Алмиэон: другие произведения.

Лэ о Лейтиан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Подстрочник к Песням I и II


   [150]
  

III

ЛЭ О ЛЕЙТИАН

  
   Мой отец написал в своем дневнике, что начал "поэму о Тинувиэль" во время летних экзаменов 1925 г. (см. стр. 3). Он забросил ее в 1931 г. (см. ниже), когда ему было 39 лет. Черновые наброски существуют для всей поэмы ("черновые", на самом деле, означает "очень грубые"); и, опираясь на них, он написал чистовой вариант, который я назову "А"*.
  
   На рукописи А мой отец несвойственным для него образом проставил даты, первая из которых стояла напротив строки 557 (23 августа 1925 г.); и он написал последнюю дополнительную сотню строк третьей Песни (заканчивающейся на строке 757), пока был в отпуске в Filey на йоркширском побережье в сентябре 1925 г. Следующая дата была проставлена 2,5 года спустя (или 400 строками далее) 27-28 марта, будучи написана напротив строки 1161; и после помечен был каждый день в течение девяти дней до 6 апреля 1928 г. - за это время было написано не менее 1768 строк (до 2929 строки).
  
   Поскольку даты отсылают к переписанным стихам, а не ко времени их действительного написания, можно подумать, что они мало что доказывают; однако черновые наброски строк 2497-2504 написаны на заброшенном письме, датированном первым апреля 1928 г., и эти строки были написаны в чистовом варианте А 4 апреля - это показывает, что строки 2505-2929 действительно были написаны между 1 и 6 апреля. Поэтому я считаю, что даты на чистовике А могут использоваться как надежный источник времени написания тех или иных строк.
  
   Даты ноября 1929 г. (в строке 3031) сопровождаются существенным количеством написанных строк в последнюю неделю сентября 1930 г., а еще в середине сентября 1931 г.; последняя дата - 17 сентября того же года напротив строки 4085 - очень близка к месту, в котором Лэ была заброшена. Подробности о датах приведены в Примечаниях.
  
   Существует также машинописный текст ("B"), сделанный отцом, несколько последних строк которого существуют только в рукописи; и этот текст заканчивается в том же самом месте, что и А. Эта машинопись довольно рано была начата, поскольку мой отец замечает в своем дневнике в записи от 16 августа 1926 г., что "напечатал небольшую часть Тинувиэли", и до конца 1929 г. он дал почитать ее К.С.Льюису. 7 декабря того же года Льюис написал ему об этом, говоря:
  
   "Вчера вечером я прочитал Жесту до того места, где Берен и его спутники-номы побеждают отряд орков выше истоков
  
   *Он был написан на обратной стороне работ экзаменующихся, скрепленных и подготовленных как бумага для рукописи: ее было достаточно много, чтобы пользоваться в течении шести лет, и несколько работ студентов в конце пачки не было использовано.
  
   [151]
  
   Нарога и переодеваются в r?af [древнеанглийский: "одежды, оружие, взятые у убитого"]. Я вполне честно могу сказать, что она довольно большая, поскольку у меня был вечер такого удовольствия: и личный интерес чтения работы друга имел мало отношения к этому. Мне следовало наслаждаться ей точно так же, как если бы я поднял ее в книжном магазине и автор был бы мне неизвестен. Две вещи, которые проявляются явно, - ощущение реальности на задворках и мифическая ценность: сущность мифа, являющегося таковым, не должна иметь примеси аллегории для создателя, и все же должна намекать на зарождающиеся аллегории для читателя,"
  
   Таким образом, Льюис дочитал до строки 2017. Очевидно, у него были и дальнейшие строки; возможно, что машинопись к тому времени расширилась до нападения Келегорма и Куруфина, бегущих из Нарготронда, на Лутиэн и Берена, напротив которого (в строке 3031) в рукописи стоит дата - ноябрь 1929 г. Некоторое время спустя, вероятно, в начале 1930 г. Льюис отправил моему отцу 14 страниц подробной критики до строки 1161 (если было больше, то они не сохранились). Эту критику он замыслил как в большей степени академический комментарий к тексту, притворяясь, что рассматривает Лэ как древнюю работу, у которой нет автора, существующую во многих более или менее испорченных рукописях с искажениями переписчиков в древности и научными доводами ученых девятнадцатого века; и поэтому забавно отнял жало у некоторых резко выраженных суждений, и в то же самое время выразил серьезную похвалу за отдельные отрывки. Почти все стихи, которые Льюис нашел недостаточно хорошими по той или иной причине, помечены для исправления в машинописи B, если в действительности не были переписаны, и во многих случаях его предлагаемые изменения или их переделка включены в текст. Большая часть комментариев Льюиса приведена на стр. 315 и далее со стихами, которые он раскритиковал, и изменениями, сделанными в результате.
  
   Мой отец забросил Лэ в месте, где челюсти Кархарота сомкнулись подобно капкану на руке Берена и заглотили Сильмариль, но хотя никогда не продвигался дальше этого места в повествовании, он не забросил Лэ навсегда. Когда Властелин Колец был закончен, он снова возвратился к Лэ и переделал первые две песни и значительную часть третьей, и небольшие отрывки некоторых других. Выделим элементы этой истории:
  
   (1) Черновые наброски всей поэмы, написанной в 1925-1931 гг.
  
   (2) Рукопись А всей поэмы, написанная постепенно в 1925-1931 гг.
  
   (3) Машинопись B всей поэмы (заканчивающаяся в рукописи), начатая уже в 1926 г.
  
   Эта машинопись была дана Льюису где-то в конце 1929 г., когда она, вероятно, расширилась приблизительно до строки 3031.
  
   [152]
  
   (4) Переписанные вводные Песни и части некоторых других (после завершения Властелина Колец).
  
   Рукопись А была исправлена путем изменений и вставок в разное время, большинство из этих изменений было включено в машинопись B; в то время как в B есть дальнейшие изменения, не найденные в А.
  
   Количество исправлений, сделанных в В, очень сильно различается. Мой отец использовал ее как основу для дальнейшего переписывания, и в этих частях старая машинопись полностью покрыта новыми стихами; но для длинных отрывков - явно большая часть поэмы - текст не тронут, за исключением очень незначительных и словно бы случайных изменений здесь и там в отдельных строках.
  
   После многих экспериментов я решил, что создание отдельного текста, сочетания, полученного от самого позднего написания, было бы полностью ошибочным. Совершенно независимо от практической сложности измененных имен и названий в переписанных частях, которые не введены в старые строки, поздние стихи по своим размерам и формальному завершению слишком отличны; слишком много времени прошло, и в той малой части, что отец переписал в Лэ о Лейтиан после Властелина Колец у нас есть лишь фрагменты новой поэмы: из которых мы можем извлечь представление о том, что не осуществилось. Поэтому я отделил этих части и привожу их после и отдельно (Глава IV).
  
   Следующая причина сделать так заключается в цели этой книги, которая включает рассмотрение Лэ как важных стадий в эволюции легенд. Некоторые из переделок Лэ о Лейтиан, по крайней мере, на 30 лет позже, чем начало поэмы. Поэтому с точки зрения "истории" оставление поэмы в сентябре 1931 г. или вскоре после него является конечным пунктом, и я исключил исправления в именах и названиях, которые несомненно (как я считаю) позже, но я включил те изменения, что были раньше.* В таком случае, как, например, Белерианд, который в большей части поэмы в В был Броселианд, а позже всегда был исправлен на Белерианд, но стал Белерианд, как первоначально написано, в строке 3957, я привожу вариант Белерианд везде. С другой стороны я сохраняю номы, поскольку мой отец все еще использовал это название в Хоббите.
  
   Множество малых изменений по метрическим/стилистическим причинам, однако, составляют проблему для попытки дать "текст 1931 г.", поскольку зачастую невозможно быть уверенным, к какой "фазе" они принадлежат. Некоторые
  
   *Это приводит к непоследовательному обращению с некоторыми именами между двумя длинными Лэ, например, Финвег сын Финголфина в Детях Хурина, но Фингон в Лэ о Лейтиан. Имя Финвег сохранилось в "Сильмариллионе" 1930 г., но ранее было изменено на Фингон.
  
   [153]
  
   очевидно очень ранние - например, цветы свечи изменено на цветущие свечи (строка 516), поскольку К. С. Льюис относительно последнего сделал замечание - в то время как остальные явно сделаны многими годами позже, и, строго говоря, принадлежат поздним переписываниям; но насчет многих нельзя с уверенностью говорить.
  
   В любом случае, такие изменения - очень часто сделанные для избавления от некоторых приемов, использовавшихся как метрическая помощь, наиболее примечательные среди них это использование усилительных времен с doth и did просто для того, чтобы получить слог - у таких изменений нет никаких последствий, кроме улучшения отдельной строки; и в таких случаях это кажется печальным фактом, вследствие строгой приверженности текстовой основе, потерять такие небольшие усиления или, во всяком случае, скрыть их в следе нудных текстовых примечаний, позволяя их менее счастливым предшественникам оставаться в тексте. Поэтому я счел допустимым открыто быть непоследовательным в этих деталях, и, например, сохраняя номы (для эльфов или другой замены) или Ту (для Горту или Саурон), чтобы ввести малые изменения в формулировках, которые, вне всякого сомнения, более поздние, чем эти.
  
   Как и в Лэ о Детях Хурина не существуют пронумерованные примечания к тексту; комментарий, ссылающийся на номера строк поэмы, очень сильно ограничен для ранних вариантов, и эти ранние варианты ограничены случаями, где есть некоторые существенные различия, как то в именах или мотивах. Цитаты из рукописи А всегда являются цитатами из того текста, который был первоначально написан (в очень многих случаях он был изменен на вариант, найденный в В).
  
   Нужно отметить, что в то время, когда Лэ о Лейтиан была в процессе написания, "Набросок Мифологии" был написан (в 1926 г.), а затем переписан, прямо переходя в версию "Сильмариллиона", которую я приписываю 1930 г. и в повествовании, и в языке которой уже присутствовали многие из основ опубликованной работы. В своих комментариях к каждой Песне я пытаюсь рассматривать развитие легенд наравне и одновременно с текстом поэмы и обращаюсь исключительно к одновременной прозаической работе.
  
   У текста А нет никакого названия, но на оберточной странице связки черновых работ написано Тинувиэль, и в своих ранних ссылках на поэму мой отец называл ее так, как и аллитеративную поэму Турином. У текста В есть следующее название:
  
   ЖЕСТА
   О БЕРЕНЕ, сыне БАРАХИРА
   и
   ЛУТИЭН ФЭЙ
   прозванной
   ТИНУВИЭЛЬ СОЛОВЕЙ
   или
   ЛЭ О ЛЕЙТИАН
   Освобождение от Оков
  
   [154]
  
   "Жеста о Берене и Лутиэн" подразумевает повествование в стихах, рассказывающее о подвигах Берена и Лутиэн. Слово жеста (gest) произносится как современное английское jest ["шутка, насмешка" - прим. пер.], будучи по фонетической форме действительно "тем же словом", хотя теперь его значение полностью поменялось.
  
   Мой отец никогда не объяснял название Лейтиан "Освобождение от Оков", и мы в праве выбирать, если пожелаем, среди разнообразных употреблений, которые можно увидеть в поэме. И при этом он не оставил никакого толкования значения, если оно есть, сходства Лейтиан и Лейтиэн "Англия".
  
   В истории Эльфвине из Англии эльфийское название Англии - Лутиэн (которые было ранним именем самого Эльфвине, Англия же называлась Лутания), но во время первого появления (только первого) этого названия слово Лейтиан было подписано карандашом над ним (II.330, примечание 20). В "Наброске Мифологии" Англия по-прежнему называется Лутиэн (и в то же время дочь Тингола тоже зовут Лутиэн), но это название было изменено на Лейтиан, и эта форма встречается в версии "Сильмариллиона" 1930 г. Я не могу сказать (1) какая связь, если была какая-либо, между двумя значениями Лутиэн, а также не (2) является ли Лейтиэн (один раз Лейтиан) "Англией" или связана с Лейтиан "Освобождение от Оков"*. Единственное свидетельство этимологической природы, которое я нашел, - торопливое примечание, которое невозможно датировать и которое отсылает к основе лет- "освобождать" с лейтиа "освобождение" и сопоставляет с Лэ о Лейтиан.
  

ЖЕСТА О БЕРЕНЕ И ЛУТИЭН

I

   Король жил в древние времена:
   еще люди по земле не бродили
   его власть вознеслась в полумраке пещер,
   его рука простиралась на поляны и лощины.
   Его щиты сияли, как луна, 5
   его копья острые сработаны из стали,
   из серого серебра скована его корона,
   в его знаменах пойман звездный свет;
   и серебром звенели его длинные трубы
   под звездами в могучем вызове; 10
   волшебством его королевство было окружено,
   где мощью и славой, богатством несказанным
   вдалел он со своего трона из слоновой кости
   в многоколонных каменных чертогах.
  
   [155]
  
   Там берилл, жемчуг и бледный опал, 15
   и металл, обработанный подобно рыбьей чешуе,
   щит и латы, топор и меч,
   и блестящие копья хранились в складах -
   всем этим владел он и любил меньше,
   чем деву некогда в Эльфинессе; 20
   ибо прекраснее, чем рожденные людьми,
   дочь у него была, Лутиэн.
   Столь гибкие члены более не побегут
   по зеленой земле под солнцем;
   такой прекрасной девы больше не будет 25
   от рассвета до сумерек, от солнца до моря.
   Ее одеяние было голубым, как летние небеса,
   но серыми, как вечер, ее были глаза;
   оно было расшито прекрасными золотыми лилиями,
   но темными, как тень, были ее волосы. 30
   Ее поступь легка, как птица в полете,
   ее смех светлее весны;
   стройная ива, согнутый камыш,
   аромат цветочного меда,
   свет на листьях деревьев, 35
   голос воды - большими, чем все это,
   были ее красота и блаженство,
   ее слава и ее очарование;
   и ее король выше ценил,
   чем руку, или сердце, или свет глаз. 40
   Они жили посреди Белерианда,
   пока могущество эльфов еще держало ту землю
   в сплетенных лесах Дориата:
   немногие находили туда путь;
   немногие осмеливались лесную крону 45
   пересечь или пошевелить чуткие листья
   языком стаи охотничьих собак,
   конем, или рогом, или смертными стопами.
   К Северу лежала Земля Ужаса,
   откуда только злые пути вели, 50
   через холмы тени, мрачные и холодные,
   или обитель призраков Таур-на-Фуина,
   где скрывалась и лежала Смертельная Ночь,
   и никогда не проникал свет луны или дня;
   к Югу - широкие неизведанные земли; 55
  
   [156]
  
   к Западу древний ревущий Океан,
   нехоженный и безбрежный, широкий и буйный;
   К Востоку - заостренные голубые пики,
   молчаньем объятые, туманом укутанные,
   горы Внешнего Мира, 60
   за тенью сплетенных лесов,
   колючки и чаща, роща и поляна,
   чьи нависшие ветви, волшебство хранящие,
   были древними, когда мир был молод.
   Там Тингол в Тысячах Пещер, 65
   чьи ворота бледные та река омывала,
   которую фэйри звали Эсгалдуин,
   во многих высоких и факелами освещенных чертогах
   жил темный и сокрытый король,
   владыка гор и лесов; 70
   острым был меч и высоким шлем
   короля бука, и дуба, и вяза.
   Там Лутиэн, проворная дева,
   танцевала в лощинах и на лесных полянах,
   и веселая музыка, тонкая и чистая, 75
   звучала на тропах, более прекрасная, чем
   слышали смертные люди на пирах,
   и прекраснее пения птиц.
   Когда листья были длинными, а трава зеленой,
   Дайрон своими тонкими пальцами, 80
   когда день сменялся полумраком,
   блуждающую музыку нежно играл,
   волшебную песнь флейты, дикую трель,
   из любви к дочери Тингола.
   Там лук был согнут и спешило копье, 85
   как призрак бежала цвета увядших листьев лань,
   и кони гордые с заплетенными гривами
   с сияющими удилами и серебряными поводьями
   ночью лунной неслись,
   словно ласточки, быстрые, как стрелы в полете; 90
   звук рогов и колокольчиков,
   тайная охота в глубоких лощинах.
   Там создавали песни и золотые изделия,
   и серебряные чаши и бессчетные драгоценности,
   и бесконечные годы земли фэйри 95
  
   [157]
  
   текли по далекому Белерианду,
   пока не наступил день под солнцем,
   когда начались многие чудеса.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

   Вступление поэмы в B усложняется тем фактом, что мой отец частично переписал (и перепечатал) первую Песнь - переписывание полностью отлично от поздней существенной переработки, которой подверглась ранняя часть поэмы. Это первое переписывание вступление Песни было сделано, пока по-прежнему продолжалось первоначальное написание поэмы, но фактически далеко продвинулось. Вторая версия была напечатана в точности в той же самой форме, как и та, что ее заменила, тогда как последняя часть текста B не напечатана; но в ней появляется название Белерианд, и не как исправление, поскольку в другом месте в B встречается форма Броселианд, во всех случаях измененное чернилами на Белерианд*. Более того, именно первую версию Песни I в тексте B К. С. Льюис прочитал ночью 6 декабря 1929 г., и, я думаю, весьма вероятно, что именно критика Льюиса навела отца на мысль переписать вступление (см. стр. 315-16). В следующих примечания первая версия текста B называется B(I), переписанный текст, приведенный выше, - B(2).
  
   1-30 A: Король жил на рассвете дней:
   его золотая корона ярко сияла
   красным рубином и прозрачным хрусталем;
   его мясо было нежным, его блюда славными;
   красное одеяние из шелка, трон из слоновой кости, 5
   и древние чертоги из арочного камня,
   и вино и музыка щедро лились,
   и тридцать и три защитника,
   все это было у него и его не заботило.
   Дочь любимая его была Мелилот: 10
   от рассвета до сумерек, от солнца до моря,
   нельзя найти прекрасней девы.
   Ее одеяние было голубым, как летние небеса,
   Но не столь голубым, как ее глаза;
   оно было вышито прекрасными золотыми лилиями, 15
   но не столь золотыми, как ее волосы.
  
   В раннем наброске после строки 12 нельзя найти было двустишие:
  
   от Англии до Эгламара
   среди народов, и полей, и земель вдалеке.
  
   *Один раз ближе к самому концу (строка 3957) в рукописном заключении текста B форма этого названия - Белерианд, не Броселианд.
  
   [158]
  
   B(I): Король жил в былые дни:
  
   и т.д. как в A. Для строки 6
  
   и скопленное золото в мерцающей пещере,
   все это было у него и его не заботило.
   Но прекраснее, чем рожденные среди людей,
   была у него дочь, Лутиэн:
  
   и т.д. как в B(2)
  
   14-18 Эти строки позднее использовались в песне Гимли в Мории (Братство Кольца II.4); см. комментарий К. С. Льюиса, стр. 316.
  
   41-4 A: Они жили в мрачном Брокелианде
   пока одиночество еще владело землей.
  
   B(I): Они жили вне Броселианда,
   пока одиночество еще владело землей,
   в темном лесу Дориата.
   Немногие туда находили путь;
  
   В B(I) Оссириандэ написано карандашом над Броселианд. Как отмечено выше, в B(2) встречается форма Белерианд.
  
   48 После этой строки в A и B(I) идет:
  
   Все же иногда приходили издалека и из темноты
   под корнями мрачных гор
   дутье и звук колоколов,
   тайная охота в глубоких лощинах.
  
   Второе двустишие вновь появляется в позднем месте в B(2), строки 91-2.
  
   49-61 A и B(I):
  
   К Северу лежит Земля Ужаса,
   откуда только злые тропы вели,
   над холмами тени, голыми и холодными;
   к Западу и Югу океаны волны катили,
   нехоженые и безбрежные, буйные и широкие;
   к Востоку и дальше на Восток холмы сокрылись
   под опутанными полумраком лесами,
  
   65-6 A: Там Келегорм свои бесконечные дни
   проводил средь сплетенных путей,
   мерцающих проходов и бесконечных нефов,
   чьи колончатые основания та река омывает
  
   67 Эсгалдуин в A, но Эсгадуин в черновых работах, форма, которая встречается в Детях Хурина (стр. 76, строка 2164) до исправления.
  
   [159]
  
   73 A: Там Мелилот, проворная дева
  
   79-84 Нет в A.
  
   85-93 A и B(I) (с одним малым отличием):
  
   Там лук был согнут и спешило копье,
   и олень как тусклый призрак бежал,
   и лошади бледные в блестящей упряжи
   скакали, звеня, лунной ночью;
   там пели песни и творили из золота
  
   См. примечание к строке 48.
  
   96 A: катились по мрачному Брокелианду, B(I): катились по далекому Броселианду
  
   В B(I) Оссириандэ написано карандашом напротив Броселианд, как в строке 41.
  

Комментарии к Песне I

   Удивительная особенность версии A в том, что имя Келегорм дано королю лесных эльфов (Тинголу); более того, в следующей Песни роль Берена в A играет Маглор, сын Эгнора. Единственно возможный вывод (такой же странный, как и перемена имен) - мой отец намеревался отказаться от имени Тингол в пользу Келегорм и (что более поразительно) имени Берен в пользу Маглор. И Келегорм, и Маглор как сыновья Феанора появились в Истории Науглафринга и в Лэ о Детях Хурина.
  
   Имя дочери короля в A, Мелилот, также озадачивает (и является английским названием растения, как у Мелилот Брендибак, гостьи на прощальной вечеринке Бильбо Бэггинса?). Уже во второй версии Детей Хурина "Лутиэн" появилось как "истинное" имя Тинувиэли (см. стр. 119, примечание к 358-66). Возможно, мой отец в действительности начал Лэ о Лейтиан прежде, чем прекратил работу над Детьми Хурина, при этом Мелилот могло быть первым "истинным" именем Тинувиэли, вытесненным Лутиэн; но я считаю, что это крайне маловероятно.* Ввиду Берен > Маглор, я думаю, гораздо более вероятно Лутиэн > Мелилот. Во всяком случае, Берен и Лутиэн вскоре появляются в первоначальных черновиках Лэ о Лейтиан.
  
   Также странно, что в A дочь короля была голубоглазой и золотоволосой, ибо это не соответствовало одеянию темноты, что
  
   *Мой отец определенно утверждал в своем дневнике, что начал Тинувиэль летом 1925 г.; и, следует отметить, что ссылка на Лэ о Лейтиан появляется в аллитерационной заглавной части к одной из машинописей стихотворения Легка как липы лист - которое было опубликовано в июне 1925 г. (см. стр. 120-1). Таким образом, упоминание Лэ о Лейтиан во второй версии Детей Хурина не доказательство того, что он фактически начал ее.
  
   [160]
  
   она сплела из своих волос: в Истории Тинувиэли ее волосы были "темными" (II.20).
  
   Примечательно название Брокелианд, которое появляется в A (Броселианд B), однако я не могу пролить свет на выбор моим отцом этого имени (известный лес Броселианде в Бретани артуровского цикла).* Было бы интересно узнать, как Броселианд стало Белерианд, и ключ к разгадке, возможно, может быть найден на странице черновой работы для вступления к Лэ, где он кратко записал разные возможные варианты названий, которые отец рассматривал для этой земли. То, что Оссирианд встречается среди них, в то время как оно также написано карандашом напротив Броселианд в строках 41 и 96 в B(I), позволяет предположить, что эти названия возникли во время поиска замены для Броселианд. Эти названия следующие:
  
   Голодинанд, Нолдоринан, Гелерианд, Бладоринанд, Белауриэн, Арсирианд, Лассирианд, Оссирианд.
  
   В этой связи представляет интерес название Голодинанд, как содержащее голод, поздний синдаринский эквивалент квенийского нолдо (в старом номском слово голда было номским эквивалентом "эльфийского" нолдо, I.262). Я не могу определить происхождение Гелерианд; но Белауриэн, очевидно, связано с Белаурин, номской формой Палуриэн (I.264), а Бладоринанд с именем Палуриэн Бладоруиэн "широкая земля, Мать Земли" (ibid). По крайней мере, кажется возможным, что Белауриэн в одном ряду с Белерианд (который впоследствии объяснялось совершенно по-другому).
  
   Другая любопытная делать - слово за пределами во фразе в строке 41 B(I) Они жили за пределами Броселианда, где в A - в, а в B(2) - посреди.
  
   Эсга(л)дуин, Таур-на-Фуин (для Таур Фуин Утраченных Сказаний) и Тысяча Пещер появились в Детях Хурина; но в горах, что
  
   к Востоку пики голубые вздымались,
   молчаньем окруженные, туманом укутанные
  
   - строки, которые отсутствуют в A и B(I) - первое появление Синих Гор (ЭредЛуин) поздних легенд: ограждающие Белерианд, как кажется, от Внешнего Мира.
  
   Во всех текстах первой Песни король лесных эльфов представлен обладающим большим богатством. Эта идея уже появляется в Детях Хурина (см. стр. 26), в самом выраженном контрасте ко всему, что сказано в Утраченных Сказаниях: ср. Историю Турамбара (II.95) "народ Тинвелинта жил в лесах и обладал скудным богатством", "его сокровища были малыми" и История Науглафринга (II.227) "Золотую корону
  
   *На самой ранней карте "Сильмариллиона" говорится, что "все земли к югу от Гондолина, орошаемые Сирионом, на английском языке звались "Броселианд"".
  
   [161]
  
   они [гномы] сковали для Тинвелинта, который прежде носил лишь венок из алых листьев."
  

II

   Далеко к Северу под каменными холмами
   в пещерах черных стоял трон, 100
   огнями подземными освещенный,
   которые стонущие ледяные ветра
   полыхать и мерцать заставляли в темном дыме;
   дрожащие едкие кольца душили
   бессолнечный воздух глубоких темниц, 105
   где сгибались и ползали злые создания.
   Там сидел король: ни эльфом,
   ни смертной крови, ни добрым духом
   земли или небес мог он быть,
   гораздо старше, более могучий, чем камень 110
   из которого построен мир, чем огонь,
   что горит внутри, более свирепый и ужасный;
   и мысли глубокие были в его сердце:
   темная сила, что отдельно жила.
   Непобедимые копья из стали 115
   сигнала его ждали. Жалости не знали
   легионы его выстроенной ненависти,
   которой волк и ворон ждут;
   и черные вСроны сидели и кричали
   на их черных знаменах, и далеко 120
   были слышны их отвратительные ужасные напевы
   над вонью и растоптанными мертвецами.
   Огнем и мечом его разрушение кровавое
   на всех, кто не склонил головы,
   подобно молнии пало. Северная земля 125
   лежала, стеная, под его ужасной рукой.
   Но там все еще жил, замерзший, скрываясь,
   бесстрашный смелый Барахир,
   земли и власти лишенный,
   кто некогда рожден был правителем людей, 130
   а ныне изгоем таился и прятался
   в суровом вереске и сером лесу,
  
   [162]
  
   и с ним остались верные люди,
   Берен, его сын, и десять других.
   Однако малым был их охотничий отряд, 135
   все еще свирепым и бесстрашным был каждый воин,
   и храбрые деяния они еще не раз совершали,
   и любили леса, чьи тропы более приятными
   казались им, чем быть рабом того черного трона
   и томиться в каменных чертогах. 140
   Король Моргот их все еще жестоко преследовал
   воинами и собаками, и волка и кабана,
   заклятьем безумия наполнив, он послал
   убить их, когда по лесу будут бродить;
   однако ничто не вредило им многие годы, 145
   пока, вкратце сказать, какими слезами
   часто оплакивали в годы минувшие,
   никаких слез ныне не хватит, не было совершено
   деянье несчастное; не подозревая,
   они угодили в ловушку Моргота. 150
   Горлим был тем, кто, устав
   от тяжкого труда, и бегства, и нападений,
   одной ночью случайно свернул
   через темные поля украдкой на встречу
   с тайным другом в долине, 155
   и обнаружил усадьбу, бледно мерцающую
   в свете туманных звезд, всю темную,
   кроме одного окошка, откуда огонек
   мелькающей свечи виднелся.
   Туда он заглянул и исполнился сомненьем, 160
   он видел, словно в глуби сновидений,
   когда тоска обманывает сердце во сне,
   свою жену вблизи угасающего огня,
   оплакивающую его, утраченного; ее тонкое одеяние
   и седеющие волосы, и побледневшая щека 165
   о слезах и об одиночестве говорили.
   "А! прекрасная и нежная Эйлинель,
   которая, я думал, в темном аду
   давно уж заключена! Прежде, чем бежал,
   казалось мне, я видел тебя убитой и мертвой 170
   в ту ночь внезапного страха,
   когда я потерял все, чем дорожил":
   так мыслил с тяжелым сердцем изумленный,
  
   [163]
  
   из темноты снаружи глядящий.
   Но прежде, чем он осмелился назвать ее имя 175
   или спросить, как она бежала и пришла
   в эту далекую долину под холмами,
   он услышал крик под этими холмами!
   Там рядом ухала охотящаяся сова
   предвещающим голосом. Он услышал завывание 180
   диких волков, что следовали за ним
   и выслеживали по пятам сквозь тусклые тени.
   Его безжалостные, он знал хорошо,
   охотники Моргота преследовали.
   Чтобы Эйлинель вместе с ним они не убили, 185
   молча он повернул прочь
   и подобно дикому зверю, петляя, повел
   по своим окольным тропам через каменистое дно
   ручья и через зыбкую топь,
   пока вдалеке от домов людей, 190
   он не скрылся подле немногочисленных товарищей
   в тайном месте; и тьма сгустилась
   и уменьшилась, а он все еще сторожил неусыпно
   и видел мрачную зарю, ползущую
   по влажным небесам над темными деревьями. 195
   Болезнь охватила его против покоя,
   и надежды, и даже рабских цепей,
   если мог он снова найти свою жену.
   Но все, что он мыслил меж любовью к владыке
   и ненавистью к презренному королю, 200
   и тоской по прекрасной Эйлинель,
   которая увяла одна, какое предание поведает?
   Все же наконец, когда многие дни
   размышлений его разум изумили,
   он нашел слуг короля, 205
   и просил их к своему владыке отвести
   мятежника, что ищет прощения,
   если, случайно, прощение можно купить
   вестями о Барахире смелом
   и о том, где его убежище и укрытие 210
   лучше всего найти ночью или днем.
   И так печальный Горлим, уведенный
   в те темные, глубоко вырытые чертоги,
   пал пред коленями Моргота
  
   [164]
  
   и доверился тому жестокому сердцу, 215
   что никогда не знало правды.
   Молвил Моргот: "Эйлинель прекрасную
   ты непременно найдешь, и там,
   где она живет и ждет тебя,
   вместе вы будете всегда, 220
   и, разлученные, более не будете тосковать.
   Такую награду должен он получить, что принес
   эти добрые вести, о дражайший предатель!
   Ибо Эйлинель живет не здесь,
   а в тенях смерти блуждает, 225
   лишенная мужа и дома -
   призрак которой, возможно, был,
   сдается мне, тем, что ты видел!
   Теперь, пройдя через врата боли,
   землю, что просил ты, жестоко получишь; 230
   ты должен к безлунным туманам ада
   спуститься и искать свою Эйлинель."
   Так умер Горлим мучительной смертью
   и проклял себя во вздохе предсмертном,
   а Барахир был схвачен и убит, 235
   и все добрые деяния совершались впустую.
   Но обман Моргота навеки не привел к успеху,
   и не над всеми своими врагами восторжествовал,
   и некоторые по-прежнему сражались,
   уничтожая то, что злоба сотворила. 240
   Так люди считали, что Моргот создал
   дьявольский призрак, что открыл тайну
   души Горлима и так погубил
   давнюю отчаянную надежду,
   что жила посреди одинокого леса; 245
   однако Берен по счастливой судьбе
   в тот день долго охотился вдалеке,
   и, застигнутый тьмой в незнакомых местах, находился
   вдали от своих товарищей. Во сне
   он почувствовал, что ужасная тьма крадется 250
   к его сердцу, и понял, что деревья
   были обнажены и согнуты от заунывного ветерка;
   на них не было листьев, но вСроны темные
   густо сидели, словно листья, на ветвях и коре
   и каркали, и, когда они каркали, каждый клюв 255
  
   [165]
  
   ронял каплю крови; паутина
   невидимая обвила его руки и ноги,
   пока, изнуренный, на край
   бессточного пруда, дрожа, не лег.
   Там увидел он дрожащую тень 260
   вдалеке над серой водой,
   что выросла до тусклого очертания над ней
   и скользила по безмолвному озеру,
   и она медленно подошла, тихо
   и печально сказала: "Се! Горлим здесь, 265
   предатель преданный, ныне стоит! Не бойся,
   но поспеши! Ибо Моргота пальцы почти
   на горле твоего отца. Он знает
   о ваших местах встречи, вашем сокрытом убежище",
   и обо всем зле рассказал, 270
   что сделал он и над которым трудился Моргот.
   Тогда Берен быстро пробудился, ища
   свой меч и лук, и спешил словно ветер,
   что ножами срезает тонкие ветви
   осенних деревьев. Наконец он пришел, 275
   его сердце охвачено горящим пламенем,
   туда, где лежал Барахир, его отец;
   он пришел слишком поздно. На рассвете
   он нашел дома преследуемых людей,
   лесной остров в топи, 280
   и птицы взлетели внезапным облаком -
   среди громко кричавших не было ни одной болотной птицы.
   ВСроны и черные вороны
   в ряд сидели на ольхе;
   один каркал: "Ха! Берен пришел слишком поздно", 285
   и все отвечали: "Слишком поздно! Слишком поздно!"
   Там Берен похоронил кости своего отца
   и грудой сложил валуны,
   и трижды проклял имя Моргота,
   но не плакал, ибо ледяным было его сердце. 290
   Тогда по болотам, и полям, и горам
   он преследовал, пока рядом с источником,
   извергающим жар из подземных огней,
   не нашел убийц и своего врага,
   кровожадных солдат короля. 295
   И один из них смеялся и показывал кольцо,
  
   [166]
  
   которое снял с руки мертвого Барахира.
   "Это кольцо в далеком Белерианде,
   заметьте, товарищи", - сказал он, - "было выковано.
   Такое золотом не купить, 300
   ради него я убил Барахира,
   этого дурака-разбойника, который, как они говорят, совершил
   давным-давно подвиг на службе
   у Фелагунда. Может быть так;
   ибо Моргот велел мне принести его назад, 305
   и все же, сдается мне, у него предостаточно
   бСльших богатств в сокровищницах.
   Такая жадность не приличествует такому владыке,
   и я намерен сказать,
   что рука Барахира была пустой!" 310
   Однако, когда он говорил, стрела пронеслась;
   с пронзенным сердцем он замертво пал.
   Морготу понравилось, что собственный враг
   ему послужил, нанеся удар,
   что покарал нарушителя его слова. 315
   Однако Моргот не рассмеялся, когда услышал,
   что Берен, словно волк одинокий,
   бешено прыгнул из-за камня
   посреди того лагеря около пруда
   и схватил кольцо, и прежде чем вопли 320
   гнева и ярости вырвались из их глоток,
   бежал от своих врагов. Его блестящая кольчуга
   из стальных колец была сплетена, копье не
   могло пронзить сплетение гномьего искусства;
   и он затерялся в скалах и колючках, 325
   ибо в зачарованный час рожден был Берен;
   их жажда охотящаяся никогда не узнала,
   какой путь выбрали его бесстрашные ноги.
   Как бесстрашный Берен был прославлен,
   как человек самый смелый на земле, 330
   пока Барахир еще жил и сражался;
   но ныне печаль его душу привела
   к темному отчаянию и лишила его сладости
   жизни, так что он жаждал ножа,
   или копья, или меча, который положет конец его страданиям, 335
   и страшился лишь рабских цепей.
   Опасности он искал и гнался за смертью
  
   [167]
  
   и так избежал судьбы, которой добивался,
   и, не переводя дыхание, на деяния удивительные отваживался,
   шепот о которых далеко разошелся, 340
   и тихо пели песни по вечерам
   о чудесах, которые он некогда совершал,
   в одиночку, окруженный, потерянный в ночи
   туманной или лунной, или под светом
   широкого глаза дня. Леса, 345
   что на север глядели, жестокой кровной местью
   и смертью он наполнил для народа Моргота;
   его товарищами были бук и дуб,
   которые не подводили его, и многие создания
   с шерстью, и шкурой, и оперенными крыльями; 350
   и многие духи, что в камнях,
   в горах древних и пустынях одинокие
   жили и бродили, его были друзьями.
   Однако редко изгнанника добр конец,
   и Моргот был королем более сильным, 355
   чем все в этом мире, с тех пор в песнях
   поется, и его мудрость обширная
   медленно и непременно того, кто ему бросил вызов,
   оградит и окружит. Тогда, наконец,
   должен Берен бежать из леса защищенного 360
   и земель, которые любил и где лежит его отец,
   оплакиваемый тростниками, под трясиной.
   Под грудой мшистых камней
   ныне крошатся те некогда могучие кости,
   но Берен бежит с одинокого Севера 365
   одной осенней ночью и пробирается вперед;
   лагерь своих бдительных врагов
   он пересек - тихо через него прошел.
   Больше не запоет его тайная тетива,
   больше не полетят его строганные стрелы, 370
   больше не ляжет его охотничья голова
   на вереск под небом.
   Луна, что смотрела посреди тумана
   на сосны, ветер, что свистел
   среди вереска и папоротников, 375
   не нашли его более. Звезды, что горели
   на Севере серебряным огнем
   в морозном воздухе, Пылающий Вереск,
   как люди называли во дни давно минувшие,
  
   [168]
  
   стояли позади него и сияли 380
   над землей, и озером, и затемненным холмом,
   покинутой топью и горным ручейком.
   Его лицо смотрело на Юг от Земли Ужаса,
   откуда только злые тропы вели,
   и только стопы людей самых смелых 385
   могли пересечь холодные Тенистые горы.
   Их северные склоны наполнены горем,
   злом и смертельным врагом;
   их южные лики обрывались отвесно
   в скалистые вершины и столб, 390
   чьи основания оплетены обманом
   и омываются горьковато-сладкими водами.
   Там в пропасти и лощинах таилась магия,
   ибо вдалеке за пределом
   пронизывающих глаз, если смотреть не 395
   с головокружительной высоты, что пронзала воздух,
   где только орлы жили и кричали,
   можно было заметить серый и мерцающий
   Белерианд, Белерианд,
   границы земли фэйри. 400
  

ПРИМЕЧАНИЯ

   128 в А: бесстрашный, смелый владыка людей
  
   134 в А: Маглор, его сын, и десять других.
  
   141 в А: Но король Бауглир их жестоко преследовал
  
   177-9 В более раннем варианте:
  
   в эту далекую долину посреди холмов,
   которую возделывают изможденные голодные люди,
   там рядом ухала охотящаяся сова
  
   205 нашел: в более раннем варианте искал
  
   209-10 в А: с вестями об отряде Владыки Эгнора,
   и о том, где их убежища на этой земле
  
   235 в А: и Эгнор был предан и убит
  
   246 в А: однако Маглор по счастливой судьбе,
   охотившийся и т.д.
  
   272 в А: пока Маглор быстро не пробудился, ища
  
   277 в А: где лежал его отец Эгнор;
  
   297 в А: он снял с убитой руки Эгнора:
  
   [169]
  
   298 Брокелианд в А, Броселианд в B, измененное на Белерианд.
  
   301 в А: ради него я убил Эгнора
  
   304 Келегорм в А, измененное на Фелагот, а затем на Фелагунд
  
   310 в А: я обнаружил, что рука Эгнора пуста!"
  
   313-16 Эти четыре строки были заключены в скобки, и что в строке 317 изменено на Тогда, прежде чем текст B был передан К. С. Льюису (отцовская нумерация строк исключает их, а льюисовские ссылки на строки подтверждают это). Льюис не согласился с исключением 313-14, и я оставил все четыре строки. См. стр. 318-19.
  
   317, 329 Маглор в А, Берен в В
  
   326 в А: и глубоких ущельях, пронзающих горы.
  
   331-3 в А: прежде чем Эгнор в глуши
   был убит; но ныне его одиночество,
   горе и отчаяние лишили его жизни
  
   360 в А: гордый Маглор бежал из леса защищенного
   (fast используется в значении "надежно защищенный от нападения"; ср. прочность (fastness)).
  
   365 Маглор в А, Берен в В
  
   377-81 в А: на Севере серебряным огнем
   в морозном воздухе, что люди назвали
   Тимбридилем во дни давно минувшие,
   он оставил их позади, и сияли,
   будто серп небесного поля,
   который Бридиль, звезд королева, поместила
   над землями, и озерами, и затемненными холмами,
  
   Пятая и шестая строки заключены в скобки, а фраза и сияли в четвертой изменена на сиял.
  
   383-4 Ср. строки 49-50.
  
   399 Брокелианд в А, Броселианд в В, измененное на Белерианд.
  

Комментарии к Песне II

   В этой Песне история предательства отряда изгнанников уже в тексте А по сути близка к конечной форме; но нет ни следа этой истории в какой-либо форме раньше, чем она появилась в первых черновиках "Лэ о Лейтиан", написанных летом 1925 г. (см. стр. 150). В комментариях к "Истории Тинувиэли" я отметил (II.52):
  
   Кажется очевидным, что в это время история Берена и его отца (Эгнора) была задумана лишь в самых общих чертах; в любом случае, нет указаний на историю отряда изгнанников, возглавляемого его отцом и предательства Горлима Злосчастного до того, как появился первый вариант "Лэ о Лейтиан".
  
   В действительности существуют отличия в сюжете Лэ от истории, рассказанной в "Сильмариллионе" (стр. 162 и далее): так дом, где Горлим видел призрак Эйлинели, в Лэ не принадлежал ему; предательство было более серьезным и преднамеренным - в Лэ он разыскивал слуг Моргота
  
   [170]
  
   с намерением раскрыть убежище изгнанников; и он предстал перед самим Морготом (не Тху-Сауроном). Но эти отличия малы по сравнению с общими чертами, такими как отсутствие Маглора-Берена в тот роковой день, призрак Горлима, идущий к нему по воде озера во сне, птицы-падальщики на ольхе, пирамида из камней, завладение кольцом, дружба с птицами и зверями.
  
   Что касается имен в тексте А: Горлим и Эйлинель остались. Пара Маглор-Берен уже обсуждалась (стр. 159). Эгнор по-прежнему было именем его отца, как в "Утраченных Сказаниях" (исправление на Барахир во второй версии "Истории Тинувиэли", 11-43, было изменением, мимоходом сделанным годы спустя). Бауглир (которое внесено во время написания "Детей Хурина", стр. 52) по всему тексту изменяется на Моргот, однако это не значит, что имя было отвергнуто, поскольку оно появляется позднее в тексте В Лэ и сохраняется в "Сильмариллионе".
  
   Варда в А зовется Бридиль (примечание к строкам 377-81), как и в аллитерационной поэме "Бегство нолдоли" (стр. 135, 139); но озадачивает то, что созвездие Большая Медведица в том же отрывке называется Тимбридиль, ибо согласно старому номскому словарю это титул самой Варды (как можно было бы ожидать: ср. Тимоэтари, I.269). "Серп Богов" (Валакирка) здесь - "серп небесного поля", помещенный Бридиль Королевой Звезд. Я вообще не могу объяснить название Пылающий Вереск, которое появляется в В (строка 378); оно вновь появляется в версии "Сильмариллиона" 1930 г.:
  
   Им [Семи Звездам] дали множество названий, но в древние дни Севера и эльфы, и люди называли их Пылающий Вереск, а некоторые Серпом Богов.
  
   Относительно самого раннего мифа о Большой Медведице см. I.114, 133.
  
   Указания на географию событий редки, и число их не возрастает в тексте В. Таур-на-Фуин был упомянут ранее в В (строка 52), однако в настоящей Песне фактически не говорится, что это был край, где таились изгнанники, хотя нет причин сомневаться, что это было именно то место, куда отец поместил их. Идущий на юг Маглор-Берен пересек "холодные Тенистые горы" (строка 386). Тенистые горы несколько раз упоминались в "Детях Хурина", где они ограждали Хитлум, отражаясь в озерцах Иврина, как и в "Сильмариллионе". Однако очевидно, что при таком использовании названия для Берена было бы невозможно пересечь Тенистые горы, если бы он выходил из Таур-на-Фуина, двигаясь на юг к Дориату. В "Очерке Мифологии" Берен также "пересекает Тенистые Горы и, изведав тяжкие лишения, приходит в Дориат", подобное сказано и в версии 1930 г.; в последнем тексте, однако, "горы Тени" были изменено на "горы Ужаса". Тогда становится ясно, что в "Лэ о Лейтиан" мой отец использовал название "Тенистые горы" в другом значении, нежели в "Детях Хурина", и что Тенистые горы настоящей
  
   [171]
  
   Песни - это первое упоминание Эред Горгорот, гор Ужаса, "пропастей, в которые обрывается Дортонион [Таур-ну-Фуин] на юге" ("Сильмариллион", стр. 95); однако вновь появляется другое значение (стр. 234). Озеро, у которого, скрываясь, жили Эгнор-Барахир и его отряд, в "Сильмариллионе" (стр. 162) названное Тарн Аэлуин, не упоминается в Лэ, где их убежище находилось на "лесном острове в топи" (280). То, что орочий лагерь располагался около источника (также неназванного), возникает в Лэ, и здесь это горячий источник (292-3); в "Сильмариллионе" это был Источник Ривиля над Топями Серех.
  
   Самая примечательная из особенностей этой Песни, которые касаются развития легенд, спасение Барахиром Фелагунда в Битве Внезапного Пламени ("Сильмариллион", стр. 152) впервые проглядывает в "службе" Эгнора Келегорму в А (строки 301-4, где в тексте В Фелагунд и Барахир). "Келегорм" уже прекратил свое короткое существование в качестве замены Тинголу (см. стр. 159), и теперь он снова один из сыновей Феанора, как это было в "Детях Хурина". Когда были написаны эти строки в А, Келегорм (и Куруфин) являлись основателями Нарготронда после прорыва Осады Ангбанда - история, которая, кажется, возникла во время написания "Детей Хурина", см. стр. 83-5; и именно Келегорма, который отдал ему свое кольцо, в этой битве спас Эгнор-Барахир. В тексте В история снова двигалась вперед с появлением (Фелагота >) Фелагунда, спасенного Барахиром, основателя Нарготронда, навязывая Келегорму и Куруфину совершенно другую роль.
  
   В А Эгнор и его сын Маглор (Берен) люди (например, Эгнор был "владыкой людей", примечание к строке 128). В первой версии "Детей Хурина" Берен по-прежнему оставался эльфом, в то время как во второй версии отец, кажется, не определился с его происхождением (см. стр. 124-5). Даже теперь, как будет видно позднее, он окончательно не разрешил этот вопрос.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"