Андреев Александр Владимирович: другие произведения.

Танцы с богами ч.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  -Готово? - лаконично осведомился техник у стажера.
  Невзрачная девушка с мышиным хвостиком поправила слишком длинный рукав оранжевого комбинезона.
  -Объекты в капсулах закреплены. Датчики зафиксированы. Центрифуга отбалансирована.
  Выслушав сухие фразы официального отчета, мужчина скривился.
  -Понабирают по объявлениям,- пробурчал он себе под нос. А вслух бросил: - Приступайте.
  Следуя процедуре, фигура в ярком комбинезоне поочередно склонилась над каждым из объектов. Все четверо молодых людей безмятежно спали. Девушка чуть задержалась у последней капсулы, оценив тонкие черты лица брюнетки за выпуклым стеклом.
  Она на секунду задумалась. А если бы синий конверт с приглашением вручили не этой красотке, а ей? Согласилась бы она поменяться местами с темноволосой?
  Через полминуты конструкция, более всего напоминающая цветок клевера, пришла в движение. Цифры на большом табло под потолком замерцали. Все остальное сделала автоматика. Когда ускорение достигло трех целых и трех десятых "G", прозвучал громкий и весьма неприятный сигнал зуммера. И почти сразу вращение центрифуги начало замедляться.
  -Прекрасно! Проверьте статус объектов.
  Девушка дождалась полной остановки и спустилась к капсулам. Добросовестно обойдя все четыре, она подняла большой палец вверх.
  "Славная смена!- подумал техник, возвращая жест. - За двадцать одну сессию ни одного технического эксцесса. Все "избранные" упорхнули как голуби, никто не испачкал внутренностями обивку капсул. Да и задница у девицы, если не придираться, очень даже ничего".
  Последнее утверждение он твердо решил подвергнуть экспериментальной проверке, пригласив нового стажера отметить успешное дежурство сразу по выходу за пределы комплекса "Фаэтон".
  Эпизод 1. Пробуждение
  Проснулся я оттого, что солнце немилосердно жгло левый глаз. Так, что слева, за прикрытыми веками, царило торжество света, а справа раскинулась бескрайняя тьма. Присел, осмотрелся. Так проснулся или все-таки очнулся? Кругом трава-мурава. Сочная такая, изумрудная. Почти по пояс. На заднем плане лесок. Вскочил на ноги, крутанулся вокруг. Да никакой это не лесок! Лес. Чаща. Лесище. Хорошо, если не тайга!
  Так-так-так... Выходит, таки очнулся! Думай, Артем, думай. Вспоминай, что вчера стряслось! Чего я такого учудить смог, что оказался на лесной поляне, один, в чем мать родила? Ну, насчет наготы, это я перегнул. Штаны, рубашка имеются. Из очень грубой ткани. Левое запястье плотно охватывает широкая полоса из мягкой кожи. Напульсник не напульсник, браслет не браслет, сроду подобные украшения не жаловал! И на ногах обувка какая-никакая. Хотя... Ближе всего именно к "никакой"! Башмаки не башмаки, чуни не чуни... Чудно... Еще чуднее, что припомнить не могу не то что вчерашнего дня, а вообще ни черта!
  - Артем!
  Над изумрудным морем показалась голова. Ба, знакомое лицо!
  - Олег!
  Вот точно помню, что Олег. Но что за Олег, кто он мне, кто я ему,- отшибло напрочь!
  Скуластое лицо, короткая, чуть ли не под ноль, стрижка, крупные серые глаза всматриваются в окружающий мир с настороженностью. Миг, - и мужчина оказывается рядом. Хотя... Я бы сказал, скорее парень. Сколько ему? Лет двадцать-двадцать пять? Вряд ли больше.
  - Где это мы?
  Товарищ по несчастью ошарашен не меньше моего. Пожимаю плечами и задаю встречный вопрос:
  - А кто это мы?
  Он вперился в меня, тряхнул головой, отозвался изумленно:
  - Не знаю...
  Минуту рассматриваем друг друга с пристрастием. Первым не выдерживает Олег. Усмешка ползет по губам, словно трещинка по тонкому льду. Я не остаюсь в долгу. Градус абсурда явно зашкаливает, требуя выхода. И разум его находит, разражаясь громким, и бог с ним, что нездоровым, хохотом.
  - Мальчики, ну дайте же поспать!
  Миловидная женская головка появляется внезапно над зелеными метелками. Глаза заспанные, волосы короткие, почти под мальчика. Брюнетка сладко зевает, не забыв прикрыть рот очаровательной миниатюрной ладошкой. Хороша!
  - Лика!- в один голос вскрикиваем мы.
  - Ну да,- делано-равнодушно откликается девушка. Она, пожалуй, ровесница Олега. - Что вы так кричите? Утро же раннее. Олесю разбудите.
  - Кого? - силясь понять смысл сказанного, морщу лоб. Олег же, на секунду сфокусировавшись на девушке, бросает быстрый взгляд вверх. Что он там хочет увидеть? Солнышко теплое, травка зеленая, жизнь - дерь... Ну, в общем, жизнь как жизнь.
  - Да нет, никакое не утро,- хмурится приятель. - Далеко за полдень перевалило.
  Горжусь им. Настоящий индеец. В крайнем случае, верный друг апачей. Определяет время по солнышку, ориентируется по мху, передвигается по лианам. Следопыт!
  - Добрый день!
  Ага, вот и четвертое действующее лицо. С довольно редким именем Олеся. Как же я раньше не вспомнил? Русые волосы, свободно падающие на плечи, неяркие, но приятные, очень женственные черты лица. Может того, память она постепенно возвращается? Водка там паленая, не с тем спиртом была, или бычки просроченные? Вот только ни консервов, ни бутылок рядом не валяется. По чести сказать, ничего иного, кроме первозданной природы и нашего развеселого квартета в округе вообще не наблюдаю.
  Олег описывает круг, обходя место нашей лежки. Он похож сейчас на охотничьего пса. Прислушивается, принюхивается, острым взглядом обводит опушку.
  - Кто-нибудь может мне объяснить, как мы здесь очутились?
  Молчание. Отлично, будем считать вопрос риторическим. Ну, не театр же устраивать. "Как, вы тоже?", с мелодраматическим заламыванием рук в духе немого кинематографа.
  - И вы тоже?- Лика кусает нижнюю губку.- Что ни говори, а она - прелесть!
  Олеся смущенно молчит. Она, видимо, как раз из тех девушек, что предпочитают оставаться в тени. Особенно, если рядом есть более эффектные подруги.
  - А-хре-неть! Чего делать будем, друган? - Олег смотрит мне прямо в глаза, приблизив лицо так, будто собирается сию минуту, не дожидаясь ответа, врезать мне лбом в переносицу. С него, пожалуй, станется!
  - Гм..., - прочищает горло Лика, приближаясь к нам. Длиннополое платье, из той же грубой ткани, с небольшим разрезом у горла, ладно облегает ее стройную фигурку. - Не плохо бы и нашим мнением поинтересоваться. Верно, Олеся?
   Лика обращается к товарке, не поворачивая головы. Уверенная в себе светская львица, что тут скажешь!
  Олег с сожалением отрывается от меня и переносит тяжелый взгляд на Лику.
  - Прекрасно! Что нам имеет предложить женсовет? - он не считает нужным ни скрыть, ни даже смягчить сарказм, сквозящий в вопросе.
  - Мы думаем...
  Даже несмотря на это "мы", по интонации уже ясно, что идей у Лики нет. Похоже, Олегу это еще яснее, поскольку, сделав упреждающий жест ладонью, он всем телом поворачивается к Олесе.
  - У тебя тоже есть мысли? Я так и думал. Совет в филях откладывается до лучших времен. Если нам очень повезет, и рядом нет хищников,- до вечера!
  Хищников? Каких еще хищников? Откуда им взяться в Подмосковье? А, понятно, девчонок пугает, чтобы не выпендривались лишку. Мужского крепкого плеча держались и все в таком роде. Умно! О! Прогресс налицо. Вспоминаю географию. Москва и окрестности. Столица нашей Родины. Город с населением... Ладно-ладно, хватит пока. Тем паче, что Подмосковьем, что-то мне подсказывает, здесь и не пахнет!
  - Значит так,- тоном, не терпящим возражений, вещает наш только что определившийся вожак. - Ставлю первостепенные задачи. Так как никто ни хрена не помнит, исходить будем, покамест, из худшего варианта. Мы непонятно где и на помощь рассчитывать не приходится.
  Лидер сделал многозначительную паузу, чтобы благородное собрание переварило информацию.
  - Ставлю задачи. Первое: попытка сориентироваться на местности. Второе: Обнаружение источника воды. Третье: Сбор хвороста для костра, поскольку в любом случае, ночь придется провести здесь. До захода солнца часа три-четыре. Возражения, дополнения, уточнения есть?
  Мы стояли, открыв рты. Какие там уточнения! "Лучше Пушкина не скажешь, как Шаляпин - не споешь!"
  Разнарядка не замедлила последовать:
  - Артем и Олеся следуют прямо на солнце. Мы с Ликой отправляемся в противоположном направлении. В первую голову находим высокое дерево, годное для подъема. Мужчины штурмуют, девушки, по мере сил, страхуют. Поддерживают добрым словом и советом. Ищем деревни, дороги, на худой конец,- любые техногенные конструкции. Сарай, линия электропередач, радиовышка, все сгодится. Примечаем водоемы, будь то пруд, озеро, даже самая захудалая речушка. После спуска осматриваем опушку, не заходя далеко в лес. Задача,- поиск воды. Если нашли, сразу к поляне, по ходу не стесняйтесь обламывать ветки у деревьев, помечая дорогу. На самой опушке поставите вешку. Любой приметный знак. Подломите деревце, прислоните оторванную длинную ветку под углом к сосне, привяжите полоску ткани к еловой лапе. Потом соберите хворост, чем суше, тем лучше. Найдете березку, - надерите бересты, если сможете. Все легче огонь разжечь будет.
  - А как костер разводить станем? - перебила Лика.
  - Не решил еще, - коротко отозвался командир.- Увеличительного стекла у нас нет, кремня и огнива - тоже. О зажигалке и спичках скромно умолчу.
  - Можно трением, - подала робко голос Олеся.
  - Можно,- насупился Олег.- Если других вариантов нет, попробуем. Только вот нелегкое это дело. Ищите камни. В любом случае они пригодятся. Из них искру высечь всяко легче, чем одну деревяху по другой возить.
  С тем и разошлись. Идти в траве, доходящей до колена, мне давненько не приходилось. Да что я такое о себе думаю! Давненько! Откуда мне знать?
  - Как настроение, Олеся? Как самочувствие?
  Следующая за мной по пятам Олеся отозвалась сразу, будто только и ждала вопроса.
  - Спасибо. Со мной все в порядке. Вспомнить вот только ничего не получается. Будто только сегодня родилась.
  - Общая наша беда, так что не переживай,- вздохнув, посочувствовал я.
  - Мне не страшно ни капельки,- немного удивила меня девушка.
  Страха я тоже не испытывал, несмотря на всю невозможную странность обстоятельств. Но все-таки я мужчина. Прирожденный воин. Добытчик. Охотник. Одним словом,- приключенец!
  На этой торжественной самовосхваляющей ноте пионер-первооткрыватель зацепился ногой за коварную кочку и полетел вперед гордо выпяченной грудью.
  - Ты не ушибся, Артем?
  Олеся заботливо присела рядом. А глаза у нее голубые-голубые. И вообще,- из нее бы классная спутница жизни получилась! Тьфу, пропасть! Нашел время! О чем думает дурная голова?
  - Все в порядке!- смущенно откликнулся я, по привычке отряхиваясь. Выставленные при падении ладони проехались по осоке, и слегка кровили.
  На разговоры я больше не отвлекался, сосредоточившись на безопасности движения. В том месте, где мы вышли на границу леса, трава подступала к самой опушке. Зеленые волны разбивались о стволы елей, стоящих плотно, будто солдаты в строю. Сухая хвоя зашуршала под ногами, когда мы двинулись вдоль кромки леса, отыскивая подходящее на роль пожарной каланчи, дерево. И скоро поиски увенчались успехом! Найденное дерево заметно выделялось. Оценив снизу расположение сучьев, я даже присвистнул.
  - Девочка, да ты просто идеал!
  - Что?
  Я чуть не забыл об Олесе. Как и о непреложном правиле. Нельзя хвалить одну женщину в присутствии другой. Даже если одна из них,- высокая стройная елка, весьма походящая для лазания.
  -Ничего, Олесь! Буду в Тарзана играть! На елку полезу.
   - На кедр, - поправила меня спутница.
  А ведь и верно, как можно спутать! Они же даже не похожи. Впрочем, потомственному горожанину что туя, что лиственница, - все едино!
  Молодецки подпрыгнув, я ухватился за сучок. Попробовал подтянуться, что без труда удалось. А дальше-то что? Со времен мальчишества, я напрочь забыл, как это делается! Ступни мелко-мелко засучили по стволу, чтобы, наконец, найти точку опоры. Слава богу, кедр оказался не таким уж идеальным. Не будь подходящего выступа, пришлось бы помучиться. А так я взгромоздился на сук хоть и не по-цирковому эффектно, но зато довольно быстро. Дальше дело пошло легче. Не так безоблачно, как представлялось пятью минутами ранее, но все же довольно споро. Хоть без ссадин, проткнутой иголками кожи и ушибленных коленок не обошлось, но что настоящему мужчине такие мелочи! Особенно когда за ним наблюдает симпатичная спутница. Густо настоянный на хвое и смолистой коре воздух пьянил. Мышцы работали слаженно, тело радовалось случаю проявить себя, упиваясь крепостью сухожилий и гибкостью связок. Запоздало подумалось: "А мне сколько же годков минуло?" Через две ветки решил считать себя ровесником товарищей по несчастью, пока не будет доказательств обратного.
  Когда снизу донеслось обеспокоенное: "Осторожнее, прошу тебя, Артем!", я уже миновал добрую половину дистанции до верхушки. Напоминание нашло адресата как раз вовремя. В акробатическом азарте я как-то совсем упустил из виду, что сучки становятся тоньше. Штурм замедлился, а спустя три-четыре минуты и вовсе сошел на нет. Пришла пора осмотреться. Беглый взгляд по всем сторонам света, излишне радужных надежд не оправдал. Лес раскинулся повсеместно, насколько мог охватить глаз. Где-то деревья росли гуще, где-то реже, встречались и поляны. Но ни нитей высоковольтных проводов, ни строений, ни дорог, я, как ни силился, не рассмотрел.
  Спустился вниз без происшествий, если не считать того, что испачкал ладони смолой. Оттирали меня пучками травы вместе, под вопросы Олеси. Девушка выглядела обескураженной, выслушивая краткий отчет.
  - Неужели совсем ничего? Ни деревень, ни коллективных садов, ни проселочных дорог?
  Я уже устал отвечать "нет", когда губа у Олеси предательски задрожала.
  - Да как же так!
  Успокаивая, я обнял девушку за плечи.
  - Не надо. Не надо, Олесь. Не плачь. Выберемся мы из этой передряги. Посмотри, Олег у нас, какой молодец. Настоящий лидер. С ним не пропадем. Сейчас прогуляемся вдоль опушки и вернемся. Костер разведем, переночуем. Расспросим Олега с Ликой. Возможно, им больше нашего повезло. А если и нет, утро вечера мудренее. Придумаем что-нибудь.
  Приступ рыданий удалось предотвратить, и мы так и побрели в обнимку.
  - Прости меня, Артем,- спутница уже вполне овладела собой.- Ребятам не рассказывай, ладно?
  - О чем речь!
  - Вот и славно. Посмотри, елки закончились!
  И вправду, пройдя шагов сто, ели уступили место липам и березкам, между которыми проглядывал низкорослый кустарник.
  - Я пойду по краешку, поищу ручей. Вот только как понесем воду, если найдем?
  "Опа. А ведь я об этом совсем не подумал. А действительно, как? Ни банок консервных, ни пакетов целлофановых нет!"
  Решив не заморачиваться раньше времени, отозвался:
  - Давай, Олесь, только далеко не заходи. Аукаться не забывай, пожалуйста. А насчет емкостей для воды,- пока не знаю. Если ручей найдем, придется самим поближе к источнику перебраться. Я здесь пока попробую березку ободрать.
  Спутница кивнула, и кустарник за ней сомкнулся. Почти час мы перекликались. За это время я обошел несколько белоствольных деревьев. Искал, где на стволе есть задиры, хоть маленькие зацепки. Если у тебя из инструментов только ногти, поневоле начнешь уповать на милость природы. Результатом моих усилий стал десяток тоненьких, как папиросная бумага, клочков, размером со спичечный коробок да пара кусков коры посолидней и потолще.
  Вернулась Олеся эффектно, бесшумно появившись перед глазами. Я даже вздрогнул от неожиданности, увидев ее, увенчанную скромным венком из полевых цветов. Девочки, что тут скажешь. Положено им в мир красоту нести. Они и несут.
  - Получается?
  Я молча протянул вперед руки с результатами трудов.
  - А я вот нашла,- девушка показала внушительный ком желтовато-красной грязи. Ладошка левой руки прижимала импровизированный шар к боку. Предусмотрительно завернутая в лист лопуха почва ничуть не запачкала платье, чего нельзя было сказать о руках.
  - Зачем?- удивленно округлил глаза я.- Зачем нам грязь?
  - Артем! Это не грязь! Глина!
  - Ох и тупица!- хлопнув себя в лоб, простонал я.- Ну, конечно, глина! Вылепим самую простую чашку. Будет во что воду собрать. На первых порах даже без обжига можем обойтись!
  - Ну да!- подтвердила мою догадку Олеся.- А нам возвращаться не пора?
  А ведь точно. С середины поляны уже доносилось зычное:
  - Тем! Леся!
  Начало слов ветер безжалостно отнес в сторону.
  - Олег! Лика!- мы идем к вам,- неожиданно звонко выкрикнула Олеся.
  
  Эпизод 2. У костра
  Олег одобрительно кивнул, увидев нас с подарками. Они с Ликой, к моему удивлению, пришли налегке. Пока я сбивчиво излагал факты, командор мял в руках глину. Выслушав, протянул задумчиво:
  - Влажная...
  И, вскинувшись, уточнил:
  - Место, где взяли, отметили как?
  Мы смущенно потупились.
  - Ребята! Уясните же себе! Мы здесь одни. Во всяком случае, я со своей колокольни тоже ничего не обнаружил. На десяток-другой верст ни души! Я отнюдь не эксперт по выживанию. Но все-таки опыта у меня в этом чуть больше вашего! И мне хочется, чтобы все, все, все...,- Олег поочередно ткнул указательным пальцем в каждого из нас,- все вернулись домой! В идеале,- целыми и здоровыми!
  Лика обвела нас уничижающим взглядом. Надо же, как у женщин это получается. Сама, наверняка, еще палец о палец не ударила, а уже смотрит свысока.
  - Извини нас, друг,- судя по тому, что взгляд Олега потеплел, я подобрал нужное слово,- промахнулись. Постараемся больше не лажать.
  - То-то,- бесхитростно улыбнулся вожак, пригрозив шутя кулаком.
  - Олег, а вы что, совсем ничего не нашли с Ликой?
  Брюнетка на вопрос Олеси лишь обиженно фыркнула, тряхнув шевелюрой.
  - Кое-что нашли,- в отличии от напарницы, мужчина совсем не обиделся на реплику.- Самое главное,- я большую воду заметил. То ли рукав реки, то ли вытянутое озеро, сложно с наскоку определить. Завтра туда выдвигаемся, если возражений нет. А сейчас все вместе отправляемся в нашу сторону, находку оценивать. Давайте не будем терять времени, закат, судя по всему, не за горами!
  Заинтригованные, мы отправились вслед за Олегом. Тот шагал широко, уверенно. И вывел нашу маленькую группу прямиком к скале. Гора была совсем небольшой, и смотрелась чужеродным пятном на фоне леса.
  - Вот!- с нескрываемой гордостью произнес главтурист,- для ночевки лучше не придумаешь! Вернемся, так сказать, к истокам!
  - К каким истокам?- поинтересовалась из-за спины Олеся.
  - К естественно-первобытным и пещерно-костровым. Тут даже углубление есть! Не пещера, конечно, но если ночью начнется дождь, не замочит! Уступ очень удачно выдвинут вперед, заменит крышу.
  - Осталось добыть огонь.
  Олег с задором в глазах повернулся ко мне. Он демонстративно поднял над головой два камня.
  - Этим я сейчас и займусь! Инвентарь подходящий. А ваша задача,- хворост.
  Не вдаваясь в долгие объяснения, Олег, припав на коленки, разложил мою бересту перед собой. Разложил не на земле, а в заранее приспособленном круге из камней. Вокруг начал строить шалашик из тонких веточек и чешуек сосновой коры. Небольшой запас сухого топлива ждал своей очереди рядом, придавленный массивным куском породы.
  - Шевелитесь, ребятки,- напутствовал нас командор,- я постараюсь тоже не затягивать.
  Первый блин вышел комом. Удар пришелся по пальцам, и наш Прометей скривился от боли. Я подхватил сердобольно завздыхавшую Олесю под локоть и увлек за собой. Лика нехотя плелась сзади.
   Под вечер небо затянуло облаками. Пышные, объемные массивы громоздились друг на друга, заполняя все видимое пространство. Мне никогда не приходилось раньше видеть такого. Закат окрасил облака в нежно-розовый, и стало казаться, что над головой висит исполинский зефир.
  Смеркалось на удивление медленно, будто хозяин здешних мест тушил лениво свечку за свечкой в грандиозной средневековой люстре. У скал деревья росли совсем редко, и можно было свободно бродить между ними. Впрочем, за работой время пролетало незаметно. А потрудиться пришлось немало. Сухие сучья попадались не слишком часто, а Олеся и вовсе не принимала участия в заготовке топлива. Девушка все больше просто бродила среди деревьев, слегка касаясь кончиками тонких музыкальных пальцев вековых стволов. Лицо ее притом носило мечтательное и слегка растерянное выражение. Изредка она нагибалась к земле, срывая неведомую травинку. Ей бы хиппи быть, ей-богу! Дитя цветов. Олеся присоединилась ко мне, когда сушняка набралось прилично. Свалив ветки в одну кучу, я, честно говоря, рассчитывал, что мы разделим ношу на двоих. Но одного взгляда на девушку оказалось достаточно, чтобы начать трамбовать сучки в компактную охапку. Девушка высоко придерживала подол платья, зажав край в кулаке. Ткань образовала импровизированную корзинку, наполненную несколькими грибами, парой пучков травы, и россыпью плодов, очень похожих на терновник. Ноги новоиспеченной богини плодородия оказались обнаженными выше колен, и я смог оценить и стройность икр, и гладкость молочной, не тронутой загаром, кожи. Мой взгляд не остался не замеченным. Олеся мило зарделась. Не желая еще более смутить девушку, я подхватил дровишки и пошел вперед.
  Добравшись до стоянки, мы застали наших товарищей по несчастью, задумчиво созерцающими язычки пламени. Огонь, такой привычный и ничего не значащий в том, прежнем мире, сейчас наполнял сердце неподдельным восхищением. Тьма уже кралась за нами по пятам, но ей ни за что не преодолеть границ согретого пламенем магического круга!
  Небольшая горка сучьев лежала перед Ликой доказательством того, что она тоже потрудилась на благо общества. Девушка уютно устроилась рядом с Олегом, поджав под себя ноги. Вся ее поза говорила о привычке сохранять непринужденную элегантность даже в самых неожиданных обстоятельствах. Прядь, небрежно упавшая на лоб, отблески огня на коже, в меру обтянутые тканью бедра, плавной дугой переходящие в талию... Не хватает только предприимчивого фотографа для макета обложки глянцевого журнала.
  Олеся, стараясь, насколько возможно, выглядеть прилично, примостилась у потрескивающего костерка, лаконично презентовав собравшимся то, чем одарил ее лес.
  - Вот,- кратко выдохнула девушка.
  Олег, криво усмехаясь, разложил грибы по кучкам.
  - На сыроежки похожи, - нейтрально заметила Лика, выглянув из-за плеча спутника.- И на лисички. А вон те - на маслята.
  Олег неопределенно мотнул головой, то ли соглашаясь с девушкой, то ли досадуя.
  - Похожи,- все-таки снизошел до ответа наш Дерсу-Узала.
  Откусив часть ножки у гриба с красной шляпкой, будто кончик кубинской сигары, провел языком по месту среза.
  - Как? - решил поинтересоваться я у дегустатора.
  - Вкус пресный, как у обычной краснухи, - нехотя прокомментировал Олег.
  - Чудно! Смерть от голода нам пока не грозит?- попытался я внести ноту оптимизма в гнетущую атмосферу.
  Парень вперился в меня тяжелым взглядом:
  - Не все тут так просто. Нутром чую. Объяснить не могу, но...
  Он замолчал, и тишину нарушало лишь потрескивание сучьев, сдающихся под напором огня.
  - Одним словом, я бы не торопился накидываться на местные деликатесы.
  Олеся немного обиженно пожала плечами. В пальцах она вертела фиолетовый плод.
   - Похоже ведь на терновник, верно?- обратилась девушка ко мне, старательно избегая взглядом командора. Но ответить мне не дали:
  - Верно. Все верно. И травка один-в-один кислица. А вон та конский щавель напоминает. Но все же...
  И Олег вновь замолчал. Перемена, происшедшая с нашим лидером, озадачивала. Ночь уже готовилась вступить в полные права. Запасов топлива, по моим прикидкам, должно было с лихвой хватить до рассвета. Но настроение, царящее в круге света, мне решительно не нравилось.
  - Ребят, давайте не будем унывать!- я поспешил подбодрить компаньонов. - Не получилось с первой попытки отыскать дорогу к людям,- не трагедия! Доверимся интуиции Олега, денек поголодаем. Ничего, иногда даже полезно! Встанем завтра с утра пораньше, и двинем в сторону реки! За день дойдем, проблему с водой решим. А там видно будет.
  - Ага! Оказались бог знает где, ни еды, ни воды, ни единой живой души кругом, никто ничего толком вспомнить не может, но давайте радоваться жизни! - съязвила Лика.
  - Правильно. Но, в конце концов, все мы молоды, здоровы! На дворе лето. И, по крайней мере, сейчас, нам ничего непосредственно не угрожает! - парировал я.
  Где-то далеко, во тьме леса, послышался протяжный вой, будто насмехаясь над моими словами.
   - Волки?- Лика подобралась, невольно прильнула к мускулистому плечу Олега.
  - Вероятнее всего,- сдержанно подтвердил опасения мужчина.
  Глаза у девушки подозрительно заблестели, и Олег поспешил успокоить спутницу.
  - К огню они не подойдут. Да летом у них и кроме нас забот полно. Прокормиться есть чем. Обычно.
  Олег снова погрузился в раздумья.
  С тишиной решительно нужно было что-то делать. Предоставленная самой себе она норовила отдаться на волю ночных звуков, идущих со стороны уже скрывшихся во мгле деревьев.
  - Самое время поделиться мыслями, - не сдался я.- Давайте выслушаем уважаемого вождя нашего племени. Тема доклада: планы на завтра. А потом устроим мозговой штурм.
  - Что устроим?- Олеся, продолжавшая прислушиваться к голосам чащи, с трудом оторвалась от своего занятия.
  - Выскажемся по ситуации, в которой оказались. Ну а сейчас,- Олег, тебе слово!
  Олег, не теряя времени попусту, занялся глиной. Сильные пальцы мяли, вытягивали, прессовали. Под натиском человека материя приобретала форму, назначенную ей разумом.
  - Если обогнуть горушку справа и немного углубиться в редколесье, начнется пологий спуск. На склоне растут интересные листики. Размером с крупный подорожник, но больше похожи на комнатную диффенбахию. Поверхность листа кожистая, с ложбинкой посредине. По идее на рассвете на таких листьях должна бы роса конденсироваться. Чашка у нас теперь имеется,- в доказательство слов мужчина показал всем только что изготовленную посуду.
  Кривобокая плошка на произведение искусства явно не тянула, но ведь ей не в музее стоять.
   - Попробуем поутру собрать влагу. Артем, расстарайся. Петушиного кукареканья поблизости не предвидится, придется спать чутко.
  Командор на минуту задумался.
  - А еще лучше так. Предлагаю дежурить у костра по очереди, часов нет, поэтому полагаемся на ощущения. Два часа каждый. Моя вахта первая. Бужу Лику, ложусь отдыхать. За ней- Олеся. Последним остается Артем. Расталкивает нас на зорьке, и идет по маршруту.
   Что и говорить, график не слишком комфортный. Но оспаривать слова старшего, значит, подрывать дисциплину. Я молодцевато козырнул командиру.
  - Затем идем в сторону воды. Даже если не удастся добыть питья, дойдем. Жажда начинает всерьез донимать примерно через сутки. А нам ходу, по моим прикидкам, часа три-четыре. Еду поищем по дороге. Растянемся в цепь, не упуская друг друга из виду, и поищем. У Олеси уже неплохо получается собирательством заниматься. Чтобы у местных обитателей не возникло соблазна попробовать на зуб нас, нужно подумать и об обороне. Нечто похожее на дубинку мне удалось найти,- Олег извлек из-за спины довольно толстую узловатую палку.- Но, к сожалению, в единственном экземпляре. Так что по пути обращайте внимание не только на грибы-ягоды. Встречаем нечто, хоть отдаленно похожее на бейсбольную биту, окликаем остальных, делаем привал, вооружаемся!
  - Еще можно камни подходящие прихватить в качестве метательных снарядов,- предложил я.
  - Дельная мысль,- согласился Олег,- и не только для метания. Я подобрал пару плоских камней с заостренными краями. Может, удастся из них сочинить вроде рубил или примитивных ножей.
  - А там, глядишь и до топора каменного недалеко,- я невольно улыбнулся, представив себя в роли охотника каменного века. Шкура через плечо, грубый топор в руке.
  - Я сказал что-то смешное?
  - Прости, Олег. Прости. По-моему хороший план. Что скажете, девочки?
  Лика кивнула, Олеся лишь пожала плечами. Между зубов последняя перетирала травинку.
  - Принято единогласно! Переходим к самому интересному. К загадке нашего появления здесь. Все, самые невероятные гипотезы. Одно условие. Не отвергаем, не критикуем. Либо высказываем свою точку зрения, либо продолжаем мысль. Готовы?
  - Давай, Эйнштейн, жги!- без особого энтузиазма поддержал меня Олег.
  - Итак, оратор номер один, ваш покорный слуга. Выдвину самое банальное предположение,- нас разыграли.
  Лика презрительно фыркнула. Я предостерегающе поднял указательный палец. Прошептал одними губами: "Никакого негатива!"
  - Почему же у нас память отшибло?
  - Побочный эффект. Не рассчитали дозу снотворного. Ошибка дилетанта-гипнотизера. Сговор, наконец. Никто же из нас точно не уверен, что его сосед тоже ничего не помнит. Возможно, вы разыгрываете, скажем, меня и Лику. Подкорректировали нам память медикаментами или внушением...
  Лика с подозрением скосила глаза на Олесю. Ой-ой, пора остальную труппу подключать к постановке.
  - Номер два. Лика.
  Девушка слегка растерялась.
  - Я? Откуда мне знать?
  - Лика!
  - Ну, пожалуйста! Мы все умерли!- выкрикнула с вызовом темноволосая красавица.
  Олег с Олесей невольно отшатнулись от нее.
  - Это многое объясняет,- прокомментировал я миролюбиво.- В царстве Аида, к слову, протекала река Лета. Те, кто вкушал из нее, теряли память.
  - Навсегда? Значит, мы никогда не вернемся домой? - отстраненно, будто ее это совсем не касалось, вступила Олеся.
  - Вспомнить бы его еще, этот дом,- мрачно отозвался Олег.
  Тьма все сгущалась, и наш главный турист подбросил в костер пару веток.
  - Номер три! Нечего сказать номеру три? Тогда переходим к номеру четыре. Слушаем тебя, Олеся.
  Девушка пожала плечами, отправила в рот ягоду. Олег оценивающе посмотрел на нее, но ничего не сказал, лишь покачал головой.
  - Кисло-сладкая,- поделилась ощущениями девушка.
  Сильный порыв ветра качнул верхушки сосен на опушке, донеся до ушей уханье филина.
  - Мне кажется..., - она сделала паузу, прислушиваясь к ночной птице,- мы попали в другой мир.
  - То есть, мы на другой планете, - я осторожно подтолкнул робкого оратора.
  - Скорее всего. В другой галактике, в ином измерении, далеко в прошлом или будущем,- неважно.
  - Откуда такой вывод? - Олег немного оживился.
  - Чувствую.
  - Она чувствует! Нет, это уму непостижимо! Чувствует она!- Лика все же не удержалась в рамках правил, сердито налетев на соседку.
  - Спокойнее,- попытался урезонить я раздосадованную фурию.- Продолжаем. Допустим, Олеся права. Нас похитили инопланетяне и перенесли на другую планету. Но зачем, с какой целью? И почему тогда эта планета столь похожа на Землю? Растения, деревья, голубое небо, сила тяжести. Про атмосферу я вообще молчу. Много ли таких мест в обозримой Вселенной?
  - Я не говорила, что похитили,- отозвалась девушка.
  - То, что мы не на Сатурне или Марсе, как раз логично. Помести человеческие тела в подобные условия, и спектакль окажется очень коротким. А зрителю, видимо, хочется посмотреть полноценную постановку,- неожиданно поддержал гипотезу Олеси Олег.
  - Но логика пасует перед сходством здешнего мира и нашего. Маловероятно такое совпадение жизненных форм, даже если предположить, что они имеют один корень, одно семя, некогда распространенное по звездам и галактикам.
  - Да вы что, рехнулись все, что-ли? - вскочила на ноги Лика,- какие розыгрыши, какие Леты, какие пришельцы?
  - С радостью выслушаем следующее предположение, - я попытался изобразить радушную улыбку.- К слову, гипотезу о ином мире будет очень легко проверить. Как только мы увидим звездное небо, наша теория либо подтвердится, либо будет опровергнута.
  - Ты знаешь, каким должен быть рисунок созвездий?- прищурился Олег.
  - Нет,- опешил я,- но ведь ты, наверное...
  - Конечно. Курс астрономии для чайников,- моя настольная книга,- с сарказмом отозвался товарищ. - Ну, простите, дорогие, за разочарование. Мои познания в астронавигации сводятся к нахождению полярной звезды. Пять отрезков по одной из линий, образующих ковш Большой Медведицы, - и вот оно, северное направление!
  - Большего и не надо!- с жаром воскликнул я.
  - Возможно. При условии, что мы все еще в северном полушарии.
  - Кстати, мы еще не выслушали твое мнение. Дамы и господа, представляю четвертую по номеру, но не по значимости, скрипку нашего квартета!
  - Номер четыре уже был,- недовольно пробурчала, занявшая вновь свое место, Лика.
  - Что?
  - Номер четыре был. Следующий,- номер пять,- упрямо повторила девушка.
  - К-к-как? Как это?- голос Олега предательски дрожал.
  Все мы синхронно, будто по команде, повернули головы в одну сторону. В сторону пятого человека, гревшегося у костра.
  
  Эпизод 3. Сергуниил
  Я не мог поверить собственным глазам. Если у костра сидят четверо, и вдруг появляется еще один человек,- как можно не заметить этого? Разве только незнакомец вовсе не человек? Мысли пустились вскачь, пальцы сами собой сжались в кулаки, дыхание стало тяжелым и прерывистым, пульс барабанной дробью застучал в висках.
  И вдруг все прекратилось. Будто кто-то ласковой рукой провел по волосам, как в детстве. Пригрел, обнадежил, успокоил. Накатила волна безмятежной эйфории, состояния абсолютной безопасности, когда все страхи,- не более чем жалкие тени, не смеющие показаться при свете солнца. Когда любой вопрос теряет всякий смысл, поскольку все ответы давным-давно даны.
  Наш гость, облаченный в подобие монашеской рясы с капюшоном, недолго оставался безмолвным. Как только мои спутники чинно уселись в круг, он откинул куколь. Мужчина лет тридцати обладал приятной внешностью. Смуглое лицо с карими глазами обрамляла аккуратно подстриженная борода, а слегка вьющиеся темные волосы доходили до плеч.
  - Приветствую вас, друзья,- голос был под стать внешности. Притягательный, чарующий, призывающий забыть обо всем.
  - Знаю, что у вас возникло много вопросов. Но пока, к сожалению, я здесь не для того, чтобы давать ответы. Первая наша встреча будет совсем короткой.
  В руках у незнакомца появился блокнот. Самый обыкновенный блокнот с пружинкой. И самый обыкновенный карандаш.
  - Вы в трудном положении. Я могу немного помочь. Помощь не будет постоянной. Но и не ограничится сегодняшним днем. Не будем нарушать установленный вами же порядок. Артем?
  Я не нашел ничего лучшего, чем ляпнуть:
  - Нам бы одеял.
  - Лика?
  Состояние фотомодели мало чем отличалось от моего. И ее просьба тоже.
  - Одежда очень грубая. Сильно натирает кожу.
  - Олеся?
  - Мне нужна сумка, - откликнулась сборщица голосом сомнамбулы.
  - Олег?
  - Нож. Хороший нож выживания.
  Браво! Похоже, единственный, не утративший здравомыслия.
  Грифель скрипел, бегая по линейкам блокнота.
  - Приятно было с вами познакомиться, друзья!- гость приветливо улыбнулся, разгибаясь.- Не буду вас задерживать, вам предстоит долгий день. Отдыхайте.
  Сладкая пелена накрыла меня сверху, спустившись откуда-то с высоты скрытых мглой зефирных облаков, а дерн показался душистой мягкой периной. Сон втянул в себя, как воронка водоворота затягивает перышко.
   Проснулся я как по будильнику. Костер давно прогорел, и утренняя прохлада давала о себе знать. Вчерашнее казалось нереальным, сотканным из призрачных нитей воображения и полудремы. Образ ночного гостя таял, не выдерживая жара здравого смысла. "Неужели галлюцинация? Может, воздух здесь такой? Испарения от почвы, пищевое отравление, пыльца растений? Ни одно из предположений не выдерживало никакой критики. Посторонних запахов не было. Олеся единственная, кто вчера вкусила щедрот леса. А Серого видели все. Пыльца может спровоцировать аллергию. Но определенно не массовое помешательство. Ладно, обсудим с ребятами, как проснутся. А пока займемся насущным".
  Я поднялся на ноги, руки сами собой принялись растирать затекшее за ночь тело. Оглядев сладко спящих товарищей, решил проявить инициативу. Небо радовало безоблачной синевой, облака исчезли, рассеявшись без следа. Солнышко, хотя и стояло невысоко, норовило беспощадно расправиться с рассветной дымкой. Я направился вслед за отступающим противником. Клубы стелились вниз по пологому склону, к низине, оставляя за собой, как и предсказывал Олег, влажный след на широких листьях лжедиффенбахий. Предусмотрительно прихватив вылепленную вчера командором глиняную чашку, я не стал терять время и поспешил к растениям. Добыча небесной влаги на практике оказалась делом муторным и малоэффективным. К тому же, требующим недюжинной аккуратности. Сгибая лист вдоль, чтобы капельки скользнули по образовавшемуся желобу к остроконечному носику и оказались в чашке, нужно было умудриться не потревожить соседние растения. Иначе ценный жидкий ресурс рисковал оказаться на земле, пропав без всякой пользы. Росы оказалось мало, добросовестно облазив весь склон, я едва-едва наполнил треть чашки.
  "Да, если учесть что нас четверо, то каждому едва ли на полглотка достанется".
  Триумфального возвращения в лагерь не получилось. Обеспокоенный женский голос выкрикнул мое имя, и я сразу же отозвался гортанным "эге-гей"! Жаль, что мы не в горах. Роскошное эхо могло получиться. А Олеся молодец, заботливая.
  Пара сотен шагов, и я оказался рядом с товарищами. Вот только ожидаемого маленького ажиотажа мое появление возле костра не вызвало. Вся компания склонилась над чем-то, лежащим на земле. Над чем-то или... над кем-то? За грудиной тревожно екнуло, и ноги стали предательски ватными. Последние метры дались мне с трудом. Когда я рассмотрел, что закрывала широкая спина Олега, вздох облегчения сорвался с губ, а сердце невольно заколотилось часто-часто. На траве перед мужчиной лежал самый настоящий рюкзак. Обыкновенный такой, защитного цвета, с кожаными коричневыми ремешками на металлических застежках и толстым шнуром, перетягивающим горловину. Сейчас горловина была развязана, и Олег, по праву старшего, извлекал на свет божий сокровища. Возле его ног уже лежал добротный, литра на полтора, термос, отливая на солнце матовым хромом. И еще простая холщовая женская сумка на длинном ремне. Следующим появился складной нож в чехле. Наш предводитель повертел оружие в руках, открыл его, убедившись, что лезвие острое, и механизм устроен так, что не позволит тому сложиться при ударе.
  "Хм...",- то ли одобрительно, то ли недовольно протянул опытный турист, повернув торцевую заглушку. Из полой ручки на ладонь выпал набор иголок, упаковка рыболовных крючков и пара небольших шпулек. Сама заглушка переходила в тонкий черный стержень. Мужчина легонько поскреб по нему лезвием, по всей видимости, очищая от защитного покрытия, и вдруг неожиданно резко ударил. Сноп ослепительно белых искр вылетел из-под клинка, заставив девушек испуганно ойкнуть. Ну вот, теперь у нас есть свой штатный Гефест. Без огня точно не останемся. Командор собрал нож, вернул его в чехол, к обратной стороне которого ушлые разработчики девайса прикрепили точильную пластину. Хорошую штуку заказал себе наш проводник, ничего не скажешь! Олег покрутил подарок в руках, и положил перед собой, так и не решив, куда же его пристроить. Ни в штанах, ни в куртке карманов не предполагалось. Рядом с оружием легла стопка нижнего белья. Футболки и трусы из хлопка смотрелись немного странно среди дикой природы, но девчонкам пришлись явно по сердцу. Еще нашлось четыре поясных ремня, в отличии от белья, абсолютно неразличимые, унисекс. Почти всю нижнюю часть рюкзака занимали одеяла.
  Олег побултыхал термос в руке, наслаждаясь звуком булькающей жидкости.
  - Еще теплый,- мечтательно прокомментировал он.
  - Неужели чай?- наивно-восторженно вскрикнула Олеся, едва не захлопав в ладоши.
  - Посмотрим,- солидно пробасил Олег, откручивая крышку, которая, как у многих термосов, являлась по совместительству и чашкой. Мужчина поднес горлышко емкости к носу, принюхиваясь. На его лице появилось недоумение, переходящее в удивление. Он молча нацедил жидкость в кружку. Какое-то время колебался, решаясь. Но наконец, осушил чашку в несколько глотков. По-крестьянски утерев губы рукавом, удовлетворенно крякнул.
  - Однако!
  Первый не выдержала Лика.
  - Не томи, Олежка! Что там?
  - Больше всего похоже на бульон. Куриный. Со специями, но почти несоленый.
  - Дай попробовать!
  Я лишь сейчас понял, что тоже изрядно проголодался.
  Олег взял паузу, обвел нас ясным взором. Поскреб в затылке, рассуждая вслух.
  - По делу надо бы подождать. До вечера. Если со мной все будет нормально,- едите вы. Если нет...
  - Не выдумывай!- резко перебила его Лика.- Если бы нас хотели убить, думаю, без труда справились бы и без яда!
  - Это точно,- смущенно признался мужчина. Невооруженным глазом было заметно, что ему неловко за проявленную слабость. Сам установил дежурство, и уснул, как и все!
  - Можно приступать к раздаче,- поторопила переминающегося с ноги на ноги мужчину девушка.
  - Подходите,- без затей пригласил Олег, наполняя кружку.
  Галантно пропустив дам вперед, я пил (или ел?) последним. Я все еще сжимал в левой руке глиняную чеплашку, когда командор передал мне эстафету. Бульона хватило как раз на полную чашку, и термос опустел. Пожалуй, я не совсем верно оценил его вместимость. А вот тот, кто собирал нам передачку, оказался более точен. Словно в закусочной полжизни проработал. Порций оказалось ровно четыре, не больше и не меньше, и дележ прошел без недомолвок и обид. Жидкость, и вправду, напоминала по вкусу суп из курицы.
  - Вкусно,- лаконично оценив импровизированный завтрак, я вернул чашку Олегу и вытянул вперед вторую руку.
  - Росу насбирал,- покровительственно хлопнул меня по спине предводитель,- молоток! Не халявщик!
  - Мы тоже не халявщики,- вспыхнула как спичка Лика,- от помощи в нашем положении отказываться глупо!
  - А Он хочет помочь?- как можно равнодушней отбил выпад мужчина.
  - Конечно,- выпалила Лика,- иначе откуда все это?
  Девушка обвела рукой выложенное на всеобщее обозрение содержимое рюкзака.
  Олег промолчал.
  - Мы словно в сказке очутились,- невпопад вступила в разговор Олеся.
  - В какой же?- саркастически осведомился мужчина.
  - Аленький цветочек. Помните? "Спасибо тебе, хозяин неведомый!"
  - Ну не совсем он неведомый,- вмешался и я.
  - Серый,- уточнил Олег,- Серый кардинал.
  - Почему сразу кардинал? Что за страсть видеть везде заговор?- Лика еще не утратила боевого задора.
  - Ну если у тебя весь расклад словно на ладони, поделись с нами!- отрезал Олег, глядя прямо в глаза девушке.
  Лика осела, но по инерции все еще продолжала спорить:
  - Не вижу причин видеть врага в том, кто может стать другом.
  - Серый нам не друг!- резко выкрикнул Олег.- Неужели вы не поняли? Мы же для него не более, чем куклы, которыми он управляет. Заметили, что никто не задал ему ни единого вопроса? Неужели не нашлось чем поинтересоваться, а? Лично у меня будто часть мозга заблокировали, пока он рядом был. Думаю, каждый почувствовал нечто подобное, так? А заснули мы как? Послушно, как дети в ясельках, когда их нянечка убаюкала!
  - Во всяком случае, пока и не враг,- я предпочел сгладить углы, не принимая ничьей стороны в споре.- С одной стороны мы приняли его подарки. С другой стороны, по тому, как ловко он с нами обошелся, надо держать ухо востро.
  - Ладно, прекратили диспут. Теперь, когда у нас и огниво и береста есть, огонь- не проблема. На очереди питье. Идем по направлению к озеру, полчаса на сборы. Кто знает, если края не совсем дикие, может, на рыбаков наткнемся.
  - Да какие у нас сборы,- протянул было я, но осекся.
  - Девочкам надо приодеться, мы с тобой тем временем надерем бересты, упакуем пару комьев глины и выберем подходящие по размеру камни. Часть из них пойдет на метательные снаряды, часть- на примитивные копья. Если волки неподалеку, дистанционное оружие лишним не будет.
  Последние фразы Олег сказал вполголоса, не желая вызвать переполох среди девичьей части экспедиции.
  - Свою воду можешь, кстати выпить. Заслужил,- он улыбнулся мне, словно отец, довольный тем, как сын выучил урок.
  Я одним махом опрокинул в рот жидкость. И сразу понял, что поступил опрометчиво. Горьковатый привкус воды заставил закашляться.
  - Полынь какая,- отплевываясь, пояснил я.
  - На будущее,- всего, чего опасаешься, пробуй понемногу,- назидательно проговорил Олег.
  Я кивнул, соглашаясь.
  - А остерегаться тут надо если не всего, то многого,- уже больше для себя продолжил командор. И уже совсем другим тоном добавил:
  - Рюкзак понесем по очереди.
  Выступили в указанном предводителем направлении мы где-то спустя час. Поддетая под грубую ткань футболка оказалась весьма кстати. Миновав поляну, зашагали по смешанному редколесью, вытянувшись в цепь, поминутно проверяя, не потерялся ли кто из виду. Хвойные деревья, чередуясь с лиственными, отстояли друг от друга на метр или больше, иногда образуя островки из деревьев одной породы. Мягкая трава гасила звук шагов, и нас окружала особая лесная тишина, тишина, в которую, не разрушая ее, изредка вплетался ветер в кронах или далекий стрекот птиц.
  Олег ориентировался по солнцу, корректируя курс, девушки обменивались краткими репликами, обсуждая пейзаж. Я сосредоточенно молчал, исполняя роль носильщика. Лямки походного мешка с непривычки болезненно врезались в плечи, но сам груз не слишком обременял. Обувка оказалась не особенно удобной, но все-таки сносной.
  - На следующей аудиенции у Сергуниила ботинки попрошу. И носки!- в порыве озорства воскликнул я.
  - Почему Сергуниил?- робко улыбнувшись, поинтересовалась Олеся.
  - Раз Серый, значит сокращенное от Сергей. Сергунька. А раз умеет появляться и исчезать внезапно, значит ангел. Надо прибавить "ил". Гаври-ил, Миха-ил, Рафа-ил.
  - Сатани-ил, - продолжил ряд сомнительным элементом Олег. - Стоп. Передышка.
  Я уж подумал, что дискуссия о двойственной природе нашего загадочного покровителя вспыхнет сейчас с новой силой. Однако вожак занялся совсем другим. Заприметив поваленное дерево с высохшими, но крепкими и прямыми сучьями, смотрящими в небо, он достал нож и принялся за дело. Используя лезвие вместо зубила, и заменив молоток дубинкой, Олег последовательно подрубал древесину, равномерно сводя на конус у комля. Процесс нельзя было назвать быстрым, но зато спустя полчаса непрерывного постукивания, наш арсенал пополнился на одно копье. Точнее, все-таки заготовку для копья.
  Поскольку, водрузив на себя рюкзак, нож Олег торжественно вручил мне. Как и заботу о прото-копье. Теперь я на ходу подстругивал острие, приближая его грозную поражающую силу к пределу совершенства.
  Эпизод 4. Волк
  Олег, полагаясь на солнце, безостановочно вел нас вперед. Мы миновали редколесье, пробились через густые заросли кустарника, буквально продрались через полосу ельника, росшего так плотно, что пришлось исколоться, раздвигая мощные разлапистые ветви. Зато сразу за испытанием поджидала награда,- земляничная поляна, словно специально приготовленная для того, чтобы утомленные путники смогли освежиться. Сладкую ягоду ели все, даже Олег, отбросивший подозрения о коварстве местной флоры.
  Передохнули чуть, подшучивая над измазанными соком физиономиями друг друга, я дострогал копье, Олеся умудрилась изготовить шнурок для ножен из найденного под ногами стебля вьюнка. Не слишком прочная веревка получилась, но все лучше повесить нож на шею, как Маугли, чем таскать постоянно в руках. Что я, собственно, и предпринял. Надеюсь, главнокомандующий не обидится на такое обращение с клинком. Продолжили путь вновь привольно, разбредясь меж редких стволов деревьев поодиночке.
  -Долго еще нам до озера, Олег?- Лика, вырвавшись чуть в перед, задорно пританцовывала, встряхивая головой и плавно поводя бедрами.
  -Да не больше чем...
  Договорить ему не дал рык, раздавшийся из-за внушительной, в обхват, сосны.
  Волк, не замедливший появиться следом, показался мне кошмаром, сошедшим со страниц детской сказки. Лохматое серое чудовище, наделенное злым, но, одновременно, до жути осознанным взглядом, разом перешло на рысь. Ближайшей мишенью для атаки зверя была Олеся. Но, как ни странно, хищник, лишь слегка повернув голову в ее сторону, миновал девушку. Если бы не стресс, вызванный внезапным появлением зубастого охотника, я бы мог поклясться, что вот этот поворот головы можно было истолковать только одним способом: "А, это ты? Не путайся под ногами, я сейчас разберусь с придурками, потом с тобой потолкуем!" Чего только не померещится человеку со страха!
  Животное метнулось к Лике, но на его пути уже вырос, словно из-под земли, Олег.
  " Хлоп",- тяжелая дубина не остановила прыжок лесного монстра, но изменила траекторию атаки. Да такому отбиву любой бейсбольный питчер позавидовал бы!
  Из ступора меня вывел громогласный вопль:
  -Не стой столбом, Артем! Я один с ним не справлюсь!
  Зверь, раздосадованный неудачей, развернулся и ринулся во вторую атаку. На этот раз молча, и от того, что он не издал ни звука, почему-то стало еще страшнее. Превозмогая себя, я все же кинулся наперерез волку. Не знаю, как это получилось, но мой тычок самодельным копьем оказался на удивление эффективным. Острие, попав под переднюю лапу, развернуло хищника в воздухе почти под прямым углом. Приземлившись, он угодил под сокрушительный удар Олеговой дубины, приняв всю силу орудия на открывшуюся затылочную часть черепа.
  "Хрясь!"-столкновение кости и дерева разрешилось не в пользу плоти. Кровь брызнула во все стороны, попав и на меня, и на Олесю. Волк бесформенной грудой осел на землю.
  -Как ты его,- только и смог выдохнуть я, глядя на дело рук товарища.
  -Ничего не поделаешь,- Олег осмотрел всех, остановив взгляд поочередно на каждом. На войне как на войне. Либо ты. Либо тебя. Давайте не будем задерживаться здесь. Кто его знает, нет ли стаи поблизости!
  И мы ломанулись со всех ног. Не знаю, как девчонкам и командору, а мне еще с час казалось что вот-вот, и позади, раздастся хруст веток под лапами. Безжалостная погоня, ведомая чувством мести, настигнет нас, и тогда...
  Сердце замерло, когда слева, из-за березы, послышалось тоненькое Олесино "Ой!". Но, хвала всем силам небесным, обошлось. Я сразу это понял, взглянув на прояснившееся лицо Олега, подоспевшего на возглас первым. Ну вот как это у него получается, успевать всюду? Правда, насыпь грунтовой дороги, обнаружила все-таки Олеся, а не он. Тракт, хоть и возвышался над местностью почти на метр, оказался узким и, по ощущению, заброшенным. Немудрено, что ни мне, ни Олегу не удалось рассмотреть его за деревьями! Трава уже взобралась по склону, распространилась и по всей дороге, без намека на колею от машин или повозок. Однако, сам факт того, что люди где-то рядом, всех несказанно обрадовал. Мы немного поспорили, в какую сторону двигаться дальше, но Олег быстро положил прениям конец, убедив не отклоняться от первоначального плана. К озеру, значит, к озеру! Тем паче, что нитка грунтовки незначительно отклонялась в сторону от избранного направления. Вот если она повернет, придется выбирать...
  Момент истины настал приблизительно через полчаса.
  Эпизод 5. Не одни
  Мерные удары мы услышали одновременно. Шагах в пятидесяти по ходу движения дорога делала крутой поворот и источник шума, судя по всему, находился прямо за ним. Мы с Олегом переглянулись, и, покрепче перехватив оружие, стали осторожно приближаться к изгибу грунтовки. Девушки держались у нас за спинами, и я поймал себя на мысли, что мне нравится такое положение. То, что меня не на словах считают силой, способной защищать и оберегать. Олег сделал знак сойти на обочину. Жестом приказав нам оставаться на месте, сам он короткими перебежками, от дерева к дереву, двинулся вперед. Вот припал на колено у самого поворота, и опасливо, словно солдат в бою, выглянул из-за сосны. Понаблюдав минуту за обстановкой, развернулся и направился к нам. Уже не теми диверсионными перебежками, но и не полностью расслабленно. Лика первой устремилась к нему навстречу.
  - Что там, Олег?
  Разведчик подождал, когда и мы с Олесей подойдем поближе и негромко ответил:
  -Мужик. Бородатый мужик с лопатой копает яму.
  - Прямо посередине дороги?- ляпнул я, не успев полностью осознать важность новости. Вот это да! Нашлись, нашлись все-таки люди в этом богом забытом тридевятом царстве! Сердце убыстрило бег, словно в детстве, в предвкушении праздника.
  -Нет, геометрический центр углубления заметно смещен в сторону обочины,- не удержался от подколки Олег.
  -Так чего мы ждем, пошли скорее!- не обращая внимания на тон лидера, порывисто встряла в разговор Лика.
  -Пусть шустрят кошки да блошки!- резко оборвал ее мужчина. Потом, чуть смягчившись, добавил,- Девочки, люди они тоже разные бывают. Так что ваша позиция тут, за елкой. Мы с Артемом идем знакомиться, потом зовем вас, если опасности нет.
  Олеся послушно сделала шаг назад, а Лика гордо вскинула подбородок, пробормотав сквозь зубы:
  -Чего бояться-то? Он один, нас четверо.
  Но Олег даже головы не повернул. Он уже сделал решительный шаг вперед. Я последовал за ним, в последний момент, вручив свое копье Лике. Двое вооруженных мужчин, подходящих к незнакомцу, вряд ли хороший задел для мирных переговоров. По той же причине, положив Олегу ладонь на плечо, я прошептал товарищу на ухо:
  -Обожди. Дай я попробую с ним поговорить.
  Командор сдвинул брови, но проследив за моим красноречивым взглядом в сторону дубины, забрызганной уже запекшейся волчьей кровью, согласно кивнул. Тоже, небось, представил со стороны. Хозяйственный мужик, копающийся в чистом поле, видит перед собой двух бродяг, чуть ли не с кистенем за поясом. Ну и что он должен подумать? Олег сбавил шаг, а я, окрыленный оказанным доверием, приблизился к яме. Чтобы не напугать незнакомца громко поздоровался, шагов за пять.
  -Здравствуйте!
  Довольно внушительная яма с кучей наваленного по противоположному к нам краю грунта, поглотила мужчину почти до пояса, и он яростно продолжал врезаться в землю.
  -Тук-тук!
  Оторвался от работы, только выкинув очередную порцию песка наружу. Пока оборачивался к нам неспешно, я успел заметить, что одет землекоп, так же как и мы. Неприметная рубаха, с пятном пота на спине, запыленные штаны.
  -Здорово, коль не шутите!- рабочий явно рассмотрел Олега, маячившего за моей спиной, но особенного беспокойства не выказал.
  -Меня зовут Артем,- я преодолел метры, разделявшие нас, и протянул руку мужчине. Он, уверенным движением вогнав лопату в землю, ответил на рукопожатие. И не отпустил меня, охватив крепкой, мозолистой, шершавой ладонью мою, гладкую и узкую. Он на миг совершенно так же поймал меня и взглядом. Стальной изучающий взор из-под кустистых рыжик бровей, произвел на меня впечатление. Взгляд-сканер, взгляд-рентген. Но он почти сразу же исчез, развеявшись.
  -Помоги выбраться,- как само собой разумеющееся, попросил новый знакомец.
  Я поднапрягся, и выдернул коренастую репку.
  -Клим,- представился кратко наш соотечественник.
  -Олег,- решил не затягивать с церемониями мой спутник.
  -Ну вот и поручкались,- усмехнулся в бороду абориген. И поинтересовался между делом:- К селу идете, или как?
  За минуту я успел рассмотреть его чуть лучше. Мужик как мужик. Пониже среднего роста, широкий в кости шатен, с аккуратной курчавой бородой и крупными чертами лица.
  Повисла пауза, поскольку Олег не спешил отвечать копалю, довольно бестактно изучая его.
  - Вы наверно не поверите, но мы... заблудились,- поспешил я сломать нарастающий ледок недоверия.
  - Да как же это?- притворно-удивленно расширил глаза мужчина. Игра его была столь бесхитростна, что купиться мог разве что ребенок. Или притворяться абсолютно не умеет... Или и не старается! Смешливые морщинки возле глаз помогли мне определиться с правильным ответом. А вот Олег предпочел не вдаваться в тонкости:
  - Так как нам, говоришь, Клим, до села-то добраться?
  - До села-то?- ну вот, еще и оканье появилось волжское в говоре. Видно не много развлечений в округе, раз из банальной встречи с пришлыми, коренной житель спектакль норовит устроить!
  - Дык, вы идите по дорожке-то, куды шли. Часика через два развилка будет. Коли направо свернете, там сначала рощица березовая. Красивая такая, там еще грибов по осени тьма-тьмущая. Да,- мужик огладил солидным движением бороду.- Потом мосток через овражек, бор дремучий за ним опять же. А дальше, как минуете,- там горы высокие. Да, горы.
  Глаза рыжебородого подернулись мечтательной дымкой.
  -Ну!- нетерпеливо прервал его грезы Олег.
  - Ну так вот, вы туда не ходите.
  Я чуть не рассмеялся. Красавец! Так и знал, что не упустит случая развести городских пижонов!
  -Нечего вам делать в горах-то. Да еще с бабами.
  Мы тревожно переглянулись с Олегом. А Клим продолжил, как ни в чем не бывало:
  - Налево повернете. Там и поселок будет. Не заблудитесь. До захода, правда, вряд ли успеете добраться. А впотьмах к околице лучше не соваться.
  -Это почему еще?- командор сразу сделал сторожевую стойку.
  Я тоже подался вперед, на время забыв о поразительной осведомленности землекопа.
  -Позже сами поймете, почему,- совершенно неожиданно собеседник сбросил маску деревенского шутника, заговорив серьезно и скупо.- А пока просто послушайте совета.
  Пока мы стояли, ошарашенные переменой, Клим порадовал нас новой, добродушно-обнадеживающей интонацией:
  - Да поутру для вас и жилье уж готово будет. Не отель пять звезд, но изба добротная. Для четверых как раз впору. А заночевать на берегу озера можно,- хорошее место неподалеку,- он махнул рукой, указывая направление,- там напрямки к селу даже ближе будет. Я б вас и проводил поутру. Сейчас не могу. Дело закончить надо.
  Мне показалось, или в его голосе прозвучала печаль?
  - Спасибо за совет,- одного взгляда на Олега было достаточно, чтобы понять,- не доверяет он рыжебородому. Не доверяет, и все тут!- Что за изба? А как ты узнал, что нас четверо? Да еще и то, что с женщинами?
  Вот так вот, наплевать ему на всю мою тонкую дипломатию! "Ты",- и точка!
  Клим лишь усмехнулся в бороду.
  - Все сюда почему-то четверками падают.
  Говоривший сделал паузу, чтобы мы смогли переварить сказанное. Одно короткое предложение. Но у меня колени ослабели, отказываясь держать вес тела. Прощай, мечта о горячем чае в колхозной столовке! О пожилом фельдшере в белом халате, со шприцем магнезии, тонкой струйкой устремляющейся к потолку! О раздолбанном автобусе, безбожно провонявшем бензином и гуталином, курсирующим по маршруту "медвежий угол-райцент"! Ну за что, господи?
   - Продолжай,- стиснув зубы, выдавил из себя Олег. Он удар держал куда лучше, чем я. Но и его проняло.
  -В селе всегда так. Перед приходом новоселов жилье появляется. И всегда в первой половине дня. Дом на окраине. Специально для них, выходит. Не пытайте меня, как и что- не ведаю, но факт есть факт. А про баб... Одно скажу,- повезло вам, ребятки.
  Я было протестующее приподнял руку, но Клим только отмахнулся.
  -Да не, я не про постель. Хотя, если парами жить будете, куда ж без этого. Просто по-человечески повезло. Женщин здесь не очень много. На трех мужчин одна. Царицами не ходят, но цену себе знают. Раньше я как-то и внимания на них не обращал. Наверное. Не помню точно. А теперь так хочется, чтоб тебя кто ласковым словом у порога встретил, да. Чтоб обнять кого было, запах волос вдохнуть,- неожиданно расчувствовался собеседник. Мне показалось, что еще чуть, и глаза у него увлажнятся. Но Клим снова сменил тональность резко, будто выключателем щелкнул,- У вас ведь тоже беда с памятью? Раннее детство, причем анонимное какое-то без имен и названий, и здесь-сейчас. Вроде помните что-то о себе, а как до дела, в детали вникнуть,- ни в какую?
  Мы закивали как китайские болванчики.
  -Новички вы? Недавно совсем прибыли?- уточнил землекоп.
  - Вторые сутки,- нехотя признался вожак.
  - Повоевать уже успели?- оказывается от внимания собеседника не укрылись следы крови на дубинке.
  - Волки,- хмуро отозвался Олег. Ему пришлось совсем не по нраву, что рыжебородый вновь перехватил инициативу в разговоре.
  - Волки или волк?- уточнил Клим.
  - Волк,- еще более сумрачно отрезал вожак.
  - Шкуру снимать не пробовали? А мяса нарезать?
  Мы снова синхронно мотнули головами. На сей раз отрицательно. Отличная гимнастика для шеи!
  - Да может оно и правильно,- нейтрально прокомментировал Клим,- не ваше это. Правда, женщин я еще не видел. Давайте, зовите их уже что-ли.
  Я покосился на Олега, дождавшись едва заметного утвердительного кивка, и приглашающе махнул рукой.
  -А все же, откуда ты узнал, что с нами дамы?
  Я последовал тактике Олега, перейдя на "ты" с Климом.
  -Бельишко у вас хорошее. По первости никому из мужиков в голову не приходит попросить у Серого что-то в этом духе. Да, случается, и не по первости, тоже.
  А ведь и правда! Ох, да он и про Серого в курсе! Не одним нам такая честь, значит, оказана была!
  -Кроме того, подошли двое, явно новичков. А должно быть четверо. Скорее всего, женщин оставили в тылу. Не факт, что их две. Но тут уж вы сами себя выдали, отреагировав на мои слова. Ну так как-то.
  "Ничего себе колхознички в местной деревеньке,- присвистнул мысленно я.- Автор дедуктивного метода порадовался бы такому ученику!"
  - Может, расскажешь нам поподробней, о здешнем житье-бытье, о Сером? Да хоть о том, чем ты сейчас занимаешься, зачем копаешь на дороге?- Олег, судя по выражению лица, не без труда преодолев свою подозрительность, обратился к рыжебородому с просьбой.
  - Так отчего ж не рассказать. Ступайте вот этак,- он еще раз указал направление,- к озеру. Там полоса без леса вдоль берега тянется далеко. Не промахнетесь. А как выйдите,- держите на одинокую сосну, что у самой воды. Там и шалашик мой. Становитесь там лагерем, к ночлегу готовьтесь. К вечеру я подойду, устроим посиделки у костра.
  Подошедшие девушки поздоровались, с интересом разглядывая Клима. То, что интерес, мягко говоря, был взаимным, меня совсем не удивило. Олег оперативно взял ситуацию под контроль, увлекая спутниц за собой.
  -Так может тебе помочь?- вдруг пришла мне в голову здравая мысль.- Полчаса ты работаешь, полчаса я.
  - Спасибо тебе, Артем, только одно условие. Когда я говорю "Стоп", ты тут же прекращаешь копать. Лады?
  - Лады! Сейчас своих предупрежу.
  В несколько прыжков я поравнялся со спутниками. Олег побуравил меня взглядом, выслушав новость. Но, поразмыслив минуту, одобрительно хлопнул по плечу, прокомментировав вполголоса:
  - Складно придумал, присмотришь. Кто знает, что на самом деле на уме у него. А так он нас врасплох не застанет. Спиной не слишком к нему поворачивайся.
  Ох уж эта подозрительность!
  Я вернулся к рыжебородому, сходу спрыгнул в яму, и, поплевав на ладони, принялся за работу. Клим отлучился на минуту, перед тем, как сменить меня. Помог выбраться, до того разместив рядом с краем ямы ствол от поваленной сосны. Ветки у сосны были на скорую руку обрублены, а по одному из боков сделаны насечки, призванные заменить ступеньки. Не слишком удобная лестница, но лучше, чем ничего. Особенно, когда глубина мини-котлована приближается к высоте человеческого роста.
  - У тебя и топор в арсенале, Клим?
  - Топора нет. Лопата дюже справная имеется!
  Я уже отметил, что лопата, действительно, хороша. Толстая сталь имела остро заточенный край и крепилась на прочном черенке. Как говорится, и захочешь, не сломаешь.
  Во второй раз я покопал совсем немного, прежде чем услышал "стоп". Вылез по импровизированной лестнице и следил за мастером своего дела, орудующим шанцевым инструментом с тщанием археолога. Подниматься на поверхность ему пришлось боком, прижимая бережно к груди нечто, завернутое в белую, ничуть не пострадавшую от времени и земли, холстину.
  Делиться со мной деталями успеха, видимо, пока не входило в планы землекопа, и, напустив на себя важности и таинственности, он припрятал находку в походный мешок, обнаружившийся неподалеку.
  - Славно потрудились, теперь можно и к товарищам твоим!
  - А яму завалить не надо?
  Клим беспечно отмахнулся:
  - Не-а. Завтра все само собой затянется.
  Я так и не понял, шутит мой напарник или всерьез.
  Эпизод 6. У озера
  К заветной сосне мы вышли еще засветло. Бесхитростный шалаш из нарубленного лапника я приметил сразу. Подойдя поближе, расслышал плеск. Олег выходил из воды, как мифический Нептун. Набедренная повязка, мускулистый торс, в руках- грозный трезубец, на который наколота внушительного размера рыбина. Солидная горка соплеменниц пронзенной озерной жительницы, покоилась на траве.
  -Вот это вы молодцы! Не ожидал!- довольно пробасил Клим.
  -На острогу хорошо добыча берется! Непуганная!- с энтузиазмом откликнулся Олег. Я смог рассмотреть его орудие детальней, когда он освободил его от улова. Оказывается, это мое копье претерпело метаморфозу! Крестообразный разрез в торце разделил палку на четыре части. Командор загнал в разрезы под прямым углом по короткой щепке. Обмотал кусочком ткани, отпоротым, видно, от рубахи, чтоб древко дальше не расщепилось, да и заострил каждый получившийся уступ. Так что получилось круче, чем у античного бога. Аж четыре иглы! Вот где нож пригодился на все сто!
  Рыжебородый, оценивая наши запасы, удовлетворенно крякнул и достал из своего сидора небольшой, но увесистый мешочек.
  - Соль,- со значением презентовал он появившийся предмет. Но, увидев, что на собрание краткая аннотация не произвела должного впечатления, лишь безнадежно махнул рукой. Ну что взять с убогих?
  Клим с интересом смотрел, как Олег добывает огонь. Технология не подвела, ослепительно белая искра упала на лоскуток бересты и робкий язычок пламени заплясал, заботливо прикрываемый ладонями. Уже через пару минут мы рассаживались возле начавшего потрескивать костерка. Каждый норовил оторвать веточку и подкормить нашего верного друга. Клим, позаимствовав нож, под изучающими взглядами девушек, деловито потрошил уже безголовую рыбу. Закончив, он кивнул на предмет своей гордости и отдал краткое указание женщинам:
  - Натирайте изнутри солью, потом закроете, как сумочку. Чешую снимать не надо, сама потом сойдет. Обмазываете глиной, сантиметра три чтоб слой. Как дровишки прогорят, запечем в углях.
  Рыжебородый спустился к воде, чтобы ополоснуть руки. Когда он вернулся, я уже расстелил одеяла вокруг огня. Ну чем ни диванная вечеринка?
  Олег заговорил первым, обращаясь к гостю:
  -Давно ты здесь?
  -Почитай седьмой месяц. Но здесь, случается, день за месяц идет, а то и за год.
  -Почему так?
  -Почему? Событий много происходит. И в голове, случается, все так резко поворачивается, что только диву даешься, как мозги набекрень не съехали!
  - Ладно,- командор пока решил не вдаваться в детали, отдавая приоритет насущной перспективе.- А что за люди в поселении живут? Чем занимаются, как меж собой общаются? Сколько их?
  - Обыкновенные люди. Семь десятков с небольшим хвостиком. Мужики рыбачить ходят на озеро. Две лодки есть. По мелочи чинят чего-то. Иногда строят. Женщины все больше по хозяйству и собирательству. Одних не отпускают, обязательно в сопровождении мужчин. В поле работают все. Пожалуй, громко сказано "в поле". Так, огороды скорее, да вокруг ограды полоски распаханные. Плуг есть, бычков два, на них пашем. Зайцев наловили, в клетках разводим. Плодятся.
  -И что, неужели на зиму запасов хватает на всех?
  Клим рассмеялся невесело.
  -А здесь зимы не бывает.
  -Что, совсем?- удивленно вскинулась Олеся, оторвавшись от занятия. Руки у нее снова были в глине, как у гончара.
  -Что-то похожее на смену сезонов имеется, как старожилы говорят. Но ни морозов, ни снега нет. Климат мягкий, и урожаи собирают, чуть ли не круглый год.
  -Старожилы?- удивленно вскинул брови Олег.
  -А семена откуда взялись? Сергуниил дал?
  -Как вы его называете?- замер Клим, уставившись на разом покрасневшую девушку.
  Пришлось мне восстановить логическую цепочку, поясняя новому знакомому происхождение имени.
   -Затейливо,- только и сказал землекоп. И обернулся к Олегу.-
  Старожил, собственно, в селе один. Он то и верховодит. Подвинулся головой вроде как немного на религиозной почве. Но знает много, пользу обществу приносит немалую, силой никого не принуждает к вере. Но вообще народ идет за ним. Большинство его чуть ли не пророком мнят.
  -А ты?
  -Я из меньшинства. Справедливости ради скажу, есть община, и есть одиночки. Община за Тихоном Игнатьевичем стоит, так старосту кличут. А прочие,- сами по себе.
  -Вас как-то притесняют?
  Клим пожевал губами.
  -Ужимают? Да, пожалуй, нет. Мы прихожан Игнатьича "молитвенниками" меж собой прозвали. Они нас, "промысловиками". Нас, значится, потому как по округе лазаем, ищем всякое, промышляем, одним словом. Их,- за то, что каждое утро и вечер вместе собираются, молитвы читают. Иногда даже поют.
  -А веруют-то во что?
  -В смысле, Христа славят или нет?- Клим спрятал усмешку в усы.- Да тут нас всякой твари по паре. Православных, разумеется, больше. Но и католики, и протестанты, и мусульмане есть. Один даже буддист затесался. Так что на калитке у Игнатьича и крест, и полумесяц, и колесо, и еще один пустой кружок. Видно, для неизвестного бога, как у древних греков. Веруют в простую жизнь, да божью милость. Как и в той, другой жизни, впрочем, многие. Нас в безнадежные грешники записали. Не хотим малым довольствоваться, и вообще, гоним волну типа.
  -А что все-же с семенами?- Олеся решила проявить настойчивость.
  -Дались тебе эти семечки,- раздраженно прошипела Лика. В отличии от подруги, которая уже заканчивала порученную работу, она все еще возилась с первой рыбиной.
  -Семена купили,- нейтрально откликнулся Клим.
  Четыре пары глаз уставились на землекопа в тишине, прерываемой лишь мерным потрескиванием горящего хвороста. Ночная птица подала голос где-то невдалеке.
  -А... Вы же не в курсе. Здесь же не только мы подвизались. Есть еще деревеньки. Нашу скромную обитель обычно поселком Озерный называют. Есть еще Спарта и Медовый. "Спарта",- потому что там собираются те, кто военную жилку в себе чувствует. Тренируются они там, оружие осваивают, и чуть ли строем не ходят. "Медовый",- думаю, сами догадались, пасеки там. А еще есть поселок "Ком", обитателей его мы муркалами прозвали.
  - За что?- Лика оторвалась от глины,- как кошки мурлыкают, что-ли? Или вообще, с усами или хвостом?
  -Нет, конечно. На вид их не отличишь от нас. Разве только тем, что живут поустроеннее. Одежда побогаче, прически поаккуратней. И не мяукают, нет. Но все-таки есть у них и в манере двигаться, и в тембре голоса что-то такое... кошачье.
  -Их много? Они опасны?- Олега, как всегда, интересовал, прежде всего, практический аспект.
  -Сотни две. И,- нет, они не опасны. Скорее, наоборот, полезны. Только далеко не каждый в Ком войти может. А сами они носа из поселка не кажут. Игнатьич жил среди них долго. Пока хворал. Вы еще не знаете, но у части из "перенесенных" развивается бурная реакция на этот мир. Что-то среднее между аллергией и помешательством. Порой болезнь принимает самые неожиданные и причудливые формы. А муркалы, они и лекари, и ремесленники, и торговцы на диво. Особливо торговцы. Вроде бы глухомань и первобытность кругом, а обмен совсем не натуральный процветает. Караваны к ним регулярно наведываются от соплеменников дальних.
  - У Игнатьича тоже "горячка переноса"? Караваны идут из городов? А деньги, деньги откуда берутся?
  -Не знаю, что с Тихоном стряслось тогда. Но отпечаток пребывания среди муркалов на нем отчетливый. Он их чуть не святыми полагает. Абсолютно не подверженными греховному соблазну. Городов никто из нас не видал. Не сподобился. Пешком далеко не уйдешь, лошадей нема. Да и не все так просто с этим. Тут такое дело, выбирать надо. Либо здесь остаешься, либо дальше идешь. А путь короткий отсюда один. Один, да... Через маяк. Не всякого, положим, и пропустят, говорят. А говорит кто? Правильно, староста. Сам-то Игнатьич, может и наведывался в какие города, но молчит. Монету, наверняка, там чеканят. Ей торговцы за услуги с нами расплачиваются, за шкуры заячьи, за рыбу ту же, за...,- тут оператор лопаты хитро подмигнул,- за пиво. Навострились мы тут из корневища кувшинок, ячменя и хмеля продукт варганить пенно-забористый.
  Мужчина откинулся с таким самодовольным видом, что мне стало смешно.
  Лика немного сбила спесь с пивопромышленника вопросом:
  - Ну а вино?
  Повертев, как сыч, головой, Клим вынужден был признаться:
  - Чего нет, того нет. Да и виноград здесь не растет.
  Я невольно представил Лику возлежащую томно с бокалом красного полусладкого, разлитого в бокал тонкого стекла на длинной ножке, пропущенной между изящными пальчиками с ярко-алым маникюром... Ой, не туда тебя понесло, Тема!
  А это, к слову, мысль,- пробормотал рыжебородый себе под нос,- лозу здесь привить.
  -Несомненно,- авторитетно подтвердила ценительница вин,- и зацветет она тут... сразу вслед за яблонями. На Марсе.
  Да, с ехидцевой железой у девушки все в ажуре!
   -А это не так?- Олег упрямо возвращался к тем, кого местные прозвали муркалами. Дай ему волю, так он до утра будет выяснять, пока для себя все по полочкам не разложит. Педант!- Не святые они?
  -Естественно. Тем же макаром к лику святых можно мою лопату причислить. Ну или табуретку.
  -Все-таки непонятно, о чем вы говорите,- снова подала голос Лика.- Лопата, табуретка,-это же неодушевленные предметы.
  -Все ты верно поняла, красавица кареглазая! И слово подобрала очень точное. Именно так и есть. Неодушевленные они, не люди вовсе внутри!
  Мы опять замолчали, настороженно переглядываясь. "Информацию нужно черпать из разных источников, иначе восприятие ваше неизбежно приобретет однобокий характер",- всплыла инструкция откуда-то из глубин памяти.
  -А маяк?- Клим не дал закончить вопрос, отмахнувшись.- Пока для вас все это лишь сотрясание воздуха,- резонно рассудил Клим.- Обживетесь здесь, с людьми познакомитесь, свои выводы сделаете. А сейчас давайте поближе узнаем местных сазанов!
  Желто-коричневые кулечки он пристраивал в угли сам, не доверяя чужим рукам. Прошло совсем немного времени, прежде чем мы лакомились дарами озера. Ужин, что и говорить, выдался отменным. Сходили по очереди к воде, ополоснуть руки, и вновь расселись у огня.
   -Клим, а все-таки, что ты нашел на дороге? Можешь нам показать?
  Ну вот как это получается у красивых женщин? Лика не сделала ничего особенного, никаких провокационных соблазнительных движений телом, никакой "особой" интонации в голосе. И, тем не менее, брутальный землекоп дрогнул.
  - Клим, ну пожа-а-алуйста.
  Мужчина поколебался, но все же полез за находкой в мешок. Развернул ткань, осторожно придвинул к свету деревянный ящичек. Я, честно говоря, ожидал чего-то большего, чем простой пенал. Воображение рисовало резной ларец, серебряную шкатулку с драгоценностями, на худой конец окованный сундучок пиратского вида. Но нет. Однако, возможно, содержание не обманет моих ожиданий?
  Все молча смотрели на находку. Клим пододвинул ящик к ногам Лики.
  -Хотела посмотреть? Открывай!
  Лика бросила взгляд на Олега, не решаясь последовать предложению рыжебородого крепыша. Но командор сделал вид, что не замечает просьбы о помощи. Тогда девушка сама потянулась к добыче кладоискателя. Тонкие пальцы заметно подрагивали от волнения. Вот она обследовала поверхность, уперлась и надавила что было сил, сдвигая крышку.
  - О-у-х,- находка, открываясь, издала неожиданный звук, будто воздух внутри нее находился под давлением. А еще это было похоже на вздох, исходящий прямо из-под земли. Лика отшатнулась, меня мороз пробрал по коже, Олеся и Олег замерли в напряжении. И только Клим, озорно блеснув глазом, удовлетворенно крякнул. Он подождал немного, но никто из нас не решался прикоснуться к странному предмету. Я запоздало задался вопросом: "А почему древесина выглядит так, будто вышла из-под рубанка столяра только вчера?" Но оставил и эту загадку на потом. Хозяин клада, тем временем, буднично запустил широкую ладонь в коробку и извлек на обозрение овальной формы камень.
  - Представление только началось,- продолжил Клим тоном конферансье.- Устроим маленький эксперимент.
  Он протянул камень Олегу.
  - Что можешь сказать про него?
  Олег слегка подбросил голыш на ладони. Землекоп едва заметно поморщился, будто взрослый, наблюдающий за шалостью ребенка, которому доверил антикварную вещь. Отчего он так? Камень ведь не ваза, разбиться ему не грозит?
  - Камень как камень,- Олег оказался в легком замешательстве, не понимая, что от него требуется.
  - Опиши его,- подтолкнул Клим нашего лидера в нужном направлении.
  - Гладкий. Округлый. Холодный и твердый.
  - Еще.
  - Темно-зеленого цвета. Я так себе малахит представлял.
  - Еще!
  - С просверленной у края дырочкой. Наверняка, для шнурка, чтобы носить, как талисман, на шее...
  Олег только разошелся, как рыжебородый вдруг оборвал его на полуслове, стремительно выхватив камень у командора из рук.
  - Твоя очередь!
  Я принял кругляш, покатал его в ладонях.
  - Ничего не могу добавить. Разве что... Почему-то мне кажется, что он драгоценный или полудрагоценный.
  Не задерживая публику, я передал эстафету Олесе. Она мельком скользнула взглядом по обводам минерала и зажала его в кулачке, прикрыв глаза.
  - Где-то глубоко внутри в нем теплится... искра. Снаружи он холодный. А в центре,- огонь. Тайный. Влекущий. Опасный.
  - Достаточно!- грубо оборвал ее наш новый знакомый, почти силой отбирая камень.
  - Теперь ты, любознательная!
  Предмет перекочевал в ладошки Лики. Та небрежно завертела его в пальцах левой руки, одновременно поправляя прядь волос правой. Потом закрыла глаза, зажав предполагаемый талисман между ладонями, сложенными у груди. Мне на миг показалось, что она сейчас лукаво стрельнет взглядом в мою сторону, и выдаст детское: "Колечко, колечко, выйди на крылечко!" Но нет, лицо Лики приобрело серьезное, крайне сосредоточенное выражение. И голос... Голос ее звучал, как у подопытного на сеансе гипнотизера!
  - Странно. Похож на кулон. Гладкий. Но только на вид. На самом деле рельефный. Не кулон, нет. Брошь. Нет. Гемма! Гемма в оправе, с вырезанным символом. Таким же, как на большом валуне, который...
  И вновь рыжебородый прервал говорящую. Он резко разомкнул ее запястья и камень выпал. Подхватив его с земли, Клим тут же вернул свою добычу на место, в застеленную атласом коробку, и, не мешкая, захлопнул крышку. Все это он проделал с прытью, которой позавидовал бы и профессиональный фокусник. Раз,- и предмет исчезает без следа в руках у маэстро!
  - Ну вы, ребята, даете!- выдал землекоп, переводя взгляд с Олега на Лику. На девушке он задержался надолго. И вовсе не из-за ее женских чар. Клим смотрел на Лику как язычник, узревший перед собой божество в земном воплощении. Восхищенно, подобострастно и изумленно-боязливо.
  -Лика, и что за дела? Какой валун? Какой символ? Где?- я выразил вопрос, застывший у всех на губах.- Девушка непривычно съежилась под градом возгласов.
  Не только я, но и Олег с Олесей пребывали в недоумении.
  -Вы не видели. Когда волк напал, он со стороны валуна вышел, - огрызнулась Лика.
  -Не было там никакого камня!- отчеканил Олег.
  -Нет, был,- задумчиво отозвалась Олеся,- просто вы с Артемом с волком воевали, потому не заметили. Вот знака, правда, я никакого не разглядела. Больше скажу, уверенна, что поверхность была гладкой, без трещин и сколов. И уж, конечно, ни единого символа!
  -Как можно не заметить вырубленных в камне линий!- запальчиво выкрикнула брюнетка.
  -Давайте успокоимся,- примирительно вступил Клим,- прошедший день не назвать легким. Все устали, запутались. А утро вечера, как известно, мудренее. Завтра доспорите.
  - А почему ты не дал Лике договорить? - с подозрением поинтересовался Олег у Клима.- И что за совпадение невидимых символов? Невидимых для всех, кроме Лики? Давай эту штуку еще раз осмотрим, повнимательнее!
  - Нельзя смотреть на предмет долго. Пока нельзя.
  - Почему? И что значит твое "пока"?
  - Потому что он начнет рассматривать вас! И тот, кто окажется во власти такой вещи... Одним словом, мало не покажется! А "пока",- тут все просто. Придем в деревню, сходим к знахарке, Аксинье. Она и снимет заклятье с клада. Зря ее что-ли Тихон за собой таскал, к муркалам водил, чтоб выучилась. Там и про валун поспрошаем. Потому как ведаю я о том не более вашего!
  Со стороны озера послышался громкий всплеск, будто на поверхность всплыл массивный обитатель пучины. К плеску волн добавился новый звук, негромкий, но выбивающийся из царящего в природе естественного ритма.
  Все взгляды обратились к землекопу.
  - Утопленник,- лаконично объяснился тот с непроницаемым лицом.
  Тишине, на минуту воцарившейся у костра, могла бы позавидовать студия грамзаписи. Первым зашелся в нервном смехе Олег, толкнув Клика кулаком в бок.
  - У-топ-ле-ник,- вытирая глаза, хохотала Лика, вторя своему спутнику. Олеся лишь несмело улыбалась, поглядывая на товарищей. А я вглядывался в черты Клима, пытаясь понять, что испытывает сейчас он. Удовлетворение? Неловкость? Или досаду от непонятливости новичков, ведущих себя как неразумные дети?
  - Спать пора. Укладывайтесь!- почти приказал кладоискатель.
  - А кто будет дежурить?- Олег, непроизвольно зевнув, все-таки вспомнил о предосторожностях.
  - А я спать вовсе не хочу!- капризно дополнила Лика.
  - Хочу, не хочу,- вас никто не спрашивает!- хамовато отрезал Клим.
  - И ты, мил человек, не тужи, зверь нас здесь не тронет!- обращаясь уже к Олегу, дополнил местный природовед с поразительной убежденностью в голосе, - А разбойного люда можно не страшиться, нет у нас таких!
  Он демонстративно улегся, повернувшись к нам спиной. Остальные последовали примеру рыжебородого. И хотя Лика пробовала наперекор дремоте разговаривать, тормоша поочередного каждого из нас, через пять минут все уже спали.
  Эпизод 7. К селу
  Утро выдалось туманное. Пышная перина укрыла гладь озера, не обделив притом и подступающий почти к самой воде лес. Но, несмотря на не самую жизнеутверждающую погоду, настроение было бодрое. Как и состояние тела. Олег, правда, ворчал, собираясь:
  - Одеяла наволгли. Придется прокаливать на солнышке.
  Под занавес сборов в кроне сосны послышалось звонкое:
  - Тук-тук-тук.
  Чешуйки коры посыпались сверху, угодив прямиком на голову Лике. Девушка отпрыгнула и принялась отряхиваться, попутно озвучивая то, что думает о неизвестном рассветном долбильщике.
  - Дятел,- пояснил Клим, минуя пострадавшую от древесного санитара. Кладоискатель уже оделся по полной выкладке и, поднявшись на взгорок, переминался с ноги на ногу, поджидая нас. Мне показалось на миг, что он сейчас демонстративно посмотрит на часы. К моему изумлению мужчина сделал именно тот жест, который я вообразил. Поднял левое запястье мимолетным движением к глазам! Что это, телепатия что-ли?
  - Благодать здесь,- тихо поделилась Олеся, приблизившись.- Ни слепней, ни комаров.
  - Ни жучков, ни мокриц, ни муравьишек, ни прочей мелкой неприятной живности,- все-таки расслышал рыжебородый.
  - Чего ж он тогда без толку долбит?- резонно заметил командор.
  - Дык... Кто ж его ведает!- по-крестьянски бесхитростно отозвался Клим.
  Издалека подала голос кукушка.
  - Пойдем по тропинке вдоль берега,- познакомил с маршрутом проводник.- Как дойдем до утеса, придется подняться по довольно крутому склону. Дальше поверху двинем, отдохнем. Дорожка ровная начнется, что твоя скатерть.
  Рюкзак первым вызвался нести Олег. Копье-острогу решили оставить на месте, на добрую память Климу. И еще в связи с изменившимися обстоятельствами, в селе отбиваться вроде как не от кого.
  Не одолели мы и километра, как туман поредел, а немного погодя и вовсе рассеялся. Еще через четверть часа Олег неожиданно взял влево, направившись к песчаной отмели. Он подошел к самой кромке воды и замер, явно чем-то озадаченный. Когда я поравнялся с товарищем, попросив остальных сбавить шаг, он уже припал к земле. Даже мне, человеку далекому от охоты и следопытства, отметины на песке показались странными.
  Клим появился из-за спины бесшумно, как тень.
  - В чем заминка, парни?
  - Что это?- в лоб задал вопрос Олег, указывая на следы- здесь что, тюлени водятся?
  Клим втянул воздух через зубы.
  -Я ж говорил...
   -Когда?- Наш лидер умел быть настойчивым.
  -Да вчера и говорил. Обычное дело, утопленник.
  -Он что, своим ходом оттуда вылез?- нехорошо сощурился Олег.- На брюхе значит, потом на четвереньки вот здесь встал и по своим делам дальше проследовал?
  -Ну да. Как-то так.
  -Ты издеваешься, да?- взорвался Олег.- Как, как мертвый человек мог проделать все это? Или здесь повсюду неупокоенные зомби шляются туда-сюда?
  -Не зомби,- насупился землекоп,- и не туда-сюда.
  Со стороны сейчас мужчины смотрелись как требовательный учитель и нерадивый ученик. Школяр, пренебрегший домашним заданием, топорщил рыжую бороду и продолжал упрямо отстаивать свою правоту.
  -Ребята, поймите вы, здесь правила совершенно не те, к которым вы привыкли "там".
  У Олега на лице было написано, что, с одной стороны, он не может принять за чистую монету слова землекопа, с другой - не в состоянии объяснить то, что видит собственными глазами.
  -Так почему, черт побери, мы узнаем о том, что рядом ходячие мертвецы, только сейчас? Что было бы, если он,- Олег очень экспрессивно указал под ноги,- набрел на нас, безмятежно спящих?
  - Потому, что вы, скорее всего, приняли бы меня за сумасшедшего после такого заявления,- очень рассудительно ответил Клим на первый вопрос.- И не стоит во всем слепо верить мифам. Единственный вред, который может причинить неживой,- психологический шок. Зрелище, что и говорить, не из приятных. Но утопленник никогда не подойдет к костру. Он вообще избегает попадаться на глаза людям. Передвигается большей частью ночью, в час совы.
  -Что за час совы? И куда устремляются эти самые... неживые?
  -Не заметили еще? В одно и то же время наступает время сна. Не час оно, конечно, длится, и не два даже. Просто с чьей-то легкой руки пошло прозвание "час совы". И сопротивляться дреме нет никакой возможности.
  -Эдакий тихий час в пионерлагере?- встряла подоспевшая Лика.
  -Что-то вроде. Все живое замирает, и время будто останавливается. И не было случая, чтобы кто-то в эти часы серьезно пострадал. Вот вы не задумывались, что первую ночь проспали на голой земле? И ни у кого, ни насморка, ни прострела, ни ломоты в пояснице.
  -Ты зубы не заговаривай! Куда тухлые пацифисты лыжи вострят?
  -Не надо так о них. Такие же люди, которым не повезло,- грустно отозвался кладоискатель.- Кто потоп в непогоду, кого звери подрали, кто в ловушку по рассеянности угодил. Идут все в грязные топи. Неглубокие они, топи эти, из небольших чаш состоят, разделенных перегородками. Тихон рассказывал, что их позднее совсем-то затопило.
  -Что еще говорит?- едва сдерживая рвущееся наружу раздражение, спросил Олег.
  -Чаши были непростые. Тело покоилось там, как в утробе. Напитывалось мертвой водой,- плоть восстанавливалась.
  -И дальше что? Красивые и нарядные, усопшие вновь возвращаются к жизни?
  -Не-а,- ковырнул носком чуни землю кладоискатель,- Тихон с "молитвенниками" достают тела из топей. Омывают, одевают, как могут и перезахоранивают в Верхних пещерах неподалеку. Они большие, сухие, с тяжелым камнем, которым общий вход заваливают. Получается, как фамильные склепы.
  -Да не могут покойники ходить! Чтобы на двух конечностях передвигаться, нужны не только не только работоспособные мускулы, но и координация недюжинная!
  -Игнатьич говорит, что смерти здесь нет. И последователей своих учит, что мир здешний,- где-то на полпути между привычной нам землей и небом! И то, что все, кто ушел,- вернутся, по милости Светлого.
  - Вот только воскрешалка поломалась, экая незадача!- не удержался от сарказма командор.
  -Тихон бает, грешили много,- сухо прокомментировал Клим,- вот благодать и отошла.
  -Ерунда!- звонкий юношеский фальцет разрезал летний воздух, застав врасплох даже осмотрительного землекопа. Олег развернулся всем телом к источнику звука, подобрался весь, крепко упираясь ступнями в землю. Но тут же расслабился, рассмотрев столь внезапно появившегося визитера.
  Парню на вид не исполнилось и восемнадцати. Во всяком случае, гладкая, как у девушки, кожа лица, ясные серые глаза, худощавое телосложение и немного дерганная манера двигаться подошли бы подростку идеально.
  -Ромка,- коротко представил молодого человека Клим.
  -Олег, Артем, Лика, Олеся,- перечислил наши имена кладоискатель.- Новенькие.
  -Очень приятно,- вежливо отозвался Роман.
  Девушки улыбнулись ему, Лика обворожительно, Олеся скорее ободряюще.
  -Нашел чего?- юноша вперился взглядом в рыжебородого.
  -Есть такое дело,- не без гордости отозвался Клим.
  - Покажи!- едва не подпрыгнул от нетерпения любопытствующий,- ну покажи!
  - Нет!- твердо отрезал наш проводник.- Людей вот отведу, потом, к вечеру ближе, к Аксинье. Коли желание большое есть, приходи.
  Роман состроил обиженную мину, но ненадолго.
  - А я вот за рыбой решил, ничего, если к твоему затону?
  -Да чего ж с тобой поделаешь?- усмехнулся сдержанно в бороду Клим.- Ты вот что, там, рядом с шалашом, острогу мы оставили. Олег умельцем оказался, на загляденье инструмент срядил, да нам в подарок и оставил. Больно уж ловко у него сазанов набить вышло. Спробуй и ты, да повечеряем с ухой сегодня, может, новоселье людям справим? Посидим у камелька, побалакаем? После догм Игнатьича твоя ересь на ура пойдет!
  - Будь спокоен, борода!- шутливо хлопнул по плечу Клима юноша. Широко шагая, он не оборачиваясь, крикнул: - И угощение не забудь!
  - Это уж само собой,- поправив котомку, себе под нос пробормотал землекоп.- Ну пойдемте, что ли.
  Остальной путь до поселка мы проделали молча.
  Эпизод 8. Озерный
  Село воображение отнюдь не поражало. Ничем не примечательный населенный пункт, именно такой обычно и представляют жители мегаполисов российскую глубинку. Однотипные бревенчатые домики начинались почти сразу за ограждением из наспех оструганных осиновых жердей.
  -Вот энтого домишки намедни не было,- указал Клим на крайнее строение.- Ваше, стало быть. Только для начала все же надо уважение Игнатьичу показать. Чтоб сам, так сказать, хозяйской рукой...
  -Понятно,- буркнул, обрывая, так и не отошедший Олег,- веди.
  Встретились у колодца-журавля, стоявшего посреди села. Староста оказался не столь уж почтенного возраста, как представлялось. На вид главе поселка можно было дать лет пятьдесят-пятьдесят пять. Среднего роста, в привычной уже стандартной одежде, ни бороды лопатой, ни густых усов. Поприветствовал первым, не чинясь:
  -Добро пожаловать, гости.
  -Здравствуйте, Тихон Игнатьевич,- шагнул вперед Олег. И тут же реплику нестройным хором подхватили девушки. Сробели, что называется. Детский сад, да и только!
  Седая голова коротко стрижена, а может и не стрижена вовсе. Ни у меня, ни у командора щетина так и не отрасла, бриться надобности нет. Близко посаженные глаза быстро, почти по-птичьи, моргают время от времени, внимательно оглядывая собеседника,- продолжил я для себя описание старожила.
  -С расспросами и разговорами не досаждаю. Отдохнуть с дороги бы вам, обустроиться. Больных, пораненных нет ли?
  -Нет, Игнатьич, все как один,- молодцом! - доложился за нас Клим,- Аксинья дома?
  -Никак, нашел чего?- не слишком одобрительно поинтересовался староста. - Запропала куда-то Аксинья. Обождать придется.
  -Подождем. Не впервой,- спокойно пробасил кладоискатель. О находке он предпочел не распространяться.
  -Ну и славно. А вы пойдемте, провожу вас до дома,- староста подхватил посох, прислоненный до того к срубу, и слегка прихрамывая, увлек нас за собой.
  -Вот храм наш,- указал отполированным набалдашником посоха на необычное строение провожатый.
  Интересно, чтобы сказали ревнители чистоты веры о подобном? Традиционная нартексная форма сруба мирно соседствовала с иглой минарета, возвышающейся поблизости. Как возвели традиционный исламский элемент архитектуры, для меня осталось загадкой. Наиболее вероятной показалась версия о самане, армированном прутьями. Издалека комплекс в целом напоминал о корабле, застывшем возле маяка у причала.
  От подножия сооружения к воротам тянулась крытая дранкой галерея, по обеим сторонам которой располагались по четыре молитвенных барабана. Память услужливо, словно извиняясь за свою обычную несостоятельность, подсказала, что подобными предметами культа особенно славился Тибет.
  -Можно?- Олеся сделала шаг по направлению к деревянным цилиндрам, вытягивая руку.
  -Милости просим,- Тихон Игнатьевич жестом радушного хозяина пригласил всех на двор.
  Олеся первой крутанула барабан, издавший умиротворенное ритмичное постукивание. Её примеру последовала Лика, а потом и мы с Олегом. На выпуклых боках экзотического религиозного аксессуара, сменяя друг друга, мелькали четыре символа, о которых уже успел поведать Клим. Крест, колесо, полумесяц, круг.
  -Так воспитываете терпимость среди поселенцев?- не удержалась от вопроса Лика.
  -Не совсем,- тут же откликнулся староста.- Скорее приобщаемся к новому знанию, к знанию этого мира.
  -Через религию?- с ноткой сомнения уточнил Олег.
  -Через чуткость и интуицию, основанную на искренней вере,- не замедлил с пояснениями Тихон.- Когда разум пасует перед загадкой, ниспосланной свыше, лишь вера служит путеводной звездой!
   -И что подсказывает интуиция такого, что мы прежде не знали? - прищурился Олег.
  -Бог четверичен!
  -Не триедин? Точно уверены?- Лика попыталась сбить градус пафоса, но проповедник был непреклонен. Он замолчал лишь на секунду, и то лишь для того, чтобы вмешавшаяся женщина осознала всю неуместность реплики. Продолжил терпеливо, как и подобает мудрому пастору:
  -Как вы думаете, отчего на воротах нашей церкви четыре символа?
  -Нам Клим рассказал...,- начал было я. Но не смог окончить фразу.
  -Рассказал, что у нас многоконфессиональная община и поэтому я вырезал знаки трех самых распространенных религий и добавил к ним еще один так, на всякий случай?
  -Да,- лаконично отозвался Олег.
  -Клим и его друзья предпочитают не замечать очевидного. И в нашем родном мире и здесь истина одна. Все изображения недвусмысленно говорят о внутреннем устройстве Вселенной, опирающейся на четыре краеугольных камня или начала.
  -Вы про крест?- несмело осведомилась Олеся.
  - В том числе. На Старой Земле крест был вкопан одним концом в почву. Разве что этим могу объяснить то, что намек богословы пропустили мимо сознания.
  -А остальные религии?
  -Полумесяц являет собой четверть круга, выставленную на свет. Колесо закона или дхармачакра имеет восемь спиц. Каждая ступица колеса символизирует одного из четырех истинных богов. Точнее, либо его мужскую, либо женскую ипостась. В зависимости от лидерства колесо вращается либо по солнцу, либо против, заполняя окружающее пространство мириадами вещей или очищая его от неисчислимых проявлений иллюзии материального.
  -Ну а незаполненная окружность?- скептицизм Олега невозможно было не заметить.
  -Пустота,- самое загадочное божество. И, возможно, самое могущественное. Именно оно перенесло нас сюда. Дав, кстати, подсказку об устройстве мироздания, объединив людей изначально в священные квадраты-четверки.
  -А причем тогда старые религии?- не унимался наш предводитель.- Не уместней ли ввести новый культ, забыв о прежних предрассудках?
  -Один очень неглупый человек сказал, что опрометчиво думать о предках, как о беспечных дикарях, не оставивших нам в наследство ничего, кроме суеверий и заблуждений,- отпарировал староста.- А насчет того, что старик, слегка выживший из ума, взял да и слепил из селян секту, исповедующую черти-что,- я догадываюсь, откуда ветер дует. Клим-промысловик уже успел на уши напеть?
  -И нисколько не напел,- вступилась запальчиво за рыжебородого Лика.- Напротив, очень даже уважительно о вас отзывался!
  - Ладно,- смягчился Тихон,- у нас ведь со свободой совести все в порядке. Как раньше в Союзе. Хочешь,- верь, хочешь - атеистом будь. Чего там греха таить, и сам-то я, когда в Ленинграде жил...
  -Что?
  -Где?
  Мы с Ликой вскрикнули почти одновременно.
  -В Ленинграде. Вы- то его Петербургом все больше зовете, а я, знаете, привык по старинке.
   - И вы помните?- вступил в разговор Олег,- Помните всю свою прошлую жизнь?
  -Ну всю- не всю... А помню.
  У меня перехватило дыхание.
  -Знаю, знаю, о чем вы. Среди тех, кто по-первости тут очутился, с памятью все в порядке было. Лишь само путешествие и его причина оставались в тени. Позже все поменялось.
  -Вот как,- задумчиво протянул Олег, внимательно разглядывая старосту.
  -Поверьте мне, и в этом моменте, те силы, что переместили нас сюда, поступили в высшей мере разумно и предусмотрительно. Ностальгия по привычной обстановке, по оставленным друзьям и родным людям бывает столь острой, что порой кажется непереносимой!
  -Свезло нам, значит!- сквозь зубы процедил Олег.
  -У вас сейчас сложный период. Ничего. Привыкнете. Большинство вновь прибывших не стесняются в выражениях эмоций по поводу здешнего мироустройства. Вы на их фоне смотритесь практически образцово. Сегодня обустройтесь, а завтра приходите на собрание в храм. В важной церемонии поучаствуете, не каждый день праздник прощания бывает. Людям вас представлю после. Из соседнего села, опять же, гости будут.
  Последнюю фразу мужчина произнес тихо, как будто преодолевая внутренне сопротивление. Но Олегу было не до нюансов интонации говорящего.
  -Что за праздник? С кем прощаемся?
  -Увидите. Завтра все увидите,- отрезал староста.
  Дальнейший путь мы провели в молчании. Тихон Игнатьевич коротко попрощался с нами у ничем не примечательного, в других обстоятельствах я бы сказал, "типового", бревенчатого дома. Никогда бы не сказал, что он появился в селе только что. Напротив, внешний вид нашего прибежища, скорее, говорил о том, что постройке никак не менее десятка лет. Стены, добросовестно проконопаченные сухим мхом, потемнели, стекла не отличались идеальной прозрачностью, а доски на крыльце несли явные следы потертостей. Впрочем, дверь открылась совершенно бесшумно, будто петли только вчера смазали веретенным маслом, а внутри ждала атмосфера если не комфорта, то какого-то особенного деревенского уюта. Покоя, пропитанного запахом дерева, сена, свежего воздуха и домотканых половиков, прикрывавших некрашеные доски.
  - Славно,- выдала вердикт Олеся с размаху рухнув на мягкую постель у стены.- Перина пуховая. Кровать двуспальная.
  Весь оставшийся день до вечера прошел в бытовых хлопотах. Девушки с интересом знакомились с хозяйством, судя по всему, экзотическим не только для нас с Олегом. Особенные восторги вызвала русская печь. Большая, солидная, с черной, судя по всему закопченной изрядно, заслонкой и чугунным узорчатым поддувалом. Центр дверцы, по задумке художника, занимало жаркое солнышко, заключенное в овал, а углы заполнял узор из переплетенных роз. На ум почему то пришла пословица: "Шипы страшны только тому, кто норовит сломать цветок".
  -А правда, что в печке мылись в старину?- Олеся с трудом удерживала заслонку, с любопытством осматривая открывшийся зев.
  -Да не нянчи ты ее,- снисходительно бросил Олег, проходя мимо.- Пристрой на пол. А мыться мылись, чего ж нет.
  Он оценивающе оглядел фигуру девушки, задержавшись на бедрах, отчего та мило зарделась.
  -У кого по... то есть бедра позволяли. Ну и рост конечно. Соломой выстилали изнутри и залазили.
  -А в баню сходить, что, не судьба?- Лика выглянула из-за плеча командора и жеманно поморщилась.
  -Раньше не у каждого банька-то была. Бедновато, случалось, людишки жили. А об общественных в селах никто и слыхом не слыхивал.
  -И все-таки здорово!- Олеся с усилием вернула заслонку на место.
  -А занавесочки какие!- рука девушки потянулась к вышитой материи, закрепленной на бечевке. Отодвинув ее, обнаржила нишу, в которой уютно устроился самый настоящий пузатый, отливающий выпуклым медным боком, самовар.
  -Ведерный почти!- выдохнул Олег,- а пойдемте-ка на воздух, там я и поленницу приметил. Настрогаем щепок, нажжем углей, потом вскипятим.
  -Заваривать все равно нечего!- умерила восторг мужчины Лика.
  -Ничего, Клим обещал подрулить попозже, он мужик ушлый, сообразит наверняка чего-нибудь.
  -Что, на Цейлон сгоняет?- с сарказмом отозвалась кареглазая брюнетка.
  -Зачем?- пробасил Олег, уже взявшись за ручки самовара.-Травяные тоже неплохи. Сырой лист, конечно, не то для заварки, что подсушенный, но на безрыбье...
  -Сейчас бы матэ,- размечталась Лика.
  -Угу, и апельсиновый фрэш!- язвительно продолжил за нее командор.
  -Здесь вот можно редиску посадить!- донеслось со стороны огорода.- И картошку с горохом!
  Олеся, и когда только успела выскользнуть из дома! Я тоже вышел на воздух, окинул взглядом участок. Представил на месте ровной лужайки, едва начавшей зарастать сорняками, ухоженный сад. Ну ладно, не сад. Огород с яблоньками. И с вишнями. Вишни должны обязательно быть. В мае они цветут, наполняя пространство неземным благолепием! Неземным... оно да. Похоже, в самую точку будет. Ладно, не время хандрить, вспоминая весенние парки, широкие проспекты и фантастические станции московского метро! Надо же, вот их я как раз в деталях помню. Комсомольская, Киевская, Новослободская... Настоящий памятник мечтам ушедшего поколения, дерзавшим построить новое, не знающего темного наследия, будущее. Увы, но плечи грядущего должны опираться на стопы минувшего, а не висеть облаком в небе.
  -Артем!- я вздрогнул от внезапного окрика. За оградой стоял улыбающийся Клим. Убедившись, что привлек мое внимание, он поднял высоко над головой термос. Точно такой же, как у нас, серебристый цилиндр.
  Я приподнял большой палец, и энергично махнул рукой, приглашая гостя войти.
  -Ромка вскорости подтянется. На вечеринки нюх у него,- пояснил рыжебородый.- Из промысловиков сегодня в деревне более никого. Ну, а Игнатьич со своими, в храме.
  -Мы пока ревизию наводим,- пояснил Олег,- да вот самовар затеяли.
  -Молодцы,- похвалил Клим.- Рановато вы его раскочегарили-то, но ничего, не на газу ведь, греться долго будет. Насчет ревизии, тут все стандартно, как в служебной гостинице. Лавки, кровати, шкаф с простынями-скатертями, буфет с кухонной утварью, печка с лежанкой,- дома. Дровишки, удобства, сельхозинвентарь- на улице. Печка, к слову, знатная, хоть и редко здесь кто ее топит. В дождливые слякотные дни только, чтоб обсушиться, да промозглость прогнать.
   -А нет ли чего на заварку похожего?- Лика уверенно встала рядом с мужчинами.
  -Есть!- обрадовал лаконичным ответом кладоискатель.- С собой не догадался захватить. Но я мигом обернусь!
  Он сбросил заплечную суму, вручил термос мне, шутливо пригрозив пальцем, а сам умчался за обещанным. Вернулся где-то через четверть часа, с берестяной самодельной кубышкой. Открыл крышку и принялся извлекать одну за другой сосновые шишки.
  -Мы что, хвойный взвар пить собираемся? Цинга ж нас вроде пока не косит!- с подозрением посматривая на Клима, поинтересовалась Лика.
  -Для растопу пойдет,- оглаживая бороду пояснил кладоискатель,- чтоб дух сосновый пошел. А заваривать вот,- он слегка наклонил емкость, демонстрируя нам буровато-фиолетовые высохшие соцветия.- Иван-чай. Испокон веку на Руси его пивали.
  -Ну-ну,- протянула Лика и развернулась на пятках. Эх, ей бы каблуки да паркет, вечернее платье, вышло бы эффектно. А так гламурный разворот в чунях получился скорее комичным.
  -Олесь, принеси, пожалуйста, чашки!- Олег абсолютно верно расшифровал взгляд Клима. Через минуту почти благородный напиток цвета темного янтаря наполнил простецкие керамические кружки.
  -Поднимем бокалы, содвинем их разом,- начал было цитировать классика я. Но тут со стороны улицы послышалось:
   -Погодите!
  Запыхавшийся Роман подоспел как раз вовремя. Пока он передавал связку кусочков подвяленного мяса, насаженных на гибкий прут, Олесе, я свинтил крышку и со второго термоса, и теперь каждый получил по чашке.
  -За хорошую встречу и долгую дружбу!- без затей произнес тост Клим.
  Пиво оказалось приятным на вкус, хотя и с ощутимой горчинкой. Присели на траву, не опасаясь простудиться, вольготно. Чего уж там, действительно, коли спали на голой земле, и ничегошеньки нам не сделалось!
  Землекоп пододвинул к себе мешок, запустил туда широкую пятерню, чтобы потом, с хитрым прищуром Деда Мороза, раздать нам по высушенной чуть ли не до деревянной твердости, рыбине.
  -Таранька!
  -Воблочка вяленая!
  -Карасик!
  Сюрприз пришелся по сердце всем, даже Олеся, едва пригубившая пенистую жидкость, к рыбине приникла едва ли не с жадностью.
  -Спасибо, дружище!- ткнул кулаком в плечо кладоискателя Олег.- Вот угадал, так угадал!
  -На здоровье,- с чувством собственного достоинства отозвался бородач. Он достал из сумки еще и бурдюк грушевидной формы.
  Девушки от продолжения банкета деликатно отказались, понесли рыбу в ледник, спасибо Климу за совет, а чаши мужчин вновь наполнила пенистая влага.
  -Классное пиво!- не удержался от похвалы я, потягивая жидкость.
  Ромка подмигнул задорно, знай, мол, наших. Разговор как-то сам собой завязался и потек. Причем не про сегодняшнее и здешнее житье-бытье. Вспоминали все больше то. Что осталось там, в затуманенном кем-то от нас далеке. Я рассказывал про Москву, про новогоднюю световую феерию, про Арбат, про Красную площадь и огромный океанариум. Картинки, одна за другой, всплывали откуда-то из глубины, и я чувствовал себя проектором, показывающим аудитории слайды из прежней, отставленной как бы за ненадобностью, жизни. Олег живописал все больше красоты дикой природы и горы. Клим ностальгировал по могучей технике. Олеся с Ликой, все больше отмалчивались, хотя, подозреваю, и по разным причинам. Удивил нашу четверку Роман, когда пиво уже закончилось, и все переместились в дом, прихватив с собой и самовар. Чудо инженерной мысли двухвековой давности заняло приличествующее почетное место посередине стола, Клим умелой рукой затеплил лучины, прогнав наползающий мрак прочь, а Олеся наполнила чашки кипятком. Заварку бросали прямо в кружки, прихватывая, как соль, щепоткой из туеса. Непривычный аромат распространился по избе, щекоча ноздри. Эх, пожевать бы сейчас чего... Но уж ладно, завтра с хозяюшек спросим, крупа в буфете была, я точно видел. Да и уху обещанную неплохо бы попробовать.
  -А если я скажу, что знаю, где мы находимся?- глаза у Ромки по прозвищу "Мотылек" засверкали.
  -Опять за свое,- осуждающе проворчал Клим.
  -Ну подожди, Гном, не перебивай!
  -Я тебе покажу гнома,- пригрозил юноше рыжебородый внушительным, с пивную кружку, кулаком.
  Не обращая внимания на землекопа, Роман с энтузиазмом продолжил:
  -Предлагаю проверить. Вы, как новички, с незамыленным глазом, перечисляете факты, которые вам показались странными. А я объяняю их всего одной фразой. Коротко, емко, изящно.
  -Да легче припомнить, что показалось не странным!- отозвался Олег.
  -И все же!
  -Потеря памяти!- озвучила очевидное Лика.
  -К этому чуть позже,- тут же отпарировал Роман.- А еще?
  -Я рюкзак нес тяжелый во второй день, и ничуть не устал. А позже та же ноша изрядно меня вымотала,- поделился наблюдениями я.
  -По-моему, я смогу объяснить,- тихо заявила Олеся у меня из-за плеча.
  -И как же?- всем телом обернулся к ней Олег.
  -Мы с Ликой как раз возвращались и невольно слышали окончание вашего разговора. Артем жаловался на горькую воду, собранную с листьев.
  -И?
  -Он выпил естественный настой. Есть растения, такие как элеутерококк, женьшень, родиола. Принимая их, можно на короткий промежуток времени получить существенную прибавку к силе и выносливости.
  -Браво! Очень тонко подмечено!- отчего-то развеселился юноша.
  Он подождал еще немного, но никто не спешил принять эстафету.
  -А не насторожило вас, что почти все предметы первой необходимости оказались от вас чуть ли не в шаговой доступности? Хворост, куски кремня, глина, высокие деревья, пригодные для лазания, глина?
  Мы с Олегом синхронно пожали плечами, и я уточнил:
  -Сочетание всего перечисленного что, имеет какой-то скрытый эзотерический смысл?
  -Да как сказать,- Роману нравилось удерживать нас в неведении.
  -Мне показались необычными знания,- вступила вновь в разговор Олеся,- мои знания об окружающих растениях.
  -Да и волк на тебя среагировал нестандартно,- припомнил командор.- Создалось ощущение, что нас троих он сразу определил как добычу. А вот с Олесей колебался.
  -Пожалуй, что так,- подтвердила Лика.
  -Мне Клим рассказал, как вы с находкой его познакомились,- подтолкнул беседу в нужном ему направлении Мотылек.
  -И все ее по-разному описали,- добавил я.- Лучше всего получилось у Лики. Я, правда, не совсем понял, как может быть, что глаза говорят о предмете одно, а пальцы- другое...
  -То ли еще будет,- не дослушав, перебил меня юноша,- да и не в чуткости рук тут фокус. Точнее, не только в них.
  -В чем же?- Лика нетерпеливо забарабанила ноготками по столешнице.
   -В том, что каждый из вас,- Роман немного замялся, потом поправился,-из нас, из всех,- имеет некую специализацию.
  Он обвел публику торжествующим взглядом.
  -Пусть так,- сдержанно отозвался Олег,- с девушками более-менее понятно. Какая же специальность у меня, у Артема, у Клима? И даже если ты прав, какие выводы?
  -С уважаемым лидером новой четверки все предельно ясно,- вы проводник, рэйнджер, следопыт. Вероятно, в дальнейшем, охотник или зверолов. Клим, как вы уже догадались,- кладоискатель. Но, думается мне, это уже дополнительная ветка. От шахтера или рудознатца. Не зря ж трое его спутников в горы подались. Сейчас небось киркой да альпенштоком орудуют- залюбуешься!
  -Подожди, подожди,- внимание зацепилось за слово "ветка",- не намекаешь ли ты, что все мы...
  -...в игре!- радостно подытожил Роман.
  -Тьфу на тебя три раза!- отвернулся от восторженного юноши Клим.
  -Маловато данных для такого смелого вывода,- рассудительно прокомментировал командор.
  -Как? Как же маловато-то? Думаете, почему селяне урожай по два раза в месяц с огородов снимают? А у тех, кто недавно картошкой-моркошкой занялся, она едва-едва зреет?
  -Из-за прокаченности навыка?- блеснул знаниями я.
  -Или одни и раньше умели с землей обращаться, и знают, когда навозцу подкинуть, и как мотыгой пользоваться, а другие- ни хрена, да еще и с ленцой?- скептически усмехнулся Клим.
  -А ходячих неживых ты тоже на игровую механику списываешь?- задал каверзный вопрос я.
  -Разумеется,- не растерялся оратор,- и, к слову, муркалы,- один в один неписи.
  -Не части,- осадил разошедшегося говоруна Олег.- Давай по порядку. Хоть и чертовски далек я от игрушек, но знаю, что гибель персонажам там не грозит. Как, мать его за ногу, процесс возрождения у них называется?
  -Респаун,- подсказал Роман.- Если герой игрока погибает, то спустя определенное время, а иногда и сразу же, возрождается на круге жизни.
  -Так где ж он?- вкрадчиво поинтересовался командор.
  -Это у Тихона Игнатьича спросить надо!- почти выкрикнул Роман.
  - Что?- в один голос воскликнули девушки, да так, что пламя лучины отклонилось и затрепыхалось, словно на ветру. Искаженные тени побежали по бревенчатым стенам.
  -То самое. Был здесь респаун! Хоть и вовсе не такой, как в играх! Скажи им, Клим!
  Клим поморщился. Поднялся со скамьи, поправил лучину, и без всякого желания отозвался:
  -Игнатьич как-то ненароком обмолвился, что те первые, что вместе с ним появились здесь, смертоубийства не ведали. Если погибали, то возвращались снова целыми и невредимыми. Дышали, пили, ели. Разговаривал. И помнили все вплоть до момента гибели. Что дичины здесь водилось немерено, опасной и кровожадной.
  -А после? После что стряслось?- подалась вперед Лика.
  - Зверье перебили. Почали враждовать дружка с дружкой. Благодать отошла от народа,- заученно пробубнил кладоискатель. И видно было, что говорит он с чужих слов.
  -Т-р-р-р,- фыркнул презрительно Роман,- ничего подобного. Просто-напросто некромант в округе объявился. Игнатьич испросил помощи у Светлого, тот его и надоумил. Заманил староста колдуна в пещеру, да там и запечатал. Вот только тот успел напакостить, и жилу с живой водой истощить.
  -А вернуть как былО?- делая ударение на последнем слоге, лукаво прищурился Олег. Очевидно, что он не поверил ни единому слову парня.
  -Послушайте, в истории Романа что-то такое есть,- Олеся задумалась, подбирая нужное слово,- правдоподобное. Откуда-то же я узнаю свойства растений.
  -И этот случай с волком,- начал было я, но заткнулся, поймав быстрый взгляд девушки.
  -Чепуха,- безапелляционно перебила Лика.- Просто у некоторых людей экстрасенсорные способности находятся в спящем состоянии. А внезапный стресс, удар молнии рядом, болевой шок, стихийное бедствие, может пробудить их.
  -Когда это тебя успело током шарахнуть?- обратил все в шутку Олег. Компания откликнулась взрывом хохота, да так, что тени от потревоженного язычка пламени вновь пустились вскачь. Но на этот раз в их пляске не было ничего зловещего.
  -Не верите?-с обидой в голосе взвился Ромка,- ну хоть на левое запястье-то взгляните!
  Я послушно загнул рукав и тупо уставился на кожаный наруч.
  -Для чего он тебе?- приступил с расспросами юноша.
  -Из лука стрелять?- проявил креативное мышление я,- чтоб тетива кожу не рассекала?
  -Да нет же, нет! Глянь повнимательней!
  Я вгляделся в свой браслет. И тоже сделали Лика с Олесей. Мне сразу припомнился Клим, бросивший мимолетный взгляд на берегу озера на левое запястье. Что он там увидел?
  Лично я не рассмотрел ничего особенного. Разве что на внутренней стороне короткая отметина, будто ребром медной монеты отчеркнутая.
  Мотылек с видом победителя воздел руку к потолку.
  -Видали? Медное колечко видали, а?
  Он повращал рукой, демонстрируя, что его отметина, и правда, почти замкнулась в кольцо, охватывающее запястье.
  -Вы ж не знаете, не знаете еще ничего! Того, что муркалы монеты свои на эту вот медь обменивают! Того, что короткий путь через маяк только тем открыт, у кого медный браслет есть! И то, что у каждого эта полоска по-разному удлиняется! Чем больше опыта наберешься, тем...
  -Ладно, робята,- подытожил Клим.- Захмелел с непривычки Мотылек, бывает. Но хорошего помаленьку, пора уж и на боковую. Выпроваживайте нас. Поутру заскочу, к Аксинье пойдем.
  -Да нас староста позвал на праздник,- смущенно напомнила Олеся.
  -И точно! - хлопнул себя по лбу кладоискатель,- Я тоже пойду! С остальным можно и повременить. До обеда.
  Я улыбнулся и крепко пожал протянутую для прощания руку.
  -До завтра!
  Раздосадованный Роман попрощался с нами коротко и даже обиженно.
  Разместились по комнатам на ночлег по половому признаку, в смысле-мальчики направо, девочки налево.
  -Экие мы Фомы неверующие,- бросил командор, ворочаясь на топчане.- Не прониклись идеями юноши!
  -Да уж,- нейтрально поддакнул я,- жаль только за разговором один вопрос не успел задать.
  -Какой?
  -Роман, когда коснулся истории Клима, упомянул, что трое ушли в горы.
  -Так, ну и что?
  -Подтекст. Имелось ввиду, что наш рыжебородый друг тоже, по идее, должен был составить им компанию.
  -И...?
  -У них, четверых, было что-то общее. Понимаешь?
  -Не совсем.
  -У нашей четверки, следуя простой логике, тоже должно быть что-то, что объединяет нас.
  -Есть предположения конкретные?
  -Пока нет.
  -Тогда давай спать!
  Эпизод 9. Праздник прощания
  Утром позавтракали гречневой кашей, сваренной девчонками на костре. Без масла и соли вкус оказался непривычным, но никто после себя ничего не оставил. Клим зашел как раз к той минуте, когда личный состав нашей четверки насытился, и даже успел ополоснуть плошки.
  По пути рыжебородый друг продолжил знакомить нас с местными реалиями и обычаями. Праздник прощания проходил в формате, более всего напоминающим проводы в армию. Вот только призывники никогда не возвращались назад. И все это прекрасно знали.
  -Отчего так, Клим?- не удержался я от вопроса.
  -Видишь ли... География местная очень своеобразна. Ничего здесь нет, кроме небольших поселков у озер, болот и лесов. Сколь ни иди, ни в какой город или поместье не попадешь!
  -Подожди, дорогой!- встрял Олег. Не ты ли сам о городах рассказывал?
  -Говорил,- не стал отпираться землекоп.- Есть они. Стоят. Но пешком до них добраться очень сложно. Хоть на своих двоих, хоть на подводах караванных, кои муркалы снаряжают.
  -Да как же так?- возмутилась внимательно прислушивавшаяся к разговору на ходу, Лика.
  -Кто б знал,- пожал плечами Клим.
  -Тебя с телеги втихаря ночью стаскивают, что-ли?- недоверчиво поинтересовался Олег.
  -Нет. В определенных местах граница установлена. Караван дальше идет, как ни в чем не бывало. А тот, кто решил на халяву прокатиться, тот словно в упругую стенку упирается. Мне один из горе-путешественников рассказывал, воздух уплотняется, уплотняется, и...
  -Понятно,- совсем не тактично обрезал командор,- так как же к городам пробиваются?
  -А вот так и ходят. Либо кто секрет знает, кто проводника найдет, кто благосклонность торгашей заслужит. А остальные через маяки. Входят здесь, выходят там. Иногда ушедшие передают весточку с караваном, идущим в Ком. Но то скорее исключение, чем правило. Муркалы подобные просьбы исполняют с неохотой, говорят.
  -А что там, на той стороне, кроме городов?- тихо вступила Олеся.
  -Надежда,- удивил меня ответом Клим.- Что влечет человека прочь от привычного и знакомого? Надежда на лучшее.
  -Вернуться назад, на Землю, оттуда можно?- вполголоса продолжил допытываться командор.
  -Никто точно не знает. Кто верит в то, что можно. Кто мечтает о встрече с легендарными Старшими. Якобы они постигли истину. Воины ищут славы в сражениях. А кому-то и просто на большой мир хочется посмотреть.
  -И здесь война?- глаза Олеси изумленно расширились.
  -Да,- кладоискатель понизил голос до шепота и оглянулся по сторонам.-Слухи ходят, коли последователи Светлого победят, все погибшие вернутся к жизни.
  -Благородная цель,- Олег презрительно скривился,- как обычно оправдывает средства. И как обычно, недалеких юношей бросают в бой жестокие старики.
  -Аллоды-это владения такие?-осторожно спросила Олеся.
  -Да. Современным языком, возможно, сказали бы "кластеры". Да, пожалуй, озерные кластеры,- подытожил лекцию Клим.
  
  К началу праздничного собрания мы все-таки опоздали. В переполненный храм вошли, когда староста уступал свое место оратора крепко сбитому мужчине лет сорока. Большие залысины на угловатом черепе почему-то в первую очередь бросились мне в глаза. Чуть позже я оценил и орлиный профиль, и бескомпромиссный взгляд из-под бесцветных, почти незаметных бровей, и решительные рубящие жесты, характерные для военных.
  -Глава "спартанцев", Григорий Петрович,- тихонько пояснил кладоискатель.
  -Спасибо, Тихон Игнатьевич, на добром слове.
  Видимо, мы как раз пропустили официальную часть с приветствиями, напутствиями и тому подобной формалистикой. Значит, ничего не потеряли. Меж тем предводитель воинов оперся обеими руками на импровизированную трибуну. Наспех сколоченная конструкция жалобно всхлипнула под напором мощного корпуса.
  -Мы, жители поселка Спарта, всегда ценили и уважали ваше мнение. Всегда прибегали к вашему мудрому совету, не раз и не два повторяли про себя слова ваших проповедей, стараясь вникнуть в их глубокий смысл. Учение, которое вы несете людям, чисто и возвышенно. Однако...
  Тут оратор взял многозначительную паузу, и я почувствовал себя как на митинге, где за внимание аудитории бьются не на шутку два политических лидера. И воеводино последнее слово меня почему-то сильно напрягло. Почему нельзя обойтись в речах без этих "но" и "однако", перечеркивающих напрочь весь смысл прежде сказанного?
  -Однако, есть время для того, чтобы собирать камни для постройки церкви. А есть время для того, чтобы заряжать камни в пращи, и сражаться, отстаивая право строить свои храмы!
  Кучка молодцов одобрительно загудела, заполняя привычную тишину равномерным басовитым "у-у-у". Оратор продолжал разглагольствовать, а звук, обретая силу, поднимался уже под своды церкви, норовя выплеснуться за ее пределы.
  -Лучшие из лучших... самых достойных... как всегда в час лихолетья... надеемся на то, что вы...
  Слова уже были не важны. Общий смысл панегирика и так стал предельно ясен. Где-то там, за пределами аллода, идет война. И пришла пора отправки в бой пополнения. Вот только откуда столько энтузиазма у новобранцев? Неужели скука маленького, почти безопасного мирка страшит больше, чем стрелы и копья неприятеля? Или идеологическая подготовка на высоте? Я обратил внимание на выражение лица старосты Озерного. Старик как будто лимон проглотил. Но изо всех сил сдерживается, стараясь не показать этого. Понятно. Идейные разногласия. Игнатьич, судя по всему, убежденный пацифист и умеренный консерватор. А полковник типичный ястреб. И где-то даже "ультрас". Из тех, что ведут массы в атаку, предпочитая командовать из глубокого тыла. А куда это он парней засватал, кстати?
  Вопрос мой решился сам собой. Горстка коротко стриженных призывников, приняв отеческое благословение, направилась к озеру. Вся честная компания последовала вслед за ними. Церемония, судя по всему, проводилась далеко не впервые, поскольку людская масса двигалась споро, но без намека на поспешность. В движении этом просматривался определенный кем-то порядок, чуть ли не строевая дисциплина. Непосредственно за героями дня следовала свита земляков, замыкал колонну Григорий Петрович, ведя по дороге чинную беседу с Тихоном. За ними следовали мужчины Озерного, с небольшим отрывом от них- женщины. Я поискал взглядом детей, но не обнаружил ни одного. Поставил себе галочку: порасспросить Клима. Снова вернулся к голове колонны, к избранникам, экипированным для похода. Что примечательно, из оружия у юношей присутствовал лишь кинжал. "Совсем как у кавказских джигитов",- мелькнула в голове нелепая мысль. Однако кольчуга защищала тело каждого. Протиснувшись через толпу к Климу, я поинтересовался, отчего так.
  -Оружием их снабдят на месте. С поля боя поднять, опять же, можно. А вот с броней по-разному, бают, случается,- в глазах Клима читалась вселенская тоска.
  -Ты чего ж, пошел бы с ними?- ткнул кулаком в бок рыжебородого.
  -Воевать,- нет. Не мое это,- твердо отозвался землекоп.- А отсюда утек бы, как пить дать.
  -Почему до сих пор не решился?
  -Решиться мало. Надо чтоб Тихон отпустил,- пророкотал Клим обреченно.
  -Как так? Без него никак нельзя?
  -Без него- никак,- он взглянул снизу вверх, и продолжил без всякой охоты,- ты еще не знаешь, как все обустроено.
  -Как?- не отступился от расспросов я. Процессия тем временем достигла берега. Отбывающих обнимали товарищи, жали руки, говорили слова напутствия. Мое внимание на минуту привлек белобрысый паренек, крепко обнимающий старшего соратника. Схожесть в чертах лица бросалась в глаза. Неужели братья, да как же они сюда...
  -Гляди,- кладоискатель прервал размышления, вытянув вперед левую руку с наручем.
  -У меня такой же,- не понимая к чему клонит мужчина, отозвался я.
  -Такой, да не такой!-охладил мой пыл землекоп,- смотри внимательней!
  -Значит, значит. Больше ничего не заметил?
  Я еще раз придирчиво сравнил аксессуары.
  -У тебя же знак какой-то выдавлен на коже! Не то дуга, не то лента!
  -Это он и есть.
  -Кто?
  -Запрет!
  Новобранцы расселись в лодке, самый коренастый подналег на весла, и суденышко устремилось вперед. Мы переждали выкрики, подбадривающие уплывающих.
  -Понимаешь, пока медная нитка не завершит полный круг, замкнувшись, ты не сможешь воспользоваться точкой переноса. Но с жителями Озерного не совсем так. Те, кто входит в общину, ни о каких путешествиях и не помышляют. А те, кто не входят, ожидают соизволения Тихона. Печать, она, с одной стороны, как грамота охранная. Игнатьич авторитет, жителей Озерного не трогает никто. Но и на маяк соваться с печатью без толку.
  -То есть существует непреложное условие?
  -Да. И не одно. Если хочешь пользоваться всеми правами жителя поселка Озерный, ты должен придти к Игнатьичу и отметится таким вот... тавром.
  До меня, наконец, дошло, что напоминает тиснение на коже. Вот ведь тугодум! Подкова! Ну, конечно, подкова! На удачу? А в отсутствии чувства юмора старосту не упрекнешь!
  -Подожди, через недельку и вас перед выбором поставит! Либо живете в поселке, приносите пользу обществу, либо вы сами по себе, и идете на все четыре стороны. Своеобразный договор, стало быть, заключаешь с поселковой властью. Только печать не на бумагу, а на тебя ставят. Говорят, у муркалов он этому научился!
  - Договор бессрочный? А что с медной полоской? Она каждый день удлиняется? Чем больше прожил, тем длиннее нить?
  -Э-э-э, нет!- Клим перевел взгляд вдаль, на уже порядком уменьшившуюся на фоне волн лодочку.- Не вечный договор. Как только следующее, серебряное колечко замкнется, соглашению конец, и я вольный казак. Чуть-чуть осталось мне, хоть и медленнее она, зараза, растет, много медленнее, чем медная. Ниточка удлиняется только от дел славных. Коли на печи лежишь, да в потолок плюешь, она на месте стоит.
  -Любопытно. А что конкретно делать надо? Что в зачет идет?
  Я взглядом нашел в толпе Лику. А, вот и Олег с Олесей, у самой воды!
  -Вопрос интересный, заковыристый,- землекоп отвечал несколько рассеяно, блуждая глазами по лицам. Я понял, что он Аксинью ищет. И не находит,- Тем заковыристый, что у всякого по-разному. За себя скажу,- чем больше находок у меня, тем длиннее полоска. Помнишь, просил тебя прекратить копать по сигналу? Как раз потому, что я, именно я должен быть извлечь клад, чтоб приблизить момент закрытия контракта.
  -Давно хотел спросить, как ты узнаешь, где клады искать?
  Рыжебородый подался вперед, прошептав проникновенно в самое ухо:
  -Чую я их. Нутром чую.
  А потом добавил, чуть отстранившись, вполне обыденным голосом:
  -Ну или карты беру. У Игнатьича. Ему же и добычу отношу.
  Мы тихонько, не привлекая внимания остальных, рассмеялись.
  -Клим, а я приметил среди сельчан и таких, у кого левое запястье тряпицей замотано. Для чего?
  Землекоп тут же прервал смех и посмурнел лицом.
  -То молитвенники истовые и есть. Особым узлом руку перетягивают. Не желают знать, типа, ни о каком шнурке, ни медном, ни серебряном. Бессребреники!
  "И тут лыко в строку",- изумился я про себя.
  -А сам Тихон? Не приметил у него тряпицы.
  -Так у него и наруча нет! У единственного.
  Группа юношей достигла островка с маяком и дружно вытаскивала лодку на сушу. Минута-другая согласованных усилий,- и вот уже отливающие на солнце стальной чешуей кольчуги скрываются в тени маяка.
  Недолгое ожидание. Вспышка! Яркая настолько, что зрение возвращается не сразу. Не додумался отвернуться, болван!
  А после нас ждал пир. Вернулись к столам, накрытым прямо на улице. Благо, летающих насекомых, как верно заметил Клим, здесь и в помине не было. Вот тут мы и вкусили радостей щедрой русской кухни. Естественно, в том ее виде, что был доступен селянам. Пареная репа, квашеная капуста, соленые грибы соседствовали со свекольным салатом, куриными ножками и рагу из зайчатины. Вина, правда, не было. Но присутствовала медовуха и еще непонятная бурая жидкость, именуемая в просторечии брага, с ужасным запахом и терпимым вкусом. Через какое-то время нас начали знакомить с поселенцами, мы даже жали протянутые руки, но то ли с непривычки к подобной винной карте, то ли от неумеренности возлияний, все воспринималось будто через туман.
  Эпизод 10. Бегство
  Пробуждение с утра выдалось, паче чаяния, безболезненным.
  -Привет, Темыч!- Олег, хоть и слегка помятый, выглядел вполне довольным жизнью.
  -Здорово.
  -Ты это... Не помнишь, нам девчонки помогли добраться до дому?
  -Не помню.
  -Слушай, надо что-то с памятью делать. Йод что-ли начать пить?- усмехнулся командор.
  -Зато похмелья здесь никакого!- в тон отозвался я.
  Громкий топот на крыльце заставил нас вздрогнуть. Клим впрыгнул на порог, словно черт из коробочки.
  -Привет, друж...
  Землекоп не дал мне закончить, сверкнув округлившимися глазами:
  -Не до приветов, хлопцы! Ноги в руки,- и на выход! Девчонки уже ждут, по пути все растолкую!
   Исчез кладоискатель так же стремительно, как и появился.
  Мы обменялись с Олегом недоуменными взглядами, спешно натягивая рубахи. Едва появились на крыльце, Клим всучил нам уже собранный рюкзак. Девушки и правда, ожидали нас в полной готовности.
  -Огородами проскользнем, и на опушку!
  -Да объясни ты, чудак-человек!- Олег озадачился, все еще вертя лямки рюкзака в руках.
  -Потом, потом, как в лес войдем,- горячечно зачастил Клим.
  И Олег согласился. Шли молча и сосредоточенно, тесной группой, пару раз по знаку Клима приседая за кустами.
  Выйдя, наконец, за околицу, короткими перебежками достигли опушки. У первого же поваленного дерева проводник объявил привал.
  Мы молча окружили кладоискателя, ожидая разъяснений. И они не замедлили:
  - Там ... Аксинью нашли. В Грязных Болотах...
  -Кого?-вырвалось у меня.
  -Мертвую?-деловито уточнил Олег.
  - Да уж мертвее некуда. Вчера, видать, только туда... дошла. Полчерепа нет, и меж ребер сбоку проткнуто.
  Клим перевел тяжелый взгляд на нас с Олегом и меня будто мороз изнутри пробрал. Разом всплыл бросившийся в атаку волк, мой удар сбоку и тяжело опускающаяся дубина Олега. Покосился на товарища и все понял с одного взгляда. Он думал о том же. Вот влипли, так влипли! И сами, сами же рассказали, все как на духу выложили! Стоп, стоп, стоп! Что ты, Артемка, сходу в оборотней поверил? Из-за одного красноречивого взгляда? Тут же, вторя моим мыслям, вступил командор:
  - Обожди, обожди, Клим, так на нас не зыркай. Говори, коли сказать есть чего.
  - Тикать вам надо отсюда,- вынес приговор землекоп, не размениваясь на объяснения.
  -Почему?-искренне изумилась Олеся.
  - Что, всем?- встрепенулась Лика.
  - Линчуют?- скупо поинтересовался я.
  - Да за что?- Олег застыл прямо перед рыжебородым.- За браконьерство? И при чем тут Аксинья ваша?
  Я помимо воли отметил, как командор пытается инстинктивно отодвинуться, дистанцироваться от происшедшего. "Ваша".
  - Притом. О лихорадке переноса, помните, баял? После нее последствия остаются. У всякого разное. Трое или четверо в Озерном таких, что в лес уходят на два-три дня. И никто их не спрашивает, что да как. Потому как не принято здесь. Меж собой судачим, что перекидываются они в зверя. Свидетелей не сыскалось, но кто узелок с одеждой под корягой видел захованый, а кто и следы звериные от него. Кто сталкивался нос к носу на узкой тропинке с серым хищником. Здесь то не редкость, вот только глаза у обычного волка с человечьими не спутаешь. Своих, однако, оборотни не трогали. А вот коли новички, как вы, попадались, тогда...
  - Так вы на что намекаете, что мы человека убили?- губа у Лики предательски задрожала.
  - Никого мы не убивали!- решительно оборвал ее Олег.- Я вообще подозреваю, что все местное население либо сильно двинулось на мистической почве, либо оказалось под влиянием мракобесов, насаждающих суеверия! Зомби, оборотни, аллоды непонятные! Хоть что-то из этого есть на самом деле?
  Клим пожал плечами. То ли ему не впервой случалось выслушивать подобное, то ли не хотелось снисходить до объяснений.
  - Так мы... это мы что-ли?- побледнела Олеся.
  - А если и мы, то что? Что?- неожиданно агрессивно откликнулась Лика.- Право на самооборону никто еще не отменял! И не было там никакой женщины. Был волк, матерый и беспощадный голодный зверь, что бы вы там себе не напридумали!
  - Никто вас в Озерном не линчует,- наконец Клим ответил на мой вопрос.- Даже если найдутся горячие головы, староста не позволит.
  - Так его и спросят,- пробурчала, чуть успокоившись, Лика.
  Землекоп не удостоив ее ответа, продолжил:
  - "Молитвенники" закона не преступят. И если б сейчас в поселке гостей не было, то может все и вообще бы обошлось. У подруги вашей,- он коротко указал на Лику, способности не хуже, чем у Аксиньи. Вполне может и заменить ее. Олесю к делу пристроить при ее тяге к природе,- не вопрос. А мужики месяцок бы в окрестностях озера побродили, - и вернулись.
  "Ловко акценты расставил, - отметил я про себя.- В условиях дефицита женщин такой расклад на ура среди мужской части пойдет! Суеверия особенно пышно расцветают, коли их удобряют изрядной долей выгоды. А может прав Олег, и весь спектакль с фантастическим антуражем,- специально для пришлых? Сами-то мы, что из этого видели? Кроме необъяснимого и загадочного Серого, почитай, ничегошеньки!".
  - Постой,- командор проявил самообладание, взяв себя в руки,- а откуда "спартанцы" и "пасечники" узнают про то, что мы хоть каким макаром причастны? Или уже разболтать успел?
  Олег с подозрением воззрился на кладоискателя.
  - Нет. Да и когда бы.
  - Ну что ты мямлишь!- подстегнула мужчину Лика.
  Олеся подошла к Климу сзади и положила руку на плечо.
  - Расскажи нам, пожалуйста.
  - У "спартанцев" ведунья. Роксана. Она завсегда в переносе тел в Верхние пещеры участвует. Они ж воины. Меж ними стычки случаются. Да и по неосторожности, бывает кого "того". А она, выходит, как судья. Дар у нее,- лаконично пояснил рыжебородый.- Прикоснется к телу, и все увидит.
  - Прорицательница. Пифия, твою мать,- Олег нервно дернулся.- Тут хоть кто-то неодаренный есть?
  - Нет,- буднично отозвался Клим.- Хоть какой талант, но есть у каждого.
  - За-ме-ча-тель-но,- по слогам подытожила Лика,- но ты так и не досказал, чем нам грозит дознание гостей.
  Клим почесал бороду.
  - "Медовары" ничего не скажут. У них самих случай был, повадился косолапый ульи разорять. Ну они яму выкопали. С кольями. Да и загнали зверя как-то в ловушку. Он хоть и провалился, и поранил брюхо о кол, но мигом выбрался.
  - И?- первой не выдержала взятой рассказчиком паузы Олеся.
  - С тех пор у Федора, что лучший бондарь в селе, шрам на животе появился.
  - Понятно,- прервал историю Олег,- значит, опасаться нам следует "спартанцев"?
  Рационализм взял вверх над эмоциями, и лидер группы уже искал наиболее приемлемый выход из ситуации, отложив в дальний угол заботы о том, мистика кругом или хитрый умысел сельчан.
  - Их. У воинов свои законы. Кодекс чести, как они его понимают. И Тихон Игнатьевич в этом смысле для них не авторитет. К тому же молодежь в Спарте воспитывается так, что длина медной полоски у них высшая ценность.
  - А за то, что они нас... уничтожат, она что, удлинится?
  - Да,- без обиняков припечатал Клим.
  - И что, завалят как баранов на бойне?
  - Зачем?- приподнял рыжую бровь знаток местных обычаев.- Формально вызовут на поединок. Один на один, как в рыцарские времена. Но не обнадеживайтесь. Шансов у новичка против тренированного бойца нет.
  - Вот как,- насупившись, просипел командор,- остается податься в бега?
  - Не вижу другого выхода.
  - А если догонят?- Олеся подняла сцепленные запястья к груди.
  - Вот тогда расправятся без слов,- землекоп не стал скрывать жестокой правды.- Но опасность угрожает только мужчинам. Вы с Ликой можете остаться здесь, вас не тронут.
  Ожидаемо. Я внимательно вглядывался в лицо рыжебородого советчика, но не мог прочесть по нему ничего. Беспокоится по-дружески или откровенно "разводит"? Поди, знай!
  - Я иду с вами,- неожиданно решительно заявила Олеся.
  - Она идет!- всплеснула руками Лика.- Вы послушайте, она идет, а я не иду! Нет уж...
  Клим не стал выслушивать тираду целиком и молча бросил рюкзак девушкам.
  - Тогда идем. Быстро. Чем раньше выйдем, тем больше шансов оторваться. Думаю, часа два в запасе есть.
  По его физиономии невозможно было сказать, обрадовало его решение девушек или опечалило.
  -И вот еще что,- Клим достал из-за пазухи камень на шнурке, протянул его Лике. Как ни странно, девушка без единого возражения надела украшение, в котором я без труда признал давешнюю находку. Темно-зеленый кулон с символом, похожим на скандинавскую руну.
  "Символ? Руну? Откуда, черт побери?"
  - До заимки вас сопровожу. Жил там одно время отшельник один. Потом прибился к "пасечникам", да ненадолго. К маяку отправился. И сгинул.
  Шли быстро, и поэтому предложения у землекопа получались отрывистые, насколько хватало дыхания.
  - Про нее я один знаю. Может там невзгоду и переждете, коль не выследят вояки. Но выбор за вами. По всему вижу, вы и под открытым небом не пропадете.
  Но планам не суждено было сбыться. Едва мы достигли поляны, как в воздухе раздался непривычный для уха свист.
  "Фьюить. Трым-м-м!"- древко стрелы завибрировало, вонзившись в соседний ствол.
  - Стойте! Стойте!- раздался сначала одиночный, а затем и многоголосый вопль.
  "С дюжину ведь наберется!"- мелькнуло в голове. Ноги сами собой с шага перешли на бег.
  - Не отставай!- призвал Клим, мелькая размытым пятном впереди. И мы старались не отстать. Шум погони то приближался настолько, что казалось, еще минута, и занесенный топор обрушится на незащищенную шею. То удалялся, и тогда минуту-другую мы стояли, тяжело дыша и вслушиваясь в звуки потревоженного леса. Тогда начинала теплиться надежда, что преследователи сбились со следа. Но каждый раз надежда жила не более трех минут. В одну из таких остановок Клим прохрипел:
  - Опытные загонщики. Отрезают они нас от бора. Еще чуть и вытеснят к Нижним Пещерам.
  - Открытая местность?- догадался с ходу Олег.
  - Даже хуже. Каменистые осыпи, такие, что ноги там переломать раз плюнуть!
  - А пещеры? Нельзя в них укрыться?
  - Попробовать можно. Вот только...
  - Что? Что только?- переспросила запыхавшаяся Олеся. Правой рукой она держалась за бок. А это значит, что дела плохи, и долго ей такого темпа не выдержать.
  - Слава о пещерах тех дурная.
  - Чудища? Монстры? - это уже Лика вступила в разговор.
  - Монстры - не монстры, но живность опасная водится. Двое "медовиков" пропали там. Причем вот какая петрушка приключилась, тела их формировались в Грязных Топях долго, очень долго.
  - Почему?- потребовала подробности Лика.
  - Так бывает, когда, допустим, деревом человека придавило. И выбраться из-под спуда неживому телу нет никакой возможности. Тогда к купелям следует что-то напоминающее шаровую молнию. Говорят, то душа. Помните, Роман про некроманта рассказывал?
  -Ну?
  -Не знаю, что там правда, что выдумка, но пленник в Нижних Пещерах есть. И талисман,- рыжебородый коснулся пальцем шеи Лики,- все одно, что пропуск к нему. Я знаю, такой уже находили. Думаете как те пропавшие медовики в пещеру вошли?
  -Почему же колдун не скрылся, заполучив разрешение на выход?
  -Э, нет. Пропуск только на вход. Чтоб выйти надо вот что,- в ладони кладоискателя блеснул изумрудом небольшой, размером с теннисный мячик, шар.
  С полминуты Клим колебался. Наконец, с протяжным вздохом протянул диковинку Олесе:
  -Жаль, раньше не нашел. Все бы на кон поставил, а к колдуну б наведался. Да видно не судьба. Ваш черед счастье пытать. Знаете, где раздобыл штуку? Под тем валуном, где вы знак углядели. Нашел как? Есть способы.
  -Да когда ж ты успел?-Олег с подозрением уставился на проводника.
  -Ромка помог. Его послал. Он за сутки и обернулся. Волка там уже не было. Зато были те же следы, что мы на отмели видели. У меня сразу думки нехорошие на ум пали.
  Треск кустов неподалеку заставил всех примолкнуть.
  Олеся сунула подарок в сумку, и мы снялись с места.
  Погоня продолжилась, и, через какое-то время, как и предсказывал Клим, нас выгнали на каменистые склоны. Воздух разрезал протяжный свист, и стрела стукнула о скалу.
  - Старайтесь прятаться за валунами,- прокричал землекоп, уже маневрируя отчаянно между крупными камнями.
  Скалу мы с Олегом обогнули первыми, оторвавшись на добрый десяток метров от остальных. Обогнули и нос к носу столкнулись с парой спартанцев. Я узнал паренька-лучника, прощавшегося со старшим братом. Он, растерявшись, хлопал белесыми ресницами, а его товарищ, приземистый крепыш уже начал сгибать ноги в коленях, примериваясь, как ловчее ухватить Олега.
  Первыми, как ни странно, очнулись от оцепенения мои руки. Да-да, они вдруг обрели собственную волю, обернувшись упругими резиновыми лентами, с увесистыми гирьками на концах.
  -Бах,- правый кулак врезается в челюсть белобрысого, и тут же, без паузы, - "бам", левые костяшки таранят отклонившуюся вбок голову. Противник заваливается на спину, не издав ни звука. Зато оппонент командора наделал шума. Парень бросился на противника, норовя ухватиться за горло. Но Олег развернулся как-то по-особому, по-медвежьи, вроде бы и неуклюже, но умудрился при том ухватить тянущуюся к шее руку и выставить бедра так, что нападающий бодро перелетел через неожиданное препятствие.
  -Ох,- вскрик почти заглушил шлепок, произведенный падающим телом. Но коренастый все же сумел подняться на ноги. Но лучше бы он этого не делал! Олег, не ожидая пока спартанец развернется, отвесил парню такого пинка под зад, что тот, не удержав равновесия на коварном склоне, покатился кубарем вниз.
  Подоспевшая сзади Олеся тихо ойкнула, наблюдая за кульбитами акробата поневоле.
  -Двоечка у тебя на загляденье вышла,- скупо прокомментировал командор. И, уже на ходу, бросил в никуда: - И где только научился?
  Ответить я не успел, пригнувшись невольно, когда стрела отлетела от скальной породы над головой.
  Свист слышался все чаще, одна из стрел зарылась в гравий у меня под ногами, другая, чиркнув по валуну, высекла искры на уровне лба. Черт, да где же эти пресловутые пещеры? Там, в темноте и узких переходах, будет хоть какой-то шанс не превратиться в подобие подушечки для игл! А, есть одна!
  Неширокий провал, прикрытый плоскими валунами с боков, манил черным провалом.
  - Туда!- я указал рукой в сторону входа в подземелье. И едва не поплатился за широкий жест. Остроугольный камень попал в рукав. Я оглянулся и увидел, что к тройке лучников добавилась еще и пара пращников. Парни раскручивали над головой широкие кожаные ремни, стянутые, видимо, только что с поясов, и с завидной ловкостью выстреливали попавшиеся под руку снаряды.
  Первым достиг убежища Олег. Ринулся головой вперед... и тут же отлетел в сторону, будто невидимая упругая стена надежно воспрепятствовала его устремлению. Не ожидавший такого поворота событий командор не удержал равновесия, и лишь в последний момент избежал падения на спину, и, с грехом пополам сгруппировавшись, плюхнулся на бок. Какое-то время он недоумевающее взирал на призрачную преграду. Подоспевшая тем временем из-за валуна Лика, не заметившая неудачи Олега, без всякого сопротивления проскользнула в зев пещеры. За ней последовала Олеся. Олег поднялся на ноги и пошел вперед неуверенно, будто слепой, нащупывая руками впереди себя стену, забыв на минуту о свистящих стрелах. Я подхватил его под локоть, увлекая за собой. Мы вместе перевалили створ пещеры. Клим чуть замешкался, поскользнувшись. И тут же я, как в кошмарном кино, увидел стрелу, вошедшую ему под лопатку.
  Эпизод 11. В пещере
  -Что, черт побери, происходит!- Олег врезал ладонью в стену.
  Мы инстинктивно спешили уйти как можно дальше от входа в пещеру и остановились лишь тогда, когда зрение полностью отказалось различать окружающее.
  -Клим, похоже, убили,- сообщил я безрадостную весть командору вполголоса.
  -Как?-не сдерживаясь выкрикнул он, и тут же перешел на горячий шепот, пытаясь скрыть трагическую новость от девушек.-Как убили? Ты видел?
  Я в двух словах описал происшедшее на моих глазах.
  -Дела. Чем дальше, тем веселее,- зло прошипел Олег.- И нас загнали под землю как крыс. Если даже побоятся сюда сунуться из-за глупых суеверий, без воды и еды нам долго не протянуть. Из оружия,- один нож. Так что если здесь обиталище крупного хищника,- хана!
  -Ребята, Лика факел нашла,- милый, даже под мрачными сводами темной пещеры, голос Олеси чуть разрядил обстановку.
  -Лика, Лика, молодец, Лика! А где нашла? На земле, в расселине торчал, в уключине? -зачастил командор. Стресс требовал выхода, и я его прекрасно понимал. Когда человеку, уже заглянувшему в глаза отчаяния, своевольная судьба вдруг благосклонно протягивает хотя бы соломинку, то кто же не поспешит за нее ухватиться?
  Появившаяся Лика с гордостью протянула командору находку;
  -В кольце, вбитом в скалу. Прямо лбом наткнулась.
  -Вижу!
  Даже в темноте было заметно, что лоб у Лики испачкан. Девушка тут же судорожно принялась тереть невидимое пятно ладонью. А я внутренне порадовался. Хвала всем высшим силам, спутники мои не потеряли самообладания. К Олегу потихоньку возвращалась его привычная немногословность. А девушка оставалась девушкой даже в подземных сумерках.
  -Смолой какой-то пропитан,- заключил Олег, завершая осмотр факела.-Сейчас чуть вперед пройдем, чтоб от входа незаметно пламя было,- и зажжем.
  Еще пару десятков метров преодолели, ощупывая и скальные стены и поверхность под ногами. Наконец, для надежности выстроив нас спинами к входу, Олег достал кресало из рукоятки ножа.
  Щелк! Щелк! Снопы ослепительно белых искр срывались с клинка при ударе, но промасленная тряпка никак не хотела заниматься. Наконец, с двенадцатой или тринадцатой попытки, факел вспыхнул! И сразу загорелся ровным, ничуть не чадящим пламенем.
  -Однако надо исследовать подземелье,- подумав, изрек Олег.- Не слишком верится, но вдруг есть второй выход.
  Уже через пару десятков шагов нас ждал выбор. Ход раздваивался, левая ветвь уходила глубже, правая оставалась в одном уровне с пройденным коридором.
  -Правило левой руки,- сухо предположил наш лидер, не обращаясь ни к кому конкретно.
  -Может лучше не удаляться от поверхности?-робко предположила ЛИКА.
  Олег подумал и озвучил вердикт:
  -Не будем нарушать традиций.
  Мы двинулись вглубь. Лично я остался солидарен с Ликой. Что нам мешало заменить пресловутое правило на его правосторонний вариант? Эффективность его от такой перемены точно бы не пострадала. Однако, я счел за благо промолчать и не раскачивать лодку. После пятой или шестой развилки, мы остановились перевести дыхание.
  И почти сразу же послышалось негромкое шуршание поблизости.
  -Кто это?-Лика прижалась к плечу Олега.
  -Может осыпь?-предположила негромко Олеся.
  -Сейчас и проверим,- с мрачной решимостью отозвался Олег, передавая мне факел.
  -Значит так, друг к дружке не жмемся, Артем чуть впереди, освещает. Лика, дай ему в другую руку камень. Найди! Девчонки, вы тоже. В каждую лапку по камню. Если увидите что опасное,- постарайтесь не кричать. Это опасное может быть не одно. И его сородичам раньше времени знать о нас, вкусных и питательных, совершенно не обязательно. Лучше киньте в него камнем. Шансов не очень много, но это лучше, чем ничего.
  Не успел он договорить, как я краем глаза заметил промелькнувшую по скале тень. Лика молча, не делая лишних движений, втолкнула мне в левую руку небольшой камень. И когда только успела поднять? А я недотепа. Факел надо бы в левой держать, тогда камень лег бы в правую. А теперь броска хорошего не получится. Но чего уж там. Я шагнул к вероятному противнику, вытянул руку с огнем навстречу опасности. Расселина. Узкая, даже ладонь вряд ли пролезет. И кто же там может спрятаться? Лика за спиной тихонько ойкнула и я моментально отскочил от стены. Успел ухватить только, что в самом низу трещины, совсем не там, куда я светил, показалась и тут же исчезла миниатюрная чешуйчатая голова.
  -Змея?- я не удержался и произнес последнее слово вслух.
  -Где?- немного растерялся Олег. Не мудрено, что он ничего не заметил, стоя вполоборота к месту действия.
  Бум,- снаряд, пушенный Ликиной рукой попал совсем рядом с укрытием чешуйчатого существа.
  -Ох,- вздох разочарования и удивления одновременно,- голова показалась чуть выше. И еще одна тень скользнула у самой земли. Мы инстинктивно попятились, сбиваясь в кучу. Первобытный ужас быть ужаленным ядовитым гадом мигом смел все разумные построения командора.
  Я опустил факел к самой земле и успел-таки рассмотреть угрозу получше. Никакая не змея. Скромных размером ящерица, злобно блеснувшая крупным выпуклым глазом, затерялась между камней. И вовремя! Лика отправила ей вдогонку еще пару гостинцев. Не девушка, а метательная машина!
  -Я бы вас попросил оставить моих питомцев в покое.
  Вот черт! Черт, черт, черт! Голос спокойный, бархатный, с переливами. С таким баритоном передачи на телевидении вести. Для подростков и юношества. А меня почему-то холодом аж до костей пробрало. Не от того ли, что звук исходит непонятно откуда, будто вибрируют слегка сами мрачные стены? Скосил глаза на спутников. Да-а-а, и у них видок не лучше!
   -Чуть не сказал "живность",- с иронией заметил меж тем голос. Добавил уже серьезно, хотя и чуть снисходительно:- Проходите в зал, два поворота налево.
  -Колдун с чувством юмора, однако,- угрюмо отозвался Олег. Мне тоже пришла на ум байка, поведанная Романом. Сделал широкий шаг вперед и тут же приложился лбом о выступ:
  - Ох, е! Мать его!
  Сдержанный смешок сухими листьями прошелестел в лабиринте.
  -Вы забавные!
  Маршрут и вправду привел нас в обширную пещеру. Или как хозяин здешних владений назвал ее "зал". На самом деле, пространство представляло собой нечто среднее. Мерцающие сталагмиты отполированными колоннами уходили высоко вверх, теряясь во тьме. Они образовывали аллею, ведущую к ступеням подиума. Сами ступени, числом девять, выполненные из кроваво-красного мрамора, глянцево блестели в свете бездымных факелов, окружающих трон. Да-да, самый настоящий каменный трон! Назвать его резным стулом у меня язык бы не повернулся. В нишах по обе стороны царственного кресла, располагались статуи воинов. Доспехов на них не было, если не считать закрытых шлемов и латных перчаток. Тела, задрапированные в темно-синюю материю, почти сливались с полутьмой, окружающей трон. Кроме того, на высоте глаз, начиная от самого входа, тянулся барельеф, высеченный в граните. Цвет минерала менялся от матово черного до светло-бежевого. И мастер, как мог, обыгрывал свойства камня, строя мифический сюжет вокруг цветовой гаммы. Вот пантера притаилась в кроне раскидистого дуба. А под ним пасется изящная лань. Дракон парит в сумрачно-синих тучах, на фоне вздымающихся горных вершин. Рыцарь в ладно пригнанных доспехах припал на одно колено, опираясь на меч. Над ним реет изумрудный стяг.
  -Нравится?- владелец необычной галереи появился сбоку, вышагнув из-за одной из гладких колонн.
  Вся наша компания уже успела втянуться под своды пещеры, и, с любопытством провинциальных экскурсантов, рассматривала резьбу по камню. Паче чаяния, в обитателе подземелья ничто не напоминало о привычных, и чего там греха таить, ожидаемых чертах мага-чернокнижника. Никакой драной хламиды, лохмотьями облегающей полуразложившуюся плоть. Никакого хищного оскала и сверкающих неистовой злобой глаз. И мистический жезл-посох, возвращающий к жизни не упокоенных, отсутствовал. Зато наличествовал внушительного размера молоток в правой руке и отливающее бронзой долото в левой. В первую очередь бросались в глаза именно руки. Крепкие, перевитые мышцами предплечья, выглядывающие из-под закатанных рукавов рубашки. И еще фартук. Добротный архаичный кожаный фартук, в котором художники любят изображать средневековых кузнецов. Лицо, впрочем, тоже вполне подошло бы ремесленнику. Крупный нос, густые брови под русыми, чуть вьющимися волосами, перехваченными на высоком лбу даже не обручем, а просто полоской ткани, чтобы пот не мешал в работе.
  -Красиво,- первой пришла в себя Олеся.
  -Оригинально,- подхватила Лика, смерив резчика любопытным взглядом.
  -Жаль, что такой талант зарыт в землю,- не удержался от подначки командор.
  -Что?- брови предполагаемого некроманта взметнулись вверх. Но тут же черты лица пришли в движение, и он расхохотался. Гулкое эхо отозвалось под сводами, и вернулось к источнику, многократное усиленное. Вернулось оно не одно. Стая летучих мышей, потревоженная шумом снялась с места и теперь небольшие, но премерзкие твари хаотично носились над нашими головами.
  -Я же говорил, вы забавные,- заключил мастеровой, отсмеявшись. Он небрежно бросил инструмент под ноги, и, подшагнув к Олегу ткнул слегка кулаком тому под ребра.- Каков стервец, а? Как поддел!
  По тому, как болезненно скривился предводитель, можно было заключить, что тычок только казался воздушным.
  -Ну, извини, друг!- заметил это и хозяин пещеры,- гости у меня не часты. Да все больше геройствовать норовят. Шутников среди них немного сыщется, вот и не рассчитал я... с гостеприимством!
  Олег лишь вытянул ладонь вперед, уверяя, что все в норме. Однако я абсолютно точно видел,- раздышаться он все еще не мог.
  -Присядем,- предложил владелец катакомб, как ни в чем не бывало.- Лавки каменные, но не холодные.
  У подножия постамента по бокам нашлись две довольно тяжеловесные скамьи с решетчатыми спинками.
  -Дизайн оставляет желать,- пояснил словоохотливый хозяин,- но первый блин всегда, так сказать ... не отличается совершенством.
  Он не стал карабкаться на трон, а пристроился непосредственно на ступеньках.
  -Факелы вечные,- продолжил экскурсию резчик,- не чадят, не дымят. Серый презентовал.
  Обитателю подземелья вновь удалось изумить нас.
  -Да расстаньтесь вы с вашей деревяшкой,- махнул рукой хозяин, указывая на мой факел- зачем она вам? И, отвечая на невысказанный вопрос, продолжил,- да, меня тоже навещает наш общий друг. Не вижу в том ничего странного. Возможно, для обитателей поселка я олицетворение зла. Наверняка, вы разделяете их точку зрения. Я бы не стал портить нашу встречу дискуссией о морали. Совершенно не собираюсь оправдываться и говорить, что не делал того, о чем вам, вне всякого сомнения, поведал Тихон. Допускаю, что мои поступки со стороны выглядят чудовищными. Но не для Серого. Он определенно выше обывательских представлений.
  -Обывательских?- сощурилась Лика. Пока я пристраивал факел в свободную уключину рядом с подножием трона, меня вдруг посетила шальная мысль. А что, если на постаменте вовсе не статуи?
  -Добро,- поднял ладонь в предостерегающем жесте Олег,- не будем о том, что такое хорошо и что такое плохо. Вы знаете, зачем мы пришли?
  -Ну что ж вы так торопитесь? Мы даже не познакомились. Меня, вы, положим, знаете, как звать-величать. Нет? Тогда представлюсь с удовольствием: Амок. Настоящего имени назвать не могу, в моем окружении этого не принято. А вы не соблаговолите?
  Камнетес благосклонно кивал при произнесении очередного имени.
  -Вот и славно. Угостил бы вас, проявив радушие. Но, к сожалению, первое, что я всерьез переиначил в своем теле- это тип питания. Продуктовых запасов, таким образом, не держу, за ненадобностью.
  -А чем же вы...,- начала было Лика, но Олег ее опередил.
  -Мы не голодны.
  Повисла неловкая пауза.
  -Видите, на чем построена вся наша хваленая цивилизация?- риторически поинтересовался Амок.- На потребностях. В еде, воде, безопасности, одежде, крыше над головой. Мы не можем разделить трапезу, и разговор уже не вяжется. Те, кто стоят за Серым, позаботились о том, чтобы первостатейные потребности людские в этом мире удовлетворялись без особого труда. Полагая, по всей видимости, что наша благодарность за похлебку из неисчерпаемого термоса, несокрушимое здоровье, и халявную жилплощадь окажется безмерной. Но они сильно просчитались. Практическая реинкарнация в лоханках, наполненных липкой суспензией, мало кому показалась манной небесной! Как то не так человеки представляли себе великое чудо воскресения! Где райские кущи, весенние сады с несказанно благоухающими цветами и плодами, преисполненными нектара? Где архангельские трубы? Где хрустальная музыка сфер? Где сияние славы Господней? Казалось бы, сбылась вековая мечта человечества. Сытость. Экологически безупречная окружающая среда! Бессмертие, наконец! Однако подобный рай сгодился бы для краснокожих могикан, сиу или еще каких могавков, Маниту им в помощь! К тому же многие из переселенцев страдали непонятной для благодетелей болезнью. Ностальгией. Нельзя сказать, что кураторы не пытались проявить гибкость. Вторая, на моей памяти, волна прибывших сподобились войти в землю обетованную не отягченные личной памятью! Видимо, статистика исправилась в нужную сторону, поскольку последующие волны шли с поголовной "манкуртизацией". С одной небольшой оговоркой, для шибко желающих обрети себя во всей полноте, была предусмотрена процедура восстановления данных.
  -Память можно вернуть?- впервые подала голос Олеся.
  -Можно,- подтвердил Амок.- Я, например, с самого начала помню все. Кто я, как сюда попал, зачем здесь остальные. Или думаю, что помню.
  -Поделитесь?- подключилась к разговору Лика.
  Мастеровой оценивающе окинул взглядом девушку.
  -Я, с вашего позволения, все-таки присяду,- хозяин взобрался на трон, усевшись там с поистине царским величием.- Пожалуй, нет. Сломает это вас. Вы же пока как рассуждаете? Непознанный огромный мир перед вами как головоломка. Сладко засыпаете, бодро пробуждаетесь на рассвете. Тайна ведет вас за собой, взывая к разгадке. От вас требуется напряжение всех сил,- физических, ментальных, интеллектуальных, чтобы продолжать преследовать все время ускользающую синюю птицу. Так и задумано. Если бы вам подали зажаренную пернатую под кисло-сладким соусом на стол, исчезла бы разом вся интрига, вся напряженность бытия.
  -Кем задумано?- Олег напомнил мне следователя, непременно решившего расколоть верткого карманника.
  -Я их называю "Зрители",- отозвался пленник.- Собственно, по сути и в том, прошлом мире, они взирали на нас. Только замечали их присутствие лишь настоящие гении. Шекспир, например. Помните, "весь мир-театр, а люди в нем..."
  -... актеры",- закончил цитату за оратора я. Надо же, еще один взгляд на местную реальность. Похоже, мнений о том, что представляет из себя окружающая обстановка, чуть менее, чем обосновавшихся здесь. И без последствий "горячки переноса" в формировании этих мнений, явно не обошлось. Я переглянулся с Олегом. Видимо, мысли наши текли в одном русле, поскольку он заявил, закрывая тему:
  -Философия и лирика, это все прекрасно. Но у нас чисто практический вопрос. Верно, что ты путь отсюда знаешь?
  -Верно!- не став запираться, просто ответил Амок.- А вы, никак, решили распрощаться с патриархальным хозяйством Тихона Игнатьевича?
  -Решили,- упрямо наклонил голову Олег.
  -О причинах не спрашиваю,- поразил меня деликатностью мастеровой,- но помочь вряд ли смогу.
  -Как?- мы с Ликой вскрикнули одновременно. Я уступил даме право голоса, и она продолжила:
  -Вы же только что...
  -Сказал, что знаю, как отсюда выбраться,- закончил за нее хозяин,- Если точнее, как покинуть аллод.
  -И...?- Лика не намерена была отступать.
  -И знания мои бесполезны. Во всяком случае, пока я остаюсь запертым здесь,- Он поднялся на постамент, тяжело уселся на каменный трон.- Вы, как новички, возможно, не в курсе наших разногласий с Тихоном. Но именно из-за них, я оказался в столь незавидном положении. Уважаемый староста решил, что мои эксперименты богопротивны. Добыв у муркалов один интересный предмет, он поступился своими святыми принципами и заключил меня здесь.
  -Принципами?- сощурилась Лика.
  -Не говорите, что еще не поняли,- вяло отмахнулся Амок,- здешний мир если и не основан на магии, то, во всяком случае, непременно предполагает существование волшебства.
  -Волшебства,- прошелестев эхом под сводами, невольно повторила Олеся.
  -Волшебство, колдовство, магия, чародейство,- называйте как хотите!- стукнул кулаком по твердому подлокотнику говоривший,- Но что есть, то есть!
  -И Игнатьич ярый противник всего, что отклоняется от естественного,- полу утвердительно продолжил мысль Олег.
  -Да, он такой консерватор,- с кривой улыбкой согласился Амок.- Я как раз изучал тогда местную гидротехническую схему. Хотел выяснить про мертвую воду и про живую.
  -Нашел источник вечной жизни?- усмехнулся командор.
  -Нет,- вполне серьезно отозвался Амок,- но на подводную речку наткнулся. Когда Тихон запечатал меня здесь, я отвел русло в сторону. Обустроил в соседнем зале озеро, да ложбинку к обрыву пробил. Та пещера не замкнутая, отвесно вниз обрывается. Глубоко очень. Если прислушаетесь, то различите даже отсюда, как мой миниатюрный водопад шумит. В той воде сила великая. Не работают без нее купели, из которых павшие восстают к жизни. Затягивает их болотной жижей, не имеющей никакой чудесной силы.
  "Так вот значит, откуда байка про Грязные Топи! Тогда становится логически объяснимым пунктик старосты с перезахоронением тел. Надеется, значит, старик все исправить?"
  В пещере повисла тишина, прерываемая лишь дальним шуршанием неразличимых во мгле саламандр. Через минуту я и вправду смог различить звук струящейся воды.
  -Думал, заставлю старого упрямца передумать,- объяснился пленник,- но не срослось! Людьми пожертвовал ради победы над еретиком!
  -Не пора ли нам перейти к делу?- прервал я вновь заявившую свои права на подземелье тишину.
  -У нас есть вот что!-Лика, уже успевшая проникнуть в Олесину сумку, эффектным жестом вскинула руку.
  -Сфера разрешения!- выдохнул изумленно некромант. Обе статуи по бокам от трона неожиданно дрогнули. Облаченные в синее одеяние стражи синхронно сделали шаг в нашу сторону. Руки в перчатках, как по команде, потянулись по направлению к Лике.
  Но Амок уже овладел собой. С его губ слетел короткий, почти неслышный приказ, и стражи вновь замерли по стойке смирно. Глаза пленника лихорадочно блестели, выдавая охватившие чувства. Еще бы! Что бы он ни говорил, а бессрочное заключение- не фунт изюму!
  -Что вы хотите за нее?- не отрывая взгляда от переливающегося всеми оттенками зеленого цвета шара, задал вопрос некромант.
  -Хотим, чтобы ты обеспечил нам проход на большую землю,- ответил за всех Олег.
  -И вернул воду жителям поселка,- добавила веско Лика.
  -Идет,- без промедления почти выкрикнул Амок.
  -Слово?- Олег смотрел исподлобья, оценивая искренность хозяина подземелья.
  -Слово!- твердо отчеканил мастеровой.
  Командор сделал знак Лике, и сфера перекочевала в руки поспешно приблизившегося колдуна. Судя по выражению лица, он никак не мог поверить в происходящее. В то, как просто завершилось его затворничество.
  -Мне необходимо подготовиться,- пробормотал он, все еще находясь под впечатлением от обретенного артефакта.- Да и вам, думаю, тоже.
  -Почетный эскорт ожидает нас за дверью, все остальное у нас собой,- Олег хлопнул ладонью по рюкзаку, который так и не бросил.
  -Про друзей уговора не было,- стрельнув глазами по нам, возразил Амок. Не успели мы возмутиться, как он сменил гнев на милость.- А впрочем, пусть будут. Вас, выходит, четверо. Я и двое телохранителей. Неужто всемером не справимся? Все проскочим!
  Возбуждение, охватившее мужчину, невольно передалось и мне. Ладони вспотели, сердце ускорило ритм. Амок обернулся к телохранителям, прошептал фразу на незнакомом языке. Слуги пришли в движение, строевым шагом спустились с постамента и направились в соседнюю пещеру. Вскоре оттуда послышались размеренные, словно работал механизм, глухие удары. Минута проходила за минутой, а первоначальный ритм не менялся. Наконец, удары стихли. Я прислушался. Шум воды полностью прекратился. Похоже, хозяин пещеры решительно шел к исполнению обещанного.
  Эпизод 12. К маяку
  Явившийся нам Амок больше не напоминал деревенского кузнеца. Исчез шнурок, стягивающий волосы на лбу, кожаный фартук и блуза с закатанными рукавами. Им на смену пришел свободный черный балахон, такого же цвета шапка-камилавка с вышитой по центру серебристым бисером коброй и зловещего вида посох в левой руке. Вершину посоха венчал знакомый нам изумрудный шар.
  Ящерки-саламандры, скользнув под ногами, замерли подле хозяина, подобострастно приподняв головы.
  -Шри,- выдохнул некромант, и чешуйчатые тела вдруг осели, скукожились, рассыпаясь горсткой серебристой пыли. Мне показалось, что полупрозрачные микро вихри взмыли вверх и тут же впитались в древко.
  -И где вы научились всему?- заворожено наблюдая за манипуляциями мага, поинтересовалась Лика.
  -Поживете здесь подольше,- и вы научитесь!- с усмешкой отозвался чародей,- Было бы желание,- тот, кто ищет, обязательно найдет! Не позволите ваш амулет? Обещаю вернуть в лучшем виде.
  Лика с готовностью передала талисман колдуну.
  Он поспешил к выходу из пещеры, мы, влекомые любопытством, всей толпой последовали за ним. Ведомые хозяином подземелья, расстояние мы преодолели за считанные минуты. Недолгое ожидание, и отправленные вперед слуги колдуна, обескураженно толкутся перед невидимой преградой, не в силах преодолеть запрет.
  -Драться придется,- оглядывая вставших лагерем спартанцев из-за завесы, заключил Амок. Он нервно облизнул губы и провел кончиками пальцев по невидимому барьеру. Маг оглянулся на нас, подмигнул, и, удерживая артефакт высоко над головой, выкрикнул заклинание. Сфера вспыхнула ослепительно, как фотовспышка, заставив меня зажмуриться. Когда я открыл глаза, предмета в ладонях колдуна уже не было. Амок сделал пробный шаг вперед. Не встретив сопротивления, другой, третий, и по-детски заливисто рассмеявшись, перешел на бег. Догнали мы его лишь на свежем воздухе, где поклонник темной волшбы стоял, вдыхая теплый ароматный воздух полной грудью.
  Я оглянулся по сторонам, отыскивая и боясь отыскать, тело Клима. Но нашего друга нигде не было видно. То ли оттащили в сторону преследователи, то ли... В сердце затеплился огонек надежды.
  -План есть?- хмуро проронил Олег. Спартанцы, уже разводившие костры, настолько увлеклись хозяйственными хлопотами, что не заметили нашего появления. Или сказывалось чары Амока? Пожалуй, фактор внезапности, сумей мы его реализовать, мог бы склонить чаши весов в нашу сторону.
  -Найдется!- глаза некроманта лихорадочно заблестели.
  -Первое, мой выход,- продолжил колдун.-К сожалению, сил на то, чтобы снять барьер, ушло немерено. Существенно ослабить нападающих не смогу.
  - А они точно нападут?- робко подала голос Олеся. Но ее реплику даже не удостоили ответом.
  -Устрою эффектную демонстрацию, не более,- задумчиво рассудил Амок.
  -Твои ... слуги?- тут же уточнил Олег.
  -Трудноуязвимы, ничего не боятся, идеально послушны,- отозвался монотонно колдун.- А еще непроходимо тупы, медлительны, неуклюжи и не имеют никакого боевого опыта. Да как оружие,- имитация, а не оружие. Так что им отводится более отвлекающая роль, чем атакующая,- и это, второе.
  -Что под пунктом три?- поинтересовалась сухо Лика.- Есть у нас козырь в рукаве?
  -Есть!- криво усмехнулся чернокнижник. И извлек из широкого рукава балахона стеклянный элипсоид, размером с небольшое куриное яйцо. Он протянул предмет Олегу. А затем в его пальцах появился еще один. И еще один. И еще. Через минуту вся наша команда рассматривала подарки Амока.
  Первой не выдержала Олеся:
  -Что это?
  -Для простоты изложения,- химическая граната нервно-паралитического типа воздействия,- отчеканил колдун.
  -Летальна?-, вырвалось у меня даже прежде, чем всеобщее "ух ты еж".
  -Нет,- после непродолжительной паузы ответил Амок.- Метьте в скопления людей, бросайте по возможности одновременно, иначе сообразят что к чему, разбегутся в стороны, и потом задавят количеством. И с подветренной стороны не стойте, отравитесь!
  -Понято,- отчитался за всех Олег.
  -Тогда выдохнули и вперед,- призвал некромант, разматывая шнурок Ликиного кулона, прежде зацепленный за многочисленные зубцы набалдашника посоха.
  Он вытянул руку с зажатым в кулаке артефактом по диагонали вверх, и принялся вполголоса читать монотонное длинное заклинание. Слоги ритмично повторялись, изменялась лишь интонация произношения.
  Формула оборвалась внезапно и... И ничего не произошло. Лишь спустя три-четыре секунды послышался тихий хлопок вдалеке, со стороны едва заметного отсюда пещерного провала. Спартанцы замерли, обернувшись к источнику звука. Воины в синем разом утробно ухнули, и, неуклюже прихрамывая, поковыляли, расходясь вправо и влево от зева пещеры.
  Возбужденные крики в лагере послышались через пару минут, давая понять, что появление солдат колдуна не осталось незамеченным. Амок появился перед воинами эффектно, размеренно вышагивая прямо на них, в развевающемся на легком ветерке темном плаще. Хозяин подземелья верно рассчитал реакцию юношей, хоть и натасканных на тренировках, но не имеющих реального боевого опыта. Спартанцы сбились в стадо, словно овцы, которых взяли в клещи волки, а самый матерый хищник вышел в лоб. Правда, в отличие от отары, толпа ощетинилась разномастным дрекольем. Самодельные копья, тесаки, длинные ножи затрапезного вида, подрагивали в руках, грозя отыскать цель. В центре импровизированного лагеря я заметил носилки. Небось, знакомец командора отлеживается, к спуску мячиком по горным склонам тело, что ни говори, особо не приспособлено. Ба, а вот и мой белобрысый крестник, лук натягивает.
  -Пора,- практически не размыкая губ, отдал команду колдун.
  "Чревовещатель, блин! Может никакой он не некромант, а просто шарлатан? Фигляр шапитошный, пробавляющийся фокусами на потеху простодушной публики? А как же тогда эти, в синем? И ящерицы, рассыпавшиеся в пыль? Гипноз?" Все это пролетает в мозгу молнией, думать об этом некогда, как и о том, с наветренной стороны мы стоим или с подветренной. Пора действовать!
  Стекляшки взмывают в воздух почти синхронно. И на миг мне кажется, что все замерло. И вообще, мы просто мальчишки и девчонки, отчаянно штурмующие снежную крепость ребятни соседского двора. Вот сейчас снежки ударят в обледенелые стены, мальчишки выпустят по нам ответный залп, и начнется веселый гвалт и дружеская свалка. Но вместо этого слышится режущий ухо звон разбитого стекла. И клубы ядовито-зеленого дыма заволакивают низину у пещеры, поглощая отряд спартанцев.
  Мы с Олегом, не сговариваясь, подхватываем застывших девчонок, и что есть сил, волочем их вверх по склону. Дым скрывает от нас фигуру Амока, замершего, как изваяние. Нехороший туман, хоть и редея на глазах, но все же с маниакальным упорством продолжает карабкаться к вершине горы, преследуя нас. Нагнал! Задерживаю насколько могу дыхание и рвусь из жил, выталкивая Олесю как можно выше. Не могу больше! Длинный вдох, и в легкие заползает холодным ужом мерзкий зверь. По барски располагается там, укладываясь... А нет, не укладываясь. По очереди инспектируя внутренние органы, будто пробуя на прочность струны, соединяющие их в единое целое.
  -Гр-х-х-х,- выкашливаю я зверя прочь, наружу. И тоже самое делают мои товарищи по несчастью.
  Ядовитое облако рассеивается на удивление быстро, обнажая поле несостоявшейся битвы. Рядом с поверженными телами некромант в развевающихся победно одеждах. И уже со свитой. Невесть откуда взявшиеся ящерки ползают по бесчувственным спартанцам так же, как и по камням.
  -Переходим к самому приятному в войнах,- раздается неожиданно зычный голос колдуна,- сбору трофеев!
  Сейчас он вовсе не похож на работягу-мастерового, повстречавшегося нам под сводами. Даже профиль заострился, став похожим на черты хищной птицы. Какой же он настоящий?
  -Я мародерствовать не стану - упрямо сжал губы командор.
  -Остальные?- обратился к нашей маленькой слезно-кхыкающей группе Амок. И не дождавшись ответа, отвернулся.- Ну и глупо! На той стороне на первых порах экипировка бесценна! Впрочем, как угодно.
   Он сделал короткий знак, и молчаливые слуги с бездушностью автоматов начали растаскивать тела. Некромант шагал неспешно между спартанцами и, поддевая кончиком посоха то один предмет, то другой, тут же презрительно отталкивал их от себя. Лишь однажды он опустился на колено, припав к земле. А когда выпрямился, я увидел, что лицо колдуна просияло. В ладони он сжимал совершенно экзотический нож, имеющий змеевидное лезвие.
  -Малайский крис,- резюмировал из-за спины Олег, также как и я, следивший за манипуляциями Амока.
  -К лодке!- призвал нас тем временем маг.
  -К какой лодке? - растерялась Олеся.
  -К обыкновенной,- охотно отозвался чернокнижник.- Или вы думаете, подкрепление к воинам вплавь добралось?
  А в логике нашему новому спутнику не откажешь! Впрочем, я с трудом могу себе представить мага с интеллектом ниже среднего. Господи, что я горожу? Я вообще их не мог себе вообразить в реальности еще позавчера, этих чудотворцев-волшебников!
  Лодку мы нашли у границы гор и леса почти сразу, хоть ее и замаскировали спартанцы, прикрыв сверху спешно нарубленным лапником. Животные Амока, как и его жутковатые слуги, сопровождали нас до последнего. А в момент, когда суденышко было уже спущено на воду, нас ждал сюрприз. Колдун с видом кондуктора встал на берегу и, пропуская Олега на борт, внимательно осмотрел, будто билет проверил.
  И тут до меня дошло, на что он смотрит! Я лихорадочно задрал рукав и облегченно вздохнул. Медная нитка замкнула свой круг на запястье.
  -Проходи,- подтолкнул меня в спину колдун.
  А вот с девчонками вышла загвоздка. Ни у Лики, ни у Олеси линия не замкнулась! Некромант замер, раздумывая. Из состояния размышления его вывел шорох в кустах.
  -В лодку,- прошипел он девушкам, одновременно отдавая команды питомцам. Один из слуг сел на весла, а второй, неестественно выпрямив спину, занял место на корме. Вода вспенилась под ударами весел, и лодка споро заскользила к маяку. Мерно скрипели уключины, неутомимо сгибалась и разгибалась спина полуживого гребца, руки, работающие как механические шарниры, не зная усталости, поднимали и вновь погружали в воду весла. Раз или два мне почудились небольшие толчки да заунывный свист, но я списал это на игру воображения. И зря! На берегу крохотного островка, увенчанного башней маяка, мы стали свидетелями того, как Амок деловито вытаскивает стрелы из спины слуги, восседавшего на корме. Все знали, что существо перед нами лишь внешне напоминает человека, но, тем не менее, болезненно скривились при виде процедуры. Только, как оказалось, это было еще не самое скверное.
  Колдун отвел девушек в сторону, в тень маяка, и принялся им что-то тихо, но настойчиво втолковывать. Лика взвилась было, лицо ее пошло багровыми пятнами, но от ответа мужчины как-то разом сникла. И расплакалась, закрыв руками лицо. Что он мог такого сказать, чтобы высокомерная, прекрасно знающая себе цену девушка, сломалась? Олеся, между тем, отреагировала иначе. Судя по мимике, она ответила некроманту одним-единственным словом, побледнев при том, как мел. На что тот лишь равнодушно пожал плечами, и повернулся лицом к нам.
  -Поднимайтесь наверх, мы вас догоним!
  Олег молча указал мне на озеро. К острову устремились сразу две лодки. Одна со стороны Озерного. Вторая от скалистого берега.
  -Пожалуй, пора поторапливаться,- согласился с невысказанным мнением друга я.
  -А девчонки?- спохватился вдруг командор, уже одолев половину спиральной лестницы.
  -Амок головастый. Уверен, придумает что-нибудь.
  -Беспокоит меня Лика,- протянул Олег, медленнее, но все же продолжая подниматься по ступеням,- ты как хочешь, а я без нее не уйду!
  "А без Олеси уйдешь?"- промелькнуло в голове, но я вовремя прикусил язык.
  На смотровую площадку мы взобрались через пару минут, изрядно утомленные восхождением. Пока ждали спутников, успели обойти вершину башни по периметру. Никого из девушек я рассмотреть не сумел. А вот слуги Амока сразу приковали взгляд. Точнее то, что от них осталось. Синие куски материи, все еще сохраняя некоторую схожесть с человеческой фигурой, разматывались внезапно поднявшимся сильным ветром. Одна из полос уже раскинулась на добрую тройку метров, трепыхаясь от дуновений воздушной стихии. Бронзовые маски, судя по всему, просто остались лежать на земле, лишенные прежней опоры. Я непонимающе взглянул на Олега. Судя по всему, он понимал не больше моего. Неужели под оболочкой слуг Амока никогда и не было настоящих тел? Не может быть, я сам видел, как он с натугой извлекал стрелы!
  Наконец, показался и Амок. За ним, отдуваясь, преодолела последние ступени раскрасневшаяся Лика.
  -А где Олеся?-я подхватил споткнувшуюся девушку до того, как услышал ответ.
  -Не до объяснений,- гаркнул Амок.- Быстро к сердечнику!
  Колдун распахнул дверь, ведущую к центральной части маяка, почти силой, подхватив за руки, увлек и меня и Лику к месту, где у нормального маяка располагается лампа. Что-то похожее на светотехническое изделие присутствовало и здесь. Стеклянная колба, высотой метра три, равнодушно моргнула, допуская нас к себе, через едва заметный, по габаритам не более половины обычного тротуарного камня, побеленный буртик. Прямо напротив меня, на уровне груди, в воздухе образовались два овальных облачка. Облачка уплотнились, приняв форму ладоней.
  -Прикасаемся к проекции,- отдавал приказы Амок,- Она начнет менять цвет от фиолетового до красного. Когда аппарат полностью зарядится, прикрываем глаза, будет вспышка!
  -Где Олеся, Амок?- я тревожно оглянулся назад, убедившись, что девушки нет с нами.
  Мне показалось, или буртик и правда, подрос?
  -Она не сможет войти в маяк!- гул от колбы постепенно нарастал, и чернокнижнику приходилось напрягать голосовые связки. Полоска не замкнута!
  -Олег, мы что, втроем уходим? Без Олеси?
  Командор находился на противоположной стороне колбы, стремительно теряющей прозрачность. Для того, чтобы убедиться, что он расслышал меня, пришлось сделать шаг в сторону и оторвать запястья от светящихся синим ладоней.
  -Не втроем, а вчетвером,- Амок перекрывал мне обзор,- самая удачная комбинация для перемещения, между прочим! Гарантировано окажемся вместе!
  -Олег!
  Краем глаза заметил, что буртик уже достиг высоты колена. Голографический фон сменился на зеленый.
  -Верни руки на место, процедура запущена, и ты в кругу. Если не послушаешь меня, тобой выстрелит, как из пращи в точке прибытия!
  -Олег, Лика, что вы молчите!- я уже с трудом перекрикивал низкочастотную ноту, издаваемую колбой. Кажется, они что-то ответили мне, но я не расслышал. В пульсации желтых огней я, наплевав на предупреждение Амока, пошел по направлению к командору. Ноги неожиданно скользнули по полу, словно наступил не на камень, а на полуметровый слой ила.
  -Назад, идиот!- взревел некромант, округляя глаза. Но я уже принял решение. Рывок в сторону продолжающего вырастать из пола кольца, прыжок! Пока перелетаю границу кольца, тело корежит, будто пластиковую карточку, брошенную в костер. Но все же успеваю сгруппироваться у самой поверхности и ухожу в мягкий кувырок. Оглядываюсь. За метровой стенкой, отделяющей меня от центра маяка, от Олега и Лики, все залито густым оранжевым светом, так что и контуры тел не рассмотреть. Вот сквозь оранжевый фон начинают проступать прожилки красного, будто пробивают себе ход кровеносные сосуды, питающие гигантское сердце. Гул обрывается, сменившись мелодичным перезвоном колокольчиков, на миг алая пелена, окутавшая площадку переноса, затвердевает, как скорлупа пасхального яйца. Вспышка!
  Рефлекторно приседаю, едва успевая прикрыть глаза! И все равно, на несколько секунд теряю способность видеть.
  Зрение возвращается, но не одно. Вместе с ним меня не покидает ощущение дежавю. В маяке все так же, как и десять минут назад, когда мы вчетвером зашли сюда! Тот же миниатюрный буртик, та же прозрачная колба. И ни следа Олега, Лики и Амока! Все равно, что произошедшее мне просто пригрезилось!
  -Олеся!
  Я бегу по лестнице вниз. Бегу, не думая, что меня ждет у подножия башни. Без плана спасения. Да и куда бежать? Маяк посреди крохотного острова, лодка осталась на берегу, на той стороне, с которой вот-вот настигнет нас погоня.
  На что я надеялся, оставаясь с Олесей? Не знаю. Просто не мог переступить через себя и бросить ее здесь одну. Не мог, несмотря на логику и рациональный расчет. Стоило мне оказаться рядом с девушкой, как та кинулась мне на шею:
  -Артем! Зачем же ты... Мог бы уйти вместе со всеми!
  Обнимая Олесю за плечи, увидел, как причалила лодка со стороны Озерного. И даже узнал первого спрыгнувшего на землю. Ничуть не удивился, когда навстречу нам неспешным шагом направился Тихон. Но, странное дело, с первым же шагом старосты ветер с озера, до того ровный и сильный, прекратился. Это само по себе было необычно, но присмотревшись внимательнее, я сразу же забыл о прихотях ветра. Лодка спартанцев, почти догнавшая судно сельчан, замерла на месте. Весла так и замерли в одном положении, будто пойманные объективом фотографа. Выражения лиц, позы, отблески солнца на воде и оружии,- застыло все.
  Тихон Игнатьевич поравнялся с нами, взглянул оценивающе исподлобья. Вздохнул глубоко, покачав седой головой:
  -Эх, ребята, ребята. Подняли вы волну. Аксинью жалко.
  Я попытался что-то сказать в оправдание, но мужчина остановил жестом:
  -Понимаю, не хотели вы. Никто не хотел.
  -Тихон,- я намеренно пропустил отчество, понимая всю исключительность момента,- что происходит?
  -Вы про то, что ребята будто замерзли?- староста даже не оглянулся, чтобы убедится в справедливости своих слов.
  -Да. И вообще...
  -Вообще я сам решил сперва с вами покалякать. У парней горячие головы, наломают дров, потом каяться будут. А у нас ведь тут священников нет, грехи отпустить некому.
  -А вы?-вскинула глаза Олеся.
  -Что я? Я с детства верующий. Но в сан не рукоположен. Хотел одно время в семинарию пойти. Но так и не надумал. И уж, конечно, не предполагал, что окажусь в стороне, где чудеса на каждом шагу. Что самолично с ангелами господними разговаривать сподоблюсь.
  -Вы про Серого?-перебила девушка.
  Рассказчик только рассмеялся коротко:
  -Нет, что ты, девочка. Серый, он... распорядитель. Помощник. Администратор. Немножко снабженец. Я даже не уверен, живой он или его разум целиком определен сложной, самообучающейся, но все же программой. А ангелы... Бесплотны они. В детстве я часто мечтал о чем-то таком. А случилось,- опешил, слова все растерял. Да и кто бы не растерял. Они совсем иные. Вещи обыденные наши им не слишком понятны. А уж то, чем они живут и дышат,- совсем не нашего разумения. Не легче, одним словом, диалог наладить, чем червяку, не покидавшему навозной кучи, с перелетной птицей.
  -Они сказали вам, зачем весь цирк-аттракцион?- не выдержал я.
  Игнатьич помолчал, собираясь с мыслями:
  -Скорее нет, чем да. Но давайте вернемся к насущному. Время за пределами нашей сферы течет сейчас в шесть тысяч раз медленнее. Но все же течет. Я хочу вернуться к своим людям так, чтобы они ничего и не заметили. Пойдемте к маяку, по пути расскажете, что приключилось.
  -У меня полоска не замкнута,- робко откликнулась Олеся.
  -Не беспокойся о том,- староста просто коснулся запястья девушки, и тут же сделал приглашающий жест.
  -Мы Амока выпустили,- виновато признался я.
  К моему удивлению, Тихон совсем не расстроился. Только спросил:
  -По-другому не получалось?
  Я лишь пожал плечами, не зная, что и сказать.
  -Он обещал вам воду вернуть, которая Грязные Топи омывала,- вспомнила вовремя Олеся.
  -Гордец,- откликнулся сразу же мужчина,- все еще полагает, что от его произвола зависит бессмертие.
  -А разве...
  -Нет!- отрезал наш провожатый,- появление Амока совпало с очередным переустройством аллода. Если б не трансформация структуры местности, у него не было бы шансов навестить нас. Понимаете, здешний мир устроен как цветок астры. Много-много-много лепестков, почти касающихся друг друга, но все-таки изолированных. И объединяет их общий центр. Осознать человеку общую картину так же нелегко, как дикарю признать шарообразность Земли. Так вот, когда одна сторона цветка склоняется в сторону света, другая скрывается в тени, совсем как поверхность нашей планеты. Но в Мире Астры все сложнее. Он живой. Одни аллоды-лепестки наполняются силой, другие отдыхают, третьи отмирают, увядая. И процесс не жестко предопределен внутренним биоценозом цветка, на него имеет очень существенное влияние поведение тех, кто населяет аллод. Лепесток, даже начавший увядать, еще может пуститься в путешествие. Лечь в дрейф, как старинный парусник, пропустить воды обновления под килем, и дождаться новой солнечной фазы, не сходя с места.
  -Вы поэтому сохраняете тела погибших в Верхних Пещерах?- остановившись на пороге маяка, спросила Олеся.
  -Потому, что, как и подобает христианину, чаю воскресения мертвых,- сухо ответил Тихон,- И если я хоть как-то могу помочь божественному промыслу, то считаю долгом сделать это.
  Через несколько минут мы уже стояли рядом с прозрачной колбой.
  -Я сделаю так, что вы перенесетесь туда же, куда отправились ваши друзья. На той стороне такой же маяк, только не на острове, а посередине большой поляны. На опушке увидите разноцветные шатры, кибитки. Вам надо непременно наведаться к их хозяйкам.
  -Кто они?
  -Местные пифии. Вокруг маяков в большинстве аллодов что-то вроде санитарных зон, километра три-четыре в диаметре. Следуя традиции, никто не нападает там. Чего не скажешь о всей остальной территории.
  Мужчина возился с колбой, непостижимым образом меняя расположение огоньков, тлеющих внутри стекла.
  -Готово! Становитесь в круг.
  -Спасибо! Мы вам так признательны!,- от души поблагодарила Олеся. И я тут же повторил ее слова.
  Колба загорелась фиолетовым, начав потихоньку вибрировать.
  -Артем, позволь и мне задать тебе вопрос. Почему ты не ушел с тройкой товарищей, ведь мог?
  -Не смог,- просто ответил я.
  Лицо старосты просветлело.
  -Не зря я вас спас. Если хоть один из вашей четверки готов положить душу за други своя, может вы и есть те самые...
   Седые волосы Игнатьича окрасились в зеленый. Процедура, запущенная им, протекала, видимо, по ускоренному протоколу.
  -Какие, какие те самые, Тихон?
  -Спросите у прорицательниц! И всеми силами старайтесь держаться вместе. Пока вы заодно...
  Слова потонули в гудении. Желтый сполох. Красное зарево. Ослепительно белая сияющая вспышка!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"