Сир Андре: другие произведения.

Перекрёсток (Часть 2)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После коррекции.


Андре Сир

  

Перекрёсток

Часть II. В поисках Основного Потока

1. Вглубь лесов

  
   Ветер нерешительно трепал страницы книги. Он как бы издевался, перебивая тихим шорохом шелест мыслей в голове Мадука. Заседание Конвента закончилось час назад и было на удивление коротким - кажется, для городских правителей дошло наконец, что в Заронге происходят опасные события. Орки, мертвяки, некроманты... Похищение людей Магистра, убийство Калина и патрульных Корунхеля... Да вдобавок ещё и маг, затеявший непонятную игру с самим Мадуком... Возможно, он даже не один - пропавший вместе со стариком уах наверняка бы узнал странного гостя чёрного некроманта, значит на дороге следопыты встретили не его, а кого-то другого... Куда уж больше неожиданностей?!
   Через открытое окно доносился шум голосов собиравшихся в Заронг воинов гарнизона. С ними пойдут и два ученика Магистра. Ох, с какой неохотой отправлял он в дорогу лучших в Дастароге боевых магов! Верховный невесело усмехнулся - лучшие... Сарен тоже был лучшим... В Мёртвой Земле они вряд ли смогут эффективно бороться с некромантами и орочьими шаманами - мало, очень мало Силы сейчас в горах. Но что делать, оставлять стражников один на один с вражескими колдунами тоже нельзя. Плохо ещё и то, что в Городе теперь распутывать загадки придётся теперь самому: Мадук остаётся почти без доверенных людей - ни учеников, ни Хельги, да и Агриэль теперь вернётся нескоро...
   - Разрешите? - в дверь заглядывал заметно смущённый охранник.
   Магистр нахмурился, он не услышал стука.
   - Что-то случилось?
   - Тут к вам... - воин замялся. - Даже не знаю, как сказать... Существо какое-то. Говорит, что с заброшенной заставы...
   В щель между дверью и ногами стражника протиснулся уах.
   - Малыш! Откуда ты? Сам добрался?
   - Нет, тот старик... Только он совсем не старик... - уах протянул Мадуку маленький рулончик пергамента. - Он привёз меня и приказал отдать это...
   - Где он?
   - Я... не знаю, ничего не помню...
   Маг выразительно посмотрел на охранника. За десяток лет на службе у Магистра стражник научился понимать хозяина без слов - тут же исчез за дверью и бегом отправился к воротам. Хотя, надежды застать таинственного провожатого уаха мало, даже тех скупых сведений, которые сообщили следопыты, было достаточно для того, чтобы понять - противник у Мадука хитрый, смелый и очень опасный. Так и оказалось, никто не вспомнил человека, совсем недавно доставившего в Цитадель странного посетителя. Но охранник вернулся в резиденцию Магистра не сразу, сначала он побывал в кабинете Председателя Конвента...
   Верховный с грустью посмотрел на малыша. Бедняга, сколько же ему пришлось пережить за последние три дня... Обычно всегда весёлый, сейчас уах выглядел безвольной куклой, в глазах которой неведомый мастер отразил усталую обречённость и нежелание бороться даже за собственную жизнь - что воля, что неволя, всё равно...
   Мадук развернул свиток и тревожно замер - текст был написан языком уникальных сокращений, которым Маг пользовался в редких случаях при составлении опасных заклинаний. Обычная мера предосторожности от возможных неожиданностей: не зная ключа, прочитать записи невозможно. Кроме Мадука знали этот язык ещё два его ученика. Причём, далеко не полностью, а вот тот, кто составил послание, похоже, знал всё...
  
   "Магистр, надеюсь, ты ещё не забыл своего отвергнутого ученика..."
  
   В голове Мага в один момент сложилась в цельную картину неразрешимая головоломка - всё вдруг стало ясным и понятным. Теперь он разом собрал воедино разрозненные факты и догадался, что за отголоски Силы витали возле мертвяков, понял, какой противник бросил ему вызов. Халит! Самый талантливый, самый гордый и самый строптивый из его учеников, от которого Мадук отрёкся много лет назад...
   Тогда Магистр считал, что поступает правильно - никому не позволено идти против воли Совета Верховных. А сейчас... Сейчас Мадук уже ни в чём не был уверен, старые сомнения после последнего разговора с Халитом вновь всплыли в памяти. Ученик тогда с горечью наговорил немало обидных слов...
   - Посмотри вокруг - спокойные или раздражённые, добрые или злые... разные лица. Посмотри в глаза... В них тревога и настороженность, но они редко обманывают. Нет в них уже ни чистоты, ни наивности, как в глазах ребёнка - каждый человек готов к чужому обману и готов обманывать сам. Но самое страшное, что ты готов обучить этому искусству и своих детей - ты "искренне" желаешь им добра, ты учишь "правильной" жизни, ты борешься с их наивностью и жаждой необычного. Ты, безусловно, победишь, и они поверят... они научатся лгать и предавать. Не сможешь сам, так помогут точно такие же Верховные ревнители... Лицемерие в благородном порыве - что может быть страшнее? Пойми, если насилие над телом преступно, то насилие над духом чудовищно... Я рад, что вовремя понял это, прощай и живи счастливо, если сможешь...
  
   "...Сначала я хотел тебя просто уничтожить. Нет, не убивать - мне не нужна слава Харата и проклятие потомков. Я хотел доказать, что ты просто слаб. Слаб как Маг, который не в состоянии защитить не только себя, но и собственный народ. Дастарогу угрожает страшная опасность, но ты ничем не сможешь помочь Городу. Ты хорошо знаешь это сам. А мне не нужны напрасные жертвы - я хочу жить среди своего народа, судьба изгоя мне ненавистна. Я ещё могу всё исправить, но для этого ты должен уйти сам. Решай. Я буду ждать завтра в полдень на том самом месте, где впервые показал тебе магию превращения. Одного. Подумай, что для тебя важнее - судьба Города или собственная гордыня..."
  
   Свиток выпал из рук Мадука. Почему-то Магистр был уверен, что Халит не обманывает. А на размышления оставалось совсем мало времени...
  
   Глан совершенно растерялся. Что задумал ученик Мадука? Зачем вернул Магистру зверька? Если вдруг Халит решил договориться с Верховным Магом, тогда Председателю придётся отвечать за всё - его точно не пощадят. Припомнят что было, припишут чего даже не намечалось. Неизвестность заставляла Глана строить самые невероятные предположения, но при всяком исходе его участь получалась незавидной. Поэтому когда в кабинете появился трактирщик-осведомитель и сообщил, что известный господин ждёт Председателя сегодня вечером, Глан приготовился к наихудшему.
   Можно, конечно, никуда не идти и попытаться укрыться в столице - там ещё остались могучие покровители, но... Бросить всё, что нажито за столько лет, потерять навсегда возможность стать Правителем? Нет, это выше сил... К тому же, несмотря ни на что, Глан немало сделал для Дастарога и мог по праву гордиться результатами работы. Эх, ещё бы только немного власти... Абсолютной, чтобы не нужно было выслушивать глупые советы и учитывать мнение разных идиотов из Конвента! Всего два-три года и Город стал бы самым сильным на всей территории Империи... Вот тогда можно было бы подумать и о кресле Правителя, было бы, что предложить в столице.
   Да и не простит Халит непослушания. В его силе Председатель не сомневался, а уж способность мага принимать любой облик не позволит укрыться даже за высокими стенами Хоредона. Нет, лучше всё же смириться с неизбежным - что ни говори, но назвать Глана трусом или беспечным глупцом не смог бы даже самый заклятый враг. В конце концов, Председатель Конвента Дастарога не зря считался прирождённым оратором, поэтому рассчитывал, что и в этот раз сила убеждения даст ему шанс...
  
   - Как долго твои артели будут строить новые заставы? - меньше всего Глан ожидал от Халита такого вопроса.
   - А... зачем?
   - Странный интерес? - усмехнулся маг. - Раз спрашиваю, значит надо. Так что с заставами?
   - Месяца три... А в чём дело? - Председатель потихоньку обретал былую уверенность. Похоже, он зря опасался подвоха со стороны ученика Мадука.
   - Плохо. Столько времени у меня нет. Можно как-то ускорить работы?
   - Трудно, не хватает людей. Так что случилось?!
   - Скоро здесь будут гости... Много гостей... Вот что, тогда собери всех мастеровых в одном месте - пусть закончат хотя бы одну. Ту, что ближе к Городу. Времени у тебя немного, не больше луны...
   - Маг, - Глан с опаской посмотрел на Халита, - зачем ты отдал зверька Магистру?
   - Так надо. Думаю, теперь Мадук будет больше мне доверять. Завтра я с ним встречусь - надеюсь, мне удастся убедить его помочь и тебе со строительством.
   - Ааа...
   - Не беспокойся, о нашем договоре он ничего не узнает... Всё, можешь идти.
   Халит закрыл двери за Председателем и задумчиво посмотрел на догоравшую свечу.
   - Удивительно, как быстро меняются планы. Вот и Глан мне сейчас нужен живым и здоровым. А главное - преданным...
  

* * *

  
   ...Снова радужный туман вокруг. Переливается, клубится, вспыхивает искорками разноцветных огоньков, устроивших понятный им одним праздничный хоровод красок. По-прежнему тихо и пустынно, я и туман, только в голове беспокойный коловорот растерянного сознания - бесконечной чередой мелькают обрывки чужих мыслей, перебивают мои собственные, вытесняют всё вокруг и затихают, чтобы в следующее мгновение всплыть, сверкнуть мимолётным красочным образом и вновь исчезнуть.
   В этот раз толком ничего не удавалось построить - я никак не мог сосредоточиться, настойчивое постороннее бормотание рассеивало внимание и отвлекало. Наверно, всё дело в настроении, если на душе неспокойно, то и процесс творения скорее похож на судорожные метания от одной идеи к другой с неизбежным разочарованием результатом. А затем очередная безуспешная попытка создать что-то пристойное... В итоге единственной картиной, оставшейся после ряда суетливых потуг, оказалась потрескавшаяся от зноя безжизненная равнина с редкими островками засохшей травы и палящее солнце на выцветшем бледно-голубом небе. В конце концов пришлось сдаться, не стоит с упорством барана биться лбом в каменную стену, даже если очень хочется развалить преграду. Как говорится в известном анекдоте, - "Не всегда побеждает тореодор..."
   На горизонте обозначилась маленькая чёрная точка. Крохотное пятнышко постепенно приближалось, росло, затем превратилось в неясную вытянутую кляксу с длинными отростками, и через некоторое время стало ясно, что это человек. Он шёл не торопясь, ритмично размахивая руками и поднимая лёгкие облачка пыли с измученной жаждой земли. Ещё немного ожидания, и незнакомец в облегающих чёрных штанах, туфлях на низком каблуке, гетрах до колен и короткой тёмной куртке остановился в двух шагах напротив. С лёгкой улыбкой на лице он разглядывал меня насмешливыми карими глазами.
   - Кто ты? - безмолвный вопрос заметался где-то под сводами черепа, но человек услышал. Он уселся на невесть откуда взявшийся камень.
   - Посмотри внимательней, мы уже встречались, - ответ "прозвучал" опять же где-то в мозгу тем самым чужим голосом, что донимал меня ночью во время короткого пробуждения возле костра.
   Я пригляделся - было что-то неуловимо знакомое и в его улыбке, и в непринужденной позе, но всё же готов поклясться, что встречаю этого человека впервые. Он покачал головой и тут же начал преображаться, плавно перетекать из одного облика в другой (кажется, такая процедура в компьютерной анимации называется морфингом), пока передо мной в полной красе не предстал Серхио! Вот так номер! Я так разволновался, что окружающий унылый пейзаж задрожал, готовый рассыпаться в любое мгновение. Испанец оглянулся - картинка вновь застыла в первозданном виде.
   - Тебе надо научиться сдерживать эмоции, - спокойно сказал он. - Иначе сложно будет проникнуть на более высокие уровни, а такая необходимость, похоже, уже назрела. Я сейчас расскажу, что удалось узнать мне, ну а потом настанет твоя очередь поделиться впечатлениями. Только позволю себе немного сменить обстановку, уж слишком мрачное место ты придумал.
   Серхио улыбнулся и осмотрелся по сторонам - следуя его взгляду, какая-то невидимая рука сдвинула гигантские декорации, заменив грязную охру пустыни буйством красок осеннего леса. Мы расположились на берегу крохотного озерца с настолько прозрачной водой, что, казалось, её и нет вовсе. Испанец неторопливо изложил историю своих приключений, подробно остановился на исповеди Харата, закончив погоней за Хроханом. Меня то и дело приходилось успокаивать - сведения были настолько ошеломляющими, что сдерживать бурю чувств оказалось совсем непросто. И каждый раз в унисон бурным проявлениям эмоций деревья-слушатели трепетали волнами страха, удивления, смеха... Никакая поп-звезда и мечтать не могла о таком единении со зрителем... Несколько смутил тот факт, что известие о близости Мага-изувера не затронуло в душе ни гнева, ни даже обычного возмущения - чужое горе воспринималось как-то отстранённо и казалось бесконечно далёким.
   - Ну вот, собственно, и всё, - подытожил Серхио. - Думаю, мой перенос каким-то образом связан с магией Карра - именно в момент демонстрации им своих способностей я первый раз почувствовал "желание" покинуть тело, а при попытке связаться с Уаддром меня просто выбросило прочь как пробку из бутылки шампанского.
   - Так это ты поселился в моей голове?! - теперь всё встало на свои места. - А я уж было подумал, что начал страдать раздвоением личности - пренеприятнейшее ощущение.
   - Извини, так получилось. К сожалению, я потерял связь с физической оболочкой и сейчас вернуться назад не могу, - испанец развел руками. - Но если тело выжило, на что я очень рассчитываю, то, думаю, мне скоро удастся найти способ освободить тебя от своего присутствия.
   - Да уж расстарайся, а то как теперь жить, зная, что ты постоянно подсматриваешь и подслушиваешь? - меня аж передернуло от мысли, что теперь всё, что бы я ни сделал или даже просто подумал, станет известно до мелочей кому-то ещё. Ужас!
   - Теперь расскажи, что произошло с вами за эти дни, - попросил Серхио.
   - А ты сам разве не можешь узнать?
   - Не всё так просто, - усмехнулся испанец, - я могу до некоторой степени контролировать тело и "слышать" то, о чём ты активно думаешь, но память мне недоступна.
   Хоть какая-то приятная новость! Представляю, что мог бы откопать там трудолюбивый охотник за чужими секретами! Мой рассказ не отличался такой стройностью и последовательностью, как у Серхио, но, кажется, всё же удалось передать основные подробности наших безумных приключений. Особенно испанца заинтересовали мои видения, ощущения после целительства Хельги и удивительный полёт, когда я видел его с Уаддром.
   - Очень странно, - задумчиво произнес он. - Описание "змейки" очень похоже на поднятие Кундалини и, хотя случаев пробуждения этой силы у неподготовленных людей не так уж и мало, всё же...
   Договорить он не успел - лес вокруг заколыхался, как под ураганным ветром, а меня затрясло с такой силой, что ещё мгновенье и душа точно бы отлетела к чертям или куда подальше...
  
   - Сергей, проснись! - Хельга настойчиво теребила меня за плечо. - Вставай, надо собираться.
   Беглый осмотр не принёс ничего нового - прямо надо мной растральной колонной уносился ввысь каменный столб, а на поляне словно взбесившиеся муравьи суетились орки вперемешку с солдатами Гроха. Я с неудовольствием взглянул на девушку - надо же было прервать беседу на самом интересном месте, так хотелось выслушать мнение Серхио по поводу моих глюков!
   - Ты разговаривал во сне, - сообщила она, - только нельзя было ничего разобрать. Всё в порядке?
   Я молча кивнул - рассказывать о том, что поведал мне испанец, совсем не улыбалось. Сомневаюсь, что известие о воскресшем Харате добавило бы Хельге оптимизма, а если учесть ещё и близкое соседство принца, то наше положение между молотом и наковальней можно было назвать вообще аховым.
   - Правильно, - прозвучал голос внутри. - Тем более, что у меня появились некоторые сомнения в отношении чистоты замыслов Магистра.
   Тьфу ты, совсем забыл, что нас теперь двое! Мысленно послав испанцу искреннее пожелание онеметь хотя бы на время, я отошёл в сторону и, собрав немного росы с чахлого пучка травы, протёр влажными руками лицо - вода прогнала остатки сонливости напрочь. А наше бандитское формирование тем временем уже в полный рост готовилось к дальней дороге - нежить выстроилась в колонну и с кажущимся безразличием внимала слышимым даже отсюда громким словам Гроха, орки деловито осматривали оружие, то и дело хмуро зыркая по сторонам красноватыми, как с тяжкого похмелья, глазами. Что и говорить, живописное зрелище - не хватает только пары тачанок и батьки Махно.
   К менгиру, излучая радушие, подошел Хрохан - лёгок на помине!
   - Ну что же, пора отправляться в путь и да сопутствует нам удача!
   - Это лич? - прошептал Серхио.
   - Да, - ответил я беззвучно в некотором смущении - как-то дико выглядит общение с самим собой.
   Принц резко вскинул голову и пристально посмотрел на меня - на мгновение показалось, что голову стянуло железным обручем. Сеанс гипноза длился с полминуты, затем Хрохан как-то обмяк и продолжил всё с той же очаровательной улыбкой:
   - Поедем все вместе в середине отряда, так безопаснее. Подождите меня возле нашего неустрашимого воина, я только скажу пару слов Унку, - он показал в сторону застывшего на коне чёрного командира, а сам ещё раз настороженно посмотрел на меня и зашагал в направлении отряда орков.
   Чёрт бы его побрал, неужели лич смог услышать мысленный разговор? Если так, то дело дрянь - придётся Серхио в его присутствии помалкивать, иначе пропадём ни за грош. Хорошо, если обойдётся без экзекуции. Хм, а вот интересно, будет испанец чувствовать боль или нет?
   - Не знаю, - последовал мгновенный ответ, - но лучше не пробовать.
   Я кивнул Хельге, впервые почти без труда сам взобрался на лошадь и помог поудобней устроиться рыжему малышу. В сопровождении четвёрки мертвяков (надо так понимать, что это личная охрана?) мы поехали к ожидавшему нас Гроху. Надо отдать должное организации разнородного воинства - едва прозвучала команда, орки быстрым маршем втянулись в лес, за ними без промедления проследовали остальные...
  

* * *

  
   - Ты уверен, что они пойдут через заставу? - спросил Агриэль у хмурого разведчика, отправляя в рот кусок ветчины.
   - А больше деваться некуда, - пожал плечами Ветль. - Можно, конечно, сунуться вглубь провинции, но для этого надо либо сойти с ума, либо решиться свести счёты с жизнью.
   Мечник неуверенно кивнул - что сделано, то сделано: на рассвете он отправил Дегара и Крона доставить бесчувственное тело Серхио в деревню, чтобы Хван отвёз его к Верховному Магистру в Дастарог. Пусть с мужиками договаривается или сам едет - его проблема, а упрашивать упёртых крестьян командир следопытам запретил. Они должны были сразу же отправиться к заброшенной заставе и дожидаться остальных членов маленького необычного отряда - разведчиков, Уаддра и двух неизвестных магов.
   Из короткого разговора с Хозяином Агриэль сделал вывод, что старик хорошо знает, какой враг противостоит следопытам, но никакой информацией с воинами не поделился. Сказал только, что противник чрезвычайно силён и опасен. В конце концов, мечник плюнул - давить на незнакомого мага себе дороже, а помощь разведчикам может понадобиться в любой момент, так что лучше держать Хозяина в друзьях. Вообще-то, оба незнакомца какие-то подозрительные: откуда появились - не говорят, как вместе с ними оказался Входящий - молчат. Сплошные загадки, поэтому Агриэль решил пока что не слишком доверять магам, даже несмотря на все заверения Уаддра. Собственно, следопыт и сам не особо откровеннничал - рассказал только о поездке ученика лича к местным оркам.
   Из леса стремительной тенью выскочил эльф:
   - Они выступили. Двигаются по тропе, скоро будут возле брода. Вам лучше пока оставаться на месте, я скажу, когда лич переправится через реку, - он развернулся и так же быстро исчез, как будто его здесь и не было вовсе.
   - А я тебе тогда не слишком поверил, - сказал Ветль, провожая восхищёнными глазами Уаддра. - Если бы сам не увидел, что можно так двигаться - никто бы не убедил.
   - Видел бы ты его в бою, - хмыкнул Агриэль, - не то бы сейчас говорил...
   Маги сидели молча, не обращая внимания на разведчиков. Харат размышлял над тем, правильно ли он поступил, отправив тело Серхио в Дастарог - Мадука наверняка заинтересует личность таинственного Хозяина. С другой стороны, Посланник в своём нынешнем состоянии превращался из помощника в досадную обузу. "Ладно", - решил, наконец, Магистр, - "сначала разберёмся с личем, всё остальное потом". Карр же вообще ни о чем не думал - он сосредоточенно ждал известий от тёмного эльфа...
  

* * *

  
   Солдаты и орки растянулись в такую длинную вереницу, что даже на открытом пространстве за рекой пространство я не смог разглядеть ни начала, ни конца колонны. Мы ехали той самой дорогой, что и два дня назад, правда, сейчас при ярком свете можно было вдоволь налюбоваться великолепным предгорным пейзажем. Справа пенился перекатами и взрывался каскадами брызг бурный поток, оставляя в воздухе тончайшую кисею водяной пыли, а на противоположном крутом берегу высились деревья, прикрывшись яркой зеленью лиственного покрывала, на котором местами проступали тёмными матовыми участками хвойные заплатки. Слева почти вплотную к передвигавшемуся лёгкой трусцой войску подступала отвесная каменная стена, поблёскивая в лучах солнца кристалликами то ли слюды, то ли кварца на грубых сколах. Эх, пожить бы тут месяц-другой, забыть о всех магах с нежитью и орками вместе взятыми, и чтобы вокруг на десятки километров никого - только я, лес, речка и горы...
   - А как же я? - поинтересовался насмешливый "внутренний" голос.
   Тьфу ты, паразит, никакой личной жизни - хоть бы заснул, что ли, на часок!
   Впереди показалась знакомая лесистая лощина между холмами - далёкие фигурки авангарда орков постепенно таяли в ещё плотной утренней тени деревьев, а за ними тянулось тело гигантского "удава" отряда. Несмотря на довольно ранний час, становилось жарковато - я почувствовал, как между лопаток заскользили первые робкие капли пота. Даже спасительная ширма хвои не принесла вожделенного облегчения - сказывались то ли полнейший штиль, то ли близкое соседство разгорячённых, немытых зелёных тел. От безделья я долгое время развлекал Серхио рассказом о младых годах Карра-Кибальчиша, не забыв приукрасить историю красочными подробностями в стиле голливудских боевиков - будет теперь знать, как надо мной потешаться! Наконец, между стволами показались могучие стены заставы, а ещё минут через десять весь разношёрстный отряд собрался на поляне перед воротами и расположился на короткий привал.
   Солнце пекло уже неимоверно, поэтому я, скинув мокрую от пота рубаху, пристроился в тени у кромки леса и с досадой наблюдал, как солдаты Гроха выносят оружие с территории заставы. Вот же бесово племя, хозяйничают как в собственном кармане! Но и люди тоже хороши - держать сотни лет солидный арсенал где-то на задворках империи, чтобы в один прекрасный день преподнести его врагу на блюдечке! Всё сделали, разве что спасибо не сказали! Воистину, разгильдяйство человеческое - вещь интернациональная. Точнее, межмировая...
   Слегка подсохшая рубашка постепенно покрывалась неровными солевыми разводами. Вот же, блин, незадача - даже постираться негде, чтоб им всем век мыла не видать! Надо будет при первой возможности хотя бы прополоскать, а то через пару дней комары на лету дохнуть начнут от такого репеллента. В голове зашуршал тихий смех:
   - Да уж, в таком виде джентльмены на свидание не ходят.
   Опять издевается, паразит! В прямом и переносном смысле! Неужели виртуальность так влияет на стиль общения? Пока ездил с нами во плоти, слова лишнего не сказал, а тут прикалывается раз за разом. Хорошо ему, бестелесному, а меня подобные бытовые засады выводят из себя. Знал бы, где упаду, таскал бы сейчас за собой воз соломы - как раз хватило бы на пару дней... Стоп! Я чуть не заорал от радости - за всеми переживаниями совсем из головы вылетело, что у меня в сумке лежит родненькая футболка. Условно свежая, но зато уж точно сухая. Мелочь, а приятно хоть пару минут погордиться собственной предусмотрительностью.
   Я лихорадочно расстегнул сумку и вытянул на белый свет изделие отечественной трикотажной промышленности, радуясь как нудист на зимнем пляже. Спустя мгновение все желающие могли лицезреть строгого зелёного ирландца, угрожающе выставившего крепко сжатые кулаки - не приставай! Самое интересное, что такие нашлись! Проходивший мимо массивный орк неожиданно остановился, разинул рот размером с добрячую кастрюлю и принялся с видимым изумлением разглядывать картинку на футболке. Я даже плечи с готовностью развернул - пусть смотрит ходячий окорок, приобщается к цивилизации и высокой моде, мне не жалко. Боров очнулся и умчался к сородичам, что-то бормоча на ходу и оборачиваясь на каждом шагу.
   А вот вернулся он уже не один... Привёл с собой настоящего монстра - огромного мускулистого хряка, целиком покрытого татуировками, как мобильный стенд с образцами шаблонов. Размалёванный орк подпрыгивал, грозно кричал, брызгал слюной и дико вращал налитыми кровью глазами - всё говорило о том, что стоящий перед ним пигмей его раздражает. Причём сильно. Как говорится, такую личную неприязнь испытывает, что кушать не может. Чего греха таить, перепугался я изрядно - бесновавшиеся в трёх шагах полтонны мяса в состоянии были прихлопнуть как клопа и более крупного человека. А тут боров начал демонстрировать ещё и удары руками, ногами, локтями - ну чистый каратист на разминке, право слово. Показательные выступления свиньи-переростка выглядели настолько комично, что, несмотря на страх, я не сдержался и захохотал. Нет, ну вы только представьте на минуточку это зрелище... Кого угодно на истерику пробьёт! А вот откровенно ржать как раз не следовало - приняв, очевидно, смех за вызов, зелёный мастодонт сорвался с места и с рёвом ринулся в атаку...
   Как там говорят, "застыл на месте от страха"? Очень похоже - только не застыл, а намертво примёрз, и не от страха, а от ужаса - я вообще перестал чувствовать собственное тело. Пришедшая откуда-то снизу тугая волна ударила в голову, и окружающий мир тут же странным образом изменился. Прежде всего, вместо предметов, деревьев и существ в их привычном виде появились какие-то туманные шары разной величины и плотности: некоторые двигались, другие же замерли, иногда чуть заметно подрагивая. А всё пространство вокруг пронизали серебряные нити толщиной от едва заметной паутинки до корабельного каната, протянувшиеся в разных направлениях и под всевозможными углами. Чем-то возникшая картина напоминала фантастическую трёхмерную паучью сеть необозримых размеров с застрявшими коконами пленённых насекомых.
   Ко мне, пульсируя матовым светом, медленно двигался ближайший шар и лениво размахивал короткими уродливыми отростками - от него явственно веяло ненавистью и угрозой. Удивительным было то, что сфероид не испытывал никаких сложностей в преодолении препятствия в виде густых нитей - они эластично выгибались, пропуская шар вперёд. Противник, готовый обрушиться всей массой, приблизился вплотную и как-то незаметно трансформировался в "огурцоид". Тело начало действовать независимо от пассивно взиравшего на происходящее сознания - сместилось в сторону и сильно пнуло противника в нижнюю часть кокона. К немалому изумлению, враг опрокинулся, а я прыгнул на него сверху и петлёй затянул на "голове" врага ближайшую нить. Бог свидетель, моя воля в этой безумной вакханалии совершенно не учавствовала! Опять совершенно некстати вспомнился анекдот про ковбоя и внутренний голос. Что-то слишком часто меня начинает пробивать на сомнительные ассоциации, к чему бы это? А сияние огурца тем временем заметно потускнело...
   Ощущение реальности вернулось резью в глазах от яркого солнца. Ещё немного, и я начну откровенно ненавидеть здешнее светило - никакого уважения к гостям, то плавит, то серпом по... органам! Зрительным. Со всех сторон доносился ропот множества голосов - вокруг с недоумёнными рожами галдели орки, а среди них затесался единственно молчащий Грох. Он закусил нижнюю губу и в упор пристально смотрел прямо в глаза. Что-то в его взгляде мне определённо не понравилось. Только теперь я сообразил, что сижу верхом на поверженном борове - некогда зелёное лицо каратиста приобрело подозрительный синюшный оттенок. Орк слабо застонал и зашевелился - меня мгновенно сдуло на три метра в сторону. Хряк с трудом сел, осоловело огляделся и попытался встать, но этого ему сделать не удалось и он вновь грузно опустился на землю. Толпа вновь недовольно загудела...
   Наконец, спустя томительных минут десять, боров оказался на ногах и неуверенной походкой приблизился ко мне, протягивая снятое с могучей руки украшение в виде нанизанного на кожаный шнурок большущего когтя какого-то огромного животного. Хотя, чёрт его разберёт - возможно, в их мире среди зверья принято носить маникюр, а коготок принадлежит обычной чучундре. Я слегка напрягся и с недоумением уставился на недавнего противника - продать что-ли хочет за огненную воду? Сам бы не отказался сейчас хлопнуть стакан после всего случившегося, да нету.
   - Бери, это теперь должно принадлежать тебе, - отчётливо прозвучал голос чёрного командира. - Таков обычай. Ты победил в поединке сильнейшего бойца племени.
   - А на кой оно мне сдалось? - я спрашивал совершенно искренне.
   - Лучше возьми, если немедленно не хочешь нажить множество кровных врагов, - усмехнулся он. - Орки злопамятны и найдут способ отомстить тому, кто собирается наплевать на их традиции.
   Я выдавил жалкое подобие улыбки и "великодушно" принял подношение. Вновь приобретённые зеленокожие "братья", посчитав инцидент исчерпаным, переместились ближе к воротам, где тут же нашли новую забаву - принялись с энтузиазмом ковыряться в куче сваленного прямо на земле оружия. Удивительные создания! Прямо как дети...
   - Дрался ты, конечно, нечестно, - вновь заговорил Грох. - В таких поединках ценятся сила и ловкость, а не магия. Но когда речь заходит о собственной шкуре, все средства хороши, не так ли? Твоё счастье, что эти болваны ничего не заметили, иначе в коллекции вождя Унка стало бы на один череп больше.
   Кровосос посмотрел таким взглядом, будто хотел вывернуть меня наизнанку и узнать, чем мы сегодня завтракали. Затем продолжил нравоучения:
   - То, что не разглядели орки, не укрылось от меня, смертный! Надеюсь, больше ты не станешь отрицать, что владеешь магией? - Грох совершенно напрасно ждал ответа. Что я мог ему сказать, если и сам ничегошеньки не понимал?!
   - Берегись, если что-то задумал - теперь я буду следить за тобой, - бросил он напоследок и, резко развернувшись, быстро зашагал прочь - полы его плаща колыхались, как крылья гигантской чёрной моли.
   - Я думала, орк тебя убьёт, - послышался сбоку тихий голос Хельги. - Так страшно было...
   - Я тоже... А что вообще произошло? - я с надеждой посмотрел в испуганные глаза девушки. - Ничего не помню, всё как в тумане - очнулся только верхом на борове.
   - Да я и сама не успела ничего разглядеть. Когда он набросился, ты как-то оказался у него за спиной, потом орк споткнулся, а ты начал его душить...
   Похоже, с перепугу она тоже ничего не рассмотрела, а очень хочется знать, что же на самом деле произошло. Не идти же теперь с расспросами к кровососу, уж он-то точно всё заметил. Ещё подумает, что над ним решили поиздеваться, ну и устроит показательные выступления по всем правилам...
   - Ну что же, очень неплохо. Правда, контроль над телом ты полностью потерял. Мне пришлось заняться им самому, но в остальном твои действия достойны всяческой похвалы - испуг помог тебе на короткое время увидеть потоки Силы.
   Серхио! Вот кто ответит на все вопросы - совсем забыл про тёзку- квартиранта!
   - Все объяснения потом, - мгновенно отреагировал испанец, - а сейчас нужно заняться тобой - из-за сильного стресса выплеснулось разом столько энергии, что просто необходимо срочно восстановить силы. Сядь где-нибудь поудобней и расслабься, я научу тебя правильно дышать...
   А ведь верно, только сейчас до меня дошло, как дрожат от усталости колени, а тело покрылось липким холодным потом - точь-в-точь как после полёта. Я перебрался под дерево поближе к уже высохшей рубашке и с наслаждением привалился к стволу.
   - Значит, так, - начал Серхио инструктаж. - Правило первое - дыши животом. Вообще-то, сделать это несложно, большинство мужчин от природы привыкло именно к такому способу, а вот женщины, в основном, дышат грудью. Просто постарайся выдвигать вперёд живот, всё остальное получится автоматически...
   Я старательно проделал предложенную гимнастику.
   - Хорошо, - похвалил испанец. - Теперь второе условие - придерживайся следующего ритма: для начала на четыре секунды вдох, потом на четыре задержка дыхания и опять же на четыре выдох. Когда не будешь испытывать трудностей, увеличивай счёт до восьми, шестнадцати и так далее. Главное, чтобы сам процесс проходил легко, без напряжения... Схемы дыхания существуют разные, но пока освой эту - в восточной традиции она называется заполнением равностороннего треугольника.
   Странно, но почему-то приказы Серхио не вызывали ни малейшего протеста, я сам себя не узнавал! Возможно, понемногу начинал чувствовать единство с испанцем - всё же тело у нас теперь общее, вряд ли он станет небрежничать в отношении нового дома.
   - Подожди немного, расслабь кисти, - испанец прервал меня на середине цикла.
   Пальцы на руках вдруг зашевелились и сплелись в немыслимую для здравого рассудка комбинацию.
   - Что это?! - совсем гуру с ума спрыгнул!
   - Это мудра* "Три колонны космоса". Она поможет быстрее восстановить силы, - развеселился Серхио. - Не обращай внимания, продолжай - потом я объясню подробнее и покажу ещё несколько полезных мудр для разных критических случаев.
   Подышав без всяких проблем пару раз на счёт четыре, я перешёл на восьмерку - не тут-то было, через очень непродолжительное время стало катастрофически не хватать воздуха и выдерживать паузу, а затем тянуть выдох было уже невозможно. Пришлось вернуться к первоначальному варианту. Вскоре живот заметно разогрелся, причём происходило это в момент задержки дыхания, а следом по чуть-чуть куда-то подевалась усталость. Чёрт его знает, может, в этом безобразии действительно что-то есть? Едва я почувствовал себя вполне сносно, как всё вокруг пришло в движение - наша банда готовилась продолжить рейд вглубь Лесов Орков.
   На этот раз отряд возглавил Грох с десятком солдат, за ними лениво потянулись хряки, а мы, как и раньше, пристроились в середине, прикрываемые сзади остатками нежити. Передвигаться стало значительно легче - деревья росли не слишком густо, да и поверхность заметно выровнялась, что позволило разбрестись пешему воинству далеко в стороны, не теряя друг друга из вида. Что, собственно, очень скоро и произошло - прирождённые лесные охотники орки перестроились и шагали теперь широким фронтом, тщательно исследуя окрестности.
   Что-то пребольно кольнуло в шею и я рефлекторно хлопнул ладонью. Моему взору предстал прилипший к не слишком чистой длани полураздавленый комар. Поверженный упырь конвульсивно подрагивал всеми членами - вот же гад, даже убойный запах пота его не остановил! И тут как стрельнуло - комар?! Это же первое насекомое, встреченное в здешних местах! Я с интересом осмотрелся - ого, а лес-то вокруг изменился, стал более привычным и живым! Среди деревьев уже не встречались "мутанты": весело трепетали листвой осины, стыдливо прятались за кустами стройные молодые березки, топорщили иглы ели и следили за порядком суровые кряжистые дубы. В довершении ко всему, откуда-то донеслась заливистая трель невидимой пичуги и на душе сразу потеплело - лично мне мёртвая торжественность природы уже порядком надоела. Я поделился радостным открытием с Хельгой и она тут же предложила своеобразное соревнование: кто первым заметит кого-нибудь из лесных обитателей, причем неважно, кто это будет - зверь, птица или насекомое...
   Хорошо, что мы играли не на щелбаны, иначе мой лоб давно бы украсила солидная шишка - девушка победила по всем статьям. Уязвлённое мужское самолюбие от полного краха спасло только то, что мы выбрались на берег большого круглого лесного озера - диаметром, как я оценил по размерам деревьев на противоположном берегу, около полукилометра. Лес подступал почти вплотную к воде и только в некоторых местах виднелись небольшие островки стреловидной осоки и участки низкорослого кустарника. Хельга сказала, что это вереск. Сразу вспомнилась запавшая в душу ещё со школы поэма про малышек-медоваров - эх, с каким удовольствием я бы отведал сейчас густого пахучего медку! Чуть слюной не захлебнулся.
   А вот сама вода выглядела совершенно чёрной и безжизненной - как потом выяснилось, из-за своей удивительной прозрачности и тонкого слоя торфяных отложений на дне. Тем не менее, через несколько минут мы убедились в том, что озеро обитаемо - какой-то расторопный орк резким ударом нанизал на короткое копьё довольно крупную рыбу, отдалённо напоминающую окуня. Можно по-разному относиться к нашим хрякам, но эти практичные ребята точно нигде не пропадут.
   Солнце спряталось за стеной леса, и Грох приказал начать разбивку лагеря - похоже, отряд собирался заночевать здесь.
   - Послушай, а что это за место, где мы разговаривали сегодня ночью? - мысленно спросил я у Серхио, устраиваясь на отдых чуть в стороне от озера на невысоком горбочке возле огромного дуба.
   - Этот план называют по-разному, - ответил испанец. - Тебе понятней будет, если я назову его астралом или планом желаний и эмоций. Но сейчас он для тебя реального интереса не представляет, разве что с комфортом отдохнуть. Чтобы эффективно использовать возможности этого уровня, нужно научиться выходить гораздо выше.
   - А зачем? - очень хотелось узнать, чем вызвана такая необходимость. Подозреваю, конечно, что Серхио намекает на те самые потоки Силы, но всё же...
   - Чтобы меньше зависеть от местных магов, - оборвал поток любознательности Серхио.
   Я совершенно ничего не понимал: планы, уровни, эмоции - сплошная китайская грамота. Ладно, поверим на слово более опытным товарищам - "жираф большой, ему видней".
   - Сядь и расслабься, спину держи прямо, - сказал Серхио. - Сосредоточься на нижней части живота, примерно на ширину ладони ниже пупка. Это очень важная область тела, в практике дзен её называют танденом. Теперь начинай дышать по той же схеме, про которую я тебе говорил раньше, но постарайся в этот раз увеличивать продолжительность только паузы и выдоха. В идеале нужно добиться короткого вдоха, примерно в два раза более длинной задержки дыхания и максимально возможного по времени выдоха.
   - Ну, а это хоть для чего нужно? - я вновь возжелал ясности.
   - Всё за тем же, потом узнаешь. И ещё, на конечной стадии выдоха увеличивай напряжение в тандене. Вообще-то, будешь потом проделывать это упражнение в спокойной обстановке, чтобы никто не мешал, а сейчас просто поработай над техникой.
   Действительно, назвать покоем суету в лагере было сложно - метавшиеся туда-сюда орки громко переговаривались и с оглушительным треском ломали ветки для костров. Я честно попытался выполнить все инструкции испанца, но очень долго не мог научиться одновременно следить и за дыханием, и за танденом. И вот, когда у меня начало хоть что-то получаться, занятия прервались самым неожиданным образом - в бок осторожно ткнулся кулачок рыжего малыша.
   - Сергей, мне удалось подслушать разговор Повелителя с этим ужасным командиром.
   - Ну?! - от недовольства не осталось и следа.
   - Грох сказал, что за нами следит какой-то эльф и он очень близко, а принц ответил, что чувствует - украденный Камень Могущества личей тоже находится рядом. У какого-то Харата... Повелитель ещё долго ругался, что старый Маг его обманул и сбежал. Тебе что-то понятно? - спросил он с надеждой.
   Я даже тихонько присвистнул от удивления - ай да Магистр-изувер, ай да... ловкач - спионерил древний раритет чужой расы и скрылся от межмирового Интерпола! Уж не за артефактом ли гонялся наследный принц триста лет тому назад? Похоже, тут крутая разборка намечается, а нам с Серхио уготована роль пешек в чужой тёмной игре.
   - Я же говорил, что с Харатом ещё не всё ясно, - немедленно отозвался испанец...
  
   _________
  
   Мудра - особым образом сложенные пальцы рук. Дословный перевод с санскрита ("муд"- "радость", "ра" - "дарить") означает "дарующая радость".
  

2. Колиновы топи

   У городского жителя яркая палитра разнотравья лесной лужайки нередко вызывает искренний восторг. Согласитесь, после мертвенной серости камня вдруг - тысячи сочных живых красок. Печально качают синими головами колокольчики, дразнят весёлой желтизной глазастые лютики, гордо тянутся к небу стрелы иван-чая, а где-то в самом низу стыдливо прячутся незабудки. А какой воздух! До предела насыщенный неповторимой смесью медвяных запахов, басовитыми звуками спешащих насытиться нектаром вальяжных шмелей и суетливых ос, он медленно растекается внутри тягучей волной покоя и умиротворяющей неги. Время замедляет свой бег... В такие моменты начинаешь понимать, что желание вкусно поесть или продолжить свой род не самое главное в жизни, что человек только крохотная частичка огромного неведомого мира, что самые смелые амбиции, самые прекрасные мечты - ничто перед совершенством ритма и гармонии Вселенной. Но только в том случае, если на душе тяжким грузом не лежит чувство безысходности...
   Мадук тоже на короткий миг забыл о том, что привело его в это глухое место возле лесного ручья. Хотелось просто слушать бесконечную скороговорку журчащей воды и ни о чём не думать. Может, в последний раз, кто знает... Даже Верховные Маги не могут читать страницы великой книги грядущего. А ведь когда-то было не так. Столетия назад в каждой маленькой деревушке жил свой прорицатель, а иногда даже не один. Вот только не по нраву хранителям Знания пришлось, что верили люди своим колдунам больше, чем Верховным. Следовали указаниям пророчеств и нередко потом страдали от тяжких последствий. Интуиция без понимания сути вещей опасна...
   Магистры терпели, пока жив был Фангор... А как упокоился Великий, так настал конец и ясновидцам. Не сразу, но год за годом, настойчиво боролись Верховные Маги с прорицателями, пока не извели под корень племя безумцев, но вместе с ними ушло и постепенно забылось что-то важное...
  
   - Учитель, смотри! - Халит не мог скрыть радостного возбуждения. - Смотри, чему я научился!
   Он начал медленно потирать лицо руками и с каждым движением облик молодого мага неуловимо менялся, пока перед изумлённым Магистром не предстал совершенно незнакомый человек. Точнее, новым в его облике было только лицо, остальное тело принадлежало, без сомнения, ученику.
   - Ты встал на опасный путь, - Мадук нахмурился. - Твое увлечение может привести к тёмной стороне Силы.
   - Но почему, Учитель?! - перед магистром вновь стоял прежний Халит. - Тут нет ничего опасного! Я понял это совсем недавно, когда наблюдал за движением воды в ручье.
   - Этим искусством владели наши далёкие предки, именно из них потом вышли тёмные колдуны и прорицатели. Ты знаешь, сколько горя они принесли расе...
   - Нет, Учитель! Это же так просто - вода принимает любую форму, как глина в руках умелого горшечника. А в людях столько воды!
   - Не стоит тебе заниматься магией превращения, - упрямо возразил Мадук. - Если об этом узнают Верховные, беда ждёт нас обоих...
  
   - Я немного задержался, - Халит стоял позади Магистра и как-то холодно улыбался. - Всего лишь необходимая предосторожность - хотел убедиться, что ты один. Извини, я перестал доверять людям на слово.
   - Ты сильно изменился...
   - Не спорю... Ты тоже, - Чужак опустился рядом. - Ты принял решение?
   - Сначала хотелось бы узнать об угрозе для Города, - Мадук с интересом рассматривал бывшего ученика.
   Он действительно изменился. Магистр вспоминал совсем молодого мага, постоянно улыбающегося, с бурлившей внутри энергией, который восторженно смотрел вокруг по-детски сияющими глазами и буквально заражал остальных учеников стремлением познать весь мир, до самого дна, до самого чернильного мрака. Тогда это радовало и пугало одновременно. А сейчас он видел перед собой уверенного в своих силах человека, с жёсткими складками возле губ, решительного и... замкнутого. Кто знает, что потеряла раса, отвергнув его, кто поймёт, каких бед избежала...
   - Скоро сюда заявятся кочевники, - Халит задумчиво рассматривал сорванную травинку. - Возможно, все племена, подвластные кара-маулям. Не уверен, что они решатся напасть на Город, но провинцию разорят полностью, не сомневайся. Твои маги вряд ли смогут помешать степнякам.
   - Ты привёл кочевников в Дастарог?! - Мадук не ждал ответа, всё было понятно по глазам Чужака. - Но зачем? Неужели ты настолько возненавидел людей?!
   - Ты не поймёшь... Как не понимал и раньше, - Халит покачал головой. - Эта война должна была показать, что Верховные со своими запретами ведут расу к гибели. Другого пути я не видел...
   - Но теперь я понял и другое, - продолжил он после долгого молчания, - на костях крепкого мира не построишь. Возможно, когда-нибудь потом тебя поймут и перестанут осуждать, но уважать и любить не будут уже никогда... Я часто вспоминал историю Харата и понял, что такой путь тоже не ведёт никуда... Тем более, что и ты изменился, Магистр! Отсутствие Силы в Мёртвой Земле заставило тебя искать новые пути - ты захотел изучить неведомую Верховным магию Входящих. Но ты не сможешь...
   Облака на блёклом небе лениво ползли в сторону гор, за которыми притаилась опасность. Сколько оставалось ждать вторжения, не знал и сам Чужак, но в том, что степняки придут обязательно, не сомневался.
   - Почему не смогу?
   - Понимаешь, - усмехнулся Халит, - мне всегда Знание представлялось ярким костром. Вокруг холодная, тёмная ночь и вдруг совсем рядом свет и тепло. К нему хочется тянуться даже просто так, даже если нет особого желания. Так вот, вы, Верховные, веками заливали этот огонь, как могли затаптывали, гнали прочь всех, кто хотел согреться или хотя бы что-то увидеть среди мрака... Сейчас ты начал понимать, что для спасения нужно разжечь его вновь, дуешь изо всей силы на затухающие угли... И надеешься сделать это с помощью Входящих, поскольку понимаешь, что их магия другая, совершенно непохожая на твою. Да, как я и сказал, ты изменился... Но для того, чтобы разжечь огонь, одного ветра мало, нужны ещё и дрова, а вот их-то ты не и сможешь найти - что-то умерло в тебе давным-давно, ты перестал чувствовать все проявления Силы... Впрочем, как и остальные Верховные. Вы разучились сомневаться, вы присвоили себе право решать за всех... Теперь Сила мстит за самоуверенность. Поэтому ты должен уступить своё место, с тобой Дастарог рано или поздно погибнет.
   - Я не могу бросить Город.
   - Никто не говорит, что тебе надо удалиться на покой, ты ещё в состоянии многому научить молодых магов. Но не как Магистр.
   - Совет не согласится сделать тебя Верховным.
   - Согласится, - усмехнулся Халит. - Я покажу, на что способен. И если ты сам выступишь перед Советом, Верховные никуда не денутся.
   - С кочевниками могут справиться одни воины, без магов... - не совсем уверенно произнёс Мадук.
   - Ты и сам в это не веришь. Учти, помощи из столицы Дастарог не дождётся - Правитель не рискнёт посылать сюда войско, когда на Хоредон в любой момент готовы напасть орки.
   Магистр подозрительно посмотрел на ученика - откуда тому известно о том, что Орда накапливает силы возле столицы? И вообще, что-то слишком много всего знает Халит... Больше самого Мадука, гораздо больше... Может, просто хочет заставить освободить место Магистра хитростью, а на самом деле никакой угрозы нет?
   - Почему я должен тебе верить?
   - У тебя попросту нет выхода, - спокойно ответил Халит. - Если сейчас не согласиться на мои условия, то погибнет очень много людей, а оставшиеся в живых тебе никогда не простят. Ты уничтожишь себя своими же руками. Сейчас ты дашь мне слово... Хотя я и не верю больше словам, но для тебя сделаю исключение - знаю, ты не обманешь. А когда убедишься в том, что и я тебя не обманул, выполнишь обещание... По-моему, так будет честно.
   - Последний вопрос - зачем ты связался с некромантами?
   - Обычная сделка, услуга за услугу, не более. Кстати, нет смысла обращать на них внимания - вмешиваться в людские дела они не собираются. Думаю, они вообще скоро уйдут из Заронга.
   - Ну, хорошо... - Мадук обречённо кивнул, - если ты сказал правду, место Магистра будет твоим. Мне самому порядком надоели бесконечные споры с Конвентом. Надеюсь только, что я смогу продолжить то, что начал.
   - Это твоё право, я мешать не собираюсь. Но у тебя всё равно ничего не получится... Да, вот ещё что, - неожиданно резко сказал Халит, - убеди Конвент в том, что нужно как можно быстрее закончить строительство застав на границе - пусть Город соберёт всех мастеровых, времени очень мало.
   Верховный опять подозрительно взглянул на ученика - откуда он столько знает? Однако, спрашивать ничего не стал...
  

* * *

   Едва забрезжил рассвет, от Чёрного озера вернулся Ветль. Он следил за вражеским лагерем всю ночь, чтобы не сомкнувший глаз за прошедшие двое суток измотанный тёмный эльф мог передохнуть хотя бы пару часов. Теперь Уаддр, восстановив силы, занял привычное место наблюдателя, а следопыты без промедления начали готовиться к дальнейшему преследованию отряда Хрохана.
   - Интересно, куда они дальше пойдут? - разведчик задумчиво разглядывал широкий охотничий нож. - Отсюда к лагерям орков прямая дорога одна - через Колиновы топи, а за ними издревле тянется худая слава.
   Он обернулся к стоявшему рядом Харату:
   - Маг, ты точно уверен, что среди них нет ни одного местного орка?
   Старик молча кивнул, а затем иронично посмотрел в сторону следопытов: ну что за странные воины, как бестолковые ученики - всё им приходится повторять по несколько раз.
   - Тогда вполне могут сунуться в болота, - продолжил рассуждения Ветль, - и мы следом за ними, леший их забери.
   - Чем же страшны эти топи, что приходится так бояться? - язвительно поинтересовался Верховный Магистр.
   - А кто его разберёт, - спокойно ответил разведчик, - о них мало что известно. Я сам бывал поблизости всего пару раз, но зато точно знаю, что даже зелёные предпочитают обходить это место десятой дорогой. И уж совсем никому не ведомо, что творится в глубине болот - они тянутся далеко на восток почти через все Леса Орков.
   Харат решил промолчать, хотя ему про таинственные топи было известно гораздо больше, чем любому другому человеку в Империи. Да и не только человеку... В молодости, тогда ещё ученик Великого Фангора немало времени провёл на болотах в желании разгадать необычную магию этих гиблых мест. Но даже ему удалось узнать не слишком много. В одном разведчик прав - орки действительно панически боятся заглядывать туда. И не зря...
   - Откуда же тогда такое людское название - Колиновы топи? - удивился Дегар.
   - Ну, как его называют зелёные, я не знаю, а это не слишком старое - ему, может, лет сто. В то время Хоредон осторожно прощупывал владения орков и посылал иногда через леса в сторону Чёрного озера небольшие разведывательные отряды. Вот в таком рейде один из них и угодил аккурат в болото - потом нашли только одного человека, да и того совершенно седого и онемевшего. Он, когда людей увидел, как безумный бросился прочь... Ну и утоп в трясине, только пузыри пошли. Больше туда никто даже не пытался сунуться, а именем того воина назвали топи.
   - Интересно всё же, - подал голос Агриэль, - орки живут возле болота долгие века и до сих пор не разобрались что к чему?
   - А кто их знает, может и докумекали до чего, об этом лучше спросить их самих при случае...
   Сидевший до этого неподвижно Карр вскочил на ноги.
   - Пора отправляться, - обратился он к следопытам. - Уаддр сказал, что отряд Хрохана уходит из лагеря...
  

* * *

   Разбудили меня комары. Как я не пытался с головой укрыться курткой, микровампиры все равно находили щёлки и добирались до вожделенного горячего тела. Возможно, всё дело в группе крови - первая, типичный донор: дома от писклявой братии мне тоже доставалось по самое не хочу. Пришлось подняться и устроить настоящую погоню за крылатыми упырями - терпеть издевательства гнусно звенящей оравы уже не было никаких сил. Самое обидное, что они сорвали удачную охоту - я практически нашёл скрывавшегося в астрале Серхио. Собственно, это была его идея - испанец даже ночью не прекращал заниматься моей магической подготовкой. Нужно было научиться находить желаемое сначала во сне, а потом, когда я смогу свободно покидать тело, то и наяву. Постепенно пробуждавшиеся способности и новые ощущения начинали мне даже нравиться, а тут так некстати эти комары - поубивал бы гадов!
   Рядом зашевелилась Хельга, а следом пробудился и рыжий малыш - импровизированная зарядка наделала много шума. Где справедливость? К ним не приставал ни один комар! Надо сказать, что проснулись мы едва ли не самыми последними в лагере - орки уже вовсю хозяйничали возле полыхавших ярким пламенем костров, а мертвяки, подозреваю, вообще бодрствовали всю ночь. Не видно было только магической парочки - Хрохана с Грохом, но меня это как-то мало сейчас беспокоило.
   - Займись пока дыхательными упражнениями, - ворвался в сознание голос испанца. - И вообще, как появляется свободное время, старайся совершенствовать технику. Ничто не мешает, например, учиться прямо в дороге, когда едешь верхом на лошади.
   Я забросил безнадежное преследование писклявой эскадрилии (на поминки одного погибшего кровососа слетались десятки родственников) и послушно перебрался к дубу, по дороге прихватив высохшую рубашку - вчера вечером ей вместе с хозяином таки довелось искупаться в чистых водах лесного озера к немалому удивлению толпившихся на берегу орков. А вот Хельга немножко поплавать не решилась, постеснялась множества любопытных глаз, а неотступно следовавшие за нами солдаты Гроха не позволяли уединиться где-нибудь в стороне.
   В этот раз мне достаточно быстро удалось перейти на восьмисекундный ритм, не испытывая особых неудобств. Что поразительно, примерно минут через пять упражнений от меня сбежали все комары - в пределах видимости не осталось ни одного. Ещё десяток циклов и я прямо засветился от переполнявшей тело бурлящей энергии - кто бы мог подумать, что столь простая последовательность вдохов и выдохов даёт такой потрясающий эффект!
   - Отлично! - напомнил о себе Серхио, - теперь немного займёмся гимнастикой. Сядь на земле, сдвинь ноги вместе и максимально возможно оттяни на себя носки. Только не сгибай ноги в коленях!
   Он дождался, когда я чётко выполнил все инструкции и продолжил:
   - Хорошо, а теперь постарайся дотянуться до пяток руками, но не сбоку, а сверху - через ступни. И следи за ногами - они должны быть все время выпрямленными!
   Чёрт побери, а вот это оказалось совсем непросто - я и до кончиков пальцев-то дотянулся с превеликим трудом, что уж там про пятки говорить.
   - Не всё сразу, - успокоил испанец, - постепенно научишься. Теперь максимально разведи ноги в стороны, носки ступней также оттянуты на себя. Повтори упражнение сначала к каждой ноге в отдельности, а потом сразу к обеим одновременно.
   Господи, ну и за что мне такие муки? Я чувствовал себя полной развалиной - спина не гнётся, ноги дрожат, а связки того и гляди разорвутся на мелкие кусочки.
   - Будешь проделывать эту гимнастику каждый день минут по десять-пятнадцать, - невозмутиво "напутствовал" персональный гуру. - Она направлена в первую очередь на разработку мышц внутренней поверхности ног, а им принадлежит важная роль в циркуляции энергии в теле.
   Издевательство над организмом прервал мой давешний визави на ристалище под стенами заставы. Он принёс внушительный кусок жареного мяса, остановился в двух шагах и протянул мне, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Я чувствовал себя немного неудобно, но от подношения благоразумно решил не отказываться: во-первых, не помешает подкрепиться перед дальней дорогой, а во-вторых, кто знает, как отреагирует на отказ зеленокожий великан. Выслушав невнятные слова благодарности, боров удовлетворённо кивнул и зашагал в сторону своих родственников. Глядя ему вслед, я испытывал двойственное чувство - с одной стороны, хряк повел себя как-то уж очень "по-человечески", а с другой, слишком крепко сидела во мне вбитая фэнтезийной литературой неприязнь к "заклятым друзьям" людской расы. Чёрт, его даже отблагодарить толком нечем, разве что желудей насобирать, но, боюсь, вряд ли он обрадуется столь двусмысленному подарку.
   Едва мы успели немного насытиться, как со стороны озера показались, наконец, маги. Весь лагерь тут же пришел в движение - суетились, конечно, одни орки, спешно заканчивая завтрак и затаптывая костры. Я завернул остатки мяса в дубовые листья и положил в седельную сумку - пригодится, неизвестно когда мы в следующий раз остановимся на отдых, а так хоть перекусить можно будет в любой момент. Независимость в еде, скажу вам, господа, дело далеко не последнее...
   Длительное время в пути по настоянию Серхио я опять посвятил совершенствованию техники дыхания. Если честно, с полным желудком работать диафрагмой не слишком хотелось, но испанец пристал, как банный лист к... Впрочем неважно, как любил говорить мой шеф на работе - раз в месяц обязательно попадается заказчик, которому легче отдаться, чем с ним бесконечно ругаться. Кстати, не раз убеждался в мудрости столь незатейливого правила - злобный клиент доволен, нервы у всех целы. Хотя, как по мне, не помешало бы дополнить аксиому ещё одним пунктиком - раз в год гада нужно убивать на месте...
   К большому удовлетворению испанца вскоре удалось "освоить" шестнадцатисекундный режим, и он тут же предложил перейти ко второй схеме - с длинным выдохом. Я в какой-то момент настолько сосредоточился на фиксации напряжения в тандене, что перестал что-либо замечать и словно оглох. Опять, как и возле заставы, откуда-то снизу пробежала тугая волна и на короткий миг пространство заполнилось серебряными нитями и коконами, затем всё вернулось на круги своя.
   - Замечательно, - констатировал Серхио, - ты только что на мгновение сумел добиться состояния внутреннего безмолвия, поздравляю. Удержание напряжения в тандене как раз для этого и нужно. Вообще, у тебя на удивление всё легко получается - возможно, всему причиной этот насыщенный Силой мир, потому что на остановку внутреннего диалога, порой, уходят долгие годы...
   Лес вокруг заметно помрачнел - лиственные деревья практически исчезли, сменившись поредевшим строем елей, да и сами мохнатые красавицы, растеряв половину колючего наряда, измельчали и скорчились, как от сильной боли. Внизу сплошным ковром стелился серый мох. Он упруго прогибался под ногами, и полностью глушил звуки шагов многочисленного воинства. Разве что иногда треснет ветка, и опять лишь негромкое сопение находящихся рядом орков. Кое-где на невысоких кочках, в обрамлении ярко-зелёных продолговатых листьев густыми россыпями дразнили глаз огненно-рыжие ягоды, чем-то напоминавшие родную крупную морошку. Массивные боровы с опаской пробовали зыбкую почву, неуверенно крутили головами и частенько оглядывались на чёрного командира, словно выпрашивая приказа остановиться или начать поиски более безопасного пути.
   Откуда-то сбоку появился шаман с целой охапкой тонконогих тёмно-коричневых грибов и принялся что-то быстро говорить окружившим его хрякам, настойчиво указывая свободной рукой в ту сторону, откуда только что появился сам. Десяток орков быстро развернулись в цепь и уже через несколько секунд исчезли где-то вдали за деревьями, а сам возмутитель спокойствия приблизился к Хрохану. Я подобрался вплотную, рассчитывая на то, что малыш не пропустит ни слова из разговора лича с зеленокожим колдуном. Принц внимательно выслушал взволнованную трескотню орка, молча кивнул и спешился. Мы тут же последовали его примеру, уединившись возле очередного островка ягод метрах в двадцати от Хрохана. Малыш тут же выложил всю информацию, причём, в отличие от хряка, уместил её в одну короткую фразу:
   - Шаман кого-то заметил в лесу.
   Видимо, посчитав свою миссию до конца выполненной, уах отвернулся и увлечённо принялся собирать аппетитные плоды в маленькую ладошку. "Не густо. Придётся дожидаться убежавших орков", - подумал я с лёгкой досадой и ткнул рыжего в бок, указывая на ягоды:
   - А это что за фрукты? Съедобные? - если честно, ужасно захотелось какой-то экзотики после утреннего мясного завтрака.
   Малыш вначале пожал плечами, а затем утвердительно кивнул головой, ответив таким своеобразным способом сразу на оба вопроса. Я сорвал крупную ягоду с притаившимися между мохнатыми пупырышками бисеринками росы и с некоторой опаской отправил её в рот - сочная мякоть расстаяла, оставив ощущение удивительного, с едва заметной кислинкой, медового вкуса. Уах к тому моменту успел насобирать целую пригоршню лесного десерта и со всех ног припустил к Хельге - малыш, в отличие от меня, оказался настоящим джентльменом. Пришлось наслаждаться изысканным блюдом в одиночестве, костеря себя последними словами за толстокожесть и отсутствие элементарной внимательности - подойти сейчас к девушке с угощением было бы неестественно и глупо. Хорошо ещё, что Серхио молчит и не язвит по поводу воспитанности, за что ему большое человеческое спасибо. Кстати, надо будет потом поговорить с испанцем о его отношении к Хельге, а вдруг у них взаимный интерес? Тогда остаётся только застрелиться. Дело, конечно, не моё, но на душе опять мерзопакостно...
   В отдалении послышался какой-то шум, и через пару минут к застывшему в наполеоновской позе Хрохану вышли орочьи охотники, посланные шаманом на разведку - они подталкивали в спину древками копий своего собрата. Новичок явно принадлежал к иному роду-племени, нежели могучие зеленокожие представители нашего партизанского отряда. Во-первых, пленный был гораздо меньше - в сравнении с остальными хряками он выглядел просто субтильным, а во-вторых, цвет его кожи казался более светлым. Забавно, но среди остроухих охотников, похоже, тоже существуют свои негры, китайцы и прочие европейцы!
   Чужак затравленно озирался по сторонам - по всему было видно, что он сильно напуган. Однако, как только в поле его зрения попал Грох, лицо орка засияло прямо таки мистическим обожанием: пленник пал на колени и с завываниями принялся истово возносить хвалу одному ему известным богам. Чёрный командир прервал славословия нетерпеливым окриком и заставил орка подняться на ноги - чужак поспешно вскочил, продолжая что-то бормотать вполголоса.
   - Что ты делал в этом пустынном лесу? - тихим шопотом перевёл вопрос Гроха так кстати оказавшийся рядом рыжий малыш.
   - Трижды Великий Вождь послал нас проверить дальние подступы к лагерю. Разведчики обнаружили большое скопление воинов возле главного города людей. Вождь опасается, что они могут прятаться и с этой стороны, - зелёный с ненавистью посмотрел в нашу сторону.
   - Ты из племени вождя Тху?
   Орк радостно закивал - казалось, даже его короткие острые уши затрепетали от восторга.
   - Далеко до лагеря?
   - Нет, Великий, совсем рядом - если идти через болота, то всего одну луну и одно солнце.
   Я с недоумением уставился на уаха - чего это он такое плетёт, но тут же сообразил, что таким образом чужак просто обозвал ночь и день.
   - Только болота - плохое, жуткое место, Великий, - со страхом продолжил орк. - Никто не ходит там, когда солнце прячется за мёртвым лесом, все боятся мести свирепых Чуо-Хо.
   Грох вопросительно взглянул на лича - Харат только презрительно фыркнул.
   - А есть другой путь? - продолжил распросы чёрный командир.
   - Если идти в обход, дорога будет в два раза длиннее, - с готовностью сообщил чужак, - тогда мы доберёмся до лагеря через две луны и два солнца.
   Принц отрицательно покачал головой.
   - Идём прямо, - решительно заявил Грох, - будешь показывать дорогу.
   Новоявленный проводник шумно вздохнул и с тревогой посмотрел на небо, оценивая время, оставшееся солнцу до того момента, когда оно "спрячется за мёртвым лесом". Я разделял его обеспокоенность - встречаться с загадочными монстрами местных болот определенно не хотелось. Отряд живо перестроился - теперь впереди оказался Грох с десятком солдат и разведчиком племени Тху, за ними орки и мы с принцем, а в арьергарде, как обычно, остальные мертвяки. Чёрт его знает, в серединке надёжней, спору нет, но если придётся удирать, то это точно самое дурацкое место, хуже не придумаешь.
   Я подобрался ближе к Хрохану - захотелось выяснить несколько непонятных моментов, а в присутствии грозного кровососа разговаривать с личем не хотелось.
   - Принц, ты обещал поделиться планами о нашем спасении, но за прошедшие два дня толком побеседовать так и не удалось. Может, сейчас? Понимаю, что момент не самый удобный, но когда появится следующий - неизвестно.
   - Хорошо, - неожиданно легко согласился Хрохан, - тут нет никакого секрета. Мы должны найти место, которое позволит нам вернуться - я знаю, что оно существует. Можно долго рассказывать об Основных потоках Силы, но ты не маг и вряд ли что-либо поймёшь. Поэтому придётся поверить на слово.
   - Допустим, я поверил. Тогда возникает вопрос, с чего вдруг ты решил помочь, ну и непонятно также, как вообще стало известно о нашем существовании?
   - С этим как раз всё просто, - чарующе улыбнулся лич, - у меня, скажем так, есть "друзья" в окружении Верховного Магистра Дастарога. А что касается помощи... Буду откровенен - городской Маг не единственный, кому ты зачем-то понадобился. Есть ещё один человек... страшный человек, принесший уже немало горя и людям, и моему народу. Мне не хотелось, чтобы ты попал в его руки.
   - Так ему, наверно, нужен... - начал было я, но громкий крик Серхио заставил меня поперхнуться и замолчать.
   - Что ты хотел сказать? - Хрохан смотрел на меня пристально и, кажется, с подозрением. - Продолжай!
   Я оглянулся на Хельгу - только бы девушка с уахом не "спалили" неосторожным словом!
   - Ну... Не я нужен, скорее всего - я же не маг, а обычных людей и тут пруд пруди.
   Судя по тому, как лич недовольно мотнул головой, моему объяснению он не поверил.
   - Не думаю. Насколько мне известно, в Земли Входящих случайные люди не попадают, - принц немного помолчал и попросил. - Откровенность за откровенность - когда я тебя встретил в первый раз, тоже посчитал, что магического в тебе мало, почти ничего, но за последние два дня замечал мощные вспышки Силы. Такие, которые характерны для очень сильных магов, уровня здешних Магистров. Кто ты на самом деле?
   - Не знаю, - пожал я плечами. - Иногда действительно происходит что-то непонятное - как, например, во время поединка с орком, но я совсем ничего не помню.
   Про драку Хрохан всё равно знает, а рассказывать сверх того я не собирался.
   - Ладно, - с сожалением произнёс принц, - в конце концов, каждый имеет право на свои маленькие тайны. Просто хотелось, чтобы между нами была полная ясность - нет ничего хуже того, когда в критический момент тебя предаёт союзник или верный друг. Запомни, Сергей, я тебе не враг.
   Лич как-то невесело усмехнулся и проехал вперёд, а я, немного смущённый последней фразой Хрохана, оказался рядом с Хельгой.
   - Ты всё слышала?
   Девушка утвердительно кивнула.
   - И что думаешь?
   - Я поняла только, что в окружении Магистра есть шпион.
   - Ну, об этом я тоже догадался, - сказал я нетерпеливо, - а что скажешь о Хрохане?
   - Не знаю, - честно призналась девушка, - пока ничего плохого он нам не сделал, но всё же нежить... и с орками объединились...
   Ясно, заговорили веками наработанные стереотипы. Не то, чтобы я поверил личу, но и просто так отмести его слова не получалось - в памяти устойчиво маячил образ зелёного гиганта, протягивающего сначала знак отличия, а потом кусок мяса...
   - Пока рано делать выводы, - поддержал меня Серхио, - ещё ничего не ясно. Наше дело сейчас наблюдать и учиться...
   Через пару часов марша под ногами воинов сочно зачавкала жирная грязь, а лошади начали вести себя крайне беспокойно, поэтому все вершники предпочли спешиться и вести нервных коней на поводу. Правда, за относительную безопасность пришлось заплатить сполна - очень быстро сапоги промокли насквозь, так что я махнул на осторожность рукой и шагал уже не разбирая дороги. Надеюсь только, что сей поход через "Сиваш" не затянется надолго. Вскоре от Гроха поступило сообщение, что авангард выбрался на проложенную через топи гать - начался самый трудный и медленный участок перехода.
   Как ни спешил проводник, всё же солнце успело затеряться среди деревьев, и когда на землю опустились первые робкие сумерки, отряд так же медленно полз через болото. Вокруг постепенно сгущался на уровне колен туман, и создавалось впечатление, что мы пробиваемся через призрачные сугробы к черневшему на горизонте лесу. До него оставалось идти совсем немного - я было совсем уверовал, что нам удастся покинуть опасное место без приключений, однако судьба распорядилась иначе...
   Первым заметил странное редкое облако землистого цвета впереди и чуть левее гати рыжий малыш. Уах ткнул в него пальцем и со страхом прошептал, что там кто-то есть. Дымчатое образование и впрямь вело себя весьма необычно - полосы тумана двигались в разных направлениях, как гигантские грязно-коричневые бинты, и словно накручивались на невидимый остов, так что очень скоро бесформенные клубы обрели очертания здоровенной мумии высотой с трехэтажный дом. Существо чем-то напоминало голема из компьютерных игрушек - та же приплюснутая голова с едва обозначенными впадинами глаз и рта, огромные массивные руки и ноги, грубое тумбоподобное туловище. А самое ужасное, что материализовавшийся колосс начал двигаться в нашу сторону, с громким чавканьем отдирая ноги от зыбкой поверхности.
   - Чуо-Хо! - раздался приглушённый расстоянием дикий вопль проводника - голова отряда как раз поравнялась с чудовищем.
   Предплечье словно сдавили железные клещи - это в руку вцепилась Хельга, широко раскрытыми от страха глазами завороженно разглядывая ползущую громадину. Ничего себе, сколько силы, оказывается, в её хрупких руках! Где-то внизу бесформенным комком грязи копошился уах и поскуливал, как побитый пёс. Да я и сам, если честно, был близок к обмороку - такого сильного испуга мне не приходилось испытывать никогда в жизни! Сюда бы сейчас смелых киношных репортёров, лихо снимающих Годзиллу с трёх метров - посмотреть бы на их удаль и отвагу!
   Монстр налетел на невидимую стену - похоже, Грох времени зря не терял и успел поставить защиту. Вот только на этот раз противника она не остановила, а только немного задержала - чудовище, хоть и с заметным усилием, но преодолело преграду и продолжало неумолимо приближаться. Маг атаковал его вначале сгустками огня а потом, увидев, что от шаров эффекта не больше, чем от принятия солнечных ванн, переключился на сверкающие разряды молний. Толку от нового оружия оказалось также с гулькин нос, поэтому Грох вновь сменил тактику - теперь на колосса обрушился шквал льда. Меня поразило с какой потрясающей скоростью чёрный командир меняет заклинания - вероятно, он хотел таким "контрастным душем" развалить громадину на куски. Я почувствовал невольное уважение к кровососу - он не терял головы и отчаянно боролся, с каждой секундой усиливая натиск. Однако, покрытый облаками пара, монстр всё равно упорно продвигался к магу.
   Удивительно всё же ведёт себя внимание человека в момент опасности - начинаешь замечать такие подробности, которые по здравому смыслу вообще нельзя увидеть. Вот, например, Хельга сбоку начала тихонько всхлипывать, губы её задрожали, а по щекам потекли слёзы, оставляя светлые дорожки следов на перепачканном болотной жижей лице. Малыш уже не скулил - он тонко и протяжно выл на одной высокой ноте, обхватив ручонками мою ногу. Чёрт побери, такие зрелища не для меня - внутри начала закипать такая злость, что страх попросту улетучился.
   - Дыши! - ворвался в сознание отчаянный крик Серхио, заставив возбуждённо вибрировать каждую клеточку мозга. - Дыши, если не хочешь сдохнуть!
   Я принялся судорожно гонять воздух взад-вперед и постепенно успокаивался - если уж испанец вышел из себя, происходит действительно нечто ужасное. Наконец, нужный ритм установился как-то сам собой, будто бы тело в этот момент соображало гораздо лучше беспокойного разума.
   Голова монстра треснула чёрным провалом раскрытого рта. Пространство вокруг заполнил тяжёлый низкий гул, от которого кровь буквально застыла в жилах, а сердце провалилось куда-то в желудок. Тональность звука постоянно менялась - судя по всему, чудовище варьировало частоту колебаний с целью добиться максимального поражающего эффекта. И надо признать, это ему начало удаваться - находившиеся ближе всего орки, побросав оружие, врассыпную побежали к лесу прямо через трясину. Самое ужасное произошло, когда звук сместился, очевидно, в область инфрачастот - парализованный Грох прекратил атаки, упал на колени и схватился за голову.
   Сбоку послышался раздражённый возглас Хрохана. Вся армия нежити сорвалась с места, плотной толпой устремившись навстречу противнику. Непривычным, пожалуй, было то, что действовали они молча, но от этого атака солдат выглядела ещё более устрашающей. Часть мертвяков завязла в трясине, но основная масса налетела на чудовище с яростью бешеных псов. Мгновение и солдаты облепили монстра, как муравьи огромного неповоротливого жука. Конечно, реальной угрозы они для него не представляли, но сумели на короткое время отвлечь внимание и монстр замолчал, чем моментально воспользовался Грох и вновь вступил в схватку. Чёрт бы побрал этого кровососа, я, кажется, начинаю всерьёз уважать его за хладнокровие и бесстрашие! Ничего не поделаешь, с некоторых пор привык судить о человеке по делам, а не по паспорту или чужому мнению - воспоминпниея о Глебе что-то перевернули во мне, заставили думать и оценивать, а не верить и соглашаться... Теперь чёрный маг сконцентрировал всё внимание на голове колосса, понимая, что основная угроза исходит именно оттуда.
   Опять рядом встревоженно вскрикнул лич - немного дальше, в глубине болот в сырых вечерних сумерках начали клубиться ещё три мрачных облака. Хрохан перевёл на них свой жёсткий напряженный взгляд. Я завороженно наблюдал за разворачивающейся перед глазами новой битвой, когда картина вдруг резко изменилась - во все стороны тянулись густой паутиной нити Силы, только в этот раз большинство из них имели красноватый оттенок. Где-то вдалеке мерцали три туманных багровых шара, которые многочисленными щупальцами "присосались" к ближайшим потокам и постепенно набирали энергию - сфероиды наливались цветом, как комары выпитой кровью. С огромной частотой в сторону коконов летели небольшие чёрные сгустки, щупальца рвались со звуком лопнувшей басовой струны, но на месте уничтоженного отростка, как у гидры, тут же отрастали два новых...
   - П-о-м-о-г-и-и е-м-у-у-у! - загудел низкий растянутый голос под сводами черепа.
   Чем?! Что я могу сделать?!
   - П-о-м-о-г-и-и-и!
   Я в отчаяньи потянулся сознанием в сторону шаров, страстно желая собрать как можно больше потоков Силы и ударить ими противника. В какой-то момент показалось, что сфероиды находятся на расстоянии вытянутой руки, и меня тут же отбросило назад...
   Вновь привычная картина мира, только почему-то болото "стоит" вертикально, а находящийся рядом лич висит в воздухе, приклеившись ногами к зловонной поверхности. Господи, до меня дошло! Это же я валяюсь, наполовину погрузившись в грязь! В голове звенели тысячи колоколов, а желудок неудержимо стремился выскочить наружу. Невероятным усилием мне удалось поднять голову и увидеть, как к заметно приблизившимся монстрам со скростью курьерского поезда несётся огромная волна болотной жижи, оставляя за собой чёрную маслянистую полосу. Через считанные секунды от колоссов не осталось даже воспоминания - то ли утонули, то ли грязевая цунами унесла их за горизонт. В следующий момент я потерял сознание...
  
   ...Ласковые тёплые струи несут меня вдаль через густую осязаемую темноту. Куда они стремятся, к какому далёкому берегу? Полный покой, апатия и бесконечный поток ускользающих обрывков мыслей, не оставлющих в равнодушном сознании ни единого следа...
   Где-то невообразимо высоко забрезжил неясный туманный свет, постепенно заполнил всё пространство, откуда-то выплыло огромное туманное лицо, а затем послышался тихий манящий шёпот, перебиваемый редкими ритмичными ударами барабана... Нет, это не барабан, это стучит сердце...
  
   - Сергей, очнись! - голос Хельги звучал умоляюще.
   Я медленно открыл глаза - надо мной склонилась заплаканная девушка. Её лицо тут же озарилось радостной улыбкой и она с облегчением вздохнула:
   - Живой...
   - Скажи спасибо Хельге, - это уже произнёс Серхио. - Она в буквальном смысле вытащила тебя с того света. Поговорим потом, а сейчас восстанавливай силы.
   Тяжело сделать что-то осмысленное, когда "плывёшь" между беспамятсвом и явью. Не знаю, то ли тело в очередной раз справилось с новой проблемой без участия разума, то ли вмешался испанец, но минут через пять я смог подняться на ноги. В голове по-прежнему сильно шумело, но тошнота и слабость всё же отступили.
   - Нужно побыстрее убираться отсюда, - Хрохан осмотрелся по сторонам, - второй атаки нам не пережить. Теперь понятно, почему орки не любят болото...
   Хельга поддерживала меня всю дорогу, пока мы не добрались до Гроха. Вообще-то, я уже мог идти сам, но не хотелось отказываться от редкой возможности обнять девушку. Свинство, конечно, но в мозгах настойчиво крутилась мысль о том, что притвориться иногда больным не так уж плохо. Что поделаешь, местами человек слаб...
   Кровососу всё же удалось расправиться со своим великаном - в стороне на болоте медленным волчком крутился обезглавленный колосс. Оставалось непонятным, как такая туша умудряется не утонуть в трясине. Наверно, всё дело в магии. Гроху победа далась нелегко: грязный, мокрый от воды и пота, он как будто в одну минуту постарел лет на десять - осунувшееся лицо, частое дыхание, да и всем видом он напоминал каторжника после пяти лет непрерывной работы в каменоломне. Я непроизвольно убрал руку с талии Хельги, как-то неудобно стало перед чёрным командиром за собственное лукавство. Возле нас плотным кольцом постепенно собралась изрядно поредевшая армия нежити - часть солдат успел уничтожить этот неискренний Чуо-Хо, иных смыло волной, а некоторые просто сгинули в трясине ещё раньше. Растревоженное болото вспухало огромными пузырями, которые с громким хлопком лопались, оставляя после себя уродливые пятна и неприятный запах метана.
   На оставшемся отрезке пути к лесу отряд подобрал ещё пару групп орков, вытягивающих из вязкого плена своих неосторожных собратьев. В конце концов, мы выбрались на относительно сухое место. Теперь можно было немного отдышаться, но там нас ожидал сюрприз в виде толпы родственников нашего резвого проводника. Кстати, с ним самим во главе. Когда он успел добраться до спасительного берега, одному богу известно. Хотя, с перепугу каждый станет чемпионом мира по стипль-чезу. И не только - помню, как в детстве удирал от здоровенного кабана и моментально оказался на пожарной лестнице, хотя до этого допрыгнуть до неё никак не мог. Я усмехнулся, почему-то "прорывы" в моих способностях по жизни связаны именно со свиньями. Карма, видать, такая...
   Местные орки приветственно вскинули вверх руки - тревожная тишина взорвалась восторженным рёвом десятков глоток. Подозреваю, что столь эмоциональная встреча предназначалась доблестному истребителю свирепых обитателей болот Гроху, но уж никак не нам, ненавистным представителям рода человеческого. Хрохан недовольно поморщился и отошёл в сторону. Он о чём-то пошептался с нашим шаманом, показывая иногда в сторону оставшихся позади топей - увешенный баночками хряк с серьёзным видом кивал и нервно теребил четки. Закончив беседу, лич вернулся.
   - Кто командир? - спросил он строго.
   Вперед нерешительно выступил малопримечательный орк, выделявшийся среди прочих только тем, что на шее у него висели невзрачные костяные бусы. Хряк не слишком уверенно кивнул головой, показывая, что старший среди местной оравы именно он.
   - Нам нужно отдохнуть и привести себя в порядок, - приказал принц, показывая в свою очередь, кто здесь на самом деле главный.
   - Тут неподалеку наш лагерь, - "разжалованый" начальник не возражал против нового статус-кво, - мы с радостью поможем Великому магу.
   Орк с восхищением посмотрел на Гроха. Да уж, интелектом родители его не наградили, сообразительности тоже немного. Интересно, откуда местные хряки знают кровососа, да ещё и почитают чуть ли не как бога? Чувствую, наш командир успел тут раньше изрядно наследить, иначе с чего бы такое поклонение? А мелкие представители свинского племени этого мира тем временем с заметным любопытством разглядывали своих более крупных собратьев. Прямо, как пигмеи европейцев.
   - Хорошо, - согласился лич, - веди, только оставь нескольких воинов здесь, они потом покажут дорогу шаману.
   Зелёный колдун в этот момент разложил на земле какие-то мелкие предметы и пританцовывал вокруг них, оглашая окрестности заунывными звуками камлания. Однако досмотреть до конца диковинный ритуал стихийной магии мне так и не удалось - ведомый орками отряд свернул на неприметную тропу и направился в сторону лагеря.
   Вся дорога заняла не более получаса - в конце концов, мы оказались на большой поляне с расставленными на ней правильным полукругом вигвамами. В центре чёрными ранами выделялись пятна десятка кострищ, а по поляне бегали ещё двадцать-двадцать пять вооруженных хряков. У дальнего края стоянки к моей несказанной радости протекал глубокий ручей шириной метра полтора и я тут же начал поиски удобного места для купания и стирки пропитавшейся насквозь болотной грязью одежды. Вскоре оно обнаружилось, как в сказке - за плотной стеной ивняка берег полого подходил к воде, а окунувшийся наполовину в поток плоский широкий валун можно было вполне использвать в качестве мостков.
   - Надумал помыться? - Грох иронично улыбался, наблюдая за моими приготовлениями.
   - Собираюсь... В таком виде я чувствую себя неуютно.
   - Ну что же, не буду мешать, - усмехнулся кровосос.
   - Одну секунду! - я разглядел за спиной мага заляпанных грязью Хельгу и малыша. - Нельзя ли разжиться у наших хозяев чем-нибудь типа одеяла? Насколько я понял, вам они не откажут.
   Грох оглядел нашу компанию, кивнул и направился к ближайшему шатру. Вернулся он со сложенным в несколько раз грубым полотном, протянул мне и на прощание сказал:
   - Спать будете там, - командир показал рукой на вигвам, из которого он вышел минутой ранее.
   Роль няньки и прачки, несмотря на протесты, досталась мне. Вначале я выкупал отчаянно брыкавшегося рыжего уаха, собравшего своими воплями едва ли не всех орков в радиусе трёх километров. Потом стоило немалых трудов разогнать всю эту толпу - если бы не помощь Гроха, вряд ли из этой затеи вообще бы что-нибудь получилось. Когда уах перекочевал под одеяло, настала очередь девушки. Купалась она, конечно, сама, а я стоически минут пять изображал ширму. Пытка, скажу вам, ещё та - аж спину свело от желания обернуться. И ей освежающая ванна пошла явно на пользу - завернувшись в отобранное у малыша полотно, словно индианка в сари, Хельга с сияющими от удовольствия глазами счастливо улыбалась.
   Я отправил девушку с уахом отдыхать в орочий домик, а сам тщательно перестирал всю одежду, развесив её прямо на кустах (надеюсь, до утра высохнет). Всё, теперь можно отвсти душу по полной программе - с детства люблю поплавать. Прохладная вода, лиловое небо с редкими звёздами и тёплый летний ветерок наполнили меня покоем и оптимизмом - всё у нас получится, всё будет хорошо, а снующие вокруг орки и нежить не более чем комичный антураж, весёлая шутка неизвестного художника. И мы обязательно будем счастливы, несмотря ни на что, потому что в таком прекрасном мире истории не должны заканчиваться печально...
   В таком вот романтическом настроении я осторожно забрался в вигвам. Хельга и малыш уже спали у дальней стены на охапке сухой травы. Уах полностью закопался в сено, так что наружу торчал только клок огненно-рыжей бороды, а девушка, накрывшись одеялом, устроилась рядом. От одного только вида разметавшихся по душистой подушке волос, полуоткрытого рта и по-детски беззаботной улыбки мне стало жарко. Столько времени один, с ума можно спрыгнуть! Я осмотрелся по сторонам в поисках места для ночлега. Увы, даже намёка на ещё хоть махонькую копну травы не было, как не наблюдалось и второго куска полотна, а спать на земле почти голым точно не хотелось. Пришлось наплевать на приличия и устраиваться на крошечном клочке сена, плотно прижавшись к Хельге. С огромным, скажу вам, удовольствием.
   "Всё же за эти дни мы очень сблизились", - оправдался я перед собой, ощущая жар её тела даже сквозь грубую материю. А потом долго пытался вспомнить слова грустной песни, которую девушка пела возле костра на границе Заронга:
  
   ...В темно-синих глазах затаилась печаль.
   Там грядущего страх. И ушедшего жаль...
  
   "Обидно, дальше не помню", - подумал я, осторожно положил руку Хельге на плечо и тут же заснул...
  
   Хрохан завороженно смотрел на огонь, а мысли его витали где-то очень далеко. Игра через несколько дней перейдёт в решающую стадию, поэтому необходимо тщательно продумать каждый шаг, предусмотреть каждое возможное действие со стороны Харата и не дать ему ни малейшего шанса на победу. Пока всё идет по плану, но кто знает, какие неожиданности принесёт день завтрашний? Он посмотрел на стоявшего рядом Гроха:
   - Иди отдыхать, сегодняшняя битва отняла у тебя много сил.
   Чёрный боевой маг утвердительно кивнул и спросил:
   - Повелитель, как тебе удалось создать такую мощную волну?
   - А это не я, - задумчиво ответил лич. - Это наш Входящий устроил такую бурю. Теперь становится понятным, почему Харат так стремится его заполучить. А нам следует постараться удержать его в союзниках по тем же причинам...
  

* * *

  
   От орочьей ловушки Ветля спасло настоящее чудо - по-другому не скажешь. Он шёл первым, и когда до деревьев оставалось не более пятидесяти шагов, разведчик заметил болотную гадюку, стремительно скользящую между кочек в направлении леса. И вот, только гадина собиралась спрятаться среди корней, как в воздух с рёвом поднялся столб огня. Ветль пару секунд с изумлением наблюдал, как корчится в жарком пламени агонизирующее гибкое тело, а затем до него дошло, что на месте ни в чём не повинной твари мог оказаться он сам. Мысленно воздав хвалу небесам, разведчик осторожно выбрался на сухую поверхность, внимательно осмотрелся и помахал рукой. Вскоре рядом собрался весь отряд.
   - Очень много орочьих следов, - сообщил Ветль. - Такое впечатление, что мертвяков тут поджидали зелёные. Но пошли они не к лагерю Тху, а куда-то в сторону. Может, на ночлег устроиться решили?
   - Я проверю, - Уаддр исчез среди деревьев.
   Отсутствовал эльф недолго и по возвращении подтвердил предположение Ветля. После короткого совещания решили разбить лагерь подальше в лесу, по другую стороны от тропы. Уаддр остался следить за отрядом Хрохана, а разведчик, как и в прошлый раз, должен был сменить тёмного эльфа ночью...
   Следопыты развели совсем крошечный костёр - всё-таки надо согреться и просушить одежду после трудной дороги через Колиновы топи. Риск небольшой - пока не стемнело, разглядеть слабый огонь издалека невозможно, а подойти к биваку незамеченным не позволит Уаддр.
   - Мастер, почему ты не уничтожил принца, когда он боролся с чудовищами болот? - тихо спросил Карр.
   Харат посмотрел на ученика долгим взглядом и спокойно пояснил:
   - Во-первых, я вовсе не уверен, что лич бы пострадал - слишком далеко мы находились. Хрохан очень сильный маг и бить его нужно наверняка. И потом, - старик понизил голос, - мне не хотелось, чтобы погиб Входящий. Если Мадук не сумеет вылечить Посланника, этот молодой человек, возможно, сможет послужить ключом вместо Серхио - не зря же он сюда попал. Но для того, чтобы знать наверняка, мне нужно с ним встретиться...
   Старик немного подумал и кивнул головой в сторону следопытов:
   - Воины переживают, что лич выступит вместе с орками против Хоредона. Наивные... Принц может и слишком самоуверенный, но определённо не дурак, чтобы ввязываться в большую драку. Нет, он явно придумал что-то очень хитрое, а вся эта затея с войной нужна просто как отвлекающий ход, который позволит ему спокойно заняться своими делами. Весь вопрос - какими?
  

3. Орда

  
   Удивительна хозяйка тёмной степи, величавая Царица Ночи. С одинаковой заботой принимает она всех без разбора - и воина, и беглеца, и лихого человека. Укроет от чужого глаза, спрячет в безбрежном море ковыля, скроет следы травой, развеет запахи пряными ароматами лета. Нет для неё желаннее гостя, чем одинокий странник, доверивший судьбу и удачу звёздам да вольному ветру. И если гонит тебя в дорогу горе или отчаяние, если зовёт в дальний путь дух бродяги, если не даёт покоя жажда мести - знай, Царица ждёт. И будет всю ночь рассказывать странные истории, покажет всю красоту чёрной бездны, научит понимать величие тишины и покоя... А потом отпустит на рассвете, с лёгким вздохом простится навсегда. Потому что от начала творения летает степью от края до края, словно невеста в поисках возлюбленного, и точно знает - одиночки никогда не возвращаются. Кроме самой Ночи...
   Гата боялась за отца. Что теперь сделает хан, о жестокости которого знают даже дети самых дальних племён? Но и уйти навсегда в шатёр десятника гордая девушка не смогла, лучше сразу умереть или... сбежать. Остаётся надеяться, что не тронет, пощадит он самого сильного колдуна перед походом - только шаман знает Слово Пробуждения Спящего. А вот что дальше, о том ведают только духи...
   Разговор с отцом получился коротким, но от этого не менее тяжёлым...
  
   Колдун посмотрел вслед устало ступавшей жене, задёрнул полог и повернулся к дочери.
   - Что ты задумала? Только не обманывай, твои глаза не умеют врать.
   - Я ещё не решила, но одно знаю точно - к десятнику не пойду! - Гата смотрела с вызовом. - Отец, неужели ты хочешь, чтобы я стала такой же, как остальные женщины племени?! Зачем тогда годы учёбы? Лучше бы мне ничего не знать... Мать объяснила бы, что такое молчание и покорность...
   Шаман отвёл глаза, слова дочери били похуже воловьей плети-двухвостки.
   - Ты можешь уйти... - с трудом произнёс он. - Прямо сейчас, завтра будет поздно...
   Колдун скользнул к дальней стене и достал что-то из плетёного сундучка.
   - Возьми, - он протянул дочери костяного тарантула на тонком кожаном ремешке, - этот амулет связан незримой паутиной с Чужаком. Он покажет дорогу. Чужак обещал помочь...
   - А как же ты? Как мама? Хан...
   - Не думай о нас, я справлюсь, - перебил шаман и отвёл взгляд в сторону, его глаза тоже не могли соврать дочери. - Иди, Чужак научит тебя многому, но не забывай и мои уроки, не забывай степь и свой народ...
  
   А ещё отец просил передать Чужаку, что где-то в горах ждёт Спящий. Без амулета-указателя найти его будет сложно, но всё же... Кто знает, на что способен могучий гаурский маг, он никогда не любил о себе много рассказывать. И если Чужаку удастся добраться до Спящего раньше кара-маулей, хан ещё может отменить опасный поход. При всей безрассудной дикости степного воина он тоже понимает, что без Избранного шансов у племени мало...
   И потому скачи без устали конь! Не слушай сладкий шёпот Царицы, у нас есть надежда, что песня свободного ветра не обернётся тоскливым протяжным голосом койота над опустевшей равниной. От ударов копыт земля вздрагивала, так что казалось, будто сама степь провожает свою дочь частым тревожным стуком могучего сердца. Беги вперёд, не оглядывайся! У тебя впереди долгая дорога, вся жизнь и судьба кочевого народа. Пой прощальную песню, Царица, пой так, чтобы запомнилась навсегда, чтобы звучали в душе слова на чужой земле и днём, и ночью.
   На рассвете Гата добралась до подножия гор...
  

* * *

   Под утро с болот потянуло прохладой и промозглой сыростью. Плотный туман затянул орочью стоянку такой густой мрякой, что даже колючий куст боярышника в двух шагах от Уаддра проглядывал сквозь пелену неясным тёмным пятном. Эльф с интересом наблюдал, как крошечные капельки росы оседают на плаще, сливаются вместе, наливаются влагой, тяжелеют и, нетерпеливо дрогнув, прозрачной слезой скатываются вниз, увлекая за собой не успевших набрать силу маленьких подруг. Возле самого лица слабо трепетала паучья сеть, украшенная гирляндами прозрачных бусинок, а в центре диковинной водяной снежинки замер и сам "вспотевший" хозяин. Природа совсем не обращала внимания на желания лесных обитателей - каждый должен встретить новый день бодрым и чистым.
   Мимо размытыми тенями с тихим шорохом скользнули четыре фигуры - туман почти похоронил все звуки и даже грузные орки производили сейчас шума не больше, чем мыши, резвящиеся в прошлогодней листве. Уаддр выждал немного и осторожно последовал за ними, не слишком приближаясь и ориентируясь по завихрениям потревоженного дремлющего облака. Он не боялся оставить пост возле лагеря - вряд ли отряд Хрохана отправится в дорогу прямо сейчас - слишком велик риск заблудиться, а вот куда и зачем устремилась в такую рань четверка зелёных, выяснить нужно было обязательно.
   Хряки добрались по тропе до выхода на болота, сбились в кучу и возбужденно загалдели. Что-то их явно поразило. "Сработавшая ловушка!" - догадался Уаддр и в первый раз за время преследования пожалел, что не знает орочьего языка. Эльф кошачьей походкой переместился в сторону и нашёл укрытие возле самого болота, затаившись в зарослях вереска. Слегка разыгравшийся ветерок начинал уже потихоньку разрывать сплошную завесу тумана, и в одном из образовавшихся "окон" Уаддр на короткий миг разглядел присевших на корточки дозорных, внимательно изучавших землю под ногами. Зелёные немного посовещались, покрутили приплюснутыми головами и направились обратно в лагерь, перебрасываясь на ходу короткими фразами...
  
   Хрохана разбудил приход Гроха в компании с заметно взволнованным командиром сторожевого отряда Гуром и хмурого борова с разорванным ухом.
   - Повелитель, орки обнаружили следы возле болота, - маг кивнул в сторону хряков.
   - Говори! - приказал принц покалеченному орку.
   - Ну... мы это, - неуверенно начал тот, выглядывая из-за спины начальника, - утром совершали обход. У выхода на гать нашли выжженное место и следы. Люди. С лошадьми. Свернули в лес...
   Боров неопределенно махнул рукой куда-то в сторону и умолк, выжидательно поглядывая на лича.
   - Сколько их было?
   - Не больше ыра*, - орк выразительно растопырил толстые пальцы на руках.
   - Значит, так, - на сей раз принц обратился к командиру зелёных, - поднимай своих воинов. Дашь нам проводника, а сам с отрядом двинешься следом за людьми, которые нас преследуют. Только не спугни! Когда прибудем к вождю Тху, расскажешь, где они остановились. Ты всё понял?
   - Да, Великий, - преисполненный важности орк покинул вигвам.
   На улице тут же послышался громкий властный рёв, перебудивший весь лагерь. Лич поморщился, как от зубной боли, и с некоторой брезгливостью осмотрел небогатое убранство командирского шатра.
   - Ну что же, - с удовлетворением отметил Хрохан, потирая руки. - Остаётся только заманить Харата поглубже на территорию вождя Тху и обложить со всех сторон, как зверя.
   Принц подошёл к выходу и некоторое время наблюдал за мечущимися среди остатков тумана орками.
   - Разбуди людей, - сказал он, обернувшись к Гроху. - Пусть тоже собираются...
  
   Что случилось?! На нас напали?! Пожар?! Я стоял, дико озирался по сторонам и пытался понять, что же произошло. Казалось, в голове отчаянно скрипят не видевшие сто лет смазки шестерёнки, собирая воедино обрывки образов, звуков и воспоминаний. Громкие крики и шум снаружи озадачили не только меня - Хельга испуганно выглядывала из-под натянутого до самых глаз одеяла, а полыхающий рыжим костром уах вообще производил впечатление человечка, выдернутого из бани в самый центр многолюдной площади.
   Я с некоторой опаской выбрался наружу и увидел кровососа, быстрым шагом приближавшегося к нашему шатру.
   - Готовьтесь, мы скоро выступаем! - издалека прокричал он и направился в сторону большой группы местных орков, о чём-то яростно споривших со своим командиром.
   Так вот оказывается из-за чего весь сыр-бор! Аборигены, похоже, решили устроить нам торжественные проводы - с лозунгами, транспарантами и криками "ура". Я слегка поёжился от утренней прохлады и поспешил за оставленной вечером возле ручья выстиранной одеждой - не хотелось встретить столь знаменательное событие в неглиже.
   Вещи или так и не успели высохнуть за ночь, либо влажными их сделала обильно выпавшая роса, но факт налицо - начинать сегодняшнее путешествие придется в чистой, но мокрой одежде. Остаётся надеяться, что Хельга и уах всё поймут и не слишком расстроятся. Девушка встретила "удар" судьбы спокойно, а вот отчаянно визжащего волосатого хиппи нам пришлось одевать вдвоём - он потом ещё полчаса дулся и не хотел ни с кем разговаривать.
   Отъезд, вопреки ожиданиям, получился вполне обыденным - без пламенных речей и дружеских напутствий: собрались и отправились в путь, провожаемые взглядами местных орков. Хотя нечто странное всё же присутствовало - аборигены выстроились боевым порядком, явно приготовившись к дальнему путешествию, но с нами не пошли. Ну и чёрт с ними, так даже лучше - дружеских чувств я к ним не испытывал, а сами орки, думаю, давно бы с радостью сварили нас живьём, если бы не командарм Грох.
   Пробираться вдоль ручья в такую рань, скажу вам, удовольствие ещё то. Хорошо, что от обильной росы нас спасали лошади, но вот от полчищ кровососущей братии избавиться удалось только тогда, когда мы свернули в лес. Проводник несколько раз менял направление, ориентируясь по одному ему известным привязкам, пока не вывел отряд на хорошо набитую тропу. Стёжка извилистой змейкой петляла между торжественно замершими деревьями и терялась где-то в туманной пелене. Всё вокруг дышало спокойной уверенностью и умиротворённостью, беззаботно пели птицы, первые робкие лучи солнца пробивались сквозь кроны, поэтому как-то с трудом верилось, что неподалёку в чаще притаилась серьёзная опасность.
   - Ну что, поговорим о вчерашних событиях? - голос Серхио вернул меня из мира грёз на землю.
   - Валяй, - согласился я. - Только подозреваю, что рассказывать, в основном, придётся тебе одному.
   - Возможно. Ну, во-первых, ты перенёс тело действия на значительное расстояние. Это плюс. Но вот то, что ты случилось потом, напоминало попытку разбить орех кузнечным молотом.
   Куда перенести? Какое ещё тело действия? Надо попытаться вспомнить, что же конкретно происходило во время сражения с монстрами... А ведь, действительно, был же момент, когда коконы маячили у меня перед самыми глазами! Вот только как же удалось этого добиться? Кажется, я просто "мысленно потянулся" к ним... Захотел оказаться рядом...
   - Именно, - подтвердил мою догадку Серхио. - А потом ударил всеми потоками, до которых сумел дотянуться, и истратил практически всю свою Силу. Выплеснул без остатка и едва не отправился на тот свет. Я тебе уже говорил раз, теперь повторяю - научись контролировать эмоции, иначе погибнешь. Потоки Силы - не детская игрушка.
   - Да я стараюсь! Но тогда уж слишком сильно испугался.
   - Знаю... - испанец немного помолчал. - Кстати, ты, конечно, ничего вокруг не замечал, а у меня была возможность понаблюдать за действиями Хрохана. Это потрясающий маг!
   В голосе Серхио слышалось неподдельное восхищение и меня разобрало жуткое любопытство - что же лич сотворил такого примечательного? На болоте-то казалось, что он не успевает помешать рождению новых Чуо-Хо.
   - Вовсе нет, - "подслушал" мои мысли испанец. - Сейчас даже интересно, что и как он собирался сделать. Но важно даже не это - вся красота в том, как он работал с потоками! Лич короткими ударами просто тормозил появление чудовищ, а сам тем временем собирал вместе ближайшие источники Силы для основного удара.
   Или я тупой, или одно из двух, но что в этом такого особенного?!
   - Не накапливал энергию в себе, как Грох, а просто сливал потоки в один, - пояснил испанец. - Другими словами, как бы собирался выполнить роль брандсбойта в пожарной машине. Ты же заметил, каким измотанным выглядел помощник лича после битвы, а вот сам Хрохан не потратил личной силы практически ни капли!
   До меня, наконец, дошло, чем он так восторгался. Действительно, здорово! Маг, способный без опасности для здоровья управлять огромнейшими объёмами Силы, если дать ему достаточно времени на подготовку!
   - Интересно, - продолжил испанец задумчиво, - на что же способен тогда Харат, если уверен, что справится с принцем сам?
   Я озадаченно почесал затылок - вопросец, однако... и увидел плескавшие ужасом глаза Хельги.
   - Что произошло?!
   - Я, наверно, схожу с ума, - тихо прошептала девушка, - мне сейчас показалось, что ты разговариваешь с Серхио о Харате...
  
   Уаддр встретил следопытов и магов возле высокого клёна на значительном удалении от тропы, появившись, как обычно, словно из-под земли.
   - Что-то случилось, почему ты здесь? - поинтересовался Харат.
   - Отряд Хрохана уже в пути, но мы их легко догоним. Меня беспокоят орки, - несмотря на маску, Магистр заметил, что эльф нахмурился. - Они остались в лагере, но все выглядит так, будто зелёные также вот-вот должны куда-то отправиться. Вполне возможно, что за нами...
   - Маг, - вмешался в разговор Ветль, - мы потихоньку забираемся в самый центр владений Орды, а это небезопасно. Такую большую группу они наверняка обнаружат и тогда выбраться из этого клятого леса будет совсем непросто.
   - И что ты предлагаешь? - в словах старика сквозила лёгкая ирония.
   - Думаю, мы с Уаддром продолжим наблюдение, а остальные переждут где-нибудь в безопасном месте.
   - Не годится! -Магистр возразил решительно, как отрезал. - Я не могу отпускать лича слишком далеко.
   - Тогда нам придётся двигаться гораздо медленней и осторожней, - разведчик не скрывал недовольства решением Харата, - Извини, Маг, но вы слишком шумите. Кроме того, нужно постоянно следить за флангами и тылом, а такого напряжения всё равно долго не выдержать.
   - Значит, будем следить! - резко выкрикнул Маг, показывая тем самым, что спорить с ним по этому поводу бесполезно.
   Ветль только пожал плечами - не так уж редко приходится сталкиваться с людьми, слишком уверенных в собственных силах и потому не желавших замечать очевидные вещи. Может, стоит рассказать чародеям, чем обычно заканчивалась такая бравада? Нет, пожалуй, бесполезно - вон как зыркает глазами, лешак его забери! Однако, эмоции эмоциями, а всё же надо что-то придумать, махнуть-то рукой проще всего. Разведчик повернулся к эльфу:
   - Уаддр, в таком случае есть смысл перестроиться - теперь я пойду впереди, а ты будешь присматривать за тем, что творится сзади. Мне эти леса знакомы, не раз приходилось тут бродить, так что Хрохан никуда не денется, а вот за тылом должен следить очень быстрый человек - как раз задача для тебя. Агр и Крон возьмут на себя фланги, а Дегар останется с магами - если что, его лук прикроет отход наблюдателей... Агр? - Ветль вопросительно посмотрел на командира.
   Агриэль согласно кивнул - в лесу разведчик всегда был за главного. Жаль, что маги этого не понимают. Бросать их сейчас нельзя, кругом орки, а на каждого сильного чародея всегда найдётся пара хороших шаманов и сотни три зелёных. Стрела особо не разбирает, колдун ты или обычный воин - за беспечность пощады не будет никому. Да и следопытам в случае опасности помощь мастеров Силы не помешает... Эльф, единственный из чужаков не спорил и без лишних слов растворился в кустарнике, причём проделал это настолько изящно, что ветки с тихим шорохом только слегка дрогнули.
   Орков Уаддр обнаружил, так и не добравшись до тропы. Впереди развёрнутой цепью двигались десятка полтора хряков и внимательно изучали землю под ногами, а за ними толпой следовала основная группа особей в тридцать. Прошло не слишком много времени, прежде чем зелёные обнаружили следы отряда Харата. Кто бы сомневался - даже опытному следопыту совсем непросто пройти незамеченным, а уж про лошадей тогда что сказать, ходить на цыпочках они не умеют. Хряки собрались вместе, посовещались и гораздо решительней устремились вперед, явно намереваясь покарать дерзких чужаков, столь нагло разгуливающих в пределах лесной вотчины остроухих охотников.
   Чтобы добраться до Агриэля, Уаддру пришлось обходить преследователей по широкой дуге. И тем не менее, опередил он зелёных намного.
   - Воин, к нам вплотную приблизились орки. Тот самый отряд с болота. Мне кажется, они собираются напасть при первой возможности.
   Следопыт принял решение мгновенно:
   - Догони Ветля, пусть выберет удобное место для засады. Потом найдёшь Крона и вместе с ним вернёшься к магам... Они нам помогут? - спросил Агриэль с тревогой - без вмешательства Хозяина справиться с зелёными будет нереально. - Иначе придётся вообще убираться отсюда как можно быстрее.
   Эльф без колебаний кивнул.
   - У магов нет выбора, если они собираются и дальше держаться рядом с Хроханом...
   Вскоре весь отряд собрался возле разведчика. На Харата известие о близкой угрозе не произвело никакого впечатления - из его поведения можно было сделать вывод, что орки лишь небольшая досадная задержка на пути к цели. Крон, как обычно, молчал, а Дегар просто приготовил своё грозное оружие - приказ есть приказ и, если драка неизбежна, какой смысл обсуждать причины? Место для схватки Ветль выбрал практически идеальное: небольшая полянка, с одной стороны закрытая густым ивняком, а с другой выходившая на небольшое, заросшее осокой болотце. Люди оставили хорошо заметные, уходящие в кусты, следы и надёжно укрылись среди деревьев на небольшом холме чуть в стороне. Теперь сверху поляна была видна как на ладони.
   Первыми на открытое пространство выбралась пара охотников, идущих по следу как матёрые волки. Они замерли на месте, настороженно покрутили приплюснытыми головами, словно ждали какого-то подвоха. Ничего удивительного - тот, кто всю жизнь провёл в лесу среди зверья, начинает чувствовать опасность, что называется, кожей. Не обнаружив ничего подозрительного, орки скрылись в зарослях. А вот на выходе их поджидал лучник - едва зелёные появились с другой стороны, тихо пропели одна за другой две стрелы и незадачливые преследователи рухнули на землю. Хряки не успели даже вскрикнуть, Дегар целился прямо в горло и не промахнулся...
   На поляну тем временем плотным строем высыпали остальные зелёные. Даже с такого расстояния, на котором находились следопыты, было видно, как возбуждённо горят глаза хряков, отчётливо слышалось сиплое хаканье десятков глоток. В схватку моментально вступил Карр - в задних рядах преследователей началось заметное волнение, раздались злобные крики и шум разгоравшейся драки. А затем настала очередь Харата... Агриэль с удивлением заметил, как земля под ногами орков задрожала и спустя пару мгновений весь отряд по пояс погрузился в зыбкую почву, полностью потеряв способность двигаться. Цепких объятий избежал только один немного замешкавшийся боров, и на его плечи тут же легла незавидная роль палача - не в силах противиться могучему внушению Карра, хряк-зомби хладнокровно прикончил визжащих от ужаса соплеменников одного за другим. Но и сам предатель ненадолго пережил свои жертвы - очередная стрела Дегара упокоила его навеки... Командир следопытов со смешанным чувством уважения и подозрения посмотрел на магов - о столь удивительных возможностях ему до сих пор слышать не приходилось. Агриэля опять настойчиво начал терзать вопрос - кто они и почему о таких могучих чародеях никто ничего не знает?
   - Двигаемся дальше, - нарушил воцарившуюся тишину Магистр, - из-за этого маленького недоразумения мы отстали от лича, теперь придётся нагонять.
   - Хозяин, - вперед решительно выступил Агриэль, - гибель целого отряда орков точно не останется незамеченной и за нами устроят настоящую охоту. Поэтому я настаиваю на предложении Ветля - надо затаиться, а наблюдать будут разведчики. У тебя же есть связь с Уаддром, так что будешь в курсе всех событий.
   - Точно, - поддержал командира Ветль. - Я хорошо знаю орков, они каждый день должны посылать гонца в основной лагерь. Так что через сутки здесь зелёных будет больше, чем деревьев в лесу...
   Харат вынужден был признать правоту следопыта - после случившегося соваться в самое логово многочисленного врага попросту безрассудно.
   - Хорошо, только постарайтесь выбрать место как можно ближе к лагерю Тху.
   Разведчик подробно объяснил Агриэлю, где им лучше всего укрыться и, помахав на прощание рукой, лёгкой поступью направился вслед за эльфом в погоню за отрядом Хрохана. Следопыты ещё какое-то время ждали, пока Дегар вырежет из трупов свои особенные стрелы, а затем выехали в направлении далёкого Хоредона - именно там, на границе леса, находилась тайная стоянка Ветля, позволяющая в случае необходимости легко и быстро покинуть владения Орды...
  
   Командир сторожевого отряда орков Гур сидел на земле неподалеку от места разыгравшейся трагедии и, обхватив голову руками, тоненько выл от страха и безысходности. Воины погибли все. Не радовало даже то, что выжить-то помогла счастливая случайность - как раз перед выходом на поляну он отстал, не в силах бороться с приступом "медвежьей болезни". Хряк понимал, что обречён - чёрный маг никогда не простит его за идиотскую инициативу. Гуру было приказано только следить за людьми, не привлекая к себе внимания, а он решил преподнести Великому головы врагов в подарок и тем самым показать, какой Гур умелый воин. Наделся, что маг расскажет обо всём вождю, тогда можно было бы надеяться на награду. А что теперь делать? Трижды Великий без сожаления насадит на кол голову ослушника в назидание остальным, а умирать Гур совсем не хочет. "Нет, лучше уж я попробую прибиться к другому племени", - решил хряк, как ужаленный вскочил на ноги и побежал, всё дальше удаляясь от лагеря своего клана. Сзади издевательски закричали сороки да осуждающе зашумели деревья вокруг...
  
   Я, как смог, успокоил Хельгу и практически убедил её в том, что она просто перенервничала, а мой разговор с Серхио просто игра сознания. С кем не бывает? Устала, насмотрелась на монстров болот... Вряд ли девушка до конца поверила, но хоть перестала комлексовать по поводу съехавшей крыши. Теперь она ехала чуть впереди, опустив голову и полностью погрузившись в свои мысли.
   - Что думаешь? - спросил я у испанца, осторожно поглядывая в сторону Хельги.
   - Интересный поворот событий - такое ощущение, что у неё есть способности к телепатии. Возможно, - продолжил Серхио после небольшой паузы, - нам это принесёт немалую пользу в будущем.
   - В смысле?
   - Ну, видишь ли, я пару раз пробовал добраться до мыслей Гроха и лича примерно так же, как подселился к тебе. Ничего не получилось - маги надежно "закрыты" от внешней ментальной атаки.
   - Тогда что же сможет Хельга?
   - А я и не говорил, что у неё непременно получится, но кто знает? Просто есть одна странность - в том, что девушка "услышала" тебя, ничего удивительного нет, а вот уловить ещё и мои мысли...
   Заманчиво, конечно, узнать, что скрывается в голове Хрохана - такая информация наверняка многое бы расставила по местам.
   Серхио замолчал, Хельгу трогать сейчас не стоило, поэтому я занялся ставшим уже привычным за последнюю неделю занятием - созерцанием окружающей природы. Лес по мере приближения к лагерю Тху редел и становился более обжитым - всё чаще попадались разбегавшися в разные стороны тропинки, белели свежими срубами пни, а несколько раз в отдалении мелькнули неясные фигуры пробиравшихся через чащу орков. И в то же время чувствовалась какая-то настороженная пустота - даже птицы умолкли, не говоря уже о том, что исчезло не только зверьё, но также нередко напоминавшие о нём ранее кучки помета разнообразной формы, размера и калибра.
   Часа через два после полудня нас быстро и грамотно окружил большой вооружённый отряд местных хряков. Что ни говори, а проворству и слаженности действий "лесных братьев" можно только позавидовать - успели же и сообщить куда следует, и к встрече подготовиться. Тут же состоялся недолгий разговор командира орков с проводником, после чего все дружно последовали дальше и вскоре выбрались на огромную вырубку, обнесённую мощным остроконечным бревенчатым забором. Вплотную к нему тянулся ряд кольев с нанизанными черепами, скалившими зубы в немой улыбке и провожавшие нас безразличным взглядом пустых глазниц. Жутковатый почётный караул напомнил, что радоваться скорому отдыху рановато...
   Проехав через широко распахнутые ворота, мы попали на казавшуюся бесконечной пыльную площадь, густо утыканную уже знакомыми вигвамами и приземистыми деревянными срубами с плоскими крышами из дёрна. Повсюду сновали в разных направлениях тысячи зеленокожих воинов - точнее их количество оценить было просто невозможно. Кое-где под большими котлами полыхали костры, а находившиеся рядом боровы помешивали исходившее густым паром варево длинными шестами, чем-то напоминавшими лодочные вёсла. Что меня больше всего удивило, так это изредка попадавшиеся деревья, оставленные нетронутыми непонятно для каких целей. Как раз возле одного из них Хрохан и остановил наш отряд.
   - Ждите здесь, мы с Грохом наведаемся к вождю, - с этими словами оба мага направились к высокому шатру, выделявшемуся на общем фоне примитивных построек размерами и некоторым изяществом убранства.
   Я как-то сразу поделил всех орков на "своих" и "чужих" - к первым, естественно, относились могучие хряки отряда Хрохана, ну а ко вторым отошли неисчислимые толпы клана Тху. Видимо, как заметил Серхио в одной из наших многочисленных бесед, сказалось присущее человеку желание всё разложить по полочкам: плохой-хороший, добрый-злой... Одним словом, чёрное и белое с многочисленными оттенками между полюсами. Он ещё обозвал эту насущную потребность каким-то дивным термином - "дуальность интерпретирующего ума", но я так до конца и не разобрался в его сложных философских рассуждениях.
   "Наши" орки вели себя вызывающе отчуждённо - держались плотной группой и брататься с далёкой родней не спешили. Думаю, понять их можно легко: боровы Тху вели себя агрессивно-нахально-заносчиво и вообще производили впечатление обкуренных свинских тинейджеров в ожидании второго прихода. Хотя, насчёт "плана" я, пожалуй, поспешил - скорее упившиеся в стельку. Тем более, что они действительно периодически что-то черпали деревянными плошками из большого жбана и хлебали это пойло с выражением крайнего блаженства на широких рожах. На пиво не похоже, скорее брагу глушили, несмотря на тревожное предвоенное время - судя по всему, с дисциплиной у зеленокожей братии большие проблемы. Впрочем, расстраиваться нечего - чем хуже им, тем лучше нам...
   - Послушай, - обратился я к Серхио, - мысль родилась грандиозная! Может, продать этому Тху ноу-хау на конструкцию самогонного аппарата? Пусть уж оттягиваются не по-детски, на полную катушку.
   - Конструкцию чего? - не понял испанец.
   - Ну, это такой агрегат для изготовления водки в домашних условиях. В нашей стране пользуется заметной популярностью среди широких слоёв населения.
   - А им он зачем?
   - Ну как же ты не понимаешь! - меня аж трясло от возбуждения. - А вдруг у орков такая же устойчивость к алкоголю, как у народов крайнего Севера? Сопьются лет за десять и ку-ку, Маруся! Никакой угрозы - тишь да благодать. И общество охраны животных не возмутится за неимением такового.
   Серхио с сомнением покачал моей головой.
   - А совесть потом не замучает? Что ни говори, а орки существа разумные, не тараканы какие-то, чтобы вот так их массово травить. К тому же, неизвестно, принесёт ли исчезновение их расы пользу этому миру - ты уверен, что лишившись грозного противника, люди не начнут искать приключений в другом месте?
   Да, в словах испанца есть определённый резон, история тётка вредная - не сидится человеку спокойно. Ладно, потом, в более спокойной обстановке, обдумаю красивую мыслю - лучше уж так воевать, чем кровь проливать. О, точно вдохновение посетило - аж стихами заговорил! Захватывающая идея отодвинула на десятый план всё вокруг, поэтому уаху пришлось трижды ощутимо двинуть меня в бок, привлекая внимание к обозначившейся неподалеку угрозе - выписывая заплетающимися ногами замысловатые кренделя, к нам приближался пьяный хряк в каком-то грязном меховом колпаке. Реальность оказалась намного хуже - нарезался он до ушей, а от перегара передохли все мухи в радиусе трёх метров, да и зеленеющая трава как-то сжалась и держалась из последних сил.
   Опять?! Принесла ж нелёгкая очередного провокатора: не хватало только разборок с местными орками - весь запас геройства исчерпался ещё на заставе. Этому-то чего не хватает? Свою знаменитую футболку я запрятал в сумку от греха подальше и надеялся, что теперь уж точно не буду привлекать внимания зеленокожих любителей подраться. Однако настырный орк стоял, слегка пошатываясь, и пытался сфокусировать взгляд мутных глаз именно на моей несчастной персоне. Он злобно фыркал и явно ждал только повода, чтобы напасть - достаточно одного неосторожного слова, жеста или просто взгляда, и боров немедленно приступит к тому, зачем, собственно, сюда и явился.
   Не знаю, чем бы закончилась молчаливая дуэль, если бы в этот момент не подошёл всё тот же мастер единоборств из "наших" орков. Он решительно ткнул кулаком пьянчугу в грудь и боров грузно плюхнулся на землю задом, подняв тучу пыли и раскрыв от удивления клыкастый рот. При этом на его лице совершенно не к месту блуждала совершенно идиотская улыбка. Сразу вспомнился Станислав Ежи Лец, утверждавший, что иному индивиду, чтобы тот увидел звёзды, необходимо хорошенько заехать в глаз. Согласитесь, удержаться от смеха смог бы далеко не каждый - я, например, не смог. Вот тут-то всё и началось...
   На подмогу посрамлённому сородичу мгновенно потянулись десятки соплеменников, забросивших ради такой забавы поклонение Бахусу. Мой спаситель держался молодцом, отправляя в нокаут одного за другим взбесившихся противников, но даже виртуозное мастерство вряд ли спасло бы его от расправы, если бы не подоспевшие остатки орочьего контингента отряда Хрохана во главе с самим вождем Унком. Что и говорить, постоять за себя ребята умели - мало того, что они были заметно сильнее, так еще и организовали грамотную оборону: держали строй "подковой" и не давали сопернику зайти в тыл.
   Надо признать, что грандиозное побоище я наблюдал со стороны, позорно спрятавшись за ствол дерева. Поэтому, наверно, единственный и заметил приближавшуюся новую навалу воинов Тху, только было их уже несколько сотен голов, а самое неприятное, что бежали боровы, размахивая самым что ни на есть настоящим оружием. Всё, приплыли: как говорил Василий Иваныч, - "голыми пятками против сабли долго не повоюешь". Однако, совершенно неожиданно в драку вмешался новый персонаж... Мессир Грох собственной персоной!
   Его появление выглядело более чем эффектным - через кучу-малу орков пробежала могучая ударная волна (даже я под прикрытием дерева ощутил упругий толчок воздуха), разбросавшая бойцов в разные стороны. Секунда, и на площадке не осталось никого, только туча медленно оседающей пыли постепенно окрашивала недавних соперников в одинаковый серый цвет.
   - Что здесь произошло?! - кровосос, похоже, решил во всём разобраться и наказать кого попало.
   Оркам, правда, было глубоко фиолетово: они сейчас и десяток свирепых Чуо-Хо вряд ли заметили бы - сидели и ошалело трясли головами. Многочисленная вооружённая подмога клана Тху остановилась в отдалении - с чёрным магом связываться никто не хотел. Пришлось мне покинуть убежище и самому объясняться с Грохом.
   - Да вот, хозяева таким оригинальным способом решили проявить гостеприимство.
   - Ясно, - кровосос тяжёлым взглядом окинул меня с ног до головы. - Я так и думал, что без твоего участия тут никак не обошлось. Что опять натворил?
   - Я-то тут причём?! Сидел, отдыхал молча, никого не трогал. Потом подошёл... - попытка обнаружить среди слабо шевелящихся тел зачинщика драки не удалось, - какой-то пьяный вдупель орк и стал задираться. Не знаю, но почему-то каждый встречный считает своим долгом начать выяснять отношения именно со мной, будто тут мёдом намазано! Ну, а наши заступились...
   Если я и соврал, то самую малость, а суть от этого не пострадала. Грох вновь внимательно посмотрел на меня и, в конце концов, кивнул.
   - Ладно, верю. Идите к шатру вождя, а я объясню этим тупоголовым, чтобы оставили вас в покое, - маг, не дожидаясь ответа, направился в сторону изрядно струхнуших чужаков.
   Сзади неслышно подобралась Хельга и взяла меня за руку, а с другой стороны тут же "приклеился" рыжий уах, неотступной тенью всюду бегавший за девушкой.
   - Подождите минутку, - попросил я и подошёл к собравшимся вместе "нашим" оркам.
   Они стояли плотной группой и хмуро разглядывали полученные раны, ушибы и ссадины. Досталось крепко практически всем - не минула чаша сия даже вождя Унка, который осторожно ощупывал заплывший глаз. Шаман сокрушённо вертел в руках обломки одной из своих баночек, а лучший боец племени пытался остановить кровь, сочившуюся из глубокой рваной раны на бедре - в общем, всем было чем "гордиться".
   - Спасибо, - на спокойном лице великана не дрогнул ни один мускул, но почему-то я был абсолютно уверен, что он понял.
   Орк осторожно положил руку мне на плечо, хотя ощущение было такое, что там теперь покоится увесистое бревно, и едва заметно кивнул. Хельга взирала на сцену благодарности злейшим врагам рода человеческого с нескрываемым ужасом, а мне было, честно говоря, наплевать, что она сейчас подумает. Я просто не мог вот так просто уйти, не сказав того, что считаю нужным и не выплеснув переполнявших душу чувств - кто за меня решил, что надо вести себя так, будто ничего не произошло? Надоело бояться сделать что-то не так! Самый сильный страх, испытываемый человеком - безусловно, страх смерти. Но есть менее заметный, но несравнимо более коварный страх - боязнь искренности. Люди опасаются "раскрывать душу"... Часто справедливо полагая, что всегда найдётся достаточно желающих щедро её удобрить или просто с удовольствием туда плюнуть. Но, пожалуй, гораздо сильнее многие боятся искренности чужой, поскольку не знают, что с ней вообще делать - далеко не каждый привык на неё отвечать. Может, именно так исчезает естественность и рождается лицемерие?
   - И правильно, - подал голос молчавший до сих пор Серхио, - главное, не рефлексируй понапрасну. Ты поступил по совести, а это главное. Как-то один человек сказал, - "...неважно, какой путь ты выбираешь, главное, чтобы у этого пути было сердце..." А задача идущего, твоя задача - пройти его до конца, спокойно и честно, без показушного геройства и фатальной обречённости, с открытыми глазами и без слепой веры в награду, ибо цель - зачастую только короткая остановка на длинной дороге. Его нужно только пройти, не убоявшись трудностей и не предавая себя, не обращая внимание на насмешки праздных зрителей, злой шёпот врагов и скепсис обывателей. Только пройти. Если есть сердце...
   Я не успел до конца обдумать непривычную для испанца длинную тираду, как он вновь обратился ко мне:
   - Сергей, кажется, теперь я смогу вернуться в своё тело. По крайней мере, попробую. Если не получится, придётся тебе потерпеть еще немного, но, думаю, всё пройдет нормально. Найдёшь потом меня в астрале - в последний раз ты справился с поисками легко. Зато в случае успеха у нас будет огромное преимущество: мы сможем черпать информацию с двух сторон... Не забывай про тренировки! Удачи!
   И он исчез. Я испытал огромное облегчение - что ни говори, но постоянно сдерживать мысли и чувства крайне утомительно. И в то же время, где-то в глубине затаилась тревога - как же теперь обходиться без помощи и подсказок мудрого уравновешенного товарища?
  

* * *

  
   Возвращение было похоже на внезапное пробуждение, при котором чувствуешь себя словно парализованным - Серхио не мог пошевелиться. Прошло немало времени, прежде чем удалось вновь обрести контроль над телом. Испанец открыл глаза - он лежал на широкой кровати в небольшой, погружённой в полумрак комнатке, а на него с надеждой смотрел Мадук. Маг облегченно вздохнул:
   - Хвала небесам, ты очнулся...
   - Да, Магистр, я вернулся. Нам нужно очень многое обсудить и у нас очень мало времени. Мы сейчас в Дастароге?
   Мадук молча кивнул.
   - Тогда лучше всего отправиться в Хоредон немедленно, - сказал Серхио, - а поговорить успеем по дороге...
   - Это и есть твой Входящий? - из-за спины Мадука вышел высокий человек и с интересом посмотрел на испанца.
   Серхио почувствовал, как по телу пробежала лёгкая дрожь, как будто его неожиданно коснулась чья-то невидимая рука.
   - Ну что же, он определённо хорош! - продолжил незнакомец и повернулся к ничего не понимавшему испанцу. - Ты можешь видеть потоки Силы или мне кажется?
   - Кто это, Магистр? - Серхио проигнорировал вопрос высокого.
   - Мой бывший ученик, Халит, - неуверенно представил Мадук своего спутника. - Ты можешь рассказать ему всё, он на нашей стороне.
   - Уж не его ли видел Сергей в компании чёрного мага?
   - Меня, - усмехнулся Халит. - Я тоже запомнил второго Входящего. Из него может получиться отличный маг, очень необычный - я могу ему помочь, если он перестанет на меня злиться... Так что, ты можешь видеть потоки?
   Серхио кивнул, всё ещё с подозрением разглядывая ученика Мадука. Чёрт разберёт этих местных магов, совершенно непредсказуемы! По крайней мере все, с кем пришлось встретиться в этом мире, ведут себя так, что можно ожидать чего угодно в любую секунду. Терпимость в отношении чужих законов хороша в том случае, если понятна и обоснована их природа, а, значит, прогнозируемы и последствия, а тут...
   - Интересно было бы понять, как ты это делаешь, - сказал Халит. - Никто из магов этого мира не умеет видеть потоки Силы!
   - Не сейчас! - испанец нетерпеливо посмотрел на Мадука. - Магистр, нам нужно обязательно догнать Харата, он сейчас вместе с Агриэлем преследует лича в Лесах Орков!
   - Кого?! - оба мага вскрикнули одновременно.
   Серхио смутился - совсем забыл, что для всех людей Харат давно мёртв. Видно, пребывание в чужом теле повлияло на него и теперь эмоциональность Сергея проявляется не в самый подходящий момент. Придётся заново учиться сдержанности и хладнокровию. Испанец вдруг улыбнулся: а что если и для нового товарища их близкое соседство не прошло бесследно? Тогда в методике обучения Сергея появляются новые возможности, что совсем неплохо.
   - Харата... - уже спокойно ответил Серхио. - Не удивляйтесь, он жив. Как жив и его ученик, Карр. Магистр, тебе обязательно нужно с ними встретиться - ты узнаешь много нового о Войне Магов.
   - Харат и Карр! - Халит возбуждённо ходил из угла в угол. - Мне тоже нужно их увидеть. Если мы соберёмся вместе, человеческим магам не будет равных!
   - А как же кочевники? - Мадук сурово посмотрел на бывшего ученика.
   - Да, конечно, - кивнул Чужак, - сначала кара-маули... Я буду ждать вашего возвращения здесь...
   Магистр облегчённо вздохнул, теперь никого не удивит его неожиданный отъезд из Дастарога.
  
   ___________
  
   ыр - десяток в орочьем исчислении.
  

4. Трагедия Краста

  
   Горы Заронга... И в былые времена редко появлялись здесь люди, разве что пастухи с отарами овец на летних пастбищах, да отчаянные контрабандисты. Караванные пути проходили значительно южнее, купцы побаивались близкого соседства племён кара-маулей, которые видели в каждом гауре только врага. Везли торговые люди, в основном, изделия искусных горшечников и кузнецов, зерно с крестьянских полей да тюки с прочным льняным полотном, а назад возвращались с изумительным оружием гномьей работы для воинов, самоцветами того же подгорного народца для магов и знати, пригоняли иногда даже выносливых степных лошадей для овчаров. Что ещё нужно жителям суровых приграничных земель, не привыкших к роскоши?
   А сейчас Мёртвая Земля и вовсе опустела. Гата чувствовала себя неуютно - привыкшая к свободе бескрайней степи, девушка как бы задыхалась в каменных тисках глубокого каньона. Совсем рядом угрожающе ревела река да злой ветер бросал в лицо колючую пыль. Горы встретили дочь равнины неприветливо: вчера на узкой тропинке оступился и сломал ногу конь... Девушка избавило животное от страданий, перерезав верному спутнику горло. Теперь приходится идти пешком... Но делать нечего, обратного пути больше нет. В душе в который раз тупой болью заныла тревога за оставшегося за горами отца. Правильно ли она поступила, сможет ли спокойно жить, если хан решит разделаться с нарушившим его волю шаманом? Отец научил Гату уважать чужой выбор, но всё равно девушка не могла успокоиться - можно понять решение близкого человека, но принять его совсем непросто, если от этого поступка зависит его жизнь, а всему виной ты сама...
   Каньон, наконец, закончился. Впереди, в окружении громадных валунов, лежала небольшая ровная поляна с редкой травой и кустарником с противоположной стороны. Казалось, можно вздохнуть свободней, но внутри с новой силой разгорелся огонёк беспокойства. Что-то было не так. Гата не могла объяснить, что именно, но почти не сомневалась, что совсем рядом притаилась угроза. Одна из способностей дочери шамана, которую отец помог развить почти до уровня внутреннего знания. Девушка ещё раз внимательно осмотрелась и сделала осторожный шаг вперёд...
  
   Боевой арахнид, как обычно, позволил медлительной жертве дойти до середины поляны. До чего же беспечны эти двуногие! Сколько их уже погибло в этом месте, а они всё приходят и приходят. Права Мать, двуногие недостойны топтать землю, поэтому паук будет убивать каждого, кто посмеет здесь появиться. Лишь бы опять не помешал проклятый тёмный - в последнее время он нередко вставал между арахнидом и добычей. Боевик спокойно дождался, пока белёсая тень двуногого оказалась на расстоянии прыжка, а затем мощным движением всех лап вырвался наружу. Мир вокруг засиял привычными фиолетовыми красками, но жертва почему-то исчезла, арахнид не увидел перед собой никого...
  
   Гата привыкла доверять Дару, поэтому подготовилась заранее. Заклинание "отвода глаза" сработало помимо воли, как только чувство опасности перешло грань между обычной угрозой и ощущением скорой смерти. Девушка содрогнулась от ужаса - в двух шагах быстро перебирал похожими на сабли конечностями исполинский мохнатый тарантул! Паук словно почувствовал её испуг, потому что моментально развернул уродливую голову в сторону Гаты и замер. Хитиновые мечи убийцы нервно затрепетали. "Надо успокоиться и постараться ни о чём не думать! Паук не может... не должен меня видеть... Отец говорил, ничто живое не может обмануть заклинание..."
   Девушка закрыла глаза и сразу почувствовала, что сила "отвода глаза" постепенно тает. Всё правильно, ничто не вечно - очень скоро убийца сможет разглядеть жертву. Стоять и покорно ждать смерти глупо, надо что-то делать! Гата посмотрела на врага - арахнид сменил тактику, он догадался, что двуногий где-то рядом, и теперь с поразительной для человека скоростью бежал по кругу, постепенно приближаясь к центру. Девушка со всех ног бросилась к ближайшим валунам...
  
   Пелена морока спала с глаз Боевика, он опять увидел жертву, неторопливо удалявшуюся в сторону камней. Два прыжка к цели, последний атакующий рывок и... промах?
  
   Не зря маленькая девочка не послушала мать, не зря тайком подглядывала за тренировками воинов, когда они учились уклоняться от атаки бешеного койота! Как же сейчас пригодилось это умение! Гата точно рассчитала момент, когда нужно сделать спасительный кувырок в сторону. Ещё три быстрых шага, пока растерянный враг не пришёл в себя, и вот уже девушка под защитой валуна. Текучей змейкой проскользнув между камнями, она быстро забралась на скалу. Паук не решился преследовать добычу на скользкой поверхности...
   Радость спасения очень скоро обернулась отчаяньем - во время кувырка с шеи Гаты слетел амулет-указатель. Как теперь отыскать Чужака? В какую сторону идти?
  

* * *

  
   Мы торчали в "гостях" уже второй день и я начал потихоньку дуреть от безделья - заняться было совершенно нечем, а сидеть сиднем на одном месте больше часа не привык с детства. От вида постоянно пьющих, жующих, орущих и бегающих взад-назад орков уже просто тошнило, но выбираться за ограду (даже если бы нам разрешили, что сомнительно) тоже совершенно не хотелось - стукнут где-нибудь под ёлочкой по голове, а виноватого потом не найдёшь. Даже если и отыщется бандит, нам-то какая с того радость? А в том, что среди вечно полупьяной братии генералиссимуса Тху есть не одна сотня желающих выпустить кишки человеку, уверены были все члены нашего маленького сообщества. Одним словом - тоска, хоть волком вой!
   Хельга в какой-то момент продолжила обучать меня людской грамоте и складывать слоги из уже знакомых букв - на предыдущих привалах она успела показать весь местный алфавит. Но когда стало понятно, что достаточно проговорить слово вслух или мысленно, как тут же в мозгу всплывал его смысл, то интерес к письменной науке угас естественным образом. Оно и понятно, девушка наделила нас способностью понимать язык, поэтому достаточно было озвучить вереницу символов, как мгновенно становилось ясным и значение самого слова. Теперь оставалось только добраться до книг, но где ж их взять посреди леса?
   Вообще говоря, появилось ещё настойчивое желание поговорить, в конце концов, начистоту с Хроханом, но принц целые дни проводил у вождя Тху. Грох тоже исчез без следа в неизвестном направлении. Сейчас бы я с удовольствием поболтал даже с ним. Странное дело, кровосос больше не представлялся некой одиозной фигурой: просто типичный вояка - жёсткий, суровый, но честный. По крайней мере, фигу в кармане точно не держит, а вот, например, о Мадуке такого не скажешь. С тем же Харатом непонятки сплошные... Чёрт, ещё немного, и точно пришлые некроманты окажутся куда роднее и ближе, чем здешние маги!
   Вот так, шевеля оставшимися извилинами возле предоставленного в наше распоряжение вигвама, я и придумал гениальное развлечение - решил показать "нашим" оркам, что такое футбол. Вполне приличный мяч, правда не без труда, получился из связанных узлом ошмётков старых шкур. Этого добра хватало - зеленокожие вояки аккуратностью не отличались. Причём, и сами частенько пользовались остатками при первом удобном случае. Удивительные нравы! Ну что же, осталось делов-то всего ничего - нужно как-то объяснить потенциальным игрокам правила. Хельга участвовать в переговорах отказалась наотрез, поэтому я с надеждой посмотрел на уаха: опасность раскрыть способности малыша была минимальна - принц вряд ли догадается, а сами орки никогда болтливостью не отличались. Тем более, что к личам испытывали точно такие же "родственные" чувства, как и некроманты к ним.
   - Малыш, поработаешь немного переводчиком?
   Рыжий, на удивление, согласился легко и с готовностью вскочил на ноги - мне даже показалось, что в его чёрных глазёнках промелькнуло нездоровое любопытство. Он живо выстреливал слова чужого языка и нетерпеливо посматривал на меня в ожидании очередного пункта нехитрого футбольного уложения. Дольше всего пришлось объяснять зеленокожим спортсменам, почему мяч нельзя брать в руки - орки упорно не хотели понимать, какого милого пытаться "гонять" кожаный сверток столь неудобным способом - ногами. В конце концов, я сдался: пусть играют, как хотят - будет что-то типа регби или американского футбола. Но тут уже, пардон, правила мне известны весьма приблизительно...
   Надо признать, зрелище получилось по первому разряду - настоящая битва носорогов с бегемотами! Поднимая тучи пыли, хряки азартно носились по площадке, громко орали и сталкивались в яростных поединках, не жалея ни себя, ни соперников. Необычная забава привлекла массу зрителей в лице воинов клана Тху - мелкие родственники футболистов толпились в стороне, о чём-то живо переговаривались и скалили довольные морды. Судя по тому, что приближаться к нам чужие боровы не спешили, стало ясно - Грох сдержал слово и сделал им серьёзное внушение. Даже Хельга покинула своё убежище и замерла рядом, с изумлением взирая на картину зарождения нового в этом мире вида культурного досуга. Кто знает, а вдруг моё имя войдет в историю Орды, как зачинателя спортивного движения?
   - Твоих рук дело? - сзади появился Хрохан, с живым интересом наблюдающий за развернувшейся баталией.
   - Ага, - с гордостью подтвердил я и остановил собиравшегося уходить лича. - Принц, мы тут надолго застряли? Выть хочется от скуки... А ещё хотелось бы побеседовать о наших будущих планах.
   - Хорошо, - он кивнул, на секунду задумавшись. - Улажу одно небольшое дело с орками, а как освобожусь, поговорим обо всём подробно...
  
   После яркого солнца внутри шатра, казалось, царила непроглядная темнота. Хрохан немного задержался у входа и прикрыл глаза, стараясь быстрее привыкнуть к тусклому освещению. Наконец, лич смог разглядеть молчаливо сидящих тесным кругом орочьих шаманов и чуть в стороне самого вождя Тху, жестом указавшего на место возле себя.
   - Проходи, Великий, - торжественно произнес он. - Все собрались, теперь Тхэ-Шор будет говорить.
   Принц опустился на расстеленную прямо на земле шкуру и приготовился слушать, не особенно, впрочем, рассчитывая на успех - за два дня ему довелось узнать немало историй, но ни в одной из них не было сведений, которые бы его заинтересовали. В этот раз, по словам вождя, представитель какого-то древнего рода собирался поведать старую легенду о временах зарождения человеческой расы. Если сказание опять окажется пустышкой, останется надеяться только на удачу Гроха - возможно, ученику удастся разжиться нужными манускриптами в Библиотеке Хоредона. Только бы в этот раз обошлось без неожиданностей, как раньше в Дастароге...
   - Говори! - приказал Трижды Великий и в упор посмотрел на дряхлого орка напротив.
   Шаман Тхэ-Шор закрыл глаза, поднёс к тонким губам длинный деревянный чубук, глубоко затянулся и окутался густыми клубами резко пахнущего дыма. В полумраке вигвама курительная смесь в глиняной чашечке трубки засветилась зловещим красным огнём, отбрасывая багровые сполохи на морщинистое лицо старика и сделав похожим его голову на печёное яблоко. Орк начал медленно раскачиваться взад-вперёд и негромко заговорил, растягивая нараспев слова:
  
   "...Это случилось в тот трудный цур*, когда вождь Кэу прогневал Великого Духа Большой Воды и небеса очень рано послали на землю белую холодную шкуру. Племя голодало всю осень, умирали воины, но Кэу даже тогда отказался принести в жертву Великому Духу половину скудного улова. Великий шаман Каб-Уль умолял Кэу отдать то, что принадлежит Духу, не испытывать гнев его. Но помутился разум вождя, не послушал он, а самого Каб-Уля убил и кинул в глубокие воды со словами: - "пусть же ты сам станешь жертвой, если уж Великий Дух требует отдать ему самое дорогое - наши жизни"...
   Всё в подлунном мире умирает и рождается вновь - Великий Круг замкнулся, истлела белая шкура, Большая Вода вновь стала жидкой и облегчённо вздохнуло племя в надежде, что трудные солнца миновали. Да только не забыл Великий Дух обиду, не простил дерзкой насмешки. Наслал могучих демонов бури, потопил все лодки, а рыбаков забрал в пучину - сделал вечными рабами Воды. Однако, сильно прогневал Кэу Великого Духа, не было дерзкому вождю прощения... Как пригрело солнце да оделись леса зеленью листьев, приплыли из туманной дали Большой Воды существа на связанных вместе деревьях под парусами из шкур диких зверей. И наслали на род орков чёрный мор, погубивший почти всех воинов племени Кэу...
   Были среди существ высокие демоны с горящими глазами в чёрных одеждах - кого не свалила болезнь, того сожгли они жарким огнём и заморозили жгучим холодом. Уцелел только молодой шаман Кху-Тар, принёс страшную новость лесному племени Лау. Рассказал и тут же отправился навечно в Лес Предков следом за своим проклятым родом... Никто не решился выступить против чужаков, все боялись посланцев Великого Духа, спрятались в глухих лесах подальше от Большой Воды. Попросили помощи у Духа Лесов, тем и спаслись...
   А пришлых демонов с горящими глазами прозвали Лють за злобу и ненависть. И пошёл от них ужасный род человеческий, который во все времена стремится исполнить до конца проклятие Великого Духа Воды. И не успокоятся они, пока не насытятся кровью и не изведут под корень всю Орду без остатка...
   С тех времён орки боятся воды - только Лес защитит нас...
   Так говорили Предки..."
  
   Тхэ-Шор замолчал. Казалось, под сводами шатра до сих пор неясными шорохами из тёмных углов звучат слова древней легенды, возникают образы давно ушедших в Леса Предков орков, широко открывавших искаженные страхом рты и торопившихся рассказать всю горькую правду о событиях далёкой старины. Первым пришёл в себя Хрохан - он тряхнул головой, рассеивая наваждение, и тихо спросил:
   - А что это за Большая Вода, о которой говорится в легенде?
   - Лють... люди называют её морем, - важно пояснил вождь.
   "А вот это уже интересно", - подумал лич. - "Значит, первые люди приплыли сюда издалека. И с ними были маги - эти самые чёрные демоны с горящими глазами..."
   - Великий, - Тху нетерпеливо прервал размышления принца, - когда же мы начнём карать наших врагов? Ты слышал, что говорят предки - люди никогда не успокоятся. Мои воины рвутся в бой! Никогда ещё Орда не собирала такой армии!
   - Не спеши, вождь. Сначала нужно узнать, откуда человеческие маги черпают силу и уничтожить источник их могущества. Затем настанет и ваш черёд.
   - Вот ещё что, Великий, - Тху хмуро посмотрел в глаза принцу. - Сегодня утром вернулись лесные разведчики - они нашли полностью уничтоженный сторожевой отряд, который встретил вас на болотах. Мои воины говорят, что враги шли по твоему следу, Великий, а потом повернули в сторону столицы людей.
   Хрохан нахмурился, быстро попрощался и покинул шатёр, не обратив внимания на неприкрытую досаду предводителя орков.
   - Трижды Великий, - послышался вкрадчивый голос из тёмного угла, - ты не хочешь сам начать войну? Тогда Великие Маги не смогут уехать и им придётся выступить вместе с нами против людей...
   - Ты, как всегда, прав, шаман, - широкое лицо вождя расплылось в довольной усмешке. - Так и сделаем. Пошли гонца - пусть отряды на границе завтра же нанесут удар по Красту, там сейчас не так много защитников...
  
   Чем-то озабоченный Хрохан появился, когда футбольный матч уже закончился и мы с уахом бурно обменивались впечатлениями. Малыш оказался горячим болельщиком и, хотя ничего в игре не понимал, спорил с упоением и отчаянностью спортивного обозревателя районной газеты. Оказывается, не только люди уверены в том, что прекрасно разбираются в политике, медицине и спорте. Уахи в этом вопросе, похоже, дадут человечеству сто очков форы...
   - Так что ты хотел узнать? - оборвал лич нашу маловразумительную полемику.
   - Ну, во-первых, как долго мы тут ещё будем сало наращивать?
   - День-два, не больше - дождёмся Гроха и сразу отправимся дальше.
   - И куда, если не секрет? - допытывался я, стараясь не смотреть на рыжего, который всё время порывался что-то сказать.
   - Мне кажется, путь нам предстоит неблизкий, но это пока только предположения. Возможно, Гроху удастся уточнить конкретное место... - принц выжидательно посмотрел на меня. - Это всё?
   - Не совсем, - я чуть замялся, раздумывая, как бы помягче сформулировать следующий вопрос, а потом "рубанул сплеча". - Скажи, принц, ты собираешься помогать оркам в войне против людей?
   Хрохан с усмешкой оглядел меня с головы до ног:
   - С чего ты взял?
   - А тогда зачем мы сюда пожаловали? Ты целыми днями пропадаешь у вождя, да и смотрят на вас с Грохом как на идолов - всё ждут каких-то чудес.
   Лич откровенно развеселился.
   - Мало ли кто чего ждёт. Да, Грох прошлым летом заставил себя уважать - показал свиньям, кто чего стоит. Он всегда был сторонником жёстких, но эффективных мер - что поделаешь, солдат есть солдат. Но, замечу, если бы не его вмешательство, война вообще бы началась ещё тогда... Согласен, мне не за что уважать людей, но и ненависти я к ним не испытываю, а уж тем более не собираюсь помогать оркам. Пусть разбираются между собой сами.
   - Тогда зачем мы здесь? - повторил я свой вопрос.
   - А что, - Хрохан осмотрелся по сторонам, - милое местечко, спокойное. По крайней мере, пока мы в гостях у вождя Тху, Харат не посмеет к нам приблизиться.
   - Кто?! - Хельга выкрикнула это так, будто неожиданно увидела Чуо-Хо.
   Вот же чёрт, совсем не подумал, что девушка находится рядом!
   - О! - оживился лич. - Я вижу, вам это имя знакомо!
   - Конечно знакомо! - с ненавистью выдохнула она. - Нельзя забыть то, что он натворил!
   - Таак... - протянул Хрохан, задумчиво посмотрев на Хельгу. - Злую память оставил о себе Магистр, раз его до сих пор проклинают.
   - Принц, нам надо поговорить наедине, - я поспешил обратить внимание лича на себя. Подозреваю, что как только девушка начнёт выяснять, чья именно нежить опустошила Заронг триста лет назад, пантеон проклятых и злодеев человеческой расы сразу пополнится ещё одним персонажем.
   Похоже, личу в голову пришла та же мысль, поскольку он, ни слова ни говоря, направился за мной к одинокому дереву метрах в пятидесяти от вигвама.
   - Он что, выжил?! - Хельга не понравилось, что её так явно игнорируют, но лучше отложить ответ на потом - когда придумаю, в каком виде преподнести шокирующую новость. Вот только спать сегодня точно придётся на коврике возле входа, такую обиду не прощают. Жаль, конечно, я уже привык чувствовать ночью тепло её тела, слышать дыхание девушки где-то совсем рядом и даже иногда безнаказанно обнимать дорогого мне человека - мало ли что кому приснится. Да, братцы, в этот раз я влюбился всерьёз и надолго, и кто знает, а вдруг у нас получится? Надежда, как известно, умирает предпоследней...
   - Принц, - вновь обратился я к Хрохану, когда мы шагнули в едва заметную тень скудной листвы, - зачем вы тогда уничтожили столько людей? Зачем вообще воевали?!
   - Похоже, ты знаешь гораздо больше, чем наша спутница. Откуда? - лич жёстко смотрел на меня, ожидая пояснений.
   - У меня были свои источники информации, - довольно резко ответил я, поражаясь собственной наглости. - Так что с моим вопросом?
   - Хорошо, я объясню, - согласился Хрохан. - Если уж тебе так хорошо всё известно, то ты должен был слышать, что Харат побывал в моем мире задолго до того, как я оказался здесь.
   Дождавшись подтверждения, он продолжил:
   - Мы приняли Магистра как гостя и союзника. Ничего не скрывали - показали всё, что он хотел увидеть, и рассказали обо всём, что он хотел знать. А Харат отплатил нам чёрной неблагодарностью - украл самый ценный артефакт, Камень Могущества Личей! - принц в сердцах сильно ударил по стволу дерева и с удивлением посмотрел на поцарапанную о шершавую кору ладонь.
   - Мне не сразу удалось разгадать тайну перехода, - продолжил он после долгой паузы. - Но, в конце концов, получилось... Сейчас я считаю, что было ошибкой отправлять сюда сначала отряд солдат под командованием Гроха - военные не привыкли мирно договариваться. Но после того, что совершил Магистр, мы опасались какой-нибудь очередной каверзы. Если бы заранее знать, что люди этого мира так ненавидят нежить, можно было придумать что-то иное... Одним словом, первые же встреченные Грохом крестьяне попытались расправиться с нашими солдатами, а дальше... дальше всё пошло кувырком...
   Хрохан сокрушённо покачал головой.
   - Когда я, наконец, попал в этот мир сам, тут уже бушевала настоящая война, а где прячется Харат, так никто и не знал. Вести переговоры было уже поздно... Ты бы стал искать мира с врагом, который разрушил целый город и уничтожил тысячи людей?
   Я неопределённо пожал плечами - уж наша история таких примеров знала великое множество. Всё как обычно, сначала намнут друг другу бока по полной программе, а потом руки пожимают. Чего проще: согрешил, покаялся - можно дальше куролесить. Ну, или нахамил, извинился и ну опять крыть матом напропалую... И ведь даже в голову не приходит, что можно просто не хамить с самого начала. Главное при уверовать, что совесть опять чиста, как слеза девственницы. Противно иногда становится от таких "моральных" поступков...
   - Насколько мне известно, Магистр всё же сам примкнул к вашей армии.
   - Да, но Камня с ним не было... Если бы он тогда вернул артефакт, мы бы просто исчезли из этого мира, не доводя дело до катастрофы. Но Маг юлил, обещал вернуть Камень только при условии, если мы поможем избавиться от всех Верховных Магистров - он желал единоличного могущества. И всё равно обманул, попытавшись уничтожить нас в последней битве возле Мегалита.
   - Харат рассказывал эту историю иначе, - заметил я в ответ на гневную речь принца.
   - Ты разговаривал с Магистром? - быстро спросил лич.
   - Не сам, но тому человеку я полностью доверяю.
   - Конечно, - Хрохан кивнул, - свидетелей нет и сейчас моё слово против слова Харата, решать тебе. Об одном прошу - не торопись с выводами и не забудь, что до сих пор я тебя ни разу не обманул.
   Лич повернулся, собираясь уходить - видно было, что он сильно расстроен.
   - Принц, ещё один вопрос - неужели ваш артефакт настолько ценен, что ради него стоило принести в жертву столько жизней?
   - Ценен? - Хрохан печально покачал головой. - Для людей этого мира он практически бесполезен, вот только Харат никак не хочет в это поверить. А для личей это вопрос силы и выживания - без него нас рано или поздно уничтожат. Если уже не произошло беды: за триста лет многое могло случиться.
   Я проводил принца взглядом и в растерянности опустился на землю. Медведь бы всех задрал, ничего не понимаю! Трактовки Войны Магов Харатом и Хроханом настолько отличались, что тут было над чем поломать голову. Про предстоящий нелёгкий разговор с Хельгой думать совершенно не хотелось - сейчас мне, как никогда, нужен был совет Серхио...
  

* * *

  
   Солнце играло с ясенем в "салочки", раз за разом помечая метавшиеся на ветру шаловливые листья пятнами яркого света. Не помогала даже густая крона и дерево притаилось, как бы смирилось с поражением - замерло в "лакуне" движений воздуха, приготовившись в следующий момент обмануть более удачливого соперника. И вдруг вновь затрепетало в возбуждении, повинуясь могучей воле давшего ему ещё один шанс Борея. А может, это сам ветер заигрывал с солнцем, кто знает...
   Агриэль опёрся на локти и опустил голову, расслабляя затёкшие мышцы шеи. Прямо перед глазами хозяйственный муравей отчаянно упирался в землю тонюсенькими ножками. Настырный труженик упорно не желал бросать сдвоенную сосновую иголку, а за ним с высоты дрожащей былинки внимательно наблюдал добровольный надсмотрщик - сверкавший на солнце крохотным изумрудом длинноусый жучок. Мечник замер, бросил короткий взгляд на лежавшее рядом оружие и настороженно прислушался к неожиданно взорвавшему тишину многолосому треску: неподалёку взахлёб галдели сороки. Вот уж кто всегда старается во что бы то ни стало первыми доложить лесным обитателям о непрошенных гостях. Но сейчас мечник даже порадовался такой неожиданной помощи крылатых ябед.
   Едва заметно дрогнули налившиеся гранатовым цветом гроздья калины на кустах с противоположной стороны лужайки, бесшумно разошлись резные листья, а в образовавшемся "оконце" показалось лицо тёмного эльфа. Агриэль облегчённо вздохнул, поднялся на ноги и приветственно помахал рукой.
   - Уаддр! Давай сюда!
   - У вас тут всё спокойно? - в десятке шагов справа от мечника стоял улыбающийся Ветль.
   - Забери меня леший! - Агриэль с улыбкой посмотрел на товарища. - Никак не привыкну к твоим неожиданным появлениям.
   - Работа такая, - коротко отшутился Ветль. - Так у вас всё нормально?
   - Тихо, как в погребе, - успокоил его мечник и тут же с тревогой спросил: - А вы-то чего вернулись?
   - Надо срочно решать, что делать дальше, - ответил подошедший Уаддр. - Я проследил гонца Тху до армии орков на границе леса, там сейчас проверяют оружие и готовят штурмовые лестницы - зашевелились зелёные, явно собираются атаковать.
   - Ближе всего отсюда Краст, - мечник сразу стал серьёзным. - Скорее всего, Орда двинет туда. Возвращаемся в лагерь?
   - Без меня, - покачал головой эльф. - Я буду наблюдать.
   - Хорошо, - кивнул Агриэль. - Удачи тебе!
   Когда следопыты прибыли к месту своего временного убежища, Харат был уже в курсе всех новостей: связь Карр - Уаддр работает гораздо быстрее и надёжнее самого быстрого гонца. Поэтому Магистр задал Ветлю только один вопрос:
   - Хрохан ещё в лагере?
   - Да. И думаю, что в ближайшие пару дней он там и останется, - заметив удивлённо поднятые брови Мага, разведчик пояснил: - Его помощник ещё не вернулся, а отправился чёрный некромант наверняка в Хоредон - до столицы как раз два дня пути верхом.
   - Что ты намерен делать? - спросил Магистра Агриэль.
   - Спасти крепость, - коротко ответил Харат и повернулся к Ветлю. - Возле Краста можно где-нибудь спрятаться?
   - Небольшая рощица совсем рядом, - быстро подтвердил разведчик. - Если выехать прямо сейчас, мы легко обгоним зелёных.
   - В таком случае, не будем терять время, - Маг жестом подозвал Карра. - Передай Уаддру, пусть сразу сообщит, в каком направлении будут двигаться орки.
   Отряд покинул закрытую со всех сторон буреломом крохотную полянку, выбрался на холмистую равнину и, пустив лошадей рысью, быстро исчез за горизонтом...
  
   Роща действительно оказалась совсем маленькой - несколько сотен берёзок, невысоких осинок, да изредка попадавшихся увешанных спелыми гроздьями рябин. Один-два человека, конечно, смогли бы укрыться среди деревьев легко, но целый отряд, да ещё с лошадьми... Немного спасали положение островки низкорослого кустарника, но коней прилечь не заставишь. Харат недовольно поморщился:
   - Плохое место...
   - Не спеши, Маг, - усмехнулся Ветль, - я здесь знаю каждую травинку. С той стороны есть небольшая ложбинка, как раз для лошадей.
   - Эх, надо было Уаддру взять коня, - с досадой произнёс Дегар, рассматривая едва заметный силуэт крепости, - даже с его поразительной выносливостью нелегко отмахать такой кусок дороги пешком.
   - Да, не подумали, - согласился Агриэль. - И нам было бы проще, но теперь уже поздно копья ломать, будем надеяться на удачу. Маг, расскажи, что мы должны делать!
   - Орками возле самой крепости займёмся мы с Карром, вам там делать нечего, - Харат внимательно посмотрел на мечника. - Очень важная задача ложится на плечи лучника - ему любой ценой нужно уничтожить как можно больше шаманов. Не думаю, что в боевой тактике Орды что-то сильно поменялось за эти годы, поэтому своих колдунов они наверняка будут держать сзади. Справишься?
   - Постараюсь... - Дегар неопределённо пожал плечами.
   - Ну, а остальные будут прикрывать вначале его, а потом и нас, - продолжил Магистр. - Главное, чтобы нас не окружили.
   - Кажется, идут, - спокойно заметил разведчик и указал на едва различимую полоску, медленно двигавшуюся в сторону крепости.
   - Маг, давай мы обойдём орков сзади и постараемся пробраться подальше, - предложил Агриэль. - Отвлечем внимание на себя, подразним их немножко, а потом постепенно будем отходить к роще. Думаю, так у вас будет больше времени на подготовку.
   Харат кивнул и четвёрка следопытов быстро понеслась прочь от рощи, укрывшей магов...
   Земля гудела под тяжёлой поступью тысяч ног. Орки двигались широким фронтом, подбадривали себя громкими криками и постепенно выстраивались боевым порядком: вперёд выбрались мощные пикейщики, выставив перед собой тяжёлые дубовые щиты, за ними следом воины тащили лестницы, длинные шесты, мотки грубых веревок с привязанными трехпалыми гаками и заряженные орочьей магией бомбы. Ещё дальше плотной толпой шагали вооружённые тесаками и топорами хряки, а замыкали строй шаманы и лучники. Харат не ошибся, Орда наступала привычным порядком, как и столетия назад. Однако, лучники могли серьёзно помешать замыслам Магистра - стрелять зелёные умели неплохо и, что самое досадное, достаточно далеко. Дегару оставалось рассчитывать только на то, что в пылу сражения орки не сразу сообразят, откуда к шаманам прилетит оперённая смерть.
   Воздух содрогнулся от протяжного рёва - армия остроухих бросилась в атаку. Их было много... настолько много, что замершая в тревожном ожидании крепость казалась крошечной щепкой в море плескавшегося вокруг грязно-зелёного студня. Первая волна нападавших под прикрытием щитов достигла стен, тут же откатилась назад, оставляя на узенькой полоске свободной земли тела убитых и раненых - защитники крепости времени даром не теряли. А затем раздался страшный грохот сработавших бомб... В окутанных пылью и дымом стенах образовались широкие бреши. Толпа орков вновь бросилась вперёд, рассчитывая с помощью лестниц и крючьев быстро преодолеть полуразрушенную каменную преграду. Если хряки попадут в Краст, оставшимся в живых людям не позавидует даже обречённый на казнь...
   Дегару повезло - лучники действительно так увлеклись битвой, что совершенно не обращали внимания на то, что творится у них за спиной. Опомнились они в самый последний момент, когда грозный следопыт выцеливал последнего оставшегося в живых шамана на правом, ближайшем к роще, фланге нападавших. Неслышно в шуме боя прозвенела тетива и орки остались без магической защиты, чем моментально воспользовался Карр: среди хряков медленно, как раковая опухоль, начал разгораться огонь безумия, постепенно захватывая всё новые клеточки живого организма уродливыми метастазами коллективного помешательства. Вслед удирающей во весь опор четвёрке людей в воздух взвились сотни стрел, но догнать дерзких следопытов уже не могли...
   Агриэль перевел дух только среди деревьев. Давненько не приходилось устраивать скачки перед целой армией зелёных! Жутковато, знаете ли... Мечник с тревогой посмотрел в сторону далёкой крепости - удивительно, но судя по яростным крикам, защитники крепости всё ещё держались. Отчаянье или бесстрашие одинаково утраивают силы и нет смысла гадать, что сейчас заставляет гарнизон Краста оставаться на стенах. Главное, чтобы не победил страх, потому что следом неизбежно придёт смерть. Законы войны жестоки и действуют всегда с беспощадным постоянством...
   Агриэль повернулся к стоявшим рядом магам: Карр сжимал в кулаке свой амулет и что-то негромко шептал, а Харат, закрыв глаза, держал в ладонях сверкавший ярким голубоватым светом крупный кристалл. Внезапно старик громко произнёс длинную непонятную фразу и мечник чуть не упал от неожиданности - земля под ногами ощутимо дрогнула, а по рядам нападавших тут же покатились гигантские волны взбунтовавшейся почвы. Они сшибались между собой, образовывали водовороты и чёрные гребни, отскакивали назад и, замерев на мгновение, вновь бросались друг на друга как непримиримые враги, решившие драться до последнего вздоха. Из этой мешанины земли, травы и искалеченной плоти отчётливо доносились крики боли и ужаса...
  
   Вождь Огу не мог понять, что заставило его остановиться возле тела убитого шамана. Мысли в голове орка свернулись клубком, как ленивая весенняя гадюка, и никак не удавалось отыскать причину беспокойства. Скрюченное тело колдуна настойчиво притягивало взгляд - что-то давно забытое рвалось наружу, но не находило выхода. О чём просит вспомнить покойник, о какой беде старается предупредить, широко раскрыв клыкастый рот? Не повезло шаману - стрела угодила прямо в горло, а слетевший при падении амулет безмолвным колокольчиком тихо покачивался на древке, словно паук на ветру...
   Стрела! Что-то в ней не так!
   Орк подошёл ближе. Оперение смертоносного жала показалось ему знакомым, но он всё равно никак не мог вспомнить, где же раньше его видел. Слегка загнутые в разные стороны кончики серых перьев... Очень необычно, такое невозможно забыть... Вождь с усилием выдернул стрелу и забрал с собой, рассчитывая потом обязательно выяснить причину терзавшей его смутной тревоги.
   Остатки армии поспешно возвращались в лагерь на границе...
  

* * *

  
   Испанец поражался выносливости старого Магистра - за время пути они только два раза останавливались на короткий ночлег в маленьких деревушках возле дороги, а Мадук всё так же бодро держался в седле и ни на что не жаловался. С другой стороны, стоит ли удивляться - ведь и Харат целый день провёл на коне и тоже не выглядел усталым. Возможно, все здешние маги одинаково удобно чувствуют себя как верхом, так и на ногах. Рассказал Серхио почти всё, не решился только объяснить необходимость и способы сохранения целостности мира, о которых говорил опальный Магистр. Пусть сами разбираются при встрече - чужой мир, чужие законы. Тем более, что некоторые рассуждения Харата испанец и сам до конца не понимал...
   Хоредон вынырнул из-за кромки леса неожиданно - раскинувшийся на пяти пологих холмах, он напоминал великана, прилегшего отдохнуть после сытного обеда и погреть старые кости под лучами летнего солнца. Внутренний Город заметно возвышался над остальными постройками и являл собой как бы вздувшийся живот гигантского обжоры, протянувшего по склонам длинные жадные "руки" - россыпи посадских домов. В отличие от Дастарога, поражавшего строгой монолитностью голого камня, стены и башни столицы были выложены желтоватыми ровными плитами ракушечника, что придавало защитным сооружениям Хоредона скорее праздничный, а не устрашающий вид. Плавной дугой столицу огибала река с заросшими длинноволосыми ивами низкими берегами, убегающая к далёкому лесу на горизонте.
   По мере приближения к воротам навстречу отряду Мадука попадалось всё больше и больше народа - проехали воины, одарившие путников настороженными взглядами, тянулись в обоих направлениях одна за одной крестьянские телеги, поднимали пыль на обочине неторопливые пешие странники. Испанец невольно придержал коня, как только всадники выехали на широкий деревянный мост, невольно залюбовавшись плавным колыханием длинных хвостов тины в струях прозрачной воды. Больше всего сейчас хотелось остаться одному и ни о чём не думать... Шумно вздохнув, он догнал стражников, миновал высокую арку ворот и оказался на многолюдной улице Хоредона.
   Серхио поглядывал по сторонам и рассеянно слушал пространные рассуждения Мадука об изысканном великолепии всего Внутреннего Города вцелом и дворца Правителя в особенности. Не то, чтобы испанец не хотел узнать подробнее о мастерстве местных зодчих, просто предпочёл бы сначала всё увидеть своими глазами и составить собственное мнение, а уж потом выяснять интересующие его детали. Да и, честно говоря, разговор Магистра об архитектуре начинал понемногу раздражать - непонятно, то ли Маг не воспринял с полной серьёзностью то, что рассказал ему Серхио, то ли просто растерялся, не зная что делать.
   Вокруг царила суета, присущая каждому большому городу - люди спешили по своим делам, совершенно не обращали внимания друг на друга и ловко уворачивались от встречных прохожих, также сосредоточенно торопившихся к только им известной цели. По поведению горожан можно было догадаться, что жители Хоредона не слишком озабочены готовой вот-вот разразиться войной - спокойные лица, безмятежные улыбки, весёлые голоса. Вот и два стражника устроились возле самой двери маленького кабачка и громко хохотали, отпуская солёные шутки вслед проходившим мимо молоденьким женщинам с корзинками зелени в руках. Город продолжал жить в беспечной уверенности неприступности каменных стен, красуясь крепкими домами и демонстрируя широкие булыжные мостовые, на которые за всю историю никогда ещё не ступала нога завоевателя.
   Безразличный взгляд Серхио скользнул по многочисленным вывескам, задержался на секунду на плотной фигуре зазывалы скобяного магазина, всем своим видом обещавшего снять последние портки, но осчастливить покупателя приобретением лучшего товара в городе, затем переместился дальше, на необъятных форм дородную тетку в белом чепце, которая что-то громко пыталась втолковать озадаченному мужику, державшего за руку вихрастого босоногого мальчонку. Загадочные чужие судьбы, выставившие напоказ мимолётные фрагменты забот и страстей своих коротких жизней, нити которых неведомый шаловливый демиург заплел тугим клубком в этом огромном городе.
   Периферическим зрением испанец заметил, как в ближайший переулок свернул человек в чёрном плаще. Серхио резко повернул голову - мелькнувшая за угол фигура чем-то напоминала помощника Хрохана, но испанец толком так и не успел ничего рассмотреть. Он извинился перед Мадуком и подбежал к перекрёстку - боковая улица была пуста, лишь огромный серый кот лениво щурил глаза с подоконника на первом этаже дома напротив. "Померещилось", - решил Серхио, возвращаясь назад, - "Откуда здесь взяться чёрному магу? Что-то я совсем раскис..."
  
   Грох замедлил шаги и обернулся - вроде всё спокойно, погони нет. "Едва не попался на глаза Магистру Дастарога", - с облегчением вздохнул маг, - "Никак не ожидал встретить его в столице. Не мешало бы, конечно, узнать, что он тут делает... Впрочем, это уже неважно - я добыл то, что искал и появляться в городе больше не собираюсь." Грох сжал спрятанный под плащем старинный свиток и слегка поморщился: опять не всё прошло так гладко, как хотелось, опять Повелитель будет недоволен. Маг слишком увлёкся поисками, поэтому не сразу заметил подкравшегося сзади служителя Библиотеки. Досадно, но любопытного смертного пришлось убить. Причём примитивнейшим способом, при помощи обычного кинжала, чтобы не выдать всплесками Силы присутствие мага в комнате. Грох вспомнил растекавшуюся широким нимбом лужу крови возле головы работника и вновь недовольно покачал головой. "В конце концов, я солдат, а не шпион и привык действовать в открытую", - оправдался перед собой чёрный командир и, запахнув плащ, быстрым шагом направился к Северным воротам, где на маленьком постоялом дворе он оставил лошадь...
   На полпути к Лесам Орков навстречу некроманту попался всадник, яростно погонявший взмыленного коня. Грох задумчиво посмотрел ему вслед - что-то случилось на границе, неужели зашевелилась Орда? "Странно, принц не собирался ничего предпринимать до моего возвращения, надо спешить", - пронеслось в голове мага и, прижимая к груди драгоценную добычу, он помчался в сторону Краста в надежде ещё до темноты добраться до границы леса.
   Однако, планам Гроха осуществиться в этот день не судилось: издалека некромант услышал глухое буханье взрывов и заметил вспышки зарниц над крепостью - легко было догадаться, что там кипит жаркая битва с использованием мощных заклинаний боевой магии. Чертыхнувшись, командир нежити резко свернул в сторону. Придётся объехать опасное место дальней дорогой - быстрого возвращения в лагерь орков уже не получится...
  
   Серхио ожидал Мадука в небольшой комнате для важных гостей в резиденции Верховного Магистра Хоредона. То ли сказывались столичные порядки, то ли сам Маг любил роскошь, но аппартаменты он обставил по-королевски. Ламбрекены с изящными золотистыми кистями, прикрывавшие сверху тёмно-синие драпри на стрельчатых окнах, полупрозрачные узорные портьеры на дверях, мебельный гарнитур, выдержанный в стиле, напоминающем рококо, огромное металлическое зеркало на стене в тяжёлой бронзовой раме и чудесного розового мрамора массивный стол на гнутых ножках - все говорило об изысканном вкусе хозяина. Если добавить сюда ещё и толстый ковер на полу возле уютного мягкого дивана, красивые гобелены на стенах, канделябры из тёмной бронзы и десятки ярко горящих свечей, то можно было догадаться, что Магистр не привык экономить на обстановке.
   В комнату стремительно вошел Мадук и испанец облегчённо вздохнул - двухчасовое вынужденное безделье в золотой клетке порядком ему надоело.
   - Орки напали на Краст, мы срочно выезжаем, - коротко бросил Магистр.
   Серхио молча проследовал за ним во двор, где уже слышался гул множества голосов и резкие слова команд - городской гарнизон спешно собирался в дорогу. Неровный свет сотен факелов бликовал многочисленными отражениями на металле доспехов, выхватывая из вечернего сумрака напряжённые лица воинов - молодых и старых, бородатых и безусых, разных и всяких. Узнает ли он кого-нибудь, когда вернётся назад? Странно устроены люди, чаще всего запоминают только героев и погибших, остальные как-то теряются в суете мирных будней...
   - А где сам Магистр? - спросил испанец, оглядываясь по сторонам.
   - Он сейчас занят, собирает магов Хоредона.
   - Я думал, что в предвоенное время все должны быть наготове, - искренне удивился Серхио.
   - Конечно, только орки торчат на границе уже больше года и до сих пор не нападали. Какой смысл держать людей в постоянном напряжении? У них своих забот хватает, - слегка раздражённо ответил Мадук - видимо, он тоже был недоволен беспечностью столичных властей.
   - Только бы гарнизон Краста продержался до нашего прихода, - с тревогой добавил Магистр, пристраиваясь в конец колонны рыцарей Хоредона.
   Тяжелые конники походным порядком проехали через ворота Внутреннего Города и с ужасным грохотом пустили коней рысью, распугивая редких прохожих на центральной улице сонной столицы. Впрочем, пройдёт совсем немного времени и Хоредон всё равно проснётся - худые вести разносятся быстро...
  
   Отряд добрался до крепости под утро. Ещё издали воины услышали истошные крики воронья - этих пернатых крыс военных баталий. Беспокойная стая кружила ленивым вихрем, прижималась к земле и постепенно редела - всё больше и больше птиц приступало к долгожданному кровавому пиршеству. Само поселение пряталось за пеленой едкого удушливого дыма, сквозь который проступали неясные очертания полуразрушенных стен. И всюду, насколько далеко позволял увидеть серый сумеречный свет, на чернеющем как после весенней пахоты поле валялись присыпанные землёй, исковерканные какой-то могучей силой трупы орков...
   Уцелевшие ворота со скрипом отворились - навстречу всадникам вышли несколько десятков оставшихся в живых измученных битвой людей. Мадук проехал вперёд и вслушался в негромкие слова доклада командира защитников:
   - Они напали днём с трех сторон одновременно и сразу взорвали стены. Мы бы не продержались, если бы не те люди, - он сверкнул белками глаз на закопчёном лице и устало кивнул головой в сторону, где только сейчас Магистр разглядел группу вершников.
   - Мастер! - один из незнакомцев помахал рукой. Мадук с удивлением узнал в кричавшем Агриэля.
   Маг приблизился к мечнику с радостной улыбкой на лице - он никак не ожидал встретить следопыта под стенами Краста. Магистр медленно обвёл взглядом спутников Агриэля и, хотя готовился к этой встрече всю дорогу, вдруг словно окаменел - на него пристально смотрел человек, которого давно считали исчезнувшим навсегда.
   - Нам надо поговорить, Мадук, - ровным голосом произнёс "воскресший" Харат.
   - Думаю, тебе стоит его внимательно выслушать наедине, - подтвердил подъехавший Серхио. Испанец почему-то был абсолютно уверен, что следопыты не знают, с кем провели столько дней вместе - уж слишком свободно чувствовали себя друзья Агриэля. А время ворошить прошлое ещё не настало...
  
   __________
  
   цур - год по древне-орочьему.
  

5. Дорога на юг

  
   Одиночка на чужой земле, что может быть хуже? Когда не знаешь, в какой стороне ждёт тебя отдых и обед, где найти кров над головой, чтобы пережить ночь или переждать непогоду. Тем более, что каждый встречный легко опознает в стройной девушке степнячку - раскосые глаза кочевника не спрячешь. Гауры точно так же видели в кара-маулях только врагов. Когда и почему началась эта вражда, вряд ли кто теперь вспомнит - повод для ссоры найти всегда легче, чем сделать шаг к примирению...
   Гата решила пробираться вдоль реки - выведет поток к какому-нибудь селению, а там и дорога в Город отыщется. Девушка внимательно посматривала по сторонам, стараясь запомнить малейшие подробности. Видеть, понимать и помнить дорогу отец научил с детства. Как-то зимой, совсем ещё маленькая Гата побежала за юркой серой мышкой, выскочившей из-под снега возле самых ног. Не догнала, конечно, куда такой малявке тягаться с ловким грызуном! Потом девочка заметила ещё одну мышку, а чуть дальше резвились сразу три... Гата сама не заметила, как ушла далеко в степь. А потом пошёл снег. Даже не пошёл, а повалил сплошной стеной, так что небо и земля слились в одну молочную пелену. Следы засыпало почти сразу, и девочке стало страшно - она не знала, в какой стороне искать дом...
   Отец нашёл её, когда Гата уже не могла даже плакать. Колдун принёс дочь в юрту, поставил перед собой и строго сказал:
   - Когда идёшь вперёд, не забывай смотреть по сторонам, а иногда оглядывайся назад! Смотри, сравнивай и снова смотри. Только так ты научишься понимать дорогу, увидишь скрытые указатели и даже в незнакомом месте всегда найдёшь путь к тому, что ищешь. Помни об этом всегда...
   За десяток лет девушка неплохо усвоила науку поиска. Порой могла даже не только определить правильное направление, но знала также, сколько понадобится времени, чтобы добраться до цели. Правда, все указатели, которые отлично помогали в степи, в горах попросту исчезли - надо было увидеть новые, характерные для земель гауров. Гата не сомневалась, что справится, терпением и настойчивостью дочери колдуна восхищались даже скупые на похвалу воины кара-маулей. Не ошиблась она и на этот раз...
   Очертания диковинного рогатого зверя девушка заметила сразу. Образ животного создавали неповторимые переплетения трещин на одинокой скале, лишённый листвы куст и фантастическая игра светотени. Гата прошла немного вперёд - неровные линии разбежались, зверь исчез. Она медленно вернулась на место и пропавшая картина тут же послушно возникла вновь. Казалось, что животное повернуло голову и показывает вытянутой мордой куда-то в сторону от реки. Всё понятно, пришла пора проститься с шумным потоком, теперь путь лежит на восток - туда, где на горизонте темнеет полоска леса...
   А вот в лесу Гате понравилось. Хоть и нет степного простора, но всё же вокруг живые деревья, кусты и трава, а не мёртвый камень. Да и птицы щебечут знакомые песни - девушка любила слушать утренние перепевы пернатых в долине реки по ту сторону гор. Часто пропадала там по несколько дней подряд, но отец не возражал - считал, что Гата должна знать и понимать всех обитателей равнины. Странный он, совсем не злой, как колдуны соседних племён, поэтому его так не любит хан...
   Впереди послышался разноголосый стук множества топоров. Пришлось пробираться дальше с особой осторожностью, чтобы не попасться на глаза гаурским лесорубам. Однако, скоро стало ясно, что люди заняты вовсе не заготовкой дров - на большой поляне несколько сотен работников строили деревянную крепость. Уже высились стены и угловые башни, а телеги одна за одной везли свежие брёвна через арку ворот внутрь, но отсюда разглядеть, чем там заняты гауры, Гата не могла.
   - Как ты здесь оказалась? - из кустов за спиной вышел Чужак. - Что-то случилось?
   - Случилось... Я ушла из племени, - девушка подавила испуг от неожиданного появления гаура. - Отец сказал, что ты обещал помочь, если...
   - Я так понимаю, колдун пошёл против воли хана? - маг неопределённо хмыкнул. -Я выполню обещание, не беспокойся. И вообще, рад тебя видеть - я помнил о тебе всегда... Когда хан собирается напасть?
   - Отец говорил, что с новой луной соберутся все племена.
   - Что значит все?
   - Все, которые послушны воле хана... Сюда придёт вся степь, Чужак! Это тысячи воинов!
   - Плохо... - Чужак покачал головой. - Времени совсем не осталось, не успеем полностью отстроить заставу. Да и против такой навалы самим не выстоять, придётся просить помощи у Хоредона.
   Если бы Халит знал, что после нападения на Краст столица не сможет прислать в приграничье ни одного воина, он разволновался бы всерьёз. Однако, повод нашёлся и без того - Гата подошла вплотную и заглянула в удивительные глаза гаурского мага. Отец как-то сказал, что по ним можно многое узнать о силе человека.
   - Всё ещё хуже, чем ты думаешь - я должна рассказать тебе про Спящего...
  

* * *

  
   С Хельгой поговорить так и не удалось ни в тот же день, ни на следующий. Девушка обиделась серьёзно: надулась, как мышь на крупу, молчала и сердито отварачивалась. Хорошо ещё, не ругалась и не язвила. Я чувствовал себя неуютно - возможно, стоило всё же рассказать о Харате раньше, а так получается, что девушку всю дорогу держали за ненадёжного человека. Ну, может, и не всё, но хотя бы некорую часть - намёками. А с другой стороны, на полуправду потом обижаются ещё сильней. Чёрт, фиговый из меня психолог, разговаривать с людьми на щекотливыё темы не умею совершенно! Уж слишком близко к сердцу Хельга принимает любую неожиданность, поэтому мне, честно говоря, было немного страшно шокировать её воскрешением Магистра. Даже сейчас не решаюсь, когда первый, самый трудный шаг вместо меня уже сделал Хрохан...
   Вспомнив про то, насколько бурно вчера уах реагировал на футбольные страсти (наш человек!), я вытянул его на улицу и решил поиграть с ним в кости - забаву несложную, но до ужаса азартную. "Камни", за неимением лучшего, пришлось соорудить из кусочков дерева, которым мой орковский "знакомый" при помощи ножа придал форму кубиков, а точечки попросту нарисовали углём. Шаман без сожаления расстался с одной из своих многочисленных баночек, так что "стакан" у нас получился добротный и оригинальный. Похоже, для орков я стал совершенно своим - в глазах великанов частенько мелькал дружеский огонёк. А поначалу казалось, что они вообще не способны на добрые чувства... Мы с малышом отошли подальше от вигвама, чтобы не раздражать своим присутствием Хельгу, и понеслась душа в рай!
   Бросали кости вначале просто так, потом рыжий довольно быстро разобрался, что к чему, и игра пошла уже на "интерес" - на щелбаны. Уах раз за разом выигрывал, шлёпал меня по лбу маленькой ладошкой, счастливо смеялся и радостно потирал руки. Вот же гнусное маленькое чудовище! Нельзя же так откровенно радоваться чужому горю - то, что для одного удача, для другого невезуха в полный рост. Диалектика, так сказать, в бытовом варианте, единство и борьба... Ну и где, спрашивается, эта хвалёная теория вероятностей - ну не шла мне "карта", хоть тресни! Оставалось надеяться, что обломится потом в чём-то другом. Всё же я по жизни оптимист...
   В азартных играх нередко возникают спорные моменты. Тем более, если рискуешь собственным лбом или чем похуже. Мы в очередной раз увлеклись очередным выяснением того, стоит ли засчитывать попытку, если кость упала на мелкий камешек и зависла на ребре. Поэтому не сразу заметили стоящих совсем рядом воинов клана Тху, с интересом наблюдавших за развитием событий. Я моментально замолчал и ткнул уаха в бок, указывая на непрошенных гостей - не хватало только ссоры в присутствии врагов. Малыш гневно сверкнул глазами, сгрёб кубики и насупился, всем своим видом показывая, что продолжать игру в такой компании не намерен. Ну и хитрец, разрубил таки "гордиев узел" - лишил меня возможности впервые выиграть! Оставалось только убедить рыжего в своей правоте, поскольку правил он толком не знал... Хряки потоптались на месте, поняли, что представление закончено, и с нескрываемым сожалением медленно удалились. Капризная Фортуна тут же повернулась ко мне не самым привлекательным местом...
   Господи, как же я костерил несговорчивую тётку Удачу, сколько нелестных замечаний послал в её адрес! И добился своего - победил три раза подряд! Глаза рыжего лихорадочно блестели, он всё равно верил в счастливую звезду и сдаваться не собирался, но тут наше внимание привлёк громкий шум разгоравшейся совсем рядом драки. Мама дорогая, это же те самые давешние любопытные орки чего-то не поделили! Они стояли в напряженных позах, ежесекундно изрыгали проклятия и призывали в свидетели многочисленных сородичей. Без всякого сомнения, зелёные дебоширы готовы были немедленно вцепиться друг другу в глотку. Однако, развязка получилась куда более эффектной.
   Внезапно один из спорщиков схватил валявшийся между ними здоровенный череп и со всего размаху опустил его на голову противника. Фу, какое неуважительное отношение к покойнику! Костяное орудие с оглушительным треском разлетелось на куски, выплеснув фейерверк выбеленных зубов, но лоб хряка нелёгкое испытание выдержал с честью. Тут же бойцы сцепились и, поднимая тучи пыли, с отчаянным визгом покатились по земле. Желающих поглазеть на "борьбу нанайских мальчиков" собралось немало, поэтому поединщики успели здорово намять друг другу бока, покда их не разняли получившие массу удовольствия соплеменники.
   Любопытство порой бывает сильнее чувства опасности. Стоит ли поэтому удивляться, что ноги принесли меня к месту феерической драмы, наплевав на робкие возражения рассудка? Причина свары стала понятна, когда я подобрался совсем близко - оказывается драчуны осваивали подсмотренную только что игру! "Стаканом" послужил погибший в неравной схватке с башкой неудачника череп, а вот кубики они сделали каждый для себя сам. Собственно, в них-то и заключалась вся изюминка - орки посчитали, что точечки на всех гранях одинаковые, вот и нанесли их в меру собственной наглости. Один только четвёрки, а второй только шестёрки. Легко догадаться, что каждый играл личными костями, поэтому одному фатально не везло по определению. Подтверждением тому служила внушительная гора черепов с одной стороны игрового поля - очевидно, удачливый шулер таким образом собирался легко увеличить счёт своим трофеям и нахаляву повысить авторитет среди прочих воинов клана...
   Ну, и кто теперь посмеет утверждать, что хряки непроходимо тупые? Я, например, не догадался до такой шедевральной находки, иначе фиг бы уах выиграл у меня хоть одну партию! Нет, господа, верхнее образование ещё не повод задирать нос выше Эмпайр Стейт Билдинг, такой вот вывод напрашивается. Кстати, оказывается вовсе необязательно спаивать зеленокожих - для вспыльчивых остроухих вполне хватает азартных игр! Жалко только, что карты тут сделать не из чего - тогда бы началась настоящая потеха...
   Время пролетело как-то незаметно. Мы вернулись к жилищу, когда вокруг ощущалось приближение вечера. Казалось, бы солнцу ещё далеко плыть к месту отдыха, но жара уже уступила место уютному теплу, затихла листва на деревьях, а облака замерли на небосводе россыпью полупрозрачных перьев. Хельга, хотя всё ещё хмурила брови, помемногу "оживала" - в её глазах вновь начинали появляться знакомые искорки наивной доброты. При нашем появлении девушка отвернулась, но тем не менее я заметил, как она украдкой бросает быстрые взгляды в мою сторону. Что же, раз виноват, то и шаг к примирению должен сделать первым.
   - Хельга, может, всё же поговорим?
   - О чём? - она подошла ближе, вызывающе склонив голову набок.
   - Да о чём хочешь! Хотя бы о том, что Хрохан вчера рассказалл про вашего неубиенного безумного Магистра.
   Девушка кивнула и я поведал вариант событий Войны Магов с позиции лича. Каюсь, как обычно маленько добавил от себя для большего колорита. Кто знает, а вдруг потом в писатели подамся, надо же где-то набираться художественного опыта.
   - Есть ещё третья версия - самого Харата.
   - Ты встречался с Харатом?! Когда?! - Хельга опять напряглась.
   - Ну, не сам, конечно - с ним разговаривал Серхио, а потом обо всём подробно рассказал мне.
   Я спокойно изложил и этот вариант происшедшего, несмотря на то, что девушка периодически презрительно фыркала и пыталась вставить какие-то замечания.
   - Я ему не верю! Он врёт! - решительно заявила она. - И Хрохан врёт... Они наверняка договорились с Харатом, а потом чего-то не поделили.
   - Кто знает, - заметил я осторожно, - может обманывает кто-то один, может оба, но одно ясно совершенно точно - и тот, и другой явно чего-то не договаривают. Весь вопрос - что и почему? Эх, узнать бы, что на самом деле задумал лич! Это многое могло бы прояснить...
   Хельга пренебрежительно махнула рукой - ей, похоже, и так всё было понятно. Эхе-хе, кто бы мне рассказал, как нужно разговаривать с уверенным в своей правоте человеком, чтобы заставить его хотя бы на миг усомниться и попробовать взглянуть на проблему с другой стороны. Если бы на месте девушки был бы кто-то другой, просто махнул бы рукой - зачем мне лишний менингит и слава мизантропа?
   - Слушай! - я чуть не подпрыгнул от неожиданно пришедшей в голову мысли. - Серхио говорил, что у тебя просыпаются способности к телепатии! Может, попробуешь покопаться в черепушке у Хрохана, чем чёрт не шутит?
   - Когда это он такое говорил? - искренне удивилась девушка.
   - Ну как же! Ах, ты же не знаешь... Помнишь, ты ещё подумала, что сошла с ума, когда услышала наш разговор о Харате?
   - Помню, а что?
   - Ну так мы действительно в тот момент именно о нём и болтали.
   Хельга недоверчиво посмотрела на меня и язвительно заметила:
   - Что-то я не заметила рядом Серхио.
   - Ты и не могла его видеть... Он... как бы это сказать? Ну, как бы находился в моей голове. Не сам, конечно, а только его разум... Чёрт, не знаю, как объяснить, - я окончательно запутался. - Вот когда он объявится, пусть тебе и расскажет, а я и сам мало что понимаю!
   - Ладно, я попробую, - неуверенно пообещала девушка.
   У меня будто гора с плеч свалилась - даже дышать стало намного легче. Что ни говори, а доверие намного приятнее подозрительности. Я опустился на землю возле входа и с удовольствием посмотрел на чуть красноватый блин заходящего солнца. Всё вокруг готовилось к короткой летней ночи - даже вечно суетящиеся орки попрятались в жилища и только силуэты одиноких деревьев слегка дрожали в струях поднимавшегося вверх нагретого воздуха. Неслышно подошла Хельга и устроилась рядом, опустив голову мне на плечо, а с другой стороны тут же подкатился под бок рыжий малыш. На лице девушки застыло выражение глубокой печали - очевидно, воспоминания о далёкой войне опять разбередили в её душе незаживающую рану. Я осторожно обнял Хельгу и она, прижавшись теснее, тихо запела:
  
   В стороне семь могил и смола на венках
   Ветер волком поёт в закопчёной трубе
   Потревоженный пепел - пожарища прах
   Серым саваном лёг на разбитой судьбе
  
   Тихий шелест листвы и скупая слеза
   Да усталые руки заметно дрожат
   Снова едкий туман застилает глаза
   В чём провина его? За что боги так мстят?
  
   И закинув подальше и щит, и клинок
   Захватив только ветер притихший с собой
   Он исчез в паутине пустынных дорог
   Чтоб хотя бы поспорить с ужасной судьбой
  
   Он покинул людей и старался забыть
   Семь крестов на могилах, как вечный упрёк
   Как безжалостный ветер пытался добить:
   "Ты чужих защитил, а своих не сберёг..."
  
   Только вдруг впереди иногда промелькнёт
   Силуэт отголоском далёкой беды
   Но изменчивый ветер устало шепнёт:
   "Всё ушло... Только я... только путь... только ты..."
  
   Мы ещё долго сидели вместе, молча наблюдали, как тускнеют краски, как размываются очертания дальних деревьев и как их постепенно поглощают сумерки. Смотрели, как всплывают на небе крупные звёзды и холодным мерцающим блеском в который раз манят в мир тишины и вечного покоя. И до боли в сердце хотелось, чтобы время остановилось, а этот миг длился бесконечно...
  

* * *

  
   Грох умудрился ночью заблудиться в лесу, поэтому добрался до лагеря Тху только к полудню и сразу нашёл Хрохана.
   - Повелитель, мне удалось найти свиток, - он достал из-за пазухи с таким трудом добытый документ и протянул его личу. Про инциндент в библиотеке он решил пока умолчать - зачем заранее подставляться?
   Хрохан осторожно развернул потемневший от времени рулон пергамента и впился глазами в строки старинного сказания:
  
   "Это подлинная история о том, откуда пришли первые люди на просторы империи. Восстановлена с пострадавшего в великом пожаре Библиотеки древнего свитка, дополнена свидетельствами многознающего архивариуса Шаура и записана дословно служителем Крипом со всей тщательностью...
   ...Когда явила миру свой холодный лик Снежная Маута и заснули, наконец, в пучине морской кровожадные наги, пришли из ледяной пустыни три человека, три Великих Колдуна - Хрокал, Серод и Фудор. Никто не знал, откуда они появились, а сами Великие ничего о том не сказывали. И поведали они в волнении великом, что как только отступит лютая зима и исчезнет снег на равнинах под лёгкой поступью Прекрасной Юны, следом за талой водой придёт великое множество прожорливых червей с головой волка - ужасных Хранителей Силы. Собирают они кровавую дань Чёрного Круга раз в тысячу лет, идут по следу Колдунов и уничтожают всех на своём пути. Настал год расплаты и нет спасения ни человеку, ни зверю, ни подземному гаду, ни птице небесной. Никто не может остановить червей, не смогут и храбрые воины племён человеческих - слишком стремительны, сильны и безжалостны Хранители и есть их великое множество. Высосут всю жизнь, до последней капли, отберут Силу и оставят после себя только смерть и голодную пустыню...
   И предложили Колдуны всем племенам отправиться вместе с ними за море, к далёкой земле, где вдоволь рыбы и леса полны дичи, где солнце греет ласково и щедра земля на урожай, где нет опустошительных набегов нагов, где люди будут царствовать и процветать, куда не знают дороги прожорливые черви Круга... Но дар прозрения доступен не каждому, а яд недоверия слову Великих разъедает сомнением и ведёт к концу без славы, без памяти. Одно лишь забвение ждёт с неизбежностью рока возомнивших себя мудрейшими за Колдунов...
   Не все вожди поверили в страшных Хранителей, не все племена решились пересечь бескрайнее море в поисках лучшей доли, не все согласились последовать за Великими Колдунами. А как отправилась Снежная Маута отдыхать в свой далёкий ледяной дом в горах, расстаял снег и пригрело солнце - совсем забыли люди о грозном предостережении. Только мудрый Сокот с племенем согласились отправиться вместе с Великими в опасный путь через суровое море. Построили плоты и уплыли, как только отступили льды...
   Ох, и нелегка была дорога к неведомой земле! Много раз вставали преградою на пути огромные волны высотою в два копья, и погибла половина племени в пучине, и забрала стихия все запасы, и овладело слабыми духом безумие. Помутился разум нескольких воинов от голода, и напали они на соплеменников, дабы насытиться мясом и утолить жажду горячей кровью человеческой словно безжалостные наги. Пришлось убить их со слезами на глазах и горечью в сердце. И с каждым новым солнцем смотрело племя Сокота вперёд с надеждой, но не было ничего вокруг, кроме воды и холодного ветра...
   И вот, когда зароптали люди от голода и отчаяния, показалась, наконец, на горизонте тёмная полоска далёкой земли. Возрадовались было оставшиеся в живых скорому спасению и избавлению от мук, да только поднялся тут из глубин бездонных змей морской, чудище огромное и доселе никем не виданное. Распахнула гадина пасть пещерой глубокой с зубами в рост человеческий и вознамерилась поглотить всех вместе с плотами, парусами, да прочим скарбом. Но отвёл глаза мерзкой твари Великий Хрокал колдовским наговором, заслепил сиянием диковинного волшебного камня, и исчез змей без следа в дали морской...
   А как добрались люди до тверди долгожданной, встретили их существа зелёные телом и чёрные душою. Наслали на племя Сокота болезнь чёрную, забиравшую жизнь у старого и малого без разбору, без жалости. Но вмешались опять Великие Колдуны, обратили против ворога его же оружие, а иных просто згубили волшбой. И зажили люди спокойно и счастливо, расселились дальше по берегу и вглубь неизведанной щедрой земли...
   Фудор так и остались с племенем до скончания своего долгого века, Серод с учениками поселился в лесу и пошла от него раса лесных лекарей-друидов, а неистового Хрокала обуяла жажда странствий, отправился он с горсткой воинов к далёким горам, да так и не вернулся. Никому с тех пор не ведомо, где он сгинул..."
  
   Принц задумчиво взглянул на Гроха.
   - Так-так, очень интересно. Кажется, кое-что начинает проясняться, - он ещё раз пробежал глазами строки свитка. Похоже, летопись людей и недавний рассказ орочьего шамана говорят об одном и том же событии. Лич усмехнулся - ничего удивительного, что каждая раса обвиняет в болезни противника. Всё как обычно, историю часто пишут для того, чтобы потомкам было чем гордиться, а не каяться за ошибки предков.
   - Пригласи-ка сюда нашу спутницу, мне нужно задать ей пару вопросов.
   - Слушаюсь, Повелитель, - чёрный маг почтительно склонил голову. - Только ещё один вопрос - вы знаете, что вчера орки напали на крепость людей?
   - Неет, - удивлённо протянул Хрохан, - что там произошло?
   - Я видел только начало битвы и не знаю, чем всё закончилось. Я думал, что вождь Тху не станет начинать войну без вашего согласия.
   - Я обязательно спрошу, - крылья носа лича гневно затрепетали. - Но сначала мне нужно побеседовать с девушкой...
   Он задумчиво посмотрел вслед уходящему помощнику и тихо дабавил:
   - Что же задумал этот Трижды Великий идиот? Один тупоголовый орк уже испортил такой замечательный план - спугнул Харата, а теперь и Тху затеял неизвестно что! Всё, хватит тайн и загадок - нужно отсюда побыстрее убираться , теперь здесь оставаться слишком опасно...
  
   Рыжий с самого утра настойчиво требовал продолжения вчерашней игры. Нет, я его понимаю, сам достаточно азартен, но не до такой же степени, чтобы забыть обо всём на свете! Отказы под разными предлогами на уаха не действовали совершенно, он вцепился как клещ и не давал ни минуты покоя. В какой-то момент даже захотелось отшлёпать его по заднице, как упрямого ребёнка. "Спас" положение объявившийся, наконец, после четырёхдневного отсутствия кровосос:
   - Повелитель хочет поговорить с Хельгой. Он ждёт...
   Хотя пригласили только девушку, отправились на встречу мы все вместе, причём Грох даже не пытался возражать - видно, уже привык к нашей неразлучной троице. Я не забыл напомнить Хельге об отличной возможности подслушать мысли принца - она с серьёзным видом кивнула и прибавила шаг, догоняя ушедшего далеко вперёд чёрного мага.
   Хрохан прижимал к груди какой-то старый свиток и, словно неугомонный оцелот, нервно расхаживал из стороны в сторону внутри не слишком просторного вигвама - расстояние от одной покатой стенки до другой лич покрывал за три-четыре шага. Ну, а когда мы всей толпой втиснулись в шатёр, он вынужден был прекратить свои беспокойные маятниковые движения - места там сразу осталось только на то, чтобы стоять по стойке смирно.
   - Милая леди, - обратился принц к девушке, - что люди знают о землях, расположенных за морем?
   - Я ничего о них не слышала, - Хельга пожала плечами. - Возможно, что-то знают в портовых городах - Селизе и Ладере. Но, думаю, если бы за морем действительно обнаружили что-то интересное, об этом наверняка знали бы многие.
   - А люди? В этой летописи, - Хрохан показал свиток, - говорится о племенах людей, с давних времен населявших заморские земли.
   Хельга ничего не смогла ответить и на этот вопрос.
   - И всё же наш путь лежит именно туда, - загадочно произнес лич, вдруг с нескрываемым интересом посмотрев на девушку. - Готовьтесь, завтра рано утром мы отправляемся в дорогу...
   "Ого!" - подумал я, - "Ну и занесла же нас нелегкая... С другой стороны, хоть на море посмотрим - тоже неплохо. Только нужно обязательно сегодня же предупредить Серхио".
   - Да, вот ещё что! - остановил нас Хрохан. - Я преклоняю голову перед вашими способностями, леди, но в следующий раз не стоит пытаться прочитать мои мысли.
   Наверное, у всех нас был настолько идиотский вид, что принц весело расхохотался:
   - Ваша сила выше всяческих похвал, но, поверьте, в моём мире есть гораздо более искусные и опасные враги, которые владеют таким же даром, поэтому личи научились защищаться.
   Он повернулся к Гроху, давая понять, что с нами разговор закончен.
   - Договорись с Тху, чтобы забрал к себе воинов Унка - они нам больше не понадобятся.
   Ничего себе! Я резко обернулся и возмущённо спросил:
   - Вы собираетесь оставить наших орков здесь?! Почему?!
   - Нам придётся пробираться через земли людей, - пояснил Хрохан. - Орки будут не самой подходящей компанией в таком походе.
   - Ну, допустим, ваших солдат тоже не так уж трудно раскусить и такое соседство не менее, если не более опасно. А бросить воинов Унка здесь означает для них неминуемую смерть - если их не убьют люди, то уж местные хряки сделают это обязательно как только вы с Грохом покинете лагерь.
   - Вполне возможно, - безразлично согласился лич. - А тебе не всё равно? Они же враги людей, зачем переживать?
   - Лично мне не всё равно!
   Принц посмотрел на меня с интересом:
   - Ну хорошо, а что ты предлагаешь?
   - Взять их с собой, - я лихорадочно отыскивал причины, по которым Хрохану могла бы понадобиться помощь орков. - Принц, а как вы вообще собираетесь достать корабль и переправиться через море?
   - Захватим корабль на берегу, - спокойно сообщил он. - Не вижу никаких проблем.
   - И рулить будете сами? У вас большой опыт в навигации и управлении парусами?
   - Хм, - мне показалось, на лице лича промелькнула лёгкая досада. - Об этом я не подумал. Ну, в конце концов, заставим команду доставить нас куда потребуется.
   - Вы плохо знаете людей - из-под палки они скорее завезут нас к чёрту на рога, но уж точно не туда куда надо. Будете потом остаток жизни куковать на каком-нибудь острове в обществе троглодитов и осваивать борону-суковатку.
   - Ладно, - сдался Хрохан, - что ты конкретно предлагаешь?
   - Нанять корабль, - с гордостью заявил я. - Уверен, за приличную плату всегда найдутся желающие доставить кого угодно хоть на край света.
   - Ага, - скептически усмехнулся принц, - и много у тебя золота?
   Мда, справедливое замечание - про чужие денежки говорить легко, особенно когда в собственном кармане только блоха на аркане!
   - Ну, украсть или отнять у какого-нибудь толстосума! - уже с некоторым отчаянием выкрикнул я. - За местного барыгу можно особо не переживать, он себе быстро ещё больше нагребёт трудами праведными и не очень.
   Сказал и стало как-то стыдно. В принципе, моё предложение попахивает не меньшим свинством, чем желание Хрохана оставить орков здесь.
   - Допустим, - не унимался лич, - не понимаю только одного, зачем во всей этой хитрой операции могут понадобиться орки?
   Чёрт, ещё раз убеждаюсь, что хладнокровия и здравомыслия принцу не занимать. Однако, волна уже была поймана и "Остапа понесло":
   - А мы их свяжем и погрузим на корабль, как участников секретного правительственного эксперимента по выращиванию хряков-шпионов и боровов-диверсантов. Ну, или что-то типа того - по дороге придумаем. Тем более, неизвестно, что нас вообще ждёт за морем, а бойцы они неплохие и смелые.
   - Хорошо, - Хрохан махнул рукой, понимая, что спорить с упёртым идиотом бесполезно. - Мне твой план не нравится, но я понимаю, что ты просто не хочешь бросать своих новых друзей. Странно, конечно, наблюдать столь трогательную заботу о злейших врагах, ну да ладно - пусть идут с нами. Смотри только, не пожалей потом...
   На улице я шумно вздохнул - маленькая, но победа! И тут же возмущённая до последней степени Хельга встретила меня вопросом:
   - Зачем?! Лучше бы оставались здесь и получили по заслугам!
   В её словах слышалась неприкрытая ярость, а мне вдруг стало невыразимо тоскливо. У кажого есть готовое решение, каждый уверен в своей правоте, ну почему же тогда никто не хочет понять и меня?!
   - Видишь ли, я не считаю "наших" орков врагами. Они отличаются от местных злобных созданий, помогали нам не раз, хотя никто их об этом не просил, и бросать их на верную гибель я не могу, не хочу и не буду! - я говорил подчёркнуто спокойно, но при этом чувствовал, что ещё чуть-чуть и начну самым натуральным образом хамить. - Нравится тебе это или нет, уж извини. Я не собираюсь потом вечно носить клеймо предателя!
   Девушка собиралась что-то сказать, но потом передумала и, круто развернувшись, направилась к ожидавшему нас чуть в стороне уаху. Опять двадцать пять! Господи, ну почему все шишки вечно летят в мою голову?! В минуты раздражения в голове частенько возникают глупые риторические вопросы. Вот как сейчас, например - есть ли на свете хоть одна счастливая семья из космополита и расиста? Новое слово в социологии - космополитический расизм! Абсурд, конечно, только почему на душе так гнусно?
  
   В то же самое время в шатре Трижды Великого вождь Огу рассказывал о неудачном нападении на Краст и серьёзных потерях в армии. Бедолага военачальник красочно расписывал слаженные действия своих воинов, которые без сомнения захватили бы крепость, если бы не неожиданно огромное число защитников, а также подлые действия людей, зашедших в тыл наступавшим и перебивших почти половину шаманов.
   - Но самое главное, - добавил Огу, - что нас одновременно атаковали десятки сильных магов, против которых мы ничего не смогли сделать. Мои воины отважны, Трижды Великий, но против магов бессильны. Хорошо ещё, что я вовремя заметил опасность и увёл армию, иначе погибли бы все.
   Вождь Тху чувствовал, как внутри начинает медленно разгораться чёрный огонь ярости и мщения. Он хмуро смотрел на командира-неудачника и соображал - убить его прямо сейчас или устроить всё же показательную казнь? Похоже, и сам Огу понимал, что жизнь его висит на волоске, поэтому поспешил предъявить то, ради чего он прибыл в ставку сам, рискуя лишиться головы - протянул Трижды Великому стрелу, вырванную из тела убитого шамана.
   - Что это? - Тху недоумённо переводил взгляд с лица обречённого командира на зажатый в кулаке предмет.
   - Три зимы назад мои воины столкнулись в жестокой схватке с разведчиками эльфов. С ними был человек, лучник, и он успел убить немало моих бойцов такими же самыми стрелами, - Огу вновь продемонстрировал характерное серое оперение, - а эту я вчера нашёл на поле возле Краста.
   - Ты хочешь сказать, что против нас выступили эльфы?! - от изумления Тху совершенно забыл о собственной ярости.
   - Вряд ли, - осторожно заметил Огу. - Эльфы без повода не нападают. Точно утверждать можно лишь одно - вчера тот самый лучник был возле крепости людей и именно он перебил наших шаманов.
   - И что с того?
   - У меня есть идея, как хотя бы на время поссорить людей с эльфами, а поможет нам эта стрела. Надо скрытно послать небольшой отряд опытных разведчиков, уничтожить несколько остроухих и обязательно оставить там стрелу. Судя по всему, эльфы хорошо знают этого лучника, поэтому легко догадаются, кто именно совершил подлое убийство. Они непременно захотят заполучить его голову, Трижды Великий!
   На лице вождя появилась злорадная улыбка - план ему определённо понравился. Что же, Огу заслужил прощение, но пусть сам и докажет на деле свою преданность и умение.
   - Немедленно отправляйся в дорогу, - Тху вновь принял важный вид. - Разведчиков подберёшь сам. И с тобой пойдет мой шаман - я хочу, чтобы в этот раз всё прошло гладко...
  

* * *

  
   ... На этот раз Серхио в астрале я нашёл на удивление легко - казалось, что он поджидает меня давно и с нетерпением. Для полного антуража не хватало только кучи окурков у него под ногами. Сомневаюсь, конечно, что испанец курит, но здесь же можно всё - для прикола мог бы себе позволить "пыхнуть". Местом встречи испанец выбрал скалистый берег моря: отвесные стены с глубокими трещинами подступали к самой воде, а ленивые волны раз за разом накатывались на мокрый камень, словно пытаясь тихой лаской успокоить истерзанную плоть земли. Высоко над головой вцепилась узловатыми корнями в утес и тянулась мохнатыми ветвями к облакам стройная корабельная сосна. Как будто надеялась поймать и примерить ажурную туманную обновку. Серхио сидел на гладком валуне, собирал крупную гальку и "лепил блины", с силой запуская голыши в сторону моря. Обманутые всплесками чайки широко раскрывали клювы в беззвучном крике, пикировали на место очередного фонтанчика воды и в который раз обиженно взмывали вверх, так и не получив несуществующую добычу.
   - Ну, что у вас нового? - заметив моё присутствие, испанец начал разговор первым.
   - Завтра утром отправляемся дальше. Теперь наша цель - море, - ответил я, устраиваясь рядом. - Символично, что ты выбрал именно такой пейзаж.
   - Море? - переспросил Серхио. - Зачем личу понадобилось море?
   - Если уж быть совсем точным, он собирается за море - там якобы есть материк, к которому он в данный момент и стремится. Очевидно, принц что-то вычитал в старинных манускриптах - я видел у него свиток.
   - Откуда у Хрохана свиток, орки дали?
   - Нет, похоже, Грох привёз - он на четыре дня куда-то исчез, сегодня только вернулся, а у лича сразу появился старый пергамент. Кстати, там записана легенда человеческой расы, так что вряд ли свиток хранили орки.
   Испанец надолго задумался, продолжая механически собирать гальку. Похоже, в Хоредоне от заметил именно Гроха. Теперь можно сказать наверняка, что любознательный некромант посетил городскую Библиотеку, а свиток попросту украл...
   Разочарованные неудачей, чайки улетели от берега и кружили теперь в отдалении маленькими белыми точками. Повинуясь моей воле, исстрадавшаяся бесконечной охотой сосна, наконец, нацепила на себя, как фату, симпатичное облачко и стояла, горделиво выставив напоказ белоснежное свадебное убранство.
   - Харат и дальше идёт по нашим следам? - прервал я размышления Серхио.
   - Что? Да, но сейчас он находится возле Краста - это крепость примерно в дне пути от лагеря Тху. Вчера орки напали и если бы не вмешательство Магистра, крепость бы пала.
   - Орки начали войну?! Хрохан ничего об этом не говорил.
   - Возможно, он и сам ещё ничего не знает - всё выглядело так, будто зелёные просто прощупывали оборону людей, искали слабые места.
   - А ты-то сейчас где? - спохватился я.
   - Там же. Мы с Мадуком находились в Хоредоне у столичного Магистра, когда пришло сообщение о нападении. А теперь в Красте с отрядом столичных рыцарей. Там, кстати, Мадук встретился с Харатом.
   - Ого! И они не поубивали друг друга?
   - Нет, более того - долго беседовали, причём вполне спокойно и, похоже, о чём-то договорились. По крайней мере, Мадук согласился с просьбой Харата, чтобы я примкнул к отряду Агриэля. И вообще, у меня сложилось такое впечатление, что местные Маги готовы простить друг другу всё что угодно, кроме посягательства на собственную жизнь и могущество.
   - Странно как-то всё, - я решил поделиться с испанцем сомнениями, не дававшими мне покоя уже два дня. - Не понимаю, почему Харат и Хрохан избегают схватки? Одному нужен украденный артефакт, но он бежит всё дальше и дальше. Второй стремится уничтожить противника, но тоже не спешит - ведь была же у Магистра прекрасная возможность покончить с личем на болотах!
   - О планах принца можно только догадываться - скорее всего, он хочет заманить Магистра к месту Основного Потока Силы, затем завладеть Камнем Могущества и тут же исчезнуть из этого мира. А Харат... - Серхио слегка замялся. - Я спрашивал, почему тогда он не атаковал Хрохана... Магистр не хотел потерять тебя, Сергей, поскольку не знал, выживу я или нет, а хотя бы один Входящий ему обязательно нужен.
   Испанец внимательно посмотрел на меня и продолжил:
   - А вот теперь я совсем не уверен, что он не попробует напасть - насколько я успел его узнать, Харат не из тех людей, кого может остановить угроза чужой жизни. И если появится возможность уничтожить принца, он обязательно сделает это, даже если при этом погибнут невиновные.
   Ну, спасибо! Умеет же Серхио успокоить!
   - Мне иногда кажется, что мы вообще напрасно ввязались в эти магические разборки, - с горечью заметил я. - Не пришлось бы заплатить слишком большую цену всего лишь за обещание вернуться домой.
   - В конце концов, всегда остаётся выбор, - философски изрёк Серхио. - Нет ничего хуже, чем наделать глупостей, поддавшись сиюминутному импульсу. Не переживай, я тебя не оставлю в любом случае.
   - Может, вы двинете прямиком к порту? - спросил я со слабой надеждой оказаться хотя бы на время подальше от опасного соседства. - Какой там ближе всего? Личу понадобится солидный корабль - всё-таки наш отряд большой, да и на маленьком судёнышке далеко не уедешь. Думаю, нереально обзавестись подходящей посудиной где-то в другом месте. Ну, и опять же, деньги понадобятся... А в большом городе их достать значительно легче...
   - Я спрошу Магистра, - пообещал испанец. - Правда, он не любит отпускать лича далеко от себя, но кто знает?
   Нельзя сказать, что я полностью успокоился, но от слов испанца стало как-то легче на душе. Он поднялся на ноги, привычным движением отряхнул несуществующую пыль с джинсов и, прощально помахав рукой, расстаял облачком радужного тумана. Следом заколыхалась сверкавшая миллионами искорок поверхность моря, оплыли размягшим воском грозные скалы, обернулась разноцветными клубами дыма гордая сосна и...
  
   ...Впервые за многие дни похода я проснулся сам - без настойчивых тычков в бок, комаринного писка или истошных криков чужеродного воинства. Рядом, укрывшись по самый нос пледом грубой вязки, чуть слышно посапывала Хельга, а ещё дальше привычно закопался с головой в душистое сено рыжий малыш. Лёгкая занавесь шатра дрогнула и бесшумно отошла в сторону - образовавшийся проем заполнился ослепительно-голубым кусочком неба, на фоне которого спустя мгновение возник тёмный силуэт Гроха. Он осторожно поманил меня рукой, приглашая выйти на улицу.
   - Собирайтесь, - почти шёпотом сказал маг, - только без лишнего шума. Сейчас нам громкие проводы ни к чему.
   Похоже, мы собираемся удирать, иначе к чему такая секретность? Видно, Хрохан в чём-то не сошёлся взглядами с вождем Тху или разругался из-за нападения орков на Краст. Я огляделся по сторонам - солдаты нежити роились вокруг вигвама принца, туда же постепенно подтягивались и "наши" орки. Вернуться назад, разбудить Хельгу с уахом, а затем собрать свои нехитрые пожитки заняло не больше пяти минут, поэтому очень скоро мы также оказались среди ставших уже чуть ли не родными попутчиков. Появился лич в сопровождении местного поджарого хряка (как потом выяснилось, это был проводник), и весь отряд без суеты гордо покинул территорию уже порядком поднадоевшего орочьего лагеря. Или позорно сбежал, кто его разберёт...
  
   Вождь Тху с ненавистью наблюдал в щель между занавесями полога за уходом Великих магов, ему ничего больше не оставалось, как только подглядывать и скрипеть зубами от злости. Вчера состоялся неприятный разговор с Хроханом, очень неприятный. Великий обвинил вождя в торопливости и сказал, что теперь будет действовать по своему усмотрению. И вот он уходит к морю в поисках источника могущества человеческих магов, оставляет Орду один на один с разозлёнными людьми... Тху тихо зарычал от досады - он, Трижды Великий вождь, был вынужден умолять, ползать в ногах у Великого мага, но тот отказался остаться в лагере, да ещё потребовал себе проводника! Пришлось дать, иначе нельзя будет рассчитывать на помощь некромантов потом, когда они вернутся. Но кто же теперь остановит человеческих колдунов?!
   Что делать? Орк заметался в тесном пространстве вигвама, пытаясь придумать какой-то выход. Приходилось полагаться только на себя - его постоянный советчик, шаман Лау-Гор, ушёл ещё вчера вместе с разведчиками Огу. Но не зря Тху добился такого высокого положения среди кланов Орды - хитрость, вероломство и особая жестокость не раз выручали его в трудных ситуациях. Трижды Великий замер с кривой усмешкой на лице - он нашёл решение и радовался тому, насколько дальновидно поступил, приказав проводнику всячески тормозить движение магов!
   Вождь выскочил на улицу, дико вращая глазами от нетерпения - рядом сразу же возник адьютант в ожидании распоряжений.
   - Найди Ыгу, - грозно прорычал Тху. - Пусть соберёт своих карателей и немедленно топает сюда!
   Ослушаться приказа грозного вождя не посмел бы даже сумасшедший. Поэтому не успела кукушка обречённо насчитать кому-то недолгий век, как Ыгу, матёрый хряк с перебитым носом, уже стоял рядом и запоминал инструкции, которые недоверчивый Тху нашёптывал ему на ухо.
   - Всё понял? - спросил Трижды Великий. - Действуй, от тебя теперь многое зависит. Справишься - награжу, завалишь дело - сварю живьём!
   Ыгу молча кивнул и лёгкой трусцой припустил в сторону леса, в котором не так давно скрылся отряд Хрохана, а за ним, отстав всего на пару шагов, дружно последовали его воины. Орки мелькали между деревьями стремительно и плавно, передвигались с удивительной лёгкостью и грацией, совершенно неожиданной для грузных тел. На плечи элитного отряда всегда ложилась самая трудная и грязная работа, поэтому среди карателей случайных бойцов не было - они там просто не выживали. Тот, кто хотя бы на мгновение дрогнул в бою или не выполнил приказа, находил быструю смерть - тесак безжалостного командира пощады не знал, старый вояка понимал естественный отбор по-своему. Каждый виртуозно владел практически любым видом оружия - будь то обычная суковатая палка, праща, грозный палаш или лук. И вот теперь сотня отъявленных ловких головорезов и хладнокровных убийц стремительно преследовала ушедший вперёд отряд Хрохана - настичь лича нужно до того, как он достигнет дубрав лесных лекарей, друидов...
  

6. Западня

  
   Следопыты готовились отправиться в путь, как только солнце поднимется над горизонтом - ждали только команды Магистра. Немногим ранее Карр получил сообщение от тёмного эльфа о том, что Хрохан движется в сторону владений друидов, поэтому Ветль предложил ехать через Дезир - ещё одно приграничное поселение южнее Краста. Во-первых, так преследователи гарантированно не встретятся с орками, а во-вторых, дорога будет намного короче и есть неплохая возможность догнать лича уже возле священных дубрав. Харат вынужден был признать, что такой вариант гораздо лучше и надёжнее, поэтому согласился без промедления. Всадники пробирались между развалинами домов крепости, похожей сейчас на огромный муравейник, в котором переночевал беспокойный медведь, и с интересом посматривали по сторонам. Кругом копошились люди: одни спешно заделывали брёвнами, камнями и землёй широкие бреши в стенах, другие восстанавливали разрушенные помосты возле бойниц и расчищали проходы... Непокорённый Краст залечивал раны и готовился к новой встрече с Ордой. Теперь будет полегче - пять сотен рыцарей Хоредона сила солидная, да и маги скоро должны подъехать...
   Пристроившийся в хвосте отряда Серхио прикидывал, под каким же удобным предлогом рассказать Харату о планах лича. Время шло, солнце уже начало потихоньку склоняться к закату, а подходящего повода найти так и не удавалось. В конце концов, испанец решил действовать напрямую. Тем более, что хотелось задать Магу несколько неприятных вопросов и, если не юлить, можно рассчитывать на откровенность и со стороны Харата. Серхио пришпорил коня и догнал Магистра, который негромко объяснял что-то внимательному Карру. Как только испанец приблизился, Харат замолчал - похоже, Серхио оборвал беседу, не предназначенную для его ушей.
   - Нормально себя чувствуешь? - Магистр внимательно посмотрел на испанца. - Мадук не сказал, как удалось поставить тебя на ноги.
   - Спасибо, хорошо... Мастер, ты догадываешься, куда направляется Хрохан?
   - Нет, - покачал головой Харат. - Я думал, он и дальше будет скрываться среди орков. Почему лич уходит? Нет, ума не приложу, куда он собрался.
   - Он хочет переплыть море, - огорошил Магистра Серхио.
   - Зачем?! - в голосе Мага чувствовалось лёгкая тревога. - И откуда об этом знаешь ты?
   - От самого лича, - испанец с удовлетворением отметил появившееся на лице Харата неподдельное изумление. - Он сам вчера поделился планами со своими пленниками... или союзниками. Трудно понять, в каком положении сейчас оказались Сергей и Хельга.
   - А ты как узнал?! - Магистр буквально сверлил Серхио подозрительным взглядом.
   - Всё очень просто - у нас с Сергеем есть возможность обмениваться мыслями. Вам этот способ недоступен, но это так. Можешь считать, примерно так же, как связываются Карр и Уаддр...
   - И что личу понадобилось за морем? - спросил Харат после долгого молчания.
   - Ну, если верить Хрохану, там находится место, откуда он собирается покинуть этот мир.
   - Не думал, что принц догадается, - с досадой прошептал Маг, сразу как-то потемнев лицом. - Тогда тем более надо поскорее с ним кончать, за море лича отпускать никак нельзя!
   - О чём догадался? - быстро спросил испанец. Уж больно озабоченным казался Магистр, такое ощущение, что ему про заморские земли известно гораздо больше, чем всем остальным людям. Или только показалось?
   - За морем есть земля, - как бы нехотя ответил Харат, - и где-то там находится второй Основной Поток Силы. Мне о нём когда-то говорил мой учитель, Фангор, но сам я там никогда не был и точного места не знаю.
   - Значит, оттуда тоже можно отправиться в любой мир? Почему же ты раньше ничего не рассказал?! Боялся, что откажусь помогать?
   Серхио с укоризной посмотрел на старого Мага - вот уж чего испанец никак не ожидал, так это того, что Харат его самым банальным образом обманул. Точнее, не сказал всей правды, но ведь и полуправда зачастую оказывается хуже откровенной лжи! Магистр торопливо покачал головой.
   - Не торопись с выводами, Посланник! Фангор предупреждал, что тот поток необычен и очень опасен... Там Сила как бы вытекает из нашего мира. И если Поток у Мегалита приносит в наш мир жизнь, то второй, как бы несёт потоки к противоположному полюсу, за которым смерть. Бесконечный коловорот Силы, как говорил Учитель... Я совсем не уверен, что оттуда можно попасть в ваш мир. А теперь ответь, стоило ли о нём рассказывать и давать тебе призрачную надежду?
   - Может, ты и прав, - неуверенно пожал плечами испанец. - Но как по мне, то лучше было рассказать всё.
   Карр проехал немного вперёд, понимая, что сейчас лучше оставить Харата с испанцем наедине. Старый Магистр задумчиво посмотрел на набухающие влагой облака, на сизую грозовую тучу где-то у самого горизонта и недовольно покачал головой - как бы не натянуло дождя, в чистом поле спрятаться негде. Он вновь повернулся к Серхио.
   - Я уже говорил тебе, что Фангор был самым сильным Магом и уж если он сказал, что Поток Силы за морем опасен, значит это действительно так. Вот почему Хрохана никак нельзя пропускать к нему. Неизвестно, что может устроить лич! А если он разрушит и тот Поток, Сила погубит этот мир навсегда...
   - Может, тогда лучше устроить засаду возле порта, когда лич будет искать корабль? - предложил испанец. - В этом случае уже не надо будет бегать за ним, он сам придёт к нам. Если всё хорошо обдумать и подготовиться, шансов у принца будет немного.
   Магистр вновь задумался и покачал головой.
   - Нет, слишком рискованно - в Селизе много людей. Если Хрохан почувствует засаду, он не пощадит никого, люди для личей имеют только одну ценность - как возможные солдаты. Можешь не сомневаться, если придётся драться, некроманты быстро наберут в городе армию. Ты далеко не всё про него знаешь - он очень коварен и опасен.
   - Не спорю, - согласился Серхио и посмотрел на Харата в упор, - почти ничего не знаю. Может, объяснишь тогда, что это за история с украденным Камнем Могущества личей?
   Маг от неожиданности так резко натянул поводья, что его конь захрапел и остановился на месте, а Карр с тревогой обернулся назад. Впрочем, следопыты тоже с интересом поглядывали на взволнованного Хозяина - таким они мага ещё ни разу не видели.
   - Камень Могущества личам не принадлежит! - глаза Магистра засияли чёрным огнем, вопрос явно задел его за живое. - Он был очень давно унесён из этого мира, а я только вернул древний артефакт на место!
   Испанцу также ещё никогда не приходилось видеть настолько рассерженного Харата, поэтому он немного помолчал и как можно спокойнее заметил:
   - Хрохан сказал, что для людей артефакт бесполезен, а для личей - это вопрос выживания.
   - Ха, бесполезен! - продолжал "кипеть" Маг. - Да они просто так и не научились им пользоваться, не узнали его истинной силы! Уму непостижимо, столько веков использовать ценнейшую вещь, как обычное украшение во дворце Повелителя! Но принц! Каков мерзавец! Нет, теперь я просто обязан уничтожить его любой ценой!
   Серхио обратил внимание на то, что за разговором (если можно так назвать громкие крики Харата) с интересом наблюдают все члены отряда, поэтому вновь выдержал паузу, давая Магистру немного успокоиться.
   - Любой ценой? - осторожно спросил испанец. - Даже если пострадают Сергей и Хельга?
   - Я сделаю всё возможное, но если не останется выбора... - Маг испытующе посмотрел на Серхио. - Ты должен понять, Посланник, что наш мир жесток и не прощает ни ошибок, ни сомнений. Лучше сейчас принести в жертву несколько жизней, чем потом потерять тысячи!
   - В таком случае, Мастер, ты вряд ли сможешь рассчитывать на мою поддержку, - с вызовом заметил испанец. - И хочу тебя заранее предупредить, что если твои действия будут угрожать жизни пленников, Сергей неизбежно начнёт защищаться. Поверь на слово, тогда не поздоровится никому - на опасность Сергей реагирует быстро, совершенно не задумывается о собственной безопасности, а потому бьёт со всей силы, на пределе возможного... Потенциально он сильней и меня, и лича вместе взятых... Помнишь ту волну на болотах? Впечатляет, правда? Так вот, это он создал её практически без подготовки, на одном только желании...
   Магистр с ответом не спешил. Разговор подошёл к той критической точке, после которой собеседники либо договариваются, либо расходятся навсегда. От решения Харата зависит сейчас слишком многое, чтобы просто поддаться эмоциям и чувству собственного понимания ситуации. Серхио тоже это прекрасно понимал, поэтому терпеливо ожидал ответа Магистра - в конце концов, пришла пора всем раскрыть карты и он-то свой ход сделал, теперь очередь Харата.
   - Хорошо, - Маг испытующе посмотрел на испанца, - я обещаю не навредить пленникам, но тогда и молодой Входящий не должен вмешиваться. И ты, пожалуй, прав - на всякий случай нужно приготовить Хрохану ловушку в порту...
   Старик обернулся, отыскивая взглядом командира следопытов.
   - Агриэль! Пошли кого-нибудь назад в Краст - пусть сообщит Мадуку, что лич попытается найти в Селизе корабль. Нужно, чтобы в порту подготовили западню.
   Мечник кивнул и похлопал по плечу ехавшего рядом Крона. Ничего удивительного, что выбор пал именно на него - Дегар и Ветль отряду сейчас нужнее.
   - Давай, дружище. Нас ты уже вряд ли догонишь, но на всякий случай я оставлю весточку стражникам Делиза - они скажут, где нас искать. Или жди в порту...
   Магистр проводил взглядом быстро удалявшегося следопыта и вновь повернулся к испанцу.
   - Если уж молодой Входящий так силён и у тебя с ним есть связь, почему бы ему не помочь нам? Мы могли бы ударить с двух сторон и сообща покончить с личем.
   - Не думаю, что Сергей согласится, - с сомнением произнёс Серхио. - Он, как и я, убивать лича не захочет. И уж точно не согласится действовать вслепую. Ты уж прости, но он парень умный, поэтому до сих пор не доверяет ни тебе, ни принцу. А вы с Хроханом как близнецы-братья: оба обещаете вернуть его домой и оба постоянно что-то не договариваете.
   - Так значит он обещал вернуть молодого входящего в его мир... Ладно, - согласно кивнул Харат, - я расскажу тебе про принца всё - что он ищет и чего добивается. А ты уже сам решишь, можно ли ему верить. Только история эта долгая и начать придётся издалека...
   Ехавший впереди Карр неожиданно обернулся и взволнованно выкрикнул:
   - Мастер, лича окружают друиды!
  

* * *

  
   Эстарас заканчивал обход непростой делянки священной дубравы и зорко поглядывал по сторонам - совсем рядом находились владения орков, поэтому действовать приходилось со особой осторожностью. Время тревожное... Того и гляди грянет война, поэтому встречаться со вспыльчивыми соседями сейчас хотелось меньше всего. День неумолимо катился к вечеру, тень дуба, под которым стоял друид, всё больше удлиннялась и гигантскими плоскими пальцами тянулась к кустам бузины за спиной лесного жителя. Деловито сновала между стволов вездесущая мошкара, вспыхивая в лучах солнца крохотными искорками света на прозрачных крыльях. Где-то вверху два юрких бельчонка устроили весёлую погоню то ли друг за другом, то ли за какой-то пичугой, и рыжими сполохами мелькали в зелени широких крон, не обращая внимания на сердитый цокот матери. Обитателей дубравы совершенно не беспокоило грядущее - в дне настоящем заключался весь смысл их существования. Никто не задумывался над тем, что этот день может стать для кого-то последним. Что ж, может, так и надо...
   Друид заботливо прикрывал землёй искалеченные кабанами корни дуба и успокаивал великана ласковыми словами, как вдруг услышал неподалёку сердитые крики растревоженных соек. Это могло означать только одно - в пределах дубравы появились чужаки, поскольку такой шумный базар птицы не устраивают даже в голодные годы из-за лишнего жёлудя. Эстарас быстро переместился к зарослям жимолости и, закутавшись в зелёный плащ, сотворил заклинание - теперь мага невозможно было разглядеть даже с двух шагов. Казалось, что и сам лес замер в настороженном ожидании, как бы разделяя смутную тревогу своего защитника.
   Чуткий слух друида уловил слабый шорох и вскоре между деревьев замелькали знакомые грузные фигуры. "Вот же принесла нелёгкая - орки! - подумал друид, - Не стоило вспоминать врагов без повода! Вот и накликал беду." Нет, это не случайно заблудившийся отряд, хряки явно спешат куда-то осмысленно, не отвлекаясь на поиски потерянной тропы. Опасные соседи развернулись широкой цепью, так что Эстарас даже приблизительно не мог оценить их количество. Одно было ясно - зеленокожих много и явились они сюда не просто так. Весь вопрос в том, что им понадобилось в чужих лесах? Орки хоть и бывают порой наглыми до безрассудства, забираться на территорию друидов всё же не рискуют - знают, что тогда придётся иметь дело не только с защитниками дубрав.
   Эстарас впервые в жизни пожалел, что, хоть и обходит свою делянку не один год, навыками опытного разведчика не обладает. А без них на серьёзное преследование рассчитывать не приходится. Остаётся только пассивно следить за орками и постараться не попадаться им на глаза. Друид отыскал взглядом притаившуюся среди ветвей белку - повинуясь его приказу, рыжая непоседа понеслась во всю прыть в сторону главной стоянки обходчиков, на прощанье что-то строго щёлкнув притихшим малышам...
   Чем дальше отряд хряков углублялся в лес, тем больше росло недоумение мага - орки определённо сошли с ума. А как по-другому назвать действия врагов, которые с каждым шагом неумолимо приближались к лагерю лесного народа, что и для вдесятеро большего количества остроухих попросту небезопасно? Вот только вели они себя слишком организованно и слаженно. Эстарас немного успокоился - обходчиков он предупредил, а большего опасаться, пожалуй, нечего. Странные орки неожиданно остановились и собрались вместе. Теперь можно было хотя бы оценить количество зеленокожих - не так много, как казалось сначала, всего-то около сотни. Примерно треть отряда после короткого совещания вновь продолжила движение к лагерю, а остальные попрятались в кустах и за стволами деревьев. Друид вновь встревожился: не всё так просто, орки точно действуют вполне осмысленно, только их планы до сих пор остаются загадкой. Враг становится вдвойне опасней, если неизвестно, что он задумал...
   Время медленно тянулось, стекало словно капли густого мёда по стенкам медогонки, а вокруг воцарилась удивительная тишина - даже лёгкий шелест листвы не смог заглушить звук упавшей ветки. Эстарас опять начал заметно волноваться - неизвестность не самый лучший способ обрести покой. Тревога ещё больше усилилась, когда один из хряков при помощи ремня буквально "взлетел" на вершину прямоствольного бука: он захлестнул кожаный пояс вокруг дерева, резко оттолкнулся ногами, одновременно забрасывая петлю выше, подтянулся на руках и вновь мощно подпрыгнул. Десяток хорошо скоординированных движений, и орк скрылся среди ветвей роскошной кроны. Вскоре оттуда раздалась характерная трель королька, но опытного друида обмануть было невозможно - он сразу определил, что звук искусственный, хотя и мастерски имитирующий голос птицы.
   Между деревьев замелькали фигуры бегущих сломя голову хряков. Они неслись не разбирая дороги и быстро достигли линии затаившихся соплеменников, так ни разу и не обернувшись на преследовавших их по пятам многочисленных лесных воинов. Эстарас злорадно усмехнулся - "Так вам и надо, нечего соваться в места, куда не просят!" Он был уверен, что миролюбивые друиды не станут жестоко наказывать наглых соседей - поучат немного уму-разуму, погоняют по лесу, как зайцев, а потом отпустят. Тот, кто привык лечить, не станет убивать понапрасну. Возможно, всё бы так и произошло, да только плохо знал обходчик, на что способны каратели Ыгу, а ведь это были именно они! В воздух разом поднялась туча стрел и десятки ничего не успевших понять лесовиков рухнули на землю, поражённые колючим дождём - стреляли лучники мастерски.
   Часть орков тут же переместилась почти вплотную к Эстарасу и вновь укрылась среди деревьев. Причём проделали они это настолько быстро, что друид, ошеломлённый смертью соплеменников, едва успел вновь сотворить заклинание и затаиться в кустах. А дальше опять всё повторилось: боровы стремительно отступили, рассерженные не на шутку преследователи бросились за ними, очередной рой стрел и новые жертвы. Правда, на этот раз на земле остались и несколько хряков - защитники дубравы начинали потихоньку приходить в себя. Да и друидские маги, наконец, подоспели - лес ожил: зашевелили ветвями, задвигались деревья, охватывая огромным полукольцом нападавших; широко раскинули колючие усы кусты ежевики и шипастыми нитями всячески мешали оркам разбежаться по сторонам. Повинуясь Зову, во всю прыть неслось к месту схватки дикое зверьё - свирепые кабаны, могучие медведи, лютые волчьи стаи. Оставалось совсем немного времени, чтобы замкнуть окружение за спинами отряда зеленокожих. И тогда каждый наглый орк получит то, что заслужил!
   Однако, Ыгу не зря считался самым опытным и удачливым командиром клана Тху, не случайно выходил победителем из многих трудных поединков, поэтому предусмотрел такое развитие событий. Ещё загодя он оставил глубоко в тылу десяток лучников и теперь громким условным свистом приказал им действовать. Потянулись в разные стороны дымные росчерки обмотанных горящей паклей стрел, и вскоре повсюду заполыхали десятки заранее подготовленных куч хвороста. Жарко занялась трава, за ней кусты и деревья, пока с двух сторон не образовались настоящие стены огня, сдерживая разъяренных животных и не давая сомкнуться приближающейся армаде оживших лесных великанов.
   Командир орков прокричал вороном - хряки моментально бросились к такой близкой и одновременно такой далёкой кромке леса, петляя на ходу и уворачиваясь от стрел друидов. Метавшиеся в бешеной пляске ветки деревьев сильно мешали отступающим, поэтому добраться до цели удалось не всем. И всё же большая часть карателей успела прорваться сквозь огонь из захлопнувшейся в конце концов ловушки. Ыгу торжествующе осклабился, заметив в просветах между деревьями замерших бойцов отряда Великих магов - он всё чётко рассчитал и свою задачу выполнил. Теперь вождь Тху будет доволен, а потеря трёх-четырёх десятков бойцов ничто перед великой целью...
  

* * *

  
   Мы целый день тащились вдоль кромки леса по какой-то замысловатой траектории, забирались иногда непонятно зачем даже в чащу и возвращались почти на то же самое место. Проводник с серьёзным видом пояснил, что таким образом объезжаем сторожевые отряды людей. Но лично я никаких даже намёков на окопы, блиндажи и сторожевые вышки не заметил. Вообще говоря, складывалось впечатление, что на просторы широкой степи не ступала ещё ни одна нога. Кроме наших, естественно. Одним словом, чем дальше мы ехали, тем более подозрительным казалось странное поведение орка, и я решил, наконец, поделиться своими соображениями с личем:
   - Принц, тебе не кажется, что проводник нас попросту дурит?
   Хрохан ответить не успел. Доносящиеся из леса громкие крики и рёв диких животных заставили бы кого угодно позабыть обо всём на свете. Вскоре показалась и первая группа возмутителей спокойствия - несущиеся на всех парах местные орки. Они гурьбой высыпали в поле и остановились рядом, тяжело дыша и посматривая на Гроха с нескрываемой надеждой. Что и говорить, популярности нашего кровососа могут позавидовать самые известные поп-звёзды! Вот только фанаты у него какие-то маргинальные и настойчивые до неприличности, никак не отстанут! От толпы почитателей талантов Гроха отделился хряк с перебитым носом, подошёл к принцу (наконец-то хоть один из свинтусов сумел правильно разобрался в старшинстве магов) и сообщил малоприятную новость:
   - Друиды! Они напали на нас!
   - Вижу! - лич смотрел мимо пришельца и даже не пытался скрыть недовольства. - Только друидов нам не хватало... Грох, приготовься к обороне!
   Между деревьями замелькали люди в зелёных плащах и какие-то крупные звери, кажется, волки. Мне даже показалось, что весь лес ходит ходуном, как во время сильнейшего урагана. Наши лошади, почуяв близость хищников, испуганно храпели, бешено косили глазами и пытались сорваться с места. По спине радостно пробежал табун ледяных мурашек - друидов было много и они явно пытались отрезать нам путь к отступлению. По крайней мере, на флангах лесные воины уже далеко продвинулись в поле и постепенно окружали отряд Хрохана. Я лихорадочно соображал, что же мне известно о нравах друидов, но ничего утешительного в голову так и не пришло - всё время вспоминалась какая-то древняя кельтская легенда о том, как всего лишь один лесной чародей без зазрения совести спалил целое войско.
   - Мы можем попробовать пробиться к лагерю, - облизывая губы, торопливо предложил изуродованный орк, - тут рядом дежурят наши патрули - они помогут. Да и сами друиды на земли Орды не сунутся, не посмеют...
   - Пробивайся, куда хочешь, а я пойду, куда надо мне! - со злостью выкрикнул Хрохан и повернулся к Гроху. - Скажи бойцам Унка, чтобы собрались вместе и были готовы по команде пойти на прорыв.
   И указал на юг - совсем в противоположную сторону от лагеря Тху.
   - Но Великий! Это безумие! - пытался протестовать Ыгу. - Друиды загонят нас прямо на эльфов и тогда точно конец - оттуда уже не вырваться!
   - Я уже сказал - можешь идти в любую сторону! - оборвал его лич. - От вас и так сплошные неприятности - ничего толком делать не умеете! Вообще удивляюсь, как вам удаётся до сих пор выживать в этом мире, с таким "везением" спокойно себя чувствовать можно только на кладбище!
   Я внутренне поапплодировал словам принца - молодец, нечего дипломатию разводить! Командир карателей молча проглотил грубость, вот только глаза его как-то недобро сверкнули да слегка дрогнула рука, сжимавшая палаш. Что ни говори, а терпеть Ыгу умел, но и обиды помнил долго...
   В этот момент лесные жители предприняли первую попытку напасть: в воздухе зашелестели сотни стрел, но, наткнушись на невидимую стену, осыпались на землю деревянным дождём. Грох своё дело знал туго и момент атаки не пропустил. Не перестаю удивляться хладнокровию чёрного командира - похоже, ему всё равно, один перед ним противник или тысяча. Теперь кровосос в ответ выпустил серию файерболов по друидам, но и эта атака не достигла цели - не долетев каких-то десяти метров до передней линии врага, огненные шары вспыхнули красивыми цветками пламени и рассыпались сотнями огненных брызг. Да уж, бороться с лесными магами - это вам не семечки на завалинке щёлкать.
   Знаете, когда стоишь в лесу возле векового дуба, испытываешь невольное восхищение могучей силой природы. Честное слово, хочется в прямом смысле с почтением склонить голову... Но когда на тебя грозной стеной двигаются с десяток таких деревьев, оставляя за собой широкие чёрные полосы перепаханной земли, становится жутко. Великаны добрались до щита Гроха и принялись методично долбить стену ударами тяжеленных узловатых ветвей. Грохот стоял такой, будто чугунная "баба" раз за разом крушит кирпичную кладку старого дома. И все прекрасно знают, чем обычно заканчивается подобный поединок...
   На шее чёрного мага синеватым жгутом вздулась яремная вена, а по щеке покатились крупные капли пота. Удерживать гигантов ему приходилось на пределе сил. Хрохан же застыл, казалось, в расслабленной позе и только напряжённый, сосредоточенный взгляд принца указывал на то, что он тоже готовится к решительному удару. Наверное, опять собирает потоки Силы, как тогда рассказывал Серхио. Может, сейчас и не время, но ужасно хотелось увидеть, как он это проделывает.
   Надвигающаяся угроза жизни в очередной раз заставила тело действовать независимо от разума - ритмичное дыхание, звон в ушах, и вокруг снова мир струящихся светом бесконечных нитей. Только в этот раз картинка с нарастающей частотой неведомого стробоскопа переключалась на обычное видение, поэтому в итоге я наблюдал как бы наложение двух представлений - реального и "энергетического". А посмотреть было на что! Например, Хрохан каким-то длинным отростком как бы ощупывал пространство, а когда находил очередной поток силы - оплетал пульсирующую струну и осторожно втягивал в свой кокон. Вначале я не понял, почему лич тыкается во все стороны как слепой котёнок, но потом дошло - лич попросту не видит паутины линий!
   Сбоку послышался натужный хрип - Грох начинал потихоньку сдавать. Хоть и могуч крововсос по человеческим меркам, но всему на свете есть предел - возведённая магом стена деформировалась под ударами деревьев, а её блеск постепенно тускнел. Чёрт, надо же что-то делать! И как можно быстрее, иначе нам настанет самый настоящий кирдык! Я оглянулся - лич всё так же ощупью методично собирал потоки, но уж очень, очень медленно... Если он и дальше будет продолжать в том же темпе - стопроцентно не успеет подготовиться к атаке до того, как падёт защита. И в очередной раз восхитился мужеству некромантов: даже в безнадёжной ситуации не сдаются, борются до конца...
   Внимание вновь переключилось на атакующих монстров. Только сейчас, немного успокоившись, я заметил, что кокон каждого дерева опутан идущими к земле тончайшими энергетическими ниточками, а в сторону друидов уходит ещё один, более толстый, отливающий молочным светом шнур и теряется где-то в чаще. Тут как нельзя кстати пришло воспоминание об упомянутом испанцем теле действия. Только бы получилось - тогда у лича будет гораздо больше времени на подготовку!
   Я "потянулся" сознанием к ближайшему противнику и мгновенно прямо перед глазами появился тот самый уходящий в лес поток. Дальше всё происходило как в каком-то полусне-полуяви - тело заработало с потрясающей скоростью, позволяя медлительному разуму осознавать содеянное гораздо позже. Раз - и обрывки "управляющего" шнура с шипением полетели в стороны, извиваясь подобно разрубленому на части телу змеи. Мгновением позже от них не осталось даже следа, рассеялись, словно утренний туман... Два - и следующий кокон лишился подпитки лесных магов. А затем началась дикая игра в "кто кого перегонит" - друиды постепенно восстанавливали контроль над деревьями-марионетками, я метался с дикими криками между оживающими дубами и ожесточённо рвал, рвал и рвал потоки один за другим...
   Грох тоже не терял времени даром - постепенно защитный экран выравнивался, наливаясь былым уверенным сиянием. А вот у меня появились первые признаки усталости - исчезла стремительность движений, да и шнуры поддавались теперь уже с большим трудом. В довершение ко всему друиды завершили окружение и постепенно приближались, неумолимо сжимая живое кольцо. Чёрт бы побрал этого лича, чего он медлит?! Мы с кровососом из последних сил выбиваемся, а принц неторопливо собирает энергетический "гербарий"! И тут меня осенило - какого милого прыгать тут как обезьяна, если гораздо эффективнее просто помочь Хрохану собирать потоки Силы?!
   Увы - сказать всегда проще, чем сделать. Когда я попытался перетянуть к принцу хотя бы один пульсирующий шнур, строптивая верёвка только упруго выгнулась, но двигаться дальше отказалась напрочь. Вторая попытка с более тонким потоком тоже к успеху не привела. Обалдеть, а как же лич-то с ними управляется?! Выход из, казалось бы, безнадёжной ситуации тело опять нашло само - оно просто начало перетягивать ловчее щупальце Хрохана в нужное место, тем самым значительно сократив время на поиски. А друиды на флангах и в тылу уже вышли на расстояние атаки лучников - ещё несколько секунд и на нас обрушится ливень стрел. Если ещё учесть, что с этих сторон вообще не было никакой защиты, то положение опять становилось аховым.
   - Грох, стена! - неожиданно громкий голос принца перекрыл все звуки вокруг. Кокон лича сиял ослепительным белым светом, а проходящие сквозь него потоки силы с одной стороны как-будто кто-то обрубил одним решительным ударом и на этом месте быстро росла стреляющая искрами сфера. Кровосос мгновенно убрал экран и тут же воспользовался возможностью атаковать - подпалил двинувшиеся вперёд деревья каскадом файерболов.
   Хрохан вздрогнул всем телом, как бы стряхивая с себя присосавшееся инородное образование. Шар с ужасающим рёвом покатился в сторону левого фланга атакующих, сметая всё на своем пути. Как по команде зрение вернулось к нормально-человеческому и я буквально остолбенел! Мама дорогая, ничего подобного даже в страшном сне не представишь - через ряды нападавших нёсся гигантский смерч! Оказавшиеся на пути торнадо дубы-зомби взлетели куда-то невообразимо высоко, деревья у кромки леса попадали поломанными спичками вперемешку с телами друидов, а через поле протянулся широкий чёрный ров шириной с хороший проспект большого города.
   - Уходим! Живо! - команда лича вывела меня из оцепенения, да и не только меня.
   Первыми в новообразовавшийся овраг двумя группами бросились "наши" орки. Они бежали по краям канавы, готовые в любой момент отразить нападение, если вдруг противник придёт в себя и попытается атаковать. Поразительно, как во всей этой кутерьме зеленокожие гиганты сохранили способность трезво соображать! Или только меня подобные события сбивают с толку? Ну, мне простительно - я человек штатский... Следом за орками двинулись и мы, причём пришлось пнуть по дороге лошадь Хельги - девушка до сих пор сидела в седле, как безвольная кукла. Нас привычно плотным кольцом окружили солдаты нежити. Вот уж кто никак не реагировал на происходящее, так это они - думаю, если бы даже небо грохнулось на землю, им было бы всё параллельно, перпендикулярно и глубоко фиолетово. Что в этот момент делали хряки клана Тху, я не видел, да и, честно говоря, на них мне было абсолютно наплевать...
   Мы удирали ускоренным темпом часа два, пока не стало совсем темно. Погони не было, и Хрохан приказал остановиться - нужно передохнуть и решить, что же делать дальше. Лагерь разбили прямо в поле, благоразумно решив, что сейчас соваться в лес по меньшей мере глупо. По той же причине и ночевать нынче придётся без костров: гостей мы не звали, а кто забредёт на огонек - неизвестно. Подошёл лич, молча опустился рядом и окинул меня долгим взглядом.
   - Хотел поблагодарить, - негромко произнёс он. - Без твоей поддержки мы бы не выкрутились.
   Я устало махнул рукой - пустое, в конце концов, все мы в первую очередь старались спасти собственные задницы - и Грох, и Хрохан, и ваш покорный слуга. Друидов вот только жалко немного: что ни говори, а ребята просто защищали свои владения. Но и Хрохана винить язык не поворачивается - боюсь, возможность дипломатических переговоров на тот момент уже была благополучно похоронена. Как-то всё перепуталось в моей жизни - оказался по одну сторону баррикад с нежитью и орками. Живописное сборище персонажей, ничего не скажешь! Маразм, одним словом...
   - Мне показалось, что ты действовал очень зряче, - вновь тихо сказал принц. - Скажи, ты видел потоки Силы?
   Я молча кивнул. Лич как-то отрешённо отвёл взгляд и едва заметно вздохнул.
   - Если бы я мог видеть потоки, мне бы не понадобился даже Камень Могущества... Я бы давно покинул этот проклятый мир...
   - Камень помогает видеть потоки Силы?
   - Нет, но он может их собирать.
   - Также, как делаешь ты? Расскажи! - загорелся я.
   - В другой раз. А сейчас отдыхайте - утром нужно будет выяснить, в каком направлении двигаться. Проводник-то наш пропал, - пояснил лич и посмотрел на затянутое облаками небо. - Жаль, что нам пришлось встретиться при таких обстоятельствах - мы могли бы многому научиться друг у друга. Как собирать потоки я понял после встречи с Харатом, хотя он об этом даже не догадывается...
   Хрохан бесшумно растворился в темноте, а я лёг на тёплую землю, вытянул руки вдоль тела и закрыл глаза. Хотелось просто забыться. Вспомнил неплохо когда-то усвоенные уроки аутотренинга (тогда это было модно - вся страна зачитывалась книгами Владимира Леви) и попробовал максимально расслабиться. "Интересно", - подумал я, - "сколько раз уже накатывали волны подобного массового увлечения? Что там у нас было? Сведенборг, мадам Блаватская... Рон Хаббард с "Дианетикой", Кастанеда с точкой сборки, Коэльо сейчас активно на щит поднимают... Да мало ли кто ещё - последователей у каждого было немало, вот только где они сейчас? Пустыня... Наверное, многие реально хотели чего-то добиться, практически не прикладывая усилий - а им фигу с маслом, так не бывает! Обломс, господа, товарищи и баре! Или всё это и на самом деле оказалось туфтой, кто знает. Ведь для того, чтобы понять хоть что-то - тот же кизяк, например, нужно влезть в это дерьмо по самые уши, да ещё и закопаться поглубже, если сразу не дойдёт..."
   Я сделал несколько энергичных глубоких вдохов и в голове слегка зашумело - сказался хорошо известный эффект гипервентиляции лёгких. Постепенно тело налилось тяжестью и теплотой, а затем произошло нечто странное: наступило состояние необычайной пустоты, как будто от меня почти ничего не осталось - только тоненькая внешняя оболочка. Как надутый воздухом кожаный мешок. Прошло ещё немного времени и я опять начал ощущать себя, но при этом явно увеличился в размерах! Вновь обретённое тело медленно поднялось над землёй, при этом все чувства обострились до невиданного предела - казалось, стали заметны даже малейшие изменения скорости и направления лёгкого ветерка. Неестественно живая темнота вокруг и невозможность пошевелить хотя бы пальцем заставили запаниковать. Тут же какая-то сила рывком швырнула меня вниз, возвращая ощущения вполне нормального тела и сильной головной боли... Я терялся в догадках - что, чёрт возьми, только что произошло?
   Как всегда, вернуть утраченное душевное равновесие помогла дыхательная гимнастика "а-ля Серхио". А затем вновь проснулось любопытство и заставило меня повторить сомнительный эксперимент. Чувствую, когда-нибудь подобные упражнения закончатся плачевно. Но, как говорится, охота пуще неволи. Главное, не бояться и попробовать разобраться в столь удивительном состоянии - вот цель, ради которой не жалко ни сил, ни потраченного времени. На сей раз я не волновался и постарался проделать хоть какие-то движения, но все попытки опять закончились безрезультатно. И уже в который раз память подсказала решение - сознание! Точно, именно попытка мысленно "дотянуться" до желаемого позволяла раньше добираться до нужного объекта! Действительно, стоило мне просто представить себя в вертикальном положении, как тут же тело перевернулось и глазам предстала картина нашей стоянки: прямо подо мной спали Хельга, малыш и... я... Господи, неужели этот вытянувшийся в полный рост молодой человек - я?! Впредь буду более скептически относиться к зеркалам.
   Ещё немного времени ушло на обучение перемещению в заданном направлении, но это оказалось совсем несложно, поскольку сам генеральный принцип был уже понят. Ну и зачем, спрашивается, человеку крылья, если есть такой замечательный способ летать? Я со всей тщательностью обследовал окрестности: нашёл четыре секрета нежити вокруг лагеря и даже притаившегося совсем рядом Уаддра! Хе-хе, уж теперь-то из меня шпион получится покруче, чем он. А кстати, почему бы не попробовать поискать и отряд Харата, вдруг и Магистр сотоварищи бродит где-то поблизости? Следуют они за нами или ушли сразу к морю? Вопрос-то в прямом смысле шкурный...
   Харат обнаружился достаточно легко - сверху яркий огонь костра заметно было издалека. Досадно, что я даже приблизительно не мог оценить расстояние от стоянки Магистра до нашего лагеря, а виной всему оказался всё тот же стремительный способ передвижения и траектория пути, весьма далёкая от прямой. Хотя внутри почему-то зрела уверенность, что преследователи расположились совсем рядом. Может, конечно, всё дело в подсознательном страхе перед возможной атакой Харата, а может так оно и есть. В любом случае обратный путь стоит проделать небольшими отрезками - тогда появится хоть какая-то определённость. Надеюсь, три года занятий в секции спортивного ориентирования помогут разобраться в этом вопросе без особых проблем.
   Рядом с Магистром сидел, судя по описаниям испанца, Карр - человек в одеянии, сильно смахивающем на рясу. Однако, разглядеть его так и не удалось, поскольку лицо загадочного ученика Харата полностью скрывал широкий капюшон. По другую сторону костра расположился Серхио и невозмутимые следопыты Агриэля. Я присмотрелся внимательней - было что-то знакомое в облике спутников мечника, где-то мы определённо встречались. И тут возникло чувство, будто бы меня по рукам и ногам опутывает липкая холодная паутина, сковывает движения и не даёт дышать. Не знаю, чем бы всё закончилось, но мгновенно появившийся страх буквально выдрал тело из цепких объятий и меня с устрашающей скоростью унесло прочь. Последнее, что я запомнил, были сияющие фиолетовым светом глаза Магистра...
  

* * *

  
   Огу недовольно поморщился - очередная крупная капля сорвалась с ветки и упала прямо за шиворот. Вроде и небольшой дождик прошумел ночью, а столько теперь неприятностей. Вождь прислушался к разноголосью просыпающегося леса: первые, ещё робкие трели птиц, дробный стук дятла, возня мелких грызунов в кустах да редкие глухие удары капели - ничего подозрительного. Орки терпеливо ждали возвращения двух разведчиков, отправленных ещё затемно на поиски эльфийского дозора. Огу уже был не рад, что сам вызвался совершить далёкий рейд на территорию стремительного и опасного противника - случись что и остроухие перебьют всех без сожаления. А с другой стороны, оставаться рядом с непредсказуемым Тху намного опасней.
   Наконец, когда, казалось, вышли все сроки, между стволами показались торопливо приближающиеся фигуры.
   - Мы нашли их, вождь, - не дожидаясь вопроса сообщил один из вернувшихся. - Трое. Совсем недалеко.
   Отряд продвинулся дальше в лесную чащу, пока тот же разведчик не приказал остановиться.
   - Дальше нельзя, - шепотом сказал он командиру. - Заметят.
   - Запускай приманку, - Огу ткнул в бок устроившегося рядом шамана.
   Приманкой оказался орк в изодранной одежде и огромной свежей ссадиной на лбу. Он недобро сверкнул на Лау-Гора подбитым глазом и обречённо поплёлся дальше в лес, стараясь как можно громче шуметь. Неприязнь бомжевидного хряка можно было легко понять - именно шаман настоял на том, чтобы так разукрасить "живца". Зато теперь побитый боров производил полное впечатление побывавшего в какой-то передряге заблудившегося орка.
   Ловушка сработала: из-за кустов медленно вышли два эльфа и принялись с интересом разглядывать невесть откуда объявившееся чудо. Третий остался на месте, настороженно посматривая по сторонам. Хряк очень натурально дрожал и всем видом показывал, что очень сильно напуган. Чуть слышно просвистели стрелы и беспечные дозорные рухнули на землю, так и не успев понять, откуда прилетела смерть.
   Дальше орки действовали быстро и без суеты - выдернули стрелы и на двух телах короткими палашами оставили глубокие раны, маскируя истинную причину гибели. Огу неторопливо подошёл к трупу в кустах, с усмешкой заглянул в широко открытые глаза эльфа и натянул тетиву лука, заряженного тем самым ненавистным жалом из колчана Дегара. Стрела точно вошла в сочащееся кровью отверстие на груди дозорного.
   - Уходим! - негромко скомандовал вождь.
   Упрашивать разведчиков было не нужно - никто не желал задерживаться здесь хотя бы на миг. На месте остался только Лау-Гор - ему ещё предстояло оставить "нужные", человеческие следы, а уж в таких делах равных шаману попросту не было...
  

7. Эльфийское дерби

  
   - Что это значит? - хан протянул колдуну слабо мерцающий талисман-указатель.
   Чародей задумчиво посмотрел на вождя кара-маулей.
   - Спящий сейчас очень далеко отсюда. То, что огонь не угас вовсе, говорит о том, что Спящий жив... - колдун вновь взглянул на хана и добавил как можно спокойней. - Но он сейчас очень далеко, несколько дней пути верхом. Мне кажется, что он продолжает уходить всё дальше - вчера талисман светился ярче...
   - Ты говоришь правду? После бегства Гаты я перестал доверять тебе! - в глазах вождя загорелся недобрый огонёк. - Смотри, колдун, если ты соврал, твой род исчезнет навсегда!
   Чародей промолчал. Да и что можно было сказать, если старый колдун нисколько не сомневался в том, что как бы ни закончился поход кара-маулей в чужие земли, его судьба уже предрешена. Хан всё равно не простит ослушания, а пока что степным воинам нужен маг - кто ещё сможет наложить заклятие на "чёрные молнии"?
   Если Спящий действительно ушёл из приграничья, битва будет тяжёлой. Много прольётся крови, многие воины никогда не закончат свой долгий путь в земли предков, а их души навсегда останутся пленниками суровых горных вершин. Силён Чужак, страшна мощь гаурского мага, да только сможет ли даже он остановить тысячи всадников, которые с детства презирают саму смерть? Колдун надеялся, что известие об исчезновении Спящего заставит хана повернуть назад, но, как оказалось, напрасно... Слишком уверен он в своих воинах, слишком слепа его ярость и жажда крови. А если гауры захотят отомстить? Вот тогда жди беды - хоть и велика степь, но и у ней есть пределы...
   Земля гудела от ударов тысяч копыт. Насколько хватало взгляда, тянулись к едва приметным тропам у подножия гор конные отряды. Мелькали возбуждённые лица, звенела сталь кривых клинков, со всех сторон неслись торжествующие крики - кара-маули верили в удачу. Но колдун видел совсем другое. С грустью смотрел, как сминается ковыль, чтобы уже никогда не подняться... Как меркнут краски разнотравья, как неумолимо пустеет степь... К чему ты приведёшь воинов, хан? К славе или забвению? Какая судьба ждёт самого чародея, знают только духи. Одно чародей знал точно - что бы ни случилось, он не покинет свой народ...
  
   Десятник вытер пот со лба и быстро заговорил, стараясь рассказать хану всё, пока колдун о чём-то думает в стороне. Не хотел командир разведчиков, чтобы его услышал маг. На то была серьёзная причина.
   - Гауры спешно достраивают крепость примерно в дне пути от перевала. Мы можем их легко обойти стороной...
   - Нет, - резко выкрикнул хан, - я не хочу, чтобы нам ударили в спину. Сколько в крепости гауров?
   - Пять-шесть сотен, не больше. Но воинов только три. Со стороны Города стены ещё не достроили, так что можно напасть сзади... Если, конечно, это не ловушка - гауры коварны.
   - Ничего, - хан усмехнулся, - две тысячи всадников справятся. Ты покажешь им дорогу.
   - Повелитель, я видел возле крепости Чужака... - десятник на мгновение замялся. - Вместе с ним была Гата...
   - Вот как?! - хан кинул быстрый взгляд на чародея. - Значит, она сбежала к гауру! Не зря я подозревал колдуна! Тем лучше, когда мы её схватим, старый обманщик заплатит полную цену за предательство. Слышишь, десятник? Мага можешь убить, а Гату приведёшь ко мне живую...
   Колдун так ничего и не услышал...
  

* * *

  
   Харат хмуро выслушал собщение о том, как личу в очередной раз удалось избежать гибели - на сей раз он ушёл из ловушки друидов. Что и говорить, силён стал Хрохан, слишком силён, и Магистр начал сомневаться, что ему удастся в одиночку одолеть неуловимого принца. Уму непостижимо - с такой легкостью расправиться с лесными магами! Старик сокрушённо покачал головой, досадуя на то, что не успел вовремя к месту схватки. Ещё бы чуть-чуть и участь лича была бы решена, ведь даже такой могущественный маг, каким оказался Хрохан, не смог бы отразить совместную атаку Харата и друидов.
   Магистр посмотрел сквозь пламя костра на расположившихся напротив следопытов и Серхио. Вновь его начали терзать сомнения - правильно ли он сделал, согласившись на условия Посланника и стоит ли ему до конца рассказывать историю лича? Кто знает, что на уме у Входящих? Не случится ли так, что и сам Серхио после того, как всё узнает, не начнёт помогать личу подобно своему товарищу? Опальный Маг никак не мог понять, почему у этих двух людей такие отличные от его собственных представления о справедливости. В чём причина? Сомнения... Они оберегают нас от необдуманных поступков и в то же время разъедают душу подозрением и неуверенностью, как рапа свежую рану.
   Внезапно Харат почувствовал совсем рядом растущее возмущение потоков Силы. Он точно установил место нахождения незримого магического объекта и применил мощное заклинание удушения, которому его давным-давно обучил Фангор. Однако, неизвестная сущность каким-то непостижимым образом вырвалась из ловушки и это событие повергло Магистра в состояние крайнего изумления - до сих пор никому не удавлось разорвать смертельные путы. То ли противник оказался слишком проворным, то ли уходит былая сила... В любом случае, есть от чего впасть в уныние.
   Харат был почти уверен, что здесь только что побывал молодой Входящий - только представители того далёкого мира обладали способностью переносить свою сущность на огромные расстояния. Жаль, что не удалось его поймать - тогда и с личем справиться было бы намного легче. Маг бросил короткий взгляд на Серхио, пытаясь понять, удалось тому что-либо заметить или нет. Испанец вёл себя вполне естественно и Магистр успокоился. "Нет," - подумал Магистр, - "ещё не настало время для откровенного разговора. Сначала нужно разобраться с желаниями и способностями Входящих. Придётся отложить рассказ о Хрохане на потом - пусть всё идет своим чередом..."
  

* * *

  
   Выспаться толком помешал начавшийся ночью редкий дождь. Он не особо усердствовал и лениво швырял пригоршни капель, как бы понимая, что посреди поля незадачливым путешественникам всё равно спрятаться негде. И хотя к утру издевательство закончилось, настроение у меня было, мягко говоря, препаршивое - раздражало буквально все, в том числе и нещадно бившее по глазам солнце. Орки как ни в чём не бывало неторопливо проверяли оружие - такое впечатление, что они просто приняли освежающий душ, но и это тоже не добавляло оптимизма. Вот в таком "бодром" расположении духа я встретил очередной день поездки к заманчивым морским просторам, поэтому полностью погрузился в размышления о превратностях своей лихой доли и мало обращал внимания на то, что творится вокруг. И, между прочим, зря...
   Эльфы свалились как снег на голову! Они появились из-за холма, который мы только что объехали, и стремительно приближались, осыпая нас градом стрел. Чёрт бы побрал местную братию - раз за разом нас встречают таким вот "салютом"! Застигнутый врасплох, Грох не успел сразу поставить защиту, а дальше было уже поздно. Надо отметить, что нападавшие стреляли, что называется, "на выбор" - в первую очередь они стремились уничтожить магов и шамана орков. Меня спасло только то, что я резко обернулся и уготованная моей скромной персоне стрела просвистела в каком-то сантиметре от шеи, а дальше я быстро скатился куда-то вниз - под брюхо лошади. Грох находился дальше всех, да и среагировал мгновенно; лича моментально прикрыли солдаты, а вот шаману не повезло - его достали первыми же выстрелами. Так что возвращать баночку уже некому. Главное, что я всё равно отдам - если, конечно, сумею в очередной раз унести ноги.
   Нежить бросилась навстречу нападавшим, не обращая внимания на укусы беспощадных эльфийских стрел - когда первые ряды солдат добрались до врага, многие из них стали похожи на общипанных ежей. Орки действовали более разумно, стараясь сближаться короткими перебежками - то падали на землю, то вскакивали и совершали очередной рывок в несколько шагов. В результате большая часть из них уцелела и они врезались в самую гущу схватки подобно неистовым берсеркам викингов. Лязг оружия, громкие крики боли и ярости, ржание обезумевших лошадей - всё смешалось в единую какофонию звуков нешуточной потасовки.
   Когда эльфы поняли, что нежить так просто не одолеть, то попытались организованно отступить назад, но не тут-то было. Грох, оказывается, поставил стену прямо за их спинами, лишив лесных воинов возможности спастись бегством. Теперь остроухие охотники поменялись с добычей ролями. Поняв, что скрыться уже не удастся, они вновь развернулись и продолжили отчаянно драться, с удивительной ловкостью орудуя своими тонкими мечами. И всё же эльфы были обречены - последний очаг сопротивления уничтожил чёрный маг, буквально "впечатав" эльфов мощной воздушной волной в защитный экран. Правда, она же разнесла вдребезги и попавшихся на пути солдат нежити, но Гроха, по-видимому, это совсем не волновало...
   Мы с опаской подошли к месту, где ещё пять минут назад кипела жестокая схватка и я невольно посмотрел на Хельгу - всё же зрелище десятков трупов явно не для женских глаз. Тем более, что останки воинов нежити продолжали ползать, шевелиться и скрести землю скрюченными пальцами... Мороз по коже! Особенно меня поразил один - с искалеченными ногами, отрубленной напрочь рукой и половиной черепа. Уцелевший глаз с безразличным спокойствием смотрел в бездонное небо, а свесившаяся набок челюсть исказила полулицо презрительной ухмылкой.
   - Мда, крепко они нас помяли, - заметил я, оглядывая исковерканные тела солдат Гроха. - Насколько я понимаю, восстановлению они уже не подлежат...
   Лич хмуро покачал головой.
   - В моем мире маги-искусники смогли бы собрать, наверно, половину, а тут... - Хрохан с досадой махнул рукой. - Не понимаю, почему эльфы на нас напали? Мне всегда говорили, что они предпочитают не вмешиваться в чужие войны. И вдруг, без малейшего повода...
   - Ага, а если вспомнить ещё и друидов, то вообще создается впечатление, что за нами охотится всё, что шевелится. Непонятно только, за что нам такое счастье привалило. Видимо, местный дядька на небесах рассердился на нас всерьёз и надолго. Если он вообще существует...
   - Действительно, странно, - согласился принц, задумчиво посмотрев на меня. - Что бы это могло значить?
   - Кто его знает? - я пожал плечами. - Однако, в любом случае уходить надо отсюда побыстрее - насколько мне известно, у эльфов родня большая и мстительная. А главное, что она близко - бежать за помощью недалеко.
   - Мы сейчас только на самой границе их владений, - вмешалась в разговор Хельга. - Дальше будет ещё хуже.
   - Скверно, - Хрохана сейчас даже самый закоренелый оптимист не назвал бы жизнерадостным, - с орками проблем бы не было, а вот с эльфами... Слишком быстрые, да и сражаются умело. Если нападут большими силами, нас уже ничто не спасёт. Тем более сейчас, когда уничтожены почти все солдаты.
   - Повелитель! - Грох стоял с противоположной стороны нагромождения тел и призывно махал рукой. - Здесь живой эльф!
   Мы поспешили вслед за принцем, хотя лично я приближался к месту находки со смешанным чувством любопытства и настороженности - то, что учинили недавно братья по разуму, никак не располагало к тёплой встрече и взаимопониманию. Эльф выглядел не то, чтобы плохо - просто ужасно! Тонкая рубаха на правом боку покрылась слоем липкой грязи: земля смешалась с кровью и чем-то напоминала жирную болотную жижу. Он тяжело и часто дышал, щёки впали, как после тяжелой болезни, а худое лицо побледнело так, будто несчастный готов был в любой момент отправиться в последний путь к лунному колодцу. Единственно живыми оставались только тёмные глаза, плескавшие болью и ненавистью.
   Лич скептически покачал головой - шансов у несчастного немного, если не сказать никаких. Вперёд вышла Хельга, достала из кармана штанов бурый округлый камень размером с перепелиное яйцо и приложила амулет к ране на боку эльфа. Мне даже показалось, что из-под руки девушки с тихим шелестом вырываются почти незаметные глазу струйки пара. Удивительно, но кровь перестала течь буквально через пару секунд, и Хельга, спрятав камень, приложила левую ладонь к животу лесного жителя, а правой коснулась его макушки. Знакомая картина! Помнится, я уже проходил подобную процедуру возвращения к жизни. Девушка замерла неподвижно и только мелкие капельки пота на её лбу выдавали колоссальное внутреннее напряжение целительницы. Хельга шумно вздохнула и беспомощно развела руками.
   - Ничего не могу сделать - он потерял слишком много крови. Его бы к друидам... - неуверенно произнесла девушка, прекрасно понимая, что после последней (и единственной) встречи они вряд ли захотят видеть нас в качестве гостей.
   - Разве что сам доберётся, - хмыкнул Хрохан. - А нам гораздо важней было бы узнать, почему эльфы напали и куда двигаться дальше.
   Он внимательно посмотрел на раненого и, как бы ни к кому не обращаясь, сказал:
   - Интересно, захочет он с нами разговаривать? - принц выразительно посмотрел на Хельгу и добавил. - И, кстати, кто-нибудь знает эльфийский язык?
   Девушка мотнула головой, ну а меня можно было вообще не спрашивать. Я оглянулся на стоявшего в отдалении рыжего малыша - положение наше, мягко говоря, незавидное и скрывать далее способности уаха не имело смысла. Хельга догадалась о моих сомнениях и неопределенно пожала плечами - раз надо, значит надо.
   - Малыш! Иди сюда!
   Рыжий даже не пытался скрывать своего страха и как только приблизился, тут же вцепился в девушку, с опаской озираясь по сторонам. Вот уж кому не позавидуешь - для малыша подобные приключения могут закончиться настоящим "кондратием". Меня хоть природный цинизм иногда спасает...
   - Спроси, - я кивнул в сторону раненого, - почему они напали на нас?
   Уах склонил голову набок и некоторое время пристально рассматривал эльфа, а затем произнёс короткую фразу, нараспев растягивая слова. В глазах лесного жителя промелькнуло что-то похожее на удивление, но он ничего не ответил. Малыш немного подождал и повторил вопрос - эльф продолжал молчать, демонстративно отвернувшись. Я осторожно взял Хельгу за руку и попросил:
   - Попробуй узнать, о чём он думает.
   Девушка коротко кивнула и буквально впилась взглядом в остроухого строптивца. Потянулись минуты ожидания, но вот, наконец, она начала торопливо говорить на том самом певучем языке! Рыжий уах оказался весьма сообразительным и без напоминания тут же принялся переводить путанные мысли раненого. А сам эльф, казалось, замер и с ужасом смотрел на Хельгу, не в силах помешать ей путешествовать по самым потайным местам своей памяти. Он пробовал, конечно, думать о чём-то постороннем, но видно так устроен не только человек - эффект "белого бычка" сработал по полной программе и с его мозгами. Одним словом, через десять минут из обрывков информации удалось всё же составить некое подобие полной картины. И она оказалась весьма безрадостной.
   "Подставили" нас, оказывается, всё те же друиды - это они "настучали" эльфам, что в их владения вторглись орки и нежить. Но не это главное - ловят-то, как выяснилось, вообще не нас! Сейчас лесные воины усиленно ищут каких-то людей, поэтому впереди нас, вероятно, ждёт ещё не одна встреча с эльфийскими отрядами. Выслушав меня до конца, Хрохан хмуро спросил:
   - Что теперь будем делать? Уйдём в сторону - столкнёмся с людьми, продолжим ехать прямо - встретимся с эльфами. И непонятно, что лучше...
   - Есть одна идея, - предложил я не совсем уверенно. - Не знаю, получится или нет, но попробовать стоит - какой-никакой, а шанс.
   Лич вопросительно смотрел на меня, ожидая дальнейших разъяснений.
   - Попытаюсь разведать дорогу, - огорошил я принца. Он недоверчиво пожевал губами и махнул рукой - пробуй, мол, чёрт с тобой.
   Нетрудно догадаться, что я надеялся повторить свой вчерашний эксперимент. Однако, получилось у меня в этот раз не так легко, как хотелось - никак не удавалось успокоиться после пережитого стресса, да и ответственность давила тяжким грузом. Тем не менее, с надцатой попытки полёт всё же состоялся. Упоение лёгкостью и свободой продолжались недолго - примерно километрах в восьми патрулировал местность большой отряд эльфов, а совсем рядом с ними находилась деревушка, в которой расположились несколько десятков хорошо вооружённых воинов. По всему выходило, что проскочить незамеченными через узкий проход между людьми и лесной братией нам вряд ли удастся. Но и на месте оставаться глупо - пропавших эльфов наверняка скоро хватятся и начнут искать. Ситуация...
   Неутешительные результаты разведки Хрохана расстроили ещё больше. Он сидел с мрачным видом и о чём-то напряжённо раздумывал. А мне в голову пришла очередная бредовая идея, но я долго не решался её озвучить - настолько дикой и нелепой она показалась даже мне.
   - Принц, вы же с Грохом в какой-то степени некроманты?
   - И что? - лич недоумённо пожал плечами.
   - Может, попробовать поднять пару десятков эльфов? - предложил я, содрогнувшись от промелькнувшей в сознании картины воскрешения. - Прикроемся ими и попытаемся проскочить мимо патруля. Рискованно, конечно, а вдруг?
   - Не знаю, - Хрохан с сомнением покачал головой и посмотрел на меня долгим взглядом. - Мы никогда не пробовали проводить ритуал с чужими расами... К тому же, я и Грох - боевые маги, а тут нужен именно мастер-некромант.
   - Повелитель, - вмешался в разговор кровосос, - я когда-то неплохо умел поднимать трупы. Человек прав - чем дольше мы будем здесь сидеть, тем меньше у нас шансов выбраться.
   - Хорошо, - решился лич, - пробуй. Скажи Унку, чтобы его бойцы помогли тебе вытащить тела из этой свалки. И пусть поймают эльфийских лошадей! Нужно обязательно посадить нежить на коней - пешие они привлекут больше внимания, чем мы сами.
   Я последовал за Грохом - было одновременно интересно и жутко увидеть собственными глазами страшный ритуал. Орки вытаскивали тела и складывали в ряд, а чёрный маг тем временем уже приступил к своей работе. Он стоял, вытянув вперёд руки ладонями вниз, и без пауз произносил формулу заклинания. При этом тембр его голоса чем-то напоминал звуки хорошо известного музыкального инструмента народов Севера - варгана. Вскоре эльф задрожал и выгнулся немыслимой дугой, из его горла вырвался булькающий хрип, а в глазах поселилось безумие. Он неожиданно вскочил, бросился к находящемуся совсем рядом орку и вцепился в него зубами. Хряк взвыл от боли и молниеносным движением оторвал ожившему трупу голову. Теперь зеленокожий воин стоял и громко сопел, угрюмо посматривая на кровососа. Меня едва не вывернуло наизнанку от вида изуродованного тела - я оказался совершенно не готов для подобного зрелища.
   Грох с досадой хлопнул себя по лбу и в сердцах произнёс:
   - Совсем забыл, что сначала нужно создать канал!
   Чёрный маг подошёл к следующему эльфу, а я поспешил убраться подальше - хватит, насмотрелся! Наверно, надо родиться и прожить целую жизнь в этом жестоком мире, чтобы спокойно относиться к подобным вещам. Тем более, что если следующий воскресший решит испытать зубы на мне, то орочьей мускулатурой я похвастаться не могу. Неизвестно, что дальше проделал Грох, но примерно через полчаса три десятка эльфов-нежити (господи, что за дикое сочетание!) сидели на конях и равнодушно взирали на что-то говорившего им Хрохана. От орков в живых осталась едва половина, но мой "знакомый" уцелел - хоть какое-то утешение. Мы незамедлительно тронулись в путь, предоставив раненого эльфа самому себе. Надеюсь, ему всё же удастся благополучно добраться либо до своей родни, либо к друидам.
   Всю дорогу я старался держаться по возможности подальше от оживших трупов - слишком памятна была яростная атака первого поднятого жмурика. Местность вокруг казалась удивительно знакомой - что ни говори, а на зрительную память никогда не жаловался. По всем признакам очень скоро мы должны оказаться возле патрульного отряда.
   - Принц, - привлёк я внимание лича, - за этим холмом эльфы. Что будем делать?
   Хрохан осмотрел наше разнородное воинство и приказал:
   - Соберитесь плотнее и старайтесь не высовываться из-за нашего прикрытия - он указал на нежить. - Поедем быстро. Не останавливаться, даже если начнут преследовать. Вперёд!
   Мы с места понеслись крупной рысью, огибая холм справа. Быстрее скакать было небезопасно, поскольку наши орки хоть и отличались потрясающей скоростью, но угнаться за лошадьми точно бы не успели. Где-то сбоку показались крохотные силуэты домов деревеньки, но с этой стороны нас заметить не могли - слишком далеко.
   Я осторожно посмотрел налево и в промежутках между фигурами эльфов чётко разглядел дозорный отряд. А вот до него было заметно ближе! К моему недоумению, Хрохан выбрал странную дорогу - такую, что расстояние между нами и опасными соседями потихоньку сокращалось. Он что, рехнулся?! Стоп, понял! Принц старался ехать так, чтобы наблюдателям солнце светило всё время в глаза! Оставалось только восхищаться хладнокровием и тактической мудростью лича! Может, хоть в этот раз фортуна повернётся к нам своим милым ликом?
   Фигушки! От дозорного отряда отделились три всадника и направились в нашу сторону. Принц среагировал мгновенно - вся вновь обретённая эльфийская нежить разом развернулась и плотной толпой понеслась навстречу более живым собратьям. А теперь нетрудно догадаться, что под таким шумным прикрытием да союзником-солнцем нам удалось незамеченными скрыться за очередным невысоким холмом. Удирали, естественно, уже во весь дух - даже орки, казалось, заметно прибавили в скорости. Последнее, что я услышал, был шум яростной драки далеко за спиной. Думаю, местные эльфы ещё долго будут вспоминать странных соплеменников... Неужели прорвались?
   Принц гнал отряд, не снижая скорости, ещё часа два. Солнце уже зависло над самым горизонтом - самое время задуматься о месте для ночлега.
   - Леди, - обратился Хрохан к девушке, - здесь чьи владения? Эльфов или людей?
   - Точно не уверена, - наморщила лоб Хельга, прикидывая в уме, сколько же мы проехали. - Возможно, что это уже территория Селиза.
   - Нам нужно где-то укрыться, - пояснил лич, - а в эльфийский лес забираться опасно.
   - Может, остановимся вон в той рощице? - спросил я, указывая на видневшиеся неподалеку деревья. В принципе, место выглядело вполне пристойным - от дубравы достаточно далеко, да и равнина просматривается во все стороны, незамеченным не подберёшься.
   Подошёл мокрый от пота боров и что-то быстро сказал Хрохану. Принц на мгновение задумался и кивнул, а я не удержался от вопроса:
   - Что он хотел?
   - Орки собираются охотиться, - пояснил лич. - Я разрешил - второй день без еды, а заодно разведают, нет ли поблизости нежелательных соседей.
   Мой желудок согласно заурчал - война войной, а обед, как говорится, по расписанию. Пятерка хряков быстро побежала в сторону леса, остальные неторопливо отправились вместе с нами к роще обустраивать лагерь. А меня вдруг совершенно некстати начал волновать вопрос - чем закончилась битва живых и мёртвых эльфов? Может, оно и к лучшему: всё равно тащить их с собой дальше - глупо, а бросить тут просто так - преступно...
  

* * *

  
   На следующий день Магистр принял решение максимально сблизиться с отрядом Хрохана. Где-то глубоко в душе Харата тлела искорка надежды, что лич опять может нарваться на засаду лесных жителей и второй раз упускать такой шанс не хотелось. К полудню следопыты почти нагнали лича, как вдруг случилось нечто непредвиденное - с двух строн к замершим на месте людям во весь опор мчались два больших отряда эльфов! Ветль, прищурив глаза, пристально рассматривая приближающихся всадников, но мгновением спустя расслабленно улыбнулся:
   - Это Мирасса! Я его хорошо знаю. Интересно только, что он тут делает?
   Однако лесные воины прибыли явно не с мирными намерениями - окружили людей плотным кольцом и держали каждого под прицелом. Решительные действия эльфов красноречиво показывали - малейшее неосторожное движение и стрелы найдут свои жертвы без промедления.
   - Что случилось, Мирасса? - спросил выступивший вперёд Ветль. - Почему нас задержали?
   - Среди вас убийца! - командир с ненавистью смотрел мимо разведчика на лучника. - И он должен ответить за всё перед Кругом!
   - Какой убийца? О чём ты говоришь?! - Ветль с недоумением перевёл взгляд с Мирассы на Дегара.
   - Сегодня утром люди напали на наш дозор и точно известно, что один из наших воинов погиб от его стрелы! - эльф надменно взглянул на разведчика, затем указал на Агриэля. - Остальных мог убить он!
   Ветль растерянно посмотрел на товарищей и вновь повернулся к Мирассе.
   - Ты ошибаешься! Это просто невозможно - мы только вчера выехали из Краста и никак не могли оказаться утром в ваших лесах!
   Командир эльфов не обратил ни малейшего внимания на слова разведчика и не терпящим возражения голосом приказал:
   - Вашу участь будет решать Большой Круг. Отдайте оружие добровольно, иначе будет хуже - никто не осудит меня, если я покараю убийц прямо здесь.
   Он коротко взглянул на разведчика и чуть тише добавил:
   - Я бы сразу так и сделал, если бы не ты, следопыт - Дом тебя уважает.
   Ветль беспомощно развёл руками - он как никто другой знал, что спорить с высокородным эльфом не только бесполезно, но и опасно. Разведчик вздохнул и первым покорно протянул свой охотничий нож ближайшему лесному воину, следом за ним точно так же расстались с оружием мечник и Дегар. Вот так, одним махом превратившись из преследователей в пленников, следопыты и маги в окружении эльфов направились в к зеленевшей вдали дубраве.
   - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил Агриэль лучника, как только они оказались в лесу.
   - Нет, - коротко ответил Дегар, - откуда тут могла появиться моя стрела?! Терять я их не терял, а за последний год только два раза не смог вырезать стрелы - на плато в Заронге и после битвы возле Краста...
   - А что, если,.. - мечник выразительно посмотрел на него.
   - Да ну, - махнул рукой лучник, - слишком сложно... Хотя... Стрелы из Заронга вполне могли попасть в руки некромантов, а уж они-то способны на любую подлость!
   - Вот и я так думаю, - кивнул Агриэль и негромким окриком позвал расстроенного разведчика.
   Мечник коротко изложил родившуюся только что версию.
   - Теперь вся надежда только на тебя, - сказал он, обращаясь к Ветлю. - Нужно обязательно добиться того, чтобы тебе разрешили осмотреть место нападения. Возможно, что-то удастся найти.
   - Это первое, что я хотел просить у Дома, - кивнул разведчик. - Странно только... У эльфов достаточно своих умелых следопытов - неужели они ничего не нашли?
   - Или не захотели... - задумчиво произнес Дегар. - А теперь потребуют взамен нашей крови - родовая месть для высокородных превыше всего.
   - Посмотрим, - сказал Ветль. - Прежде чем начать вытягивать из нас жилы, они должны доказать твою вину - таков закон.
   Всадники выбрались на большую поляну, где в тени векового дуба уже поджидали члены Большого Круга. Вперёд вышел высокий эльф в тёмно-синем плаще, расшитом красивым узором зелёных листьев. Перехваченные на затылке узкой ленточкой, длинные белые волосы доставали ему почти до пояса. Он был необычайно спокоен, но глаза на узком бледном лице полыхали гневным огнём.
   - Что ты можешь сказать в своё оправдание? - эльф в упор смотрел на Дегара.
   - Я знаю, в чём меня обвиняют, - твёрдо ответил лучник, - но я этого не делал. У нас есть предположение, кто мог совершить это подлое убийство. Готов ли ты выслушать меня, благородный?
   - Говори! - эльф отступил в сторону, чтобы все присутствующие могли видеть Дегара.
   - В этих местах сегодня проходили некроманты вместе с нежитью и орками. У них могли быть мои стрелы...
   При этих словах члены Круга быстро переглянулись и всё тот же эльф быстро спросил:
   - Что тебе известно о некромантах?
   - Почти ничего, - пожал плечами лучник, - только то, что они здесь появились раньше нас. Если хочешь знать больше, благородный, спроси нашего мага - он расскажет, откуда они взялись и что ищут в ваших лесах.
   Эльф пристально посмотрел на Магистра долгим взглядом, как будто пытаясь что-то вспомнить, затем вновь обратил взгляд на Дегара.
   - Почему ты считаешь, что дозорных убили они?
   - Потому, что я этого не делал, а больше некому И у них действительно могли быть мои стрелы, - лучник немного помолчал. - Ты разрешишь нашему разведчику вместе с вашими следопытами ещё раз осмотреть то место?
   Благородный не успел ничего ответить - из-за деревьев буквально вылетел лесной воин на коне, чуть не сбил с ног бросившихся в стороны следопытов и громко прокричал что-то членам Круга на родном языке. Верховные правители Дома разом вскочили с мест, встревоженно переглядываясь друг с другом. Харат встал рядом с Дегаром и, глядя на эльфов в упор, жёстко произнёс:
   - Теперь вы понимаете, на что способны некроманты?!
   Он повернулся к следопытам и пояснил:
   - Гонец привёз дурную весть - лич только что уничтожил целый отряд эльфов! - Магистр опять обратился к членам Большого Круга. - Разрешите разведчику осмотреть место гибели дозорных. Сами тогда убедитесь, что и это убийство - дело рук некромантов!
   - Я вспомнил, кто ты, Маг! - неожиданно воскликнул один из высокородных членов Круга. - Ты же Харат! А люди говорили, что ты давно умер!
   Следопыты разом повернулись в сторону Магистра, не в силах произнести ни слова - это страшное имя знали даже маленькие дети...
  

* * *

  
   Утром я пробудился поздно - поспал всласть, отведя заодно душу и за прошлую ночь. Кровосос торопил орков со сборами, но мне показалось, что они не слишком-то обращали на него внимание и готовились к дороге в привычном для себя темпе. Непрошибаемые создания - уважаю. Я невольно поёжился, вспоминая вчерашний день - понимаю, что другого выхода не было, но методы лича иногда выходили за рамки человеческого понимания. Или на войне по-другому нельзя? Хороши все средства, которые позволяют выжить? Хрохан заметил моё смущение и, словно прочитав мысли, ободряюще улыбнулся:
   - Не переживай, они всё равно были уже мертвы.
   Так-то оно так, но хочется надеяться, что эльфийская нежить не успела натворить большой беды. Я что-то невнятно пробурчал в ответ и подошёл к Хельге. Никак не могу избавиться от скверной привычки с утра пораньше поприставать с вопросами к каждому встречному.
   - Ты вчера лечила эльфа каким-то амулетом. Что за странный камень ты использовала?
   - Это гематит, он останавливает кровь и заживляет раны, - девушка с готовностью достала бурый камень с характерным металлическим блеском. - Мне его подарил Магистр, когда узнал, что я могу лечить людей.
   - И что, с его помощью каждый может остановить кровь?
   - Нет, - рассмеялась Хельга, - надо обладать даром целительства. Кстати, тебе надо будет обязательно как-нибудь попробовать. Мне кажется, у тебя тоже должно получиться.
   Девушка намекала на эпизод в лагере вождя Тху. В один не самый прекрасный вечер у меня страшно разболелась голова, а обращаться за помощью к Хельге я не решился - она как раз тогда "дулась" из-за эпизода с орками. Вот и пришлось массировать виски самому, причём в какой-то момент проделывать эту процедуру я стал не прикасаясь к голове. Кстати, удивительное ощущение - казалось, что череп стал словно пластилиновый, а пассы руками как бы деформировали его, изгоняя боль. Девушка тогда всё видела, но ничего не сказала... Может, действительно, стоит попробовать лечить других, чем чёрт не шутит. Хотя, лучше бы такого случая вовсе не произошло.
   Наконец, все были готовы и наш изрядно поредевший отряд отправился дальше на юг. Да уж, нелегко далась нам эта дорога. Теперь искать большой корабль не имеет смысла: три десятка орков и десяток солдат Гроха - вот всё, что осталось от пары сотен бойцов, покинувших недавно лагерь вождя Тху. Напряжение двух прошедших дней постепенно улетучилось - каждый понимал, что основные трудности перехода позади, поэтому можно немного расслабиться. Единственное, за чем продолжал следить ехавший впереди чёрный маг, были изредка мелькавшие вдалеке люди - одинокие странники, крестьяне на телегах или небольшие конные отряды. Их мы объезжали стороной...
   Я всю дорогу болтал с Хельгой о всяческой ерунде и изредка подначивал доверчивого уаха, делая страшные глаза и пугая его рассказами о том, какая опасная живность может завестись в его обширной бороде. Если он не будет мыться и расчесываться. Малыш сердился, но украдкой пытался расплести застарелые колтуны в своей экзотической растительности, чем несказанно веселил девушку. Привлечённый смехом, к нам подъехал Хрохан. Он с улыбкой выслушал очередную гневную тираду рыжего страдальца и тихо спросил:
   - Сергей, откуда малыш знает эльфийский язык? Он жил в этих местах?
   - Нет, - так же негромко ответил я. - Но он знает очень много разных языков и это нам может пригодиться по ту сторону моря.
   - Конечно, - лич лукаво посмотрел на меня и добавил. - Я рад, что ты, наконец, начал мне доверять.
   С этими словами он пришпорил коня и отправился догонять Гроха. Я смотрел ему вслед, пытаясь разобраться в своём неоднозначном отношении к принцу. Есть ли между нами понимание? Не знаю... Всё перепуталось и теперь непонятно, кто друг, кто враг, а кто просто так. С одной стороны, лич до сих пор не сделал ничего такого, что могло бы заставить сомневаться в его искренности, а с другой, почему его так ненавидит Харат? Опять сплошные вопросы... Надо будет срочно поговорить с Серхио, наверняка он узнал что-нибудь новое. И обязательно с Хроханом - надеюсь, времени сейчас у нас будет предостаточно...
   Далеко за полдень мы выбрались на вершину высокого холма и... увидели раскинувшееся от края до края море. Красота-то какая - дух захватывает! Сами посудите - уходящая за горизонт вода, редкие белоснежные облака на синем небе, мелкие завитушки пенных шапок прибоя, плывущие вдоль берега "игрушечные" кораблики и свежий бриз в лицо! Картинка! Далеко справа прикрылась от морских ветров обрывистым берегом большая бухта, а возле самой воды белели россыпи домов огромного города.
   - Селиз! - с восторгом выдохнула Хельга. - Главный порт человеческой расы. Я так много о нём читала, но никогда здесь не была!
   - Послушай, - обратился я к ней, - я так понимаю, что тут навалом купеческих судов.
   - Очень много, - подтвердила девушка. - А что?
   - Да так, - многозначительно заметил я. - Родилась очередная авантюрная идея - раз есть купцы, значит должны быть и пираты. Вот они-то как раз и могут нам сейчас понадобиться.
   Хельга смотрела на меня широко раскрытыми от удивления глазами...
  

* * *

  
   Вечерние сумерки перемешались с густой тенью обрывистого берега и накрыли город тёмным покрывалом, приглушив звуки и краски дня. Крон, попридержав взмыленного коня, въехал в Северные ворота Селиза. Обычно в такое время жизнь в Дастароге, да и в самой столице постепенно затихает, но в порту всё было наоборот - шумные полупьяные толпы моряков бродили по улицам в поисках развлечений и новой кружки хмельного пива. Одна за другой призывно раскрывались двери многочисленных кабачков и таверен, яркими огнями и двусмысленными вывесками обещая долгожданное забвение за столом или сказочное наслаждение в объятиях нежных путан. Любой каприз - только не жалей звонкую монету! А где-то по тёмным проулкам и подворотням уже потихоньку собирались те, для кого ночь - время острого кинжала и лихой работы. Где ставка - жизнь, а награда - тугой кошелек. Селиз, не таясь, нахально выставлял напоказ своё лицо - беззаботно-пьяное, развратно-сладкое и смертельно опасное...
   Крон с лёгким раздражением заметил, что дорогу ему перекрыла очередная ватага бесшабашных мужичков, толпившихся на перекрёстке и явно собиравшихся немного размяться. Все в широких штанах и одинаковых робах мышиного цвета, из-под которых проглядывали пропитанные потом и морской солью рубахи без ворота. К следопыту вразвалку подошёл один из них, гаденько ухмыльнулся и, ухватив лошадь за узду, дыхнул в лицо всадника перегаром:
   - Куда спешишь, дядя? Все места уже заняты...
   Молчаливый воин глянул исподлобья на небритую рожу рослого моряка и сильно ударил его ногой в живот. От неожиданности верзила плюхнулся задом на булыжную мостовую, а Крон, не мешкая, резко послал коня с места в карьер... Что для могучего скакуна горстка людей - опешившие искатели сомнительных приключений разлетелись по сторонам, словно блохи с хвоста шелудивого пса.
   Как обычно бывает в таких случаях, тут же рядом появились вооруженные всадники городской стражи. Хотя, обычно они почему-то успевают лишь к концу очередной разборки, когда кому-то уже мало чем можно помочь.
   - Что здесь происходит?! - грозно выкрикнул командир патруля. - В тюрьму захотели?! Так я вам это быстро устрою, не сомневайтесь!
   Следопыт достал из-за пазухи свиток и протянул стражнику.
   - У меня важное сообщение для Верховного Магистра Селиза. Я спешу...
   Воин внимательно изучил хорошо знакомую янтарную печать столичного Правителя и нерешительно вернул письмо Крону:
   - Езжай прямо по этой улице, никуда не сворачивай - тут недалеко.
   Затем повернулся к глухо роптавшей кучке моряков и, выплескивая клокотавшую внутри ярость, крикнул:
   - А ну разойдись! И чтоб я больше вас не видел!
   Забияки нехотя побрели прочь, бросая злобные взгляды на патрульных - связываться с городскими стражниками, как известно, себе дороже...
  

* * *

  
   ...Халит стоял на опушке и смотрел на заходящее солнце. Однако, мысли мага сейчас занимала не великолепная панорама заката в горах. Чужака беспокоила неожиданная проблема - сегодня днём гонец из Дастарога принёс известие о том, что помощи из столицы не будет... Более того, после нападения Орды Правитель Хоредона сам затребовал подкрепление из ближайших Городов. А откуда взять воинов, если точно известно, сколько кочевников придёт на земли приграничья?
   Да ещё так некстати уехал Мадук... Хоть какая-то помощь против колдунов кара-маулей. Правда, вчера вернулись, наконец из Заронга ученики Магистра, но особо рассчитывать на их способности не приходится. Хорошо ещё, что Глан доверяет Халиту больше, чем Правителю, поэтому обещал завтра же прислать на заставу всех воинов. А, возможно, просто боится - столица далеко, а ученик Мадука совсем рядом. Тем более, что ссориться с Чужаком ему сейчас не с руки, о такой свободе в управлении Конвентом Председатель не мог и мечтать...
   А ещё Халита беспокоил неведомый Спящий... Даже бесстрашная Гата произносила это имя со страхом. Они потратили на поиски мага два дня, но всё напрасно - не помог даже дар дочери колдуна кара-маулей. Единственное, что обнаружил Чужак в горах, была пещера Харата с десятком молчаливых монахов. Про Спящего старый Магистр ничего им не рассказывал - то ли не захотел, то ли сам не знал. Заронг до сих пор хранит тайны, о которых неизвестно никому. Единственное, чем они могли помочь добровольные затворники людям - обещали предупредить о приближении степняков...
   Халит невольно посмотрел в сторону невидимого отсюда убежища Харата и вздрогнул от неожиданности. Показалось? Нет, точно - на склоне горы слабо мерцал огонь далёкого костра. Монахи сдержали слово...
  
  

8. Мышеловка и капкан

  
   Серхио с тревогой наблюдал за Харатом и следопытами. Казалось, даже воздух стал густым и тягучим от напряжения, готового в любой момент перерасти в грандиозный скандал. Усли не сказать большего. Достаточно любого пустяка - неосторожного взгляда, резкого слова, жеста и о последствиях можно только догадываться.
   - Я тоже узнал тебя, Нагиласса, - Магистр повернулся к членам Большого Круга. - Как видишь, я жив. Но сейчас не время вспоминать старое - нужно остановить лича.
   - Это проблемы людей, - высокомерно ответил эльф. - Тебя больше должна волновать собственная судьба.
   - Как видишь, теперь это и ваши проблемы, - с едкой усмешкой парировал Маг. - А пока вы медлите, некроманты уходят всё дальше и дальше.
   - Им не уйти - мы перекрыли все дороги.
   - Ты так в этом уверен? - насмешливо спросил Харат. - Вы плохо знаете, на что способен лич - он легко ускользал и не из таких ловушек. Мало вам одного потерянного отряда?
   Эльфы собрались вместе и некоторое время тихо совещались. Магистр терпеливо ждал, бросая быстрые взгляды в сторону угрюмых следопытов. Наконец, к людям подошёл тот самый эльф, который начинал допрашивать лучника.
   - Хорошо, - кивнул он головой, - пусть разведчики ещё раз осмотрят место и тогда мы примем решение.
   Ветль ободряюще хлопнул Дегара по плечу и лёгкой походкой последовал за двумя эльфийскими воинами, а лучнику теперь оставалось только ждать да надеяться на острый глаз и удачу разведчика. Как, впрочем, и всем остальным невольным пленникам эльфов.
   Харат уселся на землю, тяжело вздохнул и с неудовольствием посмотрел вокруг - судя по всему, сегодня из леса уже не выбраться. Чем дальше, тем больше росло раздражение Мага: мало того, что напрасно потерян целый день, так ещё и предстоит неприятный разговор со следопытами. А всё эти заносчивые высокородные! Магистр и раньше недолюбливал эльфов за пренебрежительное отношение к людям, а теперь и вовсе убедился в том, что в погоне за отстаиванием родовой чести они не желают видеть куда более важные вещи. Интересно, что ожидает лесных жителей в будущем? К чему они, в конце концов, придут? Нельзя же, в самом деле, вечно презирать соседей - в конце концов, если все они начнут плевать в ответ, можно захлебнуться.
   Старый Маг ещё раз пристально взглянул на устроившихся поодаль следопытов, затем встал и решительно направился к ним - если объяснений не избежать, то почему бы не выяснить всё прямо сейчас?
   - Думаю, у вас есть немало вопросов, - Харат не знал, с чего начать разговор.
   - Может, и немало, - хмуро посмотрел на него Агриэль, - но я вовсе не уверен, что ты скажешь правду. Все знают, что ты за человек... Может, и не человек вовсе...
   - Откуда? - спросил Магистр и, заметив недоумённый взгляд мечника, пояснил. - Откуда знают?
   - Об этом говорят летописи... и Маги.
   - Летописи пишут люди. И пишут либо только то, что знают, либо так, как им выгодно. А потом нередко переписывают совсем по-другому, - спокойно заметил Харат. - Я не отрицаю, что по моей вине погибло много людей, но и делать из меня монстра несправедливо.
   Серхио внимательно наблюдал за следопытами - момент наступил критический: теперь всё зависело от того, удастся ли Магистру убедить людей выслушать его. Ну и, естественно, поверят ли следопыты в его фантастическую историю.
   - Тебе не показалось странным, что Мадук после разговора со мной согласился преследовать лича и даже отправил с нами Посланника? - спросил Харат, указывая на испанца. - Не хочешь узнать, почему?
   Агриэль перевел взгляд на Серхио, опустил глаза и о чём-то надолго задумался.
   - Ты знал, кто он? - мечник хмуро посмотрел на испанца.
   Серхио кивнул, а командир следопытов помрачнел ещё больше. За несколько дней знакомства Входящий ни разу не давал повода сомневаться в своей искренности и вот...
   - Почему ничего не сказал? Не доверяешь нам? - с горечью спросил мечник.
   - Раз уж Мадук промолчал, имел ли я на это право? - вопросом на вопрос ответил испанец, прекрасно понимая, что оправдывать собственные поступки чужими решениями не совсем честно.
   - Может, ты и прав, - пожал плечами Агриэль и повернулся к Харату. - Ладно, Магистр, давай свою историю.
   Старик рассказал всё, что Серхио и так было хорошо известно, но опять ни словом не обмолвился о Камне Могущества личей. Вокруг загадочного артефакта явно существовала какая-то тайна, но ни Маг, ни сам принц по непонятным причинам не спешили её раскрывать. Испанец твердо решил сегодня же добиться продолжения так некстати оборвавшегося накануне разговора о Хрохане. И нужно обязательно договориться с Сергеем, чтобы он надавил, в свою очередь, на лича - чтобы сделать окончательные выводы, нужно выяснить позиции обеих сторон...
   Вернулись разведчики. Они о чем-то негромко поговорили с членами Большого Круга, после чего эльфы, наконец, пригласили ожидавших своей участи людей подойти ближе.
   - Следопыты нашли следы, - сообщил Нагиласса, - хотя орки и очень умело пытались их скрыть.
   - Орки?! - изумился Харат. - Совсем из ума выжили! Я был уверен, что это дело рук лича - только он был заинтересован в нашей задержке.
   - Вполне возможно, что так оно и было, - спокойно заметил Ветль. - А договориться между собой некромант и зелёные могли ещё в лагере Тху.
   Магистр посмотрел на высокородных судей.
   - Теперь мы свободны?
   - Да, - кивнул Нагиласса. - Если хотите, можете заночевать здесь, а утром отправитесь дальше вместе с нашими воинами. Теперь мы тоже будем преследовать некромантов - они должны ответить за смерть эльфов!
   Харат задумался - предложение высокородного заманчиво, а поддержка лесных жителей могла оказаться в дальнейшем весьма полезной. Но, с другой стороны, следопыты потеряли и так слишком много времени. К Магистру неслышно подошёл Карр и прошептал на ухо:
   - Мастер, Хрохан скрылся - Уаддр не смог пробиться через дозоры эльфов.
   Маг тихо выругался:
   - И тут эти спесивцы сумели нам помешать! - он повернулся к членам Большого Круга и добавил уже громким голосом. - Благодарим за приглашение, но мы спешим и прямо сейчас должны выехать в Селиз...
   Так что Серхио опять не удалось поговорить ни со старым Магистром, ни с Сергеем. Отряд Харата, не останавливаясь, ехал всю ночь. А утром следом за следопытами к морю отправились три десятка воинов Мирассы и вместе с ними высокородный Нагиласса - эльфы прекрасно понимали, что для борьбы с сильным чародеем нужен не менее искусный маг...
  

* * *

  
   Ждать в своей жизни неоднократно приходилось каждому. Можно по-разному относиться к потере времени: терпеть, раздражаться, махнуть на всё рукой и уйти - наверно, реакция в немалой степени зависит от того, насколько долго приходится ждать. Но в этот раз даже обычно невозмутимый Крон готов был взорваться. Он доставил послание Мадука ещё вчера, а от Верховного Магистра Селиза до сих пор ничего не слышно! Словно речь шла не о некромантах, а о мирном торговом обозе с горшками. Следопыт в нетерпении подошёл к окну скромно обставленной гостевой комнаты, в которой провёл короткую летнюю ночь, и посмотрел на освещённый ярким полуденным солнцем двор. У дома напротив опирались на древки копий два разомлевших от жары стражника. Та ещё работёнка, не позавидуешь: не отойти, не спрятаться в тень - стой целый день и глотай пыль.
   Сзади раздался осторожный стук в дверь.
   - Верховный Магистр ждёт, господин, - слуга на пороге склонился в почтительном поклоне. - Я провожу вас.
   Не привыкший к такому обращению Крон слегка поморщился, но ничего не сказал и без сожаления покинул порядком надоевшие покои. Они зашли как раз в тот самый дом напротив и следопыта неприятно поразил тот факт, что вялые охранники не обратили на них ни малейшего внимания. "Странные порядки", - подумал Крон, - "видно, за долгие годы без войн даже стража плюёт на правила. Это плохо - рано или поздно беспечность оборачивается бедой". А с другой стороны, постоянно жить в ожидании подвоха невыносимо. Слуга поднялся по лестнице, провёл Крона длинным коридором и остановился перед массивной дубовой дверью. Затем он негромко постучал, кивнул следопыту, распахнув перед ним тяжёлую створку.
   - Проходи, воин, - прозвучал из глубины комнаты трескучий голос Магистра.
   Верховный Маг Селиза оказался невысоким сухощавым пожилым человеком с резкими чертами лица, тонким носом с горбинкой и необычайно живыми тёмными глазами. В довершение ко всему одет он был, скорее, как обычный вельможа, а не Магистр: белая рубашка с кружевным воротником, жёлтый камзол с узорами, того же цвета просторные панталоны до колен, голубые гетры и чёрные туфли на высоком каблуке.
   - Присаживайся, - он энергичным жестом указал на один из стульев возле стоящего посредине огромного круглого стола. Никакой другой мебели в помещении не было - очевидно, комната служила местом заседаний местного Конвента. Рядом с Магом стоял мужчина средних лет совершенно непримечательной наружности. Его вполне можно было бы принять за какого-нибудь зажиточного ремесленника, если бы не цепкий, оценивающий взгляд серых глаз и гордая осанка знающего себе цену человека.
   - Ну что же, - начал разговор Магистр, дождавшись, когда все разместятся за столом, - я внимательно изучил послание Мадука. И у меня есть несколько вопросов. Во-первых, неужели некроманты настолько сильны, что до сих пор никому не удалось их уничтожить?
   - Маг, который был с нами, предупреждал, что лич необычайно силён и опасен.
   - Неужели? - Магистр Селиза презрительно скривил губы. - А может, просто ваш маг слишком слаб? Кстати, кто он? Мадук пишет, что я его хорошо знаю.
   - Я не знаю, кто он, и про его силу судить не мне - ответил Крон. - Но сам видел, как он в одиночку остановил целую армию орков... А на болотах и некроманты показали, на что способны - так что всё сходится.
   Следопыт подробно рассказал о столкновении лича с чудовищами болот и битве отряда Харата возле стен Краста.
   - Странно, - Магистр скептически покачал головой. - Что-то темнит старик. Мага такой силы среди людей никогда не было... Я так понимаю, что он сам скоро объявится - вот и посмотрим тогда на это чудо.
   - А зачем некромантам понадобился корабль? - спросил таинственный "ремесленник".
   - Не знаю, - Крон с большим трудом выдержал его пронзительный взгляд.
   - Ах, да! - спохватился Магистр. - Забыл представить господина Фелума. Касательно всяческих ловушек и поимки неуловимых преступников он у нас настоящий кудесник. Будешь ему во всём помогать.
   - Надеюсь, у нас получится и на этот раз, - гений сыска слегка качнул головой и широко улыбнулся, но глаза его продолжали внимательно изучать Крона.
   - Подожди в коридоре, - обратился Магистр к следопыта. - Мне нужно обсудить с Фелумом наедине наши старые дела.
   Следопыт вышел из комнаты, остановился возле окна и, посмотрев вниз, выругался сквозь зубы - стражники во дворе нашли развлечение. Теперь они с детским любопытством наблюдали за пушистым рыжим котёнком, азартно гонявшимся за мухами...
   - Ну, что ты собираешься делать? - Магистр Селиза вопросительно взглянул на собеседника.
   - Он говорил правду, - задумчиво ответил Фелум. - Думаю, некроманты сразу все в город не сунутся. Скорее всего, вначале придёт только один и будет искать корабль. Вот его-то и надо обязательно захватить - тогда мы точно будем знать, где ждать остальных.
   - Тебя не пугает сила некроманта?
   - Нет, - усмехнулся сыщик, - я знаю, как обращаться с магами.
   Он хищно посмотрел на Мага и добавил:
   - Нужно расставить побольше наблюдателей вокруг Селиза, а у меня мало людей...
   - Я распоряжусь, - перебил его Магистр. - Что-то ещё?
   - Это всё. Я могу идти?
   - Ступай, - Магистр подождал, пока за Фелумом закроется дверь и тихо произнес. - И всё же, кто этот таинственный маг, которого я хорошо знаю? И почему Мадук просит, чтобы я не раскрывал его тайну?
   Покинув комнату, сыщик неслышно подошёл к следопыту и некоторое время молча наблюдал за рыжим хвостатым проказником во дворе, затем спросил:
   - Ты сможешь узнать некромантов?
   - Попробую, - пожал плечами Крон. - Правда, я видел их издалека. И пленников тоже толком не рассмотрел...
   - Пленников?! - удивился Фелум. - Магистр ничего не говорил про пленников.
   - Возможно, в посланиии об этом не сказано, - предположил следопыт, - но они точно есть - это люди Магистра Дастарога.
   - Это несколько меняет наши планы, - нахмурился сыщик. - Ладно, сейчас я отправлю своих людей на места, а потом мы с тобой прогуляемся в порт - надо узнать, какие корабли отходят в ближайшее время и где сейчас развлекаются их команды...
  

* * *

  
   Место стоянки на сей раз выбрал Грох. В стороне от дорог, в проходе между холмами он нашёл небольшую осиново-ольховую рощу, идеально подходящую для нашего скрытного существования. По принципу - мы вас видим, вы нас нет. Единственное неудобство - до моря далековато, но этот факт огорчил только меня. Остальным, похоже, было всё равно - лишь бы не светиться на открытом пространстве...
   Тем не менее, утром я поднялся чуть свет и не смог удержаться от искушения поплескаться немного в солёной водичке. Обожаю море, готов мчаться к нему в любое время, как наркоман за очередной дозой "плана". Хотя есть у меня приятель, которого с души воротит от необходимости, как он выражается, "пузо греть на пляже" и ничего не делать. Поэтому предпочитает активный отдых типа рыбалки или охоты где-нибудь в самой глуши средней полосы России. На радость комарам и прочей кровососущей нечисти.
   Чужое море встретило ярким солнцем, тихим плеском волн и громкими криками чаек - почти как у нас в Новом Свете. С тем лишь отличием, что народа не было совсем, только далеко от берега маячили чёрными точками несколько рыбацких лодок. Я наплавался до изнеможения, прожарился насквозь, вдоволь налюбовался облаками и... начал понимать, что в словах моего приятеля-маринофоба есть определенный смысл. Скучно стало. Ни поговорить, ни пошутить, ни хотя бы посмотреть на стройные загорелые женские тела... Пришлось отправиться назад, надеясь на то, что завтра повезёт больше и удастся уговорить Хельгу составить мне компанию.
   Обратная дорога добила окончательно - пока я добрался до лагеря, от бодрящей морской свежести остались лишь призрачные воспоминания. Почти забытые. Мало того, что радостное настроение улетучилось, так ещё и принц встретил подозрительным вопросом:
   - Где ты был?
   - Рыбу ловил, Косой - буркнул я. - В проруби у лодочной станции.
   Брови Хрохана недоумённо полезли вверх, так что пришлось натянуто улыбнуться:
   - Шучу. Купаться ходил.
   - Опасно. А если тебя кто-то видел? Тогда могут и нас найти.
   - Да пусто кругом, - беспечно махнул я рукой. - Как будто дустом посыпали.
   - Чем?! - не понял лич.
   - Отрава такая древняя... Да нет, серьёзно - не было никого.
   - Всё равно, лучше поменьше высовываться - место тут открытое, можно заметить издалека, - принц вздохнул и пристально посмотрел на меня. - Грох уехал в Селиз искать корабль, а нам надо придумать, где взять деньги.
   Это действительно проблема! Пока мы находились в дороге, материальный вопрос казался каким-то далёким и несущественным, но теперь встал, что называется, в полный рост во всей криминальной откровенности - доставать деньги или золото придётся незаконным путем. Уж на этот счёт иллюзий никаких.
   - Хорошо, я попробую поискать, - сказал я обреченно. В конце концов, идея моя, поэтому и отдуваться придётся самому.
   - Поедешь в город или...
   - Или... Как в прошлый раз - разведаю прямо отсюда. Только постарайтесь не мешать - неизвестно сколько времени мне понадобится.
   Хрохан отправил девушку с уахом к небольшому костру, на котором хозяйственные орки уже во всю что-то готовили на обед. А я нашёл небольшой пятачок ровной земли и с наслаждением растянулся в полный рост на пахучей траве. Интересно, что это здесь так благоухает? Чёрт, надо как-то восполнить пробел в образовании в части ботаники - бесполезных знаний и умений, как известно, не бывает. Попрошу потом Хельгу - если уж она умеет лечить, то и в лютиках-цветочках должна разбираться...
   Однако, если дело пойдёт так и дальше, то вне тела придется проводить больше времени, чем в нём, горячо любимом. Ничего не поделаешь, ничего более безопасного и быстрого в голову не приходит - так что роптать на судьбинушку, право слово, грешно. Жаль, что до сих пор не могу связаться с Серхио и узнать хотя бы, что оно такое и чем грозит в дальнейшем. Любопытно, сохранятся ли новые способности, если удастся вернуться домой? И как к этому отнесутся друзья и знакомые? Подозреваю, что в лучшем случае посчитают психом или просто посмеются, а в худшем... Начнут "спасать", как водится, съехавшую крышу. Ничего удивительного - гораздо проще тянуть заблудшую овцу назад в стадо, чем попытаться понять. Грустно конечно, но до недавнего времени я и сам бы так поступил...
   Дорога до Селиза заняла считанные секунды. Вначале я обозрел панораму с большой высоты, чтобы хотя бы иметь представление о том, что и где расположено. Собственно, сам город оказался значительно меньше, чем представлялось издалека - основная масса одноэтажных мазанок принадлежали разбросанным вокруг Селиза рыбацким посёлкам. По сравнению с Дастарогом внешние защитные стены были заметно ниже, да и башни больше напоминали декоративные сооружения, нежели грозные сторожевые укрепления. А вот центральный замок внушал уважение - сразу видно, что живут здесь люди далеко не бедные. Плотной группой стояли двух- и трёхэтажные дома, радующие глаз обилием лепных карнизов, ажурных балкончиков всевозможных видов, арочных перекрытий и массой разнообразных флюгеров на крутых черепичных крышах.
   Я перебрался ближе к порту. Сразу же бросился в глаза расположенный у самой кромки воды странный монумент в виде огромного каменного столба, вокруг которого обвился циклопических размеров змей. Голова чудовища с разинутой пастью смотрела в сторону моря, как бы оберегая десять... нет, двенадцать широких деревянных пирсов и бросившие в бухте якоря корабли. Бог ты мой, никогда не видел сразу столько парусников! Восторг и грусть одновременно! Наверно, до самой смерти живёт в душе каждого маленький мальчишка, мечтающий о романтике путешествий и дальних странах. И не на самолете, а вот так - на бригантине, под наполненными свежим ветром парусами, чтобы солёные брызги в лицо и разводы пены на сине-зелёной воде за кормой...
   Мои возвышенные рассуждения прервались самым неожиданным образом. У самого подножия памятника ползучему гаду в сопровождении заросшего густой щетиной матроса показался мессир Грох собственной персоной. Морской волк выглядел очень колоритно. Одетый в грязно-серую робу, с банданой на голове и серьгой в ухе, он проникновенно что-то шептал на ухо магу, для убедительности порой ударяя себя в грудь здоровенным кулачищем. Я приблизился вплотную, стараясь не пропустить ни единого слова. Уж слишком разные люди - интересно, что они нашли общего?
   - ...лучше не найдешь! - хрипло вещал моряк. - Сейчас он отдыхает в трактире у старого пройдохи Шанка. Небось, проверяет, есть ли дно в пивной бочке хитрого прощелыги!
   Спутник Гроха гулко захохотал, радуясь собственной шутке. Чёрный маг недовольно поморщился и спросил:
   - Так сколько вы хотите?
   - Не бойся, шкипер лишнего не возьмет, - матрос подмигнул. - Ну и ребятам бочонок рохи* выкатить надо. Тогда доставят куда захочешь. Нежно и ласково, как младенца.
   Оппа! Я даже остановился от неожиданности. Похоже, боевой командарм Грох со своей задачей справился успешно, и теперь нужно срочно искать ресурсы для пополнения казны нашей многострадальной экспедиции. Вот только где? Ума не приложу. Хотя, для начала не мешает точно выяснить сколько конкретно придётся заплатить и в какой валюте. Ухватившись за эту спасительную идею, я вновь догнал мага с матросом и проследовал за ними до солидной двухэтажной таверны возле самого выхода в порт.
   Внутри заведения стоял гул множества голосов. Пеленой стелился сизый табачный дым вперемешку с копотью масляных светильников и характерного амбре перегара. А может, и не табачный вовсе - кто знает, чем тут люди набивают трубки. Я же впервые за всё время здесь вижу, что в этом мире вообще курят! А в зале дымили практически за каждым столом так, что было совершенно непонятно, как здесь вообще можно дышать. Пока я размышлял об одной из древнейших вредных привычек человечества, моряк проводил Гроха к самому дальнему столу в углу таверны. Там потягивали два человека, но разглядеть их лица в полумраке зала мне не удалось. А вот дальше события разворачивались, как в самом настоящем боевике!
   К магу с разных сторон подскочили четыре крепких мужика и повалили его лицом вниз на столешницу, заломив руки за спину. Один из сидевших тут же приставил к горлу Гроха нож, а второй принялся деловито запихивать в рот беспомощному некроманту кляп. Затем кровососу связали руки и без лишнего шума вывели на улицу. Вся операция заняла не больше минуты, причём мне показалось, что присутствующие в таверне полупьяные матросы вообще ничего не заметили! По всему выходило, что Гроха эти странные люди ждали заранее и можно было только позавидовать мастерству местного спецназа - насколько же чисто сработали, подлецы!
   Я догнал удалявшихся в сторону замка захватчиков, всё больше убеждаясь, что засаду организовали не простые разбойнички, а власти Селиза. А раз так, то виноват во всем ваш покорный слуга... Догадаться нетрудно - кто "толкнул" идею встретить Хрохана в порту? Вот же дёрнул чёрт за язык! И что теперь делать, тащиться безвольно за Грохом? Я еще раз внимательно присмотрелся к местным детективам и личность одного из них показалась смутно знакомой. Ничего не понимаю... И тогда, у костра, возникало подозрение, что спутники Агриэля попадались на глаза раньше, и сейчас... Да и одеждой этот человек отличается от остальных - скорее, опытный воин, а не тайный агент. Вот и гадай теперь - то ли во всём виновато мое необычное состояние "вне тела", то ли в этом мире обитает масса людей, странным образом похожих на жителей моего.
   Пройдя ворота, захватчики остановились.
   - Иди отдыхай, - сказал, по-видимому, главный тому самому "знакомому" типу. - Завтра рано утром за тобой зайдут. Будешь наблюдать из дома капитана стражи за всеми, кто проходит через ворота - вдруг знакомое лицо увидишь!
   Командир указал на одноэтажное здание с тремя окнами.
   - Значит, остался ещё один? - спросил он, окинул внимательным взглядом Гроха с ног до головы и усмехнулся. - Надеюсь, он тоже не заставит себя долго ждать.
   - Агриэль говорил, что некромантов двое, - ответил воин и меня как током ударило - вспомнил! Всё вспомнил! Именно его и тех следопытов, что сидели у костра вместе с Харатом, я "видел" возле каменного столба на границе Заронга! Ясно - значит, парень тоже из отряда мечника.
   - Маг предупреждал, что второй намного опаснее. И он будет настороже, - заметил человек Агриэля и направился к ближайшему переулку.
   - Хм, опаснее, - вновь усмехнулся командир, - все они считают себя непобедимыми, пока могут размахивать руками и болтать без умолку. А я ему этого шанса не дам! Сколько уже было разных магов и сколько ещё будет, но от Фелума не ушёл никто!
   Он собирался было сказать что-то своим подчинённым, но тут во двор со страшным скрипом заехала телега, на которой лениво развалились трое стражников.
   - Что привезли? - строго спросил Фелум у возницы.
   - Шкипер Алиц заплатил налог, - ухмыльнулся тот, стаскивая грубую дерюгу с десятка лежавших в телеге мешков.
   - Наконец-то! Где он сейчас?
   - Уехал на свой корабль - сказал, что команда уже вросла ногами в землю, - расхохотался довольный возница.
   - Ну что же, заплатил - пусть плавает дальше, - кивнул Фелум. - Заприте пока всё в комнате стражи. Ключ потом принесёшь мне - я буду у Магистра.
   Телега остановилась у того самого дома с тремя окнами. Люди принялись неторопливо перетаскивать мешки внутрь, а командир со своими опричниками повели связанного Гроха к проулку с противоположной стороны двора. Они долго петляли узкими переходами, пока не остановились возле мрачного серого здания с зарешёченными окнами. Тюрьма что ли? Я следовал за ними, на всякий случай тщательно запоминая дорогу. Фелум три раза гулко бухнул кулаком в окованную железом дверь.
   - Открывай!
   С той стороны лязгнул засов и в щель выглянул хмурый охранник. Судя по его помятому лицу, он либо только что проснулся, либо накануне крепко выпил и теперь закономерно маялся башкой.
   - Принимай! - Фелум подтолкнул вперед Гроха. - И учти, что это очень дорогой гость и ему нужно обеспечить особые условия. Отвечаешь головой. Ты всё понял?
   Он строго посмотрел на стражника. Тот быстро кивнул и, раскрыв дверь настежь, отступил в сторону. От входа вглубь здания тянулся длинный коридор, с одной стороны которого были расположены окна, а с другой грубые двери камер, сплошь усеянные коваными заклёпками. Но охранник провёл пленника и людей Фелума в самый дальний конец, где в полу зияло широкое отверстие входа в подвал. Узкие каменные ступени терялись в темноте. По доброй воле туда вряд ли кто решится спускаться - из подземелья явственно тянуло холодом и, кажется, сыростью. Хотя, в своих ощущениях я не совсем уверен - тела-то нет, поэтому они вполне могли оказаться игрой воображения и устоявшихся стереотипов.
   Стражник что-то прошептал, зажёг от висящего на стене светильника факел и спустился вниз - следом дюжие захватчики притащили Гроха. Подвал оказался на удивление маленьким. С одной единственной камерой примерно два на два метра и решёткой вместо двери. На полу валялась охапка грязной соломы, а из стены напротив торчало массивное металлическое кольцо. Мне почему-то казалось, что тут обязательно должны водиться крысы. Большие, жирные и ленивые... Или наоборот - худые, злые и ненасытные: сидят где-нибудь по углам и ждут очередную жертву...
   Пленника подвесили к кольцу за руки. Да так, что голова оказалась возле самых колен. Затем Фелум присел на корточки и прошептал на ухо магу:
   - Не скучай, очень скоро у тебя появится сосед, - он как бы дружески хлопнул Гроха по плечу, выскочил из камеры и быстро поднялся по лестнице. Следом с радостью поспешили его подручные. Стражник удалился последним, всю дорогу бормоча что-то себе под нос. Вскоре шаркающие шаги тюремщика затихли наверху, а подземелье погрузилось в чернильную темноту, наполненную едва слышными шорохами. Обидно всё же за Гроха - уж положение каторжника явно не к лицу боевому магу, да и не заслужил он такого обращения, если честно...
   Дольше оставаться тут не имело смысла и я выбрался к воротам замка той же дорогой, какой некроманта привели в тюрьму. Зрительная память по-прежнему работала хорошо - весь обратный путь был проделан без ошибок. Ну, и что теперь? Возвращаться назад и "обрадовать" лича? Хочется верить, что вдвоём нам удастся найти какой-нибудь выход... В таком случае лучше ещё немного задержаться и постараться узнать как можно больше об охране замка, количестве стражников и куда бежать в случае чего... Да мало ли что - любая информация сгодится! Гораздо хуже, когда её нет...
   Я немедленно приступил к осуществлению своего плана: высматривал, вынюхивал, запоминал. И вот в момент очередной попытки воспроизвести в сознании только что исследованный район произошло нечто удивительное! Я его почувствовал! Как бы видел и осязал одновременно все дома, людей в них, слышал и понимал каждое слово... Причем, всё сразу! Голоса не перемешивались, как будто в мозгу находились тысячи приёмников, настроенных каждый на свою волну. Поразительнейшее состояние! А вот одна беседа оказалась крайне интересной - не узнать голос Фелума было невозможно...
  
   - ...успешно. Так что сыр уже в мышеловке и в ближайшие два дня я поймаю мышь.
   - Ты уверен, что второй некромант появится?
   - Безусловно, Магистр. Исчезновение напарника заставит второго некроманта искать пропажу, а уж мои люди постараются подсказать, где именно.
   - Ну что же, будем надеяться. Это даже хорошо, что ты будешь ждать его здесь. Меня очень интересует таинственный маг, который преследовал некромантов. И я бы хотел, чтобы ты был рядом, когда он появится.
   - Чего-то опасаетесь? - в голосе Фелума чувствовались нотки удивления.
   - Маги такого уровня не появляются просто так. А если учесть, что следом за ним собирается приехать и Мадук, - вкрадчиво произнёс Магистр. - Тебе не кажется, что некроманты - просто предлог? А на самом деле Правителя волнуют наши дела на море?
   - Я об этом не подумал, - с тревогой произнёс Фелум.
   - А я подумал в первую очередь. Похоже, в столице догадываются о наших связях с корсарами... - Маг выдержал паузу. - Так ты говоришь, Алиц заплатил и готов отправиться в плавание?
   - Да.
   - Может случайное совпадение, а может и нет, - задумчиво произнёс Магистр, - но уж больно интересно получается - и маги приезжают, и несговорчивый шкипер вдруг присмирел... Знаешь что, отправь-ка ты завтра утром его плату нашим старым знакомым - пусть разберутся с Алицем по-своему.
   - Как же так?! - недоумённо воскликнул Фелум. - Только-только всё наладилось...
   - Не жадничай! - перебил Магистр. - На его место придёт кто-нибудь другой, а рисковать головой я не хочу! Лучше подумай, какая неплохая идея: убирать врагов руками врагов за деньги врагов!
   - А что делать с некромантом?
   - Завтра решим - сейчас не до него. Кстати, прикажи удвоить охрану и проверяй почаще, как он там...
  
   Ну что же, узнал достаточно - пора возвращаться. Теперь всё решает время и удача. Я поднялся повыше и быстро полетел в сторону лагеря, но где-то на половине пути вновь пришлось остановиться: по дороге, поднимая пыль, катил какой-то экипаж. Селиз удивил меня в очередной раз - опять же в первый раз за всё время вижу что-то напоминающее дилижанс: запряжённая парой лошадей крытая повозка с дверцами, подножками и ящиком для багажа. Внутри экипажа находилось три человека - двое, судя по одежде, были матросами, а вот третий... На третьего невозможно было смотреть без жалости - одежда грязная и рваная, лицо в синяках и кровоподтеках. Видно, попал в переделку и досталось бедняге неслабо. И всё же чувствовалось, что именно этот истерзанный пассажир здесь главный. Было что-то властное в его сосредоточенном взгляде, в развороте головы, да и спутники поглядывали на него с опаской.
   Я собрался было уже покинуть столь странную компанию, как вдруг избитый резко ударил кулаком по скамейке и, сверкнув глазами, выкрикнул:
   - Проклятый Магистр!Я отомщу, не будь я капитаном Алицем!
   Ну и везёт же мне сегодня на встречи! Этот потрёпанный шкипер может быть нам очень и даже очень полезен - нельзя упускать такой случай! Теперь уже я примчался к лагерю в одно мгновения, отыскал тело, нырнул и...
   ...шумно вздохнув, открыл глаза. Сел, разминая одеревеневшие плечи и нетерпеливо отыскивая взглядом Хрохана. Он, похоже, давно уже ждал моего возвращения, потому что тут же появился рядом.
   - Ну как? Нашёл что-нибудь? - с надеждой спросил лич.
   - И да, и нет. Принц, у меня две новости - одна плохая, вторая получше. Начну с плохой - Гроха поймали! Сейчас он в тюрьме, - я подробно рассказал Хрохану все детали пленения чёрного мага.
   - А хорошая новость? - лич хмуро посмотрел на меня.
   - Думаю, мы сможем нанять корабль. Его капитан сейчас едет по дороге в нашу сторону и мы можем успеть перехватить его дилижанс. Только надо поспешить, иначе упустим этот шанс...
   Принц кивнул и направился к лошадям.
   - Ещё одно, - остановил я его, - думаю, стоит прихватить с собой солдат - неизвестно, чего можно ожидать от пиратов.
   - Пиратов?!
   - Ну да. А я разве не сказал? Мы будем договариваться с разбойниками. Морскими...
   Хрохан опять нахмурился.
   - Разве можно доверять разбойникам?
   - Кто его знает? - я неопределённо развёл руками. - В моём мире бандитам иногда больше веры, чем милиции. Ну и, кроме того, выбора-то всё равно нет - в Селизе нас ждут с нетерпением и такой крепкой любовью, что точно никуда не отпустят ближайшие лет сто.
   - Ладно, поехали! - лич что-то прокричал солдатам - они привычно окружили нас со всех сторон и мы бодро двинулись в сторону моря...
   Я ехал рядом с принцем и пытался решить для себя нелёгкую проблему - почему постоянно помогаю некромантам, а не людям? Ну, раньше понятно - друиды, эльфы... Сами ж напали, мы только отбивались. А что же всё-таки будет, если придётся столкнуться с людьми? Как я себя поведу? Загадка...
   - Вот они! - короткий возглас Хрохана отодвинул мучительные сомнения на задний план. - Должны успеть. Кстати, а чем мы им заплатим?
   - Есть у меня волшебное слово, за которое шкипер должен согласиться доставить нас хоть на край света, - я произнес это решительным голосом, хотя вовсе не был уверен в сказанном. - Ну, а если не захочет - могу ему подсказать, где и как он сам сможет легко достать золото.
   Мы добрались до дороги быстрее и ещё пару минут ждали, пока экипаж приблизится вплотную. Возница натянул поводья и оглянулся назад, как бы прикидывая, а не развернуть ли повозку, пока не поздно. В конце концов, он просто остановил коней в полусотне шагов. Из дилижанса выбрались трое уже знакомых пассажиров. И теперь вся эта четверка настороженно смотрела в нашу сторону. В принципе, понять корсаров можно - наш отряд вполне можно принять за бандитствующих шаромыжников, а суша явно не пиратская территория. Знали бы, кто именно их поджидает, точно бы смылись без показушного геройства.
   - Капитан Алиц! - я вышел вперёд и широко улыбнулся. - У нас к Вам деловое предложение!
   - А вы сами-то кто такие? - с вызовом спросил шкипер, делая шаг навстречу. Его спутники напряженно замерли, угрожающе направив в нашу сторону то ли длинные кинжалы, то ли короткие сабли. Никто не сомневался, что отчаянные корсары готовы без колебаний пустить в ход оружие в любой момент. Дай только повод. Я улыбнулся ещё шире и протянул вперед руки, демонстрируя, что в них ничего нет. Надеюсь, шкипер воспримет этот жест правильно - как выражение доброй воли.
   - Вы нас не знаете, капитан. Но мне известно кое-что из недалекого будущего, что лично вам, несомненно, будет очень интересно. В обмен на услугу.
   - Что ты хочешь? - Алиц немного расслабился.
   - Вы переправите нас через море.
   - Куда?! - шкипер даже присвистнул от изумления. - Да ты, приятель, часом не рехнулся?! Туда ни за какие деньги не поплывет даже морской дьявол!
   - Почему?
   - Да потому, что оттуда не возвращаются - гиблое место, - Алиц безнадёжно махнул рукой.
   - Ну, оставаться здесь вам тоже не резон - вредно для здоровья. Я точно знаю, что вас собираются убить, причём очень скоро.
   Капитан подошёл вплотную и пристально посмотрел мне в глаза.
   - Что тебе известно? - спросил он с придыхом, едва сдерживая гнев. - Кому я перешёл дорогу?!
   - Не догадываетесь? Не кто иной, как сам Верховный Магистр решил навсегда избавиться от вас!
   - Не может быть! - фыркнул шкипер. - Я расплатился с ним сполна! Более того, он обещал защиту...
   - Вы сами-то верите, что Магистр сказал правду? - я понял, что нашёл правильный ход. - А теперь у него появились причины изменить решение - живой капитан Алиц Магистру больше не нужен. Поверьте, на ваше место найдётся немало менее строптивых желающих. Кстати, наградой за вашу голову будет ваше же золото. Припоминаете? Магистр получил его сегодня утром.
   - Почему я должен верить тебе, а не Магистру? - шкипер вновь подозрительно уставился на меня.
   - Мне известно про вас немало... - я решил блефовать по полной программе. - Хотите, расскажу, что вы говорили в этой карете совсем недавно?
   - И что? - теперь во взгляде пирата появились проблески интереса и настороженности.
   - Вы сказали, что отомстите Магистру, не будь вы капитаном Алицем!
   В глазах шкипера на мгновение промелькнул страх, но он всё ещё с сомнением смотрел на меня, поэтому пришлось выложить свой последний козырь немедленно:
   - Можете в этом сами убедиться - завтра утром золото отправят по назначению. Думаю, таким же пиратам, поскольку ждать ваш корабль будут в море. Вы можете отбить не только своё добро, но и прихватить гораздо больше. Если захотите, конечно - правда, тогда выбраться из города будет намного сложнее...
   - Капитан, мы поможем вернуть твоё золото сегодня ночью, - вмешался в разговор Хрохан. - И сделаем это так, что никто ничего не заметит до утра. Конечно, если ты согласишься переправить нас через море...
   Я удивлённо посмотрел на лича - что он мелет?! Люди Фелума только и ждут, когда принц заявится в замок собственной персоной!
   - Хорошо, - не без колебаний согласился Алиц. - Верните золото и мы вас переправим.
   - Капитан! - я остановил собравшегося уходить шкипера. - Только с нами ещё три десятка крепких парней. Если всё же корабль атакуют в море, они будут весьма кстати.
   Алиц вновь подозрительно уставился на меня, но в конце концов махнул рукой - мол, чёрт с вами, пусть будут. Принц легонько хлопнул меня по плечу.
   - Сергей! Вернись в лагерь и скажи Унку, чтобы они шли к дороге, как только стемнеет. И ждут нас здесь.
   Я забрался в седло и погнал коня в сторону рощи, пару раз тревожно оглянувшись на Хрохана - затея лича мне определённо не нравилась...
  

* * *

  
   Ночью на заставе работы продолжались в прежнем темпе. При свете костров мастеровые без устали тесали брёвна, спешно достраивали недостающие пролёты стены между башнями и заканчивали насыпать вал. Эх, ещё бы недели две, и застава приобрела бы грозный вид. Но... Как говорится, умей правильно распорядиться тем, что имеешь - тогда твои шансы на успех возрастут многократно. Халит понимал это, как никто другой. Слишком часто в жизни приходилось довольствоваться малым, поэтому он научился эффективно использовать те крохи помощи, которые скупо дарила несговорчивая судьба. Правда, в таком сложном положении маг оказался впервые - Гата рассказала, что в Дастарог придут все племена, покорные кара-маулям, а это тысячи воинов и десятки колдунов...
   Жаль, что так некстати ушёл из Заронга Харат: огромный опыт боевого Магистра сейчас мог бы сыграть решающую роль. А теперь придётся рассчитывать только на собственные силы и знания секретов колдовства степняков - не зря Чужак провёл среди кочевников столько лет. Гата обещала помочь, чем сможет... Ну, и ученики Мадука будут стараться, конечно. К удивлению Халита, оба молодых мага оказались необычайно способными - за два дня они довольно легко освоили основные заклинания защиты и работу в Круге. Недавний изгой недоумевал - неужели отношение старого Магистра к запрещённым типам Силы так сильно изменилось за последнее время? Впрочем, чего зря гадать - главное, что провидение на сей раз не оставило Чужака один на один с врагом.
   Однако магия магией, но и о прочих воиских хитростях не забыли. На расстоянии полёта стрелы закопали в землю остро заточенные колья, замаскировали травой - привыкших нападать на бешеной скорости степняков ждёт большой сюрприз. Повсюду лежали заранее приготовленные кучи хвороста: и врагу будет жарко, и подсветить поле боя можно, если атака начнётся ночью. Только бы подкрепление из Города подоспело вовремя, иначе не выстоять, не спастись. Чужак горько усмехнулся - даже сильные маги не в состоянии предугадать последствия своих поступков... Сколько раз он повторял эту фразу, но сам преступил правило и попался в капкан, словно неосторожный зверь...
   - Степняки уже близко! - через арку ворот влетел всадник. - Они обходят нас сзади!
   На мгновение застава затихла. А затем прозвучали чёткие слова командира заставы:
   - Все по местам! Мастеровые - огонь к стенам и "ежа" на ворота!
   И разом забегали люди, засуетились: растянулись цепочкой воины возле бойниц, заполыхали костры жаровен, мастеровые закрепили распорками массивное сооружение из брёвен - "ёжа", ощетинившегося острыми кольями и полностью перекрывшего арку ворот. Створки-то навесить так и не успели... Рядом за массивным деревянным щитом замерли копейщики на случай, если кочевникам всё же удастся прорваться на заставу...
   - Маг, что делать нам? - рядом стоял седоусый десятник лучников и выжидательно смотрел на Чужака.
   - Укройтесь в башнях! В схватку не вступать, ваша цель - колдуны степняков! Без дела не высовываться и стрелять только по ним! Узнать колдунов легко, не ошибётесь...
   И вновь заставу окутала тишина, только изредка оглушительно трещали раскалённые угли в жаровнях. Напряжённое ожидание длилось недолго - вскоре с востока накатила волна глухого грохота копыт. Дрогнула земля, воздух задохнулся протяжным криком - кочевники начали атаку...
   Первые ряды конницы добрались до "рогаток" и... Дикий клич степных воинов смешался с воплями боли и испуганным ржанием лошадей. Тут же рефреном со стен отозвался торжествующий рёв сотен голосов защитников заставы. Однако, кара-маулей острые колья задержали ненадолго - сзади напирали новые волны кочевников, безжалостно подминая обречённых, они прорвались к крепости по телам погибших, как по мосту. Всадники растекались в стороны двумя широкими потоками, неслись вдоль стен и стреляли на ходу с завидной скоростью. Особо не целились, но зачастую количество выпущенных стрел с лихвой компенсирует огрехи неточного выстрела. Среди воинов крепости появились первые жертвы. Но почему их так много?!
   - Ставьте защиту! - Халит сердито посмотрел на учеников Мадука. Растерялись молодые маги, забыли, что он говорил совсем недавно. Впрочем, злиться на них сейчас глупо - не время, да и в натоящем сражении ребята участвуют впервые. Пусть успокоятся: обидно будет, если этот день станет для них последним...
   Лучники заставы тоже не дремали, но, казалось, ответные удары защитников заставы почти не причиняют ущерба степнякам. Всё новые и новые всадники появлялись возле стен, постепенно замыкая два быстро вращающихся в разные стороны кольца. Хорошо ещё, что близкий лес не даёт развернуться кара-маулям в полную мощь. Что ни говори, а место для крепости выбрано удачно... Натиск атакующих заметно ослаб - большинство стрел вязли в защите магов. И как бы между делом лениво загорались на поляне кучи заготовленного хвороста. В несмелых пока ещё отблесках пламени мелькали бордово-чёрные силуэты нападавших...
   - Расслабься, - Халит прижался грудью к спине Гаты и сжал ладони девушки руками. Даже сквозь одежду тело Чужака обжигало сухим жаром. Маг готовил главную атаку. Дочь колдуна с дрожью осозновала, как неумолимо тают силы, как путаются мысли в голове и мешает спокойно дышать страх...
   Стрелы вновь начали жалить воинов заставы с прежней силой - колдуны степняков нейтрализовали противодействие учеников Мадука. Да и Халит чувствовал, что постепенно вязнет в липкой паутине чужих заклинаний. Почему молчат лучники на башнях?! А Чужак так рассчитывал на опыт и хладнокровие седоусого! В довершение всех бед, совсем рядом с характерным жужжанием пронеслось голубоватое пламя - "чёрная стрела" легко пробила щит копейщиков и поразила сразу трёх человек. Почти сразу следом нашла свою цель вторая: упал, обливаясь кровью, молодой маг. Хвала небесам, вроде только ранен...
   Халит внезапно почувствовал, что сковавшие его путы исчезли - воины седоусого достали таки ближайшего колдуна. Чужак моментально воспользовался коротким мгновением свободы и воздух за стенами заставы задрожал в потоках горячего пара. Обиженно зашипели затухающие костры, испуганно заржали лошади, сбился слаженный ритм движения всадников. А затем все звуки перекрыли вопли боли и ужаса кара-маулей...
   Степняки отступили, оставив на поле около четырёх сотен трупов. Урон значительный, но вряд ли он остановит привычных к смерти кочевников. Тем более, что и защитники заставы тоже потеряли чуть меньше трети воинов.
   - Они вернутся завтра... - Халит устало прислонился к стене, рядом молча присела на неотёсанное бревно обессилевшая Гата. - Теперь кара-маули знают о ловушках и будут осторожней. Если к утру не подоспеет гарнизон Дастарога, нам не удержаться - "чёрные стрелы" при свете дня полетят точно в цель. Вся магия уйдёт на защиту, атаковать я не смогу...
   К сожалению, Чужак не мог знать, что далеко на западе, на склоне горы, вновь разгорается костёр - монахи предупреждали о новой угрозе. Ущелье заполнили всадники основной армии кочевников...
  
   ________
  
   Роха - крепкий напиток, напоминающий ром.
  

9. Гримасы судьбы

  
   Наша странная компания добралась до Селиза в полной темноте. Я люблю ночь, люблю смотреть на звёзды, на луну, наблюдать за тем, как постепенно замирает до утра жизнь, мечтать в тишине, когда самые смелые фантазии, расправив крылья, свободно несут тебя вдаль. Но идти на "дело", да еще ночью... Даже при условии, что рядом такой сильный маг, как Хрохан. Согласитесь, жутковато. Тем более, что воровать мне до этого приходилось только в детстве, причём не корысти ради, а забавы для - таскали исключительно яблоки у садоводов-любителей. Нам ещё везло, а вот знакомых ребят из соседнего двора как-то раз поймали и мало того, что выдрали, так еще и в школу настучали. Крепко им тогда досталось, что и говорить. А сейчас наказание может быть пострашней - случись что, крапивой по ляжкам и "неудом" по поведению уже не отделаешься. Тьфу, тьфу, тьфу, конечно...
   Я терзался сомнениями, а лич невозмутимо ехал рядом и делиться планами не спешил. В конце концов, игра в молчанку мне надоела:
   - Принц, не хочешь рассказать, как ты собираешься провернуть это дело?
   - Прийти и забрать золото, - спокойно ответил он. - Ты же помнишь, куда его положили?
   - Конечно, - я кивнул и, постаравшись вложить в голос побольше яда, спросил. - А не боишься оказаться рядом с Грохом? Тебя там ждут с нетерпением.
   - Ждать нас будут завтра, - усмехнулся Хрохан. - Справимся. Тебе нужно только на время отвлечь стражу - остальное я сделаю сам.
   Сказать легко, а как сделать?! Польку-бабочку сплясать или нагишом прогуляться? Откуда мне знать, чем можно заинтересовать местных церберов? Желательно при этом ещё и по морде не получить за излишнюю назойливость - хватит с меня одного фингала, только недавно лицо приобрело приличный вид. А что, если...
   - Не забыл, как добраться до тюрьмы? - спросил лич, не давая мне до конца обдумать мелькнувшую в сознании идею.
   - Помню. А что? - я с недоумением посмотрел на принца, - Ты собираешься вытащить оттуда Гроха?! Но это же идиотизм - нас стопроцентно повяжут!
   - Лич никогда не бросит другого лича, если есть хоть малейшая возможность спастись! - мне показалось, что в темноте глаза Хрохана вспыхнули красноватым огнём. Ого, оказывается и для хладнокровных некромантов существуют какие-то вполне "человеческие" принципы! Никогда бы не подумал!
   - Дело тут не в благородстве, - уже спокойнее продолжил принц, заметив моё изумление. - Клан личей соблюдал этот закон столетиями и мы выжили в бесконечных войнах только благодаря ему... Нас слишком мало, мы дорожим каждым.
   - Но ведь тогда могут погибнуть оба! - вполне естественное замечание с моей стороны последовало мгновенно.
   - Могут, - согласился Хрохан. - И гибнут иногда. Но гораздо чаще закон себя оправдывает и я не собираюсь его нарушать. Грох бы меня никогда не бросил...
   Чего я, собственно, лезу в чужой монастырь со своим уставом? Живут себе люди по своим законам, ну и пусть живут. Тем более, что моё участие в налете ограничивается невинным заигрыванием с охраной, а трепать языком - не мешки ворочать.
   Мы тем временем проезжали уже улицами Селиза. И ночью жизнь города не затихала: нам то и дело попадались группы матросов, из приоткрытых окон многочисленных забегаловок доносились голоса, а как-то раз из тёмного переулка отчетливо донеслись звуки шумной драки. Наш отряд местные забияки старались обходить стороной - всё же десяток человек при оружии, всадники, плюс дилижанс заставляли даже самых отчаянных держаться подальше. А когда мы добрались до центрального замка, народ и вовсе исчез. Только чёрные громады домов, редкие светильники над дверями и матовый блеск булыжной мостовой...
   Вдали, наконец, показалась арка ворот, и Хрохан приказал остановиться - близко подходить было бы слишком опасно: в ярком свете настенных факелов виднелись фигурки застывших истуканами стражников.
   - Оставайтесь пока здесь, - приказал лич Алицу. - Как только мы справимся с охраной, подъезжайте к воротам.
   Корсар с сомнением посмотрел на лича, потом перевёл взгляд на на меня и неуверенно кивнул, обескураженный, видимо, нашим явно не богатырским сложением.
   - Сами справитесь? - он неопределённо хмыкнул. - Ладно, это ваша забота - я со стражей связываться не собираюсь.
   - Ты только заберёшь золото, - уверенно ответил принц, словно всё знал наперёд.
   Хрохан что-то коротко сказал солдатам на своём языке. Алиц встревоженно вскинул голову и с подозрением оглядел отряд нежити. В его взгляде промелькнуло то ли удивление, то ли страх, трудно сказать. Лич не обратил на это внимание, а вот мне стало немного не по себе - если пираты догадаются, с кем имеют дело, у нас точно будут неприятности. Вагон и маленькая тележка. А если учесть, что корсары ещё не познакомились с орками... Ну ничего, бог не выдаст - свинья не съест, главное добраться до корабля, а уж там как-нибудь выкрутимся. В конце концов, капитан обещал - пусть теперь держит слово!
   - Пошли! - твердо сказал принц.
   Чем ближе мы подъезжали к воротам, тем сильнее меня разбирало любопытство - я-то думал, что Хрохан затаится в стороне и выкинет одну из своих магических штучек, пока охранники будут со мной беседовать "за жизнь". Но лич прятаться не спешил, так что в поле зрения стражников попали мы оба. Что же он задумал?!
   - Иди, - тихо сказал принц, останавливаясь шагах в двадцати от ворот. - И ничего не бойся, просто поговори с ними. У тебя получится.
   Он ободряюще улыбнулся, а я сполз с коня и обречённо поплёлся к охранникам.
   - Кто такой?! - широкоплечий стражник сдвинул кустистые брови. Второй прищурился и внимательно посмотрел на Хрохана. - Куда прёшь на ночь глядя?! - теперь и усы первого, казалось, угрожающе дрогнули.
   - Мне к Верховному Магистру! - ляпнул я первое, что пришло в голову. Голос не дрогнул, а это уже неплохо. - Срочное сообщение из столицы!
   Охранник окинул меня подозрительным взглядом с головы до ног.
   - Вчера уже был гонец, - он задумался и гаркнул. - Покажи печать!
   Какая ещё печать?! Думай, голова, думай - шапку куплю царскую!
   - Велено передать на словах!
   - На словах, говоришь? - детина как-то очень нехорошо ухмыльнулся и посмотрел на товарища. Затем он неторопливо подошёл поближе и тут же резким движением сильно ударил меня древком копья прямиком в солнечное сплетение. Ну что за люди! Придумали развлечение - сначала дают в глаз, а потом уже разбираются... Дыхание перехватило, перед глазами замелькали разноцветные пятна, и я опустился на колени, беспомощно разевая рот. Блин, поговорил называется - лучше бы сказал, что жениться пришёл на дочери Магистра. Тогда хоть не так обидно было бы...
   - Эй! - зычно крикнул усатый стражник. - Открывай ворота! Тут гость к господину Фелуму!
   Охранники подхватили меня под руки и... замерли на месте. Оцепенели. Как будто время для них в тот же миг остановилось. В наступившей тишине неправдоподобно громко заскрипели створки ворот. Мне, наконец, удалось сделать первый судорожный вдох и я поднял голову - со стороны арки к медленно приближался ещё один стражник.
   - Ну, чего застряли? - недовольно проворчал он. - Тащите его быстрей! Мне...
   В скульптурную композицию добавилась очередная фигура с открытым ртом - теперь для завершения средневековой копии "Лаокоона" не хватало только змей. Сзади неслышно подошел Хрохан, остановился, осмотрел внимательно охранников и только тогда повернулся ко мне.
   - Ты как?
   - Жить буду, - я поднялся на ноги, потирая ушибленное место - вдарил усатый от души, зараза. Хорошо хоть ребра не задел, иначе точно сломал бы мне пару костей. Ужасно хотелось врезать обидчику промеж глаз в отместку, но боязно - а вдруг "отомрёт", шум поднимет, тогда хлопот не оберешься.
   - Не сердишься?
   - В смысле? - я недоуменно посмотрел на лича.
   - Я мог "заморозить" их сразу, - он кивнул в сторону охранников, - но тогда бы открывать ворота пришлось самим. Вряд ли нам удалось бы проделать это без шума.
   Вот же паразит! Теперь понятно, почему принц ничего не хотел объяснять заранее: ему было параллельно, что я наплету стражником - главное, чтобы они заподозрили во мне шпиона и попытались затащить в замок! Можете представить моё негодование - приятного мало, когда тебя только что использовали в качестве приманки, да ещё и настучали палками по нежным местам.
   - Не обижайся, - Хрохан легко прочитал на моём лице всё, что я о нём думаю. - Если бы ты знал заранее, ничего бы не получилось.
   - Проехали, - буркнул я, делая глубокий вдох. - А с ними что?
   - Со стражниками? Ничего особенного, к утру придут в себя.
   Принц махнул рукой, показывая Алицу, что можно подъехать ближе. Корсар с видимым удивлением посмотрел на застывших в странных позах охранников и даже легонько ткнул одного в бок, словно не доверяя собственным глазам. Затем он уже с откровенным подозрением взглянул на лича:
   - Первый раз такое вижу. Не по душе мне ваши магические штучки, хуже удара кинжалом в спину, - пират оглянулся на солдат нежити и хмыкнул. - И воины у вас странные, всё молчат и молчат...
   - У нас очень мало времени, - оборвал его Хрохан. - Нужно забирать золото и уходить. Сергей, куда теперь?
   Во дворе пустынно и очень-очень тихо. Только один раз неподалёку всхрапнула лошадь - по всей видимости, где-то совсем рядом находилась конюшня. Если предположить, что хозяйственные постройки в замках Городов одинаковые, то, скорей всего, в приземистой постройке, что справа - в Дастароге есть очень похожая. Я внимательно осмотрелся и показал личу на тускло светящееся окно в доме капитана стражи.
   - Там.
   - Жди здесь, мы проверим сами! - остановил принц рванувшегося вперёд шкипера. Алиц нехотя повиновался, едва скрывая раздражение - еще бы, пират привык распоряжаться сам, а тут приходится постоянно подчиняться неизвестно кому. Думаю, если бы не яркая демонстрация возможностей Хрохана у ворот замка, корсар не уступил бы роль командира так легко.
   Дверь в аппартаменты начальника караульной службы Селиза оказалась запертой. Что, впрочем, лично меня совсем не удивило - не те времена, чтобы радоваться ночным гостям, пусть даже под охраной и за высокими стенами. А вдруг он там пьёт горькую или вообще развратом занимается? Вполне возможно - военные всегда были неравнодушны к женщинам, водке и картам. Вряд ли местные работники меча сильно отличаются от наших армейских офицеров. Хотя с картами, пожалуй, перебор... Ладно, рассуждать и строить предположения можно долго, а вот как нам теперь в дом попасть? Я нерешительно развел руками и с надеждой посмотрел на лича - всё, у меня мыслей никаких, пусть он сам что-нибудь придумает.
   И ведь придумал! Да такое, что я чуть не сел на землю от неожиданности - Хрохан решительно постучал в дверь! В глубине дома послышался шум, что-то с грохотом упало на пол, затем раздались тяжелые шаги и недовольный голос невнятно произнёс:
   - Какого лешего?! Кто там?
   - Меня прислал господин Фелум! - фраза вырвалась у меня совершенно непроизвольно, честное слово.
   Лязгнул засов. Дверь распахнулась неуверенно, небольшими рывками, словно у человека в доме не хватало сил. Ха, а я ведь не ошибся! Перед нами стоял крепко напившийся капитан - он пошатывался и осоловело смотрел вперёд, безуспешно пытаясь сфокусировать взгляд хоть на чём-нибудь. Ну и порядки в местной цитадели - на завтра же намечалась большая охота на некромантов!
   Больше ничего начальник стражи спросить не успел - лич "приморозил" пьянчугу точно так же, как и охранников возле ворот.
   - Занесем-ка его внутрь, мало ли кто тут объявится, - Хрохан быстро огляделся по сторонам.
   Капитан оказался на редкость тяжёлым. А может, так показалось из-за того, что тело совсем не толстого начальника застыло как манекен - руки торчали в разные стороны, а ноги совершенно не гнулись, как у парализованного. Согласен с Алицем, мне такого тоже ни видеть, ни слышать до сих пор не приходилось. Отдышавшись, я осмотрелся и немало удивился спартанской обстановке караулки - уж больно бедно живёт капитан, как-то совсем неприлично для своего звания. Посудите сами - посередине комнаты находился стол, на котором стояли открытая глиняная бутыль, деревянная кружка и солонка, лежали перья зелёного лука, остатки раскрошенной краюхи хлеба и здоровенный нож, больше похожий на тесак. Рядом нахально выставил ножки перевернутый стул (очевидно, грохот от его падения мы и слышали возле входа), а ещё два расположились возле окна. В углу примостился старенький комод - на него бравый начальник в беспорядке свалил доспехи и оружие. Впрочем, вполне возможно, что здесь-то капитан только коротает часы службы, а настоящий дом расположен где-то в другом месте и обставлен солидней.
   Лич пересёк комнату, остановился перед небольшой дверью и хмуро уставился на вызывающе огромный замок. Для верности даже дёрнул пару раз железное чудище.
   - Позови Алица - думаю, его золото там.
   Если во дворе хоть что-то можно было разглядеть в неярком свете редких факелов, то под аркой, где притаились корсары и солдаты нежити, царила достойная анекдота темнота. Кричать, по вполне понятным причинам, я не стал и двинулся к воротам, стараясь как можно меньше шуметь. Однако, шкипер вышел навстречу сам.
   - Ну что? - прошептал он нетерпеливо. - Нашли?
   - Вскрытие покажет. Берите своих людей и в дом - будем ломать дверь.
   - Ломать? Зачем ломать? - не понял корсар.
   - Затем. Потому что закрыта, - немного раздражённо прошипел я в ответ. - А ключ у Фелума просить не хочется...
   - Откроем, - коротко хохотнул Алиц. - Когда-то я неплохо справлялся с замками.
   В комнате нас поджидал очередной сюрприз неугомонного некроманта. Да еще какой! Похоже, принц собирается превратить сегодняшнюю ночь в сольное выступление мага-фокусника. Рядом с Хроханом спокойно стоял капитан стражи и равнодушно смотрел сквозь нас с корсаром куда-то вдаль. Всё бы ничего, и я бы не удивлялся особо, но на кровати лежала точная копия начальника в том самом положении, в каком мы оставили его раньше! Если лич выкинет ещё что-нибудь подобное, до утра мне дожить не удастся - либо с ума спрыгну, либо "кондратий" хватит.
   Шкипер опомнился быстрее - махнул рукой, невнятно пробормотал что-то про "идиотские магические шутки" и занялся тем, ради чего, собственно, сюда и явился. Не знаю, что он там проделал, но не прошло и минуты, как замок глухо стукнулся о половицу, а дверь отворилась. Неужели до того, как податься на море, корсар промышлял воровством?! Вот уж воистину, неисповедимы пути-дороги в поисках своего места в жизни!
   Принц оказался прав - небольшой чуланчик был доверху набит мешками и мешочками, причём на горловине каждого красовалась большая коричневая печать. Я с любопытством потрогал одну из них - напоминает сургуч, но кто знает? Одно можно сказать точно - в кладовке лежала не только отнятая у Алица добыча. Так что пираты унесут отсюда не только вклад, но и солидные проценты.
   - Мама дорогая, неужели это всё золото? - не удержался я от вопроса. - Да тут его столько, что граф Монте-Кристо попросту босяк!
   - Нет, конечно, - ответил радостный шкипер и пнул особенно большой мешок. - Если такой набить золотом, мы и все вместе его не поднимем. Разное - ткани, украшения, камни... много всего, за что платят богатые граждане. Ну, и золото тоже есть...
   - Что ж они столько добра побросали в каком-то чулане и почти без охраны?
   - Тебе-то не всё равно?! - Алиц раздраженно махнул рукой. - Хватай и радуйся!
   - Вы грузите золото сами, - Хрохан задушил в зародыше назревавший диспут, - а у нас есть ещё одно дело. Ждите за воротами.
   Казалось, шкипер был даже рад избавиться от нашего присутствия - уж слишком бодро он кивнул и радостно растянул рот в довольной улыбке. Но я тогда не придал этому значения, гораздо больший интерес вызывал у меня неотступно следовавший за принцем "клон" начальника стражи. Не вызывало сомнений, что создал его лич, а вот как - вопрос.
   - Где тюрьма? - встретил меня на улице вопросом Хрохан. Мог бы и не спрашивать - даже идиот прекрасно бы понял, какое у нас "дело". Конечно, ночью всё выглядело совсем по-другому, но всё же я ни разу не ошибся, поворачивал где нужно и с первого раза вывел нашу троицу к темнице.
   - Открывай! - лич стукнул кулаком в дверь и отошел в сторону.
   - Кто там? - голос прозвучал глухо, как из подземелья. - Это вы, господин Фелум?
   - Открывай! - ещё громче крикнул принц. В двери распахнулось маленькое окошко, промелькнул любопытный глаз и почти сразу лязгнул засов.
   - Господин капитан? Кто... - охранник не договорил. Застыл с открытым ртом и выпученными глазами - мы с Хроханом, не мешкая, затолкали его внутрь.
   - Послушай, принц, а почему ты раньше никого не "морозил"? Тех же друидов, например, или эльфов?
   - Не всё так просто, - ответил лич и закрыл дверь. - Я могу "замораживать" противника, если он очень близко - в нескольких шагах... Где Грох?
   Чёрного мага освободили быстро, без проблем - благо никто не мешал. Несколько удивило, что решётка в подвале оказалась незапертой, но на фоне общей карикатурности охраны замка этот факт выглядел даже вполне естественно. И всё же, не верю я в счастливые стечения обстоятельств. Если что-то идёт слишком удачно - ищи ошибку! Этот древний, как сам мир, принцип не раз доказывал, что в любой идиллии всегда кроется подвох.
   - Извини, Повелитель, меня заманили в ловушку, - кровосос интенсивно растирал конечности, восстанавливая кровообращение. Не хотел бы я оказаться на его месте и простоять столько времени с задранными руками, да ещё на полусогнутых ногах!
   - Ты был слишком беспечен, - Хрохан говорил спокойно, но сурово. - Мы обсудим это позже, а сейчас пора возвращаться - Алиц наверняка уже погрузил мешки.
   Клон капитана стражников с громким хлопком исчез.
   - Что оно было? - спросил я, недоумённо оглядываясь по сторонам.
   - Фантом... Иллюзия, - пояснил лич. - Уходим!
   Эх, не зря на душе было неспокойно - шум схватки возле ворот мы услышали издалека. Нежить яростно сражалась со стражниками. Но не с теми, которых обездвижил принц - те как раз продолжали стоять безвольными куклами и никак не реагировали на происходящее. Появились новые, человек пять или шесть - в общей свалке определить трудно. А вот шкипер Алиц со своими людьми и дилижансом испарились. И в довершение ко всем неприятностям, в ближайших домах одно за одним начинали светиться окна, а из замка послышались крики пробудившихся людей...
   Чёрт его знает - то ли Грох застоялся без работы, то ли тюрьма его настолько разозлила, но чёрный маг без колебаний одним махом снёс всех поединщиков - и своих, и чужих. Они бесформенной кучей врезались в стену здания напротив и теперь лежали вперемешку, слабо копошась и постанывая.
   - Шевелитесь! Быстро на коней, - Хрохан не дал мне точно оценить потери с обеих сторон. Хотя, наши-то как раз очевидные - солдат у нас больше нет.
   Недаром говорят, что нет худа без добра - двое из поверженных стражников прибыли к воротам верхом, поэтому коней хватило на всех с избытком. Мы неслись по тёмным улицам, не разбирая дороги, но всё же старались двигаться в направлении лагеря. Конечно, в первую очередь нужно просто убраться подальше от замка, но если скакать куда попало, то ехать потом через растревоженный город будет совсем непросто.
   Где-то ближе к окраине на мостовую выскочил патруль городской стражи и попытался перегородить дорогу. Грох на ходу метнул файербол, но угодил не в людей, а в вывеску цирюльни. Доска с грохотом обрушилась на ошеломлённых воинов, а мы, воспользовавшись суматохой, вновь затерялись в тёмных переулках.
   - Женераль Грох! - обратился я к чёрному магу, как только лошади перешли на шаг. - Ты бы не мог на время оставить свои факирские фокусы? А то парням Фелума потом и искать особо не придётся - по следам разрушений до нас доберётся даже слепой!
   - Сергей прав, - согласился Хрохан, - лишний шум нам ни к чему.
   В конце концов, мы все же оказались на той самой дороге, по которой двумя часами раньше въехали в Селиз. Кругом пусто и тихо - вырвались! Однако, радость спасения меркла перед лицом туманного будущего - корабль мы не достали, Алиц пропал, а в город нам теперь путь заказан. Остались у разбитого корыта - золотая рыбка, прихватив добычу и вильнув хвостом, укатила на ПМЖ* в неизвестном направлении...
  

* * *

  
   Верховный Магистр Селиза мрачно вышагивал из угла в угол зала заседаний Конвента. Тихое потрескивание свечей на столе напоминало издевательское хихиканье, и Маг злился всё сильней. Такого удара по самолюбию он не испытывал никогда в жизни - некроманты посмеялись над ним от души. Слыханное ли дело, придти ночью, без проблем пройти сквозь охрану и забрать пленника! До сих пор с трудом верится... Кто-то должен ответить за оскорбление, и Магистр знал точно, кто именно - с минуты на минуту в комнате должен был появиться самонадеянный Фелум.
   Дверь открылась - специалист по особым поручениям спокойно стоял на пороге, как будто бы ничего не произошло. И эта невозмутимость бесила Мага ещё больше. Магистр приблизился к нему вплотную и яростно посмотрел на вошедшего снизу вверх.
   - Я же приказал удвоить охрану, - прошипел он.
   - Мои люди должны подойти только утром, - оправдывался Фелум. - В замке почти никого не осталось. И я не рассчитывал, что некромант появится так скоро - он словно знал всё заранее! Если не хуже...
   - Что ты имеешь в виду?
   - Некроманту помог кто-то из охраны замка - тюремщик сам открыл ему двери!
   - Кто?! - Магистр сверлил собеседника взглядом. Фелум пожал плечами:
   - Пока не знаю, но выясню, как только стражники придут в себя. Если придут... - добавил он немного тише.
   - Лучше скажи, что теперь делать? - раздражённо сказал Маг. - Некроманты далеко не идиоты и больше в город не сунутся!
   - Есть одна зацепка... - неуверенно начал Фелум. - Пропал не только пленник, забрали также всю добычу из дома капитана.
   - Что?! - Магистр чуть не задохнулся от негодования. - Есть ещё что-то, о чём я не знаю?
   - Нет... Вот только увезли золото не некроманты - стражники говорят, что у них с собой ничего не было. А ещё мои люди сообщили, что ночью мимо трактира на восточной окраине проезжала повозка Алица...
   - Ты хочешь сказать...
   - Да, - кивнул Фелум, - похоже, шкипер с ними заодно. А где искать его корабль, нам хорошо известно.
   Магистр внимательно смотрел на начальника тайной службы, но думал о чём-то своём. Фелум терпеливо ждал, понимая, что любая инициатива, любое неосторожное замечание может сейчас обернуться для него большими неприятностями. Он служил не первый год и научился неплохо разбираться в том, чего можно ждать от злопамятного и коварного Мага.
   - Не зря я подозревал Алица, - произнёс, наконец, Верховный Магистр. - Собери всех людей. Повторяю, мне понадобятся все! Будете ждать в замке - сегодня должен приехать таинственный маг, о котором писал Мадук...
   Фелум склонил голову и собрался выйти из комнаты, но Маг остановил его вопросом:
   - Сколько сейчас в порту военных фрегатов?
   - Два. Ждут, когда отправится караван в Ладер.
   - Пусть оба капитана немедленно придут сюда - у них будет новое задание. Нужно перехватить Алица, пока он не сбежал с некромантами...
   Во дворе Фелум и Магистр разошлись в разные стороны - первый направился в порт, а второму нужно было срочно отыскать двух своих лучших учеников. На плечи магов ложилась непростая задача: нейтрализовать некромантов, когда фрегаты настигнут корабль мятежного корсара...
  

* * *

  
   Кто сказал, что длинный язык - это всегда плохо? Моя чрезмерная болтливость оказала нам в этот раз поистине неоценимую услугу: перед отъездом в Селиз я не удержался и рассказал Хельге о том, что пираты на дилижансе согласились доставить нас к неизведанным землям. Поэтому, когда Алиц со товарищи приблизился к оркам, хряки его тут же остановили и проехать дальше не дали. Представляю, как вытянулись лица корсаров, увидевших рядом таких монстров! Так мы и нашли всю компанию - стоящий посреди дороги дилижанс в окружении невозмутимых бойцов Унка. Пираты, естественно, попрятались внутри повозки и выходить отказывались наотрез.
   - Как вы тут без нас? - язвительно поинтересовался я у шкипера. - Не скучали?
   - Кто это? - только и смог выдавить Алиц.
   - Это? - не смог отказать себе в удовольствии картинно взмахнуть рукой. - Это те самые крепкие бойцы, про которых вас предупреждали. Правда красавцы?
   - Почему не дождались нас у ворот? - вступил в разговор Хрохан. - Хотели сбежать?
   - Нет, нет, - как-то слишком торопливо запротестовал шкипер. - Я подумал, что если будет погоня, то на тяжёлой повозке скрыться не удастся. А догнать вы нас сможете легко...
   - Ладно, - недоверчиво сказал лич, - показывай дорогу, задерживаться нельзя - утром точно будет погоня.
   Возница не слишком уверенно занял место на козлах и дилижанс мягко покатил по дороге...
   Ехали долго - я даже в какой-то момент задремал и не заметил, как повозка свернула в сторону моря. Постепенно рассвело. В серых утренних сумерках показалась небольшая бухта с обрывистыми берегами, а ещё дальше, метрах в ста от берега, лениво покачивался на мелкой волне двухмачтовый корабль. Поскольку мои познания в области типов парусников можно смело назвать никакими, то я условно окрестил посудину бригом. По крайней мере, звучит красиво - "двухмачтовый бриг"! Жалко фотоаппарата нет, было бы чем потом похвастаться перед приятелями.
   Дилижанс Алица заметили сразу - от корабля отвалила шлюпка и ходко понеслась к берегу. Корсары начали быстро стаскивать мешки, и тут как нельзя кстати пришлась помощь орков - зеленокожие атлеты разгрузили повозку в пять минут, легко, словно пляжные сумки, захватили поклажу и бодро зашагали следом за шкипером вниз по тропинке. Хорошо ещё, что лодка успела причалить раньше, чем на узкой полоске гальки появились первые боровы, иначе пираты наверняка повернули бы назад - перепугать воины-гиганты могли кого угодно одним только видом. Вскоре к первой шлюпке присоединилась вторая и погрузка пошла заметно быстрее. Но когда дело дошло до переправки на корабль орков, ситуация резко изменилась в худшую сторону - хряки панически боялись большой воды. Теперь понятно, почему они не захотели купаться в лесном озере. Стоило немалых трудов убедить хряков забраться в лодку и сидеть спокойно. Было одновременно смешно и странно видеть выражение неописуемого ужаса на широких лицах воинов, которых не испугала даже целая армия друидов.
   В конце концов, с руганью, угрозами, смехом и визгами почти все зеленокожие оказались на борту. Ещё одна, последняя ходка, и конец мучениям: на берегу к тому моменту оставались только Унк, я и ещё пара перепуганных хряков - как раз на две шлюпки. Но не зря меня всё утро что-то тревожило, уж больно гладко до сих пор шли наши дела. Беда пришла, как всегда, неожиданно в лице свалившегося на голову отряда эльфов. Лодка, в которой кроме гребцов вместе со мной находился вождь Унк, успела отчалить, а вторая ещё стояла у берега. Вот её пассажиры и полегли первыми под ливнем стрел остроухих. Один из хряков в отчаяньи бросился вслед за нашей лодкой, но, сделав пару неверных шагов, рухнул лицом в воду. А я словно оцепенел, поймав в последний момент его взгляд - так смотрит зверь в глаза охотника, когда понимает, что сейчас должен погибнуть...
   Эльфы перенесли огонь на нашу шлюпку. Застывший неподвижно на корме Унк принял стрелы на себя - за ним остальные находились как за стеной. Огромный орк скалил зубы и рычал от боли или ярости, но не падал. Понимал вождь, что пока он сидит, у нас есть шанс добраться до корабля, поэтому вцепился кулачищами в борта так, что кожа на руках, казалось, побелела. А я бессильно смотрел, как постепенно тускнеют его глаза, а из прокушенной губы тоненькой струйкой течёт кровь... И ничем, абсолютно ничем не мог ему помочь...
   Мы всё же успели укрыться за корпусом брига и лишь тогда Унк бессильно сполз на дно лодки. Поднять на борт грузное тело вождя удалось только с помощью орков - человеческих сил не хватало даже на то, чтобы хотя бы сдвинуть с места такую громадину. Я подскочил к кровососу и возмущенно закричал:
   - Грох! Какого чёрта?! Почему ты не поставил защиту?!
   - Я не мог, - Грох смотрел исподлобья, нахмурив брови.
   - Как это не мог?!
   - Сергей! - вмешался Хрохан. - Грох действительно ничего не мог сделать. Там был маг... очень сильный маг - он блокировал все наши попытки.
   Я обречённо махнул рукой - к такой-то матери всех этих магов, взбесившихся эльфов и пиратов заодно. На душе было мерзко...
   Корабль начал медленно двигаться под непрекращающимся обстрелом эльфийских лучников. Как матросам удалось поставить паруса, для меня осталось загадкой. Но наши беды на этом не закончились. Бриг как раз пробирался между хорошо заметными сверху подводными скалами, когда шальная стрела наповал сразила рулевого. Падая, матрос повернул штурвал и корпус корабля начал медленно разворачиваться, неумолимо приближаясь к рифу. Моментально подскочил Алиц и успел выровнять движение, но корма всё же зацепилась за камни. Раздался громкий треск, бриг дрогнул, но, тем не менее, вырвался на морские просторы. На время можно было вздохнуть спокойней.
   Я вернулся к Унку. Орк лежал на животе, повернув голову набок, и редко, натужно хрипел - при каждом выдохе на губах пузырилась розовая пена. Стрелы из тела вождя уже вытащили, теперь в окружении угрюмых воинов племени над ним колдовала Хельга. Она прикладывала к многочисленным ранам свой гематит, пытаясь остановить кровь. Руки девушки заметно дрожали. Однако, в этот раз амулет помогал слабо - видно, не обладал волшебный камень достаточной силой для представителей чужой расы. Хельга печально посмотрела на меня и едва заметно покачала головой. Оставалось надеяться только на чудо...
   - У нас повреждён руль, - рядом стоял не менее мрачный шкипер. - Не знаю, сможем ли мы переплыть море - первый же ураган доломает его окончательно. Самим не справиться, нужно идти в порт.
   - В порту нас сразу повесят, - заметил я. - Даже к гадалке ходить не надо.
   - Попробуем проскочить мимо Селиза в Ладер, - предложил Алиц. - Есть там мастера, помогут.
   Хрохан молча кивнул - в конце концов, на корабле капитан лучше знает, что делать.
   Бриг уходил всё дальше в открытое море. Берег постепенно превратился в едва различимую тёмную полоску на горизонте, а потом и вовсе исчез. Я таращился на кучерявые облака, слушал, как тихо плещут волны за бортом, и "клевал" носом - ужасно хотелось спать после двух суток сумасшедших приключений. Но не тут-то было! Видно, местный дядька на небесах обиделся на нас всерьёз и надолго!
   - Справа по борту корабли! - громкий крик вперёдсмотрящего заставил меня начисто забыть о свидании с Морфеем. Шкипер хорошо понимал, что догнать сейчас покалеченный бриг несложно, поэтому даже не делал попыток скрыться.
   - Военные фрегаты! - моряк добавил ещё пару крепких словечек и быстро спустился вниз. Только этого нам не хватало! Кто бы сомневался, что корабли плывут по наши души! Зла не хватает - ну почему к нам цепляются все, кому не лень, будто других забот нет?
   Взвинченное состояние и растущее чувство опасности в который раз выбросили меня в мир сверкающих силовых потоков. На море серебяряные нити были заметно крупнее, чем на суше, но располагались реже. И вот через это блистающее великолепие к нам стремительно приближались два скопища сияющих коконов, причём в ближайшей куче резко выделялась особенно крупная, угрожающе пульсирующая сфера. Через мгновение пришло осознание - это маг. И он начал действовать...
   Над нашим кораблём повисло какое-то марево разноцветных бегущих огоньков и я понял, наконец, о чём говорили некроманты в бухте. Грох (я уже легко отличал его кокон от сферы Хрохана) явно пытался что-то сделать - от него вперёд летели сгустки света, но, наткнувшись на радужную кисею, немедленно угасали. Так вот как выглядит магическая блокировка! Красивое зрелище, что и говорить. Только сейчас не время восхищаться - ещё чуть-чуть и нас попросту сметут. Опыта, естественно, у меня почти никакого, поэтому пришлось сделать то, что первое пришло в голову - перенести тело действия к вражескому магу и что было силы "пнуть" угрожающе полыхающий кокон. Странно, но блокировка не помешала...
   В следующее мгновение я очнулся сидящим на палубе. Фрегат находился уже в каких-то пятидесяти метрах и на всех парах нёсся прямо нам в корму! В этот момент Грох с личем выпустили в его сторону два огромных огненных шара... Вражеский корабль вспыхнул как свечка - облачками серого дыма расстаяли паруса, жарко занялись надстройки, с криками боли и ужаса попрыгали за борт обожжённые люди. Собственно, нас это и спасло: фрегат замедлился, потерял управление и проплыл стороной, только слегка задев бриг. Второй корабль тут же прекратил преследование. Видимо, незавидная участь товарищей заставила капитана уцелевшего судна изменить курс и поспешить к месту катастрофы...
   Прошло достаточно много времени и мы успели уплыть далеко вперёд, когда к Хрохану подошёл Алиц. Он хмуро посмотрел на лича и коротко сказал, словно вынес приговор:
   - Я не могу управлять кораблем - фрегат полностью снёс нам руль. Теперь точно конец, никаких шансов...
  

* * *

  
   Харат ехал к замку по центральной улице Селиза, пытаясь понять, действительно ли встречные смотрят на него с подозрением или ему только кажется. Магистр не мог отделаться от тяжёлого ощущения недоверия всю дорогу - ну там хоть понятно, следопыты знали, кто он. А здесь? Где приезжих бывает порой больше, чем жителей, и на незнакомцев обычно никто не обращает внимания? Маг перестал сомневаться, когда заметил, что отряд сопровождают городские стражники. Они держались в отдалении, приблизиться не пытались, но и не отставали...
   - Странные у нас провожатые! - Харат показал Серхио на неотступно следовавший сзади эскорт.
   - Наверно, что-то случилось, - ответил испанец, озираясь по сторонам. - И мне это не нравится.
   - Почему?
   - Если бы произошло что-то хорошее, стража бы не таилась...
   Возле ворот отряд встречали улыбающийся Крон и человек непримечательной наружности с выразительными умными глазами. Он как бы ощупал взглядом магов и Серхио, потом сделал шаг вперёд и слегка склонил голову:
   - Рад приветствовать вас в Селизе, господа. Меня зовут Фелум, я проведу вас к Верховному Магистру. Прошу! - он указал на ворота.
   - Мадук уже здесь? - Харат посмотрел на Крона.
   - Нет, он собирался вернуться в Дастарог - там сейчас неспокойно. Возможно, приедет позже, когда всё уладится...
   Следопыты остались на месте делиться впечатлениями, а маги и Серхио отправились в замок...
   Верховный Маг Селиза стоял возле окна спиной к двери. Едва гости вошли, он медленно повернулся и едва заметно кивнул Фелуму. Сыщик громко щёлкнул пальцами - в комнату разом ввалился десяток людей, в считанные мгновения связавшие обоих магов и испанца. Магистр пристально посмотрел на пленённую троицу и указал на Карра, а затем на Серхио:
   - Этих в тюрьму. Охрану поставь внутри и снаружи. И чтобы близко никто не подходил!
   Он дождался, когда уведут испанца и ученика опального Магистра.
   - Неожиданная встреча, Харат! - сказал Маг с торжествующей улыбкой. - Рассказывай, зачем ты прислал сюда своих некромантов!
  

* * *

  
   Халит заснул только под утро. Если чуткое забытьё вообще можно назвать сном. Рядом беззвучно шевелила губами и хмурила брови Гата - силы постепенно возвращались, но девушка до сих пор чувствовала себя неважно. Она положила голову на плечо Чужака и тихо вздохнула - почему рядом с гауром так хорошо? Даже дышать легче, а душа наполняется непонятным волнением, от которого хочется смеяться и петь... Отдыхали, используя короткую передышку, воины, и лишь мастеровой люд так и не сомкнул глаз до рассвета. Ничего не поделаешь, лучше поработать сейчас, проверить стены и ворота, чтобы днём не дать кочевникам шанса воспользоваться самым слабым местом в обороне заставы.
   "Ежа" тоже закрепили понадёжней - Халит рассказывал, что сам видел, как степняки растаскивали подобные препятствия при помощи верёвок и огромных крючьев. Если прорвутся кара-маули во внутренний двор - худо придётся защитникам, не сдержать конной навалы. Пеший против вершника немногого стоит, а уж тем более, когда и воинов осталось мало, и опытом боевым похвастаться единицы могут. Одно хорошо - не падают духом люди, не собираются сдаваться, будь то ветеран или вчерашний юнец. А ведь понимают, что шансов выжить почти нет - слишком неравны силы, да и один из магов уже ничем не сможет помочь. Вся надежда на Город...
  
   Готовились к бою и кочевники. Ночная атака показала, что так просто захватить заставу не удастся - нужно действовать хитрее, иначе под стенами крепости навсегда останется половина войска. Хоть и не привык считаться с потерями хан, когда непременно хочет чего-то добиться, но такого урона не простит даже сыну. Кто-то из вождей предложил не тратить силы, а попросту сжечь укрепление гауров вместе с защитниками, но колдуны убедили, что из этой затеи ничего не получится - пока живы маги, огонь не доберётся до построек. Да падёт проклятие духов на головы чародеев!
   Конечно, лучше всего было бы дождаться основные силы, тогда крепость не простоит и полдня... Однако, высказать такую мысль вслух не решился никто - за малодушие и трусость вождь кара-маулей карает безжалостно. В конце концов, совет решил начать атаку так же, как и ночью, но на сей раз с помощью верёвок попробовать забраться на стены. Отдельный отряд должен прорваться на заставу через ворота, пока остальные степняки отвлекают на себя внимание магов. Особая задача у воинов с "чёрными стрелами" - выцеливать чародеев и уничтожать вражеских лучников. От гаурских стрелков тоже беда немалая - за потерю двух колдунов уже придётся ответить, а если погибнет кто-то ещё?
   Десятнику доверили захват ворот - сам попросил, да и опыт в таких делах имеет завидный. Сколько раз доводилось разбирать подобные укрепления непокорных соседей! Была ещё одна причина, по которой разведчик непременно хотел первым оказаться за стенами крепости - Гата! Обида отвергнутого гнала десятника вперёд, как бешеного койота. Обида и обещанная милость хана... Но об этом никто не догадывался...
  
   Рог протрубил, едва утренняя заря затмила блеск звёзд. Вновь завертелся коловорот конницы кара-маулей вокруг стен. Теперь защитники крепости смогли увидеть, сколько кочевников приходится на каждого воина заставы. Двадцать к одному - есть от чего впасть в отчаяние... Не спасали уже "рогатки" и редкие кучки оставшегося хвороста. Кони степняков легко затоптали разгоревшееся было пламя... Недолго продержалась и защита единственного здорового ученика Мадука - колдуны разорвали её в считанные минуты, словно истлевший от времени кусок холстины. Халит же попросту не успевал латать "дыры" в магической обороне. Да и тяжело бороться, когда не видишь врага, а показываться на глаза кочевникам он не хотел - слишком лёгкая мишень для "чёрных стрел"...
   Ряды защитников на стенах постепенно таяли. Образовавшиеся "прорехи" в цепи воинов пытались закрыть мастеровые, но много ли помощи от плотника, впервые в жизни взявшего в руки оружие? По всему выходило, что продержаться до темноты люди не смогут... Чужак только сейчас подумал, что стоило попробовать покинуть заставу ночью - если бы удалось добраться до леса, шансы на спасение заметно бы увеличились. Эх, о чём теперь толковать, слишком поздно...
   Возле ворот послышались громкие крики. Штурмовой отряд десятника пошёл на прорыв - вцепились мёртвой хваткой в "ежа" крюки, натужно рванули кони, затрещали распорки... Лучники седоусого попытались прикрыть арку, расстреливая в упор всадников, но тут же поплатились за неосторожность: несколько "чёрных стрел" заставили башни умолкнуть навсегда. Нарушили люди приказ Халита, ввязались в драку, но можно ли их за это судить? Вот только колдуны кочевников смогут теперь действовать смелее...
   Распорки не выдержали... "Ёж" отлетел в сторону, как сухая былинка под порывом осеннего урагана. Первыми бросились к арке копейщики и попытались закрыть брешь. Да только на короткое мгновение смогли задержать ринувшихся навстречу обезумевших всадников - исчезли под копытами мохнатых степных лошадей...
   - Спрячься немедленно! - Халит почти оттолкнул Гату вглубь двора. - Может быть, тебя не тронут!
   Девушка упрямо нахмурило брови, но, взглянув в потемневшие глаза гаура, проглотила резкие слова и молча побежала к недостроенной казарме...
   Во двор буквально влетали всё новые и новые степняки, а навстречу им со стен спешили оставшиеся в живых воины. Последние минуты люди хотели прожить достойно - лицом к лицу с врагом... Какой-то богатырь-мастеровой выпрыгнул сбоку и бросил здоровенную оглоблю под ноги мчавшимся лошадям. Два-три коня споткнулись, покатились кубарем, на них налетели задние ряды - запутались, смешались в клубок, выбрасывая всадников из сёдел. Взлетела лёгким прутиком оглобля, встала "на попа" и тут же радостно приняла одного из летевших кара-маулей, словно вертел кусок мяса. Степняк медленно сполз вниз, оставляя влажный алый след на светлой древесине, а затем рухнул на землю вместе с диковинным гигантским копьём...
   Халит отчаянно боролся с блокирующими заклинаниями колдунов. Хотя бы на мгновение почувствовать свободу - тогда Чужак дорого продаст свою жизнь! Не один десяток кочевников превратится в прах, так и не успев понять, откуда пришла смерть. Борись маг, ты не сдавался даже тогда, когда судьба забирала последнюю надежду, а потом с удивлением взирала на твою победу! Только бы успеть найти эту крохотную лазейку в защите...
   Внезапно Халит почувствовал, как стремительно исчезает вязкая смола чужеродной магии. Что-то определённо произошло за стенами, но задумываться не стал - вот он, его последний и единственный шанс! По рядам радостно скалившихся кара-маулей со угрожающим рёвомм пронеслась волна раскалённого воздуха. Предсмертные крики врагов наполнили душу Чужака спокойствием и покорностью перед неизбежностью - на вторую атаку сил уже не осталось...
   Во двор вкатилась новая навала всадников. Маг прищурил глаза - смрадный, удушливый дым горелого мяса мешал открыто посмотреть в глаза слепого поводыря душ. И вдруг Халит в изумлении замер - к нему быстро приближались рыцари Дастарога...
  
   В глазах хана горел бешеный восторг. Вот оно! Утром армия напала на сонную деревушку, и никто из жителей не ушёл живым. Хорошая традиция - перед решительным сражением воины обязательно должны почувствовать вкус крови. Прав был дед, только после этого в душе степняка рождается уверенность и умирает жалость. И совершенно неважно, кто первым падёт от острой сабли - гаурский воин, женщина или ребёнок... Хотя нет, женщины обычно умирают не сразу: каждый кочевник знает, что идёт в чужую землю не только ради схватки с врагом...
   Хан ещё раз с удовольствием глянул на лежавшего на земле крестьянина. Рыжая борода, выцветшая льняная рубаха в бурых пятнах и широко раскрытые остекленевшие глаза, с ужасом смотрящие на далёкое, в разводах копоти, небо... Не каждая жена может ласками так порадовать своего повелителя, как этот мужик одним только видом!
   Возле вождя кара-маулей резко остановился всадник. Судя по хлопьям желтоватой пены на морде лошади, прискакал он издалека.
   - Повелитель! - усталый вершник упал на калени и склонил голову. - Мы уже почти захватили крепость, но сзади напала целая армия конных рыцарей! Погибло много воинов... Твой сын просит помощи...
   - Ты принёс плохую весть! - хан взмахнул клинком и быстро отошёл в сторону, даже не оглянувшись на залитое кровью лицо несчастного гонца...
   Вождь посмотрел на догорающие дома разрушенной деревушки:
   - Мы встретим гауров здесь и пусть каждый испытает на себе ярость кара-маулей!
   Стоявший рядом колдун только покачал головой - всё чаще разум хана слепнет от гнева. Не настолько глупы люди, чтобы воевать с кочевниками в открытом поле...
  
   _________
  
   ПМЖ - постоянное место жительства.
  

10. Робинзоны

  
   - Вижу, ты не слишком удивлён моим появлением, - спокойно ответил Харат, посмотрев на Магистра Селиза. - Правда, и радости на твоём лице я не вижу...
   - Я никогда не верил в твою смерть, - махнул тот рукой. - Но что случилось с Мадуком? С чего это он вдруг с тобой примирился? Или старик совсем из ума выжил?
   - Скорей наоборот - начал понимать, что тогда произошло, - Харат дёрнул плечами. - Может, снимешь верёвки и поговорим спокойно?
   - Я не настолько глуп, чтобы дать тебе волю, - усмехнулся Магистр.
   - Ну, умом ты никогда не блистал, - жёстко заметил пленник, и тут же веревки с тихим шорохом скользнули к его ногам. Фелум с изумлением взглянул на Харата, но не растерялся - коротко скомандовал своим людям. Сыщики гурьбой бросился к опальному Магу, но добраться до пленника так и не смогли, примерно на половине пути как будто наткнулись на упругую стену, которая с силой отбросила всех назад.
   - Ты бы поберёг... - начал Харат, но вдруг нахмурился и тяжело посмотрел на Верховного Мага. Магистр Селиза схватился за горло и натужно захрипел. Он судорожно пытался разовать ажурный воротник рубашки, а лицо хозяина Города приобрело багровый оттенок, как у висельника.
   - И всё же ты глупец, Жихор, - недавний пленник ослабил "хватку". - Ты слишком слаб, чтобы тягаться со мной. Вообще удивительно, как тебе удалось получить звание Верховного - не иначе опять хитростью? Ты, безусловно, сильный маг, но до Магистра не дотягтваешь, уж я-то знаю это лучше других.
   Жихор судорожно опустился на стул, не сводя настороженного взгляда с Харата. Люди Фелума тоже с опаской поглядывали на Мага - толпились в дальнем углу зала, неуверенно переминаясь с ноги и на ногу, но приближаться к опасному противнику не решались.
   - Лич уже появлялся в городе? - как ни в чём ни бывало спросил опальный Магистр.
   - Одного некроманта мы поймали ещё вчера, но сегодня ночью он сбежал, - нехотя ответил Жихор, потирая горло.
   - Сбежал?!
   - Ему помог кто-то из охраны замка, но я узнаю, кто именно! - глаза Магистра Селиза гневно сверкнули - постепенно он приходил в себя. Харат подошёл к столу и некоторое время молча рассматривал Жихора в упор.
   - В город лич больше не придёт, - в раздумьи произнёс он. - Где ещё можно искать корабль?
   - Думаю, некромант его уже нашёл и сейчас в море, - криво усмехнулся Магистр. - Я послал два военных фрегата на перехват...
   Дверь распахнулась, в зал в сопровождении стражников вошли два эльфа - внешне спокойный Нагиласса и недовольно хмуривший брови Мирасса.
   - Воины во дворе рассказали, где тебя искать, Харат! - лесной маг в первую очередь почему-то обратился к опальному Магистру. На лице Жихора промелькнуло выражение лёгкой досады - он не привык, чтобы его так открыто игнорировали в собственных владениях. Да и кому такое понравится?
   - Мы шли по следам некромантов, но немного опоздали, - продолжил Нагиласса. - Они уплыли - в бухте за городом их ждал корабль.
   - Двухмачтовый, с чёрной полосой на борту? - быстро спросил Магистр Селиза.
   - Да, - эльф, казалось, только сейчас обратил на него внимание.
   - Это Алиц! Я не ошибся! - Жихор с досадой хлопнул по столу. - Но ничего, фрегаты не дадут ему уйти!
   - Ты, похоже, так до сих пор и не понял, с кем имеешь дело! - хмуро заметил Харат. - Что для лича каких-то два корабля? Он их разнесёт на куски без особого труда! Мне иногда кажется, что людям не хватает хорошей трёпки, чтобы научиться серьёзно относиться к противнику.
   - Там два мага! Лучшие из тех, что владеют искусством защиты - я сам их обучил! - Магистр гордо поднял голову.
   - Вот это-то меня и пугает, - едко заметил Харат.
   - Если маги сильные - справятся, - поддержал Жихора Нагиласса. - Мне удалось легко блокировать некромантов.
   Эльф с интересом посмотрел на опального Магистра и спросил:
   - Мои воины убили двух орков, но в наших лесах я таких не встречал. Откуда они?
   - Из другого мира... Они все там чужие... - Харат вновь повернулся к Жихору, не обратив внимания на удивленный взгляд эльфа. - Когда твои корабли должны вернуться?
   - К вечеру. Может быть немного раньше, если сразу найдут корсара.
   - Хорошо, подождём известий до вечера. Но лучше прямо сейчас начать подготовку к плаванию - если фрегаты не вернутся вовремя, придётся сразу отправляться в погоню! Найди мне самый быстрый корабль, а я пока поговорю со своими людьми.
   - Ах, да! Твои люди... - казалось, Магистр Селиза слегка смутился. - Я сейчас же прикажу их выпустить!
   - Выпустить?! - Харат язвительно расхохотался. - Думаю, они давно уже на свободе - Карр может убедить кого угодно!
   Конечно же, бывший Верховный Маг Заронга оказался прав - и его ученик, и Серхио в данный момент стояли возле ворот и обсуждали с Агриэлем, каким образом оставшийся за пределами города Уаддр сможет незаметно пробраться в замок. Ночью тёмный эльф проскочил бы без проблем, но сейчас, когда с самого утра Селиз полнится слухами и гудет как растревоженный улей... Даже для такого мастера, согласитесь, задача совсем непростая. Удивительные фортели иногда выкидывает судьба - переполох в городе устроили некроманты, а пожинать плоды в который раз приходится людям...
   Фелум вернулся из порта не один - вместе с ним пришёл один из отправленных в погоню магов. От и поведал историю о разыгравшейся на море трагедии: потерянном фрегате и погибшем в пламени ученике Жихора.
   - Корабль корсара тоже пострадал, - заметил он, - далеко ему не уйти.
   - Вам не удалось заблокировать некромантов? - Нагиласса с удивлением покачал головой.
   - Лично меня это не удивляет, - Харат презрительно посмотрел на мага-неудачника и с нескрываемой издёвкой добавил. - Каков Магистр, таковы и ученики.
   Жихор злобно взглянул на опального Мага. Ох, как же он его ненавидел сейчас, как жалел, что не прикончил Харата сразу, пока была возможность! И ведь никто бы не осудил, что самое интересное, скорее наоборот... А Мадуку Совет попросту не поверил бы - безумство порой карает даже Верховных - тот же Харат чем не пример? Но ничего, ещё не всё потеряно - настанет время и с каким же тогда наслаждением он плюнет на могилу Магистра! Да уж, порой смерть "заклятого" союзника милей и желанней, чем гибель врага.
   - Ну что же, - Харат тяжело взглянул на Жихора, - мы отправляемся прямо сейчас. Корабль готов?
   - Загружается провиантом, - с готовностью ответил Фелум. - Нужно ещё немного подождать.
   - Мы поплывем с тобой, теперь это и наше дело, - Нагиласса утверждал, а не спрашивал разрешения. Впрочем, Харату присутствие эльфов было только на руку.
   - Да, вот ещё что, - опальный Магистр вновь посмотрел на Жихора, - у внешних ворот города ждёт мой разведчик. Чтобы ему не устроили такую же "тёплую" встречу, пусть твои стражники сейчас же проводят его в порт. Агриэль покажет, где найти Уаддра...
   Верховный Магистр Селиза дождался, пока Харат и эльфы покинут зал, а затем поманил Фелума пальцем:
   - Ты тоже отправишься в плавание. Но вовсе не за тем, чтобы гоняться за некромантами, - Жихор вгляделся в ничего не выражавшие глаза помощника и вкрадчиво продолжил. - Некроманты хотят сбежать и назад не собираются - пусть убираются, нам они не помеха. А вот Харат... Харат вернуться не должен - в дороге всякое может случиться...
   Магистр оставил ошарашенного Фелума в зале, а сам вышел в прикрытую тяжёлыми драпрями потайную дверь. Вернулся он с маленьким кожаным мешочком.
   - Вот, - сказал Жихор, протягивая его помощнику, - это очень сильный яд. Одной щепотки хватит, чтобы свалить горного тролля. Но ты можешь не скупиться и использовать всё! Лишь бы Харат успокоился навсегда...
   Солнце уже наполовину скрылось за холмом, и в зале стало совсем темно - только багровые отблески закатного светила ещё кое-где кровавыми пятнами лежали на стенах. Магистр продолжал неподвижно стоять возле окна, устремив невидящий взор на вечерний Селиз. Город, который он давно привык считать своим, где всё жило и дышало согласно его воле. Казалось, этот порядок будет царить столетиями, пока Жихор остаётся Верховным Магом. И тут так некстати "воскрес" Харат! Самый талантливый и загадочный ученик Великого Фангора, он знал слишком много о прошлом Магистра Селиза, о чём в Совете даже не догадываются...
   - Нет, - прошептал Жихор, - нам двоим тесно на этой земле - один обязательно должен исчезнуть...
  

* * *

  
   - Чуть не опоздали... - капитан рыцарей с тревогой посмотрел на дымящиеся постройки заставы.
   - Чуть?! - Халит едва сдерживал возмущение. - Конечно, если не считать, что от всего гарнизона осталось не более пяти десятков человек!
   Маг не преувеличивал, скорее наоборот - воинов уцелело и того меньше. Удивительно, что каким-то непостижимым образом выжили оба ученика Мадука. Но больше всего Чужака радовало спасение дочери колдуна... Гата... От одного упоминания имени девушки гневные складки на лбу Халита исчезли. Он знал, что и Гата смотрит на него по-особенному, не так, как преданный ученик на любимого Учителя. Может, пришло, наконец, время нарушить очередное табу Верховных ревнителей - обет безбрачия?
   - Мы ждали отряд из Корунхеля, потому немного задержались. Кто же знал... - капитан, казалось, смутился. - Что дальше, маг? Будем преследовать кочевников? Половина вырвалась из кольца...
   - Сколько у тебя воинов?
   - Вместе с отрядом Корунхеля чуть больше трёх тысяч. Обозников я не считаю, они и так отстали.
   - Сколько вершников? - уточнил Халит.
   - Три сотни рыцарей и сотен шесть лёгких...
   - Маловато для серьёзного преследования, - Чужак покачал головой. - Самого-то хана здесь не было, я уверен. Значит, основные силы кара-маулей ещё не подошли... Нет, в открытой схватке шансов у нас немного... Вот что, поговори-ка с воинами из этих краёв, крестьян поспрашивай - надо найти место, где конница кочевников не сможет развернуться. Лес, речка... Не мне тебя учить, сам понимаешь.
   Капитан согласно кивнул и быстро направился в сторону полуразрушенных ворот, на ходу отдав распоряжение расставить секреты вокруг заставы. Всё правильно, расслабляться не стоит - неизвестно, что у степняков на уме...
   - Как хорошо, что всё закончилось, - Гата появилась неожиданно, словно из воздуха.
   - Я не заметил, как ты подошла, - Халит удручённо покачал головой. - Видно, совсем устал после боя, ничего не слышу.
   - Нет, ты не виноват, - звонко рассмеялась девушка, - я всё время была рядом, но никто не мог меня увидеть.
   - Разве такое возможно? - удивился маг.
   - Отец... Он научил меня этому заклинанию, - Гата кокетливо посмотрела на гаура. - Хочешь, научу?
   - А ну-ка, покажи ещё раз, как ты это делаешь! - Халит приготовился внимательно смотреть, чтобы не пропустить малейшей подробности. Да, о такой магии хитрый колдун не сказал ни слова. Интересно, что ещё важного скрыл старый чародей кара-маулей?
   Девушка улыбнулась и... вновь исчезла. Чужак опять ничего не успел заметить. Он принялся осторожно шарить руками в воздухе, надеясь таким способом найти спрятавшуюся дочь колдуна...
  
   Десятник с трудом открыл глаза - обожжённая кожа исказила лицо чудовищной гримасой. Подозрительно тихо... Вокруг валялись обугленные брёвна и чудом уцелевший лук с кожаным колчаном. А всё потому, что упал кочевник прямо на них, когда спасался от магического удара гаура. Десятник осторожно выглянул из-за дымящегося ствола и тут же нырнул обратно. Неужели опять повезло? Ненавистный Чужак всего в десяти шагах, совершенно один, и, похоже, ничего пока не заметил. Так, теперь осторожно вытащить стрелу, натянуть тетиву... Нет, проклятый маг, теперь тебя не спасёт даже твоё чародейство - уж с такого расстояния не промахнётся даже ребёнок. Если он, конечно, степняк, а не разжиревший, ленивый гаур! А потом сразу бежать, укрыться где-нибудь среди развалин крепости и дождаться темноты...
   Десятник резко выпрямился и почти не глядя выпустил стрелу. Услышал слабый вскрик и тут же сорвался с места, стараясь как можно быстрее добраться до кучи брёвен в дальнем углу двора...
  
   ...Гата появилась опять неожиданно... Вот только в её глазах не осталось ни единой искорки весёлости - сейчас там поселилась боль. Девушка покачнулась и упала на грудь ничего не понимающего Халита, а затем начала медленно опускаться на землю, стараясь удержаться руками за остолбеневшего мага. И тогда он увидел... Увидел, что из-под левой лопатки Гаты торчит стрела... А ещё заметил, как быстро бежит в сторону невесть откуда взявшийся кочевник... Убийца не успел сделать и десятка шагов - огненный шар размером с голову догнал степняка и разметал жертву на мелкие клочки. Слишком много Силы вложил в удар Халит, слишком много для одного человека...
   Маг сел рядом с умирающей девушкой, положил её голову себе на колени и глухо застонал. Зачем? Зачем десятилетия бесконечных поисков могущества, зачем нужна вся эта сокрушительная мощь, если он так и не научился самому главному - лечить людей? Отобрать жизнь легко, тут магия не нужна, а вот спасти, уберечь... Как же посмеялась судьба, как жестоко отомстила доля Чужаку за самоуверенность...
   - Я не успела... - тихо прошептала Гата мокрыми от крови губами. - Я хотела всегда быть рядом...
   Девушка закашлялась, а потом медленно закрыла глаза - сердце Гаты замолчало...
  
   ...На третий день люди всё же заставили армию качевников покинуть выгодную позицию у разрушенной деревни. Лёгкие конные отряды неожиданно появлялилсь с разных сторон и беспокоили степняков болезненными "уколами". В конце концов вспыльчивый хан не выдержал, тем более, что из сообщений разведчиков стало ясно - гауров почти втрое меньше. И понеслись всадники в узкую равнину между холмами в надежде сходу опрокинуть людей, разрезать строй ратников, не дать укрыться в лесу и добить без всякой жалости. Откуда было знать вождю, что издревле эти места славились подземными источниками - нет, не били здесь ключи с чистой водой. Так, сочилась местами влага, образовывая многочисленные "козьи копытца", которые не пересыхали даже в засушливые годы. Не раз спасали измученных жаждой животных, а теперь вот и людям пригодились...
   Первые ряды степняков вылетели на зыбкую почву, увязли кони, сбился слаженный ритм движения. Тут же на них налетели задние ряды, сбивая лошадей и всадников, падали сами. А тут их уже поджидали лучники гауров и Халит... Никогда ещё маг не убивал с таким наслаждением, никогда не подходил так близко к врагу, никогда не обрушивал на их головы столь жестоких заклинаний. Даже перемешанная сотнями конских ног сырая земля превратилась в кипящее болото, и не было спасения никому...
   Чужак словно обезумел, не желая скрываться от заговорённых стрел кара-маулей. Но по какой-то неведомой причине ни одна из них так и не нашла свою главную цель. Не хотела, видимо, смерть на этот раз протянуть руки Халиту. Так нередко случается - отворачивается костлявая от тех, кто сам стремится оказаться в её холодных объятиях. А может, всему виной ученики Мадука и ещё два мага, приехавшие из Дастарога вместе с рыцарями гарнизона, кто знает... Они старательно прикрывали Чужакаа, хоть он об этом и не просил...
   Схватка получилась короткой, жестокой и губительной для кочевников. Степняки вновь отступили, оставив сотни погибших на кипящей земле...
  
   - Мы не можем сейчас воевать, - колдун решительно посмотрел на хана. - Чужак, похоже, научился бороться против "чёрных стрел", а справиться с его магией мы не можем. Ещё одно поражение и ты погубишь свой народ. Если не гауры, то непокорные племена обязательно уничтожат остатки кара-маулей... Надо уходить, у тебя ещё будет шанс, если в горы вернётся Спящий...
   - Гауры пойдут за нами, я это чувствую, - вождь хмурился, думая о чём-то своём. - Лучше умереть здесь, в бою, чем бегать по степи в поисках спасения, как трусливый заяц от койота. Я не хочу, чтобы гауры появились на нашей земле!
   - Я тоже этого не хочу... Повелитель, я могу убедить Чужака остановиться, если мы сейчас уйдём, я знаю, что ему сказать.
   - Хорошо, иди... Хоть я и не верю... - колдун отметил, что сейчас в голосе хана слышалась не обычная злая решительность, а какая-то усталая обречённость. Впрочем, чему удивляться - предчувствие неизбежного конца многих меняет до неузнаваемости...
   Старик немного замешкался, но потом решительно достал из сумки маленькую пластинку и задумался. Трудно сказать, сколько столетий хранит род эту страшную вещь. По крайней мере, даже дед не мог припомнить, использовал ли кто-нибудь её в прошлом, а уж он-то знал многое... Имеет ли колдун право распоряжаться чужой судьбой? Наверное, да - тысячи жизней против одной не оставляют выбора...
   - Что это? - хан хмуро сотрел на предмет в руке чародея.
   - Наше спасение, - коротко ответил старик, круто развернулся и уверенно направился к лесу, где скрывались воины гауров...
  
   - Как она умерла? - самый первый вопрос старика почему-то не удивил Халита.
   - Ваш лучник... - глухо ответил маг. - Гата показывала, как умеет исчезать. Он её не видел - целился в меня...
   - Ты можешь вернуть мне тело дочери?
   - Нет, колдун, - Чужак решительно покачал головой. - Я похоронил Гату далеко отсюда. Раньше я часто бывал там, когда хотел остаться один. Теперь мы будем вместе, она сама хотела всегда быть рядом...
   - Я могу теперь убедить хана повернуть назад, - колдун с надеждой посмотрел на Чужака. - Гауры не станут мстить, если мы уйдём?
   - Я не успокоюсь, пока хан не умрёт, - жёстко ответил Халит. - Думаю, у меня есть на это право...
   - Что же, ты не оставляешь мне выбора, - чародей кочевников кивнул и как-то устало вздохнул. - На, возьми это на память - как видно, духи не хотят, чтобы мы так просто расстались...
   Он протянул магу небольшую костяную пластинку, расписанную древними рунами степных племён.
   - Что это? - Чужак равнодушно посмотрел на замысловатый узор чёрточек и точек. Когда-то колдун объяснял значение некоторых знаков, но все вместе они могли нести совсем иной смысл, понятный только посвящённым.
   - Это родовое проклятие, - старик распрямил плечи. - Теперь, если погибну я, тут же умрёшь и ты... Ты не хочешь отказаться от мести и жаждешь смерти, но тогда следом за кара-маулями в долину предков отправишься и ты сам...
   Халит пренебрежительно фыркнул:
   - Ты врёшь, колдун! Хочешь наивной ложью спасти хана?!
   - Нет, Чужак, я не обманываю. Просто не хочу, чтобы навсегда исчез мой народ. Смотри...
   Старик резким движением вывернул собственный палец, и Халит тут же почувствовал сильную боль в руке. Маг испуганно отбросил подарок колдуна, но чародей вновь заставил его согнуться от нестерпимого жжения в суставе.
   - Поздно, от родового проклятия нет избавления... Прощай, Чужак, - старик сделал шаг в сторону, но неожиданно вновь повернулся к Халиту. - Ты ещё можешь спастись, если будешь помнить Гату... Возможно, когда-нибудь тебе удастся разгадать эту загадку. Но ты должен спешить, маг - я знаю, мне недолго осталось ждать смерти...
  

* * *

  
   В первый же день Алиц и Хрохан долго спорили, что нам теперь делать, но лич в конце концов убедил шкипера в том, что выбора у корсара нет. Нужно плыть дальше. Вернуться назад после поломки нереально, да и в Селизе тюрьмой уже не отделаешься. Пиратам грозила виселица (или что там у них принято?), принцу с Грохом - костёр, а мне, если повезёт - пожизненный цых с гвоздями. Надежды хоть как-то починить руль не было никакой - корсары ребята отчаянные, но корабелы из них уж точно никакие. Вот мы и мчались третий день под полными парусами, надеясь на попутный ветер и удачу. Однако, не сложилось...
   Ранним утром на горизонте появились лёгкие кучевые облака. Они постепенно росли, набухали, сталкивались друг с другом и наливались зловещим иссиня-чёрным цветом, как будто покрывались огромными синяками после могучих ударов. И вместе с ними всё больше мрачнел шкипер - если разразится шторм, неуправляемый бриг станет для стихии лёгкой добычей. Поиграет буря немного, прикинет как половчее прихлопнуть посудину и отправит всех к морскому дьяволу на самое дно. В голове бесконечным рефреном назойливо крутились строчки - "И никто не узнает, где могилка моя..." Перспектива, прямо скажем, отвратительная.
   На палубе становилось неуютно - заметно посвежевший ветер нервно играл снастями, надувал паруса и время от времени бросал в лицо холодные солёные брызги. Да и море тоже начинало потихоньку "сердиться": хаотически метавшиеся волны прикрылись белыми "барашками", остервенело бились о борт, настойчиво пытаясь найти слабое место в обшивке корабля, а затем со злым шипением откатывались назад и уступали место новым желающим проверить бриг на прочность. Но странное дело, уходить в удобную сухую каюту совсем не хотелось. Видимо, не зря говорят, что бездна притягивает, а катастрофы и стихийные бедствия завораживают человека дикой необузданной красотой...
   В полную силу шторм развернулся ближе к полудню. Но ещё раньше я понял, что в утверждение о привлекательности катастроф нужно внести серьёзное уточнение - жуть притягательна, если смотреть на катаклизм со стороны. С безопасного далёка, а не из самого центра событий, когда чувствуешь себя пленником обезумевшего моря. Матросы, казалось, не обращали на качку никакого внимания - быстро убирали паруса и закрепляли на палубе всё, что могло двигаться. А вот у меня возникли серьёзные проблемы: всякий раз, когда корабль проваливался в бездну между волнами, внутри холодело, а к горлу настойчиво подкатывался противный ком, готовый в любой момент выскочить наружу. Поэтому я решил не испытывать судьбу и не корчить из себя героя - судорожно хватаясь за что попало, позорно убрался вниз.
   Хельги в каюте не оказалось. Рыжего, естественно, тоже. Уах без сомнения "хвостиком" увязался за девушкой - малыш каким-то непонятным образом чувствовал, когда можно безопасно пристроиться к одному из нас. Конечно, девушка выдерживала настырного уаха гораздо легче, поэтому чаще всего рыжая бестия находилась рядом с ней. Трудно поверить, как сильно всё изменилось за последние несколько дней - Хельга вторые сутки не отходит от раненого Унка, хотя раньше при одном лишь упоминании об орках глаза её гневно сверкали. Да и малыш перестал их опасаться, вчера я сам видел, как рыжий настойчиво упрашивал "моего знакомого" хряка поиграть в кости. Сохранил же, шельмец, самодельные кубики и таскает всюду с собой! Но самое странное, что пираты относятся к зеленокожим гигантам без страха! Об уважении и почтении, конечно, речи не идёт, но ведь и откровенной ненависти нет - скорее, настороженное любопытсво, не более. Видимо, поступок вождя оказал на них огромное впечатление: при погрузке в лодке вместе со мной находились гребцы, и они тоже были обязаны Унку своими жизнями.
   А шторм постепенно набирал силу - волны тяжёлыми ударами остервенело сотрясали корпус корабля. Я с трудом удерживался на нижней полке двухярусной кровати и тихо радовался тому, что в каюте, кроме неё и надежно прибитого к полу сундука больше ничего нет. Предсталяю, что бы тут творилось, если бы в крошечном полупустом помещении начали летать тяжёлые предметы. И не так уж важно, тупые или острые - результат-то всё равно один. Вообще говоря, посудина пиратов не предназначалась для туристических круизов - на бриге нашлось только три каюты: одна роскошная капитанская на корме и пара таких, как наша, рядом с кубриком. Думаю, для перевозки редких пленников, потому и минимум комфорта. Но в данный момент такому аскетическому гостеприимству можно только радоваться.
   - В трюме вода! - отчаянный крик за дверью легко перекрыл звуки шторма.
   В коридоре тут же загрохотал дробный перестук шагов множества бегущих людей. И, очень похоже, не только людей - в топот вплетались звуки тяжёлой поступи орков. Я покинул свой "насест" и рывком перебрался к двери, очень удачно ухватившись за ручку - ещё бы чуть-чуть и очередной сильный крен корабля швырнул бы меня на назад, прямиком на нары. Дальнейшее продвижение по узкому коридору напоминало путешествие клочка бумаги в шланге пылесоса. Меня безжалостно бросало от стенки к стенке, так что к концу пути бока, локти и плечи ощутимо ныли, как после массажных процедур у садиста. Но это ещё цветочки!
   Спуститься по трапу вниз оказалось намного сложнее, и я попросту грохнулся с двухметровой высоты, отбив себе напоследок и остальные части тела. Хорошо ещё, что в трюме уже набралось воды по щиколотку, иначе падение могло закончиться гораздо печальнее. Хорошо?! Да куда уж лучше - если дело и дальше так пойдёт, не самым плохим исходом стало бы разбиться вдребезги прямо сейчас! Но опыт есть опыт - второй раз "наступать на грабли" я не захотел и оставшиеся метры по-собачьи преодолел на четвереньках. Некрасиво, зато надёжно...
   В кормовом отсеке трюма во всю кипела работа. Тусклый свет болтавшихся на балке ламп выхватывал из темноты сосредоточенные лица людей и орков, мелькали мокрые тела, хаотически метались причудливые тени и слышалась отборная ругань корсаров вперемешку с глухим рычанием хряков. Одним словом, полная неразбериха. Но это только на первый взгляд, а на самом деле матросы умело заделывали внушительных размеров пробоину в обшивке - сгоревший фрегат оставил таки роковую отметину на корме брига.
   В конце концов, пираты сумели завести на место повреждения "пластырь" - обёрнутый в несколько слоёв парусины деревянный щит. И тут опять очень кстати пришлась помощь орков: только благодаря их исключительной силе удалось укрепить "заплату". Хряки ударами здоровенных кулачищ, словно тяжёлыми кувалдами, заклинили щит распорками из толстых брусьев. В какой-то момент даже показалось, что вот-вот треснут шпангоуты, но всё обошлось. Поразительно, совершенно не понимая языка людей, зеленокожие тем не менее прекрасно знали, где им стоять и что делать. Какого милого Хрохан вечно называет их тупыми свиньями? Иному человеку полдня надо объяснять что к чему, а эти разобрались без проблем и криков. Качка постепенно ослабела и я, мокрый и чертовски уставший, с трудом дотащился до каюты. Теперь спать, ни на что большее меня сегодня уже точно не хватит...
   Унк умер на следующий день после шторма. Оборвала буря хрупкую нить, которая удерживала могучего борова на этом свете. Если бы не ураган, может и оклемался бы вождь, отлежался спокойно в тишине и встал на ноги... Не знаю... Хельга плакала в окружении суровых молчаливых хряков, словно маленькая девочка, и совершенно не стеснялась слёз. Да и рыжий хлюпал носом, поддавшись её настроению. Может, стоит иногда задуматься над смыслом фразы: "Что имеем - не храним, потерявши - плачем"?
   Я вдруг как-то особенно остро почувствовал жгучий стыд за свою "толстокожесть" - что, собственно, мне известно об орках, с которыми мы протопали столько километров вместе и которые столько раз нас выручали? Что я знаю о том же личе? О малыше или хотя бы о Хельге? Что?! Да ничего! Ровным счётом. Не столь заметное в моём мире стремление городского жителя к затворничеству в четырёх стенах собственной квартиры проявилось здесь не самым привлекательным образом. Показало своё лицо - пустоё, бледное и равнодушное, а оттого ещё более отвратительное и жалкое.
   Со смертью вождя между нами и командой отношения сразу испортились. Орки решительно отказались предать тело Унка морю (по традиции племени его непременно нужно было сжечь на ритуальном костре), а корсары недовольно роптали - покойник на корабле, согласно приметам, сулил несчастье. Честно говоря, я их не совсем понимал: ну куда уж больше того, что с нами произошло? Ситуация ещё больше обострилась, когда матросы с нескрываемой угрозой стали посматривать на Хельгу - женщина на борту также считалась предвестником всяческих бед. В открытую, конечно, пираты возмущаться не решались - связываться с зеленокожими гигантами желающих не нашлось, но за девушку я откровенно опасался: отчаявшиеся корсары вполне могли попытаться с ней разделаться. Напряжение росло с каждым часом и даже Алиц махнул на команду рукой - будь что будет. В таком вот тревожном ожидании беды прошло ещё четыре бесконечно долгих дня плавания...
   Утром я, как обычно, поднялся на палубу и заметил на капитанском мостике шкипера, с интересом смотревшего куда-то вверх. Над кораблём с пронзительным криком пролетела чайка, развернулась и вновь стремительно пронеслась мимо, едва не задев топ мачты. На лице Алица блуждала радостная улыбка, словно он только что выиграл миллион в лотерею.
   - Ты видел?! Видел её?! - заметив меня, корсар возбуждённо замахал руками. Уж не свихнулся ли часом наш капитан? Этого только не хватало - мало того, что матросы готовы нас придушить, так ещё и шкипер с катушек съехал окончательно! Что он так разволновался, как будто первый раз в жизни птицу увидел?
   - Земля! Где-то рядом земля! - не унимался Алиц, и до меня, наконец, дошло. Чёрт возьми, а ведь точно! Как же я сам-то сразу не догадался?!
   На палубе моментально собралась все - и команда, и маги, и даже никогда не покидавшие своего места в трюме орки. Мелькавшее вдали крылатое создание казалось сейчас чуть ли не ангелом небесным, синей птицей удачи, как по мановению волшебной палочки преобразившая угрюмых корсаров: теперь пираты смотрели на Хельгу, как на любимую сестру - роковая женщина исчезла, словно утренний туман под лучами жаркого солнца. Люди с надеждой вглядывались в синеватую, подёрнутую лёгкой дымкой, даль моря, а наиболее нетерпеливые даже пару раз восторженно вскрикивали, приняв за желаемое то ли причудливые абрисы плывущих на горизонте облаков, то ли услужливо предоставленную беспокойным сознанием фата моргану.
   - Вижу землю! - голос вперёдсмотрящего из "вороньего гнезда" положил конец нашим мучениям. Толпа на палубе разом забурлила, вверх полетели матросские береты (у кого они были), кое-кто обнимался, нашлись даже такие, кто выражал свою радость отборными ругательствами. Пожалуй, спокойными на борту брига оставались только маги - поразительная выдержка!
   Прошло довольно много времени прежде чем мы, наконец, отчётливо разглядели тёмную полоску далёкого берега. Над кораблём плели кружева воздушного хоровода уже десятки чаек, и с каждой минутой их становилось всё больше. Они приветствовали бриг громкими криками, звали за собой, манили восторженными обещаниями долгожданного отдыха...
   - Остров! Это остров! - в голосе вперёдсмотрящего странным образом перемешались удивление и отчаяние.
   Гул на палубе разом смолк. Неизвестный клочок земли в одно мгновение из обещанного рая превратился в тюрьму. Мне тоже стало не по себе - неужели конец всем надеждам? Несправедливо, глупо и обидно. А чайки над головой хохотали и издевались, откровенно радуясь дьявольской шутке судьбы...
  

* * *

  
   Плавание для Харата стало сущей пыткой, даже лёгкое волнение вызывало у старого Мага приступы жесточайшей морской болезни. В отличие от остальных людей, которые обычно на второй-третий день вполне приспосабливаются и уже не обращают внимание на качку, Магистр постоянно мучался и практически всё время проводил в своей каюте. Фелум не знал, радоваться ему или огорчаться долгим отсутствием жертвы: с одной стороны у него полностью развязаны руки и можно спокойно подготовить план Жихора, а с другой - для финальной стадии присутствие Харата необходимо. Помощник Магистра Селиза не собирался героически погибнуть и хотел обставить дело так, чтобы самому при этом остаться в стороне. Поэтому от идеи тайком проникнуть в каюту Мага он отказался сразу - нет, тут требовалось пустить в ход всю изворотливость и талант, а уж по части хитрости и интриг агент Жихора мог поспорить с кем угодно.
   Фелум присматривался к команде и пассажирам, тщательно изучал привычки людей и эльфов, постоянно находился на виду... Спустя несколько дней ни одно значительное событие на корабле уже не обходилось без его участия. Но в первую очередь специалиста по особым поручениям, конечно же, интересовал кок. Помощник Жихора нашёл к добродушному толстяку ключик достаточно просто - корабельный повар "купился" на грубую лесть и казавшийся искренним интерес к своему ремеслу. Старая, как сам мир, истина не подвела и на этот раз - чем чудовищней ложь, тем быстрее в неё поверят.
   Фелум хорошо знал, что команда побаивается того, что приходится плыть через море. И он старательно разжигал страх и неуверенность подробными рассказами о десятках кораблей, так и не вернувшихся из походов к несуществующей земле. Часть из них была правдой, иные он просто выдумал. В этом и заключалась первая часть его плана - среди моряков должно созреть недовольство. Последней каплей стали распускаемые тем же Фелумом слухи о том, что виноват во всём безумный Маг - не кто-нибудь, а именно он ведёт фрегат к неминуемой гибели. Расчёт оказался точен, очень скоро матросы почти в открытую роптали и обвиняли пассажиров во всех мыслимых бедах. Даже в частом чередовании сильного волнения и полного штиля, по их словам, чувствуется влияние колдунов...
   Теперь наступила очередь кока. Ему оказалось достаточно просто намекнуть, что не стоит особо стараться и кормить Мага с его людьми изысканными блюдами. Зачем напрягаться, если Магистр упорно тянет команду в могилу? И толстяк с огромным удовольствием принялся недоваривать кашу, пересаливать супы, откуда-то на столе начали появляться плесневелые сухари - одним словом, жизнь Харату кулинарные изыски кока портили ощутимо. Жалобы капитану ничего не давали - толстяк-повар хлопал глазами, искренне каялся, а назавтра перед Магом красовался пережаренный кусок мяса, скорее напоминавший подошву грубого сапога.
   Вот такая "дружеская" атмосфера царила на корабле, готовая излиться в любой момент в открытую вражду. Но доводить ситуацию до бунта Фелум не собирался.
   - Я знаю, что нам делать, - сказал он как-то утром коку, метавшемуся между плитой и разделочным столом.
   Повар с готовностью отложил в сторону нож и приготовился слушать - мало кого из команды рассказы помощника Жихора оставляли равнодушным.
   - Я сам поговорю с Магом и попробую убедить его вернуться назад! - Фелум взглянул в недоверчивые глаза кока и таинственно продолжил. - Мне стало кое-что известно о его давних грехах - думаю, теперь старик обязательно согласится.
   - А что... - начал было толстяк, возбуждённо облизывая губы.
   - Тсс, пока никому ни слова! - интригант настороженно оглянулся. - Тебе-то я доверяю, но пока лучше помолчать, чтобы не сглазить!
   Он на цыпочках подошёл к двери, выглянул в коридор и плотно прикрыл дверь:
   - Но мне нужна твоя помощь, - повар с готовностью часто-часто закивал головой. - Приготовь на ужин что-нибудь особенное, например, яблочный пудинг - тогда Маг станет добрее и охотнее пойдёт на сделку. Я уверен, ты справишься - для такого мастера сотворить чудо-пудинг сущий пустяк!
   Кок просиял - похвала всякому приятна. В особенности, если слышишь слова восхищения от умного и понимающего человека. Фелум оставил кока гордиться собой в одиночестве, а сам вышел на палубу. Он постоял возле борта, посмотрел как быстро уносится назад вода за бортом и едва заметно улыбнулся - сегодня вечером всё закончится. Возвращаясь в каюту, Фелум встретил боцмана и как бы невзначай заметил, что повар уж слишком сердится на Мага, грозился даже его отравить.
   - Конечно, это он сгоряча, - помощник Жихора беспечно махнул рукой. - Добряк-кок не способен даже муху обидеть...
   Моряк только покачал головой и молча вздохнул - конечно же, кто в такое поверит?
   Незадолго до ужина Фелум вновь появился на камбузе - повар как раз собирался ставить в духовку внушительных размеров пудинг.
   - Я помогу, - "поклонник" кулинарных талантов подхватил поднос и с восхищением посмотрел на кока. - Ты настоящий мастер! Можно, я сам поставлю его в печку?
   Польщенный толстяк не возражал и отвернулся к плите - десерт десертом, но в меню же не только пудинг! Гений интриги не мешкал: много ли времени нужно профессионалу, чтобы посыпать блюдо порошком?
   Насладиться восторженными отзывами о вкусе любовно приготовленного ужина коку не судилось - как только всё оказалось на столе, Фелум покинул кают-компанию и хладнокровно убил толстяка ударом кинжала в спину. Сбросив тело за борт, он на мгновение задумался, - "Может, подбросить кому-нибудь нож? Да нет, пожалуй, слишком грубо". Клинок последовал следом за толстяком, а удовлетворённый помощник Жихора бросил кожаный мешочек с остатками яда в ящик с посудой и спокойно вернулся назад. Главное теперь - не прикасаться к пудингу. По крайней мере сверху...
  

* * *

  
   Корабль встал на якорь метрах в ста от берега. Остров предсталял собой, судя по всему, давным-давно потухший вулкан - не слишком высокая гора с покатыми склонами в самом центре этого клочка суши очертаниями напоминала кратер. Даже несмотря на мрачное настроение я не мог не отметить красоты здешнего пейзажа и, пожалуй, предприимчивые люди моего мира с радостью организовали бы тут отличный курорт. Набивали бы кубышку звонкой монетой, раздевая до полного ниглиже новых эльфов, орков и прочих буратин. И все были бы довольны. Посудите сами, прямо напротив вальяжно растянулся на несколько сотен метров широкий песчаный пляж, а сразу за ним манил прохладой густой лес. Что ещё нужно для любителей радикального загара и романтических прогулок? Чуть добавить цивилизации в виде роскошных бунгало и маленьких уютных ресторанчиков да что-нибудь игорное для фанатов Его Величества Азарта. Мало? Хочется дикой природы и фонтан адреналина из ушей? Да никаких проблем - для почитателей экстрима немного правее нависали над водой отвесные скалы. Хочешь - вверх карабкайся, а не хочешь ползать - на дельтаплане рассекай. И для отшельников, стемящихся к уединению и покою, место найдётся: что ни говори, а остров достаточно большой - километра четыре, не меньше... Что-то меня "пробило" на чёрт-те знает что - нервишки шалят, наверное...
   Первым делом, к немалому облегчению корсаров, переправили на берег всех орков и тело Унка. Я, если честно, тоже вздохнул полной грудью: в последний день на корабле из отсека, где лежал труп, начало заметно тянуть тошнотворным запахом тлена. Хряки тут же принялись рубить деревья и собирать дрова для ритуального костра - на закате дух вождя должен отправиться дорогой теней к предкам великих воинов племени. Затем ступили на горячий песок и мы, а шкипер тут же распорядился перевезти на берег весь скарб. Разумно, иначе следующий шторм непременно разнесёт корабль вдребезги и оставит нас у разбитого корыта.
   Лич долго молча сидел рядом со мной, ворошил песок и смотрел в сторону моря. Затем, не поворачивая головы, тихо спросил:
   - Почему ты не ушёл? Там, в городе, у тебя была возможность остаться.
   Теперь пришла моя очередь задуматься - действительно, почему? Боялся, что принц нас не отпустит? Вряд ли, мне почему-то показалось, что Хрохан не стал бы никого удерживать, если бы мы твёрдо решили уйти. Странное дело, почему-то сама мысль о том, чтобы бросить лича и орков стала казаться противоестественной, как если бы мне предложили предать девушку и рыжего уаха.
   - Не знаю, - честно признался я. - Вначале потому, что не мог оставить Хельгу и малыша. А дальше... Наверно, просто решил идти с тобой до конца, хоть и не решался признаваться в этом даже самому себе.
   - Жаль, что так получилось, - вздохнул Хрохан. - Нам оставалось сделать последний шаг и всё...
   - Ничего, может, ещё повоюем! - я поднялся на ноги и рефлекторно стряхнул песчинки со штанов. - Принц, надо предложить Алицу отремонтировать корабль. А что, инструменты есть, леса вокруг навалом - заделаем дыру, поставим какой-никакой руль и вперёд! Ты же сам рассказывал, что первые люди переплыли море на примитивных плотах... А тут не лелюм-телюм какой-то, а целый корабль!
   - Думаешь, получится? - лич с сомнением покачал головой.
   - А что мы теряем? Если будем сидеть и слёзы лить, корабль разобьёт первый же шторм. Тогда уж точно придётся помирать на этом острове от старости. Кто раньше, кто позже... Если, конечно, раньше с тоски друг друга не перережем...
   Шкипер хмуро выслушал моё предложение и вновь покачал головой:
   - Ничего не выйдет, - он как-то апатично махнул рукой. - Корма сильно повреждена, вряд ли удастся навесить руль. Да и сделать его надо суметь - ты хоть знаешь, как вообще руль выглядит?!
   Этого я точно не знал, но и сидеть сложа руки не собирался, вот и пришлось в тех же словах описать корсару невесёлую перспективу нашей жизни на острове. Алиц поморщился, но всё же согласился:
   - Ладно, попробуем что-то придумать. Только сначала закончим разгрузку.
   Куча бочек, ящиков и тюков росла на берегу очень медленно, поэтому мы с Хельгой решили пока прогуляться по пляжу в сторону скал - а вдруг что интересное увидим? Кто бы сомневался, что рыжий увяжется за нами! Иногда малый совершенно не понимает, что он третий лишний, но не гнать же его, в самом деле!
   С расстоянием я заметно промахнулся - идти пришлось дольше, чем предполагалось. Но оно того стоило - у подножия каменных монолитов мы обнаружили небольшой ручей с прохладной и чистой водой, а чуть дальше, укрытый зеленью листвы, темнел неприметный вход в пещеру. По крайней мере, гибель от жажды нам теперь точно не грозит. Да и лес явно кипел скрытой жизнью - между ветвей мелькали птицы, слышались шорохи, какие-то неясные звуки и писки снующих в траве мелких животных. Настроение улучшилось - орки отличные охотники, поэтому и от голода страдать не придётся, если вдруг не удастся починить корабль.
   Я оставил Хельгу с малышом на берегу ручья (на всякий случай, вдруг понадобится звать на помощь), а сам осторожно зашёл в пещеру. Ещё до того, как глаза привыкли к темноте, стало ясно, что внутри кто-то прячется, и этот кто-то сильно напуган - так жалобно скулить и всхлипывать можно только от страха. Полость в скале оказалась не такой уж большой, поэтому пробивающегося через вход света оказалось достаточно, чтобы разглядеть забившегося в дальний угол человека. Худого, в одной набедренной повязке, с грязными, спутанными в неряшливые космы волосами, но всё же человека!
   Мне стоило немалых трудов вытащить его из пещеры: абориген визжал, упирался и даже иногда пытался кусаться. Я оглядел несчастного с головы до ног - боже мой, досталось же ему от жизни, врагу не пожелаешь! На теле, что называется, живого места не осталось - сплошные застарелые шрамы, на правой руке не хватало двух пальцев, а левое предплечье изгибалось неестественным образом, как будто неправильно срослось при переломе. На птичьей шее, болтался железный ошейник, сплошь покрытый какими-то непонятными иероглифами - как у древнеримских рабов. Но больше всего меня поразили его глаза - глаза сумасшедшего. От одного вида несчастного бросало в дрожь - стоило только представить, что нас ждёт, если мы надолго застрянем на острове.
   Подошла Хельга и осторожно вязла человека за руку, пытаясь, очевидно, хоть как-то его успокоить. Как вдруг со страхом вскрикнула и отпрянула с широко раскрытыми глазами.
   - Что?! Что случилось?! - я всерьёз перепугался за девушку.
   - Не знаю... - неуверенно начала она. - Картины... Странные картины... Эти его видения, они ужасные!
   Хельга вновь прикоснулась к несчастному, вздрогнула, но руку не убрала. На лице девушки опять появилось выражение глубокого страдания и она, как во сне, отрывисто заговорила:
   - Скалы... Люди носят камни... Женщина... Она бьёт их плёткой! Боже, как больно! Они кричат!- Хельга бессильно опустила руку. - Не могу больше...
   Я подозвал уаха:
   - Малыш, ты можешь с ним поговорить? - шансов, конечно, мало - о чём можно беседовать с сумасшедшим, но попытаться стоит.
   Рыжий уставился на притихшего человека, нахмурился и с удивлением произнёс:
   - Не могу! Он совсем ни о чём не думает - ни одной мысли! - уах беспомощно развёл руками. Пришла моя очередь недоумевать - как можно вообще ни о чём не думать?!
   - Странный у нас найдёныш... - протянул я с любопытством. - Вот что, отведём-ка его к магам, может, им удастся узнать больше...
   Напрасно надеялись - лич тоже оказался бессилен разгадать тайну безумного аборигена. Хрохан покачал головой и с лёгкой досадой произнёс:
   - Непонятно, - он заинтересованно взглянул на меня. - Надо осмотреть остров.
   - И чем быстрее, тем лучше, - я согласно кивнул головой и посмотрел на солнце. - Время ещё есть, до вечера вполне можем успеть добраться до противоположного берега...
   На разведку отправились всемером - кроме меня и обоих личей, с нами пошли Алиц и три крепких матроса. Очень хотелось прихватить ещё парочку орков, но трогать их сейчас не рискнул бы никто - зеленокожие чтили традиции и ни за что на свете не стали бы их нарушать. К тому же, сразу после погребения предстояло избрать нового вождя, поэтому каждый воин обязан высказать своё мнение. Я почти не сомневался, что главой племени станет мой давний знакомый - могучий, бесстрашный и... Не знаю, просто он мне нравится!
   Хорошо, что пришлось пробираться через обычный лес, а не через джунгли! Хоть и пробивались мы порой через бурелом и завалы, вышли всё же на берег изумительной бухты засветло. Однако, вдоволь налюбоваться совершенством природного шедевра не успели - в лучах заходящего солнца в море чётко сияли белизной паруса. Какой-то корабль стремительно приближался к острову...

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"