Almt: другие произведения.

Ролевик-Алкоголик. За чистый огонь!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пролог второй части. Как положено выполнен в духе краткой ретроспекции. Просьба не обижаться, что впихнул ранее представленные, но неиспользованные фрагменты.


   Бог не сидит с лупой над нашим муравейником. Он изредка откидывает крышку ящика, хмурясь рассматривает содержимое и вздохнув закрывает обратно. Подождать пока процесс закончится.
   Боги не хмурятся, во всяком случае в этом смысле. Их, богов постоянно гнетёт мысль, что они не Бог и ни когда стать таковым не смогут. Богам остаётся только строить из себя Бога рассматривая мельтешащих, суетящихся, строящих какие-то смешные планы, смертных. Иногда толкать под руку, чтобы мерзко похихикать, посмотрев "что получится". И тогда... Даже у самых сильных мира сего или того или вовсе иного, начинается Новая Жизнь. Большинство даже не замечает этого. Во всяком случае не замечает вовремя...
  

* * *

  
   Ровно на два месяца раньше, в последнее утро прежней жизни, Его Преосвященство Наместный Епископ Храма Всех Светлых Сил в Солоссе Амиратам соответственно Солосский, въезжал во двор монастыря личной прелатуры. Не сам естественно въезжал, а посредством восседания на шёлковых подушках дивана малой кареты. Скромно влекомой не шестью, а только тремя парами аргадамских упряжных, подобранных по масти в шахматном порядке. Злые жеребцы, и здесь не упускали случая грызануть друг-друга, или подвернувшегося человека, даже если подвернётся не совсем человек. Им старательно мешали в сём благородном занятии трое форейторов, смиренно облечённых в белоснежные шёлковые рясы. Хотя откровенно-говоря, на рясы шёлк шёл разрядом пониже чем на подушки в карете.
   Его Преосвященство отнюдь не лучился удовольствием, но был собран, сосредоточен и в меру зол, как положено политику такого ранга. Утренний обход он по обычаю начал с госпиталя, где монахи и послушники в простых холщовых рясах утешали страдания больных, а кому не могли помочь вовсе, тем облегчали путь За Окраину. Епископ остановился на несколько минут, полюбоваться, как моложавый но поседевший от богоугодной жизни послушник, сноровисто бинтовал шину к поломанной руке, какого-то мастерового. Мысленно Его Преосвященство озабоченно нахмурился. Проклятые всеми богами маги в последнее время совсем обнаглели, денежного клиента переманили, а к монастырской братии прётся всякое быдло.
   С улыбкой распространив жест благословения на страдающую паству, епископ продолжил обход, завершив его в отделанном наборным орехом кабинете. У него было важное и срочное дело. Он даже отставил в сторону утренний кубок с розовым кларетом, немало удивив мальчика-служку. Письма которые, Его Преосвященство решился таки написать, не должны были содрогнуть мир. Скорее напротив, сделать его прочнее и стабильнее к вящей славе Богов и эм... пользе Церкви и отдельных её представителей...
  

* * *

  
   Ровно на два месяца раньше, в последнее утро прежней жизни, Его Светлость Барон Милостью Богов Линяс Мтизенский, владетель и повелитель Мтизенского замка, трёх деревень, торной дороги на Тарвейское болото и заколдованного рудника, проснулся как раз в отличном настроении. Быть молодым вообще хорошо. А если есть где спать, что есть, молоденькая служанка, которую можно выгнать из постели за вином, пока вторая тут побудет... В общем жизнь удалась. Главное, чтобы соратники ночью не прирезали.
  

* * *

  
   Ровно на два месяца раньше, в последнее утро прежней жизни Её Высочества Принцессы Иэзалинды побудка была не из приятных. Впрочем для кого как. Горничные уже привыкли, что швыряющаяся подушками капризная красавица -- это хорошо, просто замечательно. Во всяком случае несопоставимо лучше, чем красавица, швыряющаяся дорогим картулским фарфором. А вот сама Прекраснейшая уже начинала сомневаться. Такой способ приведения настроения в норму несколько приелся. Впрочем кажется внизу толклось молодых дворян в количествах. Их всегда можно стравить между собой, а потом так трогательно прижимать к пробитой груди умирающего, тонкий платочек и орошать его слезами. К счастью того дурака, который умудрился, на благородной-то дуэли, пропороть противнику брюхо, быстро вызвали на дуэль и убили. Ну не станет же Прекраснейшая зажимать выпадающие из брюха кишки. Фи! Иэзалинда потянулась на пуховых подушках, затянутых драгоценной бумазейной тканью. Впрочем всегда можно что-нибудь придумать. И принцесса улыбнулась, да так очаровательно, что словно солнечные зайчики по слегка пыльным, но шикарным парчовым обоям побежали.
  

* * *

  
   Дракон с именем непроизносимым для простых смертных, возлежал на восходящих потоках. Его гигантские крылья практически не шевелились. Машинальное подруливание кончиками, не мешало ему раздумывать. Думал он о высоком, о вооон том баране. Коровы всё таки вкуснее. И шерсть из зубов потом выковыривать не надо. Но... Лень... Дракон пошевелил когтями готовясь к атаке. Для него утро тоже было последним в прежней жизни. Но его это не волновало. Драконы вообще-то просто здоровенные тупые твари. К сожалению, во-первых волшебные, а во-вторых, настолько здоровенные, что их тупость -- это не их проблемы.
  

* * *

  
   А боги хохотали. Всегда забавно ткнуть в колесо палку и посмотреть сколько спиц сломается! Рыжий Локи начал было принимать ставки, но получил по шее и обиженно отправился пакостить менее могучим собратьям. Боги понимали, что это утро - Последнее в Прежней Жизни для многих, очень многих смертных. Правда они ещё не догадывались, что не только для смертных заканчивается прежняя жизнь...
  

* * *

  -- Пьянь проклятая!
   Пнул я валяющегося на грязном полу придурка под рёбра. Вообще зря. Бить пьяного, да ещё и связанного. Не то чтобы не хорошо. Просто смысла нет. И не больно ему и говорить не может и даже не подерётся в ответ. Ровно два месяца. Себе я пить запретил. Хотя бы пока не выловим "заговорщиков". Потому в честь праздника напоил подвернувшегося под сапог лохматого мужика. Мы его недавно повязали. С компанией. Жалко ихнего главного. В том смысле жалко, что светлость ему кишки выпустил, не поспрошать теперь. А эти мало что знают. Так, про пару ловушек в галереях здешнего фальшивого рудника. Два месяца. Если посчитать... Ммм... Конечно, мне, тихому деревенскому алкашу, ссориться с натуральным магом, а потом по пьяни пытаться переехать его трактором не стоило. Но кто ж знал, что он колдун!? Ролевик-ролевиком. Типичная труха городская... Ну и что, что сам городской. Был. Когда-то. Пил-то в деревне с деревенскими, значит деревенский. А как кувыркнулся вместе с агрегатом в болото... Мать его. Так из болот и не вылезаю. Да ещё и... Посмотрел вниз. Ноги не доставали до пола. Болтать правда удобно, но как-то унизительно. Не. Не подумайте. Уж не знаю синтезировали мне нынешнюю тушку или раздели кого, но сшито крепко. Коротковато, за то широко. В смысле плечи как у шварцнегера на плакате. И даже круче. А что росточком не вышел... Ну... Гномами, тангарами в смысле, тоже живут. Иногда, вспомнил недавнюю "вдовушку", почтенно владеющую борделем в ближнем городишке, очень не плохо.
   За окошком, затянутым мутной плёнкой органического происхождения, раздавалось хеканье Лёни. Это я его так про себя. Вот тоже бяда. Не полез бы я по пьяни в тот рудник, не было бы у Его Светлости Барона Милостью Богов Линяса Мтизенского, жмени драгоценностей, и его не попытались бы зарезать. Ну, правильно поймите, грабитель с большой дороги Линяс из Мтизенского замка, тоже жить хотел. Уцелел чудом, остался без правой лапки, пришлось одному невдалому кузнецу (мне то есть), клепать ему железную. После ряда пертубураций, включая успешное бегство от двух магов, оцененное как эпические победы, сам король величество, блин, оценил. Отныне Лёня -- Его Светлость Барон Стальная Рука Милостью Короля. Кажется. Я в дворянских заморочках не секу, но вроде круто. В данный момент Крутое Светлость упражняется под меленьким осенним дождичком, в целях обретения прежней формы. Он как протезы заполучил, так по-моему, только этим и занимается. Не считая ухлёстывания за королевской же, понимаешь, дочкой. Было бы за чем ухлёстывать. Визгливая, истеричная, худущая. Всё у верзил не как у людей. Третий соучастник нашей инвалидной команды где-то бегает. Я полагаю опять по местным тёткам. Симерий был при Лёне когда-то типа чиновника по особым поручения. Ну там для тонких дел. Бумажку подделать, отравы сыпануть... Позже оказался полноценным членом воровской гильдии и шпионом короля лично. Светлость его чуть не прибил. Наверно удержался только из своей дурацкой благородности. Ну и потому, что наивно мог полагать себя обязанным. Типа мы его вдвоём на носилках по болоту тащили. Угибаясь под файрбольным обстрелом засранцев из Фиолетового Ордена.
  -- Бурмга! - сказало связанное тело.
   Я недовольно покосился на него
  -- Ещё добавить?
   Чтобы ухватить бедолагу за шкирку пришлось слезть со скамьи, так не доставал.
  -- На болезный! Выпей за здоровье Мастера Бормора Из-За-Гор, мать его Осколка!
   И со слезами на глазах влил в глотку подопытного остатки самогона из кувшина. Со слезами, потому, как сам бы приложился. Осколком меня местные братья назвали. Потому, как я тангар беспаспортный. Нету у меня на предплечье положенного глифа-идентификатора. Нету и всё. Даже непонятки были, между прочим, до конца не разруленные...
   Бух! Двери здесь ещё более уродские -- на кожаных петлях, плетёные из какой-то лозины, утеплённые мхом. Бухать ими не рекомендуется.
  -- Давай-давай! - ввалившийся под низкий свод курной избы Симерий, пихал перед собой, очередного замызганного мужика в драной одёжке, - вот кого нашёл! - радостно объявил он!
  -- И чо? - лениво поинтерисовался я, разглядывая судороги вусмерть упоенного пациента на полу.
  -- Это он здешние тоннели рудокопные копал!
   - И чо я с ним делать буду? Солить?
   - В смысле? - удивился Симерий.
   - Ну, в бочку сложить, солью засыпать и под гнётом в подвальчике на чёрный день...
   Мужик рванулся в сторону, чуть не вырвался, затрещав воротом.
   - Да стой дурень! А с твоими шуточками...
   Я молча пожал плечами. Ну не солят тут огурцы. Нету огурцов потому как. Дикари-с. Повторно слез с лавки, сгрёб следующий кувшин с брагой и с тяжёлым вздохом протянул его горе-рудокопу. Почему горе? А вот пусть попробует не выпить!
   - На! Пей!
   Дядька с писком трепыхнулся повторно, ушибся об острый кулак Симерия и обречённо завис. Я сграбастал его за рубаху в районе пуза, ну неудобно выше доставать.
   - На! И пей! Да не боись, не отрава. Праздник у меня. А брага, ваша, тутошняя...
   Тянул эту дрянь в себя бедолага зажмурившись. Однако. Я взвесил кувшин, потряс, заглянул внутрь и наконец недоверчиво перевернул вверх дном. Вот это оно пить. Швырять кувшин в угол не стал, не наши это традиции. Аккуратно поставил ёмкость на грубый стол и сказал Симерию.
   - Сажай его. А то ещё упадёт.
   Симерий подтолкнул, начинающего пошатываться мужичка к скамье. Тот на ослабших ногах засеменил, засеменил и рухнул наконец на лавку, умудрившись в падении извернуться и плюхнуться таки на задницу. Вот теперь, я получил возможность угрожающе зависнуть над этим типом.
   - Ну. Болезный. Рассказывай!
   - Я не болезный!
   - Будешь молчать, - дружески улыбнулся я, - организуем. И не только болезность, но и профессиональный травматизм.
   Верзила поёжился. Я тоже. Крыша текла и иногда прямо мне за шиворот. Вообще избушка не в тему. Местная горнодобывающая столица аккурат за третьим холмом прячется. Вернее мы от неё прячемся. А эта дурацкая сторожка, тут похоже нижними чинами пользуется. Для целей не поощряемых начальством. После небольшого форс-мажора с десятком неэстетичных трупов и несколькими никчёмными пленными, которых ещё и корми, действие вполне оправданное. Во всяком случае, единственный более менее целый организм, доставшийся нам в качестве трофея, годился только мычать "я не при чём, серебра нет и не было, это всй Его Милость придумал". Тьфу! Теперь организм годился только валяться на земляном полу и пьяно мычать. Что с людьми трезвый образ жизни делает. По счастию, на этот раз Симерию вроде удалось добыть нечто более съедобное.
   - И так. Болезный. Повторяю вопрос. Звали-то тебя как?
   - Почему звали?
   Я вычухнул кинжалом из под ногтя кусок грязи. Молча.
   - Паритус я, - заторопился с докладом мужичок, - к деревеньке нашей приписан, учился рудокопству у прежнего мастера, а как он опочил, так Его Милость, - рудокоп округлил знак отгоняющий покойников в местных суевериях, - меня назначил в мастера значить...
   - И что же, ты, лично ты, Паритус, хорошего делал?
   - Дык, копал!
   - Что копал?
   - Ну... - замялся он, - что велели, то и копал...
   - Нежто сам копал? - с сомнением посмотрел я на его пухлую ладошку. Мозоли есть конечо, но для ежедневных упражнений с киркой и лопатой маловато будет.
   - Не, - мотнул головой "мастер", - вон, пригоняли, а я командовал. - аж приосанился от важности. Ню-ню.
   Я вытащил из сумки тубус, с драгоценными листами чистой бумаги. Помахал им в воздухе и затолкал обратно. Сгрёб со стола остатки посуды и какие-то огрызки на пол. Зачерпнул с пола горсть пыли, опять блин с лавки слезать пришлось. Меленько растёр её в пыль и посыпал столешницу. Вручил Паритусу щепку.
   - Рисуй бо... здоровый.
   - А?...
   - Вот что копали, то и рисуй. От самого входа.
   - Ааа?..
   - А если входов-выходов несколько все и рисуй....
  

* * *

   Ввечеру Паритус валялся под столом в обнимку с предыдущим потерпевшим. Не только от выжратой в одно рыло дозы (последняя между прочим, в мой-то праздник!), но и от нервной вымотанности. После беседы со мной, ввалился Лёня, ещё дымящийся от своих физических развлечений и злости. И для Паритуса впоследовала "беседа" дядькой, на фоне которого, покойный милость видимо смотрелся сущим душкой. Во всяком случае потел и дёргался бедолага как на электростуле. Светлость его беседовал на тему, кто, сколько, с каким оружием, чем знаменит в боевом плане. А я жевал корочку хлеба, предварительно очищенную от плесени и прогретую над огнём. И удивлялся, как эта компания лохов педальных, умудрилась не только уморить в самодельных ловушках аж три делегации магическое гильдии (в том числе дважды с полными магами во главе), но и надурить королевских же финансовых ревизоров. Дважды! Хотя из рассказа "рудокопа", складывалось впечатление, что душой заговора был не вояка милость, а эдакий милый дедушка из отставных бухгалтеров. Так же я смутно подозреваю, что в данный момент, означенный дедушка со сложным (и возможно фальшивым) имечком Кавдий Роцветур уже учуял тренированным нюхом запах палёного и принимает меры. Скорее всего двоякие. Даже троякие. Разведку отправить, силовое прикрытие, хоть какое-нибудь в ружьё. В арбалет в смысле, а для себя любимого "тропу" расконсервировать и процесс эвакуации начать. Милость - то вон. За поворотом в травке загорает. Душой наружу.
   Интересно, что встречать нас собрались заранее. Черт бы побрал местную бюрократию! Из королевской канцелярии отписали на рудник, "к вам едет мегарасколдователь рудничный", видимо напугали здешних жуликов и те решили не нагнетать. Вдруг я и правда мега? Разгляжу, что рудник фальшивый насквозь с полувзгляда и будут неприятные объяснения. А так, ну не доехали ревизоры, рудниковое-то начальство при чём? Вообще хорошо устроились. Хотя и рисково. Три года дурить короля, тянуть из казны вспомоществование на содержание несуществующего рудника и при этом держать две приписные деревеньки в статусе "рудниковых". Я-то полагал, что подобный попил бюджета - из поле позднего времени. Из эпохи стрельбы золотой дробью в стены штреков и "подсаливания" скважин золотым песочком. Средневековых-то жуликов обычно только и хватало золотишка из свинца наварить. Ан вишь...
   Светлость сидел с умеренной мрачностью. Симерий зевал т советовал бросить это гнилое занятие. Меня злила наглость доморощенных кидал имевших наглость выдвать себя за природных рудокопов. Светлость тренировался писать цифры протезом. Я удивился. Вообще впервые видел, чтобы он, да и вообще дворянин, что-то писал. Даже величество вроде как читал сам, но писать - только подпись ставил. А Лёня сейчас не только писал циферки местной бессистемной арифметики, но и фигурки рисовал. Арбалетчиков и пикинёров. Довольно натурально. Многовато получалось. В принципе таже с той толпой, что мы разогнали у засады, "в лоб" не стали бы связываться. Поставь таких за щитами, половине в корявые лапки, хоть колья заострённые и захекаешься выковыривать. А у Кавдия нашего прикормленных уродов было три дюжины. Даже если оптимистичненько предположить, что мы их уполовинили, то оставшихся, предупреждённых о нашествии, знающих каждый закоулок в местных кустиках, достаточно для устройства весёлой жизни заезжим искателям приключений. Жаль недолгой.
   - Утром.
   - Чо?
   Светлость потянулся как кот.
   - Утром попрут в нашу сторону разведку. И выдвинут отряды на перехват.
   - Им нас живыми отпускать не след. Король такого не простит.
   - Мдя, - я пожевал губы, - пожалуй банальной дыбой организаторы тут не отделаются.
   - Если попадутся.
   - Попадутся рано или поздно, но...
   - ...но если попадёмся мы, то нам будет уже без разницы.
   - Надо валить прямо сейчас, - хлопнул я ладонью по неразобранному мешку с барахлом. По птичьему полёту оторвёмся.
   - Не пойдёт, - покачал головой Симерий.
   - Почему?
   - Потому, что без покровителя такое не городят, - ответил за него светлость.
   Я задумался.
   - А не крутовато? Ну, сколько там из пары деревенек выдавить можно? Чтоб крышу кормить да ещё себе оставалось?
   - Кого кормить?
   - Значит здесь ещё что-то.
   - Крышу. Ну, чтоб король на голову не капал. Опять же что такого можно выдавить из пары деревенек?
   - Кто капал? - нет, Лёня определённо перезанимался.
   - Ну, смотри, ловят главаря, и рубят голову, с него капает кровушка и прямо на всю банду, вот чтоб не капало надо, чтоб не рубили...
   Светлость потряс головой, - ну ты и нагородил, ладно я понял в общих чертах.
   - Короче, - поднял руку Симерий, - есть у нас две стороны...
   - Может быть и три, - промрачнил я.
   - Откуда?
   - При таком размахе, ещё и в городке кто-нить сидеть должен. А то мало-ли пошлют внезапную проверку.
   - Две с половиной. И хотя бы одну надо сграбастать. Нам. Тогда будет за что тянуть.
   - Я нихрена не понял из вашей зауми, - зло вклинился светлость, - но так полагаю, что надо подмять местных. Тогда будет о чём разговор.
   - Упрощённо, но я согласен.
   - Тогда и говорить закругляем, - я поправил ремешок и толчком проверил глубину состояния Паритуса.
   - А этих что? - Симерий скривившись чиркнул себя ногтем по горлу, универсальный жест.
   - С одной стороны, - поморщился я, - надо бы, да и заслужили. С другой.
   - Это неблагородно.
   От это Лёня сказал. Он вообще с этим своим блаааародством иногда как вкатит, хоть стой хоть падай. Мы с Симерием переглянулись. Он смотрел на меня сочуственно. Жалостно даже где-то. Наверное, у меня был похожий взгляд. Если его можно было бы рассмотреть сквозь усобородные заросли.
   - Пусть живут.
   - Всё что они могут рассказать этот Кавдий и так знает или узнает. А тут пусть голову поломает нафига мы их в живых оставили.
   - Да ещё напоили, - ухмыльнулся Симерий.
   Я тяжко вздохнул. Не задался юбилей. Хоть и не круглый. Подумать только. Два месяца всего...
  

* * *

   Отступление всегда выглядит непристойно. А отступление в осенние поля, перемежающиеся какими-то драными кустиками и облезлыми рощицам, так ещё и неэстетично. Грязь в средневековых городах? Ха! Попробуйте по осенней пахоте побродить! Ну ладно. Вру. Во-первых, пахота все же почище городских улиц, буэ. Во-вторых, там той пахоты-то. Метров сто. Это вам не нашенские бескрайние нивы. Много тощие крестьяне напашут на убогоньких лошадёнках. Это ещё у кого есть. А то на коровах или вообще на себе. Но вот болота... Хорошо хоть их тут чуть-чуть. И так. Не столько болота, сколько заболоченные пруды. Правда между прудами протоки, в ледяной воде, которых, приходится купаться. Верзилам пофик, а мне вот мдя-с... тяжеленько бывает. Отступали мы не так просто. А со стратегическим злоумыслом. Деревенек, как я уже говорил, к несуществующему руднику приписано две. Причем в строгом соответствии с идеологией "разделяй и властвуй", в деревеньке поменьше, набирали "преторианцев" откормленных получше. А из деревеньки побольше, гнали народ на трудовую деятельность. Я откровенно недоумевал с такого бардака, но светлость снисходительно разъяснил, что в принципе, у жуликов, были неплохие шансы вообще превратить местность в практически суверенное баронство. Тем или иным путём. А поскольку, дальше в сторону гор лежала местность малообитаемая, то при особой удаче можно было бы и графство развернуть. Хотя и не за одно поколение. Феодализм -- строй прогрессивный. В общем Лёня решил (и нас о том просовещал не ожидая возражений), выкинуть старый трюк -- подмять под себя обиженных и поменять их местами с нынешними буграми. А там и того... Барон без баронства -- оно как-то не смотрится.

* * *

   Выход на местный угнетённый пролетариат был затруднён. Мною. Вернее сказать слегка замедлен. Потому, как ковыряться в грязюке, в правильной грязюке, есть удовольстве сопоставимое разве, что с перебиранием сундука брюликов. Знаете, так вот запускаете загребущую ручонку в кучу переливающихся сокровищ, вытаскиваете сколько ухватилось, а потом с медитативной сосредоточенностью взираете на тонкие ручейки света текущие сквозь пальцы обратно в сундук. А я вот так над кучей грязюки. Очень правильной грязюки. Поражающей потрясающей белоснежностью, на фоне унылого бытия вокруг. И не думайте плохого! Ха! Уж как меня светлость на перегонки с жуликом за шкворник тянули. Но разве можно оторвать истинного тангара от груды настоящего... эх, ну не каолина, но чудной шамотной глины. Думаете хитрость в руде? Заклинания какие? Ха! Три раза. Главная хитрость нашей Великой Расы - в трудолюбивом отношении к обыденным вещам. Огнеупорные печи и тигли. А с помощью некрупного жульничества из банальной глины получается тот самый Картульский фарфор. За залежи шамота, вообще-то войн вроде не велось. Между своими понятно. Только юридического плана разборки. Но стратегичность сего весьма полезного ископаемого, всегда учитывалось, всеми заинтересованными лицами.
   Так что, как не крыли меня подельники, а пару кило материальной ценности я с собой прихватил. Попыхчу малость. Не сдохну. Уходил я от выпертого вверх белёсого горба с сожалением, и постоянно оглядываясь. Впрочем спустя сотню метров обнаружил ещё один такой же. А потом следы начали попадаться непрерывно. Золотое местечко. Кто понимает, конечно.
   Помимо моих личных закидонов, были у нас и вихляния общих соображений. То есть в смысле заметания следов. Не знаю, как но Лёня похоже осторожную погоню нюхом чуял. Пару раз приказывал затихариться в очередном овражке и неотсвечивать. Мы с Симерием только переглядывались недоумённо. Но слушались. Паранойя она того, вообще полезна для здоровья бывает.
   Все эти полезные для здоровья и бюджета мероприятия затянулись до глубокой ночи. А разжигать костёр светлость запретил категорически. Нашёл дураков. Ясен пень, что запах дыма придавленный осенним-то дождичком, будет ощущаться на несколько километров. Но настроения подобные соображения не улучшали. Тем более, что эти бараны опять забыли захватить выпивки! Ну ладно, я. Я завязал. На какое-то время. Но о себе могли подумать? Теперь мы дружно сопели текущими носами и пытались согреть хотя бы спины.
   - ...а ещё такого долбанутого мудака свет не видывал...
   - ...мой умственный дебилизм сравним только с...
   - Ты чего бормочешь? - поинтересовался Симерий, когда я достал его полувнутренним самобичеванием.
   - Я идиот!
   - Я знаю, - с готовностью кивнул тот.
   Лёня с заинтересованно подобрался.
   - Дурак!
   - Чего ругаешься? - деланно обиделся Симерий, - я тебе поддакиваю, а ты неблагодарная с... существо...
   - Помолчи!
   - Тошно?
   - Готтсподи!
   - Кто??
   - Мало того, что один идиот забыл слепить каталитическую грелку...
   - ...грелка - дело полезное.
   - ...так другой бестактный олух ему об этом напоминает!
   - А почему не слепил? Тяжёлая небось?
   - Забыл! - огрызнулся я, - вот забыл! Любого она веса. Трёх фунтов на всю ночь бы хватило...
   - Типа твоих утюгов? - заинтересовался светлость.
   Я замер с открытой пастью.
   - Дебил! - с треском выдернул небольшой клок волос из бороды и в ужасе уставился на дело стресса своего.
   - Я?
   - Я! Я! Я - дебил. Идиотский дебильный дебил! Ведь утюг тоже можно было так сделать! На сменных картриджах.
   Лёня потряс головой. Даже в темноте было ощутимо, как они с Симерием понимающе переглянулись.
   - Я не сумасшедший!
   - Конечно-конечно, - поторопился заверить меня Симерий.
   Мне оставалось насупиться и засопеть с удвоенной суровостью.
   - Так совсем ничем не воняет? - ласково спросил Лёня
   Я немного посопел и кивнул, - ни чем.
   - А магия как?
   - Нету ни какой магии...
   - Ну ты и дурак, братец... - после паузы резюмировал он.
   Мне только оставалось молча согласиться. Хотя тоже вопрос. На себе-то переть, так каждый килограммчик чуствуешь. Но вот так холодину терпеть? Я начал фантазировать на тему совмещения доспеха и грелки, которая по мере употребления становиться всё менее и менее доспехом плавно превращаясь в ржавый порошок. Который сам по себе, между прочим, немалая химическая ценность. К утру меня от тоски по тёплой мастерской и крепкому сну на добром каменном полу под верстаком, изрядно развезло безо всякой выпивки. И слава богам, что до деревни мы брели ещё почти пол-дня. Хоть расходился и согрелся. Замечу сразу. Оно пригодилось. Я в смысле.
  

* * *

   - Короче! - налитый красным, что твой помидор, светлость уже начал жест "стукнул кулаком по столу". Я положил ему на плечо руку.
   - Погодь братишка...
   Сидящий напротив староста. Вернее сказать неофициальный староста, ибо официальный сейчас тихо вращая глазами лежал и боялся Симерия. Наш жулик, как водится, чистил ногти "иголкой".
   Вообще снисхождение Посланников Истинного Короля немного незадалось. Во-первых, тут оказалась пятёрка "гвардейцев", и их пришлось бить больно. Самого шустрого даже пришлось зарезать. Правда Симерий промазал и получилось не насмерть. Ну и ладненько. Мы сюда не за трупами припёрлись. Во-вторых, шустрый оказался назначенным старостой и это было уже хуже. Ибо явно говорило об устойчивой административной системе выстроенной Кавдием или кто он там со товарищи. В-третьих, и это пожалуй самое неприятное, местные пейзане оказались не совсем пейзанами, радости от "освобождения" не проявляли. Но это пол-беды. А бяда, что проявляли довольно активное нежелание общаться. Как это бывает с откровенными париями, собравшись в кучку и став незаменимыми специалистами, тутошние ряженные "шахтёры" обрели определённую нишу и с без особого удовольствия, но её заняли. Я заподозрил, что мы влипли. Ну ни как не хотели ребятишки с мозолистыми кулачками и истёртыми лопатами за спиной идти на улучшение своего положения. Особенно путём его ухудшения. Да и Лёнины способности строить крестьян малость засбоили. Эти -- уже не крестьяне. Потому...
  -- Погодь братишка...
  -- Умм?...
   Я утешительно похлопал его по плечу и снова повернулся к недопрофоргу.
  -- Пошли при обществе потрендим. А то некрасиво, что мы вот так...
   На самом деле пофик. Но жест красивый, а работяги ещё не испорчены тред-юнионскими практиками. И слишком злы, чтобы сообразить -- договориться в тихую обычно выгоднее. Правда вышли во двор, присели на пенёчки, только что водочку не разлили.
  -- Начнём с простого... - обвёл я взглядом нависших бородачей, хорошо, может со временим мы научим этих диких верзил бороды не только отращивать, но и за ними ухаживать. Ткнул пальцем в сторону теоретического местонахождения злыдней - ...там. Там находятся бунтовщики, которые пошли против короля.
   Дал ребятишкам осмыслить, но не доводя до мысли, прикопать по быстрому свидетелей. Государственная изменя -- дело такое. Во все времена вонючее. Причём даже не само по себе.
  -- Следовательно. Всё их имущество... - народец как-то напрягся, - обнаруженное официальными лицами, принадлежит королю же.
   Пауза несколько затянулась, а потом из рядов выпихнули типичного шестёрку-провокатора.
  -- А... необнаруженное?
  -- А как же его конфискуешь? - развёл я руками, - Если оно не обнаруженное.
   В задних рядах занялся некоторый шум. Впрочем быстро остуженный головами потрезвей.
  -- А как же мы их того? - снова вопросил делегированный на съедение.
  -- Ну... Тут уж прийдётся...
  -- Потрудиться? - раздался ехидный голос откуда-то из глубин.
  -- Ну щас! - рявкнул я, - кто ж вас к труду допустит?
  -- А...
  -- А вот немного помочь мне, - я постучал себя кулаком по нагруднику, - сделать совсем немножко, гномской ковки оружия... Или вы тут собирались имуществ... эээ... восстанавливать Законную Королевскую Власть голыми ручонками?
   Толпа зашумела, что-то шутливо-одобрительное. Некоторые сомнения явно витали, но судя по распавшейся на много небольших компаний толпе, народец уже решил, что "необнаруженное" имущество -- это хорошо. А собственных жизней в средневековье не ценят. Постоянно в этом убеждаюсь. Даже местные, как бы лидеры, похоже больше обсуждали тактику, а не тот вопрос, участвовать ли в грабеже вообще... Сквозь разредившуюся толпу я наткнулся на взгляд светлости. Его Светлость смотрел на меня с отвращением.
  
  *ГГ имеет в виду банальные железные опилки смешанные с водой. Насчёт утюга всё же вряд ли. Да и называть такую грелку "каталитической" не верно.
   * * *

   Лепка из пластилина в детстве была одним из любимых моих занятий. Как щас помню, что первым осмысленным объектом был арбуз. Внутри красный, снаружи -- зелёный. А чо? Но такого прикола ни как не ждал. Конвейер подтащил ко мне новый бесформенный комок. Не ожидая окрика надсмотрщика, я втянул в плечи голову и принялся быстро-быстро придавать сырью форму игрушечного автомобильчика. Кандалы, фиксирующие работников звенели, мешая сосредоточиться на действе. Еле успел! Лента подтащила пустой контейнер, в который я опустил своё изделие. Дальше он потащит его в формовочный цех, там зальют гипсом и через два дня получат форму для шликерной керамики... Снова зазвенели кандалы, я удивлённо посмотрел вниз, вроде не шевелился? Что?
  -- Ауф! Твоюматьтвоюмать!
   Спросонья подскочил и опрокинул ковшик с водой, бесполезно поймал уже пустую ёмкость и обречённо уставился на мокрые штаны.
  -- Твоюмать...
   Давненько мне кошмарные сны не снились. Напротив, сидя по-турецки, Лёня шваркал точилом по мечу. И чо он на меня взъелся-то? Появился Симерий, сияющий, как кот обожратый сметаной. Плюхнул на стол нечто пахнущее сыром. Нечто я сгрёб и надкусил. Простил жулику его сияющий вид. Сыр был козий, малость плеснявый, но к счастью сухой и явно чуть подкопчёный, а главное по настоящему солёный.
   Вставание далось с трудом. А как вы хотели? Лёня оскорблённо забил, Симерий убрёл в разведку... ага, до ближайшего сеновала, а старый гном за всех отрабатывай! Прорабом, мля. То есть собрать рабов, внушить им, что они свободные и отправить раскрепощаться в труде. Одно хорошо. Здешние пейзане, хоть и недалеко, но всё же продвинулись по пути становления рабочего класса. Хорошо, в смысле, что не далеко. По-крестьянски строиться ещё не разучились, а по-шахтёрски вкалывать, практически да. Плохо, что не то что читать, но даже понимать простенькие картинки не умеют. Да ещё и не сознаются. Каждую хрень покажи личным примером, а потом, воплями "родина в опасносте!" придай ускорение. Но копают. И пилят. И рубят. И плетут. Рубят блин одним топором на деревню. Я удивился, а шахты-то как? Показали кирку. Я плакаль. Деревянную. И похоже вытесанную каменным топором. До становления первых признаков индустрии приказал рубить лозу и жерди. Из лозы плести ростовые щиты, жерди обжигать, превращая в эм... типа копья. Лёня продолжает шваркать точилом. Военные приготовления игнорировал вчера, игнорирует сегодня. Да что с ним такое?
  -- Вот! - торжественно перебил мои мысли Симерий.
  -- Чего? - спросил я, примериваясь к последнему кусочку сыра.
  -- Вот это, - ткнул он в меня пальцем.
   Я тщательно разжевал и проглотил. Хорошо, но мало. Тоскливо посмотрел на пустую тарелку. Вот это я невежливо. За последний кусок могут и в рыло. Чисто по дружески. И ведь стерплю. Но увидев нормальный сыр, почувствовал себя даже не Беном Ганном, а тем толстым мышом из мультика, забыл как его звали.
  -- Ну да, - стеснительно шаркнул ножкой, - я сожрал весь сыр. Всё равно его мало было.
  -- Сыр какой!?
  -- Ну... - я посмотрел на торжественного Симерия, - нормальный, вкусный, копчёный, не то?
  -- Эээ...
  -- Ну солёный...
  -- Вооо!!!! - и ехидно извлёк из под куртки здоровенный круг того же продукта.
   Я аж слюной захлебнулся.
  -- Но-но! - погрозил мне пальцем Симерий, - это вот уже на всех.
  -- И чо? - повторил я, не отрываясь взглядом от еды.
  -- Ну ты совсем бошку потерял?
  -- Эээ... Ты того! Не того! - мрачно посмотрел я на жулика. Симерий улыбался
  -- Ты давно солёный сыр ел? Вообще хоть что-нибудь солёное?
  -- Эээ... - я лениво перебрал в памяти события минувших месяцев, - ммм... давно...
  -- Ну?
  -- Чего?
  -- Боги пресветлые... - тяжко вздохнул Симерий, кроя круг аристократичными ломтями, - да солонец у них под боком.
  -- И чего? - башка ни как не хотела включаться. Видимо вся кровь в организме прилила к более важному органу. Сыр переваривать.
  -- Да крошёные ж, усуглики! Цену на соль знаешь??
  -- Аааа! - наконец в башке чего-то щёлкнуло, - не знаю.
  -- Здесь и у моря -- нипочём, а в той же Артизании, да в сезон, до осьмухи серебра доходит!
   Я постоял немного с открытым ртом. Да. Всё понятно. Умом. Соль товар не дешёвый. В средневековье. Но за душу не цепляет. Мы-то привычны, что солью дороги посыпают, какое уж там серебро.
  -- А тащат как?
  -- Плоскодонками. Ручьи и болота аж до предгорий доходят.
  -- И не грабят по дороге?
  -- Кто?
  -- Ну мало ли...
   Симерия тема озадачила. Похоже выяснить эту подробность он просто не сообразил. Я довольно крякнул и стянул со стола ломоть потолще.
  -- Ладно. Я на рабо... По делам. Пойду этих погоняю.
  -- Шварк-шварк...
   Блин! Да чего ж Лёня так на меня взъелся???
  
   Хорошая крестьянская привычка -- вставать затемно. Я только зеньки продрал, а пейзане уже шустрят. Правда больше по своим делам. Вчерашний энтузиазм малость поутих. Пришлось начать с главных "кузнецов". Однако предложить "стать начальником" - это гораздо проще, чем копать-рубить-носить. И гораздо проще, чем оным начальником быть. Но постепенно срослось. Где-то к полудню. После чего нагрянул обед, и процесс пришлось начинать с начала. Я теперь понимаю почему в нашем мире грёбанные англосаксы всех нагибают. Они, сволочи, обедать садятся только вечером. Самое обидное, что поднятых революционной риторикой, нельзя пинать. Физически. За то можно подговорить одних борцов за свободу, пинать других -- тех что по хлипче. Производительность труда растёт как на плантациях, главное лишних отстреливать регулярно. К счастию у нас до этого не дошло, а местная профсоюзная мафия так рвалась погра... эээ.. поучаствовать в восстановлении законной королевской власти, что все остальные быстренько начинали шуршать в ударном темпе.
  -- Куда потащил!
  -- ...
  -- Чо? Плетень поправить!? Да я тебя самого щас в тот плетень закатаю! Марш в строй.
  -- ...
  -- Плетень? Мать. Тут судьбы королевства решаются, а он со своим забором! Вот как побъём тех с выселок, так и заберёшь скоки унесёшь на забор! Понял!?
  -- ...
  -- Шевели копытами!
   Уже и глотку сорвал. Но к вечеру, все кроме землекопов, заряженных копать местную гнилую руду, умели после пары тумаков, выставить свои плетёнки в одну линию и приторчать наружу обожжёнными кольями. Требовать от этих раздолбаев большего было ну совершенно невместно. Командовать привыкаешь, так что Симерий с кувшином, попавшись под горячую ладошку, был лишён кувшина и отряжен хоть из под земли добыть королевский стяг. Что? Какой стяг? Я тебе кто? Герольд? Вон нашего главнокомандующего от точила оторви, пущай расскажет за стяги, гербы и вензеля, он в теме. И рисуй! Что значит не умеешь? А кто долговые расписки подделывал? Откуда знаю? А вот хрен скажу! Марш к трудовому светлому завтра! В кувшине оказалась типичная женская сладенькая бурда. Не знаю для кого он эту дрянь тащил, но пить от неё ещё сильнее захотелось.
   Светлость так и не расциклился. Как висел над своим шампуром, так и висит. Я уже впотьмах, разбив какую-то хрень, ввалился в нашу ночлежку, посмотрел на етого аристократа обиженного и спать лёг. Утро вечера мудренее. А завтра уже могут и супостаты притащиться.
  

* * *

  -- Мальброк хороший парень!
  -- В поход собрался он!
  -- ... т... его мать!
   Супостаты не притащились. Ни на следующий день, ни через день. Я успел наварить мусорного железа и сковать дюжину корявеньких "клювов". Моя душа тангарская корячилась как грешник на адской сковородке. Эдаким дерьмом заниматься. "Шахтёры" научились стоять строем в два ряда и размахивать железками и деревяшками. Чтобы не размахивали щитами, я их приказал обмазать глиной. Поверх намалевали маленькие короны углём. Мы типа королевское ополчение. Придурки задрали нос и так и ходили не глядя под ноги. Симерий пропадал по бабам, иногда принося новости от местной безбашенной детворы. Супостатов в радиусе полёта нет. Про королевские атрибуты власти Лёня рассказывал сквозь зубы. Рассказ о том, что маленькая коронка и всё занял у него минут пятнадцать. А на третий день я за пассивностью ворога, светлости, некоторое брожение в рядах (кода грабить идём?) и по причине собственного шила в заднице, приказал строиться и топать на войну. Восстанавливать. И справедливо распределять восстановленное. Маршевых песен я помнил только первый куплет "в лесу родилась ёлочка" с некоторыми купюрами, но местные не привередничали. Сцена из старого кино, как приквел к расстрелу мафиозо, мне запомнилась. Так что поток сознания с матерными присказками вполне подошёл к ритму бредущей "королевской пехоты". Слава богам, мелкий дождик спасает от пылюки, а тяжеленные щиты -- от мелкого дождика. Толпа бредущая набить морду мужикам из соседней деревни не полыхала энтузиазмом, но и назад возвращаться не рисковала. Это Симерий отчебучил -- бабам лапши на уши навешал, о возможных трофеях и светлостиной доблести (сам всех разгонит, ваши только рядом постоят). Так что теперь семейные назад даже оглядываться боятся. А несемейных пинками впереди гонят. Трое главных мудил с самыми большими дубинками, временно возведены в ранг десятников и изображают из себя. А меня мучали плохие предчуствия. Даже Альфредово воинство выглядело побоевитее. А нам ещё переночевать надо. Чтобы навести порядок внезапно. Ну как те ночером нападут? Или эти передерутся, а потом разбегутся? Вообще это хорошо, что меня мандраж бъёт. Давно заметил, если у меня хреновые предчувствия -- значит всё будет нормально. Симерий плёлся позёвывая. Лошадок в деревне не нашлось. Только кобылки. Светлость не зевал, но лучше бы зевал. Я его таким мрачным даже во время отчекрыживания лишней руки не видел. Причём, вот он злится, и конкретно на меня. Не знаю за что. Но главное, что при этом плавно утекает в тёмные глубины, чёрной соответственно, депрессии. Так бы и дал по башке.
   Сказать, что к вечеру я окончательно охренел -- значит скромно промолчать. Я -- баран. Жрачкой для подопечных не озаботился. Их это ни капли не возмутило. За то при первой возможности пейзане побросали военное барахло и отправились ловить птичек и таракашек по кущерям. На пожрать. Про тараканов -- это я вообще-то со зла. Но как тут быть спокойным, когда первыми разбежались мои "сержанты"? Поддержатели дисциплины, млин. Так я и сидел на мокром бревне, держался за гудящую голову, кто-то накрыл куст сверху широким полотнищем. При этом вся накопленная на листьях жижа вылилась мне за шиворот. Как это получилось при накинутом капюшоне? Телепортация не иначе. Потом, "кто-то" присел рядом, ткнул мне в руки кружку с уже горячим вином и голосом Симерия сказал:
  -- Да ладно тебе, мастер...
  -- Вот чего! - тихо взвыл я, - вот чего наш барон на меня взъелся-то??!!
  -- Эмм... А ты не понял??
  
   Утро туманное. Наше наступление, одержав стратегическую неожиданность, заняло подступы к Цитадели Зла. В смысле зевая и попёрдывая добрели и уткнулись в противоскотскую изгородь вокруг деревни. Лёня, ещё более мрачный чем вчера, вполне серьёзно выкатил весь свой арсенал на изготовку. Моих горе-грабителей, удалось с некоторым трудом выстроить почти прямой линией, даже примерно в два ряда. Симерий растворился в кустах. Странно. Ведь горожанин, а поди-ж... Я по прежнему с тяжёлой головой, и ещё более мрачный чем Лёня занял позицию на противоположном фланге. В смысле подальше. Чтоб под горячую не попасть. Вчера Симерий честно попытался разъяснить мне всю неэтичность моего поведения. А я почти понял разумом, но категорически не въехал в душе. Нет. Разговор со светлостью удался. Он меня не убил. Хотя проскакивало, что-то эдакое во взгляде... Этот узелок вокруг Дворянской Чести... Больно много в средневековой ментальности на него завязано. В общем попозжа надо будет вылить литры шмурдяка покрепче, дабы его растворить. А сейчас... Из ближней избы выбрался мужичонка. Минуты полторы молча пялился в нашу сторону. Потом, икнул и спросил.
  -- А чой-то вы тут такие?
  

* * *


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Эванс "Мать наследника"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваВ цепи его желаний. Алиса СубботняяИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаHigh voltage. Виолетта РоманЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир Ясмина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна Шнайдер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"