Машевская Анастасия: другие произведения.

Смотритель Пустоты. Голос из Тьмы. Глава 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 4
  
  
  - Приветствуем, лорд-командор! - караульные смотрители опустили головы, ударив кулаками в грудь.
  Редгар шел впереди Диармайда и Данан, кивая в ответ на приветствия.
  - Лорд-командор, - приветствовал невысокий мужчина с первой проседью и ясными соколиными глазами небесного цвета. - Рады видеть вас!
  - Сенешаль Байл, - отозвался Редгар. - Все лейтенанты прибыли?
  - Да, командор. Они уже собрались в главном зале.
  - Отлично. - Редгар не сбавлял шага. - Готовьтесь к посвящению.
  Вот так сразу, удивилась Данан. Дей, глянув на неё, хмыкнул и подначил:
  - Все верно: какой смысл кормить тех, кого уже завтра с нами не будет?
  Данан дернулась, будто намеревалась отступить на шаг от лейтенанта, но вовремя остановила себя. Диармайд, наблюдая, стер с лица ухмылку.
  Следуя за командором, Данан миновала проходную, за ней переднюю, и вошла в главный зал. Это был самый обычной главный зал, как любой другой - обширный, с множеством коптящих факелов по периметру и креслом сюзерена вдалеке. По двум сторонам стояли столы, уставленные деревянными чашками, но не так, чтобы спутать это место со столовой. Это хорошо, прикинула Данан: когда важные вопросы решаются сообща за трапезой - это сплачивает, бесспорно. Но проводить праздники и, тем более, выносить приговоры надо не там, где обычно ешь.
  Ближе к креслу командующего сгрудилось с полторы дюжины человек. Впереди всех - худой мужчина, остроскулый и вытянутый, как стилет. В обычной кожаной куртке, обшарпанных сапогах, он казался ничем непримечательным, если не считать его выдающегося роста и того, что он был эльф.
  - Лорд-командор, - кратко, но с ощутимым уважением поприветствовал он Редгара.
  - Гворт, - Редгар только кивнул.
  - Последняя? - спросил Гворт, качнув подбородком в сторону Данан.
  Редгар снова кивнул. Рассекая озирающихся рекрутов - кого-то с наглой физиономией, кого-то с боязливым любопытством в глазах - Редгар прошел к своему креслу командора, но садиться не стал.
  - Это командор, - послышался шепот какой-то из женщин.
  - Сам Редгар Тысячи Битв, - ахнул кто-то из мужчин.
  - Командор...
  - Новобранцы! - обратился Редгар громко, прерывая разговоры, и больше с интонацией отчаянной решимости, чем подходящей случаю торжественности. Сделал шаг в сторону, и, наблюдая за ним, Данан разглядела на краю стола небольшой железный ларец, а рядом - старинный кубок из латуни. Там, кажется, было что-то написано, но Данан не удалось разобрать.
  - Все вы были призваны одним из древнейших орденов Аэриды, - несмотря на слова, говорил Редгар по-прежнему без лишней патетики. - И уже этим вам и вашим семьям стоит гордиться. - Тут Редгар перевел взгляд на констебля, и Гворт, пройдясь взглядом по лицам собравшихся рекрутов, завел привычные наставления:
  - Однако с этого дня у всех, кто пройдет ритуал посвящения, будет новая семья. Другая, из братьев и сестер. Калагорн станет вам домом, и в этом доме есть свои правила, первое из которых - дисциплина. Те, кто прежде не держал в руках оружия, научатся этому на тренировках, те, кого уже можно считать умелым бойцом, смогут отточить навыки с поединках с товарищами. Если вы не чувствуете себя уверенным с оружием, или у вас есть родные, которым некуда пойти, Калагорн примет всех: таланту каждого здесь найдется применение, будь то охотник, кузнец, повар или инженер, а сенешаль Байл, - Гворт указал на мужчины, который встречал Редгара с компанией в воротах, - даст на этот счет все необходимые наставления. Что же касается военной части, знайте: любой новобранец ордена, то есть смотритель - это рядовой. Десять смотрителей находятся под надзором старшего смотрителя, пять старших смотрителей подотчетны лейтенанту, на каждые четыре-пять лейтенантов назначается один старший лейтенант. Констебль и командор - только один. Мы не чиним в Калагорне скандалов и не терпим высокомерия: кем бы вы ни были в прошлом, чем бы ни отличились, родились мужчиной или женщиной, в богатстве или бедности - все это не имеет значения в ордене Смотрителей Пустоты. Ибо хотя все это нас разнит, цель объединяет.
  Редгар чуть пожал губы с едва уловимым кивком: с каждым разом на подобных нравоучениях Гворт выглядит все лучше. Поняв, что констебль закончил, и никто вроде как не пытается впасть в обсуждения или протесты по сказанному, Ред снова взял речь:
  - По традиции, перед тем, как начать посвящение, старший из присутствующих членов ордена, произносит несколько слов. Итак, - Редгар перевел дыхание, и только сейчас Данан поняла, насколько важно для него происходящее.
  - Присоединяйтесь к нам, братья и сестры, - когда Редгар снова заговорил, Данан отчетливо осознала, что эти слова он говорил уже десятки, а, может, и сотни раз. И всегда, всегда видел, чем они заканчиваются. - Ступайте с нами во тьму Пустоты, над которой мы бдим вечно. Присоединяйтесь к нам в бдении, которому нет конца и начала, ибо бдение это нельзя отринуть ни меж живых, ни среди мертвых. Присоединяйтесь к нам, братья и сестры, в жизни и в смерти, ибо все мы живем от века лишь с одной целью - сберечь этот мир, и умираем только во имя её. Присоединяйтесь к нам и помните, что там, где нет границы меж живыми и мертвыми, нет и одиночества, ибо все мы однажды присоединимся к вам - тем, чьей жизнью насытилась Пустота.
  Редгар замолчал, поглядев на Гворта. Данан почувствовала, как могильный холод пополз по спине вверх. И, похоже, не у неё одной - было слышно, как кто-то из собравшихся сглотнул, а кто-то и всхлипнул.
  Гворт приказал всем по очереди надрезать с краю ладонь - тем, кто не смог, он надрезал сам. Дей подставлял кубок под алую, человеческую кровь. По его лицу ясно читалось, что он вспоминает собственное вступление в орден. Когда с этим закончили, Редгар возвестил:
  - У кого есть кровь исчадий пустоты, влейте в одну из чаш.
  Данан молниеносно перевела взгляд на Дея: значит, все-таки подсобил. Как его вообще разобрать, этого лейтенанта, который то помогает, то обвиняет непонятно в чем?!
  - Данан, - позвал Диармайд, видя, что женщина замешкалась. Та встрепенулась и выполнила наказ.
  Из двадцати рекрутов кровью запаслись всего восемь человек. Остальным Гворт достал по склянке - каждая объёмом с мизинец - из железного ларца, который жутко заскрипел при открытии.
  - Это, - теперь Редгар лично запустил руку покопаться в ларце и достал на всеобщее обозрение серебряную фляжку размером с ладонь, - кровь последнего пробудившегося архонта.
  Стоило откупорить емкость, над узким горлышком воскурился едкий багровый дымок. Все рекруты с любопытствующим ужасом воззрились на жидкость, подталкивая друг друга локтями, чтобы лучше видеть самому. Кровь архонта напоминала вязкую жижу темно-фиолетового, почти черного цвета. И Данан, как чародей, даже с такого расстояния чувствовала, что дымок, который вскруживался над останками древнего чудовища - это пар.
  - Она ледяная, - не удержалась чародейка. Редгар и Гворт поглядели на неё одновременно, но командор не стал комментировать, и Гворт от этого тоже не счел возможным.
  Когда латунный кубок наполнился кровью рекрутов и древнего архонта, Редгар передал его Гворту. Тот, словно всю жизнь был виночерпием, ловко сцедил точнехонько по глотку в каждую деревянную чашку. Жидкость, шипя, запузырилась (Данан даже на мгновение побоялась, что вот сейчас из этой мерзости выпрыгнет какая-нибудь тварь, которая окажется жутчайшим в её жизни чудовищем). Потом успокоилась и приобрела черный полупрозрачный оттенок - такой же, как отполированный агат.
  - Вы поглощаете тьму ради тех, кто вам дорог, тех, кого вы не знали, тех, кто вас ненавидит. Вы принимаете Пустоту ради вящего блага мира, в котором родились, - закончил Редгар.
  Никаких других команд не требовалось - ясно же, что делать. Однако никто не рисковал первым. Слухов о посвящении Смотрителей во все времена ходило немало, а уж трагических - и вовсе с избытком. Трусили даже крепкие здоровенные мужики, что говорить о трех женщинах, завербованных в рекруты?
  - Нет смысла оттягивать, - не обращаясь ни к кому конкретно, негромко подсказал Дей.
  Глянув на него, мрачный, как обманутый муж, молодой мужчина справа от Данан, первым вздернул чашку и, не глядя, опрокинул содержимое в рот. Утерся широким жестом, скривился. Так, как обычно морщатся от горького лекарства - не хуже. Данан, наблюдая, повела головой и выдохнула, изгоняя сомнение. Что ж, может, здесь ей и впрямь удастся найти понимание и защиту, равные тем, что она встретила среди надзирателей Цитадели. То, что они сейчас пьют и впрямь сулит побратимство. А побратимство - это хоть немного надежно.
  Данан выпила обманчивую дрянь в чашке одним глотком. И впрямь леденящая. Во имя Вечного, да просто ужас, какая холодная! Ей свело не только зубы и внутренности - Данан показалось, у неё инеем изнутри покрылись даже кости. Руки, ноги и губы закоченели, остекленели, как льдинки, глаза, морозной коркой схватилось горло - ни вдохнуть, ни выдохнуть.
  Данан намеренным усилием попыталась совладать с накатившей паникой: дыши, говорила она себе, дыши, и как любая боль, эта скоро отступит. Женщина принялась оглядываться: воодушевленные примером первопроходца, остальные тоже приложились к чашкам, и теперь кое-кто уже тоже прислушивался к непривычному чувству внутри. Они же как-то справляются, твердила себе Данан, они как-то терпят, так что и она сможет. Но обжигающая боль обморожения только усиливалась - казалось, уже колом встали волосы; уши и зубы - дунь на них теплом, и раскрошатся! Боль мучила все сильнее, Данан сорвалась и заорала... Попыталась заорать, но из горла не вырвалось ни звука, если не считать одиночного треска, будто кто-то вогнал острие в льдину. Да сколько же еще терпеть?! Сколько, если уже темнеет в глазах?!
  Данан все-таки захватила паника.
  Проклятье. Не вдохнуть и не выдохнуть.
  
  Данан открыла глаза с трудом. Видно вокруг не было ни зги. Голова казалась налитой свинцом, а туловище, стоило чародейке пошевелить пальцем, словно отозвалось треском. Неслышным, но болезненным, словно она была куском мяса, который выбросили в снег и теперь замороженным пытались распилить или разодрать на ломти.
  Данан кое-как выдохнула, и над губами в воздухе мелькнуло серебристое облачко. Почти сразу чей-то утомленный голос оповестил:
  - Еще один.
  Кажется, это Гворт, попыталась сообразить Данан.
  - Который? - спросил голос Редгара. Он звучал глухо, словно его обладатель находился в соседнем помещении.
  - Кажется, женщина.
  - Сейчас, - сообщил Редгар. Данан смутно, словно сквозь толщу мешков с сеном, расслышала шаги. Сознание дрогнуло, женщина поняла, что вот-вот опять провалится в темноту. Но прежде, чем ощутить ледяные объятия пустоты, успела почувствовать, как ей под спину и ноги кто-то просунул руки.
  
  Пробуждение подкралось к Данан издалека. Сквозь веки осторожно пробирался свет, но он все равно казался слишком ярким. Данан болезненно сощурилась, в следующий миг солнце загородила тень.
  - Живая, - сказал чей-то голос. Дей, и, похоже, он улыбается.
  - Хвала Вечному, - отозвался Редгар. Данан почувствовала, как кровать под ней прогнулась под мужским весом. - Как себя чувствуешь? - спросил командор.
  Данан, морщась, пожамкала губы, памятуя, как сейчас будет драть горло даже простым выдохом.
  - Кое-к... как, - сообщила она. Вопреки ожиданиям, ощущения и в глотке, и в теле были необычными, но более, чем терпимыми. Данан изумленно открыла глаза. Физиономия Редгара маячила по прямой, и уставиться на командора вышло само собой.
  Редгар понял её потрясение - он и свое помнил отлично. Командор улыбнулся, растягивая уголок губ. За минувшее время он выбрил щеки, оставив лишь бородку, как Данан запомнила за ним с первой встречи. Его волосы, собранные в хвост, были явно недавно вымыты, и весь командор посвежел. Серьга - из обсидиана с золотом - блестела в ухе, слепя, под проникающим солнечным лучом. Данан вдруг поняла, что Редгар, скорее всего, когда-то был разбойником, а, может, даже пиратом. Смуглый, с серьгой, и колол людей, по его словам... Женщин уж точно - в самое сердце, поняла молодая женщина, ощутив и в собственной груди непростой укол.
  - Кхгм, - Данан отвела взгляд и попыталась подняться на локтях. - Как ржавый доспех, честно сказать, - добавила она, принимая сидячее положение.
  - О, это нормально! - прытко заверил Дей, присаживаясь возле кровати прямо на пол.
  - Это... лазарет? - Данан постаралась сконцентрироваться на окружающей обстановке.
  - Ага, - поспешно подтвердил Дей. - Тут лекари и маги ордена латают в нас дыры, если нам удается добраться до Калагорна живыми.
  - М, - Данан кивнула с видом, что ей все ясно, но на Дея даже не взглянула.
  Хотя их разделяло, по меньшей мере, два фута, Данан чувствовала тепло командора. Может, все дело во взгляде, который, кажется, действительно выражал радость от её пробуждения. А, может, это пустота внутри так холодила кровь, органы и воздух в легких, что взгляд живого человека грел, как солнце.
  Ноги у чародейки поджались: безотчетно она вспомнила вдобавок и тепло командорских ладоней - тех самых, что уже выносили её из беды, - и тепло его груди, биение в которой Данан слышала, когда Редгар нес её. По щекам Данан поползла краска. Оглядевшись вокруг себя, она спросила первое, что смогла придумать:
  - Я... когда состоялся обряд посвящения?
  - Вчера, - ответил Дей. - Из тех, кто не умер сразу, общим счетом, оклемались пятеро. Ты очнулась второй. Я имею в виду ночью, - рассказал лейтенант. Данан не выдержала и обернулась к нему. - Сначала был Борво, это тот парень, которым первым принял вчера кровь исчадий. Вообще, обычно ждут сутки, и время пока есть. Мы надеемся, что хоть кто-то еще сможет выжить, - голос Дея все-таки утратил жизнерадостные краски, хотя его лицо было скорее сосредоточенным и вдумчивым, чем печальным.
  Женщина вздрогнула, ощутив, как левую руку обхватила твердая мужская. Редгар развернул ладошку Данан вверх и настойчиво провел большим пальцем по свежему рубцу, о наличии которого чародейка прежде не думала. Он больше не улыбался и только глядел на Данан в упор.
  - Лорд-командор? - На миг Данан почудилось, что горло снова сдавило ледяными клешнями древней отравы, но нет, это собственное волнение и немного страх.
  - Добро пожаловать, - сказал Редгар с неопределимым выражением, отпустил Данан и направился к выходу. - Ждем еще трех, - бросил он по дороге. - Если к вечеру не придут в себя, заканчивай с ними. Вурдалаки никому не нужны.
  Хотя командор не видел, Дей кивнул.
  - Сколько у нас времени?
  - Нисколько.
  - Редгар, - одернул Дей.
  - Послезавтра выходим.
  Дверь лазарета хлопнула, и Дей опять обернулся к чародейке.
  - Я, если не против, посижу тут еще.
  - М-м. - Данан была очень даже "за": Дей с его неразберимым энтузиазмом здорово отвлекал и от Редгара, и от ощущения, что по её внутренностям все еще стекает талая вода.
  
  Редгар заперся в головных комнатах крепости - покоях лорда-командора - до конца дня. Что ж, Данан совершенно точно не была одержимой никакими духами и демонами, по крайней мере, на момент посвящения, потому как неустойчивые сущности более других подвержены влиянию Пустоты - либо распадаются, унося с собой жизнь чародея, либо вырываются на волю, овладевая им целиком.
  Зато Данан была не то излишне благодарной, не то бездумно доверчивой. Потому что вчера, пока он нес женщину, она дышала ему в шею, цеплялась за его одежды на груди и все твердила: "Командор". Интересно, помнила ли она? Наверняка - с чего бы ей тогда краснеть? А, может, помнила и стыдилась? Собственной слабости - или желаний? Поди разберись, с чего в самом деле началась её брачная ночь...
  Агрх! Да глупость - думать, будто женщина в трезвом уме может подписаться на такое!
  Редгар потер шею. Узловатый старый рубец на его ладони скользнул по коже. Редгар поглядел на руку, поднес ближе к глазам. Все смотрители неохотно расстаются с перчатками - зачем всем показывать кто ты, особенно если вспомнить, что вдалеке от исчадий пустоты ничто другое во внешности членов ордена не выдает их.
  У Данан теперь тоже есть такой шрам - шрам, который сократит ей жизнь, отрежет от семьи, отнимет спокойный сон... Редгар криво усмехнулся: она же маг, она с детства отрезана от семьи, а после событий в замке Марелл ей едва ли удается безмятежно спать. Но, пожалуй, самое скверное в её жизни то, что она, эта жизнь, Редгара стала волновать. Данан рекрут, новобранец. Её шансы выжить в грядущей войне с Пагубой почти равны нулю. Не говоря о его собственных: разве Редгар соврал, сказав, что своего предшественника заколол из-за мук и невменяемости, которые настигают рано или поздно всякого смотрителя?
  Интересно, понял ли все это Дей, когда встретил их с Данан впервые? Значило ли его: "Я могу быть ей щитом" что-то иное, чем желание покопаться под женской юбкой? Может, Дей быстрее командора сообразил, что час командора уже не за горами, и новобранцам потребуется иной заступник? Перед властями, перед неизвестным - тем, что пугает всякого рекрута в ордене? Вопрос о том, кому отдать должность, когда потребуется, преследовал Редгара с того самого момента, как на подземных путях Таз"Гарота, перемазанный кровью, он сам стал командором.
  В любом случае, лучше выбросить чародейку из головы: у него уже все есть.
  
  Из прошедших посвящение в Смотрители пустоты выжило шесть человек - четверо мужчин и две женщины. Хотя, стоило признать, что пережили они его далеко не одинаково: один из мужчин имел вид крайне болезненный и измученный, и Диармайд, пока собирались выходить из Калагорна, постоянно оглядывался из седла в сторону бедолаги. Данан на вкус Дея выглядела более, чем сносно. В этом - Данан признавала тоже - была большая заслуга самого Диармайда: он здорово поддержал её в первый после пробуждения день и умело отвлекал от неприятных чувств, которые явно значили перестройку в организме.
  Данан примерялась в седле так и эдак, взгляд её время от времени останавливался на ладони - той, что теперь отмечена черным рубцом, как если бы царапина зажила не сама, а была наспех прошита черными нитками. Порез, затянувшийся за одну ночь, оказался недлинным, но, как сказал ей Дей днем ранее: "Сколь ни коротка эта царапина, её достаточно, чтобы вся толковая жизнь вытекла наружу".
  Помимо командора и новобранцев, крепость Калагорн покидали другие смотрители: рядовые, лейтенанты, и даже констебль Гвортиджерн, или, как его звали в ордене, Гворт Полуэльф. Общим числом - чуть меньше двухсот смотрителей и, если верить Редгару, в лагере короля Драммонда было еще столько же. Вот, собственно, и весь цвет дарэдинских смотрителей, с безысходным смирением признал командор.
  Несмотря на совпадение тракта, путь к южному укреплению короля Драммонда был выбран другой, не тот, которым они двигались прежде в Калагорн.
  Редгар велел смотрителям делать рывки - проходить за день больше, двигаться быстрее. Зато на ночной отдых не скупился: неполные четыре сотни смотрителей в войне с Парталаном не очень-то переменят исход сражений, их дело - Пагуба, и ради неё стоит быть готовыми. Данан с интересом обнаружила, что когда в отряде больше трех человек, сторожевое охранение дается намного легче - хотя бы тем, что для каждого из бойцов случается не так часто. Новобранцев стабильно выставляли только либо на вечерние часы, либо на предрассветные, но определенно стоило признать, и оставшееся время ночи среди молодых смотрителей мало, кто спал. Кроме, разве что, Борво - бугая, что первым выпил ритуальную кровь, и которому, кажется, было ровно, что исчадия пустоты, что облезлый кот из подворотни.
  Особенно туго приходилось Данан: если вдруг её не ломало от спонтанных судорог во всем теле, значит, мучали кошмары об исчадиях пустоты или еще чаще - о Бране Марелле. После отбытия из Калагорна её терзали домыслы, что с ним стало после казематов Цитадели Тайн: выпустили его или сам сбежал? Подвергли правосудию или, что вероятнее, их просто удержали от открытого конфликта - дождались, пока уедет Данан, да и вышвырнули новоявленного зятя августа Таламрин на волю? В самом деле - какие у них, Сеораса и Хагена права удерживать лорда, хоть бы и не пойми какого, в казематах? А если бы даже и удержали, этот выродок наверняка воспользовался бы именем Таламрин, чтобы выкрутиться из передряги. Вероятнее всего, если война с Парталаном, о которой она столько слышала в Цитадели, затянется, король призовет под знамена абсолютно всех боеспособных мужчин и женщин, а, значит, коль Редгар ведет их к королю Драммонду, есть шанс им с Браном встретиться!
  От этой чудовищной мысли Данан скрутил рвотный спазм. Она с трудом удержалась, однако перспектива еще хоть раз увидеть клятого изверга холодила внутренности. Поэтому всякий раз, когда Данан все-таки удавалось заснуть в пути, ей снился муж - она не знала, может ли уже звать его бывшим - со всей дружиной, клонившейся над ней... Она просыпалась от собственных криков до хрипоты или оттого, что соседки в шатре пихали и толкали её с руганью. Выслушивая их справедливое недовольство, Данан не оправдывалась: она могла их понять, они её - нет.
  В её жизни уже был схожий этап, когда пришлось свыкаться с новой жизнью - в Цитадели. Никто среди магов не был равного ей происхождения, не знал, что значит в страхе перед отцом с самых первых дней выслушивать только: "Нельзя", "Не положено", "Молчи", "Сиятельная леди не может...". Что, интересно, предпримет август Таламрин теперь, когда его сиятельная леди-дочь - смотритель Пустоты? Является ли она теперь неприкосновенной для его хлыста? Вступится ли за неё Редгар, если они встретятся? А вдруг Марелл обратился к тестю и теперь они объединились, чтобы выследить Данан? Найти и вернуть в руки поганого ублюдка Марелла, дабы отец не утратил согласно договору рудник, а Бран - дворянство?
  Данан трясло так, что спальный мешок трясся под ней, даже когда чародейка, разбуженная соседками, сидела. Воображение и наяву рисовало такие кошмары из воспоминаний детства, что голоса смотрительниц были ей попросту неслышны.
  "Ха! - усмехалась Данан над собой. - И ты еще говоришь, что ты чародейка едва ли не самого опасного Дома магии? Смех!"
  Она корила себя подобным образом почти все время в пути, когда не отбивалась от мучительных сновидений и не отвлекалась на разговоры с Диармайдом.
  Иногда её, кстати, настигала мысль, что, возможно, некоторые смотрительницы взъелись на неё особенно сильно не потому, что её кошмары не дают спать и им тоже, а потому, что Дей участлив к её судьбе. На него явно имели виды, по меньшей мере, три девушки, но объяснять им, что она не входит в число почитательниц лейтенанта-балагура Данан не собиралась: чем больше она будет утверждать, что он ей не нужен, тем больше они будут её донимать. В Цитадели Тайн с Клейвом было так же.
  В моменты самоуничижения чародейка всерьез завидовала выходцам из школы магии стихий: вот создал ты пожар - и сам в нем сгорел при желании. И не снятся тебе ни кошмары с исчадиями, ни Бранн Марелл, ни злобный отец-август... А ей с её властью усыпить любого человека никогда не удалось бы заколдовать саму себя.
  Коль так, определила чародейка в одно из ночных соседских нравоучений, стоит держаться к Диармайду ближе и чаще - в его обществе было определенно проще отвлечься и женщины ордена вели себя тише.
  В целом, каждый из новобранцев был так или иначе закреплен за одним из лейтенантов. Не только последние шестеро, но и другие неопытные или малоопытные смотрители, примкнувшие к ордену недавно, держались старших товарищей, а те терлись около лейтенантов, коих Данан, прислушиваясь к болтовне еще в Калагорне, насчитала восемь. Конечное деление на отряды осталось ей неясным, да она не очень-то и стремилась разбираться в тонкостях смотрительской жизни. По крайней мере, пока не обвыкнется.
  Пребывание среди смотрителей пока казалось иллюзорным, будто происходило не с ней. Чужие люди, которых теперь стоило считать братьями и сестрами - Святая Митриас! Данан чувствовала весь путь, как сковывало горло и как леденели внутренности: если бы ей сейчас, вот именно сейчас, в её двадцать один, оказаться в Цитадели Тайн, смогла бы она там прижиться? Ладить с наставниками, примиряться с соседками по комнатам, сдружиться с Клейвом? Такие вопросы вызывали только усмешку: куда там. Женщин-подруг у неё и в девичестве-то не было, явно и теперь не найдется, а уж насчет мужчин...
  Дей, осознав, что Данан, похоже, ищет его общества часто держался неподалеку, старался скакать рядом, составлял компанию на биваках, одним своим видом отгоняя недовольных смотрительниц. Его доброжелательность, несколько отличная от ситуации других "братьев и сестер" по ордену, на вкус Данан объяснялась одним-единственным фактором: она была Таламрин. Если Данан не обманывали чутье и зрение, это обстоятельство с самого начала вызывало у Дея помесь интереса, любопытства и предельной настороженности. Большую часть времени Диармайд выглядел дурак дураком, поэтому его спонтанные серьезные или придирчивые взгляды заставляли Данан чувствовать себя неловко. Чародейка не спрашивала, но чуяла: Дей и сам если уж и не боковой член какой-то из семей Королевского Секвента, то точно отпрыск стратия. Образ мыслей и, главное, его всегда начищенный посеребренный щит (правда, без герба) говорили за себя.
  Спасительные "чары" Диармайда, как быстро обнаружила Данан, не исчерпывались одним лишь только отвлечением от кошмаров. Потому что, как выяснилось, когда её не клонило в тяжелый лихорадочный сон, все её мысли сводились к размышлениям о командоре.
  Редгар, неизменно возглавляющий колонну всадников, самоустранился от тесного общения с подчиненными. Исключение составляли Гворт, реже Дей и еще парочка лейтенантов. На Данан он более не обращал внимания, а это значило, что каждый раз, когда появлялась возможность, чародейка бессовестно пялилась командору в спину, стараясь разгадать, что же значил тот его взгляд в лазарете, тот жест и прикосновение. Что-то в духе: "Прости, что подозревал тебя в запретной магии?" или "Прости, что стал свидетелем такой твоей боли"? Данан в душе молилась, что правильным был второй вариант. Тогда был бы шанс, что однажды Редгар перестанет метаться между жалостью и презрением и почувствует хоть что-то другое.
  В такие моменты Данан постоянно бросало в краску стыда, которую у неё не было умения прятать, поэтому Дей с бесконечным подколами за пазухой всегда оказывался к месту.
  Как-то на привале за одной из таких досужих бесед в лагере поднялся переполох. Дозорные притащили в центр лагеря, к шатру командования, какого-то затасканного парня.
  - Бежал от разбойников, - доложился начальник патруля. - Три жалких мародера. Драпанул от них через лес и притащил за собой.
  - Где они сейчас? - сразу спросил Редгар.
  - Наши парни занимаются телами, - ответил смотритель.
  Редгар кивнул и оглядел не то пленника, не то выжившего. Тот не оказывал никаких попыток к сопротивлению и вообще имел вид до того измученный, что, если бы его прямо сейчас приговорили к смерти, он бы брякнул: "Ну слава Богу!". Поэтому, прежде всего, Редгар приказал:
  - Дайте ему воды.
  Услышав снаружи приказ командора, Дей, полный любопытства, быстро сообразил, как оказаться поближе к происходящему: сам притащил воду и походную снедь.
  Парня, одетого в однотонные бурые одеяния с кожаными обхватами на запястьях (с каким-то узором), напоили. Следом попытались накормить. Посыльный короля отрывал зубами здоровые куски пищи, но глотал с трудом, как если бы давно не ел вообще ничего. Это несколько настораживало: гонец, конечно, измусолен, но не так, чтобы тощ. Поэтому, надуманно подозревая вмешательство какой-нибудь изнуряющей магии или наличие скрытых от глаз повреждений, Диармайд затащил в шатер командования Данан: чтобы наскоро наложила простенькое исцеляющее заклятье. Гворт воспринял идею без энтузиазма: что у них, других магов нет, поопытнее, к тому же целителей и заступников, которые с лечением и изучением стороннего колдовского вмешательства управляются лучше новичка-чародея? Но Редгар, стоило Диармайду ввести Данан, лишь на секунду уставился на пару у полога, и мотнул головой в жесте: "Заходите скорей".
  Данан наскоро сплела простую зеленую печать, после чего Дей оттащил её в угол, велев сидеть тихо. Данан в душе усмехнулась: "Сидеть тихо" - значит, не шуметь, не говорить, не ерзать и уж точно никуда не ходить.
  - Рассказывай, - велел командор, когда незнакомец немного пришел в чувство.
  Тот послушно рассказал: он гонец короля Драммонда, мчался с поручением к стратию Продию Девирну, но проклятые дезертиры или кто бы они ни были, подстрелили его коня и преследовали в надежде обобрать.
  - Слава Вечному, я вышел на шум - на ваш лагерь. Простите, что притащил их, но жить хотелось страшно, а для вас, как я погляжу, трое недобитых калек не проблема.
  Гворт хмыкнул:
  - Странно, что их всего трое.
  - Вообще, их было пятеро, - признался гонец. - Но одного я сумел прибить сам, а другой попал под мою лошадь, когда её подстрелили. Сперва под копыта, потом и под тушу. - Он тяжело выдохнул и закончил. - Создатель небес и тверди, удача, что вы оказались здесь.
  Редгар прочистил языком зубы, размышляя, после чего сказал:
  - Мы, смотрители, не вмешиваемся в дела строго политические, однако король Драммонд мне давний союзник, и я хочу быть уверенным, что твое послание Девирну и в самом деле от короля. Можешь показать?
  Гонец растерялся сначала, заерзал. Еще бы! А ну как командор вскроет королевскую депешу, и Продий Девирн потом обвинит самого гонца, что сует нос, куда не следует. Одно дело - влезть в тайну какого-нибудь любовничка знатной дамы, а другое - в личную переписку короля в период военных действий. Расплата тут будет простая и быстрая.
  Редгар, сообразив, что пугает гонца, уточнил:
  - Просто покажи оттиск. Если оно запечатано, таким и останется.
  Хотя, подумал командор, может все дело в том, что малой уже покопался в тубусе с королевским посланием и теперь боится, что его досадливое и наказуемое любопытство обнаружится? Однако, вопреки опасениям, посыльный запустил руку за отворот бурой куртки, пошерудил за поясом и достал заткнутый, словно кинжал, тубус. Совсем простой, не сказать, чтобы королевский. Редгар принял, открыл емкость, вытряхнул письмо. Печать на свертке была целой, командору этого хватило. Он вернул все, как было, кивнул гонцу и сообщил:
  - Печать в самом деле королевская. Что ж, отдохни немного, и поторопись. Мы встречали Продия несколько дней назад, но он уже двигался на юг. Возможно, вы разминулись, а возможно его что-то задержало.
  - Или кто-то, - разумно предположил Гворт.
  - Усилить дозоры, - приказал командор глянув на Гворта. Тот кивнул: "Слушаюсь!", - и мотнул головой в сторону выходя, глядя при этом на гонца.
  - Пойдем, провожу.
  Когда в шатре остались только Редгар, лейтенант Ованн, новобранец Борво, который приглянулся всем сразу своей решительностью и размерами, смотритель Алара, которая сегодня была на страже командирского шатра, Данан и Дей, последний, убедившись, что Гворт увел незнакомца подальше, шепнул:
  - Ладно поет.
  - Только сапоги у него, какие бы ни были грязные, а форму держат получше моих, - заметил Редгар. - Или еще новые.
  Ованн пожал плечами:
  - Он все-таки всадник.
  - Он гонец, - отрезал Дей. - Когда это у гонцов были деньги на новые сапоги?
  - Когда они убийцы, - сказал Редгар.
  Данан высказалась тихо, но также непререкаемо:
  - Когда они знатны.
  - И как часто гонцы знатны? - Редгар перевел взгляд на женщину, всматриваясь придирчиво. Ну, хотя бы, это был неплохой ответ, усмехнулся командор про себя, лучше, чем "никогда" или "всегда", которые он, признаваясь в душе, почти ожидал услышать от девчонки.
  - Ты разглядел тиснение у него на манжетах? - спросила Алара Ованна. - Может, в самом деле из знатной семьи?
  - Вполне обычное, - отозвался тот, отрицательно качнув головой. - Как и сапоги. У него в руках документ с печатью из королевского дворца, командор. Мы не можем позволить себе, - Ованн перевел взгляд с командора на Диармайда, - сомневаться в том, что он выехал из дворца.
  Дей, перехвативший взгляд Ованна, не выдержал его. Отвернулся, не зная, на что бы отвлечься. Благо, Данан тут же дернула его за рукав. Хочет что-то сказать, определил Дей и утвердительно кивнул: смелей!
  - Мне кажется, - робко попробовала Данан, - это все-таки лазутчик, который долгое время путешествовал под видом жреца.
  - С чего бы? - спросил Ованн.
  - "Создатель небес и тверди", - ответила Данан с некоторым недоверием к реакции остальных. - Даже Стражи Вечного не называют так Создателя. Это церковное.
  - Тебе-то откуда знать? - спросила Алара. - Ты же маг! - выплюнула она так, словно "маг" и "редкая сволочь" были взаимозаменяемыми словами.
  - Маги не меньше остальных знают о церкви, - ответил за Данан Диармайд. - Я, кстати, тоже так подумал, - протянул он под нос.
  - То есть, по-вашему, все-таки лазутчик? - напрягся Ред, вглядываясь в лицо Диармайда.
  Дей кивнул:
  - Или убийца.
  - Или и в самом деле гонец? - бросила Алара - миловидная брюнетка среднего роста - с уверенным видом. - Вы сами слышите свои аргументы? Сапоги не те надел, Вечного назвал не так! Командор, это несерьезно.
  - А это - невежливо, Алара, - Редгар попытался её унять. Без особого энтузиазма и успеха.
  - Откуда ты знаешь, а, - Алара гневно зыркнула на Данан, - что он не какой-нибудь сирота, который вырос при церкви? Может, он с пеленок слушает это "Создатель небес и тверди"? Маги!
  Данан уставилась на Алару с полноценным недоумением: что это нашло на женщину, с которой они видят друг друга разве что не впервые?
  - Если у тебя проблемы с магами, - скромно заметила Таламрин, - не впутывай меня в это.
  - Это у магов проблемы с нормальными людьми, - отрезал Ованн. - И к гонцу они не относится.
  Данан слышно вздохнула, откидываясь на выставленные позади руки.
  - Согласен, - кивнул Редгар.
  Борво - здоровенный, как бастион, небритый и косматый - сидел тоже на земле, чуть поодаль от Дея и Данан. Он свел руки, округляя широкую мускулистую спину до хруста и твердо, едва ли не по слогам сказал:
  - Этот гонец никак не мог быть жрецом.
  - И ты туда же? - спросил Ованн, глянув на Борво, как на предателя.
  Борво даже бровью не повел, закончив размеренно:
  - Потому что нормальный жрец не смог бы найти для странствия лошадь, выпрыгнуть из седла подбитой кобылы, ничего себе не сломав, убить опытного разбойника и при этом еще бежать достаточно долго и далеко, чтобы притащить погоню к нам. Нормальный жрец свалится от бега через сто шагов.
  Все замолчали. Только Дей, склонившись к самому уху Данан, смешливо шепнул ей:
  - А этот Борво ничего так, да?
  Несмотря на раздражение, Данан хмыкнула, без слов соглашаясь: "Да, пожалуй".
  Редгар шумно вздохнул и поднялся с походного табурета:
  - Вопрос остается открытым. Будем ориентироваться по ситуации. Если будет что-то опасное, Гворт сообщит. Все свободны.
  Данан показалось странным, что их собрали послушать гонца, попросили высказаться о его действительном отношении, а в конце выяснилось, что командор все решил. Она поднялась на ноги и позволила Борво себя увести: внутри шатра командора с её "братьями и сестрой" по ордену было до ужаса неприятно. Алара, напротив, не торопилась: с довольным видом вздернула голову и оглянулась на командора.
  - Спасибо, Редгар. - Она сидела совсем близко, и положить обе руки командору на предплечье было легко. -Я тут подумала...
  Редгар, устойчиво пялясь на полог шатра, за которым скрылись Борво и Данан, аккуратно освободил руку, на мгновение придержав пальцы женщины.
  - Потом поговорим. - Командор перевел на неё глаза, взглядом пресекая дальнейшие споры, и мотнул головой в сторону выхода. Поджав губы, Алара вышла с видом оскорбленной гордости, следом поплелся Ованн. Только Дей не спешил: он подошел к Редгару, сел за стол - напротив командора.
  - Мы действительно не пошлем ни одного смотрителя следить за тем, куда этот гонец двинется?
  Редгар поглядел на лейтенанта, прищурившись:
  - Свет Вечного, нет, Дей! - воскликнул командор и продолжил заметно тише. - Если это обычный гонец, и Драммонд узнает, что мы подозревали его в чем-то, как думаешь, не расценит ли он, будто орден вмешивается в политику?
  Диармайд вскинулся с явным протестом в лице:
  - Что за бред, Редгар! Орден всегда вмешивается в политику! Даже то, что я здесь - это уже вмешатель...
  - То, что ты здесь, - подчеркнул Редгар, переходя на шепот, - особенно не дает Смотрителям права лезть в королевские указы.
  - Но мы ведь не знае...
  - В том и дело! - Редгар откровенно зашипел. - Мы не знаем, - тихо припечатал он. - Все, что нам известно - что гонец похож на жреца, но слишком прыток для него, и что у него крепкие сапоги. Алара абсолютно права: это не те аргументы, чтобы лезть на рожон. Мне-то ничего не будет - я командор Смотрителей, а вот за тебя...
  Диармайд поджал губы: он своим существованием вставил палок во многие колеса. А уж Редгару - больше всех остальных. Ему с командором в жизни не расплатиться.
  - Ясно, - Диармайд решительно встал.
  Редгар поглядел на лейтенанта с пониманием: Дей всегда осознает положение вещей, просто строит из себя дурачка. Но в ситуации, вроде сегодняшней, видно, какой он на самом деле: беспричинный разбой ему не по сердцу. Неудивительно, подумал Редгар, провожая лейтенанта взглядом и вспоминая, как тот вступился за Данан.
  Дей вступился за Данан.
  Борво, пусть косвенно, тоже поддержал Данан.
  Он, Редгар, не мог себе позволить подобного, даже если чутье бывалого бойца подсказывало, что с гонцом не все чисто. Если не считать командорства, Алара - величайшая глупость в его жизни. И еще одной, столь же здоровой - перечить парню с королевской печатью на послании - он не сделает.
  Редгар почесал затылок по-честному себя покостерил.
  
  Снаружи шатра командования, справа от полога ждала Данан.
  - Скажи честно, - встретила она лейтенанта, потирая плечо, которое еще немного ныло от хватки Ованна, - мне показалось, или ты и впрямь затащил меня туда, чтобы просто иметь поддержку против Ованна и Алары?
  Дей, хмыкнув, исправил:
  - Алары.
  - Какая разница, - отмахнулась чародейка.
  - Ну да, - согласился Дей и жестом предложил пройтись. - Но Борво в самом деле молодец, правда?
  Данан пристроилась сбоку и Дей начал движение куда-то в обход командорского шатра.
  - Мне кажется, - протянула Данан, - он понимает, что когда один человек убивает другого, нет никакой разницы, каким инструментом он для этого воспользовался: мечом, руками или магией. И наоборот, если тебе удается кому-то помочь, тебе благодарны без оглядки на то, как ты действовал.
  - Слышу голос здравомыслия, - ехидно протянул Дей. - Неужто дружила с кем-то из стражей в Цитадели?
  Данан пихнула мужчину локтем в бок - не то, чтобы дружески, а вполне с силой.
  - Ау! - Дей с оскорбленным видом отпрыгнул на полшага в сторону. - За что?
  Данан пожала плечами:
  - Не знаю, что злит меня больше: что ты тоже не считаешь магов нормальными людьми или что ведешь себя так, будто все в порядке.
  Дей вытянулся в лице:
  - Так все ведь в порядке.
  - Пару дней назад ты был уверен, что я заклинательница душ.
  - А ты бросила в меня Поющую Погибель.
  Чуть развернувшись, Данан ткнула в Дея пальцем:
  - Ты сам сказал, что я была права, и выбора тогда не было.
  Дей захихикал:
  - Ага, а ты заявила, что не заклинательница. И мы оба сказали правду. Здорово, да?
  У Данан отвисла челюсть. Она застыла на месте, и Дею, который не сразу это сообразил, пришлось вернуться на пару шагов.
  - Ты чего? - спросил он, разглядывая молодую женщину.
  Данан неспешно ощупала мужчину внимательным, заинтересованным взглядом - хмурясь и все еще не закрывая рот. Потом облизнулась и спросила:
  - Как вы с командором можете быть дружны?
  Дей сперва скривился, а потом выдал:
  - А?
  Не дожидаясь ответа, он потащил Данан за локоть дальше.
  - Слушай, если мы будем повсюду останавливаться вдвоем, остальные могут подумать, что мы парочка.
  Это сейчас волновало Данан меньше всего:
  - Вы же вообще не похожи! - не переставала она удивляться.
  - Хо, Данан. - С непередаваемой интонацией припечатал Дей. - Вот ты и тот твой друг-страж были очень похожи?
  Данан, размышляя, всерьез задумалась над ответом. Если подумать, Клейв в чем-то напоминал ей Редгара. То есть Редгар напоминал Клейва. Насколько сама Данан была схожа с Клейвом или с Редгаром - вопрос. Есть ли у неё и Редгара нечто общее? Нечто, кроме неловкости от присутствия на торжественных обедах знати и останков темного архонта в крови?
  - Свет Вечного, Данан! - Дей вскинул руки, и Данан подпрыгнула от неожиданности. - Да над чем ты там думаешь? - Он заговорил спокойнее, но все также весело. - Видишь, в чем дело: чтобы дружить, достаточно иметь равные представления о добре и зле, а в остальном можно вообще не быть похожими.
  Данан скосила на Дея полный скепсиса взгляд:
  - Звучит так, будто у тебя есть друзья.
  - А то, - Дей зашагал бодрее. - Целых двое, но каждому верю, как себе.
  - И один из них точно командор, да?
  Дей в ответ только хмыкнул и, шагнув вперед, отодвинул полог шатра, возле которого они оказались. Данан даже не поняла, как, но, отбросив робость, зашла первой. В конце концов, если сейчас она отвернется и уйдет, то - куда? Назад в шатер, который делила в путешествии еще с девятью женщинами-смотрительницами? Которых она не знает, и с которыми взаимно друг друга недолюбливает? Они, как и Алара, заведомо ненавидят в ней мага, к тому же высоко сословного мага. Дей... Каким бы странным ей ни казался, все-таки куда более приятная компания. К тому же, он, кажется, с тех пор, как убедился, что её волей не управляет никакой дух, вел себя вполне дружественно.
  - Как вы познакомились? - спросила женщина, заходя внутрь и оглядываясь. Шатер был отнюдь не такой просторный, как командорский, и лежака здесь валялось всего два.
  "Здорово, наверное, быть лейтенантом" - подумала Данан, с тоской вспомнив Цитадель Тайн. Её статус позволял ей делить комнату всего с одной соседкой уже в семнадцать лет, а последние годы Данан вовсе привыкла жить одна. Поэтому было нормально и здорово, что к ней в любую время могла зайти Кианон - растрепанная, в халате, с диким огнем в глазах и каким-нибудь очередным безумным рассказом о событиях из близлежащих к Цитадели земель, или об очередной находке рыцаря-чародея Кваро, который придумать способ совместить два заклятия невиданным прежде образом, или о каком-нибудь страже Вечного, который никак не наберется смелости, чтобы признаться Кианон в чувствах и только смотрит, как побитый волк. Или к ней мог зайти Клейв - прямо среди ночи, разбитый, утомленный длительным Бдением или участием в каком-нибудь изнурительном ритуале, в состоянии, когда говорить совсем не мог от истощения. Или наоборот в состоянии, когда поток его слов и чувств было не унять, потому как Клейв всегда воспринимал абсолютное очищение магов слишком близко и находил ошеломляющим. А иногда он заходил просто так, падал на пол возле кровати Данан, запрокидывал голову на матрац и тихо признавался:
  - Создатель, Данан, я, кажется, влюблен. Ты же знаешь Алиру, которая из заступниц?
  С таким настроем он приходил несколько недель, расхваливая Алиру-заступницу так и эдак, рассказывая об их взглядах, улыбках и случайных встречах - в библиотеке, в столовой, в хранилище артефактов, в узких коридорах башни. Данан шипела в ответ, чтобы Клейв был посмелее.
  Клейв стал. А потом, спустя несколько месяцев признался снова - намного тише, горше, безумнее:
  - Я до сих пор не могу поверить... Почему именно она стала одержимой, Дан?! Зачем ей вообще далось улучшать внутренние крепы Излома миров?!
  У Данан не нашлось ответа, но, пользуясь поддержкой собственного усталого надзирателя, она выбралась из Цитадели за спиртным. Они изрядно нахлестались, и Сеорас с Хагеном вместе вынесли им наказание.
  От воспоминаний сердце Данан сжалось: Клейв, добрый товарищ, строгий, но надежный в любой передряге. Как он сейчас?
  - Ну, в общем, мое знакомство с Редом, - разглагольствовал Дей, заваливаясь на один из лежаков и стаскивая сапог, - это, знаешь, довольно долгий разговор. Но, если коротко, мне грозила казнь, Ред меня спас. Мне было шестнадцать.
  - О, так ты был малолетним преступником? - удивилась Данан, демонстративно осматриваясь, чтобы Дей уже хоть куда-нибудь предложил ей сесть.
  - Да ты не стой, - лейтенант махнул рукой в сторону второго лежака.
  - Твой сосед не будет против?
  - Не думаю.
  - М-м, - кивнула Данан, осторожно присаживаясь на второй лежак. - Так что насчет преступности? Ты что-то украл?
  Дей стянул второй сапог и хмыкнул.
  - Ну, во всяком случае, многие так думали. Что украл или собираюсь украсть.
  Данан нахмурилась:
  - А ты, конечно, был безвинен?
  Дей пожал плечами:
  - Мне и сегодня трудно сказать, в чем конкретно я виноват. Но один плюс все-таки есть: я повстречал Редгара, и теперь - смотритель. А это, знаешь, своего рода неприкосновенность. Лорд-командор может призвать к Смотрителям по своему усмотрению любого, любого может выгнать и за любого может потребовать счет. И не считаться с его требованием нельзя.
  Данан уселась, выставив перед собой согнутые в коленях ноги. Оперлась в одно из них локтем, пожамкала пальцами губы.
  - Давно Редгар стал командором?
  Дей прикинул в уме:
  - Восемь лет назад.
  - И правда убил предыдущего? - Данан постаралась, чтобы голос звучал весело, но Дей все равно слышал, что ей важен ответ. Он качнул головой:
  - Они были вполне дружны, так что это не было борьбой за место командующего или что-то в этом духе. Командор Лансетий... одним словом, он хотел умереть.
  Вид у Дея был до того задумчивый, что Данан не стала уточнять дальше.
  - Ладно, - подытожила женщина. Ничего нового она не узнала, и, хотя возвращаться к соседкам не хотелось, причин задерживаться не было. - Ты вроде говорил, что история про Редгара надолго, но, кажется, мне уже пора. Твой сосед скоро придет. - Она поднялась с лежака, повела, разминая, плечами.
  - Не-а, - весело брякнул Диармайд.
  - А? - протянула Данан. - В любом случае, уже поздно. Утром выходить.
  "Будто он не знает!" - мысленно отругала себя Данан за глупость.
  Дей поглядел интригующе:
  - Мой сосед уже здесь.
  "ЧТО?" - нелепый выкрик выстрелил у Данан только в голове. Право, не спрашивать же такое вслух.
  - Слабовато, - резюмировала чародейка. - Шутка про то, что я заклинательница душ была обиднее, - заявила она, прямо и требовательно поглядев на мужчину. Тот отлично все понял и требование удовлетворил одним лишь выражением лица.
  - То есть, Дей? - взволнованно спросила женщина. - Ты сдурел?
  - Указ лорда-командора, - быстро отделался Диармайд, выставив перед собой ладони в защитном жесте.
  Данан поджала задрожавшие губы.
  - Невозможно. - Когда она говорила, Дей слышал, как от злости клацали её зубы.
  - Но выбора нет: твои соседки замучили Редгара жалобами на твои кошмары.
  - А тебя мои кошмары, значит, мучить не будут?! - взвизгнула чародейка.
  "Еще как будут, но кто я, чтобы спорить с командором?" - подумал Диармайд. Да, едва ли Данан сейчас сможет молча выслушать такую длинную фразу.
  - Указ Реда, - примирительно повторил Дей, поднимаясь. Чутье его не обманывало: без скандала едва ли обойдется.
  - Так мне с ним поговорить?! - Не дожидаясь ответа, Данан рванула к пологу. Дей потерял мгновение, осознавая, что произошло, и молниеносно вспружинил следом, как гадюка в убийственном броске. Поймал за плечи. Отпускать было нельзя, поэтому от греха подальше Дей сразу схватил так, что у Данан едва не раскрошились кости.
  - Ах! - взвизгнула чародейка от боли и вдруг согнулась вдвое, сломленная судорогой. Диармайд почувствовал её спазм, она обмякла. Дей не видел, но мог поклясться: даже пальцы её ног сейчас сведены так, что ломит стопы.
  - Пожалуйста, Диармайд, - женщина заскулила, вырываясь. Одна её рук вцепилась в ткань одежды на груди, как если бы мужчина пытался её разорвать. И до Дея дошло.
  - Ох, Вечный! - шепнул смотритель. Он едва-едва ослабил хватку, но отпускать совсем не стал - иначе Данан тотчас даст деру, голося на весь лагерь. Кому оно надо? Ред ведь дал вполне четкие указания на её счет.
  - Данан, - позвал Диармайд, разворачивая женщину к себе лицом. Через силу, с неимоверным упорством, поскольку она все больше сворачивалась в какой-то вертикальный клубок, как подвешенный еж. - Данан, послушай, пожалуйста. Командор не дурак, и я тоже.
  "Конечно! - прикрикнул Дей на себя. - Она в первую очередь сейчас хочет слышать, что ты не дурак. Дурак!".
  - Он рассказал мне, - Дей заспешил перейти к сути. - И он пошел на этот шаг по многим причинам. Да послушай же! - прикрикнул мужчина. Данан начала сползать на пол, дрожа. Дей опустился следом: так даже лучше, не удерет неожиданно. - Сейчас, пока мы движемся только в числе смотрителей, что бы ни случилось, насилия никто не допустит. Но когда мы соединимся с лагерем короля, - Дей отвел глаза в сторону, не зная, как подобрать слова. - Ты - Таламрин, - сказал он, наконец, посмотрев на Данан прямо. - И ты... - покраснел. - Ты красивая, Данан. Незнатная половина лагеря будет облизывать тебя взглядами, которые тебе и так не забыть. А другая будет видеть то же, что видели Марелл и твой отец.
  Данан все еще трясло - но теперь от злости и ярости. Все лучше, чем страх, подумали смотрители одновременно.
  - И при чем тут ты?! - рявкнула чародейка.
  - Мужчины на самом деле просты, - сказал Дей. - Ты не отобьешься от них, будучи ничьей. Но если все будут думать, что у тебя есть кто-то ... я, - Дей сглотнул и улыбнулся, надеясь, что это смягчит для неё новость, - от тебя отвяжутся.
  Он говорил правильно. Она сама уже видела, что так все и есть: и в Цитадели, и ранее в замке. Женщин Цитадели не трогали во многом из-за их возможностей, потому как обвинить в пристрастиях к запретному колдовству слишком несговорчивую чародейку без оснований было можно, а провести обряд абсолютного очищения - мало шансов: на дознании рыцаря-командора Хагена почти всегда выяснялась правда. Вместе с тем, Данан знала: её не трогали в пору расцвета по двум причинам: за неё точно мог отомстить август-отец (мало ли, чем грозит связываться с благородными?), и за её спиной всегда стоял Клейв.
  Дей все говорил правильно, подумала Данан. И все-таки не могла смириться, что командор, то ли прорицатель, то ли скотина, принял такое решение, не поговорив с ней. Данан дернулась из рук мужчины безотчетно, просто назло. Дей воспринял это по-своему.
  - Данан! - прикрикнул он, перехватив женские запястья. Данан только захотела оправдаться, но Диармайд встряхнул снова, не давая говорить, и с напором затараторил. - Подумай уже головой! Я хоть раз сделал то, что тебе навредило?
  Страх накатил снова - похоже, её организм стал вести себя таким образом на любое проявление агрессии. Ну и как при таком раскладе ей биться с исчадиями Пустоты? - едко спросила она саму себя. Мало шансов, что подземная нечисть будет особенно деликатна в общении с молодой чародейкой. Данан принялась кусать губы, бессмысленно шаря взглядом где-то у себя в ногах. Дей явно ждал ответа.
  - Ты сказал, что я заклина... тельни... - пролепетала она первое, что кое-как смогла наскрести в памяти, прекрасно понимая, что вот теперь она действительно выглядит последней дурой.
  - Драконьи яйца! - воскликнул Дей, так всплеснув руками, что Данан отшатнулась. Поскольку они сидели на земле, женщина завалилась назад и упала на вовремя выставленные позади руки. - Я сказал! СКАЗАЛ! Женщины! - Дей почти выплюнул.
  - Лейтенант! - донеслось с улицы. ќ- Я принес вещи рядовой Таламрин.
  Данан, услышав, уронила лицо в ладонь: "Рядовой Таламрин" - более унизительно её имя не звучало еще ни с одних уст. Дей шагнул к пологу, но Данан, оттолкнув мужчину в сторону, выглянула первой, не глядя схватила у какого-то незнакомца ворох принадлежностей и посох, прошипев:
  - Я - чародейка Таламрин!
  Вернулась в шатер Диармайда, который стоял, как она его оставила - оглушенный наглостью и неустойчивостью девчонки. Та, бросив посох на пол, уставилась на лейтенанта, словно он был её подчиненным, а не наоборот.
  - Мой слева?
  - Чего? - не понял Дей. - А, да, - сообразил, что о лежаках. - Слушай, Да...
  - Спокойной ночи, лейтенант, - рявкнула женщина и завалилась на лежак, не раздеваясь, прижимая изъятый ворох вещей к груди.
  Дей посмотрел на это сначала с усталым раздражением, потом - с прощением: честное слово, ребенок. Было видно, что Данан не спит и как будто даже не собирается. Зато Дей, поняв, то главная беда миновала, с облегчением вздохнул и хлопнулся на ложе. Похрустел спиной, разворачиваясь вправо-влево, стащил через голову рубаху, ослабил завязку на штанах и с наслаждением раскинулся. Приятно все-таки расслабиться после непростого длинного дня.
  Однако едва Дею показалось, что он вот-вот заснет, из темноты донесся голос чародейки - совсем робкий:
  - А эта... Алара... она... у них с командором связь?
  Дей от подобного вопроса, как лежал, вытянулся в струну. Почувствовал, как краснеет.
  - Ох... - протянул он вслух, не зная, как подобрать слова. - Ну, дело в том, что... как бы сказать... Ред ведь не жрец какой-нибудь... Святые яйца, там такая ситуация... в двух словах не скажешь...
  Данан шевельнулась - резко и решительно. Дей подумал, что наверняка девчонка снова вся скукожилась, как младенец - тихий, беспомощный и обиженный судьбой.
  - Забудь, пожалуйста, - попросила она. - Это... это все не мое дело.
  Уговаривать не пришлось: хвала Вечному, подумал Дей, избавленный от необходимости лавировать между Данан, с которой надеялся наладить отношения, и Редом, к которому испытывал сыновьи чувства. И потом, ведь правда, это не её дело! Довольный стечением обстоятельств, Дей брякнул: "Добрых снов" и перекатился на бок. Данан не отозвалась, размышляя, что на деле ситуация была предельно проста, и её вполне можно было описать одним словом: "Да".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"