Андерссон Лумита: другие произведения.

История практически мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несколько коротких переживаний падающего с неба Тела, циклически посещающего нашу планету, каждый раз осознающего пустоту пребывания здесь в попытке сделать правильный вывод.


История практически мира

фрагмент 17 "Пребываний", 2000 г.

   Так действует в наших душах вытесняющий вау-фактор...
  
   В.Пелевин
   "Generation - П",
   Москва, "Вагриус",
   2000г.
  
   С утра Лукреций читал "Историю Мира..." Барнса, а вечером смотрел "8,5" Феллини. Его любимая в это время изучала опыты доктора Паскаля, идеи Менделя, и слушала музыку из фильма о Шерлоке Холмсе. "Всё вовсе не так, как нам иногда может привидеться, - думал Лука, - а так, как если бы мы смотрели телевизор выключенным. Теперь каждый из нас может сколько угодно размышлять об окружающем. Но "увидеть" и "понять" - вещи различные в ужасающе высокой степени".
   Медленно, очень медленно Лукреций придумывал свою Историю, практически Мира, - в то ли восьми, то ли девяти с половиной главах, не двусмысленно намекая на Знания, суть которых - выброшенные на фиг преувеличения и домыслы.
  
  
   Глава 1
   Ничто не предвещало беды
   (Происхождение)
  
   Лукреций спал. Его лапы были сложены на животе, ноги - легким крестом, как бы покосившемся, при том, ничего не понимающий взгляд осознавал, что опять ему опускаться на Землю грустно, в карманах по-прежнему пусто. Обдуваемый огнём аппарат, спускался медленно. Лукреций наугад вызывал в памяти исчезновение картин детства, от которых астронавту уже никуда не деться. Ничто не предвещало беды - за окном продолжали ходить люди. Они появлялись из неоткуда, а уходили попросту в туман - так бывает всегда, когда хочется побыть одному, в крайнем случае - с верблюдами, пересекающими пустыню Сахару, кивая горбом невпопад, как любимая размахивает зонтом, поднимаясь на Арарат.
  
  
   Глава 2
   Внезапное столкновение
   (Способность ощущать)
  
   Сначала Лукреций встрепенулся, в его открытых глазах стал обнаруживаться страх - не то, чтобы всепоглощающий страх за страну, или страх от предложения отправиться на войну; но страх, похожий на предчувствие от удара в пах, страх, вынуждающий терять контроль. Через минуту астронавт уже метался. Он понимал, что начать с начала уже поздно - что-то сильно ударяло в корабля остов. Так содрогался остров Линкольна, когда потерянные там люди ели моллюсков в ожидании чуда. То прилетели камни. Их часто называют метеоритами. Они стали искривлять линии, просчитанные таллантливым инженером, при этом гас свет и отказывали тормоза, система защиты от непонимания сбоила. Кораблём управлял не Лука, но сила, похожая на силу косилки. Астронавту хотелось есть, а он пребывал в том состоянии, когда всё есть, и как бы не достает только ножа, на худой конец вилки.
  
  
   Глава 3
   Спотыкнувшийся солдат
   (Кажущиеся трудности)
  
   Однажды, когда Вам казалось, что так легко и красиво, - на землю медленно опускался парашют с охапкой цветов. Вы могли бы его и не заметить, но парашют оказывался настолько огромным, его опускание сопровождалось громом, а Ваше пребывание здесь обозначалось скромностью, взвешенностью и плавностью дыхания. Преодолев озоновые слои, начали вываливаться цветы. Ваше удивление оказывалось безмерным. Розы падали на Вас под угловатые грома раскаты (смотри рисунок 3 точка 1).
   И тут Вы увидели спотыкнувшегося солдата.
   []
   Рис. 3.1. Грома раскаты
  
   В его наметившемся падении не обнаруживалось ничего удивительного. Только поразительная голубизна его глаз сказывалась на Вас абсолютным непониманием смысла опускания парашюта с цветами.
   Невероятная сложность деталей происходящего не позволяла Вам протянуть руку, или хотя бы саперную лопату спотыкнувшемуся солдату. Все это время он только и делал, что падал.
   Вектор падения совпадал с ветром, некогда напомнившего Вам Гектора, уходящего в даль, на фоне моря, медленно. Очень медленно. Вы стали осознавать смысл падения, даже начали слегка вскрикивать, противясь бессмысленному спотыкиванию солдата. "Господи, дай тебе еды и не сломанного самоката!" - сорвалось с Ваших губ, когда признаки исчезновения стали очевидными, тем более, что до падения последних листьев неосознание истинности происходящего оставалось.
   "Увижу ли я солдата упавшим? - подумалось Вам, - пожалуй, это окажется страшным, поскольку впереди у него Пустота". Сквозь отверстие в ней солдат увидит парашют, догоняющий охапки цветов и спросит Вас: "Кто Вы есть?", на что не сложно станет Вам присесть на берегу реки. Когда то все это будет. Перечесть том Жюля Верна Вы отправите солдату в Пустоту.
   Он очень быстро осознает красоту
   в замедленности с ним прикосновений.
   Затем Вас медленно накроет парашют
   из мелких лоскутков исчезновений.
  
  
   Глава 4
   Запах Хабры и музыка Пуччини
   (Понимание происходящего)
  
   Ничто так не ласкает слух,
   Как музыка Пуччини.
   Сначала к Вам приходит друг, - размышлял Лукреций, медленно водя карандашиком по стеклу, с обратной стороны омываемому дождем, -
   а после - взрывается мина.
   Моzарт в этом случае
   Оказывается предпочтительней.
   Однако мимо
   по-прежнему пролетают планеты,
   и уже ничто так
   не восстанавливает
   ощущения любви,
   как музыка Пуччини,
   пока Вы одни.
   Огни посадочной полосы стали вызывать у Лукреция запахи жареной рыбы, ароматы Хабры. Море под аппаратом - ничто, когда Вы спрашиваете у Ясеня насчет любимой, тополь забрасывает Вас листвой. Господи, скорей бы Рождество - с лесом, Клаусом и лисой! Так думал Лука, осознавая происходящее.
  
  
   Глава 5
   Бесконечное Уезжание
   (Собственно Пребывание Здесь)
  
   Однажды, когда аэроплан отправлялся на юг, на паруснике из досок приводили в порядок палубу, слегка поскрипывали мачты, кто-то поскальзывался, неудачно оперевшись не на ту ногу, в воду падали деньги, отплывавшие хотели вернуться, чтобы укутаться в плед: в плену поездки так хочется окунуться в ванну. Наступали чудесные дни ожидания.
   Сколько тебя знаю, - ты уезжала. В этом уезжании сконцентрированы ощущения любви и легкого таяния психоделии, - так думала Собака, бегущая мимо, в обилии чувств, остановившаяся на пристани. Она кивала Вам задней лапой и мечтала, как бы поскорее вернуться домой, в свою будку, где с её слов будто бы так пахнет неминуемым расставанием.
  
   Сколько тебя знаю, - ты уезжала. Ты продолжаешь уезжать, и, кажется, не перестанешь. В итоге - мои знания о тебе ограничены внешностью, блузой бирюзовой, например, на поверхности которой так чудесно отражён зелёный лак в июне вечером.
  
   В итоге - мои знания о тебе
   заключены в небрежности
   заколкой схваченных волос,
   в запахе роз,
   не принесённых с рынка,
   в дверном проёме,
   симбиозе
   нескромных поз
   с музыкой Глинки.
  
  
   Глава 6
   Образование Тел.
   Лукреций учится пить кофе
   (Признаки болезни)
  
   Что будет завтра - всё известно.
   Придёт какой-то х.. с Небес,
   и сделает Мир очень тесным,
   в той тесноте - безынтересным
   всё пребывающее здесь.
  
   Что будет завтра - так понятно,
   так выразительно невнятно.
   И после Лука станет быть
   больною выдумкой Редактора,
   туманным видением прошлого,
   любимой брошенным,
   поляной скошенною,
   сеном сухим...
  
   А Вы, - спросил Лукреций у стекла с зеркальным блеском, - Зеркала, не я ли в Вас? И, если я, то кто я, так пребывающий впустую, книги читающий в постели, метели запах, прекращающий к утру быть запахом вовсе?
   Здравствуйте, доктор. Я в Себе?
   Скажите, Здесь я, или Вне?
   Происходящее насколько
   реальностью считаться может?
  
   Так признаки болезни тряпкой мокрой,
   отчасти обдуваемой извне
   на лоб ложатся: то ли мне,
   то ли Лукрецию во мне,
   чудесным избавлением от жара.
  
  
   Глава 7
   Лёд и Коньки
   (Навязывание чего-либо себе)
  
   Однажды лёд и коньки обнаруживали себя признаками любви, когда Вы одни на скамейке у левого борта читали книжку Курта Воннегута о боге и заморозках во льде-девять. Медленно гасли огни поздно вечером, оставляя лёд и коньки растерянно говорить под музыку Листа о падающем фигуристе.
   Его падение наметилось уже тогда, когда Вы не знали вовсе ничего. Оттого падение фигуриста произвело на Вас впечатление близкого конца. Так влетает в ворота Спартака шайба, брошенная от линии берега, практически от красного огня покинутого маяка.
   Невероятным изгибом, - сделанная из чистой резины - она пролетела как-то близко, очень близко от Вашего лица. Вратарь только и успел что помолиться: Господи! Дай тебе свежей пиzzы, вилку и немного вина!.
   Странно, что в это время падающий фигурист думал о невыполненной программе. Ему казались невыносимо слабыми идеи, положенные в основу катания. Он даже хотел закричать: Хватит с меня Вашего чемпионата! Эти дурацкие огни, прихоти хореографа, сбои фонографа!
   И только Лёд и Коньки
   признаками любви
   обнаруживали себя,
   когда Вы одни
   на скамейке у левого борта
   изучали особенности
   сложных оборотов.
   В руках у Вас были спицы,
   и Вы смотрели
   на падающего фигуриста.
  
  
   Глава 8
   Губы Королевы
   (То, что остаётся с нами)
  
   Однажды вдоль побережья Объединённого Королевства двигалось парусное судно. Не смотря на задержку, корабль неторопливо дрейфовал в сторону порта Кингстауна.
   На юте парусника плавно так красила губы, думая о Докторе Паскале, Королева Великобритании, глядя в зеркальце медленно, узнавая в отражении знакомых людей на фоне побережья Ирландии.
  
   А в это время, вынутые из холодильника, таяли осколки льда, предназначенные для охлаждения вина, доставленного накануне утром в двенадцатую каюту. Там пребывала в ожидании возвращения кошка Герульдита. Её рыжая шёрстка была похожа на листья, наметённые вблизи замка Королевы. Она запрещала мужчинам в ливреях их убирать.
   По случаю наступления осени листья оставались лежать нетронутыми. Королева видела листья сквозь туман. Дождь моросил как-то странно, корабль покачивался, как бы думая о желании прибытия в порт Кингстауна. Мысли вызывали ощущение облизывания блестящих губ, картины нанизывались на шест откровений. Одновременно замок Шекспира проплывал мимо.
   Находились люди, с недоверием относящиеся к увиденному. Они не верили, что известный писатель способен так застебать их.
   А мимо проплывать так легко. Так легко и красиво. Господи, - просила Королева, - дай тебе сигарету и бокал пива!. Мимо проплывать оказывалось таким тихим.
  
   Love is shining lips
   Of kingdom1,
   Мы с тобою сойдём, -
   Думала Королева, -
   На пристани, слева
   Окажется дом,
   В форме сферы,
   Готовый к полёту
   На Марс,
   Или Венеру.
  
  
   __________________
  
   1 Любовь - это блестящие губы королевства (англ). Автор намекает на жевательную резинку "Love is..." и в принципе на жевательную резинку - как метафору Бесконечности в широком смысле.
  
  
  
   Глава 8,5
   Признаки избавления
   (Страх перед смертью, или пустота опасений)
  
   Мел, изготовленный из засохшей гуаши - вот главный признак Избавления по Лукрецию. Нарисованные таким мелом картины, будучи окаймлёнными в привычку уходить от собак, способны вызывать страх перед жизнью и оказывать благостное воздействие на Лукиных друзей, как минимум, открывающих окно в попытке увидеть издали планету Сатурн, как если на нее смотреть с летящего камня - подобия метеорита. "Ничего здесь нет хитрого, - говорит Лука, - не надо только есть лук в сыром виде, и всё окажется чудесной идиллией (смотри рисунок 8,5 точка 1)".
  
   []
   Рис. 8,5.1. Идиллия Лукреция
  
   Учитывая приведенное выше, не сложно догадаться, что Признаки Избавления заключаются в увиденном с летящего метеорита, молча так.
  
   Страх перед смертью
   и есть пустота.
   Музыка Баха здесь не поможет.
   То ли дело Пуччини,
   или, скажем, Моzарт.
   Вы только смотрите,
   а всё остальное
   они делают за Вас.
  
   8,5.
   Сначала Вам кажется -
   Вы огибаете Землю
   по касательной,
   окуная кисть в гуашь.
   А после - очень быстро рождаетесь,
   не понимая -
   Ваш это Мир,
   или не Ваш.
  
   7.
   Сначала Вам кажется -
   у Вас отнимают нечто,
   похожее на проявление Вечности.
   А после, в желании ощущать,
   Вы звоните любимой
   - хотите, точнее -
   долго так.
  
   6.
   И спотыкнувшийся солдат
   сначала Вам кажется бредом.
   А после - Вы видете его
   у привокзального дерева,
   согнувшегося с винтовкой,
   схватившегося за приклад.
  
   5.
   Сначала Вам кажется -
   Вы поняли специфику Эмбера,
   Запах Хабры и музыку Пуччини.
   А после - Вас охватывает
   предчувствие необъяснимой Силы,
   понимание происходящего
   начинает радовать,
   как если бы мимо
   промелькнули картинки Мира
   в виде точечного рисунка
   типа "bmp".
   И все оказывается таким красивым!
  
   4.
   Сколько тебя знаю, - ты уезжала,
   ты продолжаешь уезжать,
   и, кажется, не перестанешь.
   Сначала Вам кажется,
   что так будет всегда,
   впрочем, так оно и оказывается,
   а на все вопросы
   Вы отвечаете:
   "Собственно, да".
  
   3.
   Болезнь приходит с образованием тел.
   Научиться пить кофе - не сложно:
   сначала Вам кажется -
   Вы приготавливаете мел,
   а после,
   выпитая Вами вода
   все более напоминает предел,
   строго выверенный
   и доказанный математиками.
   Таким образом,
   Вы оказываетесь не у дел,
   подтверждая догадку таки.
  
   2.
   Сначала вы приходите на каток,
   берёте под руку девочку,
   а после - оказываетесь на ноготок
   от смерти,
   ударяясь о лёд,
   поздно вечером.
  
   1.
   Признаки Избавления
   приходят быстро.
   С Вами картина - от ворот до ворот.
   "Кубок Балтики, - думаете Вы, -
   как низко
   я пал: сначала там, а теперь - вот".
  
   Тем не менее,
   изготовленный Вами мел
   из засохшей гуаши,
   оказывается мягче чем
   не пишущий "шарик",
   выданный вам в придачу
   к линейке и туши.
  
   Вы начинаете им рисовать
   окружающее себя,
   и, таким образом, не мучить
   поток сознания
   признаками любимой, букетом
   белых роз.
   Вы придумываете всё так,
   как написано в первой главе,
   ведь там,
   практически, апофеоз.
  
   Тем временем окружающее Лукреция пространство, окаймлённое слоем ионосферы, стало принимать формы Выдумки. Так действует в наших душах не вытесняющий вау-фактор, но магнетизм прелюдий к непридуманным еще Мирам. Именно туда и отправлялся теперь Лукреций. "Именно туда, - бурчал он циклически, и как-то тупо, без особых признаков веры, - вставляя в cd-rom диск с "Wish You Were Here" известной психоделической группы.
  
   Автор благодарит за помощь, оказанную при подготовке этого номера жевательную резинку Boomer, утро наступающего дня, упомянутую выше психоделическую группу, себя, Алину, а также глаза любимой, улыбающиеся увиденному 25-го декабря.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"