Сир Андре: другие произведения.

Перекрёсток. Часть 3, глава 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


10. Тесны степные просторы

  
   Командир стражников откровенно не понимал, зачем понапрасну терять время. Конечно, приказ есть приказ - капитан три раза повторил, что без указаний мага и шага лишнего ступить нельзя, но полдня просто таскаться по городу и даже не попытаться захватить двух невооружённых людей? Возможностей-то было предостаточно! Да хотя бы в той жалкой харчевне возле базара: могли спокойно подойти сзади и взять их, что называется, тёпленькими. Складывалось впечатление, будто этот чародей в схватке ни разу не участвовал. Собственной тени боится? Или плащ помять брезгует? Так мог бы в сторонке постоять, пока стражники сделают своё дело - работа-то пустяковая. Хоть бы перекусить разрешил, а то в животе ни крошки хлеба с утра, да и горло промочить не помешает глотком лёгкого вина.
   В конце концов, пошёл он лесом! Командир почти с ненавистью посмотрел на некроманта:
   - Чего ждём? Момент удобный - лучше не придумаешь. Перекроем боковые улочки и спокойно скрутим обоих!
   - Стоять! - прошипел маг. - Указывать будешь кухарке, а сейчас стой спокойно и не суетись!
   - Да?! - не унимался стражник. - А зачем мы вообще здесь? Если хочешь только следить, делай это сам! А у моих ребят работы и без того хватает - просто так бродить по городу и вынюхивать не наше дело!
   Командир привычным жестом приказал отряду подготовиться к атаке и решительно вышел вперёд. И тут же остановился, потому как теперь рядом с преступниками стояли ещё три человека: один, судя по всему, маг; лицо второго показалось знакомым, а вот третьего он узнал сразу даже со спины - кто ещё в Дастароге пользуется двумя мечами?! Стражник моментально забыл о запрете некроманта:
   - Агр! Вернулся? Как там Заронг?
   - Привет, Мель, - мечник традиционно поднял сжатый кулак. - Новости есть, скоро узнаешь. У вас-то что?
   - Да что у нас может случиться? - командир с досадой сплюнул. - Ерундой занимаемся. Вот и сегодня уже полдня...
   Стражник едва не прикусил язык: Агриэль-то свой, проверенный, а кто его спутники? Не хватало только неосторожным словом наделать какой беды! Он оглянулся, отыскивая взглядом затаившегося некроманта, и с удивлением обнаружил, что тот исчез. Нет, определённо тут дело тёмное. Не зря этот пришлый маг ему сразу не понравился! Командир подошёл к мечнику почти вплотную и тихо прошептал:
   - Агр, на пару слов...
  
   Халит оценивающе осмотрел Фелума с ног до головы, многозначительно вздёрнул брови и с усмешкой повернулся к лекарю:
   - Помнишь меня?
   - Ты изменился, - знахарь говорил спокойно, - но я не забываю тех, кто оставил след в сердце.
   Маг рассмеялся:
   - Ты тоже постарел, но Силу, как вижу, до сих пор чувствуешь и понимаешь хорошо. Не согласишься помочь ещё раз?
   - Неужели мои скромные навыки могут пригодиться лучшему ученику Магистра? - казалось, лекарь всё же удивился. - Пусть даже и бывшему?
   - Не прибедняйся, старик, - Чужак перестал улыбаться, - за годы странствий я так и не встретил ни одного лекаря с такими способностями...
  
   ...Они познакомились в столице, когда Халит, тогда ещё мальчишка, бегал к воротам Академии. Тот день мало отличался от всех остальных: бесконечно-нудная работа с кожами, дежурные окрики хозяина и ожидание вечера, когда можно вдохнуть свободу полной грудью и приблизиться к мечте на расстояние вытянутой руки. Мечта порой способна даже юношу заставить вытерпеть любые испытания, но ночь приготовила такой сюрприз, что, казалось, жизнь Халита неизбежно должна круто измениться. Причём, в худшую сторону.
   Он уже возвращался в тесную пристройку к мастерской и думал, как будет смотреть на звёзды, как в тысячный раз представит себя на месте лучших учеников Академии, а главный маг-наставник раскроет тайны владения Силой, и он, пусть и не сразу, а когда немного подрастёт, станет могущественным чародеем человеческой расы. Это обязательно случится, потому что иначе попросту быть не может - в мечтах мы всегда самые сильные, смелые и благородные...
   Занятый мыслями, мальчик не заметил в полумраке улицы небольшой камень на булыжной мостовой. Однако и пустяковое препятствие порой грозит серьёзной бедой - Халит шагнул слишком неудачно. Нога подвернулась, лодыжка отозвалась взрывом резкой боли, и парень упал, сильно ударившись локтем об угол бордюра. Ступня распухла прямо на глазах, словно опара возле тёплой печи, а рука занемела и напрочь отказывалась повиноваться. Мальчик попытался встать, но тут же понял, что дальше идти сам не сможет. Злость, обида и осознание собственного бессилия прорвались наружу слезами - Халит сидел и тихо скулил, как побитый пёс. Кому он теперь нужен? Хозяин "безрукого" помощника держать не станет, да и прочим юный калека вряд ли чем-то глянется. Разве что банде убогих с городского базара, но и там за корку хлеба или придушат, или заставят вернуть две. Мальчик чувствовал, как отчаяние затягивает всё глубже, и заплакал ещё сильнее...
   - Чего ревёшь?
   Рядом стоял мужчина. Если бы не странный наряд, вполне можно принять за обычного горожанина: среднего роста, коренастый, с перетянутыми тонким кожаным ремешком волосами, как принято у ремесленников. Да и широкие натруженные ладони прямо указывали, что человек, скорее, привык работать руками, а не языком. Но вот одежда... одежда откровенно поражала. Первое, на что сквозь слёзы обратил внимание Халит, были сапоги - из мягкой кожи, выделанной искусно и тщательно, с дорогой шёлковой шнуровкой и тиснёным клеймом известного столичного мастера. А вот заправленные в них простые льняные штанины, казалось, уже полжизни протирал коленками обычный крестьянин. Горожане таких портков не носили. Уж в этом мальчик не сомневался - сам недавно из деревни, так что было с чем сравнивать. Плотная кожаная безрукавка поверх рубахи вполне могла принадлежать торговцу, а небрежно свёрнутый тёмно-синий плащ на плече говорил, скорее, о принадлежности владельца к уважаемому в столице сословию врачевателей.
   "Уж не вор ли?" - подумал Халит и схватил здоровой рукой злополучный камень, - "Или того хуже - разбойник!"
   - Да ты никак драться собрался? - расхохотался незнакомец. - Не спеши, парень, навоеваться ещё успеешь! Давай-ка для начала на ноги тебя поставим.
   Он скинул плащ, аккуратно опустил на него покалеченную ногу мальчика и вытянул откуда-то из-за спины небольшую кожаную сумку. Похожую Халит видел у лекаря, приходившего как-то пользовать жену хозяина от грудной жабы. "Наверно, не разбойник" - подумал он, но камень на всякий случай сжал покрепче.
   А врачеватель уже вытянул маленький горшочек и уверенными, быстрыми движениями нанёс зеленовато-бурую мазь на стопу и лодыжку. Странный незнакомец шептал какие-то слова, втирая смесь в кожу, и мальчик почувствовал, как стопа пульсирует то жаром, то холодом - приступы острой боли замерзают, чтобы в следующее мгновение расплавиться и вылиться наружу горячим потоком.
   - Ну что, легче?
   - Да...
   Халит ответил неуверенно, хоть и заметил, что уже может пошевелить пальцами. Он попытался встать, но неосторожно опёрся на больную руку и со стоном вновь опустился на мостовую.
   - Ага, ещё не всё, - незнакомец вновь склонился над мальчиком, как и в первый раз, не удосужившись испросить разрешения.
   Впрочем, запрета или протеста также не последовало - Халит почему-то чувствовал что таинственный врачеватель не причинит ему вреда, поэтому терпеливо ждал пока тот закатает рукав рубахи, обнажая огромный кровоподтёк на локте.
   - Плохо? - не удержался мальчик.
   - Приятного мало, - кивнул лекарь, - но ничего страшного. Сейчас наложу повязку, и через несколько дней всё пройдёт.
   - Несколько дней? Хозяин выгонит, если не смогу работать...
   - Так уж прямо и выгонит, - улыбнулся было незнакомец, но заметив, что мальчик готов снова расплакаться, продолжил уже серьёзно. - Есть способ быстрый, но ты должен мне довериться. Не бойся, ничего плохого я не сделаю. Хочешь?
   Халит исподлобья посмотрел на лекаря, словно пытался отыскать в его глазах подтверждение его же слов или разглядеть подвох - слишком часто за свою короткую жизнь мальчик сталкивался с подлостью, а потому научился угадывать, в конце концов, даже очень искусный обман. Однако ничего во взгляде незнакомца не настораживало. Лишь показалось немного странным, что в темноте ночи, лишь слегка подсвеченной скрытой за крышами домов ущербной луной, глаза лекаря сияли как две маленькие голубые звёздочки.
   - Я согласен...
   - Вот и хорошо, - мужчина ободряюще улыбнулся. - Вставай!
   Халит осторожно поднялся. Боль не исчезла - она стала просто другой, как бы привычной, без острых приступов, от которых непроизвольно сжимаются кулаки, и остаётся одно желание: сжаться в комок и замереть. Мальчик попробовал опереться на покалеченную ногу и с удивлением отметил, что, сможет, пожалуй, даже идти без посторонней помощи.
   - Не спеши, - голос лекаря остановил готового сделать шаг мальчика, - не всё сразу.
   Незнакомец положил руки на плечи Халита:
   - Ты слишком напряжён - постарайся хоть немного расслабиться.
   Он зашёл мальчику за спину, немного помассировал его плечи и шею, а затем цепко обхватил макушку Халита левой рукой:
   - Глубоко вдохни и задержи дыхание... Готов?
   Ответить мальчик не успел... Сильный удар в спину буквально выбил весь воздух из лёгких. В глазах на мгновение потемнело, а затем всё вокруг залилось ровным серым светом - Халит хорошо видел каменные плиты на незнакомой мостовой, мелкие трещинки рассохшейся оконной рамы на втором этаже массивной старой башни напротив и даже заметил высохшего паука за полуприкрытой ставней. Но поражали не удивительная острота зрения и чёткость картинки, а то, что мальчик в какой-то момент понял - в сером мире нет теней и звуков, не чувствуется ночной прохлады и ветер не играет листвой. Казалось, небеса прокляли странный город, лишили жизни и оставили навсегда. Но почему-то сейчас Халита это не волновало.
   Откуда-то снизу пришла горячая волна. Стремительно поднялась вверх, закручиваясь спиральнь внутри тела, жарко ударила в голову, обрушилась водопадом в руки. Покалеченный локоть отозвался болью, но волна отшвырнула её, пробилась к кончикам пальцев, как прокладывает себе дорогу талая вода в рыхлом снеге, и вернулась туда, откуда пришла. Затем вновь мощным потоком ринулась к серому небу. Круговорот тепла втягивал, отпускал и снова зазасывал тягучим напором, пока у мальчика не осталось сил сопротивляться. И тогда всё разом изменилось - волна не отпустила, но теперь его уносило к блёклым облакам спокойным, ровным течением...
  
   - Очнись! - лекарь тряс Халита за плечи и пытался поймать его блуждающий взгляд. - Слышишь меня?
   - Да... - просипел мальчик, с трудом проталкивая слова через пересохшее горло. - Где я?
   Мужчина облегчённо вздохнул:
   - Ну и напугал ты меня. Сила едва не забрала тебя навсегда.
   - Мёртвый, серый город...
   - Ты видел город?!
   - Да, совершенно пустой город, и я не мог даже пошевелиться. А ещё...
   - Тебе нужно отдохнуть и успокоиться, - перебил лекарь, суетливо подняв с мостовой сумку и плащ. - Как рука?
   Халит только теперь обратил внимание на то, что локоть больше не болит. Он осторожно пошевелил пальцами, и - сначала неуверенно, затем уже решительней - несколько раз взмахнул рукой.
   - Хорошо.
   - Вот и славно, - мужчина удовлетворённо кивнул. - Идём, я тебя провожу.
   Всю дорогу назад, к мастерской, лекарь что-то объяснял и даже, кажется, спрашивал, но мальчик его почти не слышал. Он шагал, и не чувствовал ног, как не ощущал ни тела, ни уже привычной тяжести в руках после тяжёлой работы - только частичка тёплой волны, каким-то чудом оставшаяся внутри, занимала сейчас все мысли. И этот удивительный мир, куда он попал по чужой воле - серый, застывший, мёртвый...Мёртвый?! Неожиданно Халит понял, что увиденное не давило безысходностью, унынием или тоской - в нём угадывалось, скорее, настороженность и ожидание. Словно город готов был проснуться даже от тихого шёпота, искорки света или лёгкого дыхания ветра...
  
   - Вот ты и дома!
   - Расскажи, что со мной случилось!
   Незнакомец отвёл взгляд:
   - Не сейчас. Через две седмицы вернусь в столицу - тогда и поговорим.
   - Но...
   - Парень, не спеши. Мне самому надо понять и разобраться. Я слышал о затерянном городе, но в книгах сказано, что оттуда не возвращаются. Правда, был один случай... - лекарь задумчиво посмотрел на мальчика. - Из тебя получится великий маг, парень. Только старайся, а я помогу!
  
   Больше они так и не встретились, потому что через три дня Халит уехал в Дастарог...
  
   Лекарь смотрел на Чужака как и тогда, много лет назад - внимательно и чуть настороженно. Но теперь в его взгляде угадывалась мудрость:
   - Чем же я могу помочь, маг?
   - У нас раненый и ещё один больной... - Халит на мгновение замялся, подбирая слова. - Не совсем обычный... Думаю, тебе самому будет интересно.
   - И где они?
   - Близко, - маг указал на стражников. - Они за вами?
   Лекарь неуверенно пожал плечами, бросил короткий взгляд на Фелума и кивнул:
   - Похоже.
   - Какой закон должен нарушить искусный врачеватель, чтобы бегать от воинов?
   Ответить старик не успел - к ним подошёл чем-то явно встревоженный Агриэль:
   - Странные дела тут творятся! Я сейчас к Магистру вместе с Мелем - попробую всё выяснить, а вам лучше вернуться, - мечник задумчиво посмотрел на лекаря. - Заодно и рану посмотрите. Кто знает, будет ли потом время.
   - Мы будем ждать в доме, - кивнул Халит и умехнулся, бросив короткий хищный взгляд на сыщика. - Заодно и поговорим. Только врать не советую...
  
   Люди, которые занимаются одним делом, узнают друг друга сразу. По крайней мере, старик-лекарь, едва вошёл в тесную коморку бывшего пристанища Чужака, вместо приветствия обратился к Алину с вопросом:
   - Чем пользовал?
   Молодой человек тоже почувствовал, что перед ним "собрат по цеху", только гораздо умнее и опытнее, поэтому тут же выложил на стол содержимое сумки:
   - Вот. Пока ехали, ещё крапиву к ране прикладывал. Отвар тысячелистника скоро будет готов - тоже дам.
   - Вижу, у друидов учился, - лекарь одобрительно кивнул. - Хорошо. У меня тоже кое-что имеется, но сначала надо осмотреть рану.
   Он бросил потёртый плащ на стул и решительно хлопнул в ладоши:
   - Так! Попрошу всех уйти. Помощи от вас всё равно никакой, а вот мешать будете точно.
   Собственно, никто и не возражал. Халит даже обрадовался, что удастся расспросить сыщика без присутствия лекаря, а уж потом и с врачевателем можно переговорить с глазу на глаз - так гораздо проще почувствовать ложь. Фелум точно будет изворачиваться и врать! Маг в этом не сомневался: обстоятельства гибели Харата вели к единственной разумной мысли - Магистра отравил именно сыщик. Неясными пока оставалисть только причины, по которым он решился на столь безрассудный поступок. Маг, конечно, подозревал, кто организовал убийство, но хотел получить подтверждение своим догадкам от Фелума.
   На крохотной кухне и один-то человек помещался с трудом, а уж втроём пришлось стоять, тесно прижавшись друг к другу.
   - Рассказывай!
   - О чём? - Фелум смотрел на Халита с недоумением ребёнка, которого обвинили напрасно.
   - Не темни, сыщик! Всё ты понимаешь. Рассказывай, кому пришла в голову идея убить Магистра! И поторопись, иначе придётся тебя заставить.
   Если бы позволяло место, Фелум от возмущения взмахнул бы руками. А тут он только и смог, что повернуть голову в сторону испанца:
   - Опять?! На корабле мучали, так теперь ещё и здесь! Мага отравил кок, у него и спрашивайте. Я-то здесь причём? Вы же сами всё видели!
   - От кого ты тогда бежишь? - Халит усмехнулся. - Так перепугался, что через всю империю проехал. Видно, сильно кому-то дорогу перешёл, раз даже здесь спрятаться не получается. Куда теперь подашься, где укроешься? А я могу помочь, если скажешь правду.
   - Почему мне никто не верит?! - казалось, сыщик обиделся всерьёз.
   - Да потому, что ты врёшь! Ладно, не хочешь по-хорошему... - маг тяжело взглянул на Фелума, словно змея на обречённого мышонка. - Сам виноват!
   Серхио почувствовал, как гулко застучала кровь в висках, а воздух загустел вязкой патокой и едва ли не по капле попадал в лёгкие - дышать становилось всё тяжелее. Рука помимо воли рванула сразу ставший тесным воротник рубахи, но наваждение вдруг исчезло.
   - Где вы его нашли? - весёлость в голосе лекаря сменилась негодованием. - Маг, что здесь происходит?!
   Сыщик безвольно опирался на плечо испанца, не в состоянии даже упасть из-за тесноты, а из его носа медленно стекали на подбородок две струйки крови.
   - Просто разговаривали, - внешне невозмутимый Халит, тем не менее, пристально вглядывался в лицо Фелума.
   - Просто?! Ты пытался использовать магию? - лекарь неожиданно хмыкнул. - Ничего не выйдет! Я сам научил его избегать таких атак!
   Халит оглянулся, и Серхио опять почувствовал пульсацию крови в висках.
   - Зачем?! Ты не хочешь, чтобы я узнал правду?
   - Ты изменился, маг! В тебе сейчас мало что осталось от того парня, которого я встретил много лет назад. Нравится мучать людей?
   - Учителя хорошие попались, - язвительно ответил Халит.
   - Значит, я всё правильно сделал!
   Серхио наконец-то сумел усадить так и не пришедшего в сознание сыщика на табуретку возле окна.
   - Послушай, лекарь не виноват, - испанец решительно встрял в разговор. - На корабле с Фелумом произошло то же самое, когда Карр попытался применить свой дар. Так что заговора нет. Смирись - пока он сам не захочет рассказать, никто его не заставит. Да и жестоко это. Мне и тогда не нравилось, а сейчас тем более.
   - Наш мир жесток, я предупреждал, - Халит покачал головой. - Если хочешь выжить, приходится делать больно.
   - Главное, чтобы и жить потом не было противно, а умение делать больно не осталось единственной привычкой...
   Пауза затянулась. Маг молча разглядывал Серхио, как будто увидел впервые, но испанец не заметил в его глазах даже намёка на раздражение или ненависть. Скорее, любопытство. Не спешил продолжать неприятный разговор и лекарь...
   Неизвестно, сколько ещё времени длилось бы молчание, если бы на пороге не появился ещё Агриэль.
   - Не знаю пока, что они натворили, но за этой парочкой гоняются теперь все имперские стражники!
   Новость мгновенно развеяла гнетущую атмосферу на кухне. Халит посмотрел на врачевателя и усмехнулся:
   - Не иначе, залечил столичный Конвент до поноса?
   - Вряд ли, - мечник ответил первым, - ищут Фелума, а лекаря подозревают только в том, что помог ему бежать. Правда, маг из Селиза не говорит всего даже Магистру. Плохо другое - он уже послал гонца в Харедон. Думаю, через три-четыре дня здесь станет совсем жарко. Если, конечно, стража Дасторога не схватит их раньше.
   Агриэль задумчиво хмыкнул:
   - Непонятно только, почему они до сих пор этого не сделали. Халит! Твои знакомые - решай.
   Маг перестал улыбаться:
   - Скажи, лекарь, зачем помогаешь сыщику? Не верю, что ты мог совершить такое зло, что тебя ищут даже здесь. Всё дело в нём, правда? - Халит ткнул в до сих пор не пришедшего в сознание Фелума. - Чем он тебя зацепил?
   - Ничего особенного - просто спас жизнь. Магистр Селиза уничтожил почти всех, кто помогал людям без его согласия. Такая же участь ждала и меня, а Фелум позволил уйти, когда шансов на спасения уже не осталось, - лекарь махнул рукой. - Решай, маг. А пока думаешь, позволь осмотреть и второго больного - ты говорил, мне будет интересно.
   - Второго? - Халит нахмурился. - А второй перед тобой.
   - Ты?!
   - Именно...
   Лекарь ещё раз недоверчиво взглянул на мага и неуверенно кивнул:
   - Хорошо. Идём в комнату - тут слишком тесно.
   Серхио отметил, что и в этом мире настоящий врач остаётся таковым до конца. Казалось бы, какой смысл помогать Халиту сейчас? Может, через пять минут он решит отдать лекаря стражникам... Помогать собственному палачу? Нет, так дела не делаются! Испанец для себя твёрдо решил - будет настаивать, чтобы маг позволил уйти и доктору, и Фелуму. Хоть к последнему и не испытывал ни малейшей симпатии. Всё-таки мутный он человек...
   Сыщик открыл глаза. Размазал дрожащей рукой кровь под носом и тихо прошептал:
   - Опять? Лучше бы сразу убили...
   - Сам виноват, - Серхио с досадой отметил, что повторяет слова Халита. - Рассказал бы честно почему бежишь, никто бы тебя не мучал. Стыдно признаться? Или страшно?
   Фелум мутно посмотрел на испанца:
   - Тебе скажу. В тебе нет тупой убеждённости магов в собственной правоте, хотя подлости у каждого хватит на десятерых обычных людей. А я... просто слишком много знаю, - сыщик невесело усмехнулся. - Конечно, благородными мои поступки тоже не назовёшь, но если живёшь среди подлецов, поневоле станешь на них похожим. Или умрёшь... Тот ещё выбор, согласись.
   - Но сейчас-то бежишь! Значит, выбор всё же есть.
   - А ты? Всегда поступал правильно? Только честно, - взгляд Фелума, наконец, приобрел обычную глубину, - никогда не жалел о том, что делаешь что-то не так? Небось, и обещания давал, а потом их всё равно нарушил. Да?
   К такому повороту испанец был не готов. Сыщик, сам того не подозревая, попал в самое больное место. Другой на месте Серхио начал бы оправдываться, но ему всё же удалось взять себя в руки.
   - Речь сейчас не обо мне. Говори...
  
   Рассказ испанца не удивил. Было бы наивно полагать, что сыщик по своей воле решился на убийство Верховного Магистра. Да он и увидел-то его впервые, а подозревать Фелума в мести от имени всей расы решился бы только бесконечно наивный фанатик. Нет, корни явно уходили далеко в прошлое. Правда, Серхио больше склонялся к версии, что тут не обошлось без участия эльфов - достаточно вспомнить, как Нагиласса пытался завладеть Камнем Могущества. Но всё оказалось гораздо проще - бритва Оккама не обманула и на этот раз.
   - Харат, конечно, знал многое, - испанец потёр виски, - и желание Жихора его убрать смотрится вполне естественным. Он мог бы представить дело так, чтобы выглядеть спасителем расы. Поверили бы. Но по какой-то причине боялся огласки или публичного разбирательства.
   Серхио с интересом посмотрел на Фелума:
   - Какой напрашивается вывод? Только один - тебе известно то же самое, из-за чего погиб Магистр. Что это может быть?
   Сыщик пожал плечами:
   - Понятия не имею. Я, конечно, кое-что знаю, но для Жихора это опасности не представляет никакой - слишком сильных покровителей кормит он в столице.
   - Не стал бы Жихор устраивать такой травли просто так. Тебе точно известно что-то очень важное! Нужно только вспомнить.
   Серхио вздохнул и добавил:
   - Ладно, идём к магу - надо решать...
  
   Лекарь закончил осмотр. Однако, глубокая складка на его лбу указывала на то, что с Халитом далеко не всё так просто.
   - Сложное сплетение, необычное, - врачеватель нахмурился ещё сильней. - Какие-то странные узлы - пытаешься распутать один, а другой тут же затягивается. Где ты подцепил эту заразу?
   - Войн без потерь и ран не бывает, - уклончиво ответил маг. - Ты можешь помочь?
   - Пока не знаю. Нужно время чтобы разобраться. Таких заклинаний я ещё не встречал.
   - Как раз времени у нас нет, - вмешался в разговор Серхио. - Халит, им нельзя оставаться в городе.
   - Почему? Отдадим сыщика - пусть стражники с ним разбираются, а... - маг неожиданно осёкся и посмотрел на лекаря. - Послушай, я до сих пор не знаю твоего имени!
   - Керс. По крайней мере, в приграничных землях меня зовут так, - безрадостно представился врачеватель. - Сдашь его, и я не стану тебе помогать.
   Испанец, что называется, кожей чувствовал, как воздух в комнате густеет от яростного взгляда мага. Наверно, все остальные ощущали то же самое, поэтому нарушить наступившую тишину никто не решался. Соглашаться, а уж тем более спорить с Чужаком? Увольте - пусть чародеи решают сами. И всё же Серхио вступился за лекаря:
   - Халит, он прав. Просто так не отпустят. Хотя бы из опасения, что Фелум мог ему всё рассказать. Тут одной жертвой не отделаешься.
   Маг некоторое время помолчал. Потом хмыкнул и заговорил уже вполне спокойно:
   - У тебя нашёлся хороший защитник. Ладно, тогда собирайтесь оба - мы уезжаем в степь прямо сейчас.
   - К кочевникам?! Поменять плаху на петлю? - изумился Керс и неожиданно рассмеялся. - С радостью!
   Гнетущее напряжение отступило. Пожалуй, только Фелум не разделял общего веселья - всё так же угрюмо смотрел в пол и тихо что-то нашёптывал.
   Агриэль одобрительно кивнул испанцу:
   - Я возвращаюсь к Магистру - попробую узнать подробности. До границы вас проведёт Ветль. Удачи тебе... всем вам удачи! Ещё увидимся.
   - Почему ты нам помогаешь? Вряд ли Мадук этому обрадуется, а про столичные власти я вообще молчу.
   Мечник пожал плечами:
   - Не знаю... Слишком много вопросов накопилось за последнее время, а ответов никто давать не хочет. Или не может. А тебе я верю...
  

* * *

  
   Степь негодовала. Гнала широкие волны серебристо-серого ковыля то к подножию гор, то в самое сердце равнины - словно вслепую пыталась найти тех, кто лишил её покоя ленивой дрёмы ранней осени. Безуспешно зализывала раны пепелищ и гнойники разлагающейся плоти, а потому сердилась ещё больше. Не гладила, как прежде, брюхо коня шелковистыми касаниями - хлестала жёсткой плетью седых волос, путала ноги, сбивала с ровного шага и лишала уверенности даже бывалого Ветля.
   Разведчик, несмотря на уговоры, решил остаться с отрядом Халита до конца.
   - Когда ещё доведётся увидеть степь? - подмигнул он магу. - Может, люди ещё придут сюда, так что лучше узнать побольше. А кому, как не следопыту этим заниматься? Уаддр вот тоже с нами - думаю, ему не меньше моего интересно увидеть незнакомые места.
   - Его скорость уже помогла нам, - возразил было Халит, но затем кивнул. - Ладно, лишняя пара острых глаз не помешает.
   Говоря о скорости эльфа, маг намекал на случай, когда отряд остановился на последнюю ночёвку в горах. Тогда, воспользовавшись темнотой и общей усталостью, пытался сбежать Фелум. И, пожалуй, сумел бы скрыться среди многочисленных отрогов и каньонов - порой даже страх и отчаяние способны сотворить чудо - если бы не Уаддр. Тёмный, благодаря заботам Алина и лечению Керса, уже практически полностью оправился. Рана затянулась, и эльф, как и раньше, неутомимо исследовал окрестности днём и ночью. Он обнаружил сыщика, яростно атакующего каменную осыпь, довольно далеко от места стоянки, но задержать не решился. Вдруг Фелум выпоняет срочное поручение Халита? Уаддр достаточно долго прожил в рядом с магами и прекрасно знал, что ожидать от них можно чего угодно - сегодня ты враг, а завтра уже лучший союзник.
   Эльф внимательно наблюдал за неуклюжимы попытками человека забраться наверх и привычно послал сигнал Карру. И, прежде чем сообразил, что ученика великого Харата давно нет в живых, почувствовал слабый ответ. Неуверенный, странный, совершенно не похожий на мощную волну тепла и удивительной ясности мысли, и в то же время знакомый какой-то едва уловимой симпатией. Отклик был больше похож на игру - словно неизвестный легонько касался сознания и тут же прятался, чтобы через мгновение уколоть внимание в другом месте. И Уаддр, хоть и не сразу, но отправил сообщение...
   Серхио проснулся от чувства, что сейчас, в сию же секунду, умрёт. Не то, чтобы скрутила страшная боль или холодно сжало сердце, нет. Просто возникло ощущение зова. Он манил, не обещая ни бесконечного ужаса, ни вечного блаженства, и сопротивляться стремлению сознания покинуть тело становилось всё труднее. Наверно, так и приходит сумашествие. И только воля бойца, воспитанная годами тренировок, не позволяла этому произойти. Испанец не забыл уроков мастера Чена...
   Серхио рывком сел, скрестил ноги и с силой прижал подбородок к груди. Привычно выполнил мула- и набхи-бадху*, бесстрастно отметив, как желание идти на зов постепенно пропадает - сознание перестало беспорядочно метаться в поисках выхода и, наконец, отрешённо замерло. Испанец глубокий сделал "ложный вдох"**, втянул живот вверх и внутрь, переходя к уддияна-бандхе***...
   Границы обозримого мира исчезли. И пусть картинки были нечёткими - расплывались оттенками серого, мелькали с недоступной обычному пониманию скоростью, но всё же сознание успевало выхватывать яркие детали. Серхио, наверно, смог бы "заглянуть" даже в спальню Мадука, но сейчас его интересовал источник, по какой-то важной причине прогнавший сон. Сколько времени ушло на поиски, испанец не знал - тяжело складывать мгновения в ощутимо-осязаемый эпизод, если теряешь возможность оценивать часы и секунды. Они сливаются, растягиваются до неприличных подробностей или сжимаются до неуловимых вспышек откровения - так, что перестаёшь понимать и оценивать. Главное, что Серхио нашёл...
   Уаддр! Конечно, можно было бы догадаться - не первый же раз сознание вышибало непреодолимой волной настойчивого влечения. Но тогда рядом находился Карр, с его могучей, пока ещё не до конца понятой магией. А теперь... Что-то явно изменилось после того случая, когда испанец так неожиданно для себя покинул тело. Чувствовал те нити, которые удерживали сознание - не давал уснуть ощущению безграничной свободы, но полностью контролировать не мог. А сейчас Серхио не сомневался, что в состоянии уйти и вернуться. Просто обуздав волей желание...
   Фелума нашли быстро. Испанец словно по давно знакомой тропе привёл отряд к осыпи, а дальше беглецом занялся Уаддр, и к утру все снова сидели возле костра в степи. Правда, сыщика на всякий случай связали. Серхио изредка ловил на себе внимательный взгляд эльфа, но заговорить с ним не решался. Хотелось до тонкостей разобраться в только что приобретённом опыте, а уж потом задавать вопросы. Да и близкое соседство Халита не располагало к любопытству - слишком раздражительным стал маг в последнее время. Видимо, сказывались последствия родового проклятия шамана.
  
   Испанец осмотрелся: Ветль по-прежнему шагал в стороне, разбираясь в хитросплетинии старых и новых следов на земле; Уаддр, как обычно, исчез, а Халит о чём-то тихо разговаривал с лекарем. Лишь Фелум отрешённо уткнулся взглядом в холку коня и, казалось, совершенно ничем не интересовался. А чем ещё заниматься человеку, у которого руки привязаны к луке седла? Но Серхио заинтересовало другое - после неудачного побега сыщик неожиданно успокоился. Пропала обречённость в глазах, а на губах иногда даже проскальзывала усмешка - словно на каменной осыпи в горах он отыскал надежду, а с ней и уверенность.
   Испанец подъехал ближе:
   - Зачем? Неужели всерьёз рассчитывал сбежать?
   - По дурости, - хмыкнул Фелум и с интересом взглянул на Серхио. - Подумал, какая разница где умирать. Маг ведь всё равно меня прихлопнет... Или стражникам отдаст, а уж те точно церемониться не будут. Вывернут мозги наизнанку без всякого колдовства. Ты, наверно, не знаешь, но есть в столице умельцы тянуть жилы клещами. Но даже не это страшно - совсем худо попасть к тайным подручным Жихора. Вот они даже душу в покое не оставят, и будешь после смерти послушной тенью среди живых. Глазами и ушами Магистра...
   - Что ты сказал?!
   Сыщик вздохнул:
   - Развяжи, руки затекли. Больше не побегу.
   Испанец торопливо распутал верёвки и повторил:
   - Так что ты говорил про глаза и уши Магистра?
   - Что слышал, - неохотно ответил сыщик, разминая руки. - Есть у него маги, которые видят и слышат мёртвых. Помню, как-то раз долго не могли поймать одного прорицателя - хитрый был и осторожный, следов почти не оставлял. И это при его-то работе! Вот тогда Жихор и прислал в помощь колдуна...
   Фелум хмуро смотрел на испанца, то раскрывая рот, то вновь плотно сжимая губы - словно и хотел сказать, да не решался. Или боялся.
   - Лучше тебе об этом не знать, - глухо произнёс он, - проживёшь дольше. Пока дышишь, можешь изворачиваться и врать, а мёртвым всю правду выложишь, до последней капли... Я хороший сыщик, и запутать могу любого. Но в этот раз меня обложили плотно - след в след идут, как нитка за иголкой. Значит, где-то рядом чёрный маг Жихора. Вот и подумай. Меня всё равно убьют, так что лучше тебе ничего не знать.
   - Ты уже рассказал столько, что нет смысла скрывать и остальное...
   Договорить Серхио не успел - рядом неожиданно появился Уаддр.
   - Кочевники, человек десять. Гонятся за кем-то и могут выйти на нас.
   Испанец посмотрел вперёд, надеясь разглядеть всадников среди ошалелых волн ковыля, но так никого и не заметил. С одной стороны, встречаться со степняками не хотелось, а с другой, можно узнать точно где искать шамана. Лишь бы Халит не перебил всех до одного - слишком нервничает в последние дни, словно что-то грызёт его изнутри и не даёт действовать обдуманно. Но решать всё равно ему - только он сможет остановить кочевников, если разговора не получится.
   Серхио в сопровождении эльфа и сыщика подъехал к магу и... проглотил заранее подготовленный вопрос. Халит сейчас выглядел не просто странно - его вид поражал: осунувшееся лицо, крупные капли пота на лбу и тяжёлое прерывистое дыхание. Да ещё и руку прижимал к груди в районе сердца. Нет, пожалуй, в таком состоянии лучше ему со степняками не встречаться.
   Испанец ещё раз взглянул на мага и как можно спокойнее сказал:
   - Впереди кочевники. Надо бы укрыться и переждать.
   - Не сейчас, - ответил Халит удивительно тусклым голосом. - Чувствую, времени совсем не осталось... Надо искать шамана. И быстро.
   - Они уже здесь, - спокойно заметил Уаддр, повернувшись направо...
  
   Всадники действительно кого-то преследовали. Беглец отчаянно хлестал коня по бокам, и пока удерживал дистанцию метров в сто - вполне достаточное расстояние, чтобы степняки не пытались достать его из луков. Хотя порой кто-то из них всё же пускал стрелу, но больше по привычке, чем в надежде поразить цель. Ждать развязки оставалось недолго - по неведомой причине беглец явно спешил прямиком к отряду Халита. Серхио уже видел, как трепещут над ковылём полы его грязного халата и слышал, как натужно хакает под ним конь.
   - Шаман! - хрипло выдохнул маг.
   Колдун кара-маулей резко осадил коня и вывалился из седла. Сейчас он больше походил на усталую тень того уверенного в себе человека, которого испанец видел недавно в каньоне. Осунулся, сипло втягивал широко открытым ртом воздух, словно задыхался, и точно так же, как маг, хватался рукой за сердце.
   - Нашёл, - устало прошептал шаман и бессильно опустил голову.
   - Помоги, Керс, сил совсем не осталось, - торопливо произнёс Халит, наблюдая, как кочевники охватывают отряд полукольцом. - Нет, лучше ему. Родовое проклятие, чтоб оно...
   - Не подведи, маг! - выкрикнул Фелум, соскакивая на землю.
   Он попытался улыбнуться, но рот перекосило гримасой, больше похожей на оскал, да и глаза сверкнули не радостью, а безумством. Сыщик сорвался с места и побежал навстречу степнякам, размахивая руками. Двигался зигзагами, постоянно спотыкался и, казалось, совершенно искренне звал на помощь. Вот только Серхио точно видел, что, при всей торопливости, Фелум к "спасателям" приближаться не спешил. А ещё заметил, как следом за ним ужом скользнул в заросли ковыля Уаддр.
   Как ни странно, столь наглый обман сработал. Не зря говорят, что в чудовищную ложь поверить гораздо проще. Кочевники к тому моменту развернулись широкой дугой и уже начали выцеливать досадную помеху на пути к шаману. И пусть гауры пока прячутся за крупами лошадей - им это не поможет! Калечить животных преследователи не собирались: в степи конь ценится порой дороже родства. Поэтому и готовились тщательно, без суеты. А тут сыщик со своим представлением!
   Кряжистый всадник, единственный среди кочевников в отороченной мехом шапке, властно махнул рукой, и кочевники опустили луки. Он с любопытством разглядывал метавшегося в сотне шагов Фелума, не забывая посматривать и в сторону отряда Халита. Как будто чувствовал - как раз от этих, совсем не похожих на воинов, гауров надо ждать беды. И не ошибся.
   Керсу удалось быстро справиться с усталостью шамана - тот уже дышал ровно, а землистого цвета лицо вновь приобрело характерный для степняка оттенок вечного загара. Казалось, даже морщин на нём стало меньше. Маг тоже выглядел теперь иначе - точным в движениях, спокойным и уверенным. А главное, уже сплетал какое-то заклинание. Серхио чувствовал, как воздух вокруг буквально загустел, и, хотя дышать можно было по-прежнему свободно, сделать шаг удалось с заметным усилием. Словно приходилось идти по горло в воде против сильного течения. И поток, наконец, добрался до кочевников...
   Всадник в шапке узнал Чужака. Как можно забыть гаурского мага, прожившего в юрте предателя-шамана два года? Это он уничтожил половину воинов и убил хана в горах! Это из-за него кара-маули потеряли почти всё, и началась резня в степи! Но теперь ему не уйти! Командир преследователей выкрикнул имя ненавистного чародея с яростным торжеством - голова Чужака вернёт былое могущество племени, и власти кара-маулей вновь никто не посмеет противиться. А имя того, кто принесёт трофей в юрту вождя, запомнят навечно. Даже великие предки будут завидовать новому герою!
   Из-за спины командира в переднюю линию преследователей выдвинулся кочевник с огромным луком. Ловко выдернул из колчана внушительных размеров чёрную стрелу, натянул тетиву... Серхио неожиданно понял, что заклинание Халита по непонятной причине на него не действует - движения всадника по-прежнему были быстрыми и чёткими. А на что способно грозное оружие степняков в отряде хорошо знали из рассказов мага-изгоя. Испанец посмотрел на мага, но встретился взглядом с колдуном кара-маулей. Тот как будто знал, что сейчас тревожит этого странного гаура, сумевшего преодолеть губительную силу Спящего.
   - Я ждал беды, - прошептал шаман, - и наложил заклинание не только на стрелы, но и на лучников. Думал, это поможет справиться с врагами, но воины бьются между собой. Предки наказали нас безумием.
   Он опустил голову и добавил:
   - Чужак сейчас слишком слаб, чтобы рассеять заклинание...
   Испанец оценил расстояние до Халита и сжался в комок, готовый оттолкнуть мага, как только лучник отпустит тетиву. А степняк выцеливал жертву тщательно, не торопясь - как будто точно знал, что гаурский чародей не сможет ему помешать. Эта самоуверенность его и сгубила.
   Уаддр! Эльф вынырнул из ковыля рядом с лучником и одним ударом отсёк тому кисть. Клинок прошёл через плоть легко - тонким стоном отозвалась лопнувшая тетива, сухо треснула рукоять. И не успели обломки бесполезного теперь оружия упасть на землю, а сам лучник тонко завыть от боли, тёмный разведчик вновь исчез. Серхио отметил, что двигался Уаддр не столь стремительно - видимо, заклинание Халита действовало и на него. Скорее всего, по той же причине эльф не рискнул напасть на остальных степняков, предоставив магу возможность самому завершить расправу...
   Через несколько минут всё закончилось - сбежать удалось только искалеченному лучнику. Испанец вновь посмотрел на шамана:
   - Конь?
   - Да, конь тоже неуязвим для магии.
   Колдун тяжело поднялся и долго вглядывался в горизонт - туда, где серебристо-серая пелена поглотила оставшегося в живых всадника. Повернулся к Халиту и хмуро произнёс:
   - Надо уходить - рядом сотни воинов младшего брата нового хана. Теперь они будут знать, что ты здесь и подготовятся. С десятком "молний" ты бы не справился и в лучшие времена, а сейчас тем более.
   Маг яростно сверкнул глазами:
   - Сними заклятие, тогда и посмотрим!
   - Я уже говорил - не могу. Ни сил, ни знаний. От родового проклятия нет спасения.
   - Он прав, луше отступить, - Керс тронул Халита за локоть. - Ты же не собираешься воевать со степняками? Нужно время, чтобы во всём разобраться. Спокойно, без суеты и помех. За горы степняки не сунутся - побоятся. Правда, дома нас тоже не ждут с радостью, но Империя велика.
   К удивлению Серхио, маг согласился неожиданно быстро:
   - Хорошо, мы уходим в Заронг. Надеюсь, сила Основного Потока поможет тебе, лекарь! И разбудит твою память, шаман! Там искать не станут.
   Халит ошибся...
  

* * *

  
   Источник пульсировал. Серхио чувствовал, как по телу пробегают волны тепла и холода, как натужно бьётся сердце, а кончики пальцев покалывает сотнями тонких невидимых иголок. Источник словно торопился наполнить этот мир энергией, которую задолжал за сотни лет. Бурлил, фонтанировал, искал новые пути для переполнявшей его Силы, нёс новую жизнь и смывал прах. Но испанца сейчас волновали сомнения, а не радостное буйство Мегалита. Правильно ли поступил Халит, отказавшись от предложения Агриэля?
   Они встретили мечника два дня назад возле входа в каньон, и по выражению его лица Серхио понял, что дела совсем плохи. Точнее, хуже трудно представить.
   - Вам не уйти. Там, - Агриэль взмахом руки показал на реку за спиной, - два Верховных Магистра и два десятка столичных магов. Сыщик чем-то сильно расстроил Правителя, раз уж сюда отправили целую армию.
   - Я?! - Фелум ошарашено осмотрелся по сторонам, словно призывая камни в свидетели.
   - Да, - жёстко подтвердил мечник и вновь обратился к Халиту. - Брось их и уходи. Тебя преследовать не будут.
   - А ты бы бросил людей, которые спасли тебе жизнь?
   - Нет, - покачал головой Агриэль, - но у магов свои правила. Я их не понимаю, но знаю точно: когда в бой вступают Верховные - жди беды. Насмотрелся, когда прошёл через всю Империю с Харатом. Погибнут тысячи воинов, а вы всё равно потом договоритесь. Вот только людей уже не вернёшь.
   - Дерзко! - усмехнулся Халит. - Не тебе рассуждать о чести Магов!
   - Ты прав, не мне, - кивнул мечник. - Отпусти хотя бы Ветля и Входящего.
   - Они свободны.
   Старый разведчик встал рядом с Агриэлем:
   - Не держи зла, маг. Я повидал многое и считаю, что тут не всё чисто, но пока сыр да бор... Командир прав.
   Халит кивнул и посмотрел на испанца:
   - Тебе тоже лучше остаться здесь.
   - Я могу решать сам?
   - Конечно.
   - Тогда я остаюсь... с тобой.
   - Хорошо, - маг облегчённо вздохнул. - Эльфа не спрашиваю - он сам решит, когда захочет... Сколько у меня времени, воин?
   - Полдня...
  
   Агриэль не обманул. Более того, преследователи встали лагерем возле Мегалита почти через сутки после того, как туда пришёл отряд Халита. Керс не спал и даже не отдыхал - терзал и мага, и шамана, но понять хитросплетение родового проклятия кара-маулей не смог. Потом к Халиту приходил Мадук и тоже пытался уговорить изгоя отдать Фелума тайному сыску Правителя, но получил тот же ответ, что и мечник. Теперь оставалось ждать совсем немного - шансы один против тысячи. Порадала только непонятная уверенность Халита.
   Серхио тысячу раз задавал себе вопрос, стоило ли поддержать безрассудную попытку мага, и тысчу раз отвечал "да". Наверно, после предательства кто-то и смог бы жить, но только не баск! И сразу пришло успокоение - казалось, уже ничто не сможет нарушить убеждённость Входящего. И тут Серхио услышал голос Источника...
   Основной Поток пел! Казалось, неведомый демиург пытался подобрать мелодию, но постоянно срывался на один и тот же аккорд. Испанец чувствовал, как каждая нота созвучия оплетает, манит и тянет в самое сердце Источника. Не обещает, но даёт надежду. Не рэквием, но ода...
   - Сюда! - прокричал Серхио и, как показалось, обхватив руками половину мира, бросился к Мегалиту...
  
   ______________
   *Бандха - в переводе с санскрита означает "замок". Отдельный класс упражнений йогической традиции. Выполняются как самостоятельно, так и в сочетании с другими практиками. Обладают мощным физиологическим и энергетическим воздействием на организм. Более конкретную информацию можно найти в многочисленной литературе по йоге, а здесь лишь отметим, что набхи-бандха в сочетании с мула-бандхой не даёт энергии покидать тело и помогает контролировать эмоции.
   **Ложный вдох - расширение грудной клетки, но без фактического поступления воздуха в лёгкие. За счёт ложного вдоха диафрагма поднимается, а живот автоматически втягивается вверх и внутрь - в положение, характерное для уддияна-бандхи.
   ***Уддияна бандха - ещё одно упражнение из категории бандх. Перенаправляет энергию в Аджна-чакру (область межбровья, "третий глаз")
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"