Андреев Николай Юрьевич, Бочагов Валерий Сергеевич: другие произведения.

Армии и части Белого движения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данные любезно предоставлены Бочаговым Валерием Сергеевичем. Ссылки на источники я попытался сохранить.


   Чехо-Словацкий корпус в антибольшевистском вооруженном перевороте 1918 года
  
   Предисловие Веремеева Ю.Г.Советская историография периода Гражданской войны 1918-24гг. считала мятеж Чехословацкого корпуса едва ли не началом вооруженного противостояния "Белых" и "Красных", или уж во всяком случае, по советским описаниям тех событий, началом организованной вооруженной борьбы против большевиков от Волги до Сибири и дальше. По советским описаниям чехи явились становым хребтом Белого Движения. Без них антибольшевистская борьба не приобрела бы такого размаха, и большевикам без особых усилий удалось бы справиться в внутренней контрреволюцией.
   Тезис о вмешательстве в политическую борьбу внешних контрреволюционных сил легко и удобно отвечал на вопрос - почему после "триумфального шествия советской власти по всей стране" осени 1917 - зимы 1918, передавшего на всем огромном пространстве бывшей Российской империи власть в руки большевиков, вдруг возникла мощная контрреволюция, в результате чего вся страна оказалась охвачена пожаром гражданской войны. Однако, при попытке рассмотрения степени участия чехословаков в событиях этой войны и их роли в контрреволюционной войне сразу возникают два вопроса:
   1- А можно ли вообще считать выступление чехословаков контрреволюционным мятежом?
   2- Что в действительности толкнуло чехословаков на вооруженное выступление против советской власти?
   Вот на эти вопросы и пытается найти ответ И. Ладыгин.
  
  
  
   О Чехо-Словацком корпусе стоит рассказать особо, поскольку до настоящего времени лишь историкам известно, как и откуда он появился в Сибири. Обычно в литературе (мемуарах современников тех далеких событий и исследованиях историков) встречаются три точки зрения на роль Чехо-Словацкого корпуса в Гражданской войне: первая, советская, официальная, исходит из того, что "чехо-словаки (т.н. "белочехи") - мятежники, белобандиты", вторая, что "чехо-словаки - герои, помогали свергать власть большевиков" и третья - "чехо-словаки грабители и предатели".
   Истина, как правило, всегда лежит где-то посередине.
   Как возник корпус? Чехо-Словацкий легион (позднее- корпус, достигший численности по разным оценкам от 30 до 45 тыс. человек) был сформирован российским правительством во время Первой Мировой войны для использования национального фактора в борьбе с Австро-Венгрией, где чехи и словаки находились в положении угнетенных народов.
   Примечание Веремеева Ю.Г. Достаточно напомнить об оскорбительном для чехов и словаков отношении царствующего дома Габсбургов к Чехословакии не как к равноценной части империи, а как к покоренной и аннексированной стране. Австрийские монархи, вступая на престол, возлагали на себя две короны - императора Австрии и короля Венгрии. Чешскую королевскую корону они демонстративно игнорировали. Государственными языками империи были немецкий и венгерский, на денежных купюрах надписи также печатались на двух языках. Обучение в чешских и словацких школах разрешалось только на немецком, языком, разрешенным к использованию в чешских и словацких полах "императорской и королевской армии " был также немецкий, в то время, как в в венгерских полках официально употреблялся венгерский язык.
   За участие в войне против Австро-Венгерской империи чехам и словакам Россией была обещана вполне конкретная поддержка в создании независимого Чехо-Словацкого государства после разгрома Австро-Венгрии. Именно с этой целью и записывались в легион чехо-словацкие добровольцы.
   Откуда чехи и словаки появились в России? Во-первых, некоторое количество чехов и словаков проживало в нашей стране еще до начала войны, во-вторых, уже после открытия боевых действий на русско-австрийском фронте австрийские части, укомплектованные чехами, русинами и словаками под музыку и с развернутыми знаменами целыми полками переходили на русскую сторону. Немало их дезертировало и перебегало на русскую сторону и по одиночке.
   Кроме Чехо-Словацкого легиона подобным образом были сформированы и другие национальные части - из сербов, поляков и других народов. (Подобные национальные вооруженные части и соединения формировали по ту сторону фронта также немцы и австрийцы - в основном из поляков и украинцев).
   Чехо-Словаций легион хорошо зарекомендовал себя в боях, особенно в ходе последнего наступления Русской Армии в июле 1917 г. В сентябре 1917 г. в связи с ростом численности чехо-словацких частей на базе легиона был сформирован уже целый корпус (2 дивизии).
   Но в 1917г. Российская Империя перестала существовать, большевики открыто провозгласили свой отказ от всех, заключенных прежним правительством, договоров и соглашений. Было достаточно ясно, что новый режим не будет выполнять и эту договоренность (да и не в состоянии выполнять).
   Естественно, взгляды легионеров обратились в сторону Англии и Франции в надежде получить от них ранее обещанную Россией поддержку в создании своего независимого государства. Такое обещание было им дано (в обмен на обещание участвовать в боевых действиях на Западе), и 15 января 1918 г. Корпус по взаимному согласованию с советским правительством и Антантой был объявлен составной частью Французской армии.
   До марта 1918 г. после отвода с линии фронта Чехо-Словацкий корпус дислоцировался в тылу Юго-Западного фронта на территории Волынской и Полтавской губерний, вошедших к этому времени в состав самостийной Украины.
   26 марта 1918 г. по соглашению между Чехословацким Национальным Советом и большевистским Советом Народных Комиссаров корпус начал свою эвакуацию во Владивосток с целью дальнейшей переброски морским путем на Западный фронт.
   Примечание В.Ю.Г. Декретом большевистского СНК от 16 декабря 1917г. были упразднены все чины, и связанные с ними знаки различия. Законопослушные чехословаки, признававшие тогда власть большевиков, выполнили требования этого декрета, т.е. сняли русские погоны и кокарды, но поскольку 15 января 1918г. корпус Францией был признан, входящим в состав ее вооруженных сил, то легионеры сочли возможным установить в корпусе систему званий и знаков различия. На головной убор нашивалась красно-белая ленточка, а на рукав чуть выше локтя пятиугольный тканевый щиток с обозначением звания и номера полка (либо эмблему специальности). На рисунке изображен легионер 3-го стрелкового Яна Жижки полка 1-й гуситской дивизии в чине "шиковател" (что среднее между нашим старшим сержантом и старшиной). Примерно так выглядели чехословацкие легионеры в мае 1918 года.
   Однако вскоре Л.Д. Троцкий под давлением Германии издал приказ о разоружении Корпуса и выдачи его чинов в Австро-Венгрию. По советским данным, этот приказ Троцкий издал 24 мая 1918г. Но решение не подчиняться приказу Троцкого и, при необходимости, пробиться во Владивосток с оружием в руках, было принято на собрании Чехословацкого национального комитета в Челябинске 20 мая - эта дата приводится в воспоминаниях белоэмигрантов и в некоторых советских источниках.
   Следовательно, приказ Троцким был отдан ранее, т.е. до 20 мая. Еще ранее по требованию Совнаркома Корпус покинуло большинство русских офицеров, а также легионерами была сдана большая часть оружия.
   Примечание Веремеева Ю.Г. Сейчас уже сложно судить - был ли приказ Троцкого следствием безвыходности положения советского правительства, которое не могло ссориться с Германией в условиях фактического отсутствия вооруженных сил на руско-германском фронте или это было актом прямого сотрудничества ленинцев с немецким Генеральным Штабом, в чем обвиняли большевиков все демократические партии и течения. Однако, явно одно - этим приказом советская власть сама себе организовала около 30 тысяч вооруженных врагов и сама спровоцировала выступление чехословаков.
   Советские историки утверждали, что Верховный Совет Антанты принял решение об интервенции 2 мая на основании обращений "контрреволюционеров". Однако в других же советских источниках приводится, что VIII съезд правых эсеров, на котором было решено обратиться к Антанте с просьбой о вооруженной интервенции для борьбы с большевиками, состоялся в Москве 18 мая.
   Кроме того, разоружить чехо-словаков в Новониколаевске местный Совдеп и известный сибирский большевик Романов пытались еще в середине апреля. Вряд ли они действовали по личной инициативе. Опять нестыковка по датам, а ведь именно даты позволяют выстроить цепь событий в логической последовательности.
   Впрочем, вполне возможно, что приказ Троцкого появился на основании ставших известными красным данных о подготовке восстаний в городах Поволжья и Сибири (ибо такая подготовка велась, и не только правыми эсерами). В принципе, логично: 2 мая - решение Антанты, 18 мая - VII съезд правых эсеров (а именно они были движущей силой т.н. "контрреволюции"), середина мая - совещания чехов и подпольщиков, 24 мая - приказ Троцкого.
   Но поскольку все даты приведены из советских источников, возможно, что фактически события развивалась немного в другой последовательности. К тому же, материалы свидетельствуют, что местные Совдепы и отряды Красной Гвардии не были готовы к восстанию. Оно явилось шокирующей неожиданностью.
   А ведь уже 25 мая (или ранее ?) Троцкий разослал всем местным Совдепам в городах по Транссибу телеграмму с требованием принятия жестких мер к легионерам. Вот выдержка из её текста, приводимая в советских источниках:
   "Каждый чехословак, замеченный на железной дороге с оружием, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выброшен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных".
   Именно этот приказ и пытался выполнить Совдеп в Челябинске, да еще и при помощи ненавистных чехам и словакам венгров. В ответ части Корпуса, растянувшиеся в своих эшелонах от Волги до Дальнего Востока, подняли восстание против большевиков.
   По сути дела, главными целями восстания было: не допустить выдачи чинов Корпуса в Австро-Венгрию (где их, как изменников, ожидал суд по законам военного времени) и обеспечить переброску Корпуса в Западную Европу. Ради этого чехо-словаки были готовы идти на любые действия, договариваться с кем угодно и как угодно, что они и продемонстрировали впоследствии не раз.
   Кроме того, в составе Корпуса имелись и русские офицеры, которых советская власть в то время уже автоматически относила к контрреволюционерам, тем самым оттолкнув их от себя. Естественно, что они также способствовали антибольшевистским настроениям легионеров.
   Таким образом, у легионеров просто не оставалось другого выхода, как договариваться с белым подпольем, которое к этому времени уже действовало во всех городах по Транссибу, и также искало контакты с чехо-словаками. Без белых, а точнее, без их победы, чехи в сложившихся условиях просто не смогли бы выбраться из России. Сколько людей сгинуло в наших необъятных просторах за всю историю русской Сибири?
   Примечание Веремеева Ю.Г. Похоже, что стремление поскорее выбраться из бурлящей, горящей в огне гражданской междуусобицы России было основным, если не вообще единственным, мотивом выступления Чехо-словацкого Корпуса. Плюс явное и неприкрытое стремление большевиков лишить этих людей, вообще находящихся в подвешенном состоянии, единственного объединяющего центра, единственной опоры и защиты. Т.е. не выступить чехо-словаки не могли. Со стороны же большевиков их действия были грубой политической ошибкой, поставившей советскую власть на край пропасти.
   Но как бы то ни было, чехо-словацкие легионеры действительно помогли белым подпольщикам свергнуть советскую власть от Волги до Дальнего Востока, однако их роль не была решающей и действовали они, в основном, только в своих собственных интересах. Таким образом, обвинения в адрес КомУЧа, Временного Сибирского правительства, адмирала Колчака в "развязывании интервенции и войны с русским народом руками чехов, поляков, японцев" не совсем корректны.
   Интервенция - да. Но интервенты, и чехи в том числе, не были движущей силой в Сибири.
   А что касается красных, то их тоже можно обвинить в интервенции...
   Давайте посмотрим, из кого состояли отряды Красной Гвардии, а затем и Красной Армии в Сибири? В-основном, это были латыши, китайцы (выкупленные Троцким в Китае уголовные преступники), мадьяры с немцами (из бывших военнопленных), и те же чехи и словаки (вспомним красного комиссара г.Бугуруслан Ярослава Гашека). В боях на Алтае в 1918 г. лишь каждый третий красногвардеец был из числа граждан бывшей Российской Империи. Чем не "красная" интервенция? Шла Гражданская война...
   А то, что в дальнейшем Чехо-Словацкий корпус практически перестал участвовать в боях и многие его высшие чины и примазавшиеся авантюристы стали заниматься разграблением России - также вполне понятно и объяснимо. Россия развалилась, с ней перестали считаться во всем мире, россияне занимались братоубийствами - почему бы не подобрать то, что плохо лежит?
   Идеализм и бескорыстие - свойства отдельных личностей, но отнюдь не целых групп людей, и тем более, не вооруженных солдат, находящихся в чужой стране и развращенных вседозволенностью и безнаказанностью. И не важно, к какой национальности и к какой из сторон они принадлежат. В жестокостях и грабежах "прославились" и бойцы Красной Армии китайского, латышского и мадьярского (венгерского) происхождения. Да и русские, и другие национальности тоже отличились в убийствах и грабежах своих же сограждан...
   Так что чехо-словацкие легионеры не были ни "спасителями", ни "предателями", они всего лишь действовали в своих интересах и интересах своего будущего государства.
   Ну а цели союзников - Антанты - были вполне прагматичны:
   1. Не допустить закрытия Восточного фронта против Германии.
   2. Прекратить снабжение Германии стратегическим сырьем и продовольствием из Советской России, поступавшего туда в рамках Брестского мира.
   3. Создать на территории России несколько марионеточных полунезависимых государств - источников дешевых ресурсов и не допустить возрождения Российской Империи.
   Теперь давайте посмотрим, как развивались события в Новониколаевске (современный Новосибирск). Этот город был взят автором для примера, ибо по событиям в Новониколаевске автор располагает более значительным материалом.
   К концу мая 1918 г. эшелоны с 30 тыс. чехо-словацких солдат растянулись по железной дороге на 7 тыс. км от ст. Ртищево (Пенза) до Владивостока. Кроме собственно чехов и словаков, вместе с корпусом двигались польские и сербские части.
   В это время в районе ст. Обь в Новониколаевске находились эшелоны 2-й Чехо-Словацкой стрелковой дивизии в составе шести рот 7-го Татранского стрелкового полка (командир капитан Гайда) и и трех рот 6-го Ганацкого стрелкового полка (командир поручик Чеговской) - примерно 800 - 900 бойцов.
   По советским данным, всего в распоряжении командующего группой капитана Гайды находились примерно 3350 чел. Но не следует забывать, что эти легионеры находились в эшелонах на протяжении ст. Чулым - Новониколаевск - ст. Тайга.
   Двадцатого мая 1918г. представители белого подполья Новониколаевска вышли на связь с офицерами Корпуса. По одним сведениям, помимо капитана Гайды, в переговорах участвовали также офицер штаба 2-й дивизии Гусарик, по другим - офицер штаба 6-го Ганацкого полка капитан Кадлец. Со стороны подпольщиков - представители правоэсеровского подполья во главе с известными эсерами Сазоновым и Поплавским и офицеры бывшего 41-го Сибирского стрелкового полка, которые составляли основу боевой подпольной организации. Руководил же подпольной организацией подполковник А.Н. Гришин-Алмазов, который в этой время находился в г. Томске.
   По данным Партийного архива Новосибирской области, численность подпольщиков оценивается в 600 человек. Однако эта цифра представляется весьма сомнительной - ибо в первые дни после переворота созданные добровольческие части - 1-й Новониколаевский добровольческий стрелковый полк и конный отряд - составляли всего около 490 человек - а ведь шла открытая агитация, и в добровольцы записывались не только подпольщики.
   Что касается легионеров, то, по утверждениям белоэмигрантов, после восстания в районе Новониколаевска на направлениях к Омску, Томску и Барнаулу с оружием в руках сражались лишь около 900 чехо-словацких бойцов.
   Советские историки сознательно преувеличили численность легионеров в Новониколаевске (3350 чел.) и численность подпольщиков, итого якобы 3950 чел. Да и численность всего Корпуса была значительно преувеличена для того, чтобы объяснить то, с какой легкостью, практически мгновенно, восставшими были захвачены крупнейшие города по Транссибу.
   Итак, в ходе переговоров между легионерами и подпольщиками была достигнута договоренность о совместных действиях в подготовке и осуществлении вооруженного восстания. Двадцать пятого мая 1918 г., в номере гостиницы "Метрополитен" (часть здания сохранилась до сих пор в месте пересечения современных ул. Коммунистической и ул. Революции), состоялось последнее совещание легионеров и подпольщиков, на котором была установлена дата и время выступления - 26 мая в час ночи, сигнал к выступлению - сигнальная ракета, и опознавательные знаки для восставших - бело-зеленые повязки на рукавах.
   Численность красного гарнизона советские историки на основании воспоминаний участника событий красногвардейца Панова оценивают в 300 человек красногвардейцев плюс 50 бойцов Интернационального батальона им. Карла Маркса (состоявшего из бывших военнопленных венгров, китайцев и прочих).
   В других же советских источниках - данных того же областного Партийного архива - численность Красной Гвардии под командованием Гершевича оценивается в 600 бойцов, плюс 300 бойцов Интербатальона, а также еще 280 человек в разных отрядах. Итого примерно 1000-1180 вооруженных бойцов. Чехи же были плохо вооружены, ну а у белых подпольщиков, по их воспоминаниям, оружия было вообще капля в море. Однако численно силы были примерно равны. Сыграла свою роль, еще раз хочется подчеркнуть, внезапность восстания.
   Ровно в час ночи 26.5.1918г. восставшие во главе с бывшим командиром 41-го Сибирского стрелкового полка полковником Ясныгиным захватили Дом Революции (бывший Коммерческий клуб, ныне театр Красный Факел), где шло заседание новониколаевского Совдепа. В военном городке, где располагался Интернациональный батальон, разыгралось целое сражение. Но восставшие смогли победить, большинство интернационалистов было убито, однако часть из них смогла вырваться и уйти (это к вопросу о якобы значительном численном превосходстве восставших).
   Потери восставших, по советским данным, 2 легионера. Была захвачена тюрьма и другие важные объекты. По заранее составленным спискам сразу же начались аресты большевиков и членов различных советских организаций.
   К утру Новониколаевск был полностью в руках восставших.
   По советской версии, на заседании Совдепа шло обсуждение доклада Ф. Серебренникова (не путать с известным ученым и областником И. Серебренниковым) об усилении продразверстки. Наиболее же вероятной автору представляется версия, что новониколаевский Совдеп просто-напросто пьянствовал в ночь с 25 на 26 мая, потому и не смог оказать сопротивления восставшим. В пользу этой версии свидетельствуют советские источники (в т.ч. материалы Партийного архива Новосибирской области), в которых утверждается, что незадолго до выступления легионеров рабочие-железнодорожники сообщили в Совдеп (а здание Совдепа находится недалеко от железной дороги и станции) о "подозрительных перемещениях в чехословацких эшелонах", однако члены Совдепа не придали этому никакого значения.
   Примечание Веремеева Ю.Г. Мне представляется более вероятным, что члены Совдепа либо просто мирно спали по домам, либо никто из них не хотел или не сумел взять на себя руководство действиями. Говорить пламенные речи, призывать к революционным действиям, принимать категоричные резолюции, подстрекать к расправам с контреволюционерами это легко, здорово и красиво, а вот конкретно управлять городом, организовывать выполнение любых планов, командовать боевыми действиями - эта задача далеко не всем по плечу. Похоже, что в Новониколаевске, как и во многих других местах члены Совдепа поглядывали друг на друга в ожидании того, что кто-то возьмет на себя роль лидера. А такого не нашлось и Совдеп пребывал в состоянии паралича.
   Условия переворота и его неожиданность для большевиков свидетельствуют еще и о том, что Совдепу не были известны планы подпольщиков и легионеров, что опровергает советскую версию о причинах появления вышеупомянутого приказа председателя Реввоенсовета РСФСР Троцкого.
   По схожему сценарию выступления подпольщиков и чехо-словацких легионеров прошли и в других городах. В конце мая - начале июня местные эсеровские и белогвардейские отряды при поддержке чехо-словаков (а не наоборот, как утверждала официальная советская история) захватили Челябинск, Пензу, Сызрань, Омск, Самару, Златоуст, Красноярск и Владивосток; в июле-августе - Екатеринбург, Симбирск, Казань. Лишь на Волге чехо-словацкие легионеры играли существенную роль, составляя до 70 % от общей численности антибольшевистских сил.
   Исходя из вышеизложенных фактов и учитывая намерения Советского правительства разоружить Чехо-Словацкий корпус, представляется, что:
   1. Большевики сами подтолкнули чехо-словаков, стремившихся на Западный фронт и являвшихся частью Французской армии, к переговорам с белыми подпольщиками, без помощи которых Корпус не смог бы покинуть пределы России.
   2. Выступление подпольщиков и Корпуса должно было произойти в июне, однако Троцкий своей телеграммой ускорил события.
   3. Целями легионеров были - не допустить выдачи чинов Корпуса в Австро-Венгрию и заслужить у союзников по Антанте право на независимость своей страны после победы.
   4. Чехи и словаки не были гражданами Советской России.
   Таким образом, события, связанные с Чехо-Словацким корпусом, можно, скорее, назвать вооруженным выступлением или даже интервенцией, но никак не мятежом.
   Послесловие.
   Какими бы далекими не казались нам события Гражданской войны (между прочим, последний чешский легионер, воевавший в России в 1918-19 г.г., умер совсем недавно - в 2003 г.), ее последствия, на самом деле, не изжиты и до настоящего времени.
   Несмотря на новоучрежденный праздник, мы не "согласились" и не "примирились" друг с другом. Сегодня мы даже на официальном уровне не пришли к единому мнению о событиях тех страшных лет, и наша современная идеология - это противоречивая смесь "красного" и "белого".
   А новый флаг Министерства Обороны - трудносовместимые элементы императорской и советской символики, как и наградная система.
   Мы говорим о том, что адмирал Колчак - это выдающийся полярный исследователь, флотоводец и патриот России, и в тоже время отказываемся реабилитировать его, несмотря на то, что большая часть инкриминируемых ему преступлений - идеологический бред его политических противников. Не будем забывать историю. Она ведь имеет тенденцию повторяться, господа.
  
  Источники:
  
   1. Симонов Д.Г. Чехословацкий корпус на Востоке России в 1918-1920 г.г. Электронный журнал "Сибирская заимка".
   2. Сайт www.whiteforce.ru
   3. "Отдельный Чехословацкий корпус". Сайт Российского Университета Дружбы Народов.
   4. Энциклопедия "Новосибирск". Новосибирское книжное издательство, 2003 г.
   5. Соловьев О.Ф. Великий Октябрь и его противники. Москва, 1960 г.
   6. Воспоминания о революционном Новониколаевске. Зап.-Сиб. книжн. издательство.1959 г.
   7. В пламени и славе. Зап.-Сиб. Книжное издательство, 1969 г.
   8. Сайт ВИК "Чехословацкие ударники" (www.legio.lionet.cz)
   9. Материалы экспозиции Новосибирского Областного Краеведческого музея и Краеведческого музея г. Камень-на-Оби Алтайского края.
   10. Котомкин А. О чехословацких легионерах.1918 год на Востоке России'. Москва, Центрполиграф, 2003 г.
   11. Шуклецов В.Т. Гражданская война на территории Новосибирской области. Новосибирск, Полиграфкомбинат, 1971 г.
   12.Военный энциклопедический словарь. Научное издательство "Большая Российская Энциклопедия". Издательство "РИПОЛ КЛАССИК". Москва. 2001г.
   13.О.Леонов и И.Ульянов. Регулярная пехота. 1855-1918. АСТ. Москва. 1998г.
  
   Организационное строительство белогвардейских спецслужб на юге России (1918-1920 гг.)
  
  
  После Октябрьского переворота большевики в соответствии со своими теоретическими воззрениями должны были разрушить армию и ее военно-управленческий аппарат, как оплот старого режима. Новая власть установила жесткий контроль над всеми звеньями военного управления, заменяла прежних командиров своими ставленниками и, наконец, ломала прежний аппарат. Такому алгоритму действий подверглись разведка и контрразведка. Если у командования и военных специалистов прежней армии необходимость органа борьбы со шпионажем в войсках не вызывала сомнений, то большевики к контрраз-ведке отнеслись с недоверием, подозревая ее в преследовании своих лидеров летом 1917 г. Поэтому они сократили численность контрразведывательных отделений (КРО), ограни-чили их финансирование, за короткий срок провели кадровую чистку, избавляясь от не вызывавших у них доверия сотрудников. В начале 1918 г. прежние контрразведывательные структуры прекратили свое существование вместе с армией эксплуататорских классов. Исключением явилась контрразведка на Севере России.
  
   Проводя реорганизацию военно-управленческого аппарата, большевики некоторое время не трогали военную разведку. Однако по мере утверждения советской власти в сре-де сотрудников управления 2-го генерал-квартирмейстера ГУГШ началось политическое размежевание, приведшее к измене. Значительное количество военных атташе также негативно отнеслись к большевикам, что явилось причиной распада агентурной сети за рубежом. Большинство военных агентов отказались признать новую власть. В то же время ряд тайных агентов российской военной разведки после октября продолжали поставлять информацию большевистским властям.
  
   По мере демобилизации русской армии большинство органов военной разведки (фронтов, армий, соединений) прекратило свое существование. Военные разведчики в числе других представителей командного состава увольнялись от службы. Вот что писал по этому поводу выпускник Академии Генерального штаба, начальник штаба дивизии В. М. Цейтлин, в 1918-1919 гг. руководивший разведотделом Московского военного округа: После октябрьского переворота деятельность штабов вообще замерла, в том числе и разведывательная служба. После подписания Брестского мира, благодаря ликвидации всех штабов, разведывательная служба прекратилась совершенно, и хотя всевозможные партизанские отряды и вели разведку, но ее никто не объединял, и сведения пропадали.1
  
   В период формирования в России антибольшевистских правительств и армий, прежних разведывательных и контрразведывательных структур уже не существовало. В хаосе гражданской войны противники Советской России свои спецслужбы создавали фактически с ноля, без формальной преемственности с ранее существующей системой. Строительство белогвардейских органов безопасности в различных регионах страны заняло несколько месяцев. Так, первая разведслужба на Белом Юге появилась в апреле 1918 г., в Сибири - в июле, на Севере - в августе, Северо-западе - в декабре.
  
   Военно-политическая обстановка, в которой осуществлялось строительство белогвардейских спецслужб на Юге России, отличалась сложностью, непредсказуемостью, противоречивостью. Добровольческая армия создавались в полулегальных условиях, при накале больших политических страстей, тесно перемешанных с мелкими интригами, мешавших объединению антибольшевистских сил.
  
   Зародышем Белой армии на Юге России послужила организация, созданная генералом от инфантерии М. В. Алексеевым еще до октябрьского переворота. Захват власти большевиками в ноябре 1917 г. дал решающий импульс возникновению Белого движения. Уже в конце месяца бывший Верховный главнокомандующий, убедившись в безнадежности положения столицы, по подложному паспорту выехал на Дон, где при поддержке казаков надеялся создать ядро новой армии. Его план состоял в том, чтобы, не дожидаясь падения большевиков, начать строительство новой России, а потом уже приступить к борьбе за освобождение остальной территории бывшей империи. 2 ноября он прибыл в Новочеркасск и отправил условную телеграмму в Петроград. Сюда начали стекаться добровольцы со всей России, в основном, офицеры. На Дон также прибыли генералы Л. Г. Корнилов, А. И. Деникин и другие узники Быховской тюрьмы.
  
   В декабре 1917 г. генералом Алексеевым была создана политическая канцелярия, на которую возлагалась задача по формированию центров, сыгравших в будущем заметную роль в организации разведки и контрразведки Добровольческой армии. Для налаживания антибольшевистского подполья в различные местности страны на свой страх и риск командировались генералы и офицеры, за редким исключением имевшие опыт конспиративной работы. Посылались курьеры без какой-либо материальной и организационной поддержки со стороны армии. По этим причинам белогвардейцам не удалось сформировать действующие центры. С началом первого Кубанского похода организационная работа вовсе прекратилась.
  
   В ноябре 1917 г. в Киеве по частной инициативе В. В. Шульгина - политического деятеля, публициста и идеолога Белого движения - была основана разведывательно-осведомительная организация Азбука - независимое от официальных властей учреждение. Свое название она получила в силу подпольных условий работы: в целях конспира-ции каждый ее член имел кличку - букву алфавита. Эта организация кроме отправки в Добровольческую армию тысяч офицеров и крупных денежных средств, а также пропа-ганды идей Белого движения, поставляла военному руководству ценнейшую секретную информацию. Ее агенты работали в занятых большевиками Одессе и Киеве, городах Советской России. Однако, несмотря на свой высокий авторитет в правительственных кру-гах, Азбука так и не смогла стать официальной структурной единицей военно-административного аппарата Белого Юга, легализовать положение сотрудников, получить необходимые для разведывательной и иной деятельности средства. Историк В. Г. Бортневский видит причину в том, что Азбука оказалась в эпицентре постоянного соперничества органов разведки, контрразведки, отдела пропаганды за влияние на формирование и проведение правительственного курса.2
  
   Личные амбиции и острые противоречия между родоначальниками Белого движения генералами М. В. Алексеевым и Л. Г. Корниловым сыграли ключевую роль в строительстве аппарата государственного и военного управления. Как только начали обсуждаться вопросы организации и структура руководства Добровольческой армии, Корнилов предъявил ультиматум: или ему принадлежит неограниченная власть, или он уедет в Сибирь. Алексеев опасался, что за Корниловым могут последовать многие, и начатое на Дону дело не будет иметь успеха. Чтобы не допустить раскола армии, генерал-лейтенант А. И. Деникин предложил создать триумвиат Алексеев - Корнилов - Каледин. Первому предлагалось гражданское управление, финансовые вопросы и внешние связи, второму - командование армией, третьему - управление Донской областью. Предложение было принято - на Дону создано первое антибольшевистское правительство, просуществовавшее в течение месяца, до самоубийства атамана Каледина. В эмиграции Деникин, оценивая свои действия в тот период, признал: ...это не было упражнением в области государственно-правовых форм власти, а исключительно психологическим средством, вполне достигшим цели. В то время и при той необыкновенно сложной обстановке, в которой жили Дон и армия, формы несуществующей фактически государственной власти временно были со-вершенно безразличны.3
  
   Сокрушительный удар по триумвиату нанесла Красная Армия, начавшая наступление на Дон, и восстание революционно настроенного казачества. 29 января 1918 г. Каледин застрелился. Добровольческая армия была вынуждена покинуть Дон и выступить в так называемый Ледяной поход. Начавшийся в конце марта по приказу Корнилова штурм Екатеринодара закончился поражением белых. После гибели командующего возглавив-ший армию Деникин отдал приказ отступать.
  
   Возвратясь на Дон, Добровольческая армия восстанавливала силы, пополняла резервы, совершенствовала военно-управленческий аппарат. Однако и после вступления Деникина в должность командующего сохранился дуализм власти: Алексеев - Деникин. За первым сохранялось общее политическое руководство, внешняя политика и финансы, Деникину от Корнилова осталось командование армией. Верховный руководитель Добровольческой армии и ее командующий формировали свои аппараты управления, в том числе и спецслужбы.
  
   В апреле 1918 г. было создано разведывательное отделение штаба Добрармии, которое возглавил Генерального штаба подполковник (с конца 1918 г. полковник) С. Н. Ряснянский.4 На это подразделение возлагались задачи по поддержанию связи с подпольными антисоветскими организациями, формирующимися вербовочными центрами и организации разведки в районе боевых действий. Создавая разведывательный орган, Деникин и его ближайшие помощники руководствовались Положением о полевом управлении войск в военное время, в котором контрразведка, как самостоятельная служба не предусматривалась, а имелось лишь указание об ответственности войсковых штабов за организацию борьбы со шпионажем. Совмещение функций разведки и контрразведки в одном органе свидетельствует о наивности и политической близорукости генштабистов, действовавших без учета реалий гражданской войны. Сейчас не представляется возможным однозначно сказать, почему боевые генералы, занимавшие в годы Первой мировой войны крупные командные должности в действующей армии и знавшие о контрразведке не понаслышке, руководствовались устаревшим документом. По всей видимости, здесь сыграла свою роль позиция Деникина, который имел предвзятое отношение к органам безопасности и к контрразведке в частности. Он и не предполагал, что в скором времени Добровольческая армия окажется объектом пристального внимания различных политических сил и многочисленных спецслужб.
  
   Генерал от инфантерии Алексеев поступил куда дальновиднее. В канун второго Кубанского похода, 3 июня 1918 г., приказом ? 1 он создает военно-политический отдел (ВПО) с функциями политической канцелярии, который возглавил Генерального штаба полковник Я. М. Лисовой. Главной его задачей являлась координация деятельности политических центров на Юге России и установление контактов с офицерскими союзами. В августе в ВПО было организовано особое отделение, которое состояло из разведывательного и контрразведывательного подразделений. В штате разведывательного отделения насчитывалось шесть человек: начальник отделения, начальник агентуры, начальник связи, начальник учета, а также переводчик и переписчик. Контрразведывательное отделение имело 5 чинов: начальника отделения, начальника агентуры, начальника связи, начальника учета и переписчика.5
  
   Одновременно с созданием ВПО началась работа по организации центров Добровольческой армии. Вся территория Украины, Крыма, Северного Кавказа и отчасти Дона была разделена на районы в зависимости от географических, политических и экономических условий. Принималось во внимание наличие организаций уже поддерживающих связь с Добровольческой армией.
  
   Перед политическими центрами ставилась задача по вербовке офицеров и отправке их в армию, изучению настроения населения на местах, поддержке связи с общественными группами, организациями и прессой, пропаганде идеи Добровольческой армии, ведению разведки и контрразведки в своем районе. Они должны были заниматься подготовкой партизанских действий, а также снабжением материальными и финансовыми средствами армии и самих себя. Руководители Белого движения с их помощью рассчитывали дестабилизировать обстановку на территории, занятой противником, и тем самым обеспечить наступление Доброволь-ческой армии. Итак, сплоченная и большая армия извне и предприимчивые отряды в верных и опытных руках внутри, - говорится в приказе, - вот план борьбы с надвигающейся угрозой.6
  
   Центры были организованы: в Киеве, Одессе, Симферополе, Харькове - 1-го разряда; Екатеринославе, Таганроге, Могилеве, Ялте и др. - 2-го разряда. Перворазрядный центр по штату насчитывал 8 человек: начальник центра, начальник штаба, секретарь-казначей, заведующий разведкой, заведующий агитацией, 3 офицера для поручений. Второразрядный - 7: начальник центра, начальник штаба, секретарь-казначей, заведующий разведкой, заведующий агитацией, 2 офицера для поручений. Начальник главного центра по правам и обязанностям приравнивался к начальникам управлений штаба главнокомандующего Добровольческой армии, начальник второстепенного центра и начальник штаба главного центра - к начальникам отделений.7
  
   Дуализм власти привел к дублированию функций различными учреждениями, вносил путаницу. Например, политические центры имели двойное подчинение: военно-политическому отделу и штабу армии, между которыми просматривались разногласия. Более того, молодые политики из ВПО выступали конкурирующей силой штабу Деникина. На этой почве между командующим Добровольческой армии и руководством отдела возникали разногласия, что и предопределило судьбу отдела после смерти Верховного руково-дителя.
  
   Второй Кубанский поход, начавшийся в июне, увенчался успехом. Войска белогвардейцев в конце лета захватили Екатеринодар, который стал столицей антибольшеви-стского правительства на Юге России - Особого совещания при Верховном руководителе Добровольческой армии. Председателем созданного 31 августа 1918 г. высшего органа гражданского управления стал Алексеев, а его заместителями - А. И. Деникин, А. М. Дра-гомиров, А. С. Лукомский. После смерти генерала Алексеева должность Верховного руководителя упраздняется. Генерал Деникин становится главнокомандующим Добровольческой армией (а затем ВСЮР), совместив политическую и военную власть. Помощником главкома по гражданскому управлению он назначает генерала от кавалерии А. М. Драгомирова, а по военному - генерал-лейтенанта А. С. Лукомского (с октября 1919 г. до февраля 1920 г. - председатель Особого совещания).
  
   В составе Особого совещания формируются отделы (затем - управления): военно-морской, внутренних дел, дипломатический, путей сообщения, юстиции, финансовый, торговли и т.д. Реорганизация коснулась и спецслужб.
  
   Приказом ?7 от 10 сентября 1918 г., подписанным за Верховного руководителя генералом А. М. Драгомировым, функции военно-политического отдела передаются осведомительному отделению Дипломатического отдела, которому подчиняются все центры Добровольческой армии.8 11 октября А. И. Деникин своим приказом ?46 упраздняет военно-политический отдел. Органы разведки и контрразведки ВПО переходят в подчинение части (затем - отдела) Генерального штаба Военно-морского отдела (затем Военного и Морского управлений) в виде особого отделения.9
  
   С созданием Особого совещания, спецслужбы, подчинявшиеся генералу Алексееву, эволюционировали в правительственное учреждение. Вся глубокая агентурная разведка, как в стане противника, так и в нейтральных, и союзных государствах была сконцентрирована в части Генерального штаба. На возглавляемое полковником Крейтером (с июня 1919 г. - полковником П. Г. Архангельским) особое отделение возлагались следующие за-дачи: ведение заграничной военно-политической разведки за рубежом силами военных агентов, военных представителей, различных миссий, специальных секретных сотрудников; осуществление связи между всеми представителями и военными агентами; руководство борьбой со шпионажем и лицами, ведущими вредную деятельность вне зоны боевых действий и за границей; контроль за выездом за границу и въездом на территорию ВСЮР.10 В сферу интересов деникинской разведки входили Советская Россия, Великобритания, Германия, Греция, Франция, Италия, Швейцария, Дания, Болгария, Польша, Чехословакия, Турция, Армения, Грузия и США.
  
   Организационно особое отделение состояло из общего и особого делопроизводств и контрразведывательной части (КРЧ). В соответствии со штатным расписанием, утвержденным А. И. Деникиным 10 марта 1919 г., в отделении насчитывались 21 офицер и 11 солдат: начальник отделения, помощники по особому делопроизводству, по разведке, 3 помощника младшего оклада, заведующий КРЧ, заведующий паспортным бюро, 4 переводчика, делопроизводитель по контрразведке, 8 обер-офицеров для поручений, а также писари, шоферы, вестовые.11 18 октября 1919 г. отделение сократили до 17 офицеров и 10 солдат, при этом добавив 2 чиновников. В подчинении у полковника П. Г. Архангельского были 2 помощника старшего оклада, 1 младшего оклада, 4 делопроизводителя, 3 обер-офицера для делопро-изводства, заведующий денежной отчетностью, 4 переводчика, 2 шифровальщика и заведующий экспедицией.12
  
   Согласно штатного расписания, КРЧ имела в своем составе 1 офицера, 8 чиновников и 5 солдат: начальника части, 2 помощника старшего оклада, переводчика, 2 делопроизводителя, 2 помощника делопроизводителей, регистратор, 2 писаря и 3 рядовых для уборки помещений и посылок.13 Часть располагала агентурой на территории ВСЮР и за границей.
  
   Исполнительными структурами КРЧ были небольшие по штату (1 штаб- и 3 обер-офицера) паспортные пропускные пункты в Новороссийске, Батуме, Севастополе, Керчи, Одессе, Феодосии, Константинополе, Ялте, которые осуществляли контроль за въездом на территорию ВСЮР и выполняли осведомительные функции. По штату пункт состоял из четырех офицеров: начальника, его помощника и двух офицеров для делопроизводства.14
  
   Приказом ? 1 от 10 октября 1918 г. были утверждены положение и штаты центров Добровольческой армии. Общее руководство возлагалось на помощника главнокомандующего - начальника военно-морского отдела генерал-лейтенанта Лукомского. Этим до-кументом предусматривались должности заведующих разведкой, по совместительству выполнявших и контрразведывательные функции.15
  
   К средине осени было сформировано 11 центров: Киевский (генерал-лейтенант П. Н. Ломновский), Харьковский (полковник Б. А. Штейфон), Одесский (вице-адмирал Д. В. Ненюков), Крымский (генерал-лейтенант А. К. Боде), Тифлисский (генерал-лейтенант В. П. Шатилов) - 1-го разряда; Екатеринославский (полковник Островский), Таганрогский (полковник Штемпель), Терский (генерал-лейтенант Д. Ф. Левшин), Саратовский (полковник Лебедев), Могилевский (полковник Кавернинский), Сибирский (генерал от инфантерии В. Е. Флуг) - 2-го разряда. В феврале 1919 г. их уже насчитывалось 17. Появились Волынский, Елисаветоградский, Кисловодский, Николаевский, Подольский, Полтавский, Сухумский, Черниговский, Херсонский центры. Прекратили свое существование - Саратовский, Терский, Харьковский.16
  
   Все доклады центров направлялись в особое отделение отдела Генштаба Военного управления и разведывательное отделение штаба Добровольческой армии. Причем, документы, присылаемые в эти структуры, касались не только разведки и контрразведки, но и других сторон деятельности центров, что затрудняло их обработку. Поэтому полковником Архангельским перед командованием ставился вопрос о руководстве центрами другими подразделениями Военного управления, а на особое отделение предлагалось возложить координацию действий заведующих разведкой и контрразведкой.
  
   Для сбора разведывательной информации А. И. Деникин 8 октября 1918 г. учреждает политическую канцелярию помощника главнокомандующего Добровольческой армии, которую возглавил Генерального штаба полковник Чайковский.17
  
   В декабре 1918 г. в Дипломатическом отделе Особого совещания было создано Осведомительно-агитационное агентство (ОСВАГ) при главкоме Добровольческой армии (с февраля 1919 г. - Отдел пропаганды). Сотрудники этого идеологического учреждения по совместительству с агитационно-пропагандистской работой собирали конфиденциальные сведения о различных организациях и партиях, личной жизни военных и гражданских чи-нов, политических деятелей, пытаясь прогнозировать развитие текущих событий. Вот что писал об их деятельности генерал П. Н. Врангель: Была у ОСВАГа и другая, более темная сторона деятельности, так называемая информация вверх, составление секретных сводок, касающихся деятельности политических партий, организаций и отдельных лиц. Наиболее секретные из этих сводок в числе двух экземпляров представлялись лишь председателю Особого Совещания и самому Главнокомандующему. В них давались сведения о деятельности самых ближайших к генералу Деникину лиц.18 Тем самым Врангель дает однозначно понять, что ОСВАГ по совместительству выполнял функции сыска, а не контрразведки, как об этом пишут некоторые ученые.
  
   К средине осени 1918 г. под патронажем Особого совещания образовались спец-службы, занимавшиеся ведением стратегической разведки и обеспечением безопасности тыловых районов. Разведка в прифронтовой полосе и контрразведывательное обеспечение армейских штабов и войск на театре военных действий по-прежнему находилось в компетенции разведывательного отделения штаба Добровольческой армии.
  
   В ноябре 1918 г. было проведено структурное реформирование штаба Добровольческой армии. В его состав вошли управления генерал-квартирмейстера, дежурного генерала, начальника армейской артиллерии, главного казначея армии, начальника запасных частей, интенданта, полевого контролера, полевое казначейство армии, главное телеграфное отделение.19 Из разведывательного отделения выделено самостоятельное контрразведывательное подразделение, которое также подчинялось генерал-квартирмейстеру. Его возглавил Генерального штаба полковник Б. И. Бучинский, офицер не являвшийся специалистом в об-ласти оперативно-розыскной деятельности.20
  
   Таким образом, к концу 1918 г. закончилось формирование разведывательных и контрразведывательных органов Добровольческой армии. Кроме них на территории Белого Юга действовали многочисленные спецслужбы различной подчиненности. Контрразведками по своему усмотрению верховодили создавшие их штабы, атаманы, губернаторы и организации. Поэтому размещенные в одном городе спецслужбы, имевшие разную подчиненность, порой ничего не знали друг о друге или конкурировали между собой. Так, в занятой французами Одессе наряду с контрразведкой, подчинявшейся ВСЮР, там располагались Международное информационное бюро подполковника Тишевского, Информационное бюро генерала Глобачева, Информационное бюро газетных работников, контрразведка Русско-германского Союза монархистов-христиан во главе с капитаном Вачнадзе, контрразведывательная часть Штаба генерала Шварца, а также чины контрразведки Украинской Директории.21 Кроме них в городе действовали контрразведывательные органы князя Кочубея, Союза русских людей, капитана фон Кубе, поручика Браузе, английского и французского командования.22 По данному поводу Деникин писал: За войсками шла контрразведка. Никогда еще этот институт не получал такого широкого применения, как в минувший период гражданской войны. Его создавали у себя не только высшие штабы, военные губернаторы. Почти каждая воинская часть, политические орга-низации, Донское, Кубанское и Терское правительства, наконец, даже отдел пропаган-ды... Это было какое-то поветрие, болезненная мания, созданная разлитым по стране вза-имным недоверием, подозрительностью.23
  
   На Украине, в Крыму, на Северном Кавказе и в Закавказье положение было еще более запутанным, - констатирует В. Г. Бортневский. - Так при гетмане Скоропадском насчитывалось не менее 18 различных разведывательных и контрразведывательных органов, которые, как отмечалось в одном из отчетов Азбуки, главным образом следили друг за другом.24
  
   На дальнейшее организационное развитие разведывательных и контрразведывательных оказало влияние создание Вооруженных Сил на Юге России. Серьезные разногласия командования Добровольческой армией и казачьими атаманами заставили вмешаться союзников. После ультимативного требования командующего британской военной миссией на Кавказе генерала Пуля Донской атаман и его армия перешли в подчинение генералу Деникину. 27 декабря 1918 г. были созданы ВСЮР, в состав которых вошли войска Кавказской Добровольческой, Донской и Крымско-Азовской Добровольческой армий, Черноморский флот. В марте 1919 г. Крымско-Азовская Добровольческая армия была расформирована и сведена в 3-й отдельный армейский корпус. В мае войска армейской группы генерала П. Н. Врангеля преобразованы в Кавказскую армию, тогда же Кавказская Добровольческая армия переименована в Добровольческую армию.
  
   После создания ВСЮР руководство армейскими разведывательными и контрразве-дывательными органами сконцентрировалось в управлениях генерал-квартирмейстеров штабов различных уровней. Органами разведки являлись:
  
   - разведывательное отделение угенквара штаба главнокомандующего ВСЮР;
  
   - разведывательные отделения угенквара штабов армий;
  
   - офицеры разведки в штабах дивизий, бригад и полков.
  
   В конце лета 1919 г. приказом главнокомандующего ? 2097 от 30 августа были объявлены временные штаты контрразведки ВСЮР, в состав которой вошли следующие органы:
  
   - КРЧ управления генерал-квартирмейстера штаба главкома;
  
   - КРО отдела генерал-квартирмейстера неотдельной армии, штабов областей и военных губернаторов;
  
   - КРП 1-го, 2-го и 3-го разрядов;
  
   - контрразведывательный пост.25
  
   КРЧ насчитывала 18 офицеров, 11 военных чиновников, 12 писарей и 33 военно-служащих рядового состава во главе с унтер-офицером. По своей структуре контрразведывательная часть подразделялась на общее, розыскное и судное отделения и имело в своем штате конвойную команду.26 КРО огенквара неотдельной армии, штабов областей и военных губернаторов не имели отдельных структурных подразделений, кроме конвойной команды. У начальника отделения были помощники по розыскной и судной частям, заведующие агентурой и наружным наблюдением и т. д. В штате отделения находилось 16 офицеров, 6 военных чиновников, унтер-офицер, 16 солдат и 7 писарей. Помимо этого при отделении содержались агенты наружного наблюдения (филеры), число которых определял начальник отделения и утверждал начальник КРЧ.27
  
   Контрразведывательные пункты 1-го, 2-го и 3-го разрядов являлись копией вышеназванных подразделений в миниатюре. Штаты их были невелики. Так, если в КРП 1-го разряда насчитывалось 10 офицеров, 3 военных чиновника, 5 писарей, унтер-офицер и 12 рядовых, то в третьеразрядном КРП было всего лишь 5 офицеров, 2 чиновника, 3 писаря, унтер-офицер и 5 солдат28.
  
   Армейская контрразведка на территории белого Юга была представлена контрраз-ведывательной частью главкома ВСЮР, КРО при штабах Черноморского и Ставрополь-ского военных губернаторов; КРО штабов войск Северного Кавказа, Всевеликого Войска Донского, Новороссийской и Киевской областей, командующего войсками Терско-Донского края, Донской армии, Кавказской армии, Добровольческой армии; КРП во Вла-дикавказе, Новороссийске, Мелитополе, Одессе, Екатеринодаре, Ростове, Пятигорске, Севастополе, Ялте и др.
  
   Штатным расписанием предписывалось подчинение нижестоящих структур вышестоящим. Нововведением явилось введение следственных подразделений в состав КРО. Был повышен и статус руководящего звена. Так, должность начальника КРЧ соответство-вала генерал-майору Генерального штаба, его помощника - полковнику-генерал-майору, начальников отделений - полковнику.
  
   К осени 1919 г. завершился очередной этап строительства спецслужб белого Юга. Генералы и офицеры бывшей царской армии создали органы безопасности ВСЮР являющиеся чуть ли не точной копией аналогичных структур России годы Первой мировой войны. В то время, как известно, разведывательные и контрразведывательные органы находились в подчинении военного ведомства - ГУГШ и штабов военных округов, а на те-атре военных действий - Ставка ВГК, штабов фронтов и армий. Несмотря на то, что верховная власть сконцентрировалась в руках одного человека - генерала А. И. Деникина - попыток сформировать централизованно управляемую систему так и не было предпринято. Военное управление (считай, министерство) располагало своими спецслужбами, а штаб главнокомандующего ВСЮР - своими. Для разведывательных служб, чьи функции по-прежнему заключались в сборе информации различного характера, такая система ока-залась приемлемой. Однако перед контрразведкой гражданская война поставила более сложные задачи. Изменение функций должно было повлечь за собой и организационную модификацию, чего на самом деле не произошло. Стихийное формирование многочис-ленных контрразведок, отсутствие контроля за их деятельностью со стороны верховной власти и правоохранительных органов, неразборчивость в подборе кадров, а также недостаточное финансирование стали причиной творимого чинами спецслужб беззакония, нанесшего огромный вред Белому делу.
  
   Однако далеко не все офицеры спецслужб разделяли официальную точку зрения на строительство и организацию контрразведывательной службы на Юге России. Еще в ноябре 1918 г. начальник особого отделения в докладе на имя начальника части Генштаба писал: Задача контрразведки заключается в борьбе с разведкой..., при чем под словом борьба нельзя разуметь уловление шпиона на месте преступления и воздаяния положенной ему кары - предупреждение деятельности противника в этом направлении и пресечения ее. Чтобы успешно бороться с разведкой противника необходимо следить за его работой, идти параллельно с ним и предупреждать его удары...
  
   Практика показала, что под понятием шпиона и противника нельзя разуметь подданного или агента иностранной державы, с которой мы находимся на положении войны. Противником должен почитаться всякий, стремящийся своею деятельностью нанести вред единству и мощи государства.
  
   Далее начальник особого отделения предлагал следующую схему организации контрразведки. Район Добровольческой армии обслуживается контрразведывательным отделением, расширяющим сферу своей деятельности по мере наступления армии. Район Всевеликого Войска Донского находится в оперативном обслуживании своего контрразведывательного органа. Между контрразведками Добрармии и Всевеликого Войска Донского устанавливаются самые тесные сношения в целях продуктивности работы. Таким образом, по мнению полковника Архангельского, под контролем контрразведки окажется вся занимаемая армией территория. Все существующие и планирующиеся к открытию контрразведывательные органы и агентуру он предлагает починить центральному контрразведывательному органу Военно-Морского отдела. На докладе генерал Вязьмитинов накладывает резолюцию вопросы эти действительно важны и своевременная осведом-ленность - основное условие успеха всего дела.29
  
   15 января 1919 г. генерал-квартирмейстер штаба главнокомандующего ВСЮР предложил разграничить функции военной контрразведки и политической полиции. По его мнению, обеспечением безопасности войск должны заниматься спецслужбы при штабе главкома, штабах армий и корпусов, а политическим сыском - Управление по ограж-дению порядка в тылу армии при помощнике главнокомандующего по общему управлению. Проект организации и штаты были составлены применительно к бывшим губернским жандармским управлениям и охранным отделениям. Предполагалось, что новый ор-ган должен иметь в подчинении сеть местных отделов, укомплектованных специалистами оперативно-розыскной деятельности. Преимущество нового учреждения, по мнению генерал-квартирмейстера, заключалась в централизованном управлении, позволяющем пла-номерно бороться с преступными элементами.30
  
   Еще на стадии проекта Положения о контрразведывательной службе Вооружен-ных Сил Юга России некоторые его пункты подверглись критике со стороны специалистов. Неизвестный автор Памятной записки указывал на недопустимость ограничения борьбы спецслужб лишь с военным шпионажем, поскольку возникла необходимость ведения противоборства в политической, экономической, финансовой и даже религиозной сферах. Только соответствующий орган Генерального штаба, говорилось в записке, способен руководить обеспечением безопасности фронта и тыла. Далее для разрешения вопросов об организации взаимоотношений и детальной проработки положения он предлагает создать комиссию из представителей Ставки, Генштаба, военного и гражданского прокурорского надзора, управления внутренних дел (по отделу государственной стра-жи).31
  
   Заслуживает внимания еще один проект реорганизации спецслужб. 7 сентября 1919 г. капитан Мусиенко в докладе помощнику начальника отдела Генштаба Военного управ-ления полковнику Пронину предложил для организации систематической борьбы с агитаторами и шпионами, а также лицами, ведущими вредную деятельность в экономиче-ской, финансовой, аграрной и религиозной сферах объединить в одних руках руководство политическим сыском при условии постоянной и беспрерывной связи с контрраз-ведывательной частью Генштаба.... Далее автор речь ведет о том, чтобы обязать все предприятия, организации, учреждения и прочие предоставлять Военному управлению определенный процент мест служащих для назначения на соответствующие должности инвалидов и участников гражданской войны... и таким образом покрыть всю страну агентурной сетью с целью предупреждения саботажа. В докладе говорится о преобразовании пропускных паспортных пунктов в контрразведывательные отделения и создании широкой агентурной сети при посольствах, миссиях и военных представительствах. Автор обращает внимание руководства на необходимость предоставления защиты деятельности для всех лиц, несущих ответственную работу по контрразведке. Здесь же говориться и о том, чтобы контрразведчиков снимали с должностей только после их аттестации или по решению суда.32
  
   Днем позже, 8 сентября 1919 г., А. А. Хвостов подает записку О мерах к усилению борьбы с внутренним большевизмом, в которой предлагает объединить политический сыск в единую организацию - особое управление политической полиции, созданную на базе Управления внутренних дел и отдела пропаганды. Местные органы политической полиции, по его мнению, должны координировать свою деятельность с гражданской администрацией и судебными властями, привлекать на службу фронтовых офицеров, квалифицированных чинов бывшего Департамента полиции и опытных юристов. В заключительной части записки он подчеркивал, что если решение поднятого им вопроса пойдет обычным канцелярским путем, то лучше совсем не начинать дела.33
  
   Однако все революционные предложения специалистов остались на бумаге. Можно отчасти согласиться с А. А. Хвостовым, высказавшем предположение, что проекты не были реализованы из-за бюрократических проволочек. Исследователь спецслужб Белого Юга В. Г. Бортневский, ссылаясь на документы Бахметьевского архива Колумбий-ского университета, видит причину непринятия мер в отношении контрразведывательных органов со стороны Деникина в том, что некоторые сотрудники контрразведки были во-влечены в заговор против Главнокомандующего. Доклад же генерала Лукомского на са-мом деле преследовал не цели улучшения и оздоровления контрразведки, - пишет историк, - а лишь ограничение сфер действия своих политических оппонентов в штабе Глав-нокомандующего и Особом совещании.34
  
   К вышесказанному можно добавить, что одной из причин нежелания высшего военно-политического руководства радикально менять систему контрразведывательных органов являлся менталитет генералитета, его зависимость от традиций. Строя и развивая спецслужбы в условиях гражданской войны, Деникин ... не мог отрешиться от старой, до него созданной при царизме системы управления государством.35 При этом он не прини-мал в расчет, что в громоздкой структуре военно-управленческого аппарата Российской империи, контрразведка являлась третьеразрядной структурой. В гражданской войне, по мнению Н. С. Батюшина, контрразведке должно быть отведено более важное место, чем в войне с внеш-ним противником благодаря легкости проникновения шпионов.36
  
   Следует отметить, что Деникину не удалось создать единого наделенного правами отдельного министерства органа безопасности, контролирующего весь государственный аппарат сверху донизу. Разъединенные контрразведывательные службы не обладали теми полномочиями, которыми обычно наделяются спецслужбы в годы войны. Судя по тому месту, роли, функциях, которые им отводились в управленческом аппарате, деникинская диктатура имеет мало общего с тоталитарной властью. Мемуары участников событий как раз свидетельствует о хаосе в системе государственного и военного управления, о неспо-собности высшего руководства держать ситуацию под контролем. На огромной, занятой войсками Юга России территории, власть фактически отсутствовала, - писал П. Н. Врангель. - Неспособный справится с выпавшей на его долю огромной государственной задачей, не доверяя ближайшим помощникам, не имея сил разобраться в искусно плетущейся вокруг него сети политических интриг, генерал Деникин выпустил эту власть из своих рук. Страна управлялась целым рядом мелких сатрапов, начиная от губернаторов и кончая любым войсковым начальником, комендантом и контрразведчиком. Понятие о закон-ности совершенно отсутствовало. Бесконечное количество взаимно противоречащих распоряжений не давали возможности представителям власти на местах в них разобраться. Каждый действовал по своему усмотрению, действовал к тому же в полном сознании своей безнаказанности.37
  
   Чтобы навести порядок в управлении и пресечь беззакония, нужно было принимать жесткие меры. А в твердом и суровом на вид генерале, чрезвычайно требовательному к себе, - пишет биограф Деникина Д. Лехович, - не оказалось и следа той особой черты характера, которая свойственна истинным диктаторам: расчетливо держаться за власть и подчинять своей воле всех окружающих людей ценой каких угодно принужде-ний и жестокости.38
  
   Отсутствие эффективного контроля за работой контрразведок, беззакония и кор-рупция, происходившие на уровне низовых структур, стали предметом специального док-лада главнокомандующему председателя Особого совещания генерал-лейтенант А. С. Лукомского (15 сентября 1919 г.). Он считал нужным поставить контрразведку под жесткий контроль Ставки, существенно сократить количество контрразведывательных отделений, а их функции передать уголовно-розыскным управлениям МВД. В то же время генерал-квартирмейстер штаба главкома генерал-майор Ю. Н. Плющевский-Плющик предлагал расширить компетенцию контрразведки, привлечь на службу бывших офицеров жандармерии, но Деникин был против: Я на это не пошел и решил оздоровить больной институт, влив в него новую струю в лице чинов судебного ведомства. К сожалению, практически это можно было осуществить только тогда, когда отступление армии подняло волны бежен-ства и вызвало наплыв безработных юристов. Тогда, когда было уже поздно...39
  
   В январе - апреле 1920 г. в результате успешно проведенной Кавказским фронтом стратегической наступательной операции, Вооруженные силы на Юге России были окончательно разгромлены. Деморализованный поражением и испытывающий давление англичан, А. И. Деникин принимает решение сложить с себя командование армией и руководство правительством. 22 марта 1920 г. он отдает свой последний приказ по войскам, в ко-тором говорится о назначении его преемником генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля, который в марте 1920 г. начал реформировать органы управления штаба.
  
   В структуре штаба армии остались управления первого и второго генерал-квартирмейстеров, дежурного генерала, начальника военных сообщений, инспектора ар-тиллерии, полевого санитарного инспектора и начальника снабжений. Военное и морское управления правительства было переформировано в военно-морское в составе частей: генерального штаба, общей и военно-судной, однако в действительности существовали и военное, и морское управления.40 29 марта новый главнокомандующий наряду с другими должностными лицами непосредственно подчинил себе начальников военного и морского управлений. В целях объединения деятельности уголовного розыска и контрразведки 3 мая приказом ?3116 органы контрразведки штаба главкома и морского управления со всеми подведомственными учреждениями передавались в ведение начальника военного управления, образовав при этом особую часть. Отдел 2-го генерал-квартирмейстера штаба также был передан в отдел Генштаба военного управления. Переформировав остатки ВСЮР, 11 мая 1920 г. П. Н. Врангель переименовал их в Русскую армию.
  
   После ревизии, проведенной сенатором П. Г. Кальницким, 26 мая главнокомандующим Русской армией генералом П. Н. Врангелем был издан приказ, в соответствии с кото-рым органы контрразведки преобразовывались в наблюдательные пункты при штабах кор-пусов и дивизий, а более мелкие структуры (на уровне штабов полка, батальона, отдельно-го отряда) полностью упразднялись. А 28 мая он издает приказ об упорядочении дела контрразведывательных органов (наблюдательных отделений): В виду того, что в прошлом году в занимаемых Вооруженными силами на Юге России местностях самочинно возникали, а иногда и организовывались комендантами городов и другими военными властями контрразведки, которые совершали массу злоупотреблений и преступлений, чем возбуждали население против чинов армии и в частности против законных контрразведывательных органов, приказываю:
  
   1. Борьбу с коммунистическими организациями и большевистскими агентами, остающимися для преступной работы во вновь занимаемых нашими войсками местностях, возложить исключительно на наблюдательные пункты при штабах корпусов, дивизий и другие, организованные и подчиненные наблюдательному отделению.
  
   2. Всякую организацию наблюдательных органов комендантами городов и вообще какими бы то ни было властями, помимо наблюдательного отделения, воспретить.
  
   3. Виновных в неисполнении этого приказа, как организовавших или допустивших возникновение самочинных контрразведок, так и служащих в этих учреждениях, подвер-гать ответственности по суду.41
  
   1 июня 1920 г. приказом главкома ? 3270 сформирован особый отдел при штабе главкома для объединения и руководства деятельностью наблюдательных органов Военного и Морского ведомств, а также политического розыска при управлении внутренних дел, каковые с сего числа подчинить названному отделу. Начальником особого отдела назначен генерал-майор Е. К.Климович, бывший директор Департамента полиции в Министерстве внутренних дел царского правительства. По совместительству на него отдела возлагались обязанности помощника начальника гражданского управления по делам государственной стражи и политического розыска.42 Наконец, приказом от 8 июля 1920 г. вводился прокурорский надзор за производством дознаний по делам о государственных преступлениях.43
  
   Однако реорганизация спецслужб, проведенная в конце войны, с опозданием не смогла повлиять на ситуацию. Войска Врангеля были разгромлены частями Красной Армии, а их остатки покинули Россию. После эвакуации белых войск из Крыма для контрразведчиков начался новый этап жизни - скитания на чужбине. За границей их профессиональный опыт понадобился руководителям белоэмиграции для создания антисоветского подполья и организации террористических актов в СССР, ведения разведывательной работы на территории бывшей родины. Прибегали к их услугам и зарубежные разведки - польская, немецкая, французская, финская, эстонская и пр.
  
  
   Лидеры Белого движения на Юге России не смогли отказаться от прежних традиций и сформировали разведывательные и контрразведывательные органы по образцу дореволюционных структур, организационно подчинив их военному министерству и Ставке, тем самым ограничив их полномочия.
  
   Несмотря на реорганизации органов военного управления, Деникину не удалось создать единой, со строгой вертикалью подчиненности и руководимой одним центром спецслужбы. В условиях хаоса, слабости власти, социально напряженной обстановки, кадровой чехарды разведка и контрразведка оказались малоэффективными органами обеспечения безопасности белогвардейских правительств и армий. Не обремененные старорежимными догмами, большевики отказались от отделений военного контроля и сформировали особые отделы, наделенные широкими полномочиями и подчиненные единому центру. Их лидеры, совершив октябрьский переворот, всеми силами и методами стремились удержать власть, подчиняя этой цели работу всего государственного аппарата, в первую очередь силовых структур. Лидеры же Белого движения изначально поставили себя в положение временщиков, для которых главной задачей являлся разгром большевиков, после чего они планирова-ли передать политикам управление страной. Оказавшись на вершине власти, бывшие царские генералы оказались не готовы к решению сложнейших вопросов государственного строительства в условиях гражданской войны.
  
   Исторический опыт свидетельствует, что в моменты социального кризиса значительно возрастает роль и место спецслужб в обеспечении безопасности страны. Не будучи по своей сущности крупномасштабными государственными деятелями и политиками, белогвардейские лидеры не учли это важное обстоятельство и в результате оказались на обочине истории.
  
   1 Цит. по: Колпакиди А., Прохоров Д. Империя ГРУ: Очерки истории российской военной разведки. Кн. 1. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. - С. 54.
  
   2 К истории осведомительной организации Азбука (из коллекции П. Н. Врангеля Архива Гуверовского института)//Русское прошлое. - 1993. - ? 4. - С. 161.
  
   3 Деникин А. И. Путь русского офицера. - М.: Вагриус, 2003. - С. 263.
  
   4 Волков С. В. Белое движение. Энциклопедия гражданской войны. - СПб.: Издательский Дом Нева, М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. - С. 483 .
  
   5 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 6, л. 8.
  
   6 Там же, д. 1, л. 51 - 53.
  
   7 Там же, л. 12, 50 об.
  
   8 Там же, д. 53, л. 58 об.
  
   9 ГАРФ, ф. р-439, оп. 1, д. 84, л. 1.
  
   10 Там же, ф. р-6396, оп. 1, д. 9, л. 21; РГВА, ф. 40238, оп. 1, д. 43, л. 40.
  
   11 Там же, д. 1, л. 51.
  
   12 Там же, л. 53.
  
   13 РГВА, ф. 40238, оп. 1, д.59, л. 24.
  
   14 ГАРФ, ф. Р-6396, оп. 1, д. 1, л. 53, 54, 73, 159 об; д. 4, л. 20; РГВА, ф. 39540, оп. 1., д. 134, л. 156.
  
   15 РГВА, ф. 40238, оп.1, д. 1, л. 55 - 55 об.
  
   16 Там же, л. 51 об, 89-90 об.
  
   17 Путеводитель по фондам белой армии/Рос. гос. воен. архив. Сост. Н. Д. Егоров, Н. В. Пульченко, Л. М. Чижова. - М.: Русское библиографическое общество, издательская фирма Восточная литература РАН, 1998. - С. 262.
  
   18 П. Н. Врангель. Записки. (ноябрь 1916 - ноябрь 1920) Кн. 1. http://nashastrana.narod.ru/beloedelo/vrangel-1.htm.
  
   19 Путеводитель по фондам белой армии/Рос. гос. воен. архив. Сост. Н. Д. Егоров, Н. В. Пульченко, Л. М. Чижова. - М.: Русское библиографическое общество, издательская фирма Восточная литература РАН, 1998. - С. 262.
  
   20 Бучинский Борис Иванович http://www.hrono.ru/biograf/bio_b/buchinski.html.
  
   21 Бортневский В. Г. Разведка и контрразведка Белого Юга (1917 - 1920 гг.)//Новый часовой. - 1995. - ? 3. - С. 53.
  
   22 ГАРФ, ф. Р-6396, оп. 1, д. 1, л. 7 об - 8.
  
   23 Деникин А. И. Путь русского офицера. - М.: Вагриус, 2003. - С. 449
  
   24 Бортневский В. Г. Указ. соч. - С. 53.
  
   25 РГВА, ф. 39540, оп. 1, д. 136, л. 84 об.
  
   26 Там же, ф. 39499, оп. 1, д. 73, л. 1-2.
  
   27 Там же, ф. 39540, оп. 1, д. 136, л. 60 б- 60б об
  
   28 Там же, ф. 39540, оп. 1, д. 136, л. 60 в - 61).
  
   29 ГАРФ, ф. Р-6396, оп. 1, д. 1, л.11 об - 12 об.
  
   30 Там же, д. 4, л. 3- 5.
  
   31 Там же, д. 1, л. 56 - 58 об.
  
   32 Там же, д. 9, л. 21 - 21 об.
  
   33 Бортневский В. Г. Указ. соч. - С. 54.
  
   34 Бортневский В. Г. Указ. соч. - С. 55.
  
   35 Трукан Г. А. Антибольшевистские правительства России. - М., 2000. - С. 136.
  
   36 Батюшин Н. Тайная военная разведка и борьба с ней. ООО X-History, 2002. - С.114.
  
   37 П. Н. Врангель. Указ. соч. Кн. 1. http://nashastrana.narod.ru/beloedelo/vrangel-1.htm.
  
   38 Лехович Д. Деникин. Жизнь русского офицера. - М.: Евразия+, 2004. - С. 469.
  
   39 Деникин А. И. Путь русского офицера. - М.: Вагриус, 2003. - С. 450.
  
   40 Путеводитель по фондам белой армии/Рос. гос. воен. архив. Сост. Н. Д. Егоров, Н. В. Пульченко, Л. М. Чижова. - М.: Русское библиографическое общество, издательская фирма Восточная литература РАН, 1998. - С. 252.
  
   41 П. Н. Врангель. Указ. соч. Кн. 2. http://nashastrana.narod.ru/beloedelo/vrangel-2.htm.
  
  
   42 РГВА, Ф. 39548, оп. 1, д. 179, л. 16.
  
   43 Цветков В. Ж.. Спецслужбы (разведка и контрразведка) Белого движения в 1917 - 1922 годах.//Вопросы истории.- 2001. - ? 10. - С. 133.
  
   В октябре 1918 г. в районе Пскова, на территории, оккупированной германскими войсками, началось формирование Северной армии.
  
   После наступления Красной Армии в Прибалтике в ноябре 1918 г. войска Северной армии понесли большие потери и были сведены в корпус, который в начале декабря 1918 г. отступил на территорию Эстляндии в район Бокенгоф -Загниц - Пиксара и перешел в подчинение главнокомандующего вооруженными силами Эстонии. Штаб корпуса, который стал называться Северным, формировался заново, согласно штатам (утверждены приказом по корпусу N 29 от 2 февраля 1919 г.) в его составе значились отделы обер-квартирмейстера, дежурного штаб-офицера и корпусного коменданта.
  
   Приказом по Северному корпусу N 47 от 24 февраля 1919 г. войска корпуса, действовавшие на псковском направлении, временно стали именоваться Псковским отрядом.
  
   В мае 1919 г. части корпуса начали наступление на Петроград.
  
   Приказом по Северному корпусу N 112 от 1 июня 1919 г. он был переименован в Отдельный корпус Северной армии. Приказом по корпусу N 113 от 2 июня 1919 г. была изменена структура его штаба: должности начальника штаба корпуса и обер-квартирмейстера упразднялись, учреждалась должность начальника полевого штаба корпуса. Управление дежурного штаб-офицера переименовывалось в управление дежурного генерала ОКСА, отдел начальника снабжений - в управление начальника снабжений ОКСА, контрразведывательное отделение - в отделение контрразведки ОКСА, морской отдел штаба корпуса - в военно-морское управление при ОКСА, корпусной суд - в военный суд при ОКСА, прокурор корпусного суда - в военного прокурора при ОКСА. Вместо упраздненной должности коменданта штаба корпуса вводилась должность комендантского штаб-офицера с подчинением дежурному генералу. Вновь учреждались военно-гражданское управление ОКСА, отдел начальника внешних сношений, канцелярия помощника командующего корпусом и главного начальника тыла, этапно-хозяйственный отдел, управление корпусного врача, полевое казначейство ОКСА, корпусной интендант.
  
   В состав корпуса входили 1 и 2 стрелковые дивизии.
  
   Приказом Верховного правителя А. В. Колчака от 5 июня 1919 г. главнокомандующим Российскими вооруженными сухопутными и морскими силами в Прибалтийском районе (впоследствии главнокомандующим Северо-Западным фронтом) был назначен генерал от инфантерии Н. Н. Юденич.
  
   В связи с выходом корпуса из подчинения эстонского командования и увеличением числа его частей корпус был снова развернут в Северную армию (приказ по корпусу N 123-а от 19 июня 1919 г.), переименованную вскоре в Северо-Западную армию (приказ войскам Северной армии N 135 от 1 июля 1919 г.).
  
   Приказом войскам Северо-Западной армии N 198 от 24 августа 1919 г. было прекращено формирование отдельных отрядов в составе армии, а все существовавшие до этого переформировывались в полки, в составе 1 - 5 дивизий.
  
   В сентябре 1919 г. армия начала новое наступление на Петроград. Приказом войскам Северо-Западного фронта N 77 от 2 октября 1919 г. было объявлено о вступлении генерала от инфантерии Юденича в командование Северо-Западной армией. Штаб армии был переименован в штаб главнокомандующего Северо-Западной армией.
  
   Приказом войскам Северо-Западной армии N 254 от 12 октября 1919 г. были утверждены штаты штаба армии в составе: отдела генерал-квартирмейстера (оперативное, разведывательное, контрразведывательное, общее, военно-цензурное и литературное, военно-топографическое отделения); отдела дежурного генерала (инспекторское, общее, мобилизационное, наградное отделения, отделение по сбору сведений об убитых, раненых и без вести пропавших, управление коменданта штаб-квартиры армии), этапно-хозяйственного отдела (канцелярия, этапная, транспортная, интендантская, артиллерийская, инженерная, казначейская части). При штабе существовали также отделы военного духовенства, военно-санитарный и военно-ветеринарный.
  
   После военного поражения под Петроградом генерал Юденич 24 ноября 1919 г. оставил непосредственное командование армией.
  
   Армия отступила на территорию Эстонии, где была разоружена.
  
   В связи с заключением мирного договора между РСФСР и Эстонской республикой и невозможностью перебросить части армии на другой фронт, приказом войскам армии N 57/оп от 22 января 1920 г. было объявлено о ее ликвидации.
  
   Командующие корпусом: полковник Дзерожинский (с января 1919), генерал-майор Родзянко (с 1 июня 1919).
  
   Командующие Северной (вп. Северо-Западной) армией: генерал-майор Родзянко (с 19 июня 1919), генерал от инфантерии Юденич (с 9 августа 1919), генерал-лейтенант Глазенап (с 26 ноября 1919).
  
   Начальники штаба корпуса и армии: полковник Валь (с января 1919), полковник Вольф (с апреля 1919).
  
   Место дислокации штаба армии: г. Нарва.
  
   Приказы войскам Северо-Западного фронта, Северной, Северо-Западной армии, отдельного корпуса Северной армии, частям армии административно-строевые (дек. 1918 - февр. 1920).
  
   Белые на Северо-Западе России
  Зарождение первых белогвардейских частей здесь началось осенью 1918 г. при определенной материально-технической и финансовой помощи германских интервентов. В октябре на добровольческой основе был сформирован Отдельный Псковский добровольческий корпус Северной армии под командованием генерал-майора А.Е.Вандама. В его состав вошли 1-я стрелковая добровольческая дивизия (3 стрелковых добровольческих полка и две легких полевые батареи), партизанские отряды и Чудская флотилия, общей численностью 3,5 тыс. человек. После поражения под Псковом в конце ноября 1918 г. остатки корпуса отступили на эстонскую территорию и перешли под начало главнокомандующего вооруженными и сухопутными силами Эстонии генерал-майора Й.Лайдонера. Тогда же корпус был Переименован в Отдельный корпус Северной армии под командованием полковника фон Нефа, которого в конце декабря сменил полковник К.К.Дзерожинский.
   К концу февраля 1919 г. корпус состоял из двух стрелковых бригад и подчинялся во всех отношениях эстонскому командованию. В июне бригады были развернуты в 1-ю и 2-ю стрелковые дивизии, а в командование корпусом вступил генерал-майор А.П.Родзянко. Сам корпус, выведенный из подчинения эстонского командования, 19 июня был переименован и Северную армию.
   Начальник 2-й стрелковой дивизии генерал-майор Ярославцев характеризовал состояние армии в период первого ее наступления на Петроград следующим образом: 'В чисто военном отношении Родзянко поражал всех своей неутомимостью и энергией. Но в разгар майской операции технически положение создалось очень трудное для руководителя армии, и одной энергии было недостаточно. Сильно изменился дух и характер основной солдатской массы. Вначале большинство солдат были настоящие добровольцы, отдающие себе отчет, зачем, во имя чего идут. Много гимназистов, реалистов, студентов и т.п. Грабежей не было. Тыл был ничтожный. Штаб корпуса с интендантством и другими учреждениями не превышал 400 человек при 5500 человек всего состава корпуса. Вся эта картина быстро меняется с открытием майских наступательных операции. Удачное наступление, вернее - налет, и части сильно пухнут, принимая в себя красноармейцев. Беспрерывные бои и маневры не дают возможности сплотить части, производить обучение, разобраться в поступающем людском материале. В результате начинается распущенность, грабежи, неисполнение боевых приказов и т.п. В тылу, правда, появляются офицеры и чиновники из Финляндии, Англии и других стран, но видя увеличение армии и необходимость увеличивать штабы и хозяйственные учреждения, стараются устраиваться в тылу на хороших должностях и всеми силами упираются при попытке отправить их на фронт. Отчасти этому способствует начальник тыла генерал Крузенштиерн, который охотно забирает к себе всех являющихся офицеров и чиновников. На фронте большие потери, остро чувствуется недостаток опытных офицеров, а взять их негде. Начинается вражда с тылом...
   ...Ввиду увеличения состава армии и района .действий, пришлось сформировать несколько новых частей и штабов. Генерал Родзянко это и стал делать, но пересолил и создал много лишних частей, чтобы упрочить свое положение и удовлетворить многих жаждущих высших должностей, особенно своих друзей и конкурентов на власть. Были созданы лишние инстанции - корпуса. Вместо пяти пехотных' дивизий и одной бригады, принимая во внимание их численность, можно было иметь всего три дивизии, и вместо восьми штабов - три. Совершенно не нужны были отдельные управления тыла армии, инженерных частей, железнодорожных. Морской отдел, при отсутствии флота, был слишком велик. Многие 'умные' офицеры, поднажившись в строевых частях, решали, что для них довольно, и уходили под разными предлогами в тыл, устраиваясь там свободно, по своему желанию. На протесты их строевьх начальников внимания не обращалось'.
   Со стороны стран Антанты армии оказывалась определенная военная помощь. Так, в августе-октябре 1919 г. Великобритания предоставила ей 30 тыс. винтовок, 20 млн. патронов, 32 орудия, 59 тыс. снарядов, 4 танка, 6 самолетов и обмундирования на 40 тыс человек.
  
  В июне указом Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими вооруженными силами, действующими против большевиков на Северо-Западном фронте был назначен генерал от инфантерии Н.Н. Юденич (позднее он стал именоваться Главнокомандующим войсками Северо-Западного фронта и Военным министром). Генерал Родзянко остался командующим Северо-Западной армией.
   В июле Северная армия 'в отличие от армии, оперирующей на Архангельском и Мурманском направлениях и в виду выраженного желания английского командования в г. Ревеле' была переименована в Северо-Западную армию. В ее состав вошли 1-й и 2-й стрелковые корпуса, 1-я стрелковая дивизия, технические, запасные, артиллерийские и броневые части и подразделения. Всего в армии насчитывалось 17,8 тыс. штыков, 700 сабель, 57 орудий, 500 пулеметов, 4 бронепоезда, 2 бронеавтомобиля и 6 танков. С октября корпуса стали именоваться армейскими, а дивизии и полки - пехотными. В конце ноября 1919 г. Северо-Западную армию возглавил генерал-лейтенант П.В.Глазенап, в январе 1920 г. - генерал-лейтенант Пален, а чуть позднее генерал от инфантерии Н.Н. Юденич подписал приказ о ее ликвидации.
   В конце 1918 г., после известий о революции, в Риге из офицеров бывших российских и германских армий начали формироваться с согласия и при поддержке германского командования три особых отдельных стрелковых батальона - русский, латвийский и прибалтийский. В январе 1919 г. в Либаве из русских офицеров и добровольцев был сформирован Либавский добровольческий стрелковый отряд под командованием ротмистра светлейшего князя А.П. Ливена. В июне он был переименован в Добровольческий корпус светлейшего князя Ливена. В его состав вошли Либавский добровольческий стрелковый отряд А.П.Ливена и отряд имени графа Келлера под командованием полковника П.Р.Бермондт-Аватова, пулеметная и инженерная роты, гаубичная батарея, броневой, авиационный и комендантский взводы.
   В июле 1919 г. роты были развернуты в 3 стрелковых батальона (1,5 тыс. штыков), сформированы стрелковый дивизион, эскадрон, 4-орудийная полевая и гаубичная батареи, броневой взвод, авиационный отряд, кадр железнодорожного батальона и бригада по эксплуатации железных дорог - всего до 3,5 тысяч человек. Был также создан отряд под командованием полковника Вырголича (не более 1,5 тыс. человек). Все три отряда были объединены в Западный Добровольческий корпус Северной (Северо-Западной) армии. В июле полковники Бермондт-Авалов и Вырголич отказались выполнить приказ об отправке на нарвский фронт и их отряды вышли из состава корпуса. Части Ливена в конце июля вошли в состав Северо-западной армии и были реорганизованы в 5-ю стрелковую (Ливенскую) дивизию 1-го корпуса генерал-лейтенанта графа Палена, насчитывавшую около 2 тыс. штыков, 4 тяжелых и 6 легких орудий, 2 бронеавтомобиля и 7 самолетов.
   Части полковника П.Р.Бермондт-Авалова стали формироваться на добровольческой основе в начале 1919 г. в Германии из бывших русских военнопленных. Их основу составила Зальцведельская отдельная конно-пулеметная команда. В мае они именовались Отдельным добровольческим партизанским отрядом имени генерала графа Келлера, в июне - Партизанским отрядом имен' генерала от кавалерии графа Келлера, затем просто отрядом того же имени, а в июле были переименованы в Западный Добровольческий имени графа Келлера корпус. К 20 июля общая численность войск Бермондт-Авалова составляла 12 тыс. человек, включая германские роты Железной дивизии майора Бишофа. Корпус состоял из штаба и частей, ему приданных, управления Пластунской дивизии, 1-го Пластунского полка (3 батальона), 1-х батальонов 2-го и 3го Пластунских полков, стрелкового (запасного) батальона, кадра 1-го Конного полка, 2 дивизионов 1-го артиллерийского полка, формировавшихся 1-го тяжелого артиллерийского дивизиона, броневых и инженерных частей, авиационного отряда.
  
   5 сентября 1919 г. все белые войска на территории Прибалтики были объединены в Западную Добровольческую армию под командованием Бермондт-Авалова, вошедшую в состав Северо-Западного фронта генерала Н.Н.Юденича. Эта армия включала 1-й и 2-й Западные добровольческие корпуса, Железную дивизию, Германский легион, корпус полковника Дибича и другие части, общей численностью до 45 тыс. человек при 100 орудиях, 600 пулеметах, 50 минометах, 120 самолетах, 3 бронепоездах и 10 бронеавтомобилях, с учетом тыловых учреждений и команд - 51-52 тыс. человек, в том числе около 40 тыс. человек германских добровольцев.
   9 октября Бермондт-Авалов образовал Западное Центральное правительство и в тот же день приказом Н.Н.Юденича войска Западной Добровольческой армии были исключены из состава Северо-западного фронта. В ноябре 1919г. после перехода в наступление войск Латвийской Республики Западная Добровольческая армия через Литву отступила в Восточную Пруссию, где была интернирована. 2 декабря она была упразднена и ее части стали именоваться Войсковой группой генерал-майора князя Авалова, переименованной позднее в Русский отряд на территории Германии. К июню 1920 г. он насчитывал не более 5 тыс. человек. Отряд полковника Вырголича с 28 июня подчинялся командиру Западного Добровольческого корпуса имени графа Келлера, а 5 августа был развернут во 2-й Западный Добровольческий корпус. Он включал 1-й Стрелковый полк, артиллерийский дивизион, конный полк и технические часта - общей численностью до 5 тыс. человек.
   В конце 1918 г. в Риге из немцев - уроженцев Прибалтики и бывших солдат и офицеров германской армии был создан Балтийский ландесвер, который в январе 1919 г. был переформирован и включал 1-й ударный Мантейфеля, 2-й фон Йена и 3-й Мальмеде отряды, 1-й Гана, 2-й Драхенфельса и 3-й Энгельгардта кавалерийские отряды, саперный отряд Штромберга, два русских и латвийский отряд. Для личного состава было характерно 'озлобление, приводившее к беспощадному истреблению противника даже там, где по политическим мотивам эта система борьбы должна была считаться вредной, так как она, в свою очередь, озлобляла население'. После поражения в июне 1919 г. в бою с частями Латвийской республики Балтийский ландесвер был реорганизован и переброшен в Латгалию. Германские подразделения и части, выделенные из его состава, в августе объединились в Германский легион под командованием капитана 2 ранга Зиверта, который в середине сентября вошел в состав Западной Добровольческой армии. Легион включал штаб, штабную роту, кавалерийский взвод, роту связи Вортера, баденский штурмовой батальон, пулеметную группу Дамма, полк 'Балтика', отряды фон Вайкманна, фон Брандиса и Штевера, группы фон Йена и Медема, артиллерийские группы, 2-й авиационный дивизион и другие подразделения. Общая его численность достигала около 12 тыс. человек. В конце 1919 г. легион был распущен, а его остатки составили один из полков.
  
   Западная Добровольческая армия
  
   После занятия г. Риги Красной Армией из офицеров русской Северной армии, отступивших в Либаву, 15 января 1919 г. был сформирован Либавский добровольческий отряд под командованием ротмистра князя Ливена. 29 мая 1919 г. в г. Митаву передислоцировался сформированный в Германии (лагерь Зальцведель) партизанский отряд имени генерала от кавалерии графа Келлера под командованием полковника П. М. Бермондта (Авалова). 6 июня 1919 г. эти отряды были объединены в добровольческий корпус князя Ливена.
  
   В связи с отправкой отряда князя Ливена в состав Северо-Западной армии, отряд Бермондта (Авалова), пополненный добровольцами, был развернут в Западный добровольческий имени графа Келлера корпус. Снабжение корпуса осуществлялось при помощи германского командования.
  
   На основании приказа главнокомандующего Северо-Западным фронтом генерала Юденича полковник П. М. Бермондт (Авалов) был назначен командующим всеми русскими вооруженными силами на территории Курляндии и Литвы, из которых была сформирована Западная добровольческая армия в составе 1 и 2 Западных добровольческих корпусов (приказ по армии N 1 от 5 сентября 1919 г.). Начальником штаба был назначен полковник Чайковский.
  
   В состав армии входили 1 Западный корпус имени графа Келлера, 2 Западный корпус под командованием Вырголича (м. Шавли), железная дивизия, немецкий легион, группа фон Плеве.
  
   Перед армией ставилась задача занять г. Двинск, переправиться через р. Западная Двина и развернуть боевые действия против частей Красной Армии. Однако латвийское правительство отказалось пропустить Западную добровольческую армию через контролируемую им территорию. 8 октября 1919 г. Западная добровольческая армия была вынуждена начать военные действия против латвийской армии и заняла г. Ригу, в связи с чем приказом главнокомандующего Северо-Западным фронтом N 79 от 9 октября 1919 г. она была исключена из состава войск фронта.
  
   С прекращением армией боевых действий под давлением флота Антанты и переходом армии на территорию Германии, приказом по армии N 97 от 2 декабря 1919 г. она была переименована в войсковую группу генерал-майора князя П. М. Авалова, который вследствие возникших разногласий, 24 декабря 1919 г. сдал командование группой. В дальнейшем группа значилась как русский отряд (лагерь Ламсдорф).
  
   Место дислокации штаба корпуса и армии: г. Митава, м. Муравьеве.
  
  
   О походе Дроздовского:
  
  Поход Яссы-Дон
  
   По прибытии ген. Алексеева на Дон между ним и штабом Румынского фронта была налажена связь, и там возникла идея о формировании Корпуса русских добровольцев для отправки на Дон. В это время в Яссах (где находился штаб фронта), находилось много офицеров, покинувших свои разложившиеся части. Начало отряду Дроздовского было положено так. Среди приехавших в Яссы были 9 офицеров 61-й артиллерийской бригады во главе с капитаном С.Р.Ниловым, намеревавшихся ехать на Дон. В штабе фронта они встретили сочувственное отношение капитана Федорова и полковника Давыдова, которые просили их подождать. "Неожиданно, поздно вечером 15 декабря в их комнату вошел в сопровождении полковника капитан Федоров. После взаимных приветствий присутствующие узнали, что пришел полковник Дроздовский - начальник 14-й пехотной дивизии. Полковник Дроздовский сразу приступил к делу. "Я думаю, - сказал он, - начать в Яссах формирование отряда для борьбы с большевиками. Согласны ли вы присоединиться ко мне?" Ответ был единодушный - "Так точно". "Кто из вас старший?" - спросил полковник Дроздовский. Представился капитан Нилов. "Завтра в штабе фронта у полковника Давыдова получите ордер на помещение и будете комендантом". В этот момент было положено основание будущего отряда, совершившего поход Яссы - Дон, а утром, 16 декабря 1917 г., одна из палат лазарета Евгеньевской Общины Красного Креста явилась колыбелью 1-й бригады Русских Добровольцев".
   На ул.Музилер, 24 было открыто Бюро записи. Поступающие в бригаду давали подписку: "1. Интересы Родины ставить превыше всех других, как то: семейных, родственных, имущественных и прочих.", а также не роптать на недостатки обеспечения и неудобства. М.Г.Дроздовским были посланы офицеры-вербовщики в Одессу, Киев и другие крупные города и организован сбор оружия у разлагающихся частей фронта. Первое время бригада существовала неофициально: штаб фронта лишь закрывал глаза на ее деятельность, но 24 января ген. Щербачев решился открыто поддержать формирование добровольческих частей. Решено было сформировать 2-ю бригаду в Кишиневе и 3-ю в Белграде. Несмотря на настояния М.Г.Дроздовского, Щербачев не решился отдать приказ по фронту, предписывающий офицерам явиться в Яссы. Рядовые офицеры, знающие о формированиях лишь случайно, ждали такого приказа, исходящего от непосредственного начальника, и там, где командир проявлял такую инициативу, шли за ним. (В частности, командир 2-го Балтийского морского полка в Измаиле полковник Жебрак, собрал всех своих офицеров и выступил на соединение с Дроздовским.)
   Поступавшие в бригаду офицеры сначала группировались в общежитии лазарета, а затем партиями направлялись в Скынтею, где распределялись по родам войск. Первой частью, сформированной Дроздовским, была конно-горная батарея капитана Колзакова, затем пулеметная команда, 1-я рота подполковника Руммеля, 2-я капитана Андриевского и легкая батарея полковника Ползикова. Вскоре были созданы кавалерийский эскадрон (на базе группы офицеров 8-го драгунского полка) штабс-ротмистра Аникеева, гаубичный взвод подполковника Медведева и бронеотряд.
   Однако после оставления Добровольческой армией Ростова связь со штабом фронта прервалась, и последний, растерявшись и не считая возможным рисковать, издал приказ о расформировании добровольческих частей, освобождающий всех записавшихся от подписки. "Агитация против похода изводит, со всех сторон каркают представители генеральских и штаб-офицерских чинов; вносят раскол в офицерскую массу. Голос малодушия страшен, как яд. Колебания и сомнения грызут....Только неодолимая сила должна останавливать, но не ожидание встречи с ней. А все же тяжело", - писал в дневнике Дроздовский . 2-я бригада ген. Белозора в Кишиневе (около 1000 ч) была распущена, но Дроздовский отказался подчиниться и, пробившись сквозь заслоны румынских войск, пытавшихся разоружить отряд, со своей бригадой и присоединившимися к ней офицерами 2-й бригады (60 чел.) и других частей 26 февраля 1918 г. вышел в поход на Дон .
   Отряд Дроздовского состоял из следующих частей: стрелковый полк (ген. Семенов), конный дивизион (штабс-ротмистр Гаевский) из двух эскадронов (штабс-ротмистр Аникиев и ротмистр Двойченко), конно-горная батарея (капитан Колзаков), легкая батарея (полковник Ползиков), гаубичный взвод (подполковник Медведев), броневой отряд (капитан Ковалевский), техническая часть, лазарет и обоз. Начальником штаба отряда был полковник М.Войналович, его помощником - подполковник Лесли, начальником артиллерии - генерал-лейтенант Невадовский (поступивший сначала рядовым). Отряд насчитывал 1050 чел., из которых 2/3 (667 чел.) были офицеры - все молодые (штаб-офицеров, кроме штабных, было всего 6 человек).
   По пути к отряду присоединялись офицеры и добровольцы, но далеко не все. "Офицерство записывается позорно плохо и вяло." Мелитополь дал около 70 ч, Бердянск - 70-75, Таганрог - 50, большая группа офицеров из Одессы осталась на месте, дезориентированная ложным известием о гибели отряда. Пройдя с боями огромное расстояние, отряд Дроздовского 21 апреля 1918 г. взял Ростов и соединился с восставшими казаками, освободив с ними Новочеркасск. В Новочеркасске поступало ежедневно так много добровольцев, что через 10 дней Офицерский полк развернулся из одного батальона в три, а численность всего отряда возросла до 3 тыс. человек. 27 мая отряд Дроздовского торжественно соединился с Добровольческой армией.
  
  
   Образование Белых армий на Севере
  
  На Севере источником белой армии послужили в основном три группы офицеров : 1) члены тайных белых организаций, 2) служившие в местных красных частях, 3) местные уроженцы, проживающие в сельской местности. Ведущая роль в организации белых сил на Севере принадлежала капитану 2 ранга Г.Е.Чаплину, члену руководства одной их офицерских организаций в Петрограде. В конце мая 1918 г. во главе 20 офицеров он выехал в Вологду, а затем в Архангельск, где по соглашению с союзниками приступил к подготовке антибольшевистского переворота. Из офицерства ему сразу же удалось привлечь к работе молодой состав (большинство же старшего в это время уклонилось от нее), и вскоре организация ("Союз возрождения России") насчитывала около 300 ч. 12 офицеров было направлено в Шенкурский уезд, где возглавили крестьянское восстание. Практически все служившие у красных офицеры были настроены антибольшевистски (флотом командовал контр-адмирал Н.Э.Викорст, начальником штаба красных войск в Архангельске был полковник Н.Д.Потапов, начальником оперативного отделения полковник кн. А.А.Мурузи). Но со старшими начальниками Чаплин пока не входил в сношения, боясь подвести их. В ночь с 1 на 2 августа организация Г.Е.Чаплина (до 500 чел.) свергла большевистскую власть в городе, где вскоре высадились союзные войска. В перевороте принимали участие во главе своих подразделений служившие в красных частях офицеры - как члены организации Чаплина, так (например, ротмистр А.А.Берс с 12 своими офицерами) и не связанные с ней.
   В Мурманске создание белых частей было тесно связано с формированием частей против пронемецки настроенных финнов и высадкой союзных войск в Мурманске 6 марта, чему способствовали служившие у красных ген. Н.И.Звегинцев (командующий войсками района) и старший лейтенант Г.М.Веселаго. После перехода Мурманска под власть Северного правительства им пришлось подвергнуться нападкам, но, по мнению ген. Марушевского, "они сделали в крае больше, чем все те, которые работали после и не удержали края в руках". С занятием Мурманска появилась возможность организации регулярных частей, тем более, что командные кадры в лице находившихся в Мурманске офицеров имелись. В ноябре 1918 г. Звегинцева сменил полковник Нагорнов. К тому времени в Северном крае уже действовали партизанские отряды под руководством офицеров-фронтовиков из местных уроженцев. Таких офицеров, в большинстве выходцев из местных крестьян, как, например, братья прапорщики А. и П.Бурковы, в Северной области было несколько сот человек. Большинство их было настроено резко антибольшевистски, и борьба носила довольно ожесточенный характер. Так что кадровая база для создания армии имелась и тут. Кроме того, в Карелии, с территории Финляндии, действовала Олонецкая добровольческая армия.
   Формирование белой армии на Севере проходило политически в наиболее трудной обстановке, поскольку здесь она создавалась, во-первых, в условиях засилья левых элементов в политическом руководстве (достаточно сказать, что правительство ожесточенно противилось даже введению погон), во-вторых, Север был единственным местом, где присутствие "союзных" войск имело реальное военно-политическое значение, и где "союзные" представители (поддерживавшие "демократические", т.е. эсеровские, власти) могли оказывать прямое воздействие на события. Присутствие английских и других войск вносило (как будет показано ниже) дополнительные сложности и в организацию армии.
   При формировании армии пришлось столкнуться с нежеланием молодого офицерства, вышедшего из белых организаций, становиться под начало служивших у красных старших офицеров (хотя их деятельность принесла не меньшую пользу общему делу), и последние на первом этапе не получили командных должностей. Многие штаб-офицеры, убедившись, что Север обречен на второстепенную роль в войне, уехали в Сибирь и в Добровольческую армию. Первое время не было возможности планомерно вести формирование армии, так как наскоро сколоченные части под командой первых попавшихся офицеров приходилось сразу же посылать на фронт. Первые добровольческие отряды были почти целиком офицерскими. Так, в первые же дни рота и батарея почти сплошь офицерского состава под началом капитана А.П.Орлова и подполковника П.А.Дилакторского были брошены на Двинское направление (1-й Русский экспедиционный отряд). Кроме того, одновременно с формированием Г.Е.Чаплиным русских частей, велась запись в созданный англичанами и руководимый английскими офицерами Славяно-британский легион, а также в аналогичную французскую часть, куда поступило немало русских офицеров. Вследствие эсеровского характера первого правительства Северной области призываемые им русские офицеры предпочитали идти рядовыми в эти формирования, чем офицерами в русские части с нездоровыми моральными условиями режима образца лета 1917 года, получившего наименование "керенщины".
   Славяно-британский легион не представлял собою строевой части в строгом смысле этого слова. К нему относились все те офицеры, которые поступили на английскую службу с фиктивными английскими чинами. Все они носили английскую форму, за исключением лишь герба на фуражке, и имели отличительные знаки английских офицеров. Вместе с тем они не имели никаких прав на продолжение службы в английской армии и связаны были особыми контрактами. К этому же легиону относились некоторые русские части, как артиллерийский дивизион подполковника Г.А.Рождественского и отряд ротмистра А.А.Берса. Французский иностранный легион представлял собою одну роту, наполовину состоявшую из поступивших рядовыми русских офицеров. Таким образом, часть офицеров находилась в распоряжении русского (мобилизованный в Архангельске полк, военное управление и добровольческие отряды под Шенкурском и на Двине), часть - английского командования (Славяно-британский и французский легионы, отряд Берса и обучаемые в английских военных школах). "Кроме того, по городу бродило много людей в лохмотьях, и среди них можно было угадывать чутьем также бывших представителей великой армии".
  
  
  Руководящий состав
  
  Прибывший в январе 1919 г. главный руководитель Белого движения на Севере генерал-лейтенант Е.К.Миллер официально именовался Главнокомандующим фронтом и генерал-губернатором Северной области. До него командующими войсками были капитан 2 ранга (затем капитан 1-го ранга) Г.Е.Чаплин, полковник Б.А.Дуров (помощник - генерал-майор С.Н.Самарин), контр-адмирал Н.Э.Викорст, генерал-майор (затем генерал-лейтенант) В.В.Марушевский, начальниками штаба - подполковник В.Н.Маслов, подполковник (затем полковник) В.А.Жилинский, генерал-лейтенант М.Ф.Квецинский. Морское ведомство во главе с командующим морскими силами и Главным Командиром портов Ледовитого Океана было подчинено главнокомандующему на правах Морского Министра. Флотом командовал первое время контр-адмирал Н.Э.Викорст, а потом контр-адмирал Л.Л.Иванов (начальник штаба - капитан 1-го ранга В.Н.Медведев). Среди других начальствующих лиц - генерал-лейтенант П.М.Баранов (начальник снабжения и военных сообщений), генерал-майор Е.Ю.Бем (начальник отдела военных сообщений фронта), генерал от инфантерии С.С.Саввич (начальник офицерских школ, национального ополчения, снабжения и железнодорожных сообщений), генерал-лейтенант Ваденшерна (начальник национального ополчения), полковник (затем генерал-майор) С.Ц.Добровольский (военный прокурор).
   Командующими и начальниками штабов войск районов были: генерал-лейтенанты П.П.Петренко и Н.А.Клюев, генерал-майоры В.С.Скобельцын, В.И.Замшин, Д.Д.Шапошников (б.полковник), кн.А.А.Мурузи (б.полковник), Б.Н.Вуличевич, И.А.Данилов (б.полковник), Иванов, полковники П.А.Дилакторский (б.войсковой старшина), И.И.Михеев (б.подполковник). М.Н.Архипов, Н.Волков (б.подполковник), С.Л.Грабовский (б.штабс-капитан). Полками (помимо ряда из перечисленных выше) командовали генерал-майор И.Я.Шевцов (б.полковник), полковники А.И.Еленин, А.П.Глебовский (б.подполковник), Бродянский, (б.подполковник), Акутин (б.капитан), М.М.Чарковский, П.Н.Гейман, Постников, бар.К.П.Рауш фон Траубенберг (б.подполковник), В.Ф.Соколовский, А.А.Цвиленев, И.-С.Ф. Линсен (б.подполковник), артдивизионами - полковники (б.подполковники) Н.П.Барбович, Г.А.Рождественский, Н.П.Зеленов, Аргамаков, капитан А.М.Бриммер.
  
  Белая борьба на Севере России
  
  Одним из первых фронтов антибольшевицкой борьбы в России стал северный фронт. Устойчивость его во многом зависела от поддержки стран Антанты, которая играла здесь большую роль, чем на Юге и Востоке России. Еще до заключения Брестского мира союзники особенно беспокоились о судьбе Мурманска. За годы войны он стал главным портом, через который в Россию направлялись военная техника и снаряжение. Но после заключения Брестского мира возникла угроза захвата этого имущества Германией. Не было сомнения, что немцы попытаются захватить военное снаряжение или советская власть сама передаст его противникам Антанты. Такие перспективы заставляли союзников искать любую возможность для спасения боевых ресурсов. Приходилось ориентироваться на сотрудничество с местной властью. Еще накануне заключения мира Мурманский совет принял резолюцию, осуждающую ультиматум Германии на брестских переговорах. Контр-адмирал Кемп, командующий союзной эскадрой на Белом море, незамедлительно предложил местному совету военную поддержку. И 2 марта на совместном заседании представителей совета и союзных миссий было выработано "Соглашение о совместных действиях англичан, французов и русских по обороне Мурманского края". Оно предусматривало создание союзного военного совета и высадку английского десанта в Мурманске.
  
   Английский представитель в Москве Р. Локкарт, американский посол Д. Френсис и французский Ж. Нуланс в своих телеграммах отмечали, что "время для союзной интервенции пришло". По их словам влияние Германии на Совнарком в апреле-мае "угрожающе возросло", а германский посол граф Мирбах стал "диктатором в Москве". В это же время началось выступление Чехословацкого корпуса. Британское военное министерство одобрило решение о вводе войск в Северную Россию. Союзники также все чаще входили в контакт с антибольшевицким подпольем. Наиболее влиятельной была вологодская организация Союза возрождения России во главе с бывшим председателем губернского совета крестьянских депутатов С. Масловым. Реальная военная сила находилась у офицерских организаций, возглавляемых капитаном 2-го ранга Г. Чаплиным. Общепризнанным лидером антибольшевицкой оппозиции на Севере стал Николай Васильевич Чайковский. Лидер партии народных социалистов (энесов), Чайковский, представлял собой "прославленное прошлое русской революции". Росту его политического веса во многом способствовали и связи в среде русского масонства.
  
   24 июля союзные послы заявили об окончательном разрыве отношений с Совнаркомом и переехали из Вологды в Архангельск. Генерал Пуль был уведомлен, что в городе готовится восстание. Выступление в Архангельске прошло быстро и без серьезного сопротивления со стороны большевиков. 1 августа корабельным огнем были подавлены береговые батареи, прикрывавшие вход в устье Северной Двины, а самолеты нанесли бомбовый удар по городским укреплениям. Председатель архангельского общества лоцманов С. Бутаков лично провел по фарватеру союзную эскадру. Одновременно с этим, в ночь с 1 на 2 августа в городе выступили члены офицерской организации Чаплина.
  
   Так русский Север стал еще одной базой антибольшевицкого сопротивления. Первым актом новой власти стало "Воззвание к населению" (2 августа 1918 года). В нем говорилось об образовании верховной власти - Верховного управления Северной области (ВУСО). Провозглашалось, что власть перейдет к представителям разогнанного Учредительного собрания, а также земств и городов края. Отмечалось, что "оборону Северного края и России Верховное управление надеется осуществить также при дружественной помощи со стороны союзных с Россией правительств и народов: Англии, Америки, Франции и других".
  
   Англия, Франция, Сербия, США и Канада не только отправляли своих солдат и офицеров на фронт, вооружали, снаряжали русские белые силы, но и смогли наладить устойчивые поставки продовольствия, медикаментов, различных товаров. Бедной собственными ресурсами Северной области они были необходимы. Деньги ВУСО (т.н. "моржовки" - на них красовались символы севера - морж и белый медведь) должны были обеспечиваться 20 млн долларов займа со стороны союзных банков. 2 августа было опубликовано 10 постановлений, определивших основные направления внутренней политики ВУСО. "Во имя спасения Родины и завоеваний революции" было решено: ликвидировать советы всех уровней, арестовать большевицких комиссаров, заменив их "правительственными комиссарами губерний и уездов" (при них учреждались комитеты из депутатов городских и земских управ). В ведение самоуправления, при участии кооперативов, передавалось продовольственное снабжение. Возобновляли работу мировые суды, прокурорский надзор.
  
   "Демократический" состав ВУСО не вызывал симпатий у военных. Его члены подозревались даже в сотрудничестве с большевиками. Особое возмущение вызывал принятый правительством в качестве государственного красный флаг, позднее замененный на трехцветный национальный и андреевский военно-морской. Выразителем идей недовольных стал капитан Чаплин. 5 сентября 1918 года он арестовал всех членов ВУСО. На следующий день за подписью Чаплина и лидера местных кадетов Н.А. Старцева было издано обращение "К гражданам Архангельска и Северной области". В нем отмечалось, что ВУСО "взялось за восстановление страны, сохранив старые рамки партийности..." Следовало "во имя спасения родины" создать при помощи союзников мощную армию, соединиться с силами, идущими с Востока, и освободить Москву..."
  
   Однако Чаплин сильно преувеличил степень недоверия населения к ВУСО и переоценил собственные силы. При первых же известиях о перевороте заговорщики оказались в изоляции. Они были вынуждены пойти на переговоры с членами правительства при посредничестве союзников. 29 сентября все члены ВУСО заявили о своей отставке и вручили Верховную власть Чайковскому. 7 октября им было сформировано "деловое" Временное правительство Северной области (ВПСО). В нем преобладали кадеты. Основная задача программы нового правительства сводилась к максимально обобщенной формуле - "среднего курса" между правыми и левыми. Вскоре Чайковского вызвали в Париж в качестве одного из представителей России во время мирной конференции. 23 января 1919 года он покинул Россию. Фактическая власть в крае скоро перешла к приглашенному им на должность генерал-губернатора и командующего войсками генералу Евгению Карловичу Миллеру.
  
   На фронте положение значительно облегчалось узостью театра военных действий (бои шли по линиям железных дорог Мурманск - Петрозаводск и Архангельск - Вологда - Москва и вдоль Северной Двины). Северяне активно использовали природные преимущества обороны. Лесные просеки перекрывались засеками из подрубленных сосен и елей, на полянах сооружались блокпосты из бревен с прорубленными отверстиями для пулеметов. Мощные дома и амбары северных деревень с толстыми бревенчатыми стенами и небольшими окнами также использовались в качестве укрепленных пунктов. Недостатка в оружии и обмундировании, благодаря союзной помощи, не было. Местные крестьяне, прекрасно знавшие окружающие леса и реки, создавали партизанские отряды, действовали самостоятельно и совместно с частями союзников.
  
   20 августа 1918 года было принято решение о мобилизации. Было начато формирование славяно-британского и славяно-французского легионов. В течение августа-декабря основную часть борьбы на фронте несли союзные части, а также офицерские дружины и крестьянские партизанские отряды. Они стали образцом народного сопротивления. Крестьяне-партизаны вошли впоследствии в состав регулярной армии. В течение сентября-октября 1918 года, после окончания полевых работ, началось формирование повстанческих отрядов в долине реки Онеги и под Шенкурском. А на крайнем севере на реке Печоре, в районе старинного села Усть-Цильма, активно действовал крестьянский отряд выросший к декабрю до 500 бойцов-добровольцев.
  
   Союзники планировали проведение операций в направлении Котлас - Вятка. В перспективе ожидалось соединение с силами чехословацкого корпуса по линии Архангельск - Вологда - Екатеринбург. Однако бои, продолжавшиеся весь август, не принесли ожидаемых результатов. В сентябре 1918 года в Архангельск прибыли новые контингенты союзников. 4 сентября в порту высадился пехотный полк американской армии. Он сразу же был отправлен на Северодвинский участок фронта. Таким образом численность интервентов на севере выросла до 15 тысяч человек. В результате упорных боев союзные войска смогли продвинуться на 90 км., захватив 17 сентября город Шенкурск - крайний пункт в продвижении на северном фронте. Закончились короткие северное лето и осень, началась суровая зима и военные действия остановились.
  
   13 января 1919 года в Архангельск прибыл генерал-лейтенант Е.К. Миллер. Он принял должность архангельского генерал-губернатора и Главнокомандующего Северной Добровольческой армией. Было создано Национальное ополчение Северной области, сформировано восемь стрелковых полков, состав армии доведен до 15 тысяч бойцов. В конце марта была предпринята экспедиция для связи с армией Колчака, и в районе Печоры удалось войти в контакт с правым флангом Сибирской армии. В июне 1919 года Колчак назначил Миллера Главнокомандующим войсками Северного фронта. К этому времени Северная Добровольческая армия насчитывала уже около 25 тысяч человек. Однако вооруженное участие союзников в Гражданской войне в России вскоре закончилось. К августу 1919 года правительство Великобритании приняло решение об эвакуации войск из Северной Области. Становилось очевидным, что силами русского антибольшевицкого фронта вряд ли удастся удержаться. Но, несмотря на предложения срочной (вместе с союзниками) эвакуации, Миллер принял решение продолжить военные действия, не сокращая фронт.
  
   Осенью 1919 года Северная Добровольческая армия продолжила успешное наступление на нескольких участках. Белые приближались к Петрозаводску, вышли к Онежскому озеру; в Печерском районе также шло наступление. Белые освободили весь Пинежский район и Яренский уезд Вологодской губернии. Однако далее успеха развить не удалось и 4 февраля большевики начали наступление на Двинском фронте. 13-15 февраля развернулись решающие бои. Стрелки 4-го Северного полка дезертировали, и 16-18 февраля фронт распался. Утром 19 февраля командование армии и правительство покинули Архангельск на ледоколе "Козьма Минин". 21 февраля произошел большевицкий мятеж в Мурманске. 23 февраля командующий войсками Мурманского района генерал Скобельцын приказал своим частям отступать к финляндской границе.
   Несмотря на препятствия в виде ледовых полей и преследование (с артиллерийским обстрелом) кораблями Красного флота, белым морякам удалось довести свой отряд до Норвегии, куда они прибыли 26 февраля. Последние бои в Коми имели место 6-9 марта 1920 года. Отряд белых отступил из Троитско-печёрска в Усть-щугор. Подошедшие из под урала части красных 9 марта окружили Усть-щугор в котором находилась группа офицеров под командованием капитана Шульгина. Гарнизон капитулировал. Офицеры под конвоем были направлены в Чердынь. По дороге офицеры были расстреляны конвоирами. Несмотря на то, что население севера симпатизировало идеям белого движения, а северная Армия была хорошо вооружена, белая армия на севере России распалась под ударами красных .Это было результатом низкого количества опытных офицерских кадров, и присутствия значительного количества бывших красноармейцев которые не имели желания воевать за временное правительство далёкой северной области.
   Так завершилась белая борьба на Севере России.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Кин "Новый мир. Цель - Выжить!"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Альба "(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 3"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Загадки прошлого. Лана АндервудСеренада дождя. Юлия ХегбомМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОгонь его ладоней. Ната ЧернышеваОдним днем. Ольга ЗимаПраво на счастье. Ирис ЛенскаяКороли долины Гофер. Светлана ЕрмаковаСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса Рис
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"