Алмиэон: другие произведения.

Потопление Анадунэ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В процессе перевода. На данный момент переведены третья версия "Падения Нуменора", первоначальный и второй тексты "Потопления Анадунэ"


   Пер. Алмиэона
  
   [331]
  

ПОТОПЛЕНИЕ АНАДУНЭ

  

(i) Третья версия "Падения Нуменора"

  
   Прежде чем перейти к "Потоплению Анадунэ" необходимо обратиться сначала к первоначальному тексту легенды о Нуменоре, который возникает в тесной связи с "Утраченным Путем" (см. V.9). Там представлен текст "Падение Нуменора", сохранившийся (вдобавок к первоначальному наброску) в двух версиях, приведенных в V.13 и далее, которые я назвал ПН1 и ПН2, вторая, будучи сильно похожей на первую, занимает большую часть объема текста. Впоследствии текст правился во время написания "Властелина Колец", включая переделанный отрывок, в котором описывается "Мир, Сделанный Круглым" и развитие заключительной части касательно Белерианда и Последнего Союза (см. V.31 и далее); но поскольку название "Ондор" появляется в более позднем отрывке, этот текст не может быть написан позднее февраля 1942 г., когда "Ондор" стало "Гондор" (VII.423); в то время мой отец работал над третьей книгой "Властелина Колец".
  
   Существует прекрасная рукопись более позднего варианта "Падения Нуменора", на которую я ссылался, но не включил в том V. Я отметил там, что "эта версия, улучшенная и обстоятельно измененная, показывает, однако, очень небольшое дальнейшее развитие повествования", и поэтому пришел к выводу, что она принадлежит тому же самому периоду, что и версии, на которые я только что сослался, т.е. к относительно раннему периоду в написании "Властелина Колец". Поскольку "Потопление Анадунэ" демонстрирует такое странное отклонение от "Падения Нуменора", я привожу здесь эту третью последнюю версию полностью, называя ее "ПН III", чтобы сделать сравнение двух работ более простым. Я снова, как и в ранних версиях, нумерую параграфы; а также привожу различные изменения, которые были сделаны в ПН III.
  

Последние Предания

  

1. Падение Нуменора

  
   § 1 В Великой Битве, когда Фионвэ, сын Манвэ, поверг Моргота, три дома людей Белерианда были друзьями и союзниками эльфов и совершили многие отважные деяния. Но люди других родов обратились ко злу и сражались за Моргота, и после победы Владык Запада те из них, кто не был убит, бежали на восток Средиземья. Там по-прежнему на бесплодных землях бродили многие из их расы, дикие
  
   [332]
  
   и неорганизованные, отвергшие призывы как Фионвэ, так и Моргота, о помощи в войне. И злые люди, служившие Морготу, стали их властителями; а создания Моргота, которые бежали из руин Тангородрима, явились среди них и опутали их тенью страха. Ибо боги [> Валар] на время отвратились от людей Средиземья, которые не вняли их призывам и признали друзей Моргота своими владыками; и людей тревожили многие злые твари, которых создал Моргот во дни своего владычества: демоны, драконы и уродливые звери, и нечистые орки, что были насмешкой над творениями Илуватара; и большинство людей было несчастно.
  
   Но Манвэ изгнал Моргота и заключил его в Пустоту вне Мира; и он не может [> не мог] вновь вернуться в Мир как зримая сущность, пока стоят троны Владык [> стояли троны Владык Запада]. Все же его воля осталась и направляла его слуг; и она всегда побуждала их пытаться повергнуть богов [> Валар] и причинить вред тем, кто повинуется [> повиновался] им. Когда Моргот был выдворен, боги [> Валар] держали совет. Эльфов призвали вернуться на Запад; и те из них, кто прислушался, вновь заселили Эрессеа, Одинокий Остров; и ту землю снова назвали Аваллон: ибо она была рядом с Валинором и в поле зрения Благословенного Королевства. А люди трех верных домов были щедро вознаграждены. Фионвэ, сын Манвэ, явился среди них и учил их; и он наделил их мудростью, и могуществом, и жизнью более долгой, чем у кого-либо из смертной расы. [Добавлено: и продолжительность их жизни, которую не тревожили болезни, была втрое дольше, чем у людей Средиземья, а потомкам Хурина Стойкого была дарована еще более долгая жизнь, / до трехсот лет [> как позднее рассказывают].]1
  
   §2 Для них сотворили землю, дабы они поселились там, которая не была частью ни Средиземья, ни Валинора; ибо от них ее отделяло широкое море, но все же она находилась ближе к Валинору. Оссэ поднял ее из глубин Великого Моря, Аулэ укрепил, а Йаванна украсила; и эльдар принесли туда цветы и фонтаны из Аваллона, и они раскинули там сады великой красоты, в которых порой будут бродить дети Богов [> Валар]. Ту землю Валар нарекли Андор, Земля Дара; а ее обитатели поначалу звали ее Винья, Юная; но во дни своей гордости они назвали ее Нуменор, сиречь Вестернесс, Закатный Край, ибо она лежит западнее всех земель, населенных смертными;
  
   [333]
  
   однако она была далеко от истинного Запада, ибо то есть Валинор, земля Богов. Но слава Нуменора была разрушена [> ниспровергнута] и его имя исчезло; и после гибели этой земли в легендах тех, кто бежал оттуда, ее называли Аталантэ, Низвергнутая.
  
   В прежнее время главный город и гавань той земли находилась посреди западных берегов, и называлась она Ундуниэ [> Андуниэ],2 ибо была обращена к закату. Но высокое место королей было в городе Нуменос в сердце той земли, башню и цитадель которого построил Эльрос, сын Эаренделя [> Эарендиля], коего боги, и эльфы, и люди избрали владыкой [> кого назначили первым владыкой] нуменорцев. Он вел свой род от Хадора и Беора, отцов людей, а отчасти и от эльдар и Валар, ибо его праматерями были Идриль и Лутиэн. Однако Эльрос и весь его народ были смертными; ибо Валар не могли отнять дар смерти, полученный от Илуватара. [Этот отрывок со слов "Он вел свой род ..." был зачеркнут и заменен следующей поправкой: "Эльронд и брат его Эльрос вели свой род от Хадора и Беора, отцов людей, а отчасти и от эльдар и Валар, ибо их праматерями были Идриль и Лутиэн, дочь Мелиан. Никто другой среди людей Древних Дней не был в родстве с эльфами, и поэтому их называли Полуэльфами. Валар не могли отнять дар смерти, полученный от Илуватара, но в вопросе Полуэльфов Илуватар дал им право решать. И они судили так: братьям следует дать возможность выбирать. Эльронд решил остаться с Перворожденными, и ему была дана жизнь Перворожденных и еще добавлена благодать; тот выбор никогда не был отменен, и пока длился мир, он мог вернуться, если пожелает, к смертным людям и умереть. А Эльросу, который выбрал быть королем людей, дарована была очень долгая жизнь, в семь раз дольше, чем у смертных людей; а всему его роду, королям и владыкам королевских домов Нуменора, [добавлено: происходящих от Хурина] долгая жизнь даже по сравнению со сроком, назначенным нуменорцам, ибо некоторые из королей, сидящих в Нуменосе, жили четыре сотни лет. Но Эльрос жил пятьсот лет и правил нуменорцами в течении четырехсот и десяти лет. Таким образом, хотя нуменорцы жили долго и не были подвержены болезням, они по-прежнему оставались смертными".] Однако в Нуменоре говорили на языке эльдар Благословенного Королевства, и нуменорцы общались с эльфами, и им было дозволено издали глядеть на Валинор; ибо
  
   [334]
  
   их корабли часто плавали в Аваллон, и там морякам было позволено жить некоторое время.
  
   §3 С течением лет возросли величие и слава людей Нуменора, и во всем они были более подобны Перворожденным, нежели другие рода людей; однако они были менее прекрасны и мудры, чем эльфы, хотя и выше ростом. Ибо нуменорцы были очень высоки, выше, чем самые высокие из сынов людей в Средиземье. Из всех искусств они больше почитали кораблестроение и мореходство, и стали моряками, подобных которым никогда не будет вновь, ибо мир умалился. Они плавали от Эрессеа на Западе до берегов Средиземья и заходили даже во внутренние моря; и они странствовали на Север и Юг и взирали со своих высоких кораблей на Врата Утра, что на Востоке. И явились они среди диких людей и наполнили тех изумление и страхом; ибо люди под тенями мира думали, что то были боги или сыны богов с Запада. Там и сям сеяли нуменорцы семена добра в заброшенных землях, и они учили диких людей тому знанию и мудрости, которое те могли постичь; но большинство людей Средиземья в страхе бежали от них; ибо были под властью Саурона и верили лжи Моргота, полагая, что боги были ужасны и безжалостны. Потому от тех далеких дней происходят лишь отголоски легенд, равно светлых и темных; но тяжкая тень лежала на людях, ибо нуменорцы редко приходили к ним и никогда долго не задерживались в каком-либо месте. Все воды мира они избородили, ища того, чего сами не знали, и все же их сердца были обращены к западу; они начали страстно желать бессмертного блаженства Валинора, и по мере того, как прибывали их могущество и слава, возрастали их желание и непокой.
  
   §4 Боги запретили им заплывать за Одинокий Остров и не позволяли ступать на берега Валинора; ибо нуменорцы были смертными, и хотя Владыки Запада наградили их долгой жизнью, они не могли избавить их от усталости от мира, что приходила к ним, и те умирали, даже короли семени Эаренделя, и век их был краток в глазах эльфов. И нуменорцы начали роптать против этого запрета, и великое недовольство зародилось меж них. Их мудрецы непрестанно искали секреты продления жизни; и они отправили шпионов, чтобы найти тайное знание в Аваллоне; и боги были разгневаны.
  
   §5 Случилось так [добавлено: во дни Тар-калиона,
  
   [335]
  
   и двенадцать королей правили той землей до него,]3, что Саурон, слуга Моргота, укрепился в Средиземье; и узнал он о могуществе и величии нуменорцев и об их верности богам; и он опасался, как бы нуменорцы не пришли и не отняли у него владычество над Востоком, и не спасли людей Средиземья от Тени. И до короля так же дошли от мореходов слухи о Сауроне, и ему поведали, что тот назвал себя королем, более великим, чем даже король Нуменора. Поэтому король Тар-калион, не советуясь ни с богами, ни с эльфами, отправил к Саурону посланников и велел ему прийти и принести клятву верности. И Саурон, исполненный злобой и коварством, смирил себя и пришел; и он обольстил нуменорцев предзнаменованиями и чудесами. Мало-помалу Саурон обратил их сердца к Морготу, своему властелину; и он пророчествовал им и лгал, говоря, что Моргот вновь придет в мир. И Саурон говорил с Тар-калионом и Тар-илиэн, его королевой, и обещал им бесконечную жизнь и владычество над землей, если они обратятся к Морготу. И они поверили ему и попали под Тень, и большая часть народа поддерживала их. И Тар-калион воздвиг великий храм Морготу на Горе Илуватара в сердце той земли; и Саурон поселился там и следил за всем Нуменором. [Этот отрывок со слов "на Горе Илуватара ..." был вычеркнут и заменен следующим: посреди города Нуменос,4 и его купол возвышался над той землей подобно черной враждебной горе; и дым исходил из него, ибо в храме нуменорцы приносили ужасные жертвы Морготу, моля Властелина Тьмы избавить их от Смерти. Но священное место Илуватара находилось на вершине Горы Менельмин, Столпа Небес, в сердце той земли, и туда люди имели привычку подниматься, дабы выразить благодарность. Во всем Нуменоре один лишь Саурон не осмеливался ступать на его подножие, и он запретил [любому] ходить туда под страхом смерти. Немногие отважились ослушаться его, даже если желали того, ибо у Саурона было множество глаз и все дороги в той земле были под его надзором. Но были там некоторые, кто оставался верен и не преклонялся перед ним, и их главой был Элендиль прекрасный и его сыновья Анарион и Исильдур, и они были королевской крови Эаренделя, хотя и не по прямой линии.]
  
   §6 Но со временем Тар-калион почувствовал приближение старости и был обеспокоен; однако Саурон сказал, что
  
   [336]
  
   боги удерживают щедрый дар Моргота, и чтобы получить полноту власти над смертью и освободиться от нее, король должен овладеть Западом. И тяжкий страх смерти охватил Тар-калиона. Потому по его велению нуменорцы выковали великое множество оружия; и их могущество и искусность несказанно возросли в те дни, ибо во всем этом им потворствовал Саурон. Флотилии нуменорцев были подобны земле о многих островах, мачты - лесу исполинских деревьев, знамена - полосе грозы, а их паруса были алыми и черными. И медленно они поплыли на Запад, ибо все ветра стихли и весь мир погрузился в молчание в страхе того времени. И они с обеих сторон обошли Аваллон; и говорят, что эльфы скорбели и болезни легли на них, ибо туча нуменорцев лишила их света Валинора. Затем Тар-калион напал на побережья Валинора и метал стрелы молний, и огонь охватил Туну, и пламя и дым взвились у Таникветили.
  
   §7 Но боги не ответили. Тогда передовые отряды нуменорцев ступили на запретные берега и в мощи своей встали лагерем у границ Валинора. Но Манвэ был встревожен и опечален, и он воззвал к Илуватару и получил силу и совет от Творца; и судьба и очертания мира изменились. Боги прекратили молчание и явили свою мощь; и Валинор был отделен от земли, и трещина разверзлась посреди Великого Моря, к востоку от Аваллона.
  
  
   В эту пропасть хлынули воды Великого Моря, и шум падающих вод наполнил всю землю, и испарения водопадов поднялись над вершинами вечных гор. Но все корабли Нуменора, что стояли к западу от Аваллона, затянуло в пучину, и они затонули; и Тар-калион золотой и его светлая королева Илиэн подобно звездам пали во тьму и исчезли бесследно. Но смертные воители, ступившие на Землю Богов, были погребены под обрушившимися холмами; и говорят, что там, в Пещерах Забытья, лишенные свободы покоятся они до дня Рока и Последней Битвы.
  
   §8 Тогда Илуватар вытянул Великие Моря к западу от Средиземья и Пустынные Земли к востоку от него, и образовались новые земли и новые моря; и мир умалился, ибо Валинор и Эрессеа были взяты из него в королевство сокрытого. И впоследствии, несмотря на то, что человек мог плыть, он никогда не достиг бы Истинного Запада, но утомленный вернулся бы к тому
  
   [377]
  
   месту, с которого начал; ибо все земли и моря были одинаково удалены от центра земли. В то время случилось наводнение и великое волнение вод, и море поглотило на Западе и на Востоке Средиземья многое из того, что в Древние Дни было сушей.
  
   §9 Нуменор, находящийся недалеко от восточной части великого разлома, был полностью низвергнут и поглощен морем, и слава его сгинула, и лишь немногие из всего его народа избежали разрушения тех дней. Некоторые, когда флотилии пустились в плавание, остались по приказу Тар-калиона, другие - по своей воле (потому что они по-прежнему чтили богов и не желали идти на войну против Запада), и они взошли на свои корабли, что стояли на восточном побережье той земли, дабы исход войны не принес зло. По этой причине они некоторое время были защищены стеной своей земли и избежали поглощения морем; и многие бежали на Восток и прибыли в конце концов к берегам Средиземья.
  
   Жалкие остатки могущественного народа, который сгинул, появились из поглощающего моря на крыльях ветров гнева, и лишились они своей гордости и могущества древности. Но тем, кто смотрел с обращенных к морю холмов и узрел их приход, едущих на буре из тумана, и тьмы, и слухов о воде, и их черные паруса на фоне заходящего солнца, ужасными и могучими показались они, и страх перед высокими королями пришел в земли, далекие от моря.
  
   §10 Ибо нуменорцы стали владыками и королями людей, и неподалеку от западных берегов Средиземья они основали королевства и возвели крепости. Немногие в действительности были злыми, происходя от тех, кто прислушивался к Саурону и все еще не отвратился от него в своем сердце; однако большинство было доброжелательно, чтило богов и хранило древнюю мудрость. Тем не менее, все они были наполнены желанием долгой жизни на земле, и мысли о смерти тяжким бременем ложились на них. Судьба закинула их на восток, в Средиземье, но сердца их по-прежнему были обращены к западу. И они для своих умерших они строили дома более могучие, нежели для живых, и наделяли погребенных королей бесполезными сокровищами; ибо их мудрецы все еще надеялись открыть тайну продления жизни, и, возможно, ее возвращения. Однако говорят, что срок их жизни, который в древности был в три раза больше, чем у меньших людей, медленно уменьшался; и они достигли лишь умения сохранять нетленной мертвую плоть. Оттого королевства западного мира стали местом могил и
  
   [338]
  
   были наполнены призраками. И в воображении своих сердец, посреди смешения полузабытых легенд о былом, они представляли себе землю теней, наполненную призраками вещей, что были на смертной земле; и многие считали, что находилась та земля на Западе и управляли ею боги и что тени умерших приходили туда, неся с собой тени своего имущества, ибо больше не могли достигнуть Истинного Запада во плоти. По этой причине в поздние дни многие хоронили своих мертвецов в кораблях и отправляли их с пышностью по морю с западных берегов древнего мира.
  
   §11 Кровь нуменорцев текла в основном в людях тех западных земель и берегов; и память о первозданном мире осталась по большей части там, откуда встарь вели древние пути из Средиземья на Запад. Ибо древнее очертание мира сохранилось в разуме Илуватара и мыслях богов, и в памяти мира, как форма и замысел того, что было изменено, но тем не менее продолжается. И оно было подобно воздушной поверхности или прямому взору, что не искривляется вслед за закруглением земли, или ровному мосту, который медленно вырастает над тяжелым воздухом. В прежнее время многие из изгнанников Нуменора еще могли видеть, некоторые отчетливо, а некоторые более расплывчато, пути на Истинный Запад; и они верили, что порой с высоких мест можно было различить вершины Таникветили в конце Прямого Пути, возвышающиеся над миром. Потому в те дни они строили очень высокие башни, и их святыни находились на горных вершинах, ибо они подымались, если такое могло быть, над туманами Средиземья в более ясном воздухе, который не скрывает видения того, что вдали.
  
   §12 Но те, чей древний взор затмился или же которые его не имели и не могли постичь этого в своих думах, презирали строителей башен и доверяли кораблям, которые плавали по воде. Но они прибывали только в земли нового мира и находили его похожим на древний, подверженный смерти; и они рассказывали, что мир закруглился. Ибо по Прямому Пути только боги могли ходить, и только корабли эльфов путешествовать; ибо, будучи прямым, тот путь проходил через слой дыхания и полета и подымался над ним, и пересекал Ильмен, который не может стерпеть смертная плоть; в то время как поверхность земли изогнулась, изогнуты были и моря, что покрывали ее, а также тяжелый воздух над ней. Однако говорят, что даже среди тех древних нуменорцев, у кого был прямой взор, находились те, что не
  
   [339]
  
   постигли этого, и они принялись измышлять корабли, которые должны воспарить над водами мира и придерживаться воображаемых морей. Но они смогли смастерить лишь суда, которые могли плавать в слое дыхания. И эти корабли, взлетев, так же прибывали к землям нового мира и на Восток старого; и они говорили, что мир закруглился. Потому многие позабыли богов и убрали их из своих легенд. Но люди Средиземья со страхом и изумлением взирали на нуменорцев, что опускались с небес; и они признали этих небесных странников богами, и некоторые нуменорцы были довольны, считая, что так и должно быть.
  
   §13 Но не все сердца нуменорцев исказились; и знание о древних днях до Низвержения и мудрость, исходившие от Друзей Эльфов, их отцов, долго хранились среди них. И мудрейшие из них учили, что судьба людей не связана круглым путем, но не предназначен им и прямой. Ибо у круга нет конца, и из него не вырваться; а прямой путь - истинный и имеет конец в пределах мира, и то - судьба эльфов. Но удел людей, они говорят, не по кругу и не закончен, и не полностью в пределах мира.
  
   Но даже мудрость мудрых была исполнена печалью и сожалением; и они горько помнили о том, как пришла гибель, и люди были лишены своей части Прямого Пути. Поэтому они по мере своих сил избегали тени Моргота и испытывали ненависть к Саурону. И они нападали на его храмы и его слуг, и случались войны среди могучих Средиземья, о которых ныне сохранились лишь отголоски.
  
   Заключительная часть (§14) ранних версий "Падения Нуменора" касательно Белерианда (см. стр. 331) была опущена в НН III.
  
   Соглашаясь с заключением (см. стр. 331), что версия, только что приведенная, как было первоначально написано, происходит от гораздо более раннего этапа в написании "Властелина Колец" по сравнению с "Записками Клуба Мнение", кажется почти очевидным, что изменения и добавления, сделанные к ней, принадлежат периоду "Записок" и "Потопления Анадунэ". Главное свидетельство этому5 заключается в добавлении к §5, в котором утверждается, что Тар-калион был тринадцатым королем Нуменора, и в исправлении описания храма в §5: он был расположен не на Горе Илуватара, но "посреди города Нуменос" (см. примечания 3 и 4).
  
   Наиболее примечательная и поистине поразительная черта этих поздних добавлений к НН III - утверждение в §2, что в то время как "жизнь Перворожденных" была дана Эльронду в соответствие с его выбором, "еще
  
   [340]
  
   добавлена благодать, тот выбор никогда не был отменен, и пока длился мир, он мог вернуться, если пожелает, к смертным людям и умереть". На основании моего настоящего знания могу сказать, что нигде в другом месте о Выборе Эльронда не говорится ничего подобного; и это противопоставляется Приложению А к "Властелину Колец": "В конце Первой Эпохи Валар дали Полуэльфам возможность сделать окончательный выбор, к какому из народов они желают принадлежать". Этот отрывок в НН III касательно Эльронда и Эльроса годы спустя вновь появляется в "Акаллабет", но это предложение было удалено ("Сильмариллион", стр. 261).
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1. О тройном сроке жизни нуменорцев см. стр. 378, §13. - Потомки Хурина Стойкого: вероятно, это ошибка, ибо это Хуор отец Туора, отца Эарендиля; но Хурин повторяется в добавлении к §2. Ср. примечание, приведенное в VII.6, "Троттер - человек из расы Эльронда, происходящей от Турина", где Турин, вероятно, описка - должно быть Туор.
  
   2. Ундуниэ: Андуниэ встречается в ПН II, но в машинописной копии к ПН II (V.31), сделанной машинисткой, эта форма была изменена на Ундуниэ.
  
   3. Тар-калион стал четырнадцатым (не тринадцатым) королем Нуменора в исправлении ко второму тексту "Потопления Анадунэ" (см. стр. 381, §20).
  
   4. О неопределенности в отношении местоположения храма см. стр. 384, §32.
  
   5. В конце листка, несущего длинное дополнение к §2 касательно Эльронда и Эльроса, есть черновые примечания, в которых дается ссылка на язык адунаик; но они не поддаются датировке.

Переведено 20 февраля 2011 г.

   [340]
  

(ii) Первоначальный текст "Потопления Анадунэ"

  
   Станет очевидным, что "Потопление Анадунэ" было столь же тесно связано с Частью Два "Записок Клуба `Мнение'", как и первоначальный текст "Падения Нуменора" с "Утраченным Путем". Сначала я приведу первоначальный черновик, а свои рассуждения относительно него отложу на конец.
  
   Черновик - машинопись чрезвычайной грубости с очень многими ошибками при печатании, и у меня есть небольшие сомнения, что отец по какой-то причине впервые написал основной черновик с самого начала полностью на пишущей машинке, печатая быстро. Конечно, нет никакого следа, среди всего этого большого собрания текстов и примечаний, любого все еще большего "основного" повествования (хотя есть предварительные наброски, которые приводятся позднее, см. стр. 397 и далее). Я привожу его здесь практически в том же виде, как напечатано, исправляя очевидные ошибки и вставляя пунктуацию, но не учитываю позднейшие исправления. Такие исправления ограничены главным образом вводными параграфами, после которых они прекращаются: выглядит так, как если бы мой отец осознал, что невозможно будет осуществить крупные изменения на машинописи, напечатанной через одиночный интервал, с узкими краями. В любом случае эти исправления
  
   [341]
  
   встречаются во втором тексте, который я тоже привожу полностью. Однако одно название было последовательно изменено: Балай > Авалай до §16, где Авалай появляется в напечатанном тексте. Я распространил знаки длины над гласными на весь текст: печатная машинка моего отца не имела таких знаков, и он надписывал их карандашом и часто пропускал.
  
   Конечно, в рукописи нет нумерации параграфов: я ввожу ее, дабы сделать последующие ссылки и сопоставление более простыми. У этого первого текста фактически не много разделений на параграфы, и мои в большей степени основаны на следующей версии.
  
   Впоследствии я буду ссылаться на этот текст как "ПА I". У него не было названия, но позднее было написано карандашом "Потопление Анадунэ".
  
   §1 До прихода людей были многие Силы, что правили Землей, и то были Эру-бент, слуги Бога, и в самом рано записанном языке они звались Балай. Некоторые были меньшими, а некоторые большими. Самым могущественным и главным среди них был Мелеко.
  
   §2 Но давным-давно, еще во время сотворения Земли, замыслил он зло; и стал мятежником против Эру, желая весь мир для себя, и не хотел, чтобы был кто-нибудь превыше него. Поэтому Манавэ, его брат, старался управлять землей и Силами в согласии с волей Эру; и Манавэ жил на Западе. Но Мелеко остался, скрываясь на Севере, и он творил зло и обладал большим могуществом, и Великие Земли лежали во тьме.
  
   §3 И в назначенный срок люди родились в мире, и они пришли во время войны; и быстро попали под власть Мелеко. Ныне он появился как Великий Король и бог, и его правление несло зло, а культ его был нечист; и люди отдалились от Эру и Балай, его слуг.
  
   §4 Но были те отцы людей, что раскаялись, видя зло Короля Мелеко, и их дома со скорбью возвратились к верности Эру, и Балай подружились с ними, и их нарекли эрухиль, дети Бога. Балай и эрухиль начали войну против Мелеко, и в то время они разрушили его королевство и низвергли его черный трон. Но Мелеко не был уничтожен, и на время он тайно возвращался, невидимый для людей. Но зло его по-прежнему жило, и жестокие короли и злые храмы всегда возникали в мире, и большая часть людской расы служила им; и они вели войну против эрухиль.
  
   [342]
  
   §5 И Балай в скорби отступили дальше на запад (в противном случае они бы увяли и стали тайными голосами и тенями древних дней); и большая часть эрухиль последовала за ними. Хотя говорят, что некоторые из тех добрых людей, простой народ, пастухи и им подобные, жили в центре Великих Земель.
  
   §6 Но все благороднейшие и близкие в дружбе с Балай эрухиль, которые больше всего помогали в войне с Черным Троном, блуждали вдали, пока не пришли к последним берегам Великих Морей. Там они остановились и были переполнены ужасом и тоской; ибо Балай по большей части переправились через море, ища королевство Манавэ. И там, наставляемые Балай, люди овладели искусством кораблестроения и плавания против верта; и они построили множество малых судов. Но они не осмеливались выйти в глубокие воды и плавали в основном вверх и вниз вдоль побережий и среди ближайших островов.
  
   §7 И именно благодаря своим кораблям они спаслись. Ибо злые люди умножились в те дни и с ненавистью преследовали эрухиль; и злые люди, вдохновленные злым духом Мелеко, стали хитрыми и жестокими в искусствах войны и выковали много оружия; и эрухиль стало тяжелее удерживать любую землю, в которой можно жить.
  
   §8 И в те темные дни страха и войны среди эрухиль появился человек, названный Эарендилем Другом Моря, ибо его смелость в море была велика. И пришла в его сердце мысль построить величайший корабль из тех, что когда-либо были, и выйти в глубокие воды, и, возможно, достичь земли Манавэ, и получить там помощь для своей родни. И он построил великий корабль и назвал его Вингалотэ,1 Пенный Цветок.
  
   §9 И когда все было приготовлено, он попрощался с сыновьями и женой, и со всей своей родней; ибо задумал плыть один. И он сказал: "Возможно, вы никогда не увидите меня снова, и если так случится, то продолжайте войну и держитесь до конца. Но если мое путешествие удастся, тогда вы так же можете не увидеть меня снова, но узреете знак и обретете надежду".
  
   §10 Но Эарендель2 пересек Великое Море и прибыл в Благословенное Королевство, и говорил с Манавэ.
  
   §11 [Сразу же отвергнуто: И Манавэ сказал, что ныне у него нет сил вести войну против Мелеко, который к тому же является законным правителем Земли, хотя его восстание, казалось бы, могло лишить его этого права; и что власть над
  
   [343]
  
   Землей теперь в руках] И Манавэ сказал, что Эру воспретил Балай вести войну силой; и что земля теперь в руках людей, чтобы те творили на ней или же повреждали ее. Но из-за их расскаяния и верности он подарит, как то было ему позволено, землю для эрухиль, в которой они могли бы жить, если захотят. И та земля была громадным островом посреди моря. Но Манавэ не разрешил Эарендилю снова вернуться к людям, поскольку тот ступил на землю Благословенного Королевства, куда еще пока не приходила Смерть. И он взял корабль Эарендиля и наполнил его серебряным пламенем, и вознес над миром, чтобы тот плавал в небе, зримое чудо.
  
   И на берегах моря эрухиль узрели его свет; и они знали, что это был знак Эарендиля. И надежда и отвага родились в их сердцах; и они собрали свои корабли, малые и большие, и все свое имущество, и отправились в плавание по глубоким водам, следуя за звездой. Великая тишина была в те дни, и все ветра стихли. И эрухиль пришли в землю, которую отдали им, и нашли ее прекрасной и плодородной, и были счастливы. И они нарекли ту землю Андорэ,3 Земля Дара, хотя впоследствии обычно называли ее Нуменорэ, Вестернесс (Закатный Край).
  
   §13 Но так эрухиль не избегли рока смерти, который тяготел над всем людским родом; и они по-прежнему были смертны; хотя за их преданность награждены были тройным сроком жизни, и их годы были долгими и счастливыми, и болезни не тревожили их, пока они оставались верными. И нуменорцы стали более мудрыми, прекрасными и славными, могущественнейшие из людей, что были; но их число не было велико, ибо дети их были немногочисленны.
  
   §14 И они были под опекой Балай, и выучили их язык и отказались от своего; и они сделали много записей знания и красоты на том языке в золотой век своего королевства, о котором ныне мало помнят. И они стали искусны во многих ремеслах, так что если бы захотели, то могли легко превзойти злых королей Средиземья в оружии и войне; но они все еще были мирными людьми; и из всех искусств их больше всего привлекало кораблестроение, и плавание было главным умением и радостью молодых людей.
  
   §15 Но Балай еще запрещали им заплывать на запад, выходя из поля зрения западных берегов Нуменора; и нуменорцы пока были согласны, хотя полностью не понимали
  
   [344]
  
   цели этого запрета. Но смысл его был в том, чтобы у эрухиль не возникло искушения отправиться в Благословенное Королевство и познать там недовольство, став очарованными бессмертием Балай и всех вещей на их земле.
  
   §16 Ибо Эру пока еще дозволял Балай удерживать остров или берег западных земель, по-прежнему нехоженных, (точно не известно, где они; ибо Эарендель единственный из людей когда-либо приходил туда и никогда не возвращался), место, где можно жить, земной рай и память о том, как могло быть, не обратись люди к Мелеко. Нуменорцы назвали ту землю Аваллондэ, Гавань Богов, ибо иногда, когда воздух был чист, а солнце на востоке, они могли увидеть, как им казалось, белоснежный город на далеких берегах, и большую гавань, и башню; но так случалось лишь тогда, когда их собственная западная гавань, Андуниэ Нуменорская, была низко на горизонте, и они не осмеливались нарушать запрет и плыть дальше на запад. Но время от времени в Нуменор прибывали Авалай, дети и меньшие из Бессмертного Народа, иногда на безвесельных судах, иногда как летящие птицы, иногда в других прекрасных формах; и они любили нуменорцев.
  
   §17 И так случилось, что в те дни люди Вестернесса плавали на восток, а не на запад, от темного Севера до жаркого Юга и за пределы нижней тьмы. И эрухиль часто приплывали к берегам Великих Земель и сжалились над покинутым миром Средиземья; и юные принцы нуменорцев явились среди людей Темных Веков и научили их своему языку (ибо родные языки людей Средиземья были еще грубыми и несформировавшимися) и песням, и многим искусствам - таким, какие они могли постичь, и принесли им зерно и вино.
  
   §18 И люди Средиземья обрели утешение и в некоторых местах отчасти сбросили хомут отпрысков Мелеко; и они чтили память людей из-за Моря и называли их Богами, ибо в то время нуменорцы не оставались в Средиземье надолго. Ибо хотя их стопы были направлены на восток, сердца всегда стремились на запад.
  
   §19 Однако в конце концов все блаженство и улучшение снова обратилось во зло, и люди пали, как говорят, во второй раз. Ибо там появилось второе олицетворение силы тьмы на земле, и была ли это всего лишь форма Древнего или один из его древних слуг, возросший в новой силе, неизвестно. И
  
   [345]
  
   у этого злого создания было много имен, но эрухиль звали его Саурон, а люди Средиземья (когда они вообще осмеливались произносить его имя) обычно именовали его Зигуром Великим. И он стал великим королем в срединных землях и поначалу был хорош на вид и справедлив, и его правление приносило пользу людям во всех нуждах их тел; ибо он сделал богатыми всех, кто бы ни служил ему. Но те, что не хотели склонить голову, были изгнаны в пустынные земли. Но Зигур желал, как прежде Мелеко, быть королем над всеми королями и богом для людей. И медленно его мощь двинулась на север и юг и всегда на запад; и он услышал о прибытии эрухиль и был разгневан. И в сердце своем он вынашивал замысел как погубить Нуменор.
  
   §20 И вести о Зигуре Великом, который решил стать властелином Средиземья, а после и всего мира, достигли Нуменора и короля Таркалиона, наследника Эаренделя (ибо этот титул носили все короли Нуменора, и они действительно по прямой линии происходили от Эльроса, сына Эаренделя). И Таркалион был разгневан, ибо короли Нуменора в то время стали очень гордыми и славными.
  
   §21 И в то время зло, которое давным-давно познали их отцы, хоть и впоследствии раскаялись, снова пробудилось в сердцах эрухиль; ибо по мере того как их удел на земле Нуменора становился более счастливым, все сильнее возрастало желание вечной жизни и избавления от смерти. И в сердцах своих они начали роптать (а вскоре и открыто) против рока людей; и особенно против запрета плавать на запад и приходить в Благословенное Королевство.
  
   §22 "Почему Авалай должны пребывать там в вечном мире", - говорили они, - "в то время как мы должны умирать и уходить неведомо куда, оставляя наш дом; ибо не мы согрешили в самом начале; и не был ли творец зла Мелеко одним из Авалай?"
  
   §23 И Авалай, зная о том, что было сказано, и видя возросшую тень зла, опечалились и реже приходили в Нуменор; а те, кто приходил, убедительно говорили с эрухиль; и они старались преподать им знание об очертаниях и судьбе мира, говоря, что мир круглый, и что если бы они приплыли на запредельный запад, то все равно вернулись бы снова на восток и так к месту своего отправления, и мир показался бы им тюрьмой.
  
   §24 "И то есть удел вашей странной расы", - говорили Авалай. - "И Эру не наказывает без блага; и его
  
   [346]
  
   милосердие не без строгости". Ибо мы (как вы говорите) не наказаны и живем вечно в блаженстве; мы не умираем, но и не можем уйти, и привязаны к этому миру, и не оставим его до тех пор, пока все не изменится. А вы (как вы ропчете) наказаны и поэтому умираете, однако вы можете уйти и оставить мир и не привязаны к нему. Стало быть, кто из нас должен завидовать другому?
  
   §25 Возможно, вы нам, ибо от вас требуется бСльшее доверие и неведомо людям, что лежит перед ними в недалеком будущем. Но хотя мы ничего не знаем о замысле Эру в этом вопросе (ибо он ничего не открыл Авалай из своего намерения в отношении вас), мы говорим вам, что то доверие, если вы окажете его, не будет презираться; и хотя пройдет много веков людей (однако Авалай неведомо сколько), Илуватар Отец не позволит умереть навсегда тем, кто любит его и мир, который Он создал".
  
   §26 Но только немногие из нуменорцев прислушались к этому совету. Ибо то казалось сложным для них, и они желали избежать Смерти на своем веку и стали отдаляться от Авалай, и те более не приходили в Нуменор, кроме редких случаев и тайно, навещая немногих верных. Главой верных был Амардиль и его сын Элендиль (кого к тому же звали Эарендилем за любовь к морю, а также потому, что его отец, хотя и не по старшей линии, что восседала на троне в Нуменоре, происходил от Эарендиля древности).
  
   §27 Но король Таркалион озлобился, и почитание Эру на вершине горы Менельтьюлы прекратилось в те дни.
  
  
   §28 Но Таркалион, услышав о Сауроне, решил, не посоветовавшись с Авалай, потребовать от него верности и почтения; ибо он считал, что ни один король никогда не [смог] бы соперничать с владыками Нуменора; и в то время он начал во множестве ковать оружие для войны и велел строить большие корабли; и он отплыл на восток и высадился в Средиземье, и велел Саурону придти и преклониться перед ним. И Саурон пришел, ибо он видел, что еще не готов поступать по-своему в делах с Нуменором, и, возможно, был немало изумлен при виде величия короля людей; и Саурон был хитер. И он смирил себя и во всем казался прекрасным и мудрым.
  
   §29 И пришла королю Таркалиону мысль, что для лучшего присмотра за Сауроном и его новой клятвой верности, его следует взять в Нуменор как заложника. И с
  
   [347]
  
   этим Саурон охотно согласился, ибо то отвечало его собственному желанию. И Саурон, взирая на Нуменор в дни его славы, действительно был изумлен; но сердце его преисполнилось еще большей ненависти.
  
   §30 Таковы были хитроумие его и коварство, что вскоре он стал ближайшим советником Короля; и медленно та земля переменилась, и сердца Верных, Авалтири, затемнились.
  
   §31 Ибо изощренными доводами Саурон опровергал все, чему учили Авалай. И он предложил им подумать о том, что мир не был замкнутым кругом; и что там были многие земли с бесчисленными сокровищами, которые они могли бы захватить; и даже когда они достигли бы конца всего этого, снаружи была бы Тьма, из которой все произошло. "И Тьма есть Королевство Властелина Всего, Мелеко Великого, который создал мир из первозданной тьмы. И только Тьма воистину священна", - говорил он.
  
   §32 И Король Таркалион обратился к почитанию Тьмы и Мелеко, ее Владыки. И Менельтьюла была заброшена в те дни, и никто не мог всходить на нее под страхом смерти, даже те из верных, кто все еще в своем сердце был предан Эру. Но Саурон велел построить на холме в центре города нуменорцев, Антириона Золотого, великий храм; и он был в форме круга на земле, его стены были толщиной в пятьдесят футов и вздымались на высоту в пятьсот футов, и они были увенчаны могучим куполом, полностью сработанным из серебра, но серебро это было черным. И то была величайшая из работ нуменорцев и самая злая, и люди боялись ее тени. И из вершины купола, где было отверстие или большая башня с отверстиями, то и дело исходил дым, и все чаще по мере того, как возрастало зло Саурона. Ибо там люди приносили жертвы Мелеко с пролитием крови, пытками и великой злобой; и часто жертвами были верные. Но их никогда открыто не обвиняли в том, что они не почитают Мелеко; скорее причину находили в их ненависти к Королю, или, что было неправдой, в том, что они готовят заговор против своей родни и измышляют ложь и яды.
  
   §33 И все же Смерть не покинула ту землю. Вернее, она приходила быстрее и чаще и в ужасном облике. Ибо в то время как прежде люди медленно старились и, почувствовав усталость от этого мира, наконец словно бы засыпали, теперь безумие и болезни снизошли на них, и все же они боялись умирать и уходить во тьму, королевство владыки,
  
   [348]
  
   которого избрали. И в те дни люди ковали оружие и убивали друг друга по пустякам.
  
   §34 Тем не менее казалось, что они процветали. Ибо благодаря Саурону богатства их возросли в те дни, и они строили всё большие корабли. И они плавали в Средиземье за новыми богатствами; однако теперь они приходили не как дарители, но как воители. И они охотились на людей Средиземья и порабощали их, и отбирали имущество; и в те дни они строили крепости и большие гробницы на западных берегах. И люди вознесли их, и память о добрых королях Древних Дней померкла в мире и обросла многими ужасными легендами.
  
   §35 Так Король Таркалион стал величайшим тираном, которого видел мир со времен Мелеко; и все же он ощущал приближение смерти по мере того, как проходили его дни. И он исполнился гневом и страхом. И теперь пришел час, которого ожидал Саурон. Ибо ныне он говорил с Королем, молвя зло об Эру, говоря, что он был лишь призраком, ложью, измысленной Авалай, дабы оправдать собственную праздность и алчность; и что Авалай удерживают дар бесконечной жизни из жадности и страха, что короли людей вырвут у них правление над миром и Благословенное Королевство. "И хотя несомненно дар вечной жизни не для всех, а только для достойных, людей могучих и гордых, и великого происхождения", - говорил Саурон, - "несправедливо, что в этом даре, который есть наименьшее, чего достоин сей король, отказано Таркалиону, могущественнейшему из сыновей Земли. С которым только Манавэ может сравниться, да и тот вряд ли". И Таркалион, одурманенный этими словами и находящийся под тенью Смерти, ибо его срок подходил к концу, прислушался к нему и замыслил войну против Авалай. Долго он обдумывал этот замысел, который нельзя было скрыть ото всех.
  
   §36 И в те дни Амардиль, который, как было сказано, происходил из королевского дома и был верным, и к тому же настолько благородным и настолько любимым всеми, кроме наиболее одураченных из людей, что даже в дни Саурона Король еще не смел наложить на него руку, узнал о тайных намерениях Короля, и его сердце преисполнилось горем и великим ужасом. Ибо он знал, что людям не дано победить Авалай в войне и что мир ждут великие разрушения, если эту войну не остановить. Поэтому он призвал своего сына Элендиля Эарендиля и сказал ему: "Узри, дни темные и отчаянные; поэтому я решил последовать тому замыслу,
  
   [349]
  
   что осуществил предок наш Эарендиль: отплыть на Запад (не взирая на запрет) и говорить с Авалай, да, даже с самим Манавэ, если получится, и молить их о помощи, пока все не пропало".
  
   "Не предашь ли ты тем короля?" - сказал Элендиль.
  
   "Ради этого я и намереваюсь отправиться", - ответил Амардиль.
  
   "И что тогда, мыслишь ты, возможно, случится с теми из твоего дома, кого ты не берешь с собой, когда станет известно о твоем деянии?"
  
   §37 "Об этом не должны узнать", - ответил Амардиль. "Я подготовлю все втайне и поплыву сначала на Восток, куда каждый день отправляются многие корабли, а затем поверну на Запад. Но тебе и твоим людям я советую подготовить собственные корабли и взять на борт все те вещи, с которыми не может расстаться ваше сердце, и быть наготове. Однако вам следует держать корабли в восточных гаванях; и объявите людям, что, возможно, вы намереваетесь, когда все будет готово, последовать за мной на Восток. И, я думаю, что отбыть вам не запретят; ибо дом Амардиля более уже не так дорог нашему родичу на троне Эарендиля, чтобы это его глубоко опечалило. Но не бери с собой много людей, иначе он может встревожиться, поскольку в войне, которую он ныне затевает, ему понадобятся все силы, имеющиеся у него. Не бери много, и только тех, которых считаешь верными. И все же никому не открывай свой замысел".
  
   §38 "И какой замысел приготовлен у тебя для меня?".
  
   "Пока не вернусь, я не могу сказать. Но несомненно следует бежать далеко от прекрасного Андорэ, что ныне так осквернен, от нашего народа; на восток ли на запад - лишь Авалай могут сказать. Но наверняка довольно того, что ты никогда снова не увидишь меня и что я не смогу дать тебе знак, как то в древности сделал предок наш Эарендиль. Но будь всегда готов, ибо конец мира, который мы знали, близок".
  
   §39 И говорят, что Амардиль отплыл ночью на восток, а затем повернул на запад, и он взял с собой трех слуг, дорогих его сердцу, и никогда снова в этом мире о них не слышали ни словом, ни знаком; не было никакой истории или предположения об их судьбе. Однако можно заметить, что во второй раз нельзя было спасти людей подобным посольством; и нелегко было простить предательство Нуменора. Но Элендиль жил на востоке той земли и держался скрытно, и не вмешивался в дела тех дней; и всегда искал знака, который не появлялся. Иногда он отправлялся к западным берегам Нуменора и вглядывался в морскую даль, и печаль и тоска снедали его, ибо он любил своего
  
   [350]
  
   отца - но дальше ему не позволено идти; ибо Таркалион ныне собирал свои флотилии в западных гаванях.
  
   §40 В прежние времена в Нуменоре всегда была прекрасная погода или, по крайней мере, склонна угождать желаниям и нуждам людей, дождь в меру и в надлежащее время, и солнечный свет, то теплый, то попрохладнее, и ветер с моря; и когда ветер дул с запада, многим казалось, что он был наполнен благоуханием, мимолетным, но душистым, волнующим сердце, как у цветов, что вечно цветут на бессмертных лугах и не имеют названий на смертных берегах. Но теперь все сильно изменилось. Ибо само небо затемнилось, и в те дни случались ливни и град, и то и дело тонули большие корабли нуменорцев и не возвращались в гавани. И с Запада временами приходила великая туча в форме орла с крыльями, раскинутыми на Север и Юг; и медленно она росла, заслоняя заходящее солнце - ибо в тот час ее чаще всего видели; и тогда великая ночь падала на Нуменор. И вскоре под крыльями орлов рождались молнии, и гром гремел на небесах с таким шумом, какой люди той земли никогда прежде не слышали.
  
   §41 Тогда люди испугались. "Узрите Орлов Владык Запада, летящих на Нуменор!" - кричали они и падали ниц. И некоторые раскаивались, но другие ожесточали свои сердца и грозили небесам кулаками, и говорили: "Владыки Запада начали войну. Они наносят первый удар, следующий должен быть за нами." Эти слова произнес Король, но измыслил их Саурон.
  
   §42 Но молнии били чаще и убивали людей в холмах и на лугах, и стрелы величайшего гнева ударили в купол Храма. Но он твердо стоял.
  
   §43 И теперь флотилии нуменорцев затемнили море на западе той земли, подобно архипелагу могучих островов, и их мачты были словно леса, а знамена красными, как заходящее солнце в великом шторме, и столь же черными, как ночь, что приходит после. Но Орлы Владык Запада появлялись теперь и днем, длинной вереницей, словно на битву, и их крылья раскидывались еще шире, пока не охватывали небеса.
  
  
   §44 Но Таркалион ожесточил свое сердце и взошел на свой могучий корабль Андалокэ, и развернул свое знамя, и велел поднять якоря.
  
   [351]
  
   §45 И так флот нуменорцев двинулся в пасть к шторму, и они решительно плыли на запад; ибо у них было много рабов. И когда шторм ослаб, небо прояснилось и ветер подул с Востока (умением Саурона, как говорили некоторые), и наступил ложный над всеми морями и землей, пока мир замер в ожидании того, что случится. И флотилии нуменорцев скрылись из взора Андуниэ и нарушили запрет, и продолжали плыть три ночи и три дня; и они вышли за пределы видимости всех наблюдателей.
  
   §46 И никто не может поведать об их судьбе, ибо ни один из них не вернулся. Действительно ли они прибыли в ту гавань, которую древние люди (как они думали) могли видеть; или они не нашли ее, или же пришли в некую другую землю и там напали на Авалай, - о том никому неведомо. Ибо мир изменился в то время, и память обо всем, что было прежде, потускнела и была ненадежна.
  
   §47 Но мудрейшие в проницательности своей утверждали, что флотилии нуменорцев действительно прибыли в Аваллондэ и окружили ее, но Авалай не подали знака. Однако Манавэ, будучи опечален, до последнего искал совета у Эру, и Авалай сложили с себя управление Землей. И Эру разрушил ее лик, и великая пропасть разверзлась в море между Нуменором и Аваллондэ, и моря хлынули в нее, и в ту бездну провалились все флотилии нуменорцев и были поглощены забвением. Но Аваллондэ и Нуменорэ, что стояли по обе стороны великой расселины, также были уничтожены; и они ушли под воду и перестали существовать. И после этого у Авалай не было пристанища на земле, и при этом нет больше места, где сохранилась бы память о земле без зла; и Авалай жили тайно или ушли в тень, и их власть умалилась.
  
   §48 Но Нуменор ушел под воду, и все его дети, и прекрасные девы, и знатные женщины, и даже королева Тар-Илиэн, и все сады, и залы, и дома, и башни, и богатства, драгоценности и ткани, и творения, нарисованные и вырезанные, и смех, и радость, и музыка, и мудрость, и речь - все это сгинуло навеки.
  
   §49 Осталась лишь самая верхушка Менельтьюлы, ибо то было священное место и никогда не осквернялось, и, возможно, она по-прежнему возвышается над волнами, как одинокий остров, где-нибудь в великих водах, если моряк случайно натолкнется на нее. И многие действительно позднее искали ее, потому что среди остатков народа Нуменора поговаривали, что люди
  
   [352]
  
   со священным взором могли с вершины Менельтьюлы увидеть гавань Аваллондэ, которую иначе могли узреть лишь те, кто заплывал далеко на запад. И сердца нуменорцев даже после своего крушения по-прежнему были обращены к западу.
  
   §50 И хотя нуменорцы знали, что Нуменора и Аваллондэ больше нет, они говорили: "Аваллондэ и Нуменор исчезли; но все же они были, и не в нынешней тьме; все-таки они были и потому по-прежнему остаются в истинном бытии и в целостном устроении мира". И нуменорцы считали, что благословенные люди могли узреть времена иные, чем те, в которых проходит их телесная жизнь, и они всегда стремились покинуть тьму изгнания и увидеть в неком образе свет, что был прежде. "Но все пути, что некогда были прямыми", - говорили они, - "ныне изогнуты".
  
   §51 И так случилось, что некоторые спаслись во время низвержения Нуменорэ; и, возможно, то был ответ на путешествие Амардиля. Поскольку спасенные были из его дома и приходились ему родней. Ибо Элендиль остался, отвергнув призывы Короля, когда тот отправился на войну, и взошел на корабль и оставался там, благополучно перенеся бурю под прикрытием восточного берега. И, будучи защищен землей от великого отлива моря, что увлекал все в пропасть, он избежал смерти в то время. И подул такой могучий ветер, какого не было прежде, и он пришел с Запада и гнал море на большие горы; и спасающиеся Элендиль и его сыновья на семи кораблях унесены были далеко, держась на гребнях больших волн подобно горам Средиземья, и наконец их выбросило вглубь Средиземья.
  
   §52 Но все побережья и прибрежные земли Средиземья претерпели в то время большие разрушения и изменения. Ибо земля сильно задрожала, и моря хлынули на земли, и берега ушли под воду, и древние острова затонули, а новые поднялись, и горы разрушились, а реки поменяли свои русла.
  
   §53 И здесь заканчивается история об Элендиле и его сыновьях, которые после основали многие королевства в Средиземье, и хотя их знания и искусства были лишь тенью того, что было до прихода Саурона в Нуменор, великими казались они диким людям.
  
   §54 И говорят, что сам Саурон исполнился ужаса перед ярым гневом Авалай и приговором Эру, ибо это было гораздо сильнее того, на что он рассчитывал, надеясь лишь на гибель нуменорцев и поражение их гордого
  
   [353]
  
   короля. Но сам он сидел на своем черном троне в центре своего храма, смеясь, когда слышал звук труб Таркалиона, привызывающих на битву; и он снова смеялся, когда слышал громовой шум; и когда Саурон в третий раз смеялся в своих мыслях (думая, что сделает теперь в Средиземье, навсегда избавившись от эрухиль), был он застигнут посреди веселья, и его храм и трон канули в бездну.
  
   §55 [Сразу дополнено: Долгое время прошло, прежде чем Саурон снова принял видимую форму на земле] Но плоть Саурона не было смертной, и хотя он был лишен того обличья, в котором так долго творил зло, как Зигур Великий, все же вскоре сотворил он другую; и вернулся в Средиземье и тревожил сыновей Элендиля и всех их людей. Но что случилось после, не сказано в повести о Низвержении Нуменора, Аталантэ Низвергнутой, как изгнанники впоследствии всегда именовали ее, которую потеряли, землю Дара посреди Моря.
  
   Есть две характерные зацепки к разгадке даты написания этого текста. Одна из них - напечатанные внизу одной из его страниц слова "Реймер обсуждает чувство утраченного значения" (см. стр. 183, 189); а другая состоит в том, что название Столпа Небес в Нуменоре - Менельтьюла, которое появляется как карандашное исправление первоначального названия Менельминда в рукописи E Части Два "Записок Клуба "Мнение"" (стр. 302), в то время как в следующем тексте "Записок" (машинопись F1) Менель-тубель, измененное на Менель-тубиль. Таким образом, очевидно, что первый черновик "Потопления Анадунэ" был написан в ходе работы над Частью Два "Записок Клуба "Мнение"" и действительно может быть, вероятно, помещен между рукописью E и машинописью F1.
  
   Сравнение с текстом третьей версии "Падения Нуменора" (ПН III), приведенным на стр. 331 и далее, покажет, что это полностью новая работа, в целом более богатый замысел со многими заметными отличиями. Но сравнение с более поздним текстом "Акаллабет" (в опубликованном "Сильмариллионе", стр. 259-82) также покажет, что это его прямой предшественник в много большей степени, нежели "Падение Нуменора", хотя тот текст также использовался в "Акаллабет".
  
   Одна из наиболее необычных черт этого текста в концепции Балай, которых я скорее называю Авалай, поскольку это название заменило другое до того, как печатание ПА I было завершено. В начале (§1) это название, "в самом рано записанном языке", Эру-бент, "слуги Бога", которые "правили Землей"; "некоторые были меньшими, а некоторые большими" и "самым могущественным и главным из них
  
   [354]
  
   был Мелеко", брат Манавэ (см. V.164, примечание 4). В §4 говорится, что некоторые из отцов людей, которые раскаялись и звались эрухиль "Дети Бога", вместе с Авалай вели войну против Мелеко и повергли его; но (§5) в печали из-за злых дел людей Авалай уходили на запад ("в противном случае они бы увяли и стали тайными голосами и тенями древних дней"), и большинство эрухиль последовало за ними. И когда они пришли к берегам Великого Моря (§6), Авалай "по большей части переправились через море, ища королевство Манавэ", однако Авалай учили эрухиль западных побережий искусству кораблестроения.
  
   После прихода эрухиль в Нуменор "и выучили их язык Авалай и отказались от своего" (§14); и Авалай "запрещали им заплывать на запад, выходя из поля зрения западных берегов Нуменора" (§15). Авалай жили в каком-то месте на Западе, неизвестном людям, которые называли ту землю Аваллондэ, что в переводе значит "Гавань Богов", ибо иногда далеко на Западе они могли видеть город; и "но время от времени в Нуменор прибывали Авалай, дети и меньшие из Бессмертного Народа, иногда на безвесельных судах, иногда как летящие птицы, иногда в других прекрасных формах" (§16). Авалай прибыли в Нуменор и попытались убедить эрухиль в ошибочности их мыслей (§§23-5); и когда флотилии Нуменора достигли Аваллондэ, Авалай "сложили с себя управление Землей" (§47). Во время Катаклизма Аваллондэ и Нуменор были затоплены и поглощены морем, "и после этого у Авалай не было пристанища на земле ... и Авалай жили тайно или ушли в тень, и их власть умалилась" (§47).
  
   Тогда кто же такие Авалай? Учитывая только настоящий текст, это название должно включать весь "род" бессмертных созданий, которым до прихода людей было доверено управление землей в пределах большого ряда или иерархии полномочий и целей. Смотря на это относительно более раннего повествования, "Падения Нуменора", различие между "Богами" и "эльфами" здесь утеряно. В той работе после Великой Битвы, в которой Моргот был повержен, "эльфов призвали вернуться на Запад; и те из них, кто прислушался, вновь заселили Эрессеа, Одинокий Остров; и та земля была снова названа Аваллон: ибо она была рядом с Валинором ..." (ПН III §1, стр. 332); и "однако в Нуменоре говорили на языке эльдар Благословенного Королевства, и нуменорцы общались с эльфами, и им было дозволено издали глядеть на Валинор; ибо их корабли часто плавали в Аваллон, и там морякам было позволено жить некоторое время" (ПН III §2, стр. 333). Текст "Падение Нуменора" был существенным и далеко идущим расширением легенд, воплощенных в "Квенте Сильмариллион", но он соответствует им. А этот самый ранний текст "Потопления Анадунэ", в котором эльфы представлены неявно, а Валинор и Эрессеа смешаны, - нет.
  
   Возможно, еще более поразительна потеря в этом повествовании
  
   [355]
  
   концепции, что мир после Низвержения Нуменора стал круглым. Здесь Авалай, приходящие в Нуменор и пытающиеся преподать эрухиль знание "об очертаниях и судьбе мира", объясняя им "что мир круглый, и что если бы они приплыли на запредельный запад, то все равно вернулись бы снова на восток и так к месту своего отправления, и мир показался бы им тюрьмой" (§23); но когда Саурон прибыл в Нуменор, он "опровергал все, чему учили Авалай. И он предложил им подумать о том, что мир не был замкнутым кругом" (§31). Самое поразительное - торопливо написанный карандашом отрывок рядом с §§49-50, который не был включен в следующий текст: "Ибо они по-прежнему верили лжи Саурона, что мир был плоским ["плоский"; см. подстрочное примечание к стр. 392], пока их флотилии не обошли весь мир в поисках Менельтьюлы, и они не узнали, что он был круглым". Нет указаний на вставку этого отрывка; но я думаю, что он предназначался для замены предложения в конце §50: "`Но все пути, что некогда были прямыми', - говорили они, `ныне изогнуты'".
  
   В этой связи интересна более ранняя версия древнеанглийского текста (единственный сохранившийся лист из книги Эдвина Лаудема), что сопутствует рукописи E "Записок Клуба `Мнение'" (стр. 313-315). В ней именно эльдар запретили нуменорцам ступать на земли Эрессэ (тогда как в "Падении Нуменора" Боги наложили запрет на плавание за пределы Тол Эрессеа, §4), потому что они были смертными, хотя "Силы" (Wealdend) подарили им долгую жизнь; и очень примечательно заявление Саурона Таркалиону, что "эльдар отказали ему в даре бесконечной жизни". Здесь говорится, что нуменорцы "втайне отправили шпионов в Аваллон, чтобы они изучили сокрытое знание эльдар" (отголосок ПН §4: "они отправили шпионов, чтобы найти тайное знание в Аваллоне"). Упоминание Аваллона не объясняется в древнеанглийском тексте, но несомненно это то же самое, что и Эрессэ (в ПН §1 Эрессеа заменено на Аваллон); несмотря на это Таркалион решил вторгнуться в Аваллон, потому что Саурон сказал, что эльдар отказали королю в бесконечной жизни (тогда как в ПН §6 флотилии нуменорцев, "обойдя Аваллон с двух сторон", "напали на побережья Валинора").
  
   Эта древнеанглийская версия появилась между окончанием рукописи E "Записок" и написанием ПА I.4. Таким образом, существует развитие от текста, в котором появляются и "Силы", и "эльдар", но в котором эльдар имеют гораздо большую власть, чем могло быть уместно приписано им, и различного ранга, к тексту (ПА I), в котором "Силы" (Валар) и "эльдар" слились в одно понятие Авалай; и в древнеанглийском тексте название Аваллон, кажется, использовалось беспорядочно (по сравнению с ранним "Падением Нуменора"), в то время как в ПА I Аваллондэ - неопределенное понятие, связанное с неясностью названия Авалай.
  
   [356]
  
   Дальнейшие развитие и смысл этих странных отклонений обсуждается позже: см. стр. 391 и далее и стр. 405 и далее.
  
   В этом тексте ПА I существуют многие другие развития легенды Нуменора, которые сохранились в поздней истории. Запрет теперь становится более строгим, ибо нуменорцам не позволяется "заплывать на запад, выходя из поля зрения западных берегов Нуменора" (§15); появляется важность плаваний на восток, прибытие "людей из-за Моря" сначала как учителей и просветителей людей Средиземья (§17), но потом как угнетателей и поработителей (§34); и "Авалай" запоминаются как приходящие с Запада в Нуменор и пытающиеся предотвратить растущую враждебность из-за Запрета. Храм теперь строится не на Горе Илуватара, а "посреди города нуменорцев, Антириона Золотого" (§32), и восхождение на Гору запрещено под страхом смерти. Упоминаются "Верные" (названные Авалтири, §30), и рассказывается история Амардиля (позднее Амандиль) и его сына Элендиля с утверждением, что хотя Амардиль не из старшей ветви, от которой произошли короли Нуменора, он также ведет свой род от Эарендиля (§§26, 36, 38). Это лишь наиболее поразительные новые развития в повествовании, и при этом сравнение с Акаллабет покажет, что часть самого текста осталась неизменной в конечной форме.
  
   Похоже, что в ПА I адунаик только зарождался с именами Эру-бент, Авалай и Зигур (сказано, что это было имя Саурона среди людей Средиземья, §19).
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1. Вингалотэ (Wingal?t?): в "Квенте" (Индекс к тому IV) форма была Вингелот (Wingelot) > Вингелот (Vingelot), в "Квенте Сильмариллион" (Индекс к тому V) - Вингелот (Vingelot). Вингалотэ (Wingal?t?) на этой машинописи было затем исправлено на Вингалотэ (Vingal?t?) (см. стр. 377, §8).
  
   2. Форма Эарендель появляется также в §§16, 20, но это очевидно не более чем случайный возврат к прежнему варианту. Уже в рукописи E Части Два "Записок" Уилфрид Джереми отмечает, что имя, которое он видел в его "рукописи во сне", было Эарендиль, не Эарендель.
  
   3. Андорэ: Андор в "Падении Нуменора" (§2) и в "Утраченном Пути" (V.65).
  
   4. Материал "страницы Эдвина Лаудема" вставлен в рукопись E "Записок" после того, как рукопись была завершена в том месте, которого она достигла (см. стр. 291 примечание 70), и название "Столп Небес" в прилагаемом древнеанглийском тексте уже было Менельтьюла (стр. 314; о более раннем названии Менельминда в E) как в ПА I, так что это название здесь не указывает на соответствующую дату. С другой стороны, в древнеанглийском тексте Саурон построил большой храм на самой Менельтьюле,
  
   [357]
  
   не посреди города, что является надежным свидетельством более раннего написания. Также запрет на высадку на Эрессеа в древнеанглийском тексте (стр. 313) был явным развитием от первоначальной истории "Падения Нуменора" (§4), что нуменорцы не должны заплывать за Эрессеа, к ПА I, где они не должны выходить за пределы видимости западных берегов Нуменора.
  

Переведено 22 марта 2011 г.

  
   [357]
  

(iii) Второй текст "Потопление Анадунэ"

  
   Этот текст, ПА II, - машинопись, напечатанная с усердием и почти лишенная ошибок. Она завернута в бумагу, на которой почерком моего отца написано мое имя и слова "Чистовая копия Анадунэ". ПА II настолько сильно продвинулась вперед и настолько сильно переработана от ПА I, что трудно поверить (поскольку на ней почти нет исправлений или прерываний во время печатания), будто между двумя этими текстами не было промежуточного варианта, хотя теперь нет и следа такой возможности; однако я не думаю, что именно я печатал ПА II (см. стр. 389, §28).
  
   Название "Потопление Анадунэ". На машинописи было сделано достаточное число исправлений карандашом, к тому же некоторые отрывки были переписаны либо расширены на машинописных листах, приложенных к основному тексту. Они опущены в напечатанном тексте, однако все изменения любой природы воспроизведены в комментариях к ПА II, стр. 376 и далее.
  
   Я привожу текст полностью, хотя он включает некоторое число повторений, особенно в последней части повествования, для ясности в комментариях и в сопоставлении с "Акаллабет". Для удобства ссылок на ПА I я пронумеровал параграфы. В ПА II используются равно знаки долготы и диакритические знаки (проставленные карандашом); диакритика заменила знак долготы, как то видно главным образом в исправленных и добавленных отрывках и на исправленых именах и названиях и только изредка - в первоначальном тексте. В третьем тексте "Потопление Анадунэ" используется исключительно диакритика и потому целесообразно использовать ее и здесь.
  

ПОТОПЛЕНИЕ АНАДУНЭ

  
   §1 До прихода людей было много Сил, что правили Землей, и то были Эру-бем, слуги Бога. Много чинов и обязанностей было у них; но некоторые среди них были могучими владыками, Авалой, коих люди помнили как богов, и в начале величайшим из них был Владыка Арун.
  
   §2 Но рассказывают, что давным-давно, еще во время создания Земли, Владыка Арун обратился ко злу и стал мятежником против Эру, желая для себя весь мир и не признавая никого превыше себя. Потому его брат Аман старался править Землей и Силами в согласии с волей Эру; и Аман жил на Западе.
  
   [358]
  
   Но Арун остался на Земле, втайне обитая на Севере, и он творил зло и обладал большим могуществом. И Земля в то время лежала во тьме, так что Аруну дали новое имя, назвав его Мулкхер, Властелин Тьмы; и между Мулкхером и Авалой разразилась война.
  
   §3 В назначенный час люди родились на земле, и их нарекли эру-хин, дети Бога; но пришли они во время войны и тени и быстро подпали под власть Мулкхера, и служили ему. И теперь он явился как Великий Король и бог; и его правление несло зло, и его культ нечист, и люди отдалились от Эру и его слуг.
  
   §4 Но некоторые из отцов людей раскаялись, видя зло Владыки Мулкхера и то, что его тень над Землей все время росла; и они и их сыны в скорби возвратились к верности Эру, и Авалой подружились с ними и снова нарекли их древним именем - эрухин, дети Бога. И Авалой и эрухин вели войну против слуг Мулкхера; и в то время они разрушили его королевство и низвергли его храмы. Но Мулкхер бежал во внешнюю тьму и размышлял там, ибо Силы не могли его уничтожить. И то зло, что он начал, по-прежнему давало ростки в Средиземье подобно темному семени, приносящему зерна зла, которые, хотя и всегда пожинались и сгорали, но не до конца. И все еще жестокие короли и нечестивые храмы возникали в мире, и большая часть людского рода служила им; ибо люди были растлены и все еще страстно желали в своих сердцах Королевства Аруна, и они вели войну против эрухин и с ненавистью преследовали их, где бы те не поселились.
  
   §5 Поэтому сердца эрухин обратились к западу, где, как они считали, была земля Амана и вечный мир. И говорят, что в давние времена в Средиземье еще жил прекрасный народ, и люди не ведали, откуда он пришел. Но некоторые рассказывали, что то были бессмертные дети Авалой, ибо их домом было далекое Благословенное Королевство, куда они по-прежнему могли уйти и откуда они явились, исполняя волю Амана во всех малых деяниях и трудах мира. На их древнем языке наречены они были эледай, но эрухин звали их нимри, Сияющие, ибо вид у них был безмерно прекрасный, и прекрасны были все труды их языков и рук. И во тьме тех дней нимри стали печальны и всегда уходили
  
   [359]
  
   на запад; и, когда они ушли, трава больше не была так зелена, цветы так прекрасны, а воды так преисполнены светом. И по большей части эрухин последовали за ними, хотя некоторые остались в Великих Землях, свободные люди, не служащие злому владыке; и они были пастухами и жили вдали от башен и городов королей.
  
   §6 Но величайшие и прекраснейшие из эрухин, теснее остальных дружившие с Нимри, которых больше всего любили Слуги Бога, обратили свои лица к свету Запада; и то были дети отцов, наиболее отважно сражавшихся против Мулкхера. И в конце путешествий, которых не упомнить, они пришли, наконец, к берегам Великих Морей. Там они остановились и исполнились великим страхом и тоской; ибо нимри всегда пересекали воды, ища землю Амана, а Эрухин не могли последовать за ними.
  
   Тогда те из нимри, что остались на западе мира, сжалились над эрухин и наставляли их во многих искусствах; и эрухин стали мудрее, искуснее в речах и ручном труде, и для себя они сотворили многие вещи, о которых прежде не думали. Так жители побережья научились искусству кораблестроения и плаванию против ветра; и они построили много прекрасных кораблей. Но их суда были небольшими, и они не отваживались выходить в глубокие воды; ибо хотя и желали невиданных берегов, у них еще не было любви к пустынному Морю, и они плавали только недалеко от побережий и среди ближних островов.
  
   §7 Однако именно благодаря своим кораблям они спаслись и не погибли. Ибо в те дни злые люди возросли числом и с ненавистью преследовали эрухин; и люди Средиземья, будучи наполнены духом Мулкхера, стали коварнее и безжалостнее в искусстве войны и создании большого числа оружия, так что эрухин было труднее удерживать земли, в которых они жили, и их число уменьшилось.
  
   §8 В те темные дни страха среди них появился человек, чья смелость в Море была больше, чем у кого бы то ни было из людей; и нимри нарекли его Эарендиль, Друг Моря, Азрабель на языке эрухин. И в сердце Азрабеля зародилась мысль построить корабль, самый прекрасный и быстрый среди тех, что были у людей; и на нем он мог бы выйти в глубокие воды и, возможно, достичь земли Амана, и получить там помощь для своего рода. И с помощью
  
   [360]
  
   нимри из белых бревен он построил корабль, прекрасный и отважный; белыми были его весла, а нос резным в свете серебряной птицы; и во время спуска на воду Эарендиль дал ему имя Ротинзиль, Пенный Цветок, а нимри благословили корабль и на своем языке назвали Вингалотэ. Это был первый из кораблей людей, что носил имя.
  
   §9 Когда, наконец, корабль был готов, Азрабель попрощался с женой и сыновьями, и со всей своей родней, ибо замыслил отплыть в одиночку. И он сказал им: "Возможно, вы никогда снова не увидите меня; и, если так случится, укрепитесь в сердцах своих и не отказывайтесь от войны, но держитесь до конца. Но если мое путешествие удастся, тогда так же вы можете не увидеть меня снова; но вы узреете знак, и новую надежду должны будете обрести".
  
   §10 И вечером Азрабель отправился в путь, и он поплыл за заходящим солнцем и исчез из взора людей. Но ветра несли его по волнам, а нимри направляли его, и он прошел через Моря солнечного света и через Моря тени и прибыл, наконец, в Благословенное Королевство и землю Амана, и говорил с Авалой.
  
   §11 Но Аман сказал, что Эру воспретил Авалой снова идти войной на королевства Мулкхера; ибо Земля ныне в руках людей, чтобы обустраивать ее или искажать. Однако ему позволено, из-за верности их и раскаяния отцов, даровать эрухин землю, где те могли бы жить, если захотят. И та земля была могучим островом посреди моря, на которую еще не ступала ни одна нога. Но Аман не позволил Азрабелю снова явиться среди людей, поскольку он вошел в Благословенное Королевство, куда еще не являлась смерть. Поэтому Аман взял корабль Ротинзиль и наполнил его серебряным пламенем, и вознес над миром, дабы тот плавал по небу, зримое чудо.
  
   §12 Эрухин на берегах Моря узрели новый свет, восстающий на Западе, подобный великой звезде, и они ведали, что то был знак Азрабеля. Надежда и мужество зажглись в их сердцах; и они собрали все свои корабли, большие и малые, и своих жен и детей, и все свое богатство, что могли унести, и вышли в глубокие воды, следуя за звездой. И великая тишина была в те дни, и все ветра стихли. Столь ярким был Ротинзиль, что люди даже утром могли видеть его мерцание на Западе; и в безоблачные ночи он сиял в одиночестве, ибо ни одна другая звезда не могла приблизиться к нему. И, направляя к нему свой курс,
  
   [361]
  
   эрухин прибыли, наконец, в землю, что была приготовлена для них, и они нашли ее прекрасной и плодоносной, и были рады. И они нарекли ту землю Аматтанэ, Земля Дара, и Анадунэ, сиречь Вестернесс, Закатный Край, Нуменорэ на языке нимри.
  
   §13 Но так эрухин не избежали рока смерти, что тяготел над всем людским родом, и они по-прежнему были смертны, хотя за их верность награждены были тройным сроком жизни, и годы эрухин были полноценными и радостными, и они не знали ни горя, ни болезней, покуда оставались верными. Потому адунай, люди Вестернесса, стали мудрее и прекраснее и исполнились славы; только вот число их в этой земле росло медленно, ибо, хотя сыны их и дочери были прекраснее своих родителей и они горячо любили своих чад, детей у эрухин было немного.
  
   §14 Так шли годы, и адунай жили под покровительством Авалой и в дружбе с нимри; и короли и принцы учили язык нимри, на котором сохранились многие знания и песни от начала мира. И они создали письмена, и свитки, и книги и записали в них многие мудрые и дивные произведения в момент наивысшего расцвета их королевства, которые все ныне забыты. И они стали искусны во всех ремеслах, так что если бы захотели, то могли легко превзойти злых королей Средиземья в ведении войны и ковке оружия; однако они стали мирным народом. Их главной усладой по-прежнему было кораблестроение, и этим искусством они занимались более усердно, чем все остальные; и плавание по бескрайним морям было главным подвигом и приключением их юного поколения.
  
   §15 Но Авалой запретили им заплывать на запад за пределы видимости побережий Анадунэ; и адунай пока еще были довольны, хотя полностью не понимали цели этого запрета. Но Аман замыслил это с тем, чтобы эрухин не пытались искать Благословенное Королевство, ни желать превзойти пределы положенного им блаженства, став очарованными бессмертием Авалой и землей, где все долговечно.
  
   §16 Ибо пока еще Эру позволял Авалой удерживать на Земле остров или побережье западных земель (о котором люди не ведали), место, где можно жить, земную память о том, как могло быть, не измени Мулкхер свой путь или не последуй люди за ним. И ту землю адунай назвали Аваллони, Гавань Богов; ибо порой, когда воздух был чист, а
  
   [362]
  
   солнце на востоке, они могли увидеть, как им казалось, сияющий белизной город на отдаленном побережье, и великие гавани, и башню. Но только острые взором с высочайшей вершины острова могли увидеть это, или же с корабля, что стоял на якоре у западных берегов в том месте, куда еще было позволено заплывать любому моряку. Ибо они не осмеливались нарушить запрет. И некоторые полагали, что это было видение Благословенного Королевства, но иные говорили, что то лишь далекий остров, где жили нимри и дети, что не умирали; ибо, возможно, Авалой не имеют зримого жилища на Земле.
  
   И подтвердилось, что у нимри было жилище рядом с Анадунэ, ибо они приходили туда время от времени, дети Бессмертного Народа, иногда на безвесельных лодках, иногда как летящие птицы, иногда путями, которые никто не мог увидеть; ибо они любили адунай.
  
   §17 Так случилось, что в те дни адунай плавали всегда на восток, а не на запад, от тьмы Севера до зноя Юга и за пределы Юга к Нижней Тьме. И эрухин часто приходили к берегам Великих Земель, и они сжалились над покинутым миром Средиземья. И в Темные Годы людей принцы адунай снова ступили на западные берега, и ныне никто не смел противостоять им; ибо в ту эпоху большая часть народов, которых накрыла тень, ныне стала слабее и пугливее. И явившиеся среди них принцы адунай многому научили их. Языку своему, ибо наречия людей Средиземья огрубели, и они кричали, словно неприятные птицы или рычали подобно диким зверям. Зерно и вино принесли им адунай и наставляли их в искусстве сеяния семян и перемалывания зерна, в обработке дерева и гранении камня, и в устройстве жизни, такой, какой она могла быть в землях малого блаженства.
  
   §18 Так люди Средиземья обрели утешение, и тут и там на западных берегах бесприютные леса отступили, и люди сбросили хомут отпрысков Мулкхера и отучились бояться темноты. И они чтили память высоких королей Моря, и когда те уходили, называли их богами, надеясь на их возвращение; ибо в то время адунай никогда не жили подолгу в Средиземье и не строили для себя жилищ: на восток они должны плавать, но сердца их всегда возвращались на запад.
  
   [363]
  
   §19 Так умалилась Тень на Земле и началось улучшение, о котором до сих пор в песнях людей осталось далекое воспоминание, подобное эху Моря. И все же в конце новое добро обратилось во зло, и люди пали, как говорят, во второй раз. Ибо там восстало второе проявление силы тьмы на земле: возможно, это было новое обличье Древней Тени или один из ее слуг, что черпал из нее силы и сделался сильнее и ужаснее. Многими именами звалось это злое создание; но его собственным, принятым во время зарождения его силы, было Зигур, Зигур Великий. И Зигур сделался могущественным королем в срединных областях Земли; и поначалу был хорош на вид, и только, и его правление было выгодным для всех людей в нуждах их тел. Ибо он сделал богатыми всех, кто бы ни служил ему; но тех, что не преклонили колени, он изгнал в пустынные земли. Однако Зигур желал, как и Мулкхер до него, стать королем над всеми королями и быть богом для людей. И медленно его мощь двинулась на север и юг и всегда на запад; и он услышал о прибытии эрухин и был разгневан, и в сердце своем вынашивал замысел как погубить Анадунэ.
  
   §20 И вести о Зигуре достигли также Анадунэ, короля Ар-Фаразона, наследника Азрабеля; ибо этот титул носили все короли Аматтанэ, происходя по прямой линии от Индильзара, сына Азрабеля, и семи королей, что правили адунай между Индильзаром и Ар-Фаразоном и ныне покоились в своих глубоких гробницах под горой Менель-Тубал, возлегая на золотых ложах. Ибо высокими и славными стали короли Аматтанэ; и великим и гордым был Ар-Фаразон, восседающий на своем резном троне в городе Ар-Миналет в расцвет своего королевства. И к нему приходили капитаны кораблей и люди, возвратившиеся с Востока, и говорили о Зигуре, называвшем себя Великим и желавшим стать владыкой всего Средиземья и даже всего мира, если сможет. Великим был гнев Ар-Фаразона, когда он услышал эти вести, и он долго сидел, размышляя, и его разум затемнился.
  
   §21 Стоит сказать, что то зло, которое давным-давно познали их отцы, хоть они позднее и раскаялись, не исчезло бесследно из сердец эрухин, и ныне вновь зашевелилось. Ибо желание вечной жизни, желание избежать смерти и конца наслаждениям становилось все более сильным в них по мере того, как их удел на земле Аматтанэ становился все более наполнен блаженством. И адунай начали роптать, поначалу в сердцах своих,
  
   [364]
  
   а вскоре и вслух, против рока людей; и более всего против того запрета, который не позволял им плавать на Запад или искать землю Амана и Благословенное Королевство.
  
   §22 И меж собой они говорили: "Почему Авалой пребывают там в вечном мире, в то время как мы должны умирать и уходить неведомо куда, оставляя наш дом и все, что мы сотворили? Ибо ошибка в самом начале была не наша, поскольку Мулкхер был сильнее и мудрее, чем наши отцы; и не был ли он, даже Владыка Арун, творцом сего зла, одним из Авалой?"
  
   §23 И нимри передали эти слова Авалой, и Авалой опечалились, видя тучи, сбирающиеся над полднем Аматтанэ. И они отправили посланников к адунай, которые убедительно говорили с королем и со всеми, кто желал слушать, преподавая им знание об устройстве и судьбе мира.
  
   "Рок мира", - молвили они, - "только его создатель может отменить. И если бы в своем странствии вы избегли всех обманов и ловушек, вы действительно достигли бы в Благословенного Королевства, однако мало было бы вам в том пользу. Ибо не земля Амана дарует бессмертие, но сами живущие там освящают ее; и там вы скорее бы увяли, словно мотыльки в пламени, слишком ярком и жарком для них."
  
   Но Ар-Фаразон сказал: "Разве не жив мой прародитель Азрубель [sic]? Или он не на земле Амана?"
  
   На что посланники ответили: "Нет, он не там; хотя, возможно, он жив. Но о таких вещах мы не вольны говорить с вами. И узрите! устройство мира таково, что вокруг него может быть пояс. Или подобно яблоку он висит на ветвях Небес, и он круглый и прекрасный, и моря и земли всего лишь кожура плода, который должен оставаться на дереве до момента созревания, что установил Эру. И хотя вы вечно ищете, все же, может статься, что вы не найдете, где живет Аман, но странствуя за пределы башен Нимрот достигнете запредельного Запада. Так прибудете вы всего лишь обратно к месту вашего отправления: и тогда весь мир покажется вам съежившимся, и вы посчитаете его тюрьмой."
  
   §24 "И тюрьмой, возможно, он действительно стал для вашей расы, и вы не познаете покой где-либо в его пределах. Но наказания Эру служат исцелению, а его милосердие может быть суровым. Ибо Авалой, говорите вы, не наказаны, и так есть, что они не умирают; однако они не могут покинуть мир и связаны с ним, и никогда снова не оставят его, пока все не изменится. А вы,
  
   [365]
  
   говорите, наказаны, и так есть, что умираете; но вы уходите и оставляете мир, и не привязаны к нему. Так кто из нас должен завидовать другому?"
  
   §25 И адунай ответили: "Почему мы не должны завидовать Авалой или даже последнему из бессмертных? Так как от нас требуют большего доверия, ибо не знаем мы, что лежит перед нами в недалеком будущем. И все же мы тоже любим мир и не хотим потерять его."
  
   И посланники ответили: "Действительно, замысел Эру касательно вас неизвестен Авалой, и он пока не раскрыл его. Но они убедительно просят вас не отказывать снова тому доверию, которое велено вам оказывать и к которому ваши отцы в горе возвратились. Лучше надейтесь, что в конце даже самое последнее из ваших желаний принесет плоды. Ибо любовь к Земле в ваши сердца вселил Эру, который создал и ее, и вас; и Эру не сеет напрасно. Однако может пройти много веков еще не рожденных людей, прежде чем откроется та цель."
  
   §26 Но только немногие из адунай вняли этому совету. Ибо то казалось им трудным и полным сомнений, и они желали избежать Смерти на своем веку, не прислуживая надежде; и они стали отстраняться от Авалой; и более не желали принимать их посланников. И те более не приходили в Анадунэ, кроме как в редких случаях и тайно, навещая тех немногих, что в сердцах остались верными.
  
   Вождями их были некто Арбазан и его сын Нимрузан, великие капитаны кораблей; и они происходили от Индильзара Азрабело, хотя и не из старшего дома, которому принадлежала корона и трон в городе Арминалет.
  
   §27 Но король Ар-Фаразон исполнился сомнений, и в его дни приношением первых плодов пренебрегли; и люди редко ходили в священное место на горе Менель-Тубал, что возвышается посреди той земли; и они обратились больше к ремеслами и сбору богатств на своих кораблях, что плавали в Средиземье, и они пили, и пировали, и облачались в серебро и золото.
  
   Однажды Ар-Фаразон восседал в своем высоком доме и обсуждал со своими советниками слова посланников, сообщавших, что очертания Земли были таковы, что вокруг нее может быть пояс. "Ибо если мы примем это", - говорил он, - "то поплывшие на запад воротятся с Востока, и не должно ли тогда случиться так, что тот, кто всегда будет плыть на восток, появится наконец позади Запада и все же не нарушит запрет?"
  
   [366]
  
   Но Арбазан сказал: "Возможно, что так. Однако ничего не было сказано о том, какой длины мог быть этот пояс. И, может статься, ширина мира такова, что человек потратит всю свою жизнь и не осуществит свое намерение. И я считаю, по правде говоря, что ради нашего здоровья и защиты нас поселили западнее всех остальных смертных людей, где земля тех, что не умирают, лежит на самой границе взора; так что тот, кто захочет обойти мир вокруг, начав от Анадунэ, обязательно пересечет почти весь пояс Земли. И даже в этом случае дороги по морю может не быть." И говорили, что в то время он оказался прав и что до того, как очертания мира изменились, земля к востоку от Анадунэ воистину протянулась от Севера аж к самому запредельному Югу, где непроходимые льды.
  
   Но король сказал: "Тем не менее, мы можем подумать об этой дороге, если ее возможно обнаружить." И в потайных мыслях он обдумывал строительство кораблей великой тяги и грузоподъемности и основание аванпостов своей мощи на далеких берегах.
  
   §28 Так случилось, что гнев его стал еще сильнее, когда он услышал те вести о Зигуре Могучем и его враждебности к адунай. И он решил, не советуясь с Авалой или чьей-либо другой мудростью, кроме собственной, что потребует верности и преклонения от того владыки: ибо в гордости своей думал, что ни один король не смог бы стать настолько могущественным, чтобы соперничать с наследником Азрабеля. Поэтому в то время он начал ковать великие запасы оружия для войны, и он велел строить большие корабли и запасать на них оружие; и когда все было готово, он сам поплыл на Восток и высадился в Средиземье; Ар-Фаразон приказал Зигуру прийти и поклясться в верности. И Зигур явился. Ибо он видел, что еще не может поступать по-своему в делах с Анадунэ; и, возможно, на время был поражен могуществом и величием королей людей, которые превосходили все слухи о них. И он был умен и хорошо умел добиваться того, что желал, коварством, когда сила не помогала. Поэтому он смирил себя перед Ар-Фаразоном и говорил льстиво, и во всем казался прекрасным и мудрым.
  
   §29 И пришла в сердце короля Ар-Фаразона мысль, что для лучшего присмотра за Зигуром и его клятвой верности, следует привести его в Анадунэ, чтобы он пребывал там как заложник за себя и всех своих слуг. И Зигур охотно согласился, ибо это отвечало его желанию. И Зигур пришел, узрев Анадунэ и город Ар-Миналет в дни их славы, и он действительно
  
   [367]
  
   изумился; но сердце его наполнилось еще большей завистью и ненавистью.
  
   §30 Однако таким было его коварство, что до исхода трех лет, он более всех ведал о тайных намерениях короля; ибо лесть, сладкая как мед, всегда была на его языке, и он обладал знанием о многих тайных вещах; и все советники, кроме одного Арбазана, стали заискивать перед ним. Тогда медленно изменялась та земля, и сердца Верных преисполнились страха.
  
   §31 Ибо теперь, имея уши, которые его слушают, Зигур многими доводами отрицал все то, чему учили Авалой. И он предложил людям подумать, что мир не был замкнутым кругом и что в нем есть множество морей и земель с бесчисленными богатствами, которые они могли бы захватить. Однако, если они наконец достигнут конца мира, за всеми ними лежит Древняя Тьма. "И это Королевство Владыки Всего, Аруна Величайшего, который создал этот мир из первозданной Тьмы; и другие миры он еще может сотворить и отдать их в дар тем, кто ему служит. И только Тьма поистине священна", - молвил он, солгав.
  
   §32 Тогда король Ар-Фаразон обратился к почитанию Тьмы и Аруна-Мулкхера, ее Владыки; и Менель-тубал была полностью заброшена в те дни, и ни один человек не мог подняться на ее вершину, даже те из Верных, кто в сердце хранил верность Эру. Однако Зигур велел построить на холме в посреди города эрухин, Ар-Миналета Золотого, громадный храм; и он был в форме круга у основания, и его стены были толщиной в пятьдесят футов, и ширина их основания была пятьсот футов в центре, и они вздымались на высоту пятисот футов и были увенчаны огромным куполом; и храм был весь сработан из серебра, но серебро то почернело. И из вершины купола, где было отверстие или большая башенка с отверстиями, поднимался дым; и все чаще по мере того, как возрастала злая сила Зигура. Ибо там люди приносили жертвы Мулкхеру с пролитием крови, пытками и великой злобой, чтобы он освободил их от Смерти. И часто жертвами становились Верные; но их никогда открыто не обвиняли в том, что они не поклоняются Мулкхеру, скорее, причину находили в том, что они ненавидели короля и были мятежниками, или что они готовили заговор против своей родни, измышляя ложь и яды. Обвинения эти по большей части были ложными, кроме того, что злоба порождает злобу, и угнетение порождает убийство.
  
   [368]
  
   §33 Но несмотря на это Смерть не оставила ту землю. Наоборот, она приходила быстрее и чаще и в ужасной форме. Ибо, в то время как прежде люди медленно старились и, когда наконец уставали от мира, засыпали, теперь безумие и болезни поразили их; и все же они боялись умирать и уходить во тьму, королевство владыки, которого избрали; и в предсмертной агонии проклинали самих себя. И люди в те дни брались оружие и убивали друг друга по малейшему поводу, ибо стали скоры на гнев; и Зигур или же те, кого он привязал к себе, ходили по земле, настраивая людей друг против друга, так что нуменорцы возроптали против короля, и владык, и любого, кто владел тем, чего не было у них, а могущественные люди жестоко мстили.
  
   §34 Тем не менее, долгое время адунай казалось, что они процветают, и если у них не приросло счастья, то все же они становились сильнее, а их богачи богаче. Ибо благодаря Зигуру они умножили свои богатства и изобрели много машин, и строили все более великие корабли. И в мощи и с оружием они плавали в Средиземье и приходили более не как дарители, но как воители. И они охотились на людей Средиземья и порабощали их, и отнимали добро, и многих они жестоко умертвили на своих алтарях. Ибо в те дни на западных берегах они строили крепости, и храмы, и великие гробницы; и люди боялись их, и память о добрых королях Старших Дней потускнела в мире и затемнилась многими ужасными историями.
  
   §35 Так король Ар-Фаразон из земли Звезды Азрабеля стал величайшим тираном, которого видел мир со времен правления Мулкера, хотя на самом деле правил всем позади трона Зигур. Шли годы, и се! король чувствовал приближение тени Смерти по мере того, как удлинялись его дни; и он исполнился гнева и страха. И ныне пришел тот час, который замыслил и долго ожидал Зигур. И Зигур молвил королю, говоря зло об Эру, что тот был всего лишь призраком, ложью, измысленной Авалой, чтобы оправдать собственную праздность и алчность.
  
   "Ибо Авалой", - говорил он, - "удерживают дар бесконечной жизни из алчности и страха, чтобы короли людей не вырвали у них правление миром и не забрали Благословенное Королевство. И хотя, без сомнения, дар бесконечной жизни не для всех, а только для достойных, людей могучих и гордых, и великого происхождения, все же не справедливо, что этот
  
   [369]
  
   дар, который есть меньшее, что дСлжно удерживать от короля, Ар-Фаразона, могущественнейшего из сынов Земли, с которым один лишь Аман может сравниться, да и то вряд ли". И Ар-Фаразон, будучи одурманен и под тенью Смерти, ибо срок его подходил к концу, послушал Зигура; и король начал в сердце своем обдумывать, как он мог бы вести войну с Авалой. Долго он готовил этот план и говорил о нем немногим; однако замысел не мог быть навеки сокрыт ото всех.
  
   §36 На востоке Анадунэ, рядом с городом Ар-Миналет, по-прежнему жил Арбазан, происходивший из королевского дома, как было сказано, и был он верным; однако столь благородным был Арбазан и настолько великим капитаном моря, что все равно его почитали все нуменорцы, кроме наиболее одураченных, и, хотя он ненавидел Зигура, ни король, ни советник его еще не смели наложить на него руку. И Арбазан узнал о тайных намерениях короля, и его сердце исполнилось горем и великим ужасом; ибо он знал, что люди не смогли бы победить Авалой в войне и что великие разрушения должны постигнуть мир, если эту войну не остановить. Потому он позвал своего сына Нимрузана и сказал ему: "Узри! дни темны и отчаянны. Поэтому решил я последовать тому замыслу, который в древности осуществил предок наш Азрабель: плыть на Запад (невзирая на запрет) и говорить с Авалой, да, даже с самим Аманом, если возможно, и молить их о помощи, пока все не потеряно."
  
   "Не предашь ли ты этим короля?" - сказал Нимрузан.
  
   "Ради этого я и намереваюсь отправиться", - ответил Арбазан.
  
   "И что тогда, мыслишь ты, возможно, случится с теми из твоего дома, кого ты оставляешь позади, когда о твоем деянии станет известно?"
  
   §37 "Об этом не должны узнать", - сказал Арбазан. - "Я подготовлю свое отправление втайне и поплыву на восток, куда каждый день отправляется множество кораблей из наших гаваней, а после, когда позволят ветра и удача, через юг или север я поверну назад на Запад, и буду искать то, что смогу найти."
  
   "Но тебе и твоему народу, мой сын, я советую подготовить для себя другие корабли и погрузить на них все вещи, с которыми ваши сердца не могут расстаться, и когда корабли будут готовы, вы должны взойти на них и оставаться там, неся бдительный дозор. И вам следует оставаться в восточных гаванях и объявить людям, что намереваетесь, когда придет время, отплыть на Восток, следуя за мной. Арбазан уже не так дорог нашему родичу на троне, чтобы он сильно опечалился,
  
   [370]
  
   если мы стремимся уплыть на некоторое время или навсегда. Но не позволяй заметить, что ты собираешься взять много людей, иначе он может обеспокоиться, потому что в войне, которую он ныне затевает, ему понадобятся все силы, что он может собрать. Лучше отыщи известных тебе Верных, и пусть они будут на берегу наготове, если желают отправиться с тобой. Но даже этим людям не рассказывай о своем замысле больше, чем необходимо."
  
   §38 "И каков тот замысел, что ты приготовил для меня?" - сказал Нимрузан.
  
   "Пока не вернусь, я не могу сказать", - ответил его отец. - "Но весьма вероятно, что ты должен бежать из прекрасного Аматтанэ, ныне оскверненного, и потерять то, что любил, предвкушая смерть в жизни, ища меньшей земли в другом месте. На Востоке ли она или на Западе - одни Авалой могут сказать."
  
   "И вполне может статься, что ты не увидишь меня снова и что я не смогу подать тебе такой знак, какой в древности явил Азрабель. Но всегда будь готов, ибо конец мира, который мы знали, близок."
  
   §39 И говорят, что Арбазан отплыл ночью на маленьком корабле и направил свой путь сначала на восток, а затем повернул на Запад. И он взял с собой трех слуг, дорогих его сердцу, и никогда снова в этом мире о них не слышали ни словом, ни знаком; и не было ни одной повести, ни предположения об их судьбе. Однако можно заметить, что нельзя повторно спасти людей подобным посольством, и нелегко было простить предательство Анадунэ. Но Нимрузан сделал все, что повелел ему отец, и его корабли стояли у восточного побережья, и он держался скрытно и не вмешивался в дела тех дней. Иногда он отправлялся к западным берегам и взглядывался в море, ибо печаль и тоска одолевали его, ибо он сильно любил своего отца, но ничего не мог увидеть, кроме флотилий Ар-Фаразона, собирающихся в гаванях запада.
  
   §40 В прежние времена на острове Анадунэ погода всегда угождала желаниям и нуждам людей: дождь в должное время и всегда в меру, и солнечный свет, то теплый, то похолоднее, и ветра с моря; и когда ветер дул с запада, многим казалось, что он был наполнен благоуханием, мимолетным, но душистым, волнующим сердце, как у цветов, что вечно цветут на бессмертных лугах и не имеют названий на смертных берегах. Но теперь все переменилось. Ибо само небе затемнилось, и
  
   [371]
  
   в те дни случались ливни и град, и неистовые ветра; и то и дело тонул большой корабль адунай и не возвращался в гавань, хотя такой беды не случалось с восхода Звезды. И с Запада временами приходила великая туча в форме орла с крыльями, раскинутыми на Север и Юг; и медленно она росла, заслоняя заходящее солнце (ибо в тот час ее чаще всего видели), и тогда величайшая ночь опускалась на Анадунэ. И тотчас под крыльями орлов рождались молнии, и гром гремел на небесах с таким шумом, какой люди той земли прежде не слышали.
  
   §41 Тогда люди полнились страхом. "Узрите Орлов Владык Запада!" - кричали они; "Орлы Амана над Анадунэ!" и падали ниц. И немногие раскаивались, но другие ожесточали свои сердца и грозили небесам кулаками, и говорили: "Владыки Запада пожелали этой войны. Они ударили первыми; следующий удар будет за нами." И эти слова произнес сам король, но измыслил их Зигур.
  
   §42 Тогда молнии били чаще и убивали людей на холмах, и в полях, и на улицах города; и огненная молния ударила в купол Храма, и он был объят пламенем. Но Храм стоял твердо; ибо сам Зигур стоял на его вершине, презрев молнии; и в тот час люди нарекли его богом и делали все, что он желал. Поэтому когда явилось последнее предзнаменование, они почти не обратили на него внимания; ибо земля содрогалась под ними, и стон, словно от подземного грома, смешивался с ревом моря; и на вершине Мениль-Тубала [sic] клубился дым. Но Ар-Фаразон по-прежнему спешил со своими планами.
  
   §43 Ныне флотилии адунай затеняли море на западе той земли, и они походили на архипелаг из тысячи островов; мачты их были как горный лес, весла - как нависшие тучи; а знамена черными и золотыми, как звезды на полях ночи. И ныне все ожидали слова Ар-Фаразона; и Зигур удалился в глубочайший внутренний круг Храма, и люди приводили ему жертвы на сожжение. Тогда Орлы Владык Запада явились с заката, и они выстроились словно для битвы, бесконечной вереницей; и по мере приближения их крылья распахивались шире, охватывая все небо; но Запад горел красным позади них, и они рдели снизу подобно живой крови, так что Анадунэ было освещено как бы угасающим огнем,
  
   [372]
  
   и люди смотрели на лица своих собратьев, и казалось им, что они переполнены гневом.
  
   §44 Тогда Ар-Фаразон укрепил свое сердце, и он взошел на свой могучий корабль, Агларрама, морской замок; многовесельным и многомачтовым тот корабль был, золотым и черным, и на нем стоял трон Ар-Фаразона. Тогда король надел свои доспехи и корону и повелел распустить свое знамя, и он подал сигнал поднять якоря; и в тот час трубы Анадунэ заглушили гром.
  
   §45 И так флотилии адунай двинулся против угрозы Запада; и дул слабый ветер, но у них было много весел и много сильных рабов, чтобы грести под ударами кнута. Солнце опустилось и наступила тишина; и на ту землю и все моря пало мрачное спокойствие, пока мир ожидал того, что случится. Медленно флотилии исчезали с глаз тех, что наблюдали в гаванях, и их свет угас на море, и ночь поглотила его; и утром они исчезли. Ибо в середине ночи ветер поднялся на Востоке (мастерством Зигура, как говорят), и он унес их; и они нарушили запрет Авалой и поплыли по запретным морям, идя войной на Бессмертный Народ, чтобы отобрать у них вечную жизнь в круге мира.
  
   §46 И кто сможет поведать историю об их судьбе? Ибо ни корабль, ни человек из всего того воинства никогда не возвращался в земли живых людей. И действительно ли они прибыли в ту гавань, которую прежде адунай могли увидеть с Менель-Тубал; или же они не нашли ее и достигли некой другой земли, и там напали на Авалой, - неизвестно. Ибо в то время мир изменился, а память о том, что было прежде, ненадежная и тусклая.
  
   §47 Среди нимри только слово сохранилось о событиях, что были; от которых мудрейшие в древнем знании узнали эту повесть. И они говорят, что флотилии адунай действительно достигли Аваллони в глубинах моря, и они окружили его; и по-прежнему все было тихо, и рок повис на волоске. Ибо в конце Ар-Фаразон и почти что повернул назад; но гордыня была его господином, и наконец он сошел с корабля и ступил на побережье. Тогда Аман воззвал к Эру, и в тот час Авалой сложили с себя управление Землей. Но Эру явил свою мощь и изменил лик мира; и великая пропасть разверзлась в море между Анадунэ и Бессмертной Землей, и воды хлынули в нее, и шум и испарения тех водопадов поднялись к
  
   [373]
  
   небесам, и мир содрогнулся. И в бездну пали все корабли адунай и были поглощены забвением. Но земля Амана и земля его дара, находясь по обе стороны от великой расселины, также были уничтожены, ибо их основания были ниспровергнуты, и они пали и затонули, и нет их более. И потому у Авалой нет пристанища на Земле, и при этом нет больше места, где хранилась бы память о мире без зла; и Авалой живут тайно или стали как тени, и их власть умалилась.
  
   §48 И в непредвиденный час свершился этот рок, на семнадцатый вечер после отплытия флота. Тогда внезапно поднялся могучий ветер и загрохотала Земля, и небо содрогнулось, и холмы обрушились, и Анадунэ низверглась в море со всеми своими детьми, и женами, и девами, и гордыми дамами; и все ее сады, и залы, и башни, все богатство, и камни, и ткани, и творения, нарисованные и вырезанные, и смех, и веселье, и музыка, и мудрость, и речь, - все это сгинуло навеки. И последней из всех вздымающаяся волна, зеленая и холодная, увенчанная пеной, приняла в свое лоно королеву Ар-Зимрахиль, что была прекраснее серебра, и слоновой кости, и жемчугов; слишком поздно она бросилась подниматься по крутым тропам Менель-Тубала к священному месту, ибо воды нагнали ее, и ее крик затерялся в реве ветра.
  
   §49 Но поистине вершина Горы, Столп Небес, посреди той земли, была священным местом, и никогда не осквернялась. Потому некоторым думали, что она не ушла под воду навеки, но снова поднялась над волнами, одинокий остров, потерянный в великих водах, разве что случайный мореход наткнется на него. И после многие искали ее, потому что среди остатков адунай говорилось, что дальнозоркие люди древности могли увидеть с вершины Менель-Тубала мерцание Бессмертной Земли. Ибо даже после разрушения сердца адунай по-прежнему были обращены на запад.
  
   §50 И хотя они знали, что земли Амана и острова Анадунэ более не было, они говорили: "Аваллони исчезла с лица Земли, и Земля Дара отнята, и в мире нынешней тьмы их нельзя обнаружить; однако они существовали и поэтому по-прежнему остаются в истинном бытии и в целостном устроении мира." И адунай полагали, что благословенные люди могли узреть времена иные, чем те, в которых проходит их телесная жизнь; и они всегда стремились избежать теней изгнания и увидеть в неком образе свет, что был прежде. Поэтому некоторые
  
   [374]
  
   среди них по-прежнему искали пустынных морей; "но все пути, что некогда были прямыми, искривлены", - говорили они.
  
   §51 И так случилось, что некоторые спаслись во время низвержения Анадунэ; и, возможно, то был ответ на путешествие Арбазана. Ибо все спасенные были из его дома и его родней, или же верными, последовавшими за его сыном. Нимрузан остался позади, отвергнув призывы короля, когда тот отправился на войну; и, спасшись от солдат Зигура, что пришли за ним, дабы схватить и ввергнуть в пламя Храма, он взошел на корабль и держался недалеко от побережья, выжидая. Там земля защитила его от великого отлива моря, что ввергало все в бездну, а позднее от первого неистовства бури и великой волны, когда пропасть закрылась и основания моря покачнулись.
  
   Но когда земля Анадунэ низверглась, он наконец бежал, скорее ради спасения жизней тех, кто последовал за ним, нежели собственной; ибо думал он, что смерть не смогла бы принести большего горя, чем разрушение того дня. Но подул ветер с запада, по-прежнему яростней любого, что знали люди; и он разорвал их паруса и обрушил мачты, и гнал несчастных людей, как соломинки по воде. И море уподобилось великим горам; и Нимрузан и его сыновья и народ, спасающиеся от черной бури из сумерек в ночь, перенесены были на гребнях волн, подобных движущимся горам, и после многих дней их выбросило вглубь Средиземья.
  
   §52 И все берега и прибрежные земли мира претерпели великие разрушения и изменения в то время; ибо Земля сильно задрожала, и моря хлынули на земли, и берега ушли под воду, и древние острова затонули, а новые поднялись; и рушились горы, а реки меняли русло.
  
   §53 И здесь заканчивается предание о Нимрузане и его сыновьях, которые после основали многие королевства в Средиземье; и хотя их знания и умения были всего лишь отголоском тех, которыми они владели до прихода Зигура в Анадунэ, все же истинно великим казались они диким людям мира.
  
   §54 И говорят, что сам Зигур исполнился великого ужаса перед ярым гневом Авалой и роком, установленным Эру; ибо они были большими, чем он когда-либо искал, надеясь лишь на смерть адунай и поражение их гордого короля. И Зигур, восседая на своем черном троне в центре
  
   [375]
  
   своего храма смеялся, когда услышал трубы Ар-Фаразона, зовущие на битву; и снова рассмеялся он, когда услышал гром бури; и в третий раз, как раз когда смеялся в собственных думах (размышляя о том, что он теперь сделает в мире, навсегда избавившись от эрухин), был он застигнут посреди своего веселья, и его трон и храм низверглись в бездну.
  
   §55 Но Зигур не был смертной плоти, и хотя он лишился той оболочки, в которой сделал столько зла, все же вскоре сотворил он другую; и он тоже вернулся в Средиземье и тревожил сыновей Нимрузана и всех их людей. Но о том не рассказывается в предании о Потоплении Анадунэ, что ныне досказано до конца. Ибо имя той земли сгинуло, а та, что была прежде, Земля Дара посреди моря, утрачена, и изгнанники на побережьях мира, если обращались к Западу, говорили об Акаллабэ, что поглотили волны, Низвергнутой, Аталантэ на языке нимри.
  
   Я показал (стр. 353), что первоначальный текст "Потопления Анадунэ" (ПА I) по времени написания может быть помещен между рукописью (E) Части Второй "Записок Клуба Мнение" и отвергнутой частью F 1 машинописи на основании названия Столп Небес: Менельтьюла в ПА I (как изменение в E), но Менель-тубель (>-тубиль) в F 1 (с этого момента и далее, в сравнительных отрывках, я использую диакритический знак на всех формах слов, какие бы ни использовались в цитируемом тексте). На том же основании настоящий текст ПА II связан с F 1, поскольку Столп Небес в данном тексте - Менель-Тубал, тогда как в замененной части F 2 машинописи "Записок" - Минул-Тарик (Minul-T?rik). Подобным образом ПА II и F 1 сходны в Авалой, адунай, поскольку в F 2 используются формы Авалоим (Aval?im), адунаим (Ad?n?im) (касательно различных форм названий на адунаике в F 1 и F 2 см. стр. 240-1, 305).
  
   С другой стороны, в ПА II Анадунэ, как в F 2, тогда как в F 1 - Анадун; и в F 1 имя Эарендиля на адунаике - Фаразир, в машинописи измененное на Азрубель, в то время как в ПА II с самого начала Азрабель. В ПА II появляется название Аматтанэ, "Земля Дара", которое замещает Атанати в F 1 (см. стр. 378, §12); в F 2 имеется конечное название - Йозайан.
  
   Из этого сравнения ясно, что написание ПА II происходило между первоначальной и переписанной формами (F 1 и F 2) рассказа Лаудема об адунаике в Ночь 66 Записок Клуба Мнение.
  
   Эта сильно удлиненная версия Потопления Анадунэ служит, заглядывая вперед, необычайно ясной иллюстрацией
  
   [376]
  
   отцовского метода "написания путем расширения". В отделенном годами и многими последующими работами от опубликованного Акаллабет тексте ПА II (в особенности в последней части) уже присутствовало очень большое число фраз и предложений Акаллабет. Вступление ПА II полностью отличается (ибо в этой части Акаллабет расширена от Падения Нуменора); но, начиная с §12 (отплытие в Анадунэ, следуя за Звездой) я насчитал не менее трех пятых точных формулировок ПА II, сохранившихся в Акаллабет. Это более поразительно, если посмотреть в обратном направлении: ибо я обнаружил, что, начиная с того же самого места в Акаллабет (стр. 260), только три восьмых последнего текста (опять-таки в тех же самых точных формулировках) присутствуют в ПА II. Другими словами, очень многое, больше, чем половина того, что мой отец написал в это время в точности сохранилось в Акаллабет; однако очень многое, меньше, чем половина, в Акаллабет было точным повторением из ПА II.
  
   Весомая часть этого расширения осуществлялась путем вставок (на различных стадиях текстовой истории) фраз или коротких отрывков в тело первоначального текста (и малая часть этого принадлежит дальнейшей текстовой истории Потопления Анадунэ). До много большего размера старое повествование было изменено путем введения длинных отрывков нового написания. Также были существенные изменения структуры.
  
   Ниже следуют комментарии, по параграфам, к ПА II, которые включают все смысловые изменения, сделанные в тексте после того, как он был напечатан, а также указания на поздние расширения, найденные в Акаллабет.
  

Комментарии ко второй версии

   §1 В ПА II неясность понятия Авалай, которая была в ПА I, снята, и Авалой - это "могучие владыки, которых люди помнили как богов", Валар; в то время как в §5 появляются нимри (эльдар). Фраза "которых люди помнили как богов" была изменена на "что были прежде, чем создан мир, и не умирали".
  
   Вступительный параграф был очень небрежно переписан в ПА I, близко к его форме в ПА II, однако вместо "Владыка Арун" было "Владыка Херу".
  
   §2  его брат Аман (в ПА I Манавэ). Во всех текстах "Потопления Анадунэ" Манвэ назван Аман, и это единственное упоминание этого имени. Аман было одним из названий, который мой отец внес в список "Исправлений в последней переработке [Сильмариллиона] в 1951 г.", и кажется достаточным основанием для предположения, что слово Аман в действительности впервые появилось здесь, как имя Манвэ на адунаике.
  
   §5 но некоторые рассказывали, что то были бессмертные дети Авалой. В §16 нимри называются, без оговорки
  
   [377]
  
   "некоторые говорят", "детьми Бессмертного Народа". Ср. вступление "Квенты Сильмариллион" (V.204, §2):
  
   Сих духов эльфы зовут Валар, что есть Силы, а люди часто называли их Богами. С собой они привели множество меньших духов, великих и малых, схожей природы; и некоторых из них люди путали с эльфами, что было неверно, ибо они были созданы прежде Мира, тогда как эльфы и люди пробудились в Мире, после прихода Валар.
  
   Хотя в этом отрывке и не упомянуто, концепция "Детей Валар" неоднократно встречается в "Квенте Сильмариллион"; и особенно ср. "Поздние Анналы Валинора" (V.110): "С этими великими пришло множество меньших духов, созданий схожей природы, но меньшего могущества... И в их число также позднее входили их дети ..." (см. комментарий к этому отрывку, V.120-1).
  
   Эледай: это название встречается в другом месте; см. стр. 397 и далее.
  
   §7 и не погибли: изменено на "и не исчезли полностью с Земли".
  
   §8 В конце вступительного предложения, "... чем у кого бы то ни было среди всех людей", было добавлено следующее: ибо он часто спускал свою лодку во время резких ветров или в одиночестве плавал вдали от взора даже гор своей земли, и после многих дней изголодавшийся возвращался назад с моря.
  
   Азрабель: ср. отвергнутую часть F 1 машинописи Части Второй "Записок" (стр. 305): "Азрубель, образованное от азар "море" и основы бель-". Форма Азрабель стала Азрубель в ходе печатания третьего текста ПА III; однако в ПА II (§23) один раз появляется Азрубель, как напечатано. О значении обеих форм см. стр. 429.
  
   Ротинзиль: это название встречается в "Акаллабет" (стр. 259-60).
  
   Вингалотэ (Vingal?t?): в ПА I Вингалотэ (Wingal?t?); ставшее Вингалотэ (Wingal?t?) в ПА III и возвратившееся к Вингалотэ (Vingal?t?) в конечном тексте ПА IV.
  
   §11 Завершающий отрывок, начиная с "Но Аман не позволил Азрабелю...", был изменен на:
  
   Азрубель не вернулся с вестями для своей родни, то ли по своей воле, ибо не мог он вынести того, чтобы снова уйти живым из Благословенного Королевства, куда не приходила смерть; то ли по приказу Амана, чтобы весть о нем не тревожила сердца эрухин, на которых сам Эру поместил рок смерти. Но Аман взял корабль Ротинзиль и наполнил его серебряным пламенем, и назначил туда мореходов из нимир, и вознес его над миром, дабы плавал в небе, зримое чудо.
  
   [378]
  
   Форма нимир для нимри появляется в третьем тексте ПА III.
  
   §12 Название Аматтанэ ("Земля Дара") было позже напечатано поверх подчищенного места в тексте, но в этой стертой форме, как может быть замечено, было восемь букв, начинаясь с А и, вероятно, заканчиваясь на э. В тексте F 1 Части II "Записок" Земля Дара называлась Атанати (стр. 305), а Атанатэ встречается в ранней форме фрагмента II Лаудема, стр. 312; таким образом, стертым здесь названием было, очевидно, Атанатэ. Впоследствии название Аматтанэ появляется в ПА III.
  
   К этому параграфу был приложен машинописный листок, изменяющий отрывок, следующий со слов "они вышли в глубокие воды, следуя за зведой":
  
   И Авалой успокоили море на многие дни и послали солнечный свет и попутный ветер, так что воды блестели пред взором эрухин подобно волнистому стеклу, и пена летела словно сиящий снег перед носом их кораблей. Но столь ярким был Ротинзиль, что даже утром люди могли видеть на Западе его мерцание, и в безоблачные ночи он сиял в одиночестве, ибо ни одна другая звезда не могла приблизиться к нему. И направляя свой путь к нему, эрухин наконец преодолели лиги моря и увидели вдалеке землю, что была приготовлена для них, Зенн'абар, Земля Дара, мерцающая в золотой дымке. Тогда они сошли с кораблей и нашли край прекрасным и плодородным, и были довольны. И они назвали ту землю Гимлад, Обращенная к Звезде, и Анадунэ, Вестернесс, сиречь Закатный Край, Нуменорэ на языке нимри.
  
   Фактически это текст "Акаллабет" (стр. 260-1), кроме, конечно, названий. Зенн'абар было впоследствии изменено на Зен'набар, а затем на Абарзайан (форма названия в третьем тексте ПА III). Название Аматтанэ, однако, не исчезло: см. стр. 388, §23.
  
   §13 Утверждение здесь и в ПА I, что эрухин были вознаграждены тройным сроком жизни, возвращает нас к изменению, сделанному в ПН II, §10 (V.28); ср. также слова Арагорна "Я по-прежнему живу вдвое дольше других людей", стр. 57, и утверждение в Приложении A (I, i) к Властелину Колец: нуменорцам был дарован срок жизни "в начале в три раза больший, чем у меньших людей". Рассказ о взглядах моего отца на долголетие нуменорцев см. в Неоконченных Преданиях, стр. 224-5.
  
   Между §13 и §14 в Акаллабет есть длинный отрывок, в котором упоминаются Андуниэ, Менельтарма, Арменелос и гробницы королей, а затем происхождение и выбор Эльронда и Эльроса (эта часть почти дословно взята из долгой вставки к ПН III §2: см. стр. 333, 339-40).
  
   [379]
  
   §14 Вступительное предложение было изменено на:
  
   Так шли годы, и в то время как Средиземье впадало во грех, и свет и мудрость уходили оттуда, адунай жили под защитой Авалой и в дружбе с нимри и возросли и телом, и умом. Со словами "короли и принцы учили язык нимри, на котором сохранились многие знания и песни от начала мира" ср. ПН III §2 (стр. 333): "в Нуменоре говорили на языке эльдар Благословенного Королевства". В "Акаллабет" лингвистическая концепция более сложная (стр. 262): нуменорцы по-прежнему использовали собственную речь, однако "их короли и владыки знали и говорили также на эльфийском языке [синдарине], который они выучили во дни их союза, и поэтому по-прежнему могли говорить с эльдар, что с эрессейскими, что с живущими в западных землях Средиземья. А мудрецы их учили также Высокий эльдарин Благословенного Королевства, на котором сохранились многие истории и песни от начала мира ..." См. примечание 19 к тексту Алдарион и Эрендис в Неоконченных Преданиях, стр. 215.
  
   §15 Относительно возрастающего ограничения Запрета см. стр. 356, примечание 4.
  
   §16 Неопределенность относительно жилища Авалой ("на неком острове или побережье западных земель (о котором люди не ведали)") сохраняется с ПА I, и адунай по-прежнему называют его "Гавань Богов", Аваллони, для Аваллондэ в ПА I. (В ПН §1 название Аваллон дано Тол Эрессеа, "ибо он неподалеку от Валинора". В обоих версиях примеров Лаудема нуменорских названий в "Записках Клуба Мнение", стр. 241, 305, он упоминает географическое название Аваллони без предположения, где оно могло находиться или что это могло быть; и во второй версии F 2 он добавляет, что хотя это название его Языка B, адунаика, "именно с ним, что достаточно странно, я связываю Язык A", квенья. В обоих версиях он называет Язык A "аваллонийский".) Адунай нарекли землю Авалой "Гавань Богов", Аваллони, "ибо порой ... они могли увидеть ... сияющий белизной город на отдаленном побережье, и великие гавани, и башню." Но теперь в Потоплении Анадунэ возникает идея расходящихся мнений относительно этого видения земли на западе: "И некоторые полагали, что то видение Благословенного Королевства, но иные говорили, что это был только далекий остров, где жили нимри ... ибо, возможно, Авалой не имеют зримого жилища на Земле". Последнее мнение поддерживается автором "Потопления Анадунэ", так как "И подтвердилось, что у нимри было жилище рядом с Анадунэ, ибо туда они приходили время от времени, дети Бессмертного Народа..." Это сохранилось в двух дальнейших текстах
  
   [380]
  
   "Потопления Анадунэ" без какого-либо существенного изменения, кроме утраты слов "дети Бессмертного Народа" (см. выше примечание к §5). В "Акаллабет" раскрывается истинная природа отдаленного города: "Но мудрые среди них знали, что эта отдаленная земля в действительности не была Благословенным Королевством Валинора, но Аваллонэ, гавани эльдар на Эрессеа, самой восточной из Бессмертных Земель" (стр. 262-3). Далее см. ниже комментарий к §47.
  
   Перед словами "Благословенное Королевство" карандашлом на машинописи было вписано название Зен'наман и еще раз в §23; в обоих случаях оно было зачеркнуто. См. комментарий к §47
  
   Утрачена ссылка в ПА I на "их собственная западная гавань, Андуниэ Нуменорская". Андуниэ появилась в ПН (§2, стр. 333): "Прежде главный город и гавань той земли были посреди западных берегов, и город тот был назван Андуниэ, ибо взирал на закат"; это предложение вновь появляется в "Акаллабет", стр. 261.
  
   §17 Во фразе ныне никто не смел противостоять им "ныне" было изменено на "еще"; такая формулировка есть в Акаллабет, стр. 263.
  
   §§17-18 полностью сохранились в "Акаллабет", исключая упоминание грубой речи людей Средиземья (повторенное в следующих текстах "Потопления Анадунэ"). В "Акаллабет" упоминание далеких восточных путешествий нуменорцев выглядит следующим образом: "и они бороздили даже внутренние моря и плавали вокруг Средиземья, и со своих высоких кораблей мельком видели Врата Утра на Востоке"; это предложение взято из ПН §3 (стр. 334; см. V.20, комментарий к §3). С этим ср. мнение, выраженное в §27, что на Восток не было морского пути.
  
   §19 о котором до сих пор осталось далекое воспоминание в песнях людей, подобное эху Моря. Песнь о короле Шиве, без сомнения, должна быть понята как такое эхо.
  
   В "Акаллабет" первое упоминание о появлении Саурона отсрочено в пользу гораздо более позднего момента времени в повествовании, и не ранее §21 старая версия начинает использоваться снова с ропотом нуменорцев против Рока людей и запрета плавать на запад.
  
   В ПА I Зигур - имя, которое Саурону дали люди Средиземья; не сказано, что он сам выбрал для себя это имя.
  
   §20 Аматтанэ: при первом появлении в этом параграфе название было оставлено, однако при втором (и снова в §21) оно было изменено на Зен'набар (см. выше §12).
  
   Индильзар: Эльрос, первый король Нуменора. Это имя было изменено на Гимильзор (и в таком виде появляется в последующих текстах).
  
   [381]
  
   В поздних текстах легенды нуменорцев имя (Ар-)Гимильзор дается двадцать третьему королю (отцу Тар-Палантира, который раскаялся в деяниях королей, и деду Ар-Фаразона; "Неоконченные Предания", стр. 223, "Акаллабет", стр. 269).
  
   Семь королей: здесь Ар-Фаразон становится девятым королем, поскольку определенно говорится, что "семь королей правили между Индильзаром [Эльросом] и Ар-Фаразоном". Семь было изменено на двенадцать и так и осталось в конечном тексте ПА; таким образом, он становится четырнадцатым королем. В своем длинном разъяснении "циклов" легенд Мильтону Уолдману в 1951 г. ("Письма", N131, стр. 155) мой отец написал о "тринадцатом короле рода Эльроса, Тар-Калионе Золотом". Возможно, он посчитал королей "рода Эльроса", исключая самого Эльроса; но, с другой стороны, в дополнении к ПН III §5 (стр. 335) говорится: "двенадцать королей правило перед ним", что делает Ар-Фаразона тринадцатым королем, включая Эльроса. Далее см. стр. 433, подстрочное примечание 6.
  
   Менель-Тубал: см. стр. 375.
  
   Ар-Миналет заменяет название города в ПА I (§32), Антирион Золотой; форма Арминалет появляется в конечном варианте древнеанглийского текста "страница Эдвина Лаудема", стр. 257-8. Арминалет сохранилось в ранних текстах Акаллабет с подстрочным примечанием: "Так он назывался на нуменорском языке; ибо преимущественно по этому названию он был известен. Тар Калимос на эльдарине."
  
   §23 Слова "Авалой опечалились" были изменены на "Аман опечалился"; то же самое в Акаллабет, но только там имя "Манвэ" (стр. 264).
  
   Здесь Аматтанэ не было изменено (см. §20 выше).
  
   Азрубель: см. §8 выше.
  
   В "Акаллабет" слова "посланников" Манвэ нуменорцам по-прежнему описываются как "относительно судьбы и устройства мира", но слово устройство первоначально относилось к их наставлению по поводу его физических очертаний. В ПА I Авалай открыто говорили "что мир круглый, и что если бы они приплыли на запредельный запад, то все равно вернулись бы снова на восток и так к месту своего отправления"; но теперь вводится (и сохраняется в последующих текстах ПА) концепция Земли (мира, устройство которого "таково, что вокруг него может быть пояс") как "яблоко, висящее на ветвях Небес", чьи моря и земли "кожура плодов, и оно должно оставаться на дереве до момента созревания, которое установил Эру." Ничто из этого не сохраняется в поздней работе.
  
   Башни Нимрот: Нимрот было изменено на Нимрун, и в таком виде встречается в следующих текстах; также это название не встречается нигде больше.
  
   [382]
  
   §24 Слова "пока все не изменится" были изменены на "ибо его жизнь их (жизнь)?".
  
   §25 После "Ибо от нас требуют большего доверия" было добавлено: "и надежды без гарантии"; и "он еще не открыл его" было изменено на "он еще не открыл всего, что есть будущее". Следующий за этим дальнейший отрывок был добавлен на машинописном листке:
  
   Но, мы считаем, истинно то, что ваш дом не здесь, ни на земле Амана, ни где-либо еще в пределах пояса Земли; ибо Рок людей не был [добавлено: поначалу] задуман как наказание. Если это причиняет вам страдания, как вы говорите (хотя нам это не очень-то понятно), тогда это не только потому, что вы должны уходить в назначенное время и не по вашему выбору? Но то воля Эру, которой нельзя возражать; и Авалой со всей серьезностью призывают вас..."
  
   В конце слов посланников было добавлено: "и то будет открыто вам, а не Авалоим" (окончание множественного числа в адунаим, Авалоим появляется в следующем тексте, ПА III; см. стр. 375).
  
   §26 От отказа всех, кроме немногих, из нуменорцев внять совету посланников "Акаллабет" полностью расходится с "Потопление Анадунэ" I с вставкой очень длинного отрывка (стр. 265-270), в котором история Нуменора была значительно расширена. Здесь посланники также прибыли к тринадцатому королю (но включая Эльроса как первого: см. "Неоконченные Предания", стр. 218 и далее и §20 выше), однако это был Тар-Атанамир и много королей наследовало ему перед Ар-Фаразоном. Там продолжается рассказ об упадке нуменорцев в те века, о том, как их богатство и мощь возрастали, об их растущем ужасе перед смертью и экспансии на Средиземье. Вставлены короткие фразы из вступления §27. Затем в "Акаллабет" говорится о появлении Саурона, пересказанном полностью отличными выражениями, нежели история в старой версии, с упоминанием Барад-дура, Единого Кольца и Призраков Кольца; и вся история о разделении нуменорцев, гонении Верных при правлении Ар-Гимильзора и запрете эльфийского языка, и о роде владык Андуниэ и раскаянии Тар-Палантира, последнего короля перед Ар-Фаразоном.
  
   Арбазан и его сын Нимрузан: Амандиль (в "Акаллабет") и Элендиль. В ПА I отец Элендиля - Амардиль; но эльфийские имена вновь не появляются в "Потоплении Анадунэ".
  
   Индильзар Азрабело было изменено на Индильзар Азрабелохин, а затем на Гимильзор (см. §20 выше).
  
   [383]
  
   §27 Здесь и далее Менель-Тубал было изменено на Мениль-Тубал.
  
   В "Акаллабет" нет ни следа спора Ар-Фаразона с Арбазаном относительно возможности отплытия на восток и прибытия таким образом в землю Амана с запада, сохранившегося в последующих текстах. О предположении Арбазана, что восточного пути по морю могло не быть см. §17 выше. Возможно, что здешнее понятие географической концепции может быть получено из двух карт, сопровождающих "Амбарканту" в IV.249, 251: ибо в одной из них совершенно точно нет морского пути, а на Севере и Юге "непроходимые льды", тогда как во второй есть пролив, по которому корабли могли прибыть на предельный Восток. Но даже если это и было так, то это, конечно, не более, чем "нарисованная" релевантность, ибо вторая карта показывает катаклизмы после разрушения Утумно и пленения Мелькора в Первой Битве Богов ("Квента Сильмариллион", §21, V.213).
  
   §28 История экспедиции Ар-Фаразона в Средиземье и подчинения Саурона в "Акаллабет" сильно расширена, но это увеличение уже введено в третий текст ПА III (см. стр. 389, §28).
  
   §31 Слова "он предложил людям подумать, что мир не был замкнутым кругом и что там лежат многие моря и земли с бесчисленными богатствами, которые они могли бы захватить" (сохранившиеся в последующих текстах) в "Акаллабет" (стр. 271) имеют вид: "он предложил людям подумать, что в мире, на востоке или даже на западе, еще есть многие моря и многие земли, которые они могли бы захватить".
  
   Заключительный отрывок §31 "И это Королевство Владыки Всего..." был заменен следующим машинописным листком:
  
   "И из нее был сотворен мир; и Владыка его еще может создать другие миры в дар тем, кто служит ему, так что их могущество будет возрастать беспредельно."
  
   "И кто есть владыка Тьмы?" - спросил Ар-Фаразон. И за закрытыми дверями Зигур говорил и лгал, молвив: "Тот, чье имя ныне не произносится, ибо Авалоим обманули вас насчет него, предложив имя Эру, призрак, созданный в злобе [> глупости] их сердец, ища поработить людей в служении им. Ибо они вещают от имени этого Эру, который говорит лишь то, что угодно им. Но их хозяин, который однажды должен восторжествовать, освободит вас от этого призрака; и имя ему Арун, Владыка Всего." За исключением имен и названий это почти что текст "Акаллабет".
  
   §32 После утверждения, что Ар-Фаразон "обратился к
  
   [384]
  
   почитанию Тьмы" и что большая часть его народа последовала за ним, в "Акаллабет" (стр. 272) вводится первое упоминание Амандиля и Элендиля, заимствуя слова из ПА §26 и вступительных предложений §36 и значительно расширяя их, с рассказом о юношеской дружбе Ар-Фаразона и Амандиля, о ненависти Саурона к Амандилю и его уходе в гавань Роменна.
  
   Предложение "и ни один человек не мог подняться на ее вершину" было изменено на "ибо хотя даже Зигур не осмелился осквернить ее вершину, все же король запретил под страхом смерти подниматься на нее". Пересмотренный вариант появляется в "Акаллабет", после которого следует длинный отрывок (стр. 272-3) о Белом Древе Нуменора: о нежелании короля срубить Древо по предложению Саурона, о том, как Исильдур перехитрил стражников Нимлот и сорвал плод, еле бежав от них и получив множество ран, и о короле, в то время уступившем требованию Саурона. Затем следует описание храма, не сильно измененное по сравнению с ПА II, но с добавлением, что первый огонь на алтаре был получен сожжением дерева Нимлот. В текстах "Потопление Анадунэ" нет упоминания о Белом Древе Нуменора.
  
   Здесь может быть отмечено озадачивающее упоминание о местонахождении храма. Оно встречается в последней версии страницы Эдвина Лаудема на древнеанглийском, появляющейся в машинописи F 2 Части Второй "Записок Клуба Мнение". В ранней древнеанглийской версии (стр. 314-15) храм был построен "на высокой горе, что носила название Менельтьюла (то есть Столп Небес), которая прежде была неоскверненной". В последней версии (стр. 257-8; определенно более поздней, чем ПА II, стр. 375) он был построен "в центре города Арминалет на высоком холме, который прежде был неосквернен, но теперь стал языческим храмом". Поскольку те же самые слова используются в обоих древнеанглийских текстах, вторая версия предлагает промежуточную стадию, в которой храм по-прежнему был построен на Столпе Небес (on deem bean munte), пока не оскверненном (unawidlod), но Столп Небес располагался посреди города Арминалет. Но это едва ли может быть так, ибо уже в ПА I присутствует история о том, что Менельтьюла была заброшена и что храм был построен на холме посреди города (Антирион).
  
   В ПА II обе ссылки на Мулкхер были изменены на Арун, но Арун-Мулкхер сохранилось.
  
   §35 Отрывок, следующий за словами "И Зигур молвил королю", был заменен на машинописном листке на следующее (почти полностью сохранившееся в "Акаллабет"): говоря, что его могущество ныне настолько велико, что он мог бы подумать о том, чтобы во всем действовать по своей воле, не подчиняясь приказам или
  
   [385]
  
   запретам. "Ибо узри! Авалоим завладели землей, где нет смерти; и они лгут вам о ней, скрывая ее в меру своих сил, из-за своей алчности и страха, чтобы короли не смогли вырвать у них Благословенное Королевство и править землей вместо них. И хотя, без сомнения ..."
  
   §38 Здесь Аматтанэ было изменено на Анадунэ (см. §§20, 23 выше).
  
   §39 В "Акаллабет" (стр. 276) в этом месте вводится рассказ о сокровищах, которые погрузили на корабли в Роменне, с упоминанием Семи Камней ("дар эльдар") и побега Нимлот, Белого Древа.
  
   §43 знамена черными и золотыми: в ПА I знамена были "красными, как заходящее солнце в великом шторме, и столь же черными, как ночь, что приходит после." Так в рукописи E Части Второй "Записок" паруса нуменорских кораблей были "алыми и черными", но "золотыми и черными" в машинописи F (стр. 290, примечание 63; "алыми и черными" также в НН III, §6, "кроваво-красными и черными" в раннем древнеанглийском тексте, стр. 314-15).
  
   §44 Агларрама, морской замок: в "Акаллабет" название великого корабля Ар-Фаразона - Алкарондас с тем же самым значением.
  
   §47 Совершенно отличная концепция Катаклизма (и от "Падения Нуменора", и от "Акаллабет") здесь происходит от нимри, но в ПА I приписывалась лишь "мудрейшим в проницательности", в котором сама Земля Амана ушла под воду, сохранившаяся в последующих текстах: "флот нуменорцев действительно прибыл в Аваллони в глубинах моря и окружил ее" и "великая пропасть разверзлась в море между Анадунэ и Бессмертной Землей... Но земля Амана и земля его дара, находясь по обе стороны великой пропасти [> разлома] в морях, были также уничтожены..."
  
   Напротив названия Аваллони карандашом написано Зен'наман, и это название появляется, написанное рядом с "Благословенным Королевством" в §§16, 23, хотя и зачеркнуто. В конце §47 написано, но зачеркнуто, Зен'наман и Зен'набар, т.е. "Земля Амана" и "Земля Дара" (о Зен'набар см. §12 выше). Упоминания Аваллони, кажется, сводятся к следующему: отдаленный город, мелькающий через море, адунай назвали Аваллони "Гавань Богов" (Авалой), потому что они считали, что это было видение Благословенного Королевства (§16). Некоторые говорили, что это было не так: был только остров, на котором жили нимри, что они могли видеть. Ответ не раскрывается; но название Аваллони, тем не менее, использовалось в §47 в упоминании Земли Амана. Утверждение, что Аваллони
  
   [386]
  
   была "окружена" флотом адунай, возможно, должно быть связано со словами из §16, что Авалой жили "на неком острове или побережье западных земель".
  
   Кроме как мнении некоторых в Анадунэ, что земля, которую они могли видеть, была островом, где жили нимри, и уверенности в том, что нимри должны иметь жилище рядом с Анадунэ, поскольку они приходили туда, Тол Эрессеа больше нигде в "Потоплении Анадунэ" не упоминается.
  
   Связь "Акаллабет" (стр. 278-9) с ранними работами в этом отрывке любопытная и характерная. Так же, как в ПА говорится, что флотилии Ар-Фаразона "действительно прибыли в Аваллони ... и окружили ее", так в "Акаллабет" они "окружили Аваллонэ"; но в последнем тексте Аваллонэ - восточная гавань Тол Эрессеа, и текст продолжается: "и весь остров Эрессеа, и эльдар скорбели, ибо свет заходящего солнца затмила туча нуменорцев." Фактически мой отец возвратился к "Падению Нуменора" (§6, стр. 336), в котором почти то же самое - однако в нем "они окружили Аваллон" и отсутствуют слова "и весь остров Эрессеа": ибо в ПН Аваллон было названием самого Эрессеа.
  
   Описание "изменения устройства мира" в "Акаллабет" почти в точности как в "Потоплении Анадунэ":
  
   ... и великая пропасть разверзлась в море между Нуменором и Бессмертными Землями, и воды хлынули в нее, и шум и испарение водопадов поднялись до небес, и мир сотрясся. И все флотилии нуменорцев канули в бездну, и они затонули и были поглощены навеки.
  
   Однако, тогда как в "Потоплении Анадунэ" за этим следует утверждение, что не только Анадунэ, но и Земля Амана также сгинула в великом разломе, в "Акаллабет" мой отец снова обратился к "Падению Нуменора" (§§7-8), сообщая, что король и его воители, которые ступили в Благословенное Королевство, были "погребены под обрушившимися горами" и "покоятся, заключенные в Пещерах Забытых, до Последней Битвы и Дня Рока"; а затем, что "Илуватар выгнул Великие Моря к западу от Средиземья ... и мир умалился, ибо Валинор и Эрессеа были изъяты из него в царство сокрытого." Таким образом, радикальное отличие в концепции утраты Истинного Запада между "Потоплением Анадунэ" и "Акаллабет" было возвращением к концепции "Падения Нуменора".
  
   Отрывок "Илуватар выгнул Великие Моря ..." был исправлением (см. V.32) первоначального варианта "Падения Нуменора" (V.16; во втором тексте ПН II в сущности то же самое), в котором Мир, Созданный Круглым был более определенно описан:
  
   [387]
  
   Боги "отогнули назад края Средиземья и превратили его в шар ... Так в Старом Мире появились Новые Земли, и все они были одинаково удалены от центра круглой земли..."
  
   Этот вопрос дальше обсуждается на стр. 391 и далее.
  
   В заключительном предложении §47 в ПА II, "и Авалой живут тайно или стали, как тени, и их власть умалилась", мой отец придерживался ПА I, где название Авалай используется неоднозначно; в следующем тексте ПА III это предложение было изменено (стр. 391, §§46-7).
  
   §48 Ар-Зимрахиль: Тар-Илиэн в ПА I и в НН (§§5, 7); в дальнейшем Тар-Мириэль, имя которой на адунаике было Ар-Зимрафель ("Неоконченные Предания", стр. 224, "Акаллабет", стр. 269-70).
  
   §§49-50 Этот отрывок, невзирая на множество небольших изменений, совсем не отличается в содержании от соответствующей части ПА I, кроме добавления в конце §50 - "Поэтому некоторые среди них по-прежнему искали пустынных морей". См. стр. 391 и далее.
  
   §51 После "Нимрузан и его сыновья и народ" были добавлены слова "на своих семи кораблях" - вероятно, они были пропущены непреднамеренно, поскольку фраза "на семи кораблях" присутствует в ПА I. В "Акаллабет" девять кораблей: "четыре у Элендиля, три у Исильдура и два у Анариона". В "Потоплении Анадунэ" неизвестны ни имена сыновей Элендиля, ни их число.
  

Переведено 31 июля 2011 г.

(iv) Конечный варинт "Потопления Анадунэ"

   Масштабные изменения в тексте ПА II, подробно описанные в предыдущих комментариях, были предприняты в третьем тексте, ПА III, напечатанном на той же машинке и той же бумаге, что и ПА II. В ПА III внесено больше изменений, и завершенная машинопись затем изменялась дальше. Наконец, была сделана другая машинопись, ПА IV, по виду идентичная двум предыдущим; в нее были включены изменения, сделанные в ПА III, однако законченный текст был едва изменен. С ПА IV эта фаза в развитии нуменорской легенды подходит к концу.
  
   Далее следует рассказ, параграф за параграфом, об изменениях, сделанных между исправленным вариантом ПА II и конечным вариантом, исключая очень небольшие изменения (такие как "назначенное время" вместо "назначенный час" в §3). В целом, я не делаю различий между тем, что введено в ПА III, и тем, что было сделано в этом тексте впоследствии, появляющемся в печатном виде в ПА IV.
  
   §1 Авалой везде стало Авалоим; это форма, принадлежащая конечному тексту F 2 Части Второй "Записок Клуба Мнение" (см. стр. 375). Эру (Эру-бент, эрухин) повсюду стало Эру (?ru). В раннем
  
   [388]
  
   варианте фрагментов Лаудема это имя имеет краткий гласный (стр. 311), но в конечной форме - долгий (стр. 247).
  
   §5 Вступительное предложение было изменено: "И из-за горестей мира сердца эрухин обратились на запад, ибо там, как верилось им, была земля Амана и постоянный мир."
  
   Нимри везде стало нимир.
  
   §6 "исполнились великим страхом и тоской" > "исполнились тоской"
  
   §8 Азрабель повсюду стало Азрубель, изначально исправлением Азрабель в ПА III, а затем в напечатанном; см. стр. 377, §8. Вингалотэ (Vingal?t?) > Вингалотэ (Wingal?t?) > Вингалотэ (Vingal?t?), см. стр. 377, §8.
  
   §12 Адунайское название "Земля Дара" в ПА III было Абарзайан (см. стр. 378, §12), в конечном варианте измененное на Йозайан, которое появляется в ПА IV и в конечном тексте F 2 "Записок Клуба Мнение" (стр. 241, 247). Таким образом, ясно, что ПА III предшествовал F 2.
  
   §13 Фраза "покуда оставались верными" была опущена.
  
   Адунай повсюду стало адунаим (ср. примечание к Авалой, Авалоим, §1 выше).
  
   §16 "нарушить запрет" > "нарушить запрет Амана"
  
   "(видение Благословенного Королевства), что видели люди" > "что по милости видели люди"
  
   "дети Бессмертного Народа" было опущено.
  
   §19 "И все же в конце новое добро обратилось во зло, и люди пали, как говорят, во второй раз" было опущено, следующее предложение начинается со слов "Но по прошествии долгого срока там восстало второе проявление"
  
   "(он услышал о прибытии) эрухин" > "Морских королей из глубин"
  
   §20 Название Минул-Тарик, Столп Небес, заменившее Менель-Тубал (впоследствии Мениль-Тубал) из ПА II, впервые появляется в ПА III (см. стр. 375).
  
   §21 "и ныне вновь зашевелилось" > "и ныне в очередной раз зашевелились глубоко посеянные семена"
  
   §23 В последующих текстах вместо Аматтанэ в ПА II §§21,23 (где это название относится к "Земле Дара") используется Анадунэ; однако для Благословенное Королевство в ПА II §23 - Аматтани, Благословенное Королевство. Таким образом, Аматтанэ, в свою очередь замененное в употреблении по отношению к Анадунэ Зен'набар, Абарзайан, Йозайан, теперь вновь появляется в форме Аматтани как название Валинора; однако Аваллони сохраняется в §§16, 47, 50. Этимология Аматтани приводится в "Отчете об адунаике" Лаудема, стр. 435.
  
   [389]
  
   §25 К тексту машинописного дополнения, приложенного к ПА II и приведенного на стр. 382, после слов "ни где-либо еще в пределах пояса Земли" в ПА III было добавлено: "ибо не Авалоим в начале нарекли вас эрухин, детьми Бога."
  
   Слова "который создал и ее, и вас" были опущены.
  
   §26 В ПА III имя Арбазан стало Афанузир, а Нимрузан - Нимрузир. Джереми в "Записках Клуба Мнение" называет Лаудема Нимрузир (стр. 250, 252), и это название появляется в I (B) фрагменте Лаудема (стр. 247): "семь кораблей Нимрузира на восток".
  
   §27 После слов Афанузира (Арбазана) "Возможно, что так" он замечает обманный довод Ар-Фаразона: "Все-таки обойти повеление позади не означает, что оно соблюдается"; и в отрывке, следующем за его речью, слова "где непроходимые льды", первоначально измененные на "... лед", были опущены.
  
   §28 История экспедиции Ар-Фаразона в Средиземье была значительно расширена на машинописной странице, вставленной в ПА III. Новый текст очень близок к соответствующему отрывку "Акаллабет" (стр. 270), но в нем отсутствует упоминание Гаваней Умбара:
  
   ... и, когда все было готово, он отплыл на Восток. И люди видели его паруса, появляющиеся с заката, окрашенные как алое и мерцающее красным золото, и страх охватил их, и они бежали вдаль. Пустой и тихой под бледной луной была земля, когда король Анадунэ [> Йозайана] ступил на берег. Семь дней он продвигался со знаменем и звуком труб и пришел к холму, и поднялся на него, поставив там свой шатер и трон; и он уселся на него посреди той земли, и шатры его воинства заполонили все вокруг него подобно полю величавых цветов [> выстроились вокруг него: синие, золотые и белые, словно поле высоких цветов]. Затем он отправил вперед герольдов с приказом Зигуру предстать перед ним и поклясться в верности.
  
   Возможно, стоят упоминания мои воспоминания об этом отрывке. Я помню, как отец, в своем кабинете в доме в Северном Оксфорде, одним летним вечером читал мне "Потопление Анадунэ": это был 1946 г., ибо мои родители переехали из этого дома в марте 1947 г. Я отчетливо помню, что шатры Ар-Фаразона были словно поле высоких многоцветных цветов. Поскольку этот отрывок только был введен в текст ПА III, и указание цветов цветов, "синие, золотые и белые", было написано карандашом на машинописи, появляющейся в напечатанном конечном тексте ПА IV, отец читал мне ПА III или ПА IV. У меня осталось сильное впечатление, что адунайские названия были незнакомы мне и что отец читал "Потопление
  
   [390]
  
   Анадунэ" как новую написанную им работу. Кажется, это подтверждает предположение, сделанной мной ранее (стр. 147), что появление адунаика и развитие новой формы легенды Низвержения принадлежит первой половине 1946 г.
  
  
   §30 Этот параграф был переписан:
  
   Однако такими были коварство его разума и сила его сокрытой воли, что до исхода трех он стал ближе всех к тайным помыслам короля; ибо лесть, сладкая, как мед, всегда сходила с его языка, и он обладал огромным знанием о том, что еще не было открыто людям. И видя благосклонность, которую он завоевал у их владыки, все советники, кроме одного Афанузира, начали заискивать перед ним. Тогда медленно страна начала меняться, и сердца Верных исполнились мучительным беспокойством.
  
   §31 В конце текста на замещающем листке в ПА II, приведенном на стр. 383, §31 после слов "и имя ему Арун, Владыка Всего" было добавлено: "Даритель Свободы, и он сделает вас сильнее, чем они."
  
   §32 Описание храма было изменено на перепечатанной странице ПА III путем исправления предложений, следующих за фразой "огромный купол":
  
   И тот купол сработан был из серебра и вырос, блистая на солнце, так что свет его можно было увидеть издалека; но вскоре этот свет затемнился, и серебро почернело. Ибо на вершине купола было широкое отверстие или башенка с отверстиями, откуда поднимался великий дым ... Ко второму упоминанию Мулкхера (> Аруна) в ПА II было добавлено "Даритель Свободы" (ср. §31 выше).
  
   Последнее предложение параграфа стало: "Обвинения эти по большей части были ложными; однако то были суровые дни, и злоба порождает злобу."
  
   §36 Ответ Афанузира (Арбазана) на вопрос Нимрузира "Не предашь ли ты тогда короля?" был расширен до того, что сказано в "Акаллабет" (стр. 275):
  
   "Да, воистину предал бы, - сказал Афанузир, - если бы посчитал, что Аман нуждается в таком посланнике. Ибо есть лишь одна верность, от которой ни один человек не может освободиться в своем сердце по любой причине. А что до запрета, наказание понесу я один, чтобы не стали виновны все эрухин."
  
   §38 "ты должен бежать из прекрасного Аматтанэ, ныне оскверненного, и потерять то, что любил" > "ты должен бежать из земли Звезды без иной звезды, чтобы указать путь; ибо земля эта осквернена. Тогда ты потеряешь то, что любил"
  
   §39 Слова "Однако можно заметить, что" были опущены.
  
   [391]
  
   §41 "(Орлы Амана) над Анадунэ!" > "затеняют Анадунэ!"
  
   §43 "бесконечной вереницей" > "летели они строем, конец которого невозможно было разглядеть"
  
   §§46-7 Этот отрывок в ПА II почти в той же форме сохранился в конечном варианте, включая упоминание флотилий адунаим, прибывших в "Аваллони в глубинах моря", кроме вставки и исправления, следующих за словами "Ибо в конце Ар-Фаразон дрогнул и почти что повернул назад" в §47:
  
   Сердце предостерегало его, когда он взглянул на беззвучные берега и увидел Гору Амана, сияющую, белее снега, холоднее Смерти, безмолвную, одинокую, незыблемую, ужасную, как тень света Бога. Но ныне правила им гордыня, и, наконец, он оставил свой корабль и шагнул на берег, объявляя ту землю своей, если никто не сразится с ним за нее.
  
   Этот отрывок сохранился в "Акаллабет" (стр. 278) с Таникветиль вместо Горы Амана и Илуватар вместо Бог.
  
   После слов "земля Амана и земля его дара" (ближе к концу §47) было добавлено "Аматтани и Йозайан" (см. выше §23).
  
   Последнее предложение §47 было изменено на: "И после этого у Авалоим не было жилища на земле, и они обитали незримо; и при этом больше нет места, где хранилась бы память о мире без зла." См. стр. 387 (§47, конец).
  
   §§49-50
   Этот ключевой отрывок поначалу сохранился в ПА III в той же самой форме, что и в ПА II (стр. 373-4) с одним отличием (кроме Минул-Тарик для Мениль-Тубал): конец §50 был изменен на: "Поэтому некоторые среди них по-прежнему плавали по пустынным морям, надеясь найти Одинокий Остров. Но не смогли: "ибо все пути, что некогда были прямыми, искривлены," - говорили они." Уже в §49 ПА I вершина Столпа Небес называется "одинокий остров где-то в великих водах", если ее подлежало найти, возвышающейся над морской гладью.
  
   Поскольку кроме утверждений в §16, что нимир, должно быть, жили недалеко от Анадунэ и что некоторые говорили, будто именно остров нимир они могли видеть, Тол Эрессеа иначе заметен своим отсутствием в "Потоплении Анадунэ", и Аваллони - это название Благословенного Королевства, ясно, что мой отец использовал название Одинокий Остров для вершины Столпа Небес в Анадунэ со специальным намерением двусмысленности.
  
   Дополнительные машинописные страницы заменили заключение (§§49-55) повествования в ПА III, и §50 был расширен
  
   [392]
  
   (§§49-50)
   весьма удивительным образом. Впоследствии текст дальше не изменялся, и конечный вариант §§49-50 в "Потоплении Анадунэ" (Я привожу этот отрывок полностью для простоты сравнения с заключением "Акаллабет") выглядит следующим образом:
  
   Вершина горы Минул-Тарик, Стопл Небес, посреди той земли была священным местом, ибо там адунаим имели обыкновение возносить благодарности Эру и поклоняться ему; и даже во дни Зигура она не была осквернена. Поэтому многие люди верили, что она не затонула навсегда, но снова поднялась над волнами, одинокий затерянный остров в великих водах, если случайно мореход наткнется на него. И много было тех, что позднее искали его, потому что среди остатков адунаим говорилось, будто зоркие люди древности могли видеть с Минул-Тарик мерцание Бессмертной Земли. Ибо даже после разрушения сердца адунаим по-прежнему были обращены на запад; [§50] и хотя они знали, что мир изменился, они говорили: "Аваллони исчез с лица Земли, и Земля Дара отнята, и в мире нынешней тьмы их нельзя найти; однако некогда они существовали и поэтому по-прежнему остаются в истинном бытии и в целостном устроении мира." И адунаим считали, что благословенный человек мог узреть иные времена, отличные от тех, в которых живет его тело; и они вечно искали возможности избежать теней своего изгнания и хоть как-то увидеть свет, что был прежде. Поэтому некоторые среди них по-прежнему плавали по пустынным морям, надеясь найти Одинокий Остров, и оттуда узреть сущее, каким оно было.
  
   Но они ничего не нашли и говорили: "Все пути, что некогда были прямыми, искривлены." Ибо в юности мира было трудно сказать людям, что Земля не плоская*, как должно показаться, и немногие даже из Верных Анадунэ верили в своих сердцах этому учению; и когда в последующие дни благодаря науке о звездах и путешествиям на кораблях, что исходили все пути и воды Земли, Короли людей узнали, что мир действительно был круглым, тогда среди них родилась вера, что он стал таким только во время великого Низвержения. Поэтому они думали, что там, где заканчивался новый мир, старый путь и тропа памяти о Земле продолжались к небесам, словно огромный невидимый мост. И среди них поползли слухи и возникли предания о моряках и людях, покинутых на море, которые по некой милости или судьбе взошли на
  
   *plain используется в утраченном значении "плоский"; однако ср. позднее написание plane (плоский) того же слова и существительное plain (плоскость).
  
   [393]
  
   (§§49-50)
   тот древний путь и увидели, как уменьшается под ними лик мира, и так они достигли Одинокого Острова или поистине Земли Амана, что была, и прежде чем умереть, узрели Белую Гору, ужасную и прекрасную.
  
   В "Акаллабет" сохранилась добрая часть этого отрывка, однако текст содержит новые моменты. Я привожу его здесь, как он напечатан в "Сильмариллионе", стр. 281-2 (некоторые редакторские изменения в начале и в конце не сказываются на смысле).
  
   Среди Изгнанников многие верили, что вершина Менельтармы, Столпа Небес, не затонула навсегда, но снова поднялась над водами, одинокий затерянный остров в великих водах; ибо то было священное место и даже во дни Саурона никто не осквернил ее. И некоторые из потомков Эарендиля позже искали ее, потому что мудрые говорили, что зоркие люди древности могли увидеть с Менельтармы мерцание Бессмертной Земли. Ибо даже после разрушения сердца дунэдайн по-прежнему были обращены на запад; и хотя они в самом деле знали, что мир изменился, они говорили: "Аваллонэ исчезла с лица Земли, и Земля Аман взята прочь, и в мире нынешней тьмы их нельзя найти. Однако некогда они существовали и поэтому по-прежнему есть, в истинном бытии и целостном устроении мира, каким он был изначально создан."
  
   Ибо дунэдайн считали, что даже смертные люди, благословленные, могли узреть иные времена, отличные от тех, в которых проходит их телесная жизнь; и они вечно искали возможности избежать теней своего изгнания и хоть как-то увидеть свет, что не угасает; ибо печаль мысли о смерти преследовала их по глубинам моря. Так великие мореходы среди них по-прежнему плавали по пустынным морям, надеясь найти Остров Менельтарма и оттуда узреть сущее, каким оно было. Но не нашли его. И те, что далеко заплывали, достигали лишь новых земель и находили их похожими на старые, подверженными смерти. А те, что плавали еще дальше, всего лишь огибали Землю и возвращались, наконец, истомленные, к месту своего отправления; и они говорили: "Все пути ныне искривлены."
  
   Так в последующие дни благодаря путешествиям на кораблях, знанию и науке о звездах короли людей узнали, что мир действительно сделался круглым, однако эльдар по-прежнему было позволено уплывать на Древний Запад и Аваллонэ, если они желали. Поэтому мудрецы среди людей говорили, что Прямой Путь все еще должен существовать, ибо те, кому это позволено, могли найти его. И они учили, что там, где заканчивался новый мир,
  
   [394]
  
   (§§49-50)
   старый путь и тропа памяти о Западе по-прежнему продолжались, словно огромный невидимый мост, что проходил через слой дыхания и полета (которые закруглились, когда закруглился мир), и пересекали Ильмен, который сама по себе плоть снести не может, пока не достигали Тол Эрессеа, Одинокого Острова, а, возможно, продолжались и дальше, до Валинора, где все еще живут Валар и наблюдают за развертывающейся историей мира. И по побережьям моря поползли слухи и рассказы о морях и людях, покинутых на водах, которые по некой милости, или судьбе, или благоволению Валар взошли на Прямой Путь и увидели, как под ними уменьшается лик земли, и так достигли освещенных лампами пристаней Аваллонэ или поистине последних взморий на краю Амана, и там, прежде чем умереть, узрели Белую Гору, ужасную и прекрасную.
  
   Можно заметить, что §49 и первая часть §50 (до слов "Но они не нашли его") в ПА по большей части сохранились в "Акаллабет" (где, однако, весь этот отрывок о предположениях Изгнанников был перемещен в конец работы). Но там, где в ПА говорится "Аваллони исчезла с лица Земля, и Земля Дара отнята", в "Акаллабет" сказано "Аваллонэ исчезла с лица Земли, и Земля Аман взята прочь". В ПА Аваллони это и есть Земля Аман; в "Акаллабет" это гавань Тол Эрессеа (см. стр. 386). В ПА те, кто плавал по пустынным морям, надеялись найти "Одинокий Остров", который и есть вершина Столпа Небес; в "Акаллабет" они надеялись найти "Остров Менельтарма".
  
   В обоих версиях мореходы, которые плавали на запад с берегов Средиземья, ища вершину Минул-Тарик или Менельтармы, благодаря своим путешествиям узнали, что мир был круглым; однако в ПА - "что мир действительном был круглым", тогда как в "Акаллабет" "что мир действительно сделался круглым".
  
   В "Падении Нуменора", ядре легенды о Катаклизме, было ясно, что мир сделался круглым во времена Низвержения (см. стр. 386-7): это была история, и внутри нее закругление мира в то время было непреложным фактом. В "Потоплении Анадунэ" нимир (эльдар) прибыли к адунаим и нарочито учили, что мир по своей природе был круглым ("подобно яблоку он висит на ветвях небес", §23), но прибывший в Анадунэ Зигур отрицал это ("мир не был замкнутым кругом", §31). В этой работе автор знает, что мир по своей природе является шаром; но очень немногие из адунаим верили этому учению, пока путешествия выживших во время Потопления не подтвердили, что это было правдой (ср. отрывок,)
  
   [395]
  
   (§§49-50)
   написанный на первоначальном тексте ПА I, стр. 355: "Ибо они по-прежнему верили Саурону, что мир был плоским, пока их флотилии не обошли весь мир в поисках Менельтьюлы и они не узнали, что он был круглым"). И таким образом (как говорят предания), вместо принятия истинной природы Круглого Мира, "среди них появилась вера, что он стал таким только во время великого Низвержения." Так случилось, что спасшиеся из Анадунэ на Западе Средиземья пришли к концепции Прямого Пути: "Поэтому они думали, что там, где заканчивался новый мир, старый путь и тропа памяти о Земле продолжались к небесам, словно огромный невидимый мост."
  
   Это принципиально отличается от "Падения Нуменора" (ПН III, §11, стр. 338): "Ибо древнее очертание мира сохранилось в разуме Илуватара и мыслях богов, и в памяти мира, как форма и замысел того, что было изменено, но тем не менее продолжается." Автор "Падения Нуменора" знает, что "в прежнее время многие из изгнанников Нуменора еще могли видеть, некоторые отчетливо, а некоторые более расплывчато, пути на Истинный Запад"; однако для рационального автора (каким он может показаться) "Потопления Анадунэ" Прямой Путь был верованием, рожденным желанием и сожалением.
  
   У автора "Акаллабет" были перед собой оба текста, и в этом отрывке он использовал их. Я снова привожу здесь заключительный отрывок "Акаллабет" с указанными источниками (кое-что неизбежно приблизительно): "Потопление Анадунэ" курсивом, "Падение Нуменора" (ПН III, §§8, 12) прямым шрифтом между звездочек, а отрывки, которых не было ни в одном источнике, - прямым шрифтом в скобках.
  
   Но не нашли его. (И те, что далеко заплывали,) *достигали лишь новых земель и находили их похожими на старые, подверженными смерти*. (А те, что плавали еще дальше, всего лишь огибали Землю и возвращались), *наконец, истомленные, к месту своего отправления;* и они говорили: "Все пути ныне искривлены."
  
   Так в последующие дни благодаря путешествиям на кораблях, (знанию и) науке о звездах короли людей узнали, что мир действительно был (сделан) круглым, (однако эльдар по-прежнему было позволено уплывать на Древний Запад и Аваллонэ, если они желали.) Поэтому (мудрецы среди людей говорили, что Прямой Путь все еще должен существовать, ибо те, кому это позволено, могли найти его. И они учили), что там, где заканчивается новый мир, старый путь и тропа памяти о (Западе по-прежнему) продолжались, словно огромный невидимый мост, (что) *проходил через слой дыхания и полета* ((которые
  
   [396]
  
   (§§49-50)
   закруглились, когда закруглился мир),) *и пересекали Ильмен, который сама по себе плоть не может снести,* (пока не достигали Тол Эрессеа, Одинокого Острова, а, возможно, продолжались дальше, до Валинора, где все еще живут Валар и наблюдают за развертывающейся историей мира.) (И по побережьям моря поползли) слухи и рассказы о морях и людях, покинутых на водах, которые по некой милости, или судьбе, (или благоволению Валар) взошли на (Прямой) Путь и увидели, как под ними уменьшается лик земли, и так достигли (освещенных лампами пристаней Аваллонэ или поистине последних взморий на краю) Амана, и там, прежде чем умереть, узрели Белую Гору, ужасную и прекрасную.
  
   Намерение, которое лежит под этими аспектами "Потопления Анадунэ" обсуждается в следующей части (v).
  
   §51 Описание бури, которая следовала за Катаклизмом, было переписано в ПА III близко к тому, что в "Акаллабет" (стр. 280), однако по-прежнему сохраняются семь кораблей (см. стр. 387, §51):
  
   Но когда земля Анадунэ низверглась, он [Нимрузир] утонул бы вместе с ней и погиб, и показалось бы это меньшим горем, ибо никакая смертная боль не могла быть более мучительной, чем разрушение того дня; но ветер, яростней любого, что знали люди, подхватил его, ибо по-прежнему дул с Запада; и он разорвал паруса и обрушил мачты, и гнал несчастных людей, как соломинки по воде; и моря восстали в ужасном гневе.
  
   Тогда семь кораблей Нимрузира бежали пред черной бурей из сумерек рока во тьму мира; и волны, подобные движущимся горам, увенчанным снегом, несли их посреди туч, и по прошествии многих дней выбросили их вглубь Средиземья.
  
   В ПА IV семь было вспешке изменено на двенадцать.
  
   §55 Поначалу заключение в ПА III было тем же, что и в ПА II, однако заменено следующим (с исправлениями карандашом, встречающимися в ПА IV):
  
   И название той земли погибло; ибо ни один человек не говорил ни о Гимладе, ни об Абарзайане [> Йозайане], Даре, что был отнят, ни об Анадунэ на границе мира; однако изгнанники на побережьях Моря, если поворачивались к Западу, говорили об Акаллабэ [> Акаллабет], Низвергнутой, которую поглотили волны, Аталантэ на языке нимри. Акаллабет - форма из фрагментов Лаудема (стр. 247, 312).
  
   [397]
  
   Я показал (стр. 353), первоначальный черновик ПА I "Потопления Анадунэ" был написан в промежутке между единственной рукописью E Части Два "Записок Клуба Мнение" и первой машинописью F 1 Ночи 66 в "Записках". Второй текст между F 1 и заменой F 2 (стр. 375), так же как и третий текст ПА III (стр. 388, §12). Конечный текст ПА IV первый, в котором название "Земли Дара" на адунаике - Йозайан, форма, встречающаяся в F 2; неизвестно, какой из двух текстов предшествовал другому, однако это кажется малозначительным. То, что действительно важно в этих деталях, - они делают очевидным, что написание "Потопления Анадунэ" было переплетено с дальнейшим развитием Части Второй "Записок Клуба Мнение" и завершилось в тот же самый период.
  

Переведено 10 августа 2011 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Жена для Верховного мага"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) М.Боталова "Этот демон будет моим!"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"