее, чуть полнее, смешливее и при этом весьма умным человеком в своей области. У него существовало правило: до трех часов дня никаких личных разговоров и переговоров. В три часа разрешался чай и анекдоты, и опять работа. Очень комфортная для работы обстановка.
   Для поощрения сотрудников существовала доска почета. Лицо Ирины стало на ней постоянно появляться. И все было хорошо до поры до времени, пока она не увлеклась Платоном в день всех влюбленных. И он исчез. Снег. Холод. Темно. А его нет нигде. Дома нет. На работе нет. Тишина.
   День влюбленных отметили у Ирины дома всей лабораторией. Хорошо посидели, потанцевали, разошлись по домам, но один человек из компании исчез.
   Когда все разошлись по домам, Платон вернулся к Ирине для продолжения банкета. Но вернулся не он один, вернулся и шеф, забывший ключи в кресле.
   Ирина оказалась в щекотливой ситуации. Но шеф спокойно забрал свои ключи и удалился. А Платон остался, объясняя ситуацию расписанием электричек. В день влюбленных они без любви не обошлись, поэтому Платон спешил на последнюю электричку.
   А как он на электричку спешил?
   Из своих родных и близких людей очередной изменой он насолил: жене, любовнице-блондинке и шефу, которому нравилась и блондинка, и Ирина. Вкусы у них были одинаковые.
   Остался вопрос: куда исчез Платон?
   Платон пошел на электричку, но не дошел. По дороге его встретил Степан Степанович. Они поговорили. Их разговор видела ревнивая блондинка Арина, которая ждала возвращения Платона от Ирины. Она знала о празднике, но ее на него никто не приглашал. У блондинки была связь с шефом еще до Платона.
   Почему? Отец у нее был лежачий больной, и она искала чувства на стороне.
   Может, все дело в блондинке? Если бы ни она, то не было бы измен у приличных мужчин? Что было, то было. Мало того, в эту игру втянули и Ирину, и одного игрока потеряли.
   Следующие дни на работе протекали обычно, если не считать отсутствия одного ведущего инженера. Его разработка одиноко висела на доске. О нем вспомнила табельщица, она решила, что Платон заболел. Все так и решили, что человек заболел. Коллектив в массе своей очень тактичный. Все шито-крыто, ни у кого никаких сомнений не возникло, пока не зазвонил телефон.
   Позвонила блондинка Арина. Она просила позвать Платона к телефону. Ей ответили, что он заболел. Она не поняла ответа табельщицы. Стали выяснять суть дело и запутались окончательно. Шеф взял трубку и сказал, что видел Платона, как тот уходил в сторону станции.
   Через пару дней в лаборатории почувствовали отсутствие одной умной головы. Ирине пришлось делать работу за Платона. Потом ее шеф послал на неделю в командировку в другой город.
   В отсутствии Ирины на работе был следователь. Он искал следы Платона по просьбе его гражданской жены Арины. Но он ничего не понял и закрыл дело. Внешне в отделе дела шли хорошо, все люди были толковые и семейные. Найти измены в дружном коллективе практически невозможно. Врагов у Платона не было в принципе, он был слишком умный и тактичный.
   Но человека не было.
  
   Ирина вернулась из командировки, и никто ей ничего не сказал о следователе. Блондинка Арина, оказывается, работала в другом отделе, она стала проявлять к ней свой бубновый интерес. Две молодые женщины после трех часов дня стали разговаривать о женских делах. Так они отводили душу и свою тоску о Платоне.
   Любой человек постепенно забывается, даже очень любимый. Пусть с болью в сердце, с нервами, но забывается. Только лист с последней работой Платона продолжал висеть на его доске. А это был серьезный заказ, и он забирал все умственные способности Ирины и шефа.
   Что они делали?
   Что-то очень серьезное. О шпионах в таких делах думать не принято.
   Больше всех тосковала блондинка, работа у нее была такая, что оставляла мысли в свободном полете. И еще, у блондинки была дача, на которой она и встречалась с Платоном. Заметьте, Платона к Ирине никто не приписывал, он лишь однажды у нее задержался, и то его шеф на улице дождался. То есть Ирина успела влюбиться, но до большой любви не дошла.
   Итак, блондинка.
   На выходные блондинка Арина поехала на дачу, сердце ее туда позвало. Нет, Платона она не увидела. Ей просто показалось, что на даче кто-то был. Она тщательно уничтожила все следы пребывания Платона, которые они оставляли вдвоем. Пропал секретный разработчик.
   Блондинка ревела на даче довольно долго, ее никто не утешал. Она сама успокоилась. Вечером вышла на крыльцо и увидела свет в соседних окнах. На выходные кто-то приехал отдохнуть, - подумала она и вернулась в свой дом.
   Арина родилась в семье военного конструктора, одно время они много ездили, жили за границей. У нее было много золота серьезной пробы. С отцом только ей не повезло, заболел и лежал дома. Когда приходила домой мать, Арина уезжала на дачу.
   Арина звезд с неба не хватала, окончила техникум и работала на подхвате у разработчиков, выполняя качественно свою работу. Утром она обнаружила, что свет у соседей продолжает гореть. Она пошла в дом соседей, дверь оказалась прикрытой. Она вошла в дом и увидела Платона.
   Прошло две недели со дня его исчезновения. Он был бледный, если не синий, но живой. Он лежал на постели и смотрел на Арину, но ничего не говорил. Говорила она много и без толку, пытаясь его поднять. Но сил не хватило. Он оказался тяжелым, хоть и худым. И она вдруг поняла, что у него случилась та же болезнь, что и у отца! Платон превратился в лежачего больного!
   Платон рассказал Арине, что от Ирины пошел в сторону станции, встретил шефа. Они поговорили. Шеф, как и Платон, после праздника был навеселе, но сами по себе они были невеселыми. У шефа в глазах сверкали искры, отдавать Ирину Платону он не хотел.
   Они крупно поговорили о морали и человеческих отношениях. В голове у Платона рубильник отключил светлые мысли. Он, чувствуя, что может быть уволенным и остаться без новой квартиры из-за своих отношений с Ариной и наметившихся отношений с Ириной, помутился разумом или в его мозгах забулькало выпитое вино.
   Платон сел на электричку, но перепутал направление и был вынужден выйти на остановке, где находилась дача Арины. Платон не смог открыть дом, но случайно увидел, где соседи прячут ключи, и пошел к соседям. Утром он почувствовал, что ноги его не слушают. Дальше - больше. Ему становилось все хуже под общие угрызения совести.
   Арина знала, что такая болезнь практически не излечима. Нет, она никого не хотела заразить, это только сейчас она поняла, что причиной болезни Платона является она. Ее отца проверили полностью, но никакой заразной болезни не обнаружили. Туберкулез заразен, но у отца оказалось воспаление легких. Хотя люди не все еще знают о степени передачи болезней. Или Арина зря причислила плохое состояние Платона на свой счет.
   Арина нашла Платона, но на работе ничего о нем не сказала. Она перенесла его на свою дачу и лечила лекарствами своего отца. Для тепла включила пару обогревателей и ездила к нему через день. На работе его практически не вспоминали.
   О Платоне вспоминала Ирина, но вслух слов на эту тему не произносила. То, что Арина часто стала ездить на дачу, заметил шеф. Он знал ее повадки и заметил постоянную усталость, нервозность, раздражительность. Если красивая женщина перестает смотреть на мужчин и увядает, это становится для них заметным.
   Шеф проследил за Ариной после работы, он поехал той же электричкой, вышел на ее остановке. Она его не заметила, так была погружена в свои мысли, неся в руках две увесистые сумки. Нарочно не придумаешь, Платона на этот раз в доме не было. Арина сбросила на снег сумки и завыла.
   Тут подошел к ней шеф и спросил:
   -Арина, зачем на Луну воешь? Это дело волков.
   -Платон исчез! - сквозь слезы проговорила она.
   -Платон исчез давно, уж месяц прошел, - заметил шеф.
   -Он жил в этом доме последние две недели.
   -Я заметил твои поездки, но и предположить не мог, что ты Платона скрываешь!
   -Я его не скрывала! Он был болен, он от слабости не мог ходить!
   -Слабо было вызвать врача?
   -Это деревня, здесь врачи не особо разъезжают.
   -Мне ты могла сказать? Зачем такую тяжесть в себе держала?
   -Я нашла его через две недели после его исчезновения у соседей на даче. Он к ним сам залез в дом.
   Шеф ее уже не слышал, он посмотрел ту сторону, куда потянулись следы от домика. Темнело быстро. Следы растаяли в темноте.
   -Собаку с проводником надо пригласить, - промолвил шеф.
   От его слов Арина разревелась еще больше.
   -Он слабый, он в сугробе замерзнет, - пролепетала она сквозь слезы.
   -Вот бабы! Платону проходу не давали, а теперь ноют по углам.
   -Арина давай покричим: "Платон" - в один голос.
   Они кричали, кричали, но в ответ услышали дачную тишину.
   Это сегодня за Ариной поехал шеф, а двумя днями раньше за ней поехала Ирина, она знала о поездках блондинки в сторону дачи и помогала ей продукты покупать и лекарства. Поскольку Арина до конца ничего не говорила, то Ирина решила за ней последить. Но следила она только до электрички, дорогу на дачу она знала.
   Ирина знала, что Арина ездит на дачу через день. Поэтому за день до приезда шефа именно она вывезла с дачи Платона и отвезла его в больницу, а из больницы врачи сообщили Арине, где он лежит. Ирина не сочла нужным говорить об этом Арине и шефу. Арина на них очень была обижена и ничего не сказала шефу о том, что Платон нашелся в больнице.
   Прошла неделя, вторая. На третью неделю Платон стал подниматься, потом стал ходить, его выписали домой. Дома у него было так тесно, что ему захотелось на работу, где он не был почти два месяца. Ситуация! Его больничный не закрывал все время его отсутствия. Но этот вопрос решили другим путем, и Платон вернулся на работу.
   Что с ним было? Болел человек.
   Шеф загрузил работой ведущего инженера. Дамы поутихли. Платон старался ни с кем не разговаривать, сидел тихо и работал.
  
   Ирина хорошо знала Анну Андреевну, эта женщина могла быть бедной и богатой одновременно. Деньги она могла делать из воздуха, неприятности черпать из отношений с мужчинами. Работала она странно, но ее никогда не увольняли.
   Страшное чувство возникало тогда, когда Анна испытывала страх в присутствии мужа, Антона Сидоровича, и такое чувство редкостью для нее не являлось. Она прятала ножи, она боялась сказать ему слово поперек, она выполняла все его прихоти, терпела его любовь. А любовь бывает приятной и садистской в исполнении одного и того же человека. На протяжении совместной жизни каскад страха и унижений менялся.
   Любовь воспринималась как адское наказание, в таких случаях самое большое ее желание - прекратить садистскую любовь. И самое большое желание - остаться одной.
   Помните святые слова из песни: "Женщине из высшего общества трудно избежать одиночества"? Чем выше женщина стоит на социальной ступени, тем большей свободой она обладает. Есть редкие супружеские пары, в которых жизнь гармонична и не содержит садизма. Но в таких парах есть чья-то мудрая хитрость, которая все держит в рамках приличия. В период революции и после нее существовал анекдот: "'Белые придут - грабят, красные придут - грабят"'.
   У женщины, когда она в расцвете лет, бывает такое: один придет - любит, второй придет - любит. Не отбиваться же от каждого физически? А мужики лезут. У Анны Андреевны в таких случаях появлялся страх загнанности: кого больше бояться? По поводу социальной ступени. Что это такое? Она не определяется структурой государства. Это не значит, если Анна Андреевна замужем, то стоит на самой высокой социальной ступени. А если муж - садист в любви, высокомерен в отношениях и просто подвластен другой женщине? Очень тонкий момент. Тогда принцессы и прочие дамы существовали в затравленном состоянии.
   Так что тогда высшее общество? Это точно не там, где большие деньги. Где очень большие деньги, там большие страсти и криминал неизбежен. Ревность - страшная штука в таких местах. Где ступенька для женщины, на которой ей ничего не грозит? Быть сотой в очередь на любовь в гареме? Старость? Нет, и она не спасает ни от любви, ни от социальных проблем, ни от насилия. Где женский рай? На небесах? Об этом не стоит говорить.
   Анна Андреевна стала рассуждать, чем знаменит Бонд. Он всегда побеждал, он всегда положительный герой, совершающий отрицательные поступки. А муж - Бонд наизнанку. Он уходит от погони, он наказывает тех, кто ему мешает. Почему он попадает в переделки? У него нет терпения, и его благоразумие носит относительный характер.
   Анну Андреевну интересовала жизнь на земле, но безопасная для женщины. Ой, ой, как трудно быть женщиной! Сказать по секрету, где хорошо? Мужчины обидятся. Хорошо после развода, как после грозы, но остается чувство потаенной обиды. И это не панацея.
  
   Солнце светило. Золотая осень за окном. Погода плюс два градуса. В длинном здании на шестом этаже находилось конструкторское бюро. Оно занимало длинное помещение, в котором в три ряда стояли обыкновенные деревянные кульманы. Окна здания огромные, мало того, они могли открываться, чем непременно производили много врагов выяснениями: кому и куда дует ветер. В этом зале находились три лаборатории и кабинет начальника отдела.
   В этот кабинет и приехал молодой и шустрый заместитель главного инженера большого завода. Звали его Николай, рост 180, стройный, волосы тонкие, темные, голова небольшая, но умная. Он был одет в костюм и черную рубашку.
   Вопрос шел о разъемах, точнее прямоугольных соединителях. Николай постоянно добывал золото для контактов, а его не давали. Ирина и Николай участвовали в одной разработке, разрабатывали одни изделия, третьими были инженеры с республики, где есть необычное радио юмора.
   Общая работа связывала три страны, аналоги прямоугольных соединителей гуляли по свету, но изготовить свое изделие всегда не просто, даже если кто-то в какой-то стране на это потратил десятилетия.
   Соединители чертили, изготавливали и испытывали три организации. И люди, сопровождающие эти процессы, ездили по свету и иногда по пути заезжали в фирму. Так получалось, что все пытались с Ириной заигрывать, хотя это мало кому удавалось, но Николай превзошел всех, его волновала одна мысль: почему Ирина нравится всем мужчинам? Он решил всех обойти.
   Первая его просьба была простая для многих, но не для нее:
   -Ирина, пойдем в ресторан "Темный лес". И они пошли, но не в ресторан, а на прогулку в лес. За рестораном погуляли среди снежных елей, поговорили.
   Следующий приезд Николая огласился звонками на весь отдел: он просил ее приехать в столицу, в великолепную гостиницу с шикарным номером, где он ее ждал, так как приехал на съезд великих людей.
   Лето было за окном. Она оделась при полном параде: юбка, изящная обувь на высоком каблуке. Фигура в норме. Едет Ирина по нейтральной дороге до развилки дорог: одна дорога на работу, другая дорога в гостиницу к Николаю. Рядом как из-под земли появился Платон, ему уже напели про звонки Николая.
   Понятно, Ирина с Платоном поехали в свою фирму, хоть и разные у них были отделы к этому времени, но это спасло ее на этот раз. Звонки гремели по отделу из телефона в телефон, а она сидела за своим кульманом и чертила свои вечные чертежи, Ирина работала инженером-конструктором первой категории нестандартного оборудования.
   На следующий день Николай вновь был в отделе, но Ирину в сторону гостиницы не сдвинул, разговоры были по работе. Общая работа потихоньку подходила к завершению. Все участники разработки прямоугольных соединителей должны были зимой встретиться в маленьком городе, где Николай не был маленьким человеком. Для приемки изделий была создана комиссия.
   Ирину назначили председателем приемной комиссии по изделиям, а их было достаточно много.
   В маленький город съехались участники разработки соединителей. Первая задача Ирины была выкрутиться от председательства, бразды правления она передала второму представителю своего города.
   Ирина обошла завод Николая и была изумлена сочетанием автоматизированных цехов с цехами без намека на автоматизацию, труд ручной на сто процентов. Стояли столы, вокруг них сидели женщины, которые металлические контакты забрасывали в соединители вручную. Для членов комиссии сделали экскурсию в партизанские землянки. "Шумел сурово... лес".
   Землянка была огромных размеров, чуть меньше конструкторского бюро, а лес здесь был в два раза больше подмосковных лесов по высоте и обхвату стволов. Естественно, соединители были одобрены и запущены в серию. А что было с ней?
  
   Умный Николай вписал Ирину в две гостиницы, и когда вечером она пришла в свой номер, ее вещей там не было, он их перенес в другой номер. Ничего не подозревая, она закрыла дверь и легла спать.
   Вдруг в полной зимней темноте повернулся ключ в замочной скважине, в комнату вошел Николай и сказал любимую фразу:
   -Я хотел узнать, почему ты всем мужчинам нравишься.
   Свет он так и не включил, но сказал:
   -Если закричишь, завтра об этом все узнают, у меня здесь все люди свои.
   Оказалась Ирина на полу в своей комбинации, темно-синей, с огромными кружевами. Бои и на полу различные бывают.
   Его слова:
   -Ирина, какая у тебя фигура! Ясно, почему мужчины к тебе неравнодушны.
   Одним словом, нарушение всех норм морали было налицо. На следующий день участники мероприятия отбыли в свои края. Насилие не сразу излечилось, долго оставалось физической и моральной травмой у Ирины. Разве она изменяла? Она выживала в трудных ситуациях.
   Родион... Что Родион - он оставался рядом, но об этой истории не узнал, а у нее язык не поворачивался сказать, что с ней было в далеком городе. Ирина попала под избыток шампанского. Ресторан в маленьком городе, в зале одна компания по приемке темы.
   На столе коньяк и шампанское и много всякого мяса. Компания чисто мужская, а у Ирины в тот момент не работал стоп-кран под названием рюмка - вечер. Ей наливали шампанское, она его пила, и бокал заполнялся под каждый новый тост. Мужчины пили коньяк и ели пять разновидностей мясных блюд.
   А теперь представьте, что все они с Ириной захотели танцевать! Ладно бы танцевали, так стали отбирать друг у друга.
   Один не выдержал и сказал:
   -Ну, я теперь знаю, почему мужчины любят женщин!
   И убежал из ресторана, так как Ирина ему досталась всего на один танец. О, она впервые поняла, как женщина переходит из рук в руки согласно должности мужчин! Естественно, в танце, но все так прозрачно в середине января!
   -Есть серьезное задание: создать секретное оружие под названием "Астра". Прибор стреляет магнитными лучами в металлические предметы на человеке. С таким прибором легко можно обезвредить любого человека с оружием в руках, - проговорил Степан Степанович.
   -А почему "Астра"?
   -На кончике прибора находится шарик с отверстиями, из которых могут выйти лучи, то есть получается цветок типа астры или хризантемы.
   -Чем отличается астра от хризантемы? - спросил насмешливо Родион.
   -Принципиальное отличие состоит в том, что хризантема - потомок астры. Хризантема самая одомашненная культура для срезанных букетов, а астра - уличный цветок, который расцветает поздно, когда наступает осень.
   Общая черта - множество лепестков весьма похожей формы. Люби не люби. Так почему нельзя хризантему астрой назвать? Астра на улице цветет, хризантема в квартире в вазе стоит до трех недель. Могут друг на друга смотреть в окно, могут дать название приборам, - высказал свои суждения начальник КБ.
  
  
  Глава 20
   Николай стоял под окнами любимой женщины с букетом белых хризантем. Ирина вышла из здания с Родионом и прошла мимо белого букета. Николай посмотрел ей вслед и опустил букет в сугроб. Ирина обернулась, посмотрела на цветы в сугробе.
   -Николай, ты почему стоишь у проходной? Здесь тьма людей проходит, меня многие знают.
   -Ирина, я люблю тебя! Влюбился я, понимаешь? Хожу за тобой, а ты мимо меня с разными мужиками проходишь.
   -Я иду с работы! На работе я в основном работаю с мужчинами, поскольку работа носит технический характер. С ними иногда выхожу из здания.
   -Почему мимо меня прошла?
   -Мы разговаривали, надо было фразу закончить. Бери букет из сугроба. Идем со мной. У меня есть полчаса времени.
   -В ресторан пойдем на часок?
   -Николай, я в рестораны не хожу, - раздраженно проговорила Ирина.
   -Хорошо, просто пройдем по улице.
   Снег поблескивал в вечерних лучах уличных фонарей. Николай пытался взять Ирину за руку или под руку, но она выдергивала свою руку из его плена.
   -Здесь люди, неудобно идти за руку.
   -Ты хоть цветы возьми, - проговорил Николай недовольным голосом.
   Ирина взяла букет цветов из рук Николая и понесла их цветами вниз. Она знала все тропки и дорожки, ведущие в сторону дома. Ей ничего не оставалось, как часть дороги пройти по людному кварталу. Вместе со спутником она свернула в сторону лесопарка.
   Николай остановился, пройдя десять метров среди сосен и елей.
   -Ирина, постой немного! - взмолился он.
   Молодая женщина остановилась по велению мужчины. Он схватил ее руку, потом обнял. Из ее рук хризантемы плавно опустились в очередной сугроб, вслед за букетом в сугроб опустилась и женская сумочка. Николай поцеловал губы Ирины, если бы они были из металла, то он бы к ним примерз, но теплые губы женщины после краткого и неожиданного поцелуя дернулись и отвернулись.
   -Ой, Николай! Не надо! Ты хотел поговорить, так говори!
   -А что с тобой разговаривать! Ты все молчишь и на все предложения говоришь "нет"!
   -Пройдем немного по дорожке, - сказала Ирина, достала цветы и сумку из сугроба.
   Николай шел рядом с Ириной, но недолго. Он остановился и вновь попытался приблизиться к женщине, но женщина отгородилась от него букетом и сумкой.
   -Ирина, ты как собака, но не на сене, а на снегу. Нас здесь никто не видит!
   После его слов в конце лесной аллеи показались парень с девушкой. Девушка бросила сумку в сугроб, и они обнялись.
   -Посмотри, ты говоришь, что нас никто не видит, да нас уже копируют! На месте моей сумки в сугробе лежит сумка девушки, и они целуются!
   -Пойдем, Ирина, в ресторан!
   -Не пойду, ты чего от меня хотел?
   -Дай свой домашний телефон и адрес.
   -Николай, хватит тебе и моего рабочего телефона.
   -Ирина, тогда ты ко мне приезжай в командировку. Мы тему закрываем, изделие в серию пойдет.
   Алюминиевые профили были новинкой, достойной внимания руководства фирмы. Группа конструкторов разрабатывала алюминиевые профили, используя большой опыт мудрых стран.
   Что интересно, в одной восточной стране делали такой прочный алюминий, что его инструменты перепилить не могли, а химики при всем своем оплаченном желании не могли полностью понять химический состав алюминиевого сплава.
   Шеф сидел на своем рабочем месте, у него была изумительная окладистая борода, и он любил повторять, как его встретили в городе Горном, где запускали в серию алюминиевые профили:
   -Ирина, приехал я в город, а навстречу мне идет мужик и говорит: "Ой, Карла Маркса идет!"
   В командировку в город Горный Ирина поехала летом, скорее не приехала, а залетела с восточным ветром на самолете в столицу Медных гор, а потом на автобусе доехала до города Горного. Ночь в чужом городе. В час ночи Ирина оказалась в гостинице при вокзале города, куда взяли ее по командировочному удостоверению. Николай о приезде Ирины в город не знал.
   Утром Ирина с технической документацией поехала на завод. Город полукругом был окружен крупными заводами. В один из них надо было попасть Ирине. Она села в автобусе близко к кабине шофера.
   Ее профиль отражался в темном стекле кабины. Автобус столкнулся с машиной, которая резко затормозила перед автобусом. Вмятина в автобусе была с той стороны, где она сидела. Шофер только успел открыть дверь, как Ирина выбежала из автобуса одной из первых. Потом она пошла на ближайшую остановку и опять села в автобус.
   В задачу Ирины входила встреча с главным инженером завода. Заводоуправление размещалось в старом двухэтажном здании. На втором этаже находился кабинет директора и главного инженера. Директор был на месте, и из его кабинета иногда доносились слова, если кто-нибудь дверь открывал.
   Судя по всему, темной задачей директора на тот момент было... разведение свиней для заводской столовой. Главный инженер, красивый высокий пожилой мужчина, спокойно встретил Ирину, они подписали нужные бумаги. Завод брал на себя выпуск алюминиевых профилей, но далеко не всех. Остальные заказы позже поместили на других заводах. Ирина вышла из заводоуправления.
   С букетом астр ее встретил Николай. Он тоже был в командировке.
   -С приездом, Ирина!
   Ирина взяла астры, она любила эти поздние цветы лета, но не знала, как ей отреагировать на внимание Николая.
   -Привет! Я сегодня же уезжаю.
   -Хорошо, что мне сообщили о твоем приезде, а то бы совсем не увидел.
   -У нас есть время на прогулку.
   -Ресторан не предлагаю, я на работе. Пройдем по территории завода.
   Николай, заместитель главного инженера, на чужой территории вел себя весьма официально. Ирина достаточно быстро оказалась одна и поехала в гостиницу взять свои вещи, потом села на электричку, которая доставила ее в столицу гор.
   В городе Горном ее поразили люди, они в основном были невысокого роста, и только когда стали подъезжать к столице гор, в электричку стали заходить высокие парни.
   О положительных результатах командировки Ирина доложила заместителю главного инженера фирмы, который руководил работами по разработке, изготовлению и внедрению алюминиевых профилей.
   На доске почета завода висел профиль Ирины - всю конструкторскую группу сняли - за последние достижения в разработке и использовании алюминиевых профилей, изготовленных в горах.
   Платон приходил в КБ, вставал рядом с кульманом и смотрел на Ирину. Он был веткой сирени на асфальте. Напряженная работа Ирины всегда сопровождалась влюбленными мужскими глазами.
   Из алюминиевых профилей в течение одного месяца сделали сто шкафов для контрольно-измерительной аппаратуры. Сборочный участок работал необыкновенно быстро. Шкафы не сваривали, как это было со стальными шкафами, их просто свинчивали.
   Ирине предстояло за месяц разработать несущие конструкции семи блоков для одного из этих ста шкафов. Семь блоков за месяц - это много. Подобные задачи получили еще двое мужчин-конструкторов. Когда на сборочном участке собирали три шкафа с контрольно-измерительной аппаратурой, народу набежало необыкновенно много. Кто-то сказал, что при сборке шкафа Ирины были допущены ошибки, на что рабочие сборщики ответили, что у нее было меньше ошибок, чем у других конструкторов.
   Платон всегда появлялся бесшумно, и еще он умел ждать. Если Николай был командировочным человеком, то Платон был свой, с того же отделения НИИ, где работала Ирина. Его можно сравнить с веткой сирени.
   Рядом с Ириной, слева от нее, сидела Арина, молодая женщина с волнистыми волосами, которая сменила несколько фирм и вновь вернулась в КБ Ирины.
   Арина приходила утром на работу, садилась за стол, снимала кольца, смазывала руки кремом, надевала кольца и поворачивалась к кульману, словно исчезала из поля зрения Ирины. Она была явно неравнодушна к Родиону.
   И Ирина иногда не могла понять, на кого он больше смотрит: на нее или на Арину. Арина была изящней Ирины, ходила стремительно на высоких каблуках, пользовалась хорошими духами. Арина показала в магазине духи Ирине, которыми она пользуется. Ирина купила эти духи.
   И Родион потерял ориентацию окончательно между ними. Вероятно, с этого момента он стал смотреть на Ирину, или он приходил вдыхать знакомый аромат? Весна влетала в окна, а на кульман Ирины кто-то положил ветку сирени. Она увидела уходящий силуэт Николая.
   Родион предложил Ирине разработать каталог алюминиевых профилей, но сказал, чтобы эту работу выполнила она сама. Он был вхож к руководству фирмы. Сам он часто к Ирине не подходил, но дополнительно оплачиваемая работа к ней поступала не без его участия.
   Молнии не дремлют и над зонтиками. Женщина шла мимо здания под зонтом. Молния ударила в зонт. Женщина погибла. Николай и Родион разговаривали о грозовых трагедиях, когда мимо проходила Ирина.
   Николай, как всегда, приехал в командировку, но на этот раз к Родиону, у них была общая работа, но пропустить Ирину мимо себя они не могли. Николай менял города, где жил и работал, но не менял место своей постоянной командировки.
   На Коле была черная рубашка, на Родионе рубашка была ярких осенних цветов в полоску. Ирина удивленно посмотрела на рубашки, она слышала их тему разговора, но прошла мимо них без лишних слов. Одно к одному.
   К Ирине подошла Арина и стала рассказывать, что ее кузину убило молнией через розетку, но это произошло в другой стране. Ирина удивленно посмотрела на Арину, что это все сегодня о молниях говорят?
   А что могла добавить в эту тему Ирина? Что один ее родственник был убит шаровой молнией, которая влетела в открытое окно. Николай подошел к Ирине, его интересовали каталоги о каркасах. Каталог был уже почти готов.
   Техника по изготовлению каталогов была на таком уровне: пишущая машинка, клей, калька и тушь. Ирина писала текст, делала чертежи, копировщицы копировали чертежи, машинистки набирали текст, корректор - руководила работами.
   Каталог был выпущен в количестве 500 штук и разошелся по фирмам. Через некоторое время выпустили еще столько же каталогов, которые взял с собой Николай в один из своих визитов. Черная рубашка Николая стояла перед глазами Ирины, но говорили они только о работе.
   Удивительное было время: постоянно менялось руководство страны или города, каждому руководителю от фирмы полагался подарок в виде очередной технической новинки. Несущую конструкцию любого подарка выполняло КБ. Работа считалась почетной, за нее немножко доплачивали. Может, поэтому так быстро менялось в те годы руководство страны, чтобы Ирине перепал лишний червонец?
  
   Самым большим развлечением для сотрудников фирмы был сбор картофеля или сахарной свеклы. Все отделение выезжало на поле. Погода бывает доброй. Если работать в здании, то дождь не помеха, если собирать картофель под проливным дождем, надев на голову мешки для сбора картошки, то это уже развлечение не для слабых здоровьем людей.
   Мешки намокают быстро, куртки от дождя длительное время не спасают, зонт не раскроешь. Но осень на осень не приходится, и бывает осень ослепительно золотой и теплой. Бабье лето.
   Платон после того, как собрали картофель со своих грядок, подошел к Ирине, и они ушли с поля через зелено-золотой лес. Листва слабо шуршала под ногами, трава еще зеленела, они шли по проселочной дороге и разговаривали. Платон говорил и говорил. Ирина слушала его необыкновенно красивый тембр голоса.
   До чего он был красив! Огромные, просто огромные глаза! Тонкий нос. Крупные губы. Чистый лоб. Форма лица такая, что нет такого актера, который мог бы его сыграть, ну разве что один американский актер, который играл с Мадонной. У них еще была любовь у перевернутого дивана.
   У Платона и Ирины не было совместного дивана, даже перевернутого. Был лес в первой стадии осени. Волшебный лес. Они вышли на маленькую поляну. Он сбросил с себя плащ-палатку, которую брал на случай дождя, но день был безоблачный и теплый.
   И почему Платон любил Ирину? Но он ее любил в безумном порыве наслаждения. Любовь на природе у них вообще хорошо получалась. Казалось бы, они устали от сбора картофеля с колхозных грядок, но усталости не было. Была радость обладания друг другом среди первозданного леса.
   Безбрежное небо просвечивало сквозь еще почти не упавшую листву. Серые глаза Ирины лишь иногда смотрели в бездонные глаза Платона. Они целовались! О, как он мог целовать! Казалось, весь рот до последней клеточки участвует в этом великом наслаждении! Язык, его язык совершал чудеса в маленьком рту женщины.
   Господи! Так никто не мог целовать! Два рта объединялись в сексуальном танце щек, губ, языков. Проникновение друг в друга с помощью эротического поцелуя, сильнейшее чувство! Под прикрытием поцелуя руки совершили обряд обнажения.
   Еще не холодно, еще бабье лето! Ирине нравилось его тело! Его приятно было коснуться, в него хотелось вцепиться, впиться всеми частями своего тела. И она извивалась в танце лежа. Они лежали на плащ-палатке среди золотых -
   Платон умел любить, и он мог любить! С ним блаженство Ирина испытывала в полной мере, все ее внутренности стремились ему навстречу. Они любили друг друга, каждой клеточкой своих организмов...
   Платон за выполнение секретной работы получил столько денег, что ему хватило на новую отечественную машину. Редкость такой удачи по тем временам не комментируется.
   Арина и Платон жили в одной кирпичной башне, но на разных этажах. У них были крошечные однокомнатные квартиры. Арина в своей квартире смотрелась естественно, она была худощавой женщиной. Ирина несколько раз была в квартире Арины, но к Платону домой она никогда не заходила, ее только волновал вопрос: как он спит в такой маленькой комнате, если его человеческая высота почти равна длине комнаты? Платон стал подвозить Арину до работы на своей машине.
   Отношения между Ириной и Ариной несколько натянулись. Арина привыкла к машине Платона и утром специально ждала, когда он выйдет из дома, чтобы с ним поехать. Любвеобильный Платон не мог пропустить Арину мимо себя, если она постоянно у него под боком: или живет, или сидит в машине.
   Ирина на рабочем месте скорчилась от сильной боли. С каждой минутой ей становилось хуже. Не принято было в то время уходить с работы во время рабочего дня, надо было подписать не одну бумажку на разных этажах огромного здания.
   Боль у Ирины становилась нестерпимо острой. Работу покидать нельзя, но если боль за пределами человеческого терпения?
   Из последних сил она написала заявление, подписала его на этаже руководства и, сгибаясь в три погибели, отдала его, только после этого поехала домой. Дома боль превзошла все ожидания. Состояние жуткое - держать в своей ладони создание, которое не выжило в борьбе за производственные успехи. Ощущение страшного момента позже преследовало годами. Интересно то, что все стареет.
   Фирма в последние свои годы стала снижать дисциплину, появилась возможность прийти на работу чуть раньше или позже, но и уйти с работы со сдвигом во времени. Естественно, Арина первой узнала, что у Ирины был выкидыш, довольно поздний по сроку беременности. Она посочувствовала в первую минуту, а во вторую спросила то, что больше всего ее интересовало:
   -Ирина, а чей это был ребенок?
   -Чей? Лесного лешего в плащ-палатке.
   -Но плащ-палатка есть только у Платона. Он отец ребенка?
   -Да! Арина, а у тебя тоже был выкидыш, но ты в этом не призналась. Мы сами догадались.
   -Раз он отец твоего ребенка, так он отец и моего ребенка, чего тут рассказывать?
   -Понятно, обе влюбились, а дети не получились. А ты не в курсе, у Платона вообще есть дети или одни выкидыши?
   Женщины помолчали и разошлись к своим кульманам. Одинаковые духи разошлись по местам работы. Работа поглотила их полностью до следующего перерыва.
   Ирина врачам о случившемся выкидыше ни слова не сказала, да и мужу она ничего не сказала. Это только вездесущая Арина узнала, а если она узнала, то узнал и Платон, но не Платон. Платон сочень расстроился, но не из-за Ирины, а из-за себя, оказывается, такое происходит со всеми его женщинами: они его детей не донашивают. Вот тебе и любовь. -
   Несколько разработок Ирины попали на выставку ВДНХ, так тогда назывался лучший выставочный комплекс. На выставку Ирина поехала с Колей. Посмотрели они на свои изделия и пошли смотреть, а что интересного есть в других павильонах.
   Приятно с приятным человеком ходить по выставке: тут посмотришь, там поешь, здесь погуляешь, а то и проедешь на местном транспорте. Выставка такое место: все равно знакомые растворятся в общей толпе и ты там никому не нужен. Но мир тесен.
   На обратной дороге проходили Ирина и Николай мимо павильона со своими изделиями и столкнулись с Платоном и Ариной. Перестрелка четырех глаз закончилась тем, что все сели в машину Платона и поехали домой, а Николай, как всегда, в гостиницу.
   Фирма в период своего расцвета была огромной. Чтобы управлять большим числом очень умных людей, работающих на вершине науки и техники, была введена суровая дисциплина. Рабочий день на всех этажах начинался одновременно в восемь часов утра. Инфаркт у проходной был нормой, а не исключением из правил.
   Напряженная работа, связанная с разработкой контрольной измерительной аппаратуры, необходимой для контроля изделий, даром не прошла.
   Совершенно случайно Ирина узнала, за что Платон получил такую большую премию. Его подразделение разработало секретное оружие: магнитный луч попадал в металлическую часть на одежде человека и пронзал его насквозь, человек погибал мгновенно на глазах стреляющих...
   Ирина задумалась: так, значит, а то и значит, что свою первую жену Платон сам и убил из своего секретного оружия, ведь она погибла напротив его окон, именно там находится его подразделение! А сделал он это во время грозы. Умный мужик.
   Так, а не мог ли он быть той самой молнией, которая достала сына Николая? Нет, здесь все серьезней. Мысль Ирины оборвалась. Страх пронзил ее насквозь: и она его любила? Любила.
   На следующий день Ирина услышала о смерти еще одного человека. Люди сказали, что у него произошел инфаркт рядом с проходной. Ирина поняла сразу, кто стрелял в длинный зонтик, который был у погибшего человека. Зонт он всегда носил с собой, даже если не было дождя. Окна Платона недалеко от проходной, просто они на два этажа выше. Ирина посмотрела на себя в поиске металлических частей, увидела сережки...
   Но не в сережки ведь он будет стрелять? Жутко. Просто жутко стало девушке. Она поднесла магнит к сережкам, но они не магнитили, и она успокоилась.
   Охранники никогда не переходили проходную, в здании царили свои законы и своя охрана. Смерти у проходной были столь естественны, что родственники уголовных дел не возбуждали и расследований никто не проводил.
   Смерть от магнитного луча больше всего напоминала инфаркт.
   Платон позвал Ирину в кафе, ему надо было сказать ей, что у него скоро будет хорошая иномарка. Она сразу подумала, что Платон опять что-нибудь придумал. Вся любовь в ней к нему умерла, она больше не стремилась с ним к близости, ее задача была одна: выжить, не говорить ему того, что ему неприятно: опасно! Ирину вновь загрузили новой работой, целую серию блоков она разрабатывала, потом унифицировала, дел было много.
   Ирина отошла на второй план Платона. Арина заметила, что Платон ее больше не возит на своей машине.
   Как-то Платон ждал Ирину в машине с открытой дверцей. Когда она проходила мимо, он так вытянул вперед ногу, что она вполне могла споткнуться. Женщина села в машину как в ловушку. Ловушка-легковушка... Машина сразу тронулась с места и повезла Ирину на новую квартиру Платона. Теперь у него была двухкомнатная квартира.
   В квартире сидел вечный командировочный - Николай. Ирина поздоровалась с ним, и ей тут же предложили приготовить ужин. Она ушла на кухню. Мужчины беседовали.
   За столом они открыли ей страшную тайну, о которой частично она уже знала. Ирине предлагали разработать дизайн нового оружия. Практически оно работало, но внешний вид у него был неприглядный.
   Николай выступал в роли поставщика металла для оружия. В качестве аналога ей дали пистолет, который мог бы лежать на ее рабочем месте, для всех это просто игрушка, но новое оружие не должно напоминать внешне пистолет.
   Из нового оружия пуля не вылетала, из него выходил магнитный луч, вызывающий инфаркт человека. Луч прекращал работу сердца. Он работал как тромб. Внешних повреждений на человеке не было.
   Ирина согласилась работать над новым оружием. На этот раз мужчины ее пальцем не тронули: ее ум им был важнее ее тела.
   Как-то Ирина на работе забылась, взяла в руки пистолет и пошла к Платону, показать новые прорисовки. Люди давали ей дорогу. Она не сразу сообразила, что другие в пистолете видят пистолет, а не образец, которому и надо, и не надо следовать.
   Арину в подробности новой работы Ирины никто не посвящал. Ирина вышла из конструкторского зала за водой. Вода находилась в титане, это такая нержавеющая конструкция вместо самовара. Арина взяла пистолет со стола Ирины и прицелилась в кульман, потом повернулась и выстрелила.
   Грянул выстрел.
   Выстрелом Арина разбила чайник, который несла Ирина. Кипяток разлился. В руках Ирины осталась ручка от чайника.
   -Ирина, я думала это игрушка у тебя на столе лежит!
   -Арина, это аналог конструкции нового прибора.
   На выстрел из-за всех кульманов высунулись лица людей, посмотрели, что все живы, и уткнули носы в свою работу.
   Новое оружие назвали "Астра". Зачем нужно было это название? Для того чтобы в разговорах звучало название цветка, о приборе в явном виде говорить было нельзя. Внешне прибор напоминал фотоаппарат с выдвинутым вперед объективом, необходим он был для защиты власти от демонстрантов.
   В стране нарастал кризис, расстрел демонстрантов дело негуманное, но иногда необходимое. Фотоаппаратом убирали наиболее ярых поборников демократии и лозунгов. Фотоаппарат направлялся на кричащего человека или несущего неправильный лозунг, человек умирал сразу или через день, все зависело от его здоровья.
   "Астра в действии", - передавали информацию друг другу люди в штатском.
   Анфиса после выполнения задания тут же была загружена другой работой. Ее не пускали на демонстрации, ей мало давали выходных. Она работала. Она никому ничего не говорила.
   Платон купил себе иномарку, которую хотел. Анфисе таких денег не платили, ей платили больше других, но меньше избранных. Мужчины держались от нее подальше.
   Через три дня после демонстрации в конструкторский зал в гневе ворвался Платон и закричал так, что все конструкторы вздрогнули и на него посмотрели:
   -Анфиса, ты что, издеваешься?! Ты подсунула фотоаппараты вместо "Астры"!
   -Успокойся, Платон! Я действительно отдала пару фотоаппаратов.
   -А я, глупец, не проверил. Я тебе верил! Где "Астра"?
   -Слушай, в этой демонстрации участвовал отец Арины. Он написал ужасный лозунг, его бы одним из первых сняли "Астрой"!
   -Что ты мне про отца Арины говоришь! Мне нужна "Астра"!
   -Сядь, все готово! Первый образец "Астры" сегодня можно испытать. У тебя дома мышки нет?
   -Нет, только две мухи залетели в окно, а больше никого нет. Ты мне столько вариантов "Астры" показала, что я даже не представляю, как сейчас выглядит моя разработка!
   -И правильно, варианты есть, но мне больше понравился вариант, выполненный в виде приборчика с антенной. На маленьком жидкокристаллическом экране видна цель. Антенна служит дулом, она полая внутри, через нее луч проходит и попадает в цель. Если сделать "Астру" в виде пистолета, то все сразу поймут, что в руках у тебя оружие, а так прибор больше похож на портативный приемник. Прибор с магнитным лучом готов.
   -Нас за обман по головке не погладят!
   -Победителей не судят! А мы победим! По этажам кошки бегают, возьми одну.
   -Не возьму.
   -Пойдем в подземелье, пока гражданская оборона отдыхает, воспользуемся стрельбищем. Надо взять с собой представителей заказчика.
   Анфисе по ее заказу сшили летнее платье. Подол платья был выполнен волнами, обшитыми тесьмой. Стройная женщина с новым оружием в руках и в новом платье спускалась в подземелье.
   Платон шел следом в сопровождении суровых мужчин в костюмах. При виде облегающего платья с уникальным подолом мужчины закрыли рты и ничего Анфисе не сказали по поводу ее обмана с фотоаппаратами, сами виноваты. Мужчины в штатском принесли с собой клетку с мышами. На мышах торчали различные металлические предметы: ошейник, антенна, монетка.
   С первого взгляда могло показаться, что луч от металлического предмета оттолкнется и вернется в того, кто стреляет, то есть луч будет являться бумерангом, но в этом был весь юмор изобретательного Платона.
   Металлический предмет, даже если он не магнитный, притягивал странный луч, в области воздействия луча возникало странное поле, которое воздействовало на сосуды человека, и они перекрывались мгновенно. Первый выстрел сделал Платон, чтобы показать и доказать, что для него оружие не опасно.
   Мышка бежала, хвостиком вильнула. Антенна на ней качнулась. Мышка дернулась и упала. Люди в костюмах заулыбались и встали в очередь пострелять. Мышки бежали, но все упали. Звука выстрела не было слышно, испытания проходили бесшумно.
   Анфису и Платона поздравили с большим успехом и сказали, чтобы даже слово "Астра" лишний раз они не произносили. В серию изделие запустят в другом месте.
   Довольно часто в шахтах всех стран происходят неприятные события, человеческие жизни из-за загазованности подземелий висят на волоске от бытия.
   Анфиса приехала посмотреть шахту, на которой произошли трагические события: выход метана погубил шахтеров.
   Смелая женщина не спустилась в шахту. Она с ужасом посмотрела на шахту, на черный лифт, или его еще клетью называют, на все снаряжение шахтера. Она решила, что лучше разработать прибор, удобный для каждого шахтера, и поместить его рядом с фонариком на каску, пусть он пронзительно пищит в случае обнаружения малейшей дозы метана. Важно, чтобы прибор не был дорогим, иначе его не дадут каждому шахтеру.
   Разработчик для такого прибора нашелся, он стал лучшим другом Анфисы на время разработки. Датчики обнаружения метана были разработаны, существовали разного типа пищалки.
   Предстояло объединить электронику, датчик, пищалку и поместить во взрывозащищенный корпус, который бы мало весил и был на голове шахтера, то есть на его каске. Женщина разговорилась с симпатичным шахтером, оказалось, что ему для отдыха после шахты нужны рыбки в аквариуме. Дома он держал огромные аквариумы с разными хитростями и большое число рыбок, очень любил смотреть на водоросли.
  
  
  Глава 21
   Новый прибор, призванный защитить любителя аквариумов, назвали "Хризантема". Первый образец прибора попал на западную выставку. Прибором заказчики остались довольны, но Анфисе предстояло подготовить серию этих приборов, чем она и занималась, успев влюбиться в разработчика "Хризантемы".
   Стройный мужчина с небольшой сединой приятно действовал на впечатлительную женщину. С ним хорошо работалось, изделие получалось высшего класса! Вот в чем беда Анфисы: она вместе с мужчинами разрабатывала изделия, и эти изделия становились ее детищем!
   У разработанных приборов оставалась одна проблема, как бы удачно они ни получались, каждому шахтеру их никто не выдавал.
   Приборы засекретили. Слово "Хризантема" запретили. До любви с разработчиком дело не дошло. Анфису срочно перевели работать в другое место.
   На новом месте Анфисе предложили разработать очень серьезный прибор, до нее его уже разрабатывали, но главный разработчик погиб и прибор завис. Прибор в семь раз был сложнее "Хризантемы". Задача Анфисы: сделать то, чего другие сделать не смогли. К работе приступила группа разработчиков.
   Один мужчина частенько подходил к Анфисе не только на работе, но и на улице. Как-то шел и улыбался, до Анфисы оставалось метров пять, но мужчина странно завалился на глазах женщины.
   Она заметила быстро уходящего мужчину в костюме, который ловко сел в машину и уехал. "Астра", - подумала она и прошла мимо трупа влюбленного в нее мужчины. Она не могла остановиться рядом с ним, только мельком посмотрела на пожелтевшее лицо.
   Отсутствие рядом явной соперницы вдохнуло в Арину адреналин. Работа конструктора приносила ей относительный доход, одна ее приятельница занялась помимо основной работы продажей бижутерии из стекла и камня, Арина стала с ней подрабатывать.
   На новый имидж денег она наскребла. И они решили с Платоном ни много ни мало пойти под венец, благо церковь к ним ближе, чем загс. По телефону Арина сообщила Анфисе, что она теперь венчанная жена Платона, что теперь их союз на всю оставшуюся жизнь. Анфиса не особо поверила новости Арины.
   Через пару месяцев Анфиса сообщила, что Платон от нее ушел в свою двухкомнатную квартиру, а ее с собой не взял. Оказывается, Платон тоже подрабатывал эти два месяца: он сдавал свою квартиру Коле.
   Анфиса закончила секретную и срочную работу, но богаче от этого она не стала, просто дальнейшая работа была более привычной и не сопровождалась набегами проверяющих комиссий.
   Родители Арины старели на ее глазах, и она не молодела. Николай словно услышал зов ее сердца и приехал к ней домой наперекор всем и вся. Она, зная, что Платон, ее венчанный супруг, неравнодушен к Анфисе, приняла Колю должным образом, не оглядываясь на слова своих родителей.
   Отец Арины некогда был главным разработчиком отечественных фонов, и так получилось, что квартира в данный момент у них была четырехкомнатная.
   Брат и сестра ее выросли, обросли семьями и уехали из квартиры. О большой квартире Арины Николай услышал от Анфисы, она бывала у нее дома. Николай решил, что такая квартира не должна пропасть, он не просто снимал квартиру у Платона, он опутывал сетями Арину, в которые она и попалась.
   Это Николай надоумил Платона пойти под венец с Ариной и объединить свои квартиры.
   Цель была достигнута! Платон охладел к ней. Николай был в квартире Арины! Ее родители жили в одной комнате. Оставалось еще три комнаты! Николай искренне пел любовные рулады Арине, подкрепленные жилищными условиями. Женщина не устояла, да и что стоять - годы бегут.
   Одна комната Арины была зимним садом. В центре комнаты стоял диван нараспашку, больше ничего не было, кроме светильников и многочисленных цветов, которые росли по периметру комнаты и свисали с потолка. В эту комнату и привела женщина мужчину.
   Любовь среди домашнего леса - это что-то! А впрочем, ситуация напоминала любовь с Платоном на плащ-палатке в настоящем лесу.
   Николай оценил любовные условия, вожделенные комнаты окружали его, а цена их была рядом - любовь к Анфисе и желательно до загса. В качестве любовника он проявил три свойства: хвастливый, суетливый, верткий. Поцелуи Николая были переспелыми, чувственность в них явно была утеряна. Арине хотелось встать и уйти от него подальше, и она ушла в ванную. Струи воды успокоили, и женщина вернулась на место.
   Предложение руки и сердца последовало незамедлительно. Смешно, но Арина согласилась. Она поняла одно, что такой муж сексом ее не будет допекать, а в качестве мужа без претензий он ей подходил. Николай оказался разведенным мужчиной, все документы у него были с собой. Путь к законным отношениям был открыт. Родители не возражали.
   Законная супружеская жизнь началась со слов Николая, что у него аллергия на цветущие домашние цветы. Арина любила цветы всеми фибрами своей души, и они разошлись спать по разным комнатам.
   Так бы они и вымерли, но у отца наступил юбилей, все его дети и внуки съехались в квартиру Арины. Николай вынужден был вновь стать супругом: одну комнату заняли родственники брата, вторую - родственники сестры, и в результате Арина и Николай оказались вместе в комнате без домашней растительности.
   На празднование юбилея пришли их друзья: Платон и Анфиса. В доме появились журналисты, вспомнили про первые серийные отечественные фоны, отец Арины не вынес популярности, через день после юбилея его не стало. Публика еще и разъехаться не успела, и юбилей перешел в похороны, газета посмертно опубликовала о нем статью о фонах.
   У матери Арины на почве таких проблем произошел срыв в головном мозге. Она осталась жива, но ее сообразительность сильно ограничилась.
   Семьи брата и сестры захотели получить свой кусок наследства, но этого мать уже не понимала, зато всю ситуацию понял Николай. Он поговорил по телефону со своей очередной женой, объяснил, что происходит в семье Арины. Его жена развелась с ним формально из-за этой квартиры, а теперь кусок наследства становился таким малым, что не за что было и бороться.
   У мужчины была еще и дочь, он решил вернуться в свой дом, благо прописка у Арины у него была временная, на постоянную прописку не дали свое согласие ее родители, пока были в полной памяти.
   Собрал Николай свои вещи и уехал, оставив Арину среди ее родственников и наследников. Квартиру решено было разделить на четыре финансовые части, две части доставались тому, кто брал на себя уход за больной матерью. Как из-под земли в самую трудную минуту перед Ариной появился Платон.
   -Арина, я знаю все о твоей ситуации, есть предложение: бери на себя уход за матерью.
   -Она и так со мной остается.
   -Объединим усилия, я знаю, что Николай сбежал от тебя, моя квартира пойдет на погашения наследства твоим родственникам, а я остаюсь в твоей квартире на правах мужа.
   -А Николай?
   -Разведетесь.
   -А Анфиса?
   -Я ей не нужен.
   -А я?
   -Ты спрашиваешь? Да я люблю тебя!
   -Ты уверен? А если ты только мечтаешь о повторении того, чего давно нет?
   -А мы повторим!
   Родственники разъехались. Платон перешел в дом Арины. У него не было аллергии на домашнюю растительность. Квартирные дела и разводы за год каким-то образом, но были решены. Платон жил с Ариной на круглой кровати посреди домашних цветущих цветов. Мать ее вышла из кризиса и мыслила вполне адекватно.
   Арина каким-то образом взяла в свое время пистолет со стола Анфисы, когда еще разрабатывали "Астру", пистолет поискали, не нашли и забыли. А Арина взяла в привычку ездить по выходным одна в лес и стрелять по нарисованным мишеням, которые она с собой привозила. В ней затаилась злоба против Анфисы и Родиона, но внешне вида она не подавала.
   Счастливые улыбки пары, которые она случайно заметила, оскоминой сводили ее челюсти.
   На проходной большие сумки часто просматривали до дна, маленькие сумочки не проверяли. Арина стала ходить с маленькой кожаной сумкой, в сумке она носила пистолет. Родион носил с собой "Астру" во внутреннем кармане пиджака. Один образец под предлогом усовершенствования оставили разработчику нового оружия "магнитный луч".
   Арина знала привычки Родиона и решила пугнуть его пистолетом. Утром, когда он первым приходит на рабочие место, она не могла простить ему улыбку, адресованную Анфисе. Позвонила она ему по внутреннему телефону, который точно не записывается нигде, и пошла в его служебное помещение.
   Родион, словно что почуял по голосу Арины и достал "Астру", положив приборчик рядом с собой. Арина хоть и работала рядом с Анфисой, но конструкцию и назначение "Астры" так и не знала. Анфиса умела разговаривать с людьми, держа в секрете свою работу. Надо сказать, что она вернулась на свое рабочее место после выполнения срочного и секретного задания на другой фирме.
   Арина зашла в комнату Родиона, села против него на стул, слегка отодвинулась от стола, внимательно посмотрела на него, достала из кармана белого халата пистолет.
   В это время Родион взял в руки "Астру".
   -Арина! Спрячь пистолет или верни мне! Это я его дал Анфисе! Он у нее пропал!
   -Опять Анфиса! Молись, я стреляю на счет три!
   Родион, видя разъяренное лицо брошенной и любимой им женщины, не знал, что и делать! У него было время ее убить, но убивать ему не хотелось. Тут Арина еще раз подняла на него пистолет. Родион, не поднимая "Астру" нажал на ней кнопочку, луч вылетел на пистолет Арины.
   Рука женщины лежала на курке, но нажать не успела, так с пистолетом ее рука и опустилась. Она вся обмякла и грохнулась на пол, как мешок картошки на поле при сборе урожая под дождем.
   Родион убрал в карман "Астру". В это время в помещение подразделения зашли две его сотрудницы. Они увидели, лежащую с пистолетом в руке Арину, посмотрели на бледное лицо Родиона.
   -Родион, что случилось?
   -Она хотела выстрелить в меня, подняла на меня пистолет, да, видимо, сердце не выдержало, она только что упала.
   Одна из женщин подошла к Арине.
   -Она мертва. Что будем делать?
   -Вам виднее, мне надо подышать.
   -Идите, конечно, идите, вызовем кого надо.
   На следующий день в проходной появился траурный портрет Арины с надписью, что она скончалось от сердечного приступа. На столике перед портретом стояли астры в вазе.
   Анфиса поняла почти все, когда вечером Родион пришел к ней, тогда она достала прибор из его кармана, пока он был в ванной, посмотрела на счетчик лучей в "Астре". Счетчик показывал, что прибором пользовались, на нем стояло время убийства Арины. Анфиса ничего не сказала Родиону, она вообще чаще молчала.
   Родион заметил все и сказал:
   -Знаю, ты залезла мне в карман и посмотрела на счетчик магнитных лучей, не оправдывайся, я знаю, что ты знаешь про убийство Арины.
   -Дальше...
   -Иди ко мне работать!
   -Опять пистолет в "Астре" или "Хризантеме"?
   -Умница! Надо "Астру" модифицировать. Прицел должен находиться на экране. Без тебя дело плохо идет.
  
   Если у страны есть конституция, оговаривающая права и обязанности людей, то в семье нет ни одной бумажки, в которой бы были расписаны права и обязанности членов семьи. В семье у Ирины Ивановны было право: молчать в присутствии мужа. Это было главное условие мужа для сосуществования в одной квартире.
   Все остальное входило в обязанности: любить мужа, готовить еду и покупать продукты, убирать в квартире, стирать и гладить, работать на работе инженером 8 часов в день, отводить сына в сад.
   Второй тип семьи просуществовал двадцать пять лет. Постепенно муж стал все больше отсутствовать дома, переложив на плечи жены все права и обязанности, забрав с собою только любовь, он покинул ее дом в тяжелый год.
   Кирилл и Ирина с двумя детьми проводили теперь дни отдыха в таком составе: сами. Места отдыха были те же. Они еще ездили в Теплую страну к родителям Кирилла или в Степной город к родителям Ирины.
   Отец Кирилла после пенсии переехал с новой женой на маленький полуостров. К нему приехал Кирилл всем семейством с кучей ласт. На одном земельном участке стояли два дома: один маленький без удобств, его купили с землей, и новый дом с удобствами, построенный по красивому проекту. В новом доме жили отец Кирилла и его новая жена.
   Старый домик отдали в распоряжении молодой семьи, где все удобства во дворе. Море от этих двух домов было в пятистах метрах с трех сторон, и с каждой стороны оно было несколько другим. Айва окружала весь участок с наружной стороны. По дороге на основной пляж они всегда проходили мимо привязанного к шесту бычка.
   Первая шумная ссора Ирины с мужем Кириллом произошла над приготовлением плова. Ссорились они от души. Он настаивал над полным выполнением рецепта приготовления плова из книги вкусной и здоровой пищи года 1961. Ссора произошла в 1972 году, тогда они жили на квартире в четырехэтажном доме, этот дом недавно снесли, и построили на его месте шикарный дом под кирпич.
   Из окон третьего этажа, то есть от кухонного стола был виден двор, площадка для машин, машин тогда было мало. Рядом стоял муж и кричал, что Ирина мало нарезала моркови, мало лука, мало сала баранины. На столе лежали куски баранины, промытый рис лежал в чашке. Смысл плова по рецепту был прост на первый взгляд.
   Сало баранины кладется на сковороду - топиться. В растопленный бараний жир кладется кусочками баранина. В поджаренные кусочки баранины добавляются морковь и лук. Сверху засыпается ровным слоем рис. Наливается вода с учетом, что рис поглощает три объема воды. Соль, перец по вкусу, перемешивать нельзя!
   Сейчас она этот плов сделала бы совсем просто. В сковороду налить масло растительное. В масло положить натертую морковь и лук. Сверху положить промытый рис. Вода, соль.
   Вторая ссора с Кириллом была из-за борща, как ни странно, но к 21 году Ирина понятия не имела, что на свете есть свекла. Дома у нее варили щи. Муж требовал борщ. У него в документах лежал рецепт борща его бабушки. Рецепт борща по книге он не признавал. Своего рецепта у Ирины тогда не было.
   Весь рецепт.
   Говядина варится два часа. На сковороде тушится мелко порезанная свекла. На второй сковороде тушится морковь. На третьей сковороде - лук. На деревянной доске мелко рубится сало, чеснок, потом все вместе многократно ножом рубится до получения массы. Кубиками картофель. Полосками капуста. Варится фасоль.
   В кастрюлю с мясным бульоном опускаются: вареная фасоль, капуста, картофель, тушеная свекла, морковь и лук, сало, чеснок. Через некоторое время добавляют: лавровый лист, чайную ложечку муки, ложку томатной пасты или помидоры, и напоследок окунается в борщ красный горький перец.
   Сейчас Ирина этот борщ готовит следующим образом: в воду опускает готовую фасоль. На сковороде с растительным маслом готовит лук, морковь и свеклу, добавляет ложку томатной пасты.
   В бульон кладет капусту, картофель, добавляет все со сковороды, то есть свеклу, морковь, лук. Немного соли.
   Рыбная ссора и рецепт.
   На берегу озера в живописном месте земли без дождей и пыльных бурь стояла палатка на склоне горы, входящей в озеро. Прозрачная вода омывала камни. Муж пел: "Этот корабль, омулевая бочка..." Он катался по заливу озера на надувном матрасе и пел во всю глотку, но каким-то образом он наловил рыбу.
   Муж пытался свою молодую жену заставить чистить живую рыбу! Она залезла на скалу, села на ее край и смотрела на озеро под ногами. Внизу кричал муж, чтобы она шла готовить рыбу. Рыбу раздел он сам. Она сама ее только зажарила на сковороде, стоящей на камнях, между которыми тлели угли.
   С годами жутко надоело смотреть на рыбу, стоя над плитой и пытаясь ее поджарить. Сейчас она рыбу готовит так: в сковороду наливает растительное масло, воду, майонез, чайную ложку муки. Мороженое филе режет на куски и кладет на сковороду в холодное приготовленное месиво. Добавляет горстку замороженных овощей из пакета. Готовит минут двадцать на тихом огне после кипения.
   К годам 46 муж набрал хороший вес, костюм купил 54 размера. Съездили супруги в Московскую консерваторию, билет в этом костюме так и остался. Надо сказать, что в полном виде муж был добрее, но он захотел вернуть свои прежние поджарые формы, а не компоненты из блюд.
   Господи, под запрет попал плов, борщ и все прочее. Он стал в пост поститься. Честное слово жены, но нет никого хуже в доме, чем муж, соблюдающий пост. Он стал злым, раздражительным, вечно голодным. Одним словом - злое существо, дальше хуже, он посетил лекцию по раздельному питанию.
   В доме появились коробки с овсянкой, он ел кашу из овсянки, замоченный горох, замоченную в воде гречку. От такой еды к женщине особо мужчину не потянет. Они стали спать - валетом.
   Муж был на девять лет старше жены, и этот этап его жизни она стала проходить позже, вспоминая его. Да, в еде приходится быть более однотонной, но необходимо сохранять некий баланс в постной пище. Для настроения, для жажды жизни надо находить то, что еще можно есть, то, что еще принимает организм.
   Пришлось убрать из еды мясные блюда и бульоны, колбасу - это дало возможность не пить таблетки от головной боли, вес перестал прибывать. Что интересно, в морозы мясо идет нормально, но с первыми лучами весны приходится сокращать его применение до случайного употребления. Вынужденный пост.
   Возникает ощущение, что Ирина хочет доказать теорему своей жизни. С мужем она познакомилась, когда ему было 26 лет, поженились, когда ему было 27. Да, это отличный мужской возраст, значит, двадцать лет совместной жизни носили сексуальный характер. Что они ели в этот развитой период социализма? Все знают, а впрочем, что все знают?
   У них было две зарплаты инженеров и никакой дачи. Что они могли себе позволить? Молоко, творог, колбасу, сыр, масло, мясо, рыбу. Да, в общем, все, что смогли съесть, они съели и на машину не копили. И на желудки не жаловались, хотя после института и своей холостой жизни муж ей достался с острым гастритом и повышенной кислотностью.
   Он пил лекарство бутылками. Чем она начинала его восстанавливать? Паровыми котлетами, в которые входило мясо говядины, лук, белый хлеб, молоко, соль, перец. Все перемолоть в мясорубке и приготовить на пару, но честное слово, на пару не вкусно, и она стала их тушить в соусе: вода, майонез, мука.
   Нормально. Сексуальность мужа была необыкновенно высокой, любвеобильный был мой мужчина. Что еще готовила? Мясо нарезать поперек волокон узкими полосками и тушить, добавляя лук, морковь, томатную пасту, сметану, муку, соль, перец. Что имела? Полноценного мужчину, способного работать, производить детей и быть любимым.
   Что еще? Запеченное в духовке мясо. Взять кусок мяса, филе, прорезать в нем ножом отверстия, засунуть в них морковь, обмазать кусок мяса солью, перцем, майонезом и в духовку. Одно можно сказать: сил на любовника при такой еде вашего мужа у вас не останется. В социалистические времена, когда о йогуртах еще не было понятия, а был творог. Ирина - дочь шеф-повара, чтобы читатели знали, кто вам лапшу на уши вешает, поэтому в доме еда была культом!
   Завтраки были завтраками: каша, чай, кофе, какао, бутерброды с сыром - это то, что традиционно дома подавалось на завтрак. Отец маме после войны достался с язвой желудка. Но он на желудок не жаловался благодаря маме. Начнем с лапши, мама ее сама делала. Ирина покупала тонкую, мелкую вермишель. Суп для завтрака: молоко + вода. В кипящее молоко с водой забрасывала мелкую вермишель, добавляла сахар, соль, масло сливочное. Она бы назвала этот суп - добрый, он нежно обволакивает желудок.
   Молочные каши и супы надо есть сразу, каши надо есть по краям, там она быстрее остывает. Состав каш: молоко, вода, масло, крупа, соль, сахар. Кулинарная школа жизни плавно перешла в семейную жизнь Ирины. Продукты для завтрака обладают свойством нежно вторгаться в организм и плавно заставляют его работать, не вызывая чувство голода до обеда.
   Какое приятное слово - фрикадельки. Написала и представила прозрачный бульон, в нем плавают нежные кусочки мяса, вермишель, кусочки картофеля, зелень. С фрикадельками надо быть осторожными, их надо делать из хорошего мяса. Мясо прокрутить два раза, слепить небольшие шарики и забросить их в кипящую воду.
   А еще фрикадельки можно добавить в тушеный картофель. Замечательное блюдо.
   В сковороду, в масло с водой, поместить ломтики картофеля, фрикадельки, добавить лук, перец, соль. Сейчас бы добавила - морковь. Дочь готовит отменно, она придумывает котлеты с морковью, у нее электрическая мясорубка.
   Она берет поровну мяса и моркови, добавляет лук, белый хлеб и все помещает в мясорубку. Котлеты, как и все прочее, она запекает под майонезом в модном поддоне с крышкой. Детям можно давать с полутора лет. А еще дочь делает рыбные и куриные котлеты, так ребенок лучше усваивает эти продукты. Почему так приятно писать о мясе, а есть гречку или рис под кетчупом?
   Через много лет Кирилл уехал в холодный город. Жил летом на поляне, которая принадлежала почтальонке ближайшей деревни. Туристы его подкармливали. Он им читал лекции. Мыши съедали его запасы. Основную борьбу Кирилл вел с дотошными мышами. Кирилл знал, что его любовь армейская живет в Холодном городе. Жена командира, ведь с ней он прожил два года. Ему хотелось ее увидеть. Очень хотелось. Но на поляне ему одежду не стирали и не гладили, и в таком виде к ней ехать не хотел.
   Господин случай. На поляну приехала группа туристов, среди них был один молодой мужчина, очень сильно похожий на Кирилла. Поговорили Кирилл и этот молодой мужчина. Мужчина оказался сыном военного, отец его служил там, где служил Кирилл.
   Мать жива еще, отец умер. После того как отец умер, мать ему, чтобы он сильно не страдал, сказала, что его отец совсем другой мужчина и что она его отца не видела со времен армии, помнит имя солдата - Кирилл.
   Кирилл понял и был почти уверен, что его сын сидит рядом с ним. Признаться ему: "Я твой отец" - он не мог, не был готов. Под предлогом общих интересов Кирилл взял адрес молодого мужчины. Оказалось, его назвали его в честь космонавта, который летал в космосе, когда он родился.
   Все сходилось к одному - перед ним его сын! Кирилл после отъезда группы, впал в такой транс, что потерял зрение на пару дней. Снег выпал неожиданно, слегка прозрев от внезапного холода, Кирилл собрал вещи и поехал к себе домой. Дома полгода из дома не выходил, но в поездку собирался в Холодный город. Наступило лето.
   Кирилл оделся парадно, взял новую сбрую: рюкзак, палатку, сумку, вещи, еды не очень много. Мысль была: найти мать своего самого старшего сына. Кирилл приехал на поезде в город, где жили его первая сексуальная любовь и результат этой любви. Все оказалось необыкновенно просто. Кирилл позвонил в дверь. Дверь открыла женщина, слабо знакомая. Женщина смотрела на него стеклянным взглядом, их взгляды скрестились.
   В дверях показался их сын.
   Сын сказал:
   -Я понял еще прошлым летом, что Вы мой отец.
   Кирилл домой к Ирине больше не вернулся.
   Он исчез для своей семьи в квартире своей солдатской любви и их общего сына. В любви виновных - нет, если любви нет, а если любовь есть, то какая может быть вина?
   Страна переходила на новые рельсы экономики, а мужа как - будто кто-то звал в далекое прошлое. Он переходил на раздельное питание, но ему лучше не становилось. Его невиданная сила тянула в Холодный город.
   Первый раз он уехал на месяц. Приехал весь пропахший дымом и с пальцами на ногах, с гангреной. В аптеке Ирина купила все новейшие лекарства, провела курс лечения, и поставила его на здоровые ноги.
   Муж не выдержал любви с правой рукой Ирины и покинул ее.
   Он все мечтал о золоте, все хотел найти клад. Муж всегда был сексуальным мужчиной. Но с годами, как будто исчерпал лимит любви и благоразумия, которое в свое время привело его в город умных людей. Всплеск технических знаний сильно поколебали события в стране в начале девяностых годов двадцатого столетия.
  
  
  Глава 22
   Дома у Ирины Ивановны были свои проблемы, связанные с юностью дочери Маши.
   Кожаные удлиненные куртки обтягивали стройные и тонкие фигуры. Волосы легкими волнами лежали на плечах. Красивые ноги, обтянутые сапогами, были частично видны, где-то между сапогами и курткой. Девушки с хохотом бросили свои дорогие, черные сумки и стали стягивать кожанки. Возгласы радости и возмущения сменяли друг друга.
   Ирине Ивановне ничего не оставалось, как покинуть прихожую и уйти к себе в комнату. Она знала, что теперь девушки будут пить черный крепкий кофе и обсуждать очередные события в своей жизни. Один раз они решали поменять цвет волос. Черноволосая Маша осветлила свои волосы до белого цвета, а белокурая Надежда выкрасила свои волосы в черный цвет и забилась в угол комнаты, она не смотрела на себя в зеркало, поначалу она ревела, потом затихла и не двигалась. Маша все быстро поняла, ей пришлось пойти в магазин, купить дорогую краску и выкрасить Надежду в белый цвет. Все сразу в доме встало на свои места, настроение у всех мгновенно улучшилось.
   С Машей получилось иначе. В белокуром варианте она выглядела очень эффектно, но черные ее волосы от частого подкрашивания стали ломаться и выпадать чуть не от самых корней, мало того у нее появился новый поклонник в образе директора магазина. Одно время Маша и Надежда работали в одном магазине. В магазине качественно отметили день рождения сотрудника. Директор вызвался отвезти Алису домой, она в магазине работала администратором.
   Майская ночь за окном постоянно притягивала взгляд Ирины Ивановны, она ждала возвращение Маши. К подъезду подъехала машина, из нее вышла Маша и мужчина. Машина поехала делать разворот, а мужчина прямо на проезжей части дороге навалился на Алису, потом повалил ее на асфальт и сел сверху.
   Маша стала кричать:
   -Мама, вызови милицию!
   Мужчина закричал:
   -Не надо вызывать!
   Ирина Ивановна вызвала наряд милиции, объяснив, что у подъезда мужчина напал на женщину. Директор сел в свою машину и уехал. Маша с разбитыми чувствами пошла мимо дома. Приехала милиция. Милиционеры ее задержали и отвезли в милицию. Вот она глупость жизни! Маша пришла утром из милиции, с нее взяли штраф, который заплатил директор.
   Телефонный звонок. У Надежды появилась очередная новость.
   -Маша, ты знаешь, что я ходила на курсы английского языка?
   -Нет, а что случилось?
   -Понимаешь, я уже работаю официанткой в ресторане для иностранцев! Официанткой! Это в гостинице...
   -Надежда, ты чего так волнуешься?
   -Я принесла свою униформу стирать, крахмалить, гладить! Форма состоит из белых панталон и немыслимой кофты! За неделю я чаевых получила больше, чем моя зарплата за месяц! Вот! А люди тридцать лет работают на государственной фирме и ничего не получаем. Обидно. А ты говоришь, что я волнуюсь?!
   -Что делать. А ты продолжаешь учиться?
   -Да, в ресторан берут только студенток со знанием иностранного языка. Я работаю смену через две, пропущу учебу немного, но уж очень хочу я иметь свои деньги! А мать разве может дать столько на карманные расходы!
   Ирина Ивановна быстро стала бабушкой, в 42 года. Это дочь Маша родила девочку Алису, но жить с отцом дочери она не стала. В это время отец Маши, Кирилл Петрович стал все чаще отсутствовать дома, он постоянно уезжал путешествовать в свой отпуск. Но последние отпуска у него стали затягиваться на два или три месяца.
  
   Маша и сама немного успокоилась. Она пошла на платные курсы по ценным бумагам, потому что в магазине много не заработаешь. Учеба длилась не больше месяца, две недели очень активной учебы, потом сдача экзаменов. В качестве диплома у нее появился новый приятель с курсов, столичный молодой мужчина, высокий и красивый Богдан.
   Богдан приезжал иногда и с Машей уединялся в ее комнате. Его машина маячила под окном своим фургоном, такая машина резко отличалась от других. Он привозил хорошее шампанское, игрушки для сына Маши. Видеть Богдана Ирине Ивановне не доводилось. Маша перекрывала двери и пропускала Богдана в комнату.
   Маша после курсов по ценным бумагам устроилась совсем по другому профилю. Она торговала в ларьке. Шли странные годы. Работа ее абсолютно не устраивала. Руки ее денег не переносили. Кожа на руках пришла в полную негодность. Маше пришлось уволиться и заняться восстановлением своих кожных покровов в области рук. Она вновь стала встречаться с красивым парнем Богданом. Его родители занимали хорошие должности на пищевом комбинате.
   В квартиру Маши стали привозить куриное мясо упаковками и овощи мешками. Дом завалили тушенкой. Маша с Богданом поселились в большой комнате. Сделали ремонт, обклеили черными обоями комнату, получился филиал угольной шахты.
   Через год руки Маши опять пришли в негодность. Она больше не могла переносить тушенку, у нее на этого молодого мужчину и его хорошие продукты появилась устойчивая аллергия. Через три месяца после его ухода исчезли из дома продукты, но осталась разорванная в клочья одежда.
   Нужны были элементарные деньги для существования. Через некоторое время руки у Маши вновь стали великолепные, красивейшие ногти с различными рисунками привлекали взгляд...
   У Надежды появилась новость:
   -Маша, я купила себе машину. Я получила права! Работая официанткой в ресторане гостиницы для интуристов, я заработала сама деньги на машину!
   Новости на следующий день у Надежды были скромнее. Третий раз она покупала краску с блондинками на упаковке, а блондинкой не становилась. Взяла она в руки очередную покупку и стала ее распаковывать. Все как надо и краска дорогая. Надела она перчатки, взяла расческу для окрашивания и пошла в ванну, на плечи накинула полотенце для таких экспериментов.
   Только нанесла краску на голову, звонок... Бежит она к телефону, на ходу сбросила перчатки...
   Маша спрашивает:
   -Надежда, я тебя от еды оторвала?
   -Нет!
   -А ты чего жуешь?
   -Жевательную резинку.
   -У тебя есть время поговорить?
   -Есть, я только что волосы покрасила.
   -Так ты уже краску смыла?
   -Нет, я ее только нанесла на волосы.
   -Как ты на новогодние каникулы съездила?
   -Нормально. Вчера я из страны Сфинкса приехала и ты знаешь, что я скажу? Я влюбилась в инструктора по серфингу! Понимаешь, я влюбилась!
   -Инструктор - это всегда опасно!
   -И я об этом говорю! Я своему парню сказала, что его больше не люблю и осталась у родителей дома. Я же с ним встречалась пару лет! А сегодня он мне звонит на сотовый телефон и говорит, чтобы я к нему вернулась.
   -Надежда, а вы выплатили деньги за свою новую квартиру?
   -Выплатили! У нас квартира на двоих, 50 на 50. Если мы поссоримся, то продадим квартиру и деньги поделим! Я считаю, что он перестал меня уважать, привык и меня не ценит. А мне он все наоборот говорит! Я не могла инструктора использовать как пробные духи? Может, он мне еще и не подойдет? Ирина, ты не понимаешь! Не в меня влюбился парень! Я влюбилась!
   Чувствует Надежда, что волосы на голове высохли с краской вместе.
   -Надежда, мало ли что ты влюбилась! Я тебе сочувствую, может быть, еще обойдется!?
   -Я тоже надеюсь.
   -Ну, все, пока!
   -Пока...
   Бежит Надежда в ванну смотреть в зеркало результат. Волосы засохли рыжей коркой. Цвет корки на волосах рыжеватый. Смочила корку краски водой, размазала по голове, надела пакет и пошла телевизор, смотреть... Через двадцать минут смыла краску: в зеркале блондинку не обнаружила. Пшеничные волосы украшали ее голову.
   Весна вторгалась в окна. Жизнь новой шубки зависла в шкафу. Надежда не дразнила Алису очередной новой шубкой. В прихожей весело кожаное пальто, которое дикой зависти не вызывало. Два шага от цивилизации всегда ведут в буреломы.
   Дело в том, что новый мужчина Маши, Богдан, до чертиков боится своей мамы. Он ее так боится, что вряд ли она дождется от него внуков. Они оба приверженцы ленивой чистоты, у них дома все на своих местах с момента переезда.
   Спрашивается: "Зачем тогда он ей нужен"? Этого Маша не знает, но другого не дано. Она попыталась найти ему замену через сеть, зашла на страницу знакомств, оставила свои координаты и фото. Мужчины ее изумили предложениями нормальных постельных отношений. Они в буреломы отношений идти не собирались. Площадь простыни их более чем устраивала, но не ради получения потомства.
   Такие отношения ее не устраивали. Она обратилась за советом к старой женщине. Маше всегда казалось, что раньше люди были мудрее! Старая женщина в детстве войну видела, вторая мировая война прошла через ее дом. А дальше, как у многих: двое детей от двух отцов и тьма любовников, самое главное не ради денег. Посмотришь на нее - кремень, а мужики к ней липли. Она и сейчас работает, как санитарка на передовой, где каждый день умирают люди. Работает в больнице в самом трудном отделении. Великая в чем-то женщина, но эта судьба не для Маши. Она не кремень.
  
   Села Маша в такси, едет. Таксист остановил машину и предложил заняться нормальными любовными отношениями на природе, сказав, что у него жена беременная, ее трогать нельзя. А Алису, значит, можно? А вокруг лесной бурелом. Мог бы до города довести. Маша на юг ездила, прилетела домой и налетела на чужого сердобольного мужа.
   А на юге? Вышла она на пляж. Солнце. Море. Она и поплыла, забыв о береге. Силы кончилась, повернула к берегу. А берег далеко, кругом волны.
   Маша взмолилась:
   -Боже, если ты есть, помоги!
   Хотите - верьте, хотите - нет, но ее нечто подбросило над волной. Она передохнула и поплыла дальше. Пока плыла, ее некая сила подбрасывала вверх. Доплыла до первых камней, а на них сидит аквалангист и улыбается. Это он ей помог доплыть до берега. А оплата? Догадайтесь.
   Обошлись деньгами.
   Богдан решил разделить квартиру матери на две части. Маша от него этого не ожидала. Он нашел заброшенную квартиру, в которой надо было только ремонт сделать. Мать его нашла деньги и выкупила у сына свою квартиру. В общем, у Маши появилась квартира для личных отношений. Она должна бы быть счастлива: такая жертва любви на простыне без буреломов!
   Но от такой жертвы счастья не прибавилось. У нее исчезла последняя степень свободы. На юг он ее теперь не пускал, возил ее сам на своей машине. Она стала жить под надзором собственного мужчины! Взгляд влево, шаг вправо - ревность!
  
   К чему стремилась то и получила. Что-то в этой ситуации неправильно. А что? Если жить на территории мужчины, то он становится дважды властелин и подчинение женщины более чем естественно. А если жить на территории женщины? Они проверили и эту ситуацию, пока шел ремонт квартиры. Отношения между нами были сносные, но полностью не устраивали Ирину. Они расстались.
   Маша не могла быть рабой мужчины и вернулась к Ирине Ивановне.
   -Я тебе вылью на голову банку с краской! Я сорву обои! Мне нужна новая машина! Мне нужна теплая страна, а не морозная. Я хочу ходить на светские вечера царских особ! - кричала молодая женщина Маша, сидя на табуретке в кухне.
   Слова относились к Ирине Ивановне и сопровождались отборным матом, который летел над ободранным линолеумом и порванными обоями. Человеческие фантазии иногда бывают услышанными всевышними силами, а эти верховные силы начинают перераспределять финансы на земле. Что еще могли видеть всевышние силы в этой квартире?
   Маша теряла терпенье, это передавалось окружающим. Несколько лет назад верховные силы выделили роскошной женщине квартиру. Дом многоквартирный кирпичный с гаражом и магазинами. Но для начала чудом появившиеся деньги вложили в квартиру в пригороде столицы. Время и годы шли. Дом появился на обложках журналов. Рядом с домом гаражи, детские площадки, светятся окна магазинов.
   В дом не прописывали. Жильцам разрешили делать ремонты по своему вкусу, заплатить за свет. Дом завис. Слухи разные, в том числе: убили хозяина дома и всех близких родственников. Люди умные стали продавать квартиры, в которых не жили, и покупать в домах более простых. А красивая женщина Маша так и не смогла въехать в квартиру кирпичного дома, хотя деньги давно в нее вложены. Дом стоит. Магазины работают. Годы идут...
   Тяжесть чужой неустроенной жизни давит с каждым днем сильней из-за чужой неустроенности, неустроенность становится с каждым днем мучительней. Квартира ветшает и не потому, что все законченные бездельники, нет. Обои и краски ждут на полу своего часа, просто нет этого часа. Нет момента, когда из квартиры уедут те, из-за кого делать ремонт невозможно.
   Есть такие люди, которые и сами не помогают и другим не дают: краска пахнет, обои шуршат. Результат - кошмар в квартире. Пока кирпичный дом не заселяли, семья выросла на одного человека и квартира уже стала мала. И результат - пятнадцать метров на троих.
   Отчаянье захлестнуло и вылилось в словах, которые дружбе не способствовали. И все же власть всевышняя ее слышала и предложила Маше другой вариант: поехать в Теплую страну, где у нее будет квартира, машина. Женщина жила ожиданием небесного чуда. Как живут крутые? Работают, кутят, выращивают детей, стреляют в тире, меняют машины, меняют города. С ними нельзя спорить, ссориться, делать замечания - все очень опасно.
   Тут надо пояснить. Пока Ирина Ивановна путешествовала в сторону Нетронутого острова, ее дочь Маша умудрилась вырасти и родить сына.
   Точнее отец ее сына обещал, что семья Маши переселится в новый дом. Кирпичный дом стоял под дождем и солнцем и никак не впускал своих жильцов. Старая бедная квартира не могла дождаться ремонта. Молодым людям - новое, старым - старое. Вот и дошли до банки с краской, которая стоит закрытая.
   Переезды с маленькими детьми на роду написаны. Услышали верховные силы ропот роскошной женщины. Неизвестно откуда и совершенно случайно на нее свалились тысячи долларов на одежду и обувь. Она купила несколько пар обуви, курток, большое количество одежды. Теперь она могла пойти на прием царских особ. Какие - то рослые качки подогнали к дому две машины, загрузили собранные давно вещи и отправили двумя машинами в Теплую страну. Какие - то странные вещи произошли в атмосфере.
   Погода на юге была не очень жаркая, дождливая, как будто всевышние силы усредняли погоду для роскошной женщины и ее детей. Каким - то чудом в Теплой стране у женщины появилась иномарка и особняк двухэтажный из шести комнат с видом на море, на набережной которого ходили царские особы всех стран и времен.
   И женщина перестала ругаться. Она сидела на кухне особняка и пила кофе, ругаться ей не хотелось. А банка с краской? Она давно высохла, Ирина Ивановна выкрасил ее в старой квартире. Она очень жалела, что позволила дочери с детьми сменить родную страну на другую страну. Пусть и теплую страну, но с другим языком и другой системой власти.
  
   По поводу мужа Кирилла. Ирина Ивановна нашла его дневник, судорожно напечатала на клавиатуре компьютера, то, что смогла. Вот он. Текст дневника был написан в четырех школьных тетрадках шариковой ручкой.
  
   Тетрадь 1
   Поезд перекатил широкую реку и остановился в 8 -00, оказывается, это была Волга. Ночью было холодновато, я попытался писать план программы путешествия, но быстро потянуло в сон. Вечером разговорился с девчонкой (10кл.) предложил почувствовать карту треугольника, она почувствовала квадрат и зону на юге от квадрата. Предложил ей найти в ее квартире геопатогенные зоны по плану квартиры, который она составила со своей мамой. Я сориентировал план по сторонам света, мысленно отправил его в ее город и попросил "Космос" отметить зоны на плане. После этого девушка нашла, что на кухне сильные холодные потоки, где спит кот - на высоте 1-2 см холод, а на 5-1 см - тепло, над кроватями тепло очень сильное. Убрали план со стола и попробовали зоны. Все ощущения резко снизились и сместились. Положили план на стол, вся картинка восстановилась. Вот так появился еще один экстрасенс. Я ей посоветовал убедиться еще дома.
   Попил, поел пирожки, и уже Кунгур. На подъезде к своей станции записывал километры на остановках, сбился и начал переодеваться при переезде реки. Быстро выскочил из вагона. Попрощался с попутчиками. Автобуса не было, пошел пешком, в Ирине на попутку. 11 утра. Рюкзак тяжелый, за бедра держаться не хочет, плечи отдавил, а топать 30 км. Мизинцы покрылись кровью, на них нет ногтей.
   Дождь то льет, то молчит, то нудно капает. Я с пакетом намучился, пока вновь не наловчился держать в двух руках растянутый пакет и сумку, чтобы ее не залило. А план у меня был выйти на высоту "307". Перешел речку. Ноги гудят, плечи ноют, дышать нечем, рюкзак сдавил грудную клетку - не жизнь, а радуга. Попутные машины, как назло, только указывали дорогу тем, что сворачивали в 300 метрах впереди. Попался трактор с поддоном на прицепе, подкатил пару километров, и остановился, естественно, опустил поддон на землю - сходи. Я же эти 10-15 минут сидел на корточках, удерживаясь от грязи с колес, и удерживая рюкзак. Я сошел с трактора и пошел, еле поднял рюкзак (30кг).
   Усилился дождь. Я решил переодеть ботинки на сапоги, залез под мешок, сгруппировался. Переоделся. Мизинцы заныли, им сапоги не нравились. Постепенно притерпелся к боли. И как назло вылезло солнце - зря одел сапоги. На обочине вылезли клубнички - не удержался и начал их есть. Дело в том, что я пошел без воды, а час назад съеденные пирожки захотели воды. Как обычно запершило небо. Я съел еще пару горстей. Небо перестало першить. Я напился, когда вышел к реке, за высоким скалистым берегом, и падающими с него камнями и деревьями. Это была моя прошлая стоянка. Я почувствовал сильный зуд головы, как в далекой юности, когда в Васильевке объелся клубники. Попил воды - стало еще хуже.
   В прошлый раз чуть выше по реке находился свинарник. Похоже, он там и остался, туда проехала машина. А вот пастух, пасший здесь телят, исчез. В его доме не было окон и дверей, а со скотных построек кто-то снял крыши. Взял в запас 1.5 литра воды и пошел дальше, переодев ботинки, так как два часа светило солнце и ничто не предвещало перемен. Пока я прошел 0.5 км начало вновь капать, пришлось опять достать пленку. А вода была уже перебором, рюкзак еле поднял. Пришлось часть воды перелить в желудок, часть вылить, оставил 0.3 литра. Остановки участились. С грязных штанов сваливались комки грязи и попадали в ботинок, лезли в мозоли, которые я ухитрился натереть на большом пальце. Время 16 часов. Почти дошел, сил нет, присесть не на что. Я бросил пленку на гальку, благо она чистая после дождя. Пью воду, вдруг слышу гул машины. Вдали показывается крытый грузовик. Я быстро сворачиваю свой бивак.
   Меня на этот раз взяли в машину. Оставшиеся 6 км оказались самыми грязными из-за сильного дождя, и низкого качества дороги. Я сидел между двумя бочками в мазуте, привинченным к боковым бортам, на мешке с мукой. Когда я слез в деревне, то был уже как настоящий бомж. Решил вновь сменить обувь и надеть сапоги, дальше дорога шла грунтовая. Долго возился, очищая ботинки от грязи, не таскать же ее с собой. В спину пригревало чисто западное солнышко. Чтобы облегчить рюкзак, часть вещей нес в руках. Все болит.
   Прошел 200 метров и пошел дождь. Смотрю над поляной "ласточкин хвост", - это 3-4 км отсюда, дождь как бы смывает человекоподобную фигуру высотой 100-200 метров, которая как бы приземлилась при прыжках в длину. Фигура стала исчезать, выходя из дождевых струй. Когда она попала в следующие струи дождя, то было видно, что прыжок завершился падением на живот. В этот время дождь усилился, и я доковылял до кладбища, дождь пошел еще сильнее.
   За кладбищем я увидел несколько кучек допревающей, прошлогодней соломы. Обнаружил, что она сухая и решил тут переждать дождь. А потом увидел странные очертания тумана, поднимающегося над рекой. Решил понаблюдать еще и ночью ту высотку, на которую упал дождевой человек. Дело в том, что я сейчас сам обнаружил на карте, где было падение дождевого человека, сильный холодный поток. Я организовал ночлег на кучке соломы. Положил полиэтиленовый мешок. С одной стороны его придавил его рюкзаком, положил клеенчатые брюки. Я обернулся спальником, и лег на эти брюки, не снимая сапог. Так полусидя, решил понаблюдать ночь за ласточкиным хвостом, может еще будут в небе прыжки дождевого человека.
   Дело в том, что сейчас Стрелец, Сириус, Солнце, Луна находятся почти на одной линии, а это может способствовать пересылкам из иных систем. На одну линию я обратил внимание еще в поезде. А сегодня мое путешествие сложилось так, что я пришел до места почти без сил. Собственно на дороге я просил проведение, чтобы я дошел своими ногами. Если бы была попутная машина, я давно бы пришел на "307", и был бы в Зоне. Или бы дождался вечерней машины, тогда бы я не увидел "Приземляющегося человека", проявленного дождевыми струями. Солнышко уже спряталось. Под мешок залетают комары и норовят меня кушать. Слева - кладбище. В километре - цель. Судя по карте тут около 30 километров до железной дороги, но поезда слышны из-за высоты этой точки и рельефа местности.
   Но главное, чтобы мыши из этой копны не добрались до моего рюкзака, тем более что сегодня его дно в месте крепления ремня оторвалось уголком 7х7 см. Хорошо, что я пришил две петельки внизу для набедренного ремня, и сейчас, используя петли и ремень, стянул рюкзак так, что дыра закрылась. Дно шить невозможно - сгнило. Надо было дома сменить рюкзак, но не пришло в голову. Надвигается новая серия туч.
  
   Ночью ничего не прибавилось. Дождь, тучи, плохая видимость. Да еще мешали две яркие зеленоватые лампы, сиявшие в деревне, и засвечивали дождевые потоки. Но рано утром, когда начало светать, над ласточкиным хвостом наблюдались падающие светло - розоватые шарики, не очень ясные. И было даже сомнение так ли это, а вот из правой части ласточкиного хвоста дважды вылетели шары. Ничего подобного в других местах не наблюдалось, за исключением дальнего хребта на юге. Заснул. Проснулся, когда солнышко было уже достаточно высоко, собрался, пошел.
   Но дал маху, не сориентировал карту на местности, об этом я вспомнил, когда за ЛЭП я вошел на лесную дорожку, которая двигалась на 307, но по бездорожью. С трудом перебрался через речку, хорошо, что лето сухое, а пришлось бы шагать в затопленном лесу, и круто вверх. Воду из реки не стал брать - она мутная.
   Мучает жажда, с утра выпил 100г, слизываю росу с листьев - помогает. В том месте, где вчера упал дождевой человек, много свежее поваленных деревьев. Наверное, это он их свалил.
   Вышел на брошенную дорогу, ее нет на карте со стороны деревни. Она вывела меня на корпус ласточки. Попалась трава борщевик, попробовал мягкую часть стебля - сочная, не сладкая морковка. Бросил рюкзак, пошел по полю. Нашел колбу. А у рва из-под силоса, росла лебеда вполне съедобная, и даже сытная трава. Жаль, что ее очень мало. Сочные травы существенно утолили жажду. Погрыз овсяных сухариков. До "307" -рукой подать. Сквозь лес видна прогалина, тянет туда. Заглянул в ласточкин хвост, вчера из него вылетали огоньки, но ничего не обнаружил. А вчерашние стрелы белого тумана, похоже, выдувались из силосной ямы, в ней было немного воды.
   Хватило благоразумия пойти в обход по дороге, если бы пошел прямо, попал бы в овраг. По дороге стали попадаться лужи, но вода в них грязная. В ста метрах от "307" в старой колее вода была светлая, зачерпнул кружкой и попробовал - жестковатая, вроде как из ведра с известкой. Был план поставить палатку и сходить в Зону, и там взять воды. Но закапался с установкой палатки, долго искал солому, которой здесь было много год назад. Вся трава хилая. Решил кипятить воду из лужи, в ней было много комариных личинок. Сложил из песчаных плит печь, еле разжег костер. Все ветки были мокрые после дождей. Воду удалось довести до ключа, крышки и банки - нет. Накидал ромашек, не нашел зверобоя. Он здесь растет.
   Вода была противной, но надулся не меньше литра. Замочил горох на утро. В такой суете прошел остаток дня. Собрал приемник. Заработал чисто детекторный вариант, с усилителем сильно возбуждается, принимает все, что хочет. И Свобода, и Маяк и даже нечто, я думал это Космос, но потом понял, что ловлю службу точного времени - пакеты импульсов через 1 секунду.
  Наушники у меня по 200 ОМ каждый, а надо бы 10к. Громкость зависит от высоты антенны, переменную емкость выбросил, индуктивность переменная.
   Так и заснул под боли в животе то ли от воды, то ли от ромашек.
  
   Проснулся поздно, спал, как убитый. Попил воды, поел горох - в животе стало неприятно. Снял антенну и пошел в зону. Дорога вспомнилась легко. На поляне стоял Гоша с овчаркой, встретил уходящую группу пермяков из клуба "Астролог" или еще как-то. Заговорили.
   Посмотрели экстрасенсы на мою карту, нашли на "космодроме" могучее пламя. А рядом черный треугольник. Оставили мне пару булок хлеба. Мясо и сахар я брать не стал. Оставил все на стоянке, чтобы на обратном пути взять. Вышел на свою прежнюю стоянку, на ней пусто. Хорошо хоть родник есть. Вода в нем на вкус оказалась, как из лужи. Избушка сожжена.
   Пермяки рассказали, что вчера ушел Саша - массовик с киноаппаратурой. Да еще этой ночью они видели некие туманные фигуры, шествовавшие по поляне и рыскающие звезды, но это, скорее всего, дрожание атмосферы. Об этом мне рассказала группа из 4 человек на поляне чудес. Рассказали, что здесь пять космодромов, к некоторым они ходили, блудили в болоте. Их водил леший, чтобы избавиться от него они надевали одежду навыворот. По их утверждению они шли на северный берег болота, а их повело на Утюг. Они утверждают, что шли к роднику, а оказались у своих палаток.
   Зашел разговор о звездах, я достал свою карту, и оказалось, что эклиптика смещена на целый месяц. Утверждается, что Змееносец - 8-14 ноября, - это когда рождаются истины. Почему-то это точка жизни и смерти. Они еще раз собрались на космодром на Змеиной горе, и завтра - домой. Приглашали и меня, но мои ноги. Да и я пришел сюда осмотреться и за водой.
   На берегу на бревнах сидело 4 ребят и девушка, которой я сообщил о походе на космодром. Она засобиралась туда. Я прополоскал свою фланелевую рубашку, и пошел вниз. На поляне ужасов нашел две пары студентов, они стоят второй день, ничего, кроме тумана на реке еще не видели. Один парень сюда ходил несколько раз. Он говорит, что в ноябре на снегу было много светляков, и они светились - не очень понятно. Говорит, что и сейчас у пирамид видели светящихся жучков, надо бы выяснить.
   Тут в природе не до светлячков. Еще малина цветет и зверобой только-только, а Иван - чай только набирает бутончики. Хотя в стеблях у корней есть съедобная, крахмальная масса почти нейтрального вкуса. На берегу нашел хороший пакет литра на 4, а то в моем большом мешке оказалось много дыр, когда я в него налил 15 литров воды - получился душ, 8 литров воды я донес до "307".
   Оставленный провиант какая-то птичка начала растаскивать и расклевывать пакеты. Рис начисто разодрала и рассыпала, хлеб расклевала. Но я не в обиде. Рис ей оставил, а пакетом завязал банку от мусора и расплескивания. Потихоньку дошел. Очень устал. Приготовился к ночным наблюдениям. Питаюсь черным хлебом. Воду экономлю, но жажду утоляю. Зубы чищу ромашкой.
   Собрался увидеть созвездие, где будет луна, но из-за сильной дымки ничего не увидел. Надо было смотреть более высокие звезды, а я небо знаю плохо. Видел, когда Арктур был на западе, возле него слегка вспыхнула маленькая звездочка, и исчезла. Я подумал, что в дымке, а она вновь появилась и пошла к Арктуру, двигаясь медленней, чем спутник. Длилось это 10 секунд, а потом вновь пропала.
   Солнце было на востоке.
  
  
  Глава 23
   В верхней кромке леса вспыхнула довольно яркая звездочка, вряд ли это был фонарь. А со стороны деревни был виден яркий фонарь. Со стороны ласточки ничего не удалось увидеть. Уже в потемках решил сделать переносной, детекторный приемник. Вырубил две тонкие березы 5-6 метров. Втыкая их в землю, натягивал антенну. Устал, пока делал эти стойки.
   Солнце встало. Проверил магнитное склонение, то же, что и по карте. Я ночью воткнул антенну с Севера на юг по полярной звезде.
   С утра жестко установил одну мачту антенны. Чтобы не падала, укрепил ее плоским песчаником. Подстелил соломы под палатку. Поспал и пошел к "Космодрому" по дороге занося на карту. Поляна, на которой Владу был выдан знак "А", находится в 200м от "Космодрома". Набрал бутончики цветов зверобоя, покрашу комариную сетку в фиолетовый цвет. Борщевика к ужину не нашел. Буду - есть хлеб, и писать дневник. Сегодня в палатку заходила ящерица. Пишу без очков. Все двоится.
   Вчера к вечеру засобирался дождь, тучи закрыли небо, а луна все-таки светила. Удалось выяснить, что в зените она была за головой дракона, и чуть раньше Веги. Похоже, что моя карта неба верна. Утром встал, руки болят, вроде всю ночь работал. Решил забраться на березу, как на наблюдательный пункт, но навалилась такая усталость, что не смог подтянуться на ветки. Подтащил упавшее дерево и сделал из него наклонный вход на ветвь. Устал страшно, но полез. Добрался до верха березы и обнаружил много помех для наблюдений. А забираться ночью еще и будет опасно. Слез, запыхался, сердце молотит, руки уставшие, но меньше, чем после сна. Этой ночью я не помню сбоев сердца, а две предыдущие были, но достаточно короткие. То ли это от соседства "Космодрома", то ли от укусов комаров, и прочих кровососов.
   Обошел космодром, дошел до нижней полянки, свернул и спустился в овраг. Набрел на отдельные лужи, попил воды. Вода хорошая, ключевая. Дальше ручей шел цепочкой, а потом стал настоящим. Наконец вкатил в болото, то есть бурелом, залитый водой. Думаю, метров через 200 находится болото, поросшее мелким лесом. Все время ориентировался по солнцу, сверяясь с компасом, и ничего не рисовал.
   Поднялся по отрогу, прошел по его вершине, и вновь вышел на поляну. И тут я понял, что космодром я так и не обошел. Куда-то меня носило, я так и не понял, но свои оранжевые штаны разорвал. Пришел к палатке, принес воды, зашиваю штаны.
   Вдруг со стороны деревни идет девчонка 17 лет - ищет людей и Зону. Сказала, что едет из Волгограда, ее рюкзак увели в Перми, просила показать дорогу в Зону. Пришла в одной курточке и босоножках, где-то слышала, что в Перми +30. А тут по ночам холодно. Напоил ее водой. Пока я дошивал штаны, она вздремнула.
   Я в зону собирался идти завтра, а тут пришлось идти сегодня. Заодно возьму банки, надо сварить смолу для жвачки. Набрал смолу у ручья с огромной сосны, такая матовая, желтая масса. Когда я стал ее размешивать, то почувствовал себя мальчиком 5-6 лет, когда впервые мы эту процедуру делали с ребятами во дворе моего деда, когда жили в селе Яшкино. Поразительное воспоминание и еще это ладанно - горьковатый сосновый привкус. Получились тянучки, которые тогда продавали на станции в виде батончиков.
   Сделаю на палатку детектор и астролябию.
   Я взял штаны, может, заклею шов. Девушка мне дала донести банку консервов и сахар в пакете из-под молока, - это все, что осталось от ее рюкзака. В разговорах о смысле жизни дошли до зоны. У колодца встретили двух парней, у которых был прибор для измерения частоты двух генераторов. Я им рассказал, что два года назад участвовал в подобном эксперименте. Но ничего не обнаружил.
   Рассказал о посадке у избушки. Они пошли туда. Не было времени, а то бы попробовал опять подавить на частоту. У них вывод на наушники - биения, и хорошо, и плохо.
   Астрологи мне ничего не написали, хотя и обещали. Взял 6 батареек. Ребята на берегу у бревна, рассказали, что видели то же, что и я.
   Стрелке, таково космическое имя девушки, эти ребята не понравились. Пошли дальше. Народ в основном спал. А вот только прибывшие водные туристы, папы с сыновьями, мне капитально заклеили штаны и босоножки Стрелки. У бревен стал мыть банки, а Стрелку отправил на ужин к ребятам. Смотрю, что Стрелке надо есть, а мне к себе идти. Ребята пообещали, что помогут ей сделать костер на поляне.
   Я пошел. У колодца вспомнил, что не отдал ей ее провиант, но решил не возвращаться, прокормится и без него. Отнесу послезавтра. По дороге вспугнул орла чуть не с гуся величиной. Что он делал в траве на закате солнца? Оказывается, разрушал гнезда ос, пчел, шмелей. Я как увидел, сразу оттуда убрался. Вспомнил намерение Стрелки питаться медом диких пчел. Сейчас пчел меньше, чем людей. Земля без техники и химии способна прокормить 500 млн. человек (Природа, N6,19ХХ).
   У палатки обнаружил, что мои рамки разлетелись. Одну нашел, а вторую нет. Жалко. Тут и холодней и ветреней, чем внизу. Небо прояснилось. Готовлюсь к ночному бдению.
   Удалось провести точно момент Зенита Луны. Он оказался: Альтаир, Луна, Вега. Это точно соответствует 15.07.ХХ по звездной карте. На завтрак съел остатки хлеба. Отремонтировал подтяжки. Сушу зверобой. К полудню кругом тучи. Да еще вчера была одна рамочка, сегодня она упала с ветки, и лежит рядом с утерянной рамкой. На карте стерлась разметка космодрома, сделанная биополем А.В. Нет, рамочку я сам положил у ствола березы, а вторая появилась сама!
   Сделал вешалку для пиджака, хотя собирался сделать астролябию, и собрать на палатку из резины приемник, чтобы не путаться в проводах. Потом решил сделать два генератора, для этого у меня есть почти все. Посмотрю, как мне позволят получить биения, и без кварцев. Приемник собрал на березовой щепке, в резину не удалось втолкнуть железные скобки. Так в делах прошел день, который был пасмурный, а сейчас дождь капает.
  
   Первая тетрадь закончилась, и Ирина Ивановна перестала печатать текст, написанный ее мужем.
   Ирина Ивановна после нескольких дней отдыха, вновь решила вернуться к дневникам мужа. Она взяла вторую тетрадь.
  
   Тетрадь 2
   Ночью дождя не было, но очень пасмурно. Сходил на поле, съел несколько десятков клубничек. Нашел стоянку просто великолепную. Береза - наблюдательный пункт с лестницей. Рядом приличная куча соломы. Переберусь сюда, но сначала надо сходить в зону. Забыл. Начался зуд от клубники. Но на березу забрался, видно все, даже место моей двух дневной стоянки. Начался дождь, я вернулся к палатке.
   Позавтракал толокном - шикарная вещь. Частично подготовил палатку к переносу, сходил в зону. Размышлял о питании медом диких пчел - не получается. Мужик с биологическим генератором, спал. Я хотел попробовать своим полем подействовать на частоту, но, увы.
   Ребята рассказали, что в прошлом году над берегом летало много желтых шаров. Отдал Стрелке ее провиант. Она жила с ребятами, появились еще две девушки. Встретил мужика, он рыбачил на плоту, который смастерил из бревен старого дома. Рыбалка была неудачная. Меня недружелюбно встретил его пес.
   Спрашивает:
   -Неужели вы верите в НЛО? Я в них не верю.
   Я ему:
   -Чтобы верить, надо что-то знать, а чтобы знать, надо наблюдать. Ведь совсем рядом зависло НЛО.
   Он:
   -Я и сам пару раз на охоте видел, что-то летит метрах в 200-х, фарой шарит по земле, но мне все это, ни к чему.
   Я:
   -Так, может, вам, и коммунизм бы хотелось дальше строить?
   Он:
   -А нам все равно.
   Узнал, что раньше, когда полы не красили, их делали из ольхи. Они не делали заноз.
   Провел с ребятами йогу из теплых и холодных потоков, но они больше хлопали комаров. Набрал воды и обратно. Стал думать, как из березового лыка сделать веревки для устройства на березе. На дороге все еще стояла тракторная тележка, в которой я надеялся найти проволоку, но там оказалось две веревки. Я застенчиво увел веревку поменьше. На дороге приметил горбыль, за три ходки перенес его в лагерь. Установил палатку. Нарвал 3 кг цветков зверобоя.
   Стемнело. У палатки тьма комаров. Развел костер, сварил жвачку, она стала канифолью с запахом ладана.
   На небе заметил несколько вспышек - коротких пролетов красноватого цвета. Облачность высокая. Немного посвятила Луна, показала немного звезд. Вега, Арктур, Альтаир - на своих местах. Первобытному человеку по звездам и солнцу всегда было понятно время суток. Пусть у всех есть часы, но когда на небе тучи, появляется состояние без времени, какой-то временной прострации. Лягу спать головой вниз и на юг.
   Несколько раз просыпался и оглядывал панораму сквозь окно палатки, но окончательно проснулся от шороха дождя. Доедаю толокно, пишу, смотрю и все из палатки. Надоедают комары. Чирикают птички. В луже на полиэтилене, которым закрыты цветы зверобоя, ухитрился замочить носки. Положил их на полоскание. Руки все еще фиолетовые от вчерашнего сбора цветов. Хлопотное дело сушить зверобой на открытом воздухе, то и дело разгребай их и собирай, когда идут дожди. Принес горбыль для наблюдательного пункта. Из перегоревшего на две части бревна, сделал самоподдерживающейся костер, чтобы дымил и отгонял комаров. Придвигаешь их впритык друг к другу, и в зазоре они разгораются. По выгорание какой-то части, начинают тлеть, поддерживая друг друга своим теплом, и держа наготове разогретую древесину. Это чем-то напомнило с начало атомный реактор, а потом вспомнил, что сибирские охотники поступают также, но бревна зажигают вдоль, а не в торцах.
   Вытесал сидение 40х50. Устал очень. То ли зона, то ли мало ем. Погрыз сухариков овсяных, хотел писать дневник и уснул. Палатку перед этим закрыл основательно. Проснулся от зуда в руках и ногах. Распухли пальцы и тыльные части кистей и ступней ног. Кто мог меня так обработать? На улицу выпустил напившегося комара и двух желтых в черную крапинку мух, а более никого не было. Попил воды и стал переделывать рукавицы, доел крокет и уснул во время жевания. Еще раз переделал шляпу от комаров. Убрал окошко назад, а спереди сетку отпорол от шляпы и вдел резинку. Теперь окошко можно делать, сдергивая резинку с полы шляпы. Если бы это было дома, я поставил бы две молнии, и делай, какое хочешь окошко. Испытания при боре зверобоя показали, что мелкие комары находят лазейку.
   Попробовал из канифоли сделать жвачку, добавил в нее растительного масла и уже затвердевшую жвачку, она стала мягче, чем когда либо. Лезть на березу нет никого желания, на жерди поднял антенну и с урывками "свободы" стал наблюдать, интенсивно жуя. Наушники все время вылетают, а один раз в ухе остался наконечник, да еще и развернулся. Вот, где было занятие - целый час выковыривал, но добыл. На небе видел вспышки. Чего только?
   Спал, как убитый. Ночью видел спираль с открытыми и закрытыми глазами. Астральное зрение чем-то связано с этими спиралями. Руки и ноги распухли, словно сильно жгли крапивой, и вроде сильно загорели. Пошел на березу делать замеры, поднял туда антенну. Громкость на макушке березы. Уже вверху стало ясно, что принес не тот горбыль, но нужный был в солидоле. Может стянуть ветки? Вдруг лопнут.
   Пошел искать топливо для костра, как на удивление (пишу и боюсь сглазить) комаров и мух почти нет, иду в одной рубашке. Свалил одну сухую липу. Увидел красную ягоду, подумал - клубника, и листья похожи на смородину, но без запаха.
   Принес бревна. Позавтракал. Костер чадит. Пишу. Сгребаю и разгребаю зверобой. На нижней поляне косят сено. Вывесил носки, которые ночью чуть не сжег, пытаясь сушить - уронил между бревен. Шмели пасутся на моем зверобое.
   Хочется спать. Нависли дождевые тучи. Пошел искать душицу и толстые палки для наблюдательного пункта. Несколько кустиков душицы нашел на дороге, заодно погрыз колбы, одна попалась с червяком, так трава боролась с тем, что стала очень терпкой, как дикая груша. Похоже, и я стал невкусным, мухи роятся надо мной, но на меня не садятся. Но распухли даже ладошки.
   Возвращаюсь на поляну, навстречу трактор с навесной косилкой. Народ весь день катался. В дождик по полянам поднялся УАЗ с какой-то надписью.
   Черным шариком покрасил сетку, вымазал 4 см стержня, но эффект слабый. Больше досталось рукам. Смотреть сквозь темную сетку - лучше, хоть и плохо прокрасилась. Залатал дырочки. Сделал новые наконечники для наушников. Глаза устали. Двоится линия горизонта.
   На полчаса жвачку завернул в мать и мачеху, стала терпкой - невмоготу. Пару дней не поливаю мизинец формалином, а он вдруг стал болеть.
   Печь, как часы - сдвинул бревна, в щель положил две палочки. И через 3 минуты получилась банка чая с душицей. Радио просто орет. А вот службы времени тут не слышно. Медитировал. Проснулся, уже смеркается. Бревно коптит. Внизу по полю то ли лось, то ли медведь, скорее последнее, медленно движется на восток. До края поля осталась треть. Я свищу резко несколько раз в тот момент, когда я с палаткой скрыт кустом. Зверь встал и стоит. Минуты через 3 свищу вновь. Зверь продолжает стоять. Потом медленно идет обратно.
   Ночью наблюдал три вспышки. Явно НЛО. Иные коротки, но ясные. За полночь появилась туманная цепочка из четырех объектов. Закрыл глаза - сидит в третьем глазу, и плывет вверх. Так и ушла за тучи. Вдоль болота над крестом промелькнула звездочка. Через час на этом месте появилась первая полоска тумана, затем туман поднялся с болота, и стал выглядывать сквозь ели. Яркая вспышка во всей точке ЗГ. Расплел веревочку. В 4-м часу пошел спать.
   Ночь была холодноватой. Проснулся рано. Солнце низко. Попил воды пошел в лес за сучкастыми вершинами елей, из них сделаю рамку. Добыл в самой чаще красной смородины, и на упавшем дереве нашел трутовик, прихватил на всякий случай. По запаху - опенок, на вкус сладкий с горчинкой. Поджарил между бревен. Горечь пропала, но проглотить - нечего, какое-то мочало.
   Сижу, пишу, догрызаю сухари, сверлю дырку в деревянной шайбе нагретым гвоздем. Будет станок для свивания веревки. Днем веревку пришлось порезать на куски, жилы были во многих местах перегрызены больше чем наполовину.
   Варю гриб, нарезал кусочками, залил водой и поставил между бревен. Туши и варю. Попробовал кусочек, вышел сок, и не жуются. Стал жевать, как жвачку и проглотил.
   Жара невыносимая. Зверобой спрятал в тень, чтобы не выгорел. Хочется пить. Обедал грибом, пожевал и выплюнул. Похоже, съедобную часть гриба съели черви, а ее вычистил. Весь день и ночь вил веревку. Зверобой пахнет, как сухофрукты, а на вкус, как сосновая жвачка.
   Ночью полу облачно. Над ЗГ трижды были видны вспышки звезд на фоне облаков. Над ЛГ по линии + наблюдал пролет (в масштабе ЛГ -200-300 м на восток) и 5-6 вспышек на фоне леса, и даже на ЛГ проход огонька достаточно быстрый на восток. ( Машина по лесной дороге?) версия меня добила.
   После полуночи в ближнем лесу что-то ухнуло в направлении ЗГ, вроде дерево упало, но ветра нет. А потом над ЗГ стал подниматься полусферический купол вверх и на меня, потом купол ушел за облака. На западе у Арктура заметил вспышку.
   Сердце колотится, подниматься не хочется. Но встал. Смотрю, бревно, оставшееся гореть в ночь, сгорело наполовину. Огонь в бревне прочувствовал наличие горючего, рванул вверх вдоль по бревну на 25 см и добрался до моего сидения. Пропали мои труды.
   На завтрак 2/3 кружки крокета. Допил воду из пакета. Изучал карту неба. Сверил карту с местностью. На ЛГ я не пошел места для лесной дороги. Дороги в основном идут вверх. Сил на них нет. Доплету веревку. Прополз гусеничный трактор. Третий раз латал порванную крышу липучкой. Не мог заснуть от жары в палатке, а проснулся от холода. Хотя солнце светит. Моя палатка его отражает, а на улице ветерок - нормально. Человек подъехал с огромной кучей летучих тварей. Нужен трактор. Могут дать много леса.
   Сделал лестницу с перилами на березу. Жара спала, прошла усталость, и я забрался на березу. С нее я увидел много огней над горой левее ЛГ. Это как раз та, на которую указала попутчица в поезде.
   Вскипятил 1,5 литра воды со смородиновым листом.
   В лесу нашел еще один "Печеночник", снял с него новое полукольцо и поставил варить. Набрал лыка для связи деталей. Завтракал грибом, удалось его разжевать.
   Полез на березу, застраховался новой веревкой, стал погонять подпятники в развилках березы, провозился до 3 часов. Выпил остатки воды, сил нет никаких, хотя с утра все было нормально. Потихоньку пошел в зону. Там они тоже наблюдали вспышку звезды над Стрельцом, а потом слабенькая звездочка подошла под орла и исчезла.
   Заметили, что у полуночи счетчик радиации уже несколько дней около 10, не дают никаких отчетов - исчезает фон. Набрал воды и обратно. Хорошо, что нашел большой полиэтиленовый мешок, подложил его на спину. Что капало - стекало на сапоги. Еле пришел. По колено в грязи, хотя на дороге пыль.
   Воды принес на 3 литра больше обычного. Костер затух. Комары, как шакалы. Развел костер. Больше дыма и разогнал комаров. Напился. Ужинал в пути травой.
   Время между 11 и 12. Сижу, поджигаю светильник -0,4 литра банка с растопленной в ней свечой. И вдруг, напротив, во второй левой седловине ЗГ, светит огромная с вертикальным расположением "двойная звезда" красного цвета.
   Ощущение - вроде я заглядываю в гелий неоновый лазер - НЛО!!!
   Я про себя несколько раз кричу: Давай сюда, ко мне!
   НЛО висит в 300метрах над седловиной. В это время я роняю банку, которая летит в костер. Мигом хватаю банку, НЛО уже исчезло. Активней носились слабые искры, оставляя за собой хвостики над болотом. Ложился спать с Ириной. Что завтра соберу наблюдательный пост.
   Принес еще две березки. Возился, возился. Дело уперлось в свивание веревок. Изобрел новую методику витья веревок. Вспомнил бабушкино веретено. Досушиваю зверобой. Ночью был собачий холод. Сегодня будет, пожалуй, тоже.
   Вымерз я в палатке, и решил, что надо сделать соломенные маты для тепла, а для этого опять нужны веревки. Сделал веретено с большим моментом, дело пошло веселее.
   Вечером сквозь тучи изредка проглядывают звезды. Искристость повышена слева от ЗГ, и над болотом, как они движутся с лева направо. Накрутил веревок, на все должно хватить.
   Спал не в спальнике, а под двойным одеялом - не замерз. Принес солому. Сделаю лучше лежанку. Надо было бы вчера это сделать, а сегодня тучи и накрапывает дождь. Ближе к полудню над ЗГ видны вспышки. Строгаю стойки и перекладины. Приехал Виталий с семейством за скошенным сеном, предложил воду. Договорились, что подвезет остатки, а я найду - куда их взять. Засобирался дождь, я укрыл солому. Дождь льет на поле передо мной, а потом лил минут на тридцать надо мной. После дождя ходил босиком. Ногам - радость. Привезли мне ведро воды. Залил в пакет и накидку. Долго правил палатку. Поужинал горохом, и полез на наблюдательный пункт. Установил стойки и две перекладины.
   На небе появилась Вега. За 4 секунды -3 вспышки +, и полет над болотом, фонтан над ЗГ, пролеты искр нал ЛГ и ЛЛГ. Была яркая вспышка у основания ЗГ. Комары едят и на березе. Ноги босые - холодно. Внизу попил чай, в потемках не нашел Иван чай, обошелся смородиновым.
  
   Поднял палатку для просушки соломы. Выставил сушиться зверобой. Влага выходит еще из бутончиков. Принес еще одну березку для спинки наблюдательного пункта. Замочил геркулес. На НП доставил длинные жерди. Хотел переделать планки, но раздумал. Надо решить проблему холода на НП.
   Растянул палатку, сделал в соломе ложе, и на нем стоит палатка, думаю, так будет теплей. Наблюдать с НП - теперь здорово, но холодно.
   Была серая вспышка на вырубке, и в щели между вершинами елей. Это где-то на 1 км южней моей прежней стоянки. Ночь была ясной, вышло множество звезд.
   Обнаружил копну соломы, решил ее досушить для дальнейшего применения. Набрал смолы для жвачки, нашел две маковки, набрал крапивы для салата с подсолнечным маслом.
   Косари на поляне сгребли сено и стали грузить на тележку. Небо хмурилось. Помог копны, которые собирал из валков. Кончили погрузку, закапал дождь. Перекусил огурцом с хлебом. Подошла группа геологов из зоны, они брали пробы коры на тяжелые металлы. Несколько геологов заблудились. Помог им найти дорогу. Мне отдали воду и 1/3 белой булки хлеба. Великолепный белый хлеб пекут в деревне, хотя своей пшеницы не имеют.
   Ремонтировал палатку. К вечеру появились после дождя звезды.
   Проснулся от шума дождя, но палатка сухая. Костер погас. Подошли два мужика с вершины 307. Приехали за сеном. Позавчера они видели НЛО - звезда с четырьмя лучами во все небо. Поговорили за жизнь, сожгли почти все дрова. Рассказали, что на месте моей палатки стоял дом, а чуть ниже - колодец. Направил туда мужиков, но они колодца не нашли. Сварил жвачку, приятно жуется. Ходил босиком по мокрой траве, ноги вылечились. Дождь шумит. Сердце в норме. Поправлю ложе и спать. Проснулся - стемнело.
   Вспышки над ЗГ и левее ее. В направлении ЛГ в тумане вспыхнул столб. На небе появились фигуры, сложенные из треугольников размером в 10 метров, скорость, как у искр. Пытался их увидеть третьим глазом - не получилось. Пошел дождь, видимости нет.
   Просыпался от холода. Вставать из спальника неохота. Опухоли на руках и ногах спали. Ни пульса, ни сердца не слышно. Дождь и холод. Приготовил геркулес. Сделал пробный генератор. Наблюдения вечером вил в тумане. Несколько вспышек и пролетов - малая частота.
   Ночь холодная. Дождь четвертые сутки. Птички исчезли. Подошел парень в защитной форме, заблудился с подружкой. Я ему дорогу нарисовал на бумаге, сам не пошел - сыро. Приготовил гречку, добавил сахарный песок.
   На ЗГ виден взлет искр, плавно теряют яркость.
   Появилось солнце. Пошел искать колодец. Нашел, он завален. Отрыл 80 см, земля стала сырой.
   Наблюдал с НП, надел на себя все. Над крестом яркая желто - красная вспышка. На вырубке несколько вспышек. На западе пять секунд горела белая звезда. Появилось зарево. И вскоре все повторилось.
   Встал почти с солнышком. Заштопал вещи, переоделся. Принес три березки. Упаковал две посылочки. Обул ботинки, взял сапоги в ремонт и разные типы заплаток. Солнце высоко. Пошел вниз. Дорога грязная. Свежие завалы осин. Пока дошел, порядком устал. Тракторов после дождя не было. На нижний брод я не пошел. Дорога завела к верхнему броду. Я сунулся в реку без брода, но оказалось глубоко. Пошел на брод, а это в самый конец села. Вижу, что вода высокая. Зашел в воду. Течением чуть не унесло, а от берега всего 15 метров. Еле вернулся обратно. Рюкзак мочить нельзя - в нем сухой зверобой. На том берегу собирались водные туристы к отплытию. Вняли на мой зов о помощи - перевезли. Дали "момент", которым я залатал сапоги. Оделся, подсушился. Оказалось, 2 часа. Ребята пошли в магазин. Я на почту. Отправил обе посылки. Сначала оценили на 30 рублей, но в итоге получилось 15 рублей.
   Работы на почте не оказалось. В правлении совхоза поговорил с каким-то начальником. Им нужен будет токарь, но станок у них со сломанными шестеренками. Я просил работу через 1.5 месяца.
   Он и сказал:
   -Через 1.5 месяца и приходи. Будут шестерни.
   Заглянул в промтовары. Купил сухой спирт, иглы пинцет, наверное, стальной, вместо алюминиевого пинцета. Пошел в школу. Директора не нашел, но поговорил с учительницей. Физик у них есть, а вот информатика - возможно. У них кое-что закуплено. Советовала дождаться директора. Но мне надо было узнать глубину колодца. Знатоков не оказалось. Местный краевед Сергей Александрович тоже ничего не прояснил. Однако сказал, что в Зоне ничего нет. По его словам кое-кто шутил, а люди приняли все всерьез.
   Мне с ним соглашаться не хотелось.
   Встретил группу пермских экстрасенсов - лекарей. Ездят - лечить. Сообщил им о высокой воде. Пришли на нижний брод. Я попытался пройти без рюкзака. Но глубоко и очень холодная вода. Солнечно, но ветрено. Я сдался, стал ждать оказии. И тут я оставил сохнуть вторые трусы на переправе. А, если не получится переправа, поговорю с директором школы.
   Но вот на берегу появились люди. Их знакомый устроил им переправу. Потом и меня перевозчик перевез, и даже бесплатно. Я помог туристам тащить сумку. Решил показать им карту. Пришли поздно на поляну ужасов, место их обычной стоянки. Остался с ними на ночевку. Обещали три матки - станции, которые висят на одном месте, и к ней подлетают корабли - звездочки.
   Действительно, почти на Севере после 12 часов, появилась над головой довольно крупная звезда, которая переливалась ярким красным, синим, зеленым, белыми цветами. Все объявили ее станцией. К ней, то подлетали красноватые точки, то веером от нее рассыпались. Это наблюдалось всеми одновременно. У меня эйфория. Хочу определить до нее расстояние. Базой решил взять берег реки до бревен. Все с берега ушли на космодром.
   Но две девушки сидели и тоже наблюдали за этой станцией, но убедили меня. Что она не стационарная, а движется со всеми звездами - Венера. Я прикинул угол ее к Полярной звезде -30-40 градусов. Для планеты высоко. Скорее звезда. Выяснилось, что Капелла против Веги.
   Туристы стали возражать. Технически и физически они оказались довольно темными людьми. Спутники принимали за НЛО, так как они рыскали на своем пути между звезд, и даже в ответ на их заклинания, меняли яркость. Меня обвини в косности. Попили чай. Они ужинали. Я через 20 минут поел хлеб с луком и помидором.
   Было ночное бдение. Под утро показали парад душ над рекой. От берега реки идут столбы тумана, в котором легко угадываются силуэты человеческих фигур, детей и взрослых, которые шествуют вниз по реке, как бы в ожидании суда. Впечатляет. Но, как мне кажется, эти столбы получаются, скорее всего, над вихрями в воде, которые выносят на поверхность реки воду теплее. Когда светало, сходили вдвоем на вывал.
  
  
  Глава 24
   Ирина Ивановна закончила печатать вторую тетрадь. Теперь она больше понимала человека, с которым жила долгие годы до этой его поездки.
   Ирина Ивановна совсем забыла свою вину...
   По двери били кулаком и ногами, шум стоял отчаянный.
   Ирина и Феофан лежали в уютной постели, и выходить на стук в дверь им явно не хотелось. Били в дверь минут десять и ушли. Окна в квартире так расположены, что в окно не видно, кто вышел из подъезда. Ирина встала и пошла на кухню, на глаза попался складной нож приличных размеров на стиральной машине - автомате.
   Жизнь для Ирины принимала интересный оборот, вполне возможно, что по двери бил ее законный муж. Она, как-то исподволь, но чаще и чаще стала уходить из дома, и ни куда - то, а сюда, в эту однокомнатную квартиру давно знакомого холостяка. Здесь не было особой радости, но дома, с давно известным мужем ей было намного хуже. Муж, вероятно, проследил, куда она ушла в темноте зимнего вечера. Жизнь шла обычным чередом в маленькой квартире, а в однокомнатной у холостяка Феофана, все было чисто, красиво и немного пустынно. Ирине немного было здесь прохладно из-за того, что Феофан курил, и открывал для проветривания окна. Не все ей нравилось в Феофане, но он был ее спасенье в этот период ее жизни.
   И все бы ничего, но ее муж решил уехать. Перед отъездом он сказал Ирине: - Молчи о том, куда и когда я еду, не говори никому! Муж уехал, Ирина спокойно продолжала ходить к Феофану, один раз пробыла два дня подряд, а Феофана в эти дни и не было дома. Проходит месяц появляется рассерженный муж:
   -Ирина, ты кому говорила о моей поездке, мне так повредили все коммуникации, что от ядовитых веществ я ослеп на пару дней и ничего совсем не видел.
   -Никому не говорила, - разве она скажет мужу, что проболталась Феофану, куда он уехал.
   Ирина примолкла, чаще была дома. Ходила на работу и не думала о муже и Феофану. Муж готовился к новой поездке. Феофан часто не бывал дома, объясняя торговыми делами, и Ирина не особо настаивала на встречах. Муж в очередной раз собрался уезжать с новыми приборами. Сборы были основательными и серьезными: приборы надо было проверить на магнитной аномалии земли. Весь дом был покрыт проводами и деталями приборов, легкими сумками и палаткой. Просьба была одна:
   -Молчи.
   Муж уехал. Его не было долго. Она его и не вспоминала и не искала, так он ее приучил. Встречи потеряли свой смысл, ей и так дома было хорошо. Однажды Феофан позвонил и сказал:
   -Меня преследуют товарищи из милиции, постоянно спрашивают, а нет ли у меня ножа складного с бороздкой по лезвию. Ирина вспомнила про нож, на стиральной машинке, и к Феофану совсем расхотелось ходить. Мужа все не было. Отпуск его прошел, на работе стали спрашивать, где он. Просили написать бумаги на отпуск без содержания. Жизнь принимала таинственный оборот. В милиции сказали, что разыскивать мужа не могут, так как он уехал на поезде, и факт этот известный, искать надо от вокзала отбытия.
   В милиции на вокзале, в архивах нашли, что в поезде, о котором спрашивала Ирина, был убит мужчина без документов, раны ножевые, убийство не раскрыто, убитый не опознан. И тут Ирина вспомнила, что со злости назвала Феофану номер поезда и время отправления мужа в экспедицию... Кто же выходил с вопросами на Феофана, о ноже? Ответа на вопрос нет, почему не тронули Феофана? Может это совпадение и муж жив, а убили кого-то другого? Тогда почему его нет? Объявили мужа в розыск. Розыск длился ровно месяц. Звонок из милиции:
   -Мы сделали все запросы, его нигде нет, и среди мертвых не числится, закрывайте розыск. Ирина осталась одна, без мужчин. Феофан затаился. Муж не появился.
   Феофан уехал в горы.
   Длинные волосы развевались над горами. У подножья гор был виден небольшой городок. Юная девушка и молодой человек большеголовый гуляли по родным горам. Свидание в горах было их постоянной романтикой жизни. Девушка прыгала, как горная козочка, парень слегка тяжеловато ее догонял. Поцелуи мимолетные, как горный ветерок иногда радовали их целомудренные сердца. Они знакомы были всегда, учились в одной школе, дружба детская постепенно переходила в юношескую влюбленность.
   По горам Надя и Феофан гуляли часто, просто кроме гор здесь ничего интересного и не было. Горы и все. Водохранилище, собирающее воду горных ручьев, было создано для воды городка, к нему относились с уважением и не портили частым посещение.
   Надя, как обычно прыгнула над небольшой расщелиной, и сорвалась, от невнимательности к горам, ее душа витала рядом с Феофаном. Надя висела, зацепившись за уступ. Феофан попытался ее вытащить, под тяжестью его тела, камень в который он упирался, сдвинулся со своего места, он потерял равновесие. Надя заскользила вниз, нога ее подвернулась, дикий крик огласил горы. Феофан умудрился ее вытащить, у него от ее крика появились необычные силы, и он донес Надю до горного городка.
   У Нади оказалась сломанная нога, переломана нога была между коленом и стопой. Длинные волосы ей стянули в косу, и делала на ноге операцию.
   После операции одна нога оказалась меньше другой на три сантиметра. Надя не хотела всю жизнь хромать.
   Феофан узнал, что есть хирург, который умеет растягивать ноги. Об этом он сказал несчастной Наде. Надя согласилась поехать к знаменитому хирургу. Она переносила дикие боли по растяжке ноги. Хирург применял страшные металлические предметы: длинные стяжки, кольца, гайки и винты. Долгие месяцы терпела боли Надя. Одна нога ее была искорежена, но ее восстановили насколько могли, разница в длине ног была уже незначительная, ее можно было скорректировать обувью. Ходить в юбке Надя больше не могла, а в брюках она постепенно научилась ходить, и кто не знал о ее страшном увечье и не догадывался о нем, увидев молодую, стройную девушку с роскошными очень длинными русыми волосами.
   Феофан не бросил Надю с ее несчастьем. Когда девушке исполнилось восемнадцать лет, они поженились. Надя обладала огромной волей к победе, она умудрилась поступить в технический институт и его закончить. Феофан и Надя уехали из горного городка и поселились в городе на равнинной местности, оба пришли работать на одно промышленное предприятие, жили в общежитие, потом у них родился ребенок, и она получили однокомнатную квартиру.
   У Феофана прорезались способности к администрированию, его рост был потрясающим, через пару лет он стал депутатом в новом городе. Его большая голова вызывала у народа уважение. Он всегда был со своей женой. Голову Нади украшала прическа из длинной косы. Они были хорошей парой, у них росла умная дочь.
   Была любовь. Жизнь покрылась сплошными проблемами, а Феофан уже занимал в городе место заместителя мэра. Они получили очень большую квартиру, под сто метров общей площади. Феофан дал название универсаму города в честь своей дочери.
   Феофан рос, административно, его пригласили на работу в столицу. Он оставил Надю, детей, квартиру и уехал жить в служебную квартиру в столицу. Дочери он помогал, но Надя зарабатывала на себя сама. Ее ноги всегда были одеты в брюки.
  
   Частая фраза оппонентов в различных передачах:
   -Вы мать (отец), могли бы объяснить дочери (сыну), как надо вести себя!
   Если дети растут умными, самостоятельными, то первое, что они делают, так это замечания своим собственным родителям, бабушкам и дедушкам. Молодые быстрее обучаются техническим новинкам, они лучше чувствуют новое время. Старшему поколению, чтобы не отстать от своего времени, приходится тянуться за своими молодыми членами семьи.
   Так как насчет любимой фразы оппонентов?
   Детей можно учить родителям пока они маленькие, потом детей учит общество. Родители, бабушки, дедушки только создают для детей микроклимат семьи, обучая их собственным примером. А тут порой происходит странный облом.
   Дети из-за внутренней противоречивости берут пример с другой семьи, где на их взгляд жизнь лучше и красивее. Ну не хотят они брать пример с бедных родителей тружеников, не хотят слушать их советы, поскольку родители беднее, чем это нужно ребенку.
   А если родители бедные и много работают, то на каком основании они могут давать советы своим детям, как надо жить!? Дети понимают, что что-то в этой жизни не так устроено, как их учат близкие родственники.
   И вот получается, что у умных, некурящих, небогатых родителей появляется курящий ребенок, который пошел не по их стопам. Пока-то ребенок поймет, где и что правильно, он может наделать ошибок, которые его же близкие люди помогут ему исправить.
  
   Дети, что! Взрослые чудят сильнее.
   Ирина Ивановна открыла третью тетрадь мужа...
  
   Тетрадь 3.
   Зрелище впечатляющее. Участок диаметром 40 метров, неправильной формы, заполнен осинами, поломанными посреди стволов. Некоторые с некоторыми скручиванием против часовой стрелки, если смотреть сверху. Есть, как бы рукава, от этого пятна. На краю его несколько деревьев, осин, елок - живые, но до сих пор стоят согнутыми в дугу, с запутанными кронами на более чем 10 метрах высоты.
   На обратном пути я шел и нашел женские, стрелочные, электронные часы в латунном корпусе. Это мне подарок за часы, которые у меня увели здесь два года назад, - так я объяснил моему спутнику. Поспали пару часов спина к спине, так теплее, чем у меня. Да и палатка у него теплей, не продуваемая ветром. Стали греть чай. Туристы долго не просыпались, а проснувшись, оказались не в форме. Пришлось уходить без проверки карты. Девчонки нашли на карте мою стоянку. А в деревне нашли две активных точки, это школа и домик, который мне вчера показывали. Девушки сказали, что они часов не теряли.
   Новых пакетов не нашел, набрал воду в свои пакеты с дырками. Мой пиджак птичка обработала. Я обтер его листом, так он еще и зеленым стал. У ключа помыл пиджак, вроде пятна сошли. Родник полон через край голубоватой, слегка туманной водой. Рядом бежит ручеек. Опять еле добрался до палатки. Все в норме. Поспал. Подкинул в постель высохшей соломы. Сделал кружку из банки. Поужинал геркулесом. Пишу. Поставил часы. За час отстали на 2 секунды.
   На березе стрекочет саранча. Костра нет. Комары едят в меру. А дел много, и не помереть, и не уехать нет времени. Искр на небе почти не было. На ЛГ были вспышки, и освещен круг диаметром 200 метров. Когда стемнело, посередине ЗГ наблюдал сферу 5-10 метров, если ее сравнивать с деревьями. Правее ЛГ засветилась яркая точка, попрыгала вверх, вниз. Скорее всего - фара. Стал дремать, пошел вниз. Подошел к палатке. Над ЗГ яркая, желтая звезда. Такой никогда звезды я там не видел. В созвездии Скорпиона. Пока искал карту - звезда исчезла.
  
   Ночь была теплой, или сработала дополнительная подстилка. Проснулся около 9, подъем в 10. Пошел завтракать черемухой. Сначала обсасывал, потом стал жевать с косточкой. Через десять минут она стояла комом в глотке. Пошел делать пирожки, то есть заедать черемуху овсом. Временами накрапывает дождик. Солнца почти нет. Потом прояснилось. Переделал каркас для палатки. Приехали косари, стали косить сено на левом от меня поле. Сказали, что завтра Ильин день - работать нельзя. Поэтому они докосят и уедут на тракторе. Выпросил у них плоскогубцы, они пообещали мне картошки.
   Вечером в 11, поехал к ним на стан. Поужинал вермишелью. Поговорили об НЛО, и в итоге они решили уехать утром. Я взял две доски, гвозди, и плоскогубцы. Ночь -2 часа. Тучи - ничего не видно, иду по дороге разбитый, как пьяный. Смотрю внизу - светляк, даже листки видны. Думаю: не спугнуть бы, стряхиваю с листков - не вылетает. Оказался светляк на земле. Взял вместе с землей. Светляк катается по руке и светит зелено - желтым светом. Завернул в листки и в карман, так я впервые увидел свечение.
   Прошел 10 метров, а тут за кустом просто море этого света. Отломил палку и несколько светящихся кусков, сунул за пазуху. У палатки, у костра на банке подсушил гнилушки. Они и потухли. Поплевал на них - засветились. Теперь, судя по цвету искр, можно утверждать, что это не гнилушки, а нечто иное. Наблюдались на небе искры слабой частоты и желтые.
   2.08.ХХ воскресение. Ильин день.
   Пошел на стоянку. Я им обещал, что встану рано и приду их будить. Судя по обстановке - они уехали. В мешке оказалась булка хлеба, 1 кг малосольных огурцов высокой солености. Я решил их тут же, на месте позавтракать. Мед носить лучше в животе. Нашел две кучки опят, собрал их на обед. Уже собрался уходить, услышал гул машины. Пошел к ним. Оказалось, что-то плохо закрепили. Помог. Они уехали. Я - к себе. Собрался в зону. Решил запаять мешки. Сделал утюг из консервной банки с горючими углями. Вроде получилось. Заплатки держаться, но на разрыв - слабо. И слюной мыл, и золой затирал, и мылом с водой.
   В Зону пришел в пятом часу. Прихватил сильный ливень. Я успел заскочить под навес из бревен. Там нашел кучу пакетов, но, ни одного целого. Несколько штук взял. Рукавицы.
   Стираю свои вещи. Подплывают 3 байдарки. Два парня оказались толковыми, и собрались посмотреть на карту. Но в силу другой настроенности один парень увидел только белое поле в треугольнике. Девчонки перемычку тоже не обнаружили. Пошел к пермским туристам. Саша отказался смотреть. Я обнаружил, вскрытые банки для подшипников. Поужинали. Каша оказалась вкусной, с маслом. Съел. Не захотел дополнительно обращать на себя внимание.
   К туристам присоединились еще двое. Один видел НЛО 4 раза. Второй - экстрасенс. Парень занимается этим давно. Подтвердил наблюдения Скорпиона и стал сканировать карту. Тепло. Холодно.
   И вдруг над перемычкой:
   -А тут провал.
   -Что за провал?
   Окружающие:
   -Ни тепло. Ни холодно.
   Я к Севе:
   -Но ведь между теплом и холодом ничего не было!
   -Да! Но тут есть ощущение провала!
   Тогда я стараюсь найти следующий вопрос:
   -А постарайся ты найти его антипод, что-то вроде подъема.
   И он находит, даже указывает соотношение высот. Большая часть лежит ниже по течению реки, а меньшая перегораживает реку от болота. Ищет и находит подъем на острове в болоте. Его высота почти ровна высоте подъема, который ниже перемычки. То ли мне удалось нанести ауру Земли, которая соответствует ее истинным очертаниям. Либо он прочел мои мысли и передал их своеобразно?
   Сборы были сумбурными.
   Виталий - папа - лама решил идти ко мне, посмотреть на местность с березы. В итоге - пошли все, и даже Семен. И прихватил свою стирку, которая сохла на кресте. Нагрузил мужиков своей водой. Они прихватили котелок с водой для чая. Пришли довольно быстро, но выходя на высоту 307, я отстал от них. Пошел дождик. Спрятались у меня под березой. На спуске встретили туристов, они заблудились, а меня на месте не было. Я заметил их следы раньше. Рассказал, как им попасть в Зону. Но дойдут ли? Надо все рисовать.
   Наблюдения с березы доказали существование искр, что это не мои галлюцинации. Даже более того, где-то над ЗГ слева и справа на 20-25 градусов к горизонту, они обнаружили звездочку, которая перемещалась слева - направо, с одного края ЗГ на другой. Не могло это мерещиться сразу 4 человекам? Ночью Сева обнаружил по периметру поляны астральным зрением объекты, напоминающие - НЛО симметричной формы. Он их нарисовал на бумажке.
   Потом на фронтоне палатки обнаружил теплый шар. Я стал его грубо щупать, он сдвинулся повыше со слов Севы. Мои ощущения были на грани фола. А потом шар и вовсе ушел. Вот, похоже, кто шевелит мою палатку при полном безветрии. Дым вертикально вверх, на березе листки не шелохнуться, а накидка над палаткой вздувается, вроде под ней бегает шарик. Как бы это самому научиться видеть? Поговорили, поспорили.
   К утру туман с реки пошел выше гор, и залез на нашу гору. Все ушли. Семен ушел позже, он делал снимки со светом.
  
   Облачно. Солнце. Прелесть. Попил и пошел на стоянку за доской. И по дороге решил собрать душицы. Взял доску и пошел на стоянку косарей. Нашел душицу и набрал травки; рюкзака. Нашел колодец, более 3метров, а далее засыпано. Взял еще доску для скамейки, проволоку и еле дошел до палатки.
   Закапал дождь. Я убрал просохшие вещи. И принялся есть. Лук оказался таким свежим, что я съел с ним булки. И дождь прошел. Я вылез на солнышко, и решил лук подогреть на костре, чтобы снять горечь. Удалось.
   Тут я обратил внимание, что по ложку вниз сползает туман к болоту, а над рекой тумана нет. И вдруг от переднего фронта тумана вылетает зеленая искра, и пролетает на фоне ЗГ. Я наблюдаю это сквозь вершины трех елей.
   Надо добыть дров, сделать стол и скамейку, чем и занялся. Наблюдал искры и при солнышке. Когда появилась луна, над ЗГ появились слабые звездочки, которые рассыпались в искры.
   Стружу стул. Варю суп из вермишели. Ем. Подошел мужчина из Волгограда. Он пришел в Зону. Нарисовал ему путь. Поговорили. Опять стружу. Пасмурно. Несколько вспышек на ЗГ. Собрал листочки и цветочки душицы. До 8 вечера делал кресло. Пошел по полю. Нашел горох, листы, как у камыша. Стручки зеленые, жесткие - нечего проглотить, но сок дают. Зерна терпкие.
   Наблюдаю за ЛГ., между елей вспышки. Туман закрывает ЛГ, а вспышки четкие. Или это третий глаз?
   Проснулся поздно -10. Дождь. Тучи бегут на восток. Собрал кресло. Начал делать стол.
   Ужинал горохом и картошкой. Туман закрыл искры.
   Проснулся в 10. День хороший. Сварил вермишель. Делаю стол. Сварил компот из черемухи, запах, как от вишни. От него мне стало плохо. Вечером туман. Искр мало.
   Все выставил на сушку. Пошел дождь, все убрал. Дальномер не вдохновляет. Стал сушить пакеты с крупами. Рассыпал в мусор горох. Жалко. Слушаю радио. Забрался на березу. Над ЛГ вспыхивает синяя звезда и тухнет. Над ЗГ яркая вспышка. Собрал грибов и сварил. Одну порцию сварил с мухомором и съел, похоже на курятину.
  
   С ребятами завел разговор о пределе дна болота. Они предложили рыбацкий глубиномер. Оказалось 60 метров, но это в воде. А вот жидкий торф, чем просветить? К вечеру облачный покров силен на фоне облаков "Кочующей звезды". Лег спать.
   Посветил на часы фонариком, который силен всегда вечером. Мыши загремели банками, они терзали мою палатку. Похоже, они готовы прогрызть крышку. Мои запасы не дают им покоя. С одной банки они сбросили брусок, открыли крышку и лакомились крупой. Надо делать мышеловку. Утром сварил горох и макароны. Сделал светильник из стеклянной банки с плавающим фитилем. Хотел проверить острогой улов в болоте, но передумал. Холодно и сапог течет.
   Вчера возвращался через верхнее поле, там сено собирали. Разговорился с дедом, он, оказывается, участвовал в громких экспедициях. Он говорил, что на высоту "307" 26 машин включали прожектора и делали НЛО. Деревня была на дыбах. Что под это дело вертолет рухнул. Правда, как верить деду, если он от злобы брызгал слюной?
   Сделал, как задумал, ловушку - автомат непрерывного действия. Лег рано спать. Где-то в 23-00 загремела банка. Смотрю в кладовку, а в накопителе сидит мышь. Оставил до утра.
   1-00 ночи. Кстати о часах, стал наблюдать их отставание в течение дня, стабильно отстают на 20 секунд от первой установки. Гремят банки. Иду в кладовку - мышеловка пустая. Ложусь. В 3 часа опять грохот. Проверяю. Опять Белое брюшко в накопителе, оставил вновь. В семь утра ловушка вновь пустая. Обследовал узлы и решил, что мышь уходит через щели в болтающихся узлах. Скрепил все капитально, исчезли щели. День выдался пасмурным. Время с варкой пищи уходит незаметно. Залатал футболку, спальник, палатку. Накануне я ее порвал светильником, хорошо, что не загорелось сено, а то бы без штанов пошел в деревню. Сделал рогатину 3 метровую от тварей и промера болота.
   Пошел по приличной дороге. Вышел на ту дорогу, по которой шел сюда, но не свернул к ручью. Тут меня, похоже, леший водил, чтобы показать место падения "человека". Набрал шиповника на два завтрака. Светило солнышко. Поставил ловушку на пригоршни овса. Мыши им не брезгуют. На самом закате сели тучи и на ЛГ появилось множество вспышек, и искр над болотом. И на фоне туч вижу "перескакивающие вспышки" прямо в лоб, а не "косым зрением". Наблюдал явления на небе до 22-00, пока ел. Медитация как-то не получается, опять шумят мыши.
   Проснулся от грохота ловушки. Вставать лень, болит левый бок не резко, но все-таки. Ловушка оказалось пустая. Часть овса ссыпалось в накопитель. То есть мышь переклинила обратный клапан и ушла из ловушки через него. В 3 часа опять грохот, но сейчас Белое брюшко сидела в накопителе, или сама пришла за овсом. Я завязал внешний клапан, чтобы мышь не ушла.
   В 9 утра мышь сидела в накопителе. Внешний клапан она здорово погрызла и согнула один зуб. Все устройство сделано из консервной банки. Пока варил завтрак, решил исправить клапан. Порядком потряс мышь в отместку за беспокойство ночи. А когда она сунулась в открытые двери, то шлепнул ее кочергой, возможно горячей, я у плиты возился. Она не стала зарываться в стенку стеклянной банки. Сейчас натянул на клапан варежку и решил проверить клапан. Пройдет его Белое брюшко или нет? Погода плохая - с утра дождичек, туча села, с деревьев капает и стучит по крыше. Весь день белое брюшко сидела тихо, хоть я пытался ее активизировать и создавал ей темноту. Я ее перевел в верхнюю камеру - ничего. Во время ужина она зашуршала. Я приподнял входной клапан, посветил на нее. Она ушла через выходной клапан в накопитель и затихла.
   Весь день периодически моросил дождь и вечером тоже, но было тепло, хоть дыхание - туман.
   "Вспышки" исчезли. И какие-то тени, похожие на треугольники метались в беспорядке по небу.
   Белое брюшко прогремела ловушкой. Медитации не получается.
   В час не выдержал грохота ловушки, проверил - пусто. Потом опять и опять. Пока я вставал, мышь успевала уйти из накопителя с крупой. В девятом часу разобрал ловушку - ничто не повреждено, и мышь спокойно ходит через клапан. Она освоила Архимедову механику. Посмотреть бы, как она это делает. До восхода было тихо, тепло, безоблачно. А сейчас накатывают тучи, усиливается южный ветер, но такой холодный, что вполне может сорвать мой выход на болото. Ем ленивые пироги, пишу и слушаю волчий вой, доносящийся со стороны "Космодрома". Сходил в болото. Спустился с верхней вырубки в середину соснового болота, пошел к реке. Торфа в болоте больше 2.5 метров, хотя моя рогатина -3 метра, но ее тяжело вытягивать. Вчера еще ударил рукояткой топора по правому колену, и неловкое движение отдается резкой болью. Левый сапог течет, оба мизинца ноют. Не движение по болоту, а просто мука. Особенно трудно идти по водному болоту, и прыгать с кочки на кочку. Вот и левую штанину разорвал снизу доверху, спасая правую коленку.
   Моя экипировка приходит в негодность. Возможно, надо жить по Иванову - в трусиках. Холодновато. Хотя западный ветер теплее южного, но мою рваную фуфайку здорово продувает. Зашел в Зону - пусто. Набрал воды и к себе. Сорвало лист толя с моей крыши, я его теперь привязал. Укоротил дрова, сложил их в стенку. Начал работу над генераторами. "Искры" и "вспышки" на небе стали интенсивнее, появлялись с интервалом 15 минут, а теперь через 3 минуты навалом. Сильный ветер их сбивает в кучу.
   И новые клапаны, что я сделал вчера, против Белого брюшка - ничто. Мышь ухитряется вытянуть крупу с середины ловушки, и когтистый клапан ее не закрывает. Выставил черемуху на ветер, чтобы подсохла. Решил спечь лепешки на дорогу. Вышла густая рисовая каша, и подсушить ее не удалось. Пришлось съесть усиленный обед, и рис, и перловку. Собрался заняться генератором, но зацепился за приемник и сделал новую антенну. Плохо замерил высоту березы и заготовил короткую проволоку, поэтому пришлось дважды залазить на березу. А ветер необычной силы, готов все вырвать. Треплет наверху ветви, как веревочки.
   Чуть меня не скинул, поэтому второй раз не хотелось забираться. Но ничего. Правда, с новой антенной землю пришлось делать в другой точке. Немного подсушил на ветру черемуху. Ветер хоть не холодный и теплый, но сижу в закрытой палатке. "Искры" и "вспышки" исчезли с неба. Палатку треплет ветер со страшной силой.
  
   Медитация срывается, но один эксперимент по питанию прошел хорошо. Я два дня не добавляю масло в пищу, перестал быть духовым оркестром. Виновато или просто масло, или оно прогоркло. Белое брюшко сегодня вылезла чуть дальше и прогнула зуб наружу, наверное, укололась. Я вчера пока лазил на березу, провел параллель между мышью и человечеством. Ей хочется крупы, хотя пищи вдоволь вокруг. Она пять раз попадала в ловушку, дважды я ее пугал, когда она сидела в накопителе. Сейчас она в ловушку не лезет, а действует рядом с клапаном, но и здесь ей досталось. Так и я лез второй раз на березу, хотя перед этим, меня с нее ветром чуть не сбросило. И все человечество так: кто-то ему подсовывает ловушки, а люди с ними потихоньку справляются, хотя и платят немалые жертвы: автомобиль, электричество, атомная энергетика, химия. Важно, чтобы сразу не убили, а потом мы обучаемся, платя некоторую дань, и пользуемся этими ловушками.
   Сегодня ночью мою антенну оборвало, ее зацепила ветка. Утром обычно прием передач слабый, а тут совсем еле-еле. Вышел из палатки и понял в чем дело. Поднял огрызок провода до середины березы, радио стало лучше принимать. Потом, чтобы не задувало уши, к шляпе прилепил ушанку из войлочных прокладок рюкзака. Синяя шляпа с красными ушами. Пока нет дождя и сухо, решил сходить в Зону. Но там пусто. Набрал полиэтиленовых крышек для монтажа генератора, а то руки не поднимались на пластмассовую тарелку. Ходил с рогатиной - почти Робинзон. Пришел назад, поправил толь, опять сдуло. Ветер утих, пошел дождик. Я еще и шиповника принес пару стаканов. Сегодня на пару сварил рис, можно будет сделать лепешки в дорогу. А на ужин сделал крутой геркулес, сделал из него кулич и порезал на лепешки. Еще бы их подсушить, но на улице дождь.
  
  
  Глава 25
   Орет радио. В "саркофаге" тепло. Ел крутую кашу, пил мало. Медитации не получилось. В 7 утра Белое брюшко загремела ловушкой. Встал, варю любимый завтрак уже недели две - ленивые пироги. Затащил чайник в дрова, чтобы лишний раз за водой не ходить. С начало капало, потом крупнее, а еще через час пошел лопухами белый снег, тая на теплой земле и растительности. Часть деревьев побелела. Из штанин сделал носки. Со снегом сразу похолодало. Надо утепляться. Перевел часы. Самочувствие плохое. Модернизировал ловушку. В качестве наживки положил собственную кожу, которая слазит со ступней. Начал собирать генераторы. Обломились лапки, но удалось сделать костыль из шеста, выпилив пазы в корпусе. Сегодня ужин в 18-00, воды не пил совсем. Съел 1.8литров пищи. На улице все покрыто снегом, только чернеют дороги. Еще засветло наблюдал слабые "прыгающие вспышки" на фоне туч.
   Холод требует калорий, и ограничения водой. Впервые услышал "Московское время 6 часов. Понедельник, а вот даты не услышал. На улице все закрыто снегом на 5 сантиметров. Белое брюшко стала бегать по палатке, моя шкура ее не заинтересовала.
   В медитацию были желтые облака, летевшие в меня, я решил, что мне возвращают тепло, которое взяли у меня раньше. Синих и зеленых облаков я не дождался из-за Белого брюшка. Она меня отвлекала. Заливал воду из ведра в чайник, проскочила льдинка толщиной в сантиметр. Ухо болит. Леплю генераторы. В желудке ураган и без масла. Заправил убойную ловушку гречкой. Мыши гремят банками и бегают по палатке.
  
   Белое брюшко забралась в сумку. На улице снежок. Крыша палатки в снегу. Вода в палатке не замерзла. Растапливаю печь. Готовлю макароны к варке. Ловушка сбита, в ней убитая мышь, каша съедена. Ленивые пироги из мозгового горошка хуже, чем из колотого гороха, нет сладости. После варки завтрака потолок намок, но над печкой сухо, зато на крыше снег. Идет крупчатый снег. Организм вроде погоды не чувствует. Сделал генераторы, чирикают, но частоты разные. Долго возился с наушником. Кабель порвался, связал нитками. Поел ячмень, залитый кипятком от варки манки. Разбух через час. Поймал в мышеловке две мыши. Вечером светила луна. Но тепло.
   Мышь шуршит приманкой. Вылез из берлоги после 7. В ловушке мышь, поймалась на запах каши. И еще кто-то шуршит ловушкой. По палатке сегодня мыши уже не бегали. На улице холодно. Трава ломается со льдом. И в берлоге холодновато. Но днем потеплело. Лед, снег растаяли. Пейзаж стал багряно - золотым. Сшил носки из джинсов, получились в виде унтов с булавками.
   Решил надеть часы на руку. Сильный ветер. Все высохло. Надо сходить в Зону. Сделал наперсток и иглу для ремонта ботинок. Часы три часа отстают на секунду. Плохо следил за печкой, пироги поджарились. Интересно, когда на улице холодно, и ем горячее, то из носа течет, как из ведра. Последние дни с болота доносятся звуки, похожие на ссору в волчьей стае. Или хоровое завывание тоскливое и зловещее. Становится неуютно, и я притягиваю к себе острогу. Догрызу пирог и пойду в Зону. А в ней пусто. Даже не стал брать воду, чтобы успеть к 13-00. Часы, как обычно, отстают на 1 секунду, хотя были на руке. Поставил вариться рис. Долго брал воду в ручье. Рис сбежал. Носки прошли испытания. В левый сапог сунул пакет, и ноги не промокли. Трава была мокрой, хоть на моем бугре - сухо. Еды осталось на десять дней. Ветер свирепеет. Верхнее окошко выгнулось, как купол. Но тепло. Наблюдений не веду. Часы в норме.
   Ветер треплет деревья. Дождь. В 2 часа отставание часов 2 секунды. Горох мозговой, чтобы разваривался, надо кидать сухим в кипяток. Я вчера замочил его, а сегодня в кипяток. Добиваю ботинки. Собрал генератор с выделением биополей по частоте на НЛО, получилось, но необходимо хорошо экранировать. С -100пф. Мой монтаж оставляет желать лучшего. Жаль, что не вел замеров по часам, думал, что они плохо ходят. В обед съел ячмень, ленивых пирогов больше нет. День очень темный, но вдаль видно хорошо. Завтра три месяца, как я тут. Юбилей. Через неделю пора ехать обратно. Чиню рюкзак, похоже, укладка будет не меньше, чем сюда.
  
   Ирина Ивановна споткнулась о мухомор, который по вкусу напоминает курятину. Дальше читать и печатать она не хотела. У нее в груди все чувства к мужу оборвались.
   Сколько он требовал от нее точного приготовления блюд! А сам мухоморы ел! Или это он возвращался в свое послевоенное детство.
   Попытки устроится по специальности инженера - конструктора, которой она отдала 43 года жизни, на работу в 65 лет - нулевые.
   В двадцать - тридцать лет женщина всем нравится и всем нужна, в сорок - пятьдесят еще можно и замуж выйти, и на работу устроиться. В шестьдесят пять - семьдесят пять лет - нужна только сама себе. Можно быть самой себе помощницей по дому и помалкивать, а говорить на улице с бабулями. Чего захотела!? А ничего. Еще есть фитнес клуб, еще до 70 лет можно в бассейне плавать! Вот так.
   И все же Ирина Ивановна решила выяснить, почему осталась без работы. В сети кое - что по этому вопросу нашла. Фирма, где она работала, принадлежала трем человекам. Два года назад они судились друг с другом из-за площадей, науськивали друг на друга налоговую комиссию, короче, хозяева уволили почти всех на фирме, остались площади и близкие по сути люди. "Царь сказал: "НЕТ!" - это все, что ей сказали при увольнении. Красиво. Сказочно. Но до безумия обидно.
   В почтовом ящике ее ждал конверт из префектуры, где писали, что их дома отремонтируют до 2044 года. Хороший ответ, главное трудно проверить, но вопрос с ремонтом домов, выглядывающих из молодой зелени, закрыт. Летом деревья закрывают многие проблемы.
   Открыла Ирина Ивановна почту в сети, где ей задавали вопрос: "С какого возраста люди должны выходить на пенсию"? Честно - не знает, жуткое состояние, когда увольняют по возрасту, а, если не будет пенсии, что тогда делать? Ведь уволят. У власти мужчины, получают в год официально до 87 миллионов рублей, цифра была в новостях, Ирина Ивановна ее не выдумала. Смотрите РЖД.
   Неужели такие мужчины будут держать на работе пожилую женщину? Рядом с бывшим директором, обвивая его своими руками, находились худосочные, длинные блондинки. Именно они, обвивая руками директора, не выполняли свои функции по продажам. Они менеджеры. Сам Газпром против них - ничто. Газпром не заказывал по бедности новое оборудование или менеджеры забывали продавать, покупая за свои чары дачи и огромные машины.
   Поэтому пенсионный вопрос можно перефразировать: "До какого возраста мужчины выдержат на работе женщину"? Всем нужны молодые, худые, длинноногие... Женщины с годами уплотняются и изменяются. "Ее еще не уволили"? - спросил директор о женщине других параметров, отличных от 90-60-90. Уволили ее, еще до нее. Им вовсе не нужны деловые качества, а потом фирмы сыплются...
   Поэтому Ирину Ивановну страшно раздражала песня Семена о богатстве Газпрома. Ее мнение - Газпром беспробудное бедное существо, которое не способно заказывать новое оборудование. Как говорят рабочие, обслуживающие оборудование Газпрома: "Зачем нам новое оборудование, это еще не заржавело". Короче, фирма стала отделяться от Газпрома и рассыпалась на составные части. И конструктора остались без работы, а если уволили конструкторов, то уволили и рабочих.
   Хобби и, как оно появляется. Смотря что, называть хобби. Возможно, это вид деятельности, который помогает пережить некий этап жизни. Итак, основной работой была работа конструктором. Да, она могла быть художницей, но картины продавать она не умела, она могла быть писателем, но книги продавать не могла. Первая зарплата у нее была 100 рублей, потом 120 рублей. У ее мужа инженера первая зарплата была 110 рублей.
   Ее отец, инвалид ВОВ, участник ВОВ, работал столяром, он получал 300 рублей в месяц. Ее мать работала в кофе, ресторанах и столовых. Иногда ее работа шла в плюс, а иногда в долг, который гасил отец. Но они молодым помогали на первых парах семейной жизни.
   Отец всегда тянул две лямки после войны: работу столяром и дачу в шесть соток. Он сам построил домик, сам высаживал деревья и кустарник, сам выращивал клубнику, которая плодоносила с июня по сентябрь. Но Ирина Ивановна жила далеко от отца, за три тысячи километров и его чудесная дача до нее могла доехать только в виде варения. А от варенья у нее появилась боль.
   Семидесятые годы двадцатого века. Сотенные зарплаты, родители далеко, дети подрастают. Что она делала? Все. Она любила мужа и детей, одевала их, стирала, гладила, ходила в магазин, готовила еду, мыла посуду, крутила на голове бигуди, ходила на работу. Богаче от этого она не становилась. Ирина Ивановна еще водила детей в детский сад с полутора лет, разница между сыном и дочкой - четыре года. Шила и вязала. Спать хотела всегда. Выглядела она - отлично. Ей все равно, говорили, что она богатая потому, что два дня в одной одежде на работу не выходила. Отец умер в 1979 году.
   Восьмидесятые годы. Дети подросли. Ирина Ивановна стала писать стихи. Дешево и сердито: нужен блокнот и шариковая ручка. И мысли и чувства - все она в блокнот помещала. Мужчинам она в этом время нравилась, хоть объявление на себя вешай: "Не влюбляться!". Вот стихи и писала, перебор чувств - в полной мере: и муж, и сослуживцы, и все кто рядом. Стихи писала, но порвала два блокнота, нервы не выдерживали жизненных ситуаций.
   Девяностые годы. Брат умер. Муж четыре года пропадал без вести и возвращался, потом пропал окончательно.
   Двухтысячные годы. Умерла мама. Ирина Ивановна заболела. Больной ее взяли на работу. Появился компьютер и Интернет. Она вышла в Интернет в 2001 году. Все время боролась за свое здоровье, обошлась без операции, нашла выход из ситуации, и все вошло в норму. Появились внуки. Стала писать прозу. Ирину Ивановну сильно за нее ругали. В 2003 году - пик ее стихотворного творчества. В 2004 и стихи, и первая проза. В 2005 -2015-х были проза и работа. И все. Осталось хобби: стихи и проза. Работы нет. Но она вновь вяжет, как в девяностые годы...
   Утро. Пять часов утра. Слышно монотонное и сонное бормотание. Это внук говорит по сети с кем-то, кто ночь играл в игру и еще не уснул. Ирина Ивановна сделала себе кофе, внуку чай. Он съел вечерние сырники, до которых за ночь у него руки не дошли. Тихо. Видимо игрок уснул. А она проснулась. Вязать не очень хотелось.
   Пришла Ирина Ивановна к простому выводу, что дарить книги - себе вредить. Люди к дареным вещам плохо относятся, без уважения. Она рада, что все эксперименты прошла на стихах, книги были поменьше размером. Первые попытки сделать книгу она предприняла году в 1988.
   У нее была маленькая, оранжевая пишущая машинка, которую ей муж подарил. Она тогда сидела на кухне и печатала свои стихи на листках. Это был шаг вперед от блокнота. За ее спиной находился сервант с посудой, перед ее глазами была электрическая плита, мойка, холодильник, самодельные шкафчики, которые делал ее муж.
   Кухня была кабинетом, она раскладывала стол выпуска 1973 года, отделанный пластиком с точками вместо рисунка. На стол ставила пишущую машинку и печатала с блокнота, куда записывала стихи. В то время она стихи могла писать, где угодно. В 1987 году Ирина Ивановна писала практически каждый день. Поэтический всплеск. Выброс адреналина на бумагу в стихотворной форме.
   К этому моменту с ней произошли метаморфозы любви и разлук. Ей было 36 лет, значит, она собрала все прелести женской доли или судьбы. У нее был муж, но он уже начинал стареть и от нее отходить, как первый любовный ракетоноситель. Он здорово приучил ее к любви, чему она долго и упорно сопротивлялась, а, когда основательно привыкла, он стал уходить в лес или спать валетом.
   Впрочем, молодость прошла вовремя.
   В новостях главной фигурой выступил некий чин внутренних войск, который дома держал 9 миллиардов рублей! Деньги из квартиры его сестры вывозили на магазинных тележках. Это о чем говорит? Взяточники не мелочатся, и если в сети никто не хочет книги покупать, значит, у людей денег нет, они все во внутренних органах застряли. Не надо говорить плохо обо всех?
   Внук сказал:
   -Бабушка, у тебя пенсия есть! Ты богатая.
   Слов нет. Живет в подвешенном состоянии, квартира нормальная, от города две остановки или 2 километра. Но квартиру выставили на продажу, а сколько продажа продлится - неизвестно. Часть вещей осталось дома, в том числе ее компьютер.
   -Але, подбросьте 1.5 миллиона рублей для спокойствия!
   В ответ тишина. Того, кто мог подбросить, уже нет.
   При постройке восточного комплекса для запуска космических кораблей не досчитались 5 миллиардов, может, и те деньги лежат валом у кого-то в квартире? Чудеса безответственности. Второй день смотрит нормальные фильмы, вчера целый сериал посмотрела. Завязка, обострение событий, медленная развязка.
   Что и во что завязать? Пусто. Никого не может пригласить, не может сама поехать, не может переехать. Как-то так. Это и есть - пат. Вспомнить старое? Вспоминаются варианты унижения, и звонить, поэтому не хочется. Ворошить уже нечего. Надо одеваться, собираться. Ради чего?
  
   Что на улице обсуждали? Передачу о пропаже бабушек из-за квартир. Сложно мир устроен. Молодым слова ни скажи, все понимают в обиженном свете, любым предложением можно вызвать огонь слов на себя. Поэтому лучше молчать, хотя это не всегда правильно, но для старшего поколения безопасней.
   На новом месте у Ирины Ивановны есть две приятельницы, с ними погуляли по деревни, сходили на местные горки в лесу. Прошли сквозь дикие сараюшки из черных досок. Ощущение жуткое, когда шли назад, уже не так было страшно. Люди здесь держали сараи, огороды. Некоторые и теперь пользуются землей и сараями.
   Бабуля Игнатьевна. Тоже был инсульт, но она ходит, только плохо двигается рука. Муж у нее двадцать лет назад умер. Лет 10 лежал парализованный. Сыновья были женаты, а сейчас живут с ней. Она готовит, убирает, ходит в магазин. С ней Ирина Ивановна и обошла деревню. У нее есть две сестры, которые живут в крайнем доме, они все красивые женщины. Старшая сестра работает по трудовой младшей сестры. Вот, как надо обходить 65лет для женщин.
   Игнатьевна. Живет с двумя сынами. Оба ушли от жен к маме, она готовит, покупает продукты на их деньги, все довольны. Один сидел, потом два года не работал, потому что его никуда не брали. Второй сын работает на скорой помощи посменно, у него сын окончил институт экономический.
   Игнатьевна учудила два раза. День ее не было на улице, оказалось, что накануне она лишку выпила самой водки, а на следующий день у нее открылась рвота. Потом она пила день травяные таблетки. Она пьет по пять штук несколько раз подряд, потом ее живот становится арбузом, потом она начинает бегать по одному курсу. Вчера вечером она вышла на улицу, но от дома не отходила. Мало того, у нее в ноге уже есть металлический стержень. Что она ест? Картофель, сало, курицу, хлеб свежий, иногда яблоко. Окна за нее вымыли сыновья, один начал, а второй подключился ему в помощь, пока мать бегала туда-сюда от таблеток.
   Игнатьевна родилась в Тамбовской области, у нее необычный говор, вроде говорит как все, но слова произносит иначе. Вместо "полно", говорит "полна". Сейчас их пять сестер, все пенсионного возраста. Между собой нормально общаются. Бабушка у них прожила 90 лет, ее звали мама старая. Очень трудолюбивая женщина. Когда они жили в своей деревне, у них всегда были припасы на зиму в погребе. Кадушками солили грибы, огурцы. Собирали ягоды. Готовили в русской печи на большой сковороде. Картофель был главной пищей. Пекли хлеб себе и на свадьбы другим семьям, если просили. Мама старая сама колола сахар и давала всем по кусочку.
   Мать сама шила платья на 5 дочек. Мешками им кто-то из родни присылал из столицы лоскутки ткани, а мать и мама старая (бабушка) шили одежки на всю семью.
   Сейчас, горят, что деревня, где они жили, заросла сосновым бором.
   Живут сестры кто где. Одна сестра живет в столице. У нее есть дочь, взрослый внук и маленькая внучка. Вторая сестра и третья живут в одном доме в пригороде столицы. У второй сестры есть дочь и сын, взрослая внучка. У третьей сестры есть дочь и сын, есть трое внуков. У четвертой сестры есть два сына и внук. Пятая сестра больная с детства, живет сама без семьи.
   Их мама старая умирала в 90 лет несколько странно. Она практически умерла. А потом ожила. Нашелся врач, который определил, что она еще живая. Игнатьевна в этом перечне сестра четвертая.
   Михайловна. Живет с одним сыном полицейским, он и не женился, живут и просто дружат. Женщина она полная и крепкая, по причине того, что много лет продавала молоко на улице из бочки, когда стала мерзнуть, перешла на хлебозавод, для поддержки упитанности.
   Михайловна два дня собиралась вымыть окна, одно вымыла. У нее уже вырезан желчный пузырь, проблемы у нее другие. Однако она покупает свежее молоко из бочки, которую привозят в определенные дни в 12 часов, потом из молока делает творог. Теперь у нее мысль научиться делать домашнюю колбасу.
   По поводу любви. В соседнем доме ей нравится один молодой мужчина, он служил в горячих точках, теперь работает в полиции. Но он не знает, что ей нравится. У него горячий взор, который просто испепеляет бедную даму при встрече. Еще ей немного нравится врач из того же дома, который работает на скорой помощи. Он на работу уезжает в своей машине, но у него есть любовница в ближних домах. А у полицейского нет машины, у нее машины тоже нет. Поэтому она его любит, без оглашения своих чувств. Но в том же доме и подъезде живет молодой таксист, жгучий брюнет, он напоминает о последней любви Ирины Ивановны, которая ушла в прошлое. Бывший жгучий брюнет стал седеть и нашел себе другую даму сердца.
   История первой бабули с инсультом. Евгеньевна ходит с ходунками, или по дому с костылем, у которого несколько опор. В семье их было человек шесть детей, первый ребенок с 1922 года, она последняя с 1939 года. Брат был один и он погиб в ВОВ, им все отвечали, что он пропал без вести. Но спустя семьдесят лет назвали место его захоронения под Сталинградом - Волгоградом. Она хотела съездить, но ее отговорили, а потом инсульт был. Два года дети платили за сиделку, сейчас она немного, но ходит. Дети и внуки живут отдельно от нее. Дочери навещают, одна из них ходит ее мыть раз в неделю. Мыть инсультного человека крупных размеров не просто. Для этого у нее в ванне сделана петля в потолке, чтобы рукой держаться, в туалете петля, и специальная кровать, чтобы она могла подниматься. Ей выделили коляску, учится дома ездить на ней.
   Появилась невысокая бабуля с кудряшками на голове, ей под 80 лет. На ней всегда надета яркая, красная курточка из приличной ткани. Она постоянно ездит в город, где сидит с правнуками. Она мало говорит, а если говорит, то только о малышах, которым 1.5 месяца и 2 месяца.
   На этом месте Ирина Ивановна встала и пошла по кругу отдыха, с ней никто не пошел. Она посмотрела на дорогу, с которой накануне сняли верхний слой асфальта, но новый еще не начинали укладывать. Вернулась к бабулям, но почувствовав, что холодно, пошла домой. Четыре бабули еще сидели полчаса и разошлись по домам.
   Что касается Евгеньевны, она стала гулять по утрам, она выходит в вишневой одежде с ходунками, и ходит с ними до одного подъезда, потом до другого. Так раза три за прогулку. У нее вторая группа инвалидности. Ей давали коляску, у которой отвалилось колесо, коляску выкинули, теперь ходит с ходунками. Ирина Ивановна предложила перейти на два костыля, но она боится, поскольку много раз падала. После перенесенного инсульта, с ней сидели сиделки за 20000 рублей в месяц, теперь к ней ходит девушка соцработник. Дочери ее сами бабушки и живут в других поселках, иногда к ней приезжают убрать квартиру или помочь вымыться.
   Ирина Ивановна пока живет одна, уже три недели. Самой не верится в такое одиночество. Вязать ей явно надоело. Она готовит еду, убирает в квартире, стирает, покупает продукты и то, что надо по хозяйству. Чуть-чуть пишет. Пусть о соседках, но вдруг мысль развернется на что-то новое!
   У Евгеньевны есть поклонник, ему 91 год, сейчас он болен, у него рак. Но они давно дружат. Он ей много помогал по хозяйству, они часто вдвоем ездили в санатории на юг. Если один получал путевку даром, то второй туда же попал путевку, и они ехали вдвоем. Сейчас они перезваниваются.
   Соседки на улице, но Ирина Ивановна не вышла. Ей холодно с ними, гулять не хотят, а сидеть на лавке при 10 градусов - это не по ней. На кого обижаться, если года - ее существование, и через возраст не перепрыгнуть. Вызвать к себе второго мужа, с которым разошлась 10 лет назад и год совсем не разговаривала. Или найти первого мужа, которого не видела 21 год? Найти бывших друзей? Еще смешнее. Позвонила внучке, она вне доступа. Ладно, подождет до воскресения, там выборы и дела дома, надо снять показания счетчиков, взять теплые вещи.
   Посмотрела в окно, женщину встретил мужчина, взял ее сумки, они обнялись и пошли рядом. Романтика? Ирине Ивановне стало лениво выглядеть молодо. Зачем? На сайтах знакомств ищут лучшую жизнь под маркой любви. Мужики молодые, если у них проблемы с жильем, расширяют возраст избранниц. Если у мужчины все в ажуре, есть площадь, то он ищет на 20 лет моложе себя. А она кто? Если б знать. Сама находится в неустойчивом положении.
   Тут одна соседка, Петровна, которая еще работает в 67 лет, ходит в юбке и без чулок, а на дворе сентябрь, не одета по полной программе. Она все утверждает, что ей не холодно, но почки заставили ее быстро побежать домой. Сентябрь коварен для стареющих людей, если легко одеваться, то можно легко обострить несколько болезней. Через пару недель ее хватил микро инсульт на работе. Два месяца она была то в больнице, то дома. Похудела сильно.
   Ивановна. Живет с одним сыном, он ушел от жены, с которой у него двое детей призывного возраста. Бабуля работает в администрации военкомата 35 лет, пенсия у нее 25 000 рублей, зарплата и премии. Хочет освободить внуков от службы в армии, поскольку они сами в этом году не поступили в училище МВД, она может заплатить за каждого по 350000 рублей. Ходит она без чулок, выглядит скромно, видимо в чулках деньги копятся.
   Ивановна вчера вечером целый час брала открепительный талон для голосования на выборах, чтобы голосовать там, где она будет сидеть в комиссии по выборам. У нее произошел инсульт. Как то так...
  
   Надо найти событие, например ограбление банка. Дано: сожженный автомобиль инкассаторов, исчезнувшие мешки с деньгами, живые инкассаторы, чьи показания не совпадают. Кому-то нужны были деньги в большом количестве. Ей нужно для счастья 1.5 миллиона рублей. Для этого банк грабить не надо, но эти деньги у нее вряд ли появятся.
   А есть те, кто строят не просто усадьбы, а целые многоэтажные комплексы, квартиры в них продать трудно, хозяева делают акции, но народ не в состоянии купить все квартиры в новых домах. Поэтому при социализме квартиры давали людям. Можно было пойти на фирму и работать за квартиру. Сейчас квартиры дают за выселением, но выселение из пятиэтажек с каждым годом уменьшаются, стали дома надстраивать, чтобы не сносить.
   Если жилой комплекс построили на пустыре, то хозяева никому ничего не должны, семнадцати этажные корпуса стоят на мизерном пространстве земли. Еще не вся вода поднимается выше пятого этажа. Внешне комплекс из десятка домов необыкновенно красив, но внутри дома: квартиры без отделки, без хорошей работы лифтов и санузлов, без горячей воды. Красота домов внешняя - за счет удобств внутренних.
   Дома стоят, как чудесные картинки, а квартирки продаются с трудом. Хозяева в большом убытке. Они вполне пойдут на ограбление банка, им точно надо пять мешков денег для продолжения работ. Выход без ограбления? Пойти на переговоры с руководителем, которому принадлежит земля исключительно по службе.
   Короче, банк ограбили по большой необходимости. Как? Это дело следователей, их много подключится к этому делу. Разногласия по деньгам 55 миллионов рублей или 1 миллион рублей. Показали в новостях, что инкассаторская машина управляется из кабины шофера. Человек с деньгами сидит в сейфе. Пожар в машине тушится нажатием кнопки. Значит, шофер был дилетант. Грабители вскрыли мешки, то есть они знали, как это сделать, потом на глазах у пешеходов, под их камерами телефонов, разбежались кто куда. Люди не пострадали, машина сгорела. А было ли ограбление или это реклама инкассаторской машины?
  
  
  Глава 26
   Вчера Ирина Ивановна съездила на кладбище к маме. Справа новое под захоронение, слева новое гранитное укрепление, металлическую оградку заменили мраморным комплексом. Видимо мусор сбрасывали на мамину могилу, травы почти не было. Когда она пришла домой, внук сказал, что они были на кладбище и все вынесли. А, что именно, не уточнил. Квартирка теперь кажется маленькой, и, как в ней жили: 5 человек, 4, 3? Там живут теперь два человека, и ей вернуться реально некуда.
   К ней сын с женой пару раз приезжал, совсем невиданное дело. Внучка приезжала, подруга приезжала.
   Вчера было 74 года со дня рождения первого мужа Кирилла, который пропал без вести, поэтому так и не понятно он на каком свете находится. Понятно, что по суду он давно умер. Но по жизни, мало ли, может, нашел бабу и не вернулся. Что в таком случае говорить: "Пусть ему земля будет пухом" или "Счастья в новой семье!" Найти третьего мужа? Нет. У нее по молодости был опыт поэтических нервов.
   Внучка совсем другой человек, она с восемнадцати лет сидит за рулем, она летает в далекие страны, она живет в башнях с лифтами. Вес у внучки меньше пятидесяти килограмм. Вес у бабушки меньше ста килограмм, нет, она не толстая, она спрессованная мышцами. Обе они любят тренажерный зал и бассейн. До моря далеко, до бассейна ближе. Обе они одинокие. Похоже, что мужчины любят женщин в пределах 60 -80 килограмм веса.
   Внучка для мужчин маленькая и худенькая, а бабушка для них высокая и большая. Бабушке иногда кажется, если бы у нее был вес 80 килограмм, тогда бы ей повезло с любимым человеком. Она смотрит на себя и сама себе нравится, поэтому и живет сама с собой. Ей говорят, что она одинокая потому, что не хочет готовить мужчине, стирать на него, еду приносить ему. Бабушка отвечает, что ухаживать за мужчиной ей не трудно, но она не любит замечания в свой адрес.
   За окном рассвело, в домах погасли редкие огни. Выходной день. Никто никуда не торопится. Сварила рыбный рассольник и вымыла пол. Интернета пока нет, в телефоне гудки, значит, не одна она отключена от сети.
   Мысленно бабушка уговаривает внучку переехать к ней, но вряд ли она ее услышит. Внучка платит за квартиру, обедает в ресторане, то есть часть денег уходит в пустоту чужих карманов. А бабушка живет более чем скромно: готовит субчики, гарниры без мяса, хлеб без масла и сыра и редко покупает колбасу. Перестала она ходить в парикмахерские, на массажи, в тренажерный зал - дешево и сердито. Так кто на нее посмотрит? Никто. Бабушка невидимка.
  
   У Ирины был дядя, младший брат ее матери.
   Таксист Юра был мужчиной с великолепной внешностью, родился еще до войны. Нормальный парень: русоволосый, голубоглазый, высокий, плотного телосложения. Где фигуру накачал? Занимался хоккеем после войны. Коньки и клюшка в зимний период были всегда при нем. Голодные годы, а он вырос, что надо. А где у него был минус при такой внешности? Учился он средне, чтобы ему разрешали тренироваться и не более. Девчонки за ним всегда по пятам ходили.
   Когда вернулся Юрий из армии, сильно захотел машину "Волгу". А где взять машину, когда первые такси были "Победы". Прошел через "Победу". Получил он в свое время и машину "Волгу". Стал таксистом, как говорится от Бога. Ни одной аварии много лет, ни разу права не отбирали.
   Сказка.
   Полное имя Юры - Юрий Алексеевич! А В 1961 году число девушек вокруг него значительно возросло. Но, в космосе побывала Валя и Юрию, естественно понадобилась - Валя. А где взять?
   Нашлась Валя, бывшая гимнастка с осиной талией, но замужняя. Развелась. Влюбилась в Юру. А у нее ребенок! Господи, усыновил и ребенка.
   Он таксист, она шеф-повар. В финансовом отношении все было хорошо по тем далеким временам. Родились сын и две девчонки. Ничего осилили, дочки стали подрастать. Юрий любил новинки, и, благодаря машине, у него первого была шариковая ручка. Таксист знал город и все окрестности.
   Однажды дядя Юра повез племянницу и сестру в соседний город в зимний день. Асфальтовая лента шоссе во многих местах была покрыта корочкой льда. Машина закрутилась на одном месте вокруг оси и благополучно перевернулась в кювет. Все остались живы. Но, Юрий после аварии стал терять слух. Слух становился хуже, отношения с Валей испортились, быть таксистом Юрий больше не мог, но на работе в этом не признавался, до тех пор, пока можно было скрывать, пока не влетел в аварию: он не услышал свистка милиционера, его машина опять перевернулась, после того, как он врезался в чужое авто.
   Юрия признали виновным, но не сильно. Наказали его, конечно. Жив, остался, раз наказали. Валя ушла к другому мужчине. Юрий стал обслуживать машины, за руль его не пускали. Купил слуховой аппарат, вещь достаточно, проблемная и не очень удобная.
   Какая-то женщина вышла за него замуж уже за почти глухого, уж очень он оставался красивым мужиком, и купила ему машину. Возил Юрий свою жену переулками, не выезжал на улицы со светофорами, с милицией сталкиваться не хотел. Свистки милиции он не слышал. Жизнь стал вести осторожную, скорость сильно не увеличивал.
   Нашел Юрий себе друга в образе племянника Сергея. На тот момент времени они были два сапога - пара. Оба любили машины до самозабвения, оба не могли быть за рулем. Сергей постоянно попадал в аварии, потому что не дано ему было сидеть за рулем, а Юрий глох все больше.
   Юрий к этому времени уже два раза был в перевернутых машинах, а Сергей всегда вминал машину до мотора. Однако машины у них были на ходу, поскольку умели к ним руки приложить. Пришла к друзьям закадычным еще беда, да каждому своя. Юрий, ремонтируя очередной раз машину на морозе, приобрел воспаление легких, которое перешло в туберкулез. Сергей, работая часто на покраске автомобилей, ухудшил работу своего сердца, он и родился с патологией в сердце.
   Одна умная гадалка предсказала дружкам, что жить им осталось совсем немного. Юрий решил плюнуть на ремонт своей машины, взял у Сергея машину, и поехал по степи ночью кататься, душу после гадалки отводить. Темно в степи и светофоров нет. Правильно! Юрий перевернулся в третий раз! Но въехал он в машину ГАИ, которая умудрилась стоять ночью на перекрестке двух степных дорог! По головке за въезд в машину милиции не гладят. А машина - то была Сергея!
   Друзья поссорились! С ГАИ рассчиталась последняя супруга Юрия, но расплатиться с Сергеем за испорченную машину денег у нее не было, а у Юрия тем более денег не было. Сергей привык к больному сердцу и не обращал на него внимания, даже жене не жаловался и про гадалку помалкивал. Через две недели после смерти Сергея, умер Юрий Алексеевич, Предсказания гадалки сбылись.
   Ирине гражданская жена брата прислала сумму денег за квартиру, равную цене памятника на могиле Валентины Алексеевны, в день прибытия этих денег, из семьи Ирины исчезло золото, на сумму, равную цене памятника на могиле ее матери... Братья гражданской жены Сергея, вернули себе деньги, посланные через них Ирине. Вот и одна семья, в которой Иван Артемович любил тигровые лилии. В далекое прошлое ушли: бабушка Варвара Антоновна 1882 года рождения, отец Иван Артемович 1921 года рождения, мама Валентина Алексеевна 1927 года рождения, брат Сергей Иванович 1953 года рождения. Помянули их добрым словом...
  
   Летающая тарелка с конусообразным дном вращалась медленно над лесом. Интересно, что высматривали из иллюминаторов на конусе в лесу в позднюю осень? Листва черным ажуром лежала вдоль малахитовых дорожек, сами дороги были чисты, листва на них уже практически не падала. Маленькие белки, полные и сытые, иногда перебегали чистые дорожки.
   Видеокамера была установлена внизу конуса, как иллюминатор.
   Оператору было бы неудобно смотреть вниз, поэтому плоский жидкокристаллический монитор времени, по которому наблюдали, был установлен внутри летающей тарелки со всеми удобствами.
   В команде было три человека. Все явления, возникающие в поле зрения видеокамеры, появлялись на мониторе, записывались на диски памяти компьютера, их легко можно было демонстрировать и устанавливать новые.
   В команде летающей тарелки был Кирилл, он знал об Ирине все.
   В фокусе экрана была дорога на отрезке в десять метров. Ирина только что прошла в настоящем времени. Датчики памяти из летающей тарелки вцепились в ее мозг. И оказались во времени...
   Летящей походкой девушка подошла к парню, одетому в лапти, полосатые штаны и рубашку навыпуск, подпоясанную веревкой. Он затаил дыхание. Девушка-стрекоза поразила его своей грацией, она почти не касалась земли, в ней была легкая таинственность мироздания.
   И эта красивая, необыкновенно величественная девушка с красным колпаком на голове находилась так близко от него, что он забыл обо всем на свете!
   Она появилась из кареты, напоминающей земную стрекозу. Он видел, как приземлилась карета, словно птица, но без взмаха крыльев.
   Было о чем подумать, но думать ему никто не дал, ведь из летающей кареты вышла-вылетела вторая девушка с желтым колпаком на голове! О, как она была хороша на фоне голубоватых прозрачных крыльев! Мысли парня стали путаться. Девушка коснулась его ногтей на руках. И он забылся в тумане нереальности.
   Следующим из летающей кареты появился молодой мужчина в зеленом колпаке, он приблизился к парню в лаптях, провел рукой над его головой и показал своим верхним крылом, чтобы девушки возвращались к летающей карете.
   Парень открыл глаза: две девушки подходили к летающей карете, верхние крылья у них были от талии до кистей рук, нижние крылья - от ступней до талии. Он хотел крикнуть, но голоса своего не услышал, хотел побежать за ними, но и пальцем не смог шевельнуть. От бессилия он лег ничком на траву и с восторгом смотрел, как крылатая карета поднимается в воздух.
   Летающая карета легко взлетела и мгновенно исчезла за горизонтом, и только после этого парень смог встать и говорить, но говорить было некому!
   Он вернулся домой, нарисовал углем летающую карету. Но кто поверит его рисунку! Его взгляд упал на ногти рук, на них было одно слово из пяти букв - "Земля". А, это так называется его планета! И он опять погрузился в забытье.
   Парень проснулся в лесу.
   К нему подошли люди в сюртуках, они говорили на странном языке, но их понять можно было, и он их куда-то повел, думая, что за день выдался: то кареты летают, то чужеземцы просят провести к царю.
   Пяти звездная осень царила на земле. Клены высотой в шесть этажей были покрыты чистыми светло - желтыми листьями, такие же изумительные по красоте листья кружились в воздухе и падали на влажную и прохладную землю. Несколько дней красота была неземная, а золотистая и на земле, и на кленах. Но сегодня опустился туман, прошел осенний дождь, подул не совсем легкий ветер, и красота постепенно стала покидать божественную кленовую поляну. Кленовые листья, как раскрытые ладошки лежали на земле и понемногу теряли свою первозданную, нежную желтизну. Клены стали принимать растрепанный вид.
   В жизни бывают такие чистые и солнечные дни, а потом происходят события не совсем радующие, или здоровье подцепит где-нибудь осенний вирус, или компьютер случайно зависнет. Вероятно, в такую звездную осень хозяйка медной горы и встретила Данилу мастера, влюбленного в малахит. Малахитовые цвета исчезают осенью из природы, долго кустарник остается зеленым, а малахит он вечно зеленый камень с разводами. Создать зеленый малахитовый каменный цветок, было делом чести мастера Данилы. Сейчас этот цветок создали бы с помощью специального инструмента, который бы кружился над малахитом с приличной скоростью и жужжал сильнее мухи. И нет романтики медной горы, и незачем прятать Данилу во владениях хозяйки медной горы.
   На высоте девятого этажа расположен офис и цеха фирмы, где сидят мастера своего дела, а хозяин и хозяйка управляют производством. Где-то далеко, внизу на земле, видны волны красной, желтой и зеленой листвы. Небо затянуто туманом. Девятый этаж - это вполне приличная гора, начиненная людьми и аппаратурой. Что связывает фирмы с медной горой? Медные провода являются постоянной принадлежность многочисленных фирм и производств. Долгое время в стране не поощрялась семейственность в руководстве, а это влекло за собой печальные проблемы неверности.
   Ведь Хозяйка Медной горы то же разрушала пару Данилы и его девушки на земле. И только после того, как появились частные фирмы, появилось и парное руководство. Хозяин фирмы, сын военного командира, был потрясающе воспитан. Лет пятнадцать назад, когда он был моложе, и вся его душа воспринимала флюиды окружающих женщин, он и тогда не воспринимал их, как сексуальных партнеров, только как партнеров по работе.
   Осень пятнадцать лет назад была в последней фазе золотистого оперения, когда Кирилл и Ирина шли по Столице на выставку. День был теплый для этого времени года и в автобус, который везет от метро до выставки, садиться им не хотелось. Шли быстро, дорога до выставки была им хорошо знакома. Раз в год сюда приезжали обязательно. Выставки менялись, задания на работе то же менялись. Кирилл шел рядом с Ириной, но не близко и рассказывал о своем отце, о том, что его отец родом с Медных гор. Этого можно и не говорить, если посмотреть на Кирилла внимательнее: крупный молодой мужчина, русоволосый, голубоглазый.
   А Ирина? И Ирина оказалась родом с Медных гор, но с более южной его части. Вот так в центре Столице шли и знакомились по дороге два человека, родом с Медных гор. И Ирина была русоволосая, голубоглазая и рослая молодая женщина. В ее памяти остались только красивые машины с выставки, тогда еще их так много не было на улицах Столицы.
   Вертолет, вращая лопастями, иногда пролетал над лесом. Что высматривали из иллюминаторов в лесу поздней осенью? Листва черным ажуром лежала вдоль асфальтированных дорожек, сами дороги были чисты, листва на них уже практически не падала. Маленькие белки, полные и сытые, иногда перебегали дорожки.
   Наблюдатели с вертолета просматривали сквозь темную призму времени, жизнь конструктора Ирины. Для простоты эксперимента выбрана дорога в лесу, по которой периодически она проходила. Дорога шла от космического института до жилого комплекса, где она жила. В вертолете ее знали, знали всю ее жизнь, и поэтому именно с нее решили провести опыт времени.
   Видеокамера была установлена внизу вертолета как иллюминатор. Оператору было бы неудобно смотреть вниз, поэтому плоский монитор времени, по которому наблюдали за подопечными людьми, был установлен внутри кабины со всеми удобствами.
   Команда состояла из трех человек. Все явления, возникающие в поле зрения видеокамеры, появлялись на мониторе, записывались на диски памяти компьютера, их легко можно было демонстрировать и устанавливать новые. В команде вертолета был детектив, в его задачу входило наблюдение за известными людьми своего времени. Он уже не бегал за людьми по дорожкам, он входил в команду вертолета и помогал командиру корабля своими умными советами. В фокусе экрана находилась дорога на отрезке в десять метров.
   Ирина только что прошла в настоящем времени. Датчики памяти из вертолета вцепились в ее мозг.
   Разговор внутри тарелки:
   -Знает ли Ирина об эксперименте? - спросил у командира корабля.
   -Естественно, нет!
   -Видит ли она вертолет?
   -Видит. Нас - не видит! Вертолет окружен защитным полем, делающим невидимым сам объект. Для людей, смотрящих с земли, вертолет кажется небольшим летающим объектом, а если учесть, что лес достаточно высок, то очертание пролетающего вертолета мало может волновать людей.
   -Почему выбрали ее?
   -О, она путешествует по времени. Медная дама.
   -За медными дамами я еще не следил, - как эхо проговорил детектив.
   Ирина прошла по лесной дороге. Дорожка стала практически пуста. Исчез асфальт, появилась дорожка, протоптанная людьми. По дороге идет Ирина в космический институт.
   Весна. Дорогу перебегают ручьи. Поют птицы. Ирина идет с сотрудницей космического института от работы до дома. Монитор зарябил. В нем быстро пробегали незначительные эпизоды времени с ее участием. Жизнь Ирины нет-нет да проходила по этой дороге и в снег, и в зной, и в дождь, и всегда менялись люди, которые с ней шли, но не было ни одного кадра, где бы она шла одна.
   Командир вертолета ждал не этих кадров, все было затеяно для проверки одного уникального случая в ее жизни, но может, все произошло раньше, чем два года назад. Ирина смотрится необыкновенно молодой, а ведь ей уже много лет, значит, надо смотреть события 25-летней давности! И им повезло, они увидели, как странная дама передавала сундук Ирины.
   -Все, ребята, остановка! Надо настроить приборы и мониторы на 25 лет назад, но в следующий прилет, - сказал командир.
   -А что мы ищем в ее биографии? - спросил детектив.
   -Сучки и задоринки, - ответил командир.
   Опустился туман, прошел осенний дождь, подул не совсем легкий ветер, и красота постепенно стала покидать божественную дорожку в лесу. Кленовые листья, как раскрытые ладошки, лежали на земле и понемногу теряли свою первозданную, нежную желтизну. Клены стали принимать растрепанный вид, но еще оставались с медными всплесками листвы. Вертолет покрутился в последний раз над ней и исчез навсегда в тумане жизни.
   2003-2018
   NoНаталья Владимировна ПАТРАЦКАЯ
  
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Разрешение на отцовство" (Антиутопия) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | В.Огнева "Ноль" (Киберпанк) | | Ю.Бум "Я не парень!" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"