Андреев Николай Юрьевич: другие произведения.

Водоворот времен. Глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 21.02.2017 г. Добавлено продолжение главы.


  
  
   Глава 10. Ричард
  
  
   Ричард и пленника (он сохранял полное молчание на всем пути, не назвав даже своего имени) посадили на разные телеги, во избежание. Батиста не спускал глаз с этого странного человека, надеясь, что сможет его подловить и выведать секреты. Но Смуглый себя переоценивал. Пленник молчал, грозно зыркая на бойцов. Только присутствие зеленокожего его выводило из спокойствия.
   Рагмар - так он назвался - сидел на одной телеге с пленником, постоянно над ним нависая. С дубиной он своей не расставался. На вид она была дрянная: кое-как закрепленный ремнями кусок металла на дубовой палке. Но палка эта была здоровенная, как и кусок металла (по сути, обычная чушка), на ней крепившийся.
   Рагмар был немногословен. Владел он леферским наречием хорошо, но где его выучил, говорить не стал. Стоило только отряду встретить людей по дороге, как те отбегали в стороны или пытались отъехать быстрее. И все со страхом глядели на зеленокожего гиганта.
   Окен тоже хранил, по большей части, молчание. Он тоже надеялся улучить момент, не разжимая кулаков. Уж он-то выбил бы правду из этого человека! Ричард был совершенно уверен, что именно он убил его родителей. Кому же еще? Даже увещевания товарищей по отряду не помогали. Окен знал: его просто успокаивают.
   К счастью (вопрос правда, для кого), путь отряда закончился. Они приехали в Лефер. Но проблем возникла еще до въезда в город.
   - Эй! - кажется, это были те же самые стражники, что встречали отряд после его возвращения из Белона. - Пошлина! Проездная! Проездная и воротная пошлина!
   - Какая еще, значит, проездная? - Фрегар, возмущенный до глубины души, даже поднялся на козлах. - Какая такая проездная? Раньше только воротная была!
   Стражник ухмылялся, многозначительно поглядывая на "майское дерево" - там как раз висели еще не начавшие разлагаться преступники.
   - Указ городского совета! - подбоченился стражник.
   Сзади раздались раздосадованные вопли:
   - Чего медлишь?!
   - Проезжай!
   - Умный нашелся!
   - Нету денег, неча другим мешать!
   Рагмар, до того укрывавшийся плащом, расправил плечи. Повернулся на шум.
   Сзади все тут же замолкли. Только голоса доносились "страхолюдину повязали", "что ж так сразу".
   - Пуганые! - донеслось откуда-то издалека, но Рагмар как ни силился, разглядеть храбреца не смог. Все отводили взгляд.
   - Это вы еще кого привезли? - тут же спросил стражник, будто забывший о пошлине.
   - Тоже добряк. Рагмаром кличут, - спокойно ответил Олаф.
   - Добряк, значит, - стражник поежился. - А тот, на телеге? Я что-то его не помню. Тоже орк ряженый?
   - Человек. Не из наших. Гость.
   - Орки, гости, - стражник насупился. - Зеленокожих привез! Где такое видано?
   - Ну так кто запрещал? - все так же спокойно спросил Олаф.
   - Пока что нет. Не запрещали, - холодно ответил стражник.
   Настроение его становилось все хуже и хуже.
   - Ну и пошлины нет. В первый раз, что ли, орка увидел?
   - Да как же. Многих дружков его порешил. В молодости-то, - с вызовом произнес стражник, глядя прямо в глаза Рагмару.
   Тот повел носом, занервничал. Видно было, что сохранять спокойствие стоило ему великого труда. Тут-то Ричард и задумался. Каково Рагмару держать себя в руках, когда все вокруг чужое? Он старался не подавать вида, но всю дорогу казался удивленным. Еще бы! То мостовая пошлина, то еще что. Он то и дело приговаривал: "Раньше...". Кажется, он жил вчерашним днем.
   - Раньше здесь были наши земли, - холодно изрек орк. - Раньше.
   - Ха. А теперь наши, - ухмыльнулся стражник. - Вон, глоркастерцы тоже думают, что это их земля. Сколько раз им объясняли, никак, демоны, не научатся. Так что должны все подчиняться нашим порядкам. Усек?
   Рагмар замолчал. Плащ вернулся на его плечи. Спор закончился.
   - Вот. То-то же. Всегда бы так. только силу вы, зеленые, и понимаете. Пошлину гоните, - вернулся к старому стражник.
   - Добрая компания... - начал было Олаф, но стражник его оборвал.
   - Теперь обложена пошлиной, как и все остальные. Указ городского совета показать? - стражник расхохотался.
   Бойцы переглянулись. Даже Ричард почувствовал: неладное что-то. Добрая компания, источник серебра для города, - обложена пошлиной? Да что же происходит!
   Олафу, нехотя, пришлось отсчитать деньги. Стражник довольно кивал каждой монете, падающей ему на руку.
   - Всегда бы так, - кивнул он и дал дорогу.
   Рагмар, уже не таясь, вертел головой по сторонам. Ну точно Ричард, когда оказался на этих улицах! Окен улыбнулся. Теперь зеленокожему придется осваиваться в Лефере. И где эта гордость?
   Краем глаза Ричард заметил, что часовая башня чуть-чуть поднялась: снова рабочие, выкладывая кирпичи. Работа шла. В кои-то веки! Окен был уверен, что с этакой скоростью башню возведут после его смерти.
   Когда повозки разворачивались у поворота к рыночной площади, пленник внезапно вскочил. Первым это Ричард заметил: зря, что ли, глаза не сводил! Он тут же крикнул и даже бросил ему в спину оказавшуюся под рукой походную кружку. Тяжелая, зараза!
   Она угодила пленнику в плечо, и он, закачавшись, упал. Потом уже среагировал Рагмар. С удивительной для такой громадины прытью он перемахнул через бортик телеги и навалился всем телом на пленника. Тот даже закричал от натуги: как еще кости не затрещали!
   - Уходит, гаденыш! - это уже Батиста.
   Он рванул поводья, осаживая лошадей и прыгнул вслед за Рагмаром. В этом, впрочем, не было никакой нужды. Орк, улыбаясь, крутил пленника по рукам, постоянно повторяя: "Зря. Будет много боли. Зря", и на каждом "зря" сдавливал запястья пленника. Тот в какой-то момент взвыл.
   - Хватит вам! - крикнул Олаф. - Он должен до городского совета дожить.
   - Хорошо. Вождь, - Рагмар ослабил хватку. - Но зря.
   Напоследок он надавил так сильно, что пленник закричал.
   - Вот. Заговорил хоть! - расхохотался Батиста. - В свое, значит, время...
   - Хватит болтать, - напряженно произнес Олаф. - Возвращайте на повозку и глаз не спускайте.
   Всю оставшуюся дорогу Рагмар крепко держал пленника за связанные руки. Тот выдавливал из себя самые грозные взгляды, на какие только был способен.
   Едва завидев зеленокожего, люди останавливались и принимались тыкать пальцем.
   - Тринадцатый город, - сплюнул Фрегар. - Подпалят!
   Кого подпалят, что подпалят, Фрегар уточнять не стал.
   Наконец, показался городской совет. Здесь стража враз ощетинилась копьями, когда показался зеленокожий. Даже увещевания Олафа сперва не давали никакого эффекта.
   - По заданию городского совета, - наконец произнес командир.
   Стражники, кое-как, успокоились.
   - Внутрь не пустим. Мало ли. Наемник он там, или еще кто, не пустим.
   Ричард улыбнулся: что-то это ему напоминало! Он даже радовался, что та же самая история происходит с кем-то еще. Не все же Окену страдать!
   - Ну тогда Ловенек и Фрегар с ним останутся. Вещи посторожат. Знаем мы ваших посетителей, - Олаф попытался свести все к шутке.
   Но даже Ричард понимал: двое бойцов, в случае чего, прикроют зеленокожего. Мало ли, у кого еще в сердце к ним таилась ненависть. Все-таки, веками их выдавливали из здешних земель, отгоняя все глубже и глубже в леса. Ричард из книг помнил, что это было связано с проклятым союзом, заключенным между орками и демонами. Но подробности тех давних событий от него ускользнули. В этот момент он пожалел, что заходил в книжную лавку только за Той-Самой. Может, там нашлось бы что-то еще по истории Двенадцатиградья.
   - Ладно. Пусть они здесь остаются. Но если кто-то устроит заварушку, тут же! - стражник не договорил. Он, наверное, полагал, что все и так должно быть ясно.
   - Что тут же, человече? - это уже орк спросил. Стражник едва удержался от того, чтобы не подпрыгнуть.
   - Увидишь, - отмахнулся он, совладав с собой. - Мало вас били.
   Последнее он произнес тихим шепотом, так, что лишь близко стоявший к нему Ричард услышал. Но, может быть, кто еще смог бы расслышать. Окен так и вовсе полагал, что привычный к тихим звукам в лесной чаще, Рагмар каждое слово стражника разобрал. Ну да ладно.
   В коридорах, и без того узких, в этот раз было ну совсем не протолкнуться. Люди все больше были злые, напряженные. Ричард, уже не раз здесь бывавший, заметил крайнее раздражение просителей. Если раньше попадались более-менее спокойные, даже умиротворенные, то в этот раз никто не мог бы похвалиться даже просто угрюмым лицом.
   - Худо! - только и заметил Фрегар, с трудом протискивавшийся сквозь людскую толщу.
   Наконец, они добрались до памятного кабинета. Именно сюда Олаф привел Ричарда почти пять лет назад. Кое-что здесь поменялось. Прежних столоначальников осталась только половина, все больше новых лиц мелькало. И только Гаудри излучал спокойствие, улыбаясь гостям.
   - Прошу! Прошу! - он даже покинул свое место, приветствуя наемников. Затем кивнул на пленника. - А это...
   - Это один из тех разбойников, что грабили и жгли деревни.
   У Ричарда сжались кулаки.
   Вот тут-то все столоначальники заволновались, зашушукались.
   - А что, второй столоначальник, - Олаф обратился было к Гаудри, но тот коротко рассмеялся.
   - Уже первый, Олаф, первый столоначальник, - Гаудри отвесил шутливый поклон.
   - А, - только и сказал Олаф. - Понятно.
   - Мои поздравления! - Ричард был искренне рад. Все-таки Гаудри столько делал ради наемников, всегда был готов помочь! И вообще! Ту-Самую сохранил!
   - Да-да, - Гаудри отмахнулся. - Что ж. Позовем-ка стражу. Пусть отведут куда надо. Поговорим с ним после.
   Пленник, все это время сохранявший хладнокровие, завертел глазами. Большего он все равно бы не смог: во рту кляп, руки связаны настолько туго, что еще чуть-чуть, и руки хрустнут. Столоначальники проводили его безразличным взглядом. Но вот когда Гаудри предложил обсудить новое задание, они напряглись. Ричард легко прочел в их глазах живейший интерес. Он готов был поспорить, что дело касается денег. И действительно.
   - Я слышал, нового бойца нашел, Олаф, - Гаудри доброжелательно предложил воинам присесть на скамью, с недавних пор (как только Гадри пошел в рост) стоявшую по левую сторону от двери. Засидевшиеся в телеге люди были только рады постоять. - Ну ладно, постойте тогда. Ага, так вот. Будет, на первое время, однокоратным...
   Ричард хотел бы поправить Гаудри, ведь правильно говорить "однократный", но решил промолчать. Все-таки это может уронить столоначальника в чужих глазах.
   - Ты, Гаудри, как всегда, все знаешь, - Олаф улыбнулся.
   - Что ты, что ты. Так, просто, слушаю ветер, он всякое приносит...О ветре, а точнее, ветрах, - улыбка сползла с лица Гаудри. - Ветер перемен вовсю обдувает наш город. К сожалению, казна пустеет. Но да это уж мы разберемся. Требуется от каждого жителя сделать все, что он может, чтобы вернуть процветание городу.
   "И отменить пошлины" - мысленно добавил Ричард.
   - Для этого есть хорошее средство. Нужно увеличить поставки серебра. Из Эрина руды приходит все меньше и меньше, надо это исправить. Отцы города решили...
   И тут вдруг один из чиновников добавил:
   - Не без вашей подсказки, первый столоначальник, - голос этот был елейным донельзя.
   - Неважно, - Гаудри отмахнулся. - Отцы города решили, что небольшой отряд договорится с вождем Браном, нашим добрым другом, о восстановлении поставок былых объемов серебряной руды. Ну либо отряд решит проблемы каким-то иным путем. Словом, нужно предпринять все возможное и даже невозможное, дабы серебро вновь наполнило склады гетто. Я полагаю, что лучше тебя, Олаф, и твоего отряда с этим никто не справится. Да, кстати. Кто-то постоянно нам противодействует. Некоторые из кораблей, похоже, ушли на дно либо оказались перехвачены. Так что для скрытности только вас и направляем. Целое войско обнаружат...и... - Гаудри поморщился. - В общем, я уверен, вы справитесь. В таком случае каратов у вас прибавится, будь уверен. Городской совет не обидит. Средства предоставим...Что это?
   Олаф протянул лоскут пергамента: вторую половину расписки, оставленной в деревне.
   - К вопросу о средствах. Для поимки разбойников потратились. Зато помогли деревне, налоги, опять же... - Олаф посчитал за лучшее замолчать: настолько широкая гамма чувств появилась на лице Гаудри.
   Он пробежал глазами расписку и сглотнул.
   - Да, подняли целую деревню...Целую...деревню, - только и произнес он. - Хорошо, что именно твой отряд едет в Эрин. Мне будет проще объясниться с казначеем...
   Ричард заметил, что руки Гаудри чуть подрагивали. Сколько же Олаф заплатил деревенским за товары?
   - Да, еще...
   - Орки? - Гаудри дал понять, что можно не ходить вокруг да около.
   - Именно, столоначальник, - Олаф кивнул. - С ними можно договориться и нанять в качестве охраны. Если они грабили на тех дорогах и уничтожали разбойников, что мешает делать то же самое под контролем Лефера?
   - Грабить не очень хорошо, город на это никогда не шел. А вот противодействовать врагам...- Гаудри улыбнулся. - Да, в этом что-то есть. Но не проще ли уничтожить?
   - Нет, они знают, что такое хорошая сделка. С ними можно договориться, - Олаф стал увереннее.
   - И это куда дешевле отрядов наемников для охраны пограничья... - Гаудри задумался на несколько мгновений, а затем расплылся в улыбке. - Да, совет может внять нашим просьбам! После долгих обсуждений, конечно же...Как без этого.
   Ричарду показалось, или Гаудри произнес это с брезгливостью? Но, в общем-то, самому Ричарду тоже претили всякие разговоры вокруг да около...
   Именно поэтому он и не выдержал. Поняв, что разговор близится к концу, он выпалил:
   - Мэтр столоначальник! Узнайте, был ли этот гад в Белоне! - он даже с вызовом посмотрел на Гаудри.
   Тот серьезно кивнул:
   - Узнаем, поверь, узнаем. Все расскажет. Я помню, что для тебя это важно. Но надеюсь, что ты понимаешь: предстоящее задание еще важнее поимки налетчиков? От этого зависит сам город и все горожане, цеха...И особенно цех магов, - Гаудри особо выделил последнее слово.
   Ричард закивал.
   - Вот и хорошо. Олаф, ты останься, обговорим детали. В тишине оно как-то лучше. В тишине и в медленной спешке. Меня всегда учили поспешать медленно...Поспешать...
   Гаудри замолчал. Наемники поняли, что пора уходить, и оставили Олафа договариваться о деталях.
   - А почему однокаратный? Ведь надо же однократный, - не удержался Ричард, когда они топали по коридору.
   - Да, кажись, говорили! Не? - Фрегар удивленно глянул на Ричарда. - А, ну я расскажу, по-простому. Карат - это доля. Каждый горожанин, понимаешь, долю выкупает в доходах Доброй компании. Мы - товар. В нас вкладывают. Вот!
   Фрегар похлопал по животу.
   - Один карат может купить двое, трое, хоть сто горожан. Какую долю купишь - столько потом выручаешь. Хорошо! - Фрегар ухмыльнулся. - Вот ты один карат стоишь, видать. Я тоже. Олаф - три. Силен! И потом денежку считаешь. Ну и тебе больше идет, меньше. Как повезет!
   Ричард сперва даже не мог представить. Что это значит: товар? Он что, буханка хлеба? Но чем больше он об этом думал, тем интереснее казалась эта идея. Выходит, они приносят доход городу...Хитрая мысль. Ну потому и не платят пошлины, или не платили: все равно из денег города платят. Хотя...На руках-то денежки остаются...
   - Хитрая штука, - наконец произнес Ричард.
   - Хитро! - закивал Фрегар.
   На улице слышно было, как урчит его живот.
   - Надоела солонина и сухари. В трактир! Добро! - Фрегар блаженно улыбнулся.
   Вокруг их телег собралась огромная толпа. Люди глазели на Рагмара. Зеленокожий, опершись о бортик телеги, старался сохранять спокойствие. И как у него терпения хватало? Ричард не особо понимал, зачем орк с ними увязался. Жил бы себе, жил, со своими. У него там, верно, и семья есть, и родители...Рагмар же только на все расспросы Ричарда и остальных бойцов отвечал: "Там больше не осталось воинов. Не осталось ватаги. Не осталось прошлого. Нет больше тех орков, которые были". Большего он не говорил. Не знал, как сказать, или не хотел, роли не играло совершенно никакой.
   Детвора даже пальцем показывала и кричала что-то неразборчивое. Торговцы, следовавшие мимо, готовились к нападению зеленокожего: это было видно по их напряженным лицам и подобравшимся охранникам.
   Но Рагмар стоял, уперев руки в боки. Желваки, для человека и вовсе огромные, играли на его щеках. Выпирали резцы, желтые, точно старые кости. Глаза же, серые, с маленькими, меньше чем у Ричарда или Олафа, глазницами, сверкали гневом. Ему явно претило такое отношение. Зачем же он тогда пошел с ними?
   - Беглец, изгой. Знаем! - буркнул Фергар.
   Ричард мысленно ругнулся: опять мысли озвучивает!
   - Вот Олаф - изгой. Ты последний из деревни, малый. Ловенек, тот вообще не пойми кто. Батиста дернул из-за контрабанды. Хитро! Да и я... - Фрегар замолчал. - Будя! Пошли! Олаф сказал: один из нас, значит, один из нас. Добрая компания ко всем, понимаешь, добра! Всем мастерам рада! Хорошо!
   И Фрегар улыбнулся редкому лучику солнца, пробившемуся сквозь тучи. В это время года, за пару недель до зимы, солнце было такой редкостью здесь! Даже Ричард, и тот радовался его появлению. Жаль только, недолгому.
   Людей стало меньше. Ричард подумал, что виной тому - отряд. Кто подойдет, кто начнет "по душам" говорить с орком, когда вокруг столько дружков? Зеваки побаивались, и смотрели издалека. А может, орк им надоел, стал делом привычным, и можно было заняться своими делами.
   Рагмар озирался по сторонам. Наконец, он произнес:
   - Много людей. Много шума. Много вони.
   И точно: зеленокожий еще за лигу перед Лефером принялся водить носом и кривиться. Он ощущал вонь, к которой Ричард давно привык, шедшую от такого скопления людей. С особым омерзением зеленокожий глядел на канавы. Однажды его и вовсе чуть не стошнило.
   Помолчав еще немного, орк печально добавил:
   - А раньше было много наших. Вольно здесь было. Не было стен. А потом пришли вы. А потом - убили Нарсо. А потом нас загнали в леса. Духов наших, и тех не осталось в этом камне.
   Большего он не говорил. Последние слова он произнес, глядя в небо.
   В дверях показался Олаф. Сказать, что он выглядел озадаченным - ничего не сказать.
   Бойцы сгрудились вокруг него, ловя каждое слово.
   Сперва он хитро улыбнулся: в руке взвешивал туго набитый мешочек.
   - Ну, ладони протягиваем! Совет расщедрился! - и Олаф отсыпал каждому положенную горсть.
   Рагмар в это время продолжал глазеть по сторонам.
   - Эй! Рагмар! Вождь и для тебя принес! - Олаф произнес это совершенно серьезно.
   Орк сперва удивленно - его глаза даже расширились - посмотрел на Олафа, но через мгновение приблизился.
   - Вождь делится добычей?
   - Ага. На твой карат выпало. Помог ведь задание совета выполнить, помог! - и протянул кошек, почти опустевший. - Не отказывайся. Твоя...часть добычи.
   Рагмар кивнул, медленно взял кошель. Подержал на вытянутой руке.
   - Он, знать, не ведает, что такое серебряная монета! - хмыкнул Фрегар, но беззлобно.
   Зеленокожий бросил взгляд на Фрегара. Достал из кошелька монеты. На них отразился в тот момент один из редких солнечных лучей.
   - Доброе серебро. Им платят на сорок дней пути вокруг. Особенно - на Большой воде. Много берут. Часто обрезают края, чтобы заработать. Если монета плохая, вот эта лодка, - орк поскреб черным от грязи ногтем, - сойдет. Медной станет.
   Ричард готов был поспорить, что вот-вот челюсти всего отряда упадут на брусчатку. Свою, к примеру, он едва успел подхватить.
   - Но...как? - первым нашелся Батиста.
   - Много где ходим. Много знаем. Кто мало ходит по этим землям, мало знает, - пожал плечами орк.
   Он спрятал монеты в сапог. Ричард готов был поспорить, что зеленокожий раздобыл обувь с трупа, ну не выменял же?
   - Хороший вождь - дележ добычи. Плохой вождь - всю добычу себе, - орк кивнул.
   Наемники закивали в ответ. Спорить было не о чем, все правильно Рагмар сказал.
   - Итак. Нам придется пойти к Зеленому острову. Совет не хочет посылать большой отряд, потому что где много кораблей - там больше потери от осеннего шторма. Одного корабля им будет не жалко. И мы тихо прошмыгнем. Кто-то другие корабли топит. Или перехватывает. Ну, вы это уже слышали, - Олаф замолчал ненадолго. - Свяжемся с представителями совета на торговом посту, уже на острове. А там разберемся, что к чему. В это время торговцев мало идет, путь долгий, вести нескоро приходят. Если к концу зимы не вернемся, направят еще один отряд. А вообще...
   Олаф знаком показал сесть на телеги.
   - А вообще, страшное творится. Кто-то выдавливает город из торговли. За горло берет. И Гаудри уверен, что это Глоркастер. Но подробностями делиться не стал...- Олаф поймал взгляд Ричард. - Что такое?
   - Мне можно будет узнать, что рассказал пленник? Вдруг...именно он... - что-то сдавило горло Ричарда.
   - Все расскажут. Нам дали три дня на отдых. Что-то мне подсказывает, к нашему отъезду все выяснят. Я дам знать, Ричард, обязательно дам знать, - утвердительно кивнул Олаф.
   Ричарда это не успокоило, а только еще сильнее разволновало. А вдруг именно он участвовал? Он убивал? Тогда как Окен может спокойно где-то там бегать? Взять за шкирку этого, и...И макать в канавы, утопить в Большом...Ричард сжал кулаки. С яростью он не мог и не хотел справиться.
   - Все будет хорошо, значит! - Батиста похлопал Ричарда по плечу. - Давай, юный маг, отдыхай! Деньги есть, можешь...
   - Я их родне отдам. Мне все равно много не надо, - Ричард закивал, пытаясь отогнать страшные мысли.
   - Тогда на четвертый день. Здесь. С утра. А ты, Рагмар, пойдешь со мной, - Олаф правил телегой. - Разгрузим все сперва...Ночлег тебе, что ли, найдем.
   - Это хорошо, вождь. Будет ночлег, еда - все, что надо хорошему воину, - глубокомысленно изрек зеленокожий, перехватывая дубину по удобнее. Металлическая чушка на ее конце просвистела в нескольких пальцах от Ричарда, отчего у того душа в пятки ушла. - Нельзя зевать. Будешь плохим воином. Молодому надо учиться.
   Окен догадался, что речь о нем. Он пообещал себе показать, на что он самом деле способен. Но сперва - к тетушке...Нет, лучше в школу!
   О своих намерениях Ричард сообщил Олафу.
   - Хорошо. Проедем неподалеку. Хотя я бы на твоем месте ноги размяло, по городу прошелся.
   Они как раз протискивались по улочке, заполненной многочисленными повозками и пешеходами. Раздавались мольбы о подаянии. Ричард поймал себя на мысли, что нищих стало куда больше. Или он просто раньше никогда не обращал на них внимания?
   - Подайте!
   - Помогите!
   - Жить не на что!
   - Приехал из дальнего края...Домой вернуться бы!
   - Хлебушка!
   - Девочке моей воды бы...Хлебушка...
   У Ричарда разрывалось сердце, и он потянулся было к поясу, чтобы достать пару медных монет. Но Фрегар ловко перехватил его запястье.
   - Это, понимаешь, профессионалы...Тоже цех. Хитро! - на ухо зашептал лекарь. - Слезу из тебя выбивают.
   - Но... - Ричард смотрел на печальные, полные надежды глазки грудного младенца, которого мама в лохмотьях прижимала к себе одной рукой. Другой же она тянулась к прохожим, полная надежды. - Но ведь...Эти глаза...И ребенок...Вдруг...
   Ричард, как это обычно с ним бывало в мгновения особого волнения, затараторил.
   - Вот таких и берут. Не спорю, понимаешь, может и правда бедненькие люди, - Фрегар вздохнул на этом слове. - Только...Хитро! Уж больно хитро действуют эти! Обожди! На другой улице точно так же говорят, но люди другие. Хитро! Придумывают все в одном месте. Потом людей учат это говорить...Ну, авось поймешь!
   В этих словах был смысл, но Ричард провожал печальным взглядом этих людей, которые просили и умоляли.
   - Одно худо: работы, знать, меньше, раз в цех нищих идут...Худо... - далее Фрегар практически ничего не говорил, только иногда вспоминал о предстоящем задании.
   Вообще, впути говорили мало: в этаком гомоне по душам поговорить бы не удалось. Да и приходилось торить свой путь, когда каждое мгновение на Рагмара показывали пальцем. Он хоть и накинул плащ на плечи, но многие зоркие легко могли разглядеть зеленое лицо и выпирающие (Ричард даже сказал бы, выдающиеся!) клыки.
   - Не к добру такое внимание, - между делом заметил Олаф. - Можем однажды нарваться.
   - Эва! Справимся! - отмахнулся Фрегар.
   Наконец, оказались на одной из улиц, выходивших на Мажью площадь. Ричард долго хохотал, когда узнал (официальное, не народное!) прозвание этих мест. Что-то в этом было, простое и...правдивое, что ли.
   - Пойду! - наконец воскликнул Ричард, и Олаф осадил лошадей.
   Сзади закричали: мол, незачем останавливаться, мешать другим! Но зыркнул Рагмар, и все крики тут же смолкли. Препираться с громадной нелюдью мало кто был готов.
   - На четвертый день! С четвертым колоколом! - это уже донеслось вслед Ричарду. - Передай своим, что деньги пошли!
   Он вовсю спешил в школу. Если еще несколько мгновений назад он думал о том, что же скажет пленник, то теперь представлял выражение лица учителя Манфреда. Он должен быть доволен. Может, даже улыбнется! Еще бы! Вышли на след налетчиков, беспокоящих земли Лефера. Заработали для школы: Олаф же сказал на прощание, что деньги совет должен был перевести школе. Может, через неделю-другую что-то съедобное на ужин подадут ребятам. Все-таки трудные времена Лефера были трудными и для всех цехов: еда в общем доме стала попросту отвратительной.
   За два прошедших месяца (а именно столько ушло на выполнение задания) в школе почти ничего не изменилось. Разве что луж прибавилось вокруг нее. Ну так осень! А уже скоро зима. Налетевший ветер напомнил об этом, заставив Ричарда кутаться в плащ. Котта уже не могла так согреть, как сентябрьским деньком.
   Из охраны осталось только двое, давних знакомых. Остальным пришлось искать другое занятие: школа не могла платить прежнего щедрого жалования. Но Ричард был уверен, поглядев на толпы нищих, что ушедшие скоро вернутся. Работать ведь, похоже, особо негде.
   Было время занятий, а потому на тропинках практически не было людей. Только напротив его (а Ричард не мог говорить иначе) дома он увидел...
   Сердце Окена замерло. Те самые волосы! Та же походка! Ричард не знал, что делать. Это была девушка, из-за которой он и сдал экзамены досрочно. Может быть, стоило ее поблагодарить? Ведь теперь он реально мог отомстить за родителей...
   Кулаки сжались. Да. Надо поблагодарить. Ричард направился к этой девушке, и...
   - Ричард! Эй, Ричард! - раздался справа знакомый голос.
   Окен мигом обернулся. Наставник Леандр доброжелательно помахал рукой. На его одежде стало чуть больше заплат, на лице - морщин, но в целом он ничуть не изменился за это время. Окен замахал в ответ, повернул голову...
   Девушка пропала, как будто и не было. Окен решил, что это к счастью.
   - Как твоя работа? - приблизившийся Леандр живо интересовался успехами Ричарда, но видно было, что он устал донельзя.
   - О, столько могу рассказать, столько! - Ричард всплеснул руками, отчего даже склянки на перевязи зазвенели. - Я увидел орков, живых, один даже вступил в наш отряд. Вот учитель Клос...
   Ричард увидел, как тень набежала на лицо Леандра.
   - Что-то случилось? - встревоженно спросил Окен.
   Леандр помолчал недолго.
   - Пойдем, что ли, пройдемся. До общего дома, например. Еда, конечно, уже не та, что прежде. Но хотя бы заморишь червячка.
   Живот Ричарда заурчал, и слышалась в этом урчании великая надежда.
   - Ага, значит, не против. Ну, пойдем, - Леандр постарался улыбнуться, но вышло у него это скверно.
   - Ты же знаешь, - начал он, наконец, после десяти или двадцати шагов, проделанных в полном молчании. - Что из школы в последнее время ученики выходят до срока. Виной тому и великая потребность города в магах, и проблемы с казной, - он вздохнул. - Тучи собираются над Лефером. Тяжелые такие, черные тучи.
   Сперва Ричард посмотрел на небо, но почти сразу же понял: Леандр скорее о судьбе, чем о погоде.
   - Не все справляются, не все. Наши...мои ребята гибнут, - Леандр развел руками. - В этом есть и моя вина. Я их плохо учу. Иначе! Иначе!
   Леандр посмотрел на небо, кашлянул. Укутался в плащ, что с ним прежде редко бывало. Ведь огонь, клокотавший у него внутри, словно бы сам воздух накалял вокруг наставника. Теперь же огонь ослаб.
   - Учитель Клос чувство...чувствует каждую потерю, смерть каждого ученика, - Леандр остановился у самого порога общего дома. - И неделю назад, после очередной смерти, он решил уйти. Он сказал, что либо не вернется, либо вернется не он.
   Ричард застыл на месте. Он понимал, что Леандр хотел сказать, но не делал в это верить.
   - Неужели стихия...Неужели она победила? - Ричард весь похолодел внутри. - Неужели...
   - Пока что нет, - Леандр с чувством замотал головой, и на душе стало теплее. - Не победила! Учитель не был бы учителем!
   - Ну значит, просто учитель чуть отдохнет, вернется...
   Проходившие мимо ребята, из младших групп, почтительно обратились к Леандру:
   - Добрый вечер, учитель Леандр!
   Наставник (для Ричарда он навсегда останется наставником) приветливо кивнул, продолжая:
   - Учитель Клос передал мне руководство школой. Я очень надеюсь, что он вернется. С обучением я еще справляюсь, а вот дела казначейские, - он развел руками и печально улыбнулся. - А впрочем, что мы о грустном? Это же здорово. Орки! Я встречал их...
   И они продолжили беседу за ужином. Ричард с надеждой вглядывался в лица приходивших в общий дом ребят. Многих он узнавал, - из младших групп, кое-кто из старших (таких были единицы). Но ни одного из своих он так и не встретил.
   - Можешь и не стараться, - Леандр, как всегда, точно уловил мысли Ричарда. - Вскоре после твоего экзамена они тоже решили стать настоящими магами. Вот, гурьбой, и сдали, месяц назад или около того. Представляешь, - Леандр рассмеялся, кажется, впервые за вечер - совершенно искренне и тепло. - Даже Баленс! А ведь когда-то все не мог усесться за книги, не получалось прорваться к стихиям...Сдал! Уж какой поединок устроил!.. Конечно, твой был куда зрелищнее, в этом нет сомнений. Но и Баленс справился неплохо! Что там у них сейчас...
   Леандр замолчал. Вспоминал былые дни, не иначе. Вскоре к столу подошли наставники, стали приставать с бесчисленными вопросами к Леандру (ну точно их группа в первые недели обучения!), и наставник вынужден был откланяться.
   - Видишь, я же говорю, не получается у меня с делами казначейскими...Может, еще увидимся сегодня!
   Ричард сказал, что обязательно, но понимал: вряд ли. Надо было идти домой к тетушке. Там его ждал второй ужин. После походных сухарей и солонины об этом можно было только мечтать: два ужина подряд! Правда, школьный был так себе...
   Ричард не хотел уходить из школы. Он оглядывался по сторонам, вспоминая прошедшие здесь годы обучения. А еще - он втайне (даже от себя, ну не желал Ричард в этом себе признаваться) надеялся, что покажется Алесия. Ведь это ее, ее он увидел!
   Домой к тетушке и дядюшке он вернулся в глубоких сумерках. Ему, как всегда, были рады. И не потому, что он принес серебра изрядно (хотя и это было неплохо!). Но ведь он был их родней, и оба родственника прекрасно помнили, кто помог спасти жизнь маленькому. Маленький был уже совсем не маленьким, и весело болтал с "дядей" Ричардом. Мальчик все думал, что старшие лгут, обманывают, ну какой дядя Ричард маг? Он ведь совсем не страшный, и молниями из глаз не бьет.
   Окен на это лишь смеялся, обещая однажды показать настоящую магию.
   - Ага, ага, так и поверю, - отвечал Жак.
   А после Ричард с упоением рассказывал о захватывающем путешествии. Когда речь зашла о хлебе из трактира, который помог напасть (пусть и...очень окольным путем) на след барыги-старосты, дядюшка всплеснул руками.
   - Я же говорил, говорил! Тебе бы в пекарский цех! До самого интенданта дошел бы! - сказал было Бауз, но тут же поймал взгляд тетушки Сю. - Ладно, ладно. Но с хлебом ты хорошо угадал. В тех местах пшеницы, считай, и нет совсем. Да вот только откуда орки-то ее раздобыли? Ведь и вправду не возят теми местами пшеницу. Разве что на южном побережье продать...
   Тут и Ричард задумался. И правда, где же они ее раздобыли? Но спать хотелось настолько сильно, что от единой мысли тут же слипались глаза. Думать он не мог ни о чем другом, как о мягком одеяле и сне. Целый день, а то и два, он мог бы еще проспать. Кажется, он уснул даже не от прикосновения головы к подушке, а еще на подходе в спальню.
   Когда же Ричард выходил из дома родни, чтобы к четвертому колоколу поспеть на площадь у городского совета, он радостно улыбался. Ребятня так расспрашивала о Доброй компании, о "мажестве" и прочем, так хохотала от пересказанных шуточек Фрегара и Батисты!
   Все-таки хорошо было, что именно так прошли последние мирные дни в жизни Ричарда. После он вспоминал их, с радостью и улыбкой, даже в самом конце похода. Вспоминал с теплотой. Быть может, именно эта теплота и помогла ему...
   Ричард бежал изо всех сил - и едва прозвенел четвертый колокол, он, запыхавшись, брел к памятнику. Именно там была назначена встреча. Олаф уже был тут как тут. Он что-то с жаром объяснял Рагмару, как обычно, молча стоявшему со скрещенными на груди руками. Стоило Ричарду подойти поближе, как он разглядел огромный синяк под левым глазом у орка и разбитые губы. Зеленокожий то и дело облизывал разбитую губу, чтобы хоть как-то унять шедшую кровь. Больше он ничем не выдавал своего беспокойства.
   - ...и тебя? - Олаф разгорячился не на шутку. - Ты вообще понимаешь, что за это положено наказание? Городские законы строго карают нарушителей! А ты еще иногородний, ты вообще не из людей! Мне представить сложно, что будет...
   Олаф вздохнул. Лицо Рагмара казалось непроницаемым: никакие увещевания на него не действовали.
   - Вождь, тот человек первый напал. Он сам виноват, что оказался слабым. Такие зря считают себя воинами. Они падальщики. Слабые и наглые. С падальщиками только так, - Рагмар пожал плечами и снова кровь слизнул с губ.
   Олаф развел руками.
   - Ну что ты будешь делать! Надеюсь, что ты настолько же быстро разбираешься с настоящими бойцами, как с...падальщиками, - Счастливчик замолчал.
   - Еще быстрее, вождь, - кивнул Рагмар.
   - Ладно. Здравствуй, Ричард! - Олаф помахал рукой. - Надеюсь, порадовал учителя и наставников...
   Похоже, Счастливчик угадал что-то по лицу Ричарда.
   - Что случилось?
   - Учитель Клос покинул школу. Он боится, что скоро стихия его заберет, - грустно вздохнул Ричард.
   - Плохо дело, - печаль Олафа была самой настоящей. - Очень плохо. Манфред замечательный боевой маг. В случае передряги пригодился бы! Еще никто его не смог одолеть, уж я-то знаю!
   Ричард ожидал услышать какую-то историю из жизни учителя (редкое дело!), но Олаф не стал продолжать.
   - Ладно. Соберемся, получу... - Олаф замолчал.
   К памятнику едва ли не бегом приблизился Гаудри.
   - Почти все в сборе. Почти все! - он довольно закивал, а потом глянул на Ричарда. - Могу я с тобой поговорить?
   У Окена душа в пятки ушла. Пленник что-то рассказал! Что-то рассказал! Ричард закивал головой, в надежде, что вот сейчас все узнает.
   - Надеюсь, хорошо отдохнул после боя? - Гаудри увлек Ричарда подальше от памятника.
   - Мэтр Гаудри, что-то выяснилось? - Ричард желал как можно быстрее все узнать.
   - Вот она, школа магов, - Гаудри улыбнулся, но тут же улыбка слетела с его лица. - И да, и нет...
   - Как это? - Ричард даже на носки поднялся, настолько ждал ответа.
   - Это Джонни, - Гаудри отмахнулся. - Дурацкое имя, но реальное, не выдуманное. Когда ты кричишь всем телом, придумывать имена некогда...- Гаудри покачал головой. - Ладно, не буду вдаваться в такие мелкие подробности. В общем, он не знает, был в твоей деревне или нет.
   - Как это? - Ричард сделал шаг назад, хотя боялся и вовсе упасть.
   - Действовало несколько отрядов, он лишь один из многих. Вот уже шесть лет... - Гаудри пробубнил под нос. - Хотя по моим расчетам, все семь...Ладно, - первый столоначальник внимательно смотрел в глаза Ричарду. - В общем, он говорит, что прошел столько деревень, и не по одному разу, что все у него смешались. Кое-какие назвал, но они далеко к югу от Белона. Расспросили его, где еще действовал, но по описанию, в Белоне он вряд ли мог быть.
   Кулаки Ричарда сжались, в голове застучало.
   - Ложь! Он лжет! Не хочет признаваться! - Ричард и сам не заметил, как перешел на крик.
   Гаудри успокаивающе поднял руки.
   - Вряд ли, хотя я этого не исключаю. Но мы узнали главное, - Гаудри подождал, пока Ричард придет в себя и обратит внимание на его слова.
   Окен замер. Ну же, что же это за главное? Может...
   - Все это организовал Глоркастер. Речь шла о конкретных людях, но это тоже, скорее, посредники. Это точно их...- на лице Гаудри мелькнула гримаса омерзения. - Король. Больше некому. Он хочет Лефер поставить на колени. Только вот не получится.
   Ричарду было удивительно видеть, как и сам Гаудри кулаки сжал.
   - Скорее всего, и с Эрином нам палки в колеса Глоркастер вставляет. А городской совет...Впрочем, ладно. Для тебя это же лишнее и неинтересное.
   - Можно...мне поговорить с этим...Джонни? - с надеждой спросил Ричард.
   - О, боюсь, даже если бы и можно было, он не имел бы на это сил. Да и зубов, - в голосе Гаудри Ричарду послышалось злорадство. - Может быть, когда вернетесь, получится. В общем, помни: если сможете добиться успеха в Эрине, сможешь отомстить, хоть чуть, за смерть родителей.
   Гаудри склонился.
   - Понимаешь, Ричард? - он положил руку на плечо Окену. - Отомстить за родителей. Поможешь одержать победу над Глоркастером.
   - Мы сделаем это! - выпалил Ричард.
   - Вот и хорошо. Я в тебя верю, - кивнул Гаудри. - Время не ждет. Я поговорю с Олафом, дам последние инструкции...И в путь!
   Ричард закивал с холодной решимостью. Теперь он знал, кто его враг, кому он должен отомстить.
   Олаф продолжал говорить с Гаудри, когда отряд уже собрался. Фрегар, так и вовсе выказывал из себя истинного страдальца. Он горько рассказывал о замечательном ужине, который мог бы продолжаться...Да только с утра рано надо проснуться! Ричард уже привык: каждое утро лекарь начинал с рассказа о тех яствах, которые ему когда-то доводилось пробовать.
   - А вот вепрево колено. Лучшее надо отваривать часа три на добром огне, да еще бы хрена добавить, да меда. Вкусно! - Фрегар поймал удивленный взгляд Ловенека. - Чего?
   - Мед? И хрен? Разом, значит? - Ловенек покрутил пальцем у виска. - Ты вообще, значит, живым остался?
   - Во! - Фрегар похлопал по животу в доказательство. - Да еще с капустой!
   - Это ты что, в Зиммере обедал? - Батиста зевнул.
   - Ага! Ты как узнал? Верно! - Фрегар заулыбался.
   - Доводилось бывать. Капуста та еще гадость. Все они ею пропахли. И дрянным пивом, - Батиста нахмурился. - То ли дело вино! Так не пьют же. А в гарькушах...
   - Гарькушах? - это уже Ричард удивлено переспросил.
   - Ну у них так кабаки и трактиры кличут. Хитро! - кивнул Фрегар, а после мечтательно улыбнулся. - Гарькуши...
   Только Рагмар оставался в стороне от общего разговора. Но Ричард заметил, как при упоминании вепрева колена у того дрогнула разбитая губа. Еще бы! Фрегар ей угодно живот заставит урчать. Может, потому и стал лекарем: кто лучше него посоветует какую-нибудь штуку для борьбы с простудой? Сколько раз Фрегар давал различные травы, помогая Окену ослабить воздействие водной стихии.
   Впрочем, в последние месяцы умение Ричарда творить магию без вреда для здоровья крепло. Сноровка, что ли, появилась, или организм привык. В общем, после сильного заклинания уже не стоило ждать невозможного жара или воспаления легких. Ну разве что насморк или больное горло, только и всего.
   Пришедший с Большого канала ветер заставил поежиться, напоминая, что водная стихия не так уж слаба. Ричард нашел в себе силы улыбнуться: вот она-то и поможет!
   Олаф бодро подошел к телегам.
   - Так. Двумя кварталами севернее найдем торговую бочку, - начал было Олаф, но поймал полный удивления и даже отчаяния взгляд Ричарда. - Да, парень?
   - Бочку? - Ричард уже представил, как они, пихаясь и толкаясь, залезают на край бочки, и бегут, чтобы та плыла дальше.
   - А, это! - Олаф расхохотался, как редко когда. - Бочка! Ну, увидишь!
   Ричард увидел. Это был сравнительно небольшой корабль с одним парусом. Борт его был, на взгляд Ричарда, очень уж низкий: поднимался над уровнем воды на два, ну, на три человеческих роста. Если же считать на орочьи размеры, и того меньше. Да еще палуба, и без того узкая, была заставлена многочисленными коробками, бочками и тюками. А вот мачта! Мачта!
   - Да она длиннее самого корабля! - всплеснул руками Ричард. - Как только не перевешивает?
   - Бочка на то и бочка, что ей все ни почем, - ухмыльнулся Олаф. - Еще бы, с наших кнорров все украли!
   - Северные города постоянно это твердят, да только где наш когг, и где ваш кнорр! Лодочка и замечательный корабль!
   С палубы раздался самодовольный возглас.
   Ричард задрал голову. Им махал дородного вида купец. Это было видно по украшенной мехом шапочке, по цеховому устав, и по размерам его живота. Уж Фрегар на что был мастак есть, а этот был вдвое шире! Ричард даже заинтересовался, не тонет ли корабль с таким-то хозяином?
   Мысль о том, что это был хозяин корабля, быстро подтвердилась.
   - Приветствую тебя, Олаф, бывший некогда... - начал было купец, но Счастливчик жестом руки заставил его замолчать. - А, ну ладно, ладно.
   - Кто старое помянет, тому... - а вот теперь настал черед Олафа замолчать.
   - Тому долгую прогулку, - улыбнулся его собеседник. Он уже спустился по сходням и крепко пожимал руку Олафу. - Рад, что ты еще жив. Я слышал, тяжело приходится Доброй компании. Многие, многие десятки погибли, защищая леферские владения.
   - Ради вас же и стараемся. Без спокойствия по берегам Большого канала, кто из твоей братии захочет иметь с нами дело, - Олаф подмигнул.
   - Уж ты-то знаешь, я на любой риск пойду ради... - купец улыбнулся.
   Ричарду удалось поближе его разглядеть. Это только на первый взгляд ему показалось, что хозяин корабля толст до невозможности. Оказалось, что это просто такой просторный кафтан, или нечто вроде того. Полы спускались до голенищ ярких красных сапог дорогой кожи. Таким бы цеховые мастера позавидовали. Под кафтаном же - сейчас он был распахнут, что позволяло хоть что-то разглядеть - виднелась плотная облегающая рубаха. С нашитыми металлическими бляхами, что удивило Ричарда.
   - А, парень тоже заметил, - купец подмигнул Ричарду. - По старой памяти ношу. Всякое, знаешь случается-приключается.
   Он тряхнул головой, шапка съехала на бок, высвободив копну седых жиденьких волос. Купец поспешно вернул шапку на место.
   - Жизнь никого не бережет, Эрик, никого, - захохотал Олаф. - Эрик Прекрасноволосый! Эрик Златовласка!..
   - Олаф Счастливчик! От тебя еще в северных морях счастье убежало!
   Ричард напрягся. В школе после такого обмена колкостями ребята могли разругаться и перестать говорить. А эти...
   Эти двое обнялись, будто этакий обмен им польстил.
   - Да, есть что вспомнить, - наконец произнес Эрик. - Взбирайтесь, что ли...Эва! Орк! Зеленокожий! Олаф, ну ты настоящий Счастливчик! Я уж думал, их всех перебили.
   Эрик, не стесняясь, разглядывал взбиравшегося по сходням Рагмара, широко раскрыв рот. Удивление свое купец скрывать не желал, а может, и не умел. Рагмар презрительно глянул на Эрика.
   - Палец в рот не клади. Да громаденный какой! Ну точно великан из бабушких сказок!
   - Сказки часто оказываются правдой, бывший воин, - зеленокожий взобрался на борт.
   - Бывших...- Эрик было надулся, но махнул рукой. - А, да чего уж там. Сам все увидишь.
   - Да, Златовласка еще удивит вас всех, - хитро произнес Олаф. - Давай, Фрегар, чего встал?
   - Живот крутит от единого вида болтающейся палубы, - еле выдавил из себя лекарь.
   И точно. Ричард с легкостью разглядел враз побледневшее лицо Фрегара, застывшего на самом краю сходен, на набережной. Руки его тряслись, а рот болезненно скривился.
   - Мяты....Мяты дайте... - только и слышно было Фрегара.
   - Чего-чего, значит, любитель поесть? - это Ловенек хохотал над толстяком.
   - Просит посильнее раскачать корабль, - присоединился Батиста. - Ну-ка, навались...
   - Гадство! - выдавил из себя Фрегар и двинулся, едва передвигая ноги, с зажмуренными глазами, по сходням.
   Ноги его шатались, лицо побледнело еще сильнее. Но тут нашелся Олаф.
   - Руку вытяни вперед! - скомандовал он не терпящим промедления тоном.
   Лекарь тут же подчинился, и Олаф, не бегая даже, а словно порхая по сходням, тут же втащил лекаря на палубу.
   - Гадство, - снова произнес Фрегар и повалился на свободный пятачок между тюками. - Гадство.
   - Дайте ему мяты, да побольше, как просит! - Эрик крикнул матросам, и несколько человек суетливо бросились выполнять приказ.
   Наконец-то Ричард мог во всех подробностях рассмотреть груз. Здесь были плотные холщовые мешки, в которых (Окен готов был поклясться на все свои склянки!) перевозили соль. Мешки лежали на узких, крепко сбитых из досок ящиках.
   - А что там? - любознательно обратился Ричард к Эрику.
   - О, у парня глаз неплох. Может, купцом станет, а? - Эрик подмигнул Ричарду. - Пряности. Внутри ящики выложены плотной, просмоленной тканью. И уж в этой ткани мы храним богатства южного побережья. А сверху еще солью пытаемся закрыть. Соль хорошая, пахнущая океаном и теплыми южными течениями, не чета северной, горькой. В случае чего, соль впитает в себя влагу, и сундуки с пряностями останутся в безопасности, нетронутыми морской водой. А вот это... - начал было Эрик, но Олаф показательно зевнул.
   - Эрик, с каждой нашей встречей в тебе становится все больше от торгаша, - грустно произнес Счастливчик.
   - Богатого торгаша, надо заметить, женатого, лучшего во всех северных водах! - Эрик вздернул нос и произнес это с гордостью. - Словом и кошельком я добываю больше, чем мечом и топором.
   - А меч-то... - Олаф прищурился. Он так всегда делал, когда был очень заинтересован в ответе.
   - В сохранности, в целости и сохранности, - отрывисто кивнул Эрик. - Не беспокойся. Я выпускаю его на волю, иногда. Иначе совсем постареет, одряхлеет.
   - Вот и славно, - выдохнул Олаф с облегчением. - Ладно, ты уже в курсе...просьбы совета?
   - Да. Но лучше обсудим это в более подходящем месте. А вы, добряки, - Эрик обратился к бойцам отряда. - Располагайтесь. Присмотрите, что ли, за беднягой...
   Матросы как раз вернулись с листьями мяты и бурдюком воды...Фрегар, поводя носом, распахнул глаза, приподнялся, быстро выхватил из их рук листья и принялся жевать.
   - Оставьте меня умирать одного. Гадство! - и Фрегар самозабвенно принялся жевать листья, не выпуская из рук бурдюк с водой.
   - Ага, вижу, он и сам за собой может присмотреть, - утвердительно кивнул Эрик и увлек Олафа на кормовую палубу.
   В общем-то, располагаться было особо негде. Вокруг мачты был пятачок свободного места. Да рядом же лежала накрытая просмоленной тканью лодка. Даже и она была практически заполнена всякими тюками, мешками и сундучками. Почти все остальное пространство палубы также было заполнено различным товаром: сохранялись только "тропинки" для матросов. В тот самый момент те "тропками" пользовались, крутились с веревками и кусками ткани, закрепляя и накрывая груз.
   - Да. Мечта разбойника большой волны, - глубокомысленно изрек Батиста. - Берешь хороший быстроходный корабль, шнеку или ненагруженный когг, а может, даже галею...
   - Толково рассуждаешь! Из моряков? - обратился суетившийся рядом матрос.
   - Да...Да наслушался разговор в тавернах. Кто там о чем только не болтает! - отмахнулся Батиста, ничуть не изменившись в лице.
   Но Ричард-то знал: обманывает. В те моменты, когда Батиста хотел перевести разговор на другую тему или умолчать о чем-то неприятном, голос его становился уж слишком непринужденным. Вот как в такие мгновения.
   - Да чего там быстроходные суда, значит, быстроходные суда, - хлюпнул носом Ловенек. - Дождешься, когда к берегу пристанут, водой, значит, запастись, и...
   - Да заткнитесь уже! - это Фрегар, в "предсмертной агонии", воскликнул. - Тошно! Умереть хоть дайте спокойно!
   Ричард подумал: а что же будет, когда в море выйдут? Олаф часто рассказывал, какие сильные шторма бывают в северных водах. Мол, корабль может вокруг своей оси плясать. Это Счастливчик "колесом удачи" называл: как выкрутит, то ли выживешь, то ли нет. Хотя Ричард был полностью уверен, что Олаф преувеличивает. Ну не может так корабль мотать!
   - Ага, рассказывают, в кабаках, - крякнул матрос и перестал донимать их расспросами.
   Ричард присмотрел себе местечко, как раз между мачтой и лодкой. Здесь можно было разложить одеяло, укрыться, и мирно проспать. И скарб весь нехитрый расположить: сверток с одеждой, склянки...и книги. Те-Самые. Ричард первым делом развязал сверток и принялся прятать книги в одежду, чтобы вода их не тронула.
   - Зря ты, Ричард, стараешься, - Батиста цокнул языком. - Сейчас плохое время, много штормов. Уж точно хоть чуть, но попадает соленой воды. Смысл таких стараний?
   - Кому-то нет смысла, кому-то есть, - не оборачиваясь, произнес Окен. - Это все, что осталось от моей семьи.
   - А, понимаю, - совершенно серьезно произнес Батиста. - Давай помогу. Эй, морской скиталец, найдется кусок доброй ткани, чтобы ни крупинки соли не пропускала?
   Смуглый обращался к тому любопытному матросу.
   - Найдется, только мне бы с канатами разобраться... - начал он был, но тут же слова его потонули в бульканье.
   Матрос затрясся от страха, когда Рагмар навис над ним, отодвинул в сторону и легко соединил концы каната, тут же связав их в затейливый узел.
   - Э... - матрос чуть не дрожал. Правда, Ричард не понял, ну что такого сделал Рагмар?
   А потом скосил взгляд - и ответ нашелся. Канат проходил через уйму мешков и сундуков, и чтобы так быстро соединить его концы, нужно было их, по меньшей мере, приподнять. Мешки и сундуки, на взгляд парня, перевесили бы трех-четырех Ричардов.
   - Нашлось, - пророкотал зеленокожий.
   Он снова отошел чуть в сторону и замолчал. Ричард подумал: а как же орк воспримет море? И вообще...Как сам Ричард его воспримет? Нет-нет, он прекрасно себе его представлял: ведь столько раз читал в Той-Самой о нем...Разве только об Эрине там не было ни единого слова. Множество островов упоминались в книге, больших и малых, но ни единого словечка об Эрине или Зеленом острове там не было.
   Моряк засуетился, побегал туда-сюда, и в руках Батисты оказался здоровенный кусок просмоленной ткани.
   - Ну, бывало и лучше...Малая выдержка, худая черная вода...- Смуглый насупился. - Ладно, всяко лучше, чем ничего. Давай-ка, Ричард, сюда свои книженции...Ох и тяжелые!
   Бесценное добро оказалось завернуто в своеобразный мешок, который Батиста с торжествующи видом вручил Окену.
   - Вот, пользуйся. Учись, пока я жив! - хмыкнул Смуглый.
   - Спасибо! Спасибо! - Ричард едва ли не подпрыгивал на месте. Теперь он мог не беспокоиться за сохранность сокровища.
   - Вот и славно.
   Наемники кое-как разместились. Скарб их был все равно не хитрый, а для пяти человек (и одного орка) места особо много не требовалось.
   - Олаф, должно быть, в капитанской каюте разместится. Все-таки командир! - со знанием дела произнес Батиста, прикидывая, как бы разместить одеяла. - Нам бы еще поверх ткани...Эй...
   - Постараюсь найти, постараюсь! - все тот же матрос снова забегал.
   И понятно отчего. Корабль вот-вот должен был отправиться, но столько еще предстояло сделать! Команда, даже Ричарду показавшаяся крохотной - всего парень насчитал десять человек, вместе с купцом - каким-то чудом управлялась с этакой громадиной (таковой она, во всяко случае, виделась Окену).
   - Вороньего гнезда нет, - поцокал Батиста. - Тоже мне, моряки...
   Последнее он произнес едва слышно, чтобы не задеть команду. Все-таки не их беда, а корабела. На худой конец, Эрика.
   - И как мы, позвольте спросить, разглядим опасность поверх северных волн? Я даже по южному берегу без... - Батиста замолчал на полуслове. Похоже, сказал лишнего.
   - Во-во. Да и зачем все эти гнезда. Высаживаешься на берег, и вся добыча, которую только сможешь добыть, значит, твоя, - это уже Ловенек. Он расположился верхом на обширной бочке и принялся жевать кусок солонины. - Эй, толстячок, хочешь, значит, куснуть?
   - Гадство! - выдохнул Фрегар.
   Теперь он стоял у борта, перевалившись за него, и глубоко вдыхал воздух.
   - Зря! Эй, Фрегар, зря ты! Нельзя смотреть... - Батиста, услышав противный звук, издаваемый фрегаровым завтраком, понял: опоздал. - Ладно. Смотри. Может, желудок опорожнишь, все лучше...
   - Гадство! - Фрегар расстался с последними кусочками завтрака. - Гадство...Этак с голода подохну...Гадство...
   - Тебе, значит, полезно! - хохотнул Ловенек.
   Ричард подумал: никто сейчас не поверил бы, что в бою этот отряд действует как единое целое. Ну разве что непонятно было, как Рагмар себя поведет.
   Однако вскоре судьба должна была предоставить им такой шанс.
   Наконец, появился Олаф. Он вернулся с насупленным Эриком.
   - Непростое дело, непростое. Слыхал я, конечно, разное...И что корабли пропадают, и вообще...Вряд ли столько в штормах погибло...Хм...А впрочем! - Эрик повеселел. - Кто к нам сунется в этакое-то время? Кроме меня, почти никто не ходит в зимний канун северными морями. Возвращаюсь я уже один, совсем один. Скучно даже ребятам становится...
   Эрик бросил взгляд на нос корабля. Там примостилась какая-то вытянутая громадина, укрытая несколькими слоями парусины.
   - В случае чего, найдется, чем отбиться, - кивнул Олаф. - У нас тоже сюрприз имеется.
   Счастливчик кивнул на Ричарда. Тот поклонился Эрику, как того требовали цеховые правила.
   - Наш маг. Водой управляется...- Ричард застыл в ожидании. - Неплохо.
   Мысленно Окен возликовал: Олаф был скуп на похвалу, считай, никогда никого и не хвалил. Так что сейчас он дал лучшую характеристику, какую только мог.
   - Водный маг, говоришь? - Эрик смотрел так. будто впервые увидел Ричарда. - Леферский цех?
   Ричард кивнул.
   - Экзамены сдал досрочно, - произнес он не без гордости.
   - Ага, - Эрик перевел взгляд на Олафа.
   - Ну и в бою побывал, как без этого, - добавил Олаф.
   - Хоть что-то, - Эрик задумался, склонив голову.
   В тот момент Ричарду показалось, что Эрик похож на Олафа. То ли поза одинаковая, то ли черты лица схожие. Ну да, ведь у них общие корни, северяне! Ричард помнил, что те пришли из какого-то там далекого северного королевства, до Катаклизма враждовавшего с предками леферцев. Но то были дела давно минувших дней, тысяча лет прошла. Олаф с Рагмаром, в чем Ричард был уверен, не знали даже пары веков своей истории. Куда им! Читать-то книги по истории Двенадцатиградья им некогда было!
   - Ладно, там видно будет. Олаф, ты...
   - Я с моими бойцами на палубе останусь, - Счастливчик оборвал Эрика на полуслове.
   - Иного и не ждал, - ухмыльнулся Эрик. - Помощник! Готовы?
   - Готовы! - отозвался тот самый матрос, что помог с просмоленной тканью. Для Ричарда это было несколько удивительно, хотя много ли он знал о порядках на торговом корабле?
   - Отчаливаем! Время уходит, время! Шторма нас сожрут, ежели опоздаем!
   - Будет сделано, шкипер! - что тут началось!
   Ричард знай только, в сторону отходил, кое-как маневрируя на палубе. В конце концов, он забился в проем между лодкой и мачтой, прижавшись к ней всем телом.
   Моряки забегали-запрыгали. Отвязали канаты, закрепленные на столбиках (Ричард помнил, что у них есть какое-то особое название, но оно вылетело у него из головы), убрали сходни, подняли парус (вот это было зрелище!). И замерли. Все разом поглядели на Эрика, взобравшегося сейчас по ступенькам на крышу...
   - А как называется эта штука? Ну вот, - Ричард махнул в сторону кормовой части, куда спускались Эрик с Олафом.
   - Так это ют, парень. Хотя у нас его до сих пор кличут ахтерзейль-кастелем, - с гордым видом произнес Батиста. - Говорят, это словечко...
   - Ага, еще до Катаклизма появилось. Любили тогда умничать. Доумничались, - отмахнулся Олаф. - Там каюта капитана. Ну, по большей части она сейчас товаром заставлена.
   - Мне страшно подумать, что у них в трюме, - Батиста кивнул на зарешеченную дверцу, проделанную в самой палубе. - Как он еще на воде держится?
   - Древние северные тайны! Секретные секреты, я бы даже сказал! - рассмеялся Олаф. - Это же соль. И специи. Ну, ткани еще, может быть. Много ли в них весу?
   - И то правда, - кивнул Батиста.
   - Ребята! - Эрик послюнявил указательный палец правой руки, поднял его высоко над собой - и резко опустил руку, да так, что вист ветра даже Ричард услышал. - Отчаливаем! Отчаливаем! Добрый ветер!
   Матросы откликнулись дружным ревом, к которому присоединился Олаф. Рагмар озирался по сторонам, думая, надо ли присоединиться к вождю - или лучше промолчать.
   Фрегар издал душераздирающий звук.
   - Ужин, значит, выходит, - глубокомысленно изрек Ловенек. - Скоро и до вчерашнего обеда дойдет.
   - Заломаю, - сквозь хрипы произнес Фрегар. - Заломаю...
   - Ты сперва значит, шаг сделай, - отмахнулся Ловенек, даже не глядя в сторону Фрегара. - Может, чего поесть дать? А то все вышло...
   Он замолчал, ухмыляясь: хрипы Фрегара оказались звонче майской грозы.
   - А теперь нам предстоит... - Олаф повернулся к бойцам. - Самое тяжелое дело: найти себе дело...
   К удивлению Ричарда, Счастливчик был прав. Время на когге тянулось невероятно медленно. Иногда Олаф и Батиста помогали морякам, но команда была настолько слаженной, что даже эта помощь была лишней. Окен выбрал самое интересное занятие из возможных: смотреть на город.
   Они шли через теснину Большого канала, останавливаясь у мостов. Ждать приходилось долго, но Фрегару хоть радость была: качка становилась слабее.
   - Вот море...Хотел бы я, значит, море снова увидеть! Волны, значит, высоченные! - слова Ловенека сопровождались хрипами, стонами и бегом Фрегара к бортику. Собственно, он весь день за ним и провел. Невиданное дело: от всяческой еды он отказывался, только мяту пытался жевать.
   Рагмар иногда спрашивал у Ричарда, для чего то или иное здание. Но особенно внимательно он приглядывался к высоким стенам, отделявшим крохотный, закопченный квартал от остального города. Если школа магов была обширна, то здесь едва ли могло набраться с десяток приземистых домов. На стенах ходили взад-вперед многочисленные (Ричард насчитал десятка два, не меньше) стражники. А в отдалении Окен даже мага разглядел, кто бы еще решил щеголять алым плащом среди неказистых городских бойцов?
   - Стража? - Ричард решил уточнить у Батисты.
   - Отнюдь. Наши, добряки. Самые зоркие, самые ответственные, - Батиста ухмыльнулся. - Самые оплачиваемые. Думаешь, больше всего каратов у ребят наподобие нас? Тех добряков, что кладут головы на проселочных дорогах леферских земель? Тех, кто уничтожают разбойников? Не-е-ет. Эти стерегут гетто...Вот...Большой канал - это вены города, а гетто...это...
   - Да кошелек, значит, это, - Ловенек, как всегда, не стал юлить вокруг да около. - Кошелек! Прохудившийся, значит.
   Стены подходили к самой набережной, но были отделены надвратной башней и воротами, едва ли меньшими, чем главные городские. От этих ворот к Большому каналу шло множество жестяных труб, о назначении которых Ричард мог только гадать.
   - Ну да, кошелек, - поднявшийся ветер едва-едва рассеял дымок над кварталом. - Леферский монетный двор. Великий двор. Самое гадкое и самое дорогое место нашего города.
   Рагмар кивнул.
   - Вот чем бледные нас победили. Блестяшками, - он глубоко вздохнул, и до самого вечера не проронил ни слова. Разве что иногда бубнил под нос "кошелек". Во всяком случае, так показалось Ричарду.
   - Вот прибудем на Эрин, там все узнаешь про наш монетный двор, - это уже Олаф вступил в разговор.
   Он опирался локтями о бортик, устремив взгляд куда-то вдаль.
   - Давно я там не был. Давно...
   - Семь зим. Нет, восемь, - раздался голос подошедшего сзади Эрика.
   Когг миновал выложенную камнем полосу берега. Дальше уже начинался полноводный Фер, бравший свое начало в западных горах. Точнее говоря, здесь был его приток, по которому можно было выйти к устью, превращавшемуся у зиммерского побережья в море.
   - Да, восемь зим. Много... - Олаф вздохнул. - А на севере...
   - Все так же, - Эрик встал рядом с ним.
   В лучах скупого осеннего солнца они походили друг на друга еще сильнее.
   - Это хорошо, - кивнул Олаф, и Эрик пошел дальше, раздавая команды.
   Дальше по большей части молчал, как и Рагмар. Окен пообещал себе выяснить, что же за история объединяет этих двух северян. А может, у них принято таинственно изъясняться? Ну, этикет такой, северный. Таинственность-другую сказал, отрубил голову врагу, и снова таинственности напускаешь. Мало ли, как люди живут. Рагмар прочистил горло. Ладно, мало ли как люди и орки живут.
   - Великий Феррум, что берет начало в соименных горах... - Ричард наизусть зачитал строку из Той-Самой книги. - Да, наверное, там красиво...
   - Не слышал я что-то об этих вот Соименных горах, значит, - пожал плечами Ловенек.
   - Еще бы. Это не Соименные горы. Это Железные горы! А Феррум, получается, Железная река, - Батиста напустил на себя умный вид. - Древнее, очень древнее название. Только мой народ и...
   - Да ладно, значит, тебе! - Ловенек рассмеялся. - Выдумали, значит, побасенку! Самые старые! Традиции, значит, сохранили! А мы, видите ли, никто, деревенщины...Ага!
   Пусть Ловенек и смеялся, но в словах его чувствовалась горечь.
   - Да это так говорят. Я-то что? Все люди Двенадцатиградья хороши!
   Рагмар переступил с ноги на ногу, одним этим вызвав шум.
   - И орки, ага, и орки, - поспешно добавил Батиста.
   При всей его храбрости и бесшабашности, навлечь гнев зеленой громадины ему совсем не хотелось.
   Холодало. Ричарда не спасала даже котта и утепленный плащ.
   - На воде всегда холодно, а уж в это время года! - Батиста предпочел усесться среди свертков и накрыться одеялом. Потянулся к походному мешку, достал оттуда кусок солонины. - Ну, Фрегару не предлагаю...
   Толстяк (хотя, кажется, за день он вдвое похожуле) поспешно закачал головой и закрыл глаза, часто-часто задышал.
   - Отпустило. Добро! - облегченно выдохнул он, а через мгновение выпучил глаза и долго давился слюной. - Зараза!
   - Терпи, терпи. Мы еще сделаем из тебя худышку! - Батиста откусил кусок солонины.
   Вскоре и Ричард предпочел укрыться одеялом. Голова его болела, но он все-таки решил прорваться к водной стихии. И чуть было сам не распрощался с завтраком. Столько силовых линий! Они буквально покрывали корабль, спускались с мачты, растянулись на палубе. Черпать энергию было проще простого! От такой силы пьянило голову - и заставляло сжиматься сердце. А если Ричард не справится? Если стихия одержит верх? Ведь даже учитель, и тот...
   Ричард повел плечами и принялся за чтение Той-Самой. Стоило ему одолеть несколько страниц, как сон укрыл его от мрачных мыслей.
   Путь их был достаточно скучным, как и обещал Олаф. "Весело" было только ночью: Ричард пытался найти хоть какой-то способ согреться. В трюме им места не нашлось, там едва помещались матросы, и приходилось буквально закапываться в одеяла. Ричард воспользовался запасным плащом как еще одним одеялом, но и оно не спасало. Он вставал задолго до рассвета: ноги мерзли. Согревая озябшие ладони дыханием, Ричард бродил (если это можно так назвать), осторожно переступая через храпящих наемников, по палубе. Он любовался рассветом. Кажется, это был самый прекрасный и самый тихий рассвет в его жизни. Той, которая началась после гибели Белона...
   - Ты правда видишь духов? - вдруг раздалось из-за спины.
   Ричард оглянулся. Рагмар стоял, скрестив руки на груди, и внимательно на него смотрел. Глаза его в рассветный час выглядели кроваво-красными: в них сейчас отражалась далекая заря. Губы, белесые, казались потрескавшимися. Только сейчас Ричард заметил, что у Рагмара чуть-чуть скошен нос: видно, в драке или в бою сломали. А еще - было совершенно не слышно, как орк дышит. Может быть, виной тому привычка незаметно подкрадываться к добыче. Волосы Рагмара, жиденькие, сбились налево: ветер.
   - Духов? - Ричард переспросил.
   Зеленокожий кивнул.
   - Духов. Шаманы их видят. Они есть у каждого дерева, у воды... - Рагмар поднял глаза к небу. - И дерево проросло, через все миры. Сюда приходят духи, а туда шаман летает на черной птице.
   Ричард улыбнулся. Красиво.
   - У воды? - Окен развел руками. - Я видел...то, что ты называешь духами. Переливаются всеми оттенками синего, дают власть...
   Рагмар внезапно оживился. Губы его зашевелились, брови на могучем лбу задвигались.
   - Расскажи мне о них. Я с детства...
   И внезапно его глаза расшились. Ричард проследил направление его взгляда, обернулся, и...
   Над деревней, которая выросла на берегу Фера, поднимался густой черный дым. Огня не было видно, а может, он терялся в лучах рассвета: деревня-то ведь с восточной стороны располагалась, да и не так уж близко.
   - Деревня горит! Деревня горит! - воскликнул Ричард.
   Привычка с детства: увидел пожар - кричи, кричи что есть мочи. Взрослые услышат и побегут тушить.
   - Огонь! - рык зеленокожего самые небеса мог разбудить.
   Палуба словно ожила. Те из матросов, что спали здесь, повыскакивали к правому борту.
   Рагмар прищурился. Поводил носом.
   - Хорошая драка, - произнес он со странным восторгом. - Хорошая драка здесь была. Храбрые воины дрались.
   Ричард, тоже прижавшийся к бортику, с молчаливым вопросом повернулся к зеленокожему.
   - Это каждый воин почувствует, - кивнул Рагмар.
   - Дело говорит орк. Дело! - Фрегар был тут как тут. Он кое-как поборол морскую болезнь. Разве что изо рта у него вовсю пахло мятой: он сжевал все свои запасы пахучей травы в этом великом противостоянии. - Кровью пахнет.
   Ричард сжал бортик пальцами. А вдруг там, как в Белоне? Вдруг всех...
   Как-тор незаметно в руках матросов появилось оружие, топоры, мечи да крюки.
   - А ты думал, что здесь все мирные ребятки, - Олаф расхохотался. - Парень, знал бы ты!
   - Узнает еще, - Эрик всматривался в приближающуюся деревню. - Плохой знак, плохой. Никогда такого не помню, чтобы кто-то тронул леферский поселок на берегах Фера. Смельчаки, понимаешь!
   - Я догадываюсь, у кого храбрость заиграла, - произнес Олаф и после, до самой деревни, только отмалчивался.
   Ричард сумел разглядеть сквозь клубы дыма главное: живые люди там остались. Вовсю сновал народ, наполнявший бочки, ведра и все, что угодно, лишь бы можно было воду перетащить. Наверное, замри чуть время, не проливайся вода, и решетом воспользовались бы.
   В высоком тыне, окружавшем деревню, гнилыми зубами смотрелись обуглившиеся бревна. Покосившиеся ворота подперли толстым бревном, едва не расколовшимся на щепы.
   Деревенский причал пустовал, так что коггу было, где пристать. Но едва корабль приблизился, как там выстроился целый отряд. Местные, кто в чем, ощетинились копьями.
   - Кто такие! - зычно окликнули с причала.
   - Купцы! Из Лефера! - Эрик кричал в сложенные лодочкой ладони. - Свои!
   - Те тоже своими назвались, - ответили с причала, но в голосе поубавилось вызова.
   Между тем, люди перестали снова к реке. Огонь удалось потушить, или, во всяком случае, ослабить.
   Когг остановился у самого края пристани, глубоко выдававшейся в полноводный Фер. Швартоваться никто не помешал.
   - Рагмар, оставайся здесь, - Олаф снял надетый было шлем, дабы успокоить местных. - Они там слишком нервные.
   - Хорошо, вождь, - кивнул Рагмар, перешел на левый борт и уселся там, чтобы его сложнее было заметить с причала.
   - Что у вас тут произошло? - спрыгнув на заскрипевшее под его тяжестью дерево причала, спросил Эрик. - Пожар или...?
   - Напали. В самый волчий час напали, - вперед вышел обладатель зычного голоса.
   Старый, на взгляд Ричарда, - ему было под сорок, человек ловко двигался в безразмерных черных шосах и красной бригантине. Широкий у гарды и резко сужавшийся к кончику клинка меч покоился на плече. Видно было, что для человек привычно было так двигаться. Вид у него был озабоченный. И вдруг он остановился, пристально вгляделся в спрыгивавших на пристань людей...
   - Да это же Олаф! - внезапно воскликнул этот человек. - Олаф! Вот так судьба! Ну в этот раз точно не обошлось без твоей удачи! Счастливчик! Принес, Высокий не даст соврать, неприятностей!
   И хотя слова эти казались (во всяком случае, для Ричарда) обидными, но боец широко распахнул дружеские объятия.
   - Ленор! Ленор! - Олаф в два-три мгновения задал бойца в объятиях. - Живой! А говорил, будто...
   - О добряках всегда говорят. Лучшие в этой клятой земле, потому и говорят! - Ленор размашистым движением водрузил меч на пояс и отер пот со лба. Он градом катился из-под шлема. - Тяжкая ночка выдалась, скажу тебе, тяжкая. Но я тебе потом расскажу! - Ричард оставался на борту и мог разглядеть взволнованное лицо Ленора. - Тебя ведь городской совет к нам на выручку послал? А? Я ведь сколько гонцов отправил в город...Уже, почитай, месяц...
   Олаф молчал, и уверенность пропадала из голоса Ленора.
   - Что ж. Понимаю. А это...Батиста! Старый друг! - боец пожал руку Смуглому. - Тебя бы! И Фрегар!
   - Земля! - толстяк (хотя, кажется, он вдвое похудел за время путешествия) блаженно выдохнул. - Земля!
   - А это Ловенек, - Олаф кивнул на мечника. - И наш друг Эрик. Вот с ним и плывем.
   - Ясно, - вздохнул Ленор. - Значит, одни мы здесь...
   - Лучше расскажи, что здесь происходит, - Олаф махнул Ричарду: спускайся, мол.
   Еще в начале пути командир строго-настрого приказал без сигнала магию не использовать. Никто из посторонних не должен был до поры-до времени знать о способностях парня. Окен тогда переспросил, а как быть с командой, ведь они точно слышали разговоры, да и вообще. Олаф тогда воздел глаза к небу и вздохнул.
   - Ничего ты не понимаешь в северянах. Потом, может быть, расскажу, - и продолжил объяснять, как важно сохранить скрытность.
   Ричард порывался было помочь с тушением пожара: делов-то! Но в голове постоянно крутились слова Олафа "Нельзя без сигнала!".
   - Хорошее место ты выбрал для покоя, - Ричард приблизился к Олафу, и стал лучше слышен их разговор с Ленором.
   - Непыльная работенка. Дом, семья. Все, о чем мечтают добряки...- он тут же спохватился. - Ну, почти все добряки. Извини.
   - Ничего.
   - И точно, хороший друг, - вдруг буркнул Эрик не без обиды, но Ричарду оставалось только догадываться о ее причине.
   - Месяца два или три, как в наши края захаживать...гости... - произнес он это с ненавистью, - стали. Торговцев почикают, скирды подпалят. И вообще. Неспокойно было. Посылал весточку за весточкой в город, просил помощи. Да этот городской совет! - Ленор припечатал непечатным. - Как внуков моих схоронят, может, и ответят! Мол, приняли к сведению! Тьфу! - и снова Ричарду пришлось краснеть, слушая отборную брань. - А ночью обнаглели совсем, полезли! Ну, к счастью, мне не спалось, дозоры проверял...Услышал...Ну и...
   - Тише, Ленор, тише. Сейчас многое меняется. Я думаю, в следующем году совет куда бойчее станет, куда бойчее, - успокаивающе произнес Олаф.
   Вокруг крутился народ.
   - Ребята, свои! Занимайтесь селением! - Ленор махнул, и отряд ополченцев враз превратился в толпу. - Видишь, с кем приходится...
   Ричард не сразу разглядел, что это такое. Из-за спин бойцов ему видны были только куски ткани, которыми накрыли какие-то продолговатые предметы. Но стоило ему подойти ближе...Десять, нет, двенадцать человек отдали жизни за селение.
   - Хорошо, со мной парочка добряков. Вон, и сейчас на этой...с позволения сказать, стене, - Ленор снял шлем. Все остальные, как по команде, тоже сняли шапки и шлемы.
   Ричард - шапок он не носил - просто склонил голову. Много, ох, много самых разных мыслей крутилось у него в голове.
   - Ты понимаешь...Мы бы помогли...Да спешим. Мы даже стоянок нигде не делаем, только в Зиммере на прикол встанем. Не можем мы опоздать, никак не можем.
   Впервые Ричард видел Олафа понурившим голову, извиняющимся. Будто он был виноват в нападении!
   - Поможем, чем сможем. Припасы, или... - Олаф замолчал, увидев потемневшее лицо Ленора.
   - Благодарю, имеется все, и даже больше. Вот людей нет толковых...Добряков бы... - и он с надеждой глянул в глаза, поочередно, всем бойцам отряда.
   Ну, кроме Ричарда: обладатель красной бригантины и не догадывался даже, что этот парень из наемников. Видимо, думал, что служка на корабле или кто-то вроде.
   Все молчали.
   - Мне бы с тобой поговорить, с глазу на глаз, - Олаф перешел на громкий шепот.
   - Понял, - Ленор кивнул, и он вдвоем отошли подальше, к самому берегу, к воде.
   Правильный выбор: поднявшийся ветер плескал речной водой, отчего тихий разговор было сложно подслушать.
   - Вот такие, значит, дела, - Ловенек закивал. - Поспешили, значит. Или, значит, людишек не хватало для штурма.
   Это и Ричарду было понятно. Если бы здесь действовал такой же отряд, что на их глазах сражался с орками, вряд ли деревня выдержала бы. А так - ворота даже не смогли взять!
   Людская суета становилась все громче. Люди потихоньку приходили в себя.
   Но возле убитых прибавилось плачущих. Ричард заметил девочку, лет десяти, вряд ли старше, на тощих ножках стоявшую над белой скатертью, обратившейся саваном. Она закрыла глазки кулачками, но не издавала ни звука.
   Ричард хотел помочь, очень хотел помочь, - но не знал, как. От этого лишь кулаки его сжимались, а желание уничтожить Глоркастер до самого основания только крепло.
   - Ничего, парень, будя! - толстяк похлопал Ричарда по плечу. - Будя! За нами не встанет. Отомстим.
   Ричард отвернулся. Его Белон - ведь его Белон так же!.. И кто-то, ну хоть кто-то отомстил? Нет...
   - Ладно, парни, - это уже Олаф с Ленором вернулись. - Не смею задерживать. Воды у нас можете, что ли, взять. Вкусная, такой сладкой никогда не видел. Из еды что...Понимаю, спешить вам надо...
   Ленор старался не смотреть в сторону погибших.
   - Везде, где только можно, расскажем о произошедшем. Всем встречным судам передадим весточку, - Эрик говорил так, будто приносил клятву мщения. - В городе скоро узнают, будь уверен.
   - Людей все равно не вернешь, - пожал плечами Ленор.
   В то мгновение он показался Ричарду глубоким стариком.
   - Мы отомстим. За всех отомстим, - Олаф пожал руку Ленора. - На корабль возвращаемся! Быстро! Времени зря не терять!
   Даже Фрегар, и тот не стал медлить.
   До самого вечера разговоров только и было, что о подвергшейся нападению деревне. Ричард пытался было заговорить с Рагмаром о духах, но тот все отмалчивался, стоя на корме: все разглядывал Фер. Может, он хотел там разглядеть нити стихийной энергии? Ричард готов был в этом поклясться.
   Следующие два дня прошли безо всяких происшествий. Фрегар окончательно привык к водному путешествию, и даже стал налегать на еду.
   - Значит, не боишься попрощаться? А то наворачиваешь, наворачиваешь, а потом, значит, все в воду? - хихикал Ловенек.
   Лекарь не отвечал: только громче чавкал.
   И все-таки, несмотря на шутки, стало как-то грустнее и тяжелее, что ли. Ричарду казалось, что самое небо налилось свинцом и давило, давило, давило... Фер выглядел серой лужей: в нем отражался тот же свинец, что распространился по небесам. А еще: за каждым поворотом реки Окен ожидал увидеть горящую деревню. Стоило только показаться где-то дымку, и все разговоры на палубе замолкали, руки тянулись к оружию.
   Но в какой-то момент все закончилось. Ричард только потом понял, в чем дело: вошли в пределы Зиммера. Фер здесь был куда шире: чувствовалась близость моря. Воздух, - и тот переменился. Вдохнешь - и соль морская на зубах скрипит. А уж сколько здесь было чаек! Правда, стало куда холоднее. Если еще первая ночь показалась Ричарду холодной, то сейчас буквально мороз забирался в самую душу. Пробуждался Окен теперь не столь от холода, сколько от клацавших зубов и заледеневших ладоней. Единственное, о чем Окен мечтал в такие мгновения - о тепле.
   Очередным холодным утром, его мечта осуществилась.
   Ричард проснулся в этот раз не от холода даже - от ветра. Уж с какой силой он дул! Хорошо хоть, на север, иначе, боялся Окен, когг отнесло бы обратно к Леферу. Парень силился рассмотреть, что же там, впереди, в тумане...
   И вот он показался, нет, выплыл из белесого марева. Высокие стены, наверное, раза в полтора выше леферских. Великое множество башен, на вершинах которых горели огоньки (жаровни, у которых грелась стража).
   Как и Лефер, Зиммер раскинулся по обе стороны реки. Но при этом он стоял на берегу залива, где Фер становился морем. И потому скорее принял форму раскрывающегося бутона. Стебель - это Фер, а цветок - город, раскрывшийся навстречу солнцу (северному морю).
   Когда туман немного рассеялся, и Ричард сумел разглядеть город во всех подробностях - он его потряс.
   Черная громадина словно выплывала из тумана. Белая мгла превращалась в крепкий, черный, древний камень. Фер здесь обращался в излучину, и с корабля можно было понаблюдать за движением повозок. Их было куда меньше, чем у ворот Лефера! Видно, предпочитали водный транспорт, еще бы! Повернись спиной к реке - и вот уже море.
   Крики сотен чаек, круживших на Фером, дорогой и крепостными стенами, служили верным знаком близости моря. Ричард вдохнул воздух. Если в Фере он был гаденьким, казалось, что ты вдыхаешь остатки выгребной ямы, то здесь ты дышал солью и ветром. Да-да, именно солью и ветром! Давно Ричард не дышал полной грудью. У него даже голова закружилась, он был точно опьянен этим воздухом.
   - А представь, парень, каково там, в море, - раздался голос Олафа рядом.
   Он запрокинул голову и закрыл глаза.
   - Нынче ветер из Эрина дует. Его ни с чем не спутаешь. Вода бросается в атаку на дюны, воды Фера отступают, и он становится солоноватым, - Олаф облизнул губы. - Когда же ветер дует с юга, то пресная ферская вода отгоняет морскую, и в море появляется...ну...пробка, что ли. Мы такие штуки Глазками Шутника зовем. Да...А еще - свобода. Свобода вокруг, над, под тобой. Везде свобода. Ты сам хозяин своей судьбы.
   Олаф замолчал. Ричард внимательно смотрел в его полуприкрытые глаза (Олаф опустил голову, и теперь не отрывал взгляд от приближающихся стен Зиммера), но продолжения так и не последовало. Вместо этого Олаф показал вперед.
   - Вон, видишь? Таможенники, уже тут как тут. Какая здесь может быть свобода?
   И верно. Вперед были самые настоящие морские ворота. Стена расступалась, впуская Фер внутрь. Но в любой момент его можно было перекрыть: Ричард разглядел огромные кольца с повисшими звеньями цепи. Легко можно было догадаться, что остальная цепь лежит на речном дне.
   - Зиммерский механизм. Вот за счет этого и живут. Кабы в Лефере с десяток таких цепей был! Даже часовую башню достроить который год не можем. Хорошо, Гаудри взялся за это дело. Городской совет еще веками обсуждал бы, ходил вокруг да около, - Олаф нахмурился.
   Перед речными воротами была обустроена уютная пристань: берега облачили в камень, выстроили приземистые домики. Квадратными. Ну точно квадратными! Все три этажа были покрыты ровными деревянными квадратами, от которых глаза рябило. Окену пришлось даже головой помахать, чтобы прийти в себя. Тропинки, вымощенные красными камнем, на этой пристани были не менее ровными. Ричарду стало не по себе. Какие же там люди?..
   - Сверимся с каталогом запрещенного товара.
   На корабль взошел отряд таможенников. Вперед шли двое человек, в надвинутых на самые глаза меховых шапках. Ричард им позавидовал: вот бы ему такую! Согреться!). Позади - пятеро стражников, при мечах, в кольчугах. Они пристально оглядывали каждую коробку.
   - Все, как положено, ничего запрещенного, - Эрик был сама любезность. Кланялся унылым таможенником, охотно рассказывал, что в том сундуке или во-о-он в этом мешке.
   - Вы же меня знаете, мастера, все в лучшем виде! - закивал Эрик в ответ на придирчивые взгляды таможенников.
   - Мы есть на службе, - прищурился левый.
   - Мы есть все проверять, - покачал головой правый.
   - Конечно, конечно... - Эрик закивал еще сильнее.
   - Механизмы?
   - Оружие?
   - Только личное, - Эрик продемонстрировал кинжал, висевший на поясе. - И штурмовое, одна штука. Зафиксирована...
   - Под номер триста семьдесят... - начал левый.
   - Пять в каталоге дозволенного вооружения, - подхватил правый.
   Ричарду стало не по себе. И даже не от того, что таможенники не стали сверяться со своими записями (хотя на руках держали огромные книжищи). А от самого тона, которым они это произнесли. Как будто бы самую человеческую жизнь они могли задокументировать, присвоить номер.
   - Есть обработанный шелк? - это правый.
   - Есть одежда на продажу? - это левый.
   - Что вы, что вы! - Эрик всплеснул руками. - Не первый раз в Зиммере!
   - Это есть хорошо, - кивнул правый.
   - Гость Зиммера есть хороший человек, - поддакнул левый.
   - А я о чем? - ухмыльнулся Эрик.
   - Надо смотреть трюм, - заметил левый.
   - Это есть очень важно, - кивнул правый.
   - Конечно, конечно! - Эрик сделал приглашающий жест. - Пройдемте!
   Ричарду только и оставалось, что разглядывать стражников. С кислыми лицами, красными от напряжения глазами, они постоянно озирались по сторонам. В низко надвинутых шлемах они походили на каменных истуканов: Ричард когда-то повстречал таких в лесу, в родном Белоне. Поросшие мхом, они образовывали круг. Один истукан приложил крохотную (по сравнению с остальным телом) ладонь ко лбу. Когда-то напряженно стискивал меч (шириной в три-четыре ладони истукана). В каменных глазах и то было больше радости и доброжелательности, чем у стражников.
   И вдруг раздался чих, шедший с кормы. Один из стражников глянул в ту сторону, пригляделся...и обомлел.
  
   Гетто - квартал монетных дел мастеров.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

41

  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | | Ш.Галина "Ad memorandum/ Чтобы не забыть." (Любовные романы) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | С.Вайнштейн "Украденная служанка" (Любовное фэнтези) | | С.Фокси "Телохранитель по обстоятельствам" (Фэнтези) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | | И.Лукьянец "Провокация" (Приключенческое фэнтези) | | И.Палий "Ведьма в подарок" (Попаданцы в другие миры) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"