Almt: другие произведения.

Стенограмма выступления "Шаг в киберкоммунизм: компьютеры и планирование в Ссср/алексей Сафронов"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кандидат экономических наук Алексей Сафронов рассказал об компьютерах и планировании в СССР на пятом фестивале "Цифровой истории". Я позволил себе собрать стенограмму. Вычистить некоторые "авторские" слова-паразиты. Все права остаются за правообладателем. Первоисточник: https://www.youtube.com/watch?v=MtgXRgHJoTM P.S. Для тех, кому совсем лень читать: ОГАС был сделан и в 1985 году начал работать. Его использовали для моделирования перестроечных и постперестроечных реформ вплоть до 1994 года.

  Алексей Сафронов
  
  Кандидат экономических наук, его выступление называются шаг в кибер коммунизм.
  - Всем привет, я целый день пытался придумать как мне сделать детскую подводку под лекцию про госплан, ничего не придумал, кроме того, что чтобы у вас был советское детство, надо чтобы была советская власть, а чтоб советская власть была устойчивой, надо плановая экономика нормально работала. Вот. И здесь у меня есть некая моя личная боль, потому что у нас даже здесь сегодня...
  У меня есть внутренний критерии научности конференции, как понять что пришел на научную конференцию - это когда ты приходишь, а проектор не работает и никто не может его включить.
  Вот здесь конференции явно уже не научная, научно-популярная, ну вот зато можно, да можно там с разными микрофонами поиграться.
  Хочу извиниться перед теми, кто еще кроме войны не видят потому, что у меня сегодня рассказ про совершенно другую эпоху? я не знаю как вас сейчас усилием воли перенести. У нас было три лекции подряд про сороковые годы, там немножечко мы зашли в пятидесятые, а я хочу вместе с вами сейчас скакнуть в шестидесятые-семидесятые, потому что рассказ у меня про то, что происходило в стенах вот этого "кубика".
  Так называемый "Куб Павлова", про него есть отдельная научная статья в интернете, потому что первое здание в Советском Союзе, построенное специально под компьютеры.
  Вот это было время когда компьютер были большие, поэтому надо был строить под них специальное здание.
  На картинке главный вычислительный центр госплана Советского Союза, созданный в пятьдесят девятом году.
  Здание чуть попозже начали строить.
  И рассказ мой будет про то, что происходило в его стенах. Потому, что вот когда меня спрашивают там "почему ты занимаешься советской экономикой?" меня всегда вопрос, а почему и все остальные не занимаются, мне кажется самой главной самой важной темой.
  Потому что, ну наверное да, важно понимать вот там какие характеристики были там у танка, такого или другого, но мне кажется что задач понятия как под бомбежками несколько тысяч заводов разобрали и перевезли на несколько тысяч километров, собрали сделали это за несколько месяцев, это более важная интересная задача.
  Вот или вот там пару лекций назад был вопрос про колхозника, который, мог накопить на танк.
  Вот меня как-то спросили, как вообще, как была финансовая система выстроена, что охотник мог накопить на танк?
  Ну я не смог ничего ответить, и вот таких пробелов на самом деле очень много. То есть если вы начинаете хотя бы чуть-чуть копать, то получается что про плановую экономику, которая, вроде бы - основа, известно мало чего.
  И вот второй момент, который, с этим делом связан. То что, когда начинается небольшой интерес это интерес уходит в какие-то отрасли и там очень быстро появляется новая мифология.
  По-этому у меня сегодня для вас немножко ревизионистская лекция. Потому что я хочу немножко заочно, может быть даже очно, если кто-то присутствует в зале из адептов, поспорить с популярным нарративом про ОГАС и я рассчитываю, что люди, которые, пришли на фестиваль цифровой истории они это словосочетание хотя бы слышали. Поэтому я буду говорить кратко. Если есть люди которые про ОГАС не слышали, ничего можете вбить это в google и вам вылезет десятки сотни тысяч ссылок, где вам этот нарратив расскажут.
  В общем меня заинтересовал как раз то, что ссылок десятки сотни тысяч, а рассказ по ссылкам он одинаковый, с небольшими вариациями. Вот рассказ примерно такой, что к 60-м годам экономика Советского Союза усложнилась, появилось больше видов продукции, больше товаров, которые, надо планировать и вот те методы, которые, более-менее работали в войну, они стали работать хуже и вот тогда возникла идея о том что если появились компьютеры, компьютеры нам помогут. И дальше мы заходим вот в этот популярный нарратив, в котором, есть два главных героя это Китов и Глушков. У меня есть пара соображений почему в общем именно это нарратив победил и сейчас вот в количествах присутствует в google, а дело в том что дочь Глушкова вышла замуж за сына Китова и они образовали такой мощный кулак, значит который, стал создавать миф о великих предках. Это не значит что Китов и Глушков были и недостаточно уважаемыми людьми, но понятно, что их детям был совершенно не интересно рассказывать, про кого-нибудь кроме них, кроме того сейчас значит есть институт кибернетики имени Глушкова и Китов работает в академии Плеханова, там проводят скейтерские чтение и вот к этому семейному narrative подключились уже усилия институтов, который, создает простите нематериальный капитал, еще больше рассказывая, что вот у нас было две вершины Китов и Глушков. И в общем так немножко как бы получается, что кроме них вроде как никого и не было. Есть мне кажется третья составляющая narrative - это читатели, которым, просто приятно читать про упущенный шанс и думать, что вот-вот победа была так близка, так близка. Но это вот тоже самое, что кормит авторов фантастических романах попаданцев вот, что значит пришел человек, значит все объяснил товарищу Сталину и ход истории пошёл по-другому. Значит, в чем собственно заключаеться нарратив. Нарратив заключается в том, что вот было два таких пророка в своем отечестве, они предлагали руководству страны внедрить компьютеры в управлении плановой экономикой, что должно было резко повысить эффективность работы плановой экономики и решить те проблемы там с дефицитами с дисбалансами, которые, там постепенно начинали накапливаться. Вот, но значит недалекие советские бюрократы в борьбе и значит из боясь, что они потеряют там свои рабочие места, что компьютеры их вытеснят, не послушали Китова с Глушковым и в итоге все получилось именно так как, Китов с Глушковым предсказывали.
  Экономика усложнилась, управлять ней стало невозможно, дисбалансы стали усиливаться, выросло народное недовольство, поэтому когда Союз ломали никто на защиту особо-то не всталю
  Вот этот краткий пересказ, повторюсь если вдруг в зале нашлись люди, которые, никогда не слышали аббревиатуры ОГАС, то вот тот же самый нарратив вы можете в десятках вариантов найти в интернете.  []  []
  И вот здесь даже по датам видно, даты я выписал из в основном работ Кутейникова - это был человек, который, вот эти популярные статьи перевел в академический формат.
  Алексей Кутейников несколько лет назад защитил диссертацию про ОГАС и вот прописал его уже в академической науке. Потом Вячеслав Героивич, но не потом, а примерно одновременно перенес его за рубеж сейчас уже за рубежом выходит книги про ОГАС, который, в общем глобально непременно в этой парадигме остается.  []
  И вот здесь даже можно видеть по датам, что у нас вот верхняя половина слайда там кучно и тут даты по первой половине шестидесятых, а потом начинаются такие пробелы, то есть вот у нас там потом 69 год там 70 а потом сразу 80.
  Получается, что когда вот Глушкова немножко оттеснили в бок, то он понятно обиделся и в мемуарах своих он пишет об ОГАС, как о целиком не реализованном проекте. Потом на основании его мемуаров стали воспоминания писать его друзья и соратники и только потом пришли и академические историки и они вот этот нарратив уже сложившийся, в таком вот устном творчестве народном, они не критически перенесли в академические работы. У нас популярная конференция, поэтому я не буду уходить в рассуждении, о том как значит важна рефлексия историка, но вот если историк слово "рефлексия" поминает редко, могут получиться вот какие-то такие вещи, когда молчаливо подразумевается, что ничего не было сделано. Потому что вот где-то середины 60-х годов Глушкова, который, раньше вроде был главным застрельщиком, отодвигают и дальше вроде, как никому не интересно. То есть вот я говорю о сотни тысячи статей про ОГАС, которые, все пересказывают примерно один и тот же концепт, что в конце 50-х начала 60-х идею выдвинули, потом Глушков отошёл чуть чуть в сторону, точнее говоря "его отошли" чуть-чуть в сторону и как бы на этом все ставится точка.  []
  Что как бы изучать ничего, потому что кажется, что ничего не было. Что мне в нем не очень нравится, главным образом мне не нравится то, что точка зрения Глушкова, она выставляется как истина и вот ну то есть в глубь лезть уже никому не интересно, то есть просто он сказал что его оппоненты, там Здоровский это такое абсолютное зло вот из марвеловских фильмов, то есть человек, который, просто хочет сделал всем плохо, потому что у него сущность такая - делать всем плохо и дальше вот это как-то не никто не проверяет. Это я все пытаюсь отойти, но не могу отойти от вот этой вот рефлексивной основе, которая, по-хорошему она у всех историков должна быть, но не всегда на по факту остается. Вот собственно говоря какие проблемы были с ОГАС, ну он был дорогой да, второе столько компьютеров в стране просто не было. И причём их не было еще долго.  [] Еще один момент заключался в том, что предполагалось, что мы систему делаем сразу большую, то есть вот мы её разворачиваем, разворачиваем, разворачиваем наконец развернули, и вот страна начинает жить по-новому. То есть вот этот момент перехода, он по-моему ну или не продумывался или как-то вот, нельзя человека выключить, там что-то в нем подлатать, там сделать получше, а потом он снова включить. И с экономикой точно так же, то есть вы не можете поставить процесс на паузу, там что-то переделать, а потом продолжить. И конечно, то что очень сильно мешало, система мыслилась как единая, что подразумевало, что если кто-то хочет сделать свою маленькую информационную систему, там моего министерства, то мы с этим боремся, потому что зачем теперь твоя маленькая информационная система, подожди дорогой друг, когда мы развернем производство компьютеров, так чтобы хватило на большую и тогда у тебя будет не твоя личная маленькая информационная система, а значит вот ты будешь работать вы уже вот в этой большой, которая, будет там когда-нибудь светлом будущем. И вот из-за этого, идея вот этой единой сети компьютерных центров, она имела оппозицию среди вообще всех министерств и ведомств.  []  [] Которые, говорили что мы не хотим ждать, мы понимаем важность компьютеров, по-этому мы хотим делать информационную систему моего министерство вот прям сейчас, мы уже даже выбили себе компьютер и уже даже там что-то начали делать. По-этому теперь просто живите с этим знанием, что у нас там что-то уже сделано, вам надо будет в ваш проект наши наработки как-то включать. Мы вас просто перед фактом ставим, то есть это не были люди, которые, сопротивлялись компьютеризации, нет это были люди которые бежали наоборот впереди. Они говорили, что нас не надо уговаривать. Мы понимаем фишки компьютеров, вот мы значит в своем министерстве уже компьютер поставили, уже там что-то делаем и значит и ждать пока вы там общую государственную систему развернете совершенно не готовы. И было несколько раундов бюрократических согласований, когда пытались идею ОГАС продвинуть в лоб, это то что хорошо расписано в опубликованных статьях, после которых, от идеи единой сети перешли к идее объединенной сети. То есть говорили, стало ясно что вот бодаться в лоб вообще со всеми не вариант, и надо сказать что мы теперь не против министерских систем тем более они уже существуют. Ведь это уже свершившийся факт, но вот мы их объединим в единую над систему. Глушков тогда сказал, что это извращение первоначального замысла, ушел в оппозицию и в общем этот примерно тот момент, вторая половина 60-х когда, опубликованная история попыток создать компьютерную систему для общегосударственного планирования ну практически заканчивается. То есть вот дальше такой туман войны, из которого, я выкопал сюжет, который, принес вам сегодня.  []
  Сюжет называется АСПР или автоматизированные системы плановых расчетов Госплана СССР и на мой взгляд это ноу-хау, которое, родил госплан пытаясь осмыслить пять лет бодания за ОГАС, то есть у госплана стояла прагматичная ситуация, ему нужно было не просто сделать компьютерную систему. Ее нужно было сделать с учетом тех противоречий, которые, выявились. То есть не просто говорить, что вот раз не по-моему то я ухожу, а все-таки как-то их обойти и противоречия эти были как технические, то есть у нас просто нет столько компов вот прям сейчас. Как проблема запуска, что мы не можем сделать в момент 0 у нас ничего нет, а в момент 1 у нас вся страна переходит на новую систему, которая, вот-вот по щелчку появилась. И конечно противоречие бюрократические, поэтому АСПР, её дизайн, он на мой взгляд рождался вот в этих компромиссах, которые, мне кажется очень интересно изучать. Потому что иначе непонятно как все работало на самом деле. Значит когда перешли от идеи "единой" к идее "объединенной" системы, то мы все министерства из оппонентов перевели в наблюдателей. То есть теперь мы не говорим, что вы должны ждать пока мы сделаем большую систему для всей страны. Теперь мы говорим, развивайтесь на здоровье, просто где-то в будущем мы вас всех объединим и как следствие они перестают возражать против собственно этого глобального проекта. Второй момент. Поначалу госплан сказал, что АСПР автоматизированная система плановых расчетов - это ведомственная система госплана. То есть - это не общегосударственная система, это чисто наше дело нам надо разрабатывать народно-хозяйственные планы. Мы под себя тоже делаем систему, такую же вот как все остальные министерства и этим самым он отбросил ЦСУ и всех других критиков, потому что если мы говорим об общей государственной системе, то приходит куча желающих дать комментарии, что вот вы неправильно все делаете, вот я у меня свое мнение как надо ее делать. Если мы ведомственную систему делаем, то это в общем наше дело и не лезьте к нам. Ну и конечно, сама эта мысль о постепенном развитии, она немножко снизила накал, потому что госплан сказал, что ну сейчас мы ни на что не претендуем, у нас есть эта идею что в будущем наша система развернется до ОГАС, но это будет в будущем. И тогда наконец все согласились и эту систему, наконец, стало возможно начать делать. То есть я вижу вот этот вот подготовительный этап, как совершенно необходимый, потому что если бы дизайн АСПР был любой другой, то оно бы потонула в согласованиях и ведомственных противоречиях, точно также как первоначальная идея ОГАС, который тогда назывался ЕГСВЦ (единая государственная система вычислительных центров).  []
  Еще раз извиняюсь за то, что я раз за разом говорю "ОГАС ОГАС", подробно о нем не рассказываю, в расчёте, что ну вы хоть что-то об этом слышали. Вот я в двух словах обрисовал идею, значит, общегосударственная компьютерная система, которая, служит основой для радикального повышения качества планирования. И сейчас можно наконец переходить к АСПР. Собственно история АСПР начинается в шестьдесят пятом или может быть шестьдесят шестом году, когда в недрах госплана была создана группа по проработке дизайна АСПР и здесь наверное я хочу как-то вернуть из небытия два имени, которые, в общем, ответственные за реализацию этого проекта. Это Николай Павлович Лебединский и и Владимир Борисович Безруков. Лебединский начал работать в госплане еще с Вознесенским с военных времен и к семьдесят первому году был очень крутым аппаратчиком. Он работал в сводном отделе госплана, самом важным, и когда предыдущий руководитель ГВЦ Ковалёв скоропостижно скончался, Байбаков его отправил руководить главным вычислительным центром. И Лебединский стал главным конструктором АСПР, а Безруков был его замом. Если Лебединский, он рос в госплане, он был плановиком, то Безруков начинал как радиотехник, и потом постепенно вот эти компетенции по экономической части себе наращивал. И у них получился такой тандем, Лебединский выбивал все что нужно. Смотрел, чтобы эти все программисты-математики не ушли в какие-нибудь абстрактные дебри и взаимодействовал с высоким начальством. Безруков обеспечивал собственно-говоря работу и получилась интересная вещь. В середине шестидесятых, наконец, утрясли. Начали делать хоть что-то вычислительном центре (он работал с пятьдесят девятого года), у них стали получаться первые практические результаты. Это не было системой, это были отдельные расчеты, но эти расчеты уже можно было предъявлять и говорить "посмотрите сколько миллионов мы уже сэкономили, а представьте что будет если вы позволите нам развернуться". И вот наличие практических результатов позволило им инициировать разработку постановления об АСПР в семьдесят втором году. Вот у меня там красным выделено, значит выходит постановление госплана о создании автоматизированных систем плановых расчетов. В 74-году, выходит методрекомендации госплана по составлению планов. В профессиональной среде назывался "красный кирпич", потому что это была такая книжка, которой, убить можно. И она была издана безумным тиражом в 100 тысяч экземпляров, до сих пор она не является библиографической редкостью, в отличие от большинства других книг по планированию. И там черным по белому было написано, что АСПР является ядром ОГАС. Поэтому то что я рассказываю, такое коварство госплана, который, решил кружным путем пойти к ОГАС. Это не мои домыслы это чёрным по белому было написано в куче литературы того времени. Просто сейчас, видимо, эта литература особой популярностью не пользуется. Собственно говоря, что было придумано. Вот ноу-хау я немножко рассказал про ноу-хау бюрократический, как победить бюрократических противников. А вот это ноу-хау технологическое. У нас есть проблема, что в момент 0 у нас нет ничего, кроме идеи, о том что компьютерная система будет хорошо. У нас нет компьютеров, у нас нет сетей связи, у нас нету кадров, у нас нет понимания как госплан работает. Сейчас нам чтобы что-то оцифровать, нам надо это дело сначала изучить и стоит задача сделать систему, которая, бы вводилось поэтапно, постепенно. По-этому единицей АСПР был отдельный плановый расчет. Это было время когда очень популярна была такая тема как "исследования операций". И в общем подразумевалось, что всю работу госплана, вот любую часть работы, ОГАС плавно раскладывает в соответствии с кибернетическими принципами, на поток входящей информации, что-то с ним происходит, и поток выходящий информации. А вот между входом и выходом некий черный ящик. В чем красота идеи. Мы можем сначала изучить какой-то маленький маленький участочек работы. Сидит отдельный плановик, ему приходят две формы, в каждой из них содержится по два числа, он их друг-на-друга перемножает, пишет в третью форму и у нас уже есть что автоматизировать. У нас есть входящая информация, две формы, какое-то преобразование и выходящая информация. По-началу мы можем вот только вот этот кусочек передать компьютеру, и точно также у нас входная информация будет какая была, выходную информацию можно распечатывать и если у нас в следующей итерации, там пока, живой человек сидит, то ему можно эти распечатки точно также приносить. Они ничем не будут отличаться от тех, что ему вчера "Иван Васильч" от руки принес, а сегодня мы делал распечатали. Потом, когда мы соседней расчет поймем, как он делается можно соседний расчет тоже автоматизировать. И таким образом у нас система начинает расти постепенно. Вот этот постепенный рост очень важен, потому что он решает проблему, "как собственно говоря создать информационную систему планирования в размерах всей страны", потому что вот эту единицу расчета её в любой момент может делать либо компьютер, либо человек со счётами. Соответственно, если мы не знаем как пока загнать в компьютер, у нас там человек. И если соседий синий квадратик, мы уже понимаем, что тебе нужно сделать, то там у нас компьютер. И поэтому было очень важно объяснить плановикам, что это мы не вместо вас сделаем, а это как бы мы вам помогаем, мы вас избавляем от вот этой вот текущей рутинной работы. И это не какая-то вот параллельная система, которую, мы там делаем делаем-делаем, а потом вы придете на работу и мы скажем "спасибо вы нам больше не нужны", а это вот собственно и есть ваше планирование. Просто теперь переведенная на компьютерную основу. Я не призываю вас в разглядывать этот график, он здесь дан для примера, чтобы вы могли оценить масштаб работы. Когда началась работа над АСПР выяснилось что никто никогда не просил плановиков подробно рассказать как они работают. То есть каждый плановик в госплане был локальным монополистом, он отвечал за какой-то отдельный показатель и никто кроме него не знал, как он его считает. Если плановик уходил на пенсию, не передав знания по наследству, то этот кусок информации, он просто терялся. И первое с чем столкнулись разработчики АСПР - они ходили тупо за каждым плановиком и записывали, что он делает, и рисовали потоки информации. Вот здесь вот этот безумное количество стрелочек и квадратиков, как раз характеризует поток информации при подготовке одного из разделов плана. Вот самое что я говорю, что потом каждый этот квадратик можно потихоньку автоматизировать, постепенно наращивая комплексность этой системы.  []
  Эта штука называется сетевым графиком, это еще одна управленческая технологии, которая, было очень модной в шестидесятые годы, и когда этот сетевой график, наконец, сделали выяснилось удивительные вещи. Я сейчас цитирую мемуары Юня Олега Мухавича, это дедушка из госплана, который, до последнего времени, в добром здравии, что ты там как-то на пол-ставки работал в ВШЭ, и пока с ним лично не пообщался, не могу сказать как он сейчас. Но у него есть интересные работы, где он описывает, как это делалось и упоминает, что когда сетевой график сделали и вывесили на первом этаже госплана, то есть нынешней думы, выяснилось, что если все делать по правилам, то есть вот закладывать вот эти пути в сетевом графике такие, которые, должны быть что все нормально посчитать, то время разработки годового плана составляет два с половиной года. То есть на момент начала 70-х годов работать по правилам в госплане было физически невозможно. Система стала слишком сложной. АСПР тогда находилась в процессе становления, поэтому народ выходил из дела тем, что называется "инженерная прикидка". То есть какие-то показатели считали прямо считали-считали, а какие-то показатели, ну вот здесь, называется "мастерство планового работника". То что говорили "как вы нас замените, как вы это алгоритмизировать и это же совершенно не формализуемые вещи". Поначалу ГВЦ надо было гоняться за плановиками и говорить "дайте нам работу". Не надо думать тогда вот все были такие отсталые. У ГВЦ был отдел маркетинга, в самому вычислительном центре, и был отдел по внедрению вычислительной техники в госплане, который, по сути был тоже отдел маркетинга. Ведь это люди, которые, ходили по другим отделам, узнавали их боль и потом говорили "слушайте, а у нас же вычислительном центре есть клёвые компы и там есть программисты, которые, могут вашу боль превратить в программу - это что вы считаете два месяца вам посчитают за одну ночь давайте вот договорчик заключим и ваша боль резко уменьшится". Но этот отдел сделали году в шестьдесят четвертом, а году в 71-м этот отдел уже ликвидировали, потому что госплановцы распробовали фишку компьютеров и ГВЦ начал работать в три смены. Компьютер может работать круглосуточно, более того компы тех времен лучше было наоборот не выключать. По-этому отдел маркетинга, убрали за ненадобностью, потому что теперь уже плановики долбили ГВЦ и говорили "у нас для вас еще есть что посчитать, посчитать нам еще пожалуйста здесь".  []
  Есть хороший график, который, вот по-моему отлично в экспоненту укладывается. Это число плановых задач, это не единичный расчет - это виды задач. То есть это виды задач, которые, умели считать в ГВЦ. Экспоненциальный рост различных видов расчетов. К сожалению, но может не к сожалению, потому что плановикам это очень сильно облегчило жизнь, 75-80% всех расчетов это были что называется "задачи прямого счета". Это то что сейчас делается в excel и функции суммирования, там протягивания, то есть вам поступило, не знаю, 15 тысяч заявок на материалы, вам надо узнать общую потребность в материалах данного вида. Раньше вы сидели в столбик суммировали 15 тысяч заявок, а теперь вы на кнопочку нажали вам все просуммировали. И примерно 20-25% это были задачи оптимизационные. То есть это собственно говоря то ради чего так агитировали за компьютеры с момента появления компьютеров.  []  [] Что у нас есть возможность найти оптимальное решение. Принципиально другое решение, которое, вот раньше мы вообще не могли посчитать, а сейчас мы знаем как это сделать эффективнее. И оптимизационные расчеты требовали самой разной математики и они требовали взаимодействия с самыми разными базами данных других министерств и ведомств и это был тот рычаг, ухватившись за который, госплан начал нажимать на то, чтобы ему давали больше и больше полномочий. То есть приходил товарищ Байбаков, говорил вот мы благодаря компьютерам сэкономили столько миллионов рублей, но компьютеры наши работают медленно, потому что нам надо вручную вбивать данные, которые, к нам приходят допустим из ЦСУ, а вот если мы наладили прямой обмен информации с ЦСУ, то мы бы стали работать еще лучше. Это укрыть было нечем, поэтому с момента когда у госплана появились реальные результаты, госплан начал долбить всех остальных чтобы все-таки выйти на объединение всех отраслевых систем вот в эту единую супер систему, то о чем грезил Глушков там за 15 лет до этого. Здесь просто выдержка для того, чтобы было примерно понятно как шла работа, потому что то что система НЕ делала это система не задавала цели развития. То есть это не то что компьютер за нас решит что нам нужно, это была очень важная позиция потому что Лебединский понимал, что если он сейчас заявит что мы политбюро заменим искусственным интеллектом, то на второй день директором вычислительного центра он быть перестанет.  [] По-этому работа шла по следующему принципу: Байбаков один ходил на политбюро, там обсуждали вопрос, он приходил собирал близкий круг госплановских работников, рассказывал что обсуждалось. После этого Косов, со слов которого, я знаю, который, был одним из замов Байбакова шел в госплан в ГВЦ и там гоняли модели советской экономики, пытаясь по разным вариантам решить эти задачи, которые ставили на политбюро. Потом ходили докладывали, вот это можно сделать если вот здесь немножко ужать, вот здесь вот от этих передать, вот этим вот, а вот это чистая фантастика - это у нас ресурсов столько нет вообще нет. И поначалу Байбаков все эти варианты притаскивал на политбюро, пытался рассказывать, что вот значит вот если так сделать то-то будет, а если так сделать то так. А потом ему сказали, "не слушай - замучил все, нет вы там сами разбирайтесь, выбирайте лучший вариант, а его уже ты будешь нам рассказывать". То есть проблема была уже не в том что мы не можем как бы обсчитать лучший вариант, а в том что когда мы начинаем вот рассказывать всю нашу кухню, то это тяжело, сложно и нас не очень хотят слушать.  []  []
  Несмотря на то, что сейчас эти истории не очень известные, тогда вычислительный центр был таким вот PR-объектом. Туда с удовольствием водили всех иностранцев, показывая мощь советской и кибернетики и советской плановой науки. Здесь у меня хорошая фотография. Здесь рядом стоят, хорошо узнаётся Кастро по бороде, с одной стороны стоит Байбаков с другой стороны как раз Лебединский. Они ему демонстрирует, что вот у нас в Советском Союзе планы по науке делаются, а это собственно интерьер госплана, не госплана, ГВЦ. Один из машзалов, тоже значит кому-то показывают все вот эти вот советские компы. Просто я решил вставить эти фотографии, чтобы вы не подумали, что всю эту историю я придумал, потому что мне тоже нравится альтернативная история, где вот компьютерную систему все-таки сделали.  []
  Я чувствую что сейчас меня будут прижимать, потому что у меня ответственная миссия, я если буду затягивать то я ни у какого-то еще докладчика время отниму, я отниму время кофе-брейка - это страшнее, по-этому я начинаю волноваться. Но не могу все таки не сказать о второй очереди АСПР. Первую очередь ввели в семьдесят седьмом году, вторую очередь ввели в 85-м. Это важно потому, что к началу перестройки вторая очередь АСПР была введена в эксплуатацию полностью. Отличительной чертой второй очереди АСПР был так называемый "центральный комплекс задач".  []  [] Потому что в первую очередь делали, что было попроще, то есть вот я вам показывал вот эту вот красивую картинку с квадратиками. Автоматизировали то что удавалось, а на во время второй очереди из вот этого винегрета собрали единую систему. "Центральный комплекс задач" объединял практически все основные задачи, необходимые для составления комплексных планов народно-хозяйственного развития. Это были балансовые расчеты, это были расчеты межотраслевого баланса, показатели уровня жизни, розничного товарооборота, внешней торговли, финансово-экономические показатели и еще мониторинг отраслевых планов производства их обеспеченности материальными ресурсами. То есть к восемьдесят пятом году в госплане была создана модель советской экономики, которая, могла фактически в реальном времени пересчитывать всю систему планов, при изменении любого из показателей. То есть мы могли занести в сбалансированную систему, что-то в ней поменять и посмотреть как вот это наш одно изменение повлияет на всю остальную экономику. Второй отличительной чертой второй очереди стало распространение мини ЭВМ "искра-226", которые, стали ставить на стол просто плановым работникам. К ней сразу шел пакет плановых программ, это позволило начать тиражирование.  []
  То есть АСПР стали распространять в системы региональных госпланов. Я напоминаю, что госплан СССР, он работал не один, у него были в каждой республике свои госпланы, вот их стали поставлять в плановые органы министерств и ведомств и это все стали соединять сетью, потому что в ГВЦ были банки данных, в которых, хранились нормативы и плановый работник мог запросить из госплана эти нормативы, получить их что-то самому посчитать и результат загрузить обратно в банк данных. То есть на 85 год была создана система облачных хранилищ информации с удаленным доступом. Что эта система умела. К плану на 86 год были выполнены расчеты по потребности в материально-технических ресурсов на капитальное строительство на основе прямой обработки данных по всем стройкам ведущихся в стране. То есть вот эти древние неповоротливые советские компы сумели обсчитать потребность в материалах для 150000 ведущихся в стране строек. Сводный отдел и отдел норм и нормативов через вот эту вот сеть терминалов координировали работу 25 отделов госплана, работу ГВЦ, министерств и ведомств госпланов союзных республик, по составлению плана. И план на двенадцатую пятилетку 86-90-е годы был готов в пяти вариантах. И в таком виде представлен в правительство. Система позволяет обеспечивать пересчет в реальном времени всей системы планов при изменении каких-то отдельных показателей, ну то есть если мы в волевым образом что-то меняем, мы можем сразу понять, ну не сразу, там ночь подождать нужно, но все равно мы можем понять, как ты влияет на всю остальную экономику. То есть вот как бы вот мечта товарища Глушкова, которая, оказывается почти выполненной.  []
  Почти потому что информация с других систем, частично передается по каналам связи то есть по проводам, а частично на машинных носителях, то есть приходит мужик с бобиной и эту бобину надо потом ставить. И после окончания работы над второй очередью АСПР были разработаны основные направления дальнейшего развития АСПР, где было записано что к 2000 году мы объединяем АСПР каналами прямой передачи данных, со всеми остальными ведомственными информационными системами завершая создание ОГАС.  []
  На 12 пятилетку работали над машинной прямой передачей данных с системами АСПР ЦСУ, АСУ Госснаба СССР, АСУ Минвнешторга, АСУ ГКЭС, АСУ Минприбора, АСУ Минлегкпрома СССР. Ну то есть в тестовом режиме отработали с несколькими ведомствами, чтоб не над был мужика с бобины присылать и предполагалось, что сейчас мы за следующие там две пятилетки, развернем систему полностью. Таким образом к началу перестройке, благодаря 20-летний работе госплана и 140 научно-исследовательских институтов, которые, помогали была создана система плановых расчетов, которая, позволяла радикально повысить эффективность составления планов.  []  []
  Но у нас с вами значит конференция началась с того, что здесь сидят люди из капиталистической страны. 300 человек из капиталистической страны, по-этому значит что-то пошло не так. Собственно говоря, что пошло не так. Сама система функционировал как минимум до 94 года и оказалось что она общем вполне не плохо умеет обсчитывать вариант перехода к рынку. Варианты различных последствий схем либерализации цен и внешней торговли, и других проводившихся уже правительством реформаторов решений. С помощью остатков АСПР оценивались величина спада производства, роста безработицы, расчет потребности в валюте для закупки наиболее необходимых товаров.
  Я понимаю что этот слайд нарушает все правила значит работы с презентациями, но эта цитата, она настолько важна, что я не в праве делать вольный пересказ. Для людей, у которых, плохое зрение я скажу что это откровение одного из руководителей Росстата, который, в 2011 году выступал на юбилейной конференции. Про межотраслевой баланс и рассказывая о мощи советского межотраслевого баланса, говорил что в 90-е годы было две группы, которые, независимо друг-от-друга считали последствия перехода к рынку. Одна из этих групп как раз работала в ГВЦ, на базе вот этой АСПР, потому что АСПР, как я говорю, она содержала в себе по сути к тому времени уже модель советской экономики полностью и результаты этих групп они были очень близки. Соответственно, говоря... Ну вот здесь хорошие результаты, в ближайшие два года из 140 миллионы занятых в советской экономике 40 миллионов человек станут безработными, по расчетам одной группы, по расчетам другой группы 41 миллион человек станут безработными. В первый год либерализации цен и скачок цены по одной группе должен быть в 26-28 раз другой в 24-26 раз. И хорошо попали. И вот еще, при переходе на рыночные цены мировые, конкурентноспособными оставались только фондоемкости отрасли: ТЭК, химия, металлургия и отдельные виды ВПК. Все остальное, легкие, многие виды машиностроения было не конкурентноспособным, то есть АСПР позволило перед переходом к рынку просчитать последствия перехода с тем, чтобы идти в рынок уже с открытыми глазами. По-этому люди, которые, тогда пришли к власти они решили что вот эти последствия - это допустимые последствия. По-этому закругляя свою лекцию я хочу подытожить, что может компьютерная система, и что не может. Потому что вот этот нарратив об ОГАС, с которым, я немножечко полемизирую, говорит что "вот если бы ОГАС создали, то вот коммунизм бы наступил вот тогда бы значит все было бы по правилам компьютеры не ошибаются все потребности был учли и значит все бы вот заработало, жили кожи при коммунизме". АСПР умела обеспечивать техническую сбалансированность и непротиворечивость планов, она умела обеспечивать вариативные расчеты, что будет если поменять какой-то один показатель, она обеспечивала однократный ввод информации, с которым потом можно было работать, были созданы облачные хранилища с удаленным доступом.
  Я не понимаю, почему эту историю до сих пор не раскопали историки компьютерной техники, потому что по-моему облачное хранилище с удаленным доступом для начала восьмидесятых это просто космос. Там были базы данных, с которыми, вот собственно говоря можно было удаленно работать и там была система электронного документооборота, по которой, было видно какой плановый работник всех держит. То есть поскольку план это совокупность форм, можно было по вот этой системе электронного документооборота посмотреть, кто свою форму еще не представил и этого человека пнуть чтобы он работал активней. Вот что АСПР не умела, она не умела задавать цели развития, она работала с теми целями которые, в нее закладывали.  []  [] Если в неё закладывали цель перехода к рынку, она честно рассказывала во что обойдется переход к рынку. Она не контролировал исполнение планов, то есть она могла нарисовать план бумажный, где на бумаге все сходится, но ни какой компьютер вам не заменит того что надо следить чтобы этот план выполнили. Потому что иначе он останется на бумаге. У товарища Сталин а про это есть хорошая цитата (все наши планы говно, главное - это кадры), она была беззащитна перед политическими интервенциями в планы, то есть она могла сказать как поменяются планы, если мы усилием воли какой-то один показатель подкрутим, но она не могла сказать "не делайте этого". И она разумеется, не контролировала экономический смысл и методологию расчета, то есть она работала с тем что в нее заложили. По-этому вот эта история, помимо того что оно возвращает из небытия целый ряд имен, который, на мой взгляд сделали совершенно какую-то невероятную вещь, с учетом тогдашнего развития компьютерной техники, она еще надеюсь позволит нам более трезво смотреть на то, достаточным условием являются развитие компьютеров для построения коммунизма или все-таки не совсем достаточным.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой"(ЛитРПГ) О.Герр "Любовь за Гранью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"