Песочник: другие произведения.

Долгая дорога в думах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор финальных 12 работ

  В этом очерке остановлюсь cначала на тех работах, которые сам отобрал в шорт, но которые, увы, не попадают в мою заветную шестерку.
  Работы, не отобранные мною ранее прокомментированы в первой долгой дороге.
  
  Виноградова Юнона:
  тоже...
  
  Последняя строчка этого стихотворения является и самой лучшей характеристикой художесвенного подхода его автора. Описать мир через осязание, пропустить весь мир под кожу, да так чтобы он зашевелился под кожей у читателя, а что там внутри за чувство родится из этого подкожного мира - не знает ни автор, ни читатель, заглотивший наживку. Надо сказать что в случае со мной-читателем автору это удалось - внутри меня, из меня вырос этот мир где звук без звука и движение без движения - потому что не в них суть, а в томлении и полете души - через и из эти въевшиеся до боли ракушки, жару, и подобно волне, которая накатит и отхлынет, этот выстреливший мир тут же втянулся-собрался в одну точку, центр, потому что все внутри и изнутри. Вот за этот нервный пульс я отобрал стихотворение в шорт. Но выбрал в заветную шестерку все же другие стихи. Или этого мира-пляжа мне оказалось мало, или неосторожное "волнами тоже"
  врезалось похуже ракушки, либо еще несколько досадных неточностей, которые засчет тактильности стихотворения тоже ощущаются почти физически. В любом случае, понимаю что этот мой выбор очень субъективен, и стихотворение, безусловно, заслуживает внимания.
  
   Сошенко Александр Федорович:
   "Света клин пробивается серый..."
  
   Очень больная тема поднята в стихотворении. И автору удалось с достоинством эту тему пронести и передать эстафету боли читателю, не навязываясь, не срываясь на крик там, где надо шепотом - это уже очень много. Тем не менее этот текст для меня останется в заветных 12-ти, но не 6-ти. Выбор исключительно субъективен, но мне кажется, что тут уже начинают играть роль очень мелкие детали - неуклюжие инверсии, о которые в таком кажущеся-спокойном повествовании спотыкаешься, если не сознательно, то под-сознательно (Подремать бы и мне часик тоже, Тело рвет и сознание в клочья, Глаза я закрою), неточные слова (как будто реально), сбой ритма (Вспышка! Мрак... И боль отпустила. - причем, этот сбой легко устраняется на мой взгляд). А вот закольцовка (Света клин пробивается серый - Света клин пробивается пыльный) по-моему очень к месту и засчет нее и первые и последние строчки запоминаются. Если бы еще и в середине все было так же безупречно. Но, безусловно, это очень небольшие придирки к очень хорошим на мой взгляд стихам.
  
   Есликова Ольга: другие произведения.
   "На дворе метель..."
  
   Прежде всего стихотворение поражает и заражает внутренним задором, какой-то невероятной отвагой и оптимизмом, это магия не текста,а жизненной позиции, умения остаться собой и именно это противопоставить любой метели. Лучше всего это жизненное кредо удалось передать в последнем четверостишии,с его замечательными зонтиками-островами(особенно мне мил тот что трын-трава, конечно) и тропическими птицами, которые уже своим присутствием и хорошим самочувствие бросают вызов вьюге. Но в этом задоре, в этой своей самобытности наперекор всему автор несколько небрежно отнесся к окружающей реальности, Не знаю в чем тут дело - может вследствии того что стихотворение является откликом, автор внутренне принимает описание, данное в другом стихотворении, а на оставляет лишь беглый пересказ (ну не чувствую я, не вижу, не слышу как 'метель глумится поперек и вдоль', да и следующая строчка, вроде бы переполненная действием (швыряет, рвет) для меня остается неподвижной) но для меня первые два четверостишия - это беглый карандашный набросок, в котором линия становится все уверенней, и только в третьем четверостишии рисунок расцветает красками, да еще какими, но тут-то все увы и заканчивается. Отсюда и люди - точки на фоне 'в-небе-топоров' которые как-бы являются декорациями, статикой. Возможно так оно и нужно по авторской задумке - показать, что невзгода, обыденность, суета - лишь декорации, а самое важное - мы, какие есть на фоне этой декорации. Но тогда мне по крайней мере не хватает еще одного-двух красочных и живых четверостиший, таких как третье (ну хотя бы еще одного). Много ли я хочу от автора? В любом случае стих несомненно удачный, хотя в свою заветную шестерку я его и не возьму.
  
  
  Кривчиков Константин:
  Вспышка справа, вспышка слева...
  
   Автор изменил стихотворение, что во многом пошло ему(стиху) на пользу. Во многом, но не во всем. По крайней мере мне кажется, что ирония "И ага. И снова -друг..." не удалась, это самое "ага" смотрится нелепо, и вызывает у меня лишь недоумение (из песни, говорят, слов не выкинешь, но всю песню целиком и не обязательно цитировать) - оно перебивает и линию и настроение первых двух строк (прекрасных, точных, эмоциональных) и не выводит их к последней, подобно Вергилию, а уводит в сторону, в стеб, в глухую защиту. Поэтому и следующая "дантовская" строка не звучит в полную силу. И это жаль, ведь на перекличке с этой строчкой построено окончание стихотворения, довольно удачное этим своим пронизывающим и задыхающимся Х (хруст-хрип-хвоя - образная и звуковая картины накладываются и как-бы усиливают друг-друга, вот только хмарь на мой взгляд несколько выбивается, но все же не сильно). В этом мое самое главное расхождение с автором стихотворения. Второе - все же не укладываются у меня в одну лодку и Всевышний, и Харон с монеткой в рот - они все-таки живут в параллельных мирах. Хотя это может быть и простой перебор вариантов тем, кто по большому счету ни во Всевышнего ни в Харона не верит. Но тогда эта последняя точка уже не звучит таким зловещим аккордом, очищения души через трагедию не выходит, получается грустный, эмоциональный, противоречиво-образный и все же достаточно приземленный рассказ-репортаж... Лично мне кажется, что в этом стихе скрыто гораздо больше, просто не все еще удалось освободить от шелухи.
  
  
  Гадкий Утенок: другие произведения.
   мои шта...
  
   Эти стихи мне все же больше напомнили Платонова, нет, даже скорее Бабеля с его красноармейскими рассказами. Эта поэтическая искра высекаемая столкновением грубой (и это подчеркнуто натуралистическим ее описанием) обыденности с неосязаемым полетом души (который и подчеркнут оторванными от земли словами-сочетаниями вроде "гармония нагой печали"). Там где они проникают друг в друга действительно происходит чудо: обыденность воспаряет (таковы, например две первые строки), а полет души материализуется и обретает формы (рассвет седеющих штанин). Но и там где не проникают хотелось бы некоего балланса. Как мне кажется, балланс все же заметно сдвинут в пользу обыденности, и вот тут нечинаются придирке к форме и образам. Во-первых, повторения (штанин и льда) не вполне кажутся оправданными (понятно что со льдом во втором случае идет игра "в лед" - "влет", но игры не получается, стихи не хотят отрываться от материи - какие уж тут игры. Во-вторых, логика: почему гамма полутонная, почему простейшее мажорное трезвучие - тремор. Как пальцы становятся нотами? Человек идет босиком по холодному полу, а замерзшие пальцы стучат о него? В-третьих: этот прыжок от голых ступней до гармонии нагой печалит как раз в гармонию и не дает верить, тут все скорее потрясает своей дисгармонией...В общем, именно потому что стих интересный, необычный и выделяется несомненно, к нему столько вопросов. И эти возникшие вопросы, пожалуй являются самой большой его удачей.
  
  
  Суренова Юлиана:
   Календарь
  
   С удовольствием слежу за перетеканием образов, логичным, красивым, как воду из бокала в бокал(никаких стаканов)... или как в фен-шуйских фонтанах на батарейках. Журчание и непрекращающееся движение завораживают, вхожу в медитативное состояние, почти засыпаю... Что мне видится в этом почти сне?
   Четко вижу облетающий календарь, очень уж запоминающеся прописан образ и родство (двойное) с лиственным деревом врезается в память (хотя мне и непонятно почему с березой и ясенем, а не, скажем, с кленом и дубом, есть ли что-то символическое в этих деревьях или они просто обобщаюший образ).
   Очень смутно мне видится этот самый гонец с благой вестью(ведь так?) похоже, что календари он путает под новый год - ведь в любой другой день "от рождества до рождества" их никак не спутаешь. А он их не просто путает, а путает хронически (опять) и я все никак не могу понять чем это плохо - опоздает ли он к католическому рождеству, не прилетит ли вообще?
   Хуже всего, конечно с лицами - с ними во сне какая-то путаница. Они, конечно, та дверь, через которую открывается сердце (для вести, которую гонец не донес, потому что календари опять попутал), но они сначала заржавели, а потом вообще ключ потеряли (нет, этот образ можно додумать - но читается именно так: "были заперты" и "потеряли", при додумывании очарование сна рассеивается и как раз возникают вопросы о породах деревьев и свойствах отрывных календарей). И по какой дороге этот ключ потеряли? Ведь и в дорогу еще никто не позвал.
   Пробую относиться к этой части текста не буквально-формально-логически, а как к заговору. Сонному заговору. Или заговору зубов? Чтобы за всем этим медленным и изящным перетеканием мысли, за точными подсчетами якобы мистических чисел и за неточностью (намеренной?) построения некоторых фраз спрятать последние строки, совсем не такие красивые, гораздо более банальные, как бы брошенные наспех и невзначай. Но это главные строки об одиночестве и надежде. Ведь кто мог опоздать прийти в Рождество?
   Ощущения от этого стихотворения у меня сложные и противоречивые. Я не выбрал его в свою шестерку (опять квази-мистика чисел). Но над вопросами, которые задаю себе при его чтении буду думать еще долго.
  
   Дальше будут добавлены комментарии к 6-ти работам, отобранным мной на финальном этапе.
  
   Комментарии появятся в ближайшее время.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"