Альбе: другие произведения.

Аня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.06*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Огромное спасибо за правку и обложку samia!!! Ты проделала титаническую работу, у меня просто нет слов чтобы выразить признательность.


   Осень. По городскому парку шла женщина. Это только у художников осенние парки бывают красивыми. На практике все они смотрятся убого, а то и уродливо. На фоне полуразрушенных строений и загаженной природы холеная дама в красном пальто смотрелась дико и чужеродно. Она прошлась до начала и, развернувшись, направилась обратно. Красное расстегнутое пальто слегка развевалось, позволяя разглядеть темное платье под ним.
   Она, проходя мимо небольшой парковки для машин, бросила мимолетный взгляд с легкой полуулыбкой. Контраст стал еще заметнее и ярче. Длинноволосая блондинка лет под тридцать. Статная. Холеная. Не красавица, но запоминающаяся. Дамская сумка и яркий пакет, что ничуть не выбивался из образа и не искажал ее внешность. Наоборот, подчеркивал целостность.
   Госпожа. Доминанта в БДСМ. Женщина, с которой он хотел познакомиться уже два месяца, начиная с того момента, как услышал запись ее речи. Сейчас, глядя на нее, возникло твердое убеждение, что она именно такая, какой и должна быть. Настоящая Госпожа. Никакой изощренной формы страха. Настоящее искусство. И те слова были настоящими.
   Олег смотрел и думал. Самым удивительным фактом было иное. Он ее уже знал....
  
   "Что для меня доминирование, подчинение? Не знаю. Часть моей сущности, часть моей жизни? БДСМ? Смотря, в какой форме это понятие изучать. Я не практикую игровые варианты: встретились - поиграли в подчинение - разошлись до следующей встречи. Секс - часть доминирования, но в отношениях с моими нижними секса нет. Да, я так практикую, именно так вижу. Боль? Как часть субкультуры - да. Часть подчинения. Но боль ради боли - я не понимаю. Если вы ищите именно этого, не стоит доверять свое тело любительницам помечтать - попробовать - испугаться. Наймите специалиста по пыткам, он даст настоящую боль. Конкретика? Возможно, так будет понятнее: у меня двое нижних, мы проводим одну - две встречи в неделю с каждым. Буквально несколько часов, когда я полностью решаю все. Все сессии разные, придумать некую универсальную модель поведения я не могу. Давайте отойдем от существующего и рассмотрим вариант нового знакомства, хотя в данное время меня не интересуют новые нижние. Я не стремлюсь расширить количество. Скажем так, я не та Госпожа, что не может прожить без доминирования ни дня и у которой, если она с утра не доказала кактусу, что самая главная в доме, день прошел зря. Доминирование - это хобби, увлечение, неотъемлемая часть, но не столь важная, чтобы заслонить собой все.
   Сначала - предварительная встреча. Я хочу увидеть человека и попытаться его понять. На таких встречах, как правило, отсеиваются ищущие экзотического секса. Вторая встреча - первая сессия. Она тоже может быть разной, но с меньшей вариантностью. Я показываю, что понимаю под доминированием. Там нет криков: "К ноге, собака!" Нет и хлыстов, цепей, каленого железа, меня в коже и с вырезами до талии. Как я одета - это вообще не важно. Встречи всегда проходят в темноте: я завязываю глаза нижнему и обездвиживаю. Дальше могут быть касания, боль и ласки или же неподвижность и неопределенность - все что угодно. Мне необходимо видеть нижнего, чтобы понять его, иначе во всем происходящем нет смысла. Беру ли я деньги? Смешной вопрос, вы же узнавали. Нет. Обычно я позволяю оставить некоторую сумму за первое занятие или же за два, это помогает сохранить иллюзию контроля. Со второй-третьей сессии - никаких денег. Я не содержу своих нижних и не требую этого от них.
   Что это дает им? Могу ответить, как понимаю, остальное знают лишь они сами - возможность сбросить весь взваленный на себя груз ответственности. Эти несколько часов проходят без размышлений, раздумий, предположений, решений. Это просто время подчинения и принятия. Время расслабления, если хотите. Но, как показывает практика, я работаю только с определенной категорией людей. Меня не интересуют те, кто готов свалить все на меня: все решения и проблемы. Как и большей части женского населения, мне этого хватает в обыденной жизни. Я беру на себя ответственность лишь на несколько часов. И все. Сессия заканчивается - реальность возвращается.
   Что конкретно я делаю? Опять-таки по-разному. Люблю бондаж. Для меня - один из простейших способов отвлечения. Это потом нижние, входя в комнату, сами сбрасывают груз обыденности. В первое время всегда нужно воздействие извне. Иногда бондаж, иногда порка, иногда воск, иногда иная боль. Порой - просто неподвижность. Час-полтора на коленях или четвереньках - это уже сильное воздействие. Я не приемлю грубости и унижений, а также насилия, поэтому страпон - крайне редкий инструмент для слома очередного блока. У нас распространены сексуальное насилие и болевые воздействия, но это далеко не самое страшное, что может случиться.
   На данный момент секс с нижними - не приемлю. У меня не сексуальное доминирование. Власть над мужчиной возбуждает мозг, а не тело. Да, порой у них возникает возбуждение. Если я вижу в этом смысл, то позволяю кончить, если нет, то до завершения сессии они находятся в таком состоянии. Меня не интересует, как потом они приходят в себя. Мы вышли из комнаты, я раздвинула ноги - это не вариант. Кто бы там ни был: жена, любовница, собственная рука. Это их жизнь и их решения. Нет, повторяю, сексуальное возбуждение у меня не возникает. Возможно, это прозвучит грубо, но... это - как дрессировка собак. Вас возбуждают псы? Меня - нет. Зоофилия - не мое. Так и здесь. Я довольна выполнением команд, испытываю гордость и самодовольство. Возникает совершенно иной клубок эмоций и впечатлений.
   Чего жду от нижнего? Понимания. Наверное, это - основное. Если человек осознано приходит к этому, дальше требуется только осмысление моего стиля доминирования. У меня было не так много нижних. Несколько пробных сессий, после которых мы расходились. Только с тремя совпали. Двое до сих пор со мной. А с третьим расстались. Как раз из-за секса. Человеку нужна была другая Госпожа, готовая принять иные формы доминирования. Да, он хотел секса и, даже поняв мое отношение во время сессий, стремился удовлетворить свое желание после. Выйдя за дверь. А здесь несоответствие ожидаемого и реального: мне требовалось время, чтобы перестроиться и принять его не как нижнего, а как своего мужчину, и не пять минут - принять душ, а больше. Поэтому каждый пошел своей дорогой.
   Как я отношусь к обычной жизни своих нижних? Никак. Я четко разделяю, что есть что. Мы проводим сессии - и все. У меня, как и у них, свои заботы. Дом. Работа. Семья. Увлечения. Друзья. Хобби, которое, нет, не на последнем месте, но это лишь часть жизни. Нижние понимают и принимают это. Я готова выслушать, если мне хотят что-то рассказать, но не более того. Друг о друге у нас только общие сведения. Возможно, они знают обо мне больше, не буду утверждать наверняка. Я не вмешиваюсь в их дела и ожидаю того же от них.
   Сессии по телефону. Ага, еще скажите, в аське и СМСками. Нет, я не понимаю этого и не принимаю. Если кому-то нужна поддержка и помощь, может возникнуть такая ситуация, я всегда помогу. Но это не сессия - ни в коем разе. Просто "минута передышки", как я ее называю. Если хотите, то, что я делаю - это способ релаксации, тогда телефонное общение - ни что иное, как знакомая мелодия, навевающая определенный настрой.
   Интернет-форумы нашей тематики... Я состою на одном, поддерживаю общение с парой человек. Время от времени. Чаще просто читаю новые заметки по интересующим меня вопросам, причем обычно это не наши сайты, а более серьезные источники. Нет, не просматриваю соответствующие профили и никого там не ищу. Можно сказать, больше полагаюсь на сарафанное радио. Я - фаталистка. Кому нужно, тот сам возникнет на моем пути. У меня есть лично знакомые Мастера в нашем городе. Те, с кем поддерживаю отношения. Нет, я не провожу публичных сессий. Мне этого не надо. И да, даже если бы проводила, то никак не для толпы, а для пары приглашенных, способных оценить увиденное. Если приводить аналогии: вы будете хвастаться своим псом перед ценителем породы, понимающим увиденное, или в крайнем случае перед большим любителем собак, заинтересовавшимся вашим зверем. Я не считаю, что "привет - пока" собачников каждое утро во время прогулки делает их лучшими друзьями на уровне приглашения домой. Вы тоже так думаете?
   Почему я согласилась на эту запись? Меня попросил знакомый Мастер. Насколько я понимаю, он хочет показать, что Тема - понятие намного более широкое и интересное, чем секс в латексных костюмах и со стеком в руке.
   Удачи вам!"
  
   Аня, пройдясь по парковой аллее еще раз, посмотрела на часы. Все. Десять минут вышли. Больше ждать она не будет. Не то чтобы Аня так рвалась познакомиться с очередным вообразившим себя нижним, но попросил Денис, знакомый Мастер, негласно курирующий Тему в городе, и, самое главное - Гера, ее нижний. Поэтому она согласилась, хотя сразу предупредила о своем нежелании брать еще кого-либо. Отголоски старой записи еще давали о себе знать. Первое время число желающих познакомиться с ней было слишком велико. Но Аня вообще резко отказалась от всего. Потом поток, привлеченный модой, схлынул. Иногда появлялись люди, готовые или думающие, что готовы, попробовать новое. Как правило, Аня соглашалась на встречу лишь с теми, кто точно знал, что им нужно, и находился в поиске Госпожи. Так появился Ник. Двое нижних полностью ее утраивали.
   Аня вообще не хотела браться за человека, ни разу не практиковавшего подчинение, но Гера убедил, что всяко лучше попробовать со специалистом, чем с "девочкой - Доминой", прочитавшей целых две книге по Теме.
   - Добрый день. Прошу прощения за опоздание, - низкий мужской голос заставил вынырнуть из своих мыслей.
   Аня подняла голову и задумалась. Где-то она видела этого человека. Высокий. Худощавый. С короткой стрижкой. В солнцезащитных очах - при полном отсутствии светила на небосводе. Кожаная черная куртка, черные брюки, черные ботинки. Все дорогое. Но хотя бы без пудового креста на шее и татуировок на кистях рук и лице. Уже радует.
   - Добрый. Мы знакомы?
   - Полагаю, вы не про эту встречу?
   - Именно.
   - Вы работаете на моего отца.
   - Олег, - сообразила Аня.
   Младший сын. Старшего она видела чуть чаще и знала в лицо наверняка.
   - Да. Вот и раздумывал, появиться или нет.
   - И почему решили выйти?
   - Я все же хочу попробовать.
   Его интонация изменилась. Не сильно, но Аня уловила. Решительность. Застарелая боль. Что-то еще.
   - Хм... понятно.
   - Ваше решение?
   - Это неприятный сюрприз, скажу честно. Я разграничиваю разные стороны своей жизни. Будь это не вы, а Влад, я бы отказала и начала искать другую работу. Но с вами мы не пересекаемся.
   - Хотя все равно откажите? - закончил он ее мысль.
   Неприятное ощущение - быть так легко прочитанной.
   - Я изначально не пришла в восторг от этой идеи.
   - Да, я понял. Что сыграло основную роль?
   - Гера.
   - Так я и подумал. Тогда можно я еще раз злоупотреблю его просьбой и попрошу провести сессию? Я уже знаю о вас, вы обо мне. Хуже некуда. Если ничего не выйдет, просто посмеемся и я пойду искать дальше.
   - Понимаю. Что ж, логика в этом есть. Пойдемте. Почему вы решили начать так, а не с игрового варианта? Это менее травматично.
   - Видел. На настоящие сессия не попал, но то, что видел, не воодушевило. В борделях бывает лучше, - со злой насмешкой отозвался мужчина.
   - Ясно. А почему вообще подчинение?
   - Узнать, что это такое.
   - Вы читали по Теме?
   - Да.
   Аля чуть остановилась. Тон снова стал пренебрежительным.
   - И?
   - Серьезных и вдумчивых работ мало. Общение на форумах - ни о чем. Сути не раскрывает.
   - Почему же? Более - менее позволяет осознать, но я вас понимаю. Это как секс: не попробовав, полного представления не получишь.
   - Это, наверное, самое удачное сравнение. Можно спросить?
   - Да.
   - Что будет?
   - Хорошо. Давайте подготовимся. Мы придем ко мне домой. Вы отключите телефоны и все, что может прервать. Это время только мое. Дальше разденетесь и ляжете на платформу. Остальное - моя забота. Мне будет необходимо стоп-слово. Обращаться буду просто - ТЫ. Ни имен, ни кличек - ничего подобного не будет.
   - И все?
   - А чего вы ожидали? Меня в кожаных сапогах и с хлыстом? Или с каленым железом? Я не толкаю в ледяную прорубь случайного прохожего. Могу помочь морально подготовленному моржу, которому не хватает полшага, это да. Но не более того. Проблемы со здоровьем? Я беру ответственность на себя, но мне нужна определенность.
   - Все в норме.
   - То есть никаких патологий? А на психологическом уровне? Есть темы, ощущения, ассоциации? Положу на лицо таракана, сердце не остановится?
   - Нет, но такого бы не хотелось.
   Аня хмыкнула:
   - Решать буду я. Но насчет тараканов сразу могу успокоить, у меня они не водятся, а покупать уже поздно. Значит, с психологией будем разбираться по ходу дела. Стоп-слово, как вы должны знать - крайняя степень. Чтобы не было недоразумений. Я остановлюсь, но три стоп-слова за сессию, и мы закончим наше общение. Возможно, это будет показателем неприятия Темы или меня, как Госпожи, но проверять не буду. Про секс знаете? Домогаться, точнее приказывать что-то в подобном стиле не стану. Уж не знаю, расстроит это или обрадует.
   - Посмотрим. Сейчас не могу судить.
   - Тогда, наверное, все. Почти пришли.
   Еще пять минут. Теперь уже в тишине. Аня открыла дверь своей квартиры. Этот странный человек вызвал интерес своей настойчивостью, граничащей с манией и обреченностью, что ли. Она не понимала его, это настораживало.
   - Гардероб. Туалет. Телефон?
   - Уже.
   - Хорошо. Можете принять душ, если хотите. Вот штаны. Наверное, будут коротковаты. Если продолжим общение, купите подходящие по размеру. Комната - эта. Когда будете готовы, заходите.
   Аня сняла пальто, помыла руки и ушла переодеваться. Волнение, периодически возникающее перед сессиями, давало о себе знать. В такие моменты ее всегда потряхивало. Как бы ни был силен разум, сейчас побеждали чувства: страх, предвкушение, интерес, любопытство и возможность приказывать - гремучий коктейль.
   Олег уже ждал в Комнате в просторных штанах и футболке. Своих. Предусмотрительный. Он с любопытном осматривался.
   - Стоп-слово?
   - Смерть?
   - Нет, - отрезала Аня. - Другое.
   - Аргентина.
   Аня удивилась. Такого она еще не слышала.
   - Аргентина. Хорошо. Хороший слух?
   - Да.
   - Ясно. Ложись на платформу.
   Аня вышла из комнаты в зал и взяла МР3 плеер с большими наушниками - подарок от кого-то на День рождения. Предусмотрительно вчера зарядила. Несколько минут поиска в ноуте - мелодия загружена. Вода. Горы. Медитации.
   Олег лежал на платформе и думал. Это было заметно. Аня улыбнулась. Занятный человечек.
   - Я не требую начальной ритуалистики. Сначала в ней нет смысла, а потом возникает сама. Повязка. Наушники. Удобно? Это хорошо. Ко мне обращаться "Госпожа".
   Аня закрыла дверь и улыбнулась. Поехали.
   Включить музыку. Поправить повязку. Зафиксировать в растянутом положении. Лишить возможности перемещаться, но не полная вытяжка, пока цели причинить боль - нет. Аня села на низенькую скамеечку около окна и взяла электронную книгу. Подождем.
   Саб начал дергаться через пять минут. Голова побеждает. Аня улыбнулась. Как предсказуем. Еще через десять мужчина попробовал освободиться. Безуспешно. Затих. Настороженность. Недоумение. Непонимание.
   Еще через десять - позвал:
   - Госпожа?
   Аня не ответила. Пытка неопределенностью. Ее любимая. Еще несколько минут тишины. И, когда саб был готов сорваться, Аня подошла и положила руку на живот под футболкой. Саб затих. Аня медленно поднялась, забрала читалку и вернулась. Спустя мгновение она сидела рядом с нижним, касаясь его тела.
   Ждем.
   Саб затих. Еще пятнадцать минут. Аня отвлеклась от книги, поняв, что перелом произошел. Дыхание выровнялось, тело расслабилось.
   - Госпожа, - позвал саб негромко и просяще.
   Аня приложила палец к губам. Пауза и поцелуй. Просьба.
   Аня убрала наушники.
   - Слушаю...
   - Я...
   - Правильно, - скомандовала она.
   - Госпожа...
   И замолчал.
   - Ясно. Нечего сказать - молчишь, - приказала Аня и вернула наушники.
   Рано. До нужного отрывка еще двадцать минут. Оставшееся время девушка уже не читала, а думала. Он ей подходил. Ее типаж саба: подчинение ради расслабления. Конечно, непонятно, что вылезет дальше, но пока подходит.
   Аня любила, когда ее мужчины зависели от нее. Она понимала, как мало общего у нее с теми, кто интересуется Темой. Но подобное не очень заботило. Главное - ее маленький мирок.
   Неожиданно тело саба задергалось. Быстро он. Или Аня неверно рассчитала время. Саб рвался из пут и пробовал сбросить наушники.
   Аня мигом села ему на живот, придавливая, и хлестко ударила по лицу, заставляя услышать себя. Поправила наушники и оставила руки на лице. Ощущение касания. Ее запах. Стресс. Гера сказал, что этого достаточно, чтобы попробовать и понять, как поступить.
   Жестоко? Да. Но она должна показать свою власть, а подобное не проходит легко и безболезненно. Волна эмоций переполняла девушку. Ликование. Обладание. Триумф. Он ее. Теперь - он только ее.
   Трехминутная запись реальной стрельбы в горах, найденная вчера в интернете, скоро должна закончиться. На слух Ани ничего такого в ней не было: больше мата, чем стрельбы. Боевики гораздо эффектнее, но ей требовался реализм.
   Саб затих. Аня еще несколько минут гладила его по лицу. Он слушал звуки гор. Аня сняла наушники. Потом спустилась и начала отвязывать. Мужчина лежал неподвижно. Повязку с глаз не убрал. Молодец. Аня сделала это сама и отступила. Посмотрим, что будет дальше.
   Она, отойдя к окну, вернулась на любимую скамеечку. Саб осматривался, но, встретив ее взгляд, отвел глаза.
   - Ко мне, - велела Аня.
   Саб неуклюже опустился на пол. Затекшее тело давало о себе знать. Медленно приблизился. А потом сел на колени рядом - по правую руку от нее. Аня улыбнулась. Да, она молодец.
   Ее рука в его волосах. Не то ласка, не то успокоение. Судорожный рваный вдох. И саб упирается лбом ей в бедро. Его тело сотрясается. Годами подавляемые эмоции вырываются наружу. Иногда, чтобы принять себя, нужно просто позволить стать собой. Проявить свою слабость.
   Аня просто перебирает волосы. Саб затихает. Потом сползает на пол и сворачивается калачиком. Аня все так же медленно гладит, но теперь по руке. Несколько минут - и он засыпает. Аня смеется.
   Вот что это было? Как понимать? Ему нужно подчинение, но просто для того, чтобы избавиться от груза проблем. Почему Аня общается именно с такими? Откуда этот дурацкий комплекс Матери Терезы? Дура. Она просто дура.
   Она выходит из комнаты, накатывает усталость. Первый раз всегда тяжело. Иногда почти нестерпимо. А потом приходит откат. Всегда приходит. За моменты власти и триумфа приходится расплачиваться слабостью. Все закономерно.
   Маленькая диванная подушка. Плед. Отнести сабу. Кружка воды. И самое неприятное - самой устроиться в Комнате. Конечно, можно разбудить и отправить домой, но сейчас это слишком жестоко. Горячая ванная.
   Полчаса релаксации при свечах и звуках льющейся воды. Умиротворение. Короткая ночная рубашка. Крем для лица.
   Звонок раздался неожиданно.
   - Да?
   Камера показывала пару мужчин в темной одежде. Ночью от видеодомофона такая польза, слов нет.
   - Олег у вас?
   - Да.
   - Он еще долго?
   - А вы кто?
   - Коллеги.
   - Страховка? - хмыкнула Аня. - Заходите.
   Открыла дверь и ругнулась. Как ее разозлил этот недоделанный. Сложно было сказать?! Хотя она сама виновата, не спросила. А от саба в таком состоянии толку мало.
   Поднялся только один гость. Около тридцати. С улыбкой на лице.
   - Коллеги? - не поверила Аня.
   - Он - всеми любимый босс, где еще такого найти?
   - Хм... неожиданно. Ладно. Тихо.
   Короткий коридор. Комната. Саб спал на полу, правда, завернувшись в плед.
   Аня жестом указала на входную дверь.
   - Как видите, жив и здоров.
   - А это? - гость несколько опешил.
   Видимо, ничего подобного не ожидал.
   - Это результат хорошо проведенной сессии. Выспится, уйдет.
   - Ясно. Тогда я пошел.
   - Удачи.
   - Вам того же.
   Аня проводила незнакомца, зевнула и пошла спать. Какой долгий день.
  
  
   Ночь прошла беспокойно. Саб несколько раз вставал. В первый Аня тоже села и спросила:
   - Ты как?
   - Не знаю. Можно? - негромкий голос.
   Еще саб.
   - Можно.
   Он сходил в туалет. Выпил воды. И, вернувшись, перебрался к Ане. Точнее - устроился на полу рядом с платформой.
   Ближе к утру проснулся снова. Аня тоже. И скомандовала:
   - Спи.
   - Да.
   "Еще саб", - поняла она где-то краем сознания и, подвинувшись на край, свесила руку на пол. Шевеление. Аня чуть поводила кистью. Так и есть. Его лицо рядом. У человека серьезная проблема. И снова провалилась в сон.
   Утреннее пробуждение за пять минут до будильника было не самым приятным. Платформа хороша для сабов, а не для сна Госпожи.
   Олега на полу не было. Очухался.
   Гость обнаружился на кухне, заваривавшим кофе. Обернувшись на шум, кивнул. Уже одетый. И как будто помолодевший лет на десять.
   - Доброе утро.
   - Доброе.
   Аня сползала по утренним делам, умылась и более - менее адекватная вернулась на кухню.
   - Кофе? - спросил Олег.
   - Кипятка, если не сложно.
   - Хорошо, - удивленный ответ. После чего поставил перед Аней кружку с водой.
   Потом мужчина сел напротив и, помешивая ложкой напиток, сказал:
   - Спасибо.
   - Не за что. Давай без лишних слов. Как себя чувствуешь?
   - Хорошо.
   - Давно проснулся?
   - Минут двадцать назад.
   - Ясно. Тогда предлагаю сейчас не придумывать проблем. Если хочешь, приезжай вечером. Поговорим.
   - Не сейчас? - удивился он.
   - Тебе нужно все обдумать.
   - Спасибо.
   - Не за что.
   - Госпожа? - спросил он ее статус.
   - Сейчас как бы - да. Приходится. Тебе некомфортно, ты норовишь уйти в статус саба. Не отрываешь глаз от кофе, заметил? Поэтому я ухожу в Госпожу, хотя утром мне вообще плевать на доминирование. Так что откладываем все часов до десяти.
   - Хорошо. Спасибо.
   - Не за что. Есть желание, готовь себе завтрак, а мне надо собираться.
   Она ушла с кухни, прихватив по дороге стакан. Завтракала Аня обычно уже на работе.
   Быстрые сборы. Накраситься. Заглянуть на кухню за завтраком и обедом. Олег все еще находился в разладе с самим собой. Да уж, повезло.
   Аня подошла и, положив руку на плечо, заставила опуститься на пол. Никакого сопротивления. Вот ведь... не было печали, купила баба порося.
   - Я понимаю, тебе трудно. У тебя есть время до вечера. Потом на два дня ты можешь остаться со мной.
   Касание руки лбом. Благодарность. Аня открыла холодильник и взяла контейнеры. Затем беготня последних минут. Олег уже стоял в прихожей. Кивнул и вышел.
   Слава богу. Разобрались.
   По дороге на работу была возможность подумать, надо ли ей все это. Понятно, что у Олега возникли трудности. Когда у людей все хорошо, а подчинение просто способ релаксации, так себя не ведут. А хочется ей тащить такого человека... Сколько времени займет возвращение в нормальное состояние - неизвестно. Хотя, с другой стороны, пока ничем не занята, можно взвались на себя чужие проблемы.
  
   На работе Аня, как всегда, отрешилась от внешнего и занялась делами. Ей нравилась аналитика, она любила цифры, но не людей, смешивающих одно с другим. Двухчасовой перерыв. Поездка в университет. Лекция.
   Преподавание не было ее мечтой, но, однажды попробовав, втянулась. Теперь читала у двух групп лекции. К счастью, всего по две в неделю. Начальник на работе оценил стремление обучать молодежь и дал добро на такие вот перерывы. Да, рабочий день тянулся с восьми до шести, а обеденный перерыв уходил исключительно на то, чтобы добраться до университета, провести лекцию и вернуться обратно. Зато ощущение собственной значимости многое давало. Например, другие деловые предложения о работе.
   После обеда, возвратившись на рабочее место, девушка улыбнулась. Все. Пятница. Дел нет. Оставшееся время посвящено общению с коллегами, наведению порядка и размышлениям.
   Аня старалась просто жить, но порой не все давалось легко. Вечером ее ждала интересная сессия с Герой. А потом, возможно, проблемы Олега.
   Но все по порядку.
   Вся в предвкушении, Аня забежала в магазин. Пока шла домой, шлепая по осенней грязи, улыбалась. Национальный спорт - перетаскивание сумок с продуктами. Звонок телефона раздался не вовремя. Обе руки заняты, к тому же открытый зонт спасал от мороси.
   Появившийся мужчина загородил удобный проход мимо лужи. Телефон умолк.
   - Прости, это я.
   Олег.
   - Ничего. Я пройду?
   - Да, конечно.
   Он подвинулся и протянул руки к пакетам. Да, пожалуйста. Аня улыбнулась. Она совершенно не против.
   - Ты рано, - заметила Аня.
   - Знаю. Извини.
   - Давай поговорим нормально. Судя по всему, решил остаться, так?
   - Да. Можно, я пойду к тебе уже сейчас? - попросил он.
   Не привык просить. Это сложно и ломает намного сильнее подчинения.
   - С тобой не все так просто, - сказала Аня нехотя.
   На работе она успела немного подумать. Ситуация ей не нравилась.
   - Насколько я поняла, тебя ломает. И я - вариант пережить кризис, верно?
   - Да.
   - Само по себе подчинение тебя не интересует.
   - Не знаю. Сейчас не могу судить объективно.
   - Честно. Зависимость понравилась?
   - Да. Но постоянно так не смогу.
   - Это нормально. Не приемлю постоянного подчинения, но у многих преобладает рабская психология. Хорошо. Я возьму тебя.
   - Спасибо.
   - Посмотрим, во что выльется твоя метаморфоза.
  
   Дальше стало интереснее. Олег захватил необходимые вещи, и Аня нехотя поделилась местом в зале. Пусть будет. Все равно провести два дня в Комнате нельзя. Гера пришел как раз во время беседы с Олегом, который с явной неохотой снял футболку и показал покрытое шрамами тело. Точно. Плен и пытки. Психолог, расправившийся с одной частью проблем, другую вытащил наружу или же это сделал сам Олег. Как знакомо.
   Гера удивился и возмутился. Аня расцвела. Ей не хватало ощущения хорошей порки. Гера остался. И тут случилась очередная неожиданность.
   Аня не практиковала открытые сессии. Для нее наличие в Комнате второго саба, сидящего в уголке, не играло никакой роли. Она про него практически сразу забыла, но не Гера. Он привычно соскользнул в сознание подчинения, однако попробовал выстроить ограничения.
   Ломать, так ломать. Порка. Команды.
   Через час Аня недовольно сказала:
   - Я не потерплю непослушания. Никак не пойму причину твоего сегодняшнего плохого поведения. Мы либо прекращаем все это, либо ломаю по полной.
   - Госпожа?!
   Гера вскинулся. Аня, разозлившись, ударила по щеке. Сильно. С замахом.
   - Стоп-слово или ломка.
   Гера задумался. И опустился ниже.
   - Прости, Госпожа.
   - Что с тобой?
   У Ани правда не получалось сообразить. Полуповорот Геры. Не движение, а намек - и она увидела Олега.
   - Олег? - удивленно спросила Аня и разозлилась. - Ты не подчиняешь мне, потому что здесь - он?!
   Пройдясь по комнате, бросила хлыст в стену.
   - Я не буду тебя бить, а то изувечу. Привык, что это игра? Неприметная и для двоих. Видимо, пора собирать открытые сессии. Знаешь, что я сейчас сделаю? Достану страпон. СТОЯТЬ! Раз для тебя другой саб важнее, покажу, насколько ты не прав.
   Аня, остановившись, говорила и говорила. Била по больному. Геру не возбуждал анальный секс в качестве пассива. Он боялся этого. Протестовал. Сопротивлялся.
   Но вдруг почти лег на пол. Поза младенца.
   - Госпожа.
   Принял. Признал. Подчинился. Морально пережил такое унижение. Расслабился.
   Зато напрягся Олег. Перестав быть просто частью интерьера, он стал участником.
   Смена ролей. Теперь Гера сидел в углу, переживая последствия эмоциональной бури. Пришлось приковать Олега и снова взять стек. Но и здесь важнее слова, а не боль.
   - Сразу уточню. Геру я знаю, тебя нет. Страпон пугает и нервирует, но я не позволю оставить такие блоки: это можно, это нельзя, это делаем, а это нет. Границы устанавливаю я и только я. Понимаешь? Твое восприятие?
   Аня положила руку мужчине на ягодицы. Саб дернулся. Аня провела рукой по позвоночнику.
   - Обычно не спрашиваю, но сейчас задам вопрос. Как ты?
   - Пожалуйста, - попросил он.
   - Что?
   Она действительно не хотела причинять больший вред.
   - Пожалуйста... не при нем...
   - Ладно. В этот раз учту.
   Дальше была порка. Легкая. Для разогрева. Судя по шрамам, в реальности этот человек пережил нечто намного более серьезное. Аня быстро оставила это занятие. Толку мало. Олега нужно ломать морально, а не физически.
   - Хватит.
   Аня освободила саба и показала на платформу:
   - Ложись. Сегодня будет другая композиция.
   Олег не сопротивлялся. Веревки. Маска. Наушники. Занят.
   Гера задумчиво смотрел на нее. Взгляд Ани - и тут же снова изучение пола.
   - Это радует. Займемся прекрасным. Сюда.
   Саб быстро занял новое место. Девушка достала веревки. Бондаж. Удовольствие от узлов. Она начинала с Пашей и с тех пор достигла в этом определенных высот.
   Гера, расслабив тело и став послушной глиной, не мешал вязать узлы. Ему нравилось. По-настоящему нравилось.
   Фиксация. Оборот. Узел. Согнуть ногу. Оборот. Узел.
   Время летело незаметно. Бросив очередной взгляд на саба, Аня с сожалением отметила, что пора заканчивать. Такое же медленное освобождение. Шаг за шагом. Совершенство рушится медленно, но верно. Несколько минут спустя Гера растянулся на полу. Релаксация. Освобождение.
   Аня села за его головой и опустила руки на лицо. Мгновенное напряжение, сменившееся расслаблением. Принял. Подчинился. Касания, растирания, надавливая. Почти ласка, почти массаж. Только лицо. Только ощущения.
   Гера медленно открывает глаза:
   - Спасибо.
   - Не за что.
   Аня отстранилась. Все. Сессия закончилась.
   - Прогрейся в бане и поплавай в бассейне, - посоветовала она.
   - Дома.
   - Лучше здесь. Приди в себя.
   - То есть?
   - Ты не закрываешься после сессии. Попадаешь домой. Марина замечательный человек, но вносит дисгармонию. Так что лучше поплавай.
   - Учту.
   - Учти.
   Аня отошла в сторону. Гера поднялся. Изучающий взгляд, брошенный на Олега, и негромкий вопрос:
   - Ты оставишь его?
   - Да. Пока - да.
   - Хорошо. Ему это нужно.
   - Учту.
   Гера медленно вышел из комнаты, собрался и, попрощавшись, ушел. Аня вернулась в зал и достала телефон. Номер Марины, сохраненный давным-давно, после личного знакомства.
   - Марина?
   - Да.
   - Добрый вечер, это Аня.
   - Да, я поняла, - настороженный голос.
   Аня еще ни разу не звонила, настороженность понятна.
   - У вас все в порядке?
   - Да. А что? Что-то с Герой?
   - Относительно. Марина я не в курсе, какие у вас отношения, и вмешиваться не имею права. Но после сессий ему необходимо понимание и принятие. Не знаю, что у вас происходит, но в те дни, когда он сначала заезжал в бассейн, на следующей сессии не было дисгармонии.
   - Не понимаю.
   - Не знаю, как объяснить. Он возвращается к тебе, что ты обычно делаешь?
   - Не знаю. Когда как.
   - Сложно судить с таких слов. Попробуй, когда Гера приходит с работы, вести себя не как обычно, а просто молча обнять и уложить спать. Как вариант. Ты ведь ходишь на йогу, если правильно помню?
   - Да.
   - Есть ощущение возвышенности и легкости после занятия?
   - Да, но вы ...
   - Мы достигаем его другими путями. Не сбивай его, если получится. Прости, что лезу не в свое дело.
   - Спасибо за совет, - отозвалась Марина. - Я подумаю.
   - Хорошо. До свидания.
   - До свидания.
   И собеседница отключилась. С этим разобрались. Аня вернулась в комнату и устало потянулась. Она больше ничего не хотела. Одной сессии для нее более чем достаточно, но раз надо, значит надо. Страпон. Смазка. Перчатки. И главное - настрой.
   Несколько секунд предвкушающей улыбки и на самом деле возникло предвкушение. Посмотрим, как тебе.
   Снять наушники, отвязать веревки, велеть перевернуться. Одеть наушники. Наслаждайся.
   Аня стянула с мужчины штаны. Олег на мгновение застыл, а потом дернулся всем телом. И затих. Шаг, второй - спустить трусы. А ягодицы ничего. Олег был более худощавым, но на порядок тренированнее, чем Гера и Пашка. Те, пусть и поддерживали форму, постепенно обрастали жирком. У Олега этого не было.
   Смазка на перчатку и начнем. Аня не была фанатиком анального секса. Собственно, на себе не пробовала, поэтому и не понимала, что в нем находят другие. Но в этой области, как в средстве унижения своих сабов, она разбиралась.
   Олег резко дернул головой и убрал наушники. Быть здесь и сейчас. Разумно. Пара шлепков, как наказание, и Аня убирает мешающий МР3 и снова к анусу.
   Вот честно, девушка была убеждена, что Олег произнесет стоп-слово. Наивно ждала и надеялась, но саб молчал. Напрягался. Нервничал. Злился, судорожно сжимая и разжимая кулаки, но молчал. Палец. Потом два. Растягивание.
   Все постепенно, всему свое время. Аня расстроенно продолжала действовать. Она сама сделала выбор, никто ее не заставлял. А если человек не против, так мало ли какие у него пристрастия. Хотя анус не разработан, но сейчас мужчина не возражает.
   Это было скорее неприятно, чем волнующе. Просто необходимость. Обычно Аня практически не использовала страпон, ей не нравилось, так зачем лишний раз себя мучать.
   Третий палец. Остановилась. Две пары толстых медицинских перчаток помогли побороть природную брезгливость.
   Напоследок самое интересное - спрапон. Аня не брала особенно большие по размеру, зачем? Главное - сам факт, а не разрывы. Несколько минут ритмичных движений. Разные темпы, разный характер. И все. Аня оставила страпон в кишке. Сделала пару шагов, и ее передернуло от отвращения. Вот как? Как нормальный в принципе мужик позволяет делать это с собой? Она до сих пор не уразумела. Ладно - подчинение, как способ избавится от проблем. Но вот это? Зачем? Какое удовольствие от осознания, что тебя трахают пластмассовым членом? Она никогда не могла взять этого в толк и, видимо, сделать этого уже не получится.
   Саб молчал долго. Напряженное тело. Тишина. Аня смотрела на него с налетом брезгливости. Не понимала она такого убожества.
   Видимо, он что-то почувствовал, потому как неуверенно позвал:
   - Госпожа?
   Аня встряхнулась. Что-то она расчувствовалась. Это же саб, а ей нужен нормальный мужчина, если такие еще сохранились.
   - Как ощущения? - с прорвавшейся ноткой иронии уточнила она. - Нравится?
   - Как скажет Госпожа.
   Судя по тону, он устал, ему некомфортно, но терпит, выполняя ее желание. Аня молча подошла и осторожно вывела страпон. Потом отнесла его в ванную, по пути снимая презерватив, и включила воду, пусть моется. А потом еще продезинфицирует. Верхняя пара перчаток в мусор, нижнюю - отложить, помоет потом инструмент.
   В Комнате все было по-прежнему, но дышать стало легче. Саб расслабился. По существу нужно было бы повторить, но Ане не хотелось снова мараться. Поэтому она отвязала саба.
   - Раздевайся и в душ, - скомандовала Аня.
   Вода хорошо помогает вернуть равновесие.
   Девушка мыла инструмент, протирала использованные для порки приспособления и просто наводила порядок, когда вошел Олег. Мужчина удивился.
   - И? - с легкой угрозой уточнила Аня.
   - Госпожа.
   Взгляд в пол, плечи поникли. Все верно, он по привычке попробовал подняться. Но рано, еще слишком рано. После сессии Гера мог просто уйти, а этому еще не время. Саб молча разделся и открыл душевую кабину. Несколько минут, чтобы разобраться с рычажками и кнопками. И само принятие душа.
   Прозрачная кабина позволяла рассмотреть Аню в ванной комнате. Та не испытывала особого желания наблюдать за мытьем саба, но приходилось. Давно выученные правила четко гласили, что и как нужно делать.
   Аня рядом, и саб не размышляет о глупостях. Он просто моется. Потом выходит. Аня молча ждет, когда тот оденется. Взгляд исподлобья, оценивает ее реакцию. На его тело, что ли? Захотелось рассмеяться, и Аня позволила себе усмешку, пальцем показав на чистый страпон в раковине.
   Взгляд в пол. Полотенце. Свободные брюки. Готов.
   Забрала вымытый инструмент. Приходится сказать:
   - Щетка и паста тут, надеюсь, зубы сможешь почистить сам.
   Вернуть вещи на место. Приоткрыть створку, пусть проветривается. Короткая уборка - и все. Завтра надо помыть полы. А спать она сегодня будет в своей спальне.
   Вышел из ванны саб. Устал и в растерянности. Показав ему новое спальное место на расстеленном около кровати пледе, приказала:
   - Ложись.
   Аня закрыла за собой дверь в ванную и сползала на пол. Как же она вымоталась. Негромкий смех. Ну и дура она, зачем полезла?! Захотелось покуражиться, показать, какая крутая профи?! И вот - результат ждет в спальне. Почему-то она не подумала о главном: что будет делать с сабом эти два дня? Это не двухчасовая сессия. Это сорок восемь часов напряжения. Зачем, дура?! Зачем?!
   Времени на ванную не было, может - завтра, но сейчас - точно нет. Быстрый душ, привычная ночная рубашка и снова спальня. Олег сидит на полу, прислонившись к кровати. Ждет.
   Уже расслабившись и растянувшись на привычном месте, она слышит негромкий голос:
   - Тебе все это не нравится?
   Уже не саб, но и не нормальный человек.
   - Не люблю проблемы.
   - Я проблема?
   - Ты напряжение и внимание.
   - Мне уйти?
   Какое ребячество. Почему в мужиках вечно дети просыпаются, кто бы объяснил?!
   - Стоп-слово или подчинение, - категорично.
   - Прости, Госпожа.
   - Спи.
   И тишина. Аня не может уснуть, начинает мешать тело. То рука не так лежит, то нога, то подушка мешает. Все не так... хотя настоящая проблема ведет себя тихо, как мышка, тоже прислушивается.
   Бред, но помеха была одна - саб рядом. Аня понимала, что не сможет уснуть, пока мужчина не уснет. Пресловутая маска не позволит. Контроль и напряжение.
   Вместо того, чтобы свернуться калачиком, как это сделал саб, она распрямляется. Роль, ставшая частью поведения, роль, диктующая правила.
   Во сколько сон наконец сморил, Аня не знала и радовалась только одному - завтра отоспится.
  
   Утро началось рано. В половине восьмого. Саб проснулся. Аня сонно потянулась и посмотрела на него. Опустился на колени, взгляд в пол.
   "Чтоб ты сдох. Не хочу больше, наигралась!"
   - Приготовь мне чай.
   Аня отворачивается на другой бок и закрывает глаза, но сна больше нет.
   "Чтоб ты сдох..."
   Совесть, норма, мораль или какая-то еще ерунда не позволяет махнуть на все рукой и отправить Олега восвояси. Она уже и так помогла, ему стало лучше, может просто проводить сессии и все. Но - нет, не выходит. Нужна ему твердая рука или, вернее, ведущий, принимающий решения. Тот, за чьей спиной можно укрыться, и сейчас эта роль досталась Аня.
   Ответственность за тех, кого ты приручил. Именно поэтому Аня никогда не кормила бродячих животных, не хотела быть в ответе за них. Зато как мастерски взвалила на себя заботы о взрослом человеке! Подумаешь, делать нечего! И ведь кричала интуиция: "Не надо!" Но кто ее слушал?! Точно не Аня.
   Все - проснулась, подумала гадости с утра, что дальше?
   А дальше - хуже. Что она будет делать с этим человеком два дня? В лучшем случае он придет в себя сегодня, а может, и нет. Факт один: завтра она будет ночевать одна. Но чем его занять сегодня? Он не сможет просто сидеть рядом, ему нужно что-то делать. Вопрос - что? Уборка дома займет пару часов. На улицу с ним не выйти. И что делать, чтобы удержать в подчинении?
   "Ну ты и дура, Анечка".
   Олег вернулся через несколько минут с кружкой чая на блюдце. Молодец, догадался. Жестом руки отпустив его делать свои дела, она села. Да, придется подумать и придумать. Вот только - что?
   Утренние процедуры. Выпитый чай и полная пустота в голове.
   Аня лежала на кровати и нежилась. Саб пришел и сел рядом на пол.
   Касание ногой:
   - Рассказывай.
   - О чем, Госпожа? - непонимающе.
   - О себе.
   Он промолчал. Аня наивно понадеялась, что это все и он уйдет, но не тут-то было. Олег начал говорить. О семье, проблемах отцов и детей. Непонимании. Протесте. Взрослении и бунтах. Апогеем стала армия. Немного хамства - и даже отец не смог отмазать. А потом война и плен, почти полгода, пока его не вытащил старший брат, который вместе с отцом все-таки смог найти и договориться об освобождении. Затем месть. Месть - такое славное занятие, спокойно сожравшее десять лет жизни. Работа, связи, знакомства - множество ниточек, нужных, чтобы отомстить. С ним пробовали поговорить, пытались остановить, объяснить, но все было бессмысленно. Он наконец отомстил. Примерно полгода назад наказал всех, причастных к той ситуации и его плену. Помог бывшим друзьям, наказал общих врагов и понял - цель пропала, а новой нет и в помине. Попытка создать семью ни к чему не привела. Жена с требованиями и притязаниями на него самого, его душу была не нужна. А дурочка, интересующаяся лишь кошельком, не прельщала.
   Дальше - стремление прийти в норму, адаптироваться, переосмыслить реальность, но безуспешно. Тема стала очередной попыткой осознания, бессмысленной вначале, пока не попала та ее запись. Дальше - найти и договориться о сессии. Дело техники. На первый взгляд, это стало самой серьезной проблемой. Пришлось напрягать всех, кого можно и нельзя: мастера, ее сабов, причем он разговаривал с обоими, но только Гера согласился помочь, точнее попросить. С Павлом они пересекались по работе, но тот отнесся более негативно. Странная сессия, всколыхнувшиеся воспоминания, ярость от ситуации и странное понимание - так будет лучше. Он провел весь день пятницы, пытаясь осознать, осмыслить произошедшее, и вдруг понял - лучше не стало, но это уже не мертвая точка. Что-то меняется, и он надеется, она позволит произойти всем изменениям.
   Аня слушала, наслаждалась непрофессиональным, но тщательным массажем ног. Не выгонит. Сейчас не отпустит просто потому, что теперь не сможет. Как бы он ей не мешал, она доведет все до конца, а там - будь что будет.
   Исповедь заняла почти три часа. Под конец саб говорил с трудом. Но очередной шаг был сделан, ему становилось лучше.
   - Все с тобой ясно. Пошли.
   Аня хотела есть и резонно полагала, что Олег тоже голоден. Приготовление завтрака под ее контролем превратилось в занятное действо. Она мысленно ругалась, немного злилась, но руководила, хотя сама сделала бы все намного быстрее. Но роли... у каждого свои роли.
   Оладьи, вопреки ее предположениям, получились съедобными. Потом Олег под чутким контролем
   Ани убирался. С одной стороны - профилактика для него, труд полезен, с другой - упрек для нее. Как много пыли по углам. Да, пришлось делать почти генеральную уборку, а чем еще занять мужика на весь день... Подспудно была надежда, что он устанет, разозлится, бросит все и уйдет. Смешно, но этого не произошло. Спокойно, покорно, как будто так и надо, он выполнял ее распоряжения. Не споря, не комментируя, ничего не предлагая, просто выполнял команды.
   В вечеру Аня злилась, психовала и старалась не срываться. Она устала, вымоталась как собака, хоть за день не подняла ничего тяжелее телефона, но находиться в одной комнате с другим человеком и контролировать каждый его шаг - это слишком.
   Мешал не контроль как таковой, а маска Госпожи, которая к вечеру все чаще норовила упасть. Уже в половине девятого Аня тупо наблюдала, как Олег мылся, и ничего не ощущала. Она хотела спать и все.
   Выгнав мужчину из душа, набрала воды и зажгла свечи. Хоть полчасика побыть только собой и собой настоящей! Всего полчасика!
   Сколько прошло времени в блаженном ничегонеделание она не знала. Казалось - всего пара минут, но тут в ванную поскребся саб.
   - Госпожа?
   - Заходи!
   Маска никак не возвращалась, норовя выскользнуть. Пришлось не просто собраться, а напрячь все силы.
   - Что?
   - Госпожа...
   Он на корточках в коридоре. Не хватает контроля.
   "Чтоб ты сдох! Даже этой малости не можешь предоставить".
   - Петь умеешь?
   - Да, - удивленный ответ.
   - Пой.
   - ЧТО?
   - ЧТО УГОДНО. ПОЙ!
   И он запел. Какие-то куски, отрывки. Сначала что-то из воспоминаний молодости, потом армейские песни. Аня слушала и пыталась понять, когда они там песни поют. Вот делать больше в армии нечего, кроме как всякую ересь сочинять, да?!
   Ванна перестала быть расслабляющей, пусть даже имелось неплохое музыкальное сопровождение. У Олега оказался приятный голос, да и музыкальный слух был в наличии. По ощущениям Ани, он не фальшивил. Правда репертуар оказался так себе, но это бывает.
   Она вышла из ванны, вытерлась и одела ночную рубашку. Олег замолчал.
   - Пошли спать.
   Спальня. Расстеленная постель. Плед на полу. Аня легла и почти сразу уснула, уже не слыша, что делал Олег. Она слишком вымоталась за этот бесконечный день.
   Два пробуждения за ночь. Рука вниз - к сабу.
   Воскресенье началось в половине восьмого.
   "Чтоб тебя черти забрали", - подумала Аня полусонно. Олег проснулся, и она тоже. Наверное, объективно, она выспалась. Но хотелось очнуться ото сна самой, а не по будильнику или, как сейчас, из-за саба.
   Мужчина вышел и через какое-то время вернулся с чашкой чая. Пришлось вставать и идти приводить себя в порядок. Олег снова сидел на полу и ждал. Чего? Аня не поняла, да и не хотела понимать, но пришлось. Несколько минут молчания. И стало ясно - просто ничего не будет. Теперь заговорила она, рассказывая о себе.
   Детство - все как у всех. Смерть родителей в автокатастрофе, гибель младшего брата. Одиночество. Неизведанность. Ей было тринадцать. К счастью, ее забрала мамина сводная сестра. Тетя Оля оказалась замечательным человеком и смогла достучаться до убитой горем Ани.
   Переезд сюда, новая школа, новое окружение, одиночество, непривычный мир. Несколько лет на адаптацию и понимание, чем именно занимается ее тетя. А тетя Оля работала Доминой в борделе. Когда у Ани начался кризис восприятия себя и окружающих мужчин, тетя отвела к себе на работу. Сначала поучить, показать мир без прикрас, потом помочь в мелочах, а потом Аня тоже взяла в руки хлыст. Она никогда не работала шлюхой, и дело не только в везении и хорошем отношении хозяина борделя - нет, все намного проще: причина во внешности Ани. Подростковый период затягивался. Вместо груди и задницы хорошо росли только волосы. Анализы показали гормональный сбой, но врачи серьезно лечить согласились только после завершения развития. Как результат - нулевая грудь, отсутствующая самооценка и лишний вес. Еда - простейший способ справиться с проблемами. Самое грустное заключалось в волосах. Аня по природе была блондинкой, они обычно таких проблем не испытывали, но ей повезло. На лице, шее и груди росли волосы, жесткие светлые волосы, как на лобке. То же самое было с ногами, а еще и руками - до локтей. Нарушение. Такое бывает, но обычно у людей с черными волосами и определенным типом сложения. Ей счастье изменило. Волосы росли быстро и сильно. На ощупь напоминали щетину, и сделать вид, будто все в порядке, не удавалось.
   Доминирование позволило взглянуть на мир по-другому, хотя полностью не помогло. Но тут тетя смогла направить на нужный путь. Как раз аппаратная эпиляция набирала популярность. Стоило это дорого, но заработков в борделе хватало на такие траты. Потом Аня сбросила вес и накопила денег на хирургическое увеличение груди. Затем были обследования, прописаны гормоны для восстановления баланса. Полтора года приема препаратов. Стала появляться женственность. Тело округлилось. Гормональный фон выровнялся. Искусственная грудь покрылась собственной жировой тканью и стала как настоящая. Волосы после стольких лет электроэпиляции постепенно пропали. В подарок на очередной День рождения Аня получила хороший настоящий небольшой профессиональный электроэпилятор. Теперь она занималась собой дома.
   Как-то незаметно пролетели годы учебы, потом поиск работы и первое место. Настало время принимать решения. Аня бросила платное Доминирование. Но тут начались другие проблемы - нехватка элементарных знаний. Опыта нормального общения с противоположным полом у нее не было: либо отдаленное знакомство, либо клиенты - и все. Через год после окончания института она узнала, что, оказывается, привлекала внимание многих в группе, но намеков не понимала. Она столько лет никак и ни на что не реагировала, и те, что раньше вызывали интерес, теперь были женаты. Никакое понимание, что еще несколько лет назад все было иначе, не помогало. А наивные мечты о прекрасном принце себя не оправдали. Годы шли, пришло осознание, что чего-то не хватает. И не некой полумифической семьи, а доминирования. Аня начала искать, что ей интересно, ибо формат борделя не утраивал полностью. Год поисков себя и партнера, попыток выстроить нормальную систему человеческих отношений. Но то ли она попалась такая бракованная, то ли еще что-то, но здесь Аню подстерегала неудача. Ничего не выходило. Либо ее не устраивали люди, либо, что случалось чаще, она их.
   Потом она просто махнула рукой на время, возраст и общественное мнение. Тетя ее поддерживала, а остальное не важно. Захочет ребенка - родит для себя. Муж, наверное, хорошо, но этот образ по-прежнему был непонятен. Любовник яснее, но и здесь были свои трудности. Как относиться к человеку, который восхищается телом? Тем телом, которое так хорошо помнила Аня и на поддержание которого в хорошей форме ежемесячно тратила определенную сумму. По сути, удовольствие она получала от своей руки, а не от чужого постороннего человека. Так зачем нужен любовник, если и без него можно обойтись?
   Вот так она и жила, периодически выслушивая поучения тети, давно состоящей в связи с женатым мужчиной и теперь проводящей сеансы только с ним.
   Рассказав несколько больше, чем предполагала, Аня замолчала. Взгляд на часы - давно пора завтракать и готовить обед на всю неделю. А затем они займутся ее телом, как вовремя вспомнились волосы!
   Готовил Олег опять под руководством Ани. Смотреть со стороны, а не делать самой, было дико и доставляло дискомфорт. Вчерашний день еще не выработал привычки командовать в таких делах. Олег неплохо справлялся и опять-таки, вопреки надеждам Ани, даже услышав ее историю, не вышел из состояния саба. Небольшое разочарование, но ничего, так бывает.
   Потом, закончив все, что можно и что нельзя, Аня вытащила любимый прибор. Электроэпилятор. Показав, как им пользоваться, и посмотрев, что Олег понял, продемонстрировав на своей руке, Аня разделась и предоставила свое тело. Собственно, волосы на теле у нее практически не росли - столько лет лечения сделали свое дело, почти все луковицы были уничтожены. Порой спящие годами просыпались и доставляли проблемы, но таких волос было немного.
   Несколько волосинок на ногах, две на шее и самое основное - зона бикини, задняя часть, где ей было просто неудобно делать эпиляцию. Аня легла на живот, развела ноги, расслабилась. Олег все еще с опаской и осторожностью начал проводить манипуляции. Аня застыла. Ощущения были неприятные, кожа довольно чувствительная. Но показывать испытываемую боль не позволяла маска. Госпоже не может быть больно.
   За прошедший час она прокляла все и всех на свете. Так плохо ей не было уже давно.
   Успокаивающий крем. Массаж стоп, после которых - спина.
   - Давай. Крем на столике.
   - Я не делал массаж, - с опаской отметил он.
   - Учись по ходу, - велела Аня.
   Она спокойно позволила заняться своей спиной. Даже если ничего толком не выйдет, пусть просто погладит. Это не живот или будра, где требовалась умение.
   Олег пробовал. Слушал пояснения и старался. Под конец у него даже стало получаться. Аня на общей волне махнула рукой на то, что ниже. Тут снова пришлось прикрикивать:
   - Сильнее. Сильнее. Еще сильнее. Там слой жира толщиной в полпальца. Массируй.
   Когда саб понял, что требуется, стало хорошо. Сильные мужские руки, способные массировать глубинные залежи жира - это прекрасно, а главное - совершенно бесплатно. Какое удовольствие!
   Через какое-то время пришлось решать, просить заняться животом или нет? Или спросить...
   - Живот сделаешь?
   - Я не умею.
   - Я покажу.
   Значит - сделает. Тут было и проще и сложнее, живот все-таки. Хотя, судя по осторожности касаний Олега, это не живот, а тонкая золотая фольга. Благо здесь можно было показать наглядно, что и как нужно.
   Потом он вдруг спросил:
   - Ты не смущаешься?
   Аня нехотя открыла глаза. Вышел? Все? Ничего подобного: глаза на свои руки, массаж продолжается.
   - Ты стесняешься табуретки? Я - нет. Я не воспринимаю тебя, как мужчину, скорее - некое обезличенное оно. Полезную, но прихотливую мебель, которую никак не найду куда приткнуть. Сильнее! Поэтому - нет, не смущаюсь, иначе не рассказала бы так много и по-другому воспринимала этот массаж.
   После Олег массировал ноги, пальцы на руках и даже спросил про лицо, но Аня категорично отказалась. Дальше он почему-то вдруг занервничал. Аня не могла сообразить - с чего. Несколько вопросов. Молчание. Что за очередной бзик? Пришлось поймать, посадить рядом на пол и положить руку на голову. Несколько минут тишины и напряженный вопрос:
   - Ты меня прогонишь?
   - Нет. Оставайся.
   Наивная мечта выспаться пошла прахом. Он резонно предположил, что ей захочется хотя бы вечер воскресенья провести спокойно, и, разумеется, не дал такой возможности. Аня с трудом подавила злость, которая сейчас не помощник.
   Ужин. Душ. И телевизор. Больше ничего в голову не пришло. Аня понятия не имела, что интересует его, а сама предпочла бы посмотреть другие передачи, но нашла планету животных и три часа наблюдала за львами. Олег сидел на полу, прислонившись к ее ноге, и наслаждался прикосновениями Аниной руки к своим волосам.
   Пока смотришь телевизор, всегда можно подумать, например, почему такие простые действия вызывают настолько сильные реакции? Видимо, воспоминания детства и ощущение материнской руки многое значат.
   В одиннадцать они легли спать. Рука, свесившаяся с кровати на пол. Чужое дыхание. И странная грусть: почему такой, как Олег, не мог оказаться нормальным, обычным человеком, просто встретившимся на ее пути, отчего именно так? Вырождение генофонда или просто невезение, что она притягивает лишь извращенцев?
   Утро началось за несколько минут до будильника. Олег еще спал, но мигом проснулся, стоило ей сесть.
   - Утро.
   Маска никак не налезала. Перед работой Аня пусть и не специально, но выбирала другую: профессионал. А тут такое. Олег не мешался под ногами, наоборот - помог: налил горячей воды, принес чай и собрал контейнеры с едой. Уже уходя, Аня махнула рукой:
   - Хочешь - оставайся.
   Захлопнув дверь подъезда, потянулась и скинула тяжесть с плеч. Нет, это не по ней, больше никакого спасения утопающих. Она к этому не готова.
  
   Рабочий день пролетел быстро и легко. Да, обнаружилась ее ошибка, сделанная полгода назад - бывает. Подумаешь, наорали и лишили премии - ничего страшного. В институте обрадовали сложностями с расписанием и возможным сокращением часов, на что Аня просто махнула рукой - да, пожалуйста. Ей же лучше. Преподавание не вызывало восторга. Сначала это был новый опыт, неизведанная территория, шаг в развитии. Мотивации хватило на год. После чего, увидев результаты трудов, она разочаровалась. И даже честно объяснила причину на экзамене.
   - Если вы, засадив весь подоконник рассадой помидоров, выращивая их массу времени, поливая, пропалывая, удобряя, обрабатывая, в результате получаете один страшненький плод в качестве урожая, как отнесетесь? Вот лично я больше не хочу. Лучше, как все, буду ходить на рынок, ругать, но покупать привозные и обработанные во всякой химии помидоры, чем потрачу еще столько же усилий ради крайне сомнительного урожая.
   То ли пример оказался удачным, то ли правда поняли, но на пересдачу студенты пришли подготовленными. Они хотя бы что-то не просто выучили, а поняли. Аня собиралась бросить преподавание, как неподходящее призвание, но ее лично попросил декан, к тому же на новой работе упоминание об этой сфере ее деятельности вызвало восторг у руководства. В общем, девушка осталась, только теперь в новом году и с новой группой вела себя иначе. Спокойнее. Равнодушнее. Смысл вкалывать, если результат предопределен заранее. К тому же изменились требования: она настаивала на посещаемости. И даже объяснила почему. Нельзя сказать, что группы обрадовались, но приняли. Метод кнута работал лучше.
   Так что очередные веяния в институте никаких волнений не вызвали. А вечером после работы Аня забежала к вернувшейся из релаксирующей поездки тете. Та буквально сияла и излучала счастье и красоту. Правда, недолго.
   - Что ты с собой сделала?!
   - Привет, теть Оль. А что? Плохо вышло?
   - Дико. Ты как маска. Скажи что-нибудь, - потребовала она.
   - А что сказать? Мне повезло или не повезло. В клинике, куда я хожу, ты там тоже порой появляешься, мне, как постоянной клиентке, предложили бесплатно сделать ботокс. Типа поощрение за частое посещение, но, думаю, у них просто остался готовый раствор. Я заплатила сущие копейки, как за шприц и ватку. Мы посмотрели и решили, где и как делать, чтобы не очень заметно, но с результатом. Вроде ничего вышло. А ты как думаешь?
   - Думаю, вышло неплохо, но к тебе сейчас подойти можно только в полной броне, с автоматом в руках и танком за спиной. Маска удалась.
   - Ладно. Просто стала чуть серьезнее, к тому же мышцы отдохнут, может, избавлюсь от ненужной мимики. А то морщинка на лбу такая была большая.
   - Аня, ты занимаешься хренью. У тебя не на лбу морщины, а в башке извилин не хватает. Вот чего ты этим добилась?
   - Ничего. Чуть приостановила время. Стала красивее.
   - Ты и так хорошо выглядела.
   - Да, не спорю, но раз предложили, почему бы и нет. Но хватит обо мне, как отдохнула?
   - Хорошо. Не нравится мне твое стремление к идеалу, счастья оно не принесет, но смотри сама.
   Вот за что Аня обожала тетю, так это за легкое "смотри сама". Тетя советовала, помогала, предостерегала, но никогда не давила, даже если в итоге оказывалась права, а права она была почти всегда. Огромный жизненный опыт сказывался.
   Тетя Оля рассказала об отдыхе, показала фотографии, подарила сувениры, но тут пришлось прерваться. Скоро к Ане должен был прийти Пашка. Тетя с пониманием относилась к сессиям, поэтому легко попрощалась. По дороге домой Аня настраивала себя на сессию, но привычного возбуждения не было. Ей хотелось не доминировать, а просто отдохнуть. И все.
   Дома обнаружился Олег, видимо, никуда и не выходивший. Пашка пришел через пару минут после нее. Увидев Олега, застыл. Такая реакция позволила прорваться раздражению. Несколько минут возмущений и команд - и оба саба на полу. Пашку, как и Геру, удивил, шокировал и смутил зритель, причем настолько, что сама Аня отошла на второй план. Такого быть никак не должно.
   К счастью, Пашку заводила боль. Настоящую порку он принял если не с желанием, то без негатива точно. Намного сильнее задевало присутствие Олега в Комнате. А Аня не позволяла забыть, снова и снова напоминая и ударяя по больному. Он - такой сильный и подчиняется такой слабой - ей. Он -ничтожество. Он - никто. Унижение сильного мужика в присутствии другого - это особая форма наказания. И сейчас она проявилась по максимуму.
   Но самое смешное - хотелось плакать, а не смеяться. Пашка все принимал как должное. Ему не нравилось, он ломался и получал от этого какое-то свое извращенное удовольствие. Стоп-слово так и не прозвучало.
   Потом Аня отослала Олега в зал и последнюю часть провела без него, решив, что иначе будет перебор. У Пашки имелось свое восприятие нормы и удовольствия: вроде бы с нормальными пристрастиями человек, но любил анальный секс пассивом. То ли после тюрьмы, то ли само по себе, Аня не знала, да и не хотела знать. Но порой в качестве поощрения баловала его такой формой наслаждения. Кольцо на член, чтобы продлить удовольствие, и страпон в задницу. Сейчас хватило самой малости.
   - Пожалуйста, хватит, - попросил он.
   Аня удивилась, но остановилась. Это не первый раз, когда она видит Пашку в таком состоянии, но сейчас Аня пребывала в шоке. Как собственное унижение может ТАК завести? Что это за выверты? Почему нет нормальных людей?! Но этот крик души не прозвучал.
   Пашка ополоснулся и, попрощавшись, ушел в прекрасном настроении. Сейчас осчастливит или жену или любовницу.
   Олег убирался в Комнате. Когда Аня зашла, удивил протянутым хлыстом.
   - Порка?
   Она не хотела уже ничего, даже удивлялась вполсилы.
   - Да, если можно.
   - Можно.
   Все можно. Аня не стала фиксировать, чем заметно сбила настрой. Чуть отхлестав, принялась поглаживать и массировать через полоски кожи. Теперь она понимала, что это своеобразный способ замещения воспоминаний, но тут нужно что-то другое.
   - Лучше использовать игровой вариант. Секс с наездницей с кнутом будет полезней.
   Потом еще несколько хлестких ударов. Хватит. И с него и с нее.
   - Уберись здесь.
   В душ. Но лучше просто принять ванну и расслабиться. Аня медленно и нехотя вышла в коридор. Олег убрался в комнате и приготовил спальню ко сну.
   - Молодец, - заслужил саб похвалу.
   Аня дождалась, когда Олег вернется из ванны, и только после этого позволила себе заснуть. Она устала как собака.
   "Когда же это закончится".
  
   Она спала и не видела, что Олег, привычно устроившийся на теплом пледе, не спал. Через какое-то время поняв, что ему неудобно, он сел и взглянул на спящую женщину. Света уличных фонарей было достаточно, чтобы хорошо рассмотреть ее. Аня сначала убрала руку обратно, а потом свернулась калачиком. Маска спала. Он видел, как тяжело и неприятно оставаться Госпожой все время, но только сегодня, сейчас понял, насколько благодарен ей.
   Больше не было желания снова стать маленьким и укрыться за кем-то. Перестало сводить шею. С наслаждением покрутив головой, улыбнулся
   "Спасибо тебе, маленькая. Ты меня спасла".
   Многое нужно обдумать, но гнетущего чувства неудовлетворенности больше нет. Камень свалился.
   Олег поднялся, написал записку, оставив рядом с телефоном. Сложил плед и убрал на место.
   Через полчаса мужчина вышел во двор и вздохнул полной грудью. Как приятно пахнет вечерний воздух! Как хорошо!
  
   Аня проснулась резко и с дурной головой. Пару секунд прислушивалась, а потом поняла - Олег ушел. Она с трудом села и потянулась за телефоном. Записка на столике обрадовала лаконичностью: "Спасибо за все".
   "Неужели всё правда закончилось?! Как же хорошо!"
   Она добралась до окна и приоткрыла створку.
   "Все, уже все..."
   Сон стал долгожданной наградой.
  
   Весь следующий день Аня ждала звонка. Чисто подспудно где-то внутри она почему-то была уверена, что Олег позвонит. Не позвонил. Только вечером, принимая ванну, Аня призналась себе, что все-таки надеялась на звонок.
   Это не романтика или что-то подобное, вовсе нет. Обычное беспокойство: как он там, все ли в порядке... Мы в ответе за тех, кого приручили...
   Благими намерениями выложена дорога в ад...
   Олег так и не дал о себе знать. На работе Аня узнала, что он уехал отдыхать с шикарной красоткой, чем доставил радость семье. Она тоже за него порадовалась и поняла - хватит совершать глупости, такие привязанности ни к чему не приведут.
  
   Два месяца спустя.
   Аня привычно шла на работу и любовалась снегом. Как красиво. Снежинки падали, укутывая пространство белизной, закрывая от всего грязного и неприятного. До весны все будет красиво.
   На работе привычная полусонная атмосфера, только пара бравых ребят не радуют своим серьезно-активным видом.
   Две недели назад пустующий второй этаж заняло охранно-детективное агентство племянницы большого босса. Сама дамочка оказалась милой стервочкой лет под сорок пять с манерами пятнадцатилетней дурочки, чем окончательно дискредитировала себя в глазах местных дам, ожидающих встретить гибрида между Терминатором и Доктором Хаусом. Контингент сотрудников был интересным: и шкафы, наподобие устроившихся у входа, и парень-очкарик, вылитый компьютерщик, а еще пара стильных длинноногих секретарш в шикарных тряпках. Последнее вызвало стойкую зависть у всех.
   Соседи были в меру общительными и успели познакомиться со многими, если не со всеми.
   - Анна Михайловна, доброе утро, - радостно воскликнула Юля, бухгалтер у соседей.
   Милая женщина чуть за сорок. Ане не повезло - у нее учился сын Юлии. Нашлась замечательная тема для беседы.
   - Доброе утро, Юля. И, давайте, без отчества, мне этого в институте хватает. Не поверите, многие приходят на зачет, зная только название предмета и как меня зовут, - улыбнулась Аня. - Потрясающая погода, не находите?
   - Да, люблю зиму.
   Подъем на второй этаж и расставание. Аня спокойно пошла дальше - к себе. Лифт в здании был, но зачем он при трех этажах - неясно.
   На работе все как всегда. Утренняя планерка понедельника. Обсуждение текучки, после чего народ разошелся по своим местам. У одной из сотрудниц День рождения, всех ждало по куску торта. Приятный сюрприз. И заодно свежие новости: у соседей пополнение, прибыла вторая часть сотрудников, включая совладельца.
   - Уж он-то похож на Терминатора? - с надеждой спросила Аня. - А то я так и не пришла в себя после Ирины Юрьевны.
   Лена, общительная девушка-менеджер с ресепшена, пожала плечами:
   - Еще не видела. Кстати, приехал младший сын Босса.
   - Из него Терминатор, как из меня балерина, - хмыкнула Аня.
   - И это говоришь ты? Доброе утро, - в кабинет заглянул ухмыляющийся Олег.
   Подвинутая им Лена тут же смутилась.
   - Привет, - улыбнулась Аня.
   - Что обсуждаете? - поинтересовался он, устроившись напротив.
   Довольный, излучающий позитив. Приятный человек.
   - Твою непохожесть на Терминатора и рухнувшие в связи с этим девичьи мечты.
   - Девушки, каюсь, буду исправляться, - полушутливо поклонился Олег коллективу.
   Коллектив оценил представление. Завязалась легкая шутливая беседа, и Аня под общую суматоху вышла в коридор. Нужно заварить себе кофе.
   А в коридоре было не протолкнуться. Человек десять мужчин что-то обсуждали.
   - Простите, позвольте. Извините.
   Аня, преодолев препятствие, добралась до кухни. Здесь в относительной тишине она смогла обдумать увиденное. Мужчина прекрасно выглядел. Никакой затравленности и потерянности. Обычный успешный и довольный жизнью человек.
   Дверь приоткрылась, и появился Олег:
   - Ты как? - спросил он.
   - Хорошо. А ты?
   - Отлично. Спасибо тебе.
   - Не за что. В гости или как?
   - По делам. Пообщаемся?
   - Сегодня занята, - с сожалением отказала Аня и вдруг подумала. - Или ты о...
   - Нет, просто разговор, - он улыбнулся. - Обед?
   - У меня лекция в институте.
   - А вечером Павел? - уточнил Олег.
   - Именно.
   - Может - сейчас? Буквально полчаса?
   - Хорошо. Здесь?
   - Лучше ниже. У них там спокойнее.
   - Пошли.
   Олег уверенно провел вниз и занял конференц-зал, не вызвав никакой реакции со стороны секретарш.
   Аня села в глубокое кожаное кресло и скрестила ноги, а потом положила их на боковину. Заметив удивление на лице Олега, пояснила:
   - Мы обсуждали, какие ощущения при такой позе.
   - И?
   - Неудобно, - ответила Аня и села ровно.
   - Еще раз спасибо.
   - Не за что. Просто так увидеть хотел или что-то еще?
   - У меня будет просьба, - честно признался Олег.
   - Ожидаемо, - усмехнулась Аня. - И?
   - Ты не могла бы провести сессию с одним человеком?
   - Нет.
   - Так категорично? - удивился Олег.
   - В прошлый раз с этих слов началось знакомство с тобой, - отозвалась Аня.
   - Но...
   - Олег, масса потраченного времени и нервов, а в результате ты даже не позвонил. Не обессудь, больше не хочу.
   - Прости, не понимаю.
   - Мы в ответе за тех, кого приручили. К счастью, на работе я узнала, что у тебя все в порядке.
   Аня поставила локти на стол и грустно улыбнулась:
   - Я хорошо учусь. Быстро. Поэтому - нет. Рада, что у тебя все в порядке. Удачи.
   Она поднялась и вышла в коридор. Поговорили. Хватит.
   Слава богу, Олег на этом успокоился и больше не поднимал эту тему. Изредка они пересекалась, здоровались, как давние знакомые, и шли дальше по своим делам.
  
  
   Два месяца спустя.
   Февраль - почти предвестник весны, успокаивала себя Аня, идя на работу. В этом семестре у нее поменяли расписание и добавили еще одну группу. В общем, все пять дней в неделю с утра были пары. С одной стороны - хорошо, отчитался и свободен, а с другой - приходилось быстро просыпаться, чтобы успеть к началу занятий. С работой в этом плане было намного проще, пробуждение оказывалось не таким резким и быстрым.
   К тому же студенты сегодня учудили: "самый умный" с заднего ряда спросил, правда ли она практикует БДСМ. И что на это ответить...
   - Какое отношение ваш вопрос имеет к теме предмета?
   - Как личностная характеристика преподавателя - огромное.
   - То есть все прочие личностные характеристики особой роли не играют?
   - А вы доминируете в сексе? - крикнул кто-то другой.
   Это уже проще.
   - Вы уверены, что пришли на занятие по теории секса? Или это такой способ проснуться с утра? В этом что-то есть, вынуждена признать.
   - Но все-таки ответьте на вопрос, - настаивал любопытный.
   - На который именно?
   - Вы практикуете БДСМ?
   - Я отвечу на один единственный вопрос по этой теме, и больше к этому не возвращаемся, согласны?
   - ДА.
   - Хорошо. Да, я практикую БДСМ. А теперь вернемся к предмету.
   И вот сейчас, идя на работу, Аня обдумывала, как ей аукнется ее высказывание. А в том, что оно аукнется, девушка не сомневалась. На работе ее, как ни странно, уже начали искать. Секретарь большого босса попросила к нему зайти.
   Виталий Гаврилович обнаружился в кабинете в компании нервничающей племянницы, невозмутимого Олега и двух незнакомых мужчин.
   - Добрый день, - поздоровалась Аня, остановившись у двери.
   - Анна Михайловна, заходите. Рад, что вы уже пришли.
   - Потому так поздно?! - раздраженно воскликнула дама.
   - Утром у меня лекции в институте. А в чем дело?
   - Видите ли, нам нужна ваша помощь, - пояснил Виталий Гаврилович. - У Лены пропала дочь, возможно, вы слышали?
   Аня, подумав, отрицательно покачала головой:
   - Не припомню.
   - Об этом все сплетничают! - воскликнула Елена.
   - Не отрицаю. Но я могла что-то пропустить в разговорах. А при чем тут я?
   - Ань, ты правда сможешь помочь. Давай, мы внизу все обсудим, - подал голос Олег.
   Тут Аня реально удивилась. Она предполагала, что ее попросят что-то посчитать или прикинуть, но никак не буквально - действовать.
   - Хорошо.
   Быстрая прогулка по коридору. Детективно-охранное агентство. И небольшой кабинет, где кроме Ани и Олега оказалась парочка сверху и Леонид, совладелец этого бизнеса. Рассказывать взялся Олег.
   Обычная история: занятая мать, бунтующая дочь-подросток. Разные неформальные группы и последнее увлечение - БДСМ. Из-за чего девочка и пропала. Искали все и по-всякому, но найти удалось только закрытый БДСМ клуб в соседнем крае, где она вроде бы находилась. Кто хозяин и как можно забрать - этого выяснить не удалось. Но она жива. Регулярно звонит матери и говорит, что все в порядке.
   - И что требуется от меня? - никак не могла взять в толк Аня.
   Нет, свою связь с Темой она не отрицала, но чем ей было по силам помочь, не представляла.
   - Помнишь, я вчера спросил, могу ли рассказать о тебе некоторым лицам при условии дальнейшего неразглашения?
   - Я так понимаю, все в курсе?
   - Еще отец. Тете Лене мы не говорили, - согласился Олег.
   - Твой отец и раньше знал. И все-таки - чего ты хочешь?
   - Можешь кого-нибудь порекомендовать?
   - Не знаю. Как клуб называется?
   - Тема.
   - О...
   Аня хмыкнула. Этот она знала.
   - Там все не так просто. Чтобы попасть туда, нужны рекомендации от нескольких членов этого клуба. Политика неразглашения очень жесткая. И выйти оттуда практически невозможно.
   - Нам нужно туда попасть.
   - Неа. Тут я не помощник.
   - Ань, почему? Это так сложно?
   - Олег, ты не понимаешь. Это не костюмированные вечеринки для экзотик-секса. Это - Тема различной степени серьезности для "важных" людей. Те же сессии, что я провожу для своих, но там все члены клуба - "свои". Полное неразглашение. Кстати, если девочка связана с кем-то серьезным, вам ее не забрать. Если же она - просто кусок мяса, может статься - уже мертва.
   Воцарилась гнетущая тишина, пришлось прервать:
   - Я попробую помочь по-другому. Что выйдет - сказать не могу. Вероятно, вы сможете ее выкупить, хотя сомневаюсь. Оттуда практически нельзя уйти.
   - Практически? - задал вопрос Леонид.
   - Либо могила, либо другой такой же закрытый клуб. Если она действительно там, а не просто у кого-то дома, в нормальном состоянии ее не отдадут.
   - Но попробовать можно? - уточнил Олег.
   - Можно.
   - Мы способны на многое, - добавил вдруг Леонид.
   Аня покачала головой:
   - Там практически нет людей уровня "слесарь дядя Ваня", то есть, грубо говоря, если мне лезть туда, то не одной, а со своими сабами. Показывать всех. С одной стороны, это даст определенные связи, а с другой - проблемы. Но кое-что я все же сделать смогу. Мне нужна фотография пропавшей.
   Олег мигом прислал фото ей на телефон. Потом звонок.
   - Инна, придет дорогая, это Аня. Говорить удобно?
   - Привет, подружка, давно не виделись. Ты как?
   - Хорошо.
   - Что нового?
   - А что нового может быть у офисного планктона и преподавательницы. Сегодня, чтобы проснуться, самый умный с заднего ряда, они всегда там сидят, спросил, правда ли я практикую БДСМ. Вот скажи мне, откуда эти сплетни везде вылезают?
   Инка рассмеялась:
   - Бывает. Куда ни плюнь, а все про всех знают.
   - Именно. Что у тебя нового?
   - Да все по-старому. Правда, я пока любуюсь со стороны.
   - А что так?
   - Срок.
   - И скоро? - обрадовалась Аня.
   Приятная новость.
   - Еще три-четыре недели.
   - Ну ты даешь! Даже не намекнула.
   - Да, я такая. Тут проблемы у Вадима были, вот никуда и не высовывалась.
   - Но сейчас нормально? Или что-то нужно?
   - Более-менее, - уклончиво отозвалась Инна.
   - Смотри, если вдруг что, можешь рассчитывать.
   - Тогда позволишь другую просьбу?
   - Почему мне кажется, что она мне сразу не понравится? - насторожилась Аня.
   - Я знаю, ты не берешь новеньких, но не могла бы устроить пару пробных сессий?
   - Нет.
   - Анют, очень надо.
   - Ин, при всем моем уважении - не поверю, что сложно найти нормальную Домину.
   - Не поверишь, но - сложно. С мужиками проще. А вот адекватных женщин практически нет, но те, что есть, как и ты, не берут со стороны. Попробуй, а?
   - Видишь ли, последняя просьба принесла такую головную боль, что больше не хочу.
   - В смысле?
   Олег насторожился.
   - Тетя подогнала одного низа, который просто не мог найти настоящую Домину. Я решила - попробуем. Поговорили. На словах - человек он нормальный. А потом выяснилось, что настоящая Госпожа - это та, что заломает несмотря на сопротивление. Реальное сопротивление. Или типа он круче и будет делать, что захочет.
   - Ты цела?
   - Я - ДА. Он - нет.
   - Жив? - осторожно спросила Инна.
   - Да. Хотя с трудом удержалась. Полкомнаты разгромил.
   - Серьезно?
   - Ага. Пришел под какой-то дурью, а я сразу не поняла. Или развезло его не сразу. Благо все, что можно, вмуровано насмерть.
   - Да, это ты нарвалась, - посочувствовала подруга.
   - Именно. Так что сама понимаешь, больше не хочу.
   - Ясное дело. А ты просто проведать или по делу?
   - Спасибо, что напомнила. Меня тут начальник попросил помочь, вот тебе и позвонила. У него племянница пропала где-то в наших кругах. Я тебе фотку кинула. Не видела такую?
   - Да, получила, - насторожилась Инна.
   - В смысле, можно дальше не искать? - поняла Аня.
   - Вообще - нет, - хмыкнула Инна. - Она нашла своего Мастера и сама не уйдет. А если ты про нас, нет, этого не было.
   - Утешила. Сама знаешь, думается худшее. Не подскажешь, как на этого Мастера выйти?
   - А вот тут будут некоторые проблемы, - обрадовала Инна. - Он ее не отдаст. Влюбленная податливая дурочка, рабыня, согласная на все - такие редкость.
   - Дура, она везде дура. Какие варианты?
   Инна довольно рассмеялась:
   - А это просто. Ты все-таки попробуешь пару человек, и тебе привезут эту дурочку.
   - Другие пути?
   - Ань, все элементарно: так или никак. Как только у нее начнет проклевываться разум, она окажется в Клубе и... сама понимаешь.
   - ИН!
   - Что Ин?! Правда жизни. Сейчас она ценна своей безотказностью, а потом, чтобы не было проблем, будет другой вариант.
   - Инночка, - попросила Аня.
   - Прости, дорогая. Но иначе - никак. У меня своих проблем выше крыши.
   - Давай, я что-нибудь решу, - скрипя сердцем, предложила Аня.
   - Ты и решишь, взяв пару сессий, - порадовала Инна. - Все остальное - ерунда, а эти... Понимаешь, люди точно знают, чего хотят, и рассчитывают это получить.
   - Ин, это всего лишь ваше стремление к престижу, не более того, - задумчиво сказала Аня.
   - Ань, это наша попытка занять нужное место, - так же задумчиво отозвалась Инна. - Возьмешься?
   - Присылай. Но предупреди сразу, что для долговременных отношений я - не вариант: переезжать не собираюсь, а ездить на каждую сессию за четыреста километров - бред.
   - А это их забота, - легко отмахнулась Инна. - Они и у нас тут не местные. До встречи, дорогая.
   - Пока.
   Аня положила телефон и взяла в руки стеклянную фигурку. Секунда. Вдох. Выдох - и статуэтка летит в стену.
   - Ань? - вскинулся Олег.
   - Знаешь, кого она мне пришлет? Тех, от кого я бегаю уже три года! Несмотря на просьбы тети, ее низа и прочих знакомых. Это бл...ть те, для кого человеческая жизнь дешевле одного патрона, понимаешь?! Я наивно думала, что это Инкины местные любители. Но раз они не оттуда, значит - московские товарищи. Чтоб они сдохли. Инка настаивала, тетя давила, владелец одного из московских клубов появлялся. Мне звездец какие деньги предлагали за эти сессии! Но я уклонялась. А теперь влезла по самое некуда. И, если я правильно понимаю, вытащить вашу дуру мог любой. ОДИН. А не двое, на которых согласилась я.
   - Ань, а почему начался псих?
   - Им не нужна Госпожа, - устало пояснила Аня. - Это будет маленькая ручная Домина, как моя тетя. Без права выбора и возможности отказаться. Мне все равно каким образом, но, как только ваша дурочка вернется, будете избавлять меня от таких знакомств. Ясно?
   - Давай не так категорично, - попросил Олег.
   - Олег, иначе я избавлюсь от вас. Тот же клуб "Тема", куда меня примут, и все. Понятно? Рада.
   Аня подошла к двери. Та, как и ожидалась, была заперта.
   - Открывайте.
   Приказ. Маска Госпожи. Олег повиновался, явно оглушенный услышанным. Аня вышла в коридор и взяла телефон.
   - Теть Оль, хотела предупредить, я тут влезла в одну хрень, может, сможешь, что урвать...
   Аня спустилась вниз на стоянку и пересказала беседу. Тетя открыто высказалась об умственных способностях племянницы, но быстро попрощалась. Эта женщина всегда знала, когда можно ухватить удачу за хвост.
  
   Везение покинуло девушку в пятницу. После замечательной сессии с довольным Герой, иногда вмешательство в чужую жизнь тоже полезно, Аня как обычно просматривала телефон. Она удивилась, обнаружив пару непринятых с незнакомого номера. Обычно все свои звонили один раз, зная о сессиях и о том, что Аня всегда перезванивала.
   - Добрый день, вы мне звонили, - начала девушка издалека.
   Мало ли кто это может быть.
   - Добрый, - приятный мужской голос с легкой инородностью. - Анна?
   - Именно. Простите, а вы кто?
   - Меня зовут Фархат, ваш номер дала Инна.
   - Ясно, - с легкой ноткой недовольства отозвалась Аня.
   - Вы не в восторге, - заметил собеседник ровным тоном.
   - Да, вся эта ситуация мне не очень нравится, - согласилась девушка. - Но раз уж обещала... Вы когда подъедете?
   - Завтра.
   - Хорошо. Буду ждать. Обычно я сначала общаюсь и выясняю пристрастия, но в вашем случае, как я понимаю, будет ускоренная программа.
   - Видимо. Не исключено, что все закончится еще раньше.
   - Посмотрим. До завтра.
   - До завтра.
  
   Утро началось в девять часов со звонка домофона. Только не это! Она еще не проснулась! Перед входом в подъезд стоял человек. Один.
   - Фархат?
   - Да.
   - Заходи...
   Аня, нажав кнопку, открыла дверь и занялась своими делами. Сейчас она не была настроена на общение.
   - Аня? - позвал гость.
   Девушка, уже даже умытая, в халате вышла из ванной.
   - Ну?
   Мгновение он пристально рассматривал хозяйку, а потом негромко спросил:
   - Можно?
   - Нет, - отрезала Аня. - На кухню.
   И этот туда же. Еще один извращенец на ее голову, вот за что ей это?! Или правда - неправильный выбор круга общения? Попробуй найти среди бомжей принца. Надо думать, она не там ищет...
   Фархат, войдя на кухню, уже собирался что-то сказать, но Аня махнула рукой:
   - Кофе.
   - Но...
   Пришлось встать, пройти в комнату и вернуться со стеком. Гость стоял около окна и смотрел на улицу. Вид был так себе, но зимой сейчас красиво. Да и летом с заросшей зеленью тоже неплохо.
   Он обернулся, когда Аня вошла, и удивился, увидев стек, а потом вдруг улыбнулся. Просто. По-человечески.
   - Понимаешь, что нужно?
   - В общих чертах. Остальное увижу в процессе, - отозвалась Аня.
   - И дашь?
   - Я решу, как много тебе можно. Кофе.
   Пока мужчина готовил кофе, Аня, прикрыв глаза, думала. Опыт, иногда он мешает, но порой помогает. Фархату была нужна блондиночка для доминирования, но не просто Хозяйка, а та, что соблюдала бы правила. Давно, еще во времена борделя, был такой человек.
   С одной стороны, с ним будет приятно, с другой - возможны сложности. Все будет зависеть от нее. Фархату была нужна белая хозяйка, которой не было в детве, но мечта о которой вывела в люди. Правда, одно дело мечты, а другое - реальность. Он, видимо, даже не из средней Азии, а откуда-то еще дальше.
   День прошел быстро и приятно. Для Ани - приятно, ей, оказывается, не хватало этих ощущений: чужого восхищения ее телом, безмолвного восторга. Фархат действительно искал Хозяйку, девочку, начинающую осознавать свою женственность и принимающую внимание слуги как должное.
   Аня догадывалась, почему он никого не нашел, до этого нельзя просто дойти. Это надо услышать. Ей рассказали.
   Резко очерченные границы. Небольшая порка для их уточнения. Четкие команды, но не пересекая грани, хотя готовить Аня его заставила. И попустительство, когда слуга начал осыпать ласками ее тело. Не ответ, как привыкли все, а позволение. Секса даже и в помине не было. Это была жесткая установка, одна из граней реальности. Лишь массаж, когда слуга позволяет себе на мгновение коснуться губами кожи. Педикюр, когда он может на секунду втянуть пальчик в рот.
   Мужчина был готов пойти дальше, но Аня при малейшем произволе использовала стек. То, что нужно. То, как должно.
   Когда он негромко сказал:
   - Мне пора.
   Аня с сожалением призналась:
   - Жаль.
   Приятно чувствовать себя богиней.
   - Но раз так, - она, подтолкнув его к себе ногой, притянула лицо к промежности. - Вперед.
   Он на мгновение опешил, а затем принялся ласкать. Нежно, бережно, осторожно. Именно такого куни ей и не хватало. Таких ощущений...
   Фархат провел руками по ее бедрам, и Аня мигом хлестнула стеком. Мужчина негромко рассмеялся....
   Этот смех и эта вибрация подарили блаженство. Как же давно ей не было так хорошо!
   Она растянулась на кровати и махнула:
   - Можешь идти.
   - А я...
   Аня, удивившись, села и спустя мгновение помахала стеком:
   - Не хватило порки? - поразилась она.
   - Хватило.
   Ему правда прилично досталось, но все по делу, поэтому не считается.
   Фархат медленно вышел из комнаты. Аня лежала на полу с разведенными ногами и наслаждалась, но тут вспомнила:
   - Вздумаешь заплатить - больше не приходи!
   - Но...
   - Точно мало порола.
   - Прости...
   Он вернулся в комнату и ласково провел рукой по ее стопе:
   - Я приеду?
   - Приезжай, - разрешила Аня.
   Через несколько минут гость ушел, а девушка еще долго нежилась в кровати. Она была на вершине блаженства, а в голове роились неприятные мысли. Еще один саб. Интересный, необычный, приятный. Он никогда не перейдет грань секса, будет просить, ласкать и уговаривать, но точно зная, что можно, а что нельзя. Причем появляться будет нечасто.
   Все бы ничего, но теперь Аня еще острее ощутила собственное одиночество. Ей не хватало понимающего человека, к которому можно было прижаться и рядом с которым можно было расслабиться.
   Тут Аня невесело рассмеялась, подумав, какой адекватный мужчина сможет понять ее увлечения и принять, не настаивая на прекращении. Без ревности и сцен. Получается, если кто-то появится, все это придется прекратить?! Но как?! Она привыкла. Ей, как и сабам, не хватало подобного в реальной жизни.
   Либо так, либо никак.
   Принять ванну, расслабиться и резко подняться от очередного звонка домофона. Фархат вернулся? Да не должен, вроде.
   Накинуть халат. Посмотреть в домофон. Мужчина. Один. Это кто?
   - Да?
   - Я от Инны.
   - И?
   - Я войду?
   - А позвонить было нельзя? - спросила Аня и открыла дверь.
   Найти телефон и набрать Инну:
   - Привет, дорогая, я на две секунды. Кто от тебя будет?
   - Привет, дорогуша, а что - уже появились?
   - Имена?
   - Точно не знаю.
   - То есть? Ко мне придут около десятка человек, и все скажут, что от Инны? Так, что ли?
   - Нет, конечно. А в чем дело? - возмутилась Инна.
   - Вчера позвонил один, сейчас пришел второй. Ин, это - все.
   - Ань, я попробую разузнать и сказать точно. Девочку привезут.
   - Это понятно. Просто такую неопределенность не люблю.
   - Я тоже.
   - Ладно, пока. Позвони, как что узнаешь.
   - Пока.
   Гостя в прихожей не заметила, зато он вовсю расположился на кухне.
   - Культура - наше все? - уточнила Аня.
   Мужчина. Все еще в куртке. Услышав вопрос, обернулся и потребовал свою долю. Это типа ее сутенер? Ну, Инка. Ну, тварь...
   Тревожные кнопки были по всему дому. Это еще с самого начала посоветовала тетя, она же порекомендовала фирму, до сих пор обслуживающую Аню. Выйти в коридор и нажать на неприметную кнопочку. А дальше, теоретически в течение пяти минут, появятся ее спасители.
   Аня вернулась на кухню и устало спросила:
   - А с чего ты решил, что я шлюха и мне нужен сутенер?
   - Милочка, только дурак не заметил бы, как сюда постоянно приезжают разные мужики. Тебе же не нужны проблемы?
   - Деточка, проблемы будут у тебя.
   Тут зазвонил телефон. Гость взмахнул ножом. Дурдом продолжается. Инка с ней долго будет рассчитываться.
   Входная дверь распахнулась, кто-то ворвался на кухню. Аню, пригнув к полу, вытолкали в коридор. Распрямилась она только на улице, где смогла нормально одеть шубку. Шубка и тапки на босу ногу - красота. Перед домом стояла неприметная машина, типа - газель. Во дворе - знакомые автомобили, кроме одного джипа с московскими номерами. К ней - не к ней, черт с ними! Хотя вряд ли. Это она сглупила.
   Гостя вывели. К Ане подошел человек из охраны и уточнил:
   - С вами все в порядке?
   - Да. Спасибо, что так быстро появились.
   - Не за что. Что с ним делать?
   - Подождите минуточку.
   Пока индивидуум матом обещал Ане все хорошее, она поднялась домой и взяла телефон. Тетя.
   - Анют?
   - Ко мне пришел сутенер и настойчиво предложил свои услуги.
   - Ты в порядке?
   - Да. Его держит охрана, что делать?
   - Черт. Минуточку. Ты своих позвать можешь?
   - Да. Занята?
   - Ничего.
   - Все. Позвони, как сможешь. Сейчас разберусь сама.
   Другой номер. Удивленный голос:
   - Анна? Все в порядке?
   - Нет, Фархат. Ты далеко?
   - А что?
   - После твоего ухода ко мне заглянул гость и настойчиво предложил свои услуги сутенера. Захватить с собой не хочешь?
   - Сейчас сделаю. Ты в порядке? Он где?
   - Держит охрана, которой я плачу на всякий случай.
   - Понятно.
   Мужчина отключился. Аня взяла телефон и вышла на улицу. Там стало оживленное. Появилась соседка сверху, милая дама, любящая сплетни.
   - Сейчас, - заверила она охранника и повернулась к женщине. - Добрый вечер.
   - Добрый, Анечка, добрый. У тебя весело.
   - Это точно.
   Тут во двор въехал еще один внедорожник. Из него вышли двое улыбающихся парней, выходцы из средней Азии. Один тут же подошел к Ане и, улыбнувшись еще шире, сказал:
   - Мы от Фаархата.
   - Хорошо.
   - Вот того господина проводите, хорошо?
   - Конечно. Здравствуй, дорогой.
   Но прозвучало издевательски. Сутенера передали с рук в руки. Парни тут же потащили его к машине, объясняя по пути:
   - У вас такой опасный город, не поверишь.
   "Дорогого" посади в машину, которая сразу после этого выехала со двора. Аня поблагодарила охрану, попрощалась с соседкой и пошла домой. Убираться. Ходят тут всякие, а ей потом полы мыть. Пока наводила порядок, объяснила Инне, что о ней думает. Подруга опешила, узнав о сутенере, и пообещала помочь. Дурочка, кстати, уже выехала.
   Через полчаса Аня снова принимала ванну, пытаясь отмыться и избавиться от напряжения. Какой у нее насыщенный день вышел, кто бы мог подумать! Очередной звонок домофона. Вот это уже точно не смешно. Мокрый халат натягивать не стала, вместо этого спокойно вытерлась и надела ночную рубашечку.
   - Да?
   - Анна?
   - Да.
   Гостей было как минимум двое, но понять, кто это, не удалось. До этого девушка с ними не сталкивалась.
   - Впустишь?
   - Нет, хватило прошлого раза.
   - Какого?
   - Вы просто так - в гости?
   - Будем говорить с улицы? - зло поинтересовался гость.
   - Я меньше часа назад избавилась от сутенера, настойчиво предлагающего свои услуги, уж простите, - парировала Аня.
   - Хм... я от Инны.
   - И? Предыдущий говорил то же самое.
   - Слушай, открыть эту дверь - дело двух секунд.
   Аня раздраженно нажала на кнопку. С Темой пора завязывать. Открыла дверь и пошла на кухню. Надо попить чайку и расслабиться.
   Гости закопошились в прихожей.
   - Анна?
   - На кухне, - подала она голос.
   Гость вошел. Блондин. Крепкий. Среднего роста. В черном пальто.
   - В прихожей есть вешалка, - сообщила Аня, обернувшись.
   Мужчина вышел и вернулся.
   - Второй где?
   - Проверяет на наличие ненужных предметов.
   - А мне потом вызывать специалистов? Спасибо большое.
   - Не за что.
   Аня, сев за стол, посмотрела на визитера. Тот явно был недоволен сложившейся ситуацией и не скрывал этого:
   - Ты так всех встречаешь?
   - Только незваных гостей. Ладно, давай попробуем еще раз. Как тебя зовут, что ты ищешь, что интересует. И ты точно от Инны? Если позвонить, она подтвердит?
   - Не веришь?
   - Теперь - нет.
   - Что за история с сутенером?
   - Позвонил человек, сказал, что от Инны. Я впустила. И тут выяснилось, что он предлагает свое покровительство, а то меня посадить могут. Он недавно перебрался в наш район и заметил повышенную активность. То у меня были свои постоянные клиенты, но сегодня, когда появился гость из столицы, понял - мне ну очень нужен сутенер.
   - А ты?
   - Вызвала охрану, потом позвонила предыдущему "клиенту", дальше не знаю.
   - Тут был Фархат? - вдруг спросил он.
   - Лучшие друзья? - спросила Аня.
   - Без хамства, пожалуйста.
   - Никого не держу.
   Тут в комнату заглянул второй:
   - Чисто.
   И ушел. Хлопнула входная дверь.
   - Что за невеселые мысли?
   - Пора завязывать с Темой, - поделилась Аня своими наблюдениями. - Слушай, объясни уже, что тебе нужно?
   - Предположения?
   - Вопросы. Уважаемый, вы не могли бы вернуться? - повысила Аня голос. - Ваш друг никуда не ушел. У меня дверь чуть поскрипывает, когда ее закрывают изнутри.
   - Хороший слух, - сказал незнакомец, входя на кухню.
   - Не жалуюсь. Уважаемые, кто вы и что вам нужно?
   - Интересуемся Темой? - предположил один.
   - Ребят, вы совершенно НЕ интересуетесь. Точнее ему, - кивок на стоящего мужчину, - может быть любопытно, а вот вам точно нет.
   - Откуда знаете?
   - Выражение брезгливости на лице выдает. Итак?
   Гости переглянулись, первый достал из кармана корочку.
   - ФСБ. Нас интересуют ваши гости.
   - Народ, вы про мою тетю знаете? Ее любовника тоже?
   Неохотный кивок.
   - Тогда давайте по-хорошему разойдемся, - устало сказала Аня. - Если вас интересует что-то еще помимо извращенств - ничем не могу и не хочу помочь. У меня появлялись ваши местные коллеги пару лет назад, но... Я с сабами не обсуждаю дела - ни их, ни мои. Это просто совместный досуг.
   - Вам не любопытно узнать про их жизнь?
   - Вы, полагаю, хоть что-то по Теме читали? Значит, знаете о доминировании, пусть ваше представление ошибочно. У меня суть такая: никакого секса, ничего личного. Меня не занимает жизнь табуреток. Слабости, пристрастия, причем даже в этой сфере - я ничего не ведаю о тех, с кем работаю уже годами.
   Аня замолчала и посмотрела в окно.
   - Но привычки вы можете указать?
   - Не буду. Если разговор и дальше пойдет таким образом, буду подтягивать другие возможности.
   - Не понял, - сказал второй.
   - Тайна личной жизни, - пояснила Аня. - Я не говорю даже со своими сабами о других. Если кто-то хочет, могу спросить и свести - не более того. Так что, если хотите поговорить о Фархате, я ему звоню и предлагаю пообщаться с вами.
   - Категорично.
   - Реалистично. Это все?
   - Подумайте, - предложил первый.
   - Я в этом больше десяти лет, так что - поздно, надо было думать раньше.
   Гости, не прощаясь, ушли. Аня набрала номер охранной фирмы и попросила прислать специалиста для проверки ее дома на жучки. Спец приехал через полчаса. Еще час дом осматривался и все лишнее убиралось.
   После принятия душа Аня легла спать. Был час ночи.
   Визит одного из обещанных московских гостей принес массу эмоций и впечатлений.
  
   Воскресенье провела в неге и ничегонеделании. Как мало порой надо для счастья. Заходила тетя, поболтали обо всем понемногу, затем она уехала. Пообщалась с Инной. Подруга заверила, что бедлама больше не будет и второй человек появится на следующих выходных.
   Неделя прошла как обычно. Правда, влюбленную дурочку вернули домой, но вместо благодарности прозвучали крики. Аня почти не слушала. Отозвав Олега в сторону, просто потребовала денег. Тот опешил, но подтвердил, что заплатят.
   Все бы хорошо, но с поправкой на плохое самочувствие. Аня устала, нервничала, злилась, поэтому организм решил немного поболеть. Проведя сессию с Герой, девушка завалилась в кровать. Все. С нее хватит.
   Только прикрыла глаза - зазвонил телефон. Незнакомый номер.
   - Алле.
   - Добрый день, Анна.
   - Добрый.
   И тишина. Аня прикрыла глаза и постаралась не уснуть.
   - На фразу "Я от Инны" у вас, полагаю, аллергия, - хмыкнул собеседник.
   - Есть такое, - согласилась Аня. - Но если вы на пробную сессию, то я почти вам рада.
   - Почему?
   - Всех остальных буду сразу посылать, - честно призналась девушка.
   - Логично. Вы свободны?
   - Когда?
   - Сейчас.
   - Сейчас я уже в кровати и мечтаю только о сне.
   - В девять вечера? - поразился он.
   - Ничего не поделаешь, если с понедельника все мысли о сне. А у вас какие мечты?
   - Не могу сказать, еще не определился. Так как насчет моего визита?
   - Сейчас?
   - А смысл откладывать?
   - Не знаю, - со вздохом призналась Аня. - У меня нет никаких сил на доминирование.
   - А давайте для начала просто поговорим? - предложил собеседник.
   - Ладно. Согласна. Жду.
   - Скоро буду.
   Аня села, философски решив, что, как только с этим разберется, поедет к морю. Туда, где тепло, хорошо и никаких забот...
   Гость появился минут через десять. Звонок домофона уже не удивил. Зато гость порадовал, посмотрев в камеру.
   - Я приехал.
   - Открыто.
   Девушка была в зале. Смотрела в окно.
   - Я пришел, - низкий, чуть режущий голос из прихожей.
   - А я никуда не ушла, - отозвалась Аня.
   - Все так плохо?
   Он вошел в зал и осмотрелся. Аня взглянула на визитера: лет сорок - пятьдесят, темные волосы с сединой. Спокойное выражение лица. Внимательные глаза. Среднего роста и телосложения. Выбивалась тонкая черная трость, которую он тут же отставил в сторону, а сам сел в кресло напротив.
   - Устали? - заботливый голос.
   - Есть немного. Что привело вас ко мне?
   - Слышал, вы немного практикуете Тему. Точнее - бондажи.
   - Любопытные сведения. Многие слышали, что я в Теме, но конкретика известна немногим.
   - Я проявил интерес к вашим делам.
   - Заметно. Позволю себе полюбопытствовать, в чем смысл приезда ко мне? В столице масса практикующих, найти подходящую кандидатуру не так просто, но возможно.
   - На самом деле это - миф, - улыбнулся он невесело. - При такой же плотности, найти нужного человека почти невозможно. О вас стало известно после аудиозаписи и последовавшей за ней резкой негативной реакции на предложения провести сессии. К тому же очень занятная информация: в соседнем Клубе о вас отзываются положительно, вас приглашали, но вы не пошли. Почему, если не секрет?
   - Не вижу смысла и пользы для себя. Ощущение тайны и причастности давно не вызывает восторга. Посмотреть на других и себя показать - тоже не мой вариант. Остается поиск партнеров, но и тут мимо. У меня есть несколько нижних, с которыми практикую постоянно, а больше и не требуется. Вот и все причины. А вы состоите в такого плана сообществе?
   - Да. Состою.
   - Ясно.
   - И никаких вопросов больше? - удивился он.
   - А зачем? Раз вы что-то там нашли, значит, в принципе, остальное устраивает. Хотя - да, мне любопытно, что там такого интересного? Что это дает?
   - Общение.
   - Не понимаю, - призналась Аня.
   Гость потер глаза:
   - Я тоже. Сначала ищешь что-то серьезное, а не эпатажный секс на публике. Так выходишь на настоящие клубы, где можешь получить реальные ощущения. Присутствие на настоящей сессии. Поиски настоящих отношений.
   - Что есть настоящее? - улыбнулась Аня. - Ладно - посмотрел, а что потом?
   - Не знаю. Поиск Госпожи. Той, перед которой можно преклониться.
   - Хорошо, а клуб? Что дает он?
   - Наивную мысль, будто можно найти настоящую Госпожу. Правда, дающие ложные надежды редко хорошо заканчивают.
   - Не поняла?
   - Такие как я, кого привлекли ради связей и денег, привыкли получать не только пустые обещания. Вместо настоящей госпожи предложили всякую шваль. И тут пришло понимание - все не так просто. И, как обычно, у нас приходится искать самому. Так вышли на вас и столкнулись с нежеланием контактировать. Кто ваши сабы? Они полностью перекрыли все возможности давления, - сказал он неожиданно.
   - Даже так? Приятно слышать. Они - обычные люди с обычными сложностями, - отозвалась Аня. - Одно из простых правил: "Молчание - золото". Полагаю, вы также пришли за конфиденциальностью?
   - И за этим это тоже.
   Он откинулся назад и продолжил:
   - Я разговаривал с Фархатом.
   - И? - подняла брови Аня. - Раз говорили с ним, значит - все знаете.
   - Не совсем. Он конкретно не сказал ничего, но упомянул, что ему вы полностью подходите. Кстати, не знаю, что вы делали, но впервые за несколько лет нашего знакомства он был спокоен и доволен.
   Аня скривила губы.
   - Это плохо? - тут же уточнил гость.
   - Ожидаемо. Если бы не был доволен, каждый пошел бы своим путем. Но раз так... Значит, он приедет снова.
   - Это плохо? - повторил гость.
   - Нет. Или да. Смотря, как посмотреть. Мне наша сессия понравилась. Если все будет зависеть от меня, буду не против повторить. А если объективно - это изменение привычного графика, новые веяния, новые проблемы.
   - В чем проблемы?
   Аня отвернулась и честно сказала:
   - Меня устраивает сложившаяся ситуация, достаточно имеющихся сессий. То есть с Фархатом я буду рада продолжить, но в связи с этим возникнут сложности. Обычно выходные полностью мои, это время для меня. Теперь я должна буду учитывать вариант его появления. Или еще проще: хочу поехать на море, отдохнуть от всей этой суеты, тогда нужно договориться на работе, но это - не проблема, предупредить в институте, договориться со всеми сабами. Сложности, сложности и сложности, но я ленива и не люблю такие приключения.
   - Приключения?
   - Фархат не упомянул про сутенера? Или парочку ФСБшников, зашедших в гости? Или вызов специалиста из охранной фирмы, чтобы проверить квартиру после всех посетителей? Очень приятная сессия, после которой - четыре часа нервотрепки и уборки. Именно так я и мечтала провести прошлую субботу. Ладно, простите за жалобы, давайте поговорим о вас.
   - Сейчас. Можно последний вопрос? Для чего все это? Вся эта самостоятельность? Не знаю, как остальные, но Фархат точно мог решить все.
   - Стать комнатной Доминой? - улыбнулась Аня. - Нет, спасибо. Люблю самодостаточность.
   - Почему так категорично? Просто позволить помочь. Особенно, если это не составит труда. Когда приходили гости, вы позвонили своим сабам?
   - Нет, конечно, - удивилась Аня. - Зачем я буду беспокоить их своими проблемами?
   - А если они были готовы помочь? Если для них такая форма помощи была бы нормой?
   - Не была бы, - парировала Аня. - У нас четкое разделение: я не лезу в их жизнь, они в мою.
   Девушка поняла, что машинально вяжет узлы из пояска. Привычка - вторая натура.
   - Секундочку.
   Она вышла из комнаты и нашла веревки. Фиксация.
   Гость по-прежнему сидел в кресле. Он удивленно поднял брови при виде веревок.
   - Раздевайтесь, - попросила Аня.
   - Думаете?
   - Это не помешает разговору, может, даже поможет.
   - Уверены?
   - Нет. Но попробовать стоит. Ошибка не будет катастрофической.
   Гость молча разделся до трусов. Аня попросила сесть на пол и устроилась перед ним.
   - Я не нижняя, которая хотела бы жить и подчиняться кому-то, - сообщила она. - Но и доминировать постоянно - тоже не мой конек. Самодостаточности хватает и в жизни, поэтому варианты проживания с кем-то, разделяющим мои интересы, не подходят. Получается тупик: либо я отказываюсь от увлечения, ставшего частью жизни, либо отказываюсь от всего этого ради нормальной жизни.
   - Не понимаю категоричности выбора, - негромко сказал он.
   - А мне кажется - все просто. Я не готова постоянно доминировать в отношениях...
   - Этого и не требуется.
   - Возможно, но других вариантов не вижу. С другой стороны, какой нормальный человек поймет мои сессии?
   - Резкое разделение нормальности и отклонения?
   - У вас не так? Вы считаете свое мировоззрение нормальным? Рада за вас.
   - Мне вас жаль. Черно-белый мир редко приносит умиротворение.
   - Вероятно, вы правы. Но пока эмоциональное, кроме логического осознания, не срабатывает.
   Во время разговора Аня фиксировала, проверяя реакцию мужчины, который отвечал и реагировал. Скулы покрылись румянцем. Ответ. Дыхание стало более поверхностным. Есть реакция.
   - Откиньтесь назад. Если будет некомфортно, скажите.
   - Обязательно.
   - С вами приятно общаться.
   - С вами тоже. И все-таки - почему вы не хотите рассмотреть интересующегося Темой в качестве партнера?
   - Не понимаю механизма таких отношений. Вот представьте, что утром во время завтрака я ненавязчиво говорю: "Милый, у меня сегодня сессия, ты будешь дома?"
   - Не вижу иронии, - выдохнул мужчина. - Если сессия не с ним, а, судя по предложению, это так, то этот вопрос предполагает участие в сессии третьего, пусть даже в качестве наблюдателя.
   - А как быть с постоянными сабами, не любящими публичности? Или с теми вариантами, которые настолько личные, что не допускают присутствия наблюдателей? Вы, например, поняли бы наличие других людей в такой момент?
   - Прямо сейчас - нет. Но в принципе, наверное, да. Особенно, если это будут не посторонние, а такие же сабы.
   - А как же Клуб? Разве он не предполагает проведение открытых сессий?
   - Да. Но только по желанию сторон. И только определенные формы.
   - Не понимаю. Многое для меня лично, я не готова делиться этим с остальными.
   - Но если некая публичность даст толчок для дальнейшего совершенствования?
   - Порой - возможно...
   - Но практика в Клубе и не предполагает постоянной открытости. По большей части это - общение, причем на отвлеченные темы.
   - Понятно. Так нормально?
   - Не очень удобно.
   - Давайте перейдем в Комнату, там будет комфортнее.
   Перебравшись, они продолжили разговоры обо всем на свете. Время летело незаметно. Аня посмотрела на часы, когда закончила делать легкий массаж для восстановления кровоснабжения. Гость просто наслаждался процессом.
   Было три часа ночи.
   - Останетесь?
   - Нет, спасибо.
   - Уверены?
   - Да, в гостинице мне будет комфортно.
   - Хорошо, сейчас вызову такси.
   - Спасибо.
   Визитер медленно собрался. Аня позвонила в такси. Машина приехала через несколько минут. Гость уже стоял на пороге, но тут спросил:
   - Вы ничего не хотите сказать?
   - Пожалуй, - кивнула Аня. - Как вас зовут?
   Мужчина опешил:
   - Александр.
   - Очень приятно. До свидания.
   - До встречи.
   Он ушел, а Аня, наведя порядок, легла спать. Вот знала же точно, что не все так гладко будет, как хотелось бы. Но ничего, теперь все станет как обычно.
  
   Суббота шла по-своему распорядку. Сон до обеда. Поход по магазинам. Покупка продуктов. А по дороге домой на Аню напали. Попытки вырваться успехом не увенчались. Пара парней била молча и методично. Девушка не могла кричать, она с трудом делала вздохи. А потом все резко закончилось. Перед уходом один из напавших сказал:
   - Это за разбивание чужих семей, шлюха.
   Они ушли, а Аня рыдала и пробовала достать телефон из сумки. Было больно дышать, болела правая рука, болело все. Ноги не слушались. И никого поблизости. Мимо проехала машина, но не остановилась. Аня, с трудом не сдерживая рыдания и ругань, достала сотовый. Тетя ответила сразу:
   - Забери меня, - прорыдала Аня. - Пожалуйста, забери меня.
   - ТЫ ГДЕ? ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?
   - В двух кварталах от дома. На меня напали.
   - Ты цела?
   - Нет...
   Она тупо смотрела, как телефон, выскользнув из рук, падал, но сил, чтобы удержать, не было. Ломота во всем теле. Боль застилала все. Аня закашлялась и с ужасом увидела сгустки крови. Рыдания усилились. Но несмотря на боль и бессилие она потянулась за мабильным. Ей нужна скорая. Срочно.
   Диспетчер долго выясняла подробности, но сказала, что машина уже едет. Она спрашивала, нужна ли Ане госпитализация или просто отвезти в травму? Что повреждено? Как сильно? Дойдет ли она до дома?
   Непонятно - специально или нет, но женщина помогла. К моменту приезда врачей Аня настолько разозлилась, что почти смогла успокоиться. Молоденькая девушка-фельдшер помогла встать на ноги, но левая подломилась.
   - АЙ!
   Аня рухнула на больную руку. Девица материлась рядом, она тоже упала. Тут появилась тетя. Разговор состоял из мата, но Аню осторожно довели до машины скорой и отвезли в клинику. Тут началась суета, беготня, шум, уколы обезболивающего и успокоительного. Ее осмотрели. Потом была томография. Наложение гипса и небольшая палата. Ушибы внутренних органов. Сломанные ребра. Слегка поврежденные легкие.
   Сквозь отупение от приема лекарств до нее дошло, что тетя беспокоится. Аня поймала ее рукой и сказала:
   - Все будет в порядке. Не волнуйся, тебе вредно.
   - Кто это был?
   Тетя Оля успокоилась и начала приводить в порядок лицо.
   - Пара ребят, они не представились, зато напоследок сказали, чтобы я не уводила чужих мужей.
   - Кто это может быть?
   - Мне все равно. Я бросаю.
   - Ань.
   - Оль, я не хочу, чтобы меня забили насмерть.
   - Этого не случится!
   - Теперь - точно. Предупредишь на работе, хорошо?
   - Хорошо. Ты как?
   - Не знаю. Ничего не чувствую. Лицо сильно разбито?
   - Да.
   - Придется им заняться.
   - Придется, - согласилась тетя. - Спи.
   - Сплю. Не оставайся сегодня одна.
   - Не останусь.
  
   Аня проснулась ночью от боли. Болело все. Уколы перестали действовать. Она, пошевелившись, попробовал встать. Начала беспокоить грудь. Медленно потрогала и опешила. Левая провалилась. Разрыв импланта. Девушка истерически рассмеялась. Повезло! По полной! К ней в палату заглянула медсестра:
   - Больно?
   - Да. Можно еще укол?
   - Сейчас сделаю.
   - Спасибо, у меня лопнул имплантат.
   - ДА?
   - Да. Скажите врачам.
   - Обязательно.
  
   Утро принесло новую порцию боли и понимание, что сама до туалета не дойдет. Но заглянувшая медсестра обрадовала принесенной уткой. Вот так счастье!
   Чуть позже пришла тетя. Аня пробовала остановить слезы, но ничто не помогало. Ей было так себя жалко, как никогда раньше, разве что только после смерти семьи.
   Она остро осознала одиночество, ведь кроме Оли никого нет. Случись с ней что, Аня останется одна. Аня также четко поняла, что не хочет детей. Она даже себя не может защитить, не говоря уже о маленьком беззащитном существе. Бессмысленность собственного существования больно била.
   Несколько утренних часов, проведенных с ноющей болью, дали возможность подумать. Просто остановиться и задуматься. Как оказалось, именно этого и не хватало.
   Потом пришел недовольный пластический хирург:
   - Я посмотрел данные. Разорванный имплантат придется извлекать сегодня.
   - И сразу поставите новый?
   - Нет.
   - Почему?
   - Слишком большая нагрузка на организм.
   - Не слишком. Все будет нормально.
   Дальше Аня с помощью врача села. Отрешенно посмотрела на фиолетовые линии на теле, выделяющиеся на фоне синяков, и подписала согласие на операцию.
   Анестезии и все.
  
   В себя пришла глубокой ночью. Хотелось пить. До одури не хватало воды. Чтобы понять, как вызвать медсестру, потребовалась масса усилий. Но Аня справилась. Медсестра пришла.
   - Воды...
   - Сейчас.
   Половинка меленького стаканчика, все через трубку.
   - Еще.
   "Так мало, такая вкусная вода..."
   - Больше нельзя. Спите.
   Сна не было ни в одном глазу. Болело все, включая грудь. Аня с трудом повернулась, свернулась калачиком и заплакала.
   "За что? За что ей все это?"
  
   Утро принесло боль и резь в глазах.
   - Проснулась? Выглядишь отвратительно, - сказала тетя.
   - Привет, - прохрипела Аня.
   - Привет, бедолага. Я позвонила тебе на работу, в институт и всем рассказала о нападении и ограблении. Чтоб ты была в курсе. ТЫ ЗАЧЕМ СОГЛАСИЛАСЬ НА ОПЕРАЦИЮ, ДУРА?! У ТЕБЯ СЕРДЦЕ ОСТАНОВИЛОАСЬ ВО ВРЕМЯ ОПЕРАЦИИ! - заорала тетя.
   - Имплант лопнул.
   - И что? Нельзя было просто извлечь? Зачем ставить новый сразу?
   - А смысл откладывать неизбежное?
   - Чтоб не увечили.
   - Ты о чем?
   - Тебя этот мясник всю искромсал. Дескать, старый имплант убирал. Вся грудь иссечена. Причем одна.
   - Хм...
   Аня истерично расхохоталась, правда не сильно - повязка мешала.
   - Тихо, успокойся. Все будет нормально.
   Тетя ласково провела по лбу.
   - Знаю. Дай телефон.
   - Зачем?
   - Отменю сессии. Этого же ты не сделала?
   - Хорошо. Только недолго.
   Набрать СМСку было делом пяти минут. Потом отправить ее Пашке и Гере - все, с прошлым покончено.
   - Разбери Комнату, пожалуйста, - попросила Аня.
   - Не дури. Правда решила бросить?
   - Да. Я хочу жить.
   - Все хотят.
   - Логично. Дай воды.
   Тетя тут же засуетилась около кулера:
   - Держи.
   - Спасибо.
   Аня замолчала. Она не знала, что еще можно и нужно сказать. Тетя, побыв немного, ушла, правда принесла маленький ноутбук.
   Приходил персонал, заглядывал врач, заверивший, что в больнице надо побыть до конца недели, а затем, если все в порядке, ее выпишут. Так же профессионально он рассказал о повреждениях: сломанной руке, ноге и трех ребрах. Ушибы внутренних органов не критичны. Потом Аню отругали за желание поставить новый имптант, но на резонное замечание: "О чем думал ваш коллега?" - врач не нашел, что ответить. В общем, все разошлись недовольные друг другом. Такое бывает.
   В конце недели Аня обрадовала тетю переездом в небольшой лечебный санаторий. Девушка уже сделала необходимые звонки и переслала свою карту, ее были готовы принять и даже прислать машину. Месяц там стоит больших денег, но Ане гарантировали надлежащий уход.
   Тетя возмутилась, поругалась, а потом согласилась собрать сумку. В итоге в субботу Аня уехала лечиться. Телефон был отдан тете.
  
   Санаторий оказался небольшим строением посреди леса. Несколько отдельных домиков и основное здание в виде буквы П. Комнаты были сделаны по типу мини-жилья: отдельный санузел, маленькая встроенная кухонька и просторная ванна.
   Здесь было все: вызов персонала из любого помещения, всевозможные физиопроцедуры, врачи всех направлений, бассейн с тренером для плавной нагрузки.
   Единственное, что удручало - малое количество народу. Нет, персонала было достаточно, но не больных, ну или Аня не видела.
   Никто не мешал думать и предаваться жалости.
   Через три недели сняли гипс с руки, девушка занялась разработкой. Заодно полюбовалась изувеченным телом. Левую грудь покрывала сеточка шрамов. Синяки сошли, остался только гипс на ноге, но от него она избавится через полмесяца. А пока Аня понемногу ходила на костылях, нарезая круги по парку.
   Телевизор, интернет и прогулки - это все, что составляло ее жизнь. Пару раз приходил главврач, милейшая женщина, и настойчиво советовал посетить психолога, но Аня к этому была не готова.
  
   Алекс приехал к давнему клиенту, поправляющему здоровье в закрытом санатории. У него "как бы" были вопросы относительно дела, но на самом деле он навещал друга, который частенько жаловался на скуку в месте, где лечился.
   Руслан все еще находился в коляске, хотя, по словам врачей, еще пара месяцев и он снова сможет ходить. Приятели прогуливались по территории парка, когда сбоку среди деревьев заметили мелькнувшую фигуру в светлом.
   - Это Анна. Я с ней вроде знаком, но не уверен, что она меня помнит, - усмехнулся Руслан.
   - А что так?
   - Нелюдимая. Мы сначала обрадовались, что в нашем полку прибыло. Сам знаешь, сколько тут стоит лечение. Но она не вышла в гостиную ни в первый день, ни во второй - до сих пор. Все время проводит одна, даже Матушка - главврачиха, ты с ней знаком, забеспокоилась. Но принудить пациентку посещать психолога не может.
   - Занятно. И что у нее?
   - Бытовое насилие. Переломы костей и синяки - ничего катастрофичного.
   - Может, поэтому и одиночество, если любящий супруг так приласкал? - предположил Алекс.
   - Может. Но все же... так демонстративно игнорировать нас - ненормально.
   - Не спорю. Как ты?
   - Как всегда. Что у тебя нового?
   Алекс принялся рассказывать про общих знакомых, дела, детей и даже упомянул про пропавшую госпожу в БДСМ. Анна просто растворилась, отменив все сессии и ничего никому не сказав. Тетка заверила, что племянница жива, но поговорить ни с той, ни с другой не удалось. Анна пропала, тетя уехала отдыхать и еще не вернулась. Анну искала местная компания, даже они с Фархатом - безрезультатно. Сейчас шли крайне злые разговоры о том, что будет по возвращении. Оказывается, к ней хотела заехать еще пара человек. Но неуловимая Домина снова пропала.
   Друг посмеялся, посоветовал поискать могилку и отмахнулся. Руслан с Алексом были крайне удивлены, столкнувшись в БДСМ клубе, но поговорили. Потом Руслан попал в аварию, а Алекс искал подходящую Домину, а когда нашел - та испарилась. Поэтому поднимать эту тему в его присутствии было некорректно. Хотя...
   - Ты еще готов практиковать?
   - В таком виде? - усмехнулся Руслан.
   - Нет, после того, как встанешь на ноги.
   - Наверное. Мне все еще интересно. Как оно прошло у тебя?
   Алекс, на мгновение задумавшись, стал делиться впечатлениями. Этот бондаж был не самым крепким, но самым правильным. Анна точно чувствовала, что и как можно сделать - именно то, что он искал.
  
   Приятели остановились у входа. Этот пятачок был оборудован специально для удобства отдыхающих и посетителей. К тому же сейчас грело солнышко, что отдельно радовало. Весна пришла...
   Алекс как раз рассказывал о новом клиенте, как мимо, осторожно переставляя костыли, прошла нелюдимая пациентка.
   - Анна? - пораженно спросил Алекс. - Вы тут.
   Женщина развернулась, и он опешил. Вместо доброжелательно-насмешливого лица, запомнившегося ему - маска. Маска недовольства.
   - Добрый день, - хрипло, словно давно не говорила, отозвалась Аня. - Как тесен мир.
   - Действительно. А вас все потеряли, - зачем-то отметил Алекс.
   Непонятное волнение.
   - Похоже, теперь нашли, - равнодушно отозвалась она.
   - Что случилось?
   - Жизнь, - зло отрезала Аня.
   - Ваша попытка наладить нормальную жизнь не удалась? - не смог удержаться от вопроса мужчина.
   - НЕТ, - повернувшись всем телом, зло выплюнула Анна. - Тема довела до реанимации, - и неожиданно грустно заметила. - Я просто дура. Нужно было завязывать раньше.
   - Но... не понимаю.
   - Зато я понимаю. Всего хорошего.
   Аня, медленно подойдя к раздвижным дверям, вошла в холл.
   - Вот и нашлась твоя пропажа, - усмехнулся Руслан.
   - Это точно. Но что с ней случилось?
   - Любопытный вопрос. Не хочешь проведать?
   - Хочу, но сомневаюсь, что она желает того же.
  
   Аня раздраженно отмахнулась от медсестры. Какой же назойливый персонал, не нужна ей ничья помощь. И так хорошо. Войдя в свою комнату, девушка нервно села на кровать. Такой встречи она никак не ожидала. Конечно, от Москвы не так далеко, но и не близко. Или приехал по делам? А какая ей вообще разница?!
   Тут раздался стук в дверь. Персонал? Что опять? Не видя смысла ждать, все равно откроют своим ключом, Аня распахнула дверь. И только тут вспомнила об Александре. Он со своим знакомым находились в коридоре.
   - Понимаю, это - навязчивость, но, может, мы поговорим? - спросил он вежливо.
   - Я все сказала буквально пять минут назад.
   - Но, боюсь, я не все услышал.
   - Заходите, - отошла Аня, устав от этой беседы.
   К тому же хоть какое-то разнообразие, а то одиночество, да одиночество. Она устроилась около окна на небольшом пуфике. Гостям досталась кровать. Точнее - гостю, мужчина в инвалидном кресле с интересом осматривался.
   - Вы всех пускаете в личное пространство? - неожиданно спросил он.
   - В личное - нет, но это пространство не такое, - отозвалась Аня. - А что?
   - Здесь больше принято собираться внизу, - просветил он.
   - Да, что-то такое говорили, я как-нибудь зайду.
   - Не стоит себя утруждать, - ехидно отозвался мужчина. - Раз за месяц в своем плотном графике не нашли места, не надо ломать себя.
   - Действительно, зачем, - согласилась Аня.
   Общаться ей больше не хотелось. Только ядовитых уколов не хватало для полного счастья.
   - Полагаю, вы не просто так появились?
   - На самом деле - просто так. Посмотреть на почти невидимку, - сообщил индивидуум в кресле.
   - Если я вас так раздражаю, стоит ли над собой издеваться? - искренне удивилась Аня.
   - Не раздражаете - неприятны, пожалуй.
   - Не навязываю свое общество, - парировала она.
   - Простите, Анна, - вмешался Александр. - Мы не планировали доставлять беспокойства, просто хотели узнать, как ваши дела?
   - Хорошо. Как снимут гипс - все будет замечательно, а у вас?
   - Посредственно. Ваше неожиданное исчезновение поставило в тупик. Неужели нельзя было позвонить и сказать лично?
   - Что? - недовольно уточнила Аня. - И зачем?
   - Если судить с этой точки зрения, тогда действительно незачем, - согласился Александр. - Хотя мы беспокоились.
   - Мне льстит ощущение собственной значимости и незаменимости, но, полагаю, к действительности все это отношения не имеет.
   - Вы на меня злитесь? За что?
   - За факт нашего знакомства, - честно объяснила Аня.
   - Вы утверждаете, я виновен в этом? - удивился Александр.
   - Не могу сказать наверняка, у меня было два варианта: восстановление здесь или поиск заказчика. На все денег не хватило. Как видите, свой выбор я сделала.
   - Даже так? Я могу помочь...
   - Не надо делать из меня шлюху, - прошипела Аня. - Если решу пойти по этому пути, сделаю выбор сама.
   - Категоричное высказывание, - хмыкнул второй посетитель. - А в долг взять - гонор не позволяет?
   - Здравый смысл. Мне нечем отдавать, - спокойно отозвалась девушка.
   - Но на эту больничку денег нашли? - продолжал подзуживать гость.
   - Это были последние, - легко согласилась Аня.
   - Что вообще странно для такой известной в узких кругах женщины.
   - Как раз объяснимо. Я не брала денег, а на собственные накопления не пошикуешь.
   - Анна, вам нужна какая-то помощь? - снова спросил Александр.
   - От вас? Пожалуй. Буду признательна, если умолчите о факте нашей встречи здесь.
   - Почему?
   - Не хочу отвечать на вопросы еще раз, - легко пояснила Аня.
   - Знаете, - сказал второй гость. - Я тут подумал, получается удивительная картинка. Вы, Аня, утверждаете, что во всем виновата Тема. Но это вряд ли были те, с кем вы практикуете, значит - окружение, семья. Но вместо того, чтобы рассказать партнерам, вы рассматривали другой вариант с крупными финансовыми вливаниями. Убийство? Пытки? Оказавшись здесь, выяснили, что тот, кто угрожал, по-прежнему свободен и остался безнаказанным. Это злит, не так ли?
   - Частично - верно. И что? - равнодушно спросила Аня.
   - Почему бы не попросить помощи у остальных, не понимаю? - продолжил допытываться ее новый знакомый.
   Тут Аня улыбнулась:
   - Простите, не знаю, как вас зовут и прочие подробности, но у вас есть семья? Жена, дети?
   - Руслан, - кивнул он. - Да, у меня есть дети, а что?
   - Полагаю, вы в курсе, чем я занималась до того, как оказалась здесь?
   - Да. До аварии вы меня тоже интересовали в этом плане.
   - Кругом одни извращенцы, - грустно заметила Аня и встряхнулась. - Но суть не в этом. Вот звоню такая замечательная я и говорю, что ваша семейка меня предупредилаа, чтобы держалась подальше, а то убьют. Как результат - предостережения, что у них то-то и то-то. Вы выясните и обнаружите, что, действительно, в этом замешаны ваши дети. Но они таким образом спасали любимого родителя. Ваши действия?
   - Понимаю логику, хотя вы не правы. Можно наказать без крайностей, - отметил Руслан.
   - Анна, значит, вы всерьез планировали убить родственника одного из ваших сабов за это? - явно растеряно спросил Александр. - Даже не сказав? Просто убить?
   - И что? - холодно уточнила Аня. - Я должна взять и забыть?
   - А теперь придется так и сделать, - усмехнулся Руслан.
   Аня невесело улыбнулась в ответ:
   - На самом деле, все проще: я либо прощаю, либо могу отомстить, но в этом случае мне придется стать комнатной Доминой. По щелчку пальцев хозяина прибегать как собачка, но приносить стек вместо тапочек.
   Она позволила горечи окрасить речь.
   - Весьма категорично, - отозвался Руслан.
   - Вы по-прежнему видите все только в таком цвете, - задумчиво сказал Александр.
   - Я вижу реальность. Вижу знакомых Домин, выбравших этот пусть. Тетя. Инна. Аля. Формально - только Инка замужем, остальные - любовницы. Но суть неизменна: щелчок и вперед с улыбкой, - грустно отозвалась Аня.
   - Вы уверены, что все так плохо? - уточнил Александр.
   - Тетя хочет, точнее, мечтает уйти уже больше пяти лет. Но остается. Ей сразу объяснили, что Я ее уход не переживу и умирать буду долго. Как иначе можно к этому отнестись?
   - Как к преувеличению? - предположил Руслан. - Ваша смерть вызовет множество вопросов.
   - Но мне будет уже все равно.
   - Если вы, уже столько лет практикуя, считаете это все извращенством, то, наверное, да, - сказал Александр. - Простите за беспокойство.
   - Мне было приятно пообщаться, - снова улыбнулась Аня.
   - То, что не убивает - делает нас сильнее, - уже в дверях заметил Руслан.
   - Или ломает. Я сломалась.
   Гости вышли, а Аня подошла к окну и стала молча смотреть на медленно падающий снег. Последний привет зимы. Она снова плакала.
  
   Руслан провожал друга до машины. Они оба молчали. Неожиданно Александр произнес:
   - Она не была такой - сломанной. Она была настоящей, интересной, живой. С ней было приятно находиться рядом.
   - Но, как видишь, она изменилась. Сама сказала, что сломалась.
   - Или обиделась на весь мир, не находишь?
   - Вероятно.
  
   Вопреки опасениям Ани, последние два дня в санатории прошли спокойно. Руслан больше не появлялся, Александр, вероятно, уехал. На попытку главврача уговорить продолжить лечение девушка ответила категоричным отказом, просто пояснив, что у нее нет на это денег. Как, впрочем, и на обратный трансфер. Единственное, что она оплатила - это доставку до ближайшего городка, откуда поехала домой поездом.
   Дорога с пересадкой в Москве заняла семнадцать часов и вымотала до невозможности. С трудом выйдя из такси, Аня медленно похромала до дома, потом с остановками поднялась в квартиру. И тут позволила себе сесть и заплакать. Как же она устала. Как все болело. И как злила собственная слабость и беспомощность.
   Сиди - не сиди, никто за нее ничего не сделает. От мысли, что завтра придется идти в магазин, Ане уже становилось плохо. Но куда деваться. Жить как-то надо. Медленно раздевшись и кое-как ополоснувшись, Аня выползла в коридор, где, чуть не споткнувшись о чемодан, выругалась. До спальни добиралась вечность. Но она справилась. Застелить кровать - все, наконец-то сон.
  
  
   Утро началось с непонятного звука. Через пару секунд Аня сообразила, что это дверной звонок. "Интересно, кто пришел? Хотя... Нет, не интересно. У тети свои ключи, значит- ничего хорошего".
   За дверью обнаружились Гера и Пашка. Какая неожиданность.
   - Вам чего?
   - Ань, ты где пропадала? - возмутился Пашка.
   Девушка медленно отошла от двери и облокотилась на стену.
   - Лечилась.
   - Что с тобой? - с легким беспокойством спросил Гера. - Ты не могла позвонить и рассказать о случившемся? Что за дурацкую СМСку послала.
   - Давайте без криков? Чего вы от меня хотите?
   - Почему не позвонила? - заорал Гера.
   - Потому что это не наше дело, верно Ань? - зло спросил Пашка.
   - Хорошо. Простите, была не права, - покаялась Аня. - Разобрались?
   - Что случилось?
   - На меня напали.
   - Это мы слышали, а на самом деле - что? - настаивал Гера.
   - Теперь не важно.
   - Ты в норме? - обеспокоенно спросил Пашка.
   - Нет. И вряд ли когда приду. Еще раз извиняюсь за беспокойство, больше такого не повторится.
   - Естественно, ты будешь сразу говорить обо всем, - отмахнулся Гера. - Так?
   - Нет. Я просто не буду больше практиковать. Я ушла из Темы.
   - ЧТО?! - хором.
   - Как с вами сложно.
   Аня медленно побрела в спальню. Ей хотелось свернуться калачиком и забыть обо всем. Вместо этого она просто села и укрылась пледом. Гости вломились следом и застыли у двери.
   - Ань, объясни, - устало попросил Гера. - Я ничего не понимаю.
   - Просто моих слов не хватит?
   - Нет.
   - На меня напали, потому что я шлюха, которая уводит из семьи мужчину, - зло улыбнулась Аня. - Единственное, о чем прошу - держите от меня ваших милых тварей подальше, хорошо? Больше я не практикую и никому ничем не угрожаю.
   - Ань, но, - Пашка опешил. - Это бред.
   - Паш, я не хочу, чтобы в следующий раз меня убили. Да, я не смогу отомстить так, как хочется, у меня просто нет денег, все сожрало лечение, поэтому просто оставьте меня в покое, договорились?
   - Ты не права, - возмутился Гера, но вяло и вполсилы.
   - Аргументов больше нет? Вы вполне допускаете, что такое возможно, верно? Я не хочу ругаться и скандалить, давайте просто разойдемся по-хорошему.
   - А других вариантов нет? - уточнил Пашка.
   - Нет.
   - Как знаешь, если передумаешь - звони, - и он ушел.
   Гера, постояв немного в дверях, сказал:
   - Ты просто так хочешь все бросить?
   - Знаешь, как страшно - умирать на улице? Смотреть и понимать, что ничего не можешь сделать? У меня была тупая мечта - родить ребенка, но теперь понимаю, что не смогу поступить так жестоко. Поэтому - прости, что так вышло, полагаю, замену найти будет несложно.
   - Ты все сводишь к сессиям? И это все, чем я был? Удачи, Ань. Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.
   - Понимаю. Всего хорошего, - улыбнулась она.
   Гера ушел. Все. Порвала все связи с прошлым.
  
  
   Решение перебраться в Москву Аня приняла уже в санатории. Пора что-то менять в жизни. И первым шагом станет полная смена обстановки. Тетя Оля не обрадовалась такому повороту событий, но и не сильно возражала, понимая, что этот вариант, возможно, самый удачный.
   Уйти с работы было несложно: больничный закрыли и помахали рукой. Оказывается, за время отсутствия Ани на ее место взяли невесту Олега. Грустно и неприятно, но все к лучшему. Институт тоже прекрасно обошелся без пропавшего преподавателя. Как-то естественно сложилось, что все ниточки, держащие на месте - оборвались.
   Поиск жилья не занял много времени. Точнее - вообще нисколько не занял. Геннадий Львович, любовник тети и по совместительству саб, предложил свою квартиру. Причем на усмотрение Ани - или постоянно или временно, как девушке будет удобно. У него было еще жилье, и квартира стояла пустая.
   Рассылка резюме. Сборы. Снятие гипса. Аня понимала, что торопится и что надо бы дать себе еще немного времени здесь, но очень хотелось пойти дальше. К тому же через полторы недели тетя во время своего очередного визита обрадовала:
   - Нашли заказчиков нападения на тебя.
   - И? - поинтересовалась Аня. - Кто именно?
   - Все трое.
   - Не поняла?
   - Олег нашел невесту, она как раз на твоем месте работает. И так удачно сложилось, что ты попала на больничный и надолго.
   - Ради работы? - поразилась Аня. - Вся эта хрень ради работы?
   - Не только. Девочка что-то слышала, до чего-то додумалась и решила, что ты представляешь для нее опасность. Вышла на жен Геры и Пашки и предложила скооперироваться. Все трое тебя недолюбливали, а вдруг мужа уведешь...
   Аня, опершись руками о стол, начала медно сжимать и разжимать пальцы. Такого она не ожидала и никак не могла понять, почему возникло ощущение предательства. Кто эти дуры?! Она с ними даже не знакома, кроме Марины. Но откуда тогда чувство, будто толкнули в спину? Она верила сабам, принимала их семьи как должное, просто хотела жить и жила, не мешая другим. Да, если бы захотела, могла бы влезть, но ведь не лезла. Никогда, никуда не лезла! За что?!
   - Да уж. И как отреагировали их мужья?
   - Ну, - тетя посмотрела в окно. - Ты правильно предположила, что никто ничего серьезного устраивать не будет. Семья. Жена. Дети. Человеческие ценности.
   - Хм, - Аня невесело усмехнулась. - Я была права, но осознание этого почему-то не радует.
   - Оно и не может радовать, - тетя вдруг подалась вперед и с легкой иронией в голосе сказала. - Им это еще аукнется, серьезно аукнется. Жизнь... она проста: как ты - так и к тебе.
   - Мифическая справедливость?
   - Нет, железобетонная реальность. Твои сабы привыкли к тебе, к определенному уровню и стилю. Найти равноценную замену само по себе сложно. Не ухмыляйся, сама видишь - щелкни пальцем и народ слетится. А тут у них такая неприятность: жена, способная убить, приревновав. Ты знаешь, что мир Темы не так велик, как хотелось бы. И кто-то уже на собственном опыте убедился в верности этой мысли.
   - Уже?
   - Конечно. Никто из наших не соглашается проводить сессии.
   - Ты рассказала? - вдруг поняла Аня.
   - Я предостерегла, приведя тебя, как пример.
   - Тебе не угрожали?
   - Было такое, но Гена быстро всех успокоил. К тому же мне проще: мы с Аллой в прекрасных отношениях.
   - Да ты что? - съязвила Аня.
   - Серьезно. Ты сразу не выставляй колючки, но твой взгляд несколько убог.
   - Ух ты, как интересно!
   - Я серьезно. Ты не видишь реальности. Гена предложил пожениться еще лет пять назад, но я не хочу публичности и связанных с этим обязанностей. Зато Алле это нужно как воздух. Анют, ты никак не можешь повзрослеть и посмотреть на мир без розовых очков. Брак - не всегда гарантия счастья.
   - Я знаю, - отмахнулась Аня.
   - Нет. Ты не хочешь этого понять. Тебя же звали замуж - тот же Пашка, да еще кто-то из нижних, верно?
   - Я не представляю такой брак и комнатной Доминой быть не хочу!
   - Опять двадцать пять. Причем тут комнатность? У меня есть Гена и, не поверишь, мне его одного хватает. Когда хочу разнообразия, провожу сессию в клубе с кем-то другим - и все. Скажи на милость, каким ты видишь союз с мужчиной не этого круга: "Дорогой, у меня сессия. Нет, что ты, никакого секса не будет, я просто выпорю и свяжу человека. Нет, посмотреть нельзя, ты не поймешь". Ань, даже если супруг согласится на твои сессии и, допустим, не будет возражать, хотя это уже бред, он подспудно будет думать, что раз тебе нравится причинять боль другим, значит здесь что-то не то! Понимаешь?
   - Понимаю. Поэтому и завязала.
   - Анют, можно завязать с наркотой, но нельзя отказаться от еды и не помереть.
   - Можно придерживаться здоровой диеты.
   - И через десяток лет уйти в мир иной от нервного расстройства, - парировала тетя. - Я тебя очень люблю, ты стала мне дочерью, но неужели ты не хочешь пусть не семью, но ребенка? Своего малыша? Ты - не я, у тебя все может быть, - грустно закончила Оля.
   Аня поморщилась. Она не любила об этом говорить, зная, как тяжело тетя перенесла весть о своем бесплодии - результат нескольких непрофессиональных абортов. Геннадий Львович даже был готов использовать суррогатную мать или взять чужого ребенка, но тетя отказалась. Теперь она жалела, но говорила, что поезд ушел. Через три года ей исполнится пятьдесят - совершенно не поздно для детей, с точки зрения Ани, особенно, если так о них мечтаешь. Именно поэтому девушка молчала о своем нежелании рожать, ссылаясь на отсутствие кандидата в отцы.
   - Прямо сейчас - не хочу, - честно призналась Аня. - Но я помню об этом. Как раз, может, повезет - найду подходящего человека.
   - Ты неправильно ищешь, предъявляешь не те требования, которые на самом деле необходимы, - грустно заметила тетя.
   - Может быть, но все меняется постепенно, авось через полгода меня осенит, какая же я дура, но пока работаем с тем, что есть. Еще чаю?
   - Нет, спасибо, мне пора. Уверена, что хочешь поехать поездом, а не на машине? Давай лучше отвезут?
   - Нет, спасибо. Я решила насладиться покорением столицы по полной, как и миллионы других: поезд - метро - магазин, - рассмеялась Аня.
   - Ну, как знаешь. Звони, любительница приключений!
  
   Дорога вымотала. Уже в метро Аня честно призналась себе, что дура. Зачем с ногой, толком не разработанной, устраивать такой экстрим! Но с рукой было проще, и девушка самонадеянно решила, что все обойдется. Не угадала. Нога принялась ныть и напоминала о себе всю дорогу. Поэтому, ввалившись в свой новый дом, Аня порадовалась остаткам логики: все остальные вещи привезли раньше.
   Пару дней ушло на то, чтобы обжиться и освоиться, а заодно потренировать конечность. Потом начались собеседования. И вот - странное дело: Аня, точно зная свой профессиональный уровень, никак не соглашалась работать за копейки, выполняя бессмысленные поручения.
   На интересные должности были невероятные отборы. Но тут выяснился другой минус: незнание иностранного языка. Как будто он требовался для работы! Точнее - туда, где требовался, Аня и не пробовала устроиться. Как оказалось - зря. Через неделю девушка как раз изучала окрестности и радовалась, что неподалеку находился Парк Горького - будет где прогуляться при желании, в общем, с ней связался представитель кадрового агентства.
   Дама, с которой Ане довелось говорить, оказалась владелицей фирмы и действительно компетентным человеком. Она обрисовала, что есть что, какие возможны варианты и под конец осторожно поинтересовалась причиной переезда. Аня традиционно ограничилась фразой про личное, но представительница прекрасного пола настаивала, пришлось рассказать несколько прилизанную версию: приревновала жена друга, Аню избили, а дальше - диагноз и полтора месяца лечения.
   Женщина удивилась и кивнула - поверила. К тому же такие вещи довольно просто проверяются, если это уже не было сделано. Собеседование было назначено на следующий день. Мысль, что услуги агентства будет оплачивать работодатель, радовала. Но не долго. Начались очередные прыжки через обручи. Организация, судя по офису, вероятно, была солидной, а вот если брать во внимание специалистов по подбору персонала - "шарашкина контора". Три собеседования с кадровиками, однако вопрос о разговоре все еще решался уровнем выше. Потом подсуетились в агентстве, Аню допустили к возможному начальнику. Тот говорил уже по существу, но точно так же спрашивал. Этот этап был самым приятным. Через день состоялась еще одна встреча: кадровичка и возможный начальник. Тут Аня уже не выдержала. Это должна быть не просто работа, а супер-работа, чтобы так мучиться, стараясь ее получить. О чем девушка и сообщила, взяв перерыв подумать. Причем кадровичка выглядела искренне возмущенной этим фактом.
   Уже в районе ресепшена, когда Аня уже прощалась с "приятными" собеседниками, ее неожиданно окликнули:
   - Анна?
   К ней подъехал Руслан, кажется. Точно. Коляску помнила, имя не очень.
   - Добрый день, Руслан. Решили сменить обстановку?
   - Проведать родственников. А вы тут какими судьбами?
   - Думала устроиться на работу.
   - Передумали при виде меня? - удивился он.
   - Вас я еще не рассматривала, как мешающий фактор, хотя, возможно, вы правы, но пока меня останавливали кольца.
   - Не понял?
   - Так ли мне нужна эта работа, чтобы ради ее получения проходить десять собеседований с людьми, ничего не решающими и просто занимающими свое рабочее время, - пояснила Аня.
   - Даже так? И много собеседовались?
   - Сегодня - в пятый раз. Пожалуй, хватит. Ладно, это не самая интересная тема, как ваши дела?
   - Замечательно. Пойдемте. Поговорим в более спокойной обстановке, - предложил мужчина. - Не слышал о вашем переезде в столицу.
   - А от кого вы могли это услышать? - удивилась Аня.
   - От Алекса, например.
   - Александр, надо полагать? Не думаю, что он в курсе. По крайней мере, от меня узнать не мог.
   - Не говорили?
   - Мы вообще не поддерживаем контакт. А что?
   - Любопытно. Подозреваю, ваше решение об уходе не изменилось?
   - Правильно.
   Они расположились в небольшом кабинете непонятного назначения. Для конференц-зала маловато места, а для рабочего кабинета отсутствует самое необходимое. Скорее - уголок для доверительной беседы.
   "А что, подходит", - подумала Аня.
   - Как ваше восстановление? - спросила она.
   - Медленно и неуклонно идет вперед. И в качестве наглости попрошу провести со мной сессию после того, как встану на ноги.
   - Нет. Руслан, извините, но - нет. Только безумец свяжется с вами после подобной травмы.
   - Откуда вы знаете, что со мной? - картинно удивился он.
   - Полагаю, кресло - это не последний тренд сезона? Значит, повреждения, какими бы они ни были, по природе достаточно обширны. Я не могу обеспечить вашу безопасность ни во время, ни после сессии. Поэтому - нет, не говоря уже о том, что завязала.
   - Хорошо звучит. Я завязал с алкоголем, а вы с БДСМ.
   - Суть похожа, - улыбнулась Аня.
   - Думаете?
   - Предполагаю.
   - Делаете поспешные выводы. У меня во время аварии произошло замещение нескольких нервных окончаний, находящихся рядом с позвоночником. Я могу ходить и двигаться, как и вы, но для нормального восстановления необходимо дать им возможность "прорасти" без нагрузок на поясницу.
   При всей моей осторожности в обычной жизни этого сделать не получалось, отсюда и кресло. Думаю, вы сами понимаете, что я и сам заинтересован в своем здоровье. Снова оказаться в таком положении, но уже навсегда - не входит в мои планы.
   Аня задумалась, потом призналась:
   - Знаете, я как бы понимаю, но для меня подобный способ лечения слишком необычен, чтобы понять его так сразу. К тому же повторюсь - я бросила.
   - А если передумаете? Вам ведь не хватает? Появилась раздражительность и нервозность?
   - Вспоминаете свои ощущения? - парировала Аня.
   - Да. Поэтому могу судить точно.
   - Что ж, раз у нас сеанс релаксации, то - да, не хватает. Но еще свежи воспоминания, как я лежу не земле, будучи не в силах подняться, и, рыдая, тянусь к телефону. Очень хочется жить.
   - Понимаю. Сразу после аварии было что-то похожее. У меня дико болела поясница, и я боялся лишний раз пошевелиться, чтобы не стать инвалидом. Потом пропала чувствительность ног. В тот момент я был убежден, что кресло - мое будущее, - странно низким, как не своим, голосом, словно нехотя сказал Руслан.
   - Да. Обмен такими воспоминаниями - не самое приятное в жизни, - подвела итог Аня.
   - Это точно. Но, с другой стороны, я рад, что могу находиться здесь и обмениваться ими, а не лежать в гробу, - пошутил мужчина невесело.
   - Логично. Я об этом не думала, как-то не получалось. Поговорим о более жизнеутверждающем?
   - Да, но последний вопрос по теме: вы узнали, кто хотел вас напугать?
   - Да. И это знание не сделало меня счастливой, - отозвалась Аня грустно. - Их было трое: три женщины, решившие, что я угрожаю их семейному счастью. Знаете, что самое обидное? Я всегда четко отделяла одно от другого. С одним из сабов мы практиковали больше пяти лет и начали задолго до появления у него жены, он тогда еще был с другой женщиной. Со вторым - три с половиной года. И я, как дура, отговаривала, нет, не так - советовала подумать, когда он однажды пришел и сказал, что устал от своей супруги и хочет уйти. Семья сохранилась. А с третьей дамой еще смешнее: с ее женихом мы провели всего одну сессию и два выходных дня, я тогда вытянула человека. У него была идея фикс - отомстить. Но суть в том, что когда цель осуществилась, начались судорожные поиски другой. Учитывая эмоциональную пустоту в течении долгих лет, это было болезненно. Два дня без нормального сна и с неустанным контролем. Мне не требуется постоянное доминирование по жизни, вполне достаточно сессий. Я не просыпаюсь с мыслью о хлысте и не засыпаю с ней. Двое суток контроля - это тяжело, слишком тяжело. С тех пор я зареклась вытаскивать таким образом кого бы то ни было. Потом он ушел. Подчинение потребуется - это я, исходя из своего опыта, сужу, но придет он к этому не скоро, а когда ничто другое не будет приносить удовлетворение, а сейчас, сами понимаете, в эмоциональном плане он реагирует уже не как подросток, но еще и не как мужчина. Все новое и необычное. Мир огромен.
   Руслан с легкой улыбкой понимающе закивал. Аня продолжила:
   - Так вот, человек ушел и пропал. А ответственность давила, мне требовалось узнать, как он там. Мы в ответе за тех, кого приручили. К счастью, удалось выяснить интересующие меня подробности по другим каналам, что удовольствия не принесло. Через некоторое время от этого мужчины последовала просьба помочь попавшей в беду родственнице. Не буду пересказывать события, это неважно, главное - результат, а он таков, что я согласилась на две пробные сессии. Как раз с Фархатом и Александром. Дурочка вернулась домой, проклиная всех и вся. А все, что я получила от этой ситуации - нападение и больница. Как вы думаете, почему я решила завязать?
   - История поучительная и нерадостная, насколько я понял. В последнее время была возможность ознакомиться с теорией и разговорами. Безопасность обоих участников - одно из главных условий?
   - Да. Причем возникает эффект привязанности. Я, в принципе, более - менее смогла бы понять, если бы угроза пришла со стороны последнего человека, но от тех с кем практиковала годами - нет.
   - Да уж, логика ясна. А почему решили отказаться от сессий с Алексом и Фархатом.
   - Безопасность, - просто сказала Аня. - Как думаете, на что способна их родня? Я не в курсе, но предполагаю худшее. А жить-то хочется.
   - С последним доводом не поспоришь. Но, могу заверить, Алекс разведен. А у Фархата, насколько я знаю, очень умная жена.
   - И что? Это показатель? А дети? Любовницы? Тараканы? Нельзя предугадать поведение всех, - просто отозвалась Аня. - Спасибо за сеанс психологической поддержки, мне, оказывается, этого не хватало.
   - Не за что. С вами приятно общаться и, если вы не против, я бы продолжил. Не будете возражать против звонка?
   - Хм... пожалуй, нет. С удовольствием поговорю с вами. В последнее время мне, как выяснилось, недостает общения.
   - Это нормально. Новая среда. Пройдет время, пока возникнут новые социальные связи, - объяснил Руслан. - Ваш номер?
   Аня продиктовала, затем записала телефон Руслана и в его компании покинула кабинет. Он, проводив до входа, покаялся, что сам пользуется подземной стоянкой, в его состоянии это удобнее. Они расстались если не друзьями, то хорошими приятелями точно.
   При повторной встрече этот человек понравился больше. Нормальный и в меру открытый, без злого сарказма. Приятный собеседник.
   Уже дома Аня, связавшись с представительницей кадрового агентства, отказалась от дальнейшего прохождения собеседования в предложенной ей последней компании. Дама, подумав, обещала известить, если что-то появится на горизонте.
  
  
   Руслан без проблем получил копию записи беседы из малой переговорной, заодно обрадовав двоюродного брата бедламом, царящим у того в компании. После чего спокойно поехал навестить остальных родственников и друзей, с которыми редко общался в последнее время. А вечером, попав домой, переслал запись Алексу - пусть ознакомится с точкой зрения другой стороны. Приятель отзвонился буквально через час. Поговорив с Русланом на общие темы, перешел к основной:
   - Не ожидал ничего подобного. Насколько я понял, она всерьез решила завязать?
   - Не думаю. Это часть ее - и часть немалая, чтобы так бросить, к тому же особого вреда не приносит. Эмоции схлынут, и все вернется на круги своя.
   - Это радует. Значит, осталось поймать нужный момент.
   - Именно. Я почти уговорил ее на сессию, - не удержался Руслан.
   Да, он взрослый человек, но хвастаться своими достижениями - не зазорно.
   - Поздравляю, - оценил друг.
   - Спасибо. Потом расскажу подробности.
   - Буду ждать.
   Еще несколько минут разговора ни о чем - и они попрощались.
  
   На следующий день Аня поговорила с тетей. Обсудили продолжающиеся поиски работы, неурядицы в личной жизни и как-то незаметно дошли до личного разговора об идеальном мужчине. Тут Аня позволила себе расслабиться и поделилась своим видением идеала. Тетя слушала, молчала, а потом вдруг спросила:
   - Анют, как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо, а что?
   - Просто твой идеал вызывает у меня нервную дрожь. Славик был таким. Скажу тебе честно, стена рядом хороша только в романах.
   - Не поняла.
   - Мы не те люди, которые готовы молчаливо кивать, соглашаясь на все. Твой идеал - это почти Дом для нижней, понимаешь?
   - Нет, - возмутилась Аня, - с чего бы это?
   - С того. Человек, который решает все и вся, а твое мнение просто так - для формы, это домашний тиран! Хорошо, если он осознает свою природу и уходит в Тему для поиска партнерши, а если нет? И какая-то женщина будет с ним всю жизнь мучиться?
   - Ты не права, если исходить из этой точки зрения, мы тоже домашние тираны, - продолжила возмущаться Аня.
   - Нет. Ты четко устанавливаешь, что доминирование - необходимость на три часа в неделю, допустим. А сколько Доминантов ищут не просто нижних, а практически рабынь, причем на круглосуточное подчинение? Это, по-твоему, как и чье-то желание подчиняться всегда - норма? Твои нижние четко разделяли сессию и реальность. Подчинение на час, как игра на контрасте, и все - привет, обыденность. Причем не сексуально-игровая форма, ведь так?
   - Да, но ты заблуждаешься. Что плохого в желании найти сильного человека?
   - Ничего. Это нормальное и правильное желание. Но ты, как всегда, кинулась в крайность, начав искать не просто сильного, а постоянного Доминанта по жизни. Он не нужен тебе, а ты не нужна ему, понимаешь?
   - Нет, - уперлась Аня. - Возможно, я не во всем права, но все равно...
   - Анют, я не пытаюсь тебя переубедить и заставить отказаться от своего идеала, просо требования пересмотри. Хорошо?
   - Я подумаю, - согласилась Аня, лишь бы закончить этот разговор.
   Тетя не стала настаивать. Попрощавшись, Аня решила прогуляться. Вот кто бы только знал, как она не любит поднимать эмоциональные проблемы. Одно дело - просто подумать и рассчитать, а другое - копаться в противоречии эмоций.
  
   Во время прогулки ей позвонил Руслан и спросил разрешения присоединиться. Аня, разумеется, согласилась. Она не то чтобы мечтала или строила планы, но свободный мужчина в ее крайне малочисленном окружении - это уже находка. Поэтому девушка решила узнать человека получше, заодно и себя показать.
   Руслан приехал меньше чем через час, и они пошли гулять по аллеям. Было заметно, что мужчина немного напряжен, хотя тон разговора оставался ровным и обыденным.
   - Руслан, все в порядке?
   - Да. Почти. Мне не дает покоя один вопрос. Почему вы поддерживаете со мной связь?
   - Элементарно, демонстрирую себя во всей красе, - рассмеялась Аня легко.
   - И зачем?
   - А как еще вы поймете, насколько я замечательная?
   - Тоже верно. И целью нашего общения является? - уточнил он.
   - Является общение. Не знаю, что можно еще ответить. Не часто в моем окружении появляются свободные и интересные мужчины, видимо, что-то глубинное немедленно распушает крылышки, - улыбнулась Аня.
   - Даже так? Тогда позвольте внести коррективы, - задумчиво отозвался Руслан. - Вы меня интересуете, но исключительно как необычный человек, представитель определенной субкультуры. Мое глубинное Я вас, как объект для демонстрации себя во всей красе, не рассматривает.
   - Грустно, - честно отозвалась Аня. - Но честно, спасибо, мне этого не хватало.
   - В каком плане? Вы постоянно ставите меня в тупик.
   - Женская логика? - понимающе сказала она. - Все просто, я прекрасно понимала ваше отношение, но одно дело догадываться, а другое услышать. Это как раз позволяет спуститься на землю и посмотреть на ситуацию реально.
   - То есть я не так плох? - поднял брови он. - Это радует. Вы умеете льстить корректно, почти неощутимо.
   - Я вообще не льщу, нет у меня этого умения. Просто говорю, как вижу. Возможно, это не всегда верно, но что поделаешь. Сменим тему? Отчего вы такой напряженный? Что-то случилось?
   - Нет, просто возникла неприятная ситуация, - он на мгновение остановился, но потом поехал дальше. - Хотя, возможно, вы сможете взглянуть по-другому. У одного моего хорошего знакомого проблема с сыном. Парню двадцать один, и он решил жениться.
   Руслан замолчал. Аня долго не выдержала:
   - И что? В чем проблема? Неподходящая партия? - иронично поинтересовалась она.
   - Именно. Причем совершенно не подходящая, из покорительниц столицы и богачей, но не в этом дело. Парень словно одержим ею. Он не просто пришел и сказал, а захотел устроить пышное торжество с сотней приглашенных. Создать целое событие. Никаких доводов: "поживите вместе для начала" или "отложим свадьбу на полгодика" - он не слышит. Ни объяснений, ни эмоций. Знаете, как бывало: люблю, жить не могу, - мечтательно сказал Руслан. - Ничего. Одна голая одержимость.
   - Может, за этим стоит что-то еще? - предположила Аня.
   - Она не беременна. Насколько я понял, они вообще не спали еще.
   - Но сразу жениться - странно, согласна. Не могу сформулировать мысль точнее, но, может, за этим кроется что-то более глубокое? Я не знаю человека и не могу сказать точно, не исключено, что его чем-то шантажируют?
   - Проверяли, нет такого. Это не необходимость, а именно одержимость.
   - Одержимость, - Аня задумалась.
   - Да. Ничего в голову не пришло?
   - Мне надо обдумать одну мысль, возможно, я позже смогу ответить, хорошо?
   Прогулка продолжилась. Аня рассказала о поисках работы, Руслан немного о своем детище, он, оказывается, был антикваром, не считая акций нефтяных компаний. Аня рассмеялась:
   - Вот зачем сказали? Я же теперь спать не смогу, буду представлять, что упустила!
   - Простите, каюсь, - картинно наклонил голову мужчина.
   - А как вы пришли к этой идее, если не секрет, конечно? - полюбопытствовала Аня.
   И Руслан принялся рассказывать. Аня шла рядом, слушала, спрашивала и уточняла. И одновременно обдумывала мелькнувшую раньше мысль. Она могла помочь с одержимостью, она умела это делать. Хотя и не любила, но снова взяться за подобное... надо подумать...
   Прошел еще почти час, когда Аня взмолилась:
   - С меня достаточно, больше не могу.
   - Простите, не заметил. Может, пойдем куда-нибудь?
   - Не стоит. Знаете, я могу попробовать помочь с сыном вашего знакомого, но сначала я, естественно, должна с ним познакомиться. Не обессудьте, но если одержимости не увижу, то ничего делать не буду, - предупредила Аня сразу.
   - Это понятно. Замечательный вариант, но что вы хотите сделать?
   - Не буду говорить, узнаете чуть позже. Когда парень, как его, кстати, зовут, сможет подъехать?
   - Зовут Илья, а подъехать - сейчас узнаем.
   Руслан достал телефон и набрал номер. Аня отошла на пару шагов, чтобы не мешать. Вскоре разговор завершился.
   - Он сейчас будет, - сказал Руслан задумчиво.
   - Предложение не вызвало восторга? - понимающе уточнила Аня.
   - Именно. Но я заверил, что вы, если что, сможете повлиять на его отца.
   - Сильный довод. Куда он подъедет?
   - Поближе к вашей квартире. Как я понимаю, общаться будет там?
   - Именно. Что вы можете рассказать об Илье - в общих чертах?
   Руслан, подумав, принялся делиться тем, что знал. С отцом Ильи они были знакомы, вероятно, очень давно, но поддерживать близкое общение стали только в последние годы, судя по рассказу.
   В процессе диалога их прервал молодой сильный мужчина. Уже не парень, а именно мужчина.
   - Добрый день, дядя Рус. Здравствуйте, - это уже Ане.
   - Добрый день, Илья. Это - Анна. Анна, это - Илья.
   - Очень приятно, - кивнула Аня, рассматривая своего нового знакомого.
   Кого-то он ей смутно напоминал, но вот кого, сразу сказать не выходило. Прямой и четкий взгляд. Классические черты лица. Аура невозмутимости. Вещи недешевые, но нет мишурности, присущей золотой молодежи. Серьезный человек.
   - Я вас оставлю, моя машина в другой стороне, потом позвоните, хорошо? - попросил Руслан.
   - Тебя проводить? - предложил Илья.
   - Нет, не потеряюсь, - отмахнулся мужчина.
   Прощание - и Руслан поехал обратно. Аня медленно пошла в сторону дому, Илья шел рядом на расстоянии шага.
   - Что-то не так? - спросила она. - Не считая причины встречи, конечно.
   - Не так. Но, полагаю, дело именно в причине, - мрачно отозвался Илья. И тут его прорвало. - Слушайте, если вы очередной психолог, найденный теперь уже дядей Русом, давайте расстанемся сейчас. Моя личная жизнь - это мое дело.
   - Совершенно согласна, - не стала спорить Аня. - Встретившись с вами, я в этом все больше убеждаюсь. Давайте упростим друг другу жизнь? Расскажите мне о вашей избраннице, так не нравящейся остальным, и мы расстанемся.
   - Так просто? - удивился он.
   - Вы точно знаете, чего хотите и, полагаю, всегда стараетесь достичь цели, так зачем вам мешать? Мне просто требуются доводы для Руслана.
   - И отца?
   - А тут не уверена, что я его знаю, хотя могу ошибаться. Но это важно? Если нужно, могу пообщаться и с вашим отцом, все равно пока времени масса.
   - Почему?
   - Ищу работу здесь.
   И Аня вкратце поведала о своем переезде и обустройстве на новом месте. Илья внимательно слушал, потом неожиданно дал пару дельных советов и принялся рассказывать о Марго. И тут Аня опешила.
   Это действительно одержимость. Никакой любви или привязанности нет и в помине, он точно знает, что Марго из себя представляет, но упорно стремится на ней жениться. На самом деле! А не просто бросить у алтаря, как грешным делом подумала Аня.
   Дорога обратно домой пролетела моментально. Уже в квартире Аня призналась:
   - Слушаю вас и поражаюсь. Это правда одержимость, причину которой вы не назовете, верно?
   - Да. Что дальше?
   - А дальше, если вы не против, я покажу мое маленькое хобби.
   И Аня открыла третью комнату. Только приехав сюда, она поняла, почему квартира стояла пустой. Здесь была комната для Игр. Специально тетя так просила или просто совпало, но комната служила постоянным напоминанием о запретном. Серьезное искушение.
   - Ролевые игры? Или БДСМ?
   - Последнее. Проходите. Руки сюда...
   - А раздеться не надо?
   - Нет. Я вообще не практикую секс-доминирование. Для меня секс - это одно, а Тема - совершенно иное, это раз. И во-вторых, то, что я хочу показать, можно делать и в одежде.
   - Знаете, я не готов к таким вещам. У меня отец стал интересоваться этим, но не я, - задумчиво сказал Илья, все еще не приближаясь к крюкам.
   - Отец? Видимо, так мы и познакомились, - предположила Аня. - Не бойтесь, вам разве не любопытно ощутить, каково это?
   - Есть немного, но...
   - Я практикую пятнадцать лет, - заверила Аня.
   - Сколько вам лет? - вырвалось у Ильи невольно.
   - Тридцать с хвостиком.
   - Выглядите моложе.
   - Спасибо.
   Илья, видимо что-то решив, подошел ближе и позволил себя зафиксировать:
   - И что теперь?
   - А теперь я покажу, как мало значит одержимость по сравнению с жизнью.
   И Аня накинула на шею подопытному толстую ленту. Илья принялся дергаться и вырываться, а она считала. Кто бы мог подумать, что навыки, полученные с Кимом и его братом, на что-то сгодятся. Парень-мазохист и любитель острых ощущений долго был ее постоянным клиентом. Когда стало понятно, что такие простые вещи, как порка и иглы, уже не помогают, пришла очередь асфиксии и электричества. Тут как раз пригодился замечательный электроэпилятор. Удалять им волосы очень больно, особенно на высокой мощности и если заниматься пахом...
   Время. Аня убрала ленту, и Илья судорожно начал дышать. Девушка медленно освободила ноги, потом руки и помогла сесть на пол.
   - Все в порядке? Вы как?
   - Вы ненормальная! Вы меня чуть не убили, - прохрипел он.
   - Ну не убила же. Ничего, у меня были подопытные кролики, все живы до сих пор, - обрадовала Аня.
   - Вы ненормальная?
   - Зато вы - одержимый, - парировала Аня.
   - Да не одержимый я, достали уже! Мне нужно жениться на Марго, чтобы она оставила в покое Ваньку! - закричал Илья.
   - О, как! А почему именно жениться? Других способов нет?
   - Нет. Вы не понимаете!
   - И, наверное, не хочу понимать, - подумав, решила Аня. - Рада, что смогла помочь, а сейчас советую объяснить отцу причину вашей настойчивости. Семья поможет или, по крайней мере, не будет мешать.
   - Да уж, придется. Кто знает, до чего они в следующий раз додумаются?! Что я вообще скажу? - он потирал шею и никак не мог успокоиться.
   - Тренировался завязывать галстук перед свадьбой, это как раз будет причиной для отказа.
   - Спасибо...
   Он ушел, хлопнув дверью, а Аня достала телефон и набрала Руслана:
   - И снова здравствуйте, - начала она беседу. - Я выяснила причину одержимости. Полагаю, вам даже скоро сообщат - как. Остался только один вопрос, кто отец Ильи?
   - Добрый вечер, Анна. Его отец - Алекс, разве я не говорил?
   - Нет.
   - Извините. А что там с Ильей?
   - Он должен жениться, чтобы уберечь друга.
   - Категоричный способ помощи, - судя по голосу, Руслан усмехнулся.
   - Даже слишком, на мой взгляд, но каждому свое.
   - И что вы с ним сделали?
   - Это пусть он расскажет. Думаю, сейчас как раз готов поделиться эмоциями с вами.
   - Есть такое. Вторая линия упорно пробует пробиться.
   - Не буду мешать. До свидания.
   - До свидания.
   Аня положила телефон и улыбнулась. Как же хорошо, хотя и обидно, что с Русланом она в пролете. Перспективный был вариант, жаль - не ее.
  
   На следующий день Аню неожиданно позвали на собеседование - дама из кадрового агентства постаралась. На сей раз все было серьезно, причем не офис, а именно люди. С Аней поговорила начальница отдела, затем и зам по экономике, а потом уже в кадрах были формальности. В итоге на следующий день Аня вышла на работу. Бывает же такое...
  
   Случайности - это незамеченные закономерности. Начальница кадрового агентства удивилась, когда на нее вышел известный антиквар, но, разуется, согласилась помочь, тем более на этом она хорошо заработала.
   Давняя знакомая Руса и бывшая жена Алекса, выслушав о несколько радикальном решении сложной проблемы с Ильей, подумав, сказала, что знает, куда можно пристроить аналитика, если тот действительно чего-то стоит. В одной из ее фирм, где она сам не появлялась, всегда требовались специалисты. Адекватный зам получил задание побеседовать и, если будет толк - взять, а если совсем ничего - нет. Так вроде и отблагодарит, с улицы в такие места не попадают, и вроде ни при чем, ежели уровень не будет соответствовать, а насчет этого Юля была уверена. Как же она удивилась, когда ей позвонили и поблагодарила за кандидата. Дескать, малость подучить специфике - будет вообще профи!
  
   Непривычная работа, новый коллектив, масса эмоций. Аня втягивалась в забытый ритм жизни. Как, же ей не хватало этой упорядоченности! Две недели пролетели незаметно. Аня обрастала необходимыми связями и осваивалась в незнакомом месте.
   На выходных съездила домой, навестила тетю. Как, оказывается, привыкла, что та все время рядом. И как тяжело уходить из-под теплого крылышка. Только теперь Аня поняла, что до сих пор пребывала под незримой опекой тети. Неприятное открытие в тридцать три года! Но все равно - так приятно возвращаться в родное гнездо. Два дня пролетели незаметно.
   Следующие выходные Аня посвятила себе: немного обновила гардероб и приметила небольшой магазинчик с нижним бельем. И тут Ане повезло. Работала сама хозяйка, которая показала, помогла и настоятельно посоветовала кое-что купить. Кое-чем оказался утягивающий боди с получашечками для груди. Нет, все как бы прилично, сосок закрыт, на этом, правда, все, выше материала уже не хватало, но какое ощущение! Женщина, заскочив к Ане в примерочную, показала такой же комплект на себе - это оказалось решающим фактором.
   Пару штук платьев, пара боди и несколько комплектов белья.
   - Главное, ничего не видно, но как вы себя ощущаете! - напоследок сказала хозяйка.
   - Это точно! Спасибо вам огромное.
   - Не за что, приходите еще.
   - Непременно.
   Потом были шестичасовые курсы по приготовлению рыбы. Аня любила рыбу и неплохо ее готовила, но, как оказалось, можно намного лучше. Выходные прошли быстро и увлекательно.
   Все эти дни Аня периодически созванивалась с Русланом, вернувшимся в санаторий для окончательной реабилитации. Иногда звонили давние знакомые по Теме, но девушка твердо отказывалась от всего. Дважды позвонил Александр с благодарностью за помощь. Еще постоянно давала о себе знать тетя. На этом общение вне работы заканчивалось.
   Так было до понедельника.
   Этот день вообще выдался интересным. Должен был вернуться генеральный, отдыхающий в теплых краях, и с которым Аня еще не была знакома. Ничего удивительного, в фирме работало около ста человек, но у генерального было правило: знакомиться со всеми сотрудниками лично. Все бы ничего, но, по словам женской части коллектива, он любил слабый пол, причем активно. И останавливали его только железобетонные доводы наподобие обручального кольца на пальце или неизлечимой заразной болезни. Просто "нет" он тоже понимал, но раза этак с сотого, а до этого будет долгая осада. Самое смешное, что сдавшаяся на милость победителя долго на работе не задерживалась, находилась сотня - другая причин для увольнения. Жалобы не помогали. Генеральный был мужем учредительницы. Да, мужик был женат, даже вроде бы хороший семьянин. Конечно, пара дамочек подпортила его ангельской облик в глазах супруги, но, видимо, пара нашла общий язык и больше ничего на свет не вышло.
   Все получилось, как и предполагали. Давид тут же проявил интерес к Анне. Та вежливо не поняла намеков. Любопытно. На самом деле ей было даже интересно - ни разу с таким не сталкивалась, поэтому посмотреть, каково оно, было занятно, а уж поучаствовать!
   Понедельник прошел быстро: между работой и периодическими визитами генерального, чтобы узнать, как дела и не развалилась ли фирма за время его отсутствия. И все это выяснялось в аналитическом отделе. Сразу видно, где плохо работают, посмеивалась Аня.
   А вечером по дороге домой к ней подошла приятная ухоженная женщина лет сорока типичной восточной внешности.
   - Простите. Добрый вечер. Я - Лаля.
   - Добрый. Чем могу помочь?
   Женщина, осмотрев Аню, заметила:
   - Не знаете, значит. Я жена Фархата.
   Аня напряглась, вот только продолжения ей не хватало. Видимо, дама поняла, так как немедленно сказала:
   - Нет, нет, я ничего такого не планировала, наоборот - хотела бы с вами поговорить, если вы не против?
   Аня была заинтригована этим приглашением.
   - Хорошо, где?
   - Давайте посмотрим.
   Несколько шагов - появилась вывеска кофейни. Женщины без лишних слов вошли внутрь. Пока устраивались и делали заказ, Аня изучала собеседницу и пыталась понять. Холеная, красивая, уверенная, с какой-то внутренней статью. Одежда качественная и недешевая, но украшения - это все. Аня не была специалистом, но понять, что в ушах и на пальцах Лали - целое состояние, смогла.
   - Вы меня удивили, - начала разговор Лаля. - Я ожидала несколько иного, но, наверное, теперь могу понять, почему вы, - и, видя недоумение Ани, пояснила. - У него часто появлялись блондинки. Появлялись и изрезали, им не хватало вашей уверенности и шарма.
   - Спасибо, польстили. Зачем вы хотели меня видеть?
   - Хм... долго думала, что скажу, но речь не пригодилась. Я вообще сначала собиралась предложить вам деньги, но, полагаю, это бессмысленно? - вопросительно закончила она.
   - Я по-прежнему не понимаю, - честно сказала Аня.
   - Да, я догадалась. Фархат ездил к вам и, вернувшись, впервые за долгие годы стал спокойнее. Он словно стал тем пятнадцатилетним, за которого я вышла замуж. Потом, узнав, что вы перестали заниматься ... - она замялась.
   Аня пришла на помощь:
   - Я перестала практиковать.
   - Именно. Он разозлился, а затем все снова стало как обычно, - грустно закончила Лаля. - Я хотела попросить вас продолжить общение с ним.
   Аня растерялась. Она могла ожидать чего угодно, но никак не этого. Она в шоке вертела ложечку и смотрела в окно:
   - Знаете, вы меня поразили, - призналась Аня.
   - Да, наверное, со стороны это странно, но что вы думаете об этом?
   - Полагаю, вы знаете, почему я перестала практиковать?
   - Вы о нападении? Да, знаю. И это глупость, - чуть зло сказала Лаля. - Я не про нападение. Глупость так поступать. Если у мужчины есть свои потребности, пусть лучше он удовлетворяет их таким образом, чем как-то по-другому.
   - И вы так спокойно к этому относитесь? - не поверила Аня.
   - У меня другой взгляд на семью, - с ноткой снисходительности отозвалась Лаля. - Я понимаю и принимаю необходимость мужа в коротких связях, это не тайна. Такое поведение для него норма. Он с молодости такой, но при этом Фархат замечательный муж и отец, глава семьи. Когда мы переехали в Россию больше двадцати лет назад, у нас почти ничего не было, а теперь...
   Она указала на украшения и продолжила:
   - И он, в отличие от многих, не ушел из семьи и никогда не собирался этого делать. А любовницы - что ж, у каждого свои слабости. К тому же я не знаю, что вы делали, но, вернувшись от вас, он много времени уделил мне, - вдруг улыбнулась Лаля. - После любовниц такого не бывает.
   - Да уж нет, наверное. Я в чем-то понимаю вас, хотя сама смотрю иначе, но ваше предложение...
   - Неожиданно. У меня ушло много времени на то, чтобы узнать о вас. Найти было намного проще, - снова улыбнулась Лаля. - Вы подумаете?
   - Я не знаю. С одной стороны, решила завязать, хотя, признаюсь честно, не хватает ощущения власти, а с другой, если я вернусь, неизвестно что будет дальше.
   - Мы никогда не знаем, что принесет завтрашний день, - просто сказала Лаля.
   - Допустим, я соглашусь, и как вы себе это представляете? Я не могу позвонить Фархату, в силу определенной специфики не могу. Начать практиковать с другими, которых еще надо найти и ждать, пока он сам решит появиться? Насколько я поняла, он не обижен, а скорее оскорблен, - предположила Аня.
   - Именно. Вы хорошо его узнали, - задумчиво заметила Лаля.
   - Не узнала. Я по-прежнему ничего не знаю, но во время таких сессий многое становится понятно. Я практиковала пятнадцать лет. Разные мужчины, разные характеры, разные отношения, понимаете? - негромко спросила Аня.
   Лаля стала еще более задумчивой:
   - Понимаю. Теперь понимаю. Я сильно в вас ошиблась. А как вы относитесь к этим мужчинам?
   Аня промолчала, но, видимо, не удержала маску на лице, так как Лаля понимающе кинула:
   - Вы их не уважаете за эти особенности? И, наверное, это видно?
   - В рамках доминирования это нормально и не так заметно, а что?
   - А вы не думали, что ошибаетесь? - вдруг спросила она. - Это просто их особенности. Возможно, мой взгляд и мое воспитание неверны, но у каждого слабости: кто-то курит, кто-то пьет, кто-то любит женщин, а кто-то такие игры.
   - Возможно. В последнее время я все чаще прихожу к выводу, что была неправа.
   - Значит, сможете измениться, - просто сказала Лаля. - А насчет Фархата, это несложно. У него в пятницу День рождения, я скажу о вашем решении, как подарке от себя и вас, если вы не против. И тогда в субботу он сможет появиться у вас.
   - Интересная логика. Я думала ваш визит неофициальный.
   Аня снова была в растерянности.
   - Так и есть. Это только моя инициатива, - улыбнулась Лаля. - Но я всегда старюсь быть в курсе жизни мужа. Не с какой-то особой целью, а просто, чтобы понять реакцию, например, его секретарши. Когда он приехал, словно сбросивший годы, я, разумеется, заинтересовалась. Так что тайны в этом не будет, да и моя охрана сообщит ему о нашей встрече.
   - Даже так?
   - Да, так. Вас это удивляет?
   - Да, - кивнула Аня. - На мой взгляд, подобное дико, но для меня любые долгие отношения окружающих дикость.
   - Вы пока одиноки? - понимающе спросила Лаля.
   - Наверное. Мне трудно судить.
   - Тем более. Пока не поймете себя, вам будет сложно прийти к правильному решению.
   - Возможно, вы правы. Время покажет.
   - Время показывает все.
   Еще несколько минут вежливой беседы - и Аня, извинившись, стала собираться домой. Ей нужно было подумать и решить, как быть дальше. Лаля понимающе улыбалась. Яркое воплощение восточной женской мудрости. Ане до нее, как до вершины Эвереста. Когда уже в дверях Лаля снова подняла вопрос о деньгах, улыбнулась теперь уже Аня:
   - Лаля, я не беру деньги за свое удовольствие. Когда начала выбирать сама, был только один человек, который платил, потому что мне категорично не нравилось то, что мы делали. Все остальные не платят. Думаю, вы сами понимаете, если бы я захотела - сделала бы пусть не великое состояние, но обеспечила бы себя на долгие годы. А так - живу, как есть. Всего наилучшего.
   - И вам того же, - отозвалась Лаля. - Я позвоню, чтобы узнать решение.
   - Не стоит. Я согласна.
   - Замечательно, - широко улыбнулась женщина. - Мне больше не надо думать над подарком.
   - Тоже хорошо, - кивнула Аня и, снова попрощавшись, ушла.
  
   Лаля села в машину и, договорившись с охраной о молчании до пятницы, задумалась. Она никак не ожидала такого разговора и такого человека. В первый раз за долгое время Лаля забеспокоилась. После возращения Фархат был сам на себя не похож и, наверное, мог уйти. К счастью, сразу этого не случилось, а теперь Лаля точно знала - не уйдет. Эта Анна действительно другая: сильная и властная, но Фархат ей не нужен, навсегда не нужен, и он это скоро поймет сам. Причин для волнения нет. Впервые за долгие годы она забеспокоилась и, как оказалось - напрасно. Хорошо, что решила поговорить сама.
  
   Неделя пролетела быстро. Работа, начальник, работа и начальник. Весело было до пятницы, пока каким-то образом Аня не поняла, что согласилась пойти с ним на важное мероприятие - День рождения какого-то партнера. Праздник чисто деловой, народу будет толпа, но зато какой уровень. Давид несколько раз напомнил, что Аня должна прилично выглядеть, и дал кучу бесполезных советов. Коллеги с удивлением смотрели на этот спектакль. Потом Элла, одна из настроенных дружелюбно, потому как избежала навязчивого внимания шефа, спросила:
   - Зачем, Ань?
   - Схожу, посмотрю, что за мероприятие. С такой рекламой сложно было удержаться.
   - Ты, главное, потом праздник не продолжи, - посоветовала Элла.
   - А на этот случай у меня есть запасной вариант, - оскалилась Аня. Полагаю, Фархат не откажет в такой малости, как отправить кого-то ее подвезти.
  
   В субботу в десять утра раздался звонок в дверь. Фархат. В прошлый раз он был настроен дружелюбно - с интересом и позитивом, а теперь смотрел волком. Аня подняла брови:
   - Или заходи или не мешаю.
   Игра, она и есть игра.
   Он ожидаемо вошел, потом разделся и осмотрелся.
   - Занятная комната, - сказал, изучив игровую.
   - Да, квартира нижнего тети. Оборудована на все случаи жизни, - отозвалась Аня.
   - Почему ты не позвонила? - неожиданный переход.
   - Когда? - не поняла Аня. Дошло позже. - После нападения? И что бы я сказала? Присмотри за женой? Кстати, тебе повезло с Лалей.
   Кивок. И тишина. Ждет продолжения? Ладно, объясним.
   - Я ничего о тебе не знала - это раз. И вообще предполагала, что это из-за вас с Александром, если честно. Поэтому не звонила. Да и оказалась в тупике: лечение или смерть. На большее финансов не хватало.
   - У тебя же переломы, - удивился он.
   - У меня было сложнейшее повреждение внутренностей. Ребята - молодцы, знали, как бить. Тот санаторий - единственное место в России, где занимаются безоперационным восстановлением таких травм. Иначе, какого лешего, я туда бы поехала? Переломы лечить?
   Было видно, что Фархат удивлен, он этого не знал. Пришлось рассказать все.
   - Только там могли поправить органы так, чтобы я смогла родить. Пусть я не хочу детей, но это должен быть мой выбор, а не результат нападения, за которое я обязательно отомщу, - оскалилась Аня.
   - Понимаю, - согласился Фархат.
   Кивнул и принял:
   - Кофе?
   - Да.
   - Могу помочь?
   Это он явно не о напитке.
   - Не надо, все будет намного проще и хуже, - улыбнулась Аня.
   Она должна три одолжения тем, с кем предпочла бы никогда не связываться, но этот человек лучший...
   А дальше все было приятно, просто и хорошо. Кофе. Разговор о специях. Готовка рыбы. Массаж. Фархат позволил себе проявить эмоциям лишь раз, когда увидел тонкие ниточки шрамов на груди.
   - Да, это тоже включено в счет.
   Массаж продолжился. Нежнее. Бережнее. Осторожнее. Поцелуи. Ласки. Хлыст. Сказка.
   Традиционное куни, после которого Аня, так и быть, разрешила Фархату удовлетворить себя. Девушка сидела на полу, прикрыв ноги, и смотрела на кончающего мужчину. Мелочь с барского стола, ну и пожалуйста...
   Фархат, попрощавшись, ушел. Аня, приняв ванну, принялась судорожно собираться. Она уже опаздывала. Быстрые сборы: то самое боди, стильное темно-синее платье, легкий макияж - и к моменту приезда машины она была готова.
   По дороге Давид пробовал взять ее за руку, на что Аня просто недоуменно подняла брови. Полдня в роли восточной госпожи еще не выветрились из крови. Потом ожидание, чтобы подъехать. В это время начальник рассказывал, каких трудов ему стоило получить приглашение. Тут они вышли, Давид уверенно предложил руку. Аня как бы облокотилась. Мужчина общался со знакомыми, встреченными в фойе, Аня осматривалась. Милый ресторан в восточном стиле. Недешевое удовольствие. Во время общения, обмена любезностями и прочей полуофициальной мишуры Аню никому не представляли. Значит, такова ее роль. Занятно, занятно. Жаль, не успела с Фархатом поговорить, но позвонить никогда не поздно.
   Тут они вошла в основной зал, где гостей встречали хозяева вечера. Аня повернулась и ... улыбнулась, застыв. Такого она никак не ожидала. Давид грубо подтолкнул ее в спину, вынудив сделать пару шагов. Пришло понимание, как же будет весело...
   Они оказались перед хозяевами: довольным Фархатом и сияющей Лалей. Та как раз обрадовалась:
   - Анна, какой приятный сюрприз!
   - Добрый вечер, Лаля. Это действительно сюрприз. Фархат, еще раз с Днем рождения.
   - Спасибо, Анна. Приятно видеть тебя здесь.
   - Это точно. Полагаю, вы знакомы с Давидом. Это мой новый замечательный начальник, - представила его Анна.
   Супруги заверили, что им очень приятно его видеть, и улыбнулись следующим гостям.
   Давид был в недоумении, сменившимся яростью. Он резко дернул Аню за руку и прошипел:
   - Что это значит?
   - Я думала, должно быть что-то стоящее. На этот официальный праздник меня уже приглашали, - отмахнулась Аня. - Почему-то сразу не спросила к кому идем. Да, не важно. Ты будешь здесь? Пойду поприветствую знакомых, раз уж пришла.
   - Знакомых?
   - Конечно.
   - Добрый день, Анна, - рядом остановился Илья. В строгом темном костюме он выглядел сногсшибательно и зло.
   - Добрый день, Илья. Давид, прости, я на минутку.
   Аня перехватила Илью за руку и, отойдя на пару шагов, начала жаловаться:
   - Не поверишь, он - мой начальник, решил меня соблазнить, пригласив на великосветское мероприятие. Я-то думала, будет АХ, а это официальный праздник Фархата. Неожиданно. Что случилось?
   - Спасибо за вмешательство, - сквозь зубы прошипел Илья. - Вы замечательно испортили жизнь хорошему человеку.
   - Это ты по своего друга? Отец не смог помочь?
   - Не счел нужным утруждаться, - так же шипя, сообщил Илья.
   - Грустно. Так и знала, что получится очередная гадость. Надо полагать, эта девушка... Как ее там?
   - Марго.
   - Теперь снова третирует твоего друга?
   - Да. Она тащит его в ЗАГС.
   - Что-то не понимаю я эту моду, - призналась Аня. - Это точно третирование?
   - Вы не понимаете, - со странной озлобленностью сказал Илья. - В его случае это именно так. Я бы через полгода смог развестись, и он был бы свободен, а теперь ...
   - Подожди, у нее что-то на него есть? И это "что-то" актуально какое-то время, да?
   - Нет, актуально... там по-другому.
   - Не понимаю.
   - Не могу рассказать.
   - Так важно, чтобы она вышла замуж?
   - Нет. Важно, чтобы она рассказала. Это изменит все, но пока удерживает на крючке моего друга, - язвительно отозвался Илья. - Благодаря вам, замечательный план полетел к черту.
   - Бывает. Создашь новый. Если я правильно поняла, допустим, появится новый интересный кандидат, то Марго клюнет на приманку, попутно рассказав страшный секрет, верно?
   - Да. Мы пробовали нанять актера, но у нее чутье. И как теперь быть - не знаю.
   - А попросить кого-то настоящего? - уточнила Аня.
   Тут они, пройдя весь зал, вошли в следующее помещение. Помесь бара с кальянной и чем-то еще. Аня принялась вертеть головой и тут заметила давнего знакомого. Очень давнего и не самого приятного, если откровенно. Но...
   - Хм... пошли. Посмотрим, что можно исправить. Полагаю, никто из знакомых твоего отца или Руслана вам подыграть не согласились?
   - Нет, конечно.
   - Логично.
   Трое мужчин обсуждали байки. Двоих Аня видела впервые, а вот третьего знала. Хорошо знала. Ким поднял голову и блеснул шикарной улыбкой. Акула, так прозвали его в борделе. И это прозвище подходило.
   - Анюта, солнышко, ты решила перебраться к нам поближе?
   - Да, солнце, думаю, как вы тут без меня.
   - Мы скучаем. Не поверишь, Степка вообще грустит, ты ведь навестишь моего братика.
   - А этот вопрос мы обсудим, - просияла Аня. - Ты сейчас не сильно занят?
   - Здесь и сейчас? - картинно изумился Ким. - Ради тебя готов на все!
   - Этого для меня будет слишком много, но есть одна дама, которую можно осчастливить.
   - Это прям ТАКАЯ дама?
   - Понимаешь, решила сделать доброе дело, но получилось, как умею. Теперь придется расхлебывать последствия. Может, завтра увидимся и обсудим этот вопрос?
   - Ты заинтриговала, давай сейчас.
   - Не буду отвлекать от разговора, - отмахнулась Аня.
   - Тогда попозже, заодно покажешь, что нового узнала.
   - С удовольствием. Простите за вмешательство, - улыбнулась она молчащим собеседникам Кима и отошла.
   Илья ждал неподалеку. Чем-то недовольный.
   - Что еще? - буркнула Аня.
   - Познакомить правила приличия не позволяют? - иронично спросил он.
   - Держись от Кима подальше, - рявкнула Аня.
   - Даже так?
   Тут девушка увидела пустой альков и затащила недоумевающего спутника туда.
   - Помнишь наше с тобой развлечение?
   Кивок. Правильно, такое сложно забыть.
   - А тренировалась я на Киме и его брате Степане. Не связывайся с ними.
   - Почему? Отец говорил то же самое.
   - Они психопаты. Натуральные. Понимаешь, что Ким, что Степан - они живут болью, не важно - своей или чужой. Когда в первый раз ко мне попали, сразу предупредили, если не будет больно им, плохо станет мне. Ясно?
   - Да, но...
   - Ты бы согласился раз в неделю испытывать такие ощущения?
   Илья провел рукой по шее и, кажется, побледнел.
   - Теперь тебе ясно. А с Кимом и так придется познакомиться. Думаю, он не откажется поучаствовать в развлечении. Главное, потом не удивляйтесь, куда подевалась эта ваша Марго.
   - Даже так?
   - Именно так. Пошли, а то остальные невесть что подумают.
   Они покинули альков и продолжили прогулку по залам. В общей сложности Аня встретила нескольких знакомых и десятка два тех, что о ней слышали, а теперь даже познакомились. Плохо это или хорошо, пока судить сложно. Илья весь вечер провел в компании Ани, заменив ей пропавшего спутника.
   Ужин оказался выше всяких похвал. Развлечения на высоте. Даже появление улыбающейся Лали было принято как должное. Пара минут разговора ни о чем: Аня рассказала о начальнике, производящем впечатление, а теперь почему-то потерявшемся, похвалила ресторан, оказывается, это владения старшего сына. Лаля в ответ поблагодарила за подарок Фархату - сегодня прямо перед поездкой сюда разрешился какой-то давний семейный конфликт. Довольные собой и друг другом дамы разошлись.
   Праздник еще продолжался, когда рядом материализовался Ким.
   - Анюта, солнышко.
   - Я жду тебя, прелесть. Кстати, это Илья, вы с ним потом обсудите детали сами, хорошо?
   - Конечно, - отмахнулся Ким, но номер Ильи выслушал и запомнил.
   У мужчины была нечеловеческая память на различные вещи, в том числе и на цифры.
   Аня попрощалась с Ильей, потом вместе с Кимом - с хозяевами и уехала. К счастью, Ким был на машине, а не мотоцикле.
   - Мы куда? - спросила Аня.
   - В клуб. Хорошее местечко, но спецов твоего уровня у них нет, - оскалился Ким. - Что там за хрень?
   Аня рассказала про разговор с Русланом, знакомство с Ильей и первое удушение.
   - Ему не понравилось, представляешь?! Кричал, что я хочу его убить! - возмутилась Аня.
   - Какая молодежь пошла, никакого почтения к опыту.
   Потом краткий пересказ услышанного сегодня, усмешка со стороны Кима. Все, с какой-то дурочкой он разберется на раз. Всевозможные дамочки постоянно пробовали вернуть его к нормальной жизни, но всегда неудачно. Ким не играл, не создавал образ, он и в самом деле был отморозком. Но почему-то многим это нравилось, Аня до сих пор не понимала - почему.
   Клуб оказался приятным трехэтажным домиком. Только сложно сказать - где. Аня плохо ориентировалась в Москве без навигатора.
   Кима персонал знал, Аня вызвала вопросы, на что мужчина отмахнулся:
   - У хозяев спросите, они в курсе.
   Клуб был практически пуст.
   - Все у Фархата тусуются, надо появиться и показаться. Начнем, пожалуй. Плеточка?
   - Давай.
   Аня разулась, сняла украшения и попробовала крепления. Держали крепко. Потом сама связала Кима и взялась за плеть. Пороть мазохиста - то еще удовольствие, к тому же Ким остался в трусах.
   - Какой стыдливый стал, - хмыкнула Аня и продолжила.
   Отложив плеть, взялась за веревки. Болезненные растяжения и заломы. Все то, что вызывает стоны восторга. А потом коронный фокус. Аня честно пожертвовала чулком и принялась душить. Ким дернулся от неожиданности, попытавшись вырваться, но безрезультатно, стало лишь больнее.
   В отличие от Ильи, здесь она работала по полной: Кима не удовлетворит половинчатость. В последнюю секунду девушка расслабила руки и ударила по грудине.
   - Добро пожаловать обратно! - хмыкнула Аня.
   Все. Ее работа на этом закончена. Киму нужно еще повисеть так минут пять - десять, и тоже хватит.
   Аня подняла чулок и, осмотрев на наличие зацепок, снова надела, порадовав Кима, что новую пару он ей не должен. Потом заметила, что организм стал похуже, пожурила за возврат к наркотикам и попросила постараться не убиться без ее участия. Обычный треп для таких минут. Киму нужно время, чтобы прийти в себя и восстановиться.
   Потом отвязать мужчину и уйти. Теперь он должен побыть один. Подхватив свои вещи и развернувшись, заметила зрителей. Аня опешила. Но терять нечего, и она вышла, закрыв за собой дверь.
   - Занятные сессии, - сказала приятная блондинка чуть за двадцать.
   - Зато по-настоящему.
   - И душите тоже? - уточнила та же дама.
   - Да. С ними: что с Кимом, что со Степаном - все просто. Надо быть готовой убить, тогда это на самом деле, - оскалилась Аня. - Простите, я хочу чая.
   - Сейчас, - подал голос Александр.
   Аня мельком отметила его присутствие и забыла. Хотя только его знала лично. Парочку видела на фото, а остальных, кажется, вообще не встречала.
   - Меня зовут Георг, и это мой Клуб. Добро пожаловать.
   - Спасибо, но, полагаю, я тут ненадолго. Это была разовая сессия.
   - Вы уверены?- насмешливо спросил Георг.
   - Да. Хорошо знаю Кима. Остальные, если я соглашусь, он будет проводить у себя дома, там оборудования больше, - пояснила Аня.
   - А тот шрам от ожога... это - вы? - снова влезла блондинка.
   - Я. Тоже хотите?
   - Нет, - она даже отшатнулась.
   - Зря, я хорошо управляюсь с каленым железом, - улыбнулась Аня.
   Гости как-то насторожились, но тут вмешался Георг:
   - Не будем вам мешать отдыхать, если что, нас всех несложно найти.
   - Учту.
   Александр протянул руку, и Аня с благодарностью ухватилась за него. Спуск на первый этаж. Машина. Как неожиданно! Пару минут спустя они ехали по городу. Сумку Аня, подобрав ноги, устроила рядом.
   - Так плохо?
   - Ненавижу эти сессии, - вырвалось у нее.
   - Почему согласилась?
   - Чтобы помочь твоему сыну. Неужели нельзя было что-то сделать без таких крайностей?
   - Зачем полезла?
   - Он верно сегодня сказал, что я влезла в их игру, не понимая ничего, и в итоге - лес щепок. Ким - хороший способ разрулить ситуацию.
   - Я не стал вмешиваться. Потому что вся их возня - глупость, понимаешь? - вдруг повысил голос Александр.
   - Для тебя - глупость, - отмахнулась Аня. - Но для него-то - нет. Знаешь, несмотря на все заскоки Кима, хотя Степан хуже...
   - Я с ним знаком, - отмахнулся Александр.
   - Значит, знаешь. Так вот, я не понимаю их, но порой провожу сессии в благодарность за один единственный вечер. Я закончила институт, и мы, как принято, собрались в ресторане отметить. Я всегда была белой вороной, а на вечере это стало особенно заметно. Но, может, я сама себя накрутила, нервничая и ожидая худшего, вот и вышло черте что. Сейчас я бы просто посмеялась, но тогда этой уверенности не было. Через час после начала, когда я поняла, что еще немного и просто разревусь и уйду, появился Степан. Он просто вошел, кто бы его остановил, и удивленно спросил: "Дорогая, ты не говорила, что сегодня занята!"
   Я что-то проблеяла, а он подхватил меня, и мы ушли в другую часть ресторана, где он накормил ужином, рассказал всякие глупости, а через час мы уехали домой, по пути попавшись на глаза всем нашим. Знаешь, какое впечатление это произвело. Здесь Ким и Степан не так выделяются, а в нашем лягушатнике они - нечто. По дороге домой он отмахнулся от моих слов и сказал, что ему все равно было нечего делать, а я ходила такая потерянная, вот он и решил помочь. Когда через два года Степан попросил помочь Киму слезть с иглы, он долго не мог понять, почему я согласилась. В итоге пришлось напомнить про вечер, но он забыл, просто забыл - как о ничего не значащем пустяке. Потом что-то вспомнилось, но в общих чертах. Знаешь, это когда вроде было что-то такое, но что - не помнишь. Для него произошедшее тогда - ерунда, а для меня - целое событие, затмившее все: окончание учебы, устройство на работу и даже прекращение деятельности в борделе. В центре был тот час со Степаном.
   Аня высказалась и затихла. Александр молчал, долго молчал, пока вдруг не сказал:
   - Скорее всего, ты права. Я сужу со своих позиций, а смотреть надо с точки зрения Илюши.
   - Вот поэтому ты и не прав. Он не Илюша, а Илья, - заметила Аня. - А ты до сих пор этого не увидел.
   - Даже так? Наверное. Сложно, когда дети растут. Приходит понимание возраста.
   - Да? У тебя только Илья?
   - Нет, есть еще старший сен и дочь - Оля, ей восемнадцать, - теплее отозвался Алекс.
   - Видишь, как хорошо, большая семья это замечательно. С ними проблем больше?
   - Раньше - да, теперь меньше, даже странно, - усмехнулся мужчина и, помолчав, спросил. - И часто ты проводишь такие сессии?
   - Нет. В последнюю пару лет их, к счастью, не было, а что?
   - Ты была совершенно иной, - осторожно заметил.
   - Именно об этом я и говорила, когда мы обсуждали совместную жизнь с партнером в Теме, - устало пояснила Аня.
   - Да. Но другой партнер по Теме хотя бы поймет, посторонний человек - нет, - усмехнулся он.
   - Это точно.
   - Не знаю... Странно было видеть тебя такой.
   - Я всегда разная. У каждого свои вкусы и предпочтения.
   - Что у Фархата? - неожиданный вопрос сбил с толка.
   Аня пару минут помолчала, а потом ответила:
   - Это, пожалуй, слишком личное.
   - Настолько необычно?
   - Откровенно говоря, это не БДСМ, это немного другое, но у него такой способ релаксации. Не думаю, что это принципиально важно, - отозвалась Аня.
   - Завеса тайны? - улыбнулся Александр. - Или хранение чужих секретов? Но почему выборочно?
   - Не поняла. Ты о чем?
   - Твоя сессия с Кимом, - пояснил он.
   - И что? Причем тут это? - не могла взять в толк Аня.
   - Ты выставила на всеобщее обозрение его особенности.
   Аня рассмеялась, пусть и немного устало:
   - Это другое. И у Кима есть свои слабости, но на этой сессии их не было. У каждого своя степень публичности. Для Кима порка и асфиксия - это допустимый уровень. А вот, например, ожоги - личное. Когда Ким привез меня в открытое место, а не домой, стало понятно, что позволительно, а что нет. С Фархатом все личное, на мой взгляд, но, повторяю, там не БДСМ. С тобой, полагаю, можно продемонстрировать бондаж, но просто позы и мое мастерство. Половину эффекта давало общение, понимаешь?
   - Нет. По одной сессии мне сложно судить.
   - Резонно.
   - Аня, откуда ты так хорошо знаешь, что кому нужно? Как ты понимаешь других?
   Судя по тону, этот вопрос его сильно интересовал.
   - Опыт? - с улыбкой сказала Аня. - Ты в курсе моей биографии и про бордель знаешь, верно?
   - Так, но...
   - Я никогда не спала с клиентами, у меня были определенные проблемы, но не в этом суть. Хотя, может, и в этом. Тетя привела меня, чтобы показать, что в отношениях нет ничего страшного. Смотреть на "общение" в борделе - та еще школа жизни. Некоторым нравились зрители - одна из причин, по которой я там оказалась. Это было нечто, я тебе скажу, но из-за специфики услуг мне показали верхнюю, открытую часть, прочее я узнавала постепенно в течение пары лет. Неважно. Там же мне предложили попробовать себя в роли Домины - прихоть очередного клиента, хотелось воспитать под себя новенькую. Меня перед сессией трясло, благо сказали всего за два часа, а не за сутки. Человеку понравилось учить и наставлять - так у меня появился первый клиент. Это было что-то, - рассмеялась Аня, вспомнив прошлое. - Мое знакомство с мужчинами началось в борделе в таком формате отношений. Сам знаешь, все судят на основе личного опыта, окружения, особенностей воспитания. Для меня эта специфика сыграла определенную роль, - усмехнулась Аня невесело.
   - Не понимаю, почему именно так, - произнес Алекс после недолгой паузы. - Ладно, допустим, что секс в таком возрасте, но...
   - Я не занималась там сексом, самое большое - участие рук, - отозвалась Аня. - Знаешь, не люблю вспоминать. Не было у меня никакого опыта общения с противоположным полом. Сначала дружба, а когда начался период взросления и влюбленности - погибли родители, начались проблемы.
   - Какие?
   - Со здоровьем, с гормональным фоном. Ты уверен, что тебе оно надо? - серьезно спросила Аня.
   - Не хочешь говорить?
   - Предполагаю реакцию, которая мне не нравится, - честно отозвалась Аня. - До сих пор нормально к этой части моей жизни отнеслись только Степан с Кимом, но они принимают людей полностью - со всеми достоинствами и недостатками.
   - Да? - шокированный голос.
   - Да. Такое их отношение непросто понять но, смотри, они принимают всех извращенцев, педофилов, маньяков - всех людей такими, какие они, есть, не оправдывая и не обвиняя, и судят только по личному знакомству и личному опыту. Просто в отношении явных антисоциальных элементов это видно четче, но проявляется ко всем.
   - Да, у меня такой толерантности нет, - согласился Александр.
   - Тем более.
   - Но все же хотел бы услышать всю историю, - мягко, но настойчиво сказал он.
   - И какой интерес меня обсуждать? - возмутилась Аня. - Я и так замечательная.
   - Не спорю, - улыбнулся он. - Что с тобой было?
   - Нарушение гормонального фона. Лечение возможно только после окончательного полового созревания, то есть от меня отмахнулись до восемнадцати, чтобы ответственности было меньше в случае чего. Нарушение жирового баланса - я была на двадцать килограмм тяжелее. Нарушение волосяного покрова - удаление ненужных волос было моим хобби почти десять лет, как и посещение больниц. На фоне смерти родителей, переезда в другой город к тете, имя которой было дома под запретом, это оказалось слишком для моей психики. Я спряталась в кокон, так было проще.
   - Еще бы.
   - Себя начала лепить после настойчивых пинков тети Оли. То, что есть сейчас, сформировалось лет в двадцать, причем физически, а эмоционально, как оказалось, не сложилось до сих пор. Такова моя грустная история, - закончила Аня с ноткой недовольства.
   Не любила она исповеди. Но самое интересное будет впереди - в вопросах. Только Степан задавал нормальные, на ее взгляд. Александр молчал. Аня выдержала минуты три - один трек по радио и спросила сама:
   - Все? Вопросов не будет?
   - Нет, - удивленно отозвался мужчина. - Вопросов как раз нет. Есть желание остановиться, чтобы прижать тебя и успокоить.
   Аня растерялась, такого еще не было. Подобным образом реагировала только тетя. Мыслей не было, как и понимания ситуации, просто вернувшееся ощущение детства и комфорта.
   Тут машина куда-то свернула. Пара поворотов - кованные автоматические ворота. Подземная стоянка.
   - Приехали, - негромко сказал водитель.
   - Не похоже на мой дом, - заметила Аня.
   - Это мой дом. Думаю, тебе не стоит оставаться одной. Кстати, так и не спросил, ты специально пришла на праздник к Фархату?
   - На самом деле - нет, - рассмеялась Аня. - Тут, называется, повезло. Я устроилась на работу, а там генеральный - бабник. "Нет" он не понимает, и я стала новой морковкой перед носом. В качестве широкого жеста он пообещал показать высший свет. Я и размечталась, а когда поняла, куда попала, долго пробовала не смеяться. Меня приглашала сначала Лаля, потом сам Фархат, то есть при желании все было бы проще. К тому же, но это моя маленькая месть, я просто представила начальника, как пришедшего со мной.
   Аня улыбалась, рассказывая историю, всю дорогу до квартиры. Большой удобный лифт. Широкий и чистый, даже не так - необычный подъезд, у многих в квартирах ремонты хуже. Обычная деревянная дверь. Александр вошел первым и включил свет в прихожей. Что же, вкус у него или у оформителя неплохой.
   - Да, думаю, такое отношение мало кого обрадует, - сказал Александр. - Я бы не оценил.
   - Но, полагаю, ты можешь услышать и понять "нет", как "нет", а не как закамуфлированное "да", тем более после сотни повторений.
   - Пап?
   В коридор вышел сонный Илья. Аня не просто удивилась, она испытала шок. Это называется "разрыв шаблона". Заспанный и в трусах Илья смотрелся иначе. Аня, подумав, отвернулась, краем сознания оценив плотное поджарое тело.
   - Ты у меня? - поразился Александр.
   - Да. Не вовремя?
   - Ничего.
   - Ясно.
   Илья ушел, а Аня, разувшись, повернулась к Александру и задумчиво сказала:
   - Это называется "разрыв шаблона", теперь поняла значение. Ты был прав, теперь воспринимать его как Илью, а не как Илюшу будет сложно.
   Александр неожиданно прижал Аню к себе и рассмеялся. Она не поняла причину смеха, но не отстранялась, хотя и расслабиться не получилось. Слишком неправильные, непривычные ощущения. Аня обдумывала ситуацию, в которой оказалась, и свое поведение, но пока ничего не решила.
   Снова все вверх тормашками. Сабы так себя не ведут. Александр - саб.
   Вечер открытий удался.
   - Аня? Все в порядке? Ты напряжена, - негромкий голос рядом создавал ощущение интимности и близости.
   - Думаю.
   - О чем?
   - Это как-то неправильно, - честно отозвалась она.
   - Илья интересней? Моложе? Перспективней?
   - Ты о чем? - не сразу сообразила она, а потом несильно ударила мужчину по спине. - Дурак, что ли? Я который раз рассказываю о себе, но, сдается мне, все впустую. Зачем спрашивать, если не слушаешь? - возмутилась она.
   Аня попробовала отойти, но Александр удержал.
   - Не понимаю, объясни.
   - Что объяснить? Рассказать еще раз?
   - Нет, причину объясни. Если не сравнение с Ильей, из-за чего такая реакция?
   - Помнишь ту часть, где я четко разделяю обычную жизнь и Тему. Объятия - это обычная жизнь, а ты - Тема, ясно?
   - И что?
   - Это нарушение привычного и естественного миропорядка.
   - О, как!
   - А ты думал! И никакого сравнения тебя с сыном нет в принципе. Я воспринимаю вас, как двух различных людей. Возможно, если бы я с самого начала знала о вашем родстве, отнеслась бы иначе. Но сначала познакомилась с Ильей, потом провела асфиксию, и только затем Руслан сказал, что это твой сын.
   - И он тебя не интересует?
   - Это кризис среднего возраста? - удивилась Аня. - Ни разу не стакивалась, поэтому любопытно.
   - Это опыт, - нерадостно сказал он. - Любовница предпочла меня сыну.
   - Ух ты! И как так получилось? - заинтересовалась Аня. - Давай, я посмотрю другие помещения кроме прихожей или это самое красивое место в доме?
   Мужчина рассмеялся:
   - Давай.
   Аня первым делом заинтересовалась санузлом, а потом с интересом осмотрела гостиную и кухню. А дальше с бутылкой вина, захваченной хозяином, они перебрались в его спальню.
   Устроившись на большой кровати, она отметила, что с мебелью в этой комнате была напряженка, точнее стандартный минимум: кровать, тумбочка, шкаф. Александр, устроившись с другого края, протянул бокал:
   - Приятное вино.
   - Спасибо.
   Аня села напротив, прислонившись к задней спинке кровати.
   - Рассказывай, - предложила она и попробовала вино.
   Сухое. Кисловатое на ее вкус, но Аня никогда не считала себя специалистом - ценителем. Мелкий глоток. Распробовать вкус. Ничего. Нормально.
   - Что рассказывать? - Александр крутил бокал в руке.
   - О чем хочешь.
   - Даже не знаю.
   Он снова отпил вина. Аня, отвлекшись от себя и своих переживаний, посмотрела на сидящего напротив мужчину и поразилась. На своей территории люди чувствовали себя комфортнее и увереннее, но Александр, наоборот, закрылся и отстранился.
   Он снял пиджак и остался в рубашке насыщенного синего цвета. Без часов. Но ремень на месте. То есть как бы открыт, но при этом застегнут на все пуговицы. Аня смотрела, думала и наконец спросила:
   - У тебя есть веревки для бондажа?
   - Есть, - удивленно отозвался он.
   - Поделишься?
   - Хочешь проинспектировать? - поддел он, легко поднявшись с кровати.
   Пару минут спустя на кровать легли свернутые веревки. Хорошее качество, почти новые. Разная длина. Аня глотнула еще вина и размотала одну из длинных. Приятный материал на ощупь.
   - Раздевайся, - сказала она. - Поверх одежды работать неудобно, по крайней мере - мне.
   - Хочешь связать?
   - Да. Я, можно сказать, только ради этого в гости пришла, - усмехнулась Аня. - Ты категорично против?
   - Нет, я почти что "за".
   Он задумчиво посмотрел на Аню и молча разделся. Она похлопала по кровати.
   - Попробуем другие варианты. На живот.
   Он, не споря, подчинился. Аня, лаская, начала медленно обвязывать ноги:
   - Неприятные воспоминания? - спросила она.
   - Ты о чем?
   - Дома я раздеваюсь, избавляюсь от ненужного. Ты же, наоборот, остался в броне. Или это не то место, которое ты называешь домом, или же что-то еще. Но, судя по квартире, ты тут бываешь довольно часто, значит - дело в ином, в Илье? Или в сравнении не в твою пользу?
   Александр дернулся, но Аня уже достаточно зафиксировала, чтобы попытка освободиться успеха не принесла.
   - Так что?
   - Ты хочешь сказать, что действительно не сравниваешь? - негромко спросил мужчина.
   - Правда. Знаешь, почему? Сегодня это стало особенно заметно. Твой сын меня боится, даже ни разу не увидев с Кимом. Меня завораживает его страх, это меняет мировоззрение, но при этом ни в каком качестве он меня не интересует. Меня не возбуждает ни страх в сексе, ни страх в Теме. Это просто демонстрация моей силы, моего преобладания. Поэтому - да, сравнивала вас только однажды. Но ты не испугался и не испытал отвращения, застав с Кимом, а для меня это важно, - негромко закончила она.
   Саб под ее руками неожиданно расслабился. Тело поплыло, и появилась возможность воздействовать сильнее.
   - Расскажи, - попросила Аня шепотом.
   Он вдруг хрипло рассмеялся. Коротко и резко.
   - Знаешь, сейчас я хочу совершенно другого, - с легким придыханием отозвался он.
   - Заводит подчиненное состояние? - Аня немного расстроилась.
   Ладно, сильно расстроилась. Это не просто слабости, это другое восприятие. К такому она не готова, снова ошибка...
   - Нет, - усмехнулся он. - Заводит твой мечтательный голос, твой вес на спине, твои нежные ручки на коже. Освободи.
   - Вот еще, - усмехнулась Аня и чуть поерзала на пояснице.
   Стало лучше. Не все так плохо, как она думала. Руками провела по его шее и спросила:
   - Даже так?
   - Ань, - негромко позвал он.
   - А я не сплю с сабами, - обрадовала Аня игриво.
   - Ты садистка.
   - Есть такое.
   - Ань...
   - Что? Хочешь еще пару узелков? - предложила она компенсацию.
   - Нет. Хочу тебя.
   - Вот и зря. Но, так и быть, могу порадовать...
   Аня поднялась и отошла на пару шагов. Алекс повернул голову и посмотрел на нее. Девушка игриво улыбнулась и, медленно стянув верх платья вниз, продемонстрировала замечательное белье и красивые чулочки.
   Зрачки расширились. Оценил комплект.
   - Зачем надела? - спросил вдруг ревниво.
   - Это все, о чем ты думаешь? - возмутилась Аня и уперлась руками в бока. - Это просто немыслимо - так относится ко мне!
   - Анют, а что я должен подумать, увидев тебя в таком виде?
   - Что так я выражаю свою женственность и хожу в таком виде на работу? - предположила она.
   - Ты так работаешь?
   Странную смесь эмоций по голосу распознать не смогла. Слишком много всего намешано.
   - Да, так я хожу на работу. Под платьем не видно, зато я ощущаю себя женственной и желанной. Мило, да?
   Аня повернулась вокруг своей оси. Алекс застонал:
   - Аня!
   - Что, Аня?
   - Пожалуйста...
   - Точно?
   Он вдруг невесело рассмеялся:
   - Я вообще не прошу, честно. Обычно распоряжаюсь. Убеждаю иначе. А с тобой - все не так, все непривычно.
   Серьезный и задумчивый голос показал степень его адекватности. Аня решила освободить. Достаточно.
   Алекс напрягся, так что потребовалось больше времени, чем хотелось бы, но Аня справилась. Спустя мгновение, она неожиданно оказалась на кровати, подмятая под Алексом.
   - Вот теперь я буду делать, что захочу, - мечтательно сказал он и поцеловал.
   Резко, напористо, страстно, даже чересчур. Но Аня ответила, обняла его руками и расслабилась, но ненадолго. Алекс быстрыми короткими поцелуями переместился ниже к груди, где и застрял. Белье, которое лишь требовалось слегка подвинуть, чтобы освободить соски, вызвало восторг.
   Аня даже забыла о шрамах. Когда вспомнила, осознала, что Алекс их уже видел или успел почувствовать, но никак не отреагировал.
   Его руки быстро ощупывали белье в поисках застежки. Аня сжалилась над собой и сказала:
   - Оно просто стягивается.
   Ее быстро освободили от лишней одежды. Как ловко. Или это стремление быстрее получить доступ к телу? Трусики мигом оказались сняты. Алекс, на мгновение коснувшись ее пальцами, отстранился. Аня даже возмутилась, а где ее ласки?! Это что за...
   Спустя мгновение она поняла - где. Алекс не затягивал с прелюдией, видимо, не в силах ждать дольше. Хотя двигался медленно, это Аня смогла оценить, приспосабливаясь. Все же воздержание не так безвредно, как принято полагать.
   А потом Алекс вспомнил о ней самой. Губы, грудь, мочки ушей. Мужчина искал эрогенные зоны и мгновенно их находил. Быстрый ритм, настойчивость, аура желания. Аня долго не выдержала, ощущая, как от ее сокращений, кончает он.
   Отдышаться. Осознать случившееся. Понежится в теплых объятиях. Алекс повернулся, увлекая ее за собой, и лег рядом. Потом вдруг усмехнулся:
   - А можно было убрать покрывало.
   - Правда, что ли? - деланно поразилась Аня. - А зачем?
   - Продемонстрировать красоту простыни.
   - Ладно. Обязательно посмотрю, но сначала надо подняться.
   - А надо? - лениво спросил он.
   - Не хочется, но надо.
   - Зачем? - тон изменился с игривого на серьезный.
   - Это опять какие-то твои странности? - заинтересовалась Аня.
   - Расскажи, - просто попросил он.
   - Я всегда после сессий принимаю водные процедуры.
   - Ясно, - холодно сказал Алекс.
   - Что ты опять придумал? - устало спросила Аня. - У тебя какие-то странные преграды, которые возникают в неожиданных местах на простые вопросы и слова.
   - Мысль о необходимости принять душ после сессии почему-то не радует, - холодно заметил он.
   - Ты что - опять о себе? Александр, тебе не говорили, что у тебя мания величия? - Аня, повернувшись, приподнялась на локте. - Причем тут ты? Или ты думаешь, что наша пятиминутная прелюдия была сессией? Я вообще-то говорила о Киме. Да и после таких вечеров вне дома всегда моюсь, странное дело, да?
   - Прости.
   Он улыбнулся и медленно поднялся, потом осторожно помог встать на ноги Ане. Она как раз думала: обидеться и поехать домой или нет?
   Пока размышляла, Алекс открыл дверь, которую Аня приняла за шкаф, но, оказалось - за ней ванная комната.
   - Удобно.
   - Да. Заходи.
   У него был огромная душевая кабина, никакой ванны, что грустно, но душ компенсировал все.
   - Волосы мыть будешь?
   - Нет, лень.
   - Тогда шапочку, иначе намочишь.
   - Вода только сверху?
   - Отовсюду, - довольно сказал он. - Пошли, покажу.
   И показал, а Аня смогла оценить невероятные комбинации и ощущения. В том числе и секс в душе - на одной из стен располагался удобный поручень, за который так хорошо держаться.
   Второй оргазм меньше чем за полчаса - это оказалось для нее перебором. Аня с трудом удержалась на ногах и не возражала против купания, вытирания и возвращения в кровать. Довольный и счастливый Алекс казался полным сил, что несколько задевало, но не сильно - все побеждало желание спать. Утроившись на приятной мягкой постели, к счастью - без всяких шелковых простыней Аня моментально уснула, успев порадоваться своей утомленности, иначе были бы проблемы. Спать с посторонним людьми она не привыкла.
  
   Сон прервал звонок. Зажегся свет и раздался сонный голос Алекса:
   - Слушаю.
   Он что-то говорил, слушал. Аня отмечала это краем сознания, находясь между сном и явью. Потом, когда телефон лег на тумбочку, спросила:
   - Все в порядке?
   - Проблемы у клиента, - нехотя отозвался мужчина. - Спи.
   - Какие проблемы в такую рань?
   - Илья съездит, разберется.
   Алекс выбрался из-под одеяла, но спустя несколько минут вернулся обратно.
   - Все?
   - Все.
   - Хорошо, когда проблемы решаются быстро.
   Поцелуй и смешок:
   - Главное - отложить на потом. Спи.
  
   Через какое-то время телефон зазвонил снова.
   - Опять? У тебя нервная работа, - вырвалось у Ани.
   Она села и медленно потянулась. Уже было светло, но еще рано. Алекс снова отвечал, теперь, похоже, Илье. Бросив: "Перезвоню" - отключился.
   Потом поискал что-то в телефоне. Заметив сидящую Аню, прижал к себе. И они вместе слушали длинные гудки. Абонент не отвечал. Очередной звонок - вместо гудков играла приятная мелодия, что-то из рока.
   - Проклятье!
   - Попозже?
   - Надо сейчас. Как оно радует...
   Снова вызов. Всплыло фото Ильи.
   - Да?
   - ...
   - И? Скажи обо мне, - нехотя предложил Алекс.
   - ...
   - Так. Дальше?
   - ...
   - Нет, не могу дозвониться ни до кого в это время. Попробуй отложить до вечера.
   - ...
   - Понял. И что он сказал?
   - ...
   - Илья, говори конкретно, я не понимаю.
   - ...
   - Аня? Зачем ее? Секунду.
   Аня приоткрыла глаза, услышав свое имя.
   - Ань, у моего давнего клиента проблемы, точнее у его детей. С одним из мастеров БДСМ произошел конфликт. Вести переговоры тот не хочет. Илья вроде бы убедил, но тот согласен начать договариваться только в присутствии другого мастера. Я хотел попросить Георга, но тот недоступен...
   - Стоп. Ты хочешь воспользоваться моим именем для переговоров или обещаний?
   - Переговоров.
   - Тогда ладно. Меня называют Душительница.
   Она легла обратно. Алекс, поговорив с сыном, присоединился к ней.
   - Спим?
   - Спим, - согласился тот.
  
   А в нескольких километрах от Москвы Илья, убрав телефон, улыбнулся - кажется, договорились. Миловидная женщина в кожаном белье стояла, устало облокотившись о дверь. Вооруженная охрана вместе с обеспокоенными родителями настороженно посматривала на приехавших. Илью интересовал другой вопрос - правоохранительные органы, ведь по закону автоматы не могут находиться у частных лиц.
   Напряженная обстановка вызывала нервозность.
   - Полагаю, мы нашли возможный вариант.
   - Слушаю, - отозвалась дамочка равнодушно. - Это должен быть кто-то авторитетный, а не приехавшая недавно девочка из провинции.
   - Вот тут - не знаю. Анна приехала недавно, но практикует давно.
   - Опять двадцать пять. Не будет Хозяин говорить невесть с кем.
   - Ее зовут Анна, Душительница.
   - Первый раз слышу, - отозвалась она, - но спрошу.
   Телефон. И названное имя.
   К Илье подошел раздраженный родитель, метивший на крупный пост, но довольно адекватный человек.
   - Надеюсь, это сработает, - негромко сказал он.
   - Это - да. Если они еще не знают об Анне, это многое говорит о них самих.
   Тут удивленная девушка обратился к Илье:
   - Хозяин согласен поговорить с ней. Когда она подъедет?
   - Подожди секунду, она может созвониться с ним напрямую? Тогда мы не будем изображать телефонный узел? - предложил Илья.
   - Сейчас спрошу.
   Звонок отцу с настойчивой просьбой появиться. Недолгие переговоры по факту появления Анны. Суета раненого утра. Илья пробовал успокоить взволнованную мать детей. Он начинал понимать, зачем нужны лекции по психологии на юридическом факультете.
   Машина отца появилась, когда напряжение уже достигло максимума.
   - Доброе утро, - поздоровался Александр с присутствующими.
   Потом, поговорив со всеми, вернулся к машине. Оттуда вышла чуть сонная Анна в строгом платье. Откуда, интересно. Или у отца было?
   - Здравствуйте, что нужно от меня? - спросила она у дамы в коже.
   - Душительница?
   - Да.
   - Минуточку.
   Дамочка пропала, но когда в следующий раз вышла, то мелко семенила за улыбающимся толстячком в халате.
   - Анюта, - обрадовался он.
   Анна подняла брови и выругалась, а потом устало сказала:
   - Я так надеялась, что ты сдох, Вань, не поверишь.
   - Анюта, дорогая, как я мог покинуть тебя. Пойдем, поговорим?
   - Ни за что.
   И Анна, развернувшись, ушла к машине. Толстяк грустно пояснил:
   - Неприятные воспоминания. Бывает.
   С ним тут же попробовал договориться отец, но толку не было. Илья наслаждался балаганом со стороны, пытаясь понять, так ли интересна выбранная сфера деятельности.
  
   Аня сидела в машине и смотрела перед собой. Дверь приоткрылась, заглянул Алекс:
   - Аня?
   - Я в это не полезу.
   - Хорошо. Я не прошу тебя так смешиваться, просто подскажи, что делать?
   - Убейте его, - посоветовала она.
   - А другие варианты? Он самодостаточный игрок. Его отец - судья Верховного суда.
   - И что?
   - С ним придется договариваться.
   - Причина конфликта?
   - Двое детей моего клиента полезли в крайности, такое бывает часто. Как они оказались в гостях у Ивана еще не выяснили, но не суть важно. Они подписали контракт на какие-то отношения и умудрились разбить дорогую машину. Все можно оспорить, но... сама видишь, какой тут уровень людей. Сейчас надо забрать детишек, а потом договориться о компенсации. Но разговаривать Иван не хочет, его устраивает сложившаяся ситуация.
   - И зачем требовался мастер?
   - Для переговоров. С этой категорией он общается, с остальными - нет.
   - Позвони Степану.
   - Он не отвечает.
   - Давай я позвоню. Не хочу в это лезть, ничем хорошим для меня благие намерения не заканчиваются, - мрачновато усмехнулась Аня.
   - Тихо, все в порядке.
   - Да, я знаю. Прости, просто умеете вы найти лучшее: таких психов, как Ванька или Степа.
   - Таких немало, не обращай внимания. Все будет хорошо. Правда.
   Эти слова не то, чтобы успокоили, но позволили взять себя в руки. Аня, поцеловав Алекса в щеку, вышла из машины. Иван общался с чуть нервничающим мужчиной в костюме, который смотрелся здесь более странно, чем девица в кожаном комбинезоне.
   - Анюта, ты вернулась, - искренне обрадовался Ваня.
   - Да, лапочка, вернулась. Вот умеешь ты появиться вовремя.
   - Талант, - согласился он и довольно улыбнулся.
   Аня, подойдя ближе, ухватила за руку и отвела в сторону:
   - Что ты хочешь?
   - Бросай своего идиота, он тебе не подходит, - вдруг серьезно отозвался Ваня.
   - Почему? - искренне удивилась девушка.
   - Он слабый. Ты понимаешь, о чем я. Ты всегда этого избегала, а тут связалась, зачем?
   - Захотелось нормального человеческого счастья.
   - Выбор неподходящий.
   - Возможно. Вернусь к сути - что ты хочешь?
   - Кое-какие бумаги.
   - И все?
   - Да.
   - Давай уточним. Ты просто согласишься? Или еще подумаешь? - предложила Аня.
   - Просто могу не согласиться, - оскалился Ваня. - Я долго этих деток ловил.
   - Значит, подумаешь пару дней...
   - Часов. Вечером скажу. Если Алекс от имени клиентов не предложит что-то стоящее.
   - А может?
   - Маловероятно.
   - Значит, просто немного тянем время.
   - Да. С тобой приятно общаться.
   - С тобой тоже, люблю конкретику, - улыбнулась Аня невесело.
   - А сначала расстроилась.
   - У меня впервые за долгое время вроде бы начались нормальные отношения.
   - Ванильный секс? Его ценность сильно преувеличена, - отмахнулся Ваня.
   - Я не приемлю другого.
   - Просто не пробовала нормального, - возразил он.
   - Быть может. Ладно, поеду домой - подумаю.
   - Не забивай голову, все разрешится само собой.
   - Надеюсь. Спасибо.
   - Не за что! До встречи, Анют.
   - До встречи.
   Аня развернулась и пошла к Алексу. Тот настороженно ждал результатов.
   - Он подумает, на что готов согласиться, - сообщила Аня.
   - То есть?
   - Он начал свою игру, а вы ее ломаете, поэтому Ванька подумает о компенсации, но это вряд ли будет что-то простое вроде денег. У него хобби - заставлять прыгать через огненные кольца.
   - Иносказательность? - хмыкнул Илья.
   - Буквализм. У него такое развлечение было: хочешь уйти живым - перепрыгни через пару горячих колец, - хмыкнула Аня. - Кто знает, до чего дошел сейчас. Илья, отвезешь меня?
   Быстрый взгляд на отца и согласие. Александр спросил:
   - Что здесь теперь?
   - Ничего. До вечера точно ничего не случится, можете расходиться или заняться, чем хотите, а потом будет видно. В принципе, Игра уже сломана, так что можно будет договориться.
   - Спасибо, - поблагодарил Александр.
   Аня, просто кивнув, повернулась к Илье, тот тут же повел к своей машине. Дорога до дома заняла не очень много времени. Аня уже не дремала, как по пути сюда, а пыталась удержаться от слез. Обидно, когда замки рушатся. Она уже начала надеяться... Но ничего, все будет хорошо.
  
   После того, как автомобиль сына отъехал, подошел Иван. Собранный и чуть насмешливый.
   - Зря ты это сделал, - просто заявил он, обращаясь к Александру.
   - Вы о чем?
   - Она терпеть не может слабых мужчин, а ее участием сейчас ты расписался в собственной слабости крупными буквами, так что не повезло.
   Ирония била через край.
   - Спасибо, сам разберусь в своих отношениях, - ответил Алекс невозмутимо, хотя внутренне начал осознавать правоту собеседника, и это нервировало.
   - Нет у вас больше отношений. Она не приемлет слабость. Хорошая девочка, в чем-то умная, а в чем-то - дура-дурой, как и все они.
   - Давайте вернемся к другому вопросу, - настоятельно предложил Алекс.
   - Я подумаю, что у вас есть, - пообещал Иван и ушел.
   Полчаса разговора на обратном пути домой. Усталость клиента, не готового к подобным вывертам судьбы, и собственные нерадостные мысли - все это заметно повлияло на настроение.
   Дома Алекс прошелся по квартире, но вместо такого ожидаемого сна взялся за работу. Ему нужно отвлечься, а чуть позже все наладится.
   Только почему-то все эти убеждения не действовали на него самого.
  
   Аня, приехав домой, попрощалась с Ильей и вместо квартиры направилась в супермаркет. Надо отвлечься. Заодно, может, блинчиков испечь?
   Спать больше не хотелось - ничего не хотелось. Но готовка, уборка, потом общение с тетей - и к вечеру Аня снова улыбалась, пусть и вымученно. Когда позвонил Ваня, хандра уже прошла. Знакомый обрадовал, что конфликт улажен, и приглашал заходить в гости. Аня обещала как-нибудь появиться.
   Затем состоялся разговор с Александром, но Аня не была готова к общению, о чем сразу предупредила и предложила отложить беседу на потом. То, что потом не наступит никогда, роли не играло. Жизнь продолжалась.
  
   На работу в понедельник Аня шла в предвкушении. Интересно, что будет дальше? А дальше все было как-то неправильно. Генеральный стал обращаться с ней, как и с остальными сотрудниками. И все? А эмоции? Приключения? Хоть что-то! Так даже не честно!
   Остальные тоже поглядывали с недоумением. Эмма спросила:
   - Что было в субботу?
   - Ерунда полная, - отмахнулась Аня. - Я думала, будет ВО! А оказалась на официальном Дне рождения одного знакомого. Уехала от туда с давним другом. Хотела предупредить Давида, но не смогла найти. И вот, похоже, все закончило, даже не начавшись.
   Дамы переглянулись и промолчали, а потом все занялись работой. Аня спокойно провела так полдня, пока ее не позвала к себе кадровичка и, извинившись, не сказала, что испытательный срок провален.
   - Даже так? - удивилась Аня. - Ладно, документы, расчет, что требуется от меня?
   - Вы дорабатываете сегодня до конца дня и вечером все получите, - улыбнулась дама, - мы пока подготовим бумаги.
   Аня ушла в некоторой прострации, к такому она как-то не подготовилась. Нет, подобная мысль была утром, но к обеду прошла. Девушка расслабилась, а оно вон как оказалось. Что ж, придется снова искать работу, а может, есть смысл вернуться? Но зачем, столица даст достаточно возможностей. Обрадовав коллег уходом, чему никто не удивился, Аня собрала свои вещи и достала телефон. Смысл делать вид, что ты работаешь, если уходишь? Кому бы позвонить? Тете? Точно.
   Пообщалась с родственницей в комнате отдыха, потом подумала и позвонила Лале, похвалила праздник, посмеялась, рассказав о своем увольнении. Лаля удивилась и возмутилась, дескать, как такое возможно, и даже предложила поискать работу через Фархата, но тут Аня была против. Немного обычного женского разговора ни о чем, и на душе стало легче. Потом звонок Киму, к счастью, уже проснувшемуся, и та же самая тема. Друг тоже посмеялся, спросил, как называется контора и сказал, что Аня легко отделалась.
   Час в разговорах пролетел незаметно. Затем подписать бумаги, забрать деньги, вещи, сдать пропуск охране и уйти со странным настроением. С работой не срослось, личная жизнь не удалась, что делать дальше - непонятно. Вот как люди с этим справляются?!
   Уже дома ей позвонили с городского номера. Новый работодатель?
   - Добрый день, Аня, - с непонятной интонацией поздоровался Александр.
   - Добрый, если это так. Как ваши дела?
   - Мы снова на вы?
   - Да? Не заметила. Меня иногда заносит, - покаялась Аня.
   - Заметно. Я в принципе не могу до тебя дозвониться, верно?
   - Мне нужно время подумать, - уклончиво сказала.
   - О чем, если ты уже все решила?
   - Не поняла?
   - Аня... Или правильнее - Анна, ты приняла решение еще тем утром. Твой неординарный знакомый Иван уже тогда сообщил, что свое участие ты расценишь - как мою слабость. А слабые мужчины тебя не интересуют, верно?
   - Не понимаю, к чему эти вопросы?
   - Это проявление разочарования, наверное. Мне казалось, ты другая, но у всех свои нормы идеала. Ты не сравнивала меня с Ильей или кем-то нормальным, судила по примерам перед глазами - "сильным" людям, таким как Ким или Степан. Но с ними я никак не сравним.
   - И что? - удивилась Аня, не понимая к чему весь это разговор.
   - Если захочешь нормальных отношений - звони, а так - не буду мешать.
   И он отключился. Аня удивленно приподняла брови: "Вот это да!"
   Так ее еще не бросали. И пусть решение расстаться приняла сама, но ощущение "брошенности" ей совершенно не понравилось. Умел Александр говорить - этого у него не отнять.
   Аня с трудом удержалась от желания позвонить и попросить отмстить. Нет смысла сейчас что-то предпринимать. Они вернутся к этому завтра. Вместо сна девушка собралась и пошла гулять. Ей нужно проветриться и подумать.
   Она так и этак крутила разговор в голове, приводя доводы против его слов. Она вовсе не сравнивала с Кимом или Степаном. Они - психи, и Аня всегда держалась на расстоянии. Да, ей нужен был сильный мужчина, что в этом плохого?
   Как будто это нормально - тащить ее невесть куда после замечательного секса, чтобы решить проблемы какого-то клиента. Это что - норма: чуть что, прятаться за женскую юбку?
   Аня ходила по дорожкам и думала, думала, думала. Так много она не размышляла уже давно, примерно с санатория, с усмешкой вспомнила она. А ведь до этого годами было затишье. Не то чтобы ветер в голове, а просто обычные мысли.
   Она в принципе не любила решать сложные эмоциональные задачи.
   Аня резко остановилась и вдруг улыбнулась. А ведь, получается, то эмоциональное взросление, о котором как-то говорила тетя, наступило: первая влюбленность, причем неудачная, обида расставания и вопросы, что не так - относятся именно сюда?
   Ее бросили. Впервые открыто бросили. Обидно, больно, причем болит уязвленное самолюбие. Что-то другое, более глубинное болело тогда утром в машине Ильи, когда Алекс так легко дал ей уехать, а сейчас говорит возмущенная женственность, но он еще поймет насколько ошибся. Хотя... какая ей разница, поймет или нет?
   Черт, почему расставаться с Герой и Пашкой было проще? Она к ним не так привыкла? Нет, она их даже по-своему любила, просто с момента принятия решения прошел целый месяц, а это достаточный срок для такой малоэмоциональной особы как она.
   Что делать дальше пока было неясно. Искать работу? Понятное дело. Найдет. Нашлась эта, появится и другая. Отношения пока оставим, с этим не повезло. Надо подумать. Может, сменить направленность полностью?
   Вернуться к доминированию? В смысле, как обычно - пара сессий в неделю? Наверное, это - выход. Оставить что-то с Кимом, можно даже позвонить Степану, а пока посматривать на более адекватных людей. Без явной страсти к самоуничтожению.
   Придя к выводам о дальнейших шагах, Аня улыбнулась. Все стало на свои места. Ей нужна некоторая определенность и упорядоченность, теперь она появились.
  
   Утром Аня обновила резюме и позвонила даме из кадрового агентства. Та удивилась звонку, выслушала причину столь быстрого ухода и пообещала взять на заметку. Потом звонок тете - узнать, как у той дела, и следом прогулка до замечательно магазинчика белья. То замечательное боди осталось у Александра, значит, нужно купить новое.
   Хозяйка узнала Аню и обрадовалась как родной. Еще она выслушала историю потери предыдущего комплекта, посочувствовала, а узнав о проблемах с работой, предложила временно устроиться к ней продавцом. Предыдущая пара уволилась, а новую пока найти не удалось. Оказалось, у Ларисы несколько магазинов в разных центрах, а контролировать требуется все. К тому же двое детей и мама в возрасте, хоть с мужем проблем не было: они были разведены.
   Аня с интересом выслушала чужую историю и решила попробовать. Хуже не будет, зато хоть чем-то займется. Обсудив условия оплаты и свободное время, чтобы ходить на собеседования, Аня вдруг сразу оказалась при делах. Лариса, показав, что есть что, и пообещав скоро вернуться, уехала по делам.
   Аня изучила ассортимент, одела свое боди. Еще раз посмотрела, что к чему. Потренировалась с кассой. И, достав телефон, позвонила тете.
   Та опешила от столь быстрого трудоустройства, так же как и от должности. Пообещав вечером созвонится, родственница отключилась. Тут появились первые покупатели.
   Как, оказывается, интересно очутиться по другую сторону прилавка! Аня никогда не рассматривала такую возможность относилась к поведению продавцов как к должному. А тут выяснилось, как все непросто и необычно.
   Показать, подсказать. И подумать: промолчать или нет? Решила не молчать и честно сказала, что маечка помогает мало, лучше взять корсет. Покупательница обиделась и ушла. Но - правда, какое белье может скрыть тридцать килограмм?
   Покупательница вернулась через какое-то время, когда Аня пыталась нормально затянуть корсет на манекене. Не то чтобы она решила изменить выставочные образцы, просто надо было на чем-то тренироваться. Она как-то не сталкивалась с подобным. Белье - это и есть белье, теперь вот добавились боди, а тут еще столько всего разного есть! Например, утягивающие панталоны. Разумеется, Аня их померила, когда вошла та же покупательница.
   - Может, на размер меньше? - спросила Аня у дамы и показала панталоны.
   - В них сейчас будет жарко, - возразила та.
   - Нет, не будет. Я уже полчаса хожу и думаю, померить другие или эти взять, пока не сварилась.
   - Да? Может, правда? В корсете точно будет душно.
   - Это верно. А если еще что-нибудь посмотреть? - предложила Аня.
   И следующий час пролетел незаметно. Покупательница мерила разные варианты, а Аня смотрела со стороны. Сколько корректирующего белья, оказывается, может быть. Параллельно заходили другие люди, что-то смотрели, мерили и даже покупали. Правда выяснилось, что снимать деньги с карточек Аня не умеет, о чем она сразу же предупреждала, и посетителям приходилось идти искать банкомат. Кто-то шел молча, но одна дама начала возмущаться, какой же Аня тогда профессионал.
   - Я работаю продавцом всего три часа, так что профессионал из меня никакой. Зато я хороший финансовый аналитик с большим опытом работы, обсудим эту специальность?
   - А что вы тут делаете тогда?
   - Помогаю знакомой, пока та ищет постоянных сотрудников.
   - Хорошо платят?
   - Мне - нет, особенно по сравнению с моей специальностью, а так не знаю, насколько это нормально. К тому же думаю, что за неделю наберусь опыта обращения с карточками, - пообещала Аня.
   Скандал затих, не начавшись. Вскоре основная покупательница сделала выбор и довольная ушла. Аня принялась помогать двум подружкам с фигурами, уже не требующими утяжки. Такие размеры шли в детских отделах. Перемерив все, что можно, и убедившись, что минимальный размер, выпускаемый производителем, им велик, расстроенные девушки удалились.
   Аня развешивала вещи обратно, когда вошла очередная клиентка. Осмотрелась и помялась, так что пришлось вмешаться:
   - Вам помочь?
   - Не уверена. Дело в том, что я хочу подобрать что-то такое... даже не знаю... женственное, но без чрезмерности. И не просто белье, но и не корсеты или что-то такое.
   Аня тут же показала свое любимое боди.
   - Нет, это не то.
   - Почему?
   - Я хочу подчеркнуть женственность.
   - Сейчас покажу.
   Две секунды - и платье снялось.
   - Женственно, верно?
   Покупательница рассматривала боди на Ане. Затем согласилась:
   - Верно. А расцветка только такая? Телесная?
   - Есть еще черная и красная, но я брала под повседневную одежду.
   Аня оделась и показала нужную вешалку.
   - Наверное, красный, - решила покупательница.
   - Померьте. Если вещи непрозрачные, то сойдет. Я просто говорила с хозяйкой, когда брала. По ее словам, даже в жару под сарафаном комфортно. Конечно, картошку копать не подойдет, но просто ходить - вполне.
   - Надо подумать.
   Примерка. Красное на брюнетке смотрелось сногсшибательно, но маловато. Аня предложила размер побольше, просто чтобы сравнить. Очень нехотя клиентка согласилась. Размер больше смотрелся вообще великолепно. Немного подумав и решив, что купить маленький она сможет, как сбросит пару кило, а заодно и телесного цвета, женщина протянула карточку. И тут снова пришлось расписываться в собственном бессилии. Аня даже показала памятку по пользованию кассовым аппаратом. К счастью, тут вернулась Лариса и смогла сделать все.
   Потом немного разговоров о прошедшем дне. Тетрадка, куда записывается все проданное, связь с охраной, если кто-то что-то схватит и убежит, и наведение порядка. Постепенно покупатели появлялись все чаще. Аня работала на подхвате и смотрела за профессионалом. Время до закрытия пролетело незаметно. Потом была уборка, оказывается, это тоже входит в обязанности продавцов, и прощание.
   Довольная Аня шла домой. Пусть несколько уставшая, но счастливая - такой интересный и познавательный день был.
  
   Неделя пролетела моментально. Аня захватила на работу ноутбук, чтобы не скучать, когда никого нет, заодно отслеживала вакансии. Дважды сходила на собеседование и второй раз, кажется, что-то начало наклевываться. С ней обещали связаться в понедельник, когда непосредственные начальники вернуться из командировки.
   В пятницу провела сессию со Степаном, а потом долго плавала в бассейне. Хорошо иметь такой огромный дом. Она пообщалась со знакомыми по Теме и сообщила, что готова заняться поиском нижних. Пришлось долго отмахиваться от Кима, предлагающего себя в качестве саба на постоянной основе, они сошлись на паре временных сессий. Степан улетел куда-то по делам, но по возвращению тоже был готов участвовать во всем. К тому же к Ане захотела попасть женщина - саба. Пока они просто решили встретиться и поговорить.
   Понедельник в звонках и обсуждениях прошел быстро. Правда только до обеда, потом было решающее собеседование, и Аню взяли с испытательным сроком. Ее начальником оказалась женщина, ушедшая из компании Давида по личным причинам, тут проблем с непониманием не возникло.
   Вернувшись, Аня предупредила, что нашла работу и больше помогать не сможет. Лариса отнеслась спокойно, оказывается, со среды выходят две девушки, она сегодня сама хотела об это сказать. Все сложилось удачно. Дальше шла приемка, чтобы убедиться, что все в порядке, и Аня получила причитающееся за неделю работы. Вышло не то чтобы мало, но и не много - как раз хватило на несколько комплектов белья. Лариса посмеялась, сказав, что с таким подходом к заработку Аня - самый удобный сотрудник, и подарила красное боди бесплатно.
   День получился великолепный. А вечером должна была состояться встреча с возможной сабой. Перед этим предстояло поговорить с мужчиной-кандидатом на такую же позицию. Поэтому дома, быстренько переодевшись, Аня натянула красное боди - красиво ведь. И пошла общаться.
   Вечер принес разочарования. Мужчина искал экзотического секса и готов был за него платить. А девушка просто начиталась всяких глупостей и вообще никак не понимала реальности. Она оказалась на редкость настойчивой, так что пришлось согласиться на мини-сессию в туалете. Заломанные и связанные чулком руки, пара болевых точек - все, саба передумала, даже поняла, что она не саба.
   Вечер вышел не так хорош, как надеялась. Но по дороге домой через полюбившийся парк Аню нагнал Руслан.
   - Какая встреча, - искренне удилась она.
   - Признаюсь честно, я ее подстроил. Узнал, где находится ваш телефон, и не смог удержаться от порыва присоединится.
   - Вы меня заинтриговали. И фактом отслеживания телефона, я об этом только слышала, лично не сталкивалась, и фактом потакания своим порывам. Часто такое бывает?
   - Порывы - нечасто, но если потакаю, то по полной. А телефоны отслеживать приходится, всякое в жизни бывает, - сообщил он с насмешкой.
   - Понятно.
   - Как ваш день прошел?
   - До вечера - замечательно, а потом были две встречи с сабами. Знаете, в такие моменты я ненавижу массовую литературу.
   - Почему так категорично? - удивился Руслан.
   - Потому что ничего хорошего не несет. Я понимаю, у каждого свой путь и свои ориентиры, но судить по чьим-то фантазиям - это одно, а строить суждения на их основе - совершенно другое.
   - Приведете пример?
   - Легко. Первым был мужчина, но тут я всегда предполагаю самый простой вариант - игровой БДСМ, как специфический антураж для секса. Ничего плохого в этом нет - люди хотят разнообразия. Пока это не касается меня лично, я даже за, - заметила Аня. - А вот второй оказалась девушка, заинтересовавшаяся Темой, начитавшись книг, о чем она сразу предупредила. Но подкупило другое - она сразу отвергла игровой вариант. Уже во время разговора стало понятно, что она где-то в своих представлениях. Она видела реальность, но, знаете, как картинку в телевизоре. Связываться с такими людьми желания никакого, о чем я сказала, но намного культурнее. Она не поняла и продолжила настаивать. Пришлось провести показ, зафиксировав в женском туалете и нажав на пару болевых точек. Боль она не приемлет вообще и сабой не является. Похоже, БДСМ интересовало исключительно как способ знакомства с прекрасным принцем.
   - Откуда столько иронии на "прекрасного принца"?
   - За всю жизнь не встретила ни одного, даже не слышала о таком. Знаете, все на уровне слухов о привидениях: лично столкнувшихся с ними не встречала, но соседка знакомого знает того, кто их изгоняет. Это не означает, что я не верю в привидения или в прекрасных принцев, вовсе нет. Просто искать их в нашей среде точно бессмысленно. Те, кто издалека, глубокой ночью с завязанными глазами могут за таких сойти, вот только при чуть более внимательном рассмотрении вызывают желание убежать с криками: "Спасите!!!"
   - Резонно, но мечты - мечты. А как выглядит ваш идеал принца? - вдруг спросил он.
   - Не знаю. У меня, по словам тети, совершенно не развитый в этом смысле вкус, остановившийся на уровне песочницы, когда принцем будет любой, поделившийся лопаткой и не пускающий конкурентов, - рассмеялась Аня.
   - Даже так? Я готов поделиться не только лопаткой, но и песочницей, - поддержал смех Руслан.
   - Вот видите, как легко мне угодить.
   - Действительно. Слышал, вы успели устроиться и уволиться?
   Аня рассказала о перипетиях с работой, ожидая следующего шага собеседника. В том, что Руслану что-то требовалась, она была уверена, но мужчина упорно молчал. Наконец она сама спросила:
   - Что вы хотели, Руслан?
   - Вы о чем?
   - Наша сегодняшняя встреча, - пояснила Аня. - У вас была какая-то цель, верно?
   - Каюсь. Была. Я хотел попросить вас побеседовать с одним человеком на роль саба.
   - Хорошо, - легко согласилась Аня.
   - И все? Никаких уговоров и обещаний?
   - Легко. Я приняла решение вернуться. Как вы верно заметили, завязать не вышло, так что поговорю, пока я в поиске и открыта для вариантов, потом - нет, а сейчас - пожалуйста. Если что, в следующий раз просто позвоните, этого будет достаточно.
   - Благодарю за доверие.
   - Не за что, - отозвалась Аня и добавила. - Не хочу показаться невежливой, но уже поздно.
   - Согласен. Спасибо за прогулку.
   - Всегда пожалуйста. Общаться с вами - удовольствие. До встречи!
   - До свидания.
   Они расстались, и Аня медленно пошла домой. Этот короткий разговор с Русланом, с одной стороны, помог прийти в себя и отвлечься, а с другой, вызвал непонятную тоску по Александру. Хотя с чего бы это, если они толком даже не знакомы. Аня не знала, не понимала, но принимала себя и свои странности.
  
   Следующий день провела, лежа на диване. Аня отдыхала от всего и готовилась выйти на работу. А среда принесла новое место, новый коллектив и новые обязанности. Благо - вторая работа за месяц и все не так страшно и необычно, как в первый раз. Несколько лет на одном месте давали о себе знать.
   Коллектив оказался небольшим и не таким дружным, как в прошлый раз, зато отнесся к появлению новенькой намного спокойнее. Если в прошлой компании Аню сразу не приняли, здесь пока всем было все равно: пришел новый человек и пришел. Немного необычно и непонятно.
   Стол. Компьютер. Наставник. Знакомство с этажом. Привычный круг. Потом подкинули простейшую работу, Аня занялась делом. Пришлось пару раз отвлечься на звонки, а так все шло нормально. К ней никто не подходил с вопросами, и вообще все занимались своими делами. Перед обедом пришла начальница, узнала, что и как, и пошла дальше. Прогулка в обед по окрестностям и снова работа. Первый день прошел странно. Хотя, может, так и должно быть?
   А вечером снова две встречи: психопат, после Кима и Степана Аня сразу ощущала таких людей, и знакомый Руслана. Вот тот был интереснее: молодой парень лет двадцати пяти, то серьезный и строгий, то сияющий улыбкой. Интересовали порки и бондажи, но вкупе с подчинением. Практиковал с разными верхними, ищет постоянную и адекватную.
   Аня посмотрела, послушала и, махнув рукой, предложила:
   - Как насчет сейчас?
   - Э... так сразу?
   - Да, попробуем. Я немного не понимаю вас и предлагаю не затягивать. Посмотрим друг на друга и сразу решим. Хорошо?
   - Ладно.
   Они дошли до дома Ани - она предусмотрительно встречалась в кафе неподалеку, чтобы потом на метро не кататься.
   Показала игровую и предложила раздеться:
   - Как обычно, белье, разумеется, оставьте.
   Он замялся. Аня вышла переодеться, а когда вернулась, застала Влада, рассматривающим потолочные крюки.
   - Для фиксации и вытяжения. Не пробовали?
   - Нет.
   - Зря. Хотя - вставайте.
   Аня зафиксировала руки, затем ноги. Влад напрягся.
   - Как вам?
   - Странно.
   - Влад, кто вы?
   - Не понимаю?
   - Вас не интересует Тема, по крайней мере, такие варианты. Что вы хотите?
   - Попробовать.
   - Не пробовали ни разу, верно?
   - Да. Простите.
   - Ничего, бывает.
   Аня взяла мягкий стек и провела им по спине, потом пару раз ударила. Несильно. Влад дернулся и разозлился. Еще несколько ударов. Злость нарастает. Снова удары.
   - Хватит. А стоп-слово?
   - Зачем?
   Аня отошла и села на стул.
   - Давайте еще раз. Кто вы такой и чего хотите?
   - Не верите?
   - Нет. Вас злит необходимость подчиняться, не заводит боль, не нравится фиксация. Все это насилие над вами, так зачем?
   - Быстро догадались, - выплюнул он.
   - Вы не первый такой, просто в некоторых действительно внутреннюю потребность сложно разглядеть. Итак?
   - Развяжите меня, - потребовал он.
   - Нет.
   - Немедленно.
   - Влад, вы немного не в том положении, чтобы требовать. Если будете настаивать или угрожать, позвоню паре знакомых садистов - настоящих, общение продолжите с ними. Им будут безразличны мотивы вашего появления. Я устала, у меня выдались непростые полгода, да и Москва перестает нравиться, так что не будем портить друг другу жизнь.
   - Я хотел с вами познакомиться, - выдавил он нехотя.
   - Зачем?
   - Узнать из-за чего суета.
   - Не понимаю.
   - Вы даже не знаете, кто я, - возмущенно сказал он.
   - А должна? - удивилась Аня. - Простите.
   - Вы знаете моего отца.
   - И кто он?
   - Бартельский.
   - Простите, по фамилии никаких ассоциаций, хотя что-то такое вроде бы слышала, но не уверена, - через какое-то время отозвалась она.
   - Он - известный адвокат.
   - Да? И все равно связи не вижу.
   - Илья сказал, вы хорошо знакомы.
   - Илья? Вы про Александра? - наконец поняла Аня.
   - Вы что - не знали, кто он? - возмутился Влад.
   - Нет, но у вас странная семейная особенность попадать ко мне. Так что вы хотели, извините, никак не соображу, зачем вам со мной знакомиться.
   - Узнать лично. Мать сказала, они собирались снова сойтись, но тут появились вы, - ядовито сказал Влад.
   Аня поднялась и выставила вперед руки:
   - Влад, меня не интересуют отношения внутри вашей семьи, они меня никак не касаются, так что - все. Чтобы бы там и кто бы не думал, я ни при чем и никак не связана.
   Аня медленно освободила пленника и ушла на кухню.
   Через некоторое время туда вошел Влад.
   - И не боитесь?
   - Чего?
   - Меня?
   - С недавних пор я мало чего боюсь.
   - А если?
   - Давайте без угроз, чтобы потешить свое пострадавшее самолюбие, - отмахнулась Аня и показала пистолет. - Уходите.
   - Вы так просто готовы меня убить? - усмехнулся он.
   Тут Аня невесело отозвалась:
   - Это страшно только в первый раз, потом намного проще.
   Он опешил:
   - Даже так?
   - Именно так. Поэтому - уходите, мне нечего вам сказать.
   Когда за гостем закрылась дверь, Аня усмехнулась. К счастью, людей ей убивать не доводилось, но общение с Кимом дало многое.
  
   Следующий рабочий день прошел почти точно так же, правда, теперь задание было интереснее, чем просто вводить цифры в базу. Вечер должен был пройти тихо и без новых встреч. Пора приостановить поиски саба. А то почему-то все идет через пень-колоду. Может, правда лучше вернуться? Или переехать в соседний край, там и тетя будет ближе и знакомые есть, да и вообще лучше?
   Аня настолько увлеклась обдумыванием этой идеи, что перестала обращать внимание на окружающих. Она на автомате дошла до квартиры, размышляя над сложной дилеммой: бросить сейчас, пока ничего серьезного не затянуло, и признать поражение или подождать? Но потом работа, сабы - все это удержит на месте не хуже якоря. А сейчас она свободна...
   Только когда ее коснулись за руку, Аня резко развернулась и коснулась шокера, закрепленного в специальном нарукавнике.
   Перед ней на лестничной клетке стоял Александр в стильном строгом черном костюме. Так он выглядел еще солиднее и серьезнее, а также совершенно не ее круга человеком. Почему она не видела его в таком облике хоть раз? Тогда бы все пошло абсолютно иначе.
   - Прости, но ты ничего не слышала и в упор не замечала.
   - Задумалась. День добрый.
   - И тебе того же. Впустишь?
   - Да, конечно.
   Аня вошла домой и пригласила гостя. Тот уверенно прошел на кухню и включил чайник. Какое самоуправство!
   - Ты просто так, в гости? - спросила она.
   - Нет, хотел извиниться за Влада, не ожидал от него подобного.
   - Ничего не случилось, хотя он закрытый человек и прочитать его смогла, только подвесив, - чуть улыбнулась Аня.
   - Да, понимаю. Прости, я не думал, что все так далеко зайдет.
   - Ничего страшного. Единственная просьба - оградить от своей семьи. Не знаю, кто и на что способен, но мне не хочется пострадать.
   - Естественно, - даже возмутился Александр. - Ничего подобного они не сделают. Просто заинтересовались.
   - Бывает. Но обычно интерес проявляют иначе.
   - Знаю.
   Он облокотился на подоконник и сложил руки на груди, закрываясь. Тут Аня впервые за время знакомства увидела, как он защищается. Странно. Оказывается, раньше всегда внешне проявлял открытость. С чего бы это?
   - Все в порядке? - поинтересовалась Аня.
   - Да. У тебя как?
   - Хорошо. Устроилась на новую работу, ищу сабов, хотя, возможно, уже не ищу.
   Она села на стул и вытянула ноги:
   - Знаешь, я начинаю думать, что была неправа, переехав сюда. Мои проблемы не внешние, а внутренние. От места жительства они не решились.
   - Хочешь вернуться?
   - Наверное. Именно это я так напряжено и обдумывала сегодня по дороге домой. Вернуться, пока не обросла держащими здесь связями - домой или перебраться в соседний краевой центр, там у меня есть знакомые и до тети недалеко.
   - Москва не нравится?
   - Не срастается у меня с ней.
   - Понятно. Можно чаю?
   - Конечно. Сделать?
   - Я сам.
   Он заваривал напиток и молчал. Аня ощущала напряжение и никак не могла понять причины. Александр устроился напротив и протянул кружку Ане. Та молча придвинула к себе.
   - Александр, что все-таки случилось?
   - Полным именем? - усмехнулся он.- Той ночью я был Алексом.
   - Ну... той ночью многое было, - отмахнулась Аня.
   Он промолчал и вдруг заговорил:
   - Я был уверен, что ты позвонишь. Не сможешь отбросить все случившееся, но прошла неделя, а от тебя ни слова. Мне казалось, я тебе интересен, но все больше убеждаюсь в ошибочности этого мнения. Даже сейчас я ждал вопросов о Владе, но ты просто отмахнулась, как от несущественной мелочи. При этом твое решение уехать меня испугало, ты даже не задумалась о том, что думаю я. Кто я для тебя?
   - Не знаю. И не понимаю суть претензий. В чем ты меня обвиняешь?
   Он невесело улыбнулся:
   - Не хочешь говорить?
   - Не вижу причин для обсуждения.
   - Знаешь, я хочу уйти и грохнуть дверью, но кому сделаю этим лучше? Себе? Не уверен...
   Он замолчал и помешал ложечкой чай. Аня смотрела на сидящего напротив мужчину и понимала, что почему-то готова заплакать. Что за ерунда! Не любила она эмоциональные дилеммы.
   - Что ты ожидаешь от меня услышать? - устало спросила Аня.
   - А что ты готова мне сказать? Я для тебя хоть что-то значу?
   Она промолчала. Алекс напрягся:
   - Ань?!
   - Что? Что ты хочешь от меня? Криков "люблю, жить не могу"? - Аня поднялась и прошлась по кухне. - Да, я наивно надеялась на счастье. Не срослось. И что теперь? Биться головой о стену? Прийти поплакаться "возьми меня обратно"? Все никак не разберусь в тебе и твоих мотивах, зачем все это? Как я не люблю эмоциональные разборки, кто бы только знал.
   Аня раздраженно крутанулась на месте. Александр внимательно на нее смотрел:
   - Знаешь, я зря пришел. Ты правда не готова, да и не хочешь ничего менять. Тебя устраивает нынешняя ситуация.
   - И?
   Аня совершенно ничего не понимала, уже не хотела понимать. Ощущение ускользнувшего счастья больно било. Хотелось ударить Алекса в ответ, чтобы он тоже почувствовал это. Она развернулась и ушла в ванную - надо успокоиться. И все будет нормально.
   Прохладная вода на разгоряченное лицо, смыть макияж и вдруг осознать, что плачет. Беззвучные слезы никак не поддаются контролю. Какой бред! Вся эта ситуация - сплошной бред!
   Аня вышла из ванны и попросила:
   - Уйди, пожалуйста.
   - Все в порядке? - обеспокоенно спросил Александр.
   - Все будет замечательно. Просто - уйди.
   - Анют...
   Он сделал шаг к ней. Аня тут же выставила перед собой руки:
   - Просто уйди.
   - Поговори со мной, - неожиданно попросил он.
   - Алекс, уйди.
   - Ань, если уйду, то больше не вернусь. Я не мальчик, чтобы бегать за тобой.
   - А я просила за мной бегать? Я хочу только одного, чтобы ты ушел.
   - Ань, сколько можно? Ты мучаешь и себя и меня, - негромко сказал мужчина.
   Аня разозлилась. Вот так просто вышла из себя и зло ответила:
   - Я издеваюсь только над собой, слушая тебя. Мне ничего от тебя не надо, ничего. Мне нужен сильный мужчина, а вместо этого я пытаюсь выбраться из эмоциональной паутины, связанной с тобой.
   - А я слабый? Поэтому не подхожу, - иронично уточнил он. - Одна просьба о помощи - и вот результат.
   - Да, вот результат. Да, я такая глупая со своими представлениями о нормальном мужчине. Ну, прости, ошиблась, больше не буду. Все выяснили?
   - Да.
   Вдруг он оказался рядом и прижал сопротивляющуюся Аню к себе.
   - Отпусти, - потребовала она.
   - Обязательно. Ань, ты плачешь, - сказал он.
   - Нервное. Пусти.
   - Анют, я тебя люблю. Тихо, молчи. Я неделю надеялся на твой звонок, пусть не мне, но Илье или Руслану. Я проклял все за ту просьбу помочь, но мне даже в голову не пришло, что ты так отреагируешь. Не торопись, дай нам шанс.
   - Зачем я тебе со своими проблемами и комплексами?
   - Я люблю тебя, меня умиляют твои колючки. Ты первая, с кем я хочу быть, потому что хочу, а не потому, что так надо. Я эгоистично хочу немного счастья только для себя.
   - Алекс, я не знаю.
   - Почему?
   - А вдруг потом будет больно?
   - Давай сделаем так, чтобы не было. Ни тебе, ни мне, хорошо?
   Аня подумала и, поняв, что не хочет отстраняться, уезжать и начинать все сначала, решилась:
   - Хорошо.
  
   Алекс остался у нее. Они почти не разговаривали, просто были рядом. Поужинали, навели порядок на кухне и устроились на диване перед телевизором. Передача о морских обитателях была довольно интересна, на взгляд Ани. Потом после душа перебрались на кровать.
   Через пару часов лежания и любования потолком Аня поняла - с нее довольно.
   - Уходишь? - голос Алекса заставил подпрыгнуть.
   - Не могу заснуть.
   - Не хочешь поговорить? - предложил он.
   - О чем?
   - Мы вроде как договорились попробовать, но ничего не изменилось, - раздался смешок, и Алекс сел рядом. - Ты меня не хочешь.
   - Не знаю.
   - А кто знает?
   - Сложный вопрос.
   Аня поднялась, вышла и вернулась уже с веревкой.
   - Ты как?
   Он явно удивился:
   - В темноте?
   - А почему нет? Не знаю, что еще.
   - Просто секс?
   - А ты хочешь?
   - Нет, - усмехнулся он. - Куда-то мы не туда пришли. Не хочу быть связанным.
   - Свяжи меня, - легко предложила Аня. - Давай сделаем хоть что-то, я так не могу. Кажется, стало только хуже.
   - Возможно. Ложись...
   Он взял веревку и привязал руки Ани к спинке кровати. Пару минут ничего не происходило, а потом Алекс, устроившись сверху, неожиданно хрипло произнес:
   - А мне это, пожалуй, нравится.
   Его руки пробежались по запястьям и веревкам, потом спустились ниже. Грудь. Лицо. Он изучал ее тело кончиками пальцев.
   - Ты заинтересовала меня сразу. Я подумал, что, даже если ничего не выйдет с бондажом, обязательно попробую обычные отношения. Подчиниться тебе было легко и приятно. Ты чувствуешь границы допустимого и лишь слегка переходишь их. Потом исчезновение - неприятно и обидно, но бывает. Затем появление здесь и помощь Илье, я растерялся. Я всегда все контролирую - мания контроля, так называют это дети. Но с тобой этого не требовалось. Ты другая: сильная, целостная, интересная. Мне хотелось узнать о тебе все. Сессия с Кимом - показалась ранимость, женственность, слабость. Тут я понял, что могу быть рядом, но не просто смотреть со стороны, а дополнить. Та ночь была замечательной, впервые ощутил себя, как в пятнадцать. Ты не сравнивала, принимала как есть, ничего не требовала и не настаивала на исповедях. Просто была. Потом та встреча, утро, испортившее все. Я правда не думал, что ты воспримешь таким образом. Когда Иван сказал, что случившееся можно трактовать как мою слабость - испугался. Давно так не боялся. В последние годы моя жизнь была на редкость ровной и пресной, а тут столько всего сразу. А после ты внесла в черный список мой номер - это была пощечина, но лучше бы ты ударила. Поговорили. Я подумал, тебе нужно время, чтобы осознать, какого замечательного мужину теряешь. Всю неделю ждал хоть какого-то знака с твоей стороны, малейшего интереса - и ничего. А вчера приехал Влад и рассказал о вашей встрече. Я женился на его матери еще в институте, ее отец был деканом, а дочь забеременела от женатого друга семьи. Так просто и ненавязчиво обзавелся собственной семьей. Ребенок умер в младенчестве. Честно говоря, я был даже рад, но под давлением тестя согласился на своего, так появился Влад. Через пять лет мы развелись. Я обрастал нужными связями и контактами. Перестройка. Теперь ее родственники не имели такого влияния. Потом другая жизнь, другое время и новый вариант - дочь партнера. Юлия стала неплохой женой. Появились Илья и Оля. Я воспитывал всех детей, включая Влада. А Юлька начала делать бизнес. Сначала было неплохо, а потом стало ясно, насколько мы разные. Мне приходилось разрываться между своим делом и детьми. В итоге у каждого своя жизнь, пять лет назад мы разошлись. Но дети до сих пор тянутся ко мне, - невесело закончил он. - Не повезло им с матерями. Когда узнал о приходе к тебе Влада, впервые понял, что ты нужна мне, но нужен ли я тебе? Да, я могу помочь и поддержать, но ты хорошо справляешься сама. Ты самодостаточная. Сегодня я надеялся что-то пояснить. Мне тяжело жить в таком подвешенном состоянии, но и тут выяснилось - да, тебе плохо, но ты пойдешь дальше одна, вместо того, чтобы попросить о помощи. Почему, Анют? Почему все так запуталось? Не во всяком мыле такое бывает.
   - Не знаю.
   Аня лежала под ним, зафиксированная, и ощущала собственную слабость и бессилие. Непривычное состояние.
   - Ты хочешь за неделю изменить устои, выработанные мною за года, - сказала она устало. - Ты сразу привлек мое внимание, но я не строю отношений с сабами, не хочу быть комнатной доминой, а иначе не выйдет. Но после Кима ты оказался рядом, и я впервые подумала, что ошибалась, возможно, была неправа. И решила попробовать. Та ночь была замечательной. Я, дура, размечталась о счастье. А утро... как будто меня огрели обухом по голове: стоило только расслабиться, как ты использовал меня в качестве щита. Все то, чего я хотела избежать, проявилось сразу же, меньше чем через шесть часов. Значит, мои решения были верными, а ты просто минутная слабость. Я уже планировала совместный завтрак и вопросы, которые хотела задать, но вместо этого получила отрезвляющую пощечину. Потом неразбериха с работой, глупости с сабами и понимание, как я от всего этого устала. Больше не хочу ничего, а тут еще твоя семья, возникшая непонятно с чего. И сегодняшний визит, когда ты неизвестно чего хотел от меня. Признаний? Чувств? Эмоций? Эмоций было много, даже слишком. Чувства? Не знаю. Не скажу, что влюблена до безумия и на твой уход отреагирую прыжком с крыши. Мне снова будет больно, а я не хочу боли. Просто не хочу. Я понятия не имею, ЧТО ты хочешь попробовать, не хочу открываться - потом будет больно.
   - Почему? Почему ты уверена, что я причиню тебе боль?
   - Почти все, кого я любила, делали мне больно.
   - Родители?
   - Они, брат, первая детская любовь - все, кроме тети. Я больше никого не подпускала близко, а ты хочешь оказаться сразу под кожей. Но ты - чужой человек, незнакомый и непонятный, не тетя, которая будет рядом банально в силу родства.
   - Я не знаю, что на это ответить, - тихо сказал он. - Обещать любовь до гроба на следующие лет пятьдесят не буду - не даю бессмысленных клятв. Я хочу сделать тебя счастливой и хочу быть счастливым сам. Надеюсь, у нас выйдет, но это будет только в том случае, если ты сама захочешь этого. Я не могу решить за тебя и заставить. Если не захочешь, не буду мешать искать свою судьбу. Пусть не я, но и не одиночество. Хорошо?
   Он медленно и осторожно освободил ее. Аня потерла запястья и приняла решение.
   - Ты прав.
   - О чем ты?
   - Давай попробуем.
   И Аня медленно поцеловала его. Пару секунд он не реагировал, а потом ответил. Нежно и ласково. Некоторое время они просто целовались. А потом растянулись на кровати. Это был не сnbsp; - Признаюсь честно, я ее подстроил. Узнал, где находится ваш телефон, и не смог удержаться от порыва присоединится.
екс, а любовь - нежная и ласковая, заботливая и игривая.
   Аня долго не могла отдышаться и прийти в себя от эмоциональной бури. Как, оказывается, любовь отличается от секса. Кто бы мог подумать...
   - Ты плачешь? - удивился и обеспокоился Алекс.
   - Это было потрясающе, я еще никогда такого не испытывала. Спасибо.
   - Не за что, маленькая, - тепло отозвался мужчина.
   Они заснули, обнявшись. Напряжение пропало.
  
   На следующий день Аня как обычно поехала на работу. Их общение строилось постепенно. Аня не меняла все и махом, как, впрочем, и Алекс. Они знакомились друг с другом и приноравливались к изменениям. Постепенно Аня привыкла к новой работе, новым отношениям и даже перебралась к Алексу. Совместный быт принес необычный опыт.
   Долгое время приноравливались к ее сессиям. Нет, с Алексом было понятно, но остальные... Фархат появлялся раз - два в месяц, и это были только их сессии. Сессии с Кимом и Степаном всегда проходили в присутствии Алекса. К тому же Аня взяла еще одного саба - знакомого Алекса какого-то чина не то в налоговой, не то в таможне. Она не вдавалась в подробности. Больше всего опасалась изменения отношения Алекса, но того, казалось, завораживала и восхищала эта ее сторона.
   К лету жизнь практически наладилась и определилась. Тетя одобрила Александра, тот тоже впечатлился знакомством. Аня постепенно нашла общий язык с детьми Алекса. Познакомилась с его окружением, потихоньку входя в его круг. Аня немного побаивалась реакции окружающих, но, как ни странно, все приняли ее нормально. Без восторга, но и без явного недовольства. Возможно, сыграло роль знакомство со многими необычными людьми, такими как Иван, Ким, ну или избранник тети - все-таки значимая фигура не только на уровне их деревни.
   Странным образом завершилась история с нападением на Аню. Девушка следую своей философии махнула рукой - жизнь рассудит, но не все в ее окружении думали так же. Как-то Алекс шутя заметил, что даже отомстить ее обидчикам не может, уже некому. И Аню с удивлением узнала о множестве проблем возникших у "дам". Глаза открыла старая знакомая по теме: "Анечка, ты дура, около тебя толпа властных мужиков с прямолинейностью табуретки и несколько умных женщин (я не участвовала)! Зато твоя тетя точно... В общем сначала подсуетились местные, потом приехал Ким и та девочка, что на твое устроилась влюбилась "до безумия" сейчас в дурке лежит. Твои сабы развелись, у бывших жен какие-то постоянные проблемы были, то там, то здесь... говорят на кого-то на улице напали. В общем жутко все закончилась, я тебе скажу, если хочешь почитай наши газеты". После прочтения газет волосы встали дыбом - две могилы и одно сумасшествие неожиданный итог. Конечно тогда Аня желала гораздо худшего, но никогда не думала, что ее пожелания сбудутся так буквально.
   Все вроде бы хорошо, но что-то было немного не так. Она никак не могла сообразить, в чем проблема. На личном фронте все замечательно, на работе тоже все хорошо, сессии вносят недостающее, но что-то не так.
   Однажды, зайдя в магазин к Ларисе, теперь та замещала поехавшую отдыхать продавщицу, Аня пожаловалась на эту неопределенность. Нельзя сказать, что они стали лучшими подругами, но поддерживали приятельские отношения. Лариса пояснила причину доверия в тот первый раз. Оказывается, она попросила одного из охранников центра присмотреть за Аней, а та никак не могла понять, с чего вдруг. И вот сейчас, помогая развешивать вещи, Ани рассказала о ситуации. Лариса, высказавшаяся чуть раньше, слушала, а потом неожиданно объявила:
   - Я знаю, в чем проблема.
   - В чем?
   - Тебя никогда ни о чем не просят, верно? И даже отказываются от твоей помощи. Это задевает, верно?
   - Да, но почему так?
   - А помнишь, ты рассказывала о начале ваших отношений, что ты не любишь слабых мужчин?
   - Да, но это другое. Почему нельзя попросить зайти в аптеку, а не идти самому.
   - Это ты разделяешь, а он - нет. Просьба, значит - слабость.
   - Но это же не так!
   - Проясни этот момент, а то он умирать будет, но не попросит о кружке воды.
   - Это бред!
   - А просить сына проехать пол Москвы с аспирином, вместо того, чтобы позвонить тебе - не бред? - парировала Лариса.
   - Спасибо, ты открыла мне глаза.
   Вечером Аня подняла этот вопрос. Оказалось, Алекс в самом деле не понимает сути претензий. Они поругались, так что Аня ушла гулять, хлопнув дверью. На улице ее догнал Алекс, и они долго мирились. Но после стало проще, заноза в отношениях пропала. Эта тема была еще болезненной и пока осторожно обходилась, но постепенно все сошло на нет. Вероятно, вопрос слабости будет возникать и не раз, но все решается.
   Жизнь продолжалась... возникали совместные планы и мечты, решались проблемы и недоразумения... жизнь... обычная жизнь...
Оценка: 8.06*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"