Ал Сонуф: другие произведения.

Звездное пламя пахнет корицей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Увы, но я слишком многого не могу - поэтому, а не из глупого каприза, соблазняю запретными знаниями таких, как ты. Первое место на конкурсе "Магические экзерсисы". Полная авторская версия рассказа

  Если смотришь на мир сквозь замочную скважину, любая мелочь выбивает из колеи.
  Испуганный девичий голос подобен соринке в глазу: кажется пустяком, но раздирает и без того аскетичное бытие диким дискомфортом. Пару минут я еще лелеял надежду, что полночный насильник догадается заткнуть жертве рот - тщетно. Всегда так. Порой казалось, что ужас жертвы и сопутствующее важен этим ребятам даже больше, чем сам процесс. Одна из тех вещей в человеческой психологии, которые мне никогда не понять.
  Я знал, что это не прекратится. Не то, чтобы меня беспокоила судьба кого-то из горожан, но насилие обычно - дело долгое, особенно когда помех никаких. А какие помехи в Нижнем Городе? Так что сначала - поглумиться, потом совокупиться и поглумиться еще раз. Повторять по вкусу. А после жертва, если не удавят, будет долго стонать, рыдать и, если и покинет переулок под моим окном - то не раньше, чем с рассветом. И все это время мой гипотетический глаз, которым я подглядываю за миром, будет дико раздражаться этой незначительной, но приставучей пылинкой. Так что придется побыть полуночным героем.
  Вообще, я против альтруизма. Старая, как мир истина: хочешь нажить неприятностей - помоги ближнему. Но иногда жизнь вынуждает. В конечном счете, меня это ни к чему не обязывает. Так что, вздохнув, я рывком распахнул окно, перегнулся через подоконник и, отметив погодя, что насильников-то набралось аж трое, ухватил ближайшего за лихой чуб. Без усилий подняв воющего от боли, трепыхающегося молодца до уровня лица, прошипел:
  - А ну исчезли, быстро!
  И отбросил, как гнилое яблоко.
  Переборщил, наверное: хлопец пролетел половину переулка, разломал копчиком какие-то ящики и выкатился кубарем в тусклый портал слабо освещенной улицы. Бросочек вышел богатырский: шагов тридцать, не меньше - как бы вопросов лишних не нажить. Зато и подельникам повторять не пришлось: у ближайшего зрелище не то, что рот приоткрыло - кинжал из рук выбило. Ребятки вняли команде и испарились, оставив в переулке лишь перепуганную жертву. И вот тут бы мне, пожалуй, и закончить свое выступление, и пусть идет оно, как идет - но девица-то оказалась необычная.
  Рыженькая, ладная, а уж по местным уличным понятиям - просто принцесса. Хотя меня больше заинтересовала ее одежда и то, что она прижимала к груди: ветхий том в толстенном кожаном переплете с металлическими скрепами. И вот не поверь после этого в Провидение: охотники говаривают, что зверь, бывает, сам на ловца выбегает.
  - Кажется, у вас проблема, сударыня.
  Девица вскинула испуганный взор цвета шартрёз и залилась краской, пряча с тем милые веснушки - хорошенькая ведьмочка, прямо со страниц теологических трактатов. И еще так забавно носик морщит - святые ребята с кадилами сказали бы: морок наводит... и были бы правы, в некотором смысле.
  И да, все это я заметил в кромешной тьме безлунной ночи и всеми богами забытого переулка - не самая сложная уличная магия в моей практике.
  - Вы засиделись в букинистической лавке. Довольно глупо с учетом того, что книгу вы все равно... позаимствовали. Идти одной через Нижний Город в такой час - еще одна глупая затея, особенно если помнить, что Ординатория уже закрыта и в Академию вам не попасть.
  Красавица еще больше залилась краской и, чтобы хоть как-то скрыть удивление и смущение, принялась разглаживать слегка подпорченный нападавшими наряд. Простенькая белая мантия с алым кушаком с наполовину оторванным рукавом; символ Литеры на оторочке, медальон студиозуса, повязка на лоб, и парочка незатейливых височных подвесок, выдающих в хозяйке небогатую модницу.
  - Ночью будет прохладно и вам лучше отыскать ночлег: не должно юной сударыне ночевать на улице. Хорошо, если в Нижнем Городе вам есть, у кого остановиться... что вряд ли, вы же не из этих краев, - и снова испуганный взгляд зеленых глаз, - так что остается лишь надежда переждать в караулке у Ординатории. Конечно, если вы не встретите тех сударей, что сбежали отсюда. Ну, или кого-то подобного им.
  Я взял паузу, давая ей собраться с мыслями. Девица боязливо поежилась - видимо, осознала перспективы.
  - Ладно, - подвел я к неизбежному, - можете заночевать у меня.
  - Вы... меня пугаете, - призналась красавица.
  - Чем? - надеюсь, она не поняла истинного смысла моей ухмылки.
  - Проницательностью.
  А тем, что выбросил прочь взрослого мужика как тряпичную куклу, значит, не пугаю? Чудна женская логика.
  - Сударыня, оценивайте риски. Ваши шансы встретить неприятности прямо пропорциональны расстоянию отсюда до караулки Ординаторов. От ближайшей букинистической лавки сюда - три квартала, до стен Ординатории отсюда - больше двадцати. На патрули я бы не рассчитывал: их всего три и вашим маршрутом один пройдет уже ближе к рассвету. Таким образом, ваши шансы избежать неприятных встреч - примерно один к двадцати. С другой стороны, я могу с равной вероятностью оказаться как насильником и убийцей, так и благородным отшельником, живущим вдали от суеты Верхнего Города. Шансы примерно один к одному.
  Красавица колебалась, и я ее не винил, просто ждал, сидя на подоконнике.
  - Это... странно, - вымолвила она, наконец.
  - Сударыня, вы живете в мире, где силой голоса можно поднять в воздух целый город, - скучным голосом заметил я, - демоны движут самобеглые коляски, а цветы на лужайке перед дворцом распевают национальные гимны. Но вас удивляет, что кто-то посреди ночи предлагает вам ночлег? Если мое предложение кажется вам подозрительным - прислушайтесь к шепоту вергилиума в вашем теле: Камень Магов не лжет, - закончил я крылатой поговоркой.
  И, перегнувшись, протянул руку. Девица решилась, подошла, но помедлила на мгновение, уже подавая руку.
  - Знайте: если вы погубите меня... вам будет стыдно! - со странным чувством выпалила она.
  Я закусил готовую сорваться едкую фразу. Спокойно кивнув, осторожно сжал тонкие пальцы, и рыжеволосая ухватилась за мое запястье. Мне она предсказуемо показалась невесомой: подняв ее, перехватил за талию, под колени и аккуратно перенес в комнату. Повернулся закрыть окно и тут же был застигнут восхищенным вздохом.
  На секунду показалось: гостью восхищает давно утомившая меня роскошь, но обернувшись, понял - ее влекли сложенные в углу книги. Забыв обо всем, рыжеволосая ведьмочка бросилась к старинным томам и, опустившись на колени, принялась бережно перекладывать книги, открывая, пролистывая, восхищенно охая и что-то бормоча под нос.
  Как мало нужно человеку для счастья! А ведь еще пару минут назад на весь квартал голосила и сомневалась, лезть ли в окно к незнакомцу.
  - Это же... - красавица добралась до хорошо знакомого мне тома в массивном черном переплете.
  - "Опус Драконис", - подсказал я, закрывая ставни, - "черный гримуар", Книга драконов.
  - Но... это же запретная книга...
  Я лишь пожал плечами.
  Она раскрыла том, погладила страницы тонкими пальцами, пробежала глазами по сложной вязи литер мертвого языка. Ее губы чуть шевельнулись, точно она проговаривала слова про себя.
  - Читаете по-селестиански?
  - А?.. Да.
  Ведьмочка кивнула и тряхнула локонами, словно борясь с наваждением. Спохватилась вдруг, вскочила, разгладила платье и, сделав безупречный книксен, представилась:
  - Велена Калтрон, третий семеструм Аколитум Нобилитес.
  - Люцем. Просто Люцем, - уточнил я, видя немой вопрос в ее глазах, - я не владетелен и не титулярен, так что оставьте условности.
  Она наконец-то начинала что-то понимать. Окинула взором мое жилище и не смогла скрыть потрясения: дорогая резная мебель, громадная кровать под балдахином, восточные ковры, картины и трофеи по стенам. Потрескивающий жарким пламенем камин, ширмы из хлопка с восточным орнаментом, питейные приборы и канделябры из серебра. Совершенно несвойственная Нижнему Городу роскошь и, - я видел это отчетливо, - непривычная аколиту Велене Калтрон.
  Блеск внезапной догадки в глазах, прикосновение к повязке на лбу и быстрое, шепотом заклинание - она догадалась быстрее, чем я ожидал. Что же, возможно из этой ведьмочки выйдет толк.
  - Не трудитесь, - остановил я ее, - ваша догадка верна: это мнемоническое пространство. Как вы, должно быть, уже заметили, дверей в нем нет, так что простите мне столь... - небрежный жест в сторону окна, - необычное приглашение.
  - Но... откуда? Такая сложность...
  - Я предпочитаю дикую местность, - я почти не лукавил, - но одна... дорогая моему сердцу особа находила это место уютным и я храню его, как память о ней.
  - Ваша... супруга?
  "Моя рабыня".
  Разумеется, я не сказал этого вслух, лишь многозначительно покачал головой - лучший способ уйти от вопроса.
  - Вам здесь должно быть комфортно: дама, создавшая это место, знала толк в личном удобстве. Ванная за ширмой, вода горячая. Кровать в вашем полном распоряжении: мне она ни к чему, я все равно предпочитаю медитации. Не тратьте время на книги - можете считать их подарком, прочтете на досуге. К сожалению, могу предложить лишь вино и фрукты.
  - Кто вы?
  В этом вопросе сочетались благоговение и плохо скрываемая тревога.
  - Неправильный вопрос, - отозвался я, пряча разочарование, - как и все ему подобные. "Кто?", "Когда?", "Зачем?"... Вам не известно ничего обо мне, кроме имени, и любой ответ на ваш вопрос может быть как правдой, так и ложью. Я могу рассказать любую историю жизни, и всякая из них будет в равной степени вероятной. Не трудитесь искать столь легко фальсифицируемые ответы. Судите по делам.
  Ведьмочка закусила губу и отвела взгляд. Наконец, спросила:
  - Вы ведь что-то попросите взамен?
  - Разумеется. Но не так много, как вам кажется. Для посещения Академии требуется разрешение Магистратум Нобилитес, утвержденное Ординаторией. Я могу его получить, но это долго, а у Академии, как я знаю, проблемы.
  - Да, пропал один из учащихся...
  Велена поняла, что сболтнула лишнее и забавно зажала рот, с ужасом глядя на меня.
  - Кронпринц Шварцгренза, - я не спрашивал, а утверждал, разбавляя ведьмочке чувство вины, - и поэтому весь Госпиталес сейчас на ушах, а напротив академического Капитолия дежурит шварцгрензская летающая крепость. Я бы сказал, что у Магистратума проблемы, а у меня, по счастливой случайности, талант их решать. Так что я не вижу проблемы, если вы пригласите меня, как гостя...
  Конечно, она упрямилась какое-то время, но убедить ее было не сложно. В конечном счете, проблемы она нажила хотя бы тем, что опоздала в хоспитиум, так что мне оставалось лишь сопровождать ее при встрече с Магистром. И, конечно, замолвить словечко. Будучи умной девочкой, Велена понимала, что от моего жилища за версту разит магией, да и сам я кое-что смыслю в Великом искусстве, но разумно рассудив, что меньше всего дел я смогу натворить под присмотром Ординатории, воспользовалась моим гостеприимством, а после почти до утра читала подаренные книги, думая, что я сплю в высоком кресле у камина.
  Разумеется, она ошибалась.
  
  * * *
  Магистр Сантана оказался пухлым, усталым человеком с одутловатым, бледным лицом.
  - Вы маг? - бесцветным голосом поинтересовался он, разглаживая рукав мантии.
  - Знаю пару фокусов...
  - Наемник?
  - В некотором роде, - отозвался я, потирая кончик носа - витавший в воздухе едва уловимый запах демонятины раздражал ноздри: видимо, на каком-то из закрытых факультетов недавно ставили эксперименты, - слышал, у вас проблемы с царственными домами Запада. Подумал, может быть, я смогу... поспособствовать разрешению этой ситуации.
  Сантана встал из-за стола, подошел к высокому стрельчатому окну и, распахнув шторы, указал на черную громаду летающей крепости.
  - Вот моя проблема.
  Магистру было, отчего впасть в уныние: и Навигатус Аэтернис, управлявшие циклопическим конструктом, и Адептус Хоралис, заклинавшие гигантский осколок вергилиума, поддерживающий крепость в полете, и полубезумные кламаты, чьи бесноватые песнопения превращались в разрушительные магические волны резонансных пушек - все они когда-то обучались здесь, в Академии Госпиталеса. Даже я находил эту ситуацию ироничной.
  - Вергилиум, "камень магов". Наше благословение и наше проклятие, - Сантана грустно улыбнулся, - он всюду в мире. В воде, земле, наших телах; правильные слова, сказанные правильным голосом, способны активировать его... и двигать горы. Главное, подобрать эти слова, - Магистр снова улыбается собственным мыслям, - и вот с этим у некоторых проблемы...
  Он неспешно вернулся в свое подчеркнуто аскетичное кресло.
  - У нас отчего-то решили, что быть великим магом - святая обязанность аристократа. А есть ли у тебя талант активировать вергилиум - вопрос второй. Так что искусству, где малейшая ошибка в синтаксисе или фонетике способна вызвать катастрофу, присылают учиться царственных отпрысков с дислексией.
  - Что, с нашим кронпринцем все так плохо?
  - Нет, - Сантана поморщился, - Леонидас просто бездарь, в нем вергилиума, как в полевке, да и память - кроличья, ни мага, ни теолога не выйдет, Магистратум и Синоды от него отмахиваются всеми силами. Его место - в садовниках, целыми днями готов в земле копаться и разучивать с цветами похабные песенки. Его вообще в этой жизни беспокоят, видимо, лишь эти проклятые цветы и задница одной из Адептус Малефикарнум, как он собрался управлять страной - ума не приложу. Впрочем, это проблема Шварцгренза, не моя.
  Сантана потер виски: мантия магистра совершенно отчетливо давила ему на плечи.
  - Они требуют медальонов адепта независимо от таланта, а многие набираются наглости и метят сразу в Синоды и Магистратум. И я вынужден носиться с каждой бездарностью, занимающей места талантливых аколитов, которым не посчастливилось родиться с голубой кровью.
  - Вроде Велены Калтрон?
  - А? Да, - Сантана небрежно махнул рукой, - та наглая девчонка, что протащила вас мимо стражей Ординатории. Не сомневайтесь, она получит свои пять плетей - не хватало мне еще разыскивать своевольных аколитов по городу... Вы правы, - точно вспомнив мои слова, согласился он, - она явилась, как служанка одной богатой особы, но оказалась куда талантливее своей госпожи.
  - Тогда почему вы готовите ее для Синодов? Какую карьеру она сделает среди теологов? Станет чтецом или библиарием? Это смешно, она же прирожденная ведьма, она сама по себе - оскорбление вере.
  Не то, чтобы меня действительно интересовал этот вопрос, но некая несуразность происходящего требовала разъяснений, дабы предупредить будущие вопросы.
  - Все просто, - отозвался Магистр, хотя по голосу и лицу было понятно, что ничего не просто, - регулярные места адептов выбраны полностью, значит, кто-то должен поручиться за нее. И что еще важнее - заплатить за обучение и проживание, а других меценатов и филантропов, кроме святош, в мире нет. Они бы рады ее удавить на гарроте, но не можно, так что предпочтут просто зарыть талант в землю, держа в роли прачки или чтеца старых фолиантов.
  - В этом главная проблема нашего мира, - спокойно заметил я, - им правят дилетанты, занятые не своим делом. Это типично для человеческого общества, отсюда, - я слегка кивнул в сторону окна, - вот такие проблемы.
  Сантана пару минут смотрел мне прямо в глаза, я - обезоруживающе улыбался.
  - Сделаю вид, что не понял этого оскорбления, - наконец резюмировал он, - мои люди перевернули каждый камень в этом треклятом городе, но не нашли никаких следов Леонидаса. Так что если не соврете и добудете мне этого королевича раньше, чем истечет срок ультиматума и тут начнется полномасштабная война, сможете рассчитывать на награду. К слову: сколько?
  - Деньги меня не интересуют.
  - Вот как... - Сантана не выглядел удивленным, - и что же интересует?
  - Я кое-что ищу в окрестностях Госпиталеса, кое-что очень древнее... Это имеет ценность только для меня, - поспешил я успокоить Магистра, - никаких зловещих артефактов для завоевания мира, просто безделушка для моей коллекции. Поскольку у меня нет ни малейшей идеи, где искать то, что мне нужно, я бы хотел поискать ответ в ваших книгах, касающихся истории провинции.
  - То есть вам нужен доступ в Либриариум? - брови Сантаны удивленно полезли вверх - он явно был впечатлён моей наглостью.
  - В общем и целом - да. Впрочем, ваши пыльные тайны мне не интересны, меня интересуют селестианские тексты, где-то так тысячелетней давности и более ранние.
  - Конец Эры Драконов, - кивнул Сантана, - охотишься за драконьей костью, падальщик?
  Я обезоруживающе улыбнулся. Предположение Магистра было в корне не верно, но опровергать эти домыслы не было никакой нужды: знай он правду - наша беседа рисковала быстро перерасти в мою битву со всеми Ординаторами разом. Ну, плюс кого там смогут еще мобилизовать на мое искоренение из реальности. Но человека не может расстроить то, о чем он не знает, так что мы продолжали мило беседовать о делах насущных.
  - Не только, - я попытался изобразить дружелюбие, - еще, в качестве награды, я бы хотел вот эти часики.
  Я кивнул через плечо, туда, где сразу от входа в кабинет Магистра, заметил прекрасные кафедральные маятниковые часы с медным циферблатом и черными стрелками. Сантана, кажется, не поверил своим ушам.
  - Вы издеваетесь?
  - Вам нужны мои услуги?
  - Ладно. Только сделайте дело, - отмахнулся Магистр, - и желательно до конца недели, а то Архонты Грамматона уже созывают Ординаторов, а лорд-губернатор объявил мобилизацию гвардии и гардемаринов со всей провинции. Если крепость начнет стрелять - мы ответим, а это означает полномасштабную войну. Как... ценитель Эры Драконов, вы должны понимать, к чему приводят такие битвы.
  Здесь Сантана ошибался: я не был свидетелем тех событий, да и мое мнение на сей счет никак не стыковалось с официальной позицией Церкви и летописцев. Впрочем, я не считал нужным вообще его высказывать: среди моих многочисленных недоброжелателей для коллекции не хватало только Святой Инквизиции. Не то, чтобы меня это действительно беспокоило, однако и нарываться лишний раз я не хотел.
  Так что лишь кивнув словам Магистра, я поднялся и, не прощаясь, вышел.
  
  * * *
  Как я и думал, Велена ждала меня недалеко от кабинета Магистра.
  - Я хотела поблагодарить вас, Люцем, - поприветствовав все тем же безупречным книксеном, сказал она, - за... за все.
  - Пустое, - пожал я плечами, - надеюсь, вы не нашли мое общество утомительным, мои манеры - недостойными, а мои апартаменты - недостаточно комфортными.
  Я снова вогнал ее в краску и заставил извиняться и благодарить. Пожалуй, будущей Магистру Калтрон пора избавляться от этих холопских черт характера: излишняя благодарность за мелкую доброту совершенно ослепляет тех, кто привык к неблагодарной нужде. И делает слабыми, в конечном счете.
  - Сударыня, вы могли бы оказать мне услугу?
  - Конечно! - с готовностью отозвалась она.
  Я попросил проводить меня к комнате пропавшего кронпринца и уже через минуту мы шли сквозь бесконечные мраморные коридоры и анфилады, углубляясь в строгий и безликий лабиринт жилых помещений. Редкие аколиты и адепты, завидев нас, спешили скрыться в боковых коридорах - почти наверняка, их пугала моя фигура. Однажды мне сказали, что я похож на вставшего на задние лапы медведя. Наверное, в этом что-то было: так, высокая и стройная рыжая ведьмочка не доставала мне даже до плеча. С учетом ширины плеч и любви к скрадывающей фигуру одежде темных тонов, нет ничего удивительного, что я производил гнетущее впечатление, хотя сознательно никогда не стремился к такому эффекту.
  Я почти сразу заметил, что Велена принесла запретную книгу - наверняка, не просто так. Но всю дорогу девушка молчала, лишь покусывая губу.
  - Хотели меня о чем-то спросить, сударыня?
  - Да, - облегченно выдохнула она, - вы ведь читали эту книгу? - я кивнул, - Там... - она остановилась, - Я не совсем это ожидала прочитать. Думала, что "Опус драконис" будет содержать какие-нибудь темные чары или описывать ритуалы... А это просто истории о драконах.
  Она заглянула мне в глаза своими очами цвета шартрёз и где-то там, в глубине ее существа, я ощутил искорку понимания. Ну, что же - можно попробовать. В конечном счете, меня это ни к чему не обязывает.
  - И что же вы вынесли из этого фолианта?
  - Много... разного, - ее щеки тронул легкий румянец, - это... это странно, это противоречит всему, что я знаю. Из написанного следует, что не было никакой войны с драконами, что драконы не нападали на людей и что драконы... были всегда. И что Великая Полночь - дело рук человеческих, и что драконы не вымерли, а заснули... не знаю, не уверена, что правильно перевела этот термин: "смертесном".
  Я лишь пожал плечами.
  - Это... страшно, - призналась она, - а еще... - и снова этот легкий румянец смущения, - если честно, мне не дает покоя глупая мысль. Здесь часто пишут, что у драконов был... необычный запах, который появлялся вместе с ними повсюду, но нигде не говорят, каким он был: неприятным или напротив, резким или едва уловимым, терпким или сладким... В общем...
  Она снова заглянула мне в глаза и, окончательно заливаясь краской, выпалила:
  - Мне интересно, чем пахнут драконы...
  - Корицей, - глухо отозвался я, - драконы - это звездное пламя, а звездное пламя пахнет корицей.
  Я ошеломил ее: вряд ли она вообще рассчитывала на ответ, тем более, такой.
  - Откуда...
  - Драконы и звезды - суть одно, - оборвал я закономерный вопрос, - хотя... строго говоря, все мы - звезды.
  - Не понимаю...
  В ее взгляде я видел испуг, но не желал отступать. Почему-то мне было не все равно - наверное, я просто устал жить в мире, наполненном лишь обманутыми слепцами. А может - постарел и стал сентиментален.
  - Смотри на мир широко открытыми глазами, девочка, - останавливая Велену на полуслове, сказал я; мой палец в грубой кожаной перчатке коснулся ее лба, - и думай своей головой. Сама. И истина откроется тебе. Звезды - гигантские глобулы чистого огня, и все мы суть - они. Кальций в твоих костях. Азот, углерод и кислород в твоем дыхании. Железо в твоей крови. Все это рождено в недрах умерших звезд, все это, - я обвел рукой мир окрест, - лишь звездная пыль. А драконы - звездное пламя. И они пахнут корицей.
  И, обернувшись без паузы, схватил прячущуюся в тенях убийцу. Девица взвизгнула, выронила кинжал и завертелась, как сердитая кошка. Меня прыть нахалки в плаще-невидимке не впечатлила и где-то полминуты я размышлял, раздавить ли ей запястье на память, но в конце решил, что урок получится уж слишком наглядным. Чуть расслабив пальцы, я рывком сорвал капюшон и по плечам доморощенной убийцы рассыпались черные локоны.
  - Мири? - кажется, испуганно вжавшаяся в стену Велена не верила собственным глазам.
  - Пусти, гад! - прошипела беснующаяся адептка.
  Из-под налобной повязки с хорошо знакомым мне символом латной перчатки блеснули пронзительные карие глаза. Я повел плечом, разжал пальцы и девица, ойкнув, плюхнулась к моим ногам.
  - Бугай! - все с той же ненавистью выдавила она сквозь подступающие к горлу слезы.
  Велена опустилась рядом и зашептала простенькое заклинание над стремительно опухающим запястьем подруги. Я попробовал пальцем острие отобранного у Мириам, - как я понял, именно так звали нападавшую, - кинжала, тут же спрятав оружие под своими безразмерными одеждами. Что ж, вот он, последний элемент головоломки, сложившейся у меня в голове. Беспокоивший все это время неуловимый потусторонний запах внезапно получил объяснение.
  - Скажите, сударыня, вы действительно думали, что убив меня, поможете своему возлюбленному Леонидасу?
  На лице темноволосой вспыхнуло удивление и тут же - горделивое недовольство. Хмыхнув заносчиво, она отвернулась, демонстрируя нежелание вести со мной любые беседы.
  - Не хотите говорить? Ну и ладно, - я пожал плечами, - ничего интересного вы все равно не скажете. Я даже не буду спрашивать, как вам пришло в голову призвать демона на помощь своему бездарному ухажеру: отличающиеся умом и сообразительностью адептами Малефикарнума не становятся...
  Кажется, я наступил на больную мозоль: Мириам аж взвилась, выстреливая в меня потоком отборной брани, сделавшей бы честь любому кабацкому притону. Велену этот взрыв сквернословия вогнал в краску, мне же эти загибы всегда казались скучными и нелепыми. Наклонившись, я отвесил раздухарившейся девице звонкую пощечину.
  - Ай, сволочь... - застонала она, зажимая лицо.
  Я выпрямился, глянул через плечо на пару остолбеневших студентов дальше по коридору - те поспешили ретироваться. Опять посмотрел на Мириам: она умолкла и теперь смотрела на меня полными слез глазами.
  - Следите за языком, сударыня, - сдержанно попросил я, - вы оскверняете его словами, которые не должны срываться с губ молодой женщины. Даже если она заклинахер из Циркулус Малефикарнум.
  - Не называй меня так!
  - Мириам, - встряла Велена, - та книга...
  Ах, вот оно что. Все лучше и лучше.
  - Что ж, - вздохнул я, обращаясь к рыжеволосой ведьмочке, - как я вижу, воровать книги - ваше хобби, сударыня. И в этот раз вы решили помочь своей подруге с одним из томов Призыва, которые ей, по возрасту и квалификации, еще читать не положено. А она решила, что демоны - неплохие помощники и стоит подарить одного своему возлюбленному, которому светило отчисление, не смотря на высокий статус и папочку-короля. Но поскольку в первый семеструм адепты не сильно отличаются от аколитов, провести ритуал, как надо, она, естественно, не смогла. В итоге, не Леонидас получил демона, а демон Леонидаса, и теперь наш кронпринц бегает где-то, одержимый, а незадачливая заклинахерша грызет локти и кидается с кинжалом на единственного, кто может ей помочь, не сдав с потрохами Инквизиции.
  - Да кто ты...
  Ну вот, опять этот нелепый вопрос.
  - Чтобы все это понять, не нужно быть семи пядей во лбу, - отрезал я, - достаточно уметь складывать два плюс два. Можно спрятать следы ритуала, но логика есть логика.
  - Вы поможете им, Люцем? - в голосе Велены сквозило плохо скрываемое отчаяние: кажется, она приняла ситуацию слишком близко к сердцу.
  Разумеется, помогу, правда, больше не им, а самому себе. Я был уверен, что завладевший Леонидасом демон ненадолго удовлетворится телом юноши и непременно станет искать новые источники энергии. А в окрестностях было лишь одно место, где можно найти нечто подобное, и я был уверен, что демон отправится именно туда. Так что мне не придется корпеть над картами и старыми фолиантами, достаточно будет лишь последовать за демоном - уж этот-то едкий запах я не потеряю. Моя задача внезапно и крайне удачно упрощалась.
  - Помогу, - спокойно отозвался я, ничем не выдавая собственного удовлетворения от складывающейся ситуации, - вот только и вам, сударыни, тоже придется потрудиться. И разгрести то, что заварили.
  
  * * *
  Не составило труда уговорить Магистра Сантану отпустить адептку Малефикарнума и аколита со мной: лучшим аргументом была летающая крепость над городом. Впрочем, Магистр мне, естественно, не доверял и выдал девушкам камни телепортации - на случай, если я окажусь недостаточно благороден в присутствии двух академисток. И, разумеется, послал за нами следопытов Ординатории, оторваться от которых не составило труда.
  Госпиталес мы покинули с рассветом. Рассадив девушек верхом на кляч с поклажей, я увлек наш маленький караван за собой. След демона вел на юг, затем ощутимо забирая на юго-запад. Уже к вечеру первого дня я примерно представлял, куда мы идем: сверившись с картой, нашел в двух днях пути деревеньку у озера. Впрочем, меня интересовали не они, а ручей, вытекающий с юга и устремляющийся в направлении залегающего между лесами ущелья. Русло ручья даже на карте имело хорошо знакомую мне причудливую S-образную форму. Теперь я был уверен: наша цель пряталась под водопадом в ущелье.
  Вечером третьего дня мы встали лагерем у истока того самого ручья. Я как обычно занялся лагерем, а девушки убежали купаться, счастливые возможности помыться после трех дней утомительного пути. Пользуясь тем, что меня не видят, я добыл простеньким заклинанием дичь и когда красавицы соизволили вернуться к стоянке, над костром уже витал аппетитный аромат жаркого.
  - Завтра мы будем на месте.
  Ужин был съеден, Мириам, привалившись к седлу, потягивала вино из фляги, а Велена, как обычно, погрузилась в чтение. Мои слова привлекли их внимание, так что я, воспользовавшись случаем, решил сделать девушкам подарки.
  - Это та песня, что ты писал вечерами? - спросила Велена, рассматривая партитуру и слова; за эти дни мы как-то незаметно перешли на "ты", - По-селестиански... Какой интересный синтаксис... А вот это место... ух ты! Вот эти фонемы мы не изучаем - повезло, что я их осваивала факультативно...
  И, вскинув взор зеленых глаз, выпалила:
  - Потрясающе! Есть хоть что-нибудь, чего ты не можешь?
  Да, девочка. Увы, но я слишком многого не могу - поэтому, а не из глупого каприза, раз за разом соблазняю запретными знаниями таких, как ты.
  - Это одна из Литаний Изгнания, - пояснил я, пропуская ее вопрос, - если споешь ее правильно, сможешь разорвать связь демона с жертвой.
  - А одержимый так прямо будет стоять и ждать, когда вы его разуплотните, - вставила Мириам.
  Вместо ответа, я бросил к ее ногам тяжелый сверток.
  - Это твоя забота, заклинахер.
  - Не называй меня так! - привычно вспыхнула Мириам, но сверток приняла, - Ничего себе!
  И тут же добавила пару грязных словечек. Я вздохнул и посмотрел в огонь, решая, не бросить ли в нее головню.
  - Что это? - Велена явно впервые видела уродливую латную рукавицу, утыканную зазубренными шипами.
  - Психоперчатка, деревня ты! - огрызнулась беззлобно Мириам, - Но какая... это же настоящий адамантий!
  "Карбид вольфрама" - автоматически поправил я про себя.
  Мириам была малефикаром - представительницей "дикой" школы, то есть магии, никак не связанной с заклинанием вергилиума. Последней из тех, что разрешили теологи: церковь веками искореняла "нечистую силу" дикой магии. Малефикары, использующие власть собственной крови, преобразовывали ее в простые, но разрушительные заклятия, направляемые мощью заговоренных психоперчаток. Конечно, магия вергилиума, активированного сильным магом, намного разрушительнее, но иногда на поле боя просто невозможно по несколько минут петь и читать заклинания. Тут и пригождалась безудержная мощь входящих в раж малефикаров: как правило, эти агрессивные, слегка безумные, физически сильные люди шли вперед на острие атаки, грудью прикрывая рыцарей-Ординаторов в их сверкающих механических доспехах и боевых магов "чистой магии" с их всесокрушающими песнопениями. То есть, были пушечным мясом, говоря начистоту.
  На несколько минут наступила тишина.
  - Что ты там все читаешь? - спросила с ленцой Мириам.
  - "Опус драконис", - отозвалась Велена.
  - Запретную книгу? Ха, Инквизиция когда-нибудь открутит тебе голову... И как, интересно?
  - Очень, - не заметив подколки, отозвалась Велена, - тут написаны потрясающие вещи! Например, если верить этим строкам, драконы не были ящерами, как таковыми, они были... не знаю, как бы правильнее объяснить... существами из чистой энергии и могли принять практически любую форму. А еще, были чем-то вроде живой алхимической лаборатории со способностью к трансмутации элементов.
  - То есть, могли превратить свинец в золото?
  - Золото их не интересовало, - вставил я, - хотя некоторые из младших драконов покрывали им свою чешую. Платина, иридий, палладий имели большую ценность, как важные катализаторы.
  Впрочем, мое замечание никого не заинтересовало.
  - Или вот, - Велена продемонстрировала фронтиспис с хорошо знакомым мне изображением.
  - Ого! Знатная зверюга...
  - Это Иалдабаоф, Первый Зверь или Зверь Рассвета. Самый древний и самый сильный, единственный в истории черный златогривый дракон, чью шкуру не пробить никаким оружием...
  "Нейтриумная чешуя", - подумал я, - "ее даже драконьей мелтой не взять".
  - Культ драконидов, почитавший драконов богами, считал его творцом мира, - продолжала Велена, - в нашей теологической традиции он считается воплощением зла и противостоит Святому Триумвирату. Оба источника сходятся в том, что Иалдабаоф покинул наш мир, уйдя "дорогой звезд", и что однажды он вернется. Но если в наших трактатах его называют "Пожирателем Миров" и указывают, что его целью будет разрушение мира, то здесь написано, что его настоящая цель - спасти свой народ, уснувший "смертесном" и увести за собой по "дороге звезд". Так же тут говорится, что именно Иалдабаоф научил людей письменности и подарил им Литанию Жизни и Литанию Смерти - величайшие песнопения, способные активировать весь мировой вергилиум и разрушить мир или, напротив, вернуть жизнь умершим...
  - Да ладно заливать, - отмахнулась Мириам, припадая к фляге.
  Если Велену и задели слова малефикара, то она постаралась никак этого не показать. Словно вспомнив о чем-то, принялась рыться в сумке и, отыскав, выудила несколько речных камней.
  - Я хотела показать тебе, - пояснила она, протягивая мне камни, - посмотри, какие гладкие. Тут следы от воды, но вот эти сторона - как зеркало. Вода не может так отточить камень.
  Умная девочка.
  - Ты все правильно поняла, - кивнул я, - это след драконьей мелты.
  - Чего? - встряла Мириам.
  - Драконья мелта - оружие и инструмент. Пламя, столь же горячее, как и сердца звезд, в которых оно рождено. Этот ручей - рукотворный, его создал дракон. Его форма, двойной изгиб - символ "серпентума", Зеленой Змеи, символ мудрости и символ земли.
  - Знак изумрудных драконов!
  Я так и не понял, что блеснуло в глазах Велены: отблеск костра или одержимость.
  - Верно. Там, - я кивнул в темноту, - логово дракона и его могила. Лучшее место, чтобы укрыться для того, кто питается бессмертными душами.
  На мгновение, вспыхнула тишина, нарушаемая лишь редким потрескиванием горящих поленьев. Мириам клевала носом, кутаясь в толстый плед и не отпуская верную флягу, Велена - точно впала в транс: пламя костра отражалось в ее зеленых глазах, тонкие пальцы гладили древние страницы, точно кошку.
  - Мне не понять - такая сила, такая мудрость... Как можно победить такое?
  - Даже драконы не всемогущи, - глухо отозвался я, подкидывая поленья в костер, - их свел с ума шепот вергилиума. Прекрасная, чарующая музыка, недоступная человеческому слуху. Но в этом мире уже жили создания, подобные мотылькам, чьи жизни - лишь краткая вспышка во мраке времен. Вечное и мимолетное... этого конфликта нельзя было избежать. И люди сделали то, что могли: собрав все силы, они спрятали солнце и звезды, отрезав драконов от их стихии. Вечная Полночь, пять столетий кромешной тьмы, погубивших старый мир. Драконы уснули, драконы ослабли и уже не могут покинуть своих клеток.
  - Но черный дракон придет...
  - Возможно. Возможно, его не сведет с ума чарующая песнь вергилиума, возможно - он найдет способ освободить драконов и увести свой народ туда, где его место. Возможно. Впрочем, Вселенная безгранична, а значит - в ней все когда-нибудь случится.
  Я вздохнул и, подбросив еще полено, извлек из кармана маленькие серебряные часы. Натолкнулся на непонимающий взгляд Велены, улыбнулся как мог добродушно и положил часики перед собой, на плоский серый камень.
  - Можно осилить всякий путь, если есть ориентиры. Выбирай осторожно, девочка: не только вергилиум сводит с ума...
  
  * * *
  - Это оно? - вся бравада разом выветрилась из Мириам.
  За падающей из узкой щели небес водой, черным зевом щерилась на нас мрачная пещера.
  - Да, - глухо отозвался я, - усыпальница дракона. Приготовьтесь.
  И шагнул вперед, оставляя своих спутниц за спиной.
  Я ничем не рисковал: в конечном счете, я всегда смогу просто убить одержимого и получить награду и благодарность Инквизиции. Даже королевский дом Шварцгренза не станет спорить с Синодами и проблема будет решена, пусть и не так, как бы того хотелось Магистратуму. Так что две академистки сейчас были, по сути, сами по себе: лишь от них зависело, как закончится этот день.
  "Я знаю, ты здесь..."
  Отвратительный скрежет кинжала Мириам по гладкой, как стекло, стене пещеры - вырезанная драконьей мелтой в сплошном камне, даже спустя минувшие тысячелетия усыпальница не скрывала своей рукотворной природы. Я шел вперед, рассекая невидимые человеческому глазу знаки на стенах зная, что это причиняло притаившейся в темноте твари почти физическую боль.
  "Выходи, мразь. Я чую твой смрад..."
  Тварь прыгнула. Мелькнула черной тенью, но за мгновения до удара я отступил на шаг и одержимый кусок плоти, бывший когда-то кронпринцем Шварцгренза, бесформенной массой вылетел из пещеры. Неплохо для начала.
  Девичий визг возвестил меня, что Мириам встретилась с возлюбленным. Я одним броском вырвался на свет и как раз вовремя: почуяв новую добычу, тварь прыгнула. Этот прыжок наверняка убил бы малефикара, но одержимый напоролся на мое плечо и кубарем покатился по камням.
  - Сражайся! - рявкнул я на остолбеневшую Мириам, и тут же обернулся к Велене.
  Ведьмочку трясло, ноги ее едва держали. Схватив за плечи, я слегка встряхнул ее, стараясь вернуть в сознание и тихим, но не терпящим возражений тоном приказал:
  - Пой.
  - Я... Я не могу.
  За спиной снова завизжала Мириам, сорвался с шипением магический болт с пальцев перчатки и грохнул, раскидывая камни, взрыв - кажется, малефикар все-таки решилась побороться за собственную шкуру.
  - Попробуй ты. Ты ведь сможешь, ты все можешь...
  - Нет, - спокойно возразил я, и во взгляде зеленых глаз вспыхнуло смятение, - это человеческая песнь, мне не спеть ее за тебя.
  И добавил спокойным, не терпящем возражений голосом:
  - Пой, Велена Калтрон, пой! От тебя зависят их жизни.
  И она запела. Поставленным, безупречно звучащим контральто, без всякого намека на акцент. Я не смог скрыть улыбки: приятно хоть иногда не ошибиться в людях и не пожалеть о сделанном выборе. И отвернулся, закрывая ей вид на битву собственной спиной - малейшая ошибка сейчас могла стоить всем участникам жизни.
  Мириам потихоньку втянулась, вводя себя в раж. Уже через несколько минут, она и многорукая хищная тварь двигались совершенно одинаково: по-звериному, кружа вокруг единого центра. Время от времени, одержимый бросался вперед, но малефикар с нечеловеческой сноровкой ускользала от удара, сбрасывая иногда огненные болты с перчатки. Она прекрасно справлялась с главной задачей: удерживала внимание твари, пока Велена пела Литанию.
  Подействовало. Сначала, движения твари стали замедляться, потом она и вовсе остановилась и начала махать всеми многочисленными лапами, точно отмахиваясь от невидимого врага. Взревела, затряслась, растянулась, точно размываемое изображение на картине и... треснула. Что-то грузное и бесформенное кубарем вкатилось в пещеру под водопадом, а на камни упал без чувств худощавый юноша с узким лицом.
  Мириам вскрикнула и бросилась вперед, подхватывая обессиленного возлюбленного. Я повернулся к Велене - девушка была бледна и массировала виски: ей тоже пришлось несладко.
  - Ты в порядке? - она лишь кивнула в ответ, - Чтобы ни случилось, не ходите за мной.
  И, оставив ведьмочку и счастливых возлюбленных, я неспешным шагом вошел в пещеру.
  Теперь, избавленный от человеческой плоти, демон смердел, как тысяча выгребных ям. Его вонь буквально пропитывала все вокруг и это вызывало во мне чувство редкой брезгливости.
  "Драконы - эфириалы, создания из чистой энергии. Их души - неисчерпаемый источник энергии, как и сами звезды. Ваше племя ненасытно - вы пожираете души людей за считанные недели, после чего проваливаетесь в ту бездну, из которой вылезли. Ты же не прост, ты понимал, что завладев душой дракона, сможешь существовать в этом мире вечно. Но ты не знал, оскверняя это место своими ритуалами, что за тобой иду я".
  Бесформенная, склизкая, вонючая тварь в темноте зашевелилась, готовясь к броску. Она понимала, что не сумеет победить, но не собиралась сдаваться без боя. Меня это не волновало.
  "Твой смрад оскверняет это место. Пора выпнуть тебя в ту клоаку, из которой ты вылез".
  Тварь рванулась ко мне, стремясь лишить жизни, а я лишь улыбнулся и прошептал три слова на давно мертвом языке.
  ...Белая вспышка чистого пламени с грохотом рассекла реальность, сотрясая скалу до основания. Поток раскаленного воздуха рванулся объемным взрывом, сметая все на своем пути. Земля застонала и затряслась до самых основ, спекаемая властью огня. Заблудший демон исчез, даже не успев понять, что же изгнало его. Я выжег все, что напоминало о его присутствии и оскверняло усыпальницу одного из Древнейших. Не замечая испепеляющего жара, я шагнул вглубь пещеры, туда, где, вмороженные во время, спали древние кости. Присел перед огромным черепом, провел рукой. Вслушался в собственные мысли и чувства и, увидев где-то далеко-далеко, за завесой времен, прекрасное и гордое создание, прошептал его имя. И кости ответили: рассыпались прахом, одаривая меня небольшой сияющей глобулой цвета шартрёз.
  Такого же, как у глаз Велены, подумалось мне почему-то.
  ...Они ждали меня в ущелье: потрепанные, уставшие, но живые. Я вышел к ним, ухмыльнулся криво и, кивнув Велене, предложил:
  - Давайте выбираться.
  - Не так быстро.
  Я обернулся - Мириам, поддерживая едва стоящего на ногах Леонидаса, целила в меня психоперчаткой.
  - Мири, ты что? - испуганно прошептала Велена.
  - А ты как думаешь? - во взгляде малефикара промелькнула искра знакомой одержимости, - Кто он, по-твоему? Он - "дикий", из драконидов, еретиков-драконопоклонников.
  Малефикары редко думают. И лучше бы не начинали, с тоской подумалось мне.
  - Но он помог нам!
  - Он помог себе! - в этом была доля истины, - Вот и все. Он искал что-то в этой пещере, что-то очень важное. И что бы это ни было, мы не можем дать ему забрать это!
  - Мири, опомнись! Он мог просто убить Леонидаса, да и нас тоже. Он не опасен!
  - Дура наивная! - в этом тоже что-то было, не спорю, - Кто-то должен был таскать каштаны из огня, ведь так? Что он там нашел? Вдруг он прямо сейчас пробуждает Пожирателя Миров? Он - враг, и не должен уйти!
  - Стой!
  Я не планировал мешать Мириам: она не могла повредить мне со своей смешной магией, но того, что произошло, я предугадать не мог. Со сверкающих игл перчатки сорвался сияющий болт огня, я был готов поглотить заклятие, но вместо голубоватой плазмы заряда в лицо мне плеснула горячая кровь. Я отстранился на полшага, ловя оседающую мне на руки Велену - в стремительно гаснущем взоре ее зеленых глаз я увидел боль и сожаление.
  Мириам завизжала, дернулась вперед, но Леонидас остановил ее - и правильно сделал. Я подавил мгновенное желание испепелить ее на месте, и она тут же стала мне неинтересна. Осторожно опустив тело Велены на гладкие камни, я протянул руку, чтобы закрыть ей глаза, но... остановился.
  Вот и все. Меня здесь больше ничего не держало - я сделал то, что должен был сделать, и даже больше. Не будет войны, не будет крови. Что в сравнении с этим жизнь одного безродного студента? Ничто. Ведь в ее смерти, наверное, даже нет моей вины. Да и сколько их было, этих смертей...
  Видимо, поэтому я и не мог уйти.
  Что стоит могущество, если ты - трус и боишься идти против порядка вещей? Какова цена дару, который ты боишься использовать? И что стоит твое слово, если ты не способен уберечь тех, кто тебе верит?
  Я смотрел в эти мертвые глаза цвета шартрёз и как никогда остро понимал, что просто боюсь. Всего. Одиночества, близкого безумия, пугаемого лишь стрекотом часовых механизмов, своих дел и своего бездействия. Я мог спасти их всех, но предпочел просто смотреть, как они уходят. Люди умирают, говорил я себя, они смертны, такова их природа. Все смертны, даже Вселенная. И просто не признавал, что они умирают ради меня.
  Мы в ответе за тех, кто нам верит. Наверное, я постарел и стал сентиментален. Что ж, самое время изменить порядок вещей. Я мог это сделать, хотя у этого не было никакой рациональной причины. Просто мог.
  В конечном счете, меня это ни к чему не обяжет...
  Мириам все еще билась в истерике, когда я опустился на колени перед мертвой девушкой.
  - Молчи, - в моем голосе не было ничего человеческого: малефикар мгновенно умолкла, - и внемли!
  В наступившей внезапно непроницаемой тишине, с моих губ сорвались первые слова Литании Жизни.
  
  * * *
  ...Я нашел ее на вершине ступеней Капитолия.
  Она стояла, обняв себя за плечи, и закатное солнце очерчивало ее хрупкую фигуру золотым сиянием. Я подошел и просто встал рядом, наслаждаясь шепотом ветра над шпилями Госпиталеса.
  - Боишься меня?
  - Нет, - она ответила без сомнений и это, наверное, было глупо.
  - А стоило бы.
  - А я сужу по делам...
  Я усмехнулся себе: она запомнила.
  - Спасибо, - на мгновение показалось, что слова даются ей нелегко, но взглянув на ее лицо, я увидел улыбку.
  - Не за что, - пожал я плечами, - только никому не рассказывай: подпортишь мне имидж.
  Она прыснула и заглянула мне в душу своими зелеными глазами.
  - Ты ведь что-то попросишь взамен?
  - Конечно. Но не так много, как тебе кажется.
  И, улыбнувшись, сказал:
  - Тебя ждет Магистратум.
  - Никто не поручится... - она осеклась.
  - Я поручился, - на мгновение, в ее глазах - недоверие, - а золото для меня ничего не значит. Стань Магистром, Велена Калтрон, не заставляй жалеть о том, что поступился принципами.
  Она помолчала минутку, кусая губы, потом кивнула и смахнула из уголков глаз пару предательских слезинок.
  - Куда ты теперь?
  - На восток. Спасать мой народ.
  - Спасибо тебе, еще раз... за все, - она, кажется, не могла подобрать слов; я лишь пожал плечами в ответ, - можно тебя попросить?
  - Попробуй.
  - Покажи мне... какой ты на самом деле.
  Я лишь ухмыльнулся ее словам.
  ...Когда смотришь на мир через замочную скважину и вдруг рывком распахиваешь дверь, мир врывается в сознание, ослепляя и оглушая. Я больше не был связан узостью человеческих чувств: вновь, как встарь, играл на струнах рентгеновских лучей, ловил отблески фотонов в сиянии близких плерионов, купался в электронных морях... Один взмах крыльев - и чудовищная тень на секунду накрыла Госпиталес, затмевая солнце. Свист ветра, радостный крик Велены, отблеск света на антрацитовой чешуе...
  В воздухе пахло корицей.
  
  

2014 г.



Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"