Амурский Д. В.: другие произведения.

Трабули

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему не стоит соглашаться на экскурсии с частным гидом без лицензии...


Трабули

Посвящается Разляляю, чьё высказывание о том, что Лион на фотографиях

выглядит явно красивее, чем на самом деле, задело автора за живое...

   Лион - город мистический. Гуляя по его улицам, ты ощущаешь такую невероятную ауру, которой больше не почувствуешь нигде. Кажется, что здесь сам воздух пронизан духом древности, тесно переплетённой с современностью. Лучше всего сущность этого города передаёт Fresque des Lyonnais, где на одном фасаде соседствуют друг с другом император Клавдий, мореплаватель Джованни да Верраццано, художник Пюви де Шаванн, изобретатель Жаккар и кинорежиссёр Бертран Тавернье. Как будто все они - члены одного жилищного кооператива. И чудится, что стоит войти в любую дверь старого города, как ты сразу попадёшь в коридоры времени, перенесёшься в неведомое минувшее или неопределённое грядущее. А кварталы, стиснутые между Соной и холмом Фурвье, можно уподобить огромной голове сыра Маасдам, пронизанной кротовыми норами в пространстве-времени.
   Я стою на площади перед собором и размышляю о подобной чепухе. В каменной беседке бронзовый Предтеча крестит того, кто пришёл за ним и встал впереди него. Ниже на ступеньках фонтана присели утомлённые туристы. Пока отец семейства увлечённо фотографирует готический портал, сложенный из древнеримского камня, мать с двумя упитанными детьми обречённо поглядывают на часы. На зелёном холме, нависающем над площадью, белеют башенки базилики с иглами-шпилями. А чуть дальше блестит на солнце позолоченная Дева-Заступница.
   В руках у меня табличка с надписью на нескольких языках. Вниманию почтеннейшей публики предлагается незабываемая, фантастическая экскурсия по трабулям. Казалось бы, что может быть интересного в прогулке по подворотням? Но в Лионе даже из этого сделали достопримечательность, притом не самую худшую. Хитрые проходы сквозь квартал, позволяющие попасть с улицы на улицу или из здания в здание, очень нравятся туристам. А если во время экскурсии рассказать парочку мистических историй, то гости города, как правило, остаются довольными.
   Но мои прогулки по трабулям отличаются от множества других. Я не гид. Стоять с табличкой посреди площади меня заставляет крайняя необходимость. Но то, что люди получат от меня нечто незабываемое и фантастическое, так же верно, как и то, что после лета наступает осень. Я никого не обманываю. Я честен перед собой и перед клиентами.
   Вот на площадь выходят три субтильных девицы. Завидев надпись на табличке, они переговариваются, а затем приближаются ко мне. Одна из них, самая смелая, задаёт вопрос. По трабулям прогуляться хочется, понятное дело. Простите, милые барышни, но вы меня не устраиваете. Говорю девушкам, что все экскурсии на ближайшие две недели уже раскуплены. На симпатичных личиках читаются досада и разочарование. Юные создания пробуют меня уговорить, но, безуспешно. Проходите, мои дорогие, и не переживайте из-за таких пустяков.
   Минут через пять из собора, глупо хихикая, выходят четверо подростков. Все высоченные, но рыхлые и пухлые. А глаза у них такие глупенькие, что страшно становится за будущее нашего мира. Один из парней читает по слогам надпись на моей табличке. Другой его передразнивает, после чего все заливаются хрюкающим смехом. Подростки подходят и спрашивают, когда экскурсия. Отвечаю, что сразу же, как только они заплатят мне за билеты. Ребятня шушукается, затем начинает шарить по карманам. Деньги у них есть. Ну что же, можем начинать.
   Даю им небольшой экскурс в историю, рассказываю про трудную жизнь обитателей Лугдунума на закате Римский империи. Повествую о том, что, когда высохли акведуки, и жить на высоком холме стало неудобно, горожане перебрались ниже, на берег реки Соны. Для безопасного доступа к воде и появилась традиция делать проходы внутри зданий. В средние века этот полезный во всех отношениях обычай продолжился. Вижу, что парням не слишком интересно слушать, поэтому веду их к ближайшему трабулю. Я открываю неприметную деревянную дверь в жёлтой стене дома, и мы молча проходим через узкую галерею в прямоугольный двор-колодец. Кажется, подростки заинтересовались. Они рассматривают окна, а потом один из парней показывает пальцем на старый велосипед у стены. Несу им какой-то вздор про привидение, которое регулярно появляется в этом трабуле после того, как местный житель-галантерейщик убил свою жену, когда застал её с соседом-булочником. В ответ доносится радостное хрюканье подростков. Затем мы проходим на соседнюю улицу.
   День сегодня солнечный. В тени двора было прохладно, а на открытых пространствах сразу становится душно. Поэтому без лишних слов подвожу своих туристов к Длинному трабулю. Некоторые считают, что данное диалектное слово - женского рода, но мне, как истинному мужскому шовинисту, такой подход претит. Трабуль для меня - он, чтобы там не говорили французские филологи.
   Мы открываем зелёную дверь под ажурной металлической решёткой и попадаем в галерею со сводчатым потолком. Через просвет видно, что впереди столпилась целая группа японцев. Ну что же, не придётся вешать лишнюю порцию лапши на уши доверчивой молодёжи. А парни, пройдя в первый дворик возле лестницы, начинают оживлённо обсуждать selfie-stick туристов из Азии. Дождавшись, пока мои подопечные утихнут, рассказываю ещё одну страшную историю. Потом, не торопясь, показываю подросткам оставшиеся дворики.
   Проходим ещё один трабуль, чтобы вернуться на нужную мне улицу. Затем я ищу ту самую дверь. Почему-то её я всегда прохожу, не заметив с первой попытки: она так удачно прячется между большими окнами заведений по соседству. С трудом открываю давно не крашенную дощатую дверь и приглашаю парней проследовать за мною. В этом трабуле прячется чудесный дворик в готическом стиле с винтовыми лестницами. Снова несу несусветную чушь про несчастную любовь дочери виконта к сыну богатого купца, а сам шаг за шагом подвожу своих подопечных к неприметной дверце возле мощной колонны, подпирающей свод галереи. Открываю, приглашаю подростков войти, а потом запираю, оставшись в галерее. Дело сделано. За дверью находится весьма примечательный дворик, на который можно засмотреться. Вот только восхищаться архитектурой подростки будут недолго...

***

   Эта история началась несколько лет назад, когда, гуляя с Луизой по Лиону, мы забрели в один из трабулей Старого города. Пока моя девушка любовалась готическими сводами коридора, я заметил в щели между плитами пола и отполированной множеством подошв ступенькой какой-то предмет. Пошарив пальцами, нащупал нечто твёрдое и шершавое. Вскоре у меня на ладони лежал ржавый металлический ключ с большим круглым ушком. Я тут же спрятал находку в карман, ничего не сказав Луизе. Почему - сам не знаю. Это было странное спонтанное действие, совершённое автоматически, без каких-либо раздумий
   На следующий день моя подруга собиралась на набережную Ромена Роллана. Ей хотелось побродить по рынку, где продают картины, статуэтки и прочую дребедень, которая так нравится женщинам. Я сказался больным и не пошёл с девушкой, но, как только Луиза вышла за порог, принялся за дело. Достал ржавый ключ из кармана, почистил его, как смог, а потом направился в тот самый трабуль. В готическом коридоре я внимательно рассмотрел все стены и даже ощупал шероховатые плиты известняка. Если здесь нашёлся ключ, то, может быть, рядом располагается и дверь? Мне показалось, что в одном месте стыки между каменными плитами чуть шире, чем по всему коридору. Внимательно осмотрев этот участок стены, заметил щель и аккуратно вставил в неё ключ. Попробовал провернуть - получилось! Мгновение спустя раздался приглушённый скрежет, и блок из нескольких известняковых плит ушёл вглубь стены. Я вытащил ключ и шагнул в образовавшийся проём.
   Одна из плит под ногами шелохнулась - сразу после этого отверстие за моей спиной закрылось. Ловушка? Нет, впереди смутно угадывался проход. Я зашагал по коридору и вскоре очутился в обширном дворе. Странное дело, это утро в Лионе было ясным и солнечным, а здесь с хмурого темного неба моросил дождик. Неужели погода могла так быстро испортиться?
   Оглядев двор, я сразу заметил, что большие и красивые ворота заложены камнем: разница в цвете известняка бросалась в глаза. И зачем кому-то понадобилось ликвидировать проход? Стоять под холодным дождём оказалось неприятно. Может вернуться? Но почему бы сначала не заглянуть в дверь напротив? Я пересёк двор и вошёл в большую тёмную прихожую. Отсюда начиналась парадная лестница. Её верхняя площадка едва угадывалась во мраке, но воображение подсказывало, что за ней должно находиться что-то впечатляющее.
   Поднявшись, я попал в огромный зал. В него почти не поступало света, поскольку все окна были заложены камнем, как и ворота во дворе. Очень странно! Используя телефон, как фонарик, я попытался рассмотреть помещение. Зал казался необъятным и загадочным. Больше всего меня поразил барельеф над камином. В слабом электрическом свете дракон, вырезанный из камня, казался живым. Мне померещилось, что громадное крылатое чудовище косится на меня маленькими глазами, а ноздри на ужасной морде при этом раздуваются. Дракон выглядел на редкость впечатляюще, вот только что-то показалась мне странным, и я никак не мог сообразить что.
   Запечатлев барельеф для памяти с помощью телефона, я направился в обратный путь. Плиты, закрывавшие выход в готический коридор, отъехали в сторону сразу же после того, как мои ноги наступили на плиту с секретом. Заперев заветную дверь найденным вчера ключом, я зашагал в сторону улицы. А когда попал под яркий солнечный свет, то от неожиданности был вынужден прикрыть глаза рукой. Получается, что этот загадочный дворик с замурованным входом находится в совершенно другом месте. Однозначно, не в Лионе. Но, тогда, где? А, может быть, он располагается даже не на нашей планете? Ошарашенный внезапным открытием, я побрёл домой.
   Луиза, вернувшись с рынка, тут же бросилась узнавать о моём здоровье. Когда я, поглощённый размышлениями о таинственном мирабуле, ответил ей, что чувствую себя замечательно, девушка обиженно надула губки. Она догадалась, что моё утреннее недомогание было лишь уловкой, и с энтузиазмом, понятным только истинным женщинам, закатила мне скандал. Потоки бредовейших обвинений, сопровождаемых истерическими криками, быстро вывели меня из себя. Я сбежал из квартиры, хлопнув дверью, и направился, куда глаза глядят. Пешая прогулка по чудесным лионским кварталам успокоила мои нервы. И тут я заметил, что стою у входа в большой магазин, где продавалась всякая всячина. На витрине красовалось целое семейство электрических фонарей различной мощности. А что? Это мысль!
   Я приобрёл пару самых больших портативных светильников, батареи к ним и зашагал к трабулю с готическим коридором. Улучив момент, когда в проходе не осталось никого, шмыгнул через потайную дверь. В таинственном месте было темно, и по-прежнему моросил мелкий противный дождик. Поднявшись в огромный зал, я включил свои фонари. Фантастика! Какой тут великолепный узорчатый наборный потолок из позолоченных шестигранников и ромбов. Тем обиднее было видеть, что помещение, достойное королей, пребывает в запустении. Гобелены на одной стене явно подгнили, распространяя вокруг себя неприятный запах тлена. Высокие окна были изуродованы каменными заглушками. Это же просто варварство, так поступить с чудесным помещением! Я обернулся к камину, чтобы получше рассмотреть мраморного дракона. При ярком свете чудовище не казалось таким живым, как в полумраке. Зато я смог оценить, с каким невероятным искусством был исполнен этот барельеф. Казалось, что неизвестному мне мастеру позировал настоящий живой дракон. Хорошо различалась каждая мышца мощного тела, каждая чешуйка его брони. А крылья... Я никогда ещё не видел, чтобы они выглядели так реалистично. Передо мною было точнейшее и достовернейшее скульптурное изображение летающего чудовища. И в это момент я понял, что мне показалось странным на этом барельефе. Хвост, увенчанный треугольной стрелкой, зачем-то оказался направлен вниз, хотя положение тела дракона этого не предполагало. Да и само завершение хвоста выбивалось из реалистичной манеры барельефа. Зачем же скульптору понадобилось эта деталь, так не вяжущаяся с его прекрасным творением? Разве что это какой-то знак? Меня охватил охотничий азарт. Похоже, здесь скрывается какая-то тайна.
   Я подошёл к камину и тщательно рассмотрел его верхнюю часть. Прямо под треугольным завершением хвоста дракона располагался выступ в виде фигурной плиты. А, может быть, нужно нажать на треугольник? Став на цыпочки и надавив со всей силы на кончик хвоста чудовища, я вскоре услышал скрежет. Фигурная панель отодвинулась, как ящик комода. Пошарив рукой в открывшемся углублении, я нащупал ларец. Возбуждение моё усиливалось, это было ни с чем не сравнимое волнение и ожидание неведомого чуда. Вытянувшись в струнку, я вытащил из тайника сундучок, поставил его на пол, а затем направил на него свет одного из фонарей. Потом медленно открыл крышку.
   На мягкой атласной подушечке лежал овальный камень изумительной красоты. Он был лиловым с золотистой крапинкой. Всмотревшись в его полированную поверхность, я обнаружил, что камень чуть заметно мерцает. Мне сразу же захотелось взять его в руки. Неожиданно это оказалось так приятно, что по спине моей даже пробежали мурашки, как от прослушивания музыки Бетховена в концертном зале с идеальной акустикой. Меня, как будто, захлестнула тёплая ласковая волна и понесла в неведомые дали.
   Очнувшись через некоторое время, я положил камень обратно в ларец, а потом ощупал дно тайника. Там лежал какой-то шершавый лист, оказавшийся на свету пожелтевшим пергаментом. На нём было начертано что-то латинское чётким каролингским минускулом. Вот и пригодилось моё обучение в университете. Бросив взгляд на надпись, я понял, что могу перевести этот текст с мёртвого языка. А когда вчитался - то едва не лишился чувств! В пергаменте описывались процесс высиживания дракона и особенности его выкармливания. Невероятно! Получается, что в ларце находится драконье яйцо! А это значит, что мне фантастически повезло! У меня будет собственный дракон!
   Следуя рекомендациям неизвестного мудреца, я добился того, чтобы из прекрасного яйца вывелся невероятный маленький дракончик. Как же он был прекрасен! Нежно-лиловое тельце с золотыми искорками могло поместиться у меня в руках. Маленькие крылышки так смешно топорщились на спине. Глаза медового цвета с вертикальным зрачком, похожим на веретено, смотрели так трогательно, что я даже прослезился от счастья. Воодушевление, охватившее меня при виде крошечного существа с перепончатыми крыльями, не поддаётся никакому описанию. Мой маленький ящер рос не по дням, а по часам, а я не мог оторваться от наблюдения за этим чудом. Но вскоре до меня дошло, что новорожденного дракона нужно чем-то кормить. Какой же я болван, что не подумал об этом раньше! В пергаменте говорилось, что при отсутствии материнского молока вполне сгодится человеческая кровь. Но в этом случае дракон почувствует вкус к людской плоти.
   Отринув все сомнения, я начал с того, что ограбил больницу Фурвьер. Пробраться ночью в этот небольшой госпиталь на вершине холма оказалось несложно. Труднее было найти кровь, ведь её хранят в виде отдельных компонент. Отринув сомнения, я набрал всего: и плазмы, и суспензии эритроцитов, и концентрата тромбоцитов. Дракончику понравилось всё. Этого хватило, чтобы не дать погибнуть ужасному малютке. Кроха рос, набирался сил за счёт ограбленных больниц и вскоре сравнялся со мною размерами. Я придумал дракончику имя - Яган. Но потом он вдруг перестал увеличиваться и погрустнел. Мною овладела паника. Неужели этот кроха погибнет, так и не став настоящим драконом? Неужели столько сил было потрачено напрасно? Я срочно отправился в муниципальную библиотеку напротив главного вокзала и начал поиски в знаменитой коллекции иезуитов.
   Как хорошо, что в средние века существовали алхимики, занимавшиеся такими странными, непонятными современникам изысканиями. Ведь если бы не они, мне бы никогда не довелось справиться со всеми трудностями, что возникали передо мною. В одном из фолиантов, написанных мудрецом из Кордовы, обнаружились рассуждения, относящиеся к интересующей меня теме. Этот великий талмудист и богослов зачем-то обдумывал, как проходит взросление дракона. И пришёл к выводу, что в какой-то момент ящер должен обязательно начать пожирать человечину.
   К тому времени человеческая жизнь уже ничего не стоила для меня. Я убил бомжа, спящего в картонной коробке под мостом, и доставил его тело в заветный двор. Но тут меня ждало жестокое разочарование. Яган отказался пожирать костлявый и дурно пахнущий труп клошара. Пришлось избавиться от останков человека, убитого совершенно напрасно, и искать другого кандидата на роль главного блюда. И я вспомнил о Луизе. Моя бывшая подруга благосклонно восприняла идею примирения. Романтический ужин в ресторане флорентийской виллы с замечательными террасами девушка посчитала достаточным извинением за моё внезапное исчезновение. А прогулка по Старому городу после восхитительной трапезы - что может быть естественней? В трабуле с готической галереей я припал к устам Луизы. Мой поцелуй оказался Иудиным, но мне уже было всё равно. Милая нежная девушка даже не заметила, как попала во дворик с замурованным входом. А потом от зрелища дракона, терзающего беззащитную человеческую плоть, мне впервые сделалось дурно. Увидев, как зубастая пасть раздирает в клочья то, что ещё недавно было прелестной Луизой, я потерял сознание. А очнулся, когда что-то влажное коснулось моей щеки. Со вкусом пообедавший и повеселевший Яган демонстрировал мне свою благодарность, вылизывая лицо названного отца. Лишь в этот момент я осознал, что стал чудовищем, не менее страшным, чем мой подрастающий питомец...

***

   Лион - город незабываемый и мистический. Гуляя по его старинным узким улочкам, ты ощущаешь такую невероятную ауру, которой больше не почувствуешь нигде. Кажется, что здесь сам воздух пронизан духом невероятной древности, тесно переплетённой с современностью. Я стою на площади перед собором и размышляю о смысле жизни. В каменной беседке бронзовый Предтеча грозно смотрит на меня. Ниже на ступеньках фонтана приземлилась стая голубей. Птицы опасливо поглядывают в мою сторону. На зелёном холме, нависающем над площадью, белеют башенки базилики с иглами-шпилями. А чуть дальше в ужасе смотрит на меня позолоченная Дева-Заступница.
   В руках у меня табличка с надписью на нескольких языках. Вниманию почтеннейшей публики предлагается незабываемая, фантастическая экскурсия по трабулям. Казалось бы, что может быть интересного в променаде по подворотням? Но мои прогулки по трабулям отличаются от множества других. Я не гид. Стоять с табличкой посреди площади меня заставляет лишь крайняя необходимость. Но то, что люди получат от меня нечто незабываемое и фантастическое, так же верно, как и то, что после осени наступает зима. Я никого не обманываю. Я честен перед собой и перед своими несчастными клиентами.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"