Машевская Анастасия: другие произведения.

Смотритель Пустоты. Голос из Тьмы. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 7
  
  Переполох в рядах парталанцев начался уже после магической атаки второго караула, но Драммонд настоял на вмешательстве еще и в третий. Однако, после этого король велел Борво вести чародейку назад и дать ей "хорошенько прийти в себя". Борво напоследок заметил, что он бы на месте парталанцев "здорово труханул и валил все на местных призраков". Драммонд добрался к себе, велел поднять Молдвинна. Озвучил слова новобранца-смотрителя (Молдвинна перекосило еще на вступлении королевской речи, стоило Драммонду только упомянуть слово "Смотритель"). Правда, толковость мысли он оценил, и еще до утра нашел несколько человек, которым было велено проникнуть в лагерь врага и пустить слух про призраков, чтобы еще больше внести растревожить вторженцев.
  Данан от души поблагодарила Борво и даже затащила к ним с Диармайдом в шатер. Ткнула лейтенанта локтем в бок:
  - Ты же лейтенант, - шепнула она. - Ты же можешь приказать или попросить, чтобы нам принесли еды? - И тут же, приосанившись, с вызовом бросила: - Я, между прочим, выполняла королевский указ, и государь остался доволен. Мне нужны сон и еда. И Борво тоже.
  Диармайда королевские указы, во всяком случае, подобного толка, нисколько не касались, зато эти двое - и Данан, и Борво - Дею здорово нравились, и он не стал сопротивляться идее затеять посиделку.
  Каждый немного рассказал о себе: Борво оказался выходцем из клана кузнецов. У него было три брата, которые, как и он, выросли между наковальней и мехом с тяжеленым молотом в руках. Как и другие в его деревне, он был с юности наслышан о великом смотрителе Редгаре Тысяче Битв, но в орден вступил не поэтому.
  - Кузнецов у нас полно в семье, а соперничать с родней за монету я не хочу. Зато убивать всякую мразь и путешествовать по миру мне нравится, - добавил он в конце. - К тому же я отлично разбираюсь в оружии и знаю, где можно заказать парочку отменных клинков по сдельной цене.
  Дей от души развеселился:
  - Да уж! Вот так действительно Борво Толковый.
  Данан прищурилась, поджав губы.
  - Не-а, - покачала головой с недоверием. - Борво Защитник.
  - Толковый, - поправил Диармайд. Данан развесила внутри шатра несколько огоньков, создавая атмосферу полумрака, и даже в таком скупом освещении Дей ухитрялся сиять улыбкой, как маяк.
  - Борво все еще здесь, - заметил Борво. Голос у него был низкий, улыбаться Борво не любил. Но, как всякий кузнец, с детства знал, что значат слова "тепло" и "жар", и, как бы они ни напоминали ему о трудах семьи, огонь Борво любил.
  Вскоре Данан отползла чуть поодаль, вглубь шатра, вывела пальцем по воздуху маленькую печать света - размером с ладонь, не больше - и спросила:
  - Я тут покопаюсь, раз вы не спите?
  Мужчины переглянулись, не совсем её понимая, но Данан уже вытащила из сумки, которую собрала, уходя из Цитадели Тайн, какой-то старый потертый том. Печать света поблескивала мягкими солнечными лучами, и Данан принялась изучать том магии Кошмара. Открыв где-то в середине, чародейка пролистнула вперед пару страниц и надолго застыла над записями.
  Мужчины её не беспокоили - им было отлично и на двоих. Вскоре Данан задремала там, где сидела. Книга выпала из рук, чародейка завалилась на бок. Борво спросил, не нужно ли ему уйти, но Дей махнул рукой: достаточно просто говорить потише.
  - А вообще, - добавил лейтенант, - измотанный чародей обычно спит так, что под боком можно развернуть десять требушетов, и ему будет все равно.
  - Вот к слову о требушетах! - Борво с большим увлечением поддерживал тему оружия и орудий. - Если честно, я вживую ни одного не видал.
  Диармайд удивился:
  - А Калагорн? Там же стоит шесть штук!
  Борво пожал плечами:
  - Да кто знает? Видать, в Калагорне было не до того.
  - А, точно, - усмехнулся Диармайд. - Ладно, когда вернемся, отведу тебя. Они, правда, говорят, страшно устарели. Все-таки смотрители Пустоты не занимаются взятием крепостей, но в общем разобраться можно.
  - А ты вообще смыслишь в инженерии? - с интересом спросил Борво.
  Дей, выпучив глаза, ткнул себя в грудь:
  - Я? Нисколько. Так, немного представляю разницу между онагром и баллистой.
  - И в Калагорне есть онагры и баллисты? Помимо требушетов.
  Диармайд покосился на соседа:
  - Есть-то есть, но, слушай, я бы не сказал по тебе, что тебя может увлечь инженерия.
  - А чего нет? - Борво расселся поудобнее, раскинув ноги. - В обычном оружии мне больших секретов не откроешь, а тут все в диковинку. Мой второй старший брат несколько раз делал по эскизам какие-то детали, я ковал стрелы для баллист, а вживую ничем таким ни разу не пользовался.
  Диармайд нахмурился:
  - То есть ты ушел из семьи, добровольно примкнув к Смотрителям, не потому, что был плохим кузнецом?
  Борво изменился в лице: почернел, челюсть выдвинулась вперед:
  - Ты за языком-то последи! Я, может, не выкую тебе какое-нибудь легендарное копье, способное пролететь насквозь три стены подряд, но мои руки, - Борво выставил их перед собой ладонями вверх, - ты еще оценишь, Диармайд.
  Дей, заметив такую реакцию, в примирительном жесте вскинул ладони: не хотел обидеть. Борво не унимался:
  - Я просто понимаю, что вполне годен еще к чему-нибудь, кроме кузнечного ремесла. Да и пользоваться мечом куда интересней, чем ковать его. И я всегда мечтал побывать в море. А тут еще вон, осадная инженерия, не из рассказов деревенских сторожил, а прямо как есть!
  - Да понял я, прости. Но, неужели твоя семья так просто тебя отпустила? Ты сам не думал, что жизнь смотрителя - слишком высокая плата за то, чтобы разок поссать с палубы в море?
  Борво снова поджал губы (таким характерным образом, что нижняя челюсть немного выдалась вперед), дернул одним плечом.
  - Пока все обычно. Просыпаюсь иногда по ночам, но и только.
  Дей с пониманием кивнул.
  - В таком случае, - сообщил лейтенант, - я тебя завтра познакомлю с нашими инженерами - в ордене их пока двое, - а в Калагорне, думаю, они с радостью расхвастаются тем, чем смогу...
  Данан заверещала, схватившись за голову. Тяжело дыша, она стала отползать в непонятном направлении, ногами сбивая застил в шатре.
  - Данан? - позвал Борво. - ЭЙ!
  Диармайд молча кинулся к девчонке, попытался поймать за руку, но чародейка дергалась, мучимая кошмарами, и выбивалась из рук.
  - Помоги! - гаркнул Дей рядовому. Вдвоем с Борво они скрутили Данан, Дей перенес её на лежак, нашептывая что-то успокаивающее. Борво разобрал в общей шипящей каше что-то в духе:
  - Давай, проснись и пройдет.
  Уложив, Диармайд попытался разбудить чародейку. Она отбивалась сквозь сон, а когда, наконец, Дей затряс так, что Данан открыла глаза, схватилась за одежду у себя на груди и свернулась клубком, задрав плечи, будто пряча в них голову. Дей выставил перед собой ладони:
  - Тише, тише! Данан! Успокойся! Тихо, - призывал он. - Все хорошо. Это просто я.
  Он замолчал, уставившись на чародейку и ожидая, пока до неё дойдет. Данан перепуганно уставилась на Дея, с трудом узнавая, потом перевела взгляд на побледневшего Борво. Снова посмотрела на лейтенанта и, трясясь, медленно кивнула.
  - Ну вот и хорошо. Ложись спать, я принесу воды, - улыбнулся Дей, глянул на Борво и мотнул головой в сторону полога.
  - Дело не в воде, да? - уточнил бугай, оказавшись с лейтенантом на улице.
  Конечно не в воде, молча кивнул Диармайд. В любом шатре валяется мех с водой, и частенько не один.
  - Значит, то, что я слышал, правда?
  Диармайд нахмурился:
  - А что ты слышал?
  - Ну, что если бы не командор, она бы погибла. Он-де спас её, но, похоже, от прошлого не отвертишься.
  "О, ты даже не представляешь, насколько прав!" - горько усмехнулся Дей в собственных мыслях.
  - Вроде того! - бодро улыбнулся он здоровяку. - Ладно! - шарахнул Борво по плечу. - Отлично посидели! Заходи еще. И лучше, когда Данан будет в сознании.
  Борво посмотрел на Дея, не зная, как сказать, что все понял.
  - А какая разница? - спросил он, и Дей расслабился: этот смолчит.
  Отрядив Борво, Дей вернулся в шатер, схватил мех и присел рядом с Данан:
  - Давай, надо попить, - прошептал он, укладывая её голову себе на колено. Слишком много потрясений на один короткий этап времени, подумал Дей. Одно посвящение стоит целой жизни (он по себе помнил многочисленные спонтанные боли, спазмы, судороги, от которых не мог спастись почти месяц), что говорить об остальном?
  
  Утром пятого дня стоянки Дей растолкал Данан с какой-то озабоченной физиономией.
  - Дей? - Спросонья Данан была похожа на взъерошенную обитательницу курятника, в который забралась лиса. К тому же еженощные вылазки в стан врага выматывали куда сильнее, чем чародейка ожидала вначале предприятия. Однако, покуда королю докладывали об успехах, тот был доволен. Редгар от личного контроля теперь воздерживался. Но о цене, какую командор каждый вечер платил за незнание, что происходит с Данан, наверняка знала только Алара. Знала - и дико, неистово злилась.
  - Поднимайся скорей. - Дей потряс Данан за плечо. - Я думаю, день будет непростым.
  В другой ситуации Данан могла бы поинтересоваться, с каких пор лейтенант подался в оракулы, но, учитывая, что взволнованным на её памяти Диармайд еще не бывал, Данан оставалось прислушаться. Она быстро облачилась (Дей отвернулся), отошла к обозным частям (Дей дождался у шатра), умылась (Дей полил из меха с водой), размяла шею и плечи (Дей вынес из шатра посох). Данан приняла орудие без задней мысли, а потом вдруг опомнилась, вытаращилась на Диармайда, отступив на шаг. Мужчина почуял, как чародейка вся напряглась - и напрягся в ответ, чтобы если что тут же блокировать заклятие. Однако его не последовало. Настороженно, словно в клетке с волком, Данан отступила еще на шаг, расслабляя поочередно плечи, ноги, живот. Дей заметил.
  - Ну, хоть что-то, - улыбнулся лейтенант и подмигнул.
  Завтракали они за общими кострами смотрителей. Борво подсел тут же. Выглядел он хорошо, хотя жесткие темные волосы топорщились больше обычного. Вдалеке на востоке, среди холмов, покуда хватало глаз, толстой шалью стелилась пыль.
  - Наконец-то, подкрепление, - обронил Борво. Он сказал ровно, будто невзначай, но Дей слышал в словах соратника облегчение. Что ж, он и сам был рад: парталанцы теперь будут вести себя более мирно.
  - Очень вовремя, - заметила вслух Данан: вчера караульные уже ждали вмешательства даэрдинских колдунов в их службу (сплетню про проклятую местность шпионы Молдвинна то ли так и не пустили, то ли парталанцы в неё не поверили). Ей кое-как повезло уйти от арбалетного болта, когда их погнали назад, к возводимым укреплениям на вершине холма. Но вот магу из-под командования Молдвинна не повезло, и единственный адепт Дома Кошмара в армии короля Драммонда теперь находился на попечении целителей.
  Войско, взметавшее пыль, достигло лагеря меньше, чем через час. Стоило воеводе спешиться и шагнуть к шатрам командования, Данан, побелев, отшатнулась. Ноги сами по себе сделали несколько шагов назад, стараясь скрыть хозяйку от глаз прибывших.
  - Данан? - Борво обернулся, наблюдая её нелепый маневр.
  Данан судорожно вскинула глаза, прижала палец к губам и скрылась среди шатров, надеясь поскорей добраться до того, который они делили с Диармайдом.
  Однако трусливо спрятаться ей не дали: Драммонд, учтивый, но сотрясающий воинской прытью и напором, по-мужски обнялся с лордом Эйнселом Таламрин, заметил, что ждал его раньше и послал за Теганой, "которую тут все отчего-то зовут просто Данан".
  Они встретились у центрального костра, поскольку Редгар и Драммонд все еще сидели здесь, обсуждая новые донесения с отдаленных берегов и дальнейшие действия армии. И потому что, узнав о приближении подкреплений с раннего утра, Драммонд пожелал завтракать не в шатре, а среди людей, чтобы, когда будет нужно, он мог лично и не затягивая поприветствовать командующего.
  Отец выглядел точь-в-точь таким, каким Данан запомнила его в день свадьбы и каким надеялась позабыть с раннего детства: телосложением Эйнсел более всего напоминал Брайса Молдвинна, глаза его были темны, как и алчная душа, но отливали здравомыслием, какое присуще всем прагматичным людям. Волосы были медно-рыжие, немного светлее и ярче, чем у самой Данан, и при этом с седыми "перьями" вдоль висков и на затылке.
  Завидев дочь, Эйнсел размениваться не стал:
  - И что я, по-твоему, должен теперь делать, Тегана? Сеорас прислал мне Марелла, который, между прочим, прав, требуя назад свое имущество! Что за выходки такие?! - Он надвинулся и гаркнул. - Отвечай мне, несчастная! - Эйнсел от души приложился дочери по щеке. Позвонки в шее слышно хрустнули.
  Дей, наблюдавший сцену, сжал и челюсти, и кулаки. Эйнсел оглянулся на короля:
  - Я прошу прощения, что эта девчонка доставила короне столько хлопот, государь, - коротко поклонился. - Будто бродяжка, примкнула к смотрителям! Больше не смей никому говорить, что Таламрин, ясно тебе?! - поймав Данан за грудки, он встряхнул с такой силой, словно намеревался этим движением вытрясти из чародейки если не душу, то хотя бы честь, совесть и признание вины.
  Дей напрягся так, что ноги будто перекрутило калеными обручами. Надо было вмешаться! Надо немедленно... Но если он влезет, Драммонд тут же уцепиться за его участие и наверняка сможет использовать в своих целях, которые по душу Диармайда никогда не были благовидными. Ох! Что делать?! Почему сам Драммонд, который несколько дней кряду демонстративно любезничал с Данан, не вмешивается сейчас? И где этот клятый Борво? Можно было бы, за неимением шанса выступить самому, науськать его. Хотя, Борво-то? Его науськивать бы точно не пришлось, он сам не потерпел бы такого ...
  Пока Диармайд раскидывал мозгами, Данан вцепилась в руку отца у себя на груди (кажется, август Таламрин всерьез вознамерился разодрать одежду дочери в клочья просто из ярости).
  - Ты подумала, дрянь, к чему приведет твое неповиновение?! Я такими трудами выбил для тебя замужество! Замужество! Законный брак для мага, который еще не покидал стен Цитадели Тайн! Ах ты, паскудная девка! - он замахнулся снова, но по мужской руке, в которую вцепилась Данан, пробежала огненная искра, и Эйнсел отдернулся, прижав к себе поврежденное запястье. - МРАЗЬ!!!
  Драммонд не выдержал: он с нескрываемой яростью посмотрел на Редгара - это ведь его подчиненная! Какого демона он медлит?! - но, как оказалось, Редгар не медлил. Стоило Данан увеличить дистанцию с отцом на шаг, Редгар молниеносно выдернул из ножен меч, провернулся, отталкивая Данан дальше назад одной рукой, и спустя мгновение плашмя прижимал лезвие к шее Таламрина.
  - Ты не хочешь попросить прощения у дочери, которую я вытащил из...
  "Только не это!" - в ужасе подумала Данан.
  - Ред... - Данан потянулась к мужчине. - Лорд-командор! - поправилась тут же.
  Услышав, Ред зашипел - но не заткнулся:
  - Которую я вытащил из-под кобелей, которым Марелл бросил её, как кость?!
  - Тебя забыл спросить! - В лице августа клана Таламрин не отразилось ни тени страха. Драммонд даже испугался, что август может выкинуть что-то из ряда вон выходящее. - Это из-за тебя моя дочь стала шлюхой, которая бросила мужа и теперь ошивается среди мужланов?!
  Редгар молча, не отвечая, отвел меч и по-простому врезал Таламрину в челюсть.
  - Я лорд-командор Смотрителей Пустоты Даэрдина. Молись, чтобы я не призвал в орден тебя или всех твоих сыновей разом, сиятельный август. Ведь тогда всегда будет шанс, что именно от моей руки они сбавят в росте на голову.
  - Сучий ты потрох, Редгар Подтирало... - Таламрин сплюнул кровь.
  - ДАНАН! - гаркнул Дей, не удержавшись. Редгар, король, Эйнсел и даже возвращавшийся к костру Борво обернулись в сторону чародейки.
  Какого он влез?! - Дей прикусил язык, но отступать уже некуда.
  - Не вздумай! - строго сказал он, надеясь, что это прозвучит как приказ стража Вечного магу, который не к месту решил сотворить что-то ужасающее. Перед Данан и впрямь зависла (и без всякого посоха) большая печать глубокого фиолетового цвета с черными нитями в узоре. Она дымилась и сверкала так ярко, что сомневаться не приходилось - костей после заклятия не соберешь.
  Дей уже собирался метнуть вперед облако развеяния, чтобы, если не снять, то хотя бы ослабить заклинание, но Данан, дрожа, начала гасить его сама.
  Драммонд сориентировался первым: вот теперь он мог вмешаться. Коль скоро Редгар позаботился о подчиненной, самое время позаботиться о политике. Драммонд шагнул вперед:
  - ТЫ ИЗ УМА ВЫЖИЛ, ЭЙНСЕЛ?!
  От этого окрика застыли все. И больше других - Данан, потому что, ей показалось, она уже видела короля раньше. До встречи с ним. Словно только сейчас она начала вспоминать нечто, что забыла давным-давно.
  Эйнсел Таламрин подал голос:
  - Госу...
  - В ЦЕПИ ЕГО! На дознание. Рудник серебра, за который он так трясся, что отдал на поругание дочь Королевского Секвента, чей редкий и столь необходимый в армии талант прежде имел смелость скрывать от короны, изъять в государственную казну.
  - Мой король, вы не посмеете...
  - Назначить временным регентом на месте августа Таламрин твоего сына? - Драммонд усмехнулся. Эйнсел окружили плотно, сплошь солдаты короля. - Назначить временным регентом на месте августа Таламрин его сына! - повторил государь тоном приказа.
  Редгар, слыша это, улыбнулся только краешком рта. Дальше Драммонд сам управится. Он обернулся к Данан, поймал за руку и потащил к шатрам, не замечая, что Дей развернулся спиной к скандалу и теперь провожает командора и чародейку взглядом.
  Впихнув Данан в шатер, который та делила с лейтенантом, Редгар хотел было тоже её встряхнуть, но отпустил. Окинул взглядом девчонку: щека от отцовского удара покраснела и припухла, глаза погасшие. Жалкая! Редгар озлобился, в точности как тогда, у костра, когда Данан пришла к нему от ручья в мокрой одежде.
  - Тебя что, не научили в жизни сопротивляться насилию?!
  Данан попыталась спрятать взгляд, но Редгар видел, как дрожат её ресницы и губы.
  - Кажется, я вполне сопротивля...
  - И чуть не угробила короля! Не делай из меня дурака! Я прекрасно знаю, что в Доме Кошмара полно заклятий, которыми можно наглухо разбить одного человека, не угрожая при этом всем остальным.
  Что? Что он от неё сейчас хочет? - вымученно думала Данан. Что опять не так?
  - Это... это отец... с ним... всегда было тяжело...И это и было заклятие для одного человека... - она начала перебирать все оправдания, какие приходили на ум, желая одного: чтобы Редгар оставил её в покое. Просто повернулся и ушел, потому что... Проклятье! Потому что, стоило ей покинуть Цитадель Тайн, вся её жизнь полетела под откос.
  Редгар наблюдал за растерянностью подчиненной со смешанными чувствами. Тьфу ты! Вот тебе еще один скелет из-под кровати! Похоже, Данан не врала, когда говорила, что в семье ею никто не дорожил. И, похоже, он, Редгар, не ошибался, когда думал, что мужчин она боялась уже очень, очень давно. Как Данан вообще ухитрилась сдружиться с Клейвом? Поладить с Хагеном? Добиться расположения Сеораса? Возможно, стоит спросить правды у них самих - едва ли Таламрин разговориться. Но ставить под сомнение её ценность более нельзя, даже перед собой.
  - Данан, послушай! - Редгар шагнул к чародейке, взял за плечо. Он больше не пытался трясти, и, хотя говорил по-прежнему в повышенном тоне, старался, чтобы голос не звучал угрожающе. - Послушай, пожалуйста, - он встал совсем вплотную, отчего женщине пришлось попятиться. Редгар смотрел прямо в глаза и все равно немного теснил. - Запомни, ты - Смотритель Пустоты. Ты чародей из Дома Кошмара. И сам король Даэрдина на твоей стороне. Август больше ничего не сможет тебе сделать. Но ты должна обещать мне, должна поклясться, Данан, - ради убедительности он натурально навис над женщиной. - Ты никогда и никому не дашь больше причинять тебе боль, не отвечая на это, - Ред наконец заговорил тише. - Поклянись, Данан, - потребовал командор.
  Она тоже подняла глаза и застыла, завороженная его близостью и тем, о чем он просил.
  - Я клянусь, - безотчетно шепнула Данан не своим, севшим голосом.
  Редгар улыбнулся - и уголками губ, и черными глазами. А Данан заплакала. Непроизвольно и неостановимо. Закрыла глаза и задрожала. Ред хотел было прицокнуть, но смолчал: он тоже уже устал строжиться на неё, рычать и говорить, что у неё все криво и не по-людски. Он не удержался - костяшками пальцев провел по припухшей щеке, стирая слезы. Это лицо, мраморно-белое, не создано для нравоучительных пощечин или рыданий.
  - Уходите, - попросила Данан, отстраняясь от командора, но Редгар не послушался - притянул чародейку к себе и крепко обнял.
  Похоже, собственные страхи доконали чародейку не меньше, чем его: на этот раз она не выбивалась из его рук, не колотила в грудь, не теряла сознания. А просто плакала, содрогаясь и обнимая Редгара в ответ удивительно крепкими пальцами. Возможно, у него даже потом останутся синяки, не без иронии подумал Редгар и представил, как будет объяснять это Аларе.
  - Командор? - позвала женщина спустя какое-то время и попыталась отстраниться.
  Осознанно или нет, но полностью Редгар её не выпустил. Разглядывая женское лицо, он осознал, наконец, что его привлекло - схожесть! Есть люди, рожденные с судьбой изгоя, вроде них обоих. За себя - он никогда не лукавил; за Данан теперь мог сказать, что её отвергали все. Сначала сторонние люди оттого, что она маг. Потом семья - потому что она маг, и нарушила все их планы посвататься к тогдашнему королю Двирту. Потом другие маги - оттого, что Сеорас лишил девчонку удовольствия обучаться в Доме Владык с его зрелищными стихийными чарами и по только ему понятным соображениям отрядил в Дом Кошмара. Потом - её возненавидят или уже возненавидели смотрители Пустоты, от того, что все причины срослись в одной. И даже Алара будет ненавидеть её вечно просто за то, он, Ред, позволяет себе думать и говорить о Данан чаще, чем никогда.
  Есть люди, рожденные с судьбой изгоя, которым волей случая все-таки удается хотя бы иногда найти опору в других людях. У Данан сначала был Клейв, теперь... Теперь у неё есть он, лорд-командор, которому никогда не отделаться от ответственности за чародейку, подобранную в тяжелую минуту. А еще, похоже, у Данан есть Дей и Борво, хотя, что движет последним, Редгар пока затруднялся сказать.
  - Лорд-командор? - Данан позвала с нажимом: молчание командора и нечитамое выражение лица страшно пугали.
  Редгар улыбнулся:
  - Отдыхай, Данан. Тебе это нужно сегодня. Я постараюсь все время быть рядом с королем, чтобы, если ты встретишься с отцом снова, он больше не мог обидеть.
  Данан смутилась, и благодарность её прозвучала растеряно:
  - Пр... про... простите, командор, - сказала она, утирая лицо.
  Выходя из шатра, Редгар думал, что, по-своему, просто здорово, что все обернулось так. Данан обладает серьезными талантами и умениями в одной из самых темных магических школ, и то, что она испытывает страх по отношению хоть к кому-то, делает её подконтрольной. Иными словами - ею можно пользоваться в бою.
  А Данан, опав на землю, разрыдалась, зажимая рот руками.
  Когда Дей вернулся в шатер, она дремала, но её еще влажное лицо говорило за себя. Он поудобнее устроил чародейку. Данан всхлипывала сквозь сон, пока Дей гладил ее по волосам и думал, какое он ничтожество. Сегодня он больше всего хотел вступиться за Данан, но все, что мог - стоять как дурень и тупо смотреть, как её унижают, или, того хуже - сдерживать её справедливую месть. Что он и сделал.
  Поразительно, размышлял Диармайд, продолжая перебирать выбившиеся из косы прядки темно-медных волос, что Данан еще не убила ни отца, ни Брана Марелла, имея в рукаве такую тайну. Если он, Диармайд, не ошибался, козырь в руке Данан был по-настоящему большим - больше, чем все заклятия Дома Кошмара вместе взятые. И оттого еще страннее, что, похоже, Редгар о нем не знает. Дей давным-давно покинул ряды стражей Вечного, чтобы чувствовать и распознавать колдунов наверняка, но почему-то сейчас не сомневался: у Данан есть серьезный секрет.
  
  Стоял глубокий вечер, когда Редгар, промучившись в размышлениях целый день, принял, наконец, решение. Он решил проспать с ним до утра, чтобы быть уверенным, однако, как бывало все чаще в последнее время, вскочил на постели среди ночи. В холодном поту, со сбившимся дыханием, вылезшими черными жилами и страхом в остекленевших глазах.
  Что ж, это было можно воспринять как знак. Знак не затягивать и сказать Аларе первой. Он изложил суть решения, и Алара тут же взъелась:
  - Что это значит? Она околдовала тебя?! Так что ли?! Наложила какие-то совращающие чары?!
  Редгар, услышав, вытянулся в лице: даже ночной кошмар с участием Темного Архонта отступил на время перед изумлением. Каким образом бабам вечно приходят в голову самые абсурдные идеи и выводы? Ну как?!
  - Иначе почему, - зашлась Алара, - её ты берешь с собой, а меня - нет?! После того, что нас связывает, Ред?! - Она прямо на ложе вцепилась в плечи мужчины. Немного отросшие ногти больно впились в кожу.
  - Её сгноят свои же родичи, - ответил Редгар, отталкивая Алару. Он сел и принялся натягивать обувь.
  - Ты никогда не думал, что не без причины? - женщина уставилась в мужскую спину. - Я бы на месте короля...
  - Ты не на месте короля! - одернул командор, обернувшись через плечо. - И не на моем. - Все эти разговоры, что было бы, кабы то да это, его жутко бесили. - Смирись, Алара. Гворт будет за старшего.
  С этой фразой Редгар вскочил на ноги, принялся одеваться, экипируясь на ходу. Последняя фраза Алары достигла его уже у полога:
  - Редгар Тысячи Битв, ты последняя сволочь!
  Редгар, игнорируя, вышел на улицу, отыскал Гворта - сообщить о предстоящих планах. Дальше раздал указания лейтенантам, ведущее из которых гласило: "Подчиняйтесь здравому смыслу, вашим клятвам и Гвортиджирну. Следите за порядком до новых посланий".
  Ованн, которого не брали в предстоящий поход, к идее начальства отнесся холодно, Диармайд, напротив, всерьез заинтересовался.
  Наконец, настал черед короля. Редгар, как командор Смотрителей, пробился к Драммонду среди ночи и сообщил, что утром он и еще три человека покидают лагерь. Остальные останутся в распоряжении наиболее высокого по рангу смотрителя, то есть Гворта, и, разумеется, самого короля.
  - А мне надо в Талнах. Во-первых, я хочу быть предельно уверенным, что Шестая Пагуба все-таки началась. Мне нужны вести со всех углов Аэриды, и в Талнахе немало опытных смотрителей, которые могут многое рассказать. Вместе мы наверняка разберемся и, возможно, придумаем, как опередить исчадий, не дав им пробудить архонта. Во-вторых, я действительно должен сейчас быть рядом с Первым Смотрителем, потому что я сам, Драммонд, смотритель Пустоты. И мой долг - не бить парталанцев. Когда я буду уверен, в том, что прав, я пошлю сюда гонца, за Гвортом и остальными. До той поры располагайте ими. Диармайда я, разумеется, возьму с собой. И Данан тоже - не дело ей находиться рядом с неуправляемым августом.
  Драммонду меньше всего хотелось видеть Диармайда в непосредственной близи лагеря. Потому, промаявшись дилеммой, он все-таки пересилил себя, сказав, что отлично понимает, что у каждого из них - свой долг. Отпустить Данан было сложнее: сейчас он вполне мог облагодетельствовать её тем, что прижал бы отца девчонки. Лучше чародея из Дома Кошмара только глубоко благодарный чародей из Дома Кошмара! Отличный союзник уплывал из его рук, и, поскольку Дея Редгар планировал забрать тоже, давить на командора Драммонду было нечем. Можно, конечно, просто убить, но... Если это и впрямь Пагуба, и началась она именно в его землях, в Даэрдине, что будет со страной, если он казнит Смотрителей Пустоты?
  Драммонд мучал Редгара ожиданием и капризами почти полчаса, но в итоге сдался.
  Выбравшись от короля, Редгар совершенно случайно встретил Данан у общего костра смотрителей: она снова сидела с книгой на коленях. Август Таламрин находился под надзором, так что было ясно, откуда в ней нашлась смелость выползти из шатра после утренней передряги. Рядом с Данан в воздухе маячила небольшая печать света. Редгар не стал трогать чародейку - просто приветственно кивнул.
  Проводив командора глазами и точно зная, что у него все было не слишком гладко, Данан закрыла книгу - сосредоточиться на новом заклятии абсолютно не удавалось. Посмотрела в сторону королевского шатра. Драммонд вылетел на улицу, явно бешеный от разговора с командором, осмотрелся, увидев Данан, поймал её взгляд. Его лицо в отблесках костров дрогнуло. Таламрин показалось, он хотел пойти в её сторону, но резко передумал и свернул в совершенно другом направлении. В иной раз она бы задумалась, что его так разозлило, но сейчас это стало совершенно неважно: до неё дошло.
  Чародейка вскочила, как прыщ, заторопилась в шатер. Растолкала соседа. Спросонья Дей выглядел еще более замученным, чем когда ложился спать.
  - Надо поговорить, - сообщила с предельно серьезным лицом. Дей откровенно скривился:
  - Данан, ты издеваешься?
  Данан смотрела прямо, сжав побелевшие губы. Ладно, подумал Дей, это, видимо, значит: "Нет".
  - Никак не подождет до утра?
  Данан не стала отвечать и на второй вопрос, выпалив, как на духу:
  - Ты родственник короля?
  Дей тяжело и нехотя подобрался на ложе, сел, оперевшись локтями в колени расставленных ног. Бросил короткий взгляд искоса: эта Данан не робкого десятка, да? Заметно опустил голову, посмотрев в пол между колен, и мрачно усмехнулся:
  - Я же говорил, глазастая. Кузен по матери, - тихо отозвался Диармайд. - Племянник короля Двирта.
  Данан выгнула бровь, бессмысленно глядя перед собой. Племянник покойного короля... Память подкинула пару совершенно смутных обрывков из детских лет, когда до неё доносились разговоры взрослых. Но вспомнить что-то наверняка о старшей сестре покойного государя, почившей на родильном ложе, Данан не удалось.
  - Данан, - позвал Дей, не понимая её реакции.
  - Да, - она кивнула, также бездумно глядя перед собой. Потом, наконец, перевела взгляд на мужчину. Дей выглядел как человек, который больше всего хотел бы переписать самую постыдную страницу своего прошлого, но не мог. - Я ничего не скажу тем, кто не знает.
  - Спасибо. - Диармайд невесело усмехнулся. Данан не выдержала, пересела ближе, вплотную, положила руку мужчине на плечо и посмотрела на понурый облик всегда бодрого, неунывающего лейтенанта.
  - Значит, говоришь, тебя должны были казнить за кражу? Хотел ли ты на самом деле украсть тогда корону, от смерти за которую Редгар тебя спас?
  Диармайд поднял голову и посмотрел на молодую женщину:
  - Я не помню, - честно ответил он. - Я был ребенком. Возможно, я был ребенком в чужих руках. Возможно, меня было, за что казнить.
  Тегана упрямо мотнула головой:
  - Не было! Ты с ума сошел, Дей? Не было! Неважно, каковы были последствия решений и действий, тебя пытались казнить за поступки тех, для кого ты был удобной фигурой. Не более того. Но... мне интересно вот что: ты говорил, Редгар спас тебя в шестнадцать. А это не очень-то детский возраст. И ты ведь обучался где-то как Страж Вечного. Не расскажешь?
  Она выглядела настолько участливой, и при этом отнюдь не жалостливой, что Дей не смог отказать. К тому же, Данан сказала так много слов подряд - похоже, в самом деле хочет знать.
  Хочет знать о нем, подумал Диармайд и улыбнулся этой мысли. Он уже давно понял: в высшей степени важно иметь в жизни человека, который взаправду хотел бы знать о тебе побольше. Поэтому лейтенант улыбнулся, протянул руку в сторону, одними глазами спрашивая разрешения. Данан коротко кивнула. Дей, отодвинув женскую руку с плеча, сам приобнял чародейку.
  - Впервые Редгар спас меня в девять. Но ребенка нельзя призвать в Смотрители Пустоты. Поэтому он предложил прошлому командору приберечь меня из политических целей, и в итоге они уговорили короля Двирта сослать меня к Стражам, в южную Цитадель Тайн при условии, что я рта не раскрою о своем происхождении. За мной постоянно наблюдали и следили, на случай, если я обозначу попытки подготовить себе почву, чтобы занять трон со смертью короля.
  Данан горько усмехнулась:
  - Полагаю, даже помогали пару раз вляпаться во что-то такое.
  Дей усмехнулся тоже:
  - Да, дерьма было полно. Когда исполнилось шестнадцать, Драммонд стал королем, и, в отличие от отца, он не собирался размениваться. Мне назначили казнь через повешение. Ред уже был назван следующим командором, хотя прошлый еще был жив, поэтому он призвал меня прямо на эшафоте. Драммонд откровенно надеялся, что я умру при посвящении. Но я выжил. Наследовать, правда, формально больше не могу, поэтому вроде как всяко неопасен для Драммонда.
  Данан нахмурилась:
  - Знаешь, судя по тому, что я видела, на формальности король плевал.
  Дей открыто засмеялся:
  - А то. Но все понимают, что у него нет наследника, ни сына, ни даже дочери. Если трон опустеет, люди забудут про какие-то там условности и формальности вроде орденских клятв.
  Чародейка прищурилась:
  - Звучит так, будто тебе всерьез интересно стать королем.
  Диармайд настолько ошалел, что, отпустив плечо Данан, отклонился от неё и выпучил глаза.
  - Кому? Мне? - уточнил лейтенант. - Я не смыслю в этом ничего. Да и не хотел никогда смыслить. Глянь на того же Драммонда: всю жизнь трясется за стул под собой, спит с женщиной, настолько ему ненавистной, что даже ребенка ей заделать не может. В войне, как говорит Редгар, не разбирается, зато всегда лезет, потому что это единственный для него способ вырваться из дворца и увидеть хоть что-то, кроме его облезлых стен. А еще, как и все, он боится магов - сама же видишь, как он трется вокруг тебя просто для того, чтобы всегда контролировать. Нет уж, - подытожил Дей. - Мне все нравится в моей жизни: я был Стражем Вечного и поэтому не очень боюсь колдунов, даже чародеев. - К Дею вернулась привычная веселость, и он подмигнул собеседнице. - Я стал Смотрителем Пустоты, и видел кучу углов в Даэрдине, о наличии которых мой кузен не догадывается. К тому же, как смотритель я не очень-то плодовит, а значит, могу с чистой совестью гоняться за удовольствиями без страха наделать бастардов. В моем шатре ночуют женщины, которых выбрал я сам, так что я не волнуюсь, что у меня может не встать...
  Данан уже улыбалась до ушей. Дей разошелся и был совершенно неповторимо харизматичен. Настолько, что чародейка даже не стала напоминать, что сейчас его шатер занимает она сама, и исключительно по приказу их непутевого, но, кажется, вполне порядочного командора.
  - Ну и наконец! - Дей развел руками в стороны, отчего хлестнул Данан по плечу, поскольку та все еще сидела рядом. - Ну вот вытащат из-под меня стул - и что? Я пересяду на другой! Или вообще, - Дей глянул снова себе между ног, - посижу на земле. Я не гордый, главное, чтобы яйца не замерзли.
  Данан дослушала кое-как. Убедившись, что сосед закончил, она закрыла лицо руками, согнулась пополам и расхохоталась буквально до слез.
  - Эй, ты чего? - не понял Диармайд.
  Нет, ничего, подумала чародейка.
  - Чем выше, - сказала Данан вслух, ловя руку Диармайда и просовывая свою в изгиб его локтя, - происхождение человека, тем реже, согласно его мнению, королевский трон - это стул.
  - М-м, - протянул лейтенант, до смешного стянув вниз уголки губ. - Я тут вот, что подумал, - вздохнув, сказал Дей. - Эта твоя перчатка из черной стали... она намного легче, чем если бы была из стали на самом деле.
  Данан широко улыбнулась - ей нравилось, что они ушли от малоприятной для обоих темы высоких родственников.
  - Слышу голос человека, который провел в Цитадели Тайн семь лет. Да, ты правильно думаешь.
  - Редгар знает?
  Данан качнула головой.
  - Я не говорила.
  - Сеорас, насколько я понял из разговоров с Редом в пути, тоже не обмолвился.
  Данан приобрела вид человека, который сомневается, стоит ли ему чувствовать себя виноватой.
  - Это плохо?
  - Это здорово. Так вы квиты: ты не сказала ему нечто важное, он не сказал тебе нечто важное.
  Данан округлила глаза в немом вопрос: "О чем ты?".
  - Утром мы уходим.
  - А?
  Видя её дурашливое лицо, Дей расхохотался, но быстро взял себя в руки - сейчас еще пол-лагеря на уши поднимет! Ночь ведь.
  - Мы уходим завтра. Я, ты, Ред и Борво. Ну, по крайней мере, так планировалось: мне надо быть с ним в Талнахе, тебя оставлять здесь небезопасно со всех сторон, а Борво, кажется, наиболее толковым из всех новобранцев. Редгар таких любит.
  Данан повела головой, отчего заплетенные волосы словно перевалились на другое плечо. И как, интересно, государь отреагировал на самоустранение командира Смотрителей?
  - Король? - чародейка обозначила вопрос одним словом.
  Диармайд махнул рукой: мол, да стоит ли говорить?
  - Он не властен над командором Смотрителей. Назначить в критической ситуации может, а вот снять или препятствовать - нет. Замечательная работа - быть командором Смотрителей, а? Как думаешь?
  Данан, похоже, об этом вообще никак не думала, и Дей, разглядывая её внезапно вдумчивое лицо, продолжил сам:
  - Всего-то делов - остановить Пагубу и помереть, когда придет час. Но, может, повезет, и помрет какой-нибудь другой смотритель. Благо, нас в Даэрдине сейчас целых триста шестьдесят два человека. Такое чувство, будто у нас даже есть шанс выйти из этого дерьма живыми.
  Данан пропустила тираду лейтенанта. Дей понял это, услышав женский вопрос:
  - Неужели даже Алара?
  - Да, конечно, - увлеченно затараторил мужчина, - Алара тоже смотритель Пустоты, и если будет необходимость, она отдаст жи... А!
  Теперь вопрос чародейки дошел. И всерьез заде. Стараясь не подать виду, Диармайд осклабился и съехидничал:
  - Ну, я точно не знаю, ревнивица, возьмет ли Редгар Алару...
  - Я не ревнивица! - тут же взъелась Данан.
  - Конечно-конечно, - Дей примирительно поднял руки. - Ты дурочка, - сообщил совсем доверительно. - Потому что после услышанного, должна была тут же отползти от меня и брыкнуться спать, не думая, кого встретишь утром в попутчиках. Подъем, - шепнул совсем тихонечко, - через четыре часа.
  Данан таращилась ровно миг - а потом сделала все, как лейтенант сказал. Правда заснуть сразу не получилось: Дей то и дело переворачивался из стороны в сторону и постоянно хихикал.
   Бумажный вариант: https://www.labirint.ru/books/794262/
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"