Анаденко Фред, Васильева Вера: другие произведения.

Прикладные материалы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прикладные материалы к учебному пособию

Фред Анаденко, Вера Васильева
   
   
ПРИКЛАДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
   
В этот раздел вынесены материалы, базирующиеся на материалистическом понимании истории и носящие справочный характер. Наряду с ними некоторые статьи представляют собой начала разработки определенных тем и могут служить отправным пунктом для творческих дискуссий.
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
1. Что такое "марксизм?"
   
Марксизм сегодня - затонувший корабль с гигантским сокровищем. До того обросший ракушками, что трудно понять, что он есть на самом деле и содержит ли в себе какую-то ценность? А тут, с одной стороны, в мире вырос спрос - и с чего бы это? - на сочинения Маркса, а с другой - эфир разрывается от требования приравнять коммунизм к фашизму.
   
   
Поэтому, первым делом, берем скребок и отделяем классический марксизм - творчество самих Маркса и Энгельса - от коросты последующих времен, когда каждый ленин или пол пот мог безнаказанно объявить себя коммунистом и верным учеником Маркса. Великих спекулянтов на марксизме выделяем и убираем вот так:
   
   
Путь к пониманию творчества Маркса и Энгельса начинается с древних Сиракуз.
   
Голый Архимед своим криком "Эврика!" провозгласил не только открытие выталкивающей силы воды, но и начало эры познания человечеством законов природы. Кеплер разглядел их в движении планет. Ньютон нашел их в механике. Менделеев увидел среди химических элементов. Дарвин - в животном и растительном мире.
   
Два немецких философа круг замкнули: оказывается, человеческая история - процесс естественный. И, как все процессы во Вселенной, тоже подчинен законам природы.
   
Они выделили три базовых момента.
   
1. В восходящей ветви развитие общества идет ступенями, формациями. Они отличаются способом соединения рабочей силы с орудиями труда. Пахарь может быть рабом, зависимым крестьянином или наемным рабочим. Это определяет как саму суть формации, так и ее имя.
   
2. Все отношения в обществе - производное от уровня развития производительных сил. Страна, экономически менее развитая, не может иметь более прогрессивный общественный строй. (Отсюда, на фоне Англии или США социализм в СССР - развесистая клюква).
   
   
3. Человеческая воля и разум ограничены законами природы. Нет, мечтать и фантазировать (о социализме) не возбраняется. А вот реализуется лишь то, что позволяют законы исторического процесса и, в частности, экономическая база общества на данный момент. (Отсюда, пшик с коммунизмом к 1980 году).
   
Кроме того, Маркс и Энгельс открыли законы, которыми регулируется как переход от формации к формации, так и их структура. И таких законов оказалось в три раза больше, чем у Ньютона в физике.
   
Это фундаментальное открытие справедливо ставит их на первое место пьедестала почета в науке.
   
Но на этом "сладкая парочка" не успокоилась. Они одарили землян диалектическим материализмом - универсальным инструментом для изучения и понимания любого процесса в окружающей природе, обществе и в отдельно взятой черепной коробке. Ему - серебро.
   
   
Анализируя капитализм в момент его проклевывания, Маркс - сила абстракции! - расписывает всю его "биографию" от зарождения до кончины. Этапы развития, величие и болезни. Находит причину предстоящей гибели и вычисляет наследника. И поскольку буржуазная среда теперь - родной дом для подавляющего большинства населения нашей планеты, исследование капитала возводит Карла на третью ступень пьедестала.
   
Но! Таков лишь здоровый плод марксизма. Параллельно гениальные мыслители намололи кучу чепухи, резко противоречащей законам, ими же и открытым. Поэтому всё их творчество - смесь праведного с грешным, единство несовместимого. Великий оксюморон. Единство такое же противоестественное, как альянс Амура и Тимура.
   
   
Секрет двуликости марксизма, прежде всего, в двойственности Карла Маркса. Он сам - единство и борьба противоположностей. Феноменальный сплав кропотливого ученого-трудоголика с фанатичным революционером.
   
Мир в Марксовы времена - безбрежное феодальное поле, с отдельными капиталистическими оазисами в виде Голландии, Англии, США, Франции и новичка-Германии. На всю огромную планету - только пять буржуазных государств. Да и то еще в национальных шляпах. Но Маркс-бунтарь уже отчаянно зовет пролетариев свергать власть капитала. "Мы хотим сегодня, мы хотим сейчас!".
   
Маркс-аналитик останавливает его за рукав: "Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора". А простора-то - бескрайняя ширь Азии, Африки и Америки до самого горизонта. А может быть, капитализму расползаться вширь и не обязательно? (Представим, что мы - современники Маркса).
   
   
"Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения вовлекает в цивилизацию все, даже самые варварские нации ... Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию, т.е. становиться буржуа".
   
Как видим, расползаться вширь - обязательно. Закон. Кстати, вы уже догадались, откуда взяты эти слова? Совершенно верно: К. Маркс, Ф. Энгельс, "Манифест Коммунистической партии".
   
Вот так они и творили. Блестящие умы, светлые головы, пока дело не касалось мировой революции. И тут корифеи эти свои головы светлые моментально теряли. А вместе с ними - и все их сторонники. Накануне Первой мировой Маркс и Энгельс настаивают: если она грянет - капитализму крышка! Как будто не ими открыт закон о том, что любая, пусть самая благостная идея реализуется лишь при наличии материальных условий ее осуществления. Что признаком "отработавшей" формации, признаком основным и достаточным, является зарождение в ней нового способа производства. В данном случае - коммунистического. Которого в тот момент не было и в помине.
   
   
Теперь и вся предвоенная социал-демократия сходит с ума. Она всерьез занялась подготовкой свержения молодого, крепнущего не по дням, а по часам капитализма. Слепая практика пинком выбрасывает зрячую теорию за борт. В том числе и главные вопросы времени - о пределе развития буржуазной формации, о наличии нового способа производства. Теленок разогнался бодаться с дубом.
   
Но грянула война, и наступило тяжелое протрезвление. Предсказанные мировая революция и крах капитализма не состоялись.
   
- А на фиг нам такая наука, которая так жидко облажалась? - решила социал-демократия.
   
И дискредитированный марксизм, с бриллиантом законов человеческой истории на борту и с огромной пробоиной революционных миражей в днище, стал "Титаником" медленно опускаться на дно.
   
А тут еще Сталин со своей диктатурой и беспрерывными расстрелами. И все это под знаменем Маркса-Энгельса.
   
- Ну, если это - коммунизм, то на кой он нам сдался вместе с вашим Марксом! - сказала мировая общественность.
   
А последней каплей стал смертельный враг всех очкариков Пол Пот.
   
Одним словом, коммунизмом нерадивые родители стали стращать детей, а правители развитых государств - своих подданных.
   
Как говорит Стас Янковский, теория учит нас смотреть далеко вперед, а практика - себе под ноги. Главная задача любого государства ныне - не дать затоптать себя своим остальным 200-м соседям по планете. И здесь только успевай оглядываться. Где уж тут "смотреть далеко вперед". Поэтому законы истории, в том числе предел развития капитализма - предмет интереса пока крайне узкого круга лиц, такого же малочисленного как, скажем, любителей поиграть на контрабасе.
   
   
Однако, если не знанием, то интуицией ощущаем мы великую притягательную силу разума. В 1999 году Би-би-си выявляла величайшего мыслителя уходящего тысячелетия. Вы уже догадались, кого назвал опрос?
   
Развитие, как известно, идет вверх по спирали. И вторая, уже осознанная, встреча с законами исторического процесса неизбежна. При громе и молнии мы уже не бросаемся наземь и не молим разгневанных богов о пощаде. А ставим громоотводы. Еще шаг вперед - и уже сооружаем адронный коллайдер. История человечества - движение от страха перед необъяснимым - к постановке законов природы себе на службу. Потому что свобода - осознанная необходимость.
   
Так что, возвращение блудного сына - научного марксизма - к отцу-человечеству не за горами.
   
   
2. Что произошло в России в 1917 году?
   
В своем развитии любая страна рано или поздно совершает переход от феодализма к капитализму. Если эта общественная метаморфоза носит революционный характер, то ее кульминацией становится вооруженный отъём власти у класса феодалов.
   
В классическом варианте перехват государственного штурвала происходит в три этапа.
   
Сначала общее восстание всех антифеодальных сил приводит к власти буржуазию. Но на короткое время. Потому что в революционном раже вторым рывком капитанский мостик захватывают радикалы-утописты. На их долю выпадает историческая роль буржуазного бульдозера - зачистка страны от феодальных структур и идеологии. И когда эта работа, более-менее, выполнена, к штурвалу снова возвращается буржуазия.
   
   
1917 год уникален не только началом буржуазной революции в России, но и тем, что он вместил в себя сразу два государственных переворота. 27 февраля было арестовано царское правительство. Власть перешла к министрам-капиталистам. 25 октября арестовали уже их, а к государственному рулю встали радикалы-утописты во главе с Лениным и Троцким. Третий переворот начался 18 декабря 1922 г, но это уже за пределами темы. Вот собственно и все. Здесь даже не три сосны, а только две. И заблудиться в них, казалось бы, просто невозможно.
   
Но и сегодня, век спустя, в России и за рубежом преобладает оценка зачисточного, леворадикального переворота 25 октября как социалистической революции. Этот взгляд постоянно подпитывается рядом групп. Например, партиями Г. Зюганова, М. Бабурина, П. Симоненко, правящей силой Китая. Некритично повторяется оценка октябрьского события, которую дали в те далекие времена сами участники переворота. При этом игнорируется, во-первых, предупреждение их кумира: "Как об отдельном человеке нельзя судить на основании того, что сам он о себе думает, точно так же нельзя судить о подобной эпохе переворота по ее сознанию". Во-вторых, закон соответствия производственных отношений уровню развития производительных сил. В полуфеодальной-полубуржуазной стране, каковой была Россия в 1917 году, социально-политический порядок может быть только наполовину феодальным, наполовину буржуазным.
   
Просто законы исторического процесса для Ленина и его сторонников - вещь совершенно неподъемная.
   
Признаком осмысления революции 1917 г в России будет публичное признание и включение во все учебники и энциклопедии материалистического понимания того исторического события.
   
   
3. Что такое ленинизм?
   
На втором этапе Российской буржуазной революции, в октябре 1917 г, центральная власть перешла к радикальному крылу социал-демократов - большевикам.
   
Историческая функция этого этапа - капитальная зачистка общества от феодальных структур и прежней идеологии. Такую задачу радикалы выполнили и даже перевыполнили за три года своего правления. Далее закон буржуазной революции предписывает очередную смену власти. "Чистильщики", делать им больше нечего, должны уйти и передать штурвал умеренной, конструктивной буржуазии. Но тут выяснилось, что большевики перестарались. Они политически и частично физически уничтожили своих сменщиков.
   
Наступает историческая коллизия. Закон требует, чтобы "леваки" очистили площадку для строителей буржуазного общества, а таковых нет. Что делать? Выход только один: оставить "леваков" на вторую смену, где им придется решать несвойственную им задачу - переводить крестьянскую страну на буржуазные рельсы.
   
И здесь наступает вторая коллизия из серии "Коль пироги начнет печи сапожник...".
   
Дело в том, что второй, радикальный этап буржуазной революции совершают люди со специфическими особенностями. Это люди-фанатики, пассионарии. Лично им никакая идеология не нужна. Они зомбированы на свои действия крайне обостренным социальным инстинктом. Яростные и безжалостные разрушители всего прошлого и настоящего, угрожающего их власти. Что им действительно необходимо с идеологической точки зрения, так это две вещи. Оправдание своей свирепости и любая заоблачная идея для привлечения масс на свою сторону. Что происходит в стране на самом деле - выше их понимания.
   
grozniy []
   
Большевистская идеология в момент несостоявшейся смены была примитивна как шлагбаум. Сам Октябрьский переворот совершался под украденным у эсеров девизом: "Земля - крестьянам, фабрики - рабочим, мир - народам!". Кратко. Доходчиво. Заманчиво. Но пузырь-то - мыльный.
   
А зачем нужен сам Октябрьский переворот с их точки зрения?
   
Тоже примитивно, но заманчиво. От большевистской революции в России, как от детонатора, взорвется Мировая революция в Европе. Вот она-то навсегда свергнет власть капитала во всем мире. Вот и вся их идеология до копеечки. Проста, но зовущая огромную крестьянскую страну на величайший исторический подвиг.
   
Однако мировой пожар в Европе не вспыхнул. Лопнул и этот мыльный пузырь. И за душой у большевиков образовалась пустота. Это был полный идеологический крах.
   
Но свято место пусто не бывает. Любая идеология - обманка-заманка. Однако то, что дальше сотворил Сталин - симулякр высочайшей степени. Трудно сказать, наткнулся ли "вождь" на афоризм Фрейда: "Массы никогда не знали жажды истины. Они требуют иллюзий, без которых они не могут жить."? Но действовал он в полном соответствии с классиком психоанализа.
   
Формировать новую идеологию "коммунистический" генсек с богатым уголовным прошлым начал в 1924 году брошюрой "К вопросам ленинизма". И, естественно, включил в нее все главные фантазии большевиков.
   
Во-первых, о том, что родилось первое в мире государство рабочих и крестьян.
   
Во-вторых, оно находится во враждебном капиталистическом окружении.
   
В-третьих, о том, что диктатура его клики есть диктатура пролетариата.
   
В-четвертых, о том, что большевики сиречь коммунисты.
   
В-пятых, что социализм можно построить в одной стране.
   
В-шестых, задним числом, в 1927 г, объявил 2-й, октябрьский, этап буржуазной революции в России ни много, ни мало - социалистической революцией. "И слабым манием руки" перебросил страну через всю эпоху капиталистического развития.
   
В-седьмых, человека глубоко невежественного в марксизме, чистого практика-революционера, Ленина, повелел считать великим теоретиком, учеником и продолжателем Маркса, вождем мирового пролетариата.
   
   
Наконец, весь этот бред поименовал ленинизмом. Этому-де учит нас гениальный Ленин.
   
Трудно представить видение событий более далекое от действительности. Тем не менее, однажды появившись на свет, этот идеологический поручик Киже, зажил своей самостоятельной жизнью.
   
С 1925 г ленинизм преподается в вузах уже как "Основы марксизма-ленинизма". Здесь он - прицепной вагон к марксизму. Для поднятия авторитета. Хотя эти два понятия несовместимы. Чистый оксюморон. Но страна имеет весьма смутные представления и о марксизме. Так - нечто весьма полезное для трудящихся.
   
В 1936-1938 годах разгул фашизма в стране достигает своего пика. Конституция же 1936 г провозглашает в стране победу социализма.
   
А десять лет спустя фашистский Советский Союз, поставив во главе оккупированных стран Восточной Европы своих людей, вводит понятие "социалистического лагеря".
   
В 1967 году, когда государственный капитализм в СССР исчерпал себя и вошел в фазу застоя, его идеология в лице Леонида Брежнева заявила о достижении стадии развитого социализма.
   
Поэтому в 1991 году никакого краха социализма не случилось. Просто лопнул последний идеологический пузырь. Как по мановению волшебной палочки исчезли страны "народной демократии" и жившие на дотации так называемые "коммунистические" партии по всему миру. И полощется знамя марксизма-ленинизма лишь над Китаем. Но и этому воздушному пузырю раздуваться осталось недолго.
   
Короче говоря, ленинизмом Сталин поименовал все свои собственные заморочки на события в стране и мире. Непогрешимость же Ленина была возведена в высший закон и освящена его же культом.
   
После Сталина ленинизмом, или марксизмом-ленинизмом, в качестве обязательных, стали именоваться идеологические установки центрального органа КПСС.
   
   
4. Сущность истории СССР
   
В ходунках и подгузниках
   
Представим себе: фанатики-террористы в полете захватывают лайнер. В перестрелке гибнет экипаж. Какова дальнейшая судьба пассажиров и самолета?
   
Нечто аналогичное, но уже не с самолетом, а с целым громадным государством произошло в 1920 г в России.
   
В стране, после трех лет буйства, затихала буржуазная революция. Феодально-монархическая власть победно раздавлена гражданской войной. Почти все "беляки" и интервенты выброшены за пределы. Наступает исторический момент торжественного вступления буржуазии во власть. А ее, буржуазии, простите, и нет. Уничтожена по ходу революции. И необъятная могучая держава остается без управляющего класса.
   
Опасно ли это для нации? Да, опасно. Смертельно? Нет. Как говорится, были бы кости, а мясо нарастет. "Кость" же в данном случае - уровень производительных сил. Сам факт буржуазной революции - 100%-ный показатель того, что экономика державы с грохотом меняет устаревший способ производства. На смену феодальному идет капиталистический. Который задает новое деление общества на классы. И кто бы при товарном производстве ни владел заводами и фабриками, хочет он того или нет, но именно он и будет капиталистом.
   
История СССР начинается с феноменального и парадоксального факта - буржуазная революция руками большевиков уничтожила саму буржуазию. И это стало совершенно очевидно в 1920 году, когда ей полагалось вновь стать у государственного штурвала.
   
   
Почему "вновь" и "полагалось"? На этот вопрос отвечает закон исторического процесса. А именно - закон буржуазной революции. (См. графику ниже).
   
Социальный переход от феодализма к капитализму состоит из множества государственных переворотов. Во Франции, например, их было аж 19. Но решающих, ключевых для истории любой нации - всегда только три.
   
Первый. Когда антифеодальные силы все вместе ниспровергают феодальную власть. В России такой переворот пришелся на февраль-март 1917 года. В частности, 27 февраля были арестованы царские министры и государственный штурвал подхватило буржуазное временное правительство.
   
Историческая ступень номер два. Когда к рулю, отбрасывая буржуазию, становятся радикалы-утописты. Это случилось как раз 25 октября того же года.
   
И здесь необходимо небольшое революционно-лирическое отступление. А что это за такие радикалы-утописты и можно ли обойтись без них?
   
Нет - говорит тот же закон буржуазной революции. Радикалы-утописты, или левые фанатики - ключевой субъект и необходимая ступень самой буржуазной революции. Для того, чтобы буржуазия, придя к власти, не чувствовала себя на горячей сковородке феодализма, наносится сокрушительный удар по старому режиму. Разрушаются вертикали его власти и выбрасывается на свалку прежняя холопская идеология. Буржуазия, в силу своей либеральной нерешительности, сама сделать это не в состоянии.
   
И вот здесь на помощь ей история бросает в прорыв радикалов-утопистов, которые всегда у нее под рукой.
   
   
Как радикалы они признают лишь крайние меры. Казни, расстрелы, беспощадный террор. У Робеспьера во Франции в этот период гильотина работала день и ночь.  Ленин - Троцкому: "Удивлен и встревожен замедлением операций против Казани... По-моему нельзя жалеть города и откладывать дальше, ибо необходимо беспощадное истребление...". Троцкий - Ленину: "...Отсутствие револьверов создает на фронте невозможное положение. Поддерживать дисциплину, не имея револьверов, нет возможностей". Страх и ужас - их главный инструмент. Но именно с его помощью "леваки" жгут мосты возврата в феодализм и мостят собой дорогу буржуазии.
   
Как утописты - они в полном отрыве от исторической реальности. Свою кровавую работу совершают при фанатичной вере в какой-либо популистский бред. Мозги русских большевиков, например, были напрочь затуманены мнимой близостью мировой революции и социализма.
   
Но час радикалов-утопистов короток. Мавр сделал зачистку страны, мавр должен уйти.
   
И тогда наступает третий исторический момент. Революция изгоняет "леваков" и вновь передает штурвал буржуазии.
   
Во Франции это сделал сам Конвент. Пресек террор радикалов, отправив всех их самих на эшафот. "Революция пожирает своих детей", - только и успел воскликнуть коллега Робеспьера Верньо. И французы, перевернув кровавую страницу революции, опять зажили полнокровной политической жизнью.
   
Иная картина в России. К тому моменту, когда пришла пора свергать "леваков", уже не осталось тех, кто мог бы это сделать. Большевики оказались не просто радикалами, а суперрадикалами. Они буквально свирепствовали. К концу 1920 года успели умертвить всю политическую жизнь в стране. То, что могло стать российским Конвентом - избранное народом Учредительное собрание, было похоронено ими еще 5-го января 1918 г. Прямо в день его рождения. Категорически запрещены как контрреволюционные все партии, кроме них самих. Противостоять радикалам было некому. А уж свергать их - и подавно.
   
   
Перестарались большевики и с экономикой. И здесь они оказались суперрадикалами. Национализировали всё, что могли. От крупных до мелких предприятий. Банки, железные дороги, морской и речной флот, торговлю. Помимо их желаний образовался один национальный трест - прочная база государственного капитализма. А вот управлять этим гигантским предприятием уже некому. Возглавлявшие режим профессиональные революционеры - абсолютные дилетанты в государственных и хозяйственных делах. Радикалы-утописты без малейшего опыта управления хотя бы цирюльней. Суперрезультат их трехлетнего владычества - падение производства в стране на 80%, масса яростных антибольшевистских восстаний от Тамбова до Кронштадта и 10 миллионов беспризорных детей.
   
Смотрит на эту ситуацию мать-История и прикидывает, во что же обойдется "левакам" изничтожение собственных сменщиков у государственного руля? Во-первых, стоять им самим буржуазную вахту, перерождаясь в свою противоположность. Во-вторых, торможение в развитии нации. Поскольку любое переучивание, а тем более разрушителя в созидателя, требует серьезных затрат времени. В-третьих, собственными руками свергать себя с революционного мостика. В-четвертых, уродовать страну и мир своим радикализмом и утопизмом.
   
Поэтому большевики-"леваки", помимо своей воли, отправляются по пути, начертанному для них неумолимыми и неотвратимыми историческими законами. В частности, законом строгой зависимости характера и структуры общества от фазы его экономического развития.
   
Под угрозой сметания разъяренными низами они в начале 1921 года вынуждены возвратить частную торговлю и малый бизнес - ввести НЭП. Ослабить удавку на горле России. И страна начинает оживать.
   
Далее, тоже по необходимости, следует и второй разумный шаг - допуск в страну иностранного капитала через концессии.
   
Следующие восемь лет народ занимается своим делом, а правящая верхушка усиленно учится управлять страной. Государственные артели крепнут в конкуренции с частными. Растет товарное производство. Государственный капитализм укрепляется. Но оставаясь по своей природе утопистами, "леваки" продолжают величать себя коммунистами, а свое государственное образование с 1922 года именуют Союзом советских да к тому же еще и социалистических республик.
   
Медленно, но уверенно идет и процесс самоуничтожения лидеров радикальной революции. Из пятерки ее вождей Троцкого, Каменева и Зиновьева стирает в порошок их бывший коллега Сталин - убийца и грабитель, восемь ходок. Ленина же и Свердлова от горькой участи соратников спасает естественная смерть.
   
Фашизм у власти
   
К 1928 году количественные накопления переходят в качественные. Десятилетний вакуум политической конкуренции укрепляет самонадеянность в руководящем ядре, которое берется переделывать экономику и народ под свои потребности.
   
В привычном левацко-радикальном стиле оно одним махом добивает частный сектор, отменяя НЭП. Теперь все население страны становится рабочей силой одного хозяина - государства. А само государство в лице правящей верхушки - коллективным капиталистом. Государственный капитализм утверждается окончательно. Он становится абсолютным после сплошной "коллективизации", которая превращает все крестьянство России в беспаспортных крепостных.
   
В стране складывается экономический монстр с единым бесконтрольным центром управления. В его руках - все производительные силы нации. Но у монстра серьезный врожденный порок. Он начисто лишен внутреннего источника развития - конкуренции капиталов. Чтобы компенсировать его отсутствие большевики включают свой привычный арсенал - натуральный страх и искусственный энтузиазм, проистекавший из миража коммунизма. Так рождается фашистская диктатура, основной и достаточный признак которой - бесчеловечное отношение к человеку, его внесудебное уничтожение как личности.
   
Русский фашизм начинает свой произвол с вторжения в массовый экономический сектор нации - сельское хозяйство. Он, силами ОГПУ-НКВД, Армии, вырывает оттуда самую передовую, активную и предприимчивую часть и с пафосом ликвидирует ее "как класс". А подавляющее большинство крестьян, запуганное судьбой раскулаченных, загоняется в колхозы, где из него власти выжимают последние соки. Сельское хозяйство на долгие десятилетия отправляется в глубокий нокаут. Если царский режим хлеб за рубеж продавал, то "советский" будет покупать.
   
Раскулаченные семьями вывозятся в "необжитые или малообжитые" районы страны без средств существования. Иногда в голую степь или прямо в заснеженную тайгу. В дороге и в первую зиму погибает половина депортированных. Такая вот "Земля - крестьянам!". Безумный режим, кроме раскулаченных, таким же образом вторгается еще и в судьбы 20 народов. И если в конце войны целые этносы скопом карались выселением как "народы-предатели", то до войны - как потенциальные изменники.
   
За десятилетие с 1928-го по 1938 г режим полностью превращает всё население страны в своих абсолютно бесправных, запуганных, но послушных рабов. И здесь власть, помимо НКВД, активно подключает карманную судебную систему.
   
Всё тот же 1928 год "Шахтинским делом" открывает фазу публичного устрашения населения с помощью сфальсифицированных судов со смертными приговорами. Провинциальных обвиняемых привозят в Москву и показательно судят в Колонном зале Дома союзов. За "Шахтинским" следует "Дело Промпартии". Эта ветвь псевдосудебных репрессий достигает пика в 1936-38 гг процессами так называемых троцкистов. Завершается ликвидация вождей левого переворота 1917 года. Причем, окончательно, летально. То, что во Франции в 1794 г было сделано в течение дня, в СССР мучительно растянулось почти на 20 лет.
   
Фашистский разгул косит всё подряд. В преддверии войны вырубает половину командного состава армии, почти полностью уничтожает ХVII партсъезд. Для него уже нет ничего святого. Перед диким произволом диктатора беззащитны все - от сталинских "винтиков" до членов ЦК и маршалов.
   
"Был у меня такой хороший приятель Марьясин (Председатель госбанка СССР)... вместе с ним работали мы в ЦК. Марьясин пошёл против нашего дела и за это по моему указанию его каждый день били... Дело Марьясина было давно закончено, назначалось к слушанию, но каждый день откладывалось по моему распоряжению для того, чтобы продолжать избивать Марьясина. Я велел отрезать ему ухо, нос, выколоть глаза, резать Марьясина на куски. И так будет со всеми". Таков один из фашистов - член ЦК, глава НКВД Николай Ежов.
   
Работает человеческая мясорубка. Потом все, пропущенные через нее, будут реабилитированы. В том числе жены 2-го и 3-го лиц государства, Михаила Калинина и Вячеслава Молотова.
   
И этот государственный капитализм с крепостным крестьянством, с прикованными к станку рабочими и страхом, стучащимся в каждую дверь, фашисты-утописты конституцией 1936 г. приказали величать социализмом. А послушные подданные должны были повторять как мантру сказку о том, что "Великая Октябрьская социалистическая революция, совершенная рабочими и крестьянами России под руководством Коммунистической партии во главе с В.И. Лениным, свергла власть капиталистов и помещиков, разбила оковы угнетения, установила диктатуру пролетариата..." и т.п.
   
   
Параллельно власть соловьем заливается о том, что это - государство рабочих и крестьян, что в нем навсегда покончено с эксплуатацией. Что трудящиеся устанавливают рекорды производительности, как Алексей Стаханов. И что партия ведет их всех к коммунизму.
   
А карательные суды продолжались и после войны. Вслед за "Ленинградским делом" 1949 года готовился суд над врачами-евреями. Но тут для этапа фашизма в СССР прозвенел звонок. В марте 1953 г тоталитаризм сбрасывает свою крайнюю форму. На какое-то время отменяется даже смертная казнь.
   
С того же вехового 1928 года начинается и эпохальный процесс в истории СССР - промышленное преобразование страны.
   
Вообще говоря, бурное развитие экономики после буржуазной революции такое же характерное свойство любой нации, как и интенсивный рост человека в детстве. Естественно, при нормальном ходе истории. Но большевистская власть для России оказалась седлом на корове. Отсюда, во-первых, восьмилетняя пауза-заминка перед индустриализацией. Во-вторых, на козлах индустриализации сидел всё тот же радикальный утопизм. И рождение современной промышленности в советской России было подчинено одному - всё для создания мощной армии, хотя в тот момент никто стране не угрожал. До появления Гитлера с его планами мирового господства было еще пять лет. Но, даже пойдя на свои завоевания, фюрер начал с Франции и Англии.
   
Тем не менее, вооруженные силы в советской России создавались высокими темпами. И как показала Великая отечественная война, Красная армия оказалась сильнее гитлеровской, созданной специально для покорения мира.
   
Теперь - об извозчиках. Точнее, об одном.
   
К 1928 году из руководства державы выпали главные вожди революции - радикалы и романтики свержения мировой буржуазии. Лидером становится ориентированный на сугубо национальное развитие Сталин. К этому времени, конкуренты повержены, он уже единоличный правитель, он - диктатор. Теперь во всей полноте раскрываются врождённые черты его натуры. Толкнувшие его, начинающего большевика, на убийства и грабежи и в итоге - на вершину власти. Во-первых, из всех методов воздействия он признает лишь безжалостную расправу. Во-вторых, его высшие ценности - власть и слава. В-третьих, виртуозное мастерство двойной жизни.
   
В отличии от Гитлера, находясь во главе страны, он никогда не говорил о стремлении к покорению мира, но созданию армии своей потаенной мечты отдавал все силы. И свои, и порабощенной им страны.
   
Возвращение на круги своя
   
История СССР, по сути своей, - это история зарождения, "расцвета" и гибели государственного капитализма в Советском Союзе.
   
Госкапитализм, как форма организации национальной экономики - патологическое отклонение в развитии общества, его крайняя, уродливая форма. Своего рода травма опорно-двигательной системы всей страны. Нормально развивающееся капиталистическое хозяйство включает в себя обе формы производства - частную и государственную. Причем частная, в пропорции примерно 2 к 1, задает тон всей экономике. Исключение же какого-либо вида производства делает страну одноногой.
   
К тому же и сам государственный капитализм от рождения страдает тяжким недугом. Повторим, у него отсутствует естественный источник развития. Он живет и дает прирост производства только под прессом крайней жестокости и к своим рабам, и к их надзирателям. Но снимается пресс террора - и экономика начинает резко терять темпы. Как это было в СССР в эпоху застоя.
   
Но именно так, парадоксально, идет постепенное выздоровление нации. А с ним и медленная гибель госкапитализма.
   
В этом смысле 1953 год - переломная веха в истории страны. С уходом кровавого тирана исчезает главная движущая сила госкапитализма - смертельный страх всех и каждого перед карательными органами. Облегчение пришло и к крестьянам. А их - полстраны. С них сняли грабительские налоги.
   
Между годами фашизма - 1928 - 1953 гг. и временем застоя 1964 - 1991 гг. бурлило уникальное хрущевское десятилетие.
   
   
Частная инициатива, подавляемая четверть века, стала вновь пробиваться к жизни. Пока в виде подпольных производственных цехов и подпольных миллионеров, о чем страна узнавала из судебной хроники. Попытку вырваться из узды предприняла и творческая интеллигенция. То издавая подпольные журналы, то организуя нелегальные художественные выставки, которые власть сметала бульдозерами.
   
Кнут страха уходил в прошлое, и ощутился разворот госкапитализма в сторону своей рабочей силы. Люди стали-таки выезжать из коммуналок и подвалов. Пошло энергичное строительство пусть и примитивного, "хрущевки", но столь вожделенного отдельного жилья.
   
Рухнул "железный занавес". Но пока только для высшей власти. Она активно включилась в мировые будни. Стала разъезжать по всему миру и устанавливать живые контакты. Европа, Азия. В Америке показала "кузькину мать" капитализму, а в ООН постучала по трибуне ботинком.
   
Однако основной заботой верхушки, как и прежде, оставались вооруженные силы. Ракетные войска развивались столь стремительно, что в какой-то момент оказались под носом у США, на Кубе, а Гагарин - в космосе.
   
Именно в это десятилетие власть ошарашила народ, приоткрыв завесу над масштабом безумной тирании сталинского периода. Это был громадный шаг к национальному отрезвлению.
   
Но экономическое благополучие страны продолжало вызывать у руководства серьезное беспокойство. В поисках путей, как накормить народ и заставить его трудиться производительней, оно принимало чрезвычайно поверхностные меры. Например, повсеместно внедряло в севооборот кукурузу, разделяло обкомы на сельские и промышленные, вводило 7-летки вместо 5-леток. Снять же запрет с частного предпринимательства ему было еще слабо.
   
   
В это же десятилетие идеология правящей элиты остается в максимальном отрыве от действительности. Страна только начинает выбираться из коммуналок, 40% населения еще прикованы к колхозам, производительность труда ощутимо ниже чем в других капиталистических странах, а верхи обещают всем отмену налогов через 4 года, а через 20 лет - коммунизм.
   
Однако энергичный лидер своей экстравагантностью пугал Политбюро, этого коллективного капиталиста. Хрущева убрали. Никаких перемен в системе!
   
С треском была провалена и робкая реформа главы правительства Николая Косыгина от 1965 г. Предлагалось дать предприятиям лишь некоторое послабление от плановых заданий в пользу рыночной конъюнктуры. Правящая верхушка уже вошла в состояние глубокого консерватизма. Никаких изменений! А страна продолжала и дальше ковылять на одной ноге, опираясь лишь на единственный, не способный к саморазвитию, государственный сектор экономики.
   
Но косыгинская инициатива шла уже изнутри. В 1947 г Соединенные Штаты предложили Советскому Союзу включиться в программу "План Маршалла" для восстановления разрушенной Европы. Сталина заинтересовала бесплатная помощь. Но главное условие плана - переход к частной собственности и рыночной экономике. И, когда сатрап узнал об этом, он бежал от возвращения к нормальному развитию, как черт от ладана. Личная диктатура оказалась важнее благополучия страны.
   
Тем временем в тишине прогрессирующего застоя продолжалось неотвратимое расслоение советского общества. В 1970 г в стране начался массовый выпуск легковых автомобилей. И на них сразу же образовалась очередь. Такие же очереди существовали на холодильники, мебель, стиральные машины и даже книги. С другой стороны, продуктами и предметами первой необходимости обеспечивала талонная система. Подавляющее большинство продолжало жить на грани нищеты в режиме "от получки до получки". И только в 1974 г начали выдавать паспорта крестьянам. Вероятно, чтобы каждый вошел в коммунизм в 1980 году со своим документом.
   
Кроме запрета по своему хотению покидать пределы страны, и богатые, и бедные рабы госкапитализма оставались жестко пристегнуты к нему еще двумя ремнями: работой и жильем. Все они трудились на государственных предприятиях и все, кроме селян, жили в принадлежащих государству квартирах или десятилетиями ждали очереди на них.
   
Первой начала рваться жилищная зависимость. С 1958 г верхи стали тонкой струйкой отпускать людей на квартирную волю. Совмин пошел на создание жилищно-строительных кооперативов. Струя превращалась в ручеек. Владельцы своего жилья получали бонус - свободу в выборе работы.
   
В 1970 г, когда колхозники еще сидели без документов, энергичное еврейство добилось привилегии - права выезда из страны. Но эта брешь была узка и жестко регулируема. Периодически срывались с привязи знаменитые деятели искусств и спортсмены, как это случилось, например, с двукратными олимпийскими чемпионами Белоусовой и Протопоповым. А тоталитарная верхушка упорно продолжала держать границу на замке.
   
Отпущенные Кремлем вожжи и исчезнувший сталинский кнут позволили республиканским элитам поднять голову и пробудили центробежные силы.
   
   
Государственный капитализм одноногим монстром продержался в СССР почти 60 лет. Постановление Совмина о разрешении частных производственных кооперативов в 1987 году стало началом открытого возвращения экономики в свою естественную колею. Первые кооперативы допускались в сфере бытового обслуживания и в порядке эксперимента. Но, лиха беда - начало. Дряхлеющий уродец "зашивался" и стал сдавать одну позицию за другой. Он не справлялся уже ни с чем. Ни с экономикой, ни с политикой, ни с управлением огромного государства. И прокатавшись в инвалидной коляске еще четыре года, СССР раскололся на части и почил в бозе в августе 1991 г под "Лебединое озеро".
   
И никто, ни 20 миллионов так называемых коммунистов, ни 40 миллионов таких же комсомольцев, ни КГБ, ни Армия не встали на его защиту. Никто. Никому он был уже не нужен.
   
И только псевдокоммунисты до сих пор днем с фонариком ищут причины пропажи псевдосоциализма.
   
   
5. Великая отечественная война. Две стороны медали
   
Вот одна сторона: к нам с мечем пришел иноземец. Супостат. Поработитель.
   
Что делать в таком случае исстари знали и Александр Невский, и Дмитрий Донской и Минин с Пожарским. Социальный инстинкт зовет на защиту Отечества. "Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!".
   
И встают все. Даже те, кто не в ладах с властью. Чужой деспот нетерпимее своего.
   
   
Самый пожилой, 83 года, Герой Советского Союза, Матвей Кузьмин, крутого нрава был дед. С властью в ногу не шел. Не уломала она его вступить в колхоз. Немцы заняли Псковщину и сразу же глаз на отщепенца положили. Быть старостой позвали. И с ними Кузьмич не пошел в ногу. Староват, дескать. А вот при случае батальон (!) немецких горных егерей уложил. Выведя февральской лютой ночью на засаду. Ценой жизни.
   
Так же ведет себя и знаменитый генерал Деникин. Открытый враг Советов, он, с началом Войны, не принимает предложение немцев о совместной борьбе со Сталиным. Более того, передает воюющей России вагон медикаментов.
   
Власти бывают полярной направленности. Приходят. Уходят. Отечество же - одно. И, когда оно в беде, проверяет людишек на вшивость.
   
Вторая сторона медали.
   
Она десятилетиями таилась, точнее, тщательно прикрывалась самой Победой: "Мы победили фашизм. Мы освободили Европу от фашизма!". И так три четверти века.
   
А вот тут - осечка. Гитлеровский фашизм-то мы действительно победили. Да только Восточную Европу от фашизма не освободили. По той простой причине, что принесли туда свой, сталинский фашизм.
   
И этот фашизм тоже хорошо маскировался. То он требовал называть себя диктатурой пролетариата. То государством рабочих и крестьян. А то и вовсе социализмом. И это всё "пипл хавал". Вынужденно. По причине тотального насилия и кровавого террора.
   
Но даже в этих диких условиях правда - такова ее природа - прорывалась.
   
"Вы напрасно верите в мировую пролетарскую революцию. Я не могу без улыбки смотреть на плакаты: "да здравствует мировая социалистическая революция, да здравствует мировой октябрь". Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм".
   
Так 21 декабря 1934 г пишет лауреат Нобелевской премии академик Павлов Председателю СНК Молотову. В этом отношении чрезвычайно интересны и письма Сталину академика Капицы, в которых он арест ученых Фока и Ландау приравнивает к высылке из гитлеровской Германии Эйнштейна. Но наиболее яркую и поразительно точную суть власти дает Федор Раскольников в своем открытом письме генеральному фашисту: "Во всех расчетах вашей внешней и внутренней политики вы исходите не из любви к Родине, которая вам чужда, а из животного страха потерять личную власть".
   
И вот здесь - стоп. Не злобные враги Советов из-под колоды, а цвет советской и мировой интеллигенции первыми, почти век назад, назвали вещи своими именами. Сталинский режим - фашизмом.
   
   
С наукой спорить бесполезно. Соловьи бреда о социализме в СССР до сих пор утверждают, что Победа 1945-го - свидетельство превосходства советского строя над буржуазным. А если подумать? Тогда и победа России над Наполеоном должна доказывать превосходство феодализма над капитализмом. А победа Чингисхана над Русью - превосходство кочевого образа жизни над феодальным. Такая вот у них "наука".
   
Но оценка большевистского режима Павловым, Капицей и тысячами, оставшимися за кадром, основывалась на сравнении сталинского деспотизма с итальянским и немецким "порядком". То есть на аналогии. Тогда не существовало определения фашизма как такового. Да и сам он не раскрыл всей своей сути. Не дымились еще печи Освенцима и Дахау. А под Катынью не расстреливали безоружных поляков тысячами.
   
Сегодня уже не обойтись без определения. Повторяем сжато:
   
Фашизм - физическое и/или моральное "стирание" человеческой личности - уничтожение, истязание, низведение до положения скота или вещи - индивидом, группой лиц или государством в эпоху капитализма как способ самоутверждения, порожденный животным инстинктом и прикрытый некой социальной мотивацией.
   
Фашизм в СССР становится государственным режимом в 1928 году. Достигает своего апогея в 1937-38 гг. И завершается в марте 1953 г смертью главного фашиста страны.
   
"Шатуновская рассказывала, что материалы о провокаторстве Сталина были переданы Хрущеву. Но когда его попросили о дальнейшем расследовании, Хрущев только замахал руками: "Это невозможно! Выходит, что нашей страной тридцать лет руководил агент царской охранки?".
   
Тридцать лет страной руководил гангстер-рецидивист, крупнейший в России убийца и грабитель транспортов с деньгами. На суше и на море. Восемь ходок. Клички: Коба, Сталин и др. Сослав в Алма-Ату в начале 1928 г последнего конкурента - Троцкого - он теряет всякие тормоза. И далее единолично действует только по понятиям. Сворачивает НЭП. На 70 лет искореняет в стране кислородно необходимый частный сектор и его кадры. Частник - враг. Проводит ликвидацию наиболее энергичной и производительной части крестьянства - "кулаков". В товарняках, с детьми, с младенцами, он гонит их в Сибирь, в Казахстан, в мороз, в снег на вымирание. Остальных "коллективизирует", возвращая крестьян в крепостничество и на десятилетия обрекая сельское хозяйство на прозябание. Счет жертв - на миллионы.
   
Планируется и индустриализация. Но не для того, чтобы создать достаток народу. Это покажут 32-33 года. Промышленный рывок - чтобы производить танки, самолеты, артиллерию. И не с тем, чтобы защитить страну от вражеской напасти. Это выявит 41-й. А теперь простой вопрос: что собирается делать полный отморозок, для которого люди - винтики, щепки - и для которого нет ничего святого, с мощнейшей армией?
   
1928 год - это, прежде всего, Шахтинское дело. Полсотни итеэровцев из заурядного городка привозят в Москву и судят демонстративно в Колонном зале Дома союзов. Из невинных штампуют вредителей. 11 получают расстрел. Остальные - позорный ярлык до конца века. Сталин: "Шахтинцы" сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности. Многие из них выловлены, но далеко ещё не все выловлены".
   
Понятно? Отныне абсолютно над каждым нависает Дамоклов меч расстрела. И без всяких поджогов Рейхстага фашизм зашагает по стране. Маховик бесправия пойдет в раскрутку. Вскоре в "политических" судах отменят адвокатов и обжалование. Легализуют пытки. Днем - приговор, ночью - пуля.
   
   
Та же Ольга Шатуновская из комиссии Шверника: "КГБ прислал подробные данные о репрессиях. Для нас это было потрясением. С января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек. Из них семь миллионов расстреляны в тюрьмах НКВД!".
   
Но и после войны Сталин продолжает бесноваться. Целые народы объявляет предателями и высылает их. Вывозит всех безногих инвалидов из городов на кулички. Снова расстреливает ленинградское руководство. И, к счастью, не успевает расправиться с кремлевскими врачами.
   
Двойственность Великой отечественной войны заключается в том, что, со стороны народа война была отечественной, освободительной. Со стороны режима - схваткой двух фашизмов. И этот исторический факт давно стучится в извилины общественного сознания.
   
   
6. Истоки патриотизма
   
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
   
Этому же великому перу принадлежат и такие малоизвестные строки:
   
"...Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, какой нам Бог ее дал". (C)
   
Патриот? Да еще какой! Но понимал ли сам Пушкин, что в нем пульсирует патриотизм отсталого крепостного государства? А судя по предкам, и вовсе негритянской Африки.
   
Но вот песни другой направленности.
Идите по земному шару гневно,
Ищите и при свете, и во мгле.
Как можешь ты синеть спокойно, небо,
Пока убийцы ходят по земле!?
   
И вы не спите, вы не спите, люди,
В Париже, и Варшаве, и Орле
Пусть ваша память вас ночами будит,
Пока убийцы ходят по земле!
И еще:
Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон -
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон, Колокольный звон.
Звон плывёт, плывёт
Над всей землёю,
И гудит взволнованно эфир:
Люди мира, будьте зорче втрое,
Берегите мир!
Сотни тысяч заживо сожжённых
Строятся, строятся
В шеренги к ряду ряд.
Интернациональные колонны
С нами говорят...
   
Здесь масштаб иной. Рубежи отечеств уже стерты. "Идите по земному шару...". "В Париже, и Варшаве, и Орле". "Интернациональные колонны".
   
Заметьте - мир уже без границ.
   
А вот - еще один подход:
Вижу горы и долины, вижу реки и поля.
Это русское приволье, это родина моя.
      Вижу Прагу и Варшаву, Будапешт и Бухарест.
      Это - русская держава, сколько здесь любимых мест!
Вижу пагоды в Шри Ланке и Корею, и Китай...
Где бы я ни ехал в танке, всюду мой родимый край!
      Вижу речку Амазонку, крокодилов вижу я...
      Это русская сторонка, это родина моя!
   
Если какое-то явление становится пародийным, это верный признак того, что оно основательно поистрепалось и стекает в Лету.
   
   
У патриотизма как явления - две стороны.
   
В историческом процессе категория - "патриотизм" - наиболее флюгерный элемент на идеологической крыше государства. Фундамент любой общности - ее производительные силы. А их уровень развития задает всю архитектуру общества. В том числе политическую и идеологическую надстройки.
   
И если производство общества всегда непрерывно, как и сама его жизнь, то идеологические веяния в переломные моменты истории сменяются так же лихо, как головной убор деда Нечипора из "Свадьбы в Малиновке".
   
До 1917 года главный девиз Российского государства: "За веру, царя и отечество!". После - никакого царя и вообще - "Пролетариат не имеет отечества!".
   
До 1917 года - "Частная собственность священна!". После - "Все вокруг - колхозное! Все вокруг - мое!".
   
До 1991 года - "Идем от капитализма к коммунизму!". После - "Идем от коммунизма к капитализму!".
   
Идеология, как видим, девица крайне ветреная.
   
Что же касается такой ее ветви как патриотизм, то его смысловое наполнение никогда не стояло на месте. В первобытные времена "мы" - это люди нашего племени. Все остальные - враги. Их можно поймать, зажарить на костре и вечером ими отужинать. Коллективно и патриотично.
   
В раннее средневековье патриотизм разросся до размеров княжеств и графств. Но приходит пора национальных государств - и он тут же меняет свой масштаб. А история дарит нам яркие образцы патриотизма феодальной эпохи. Здесь и Жанна д'Арк, и Минин с Пожарским, и отряды партизан из крепостных в 1812 году. А уж о порывах к защите отечества в годы Великой отечественной войны и говорить не приходится.
   
Но время идет, и тот же эфир доносит - Я - европейка французского происхождения! На подходе и фраза: "Я - евразиец армянского происхождения". Это патриотизм взбирается на новый уровень - ступень региональных образований.
   
Понятие патриотизма и вовсе теряет всякий смысл с установлением на планете единого глобального государства. Ну разве что при маловероятном приближении агрессивных инопланетян.
   
   
Как видим, история, с развитием производительных сил, укрупняет людские общности. А их патриотизм "расширяется" и "полнеет" от ступени к ступени. Однако, достигнув максимума, эта идеологическая категория сходит на нет. За ненадобностью. Такова ее историческая метаморфоза.
   
Второй подход отправляет нас к инстинктам.
   
Каждая идеологическая крона имеет свои скрытые материальные корни.
   
Видеть свою пассию "Как мимолетное виденье, как гений чистой красоты" - продукт поэзии. Но в основе-то лежит всесильный инстинкт продолжения рода. Свойственный и поэтам, и диким кабанам. К поэзии, как известно, не склонным. Инстинкт, свойственный всему живому и активизируемый набором абсолютно материальных хромосом.
   
Лев Гумилев первым выделил пассионариев-патриотов, как спецназ. Который этнос бросает в атаку в критические моменты своей истории. Именно их неистовыми усилиями общность преодолевает свой форс-мажор. Здесь - всё ясно. То Минин с Пожарским поднимают Русь на борьбу с захватчиками, то большевики - 0,1 % населения - совершают свою революцию и побеждают в гражданской войне.
   
Естественно, Гумилев пытался объяснить, откуда берётся неукротимый заряд этих людей, их патриотизм? Лев Николаевич огляделся вокруг, ничего подходящего, кроме космоса, не увидел и кивнул в его сторону. В таких случаях на "Лесоповале" поют: "Вот тут я дал, в натуре, маху!". Потому что взгляд, прямо скажем, пещерный. Откуда гром, молния и дожди? Конечно - проделки богов на небесах.
   
Но большому ученому, перелопатившему Гималаи исторической литературы и сделавшему эпохальные открытия о жизни этносов, такая мелочь простительна. Ну, по запарке не добрался до "Пирамиды потребностей" Абрахама Маслоу.
   
А наблюдательный американец русского происхождения, кроме генерально необходимых для жизни воздуха, еды, сна и прочих нужностей, обнаружил также потребность ощущать себя частью общности и чувствовать защищенность. Но и он не указал реальных истоков этих потребностей.
   
Попробуем всё поставить на свои места.
   
Природа с помощью инстинктов организует популяции в стаи, косяки, стада. А размер человеческих общностей обусловлен к тому же и ступенью их исторического развития - племя, княжество, государство, регион.
   
Та же природа с помощью тех же инстинктов не только собирает особей в соответствующие образования, но и наделяет их жизненной потребностью защищать свою общность от разрушения извне и изнутри. От галок, дружно нападающих на крадущуюся к ним кошку, до ополченцев-очкариков в окопах под Москвой в 1941-м и добровольцев со всего мира на Донбассе сегодня. Этот социальный инстинкт и порождает тот порыв к защите своей среды, который в общественной жизни именуется у нас патриотизмом.
   
В отличие от чувства голода, одолевающего всех и регулярно, патриотизм, как и пассионарность, "распределяются" в обществе неравномерно и присущи в большей степени социально активному молодому поколению. Так, например, в момент образования "Союза спасения" (1816 г) самому старшему из "декабристов" - князю Сергею Трубецкому - было всего 25 лет. А Жанне д'Арк в ее апогее - и вовсе 18.    
Европейский союз сегодня - отличная площадка для онлайн исследований борьбы двух патриотизмов. Нарождающегося и традиционного.
   
Законы ЕС принимает Европарламент. Еврокомиссия - орган исполнительный. Реальная же политика определяется Европейским советом. Его образует 30 человек. Это заседающие каждый квартал лидеры всех 28 стран-членов Союза и плюс два штатных патриота ЕС - его Президент и глава Еврокомиссии. Но вот деталь: как раз эти двое по закону пока еще не имеют даже права голоса в Совете. Национальный патриотизм силен и за пределами центрального органа. Периодически он скандально напоминает о себе от Швеции до Италии, от Венгрии до Франции. Но история знает, на чьей стороне будет победа.
   
Таким образом, патриотизм, когда он без агитационной примеси, - просто социальный инстинкт самосохранения общности. Он присущ всем, но в весьма разной степени. И интенсивность его проявления зависит от уровня угрозы для этой общности.
   
Как правило, данный инстинкт цинично эксплуатируется властью. Чаще всего всеобщей воинской повинностью. Или, по выражению Салтыкова-Щедрина, указанием на то "что наилучшее выражение патриотизма заключается в беспрекословном исполнении начальственных предписаний". Постоянная обработка населения "патриотическим воспитанием" приводит к обратному результату. В сознании людей он становится навязчивым и аморфным. В 1991 советский патриотизм тихо распался на 15 мелких. В 1999 году то же повторилось в Югославии. Заметим, это - уникальные случаи "регресса" патриотизма.
   
Внесенный извне в мозг и закаменевший там псевдопатриотизм в силу своей инерционности становится идеологическим тормозом общественного сознания. Чему свидетельство - ошеломляющая 50-ти процентная ностальгия по тоталитарному СССР среди его бывших граждан. Однако и этот огрех надежно лечится развитием производительных сил общества.
   
   
7. О природе войн при капитализме.
   
Войны "технические" и креативные
   
Дедушка Ленин решительно делил войны на справедливые и несправедливые. Критерий таков: если война нам выгодна, например, "Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем", это - война справедливая. И - наоборот. Просто и примитивно, как всё у большевиков и их вождя. Который видел в только-только начинающем разбег капитализме отжившего свой век немощного старикашку.
   
Прошедшее столетие помогло уяснить, что подавляющая масса населения планеты, за исключением 15 наиболее развитых стран, "золотой миллиард", до сих пор проходит лишь 1-ю, гибридную, фазу буржуазной ОЭФ. В ней прихрамывающий феодализм еще шагает бок о бок с молодым капитализмом. И пока феодализм жив, его врожденная агрессивность порождает и подпитывает войны.
   
Феодализм, пусть и в виде уклада - единственная причина всех военных столкновений нашего времени.
   
Войны - неотъемлемая составляющая добуржуазных формаций. Они так же свойственны начальному периоду человеческой истории, как и мальчишеская драчливость - мужской природе. И так же делятся на две категории. "Технические" и креативные.
   
   
Детской бесшабашной задиристости, где "драка так и лезет из меня!", соответствует категория "технических", или "бессмысленных", войн в истории.
   
В 1950 г Северная Корея набросилась на Южную. Три года соплеменники уничтожали друг друга. Поочередно, с участием СССР, США и Китая, захватывали столицы противников, Сеул и Пхеньян. Но все закончилось там же, где и началось - на 38-й параллели. Так сказать, нулевая ничья. Если не считать утраты четырех с половиной миллионов человеческих жизней.
   
Тридцать лет спустя 10-летняя схватка обуяла Иран с Ираком. Всё тоже закончилось "нулевой ничьей". Где лишь военные потери - около 1,5 миллионов. Та же картина с афгано-советской войной того же периода.
   
Инстинкты феодализма слепы и глухи. В 1982 г государство 1-й фазы, Аргентина, неудачно пыталось силовым путем решить территориальный спор со страной более высокой ступени, Англией, да еще членом НАТО.
   
Такого рода военные столкновения не дают территориальных приобретений. И используются в качестве полигона для проверки последних образцов вооружений странами их производящими.
   
Совершенно иной характер носят войны креативные. Они силой оружия продвигают сам исторический процесс.
   
В первую очередь это - борьба за независимость образующихся этносов. Как здесь не вспомнить восьмилетнее сражение американских колонистов против Англии? Сюда же входит и освободительное движение против колонизаторов. Наиболее яркий пример - Вьетнам 1955-75 годов.
   
Все буржуазные революции с их гражданскими войнами - локомотивы рывка от феодализма к капитализму.
   
Буржуазная революция может сливаться с национально-освободительной борьбой. И тогда мы получаем Италию времен Гарибальди или Китай Мао Цзэдуна.
   
Продвижение вперед стран и народов по гибридной фазе буржуазной ОЭФ продолжается и сегодня, поэтому вероятность локальных войн обоих типов сохраняется.
   
Великий перелом
   
ХХ век войдет в историю, как век, положивший конец мировым войнам.
   
И дело не в том, что мир якобы поумнел и "голуби" взяли наконец верх над "ястребами". Просто мировая экономика ХХ века сделала резкий шаг вперед. И тем самым разительно изменила формационное лицо планеты.
   
Столетие назад история фиксировала лишь четыре страны, вошедшие во 2-ю, чисто капиталистическую, фазу. Тогда Англия, Голландия, Франция и США выглядели несколькими оспинами на в целом феодальном теле Земли. И феодальная агрессивность безраздельно правила бал. Пацифистская природа буржуазной четверки, недавних первофазников, в такой среде проявиться не могла. С волками жить - по-волчьи выть.
   
Но к концу ХХ столетия картина резко меняется. К этому моменту уже целый ряд наиболее развитых государств полностью распрощался с феодализмом и пополнил 2-ю фазу. Формационные весы планеты потянули в сторону беспримесного капитализма. Теперь тон стали задавать страны этой ступени. Из них, "золотой миллиард", образовался пул, где требования закона экономической интеграции полностью исключили внутренние военные столкновения. Евросоюз, Канада, Австралия, Япония, США. Тем самым на Земле сформировалось пространство гарантированного мира.
   
В свою очередь, лагерь агрессии, страны 1-й фазы, понес серьезные потери. Его навсегда покинула задиристая Германия. Россия же, одна из тройки его нынешних ядерных лидеров, утратила свой потенциал для войны планетарного масштаба еще в 1953 году, покончив со своим фашистским режимом. После этого она лишь ограничивалась угрозами "закопать" капитализм. А лающая собака, как известно, не кусает. Что касается Индии и Китая, то они слишком близки ко 2-й фазе, чтобы затеять мировое побоище. И главное - с какой целью?
   
Впервые противостояние между странами 1-й и 2-й фаз обострилось в 1938 г. Тогда в Мюнхене капитализм, для него совершенно естественно, уклонился от войны. Да бог с ней, с той Чехословакией! Конфронтация достигла своего пика в 1962 г, во время Карибского кризиса. В заочной схватке сошлись лидеры этих фаз. Советский Союз установил свои ракеты под носом у США. Всего в сотне миль. На Кубе. Взбешенные американские военные предложили раз и навсегда покончить с СССР. И американский Президент спросил свой генералитет:
   
- Вы гарантируете, что при этом ни одна из их ракет не упадет на нас?
   
- Нет, - ответили те.
   
И снова капитализм последовал своей природе. Зачем затевать мировую войну, когда можно поладить миром?
   
А уже четверть века спустя США и Советы приступили к взаимному уничтожению "лишних" ракет с ядерными головками. Медленно, с отступлениями и возвратами, но процесс разоружения - пошел.
   
В государстве лидирующей идеологией всегда является идеология господствующего класса. В мире - идеология господствующей формации.
   
Баланс формаций пришелся на 60-ые годы прошлого столетия. С этого момента законы развития буржуазной ОЭФ всё чаще и настойчивее заявляют о своем главенстве. Сначала они обнаруживают избыток вооружений на Земле. И в 1969 г усаживают за стол переговоров СССР и США по вопросу их ограничений. А далее историческое требование капитализма по демилитаризации мира постоянно и настойчиво стучится в двери всякого рода договорами и соглашениями в виде ОСВ-I, ОСВ-II, РСМД, СНВ-I, СНВ-II, СНВ-III, СНП и др.
   
Казалось бы, процесс избавления от оружия на планеты далее пойдет, как по маслу. Но тормозящей силой здесь выступают два момента.
   
Первый. Само существование гибридных, феодализм-капитализм, государств ставит 2-ю фазу перед необходимостью держать порох сухим. Для защиты от агрессии "первофазников", а иногда и для принуждения их к миру. Югославия - 1999, Грузия - 2008 и ИГИЛ - с 2014-го.
   
Второй момент. Двойственный характер военно-промышленного комплекса, ВПК. С одной стороны, он обречен на отмирание, как противоречащий сущности капитализма. С другой - снова-таки природа капитализма - ради прибыли готов продать рогатку хулигану. Поставлять оружие в страдающую агрессивностью 1-ю фазу. Например, разовый контракт 2018 г на поставку вооружений саудитам в размере 1/8 всего военного бюджета США.
   
Но самый эффективный способ для ВПК держаться на плаву - изобрести страшное пугало для всего человечества. Например, Северную Корею, Иран. А лучше - всех вместе. Таким образом, процесс разоружения до поры до времени остается заложником ВПК самого "золотого миллиарда". Помимо всего, оружие - товар специфический. Так же, как никотин, алкоголь, наркотики, он наносит непоправимый вред человечеству, но дает богатую прибыль производителям.
   
ООН, будь бдительна!
   
Теория исторического процесса указывает, где, в каком месте планеты назревает очередное военно-политическое "землетрясение".
   
Казалось бы, именно с целью предотвращения или смягчения вооруженных конфликтов в 1945 г и создана ООН. Её бюджет - 3 млрд долларов в год или $10 млн в день. Однако в ней не предусмотрен даже отдел прогнозирования. Сейчас Организация работает по принципу пожарной команды. Меры - по факту. Существуй департамент прогнозирования, он имел бы "дорожные карты" для всех стран, до 2-й фазы не "доросших".
   
Первая "аварийная" папка - для государств, переживающих буржуазную революцию (БР) и ее последствия. Для ряда из них, мелких, да еще с племенной структурой, например, африканских, БР останется явлением местного масштаба, не будучи столь значимой для мира, как в свое время Революции в Европе. Однако, аналитики уже могут определить, пойдет ли там смена формационной власти революционным путем на манер Ирана, Ливии или бескровным эволюционным, как это случилось в Швеции или Сингапуре? Лакмусовая бумажка - уровень правовой и политической культуры общества.
   
Китай же заслуживает пристального внимания. В Поднебесной завершается 1-я фаза капитализма, и, естественно, заканчивается тоталитарное правление единственной партии, по недоразумению именуемой коммунистической. Неотвратимый переход к многопартийности приведет к ослаблению центральной власти и, следовательно, к распаду страны. Что грозит социально-политическим цунами остальному миру. Взять хотя бы десятки, сели не сотни, миллионов потенциальных беженцев.
   
Такой коллапс может проходить в двух режимах. Относительно мирно, как это случилось в СССР в 1991 г, или трагически - по сценарию развала Югославии 1999 г. Все зависит от готовности буржуазии в провинциях перехватить власть.
   
Вторая папка - для стран с мелкой буржуазией в квадрате. Когда мелкобуржуазное население возглавляет такое же правительство - "Я освобождаю вас от химеры, именуемой совестью". Что дает фашистский режим, крайне агрессивный к своему и окружающим народам. (См. раздел "Фашизм для "чайников").
   
Если этот режим поражает ведущие страны планеты - как это было в 1-й половине ХХ века с Италией, Германией, Советским Союзом - мировая политическая, экономическая и психологическая катастрофа в виде ІІ Мировой войны неизбежна. И, как следствие, посттравматический синдром для всей планеты на долгие годы.
   
Сегодня нет стран такого масштаба, фашизация которых могла бы вызвать глобальную угрозу. А вот приводящих к региональным конфликтам - сколько угодно. Начиная с Кампучии 1975-79 гг, и переходя к нынешним событиям на Украине, в Турции, Пакистане и в других местах, создающих напряженность мирового уровня.
   
   
Еще не все гибридные страны Африки, Латинской Америки и Азии прошли свои мелкобуржуазные этапы развития. Что предполагает их фашизацию. Наличие департамента прогнозирования в ООН с его дорожными картами позволило бы предвидеть и смягчать такого рода явления.
   
Третий кейс - для народов, борющихся за свою государственность.
   
Возникновение этносов, их становление - процесс естественный и непрерывный. И если в странах 2-фазы вопросы самоопределения народов - Квебек, Шотландия - решаются демократическими методами, путем референдумов, то в гибридной фазе они становятся источником военных конфликтов.
   
Вековая борьба раздробленных курдов за своё государство у всех на слуху. В 1919 г по предложению Лиги наций составлена карта Курдистана. Разорванный на части народ входил в состав четырех феодальных государств. Сейчас эти страны уже в 1-й фазе капитализма и приступили к буржуазным преобразованиям. Подняли голову и их курды. Курдское государство - в повестке дня истории. Но создаваться оно будет оружием. Будущий независимый Курдистан оторвет свои земли у Турции, Сирии, Ирана и Ирака, которые те без боя не отдадут. Поскольку эти страны - дети 1-й фазы, где территориальная целостность ценится выше права наций на самоопределение.
   
Если всякое естественное историческое движение по каким-то причинам заторможено или подавлено, то неизбежен взрыв. Причем, в самый "неподходящий" момент. Так произошло с галичанами, "неожиданно" взорвавшими Украину в начале этого века.
   
Испания вплотную подошла к "золотому миллиарду". Но по старинке пыталась силой помешать референдуму в Каталонии 2018 г, преследовать сторонников отделения в судебном порядке. И все-таки прогресс в том, что мадридские власти для подавления сепаратизма не отважились на применение военной силы.
   
Чаще всего, берущиеся за оружие народы - жертвы колониальных завоеваний и произвольного проведения границ еще феодальными монархами. И история постоянно исправляет досадные ошибки недальновидных владык. Так, например, случилось с бывшим английским Пакистаном, болезненно разделившимся на Пакистан и Бангладеш.
   
Кейс четвертый - для соседей с застарелыми конфликтами. Феодальная составляющая в экономике обязательно сказывается и в идеологии государства. В странах гибридной фазы сохраняется стремление расширять свои владения военными средствами. Естественно, под самым благовидным предлогом. Сдерживающим фактором на этом фронте в ХХ веке служили Лига наций и ООН. Но и их участие не в силах погасить природу феодализма - силовые захваты. Наиболее болезненные и "бесконечные" из них - противостояние Израиля с арабами и Индии с Пакистаном. Войны между ними идут уже на счет, а костер, то вспыхивая, то угасая, держит в напряжении эти страны и мир уже более 70 лет.
   
Проблема Кашмира благополучно разрешится по мере перехода Индии и Пакистана во 2-фазу. Как это, например, случилось с Эльзасом и Лотарингией, многовековым яблоком раздора Франции и Германии. Что касается израильтян и их соседей-арабов, то они пожмут друг другу руки последними на этой планете. (См. раздел "К еврейскому вопросу").
   
Как видим, у департамента ООН по прогнозированию военных конфликтов обширное поле деятельности. Дело за малым. Создать такой департамент. И включить его в работу.
   
   
8. Фашизм для "чайников"-2
   
Природа наделила прекрасную половину человечества даром воспроизводить нашу популяцию. И в разных странах женщин величают по-разному - мадам, сеньора, фрау, пани, сударыня. Слова разные - суть одна. Только им дано вынашивать и дарить новую жизнь.
   
Полная противоположность этому - уничтожение людей. Да еще под лозунгом улучшения общества. Это явление тоже отличается названиями - фашизм, нацизм, сталинизм, полпотизм. Но сущность абсолютно одна - внесудебная расправа одних над другими. Физическое и моральное "стирание" личности.
   
Термин "фашизм" звучит с самых высоких трибун мира. Но в словарь жителей СССР и его "наследников" он вошел намертво, поскольку связан с той бедой, которая обрушилась на страну в 1941-45 годах. И прочно ассоциируется с газовыми камерами и лагерными крематориями гитлеровской Германии.
   
При попытке уйти в этимологию термина возвращаем к сути явления - к факту внесудебной ликвидации человека под флагом якобы заботы о людях.
   
Фашизм, как уничтожение одной части общества "во имя" благополучия другой, выступает в индивидуальной, групповой и государственный ипостаси.
   
1. Молекула фашизма.
   
Фашист-одиночка несет в себе все составляющие данного явления.
   
Норвежец Андерс Брейвик в один мирный июльский день 2011 года ранил 151 и лишил жизни 77 не знакомых ему людей. Подростков и взрослых.
   
Этот акт является абсолютно фашистским, поскольку содержит два его неотъемлемых, обязательных признака.
   
Фашизм заключается в факте - не в идеологии! - в действии: фашист физически и морально убивает и калечит людей.
   
Но ведь и воин-защитник страны поступает так же с агрессором. Если бы во время Великой отечественной войны боец Красной армии вывел из строя такое количество гитлеровцев, то он наверняка стал бы Героем Советского Союза. В чем же разница?
   
Фашист целенаправленно убивает и калечит беззащитных людей. И это - первый показатель фашизма.
   
К тому же, и отдельный воин, и вся армия во время войны наделяются естественным правом уничтожать живую силу и технику противника. В мирное время даже отдельным гражданским лицам, например, капитанам кораблей юридически разрешено применять оружие для предотвращения общей паники.
   
Поэтому, помимо реального преступления, норвежский стрелок совершает виртуальный взлом общественной системы. Он вырывает у судебной власти и награждает себя полномочием единолично судить и карать граждан.
   
Производство самого себя в судью, выносящего смертный приговор и, одновременно, в палача-исполнителя, а следовательно, присвоение себе права распоряжаться чужой жизнью - второй показатель фашизма.
   
Однако здесь необходимо сито. Фашистом не становится муж-ревнивец типа Отелло. Да, он тоже самочинный судья и палач беззащитной женщины. Но действует в состоянии аффекта. При вооруженном ограблении банка смерти сотрудников можно избежать. Ведь основная задача налетчика - завладеть деньгами.
   
У фашиста же главная цель - как раз уничтожение личности. Физическое или моральное.
   
Чтобы понять, почему это так, рассмотрим событие ближе.
   
Сам Брейвик свои бесчинства над безоружным людом объясняет стремлением предотвратить мусульманское вторжение в Европу.
   
Скорей всего, норвежец никогда не читал Маркса и не ведает, что система капитализма, в которой он и все мы обитаем, настоятельно требует свободы передвижения людей по планете. Наряду с товаром и капиталом. Да ведь и с любой другой точки зрения, сама идея одним-двумя террористическими актами остановить глобальный процесс нарастающей миграции и перемешивания народов - за пределами здравого смысла. Поэтому прокурор совершенно точно оценил объяснения Брейвика "патологическим фантазированием".
   
И здесь нас подстерегает большая неожиданность. Фокус в том, что ни прокурор, ни сам "норвежский стрелок" не знают истиной причины его злодеяния. Поскольку она действительно лежит за пределами здравого смысла, прикрытая шторкой высокопарного пустозвонства. А если шторку отодвинуть?
   
По точному выражению Энгельса, жизнь - борьба наследственности и приспособления. Особь входит в общество со своей индивидуальной программой образа жизни, заданной генетическим кодом. И абсолютно все мы проходим незримый обязательный тест на совместимость нашей генетической программы - своего устава - с уставом общества, с принятыми в данное время нормами. Такая сверка на совместимость личности и среды протекает, главным образом, в пору самоутверждения. Подавляющее большинство действующие нормы принимает. Общество карает отступников-преступников, не желающих или не способных подладиться под общий ранжир, И наоборот, чтит и прославляет тех, кто целиком и полностью отдает свою жизнь служению людям. Как, например, Альберт Швейцер.
   
sveiser []
   
Природа же затейница выдает на-гора самый разный "материал" по характеру, темпераменту, наклонностям, одаренностям. А создавая садиста, она закладывает в него потребность причинять страдания живым существам.
   
И поскольку современным обществом наложено табу на садизм, его носители вынуждены либо подавлять в себе это стремление, либо предаваться пороку тайком.
   
Но так же, как некоторые вершины поднимаются выше облаков, так же существуют и суперсадисты. Их генетика настолько мощна, что они пробивают "облака" общественного мнения. Их самоутверждение реализуется только через убийство людей. И если в это время на страну напал враг, они самореализуются с большой пользой для общества.
   
Если же войны нет, мы получаем Андерса Брейвика.
   
Его поведение двойственно. С одной стороны, он - лояльный гражданин, твердо знающий, что убивать людей - преступление. С другой - им овладевает, "невесть откуда взявшееся", но неодолимое стремление это делать. Вот как происходила борьба этих двух начал в самом норвежском стрелке: "Убийца рассказал, что по приезде на остров, куда он прибыл после того, как устроил взрыв у правительственного здания в Осло, его начали терзать сомнения в необходимости выполнить свой замысел. По словам Брейвика, все его существо сопротивлялось против этой затеи. Однако, встретив первую из своих жертв, он поднял пистолет и выстрелил. Последующие выстрелы дались ему легче".
   
Генетическая заданность на самоутверждение посредством уничтожения других крайне редка. Но именно она - источник и движущая сила индивидуального фашизма. Позже норвежец признается, что его бы удовлетворил статус министра обороны.
   
Слепой разящий невиновных меч - лишь половина явления. Вторая половина - его идеологическая упаковка. Фашист, не подозревая о силах природы, толкающих его на преступление, отчаянно "облагораживает" его. Пририсовывает ему общественнополезный характер. У Брейвика - борьба за национальную "чистоту" Европы. У Джека-Потрошителя, вспарывавшего животы своим жертвам - борьба с аморальностью среди англичанок. И только единство этих двух противоположностей - антисоциальности в социальной обертке, уничтожение одних людей "во благо" других - дают нам фашизм.
   
2. Государственный фашизм
   
На арене цирка лошадка в сверкающей сбруе, с султаном на голове. Стоящий в центре наездник элегантно щелкает хлыстом, и лошадка легко встает на задние ноги. Восхищенные сектора взрываются аплодисментами. И только некоторые из зрителей знают, как достигается эта легкость и красота.
   
На конюшне бедное животное нещадно секут кнутами. Оно по-своему протестует, уворачиваясь от побоев. И перестают хлестать только тогда, когда лошадь случайно принимает требуемую позицию - встает на дыбы. И это издевательство над животным продолжается изо дня в день до прочного усвоения урока запуганной "артисткой".
   
Такова суть государственного фашизма. Власть кнутом-террором превращает подданных в своих покорных рабов.
   
Фашистское государство складывается из двух обязательных "элементов". Политически и юридически наивного населения. И вождя-фашиста или такой же хунты с аппаратом свирепого принуждения.
   
Причем, для их слияния история выделяет строго ограниченный период национального развития. Временной отрезок от буржуазной революции до окончания 1-й фазы капитализма. Равный примерно ста годам.
   
Но далеко не каждый народ может представлять собой податливую "пластилиновую" массу, пригодную для фашизации. Все зависит от организационно-правового качества населения. Произвол властей, как горох от стенки, отлетит, например, от шведов. Они веками пропитывались самоуправлением, системой присяжных заседателей. Разделением властей и императивом "Государство строится законом". Или попробуйте применить насилие к свободолюбивым и с головы до ног вооруженным американцам.
   
Однако большинство стран через подобную шведско-американскую школу не проходили. Особенно, Россия. Где высшим и единственным правом служило помещичье самодурство. В 1861 г бывший крепостной вдруг стал мелким буржуа - он и владелец мелкой частной собственности, клочка земли, он на ней и работник. Российское крестьянство, 90% населения, было в одночасье вброшено в чуждый ему мир капиталистических отношений. В тот мир, который по закону истории должен в ближайшее время отобрать у крестьянина этот кормящий его надел. И расширение которого было жизненной задачей мелкого хозяйчика.
   
Таким образом, на середине перехода от феодализма к капитализму, 1917 г, Россия представляла огромную массу крестьян, языком политэкономии - класс мелкой буржуазии. Класс, выросший, в отличие от шведов, вне правового поля, с нулевой способностью к самоорганизации, с холопской покорностью в крови. Класс-"однодневка", обреченный на скорую гибель, готовый хвататься за любую соломинку. Жаждущий спасительной твердой руки и склонный верить любым посулам.
   
xodoki []
   
А из такого "материала" можно вить любые веревки.
   
И далее все зависит от того, кто возглавит подобную нацию. Если - лидер, проникнутый заботой о государстве, как например, Рузвельт, Ли Куан Ю, то страна проходит этот крайне болезненный этап с минимальными потерями и без фашизма.
   
Но, как правило, во главе мелкобуржуазной невежественной массы, пробираясь по головам и трупам, встает такой же невежественный лидер-авантюрист. Естественно, с садистской генетикой и паталогическим честолюбием. Муссолини, Гитлер, Сталин, Пол Пот. С начальной задачей - сохранить и расширить свою власть.
   
Иосиф Джугашвили, недоучившийся священник - "Не убий! Не укради!" - проявил свой талант убийцы и грабителя еще в далекой молодости. Специализировался на рэкете бакинских нефтепромыслов с поджогом несговорчивых, на ограблениях почтовых карет и пароходов. От этого разбоя порой содрогалась вся Европа.
   
"Талантливого" молодца, живущего двойной жизнью - "мы с тобой одной крови" - заприметил и приблизил Ленин. И на втором, зачисточном, этапе буржуазной революции Сталин уже лихо расстреливал детей и баржами топил пленных.
   
"В эти дни (май 1918 г - авт.) Коба приказал расстрелять по подозрению в заговоре инженера Алексеева. Его мать была известной революционеркой-народницей. Ленину сообщили об аресте, и он телеграфировал: "Привезти Алексеева в Москву". Но Коба не меняет своих решений. Его слово должно быть законом... Вместе с Алексеевым были расстреляны двое сыновей - мальчики 16 и 14 лет. Валентинов писал: "Сталин объявил солдатам, не хотевшим в них стрелять, что это дети белогвардейского генерала Алексеева!" Этого было достаточно - расстреляли".
   
Из всего веера средств управления лидер-садист, он же - фашист, делает ставку на заданные его генетикой, отвечающие его натуре. И тем самым выдает себя с головой. Когда он, как Генеральный секретарь, не может убивать и истязать лично, то перепоручает своим подручным, подбирая их по своему образу и подобию. Например, члену ЦК ВКП(б) наркому Ежову.
   
"Был у меня такой хороший приятель Марьясин... вместе с ним работали мы в ЦК. Марьясин пошёл против нашего дела и за это по моему указанию его каждый день били... Дело Марьясина было давно закончено, назначалось к слушанию, но каждый день откладывалось по моему распоряжению для того, чтобы продолжать избивать Марьясина. Я велел отрезать ему ухо, нос, выколоть глаза, резать Марьясина на куски. И так будет со всеми". Для справки: Марьясин Л. Е. - член партии большевиков с 1915 г, председатель Госбанка СССР.
   
Симптоматичны утверждения ряда историков о том, что "вождь" все-таки тайком, через дырочку в шторе, наблюдал за судебной расправой над Бухариным. Генетика!
   
Разгромом Тамбовского и Кронштадтского восстаний власть на корню пресекла революционную вольницу. К моменту начала своего единоличного правления, 1928 г, Сталин имел уже добротно запуганное и потому покорное население, правда, слегка разбалованное нэпом. Но "вождь" решительно прикрывает и эту лавочку. Поэтому все последующие волны террора, которые "вождь" обрушивал на страну, чистый продукт его патологической генетики.
   
В любом государстве наказание следует за преступлением. Иногда - несоразмерно суровое. В Китае, например, карают смертью за коррупцию. В Сингапуре - за наркотики. В Иране женщин забивают камнями за измену.
   
При фашизме же террор шагает впереди преступления. Сначала он существует как генетическая потребность вождей. Фашизм сам ищет, на кого бы репрессии обрушить, кого превратить в свою жертву? Первым шагом Гитлера у власти была провокация с поджогом Рейхстага. От него вздрогнула вся Германия. И Дамоклов меч опустился на ни в чем не повинных коммунистов. За ними последовали приведшие фюрера к власти Рем и его отряды. А после "хрустальной ночи" евреи уже сами нашивали себе на спину желтые звезды.
   
Не отставал и Сталин. У него подавляющая масса оклеветанных "вредителей" и "врагов народа" клятвенно признавалась в не совершённых преступлениях.
   
Вообще говоря, фашизм выворачивает на изнанку всю социальную жизнь нации. У него не только репрессия требует "преступления". Садизм, например, вышвыривает гуманизм на мороз, как это видно из доноса Михаила Шолохова Сталину.
   
"О работе уполномоченного или секретаря ячейки Шарапов судил не только по количеству найденного хлеба, но и по числу семей, выкинутых из домов, по числу раскрытых при обысках крыш и разваленных печей. "Детишек ему стало жалко выкидывать на мороз! Расслюнявился! Кулацкая жалость его одолела! Пусть, как щенки, пищат и дохнут, но саботаж мы сломим!" - распекал на бюро РК Шарапов секретаря ячейки Малаховского колхоза за то, что тот проявил некоторое колебание при массовом выселении семей колхозников на улицу. На бюро РК, в ячейке, в правлении колхоза, громя работавших по хлебозаготовкам, Шарапов не знал иного обращения, кроме как "сволочь", "подлец", "кусок слюнтяя", "предатель", "сукин сын". Вот лексикон, при помощи которого уполномоченный крайкома объяснялся с районными и сельскими коммунистами...".
   
"Было официально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои дома ночевать или греться выселенных. Им надлежало жить в сараях, в погребах, на улицах, в садах. Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью - будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день круглые сутки жили на улице".
   
Мыслимо ли развитие нации без умной, предприимчивой, инициативной элиты и моральных авторитетов? Однако, захватив власть, фашистские хунты пускают под нож, прежде всего, именно эту часть общества. Иногда включая и президента Академии наук. А на их место поднимается вся грязная пена, держащая нос по ветру. Из нее власть черпает своих слепых исполнителей. Обращаясь к ним, Гитлер был цинично откровенен: "Я освобождаю вас от химеры, именуемой совестью". В СССР необходимая для ВПК наука загонялась в "шарашки", через которые прошли и Туполев, и Королев.
   
Бедный Кант и его категорический императив! Фашистские лидеры, захватив штурвал, превращают всю нацию до последнего человека в средство достижения своих целей. На первом месте - армия. Она - надежный защитник их трона. Но подчинив себе одну страну, почему не попробовать покорить другие? Издавна известно: власть развращает, а абсолютная - абсолютно.
   
Фашизм отбрасывает диалектический источник развития нации - конкуренцию во всем. В экономике, в политике, в идеологии. Что ведет к неминуемому краху.
   
И неумолимый ход истории берет свое. Создание мощной армии требует развития тяжелой промышленности. Но индустриализация, естественно, сокращает класс мелкой буржуазии. И тем самым урезает материальную основу государственного фашизма. С завершением 1-й ступени капитализма эта база сходит на нет. В стране воцаряется буржуазная демократия, оставляя щели лишь для джеков-потрошителей.
   
Финал государственного фашизма, как системы бессудных устрашающих расправ под демагогическим лозунгом - национальная катастрофа. Этот период оставляет тяжелые осложнения в теле и душе народа. И чем он длительнее, тем эти раны глубже. Если гибель людей и разрушения, вызванные, например, 2-й Мировой войной наглядны и поддаются подсчетам, то травмы фашизма прячутся в глубине. Здесь и постоянно гнетущий посттравматический синдром, переходящий из поколения в поколение. Здесь и истребление ума и совести нации - наиболее образованных, инициативных, непокорных.
   
Что касается преемницы СССР - России, то жалкими и неуклюжими представляются попытки "запраздновать" победой над фашистской Германией собственное фашистское прошлое. Выставлять напоказ блестящую сбрую с султаном и замалчивать глубокую травму народа и государства.
   
3. Бело-черное пятно в истории СССР
   
Мелкобуржуазное государство с мелкобуржуазной верхушкой превращается в фашистское с момента бессудного насилия над своими гражданами.
   
Установление фашистского режима в советской России начинается 18 января 1928 г, в день насильственной высылки в Алма-Ату лидера революции Льва Троцкого. Без всякого судебного решения и разбирательства. Пришли, взломали дверь, взяли ленинского "близнеца" за руки, за ноги и отнесли на вокзал. Запуганная страна это покорно проглотила. Она бы проглотила, если бы так волокли и самого Ленина. Через полгода власть идет уже на "мокрое дело". Находит в небольшом городке Шахты сразу 53-х "вредителей"; привозит из провинции в столицу и показательно судит в Колонном зале Дома Союзов. Через прессу и радио широко информирует население о процессе. И на фоне этого ажиотажа бездоказательно приговаривает обвиняемых к различным срокам. 11 из них - к расстрелу. Но правду не расстрелять. С падением тоталитарного режима все жертвы Шахтинского дела были полностью реабилитированы. За отсутствием состава преступления.
   
Автор "Колымских рассказов", Варлам Шаламов, встречался в заключении с двумя инженерами-"шахтинцами", Бояршиновым и Миллером. Они рассказали, что к ним применялись такие методы ведения следствия, как "конвейер" - то есть многодневный допрос заключенного несколькими следователями, непрерывно сменявшими друг друга - и помещение в карцер с водой. Кроме того, практиковалось и водворение подследственных в камеру с холодным, а затем - с сильно разогретым полом.
   
Гитлеровское гестапо появится лишь через пять лет.
   
Дальше - больше.
   
"Еще он не сшит, твой наряд подвенечный...", суд еще и не начинался, а Политбюро ЦК ВКП(б) заявляет "Об экономической контрреволюции в южных районах углепромышленности" и берет руководство процессом в свои руки.
   
Что оставалось суду? Вернее, что осталось от самого суда? Не пройдет и десяти лет, как режим отбросит церемонии и лихо ампутирует у судебных расправ все "лишнее": защиту, апелляцию. Оставит лишь крайне необходимое - тройки для озвучки приговоров. И даже узаконит пытки.
   
После "Шахтинского дела", эх! "Раззудись, плечо! Размахнись, рука!", с таким "правосудием" насилие в СССР набирает обороты. В положение несчастных 53-х "вредителей" теперь попадает вся многомиллионная Россия. Ее подавляющую часть - крестьянство - Политбюро, как картошку, сортирует по разным мешкам. Тех, кто победнее, с помощью ОГПУ загоняет в колхозы, превращая в своих беспаспортных крепостных. А самую передовую, активную и предприимчивую часть клеймит "кулаками" и "ликвидирует как класс". Это означало: за здорово живешь отобрать у делового крестьянина надел, дом с подворьем, скот, инвентарь, деньги, сберкнижки. После чего - либо расстрел, либо высылка с семьей, с детьми в "необжитые или малообжитые" районы страны без средств существования. Иногда в голую степь или прямо в заснеженную тайгу. В дороге и в первую зиму погибает половина депортированных. А всего их по скромным подсчетам было четыре миллиона.
   
"Кирсановские комсомольцы на общем собрании приняли решение о расстреле 30 кулаков". Комсомолец - судья? Он знает, кто такой кулак? Власть разъясняет: "Рассуждения о том, как понимать кулака - есть схоластика гнилая, бюрократическая, бесцельная, никому не понятная и к тому же очень вредная".
   
Попутно тысячами арестовывались церковники, бывшие помещики и фабриканты, антисоветчики и "другие кулацко-белогвардейские к/р". Без всяких судов данные категории определялись на глаз так же непринужденно, как и категория кулака.
   
Сам гегемон, помимо общего безрассудного насилия, испытал жесткую привязку к своему предприятию. И 10 лет тюрьмы за катушку ниток для него было то же самое, что для крестьянина - 10 лет за 3 колоска.
   
Теперь достаточно известно, что целые этносы - чеченцы, калмыки и др. - в конце войны скопом карались выселением как "народы-предатели". Однако не все знают, что до войны этносы тоже депортировались, но как потенциальные изменники. "До" и "после" это коснулось 20-ти народов.
   
pousebniku []
   
Процесс стирания личности - физического и морального ее уничтожения - достиг своего апогея в годы "Большого террора", в 1937-38 годах. Ставший к этому времени абсолютным диктатором, Сталин косил всех подряд. Рабочих, колхозников, военных, академиков. Для него уже нет ничего святого. Перед его диким произволом беззащитны все - от рядовых "винтиков" до членов ЦК. И со всеми он играет, как кошка с мышью. Сегодня возводит пятерых своих воевод в маршалы, а назавтра троих из них расстреливает. С утра избирает съезд партии, а к ночи 90% делегатов отправляет "в расход".
   
Так на каком же основании Сталин и то же Политбюро решили распоряжаться судьбой граждан страны?
   
Хорошо известно, что монополия на насилие принадлежит высшей власти. Но...и это тоже всем известно, при двух неотъемлемых условиях. Первое. Когда сам народ делегировал верхам своё право на власть. Второе - насилие применяется строго в рамках закона.
   
Большевикам же власть никто никогда не делегировал. Они захватили ее в результате вооруженного переворота 25 октября 1917 года. Его якобы одобрил второй Съезд Советов. Но ведь и сам Съезд - орган неконституционный. Тогда единственным легитимным представительством могло быть лишь всенародно избранное Учредительное собрание. А вот его-то большевики и разогнали, опять же - силком, 5 января 1918 года. У них, видите ли, "караул устал". А слабо было менять караул "конвейером", как следователей в Шахтинском деле?
   
Народы СССР никогда не наделяли Политбюро правом управлять государством. Партийная верхушка маузером навязала себя стране. Она это хорошо понимала и вертелась, как уж на сковородке, изобретая "выборы" из единственного кандидата в бюллетене. Но даже такие "выборы" Политбюро не подпускало к себе самому на пушечный выстрел.
   
Однако матушка-история, порой с опозданием, но все ставит на свои места. В 1991 году "караул устал" и для самой партии самозванцев. Стоило в стране пройти реальным, альтернативным, выборам, и незаконная власть Политбюро с грохотом покатилась под откос. А вместе с тем рухнул и базовый признак фашизма - присвоение себе права лишать жизни и калечить людей - физически и морально.
   
Но фашизм - не фашизм, если он свои бессудные расправы над беззащитными не прикрывает высокой социальной мотивацией. И здесь сталинский режим 1928-53 годов достиг апогея идеологической маскировки. Наш фашизм выступил в своей полной противоположности - в образе строителя коммунизма и защитника всех угнетенных. Аминь!
   
Вся сущность системы как в капле воды проявилась в ее отношении к героям войны - инвалидам. На словах - почет и забота о тех, кто отдал буквально часть своего тела при защите отечества. На деле же - низведение их до отбросов общества, подлежащих тайному вывозу из городов в резервации. Почему-то расположенные не в теплом и благодатном Крыму, а, например, на северном острове Валаам.
   
Фашизация нации - безусловно, величайшая трагедия. В отношении Италии, Германии, Кампучии - все как на ладони. И если в той же Германии была проведена оздоровительная денацификация, то СССР после Сталина ограничился лишь легкой косметикой - только словесным осуждением "культа". С голов живых советских фашистов не упал ни один волос. Члены сталинского ядра - Ворошилов, Каганович, Микоян, Молотов - и дальше оставались на вершине власти. И общество продолжало существовать в тоталитарном режиме.
   
В течение 63 лет ежедневно наносился удар по генетическому фонду нации. Власть выжигала из народа все самостоятельное, независимое, непокорное, инициативное. Безвольное население - инстинкт самосохранения - до основания пропитывалось лицемерием. На работе - громкий "одобрямс" и тихое диссидентство на кухне. Более того. Режиму нужны были "кривые" судьи. И они находились. Лживые ученые? Целый институт и кафедры марксизма-ленинизма по всей стране. Надзиратели в Гулаге? Сколько угодно. Надо расстреливать невиновных - желающих хоть отбавляй. Клеймить "врагов народа" - лес рук. А не наши ли деды написали миллионы доносов?
   
В результате - полная утрата навыков частного предпринимательства и профсоюзной защиты своих прав. Практически вековой посттравматический синдром. И до сих пор боязнь называть вещи своими именами.
   
Что касается сегодняшнего культа Победы, то он только тормозит и оттягивает общенациональный катарсис. Который положит начало нравственному выздоровлению и возрождению нации. Завершит процесс выдавливания из себя раба системы и превращения в гражданина.
   
   
Более продвинутым предлагается попробовать на зуб еще такое определение: Фашизм - внесудебное физическое и моральное "стирание" человеческой личности отдельным индивидом, группой лиц или государством в эпоху капитализма как способ самоутверждения, порожденный биологической потребностью и прикрытый ложной социальной мотивацией.
   
Или, если взглянуть на исторический процесс в целом:
   
Бесчеловечная жестокость - основная форма внеэкономического принуждения на добуржуазных этапах истории. В этот период она характеризует классовые, включая инквизицию, и межгосударственные отношения. Однако, с наступление капитализма, с его экономическим принуждением, жестокость становится не только излишней, но и противоречащей принципу буржуазного гуманизма. Но, поскольку жестокость задается генетикой и не зависит от исторических эпох, она пробивает себе дорогу в период капитализма в преступной форме в виде одиночного или группового фашизма. А в переходный период - и в виде фашизма государственного. Как прощальная гримаса феодализма.
   
   
9. Определение культуры
   
Культура - устойчивый навык цивилизованного отношения к людям и окружающей среде. Проявляется в цели жизнедеятельности и методах достижении этой цели.
   
   
10. К еврейскому вопросу
   
Вязкий палестино-израильский конфликт - как крокодил, наиболее устойчив и живуч в этом мире. По своей длительности он пока еще уступает знаменитой Столетней войне между Англией и Францией. Но рекорд продолжительности этого средневекового ристалища побить должен.
   
   
Попытки найти оперативное умиротворение ближневосточному противостоянию чем-то напоминают борьбу с прыщами на юных лицах тинэйджеров. Или попытку приостановить выпадение молочных зубов у деток-шестилеток. Естественные "недуги" проходят сами по себе.
   
Сегодняшний уровень развития человечества таков, что допускает наше совместное проживание лишь в парадоксе. Мы все - единое целое, когда попрятались по норам двухсот государств. Эдакая мировая коммуналка со своими замкáми-пограничниками. Овчарками - вооруженными силами. Которые, конечно же, только так - "на всякий случай".
   
Если коротко, то коллизия палестинцев и израильтян благополучно разрешится в момент окончательного выхода человечества из фазы национального существования. Процесс котла, в котором переплавляются нации и их государства, только-только стартовал в виде Евросоюза. В том же направлении предстоит двигаться ЕвраАзу и ШОСу. Финишная ленточка - образование единого всепланетного государства, без каких бы то ни было национальных отличий.
   
Процесс этот, естественно, затяжной. И если в нем сегодня вырисовались лидеры в виде ЕС, то непременно быть и аутсайдерам. Тем, кому суждено до последнего хвататься за свою национальную "соломинку" и конфликтовать с окружением. В этом отношении, на роль последнего вагона в глобальном националистическом поезде Израиль - кандидат номер один. И вот почему.
   
Любая конфликтная ситуация имеет материальную причину.
   
Соединенные Штаты оградились от Мексики высоким забором. А от Канады - нет. В коммуналке все зависит от качества соседей.
   
А от чего зависит само это "качество"?
   
Прежде всего, от их координат на шкале исторического развития. От той ступени прогресса, которой они достигли. США и Канада проходят вторую фазу капитализма. Мексика - еще в первой. С фазами капитализма знакомы не все. Гораздо понятнее, когда ВВП на душу. Так вот, у американцев и канадцев доход на человека 59,5 и 45,0 соответственно, у мексиканцев - 8,9 тысяч долларов на каждого. Разница в пять раз. Отсюда - различие в культуре соседства. Отсюда - стена.
   
Конфликт израильтян и палестинцев тоже обусловлен резким перепадом экономических потенциалов. В Израиле доход - 40,3, у палестинцев - 3,1. И та же стена. Но, вдобавок к этому, еще два обстоятельства подливают здесь керосина.
   
Евреи, как и цыгане, в массе своей не поддаются ассимиляции. Весь остальной люд для них - гои. (У цыган - гадже). Стиль отношения к гоям выражается внутренней отчужденностью, долей высокомерия и превосходства, которые сами же евреи выражают словом хуцпа. "Носитель хуцпа ведет себя так, будто его не заботит вероятность оказаться неправым".
   
Генетическая заданность на обособленность будет держать евреев и цыган особняком до последнего. А сегодня - стоять непреодолимым барьером на пути примирения израильских евреев и палестинцев.
   
Сыны Сиона и ромы - заложники природы и на ниве мирового "туризма". Наделенные даром безбоязненного вхождения в инородную среду, и те, и другие в принципе не нуждаются в собственном государстве. Образование Израиля - результат послевоенного стресса. Панического предположения о том, что печи Майданека могут запылать снова. С другой стороны, появилось племя маргиналов, утративших свой редкий дар приспособляемости и непотопляемости в чуждом окружении. Вот они-то как раз и будут рьяными патриотами еврейского "дома". К слову, цыганский патриотизм ограничен табором.
   
Ни один Соломон не станет сооружать свое жилище в прифронтовой полосе. В спешке же предпочтение было отдано идее "исторической родины". И только полвека спустя, благодаря "Столкновению цивилизаций" Хантингтона, станет очевидным, что Израиль создавался на самой линии фронта. Да и в далеком 1946 году сложно было предположить, что выглядевшие безвольными арабы со временем смогут заявить о себе столь решительно. Но факт остается фактом. Для арабов появление и расширение Израиля - акт агрессии. А это еще одна канистра в костер конфликта.
   
   
С точки зрения исторического процесса, создание еврейского государства - шаг назад. Подождем, чем на это ответят цыгане.
   
14 миллионов евреев планеты исторически разбиты на три группы. 40% собраны в самой большой - американской диаспоре. Израиль вмещает еще 40%. Остальные 20 - евреи рассеивания - разбросаны по всему миру.
   
Три группы - три судьбы.
   
В Соединенных Штатах сыны Сиона, составляя 2% населения, дают 30% всех американских миллиардеров и нобелевских лауреатов. Самая богатая страна мира открывает даровитым евреям прекрасный шанс проявить себя, и они отвечают ей взаимностью. Казалось бы, всё прекрасно! Но... еврейство в Штатах неумолимо тает. "В период с 1997 года 47% всех евреев вступили в смешанные браки, а две трети детей не воспитываются в еврейской традиции. Если в 1965 г. было смешанных браков 9%, в 1970 г. - 13%, в 80 гг. - 38%, в 90 гг. - 43%, в 2003 г. - 47%, то в 2007 г. - 72%".
   
Всё нормально. Вторая фаза капитализма исправно делает свое дело. Она не только начинает стирать грани между государствами, но и ассимилирует даже неассимилируемых.
   
Группу "рассеянных" ждет судьба еврейской общины Штатов по мере того, как их страны-резиденции будут подтягиваться до уровня развития сегодняшних США.
   
 Попытки отдельных израильских энтузиастов выйти на миротворческие контакты с палестинцами на уровне народной дипломатии, конечно же, заслуживают уважения. С одной стороны, тема взаимного доверия и толерантности просто обязана постоянно пронизывать духовную атмосферу. Но, с другой - любая идея только тогда воплощается в реальность, когда для этого созрели материальные условия. Частные контакты могут, естественно, привести к личной дружбе и даже, вероятно, к отдельному арабо-еврейскому браку.
   
   
Но это станет лишь аномалией на фоне столкновения цивилизаций. На фоне противостояния двух наций с кричащими различиями в экономическом и культурном развитии. Наций с различной генетической заданностью.
   
А эти различия устраняются только ходом самой матушки-истории, к законам развития которой следует относиться с должным уважением.
   
Общественное движение "Шалом ашхав" - "Мир сейчас" - с конца 70-х работало над приближением мира на просторах Палестины. На организованные ими демонстрации однажды вышло около 200 тысяч израильтян. Движение проводило конференции и за стенами еврейского "дома". Своеобразный итог работе подвел опрос общественного мнения в августе 2009 г. 41% опрошенных израильтян полагают, что деятельность "Шалом ахшав" нанесла большой ущерб Израилю, 11 % - считают ущерб незначительным (41+11=52). И всего 19% ущерба не нашли.
   
P. S. Тем, у кого постоянное сравнение с ромами вызывает озноб, сообщаем. Коренное отличие этих двух этносов в том, что цыганское счастье одного из них в отсутствии гена улучшения качества жизни.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"