Сир Андре: другие произведения.

Перекрёсток (Часть 3. Глава 3)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


3. У каждого своя дорога

  
   Кого-то тихий бесконечный говорок лесного ручья привлекает возможностью отвлечься от грустных раздумий или надоевших проблем; кто-то услышит в его монотонных переливах слова утешения, а кому-то сама вода захочет рассказать без утайки всю историю удач и разочарований его жизни. Мало кто понимает, почему лесной говорун точно знает, чего ищет очередной случайный посетитель, но и не ошибается журчащий поток никогда. Не догадывался об этом и Халит, хотя как никто другой умел чувствовать воду. А сейчас Чужак сидел в одиночестве возле ручья и слушал собственную исповедь из чужих текучих уст. Мог ли предположить сын обычного деревенского пастуха, что сначала судьба позволит ему подняться до уровня Верховных Магов, а потом безжалостно бросит на самое дно? Хотя, нет - он добился всего сам, несмотря на насмешки и презрение благородного сословия, но сам же и похоронил надежду на счастье и величие...
  
   - Халит! Куда ты опять подевался, паршивец? Коровы разбрелись по всему полю, а он дрыхнет целыми днями! Живо сюда, байстрюк!
   Крики пьяного отца оторвали мальчика от любимого занятия. Он только что соорудил на муравьиной дорожке невидимое препятствие и сейчас с удовольствием наблюдал, как суетливые насекомые натыкаются на преграду, недоумённо-рассерженно шевелят усиками, а затем ищут обходной путь домой. Халиту давно нравилась эта игра - особенно он увлёкся, когда неожиданно понял, что с каждым разом неведомое образование становится всё больше. Потом мальчик научился строить сложные лабиринты для бабочек или шмелей, а три дня назад впервые опробовал свой дар на людях...
   Сын трактирщика давно искал возможность отомстить. Что взять с тринадцетилетнего пацана, который давно привык к тому, что в деревне отцу никто не смеет перечить? Удивительно порой ведут себя люди - положение родителей неожиданным образом переносится и на детей. Халит не хотел привыкать к такому странному отношению... Почему более сильный и умный должен безропотно подчиняться чужим дурацким приказам? Тольго ради того, чтобы потешить самолюбие претендента на роль главаря? Глупо... Если постоянно топтать собственные принципы, рано или поздно окажешься безвольным телком, идущим под нож ради чьей-то прихоти...
   - Ну, что теперь скажешь? Больше тебе никто не поможет, - сын трактирщика гадко улыбался.
   Чувствует, что сила на его стороне - два преданных холуя демостративно стучат палками по деревеской изгороди. И ведь знают, сволочи, что пастушонок не побежит... Такая злоба взяла долговязого Халита, что он почти почувствовал, как растёт стена на пути бегущих навстречу охранников трусоватого сына трактирщика...
   Они ударились со всего размаху. Упали на землю мешками прошлогодней прелой соломы. А потом Халит бил враз потерявшего наглость противника с удовольствием, какого не знал до того никогда. С наслаждением смотрел, как брызгала кровь из расквашенного носа, чувствовал запах страха и всё равно бил, бил и бил без пощады...
   - Куда спрятался, засранец?! - чувствовалось, что отец на сей раз разъярился всерьёз.
   Но и у сына вдруг нервы тонко запели, как в момент самой страшной схватки. Сколько можно?! Так захотелось отомстить за свою скотскую жизнь сироты при живом родителе, за мать, которую ненавистный отец на глазах Халита забил ногами насмерть в порыве ревности. Потому и называет сына до сих пор байстрюком, что винил жену во всех придуманных грехах. Да и соседи-доброхоты постарались от "души" - не упускали случая рассказать все сплетни, что ходили по деревне.
   - Чтоб ты сдох, гад! - с ненавистью прошептал Халит, выстраивая стену...
   Через два дня отец погиб - упал спьяну в реку с моста и утонул...
  
   Наверно, именно тогда будущий Маг впервые понял, что может повелевать чужой судьбой. Теперь уже полный сирота не захотел оставаться в ненавистной деревне - споро собрался да подался ранним утром в столицу империи, поскольку не раз с восхищением слушал рассказы заезжих торговых людей о великолепии Хоредона, о могущественных чародеях и загадочной Академии... Как же хотел Халит научиться мастерству, как мечтал вырваться из серого круга тусклой жизни среди коров и лживых слухов! Однако, не всегда доля благосклонна даже к своим избранникам. А может, так и должно быть? Если уж судилось тебе достичь недоступных остальным вершин, то и испытания ждут серьёзнее обычного...
  
   ...К суете многолюдного города юноша привыкал очень долго. В Академию его, конечно же, даже не пустили. Поэтому пришлось проглотить обиду и зарабатывать на пропитание тяжким трудом у столичного дубильщика. Казалось, наполненный густыми испарениями квасцов воздух преследовал Халита повсюду и днём, и ночью. Ни вздохнуть полной грудью, ни почувствовать привычных душистых запахов разнотравья. Но больше всего возмужавшего мальчика поразили отношения между жителями - по сравнению с горожанами крестьян родной деревни можно было назвать образцом добродетельности. Впрочем, люди его как раз волновали меньше всего...
   Академия! Каждый день поздним вечером, когда столица засыпала беспокойным сном, он приходил к стенам таинственного здания и часами просиживал возле ворот, словно пытался сквозь камень почувствовать дух и силу этого загадочного места. Иногда юноша видел, как в тускло светящихся окнах мелькали какие-то фигуры, и тогда ему казалось, что в невидимых отсюда комнатах непременно происходят чудеса... Так бы и прошла жизнь бывшего деревенского пастушка в бесконечном ожидании, если бы не случай...
   В тот день Халиту повезло - хозяин с утра отпустил всех мастеровых в город по причине именин старшей дочери. Работники разбрелись по домам и трактирам, а он сразу же побежал к зданию Академии. Наконец-то удастся посмотреть на учеников при свете дня и понять, что же в них такого особенного. Мог ли Халит предположить, что больше уже никогда не вернётся к хозяину? Конечно, нет. Однако, порой даже незначительное на первый взгляд событие способно изменить целую жизнь. На этот раз всё началось с обычной игры...
   Во дворе трое учеников с азартом предавались нехитрой забаве - нужно было попасть камнем в небольшой горшок. Сомнительно, что подобные упражнения входили в обязательный курс Академии, поэтому Халит вначале не придал этому значения. Но потом неожиданно обратил внимание, что старший из юношей раз за разом попадает в узкое горлышко, хотя острый глаз деревенского парня сразу определил - камень-то изначально летел мимо! Он как бы попадал в невидимую воронку, скользил по стенке и с весёлым стуком ударялся о дно горшка. Вот тогда, то ли из озорства, то ли из желания наказать нечистого на руку ученика, Халит решил тоже вступить в игру.
   Хитрец не сразу сообразил, почему перестал попадать в цель. Камешки вроде летели как обычно, но потом вдруг скользили в сторону и, издевательски щёлкнув по самому краю горлышка, падали на землю. Младшие ученики иронично заулыбались, а затем принялись откровенно тыкать в неудачника пальцами. Он злился всё больше, и тогда Халит не выдержал - громко, язвительно расхохотался. Теперь только законченный дурак не догадался бы о причине столь странного поведения камней. Посрамлённый ученик яростно бросился к обидчику. Однако, не тут-то было...
   Халит заранее постороил невысокую преграду. Так, ерунда - даже до колена взрослому человеку не достанет. Вот на неё-то и налетел набравший изрядную скорость рассерженный юноша-магик. Запнулся и кубарем покатился, вымазав короткую бархатную курточку в так некстати оказавшихся на его пути свежих вороньих экскрементах. Младшие ученики буквально корчились в судорогах от приступов смеха, да и сам Халит был близок к истерике. Однако, связываться с рассерженным противником не собирался, поэтому совсем уже было приготовился задать ногам хорошую работу, как вдруг почувствовал, что не может двинуться с места...
   - Что здесь происходит? Ты кто?! - в двух шагах стоял высокий пожилой человек в тёмно-синем плаще и давил на Халита тяжёлым взглядом.
   - Он мне мешал! - ученик больно пнул обидчика по лодыжке и тут же склонился в почтительном поклоне. - Верховный, я показывал младшим как строить ловушку, а этот хам...
   - Продолжай занятия! - оборвал пояснения старик, поворачиваясь к застывшему Халиту. - Кто ты, юноша, и что здесь...
   Верховный не успел задать вопрос, поскольку спешивший назад ученик умудрился вновь налететь на давешнюю преграду и опять растянулся в полный рост на брусчатке двора. Халит похолодел - всё кончено, теперь об Академии точно придётся забыть. Мало того, что он принял за пустяшную игру самые настоящие занятия, так ещё и проделал это на глазах Верховного Магистра!
   Старик удручённо покачал головой, разглядывая поверженного ученика, затем вдруг нахмурился и посмотрел на Халита уже с интересом.
   - Ты построил стену?! Кто тебя научил?
   - Никто... Я сам... - юноша затравленно посмотрел на Мага, справедливо полагая, что просить о снисхождении поздно. Остаётся надеяться, что наказание будет не слишком суровым...
   - Сам?! - Магистр удивлённо покачал головой и неожиданно мягко добавил. - Хочешь пойти со мной?
   - Куда?
   - Думаю, ты здесь появился не просто так, - усмехнулся старик. - Хочешь учиться в Академии?
   Халит неуверенно кивнул - он не мог понять к чему клонит Маг.
   - Меня примут в Академию? После того, что я натворил?
   - Нет, я буду учить тебя сам, - Магистр задумчиво посмотрел на открытые ворота столичной школы магии. - Академия тебе не нужна... Долго тебе собираться в дорогу?
   Юноша вспомнил о старенькой куртке и дырявых сапогах в тесной каморке дубильни - всё, что он сумел нажить за время работы. Жалко бросать, но гораздо страшнее, если Магистр не захочет ждать. Нет, упускать такую возможность никак нельзя - Халит торопливо покачал головой.
   - Я готов идти прямо сейчас. У меня ничего нет...
   - А предупредить родителей?
   - Я сирота... - юноша опять испугался, что Верховный откажется взять его в ученики.
   - Хорошо. Тогда жди меня здесь, я скоро вернусь, - старик сделал шаг к воротам, но неожиданно остановился и с улыбкой сказал. - Пусть для тебя этот день станет первым уроком - никогда не вмешивайся в то, чего не понимаешь. А если уж ввязался в драку, постоянно следи за тем, что творится вокруг. Ты же не заметил, как я подошёл?
   Халит запоздало кивнул уходящему Магистру, прошептав про себя, - "Не вмешиваться, следить..."
  
   Чужак перестал прислушиваться к бесконечному шёпоту лесного ручья. Как же так получилось, что первый важный урок Мадука забылся как обычный сон? В результате вместо него погибла Гата, хотя смерть девушки до сих пор отзывается в душе острой болью, как будто предназначенная Халиту стрела всё-таки достигла цели... И колдун перехитрил... Обманул настолько легко, словно перед ним тогда был не могучий гаурский чародей, а делающий первые шаги ученик...
  
   - Запомни, - сказал как-то Магистр, - настоящий маг смел и решителен, но не до безрассудства; всегда уверен в своих силах, но не до самоуверенности; осторожен с более сильным, но должен быть готов к любым неожиданностям даже от слабого... Ошибки в мире магов караются жестоко - там где обычный человек просто испугается или получит увечье, маг может погибнуть. Это неизбежная плата за обладание Силой...
  
   Выходит, Халит пренебрёг и этим правилом. Посчитал, что от чародея кара-маулей уже можно не ждать сюрпризов... Или давнее предательство Магистра выжгло огнём обиды и веру во всё то, о чём он говорил и предупреждал? Чужак решительно тряхнул головой - нет, зато он хорошо помнил ещё одно правило старого учителя - никогда не сдаваться! И следовал этой, казалось бы, простой заповеди всю жизнь...
   Халит вдруг почувствовал возмущение Силы совсем неподалёку. Решительно встал и приготовился к нападению - теперь мага вряд ли кто-нибудь сможет застать врасплох! Забытые истины вновь ожили в нём уверенным знанием. Однако, через секунду Чужак немного расслабился - через лужайку неторопливо шёл Мадук.
   - Я знал, что найду тебя здесь, - Магистр улыбнулся, затем перевёл взгляд на густо заросший цветами небольшой холмик за спиной Халита. - Это её могила?
   - Да.
   - Цветы... Красиво, совсем по-человечески...
   Чужак хмуро посмотрел на бывшего учителя. Да, Халит сам собирал нежные растения и сам пересадил их на могилу. А потом применил магию, которой часто пользовался лишь в детстве - когда-то давным-давно он понял, что может управлять скоростью роста овощей на крохотном огороде родного дома. Или наоборот, уничтожать сорняки... Соседи всегда удивлялись, почему даже в плохие годы пьяница-пастух неизменно собирал богатый урожай. Удивлялись и завидовали...
   - Тебе не нравится?
   - Наоборот. Мне кажется, ты начал понимать, что сами по себе маги - ничто. Они живут не для себя... - Мадук перестал улыбаться. - Когда ты возвращаешься в Дастарог? Место Верховного Магистра свободно, как договаривались...
   - Нет, - Халит покачал головой, - смерть Гаты помогла мне понять другое. Править должен не сильнейший, а мудрый. Я же пока не готов...
   - Что ты собираешься делать?
   - Если я хочу выжить, то должен вернуться к кочевникам.
   - Выжить?! Что с тобой произошло?
   - Колдун меня обманул, но лучше тебе об этом не знать, Учитель, - Чужак грустно усмехнулся. - Ответ я найду только в степи...
   - Почему ты назвал меня Учителем? Ты же давным-давно от меня отказался...
   - Я тоже так считал ещё вчера... Но настоящего Учителя не выбирают, Мадук - он сам находит ученика. Поэтому и остаётся Мастером до конца жизни, что бы ни случилось...
   - Может быть, нужна помощь? Мои ученики с радостью пойдут за тобой - они до сих пор рассказывают о том, что узнали от тебя, и хотят учиться дальше. Для них поездка в степь могла бы стать хорошей школой...
   - Нет, Мадук, в этой беде мне никто не поможет - я должен справиться сам...
  

* * *

  
   Ночь опустилась на море как-то незаметно. Казалось, ещё совсем недавно Серхио видел сквозь окошко подсвеченные закатным солнцем розовые облака, а теперь там качаются лишь редкие звёзды. Да и те плохо видно - мешает тусклый свет пузатой лампы над дверью.
   - Ладно, пора расходиться, - Агриэль решительно поднялся из-за стола. - Завтра поговорим с Нагилассой, тогда и решим, что делать дальше. Крон, подежуришь сегодня?
   Молчун кивнул и устроился в углу так, чтобы хорошо видеть двери, оставаясь при этом в тени толстого вертикального бруса. Ножи он положил перед собой на пол. Фелум выскочил первым, за ним следом потянулись и следопыты, а испанец немного задержался, внимательно разглядывая уснувшего Карра.
   - Посланник, - вдруг прошептал ученик Харата, - Уаддр хочет что-то рассказать. Но только тебе... Иди, он сам тебя найдёт...
   На палубе Серхио остановил патруль эльфов. Нагиласса установил жёсткий порядок, поэтому воины Мирассы дежурили на корабле и днём, и ночью. Впрочем, и без того перепуганные неожиданной смертью Магистра матросы сами не рисковали лишний раз попадаться на глаза остроухим. Даже детям известно, что связываться с хранителями дубрав бесполезно и опасно - запросто наградят дыркой в животе любителей поспорить. Что поделаешь, не считает скорые на расправу лесные воины людей ровней, потому и жалеть никого не станут...
   Тёмный эльф появился, как всегда, неожиданно. Едва Серхио приоткрыл дверь в свою каюту, как рядом промелькнула знакомая тень.
   - Зайди внутрь, Посланник - здесь нас могут увидеть...
   Испанец с интересом рассматривал стройную фигуру Уаддра. Удивительная раса - чем-то своим мастерством напоминают наших неуловимых ниндзя, но всё же заметно отличаются какой-то недоступной пониманию обычного человека преданностью, как японские самураи. Не зря же Харата эльф называл Хозяином... Кем же теперь должен в таком случае считаться Уаддр? Ронином? Серхио вдруг поймал себя на желании обязательно разложить всё по полочкам... Странное выражение только что пришло на ум, с одной стороны понятное, а с другой - совершенно незнакомое... Да, пребывание в теле Сергея без сомнения наложило заметный отпечаток на поведение - и новые слова, и стремление к определённости. Как раз то, с чем он так упорно боролся последние годы...
   - Что ты хотел мне рассказать?
   - Прошлой ночью я видел, как какой-то человек спускался в трюм. Если бы знать заранее ему там надо, он бы ни за что не ушёл!
   - Ты сможешь его опознать?
   - Нет... - эльф с сожалением покачал головой, - я стараюсь держаться подальше от людей. Уверен только в одном - тот человек не следопыт. Их я успел изучить хорошо.
   - Ну, на воинов Агриэля я бы никогда и не подумал, - хмыкнул Серхио. - Зачем им убивать Харата?
   - За время, проведённое в этом мире, Посланник, я понял одну простую истину - люди всегда находят повод для драки, долго помнят обиды и используют малейшую возможность отомстить. А у следопытов были причины ненавидеть Хозяина... Но всё же это не они, я уверен...
   - Тогда кто? Моряки в последнее время только радовались, что возвращаются назад. Эльфов вообще можно не считать... Замкнутый круг какой-то...
   - Ты забываешь ещё об одном человеке, Посланник! - Уаддр в упор посмотрел на испанца. - Человек Магистра Селиза! Конечно, я не уверен, что это именно он, но сегодня вспомнил, что тогда за обедом из каюты выходили только он и пропавший кок.
   Серхио задумался - в словах тёмного эльфа есть определённый резон. Правда, всё равно непонятно, зачем Фелуму так понадобилась гибель Харата, что он решился рисковать дважды. С корабля же не убежишь, а случайно попасть на глаза кому-то из команды проще простого... И потом, какие общие дела могли быть у Магистра и сыщика? Харат не появлялся в Селизе триста лет! Бред какой-то... Они и познакомились-то только в кабинете Жихора... Стоп! А ведь Фелум - правая рука Магистра Селиза! Если не обе... А вот Жихор знал Харата, судя по всему, очень и очень неплохо. Как раз между Верховными Магами могли быть трения, но решиться на убийство Магистра? Слишком невероятно...
   Испанец с досадой тряхнул головой - нафантазировал! За глаза можно обвинить кого угодно и правдоподобных причин напридумывать с десяток, а что толку? Доказательств-то никаких, а сам Фелум вряд ли признается - не тот человек!
   Серхио вдруг с интересом взглянул на Уаддра.
   - Знаешь, кажется есть способ выслушать нашего хитрого сыщика! Только бы у Карра хватило сил его "уговорить", - испанец улыбнулся. - Кстати, почему ты решил рассказать о своих подозрениях мне, а не Карру?
   - Ученик Хозяина тоже знает всё, но в таком состоянии он один не справится. Карр сам попросил тебя предупредить. Думаю, раз уж тебе доверился Магистр, мы тоже можем на тебя положиться...
   - Мне кажется, следопыты на нашей стороне...
   - Когда ты собираешься поговорить с Фелумом? - казалось, эльф не обратил внимания на замечание Серхио.
   Испанец неопределённо пожал плечами:
   - Завтра... Поднимать шум на ночь глядя неразумно. Кроме того, Нагиласса разрешил утром осмотреть трюм - вдруг отыщется ещё какой след?
   - Хорошо, - кивнул Уаддр. - Я буду наблюдать за каютой Фелума всю ночь...
  
   Солнце только успело чуть приподняться над горизонтом, а на палубе уже собралась почти вся команда фрегата. Люди сбились в тесный круг и то ли просто смотрели, то ли слушали кого-то в центре, а за их спинами замерли уже привычные фигуры остроухих воинов. Серхио подумал было, что суровый эльфийский маг решил вновь устроить коллективный допрос, но самого Нагилассы как раз и не заметил. Причина странного поведения моряков стала понятна, как только испанец подошёл немного ближе. На сей раз вниманием команды всецело завладел Фелум - сыщик терпеливо объяснял собравшимся как правильно ловить крыс. Ага, значит его план поиска неотравленной воды тоже получил одобрение эльфов. Кто знает, может Уаддр зря подозревает Фелума...
   Матросы дурачились словно шаловливые дети, несмотря на грозные окрики боцмана. Испанец и сам не смог удержаться от улыбки, когда представил себе, как неповоротливые "загонщики" преследуют в трюме юрких грызунов. Картина, прямо скажем, достойная неплохого комедийного сюжета... Появились, наконец, Агриэль с Ветлем, а за ними стремительной походкой приблизился к команде и эльфийский маг. Нагиласса хмуро осмотрел будущих участников охоты и решительным жестом оборвал Фелума на полуслове.
   - Я сам выманю крыс. Тебе только закроешь ловушку, а потом заставишь их пить воду.
   - Слушаюсь, Высокородный, - Фелум почтительно склонил голову.
   Маг повернулся к следопытам, оставив жест сыщика без внимания.
   - Можете осмотреть трюм. Вас будут охранять наши воины.
   Серхио бросил короткий взгляд на Фелума - помощник Магистра Селиза вёл себя вполне естесвенно. Ни настороженности в глазах, ни беспокойной суетливости... Чёрт его разберёт: или действительно не виноват, или у этого человека нервы покрепче корабельных швартовых канатов. Остаётся надеяться на опыт и острый глаз Ветля, а ещё на уникальный дар Карра, если разведчик вдруг ничего не найдёт. Впрочем, испанец до сих пор не был уверен, что в гибели Харата виноват именно сыщик...
  
   В трюме царили полумрак и тишина. Едва слышным шумом доносились крики матросов на палубе да тихо поскрипывали доски настила под ногами. Через открытую дверь пробивался столб света, в котором лениво парили сверкающие точки потревоженной пыли.
   - Подождите здесь, - остановил спутников Ветль возле трапа и полушутливо пояснил. - Вам туда соваться нет смысла, только следы затопчете.
   Разведчик забрал у молчаливых эльфов светильник и медленно направился вглубь трюма. Иногда он надолго останавливался, что-то внимательно изучал под ногами, а затем так же неторопливо продвигался дальше между нагромождениями ящиков, разновеликих бочонков и прочных плетёных корзин. Да, большая часть запасов так и останется нетронутой - кто же знал, что предполагаемое долгое путешествие закончится так быстро и печально.
   - Идите сюда! - голос Ветля прозвучал неожиданно громко. - Кое-что нашлось...
   Агиэль и Серхио почти бегом подошли к разведчику, а эльфы так и остались возле трапа, зорко поглядывая по сторонам. Всё правильно, у каждого своя работа.
   - Видите? - Ветль показал на матово блестевшую лужицу возле бочонка.
   - Что это? - Агриэль собрался было потрогать густую массу пальцем, но разведчик быстро перехватил его руку.
   - Осторожней! Вдруг это и есть отрава? - он поставил светильник рядом с лужицей. - Похоже на обычный мёд. Вот только откуда он тут взялся? Кстати, судя по внешнему виду, разлили его недавно.
   Агриэль ткнул пальцем за спину Ветля:
   - Вон ещё одна лужа, поменьше... И капли рядом вроде блестят...
   - Сейчас проверю, - разведчик забрал светильник и осторожно прошёл дальше, в совсем уже тёмный угол кладовки.
   - Ага! Точно мёд! - Ветль быстро вернулся назад. - Там валяется туесок. Почти весь мёд вытек, и, похоже, отравы в нём нет. Крысы уже успели неплохо пообедать, но мёртвых не видно. Всё выглядит так, что туесок кто-то сбил тут, возле бочонка с водой, а поднимать почему-то не стал... Или очень спешил, или...
   - Или было слишком темно, - закончил за товарища Агриэль.
   - Точно, - подытожил разведчик. - Жалко, что мы пришли слишком поздно. Видите это почти затянувшееся углубление на краю лужи? По форме напоминает каблук, но теперь этот след вряд ли нам поможет. Там, за бочонком есть ещё один, но сильно смазанный - тоже ничего определённого не скажешь...
   - Может, проверить обувь у команды? - мечник ещё раз внимательно осмотрел отпечаток. - Мёд наверняка остался на ботинке.
   - Неплохо бы, - кивнул Ветль. - Только как это сделать, чтобы лишего шума не поднять? Спугнём...
   - Думаю, в первую очередь следует осмотреть обувь Фелума, - Серхио взглянул на удивлённые лица следопытов. - Его подозревает Уаддр...
   Испанец коротко перессказал вчерашний разговор с тёмным эльфом, стараясь не слишком повышать голос - не хотелось, чтобы его услышали остроухие охранники возле трапа.
   - Опять маги чего-то не поделили? - покачал головой мечник. - Как-то с трудом верится, что Магистр Селиза триста лет помнил обиду.
   - Вот и выясним, пока сыщик будет на крыс охотиться, - Ветль поднялся на ноги. - Кстати, не помешает также узнать, кто принёс сюда мёд - туесок явно домашний, да и маленький слишком, чтобы держать запасы на всю команду.
   - Тогда решаем так, - Агриэль оглянулся на эльфов и тоже перешёл на шёпот. - Ветль проверит каюту Фелума, а мы выясним откуда мёд.
   - Вот ещё что, - Серхио остановил собравшихся уходить следопытов, - чуть позже соберёмся в каюте Карра. Попробуем разговорить сыщика...
  
   На палубе веселье поутихло. Большая часть команды вернулась к своим каждодневным обязанностям, и лишь оставшиеся без дела пяток матросов продолжали вяло упрашивать невозмутимого сыщика продолжить рассказ о секретах мастерства охотника-крысолова. Фелум с видимым удовольствием расстался с компанией неугомонных шутников и подошёл к испанцу.
   - Нашли что-нибудь?
   - Ничего, - спокойно ответил Серхио, внимательно посмотрев в глаза сыщику.
   - Жаль, - вздохнул Фелум, - как же теперь искать убийцу?
   - После полудня следопыты опять соберутся у Карра. Приходи и ты - может, придумаем что общими усилиями...
   Сыщик согласно кивнул.
   - Хорошо, вот только управлюсь с крысами, - он обернулся к матросам. - Ну, где боцман? Куда он пропал?
   - Тут я! - пророкотал за спиной Серхио могучий бас. - Такая подойдёт?
   В руках боцман держал здоровенную сушёную рыбину.
   - Хорошо просолена? - Фелум осмотрел красавицу-воблу со всех сторон. - Даже жалко скармливать крысам...
   - Не сомневайся, сам вялил, - заверил моряк, тяжело вздохнул и тут же с чувством заорал на притихших возле мачты людей. - Ну что рты пораскрывали, дармоеды?! Хватит зубы скалить - хватайте бочку и бегом в трюм! Маг-то, наверно, уже там!
   Палуба мгновенно опустела. Что ни говори, а местом на фрегате дорожил каждый. И плата приличная, да и в старости потом городские власти не забывали - не приходилось, как прочему люду, на потомков надеяться или умирать в грязи, выпрашивая кусок хлеба у заезжих крестьян. Впрочем, какие там дети, если семьёй обзаводился в лучшем случае только один из трёх? Кому, скажите на милость, нужен мужик, который по полгода в доме не показывается? С тоски взвоешь. Вот и не спешили девки замуж за крепких моряков, предпочитая короткие бурные романы - платили-то ребята за любовь и ласку щедро, не скупились...
   - Ладно, я пока осмотрю каюту сыщика, - Ветль махнул рукой. - А вы поспрашивайте про мёд...
   - Ты поаккуратней там! - крикнул ему вслед Агриэль. - Фелум человек осторожный, да и глаз у него острый - беспорядок заметит сразу!
   Ветль только усмехнулся: что-то командир разволновался раньше времени - уж кого-кого, а разведчика учить осторожности нет смысла.
   - С кого начнём? - теперь мечник серьёзно смотрел на Серхио.
   - С помощника, наверно, - пожал плечами испанец. - Ему должно быть известно больше, чем другим.
   - Разумно, - согласился Агриэль. - Идём?
  
   Ветль вернулся назад достаточно быстро - осмотр каюты Фелума ничего не дал. Ни одной зацепки или хотя бы намёка на причастность сыщика к убийству Харата. На палубе как раз собрались недавние охотники за серыми грызунами. Матросы сбились тесной кучей возле бочки, заглядывали внутрь и возбуждённо галдели.
   - Смотри, смотри! Вон та, с коротким хвостом! Ставлю стакан рохи, что отберёт у одноглазой голову!
   - Принимаю! - вертлявый кучерявый малый в безрукавке звонко хлопнул по протянутой ладони.
   И тут же остальные зрители довольно заржали - короткие выкрики и недовольные лица спорщиков однозначно указывали на то, что рыбья голова досталась совершенно посторонней крысе.
   - Оба проиграли! Ваша роха теперь принадлежит нам по праву! - издевались матросы над неудачниками. - Не хотите ещё раз проверить удачу?
   - Развлекаешься? - сзади стоял Агриэль. - Нашёл что-нибудь?
   - Ничего... Чисто, как после хорошей уборки. А у вас что? И где Входящий?
   - Мёд в трюм принёс боцман. Сказал, что из-за него в каюте появились муравьи. Он вообще большой гурман, как выяснилось - набрал в плавание целую гору собственных припасов. Любит поесть... Сам же видел, как ему не хотелось расставаться с воблой, - мечник усмехнулся. - А Серхио сейчас договаривается с учеником Харата, как заставить Фелума говорить. Интересно, что будем делать, если сыщик окажется невинным? Кстати, где наш доблестный истребитель крыс?
   - С эльфами в трюме - набирают воду из разных бочонков, - Ветль кивнул в сторону шумной компании матросов. - Скоро крысы наедятся солёной рыбы и захотят пить... Неплохо голова варит у сыщика, ничего не скажешь...
   - Ладно, пусть сами разбираются, - Агриэль дружески хлопнул товарища по плечу. - Идём тоже к Карру, обсудим пока кое-что, а Фелума дождёмся там...
  
   Мечник расположил следопытов в каюте так, чтобы исключить любую неожиданность. Кто знает, на что способен загадочный сыщик? Агриэль вдруг понял, что не знает о помощнике Магистра Селиза практически ничего. Вот ведь как бывает - провели столько дней на корабле вместе, крутился Фелум постоянно среди команды, матросы вообще считают его чуть ли не лучшим другом, а что он за человек, никто и пары слов не скажет. Даже если сыщик окажется врагом, всё равно достоин уважения - мастер своего дела...
   - Кстати, - Серхио закончил тихий разговор с Карром и повернулся к следопытам, - вы рассказывали, что во время битвы с орками под Крастом в руках у Харата был магический кристалл. Где он сейчас?
   Агриэль пожал плечами:
   - Откуда нам-то знать? Мы воины и в магические дела не вмешиваемся. Наверно, у Харата и остался... Ты же знаешь, эльфы никого не подпускают к его телу.
   - Надо поговорить с Нагилассой, - озабоченно покачал головой испанец. - Магистр очень дорожил артефактом, да и некроманты очень долго его искали... Нельзя оставлять камень эльфам...
   - Если он вообще захочет с кем-то разговаривать, - глубокомысленно заметил Ветль. - Высокородные даже со своими воинами не спешат общаться, а уж с людьми... Слишком гордые...
   - Вот на этом и можно попробовать сыграть... - Серхио задумался. - Карр, кому по вашим законам должны принадлежать артефакты Мага?
   - Старшему ученику...
   - Значит, тебе, - испанец удовлетворённо кивнул. - Ну что же, есть с чем идти к Высокородному...
   Дверь в каюту распахнулась - на пороге показался радостный Фелум.
   - Нашли! - возбуждённо закричал он. - Нашли хорошую воду! Много воды! Теперь жажда нам не грозит - даже помыться можно, если есть желание.
   - Интересно, как ты заставил крыс пить? - удивился Ветль. - Мне казалось, хвостатые твари сразу разбегутся, как только их выпустят из бочки.
   - Нагиласса кого угодно заставит, - довольно рассмеялся сыщик. - Он и в ловушку их загнал легко, и возле поилок потом удерживал...
   Серхио сделал незаметный знак Карру. Фелум под пристальным взглядом ученика Харата вдруг замер: медленно исчезла улыбка, неуверенно потянулась рука к голове, остановилась на полпути и бессильно упала вниз плетью... А затем на пол рухнул и сам сыщик...
   - Что с ним?! Живой? - испанец с тревогой смотрел на склонившегося над телом Ветля.
   - Сознание потерял... - разведчик осторожно повернул голову Фелума. - Шишку набил небольшую, а так всё в порядке. Надеюсь, скоро придёт в себя...
   - Карр! - Серхио укоризненно посмотрел на мага. - Ты не перестарался?
   - Нет, как обычно, - ученик Харата с недоумением глядел на неподвижного сыщика, - Он должен был просто подчиняться... Ничего не понимаю...
   Испанец молча покачал головой. Нет, он верил, что Карр сделал всё правильно - в этот раз Серхио тоже почувствовал желание покинуть тело, но ощущения были намного слабее, чем в горах Заронга. Значит, ученик Харата не мог использовать слишком много Силы для воздействия. Произошло что-то странное, чего никто не мог предположить...
   Фелум слабо застонал. Испанец быстро заговорил, обращаясь к магу:
   - Попробуй подчинить его медленней, постепенно. Главное, чтобы он опять не свалился в обморок...
   Агриэль с Ветлем тем временем осторожно усадили сыщика на стул. Серхио успел заметить быстрый осуждающий взгляд разведчика. А что делать? Кто-то должен довести начатое до конца! Испанец уже давно предпочитал не вмешиваться в чужие споры и проблемы, а тут вдруг понял, что нужно... Обязательно нужно, если не хочешь в конце концов оказаться в пустыне или среди совершенно чужих и равнодушных людей! Не геройствовать, нет - просто делать то, что в настоящий момент кроме тебя никто не может или не хочет сделать... И вода упорством точит камень, а уж воля человека способна совершать настоящие чудеса - достаточно просто искреннего желания и уверенности! Горячая кровь баска давно забытыми толчками выбивала чёткий ритм в висках...
   Фелум, наконец, окончательно пришёл в себя и с удивлением осмотрелся:
   - А что...
   Карр времени даром не терял - глаза сыщика через мгновение вновь утратили привычный блеск.
   - Ты отравил Харата?! - торопливо выкрикнул Серхио.
   - Магистр... сказал... - прошептал Фелум и опять упал со стула.
   - Хватит! - решительно сказал Агриэль. - Замучаете человека непонятно за что! Так можно заставить кого угодно признаться даже в убийстве собственной матери... Хватит издеваться!
   Испанец посмотрел на следопытов - Крон угрюмо хмурился в своём углу, Дегар неодобрительно качал головой, и лишь Ветль невозмутиво ощупывал голову упавшего сыщика. Да уж, для привыкших к честному поединку воинов попытки мага узнать правду от Фелума выглядели откровенным издевательством. В наступившей тишине, казалось, даже светильник над дверью осуждающе моргал язычком пламени... Интересно всё же, что такого сказал сыщику Магистр? Отравить Харата или просто не забывать чистить зубы по утрам?
   - Похоже, так мы ничего не узнаем, - покачал головой Карр. - Первый раз вижу, чтобы человек терял сознание от такого слабого воздействия Силы...
   - Наверно, до сих пор тебе приходилось иметь дело только с тупоголовыми, - язвительно заметил Агриэль.
   - Хорошо, - согласился Серхио, - действительно, не стоит продолжать. Придётся придумать что-то другое. Да и за командой надо приглядывать - сыщика подозревает Уаддр, а он тоже может ошибаться.
   Испанец посмотрел на открывшего глаза Фелума - мутный, бессмысленный взгляд не до конца пришедшего в себя человека. Да, пожалуй, такими допросами его запросто можно довести до могилы, и тогда за людей Харата непременно возьмутся эльфы...
   - Агриэль, помоги Фелуму добраться до своей каюты, а потом возвращайся - будем решать, что делать дальше...
  
   Сыщик лежал, широко раскинув руки, и смотрел на потолок. Неужели следопыты обо всём догадались? Но как?! Однако сомнений нет - перед встречей с людьми Харата Фелум заходил в каюту и сразу определил, что здесь кто-то побывал. Давняя привычка оставлять некоторые предметы в строго определённом положении не раз помогала узнавать о тайном интересе к собственной персоне. Вначале Фелум подумал, что в его вещах рылись эльфы, и даже мысленно расхохотался, представив, как высокомерные остроухие ушли ни с чем. Мешочек с остатками яда в трюме, а испачканный ботинок тщательно вымыт ещё прошлой ночью. Однако, события в каюте Карра ясно показали, что за ним охотятся люди Харата. Вот только вряд ли следопытам удалось что-нибудь узнать - уроки старого знахаря не прошли даром...
   Сыщик улыбнулся: всё-таки не зря он три года назад не побоялся обмануть Магистра...
  
   Шпионы Жихора безуспешно искали колдуна несколько лет. Наверно, именно поэтому Магистр решился обратиться за помощью к Фелуму, но так и не сказал, почему он упорно преследует колдуна. А сыщик справился с задачей всего за месяц - его люди, как обычно, без лишнего шума схватили старика в неприметной халупе на окраине Селиза...
   - Если отпустишь меня, я научу тебя защищаться от чужой воли, - знахарь с надеждой посмотрел на Фелума. - Подумай, ты всё время находишься рядом с магами. Когда-нибудь мои знания обязательно спасут твою жизнь...
   - Ты собираешься сделать из меня колдуна? - усмехнулся сыщик. - У меня нет дара...
   - У каждого есть дар, - старик на мгновение закрыл глаза, - и у тебя тоже. Я только помогаю развивать его всем желающим. Поэтому Магистр и хочет моей смерти. Но не бойся, я не собираюсь учить тебя магии - просто покажу, как бороться против чужой воли...
   Фелум раздумывал недолго. В конце концов, кто помешает потом всё равно привести знахаря к Жихору? Старик словно прочитал мысли хитрого сыщика:
   - Отпусти меня - так будет лучше и для тебя. Кто знает, вдруг тебе опять понадобится моя помощь? Я переберусь в Ладер - там меня и найдёшь когда захочешь...
   Магистр Селиза узнал только то, что знахарь давно покинул границы провинции...
  
   Вот и пригодилась колдовская наука - теперь, стоило кому-то навязать Фелуму свою волю, сыщик моментально падал в обморок. А какая польза от человека, который ни пошевельнуться не может, ни слова сказать?
  
   Разговор с Нагилассой получился тяжёлым и вполне мог закончиться для испанца трагически. Эльфийский маг не желал расставаться с удивительным артефактом Харата, хотя до сих пор так и не понял, как можно использовать кристалл. Но в одном он был абсолютно уверен - камень должен обладать огромной силой, раз уж с ним не расставался такой могущественный Магистр. А раскрыть секрет можно и потом, в священных дубравах, где эльфам поможет сам лес. Всё как обычно, за лишнюю толику Силы маги сражаются с упорством идущего по следу голодного волка. И тут нет исключений - будь то человек или Высокородный из расы перворожденных...
   - Маг, по законам людей артефакт должен перейти к старшему ученику! - Серхио твёрдо смотрел в глаза Нагилассы. - Ты обязан отдать кристалл Карру!
   - Ты смеешь мне указывать, смертный?! - эльф нахмурился. - Я сам решаю, что делать!
   - Смею, Высокородный! Или справедливость, которой так гордятся эльфы, не распространяется на другие расы?
   - Не тебе судить о наших обычаях! - глаза мага сверкнули. - А за оскорбление наглец всегда отвечает головой!
   Испанец коротко вздохнул - слишком опасный аргумент он оставил на крайний случай. Кто знает, на что может решиться Нагиласса в гневе.
   - А ты не думаешь, Высокородный, что люди обвинят в смерти Харата тебя? Так получается, что только у тебя была причина убить Магистра. Чтобы завладеть артефактом!
   - Да как ты... - Серхио почти физически ощущал, как густеет вокруг воздух, а тело начинает гореть под взглядом эльфа.
   - После меня тебе ещё придётся убить следопытов и Карра, - торопливо проговорил испанец. - Думаешь, люди простят? Ты хочешь большой войны, Высокородный?
   Нагиласса вздрогнул как от удара, а потом сделал какой-то жест рукой - Серхио сразу почувствовал, что давление на голову исчезло. Маг медленно отвернулся к окну и надолго замолчал. Испанец тоже не спешил нарушать тишину неосторожным словом, поскольку хорошо понимал, что сейчас эльфа лучше не тревожить. Нелегко Высокородному отказаться от могущества, но ещё труднее решиться заплатить за него благополучием расы.
   - Забирай! - неожиданно громко сказал Нагиласса и, не оборачиваясь, протянул Серхио кристалл. - И уходи, я не хочу тебя больше видеть.
   - Только ещё один вопрос, Высокородный, - испанец немного замялся. - Что с телом Магистра? Нам плыть ещё долго, а на жаре... Сам понимаешь...
   Маг, наконец, повернулся и с удивлением посмотрел на неугомонного посетителя.
   - Не беспокойся, я наложил заклинание - тлен не коснётся Харата пока луна не спрячет своё лицо... Теперь уходи, - нетерпеливо повторил эльф.
   Стоит ли говорить, что после этого разговора отношение остроухих к следопытам сильно изменилось в худшую сторону? Даже Мирасса перестал здороваться с Ветлем...
  
   ...Три дня плавания прошли в напряжённом ожидании какой-нибудь неприятности со стороны эльфов. Команда фрегата как-то сразу приняла сторону людей Харата. Если матросы и раньше не слишком уважительно относились к высокомерным лесным жителям, но всё же побавивались открыто возмущаться, то теперь откровенно посылали молчаливых воинов куда подальше. Даже уговоры помощника капитана помогали часа на два, а потом опять с палубы неслись слова отборных ругательств...
   Пожалуй, только Фелум не понимал, почему ситуация на корабле так резко изменилась. Но и спрашивать не решался - не хотел навлечь на себя дополнительные подозрения следопытов и недовольство команды. Крон и Дегар теперь постоянно дежурили в каюте Карра, опасаясь неожиданных действий воинов Мирассы. Серхио против таких мер предосторожности не возражал, хотя и не верил в то, что Нагиласса решится напасть открыто. Сейчас испанца больше беспокоило долгое молчание Сергея - молодой товарищ узнал о смерти Харата в первый же день. Он собирался рассказать личу о гибели Магистра и предложить вернуться назад. Правда, амазонки вряд ли согласятся сразу повернуть назад, так что отряду принца всё равно придётся сначала добраться до загадочных заморских земель. Но Сергей до сих пор так и не связался с Серхио... Как-то неспокойно на душе - уж не случилось ли какой беды? Если и сегодня он промолчит, придётся самому искать Сергея...
   - Селиз! Селиз! Мы вернулись! - вперёдсмотрящий наверху отчаянно выплясывал, рискуя развалить "воронье гнездо". - Я уже вижу сигнальную башню!
   Испанец сразу вспомнил циклопический столб в объятиях гигантского змея в портовой гавани. На палубе моментально собралась вся команда - никогда ещё моряки так не радовались возвращению домой. Даже на эльфов они смотрели сейчас как на хороших друзей...
   Рядом с Серхио остановился чем-то озабоченный Агриэль. А следом тут же подбежал счастливый Фелум.
   - Теперь можно не волноваться, - радостно сообщил он. - С Магистром эльфы связываться не станут! Пойду, скажу остальным!
   Мечник всё так же хмуро проводил сыщика взглядом и повернулся к испанцу:
   - Неизвестно, кого нам теперь больше бояться, - буркнул Агриэль. - Ты не думаешь, что как только Жихор узнает о камне Харата, то сразу постарается прибрать его к рукам? А власти у Магистра куда как больше - с ним особо не поспоришь...
   - Пожалуй, ты прав, - Серхио кивнул, - лучше сразу уехать из города.
   - Сразу не получится. Не пешком же идти, а наши лошади в конюшне замка.
   - И тело Харата на руках не понесёшь... - добавил испанец. - Может, попробуем договориться с Фелумом? Думаю, он будет даже рад побыстрее с нами распрощаться. Пусть потом сам вместе с Нагилассой отчитывается перед Магистром... Кстати, вот и он!
  
   Сыщик, как и предполагал Серхио, согласился сразу. Пообещал даже лично распорядиться насчёт повозки и припасов на дорогу. Поэтому на причал следопыты в сопровождении Фелума сошли первыми - не терпелось помощнику Магистра побыстрее избавиться от опасных гостей. Правда, возле сходней испанца неожиданно остановил Нагиласса.
   - Ты смел и решителен, Входящий. Но слишком веришь в человеческую справедливость, поэтому не сможешь выжить в этом мире - люди власти слишком лживы и коварны. Если будет трудно, ты можешь рассчитывать на меня - эльфы примут тебя и защитят...
   Предложение Высокородного после столь откровенной неприязни в последние дни плавания глубоко поразило Серхио. Всю дорогу до замка он думал над словами мага, но так и не смог найти им никакого разумного объяснения...
   Эльфы тоже быстро покинули фрегат без всякого сожаления. На корабле осталась только команда...
   - Живей, дармоеды, живей! Пока не очистите трюм, никто на берег не сойдёт! - боцман старался побыстрее покончить с разгрузкой.
   Хотелось хорошенько расслабиться в трактире папаши Шанка. Посидеть с хозяином за кружкой пива, рассказать о странном плавании, обязательно помянуть несчастного кока, да и узнать последние новости не помешает. Опять же совет какой даст старый пройдоха... Хорошо он знает славный город Селиз - если действовать с умом, то и жить можно весело, и заработать неплохо. Не случайно много лет назад свела судьба Шанка и смышлёного молодого матроса. Теперь старик-трактирщик процветает, а компаньон выгодно женился и получил место на военном фрегате. Супружница хоть и не красавица, но зато приданого тесть-купец не пожалел да обещал дело своё оставить потом дочке с зятем. А любовных утех можно найти и в другом месте...
   Боцман передвинул поближе к трапу ящик и вдруг заметил, как из-за него выпал небольшой мешочек. Уж не кошель ли с деньгами потерял какой раззява? Нет, пустой вроде - монеты не звенят. Моряк помял тонкую кожу, повертел находку в руках и торопливо засунул в карман - ничего, вещь добротная, пригодится...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"