Алмистов Александр Александрович: другие произведения.

Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча (ознакомительный фрагмент-отрывок- Первая Глава)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава первая. Рождение Царя Священной Атлантиды. Ознакомительный фрагмент-отрывок из романа "Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча" - Первая Глава, полный текст можно приобрести и с комфортом почитать здесь:: https://andronum.com/product/aleks-a-almistov-atlantida-sumrachnogo-solntsa-predtecha/ , https://www.litres.ru/aleks-a-almistov/atlantida-sumrachnogo-solnca-predtecha/


Алекс А. Алмистов

Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча

  

(Ознакомительный фрагмент-отрывок из романа "Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча" - Первая Глава, полный текст можно приобрести и с комфортом почитать здесь:: https://andronum.com/product/aleks-a-almistov-atlantida-sumrachnogo-solntsa-predtecha/ , https://www.litres.ru/aleks-a-almistov/atlantida-sumrachnogo-solnca-predtecha/ )

Обложка [Алекс А.Алмистов]

  
  
  
  

Аннотация

  
   Чуть более ста веков назад бурлящие неистовством волны Мирового Океана поглотили самое могущественное государство древности - Атлантиду, оставив нам от него в наследство лишь, если верить ортодоксальным историкам, легенды и мифы. "Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча" - художественно-историческая повесть, реконструкция событий десятитысячелетней давности. Сюжет основан как на представлении автором правителей и образа жизни Атлантиды Платона, так и на фантастической интерпретации трагических событий, ставших причиной забвения некогда могущественного государства и культуры.
  

Алекс А. Алмистов

Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча

  
   Посвящается тому, кто сможет все-таки ее найти, как Шлиман - Трою!
  
  

Историко-фантастическая повесть

Атлантида-АСС [Алекс А. Алмистов ]

  

От автора

  
   Человеческая фантазия, как ни прискорбно - не безгранична.
   Более того, она банальна и до смешного примитивна. И в подавляющем в большинстве случаев либо робко заглядывает в будущее, либо безжалостно и лицемерно ворошит далекое и, потому, беззащитное, прошлое. Но никогда, повторяю, никогда она не возникает на пустом и голом месте. В противном случае - мы имеем бессвязный бред несчастного безумца.
   Неизвестное высказывание
   Неизвестного философа
   Неизвестной страны и народа
  
  
   АТЛАНТИДА... "Как много в этом звуке для сердца русского слилось... Как много в нем отозвалось" - мог бы написать Поэт. Но написал иначе. И в этом был не прав!
   Роман, который перед Вами, Уважаемый читатель, конечно вымысел...
   Но лишь наполовину!
   Всё, что в нем описано: дворцы, порядки, храмы, ритуалы - все было в Жизни или в Памяти Платона. Вы можете проверить. ("ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ", Т. 1-й и 2-й - все, что касается эллинов, римлян и этрусков; "Легенды и сказания Древней Греции и Древнего Рима", М., "ПРАВДА", 87; Г.С. Гриневич, "ПРАСЛАВЯНСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ: результаты дешифровки", Т.1; Н.Ф.Жиров, "Атлантида", 1957; И.А. Резанов, "Атлантида: Фантазия или реальность?", 1976; А.М. Кондратов, "Атлантиды моря Тетис", 1986; А.М.Кондратов, "Атлантиды ищите на шельфе", 1988; В.И.Щербаков, "Где искать Атлантиду?", "Знак вопроса" - 9.90; В.И.Щербаков, "Все об Атлантиде", 1990).
   Все, кто в нем описан - вымышленные и, возможно, никогда не жившие Герои. Но в Них есть многое, чего, увы! нет в Нас.
   Что именно?
   Узнайте сами: роман мой перед Вами... Не будьте только слишком строги и не верьте слепо в то, что мир, нас окружающий - единственно возможен, а люди современности - почти как Боги, идеальны...
   Александр Алмистов
   июнь 1995 - декабрь 2011 гг
  

"ХУДОЖНИК ВИДИТ ОЧЕРТАНЬЯ АТЛАНТИДЫ..."

  
  
   Художник видит очертанья Атлантиды -
   Они восстали вновь из мрачной глубины
   Веков - масштаб сей реконструкции невидан! -
   Мы панорамою ее потрясены...
   Художник нас заворожил своей картиной,
   Он краски в ткань повествованья перенес...
   И мы, историей заслушавшись былинной,
   Ее восприняли, как водится, всерьез...
  
  

карта [Алекс А. Алмистов ]

  
   С этого поэтического экспромта, посвященного моему другу и соратнику, атлантологу, художнику и писателю Александру Алмистову - автору этой книги, я, пожалуй, начну свое предисловие... Определить ее жанр мне, наверное, как и многим читателям будет трудно... Что перед нами?... - Попытка некоей реконструкции?... Историческое полотно, увиденное глазами художника?... Фантастика?... Фэнтези?... А, может быть, духовная медитация?... Лично я склоняюсь к последнему варианту...
   Перед нами медитация художника, обретающая черты реальности, настолько убедителен и ярок мир, представленный на суд читателя... Во время чтения ловишь себя на мысли, что те сцены и картины, которые встают на страницах этой книги - знакомы тебе не понаслышке, а ты когда-то, в какой-то из своих жизней, в каком-то из воплощений испытывал нечто подобное тоже... Так медитация перерастает в духовную и не - побоюсь сказать - историческую реконструкцию событий, от которых нас отделяет громадная временная пропасть...
   В истории культуры существуют некие феномены, которые нельзя рассматривать по отдельности, обязательно рассматривать и оценивать их в комплексе... К таким феноменам, например, относится творчество Максимилиана Волошина... Мы не можем говорить о нем отдельно, как о поэте и как о художнике... Точнее, можем, но, если будем рассматривать его творчество - отделив дар художника от дара поэта, то сами только проиграем от подобного анализа... Творчество Александра Алмистова надо оценивать по таким же законам, как и творчество Волошина - и тогда оно засияет всеми своими гранями, а истинные ценители прекрасного получат от этого подлинное эстетическое наслаждение...
  
   О. О. Столяров, Первый вице-президент
   "Русского общества по изучению проблем
   Атлантиды" (РОИПА), кфн, поэт,
   член Союза писателей Москвы
  
  
  

СЕДЬМАЯ ГРАНЬ КУБА

(рассказ - введение в тему)

  
   "... Когда пришел срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки вся воинская сила [врагов атлантов - Прим. авт ] была поглощена разверзнувшейся землей; равным образом и Атлантида исчезла, погрузившись в пучину..."
   Из Диалога Платона Афинского "Тимей"
  

Часть 1. Низвергнутые "боги"

  
   Бой был жестоким.
   Противник побеждал числом и яростью, и натиском, и мощью необычного вооружения.
   Все громче и наглее раздавались возгласы победы на уже давно забытом в Атлантиде языке.
   Все ближе подбирались к царской колеснице шлемы-"маковки" и круглые щиты тирренов.
   Неожиданно кто-то робко тронул Царя Священной Атлантиды Евэмона за плечо.
   Царь обернулся и с удивлением увидел пред собой воина - атланта, в красных латах, с боевым щитом и в шлеме Вестника Посейдона.
   - Мой повелитель, молю тебя, не вели казнить! Дозволь слово молвить! - с трудом переводя дыхание, затараторил тот. - Остановись, царь Евэмон! Я здесь, чтоб донести тебе приказ Царя Атланта! Это очень важно! Совет Царей...
   - Слишком поздно, Вестник! Твои слова мне ни к чему! - грубо осадил его Царь Евэмон, прикрываясь щитом от града вражеских стрел и копий. - Арес уже почувствовал кураж! Танат - сошел с ума от крови...
   - Но все же, Царь, смени свой гнев на милость..., - Вестник Посейдона поперхнулся, и на его губах возникла кровь. Теряя силы, воин закачался, но все же выполнил свой долг: - Мой повелитель! Армий Царей Мнесея, Диапрепа, Азаэса более не существует! Боги окончательно отвернулись от нас. Переговоры с врагов провалились. Тиррены не только не признали нашей, атлантов, власти над ними, но, вдобавок, еще и дерзнули поставить под сомнение сам факт "божественности" Посейдона и слуг - атлантских Жрецов и Царей. Короче говоря, Цари Священной Атлантиды взывают к твоей силе воли, мудрости и чести. И просят тебя как можно быстрее отступить к столице. Войска и флот...
   Вестник Посейдона так и не успел закончить фразы и рухнул замертво к ногам Царя.
   Из его спины торчал короткий, черненый серебром, клинок тирренского солдата.
   - Все кончено, мой благородный Царь! - между тем раздался за спиной Евэмона мрачный глас его оруженосца Актиона. - Я более не вижу впереди ни оранжевых плащей, ни шлемов, ни доспехов наших воинов. Твой первый легион, увы, уже на полпути к Аиду. Второй и третий - в нетерпении ждут приказ. И лишь тебе решать, что с ними будет дальше: Смерть или жизнь?
   - Да будьте прокляты все вы, коварные и злые, покровители тирренов. И ты прекрасная Афина, и ты жестокосердный Арес, и ты могущественная Гера, и даже ты, первейший из Бессмертных, Зевс! - воскликнул Царь, в отчаянии бросая дерзкий вызов небесам. - О, Великий и всемогущий, владыка Посейдон! Почему ты так жесток к твоим детям? Чем именно мы вызвали твой гнев...?
   - О Благороднейший из атлантов, Царь Евэмон! - не дал ему закончить Актион, самовольно разворачивая колесницу и громко отдавая гвардейцам приказ сомкнуть за ней ряды. - Извини, что я прерываю тебя и твои речи к богам... Но враг слишком близко, а до наших боевых триер не менее двух сотен стадий. Нам надобно спешить, чтоб сохранить тебя, остатки твоей армии и флот.
   Царь не ответил.
   В его душе боролись два непримиримых чувства: Долг и Страх.
   Долг - воина и Царя. Страх - пусть Великого, но все же человека.
   В конце концов, инстинкт самосохранения взял вверх.
   И смерив ненавистным взглядом армию врага, Царь приказал трубить сигнал к немедленному отступлению.
   Но... не к Столице!
   А к спасительным бортам триер.
  

Часть 2. Конец Вечности

  
   Черный Куб выглядел величественно и неприступно.
   Еще бы!
   Ведь он был настолько почитаемой в Атлантиде Святыней, что право его лицезреть имели только Жрецы и Цари!
   Да и то лишь дважды: по факту рождения и на пороге смерти.
   Но все же существовал в Атлантиде один человек, который не испытывал раболепного благоговения перед Кубом. И все потому, что по долгу службы был просто обязан не отступать от него не шаг.
   Этого человека звали Евенором. В честь легендарного прародителя всего атлантского рода.
   Он был потомственным Хранителем Куба и последним из Кудесников Атлантиды.
   Последним, потому что, как только первый из тирренских десантов высадиться на побережье Атлантиды, ее Цари страшно перепугались. И, не желая, чтобы все их секреты попали в руки врагов, приказали Лучникам Судьбы умертвить всех до единого кудесников, гаруспиков и прорицательниц-пифий.
   Старика же Евенора спас от верной смерти Черный Куб.
   Точнее не он сам, но та сокровенная тайна и мощь, что таились в чарующей глубине его недр.
   Кудесник страдальчески поморщился и пристально уставился на Куб.
   Про Куб старик знал все:
   Куб был вечен. То есть появился на Земле задолго до рождения на ней атлантов.
   Куб не был монолитом, то есть "мертвым" камнем, но представлял собой некое устройство-механизм, которое каким-то образом влияло на пространство.
   Куб был черен. И олицетворял собою "Хаос-Пустоту". Но вместе с тем он был "способен" порождать шар "Сущности-Материи" и огненную пирамиду "Разума и Знаний".
   И еще. Если верить древним манускриптам, у Куба существовал некая "седьмая" грань, проявление которой немедленно грозило всем врагам атлантов страшной бедой.
   Последнее означало лишь одно - Куб мог вполне быть и оружием.
   Но думать об этом старик не хотел. Ведь он был прирожденным исследователем, а не солдатом!
   А посему всякий раз, когда его навещал Царь Атлант и требовал ответа на вопрос: "Как Кубом управлять", старик разводил в сторону руки и растеряно качал головой.
   С одной стороны, это было правдой. Потому как старик все еще тешил себя надеждой, что "седьмая грань" - это лишь миф.
   Но, с другой стороны, он сам и искренне желал, чтоб этот "миф" так и остался мифом навсегда.
   Неожиданно перед дверями Храма Кроноса раздалась тяжелая поступь царских сапог.
   Старик уже понял, что к чему. И спешил попрощаться с Кубом. То есть тем, что уже давно стало для него отцом, сыном и единственно возможным смыслом жизни.
   - Все старик, твое время вышло! Варвары штурмуют Акрополь! Еще немного и эти грязные свиньи ворвутся сюда! - не стал ходить вокруг да около Царь Атлант. При этом доставая меч из ножен и устремляясь к Кубу. - Я не могу им позволить осквернить наши святыни! Извини, старик! Я давал тебя шанс на то, чтобы ты научился управлять силой Куба. И тем самым помог мне спасти Атлантиду от происков врага. Но, увы! тебе это сделать, как я вижу, не удалось! Так пусть тогда этот Куб не достанется никому!
   Старик встрепенулся и добровольно бросился под царский меч, желая принять смертельный удар на себя и тем самым спасти свое "детище".
   Но, Царь Атлант грубо отшвырнул его в сторону и занес свой клинок над зеркальной поверхностью Куба.
   Между тем...
   Яркий солнечный свет, до этого робко блуждавший по стенам, потолку и полу Храма, вдруг упал на Куб, прошил его насквозь и золотистой паутиной заскользил по граням.
   Куб вздрогнул, заискрился и... "породил" из недр своих вначале белый "Шар", а вслед за ним и огненную пирамиду "Знаний".
   - Свершилось! - сдавленно захрипел и попытался приподняться на руках старик. - Свет разрушил Тьму. Последняя явила Суть и породила Разум. Значит, всему виной...?
   Он так и не успел закончить свою мысль, потому что в тот самый миг, когда клинок Царя коснулся Куба, старик-Кудесник с ужасом узрел его "седьмую", грань!
   Она была внутри. В том самом месте, где до этого светился "шар".
   "Шар" схлопнулся, но область-сфера, все-таки, осталась и превратилась в роковую грань!
   Старик-Кудесник тяжело вздохнул.
   И... умер.
   Ровно за мгновение до того, как канула в Небытие и Атлантида.
  

Часть 3. Где-то, по ту сторону Центра Вселенной...

  
   Черный Куб снова обрел свою привычную невозмутимость и покой.
   Его недра опять заполняли шар "Сущности-Материи" и пылающая пирамида "Разума и Знаний".
   Правда, это было уже совсем иная вечность. И другая Вселенная.
   Но, в любом случае, Черный Куб добросовестно выполнил свое предназначение:
   Ведь вместе с ним в новый мир переместилась и некая "гравитационная" масса, которую ровно за наносекунду до этого потеряла астрономическая единица с гордым и кичливым названием - планета "Земля".
   И это не было простым совпадением.
   Так как Куб был не оружием, но гарантом неуязвимости тех, кому он служил!
   Правда, его создатели не учли одного:
   Спасая одних, нельзя при этом жертвовать другими...
  

Часть 4. Бушующий океан

  
   Океан был везде...
   Время от времени он то взрывался штормами и ненасытными водоворотами, а то, напротив, превращался в зеркало мертвого штиля, вызывающе искрился планктоном и прикидывался абсолютно безобидной стихией.
   Но ни первое, ни тем более второе лицо царства соленой воды и растворенного в ее пене воздуха уже были не способны ни очаровать, ни ввести в заблуждение тех, на кого пучина так упорно пыталась произвести впечатление.
   И все потому, что этих самых, "разумных", созерцателей Природы на Земле практически не осталось.
   Ну а те, кто все же выжил, были уже не в состоянии что-либо видеть, слышать, чувствовать, понимать... Ведь мучительная смерть пенилась и бурлила у них прямо над головами!
   Равно как и в любом другом, мыслимом или чисто гипотетическом, направлении.
   И хотя последних из людей сейчас отделяло от стихии не менее пяти стадий условно безмятежной воды, никто из них не был уверен в том, что приютившая их Пирамида сможет и на этот раз устоять перед жестокостью Посейдона и жадностью Океана.
   А посему, каждый на всякий случай прощался с жизнью, тщательно перебирая в памяти все свои детские шалости и взрослые глупости; образы родственников и друзей; прекрасные храмы, парки, дворцы и гавани родных городов...
   Одним словом, все то, что теперь уже было лишь достоянием...
   Нет, даже не истории, но просто ЛЕГЕНДЫ!
  
   Москва, июнь 2002
  
   (В качестве рассказа выставлялось на Конкурсе фантастических миниатюр "Блэк Джек", который проводился на сайте ПРЕДГОРЬЕ в июне-июле 2002 г., номинирован Л. Делицыным на достаточно престижном литературном конкурсе в Сети Тенета-РИНЕТ'2002)

Глава Первая [Алекс А. Алмистов ]

  
  

Глава первая

Рождение Царя Священной Атлантиды

  
   На берегу их было двое.
   Закутанный в сопревшее рубище старик. И облаченный в золоченую тогу юноша.
   И каждый из них, в кровь кусая губы и нервно трепеща, вглядывался в линию горизонта.
   Первый - в ожидании неминуемой смерти.
   Второй - в предвкушении безграничного величия и власти над миром.
   - Мудрость и происхождение - вот он, извечный конфликт всех времен и народов?! - неожиданно раздался за спинами "обреченных" голос их невидимого соглядатая. - Между тем, если честно, мне жаль терять такого ментора, как Радим. Пусть его участь и была предрешена заранее. Да еще - самим Владыкой Посейдоном!
   - Не думал, брат мой Тритон, что ты, Жрец Сумрачного Солнца, можешь быть таким сентиментальным? - вызывающе усмехнулся ему в ответ циничный и безжалостный голос. - Ты жалеешь раба? Да еще и без ведома его хозяина? Может, ты даже не против того, чтобы Лучники Судьбы промахнулись?
   - Ты не правильно меня понял, Протей! Я скорблю не о судьбе раба, но об утрате опыта, таланта, знаний! Что были прежде в нем заключены?!
   - Посейдон - дал, Посейдон - взял?! Не нам судить его за это! Ты со мной не согласен, брат? Или, все же, кое-что человеческое тебе не чуждо?
   - Ты обвиняешь меня в ереси и вольнодумстве, Жрец? Это твои слова или воля Совета? Или... я что-то попустил, и ты уже мнишь себя Консулом или, даже, Верховным Жрецом? - насторожился тот, которого называли Тритон.
   Он был одет в черный, доходящий ему до самых пят, балахон. От природы статен и сухощав. И, несмотря на то, что был значительно моложе своего собеседника, держался с ним высокомерно и с подчеркнутым величием
   - Кто знает, брат?! Сегодня ты Первый, а завтра... никто? - дерзко огрызнулся ему в ответ Жрец Протей. Так же, как и Тритон, облаченный во все черное. Но, при этом, не смевший скрывать своего лица под капюшоном одежд.
   - А ты сначала доживи, до этого самого завтра, брат! - сверкнул глазами Тритон, угрожающе поднимая вверх свою левую руку. - А там уже посмотрим?!
   При этих его словах лучники, а их среди скал было не меньше десятка черных "теней", с готовностью подняли вверх свои луки и дружно взяли "бедного" Протея на прицел.
   - Постой, брат! Я всего лишь излагаю свои мысли вслух! А посему, не стоит ввязывать в наш спор... твою когорту! - смертельно бледнея, засуетился тот. - К тому же...о боги! Час Ритуала пробил! Я вижу Перевозчиков и их Корабль!
   Жрец был прав. Что, в общем, и спасло его от гнева "бессердечного" Тритона.
   Ладья Судьбы действительно уже была видна.
   Подгоняемая легким бризом, она на всех порах летела к бухте Единения.
   Ее орихалковые паруса были натянуты до отказа. Команда и капитан, как очумелые, носились по палубе. Прикладывая максимум рвения и усилий для выполнения своей священной миссии в срок.
   В то время, как прибывшие с ними воины уже вовсю натягивали луки. Сверкая золотыми стрелами Судьбы.
   Изготовились к "ответной" стрельбе и затаившиеся в засаде "тени".
   Еще минута, и ладья уткнулась носом в линию прибоя.
   Почти одновременно с этим, раздался громкий свист.
   Миг... и старик упал, дрожа и дергаясь в объятиях смерти! Еще бы, из его груди торчало ровно десять стрел?!
   - Да свершиться... воля Посейдона и архонтов - Царей. - громко провозгласил следующий акт ритуала Тритон. И резко опустил вниз свою левую руку. - Знающий умер! Так пусть погибнут и те, кто стал тому причиной!
   И снова... залп! Десятикратный свист. Зловещий лязг металла об металл. И, в результате... десять бездыханных и распластанных на палубе тел.
   Само собой, что в этот раз уже стреляли "тени".
   - Ну что ж, все идет как по маслу! - удовлетворенно подытожил Тритон, жестом приказывая своим лучникам покинуть позиции и возвращаться в лагерь. - Теперь, я спокоен. Ритуал соблюден. И будущий Царь уже не нуждается в нашей защите?!
   Протей кивнул. При этом, все еще не спуская глаз с фигуры, невозмутимо поднимавшейся на борт судьбоносной Ладьи
   Просто сказать, что Жрец Протей, завидовал Избраннику Судьбы, означало... не сказать ничего!
   Ведь, когда-то, много лет назад, такая же самая ладья вполне могла прийти и за ним самим?!
   Но она не пришла.
   И не взяла его на свой борт.
   И не доставила в Божественный Посейдонис.
   И все потому... Потому что, он не вовремя родился!
   Не Первым, но Вторым!
   А значит, несмотря на все его благородство, ему никогда так и не стать Царем!
  

* * *

  
   Тусклый, бледно зеленый диск Сумрачного Солнца медленно, но верно, клонился к закату.
   Для всех без исключения жителей Пелагсикона это означало только одно - неизбежный конец Света и грядущее торжество Тени!
   Тени, чьи зловещие языки-Сумерки уже тянулись к подножию величественных гор и замершим в ночном оцепенении городам.
   Тени, которая, как и любая беда, никогда не приходила одна. Но несла с собой, если не очередное безрассудство стихии, то, как минимум, тяжелый, чем-то похожий на сиренево-бурое желе, туман и лютый холод.
   И, наконец, тени, бросить вызов которой не смел не только никто из смертных, но даже жрецы и Цари!
   Так, судя по всему, должно было случиться и на этот раз, но...?
   Но вдруг в самом сердце Акрополя, мраморным призраком вознесшимся над столицей атлантов, ослепительно вспыхнул и возбуждено замерцал изящный шпиль на крыше Храма Посейдона?
   Еще мгновение и... последний изумрудный луч уже скользнувшего за горизонт светила прошил его насквозь, сломался пополам и как отточенный кинжал вонзился в сердце золотого диска Мойр .
   Диск, прежде смутно различимый в отблесках заката, чуть покачнулся, вздрогнул, засверкал и начал медленно вращаться.
   И, о чудо, его поверхность заискрилась серебром, из центра вспучилась прекрасным женским ликом и заструилась плетью из змеиных тел?
   Это был сигнал! Точнее, Воля свыше!
   С которой не спорят. Но на нее уповают! Причем не только смертные, но даже...
   Десять статных, облаченных в белоснежные тоги, фигур поспешно, но с достоинством, приблизились к Воротам Храма.
   Но прежде, чем решиться через них пройти, пришельцы опустились на колени, низко склонив головы к земле и вскинув вверх свои правые руки. Демонстрируя тем самым своему Божеству, что они безоружны и движимы одной и, притом, исключительно благочестивой целью.
   - Великий и бессмертный бог морей и океанов, Посейдон! Молю тебя о милости и доброй воле! - твердо, но с почтением произнес один из десяти пришельцев. Тот, что носил с серебристый обруч - змейку на своем высоком лбу.
   - О благородный Покровитель мира моего народа, Посейдон, дозволь нарушить твой покой Правителям Священной Атлантиды! Перед тобой Царь Атлант! - речитативом снова загнусавил он, протягивая руки к черному безмолвию небес и дерзко в них сверкавшим звездам. - Другие мои восемь братьев тоже здесь! И все мы ждем! Ждем с должным трепетом и благоговением! Ждем от тебя того, чтоб милостью своей открыл бы ты Совет Царей Священной Атлантиды. Открыл сегодня. В эту ночь. В часы почтительного поклонения Пентахрону .
   Царь перевел дыхание. И только после этого продолжил речь:
   - Мы будем рады провести в твоих владениях всю ночь. Дабы в твоем присутствии, как требует того обычай, судить и разбираться в том, не допустил ли кто из нас, Царей, ошибок или недостойных действий. Но, прежде, чем мы смеем преступить порог твоих святилища и Храма, мы просим дозволения поймать в твоих садах быка? Само собой, без применения хитрости, оружия, разных там уловок. Но лишь благодаря своей отваге, личной доблести и твоему, Владыка Посейдон, благословению.
   Царь замолчал, пал ниц и неподвижно замер в беспокойном ожидании
   Прошла минута, прежде чем раздался легкий, мелодичный звон и...
   И Врата Храма растворились!
   Царь с облегчением вздохнул и не без гордости сверкнул глазами.
   - Братья мои, не будем медлить с жертвоприношением! - уже в следующую минуту обратился он уже не к Посейдону, но к верным своим спутникам-Царям. - Ночь коротка! В то время как Владыка наш - безжалостен и строг! Да, всяк смертный, видевший "Зеленый" луч, пока находится под покровительством трех Мойр и Храма! Но только до утра! С рассветом же Глава и Взгляд Горгоны снова будут убивать! И если мы затянем наш Совет, то никогда уже не сможем отворить Ворота Храма! И гнев богов незамедлительно обрушится на нас нам.
   С этими словами Царь встал с колен и торопливо сбросил тогу с плеч.
   Каждый из собравшихся безропотно последовал его примеру.
   Все... кроме одного!
   Того, который самым беспардонным образом остался без движения и лишь еще плотнее прижался всем своим телом к земле? "Демонстрируя" тем самым не только свое полное пренебрежение к собратьям-Царям, но еще к самому ритуальному действу?
   На вид "непокорному" было чуть больше двадцати.
   И, без всякого сомнения, он был самым юным из всех тех, кто его сейчас окружал. Хотя и успел уже многое повидать на своем веку. За его плечами были годы суровых лишений и боевых походов, познание Доблести и Подвиги Геракла , конкиста варварских земель и робкое служение Афродите , Гражданский Ценз и кладезь Знаний Аполлона .
   Юношу с рождения звали Нереем . В честь легендарного старца, превосходящего в мудрости любого или, даже, всех вместе взятых богов.
   Но главное было совсем не в этом.
   А в том, что... благородный Нерей был не просто сыном Царя, но сегодня мог, точнее, должен сам был стать Царем.
   Должен, но все еще пока не стал!
   А посему, тайком наблюдая за тем, как его старшие братья, уже давно цари, вальяжно и по праву ступали по "божественной земле", Нерей не выдержал и в нетерпении заерзал кончиками пальцев по песку.
   - Сын царя Атлантиды, - наконец оборвал безмятежную тишину ночи столь долгожданный для него призыв Царя Атланта. - Освободись от всех одежд и смело подойди ко мне! Твой час настал! Ты, волею богов, достоин встать со мною рядом!
   "- Ну вот, свершилось! - сверкнула молния в сознании Нерея, прежде, чем он сорвался с места и в мгновение ока оказался на ногах. - Всего какой-то шаг и я уже один из Десяти? Так просто? Если не считать того, что стоит целой жизни? Той, что у меня была! И той, что, может быть, уже не...?"
   Нерей смертельно побледнел. Вдобавок, его тело вдруг пронзила непростительная дрожь, а пред глазами поплыли багровые круги.
   Но, все же, у него хватило сил и воли, чтоб отогнать свои сомнения прочь!
   И, на ходу сбрасывая с себя белоснежную тогу и оставаясь при этом совершенно нагим, он устремился к Золотым Вратами и занял свое место по правую руку от Царя Атланта.
   Тот, как оказалась, только этого и ждал:
   - О, Великий и могущественный повелитель морей и океанов Посейдон, - уже через мгновение скороговоркой забубнил Царь Атлант, не спуская с юноши взгляда и вновь простирая свои руки к небесам, - дозволь тебе напомнить, что у нас большое горе! Два года назад в твой мир ушел наш горяче любимый брат - достопочтенный сын и Царь Священной Атлантиды Евэмон. И нас, твоих наместников в Священной Атлантиде, осталось только девять! Вместо, как того велит обычай, положенных тобой десяти. А посему, о справедливейший и благороднейший из богов, дозволь нам, твоим покорным слугам, восстановить закон и древние устои Атлантиды! И разреши нам посвятить того, кто пред тобой - достойного юношу, сына Царя Евэмона, урожденного Нереем, в полноправные Цари?! Я, Царь Атлант, лично за него ручаюсь! Его дальнейшая Судьба - уже в твоих руках! Но прежде, предоставь ему, рожденному Нереем, возможность самому доказать свое право быть достойным и одним из нас. Дозволь ему сейчас переступить порог твоих Святилища и Храма и в жертву принести тебе быка? И, прошу тебя, будь к нему при этом справедлив и по традиции великодушен!
   Царь замолчал и отступил на шаг от Врат.
   Юный же Нерей остался лицом к лицу с Судьбой!
   И, эта самая Судьба, не заставила себя слишком долго ждать!
   Неуловимый миг и... снова, как и в прошлый раз, раздался легкий, мелодичный звон.
   Ворота Храма вздрогнули. Но, к счастью для Нерея, не закрылись!
   Сомнений больше не было, Владыка Посейдон к нему благоволил! И ждал в своих чертогах нового Царя!
   В глазах Нерея вспыхнул огонек воодушевления! Страх и растерянность ушли на задний план.
   Еще немного... И кровь его уже кипела. Сердце вот-вот готово было вырваться наружу из груди. А сил и рвенья было столько, что...
   Нерей решительно расправил плечи и, гордо вскинув голову, поддался весь вперед.
   Но...
   - Брат мой Нерей, не спеши! - совершенно неожиданно встал у него на пути Царь Атлант, пристально заглядывая Нерею в глаза. - Позволь тебе напомнить, что, переступив порог владений Посейдона, ты уже никогда не сможешь тем же, кем был до этого, вернуться назад! И, там, за этими Вратами, тебя ждет либо трон, либо вечный покой в подземном царстве Эриний, Миноса, Радаманта, Таната и Аида ! А посему, еще раз ответь мне, Нерей, сын Евэмона, полностью ли ты готов к самому главному в твоей жизни испытанию? Твердо ли ты уверен в том, что знаешь, как и что ты должен совершить? Дабы с рассветом снова пройти через эти самые врата и с честью вернуться домой. Да еще и живым?
   - Да, повелитель, - без запинки подтвердил Нерей: - Я готов доказать свое право быть Царем Атлантиды! И ради этой великой цели я первым и без чьей-либо помощи взнуздаю и покорю себе священного быка. И, при этом, я всецело полагаюсь только на свою природную сноровку, ловкость, силу и... расположение богов!
   - Ну, а если тебе вдруг не удастся этого сделать? - холодно поинтересовался Царь Атлант. - Что тогда?
   - Тогда, дабы избежать позора, я клянусь казнить себя своей собственной рукой! И буду уповать на то, что мой сын, явившийся на свет два месяца назад, получит право стать царем в один из дней последующего Пентахрона. Но только после того, как у него самого родиться наследник. И Посейдон дозволит его отцу переступить порог вот этого Святилища и Храма.
   - Ты добросовестно познал заветы предков и законы Посейдона, сын Царя Нерей! - кивнул ему в ответ Царь Атлант, уступая дорогу. - Что ж, брат мой Нерей, иди! Иди и не оглядывайся назад! Ведь, оказавшись здесь и сейчас, ты тем самым уже стал нам, Царям Атлантиды, братом! А вот живым иль мертвым - пусть решит Судьба! Но не раньше, чем с достоинством пройдешь чрез испытание. Так завещал нам Посейдон! И так гласит обычай предков!
   - Победа или Смерть! - неистово воскликнул Нерей. Прежде чем, затаив дыхание, перейти свой первый в жизни Рубикон и, наконец, узнать свою судьбу в жестоком ритуале жертвоприношения.
   - Я допускаю лишь первое! И слышать не хочу про второе, мой мальчик! - бросил ему в ответ Царь Атлант. - А посему, даже и в мыслях не держи самой возможности меня разочаровать!
   Царь Атлант не выдержал и чисто по-отечески прослезился.
   К счастью, приступ его малодушия в эти мгновения никто видеть не мог. Так как, он сам запретил Нерею оглядываться. А до рощи Посейдона, где их двоих в нетерпении ожидали другие Цари, все еще было не меньше пяти-шести стадий.
   А значит, Царь Атлант вполне мог дать волю своей скорби по безвременно погибшему брату. Равно как своим тревогам о судьбе его неискушенного в дворцовых интригах сына-юнца.
   Тем более что истинная причина смерти первого до сих пор и с нескрываемым упорством скрывалась жрецами.
   В то время как перспектива восхождение на трон никому неизвестного в Посейдонисе юноши уже успела взбудоражить не только узкий круг атлантской знати. Но, вдобавок, еще и весь, уставший от безграничной власти Опекунов и Белых Консулов, народ Евэмского Царства и его рабдельческих колоний.
   Короче говоря, над головой нового Царя Священной Атлантиды Евэмона уверенно сгущались тучи!
   И что с того, что он о них не знал...
   Последнее лишь было только на руку его врагам!
   И Царь Атлант прекрасно это понимал.
   Но...
   Царь Атлант тряхнул головой, растеряно оглядываясь по сторонам.
   Кажется, он слишком увлекся своими мыслями? И даже не заметил, как они с юношей уже давно достигли вершины Священного Холма?
   Это было так.
   Роща Посейдона окружала их со всех сторон.
   Но прежде чем позволить юноше приблизиться к лениво в ней пасущимся быкам, Царь Атлант бесцеремонно сжал рукой его плечо и чуть ли не силой повел Нерея по направлению к Храму.
   Нерей, само собой, недоумевал.
   - Но в ритуальном описании ни слова нет о том, чтоб...? - в растерянности повернулся он лицом к Царю Атланту.
   - Ты слишком торопишь события, отважный сын Царя! - холодно ему в ответ отрезал тот, даже и не думая вдаваться в объяснения.
   - Взгляни сюда, Нерей! - вдруг добавил он. И жестом указал на золотой треножник, что мрачной тенью возник из темноты у самых его ног. - Тебе не терпится явить нам свою силу и предназначение? Что ж похвально! Но что ты будешь делать дальше? Ведь только лишь пленением быка, ты ритуал не завершишь! Ты должен быть готов к тому, что...?
   - Но, я уже готов?! - в запальчивости перебил Царя Нерей.
   - Боюсь, что это не совсем так, будущий Царь Евэмон! - уверенно возразил ему Царь Атлант. - Ты все еще плохо представляешь то, что тебе предстоит совершить. Ты должен не только поймать и покорить своей воле быка, но еще и с должным уважением к богам отправить эту жертву к Посейдону. А как же ты собираешься это сделать, не имея при себе священного лабриса ?
   - Но, ведь согласно обычаю, я не могу использовать оружие?! - растерянно произнес юноша и, сконфуженно посмотрел на Царя Атланта.
   - Конечно, нет! - в гневе перебил его Царь Атлант.
   - Но для завершения ритуала ты в праве и, даже обязан, использовать священный лабрис! - добавил он, беря с треножника сверкавший бриллиантовыми переливами предмет и... без промедления пуская его в дело!
   Миг... и на груди Нерея появилась свежая и пенящаяся кровью рана. Которую ему, к тому же и вполне сознательно, нанес лабрисом Царь Атлант?
   Нерей смертельно побледнел. Но все же удержал себя от безрассудства.
   - Теперь на лабрисе есть и твоя кровь, сын Священной Атлантиды, - без тени смущения прокомментировал свой поступок Царь Атлант и протянул священное оружие Нерею. - Этот лабрис сделан из горного хрусталя. В нем нет ни капли металла. А значит, только с его помощью ты можешь принести Посейдону жертву и стать Царем. Но помни, если ты не успеешь подчинить своей воле быка раньше, чем на лабрисе высохнет твоя собственная кровь... Или, что еще хуже, попытаешься использовать лабрис для своей защиты и убьешь быка вне круга Жертвенного Алтаря - смерть лабрис принесет уже тебе. И тогда даже Боги не в силах будут в твоей судьбе что-либо изменить!
   - Я все понял, благородный Царь Атлант! - скороговоркой выпалил Нерей. Но, прежде чем все же сжать в своей руке лабрис, растерянно добавил: - Но позволь мне оставить священное оружие здесь, на ступенях Храма. Ведь, в схватке с быком он мне будет только мешать?
   - Нет, это противоречит правилам и смыслу ритуала, - сдержанно, но твердо отказал ему Царь Атлант. - И ты вскоре сам поймешь, в чем именно и почему...
   - Да будет так! И Слава Посейдону! - громко воскликнул ему в ответ юноша, срываясь с места и со всех ног бросаясь в сторону ближайшего к нему быка.
   - Да защитит тебя милость и добрая воля Богов, Нерей! Иди! Жертва и Судьба - обе и в нетерпении ждут тебя! - бросил ему вдогонку Царь Атлант. И быстрым шагом, хотя и без особого на то энтузиазма, направился к другим, уже давно заждавшимся начала представления, Царям.
  
   Первый блин, как известно, иногда бывает комом.
   Особенно, если ты охотник! Все и вся вокруг тебя утопает в мрачном безмолвии и сумраке ночи?! Ну, и, наконец, твое нервное напряжение уже давно достигло роковой черты?!
   А значит, не было ничего странного в том, что "первый", из попавшихся на глаза юноши, бык, оказался на поверку лишь хитросплетением света и теней. И игрой его, Нерея, воображения!
   Ну, а если ко всему этому еще и присовокупить то, что рана на груди Нерея невыносимо кровоточила и саднила, а вездесущий кустарник и подло затаившиеся в траве камни, вынуждали его спотыкаться на каждом шагу...
   То, окажись сейчас на месте Нерей кто-либо другой, он, несомненно, впал бы в отчаяние и с позором отступил.
   Но юный наследник Архонта "кем-либо" не был! Даже по определению.
   А посему, собравшись с духом и восстановив дыхание, юноша отправился на поиски уже не "тени", но реального быка.
  
   Шаг в сторону. Пробежка. Снова шаг. Рекогносцировка.
   И, о боги, подлый хруст валежника под правой ступней!
   Стоп. Дальше так нельзя. Ведь, спешка никого еще к добру не привела!?
   А значит... Надо быть предельно осторожным!
   И, теперь уже ползком, по направлению вон к той, застывшей под раскидистым кустом, "горе"?!
   Еще полстадия и... вот оно, столь долгожданное сопение врага!
   Нерей самодовольно улыбнулся.
   Он был у цели. К тому же, его "цель", без всякого сомнения, спала?
   Себе на горе...И как нельзя удачно для наследника царя!
   Час триумфа пробил.
   Нерей сгруппировался и приготовился к финальному прыжку.
   Но, как известно, милость богов никогда не длится бесконечно.
   Бык неожиданно "очнулся" и с громким храпом бросился навстречу своему нежданному врагу.
   Нерей рванулся в сторону... Но, поздно!
   Острый рог животного уже вонзился ему в правую ступню.
   Чего-чего, а этого Нерей никак не ожидал?!
   А посему, чуть было не потерял сознание от искреннего недоуменья и боли!
   После чего, в сердцах взмахнул лабрисом над головой быка, целясь последнему точно промеж глаз, и...
   И только лишь добрая воля богов удержали Нерея от рокового шага!
   Вдобавок, он вдруг понял, почему царь Атлант не позволил ему оставить хрустальный лабрис на пороге Храма.
   Ведь, это было еще одним испытанием будущего властелина Атлантиды? Испытанием его воли и умения контролировать свою ярость и боль!
   Нерей тряхнул головой.
   И, скрипя зубами, отвел свою с лабрисом руку от головы священного быка.
   Однако сдаваться юноша совсем не собирался.
   Бык, без всякого сомнения, тоже.
   Более того, его очередной бросок снова застал Нерея врасплох. И юноше лишь чудом удалось избежать мучительной смерти. Так как смертоносный рог вонзился в дерево на расстоянии ладони от его плеча.
   Уже в следующее мгновение Нерей изловчился и крепко схватил замешкавшееся животное за рога.
   Бык дернулся назад.
   Не тут-то было. Древесный ствол его не отпускал.
   Нерей, в свою очередь, не желая упускать столь для него удачного момента, отпрянул в сторону. И, сделав сальто в воздухе, в два счета оказался на спине врага.
   Бык, никак не ожидав подобного развития событий, отчаянно взбрыкнул. Но сбросить "седока" ему не удалось.
   Бык ошалело замер. Судя по всему, готовясь предпринять еще одну попытку освободить свои рога.
   Нерей не растерялся и со всего размаха ударил свою жертву по ушам.
   Бык взревел от боли, забрызгал юношу кровавой слюной и обречено повалился вперед и на бок.
   Точнее, на две своих передних, неуклюже подкосившихся, ноги.
   Это был... финал?
   Нерей не утерпел и, превозмогая боль в израненной ноге, соскочил на землю и повернулся к своей жертве спиной.
   Весь перепачканный чужой и собственной кровью. Но искренне довольный победой и самим собой.
   Между тем, бык неожиданно пришел в себя. И, не обнаружив на своей спине седока, вскочил на ноги и грозно уперся копытами в землю.
   И тут уже настал черед Царям прийти на помощь новоявленному брату.
   Закон Посейдона этого не запрещал.
   И Нерей был искренне благодарен всемогущему богу за такую гуманность. В противном случае, у него было бы мало шансов остаться в живых в новой схватке с обезумевшим от ярости и отчаяния врагом.
   Но, опутанный густой и прочной паутиной царских арканов, не человек, а бык был вынужден покориться судьбе.
   В то время, как, восторженно ликуя, Цари Атлантиды обступили "победителя" со всех сторон. А Царь Атлант первым протянул ему руку и одобрительно похлопал по плечу.
   - Ты вел себя как мужественный и храбрый воин, мой юный брат, - разгорячено произнес он Нерею. - Теперь ты один из нас! И ты честно заслужил право называться и быть Царем Атлантиды. Я приветствую тебя, Царь Евэмон!
   - Честно...? Царь Евемон...? Но, щенок же проиграл! - неожиданно раздался над самым ухом Нерея чей-то злобно-возмущенный рык. - К тому же - ранен! Его кровь осквернила священную землю! Он должен немедленно умереть! На алтаре и вместе с быков! А то и раньше!
   - Извини меня, брат Амферей, - угрожающе сверкнув глазами, осадил говорившего Царь Атлант. - Но у нас мало времени. Я не меньше тебя восхищен доблестью и самообладанием этого юноши, но на небе вот-вот должен появиться серп Ригадона. Пора приносить жертву. Иначе Посейдон не замедлит прогневаться на нас? Или, у тебя есть возражения?
   - Да, да, конечно, я погорячился! - "покорно" стушевался тот, которого Царь Атлант назвал Амфереем. - Доблесть этого юноши действительно заслуживает восхищения! Он достоин стать одним из нас.
   Не останавливаясь на достигнутом, Царь Амферей восторженно похлопал Нерея по плечу.
   Но юноша уже был ко всему безучастен.
   Теряя сознание от потери крови и нервного напряжения, он закачался и рухнул на колени рядом с быком.
  
   Никогда ранее, сколько он себя помнил, Нерей не задумывался о сущности Смерти.
   А посему, вдруг и ни с того ни с сего ощутив на себе ее обжигающее дыхание, юноша запаниковал.
   И было от чего!
   Особенно, если учесть тот факт, что в эти мгновения "безвечности" он ровным счетом ничего не чувствовал. Хотя, как ни странно, все понимал.
   Все? Вот именно...все!
   И, прежде всего то, что это "все" - теперь есть только лишь он сам. А именно, пугливая и на первый взгляд абсолютно беззащитная перед хаосом и пустотой сущность. Терзаемый противоречивыми страстями и разбегающимися в разные стороны мыслями сгусток сознания. То, что уже много раз было там, в реальном мире, человеком, животным, растением, камнем, молекулой, атомом и... снова вернулось к своей исходной форме - одной единственной во всем мире частичке света?
   Нерею стало не по себе. И он, по старой "привычке", предпринял отчаянную попытку призвать себе на помощь все свои органы чувств. Дабы раз и навсегда разобраться в этой новой, окружающей его действительности...
   Но, к его немалому изумлению, вокруг него не было НИКАКОЙ, МАЛО-МАЛЬСКИ ОСЯЗАЕМОЙ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ!
   Только одна пустота?
   Без света! Без цвета! Без звука! Без вкуса! Без запаха! И, главное, без ГРАНИЦ!
   А еще, к тому же, и без времени...
   Нерей... хотя, если честно, он уже не был твердо уверен в том, кто или что он теперь такое, все же рискнул сосредоточиться и позволить своему сознанию расставить все точки над "i"!
   И... пространство вокруг него, бывшего - будущего Нерея, самым невероятным образом преобразилось, наполнилось красками, звуком, движением!
   Но, самое главное, СМЫСЛОМ!
   Нерей это понял сразу, как только новая светоформа его собственной ЖИЗНИ неожиданно озарилась феолетово - голубым сиянием. После чего развернулась в целую плоскость. И, подобно тончайшему полотну материи, заструилась сразу во всех из существующих природе направлений.
   Еще через мгновение, а может, Нерей не был в этом уверен, через целую вечность, плоскость его собственной Жизни превратилась в шар. Затем - в тетраэдр, конус, куб, октаэдр и... так, все время меняясь, устремилась к бесконечности.
   Снова минула вечность. Прежде чем Нерей, наконец, понял, что окружающая его Вселенная его собственной Жизни стабилизировалась. И перестала всецело зависеть от его собственных растерянности и страха.
   В ту же секунду из глубины его сознания, подобно вулканической лаве или фонтану гейзера, вырвались на свободу образы.
   Простые и сложные. Яркие и не очень. Цельные, как гранитный монолит. И беззастенчиво рвущиеся на куски при первом же к ним прикосновении мыслей.
   Это были не что иное, как его, Нерея, собственные воспоминания!
   Причем... как прошлые, так и будущие.
   Но, что самое интересное, Нерей был в состоянии не просто переживать их заново, но даже чувствовать и понимать их все одновременно.
   Как будто, он сидел перед огромным зеркалом Жизни, имел возможность одновременно видеть перед собой все из его отражений и даже... полноценно в них участвовать!
   Причем не только в роли самого себя, но так же и в качестве других персонажей своих снов наяву?
   Но, очень скоро он понял, что поторопился с выводами о своем безраздельном господстве над собственными ВОСПОМИНАНИЯМИ!
   Да, одним лишь усилием воли, он мог заставить любое существо, с которым он имел честь встретиться в одной из своих прошлых жизней, думать и поступать именно так, как это ему, Нерею, хотелось...
   Но, даже. несмотря на это, он был не способен изменить ход событий!
   Точно так же, как ни один из людей не может видеть сны по заказу, Нерей был не в силах переиграть собственную историю. И раз за разом терпел сокрушительное фиаско!
   Это был, пожалуй, самый невероятный и необъяснимый парадокс из всех тех, с которыми его собственного сознание когда-либо встречалось!
   Парадокс, понять который, не говоря уже о том, чтобы найти ему разумное объяснение, Нерей был не в состоянии!
   Парадокс - суть которого заключалась объективности субъективного, фатальности прошлого или, того хуже, в его презумпции неизменности!
   Логика и здравый смысл здесь были явно бессильны!
   И Нерей вынужден был все это признать как данность!
   Между тем, всецело погруженный в борьбу со своим собственным "я", Нерей не сразу обратил внимание на то, что Вселенная его собственной Жизни снова пришла в движение.
   Причем на этот раз ее метаморфоза была чем-то из ряда вон выходящим!
   Нерей отчетливо почувствовал приближение катастрофы.
   Как бы в подтверждение его мыслей, огненный смерч, сверкавший фиолетовыми сполохами и блеском сверхновых звезд, в одно мгновение превратил в прах и пустоту добрую половину ВОСПОМИНАНИЙ Нерея. И кровожадно набросился на их оставшуюся часть.
   Ровным счетом ничего не понимая в происходящем, Нерей похолодел от ужаса.
   Еще мгновение - и в самом центре его нового, виртуально-субъективного мира, возникла огромная, иссиня-черная, пропасть-дыра.
   Она стремительно росла, ширилась, закручивалась в форме водоворота, пенилась лохмотьями образов и событий. И, шаг за шагом, превращала сознание Нерея в безраздельный хаос и мрачную пустоту.
   Наконец, то естество, что считало себя пусть, благородным, но все же матерью рожденным человеком, в последний раз судорожно вздрогнуло, отчаянно потянулось к последнему из оставшихся в его распоряжении фантомов света и...
   Родился новый Царь Священной Атлантиды Евэмон!
   Родился, чтобы жить, править и служить Божественному Посейдону!
   Родился и теперь растерянно оглядывался по сторонам.
   И в этом не было ничего удивительного.
   Потому что, что Нерею-Царю было от роду не больше минуты.
   В то время как Нерей-человек никогда прежде в этом святая Святых Атлантиды, не бывал.
   Ведь Святилище Посейдона, а орихалковая колоннада, которую видел сейчас перед собой Нерей, без сомнения принадлежали именно ему, было запретным местом для всех без исключения атлантов.
   Только Царям Атлантиды и могущественным жрецам Посейдона было дозволено переступать его порог. Да и то, лишь в определенные, четко обозначенные в Священных Письменах и на Скрижалях, дни.
   Более того, это был наиболее важный и свято чтимый в Атлантиде закон. Нарушение которого влекло за собой верную и неминуемую смерть. Причем не только самого отступника, но и всей его семьи. И даже, разумеется - чисто символически, его достопочтенных предков.
   Это было жестоко, бесчеловечно, и, наконец, по-варварски глупо...
   Но зато никто и никогда даже не пытался нарушить закон!
   Хотя, возможно, очень даже зря...
   Ведь цель нередко и с лихвой оправдывает средства?
   Нерей смог в этом убедиться сам.
   Как только окончательно пришел в себя. А его глаза привыкли не только к сумраку, но и к пульсирующему мерцанию орихалка.
   "- О Боги! Какая красота!" - уже в следующую секунду вырвался у него из груди возглас искреннего восхищения и восторга.
   Еще бы!
   Нерея окружала сверкавшая темно-синим сиянием бесконечность!
   В самом центре которой, вдобавок, еще и высилась огромная, из чистого золота и еще какого-то бледно-желтого материала, статуя самого Посейдона.
   Владыка морей был изображен стоящим в серебряной колеснице с впряженной в нее шестеркой крылатых коней. Кроме того, со всех сторон его фигуру окружали сказочные чудища и монстры. О которых Нерей знал только то, что жрецы называли их дельфинами. И относились к ним с нескрываемым почтением и страхом. В то время, как самому юноше они показались очень милыми и добродушными тварями. Хотя и не похожими ни на одну из тех, что Нерей до этого в своей жизни встречал.
   Но и это было еще не все.
   Так как этих самых "дельфинов" было вокруг него не меньше сотни. И каждый из них был оседлан прекрасной наездницей - нереидой, выполненной в натуральную величину все из того же, незнакомого Нерею материала . И именно эти фигуры придавали всему скульптурному ансамблю неподражаемую законченность и красоту.
   Стены святилища тоже не могли не вызвать искреннего восхищения Нерея.
   И, прежде всего, из-за искусно исполненных золотых и серебряных статуй. Что заполняли ниши в них.
   Статуи изображали мифических божеств моря. И при этом выглядели как живые? Тем самым лишний раз подчеркивая талант и мастерство своих творцов.
   Ближайшая из статуй являла миру несравненную супругу Посейдона Амфитриту .
   Нерей узнал ее сразу, без колебаний.
   А вот своего божественного тезку - старца Нерея, он долго и пристально рассматривал. Прежде чем уловить знакомые ему по фрескам и словесным описаниям черты.
   Ну а для того, что бы распознать в двух следующих за Нереем статуях коварного Протея и титана Океана , юноше уже пришлось всецело положиться на свое воображение.
   Были еще и другие.
   Но, все же, Нерей свой взгляд от их таинственных фигур, дабы снова насладиться изваянием их Владыки.
   Его зрение полностью восстановилось. И теперь он уже мог рассмотреть Посейдона до мельчайших подробностей и деталей.
   Властелин морских пучин выглядел величественно и неприступно.
   В то время, как взоры всех других статуй и нереид были прикованы к его грандиозной фигуре. И, казалось, искренне его молили о милости и доброй воле.
   Но Посейдон, как будто, их не замечал.
   Гордо и надменно правил он своей колесницей. Суров и грозен был его взгляд. Страшная кара грозила любому, кто смел покуситься на его величие и власть. Или, даже, просто дерзнул приблизиться к им охраняемой Стеле.
   Той самой Стеле, что испокон веков служила для атлантов Алтарем.
   И помимо Священных Письмен, имела на своей поверхности еще одну, не менее судьбоносную для всех атлантов, надпись.
   Если верить легенде, эта надпись была сделана самим Посейдоном. И несла в себе не то совет, не то жестокое проклятие тому, кто сможет вдруг ее прочесть и тем самым навсегда изменит будущее Атлантиды.
   Между тем, цари Атлантиды, убедившись, что юноша пришел в себя, все вместе подошли к нему и подвели его с быком к божественному Алтарю.
   Юноша приблизил к шее своей жертвы хрустальный лабрис и резким взмахом руки навсегда прекратил ее страдания.
   Кровь из шеи быка фонтаном ударила в орихалковую стелу и заструилась по Священным Письменам.
   Цари поспешно расступились в стороны и пропустили к юноше Царя Атланта.
   Тот протянул к груди Нерея руку и провел по ней открытой ладонью. Затем он поднял руку вверх, и все Цари увидели на ней багряные разводы свежей крови. Как того и требовал обычай.
   - О великий и могущественный Покровитель Атлантиды, Посейдон, прями нашу жертву, - торжественно провозгласил Царь Атлант, поворачиваясь лицом к изваянию. - Отныне и вовеки веков пред тобой новый царь Атлантиды. Он бесстрашно прошел через все испытания. И не уронил при этом своего достоинства и чести. Теперь он равный среди Великих и великий среди равных. Будь славен, благородный Царь Евэмон!
   Царь Атлант сделал шаг назад и, продолжая ритуал, отсек быку хвост и поспешил предать его огню. Каждый из царей немедленно последовал его примеру, передовая из рук в руки жертвенный лабрис и с трепетом бросая в пламя клочья жертвенного мяса.
   Они делали это до тех пор, пока Царь Атлант не поднял руки вверх и не дал всем собравшимся понять, что Посейдон доволен принесенной ему жертвой.
   Царь Атлант нагнулся к основанию стелы и бережно взял в руки чашу с выдержанным сотню лет вином.
   Затем соскоблил со стелы и Письмен налипшие на них остатки бычьей крови и осторожно опустил их в вино.
   Остальные Цари, обступившие стелу с разных сторон, стали также соскабливать со стелы бычью кровь и бережно мешать ее с вином.
   Они так делали, пока поверхность стелы вновь не засверкала в своем первозданном виде и стало возможным прочесть Священные Письмена от самого начала до конца.
   Бросив в чашу последний сгусток крови, Царь Атлант зачерпнул из нее фиалой вино, совершил положенной Посейдоном возлияние в огонь и царственно воскликнул:
   - Великий и Всемогущий Владыка Атлантиды, Посейдон!
   - ...Владыка Атлантиды, Посейдон! - хором подхватили Цари.
   - ...Владыка Вечности, Прошлого, Настоящего и Будущего Атлантиды! - продолжал вещать Царь Атлант.
   - ...Прошлого, Настоящего и Будущего Атлантиды, - вторили ему его братья.
   - Дозволь нам принести на твоем Алтаре Царственную клятву, - Царь Атлант опустился на одно колено и, дождавшись, пока все Цари повторят его слова, вновь заговорил:- Мы, Правители Атлантиды: Царь Атлант...
   - Царь Евмел, - подхватил слова клятвы другой из царей и тоже опустился на одно колено перед стелой.
   - Царь Амферей, - присоединился к своим товарищам третий из царей.
   - Царь Мнесей!..Царь Автохтон!.. Царь Мнестор!..Царь Азаэс!..Царь Диапреп!.. Царь Еласипп! - перебивая друг друга затараторили оставшиеся цари.
   - Царь Евэмон! - последним из царей громко выкрикнул свое имя новоиспеченный правитель Атлантиды и с подобающим его новому сану достоинством опустился на одно колено рядом со своими братьями.
   Каждый из Царей по примеру Атланта повторил церемонию с ритуальной фиалой и совершил возлияние в жертвенный огонь.
   - Мы клянемся за себя самих, за весь свой род и своих потомков в том, что будем свято и неотступно следовать Священным Письменам! Творить свой суд! Карать любого, кто в чем- то преступил закон. И сами никогда его не нарушим. И если кто- либо из нас, здесь собравшихся, дерзнет нарушить эту клятву, то пусть на наши головы падет твое проклятие. А в сердце отступника пусть вонзится твой справедливый трезубец, владыка Атлантиды Посейдон!
   Закончив Царственную клятву, Царь Атлант поднес к губам фиалу, глотнул вина и выплеснул остатки жидкости на орихалковую стелу.
   Один за другим Цари повторяли грозные слова Царственной клятвы, пока последний из них не осушил свою фиалу и не вернул ее к подножию орихалковой святыни.
   Первым встал с колена и облачился в иссиня-черную столлу царь Атлант.
   За ним последовали и другие Цари.
   Каждый из них, облачившись в ритуальные одежды, направился в сторону одного из светильников, пылающих по периметру храма. Почтительно взял его в руки и без тени сожаления швырнул на мраморный пол.
   Святилище погрузилось во мрак.
   Только лишь один жертвенный огонь тщетно пытался выбиться из еле-еле тлевшей жаровни.
   Цари Атлантиды молча образовали полукруг перед орихалковой стелой и присели на мраморный пол, готовясь к долгой, продолжительной и чрезвычайно важной для каждого из них беседе.
   Первым нарушил безмолвие Царь Мнесей.
   - Братья мои, правители Атлантиды, - заговорил он слегка обеспокоенным тоном. - Мы собрались сегодня здесь, в ночь перед священным Пентахроном, прежде всего, для того, чтобы принять в наш союз нового Архонта- Царя Священной Атлантиды. И уже вместе с ним обсудить и решить все волнующие нас и наши государства чаяния и неотложные проблемы. Но, все же, я хотел бы начать наш совет и справедливый суд с досадного...
   Легкий мелодичный перезвон оборвал Царя Мнесея на полуслове.
   Цари Атлантиды встревожено переглянулись.
   Что бы это могло быть?
   Каждый из них поспешил выхватить из складок своих одежд ритуальный лабрис и поспешил обернуться в сторону таинственного звона.
   - Кто, здесь, - грозно выкрикнул в темноту Царь Атлант. - Если ты смертный, то знай- дни твои сочтены. Ты умрешь неминуемо и в страшных муках. Если ты Бог, ты обрекаешь себя на гнев Посейдона. Если ты...
   Что-то большое, черное, смутно напоминавшее человеческую фигуру возникло из мрака и не спеша направилось в сторону царей...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Приложение 1. Графические реконструкции Атлантиды

  

Столица [Алекс А. Алмистов ]

  

Подробная авторская реконструкция столицы Атлантиды (с соблюдением масштабов) - по диалогу Платона "Критий" - по материалам Алекса А. Алмистова

Акрополь [Алекс А. Алмистов ]

  

С искренним уважением, Алекс. А. Алмистов

БОЙБЫК [Алекс А. Алмистов ]

   ПРИМЕЧАНИЯ (ссылки)
   "СЕДЬМАЯ ГРАНЬ" (прим. авт) - Практически все эзотерические философы (Генон, Блаватская, Э. Леви), когда-либо писавшие о числе 7 указывают на его связь с процессом проявления. Об этом же говорит Мэнли Холл: "... Число 3 (дух, ум, душа) снисходит в 4 (мир), и результатом является сумма 7, или мистическая природа человека, состоящая из тройного духовного тела и четырехсоставной материальной формы. Они символизированы в кубе, который имеет шесть граней и таинственную седьмую точку внутри. Шесть граней - это направления: север: запад, юг, восток, верх, низ, или же земля, воздух, огонь, вода, дух и материя. В середине всего стоит 1, которая представляет фигуру стоящего человека, от центра которого в кубе расходятся шесть пирамид.
   Отсюда происходит великая оккультная аксиома: "Центр есть отец всех направлений, измерений и расстояний"..." (из статьи "Священная наука чисел", С.Ю. Ключников, http://www.autsider.ru/lib/index.php, (с) М.: Беловодье, 1996. - 192 с)
  
   Пелагсикон (ист.) - Согласно античным историкам (например, Гелланику, жившему в V веке до н. э.), пеласгами называли догреческое население Греции и Эгеиды, в том числе и острова Крит (Минойская культура). "Отец истории", Геродот, сообщает, что Эллада именовалась ранее Пеласгией, т. е. страной пеласгов. И что пеласги говорили на варварском (т. е. негреческом) наречии и что греки позаимствовали у пеласгов даже некоторых богов. Этруски в свою очередь считались ответвлением эгейских пеласгов. Таким образом, под пеласгами можно понимать как предков этрусков (тирренов), так и этрусков- колонистов, заселивших Средиземноморское побережье в доэллинские времена. Пелагсикон- средиземноморские колонии этрусков- пеласгов (тирренов). Однако в контексте данного романа, под Пелагсиконом понимаются уже колонии атлантов и вообще все известные им территории, за исключением собственно острова Атлантида.
  
   Мойры (миф.) - богини судьбы у античных греков (у римлян- парки). Согласно преданиям даже судьба верховного божества Зевса находилась в их руках. И не было такой силы, которая могла бы изменить что-либо в том, что предназначено богам и смертным. Мойра Клото - прядет жизненную нить человека, определяя срок его жизни. Оборвется нить- и кончится жизнь. Мойра Лахесис вынимает, не глядя, жребий, который выпадает человеку в жизни. Никто не в силах изменить определенной мойрами судьбы, так как третья мойра, Антропос, все, что назначили в жизни человеку ее сестры, заносит в длинный свиток. А что занесено в свиток судьбы, то неизбежно!
  
   День Пентахрона (Прим. авт.) - согласно диалогам Платона, "все десять царей Атлантиды собирались раз в пять или шесть лет в храме Посейдона, чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд." Об этом, собственно и идет речь, так как пента (pente) по-гречески означает- пять, а хрон или хронос (chronos) - время или часть сложных слов, указывающих на их отношение ко времени. Таким образом, слово и понятие Пентахрон можно раскрыть как: "происходящее раз в пять временных интервалов или лет". Кроме того, Крон (Хрон) или Кронос (Хронос) у античных народов рассматривался как бог времени и покровитель Вечности.
  
   Подвиги Геракла (миф.) - Геракл (у римлян - Геркулес) - самый популярный античный герой, полубог, сын Зевса и смертной женщины Алкмены - прекрасной дочери правителя Микен царя Электриона и супруги еще одного героя Амфитриона. Геракл получил свое имя из-за преследований богини Геры, не пожелавшей простить измены своему мужу Зевсу (в переводе с древнегреческого - "Геракл" - совершающий подвиги из-за гонений Геры"). Подвиги Геракла - согласно античному эпосу, для того, чтобы заслужить у богов уважение и Славу и стать равным им, каждый герой должен совершить не менее двенадцати героических поступков - подвигов. В Древней Греции - Элладе, Риме и, соответственно, Атлантиде (которая, по твердому убеждению автора, была прародительницей античных культур и всей праевропеской, в том числе и славянской, цивилизации) совершение подвигов в стиле легендарного героя Геракла служило своеобразным экзаменом наследникам царской власти и давало им право с достоинством и честью занять положенный им трон и пользоваться заслуженным уважением среди своих сограждан.
  
   Конкиста (Прим. авт.) - в контексте данного романа, описывающего события, которые происходили за сотни веков до возникновения Испании (конкиста (conquista) - по-испански- завоевание) и алчных и кровожадных походов Эрнана Кортеса, Франсиско Писсаро, Себастьяна де Белалькасара, Эрнандо де Сото и других безжалостных завоевателей в Латинскую Америку, данный термин, однако, наиболее полно и всеобъемлюще отражает суть происходящих событий и особенно задачи, которые ставились Царями Атлантиды перед армией во время боевых походов против диких племен Пелагсикона. Другими словами, главный герой романа, как все остальные Цари Атлантиды, в юности принимал участие в жестоких и беспрецедентных набегах на враждебные Атлантиде племена и народы с целью их тотального уничтожения.
  
   Варварские земли (Прим. авт.) - согласно Платону основное государство атлантов располагалось на огромном острове- материке. Однако, кроме этого острова атланты владели также большим количеством колоний, располагавшихся на других островах или даже на материках, где они тесно соседствовали с другими государствами, народы которых считались атлантами варварами, так как говорили на других, незнакомых в Атлантиде языках. Таким образом, под варварскими землями в контексте романа понимаются все территории и государства, не подвластные Атлантиде.
  
   Служение Афродите (Прим. авт.) - то есть, познание Любви и продолжение рода.
  
   Гражданский Ценз (Прим. авт.) - обязательное для каждого из знатных атлантов изучение Законов государства, права, традиций и гражданских ритуалов, дающих им право на посвящение в Граждан Атлантиды, занятие политикой и полноправное участие в Экклесиях и Советах.
  
   Знания Аполлона (Прим. авт.) - то есть искусство, литература, музыка.
  
   Нерей (миф.) - морское божество у античных народов (эллинов), вещий старец, знающий все сокровенные тайны будущего.
  
   Тога (ист.) - античная (древнеримская toga, этрусская) верхняя одежда длинный плащ без рукавов, обычно из белой шерсти.
  
   Эринии, Минос, Радамант, Танат, Аид, Царство Аида (греч. миф.) - верховное божество у античных греков - эллинов и римлян. Безжалостный, неумолимый и мрачный брат Громовержца Зевса и Повелитель Царства душ умерших. Это Царство располагается глубоко под землей. Никогда не проникают туда лучи яркого солнца. Бездонные пропасти ведут с поверхности земли в печальное Царство Аида. Там протекает священная река Стикс, водами которой клянутся сами боги. Катят там свои волны Коцит и Ахеронт; души умерших оглашают стенаниями их мрачные берега. В подземном Царстве струятся и дающие забвения всего земного воды реки Лета (отсюда и выражение - "кануло в Лету") По мрачным полям царства Аида, заросшим бледными цветами асфодела (дикого тюльпана), носятся бесплотные и невесомые тени умерших. Они сетуют на свою безрадостную жизнь без света и без желаний. Тихо раздаются их стоны, подобные шелесту увядших листьев, гонимых осенним ветром. Нет никому возврата из этого царства печали. Греки (эллины) представляли себе его отвратительным и страшным, а загробную жизнь - несчастьем. Недаром тень Ахилла, вызванная Одиссеем из подземного Царства, говорит, что лучше быть последним батраком на земле, чем Царем в царстве Аида.
   Минос и Радамант - судьи Царства мертвых. Эринии - неумолимые богини мщения. Грозные, с бичами и змеями, они преследуют всякого преступника, не дают ему ни минуты покоя и терзают его угрызениями совести. Нигде нельзя скрыться от них. Всюду и всегда находят они свою жертву. Танат - бог смерти, всегда с мечом в руках, в черном плаще и с черными крыльями. Могильным холодом веют эти крылья, когда прилетает Танат к ложу умирающего, чтобы срезать своим мечом прядь волос с его головы и исторгнуть душу.
  
   Рубикон (ист.) - река на Апеннинском полуострове: до 42 года до н. э. граница между Италией и римской провинцией Цезальпинская Галлия. В 49 году до н. э. Цезарь из Галлии перешел с войском Рубикон, тем самым нарушив закон, и начал гражданскую войну. Отсюда выражение "перейти Рубикон", означающее принятие бесповоротного решения.
  
   Рабдельческие колонии (прим. авт.) - специальные резервации, поставлявшие атлантам безропотных и верных рабов. Рабов воспитывали из числа детей покоренных атлантами народов. И с малолетства приучали к тому, что весь смысл их жизни - лишь в служении господину. Вдобавок, атланты всех своих рабов стерилизовали и с рождения давали им имена по названию букв своего (близкого к древнегреческому) алфавита.
  
   Лабрис (ист.)- "двойная секира", ритуальное оружие используемое в античности при отправлении культов некоторых из богов (в частности - культ Посейдона и культ священного быка на Крите).
  
   Архонт (ист.) - высшее должностное лицо в Древней Греции (archon) и в некоторых других античных государствах. В данном случае, учитывая государственное устройство Атлантиды, описанное Платоном, Верховным Правителем Атлантиды был Царь Атлант, девять других Царей, соответственно, архонтами.
  
   Слоновой кости - Прим. авт.
  
   Амфитрита (миф.) - в античной мифологии - морская богиня, прекрасная супруга Посейдона, дочь вещего морского старца Нерея, которую похитил Посейдон у ее отца. Он увидел однажды, как водила она хоровод со своими сестрами-нереидами на берегу острова Наксос. Пленился бог моря прекрасной Амфитритой и хотел увезти ее на своей колеснице. Но Амфитрита укрылась у титана Атласа, который держит на своих могучих плечах небесный свод. Долго не мог Посейдон найти прекрасную дочь Нерея. Наконец открыл ему ее убежище дельфин, за эту услугу Посейдон поместил дельфина в число небесных созвездий.
  
   Протей (миф.) - морское божество у античных народов (эллинов), старец, меняющий, подобно морю, свой образ и превращающийся по желанию в различных животных и чудовищ. Он тоже вещий бог, нужно только уметь застигнуть его неожиданно, овладеть им и заставить его открыть тайну будущего.
  
   Титан Океан (миф.) - бог - титан, равный самому Зевсу по почету и Славе. Он живет далеко на границах мира, и не тревожат его сердца дела земли. Три тысячи сыновей - речных богов, и три тысячи дочерей - океанид, богинь ручьев и источников, у Океана. Сыновья и дочери Океана дают благоденствие и радость смертным своей вечнокатящейся живящей водой, они поят ею всю землю и все живое. Греки полагали, что всю землю обтекает Океан, катящий свои воды в вечном водовороте.
  
   фиала (ист.) - древнегреческая металлическая, реже глиняная, чаша (греч. phiale) для пиров и возлияний богам. Украшалась, как правило, росписью или рельефами.
  
   Столла (ист.) - просторная одежда античной (древнегреческой) знати и Царей.
  
   2
   Алекс А. Алмистов: "Атлантида Сумрачного Солнца. Предтеча", 2016
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Опасные игры или Ничего личного, это моя работа" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"