Андреев Александр Трофимович: другие произведения.

Глава 7. События в Техасе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:


Глава 7. События в Техасе

   Жизнь Андрея Берсанова радикально изменилась. Год назад он провел месяц в центре перспективных технологий Роскосмоса, где обсуждалась его идея. Это время прошло в проработке технических возможностей реализации проекта, без детальных подробностей. Пока что решения принимались по принципу "возможно-нельзя". И когда ответов второго типа больше не осталось, об этом доложили руководству Роскосмоса.
   Затем последовала серия совещаний у руководства с участием Андрея, на которых решалась дальнейшая судьба идеи. С самого начала было ясно, реализация проекта не доступна ни Роскосмосу, ни НАСА, ни какой другой отдельной стране или корпорации. Быстро стало ясно, что для дальнейшего развития проекта необходимо вынести ее обсуждение на всемирный координационный совет. Оставалось решить: делать это или нет. Но там уже была область политики, так что надобность в Берсанове закончилась, и он был отпущен домой.
   Андрей был крайне доволен произошедшим, а мощное воображение рисовало ему радужные перспективы новых изменений его жизни. Однако время шло, но ничего не происходило. Он по-прежнему работал на космодроме, дни текли один за другим. Время от времени с космодрома стартовали ракеты, унося в космос грузы, оборудование и космонавтов. Жизнь протекала размеренно и обыденно. Андрей не подозревал, что в это же время проходили многочисленные совещания за закрытыми дверями и зачастую в неформальной обстановке в руководстве Роскосмоса, потом в правительстве Российской федерации, а через некоторое время - в НАСА и во Всемирном координационном совете.
   Но три недели назад вдруг пришел вызов из Роскосмоса. Берсанову предстояло прибыть в Москву, а затем в составе небольшой делегации, включающей главу Роскосмоса Владимира Волкова, вылететь на какое-то совещание во Всемирный координационный совет. Андрею не трудно было догадаться, что его проект, пока еще в виде только технологической идеи, выносится на рассмотрение той единственной инстанции, в чьих силах была его реализация. Перспектива возможного воплощения его идеи в реальности просто не укладывалась в голове, сводила с ума. Разум рядового инженера отказывался верить в происходящее, эмоции захлестывали, нарушился режим сна. Андрей быстро собрался, тем более времени у него было совсем не много. Он купил новый костюм и улетел из Циолковского навстречу новой жизни.
   Поездка в Нью-Йорк произвела на Берсанова неизгладимое впечатление. Он всю свою жизнь провел в провинциальных городках Забайкалья и Дальнего Востока России, а тут едва ли первый визит в другую страну и сразу же - в Нью-Йорк! Ритм гигантского человеческого муравейника восхищал и в то же время подавлял. Небоскребы Манхэттена, устремленные ввысь, скрывали ущелья пронумерованных авеню и "стритов", куда практически никогда не заглядывало солнце, но никогда не было темно. Андрей жадно впитывал впечатления, ведь поездка должна была быть кратковременной. Он побывал в деловом центре Манхэттена на знаменитой Уолл-стрит, в Центральном парке, чей чистый и зеленый прямоугольник расположился прямо в окружении каменных джунглей, посмотрел на статую Свободы, побывал в "русском" районе Нью-Йорка - Бруклине и Брайтон-Бич.
   В итоге к совещанию во Всемирном координационном совете, который расположился в бывшей штаб-квартире ООН, Андрей выглядел слегка не в себе от переполнявших его впечатлений. Впрочем, совещание у Премьер-министра Мира Ванг Ливея прошло для Берсанова спокойно. Его личное участие свелось к пожиманию рук и приветственным репликам. Причем собеседниками являлись личности, которые сами по себе внушали ошалевшему Андрею благоговейный трепет - два всемирных координатора по деятельности в космосе и по науке, глава НАСА и, наконец, сам Ванг Ливей. Доклад для Премьер-министра о сущности идеи Берсанова сделал Владимир Волков. После чего Ванг Ливей немного подумал, задал несколько уточняющих вопросов и распустил собрание, пообещав принять решение по нему чуть позже.
   Через несколько часов российская делегация вылетела в Москву, откуда Берсанов снова вернулся на родной космодром Восточный. Последующие три недели Андрей пребывал в приподнятом настроении, взахлеб повествуя о деталях поездки своим домашним и коллегам. А затем произошло и вовсе потрясающее событие - Берсанова опять вызвали в Роскосмос для оформления рабочей визы в США. Работать предстояло где-то в Техасе, в исследовательском центре НАСА.
   Андрей собрался, как мог, попрощался с семьей, которая тоже была впечатлена открывающимися перспективами, и выехал в Королев. Там он встретился с инженером Центра перспективных исследований Владиславом Потаповым. С ним Берсанов уже был знаком, они вместе работали над проектом год назад. Владислав должен был работать в Техасе вместе с Андреем, они вдвоем составляли российское представительство в пока еще секретном "Проекте 12". О том, что речь идет о детальном исследовании технологической возможности реализации идеи Берсанова и о том, что эта деятельность закодирована этим термином, Андрей узнал от Владислава. Вдвоем они подождали официального оформления всех необходимых документов, что не отняло много времени, и вскоре прибыли на некий неприметный объект в штате Техас.
   Андрея и Владислава встретил руководитель "Проекта 12" Пол Уилсон. Это был пожилой американец. Средний рост, вытянутый череп, бесформенная прическа и жесткие усы. Лицо украшали старомодные очки. Особой приветливости он не проявил, его взгляд лишь коснулся Владислава и задержался только на Андрее, по всей видимости, он был в курсе, чью идею должна была проверить на реализуемость руководимая им группа. Андрей под его взглядом ощутил себя неловко.
   В Уилсоне чувствовалась несгибаемая целеустремленность и воля, он по-деловому представился русским коллегам. Оказалось, что он давний сотрудник НАСА и опыт руководства различными проектами у него весьма обширный. Он уже некоторое время как находился на пенсии, проживая в собственном доме на берегу моря в штате Флорида. Но совсем недавно с ним связался нынешний глава НАСА и предложил возглавить краткосрочный исследовательский проект. Уилсон встретился с Джеймсом Саттоном, вник в суть проблемы и с энтузиазмом согласился. Собственно, он воспринял эту возможность как подарок судьбы, как способ ненадолго вернуться к грандиозным космическим проектам, которыми он занимался всю жизнь и без которых он на пенсии уже начинал скучать.
   Пол провел краткую экскурсию по объекту, неизменно называя его "Проект 12". Оказалось, это была бывшая секретная военная база с развитой инфраструктурой и обширными подземными сооружениями. В настоящее время база была демилитаризована и использовалась НАСА для проведения исследовательских работ, требующих повышенной степени конфиденциальности.
   Пол познакомил прибывших с их новыми коллегами. В основном это были конструкторы и инженеры различных транспортных систем, использующих принцип магнитной левитации. Были еще ученые, ранее работавшие с ускорителями элементарных частиц или установками высокотемпературной плазмы. И еще была пара программистов, которая работала над сбором данных для некой группы разработчиков программного обеспечения, находящейся где-то в Европе и создающей программную модель проектируемого комплекса. Все новые знакомые с энтузиазмом приветствовали и с живым интересом рассматривали Андрея Берсанова, чем крайне его смущали. Количество специалистов не было большим, их насчитывалось около пятнадцати человек, но, по словам Уилсона, исследовательская группа все еще формировалась и должна была расшириться еще на десяток человек. Зато было много рабочих, которые уже сооружали фундамент чего-то массивного под сводами самого огромного ангара базы. Уилсон объяснил, что это строится макет комплекса. На этом сооружении будут проверены основные характеристики будущего трансэкваториального кольца и должны быть собраны недостающие данные для программной модели.
   Пол показал Андрею и Владиславу чертежи макета. Это была круглая невысокая колонна большого диаметра из бетона, которая расширялась к вершине. С выступающих краев верхней площадки колонны должны были спускаться тросы и кабели электропитания к находящейся на земле трубе. Труба сворачивалась в тор вокруг колонны. Внутри нее должен был располагаться намагниченный стальной сердечник. На трубе закреплялись мощные постоянные магниты для обеспечения магнитной левитации сердечника и линейные двигатели для его разгона внутри корпуса. Внутри трубы должно было поддерживаться высокое разрежение. Корпус трубы и конструкция сердечника предполагали возможность свободного изменения длины, а, следовательно, и радиуса всего тора в пределах двух-трех процентов. Диаметр макета был впечатляющим - 120 ярдов (110 метров), на всю ширину ангара. Причем вокруг ангара еще предполагалось возвести массивный защитный кожух, который тут называли "кратер" из-за внешнего сходства. Вскоре должна была прибыть необходимая техника и начаться работы по формированию кратера.
   Предполагалось, что корпус макета будет собран на земле. В тоннеле макета расположен стальной сердечник, подвешенный в магнитном поле. После этого должен был быть осуществлен подъем комплекса на канатах к вершине колонны. Сама колонна была высотой 4 с лишним метра (5 ярдов), а труба тора поднималось изначально до высоты в полтора метра. Таким образом, длина тросов с вершины колонны, на которых должен был зависнуть корпус, составляла чуть более трех метров.
   После этого нужно было разогнать сердечник внутри корпуса при помощи линейных электродвигателей, питаемых по кабелям спускающихся вдоль тросов подвеса, до скоростей около первой космической. Предполагалось, что центробежная сила сердечника должна при этом заставить корпус и сердечник увеличить радиус и отклонить подвесные тросы от вертикального положения. При помощи тех же тросов, локально изменяя их длину, надо было провести испытания на отклонение от идеальной окружности и возникающих при этом напряжений и энергетических потерь, вплоть до предельных режимов. Это было принципиально важно изучить для создания наиболее точной программной модели реального комплекса. Также предполагалось вести наблюдения по возникающим вибрациям, оценить опасность резонансных явлений, измерить неизбежно возникающее электромагнитное излучение и найти способы его экранирования. После проведения комплекса исследований планировался дальнейший разгон сердечника, до достижения отклонения удерживающих тросов более 45 градусов от вертикали. Так как масса корпуса и масса сердечника примерно совпадали, то достижение этого значения можно было считать успехом моделирования. Затем нужно провести весь комплекс измерений, что и на первом этапе, плюс нагрузочные тесты с целью оценки грузоподъемности всего комплекса. Далее план предполагал дальнейший разгон сердечника и новую серию испытаний.
   На Владислава произвел впечатление огромный и монументальный кратер. Естественно, что его заинтересовало, почему так много средств и сил планируется вложить в его возведение? Уилсон объяснил, что конечным этапом испытаний должны стать исследования безопасности сооружения, то есть воздействие резонансных вынужденных колебаний, имитация внешних разрушительных факторов, вплоть до проверки возможных терактов. Макет предполагалось подводить как можно ближе к полному разрушению, по возможности не переходя за грань. Поэтому вопрос безопасности подобных испытаний стоит весьма остро - учитывая скорость движения массивного сердечника внутри корпуса макета, нужно по возможности минимизировать последствия разрушения макета.
   Экскурсия длилась уже больше двух часов. Наконец, Уилсон показал новичкам апартаменты, где уже дожидался привезенный с собой багаж, указал, где находится пункт питания, объяснил распорядок дня, познакомил с рабочими местами и средствами телекоммуникаций и оставил их осваиваться на новом месте. Завтра рабочий день должен был начаться с совещания у Уилсона, где новичков из России должны были еще раз представить коллективу, объяснить, кто и чем занят, определить направления работы и интегрировать их в исследовательскую деятельность.
   Переполненные сверх всякой меры впечатлениями россияне немного перевели дух. Разместились в апартаментах, больше напоминающих гостиничные номера, приняли душ, вместе поужинали, поделились новостями с родными (здесь это не было запрещено) и отошли ко сну, чтобы через несколько часов проснуться в новой для себя жизни.

***

   Работа в "Проекте 12" была похожа на сбывшуюся мечту. Андрей и Владислав быстро влились в коллектив, сплошь состоящий из одаренных личностей, совместно работающих над воплощением грандиозного проекта, пока только на бумаге. Все испытывали энтузиазм, и почему-то никто не сомневался в конечном успехе предприятия. Правда, это не мешало им находить все новые и новые проблемы, но совместными усилиями они неизменно преодолевались или находилось какое-то компромиссное решение. Коллектив объединяло и двигало вперед то явление, которое принято называть синергией.
   Кроме строящегося крупного макета, оказывается, уже практически был завершен "настольный" вариант. В начале, он задумывался как средство тестирования программного обеспечения управления линейными двигателями, которые должны были обеспечить разгон намагниченного сердечника с возрастающей, вплоть до космических значений, скоростью. Но потом решено было сделать полноценную модель. Хотя сердечник "настольной" модели не предполагалось разгонять до первой космической, а только лишь до одной четверти от нее, но все же подобные скорости потребовали озаботиться безопасностью этих испытаний, над чем в данное время и шла работа.
   Наконец, маленький макет был помещен в подземный бункер. Из корпуса с сердечником был удален воздух, и начался процесс разгона сердечника. К сожалению, дважды процесс разгона пришлось прервать. Один раз - в самом начале, другой - при достижении практически целевой скорости. Оба раза - из-за необходимости модернизировать программное обеспечение. Программисты утверждали, что это нормально, хуже было бы столкнуться с подобными проблемами на большом макете и тем более на реальном комплексе. А сейчас у них есть возможность внести необходимые корректировки и оценить сложности с работой ПО и линейными двигателями при возрастающих скоростях. Сами линейные двигатели требовали модернизации, поскольку из-за высоких скоростей импульсы их включений сильно сокращались, и надо было при этом не потерять их эффективность.
   После второго выключения маленького макета выяснилась еще одна проблема. Конструкции корпуса макета и сердечника предполагали свободное увеличение длины в пределах пяти процентов. Предполагалось, что при достижении пусть и не конечных, но достаточно больших скоростей, свободно подвешенная конструкция начнет заметно увеличивать свой диаметр, хотя бы в пределах десятых долей процента. Однако этот эффект не наблюдался. Никто не считал, что проблема кроется в отсутствии центробежной силы от свободного левитирующего в магнитном поле сердечника, это бы противоречило законам физики, однако причину необходимо было найти. Андрей догадался первым, проблема была простой, но в тоже время неприятной. Все дело было в вакууме в тоннеле, атмосферное давление прочно удерживало конструкцию макета в минимальных размерах, не давая ей свободно расширяться. Главная неприятность заключалась в том, что эта же проблема помешает свободному взлету глобального комплекса с поверхности планеты. Но после достижения высоты в пять или шесть десятков километров эта проблема уже не существовала из-за радикального падения атмосферного давления. А при выходе в космос, на расчетную высоту в 120 километров, отпадала необходимость искусственно поддерживать разрежение в тоннеле сердечника, так как снаружи корпуса оно уже выше нужного.
   Решение было очевидным: надо было разместить на корпусе в местах, допускающих свободное растягивание, гидроцилиндры для принудительного удлинения конструкции. Центробежная сила сердечника в этом случае играла лишь стабилизирующую роль. В принципе, это решало проблему, Андрею было лишь немного досадно, что сама идея потеряла часть своего изящества. Разумеется, в конструкцию большого макета надо было вносить соответствующие дополнения. Теперь уже было очевидным, что отклонение от вертикали удерживающих тросов будет определяться отнюдь не подъемной силой сердечника, а, скорее, работой гидроцилиндров. Однако оценить величину влияния стремительно вращающегося сердечника на конечную форму всей конструкции можно было другими способами, так что работа над проектом продолжала развиваться дальше.
   Математическая модель глобального комплекса была уже готова. Разумеется, пока чисто теоретическая. Ее соответствие реальности должно было пройти проверку на большом макете, в случае выявления отклонений модель нужно было модифицировать. А пока программная модель в полной мере использовалась в процессе выбора маршрута следования глобального комплекса по поверхности планеты. При помощи модели выяснилось, что существенное отклонение радиуса кривизны конструкции от радиуса экватора (6357 км), резко увеличивает энергетические потери в месте искривления, которые неизбежно повлекут нагрев корпуса и окажут тормозящее воздействие на сердечник, ставя под большой вопрос саму возможность достижения сердечником скоростей, превышающих первую космическую. Поэтому резких отклонений от идеальной формы нужно было избегать всеми доступными средствами. Совсем обойтись без них было никак нельзя. Экватор пересекает на всем пути два континента, поверхность которых далека от идеально плоской.
   Выбранный еще Андреем один градус северной широты оказался практически идеальным, оставалось лишь чуть-чуть его скорректировать, учитывая конкретную топологию неровностей земной поверхности. Наибольшие проблемы при проектировании доставляла гористая область в Кении. Хотя ее высшая точка лежала не более, чем на высоте 3000 метров, что по отношению к радиусу Земли составляло менее одной тысячной и никак не могло испортить всю картину, но проблема была не в высшей точке, а в обеспечении наиболее плавного подхода к ней. То есть у подножия гор требовались поистине циклопические сооружения для создания опор комплекса. Впрочем, конструкторы и инженеры транспортных эстакад, используя существующую программную модель, неустанно искали как наиболее оптимальную траекторию прохождения комплекса через горы, так и сооружения поддерживающих арочных, предварительно напряженных конструкций на подходе к этим горам. Эти специалисты были полны энтузиазма и хотя заявляли о довольно крупных затратах и конструктивных трудностях, но не сомневались в принципиальной осуществимости проекта.
   Совершенно другие сложности вызывали участки экватора, пролегающие по поверхности мирового океана. Выдержать здесь необходимый радиус кривизны было проще простого, океан был совершенно ровной поверхностью, но опоры эстакады нужно было упирать в дно, а это означало зачастую весьма существенные глубины. Цифры финансовых затрат при сооружении эстакад через океан выходили поистине космическими. К тому же приходилось учитывать неблагоприятные климатические условия. Конструкция комплекса должна была выдерживать штормы, ураганы, другие природные катаклизмы, и необходимые прочностные характеристики доводили финансовые затраты на сооружение опор до нереальных величин.
   Решение этой проблемы подсказал Владислав Потапов. Оказалось, что еще в России, при рассмотрении идеи Берсанова, им была высказана идея размещать морские и океанские участки комплекса под водой. Глубина была выбрана примерно в 15-25 метров, поскольку именно здесь все буйство стихий на поверхности окончательно гасится и никак не влияет на устойчивость конструкции. Корпус комплекса предполагалось закреплять на платформах, имеющих высокую плавучесть, то есть удельную массу ниже плотности воды, но удерживаемых в подводном состоянии при помощи массивных якорей на дне, по три-четыре штуки на платформу. Конструкцией подводных платформ предусматривалась возможность дополнительного наматывания тросов якорей или их вытравливания для регулирования глубины и обеспечения всплытия при необходимости.
   Столь простое решение привело в восторг коллег. Оно в самом деле радикально снижало затраты на водных участках комплекса, а учитывая то, что эти участки занимали три четверти всей длины экватора, идея выглядела как спасительная. Неизбежно появились возражения. Одним из них являлось дополнительное изменение кривизны комплекса на эти самые 20 метров, чего было бы желательно избежать. Но это искривление выглядело просто смешным в сравнении с тем, что предстояло сделать на поверхности материков, и математическая модель это подтвердила. Другим возражением стала необходимость учитывать глубинные течения, которым нужно было оказывать сопротивление. Но и это оказалось вовсе даже не проблемой. Океанские течения, сформировавшиеся под действием силы Кориолиса, в области проектируемого комплекса протекают строго вдоль экватора, а значит и вдоль корпуса, никак не влияя на его поперечное смещение.
   Два месяца работы в "Проекте 12" протекли насыщено и увлекательно. Все работы на "настольной" модели завершились, программное обеспечение управления разгоном сердечника и математическая модель были модернизированы. Конструкция большого макета все время подвергалась небольшим усовершенствованиям. По настоянию Берсанова, сердечник макета был конструктивно ограничен в способности к удлинению на уровне трех процентов. Андрей объяснил это соображениями безопасности, так как лишенный возможности свободного расширения раскрученный сердечник сам по себе будет стараться поддерживать идеально круглую форму.
   Практически все теоретические работы по изучению возможности реализации проекта Берсанова были закончены, исследования свелись к шлифовке деталей. Конечный вывод был однозначно положительным. Но все ждали окончания работ по постройке большого макета и начала ходовых испытаний. К счастью, эти работы уже были близки к завершению.
   Вскоре настал день начала испытаний. Кольцо трубы с левитирующим сердечником внутри пока еще покоился на земле. Через специальные отверстия в корпусе сердечнику придали небольшую начальную скорость примитивным механическим способом. Вслед за этим в работу включились линейные двигатели, пока на малой мощности. Убедившись, что сердечник действительно ускоряется, корпус трубы герметизировали. Затем начали откачку воздуха. Сердечник при этом постепенно разгонялся, но не в полную мощность, которую способны были выдать линейные двигатели. Инженеры проверяли работу программного обеспечения и многочисленных датчиков. Убедившись, что все идет по плану, без отклонений, приступили к основному этапу испытаний. Кольцо корпуса приподняли тросами на расчетную высоту и активизировали разгон. На всех этапах испытаний собирали телеметрические данные с многочисленных приборов и датчиков. Вся исследовательская группа внимательно изучала и анализировала поступающую информацию.
   Скорость сердечника довели до первой космической без происшествий. Впрочем, программисты заявили, что для дальнейшего разгона требуется немного модернизировать ПО. Требовалось изменить последовательность срабатывания линейных двигателей, которые уже включались через два на третий, доведя скважность до еще больших величин. Работы провели быстро, и разгон продолжился. Достижение второй космической скорости потребовало немного больших энергетических затрат, чем давали предварительные расчеты. Впрочем, причина была выявлена в неоптимальном расположении линейных двигателей. Собранная информация позволяла лучше понять принципы работы всего макета для учета в проектировании глобального комплекса. Таким образом, моделирование уже оказалось крайне полезным.
   Наконец, начался заключительный и самый важный этап испытаний. Корпус макета стали медленно раздвигать укрепленными на нем гидроцилиндрами, имитируя взлет комплекса с поверхности планеты. Подвесные тросы отклонились от вертикального положения. Диаметр макета был увеличен на три процента, большего не позволяла конструкция сердечника. Тросы отклонились более, чем на 45 градусов. На этом главная часть испытаний завершилась.
   Пол Уилсон торжественно поздравил весь коллектив с успешным окончанием всех основных этапов испытаний и объявил, что теперь принципиальная возможность создания SpaceRoad блестяще доказана. Вечером состоялся торжественный фуршет. Все сотрудники поздравляли друг друга, но больше всего внимания досталось счастливому автору идеи Андрею Берсанову.
   Однако это не означало окончания работ. Предстояли испытания имитации нагрузки, действия на макет резонансных колебаний, ударных воздействий. Эти исследования носили уже рискованный характер, а поэтому были усилены меры по обеспечению безопасности. Все сотрудники были удалены на максимальное расстояние от кратера, управление и сбор информации производились дистанционно. Макет удивительно стойко перенес все запланированные испытания, чем в немалой степени порадовал исследовательскую группу. Оказалось, что сильно разогнанный сердечник, достигший физического предела своей длины, обладает весьма значительной жесткостью и устойчивостью. Скорость сердечника увеличили еще больше, что должно было увеличить и грузоподъемность комплекса. Вновь провели весь комплекс нагрузочных испытаний, и снова макет с честью их выдержал. Увеличение скорости и последующие испытания проводили еще два раза. Было собрано несколько терабайт различной информации.
   В самом конце предстояло самое опасное испытание - нужно было имитировать террористический акт. Скорость сердечника снизили до второй космической. Весь кратер накрыли массивными бетонными плитами. На корпусе макета закрепили небольшой заряд динамита. Все сотрудники разместились в подземных сооружениях базы. Психологическое напряжение ощущалось уже физически. Пол Уилсон в назначенное время лично нажал на кнопку детонатора. Хлопок - и часть корпуса макета разлетелась на куски. Но стальной сердечник сохранился, он бешено вращался внутри уцелевшей части корпуса. Идея Берсанова о физическом ограничении способности сердечника к растяжению блестяще сработала, обеспечив его целостность даже при потере части корпуса.
   Однако ситуация все же складывалась угрожающе: вакуум в корпусе был потерян, бешено вращающийся сердечник начал очень быстро разогревать воздух в кратере. Мгновенно оценив ситуацию, Пол отдал распоряжение экстренно затормозить сердечник. Все сохранившиеся линейные электродвигатели одновременно включились в режим торможения. Однако высвободившаяся при этом энергия продолжала быстро разогревать воздух вокруг макета. Пол приказал начать затопление кратера, необходимый объем воды хранился рядом с начала испытаний. Вода хлынула в кратер, быстро его заполняя. При соприкосновении с сердечником вода мгновенно испарялась, резко подскочило давление. Свободно уложенные поверх кратера бетонные плиты красиво взлетели в воздух, описав несколько кульбитов, приземлились поблизости и рассыпались в пыль. Вода продолжала поступать в кратер, а в атмосферу вырывался грандиозный столб раскаленного пара. Все же сердечник стремительно терял скорость, но в какой-то момент он рассыпался на куски, которые с дикой скоростью пронеслись сквозь толщу воды и врезались в стены кратера. Монументальное сооружение приняло мощнейший удар, извергло из себя несколько тонн оставшейся воды, и, наконец, все затихло.
   Исследователи, наблюдающие на экранах подземного бункера эпическое окончание своей работы, молчали, не в силах стряхнуть с себя всеобщее оцепенение. Тишину прервал Пол, спокойно отпустив реплику:
   - Удачно мы демонтировали макет, сэкономили кучу средств. Полагаю, нам стоит рассчитывать на премию.
   Все дружно выдохнули и принялись поздравлять друг друга! Жизнеспособность идеи Берсанова подтверждена, информации собрано великое множество, "Проект 12" успешно завершен. Теперь оставалось отметить это событие как следует.
   Через два дня Пол Уилсон докладывал в штаб-квартире НАСА в Вашингтоне об успешном окончании работ по "Проекту 12" главе агентства Джеймсу Саттону. На встрече присутствовал Эдгар Гувер. Пол в краткой форме доложил об основных этапах проведенных испытаний, о выводах группы и сообщил о собранных в ходе экспериментов данных. В сущности, эту информацию Гувер и Саттон уже знали из предварительных докладов Уилсона. В заключении Пол продемонстрировал короткий фильм о финальном разрушении макета. Этого его собеседники еще не знали и увиденное их изрядно впечатлило.
   Гувер выразил обеспокоенность, выходило, что опасность возможного террористического акта весьма велика. Пол частично подтвердил это, объяснив, что последствия теракта будут катастрофичными непосредственно перед выводом комплекса в космос, когда сердечник разогнан, но корпус все еще находится в атмосфере. Именно в этот момент необходимо усилить меры безопасности сооружения. Однако когда комплекс уже будет в космосе, разрушение части корпуса не будет иметь фатальных последствий из-за отсутствия атмосферы. Сердечник продолжит вращение в оставшейся части корпуса, а нагревать ему будет уже нечего. Позже можно отремонтировать разрушенную часть корпуса без последствий для всего комплекса.
   Гувер и Саттон удовлетворились полученными разъяснениями и тепло попрощались с Уилсоном, поблагодарив за блестяще проделанную работу.

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) К.Вэй "Филант"(Боевая фантастика) ripun "Одинокий волк - 2. Райская жизнь"(Боевое фэнтези) Я.Ольга, "Королева Casino"(Боевое фэнтези) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиHigh voltage. Виолетта Роман��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановКукла Его Высочества. Эвелина ТеньНедостойная. Анна ШнайдерЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияНевеста двух господ. Дарья ВеснаИмператрица Ольга. Александр Михайловский��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"