Сир Андре: другие произведения.

Перекрёсток (Часть 3. Глава 4)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


4. За полшага до встречи

  
   Жихор не скрывал своей радости. А как же иначе, если всё сложилось настолько удачно? И ненавистный Харат упокоился, и некроманты затерялись где-то в море. Вряд ли они рискнут вернуться назад в ближайшее время. Магистр слушал подробный рассказ Фелума о событиях на фрегате, улыбался и одобрительно кивал. Он уже многое знал - на корабле, кроме помощника, несколько матросов так же служили глазами и ушами Жихора. Не привык осторожный Маг доверять только одному мнению. Тем не менее, новые подробности доставляли ему истинное наслаждение. В отличие от туповатых моряков Фелум был отличным рассказчиком. Но когда сыщик сообщил о решении побыстрее отправить людей покойного Харата подальше от Селиза, Жихор недовольно нахмурился.
   - Ты удивляешь меня, Фелум! Вот их-то как раз отпускать сейчас было нельзя! Давно они уехали?
   - Часа два назад, - сыщик с недоумением посмотрел на Магистра. - Меня задержал Нагиласса, пришлось отвечать на его вопросы. Эльфийский маг не оставил надежду найти убийцу. Сейчас он разговаривает с боцманом и помощником шкипера, а потом придёт сюда.
   Жихор с досадой покачал головой:
   - Да, стражников посылать следом уже поздно. В городе можно было что-то придумать, а за стенами ученик Харата легко справится и с сотней воинов, - он повернулся к окну. - Куда подевался твой ум, Фелум? Или морские ветры продуваю настолько, что в голове не остаётся мозгов?! Если следопыты расскажут о своих подозрениях Правителю, у нас будут большие неприятности.
   - Я думал, что оставлять их рядом с эльфами опасно. Кто знает, на что способен лесной маг? Там где не справился Карр, Нагиласса может докопаться до истины.
   - Что значит не справился? - Магистр подозрительно взглянул на помощника.
   Жихор мысленно выругался. Пришлось рассказать историю допроса в каюте, опустив некоторые подробности.
   - Так, так... - Жихор смотрел теперь на сыщика с прищуром. - Эльфов я бы сумел отправить подальше от Селиза, а вот следопыты... Ты хоть понимаешь, что палачи Правителя разговорят любого?!
   Магистр зло хлопнул по столу и вкрадчиво спросил:
   - А как тебе удалось обмануть Карра?
   - Меня научили... - Фелум замялся. Только теперь он понял, что проговорился: если Жихор узнает о бегстве знахаря в Ладер, можно сразу заказывать домовину. Хотя, с Магистра станется - прикажет прирезать, как бездомного пса, или просто камень на шею повесить. И в море крабам на обед. Уж кто-кто, а сыщик за долгие годы прекрасно узнал хозяина.
   - Кто научил? Когда? - глаза Жихора сузились. - Почему не рассказывал раньше?
   - Давно... Ещё в детстве, - Фелум чувствовал, что теряет обычное спокойствие. - Бабка моя по отцу. Я и забыл давно, а тут вдруг пригодилось.
   - Ладно, - Магистр отвернулся к окну, - пока отдыхай. Я подумаю, что можно сделать...
   Сыщик торопливо шагал по коридору. Теперь, в одиночестве, к нему вернулась способность рассуждать спокойно, учитывать малейшие нюансы и делать выводы. Вряд ли Магистр станет рисковать - убийство Верховного не простят даже ему. По всему выходило, что Жихор обязательно захочет избавиться от опасного свидетеля. А такой вариант Фелума совсем не устраивал.
   Бежать! И как можно быстрее! Эта единственная мысль засталяла сыщика с каждым мгновением ускорять шаг. Немного вещей в дорогу, кошель с деньгами - сколько времени на сборы потребуется одинокому человеку? Он без сожаления осмотрел небогатую обстановку своей комнаты. Да, за столько лет службы так ничего и не нажил. Тем проще будет уезжать. Была бы голова на плечах, а остальное приложится. Фелум решительно закрыл дверь и поспешил к конюшне. До отъезда нужно ещё навестить одного из своих людей - последнего оставшегося в живых свидетеля давнего разговора со знахарем. Ради собственной безопасности всегда кем-то приходится жертвовать, не так ли?
  

* * *

  
   - Ну, что скажешь? - я с нетерпением смотрел на Хрохана в ожидании ответа.
   Смерть Харата давала великолепный шанс вернуться назад и хотя бы немного насладиться спокойной жизнью честного человека. Почти честного... Но принц почему-то медлил. Более того, известие о гибели злейшего врага особой радости ему не добавило - лич по-прежнему хмурился и молчал с упорством фанатичного борца за вселенскую тишину. Может, не хочет отказываться от поисков второго Основного Потока? Нет, ну при других обстоятельствах я и сам бы с удовольствием совершил путешествие на загадочный материк, но сейчас попросту боюсь амазонок. Что-то с ними определённо не так... Да и Серхио не советовал особо доверять жрицам, пока он не разузнает у Харата о странном типе магии женщин. Теперь же, после неожиданной смерти Магистра, разбираться во всём придётся самим. А лично у меня в голове до сих пор полный винегрет и никаких идей...
   Мы сидели в достаточно просторной каюте, которую "любезно" предоставила в наше полное распоряжение блондинка. На первый взгляд, аппартаменты шикарные: почти квадратное помещение примерно четыре на четыре метра, стены отделаны хорошо подогнанными узкими пластинками полированного дерева тёплого, желтоватого цвета; стол в центре, два намертво прилипших к полу стула, нечто напоминающее маленький диван и роскошная широкая кровать под полупрозрачным балдахином у противоположной от входа стены. Не грубые тюремные нары, как на корабле Алица, а восхитительное ложе в шикарном алькове, по сравнению с которым гостевая комната Магистра Дастарога выглядела убожеством с жалкой табуреточной пародией на стулья. Удручало в этой романтической идиллии только одно - здесь разместилась вся условно "человеческая" часть отряда Хрохана: некроманты, я с Хельгой и, конечно же, рыжий уах. Орки с пиратами обосновались в трюме...
   - Нет, возвращаться сейчас нельзя, - наконец вытолкнул из себя фразу лич. - Люди так просто не отдадут Камень Могущества, а воевать с ними я не собираюсь. Что могут сделать два некроманта против целой армии и десятков магов? Да и ты не станешь помогать, не так ли?
   Хрохан смотрел в упор и ждал ответа. А ведь он прав - на такой шаг я точно никогда не соглашусь.
   - Понимаешь, только Харат знал о том, что артефакт принадлежит личам. И он пошёл бы за нами куда угодно, чтобы навсегда избавиться от угрозы. Рано или поздно мы бы обязательно встретились...
   - Ошибаешься, принц, - я покачал головой, - Харат признался Серхио, что забрал Камень из твоего мира, и сделал это в присутствии Карра. Так что ученик Магистра тоже обо всём знает... Правда, Харат-то как раз сказал, что артефакт личам не принадлежит - очень давно его украли где-то здесь, а он только вернул Камень Могущества на место...
   Хрохан поморщился, как от сильной зубной боли.
   - Этот артефакт очень древний. Никто точно не знает, как он оказался у моего народа, но личи владели им многие тысячи лет! Почему ты поверил Харату, а не мне?!
   - А с чего ты взял, что я ему поверил? Если честно, лично мне глубоко фиолетово у кого в конце концов окажется артефакт. Как говорится, лишь бы не было войны... - я с интересом посмотрел на принца. - Кстати, ты говорил, что для людей Камень бесполезен. Так вот, Магистр рассказывал, что вы так и не научились им правильно пользоваться.
   - А ты откуда занешь?
   - От Серхио...
   - Я уже второй раз слышу это имя. Кто такой Серхио?
   - Мы попали сюда вместе... - вот чёрт, проговорился всё же! Впрочем, так даже лучше - надоело выкручиваться каждый раз. - Он помогал мне и в битве на болотах, и на острове. За победу над амазонками надо в первую очередь благодарить его...
   - Благодарить? За победу?
   Принц вдруг рассмеялся, а Грох с удивлением посмотрел на меня, как будто увидел впервые. Самое странное, что и рыжий корчился на полу в приступе дикого хохота. Всхлипывал и булькал, как в первый день встречи возле заставы. Только Хельга, похоже, также ничего не понимала и пыталась поймать катавшегося волосатым колобком уаха.
   - Чего ржёте?! - с ума все посходили!
   - Не обижайся, - Хрохан также неожиданно вновь стал серьёзным. - Благодарить надо орков. Нет, ты тоже молодец: сбил с ног амазонок и отвлёк хоть на время внимание главной жрицы. А потом из леса выскочили орки - вот они-то и скрутили сначала беловолосую, а потом уже и остальных. Новый вождь очень правильно выбрал момент для атаки...
   Боже мой, стыдобища-то какая! Возомнил себя супергероем, а на деле оказался обычным самоуверенным засранцем! Но и Серхио хорош - хоть бы предупредил, великий испанский немой... Вовек не прощу! И без того не слишком радужное настроение испортилось окончательно. Наверно, поэтому я не сдержался:
   - И ты не обижайся, принц! Где бы мы сейчас были, если бы послушали тебя и оставили орков в лагере Тху?! Сидели бы в трюме и пускали слюни на девушек, как буйнопомешанные после хорошей порции барбитуратов!
   Ага, поубавилось весёлости? Не понимаете, о чём речь? Вон, даже рыжий перестал хрюкать и сидит теперь на полу, широко раскрыв рот. Ну и фиг с вами, ничего объяснять не буду!
   - Ладно, не злись, - Хрохан дружески улыбнулся. - Да, я тогда был не прав. Не ошибаются только боги. Главное, постараться впередь не повторять тех же ошибок, не находишь?
   Даже не поспоришь. Я только молча кивнул, в очередной раз почувствовав, что опять совершил глупость. Чем, спрашивается, лич-то виноват, что мои магические потуги оказались не столь впечатляющими? Вообще странно, что он до сих пор не закатал мне в лоб каким-нибудь файерболом за очередную дерзость. Гроха постоянно отчитывает по малейшему поводу, орков за идиотов до сих пор держит, а с нами разговаривает на равных.
   Наверно, просто нервы ни к чёрту стали. Всего-то второй день плавания, а я завожусь с полоборота по малейшему поводу. Амазонки, чёрт бы их побрал! Точнее, белокурая жрица - стоит показаться на палубе, как она начинает гипнотизировать взглядом. И почему именно меня выбрала, не понимаю! Удовольствие, скажу вам, сомнительное: полное ощущение, что медленно тонешь в холодном осеннем болоте и чувствуешь, как к телу плотоядно прилипают ненасытные скользкие пиявки...
   - Если хочешь, можешь вернуться назад с пиратами, - принц, казалось, хорошо понимал моё настроение. - Думаю, тебя не будут преследовать...
   - Хорошая идея, - я недовольно буркнул. - Но что-то мне подсказывает, что по своей воле никого не отпустят.
   - Почему?
   - Во-первых, я этим милитаристкам попросту не верю. А во-вторых, не считаю жриц глупее нас - если позволить корсарам вернуться назад, очень скоро сюда нагрянет целая флотилия озабоченных мужиков.
   - Пожалуй, - Хрохан задумчиво кивнул. - Тогда остаётся только одно - вместе искать Поток. Других шансов вернуться не будет... Интересно, шкипер догадывается о том, какая участь ждёт пиратов?
   - Лучше не спрашивать! Ещё устроят бунт на корабле - тогда вообще никуда не добрёмся! - я внимательно посмотрел на лича. - Принц, не помешает заранее поговорить с главной жрицей. Пусть расскажет, что и как... Возможно, лучше вообще не показываться рядом с поселением амазонок, а высадиться где-нибудь подальше от людей, зверей и прочих гадов...
   - Думаешь, нас не отпустят на поиски?
   - Именно.
   - Хорошо, - Хрохан решительно встал, - тогда не будем терять времени! Идём!
   - Прямо сейчас? - боевой задор немедленно улетучился. Но за "базар" придётся отвечать. Я постарался загнать подальше вновь проснувшийся страх. - Ладно, пошли!
  
   Следует отметить, что отношения между отрядом принца и амазонками до сих пор оставались напряжёнными. Нет, явной вражды не было, но и ровными я бы их не назвал. Со стороны могло показаться, что на корабле обосновались две компании, которые сутками следят друг за другом и не решаются первыми начать решительные действия. Конечно, численный перевес на нашей стороне, но вот насчёт магической мощи совершенно не уверен. Одна блондинка чего стоит! Даже совместных усилий некромантов, моих скромных стараний и помощи испанца на пляже не хватило, чтобы победить жрицу. Возможно, Хрохан уже придумал, как с ней бороться (я рассказал личу всё, что успел заметить Серхио), но мне об этом пока ничего неизвестно. В любом случае, надежда только на принца и Гроха. А ещё на орков. Зеленокожие не позволяли амазонкам собираться вместе и демонстративно держались вблизи - прямо как филёры нашей царской Охранки когда-то. Всё правильно, когда жертва "под боком", никакая магия не спасёт - успеют задавить голыми руками. Одну такую "интернациональную" группу мы как раз заметили на палубе. А вот поведение корсаров меня насторожило: уж слишком внимательно морские разбойнички изучали такелаж судна и недобро так усмехались, посматривая на стоявших рядом женщин-воинов. Только бы не вздумали опять заняться любимым развлечением. И вообще, что-то в последнее время они меня всё больше и больше раздаражают...
   После шикарного вида нашей каюты я предполагал, что главная жрица устроилась как минимум в роскошном будуаре. Ничего подобного! Вполне скромная комната: меньше нашей раза в два и без помпезных выкрутасов. Следует отдать должное широкому жесту блондинки - далеко не каждый добровольно откажется от привычной обстановки и комфорта. Если, конечно, опять не задумала чего хитромудрого.
   Белокурая "Жози" (никак не могу избавиться от дурацкой привычки давать каждому встречному имя какого-нибудь киношного персонажа) жестом предложила сесть за стол. Затем сама опустилась на стул с неестественно прямой спинкой и вопросительно посмотрела на Хрохана.
   - Вас что-то не устраивает? Или хотите о чём-то просить? - устроившийся на моих коленях рыжий моментально перевёл вопросы жрицы. Что интересно, уах в последнее время научился даже копировать интонацию. Далеко пойдёт, волосатый пройдоха: ещё немного стараний, и можно смело отдавать малыша в профессиональную театральную труппу на Бродвее...
   Однако лич отвечать не спешил. В принципе, я тоже не совсем понимаю, с чего начинать разговор. Как расположить собеседницу к откровенности? А она сейчас нам, ой, как нужна - потом будет поздно выяснять подробности. Ну, и чего Хрохан медлит?!
   - Послушай, - принц, наконец, поднял голову, - ты можешь обещать, что на берегу нас не станут задерживать?
   Жрица почему-то посмотрела в глаза мне, а не личу. Сердце в очередной раз сбежало куда-то в желудок.
   - Это зависит от того, позволит ли Верховная Мать путешествовать нашими землями. Но я бы не советовала...
   - Почему? - Хрохан насмешливо взглянул на блондинку. - Не веришь, что у нас хватит сил добраться в нужное место?
   - Не верю, - спокойно ответила жрица. - Вы не представляете, с кем вам придётся встретиться. Существа с похожей на вашу магией давно исчезли - их уничтожили Хранители Силы.
   - Черви с головой волка? - быстро спросил я. - Но они же приходят раз в тысячу лет! Так что у нас неплохие шансы избежать встречи.
   - Откуда тебе известно о Хранителях? - в голосе блондинки зазвучали тревожные нотки.
   - В летописях людей говорится о племени, переплывшем вместе с магами море, - пояснил Хроан. - Они спасались от Хранителей Силы. Но почему удалось выжить вам? Почему Хранители тогда не уничтожили и твой народ?
   Жрица задумчиво покачала головой.
   - Значит, им всё-таки удалось добраться до земли... А мы-то всегда считали, что племя безумцев погибло в море... - она вдруг решительно кивнула. - Хорошо, я расскажу кое-что об истории моего народа и ужасной смерти подобных вам. Сами решайте, стоит ли бросать вызов самой Силе.
   Блондинка провела ладонями по лицу точь-в-точь как это делают мусульмане во время намаза. Вот только лицо её тут же приобрело странное выражение - застыло кожаной маской с широко открытыми глазами. Казалось, взгляд жрицы проходит сквозь стену каюты, проносится через море к далёкому берегу, пронизывает время и поворачивает его вспять, чтобы перенести амазонку на века или даже тысячелетия назад. В ту эпоху, когда всё только начиналось... А потом зазвучал голос: неожиданно низкий, ровный - без единой интонации, с одними лишь небольшими паузами, как будто женщина внимательно рассматривала следующую картину, прежде чем продолжить рассказ...
  
   "Они пришли... Появились, как и предсказали Великие Колдуны, весной. В тени леса уже прятались первые стройные конвалии, земля вдоволь напиталась водой, а равнины зеленели сочной травой. Тысячи красок, звуков и запахов. Самое прекрасное время года, когда хочется жить каждому - и человеку, и дикому зверю, и даже бестолковому мотыльку. Вот только встречать утро нового дня довелось не каждому...
   Хранители добрались до предгорного поселения на рассвете. Первыми встретили чужаков собаки; они же первыми и приняли смерть, а затем с червями пытались бороться уже люди... Кровь, страх, крики... Один за одним, защищая свои дома, погибали воины; отчаянно пытались спасти детей женщины и тоже умирали вслед с ними... Выжил только один мужчина - зайцем испуганным в первые же мгновения схватки бежал он прочь... Жалок бросивший родных в беде, презираем до конца дней и гоним отовсюду, но только благодаря ему о приближении Хранителей узнали соседние племена. Иногда трус или подлец бывает полезней десятка героев. Вот только имя его всё равно стараются забыть поскорее...
   В следующем селении всё повторилось. Хоть люди и ждали нападения, и готовились с особым старанием, и встретили врага бесстрашно, да поделать с червями ничего не смогли - ни один Хранитель не погиб, а воины полегли до последнего. Не помогли ни колдуны, ни заговорённое оружие, ни тайные ловушки. И зародилось тогда в предгорном племени недовольство вождями, обида за то, что не поверили они в предсказание Великих и отказались искать землю за морем. А затем страх, словно хворь чёрная, поразил и остальные племена. Что может быть хуже? Ужас перед неизбежностью, когда нет надежды и некуда скрыться... А черви тем временем опустошили почти половину деревень и добрались до побережья. Число жерт уже давно перестали считать. Зачем понапрасну стараться? Если в конце концов не останется ни глаз, которые смогут прочитать, ни рук, способных размотать свиток.
   Небеса даровали спасение, как всегда, неожиданно - когда и надежда покинула людей в поисках лучшей доли. Нет, не пришёл из далёких земель новый могучий герой, да и Хранители ещё не насытились кровью человеческой или звериной. Черви, как обычно, пришли в посёлок утром. Большая часть рыбаков решила не дразнить судьбу и заранее ушли подальше. Бросили жители дома, лодки и сети; оставили всё, что не могли увезти с собой. Осталось только несколько стариков, решивших умереть на родной земле, рядом с могилами предков. А может, просто не успели, кто знает. И то сказать, времени на сборы было не так много - быстро приближались Хранители, но ещё быстрее бежали впереди них слухи о бессилии человеческом. И тут произошло чудо.
   Жила в том посёлке женщина. Мать её, как рассказывают, умерла при родах, а отец и два брата погибли в море спустя несколько лет. Нелёгок промысел рыбацкий в нашей земле и опасен: никому не ведомо в какой миг поднимутся из глубин жестокие наги. Сети рвут, улова лишают, да и на людей порой нападают. Вот так и осталась девочка сиротой, едва по дому хозяйствовать научилась. Говорили, что после смерти отца да братьев стали замечать за ней странность одну: год от года становилась она всё молчаливей, дом почти забросила, а всё время пропадала возле моря - смотрела, как тонет солнце и нашёптывала тихо какие-то слова. Просила Большую Воду вернуть то, что забрала у неё не по праву. А ещё слухи ходили упорные - подружилась девочка с нагами. Будто бы видели рыбаки на вечерней заре, как проплыли мерзкие твари совсем рядом, но сироту не тронули. Кто теперь разберёт, где правда, а где домысел людской? Сторонились рыбаки соседки, но и прочь из посёлка гнать не решались.
   Как раз эта женщина и встретила Хранителей на околице. Закружились вокруг смерчем черви, от жуткого воя содрогнулась земля, а трава в один момент пожелтела и рассыпалась прахом. Сколько времени продолжалось безумство, никто не знает, но Хранители вдруг в одночасье исчезли. Не тронули женщину, не прикоснулись даже к одежде. И только прежде чёрные волосы её окрасились в цвет солнца. Так появилась первая Верховная Мать. Она научила нас защищаться.
   Черви потом ещё не раз нападали на деревни, было много новых жертв, но люди уже знали, что путь к спасению существует..."
  
   Взгляд жрицы вновь принял хоть какую-то осмысленность. Я с интересом посмотрел на блондинку:
   - Получается, что мы сейчас разговариваем с Верховной Матерью?
   - Нет, - женщина улыбнулась, - но когда-нибудь я ей стану. Небеса всегда дают знак.
   Амазонка показала на свои волосы.
   - Мне вот что непонятно, почему среди вас нет мужчин? Точнее, есть, - я хмыкнул, - но уж больно они похожи на забитых рабов.
   - Ты ошибаешься, - жрица покачала головой. - В наших городах и деревнях мужчины живут свободно. Но им недоступен дар внутреннего смирения, поэтому с Хранителями они бороться не могут. Черви высасывают Силу насилия или страха, и нет человека, способного их победить. Женщины тоже не могут убивать Хранителей, но мы можем заставить их уйти. Это как раз то, о чём я хотела вас предупредить.
   - Опять не понял, - иногда я бываю исключительно упрям. - А как же те мужики в ошейниках, которых мы видели на острове?
   - Эти люди не были рабами, - как бы нехотя ответила блондинка. - Их приговорили к смерти за убийство жрицы. А ошейники просто подавляют волю и агрессию. Мы часто ими пользуемся, когда возвращаются Хранители.
   - Что значит возвращаются? - вступил в разговор Хрохан. - А как же упоминание о тысяче лет?
   - Великие Колдуны ошибались, - с лёгкой грустью сказала жрица. - Черви никуда не исчезли, они всегда рядом и ищут новые жертвы. Сёстрам приходится постоянно следить за людьми, которые не способны защитить себя сами. Теперь понимаете, что вас ждёт?
   - А без ошейников никак нельзя обойтись? - перспектива оказаться безвольной куклой меня лично не устраивала.
   - Можно, - кивнула блондинка, - но тогда с вами должна пойти сама Мать или... я. И всё равно пройти к Источнику почти невозможно - во время сна защита исчезнет. Тогда Хранители доберутся до вас.
   - Значит, нас ожидает участь пленников? - лич скептически поджал губы. - Какой тогда смысл вообще высаживаться на берег?
   - Только Великая Мать сможет помочь вам, - в голосе амазонки прозвучали торжественные нотки. - Только она может читать судьбы, только ей дарована мудрость и право вершить...
   Я возвращался в каюту, прямо скажем, с чувством полнейшей безысходности. От Харата ушли, но вляпались тут же в куда большую опасность. Всю жизнь прожить в каком-то городе в качестве источника семенной жидкости? Полнейшее гуано! Одним словом, разговор со жрицей поставил столько новых вопросов, что лучше было бы его вообще не начинать. Похоже, примерно те же мысли тревожили и принца, поскольку он всю дорогу хмурился и что-то беззвучно шептал. А тут ещё и злорадные ухмылки на лицах корсаров! И почему я уверен, что они опять задумали очередную пакость?
  
   Худшие опасения оправдались - пираты попытались захватить корабль! Утром меня разбудила отчаянная ругань на палубе, звон клинков и беспорядочный топот множества ног. Впрочем, моментально проснулись все: Хельга тревожно прислушивалась, а уах спросонья моргал широко открытыми глазами, как филин. Что касается некромантов, то Грох как раз спешил к окну, да и принц уже стоял посреди каюты.
   - Алиц, чтоб он сдох! - коротко бросил кровосос. - Его люди дерутся с амазонками!
   Хорошо, что в самый первый день Хельга отказалась от предложения белокурой жрицы устроиться в "женской" каюте! Иначе пришлось бы сейчас и ей отбиваться от корсаров, а какой из девушки воин? Я неожиданно порадовался такой предусмотрительности, а потом меня буквально захлестнула волна возмущения подлыми действиями пиратов. Вот же гады! За всё время плавания от них сплошные неприятности! Как будто специально стараются поссориться со жрицами. Неужели не понимают, что в очередной раз такая наглая попытка вылезет им боком? И нам, кстати, тоже достанется заодно. Но какого милого некроманты медлят?!
   - Грох, что ты застыл?! - кажется, я заорал слишком громко, поскольку даже принц вздрогнул и недовольно поморщился.
   - А что ты предлагаешь делать? - невозмутиво спросил чёрный командир, - помочь Алицу?
   Издевается или серьёзно тупит? Неужели не понимает? Захват корабля похоронит планы некромантов так глубоко, что и экскаватором не докопаешься!
   - Какому к чёрту Алицу?! - я вновь не удержался от крика. - Амазонкам надо помогать, амазонкам!
   Неожиданно меня поддержал Хрохан:
   - Сергей прав. Пираты поплывут назад, а нам встречаться с людьми не стоит. Заставить Алица можно, но амазонки всё равно не простят насилия над жрицами. Нас будут преследовать повсюду, - принц оглянулся. - Оставайтесь пока здесь, а мы с Грохом сами разберёмся.
   Ага, сейчас! Нашли дурака - сидеть и ждать, чем закончится потасовка. Конечно, проку от меня не слишком много, но вдруг хоть чем-то смогу помочь?
   - Двери заприте! - бросил я на ходу девушке и поспешил за некромантами.
   На палубе драка разгорелась нешуточная. Что меня искренне порадовало - орки участия в развернувшейся вакханалии не принимали. Корсаров было заметно больше, поэтому шансов у женщин, думаю, оставалось меньше нуля. Пираты группками по два-три человека яростно наседали на каждую амазонку и постепенно теснили их к лестнице, ведущей в трюм. Чуть в стороне два явно озабоченных долгим воздержанием корсара пытались раздеть потерявшую сознание девушку. Господи, никогда бы не подумал, что глаза могут гореть таким звериным желанием! Однако, вожделению пиратов тут же наступил конец - Грох снёс обоих фаейрболами за борт. Чем тут же привлёк внимание остальных пиратов. К некроманту, размахивая кривыми саблями, бросились сразу человек пять. Понятное дело, когда вокруг такая куча-мала, о нападении речи не идёт! Кровосос успел остановить пиратов буквально в двух шагах от себя, но и атаковать пока не мог. Чем в этот момент занимался принц, я заметить не успел.
   Потому что на палубе появилась белокурая жрица! Наверно, она хотела опять остановить корсаров дивными "сперматозоидами", но не успела - сразу три пирата приблизились к женщине вплотную; один уже занёс клинок и... Странная штука время. В этот момент я видел застывший оскал пирата, широко открытые глаза амазонки, синюю жилку на её шее. И бежал. Со всех ног торопился помешать усатому пирату опустить сверкающий полумесяц сабли на голову блондинки. Успел! Корсар медленно лязгнул зубами и отлетел в сторону. Но зато над собой я увидел сразу три острых клинка...
   А дальше всё закончилось очень быстро. Потому как орки, наконец-то, приняли нашу сторону. Только потом выяснилось - зеленокожие спасали меня, а не жрицу или некромантов. Оказывается, честность и открытость тоже приносит свои плоды. Я толком не видел, что произошло, но через считанные мгновения орки скрутили корсаров без всяких проблем...
  
   Вечером я стоял возле борта и мрачно смотрел, как пенные разводы тянутся пузырчатыми лентами от носа корабля. Почему-то ужасно хотелось закурить. Никогда в жизни не сделал ни одной затяжки, а тут такое странное желание.
   - Спасибо тебе, - на плечо легла рука, - сегодня ты меня спас.
   Глаза белокурой амазонки светились багряный цветом заходящего солнца.
   - Да ладно... - я неожиданно взял ладонь жрицы в руки. - Что теперь с нами будет?
   - Я думала, - блондинка сделала шаг навстречу, - и решила. Идите своей дорогой, если для вас нет другого пути. Верховная Мать ничего не узнает. Она бы никогда не позволила вам приближаться к Источнику - это место священно, туда уходят все Верховные Матери, когда наступает время Последней Жертвы. Я отвезу вас к заброшенной рыбацкой деревне, там начинается дорога к Источнику.
   - А как же остальные жрицы? Они не расскажут?
   - Нет, - амазонка грустно улыбнулась и коснулась пальцами моих губ, - ты плохо знаешь наши порядки. Они все умрут, если гнев Матери коснётся меня. Поэтому они будут молчать.
   - А пираты? - я чувствовал, что готов потерять разум от близости жрицы. Что-то в этой женщине заставляло покорно склонить голову.
   - Они сами выбрали судьбу. Не думай о них больше.
   - Как же не думать? Люди всё же...
   - Это не люди, это пища для Хранителей, - жрица прижалась ко мне так, что частый стук её сердца отозвался эхом в висках. - Ты не такой, как остальные. Я ношу в себе часть твоей души, и в тебе есть частичка меня. Когда-нибудь ты поймёшь. Береги себя и возвращайся!
   - Но ты же сказала, что мы всё равно погибнем!
   - Только у тебя есть шанс выжить. Я буду ждать...
   Амазонка вдруг легко коснулась губами моих губ, повернулась и растворилась в чёрном провале дверей своей каюты.
   Боже, как дрожат колени! И сердце выплясывает джигу, и мысли ворочаются в голове клубком растревоженных змей. Я медленно скользнул по фальшборту и сел на палубу, но тут же вновь резко вскочил от неожиданного осознания - жрица-то разговаривала со мной без переводчика!
  

* * *

  
   Солнце последним лучом мягко коснулось лица Халита и скрылось за неровной кромкой ближайшего хребта. Маг недовольно покачал головой - наверно, не стоило отпраляться в дорогу так поздно, но оставаться возле ручья ещё на одну ночь сил уже не было. Как будто небольшой холмик с яркими цветами медленно вытягивал из него остатки надежды, опустошая душу Чужака с ненасытностью упыря. А ярость и жажду мести могила Гаты выпила до последней капли уже давно. И только вызов колдуна кара-маулей не давал покоя, поддерживал непокорный дух Халита и заставлял упрямо бороться до конца. Маг знал только одно - ничто и никто в этом мире не заставит его покориться судьбе. Чужак сотворил себя сам и хотел сам решать, когда закончить Путь.
   Халит задумался. Если поспешить, то можно успеть добраться до небольшого грота возле перевала. Правда, очень скоро стемнеет, а пробираться узкой тропой над ущельем в сумерках опасно. Ещё и жеребца придётся тащить в поводу. Хорош конь - молодой, сильный и выносливый, да слишком уж горячий. В степи магия кара-маулей позволит ему обогнать ветер, а в горах беспокойный норов коня грозит дополнительными неприятностями. Вон как нетерпеливо перебирает ногами и яростно грызёт удила. И всё же лучше рискнуть, иначе придётся потратить лишний день на то, чтобы добраться до земель кочевников. А время сейчас слишком дорого. Чужак решительно направил коня к ущелью.
   Он не успел выбраться на тропу до темноты. Сумерки сгустились настолько, что Халиту пришлось спешиться гораздо раньше, чем предполагалось. Как назло, луна пряталась за скалами, поэтому тень местами совершенно скрывала дорогу. Пришлось иногда освещать тропу маленькими огненными шарами-светлячками. Кто ж знал, что именно такой крохотный спасительный огонёк станет причиной большого несчастья.
   Когда очередной сгусток брызнул во все стороны каплями жидкого света, Чужак услышал тихое рычание и даже успел разглядеть метнувшуюся вверх по тропе серую тень большой кошки. Он приготовился выпустить в ночного хищника солидный заряд магического огня, но не успел. Нервный жеребец тоже почувствовал угрозу - захрапел и встал на дыбы. Будь ты хоть трижды великим магом, но чтобы удержать лошадь, нужны крепкие руки молотобойца или ярморочного бойца, что вызывает на поединок любого желающего. Да и веса бы раза в два побольше, нежели у Халита, и узенькая тропа не место для конной объездки. Вот и получилось, что не успел Чужак даже крикнуть, как скользнул вниз по крутому склону.
   Если бы не намотанные на руку поводья, закончилась бы недолгая поездка Халита на дне ущелья среди острых обломков скал. Странные порой игры предлагает судьба: сначала тонкий кожаный ремешок потянул мага в пропасть, а затем он же спас Чужака от падения. Хвала небесам, удержался каким-то чудом конь на тропе и уздечка выдержала. Но об этом Халит подумал гораздо позже, а в первые мгновения вспомнил почему-то отца Гаты и даже успел проклясть старого колдуна. Однако верно говорят в народе, что беда с радостью бродят по свету рука об руку - застряла нога мага между камнями словно размокший чоп в пивной бочке, сухо хрустнула кость от могучего рывка перепуганного жеребца. Резкая боль бросила Чужака в чёрный мрак забвения.
   Халит очнулся от чьего-то влажного горячего дыхания. Конь! Он уже окончательно успокоился и теперь осторожно тыкался головой в лицо хозяина, которого недавно чуть не угробил. Кстати, сколько же времени прошло? Чужак с тихим стоном сел и прислонился к неровной стене камня, стараясь не двигать покалеченной ногой. Тело мгновенно ответило новой вспышкой обжигающей боли. Халит опять с досадой помянул своё пренебрежение к ремеслу целителя. Он-то считал его уделом слабых деревенских знахарей, а для Магистров всегда хватало умения быстро поставить прочную защиту. Вот и приходится уже во второй раз расплачиваться за самоуверенность: сначала погибла Гата, теперь сам застрял посередине дороги.
   Халит огляделся: всё-таки немало он пролежал без сознания - луна уже перебралась через скалу и заполнила ущелье матово-белёсым светом. Эх, вот сейчас можно было бы ехать без опаски! Маг даже удивился, что такая простая мысль не пришла ему в голову раньше. Как будто сами небеса всячески противились желанию Чужака побыстрее добраться до кочевников. А теперь поездку придётся отложить надолго. Халит недовольно тряхнул головой и тут же скривился - нога напомнила о более важном деле, чем бессмысленные упрёки судьбе.
   Маг знал, что сломанную кость надо зафиксировать. Вот только где среди камней найдёшь хоть какой-то кусок дерева? Халит раздумывал недолго - отрезал длинную ленту материи от плаща, а затем примотал ей к голени длинный кинжал. Что теперь? Возвращаться назад? В Дастароге, конечно, найдутся искусные лекари, да и Мадук кое-что понимает в целительстве. За две-три седмицы поставят на ноги. Но почему-то встречаться с Верховным Магистром сейчас совершенно не хотелось. Бесконечные разговоры о будущем расы, об ушедшей Силе, да и Председатель Глан опять начнёт жаловаться на старого Мага. Дай только повод... Стоп! Как же он мог забыть? Где-то совсем рядом пещера Харата! Наверняка монахи не откажут в помощи и на этот раз. Чужак с трудом забрался в седло - придётся надеяться на осторожность коня и лунный свет.
   Видно, Халит исчерпал до дна весь запас неудач на этот день. Небеса сжалились над магом, и к пещере Харата он приехал без особых проблем. Даже горячий жеребец неожиданно успокоился, словно чувствовал, что любое неосторожное движение отдаётся волной боли в покалеченной ноге хозяина. Пару раз конь, скользнув копытами по каменистой тропе, оборачивался, косил глазом и недовольно фыркал, как будто сожалел о собственной неловкости. Оказывается, животные тоже могут переживать за людей.
   У входа в пещеру Чужака поджидал монах: молча помог Халиту спешиться и так же безмолвно подставил плечо вместо костыля. Маг не удивился. Ещё в прошлый раз он отметил удивительную способность людей Харата "видеть сквозь стены" - казалось, неразговорчивые отшельники прекрасно знают обо всём, что происходит вокруг каменной обители. Возможно, за долгие годы жизни вдали от Города странные монахи научились понимать язык птиц или самого ветра, кто знает.
   Вскоре магу пришлось убедиться ещё и в том, что люди Харата весьма искусны в целительстве. Перелом заживал удивительно быстро, и всего через несколько дней Халит смог обходиться без приспособленного вместо костыля какого-то древнего посоха. Нога немного побаливала, но он решил всё же не терять времени понапрасну и завтра утром продолжить путь в степь. Жаль расставаться со столь гостеприимными обитателями пещеры, да ничего не поделаешь - сейчас каждый лишний день будет полезен. А есть ли они, лишние-то?
   Халит сидел в большом зале возле очага, неторопливо ворошил кочерёжкой угли и пытался понять, чего достиг Харат за долгие годы затворничества. Мадук рассказывал о проклятом Магистре много необычного, и тогда ещё молодой ученик часто сетовал на судьбу, которая развела его и Харата во времени. Если бы только Халит родился на три века раньше! Он обязательно бы встретился с могучим боевым Магом и наверняка смог бы стать его лучшим последователем. А война... Теперь Чужак понимал, что правду о тех событиях мало кто знает. Ну почему, покидая Дастарог несколько десятков лет назад, он не выбрал дорогу через ущелье? Наверно, слишком верил историям о гибели магов в Мёртвой Земле. Сейчас всё могло бы сложиться иначе - без нашествия кочевников, без гибели Гаты, без родового проклятия колдуна. Халит дал себе слово: он вернётся сюда, чтобы встретиться с Магистром-изгоем, если удастся выжить в степи.
   Из прохода послышались звуки множества голосов. Маг поспешно отошёл в тёмный угол залы. Кого, интересно, принесло на ночь глядя? Это точно не монахи - за всё время Халит не услышал от обитателей пещеры и десятка слов. Вот из чёрного провала показался одна фигура, вторая, ещё три... Наконец, возле очага собралось восемь человек. Они продолжали громко разговаривать о завтрашней поездке в горы, о разрушенном Мегалите, об опустевших развалинах Заронга. Халит присмотрелся внимательней: среди прибывших он узнал Входящего, который уехал из Дастарога вместе с Мадуком. Рядом стоял какой-то монах, а вот остальные больше походили на обычных воинов. Что им всем понадобилось в Мёртвой Земле?
   Дольше скрываться не имело смысла - едва заметно прихрамывая, Чужак подошёл ближе.
   - Приветствую! - он обратился к Входящему в надежде, что тот вспомнит их короткую встречу в Дастароге.
   - Халит? Рад тебя видеть. Что ты тут делаешь? - Серхио кивнул и пояснил спутникам. - Это ученик Мадука.
   - Я направлялся в степь, но пришлось задержаться, - Чужак испытующе посмотрел на испанца. - Сломал ногу, но теперь всё нормально и завтра я уезжаю.
   Серхио повернулся к монаху:
   - Карр, ты говорил, что нам нужен сильный маг. Насколько я понял из рассказов Мадука, Халит вполне может стать достойной заменой Харату!
   Ученик опального Магистра пристально посмотрел на Чужака:
   - Не знаю, Мастер был великим Магом!
   - Что значит был?! - Халит удивлённо смотрел то на Серхио, то на ученика Харата.
   - Харат умер, - испанец развёл руками. - И сейчас от тебя зависит, удастся ли его план или нет.
   - Кто смог убить Великого Магистра?! В империи давно не было мага, способного победить самого Харата!
   - Чтобы погубить мага, не всегда нужна Сила, - с грустью ответил Серхио. - Магистры тоже смертны, для яда нет исключений.
   - Хорошо, что я должен сделать? - Халит никак не мог поверить, что Великий Маг погиб так нелепо.
   - Я подробно расскажу тебе обо всём завтра по дороге, - испанец кивнул, - а сейчас надо отдохнуть...
  
   В полдень на входе в ущелье отряд встретил Уаддр:
   - С той стороны приближаются воины, - спокойно сказал он. - И это не люди...
  

* * *

  
   На степь незаметно опустилась ночь. Ветер перестал заигрывать с поседевшим за лето ковылём; успокоился, тихо прошелестел на прощание длинными травяными косами и отправился на покой поближе к горам. Ничего не поделаешь, даже духи должны иногда отдыхать. Завтра придёт новый день, появятся новые зрители, а сейчас пора спать.
   Колдун сидел возле очага и медленно помешивал в котелке густую жирную похлёбку. Сколько же всего изменилось после возвращения из земли гауров. Отголосили женщины, успокоились ребятишки, покрылась лёгкой пеленой забвения память о погибших воинах. Что и говорить, почитают кара-маули соплеменников как никто другой в степи, но и горевать подолгу не привыкли. Пройдут годы, и только тогда дети и внуки ушедших в долину предков будут говорить о них, как о равных духам. А сейчас... Жизнь берёт своё - уже вовсю заглядываются молодые вдовушки на холостых парней, стреляют взглядом не хуже умелого лучника.
   На лице колдуна весело выплясывали багровые отблески, и оттого скорбно сжатые губы старика выглядели неестественной грубой трещиной. Он потерял почти всё в этом безумном походе: погибла дочь, а следом хватил удар и старуху-жену. Не выдержала материнское сердце известия о том, что пережила она Гату, что даже дух девушки скитается за горами, и тело покоится в чужой земле. Теперь на колдуна разом свалились заботы по дому, бесплодные попытки исцелить жену и недовольство хана. В довершение ко всем бедам несколько дней назад сильно повредил ногу - до сих пор хромота не прошла. Не отвары не помогают, ни мази. И ведь что удивительно, споткнулся на совершенно ровном месте, когда возвращался поздним вечером из степи с травяными сборами. Видимо, тоже пришла пора готовиться к последней в жизни дороге.
   Полог резко отлетел в сторону. Сквозь узкий проход молча протиснулись два воина, а за ними появился сам хан. Он убедился, что в шатре нет лишних ушей - больная старуха не в счёт - и протянул чародею амулет-указатель. В сумраке жилища камень ярко пульсировал голубым огнём.
   - Что скажешь, колдун? - хан нетерпеливо поднёс амулет к самому лицу старика.
   - Спящий близко, Повелитель, - глухо ответил чародей.
   - Насколько близко?
   - Точно не скажу... - старика встревожила настойчивость хана. - Где-то с той стороны гор или даже ближе - в горах.
   Неистовый властитель наклонился и заглянул в глаза колдуну:
   - Пришло время будить Спящего, - прошипел он. - Готовься!
   Старик заметил, как в зрачках хана полыхнуло бешенство. Что опять задумал неистовый правитель? Неужели смерть тысяч воинов ничему его не научила? Ещё один поход в земли гауров, и от великого племени кара-маулей останутся только женщины. Да и тех очень скоро заберут чужаки - не найти в степи более терпеливых и покорных рабынь. Если, конечно, раньше здесь не появятся сами гауры. Больше колдуну нечем их остановить.
   - Я не могу оставить жену, - осторожно возразил старик. - Ты же знаешь, Повелитель, что я сам должен подготовить её к встрече с духами.
   - Ничего с ней не случится за несколько дней, - хан усмехнулся. - Я не собираюсь сейчас воевать.
   - Но она может умереть в любой момент! Духи не простят мне...
   - Духи рассердятся ещё больше, если ты не скажешь слово Пробуждения! - хан резко оборвал колдуна. - Ты никогда не найдёшь дорогу в долину предков и станешь вечным скитальцем степи. Ты этого хочешь?! Собирайся, утром мы выезжаем! За твоей старухой присмотрят.
   Вождь давно покинул шатёр, а чародей кара-маулей всё так же невидяще смотрел на котелок, не слышал ленивого хлюпанья пузырей и не чувствовал запаха пригоревшей похлёбки. Сейчас он сожалел о том, что у Повелителя нет достойного наследника, который смог бы занять место отца. Пусть даже таким же способом, как и тот избавился от своего родителя.
   К полудню два десятка всадников пересекли степь и выехали на тропу в ущелье...
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"