Сир Андре: другие произведения.

Перекрёсток (Часть 3. Глава 5)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


5. Схватка

  
   Колосья и листья житняка на обочине просёлка почти полностью закрывали бурые ленты колеи, и дорога угадывалась только по едва заметным прорехам в травяном покрывале холмистой долины. Фелум старался держаться подальше от хорошо укатанного прибрежного тракта с шумными обозами и отрядами стражников: среди мирных торгашей или же подозрительных охранников купеческого добра вполне могли оказаться шпионы Жихора. За право спокойной торговли Магистр Селиза частенько требовал не только золото, но и любые интересные сведения. Потому и узнавал обо всём, что происходит в провинции, очень быстро - старались люди ради спокойной жизни изо всех сил. Случалось, и привирали немного, если уж совсем сказать нечего, а хозяин плату требует. А уж появление на дороге к Ладеру одинокого сыщика точно не оставили бы без внимания. Наверняка многие из людей Жихора знали Фелума в лицо, так что лучше не рисковать.
   Сыщик неторопливо ехал вперёд, вслушивался в звонкие песни бесчисленных кузнечиков и впервые за последние два десятка дней чувствовал необычное спокойствие. На первый взгляд казалось, надо бы как можно быстрее добраться до города лучших в империи корабелов, но он не спешил. Магистр в первую очередь будет искать беглеца в Селизе или на северных дорогах: любой на месте Фелума первым делом постарался бы скрыться либо в хорошо знакомых трущобах рыбацких посёлков, либо в столице, где слово Жихора стоит не больше, чем горсть орехов в ярмарочный день. А в Ладере и власть его велика, и верных людей достаточно - только глупец попытается прятаться в подобном гадюшнике... Так что можно не спешить - если уж и начнут искать сыщика на западном побережьи, то не скоро. Однако и расслабляться не следует: даже обычный человек способен на неожиданный поступок, а уж Верховный Магистр может подкинуть такой сюрприз, что имя собственное забудешь.
   Впереди на дороге сыщик заметил крестьянскую телегу, а чуть в стороне какой-то мужик размеренными движениями косы укладывал на землю пласты сочной зелени. Судя по всему, работать он начал совсем недавно: полоса скошенной травы за спиной крестьянина тянулась шагов на пятьдесят, не больше. Вот только уж больно станное время он выбрал - в самую жару, а не утром или ближе к вечеру.
   - Небеса тебе в помощь! - вместо приветствия сказал Фелум, подъехав ближе.
   - И тебе лёгкого пути! - мужик одним движением вогнал черенок косы в землю, вытер сверкнувшее на солнце узкое полотно и кивнул. - Что ищешь в наших краях?
   - Да заблудился немного, - смущённо улыбнулся сыщик. - В столицу еду. Хотел немного срезать и напрямки проехать, да только теперь и сам не пойму где оказался. И спросить не у кого было - как назло, ни одной души не встретил за полдня. Куда ведёт эта дорога?
   - В столи-и-ицу? - протянул крестьянин. - Как же тебя угораздило так сильно в сторону-то взять? Уж лучше прибился бы к какому обозу купеческому али рыбацкому да имперского тракта держался: оно и веселее, и от лихого человека какая-никакая защита опять же. А эта дорога через вон ту рощицу в наше село выведет, а дальше только в Ладер или Селиз попасть можно. Аккурат за околицей развилка будет. Налево, значит, в Ладер, а направо - в Селиз.
   Словоохотливый мужик с сомнением взглянул на Фелума, почесал затылок и добавил:
   - Тебе бы назад вернуться сподручней было, на приморский тракт. Аккурат к вечеру бы добрался, если опять по кругу коня не пустишь. Тама и днём, и ночью живого человека сыщешь. Тракт-то приморский знаешь, небось, раз у самого Магистра служишь...
   Только многолетняя привычка помогла сыщику ничем не выдать изумления последними словами крестьянина. Фелум натянуто улыбнулся и как можно спокойнее спросил:
   - А с чего ты взял, что я служу Магистру?
   - Ну как же! - мужик хитро прищурился. - Уж больно конь у тебя приметный. Такие только в наших краях встречаются, да раз в год приезжает из Селиза человек, чтоб, значит, отобрать пару лошадок для магистровой конюшни. У нас про то все ведают. А этого жеребца я хорошо помню: малец мой нянчил его да объезжал, а прошлым летом как раз тому человеку сам и передал из рук в руки. Грустил сынишка потом долго - уж больно привязался к коню-то.
   Прах его забери! Сыщик вновь с трудом удержался от громкого восклицания. Так вляпаться на пустом месте! Фелум тут же вспомнил, что лошадей для стражников Магистра действительно пригоняют издалека. Теперь-то понятно, откуда именно. Рассказывал конюх, будто бы трава тут необычная и вода целебная - вырастают кони на здешних пастбищах особенные, выносливые, и годами хворей не знают никаких. Да что там говорить, совсем недавно пришлось самому два дня в седле трястись по прихоти Магистра: спутники тогда лошадей сменили, а его гнедыш до конца продержался, не подвёл.
   Однако не время сейчас для восторгов. Потому как вспомнил сыщик и ещё кое-что - собирался конюх на днях снова за лошадьми, а вот это уже совсем плохо. Если и не приехал ещё в деревеньку, так объявится не сегодня-завтра, а тогда говорливые мужики обязательно расскажут о встрече с заблудившемся человеком Магистра. Жихора сказками про поиски короткой дороги в столицу не обманешь, сразу поймёт в какую сторону на самом деле направился беглец. И молчать крестьян не заставишь, кто-нибудь обязательно поделится новостью - шутка ли, сам человек Магистра в гости пожаловал! Разве что заткнуть навсегда рот этому косарю... Конечно, пропажа односельчанина тоже наделает шуму, но лишних пару дней выиграть можно. А там посмотрим, каким боком повернётся удача.
   Все эти мысли пронеслись в голове Фелума в одно мгновение. Он вдруг широко улыбнулся:
   - У тебя острый глаз, молодец! - сыщик быстро соскользнул с коня и подошёл к крестьянину. - Наслышан о вашей целебной воде. Не дашь попробовать? Когда ещё такая возможность будет?
   - Отчего ж не угостить хорошего человека? - мужик направился к телеге, не заметив, как Фелум ловко спрятал в рукаве стилет.
   Много ли времени требуется профессионалу, чтобы без лишнего шума избавиться от опасного свидетеля? Сыщик зашёл сзади, подождал, пока крестьянин наклонится над телегой, а затем коротким резким движением всадил клинок в шею жертвы. Ударил простака на вдохе - мужик даже не вскрикнул. Фелум неторопливо вытянул стилет и равнодушно заглянул в широко открытые глаза убитого.
   - Сам виноват, - пробормотал он, - нечего болтать понапрасну. В наше время долго живут только немые.
   И никакой жалости. Скорее, раздражение и досада на глупого безродного. Однако впредь лучше вообще больше никого не трогать, да и тело этого мужичка надо бы запрятать получше и подальше, иначе по трупам до него доберутся, как по торной дороге. Может, в рощице закопать? Сыщик посмотрел в сторону узенькой полоски зелени и вздрогнул - как раз оттуда к телеге убитого медленно приближались несколько тёмных точек. Люди, тьма их забери! Встречаться с крестьянами Фелум уж никак не планировал. Он зло сплюнул, быстро вскочил в седло и пустил коня во весь опор к дальнему краю рощи. В деревне появляться тоже нельзя, поэтому придётся выбираться на дорогу к Ладеру стороной...
  
   Утром с берега к морю потянулись вереницей небольшие облака. Они медленно доползали до линии прибоя, потом лениво бились о невидимую стену, наползали друг на друга, постепенно теряли силу и таяли, уступая место новым желающим поспорить с неуступчивой преградой. И точно так же настроение Жихора металось между уверенностью и сомнением, словно пыталось успеть за переливами света и сумрака в Зале Совета. Кто бы мог подумать, что даже после смерти Харат каждый день будет напоминать о себе, как заноза в самом интересном месте?! Ещё и Фелум исчез так не вовремя!
   Нет, Магистр прекрасно понимал, что помощник умён и в состоянии предугадать возможное развитие событий. За долгие годы Жихор не раз убеждался в необычайно точной и быстрой реакции сыщика на любые изменения ситуации. Но побег?! Такого варианта опытный Верховный никак не ожидал. Да, Магистр пожертвовал бы Фелумом легко, если бы в городе вдруг объявились дознаватели личной охраны Правителя. Но это лишь в крайнем случае. Ищут сыщика, везде ищут, да только нет уверенности, что найдут - слишком уж хитёр пройдоха, слишком изворотлив. Если поймают, надо будет обязательно наказать, но убивать его сейчас нет никакого резона: за прошедшие дни изменилось очень многое, и теперь таланты Фелума могли бы окончательно избавить Мага от возможных неприятностей. Куда же он подевался, тьма его забери!
   От назойливого внимания эльфов Жихору удалось избавиться достаточно легко: ничто так не укрощает гнев Высокородных, как напоминание о человеческой подлости и желании уничтожить обидчика за незначительную провину. Резких слов Харат наговорил многим, поэтому и недовольных собою успел скопить предостаточно. А уж обязательство выдать некромантов, если они вдруг решат вернуться в город, окончательно убедило Нагилассу вернуться в родной лес. Но даже не это позволило Магистру чувствовать себя намного уверенней. Небеса преподнесли воистину бесценный подарок - вчера вечером шпионы донесли, что в загородном доме при весьма загадочных обстоятельствах отравился боцман военного фрегата. Да ещё и жену с собой прихватил. Редкая удача!
   Несмотря на позднее время, Жихор лично посетил родственников моряка и, конечно же, сразу узнал кожаный мешочек, с которым отправил Фелума в плавание. Крепкий ещё на вид купец, отец погибшей супружницы боцмана, ничего толком объяснить не мог и только повторял раз за разом о безвременно упокоившейся жене, жалобах дочери на зятя да частых ссорах между детьми. Обвинял моряка в равнодушном отношении к жене и себя не переставал корить за согласие на скорое несчастливое замужество. Счастья хотел для единственного ребёнка, а получилось, что беду в дом принёс собственными руками.
   - Вот оно как обернулось-то, - причитал купец. - Правду люди говорили, чужой он нам был, совсем чужой. Всё больше на сторону глядел, делишки какие-то тёмные в городе проворачивал... Хотел к промыслу торговому его пристроить, а он что натворил - и сам руки наложил, и жену не пожалел, доченьку единственную. Зря не послушал я совета добрых людей, ох, и зря...
   - Они и сегодня ругались? - у Магистра потихоньку начала вырисовываться идея. - Может, догадывалась дочь, что муженёк сделал? Может, признаться хотела, и он за то сначала её потравил, а потом и сам с перепугу следом?
   - Не знаю, ох, не знаю, - купец бездумно смотрел на дрожщие руки. - Горничную надо бы спросить, если уже реветь перестала. Она девка бойкая - всегда первая узнаёт, что в доме или у соседей случится. И нашла их тоже она, да только перепугалась сильно, как страх такой углядела. И дом криками переполошила, и соседей...
   - Где она?
   - На кухне, небось. Где ж ещё? Мать её там поварихой... - хозяин дома неожиданно тревожно посмотрел на Магистра. - Неужто зятёк и мага того отравил? В городе только о том и говорят. Великие Боги, как же нам теперь жить-то? За что беда такая на старости лет?!
   - Разберёмся, - на ходу коротко бросил Жихор, решительно шагнув в сторону кухни. Жалкий купец его больше не интересовал - теперь он точно знал, о чём нужно говорить с хозяйской девкой. Хорошо иметь дело с простаками: шепнуть нужное слово, подсказать, пообещать милость за послушание. Полуправдой да угрозами можно добиться многого, а дурные слухи быстро бегут, и через день-два сомневаться в виновности боцмана никто не посмеет.
   Верховный Магистр опять с досадой вспомнил об исчезнувшем Фелуме. Как раз он-то мастер по таким делам: знает, кому и как нашептать нужные слова. Плохо, что розыски сыщика нельзя доверить городским стражникам - в Конвенте тоже не дураки сидят, обязательно заинтересуется причинами побега, а лишние подозрения сейчас ни к чему. Придётся рассчитывать только на удачу и ловкость своих людей. Впрочем, Фелум не дурак и вряд ли побежит жаловаться Правителю. Только бы добраться до него раньше других!
   Если бы Жихор узнал, что в первый же день боцман успел поговорить о событиях на фрегате с папашей Шанком, вряд ли он чувствовал бы себя столь уверенно. Трактирщик соображал быстро, а уж поводов насолить Магистру Селиза у старого пройдохи был не один десяток...
  
   Крестьянин неловко мялся у порога, не решаясь сделать хотя бы шаг поближе к столу. Казалось бы, не первый раз приходится стоять рядом с покойником, и выглядели они порой куда пострашнее, нежели привезённый с поля часа два назад конюшенный сторож. Весной вот нашли на речном перекате соседского мальчонку, так того раздуло словно корову перед отёлом, а лицо рыбы обглодали до самых костей. Только по одёжке утопленника опознали да покалеченый палец приметой верной послужил. Уж на что чернявый кузнец привычный: считай, без малого лет десять прослужил наёмным охранником в обозах - и сам убивал, и чужих смертей жутких повидал немало - и тот глаза в сторону отводил. Но на сей раз дело даже не в покойнике.
   Ещё утром приехал в деревню конюх от самого Магистра лошадей выбирать. Дело-то обычное, никто не удивился Да только на сей раз, кроме пары стременных да трёх стражников, объявился вместе с ним какой-то маг. Тощий, как вобла пересушенная, а глазищами зыркает на всех, словно побирушка голодный на окорок. И молчит. За целый день никто от него ни словечка не услышал. Вот и сейчас, выслушал безмолвно, не спросил, что да как, и кружит теперь вокруг стола голодным вороном.
   - Уходите отсюда! Живо! - неожиданно громко выкрикнул маг. - Все! Стража, никого не впускать, пока я не скажу!
   Он нервно закрыл дверь на засов, затем аккуратно задёрнул занавески на окнах и повернулся к покойнику. Маленькая ранка на шее мертвеца притягивала взгляд словно сияющий хрустальный шар в руках ярмарочного фокусника. Страшный удар кто-то нанёс, профессиональный. Лезвие узкого кинжала или стилета прошло между позвонками, пронзило горло и вышло наружу через левую глазницу. Но вот что интересно: перед отъездом из Селиза по приказу Магистр они искали одного из помощников Фелума, а нашли его на пороге собственного дома убитым точно таким же ударом. Совпадение? Только глупцы верят в совпадения и случайности. Жалко, что убица напал неожиданно, и мертвец ничего не успел заметить. Маг усмехнулся - если крестьянину "повезло" больше, есть шанс опознать убийцу.
   - Ну что же, - прошептал посланник Магистра, - пришло время рассказать кого ты видел последним.
   Он возложил руки на голову трупа и тихо пропел слова заклинания. Искусству разговаривать с душами недавно умерших обучал своих учеников Жихор. Призраки обычно не спешат расставаться с телом и несколько дней следуют за ним подобно тени в солнечный день. Запретная магия, о которой знал ещё только Харат и за которую презирал Магистра Селиза - тревожить покойных мирскими заботами считалось недостойным человеческих магов. А в неумелых руках очень опасным: не одна сотня древних колдунов и чародеев стали пленниками беспокойных душ - призраки питались Силой живого проводника. Если бы о тайне Жихора стало известно Совету Верховных, нарушителя ожидал бы ритуал Забвения. Вот почему Магистр так боялся и ненавидел Харата.
   Губы мертвеца зашевелились. Казалось, в каждом углу комнаты тихо зашуршала сухая солома. Ученик Жихора старательно вслушивался в каждое слово праязыка умерших...
  

* * *

  
   К вечеру у входа в каньон отряд встретил Уаддр:
   - С той стороны приближаются воины, - спокойно сказал он. - И это не люди...
   Халит с интересом смотрел на Уаддра. Ничего удивительного, странный наряд тёмного эльфа мало кого мог оставить равнодушным. Тем более, что маг, в отличие от следопытов, сразу понял - перед ними стоит не человек. Когда тонко чувствуешь десятки различных оттенков Силы, тебя не обманет ни внешний вид, ни искусная маскировка. А в этом невозмутимом воине чужого мира особенно сильно пульсировала какая-то незнакомая мощь. Точно такую же, более могучую, он ещё вчера заметил у Карра. Правда, за несколько часов дороги Серхио успел подробно рассказать не только о планах Харата, но и о недоступной пониманию связи разведчика с учеником покойного Магистра. Следопыты тоже отзывались о тёмном с неизменным восхищением. И всё же Чужак был поражён его грациозной ловкостью.
   Но сейчас Халита больше волновало предчувствие растущей опасности. Пожалуй, каждому знакомы подобные ощущения, когда короткий взгляд случайного прохожего или незначительная деталь пейзажа внезапно будит смутное ожидание беды. Многие гонят непонятное беспокойство прочь или же просто забывают его через мгновение, увлечённые новыми, более сильными, впечатлениями. А потом с запоздалой досадой вспоминают, что судьба предупреждала заранее и давала шанс избежать неприятностей. Но приходит новый день, и всё повторяется - день за днём, год за годом. Беспечность тысячелетиями остаётся главным людским пороком.
   Многие так поступают, но только не настоящий маг. Утром Халит стоял возле выхода из пещеры и с наслаждением вдыхал чистый горный воздух. Почему-то в этот ранний час особенно хорошо чувствовалось приближение осени: в ущелье белым киселём лениво шевелился туман, и даже первые лучи солнца не могли пробить эту холодную плотную взвесь. В ответ он сердито ворочался, взрывался дымчатыми языками, огрызался и неохотно отползал ещё ниже, словно старался укрыться от извечного врага в глубоких трещинах. А чуть ли не над самой головой цеплялся за склон куст барбариса с редкими ярко-красными, уже спелыми ягодами. Да и монахи вчера говорили, что пора готовиться к походу на дальний луг за плодами горечавки. Всё правильно: придёт зима, будет на что выменивать харчи в ближайшей деревне - своего-то знахаря крестьяне не держали.
   Маг ещё раз глубоко вздохнул и вдруг ощутил лёгкое беспокойство. Как будто Сила осторожными толчками предупреждала о предстоящей угрозе. Понять бы только, откуда ждать беды - искусство предвидения для Халит пока оставалось недоступным. И с каждым шагом это чувство росло, поэтому к моменту встречи с Уаддром маг уже не сомневался в близости развязки. Возможно, как раз встреча с неизвестным отрядом и была причиной смятения. Что же, в таком случае ждать осталось совсем недолго...
  
   - Что значит не люди? - Агриэль с недоумением посмотрел на эльфа. - А кто же тогда? Или опять какие-то монстры из чужого мира?
   - Нет, - Уаддр, казалось, усмехнулся. - Это люди, но совсем не такие как вы. И одежда другая, и лошади.
   - Кочевники, - вмешался в разговор Халит. - Этим-то что опять понадобилось? Я думал, после недавнего разгрома они не посмеют приближаться к землям империи ещё лет триста. Сколько их?
   - Около трёх десятков. С ними маг, - коротко ответил тёмный.
   - Странно... - Чужак на мгновение задумался. - Маловато для серьёзного дела. Хотя, вполне могут устроить рейд по приграничным деревням. Но тогда зачем взяли с собой колдуна? Он уже слишком стар для быстрой езды.
   - Пока не знаю, - Уаддр посмотрел на Карра. - Что будем делать?
   Ученик Харата, в свою очередь, оглянулся на Чужака:
   - Справимся? Ты лучше знаешь степняков.
   - Конечно. Только в ущелье с ними встречаться опасно. Там есть где укрыться, а кара-маули хорошие лучники. К тому же, от "чёрных стрел" вы защититься не умеете, а я не смогу прикрыть всех сразу. Лучше устроим засаду где-нибудь здесь, на выходе.
   - А с чего вы взяли, что кочевники пришли воевать? - неожиданно вмешался Серхио. - Возможно, они всего лишь хотят о чём-то договориться.
   - Кара-маули? - Халит с сомнением покачал головой. - Не верю. Они привыкли брать всё, что им нравится, и ни у кого не спрашивают разрешения.
   - Тогда почему их так мало? - не сдавался испанец.
   - Да, это загадка, - согласился маг. - Ну, тогда предлагаю пока просто следить, а потом уже решим, как поступить. Только предупреждаю сразу - доверять кара-маулям нельзя.
   - Хорошо, так и сделаем, - согласно кивнул Карр. - Агриэль, найди место для засады...
   Следопыты расположились по правую руку от входа в каньон. За крупными обломками скал нашлась небольшая ровная площадка, покрытая тонким слоем почвы и редкими клочками травы. Идеальное место для наблюдения - и тропа просматривается хорошо, и укрыться от стрелков кочевников есть где, да и отступить можно легко вверх по склону. Как раз там сейчас прятались Дегар и Сю. Прикроют отход стрелами и арбалетными болтами, коль будет совсем туго. Правда, Халит убедил следопытов, что справится с кара-маулями, если они вдруг решатся напасть. Но, как говорится, лучше перестраховаться, чем потом червей да воронов кормить. Куда исчез Уаддр, никто даже не догадывался. После смерти Хозяина тёмный разговаривал мало и неохотно.
   - Идут... - тихо выдохнул Ветль. - Двое. Разведчики, наверно.
   И точно, из-за осыпи показались первые всадники кочевников. Один остался на месте, а второй проехал вперёд по тропе, внимательно оглядываясь по сторонам. Впрочем, он почти сразу же вернулся и о чём-то возбуждённо заговорил с напарником, указывая на склон, где притаились следопыты.
   - Что-то заметил, леший его забери, - прошептал Агриэль.
   - Ничего удивительного, - так же тихо пояснил Халит, - кочевники хорошо умеют читать следы. В степи неосторожность обходится очень дорого.
   - Может, теперь не имеет смысла прятаться? - мечник вопросительно посмотрел на Карра.
   - Имеет, - вмешался Ветль. - Степняки пока не знают сколько нас, поэтому вряд ли захотят нападать вслепую. Подождём немного, посмотрим на что они решатся - другого-то пути у них всё равно нет.
   Всадники кара-маулей повернули назад и скрылись в коньоне. Ждать и догонять всегда неприятно: в первом случае время как бы замирает и мгновения растягиваются в тоскливо-напряжённые периоды вынужденного безделья, а во втором оно скачет галопом, не оставляя возможности хотя бы на миг перевести дух и осмотреться. Серхио с уважением посмотрел на замерших Ветля и Агриэля - поразительная выдержка следопытов могла удивить кого угодно. Испанцу показалось, будто эти двое даже моргают поочерёдно, чтобы ни на секунду не терять из вида вход в ущелье. Брошенная когда-то мечником фраза о сутках, проведённых в засадах, приобрела явный образ.
   Серхио прислонился к плоской поверхности камня, откинул голову и принялся рассеянно наблюдать за облаками. Они словно устроили соревнования - кто быстрее доплывёт до горизонта. Пока что вперёд вырваласть тучка в форме рыбы, но за ней изо всех сил торопилось совсем маленькое облачко, и расстояние между ними медленно сокращалось. Неожиданно "преследователь" резко замедлился, закрутился на месте и развалился на два почти равных клочка полупрозрачной дымки, и "рыба" без труда оставила неудачника далеко позади. "Совсем как недавняя погоня за отрядом лича, - подумал испанец, - мы ведь его почти настигли у эльфийских дубрав, а он всё же выскользнул..."
   Да, если бы не та нелепая задержка, успели бы перехватить некромантов в порту, да и Харат наверняка бы остался жив. Странно оборвалась жизнь Магистра - не смогли уничтожить его ни личи, ни совместные усилия других Верховных, а вот обычный смертный легко отправил Мага на тот свет. Ирония судьбы - малюсенький энцефалитный клещ способен уничтожить любого человека, если тот не захочет воспринимать насекомое всерьёз. Харат стал очередной жертвой самоуверенности и беспечности.
   Интересно, удастся им восстановить Основной Поток без силы и знаний Магистра? Серхио уговаривал Карра попробовать осуществить идею Мастера, едва стены Селиза исчесли за первым же холмом, но ученик Харата неожиданно оказался упрямым и каждый раз упорно отказывался. Впрочем, его тоже можно понять - для того, кто привык выполнять только чужие приказы, всегда нелегко принимать первое самостоятельное решение. Но рано или поздно этот шаг сделать придётся, иначе тебе никогда не стать по-настоящему Великим Магом. В конце концов испанец всё же убедил Карра, что знает способ справиться с этой трудной задачей. Оставалось добраться до Мегалита.
   А надежду подарила малозначительная, на первый взгляд, подробность из разговора Сергея с личем. Тогда Серхио не обратил на неё никакого внимания, и только после смерти Харата все разрозненные факты неожиданно сами собой сложились в чёткую картину. Нет, полной уверенности всё равно не было, но появлялся неплохой шанс на успех. Тем более, что сейчас рядом Халит - судя по рассказам Мадука, его бывший ученик способен на многое. А самое главное, что он решителен, не боится неизвестности, чувствует Силу и не привык отступать. Вот только открыть тот самый секрет лича Серхио своим спутникам пока не мог.
   - Едут! - Агриэль оглянулся на магов. - Опять двое.
   - Не совсем, - поправил командира Ветль. - За камнями прячутся лучники. Темнят кочевники.
   - Ого! Это же хан! - Халит не удержался от громкого восклицания. - А тот старик, что рядом с ним - колдун кара-маулей. Ничего не понимаю...
   - Может, они действительно хотят договориться? - предположил Серхио. - Вряд ли бы сам вождь рискнул устроить карательный рейд с таким маленьким отрядом.
   Словно в подтверждение слов испанца всадники спешились шагах в ста от входа в каньон. Старик поднял руки и закричал:
   - Мир вам, гауры! Мы хотим поговорить с вашим магом! Только поговорить, а затем мы уедем!
   - Что теперь скажешь? - Карр пристально смотрел на Халита.
   - Только то, что и раньше - доверять кара-маулям нельзя, - маг неопределённо пожал плечами, насколько позволяла полулежачая поза. - Давай, я сам поговорю с ними. Уж с ханом и колдуном справлюсь без проблем, если они вдруг задумали какую-нибудь мерзость.
   - А лучников не боишься? - Агриэль показал на выход из каньона.
   - Вряд ли воины решатся рисковать жизнью хана, - усмехнулся Халит. - Они хорошо знают, что не успеют помешать мне уничтожить Повелителя... Нет, тут что-то другое.
   - Хорошо, - согласился Карр, - иди, а я буду следить за лучниками.
   Со стороны нарочито медленный спуск Чужака мог показаться демонстрацией пренебрежения к противнику. На самом деле маг попросту не мог идти быстрее из-за необходимости постоянно удерживать защиту против возможной атаки стрелков кочевников. Однако ни лучники, ни хан за всё время даже не шевельнулись.
   - Что вам нужно? - Халит даже не пытался скрыть недовольства.
   - Мы хотим говорить с магом гауров, - важно ответил хан. - Где он, почему не пришёл с тобой?
   - Говори со мной. Тут нет других магов.
   - Тебе не удастся обмануть нас во второй раз, Чужак! - выкрикнул вождь кара-маулей. - Этот маг уже был здесь, потом уехал, а сейчас опять вернулся. Мы будем говорить только с ним!
   Чувство опасности вновь напомнило о себе покалыванием в висках. Неожиданно Халит вспомнил рассказ Гаты о каком-то спящем маге в горах. А у Мадука в то время как раз находился "уснувший" Серхио! Неужели степняки ищут его?! Страннные дела творятся в провинции: и некроманты искали пришельцев другого мира, и Магистр Дастарога. Теперь выясняется, что и кара-маули каким-то непостижимым образом узнали о Входящем. Почему он так важен для всех? Какая судьба уготована ему небесами?
   Халит настороженно осмотрелся. Ничего подозрительного: вражеских лучников не видно, зато Дегар держит степняков под прицелом. Пожалуй, стоит рискнуть - настала пора решить и эту загадку.
   - Серхио! Иди сюда! - маг продолжал внимательно следить за ханом и колдуном. - Они хотят говорить только с тобой!
   Вместе с испанцем на тропинку спустился Карр. По-видимому, ученика Харата тоже удивило странное желание вождя кочевников и он решил помочь Чужаку своим уникальным даром. Вот только встали они очень неудачно, перекрыв Дегару обзор. Но Халит не успел предупредить спутников, поскольку его внимание вновь привлёк хан. Повелитель кочевников вытянул из-за пазухи ослепительно сверкающий камень! Чужаку даже показалось, что голубое пламя внутри кристалла басовито гудит и рвётся наружу как пойманный в ловушку разъярённый шмель. Хан нетерпеливо взглянул на колдуна:
   - Он?!
   Чародей кивнул и тут же произнёс тягучую фразу на совершенно незнакомом языке. Сердце Халита зашлось бешеным ритмом, а терзавшее весь день беспокойство вместо невнятных слов разрывало голову отчаянным криком.
   - Убей его! - глаза хана горели диким огнём безумца. - Убей всех!
   Маг почувствовал, что медленно вязнет в липкой смоле чужой силы, как воля протестует, пытается бороться, но всё равно постепенно затихает и тонет, словно обессиливший кутёнок в могучем водовороте. А потом он увидел растерянного Серхио и Карра с холодным, жёстким взгляд палача. О, небо! Опять ошибка - Спящим оказался вовсе не Входящий! Халит скрипнул зубами, пытаясь сбросить вязкие оковы, но невидимые путы только сильнее сдавили грудь. Солнце побагровело. Всё вокруг затягивал тяжёлый фиолетовый туман...
   Испанцу повезло. Карр настолько увлёкся поединком с самым опасным противником, что на Входящего почти не обращал внимания. И всё же Серхио заметил, как сознание стремительно убегает прочь. В такие моменты даже у обычного человека начинают работать спящие до того инстинкты, а у испанца, с его опытом мастера боевых искусств, они начали спасать хозяина с бешенством загнанного в угол зверя. Если бы люди понимали, на что способно тело в критической ситуации, они бы постарались чаще доверять рефлексам. Когда разум отказывает в помощи, когда сам Бог уже не в силах помочь, только тысячелетний опыт предков способен спасти и сохранить.
   Серхио почти не осознавал происходящего. Мозг фиксировал события с аккуратностью беспристрастного летописца: Халит с посиневшим лицом; злобная ухмылка хана; холодный взгляд Карра... Затем бросок, страшный удар в основание черепа, хруст шейных позвонков. Недоумение на бледном лице хана, медленное движение его руки и кривая сабля опускается как орудие палача; удар с разворота ребром ладони по горлу врага... Всадники на тропе; оттолкнуть Халита с линии огня; падение; свист стрел над головой...
   Сколько прошло времени? Трудно сказать, для кого-то пролетели всего лишь мгновения, а для испанца - долгие минуты, и сейчас сознание старательно выстраивало цепочку событий, движений и реакций, чтобы потом надёжно сохранить её в глубинах памяти. До следующего раза, когда обстоятельства вновь заставят отступить разум перед скоростью и точностью родового инстинкта. Привычные ощущения взорвали сознание громкими криками и ослепительным светом заходящего солнца. Воины кара-маулей вырвались из каньона, но тут же кони первых всадников покатились, калеча седоков и полностью перегородив тропу. Опытные Дегар и Сю хорошо знали, как остановить навалу на узкой дороге и в первую очередь стреляли по лошадям. Почти сразу в плотную кучу кара-маулей врезалась мощная горячая волна - Халит оправился быстро и тоже вступил в схватку. Не успел Серхио пару раз вздохнуть, как короткий поединок уже закончился.
   Из следопытов пострадал только Крон, да и то не от стрелы или меча. Молчун слишком уж спешил к месту схватки, не удержался на склоне и крепко подвернул ногу. Будет теперь хромать пару дней, если Алин какой мази друидской не приберёг для такого случая. Правда, ещё и на щеке Дегара появилась глубокая царапина: как только всадники показались на тропе, лучники кочевников принялись старательно выцеливать показавшихся из-за камней следопытов. То ли солнечный свет им помешал, то ли торопились слишком или не привыкли стрелять круто вверх, но Дегар отделался легко. А уж во вторую попытку послать оперённую смерть степнякам похоронила мощная атака Халита...
   Ну почему ветер всегда дует не в ту сторону? Серхио поморщился - поток воздуха дыхнул в лицо отвратительным запахом горелого мяса и палёного конского волоса. Над телом хана склонился непонятным образом выживший колдун, а рядом, скрестив руки на груди, стоял Халит и неприязненно косился на труп Карра. Испанец подошёл ближе:
   - Мёртвый? - можно было и не спрашивать. Остекленевший взгляд, тёмная струйка от уголка рта через всю щеку и лужица крови на земле говорили сами за себя.
   - Мертвее не бывает, - глухо ответил Халит и вдруг зло бросил в сторону колдуна. - Не вышло?! Надо было добить вас в прошлый раз без лишних переговоров, иначе вы никогда не успокоитесь!
   - Что ты знаешь о наших традициях, Чужак? Понять кара-маулей может только тот, кто родился в степи и прожил там не один десяток лет... - чародей немного помолчал. - Ты даже не догадываешься, что сегодня сделал для моего народа больше, чем три последних Повелителя вместе взятых!
   - Никогда бы не подумал, что убийство хана может перевесить все его добрые дела, - усмехнулся маг. - Да и благодарить следует не меня, а Серхио. Ты что, совсем от старости ослеп? Не заметил, кто именно уложил Спящего и вождя?
   - Хан давно искал смерти и, в конце концов, нашёл её в горах, - колдун внимательно посмотрел на испанца, а затем вновь обратился к Халиту. - Но вы уничтожили Спящего, и никому не ведомо, какие беды он мог принести племени кара-маулей и гаурам. Я верю, что теперь духи избавят нас от древнего проклятия. А твоя заслуга ничуть не меньше, Чужак! Ты дал этому незнакомцу самое дорогое - время. Я благодарю вас обоих.
   - Что ты собираешься теперь делать?
   - Мы вернёмся назад, - старик с надеждой взглянул на мага. - Ты позволишь забрать тела погибших? Их надо похоронить в степи по нашим обычаям, иначе души воинов никогда не найдут дорогу в долину предков.
   - Как хочешь, мертвецы нас мало интересуют, - безразлично махнул рукой Халит.
   - Думаешь, его можно отпустить? - Агриэль хмуро смотрел вслед уходящему чародею. - А если он опять приведёт сюда кочевников?
   - Не приведёт. Как раз колдун всегда был против войны. Живой он нам гораздо полезней, - Чужак на мгновение задумался и как бы нехотя произнёс. - Есть ещё причина, по которой я не могу сейчас причинить ему вред.
   Халит тряхнул головой:
   - Нам надо поспешить, иначе не успеем добраться до развалин Заронга до темноты. Кто знает, кого мы можем встретить по дороге...
   Старик тем временем вывел из каньона с десяток лошадей и трёх чудом уцелевших лучников. Следопыты молча помогали кочевникам погрузить тела убитых и раненых кочевников - так уж заведено, что после смерти воины перестают быть врагами. Лишь Агриэль, Крон и Сю внимательно наблюдали за кара-маулями да Халит демонстративно играл фаейерболом. Впрочем, вряд ли бы степняки сейчас решились напасть - слишком хорошо они запомнили гнев гаурского ещё мага по прошлому походу. И никто не заметил, как Серхио забрал у Карра Камень Могущества...
  

* * *

  
   После пиратского бунта жизнь на корабле словно замерла. День тянулся за днём в однообразно-унылом ожидании конца морского путешествия. С утра до вечера надоевшая до чёртиков вода от края до края да пенные шапки облаков на горизонте. Орки перестали повсюду сопровождать амазонок, как будто догадывались о заключённом перемирии, а девушки, в свою очередь, предоставили палубу в наше полное распоряжение и целыми днями пропадали где-то в каютах и трюме. Одним словом - идиллия. И скука, хоть волком вой или матерись от души. Впрочем, я был только рад, что нас оставили в покое: последний разговор со жрицей основательно потрепал мои нервишки. Но всё же отчаянно хотел встретиться с ней ещё раз, опять заглянуть в глаза этой удивительной женщине, опять почувствовать, как холодеет в груди и замирает внутри сердце. Наверно, каждый знакомо такое состояние, когда ждёшь чего-то с нетерпением и боишься одновременно. Как начинающий боксёр перед поединком, который опасается противника и жаждет боя.
   Похоже, я таки научился сдерживать эмоции. Как же в тот самый памятный вечер меня крутило рассказать о предупреждении блондинки принцу, как трясло от желания поговорить обо всём с Хельгой! Но... Сомневаюсь, что лич бы серьёзно отнёсся к предполагаемой угрозе. Он и до этого не слишком опасался встречи с Хранителями Силы, а попытки жрица отговорить Хрохана от идеи добраться до Основного Потока неизменно вызывали на его лице ироническую улыбку. Мне бы такую уверенность! А вот с Хельгой сложнее - с одной стороны, "радужные" перспективы закончить поход в желудке непонятной твари вряд ли доставили бы девушке неземное наслаждение, а с другой, надо быть законченным идиотом, чтобы рассказывать близкому человеку об интимных подробностях волнительной встречи с другой дамой. Я не тонкий знаток женской души и не дипломированный психолог, но засунуть подальше своё мужское самолюбие и не трепаться ума у меня хватило.
   А ещё не давала покоя фраза о том, что между мной и жрицей есть что-то общее. Откуда? Или амазонка таким изощрённым способом решила попросту обмануть и "завербовать" союзника в чужом лагере? Если так, то цинизму блондинки можно только удивляться. Но и верить в подобную подлость не хотелось - я же видел её глаза, слышал голос! Вопросы без ответов способны отравить жизнь любому, а уж за несколько дней и законченным психом сделают. Я часто просыпался по ночам, ворочался, пытался думать о чём-то постороннем или вдавить сомнения в растерзанную подушку, но лишь усиливал беспокойство и волнение. Вобщем, через трое суток метаний осталось только одно желание - лишь бы побыстрее этот кошмар закончился. Неважно как.
   А больше всего бесило то, что сама жрица старательно избегала встречи! Только один единственный раз её силуэт мелькнул между надстройками и тут же исчез.Странная перемена отношения, не правда ли? Хельга первой почувствовала изменения в моём настроении и даже пыталась поговорить. Если б она только знала, о чём просит! Я мрачно отшучивался какими-то дурацкими фразами о морской хандре. В конце концов девушке надоели бесконечные отговорки. Наверно, даже обиделась слегка, не знаю. На тот момент способность трезво оценивать ситуация исчезла полностью. Надо ли говорить, что когда к вечеру очередного бесконечно длинного дня прямо по курсу показалась полоска земли, я чуть не свалился за борт от желания немедленно оказаться на берегу? На палубе моментально собрался весь наш разношёрстный коллектив хозяев и "туристов". А вот дальше произошло нечто совершенно непонятное.
   Блондинка решительно попросила всех, кроме жриц, вернуться в каюты. Ну, орков, естественно, ждал полутёмный трюм. Принц пытался было возражать, но амазонка что-то шепнула ему на ухо, и лич безропотно отправился к дверям. Интересно, он хоть обратил внимание на то, что женщина обошлась без уаха-переводчика? И какого милого нас выгоняют с палубы? Наверно, не хотят, чтобы мы видели куда плывём. Ну и чёрт с ними - хоть глаза не завязали, и на том спасибо. Я шагнул следом за Хроханом.
   - Останься, - блондинка взяла меня за руку. - Ты должен сам всё увидеть и понять. Потом тебе будет легче обмануть Хранителей.
   - А остальные? Почему им нельзя смотреть?
   - За всеми я уследить не смогу, - ответила жрица и буквально потащила меня прочь.
   Я растерянно оглянулся - поймал удивлённый взгляд Хельги, услышал негромкий хлопок закрывшейся двери, и рядом тут же замерли амазонки-воины. Вообще говоря, даже испугаться толком не успел, как оказался возле борта.
   - Смотри внимательно, - блондинка зашла сзади и ухватилась руками за окантовочный брус. Я в самом прямом смысле оказался в кольце - впереди борт, руки жрицы по бокам, а сзади горячее женское тело. Которое, между прочим, плотно прижималось к моей спине. Так что дышать приходилось через раз. Уж и не знаю, от волнения или тесноты.
   - Не отвлекайся, смотри! - приказала блондинка. - Видишь?
   Кто бы ещё объяснил, куда конкретно надо смотреть! Я старательно таращился на воду, но кроме бликов солнца на воде ровным счётом ничего интересного не заметил. А потом вдруг поверхность моря закипела от огромного количества каких-то чёрно-зелёных пиявок. Их было не меньше сотни! Самое неприятное, что двигались монстры заметно быстрее корабля и постепенно подбирались всё ближе и ближе. Некоторые даже с силой таранили деревянную обшивку шишковатыми головами.
   - Наги, - я почувствовал дыхание жрицы на щеке, - они чувствуют агрессию, они пришли за вами... А теперь будь очень внимательным - прислушайся к себе, загляни внутрь и познай величие смирения.
   Вдоль позвоночника пробежала упругая волна, ударила в голову и растеклась по телу мягким теплом. Мне показалось, что солнце чуть поумерило свой пыл, и теперь его свет стал отливал блеском червоного золота. Зеленовато-синяя краски моря сменились пурпурными полутонами, а где-то в груди зазвучала тихая печальная мелодия. Спустя несколько секунд я вообще перестал что либо осознавать или чувствовать - пленительные аккорды уносили разум всё дальше и дальше. Наверно, это и есть настоящее блаженство...
   - Сергей! С тобой всё в порядке?
   Я с трудом разлепил веки. Рядом стояла встревоженная Хельга, а чуть в стороне принц что-то негромко втолковывал вождю орков.
   - Где мы? - подняться оказалось не так просто - ноги дрожали, да и желудок вдруг настойчиво попросился наружу.
   - В какой-то бухте. Жрица сказала, что мы должны быстро сойти на берег, пока никто не заметил...
  
   Я сидел на пригорке и смотрел на уплывающий корабль амазонок. На корме с трудом можно было разглядеть маленькую фигурку беловолосой женщины с поднятой рукой. Не знаю, увидимся ли мы ещё когда-нибудь, но эта картина без сомнения навсегда останется в моей памяти.
   Почему-то отчаянно хотелось плакать...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"