Андреева Ольга Юрьевна: другие произведения.

Там, где оживают пески

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

  
  Глава 1
   Ночь огромным синим драконом наползала на Феруз со стороны Великой Пустыни. Дневной раскаленный зной уже давно уступил место ласковой вечерней прохладе и в сгущающихся сумерках то тут, то там загорались масляные фонарики над дверями домов. Первыми вспыхивали лампы над многочисленными лавками и постоялыми дворами, коих в богатом торговом городе, расположенном на перекрестке двух великих торговых путей было огромное количество. В них можно было купить все: от роскошных золотых украшений Запада и Северных звонких мечей, до благовоний Востока и изысканных вин Юга. Каждый день купцы в лавках, словно трудолюбивые пауки, вили многосложные паутины льстивых речей, выторговывая для себя звонкую разномастную монету, а вечерами, запираясь у себя, тщательно подсчитывали то, что заработали за день непосильным трудом. За тем и зажигались над их дверями фонарики, чтобы осветить узкие и кривые улочки Феруза, где в темноте так легко спрятаться банде проходимцев, замысливших ограбить честного купца прямо в его лавке. Постоялые дворы же, напротив, были рады припозднившимся гостям, которые щедро оплачивали пищу и кров, чтобы через пару дней уйти с торговыми караванами в Великую пустыню, растворившись в песках, будто и не было их вовсе. А потому, их фонарики были сродни свету маяка, что путеводной звездой горит на горизонте, обещая страннику тихую пристань.
   Потом, будто спохватившись, вслед за светляками лавок и трактиров вспыхивали яркими огнями стены дворца Правителя Феруза, благословенного Ияра, что мудро правил городом во славу всем Богам и их Великой Матери вот уже двенадцать лет. Его правление стало для жителей города, дотоле измученных страшной междоусобицей в стране, настоящим глотком ключевой воды после полуденного пустынного зноя. Это он победил армию предыдущего Правителя - трижды проклятого Саргона, попытавшегося покуситься на власть над всем царством. Это он выгнал узурпатора и всю его семью с позором из города, а затем железной рукой навел порядок в Ферузе: приструнил бедняков и попрошаек, даровал широкие права купцам и знати. И бедный стал еще бедней, а богатый - богаче. И Феруз расцвел при нем несказанно.
   Словно перекликаясь с дворцом, освещались колонны Храма Великой Матери - тихой обители Мудрейших - совета жрецов, которые каждый день без устали молились о благополучии Феруза, да и всего царства Дияла. И никакие мирские соблазны не могли поколебать их твердой решимости жить в святой бедности, а все роскошные дары храму во истину приносились лишь в жертву Великой Матери и всем богам. Наверное, именно поэтому обласканы были Мудрейшие благосклонностью небесной и милостью земной. Ибо видела Великая Мать их преданность себе и не оставляла сирых детей своих, а потому имели они вес и уважение в обществе, и неисчислимы были богатства Храма.
   Когда же огромный ночной дракон проглатывал Феруз, и наступала черная пустынная ночь, светлячки фонарей начинали беспрестанно вспыхивать то тут, то там - это жители города зажигали у своих жилищ лампы, стремясь отогнать ночную мглу и все, что в ней прячется от своих очагов. Так что в какие-то часы весь город с высоты крепостной стены казался огромным светящимся морем, что раскинулось вокруг живописного оазиса в самом сердце Великой Пустыни. И только одна часть города так и оставалась погруженной во тьму - квартал бедняков, называемый в народе Глоткой Дэва, едва ли мог расцвести разноцветными фонарями - у местных обитателей, порой, неделями не было куска хлеба, не то, что масла для светильника.
   На крепостной стене, что обнимала город, подобно любящим рукам Великой Матери, тоже вспыхнули огни. Они освещали посты стражи, которая лениво перекликалась между собой каждый час о том, что все спокойно. Основная же часть стены так и утопала в полумраке. и здесь, между зубцами крепостных башен, часто пряталась вечерами маленькая воровка из Глотки Дэва. Ей едва ли минуло двенадцать лет, была она невысокая и худенькая, в мешковатых шалварах неопределенного цвета, такой же затасканной рубашонке и старой, видавшей виды, дупатте. Коротко остриженные темные волосы выбивались из-под платка и неровными космами спадали на чумазый лоб. Но если взглянуть ей в глаза, то можно изумиться, до чего необычного и редкого они цвета. В не по-детски серьезном взгляде разлита больная бирюза Срединного моря, да, пожалуй, ни один драгоценный камень из сокровищницы правителя не передаст их восторженного сияния, в котором сейчас отражались все огни Феруза. Звали девчонку Тией, и в своей недолгой жизни у нее было две радости: ее ручная забавная обезьянка Мушил, что помогала обкрадывать зазевавшихся купцов на рыночной площади, а в свободное время веселила хозяйку забавными выходками, да ее собственная сказка-ночное море огней огромного Феруза. Она приходила сюда почти каждый вечер. Сидела меж зубцами башен и смотрела, как разливается по городу ночь, а потом незаметно уходила по направлению к подворотням Глотки Дэва, унося в памяти сказку.
   Однако в этот вечер понаблюдать за ночными огнями ей не дали. Мушил, сидевшая спокойно у нее на левом плече, вдруг встрепенулась, осклабилась и тревожно обернулась в сторону лестницы, ведущий в крепостной двор. Через пару минут оттуда послышался гомон голосов, который приближался к месту, где сидела Тия. Стали уже различимы отдельные слова:
   -Лови его, лови! Не давайте ему забраться на стену! - кричали снизу.
  
   Тия, напуганная тем, что сейчас сюда прибежит целая толпа стражников, покрепче прижала к себе Мушил, которая, дрожа от страха, вцепилась в ее дупатту, и отодвинулась в глубокую тень, что отбрасывала ближайшая сторожевая башенка. Она знала наверняка, что если стражники ее здесь заметят, то им с Мушил несдобровать, и тогда в Глотку Дэва они вернутся еще не скоро. Тия сжалась в комочек в самом дальнем углу и горячо просила Великую Мать, чтобы стражники пронеслись мимо, не заметив в кусочке ночной тьмы маленькую воровку и ее обезьянку. Но Великая Мать не услышала ее молитвы, ибо ночью, как известно всякому жителю Пустыни, небеса наглухо запираются огромными Звездными Вратами, и не слышно из-за них богам, о чем молят смертные. А потому, расширенными от страха глазами Тия увидела, как показался из-за угла жилистый худой человек в оборванной одежде, как он бежал, прячась в тени, из последних сил стараясь не упасть на полпути. Незнакомец уже добежал до места, где пряталась Тия, но вдруг споткнулся, неловко повалившись набок, прямо к ногам маленькой воровки. Собрав последние силы, он поднял голову и потрескавшимися губами еле различимо прошептал: "Помоги мне!". Затем глаза, смотревшие на нее с мольбой, закрылись, голова откинулась набок и человек потерял сознание.
   Тия затравленно заметалась у себя в закутке. Топот и крики быстро приближались и из-за угла вот-вот должны были показаться стражники... Но вдруг она сообразила, что если они схватят этого человека, то найдут и ее, и тогда... В этот момент из-за угла показался первый стражник. Он бежал, озираясь по сторонам и держа наготове огромный кривой палаш. И Тия решилась. Она нащупала в кармане заветную склянку и разбила ее о камни. В ту же секунду воздух над башенкой сгустился, словно сладкий овсяный кисель, что по большим праздникам варила бабушка Нур, и, хлюпнув, поглотил маленькую воровку, ее обезьянку и незнакомца, распростертого на стене, будто и не было здесь никого. Толпа стражников, ничего не заметив, пробежала до противоположного конца стены, и, не обнаружив беглеца, растерянно загомонила.
  -Это магия! - расслышала из своего укрытия Тия. - Он - колдун! - она усмехнулась про себя. Знали бы они, что это за магия, наверняка сбежали на другой конец Великой Пустыни, и никогда больше не возвращались в Феруз. Уж очень местные боялись древнего знания... Стражники, тем временем, поозиравшись, ушли со стены ни с чем, а Тия еще долго сидела, пытаясь успокоить испуганную Мушил и унять бешено стучащее где-то около горла сердце. Но тиха была пустынная ночь, слава Великой Матери, и ничто не нарушало покой спящего Феруза.
   Мало-помалу, действие порошка иссякло, и Тия оказалась в затруднении: тащить на себе молодого мужчину, пусть изможденного и исхудавшего, но все равно тяжелого и крепкого через весь город было ей не под силу. Поминутно поминая бога Аша, что покровительствовал всем ворам подлунного мира, она кое-как привела незнакомца в сознание. Тот открыл глаза, цвет которых Тия в темноте так и не смогла определить. Уж слишком глубокие тени отбрасывал ближайший фонарь.
   -Ты идти можешь? - спросила Тия. Свой вопрос ей пришлось повторить несколько раз, прежде чем до него дошел смысл сказанного.
  -Да, смогу - пошевелил он губами, так, что Тия скорее угадала ответ, чем его услышала. Странен был этот человек! Избитый, раненый, изможденный, в чем только душа держится? А все равно готов сейчас встать и идти. Тия невольно посмотрела на него с уважением: такой силы воли она еще ни разу не встречала. "Надо непременно показать его бабушке Нур. Она живо поставит его на ноги" - подумалось ей.
  -Тогда идем. Идем же! - маленькая воровка нетерпеливо дернула его за руку, справедливо опасаясь, что если они замешкаются, то невнятная возня в темном закоулке привлечет внимание стражников на стене. Незнакомец только зашипел от боли.
  -Ох, прости, только надо поторапливаться. Или ты хочешь, чтобы сюда снова вернулись те солдаты? - Тия поморщилась. Просто удивительно: он был для нее обузой, но именно ей, вдруг стало стыдно перед этим человеком за то, что так резко себя с ним вела.
   Тот лишь медленно кивнул и кое-как поднялся, опираясь на плечо Тии. Странно, но ее Мушил, которая никогда и никого к себе не подпускала, кроме, пожалуй, нее самой, да бабушки Нур, на этот раз совершенно спокойно перепрыгнула незнакомцу на плечо. Тия только возмущенно посмотрела на обезьянку: "Маленькая предательница!" - подумала она обиженно. До этого момента Мушил была нужна только она. Та же, как ни в чем не бывало, уцепилась лапками за ухо незнакомца...
   Они медленно брели по кривым улочкам Феруза, выбирая дорогой самые темные проулки и избегая предательских фонариков, что могли выдать их городскому патрулю. А ночных подворотен Тия не боялась: здесь она была у себя дома и никто из воров Феруза не тронул бы просто так тощую девчонку с обезьянкой на плече...
  
  
  
  
  Глава 2
   Давным-давно, когда жрецы Великой Матери всех богов еще не ступали на земли Пустыни, а сама Пустыня была далеко не так обширна и полна цветущих оазисов, здешние люди верили совсем в другое. Они говорили, что подлунный мир стар, как и то небо, что окутывает его своей лазурной дымкой. Что в этом мире осталось мало созидательных сил, и поймать их нити, чтобы создать что-то удивительное, большинству живущих не дано. Но случается, что каком-то из многочисленных родов, что разбросаны по Великой Пустыне, рождается замечательный ребенок, способный сплетать нити сил, чтобы создавать волшебство. И тогда из его рук выходят волшебные артефакты, о которых потом слагаются легенды.
   Сами боги ценят таких мастеров на вес золота и хранят их особо. Кто-то из этих удивительных людей создает волшебное оружие и доспехи, что дарят их обладателю непобедимость, кто-то делает магические амулеты с разнообразными свойствами, а есть и те, кто варит особые зелья и изготавливает удивительные порошки. Эти люди годами ищут и обучают себе подобных, чтобы нить древнего знания не порвалась...
   Так было до прихода жрецов Великой Матери, объявивших местные верования вне закона и искоренивших во славу новой религии все, до чего смогло дотянуться жадное пламя костров, в которых жгли и свитки, и артефакты, и людей, не принявших новую веру и не пожелавших предать забвению свои знания. Вот уже пять столетий пролетело над Великой пустыней, и пропали те особые люди, что творили волшебство. Кто-то сгорел в священном пламени, кто-то был вынужден отречься от своего знания, а кто-то продолжал его сохранять, пряча от людей свои способности, и, по мере сил, передавать знания ученикам. Но толковых учеников было все меньше, а бдительных жрецов все больше. И настал момент, когда древнее знание пресеклось. Бабушка Нур была одной из последних мастеров - зельеваров в Великой пустыне, да и знали о ее даре единицы. И все равно приходилось быть очень осторожной, чтобы продавая очередной порошок от зубной боли не наткнуться на соглядатаев Храма. Потому и наказывала бабушка Нур строго-настрого своей маленькой воспитаннице, пряча ей в карман широких шалвар склянку с порошком морок-травы, чтобы использовала она ее лишь в самом крайнем случае, если не будет другого выхода. И сейчас, когда почувствовала далекую вспышку волшебства, сильно обеспокоилась. Бежали часы, а Тии все не было видно. Она хотела было уже сама отправляться на поиски, как вдруг мешковина в дверном проеме отдернулась, и на пороге появились двое: маленькая воровка и какой-то едва живой человек, чье лицо закрывали длинные темные волосы, слипшиеся от пота, крови и грязи. Тия едва переводила дух, а ее спутник, казалось, сейчас упадет. Бабушка Нур всплеснула руками и, обняв его за плечи, дотащила до соломенного тюфяка в углу их жалкой лачуги. Потом она осуждающе посмотрела на Тию своими черными, словно ночное небо глазами:
  -Зачем ты потратила на него порошок, маленькая негодница?
  -Бабушка, у меня выхода не было! - жалобно всхлипнула Тия. - Я сидела на крепостной стене, а этот человек убегал от стражников. Он упал рядом с местом, где я пряталась. Нашли бы его, нашли бы и меня. И тогда...
  -Сколько раз я тебе говорила, упрямая ты девчонка, что нельзя тебе туда таскаться! - стала ругаться та. - Неужели не понятно, что добром бы это все равно не кончилось...
  -Но там же так красиво! - грустно посмотрела на нее Тия. - Ведь мне хочется...
   Бабушка Нур только вздохнула. Вот девчонка! Знает, ведь, ее слабое место. Стоит Тии только посмотреть таким печальным, выворачивающим душу взглядом, и злости как не бывало. А что у девчонки есть в жизни, кроме воровства, худого тюфяка, да дырявой крыши в Глотке Дэва? Ничего нет, да и не будет, если не случится в ее жизни чего-то особенного, что изменит ее жизнь. Бабушка Нур теперь даже частенько жалела, что родилась с даром травницы, а не парии-предсказательницы. Своей искры она в этом тощем ребенке не чувствовала, а предсказать ее судьбу не могла. Вот и получалось, что пока маленькая Тия обречена быть воровкой на базаре Феруза. Далеко не самая завидная судьба...
   -Бабушка Нур, раз уж так получилось, что мне пришлось тащить бродягу на себе через весь город, его надо поставить на ноги, иначе получится, что зря я использовала твой порошок - хитро посмотрела на нее Тия.
  
  
  -И дался тебе этот оборванец! - она теперь злилась только для порядка. Повернулась в его сторону и стала пристально разглядывать. Грязные волосы разметались по сторонам, открывая лицо. Бродяга был молод. Лет двадцать, не больше. Лицо породистое, загорелое. Точеные скулы, орлиный нос, волевой подбородок. Да... если бы не грязь и кровь, но мускулы есть, и если откормить его, пожалуй, будет хорошим воином...
  -Его бы помыть для начала и посмотреть, где у твоего найденыша раны. А то, под такой грязью, боюсь, это невозможно - бабушка Нур вздохнула, взяла бадью и отправилась к колодцу за водой. Слава Великой Матери, родник в оазисе Феруза не иссякал, и был достаточно мощным, чтобы напитать водой всех желающих.
   Вернувшись, она прогнала любопытную Тию во двор, а сама стала отмывать бродягу. Извела почти всю бадью, но зато отмыла с его тела всю грязь. Оказалось, что незнакомец серьезно ранен в бок, и рана уже начала гноиться, кроме этого была разбита голова. Бабушка Нур нахмурилась и озабоченно потрогала его лоб. Так и есть! Начался жар. Она нарыла бродягу старой циновкой и кликнула Тию. Та сразу же объявилась на пороге. Вот коза любопытная!
  -Ну что, искательница приключений, - строго проговорила бабушка Нур. - Сумела найти больного бродягу, сумей и раздобыть ему целую одежду, потому, что его лохмотья никуда не годятся. - Она увидела, как беззаботная улыбка сползла с лица Тии.
  -Ладно, - вздохнула та, осознав, что поспать ей сегодня так и не придется. Пойду, пройдусь по дворам Среднего города. Наверно, что-нибудь достану... - с этими словами маленькая воровка тут же исчезла в темном переулке.
   Оставшись одна, бабушка Нур разожгла очаг, поставила на него котелок и задумчиво стала перебирать мешочки с порошками из своих запасов. Сморщенное от старости, словно печеное яблоко, лицо хмурилось, тонкие губы беззвучно шевелились, читая древние заклинания. Она отослала Тию со двора не потому, что одежда бродяге сейчас была так уж необходима, а лишь для того, чтобы не мог видеть непосвященный, как творится старое мастерство чар. Потом долго стояла согнувшись над котелком, и уж забрезжил в единственное оконце ярко-рыжий пустынный рассвет, когда бабушка Нур, наконец, вылила из котелка в плошку золотистый дымящийся отвар, которым нужно было поить больного до полного исцеления. Тии, между тем, все не было. Бабушка Нур выглянула в оконце на пустой двор и поморщилась: вечно эта негодница заставляет ее волноваться...
  
   Средний город славился меж всех воров Глотки Дэва как рог изобилия. Зажиточные ремесленники, важные лавочники, степенные пузатые чайхани селились именно здесь, поближе к внутренним стенам города и подальше от квартала нищих. Шумный и суетливый, полный богатых покупателей и бойких торговцев днем, ночью он был тих, словно море в безветренную погоду. Тишину и безмятежность лишь иногда нарушал топот стражи, что патрулировала улица Срединного города, дабы честные люди спали спокойно в своих постелях. И если днем любой, мало-мальски ловкий воришка мог легко разжиться здесь монетами из чужого кошелька, прячась в людской толпе, то по ночам сюда отваживались заглядывать далеко не все из них. Разжиться чем-то серьезным в одиночку после заката здесь было трудно, а попасть на глаза страже - очень даже легко. Но Тия, пользуясь своим малым ростом и кошачьей ловкостью, частенько захаживала сюда в сумерках, чтобы полакомиться сладкими финиками с пальм, что росли во дворах, утащить круг козьего сыра или свежих лепешек, которые беспечные хозяйки оставляли прямо на небольшом кухонном оконце, а то и добыть себе одежды, если старая совсем истиралась в лохмотья. Она же, единственная из детей-воришек, могла похвастаться тем, что так и не была ни разу поймана здесь на краже.
   Тия пробралась кривыми улочками до знакомой развилки и, свернув налево, единым духом пробежала по освещенному проулку до самой базарной площади, а там быстро перепрыгнула первую попавшуюся ограду и огляделась. Ей несказанно повезло. Кто бы ни был хозяином этого дома, но он явно был богат и беспечен, надеясь на крепость своих замков. Внутри двора раскинулся целый сад. Здесь были и финиковые, и инжирные пальмы, и гранатовые деревья. Тия тихонько присвистнула, предвкушая праздник живота, но сбор поспевших фруктов можно отложить на потом, а пока... Она двинулась к бельевой веревке в глубине двора, на которой была оставлена выстиранная одежда. Тия подошла к веревке вплотную и растерянно огляделась. Она никак не могла определиться, какую одежду брать. Бродяга был высок и худ, как богомол, а потому, все то, что она сейчас видела перед собой, могло вместить двух таких людей. Помявшись еще немного, она выбрала самую узкую курту и самые маленькие шалвары, горячо надеясь, что незнакомец в них не утонет. Затем решительно сорвала с веревки еще и пеструю дупатту и завязала в ее краденое.
   Тия, тихонько окликнув Мушил, которая поедала финики на пальме, набила себе глубокие карманы сладкими фруктами и собралась было перелезать обратно, но зазевавшись на секунду, споткнулась о горшки, что сушились у самой стены. Горшки, громко звякнув, повалились на землю, и в предрассветной тишине это прозвучало будто удар грома. В доме послышалась возня и невнятная ругань - похоже, хозяин проснулся, Аш его раздери! Тия с разбегу взобралась на стену и спрыгнула вниз в тот самый момент, когда дверь дома распахнулась и ей вслед понеслись громкие проклятия вперемешку с криками "Стража!".
   Тия бегом бросилась прочь, но тут в конце улочки увидела стражников, сбежавшихся на крики. Помянув про себя Аша еще раз, она оглянулась, но и сзади ее уже настигал патруль.
  - Беги, Мушил! - прошептала она обезьянке, что зло скалилась на преследователей, и подкинула ее на ближайшую стену. Та проворно вскарабкалась наверх, а Тия последовала за ней. Потом, отдышавшись немного, они перебрались на низенькую крышу , а оттуда через двор - на соседнюю улочку и стремглав скрылись в темной подворотне...
   В своей лачуге Тия оказалась только тогда, когда ярко-красный диск солнца уже был виден из-за горизонта, а на все вопросы бабушки Нур только рукой махнула. Потом высыпала из карманов изрядно помятые финики и инжир, бросила на пол узел с одеждой, легла в угол, свернувшись калачиком, и тут же уснула.
  -Что это она? - удивленно спросила бабушка Нур у Мушил, а та в ответ скорчила смешную рожицу...
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3
   Бродяга не приходил в себя уже две недели, и бабушка Нур была этим не на шутку встревожена. Ее чудо-отвар действовал слишком медленно. Скорее всего, оттого, что больной был слишком истощен и его телу просто не хватало сил, чтобы быстро справится с недугом. Каждый день она исправно вливала ему в рот золотистую жидкость, надеясь, что лекарство вот-вот подействует, но пока добилась только того, что рана на его боку зарубцевалась.
  -Теперь у него здесь на всю жизнь шрам останется - озабоченно объясняла она Тии, которая заглядывала ей через плечо и следила, как бабушка Нур меняет повязку.
  -Шрамы мужчину украшают - пожимала плечами маленькая воровка. Подумаешь, какой-то рубец. Зато жив останется... То, что незнакомец может умереть, Тии даже в голову не приходило. Вон, как бабушка Нур его выхаживает. Будто он ей сын родной. А у бабушки Нур еще никто просто так не умирал. Тии и самой было это удивительно: как получилось, что они спасли и лечат человека, которого впервые видят? Не иначе, то самое древнее волшебство, о котором ей рассказывала бабушка Нур.
  -Скажи, а он - волшебник? - тихо спросила однажды Тия старуху. Та только зашикала на нее.
  -Ну что за глупости ты говоришь, девчонка? Какое волшебство?!
  -А почему же мы тогда его выхаживаем, вместо того, чтобы просто бросить? - не унималась Тия.
  -А почему ты на него извела склянку порошка и притащила к нам? Я, вот, занимаюсь им потому, что мне совесть не позволяет оставить его на произвол судьбы. А ты-то, зачем с ним связалась? Могла бы так оставить на стене и тихо уйти...
  -Не могла бы! - обиженно выпятила губу Тия. - У меня тоже есть совесть... Я просто так спросила, привыкла к нему, вот и все. Если он еще немного пролежит без сознания, стану думать, что он здесь был всегда.
  -Глупая ты девчонка! - покачала головой бабушка Нур и рассмеялась...
  
   Незнакомец открыл глаза неожиданно. Тия сидела рядом с его постелью и перебирала чечевицу, когда почувствовала, что на нее пристально смотрят. Она взглянула на бродягу, и, замерев от неожиданности, встретилась с ним взглядом. Глаза у незнакомца были странного серо-зеленого цвета, будто высохший горох. Тия даже рот раскрыла. Так они и смотрели друг на друга молча, пока тот не спросил хриплым голосом:
  -Где я?
  -Ты в Глотке Дэва. - Тия уже справилась с удивлением и отвечала слегка небрежно, как по ее мнению, подобает отвечать настоящей воровке всяким пришлым проходимцам. - в нашей с бабушкой Нур лачуге.
  -А кто ты такая? - бродяга с жадным интересом разглядывал ее лицо, так что Тии даже стало не по себе.
  -Я - та, кто спасла тебя на стене две недели назад! Тия меня зовут - слегка обиженно протянула она. Надо же, даже не вспомнил... - И не пялься на меня так, а то уйду.
  -Прости - смиренно улыбнулся незнакомец. - Просто у тебя глаза очень необычные для этих мест. Ты - чужестранка? Где твои родители?
  -Нет у меня родителей - потупилась Тия. - Двенадцать лет назад меня подкинули в эту лачугу. Бабушка Нур, что живет здесь, заменила мне мать. А зачем тебе мои родители?
  -Не обижайся, Тия. Много лет назад я встречал человека с глазами, подобными твоим, вот и спросил.
  -А скажи-ка мне лучше, кто ты такой, почему убегал от стражи, и как оказался на стене?
  - Это долгая история... Как-нибудь потом тебе расскажу. А имен у меня много, и ни одно не будет настоящим. Я его забыл когда-то давно. Ты можешь звать меня Змеелов.
  
  
  
  -Змеелов? Что за кличка такая странная? - изумилась Тия. - Не мог, что ли, себе человеческое имя придумать, раз уж свое забыл? - ее лицо приняло такое комичное выражение, что Змеелов рассмеялся.
  -Эй, ты чего скалишься? - возмутилась она. И смех у него такой странный, лающий, будто уличный пес брешет.
  -Ты забавная - отсмеявшись, он сел в постели и с удивлением обнаружил, что одет в какую-то мешковатую рубаху и широченные штаны, что висели на нем, будто парус в безветренную погоду. - Откуда на мне эти мешки? - удивился Змеелов
  -Я, между прочим, собственной шкуркой рисковала, чтобы эту одежду... - Тия осеклась, посмотрев на бродягу. Вдруг стало стыдно признаться, что она это для него украла. - Ты не ответил на мой вопрос.
  -Почему я скалюсь? - насмешливо приподнял бровь тот.
  -Нет, почему именно кличка? - Тия посмотрела на него в упор.
  - Я наемник, Тия. Зарабатываю себе на жизнь тем, что охраняю караваны. А у наемников в Великой Пустыне, как ты знаешь, нет имен. Только клички.
  -Знаю, чтобы не нашли их семьи - кивнула она, пристально глядя на Змеелова.
  -Мне это без надобности. Нет у меня родных. Родители умерли десять лет назад во время поветрия Смеющейся смерти... - его голос дрогнул.
  -А почему именно Змеелов? - Тия с трудом проглотила подкативший к горлу комок. До слез стало жалко бродягу.
  -Потому, что одна гадина давным-давно предала отца, прикинувшись его другом. Из-за этого моя семья потеряла все: и уважение, и положение в обществе. Но когда-нибудь, я поймаю эту змею... - лицо Змеелова прияло такое жесткое выражение, что Тия даже испугалась. То было лицо опытного убийцы, поджидающего жертву в темной подворотне. Она прикусила язык, понимая, что этот человек может быть опасен. Он же заметил страх Тии, и жестокость на его лице сменилась печалью.
  -Не бойся, девочка, не такой уж я и страшный. Тем более человеку, который меня спас... - Змеелов оборвал сам себя потому, что в дверном проеме показалась бабушка Нур. Она не выказала удивления или радости при виде очнувшегося больного, только сухо кивнула и спросила:
  -Как ты себя чувствуешь, наемник? - спросила она, пристально посмотрев в сторону Змеелова.
  -Откуда ты знаешь, бабушка, что я наемник? - он почтительно склонил перед ней голову, но тут же поднял глаза и удивленно посмотрел на нее.
  -Я стара, сынок, но все еще прекрасно слышу и неплохо вижу... - рассмеялась старуха, словно сухая чечевица посыпалась на пол из мешка. - На твоем теле есть шрамы, оставленные мечами, а ты сам только что рассказывал Тии о себе. Только что-то ты совсем отощал. На, вот, подкрепись, а то и меч в руке не удержишь. - она протянула Змеелову свежеиспеченную в тандыре лепешку. Потом посмотрела на Тию:
  -Ну-ка, егоза, сбегай на двор, да проверь хлеб в печи. Не ровен час, подгорит - та не заставила себя упрашивать и выпорхнула из лачуги, будто птичка-королек. Змеелов посмотрел вслед убегающей девчонке, а затем перевел взгляд на старуху. Та подождала еще немного, и, убедившись, что Тия их не слышит, заговорила:
  -Я не буду спрашивать, что ты натворил, но сейчас тебя повсюду ищут в Ферузе. Не сунулись пока только в Глотку Дэва. Но и это лишь вопрос времени. Так что думай, что будешь делать дальше, Змеелов, долго тебе здесь оставаться нельзя. Мы тебя спасли, а теперь и ты спаси нас - не наведи беды на нас с Тией, уходи, как только сможешь... - строго нахмурившись, проговорила она.
  -Я уйду через два дня, на рассвете, бабушка. Мой караван отправляется в Хибу, что далеко отсюда, и тогда я исчезну. А до того - позволь мне остаться здесь - попросил он.- Я буду очень осторожен, обещаю.
  -Великая Мать, огради от напасти! - устало вздохнула старуха. - Ладно, Змеелов, оставайся. Но всего два дня!
  -Спасибо тебе, бабушка - горячо поблагодарил ее наемник.
  - Бабушка, лепешки готовы! - в лачугу, смешно пританцовывая и перекидывая горячий хлеб из одной руки в другую, вбежала Тия, и разговор прервался.
  -Молодец, дочка. А теперь, возьми-ка, вскипяти воду, засыпь в нее чечевицы и свари похлебки, а то я что-то притомилась... - вздохнула она и села на циновку, рядом с постелью Змеелова. Тия послушно подхватила бадью и отправилась, что-то насвистывая себе под нос, за водой к роднику. Следом за ней увязалась Мушил, до того мирно дремавшая в углу.
  - Бабушка, а скажи мне, как эта девочка попала к тебе? - задумчиво спросил Змеелов.
  - Однажды ночью, немного после Битвы у Стен, на пороге моей лачуги раздался мышиный писк. Я очень удивилась, выглянула наружу и нашла корзину с подкидышем. Им оказалась девочка с удивительного цвета глазами. Я назвала ее Тия, что на моем родном наречии означает "море"...
  -Воистину, море! - рассмеялся Змеелов. Я знаю ее только час, а она уже десять раз успела поменять свое настроение.
  -Да, Тия переменчива как пески Великой Пустыни - улыбнулась бабушка Нур. - Но сердечко у нее очень доброе. Ты не смотри, что она грубовата бывает, это все оттого, что приходится ей в трущобах жить, среди воров и нищих. А будь у нее другая жизнь...
  - Другая жизнь... - как-то невесело усмехнулся Змеелов. - Да будь у каждого из нас другая жизнь, мы бы не были теми, кто есть. Вот ты, бабушка, как очутилась в этих трущобах?
  - Я живу здесь давным-давно, наемник. - вздохнула старуха.- Так давно, что уж и о счета сбилась, сколько лет... Мой отец был торговцем с южных берегов Срединного моря. Родилась я в Сибе, может, слыхал такой город? - испытующе посмотрела она в его сторону, будто ожидая весточки с далекой родины.
  -Кто ж из наемников не слышал о Сибе? Этот порт частенько нанимает нашего брата для охраны грузов на судах. - кивнул Змеелов.
   -Пока удача была на его стороне, мы жили богато. Но в один проклятый Великой Матерью день, мой отец решил перевести всю семью в Феруз, поближе к караванным путям, и с тех пор посыпались на него несчастья одно за другим: сначала пропал в пути караван, с его товарами, потом обманул нас нечистый на руку купец, что должен был продать отцу лавку в Ферузе. Взял за нее втрое больше против того, о чем они сговаривались в Сибе, а вскоре та лавка сгорела. Отец мой, что еле-еле наскреб денег для ее покупки, оказался кругом в долгах. За хороший дом, за товары, которые уже негде было продавать. Так что немного времени прошло, как оказались мы на улице. Отец такого позора не пережил и умер, а мать и брат ушли вслед за ним два года спустя, во время морового поветрия. Мы тогда уже здесь оказались, в Глотке Дэва...- горькая складка залегла у бабушки Нур на лбу, а глубокие морщины на лице обозначились еще резче.
   Змеелов смотрел на бабушку Нур и думал, что она чего-то недоговаривает. Не могла дочь простого купца, пусть и богатого так разбираться в травах, чтобы поставить его на ноги за пару недель. Но выпытывать не стал. Спросил только:
  -Ты, бабушка, стало быть, и читать умеешь, раз отец твой богат был?
  -Умею, наемник. А почему ты спрашиваешь? - подозрительно покосилась она.
  -Ну, научила бы Тию всему, что сама знаешь. Глядишь, и выбилась бы она из трущоб... - нашелся он.
  -Из трущоб выбиться очень сложно - махнула рукой старуха и поправила белую дупатту на голове. Да и не способная она ко всему, что я знаю, а просто научиться читать недостаточно, чтобы уйти отсюда. Глотка Дэва-место гиблое. Раз попавший сюда уже просто так не уйдет.
   В это время вернулась Тия, и они смолкли. Маленькая воровка тащила бадью воды, высунув от натуги язык. Рядом бежала довольная Мушил, дожевывая на ходу кусок лепешки.
   -Скоро будет готов ужин - торжественно объявила она и вылила воду в котел над очагом.
  
  
  
  Глава 4
  После ужина к бабушке Нур пришел какой-то человек, как бывало часто. Они потолковали о чем-то во дворе и вместе ушли. Тия к этому настолько привыкла, что даже внимания не обратила, а вот Змеелов удивился, куда старуха может уйти на ночь глядя. На его вопрос Тия только беспечно плечами пожала:
  -Она почти каждый день вечером уходит. Что-то покупает для своих зелий, или же кому-то их продает.
   "Вот оно что!" - подумалось Змеелову - "Старушка-то, получается, волшебница". И припомнилось, как мать в детстве рассказывала ему полузабытые легенды о людях с необычными способностями, которые канули в небытие вместе с древней верой. Оказывается, они не исчезли с лица земли, а все еще существуют в таких вот забытых всеми богами углах Великой Пустыни...
  -Змеелов! - вдруг услышал он голос Тии. - А ты обещал мне рассказать, что делал тогда на стене.
   Он очнулся от своих мыслей и заметил, что Тия уже примостилась на тюфяке у него в ногах и теперь с любопытством смотрела на наемника. Она явно ожидала необычной истории о том, что произошло. Придется ее разочаровать...
  -Ну я же тебе уже сказал, что это долго рассказывать, и я скажу как-нибудь потом - хитро прищурился Змеелов.
  -Когда ты уходишь? - неожиданно спросила Тия.
  -А маленькая Тия у нас, оказывается, радушная хозяйка - по-мальчишески рассмеялся Змеелов. В этот момент он растерял всю свою степенность и стал похож на того, кем и был - юношу двадцати лет от роду. - Ждет не дождется, чтобы незваный гость убрался восвояси! - наемник осторожно потянулся и с удивлением отметил, что боль, до того терзавшая его, отступила. Однако Тия не заметила его замешательства, поглощенная любопытством.
  -Эй, ты не ответил на мой вопрос! Я знаю. Ты скоро уйдешь, а мне так ничего и не расскажешь!- не по-детски серьезные глаза смотрели на него с укором.
  -Ну если коротко, то я хотел встретиться с одним человеком, но мне это не удалось. Нам ...эээ... помешали. - он, поморщившись, дотронулся до порозовевшего шрама на боку, где еще недавно зияла страшная рана, оставленная палашом стражника. А бабушка -то действительно волшебница. Иначе как объяснить, что он сейчас почти здоров?
  - А зачем встретиться? - Тия сгорала от любопытства
  - А зачем тебе знать? - поддразнил ее Змеелов
  -Ну, должна же я понять чего ради мне пришлось тащить твою тушку через весь город? - обиженно выпятила губу она.
  -Эй, тебе не пришлось меня тащить, маленькая лгунья! Я шел сам - он встал с постели и неожиданно подхватил Тию на руки, так что та даже взвизгнула, и перевернул ее вниз головой.
  -Пусти-пусти, Змееед! - извивалась она, словно юркая пустынная ящерка, пытаясь освободиться и стукнуть его ногой.
   Однако Змеелов оказался на удивление силен, и ей это никак не удавалось. Кровь прилила Тии к голове, а лицо сморщилось, будто она вот-вот заплачет. Девчонка сдавленно пискнула, и Змеелов испугался, что сделал ей больно. Он тут же выпустил ее из рук. Тия, упав на соломенный тюфяк, вдруг весело рассмеялась и со всей силы боднула Змеелова в живот. Тот не ожидая от нее подвоха, потерял равновесие и упал на пол. Однако тут же поднялся и с криком: "Ах ты, плутовка!" попытался достать ее, но Тия резво отпрыгнула в сторону,и, сделав обманное движение, умудрилась проскользнуть мимо него к выходу и выбежать на улицу. "Ну, берегись, я до тебя доберусь!" - подумал Змеелов с веселой злостью, бросаясь ей вдогонку. Он настиг ее у колодца, поймал и стал щекотать.
   -Змееедом меня обзываешь? Ну, держись, маленький песчаный дух, сейчас ты мне за все ответишь! - смеялся он, глядя на задыхающуюся от хохота Тию.
  -Нет, нет, смелый наемник! Я не хотела, ты и впрямь самый храбрый, самый ловкий, самый настоящий Змеелов! Пощади меня, о достойный воин пустыни! - пищала она, тщетно пытаясь отбиться от него.
  -Ну, смотри! - он вдруг перестал ее щекотать и поставил на землю. - На первый раз поверю.
  -Нет, правда, расскажи мне, что ты делаешь в Ферузе? Кто тебя ранил и почему? - отсмеявшись, стала допытываться Тия.
  -Я же уже сказал тебе, что пришел сюда с караваном в качестве охранника. Мне в этот раз пообещали неплохой барыш за работу. Да и живет в Ферузе мой старый знакомый. Он мне кое-что должен. Я хотел с ним встретиться тем вечером, но дома его не оказалось, а вместо этого там сидела засада из солдат. Они... приняли меня за кого-то другого. - соврал Змеелов. Рассказывать всю правду малознакомой девчонке он не собирался, хоть и спасла она ему жизнь, но и врать почему-то не мог. Так что пришлось ограничиться полуправдой. Хорошо еще, что девчонка удовлетворилась и этим, и расспросы свои прекратила.
  
   Ночь укутала Глотку Дэва плотным одеялом темноты, и обитатели убогой лачуги, что примостилась на самом краю городских трущоб, мирно спали, видя десятый сон. Однако Змеелову спалось плохо. Стоило только провалиться в полудрему, начинались кошмары. Он снова видел себя восьмилетним мальчишкой, который шел в предрассветной мгле вслед за своими родителями по Великой Пустыне в никуда, то и дело оглядываясь на стены города, откуда их семью накануне изгнали с позором. Отец шагал впереди, прямой и величавый, словно скала, ведя под уздцы единственного верблюда с небольшим бурдюком воды, что, издеваясь, дали им городские власти. Мать - чуть позади, то и дело тревожно оглядываясь на сына, который так и норовил отстать. Странно, ему казалось, что он до черточки помнил ее прекрасное лицо, но оно упорно ускользало, расплывалось, словно в тумане, и, наверное, оттого накатывала на него сейчас беспросветная горькая тоска, как и в ту проклятую ночь, когда они вынуждены были уйти из родного города, чтобы сгинуть в песках навсегда. Отец торопился: до того, как солнце войдет в зенит и Великая Пустыня превратиться в раскаленную печь, он хотел добраться до стоянки каравана, где можно было переждать полуденный зной, а, если повезет, то и прибиться к проходящим мимо торговцам. Вдруг, все заволокло душным багряным туманом, а когда туман рассеялся, Змеелов увидел, что он остался один среди бескрайних песков. В отчаянии, он звал родителей, но ответом ему был лишь шелест равнодушных бархан, да крик стервятника, что парил высоко в раскаленном добела небе, рассчитывая на скорую поживу...
   Змеелов проснулся в холодном поту среди ночи и осознал, что больше сегодня не уснет. Стараясь не шуметь, он выбрался во двор, и опустился на землю рядом с тандыром и прислонился головой к холодным камням и уставился на равнодушные далекие звезды, что взирали свысока на подлунный мир. Здешние жители верили, что они - драгоценные камни, украшающие огромные Звездные Врата, которые отделяют небесную твердь от земли. А мама давным-давно рассказывала ему, что звезды - это души умерших людей. Они скучают по тем, кто остался на земле и по ночам смотрят вниз, на своих родственников. Интересно, а мать с отцом тоже сейчас его видят? Он этой мысли у него все сжалось внутри, словно дэв скомкал его душу в когтистой лапе.
   Змеелов тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли, и подумал о человеке, с которым ему было просто необходимо встретиться, пока не ушел из Феруза его караван. Во-первых, он спрятал рядом с его домом свой меч, а во-вторых, они так и не поговорили...
  
   Змеелов явился в Феруз с торговцами шелком семнадцать дней назад. Солнце уже повисло низко над горизонтом, словно огромный апельсин, и в воздухе повеяло прохладой, когда длинный караван, где он подвизался охранником, подошел к воротам города. Помнится, Змеелов тогда оглядел мощные крепостные стены без всяких эмоций, изнуренный долгим дневным переходом и мучимый навязчивой жаждой.
   Огромные ворота медленно открылись, и погонщик Бабум, небольшой пузатый человечек, вышел вперед, чтобы столковаться с начальником стражи, который должен был выдать им разрешение на въезд в город. Навстречу погонщику из-за ворот вышел здоровенный детина в форме городских стражников. Ему пришлось даже нагнуться пониже, чтобы лучше понимать Бабума, плохо говорившего на языке народа Дияла. Они о чем-то оживленно заспорили, потом детина пересчитал верблюдов и повозки, прицокнул языком, покачал головой. Бабум начал было снова горячиться, но затем, будто что-то вспомнив, достал из-за пазухи тугой кошель, развязал его и отсыпал стражнику на ладонь несколько золотых томанов. Тот попробовал монеты на зуб, затем, удостоверившись в их подлинности, вороватым движением ссыпал деньги в карман, стараясь, чтобы этого никто больше не заметил. Потом отошел и приглашающе махнул рукой в сторону городских улиц.
   Длинный караван тронулся с места и нескончаемой вереницей вошел в город. Ревели верблюды, гремели повозки, поднимая на сонных городских улочках клубы пыли, громко ругались на разных языках люди... Местные жители взирали на весь этот гвалт с поистине философским спокойствием, уже привычные к подобного рода представлениям. Бабум, не дожидаясь, пока все торговцы окажутся по эту сторону ворот, отправился договариваться о ночлеге для людей в ближайшие постоялые дворы и захватил с собой Змеелова, которому доверял больше остальных наемников. Они обошли несколько чайхан и караван-сараев, но все было занято по случаю наплыва торговцев.
   Ежеминутно поминая всех дэвов подземного мира на всех известных ему языках, Бабум в сопровождении уже порядком уставшего Змеелова, наконец, сторговался с двумя постоялыми дворами на самой окраине Среднего города по цене, вдвое превышавшей обычную.
   - Раздери этот мошенник пустынный лев! - громко жаловался он Змеелову на обратной дороге. - Они содрать с меня большой бакшиш за эта крысиная нора! Куда я помещать свои повозка и верблюдь? Где спать мои люди? Это самый настоящий обкрадаловка...
   Змеелов же, раздобыв на постоялом дворе бурдюк с водой и вдоволь напившись, пребывал в благодушном настроении. Его клонило в сон и совсем не хотелось слушать речи разгневанного погонщика. Но обижать добродушного Бабума тоже не стоило, все-таки они давно друг друга знали и почти сдружились: погонщик уже не раз пользовался его услугами . А потому наемник счел за благо промолчать, лишь посмеиваясь про себя.
   В ту ночь он, наконец, как следует, выспался, предварительно смыв с себя всю грязь двухмесячного путешествия (все-таки так и сидела в нем укоренившаяся с детства привычка к чистоте). А на следующее утро объявил удивленному Бабуму, что в городе у него есть срочные дела, и что он должен пропасть на несколько дней, но обязательно вернется к их отходу обратно в Хибу.
  -Ну ты как желай, но смотри не опаздуй. - нехотя отпустил его погонщик. - Мы здесь восемнадцать дня, а потом утром на заре уходить обратно.
  -Я помню! - кивнул Змеелов, уже прикидывая в уме, что он будет делать в первую очередь. Ему предстояла сложная задача: найти в огромном многолюдном городе человека, которого он никогда не видел и знал лишь его имя, да место где тот жил двенадцать лет назад. Немного для того, чтобы найти его сразу. Отец перед смертью строго-настрого наказывал ему во что бы то ни стало отыскать Аггу - привратника и показать ему медальон в виде серебристого диска, который Змеелов носил не снимая все это время.
   Он вышел с постоялого двора и уверенным шагом отправился через базарную площадь вглубь Среднего города, туда, где начинался Высокий Дом - квартал знати, что также был обнесен стеной, будто боялись тамошние обитатели собственного народа. Какое-то время Змеелов просто шел вдоль нее, припоминая выученный наизусть маршрут: от ворот квартала знати влево пятьсот шагов, затем на развилке направо, первый дом от поворота.
   Он нашел жилище Агги довольно быстро. Это был маленький аккуратный домик с желтыми стенами и плоской крышей, каких в Среднем городе огромное множество. Домик окружала целая рощица гранатовых деревьев - немалое богатство для жителя Великой Пустыни, даже не смотря на то, что местный источник был достаточно большим, чтобы каждый житель Феруза мог иметь вдоволь воды.
   Змеелов постучался в дверь, но ответа не было. Подождав немного и не получив никакого отклика, собрался было уходить, но тут из соседнего дома выглянул сухонький старичок. Он подошел к самой ограде, и какое-то время пристально наблюдал за молодым наемником с дорогим мечом, обвязанным накрепко в ножнах бечёвкой с восковой печатью городской стражи на конце, который висел у него за спиной. Змеелов не обращал на него никакого внимания и уже собрался, было, уйти восвояси, как старичок заговорил скрипучим голосом:
  -Доброго дня, уважаемый. Если пришел ты к Агге-привратнику, то дома его не застанешь до вечера. Он сейчас во дворце Правителя, да продлит Великая Мать его мудрое правление... - любезно проговорил он. Змеелову вовсе не хотелось, чтобы его лишний раз видели рядом с домом Агги, но раз уж попался... Он мысленно чертыхнулся, но обратился к старику:
  -А давно ли он ушел, почтеннейший? - наемник вдруг подумал, что сможет догнать привратника на полпути, и хотя бы с глазу на глаз столковаться о месте и времени встречи. Но тут же отмел эту мысль. В лицо он Аггу не знал, так что рассчитывать на это было глупо.
  -Он ушел с рассветом, так что найдешь ты его только во дворце... - старик явно был настроен поговорить, но тут из соседнего дома раздался зычный требовательный женский голос:
  -Анбу, старый ишак, долго ли ты будешь чесать языком с первым встречным, вместо того, чтобы помочь мне?!
  -Прошу простить, о наемник, моя жена... - затравленно вздохнул старик. Змеелов только сочувствующе улыбнулся в ответ. Он дождался, пока навязчивый его собеседник поспешно скроется за дверью и оглянулся по сторонам. Ему, вдруг, пришло в голову, что меч его уж больно приметен в Ферузе. Не приведи Великая Мать, еще признает кто-нибудь из местных старинную чеканку на клинке из звенящей стали, секрет изготовления которой в царстве Дияла был утрачен вместе с древними знаниями, да и рукоять уж слишком необычная... А потому лучше будет спрятать меч среди раскидистых старых гранатовых деревьев, а там, поздним вечером, забрать. Все-таки, разгуливать по городу с семейной реликвией, бросавшейся в глаза каждому встречному, было неразумно. А вот оставить его во дворе, куда он через несколько все равно часов вернется, вдруг показалось ему вполне разумным.
   Змеелов приметил в углу двора самое старое дерево с густой кроной и уверенно направился к нему. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что любопытный сосед не следит за ним, он снял со спины ножны, несколько секунд подержал в руках, а потом, будто решившись, привязал к самой толстой и раскидистой ветке так, чтобы снаружи меча не было видно, а потом решительным шагом направился прочь. Жалко было ему расставаться с отцовским мечом, что чудом удалось им забрать тогда с собой, спрятав у матери под одеждой, где никто бы не отважился искать. С тех пор, как отец умер, Змеелов всегда носил его с собой, и порой начинало казаться, что старинное оружие стало ему чем-то вроде продолжения правой руки...
   Тем же вечером, как только ночь опустилась на кривые узкие улочки Феруза, он вернулся к дому Агги. Но вместо хозяина его там ожидал неприятный сюрприз. Старикашка-сосед донес в городскую стражу о подозрительном наемнике, что ошивался рядом с домом привратника все утро, не иначе, худое замыслил. А вдруг он шпион, подосланный вынюхивать информацию? Так что Дед был очень горд собой, когда указал сухонькой ручкой в сторону появившегося в свете масляного фонарика Змеелова и крикнул: "Вот он, вот! Хватайте!". Стражники не заставили себя долго упрашивать, а Змеелову тогда пришлось напрячь все силы, чтобы целых два часа бегать по всему городу, уходя от погони. Наконец, он неудачно спрыгнул с одной из оград прямо в грязь, и расшиб себе лоб у самого квартала бедняков, замешкался, и его зацепил палашом стражник, после чего ему едва удалось укрыться на крепостной стене...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5
   Весь следующий день Змеелов упражнялся на маленьком дворике рядом с лачугой бабушки Нур. Он замыслил еще раз пойти к дому Агги, но на этот раз, соблюдая все мыслимые меры предосторожности. Скорее всего, бдительный старикашка посчитал свой долг выполненным, и там его уже не ждал отряд городской стражи. А даже если и ждал, то дела это не меняло: необходимо было встретиться с привратником, забрать меч, да и должок сердобольному соседу Агги надо было вернуть...
   Вот потому и изнурял себя тренировками Змеелов, проверяя, насколько излечился и на что способен. Он закончил упражняться, лишь, когда солнце перевалило далеко за зенит, рассудив, что теперь нужно отдохнуть. А то еще сил не останется... Он даже умудрился вздремнуть, чем вызвал у Тии недоумение, переходящее в беспокойство. Однако бабушка Нур, сказала, что после таких прыжков и кувырков это как раз нормально. Проснулся Змеелов только в сумерках. Старуха и Тия уже собирались спать, а потому оставалось только дождаться, пока их сморит сон. Ждать пришлось недолго. Уже скоро в лачуге воцарилась тишина, нарушаемая лишь мерным посапыванием. Только тогда Змеелов встал и потихоньку выскользнул на улицу. Дорогу ему освещала лишь огромная южная луна на полном звезд небе, но наемнику это было только на руку: темнота спрячет его от лишних глаз. Однако Глотка Дэва вскоре уступила место Среднему городу, и вот здесь приходилось быть настороже: повсюду горели лампы, и можно было наткнуться на патрули, чего Змеелову, разумеется, не хотелось. Он очень осторожно пробирался вперед, прячась в тени домов и редких подворотен и вздохнул с облегчением, когда добрался до дома Агги, не обнаружив там засады.
   Змеелов перепрыгнул через ограду, подошел к своему тайнику и стал искать меч. Однако к его вящей досаде, меча там уже не оказалось. Он в раздражении пнул ни в чем неповинное дерево и повернувшись в сторону соседнего дома пробормотал сквозь зубы:
  -Ну держись, старик, Змеелова ты запомнишь на всю оставшуюся жизнь! - однако месть -местью, но пришел он сюда не для того. А потому наемник пересек двор и тихонько постучал.
   В доме еще не спали: в окно пробивался свет масляной лампы, и в ответ на его стук за дверью тут же раздались грузные шаги. В следующее мгновение на пороге появился высокий грузный человек с короткой рыжей бородкой и маленькими черными глазами, прятавшимися за густыми бровями, словно за опахалами. Человек недоуменно воззрился на Змеелова, однако тот вместо приветствия снял с шеи медальон и, показав его, спросил:
  -Могу я поговорить с Аггой-привратником? - человек в ответ на это лишь отступил, позволяя войти, и с легким поклоном ответил:
  -Я-Агга-привратник, о господин. И я знаю, зачем ты пришел... - однако Змеелов его уже не слушал, заметив в углу меч, укрытый тряпьем. В три шага он пересек комнатку, выхватил меч из-под кучи тряпок и какое-то время любовался блеском старинной стали и переливами огненных опалов в рукояти, что светились, будто пустынное небо на закате дня. Меч лег в руку, словно ластясь к хозяину. Змеелов улыбнулся и повесил ножны за спину.
   Агга все это время молчал, наблюдал за ним с каким-то почтением, и даже не попытался остановить. Он явно признал в Змеелове господина и только поражался, как тот при скудном свете масляной лампы напоминал теперь своего отца, которого старый привратник уважал больше всех на свете...
  -Что смотришь, Агга-привратник? - грустно усмехнулся он. - Неужели и вправду признал?
  -Признал, о молодой господин. - улыбнулся тот. - И меч признал, и медальон... И Вы похожи на своего отца, да продлит Великая Мать его дни и дни прекрасной жены его... Я уже двенадцать лет жду от него вестей.
  -Не продлит, Агга - горькая складка залегла на лбу Змеелова, и голос чуть дрогнул. - Десять лет назад умерли они от Смеющейся смерти.
  -О, боги! -было видно, как неприятно поразила Аггу эта новость. -Неужели...
  
  
  -Да, Агга - быстро кивнул Змеелов, стараясь развеять неприятные воспоминания. - Но перед смертью он отдал мне этот медальон и повелел непременно тебя найти. Сказал, ты знаешь, что мне делать, чтобы вернуть утраченное.
  -Знаю - после недолгого раздумья кивнул тот. - Но путь, который придется пройти, будет долог, труден, а местами и смертельно опасен... Да и знаю я далеко не все... Поведаю Вам, что сам слышал, а дальше решайте.
  -Мне терять нечего, привратник - решительно покачал головой Змеелов. - И я давно уже для себя все решил. Пойду до конца, а там, как боги рассудят...
  -Тогда слушайте...- Агга сел на циновку, поджав под себя ноги, и пригласил наемника сделать то же самое. - Долог будет мой рассказ... Давным -давно, когда подлунный мир был еще юн, а боги жили здесь, среди простых смертных, поспорили как-то Аш и Куда о том, кто из них сильнее. Никто из них не хотел уступать другому, и вот, наконец, порешили они устроить испытание. Тот, кто покорит Великую Пустыню и заставит живущие здесь народы поклоняться ему и только ему в три года, и выиграет спор.
   Крепко задумался каждый из них о том, как одолеть другого. Куда - бог дождя, поразмыслив, решил, что нет, и не может быть ничего важнее в пустыне, чем вода, и заранее праздновал победу. Нагнал он на небеса дождевых облаков, и пошли дожди. И превратилась Великая Пустыня за год в цветущий сад. И возблагодарили смертные Куду, и строили храмы в его честь, поклоняясь отныне лишь ему.
   Однако Аш не был бы богом воровства и плутовских дел, если бы позволил обыграть себя так легко. Он решил во что бы то ни стало победить в споре. Долго думал коварный бог. Уж год прошел, и праздновал его счастливый соперник победу заранее. Но не тут-то было... На второй год прослышал Аш о молодом мастере артефактов, волшебнике силы небывалой, что мог творить небывало мощные амулеты. Явился к нему Аш среди ночи и предложил сделку: мощнейший талисман, в обмен на великое царство, что просуществует столько, сколько смогут править потомки мастера.
   Честолюбив был волшебник и легко согласился на предложение коварного бога. Согласился и задумался, какой амулет изготовить, как лучше вплести нити силы, чтобы свести на нет все старания Куды. Год думал, и уж не чаял, что исполнит заказ, но однажды увидел, как в соседнем дворе ребенок, балуясь, рассыпал по траве горсть песка. Пришла тогда ему в голову интересная мысль, и не прошло еще трех месяцев, как изготовил он огромной силы амулет, назвав его "Хозяин песчаных бурь". Тот, кто им владел, мог своей волей насылать страшные бедствия на засеянные поля и цветущие города, засыпая их горами песка.
   Страшно обрадовался Аш такому амулету. Послал он на многострадальные земли великую песчаную бурю, и вновь пришла сюда пустыня. Побежден был Куда, ибо испугались люди, и признали своим покровителем Аша. Разгневался тогда Куда и хотел было совсем перестать посылать людям дожди, однако бог мудрости и справедливости Шария, что судил их спор, запретил ему это делать. Он признал победу за Ашем, но наказал, чтобы мощный амулет был спрятан где-то далеко на южной окраине Великой Пустыни, в горах Рух. Где конкретно- никто не знает. Кроме того повелел Шария отдать Великое царство волшебнику, дабы не возникало у того желания взять обещанное силой, но и Ашу суждено было остаться лишь богом плутовства. С тех незапамятных времен и правила в царстве Дияла династия Уммы, что вела свое начало от того волшебника. Да двенадцать лет назад пресеклась, и кто знает, что станет теперь с народами Великой Пустыни... - Агга вздохнул, помедлил какое-то время и продолжал:
  -Есть только один способ спасти Диялу. Изгнать узурпаторов с трона, достав древний амулет, и утвердив таким образом право потомков волшебника Уммы править. Иначе, согласно древнему пророчеству, ждут народы Пустыни бедствия неисчислимые, не пройдет и тридцати лет после смерти последнего царя династии... Так что если решились -идите до конца, о господин мой. Во дворце Правителя, среди прочих свитков библиотеки хранится в великом секрете карта тех мест, ибо был когда-то Феруз столицей. Сам я ее никогда не видел, но думаю, если достанете ее, это очень Вам поможет в поисках. Да и нужно поторапливаться. Кто знает, сколько лет Вы потратите на это? - Агга умолк, и в комнате на долгое время воцарилась тишина, прерываемая лишь потрескиванием маленького огонька в масляной лампе. Крепко призадумался Змеелов над услышанным. Агга многое прояснил ему своим рассказом, но еще больше оставалось для него непонятным. Наконец, он заговорил:
  -И что же мне делать с этим амулетом потом? Уничтожить?
  -Не приведи Великая Мать! - в ужасе замахал на него руками Агга. - В "Хозяин Бурь" вплетены нити такой огромной силы, что их высвобождение сотрет с лица земли все царство Дияла со Срединным морем в придачу.
  -Так что же? - нетерпеливо повторил свой вопрос Змеелов
  -В предании очень туманно об этом сказано - вздохнул привратник. - Миф о "Хозяине Бурь" говорит лишь о том, что истинный потомок Уммы, взяв его в руки, сам поймет, что делать дальше. Возможно, на карте есть какие-то пояснения. Либо Вы найдете их в тайнике, где он спрятан.
  - А что насчет этого? - Змеелов вновь показал Агге серебристый амулет.
  -Насколько я знаю, это ключ к тайнику, по крайней мере, его часть... - нахмурился привратник.
  -А ты сам-то, откуда так хорошо знаком с преданиями? - полюбопытствовал наемник
  -О! Когда-то в молодости я был придворным библиотекарем. Знал наизусть все древние поэмы и предания. И очень ценил меня Правитель. Но потом ослеп я на левый глаз, и не смог больше занимать свою должность при дворце. Идти мне было некуда, я сирота. И тогда Светлейший Саргон, презрев меня, дал должность привратника при его дворце. С тех самых пор и служу я там.
  -Стало быть, придворных слуг не тронули? - удивился Змеелов, наслышанный о подозрительности Ияра.
  -Нет, мелкую челядь вроде садовников, уборщиков и прачек никто и пальцем не тронул. Другое дело-повара, распорядители, охрана - их тоже выгнали. А то не ровен час... - Агга оборвал себя на полуслове. - Светает, о господин мой. Вам идти пора - кивнул старый привратник на окошко, где густые чернила ночи уже были разбавлены светлеющим на востоке небом. - И да поможет Вам Великая Мать и все боги!
  -Спасибо тебе, привратник Агга! - улыбнулся Змеелов и пожал не его не по-стариковски крепкую руку. - Надеюсь, еще свидимся.
  -Прощайте, господин мой - грустно и тепло улыбнулся Агга, провожая его до двери. -Будьте осторожны, и тогда, может быть, старый привратник еще свидится с вами в подлунном мире...
  
   Когда дверь за Аггой закрылась, Змеелов, помедлив, собрался уходить, но тут его взгляд упал на соседскую ограду. Сразу противно заныл бок, навевая яркие воспоминания двухнедельной давности и мысли сами собой вернулись к возможности отомстить. С явным намерением поквитаться с вредным старикашкой за все неприятности, в которые он влип по милости этого старого ишака, он подошел к стене. Небо на востоке стремительно светлело, а, значит, приходилось поторапливаться. Здесь наемник больше не появится, но не в его правилах было оставлять подобное безнаказанным.
   Змеелов бесшумно перемахнул через ограду и оказался в соседнем дворе. Он огляделся: двор был небольшой, и здесь не имелось сада. Вместо него у противоположной части ограды сиротливо ютилась пара лимонных деревьев, в тени которых был построен маленький загончик для скота. Чуть поодаль, рядом с домом была натянута веревка, на которой хозяйка с вечера развесила сушиться какую-то одежду, а посредине этого живописного пейзажа гордо возвышался тандыр для выпечки хлеба.
   Наемник бесшумно пересек двор, стараясь держаться в тени (на всякий случай). Попутно он отметил про себя, что тандыр был еще горячим, а, значит, там наверняка должны были быть лепешки, которые заботливая хозяйка оставила в печи, чтобы подать их теплыми к завтраку. При мысли о свежих лепешках в животе призывно заурчало. Змеелов не ел с самого обеда, так что не смог удержаться от искушения открыть печь и достать теплую, истекающую растопленным маслом лепешку, которую с удовольствием съел, полагая это платой за причиненный моральный вред. Затем еще раз огляделся, затем подкрался к загону и заглянул внутрь. Там мирно почивали козел и пара упитанных коз. Змеелов хитро улыбнулся и тихонько открыл ворота загончика настежь. После этого, хотел было ретироваться, но был остановлен внезапным шумом. Он метнулся в тень лимонных деревьев и затаился, однако быстро понял, что шум доносился сверху. Змеелов поднял голову и обнаружил, что на дереве устроилась стайка пустынных голубей. Эти птички были намного крупнее своих собратьев, которых в царстве Дияла повсеместно использовали для отправки писем, и, скорее, напоминали размером небольшую курицу. О ее вкусовых качествах мнения людей Пустыни менялось. В голодные годы, когда, бывало, целые города оказывались под угрозой вымирания, наглая, привыкшая к людям птичка становилась желанным гостем на столах горожан. Однако, стоило мору отступить, как люди и думать забывали о ее жестком мясе со специфическим ароматом. Так что пустынные голуби повсюду считались скорее вредителями, чем "птахами Великой Матери", и не только потому, что имели склонность обклевывать плоды в садах зажиточных людей, но и потому, что на месте их трапезы после этого оставалось огромное количество кучек известного происхождения с на редкость неприятным въедливым запахом.
   И тут Змеелову пришла в голову шальная мысль. Он даже тихонько рассмеялся, представив себе результаты своей проделки. Наемник тихонько вернулся к тандыру, открыл его и достал оттуда пару больших еще теплых лепешек, пропитанных растопленным маслом, раскрошил их и щедро обсыпал крошками все пространство перед домом обидчика. Затем как следует тряхнул лимонное дерево, переполошив задремавших там голубей, и перемахнул через ограду. Еще раз оглянувшись, Змеелов улыбнулся, видя, как взлетевшие было голуби стали садиться на двор, и с чувством выполненного долга отправился в сторону Глотки Дэва. Теперь можно и поспать немного.
  
   То утро выдалось для почтенного Анбу явно недобрым. Ибо началось оно раньше обычного с громогласных воплей его супруги, доносившихся со двора. Грозная женщина, выражая свое неудовольствие, умудрилась смешать высокохудожественные проклятия именем всех богов с площадной бранью, с виртуозностью, которой бы позавидовал самый маститый поэт. Анбу поспешил во двор, дабы увидеть причину столь явного неудовольствия его дражайшей половины, а увидев, выдохнул проклятие столь непристойное, что скромный автор не решается его здесь привести. И было, отчего впасть в уныние: тандыр стоял открытый и выстуженный, весь двор засыпан крошками того, что должно было стать их завтраком, вперемежку с тем, от чего этот самый завтрак исторг бы даже самый крепкий желудок. Картину разрушения дополняли распахнутый настежь загон и козы, меланхолично жевавшие необъятные шалвары его жены.
  -Анбу, проклятье моей жизни, как ты мог забыть закрыть вчера загон с козами?! - намахнулась на него досточтимая супруга кулаками, так и не найдя, на кого еще излить свой гнев.
  -Джанечка моя, не нервничай так - кротким умоляющим голосом попросил несчастный, втягивая голову в плечи. - Клянусь, весь этот бардак устроил не я...
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 6
   Когда Змеелов открыл глаза, утро уже было на исходе. Бабушка Нур готовила обед, а Тия игралась с обезьянкой. Он поднялся с постели, и, пожелав ей доброго утра, вышел на двор, где ополоснул лицо водой из бадьи и размял затекшую ото сна спину. Бабушка Нур, стоя около тандыра, понаблюдала за ним какое-то время, а затем заговорила:
  -Ты долго спал, наемник. Как себя чувствуешь?
  -Чувствую я себя замечательно - радостно рассмеялся тот, припомнив ночную проделку. - И все благодаря тебе, бабушка. Спасибо.
   Та помедлила, посмотрела в сторону лачуги, а затем внезапно подошла вплотную к нему и тихо спросила:
  -Ты уйдешь завтра на рассвете?
  -Да, бабушка, не переживай. Я уйду этой ночью перед рассветом. - веселость вмиг соскочила с наемника он, внезапно, понял, что уходить отсюда ему будет жаль.
  -Не говори Тии, ладно? Она начала привязываться к тебе, и ей эти проводы будут совершенно лишними - смущенно попросила старуха, опустив глаза.
  -Хорошо- медленно кивнул Змеелов, стараясь не замечать холодной пустоты, что медленно разливалась сейчас внутри. Странно все-таки. Он провел с ними только три дня, но уже привязался и к этой старой волшебнице, и к ее забавной воспитаннице, и даже к маленькой озорной Мушил... Однако уходить надо, и чем скорее, тем лучше.. И сделать это придется задолго до рассвета, ибо нужно еще как-то попасть во дворец и найти карту. А это было очень трудно. Необходимо поразмыслить об этом в оставшееся время. Вот, ведь, не повезло, так не повезло. Из-за своей неосторожности ему приходится теперь делать все в последний момент. А это- большой риск. Хорошо еще, если в случае провала останется без карты. А ну, как без головы?
   Его размышления прервал беззаботный голосок Тии за спиной:
  -Бабушка Нур, а мы скоро будем обедать?
  -Уже готово! - ответила та и отвела взгляд от наемника.
   За обедом Тия смотрела на Змеелова, не отводя глаз. Тот уплетал вареный нут, закусывая лепешкой, и, казалось, нимало не смущался такому пристальному вниманию. Однако, под конец, его это стало беспокоить.
  -Что не так?- наконец не выдержал он. -Ты что на меня смотришь, будто дырку прожечь хочешь?
  -Да вот смотрю и удивляюсь - хитро сощурилась Тия. - Когда я тебя впервые увидела, то думала, что тебя, должно быть, прогнали через всю Великую Пустыню, так и не дав ни крошки хлеба. А теперь вижу, что была не права. Ешь ты, как бык, а худой как богомол. Все как в пословице: сколько верблюда не корми, а зад так тощим и останется...
  -Тия! - возмущенно воскликнула бабушка Нур, подавившись лепешкой. -Хоть ты и воровка, но грубить...
  -Ничего, бабушка! - притворно вздохнул наемник.- Вот дождусь, пока она свое внимание на кого другого переключит, и проучу - он сказал это грозным тоном, но серо-зеленые глаза смеялись.
   Тия, тут же вспомнив, как висела в его руках вниз головой, почла за благо опустить взгляд в миску. На самом деле все ее поддевки в адрес Змеелова объяснялись неудовлетворенным любопытством. Еще прошлой ночью она заметила, что наемника в лачуге не было, и вернулся он лишь на рассвете. А потому все это время мучилась, гадая, куда же он ходил. Спрашивать напрямую было бесполезно, а проследить за ним вчера не отважилась. Так что ей теперь оставалось только проклинать свою нерешительность, да тщетно искать на лице наемника хоть какие-то признаки бессонной ночи. Эх, вот ушел бы он сегодня еще разок! Она бы уж точно не упустила свой шанс.
   После обеда бабушка Нур пошла к соседке, у которой заболел маленький ребенок, а Тия собралась побродить по Среднему городу в поисках простофиль, чьи кошельки представляли бы для нее интерес. Она уже кликнула Мушил, которая с готовностью взобралась к ней на плечо, как вдруг ее тихонько окликнул Змеелов.
  -Тия, подожди! - она обернулась и удивленно воззрилась на наемника, который смотрел на нее странным взглядом, будто решая, продолжать говорить, или смолчать.
  -Что такое? - Тии вдруг показалось, что сейчас он ей расскажет, куда ходил прошлой ночью и зачем. Она подошла к Змеелову и выжидательно уставилась на него. Но ее ждало разочарование. Он лишь снял с шеи амулет в виде большого серебристого диска. На том же кожаном шнурке висело маленькое золотое колечко в виде змейки с глазками-изумрудами. Он снял колечко со шнурка и протянул пораженной Тии.
  -Владей, девочка. Ты заслужила...
  -Ты с ума сошел, а, наемник? - от изумления Тия даже не заметила, как грубо это прозвучало.
  -Отнюдь. Это кольцо-все, что у меня осталось от матери, а мой меч - все, что оставил отец. Но ты спасла мне жизнь, сохранила свободу и позволила избежать знакомства с местным палачом. Так что кольцо-это самое малое, чем я могу тебе отплатить. И потому -носи на здоровье... -Змеелов вложил колечко ей в ладошку и сжал ее руку в кулак.
  -Ты что, прощаешься? - дрогнувшим голосом спросила Тия, глядя ему в глаза. В носу у нее противно защипало.
  -Нет, на самом деле я еще успею тебе порядком надоесть - улыбнулся наемник, но улыбка у него, против воли, вышла грустная. - А теперь, иди куда шла.
  - Спасибо тебе - глаза цвета моря смотрели на него с удивленной благодарностью. Змеелов вдруг подумал, что в этом, пожалуй, вся Тия. Обругает последними словами, будет постоянно дразнить, но жизнь спасет, не задумываясь и не ожидая благодарности.
  -Это я тебе "спасибо" сказать должен. - Змеелов вдруг приложил руку к сердцу и отвесил ей самый настоящий поклон!
   От смущения та не знала, куда себя деть, а потому поспешила ретироваться по своим делам, по пути бурча озорной Мушил: "Этот парень и правда спятил! Кланяется мне, будто я статуя Великой Матери". Время от времени она украдкой доставала из-за пазухи золотое колечко, которое висело теперь на старой шелковой тесемке под одеждой и разглядывала его, воображая себя прекрасной принцессой, что обладает несметными сокровищами и живет... Живет в высокой башне, куда нет хода простым смертным, и только самый отважный герой, который спасет ее... Да не важно от кого, но жить они потом будут долго и счастливо!
   Разжиться в Среднем городе так ничем и не удалось. Уж больно выбил ее из колеи подарок Змеелова. И теперь никак не удавалось сосредоточиться на недотепах, что не следят за своими кошельками. Тия подумала, что сейчас она сама -точь- в -точь такой же недотепа. И если бы было у нее, что украсть, кто-нибудь обязательно бы этим воспользовался.
   Вернулась она в лачугу уже затемно. Даже ужинать не стала, а сразу бросилась на постель - уж очень устала, бродя сегодня по улочкам Феруза- и забылась тревожным сном.
   Однако спала она недолго. Ощутив в лачуге какое-то шевеление, Тия открыла глаза и огляделась. Вокруг все было, вроде бы спокойно. Рядом, посвистывая носом, сопела бабушка Нур, Мушил, свернувшись комочком, спала неподалеку, но вот дыхания наемника слышно не было. Осторожно, боясь разбудить остальных, маленькая воровка выглянула во двор. Так и есть! В зыбком мертвенном свете огромной луны она разглядела, как Змеелов удаляется по направлению к Среднему городу. Сердце ее учащенно забилось в предвкушении приключения, и, тихонько позвав мгновенно проснувшуюся Мушил, Тия выскользнула вслед за ним. "Ну, подожди, наемник, теперь я тоже буду знать твою тайну!" - подумалось ей.
   Ничего не подозревающий Змеелов, тем временем, вошел в Средний город и стал тихонько пробираться по направлению к Высокому Дому. Тия удивилась и решила подобраться к нему поближе. Так, прячась в тени домов, старательно избегая патрулей и освещенных улочек, они добрались, наконец, до квартала знати. И здесь Змеелов неожиданно сделал то, от чего Тия пришла в изумление. Он перебрался через стену и отправился в Высокий Дом!
   Тия даже поперхнулась. Если ошиваться в Среднем городе среди ночи было опасно любому нищему или воришке, то человека, пытавшегося влезть в квартал знати после заката все обитатели Глотки Дэва единогласно признали бы самоубийцей. Причем не просто самоубийцей, а человеком, решившим уйти из жизни наиболее мучительным способом. Ибо, если патруль стражи, коих там было намного больше, чем в Среднем городе, ловил среди ночи подозрительного человека, то несчастный автоматически приравнивался к шпиону, и с улиц Высокого Дома попадал прямиком в подвалы городской тюрьмы на долгую и пристрастную беседу с дознавателем Правителя, а там и в нежные руки городского палача, который свое дело, несомненно, знал до тонкости.
   Она в нерешительности топталась какое-то время под стенами квартала знати, но, в конце концов, решилась и взобралась на стену. Тия прошептала обезьянке: "Понимаешь, во-первых я сразу стану легендой среди ребятишек Глотки Дэва, если расскажу, что я здесь побывала, а, во-вторых, этому недотепе - наемнику снова может потребоваться моя помощь". Мушил только чихнула в ответ...
   За стеной Тия обнаружила прямые широкие освещенные улицы, роскошные дома с невысокими изгородями... Ее просто поразило великолепие и богатство, окутывавшее ночной квартал. Особенно изумило маленькую воровку, что у каждого дома был разбит целый сад с обилием фруктовых деревьев. В воздухе было разлито благоухание каких-то ночных цветов, а кое-где из-за изгородей было слышно журчание фонтанов.
  -Живут же люди! - тихонько пробормотала Тия. - Мушил, ты видишь, куда пошел этот ненормальный? - та только тихонько пискнула и потянула маленькую воровку за правое ухо. Повернув голову, Тия увидела Змеелова, что, крадучись, удалялся по широкой улице по направлению к...
  -Мушил, этот безумец определенно решил свести счеты с жизнью! - в отчаянии прошептала Тия. - Да куда ж его несет?! Великая Мать! Что он задумал??? -она осторожно двинулась за ним, но тут за ее спиной послышались уверенные шаги и перекличка патруля.
   Сердце Тии бешено забилось. Она заметалась по освещенной улице, словно ночной мотылек, и, наконец, в последний момент, забилась в нишу одной из многочисленных оград, где уже свернулась клубком ночная тень, что укрыла маленькую воровку, точно одеялом. Патруль прошагал мимо, настолько близко, что она ощутила на себе дуновение теплого ночного воздуха, потревоженного шедшими стражниками. Но обошлось.
   Возблагодарив Аша за то, что не оставил ее своей милостью, Тия осторожно выглянула из укрытия. Впереди по-прежнему маячила спина Змеелова, который тоже счастливо избегнул встречи с патрулем, спрятавшись где-то в тени одного из домов. "Цел!" - мелькнула в ее голове радостная мысль. Пытаясь унять бешено стучавшее сердце, Тия осторожно двинулась за ним, присматривая себе, на всякий случай, место, где она сможет спрятаться от патруля.
   Еще два или три раза они натыкались на стражников, прочесывавших улицы, но то ли удача была к ним благосклонна, то ли Аш решил в полной мере явить им свою милость, да только они благополучно миновали Высокий Дом и вышли к самым стенам Дворца. В другое время Тия непременно бы принялась разглядывать этот, без сомнения, великолепный образец архитектуры Феруза, но сейчас это было чревато, а потому она лишь мельком глянула на его прекрасные стены, и тут же перевела взгляд на то место, где остановился Змеелов. Однако его там уже не было!
   Помянув Аша, маленькая воровка завертелась во все стороны, и, неожиданно оказалась кем-то схвачена. Крепкая мужская рука зажала ей рот, и ошалевшую от страха Тию потащили в тень под гневное урчание Мушил. Тия, попытавшись вырваться, вцепилась зубами в руку похитители и лягнула его ногой куда-то в район паха. Похититель ойкнул и прошипел ей в ухо голосом Змеелова:
  -Заткни свое животное, иначе клянусь всеми богами, я наделаю из нее ленточек!
   Тия, опешившая от такого поворота событий, лишь покорно кивнула. Тогда он ослабил хватку, и маленькая воровка смогла прижать к себе обезьянку, нашептывая ей ласковый слова. Змеелов, тем временем, тихим голосом шипел на нее:
  -Аш тебя разбери, негодная девчонка! Зачем ты за мной увязалась?! Кто тебя просил сюда лезть? Ты хоть знаешь, как здесь опасно?
  -А кто просил сюда лезть тебя? - вдруг разозлилась Тия. - Я не для того две недели назад тебя спасала, чтобы ты красиво самоубился, вломившись среди ночи во дворец!
  -Я, в отличие от настырных маленьких девчонок -тренированный боец, и просто так не попадусь. А вот ты...
  -А я за тобой приглядываю! - безапелляционно заявила Тия, скрестив руки на груди. Это выглядело презабавно, но Змеелову сейчас было отнюдь не до смеха.
   -А ну быстро пошла домой! - прорычал он.
  -А как же ты? - упрямо вздернула подбородок маленькая воровка.
  -А я уж как-нибудь о себе позабочусь! - отрезал наемник.
  -Ладно! - вдруг кротко согласилась Тия.- Я уйду! Только не говори потом, что тебя не предупреждали... - с этими словами она развернулась и поплелась назад.
   Змеелов какое-то время следил за ее понурой фигуркой глазами, а потом направился к дворцу. Он не видел, как Тия юркнула в ближайшую тень и стала наблюдать за ним издали...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7
   Дворец Правителя Феруза по праву считался одним из чудес царства Дияла. Да и во всем подлунном мире мало вы найдете жемчужин, подобных ему! Построенный из золотистого песчаника, весь изукрашенный резьбой, с куполами, покрытыми яркой мозаикой причудливых узоров, он призван был поражать своим великолепием всякого, кто лишь однажды ступал за Большие ворота. Взору изумленного наблюдателя представала длинная аллея апельсиновых деревьев, что вела прямиком к величественной арке входа, которую и день и ночь охранял почетный караул из четырех стражников, что сменялись каждые четыре часа. Вокруг Дворца был разбит великолепный сад, где находилось место и капризным прекрасным розам, и благоуханному жасмину, и стыдливо алеющим шелковым макам... Тут и там росли в огромном количестве фруктовые деревья: гранатовые, лимонные, манговые. Здесь находилось место ароматному ананасу и кисловатому кизилу, душистому барбарису и сладким финикам... Повсюду были разбросаны изящные беседки, где под журчание фонтанчиков с ключевой водой так приятно было отдыхать от трудов и забот! В кронах деревьев, невидимые глазу, свистели и щелкали экзотические птицы, а меж клумб с пышными цветами прогуливались царственные павлины. Так что каждый, кто здесь оказывался, признавал, что это если и не рай на земле, но что-то очень на него похожее.
   Сам Дворец опоясывал сад воздушными террасами, что, подобно полумесяцу, расходились по обе стороны от входа. Ночами они освещались тысячами масляных ламп, так что в саду всегда было светло, словно днем. Восточное крыло Дворца было отведено для комнат Правителя и его приближенных, а в западном располагался зал официальных приемов, библиотека, помещения для стражи, казна и оружейный арсенал. Змеелов знал, что где-то позади дворца были пристроены помещения для слуг, кухня, темницы и конюшни, но туда он заглядывать не собирался.
   Ему предстояла более сложная задача: пересечь освещенный сад, влезть на террасу, и уже оттуда, минуя арсенал и казну, пробраться в библиотеку. Но это еще полдела. Необходимо быстро найти требуемый свиток среди миллиона его собратьев, и вот это, пожалуй, больше всего пугало Змеелова. Можно, ведь, провести там целую неделю, так ничего и не обнаружив. Отец, правда, давным-давно что-то говорил о тайнике, найти который можно, если заглянуть за гобелен. Но вот что было изображено на том гобелене, у него отчего-то накрепко стерлось из памяти. Да и не известно еще было, нашел ли тот тайник Ияр, или все еще не догадывается о его существовании? Однако что толку гадать, пока не проверишь? С этими мыслями Змеелов прошел вдоль стены дворца, ища нужное место. Где-то здесь должен быть черный ход, рядом с которым примостился домик привратника. Привратниками, обычно становились те из многочисленной дворцовой челяди, кого уже необходимо было отправлять на заслуженный отдых, ибо никакой серьезной охраны они не несли (черный вход располагался неподалеку от одного из многочисленных постов стражи, а потому в том не было серьезной необходимости). Рискованно, конечно... Но выбора у Змеелова не было. Приходилось полагаться на удачу и милость богов...
   Наконец, он нашел искомое. Маленькая, почти незаметная дверца в стене, что вела внутрь. Какое-то время Змеелов постоял перед ней в нерешительности, чувствуя, как холодеет в груди. Затем, решившись, приоткрыл дверцу, что, слава богам, отворилась бесшумно, и огляделся. Будка привратника, на счастье, оставалась погруженной во тьму, окруженная густыми розовыми кустами, а вот прямо за ними, на освещенной поляне стоял, повернувшись спиной, стражник.
   Змеелов еще немного приоткрыл дверцу и протиснулся внутрь, стараясь не шуметь. Потом, согнувшись в три погибели, прокрался мимо будки и затаился за кустами, раздумывая. Хорошо бы оглушить стражника, не поднимая шума, оттащить его в тень и забрать одежду. Прикинувшись охранником, он бы имел неплохой шанс дойти до цели незамеченным...
   Стражник, тем временем, казалось, задремал на посту. Убедившись, что удобный момент настал, наемник бесшумно достал из-за спины меч, тихо подошел сзади и стукнул того по голове рукоятью. Он, не успев издать и звука, осел на землю. Змеелов кое-как оттащил его в кусты, поминутно поминая Аша: уж слишком тяжелым тот оказался. Оглядевшись кругом и убедившись, что никто ничего не заметил, он быстро раздел охранника и переоделся сам. К его досаде, одежда оказалась великовата. Передвигаться, конечно, не сильно помешает, а вот маскарад вполне могут раскусить, увидев форму, что болтается на нем, как на пугале. Но делать было нечего. Тут уж приходилось рисковать. Змеелов оглядел себя и неопределенно хмыкнул. Потом свернул свою дупатту жгутом и перевязал рукоять меча. Здесь это оружие знакомо было каждой кошке, так что нельзя было оставлять его на виду. После этого надвинул поглубже на глаза чалму и вышел на свет.
   Он простоял какое-то время на посту, изображая из себя усердного служаку. Ему, в отличие от стражника, что лежал сейчас в кустах, спать совсем не хотелось. Голова работала на удивление ясно, как было всегда, в минуты опасности, а сердце бешено стучало, гулко отдаваясь в висках. Потом, осознав, что опасности на горизонте пока нет, осторожно покинул пост и уверенным шагом направился в сторону Дворца. Судя по всему, подходило время смены караула и он, при удачном стечении обстоятельств, мог сойти за сменщика.
   Змеелов преодолел уже большую часть сада, и даже мог разглядеть резьбу, что густо покрывала колонны, поддерживающие портик террасы, когда его окликнули сзади:
  -Эй ты, как звать? - он мгновенно обернулся и увидел перед собой капитана дворцовой стражи. "Вот я и попался" - пронеслась в голове предательская мыслишка, но наемник усилием воли прогнал ее на задворки сознания. Его лицо приняло туповатое выражение и он громко выпалил:
  -Мешхе из первого взвода, капитан-джи! - он гордо сунул под нос капитану правую руку, где была перевязь с номером отряда.
  -Почему одет не по форме, гвардеец Мешхе? - грозно спросил его тот
  -Имею честь доложить, я - новенький и обмундирования по мерке не нашлось!- вытянулся в струнку Змеелов, поражаясь собственной наглости.
  -Понаберут в гвардию всякой саранчи... - презрительно процедил капитан сквозь зубы. - Ладно, идем, новобранец, к арсеналу. Я распоряжусь выдать тебе нормальное обмундирование.
  -Есть идти к арсеналу, капитан-джи! - радостно гаркнул тот, боясь поверить своей удаче. Это как раз по пути в библиотеку...
  -Ступай вперед, я пойду за тобой! - распорядился капитан.
   Они шли, перекликаясь с постами стражи, и Змеелов напряженно запоминал, сколько их и где они расположены. Оказалось, довольно много. Прежде чем дойти до терасс, он насчитал семь охранников... И это усложняло задачу. Капитан, тем временем, приказал свернуть ему влево. Они зашли за беседку, окруженную лимонными деревьями и Змеелов решился. Он внезапно оступился и упал на колени, чем вызвал гнев капитана, тут же подбежавшего к растяпе-новобранцу.
  -Ну что там у тебя! - тихо прорычал он, однако в следующую минуту упал на землю без сознания с разбитой головой. Наемник удовлетворенно усмехнулся, и, похлопав незадачливого капитана по щеке, произнес развязным тоном:
  -Отдохни, приятель, не то сгоришь на службе!
   После этого Змеелов тихонько выглянул из-за беседки, и , убедившись, что путь чист, уверенно дошел до террасы. Там, снова оглядевшись, ловко взобрался по резной колонне внутрь, двинулся по полутемному коридору, на всякий случай сорвав с ножен бечевку с печатью городской стражи. Мало ли что...
   За двенадцать лет во дворце мало, что изменилось. А потому Змеелов без труда нашел лестницу, ведущую во внутренние помещения. Спустившись вниз, он прошел мимо вышколенных стражников, пояснив на их удивленные взгляды, что его, де отправил сам капитан-джи сторожить библиотеку. После чего уверенно нашел нужную дверь, отсчитав от лестницы три входа, и зашел внутрь.
   Благословенна будь беспечность Ияра, что даже не трудился закрывать хранилище свитков на замок! Змеелов захлопнул дверь и огляделся. Он оказался в просторном помещении, с пола до потолка увешанным полками с многочисленными пергаментами. Здесь можно было найти все, что душе угодно: от научных трактатов, до любовных виршей древних поэтов. Так, по крайней мере, рассказывал ему когда-то отец...
   Змеелов медленно обошел всю библиотеку, проверяя немногочисленные гобелены. Однако очень скоро он проверил их все, но никакого намека на тайник так и не нашел. Неужели Ияр нашел карту? - наемника при мысли об этом даже прошиб холодный пот... В досаде, он стукнул по стене рядом с последним гобеленом кулаком, и, неожиданно для себя, услышал тихий гул. Сразу после этого один из кирпичей в стене отъехал, обнажая небольшую нишу, где лежал небольшой пергаментный свиток с серебряной печатью, подобной амулету, что наемник носил на шее. "Великая Мать, неужели повезло?!" - пронеслась в голове шальная мысль.
   Дрожащими от нетерпения руками Змеелов схватил пергамент, сорвал печать, спрятал ее в карман и пробежал глазами свиток. Это, действительно, была карта гор Рух. Однако, там не было обозначено, как до них добраться. Наемник разочарованно поморщился, но спрятал карту у себя на груди, накрепко привязав к кожаному шнурку своего амулета, и хотел было вылезти через окно, как за дверью послышались голоса. Один из них, разъяренный, явно принадлежал капитану. Другой- заискивающий- одному из стражников. Змеелов, помянув Аша, распахнул окно и приготовился прыгать, но тут в библиотеку буквально вломился капитан с пятью охранниками.
  -Вот он! - злобно рявкнул тот. - Окружить шпиона!
   В следующий миг наемник оказался прижат к окну стражниками. В такой ситуации оставалось только выхватить меч и отбиваться, ибо он отлично помнил неписаное правило дворцовой стражи: "Если не удалось взять в плен, порубить на части". К его глубокой печали, стражники тоже о нем не забыли. Один из них умудрился поймать оружие за ткань, которой была обмотана рукоять. Не выдержав, материя затрещала, расползлась и глазам остолбеневших стражников предстала рукоять фамильного меча Правителей Феруза...
  -Да это же Огненный Ветер! - пораженно выдохнул капитан. Однако Змеелов не собирался ждать, пока они опомнятся и отберут его оружие. Он резко развернулся, забрался на подоконник, посильнее оттолкнулся, и перепрыгнул на гранатовое дерево, что росло под окном библиотеки, оттуда - на крышу беседки, затем - вниз, и опрометью бросился к стене, моля богов, чтобы стражники на постах не сразу сообразили, что происходит. А за его спиной уже поднимался переполох...
  
   Тия сидела в своем укрытии уже довольно долго и все не решалась перелезть через стену. Она уже задремала, когда услышала со стороны дворца подозрительный шум. Маленькая воровка встрепенулась и с интересом уставилась в сторону дворца.
  -Что этот парень снова сотворил? - спросила она Мушил, которая вдруг тревожно ощетинилась. Потеряв осторожность, Тия высунулась из своего укрытия, и вдруг услыхала недалеко от себя гневный окрик:
  -Эй ты, девчонка, стой! - она оглянулась и к своему ужасу увидела патруль стражи. Маленькая воровка всхлипнула и не придумала ничего лучше, как броситься в сторону дворцовых стен.
  -Держи ее! - крикнул кто-то, и сзади раздался тяжелый топот шести пар ног.
  
  
  
  
  
  
  Глава 8
   Она бежала вдоль стены, понимая, что вот-вот попадется, но Аш снова смилостивился над Тией, и, когда она обессилено привалилась к стене, смирившись с перспективой быть пойманной, то неожиданно провалилась внутрь, оказавшись в тени густых розовых кустов. Не удержала равновесия, упала и пребольно ударилась коленкой. Шипя и потирая ушибленное место, выглянула из своего укрытия и огляделась, тихо присвистнув от восхищения: такого красивого сада Тия в жизни не видела. "Ты это видишь, Мушил?" - пораженно выдохнула она. Обезьянка лишь тихонько протрещала что-то в ответ. Похоже, она была поражена не меньше хозяйки и уже представляла себе, как забирается на дерево лакомиться сладкими фруктами...
   Внезапно теплую идиллию летней ночи нарушил топот и громкие крики. Прямо на Тию, в восхищении забывшую об осторожности, мчался, что есть духу Змеелов, а за ним, в некотором отдалении, пыхтя, отдуваясь и ругаясь, на чем свет стоит, бежал целый отряд стражников! Маленькая воровка сдавленно пискнула, попыталась было спрятаться обратно за кусты, но поздно. Ее уже заметили. Сначала наемник, который даже притормозил от неожиданности, увидев здесь ее. А потом и стражники... Она испуганно застыла, с отчаянием думая, что где-то уже видела подобную картину. Жаль только, бабушкиного порошка под рукой не было... Из оцепенения Тию вывел вопль одного из охранников, что бежал впереди солдат:
  -Лови девчонку, она -сообщница!
   Услышав это, Тия встрепенулась. Кинув быстрый взгляд на Змеелова, который на бегу махнул ей в сторону черного хода, бросилась туда, моля богов, чтобы и в этот раз спасли ее, и надеясь, что наемник сумеет убежать. Однако она совсем забыла о патруле, что рыскал снаружи, так что, выбежав, нос к носу столкнулась со стражей городской.
   -Попалась, девчонка! - торжествующе воскликнул солдат, что сторожил калитку. Он нагнулся и поймал попытавшуюся убежать Тию за шиворот. Приподнял в воздухе и теперь, забавляясь, смотрел, как она болтает ногами, тщетно пытаясь вырваться. За этим занятием он не заметил маленькой обезьянки, что пряталась за ее дупаттой. И напрасно, потому, что в следующий момент она с диким воплем прыгнула к нему на лицо, вцепилась в волосы и укусила за нос.
   Издав нечленораздельное проклятье, тот выпустил Тию из рук и схватил Мушил, отрывая ее от лица. Но в тот момент, как Тия оказалась на земле, она тут же, что есть силы, ударила солдата ногой под коленку. Он выпустил Мушил из рук и запрыгал на одной ноге. Тия схватила обезьянку и во весь дух бросилась по направлению к срединному городу, петляя по освещённым улицам, словно тушканчик. На крики пострадавшего стражника, тем временем сбежалась вся охрана Высокого Дома. И теперь сзади Тию преследовала целая толпа патрульных, а кое-кто, как она увидела, оглянувшись, свернул на боковые улицы, в надежде обойти беглянку. " Дэв их сожри! Они ж меня сейчас поймают!" - со страхом думала Тия, пытаясь хоть немного оторваться от погони. В отчаянии, она взобралась на низенькую стенку ограды одного из домов и, спрыгнув вниз, затаилась среди апельсиновой рощи. Она слышала, как стражники пробежали мимо.
   Подождав какое-то время, она осторожно выбралась из своего укрытия, перелезла через ограду, и, крадучись, отправилась к выходу из Высокого Дома, надеясь, что стражники решили, будто она убежала. Но не тут-то было. Она уже вознамерилась перелезать, когда почувствовала, как ее схватили за курту чьи-то сильные руки, Тия оглянулась, и увидела патрульного. "Аш! Попасться так глупо, когда свобода близко... Ну нет!". Она сжала зубы и, что есть силы рванулась в сторону. Курта затрещала и у стражника в руках вместо Тии остался лишь клочок ткани. Сама же маленькая воровка не стала дожидаться, пока ее снова поймают, и взлетела на стену, сверкнув босыми пятками прямо перед носом солдата. Оказавшись наверху, она оглянулась и показала ему язык. Потом, ловко цепляясь за выступы в стене, спустилась с другой стороны. Здесь она сумела немного перевести дух.
   -Знаешь, Мушил, из всех наших приключений, это, пожалуй, было самым захватывающим! - уставшим, но довольным голосом сказала Тия обезьянке.
   Она юркнула в тень ближайшей подворотни и обессилено опустилась на землю. "Вот отдохну немного и пойду домой" - промелькнуло у нее в голове. Но на тело после всего пережитого навалилась свинцовая усталость, заныла разбитая коленка, и начали саднить стертые в кровь от лазанья по стенам ладошки... Так что встать Тия решилась только после того, как услышала странный шум со стороны квартала знати.
  -Однако надо уходить, а то нас с тобой сцапают! - вздохнула маленькая воровка, обращаясь к Мушил.
   Она тихо кралась, стараясь держаться в тени, и уже видела впереди Глотку Дэва, когда кто-то (уже в который раз за сегодняшнюю ночь) поймал ее и утащил в тень ближайшей подворотни. Тия встала в боевую стойку, но увидела перед собой Змеелова и расслаби-лась.
  -А, это ты? - спросила она устало -безразличным голосом.
  -А ты не рада меня видеть? - едко поинтересовался парень.
  -Рада... - кивнула Тия. - На самом деле очень рада, но сил скакать от восторга не осталось. Ты уж прости, только обойдемся без почестей.
  - Хватит паясничать! - неожиданно строго цыкнул он. - Скажи, наказание богов, зачем ты за мной следила? Неужели я не ясно выразился там, у дворца?
  -Ясно - кивнула Тия, как завороженная глядя ему в лицо. - Только за тобой присмотр нужен, а то без меня ты так и норовишь влезть в неприятности по самую макушку!
  -Скажите, пожалуйста, какая охранница нашлась! - взвился тот. - Да будет тебе известно, что без тебя мне бы не пришлось битый час наворачивать круги по саду дворца, отвлекая на себя стражу и давая кое-кому возможность унести ноги..
  -Ну и ничего!- упрямо вздернула подбородок Тия и обиженно выпятила губу. - Тебе полезно для тренировки.
  Лицо Змеелова исказилось от злости и он даже хотел дать сжавшейся в комок воровке хорошенькую затрещину, но в последний момент раздумал. Уж больно жалко она выглядела. Вместо этого он раздраженно выпалил:
  -Умная, да? А ты знаешь, что нас с тобой запомнили и теперь весь город вверх дном перевернут, но найдут рано или поздно? Мне-то все равно. Я утром ухожу с караваном, а вот ты... Ты останешься в городе, так что очень скоро познакомишься с местными дознавателями в городской тюрьме. Там страсть как любят пытать маленьких непослушных девчонок... Так что придется мне тащить тебя с собой!-при этих словах Тию продрал ледяной пот. Знакомиться с местными мастерами заплечных дел ей совсем не хотелось, но и уйти с наемником... Он что, шутит?
   Однако и строгое лицо, и зеленые глаза Змеелова оставались сейчас абсолютно серьезными. Он и сам не хотел тащить с собой девчонку в никуда, отрывая от единственного дорогого ей человека, но и оставить ее в Ферузе на произвол судьбы не позволяла совесть.
   -Ты и вправду заберешь меня отсюда? - дрогнувшим голосом спросила она. На глаза вдруг навернулись непрошенные слезы. Теперь-то Тия поняла, во что влипла, решив проследить за наемником. Но было, пожалуй, слишком поздно... - А как же бабушка Нур, Мушил? - тихо спросила она
  -Их придется оставить здесь. - отрезал наемник.
  -Но тогда я тоже останусь! - капризно заявила маленькая воровка.
  -Тия, Тия, Тия... - покачал головой он. - Неужели маленькая Тия пожелает, чтобы ее вместе с бабушкой и обезьянкой допросили с пристрастием в городской тюрьме?
  -Нет... - тихо прошептала несчастная девочка. - Хорошо, я уйду с тобой...
  -Вот и ладно, -вздохнул он, стараясь проглотить подкативший к горлу комок. Сам, ведь, прекрасно знал, каково ей сейчас... - Теперь мы пойдем на постоялый двор, где стоит мой караван, а с рассветом -в путь.
  -А как же бабушка Нур узнает, где я? - растерялась Тия. - Она же будет волноваться... Может быть, зайдем к нам? В Глотке Дэва стражники не отваживаются появляться до утра. Да и днем-то не часто заглядывают... - с горячей надеждой посмотрела на наемника та.
  -Ладно, - махнул рукой Змеелов. - Твоя взяла. Сейчас идем домой, но потом сразу -на постоялый двор. Не хватало еще опоздать...
  
   Когда они я вились в лачугу, бабушка Нур была уже на ногах. Проснувшись среди ночи, она вдруг увидела, что никого, кроме нее здесь нет, и страшно перепугалась. Услужливое воображение подкидывало картинки одну страшнее другой... Вот Змеелов украл Тию, а вот она сбежала за ним сама и пропала в Великой Пустыне. Так что, увидев их на пороге, бабушка Нур вздохнула было с облегчением, но, посмотрев на их лица, поняла, что стряслось что-то, действительно серьезное. Оба имели сильно потрепанный вид, Змеелов прятал глаза, а Тия шмыгала носом, стараясь не разреветься.
   - Великая Мать, что стряслось?! - вскричала напуганная старуха. - Почему у вас такой вид? Где вас обоих носило все это время???
  -Бабушка... - Змеелов, наконец, собрался с мыслями. - Я сейчас ухожу вместе с Тией, иначе ей здесь будет грозить постоянная опасность быть пойманной...
  -Что... что все это значит? - строго нахмурилась та
  -Это значит, что у меня здесь были кое-какие незаконченные дела, а это неразумное дитя за мной увязалась...и... В общем, мы с ней были во Дворце Правителя и нас чуть не поймали! - выпалил наемник. Бабушка Нур схватилась за сердце.
  -Дэв тебя сожри, наемник! - постонала она. Тия даже забыла о своих слезах от удивления. Чтобы бабушка Нур и так выражалась? - Во что ты впутал мою девочку?
  -Это я сама впуталась - разревелась вдруг Тия. - Если бы я не пошла за ним...
  -Мы оба виноваты, бабушка. Но что сделано, то сделано, и этого уже не изменишь. Я буду за ней приглядывать и могу поклясться, что пока жив, она не пропадет - склонил он голову.
  -Ты, помнится, клялся мне уже не навлекать на нашу голову неприятностей - заплакала бабушка Нур. - Что же мне теперь, старой, делать? Как я без нее доживать буду?
  -Прости меня, бабушка, я постараюсь сделать так, что она обязательно вернется сюда... через какое-то время - вздохнул Змеелов, спрашивая себя, а сможет ли он это в самом деле. Выбора, правда, все равно не было. - Только уходить нам надо прямо сейчас, иначе...
  -Знаю-знаю! Иначе завтра сюда нагрянут солдаты, и... - и без того морщинистое лицо старухи сморщилось еще больше. Однако она собрала волю в кулак, вытерла слезы и быстро подошла к полкам с травами и порошочками, что обычно берегла, как зеницу ока. Бабушка Нур стала перебирать свои запасы, бормоча что-то себе под нос. Потом схватила свою котомку для трав и начала запихивать туда склянки и порошки, приговаривая: "от ран, от лихорадки, морок-трава, соль Аша, чистый камень для воды..." Змеелов с интересом слушал, что за снадобья им придется тащить с собой, а Тия только размазывала кулаком слезы по лицу. Ее маленькая обезьянка тоже приуныла и взобралась на полочку с бабушкиными снадобьями.
   Старуха, тем временем, закончила складывать зелья и принялась запихивать в сумку еще теплые лепешки. Наемник попытался протестовать, ибо Бабум не оставил бы их без еды и воды, но смешался под ее осуждающим взглядом. Тогда он просто отвернулся к единственному в лачуге окну и стал наблюдать, как розовеет небо на востоке, предвещая скорый рассвет.
  -Нам пора! - показал он на улицу- иначе не успеем к отходу каравана...
   Бабушка Нур всхлипнула, крепко прижала к себе Тию и замерла на несколько секунд. Потом, решившись, легонько оттолкнула ее от себя.
  -Иди, девочка, и да сохранит тебя в пути Великая Мать! - дрожащим голосом сказала она. - А ты, Змеелов, помни, что обещал мне ее вернуть. Так что я буду жать! - погрозила она пальцем.
  -Непременно! - поклонился старухе тот. - Спасибо тебе, бабушка за все.
  -Идите уже, а то скоро рассветет! - отвернувшись к окну, махнула рукой бабушка Нур.
   Они вышли из лачуги и быстрым шагом направились в сторону постоялого дора, благо последний располагался совсем недалеко от Глотки Дэва. Тия плакала и поминутно оглядывалась назад, а потому ей постоянно приходилось нагонять наемника. Змеелов не ругал ее за это. Он отлично помнил, как двенадцать лет назад сам уходил из Феруза точно так же...
   Вдруг в сумке, которую тащила Тия что-то зашевелилось. Маленькая воровка украдкой заглянула внутрь и с удивлением обнаружила, что на нее оттуда смотрит хитрая мордашка Мушил. На душе у Тии сразу потеплело. Она не расскажет наемнику об обезьянке. По крайней мере, до тех пор, пока они не окажутся в пустыне...
  
  
  
  
  
  
  Глава 9
   Крепок сон благочестивых людей, а потому светлейший Ияр имел обыкновение спать сладко и просыпаться поздно. И никто из придворных не смел тревожить его покой до того, как дворцовый распорядитель не выходил из покоев Правителя со словами "Сиятельный Ияр встать изволили". Только после этого, просители, столпившиеся у дверей его опочивальни, имели право заходить к нему со своими докладами и просьбами. Это правило было заведено во Дворце двенадцать лет назад и ни разу не было нарушено с тех пор. Исключение составляли лишь случаи государственной важности, как то объявление войны, прибытие гонца от царя или начало очередного мора.
   Однако в то утро сон его был бесцеремонно нарушен начальником дворцовой стражи. Тот явился на рассвете серый от страха и прерывающимся голосом велел распорядителю разбудить Правителя. Распорядитель, было воспротивился, но капитан схватил его за грудки и легко приподнял над полом, словно котенка.
  -Выбирай: либо тебя накажет Светлейший Правитель, либо я убью тебя здесь и сейчас! - прорычал он. Бедному распорядителю ничего не оставалось, как со всей возможной деликатностью разбудить Ияра и на его гневный возглас упасть ниц, доложив о срочном деле капитана дворцовой стражи.
  -Хорошо, пусть войдет! - раздалось из-за опущенного над кроватью полога. - Посмотрим, что там срочного. Но если какая-нибудь мелочь, казнить велю вам обоих!
   Распорядитель дрожащим голосом позвал начальника стражи, который на негнущихся от страха ногах вошел в покои Правителя, и, покосившись на слугу, все еще распростертого на полу перед задернутым пологом, начал:
  -Доброго утра тебе, о Светлейший Ияр, радость и надежда всех жителей Феруза. Прости недостойного стража твоего, что явился затемно, но дело того требует...
  -Что там у тебя? - раздался из-за тяжелой парчовой завесы недовольный голос.
  -Беда, о Мудрейший. Сегодня ночью во Дворец проник неизвестный бродяга. Он залез в библиотеку, вскрыл там тайник и украл какой-то свиток... - капитан на мгновение запнулся, но затем с усилием продолжал - Мы попытались его поймать, но он оказался проворнее. Выхватил меч и отбился от пятерых охранников... Потом выпрыгнул в окно и скрылся... Мы ищем его по всему городу...
  -Свиток, что за свиток? - весь сон мгновенно соскочил с Ияра. Он сел в постели и потер лоб.
  -Не могу знать, о Мудрейший! - упал на колени капитан. -Но есть еще кое-что...
  -Что же? - нетерпеливо прикрикнул Ияр, ожидая неприятности.
  -Меч, о Правитель... Это был Огненный Ветер... - охрипшим голосом выдавил из себя капитан, уже предчувствуя, как шелковая петля затягивается на его шее.
  -Ты лжешь, стражник! Этот меч сгинул вместе с презренным Саргоном в Великой Пустыне! - парчовая завеса мгновенно распахнулась, и Правитель, как был, в длинной ночной рубахе, с всклокоченной черно- седой бородой и волосами, стремительно вскочил с постели, отпихнув ногой распростершегося ниц распорядителя:
  -Пшел прочь, пес!
  -О нет! Я клянусь Великой Матерью, это был именно Огненный Ветер -тихо проговорил капитан.
  -Почему вы его не поймали! - заорал вдруг Ияр. - Почему, я тебя, презренный пес, спрашиваю!
  -Не смогли, о Мудрейший! Прости недостойного слугу, но с ним была девчонка...
  -Ты хочешь сказать, капитан, что вся моя стража не смогла совладать с бродягой и девчонкой?! Зачем тогда я вас, дармоедов, кормлю? А может быть это измена, а, капитан???
   При слове "измена" бедный капитан пал ниц и плаксивым тоном заговорил:
  -Не вели казнить, о Милосерднейший! Мы обязательно их поймаем...
  -Поймаем! Ты думаешь, дурак этот бродяга? Да он уйдет из города при первой же возможности! Перекройте все выходы из города, караваны выпускать только после тщательного досмотра! И молись, молись, капитан, чтобы ты их поймал! Да, и распорядись нарисовать портрет того бродяги и девчонки. Ты их видел?
  -Да, конечно, о Справедливейший! Я все исполню...
  -Вот и хорошо!
   Ияр повернулся к стражнику спиной, давая понять, что аудиенция окончена, и он свободен. Оставшись один, он долго смотрел в окно на то, как медленно, будто нехотя, из-за горизонта выползает огромный оранжевый шар солнца. "Надо же, треклятый Саргон все же умудрился выкрасть меч, да еще и спрятал какой-то свиток в библиотеке... Нужно достать этого бродягу, во что бы то ни стало, иначе под угрозой может оказаться и правящая династия, и моя власть... Надо было тогда просто прикончить всю его семью, но так некстати тогда захотелось поиграть в благородство... Кто же знал, что оно дорого обойдется"
   Подумав еще минут пять, Ияр кликнул распорядителя и велел подать чернила и бумагу. Он решился написать об этом царю Миду. Пусть бродягу ищут не только в Ферузе, но и по всему царству Дияла. Глядишь, и некогда будет тому мстить за Саргона... Интересно, кстати, кто это был? Неужели его сын?
  
   Беглецы пришли на постоялый двор вовремя. Караван уже готовился к отходу, Бабум, ругаясь по обыкновению, отдавал последние распоряжения,и, казалось, совсем не рад был видеть наемника.
  -Пришляй? А где ты быть все это время? - возмущенно накинулся он на Змеелова, едва не выпрыгивая из своих широких белых шалвар.
  -Так получилось - коротко ответил Змеелов. - Но пришел же, и вовремя!
  -А это кто есть с тобой? - ткнул пухлым коротким пальчиком в Тию Бабум.
  -Это Тия и она идет со мной! - четко и внятно произнес наемник, глядя тому в глаза.
  -Нет, нет, нет. Ребенка в пустыню не идти... Я не иметь для нее еда и вода... - упер руки в бока Бабум и попытался посмотреть на Змеелова строго, что, при его габаритах, выглядело довольно комично.
  -Я поделюсь с ней своим пайком, не переживай, почтенный Бабум - все так же категорично ответил Змеелов.- А если не возьмешь ее - не пойду и я!
  -Но ребенка в Великий Пустыня умереть от жара... - вздохнул Бабум, все еще надеясь его переубедить. Змеелова ему терять не хотелось, но и тащить с караваном ребенка... Безумие.
  -Бабум, у меня нет выхода. Из-за меня девчонка попала в беду, и я не могу оставить его здесь! - отрезал наемник.
  -А если она устать и отстать? - не сдавался Бабум
  -Тогда я понесу ее на себе!
  -Ох, Змеелов. Смотреть ты сам. Но я предупреждать сразу: караван задерживать не стану из-за девчонка и ты! - согласился, наконец, погонщик и отошёл к кучке купцов, что оживленно о чем-то спорила.
   Тия уже успокоилась и с интересом оглядывалась по сторонам. Столько верблюдов сразу она видела впервые. Животные ревели, люди суетились, нагружая поклажу. Змеелов заметил впереди пару паланкинов.
  -Ну вот - сказал он Тии. - Если устанешь, то, в крайнем случае, можно будет посадить тебя туда прокатится.
  -Ух ты! - загорелись ее глаза. - И я тогда буду, как самая настоящая царевна?
  -Ну, почти... - рассмеялся он. - А теперь пойдем на постоялый двор, перекусим чем-нибудь перед дальней дорогой!
  -Пойдем! А то я голодная, как крокодил - кивнула она.
   Солнце уже оторвалось от горизонта, когда караван, наконец, тронулся. Тия и Змеелов держались в середине, рядом с паланкином. Оказалось, что в нем путешествует какой-то ученый и Тия сразу с ним познакомилась. Ученого звали Исин и он приезжал из столичного университета, чтобы ознакомиться с какими-то свитками во Дворце Правителя. Через полчаса они уже оживленно болтали на ходу. Тия засыпала бедолагу градом вопросов "А почему небо голубое? А почему птицы летают? А есть ли что - нибудь за горизонтом или Великая Пустыня бесконечна?". Змеелов только посмеивался, глядя на то, с каким жадным любопытством она пытала ученого мужа.
   Они прошли городские ворота, и последний верблюд уже вышел из города, когда вдогонку им из-за стен выбежал отряд стражников. Заметив их, Змеелов нахмурился, закрыл лицо дупаттой и негромко сказал Тии:
  -Быстро спрячься в паланкин. Нас ищут!
  Тия не заставила повторять дважды. С детской непосредственностью она обратилась к Исину:
  -А можно покататься в твоем палантине? Мне бы очень хотелось... - маленькая воровка сделала жалостливые глаза.
  -Конечно, дружок, залезай! - широким жестом пригласил тот.
   Тия впорхнула в паланкин и, спрятавшись за занавесью, стала отвлекать Исина, тихонько расспрашивая обо всем, что приходило в голову, а тот и рад был, видя ее любознательность.
   Стражники, тем временем, расспрашивали Бабума о том, нет ли в караване бродяги с девочкой лет двенадцати. Тот сразу насторожился, но виду не подал:
  -Вы с ума сойти? Какие бродяги в мой караван??? Бабум -честный погонщик. Какие девочка?!
  -А не возражаешь, о Бабум, мы досмотрим твой караван? - спросил один из стражников.
  -Нет, нет и нет! - категорично отказался тот. - Я вас знать. Вы досматривать полдня, а куда я потом по жаре прийти? Я не сметь опаздывать. У меня деловой репутация... - с этими словами погонщик незаметно всунул ему томан в руку
  -Ладно-ладно! Я понял, и ты их не видел, и здесь их нет - улыбнулся стражник. - Идем, ребята! - махнул он рукой своим. - Легкой дороги каравану!
   Бабум только удовлетворенно кивнул и дал команду трогаться. Когда городские стены остались позади, Тия осторожно выглянула наружу и оглянулась назад. В носу вдруг защипало, но она убедила себя, что скоро обязательно сюда вернется. Это же так легко - прощаться, если знаешь, что разлука будет недолгой.
  
  
  
  
  
  
  Глава 10
   Караван медленно двигался по пустыне, словно в зыбком мареве. До полудня нужно было непременно добраться до первой стоянки, чтобы переждать палящий зной трех самых жарких часов в тени навесов. Все это время Тия ехала в паланкине с Исином и Змеелов не стал вытаскивать ее оттуда, зная что босиком по горячему песку девчонка далеко не уйдет. Он ругал себя последними словами за то, что даже не подумал об этом (у самого для таких случаев были припасены войлочные сапоги). Хорошо еще, что Тия подружилась с ученым и теперь могла путешествовать с комфортом в паланкине. Оттуда, то и дел,о раздавался их смех и голоса: неугомонная девчонка о чем-то горячо спорила с почтенным старцем. А потом и вовсе полилась песня, протянутая на два голоса:
  Ушел в Пустыню караван, забрав меня с собой.
  И длинный путь среди бархан моею стал судьбой
  Но сколько бы дорог я не прошел,
  А только доли никогда не выбрал бы иной!
  
  Простите, нежной пери стройный стан и черные глаза!
  И пусть прощальный грустный взор туманит чистая слеза,
  Не суждено мне оставаться здесь с тобой,
  Ведь манит странника к себе пустынных горизонтов бирюза.
  
  И вот растаял на песке в рассветной зыбкой мгле
  Мой след, и путь теперь не приведет к тебе.
  Но помнить буду я всегда твои уста,
  Покуда бедным странником хожу по грешной и святой земле!
  
   Змеелов прислушался и усмехнулся. Тия-то, оказывается, очень недурно поет! Тем временем, на горизонте показалась крыша караван-сарая. Люди и животные, предвкушая скорый отдых, пошли быстрее. Перед самым караван-сараем Тия выбралась и паланкина и, спрыгнув на горячий песок, зашагала рядом с наемником. Но уже через несколько минут стала отставать. Ноги ее поминутно проваливались в дюны. Маленькая воровка раздраженно сопела, упорно вытягивая ноги из песка, но только еще больше выбивалась из сил. Змеелов, какое-то время молча наблюдавший за ней, наконец, сжалился и сказал:
  -Если хочешь нормально ходить по песку и не проваливаться, то придется не сгибать ступню, чтобы ноги не увязали. Тебе бы войлочные сапожки на деревянной подошве, но уж времени не было сладить, так что лучше и дальше пользуйся гостеприимством Исина, чтобы не выбиваться из сил. Кстати, о чем вы там с ним болтали?
  -Ой, о многом. Он оказывается такой умный! - восторженно протянула Тия.
  -Послушай, надеюсь, ты ничего не выболтала о себе? Он спрашивал о нас с тобой? - подозрительно покосился на нее Змеелов.
  -Спрашивал, но я сказала, что ты мой дядя, а я- сирота. Ты нашел меня в квартале нищих Феруза, куда я прибилась после смерти родителей и теперь мы идем к тебе в Хибу. А что, плохая история? -вопросительно посмотрела на него маленькая воровка. Змеелов рассмеялся:
  -Ну, ты оказывается, сказочница. Хотя история твоя хороша. Так и порешим, племяшка! - он попытался было потрепать ее по щеке, как часто делали старшие родственники, но Тия возмущенно клацнула зубами совсем рядом с его пальцами, и только реакция спасла наемника от укуса.
  -Не забывайся, дядюшка! - возмущенно прошипела она. Я- не младенчик и такого отношения не потерплю!
  -Ой, фу-ты, ну-ты, какая грозная! - полунасмешливо -полууважительно посмотрел на нее Змеелов.
   Караван, тем временем свернул на просторный двор караван-сарая и до них донесся зычный голос Бабума:
  --Привааал! - скомандовал он. Люди, уже порядком вымотанные жарой поспешили укрыться под навесами в тени и прохладе небольшого оазиса, а верблюды флегматично улеглись прямо под палящим солнцем.
   Тия решительно оттащила Змеелова в укромный уголок и спросила:
  -Раз уж ты теперь для всех -мой дядюшка и путешествовать мы будем вместе, не расскажешь ли мне свою историю?
  -Неожиданная просьба! - рассмеялся тот. - А зачем тебе моя история? Разве того, что ты придумала не достаточно? Ну, тогда придумай еще что-нибудь...
  -Это не честно! - лицо ее вдруг сморщилось, будто Тия собиралась заплакать. - Ты обо мне знаешь все, что знаю я сама, а я о тебе- совсем мало.
  -Ну ладно! - вздохнул наемник. - Только не здесь и не сейчас, а вечером, когда пойдет караван. Там нас не услышат... - он увидел, как к ним приближается Исин.
  -Тия!-позвал ученый, протирая лысую голову платком. -Ты в порядке? Такая жара, будто в печи, а ты из паланкина вылезла...
  -Ничего, уважаемый Исин. Со мной все хорошо, а в паланкине ноги затекли, потому и решила пройтись. Но если бы ты позволил, я бы с удовольствием ехала с тобой по утрам. - попросила она со всей учтивостью, на которую только была способна.
  -Хорошо, дружочек, как скажешь - тепло улыбнулся он, а потом обратился к наемнику:
  -Ваша племянница-на удивление умная и любопытная девочка. Как же так получилось, что совсем грамоте не обучена?
  -Сам не понимаю, почтенный Исин - растерянно развел руками Змеелов.- Я старшего брата не видел уже лет пять, с тех пор, как стал обучаться ремеслу наемника, а тут вот довелось в Ферузе побывать, и... - дальше ему уже не пришлось ничего придумывать, ибо в холщовой торбе Тии что-то сдавленно пискнуло, и оттуда неожиданно высунулась заспанная обезьянья мордашка.
  -Тия?!! - кинул на нее испепеляющий взгляд наемник. Та стушевалась, опустила глаза, но потом, вдруг, решительно подняла голову и затараторила, глядя ему в лицо:
  -Понимаешь, дядюшка, я сама не увидела, как Мушил забралась в сумку. Обнаружила только перед самым выходом из Феруза, а там уже не до того было, и...
  -Боги, мне мало следить за тобой, так еще и за твоим зверинцем! - обреченно возвел очи к небу наемник.
  
  
  
  -Ничего, уважаемый, не ругайтесь! Я помогу девочке присматривать за ее любимицей, пока мы в пути - примирительно улыбнулся Исин. - Какая забавная, ты говоришь, ее зовут Мушил? - обратился он к приободрившейся Тии. Кажется, гроза пролетела мимо.
  -Да, господин ученый, ее зовут Мушил и она очень умна - оживленно закивала головой Тия, утягивая Исина за рукав подальше от Змеелова. Отойдя на достаточное расстояние, она обернулась и показала наемнику язык. Тот только кулаком ей погрозил. Нет, ну какова?
  
   Ияр сидел на трибуне мрачнее тучи и наблюдал за борьбой двух наемников на арене. В городе сегодня был фестиваль богини Сийях, темной и яростной охранницы покоев Великой Матери, богини смерти и тьмы. Сегодня в каждом доме зажигали жертвенные ароматические свечи и наливали в чаши красное вино, символизировавшее кровь. А все желающие попытать удачи в борьбе могли записаться на арену, чтобы помериться силами с соперниками,и, если повезет, выиграть состязание, получив за это сотню золотых томанов и место в дворцовой гвардии.
   Однако столь захватывающее, обычно, зрелище сегодня мало трогало Ияра. Его мысли снова и снова возвращались к проклятому бродяге и девчонке, что была с ним. Городская стража уже обыскала все постоялые дворы, чайханы, караван-сараи. Заглянули на каждую улицу, в каждую подворотню. Подняли переполох даже в Глотке Дэва, но безрезультатно. Хотя, чего они еще ожидали в квартале пройдох, где никто и никогда не выдаст своего?
   Наконец, один из чайханщиков, узнал по портрету своего недавнего постояльца, что ушел сегодня на рассвете с караванщиком Бабумом в Хибу. О чем Ияру тут же нижайше доложил капитан дворцовой стражи. Сначала Ияр сильно разгневался, и хотел было и в самом деле казнить незадачливого стражника, но поразмыслив, как следует, решил, что во-первых, действительно преданных ему людей осталось не так уж много, и убивать одного из них было бы крайне неразумно. А, во вторых, все было не так уж плохо. Он теперь точно знал, куда направляется этот человек, и, что самое главное, кто он. А уж найти его теперь было намного проще... И все же... Кем он приходится Саргону? Как к нему попал Огненный Ветер?
   Из задумчивости его вывел возглас судьи:
  -В финале соревнований победил наемник Гюрза!
   При слове "наемник", Ияр встрепенулся и посмотрел в сторону арены, где крепкий парень в набедренной повязке и легком доспехе уже помогал подняться поверженному сопернику. Его кожа, чуть смугловатая, но слишком белая для здешних мест выдавала в нем уроженца Севера. Потом Гюрза поднял взгляд на трибуны Правителя и посмотрел в его сторону карими глазами. Глядя ему в лицо, Ияр вдруг подумал...
  -Позови мне этого наемника в покои после награждения. Я хочу с ним поговорить...
  -Слушаю и повинуюсь - кивнул тот, подошел к наемнику и что-то ему шепнул. Тот только слегка поклонился в сторону трибуны.
   Ияр едва дождался конца чествования на арене и теперь нервно расхаживал в своих покоях из угла в угол, ожидая победителя. Наконец, кажется, вечность спустя, распорядитель раскрыл дверь и торжественно объявил, что наемник пришел и ждет аудиенции.
  -Проси! - кивнул Ияр, стараясь скрыть волнение. В следующий момент к нему в покой вошел невысокий тонкий молодой человек и почтительно поклонился.
  -Подойди ближе, Гюрза! Мне сегодня очень понравилось, как ты дрался. И у меня для тебя есть неплохое предложение... Скажи, ты бы хотел служить у меня?- Правитель пристально взглянул ему в лицо. Крылья прямого носа чуть дрогнули, изогнулась тонкая бровь, и наемник ответил:
  - Служить Правителю огромная честь для любого наемника. Я с великим удовольствием соглашусь.
   Ияр остался доволен ответом и продолжил:
  
  
  -Я рад, и у меня есть для тебя интересное задание, за которое ты получишь достойное вознаграждение. Но сначала скажи, ты знаешь этого человека? - он показал Гюрзе портрет бродяги. Наемник, вдруг, разволновался, хоть и постарался не подать виду.
  -Да, знаю! - кивнул он. - Это Змеелов. Он учился вместе со мной в школе наемников.
  -Вот оно что! - обрадовался Правитель. - А что ты можешь о нем рассказать?
  -Ничего особенного!- пожал плечами тот. - Пришел в школу наемников из городской босоты. Родители погибли во время мора Смеющейся смерти, со временем стал одним из лучших в нашей школе и уже пару лет водит караваны...
  -Довольно! - поднял руку Ияр. - Так вот я хочу, чтобы ты тайно следил за этим мальчишкой и не давал ему спуску...
  -Правитель?
  -Другими словами, что бы он ни делал ты должен исподволь ему мешать по мере возможности. А, если в конце - концов храбрый Гюрза одолеет своего соперника в открытом поединке, я возражать не буду... Кстати, почему именно Гюрза?
  -Потому, что на каждого Змеелова всегда найдется своя змея... - тонко улыбнулся наемник. -Я берусь за это задание!
  -Вот и отлично. Тогда завтра на рассвете ты с гонцами из Феруза отправляешься в Хибу, куда он ушел сегодня утром. Пока проследишь за ним, а там... Там посмотрим.
  -Слушаюсь, правитель - склонил голову Гюрза.
  
  
  
  
  
  Глава 11
   Когда спал полуденный зной, люди покинули гостеприимную прохладу караван-сарая и принялись поднимать верблюдов, дремавших на солнце. Упрямые животные никак не хотели вставать, и погонщикам пришлось долго понукать их, чтобы построить в длинную цепь и отправиться дальше, спеша дойти до следующей остановки, прежде, чем на Великую Пустыню опустится черная южная ночь.
   Тия кивнула ученому, что направился к себе в паланкин, а сама встала рядом со Змееловом, приготовившись к дальнему нелегкому переходу и интересной истории. Караван, наконец тронулся, и они зашагали в сторону заката. Тия старалась идти по песку так, как учил наемник. Хоть передвигаться таким образом и стало немного легче, но все равно отнимало порядочно сил. Она старательно вышагивала, пытаясь подстроиться под темп Змеелова, но не получалось. Маленькая воровка то и дело отставала, и ей скоро стало казаться, что прогуляться до следующей стоянки пешком, чтобы послушать его историю, было далеко не самой удачной мыслью. Ноги уже гудели от усталости, и Тия то и дело многозначительно поглядывала на наемника, сгорая от нетерпения. Но тот, казалось, не замечал ее жадных взглядов и шел, сосредоточенно глядя перед собой.
   Змеелов все решал про себя, что, а точнее, сколько рассказать девчонке. Нет, врать он, конечно, не собирался, но и вся правда звучала бы несколько... неожиданно, да и малоправдоподобно. Но раз уж обещал...
  -Ну?! - наконец не выдержала маленькая воровка. - А как же история?
  -История... - задумчиво протянул тот. - Ну вот, тебе, маленький дознаватель, история. В одном городе жила некогда знатная семья: отец, мать и сын девяти лет от роду. И была та семья настолько предана династии Уммы, что с его смертью оказалась неугодна новому царю. Тогда назвали их новые власти после окончания смуты предателями и с позором изгнали из города в пустыню, дав собой лишь жалкий бурдюк воды на троих, да тощего верблюда. Так и брели они в предрассветных сумерках, постоянно оглядываясь назад, вот как ты, совсем недавно. И не было у них почти никакой надежды выжить в Великой Пустыне. Вот разве что добраться до караван-сарая до тех пор, пока небо не превратилось в гигантскую раскаленную жаровню, и подождать там какой-нибудь караван, чтобы прибиться к нему и дойти безопасно до соседнего города. К полудню им удалось достичь вожделенного оазиса и спрятаться от обжигающих лучей жестокого пустынного солнца.
   Однако на этом удача закончилась: в тот день мимо не проходил ни один караван, не пришел он и на следующие сутки. Путники уже приготовились к долгой и мучительной смерти от жажды и зноя, но смилостивились наконец боги, и к вечеру третьего дня у того оазиса остановился небольшой караван, что вез вина с Юга. Взмолился тогда несчастный отец перед караванщиком о том, чтобы взяли их с собой. Сжалился старый караванщик над ними и разрешил присоединиться к купцам, что шли в Альзару- богатый торговый город в восточной части Великой Пустыни... Долго ли, коротко, но показались, наконец, впереди белоснежные стены и башни городской крепости. Пришли беглецы в Альзару, продали верблюда и купили жалкую лачужку в квартале городской нищеты.
   Отец мой был превосходным воином и без труда стал учителем фехтования в местной школе наемников. А мать прекрасно пела, и вскоре молва о ее хрустальном голосе разнеслась во все концы Альзары. Ее стали приглашать петь на свадьбах. Тем и перебивались... Даже достаток появился. Но тут вновь обрушилась беда. С одним из караванов пришел в город мор. Много людей погибло, в том числе и родители... Я остался сиротой без куска хлеба, и не знаю, что случилось бы со мной, если б не учитель школы наемников Адапа, что сдружился с моим отцом и не бросил меня в беде... - голос Змеелова пресекся и он вынужден был замолчать на какое-то время, чтобы избавиться от непрошенных воспоминаний. Тия шмыгнула носом, жалостливо посмотрела в его сторону и спросила:
  -Твоя мама, наверное, была красивая, а отец -смелым? - грустно спросила она.
  -Красавицей... - грустно вздохнул Змеелов и его глаза странно блеснули.- Она была чужестранкой с Севера. Высокая, стройная, белолицая с огромными светлыми глазами... Отец часто смеялся, что она -самая главная его фамильная драгоценность... А сам он был для меня настоящим образцом благородства, мужества, верности слову...
  -Перестань! - всхлипнула Тия. - А то я сейчас снова разревусь. - она помолчала какое-то время, а потом сказала:
  -У меня ноги очень устали, я пойду к Исину...
  -Иди...- рассеянно кивнул Змеелов, погрузившись в невеселые думы.
   Тия подбежала к паланкину, ловко запрыгнув туда прямо на ходу. Исин забавлялся тем, что заставлял Мушил показывать фокусы, угощая маленькую пройдоху виноградинкой за каждый показанный трюк. Маленькая воровка забилась в самый угол, оперлась спиной на груду подушек и молча наблюдала оттуда за проделками своей любимицы. Однако они не радовали. Мысли ее все время возвращались к рассказу Змеелова. Какое же страшное ему выпало детство! Сначала потеря положения в обществе, потом угроза смерти в пустыне, потом гибель родителей... И все это было так несправедливо!
  -О чем задумалась, маленькая Тия? - Исин уже какое-то время пристально наблюдал за ней, поглаживая обезьянку, которая уплетала сладкий золотистый виноград.
  -Скажи, уважаемый, а почему в царстве Дияла сменилась династия? - неожиданно спросила она.
  -Ну как, сменилась потому, что умер последний законный правитель, потомок легендарного Уммы. Он умер, пережив всех своих сыновей... А потому власть перешла другой, не менее знатной семье... - ответил ученый, слегка обескураженный таким странным вопросом.
  -И что, разве никого из потомков Уммы больше не осталось в живых? - продолжала допытываться Тия, пристально глядя на него.
  -В настоящее время нет. А почему ты вдруг спросила?
  -Просто живя в Ферузе слышала я, что бывший Правитель пытался доказать, будто он и есть последняя ветвь угасшего рода... - наморщила носик Тия. А сегодня утром, когда ты рассказывал легенду об Умме, вдруг вспомнила об этом...
  -Верно! - улыбнулся Исин. - Какая цепкая у тебя, все-таки, память! Только все то, что ты слышала -истинная правда. Саргон, действительно, был потомком Уммы. Он принадлежал к роду младшего сына волшебника, и, когда скончался его далекий родственник, попытался заявить свои права на престол царства Дияла, но, согласно завещанию Царя Нунны, власть перешла к его первому советнику - благословенному Миду, и теперь он мудро и милостиво правит...
  -А как же изгнанные из городов знатные семейства, что поддерживали старую династию? - не выдержала Тия и чуть было не выдала себя с головой
  -Изгнанные знатные семейства? - изумился Исин.- Великая Мать! Девочка, тебя ввели в заблуждение. Только в одном городе и только одна семья была изгнана. Это была семья самого Правителя Саргона, и выгнали их из Феруза. -при этих словах Тия чуть не вскрикнула от удивления, но вовремя сдержалась. "Так вот, кто ты такой, наемник Змеелов!" - изумленно подумала она, но быстро взяла себя в руки и беззаботно улыбнулась ученому, который, напротив, нахмурился.
  -Прости, о уважаемый! Я и правда не знала, сколь милостив наш Царь. А расскажи мне историю его рода? - попросила она, чтобы заболтать ученого, заподозрившего что-то неладное. И следующие два часа слушала скучнейшие деяния всех предков Мида Справедливого, под которую, в конце концов, и уснула.
   Очнулась она от того, что ее разбудил Исин. Ученый объявил, что караван остановился на ночлег, но до караван-сарая они так и не добрались, а потому сейчас будут ставить войлочные палатки.
   Зябко поежившись, Тия подхватила на плечо Мушил и пошла смотреть, как караван располагается на ночлег. Тут и там, словно из песка, вырастали просторные шатры, скудно освещенные изнутри светом масляных ламп, кое-где уже собирались жечь костры. Она побродила в сутолоке спешащих устроиться на ночь людей и нашла Змеелова.
   Тот стоял в окружении других наемников, охранявших караван, и спорил, где лучше поставить их палатку. Тия пристально смотрела на него издали. Она, конечно, подозревала, что этот бродяга полез тогда во дворец не просто так, но чтобы он вдруг оказался сыном изгнанного Правителя...
   Наемник, меж тем, почувствовал на себе ее пристальный взгляд и обернулся. Увидав Тию он вдруг тепло ей улыбнулся.
  -А ты, я смотрю, уже успела выспаться - сказал он, заметив, как та протерла глаза. - Могу поспорить, Исин рассказывал что-то чрезвычайно интересное, раз тебя так разморило...
  -Да, он поведал мне историю царского рода - с отсутствующим видом кивнула она. - А скоро ли разведут костер? - маленькая воровка вдруг ощутила, как холод пустынной ночи забрался под одежду и стал отзываться неприятной дрожью в продрогшем теле.
  -Ох, я ведь совсем забыл! - досадливо хлопнул себя по лбу наемник, заметив, как подрагивают на предзакатном ветру ее плечи. - У меня же есть с собой запасное одеяло! - с этими словами он быстро подошел к своему верблюду и достал из притороченной к седлу сумы шерстяное покрывало. Потом подошел к продрогшей Тии и завернул ее. Теплое одеяло покрыло маленькую воровку с головы до ног и Мушил, что тряслась от холода у нее на плече, довольно заурчала и устроилась поудобнее.
  - Подожди, вот установим палатку и разведем огонь! - весело блеснул белоснежными зубами какой-то старый наемник и ободряюще похлопал девчонку по спине. - С непривычки-то, я смотрю, прохладно тебе.
  -Да,- вздохнула Тия - тут и правда зябко.
  
  
  
  
   Когда непроглядная тьма накрыла свои крылом барханы, их лагерь весь светился огнями костров. Откуда ни возьмись, появились котелки, в которых, весело бурля, кипела вкусная чечевичная похлебка с пахучими специями, а люди, собравшиеся вокруг костров, вели неспешные разговоры.
   Тия сидела рядом со Змееловом и рассеянно слушала байки старого наемника, того самого, что недавно говорил с ней. Она рассеянно смотрела на огонь, на то, как пляшут отблески костра на лицах собравшихся... Иногда, впрочем, она поглядывала в сторону наемника, что тоже был сегодня странно молчалив.
  -Змеелов! - тихо позвала она. - А когда мы доберемся в Хибу?
  - Через пять дней на закате должны быть на месте, а что уже устала? - хитро покосился тот, очнувшись от своих мыслей.
  -Да нет, просто интересно. - потупилась та и погладила задремавшую на плече Мушил. Они еще долго сидели у огня, а сверху на караван, затерявшийся в бескрайних песках, смотрели далекие равнодушные звезды...
  
   Гюрза выехал из Феруза на рассвете следующего дня в сопровождении трех гонцов. Один из них следовал в Хибу вместе с наемником, второй -в Альзару, а третий - в столицу царства Дияла город Адаб. Гюрзе было позволено выбрать любого коня из конюшен Правителя, чему он несказанно обрадовался и взял себе гнедого жеребца пустынной породы, что теперь нетерпеливо бил копытом, просясь в путь.
   Он встретился со своими спутниками за городскими воротами и слегка презрительно оглядел их дорожную одежду. "Ох уж эти любители дупатт!" - подумал он, поглубже надвинув капюшон плаща на глаза. За все пятнадцать лет, что Гюрза провел в этой пустынной стране, он так и не смог понять смысла таких платков. "Выглядят точь-в- точь, как бабы на базаре!" - Гюрза пренебрежительно сплюнув, оглядел небольшой отряд.
  -Ну что, трогаемся? - спросил он у старшего из гонцов, долговязого и смуглого парня, закутавшегося в дупатту по самые глаза.
  -Пожалуй! - степенно кивнул тот. Похоже, он также был невысокого мнения о Гюрзе. Того это, однако, мало заботило. Единственное, что сейчас имело значение -выследить Змеелова. Воистину, то задание стало для Гюрзы подарком судьбы. Он всегда хотел превзойти однокашника, ибо считал себя не хуже него. Что ж, вот и пришла пора это доказать. А потому, пустив коня рысью, Гюрза направился прямиком в Хибу, надеясь обогнать медленный караван дня на три...
  
  
  
  
  
  
  Глава 12
   Время в пути летело для Тии стремительно. Каждое утро она забиралась в паланкин к Исину и слушала его рассказы. Старый ученый много путешествовал по миру, много повидал на своем веку, а потому мог поведать удивительные истории о дальних странах и таких уголках Великой Пустыни, о которых Тия отродясь не слыхивала.
  - Подлунный мир необычайно велик и разнообразен. - задумчиво говорил Исин. - Сколько живу (а мне уже шестьдесят), не перестаю удивляться мудрости богов и их Великой Матери, что создали его. Только представь, маленький дружок, за Великой Пустыней есть не менее великие реки и моря, непроходимые леса и высокие горы... А еще там тоже живут люди. Они очень разные, в большинстве своем отличаются от нас, имеют совершенно другую веру и обычаи, но, вместе с тем, и необычайно похожи на нас самих. Да что там, даже в Пустыне тоже можно встретить племена с необычными традициями...
  - А расскажи мне про царство Дияла? - опросила его как-то Тия с интересом.
  -Что ты хочешь знать, девочка? - тепло улыбнулся ученый.
  -Я хочу знать, где и какой город расположен, кто его населяет, и где в Пустыне живут те странные племена, о которых ты говорил! - Тия жадно уставилась на Исина в предвкушении очередного рассказа.
  -География? - посмотрел на нее тот. -Ну что ж...
  -Эй, не обзывайся! - обиженно выпятила губу Тия. - Если я не знаю Великой Пустыни, это вовсе не означает, что я эта... как ты сказал? Ге... ге... Тупица, в общем.
  -Нет, ты не тупица, и я тебе не обзывал - почти серьезно покачал головой Исин. - География, дружочек, это не ругательство. Это землеописание. Другими словами она изучает то, о чем ты только что меня спросила.
  -Ой! - покраснела Тия словно маков цвет. - Так я и есть, получается, тупица?
  -Нет, и я тебе уже об этом говорил, девочка. - нахмурился Исин. - Запомни, не иметь знаний вовсе не значит не иметь ума. Знания придут, а вот если человек слишком узколоб, чтобы эти знания усвоить, тогда все намного хуже... Однако смотри. - с этими словами ученый расстелил на полу паланкина шерстяное одеяло.
  - Вот это- Великая Пустыня. А здесь - он кинул в ближний от Тии угол одеяла свою дупатту - Срединное Море . Оно омывает Великую Пустыню с севера. На его берегу находится крупный порт Сиб. - Исин положил рядом с дупаттой серебряную монетку. - Сюда пребывают корабли со всего света, чтобы доставить товар из далеких стран через Великую Пустыню, дальше, в цветущие страны Дальнего Юга. Отсюда берет свое начало Великий Торговый Путь, по которому беспрестанно ходят караваны, подобные нашему. В Альзаре, что юго-западнее Сиба. - следующая монетка легла много правее предыдущей, ближе к ученому - он делает первую большую остановку. И после - в Хибе - третий серебряный Исин положил почти по центру одеяла. А вот это - он снял с пальца перстень с гранатом и положил его посередине "пустыни" - твой Феруз. Он расположен на пересечении важных торговых путей из Адаба (столицы царства Дияла) на юге - следующий перстень лег рядом с Исином -...в Альзару, и из Дильмина на востоке в Мактуб на западе- тут ученый беспомощно оглянулся, ибо не было больше под рукой ничего, чем можно бы обозначить город. Взгляд его упал на блюдо с виноградом. Исин дотянулся и оторвал несколько ягод, чтобы тут же разложить их по одной в хаотичном порядке... Он еще долго перечислял названия торговых городов, и, вскоре, вся импровизированная карта запестрела их обозначениями. Напоследок, ученый обвел рукой остававшийся пустым юго-восточный угол и объявил, что здесь расположены горы Рух, но они настолько труднодоступны из-за своей отдаленности и неприступности, что до сих пор никто не отважился их исследовать.
   Тия завороженно наблюдала за его действиями. Ей показалось, вдруг, что она увидала с высоты птичьего полета всю Великую Пустыню с разбросанными по ней городами, оазисами и торговыми путями... Внимательно смотрела за Исином и маленькая Мушил, однако, с совсем другими целями. Когда ученый отвернулся за виноградом, она стремительно выбежала на одеяло, схватила перстень, обозначавший Феруз, и попыталась спрятаться со своей добычей у Тии на плече, однако та, возмущенно шикнув на свою любимицу, вернула кольцо законному владельцу, что, казалось, и не заметил пропажи...
   Пять дней спустя после того, как караван покинул Феруз, впереди, наконец, замаячили золотистые стены Хибы. Тия, по обыкновению, шагала после дневной остановки рядом со Змееловом и о чем-то оживленно болтала, когда тот вдруг указал ей на маленькое пятнышко, что замаячило на горизонте.
  -Что это? - удивленно спросила она. - Мираж?
  -Да нет - покачал головой наемник. - Это-Хиба. Так что мы почти у цели.
  - И сегодня мы уже заночуем на постоялом дворе? - то, с какой радостной надеждой это было сказано, изрядно позабавило его.
  -Неужели Тия устала путешествовать? - подмигнул ей Змеелов.
  -И вовсе нет, просто... Просто еще в Ферузе я увидела, как там хорошо. Мягкая постель, хорошая еда и чайхани, который разговаривает с тобой, будто ты- знатный человек... - Тия было мечтательно вздохнула, но тут же потупилась под странным взглядом своего спутника. В тот момент ей показалось, что она сболтнула страшную глупость, однако Змеелов только кивнул и ответил:
  -Да, мы остановимся там на постоялом дворе, отдохнем, помоемся и отправимся тратить на тебя мой заработок.
  -Это еще зачем? Не нужно вовсе на меня ничего тратить! - горячо запротестовала та.
  -Потому, что отныне для всех ты- моя племянница. А я не хочу, чтобы моя племянница выглядела как оборванка.
  - Посмотрите, какой господин выискался! - взвилась Тия, которой, вдруг, стало нестерпимо стыдно. - А сам, между прочим, еще пять дней назад выглядел не лучше. Хоть ты и наемник, а когда мы повстречались в первый раз, был как самый последний городской нищий!
  -Тия! - закатил глаза он. - В тот раз мне пришлось отбиваться от городской стражи. А это, знаешь ли, роскоши одежде не добавляет. Так что решено, и не спорь! -одернул он открывшую рот Тию. - Я, между прочим, тебе так ни разу и не припомнил Мушил, а мог бы...
  -Это не честно! - надулась она, хотя, в глубине души, маленькой воровке было очень приятно. До того ей никто не покупал новую одежду...
   Караван вошел в Хибу на закате. Пока Бабаум о чем-то толковал со Змееловом, она стояла рядом и вертела головой в разные стороны. Хиба, по- видимому, немного меньше Феруза. Здесь не было масляных фонариков, освещавших дома, хотя улицы были куда шире, а дома богаче. "Интересно, здесь что, совсем нет бедных?" - удивилась Тия про себя и решила при случае непременно спросить у Змеелова об этом.
  -А я говорить, что не надо тебе сейчас двигать в Альзару! -вдруг прозвучал над ухом громкий голос Бабума. - Куда ты с этой ребенка идти?
  -Ну, подождем немного, отдохнем, а там прибьемся к попутному каравану... - миролюбиво улыбнулся Змеелов.
  - Ну почему ты не хотеть оставаться в Хиба? - досадливо всплеснул руками погонщик -остановиться у меня на дом и жить сколько не хочешь...
  -Спасибо тебе, уважаемый, за приглашение, но нам с Тией необходимо идти в Альзару. - вежливо отказался тот. - Однако от всего сердца благодарю тебя за то, что выручил нас с Тией. Отныне - я вой должник
  -Ладно, живай-бывай, как знаешь. Твой деньга на, пожалуйста! - вздохнул, наконец, Бабум и протянул Змеелову небольшой мешочек с томанами. Он склонил голову, прощаясь с добрым погонщиком, собрался уходить и потянул, было, Тию за собой, но их остановил Исин, выбравшийся из носилок. Он тепло улыбнулся маленькой воровке, вежливо кивнул наемнику и сказал:
  -Ну вот, и подошло время расходиться. Завтра я должен возвращаться в Адаб. Меня ждет университет и мои студенты. И могу с уверенностью сказать, что никто из них не сравниться с тобой в любознательности и пытливости ума, маленькая Тия! Так что подумай, уважаемый наемник, об образовании для своей племянницы. И если вдруг будете когда-нибудь в столице, не обойдите стороной университетские стены, я всегда буду рад вас видеть. Прощайте, друзья мои! Надеюсь, еще увидимся...
  -До свидания, уважаемый Исин! - шмыгнула носом Тия. - Спасибо за твои истории!
  -Прощай, почтенный Исин. Спасибо, что помог Тии одолеть ее первый переход через Пустыню - улыбнулся Змеелов.
   Когда, наконец, они распрощались и пошли по направлению к ближайшему постоялому двору, настроение наемника резко улучшилось. Он уже предвкушал сытный ужин, горячую ванну и мягкую постель, благо Бабум, как всегда, был щедр, и его барыша хватило бы на пару месяцев безбедной жизни в Хибе, Тия же, напротив, заметно расстроилась. Она шла, прижимая к себе спящую Мушил и глядя под ноги. До Змеелова донесся ее приглушенный всхлип.
  -Эй, ты чего? - испугался он.
  -Я... Я привыкла к Исину. - судорожно вздохнула девчонка и поджала дрожащие губы.
  -Тия-Тия, не расстраивайся так... - ласково погладил ее по голове Змеелов. - В этом вся жизнь: кто-то приходит, кто-то уходит, но надо идти дальше. Скоро ты привыкнешь к этому. Я в свое время тоже расстраивался, если приходилось расставаться с товарищами, а сейчас...
  - То есть ты хочешь сказать, что если мы с Мушил вдруг исчезнем, то ты тоже не расстроишься? - возмущено посмотрела на него Тия.
  -Боги, да из тебя вырастет настоящая женщина! - тяжело вздохнул наемник. - И все-то ты передергиваешь. - Кто тебе сказал такую ерунду?
  -А что бы ты сделал тогда? - возмущение в бирюзовом взгляде сменилось любопытством.
  -А тогда... Тогда мы уже пришли - указал он пальцем на стоявший в нескольких шагах постоялый двор. - Так что хватит задавать глупые вопросы, идем устраиваться!
  
   Минуту спустя они вошли в прохладный зал чайханы и направились к хозяину, высокому дородному детине с лохматой рыжей бородой и маленькими хитрыми глазками, что громко отчитывал в углу несчастного слугу, склоняя на все лады его род до седьмого колена. Змеелов оторвал его от этого увлекательного занятия, спросив:
  -Доброго вечера почтенному чайхани, а нельзя ли снять у вас здесь две соседние комнаты, ну скажем, на неделю?
  -Конечно можно, уважаемый! Моя чайхана сейчас пуста, как дырявый бурдюк: большинство постояльцев ушло с утра с караваном, а новых не так уж и много.- Наемник прищурился:
  - Сколько возьмешь за ужин и две горячих ванны?
  -Всего два томана, уважаемый, и будете мне дорогими гостями - расплылся в приторной улыбке хозяин, сообразив, что наемник, должно быть, только что заработал неплохой барыш. Тия, от нечего делать разглядывавшая засаленные квадратные столики и скамейки с пестрыми вытершимися от времени подушками, даже рот открыла: неужели у этого толстяка достанет наглости содрать с них целых два золотых за постой в чайхане, которая даже для неизбалованной роскошью Тии казалась небогатой. Однако еще больше поразилась она тому, как легко Змеелов расстался с требуемой суммой. Маленькая воровка возмущенно посмотрела на наемника, однако тот даже бровью не повел. Тогда она, словно бы случайно, наступила ему на ногу, и снова не последовало никакой реакции. Чайханщик опять сладко улыбнулся, спрятав деньги в карман, и отдал им два ключа
  -Прошу - почтительно склонился он, показав на лестницу. Потом пренебрежительно махнул рукой слуге, все еще продолжавшему стоять рядом.- Проводи гостей!
   Тот торопливо засеменил по направлению к лестнице, за слугой последовал Змеелов, и Тии ничего не оставалось, как отправиться вместе с ними. Однако она чувствовала неприязненно-брезгливый взгляд, которым окатил ее и обезьянку чайхани, стоило только повернуться к нему спиной. "Ну, надо же, жлоб какой, а?!" - возмущенно подумала маленькая воровка.
  
  
  
   Идти пришлось недалеко. Две первые двери от лестницы, разделенные длинным узким коридором, и вели в их комнаты. Слуга проворно распахнул их и отдал оба ключа Змеелову.
  -Располагайтесь, уважаемые! Ужин будет чуть позже, а воду для ванны вам сейчас принесут.
  -Спасибо! - кивнул наемник, заходя к себе. Он подождал, пока слуга спустится вниз, снял с себя меч и огляделся. Комнатка была небольшой, сплошь устланной пестрыми коврами и подушками. В центре располагался маленький чайный столик, в одном углу за ярко-голубым пологом пряталась кровать, из другого горделиво выпячивала деревянное чрево лохань для купания. Змеелов хотел было закрыться, но Тия его опередила. Юркнув в комнату наемника, она захлопнула дверь и посмотрела на него с возмущением:
  -Где твой разум? За что ты отдал целых два золотых?! - возмущенно затараторила она. -Это же грабеж среди бела дня! - лицо маленькой воровки раскраснелось, а глаза сверкали.
  -И почему только люди не додумались называть разрушительные бури женскими именами?- обреченно посмотрел на нее Змеелов. - И кто же сказал тебе, что два золотых за две комнаты со всеми удобствами для Хибы дорого? Я, между прочим, не глухой, не слепой и не убогий. Ясно заметил и твои гримасы, и твои пинки. Нога, кстати, болит до сих пор, так что с тебя причитается за моральный вред.
  -Но...
  - Во-первых, здесь довольно глухое место, сюда караванщики на постой заглядывают нечасто. А это, как минимум, значит, что мы в безопасности на случай погони из Феруза. - стал загибать пальцы он.
  -А что, разве за нами могут отправить погоню? - не смотря на то, что Тия видела и то, что знала о Змеелове, такая мысль ей в голову до сего момента не приходила.
  -Ну, ты действительно считаешь, что Светлейший Ияр спустит неизвестному бродяге ограбление библиотеки, только потому, что в Ферузе его уже нет? - снисходительно -удивленно спросил Змеелов. Тия только насупилась и вздохнула в ответ.
  -Во-вторых, как я тебе уже сказал, два томана для Хибы за приемлемые условия проживания- скорее неприлично дешево, чем неприлично дорого. В Ферузе, кстати, расценки в два-три раза выше...
   Их разговор был прерван стуком в дверь. Змеелов открыл, и двое дюжих слуг втащили внутрь четыре бадьи с водой и по очереди вылили их в лохань для купания, предварительно выстелив ее чистой простыней. Затем один из них налил туда настой мыльной травы, взбил пену и добавил пару капель какого-то ароматического масла, отчего вся комната сразу наполнилась приятным немного терпким древесным запахом. Змеелов кивком отпустил слуг и уставился на Тию.
  -Тебе уже, должно быть, тоже приготовили ванну - протянул ей ключ наемник.
  -Еще нет... - рассеянно ответила она, думая о своем. Если из самого Феруза за ними гонятся солдаты, тогда дела очень и очень плохи...
  - Ну, тогда позволь мне помыться, ладно? - выжидающе поглядел он в сторону маленькой воровки. Однако та только плечами пожала:
  -Да мойся ты, сколько влезет! - и уже хотела было спросить подробнее о том, как они будут скрываться от погони, как вдруг увидела, что Змеелов намеревается купаться прямо сейчас.
  -Как скажешь, моя госпожа! - рассмеялся он. - Только ты для этого должна оказаться по ту сторону двери... - покраснев, как спелый гранат, Тия стремглав бросилась из его комнаты в свое, на ходу бормоча Мушил: "Нет, у каков наглец, а?". Хотя, если бы ее спросили, почему наглец, она бы вряд ли нашлась, что ответить. Наглец, и все тут!
   Она чуть не сбила слуг, что уже выходили из ее комнаты, наведя воды для купания. Ойкнув и смутившись окончательно, маленькая воровка захлопнула дверь в свою комнату, заперлась на ключ и только тогда подошла к лохани с мягкой белой пеной, из который шел ароматный пар, пахший пустынной розой. При виде такой роскоши, Тия мгновенно забыв обо всем, испустила победный клич, быстро разделась, и нырнула туда прямо вместе с Мушил.
  -Ты глянь-ка, мы с тобой как две принцессы!-радостно рассмеялась она и посадила своей любимице на голову целую корону из мыльной пены. - Эх, блаженство! -Маленькая обезьянка лишь счастливо вздохнула.
   Поплескавшись в лохани целый час, Тия, наконец вылезла и задумалась, что делать с водой. Так ничего и не придумав, она решила отложить этот вопрос до завтра, а потому завернулась вместе с обезьянкой в полотенце, упала в чистую постель и мгновенно уснула, стоило только ее голове коснуться подушки.
  
  
  
  Глава 13
   Гюрза прибыл в Хибу на рассвете третьего дня с тех пор, как они выехали из Феруза. Двое суток бешеной скачки под палящим солнцем и холодной пустынной ночью с короткими остановками полностью вымотали его. Наемник даже начал невольно уважать и гонцов и их необычайно выносливых лошадок. Любой конь на его далекой родине пал бы уже на третьем бархане, а эти, неприхотливые, словно верблюды, продолжали нести своих всадников сквозь пески к цели их путешествия. Правда, некоторое уважение не мешало ему, по-прежнему, держаться особняком от спутников. Он уже давно отвык заводить себе друзей и приятелей. Гюрза считал, что это только вредит делу, делая его уязвимым и чересчур доверчивым.
   Первым от их небольшого отряда отделился гонец, что спешил в Адаб. Наемник провожал его взглядом, и думал, что у этих дикарей все не как у людей. Зачем было мучить коня и всадника почти недельным переходом через всю Великую Пустыню, если можно было послать голубя? Похоже, он имел неосторожность высказать это вслух, потому, что его товарищи, рассмеявшись, объяснили ему, что особо секретные документы голубиной почтой не посылаются. Гюрза выслушал объяснения молча, но впредь запретил себе быть настолько рассеянным.
   Со вторым гонцом они расстались в двух парсангах* от Хибы, а сами свернули с последней стоянки на запад, и, проведя в пути еще около часа, наконец достигли цели.
   Гонец подъехал к закрытым на ночь городским воротам и заколотил в них что есть силы. С другой стороны донеслась приглушенная ругань, и дежурный стражник выглянул со стеновой башни вниз:
  -Кого принесло в такую рань? - довольно нелюбезно осведомился он, презрительно сплюнув вниз.
  -Если ты, старый слепой шакал, не в состоянии разглядеть, что перед тобой царский гонец, то грош цена такому стражнику! - взъелся в ответ спутник Гюрзы. Гонор солдата мгновенно испарился, словно лужица воды под палящим солнцем. Он стремительно спустился вниз, распахнул ворота, и, поклонившись, подобострастно сказал:
  -Прости, о крыло Царя. Не признал... Я распоряжусь, чтобы тебя и твоего спутника проводили до постоялого двора.
  -Не стоит, со мной наемник - холодно и надменно отказался тот. -Вот моя печать... - с этими словами он достал из-под плаща нагрудный глиняный знак, что выдавался каждому гонцу. На нем было выдавлено имя и должность,и, насколько Гюрза знал, знак этот было положено предъявлять при въезде в города царства Дияла, дабы никто не чинил препятствий в доставке важных документов... Кстати о важных документах... Наемник вдруг подумал, что ему было бы очень нежелательно, чтобы портрет Змеелова завтра же был развешен на всех городских площадях. Он очень осторожен, и не станет рисковать понапрасну. А потому, скорее всего затаится и уйдет в неизвестном направлении, пока Гюрза рыщет по городу в его поисках. Это надо как-то предотвратить.
   -Послушай, уважаемый! - заговорил наемник, когда они с гонцом отъехали от ворот на достаточное расстояние. - Меня, как ты знаешь, послал Правитель по делу государственной важности... Так вот, в интересах этого дела я хочу, чтобы портреты того преступника, что тебе поручено доставить в Хибу, появились на площадях не ранее, чем через пять дней.
  -Хо! А с чего это я должен помогать тебе? - все так же надменно поинтересовался тот, чем вызвал в Гюрзе глухое бешенство. Однако, наемник сдержался и холодновато ответил:
  -С того, друг мой, что так хотел Правитель, с того, что этого хочу я, и потому, наконец, что это будет небезвозмездно. - с этими словами он достал кошель с золотом и покрутил им перед носом гонца. - Отдай мне всего лишь портреты того бродяги и я клянусь, что через пять дней они будут доставлены по назначению, но не раньше...
  -Хорошо! - кивнул тот, сглотнув и жадно глядя на мешочек. - Я согласен!
  
  *Парсанг- мера расстояния в Царстве Дияла, равная примерно 5 километрам
  
   Гюрза, презрительно усмехнувшись про себя, отдал ему кошель. Люди везде одинаково жадны, и этот не исключение. Сколь хорошо бы не платили Царским гонцам, но денег много не бывает... Его спутник протянул наемнику тугой свиток пергаментных листов, перевитый бечевой и запечатанный смоляной печатью. Он склонил голову в знак благодарности, спрятал свиток за пазуху и, сухо попрощавшись, направил коня в сторону площади, где находились самые богатые чайханы. В конце концов, если Правитель щедро оплачивает все расходы, то почему Гюрза должен экономить?
   Он остановился на постоялом дворе "Райская Птица", отсчитав хозяину шесть томанов, потребовал стойло и овса для коня, а себе хамам, роскошный ужин из трех блюд и бутыль вирийского вина (уже , наверное, целую тысячу лет не пил, и забыл неповторимый аромат напитка, коим славилась его далекая родина). Чайхани подобострастно кивал, слушая его распоряжения. Затем, аккуратно пересчитав деньги, кликнул слугу. Тот подошел, поклонившись наемнику, и повел его в комнату. Гюрза расположился в "Райской Птице" с поистине царской роскошью: шелковые простыни и мягкие ковры с замысловатым рисунком, резная мебель из красного дерева и разноцветные витражи из радужной слюды...
   Подали ужин, и наемник приступил к трапезе, попутно обдумывая, как бы ему вернее узнать, куда отправится Змеелов после прибытия в город. Память услужливо подсунула жалкое лицо стражника у ворот. Вот, пожалуй, тот, кто ему нужен! Продажная шкура, что следит за всеми вновь прибывшими... А это идея! Завтра же он разыщет того человека и заплатит ему за информацию о беглецах. Но пока... Гюрза медленно потягивал темно -красное вино с восхитительным ароматом спелого винограда и позволил себе больше не думать сегодня ни о чем. Вместо мыслей в усталом мозгу яркими картинами вспыхивали воспоминания о родной Вирии, ее мягком морском климате, ласковом солнце и красивых людях с удивительно правильными тонкими чертами лица и белой кожей. Здесь таких не встретишь... Особенно славились своей красотой жители его родной провинции Адалия... Говорят, что даже сам бывший Правитель Саргон женился на красавице-аристократке родом из этих земель, что пленяла здешних аборигенов восхитительными светлыми глазами и фарфоровой белизной кожи... На душе у Гюрзы, вдруг, стало погано. Пятнадцать проклятых лет он вынужден гнить в этой унылой пустыне, пятнадцать лет изнурительных тренировок и переходов через пески ради сокровенной мечты скопить достаточно денег и вернуться, наконец, в Адалию... Он страстно желал этого с того самого момента, как на торговое судно его отца, предприимчивого купца, напали в Срединном море пираты, перебив почти всех мужчин, которые были на корабле, а его, почему-то, еще с несколькими юношами оставили в живых, чтобы потом перепродать как скот какому-то племени бродячих дикарей... При воспоминании об этом у Гюрзы потемнело в глазах от злости. Так, что он даже схватился за меч, когда в дверь постучали и побледневший при виде клинка, приставленного к его груди, слуга объявил ему, что хамам готов. Наемник, расслабившись, опустил оружие и только кивнул в ответ...
   На следующий же день он отправился к воротам и разыскал вчерашнего стражника, что уже успел смениться и теперь шел по направлению к казармам городской стражи, чтобы выспаться.
  -Доброго дня, почтенный! - заступил ему дорогу Гюрза, уверенно глядя на него снизу вверх.
  -И тебе, наемник, не хворать... - подозрительно покосился на того стражник. - Чего желаешь?
  -Разговор есть, отойдем? - тихо и вкрадчиво спросил Гюрза.
  -Я разговоры просто так не говорю - поморщился солдат, попытавшись отодвинуть настырного собеседника в сторону, но не получилось.
  -А за вознаграждение? - хитро прищурился наемник, сделав жест, будто пересчитывает монеты.
  -Ну это смотря какое вознаграждение - уже более дружелюбно посмотрел на него тот.
  -За достойное, будь уверен, почтеннейший... Как тебя по имени?
  -Тиду меня звать... Ну что ж, пойдем, раз такое дело - насупился стражник.
   Они зашли за угол казармы и Гюрза, подкинув на ладони томан, спросил его:
  -А не мог бы ты мне, Тиду, предоставить информацию о том, когда караван погонщика Бабума войдет в город?
  -Бабум... - пошевелил губами Тиду, припоминая... - Караван еще не пришел.
  -Конечно, не пришел - снисходительно согласился наемник. -Однако, через пару дней он здесь обязательно появится, и тогда мне нужно будет узнать, а не пришел ли с торговцами молодой мужчина с маленькой девочкой... - он всунул томан в руку стражнику. Тиду повертел его в руках, прищелкнул ногтем, попробовал на зуб...
  -Будь уверен, это- настоящий полновесный золотой. То, что я тебе отдал -аванс. Получишь еще один, если вовремя дашь мне знать о тех двоих... Понятно?
  -Понятно! -кивнул солдат.
  -Тогда можешь идти... Я буду ждать вестей в чайхане "Райская Птица" -качнул головой Гюрза. - И помни, что молчанье -тоже золото, а длинный язык я могу и отрезать....
  - Я не болтун - угрюмо пробурчал Тиду.
  -Вот и славно! А теперь иди и отдыхай.- наемник проследил, как он уходит и подумал" Ну что ж, сети расставлены. Посмотрим, как быстро попадется добыча!".
   И добыча не заставила себя долго ждать. Как и предполагал Гюрза, два дня спустя, Тиду оповестил его, что те, кого он так искал, уже в Хибе и остановились где-то неподалеку от городских стен.
  
   Утро разбудило Тию косыми солнечными лучами, что пробираясь сквозь слюдяное окно, озорно щекотали ее лицо, и возней Мушил на подушке. Обезьянка уже давно проснулась и теперь занималась тем, что вылизывала шерстку, которая после вчерашней ванны топорщилась во все стороны. Маленькая воровка громко чихнула и проснулась окончательно.
  -Доброе утро, Мушил! - почесала она подбородок своей любимице. - Хорошо тебе спалось на царской постели? Мне - так замечательно! - она нехотя поднялась с кровати, потянулась и побрела одеваться. После ароматной ванны и свежих простыней натягивать на себя пропыленные курту и шалвары очень не хотелось, но другого выхода не было.
  -И почему я вчера не догадалась постирать одежду? - досадливо спросила она сама себя. Теперь, вот, снова чувствую себя так, будто и не мылась вовсе... Пригладив непослушные каштановые волосы и накинув дупатту, она открыла дверь. -Пошли вниз, Мушил, думаю, нам с тобой пора позавтракать.
   Когда они спустились, Змеелов уже сидел за одним из столиков. Пред ним стояла миска с пловом и пиала с зеленым чаем. Запах, что исходил от еды, заставил желудок Тии недовольно заурчать. Она подсела к наемнику и вопросительно уставилась на стол.
  -А можно и мне немного плова?
  -И тебе доброе утро! - рассмеялся тот. Тия потупилась.
  -Доброе утро... Так что там насчет поесть? - все еще улыбаясь, он жестом подозвал слугу и попросил:
  -Любезный, нам миску плова, зеленый чай и сушеных бананов для обезьянки...
  -Слушаю! - кивнул тот и исчез в двери, что вела на кухню.
  -Какие у нас сегодня планы? - проследила за ним взглядом Тия, отвернувшись от стола.
  -Ну, прежде всего, купим одной вредной девчонке приличную одежду и сапожки, чтобы ходить по песку, потом вернемся на постоялый двор. Ты останешься здесь, а мне надо будет отойти по одному делу...
  -А меня с собой ты взять не хочешь? Почему? - выпятила губу Тия.
  -Однажды ты уже за мной увязалась! - покачал головой Змеелов. - Я не хочу бежать без оглядки еще и из Хибы. Ты, кстати, ведь понимаешь, что воровать теперь нет совершенно никакой необходимости? - под пристальным взглядом наемника Тия густо покраснела и опустила голову.
  -А ты думаешь, я ворую ради удовольствия, да? - еле слышно прошептала она. И тут настала очередь устыдиться Змеелову.
  -Прости, я по утрам плохо соображаю! - пробормотал он. - Но чтобы искупить свой грех, я обещаю тебе, что у Тии сегодня же будут самые красивые и удобные шалвары и курта, которые мы только сможем найти в Хибе...
  -Спасибо! - кивнула она, по-прежнему не поднимая глаз.
   Слуга принес плов и за столом повисло неловкое молчание, прерываемое, разве что, только довольным урчанием Мушил, которая уплетала угощение с увлечением. Наконец, Тия робко подняла глаза на наемника и спросила:
  -А как мне вылить воду из лохани?
  -Никак - покачал головой он, радуясь, что его неосторожные слова девочку не обидели -Слуги будут убирать твою комнату и выльют. Ты лучше подумай, что бы еще хотела купить.
  -Мне ничего больше не надо, вот разве что одежду...
  -Хорошо! - кивнул наемник. - Вижу, ты уже доела? Тогда пойдем...
  
   Они шли по ремесленным рядам и Тия, беспрестанно вертя по сторонам головой, думала, что ошиблась насчет Хибы. Если здесь и было меньше людей, чем в Ферузе, то совсем не намного. Живой поток гудел, словно потревоженный улей, и во всеобщем шуме трудно было вычленить отдельные фразы. Пропетляв среди торговцев еще минут десять, они, наконец, нашли лавку портного, маленького старичка, что почему-то напомнил Тии паучка- пустынника, который так же внезапно перебегал с места на место. Он оглядел Тию со все сторон, потом порылся у себя в сундуках и достал оттуда широкие бежевые шалвары из тонкого льняного полотна и голубовато-зеленую курту до колен, расшитую по вороту серебристыми нитями. Змеелов удовлетворенно кивнул, глядя на товар, Тии стало неловко. Однако, примерив одежду на себя, она забыла обо всем, глядя в бронзовую пластину, что служила зеркалом. Несмотря на то, что и шалвары, и курата были ей немного велики, смотрелась она в нем просто замечательно. Старый портной, крякнув, тут же заколол лишнее иголками и обещал им перешить одежду в течение часа. Наемник согласился, и, прикупив ей еще пару шалвар и курт, потащил Тию к обувщику, где они заказали ей сапожки.
   После удачных покупок уставшие и довольные, путники отправились к своей чайхане, совершенно не замечая, как из толпы людей за ними наблюдала пара карих глаз...
  
  
  
  Глава 14
   Вернувшись к себе, они пообедали и Змеелов, как и обещал, куда-то отправился после этого, оставив Тию наедине с новыми нарядами. Она еще раз все перемерила, повертевшись и так, и эдак перед небольшим бронзовым зеркалом и осталась довольна. Однако, сидеть у себя ей быстро наскучило, а потому она прихватила обезьянку, заперла комнату и направилась на улицу. Конечно, Змеелов ей наказывал сидеть в чайхане, но разве пройтись по улице туда -обратно считается?
   Оправдавшись сама перед собой таким образом, маленькая воровка решительно направилась прочь от постоялого двора. Через двадцать шагов переулок кончился, влившись в шумную широкую улицу. Тия нерешительно оглянулась, но после минутного раздумья отправилась дальше. Уж как-нибудь не заплутает на просторной прямой улице! Она шла, во все глаза рассматривая незнакомый город. Дома здесь были совсем не такие, как в Ферузе. Двухэтажные, облицованные узорчатыми изразцами теплого золотисто -оранжевого цвета, со стрельчатыми окнами, они были похожи на высокие кучевые облака, что всходящее солнце заливает своим светом. Недаром Хибу называют Золотым городом!
   Сама того не замечая, Тия, влекомая толпой, довольно далеко ушла от чайханы и оказалась на рыночной площади. Она, наконец, перестала глазеть по сторонам и внезапно осознала, что заблудилась. Маленькая воровка заметалась в панике, пытаясь вспомнить, откуда пришла, но куда бы ни поворачивалась, натыкалась на людей, что сновали меж прилавками со всякой всячиной. Как назло, рыночную площадь окружали до безобразия одинаковые дома, потому она так и не смогла точно вспомнить, как возвратиться.
   Протолкавшись без результата в толпе, она, наконец, прибилась к одному из оружейных лотков, что стояли на краю рынка. Продавец азартно торговался с покупателем за какой-то кинжал, а собравшиеся вокруг состоятельные зеваки одобрительно кивали головами, слушая их спор. Внезапно Тия заметила, как к одному из них, что стоял прямо рядом с ней, незаметно подкрался сзади карманник и аккуратно срезал кошель с его пояса. Она растерянно смотрела на воришку, раскрыв рот. Тот заметил ее пристальный взгляд и истолковав его по-своему, внезапно сорвался с места, впихнул ей в руки свою добычу, толкнул в толпу зевак, а сам стремительно скрылся среди людского моря. Собравшиеся вокруг прилавка недовольно загомонили. Внезапно, один из них ткнул пальцем в кошель, что Тия все еще мяла в руках и закричал:
  -Это мое! Она украла мои деньги! Держи воровку!!! - Тия затравленно заметалась в кольце мужчин, вот-вот готовых бросится на нее, бросила кошель на землю и уже приготовилась к худшему, как вдруг в грудь хозяина кошеля уперлось острие меча, и чей-то вкрадчивый голос над головой поинтересовался:
  -Что-то не как, почтенные?
  -А шел бы ты, прохожий, своей дорогой! - зло ответил тот- А то я, ведь, тоже мечем махать умею!
  -В самом деле? - голос ее спасителя стал немного насмешливым. - Может, проверим? - после этих слов клинок, до того приставленный к груди, неожиданно опустился на пару ладоней, оставив прореху в дорогой шелковой курте и неуловимым движением подрезал шалвары так, что обидчик Тии едва не остался без штанов под общий хохот зевак, мгновенно забывших о том, что кто-то пытался кого-то обворовать. Владелец меча кинул к его ногам кошель с золотом и теперь лишь презрительно глядел как тот, ругаясь последними словами, подхватив свое золото одной рукой и придерживая штаны другой, удалялся восвояси.
   И только теперь Тия решилась поднять глаза на того, кто ее выручил. Снизу вверх на нее смотрел невысокий ладный парень с темно-карими глазами и светлой кожей. Он, казалось, пребывал в замешательстве, разглядывая ее лицо. Парень что-то изумленно прошептал на незнакомом ей языке, однако, сообразив, что на них по-прежнему смотрят окружающие, подтолкнул ее вперед. Они прошли мимо расступившихся людей, изумленного продавца, и никто из присутствующих даже не попытался позвать стражу.
   Только когда Тия и ее спутник, наконец, выбрались с рыночной площади, нырнув в какой-то проулок, незнакомец снова заговорил.
  
   -Почему ты ходишь по городу одна, девочка? Где ты живешь? Где твои родители? - он произносил слова старательно и четко, что выдавало в нем иноземца, и то, что Тия приняла, по началу, за вкрадчивый тон, было просто мягким выговором человека из другой страны.
  -У меня нет родителей, только дядя...- притворно шмыгнула носом Тия. Ей хватило благоразумия не рассказывать первому встречному о Змеелове. Хоть она и была благодарна ему за спасение от неминуемой расправы.
  -Дядя? - с каким-то недоверием в голосе повторил тот. - Странно...
  -А почему странно то, что у меня может быть дядя? - вскинулась на него Тия.
  -Нет, девочка, не злись... Я не то имел в виду! - вздохнул наемник. - Просто странно, что он отпускает племянницу так далеко в одиночестве.
  -Он и не отпускал... - покраснев, созналась маленькая воровка. Я убежала с нашего постоялого двора, пока дядя отошел по делам. Хотела погулять, а потом за...заблудилась - она разрыдалась, и теперь уже по-настоящему. До нее, вдруг дошло, что бы могло случиться, не окажись рядом этого парня, что смотрел сейчас на нее странным взглядом. Неожиданно, он подошел ближе, погладил по голове и крепко обнял, успокаивая.
  -Ну-ну! Будет! Все обошлось, все хорошо... - тихо говорил незнакомец, вытирая Тии слезы своим плащом. -Скажи лучше, где вы с дядей остановились, и я отведу тебя назад...
  -Чайхана "Роза Ветров" - припомнила маленькая воровка название постоялого двора.
  -Так это же совсем недалеко! И как ты только умудрилась заблудиться? - рассмеялся он. - Пойдем со мной...
  -Идем! - Тия уже перестала плакать и теперь благодарно смотрела на него. - А как тебя зовут?
  -Меня все называют Гюрзой, так что считай -это мое имя. Я наемник. А ты?
  -Меня зовут Тия...
  - Вот и познакомились! Но могу я тебя попросить, чтобы ты не рассказывала дяде о нашем с тобой маленьком приключении?
  -Почему? Он был бы тебе очень благодарен! - изобразила любящую племянницу Тия. Хоть этот парень и не вызывал у нее подозрений, но чтобы поддержать легенду, пришлось ему подыграть.
  -Ну, хотя бы потому, что твой уважаемый дядя будет очень зол, если узнает о том, где пропадала его племянница! - задорно улыбнулся наемник.- Он, наверняка, захочет меня видеть, устроит родственные посиделки, а я тороплюсь ... Завтра на рассвете отходит мой караван, но мне еще надо закупиться. Так что на затяжные визиты времени не найду. А в среде купцов принято долго и обстоятельно вести беседы с гостями на разные темы... Он ведь, купец? - полуутвердительно спросил вдруг Гюрза и посмотрел Тии в глаза.
  -Да нет! - беспечно махнула рукой она, совсем потеряв осторожность. - Он вроде тебя, с караванами ходит. А тут узнал, что его старший брат-мой отец, и его жена умерли. Осталась только я, так что теперь он -моя семья.
  -Грустная история! - вздохнул ее спутник.- Сочувствую, я ведь, тоже, потерял когда-то родителей... Ну вот, мы и пришли. До ворот, надеюсь, дойдешь сама, а мне пора, я и так опаздываю...
  -Да, конечно, спасибо тебе! Ты меня просто спас... - пожала ему руку Тия
  -Это было нетрудно! - слегка самодовольно улыбнулся тот. - Ну, мне пора. Больше по улицам одна не гуляй...
  -Не буду. - рассмеялась она и опрометью кинулась в чайхану, молясь про себя Ашу, чтобы Змеелова еще не было на месте, иначе, ей грозят неприятности...
   Гюрза развернулся и быстро пошел прочь из переулка. Не хватало еще,чтобы Змеелов его увидел. Он был окончательно сбит с толку. Сначала упустил из виду бывшего однокашника, потом случайно заметил, как его маленькую спутницу готова растерзать толпа самодовольных индюков, из-за которых весь его план мог бы пойти прахом. Пришлось вмешаться... А потом... потом увидел эти аквамариновые глаза, будто привет с далекой родины, и растерялся окончательно. И теперь еще этот ее рассказ о семейных перипетиях Змеелова... Нет, что-то здесь не так.
  
   Тия совершенно напрасно боялась, что Змеелов вернется на постоялый двор раньше нее. Наемник явился только после заката, и выглядел хоть и уставшим, но очень довольным. На все расспросы маленькой воровки только отшучивался, и той вскоре наскучило его пытать. Пробормотав себе под нос что-то вроде "Ну и не надо!", Тия гордо удалилась к себе, оставив наемника наедине с медовыми лепешками и чаем. Змеелов, глядя ей вслед, только плечами пожал. Кто ее разберет, это стихийное бедствие... Конечно, можно было бы и рассказать ей, что ходил он к знакомому оружейнику заказывать "громовые шары" - грозное оружие, что в царстве Дияла было объявлено вне закона. Еще бы! С виду маленький, не больше апельсина, такой "мячик", будучи брошенным в толпу врагов начинал шипеть и раскручиваться волчком, а через пять секунд и вовсе взрывался, поражая всех, кто находился рядом, однако зачем лишний раз пугать девчонку? Пусть не воображает себе всяких ужасов раньше времени... Да и кто может поручиться, что она вдруг случайно кому-нибудь об этом не проболтается? Змеелов вздохнул и, расплатившись, отправился к себе.
   В комнате он с наслаждением растянулся на постели, закрыв глаза. Все-таки сборы в дорогу всегда утомляли его много больше самих переходов по Великой Пустыне... После оружейника он отправился бродить по рынку, чтобы закупиться провиантом и кое-какими мелочами в дорогу. Хоть он и рассчитывал пристать к какому-нибудь каравану, но ясно понимал, что далеко не в качестве охранника, ибо о таких вещах принято договариваться много раньше, чем за пару дней перед отходом. А "прибившихся" в караванах никогда не кормили из общего котла. Так что, как ни крути, а десятидневный переход до Альзары требовал подготовки. А там... Там он сдаст Тию на руки своему учителю, а сам отправится в долгое и опасное путешествие к горам Рух, вот только бы надо найти проводника... Змеелов поморщился. Куда ни посмотри - везде неизвестность. Все это, вдруг напомнило ему старинную байку о том, как ишак за золотом ходил. Туда куда никто не ведает... Он вздохнул, сел на постели и нащупал на шее свиток с картой. Помедлив, отвязал его от кожаного шнурка и развернул, вглядываясь в старинный пергамент. На нем была изображена горная гряда с обозначенным где-то на северо-востоке схороном, да еле заметно нацарапанной тропкой, петляющей среди снежных вершин, и больше ничего. Ни того, как туда добраться, ни того, где найти кого-нибудь, кто бы ему помог... Наемник спрятал карту у себя на груди. Ну что ж, если непонятно, с чего нужно начинать, придется начать с самого начала. Завтра же он расспросит чайхани о ближайших караванах, отбывающих из города в Альзару,и, если повезет, в ближайшие пару дней они отправятся в путь.
   Наемник встал и направился к Тии в комнату. Постучавшись к ней в дверь и так и не получив ответа, он вошел и оказался в темноте. Лишь на черном фоне противоположной стены выделялся синеватый провал окна, в котором плавали далекие светляки звезд.
  -Здесь нет моря огоньков, как в Ферузе... - Тия сидела на подоконнике, глядя на засыпающий город, и задумчиво гладила дремавшую у нее на руках Мушил.
  - Все города царства Дияла имеют собственное лицо, и ни один не повторяет остальных - наемник бесшумно подошел к ней и сел рядом.
  -Но мне здесь неуютно... - пожаловалась она, вспомнив сегодняшнее происшествие.
  -Не переживай - мягко сказал Змеелов. - Скоро мы все равно уйдем отсюда.
  -Когда?
  -Точно сказать не могу... Завтра переговорю с чайхани и его постояльцами, докуплю кое-каких припасов,и, если все сложится, то через день-два нас здесь уже не будет. - задумчиво ответил наемник.
  -А далеко до Альзары? - поинтересовалась Тия.
  -Дней десять... - пожал плечами он. - Только ты учти, что паланкина с добрым ученым в пути может и не оказаться, а потому придется топать ножками.
  -Напугал верблюда колючкой! - рассмеялась она.
  -Смотри, хвастунья, как бы мне тебя на себе нести не пришлось! - покачал головой Змеелов и улыбнулся. - Иди спать, поздно уже.
  -Я-то пойду, мой добрый господин, но для этого ты должен оказаться по ту сторону двери! - Тия состроила страшную гримасу и показала ему язык.
  -А ты, оказывается, злопамятная! - удивился он. - Но поделом мне, уже ухожу...
  
   Следующее утро наемник посвятил поиску каравана, к которому можно было бы пристать. Однако, к его досаде, в ближайшие три дня на Альзару не уходил никто из тех, кого он расспрашивал. Змеелов уже почти смирился с тем, что им придется застрять в Хибе на неделю, как вдруг его негромко окликнули из-за дальнего стола.
  -Эй, наемник! - он оглянулся и увидел тощего немолодого человека в белых одеждах караванщика, который выжидательно смотрел в его сторону.
  -Ты мне, уважаемый? - воспрянув духом, Змеелов подошел и сел напротив незнакомца.
  -Да, тебе - кивнул тот. - Я иду в Сиб через Тарус. Если свернешь на восток от предпоследнего перед ним караван-сарая, то до Альзары всего лишь полдня пути...
  -Нет, почтеннейший - грустно вздохнул наемник. - Я- не один, со мной моя маленькая племянница, и рисковать, отправляясь без каравана в переход, пусть даже и полдня длинной - не самая лучшая идея...
  -Племянница? - нахмурился караванщик. - Ну что ж, если так боишься- жди другого предложения, но мне позарез нужен еще один охранник, хотя бы и не на весь путь, а потому подумай сегодня до вечера над моим предложением. Только учти, что выходим мы завтра с рассветом.
  -Спасибо, почтенный - отвесил Змеелов легкий поклон, подумав при этом, что все равно не согласится, однако, если наемнику предлагали подумать, то отказываться сразу считалось верхом неучтивости. - Я буду иметь в виду, и дам свой окончательный ответ до заката...
  
  
  
  
   Глава 15
   Гюрза нервничал. Он накануне так и не выяснил, куда ходил Змеелов,а, самое главное, в какой город беглецы направятся из Хибы и как скоро они это сделают. Хоть хдесь и не такой оживленный перекресток торговых путей как в Ферузе но уйти все равно можно в любую сторону. Гюрза задумчиво потер лоб. Ну, обратно в сторону Феруза они больше не сунутся, это ясно. Однако, здесь и без того слишком много мест, куда можно податься. Например, в Сиб. Хотя, это вряд ли. До него добрых две недели перехода, путь этот считается одним из самых сложных во всей Великой Пустыне. Змеелов вряд ли отважится его проделать, имея на попечении девчонку... На пути в Сиб лежит Тарус, не такой крупный, как Хиба или Феруз, но тоже довольно оживленный торговый город, где при большом желании можно было бы затеряться. Ну, допустим... в противоположном от Таруса направлении находится Аструм, что в последние двадцать лет очень разросся и вот-вот сможет соперничать с Хибой, но что там будет делать Змеелов, да еще и с девчонкой? Для наемника, может быть и хлебное место, но не станет же тот таскать с собой этого ребенка с караванами? Гюрза пробормотал что-то невнятное и покачал головой. Нет, все это ерунда. Если девчонка и впрямь его родственница, то логичнее всего было бы отвести ее в Альзару, откуда Змеелов родом. Да, скорее всего, он так и поступит. В Альзаре у него хотя бы есть дом... А вдруг история о маленькой сиротке -просто вранье? Вириец подошел к витражному окну и со стуком распахнул его, жадно вдохнув прохладный ночной воздух... Задачка получалась не из простых.
   Он не спал всю ночь, раздумывая, что теперь делать, однако ничего удачнее, чем отдать местным властям портреты его однокашника, чтобы их вывесили на всех площадях города, в голову так и не пришло. Вот тогда-то и замечется Змеелов, словно в ловушке, будет пытаться уйти из города с первым же попутным караваном, и Гюрза, пожалуй, даже позволит ему это сделать, расспросив после этого Тиду о том, куда ушел наемник с девчонкой. Да, так он и сделает! Завтра же отправится во дворец местного Правителя. С этой мыслью он и уснул.
   На следующее утро Гюрза, даже не позавтракав, отправился во Дворец Правителя Шираха, что стоял у власти в Хибе уже добрых три десятка лет, и отдал в его канцелярию свитки с портретами, сказав, что из Феруза сбежал государственный преступник, и его сейчас повсюду ищут. Однако, умолчал о том, что Змеелов в Хибе, иначе его поймали бы, чего Гюрза как раз очень не хотел... Пояснил лишь, что портреты эти необходимо развесить в людных местах, дабы каждый мог его опознать.
   Сразу после этого он пошел к казармам городской стражи, нашел там Тиду и, затащив его за угол, объявил, что есть разговор. Стражник смотрел на Гюрзу со смесью досады и интереса, и наемник видел, что в нем борются сейчас два желания: подзаработать и послать навязчивого собеседника к Ашу. Наконец, жадность перевесила, и Тиду спросил:
  -Что тебе нужно, почтенный?
  -Вот это я понимаю, разговор! - выдавил из себя улыбку Гюрза. - Мне нужно, чтобы ты проследил с каким караваном уйдут наши с тобой знакомые и сказал мне, куда они направились в этот раз.
  -Это все? - нахмурился стражник, явно намекая на вознаграждение.
  -Не совсем... - наемник достал из кошеля на поясе томан и теперь пристально глядел, как монета блестит на солнце. - Дело в том, что с сегодняшнего дня они в розыске. Тот, кто укажет городским властям местоположение беглецов, получит десять золотых в награду.
  -Но...
  -Так вот, если ты позволишь им уйти, и позаботишься, чтобы твои товарищи не чинили им препятствий, получишь от меня пятнадцать томанов. Ну, так что, уважаемый, я могу рассчитывать на маленькую услугу с твоей стороны? - Гюрза искренне забавлялся, наблюдая на лице стражника борьбу жадности с осторожностью.
  -Ладно! - облизнув пересохшие губы, согласился, наконец, тот.
  -Вот и славно! А вознаграждение получишь после того, как выполнишь работу - он спрятал монету обратно в кошель и посмотрел стражнику в глаза. - Жду!
  
   Змеелов торопливо позавтракал, и когда Тия спустилась вниз, уже собирался уходить. Увидев ее удивленный взгляд, наемник улыбнулся и развел руками:
  -Дела, милая племянница! Придется мне сегодня снова отойти, чтобы решить один вопрос. А ты, конечно, будешь благоразумной девочкой, и никуда не уйдешь? - полуутвердительно спросил он.
  -Буду! - коротко кивнула Тия. Если вчера она бы с ним еще поспорила, то после происшествия в городе желания искать приключений на свою голову заметно поубавилось.
  -Вот и хорошо. Не скучайте здесь с Мушил! - он взъерошил обезьянке шерстку на голове, несмотря на ее протестующее шипение, и вышел с постоялого двора.
  -Дела, дела! - проворчала Тия. - Путешествуем вместе, а он все еще воспринимает меня, как шпиона. - Мушил в ответ только раздраженно фыркнула, приглаживая лапками хохолок на голове.
   Змеелов забрал у оружейника свой заказ, и теперь, довольный, возвращался обратно, намереваясь купить по дороге еще кое-каких припасов. Однако этим планам не суждено было сбыться. Когда он вышел на рыночную площадь, то услышал, как посреди нее, на возвышении глашатай зачитывает указ Правителя. Было довольно далеко, и до наемника доносились лишь обрывки фраз : "разыскивается...", "тот, кто знает, где он прячется..", "вознаграждение...". "Опять какого-то преступника ловят" - подумал он, и хотел было пройти мимо, как вдруг увидел на стене ближайшего дома свой портрет. По спине пробежал холодок, и Змеелов мгновенно осознал, за кого было нынче обещано вознаграждение...
   Он торопливо свернул в ближайший переулок, закрыл лицо дупаттой и стал пробираться к постоялому двору, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. Ему повезло, и многочисленные прохожие равнодушно скользили глазами по человеку с мечом, чье лицо скрывал платок. Мало ли, какой наемник мог прийти утром из пустыни с караваном? Когда впереди показались ворота постоялого двора, Змеелов вздохнул с облегчением и возблагодарил богов. Кажется, пока пронесло... Однако в городе теперь оставаться просто опасно. Похоже, все -таки придется принимать предложение того караванщика. Наемник поморщился. Уж очень ему этого не хотелось: переход обещал быть не из легких, да и караванщик вызывал подозрение... Но другого выхода не было.
   Змеелов зашел к Тии в комнату и сказал, что в городе им оставаться уже нельзя.
  -Почему? - вскинула на него глаза маленькая воровка. - Что случилось?
  -Похоже, наша погоня все же добралась до Хибы. Сегодня я обнаружил свой портрет на рыночной площади. Под ним была написана сумма вознаграждения. Целых десять томанов... - невесело усмехнулся он.
  -Великая Мать! - испугалась Тия. - Что же нам теперь делать?
  -Ну, вообще-то, один погонщик предложил мне идти с ними, но в конце пути нам придется разойтись с караваном. Купцы пойдут в Сиб через Тарус, а мы самостоятельно дойдем последний отрезок пути до Альзары...
  - А как долго нам придется идти самим? - озабоченно нахмурилась маленькая воровка
  -Полдня, так что если не заблудимся,то...
  -Это не смешная шутка! - покачала головой она.
  -А я разве смеюсь?- устало потер лоб наемник. - Ладно, собирайся, а я пойду разыщу караванщика и потолкую с ним... И, ради Великой Матери, не выходи из своей комнаты, пока я не позову.
  -Ладно! - слегка побледнев, кивнула Тия.
  
   Змеелов спустился обратно в зал и осмотрелся. Хоть чайхана и была полупустой, но сейчас здесь было немало людей: кто-то зашел пообедать, кто-то столковаться о делах, были и те, кто пришел с караваном и теперь разместились тут. Однако давешнего караванщика он среди них не заметил. Наемник подошел к чайхани и спросил:
  -Доброго дня, почтеннейший. Кажи-ка ты мне, где тот караванщик, что сидел утром вон за тем столом? - показал он в угол.
  -Кто именно, уважаемый? Там сегодня сидело много народу... Всех и не упомню. - хозяин постоялого двора старательно протирал стол.
  -Высокий худой старик - вздохнул Змеелов, положив рядом с чайхани мелкую серебряную монетку.
  -Ах, караванщик Кашта? - сладко улыбнулся чайхани, припрятав монетку в карман. - Он ушел в город и будет к вечеру. Что-то ему передать?
  -Нет, просто скажи, когда он вернется... - попросил Змеелов и пошел к себе. Маячить в общем зале у всех на глазах совсем не хотелось.
   Остаток дня он посвятил сборам. Перетряхнул и сложил в тюки вещи, почистил меч, аккуратно подрезав пломбу городской стражи, наполнил бурдюк водой и сложил в холщовую торбу немудрящие съестные припасы: пшеничные лепешки, мешочки с чечевицей и рисом, финики, соль и приправы. Едва он закончил со сборами, как в дверь постучали, и заглянул Кашта.
  -Мне сказали ты искал меня, наемник? - улыбнулся он.
  -Да уважаемый проходи! - сделал приглашающий жест Змеелов. Он дождался пока тот зайдет и захлопнул дверь.
  -Я тут подумал и решил принять твое предложение. Оно ведь еще в силе?
  -Да конечно.. Я знал что ты не откажешься. Тем более, положение у тебя сейчас безвыходное - хитро улыбнулся Кашта. Змеелов нахмурился и дотронулся до меча. Его собеседник, однако, заметил это движение и примирительно вскинул руку:
  -Не горячись, уважаемый! Мой товар тоже не из разряда разрешенных, так что, думаю, каждому из нас есть что скрывать от городской стражи... - наемник мысленно помянул Аша. И угораздило же его связаться с контрабандистами! Если об этом станет известно, то на его добром имени наемника можно будет ставить крест... Хотя, не все ли теперь равно, когда его объявили преступником?
   -Выходим завтра на рассвете, не забудь - тем временем продолжал Кашта.
  -Сколько заплатишь? - небрежным тоном поинтересовался он.
  -А разве возможность ускользнуть из-под носа городской стражи не есть, сама по себе, лучшая награда? - улыбнулся караванщик. Змеелов сжал зубы, уговаривая себя, чтобы не бросится на собеседника с кулаками. Овладев собой, он медленно проговорил:
  -Рассуди сам, почтенный Кашта... Я сильно рискую, связываясь с контрабандистами. В крайнем случае, уйду в Пустыню самостоятельно, дойду до Альзары и спрячусь на какое-то время, тем более что тамошний правитель на дух не переносит Ияра, и палец о палец не ударит, чтобы помочь властям Феруза. А вот как ты сделаешь столь долгий переход, если у тебя нет даже необходимого числа наемников, мне представляется слабо. В пути, ведь, всякое может случиться... И никто не станет возмещать контрабандисту стоимость пропавших по пути товаров. - Лицо Кашты сморщилось на мгновение, будто тот лимон проглотил.
  -Ладно! - после минутного молчания согласился он. - Твоя взяла. Десять томанов, большего дать не могу.
  -Спасибо! - любезно улыбнулся Змеелов. - И, раз уж мы обо всем договорились, то встретимся завтра на рассвете. А сейчас- доброй ночи.
  -Доброй ночи! - кивнул тот и вышел за дверь.
   Змеелов подождал, пока он спустится в зал, зашел к Тии в комнату и сказал, что завтра с рассветом они выходят. Маленькая воровка только вздохнула. Жизнь на постоялом дворе была куда комфортнее переходов через пустыню, однако придется ей привыкнуть к кочевой жизни. По крайней мере, пока.
  
   На следующее утро немногочисленный караван из семи верблюдов, трех купцов и шести наемников выдвинулся из Хибы в сторону Таруса. У ворот их задержали было стражники, допытываясь, что в тюках, но Кашта ткнул им в нос какой-то свиток и их, наконец, выпустили. Один из солдат заприметил было в караване человека, похожего на преступника, но Тиду отвлек его разговором, и тот вскоре забыл о странном наемнике...
   Гюрзу разбудил настойчивый стук в дверь. Послав стучавшему парочку проклятий на вирийском языке, наемник все же вынужден был встать с постели и открыть. На пороге он увидел смущенного слугу, который передал ему, что несколько минут назад прибегал какой-то оборванный мальчишка и просил сказать господину Гюрзе, что птички улетели. Помянув про себя, в который раз за утро, всех бестий подлунного мира, вириец быстро оделся и бросился к городским воротам. Разыскав Тиду, он с изумлением выслушал, что беглецы ушли с караваном в Сиб. Отсчитав ему пятнадцать томанов, Гюрза вернулся на постоялый двор и спешно приступил к сборам, не переставая удивляться логике Змеелова. Такой переход с ребенком - чистое самоубийство, даже если считать, что они могут остановиться на какое-то время в Тарусе. Однако, времени раздумывать не было. Гюрза поспешил во Дворец Правителя, где, предъявив бумагу об оказании ему всемерного содействия, потребовал немедленно выделить ему двоих провожатых до Таруса. Однако, его пыл охладили, сказав, что провожатые будут лишь к вечеру.
   Спорить было бесполезно, и Гюрза вернулся к себе в отвратительном настроении. Не известно, сможет ли он не потерять караван этого Кашты, или придется преследовать их до самого Сиба, чего наемнику очень не хотелось...
   Наконец, на закате, он выехал из Хибы в сопровождении двоих гвардейцев, что должны были показать ему короткий путь в Тарус, обещая прибыть туда через четыре дня. Гюрза в последний раз обернулся на золотистые стены города, с досадой подумал, что впереди несколько суток изнурительной скачки и мысленно обозвал Змеелова ослом.
  
  
  
  
  Глава 16
   Тия старательно вышагивала рядом с наемником и думала о том, что их постоянный бег от погони теперь уже не кончится никогда. Змеелов, правда, объяснил ей, что он надеется, что в Альзаре им удастся спрятаться от людей Ияра хотя бы потому, что тамошний Правитель Закир -человек своевольный и плевать хотел, что власти Феруза кого-то разыскивают. Маленькой воровке в это, однако, верилось слабо. " Сколько бы пустынные львы меж собой не грызлись, а все одно, охотится будут вместе" - вспомнилась ей любимая присказка бабушки Нур. Хотя Тии очень хотелось, чтобы все вышло так, как ей сказал наемник. Уж слишком тяжело было в этот раз постоянно ступать по песку в новых войлочных сапожках на деревянной подошве, что купил ей Змеелов. Сапожник, видать, плохо подогнал их по ноге, потому, что в первый же день маленькая воровка до крови стерла ступни, не привычные к обуви.
   Вечером, когда караван встал на ночлег, она упала рядом с костром без сил, и, шипя от боли, стянула с себя сапожки. Осмотрев ее кровоточившие ноги, Змеелов принялся рыться в холщовой торбе, что дала ей с собой бабушка Нур. Наконец, он выудил оттуда бинты и вопросительно посмотрел на Тию:
  -Ты знаешь, в какой склянке снадобье для заживления ран?
  -Коричневая мазь! - простонала она.
   Наемник достал нужную скляночку, осторожно протер ей ноги смоченным в воде бинтом и начал осторожно втирать в стертые ступни мазь.
   Кашта сидел напротив, помешивая в котелке над огнем их нехитрый ужин. Тия, чтобы как-то отвлечься от боли, что сжигала ноги, пристально смотрела на лицо караванщика, освещенное отблесками от костра. Причудливая игра света и тени делала его нереальным, словно выточенным из дерева. В неверных бликах огня морщины, сделались глубже, а глубоко посаженные небольшие глаза казались бездонными черными провалами.
  -Что смотришь, девочка? - не поднимая головы, неожиданно спросил он. - Неужто ждешь сказки у костра?
  -А ты знаешь сказки? - полюбопытствовала она. Змеелов с интересом прислушивался к их разговору, перебинтовывая ей ноги, но вмешиваться не стал. Кашта- старый контрабандист, такие как он много повидали на своем веку и, порой, могут рассказать такое, чего не услышишь больше нигде.
  -Сказок, я, может и не знаю, а вот пару легенд рассказать могу. Только ты потом спать не будешь... - добродушно рассмеялся тот, и Змеелову в этот миг показалось, что он испытывал к Каште неприязнь совершенно напрасно: настолько простым сейчас стало лицо караванщика. - Они страшные.
  -Это я - то спать не буду? Три раза "ха"! - вознегодовала Тия, отвергая саму мысль, что ей может стать страшно.
  -Ну смотри, не говори потом, что это я виноват в твоих бессонных ночах! - лукаво погрозил пальцем Кашта.
  -И не скажу! - задорно тряхнула головой маленькая воровка. - А послушаю с удовольствием.
  -Ну, тогда слушай... - Лицо караванщика приняло отстраненное выражение. - Давным-давно тому назад, когда подлунный мир был молод и едва оформился в Первородном Хаосе, создали боги сушу и воду, небо, солнце и звезды, день и ночь и увидели они, что вышло хорошо. И стали думать, кем бы населить вновь созданный мир. Бог дождей и вод Куда заселил моря тварями водными, Эа, богиня плодородия, рассеяла по суше семена растений, и стали расти здесь леса и травы. Накбу, бог ветра, создал птиц и всех тварей летающих, а небесный охотник Баббар - животных. И возрадовались небожители, глядя на свое творение. Однако прошло время, наскучило творцам их создание, заскучали они. И тут хитрый Аш предложил сделать тварей разумных, чтобы веселили богов своими поступками. Призадумались боги, нашли, что он прав и стали создавать разум.
   Первыми стали дэвы-порождения Изначальной Тьмы. Однако вышли они из-под контроля своих создателей,возомнив себя равными им, и богам пришлось приложить немало сил, чтобы загнать их на изнанку подлунного мира. Нет, решили небожители,
  
  больше не будет таких своевольных созданий, и вдохнули жизнь в искры Священного Костра, освещавшего Первородный хаос. Так появились ифриты -огненные создания. Они готовы были повиноваться любому, кто станет их хозяином, и коварный Аш завладел их волей, возжелав в одиночку править подлунным миром. И снова пришлось богам постараться, чтобы усмирить неугомонного, а ифритов заперли они под горами в подземных пещерах, оттого-то, порой и извергают вершины огонь, что пытаются ифриты выбраться наружу, чтобы найти своего незадачливого хозяина.
   И совершенно безвольные твари здесь не годятся, поняли боги. Создали они из воздуха оборотней - гулей и расселили их в новом мире. Но гули скоро обнаружили, что могут принимать любую форму и решили подшутить над богами, обернувшись ими самими. Разгневались небожители не на шутку, сбросили их с неба на землю, обрекая на вечные скитания, и наделили в наказание уродливой внешностью. Говорят, до сих пор ходят эти существа по земле, принимая форму людей и заманивая неосторожных путников к себе в логово, чтобы там ими отобедать...
  -Знаю! - кивнула Тия. -Я слышала эту легенду! Последним сотворили боги человека. Они слепили его из глины, вдохнули живую душу и поселили на суше...
  -А ты умная девочка! - одобрительно усмехнулся в бороду Кашта.
  -И нисколечко не страшно! - махнула рукой Тия. - Вот если б ты гуля встретил...
  -Да было дело... - протянул он, и, не обращая внимания на изумленный взгляд маленькой воровки, продолжал. - Я тогда только начал водить караваны. Однажды попали мы в песчаную бурю, сбились с пути... Сориентировались по солнцу и пошли на восток, рассчитывая, что скоро подойдем к караван - сараю...
  -И что, не дошли? - настороженным голосом спросила Тия.
  -Ну отчего же, дошли... - вздохнул караванщик. - Даже раньше, чем предполагали. Выбрались к оазису, а там поселение. Мы обрадовались, решили передохнуть и спросить дорогу, дело-то к вечеру... Встретили нас местные радушно, накормили, напоили наших верблюдов и пригласили заночевать. Часть моих товарищей разошлась по шатрам, а я с наемниками остался рядом с верблюдами. И, поверишь ли, гляжу, как солнце садится, а на душе все неспокойнее и неспокойнее, и наемники нервничают. Я даже спать не лег, решил, посторожу вместе с ними, все равно сон не идет. И вот, в глухую полночь послышалась со стороны шатров невнятная возня. Мы подошли поближе посмотреть в чем дело, а на нас оттуда выскочило все население проклятой деревеньки, находу теряя человеческий облик и дожевывая то, что осталось от несчастных наших товарищей... - маленькая воровка побледнела и тихонько вскрикнула.
  -А... а как же вы отбились? - забыв, как дышать, спросила она.
  -Был среди нас старый наемник... Крикнул он нам, чтобы рубили этих тварей, единожды ударив клинком в сердце. Второй-то удар их поднимает... Нас тогда осталось семеро, а гулей в три раза больше. Но мне повезло -наемники были опытными вояками, так что отбились мы, перебили всю нежить и ушли с рассветом оттуда, уводя животных с поклажей. А деревеньку ту подожгли.
  -А как же вы объяснили отсутствие купцов в караване? - скептически поднял бровь Змеелов, все это время слушавший Кашту с интересом.
  -Так песчаная буря... Песочком присыпало... - невесело усмехнулся тот. Тия почувствовала, как по позвоночнику пробежал неприятный холодок.
  -А как они выглядят, эти гули? - поинтересовалась она со смесью ужаса и любопытства.
  -Если под личиной, то вполне обычные люди! - пожал плечами караванщик. - Есть правда, один секрет. Если помянуть при них Великую Мать, эти твари принимают свой истинный облик. А сами-то по себе они низкорослые, коротконогие с длинными когтистыми лапами, маленькой уродливой головой с огромной зубастой пастью. Сизые и осклизлые...
  -Фффу! - Тия почувствовала, как к горлу подступила тошнота.
   Она поняла, что была очень неправа, расспрашивая старого караванщика о всякой нежити. Теперь каждый шорох в постепенно засыпавшем лагере казался ей подозрительным, а стоило закрыть глаза, как в голову лезли зубастые уродцы. Она свернулась комочком у догорающего костра и крепко прижалась к сидящему рядом Змеелову, который посмотрел на Кашту с осуждением.
  -Негоже, почтеннейший, детей пугать страшными историями. - проговорил, наконец, он
  -Но я же ее предупреждал, что некоторые сказки на ночь лучше не слушать... -грустно усмехнулся тот. - Не бойся, девочка. С тех пор я ходил разными тропами и переходами, но ни разу больше не встретил ни одной подобной твари. Подозреваю, что те, кого мы тогда убили, были вообще последними в подлунном мире...
  -Звучит обнадеживающе... поежилась маленькая воровка, еще крепче прижавшись к Змеелову. Кашта лишь виновато развел руками и отошел от костра проверить верблюдов.
  -Не слушай этого болтуна! - тихо сказал ей наемник. - Он придумал страшную сказку потому, что ты его раззадорила. Гули - это выдумки. Ни я, ни мои товарищи, с которыми мне довелось водить караваны, в глаза их не видели.
  -Хотелось бы мне в это верить... - проворчала Тия, с головой заворачиваясь в шерстяное одеяло. - Но чур сегодня я сплю рядом с тобой!
  -Ну что с тобой сделаешь! - устало вздохнул наемник...
   Тия еще поворочалась какое-то время, но усталость после трудного перехода взяла, наконец, свое, и она крепко уснула, так и не услышав, как Змеелов ушел сторожить лагерь. Она проспала до самого рассвета без сновидений...
   На следующий день история Кашты и впрямь показалась ей выдумкой. До того нереальным, и даже нелепым казалось все рассказанное накануне при свете яркого пустынного солнца, что она вскоре о ней позабыла. Маленькая воровка привычно шла рядом со Змееловом и беззаботно болтала о каких-то пустяках, наемник же, напротив, выглядел озабоченным и тем больше хмурился, чем дальше они уходили. Наконец, он сказал удивленной Тии, что должен потолковать с караванщиком и подошел к Каште.
  -Сколько движемся вперед, уважаемый, а мест я не узнаю, и ориентиры совсем не те, что видел я по пути из Хибы в Тарус...- озабоченно нахмурился он.
  -Все верно... - едва заметно улыбнулся тот. Мы контрабандисты, и оживленными караванными путями, как ты понимаешь, пользоваться не можем... Так что идем мышиными тропами, срезая путь. Видишь вдалеке небольшие курганчики, будто тушканчики из норки выглядывают? Так вот, путь меж теми курганчиками выведет нас прямиком к караван-сараю, от которого всего две остановки до Альзары и три - до Таруса. Мы будем там через три дня.
  -Три дня? - изумился Змеелов. - Но это означает, что мы вдвое сократили путь...
  - Как видишь, связь с контрабандистами - это не только пятно на репутации, но и возможность неплохо срезать путь... Через пару часов, кстати, должен быть оазис. Остановимся там для отдыха.
  -Что ж, будь по-твоему... - настроение наемника заметно улучшилось и он вернулся на свое место. - Похоже, им с Тией все-таки повезло, и сложности длительного перехода удастся миновать.
   Тия же, внезапно, почувствовала себя странно. Под ногами по-прежнему хрустела песчаная корочка, в небе светило солнце, но что-то явно было не так. Чутье подсказывало ей, что впереди их ожидают крупные неприятности, да и Мушил, вдруг разволновалась без всякой видимой причины.
  -Змеелов! - дернула она наемника за рукав. - Ты ничего не замечаешь?
  -А что не так? - удивился он, оглядевшись по сторонам. - По-моему, ты просто наслушалась вчера страшных сказок...
  -Нет, я не о том... - нетерпеливо наморщила носик она. - Просто меня не покидает чувство, что здесь есть что-то неправильное...
  -Пустыня, как пустыня! - пожал плечами он. - Разве что маршрут мне незнаком... Но Кашта сказал, скоро должен быть оазис, там мы остановимся отдохнуть... А вот, кстати, он показался на горизонте. - Змеелов указал вперед. Туда, где невдалеке виднелась вода и пальмовая рощица, под которой располагался навес. Тия только плечами пожала.
   Вскоре караван подошел к самому оазису и Кашта скомандовал привал. Однако стоило им зайти в тень приветливой пальмовой рощицы, как небольшое озерцо рядом неожиданно исчезло, как исчез, в общем и сам караван-сарай вместе с пальмами, а путники оказались стоящими посреди пустыни в тени незнакомых утесов. И, не успели они оправиться от изумления, как сзади раздался истошный вопль: один из купцов неожиданно провалился по колено в песок и теперь кричал, что его продолжает затягивать.
  -Аш вас всех разорви! - сплюнул Змеелов, обнаружив, что его ноги тоже погрузились в песок. - Не делай резких движений! - скомандовал он Тии. Однако запоздал. Маленькая воровка, пытаясь высвободить одну ногу сделала широкий шаг, но лишь крепко увязла другой.
   Кашта, стоявший чуть поодаль, витиевато выругался и громко крикнул:
  -Никому не дергаться! Медленно и аккуратно выбирайтесь за утесы - там должен быть твердый грунт! Бросте поклажу - она только помешает... Тем, кто увяз глубоко - лечь и осторожно ползти к краю зыбуна!
   Сам же он остался стоять на месте, и казалось, вовсе не собирался уходить. Вместо этого он достал из своей походной торбы какой-то глиняный горшочек и стал рассыпать вокруг себя его содержимое, зажмурив глаза и бормоча нараспев какую-то абракадабру. Истошно ревевшие до того момента верблюды вдруг разом смолкли, успокоились и осторожно пошли к твердой земле. Тия и Змеелов, уже успевшие выбраться, теперь с удивлением наблюдали странную картину: животные один за одним выходили из зыбуна, люди, все еще остававшиеся в песчаной трясине, казалось, обрели под ногами твердую почву и теперь уверенно двигались вслед верблюдам. Кашта, впавший в транс, внезапно вскинул вверх руки, и окружающее пространство "поплыло", окутывая спасшихся путников густым молочным туманом, и через какие-то пару секунд, они снова оказались в знакомом оазисе под тенью навеса.
  -Что это было? - ошалело уставилась Тия на Змеелова. Тот был удивлен не меньше ее. Других путников, похоже, это происшествие не так взволновало. Купцы осматривали поклажу и, озабоченно поцокивая языками, сокрушались о том, что один верблюд все-таки пропал...
   Наемник в недоумении подошел к Каште и удивленно спросил:
  -Что это было?
  -Мышиная тропа сбилась - туманно ответил тот, держась за виски.
  -Не понимаю... - нахмурился наемник
  -А что тут непонятного? - угрюмо проговорил Кашта. - Ты что же, думаешь, будто действительно просто так можешь срезать в два раза многодневный переход?
  -Магия? - потрясенно выдохнул наемник
  -Да! Здесь был наведен магический тоннель, но он внезапно сбился, и меня это очень беспокоит - покачал головой старый караванщик.
   Змеелов вернулся к томившейся от любопытства Тии, которая сразу же забросала его градом вопросов. Он же, в ответ только неопределенно махнул рукой, тихо и значительно проговорив: "Магия!". Тия, открывшая было рот для очередного недоуменного восклицания, тут же его захлопнула и понимающе кивнула. С самого раннего детства бабушка Нур вдалбливала ей в голову, что колдовство-тема запретная, и, за одно только упоминание об этом можно попасть в большие неприятности, а потому маленькая воровка поняла, что все то, что они здесь увидели должно быть напрочь забыто. Она только зябко передернула плечами: совершенно некстати вспомнился рассказ караванщика о деревне гулей...
  
  
  
  
  
  
  Глава 17
   На закате третьего дня караван дошел до древних, позасыпанных песком курганов, меж которыми петлял путь на Альзару и Тарус. Последние лучи заходящего солнца освещали их мрачноватые холмы, и предзакатный ветер тоненько свистел где-то среди них. Тия разом припомнила все жуткие сказки и легенды, что ей доводилось слышать и теперь терлась около наемников, ставивших палатки. Неподалеку караванщик с купцами разводили костры. Наконец, лагерь расположился на ночлег, а вокруг войлочных шатров весело заплясали языки трех костров.
   Собравшись вокруг огня на привычные посиделки, путники не спеша вели беседы и ожидали ужина, что булькал в походных котлах и вызывал в желудках заунывные песни.
  -Что, маленькая Тия, а не потешить ли мне тебя сказкою? - подсел к девочке старый Кашта. - Про ифритов, например?
  -А ты и их встречал? - с опаской покосилась на погонщика она, чем вызвала добродушный смех присутствующих.
  -Нет, но знаю много интересных историй, вот говорят...
  -Ой-ой-ой! Знать не хочу, что говорят! - замахала руками она перед самым его носом. - Мне и так после твоего рассказа каждый вечер тени вокруг лагеря мерещатся...
  -А вот и не мерещатся! - смеясь, воскликнул Скорпион, высокий и крепкий наемник, чье тел было сплошь покрыто сеткой шрамов. - Это просто обитатели изнанки просвечивают сквозь стены нашей мышиной тропы...
  -Будет тебе, уважаемый! - неодобрительно посмотрел на того Змеелов, которому очень не нравилось, что Тия уже третий вечер трясется от страха. - Зачем выдавать за правду то, чего нет?
  -Скорпион прав! - неожиданно проговорил Кашта. Тия кинула на него быстрый взгляд и убедилась, что караванщик не шутит. - Если ты не видишь чего-то, Змеелов, это вовсе не значит, что его не существует... И говорится это вовсе не для того, чтобы пугать, а для того, чтобы предостеречь. - у костра повисло неловкая тишина. Змеелов злился из-за того, что Кашта не промолчал. Конечно, и он замечал, стоя в дозоре у лагеря, что где-то невдалеке нет-нет, да промелькнет чья-то тень, но два года странствий по Великой Пустыне научили его простому правилу: пока на тебя не нападают, пугаться не стоит. Конечно, в такие моменты и у него пробегал по спине холодок, но наемник заставлял себя не поддаваться страху. "Испугался- считай, проиграл еще до боя" - учил его когда-то наставник Адапа, и тысячу раз тот убеждался в его правоте. Мысли Змеелова вернулись к тому, что он будет делать в Альзаре. Перво-наперво проведает своего учителя и оставит на его попечение Тию. Затем займется поиском проводника... Наемник поднял голову и посмотрел в сторону Кашты, что оживленно беседовал с собравшимися вокруг костра. Уже два дня они приглядывался к этому старику, все яснее и яснее понимая, что он -единственный, кто сейчас сможет если не помочь, то хотя бы натолкнуть на мысль о том, где искать того, кто покажет дорогу до гор Рух.
   С этой мыслью наемник дождался, пока все начнут расходиться, окликнул Кашту и отвел его в сторону.
  - Я хотел сказать тебе спасибо, уважаемый, за то, что спас нас и помогаешь добраться до Альзары... - начал он издалека, пытаясь сообразить, как перейти к делу. Караванщик же, казалось, не понимал, что от него что-то хотят и молчал, хитро поблескивая глазами.
  -Ну, не просто так я вам помогаю - лукаво улыбнулся он и покачал головой. -Ты охраняешь мой караван, а племянница твоя -очень славная девочка, она скрашивает нам дорогу. Только зря ты ее по Пустыне таскаешь. Есть ли у тебя в Альзаре родственники?
  -Есть! - неопределенно кивнул тот, не собираясь вдаваться в подробности. - Я оставлю под присмотром, а сам должен буду уйти в дальний путь... Хочу попасть к горам Рух. - Змеелов решил не ходить вокруг да около и выложить все, как есть. Кашта- не тот человек, что станет болтать об этом кому-либо. Тем более после того, как наемник узнал, что он волшебник.
  -К горам Руух? - улыбка мгновенно слетела с губ караванщика, уступив место озабоченности. - Я не буду спрашивать, наемник, что ты там забыл, скажу лишь, что твоя маленькая племянница, почти наверняка, останется круглой сиротой, если ее дядя сунется туда один, без проводника. Неужели это так необходимо -попасть туда?
  -Более чем! - решительно тряхнул головой Змеелов. - А не знаешь ли ты, почтеннейший, кого-нибудь, кто смог бы мне помочь? Ты так ловко творил колдовство у меня на глазах, что я подумал... - тихо начал он, однако был прерван категоричным жестом Кашты.
  -Нет, я туда не пойду и под страхом смертной казни. Во-первых, потому, что знаком с теми местами лишь понаслышке, а, во-вторых, потому, что даже из туманных слухов о тех краях становиться ясно, что у гор Рух всякого поджидает верная гибель... И не проси, наемник, не смогу я тебе помочь.
  -Понимаю! - грустно усмехнулся тот. - Я и сам хотел бы держаться оттуда подальше, но иначе, боюсь, нельзя. Спасибо тебе, Кашта, за предостережение...
  Эх, молодость-молодость! - покачал головой тот. - Ладно, как пристроишь Тию, сходи в чайхану " Старая Лампа" и спроси там Бекру-Ловкача, он шибко ученый и разберется с этим лучше меня, если, конечно, будет согласен... А начнет артачиться, скажи, мол, Кашта просил в уплату долга.
  -Благодарю тебя, уважаемый Кашта! - склонил голову Змеелов и искренне улыбнулся. Кажется, проблема с проводником начинает решаться...
  -Ох, зря я тебе это говорю! - вздохнул тот. - Но уж больно жаль твою горячую голову...
  
   На следующий день они вышли с мышиной тропы на караванный путь, и, дойдя до первого же караван-сарая, распрощались друг с другом. Контрабандисты ушли на Тарус, а Змеелов с Тией отправились в сторону Альзары, чьи белоснежные стены виднелись на горизонте, и вечером уже заходили в ворота города, пристроившись в хвост какого-то каравана. Когда очередь дошла до путников, городской стражник пристально оглядел их и хмуро спросил:
  -Вы кто будете?
  -Отстали от каравана, почтенный! - смиренно проговорил Змеелов, опустив глаза. - Я шел с племянницей в Тарус, но по пути немного заблудились, и на нас напали кочевники. Каравану удалось отбиться, а моя девочка чуть не осталась их пленницей, насилу сбежали! - все это вемя Тия старательно глядела под ноги, восхищаясь про себя тому, как складно врет ее спутник. Стражник, однако, мало впечатлился историей.
  -А откуда мне знать, что вы не шпионы?
  -Помилуй, уважаемый! - изумился Змеелов. - Какие же мы шпионы? Бедный наемник с ребенком... - с этими словами он незаметно протянул солдату томан. Тот воровато оглянулся, забрал монету и, опечатав меч наемника, махнул рукой в сторону ворот.
   Беглецы поспешили внутрь, опасаясь, как бы он не передумал. Лишь отойдя на пару кварталов от ворот и не обнаружив за собой городского патруля, они смогли вздохнуть спокойно.
  -Ну, ничего ж себе, до чего продажны стражники! - изумилась Тия. - Этак и целую вражескую армию под видом каравана внутрь пропустить можно...
  -Можно! - кивнул Змеелов. - Но только с соседними государствами мы не воевали лет этак пятьсот, а малочисленным кочевникам выгоднее грабить караваны, чем пытаться захватить крупный торговый город... Вот и распустилась стража, погрязнув в мздоимстве. Идем, здесь мой дом совсем рядом.
   Тия покорно плелась за ним вслед, думая, что сапоги для путешествия по пескам придумал, если не палач, то уж точно Царский Дознаватель. За эти дни она так и не смогла привыкнуть к обуви, и ноги до сих пор ныли, протестуя против такого насилия над собой. Маленькая воровка уныло смотрела на дорогу, забыв о своем обычном любопытстве и лишь время от времени поправляла на плече торбу со снадобьями и спавшей внутри Мушил.
   Наконец она услышала над собой голос Змеелова:
  -Мы пришли! - сказал он и распахнул перед ней калитку. Тия вошла в маленький аккуратный дворик и огляделась. Здесь не было ни фруктовых деревьев, ни тандыра. Вместо этого обнаружился небольшой колодец, а чуть поодаль, в глубине двора, стоял маленький аккуратный домик с большими окнами и плоской крышей.
  -Думаю, ты погорячился, назвав когда-то свое жилище лачугой! - укоризненно поглядела на наемника Тия. - Очень миленький домик. Вот запущенный, правда... - добавила она, войдя внутрь. Там была маленькая кухонька с очагом и две комнатки. Постели, стол и полы и даже лохань для купания были покрыты толстым слоем пыли, и Змеелов лишь виновато развел руками:
  -Год здесь не был, а присмотреть некому...
  -Ладно! - вздохнула Тия. - Я сейчас немного отдохну и приведу в порядок кухню...
  -Не стоит. - покачал головой тот. - Мы оба сегодня устали, так что помоги мне лучше с постелями, а с утра можно уже и о еде подумать...
  -Хорошо! - кивнула она. Следующий час они посвятили наведению порядка в комнатах и оба настолько устали, что уснули одетые, едва коснувшись головой подушек.
  
   На следующее утро Змеелов встал поздно и обнаружил, что Тия уже вовсю хозяйничает на кухне, выметая пыль из всех углов и перемывая немудрящую посуду. Очаг был разожжен и над ним гордо возвышался пузатый чан с водой.
  -Доброе утро! - поприветствовала его она и, подняв в воздух метлой клубы пыли, звонко чихнула. - А я тут воды поставила. Надо же нам помыться после перехода?
  -Я смотрю, ты быстро привыкла к ваннам? - рассмеялся он. - Молодец. Вот и помоешься сейчас, пока меня не будет дома.
  -А куда ты собираешься? - настороженно спросила Тия
  -Хочу встретиться со своим бывшим наставником, и попросить его присмотреть за тобой, пока меня не будет в Альзаре... - пожал плечами он. Маленькая воровка внезапно бросила метлу, уперла руки в бока и грозно на него посмотрела:
  -Куда это ты собрался без меня, а?
  -В Пустыню - туманно ответит наемник.
  -Я с тобой...
  -Это с какой стати? - строго спросил он. - Ты знаешь, что детям не место в Пустыне?
  -А ты знаешь, что бродягам не место во Дворце Правителя, но все равно туда лезешь! - надулась Тия.
  -А вот это уже совсем другое дело! - покачал он головой. - Ты даже не представляешь себе, сколько опасностей меня подстерегает...
  -Вот именно поэтому я и собираюсь идти с тобой. Пропадешь ты там без присмотра! - вздернула нос она. Змеелов лишь нахмурился, и сказав ей никуда не уходить, вышел со двора.
   С тех пор, как он ушел в Великую Пустыню со своим первым караваном, Альзара совсем не изменилась. Те же широкие улицы, те же отделанные яркой глазированной плиткой дома, в несколько этажей каждый, те же роскошные дворцы знати и храмы Великой Матери...
   Адапа жил всего в нескольких кварталах от школы наемников в старом доме, окруженном гранатовой рощей. Змеелов постоял в нерешительности у калитки какое-то время. Что он скажет учителю? О, почтенный наставник, присмотри за моей племянницей, пока я схожу на край Света? Глупо... Однако идти было надо, не тащить же с собой Тию к горам Рух? "А если он откажется?" - пришла в голову запоздалая мысль, когда наёмник, все же решившись, открыл калитку. Перед глазами, вдруг возник суровый немолодой мужчина, поджарый и ловкий, словно пустынный лев, строго смотревший на него сверху вниз... "Да нет, учитель добрый, он не откажет" - прогнал прочь сомнения Змеелов, стучась в знакомую дверь.
   На стук вышла молодая миловидная женщина с ребенком на руках и, удивленно выслушав вопрос Змеелова о наставнике Адапе, ответила, что полгода назад предыдущий хозяин этого дома умер от лихорадки, и так как был он одинок, дом отошел школе наемников, так что теперь здесь живут они с мужем, который занял место учителя...
   Змеелов слушал ее вполуха, стараясь унять бешено заколотившееся сердце. Выходит, наставник умер? Великая Мать... Он чувствовал себя так, будто ему только что сообщили о смерти близкого человека. Да, по сути дела, Адапа и был ему в этом проклятом мире самой родной душой...
  -Спасибо тебе, уважаемая! - только и нашел в себе силы проговорить он...
  -Учитель был твоим родственником? - сострадающе посмотрела она на Змеелова.
  -Можно и так сказать... - грустно кивнул он.
  -Сочувствую тебе. - вздохнула она. - Не желаешь ли зайти в дом отдохнуть? Муж скоро придет и расскажет, что произошло с учителем лучше меня...
  -Нет-нет, благодарю тебя. Мне идти надо... - пробормотал он и, будто оглушенный, побрел прочь.
   Сколько времени после этого наемник бродил по городу, он сказать не мог. Мысли в его голове теснились, беспорядочно сменяя одна другую. Как же так... Неужели Змеелов теперь абсолютно один в подлунном мире? Таким одиноким он чувствовал себя лишь после смерти родителей. Теперь им интересуется, разве что, Тия, и то до тех пор, пока он не пристроит ее. А куда? Неужели придется, в довершение всех бед, тащить ребенка в такое опасное путешествие? А может быть, послать все к дэву и остаться в Альзаре вместе с Тией? Он бы устроился в школу наемников, или стал стражником во Дворце. Вырастил бы девчонку, выдал ее замуж... И не нужны будут тогда ни Хозяин Песчаных Бурь, ни трон. Конечно, он обещал отцу, но разве это поможет вернуть родителей?
   Наконец, он очнулся и обнаружил, что стоит посреди рыночной площади, неподалеку от какой-то чайханы. "Старая Лампа" - прочитал он название и невесело усмехнулся. Словно сами боги напоминали ему о долге. В голове вдруг всплыли слова Агги о том, что если династия Уммы прервется, то Царство Дияла в скором времени ожидают великие бедствия... Хорош же сын Правителя Саргона! Твой отец потерял все и не сломался, а ты, испугавшись трудностей, пасуешь перед тем, что должен сделать...
   Обругав себя за минутную слабость, Змеелов твердым шагом направился к чайхане. Она в этот полуденный час была полупуста, хотя находилась в одном из самых оживленных мест города. Наемник пересек зал и подошел к дремавшему в углу тучному чайхани.
  -Почтеннейший!- окликнул он хозяина. Однако тот, казалось, совсем не слышал. Тогда Змеелов повторил чуть громче:
  -Уважаемый! - тот, наконец, разлепил глаза и увидев наемника мгновенно вскочил, в предвкушении солидного барыша.
  -Что желает дорогой гость? - подобострастно проговорил он, наметанным глазом заметив на поясе Змеелова набитый кошелек.
  -Я ищу одного человека... Бекра - Ловкач его имя. Слыхал о таком?
  -Среди моих постояльцев такого нет! - уверенно покачал головой чайхани. - А если и бывает здесь такой, то я об этом не знаю. Не спрашиваю имен всех, кто у меня столовается. - он понял, что пришедший вовсе не собирается просить ночлега, а потому можно и не быть учтивым.
  -А мне говорили, он здесь -личность известная... - положил Змеелов на стол пару серебряных монет. - И заходит к тебе частенько. Ну так как, не прояснилась твоя память?
  -Плохо припоминаю, может и приходит - протянул тот, разглядывая монеты. Наемник усмехнулся и добавил еще парочку.
  -А так?
  -Ну... бывает здесь, почитай, каждый вечер. Приходит с молодым парнем, садится за самый дальний столик в углу и ужинает... - с деланным равнодушием пожал плечами чайхани.
  -Если я у тебя сегодня поужинаю, ты мне его покажешь? - поинтересовался наемник.
  -Отчего ж не показать? Я клиентам только рад - развел руками хозяин и хитро улыбнулся.
  -Договорились! - сухо кивнул Змеелов и вышел.
  
  
  
  
  
  Глава 18
   Наемник вернулся домой далеко за полдень хмурый и недовольный. Тия, успевшая к тому времени искупаться, теперь варила немудрящий обед из их путевых запасов. Она вопросительно уставилась на вошедшего Змеелова:
  -Ну что, уладил все свои дела?
  -Не совсем. - вздохнул он. - Точнее, совсем не уладил. Человек, у которого я тебя собирался оставить, оказывается, скончался полгода назад.
  -Ну, вот видишь? Оно и к лучшему... То есть я не то хотела сказать - Тия прикусила язык под гневным взглядом наемника и потупилась. - Я про то, что теперь ты возьмешь меня с собой.
  -Об этом не может быть и речи, глупая девчонка! - вдруг гаркнул он так, что Тия подскочила и укоризненно посмотрела на него. Он и сам слегка испугался своей злости, а потому продолжал уже спокойнее - Я собираюсь в горы Рух, а оттуда, как ты знаешь, живым еще мало кто возвращался... - растерянно проговорил он.
   Губы Тии вдруг некрасиво скривились, задрожали, она всхлипнула и ткнула его кулачком в живот. Не ожидавший этого Змеелов охнул и потер ушибленное место, однако в следующий момент оказался под целым градом ударов: маленькая воровка что есть силы колотила его, плача и крича, что пойдет с ним в любом случае, и чтобы он не смел даже думать о том, чтобы ее здесь оставить. Растерявшийся вконец наемник был вынужден пообещать взять ее с собой, в тайне надеясь, что все же выдастся возможность оставить ее в каком-нибудь городе по дороге к горам, а то и вовсе отправить обратно с проводником, особенно, если тот сможет навести магический тоннель... Только после этого Тия успокоилась, и поинтересовалась, вытирая слезы:
  -А что ты там потерял?
  -Семейную реликвию. - коротко ответил тот, морщась от боли. Ох и тяжелая у девчонки рука!
  -Ух ты, мы отправляемся в путешествие! - обрадовалась она. Змеелов только головой покачал: вот уж воистину, море: то шторм, то ласковый бриз, и это все без перехода.
  -Да, в путешествие гулям в пасть. - иронично бросил он. При упоминании гулей радость Тии померкла, но боевой запал не иссяк:
  -А мы им зубы выломаем! - с жаром парировала она.
  -Ладно, вояка, собирайся - устало махнул наемник. - Сегодня вечером мы встречаемся в одной чайхане с нашим проводником.
  -А как ты его нашел? - поинтересовалась Тия
  -Мне его посоветовал Кашта. Осталось только, чтобы тот человек был согласен...
  
   Задолго до захода солнца они с Тией уже сидели в "Старой Лампе", заказав себе жаркое из козленка и пахлаву. Маленькая воровка беспрестанно вертела головой по сторонам, пытаясь первой заметить человека, что поведет их в далекое и опасное путешествие, и поминутно забрасывала наемника вопросами, на которые тот при всем желании не мог дать внятного ответа, ибо сам еще толком ничего не знал...
   Наконец, когда их ужин был почти съеден, к столику подошел чайхани и тихо сказал Змеелову, что Бекра-Ловкач уже здесь, указав в угол зала, где и вправду сидели двое. Поблагодарив, наемник встал, сделал Тии знак следовать за ним и подошел к указанным людям.
  -Доброго вечера почтеннейшим! - слегка поклонился он им, и Тия последовала его примеру, украдкой разглядывая собеседников. Старшему было на вид лет шестьдесят, он брился налысо носил короткую черную бородку. Его карие глаза смотрели прямо и твердо, а во взгляде читался недюжинный ум. Второй был совсем молодым, едва ли намного старше Змеелова. Коротко стриженные каштановые волосы обрамляли длинное лицо, а взгляд темных глаз, как показалось Тии, был слегка безумным. Впрочем, ни небольшое сумасшествие, ни ироничное выражение лица не портили этого человека, наоборот, очень сильно врезались в память. "Умная нервная лошадь!" - подумалось вдруг маленькой воровке. Незнакомец, тем временем, перехватил ее взгляд, сделал круглые
  
  глаза, и, как ей показалось, был готов высунуть язык, но вовремя сдержался. "Да нет, больной бешенством верблюд!" - раздраженно подумала она, дернув плечиком, и покраснела от досады. Его спутник, тем временем, заговорил:
  -Доброго вечера! У вас ко мне дело? Тогда прошу... - он широким жестом пригласил их сесть и присоединиться к трапезе, чем наемник и не приминул воспользоваться.
   - Меня зовут Змеелов, это моя племянница Тия - представился он. - А ты, должно быть, и есть известный Бекра-Ловкач?
  -Не знаю, от кого тебе стало обо мне известно - слегка улыбнулся тот, - но я действительно Бекра-Ловкач, а это- мой помощник Сидус - он показал на своего спутника, который слегка покраснев, пробормотал себе под нос что-то почти учтивое.
  - Небезызвестный тебе Кашта прислал меня к тебе и просил, чтобы ты мне помог... - наемник сомневался, стоит ли переходить сразу к делу, но не знал, как зайти издалека, а потому решил выложить все как есть. На всякий случай он достал из кармана погнутый медяк, что дал ему перед расставанием старый караванщик.
  -Правда? И чем же я могу помочь уважаемому Змеелову? - заинтересованно посмотрел на него Бекра.
  - Нам с племянницей нужно попасть в горы Рух - Змеелов слегка охрип от волнения.
  - Вот как? - голос Бекры звучал спокойно, но Тия успела заметить, как его щека нервно дернулась. - И что же сподвигло вас на самоубийство? - иронично поинтересовался он.
  -Всего лишь небольшое семейное дело - Змеелов пропустил мимо ушей его колкость. - А Кашта сказал, что ты можешь помочь.
  -И какого же рода помощь вы от меня ожидаете? - поинтересовался Бекра.
  -Нам нужен проводник... - выжидающе посмотрел на него наемник
  -Ну что ж, тогда очень жаль, однако я никак не смогу вам помочь - слишком стар, чтобы дойти туда самостоятельно, да и мест тех почти не знаю, разве что, по книгам... - развел руками тот.
  -Но ты, почтенный - наша последняя надежда! - горячо воскликнул Змеелов. - И Кашта сказал, что это в счет долга... - при этих словах Бекра слегка побледнел. Видно было, что он находится в большом затруднении. С одной стороны - дальнее путешествие, которое ему не под силу, с другой-дело чести, долг, который нельзя не отдать. Когда-то Кашта спас ему жизнь в трудном переходе, и теперь напоминал о том, что пришла пора платить по счетам...
  -Я пойду! - неожиданно прозвучал над столом чуть резковатый голос. Тия даже не сразу поняла, что он принадлежал Сидусу. - Я родился недалеко от границы с Заповедными Землями, заодно и дом повидаю...
  
  - Ты нужен мне здесь, Сидус! - отрицательно покачал головой Бекра.
  -Вы прекрасно справитесь и без меня - спокойно парировал тот, глядя Ловкачу в глаза. - Кроме того, скоро выходит срок обучения, а потому я бы все равно ушел через месяц ...
  - Сидус...
  -Наставник?
   Бекра какое-то время пристально смотрел тому в лицо, а потом вдруг согласился, устало прикрыв глаза:
  -Что ж... Будь по-твоему, мой мальчик... - на лице Сидуса появилась торжествующая улыбка, а Змеелов посмотрел на них с благодарностью.
  -Спасибо тебе, уважаемый! - горячо сказал он - Кроме вас нам не к кому больше обратиться.
  -Благодари моего помощника и Кашту - покачал головой Ловкач, мысленно послав к дэвам и того, и другого. - Однако, думаю, вам пора. Негоже таскать ребенка по городу в ночи.
  -Да, конечно, почтеннейший, мы уже уходим! - кивнул Змеелов, усмехнувшись про себя кислой мине Бекры и его явной досаде.
  -А я жду вас завтра на этом же месте - значительно поднял палец вверх Сидус. - Не надо, не благодарите... - при этих словах Тия снова поморщилась: "Вот павлин ощипанный! Терпеть не могу таких высокомерных выскочек! Если он так и будет вести себя как заносчивый верблюд, то придется мне взяться за его воспитание. Путь-то предстоит доолгий!".
  
   Когда Гюрза, полумертвый от усталости, прибыл в Тарус, был уже поздний вечер. Стража, однако, расторопно открыла ворота при виде гонцов из Хибы. Наемник кое-как слез с коня и только упрямство да нежелание показывать свою слабость перед солдатами, помогло ему удержаться после этого на ногах. Потом он первым делом расспросил стражников, не приходил ли в город караван Кашты. Однако, не получив определенного ответа, махнул рукой, подумал, что строить догадки он сейчас просто не в состоянии и отправился на ближайший постоялый двор отдыхать после бешеной скачки. Наемник едва дождался, пока ему приготовят комнату, и рухнул в постель, мгновенно уснув.
   На следующее утро Гюрза встал поздно. Он чувствовал себя разбитым и больным. Завтракать совсем не хотелось, а потому он просто заказал горячую ванну и потом какое-то время с наслаждением оттирал с себя въевшуюся в кожу песчаную пыль вперемежку с потом, чувствуя, как горячая вода с ароматной пеной успокаивает ноющую боль во всем теле... Нет, все-таки не приспособлен он для бешеных гонок верхом по песку. Куда привычнее шагать по барханам самому. Гюрза, наконец, вылез из воды, оделся и решил, что самое время заняться тем, для чего он сюда и явился. Он вздохнул, нацепил на себя ножны и отправился повидаться со стражей.
   Потолкавшись немного у городских ворот, Гюрза разыскал капитана и повторил свой вчерашний вопрос. Тот порылся в записях о вновь прибывших и нашел имя Кашты в списках двухдневной давности. Не удивительно, что вчерашняя смена на воротах не смогла их припомнить... Однако то, что караван, пусть и небольшой, умудрился прийти в Тарус раньше его, Гюрзу просто изумило.
  -Этого не может быть! - пораженно прошептал он и выхватил из рук капитана список, жадно вглядываясь в кривоватые строчки. Однако это было правдой. Наемник нахмурился и вернул удивленному капитану список, мысленно пообещав себе, что над этим он подумает позже, а пока...
  -А скажи, уважаемый, кто в тот момент стоял в охране? - поинтересовался он, протягивая капитану томан.
  - Тир! - подозвал тот невысокого рябоватого стражника, что точил неподалеку оружие.
  -Да, господин капитан! - мгновенно подбежал тот и встал навытяжку.
  -Этот господин хочет задать тебе пару вопросов, ответь... - небрежно махнул тот и отошел в сторону ворот, громко ругаясь на своих подчиненных.
  - Итак, Тир. Меня зовут Гюрза. По заданию Правителя Феруза я разыскиваю кое-кого... Скажи, ты стоял на посту, когда в город вошел караван Кашты?
  -Да, господин - кивнул тот.
  -Скажи, не видал ли ты среди его людей вот этого человека? - наемник вынул из-за пазухи портрет Змеелова и показал его собеседнику. - А с ним девочку лет двенадцати?
   Тир, однако, вопреки всем его ожиданиям, отрицательно покачал головой и уверенно ответил:
  -Нет, господин, этого человека с ними не было, и уж, конечно, не пришло с тем караваном ни одного ребенка. Я бы запомнил.
   Гюрза прикусил губу, раздраженно глядя на собеседника. Проклятый город! Никто ничего не знает, никто ничем помочь не может, только загадки подсовывают.
  - Ладно! Я понял тебя, можешь быть свободен - неопределенно махнул рукой наемник.
   Он постоял еще какое-то время на месте, обдумывая то, что узнал. И ему это очень не нравилось. Гюрза со злостью пнул камешек на дороге и отправился обратно на постоялый двор. Все то, что мог, он уже узнал, а на большее рассчитывать пока не приходилось. Вот если бы разыскать этого Кашту, да прижать, как следует... Хотя нет, не вышло бы. По собственному опыту Гюрза знал, что караванщики -народ суровый, и запугать себя какому-то наемнику ни за что не позволят. Тогда кто остается? Охранники? Купцы? И почему это он не запомнил, какой товар привез Кашта? Вот осел! Теперь остается разве что расспросить местных чайхани. Ну что ж, начать можно прямо со своего постоялого двора... Он вернулся в чайхану, где остановился и разыскал хозяина.
  -А скажи-ка мне, уважаемый, не останавливалось ли у тебя два дня назад кого из вновь прибывших? - поинтересовался он.
  -Нет, не было таких! - задумчиво почесал седую бородку тот. - Последние дни караваны вообще приходят нечасто - говорят, нынче в Срединном море сезон штормов начался раньше, вот и не привозят в Сиб товары. А нет товаров в Сибе - нет и в Тарусе...
   Гюрза, проклиная словоохотливость хозяина, еще несколько минут пытался выудить у того стоящую информацию, однако оказалось, что чайхани и впрямь ничем не может помочь. Он собрался уходить к себе, как в дверь зашла шумная компания незнакомых ему наемников, среди которых особенно горластым был здоровенный детина, сплошь покрытый прихотливым узором шрамов.
  -Сегодня я угощаю! - гудел он басом. - Почтенный Кашта был щедр к бедному Скорпиону, и теперь я могу закатить пирушку... - стоявшего в углу Гюрзу будто молнией пронзило. Кашта... Это охранник из того каравана! Решение созрело само собой и в следующую минуту он уже подходил нетвердой походкой к столику, где расположилась развеселая компания.
  -Доброго дня, почтенные! - заплетающимся языком проговорил он. - Не угостите ли своего товарища? Я смотрю, вам здесь весело вместе, а мне одному одиноко и голодно.
  -Садись! -широким жестом пригласил тот, кто назвался Скорпионом.
  -Ай, спасибо, добрые люди! - сразу "повеселел" Гюрза. - Откуда пришел, друг, раз столько заплатили?
  -Из Хибы - беспечно ответил тот. Недюжинная сила явно заменяла ему острый ум, ибо в пьяном угаре он был готов выболтать многое.
  - А я, вот, на мели - грустно пожаловался Гюрза. - Нашего брата, наверное в караване мало шло, раз прилично заплатили?
  -Да, Скорпион, открой тайну, откуда такой барыш?- загомонили собравшиеся наемники.
  -Что верно, то верно! Нас там было четверо. Трое охранников дошли до Таруса и скоро мы пойдем в Сиб, а вот четвертый парень не дошел.
  -Что же его дэв сожрал по дороге? - хохотнул Гюрза, у которого от волнения начали подрагивать руки.
  -Да неет... - протянул Скорпион, .-Просто он шел в Альзару со своей племянницей. Девчонка мала, но уж какая умная! В жизни не видел таких смышленых детей... Так на предпоследней стоянке мы и расстались. Наемник тот повернул на Альзару, а караван пошел в Тарус...
   Гюрза едва высидел пирушку, чтобы не броситься в обратный путь. Ай, Змеелов, ай да дэвов сын! Так ловко замести следы... Ну, ничего, ты все равно от меня никуда не денешься.
  
  
  Глава 19
   Едва войдя к себе в комнату, наемник начал быстро собирать вещи. Он хотел было, как и в прошлый раз, потребовать себе пару провожатых до Альзары, но внезапно подумал, что этого делать не стоит. Вряд ли тамошние власти сильно впечатлятся официальному посланнику Ияра, значит, придется ждать попутного каравана. Они здесь ходят до Альзары почти каждый день. Подумав еще немного, Гюрза решил, что так и поступит. Но уже завтра, ибо посиделки с возлияниями затянулись до вечера. А сейчас лучше отдохнуть. Однако заснул он еще не скоро - настолько волновала его мысль, что совсем скоро беглецы вновь окажутся в поле зрения, а то за эти дни у него возникло опасение, что добыча сумела уйти.
   На следующее утро он обошел в поисках попутного каравана все окрестные постоялые дворы, но там, как назло, никто не мог ему помочь. В ближайшие дни в нужном направлении никто не уходил. Не раз помянув всех бестий подлунного мира, наемник уже отчаялся попасть в Альзару, как на выходе с одного из постоялых дворов его окликнул неприметный человек.
  -Эй, почтенный! - обратился к нему незнакомец. - Ты ищешь попутчиков до Альзары? - Гюрза разглядывал собеседника, раздумывая, насколько тому можно доверять.
  -Ищу - после минутного молчания наконец ответил он. - А ты знаешь караван, к которому я мог бы прибиться?
  -Нет, но у меня есть предложение получше... Я могу провести тебя туда кратчайшим путем, ну скажем за сутки... И возьму всего два томана. - незнакомец выжидающе уставился на наемника, ничуть не смущаясь ответного изучающего взгляда. Гюрза разглядывал тощего человека средних лет с неприметным лицом, жидкой черной бородкой и колебался, следует ли соглашаться. Однако, похоже, иного выхода не было.
  -Хорошо, я согласен! - кивнул он, подумав,что всегда сможет убить проводника, в случае опасности. - Когда выступаем?
  -Я знал, что ты не откажешься - улыбнулся тот. - Выходим завтра на рассвете, но вот задаток...
  -Задаток ты получишь только утром у ворот - отрицательно покачал головой наемник. Еще не хватало потерять золотой просто так.
  -Но...
  -Послушай, мне ведь и каравана подождать несложно - с деланным равнодушием обронил Гюрза и повернулся, чтобы уйти.
  -Постой-постой! Не горячись, уважаемый... Зачем так? - схватил его за руку проводник. - Завтра, так завтра.
  -Другое дело! А зовут-то тебя как?
  -Нибру мое имя. - представился собеседник. - А к тебе как прикажешь обращаться?
  -Зови меня Наемником - коротко кивнул он. - А теперь мне и в правду пора. Встретимся завтра на рассвете у ворот.
  -Хорошо, уважаемый, я буду ждать - поклонился его проводник и они разошлись в разные стороны.
   Оставшийся день Гюрза потратил на закупку провизии и сборы. Следующее утро он встретил в седле у ворот Таруса. Нибру не заставил себя долго ждать. Наемник, коротко кивнув ему, отдал золотой. После этого они миновали пост стражи у ворот, выехали из города, и оказавшись в Пустыне остановились. Нибру втянул носом прохладный утренний воздух и начал что-то бормотать на странном наречии, слышать которое Гюрзе еще никогда не доводилось. Проводник же, его, казалось, и вовсе впал в транс. Некоторое время поражённый наемник смотрел на это представление и уже хотел его прекратить, как вдруг Нибру открыл глаза и указал в сторону, противоположную пути на Альзару.
  -Идем туда!
  -Ты в своем уме?-раздраженно выпалил Гюрза. - Альзара не там!
  -Зато короткий путь -там! - так же резко возразил его проводник.
  -Как? Сдается мне, ты меня обманываешь, Нибру! - начал закипать наемник.
  -Поверь мне, путь открылся в том направлении - на полном серьезе продолжал доказывать тот.
  -Что значит - "открылся"? - не поверил своим ушам Гюрза.
  -Идем, я объясню тебе все по дороге. - махнул рукой проводник. Гюрза, нахмурившись, тронул коня, и они медленно направились в ту сторону, куда указал Нибру.
  -Ну, так что это за байки об открывшемся пути? - хмуро поинтересовался он, поравнявшись с проводником.
  -Слышал ли ты когда-нибудь о магии, уважаемый? - поинтересовался тот.
  -Слышал! Матушка мне в детстве любила сказки рассказывать. - иронично дернул бровью наемник.
  -Ну тогда ты можешь считать, что попал в сказку - слегка обиженно протянул Нибру. -Я только что договорился с Пустыней о том, чтобы она открыла нам кратчайший путь на Альзару.
  -Это как? - не поверил своим ушам вириец. Такого бреда он еще не слышал.
   -Когда боги создали подлунный мир, они накрепко связали его еще с одним -миром теней. На земле все относительно прочно и меняется медленно, а в мире теней нет ничего постоянного. Ни времени, ни пространства, только хаос. И если прочитать особое заклинание, то стена между нашим и тем миром истончится, пространство поломается и откроется волшебный путь, по которому ты попадешь туда, куда нужно намного быстрее, чем если бы шел обычной караванной тропой.
  -Так почему же тогда такие особые пути не используются повсеместно? Сколько живу в Царстве Дияла, а такое вижу впервые.
  -Эээ, не все все так просто-хрипло рассмеялся его спутник. - Жрецы Великой Матери, знаешь ли, не терпят даже упоминания о колдовстве. То, что я делаю -вне закона. За это и изжарить на костре могут.
  -Ну и зачем ты мне все это рассказываешь? - подивился наемник. - Откуда ты знаешь, может быть, я донесу о тебе властям?
  -И окажешься на костре вперед меня - покачал головой Нибру. -Ты же тоже шел по этому пути, а значит, участвовал в колдовстве. Я, уважаемый, тебе для того все и рассказываю, чтоб не обмолвился кому случайно...
  -Дэв вас здесь всех разорви с вашими порядками! - выругался сквозь зубы Гюрза. Оказывается, он теперь замешан в колдовстве... Подумать только!
  -А вот этого не надо... - вмиг посуровел проводник. - На мышиной тропке, знаешь ли, всякое может случиться, и потому бестий поминать не стоит, а то еще чего доброго, накличешь.
   Разговор заглох сам собой и больше не возобновлялся. Дневной путь они преодолели молча, лишь изредка обмениваясь репликами. Наконец, когда солнце порозовило вечерними лучами песок, путники встали на ночной привал. Они разбили палатку и развели костер. Пока Нибру готовил немудрящий ужин, Гюрза занялся своим жеребцом. Солнце уже повисло над самым горизонтом, кода наемник стреножил лошадь и повернулся к костру.
  - А скоро ли Альзара? - спросил он у проводника.
  -Назавтра около полудня будем там - пожал плечами тот. Эта тропка выведет нас прямиком к ее стенам, главное держаться в том направлении, что мы идем сейчас.
   Гюрза кивнул и рассеянно скользнул глазами за спину проводника, туда, где заходящее солнце окрашивало небо в розовый цвет, и насторожился. В направлении их лагеря по барханам шагал человек. Он был уже совсем близко и в мареве остывающей пустыни его фигура казалась нереальной, будто зыбкий мираж, которыми так славились здешние пески.
   -Нибру! - тихим тревожным голосом окликнул он спутника. - Оглянись-ка назад, похоже, у нас гости... - Тот оглянулся, тихо замысловато выругался и достал из-за голенища короткий кинжал в форме птичьей лапы, оканчивавшийся острым лезвием-когтем. Затем схватил мешочек с солью и рассыпал его перед лагерем, озабоченно бросив наемнику:
  -Молись, уважаемый, чтобы это был человек! - Гюрза почувствовал, как вдоль спины пробежал неприятный холодок. Уж очень странно двигалась приближающаяся к ним фигура. Он схватился за меч.
  -Э нет, обычное оружие здесь не поможет! - покачал головой проводник, заметив его движение. - Только соль и кинжал из небесного железа...
   Незваный гость, тем временем, уже подошел к их лагерю и теперь водил головой, покрытой капюшоном. Лица его не было видно. Наконец, он обратился к путникам вполне человеческим голосом:
  -Доброго вечера, уважаемые! Могу ли я погреться этой ночью у вашего костра? Я отстал от каравана, заблудился...
  -И тебе доброго вечера, почтенный! - миролюбиво проговорил Нибру и сделал приглашающий жест. - Проходи, присаживайся. Мы разделим с тобой ужин и кров.
  
   Незнакомец, казалось, обрадовался и сделал шаг вперед. Однако, наступив на рассыпанную соль, зашипел от боли, вскинул голову и тогда Гюрза заметил его неестественно бледное длинное лицо и черные глаза без зрачков. Он невольно вздрогнул: казалось, сама Бездна посмотрела на него... Гость, тем временем и вовсе стал терять человеческий облик, шипя и пузырясь, словно игристое вирийское вино. Гюрза глядел на эти превращения и понимал, что впервые в жизни ему становится по-настоящему страшно... Однако нечисть, потеряв свой облик, не потеряла прыти, и превратившись в темно-серое облако с горящими огнем глазами, резко метнулась в сторону изготовившегося Нибру. Тот с криком "Во имя Великой Матери!" попытался воткнуть в серый сгусток кинжал, но нежить оказалась проворнее и обвила его запястье. Рука закричавшего от боли проводника мгновенно обуглилась и рассыпалась прахом. Кинжал отлетел в сторону, под ноги к Гюрзе. Наемник, не растерявшись, мгновенно нагнулся и подхватил его. Однако, когда он разогнулся, было уже поздно: черное облако полностью окутало Нибру. Тот издал невнятное бульканье, перешедшее в шипение и, через каких-то пару секунд, осел на землю горсткой серой золы да кучкой обожжённых мелких косточек.
   Облако же, подросло в размерах и, утробно рыкнув, двинулась к наемнику. Он осознал, что сейчас, скорее всего, ему придет конец, однако дешево свою жизнь продавать не собирался. Крикнув, на всякий случай, "Во имя Великой Матери!", он что было силы метнул кинжал нечисти прямо в огненный глаз. Гюрза не промахнулся. Серая тень вдруг заревела, сделалась прозрачной и лопнула, облив его нестерпимым зловонием. Через несколько секунд о недавнем бое напоминала лишь горстка пепла -все, что осталось от его проводника, да валявшийся на песке слегка оплавленный кинжал. За спиной раздавалось сумасшедшее ржание коня, а костер заливала выкипающая похлебка. Гюрзу стошнило. Он дрожащими руками развеял над пустыней прах Нибиру, быстро залил костер, схватил свою сумку и кинжал, отвязал коня и во всю прыть поскакал прочь. Наемник всю ночь погонял жеребца и летел так, словно все дэвы подземного мира гнались за ним. Только утром, когда тропа привела его к знакомым белоснежным стенам Альзары, он позволил себе остановиться, слез со взмыленного коня, упал на песок и принялся кататься по нему, мелко дрожа от нахлынувшего запоздалого ужаса и потом еще долго сидел на бархане, бессмысленно глядя перед собой...
  
   Придя домой после ужина, Тия первым делом высказала Змеелову все, что она думает об их проводнике, и нем самом.
  - Ох и не нравится мне тот парень! По глазам видно, что он далеко не в себе... Теперь я понимаю бабушку Нур, которая говорила, что с ума сходят в основном те, кто слишком много знает! И ладно бы просто ненормальный, но еще и уверенный в том, что он- самый умный... А ты? Где были твои глаза, когда ты соглашался? - накинулась она на наемника.
  - Ну во-первых, выбора, как ты понимаешь, у нас не было. Согласился и на том спасибо. Иначе пришлось идти бы одним в неизвестность. Во вторых, с чего ты решила, что Сидус- сумасшедший? - устало поморщился Змеелов, которому вовсе не хотелось выслушивать ее недовольство.
  - Это у нашего проводника на лице написано. Крупными красными буквами. И шуточки у него... "Не благодарите"! Нет, он еще ничего не сделал, а уже ведет себя так, будто мы ему должны! - сердито фыркнула маленькая воровка.
  -Он тебе просто не понравился, вот ты и обвиняешь его во всех смертных грехах, разве я не прав? - зевнул наемник.
  -Нет. Ты не прав. Это из-за его смертных грехов он мне не понравился! - сердито передернула плечиками Тия. - Что ты вообще о нем знаешь? Только то, что зовут его Сидус. А он когда-нибудь был чьим-то проводником? Вдруг он доведет нас только до своей родной деревни, а потом бросит на произвол судьбы?
  -Ну давай посмотрим на это с другой стороны: совсем без проводника мы не дойдем даже до его родной деревеньки. Почему, кстати, ты думаешь, что он родился в деревне?
  -Воспитание у него хромает на обе ноги! - проворчала она.
  -Ну знаешь ли, мы тоже с тобой судя по манере держаться, -далеко не аристократы! - махнул рукой Змеелов и улыбнулся.
  - Позволь тебе напомнить, что из присутствующих здесь только мы с Мушил - не аристократы, а кое-кто -сын бывшего Правителя Феруза и прямой потомок Уммы! - в запальчивости проговорила она и испугалась, глядя как улыбка мгновенно сползла с лица наемника и сменилась раздражением.
  -Кто тебе такое сказал? - прошипел он.
  - Сама догадалась... - вздохнула она, разом растеряв весь запал. - Когда Исин сказал, что из городов после смены династии никого не выгоняли, кроме семьи самого Саргона.
  - А ты умная! -посмотрел на нее Змеелов с невольным уважением, которое, впрочем, тут же сменилось ехидством. - Правда, язык уж слишком длинный. И голосок громкий,так что не говори об этом во всеуслышание, если не хочешь, чтобы местные палачи укоротили нам все, что можно.
  
  
  
  Глава 20
   На следующий день, они,как и условились, вновь встретились с проводником в "Старой Лампе", к вящему неудовольствию Тии, которая окончательно вбила себе в голову, что он -воплощение всевозможных недостатков. Змеелов только рукой махнул: не отказываться же из-за девчачьих капризов от того, кто сможет им помочь?
   Когда они вошли на постоялый двор, Сидус уже ждал их за столом, попивая зеленый чай. Рядом с ним красовалась гора ароматных медовых лепешек. Увидев их он промычал набитым ртом что-то, что должно было означать приветствие и похлопал по скамье рядом с собой. Змеелов подсел к нему, а Тия, состроив холодно-неприступую мину, - напротив. Сидус, тем временем, дожевал кусок лепешки и заговорил:
  -Рад вас видеть, друзья мои! Угощайтесь и рассказывайте, что заставило вас предпринять такое сложное опасное путешествие,а, самое главное, почему ты, Змеелов, берешь с собой ребенка?
  -Я не ребенок! - обиженно фыркнула Тия, тут же забыв о том, что хотела сохранять невозмутимость.
  -Ну хорошо, не ребенок. - елейным тоном согласился он. - Итак, что заставляет тебя брать с собой девочку...
  -И не девочка! - начинала закипать Тия.
  -Боги, да ты, получается, мальчик? - притворно ужаснулся проводник и схватился за голову. - Змеелов, скажи правду, неужели твоя племянница на самом деле -племянник?
  -Если я- племянник, то ты... ты... - от возмущения Тия даже не находила что сказать.
  -Зови меня Сид. Просто Сид. Так меня все друзья называют - учтиво поклонился он и посмотрел в ее сторону смеющимися глазами.
  - А у тебя они в самом деле есть? - колко поинтересовалась она
  -До сего момента не было. Но сейчас появилось целых двое! - гордо сообщил он.
  -Где же? - округлила глаза Тия.
  -Да здесь. Прямо в этом зале - Сид, явно, куражился.
  -Не вижу что-то никого - она демонстративно оглянулась по сторонам.
  -А как же вы? - кротко посмотрел на нее проводник.
  -А мы -не друзья. Мы -клиенты - парировала она.
  -Правда? - погрустнел он. - Тогда давай так. С друзей я ничего не попрошу, так что Змеелова я поведу бесплатно. А вот ты- будешь моим клиентом. Так что в конце путешествия со мной расплатишься. - Ты же мне друг или клиент, а Змеелов? - подмигнул он наемнику. Тот, явно потешаясь признал, что готов считать Сида своим другом. Тия раздосадовано пнула его ногой под столом, однако, наемник не обратил на это никакого внимания. Зато Мушил, спокойно дремавшая до того в холщовой торбе у нее на коленях, резко проснулась, высунула мордочку наружу и недовольно затрещала.
  -Великая Мать! - закатил глаза к потолку Сид. - А эта обезьянка, она тоже идет с нами?
  -Ты не прав! - серьезно покачала головой Тия. - На самом деле с нами пойдет не одна обезьянка, а целых две.
  -Правда? А где же еще одна? - лицо проводника вытянулось.
  -Вторая сидит прямо напротив меня и изощряется в остроумии - мило улыбнулась Тия.
   Змеелов смущенно кашлянул и кинул в ее сторону испепеляющий взгляд, однако ей было уже все равно. Что такое гнев наемника в сравнении с возможностью поставить этого выскочку на место!
  -А она - сердце с перцем! - восхищенно произнес Сид, обращаясь к Змеелову. - На самом деле, прекрасная пери, некоторые ученые всерьез утверждают, что боги создали сначала древних обезьян, которые потом развились и стали людьми.
  -Ты слышишь, Мушил? - насмешливо обратилась к своей любимице Тия. - Твой предок был не в пример благороднее, чем у одного из присутствующих здесь парней!
  -Ты слышишь, Змеелов? - передразнил ее Сид. - Она говорит, что предок обезьянки был благороднее твоего.
  -Так, а ну-ка прекратили! - скомандовал наемник, давясь от смеха. - Во, первых, тех ученых давно уже изжарили на костре за крамолу, а значит повторять их речи не стоит, а во-вторых мы собрались здесь для обсуждения серьезных вещей. - с этими словами он достал из-за пазухи карту, которую нашел в дворцовой библиотеке Феруза. Увидев свиток, Сид мгновенно стал серьезным. Пробормотав себе под нос "Интересно..." - он оперся подбородком на тонкие руки с длинными пальцами и минут пять рассматривал карту. Затем поднял на новых знакомцев затуманенные глаза, взлохматил волосы и рассеянно проговорил:
  -Значит схрон рядом с Когтем Дэва... Где вы нашли эту карту? И что лежит в том схроне?
  -А тебе не говорили, что тот, кто задает слишком много вопросов, на долгую жизнь не жалуется? - погрозила пальчиком Тия.
  -А тебе не говорили, что тот, кто не отвечает на вопросы проводника, даже пожаловаться не успевает, будучи слопанным какой-нибудь тварью? - передразнил ее Сид.
  -Великая Мать, вы когда - нибудь перестанете? - закатил глаза Змеелов.
  -Только если она перестанет! - озорно рассмеялся проводник.
  -Только если он прекратит! - обиженно надулась Тия.
  - Таак, я вижу, путешествие мне предстоит явно не скучное... - задумчиво протянул наемник. - Но, мне кажется, здесь Тия права. Что тебе за забота до того, зачем мы идем?
  -Путешествие тебе предстоит нескучное даже без нас с твоей племянницей. - развел руками Сид - Заповедные земли, знаешь ли, не то место, где странствия можно назвать спокойными и однообразными.
  -А почему? - забыв о своих обидах, полюбопытствовала маленькая воровка.
  -Потому, прекрасная пери, что на каждый парсанг пути по тем местам приходится парочка непуганых гулей, ифритов, дэвов и еще боги знают, кого. А знать я хотел оттого, что мне с вами идти туда и еще возвращаться обратно. И потому не худо было бы оценить свои шансы остаться в живых.
  -И что, если шансов нет, то ты отказываешься? - презрительно сморщилась Тия.
  -А ты считаешь, что должен радостно броситься вперед? Добрая девочка... - ехидно протянул Сид.
  -Ну, скажем так, в том схроне -семейная реликвия, которую нам срочно понадобилось извлечь оттуда. Так что смотри сам - вздохнул Змеелов.
  -Кто еще пойдет с нами? - продолжил свои расспросы Сид
  -Только мы, больше никого - ответил наемник.
  -Как быстро необходимо вернуться? -поинтересовался проводник.
  -Как сможем...
  -И где вы взяли эту карту? - пристально посмотрел Сид на Змеелова.
  -А вот это, пока, секрет. Ты уж не обижайся, но сейчас я этого сказать не могу - покачал головой тот.
  -Поняятно! - Сид снова взъерошил волосы и теперь напоминал Тии ушастого пустынного ежика. Он снова уткнулся в свиток, озабоченно бормоча себе что-то под нос и изредка восклицая нечто бессвязное. Наконец, он, словно очнувшись от своих раздумий, посмотрел на собеседников и объявил:
  -Мне нужно три дня на уточнение кое-какой информации, а вы в это время можете заняться сборами. Думаю, мы должны встретиться здесь через пару дней и еще раз все обговорить.
  -Как скажешь, Сид. Тогда- до встречи! - кивнул Змеелов.
  -До встречи, друзья мои. - кивнул Сидус.
  -А я не прощаюсь! - дерзко заявила Тия.
  -Не переживай, джаани, мы расстанемся ненадолго - сладко улыбнулся он насупившейся девочке. - Я вижу, что понравился тебе, не отрицай!
  -Мне не нравятся ушастые ежики! - фыркнула она.
  - Любовь зла - томно вздохнула лохматая вредина и послала Тии страстный воздушный поцелуй, приложив, по традиции руку сначала к губам, а потом к сердцу.
  -Вот уж действительно, могла бы быть и подобрее! - буркнула Тия и демонстративно направилась к выходу.
  -Какая у тебя племянница интересная... - задумчиво протянул Сид, глядя ей вслед.
  -Сам не перестаю удивляться как мне повезло! - рассмеялся Змеелов и вышел вслед за Тией.
   Сидус проводил эту парочку глазами и снова впал в глубокую задумчивость. Он не мог точно сказать, что сподвигло его им помочь. То ли интерес, то ли тоска по родному Кабиру, что был последним крупным городом на границе с Заповедными землями, а потому местные жители были привычны к набегам гулей и диких племен, то ли заложенная в каждом жителе тех мест тяга к приключениям, а может просто желание помочь тем, у кого остается последняя надежда дойти до гор целыми и невидимыми...
   Да, Кабир... Мощные крепостные стены, пыльные кривые улочки, скромные домишки далеко не богатых людей, простой Дворец без изысков, да пара храмов, вот и все, что там есть. Зато такого высокого лазурного неба, таких живописных видов на горы и таких прекрасных закатов, в этом Сид был уверен, нет больше нигде в подлунном мире. Именно там тринадцать лет назад караванщик Бекра-Ловкач впервые увидел десятилетнего паренька с сильным магическим даром и сделал все, чтобы убедить его родителей отдать ребенка к нему в обучение.
   Отец Сида - небогатый ремесленник- долго не соглашался, мать очень боялась отпускать единственного сына с незнакомым человеком так далеко, но наставник был так настойчив, расписывая блестящее будущее талантливого юноши и суля им хорошие отступные, что родители сдались, собрали сына в путь-дорогу и в один прекрасный день распрощались с ним. С тех пор он так ни разу их и не увидел, да что там, путь до Кабира занимал целых три месяца, так что даже весточки из дома он получал крайне редко. Зато тоска по семье стала для него с тех самых пор родной сестрой. Как-то там теперь в Кабире? Живы ли родители? Здоровы ли? А его маленькая сестренка? Теперь она, должно быть, совсем взрослая - семнадцать лет, настоящая невеста? Аш его знает почему, но увидев вчера эту девчонку с необыкновенными глазами, вспомнил о Шрути...
   Первое время Бекра ничему особенному его не учил. Только читать, писать и считать, да пока они шли до Альзары, ориентироваться в Пустыне по солнцу и звездам. Все это Сидус, благодаря своему недюжинному уму постигал с быстротой и легкостью, которая превосходила все чаяния его наставника, и тот не мог нахвалится на свою находку. Однако как только они пришли в Альзару, объявил, что мальчишка владеет способностями волшебника и заставил ученика штудировать древние языки и читать старинные манускрипты о природе магии, нитях силы, что пронизывали подлунный мир насквозь... Строго-настрого запретил, правда, кому-либо об этом рассказывать, пояснив, что за то, чем они занимаются, грозит смерть. С тех самых пор Сид постоянно и усердно учиться. Пока он поглощал новые знания, голова была занята, и не было места на грустные воспоминания...
   Бекра держал у себя дома большую библиотеку с сотнями свитков. Большей, пожалуй, мог похвастаться лишь Дворец Правителя, да какой-нибудь университет. Сам он, как оказалось, водил караваны лишь для прикрытия. Ловкач, как прозывали его люди, славился среди немногих оставшихся в живых волшебников, как один из самых сильных стихийников. Он изготавливал на заказ колдовские амулеты, предметы силы для знающих людей и тех, кто готов был платить большие деньги за его работу и молчать, откуда взялась редкая вещица, будь то кинжал или кольцо с необычными свойствами. А потому, ему не составляло никакого труда заколдовать огромное помещение, от пола до потолка забитое свитками так, что со стороны улицы она казалась лишь небольшой пристройкой к дому.
   Со временем, Сидус стал помогать наставнику, и уже сам мог неплохо творить волшебство. Так незаметно протекали годы, и он стал, наконец, настоящим волшебником. Молодым, правда, не имеющим опыта, но это с лихвой компенсировалось глубоким умом и необыкновенным чувством того, как работает магия. Срок его обучения согласно договору, который они когда-то заключили с Бекрой, истекал через месяц, и Сид упросил отпустить его раньше. Ловкач согласился очень неохотно, они даже чуть не поругались вчера, чего не бывало с самого их знакомства, однако все ж таки согласился в конце концов, и парень подозревал, что из каких-то своих соображений.
   Через какое-то время он, наконец, очнулся от своих раздумий, заплатил за обед и направился к дому Бекры. Сид за эти три дня собирался проштудировать все, что только было доступно о Заповедных землях...
  
   Гюрза вошел в Альзару около полудня, представившись Царским гонцом, что возвращался в столицу из Сиба. Стражникам, спросившим о его имени, назвался Царским посланником Эррой, и едва его пропустили, прямиком направился в ближайшую чайхану, снял комнату, заказал себе ванну, обед и вина. Сегодня он намеревался упиться до бесчувствия, что случалось с ним крайне редко. А потому его выбор пал на вино из полыни, которое было известно по всей Пустыне особой крепостью и способностью гореть синим пламенем.
   Искупавшись, он принялся было за еду, но картины ночного происшествия вновь встали перед глазами, и кусок не полез в горло. Тогда Гюрза открыл бутылку изумрудно-зеленого вина и залпом опустошил половину. Комната качнулась перед глазами, горло вспыхнуло огнем, а сознание мгновенно затуманилось. Пилось вино легко, но сразу же било в голову тяжелым молотом. Он повалился навзничь на постель и попытался заснуть, однако сон не шел... Так вириец и лежал с открытыми глазами. "Ну что, Вилья Альтрасти, по прозвищу Гюрза, страшно стало?" - едко спросил он себя и рассмеялся горьким пьяным смехом. К Ашу беглецов, в Бездну Ияра! Он хотел сейчас оказаться под ласковым Вирийским солнцем и забыть этот кошмар навсегда...
   И снилось Гюрзе, будто идет он по берегу ласкового Срединного моря, а кругом, на холмах живописной россыпью уютных домиков раскинулся зеленый городок. Теплое солнце смотрело сверху на этот благодатный край, а нежный морской бриз целовал кроны стройных кипарисов и цветущих акаций. Вилья Альтрасти шел к себе, в белый аккуратный домик окруженный розовым садом, на пороге которого его встречала красивая молодая женщина с прекрасными глазами, цвета моря и маленький мальчик, что завидя его, бросился к калитке с криками "Папа пришел, папочка!". Тот подхватил мальчонку на руки... и очнулся.
   Гюрза лежал на большой кровати, глядя бессмысленными глазами на сводчатый узорный потолок. Голова раскалывалась от боли, тело было ватным, а во рту стоял неприятный до отвращения вкус полыни, но страшные события прошлой ночи казались теперь просто сказкой, чем-то нереальным и далеким, словно не с ним произошедшим, зато манил своей желанностью его волшебный сон. "И приснится ж такое!" - поморщился он. Наемник встал, покачнувшись, подошел к серебряному кувшину с холодной водой и полил себе на голову. Потом переоделся, распахнул окно, впустив в комнату предрассветный воздух, вздохнул и проговорил сам себе:
  -Домик, значит в Вирии, жена и сын? Ну что, Гюрза, ты готов вынюхивать, где остановились беглецы и что они намереваются делать?
  
  
  
  
  
  Глава 21
   Сид сидел в библиотеке наставника, уже в который раз вчитываясь в строчки старинного фолианта повествовавшего о Заповедных землях и тварях, населяющих те места. По всему выходило, что если они доберутся до схрона живыми и невредимыми, то им крупно повезет. Текст, нацарапанный на пергаменте, обстоятельно перечислял всех бестий, что только могли там повстречаться, и пугал такими тварями, о которых молодой волшебник никогда и не слыхивал.
   Здесь были и шерстистые горные гули, и песчаные химеры, что неожиданно вырастали буквально из-под ног испуганного путника, и дэвы, приходившие ночами на огонек к незадачливым странникам, и ифриты в изобилии обитавшие рядом с огненными горами... А также гурии, духи гор, птицы-кахки, давалпы, мориды... от одного только длинного списка тварей, поджидавших их на пути, становилось дурно.
   Сид беспрестанно ерошил волосы на голове, тер глаза, что-то бормотал про себя, морщил лоб... Наконец, решив, что на сегодня достаточно, он со вздохом вернул фолиант на место, посмотрел за окно, где небо уже окрасилось в золотистые тона, предвещая скорый рассвет, и отправился к себе в комнату. В глазах рябило, голова слегка кружилась от долгих бессонных часов напряженной работы, но зато в его памяти теперь накрепко засели все основные бестии Заповедных земель и способы борьбы с ними. "А кстати интересно, - вдруг подумал он, накладывая на дверь библиотеки запирающие чары, - " почему все эти твари облюбовали кусок дикой местности около гор, вместо того, чтобы преспокойно разгуливать по Великой Пустыне и жрать неосторожных путешественников? Надо будет найти ответ, вдруг там есть какое-нибудь место силы, которое можно будет использовать в своих целях, или, наоборот, обходить стороной за десять парсангов..."
   Сидус преодолел длинный коридор, деливший большой дом наставника на две половины. Справа располагались жилые помещения, а по левую руку - гостиная, кухня, библиотека и внутренний дворик, усажанный чудесными алыми розами - гордостью Бекры, что трудился два месяца,чтобы магические цветы выглядели, как настоящие. Сам Сид до сих пор удивлялся, как о таком необычном розарии не пронюхали жрецы Великой матери, хоть и подозревал, что были у наставника связи, что помогали закрыть на это даже самые зоркие глаза. Ох, не зря он помогал в свое время сильным мира сего.
   Коридор уперся в небольшую комнатку, которую когда-то наставник выделил для своего ученика. Кроме постели, лохани для купания (конечно же, волшебной!), стеллажа со свитками и небольшого резного диванчика там ничего не было. Относительную скудность обстановки скрашивало огромное, во всю стену, витражное окно, отбрасывавшее днем разноцветные блики на стены и пол, отчего комнатушка смотрелась богато.
   Сид разделся и лег в постель и закрыл глаза, прошептав:
  -Ну и местечко их семья выбрала для хранения семейных реликвий! Спрятали, будто Хозяина Песчаных Бурь...
  
   Проснулся маг довольно поздно. За окном уже вовсю светило солнце, а на рыночной площади, что находилась совсем рядом с домом Бекры, стоял гомон сотен голосов торговавшихся покупателей, уличных зазывал и бойких продавцов.
   Сидус протер глаза, потянулся и нехотя вылез из постели. Веки все еще слипались, так и не сумев привыкнуть к бессонным ночам, а в голове никак не хотело проясняться. "Вот оно, проклятье людей-сов!" - недовольно подумал он, вспомнив интересную мысль одного знакомого Бекре философа, что все люди делятся на ранних птах, что полны с утра энергии и ночных птиц, которые предпочитают работать, пока остальные спят.
   Он плеснул себе в лицо прохладной водой и вышел в столовую, где уже завтракал Бера. Он кивнул ученику головой в знак приветствия, пододвинул миску с апельсиновым печеньем и мятный чай.
  -Ты сегодня поздно встал. Снова засиделся в библиотеке? - поинтересовался Ловкач как бы между прочим.
  -Да, зачитался немного...- рассеянно кивнул тот, занятый своими мыслями. - Наждо же знать, что поджидает в пути.
  -Я никак не могу понять, Сидус, зачем ты вызвался им помогать? - пристально посмотрел на него Бекра.
  - Интересно стало! - махнул рукой маг,по-прежнему сохраняя отсутствующее выражение лица.
  -Боги! Иногда я думаю, что твое любопытство до добра не доведет - осуждающе покочал головой учитель. - Впрочем, как знаешь, мальчик мой. Ты уже давно вырос и теперь можешь сам решать, куда и с кем тебе идти. Я, лишь, могу дать пару советов в дорогу. - Сидус мгновенно вынырнул из своего рассеянного созерцания пустоты и с интересом поглядел на Бекру.
  -Я буду тебе очень признателен, наставник - кивнул он и выжидательно уставился на Ловкача, который, казалось, погрузился в свои мысли.
  -Ну, во-первых, какой бы дорогой ты их не повел, пусть это будет не мышиная тропа - Бекра потер подбородок и задумчиво поглядел на ученика.
  -Почему? - удивленно спросил Сид. - Я как раз хотел навести тропку на Кабир.
  -Среди местных умельцев ходят упорные слухи, что с магическими путями в последнее время творится неладное - покачал головой наставник. - То выкинут путников Аш знает куда, то нечисть выскочит... А ты хоть и сильный маг, но неопытный. Сам пропадешь и людей загубишь.
  -Тогда наше путешествие обещает затянуться - грустно вздохнул Сид. - Придется идти на Кабир через Феруз и Гез... А это займет месяца два.
  -И еще, будь осторожен со своими попутчиками. Никто не знает, что у них на уме. Сколько живу, столько убеждаюсь, что людям доверять не следует. - Сид только вздохнул в ответ.
   Его наставник часто говорил мудрые вещи, но последний совет явно был не из их числа. Что, и, главное, зачем могут с ним, неслабым магом, сделать наемник и двенадцатилетняя девочка? За столом воцарилось молчание. Наконец, Бекра встал, и объявив, что его ждут в одном месте, удалился. А Сид, закончив, наконец, завтрак, решил отправиться закупаться пред дорогой.
   Первым делом он заглянул в лавку редкостей к старому другу наставника мастеру Эште. Хозяин лавки, древний,словно небо, старик, тем не менее оставался живым и подвижным человеком с ясным взглядом темно-янтарных глаз, в которых читались глубокий ум и воля. Для посвященных же мастер Эшта и вовсе бы непререкаемым авторитетом во всем, что касалось волшебства. Его слушались даже самые именитые и талантливые маги, ибо не было среди них того, кто смог бы потягаться со стариком в знании того, как творить колдовство. Мастер встретил его за прилавком и ласково улыбнулся.
  -А-а, Сидус, мальчик мой! Много времени прошло с тех пор, как видел я тебя в последний раз. С чем пожаловал? Как там Бекра поживает?
  -Доброго дня, почтенный мастер Эшта! - вежливо поклонился он.- С учителем все хорошо, слава богам и Великой Матери. Но наш с ним договор обучения заканчивается, и я ухожу на днях в Кабир, а там и дальше, в Заповедные земли.
  -Куда?! - поднял густые седые брови старик, немало удивившись. - Да ты в своем уме?
  - Мне нужно отвести туда людей, так что это будет неплохим испытанием, для молодого волшебника - улыбнулся Сид. - А потому, перед дорогой хотел спросить твоего совета: что мне взять с собой, чтобы дойти до места целым и невредимым?
  -Не знаю... - озабоченно покачал головой Эшта. - Кто бы ни были твои безумные попутчики, и что бы им там не понадобилось, целость и сохранность гарантировать вам в тех местах не сможет никто.
  - Это мне уже понятно - кивнул Сид, соглашаясь. - Я перерыл всю библиотеку наставника в поисках свитков с описанием тех мест, и признаюсь, мне стало не по себе от того, что там написано. А нет ли у тебя еще какого-нибудь редкого фолианта по интересующей меня теме, или, на худой конец, магического амулета от всех напастей разом?
  - Ха-ха-ха, мальчик! - не по-старчески зычно рассмеялся мастер. - Такие амулеты, по преданию, мог делать только Умма, а у меня - он обвел рукой лавку, битком набитую редкими вещицами всевозможных размеров, цветов и назначения - все исключительно на свой случай. И, что печально, все библиографические редкости, повествующие о Заповедных землях, благополучно купил когда-то твой наставник.
  -А что ты сам, почтенный мастер, можешь мне о тех местах рассказать?
  -И что же я могу нового рассказать человеку, родившемуся в Кабире? - лукаво подмигнул старик. - Думаю, не удивлю тебя, если скажу, что нечисти там слишком много для такого пятачка гористой местности. Не станет для тебя откровением и то, что половину из них никто никогда в глаза не видел, и слава богам! Так что ни один человек на свете не сможет сказать тебе, как бороться с теми, кто поджидает в горах неосторожного путника. По правде говоря, здесь старый Эшта тебе мало чем сможет помочь, разве что поведаю прописные истины о том, как бороться с нечистью, но это ты и сам знаешь. А что до магического амулета... - тут он призадумался на несколько минут, а затем направился во внутреннее помещение, служившее складом, и долго оттуда не возвращался.
   Сид уже было подумал, не случилось ли со стариком там чего худого, но тот все-таки вернулся с какой-то запыленной небольшой шкатулкой в руках. Довольно крякнув, он стер с нее рукавом свой курты пыль и протянул сгоравшему от любопытства магу. Тот дрожащими от нетерпения руками открыл резную крышку и увидел миниатюрный кинжал с рукоятью в виде искусно выкованной черной розы и коротким конусовидным лезвием. По сравнению со всем оружием, что Сидусу довелось видеть раньше, этот клинок был настоящей крохой - его можно было уместить на раскрытой ладони.
  -Что это? - спросил он, невольно залюбовавшись тонкой работой.
  -Это почти то, что ты и просил - лукаво улыбнулся мастер. - Одно из немногих изделий, которыми я по-настоящему горжусь. - Роза Пустыни - кинжал из небесного железа. Он способен убить или развоплотить почти все виды известной мне нечисти, а перед ее появлением рукоять начинает греться и менять цвет с черного на темно-красный. Так что с ним ты, мальчик, всегда будешь готов бороться с любой бестией.
  -Но мастер! - потрясенно выдохнул тот, с благоговением разглядывая чудесное оружие.- всех моих заработанных у наставника денег не хватит, чтобы оплатить и половины цены за твое творение...
  -Пустое! - махнул рукой Эшта. - Лучшей платой для меня будет если ты вернешься оттуда живой и невредимый и принесешь для старика какою - нибудь диковину, коих там в избытке. Хочешь, коготь птицы кахка, хочешь -волосы гурии, а то и еще что.
  -Договорились! - просиял Сид, спрятав приобретение на груди. - Можешь не сомневаться, почтенный мастер. Я вернусь и притащу тебе целый ворох диковин. Спасибо!
  -Ну, тогда до встречи, мальчик. Да прибудет с тобой магия! - кивнул ему Эшта на прощание...
   Все три дня до встречи с Сидом Змеелов потратил на сборы в путь. Закупив провиант, запасные одеяла и палатку, наемник всерьез задумался о том, как они все это понесут. Пока он ходил с караванами, все было просто: ему выделяли своего верблюда, да и собственных вещей было не так много. Однако в этот раз все иначе: им предстоял долгий и изнурительный путь, длинною не в один переход, и соваться в Пустыню налегке, да еще и с ребенком было просто опасно, а потому он довольно быстро понял, что без пары верблюдов, или, на худой конец,ишаков, здесь просто не обойтись. Так что накануне встречи с их проводником, путники отправились на местный рынок с твердым намерением купить себе пару вьючных животных. Они долго кружили меж рядами торговцев, осматривая верблюдов и заглядываясь на ишаков. Наконец, Змеелов нашел то, что казалось ему подходящим вариантом: два молодых инера*, флегматично жевавших сухую полынь. Бойкий торговец, заметив интерес, тут же стал на все лады расхваливать свой товар:
  -Ай, уважаемый, всю правду скажу тебе: таких славных верблюдов, как у меня, нет ни в одном караване! Выносливые, быстрые, понятливые...
   Наемник, слушая хвалебные речи вполуха, деловито осматривал ноги и зубы животных, а под конец даже заглянул под хвосты, чем вызвал у Тии ехидный смешок. Наконец, он обернулся к маленькой воровке и спросил:
  -Ну, что скажешь? Покупаем?
  -А сколько вы за них хотите? - важно подбоченясь, спросила торговца она.
  -Всего-то восемь томанов, совсем ничего за таких красавцев! - развел руками тот и, видя на ее лице скептическое выражение, продолжил - Ты посмотри, какие у них ноги. Такие
  *Инер - верблюд, сын верблюда. А точнее, помесь двугорбого и одногорбого кораблей пустыни.
  животные легко выдержат любой переход. А зубы? Убедись сама, вот... - с этими словами продавец вывернул одному из инеров губы. Верблюд, однако, не потерпел такого бесцеремонного обращения, и от всей души плюнул тому в лицо, чем расстроил бедолагу, но повеселил Тию и Змеелова.
  -И все же, четыре томана за верблюда... -продолжила торговаться маленькая воровка, словно заправский купец. - Я не готова отдать столько. Мне у них морды не нравятся, вот...
  -И чем же они тебе не угодили? - поинтересовался заинтригованный Змеелов.
  -А у этого, например, морда, как у Сида, так что ты как хочешь, а четыре томана я за него не дам! - категорично покачала головой она.
  -Тия, ну зачем ты так? - покачал головой наемник.
  - И правда, зачем обижать верблюда? - задумчиво проговорила она
  -Уж не знаю, девочка, кого тебе инер напомнил, но это не повод сбивать цену - продавец уже успел утереться и теперь был готов продолжать азартный торг.
  -Как это -не повод? - возмутилась она. - Очень даже -повод. Это животное такое же невоспитанное и непредсказуемое, как и один мой знакомый, а потому, почтенный, четыре томана я не дам. Кто знает, вдруг он убежит с нашей поклажей посреди Пустыни, и что тогда?
  -И сколько же ты дашь? -полюбопытствовал торговец
  -Двумя серебрушками меньше - не моргнув глазом заявила она.
  -Боги, девочка, да ты никак разорить меня вознамерилась?! Две серебрушки -это же полтомана...- схватился за голову тот.
  -Ну, не хочешь, как хочешь, уважаемый! - слегка пожала плечами Тия. - Пойдем отсюда, Мушил - обратилась она к своей любимице, что сидела на ее плече. Змеелов, наблюдавший это представление, от души веселился про себя, но вида не показывал. Торговец же, видя серьезность наемника подумал, что деньги действительно в руках девчонки, и испугавшись, что покупатели уйдут, остановил ее:
  -Подожди, девочка! Твоя взяла! Забирайте верблюдов за семь золотых и две серебрушки...
  -Ну вот это уже другое дело! - тут же развернулась она. - Хотя, если подумать, то для ровного счета не худо было б сбросить еще две серебрушки, а то тебе сдачу давать придется - хитро покосилась Тия на продавца, но тот был непреклонен:
  -Нет, и не проси! Я и так продаю верблюдов себе в убыток!
  -Ну ладно! - "милостиво" согласилась она. - Мы их покупаем.
   Всю обратную дорогу до дома она шла, чрезвычайно довольная собой. Змелов вел под уздцы свое приобретение и слушал про то, как их чуть не надули и только благодаря ее, Тии, стараниям, противному торгашу это не удалось.
  -Нет, ну ты видел, как я его? - в десятый раз спрашивала она наемника, и тот в десятый раз соглашался, что такого бойкого покупателя тот купец, должно быть, еще не видал.
  -Только я никак не могу понять, почему ты так зла на Сида? - спросил он. - Неужели и правда неровно к нему дышишь?
  -Вот еще!- наморщила носик маленькая воровка. - Да я скорей гуля полюблю, чем этого... Ну ты понял?
  -Понял-понял! - отмахнулся Змеелов, опасаясь нарваться на очередную повесть о том, какой Сид противный. - Только я тебя попрошу: ты, уж, будь, пожалуйста, с ним повежливей, а то ведь он и отказаться от нас может прямо по пути.
  -Вот и я говорю! - важно кивнула маленькая воровка. - Ненадежный Сид, что твой верблюд. Никогда не знаешь, убежит или плюнет.
  -Тия, ты неисправима! - поморщился Змеелов, будто от зубной боли.
  -Смирись и бойся! - воинственно нахмурилась она и тут же задорно рассмеялась. - Ладно, если он не станет меня цеплять, то и я постараюсь смолчать.
  -Честное слово? - с надеждой спросил наемник.
  -Нет, честного слова я тебе не дам, но попробую...
   Однако сколько бы Тия не старалась молчать, но само присутствие рядом их проводника так и толкало ее на колкости, хотя он и сам теперь ее провоцировал, будто нарочно. Когда они снова встретились в "Старой Лампе", Сидус, первым делом, отвесил ей шутовской поклон и поинтересовался, как провела время его джаани.
  -Я нашла кое-кого, кто на тебя похож... - томным голосом пропела маленькая воровка и посмотрела на проводника из-под опущенных ресниц.
  -Да? И кто же это? - поинтересовался он, предчувствуя подвох.
  -Мы вчера купили двух верблюдов - невинно улыбнулась Тия. - И один из них так походил на тебя, что я насилу упросила продавца отдать нам его подешевле.
  -Что, сжалился над влюбленной девочкой? - томно выдохнул тот
  - Нет, я сторговала, сказав, что если он такой же упрямый, как и ты, то дорого не дам! - торжествующе заявила маленькая воровка, игнорируя возмущенные взгляды Змеелова.
  -И много сторговала? - ехидно поинтересовался Сид
  -Две серебрушки! - гордо приосанилась она.
  -Отлично! Теперь ты мне должна полтомана - нимало не смутившись заявил тот .
  -Это еще почему? - гордость сменилась праведным возмущением.
  -Ну, ты же сделала это, прикрываясь моим именем, а меня совсем не спросила - развел руками проводник.
  -Ну, знаешь...
   Однако что должен был знать Сид, Тия так и не успела сказать, ибо Змеелов, которому уже порядком надоели препирательства этой парочки, перебил ее:
  -По - моему мы здесь собрались не для того, чтобы друг другу колкости говорить.
  -Ну да! - согласился проводник и его взгляд тут же стал серьезным. - Извини, не сдержался. Что ж, друзья мои! Прочитал я на досуге о Заповедных землях, посоветовался тут кое-с-кем и теперь имею для вас две новости: плохую и еще хуже. Так, с какой мне начать?
  -Начинай с любой! - нахмурился наемник, приготовившись услышать всякую гадость, вплоть до отказа Сида их сопровождать, но тот лишь выдал с глубокомысленным видом:
  -Плохая: путь предстоит долгий. Не один месяц мы потратим на то, чтобы добраться хотя бы до Кабира, не говоря уже о самих горах Рух.
  -Ну, это не новость! - покачала головой Тия.
  -А мне нравится твой настрой, о прекрасная пери! Только ты еще не слышала очень плохой новости. - иронично посмотрел в ее сторону Сид. - А заключается она в том, что в оных горах водится столько всяких тварей, что мы почти наверняка станем обедом для одной из них рано или поздно. Так что я, все же, настоятельно бы рекомендовал оставить Тию здесь, а то неровен час...
  -Это не обсуждается! -категорично замотала головой та.
  -Боюсь, выбора у нас нет - поддержал маленькую воровку Змеелов. - Близких у меня кроме нее не осталось, защитить некому, так что если оставлю ее здесь -пропадет.
  -Да, дела... - протянул Сид и по привычке взъерошил волосы. - Ну, раз безумство храбрых нам не чуждо, перейдем к обсуждению маршрута. - с этими словами проводник достал карту Царства Дияла и стал водить по ней пальцем. - Предлагаю идти на Феруз через Хибу, а там -до Адаба и на Кабир...
  -Нет! - одновременно воскликнули путники и Змеелов пояснил удивленному Сиду:
  -В Ферузе нас поджидают неприятности, а потому появляться там сейчас никак нельзя.
  -Интеррресно! - выдохнул тот, но не стал расспрашивать подробнее, рассудив, что о проблемах с властями во всеуслышание не говорят. - Ну что ж, тогда остается менее оживленный и более длинный путь на Адаб через Аструм, Дельмин и Телип...
  
  
  
  Глава 22
   В тот день Гюрзе, наконец, повезло и впервые с того времени, как он вошел в Альзару, вириец, выследил беглецов. Получилось это совершенно случайно: они попались ему на глаза на рыночной площади. Гюрза как раз заказывал себе у мастера -оружейника ножны (старые совсем истерлись), как вдруг заметил боковым зрением знакомый силуэт. Наемник мгновенно обернулся и увидел, как Змеелов и девчонка выбирают себе верблюдов. Боясь поверить своей удаче, он так и стоял какое-то время, пристально глядя в их сторону, пока его не окликнул кузнец и терпеливым голосом уже в пятый раз переспросил, как ножны будут крепиться.
  -Ремнями крест-накрест через грудь - нетерпеливо махнул рукой тот.
   -Это обойдется в серебрушку, почтенный! - выжидающе посмотрел на Гюрзу ремесленник.
  - Хорошо! - кивнул вириец и протянул мастеру монету. - И да, приделай мне на них еще один карман для вот этого кинжала. - Он вынул из-за голенища давешнее оружие в виде птичьей лапы.
  -Интересная работа! - задумчиво протянул ремесленник, с жадным внимание разглядывая оружие. - Кто делал?
  -Это трофей! - поморщился Гюрза. - Так что, когда я смогу забрать заказ?
  -Завтра с утра - оружейник еще какое-то время повертел в руках кинжал, снял мерку и, не без сожаления, вернул назад.
  - Ай, спасибо, уважаемый! - кивнул головой наемник, и, не оглядываясь, пошел прочь от прилавка, в ту сторону, где все еще стояли беглецы.
   Он смешался с толпой людей, что суетились вокруг, и стал украдкой наблюдать за тем, куда отправятся Змеелов с Тией. Те же, ничего не подозревая, о чем-то оживленно спорили с продавцом, верно, торговались. Наконец, придя к согласию, они отдали деньги и увели за собой двух верблюдов. Животные были очень приметны среди людской толчеи и это позволило Гюрзе не потерять из из виду.
   Наконец он решил, что пора, и осторожно двинулся вслед, петляя между снующими туда-сюда покупателями. Беглецы свернули с рыночной площади на улицу, ведущую к воротам и вскоре оказались у скромного маленького домика, на самой границе с трущобами. "Похоже, это дом Змеелова" - отметил про себя вириец и, укрывшись в тени ближайшей стены, стал наблюдать.
   Перед тем, как скрыться внутри, Змеелов покормил верблюдов сухой полынью из притороченного к седлу одного из животных тюка, затем зашел в дом и захлопнул за собой дверь. Больше ничего интересного не произошло. Из домика так никто и не показался до самого вечера. Напрасно Гюрза отстоял здесь несколько часов подряд. Наконец, когда клонившееся к закату солнце позолотило узкую улочку косыми лучами, Гюрза отправился восвояси, здраво рассудив, что раз верблюдов никто не собирается вьючить, то до завтра беглецы вряд ли уйдут.
   Однако вириец был упрям, и, едва забрезжил рассвет над огромным шумным городом, вернулся сюда вновь, занял свой наблюдательный пост и снова принялся ждать. Около полудня его терпение, наконец, было вознаграждено. Наемник и девчонка все-таки вышли со двора и направились к рыночной площади. Там они зашли в неказистую с виду чайхану под полустершейся вывеской, где значилось: "Старая Лампа". Гюрза немного помедлил, прежде чем войти, размышляя, как бы сделать это незаметно, надвинул на глаза капюшон и двинулся в сторону двери. Его обогнала компания шумных купцов, явно пришедшая с утра с караваном и теперь желавшая остановиться на постой. Воспользовавшись этим, Гюрза незаметно юркнул внутрь и сел за столик в само темном углу, кивком подозвав слугу:
  -Мне мятного чая и лимонного хвороста! - заказал он, проследил, как слуга удалился на кухню и повернул голову туда, где сидели Змеелов, Тия и еще какой-то подозрительный парень с видом умалишенного и ехидной улыбкой. Они тихо о чем-то переговаривались. Гюрза нахмурился, стараясь услышать хоть что-нибудь, но до него доносились лишь обрывки речи. Все, что ему удалось расслышать прежде, чем отвлекли его принесенным заказом, было "...остается менее оживленный и более длинный путь на Адаб через Аструм, Дельмин и Телип..."
  -Ваш чай, почтенный! - вежливо проговорил слуга, ставя перед ним блюдо с печеньем. Тот лишь нетерпеливо шикнул и жестом прогнал его. Когда он вновь повернулся, беглецы уже стояли у двери, прощаясь.
  -Ну что ж... Тогда выходим завтра на рассвете - сказал странный взъерошенный тип, прежде, чем они вышли на улицу.
   "Адаб, значит... Да еще через Дельмин. Что же ты задумал, приятель?" - озабоченно потер переносицу Гюрза. Что бы там ни было, а выступает эта троица завтра на рассвете, и потому медлить нельзя. Сразу после чайханы он отправится к городским властям и потребует дать ему провожатых. И теперь уж точно никаких "мышиных троп"! Гюрза откусил кусочек печенья и нахмурился: слишком сладко.
  
   Когда Сид вернулся домой к вечеру, Бекра уже был там. Он грустно посмотрел на ученика и спросил:
  -Когда вы уходите?
  -Завтра с утра. - коротко ответил тот, не желая долгих прощаний. Пусть так было и не совсем учтиво, но комок, подкативший к горлу недвусмысленно намекал на то, что иногда лучше промолчать.
  -Будь осторожен, мой мальчик! - сухо кивнул Бекра. - И дай мне знать, когда вернешься в Кабир с Заповедных земель.
  -Обязательно!
  -Ты вернешься потом в Альзару, или...? - осторожно поинтересовался наставник.
  -Не знаю. Я, ведь, еще даже не дошел до гор - развел руками тот. - Возможно вернусь, а возможно и останусь в Кабире.
  -Я был сегодня днем у Эшты, надеясь получить от него то, что смогло бы помочь тебе в пути... Сам я, как и ты, стихийник. Огонь, вода и воздух-моя стезя, а вот заколдовать оружие так, чтобы против нечисти работало не сумел бы. Но мастер сказал, ты меня опередил. Так что теперь я почти спокоен...
  -Спасибо за все, наставник! -взволнованно воскликнул Сид и протянул Ловкачу руку, которую тот крепко пожал.
  -Я горжусь тобой, мой мальчик! Из тебя вырос настоящий волшебник, так что надеюсь однажды имя Сидуса еще войдет в историю магии... До встречи - нервно улыбнулся учитель, порывисто его обнял и отправился к себе в мастерскую: он получил срочный заказ от высокопоставленного лица. Значит, с утра они не увидятся, да и увидятся ли теперь вообще? Сид умудрился-таки проглотить ненавистный ком и пошел к себе - собирать оставшиеся вещи. Надо бы все-таки сегодня пораньше лечь, а то завтра начинается первое в его жизни самостоятельное путешествие, а за всю прошедшую неделю поспать нормально удалось лишь раз...
   На следующее утро, едва огромный золотой томан солнца показался из-за горизонта, путники встретились у ворот Альзары. Змеелов привел под узды инеров, навьюченных поклажей, а Сид подошел, увешанный всевозможными торбами, тюками и свертками. Тия, увидев эту картину, не выдержала и звонко рассмеялась:
  - А проводник у нас теперь, действительно, за третьего верблюда работает!
  -Ну если я верблюд, то проводником придется быть тебе... - сделал Сид страшные глаза, нимало, впрочем, не рассердившись. Змеелов, не обращая никакого внимания на их препирательства, отошел к сонному стражнику, что должен был их выпустить за ворота и сказал:
  -Наемник и его племянница следуют с проводником до Дильмина по личной надобности. - тот только кивнул и раскрутил лебедку запирающего механизма, открывая им путь.
   Затем он вернулся к спутникам и помог Сиду навьючить его вещи на верблюда, так, что теперь оба животных были похожи на движущиеся горы тюков.
  -И куда тебе столько сумок, а? - не унималась Тия, явно вознамеревшись довести проводника до белого каления. - Вон, смотри, у бедненького верблюдика ноги подгибаются и коленки дрожат?
  -Откуда мне знать, может быть это от того, что ты на нем только что прокатилась? Вот и дрожит, бедняжка, до сих пор? - подмигнул Сид, и, не обращая больше внимания на негодующие взоры Тии, двинулся вперед.
   Не без трепета он покидал стены города, где провел большую часть сознательной жизни. Отныне молодой маг чувствовал себя канатоходцем из бродячей труппы, что по большим праздникам развлекали народ на площади своими представлениями. Назад нельзя, до цели далеко, а внизу-пропасть неизвестности, и от этого захватывало дух. Чтобы унять внутреннее волнение он тихонько запел себе под нос:
  
  
   Давным-давно расстался я с своей судьбой.
  С тех самых пор зовет душа меня домой,
  Туда, где милая живет,
  И прячется в тени колодец с ключевой водой.
  
  Я знаю, встретила б меня, и плача и смеясь,
  Та, чьих не позабыть мне никогда прекрасных глаз!
  И крепко б обняла,
  Счастливо прошептав, как рада, что я с ней сейчас.
  
   Но нету мне пути назад, далеко милый дом,
   И всех богов прошу я каждый раз лишь об одном.
   Храните мою джаан
   От всех невзгод, что стерегут нас в мире этом и ином!
  
  - Что ты там подвываешь? - неожиданно прозвучал сзади ехидный девчачий голосок.
  - Это известнейшая хида ашука Джемшида* - обернулся к ней Сид
  - Почтенный Джемшид бы поседел, услышав такое пение - наморщила носик она.
  -Да ну! Может быть, научишь меня исполнять хиды правильно? - в тон ей поинтересовался маг.
  - Хорошо. Вот слушай! - задорно тряхнула головой маленькая воровка, набрала в грудь воздуха и негромко запела звонким чистым голосом:
  
  
  
  
  * Не сломай глаза и язык. Хид а-песнь погонщиков каравана. Ашук- певец-бард на Востоке, а Джемшид- это родители поизвращались с имечком для сына.
  Уж закатилось солнце за бархан,
  И брызги звезд рассыпались по небу.
  Не спит в кроватке маленькая джаан
  И просит рассказать ей небыль.
  О том как пери страшный змей украл,
  А смелый витязь из неволи спас.
  С собой смельчак красавицу забрал,
  И свадьбой их закончится рассказ.
  Примолкну я потом, и в тишине
  Услышу мерное дыхание дитя.
  А утром дочь расскажет о волшебном сне,
  Счастливо голубыми глазками блестя...
  
  Маленькая воровка окончила петь и торжествующе посмотрела на притихших спутников. "Ну как?" -будто спрашивал бирюзовый взгляд. Первым очнулся Сид.
  -Замечательно! - с невольным восхищением прошептал он. Однако тут же добавил уже громче ироничным тоном. - Вот только что-то я никогда не слышал такой хиды.
  -А это колыбельная - вздохнула Тия, вспомнив бабушку Нур. - Мне ее часто пели, когда я была маленькая.
  -Да у прекрасной пери, оказывается, не просто голос, а дар богов! - воскликнул Сид то ли с восторгом, то ли с сарказмом. Девчонка так и не поняла, но на всякий случай показала ему язык:
  - Так я и сама по себе -сокровище! - уверенно заявила она, чем вызвала громкий смех друзей.
   Солнце, тем временем, стало припекать все жарче, и постепенно все пикировки в маленьком караване смолкли, уступив место сосредоточенному молчанию, нарушавшемуся лишь шелестом песка под ногами, да редкими криками птиц в пустынном небе.
   К полудню путники, наконец, добрались до караван-сарая и стали располагаться на дневной отдых. Пока Змеелов привязывал снаружи верблюдов, Сид снял с одного из них маленькую кожаную сумку, извлек из нее пергаментный сверток и стал водить по нему пальцем, шевеля губами.
   -Что ты там смотришь? - поинтересовалась Тия, сунув нос ему через плечо.
  -Это карта. - нахмурившись, пояснил проводник. - Я сверяюсь с маршрутом потому, что ни разу здесь не ходил.
  -То есть ты хочешь сказать, что ведешь нас наугад??? - возмутилась она.
  -Нет, я хочу сказать, что проверяю себя, чтобы не вести вас наугад - состроил он Тии рожицу и пошел внутрь караван-сарая.
   Тия, жадно отпив из большого бурдюка с водой, что Змеелов снял с верблюда, последовала за проводником. Последним внутрь вошел наемник и плотно прикрыл за собой дверь. Внутри царил полумрак, и было довольно душно. Он кинул на пол три циновки и улегся на одну из них.
  -Ты сможешь заснуть в такой жаре? - удивленно поинтересовалась маленькая воровка, утирая потное личико дупаттой.
  -Постараюсь! - коротко кивнул он. - И советую сделать вам то же самое. Все равно в ближайшие несколько часов делать будет нечего.
  -Ну, нет уж! - махнула рукой она. - Мне очень жарко, так что не получится. Лучше я буду следить, чтобы вы двое не проспали.
  -Я тоже не смогу спать - неожиданно поддержал ее Сид, смочив лицо прохладной водой. Он уселся на циновке, обхватив колени руками, и задумался о чем-то своем. В караван-сарае воцарилась тишина, и через какое-то время на Тию, против ее воли, сала накатывать дремота. Она уже почти провалилась в сон, как услышала, что снаружи раздается тихое ласковое пение. Маленькая воровка сначала не обратила на это никакого внимания, решив, что ей снится сон, однако Мушил, до того дремавшая у нее на коленях вдруг встрепенулась и тревожно поглядела в сторону двери. Это заставило ее хозяйку окончательно проснуться. Спутники Тии уже мирно дремали и, казалось, не слышали ничего подозрительного, а пение снаружи, меж тем, становилось все громче и отчетливей, вызывая у нее приступ панического страха. Она дотянулась рукой до Сида, спавшего рядом, и довольно грубо его растолкала.
  -А... Что? - подскочил он и стал оглядываться по сторонам, не сразу осознав, где находится.
  -Тсс! - приложила Тия палец к губам и еле слышным шепотом спросила, указывая на дверь:
  -Ты слышишь?
  -Что я должен услышать? - удивился тот.
  -Кто-то поет снаружи! - испуганным голосом прошелестела она.
  -Да ну! Быть не может, кому тут петь-то? - отмахнулся было он, но тут умолкший на какое-то время голос, снова завел жалостливую песню, слов которой было не разобрать. Путникам, что сидели в караван-сарае, слышалось только "Ммммм". Сид мгновенно схватился за грудь, на которой висел небольшой кинжальчик в чехле, затем вздохнул и направился к двери.
  -Ты куда? Совсем ума лишился? - зашипела на него змеей Тия. - Не ходи, а вдруг там гуль?
  -Нет там гуля - беспокойно взъерошил волосы Сид. - Я бы почувствовал нечисть. Но проверить надо.
  -Скажите пожалуйста, какой провидец нашелся!!! Не пущу... - она ухватила его за рукав и оттащила его от двери. Сид стал выворачиваться и шум их возни разбудил Змеелова.
  -В чем дело? - громко спросил он, протирая глаза, и тут же получил тычок в живот от маленькой воровки, которая на мгновение выпустила из рук курту Сида, и тот тут же вышел наружу, открыв дверь настежь. Пение снаружи тут же перешло в вой, заставив Змеелова схватится за меч. Тия взвизгнула и спряталась за наемника, прижимая к себе дрожащую Мушил. В следующее мгновение на пороге появился явно напуганный Сид, крикнувший Змеелову:
   -Быстро отвязываем верблюдов и заводим их внутрь! Выйди, посмотри своими глазами... Там!- проводник не договорил и снова выбежал наружу.
   Наемник выскочил вслед за ним. Тия, не пожелав оставаться одна, тоже прокралась к выходу и застыла от изумления: на вершинах окружающих караван-сарай барханов крутились, завывая, волчки песчаных смерчей. Оказывается, "пели" именно они, а на горизонте сплошной багровой пеленой шла буря. Тия поспешно посторонилась, пропуская внутрь караван-сарая верблюдов и Сида со Змееловом. Наемник захлопнул дверь и стал закладывать единственное окошко одеялами, пока проводник воевал с испуганными животными, пытаясь завести их в центр укрытия. Маленькая воровка забилась в угол, горячо молясь Великой Матери, чтобы стены, сложенные из песчаника выдержали ураган, который уже ревел почти рядом.
   -А теперь ложимся на пол лицом вниз и стараемся не надышаться песком! - жестко скомандовал Сид и первым упал ниц на свою циновку. Тия и Змеелов последовали его примеру.
   Лежать было неудобно, дышать трудно, но никому из них и в голову не пришло поднять голову, ибо в каких-то пять минут воздух внутри караван -сарая раскалился и наполнился удушливой мелкой песчаной пылью. Рот и нос Тии мгновенно забились песком и она закашлялась, слушая как снаружи беснуется буря, пытаясь разломать их укрытие. Минуты тянулись целую вечность, а в ушах отдавались гулкие удары сердца...
  
  Глава 23
   Сколько они так лежали, трудно сказать. Однако в какой-то момент путники осознали, что снаружи все стихло, а обезумевшие верблюды перестали реветь. Первым, мгновенно закашлявшись, встал Сид. Он осторожно вынул из оконца одно из одеял и выглянул наружу.
   - Все в порядке, буря закончилась! - объявил он друзьям.
  -Сильно нас... занесло? - поднял голову Змеелов и тут же поперхнулся пылью, набившейся в рот.
  -Нет, похоже боги миловали! - покачал головой проводник. - Здесь высокая ограда вокруг караван-сарая, так что песок не достает даже до середины двери.
  -До середины двери??? Хорошенькое дело! - Тия уселась на своей циновке, отплевываясь.
  -Просто представь, что могло быть и хуже, так что мы бы оказались замурованными в бархан - мило улыбнулся Сид.- А так, даже колодец с водой цел.
  -Умеешь же ты подчеркнуть торжественность момента! - облегченно рассмеялся наемник
  -Всегда к вашим услугам... - шутливо поклонился Сидус. - Однако, подозреваю, что с этой бурей мы потеряли большую часть дня, так что..
  -Предлагаешь нам ночевать здесь? - с надеждой поинтересовалась Тия.
  -А вот это я и хочу определить. Сейчас выберусь наружу, посмотрю, где находится солнце и в какую сторону нам теперь идти - с этими словами Сид подхватил свою карту, открыл дверь и внутрь тут же посыпался песок.
   Вход, действительно, оказался припорошен. Проводник выбрался наружу и огляделся: барханы после бури поменяли свое положение, и, если бы не умение ориентироваться по солнцу, Сид даже не смог сказать, откуда путники пришли. Он посмотрел на небо и порадовался. Оказывается, они потеряли лишь около часа, и если постараться, то успеют дойти до следующего караван-сарая засветло.
  -Собираемся! - крикнул он друзьям, поджидавшим его внутри, и направился к колодцу - наполнить бурдюк водой.
   Час спустя они уже снова вышагивали по песку в направлении на юго-восток, чтобы через четыре дня оказаться в Аструме. Однако, то ли Сидус неверно определил время, то ли карта врала, но когда пустынный закат заполыхал на полнеба над горизонтом, караван-сарая еще не было видно. Тия уже несколько раз успела спросить, когда же привал, а Змеелов все больше хмурился, поглядывая вперед. Сид начал нервничать и поминутно заглядывал в карту, которая, по-прежнему утверждала, что они близко к цели. Наконец, обойдя очередной бархан, друзья увидели впереди деревню, расположенную в небольшом живописном оазисе. Маленькая воровка обрадовалась, наемник вздохнул с облегчением, а маг насторожился. Судя по маршруту, здесь не должно было быть никакой деревни. Разве что кочевники бы встали лагерем, но строения здесь были из глиняного кирпича, а потому... Либо они сбились с пути, либо деревенька ох как непроста! Сид украдкой дотронулся до кинжала на груди, который равнодушно молчал. Интеррессно! Однако своим спутникам ничего не сказал. Если ничего ужасного, то и переполох устраивать не стоит.
   Они, тем временем, уже вошли на пустынную деревенскую улочку, где их тут же окружили вездесущие чумазые ребятишки, что с любопытством оглядывали пришельцев. Самые смелые из них даже отважились прикоснуться к мечу Змеелова, что висел у него на спине. Остальные же просто перешептывались на почтительном расстоянии, глядя на путников, да изредка показывая пальцем в сторону путников. Наконец, Тии это надоело и она, состроив серьезное лицо, спросила слегка покровительственным тоном:
  - Эй, малышня, а где у вас старшие? - ей, однако, никто не ответил. Ребятня просто продолжила их внимательно рассматривать. Тия поджала губы и повторила снова:
  -Где ваши родители? - ответа снова не последовало. Маленькая воровка сердито наморщила нос и уже хотела, было, высказать все, что она думает о шакальих детях, которые даже не понимают человеческого языка, но Сид ее опередил, предостерегающе положив руку на плечо.
  - Доброго вечера! Мы бы хотели заночевать в вашей деревне, ребята. Пустите нас? - дружелюбно поинтересовался он. Тия тихонько фыркнула: нашел, у кого разрешения
  
  
  спрашивать. Она, между прочим, была старше всех собравшихся здесь детишек, но к ней проводник ни разу так не обратился!
  -Сейчас мы позовем старейшину и спросим у него! - степенно ответил чумазый мальчишка, что терся около Змеелова и украдкой разглядывал его меч.
  -А ты, малец, стало быть, здесь за главного? - поинтересовался наемник. - Тебя как зовут?
  - Я Шеди! - с достоинством посмотрел на путников тот и подбоченился. Тия тихонько рассмеялась, глядя на эту малявку в грязных шалварах, что был на целую голову ниже нее, однако тут же получила предупреждающий тычок в бок от Сида, все еще сжимавшего ее плечо. Маленькая воровка зло на него посмотрела, но тот даже не удостоил ее взглядом.
  -Тогда, Шеди, мы просим тебя позвать вашего почтенного старейшину. - уважительно попросил проводник.
  -Хорошо, ждите! - кивнул он и исчез в ближайшем домике. Однако, через несколько минут появился вновь, почтительно ведя под руки древнего старика с длинной желтовато -седой бородой. Следом вышли двое молодых мужчин в мешковатых серых одеждах и, подозрительно глядя на путников, двинулись вслед за мальчишкой. Наконец, небольшая процессия приблизилась к чужакам.
  -Шеди сказал, к нам пришли странники и хотят переночевать? - проскрипел старик и глянул на них неожиданно цепким взглядом полуслепых глаз.
  -Да, почтенный! - низко поклонился Сид, дав спутникам знак сделать то же самое. Старик милостиво кивнул и продолжал:
  -Ну что ж, коли пришли вы с добром, то гостям мы рады... Располагайтесь, уважаемые! Мое имя старейшина Митра и я почту за честь быть гостеприимным хозяином для вас. Выбирайте дом, где бы хотели переночевать!
  -Спасибо за сердечный прием, почтенный! - почтительно склонил голову Змеелов, вступив в разговор. - Но мы бы хотели поставить свой шатер, дабы никого не стеснить. - Наемнику друг некстати вспомнился рассказ Кашты. Старик хитро поглядел на него и чуть улыбнулся, однако согласился:
  -Что ж, желание гостя - закон! Вы можете располагаться, где хотите... Эй, Бахадур! - кликнул он одного из сопровождавших его. Тот подошел и молча поклонился. - Распорядись накормить и напоить верблюдов наших гостей, да объяви всем, что нас сегодня праздник... - Бахадур снова поклонился и исчез в одном из домов.
   Остаток вечера пролетел незаметно. Посмотреть на путников высыпала вся деревенька: мужчины, старики, женщины и дети. Это были молчаливые с виду, неулыбчивые люди и Тии даже показалось, что им здесь совсем не рады, однако, через каких-то два часа, когда по распоряжению Митры в центр деревеньки выкатили большой пузатый чан, водрузили его на костер и засыпали чечевицу для похлебки, местные вовсе освоились с пришельцами и оказались веселыми и дружелюбными людьми. То тут, то там раздавались смех и пение, а Змеелов и Сид оказались буквально окружены ребятней, готовой слушать о необычных приключениях до бесконечности. Потом они все вместе сидели у костра, рассказывая друг другу истории о том, что было, и чего не было... Наконец, Митра заметил, что гостей стало клонить в сон, а потому сказал, что пора бы идти спать. Люди стали расходится по домам, а старейшина дал знак Змеелову отойти в сторонку.
  - В опасное дело ты ввязался, сын Саргона - тихо сказал Митра, пристально глядя в глаза наемнику.
  -Откуда?... - пораженно выдохнул тот.
  -Я долго живу на свете, мой мальчик! - вздохнул старик. - А потому научился видеть то, чего другие не замечают... Давненько тебя ожидаю, и вот, наконец, дождался. Очень непросто придется тебе и твоим спутникам. Крепко держитесь друг за дружку, особенно присматривай за девочкой... А проводника ты выбрал правильного, и еще не раз в том убедишься. Я бы даже сказал, лучшего из всех, которых только мог найти. С ним у тебя должно все получиться.
  -Что ты имеешь в виду, почтенный? - озадаченно нахмурился Змеелов.
  -Скоро увидишь, мальчик мой, и если у тебя все получится, то выйдет из тебя очень хороший Царь... Ну ладно, доброй ночи! Спите спокойно и не тревожьтесь. Мы -не гули, так что, есть приблудивших путников не собираемся! - старик улыбнулся, и, не дав наемнику опомниться, зашагал прочь... Так что ему оставалось лишь отправится к себе в шатер, где его уже ждали спутники.
  -Где ты пропадал? - строго спросила его Тия. - Мы, между прочим, волновались...
  -"Мы"? - отшутился Змеелов - Какое редкое единодушие!
  -И правда, но мы уж думали, тебя в темноте подкараулили - улыбнулся Сид
  -Да нет, просто сказал "спасибо" старейшине за теплый прием! - махнул рукой Змеелов не став распространятся про странные предсказания.
  -Ну тогда, раз все в сборе, предлагаю лечь спать... - зевнул Сид. - Мне кажется здесь безопасно так что можно не сторожить палатку.
  -Я тоже так считаю! - кивнул наемник, вспомнив слова старейшины, и с наслаждением растянувшись на своем одеяле, мгновенно уснул.
   Тия еще немного поворочалась, пытаясь устроится как можно удобнее. Сон ходил вокруг нее, никак не решаясь сомкнуть веки. И почему вдруг эти двое решили, что здесь безопасно? Однако, мало-помалу, дневная усталость взяла свое, и маленькая воровка крепко уснула.
   Проснулась она от того, что сквозь неплотно прикрытую войлочную штору входа пробрался рыжий рассветный луч и защекотал ей нос. Тия поморщилась и открыла глаза. Ее спутники все еще крепко спали. Стояла необычная тишина, прерываемая лишь их мерным дыханием, да мягким шелестом предрассветного ветра за стеной палатки. "Можно еще немного поспать" - подумалось ей. Однако не удалось. Стоило лишь Тии закрыть лаза, как ее охватывало странное беспокойство. Что-то во всей этой утренней идиллии было явно не так. Неправильно. И это ее тревожило. Да еще предрассветная прохлада, как назло, закралась в шатер и заставила ее зябко поежится, выгоняя из постели.
   Тия нехотя встала, завернулась в одеяло и высунулась наружу. Первым, что бросилось ей в глаза, было прекрасное утреннее небо, переливавшееся нежными оттенками лазурного, розового и золотистого. Какое-то время она смотрела, как всходит из-за горизонта солнце, потом лениво перевела взгляд на землю и онемела от изумления: деревни, в которой они ночевали, не было и в помине! Тия протерла глаза, силясь прогнать запоздавший сон, однако это было наяву. Она осторожно выглянула из-за края палатки, пытаясь понять, что произошло. Однако снаружи все было спокойно. Небольшой ветерок лениво гонял песок с вершин барханов, верблюды мирно дремали, привязанные к какой-то коряге рядом с шатром, а вокруг было абсолютно пусто, словно и не существовало никогда здесь никакой деревни! Напуганная, Тия поспешила растолкать своих спутников. Она вбежала в палатку и начала поочередно трясти Змеелова и Сида. Те нехотя разлепили глаза и первое, что они услышали, была сбивчиво-растерянную речь о том, что вот вчера они заснули среди людей, а проснулись в безлюдной пустыне.
  -Тия, ты что, еще сны досматриваешь? - недовольно поинтересовался Сид. - Что еще за сказки о пропавшей деревне?
  -А ты выгляни, выгляни наружу! - напустилась на него маленькая воровка- И проверь, брежу я, или нет?
  -Ну хорошо! - согласился тот, чтобы она, наконец, отвязалась. Сид откинул войлок, прикрывавший вход, и в следующий момент остолбенел: снаружи простиралась пустыня без единого признака близкого жилья.
  -Аш меня надери! - присвистнул он. - Если Тия и бредит, то это заразно! Змеелов, ты видишь то же, что видим и мы?
  -Да! - настороженно кивнул тот и инстинктивно схватился за меч. Потом осторожно вышел из палатки, обойдя кругом, и вернулся обратно растерянный. На некоторое время воцарилось молчание. Наконец, он посмотрел на Сида и поинтересовался:
  -Ну и как это назвать?
  -Если б я знал! - растерянно взъерошил волосы Сид.
  -Может быть, мираж? - робко поинтересовалась Тия.
  -А то, что ты вчера плов из чечевицы уплетала за обе щеки что, тоже пригрезилось? - отмахнулся проводник. - Нет, здесь что-то другое...
  -А ты случайно не вел нас по мышиной тропе? - на всякий случай поинтересовался Змеелов.
  - А откуда вы про тропки знаете? - удивился тот. - Нет, это обычный караванный путь
  -Да так, приходилось нам как-то путешествовать с известным тебе караванщиком Каштой... - нахмурился наемник. - И завела эта тропа в караван-сарай, который вдруг исчез, выбросив нас в зыбучие пески.
  -Нет, это исключено! - уверенно покачал головой Сид.
  -Странный все ж таки старик, этот Митра! - задумчиво воскликнул Змеелов. - Вчера отвел меня в сторону и сказал, чтоб мы не боялись, они -не гули, и мы можем спать спокойно. А, поди ж ты! Обманул... - проводник при этих словах вдруг посмотрел на него сумасшедшими глазами и спросил:
  -А что еще тебе этот дедушка говорил?
  -Да так, ничего особенного... - неопределенно протянул он. - Только то, что нам вместе держаться надо, и что я выбрал правильного проводника... Сказал, что ждал нас давно и что достаточно пожил для того, чтобы видеть скрытое.
  -Боги! - потрясенно пробормотал Сид и с размаху хлопнул себя по лбу, напугав и без того растерянную Тию. Он, вдруг, тихо засмеялся. - Это настолько же очевидно, насколько и невероятно!
  -Это тебе очевидно! - поежилась маленькая воровка. - А нам как-то не очень. Так что проясни.
  -Это была деревня песчанников, понимаете, друзья мои??? Сами песчанники показались нам впервые за много сотен лет.
  -Не совсем - покачал головой Змеелов.- С чего бы вдруг легендарным существам вот так запросто взять - и приютить сбившихся с пути странников?
  -Не знаю! - улыбка сползла с лица Сида, уступив место задумчивости. - Что-то их в вас привлекло...
  -А кто такие вообще, эти ваши песчанники? - встряла Тия, явно не понимая, о чем говорят эти двое.
  -Песчанники, о прелестная пери, это духи Великой Пустыни. Если хочешь- ее истинные хозяева. Именно их просят о том, чтобы открыть мышиную тропку... - покровительственным тоном начал Сидус, но оборвал себя на полуслове, осознав, что увлекся и выболтал слишком много. Тия, однако, не обратила на последнюю фразу никакого внимания, лишь неопределенно хмыкнула и выглянула наружу.
  -Ну что, мы в путь собираемся или как?
  
  
  
  
  Глава 24
  Путники давно миновали караван-сарай, в котором должны были остановится на ночь и теперь быстро шагали дальше, расчитывая нагнать отставание и к полудню уже остановится на отдых. Солнце припекало все больше и идти по рыхлому после бури песку становилось все сложнее. Тия уже несколько раз поглядывала на Сида, что шел впереди, и спрашивала себя, а не заблудился ли он, ибо не было видно на горизонте ничего даже отдаленно напоминавшего крышу караван-сарая. Тот, однако, продолжал шагать, как ни в чем не бывало, и Тия, вздыхая, опускала глаза под ноги. Иногда она оглядывалась на Змеелова, что замыкал их процессию, ведя под узцы второго верблюда. Наемник зорко всматривался в горизонт, , по-видимому, задаваясь теми же вопросами, что и маленькая воровка.
   Они шли уже около трех часов, когда Сид указал спутникам на холмики, появившиеся на горизонте:
  -Видите? Это гряда пустынных скал, называемая Сторожевыми Башнями. Прямо за ними- караван-сарай. Мы после пещаной бури немного отклонились в сторону от прямого пути, а потому придется нам миновать скалы, чтобы сделать привал.
  -Как скажешь! - кивнул Змеелов, явно вздохнув с облегчением: они не потерялись, и скоро окажутся в караван-сарае.
   Тия внимательно вглядывалась в ту сторону, куда указал проводник, но как ни старалась, не смогла разглядеть, действительно ли скалы похожи на башни, или это просто название такое, а потому снова опустила взгляд себе под ноги. Ей, почему-то, было легче идти вперед, глядя как разлетается из-под сапожек песок, чем выискивать вдали желанный силуэт караван-сарая. Однако, когда она через какое -то время подняла глаза то заметила, что небольшие еле различимые силуэты значительно придвинулись и теперь можно было ясно разглядеть огромные глыбы песчанника, выточенные ветром в причудливые фигуры, что и в самом деле напоминали башни. Высокие и низкие, тонкие и массиные, они тянулись довольно широкой грядой, среди которой почти невозможно было различить прохода. Сид, меж тем, посмотрел на небо, озабоченно покачал головой и скомандовал идти быстрее. Змеелов послушно ускорил шаг, а маленькая воровка устало вздохнула и с сожалением подумала, что могла бы сейчас сидеть в Глотке Дэва рядом с бабушкой Нур и смотреть, как та замешивает лепешки...
   Наконец, они подошли к скалам вплотную, и Сид, поразмыслив несколько секунд, провел спутников меж двух ближайших камней, что образовывали некоторое подобие арки, и они углубились в узкое ущелье. Тию, ожидавшую, что в тени скал будет куда прохладнее, ожидало горькое разочарование: от разогретых камней шел такой жар, будто они заглянули в тандыр, а тень, со всех сторон отбрасываемая утесами, не спасала.
   Внезапно, верблюды занервничали и встали как вкопанные, наотрез отказываясь идти дальше. С превеликим трудом путникам удалось заставить их двигаться, однако упрямые животные то и дело норовили повернуть назад. Змеелов и Сид мгновенно насторожились и, переглянувшись, остановились.
  -Тия, держись за мной! - тоном, не терпящим возражений, скомандовал наемник и притянул ее к себе, одновременно вытягивая меч из ножен. Сид сделал рукой какой-то неуловимый жест и осторожно пошел вперед, поминутно оглядываясь по сторонам.
   Внезапно Тия, шедшая теперь в хвосте процессии, услышала какой-то странный звук. Будто терлись друг о друга сотни чешуек, или стрекотало целое облако саранчи. В тот же момент верблюды разом испуганно взревели и рванулись, было, прочь, но наемник и проводник их удержали. Маленькая воровка оглянулась и увидела как из густой тени одной из многочисленных пещерок, что выточил за много лет в скалах ветер, вылезало нечто. Сначала показались длинные и волосатые лапы, за ними - внушительные загнутые клыки и восемь маленьких злых глазок, а следом -отвратительно жирное волосатое тело и еще шесть конечностей.
  -Это паук!!! - во громко взвизгнула Тия, смертельно побледнев и крепко сжав Змеелова за локоть. Оба ее спутника тут же обернулись, и теперь они наблюдали, как к ним неспешно приближается каракурт-переросток с явно недобрыми намерениями.
  -Тия, отойди к верблюдам! - приказал наемник и приготовился драться. Однако паук его опередил и метко плюнул в девчонку липкой паутиной, тут же опутавшей маленькую воровку, словно коконом. Она снова взвизгнула и с омерзением попыталась стряхнуть с себя путы, но не получилось. Змеелов помянул Аша и быстрым движением разрубил паутину мечом, толкнув Тию к себе за спину. После этого развернулся к пауку и метнул в него "громовой шар". Тот упал рядом с тварью, шипя и вращаясь, однако последовавший взрыв не нанес ему серьезного вреда, лишь оторвав кусок лапы.
   Паук, разозлившись, бросился вперед и все, что успел сделать наемник -выставить перед собй меч, который едва поцарапал тварь. Теперь Змеелов был вынужден проявлять чудеса ловкости, чтобы уворачиваться от мощных лап и челюстей. Тия наблюдала за ним расширенными от ужаса глазами, не смея пошевелиться, а смертельно побледневший Сид стоял поодаль с закрытыми глазами и что-то бормотал шепотом, шевеля руками в воздухе. С каждым движением пальцев он слабел все больше и наконец, уже почти оседая на землю, резко вскинул руки выкрикнул что-то на незнакомом языке. В тот же момент огромный булыжник, что до того покоился на вершине одной из скал, будто направленный невидимой рукой, сорвался с места и упал точно на паука. Тварь, придавленная камнем, дернулась и издохла.
   Змеелов, отскочивший на безопасное расстояние, повернулся было к Сиду, чтобы спросить, что это было, но увидел, что тот лежит на земле без памяти. Наемник подбежал к проводнику и попытался привести его в чувство, но безрезультатно: тот едва дышал. Змеелов повернулся к ошарашенной Тии и строго прикрикнул, чтобы она принесла ему воды. Это вывело девчонку из оцепенения, и она расторопно подтащила бурдюк к проводнику. Потом порылась у себя в сумке, достала оттуда небольшую баночку с какой-то мазью, резко пахнувшей мятой, намазав ему лоб и виски, потом подумала, и сунула мазь под нос. Сид на мгновение открыл глаза, что-то пробормотал и снова потерял сознание.
  - Нет времени ждать, пока он очнется! - покачал головой Змеелов. - Скоро солнце войдет в зенит, и тогда мы здесь просто изжаримся. Да и не известно еще, сколько тварей нас здесь поджидает... Так что отлавливаем верблюдов и уходим отсюда! - Тия зябко поежилась и затравленно оглянулась по сторонам. Повстречаться еще с одним пауком ей не хотелось.
   К счастью, верблюдов далеко искать не пришлось. Как ни странно они оба все это время стояли за ближайшим поворотом, хоть и были в панике. Подивившись таким чудесам, Змеелов поднял Сида, обхватил его за талию одной рукой, взял под уздцы верблюда другой и, наказав Тии сделать то же самое, отправился вглубь, горячо надеясь, что идти до караван-сарая осталось недолго.
   Так поспешно, насколько могли, они пробирались к выходу из ущелья, ежеминутно оглядываясь по сторонам. Однако все было спокойно,лишь хрустел под ногами песок, да еле слышно потрескивали, накаляясь, камни вокруг.
  -Все, не могу больше! - с отчаянием проговорила Тия, останавливаясь. Уздечка, за которую она вела верблюда, натирала мокрые ладошки, дупатта съехала на лоб, и глаза щипало от пота, катившегося по лицу.
  -А придется! - пропыхтел наемник, шагая вперед. - Или ты хочешь стать обедом для славного маленького паучка?
  -Умеешь ты поддержать в трудную минуту! - пробурчала она и неимоверным усилием заставила себя идти. Маленькая воровка совсем потеряла счет времени, так что когда впереди показался выход, ей показалось, что прошла целая вечность с тех пор, как они начали двигаться. И только пара пальм, что приветливо махала впереди листьями, обещая скоро отдых, придала ей сил. Змеелов едва ли чувствовал себя лучше. Сид, который так и не пришел в себя, тяжелым грузом повис у него на руке, а вторая была занята поводьями...
   Наконец, измотанные путники зашли в полутемный прохладный караван-сарай. Наемник с облегчением посадил Сида спиной к стене и вышел, чтобы привязать верблюдов, а Тия упала на песок и какое-то время просто лежала не шевелясь. Все ее тело ныло, обижаясь на то, что пришлось тащиться по такой духоте. Во рту пересохло и страшо хотелось пить, но она не могла пошевелить даже пальцем от усталости, а глаза закрывались сами собой...
   Из забытья ее вывел наемник, зашедший внутрь с бурдюком воды. Он сделал большой глоток, посмотрел на обессилившую Тию, покачал головой и аккуратно поднес ей воду к губам. Подождал, пока маленькая воровка напьется досыта, и спросил, мотнув головой в сторону Сида:
  -Что делать будем? Пока наш проводник не очнется, идти дальше мы не сможем.
  -Вот говорила я тебе, что он ненадежный! - устало вздохнула Тия и села. - А ты только отшучивался. Но ведь я права оказалась. Стоило только паука-переростка увидеть, как тут же потерял сознание от страха!
  -Ну, во-первых, ворчаньем делу не поможешь, - вытер вспотевший лоб рукой наемник - так что нужно думать, как его приводить в чувство. А, во-вторых, с чего ты решила, что это он от страха?
  -А почему нет? - насупилась Тия. - Я же своими глазами видела, как он, бедняжка, побледнел и в обморок шлепнулся.
  -А камень, который вдруг ни с того, ни с сего упал на зверюшку ты видела? - иронично поинтересовался Змеелов
  -Видела! - кивнула она. - Вот только не поняла, как это он так?
  -А я, вот, кажется, догадываюсь... - нахмурился тот.
  -И как же?
  -А вот это ты у него сама спросишь, когда Сид очнется. А пока над подумать как сделать так, чтобы это случилось как можно скорее...
   Их разговор прервал слабый стон. Оба, как по команде, повернулись в сторону проводника и увидели, что тот открыл глаза. Какое-то время Сид осматривался вокруг, а затем перевел взгляд на спутников, сидевших посреди помещения.
  -С добрым утром, спящая пери! - насмешливо протянула Тия. - Проснулся наконец?
  -Мы в караван-сарае? - хриплым голосом поинтересовался он.
  -Да, мы ушли из ущелья - кивнул Змеелов.
  -А как же паук? - поморщился Сид, приложив руку к голове. - Аш, что ж так больно-то?
  -А паук был раздавлен камнем, который очень удачно свалился с одной из скал... - ответил наемник, пристально глядя на проводника. - странно, правда?
  -Где там у нас вода? В горле саднит - вместо ответа тот еще раз огляделся по сторонам и потянулся к бурдюку.
  -Мне кажется, что попить можно и позже! - Тия ловко перехватила воду и в упор посмотрела на Сидуса. - А сначала рассказать, что все это значит.
  -Что-"все"? - тот явно пытался уйти от ответа.
  -Все то, что мы увидели в ущелье - поддержал ее Змеелов.
  -Боги, да вам надо служить Царскими Дознавателями, вы там точно головокружительную карьеру сделаете! - прохрипел Сид, предприняв еще одну безуспешную попытку дотянуться до воды.
  -Мы ждем! - погрозила пальчиком Тия.
  -Ладно-ладно! Мы видели в ущелье паука, который почему-то вымахал намного больше своих нормальных размеров и питался случайными путниками - тоном наставника стал просвещать их проводник.
  -А как же камень и твой обморок? - поинтересовался Змеелов. - Ты про это ничего не хочешь нам объяснить?
  -Хорошо, но в этом случае вы будете обязаны молчать о том, что услышите - смирился Сид и, взъерошив волосы, продолжил - Дело в том, что я маг -стихийник, и, если верить моему наставнику, довольно сильный. Вот и подколдовал нам сегодня удачу в ратном деле, да только сил не рассчитал и наткнулся на дыру, которая выпила большую часть моего волшебства... До этого я только слышал о таких местах от учителя, и грешным делом, думал, что буду их избегать, ага... как же.
  -Подожди, так ты - волшебник??- открыла рот Тия от изумления. - Вот, прямо, всамделишный, настоящий волшебник?
  -Да, если не веришь, можешь ущипнуть... себя - Сидус безуспешно попытался встать. - Ну, даст мне кто-нибудь воды, или нет?
  -А что такое эта дыра? - спросил Змеелов, протянув проводнику бурдюк.
  -Да как тебе объяснить? - на несколько секунд задумался тот. - Ну, скажем так, это место, где порваны нити волшебных сил подлунного мира... Колдовать там категорически воспрещается под угрозой потери дара, ибо стоит начать использовать свою магию, как само пространство начинает вытягивать из тебя волшебные силы, как паук сосет соки из мухи. - пояснил Сид и жадно припал к бурдюку.
  -А разве ты не видел дыру? - тихо спросила Тия, зачарованно глядя в сторону мага. Он ответил не сразу, однако, оторвавшись, наконец, от меха с водой, сказал:
  -Я не сразу заметил, а когда увидел -поздно было...
  -И как ты видишь, что здесь колдовать нельзя? - продолжала приставать с вопросами маленькая воровка.
  -Эгей, прекрасная пери, да ты нарываешься на лекцию по основам магии, а рассказывать я это имею право лишь собственному ученику! - рассмеялся Сид.
  -А ты возьмешь меня в ученики? - просияла Тия
  -Для этого у тебя, к счастью, нет магических способностей .-покачал головой тот
  -Почему это "к счастью"??? - вспыхнула она. - А может, я самый настоящий маг?
  -А потому, девочка, что необученный маг с твоим характером будет пострашнее мора, голода и всех песчаных бурь, вместе взятых.
  -Но ведь мир-то не вздрогнул, пока обучали тебя? - ехидно поинтересовалась Тия.
  -Нет, но мне по части скверного характера до тебя далеко. - в тон ей ответил проводник.
  -Боюсь, ближе, чем ты думаешь! - надулась она.
  -Будет вам! - разнял их Змеелов. - Ты, Сид, вот что лучше скажи - идти сможешь? И как быстро?
  -Смогу, наверное - медленно кивнул тот, а вот за скорость не ручаюсь. В лучшем случае дойдем, как и планировали - через два дня.
  -Надеюсь, что тебе больше не придется колдовать - тихо проговорил наемник, ни к кому не обращаясь, однако Сид его услышал.
  -В ближайшие три недели точно не придется -проклятая дыра выпила из меня все соки, но я бы не был так самонадеян. То, что мы повстречали у Сторожевых Башен, еще цветочки по сравнению с тем, что поджидает в Заповедных Землях. - вздохнул он.
  -Тогда предлагаю остаться здесь до завтрашнего утра, а там уже продолжать путь - посмотрел на своих спутников Змеелов.
  -Согласна! - воскликнула Тия, обрадованная возможностью отдохнуть подольше.
  -Да и я не имею ничего против. День отдыха мне бы сейчас не помешал - согласился Сид.
  -Значит, решено! Мы уйдем отсюда завтра на рассвете! - казал наемник и расстелил на полу свое одеяло...
  
  
  
  
  Глава 25
   Гюрзе удалось выехать из Альзары только через сутки после того, как город покинули путники. А все проклятая варварская волокита! Когда он явился к городским властям с требованием выделить ему провожатых, местные чинуши ответили, что Ияр сидит в Ферузе, а потому пергамент за его подписью им не указ, вот разве что Сиятельный Закир, Правитель Альзары, повелит дать ему сопровождение, тогда -пожалуйста.
   Вириец убеждал, спорил, ругался, проклиная про себя местные порядки, но безрезультатно. Ответ был тот же: только с разрешения местного Правителя. "И как вообще этот Закир, забери его Бездна, еще остается у власти в таком крупном торговом городе? Почему его не отстранят, если слово закона, объявившего Змеелова, государственным преступником, на его людей не имеет никакого действия?"
  -Неужели не понятно, что я разыскиваю изменника? - потерял терпение он и еще раз подсунул под нос местному начальнику стражи письмо Ияра с требованием всемерно содействовать Гюрзе в поисках врага Царства.
  -Разыскивать врагов и шпионов - дело тайных служб и городской стражи, а ты, юноша, кем будешь? - ехидным тоном поинтересовался его собеседник.
  -А я- человек на службе Правителя Феруза! - повысил голос вириец, разозлившись вконец. - И потому требую...
  -Воот! Значит в Ферузе и будешь требовать, а здесь хозяин- Закир.
  -Так значит слово закона в интересах Царя и Царства для вашего Правителя -ничто? - впервые с самого Феруза Гюрза встречал такой высокомерный прием.
  -Ну почему же - ничто? Сиятельный Закир - любимый зять Его Величества Царя Мида, а потому - он очень уважает и власть, и закон! - ухмыльнулся начальник стражи. Гюрзе, вдруг, очень захотелось плюнуть тому в лицо, но он сдержался, процедив лишь сквозь зубы "Понятно!", развернулся и ушел восвояси. Внутри клокотала холодная ярость. "Зять, значит? Ну, посмотрим, что мне этот зять скажет!"
   Он добился аудиенции только на следующий день, потеряв всякую выдержку и объявив испуганному распорядителю, что у его дело особой важности и отлагательства не терпит. Тот попытался было возразить, что Светлейший Закир сейчас не принимает, однако Гюрза был настойчив и сказал, что от этого зависит благополучие правящей династии. Только после этого его все же пропустили.
   Правитель Альзары, немолодой черноглазый мужчина с орлиным носом, возлежал у себя в покоях на софе и курил кальян, лениво выпуская кольца дыма в потолок. Вокруг него на почтительном расстоянии стояло несколько стражников и слуга. Светлейший Закир был так увлечен своим занятием, что даже не повернул головы, когда его распорядитель объявил, что к нему гонец с делом государственной важности. Не взглянул он и на Гюрзу, что, почтительно поклонившись, застыл посреди покоев с опущенными глазами (смотреть в упор на сильных мира сего в Царстве Дияла не полагалось, а то, ведь, и обидеться могли). В покоях было настолько тихо, что отчетливо слышалось жужжание мухи где-то под потолком. Несколько минут спустя Правитель Альзары все же изволил посмотреть в сторону наемника и высокомерно спросил:
  -Ты так спешил ко мне с государственным делом, отчего же сейчас молчишь? - при этих словах Гюрзе захотелось швырнуть в Светлейшего его собственный кальян, но безмолвные стражники недвусмысленно напоминали о том, что свои порывы надо иногда сдерживать. "Заносчивый дэвов сын!" - подумал про себя с отвращением вириец, однако же нашел в себе силы поклониться еще раз и заговорить смиренным тоном:
  -О Светлейший Закир, надежда и опора всех жителей Альзары! Я преследую государственного преступника, что осмелился влезть в святая -святых - Дворец Правителя Феруза и украсть оттуда ценный свиток, а потому мне незамедлительно нужны провожатые, дабы идти по его следам в Аструм.
  -И это все? - удивленно спросил тот. -Ияр меня, право, удивляет. Сначала допустил кражу в собственном дворце, а теперь еще и ловит воришку, будто государственного преступника... Ну а при чем здесь благополучие правящей династии?
  -А при том, что этот человек может быть опасен трону... То, что он украл является секретным документом и потому мне дан приказ его найти. - Гюрза говорил, осторожно подбирая слова. Не хватало еще, чтобы Закир и сам начал всерьез искать Змеелова. К счастью, тот был слишком ленив, чтобы заниматься такими пустяками. Хотя и отказать этому человеку, получалось, не мог.
  -Так чего же ты хочешь? - зевнул Правитель. - Только провожатых?
  -Для меня этого довольно! - почтительно склонился Вириец.
  -Хорошо, ты их получишь! - вздохнул Закир и жестом подозвал слугу, что-то ему прошептав. Тот кивнул и скрылся за дверью. - Сейчас ты пойдешь к начальнику городской стражи и скажешь, что тебе нужно. Он будет предупрежден.
  -Благодарю тебя, о... - однако Правитель лишь махнул рукой, давая понять, что аудиенция окончена.
  
   Так, к концу дня Гюрза вытребовал, наконец, для себя двух проводников - дюжих молодцев из местной стражи. Ему, так и не привыкшему толком к лицам местных, они казались очень похожими. Сходство усиливалось примерно одинаковым ростом и телосложением. Один из них представился Амином, а второй - Симаром. Наемник дал им указание выступить с ним завтра на рассвете и отпустил с миром, вернувшись к себе и занявшись сборами. Взгляд его упал на новенькие ножны, которые он недавно забрал от оружейника и еще не успел переложить свое оружие. Гюрза нетерпеливым движением сломал печать городской стражи и сунул в них клинок. Потом, немного помедлив, открыл боковой карман, достал из-за голенища трофейный кинжал и долго его рассматривал, невольно вспоминая ту проклятую ночь... Наконец, усилием воли он отогнал от себя воспоминания, решительно вложил оружие в карман и отправился спать, намереваясь как следует отдохнуть перед дальней дорогой.
   На рассвете следующего дня трое всадников покинули Альзару и направились в сторону Аструма. Гюрза уже стал потихоньку привыкать к бешеной скачке и не раз удивлялся, как его конь по кличке Ветер, умудряется так быстро нестись по пескам. Кавалькада уже через пару часов достигла первой остановки и Гюрза немного ободрился похоже, таким темпом, они окажутся в Аструме не позже Змеелова,а, значит, они не успеют уйти. Конечно, можно было бы отправится прямиком на Адаб, но кто его знает, может быть, путники решат повернуть совсем в другую сторону...
   Симар, расторопный малый, сказал Гюрзе, что знает короткий путь, и наемник ему доверился. Стражник не соврал, а потому на закате они уже останавливались у третьего по счету караван-сарая. Пока спутники разводили костер, вириец стреножил Ветра и огляделся (привычка, оставшаяся после той проклятой ночи на мышиной тропе). Однако кругом было все спокойно: ласковый прохладный ветерок шелестел в пальмовых листьях, чуть поодаль весело трещал костерок и переговаривались о чем-то негромко стражники.
   Постояв еще какое-то время в задумчивости, Гюрза вернулся к огню и сел рядом с Амином, который помешивал в котелке чечевичную похлебку с бараниной.
  -О чем спорите? - поинтересовался он, чтобы не молчать
  - Симар говорит, что завтра нам надо взять немного восточнее - отозвался тот неохотно. - А я считаю, что раз ориентиры ровно на юге, то и идти надо именно туда.
  -А ты-то сам хоть раз бывал в Аструме? - спросил наемник.
  -Давным-давно, еще ребенком, так что путь я помню намного хуже, чем Симар, но по ориентирам, пока еще, ходить не разучился...
  -А что же, товарищ твой оттуда, раз дорогу знает?
  -Да, он из Аструма, так что нас двоих тебе в дорогу, уважаемый, и отрядили. И все-таки, я думаю, что нам нужно держаться привычных ориентиров.
  -Все сомневаешься, а, приятель? - подсел к огню товарищ Амина. - Да говорю вам-дело верное: завтра с утра возьмем левее воон тех ветряков, что на горизонте виднеются, и прилично срежем.
  -А что это? - спросил вириец, глядя на еле заметные а фоне потемневшего неба далекие скалы.
  - Сторожевые Башни мы их называем. Древние валуны, стесанные ветром - беззаботно пожал плечами Симар.
  -Ох и не нравится мне эта затея! - мрачно вздохнул Амин.
  -Да брось, я здесь не раз ходил, так что знаю! - махнул рукой тот и покосился на котелок. - Скажи лучше, готов ли ужин, а то я проголодался как пустынный лев...
  
   Следующим утром, после непродолжительных споров, решено было, все же, послушаться Симара. Трое всадников двинулись в путь, уходя к востоку от видневшихся на горизонте Сторожевых Башен. Их проводник скакал первым, все время сверяясь с солнцем и скалами, что оставались по левую руку, пока вовсе не исчезли за барханами.
  -Ну вот, к полудню будем в следующем караван-сарае - объявил Симар и пустил коня в галоп.
   После нескольких часов скачки, когда раскаленное полуденное солце уже стало подбираться к зениту, они и впрямь разглядели крышу караван-сарая. Однако, подобравшись ближе, с изумлением и досадой обнаружили, что они уже были здесь утром.
  -Ну вот, караванщик ты дэвов! - напустился на приятеля Амин. - Говорили же тебе, что надо идти по ориентирам.
  -Так я и шел по ориентирам! - огрызнулся тот. - Вот раз ты такой умный, то теперь веди нас сам.
  -И поведу! Вот только жару переждем... - раздраженно махнул рукой тот.
   Гюрза взирал на их споры со злостью. Проклятые дикари! Даже довести до места нормально не могут. Теперь ему снова придется догонять ту троицу, без надежды прийти раньше. Однако вслух ничего не сказал, ибо было бессмысленно ругаться. Он лишь спешился, привязав коня к знакомому суку и, зло сплюнув, пошел внутрь караван-сарая.
   Они выдвинулись к вечеру и теперь уже шли, ведомые Амином прямиком на Сторожевые Башни, которые, как показалось Гюрзе, почему-то сместились вправо. Он уточнил у проводника, точно ли ветряки должны оказаться на юге?
  -Да, они же прямо перед нами, на юге и есть! - уверенно ответил тот, и они продолжили двигаться на скалы. Однако солнце коснулось краем горизонта, а скалы так и не приблизились.
  -Бездна! Да вы надо мной издеваетесь? - прорычал взбешенный Гюрза, с трудом поборов желание схватиться за меч. - Целый день бешеной скачки впустую!
  -Никак не пойму, в чем дело. - потупился Амин, озабоченно потирая лоб. -Мы же двигались шесть часов, не может быть... Морок, не иначе!
  -Морок, как же! - хохотнул его товарищ, явно чувствуя удовлетворение от того, что не у него одного не вышло найти правильную дорогу. - А все потому, что кое-кто в Пустыне ориентироваться не умеет.
  -Это я -то не умею?!
  -А ну прекратили склоку! - рявкнул Гюрза. - Разбивайте, лучше, лагерь, раз уж до караван-сарая не дошли! - сам он, проклиная мысленно все и вся, достал тонкое шерстяное одеяло и расстелил его на песке. Потом взял веревку, стреножил Ветра и снял с него седло. Затем растянулся на импровизированной постели, кинув ножны рядом, и закрыл глаза. Усталость, злость и досада совершенно вытеснили чувство голода. Завтра ему самому придется разбираться во всей этой ерунде,а пока нужно как следует выспаться.
   Спутники же Гюрзы еще долго сидели у разведенного костра, растерянно обсуждая небывальщину, что творилась сегодня весь день.
  -Да говорю тебе: здесь, явно, что-то нечисто! - качал головой Амин.
  -Так-таки и нечисто? - иронично посмотрел на него Симар. - Значит, если я сделал круг и привел нас к тому же караван-сараю, откуда мы и уходили, то я -плохой караванщик. А ты, получается, хороший, просто дело нечисто?
  -Но я, по крайней мере, вел нас точно на Сторожевые Башни.
  -А я, по крайней мере, привел нас к караван-сараю, так что под открытым небом мы не остались. - передразнил его приятель.
  
  
  
  -Ладно! - поморщился тот. -Туши костер и пойдем-ка спать. Что толку препираться, если все равно результата никакого?
  -И то верно! Может, если выспимся, то хоть завтра пойдем без приключений... - согласился Симар и, сняв котелок с огня, присыпал костер песком.
   Амин тут же заснул, едва его голова коснулась одеяла, а вот к его товарищу сон никак не шел. Глаза открывались сами собой, сколько бы он их не закрывал, тело затекло, а голова гудела. Промаявшись так полночи, он внезапно услышал где-то совсем рядом тихий мелодичный звон. Испуганно заржали кони, однако спутники его ничего не услышали, заснув крепким сном. Симар сел и огляделся, но не заметил ничего подозрительного. Звон, однако, никуда не исчез, а, наоборот, казалось, стал громче. Стражник снова стал вертеть головой и теперь заметил поодаль тоненькую девушку. Вокруг нее кружились десятки золотистых светлячков, ярко освещая пышные волосы цвета меди и темно-зеленую длинную курту без рукавов. Девушка очаровательно улыбалась и протягивала к нему руки. "Иди ко мне!" - внезапно раздался у него в голове чарующий голосок.
  -Ты кто? - негромко спросил Симар и двинулся в ее сторону, намереваясь разглядеть поближе, однако она проворно отбежала назад, рассмеялась и снова позвала его к себе.
  -Стой! - окликнул он. - Не уходи! Ты кто такая? - девушка в ответ лишь погрозила пальчиком и снова отбежала.
  -Куда же ты! Эй, погоди! Что ты здесь делаешь? - он, наконец, сумел подойти ближе и тут девушка пристально посмотрела в его глаза. Симар, забыв об осторожности, двинулся к ней, словно одурманенный. Они отошли от лагеря за ближайший бархан, когда, наконец, он смог подойти к девушке вплотную.
  -Молодец! - ласково улыбнулась она и коснулась холодной рукой его лба, после чего весь мир потонул для Симара во вспышке адской боли, от которой перехватило дыхание...
  
   Утро началось для Гюрзы с неприятного сюрприза. Проснувшись, он обнаружил, что кони его спутников убежали, а Симара не было на месте. Помянув всех тварей подлунного мира, он быстро растолкал Амина и они вместе стали искать пропажу. Провозившись около часа, они все-таки нашли одну из лошадей. Другая же, судя по следам, умчалась далеко в Пустыню.
  -Их что-то очень напугало - глубокомысленно заметил Амин, заставив Гюрзу усмехнуться.
  -Меткое наблюдение, уважаемый! - иронично отозвался тот. - Вот только что? И где, позволь спросить, Симар?
  -А вот этого я тебе сказать не смогу... - покачал головой тот. - Мы с ним вчера поговорили и пошли спать. Ночью он, судя по следам, встал и пошел за бархан, до ветру, наверное.
  -И куда же он делся потом? - озабоченно потер лоб наемник.
  -Не знаю, следы-то обрываются... - в голосе его проводника послышался испуг.
  -Ты уже проверял? Пойдем, покажешь мне! - скомандовал Гюрза.
   Они вернулись в лагерь, стреножили лошадь и отправились по следам Симара. Те и правда, вели за ближайший бархан, оканчиваясь у небольшой, в человеческий рост, скалы, причудливо обточенной ветром.
  -Странно! - удивился Гюрза. - Не стервятник же его унес? Тогда где он? - наемник обошел вокруг скалы, внимательно ее оглядывая и вдруг смертельно побледнел.
  -Амин, подойди сюда... - изменившимся до неузнаваемости голосом просипел он. - Что за...
  -Боги! - посерел его спутник, разглядывая скалу. Это было не что иное, как их окаменевший спутник с гримасой ужаса, на застывшем лице.
  -Это что? - непослушными губами повторил наемник, показывая на изваяние.
  -Это миражница! - судорожно сглотнув, ответил его проводник.
  -Поясни?
  -Это злобный дух Великой Пустыни. - оглянувшись по сторонам, тихонько сказал тот. - Сначала насылает на путников мороки, сбивая с пути и заставляя ночевать под открытым небом, а ночами приходит к лагерю и выманивает неосторожных за его пределы, являясь в образе прекрасной рыжей девушки. Как только тот попадает под действие ее чар, он обречен. Миражница заманивает его к себе, а когда ее жертва подходит близко, касается лба, выпивая жизнь и превращая в камень. Страшная смерть постигла бедного Симара - горестно покачал он головой. - Да и могу поспорить, что как только мы выдвинемся, то окажется, что ориентиры у нас совсем не там, где были вчера.
  -Бездна вас всех здесь дери! - выругался Гюрза, подумав, что таким темпом он заделается горьким пьяницей, пытаясь не вспоминать все жуткие приключения, что произошли с ним за последнее время. - А как долго эта тварь нас кружить будет?
  -Больше не станет - поморщился его спутник. - Одной жертвы ей волне достаточно.
   Вириец лишь зябко поежился. Хоть он и не питал дружеских чувств к окаменевшему стражнику, но стать истуканом посреди песков -такого не пожелаешь и врагу.
  -Идем, Амин, нам пора выдвигаться - хрипловатым голосом скомандовал он. - До темноты мы должны добраться до караван-сарая - "Пока еще какая-нибудь тварь не вылезла"- подумал он.
  
  
  
  Глава 26
   Стражник оказался прав, ибо стоило только свернуть лагерь и выдвинуться в путь, как тут же обнаружилось, что Сторожевые Башни остались далеко позади. Выругавшись, Гюрза повернул вслед за Амином, и всадники, пустив коней в галоп, поскакали прочь от страшного места, искренне надеясь, что к ночи уже окажутся в безопасности. А, судя по тому, что утро прошло в пути без приключений, у них были на то все основания. Путники даже нашли позаброшенный, но еще вполне пригодный караван-сарай, где смогли переждать жару и пополнить запасы воды.
   После полуденного отдыха Гюрза приободрился, в отличие о Амина, что не переставал мрачно поглядывать по сторонам.
  -А что это у вас нечисть по оживленным путям разгуливает? - почти беззаботно спросил вириец, отвязывая Ветра от коновязи.
  -По путям она не разгуливает - озабоченно покачал головой его спутник. - Ушли мы далеко от караванных троп, и, похоже, заблудились порядком. Хорошо еще, что Сторожевые Башни из виду не потеряли, а то бы и вовсе могли в Пустыне сгинуть. - он вскочил на коня и выехал вперед. - А теперь нам надо нагонять, чтоб к ночи быть под крышей.
  -Думаю, нагоним! - беззаботным тоном отозвался Гюрза, в душе глубоко сомневаясь, что так оно и будет.
   За бешеной скачкой по пескам прошло еще полдня, и проводник уже стал порядком нервничать, не замечая в нужном направлении спасительной крыши пристанища караванов, однако неожиданно его окликнул вириец и хлыстом показал влево, где вдалеке виднелось какое-то строение.
  -Не туда ли нам нужно, а Амин? - спросил он, подъехав вплотную к стражнику.
  -Не припомню, чтобы там был караван-сарай! - покачал головой тот. - Нет ничего подобного и на карте. Я бы поостерегся туда ехать...
  -В самом деле? - раздраженно дернул бровью Гюрза. -Тогда, может скажешь, когда твоя карта обещает нам пристанище на ночь? Лично я впереди ничего подобного не вижу!
  -Воля твоя, уважаемый, а все равно, не нравится мне это все - нехотя направился за ним стражник.
  -Хочешь ночевать посреди Пустыни под открытым небом? - иронично поинтересовался вириец и первым въехал на двор заброшенного караван-сарая.
  -Порой так бывает безопаснее - проворчал тот, нехотя привязывая лошадь у входа.
  -Прошлой ночью нам это не помогло! - покачал головой Гюрза.
  - Ты, разве, всерьез решил, что каменные стены спасут от нечисти? - невесело рассмеялся Амин.
  -Да, если эту самую нечисть внутрь не пускать. - с этими словами наемник посыпал солью у входа и вынул из ножен памятный кинжал. - А еще -не глупить, как это сделал Симар. - он выразительно посмотрел в сторону проводника.
  -Ну, раз ты так уверен, что ни одна тварь внутрь не пролезет, может и лошадей в караван-сарай на ночь прихватим? А то, ведь , пешком потом идти придется- с чуть заметной иронией поинтересовался его спутник.
  -Вот это уже дельная мысль! - Гюрза предпочел не заметить колкости.
  -Не вижу ничего дельного. Тогда в случае нападения мы окажемся в западне, словно крысы, а так хотя бы будет шанс быстро покинуть это место как можно быстрее - серьезно пояснил Амин.
  -Но тогда сожрут лошадей! - стал спорить наемник.
  -Во-первых, далеко не каждая тварь прельстится лошадьми. А, во-вторых, даже если утащит коней, то мы целы останемся - покачал головой тот. При мысли о том, что его спутник, не моргнув глазом, оставляет Ветра на съедение какой-то бестии, Гюрза вдруг испытал к нему острую неприязнь, но усилием воли подавил это чувство.
  -Ладно, будь по-твоему. Только придется нам с тобой сторожить сегодня лагерь по очереди, чтоб успеть спастись в случае чего- нехотя проговорил он
  -Хорошо. Тогда первым сторожу я! - согласился Амин, которому, очевидно, очень не нравилось это место.
  -Как пожелаешь - пожал плечами вириец и занялся костром, пока его спутник поил лошадей. Расседлывать они коней не стали - на всякий случай. Однако солнце уже рыжим клубком скатилось за горизонт и на небе засверкала звездная россыпь, а вокруг, по-прежнему, было тихо.
   Гюрза даже мысленно обругал своего спутника за боязливость. Да что, в самом деле, могло случиться с двумя бывалыми бойцами, уже наученными горьким опытом? Лично его никакие миражницы за бархан не выманят, да и на дэва управа найдется... Вириец окончательно успокоился и подсел к костру, молча разглядывая пустынное небо. Ужин, что весело кипел в котелке, распространяя вокруг аппетитные запахи, был уже готов, а потому путники молча принялись за еду.
   После этого Гюрза лег спать, рассчитывая как следует отдохнуть половину ночи, пока его спутник сторожил караван-сарай, а Амин встал рядом с входом, всматриваясь в темноту. Снаружи все, по-прежнему, было спокойно. Ночь перевалила за середину, и стражник уже предвкушал скорый отдых, как внезапно из темноты послышался тихий свист, на который тут же тревожным ржанием ответили кони. Сколько бы Амин не всматривался в густую синюю пустынную ночь, но увидеть ничего не мог. Тогда он разбудил Гюрзу.
  -А? Что? Уже пора меняться... - начал было тот, однако стражник знаком заставил его молчать и указал наружу, туда, где снова послышался странный свист.
  -Ты слышишь? - тихо выдохнул он.
  -Свист? - одними губами переспросил вириец. Амин лишь кивнул в ответ.
   Вдвоем они подкрались к выходу и огляделись, однако ничего подозрительного, кроме беспокоившихся коней, не заметили.
  -Нужно выйти и осмотреться! - прошептал Гюрза. - Ты пойдешь в одну сторону, я-в другую.
  -Ох, и не нравится мне все это - поджал губы стражник, однако, все же вышел наружу и двинулся вправо, держа наготове палаш.
   Следом за ним отправился и сам Гюрза, осторожно обходя караван-сарай слева. Внезапно за его спиной послышалось хлопанье крыльев и булькающий хрип. Гюрза мгновенно повернулся и увидел в неверном свете вышедшей из-за крыши луны медленно оседающего на землю Амина а за ним - создание столь уродливое и нелепое, что его можно было назвать порождением ночного кошмара. Более всего оно напоминало огромную летучую мышь с мордой обезьяны и огромной клыкастой пастью. Существо вцепилось в несчастного стражника мощными когтистыми лапами, явно собираясь взлетать. Какое-то мгновение остолбеневший вириец наблюдал за ней, пока не услышал за спиной знакомый жутковатый свист.
   Гюрза не стал ждать, пока его постигнет участь Амина, и мешкать до тех пор , когда ему свернут шею не собирался. Даже не оборачиваясь, она развернул меч и нанес наугад короткий мощный удар, которому его когда-то научили в школе наемников. Громкое верещание твари и тошнотворный запах крови красноречиво свидетельствовали о том, что он попал.
   Все так же, не оглядываясь, наемник сделал сальто вперед,и, мгновенно вскочив на ноги, огляделся. Одно из чудовищ продолжало верещать, держась за разрубленный бок, и безуспешно пыталось взлететь. Второе, привлеченное криками, бросило на время свою добычу и бросилось в его сторону. Взлетев, оно попыталось спикировать на сверху, однако вириец оказался проворнее, отскочил в сторону и нанес твари круговой удар с разворота. Меч описал дугу и, просвистев в воздухе, разрубил чудовищу грудь.
   Наемник тут же откатился в сторону и краем глаза заметил, как трупом несчастного Амина завладела третья тварь, невесть откуда появившаяся на месте побоища. Она не стала ввязываться в драку, а только коротко взвизгнула и поднялась в воздух, растворившись в ночном небе. В этот момент Гюрза услышал сзади себя хриплое дыхание, резко развернулся и обрушил мощный удар на раненное чудовище, которое пыталось до него добраться. Тварь, захрипев, мгновенно издохла.
   Вириец торопливо огляделся, и не увидев больше опасности, подхватил бурдюк с водой и побежал в сторону коновязи, где храпел его и метался Ветер. Вторая лошадь, сорвавшись с привязи, ускакала в Пустыню. "Тем лучше!" - подумалось Гюрзе. Он проворно вскочил на коня и дал ему шпор, стремясь быстрее покинуть страшное место. Но далеко уехать не удалось: внезапно сверху на наемника обрушился удар такой силы, что выбил его из седла. Последнее, что он видел перед тем, как потерять сознание, была еще одна крылатая тварь, что кружилась над ним в воздухе...
   Сначала пришла боль, заполнившая собой все тело, а за ней на наемника обрушился жар. Гюрза чувствовал себя будто в печи, что его матушка всегда топила ветреными зимними вечерами. Вириец помнил, как веселое прожорливое пламя, радостно гудя, пожирало дубовые поленья. Вот и сейчас в голове что-то гудело.
   Он осторожно приоткрыл глаза и обнаружил себя лежащим на песке посреди пустыни. Сверху несчадно жгло злое полуденное солнце, и не спасала даже тень от верного коня, что стоял рядом и тыкался носом в щеку хозяина.
  -Очнулся наконец? - неожиданно раздался совсем рядом мелодичный голосок, заставивший Гюрзу схватиться за оружие. Рука, резко дернувшаяся за кинжалом тут же отозвалась резкой болью, от которой потемнело в глазах, а голос тем временем продолжал:
  
  
  -Напрасно ты так, Гюрза. Я тебе вреда не причиню, так что можешь не хвататься за клинок...
   Медленно, прилагая мучительные усилия, вириец, все же, повернул голову в сторону говорящей. Он увидел хрупкую невысокую девушку с длинными черными волосами в странной полупрозрачной одежде, что совсем не подходила для странствий по Пустыне.
   Однако ее это, казалось, нимало не беспокоило, как не беспокоили и лучи палящего солнца, заставлявшие сиять золотую диадему на ее головке. Девушка смотрела на него сквозь прозрачную чадру и улыбалась. Гюрза изумленно глядел на ее личико с тонкими точеными чертами и усиленно соображал, как она здесь оказалась, и почему так странно одета, как, наконец, Бездна ее забери, узнала его имя? Девушка, будто угадав его мысли потянулась к его лбу, заставив наемника отпрянуть.
  -Не бойся, о храбрый воин! - рассмеялась она. - Я- не миражница, так что в камень не превращу, а вот боль постараюсь успокоить. - с этими словами, девушка коснулась его лица рукой. Ее ладошка была удивительно горячей, даже по сравнению с горячим песком, на котором лежал вириец. Однако, удивительное дело, от ее пальцев по телу стала разбегаться живительная прохлада, а боль утихла настолько, что он смог сесть.
  -Кто ты? - потрясенно спросил он, глядя в черные, словно ночь, глаза.
  -Я дух Великой Пустыни. Мой народ живет здесь с незапамятных времен, помогая тем из людей, кому нужно помочь, и наказывая тех, кого следует наказать.
  -А со мной ты что намереваешься сделать? - потер лоб Гюрза, плохо понимая, бредит он, или все происходит наяву.
  -Если бы хотела наказать, лечить бы не стала - звонко рассмеялась девушка.
  -Почему? - растерянно спросил он.
  -Считаешь, что достоин кары? - насмешливо поморщилась она.
  -Нет, но...
  -Тогда не спрашивай!
  -Ну хорошо, а имя-то у тебя есть, о дух Пустыни?
  -Ситарой меня зовут - перестала смеяться девушка и серьезно посмотрела ему в лицо -Нам идти надо, а то не успеешь, куда так спешишь. Я, пожалуй, открою нам мышиную тропку.
  -Нет! - резко сказал Гюрза.
  -Не бойся, со мной ни один дэв не отважится напасть! - покачала головой девушка. Гюрза с сомнением посмотрел на нее, но промолчал.
  -А кто были те твари, что напали на нас ночью? - спросил он, чтобы переменить тему разговора.
  -Это вивирены. Полуразумные бестии, обитающие в здешних краях. Вам со спутником просто не повезло оказаться ночью рядом с их логовом... задумчиво глядя поверх его головы, сообщила Ситара.
  -Странно, когда мы устраивались на ночлег, никакого логова рядом не заметили - удивленно посмотрел на девушку вириец.
  -Позади караван-сарая стоял пересохший позасыпанный песком колодец. Не удивительно, что в сумерках вы его не заметили. - равнодушно пожала плечиком Ситара.
  -Ты как себя чувствуешь? Идти сможешь?
  -Наверное... - наемник осторожно встал и сделал несколько нетвердых шагов. Девушка пристально наблюдала за ним какое-то время, потом поднялась на ноги, закрыла глаза и быстро что-то зашептала, то и дело вскидывая вверх руки. Гюрза обреченно наблюдал, как она открывает мышиную тропу и тайно надеялся, что ни одна бестия там им не попадется, а то уж слишком много в последнее время случалось в его жизни подобных встреч. Ситара, тем временем, открыла глаза и уверенно указала за ближайший бархан:
  -Тропка там! - после этого она отправилась в указанном направлении, даже не оглянувшись на Гюрзу, и тот волей-неволей должен был, подхватив под уздцы коня, направиться следом.
   Они шли молча, лишь изредка обмениваясь фразами. Вириец все думал, что означали слова духа Пустыни о том, что помогают они тем, кому следует. Выходит, ему тоже по какой-то причине нужно было помочь, вот только, почему? Он искоса взглянул на спутницу, и та, словно прочитав его мысли, проговорила:
  - Твое предназначение - следовать за теми, кого ты так упорно выслеживаешь, а потому я тебе помогаю.
  -То есть ты хочешь сказать, что каждый раз, когда на меня нападет очередная бестия, ты будешь рядом? - недоверчиво поинтересовался он.
  -Нет, мы показываемся людям лишь в крайних случаях, когда есть серьезная угроза того, что предназначение человеку до конца исполнить не удастся.
  -А если бы я, положим, еще в Альзаре отказался от мысли идти дальше, то что тогда? - пытливо посмотрел на девушку Гюрза
  -Ты бы не смог этого сделать.- прозвучал краткий ответ.
  -Интересно, и с каких же пор я получил свое это предназначение? - немного раздраженно поинтересовался наемник, которому явно не понравилась мысль о предопределенности собственной судьбы. - Неужели с рождения?
  -С тех самых, как ты согласился служить Ияру - все так же спокойно ответила Ситара.
  -Неожиданно! - вдруг рассмеялся наемник. - Я уж думал ты мне расскажешь о судьбе, что была предначертана мне свыше.
  -Ничто в нашем мире не предначертано, смелый наемник! - серьезно покачала головой она. - Лишь твое настоящее сумеет предсказать будущее.
  -А почему тогда ты сказала, что я бы не смог отказаться? - продолжал свои расспросы вириец, вдруг заинтересовавшись тем, что ему ответит дух. Ситара лишь загадочно улыбнулась и посмотрела ему в глаза:
  -Потому, что не таков ты, Вилья Альтрасти, чтобы из-за дэва отказаться от мечты вернуться на родину - лукаво проговорила она, заставив Гюрзу изумиться уже в который раз.
  
  
  
  
  Глава 27
   В нескольких днях пути от Альзары на юго-восток раскинулся Аструм, что несказанно расцвел в последние двадцать лет, превратившись из небольшого торгового поселения в оживленный крупный город, лежавший в живописном оазисе. Путника, который впервые видел город, поражала мощь крепостных стен, надежно прикрывавших город и великолепие храмов Великой Матери, что в изобилии были построены разбогатевшими в одночасье на торговле горожанами. Славился город и своей библиотекой, которая была собрана местным Правителем Агахом, известным своей любовью к книгам и знаниям. Собрав у себя во дворце огромную коллекцию редких свитков, тот сделал широкий жест и передал их городу в вечное владение с условием, что каждый, кто хотел, будь то знаменитый ученый, богатый вельможа, или бедный ремесленник, мог с ними беспрепятственно ознакомиться. Постепенно, вокруг библиотеки выросла целая академия, где изучали медицину, математику, географию, астрономию, философию и литературу, а коллекция свитков постоянно пополнялась трудами ученых мужей.
   Так что, едва войдя в городские ворота, Сид уже знал, как проведет ближайшую неделю, ибо только в библиотеке среди книг ему лучше всего отдыхалось. А отдых был просто необходим: неосторожно ввязавшись творить волшебство рядом с дырой, тот растратил большую часть своих сил. И потому путники решили остановиться на неделю в Аструме, справедливо полагая, что отправляться в дальнюю дорогу с обессилившим магом не стоит.
   Они остановились в небольшой чайхане почти у самых крепостных стен и, заказав себе в комнаты ванну и ужин, принялись обсуждать, что делать дальше.
  - Я предлагаю идти на Дильмин, а оттуда -через Телип на Адаб. - водил пальцем по карте Сидус под внимательным взглядом своих спутников.
  -Подожди - развернул свой свиток Змеелов, внимательно посмотрев туда. - Мне кажется, что если мы пойдем на Шатту, а не на Кабир, оттуда будет гораздо ближе добираться до места...
  -Хочешь сказать, друг мой, что собираешься идти к схрону по Заповедным землям без всякой тропы? - иронично поинтересовался маг.
  -А ты считаешь, тропа , что начинается от Кабира, там единственная? - в тон ему ответил наемник.
  -А вот и не подеретесь! - зевнула Тия. Она встала из-за маленького резного столика, что стоял у самого окна в комнате Сида и направилась к себе, с наслаждением предвкушая горячую ванну.
   Наемник с магом еще долго спорили, и каждый не хотел уступить другому, считая себя правым. Змеелов не жаждал месяцами скитаться по пустыне, идя к цели обходными путями. Сидус же, тайно лелея надежду увидеться со своей семьей, вовсе не желал сразу после Шатты бросаться, очертя голову, в неизвестность, наполненную опасностью. Наконец, они все же сошлись на том, что волшебник еще раз поищет в местной библиотеке хоть какие-нибудь упоминания о тех местах, и тогда они решат со всей определенностью. На том и разошлись спать.
   На следующее же утро Сид отправился в академию Аструма, чтобы своими глазами увидеть знаменитое на все Царство Дияла собрание свитков. Академия, равно как и библиотека, находились на другом конце города, а потому не пришедшему в себя магу стоило труда добраться туда. Наконец, после часового путешествия по утреннему Аструму, Сид все же достиг своей цели и вошел во внутренний дворик обширного здания, белоснежные стены которого были изукрашены резьбой и узорчатыми красными изразцами. Здесь уже начались занятия и всюду виднелись профессора, окруженные группками студентов. Пробираясь сквозь толпу учащихся, маг миновал небольшой фонтан, располагавшийся в центре дворика, и еще через пару минут зашел в полутемную галерею. Здесь царила прохлада, что было весьма кстати для порядком утомившегося в пути Сида. Не без трепета, маг шагал по коридорам и галереям академии, разглядывая двери в аудитории. Где-то здесь должна находится и библиотека... Он спросил у первого встречного студента, как пройти, и тот указал ему в дальний конец галлереи, где в полумраке пряталась неприметная дверь.
   Отворив ее, Сид невольно замер на пороге в восхищении: огромное помещение, часть которого терялась в темноте, было сплошь уставлено стеллажами со всевозможными свитками. "Вот бы остаться здесь на месяцок-другой" - проскочила в голове сумасшедшая мысль. Однако пока это было, увы, невозможно, зато необходимо найти что-то о географии Заповедных земель, но сначала ...
   Сидус оглянулся по сторонам в поисках смотрителя библиотеки. Тот стоял неподалеку от входа рядом с огромным, от пола до потолка, разноцветным витражным окном, и что-то читал.
  -Доброго утра, почтеннейший! - подошел к нему маг. - Могу ли я просить тебя показать мне стеллаж со свитками по географии Царства Дияла. - о Заповедных землях осторожный волшебник решил не распространяться. Мало ли что...
  -Приветствую! - суховато кивнул немолодой смотритель, внимательно оглядев Сида с ног до головы. - Пятая стойка, справа. Там все найдешь... - с этими словами он снова погрузился в чтение.
  -Благодарю! - кивнул Сидус и уверенно подошел к указанному стеллажу. На удивление, свитков здесь оказалось не так уж и много. В основном, общеизвестные карты Царства Дияла, описание флоры и фауны, да кое-что о климате. Битых два часа маг самозабвенно рылся на полках со свитками, однако ничего внятного так и не смог найти. Единственная карта Заповедных земель, чудом найденная на стеллаже, ничего нового к его знаниям не добавила. Все та же единственная тропа, что начиналась почти от Кабира, все те же непролазные горы...
   Сид вздохнул, встал на цыпочки и потянулся, было, положить свиток на верхнюю полку, но не рассчитал и лишь зацепил соседние пергаменты, что с тихим шелестом опали на пол. Помянув Аша, маг нагнулся и стал их собирать. Не хватало еще, чтобы смотритель заметил... Он уже почти собрал все свитки, когда увидел в одном из них нечто интересное. Пергамент назывался "Трактат о схроне", и в нем неизвестный автор обстоятельно разбирал знакомый едва ли не каждому жителю Царства Дияла миф о прародителе предыдущей династии Умме, и его волшебном творении, что помогло вороватому Ашу выиграть спор.
   Разбирая это предание, сочинитель особо подчеркивал, что боги спрятали Хозяин Песчаных Бурь в самом труднодоступном месте, которое только смогли найти- а именно в Заповедных землях, и создали для него уникальное хранилище, или по-другому, схрон, что притаился в горах Рух, и только истинный потомок Уммы сможет туда дойти.
   Читая написанное, Сидус чувствовал, как похолодело у него внутри. Осеел! Какой же он осел! Так хотел попасть, наконец, домой, что не придал значения словам о семейной реликвии, спрятанной в горах. Сид-то по своей рассеянности решил, что семейная реликвия могла сгинуть в горах Рух по случайности, ну или на худой конец, оказаться могилой прапрадедушки Змеелова, что пал в тех местах жертвой коварных бестий... Однако выходило по всему, что спутники его всерьез вознамерились найти мифический схрон, которого, скорее всего, и в природе-то не существовало. По крайней мере, Бекра, рассказывая воспитаннику этот миф, любил повторять, что люди всегда склонны преувеличивать значимость того или иного легендарного события, а потому, скорее всего, и не было никакого амулета, просто Умма, как самый сильный маг своего времени, сумел занять престол нарождающегося Царства. А теперь, значит, нашлись безумцы, что пытаются искать то, чего нет, и для этого предпринимают самоубийственное путешествие туда, куда соваться нельзя...
   Этого оставлять просто так Сидус не мог, а потому, наскоро собрав свитки в кучу и водрузив их на место, поспешил обратно в чайхану. Безумец Змеелов! Идет на верную гибель ради выдумки, да еще и ребенка с собой тащит. И пусть Тия была далеко не подарком, да и относилась к нему не лучшим образом, но что-то в этой девчонке заставляло ее уважать, по крайней мере, смерти ей он точно не желал.
   Сид вернулся в чайхану, и, еще войдя в зал, сразу увидал спутников за дальним столиком. Они о чем - то оживленно спорились, так что даже не заметили, как маг подошел к ним вплотную.
  -...А я тебе говорю, что сидеть без дела на постоялом дворе весь день -себя не уважать! - горячо доказывала Тия.
  - Если ты еще помнишь, нас ищут! - устало поморщился наемник. - А потому благоразумнее будет высовываться на улицу как можно реже...
  -Что-то в Альзаре тебе это не мешало - пробурчала она, надувшись
  -Боги! - закатил глаза Змеелов. - В Альзаре мы собирались в дорогу, это раз, да и местный Правитель не сильно стремиться помогать Ияру, это два...
  -Не помешал, друзья мои? - поинтересовался Сид, подсаживаясь. Его спутники мгновенно смолкли. Змеелов опустил глаза, а маленькая воровка тяжело вздохнула.
  - Да нет, ты как раз вовремя - поднял, наконец, на него свой взгляд наемник.
  -О чем спор?
  -О насущном! - огрызнулась Тия, выпятив губу.
  -Понятно... Тогда и у меня к вам будет разговор о насущном. Пойдемте - ка ко мне в комнату. - скомандовал волшебник тоном, не терпящим возражений, и Тия в который раз, подивилась, откуда у этого парня столько властности в голосе. Даже если он волшебник, это не дает ему права распоряжаться...
   Однако вслух свою мысль маленькая воровка высказать не успела, ибо они поднялись из-за стола и направились наверх. Так что ей ничего не оставалось, как последовать за ними. Конечно, могла бы и остаться всем назло, но тогда бы не услышала серьезного разговора, а любопытство, как известно, сгубило кошку.
   Придя в комнату, Сидус, первым делом, выглянул в коридор, убедился, что вездесущих слуг и постояльцев вокруг не было. Затем он закрыл дверь, жестом пригласил спутников садиться и спросил:
  -Друзья мои, а вы ничего не хотите мне поведать? - Тия невольно сжалась. Подобным голосом бабушка Нур спрашивала с нее за прегрешения.
  -Что ты хочешь услышать, Сид? - слегка обескураженно спросил его наемник.
  -Я хочу уточнить цель нашего с вами путешествия. - тяжело вздохнул тот.
  -Я уже говорил тебе, что цель- схрон с семейной реликвией, что находится в горах Рух - развел руками Змеелов, все еще не понимая, что от него хотят.
  -А твоя реликвия случайно не Хозяином Песчаных Бурь зовется? - нехорошим голосом переспросил Сид и вперил в него тяжелый взгляд.
  -А как ты... - растерялся Змеелов окончательно.
  -Я, знаешь ли, книжки читаю. В библиотеках, опять же, допоздна засиживаюсь... Так что обнаружил сегодня один интересный трактат о небезызвестном вам схроне.
  -Интересно, и что же там говорится? - сузил глаза наемник, начиная закипать.
  -А говориться там, твое высокородное высочество, что схрон -красивая легенда, как, впрочем, и сам амулет...
  -Подождите! - перебила их Тия, что слушала до того молча, с открытым ртом. - Тот самый Хозяин Песчаных Бурь???
  -Да, прекрасная пери! Он самый - насмешливо поклонился ей Сид. Потом обернулся к наемнику - Девочка, судя по всему, тоже не в курсе твоих планов, а, Змеелов?
  -В общем и целом, так же как и ты... - тяжело вздохнул тот, покраснев.
  -А теперь рассказывай все, как на духу. Кто ты, откуда, и почему так жаждешь найти то, чего нет! - повелительным голосом потребовал Сид. Змеелов нахмурился, встал во весь рост и стальным холодным голосом отчеканил:
  -Я- Ифран, сын Правителя Феруза Саргона, последний потомок Уммы, что мечтает вернуть то, что принадлежало моей семье по праву. Я хочу отомстить за тяжело унижение, бедность и смерть моих родителей, и я это сделаю, клянусь всеми богами с вами или без вас! - Тии в этот момент показалось, что и без того высокий наемник стал еще выше.
  -Интерееесно! - протянул Сид и взлохматил волосы. - А чем докажешь?
  -А должен? - зло поинтересовался тот
  -Ну, если хочешь, чтоб я тебе помог, то да... - серьезно кивнул маг
  -Он прав, Змеелов! - неожиданно поддержала мага Тия. -Если мы идем вместе, то и недомолвок быть не должно.
  -Хорошо! - согласился тот. - Раз ты такой умный, Сидус, может быть скажешь мне, что это за меч? - с этими словами он размотал ветошь, что прикрывала рукоять оружия, сорвал пломбу городской стражи и вытащил из ножен клинок искусной работы, в рукояти которого закатным пустынным небом полыхали три огненных опала.
  -Не может быть... - потрясенно выдохнул Сид. - Заколдованной меч династии Умма!
  -Да, это -Огненный Ветер! - ответил смягчившимся голосом Змеелов. - И никого, кроме потомков Уммы он слушаться не будет.
  -В таком случае, почему бы тебе просто не предъявить это оружие как доказательство твоего происхождения? - спросила Тия.
  -Потому, что мало кто знает, что меч волшебный! -ответил за наемника Сид, все еще не сводя глаз с клинка.
  -А ты-то сам, откуда знаешь? - недоверчиво спросила Тия мага.
  -Я, все-таки, волшебник, так что наслышан об этом оружии, как об одном из чудеснейших артефактов, что создал три сотни лет назад сам Шариф!
  -Ааа... - протянула Тия на всякий случай, так и не впечатлившись неизвестным ей Шарифом.
  -Ну, хорошо! - тем временем продолжал маг.- А Тия тогда кто? Она действительно твоя племянница?
  -Нет, конечно. Девочка попала из-за меня в беду, так что в Ферузе ей было оставаться просто опасно.
  -Опаснее, чем в Заповедных землях? - скептически поинтересовался Сид, нахмурившись.
  -Можно сказать и так! - кивнул тот. - Она увязалась за мной во Дворец Правителя, когда я ходил вот за этой картой. - он вынул из-за пазухи свиток. - И нас обнаружили. Более того, из-за моей неосторожности увидели меч... Так что ее, как сообщницу государственного преступника, там ждал застенок палача. А схрон действительно существует. У меня ключ есть. - с этими словами он показал серебристый диск, что висел у него на шее. Сид какое-то время внимательно рассматривал ключ, потом покачал головой и проговорил:
  - И все равно! Ну пусть не Феруз, но в Альзаре -то ты Тию не мог оставить? Ты хоть осознаешь, что по Заповедным землям пройдешь ты, как потомок Уммы, пройду я, как неслабый маг, но обычный человек там далеко не уйдет. Тем более девочка двенадцати лет...
  -Нет, не мог! У меня там никого нет,а оставлять девчонку одну...
  -Эй, я между прочим, тоже здесь! -обиженно засопела маленькая воровка, раздраженно отмахнувшись от Мушил, которая увлеченно запутывала ее волосы, сидя на плече своей хозяйки. - Ты, во первых, еще пока не восстановился, а потому позволь напомнить, тоже являешься сейчас обычным парнем, очень странной...хм... внешности. И вообще, мне в следующем месяце уже тринадцать исполняется.
  - Это пока! Но через неделю-другую я им буду! - отрезал Сид - и внешность здесь не при чем. Я, кстати, еще смогу отпугнуть своим лицом пару вивирен, а вот ты, пожалуй, что и привлечешь... А то, что тебе исполняется тринадцать, дела никак не меняет.
  -Ты хотел сказать что я красива? - подбоченилась маленькая воровка.
  -Да! Как вивирена - показал ей язык Сид.
  -А кто эта вивирена?
  -Летучая клыкастая обезьяна... - смиренно проговорил маг, вызвав бурный гнев Тии.
  -Ты... ты... Ты -помесь скорпиона с ишаком! - она что есть сил стукнула растерявшегося Сида кулаком в живот и опрометью выбежала из его комнаты, громко хлопнув дверью.
  -Зря ты так с ней! - осуждающе покачал головой Змеелов.
  -Я не сказал ничего такого, что может смертельно обидеть - смущенно пробормотал маг.
  -Она растет, и совсем скоро станет девушкой, а ты тут со своими замечаниями по поводу ее внешности. И вообще, по-моему, Тия будет настоящей красавицей.
  -По-моему тоже... - еще гуще покраснев, пробормотал маг, осознавший, что, похоже, придется теперь просить прощения.
  -Ну так что, ты с нами? - спросил Змеелов, меняя тему разговора.
  -Да куда я от вас, с тонущего корабля... - вздохнул тот.
  -Вот и отлично! Тогда как только восстановишься, мы продолжим путь - кивнул Змеелов.
  -Я, кстати, не нашел ничего нового о Заповедных землях. Нет там никакой другой тропы в горах. Так что придется идти на Кабир... - покачал головой маг.
  -Ну, тогда пойдем по-твоему! - вздохнул наемник и направился к двери. - Я буду у себя, если что.
  -Ладно! - ответил Сид.
  
  
  
  
  
  Глава 28
   Оставшись один, он немного помедлил, затем вышел в коридор, направляясь в комнату Тии. Дойдя до места, он нерешительно остановился. Комната была закрыта, а из-за двери доносились приглушенные рыдания. "Аш побери эту девчонку с ее обидами!" - недовольно подумал Сид и постучался. Рыдания не прекратились, и ему никто не ответил. Маг постучался сильнее, и уже всерьез подумывал развернуться, как дверь неожиданно распахнулась и на пороге возникла Тия, размазывая слезы по щекам.
  -Чего тебе? - зло спросила она, не глядя на Сидуса.
  -Я прощенья просить пришел, пустишь к себе? - смущенно кашлянув спросил Сид.
  -Ну, я же клыкастая обезьяна? - сверкнула на него глазами маленькая воровка.
  -Ну, я был не прав, позволь зайти? - покаянно попросил маг.
  -Заходи! - махнула рукой Тия, посторонилась и закрыла за ним дверь, ожидая, что тот скажет в свое оправдание.
  -Я... я беру свои слова по поводу вивирены назад! - проглотив ком в горле, проговорил Сид. - Я не думаю, и никогда не думал, что ты похожа на обезьяну. Ты и вправду очень симпатичная девочка, а через пару лет так и вовсе превратишься в настоящую красавицу. Это я тогда просто неудачно пошутил... Прости меня. - он протянул руку и аккуратно заправил каштановую прядь, выбившуюся из короткого хвостика, ей за ухо.
  -Шутить надо уметь! - категорично заявила она, отстранившись. - Но так и быть, прощаю! Однако не просто так. Взамен ты должен будешь гулять со мной по городу, ибо Змеелов напрочь отказывается это делать.
  -Ну, я его прекрасно могу понять! - рассмеялся он.- А ты целую каторгу мне выдумала.
  -Что делать! - пожала плечами она. - Жизнь заставила.
   -Ладно, о замученная тяжелой жизнью, с завтрашнего дня я раб твой на целую неделю! - шутливо -облегченно поклонился Сидус.
  -Раб? - Сид увидел, как загорелись глаза Тии, и тут же пожалел о неосторожно сказанном слове.
  -Только на время прогулок! - на всякий случай уточнил он. От греха подальше...
   Следующие три дня маленькая воровка таскала мага по всему городу. Сначала она потребовала, чтобы Сид показал ей академию и библиотеку, затем погнала его на местный рынок, а в довершении всего подбила пробраться на крепостную стену, чтобы, как она объяснила замученному Сиду: "Посмотреть на весь город с высоты". Тот даже сопротивляться не пробовал - бесполезно. Маг уже тридцать три раза проклял свою жалостливость и тот момент, когда Аш дернул его попросить у этого демоненка прощения.
   На четвёртый день, Тия, видимо смилостивившись над замученным Сидом, объявила за завтраком, что сегодня они просто поглазеют на храмовое шествие в честь Диадемы Великой Матери - реликвии, что ненадолго завезли в Аструм по дороге в Адаб. На лице мага поселилось тоскливое выражение,и он, кинув в сторону фыркнувшего от смеха Змеелова испепеляющий взгляд, поплелся за ней к выходу из чайханы.
   Народу на улицах города было великое множество, и толпа, толкаясь и спеша к главному храму, где скоро должна была начаться церемония. Тия и Сид протискивались вперед, стараясь не потерять друг друга из виду, и вскоре достигли центральной площади Аструма, где возвышалось над толпой величественное голубое святилище, уходившее своими стенами куда-то в небо.
   Они встали у самого выхода на площадь, ожидая начала церемонии. Тия непрестанно подпрыгивала, стараясь разглядеть вход в храм за спинами людей, и вертелась по сторонам, что-то тихо шепча верной Мушил, что сидела на ее плече. Сид оперся спиной на стену ближайшего дома и теперь гадал, как скоро все закончится, ибо стоять под палящим солнцем в толпе людей было тем еще удовольствием.
   Не понимал он и всеобщего преклонения перед артефактом, который, сам по себе и не имел прямого отношения к Великй Матери. Бекра когда-то рассказывал ему, что давным-давно, один глубоко уверовавший богач сплел из главного своего богатста - алых роз, росших в его саду, венок и принес его на алтарь Великой Матери, моля даровать людям дождь после долгой засухи. Как гласит предание, после этого венок из живых цветов превратился в золотую диадему, а на исстрадавшиеся земли в тот же день хлынул дождь, что лил три дня, не переставая... Если бы на месте того чудака оказался Сид, он бы обратился непосредственно к Куде, ну или на худой конец, занялся бы поиском подземных вод на своей земле с помощью лозы...
   Из праздных размышлений его вывело странное онемение в руках. Оно зародилось в кончиках пальцев и очень быстро дошло до локтей. Внезапно, ладони словно бы обожгло огнем так, что Сидус даже тихонько вскрикнул от боли и неожиданности.
   Он метнул быстрый взгляд на высокое крыльцо храма, где уже вовсю распевали свои гимны певчие, а храмовники выстроились в ряд, ожидая выноса Диадемы. Жгучая боль в руках, тем временем, достигла груди и растеклась оттуда по всему телу, так, что Сид едва не потерял сознания. Согнувшись в три погибели, он тихонько окликнул Тию, которая увидев это, побледнела.
  -Мы уходим, моя прекрасная пери! И быстро, если конечно, не хочешь, чтобы я упал прямо здесь... - прошипел сквозь зубы Сид, держась за стену.
  -Что случилось? - глаза Тии расширились от ужаса.- Тебе плохо??
  -Ннет, мне хорошо... даже к земле пригибает от счастья! - и в полуобморочном состоянии Сид оставался верен своей язвительной манере говорить.
  -Хорошо, идем! - маленькая воровка обвила талию Сида рукой и они медленно направились прочь от храма, не заметив, как один из жрецов, что стояли на ступенях, пристально посмотрел в их сторону и что-то сказал своему соседу...
   Случайно или нет, но по мере удаления от площади Сиду становилось все легче и лече. Наконец, когда они отошли уже достаточно далеко, маг смог разогнуться.
  -Что это было? - посмотрела на него Тия снизу вверх.
  -Боюсь, это вернулась моя магия - невесело усмехнулся тот.
  -Не вижу радости на твоем лице! - наморщила носик Тия.
  -Во-первых, если б тебя так скрутило, ты бы тоже не танцевала, а, во вторых, магия возвращается безболезненно во всех случаях, кроме одного... - он потер виски и помотал головой, что еще недавно готова была взорваться от боли.
  -Какого?
  -Когда басиры Великой Матери раскидывают свои сети, выискивая людей с магическим даром, последним становится очень плохо...
  -Кто такие басиры? - настороженно поинтересовалась Тия.
  -Те, кто отправляет волшебников на костер, как элемент, что не вписывается в их картину мира, а потому должен быть уничтожен.
  -Ой-ой-ой, так ты хочешь сказать...
  -Что нам надо быстро убираться отсюда, пока басиры не поняли, в каком именно месте на площади сработала их сеть.
  -Так чего же мы ждем, идем скорее! - решительно потянула Сида за рукав маленькая воровка.
   Они миновали еще пару безлюдных переулков, как Сид вдруг снова зашипел от боли и неожиданно пихнул Тию в стенную нишу одного из домов, наказав сидеть тихо и не высовываться, что бы не случилось.
   Несколько секунд спустя, где-то впереди раздался топот и крики "Лови колдуна!", потом послышалась какая-то возня, звук ударов и шипение Сида. Испуганная Тия осторожно выглянула из своего укрытия и едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть: связанный Сид стоял на коленях перед толпой рослых воинов в длинных белых рубахах, и сплевывал на землю кровь из разбитой губы.
  -Отвести эту падаль в городскую тюрьму! - распорядился самый старший из них, и брезгливо тыкнул в мага своим боевым посохом. - Жаль, что сейчас здесь нет ни одного Царского Дознавателя, а то бы гореть ему на костре уже завтра!
  -А ну пшеел! - подняли Сида на ноги двое других и толкнули вперед. Зашатавшись, маг медленно побрел вперед. Тия, видя это, до боли прикусила кулак, чтобы не закричать.
  -Вот подожди, через два дня вернется Царский Дознаватель, а на третий тебя осудят и изжарят, поганый колдун! - глумливо рассмеялся один из басиров.
   "Ах ты сын крысы и шакала!" - зло подумала Тия. - "Вот подожди, как бы тебя самого не изжарили!". Ей, почему-то больше не было страшно. Наоборот, чем больше она слышала, тем злее становилась. Когда шаги затихли за поворотом узкой кривой улочки, маленькая воровка выскользнула и направилась в ту же сторону, искренне надеясь, что по пути к тюрьме те молодцы никуда больше не свернут.
   Минут через пять она нагнала басиров и их пленника на оживленной улице. Стараясь не попадаться им на глаза, маленькая воровка следовала за ними до самых стен темницы, что располагались рядом с городскими казармами. Басиры исчезли за тяжелой железной дверью, а Тия, крадучись, обошла здание тюрьмы и обнаружила, что небольшие зарешеченный оконца подвалов выходят на улицу как раз рядом с постом стражников.
   Тия воровато огляделась по сторонам и тихо шепнула что-то Мушил. Маленькая обезьянка проворно слезла с ее плеча и, пробежав по пыльной улице до ближайшей финиковой пальмы, что росла чуть поодаль от замершего на посту стражника, взобралась наверх, сорвала с пальмы финик, и, прицелившись, метко кинула его в стражника, попав тому по лбу.
  
  
  -Что за... - детина завертел бычьей шеей, стараясь увидеть того безумца, что так опасно развлекался.
   -Дядя, дядя! -захныкала Тия, подбежав к охраннику. - Помоги поймать мою ручную обезьянку! Я уже полчаса за ней по городу гоняюсь, а она в руки не дается...
  -Брысь отсюда, мелочь! Мне делать больше нечего, как за твоими обезьянами гоняться! - прикрикнул на нее стражник. Однако Тия не отставала:
  -Ну дядечка, миленький! - канючила маленькая воровка. - Вот же она, на пальме! - показала пальцем девчонка. Стражник, витиевато выругавшись, посмотрел на пальму. Мушил, помахав ему лапкой, снова запустила финик, едва не угодивший тому в глаз. Взревев, словно разъяренный бык, он бросился к пальме.
  -Дядя-дядя, не троньте мою обезьянку! - заверещала Тия. -Вы просто снимите ее с пальмы и все... - Сидус, Сидус, Сидус... - громко закричала она. - Иди сюда, мой миленький, иди к мамочке...
   -Ты чего вопишь? - раздался знакомый ироничный голос совсем рядом с ее ногой.
  -Проведать тебя пришла. - тихо прошипела Тия, наблюдая, как стражник гоняется по всему двору за Мушил, а та, дразнясь, кидается в него всем, что попадалось. - Кормят сносно?
  -Очень смешно! Разве я не говорил тебе сидеть и не высовываться? - проворчал он, польщенный однако, что о нем не забыли.
  -Я и не высовывалась. А ты потерпи. Как стемнеет, придем сюда со Змееловом, и вытащим тебя.
  -Не самая удачная идея! - быстро зашептал он. - Если мы сбежим, то вход во все города Царства Дияла нам будет заказан, и останется устраиваться в Заповедных землях.
  -А что же делать? - с отчаянием спросила Тия, чувствуя, как защипало в носу.
  -Через три дня у меня суд. Если он вынесет оправдательный приговор, то уйдем с гордо поднятой головой, еще и доброго пути пожелают.
  -Хаа! Держи карман шире. Это тебя-то оправдают? - поморщилась Тия.
  -Погоди, есть шанс! Но это будет ой, трудно. Боюсь, не справитесь вы.
  -Это я-то не справлюсь? - обиженно засопела Тия. - Говори, что надо... - она присела рядом с тюремным окошком, все так же старательно палясь в сторону Мушил.
  -Зелье под названием "Кандалы магии". Оно запечатывает магию выпившего его волшебника ровно на сутки. Этого будет вполне достаточно, чтобы Царский Дознаватель, как впрочем и басиры, очень удивились, а я выдержал бы испытание в зале суда...
  -Что для него нужно?
  -Свиток с ингредиентами лежит у меня в комнате в торбе с картой. - быстро говорил Сид, косясь на прыгающего по двору стражника. - Однако выпить его мне нужно не позже, чем за два часа до испытаний, иначе -плохи мои дела.
  -Молчи уж, малахольный! - неожиданно для себя огрызнулась Тия.
  -Подожди, если меня приговорят, костра не дожидайтесь. Уходите со Змееловом, и вещи мои прихватите, там карта, как доберетесь до Кабира, семье передадите...
  -Я сказала - молчать! - зло прошипела Тия. - Рано помирать собрался. Ты сначала нас до схрона доведешь, потом и дух испускай, сколько влезет, а пока -не сметь!
  -Слушаю и повинуюсь, моя прекрасная пери! - в голосе Сида снова зазвучала ирония.
  -Зелье мы принесем тебе на рассвете третьего дня. Жди! - протараторила она и быстро встала, увидев, что стражник возвращается к тюрьме злой, как дюжина дэвов и с пустыми руками.
  -Сид убежал? - дрожащим голосом осведомилась она.
  -И ему повезло, а иначе я бы с твоей обезьяны шкуру живьем спустил! - пропыхтел стражник, обливаясь потом. - А ты -брысь отсюда! И чтоб глаза тебя мои не видели!
  - Ты злой. Фу таким быть! - надула губки Тия и, демонстративно повернувшись к нему спиной, зашагала прочь.
   Сид еще какое-то время смотрел в маленькое зарешеченное окошко почти под самым потолком камеры и глупо улыбался. Его не бросили, ради него рисковали. Молодец, девчонка, все-таки! Отчаянная... Теперь он точно знал, что у него появились настоящие друзья, и от этого в груди приятно защекотало...
  
  
  
  
  
  
   Глава 29
   Тия явилась в чайхану после полудня в одиночестве. Змеелов, который уже собрался идти разыскивать своих спутников, оттащил ее в сторону и поинтересовался:
  -Где вы были все это время? Где Сид?
  -Где-где? В беде! - буркнула Тия и решительно направилась наверх. - Пойдем, разговор есть.
  -Этого еще не хватало! - проворчал наемник и последовал за ней.
   Маленькая воровка решительно направилась в комнату их проводника, и, закрыв за Змееловом дверь, начала методично копаться в торбах, что были разбросаны по комнате.
  -Не то... снова не то... - бормотала она себе под нос.
  -Что ты там ищешь, объясни наконец! - нетерпеливо потребовал Змеелов.
  -К Сиду вернулась магия. - невпопад сказала Тия.
  -И что? Из-за этого он в беде? - удивился наемник.
  -Его поймали басиры, через три дня будет суд, и если в ходе испытания будет доказано, что он маг...
  -Проклятье! Где его держат? - схватил ее за руку Змеелов. - Нужно его освободить!
  -В городской тюрьме, но он велел ждать до суда. Сказал, что устроить побег- не самая лучшая идея. Басиры-не стражники, и достанут из-под земли. А вот нам с тобой придется сделать так, чтобы его оправдали.
  -И как это сделать?
  -Сварить зелье, которое блокирует его силу на сутки. Называется "Кандалы магии".
  -Что для него нужно? - нахмурился Змеелов.
  -А вот это я и пытаюсь найти. - махнула рукой Тия в сторону вещей мага.
   Она снова перетряхнула все сумки и торбы,и, наконец, с торжествующим возгласом выудила лист пергамента с картой.
  -Здесь! В этой сумке! Найди рецепт...
  -Так, посмотрим, что тут у нас... - Змеелов лихорадочно стал перебирать свитки, отбрасывая в сторону ненужные. - Вот, кажется, нашел... "Кандалы магии"... 2 ше* порошка морок-травы, 1 билту** воды, 1 средний корень игольника обыкновенного, 3 ше измельченных листьев сушеной полыни,четыре финика, 1 ше лунного песка... Ты что-нибудь поняла? - растерянно спросил он.
  -Только то, что нам нужна будет вода, пара порошочков, один корешок, финики и какой-то песок... - пожала плечами маленькая воровка.
  -Подозреваю, что из всего перечисленного у нас есть лишь вода - развел руками наемник.
  -Почему? А как же травы бабушки Нур? Я точно помню, что морок-траву она мне с собой давала. Да и можно посмотреть в сумках у Сида, может быть там тоже что-то есть. В общем, ты поройся у него, а я к себе.
   Перетряхнув все свои вещи, они все-таки обнаружили надписанные скляночки с полынью, морок-травой и коробочку с корнем игольника, похожим на сухую веточку. Оставались лишь финики и загадочный лунный песок, о котором ни Тия, не Змеелов никогда не слышали. И здесь маленькая воровка очень пожалела, что редко расспрашивала старушку о волшебных зельях и их ингредиентах. Глядишь, и не пришлось бы сейчас гадать. Она беспомощно посмотрела на наемника:
  -Где же нам искать этот песок?
  -Наверное, можно посмотреть его в лавках местных купцов - задумчиво отозвался он. - Идем искать!
  
  
   *Ше- мера объема, примерно равная столовой ложке. Билту**- мера объема, равная 0,5 л.
   Однако ни на местном базаре, ни в дуккане* травника, ни даже у купца, торгующего редкостями за баснословные деньги, они искомого не нашли. Потратив еще полдня на бесполезные поиски, друзья не выяснили ровным счетом ничего.
  -Аш, ну где же нам его раздобыть, если никто из местных даже не знает, что это такое? - в отчаянии воскликнула маленькая воровка
  -Не знаю, но думаю, что нужно сходить в местную библиотеку... - задумчиво проговорил Змеелов.
  -Так что же мы стоим? Идем скорее!! - потянула его за руку Тия.
  -Ишь ты, какая прыткая! - рассмеялся он, идя вслед за ней. - Уж не влюбилась ли ты, часом, в нашего проводника?
  -Ну что ты глупости говоришь? - досадливо закусила губу Тия. - Его поймали из-за меня, а, значит, я теперь чувствую себя виноватой. И вообще, кто нас проведет по Заповедным землям, если Сид... Если Сида... В общем мы обязаны сварить это дэвово зелье во что бы то ни стало!
   Она уверенно вела наемника по оживленным кривым улочкам, мимо базара и центральной площади, мимо храмов Великой Матери и высоких домов с многочисленными балконами, коими славилась местная архитектура. Наконец, они очутились рядом с обширным белоснежным зданием с галереей. Тия прошла внутрь, по-прежнему таща спутника за руку. После внутреннего дворика с прохладным фонтаном путники очутились в полутемной галерее. Змеелов, ни разу не бывавший здесь, оглядывался по сторонам, она же, как ни в чем не бывало, шла по коридору, никуда не сворачивая, пока, наконец, не оказалась в библиотеке.
  -Мы пришли. Теперь ты должен найти здесь хотя бы что-то о лунном песке... - беспомощно оглянулась она по сторонам. - А то я читать не умею!
  -Боги, да самостоятельно мы здесь никогда ничего не найдем... - обреченно покачал головой Змеелов. - Нам нужен смотритель.
   Он подошел к изящному резному столу, что располагался у огромного витражного окна, и позвонил в висевший рядом колокольчик. Где -то из глубины зала послышалось: "Иду, иду!", и через пару минут к ним вышел величественный старец с короткой седой бородкой, и разглядывая пришельцев, неодобрительно покосился на обезьянку, дремавшую на плече Тии.
  - Доброго дня. Что вам угодно? - осведомился он.
  -Приветствуем тебя, почтеннейший! - склонил голову в знак приветствия Змеелов. - Мне
  *Дуккан- лавка, магазин.
  
  и моей маленькой племяннице необходимо выяснить, что такое лунный песок...
  -Лунный песок? - с сомнением поглядел на Тию тот.
  -Да, она сказок наслушалась, вот теперь тормошит меня с расспросами - замялся наемник, на ходу выдумывая неумелую ложь. - А я и не знаю, что ей о том рассказать.
  -Ну что ж, и расскажем, и покажем - оттаял старик, уже куда благосклоннее посмотрев на Тию. - Любознательная, значит?
  -Да! Очень интересно... - потупила глазки та.
  -Так слушай же. Далеко на север отсюда находится Срединное море, а на его берегу, среди гранитных старых скал, притаились древние обширные пещеры, в коих добывается необычный минерал -лунный песок. Он имеет вид порошка, светящегося в темноте холодным бело-голубым светом. Медики высоко ценят его способность укреплять ослабший организм, а кулинары- насыщенный сладкий привкус и необычный пряный аромат.
  -Вот бы на него посмотреть! - захлопала длинными ресницами Тия, доверчиво глядя на смотрителя. Змеелов едва удержался от смеха, глядя на то, как самозабвенно она изображает глупую девчонку, и ему даже пришлось закашляться, чтобы скрыть хохот, рвавшийся наружу.
  -Это можно! Идемте, в дальнем конце зала у нас есть собрание минералов. - позвал их смотритель и пошел вперед, указывая дорогу.
  -Сейчас ты его отвлечешь, а я отсыплю порошочка - тихо шепнула Тия Змеелову по дороге.
  -Понял! - кивнул тот и задумался, что бы такое сделать, чтобы хоть ненадолго увести смотрителя в сторону.
   Они, тем временем, подошли к огромному стеллажу, сплошь заставленному скляночками, коробочками и шкатулочками. Смотритель, бормоча что-то себе под нос, стал искать нужную склянку, и, наконец, нашел искомое на одной из верхних полок.
  -Вот он, твой лунный песок! - торжественно возвестил он, покрутив скляночкой с мерцающим порошочком прямо перед носом Тии.
  -Ой, а можно посмотреть поближе? - восхищенно выдохнула маленькая воровка и незаметно подмигнула Змеелову.
  -Конечно, вот, посмотри! - отдал ей скляночку в руки старик. В тот же момент Змеелов, будто невзначай, зацепил ножнами шкатулки, стоявшие на нижней полке. Они с деревянным стуком попадали на пол, и, наемник, рассыпаясь в извинениях за свою неловкость, бросился помогать раздосадованному смотрителю их собирать. Этого оказалось достаточного для того, чтобы Тия, проворно откупорив склянку, ссыпала горсть лунного песка себе в карман, и снова ее закрыла. Потом пополотнее закуталась в дупатту, опасаясь, что ее выдаст светящийся карман, и подошла к смотрителю, что вздыхая, пересматривал пострадавшие минералы.
  -Охо, дядюшка, что же ты наделал! - покачала она головой в притворном расстройстве, протянув склянку старику, и показала глазами наемнику на выход.
  -Мне очень стыдно. Прости, почтеннейший! Иногда я сам себе напоминаю верблюда в посудной лавке, непременно что-нибудь испорчу. Куда мне, неотесанному вояке - смущенно улыбнулся Змеелов и низко поклонился. - Мы уходим, почтеннейший.
  -Что поделаешь! Бывает... - вымученно улыбнулся старик, хотя во взгляде его читалась досада.
   Путники поспешили убраться из библиотеки восвояси, пока смотритель, не приведи Великая Мать, не обнаружил, что часть лунного песка исчезла.
   Вернувшись к себе, они первым делом принялись за изготовление зелья. Установив на столик Сидову масляную горелку на треногой подставке, Змеелов водрузил на нее небольшой котелок и залил воды, затем, объявив, что Тия вряд ли разберется в магической абракадабре, которую необходимо читать в процессе варки, доверил ей смешивать оставшиеся ингредиенты. Маленькая воровка, высунув от старательности язык, тщательно отмеряла порошок полыни, толкла в ступке корень игольника, засыпала в закипающее варево лунный песок и не переставая мешала, под аккомпанемент монотонного наговора, что заунывно читал наемник.
  -Ну вот, кажется, готово! - торжественно объявила она, затушив, наконец, горелку. - Как ты думаешь, у нас получилось? - тревожно покосилась Тия на жемчужно-серую жидкость, что маслянистым серебром плескалась в котелке.
  -Ну, если предположить, что я читал просто наговор, а не заклинание, и если считать, что ты ничего не напутала, то почему нет? - растерянно вздохнул Змеелов.
  -Эх, только бы все сработало... - нервно закусила губу она и выглянула в окно, за которым уже вовсю полыхал закат. - Завтра на рассвете я отнесу зелье Сиду...
  -Нет, ты не пойдешь! Пойду я. - отрезал наемник. - И это не обсуждается.
  -Вот еще! Это почему? Я маленькая, юркая и незаметная. Проберусь к стене и отдам ему варево, а ты вон какой большой и шумный!
  -Зато я справлюсь с охранником, а ты нет.
  -Очень интересно... Ты считаешь, что убить или покалечить стражника перед самым судом умно?
  -Я сделаю так, что до этого не дойдет - покачал головой тот.
  -Хорошо, тогда мы идем вдвоем! - упрямо вздернула подбородок Тия. - Нравится тебе это или нет, а я сидеть в чайхане все равно не намерена.
  -Ну что с тобой поделаешь! Но будешь меня слушаться... - строго сдвинул брови наемник.
  -Да! - согласилась она...
  
  
  
  
  Глава 30
   В темнице царили темнота и промозглый холод, что пробирал до костей. Сид сидел на охапке соломы, обхватив себя руками и безуспешно пытаясь хоть как-то согреться. Рваная белая рубаха совсем не спасала, и он уже тысячу раз обругал себя за то, что не взял тогда с собой хотя бы дупатты. Хорошо еще, что его как следует не обыскивали, а потому он сумел спрятать в потайном кармане свой волшебный кинжальчик. Если его друзья придут этим утром с зельем, он его им отдаст, а если не придут, то какая, собственно, будет разница? Доказательством больше, доказательством меньше... Царский Дознаватель, слава богам, простой смертный, а потому магического артефакта на нем при допросе "с пристрастием" не почувствовал. Да и на допросе Сидус легко отделался... То ли не захотели светские власти выбивать из него правду -по настоящему, предпочтя оставить колдуна "на сладкое" басирам, то ли устал дознаватель, что с дороги сразу был вынужден приступить к своим обязанностям, но напоминанием о том допросе остались лишь кровоподтеки по всему телу. Они, конечно, ныли при каждом его движении, но мало беспокоили мага, все мысли которого были направлены на предстоящий утром суд. Так он просидел всю ночь на соломе, почти не шевелясь, и не притронувшись к скудному тюремному ужину, состоявшему из кружки воды, да черствой лепешки.
   Глупо, по сути, выходило... Он хотел вернуться домой уважаемым ученым человеком, а, получалось, что не вернется совсем... Перед глазами встал их небольшой домик в Кабире, мать, что работала по дому с утра до ночи, суетясь за готовкой, стиркой и уборкой, отец, гнувший спину в своей мастерской, да маленькая Шрути, его любимая быстроглазая смышленая сестричка. Неужели он их больше никогда не увидит?
   Сид тоскливо наблюдал, как сереет в оконце предрассветное небо. Интересно, а когда приведут в исполнение приговор: сразу, или на следующий день? Соберется толпа, будет свистеть, улюлюкать, кидать в него камнями и тухлыми овощами...
  
  
  
   Его невеселые размышления прервала возня у окошка. В следующую минуту Сид услышал голос Тии, показавшийся ему божественной музыкой:
  -Пс! Ты здесь? - тихой скороговоркой протараторила она. - Мы сварили тебе зелье, оно должно сработать... В следующий момент к подбежавшему к оконцу Сиду просунулась тонкая ручка, сжимавшая в руках склянку с мерцающей жидкостью.
  -Спасибо тебе! - горячо проговорил он и, не сдержавшись, поцеловал ей руку. После чего забрал склянку и быстро сунул ей кинжальчик.
  -Эй, ты чего меня обмусолил? - обиженно засопела Тия, тщательно вытирая ладонь о шальвары, однако в серых предрассветных сумерках было видно, что она покраснела до корней волос. - Учти, что руки я мою редко... И что это ты мне впихнул?
  - Это необходимо как следует спрятать среди моих вещей! - быстро зашептал ей Сид. - Мой кинжал, он волшебный, не приведи Великая Мать, найдут басиры... Где Змеелов?
  -Он отвлекает стражника... Подожди, кажется, охранник возвращается. Мне пора... Удачи тебе на суде! Мы будем рядом.
  -Не суйтесь туда! - отрезал Сид. - Если оправдают, сам приду в чайхану, если нет...- его голос на мгновение осекся - вы об этом услышите.
  -Тогда ждем тебя. Все... - Сиду вдруг показалось, что она всхлипнула, после чего исчезла в сумерках. Маг еще несколько минут смотрел в ту сторону, куда она ушла, после чего открыл склянку и понюхал. Похоже, у друзей все-таки получилось, ибо пахло зелье так, как ему и положено: мятой.
  -Ну что ж... Посмотрим, что из этого получится - сказал сам себе Сид,и, зажмурившись, выпил залпом всю склянку. Жидкость обожгла горло и желудок, голова слегка закружилась, в ушах зазвенело. Маг, вдруг почувствовал себя будто пьяным. Он опустился на солому, закрыв глаза, и почти мгновенно уснул.
   Проснулся Сид от того, что его бесцеремонно расталкивал один из басиров. Увидев, что пленник открыл глаза, он скомандовал:
  -Вставай, колдовское отродье, сейчас тебя осудят, а вечерком изжарят во славу Великой Матери!
  -А может быть оправдают, и что тогда? - слегка иронично поинтересовался приободрившийся Сидус и тут же получил ощутимый тычок под ребра.
  -Прикуси язык и шевелись! - прошипел басир.
  -Иду - иду... - с этими словами Сид встал и покорно побрел к выходу, позволив, предварительно, связать себе руки.
   Басир привел мага в обширный зал в конце тюремного коридора. Он был абсолютно пуст, если не считать большого деревянного стола посередине, да трех резных стульев-символов уважения к судьям. Сид и его страж остановились на почтительном расстоянии от судейских мест и застыли в ожидании. Неожиданно, с противоположной от них стороны открылась потайная дверь и в зал вошли трое почтенных судий в расшитых черных одеждах и четверо басиров высокого ранга, что, как понял маг, должны были устроить ему испытание. Закутавшись в серые плащи, они заняли места по обе стороны от стола, тогда как судьи уселись на стулья.
  -Подсудимый здесь? - спросил самый старший из них, по традиции начиная суд.
  -Да, Мудрейшие! - кивнул басир, находившийся ближе всех к столу. - Подсудимый Сидус Устани обвиняется в том, что он является колдуном и использует свою силу, а так же тайные знания, нарушая прямой запрет Великой Матери творить какое бы то ни было волшебство, ибо несет оно разрушение и сеет раздор меж верующими...
  -Есть ли прямые доказательства того, что Сидус Устани является колдуном и может творить волшебство? Признает ли он за собой этот великий грех? - поинтересовался второй судья.
  -Нет, подсудимый в грехе не признался и виновным себя не считает, однако присутствующие здесь братья-басиры готовы поклясться на воротах храма Великой Матери, что их сеть сработала на этого человека. - ответил старший из храмовников.
  -Если они готовы поклясться, то нам не остается ничего другого, как начать испытание, что покажет истину, и да свершиться правосудие во славу богов и Великой Матери - кивнул третий судья.
   Люди в серых плащах встали вокруг Сидуса и начали нараспев читать какие-то молитвы, попутно делая пассы руками. Маг глядел на все это и ему становилось жутко. Подумалось вдруг, что зелье может не сработать и тогда ему уж точно не миновать костра. Однако текли минуты, а ничего не менялось. Сид по-прежнему спокойно стоял в центре круга басиров, а те пытались нащупать у него хотя бы отголосок той волшебной силы, что три дня назад чуть не разорвала их поисковую сеть. Наконец, самый старший из них, что обвинял Сидуса, обескураженно открыл глаза и покачал головой, глядя на судей...
  - Басир Хеджи, мы не видим за этим человеком колдовской силы... - слегка раздраженно проговорил второй судья. - Любой колдун на его месте уже давно лежал бы на земле, скорчившись от боли.
  -Прошу простить нас, о Мудрейшие, похоже, мы поймали не того человека... - обескураженно пробормотал он побелевшими губами и кинул испепеляющий взгляд на своих подчиненных.
  -В таком случае Сидус Устани является невиновным и все обвинения с него снимаются. - сухо проговорил старший из судей и стукнул своим тяжелым деревянным посохом о землю. - Развязать его! - скомандовал он охраннику Сида. Тот, нехотя, повиновался.
  -Ты свободен Сидус Устани - высокомерно произнес один из судей.
  -Благодарю Мудрый Суд за справедливое решение! - низко поклонился тот.
  -Проводите его! - процедил сквозь зубы тот кого назвали басиром Хеджи. Тюремщик мага коротко кивнул и подтолкнул его к выходу. Последним, что слышал Сид, уходя, было то, как судьи распекают басиров на все лады за то, что заставили их зря собраться в зале для процесса...
   -Всего доброго тебе, уважаемый! - расплылся в самой любезной улыбке Сид, обращаясь к своему охраннику, стоило им лишь выйти за ворота. Тот зло сплюнул на землю,и, выругавшись, захлопнул дверь. "Вот вам всем!" - весело подумал маг, зашагав на непослушных от волнения ногах в сторону чайханы, где ждали друзья.
  
   Змеелов и Тия все утро не находили себе места от волнения. Страшно было даже подумать, что зелье, сваренное накануне вечером, может не сработать и их проводника, к которому они уже успели привязаться, ждет костер. Они сидели в пустом обеденном зале и поминутно оглядывались на дверь. Маленькая воровка тихонько шмыгала носом и ковырялась ложкой в заказанной похлебке, а Змеелов нервно барабанил пальцами по столу. Лишь Мушил была абсолютно спокойна. Она с аппетитом поедала финики со стоявшего перед ней блюда и хитро поглядывала на хозяйку.
   Внезапно на пороге возник маг. Тия в мгновение ока сорвалась с места и с воплями "Вернулся!!" подлетела к Сиду и повисла у него на шее. Он зашипел от боли, напоминавшей о недавнем заключении, однако девчонку от себя отрывать не стал.
  -Рад тебя снова видеть! - с облегчением улыбнулся наемник, подходя и протягивая ему руку.
  -А я рад, что у меня такие друзья! - растроганно пробормотал тот, осторожно погладив Тию по голове и пожав руку Змеелову. Однако, смутившись от такого приема, тут же вернулся к своей иронии. - Моя прекрасная пери, как всегда, любит и ждет...
  - Да нет - тут же отстранилась Тия, и хитро посмотрела на него снизу вверх. - Просто во-первых, зелье сработало, и это значит, что я тоже могу быть магом...
  -Не надо! - испугался Сид, замахав на нее руками. - Ради всех богов...
  -А, во-вторых, теперь ты снова будешь гулять со мной по городу! Правда, видок у тебя для этого совсем не подходящий... - маленькая воровка обвела красноречивым взглядом взлохмаченные волосы, трехдневную щетину на его щеках и порванную грязную курту.
  -Тогда отныне я буду ходить так все время, чтобы кое- у -кого не возникло больше желания таскать меня на прогулки! - рассмеялся он. - Не знаю, как тебе, но мне уже хватило... А вообще, думаю, что нет больше никаких причин задерживаться в Аструме. Я в порядке, ну, или почти в порядке - поморщившись, он дотронулся до ссадины на груди, что нещадно ныла под куртой.
  -Значит, послезавтра можно выступать - решил Змеелов
  -А почему не завтра? - поинтересовался Сид, которому меньше всего хотелось задерживаться здесь надолго, памятуя о басирах с их сетями. Похоже, его друзья подумали о том же, однако наемник своего решения не поменял:
  -Тебе надо отлежаться после всего, что произошло - сказал он, показав глазами на синяк от веревок на запястьях мага.
  -Это пустяки! - махнул было тот рукой, однако ему не поверили. После недолгих споров Сид, наконец, сдался:
  -Ну хорошо, будь по-вашему, выходим мы послезавтра на рассвете. А теперь расскажите мне, как вам удалось отвлечь стражу сегодня ночью?
  - Все несложно оказалось - рассмеялся наемник. - Я кинул пару камешков из-за угла и тем выманил стражника, а дальше просто гонял его рядом с тюрьмой, пока Тия отдавала тебе зелье, вот, собственно, и все...
  -Даа, похоже, нам просто сказочно повезло... - задумчиво протянул волшебник, только сейчас до конца осознав, какой опасности ему и его друзьям удалось избежать, ведь после его казни басирам не составило бы особого труда отыскать Тию и Змеелова и тогда, скорее всего, их постигла бы та же участь. - Ну что ж, тогда предлагаю отпраздновать нашу удачу, как вы считаете?
  -Я за! - захлопала в ладоши Тия
  
   Ситара довела Гюрзу до самых ворот Аструма, сказав на прощание, что будет за ним присматривать, так что отныне он сможет путешествовать по Великой Пустыне в одиночку. Потом сняла с себя бронзовую подвеску с бирюзой в виде полумесяца, сплошь покрытую странными письменами, и велела ему надеть ее на шею.
  -Ну вот, теперь ты не заблудишься в песках, куда бы ни шел. Медальон просто не даст тебе заплутать и сбиться с пути.
  -Но... почему? - недоуменно посмотрел на нее вириец, гадая, с чего бы такая щедрость. - Неужели Змеелов так насолил вашему племени, что вы готовы помочь любому, кто...
  -Опять вопросы, храбрый наемник? - лукаво погрозила пальчиком Ситара. - Все равно ничего не скажу, ты сам увидишь. Всему свое время. А теперь прощай... Иди в город и не оглядывайся!
   Гюрза отвесил девушке самый учтивый поклон, на который был способен, и, поблагодарив, послушно направился в сторону ворот, борясь с искушением обернуться. Однако он был слишком благоразумен, чтобы ослушаться духа, что назвался хозяйкой в Великой Пустыне, а потому просто вошел в городские ворота, назвавшись первым попавшимся именем, и сказав стражникам, что попал со спутниками в песчаную бурю и отбился от каравана...
   После этого он разыскал ближайшую чайхану, заплатил за постой, и, едва оказавшись в комнате, упал на кровать, заснув мертвецким сном. Сколько он так проспал, Гюрза сказать не мог. Однако выплыв из тяжкого забытья, наполненного бредом и странными снами, обнаружил, что за окном уже утро. Он встал и почувствовал во всем теле дурную слабость, что бывает, лишь когда сильный жар внезапно отпускает пораженного недугом больного. Голова кружилась, в горле пересохло, а место, где висела подаренная Ситарой подвеска сильно пекло, будто касалось кожи каленое железо. Поморщившись, Гюрза снял медальон и был поражен, увидев на груди ожог, что точь-в-точь повторял подвеску. "Ну, вот, тебя и заклеймили Вилья Альтрасти,!" - невесело подумалось ему. Теперь всю жизнь придется носить на груди напоминание о годах, которые хотелось напрочь забыть. Единственное, что его утешало, так это возможность свободно передвигаться по пустыне одному. Кто знает, если с Ситарой местная нечисть предпочитает не связываться, то, возможно и его трогать не станет? Хотелось бы... А даже если он и ошибся, то путешествовать и сражаться ему всегда было легче в одиночестве. Так что пусть будет клеймо, в конце- концов какая разница, все равно под одеждой не видно.
   Поморщившись, вириец коснулся ожога и это прикосновение тут же отдалось острой болью во всем теле. Плохо. Если и дальше так пойдет, то эта штуковина будет серьезно затруднять движение во время боя. Гюрза посмотрелся в небольшое зеркальце над лоханью для купания и обнаружил там обросшего бородой дикаря с опухшими глазами и нездоровым блеском во взгляде. Вириец вздохнул, плеснул в лицо водой для умывания, что была отвратительно теплой, затем достал нож, мыло и стал бриться.
   Пока наемник приводил себя в порядок в дверь постучали и в комнату заглянул слуга.
  -Чего тебе? - довольно неприветливо уставился на него вириец.
  -Хозяин поинтересоваться велел, все ли у тебя, уважаемый, в порядке? Три дня уж минуло с тех пор, как ты снял комнату, и до сих пор из нее не выходил.
  -Три дня? - хрипло переспросил Гюрза, изумленно поглядев на слугу.
  -Да, уважаемый. Так что мне передать чайхани?
  -Передай, что у меня все хорошо - рассеянно махнул рукой наемник, отпуская его.
   Оставшись один, он снова умылся и крепко задумался. Если прошло три дня с тех пор, как Гюрза заснул, то, скорее всего, Змеелов уже в городе. А это, в свою очередь, означает, что вириец проспал возможность проследить где тот остановился и чем занимается. Быть может, что его и его друзей уже и нет в городе. Мало того, даже если удача снова улыбнется ему, и он нападет на след, сколько будет продолжаться эта безумная гонка по пескам? Месяц? Год? Куда этот ненормальный отправился в компании девчонки и парня со взглядом умалишенного? И что делать Гюрзе дальше? Неужели просто таскаться сзади, словно ишачье охвостье? Вопросы, вопросы, вопросы, а ответов у него не было. Вот если узнать побольше о странном спутнике Змеелова, то, возможно, картина бы слегка прояснилась... Но это при условии, что он снова нападет на их след, и, желательно, сделает это в Аструме.
   Приведя себя в порядок, Гюрза спустился вниз, заказал плотный завтрак и стал обдумывать, что ему делать дальше. Логичнее всего был бы попытаться расспросить местных стражников о компании из двух мужчин и девчонки, можно даже сказать, что это и есть его пропавшие спутники. А что? Это идея... Если повезет, то он не потеряет их из виду, ну, или хотя бы, узнает, где они сейчас. И дальше... Дальше все зависит от обстоятельств. Например, если Змеелов и его друзья в городе, то найти их будет делом нескольких дней, а вот если уже ушли, то все усложнялось.
   Наскоро доев яичницу с луком и закусив ее сытной лепешкой, вириец уже привычно отправился к городским воротам, чтобы расспросить стражников о беглецах. Однако те только головами качали на все его расспросы. Оказалось, что такие люди в Аструм не приходили и уж, тем более, из города не уходили. Что ж..., тогда оставалось только ждать.
   И Гюрза ждал, хотя больше всего на свете не любил этого делать. Несколько дней вириец ходил по городу в надежде отыскать беглецов, но тщетно. Он уже стал терять надежду и собрался уходить на Дельмин, куда предположительно должен был отправиться и Змеелов с товарищами, но в последний момент передумал. Уж слишком много народу пребывало каждое утро в Аструм, а потому протолкаться в воротах предстояло не один час. Небывалый наплыв людей был связан с ожидавшейся религиозной церемонией в честь Диадемы Великой Матери, и вирийцу не оставалось ничего другого, как задержаться здесь еще, благо беглецы так и не объявлялись.
   Однако удача любит настойчивых, а потому, бродя в очередной раз по уже успевшим надоесть своей однообразностью кривым улочкам Аструма, Гюрза внезапно заметил мелькнувшую впереди знакомую дуппату, что была повязана на голову какой-то девчонки.
   Боясь обмануться, поверив в свое везение, вириец подобрался поближе и рассмотрел на ее плече обезьянку. Так и есть! Это была Тия, а рядом с ней -тот безумный парень, который теперь терпеливо таскался по всему городу, судя по всему, присматривая за девчонкой. Обрадованный такой нежданной удаче, Гюрза последовал за ними, прячась в толпе каждый раз, как Тия оглядывалась в его сторону.
   Беглецы довольно долго кружили по городу пока, наконец, не зашли в чайхану "Семь звезд", что располагалась недалеко от городских ворот. Вириец же притаился в близлежащем переулке и оттуда пристально следил за постоялым двором до самого вечера, справедливо полагая, что раз здесь оказались тот парень с Тией, то и Змеелов обязательно где-то рядом. Однако он так и не появился, как не появлялся и в следующие три дня. Все это время Гюрза тщетно пронаблюдал за входом в чайхану. Наконец, это ему надоело, и, решив оставить загадку исчезновения Змеелова на потом, он рассудил, что теперь будет следить за колоритной парочкой, что каждое утро выходила в город на прогулки. По крайней мере, есть шанс узнать больше о том странном парне, что теперь не отходил от Тии ни на шаг...
  
  
  
  
  Глава 31
   Следующий день принес на улицы города настоящую суматоху ввиду предстоявшей религиозной церемонии. Придя на рассвете к опостылевшей за время слежки чайхане, вириец дождался, пока двое неугомонных путешественников выйдут на улицу и незаметно двинулся за ними.
   В огромной толпе, наводнившей собой улицы Аструма, он едва не потерял беглецов из виду, и только многолетняя выучка, позволявшая ему концентрироваться на цели, помогла проследить за ними до самой центральной площади.
   Встав неподалеку от них, Гюрза пристально наблюдал за парнем. Поначалу тот стоял с откровенно скучающим видом, однако неожиданно согнулся в три погибели, опершись на ближайшую стену. Он что-то тихо сказал встревожившейся Тии, и они отправились с площади восвояси.
   "Стало плохо от такой жары" - отметил про себя наемник, осторожно двигаясь вслед за ними. Судя по всему, те возвращались в чайхану, и Гюрза решил, что следить за ними пока нет никакого смысла, тем более, что в безлюдном проулке, куда они только что свернули, не заметить слежку было невозможно. Вириец развернулся, но тут услышал шум, доносившийся от того места, куда ушли беглецы.
   -Держи колдуна! - донесся до него властный окрик, заставивший вирийца вернуться и осторожно заглянуть в переулок. Картина, представшая его глазам, обескураживала: четверо псов Великой Матери, или басиров, как называли их местные, стояли вокруг связанного спутника Тии, а ее самой нигде видно не было.
   -Einteressante*... - прошептал Гюрза, и даже не заметил, что от волнения перешел на вирийский. - Получается, что этот полоумный - колдун? Этого еще мне недоставало. Наличие мага сильно усложняет мою задачу... - он задумчиво смотрел вслед уходящим басирам и их законной добыче, задаваясь вопросом, куда подевалась Тия.
   При мысли о том, что ее тоже схватили, у него, почему-то, неприятно кольнуло в груди. Не хватало еще, чтобы девочка с вирийскими глазами попалась в застенок к палачу. Конечно, это было смешно, но она напоминала наемнику о его далекой родине, и уже одно это заставляло его считать девчонку нечужим человеком... Он стукнул кулаком по стене от досады, но в это время из ниши между домами выбралась Тия. Она сердито пнула ногой валявшийся посреди переулка камень и решительно направилась вслед ушедшим басирам.
  -Она сошла с ума? Бездна, зачем девчонка пошла за ними вслед? - обескураженно пробормотал он...
   Следующие дни принесли вирийцу немало сюрпризов. Во-первых, он достоверно узнал от городской стражи, что басиры поймали сильного колдуна, и если его вина будет доказана, то скоро посреди центральной площади запылает костер правосудия. Во-вторых, увидел, наконец, Змеелова, что вместе с Тией методично обходил все лавки в поисках какого-то лунного песка. Зачем эта диковина понадобилась беглецам, где он был все это время, и, наконец, правда ли, что их спутником был маг с мощным даром? Сколько бы Гюрза над этим не размышлял, но не мог найти ответа ни на один вопрос. Мозаика упорно не хотела складываться в целый витраж, не сложилась она и тогда, когда парня, обвиненного в колдовстве, внезапно оправдали, не увидев в нем ни капли магической силы. Может быть, это и было правдой, но Гюрзе почему-то не верилось. Чутье подсказывало ему, что этот взъерошенный малый далеко не так прост, как кажется на первый взгляд... Окончательно заинтригованный всем этим, вириец решился на отчаянный шаг: рискуя быть узнанным, он надвинул на глаза капюшон и вошел в чайхану как раз в тот самый момент, когда Тия и Змеелов встречали Сида.
   Гюрза сел в темный угол, кликнул слугу и заказал себе шербета, внимательно прислушиваясь к тому, что говорят беглецы. А они, оказывается, собирались уходить из города послезавтра на рассвете.
  -Ну что ж, прекрасно! - тихо пробормотал вириец. - А то засиделись мы, что-то, в славном городе Аструме, пора и честь знать...
  
  * Занятно (пер. с вирийского)
  
   Путешественники вышли из городских ворот, вздохнув с облегчением. Отныне над ними не висела угроза быть снова пойманными басирами, на этот раз уже втроем, ибо действие волшебного зелья закончилось ее вчера, а храмовники непременно захотели бы испытать недомага еще через пару дней. Да и рассиживаться на одном месте ни Змеелову, спешившему навстречу своей цели, не Сиду, возвращавшемуся домой после долгого отсутствия, не хотелось. Другое дело-Тия, которая за шесть дней, проведенных в Аструме, настолько привыкла к мягкой постели и вкусной еде в чайхане, что уходить в Пустыню уже не хотелось, хотя она и понимала, что иначе нельзя.
   Они бодро зашагали на юг, туда, где в четырех днях пути лежал следующий город на их пути- Дильмин. Утренний прохладный воздух становился все горячее по мере того, как солнце приближалось к зениту и усталость уже давала путникам знать о себе. Каждый из них теперь с надеждой вглядывался в горизонт, стараясь рассмотреть впереди караван-сарай. Наконец, Сид, нарушив долгое молчание, указал рукой на показавшуюся вдалеке пальмовую рощицу:
  -Через пару часов будем на месте!
  -Это хорошо... - облизав пересохшие губы, проговорила Тия. - А то что-то уж очень жарко становится.
   Маг лишь кивнул в ответ и погрузился в свои мысли. Он уже почти оправился от потери магических сил и последствий трехдневного заключения, избегнул ужасной участи быть заживо сожженным на костре, и при этом мог похвастаться тем, что легко отделался, а потому должен был чувствовать облегчение, однако какая-то смутная тревога, засевшая в глубине души, никак не давало покоя. Чувство неправильности произошедшего упорно грызло его, не позволяя расслабиться. Уж слишком все легко получилось. Либо небывалая удача, либо его отпустили только для того, чтобы потом снова начать охоту... И вторе скорее, ибо и наговор, и приготовление зелья требовали недюжинных магических способностей. У простого смертного оно никогда бы не получилось должным образом, а то что ни Тия (хвала мудрым богам!), ни Змеелов волшебных сил не имели, для Сидуса было очевидно. Максимум, на что хватило бы их варева- пару часов действия, и потому басиры уже наверняка его запомнили и теперь просто та не отступятся.
  -Вовремя мы дошли до укрытия! - внезапно услышал Сид рядом с собой голос наемника и обнаружил, что они, действительно, уже совсем рядом с караван-сараем.
  -Да! - посмотрел он на небо, где пылало раскаленное пустынное солнце. - И скажу вам, друзья мои, что сегодня действительно жарче, чем обычно... - Сид привязал верблюда рядом с укрытием и первым вошел в душноватую мглу. Тия последовала за ним, на ходу глотая воду из бурдюка. Затем она умылась,и,блаженно вздохнув, примостилась у стены. Последним внутрь вошел Змеелов, и, усевшись рядом с Сидом, вытер пот со лба.
  -Ну вот, теперь можно и отдохнуть - прикрыл он глаза.
  -Да... - рассеянно протянул маг, глядя на то, как Тия поит Мушил из ладошки. Потом помолчал некоторое время и неуверенно спросил - Нас ведь, теперь, еще и басиры будут преследовать, как вы считаете?
  -Это еще почему? - недоуменно покосилась на него маленькая воровка. - Неужели зелье плохо сработало?
  -В том-то и дело, что, кажется, они ничего не заметили. Однако, дело здесь вовсе не в зелье. А в том, что нам, похоже, просто позволили уйти с тем, чтобы потом схватить в самый неожиданный момент
  -И что не так? - надула губки Тия. - Я, между прочим, очень старалась ради тебя, даже дэвов песок выкрала, пришлось, знаешь ли, вспомнить свое ремесло...
  -А не так здесь, о моя прелестная пери то, что сварить это зелье правильно, не имея магических сил просто невозможно. И это значит, что вы где-то разыскали колдуна, чтобы его приготовить, либо действие сего эликсира закончилось гораздо раньше положенного и потому басиры уже наверняка заметили у меня волшебную силу, а это значит... Подожди! - оборвал он сам себя. - Что значит, "чтобы своровать, пришлось вспомнить свое ремесло"? Ты что же, воровкой в Ферузе подвизалась?
  - Да, и что это меняет? - с вызовом спросила она, покраснев однако, так, что даже в полумраке это было заметно.- Воспитывать меня будешь? Скажешь, что воровать нехорошо? Только вот сам ты ничуть не лучше, точно также нарушаешь закон! - зло выпалила та и почувствовала, как на глазах выступили непрошеные слезы. - И сделала я это, между прочим, чтобы спасти чью-то шкуру!
  -Эй, эй, полегче! Я ничего из этого говорить не собирался - растерянно покачал головой маг. - Просто раньше не знал, что ты была воровкой. - в этот момент Змеелов больно пихнул его в бок, заставляя прикусить язык. Но поздно: Тия обиженно засопела, и Сид опять почувствовал себя по-дурацки.
  -И снова прошу у тебя прощения... - покаянно опустил он голову, не обращая внимания на испепеляющие взгляды Змеелова. - Я очень несдержан на язык и порой болтаю совсем не то, что думаю. На самом деле я перед тобой в неоплатном долгу...
  -Я бы на твоем месте не упоминал про долги перед Тией - рассмеялся наемник, увидев, что маленькая воровка перестала дуться, как только Сид сказал, что он ей обязан, и заинтересованно посмотрела в сторону мага.
  -Ну, раз должник... - хитро улыбнулась она, вмиг позабыв о своих обидах. Сид жалобно взглянул на наемника, и тот поспешил переменить тему разговора.
  -Так что ты там говорил о зелье и магических способностях, а, друг?
  -Лишь то, что нас уже наверняка взяли под наблюдение басиры, и от этого, лично мне, как-то не по себе.
  -А почему ты считаешь, что у нас не получилось нормального зелья?- спросила Тия. Она стащила с себя дупатту и теперь перетягивала короткие каштановые волосы в хвостик.
  -Потому, что ни один из вас не обладает должными магическими силами.
  -Эээ, не скажи... Вот я, например, будучи прямым потомком Уммы, читал наговор, так что вовсе не обязательно твой эликсир вышел бракованным... - по-мальчишески рассмеялся Змееелов - голос крови, знаешь ли,и все такое.
  -Ну, разве что, так. - проговорил Сид, задумчиво следя за тем, как руки Тии сооружают на голове немудрящую прическу. - Только вот зелье готовила наша прекрасная пери, а это значит, что либо боги за что-то прогневались на подлунный мир и она, все-таки, имеет способности к магии, либо басиры повиснут у нас на хвосте. И сказать тебе по правде? Я бы предпочел второй вариант. - усмехнулся он.
  -Я смотрю, кое-кто уже совсем поправился, да? - язвительно поинтересовалась Тия. - Ты, знаешь ли, тоже далеко не подарок, так что неизвестно, когда боги прогневались - в день моего рождения или, все-таки, твоего?
  -Да как бы там ни было, но мы родились - примирительно улыбнулся Сид - а потому, Царству Дияла, все же, не поздоровится. -Тия подозрительно покосилась на присмиревшего мага, гадая, какую же пакость скрывает за собой его кроткий вид, однако тот только вздохнул и с наслаждением растянулся на своем шерстяном одеяле...
   После полуденного отдыха идти стало куда легче. С каждым часом жара спадала, позволяя путешественникам бодро шагать в строну очередного караван-сарая, а потому еще до заката они оказались на месте. Провести ночь им предстояло в полуразрушенном укрытии, что располагалось рядом с небольшим озерцом, берега которого густо поросли тростником. Глядя на него, Тия даже захотела искупаться, но Сидус не позволил, говоря, что дно подобных озер, как правило, очень коварно, и может легко затянуть в себя пловца-недоучку. Маленькая воровка показала ему язык, и, не слушая больше его сетований, что молодежь совершенно не уважает старших, отправилась прогуляться вокруг, пока не зашло солнце.
   Обойдя озерцо и заглянув за близлежащие песчаные барханы, она направилась обратно к караван-сараю, где ее друзья уже разводили костер. Солнце склонилось к горизонту, и поднялся предзакатный ветерок. Тия шла, с наслаждением подставляя лицо ласковому прохладному дуновению, и закрыв глаза. Внезапно, из-за дальнего бархана до нее донесся тихий жалобный всхлип. В первую минуту Тия решила, что ей показалось, однако всхлип повторился уже настойчивее, заставив ее настороженно замереть в нескольких шагах от костра.
  -Что случилось? - спросил Змеелов, заметивший ее растерянность.
  -Показалось, что плачет кто-то, вон за тем барханом! - пожала плечами та, указав в сторону доносившихся всхлипов.
  -Не бери в голову - беззаботно махнул рукой он. - Такое частенько бывает в Пустыне. Это ветер свистит.
  -Не будет ли бури? - зябко поежилась она, вспомнив давешнее обманчиво-ласковое пение песчаных смерчей.
  -Нет, горизонт чистый, да и неоткуда им взяться в прохладном вечернем воздухе - покачал головой подошедший к ним Сид. - Верблюдов я стреножил и накормил, так что можно и самим за ужин приниматься.
  -Уже скоро еда будет готова - кивнул наемник.
  
   У костра они долго не засиделись, уж слишком утомились за дневной переход. Отужинав и затушив огонь, путники отправились спать. Змеелов и Сид крепко уснули, едва упав на одеяло, а Тии, почему-то, не спалось. Маленькая воровка ворочалась, никак не находя удобного положения, и с завистью поглядывала на друзей. Они-то спали, словно младенцы, а ее глаза словно забыли, как закрываться.
   Промаявшись так довольно долго, она, наконец смежила было веки, но тут до нее донесся беспокойный всхрап верблюдов и в следующее мгновение она услышала жалобный детский плач. Казалось, плакал всеми брошенный младенчик, которому было одиноко и страшно. Какое-то время Тия вслушивалась, убеждая себя, что такого быть не может, и ребенку просто неоткуда взяться в пустыне, но с другой стороны, разве не ходят здесь караваны, и не останавливаются пустынные кочевые племена? Кто-то из них вполне мог бросить ненужного младенца в оазисе, и теперь тот медленно умирал... Словно вторя ее мыслям, детский плачь стал просто надрывным.
   Она покосилась на своих спутников, но те, по-прежнему, спокойно спали, ничего не слыша. "Вот же толстокожие!" - подумалось ей. Нет, чтобы помочь несчастному младенцу? Придется самой. Бедненький, как же он жалобно плачет, даже сердце кровью обливается...
   Тия осторожно прокралась к выходу и открыла дверь. Теперь она явственно слышала, что всхлипы доносятся из камышей. Не долго думая, она прихватила масляный фонарик, что стоял рядом с верблюдами и отправилась в ту сторону. Придя к берегу, она стала принялась раздвигать камыши. Младенец, судя по громкому плачу был совсем рядом.
  -Ну, тихо, тихо, миленький, ты не один... - ласково проговорила Тия, и, наконец, разглядела в камыше бледную детскую спинку. - Иди сюда...
  -Тия! Вернись сейчас же!!! - громкий окрик Сида, заставил ее вздрогнуть. Похоже, дитя тоже испугалось, ибо плач мгновенно стих, однако в следующий момент он сменился странным булькающим звуком, будто ребенок пускал слюни. Внезапно, младенец повернулся к ней, и Тия пронзительно завизжала, увидев безглазое уродливое лицо и огромный рот, полный игольчатых зубов. Тварь ощерилась и кинулась на Тию, прежде, чем она успела что-либо предпринять. В следующее мгновение, ее ладонь пронзила острая боль, от которой Тия едва не потеряла сознание. Уродец укусил ее за руку и, радостно хлюпнув, стал пить из раны кровь.
  -Ах ты тварь! - услыхала она над собой яростный голос Сида. Маг выхватил свой кинжальчик и, что есть силы, воткнул его в тщедушное с виду тельце. Бестия, оглушительно взвизгнув, испустила дух, а Тия, потеряв последние силы, рухнула без сознания на руки мага.
  -Что случилось?! - подбежал к ним взбудораженный Змеелов.
  -Плохи дела... - испуганно сказал Сидус. - Тию покусал альгдах!
  -Кто?-переспросил тот, забирая недвижную девочку из рук мага.
  -Альгдах, будь он неладен... - с отчаянием в голосе повторил Сид и с отвращением пнул ногой осклизлый комок плоти, бывший некогда тварью.
  -Я тебя услышал, скажи лучше, что это за нечисть! - грубо перебил его наемник, встревоженно вглядываясь в смертельно побледневшее личико.
  -Пойдем отсюда, пока, не приведи Великая Мать, к нам не сползлись еще какие-нибудь твари. - глухо сказал волшебник, махнув рукой в сторону караван-сарая. - Я расскажу тебе, как только доберемся.
   Они быстро вернулись к месту ночлега, где металась перепуганная Мушил. Только захлопнув дверь и прошептав какой-то наговор, маг соблаговолил пояснить Змеелову, который уложил Тию на ее постель и теперь внимательно осматривал место укуса:
  -Альгдахи-крайне неприятные твари. Имеют вид новорожденного ребенка с пустыми глазницами и огромным зубастым ртом. Завлекают свою жертву имитируя надрывный плач младенца, а, как только неосторожный путник подходит близко, намереваясь помочь деточке, деточка вгрызается в него зубами и выпивает кровь, а потом пожирает тело. Зубы альгдаха чрезвычайно ядовиты, так что если не принять никаких мер, то Тия умрет. - маг судорожно рылся в своей сумке, что-то разыскивая.
  -Как оно может съесть человека? - изумился наемник. - Такое тщедушное тельце...
  -Это как раз тот случай, когда внешность обманчива .-горько усмехнулся Сид, выудив, наконец, из недр своей торбы какой-то пузырек, и откупорив пробку, влил Тии в рот несколько капель. - Вообще-то, предание гласит, что альгдахи появились в подлунном мире от союза ифритши и гуля. От матери первый альгдах унаследовал способность изменяться в размерах, а от отца-кровожадность.
  -Красива же та ифритша была, если у ее дитя такое личико! - процедил сквозь зубы наемник, на которого накатила волна бешеной злости. В голове всплыли слова бабушки Нур "...обещай, что вернешь ее домой в целости и сохранности...". До боли сжав зубы наемник смотрел, как Сидус протирает укус на руке Тии какой-то терпко пахнущей мазью. Помолчав с минуту, он растерянно спросил у мага:
  -Что нам теперь делать?
  -Сам не знаю - сжал виски тот. -Я влил ей в рот зелье общей отмены. Штука мощная, но против яда альгдаха, увы, малопригодная. Оно лишь замедлит действие отравы, и у нас будет немного времени, чтобы найти противоядие... Да и укус смазал заживляющей мазью, а то в такой жаре рана может быстро загноиться.
  -Как его найти? - продолжал задавать бессмысленные вопросы наемник, однако остановиться никак не мог.
  -Если бы я только знал... - почти неслышно прошептал Сидус
  -Ты найдешь противоядие, слышишь, маг-недоучка? Ты найдешь, Дэв тебя сожри!!! - внезапно заорал наемник и принялся трясти того за грудки. - Из-под земли достанешь, понял? Но Тия будет жить... - он отпустил Сида так же внезапно, как и схватил и пробурчал - Мы не можем позволить, чтобы она умерла, только не она... - Змеелов опустился на колени рядом с Тией и аккуратно откинул ей со лба волосы. - Начинается жар - беспомощно посмотрел он на мага.
  -Думаешь, я не понимаю, что ее смерти нельзя допустить? - прошептал маг, сжав кулаки. - Это я виноват в том, что случилось с девочкой, а потому теперь наизнанку вывернусь, но противоядие найду,ты в этом можешь не сомневаться - серьезно покачал головой он и затравленно посмотрел на наемника. - При укусах подобных тварей жар и бессознательное состояние - обычное явление... - с этими словами маг махнул рукой, отгоняя маленькую обезьянку, опасливо обнюхивавшую свою хозяйку.
  -Тогда надо хотя бы избавить ее от лихорадки - сжал губы наемник. - У тебя есть винный уксус?
  -Да... сейчас - маг снова полез в свою сумку и через несколько секунд протянул Змеелову пузырек с желтой жидкостью. Тот достал свою запасную курту, разорвал ее на куски и смочил материю уксусом. Затем наложил примочки на лодыжки и запястья девочки, предварительно протерев уксусом ее лицо. Сид с интересом наблюдал за действиями наемника, и когда тот закончил, удивленно спросил:
  -Где ты этому научился?
  -А ты думаешь, в школе наемников только драться учат? - невесело усмехнулся тот и кивнул на тяжело дышавшую Тию. - Нам нужно быстро дойти до Дильмина. Что бы ни было противоядием, но в маленьком оазисе посреди Великой Пустыни ты его вряд ли найдешь...
  -Я открою нам на рассвете мышиную тропку, и за несколько часов мы окажемся на месте. А сейчас иди спать, я посторожу девочку.
  -Вряд ли я смогу заснуть, так что не нужно этого - вздохнул Змеелов. Сидус осторожно опустился рядом с ним и задумался. Об альгдахах и их укусах он знал не так уж и много. Только то, что уже рассказал другу. Что же касается противоядия, то подобный состав ему попадался на глаза лишь раз в каком-то редком манускрипте, и фигурировал там, помимо обычных в таком случае древесной золы, овсяного отвара и плодов бородавочного дерева еще и какой-то редкий ингредиент... Сид взлохматил волосы и уставился в темноту караван-сарая, рассеиваемую лишь небольшим масляным фонарем. Внезапно он вспомнил, что переписывал состав себе, и свиток сейчас где-то среди его бумаг.
  -Сидус! - тихонько окликнул его наемник.
  -А, что? - очнулся тот.
  -Почему ты сказал, что винишь себя в том, что произошло? - поинтересовался Змеелов. Тот лишь усмехнулся и показал другу кинжал, еще не очищенный от черной крови твари.
  -Вот этот клинок способен предупреждать меня о появлении нечисти. Как только рядом появляется какая-то тварь, его рукоять начинает нагреваться. Обычно я ношу его на теле, но перед судом снял, да так и не надел обратно, а просто положил в карман курты. Сегодня ночью просыпаюсь от того, что жжет бок и обнаруживаю, что клинок мой почти раскалился, дверь открыта, Тии нет, а с улицы доносится детский плач. Тут- то я все и понял... Но не успел, а потому- виноват.
  -Глупости! Тогда уж и я вместе с тобой. Ведь это именно я сказал Тии, что за барханом не младенец плачет, а ветер свистит. Проверь я окрестности еще вечером, и не было бы никаких проблем. Эх, найти бы еще противоядие...
   Сид помолчал, промывая водой лезвие своего кинжала, затем спрятал его под одеждой и посмотрел в маленькое оконце, где уже брезжил рассвет.
  -Скоро тронемся в путь - устало сказал он. - Я поведу верблюдов, а ты понесешь Тию. Думаю, что если очень постараюсь, то мышиная тропка выведет нас к городу к полудню...
  
  
  
  
  
  Глава 32
   К вечеру следующего дня, друзья уже остановились в одном из постоялых дворов Дильмина. До самого города они дошли сравнительно быстро, а вот у городских ворот их едва не задержала стража, которая очень удивилась появлению путников со стороны пустыни в неурочное время. Пришлось довольно долго объяснять, что они отстали от каравана, и в довершении всех бед племянницу одного из них покусал желтый скорпион, а потому им срочно нужно попасть в город... Стражник недоверчиво покосился на Тию, лежавшую на руках у Змеелова, и спросил:
  -А она точно была покусана скорпионом? Сдается мне, девчонка больна какой-то заразой, а вы пытаетесь попасть в город. А ну-ка позови сюда казарменного медика! - обратился он к своему товарищу.
  -Уважаемый, послушай нас, пожалуйста. - отвел его в строну Сидус, всунув в руку серебрушку. - Девочка сейчас находится между жизнью и смертью, и если через пару часов мы не дадим ей противоядие, то бедняжка умрет. И твой хваленый медик здесь никак не сможет помочь. Неужели же ты хочешь, чтобы смерть невинного ребенка камнем повисла на твоей совести? - стражник воровато оглянулся по сторонам и, положив монету к себе в карман, махнул рукой своему напарнику, который уже направлялся в сторону казарм:
  -Бенту, не надо никого звать, девчонка и впрямь ужалена скорпионом! - тот подозрительно покосился в его сторону, но промолчал. Стражник же, тем временем, махнул путникам рукой, пропуская в город. - Идите!
   Друзья переглянулись, и, не заставляя упрашивать себя дважды, отправились вглубь города. Они торопливо прошли пару улочек, попутно расспросив прохожих, где можно найти постоялый двор, миновали базарную площадь и, наконец, нашли искомое: двухэтажный дом из желтоватого кирпича с многообещающей вывеской "Приют странника".
   Разыскав в просторном зале чайхани, они столковались о постое и заплатили ьза три дня вперед. Все время, пока Сид разговаривал с хозяином, тщедушным благообразным человечком с бегающими глазками, тот обеспокоенно посматривал в сторону наемника. Наконец, Змеелову надоели быстрые косые взгляды и он, перебив Сида, рыкнул:
  -Девочку ужалил скорпион, она не заразна! А вот тебя, уважаемый, мы попросим за ней присмотреть. За отдельную плату, конечно - при этих словах лицо чайхани и вовсе приняло испуганное выражение, а глазки забегали еще быстрее.
  -То есть как -присмотреть? - промямлил он.
  -Присмотреть, пока мы будем искать для нее лекарство! - все так же зло отвечал наемник. - Я тебе заплачу. Сколько нужно?
  -Ну, я не уверен...
  -Томан?
  -Но...
  -Два томана?! - похоже, наемник уж слишком грозно посмотрел на чайхани, ибо тот лишь нервно сглотнул и кивнул головой. Затем обернулся куда-то в сторону кухни и позвал:
  -Шеди, поди сюда, дочка! - после этих слов из полутемной кухни в зал вышла миленькая черноволосая девушка лет восемнадцати Она, с интересом оглядев новых постояльцев и поздоровавшись, кивнула отцу:
  -Ты что-то хотел, батюшка?
  -Шеди, дочь моя, эти господа хотят, чтобы ты приглядывала за их девочкой, когда они тебя об этом попросят
  -Хорошо! - спокойно кивнула та, метнув на Змеелова заинтересованный взгляд из-под ресниц. - Как только вы меня об этом попросите, уважаемые, я с радостью пригляжу за вашей девочкой.
  -Спасибо! - холодно кивнул наемник. - А теперь я бы хотел подняться к себе...
  -Да, конечно, я тебя провожу - кротко улыбнулась Шеди, прежде, чем ее отец сумел что-то возразить. Она взяла связку ключей, висевшую над столом чайхан, и пошла вверх по лестнице, грациозно переступая по ступенькам. Сид, видя такое откровенное кокетство, только головой покачал, и принялся рассчитываться с хозяином. Змеелов же, всецело занятый мыслями о Тии и вовсе ничего не заметил, так что когда девушка распахнула перед ним дверь и очаровательно улыбнулась, он, лишь, рассеянно кивнул ей в ответ и прошел внутрь.
   Шеди, видя к себе такое пренебрежение, поморщилась, и слегка обиженным тоном спросила:
  -Может быть, тебе еще что-то будет нужно? Обед, ванна?
  -Нет, благодарю, больше ничего не нужно - покачал он головой, опустил Тию на постель и с облегчением стал разминать вконец затекшие руки. - Ты можешь идти - кивнул Змеелов вспыхнувшей от возмущения девушке. Та пулей вылетела из комнаты, громко хлопнув дверью. "Да что он о себе возомнил, тот гадкий наемник? За служанку меня принимает? Ведет себя, будто Царевич, а сам одет, как оборванец! Ну погоди у меня!" - думала она, стремительно спускаясь по лестнице и едва не сбив с ног Сида, что поднимался ей навстречу.
  -Постой, красавица!- ласково окликнул он. - Скажи -ка мне, пожалуйста, где наши комнаты?
  -Третья, четвертая и пятая! - обиженной скороговоркой выпалила та, впихнув ключи растерявшемуся магу, и сбежала вниз. "Что это с ней?" - подумал удивленный Сид, затаскивая вещи к себе в комнату. Однако уже через пять минут совершенно забыл о странной девушке, принявшись рыться у себя в сумках в поисках нужных записей. Он бормотал себе что-то под нос, разбрасывая по комнате свитки, пока, наконец, не нашел свои заметки.
  -Вот оно! - торжествующе воскликнул маг и взлохматил волосы. - Так, и что же нам нужно найти, посмотрим... Слюна гуля... - Сид поднял глаза и уставился в окно, за которым шумела одна из оживленных улочек. - Где же в Дильмине можно ее купить?
   Рассудив, что лучше посоветоваться со Змееловом, как быть дальше, Сид отправился в комнату Тии. Наемник стоял у окна и что-то с интересом разглядывал.
  -Что ты там увидел, друг? - спросил маг, подойдя к нему и коснувшись его плеча.
  -Погляди-ка, видишь это здание? - показал Змеелов на дом напротив. - Посмотри на вывеску...
  -Лавка травника?
  -Она самая - кивнул наемник. - Возможно, там есть противоядие.
  -Боюсь тебя огорчить, но противоядия там нет, и быть не может. - покачал головой маг.- Я поднял свои записи и обнаружил, что почти все ингредиенты у меня есть, кроме слюны гуля.
  -И где ее достать? - резко обернулся к нему наемник.
  -Если бы я знал... Это -большая редкость. Можно попытаться поискать в лавке диковин, но не уверен, что и там отыщется.
  -И что же нам делать, если там тоже нет?
  -Ты у меня спрашиваешь? - невесело усмехнулся маг и с тревогой посмотрел на тяжело дышавшую Тию. - Ну разве что поймать гуля и и заставить его наплевать в склянку...
  
  -Это не шутки!! - взорвался тот.
  -А я разве шучу? Что ты предлагаешь мне делать? Сам-то хорош! Только из знаешь, что грозные взгляды исподлобья кидать.- повысил голос Сид. - И вообще, не знаю, что ты там той девчонке наговорил, но она бежала вниз по лестнице, словно за ней дэвы гнались. Зря ты так, нам сейчас будет нужна ее помощь.
  -Ничего плохого я ей не сказал. Мало ли что может взбрести в голову юной девице... - вздохнул Змеелов, мгновенно остывая. - Ты прав. Идем, разыщем нашу сиделку и посетим лавку редкостей...
   Друзья спустились вниз и кликнули чайхани. Тот подобострастно выслушал их просьбу присмотреть за больной девочкой и снова позвал Шеди. Она показалась из кухни, но уже гораздо менее охотно. Выслушав их просьбу, девушка тихо вздохнула и пошла наверх, а они вышли за ворота чайханы, горячо надеясь, что поиск слюны гуля не затянется надолго.
   Лавка редкостей располагалась на рыночной площади, и найти приметное здание, сплошь выложенное разноцветными изразцами, не составило труда. Однако лавочник, выслушав, что нужно покупателям, задумчиво покачал головой:
  -Нет и не бывает ее у меня, уважаемые...Это- редчайший товар, и коллекционеры дают за него большие деньги, но никто из купцов не отваживается его добывать, ибо гуля сначала придется поймать, а это -чрезвычайно сложно. Так что если она в Дильмине и есть, то точно не у меня.
  -И у кого же нам тогда ее искать? - растерянно спросил Сидус.
  -Не знаю... Вот разве что у купцов на базаре поспрашивайте, может, кто-то что-то слышал.
  -Эх, спасибо тебе за помощь, уважаемый! - иронично отозвался Змеелов и тут же получил тычок в бок от Сидуса.
  -Чем могу! - вздохнул тот.
   Они вышли на улицу и растерянно остановились, думая, куда направиться теперь. Посовещавшись, друзья решили последовать совету лавочника и пойти порасспрашивать купцов, не надеясь, впрочем, на успех. Пройдя до рыночной площади, они смешались с толпой и принялись спрашивать то одного, то другого торговца о редкой диковине - слюне гуля. Но никто так и не смог им помочь. Купцы либо впервые о таком слышали, либо знать -не знали, где такое чудо можно достать, а были и те, кто подозрительно косился на странную парочку, что интересовалась явно колдовскими предметами. Сид, на это, обыкновенно, врал о свой коллекции редкостей, что нуждалась в очередном пополнении, дабы не нарываться в очередной раз на басиров.
   Однако все было безрезультатно: никто не смог сказать им ничего определенного. Отчаявшись, друзья брели по улицам Дильмина и размышляли, что же делать теперь.
  -Может быть, действительно, попытаться устроить охоту на гуля? - неуверенно спросил Змеелов приятеля.
  -И где ты его сейчас найдешь? - посмотрел на него как на умалишенного маг. - Гули, чтоб ты знал, рядом с городами не бегают, а предпочитают караванные тропы, где поглуше...
  -Нет, ну а ты что предлагаешь?! Я не могу допустить, чтобы Тия умерла, я потом себе этого никогда не прощу! - вызверился наемник.
  -Тише ты! - шикнул на него Сидус и огляделся по сторонам. Хорошо еще, что переулок, по которому они сейчас брели, был совершенно безлюден. И тем неожиданней оказалось услышать у себя за спиной вкрадчивое:
  -Прошу простить, уважаемые, мне показалось, или вы ищете одну редкость? - друзья, как по команде обернулись, и увидели рядом с собой неприметного человека в черной дупатте и серых шальварах. По лицу его невозможно было определить возраст, да и было оно одним из тех, которые никогда не запоминались.
  -Предположим... А ты кто таков, почтенный? - настороженно спросил Змеелов.
  -А я тот, у кого есть так необходимая вам слюна гуля - хитро улыбнулся тот и продолжил -можем столковаться. Вы мне -денежки, я вам -искомое.
  -И сколько же ты просишь? - поинтересовался наемник.
  -Всего ничего за такую диковину -пятьсот томанов - и она ваша.
  -Сколько??? - рыкнул Змеелов. - Да это же целое состояние!
  -Ну, эту штуку, знаешь ли, просто так не достать - равнодушно пожал плечами тот. - Так что и цена соответствующая, а если учесть, что в этой части Великой Пустыни вы ее больше нигде не найдете, так и вообще, почитай, даром она вам достается... - криво улыбнулся тот.
  -Так ты еще и издеваешься! - прошипел наемник, потянувшись за мечом, однако был остановлен Сидом.
  -Слова твои может быть и справедливы, незнакомец - как можно мягче проговорил маг, лихорадочно соображая, как сбить непомерную цену. - Однако нет у нас столько денег, но слюна нам нужна позарез. Без нее умрет его маленькая племянница. Так что мы сделаем для тебя все, что угодно, но такой суммы у нас просто нет...
  -Все, что угодно, говоришь? - хитро прищурился тот. - Ну, хорошо. Могу предложить вам ее отработать. Вы как, согласны?
  -Согласны! - быстро проговорил Сидус, опасаясь, что собеседник передумает.
  -Вот и хорошо! Тогда идемте со мной, потолкуем о деталях... - тихо сказал он и уверенно пошел к выходу из переулка, сделав спутникам знак следовать за ним. По пути Змеелов кидал на Сида возмущенные взгляды, но тот лишь головой качал.
   Они долго петляли по улочкам Дильмина пока, наконец, не оказались в местном квартале бедняков, где аккуратные ухоженные дома ремесленников сменились убогими лачугами и полуразрушенными домами. В один из них и завел друзей их спутник.
  -Мои скромные владения! - насмешливо объявил он.
  -Мрачновато, для владений... - скептически протянул Змеелов, но Сид жестом показал тому молчать.
  -А это что-то вроде зала приемов! - неприятно рассмеялся тот. - Ну, и раз уж вы на меня теперь работаете, то не худо бы представиться. Зовите меня Тень.
  -В таком случае, я- Проводник, а это-Наемник -немного иронично проговорил Сид. - А теперь, Тень, если не возражаешь, мы бы хотели перейти к сути дела.
  -А да, конечно... Дело все в том, что я, как и ты, почтенный Проводник, имею страсть к коллекционированию. Тоже люблю всякие диковины, особенно, если они хорошо продаются. Так что сегодня на рыночной площади, когда я услышал о том, что вы с другом хотите купить слюну гуля, то сразу понял, что с вами можно иметь дело. Не принял во внимание, правда, что требуемой суммы у вас может и не быть... Но, мудрые люди говорят, что все, что ни делается -к лучшему. А потому, понимая всю нужность для вас этой редкой жидкости, предлагаю вам равноценный обмен. Дело в том, то у одного местного богача в доме хранится одна очень интересная статуэтка... Так вот, я хочу ее заполучить. Как и когда вы ее достанете, мне совсем не интересно, важно, лишь, чтобы она оказалась у меня. Тогда и слюну гуля я вам передам без вопросов. Все остальное оставляю на ваш откуп. Когда и как это случится - решать вам. Но, как я понимаю, ваше время ограничено, так что... - он гаденько рассмеялся
  -Ах, ты... - рванулся было Змеелов к Тени, но тот лишь громче расхохотался.- Полегче, уважаемый. Убьёшь меня- и слюнок тебе не видать, как собственных ушей, но тогда бедная девочка умрет, увы! - он изобразил на лице печальное выражение. Сид скрипнул зубами и снова удержал друга. Конечно, и у него чесались руки превратить это ничтожество в горстку пепла, но тут пока, ничего нельзя было поделать. Как ни крути, а Тень- единственный, кто может им помочь.
  -А как мы узнаем, что ты нас не обманул? - поинтересовался маг.
  -Хороший вопрос, уважаемые! Но тут, боюсь, придется поверить мне на слово. Ведь я тоже вынужден вам поверить, что статуэтку вы мне все-таки принесете...
  -А что за статуэтка? - спросил наемник, едва сдерживая желание пристукнуть подлеца.
  -Статуэтка бога Аша из черного дерева. Как видите, ничего такого, что могло бы заинтересовать вас. - скучным голосом ответил Тень
  -И чем же она, в таком случае, заинтересовала тебя? - рыкнул Змеелов.
  -Древностью и стоимостью - кротко ответил Тень и снова криво улыбнулся.
  -И никаких проклятий для своровавшего не предполагается? - настороженно спросил маг. - Почему же ты тогда сам не обворуешь того богача?
  -А ты не так прост, как кажешься, Проводник - уважительно посмотрел он на Сида. - Дело в том, что Аш-мой покровитель. И если я сам сворую его статуэтку, то больше не видать мне удачи в делах. А так получается, что я ее честно обменял- две большие разницы.
  -Ну ты даешь! - внезапно рассмеялся Змеелов, осознав всю абсурдность того, что им только что сказали. - Неужели ты хочешь обхитрить самого Аша?
  -А вот это уже - не твое дело, уважаемый! - нахмурился Тень, хотя видно было, что слова эти задели его за живое.
  -Ладно, показывай, где там этот твой богач живет - махнул рукой наемник. - Чем раньше мы покончим со всем этим, тем быстрее получим желаемое, а, Тень? Что скажешь, если к примеру, послезавтра на рассвете ты получишь своего божка?
  - Что ж, почтенные. Всегда любил работать с деловыми людьми! Вы назначили срок, а потому сейчас я вам все расскажу. У самого входа в Золотой Пояс-квартал знати -находится дом коллекционера Бэнема. На втором этаже, первое помещение от лестницы, располагается его кабинет, а там, я знаю это точно, есть искомое... Видите, как все просто?
  -И что, никакой охраны там нет? - ехидно спросил его Змеелов.
  -Эээ, есть, конечно, вот только вас такие мелочи не должны волновать. Их там немного. Человека четыре, не больше. Правда, дюжие молодцы, но ведь и вы- парни крепкие, так что вам не составит никакого труда с ними справиться. Кроме того, они не стоят на месте, а ходят вокруг дома, да и задняя калитка выходит прямо на черный ход, так что...
  -Ну, веди нас, показывай дом этого коллекционера! - махнул рукой Сидус.
  -Э, нет. С вами я туда не пойду. Слишком уж я приметная фигура для местной стражи. Если появлюсь около Золотого Пояса, то несдобровать ни вам, ни мне. А потому пойдете сами.
  -Но...
  -Не могу, и не просите! - отмахнулся тот. Я и так вам все рассказал.
  -Мы все поняли, Тень - процедил Змеелов. - Где тебя ждать послезавтра утром?
  -Ну, скажем, в том переулке, где мы с вами встретились сегодня - лениво протянул Тень.
  -Ты же боишься стражи? - саркастически поинтересовался Змеелов.
  - А ты, уважаемый, обо мне так переживаешь? - в тон ему ответил собеседник. - Не стоит так убиваться. Стражи на рассвете там не будет. Уж это я возьму на себя.
  -Ну, раз мы друг друга поняли, думаю, что пора расходиться - поспешил вмешаться Сидус, пока Змеелов, взбешенный окончательно таким тоном, не порезал наглеца, что откровенно издевался, глядя на друзей.
  -Да-да, пора. Пусть пошлют вам боги удачи - кивнул тот и исчез в полумраке старого дома.
  
  
  
  
  
  Глава 33
   Всю обратную дорогу Змеелов высказывал Сиду, что он думает по поводу этого безумия.
  -Проклятье! Надо же было так вляпаться с этими слюнями... Я-честный наемник, и никогда бы не смог себе представить, что придется пойти на воровство.
  -Правда? Тогда может напомнить тебе о карте Заповедных земель? - саркастически поинтересовался тот.
  -Карта принадлежит мне! - рявкнул наемник, впрочем, в следующую секунду понизив голос почти до шепота, - А статуэтка эта... Да еще и дом наотрез отказался показывать. Ну, и как это называется?
  -Это называется невезением. - пробурчал Сид. - Кстати, почему ты хочешь идти за статуэткой не сегодня, а завтра ночью?
  -А ты предпочел бы сунуться туда неподготовленными? - поморщился тот. - Сегодня мы сходим туда и осмотримся. Все то, что этот павлин нам наговорил, конечно, прекрасно, но сам понимаешь, сказали нам далеко не все. А я еще хочу и сам невредим остаться, и Тию вылечить... Так что сейчас доберемся до Золотого Пояса и посмотрим, куда завтра ночью лезть придется. Как раз сумерки спускаются, так что при должной осторожности останемся незамеченными.
   -Ты считаешь, что лицезрение высокого забора как-то нам поможет завтра?
  -Я считаю, что мы хотя бы увидим, куда лезть. К тому же, лично я сейчас-никакой не вор, и уж тем более- не вояка. С ног валюсь от усталости, Да и ты, очевидно, тоже. Так что если сегодня там попадемся, то Тии все равно лучше не станет...
   Они, как и предсказывал наемник, добрались до дома Бенэма лишь в сумерках. Несмотря на мглу пустынного вечера, в Золотом Поясе было светло благодаря небольшим масляным лампам, что освещали пространство вокруг ровным желтоватым светом. "Здесь нет такого моря огней, как в Ферузе..." -внезапно всплыли у Змеелова в памяти слова Тии. Ты еще увидишь свои огоньки, дай только время!
   Друзья, крадучись, обошли высокую ограду и обнаружили сзади калитку черного хода. Сид даже осторожно подергал ее, но, как и следовало ожидать, дверь оказалась заперта.
  -Таак - тихо пробормотал наемник. - Похоже, нам пригодятся веревки с крючьями, или, на худой конец, отмычка. Еще и стены, как назло, выше человеческого роста. Проклятье!
  -Подожди! Видишь? Там над оградой возвышаются финиковые пальмы? Можно попытаться использовать их, как укрытие, пока будем находиться на стене.
  -Молодец, Сидус, соображаешь! - обрадовался Змеелов. Ну что, тогда завтра ночью вернемся, а пока пошли-ка, друг, в чайхану. Нужно будет как следует отдохнуть и хорошо подготовиться. - прошептал он, крадучись пробираясь к выходу из квартала...
  
   Гюрза преодолел свой путь до Дильмина практически без приключений. То ли подвеска Ситары действительно отпугивала нечисть, то ли ее величество Удача, наконец, соблаговолила улыбнуться наемнику после стольких испытаний, но единственным неприятным моментом за все время путешествия стала остановка в очередном караван-сарае на берегу живописного озерка. Как только Гюрза спешился у входа, то сразу обнаружил цепочку из странных красных капелек, что вели к озеру. Заинтригованный, он налил своему жеребцу воды, а сам пошел по отметинам на берег. Озерцо встретило его камышами и страшной вонью. Пытаясь понять, что могло источать такой противный запах, он раздвинул камыши и остолбенел: прямо у его ног лежала дохлая бестия размером с младенца. Ее даже можно было бы перепутать с ребенком, если бы не безглазое лицо и безобразная пасть, ощерившаяся в предсмертной гримасе. Гюрзу едва не стошнило. "Что за..." - пронеслось у него в голове. Он пнул мертвого монстра носком сапога и увидел в спине глубокое отверстие от кинжала. "Значит, тварь была убита... Но кем?".
   Брезгливо поморщившись, он вытер носок сапога, испачканный разлагавшейся плотью, о стебли камыша, огляделся, посмотрел на солнце, стоявшее в зените и решился: здесь он не останется. А если предположить, что за полдня до него здесь проходили беглецы, то и вовсе получается, что тварь напала на одного из них, и, значит, появился шанс их перегнать.
   Помянув Бездну, вириец быстро вернулся к Ветру, заскочил в седло и поскакал в сторону Дильмина без остановок, рассчитывая на рассвете следующего дня оказаться на месте. Однако немного не рассчитал, и после суток бешеной скачки, въехал в город около полудня. Страже, что недоверчиво покосилась в его сторону, он хотел было назвать вымышленное имя, однако просто так пускать в Дильмин его никто не собирался. Пришлось представиться и показать письмо от Ияра. Охранник, однако, долго и придирчиво изучал пергамент, прежде, чем вернуть его законному владельцу. Затем вздохнул, неохотно протянул Гюрзе свиток и проворчал, открывая ворота:
  -Шастают тут, понимаешь ли, каждый день в неурочное время!
  -Не понял тебя, уважаемый, о ком ты говоришь? - Гюрза настолько устал, что даже не обратил внимания на его слова, отнеся их полностью на свой счет. Однако спускать дерзость, даже будучи полумертвым от усталости не собирался.
  -Да вчера пришли тут двое... Отстали от каравана. У одного на руках ребенок, а второй, так и вообще, словно полоумный. Заладили: "Пусти да пусти! Племянницу скорпион ужалил". Пришлось моему напарнику ворота открыть. А иначе совсем девка-то плоха была, не ровен час- так и умерла бы под стенами города, а мы что ж, не люди? - причитал стражник, благоразумно умолчав о серебрушке, что они с приятелем пропили вчера ночью в первой попавшейся чайхане.
   Вся усталость в мгновение ока слетела с вирийца. По всему выходило, что в том проклятом караван -сарае останавливались именно беглецы, и досталось Тии. Крепко досталось, если верить словам детины на воротах. Он поспешил вглубь города, так и не дослушав сетования стражника. Ведя уставшего Ветра под уздцы, он лихорадочно соображал, где те могли остановиться. Конечно, далеко от ворот не ушли, торопились найти чайхану. Значит, значит, значит... Усилием воли отогнав дремоту, что снова навалилась на отяжелевшие веки, он оглядывался по сторонам, пытаясь определить, куда беглецы могли подеваться. Однако, идя по одной из широких улиц, вириец добрался уже почти до центра, но ни одной чайханы ему так и не попалось. Тогда Гюрза махнул рукой на немедленные поиски, и решил отдохнуть сам. В конце концов, куда денутся эти двое без девчонки?
   Он развернулся и отправился в единственную чайхану, которую знал в этом городе - "Приют странника". Однако хозяин постоялого двора вынужден был ему отказать:
  -Совсем нет комнат, уважаемый! - печально развел руками он. - Сегодня пришел караван, так что занято все.
  -ну что ж, тогда попытаю счастья на другом постоялом дворе! - улыбнулся Гюрза и развернулся к выходу. У самых дверей он внезапно столкнулся с прехорошенькой дочерью чайхани - Шеди. Она явно пребывала в недобром расположении духа и куда-то спешила.
  -Доброго дня тебе, красавица! - любезно улыбнулся ей Гюрза и отвесил легкий поклон, как принято было в Вирии при виде девушки.
  -Ах, уважаемый Гюрза! - расплылась в ответной улыбке та. - Остановились у нас?
  -Увы, прелестная пери, твой отец отказал мне в постое. А не подскажешь ли, где еще поблизости усталый странник может приклонить голову после трудного пути?-поинтересовался тот.
  -Да, есть здесь недалеко небольшой постоялый двор, "Царская Корона". Да только не в пример дороже там, чем у нас - вздохнула она, явно сожалея, что любезный наемник остановится в другом месте. - Я бы показала тебе дорогу, но отец не велел. Со вчерашнего дня я в сиделках у одних постояльцев... - печально вздохнула она, потупив глаза.
  -В сиделках? Это что же, они больны? - удивился вириец.
  -Нет... Не они, то есть. Пришли вчера к нам двое с больной девочкой на руках. Один из них все кричал, что мы обязаны за ней приглядывать, пока он с другом противоядие искать будет. А второй доплатил отцу, и вот теперь я вынуждена присматривать за девчонкой...
  - И что, ты снова торопишься к ней в комнату? А как же те двое? - беззаботно спросил Гюрза, хотя внутренне мгновенно напрягся. Похоже, госпожа Удача всерьез присматривалась к нему. Это же надо!
  - Ушли с самого утра - тяжело вздохнула она. - И сказали, что явятся только вечером.
  -Сочувствую тебе, прелестница. - развел руками вириец. - Но мне тоже пора. Скажи хотя бы на словах, как я могу добраться до "Царской Короны"?
  -О, для этого нужно пройти до конца нашей улицы, миновать рыночную площадь и свернуть в проулок, рядом с лавкой редкостей. Там будет тупик и проулок упрется в нужную чайхану.
  -Благодарю тебя! - вкрадчивым голосом произнес Гюрза, снова поклонился и вышел. Шеди еще долго смотрела ему вслед, покраснев от удовольствия. "Вот это действительно любезный мужчина, не то, что некоторые!" - при воспоминании о Змеелове настроение ее снова заметно испортилось, и, дернув плечиком, девушка пошла наверх, в комнату к больной Тии.
   Вириец довольно быстро нашел нужный постоялый двор, заказал себе скромный обед, распорядился позаботиться о Ветре и попросил чайхани разбудить его, как только начнет вечереть. Затем поднялся к себе в комнату, скинул сапоги и с наслаждением растянулся на постели, после чего провалился в сон, даже не успев осознать, насколько устал за этот день.
   Очнулся он от того, что слуга, посланный чайхани, осторожно тряс его за плечо.
  -Просыпайся, господин, уже вечереет! - сказал он, увидев, что Гюрза открыл глаза. Тот только кивнул, сел на постели и потер лоб. Затем умылся, и, почувствовав себя немного бодрее, оглядел комнату. На столе стоял заказанный днем обед, и он сейчас был весьма кстати.
   Наскоро подкрепившись, наемник спустился вниз и направился к "Приюту Странника" с намерением проследить за тем, куда пойдут Гюрза со спутником. Он остановился недалеко от входа в постоялый двор, спрятавшись за угол соседнего дома, и стал наблюдать. Довольно долго ничего не происходило, но внезапно дверь чайханы открылась, и из нее вышли Змеелов с напарником. Каждый из них нес на плече по холщовой торбе, что даже в сумерках показались вирийцу увесистыми. Заинтригованный, он последовал за ними, стараясь остаться незамеченным.
   И ему это удалось. Беглецы о чем- то тихо переговаривались, судя по всему, споря. Меж тем, они миновали проулок, рыночную площадь, прошли по одной из центральных улиц , и вскоре оказались перед оградой, за которой располагался Золотой Пояс . "Что эти двое задумали?" - недоуменно подумал Гюрза и, на всякий случай, решил остаться на месте, здраво рассудив, что на освещенные улицы квартала знати ему соваться не следует, а эти двое все равно вернутся обратно. И потому, спрятавшись в тени ближайшего дома, приготовился ждать, глядя на то, как беглецы забираются на ограду, помогая друг другу.
  -Ну что ж, посмотрим, что вы затеяли - прошептал он.
  
  
  
   Глава 34
   Как только друзья оказались в Золотом Поясе, они поспешили укрыться в тени стены. Оглядевшись, и не обнаружив поблизости патруля стражников, они прокрались к дому коллекционера.
  -Сейчас закинем на его ограду веревки и по очереди заберемся. Я первый, ты -за мной - тихо скомандовал магу Змеелов. - Дальше, как ты и предлагал, прячемся за стволами пальм, и какое-то время наблюдаем за двором. Как только разглядим, где охрана -пробираемся к черному ходу и открываем дверь отмычкой. После этого ищем лестницу, поднимаемся на второй этаж, и выносим из кабинета статуэтку Аша. Дальше то же самое, но в обратном порядке. Ты все понял?
  -Понял! - кивнул Сидус. - И если что -уходи со статуэткой, я отвлеку охрану...
  -Лучше б ты морок на нас навел, или глаза отвел страже и охране - проворчал Змеелов недовольно.
  -Легко, но когда будем гореть на одном костре, не говори мне, что это была моя вина! - иронично усмехнулся Сид.
  -Проклятье, я про басиров уже успел подзабыть! - поморщился наемник.
  -А вот я, как раз, помню! - вздохнул маг, потерев запястья, что зажили совсем недавно.
   Улучив момент, друзья быстро пересекли освещенную улицу и замерли рядом с домом Бенэма. Оглядевшись по сторонам, Змеелов быстро достал из торбы веревку, ловко ее размотал и закинул на стену, искренне надеясь, что звякнувший о кирпичную кладку забора стальной крюк не выдал их охране. Потом он подергал веревку, и, удостоверившись, что крюк зацепился надежно, ловко взобрался на стену. Там наемник огляделся, и, не заметив ничего подозрительного, сделал знак Сиду следовать за ним.
   Тот не заставил себя просить дважды и вскоре стоял на ограде рядом со Змееловом.
  -Ловок ты! - с уважением посмотрел на приятеля тот.
  -Ну, а что ты думал? Если я -книжный червь, то и по веревке взобраться не могу? - улыбнулся Сид, явно довольный произведенным эффектом.
   Они укрылись за стволами финиковых пальм, которые, будто нарочно, были высажены вдоль забора, и принялись рассматривать внутренний дворик. Дом Бенэма располагался в центре роскошного сада, а вокруг него то и дело обходил патруль охраны из двух человек.
  -Так, значит еще парочка стоит где-то во дворе. - прошептал наемник. - Хорошо еще, что не у черного хода. А то пришлось бы...
  -Интересно, а что мы будем делать, если охрана все же поднимет тревогу? - поинтересовался Сид
  -Ну, это будет зависеть от ситуации. В крайнем случае, придется просить тебя колдовать, но, надеюсь, что обойдемся без этого - поежился Змеелов, вспомнив о басирах.
  -Мне кажется, я вижу еще одного охранника... - одними губами прошептал маг и указал наемнику на густые кусты рядом с черным ходом. Приглядевшись, тот заметил, что там и вправду кто-то стоял.
  -Тогда действуем так: сейчас пройдет патруль и спускаемся вниз, прячась в тени, добегаем до того молодца. Ты отвлекаешь, а я уволакиваю в кусты. Как только я схвачу охранника-проскальзываешь внутрь дома и ищешь кабинет. Я разберусь с этим и пойду к тебе, договорились?
  -Давай! - сосредоточенно кивнул Сидус и первым стал спускаться вниз. Змеелов последовал за ним и друзья, крадучись, подобрались к входу в дом. Наемник бесшумно зашел за развесистый куст сирени, а Сид осторожно пошевелил одну из веток.
  -Эй, кто здесь? - тут же донеслось до них со стороны двери. Вслед за этим послышались осторожные шаги, в следующую секунду кусты перед самым лицом мага раздвинулись, и он нос к носу столкнулся с охранником. Не растерявшись, Сид приложил палец к губам, и сразу после этого на голову опешившему молодцу опустилась рукоять меча. Страж упал, потеряв сознание, и наемник быстро затащил его в кусты.
   Маг, тем временем, быстро проскользнул в заветную дверь, тихо прикрыл ее за собой и огляделся. В полутемном помещении, что при ближайшем рассмотрении оказалось кухней, Сид увидел две двери. Он тихо подошел к одной из них и осторожно приоткрыл ее. Из образовавшейся щелки донеслось мерное сопение и сонное бормотание. Похоже, повар богача Бенэма жил прямо рядом с кухней. Сидус быстро прикрыл дверь и, похолодев, осознал, что у коллекционера может быть полный дом слуг. Кто знает, может быть рядом с кабинетом тоже обитает какой-нибудь распорядитель, не в меру рьяно охраняющий имущество господина. Он вздохнул и открыл вторую дверь, за которой оказался длинный коридор, утопающий во тьме.
   Маг осторожно сделал шаг, потом другой, рискуя споткнуться в темноте, затем нерешительно повернулся к двери на кухню, из-за которой пробивался слабый свет единственной масляной лампы, подумал, и закрыл ее. Скудная полоска света все равно бы ему не помогла, а вот заподозрить в доме постороннего по незакрытой двери можно было легко.
   Несколько секунд после этого Сид постоял в темноте, чтобы глаза привыкли и можно было хоть что-то увидеть. Наконец, он смог различить очертания коридора и лестницу у дальней стены. Стараясь производить как можно меньше шума, маг двинулся на второй этаж.
   Преодолев лестницу, Сидус не без труда отыскал нужную дверь и прокрался в кабинет коллекционера. Там тоже было темно, однако чуть светлее, чем в коридоре. Свет попадал сюда с улицы через большое разноцветное окно, и на его фоне маг сразу заметил деревянную статуэтку около 1 локтя* в длину. Оглядевшись по сторонам, и не заметив больше никаких фигурок вокруг, Сид подошел поближе, и в неверных отблесках витража разглядел искусно вырезанный капюшон, накинутый изваянию на голову и хитрую улыбку на деревянном лице.
  -Да, похож,е я нашел то, что мы искали - тихо пробормотал маг. - Это, действительно, Аш! - он стал торопливо засовывать статую в торбу у себя на поясе, как вдруг услышал сзади тихий скрип двери. Сид вздрогнул, едва не уронив идола, и обернулся. В темном дверном проеме он кое-как разглядел знакомую фигуру с мечом за спиной и с облегчением выдохнул.
  -Ну и тьма здесь, дэв меня раздери! - проворчал Змеелов, приближаясь к другу. - Как ты здесь ориентируешься?
  -Не знаю, наверное, просто привык возвращаться из библиотеки наставника к себе в комнату по темноте. - пожал плечами тот. - Смотри лучше, что я нашел.
  -Это она? - прошептал наемник, силясь разглядеть идола. - Ээх, не видно ни зги! Надо было хоть огниво взять...
  -И подпалить все вокруг? - иронично спросил Сидус. - Нет уж, раз больше кругом не наблюдается ни одной статуи, мы принесем для Тени эту...
  
  *Локоть-мера длины/высоты примерно равная 30 см
  
  - Значит, пошли обратно! Не хватало еще, чтобы наш с тобой приятель у выхода очнулся аккурат к тому моменту, как мы выйдем за дверь.
  -И то правда, давай быстрее вернемся... - озабоченно прошептал маг и первым прокрался к выходу.
   Друзья вышли в коридор и уже поворачивали на лестницу, как вдруг наткнулись на человека, идущего снизу.
  -Кто здесь? - громко спросил тот, и прежде, чем Змеелов успел вывести его из строя, истошно завопил - Карауул! Воры!
  -Идиот! - глядя на то, как человек мягко оседает на пол, резюмировал Сид. - Не мог заорать что-то о приведениях, или на худой конец мандахах*, но нет. Сразу о ворах.
  -А если бы он поднял шум о том, что по дому шастает нечисть, сюда бы никто не сбежался? - в том ему поинтересовался наемник.
  -Нет, но как показывает практика, наемная охрана, уж прости меня за откровенность, не спешит класть голову в пасть к нечисти - отрезал тот на ходу, спускаясь вниз по лестнице.
   Друзья единым махом преодолели коридор, и когда на лестнице послышался быстрый топот слуг, они уже были у самого выхода. Внезапно кто-то крикнул им сзади:
  -Стоять, псы шелудивые! - друзья резко обернулись и увидели высокого толстого повара, что с самым решительным видом размахивал тесаком для мяса.
  -Мне кажется, или мы попались? - покосился Сидус на друга.
  -Еще нет! - с силой метнул тот в повара первое подвернувшееся металлическое блюдо, открыл дверь и они выскочили на улицу. Однако здесь их ждал неприятный сюрприз в виде десятка охранников, выстроившихся полукругом у двери и обнаживших мечи.
  -Уже да! - упавшим голосом констатировал маг и демонстративно поднял руки - Тише, ребятки. Мы тут с другом посоветовались, и решили сдаться...
  -А ну, без глупостей! - рявкнул старший из охранников. - Отдайте нам ваше оружие и вытяните руки перед собой...
   Змеелов, явно не согласный с таким раскладом потянулся за мечом, но маг удержал его за руку, еле заметно покачав головой и подмигнув. Тот сердито зашипел какое-то проклятье, но меч вытянул перед собой.
  *Мандах-джин-домовой
  
  -Так-то лучше! - хрипло рассмеялся стражник и потянулся забрать клинок, но Сид внезапно выбросил вперед какую-то склянку, и в следующую минуту все вокруг утонуло в жгучем облаке, от которого страшно защипало в носу и заслезились глаза.
  -Уходим! - превозмогая желание чихать, крикнул он напарнику - Облака надолго не хватит.
   Они помчались вперед к спасительной веревке, но вслед за ними бросились отчаянно чихавшие охранники.
  -Ты лезешь на стену первым, я прикрываю! - на бегу бросил Змеелов,и, добежав до ограды, встал в боевую стойку между кустом барбариса и финиковой пальмой, которые не позволяли его окружить.
   Сид проворно взобрался на стену и теперь глядел, как отчаянно рубился Змеелов сразу с двоими охранниками, что не позволяли ему уйти. Один из них намахнулся на наемника мечом, другой попытался ударить его сбоку по голове, однако Змеелов неожиданно нагнулся и удар страшной силы пришелся на второго стражника. Он тут же упал на землю без сознания. Змеелов же, воспользовавшись замешательством незадачливого вояки, ранил проткнул ему ногу. Тот заревел от боли, и это позволило наемнику отскочить к веревке. Неожиданно Сидус увидел, как из тени вынырнул еще один охранник, который замахнулся, чтобы метнуть в его друга нож. Времени на раздумья было мало и маг вскинул руку, пробормотав скороговоркой "Мовазеббаш", и нож в руках молодца рассыпался в прах.
  -Магия! -крикнул тот и исчез в доме.
   Змеелов, тем временем, добрался до верха, отдышался и спросил мага:
  -Что там случилось?
  -Ничего! - пожал плечами тот. - Просто один из охранников собрался метнуть в тебя нож, так что пришлось применить нетрадиционные методы хм... внушения.
  -Значит, я теперь обязан тебе жизнью? Спасибо!- улыбнулся Змеелов.
  -Ничего особенного! - равнодушно пожал плечами тот. - Просто отдай мне свою душу в оплату долга и мы квиты...
  -Шуточки у тебя! - буркнул, обидевшись, наемник. - Ладно, сейчас нужно быстро уходить, а то вся стража Золотого Пояса скоро будет здесь...
   Друзья быстро спустились вниз и бросились к выходу из квартала, но то ли слишком долго они возились, выбираясь из дома, что уже гудел, будто гнездо диких пчел, то ли стража в Дильмине была не в пример проворнее своих собратьев в других городах, однако едва они оказались у ограды, как услышали сзади топот и крики "Стоять, негодяи!".
   -Ты летать умеешь? - с упавшим голосом спросил Сид у Змеелова.
  -Нет...
  -Не переживай, сейчас научишься, если жить захочешь, конечно...
  -Хватит болтать! Быстро забирайся ко мне на плечи. - скомандовал тот.
   В каких-то пару минут друзья умудрились вскарабкаться наверх и, не оглядываясь, кинулись наутек, прочь от квартала знати.
   -Думаю, надо где-то спрятаться! - бросил на бегу Сид. - А то придется петлять по городу, словно сусликам...
  -Не успеваем! - тяжело дыша, ответил Змеелов. - Уже светает... Бежим к месту встречи с Тенью. Место там глухое, сразу стража туда сунуться не должна.
   Так быстро они еще не бегали никогда. Где-то сзади все время слышался топот погони, не отдаляясь, но и не приближаясь. А потому друзья словно избавлению, обрадовались знакомому проулку, где, во-первых, можно было укрыться, а, во-вторых встретиться, наконец с Тенью. К их радости, он уже был на месте.
   - Ну что, я вижу, принесли? - довольно потер руки тот.
  -Принесли! - отдышавшись, кивнул Сид и потряс сумкой с идолом. - Но сначала ты покажи слюну!
  -Да пожалуйста - тот достал из кармана пузырек с белесой жидкостью. - Отдайте мне статую, и слюна ваша...
  -Сначала ты - рыкнул Змеелов.
  -Ээ, нет! Здесь,пока, я устанавливаю условия! - покачал головой Тень.
  -На свою статую! - кинул ему в руки торбу Сид, не без умысла попав по рукам. Тот, однако, не обратил на это никакого внимания, трясущимися руками развернул сумку,и, схватившись за голову, зашипел:
  -Что вы мне принесли, ослы??? - с этими словами он достал из сумки статую богини смерти Сийях, что с жутким оскалом взирала пустыми глазами на троих человек, замерших в недоумении.
  -Ой, ошибочка вышла! - пробормотал Сид и расстроенно взъерошил волосы.
  -То, что там было! - опомнился первым наемник. - Так что отдай нам слюну, и разойдемся по-хорошему.
  
  
  -Ну уж нет! - отрезал тот. - Идола я, конечно, заберу, но слюны вам не видать. Не договаривались мы...
  -Отдай! - повторил наемник, надвинувшись на Тень, однако внезапно на соседней улице послышался гомон стражников, и голос: "Обыскать всю округу! Они где-то здесь"
   Воспользовавшись замешательством, Тень исчез в близлежащем переулке, а друзья осознали, что пора бежать...
  
  
  
   Глава 35
   Гюрза наблюдал за беглецами с крыши одного из домов. Где-то внизу Змеелов ругался с невзрачным типом, выторговывая какие-то слюни. Потом послышались крики стражников, и незнакомец поспешил исчезнуть, оставив Змеелова и его спутника стоять посреди пустого проулка.
  -Дэв раздери этого жулика! - донеслись до вирийца гневные слова. - Как мы теперь вылечим Тию?? Без слюны гуля ничего не выйдет....
  -Подожди, мы до него еще доберемся, но сейчас надо уносить ноги, а то стража будет здесь с минуты на минуту. Идем!
   -Вот оно что! - прошептал Гюрза. - Они пытались выменять слюну гуля для девчонки... - он проводил глазами удаляющихся беглецов и подумал, что у него появилось одно дело.
  
   Тень быстро пробирался по узким улочкам в сторону трущоб. Не хватало еще, чтобы из-за этих недотеп он попался городской страже. Надо же было связаться с такими дураками! Уж лучше было пролезть туда самому...
   Внезапно он налетел на незнакомца. Тот окинул Тень оценивающим взглядом с головы до ног и насмешливо спросил:
  -Куда ты так торопишься, а, уважаемый?
  -Иду по своим делам, чего и тебе желаю от всей души! - решительно ответил Тень, но на всякий случай отошел подальше. Незнакомец снял с головы капюшон, до того прикрывавший лицо, и почти ласково посмотрел на него своими карими глазами:
  -А я думаю, что ты уже пришел, почтенный, и потому уделишь мне пару минут своего драгоценного времени. - вкрадчиво проговорил он.
   Тень затравленно оглянулся по сторонам, но, как назло, они стояли сейчас посреди очередного узкого переулка, где по случаю раннего утра не было еще ни одной живой души.
  -Пожалуй! - наконец кивнул он. - Так что ты от меня хотел?
  -Всего лишь хотел напомнить, что Великая Мать завещала не оставлять людей в беде. А ты, как я слышал, эту заповедь только что нарушил.
  -Не понимаю, о чем ты говоришь - развел руками Тень и попытался обойти Гюрзу, но тот схватил его за плечи и хорошенько встряхнул.
  -Я о той девочке, что не дождется своего лекарства и не сегодня-завтра умрет, из-за твоей дэвовой жадности... - все так же мягко проговорил он.
  -Знать я не знаю никаких умирающих девочек. Пусти меня! - повысил голос тот, однако было видно, как он испугался.
  -Ай, лукавишь! - погрозил пальцем Гюрза и неожиданно приставил ему к горлу кинжал - Придется мне освежить твою память. Те двое, что принесли тебе статуэтку... Они хотели за нее слюну гуля, так?
  -Так... - прохрипел Тень, покраснев от страха.
  -А ты не отдал им... Припоминаешь? - вириец надавил на лезвие и неприметный человечек из багрово-красного стал мертвенно-бледным.
  -Дда! - сглотнул он, тяжело дыша.
  -Так не бери грех на душу, отдай слюну мне и разойдемся, как два каравана в Пустыне...
  -Ззачем она тебе? - просипел Тень, отчаянно соображая, как бы улизнуть. - Девчонка -твоя сестра?
  -Слишком много вопросов. - поцокал языком Гюрза. - Но так и быть, отвечу... Считай меня добрым духом с острым кинжалом. А теперь я жду пузырек.
  
  
  
  -Да подавись ты им! - со злостью прошипел Тень суетливо доставая из рукава склянку с белесой жидкостью.
  -Так-то лучше... - удовлетворенно улыбнулся вириец, пряча в карман свой трофей и опуская нож.
   Жулик сделал неуверенный шаг вперед, но едва он миновал Гюрзу, как получил сильный удар по голове и тихо осел на землю. Конечно, это было лишним, но уж лучше он полежит до вечера в темном переулке, чем тут же кинется собирать против него уличную сброд. После этого Гюрза быстро зашагал прочь, пока жители окрестных домов его не увидели.
  
   Змеелов уже битых два часа нервно мерил шагами комнату Тии. Сидус сидел на ее постели и что-то в который раз вливал ей в рот. Девочка металась в жару, не приходя в сознание, и состояние ее все ухудшалось. Около самого ее лица, на подушке, неотлучно сидела Мушил, тревожно глядя на хозяйку
  -Как она? - наконец перестал маячить вдоль стены наемник.
  -Как видишь, друг мой-плохо... - закусил губу маг.
  -Дэвов жулик, ну попадись он только мне! -сжал Змелов кулаки.
  -Ну, похоже, что попадется нам он еще не скоро - сейчас стража рыскает по всему городу в поисках разбойников, что обнесли дом почтенного коллекционера. Так что прежде, чем мы его найдем, нас поймают и отрубят левую руку.
  -Пусть хоть обе отрубят, лишь бы лекарство добыть.
  -А вот это ты зря. Руки тебе еще пригодятся, а слюны гуля, пока, не достать, хоть наизнанку вывернись. И дернул же меня Аш схватить не ту статуэтку! - горестно покачал головой Сид. - Теперь положение наше более чем незавидно. Даже если случится чудо, и мы доберемся до Тени, даже если завладеем заветной скляночкой и вылечим Тию, в Пустыню сразу после этого нам путь закрыт - девочка еще будет слишком слаба, чтобы выдержать дальний переход. В Дильмине мы отныне не сможем долго оставаться-нас ищут.
  -И что ты предлагаешь?
  -А что я могу предложить? - невесело усмехнулся тот. - Придется рискнуть и нынче же ночью пробраться к этому обманщику с пламенным приветом, заполучить слюну, сварить зелье и молиться Великой Матери, что Тия восстановится через пару-тройку дней.
  -Свежая мысль - сыронизировал Змеелов.
  -Но по-другому просто никак - аккуратно убрал Тии со лба мокрые волосы маг.
   Внезапно дверь в комнату приотворилась, и внутрь заглянул слуга:
  -Уважаемые, там прибежал какой-то мальчишка и говорит, что хочет видеть Змеелова. - вкрадчиво проговорил он. Друзья озадаченно переглянулись.
  -Ты ждешь кого-то? - спросил маг.
  -Нет, ума не приложу, кто бы это мог быть - нахмурился наемник и отправился вниз, вслед за слугой.
   В зале его поджидал уличный парнишка лет десяти от роду в грязных шальварах и старой курте. Он деловито оглядывался по сторонам, изо всех сил изображая невозмутимость на озорном лице.
  -Мне сказали, ты меня ждешь? - подошел к нему наемник.
  -Я жду наемника Змеелова, господин - важно посмотрел на него мальчишка.
  -Я и есть тот, кого ты ищешь. Зачем ты пришел?
  -Меня попросили передать тебе вот это - в следующий момент паренек, к вящему изумлению наемника, проворно вытащил из кармана склянку со знакомой мутной жидкостью.
  -Кто просил? - впился глазами в лицо посыльного Змеелов, забирая слюну гуля.
  -Не знаю... Один господин в плаще. Отдай, говорит, это Змеелову.
  -Ой, спасибо тебе! - тепло улыбнулся ему наемник. "Значит, все-таки заела совесть этого прохиндея!" - пронеслось у него в голове. - Подожди, гонца с хорошими вестями следует наградить - он порылся в кармане и отдал опешившему мальчишке серебрушку.
  -Господин... - потрясенно выдохнул тот. - Но это же...
  -Бери-бери! Сегодня ты меня очень выручил... - Змеелов хлопнул паренька по плечу
  -Благодарю тебя! - просиял тот, и, зажав монету в кулаке, выбежал на улицу.
   Наемник же, не мешкая более не минуты, вернулся к Тии в комнату и на вопросительный взгляд Сидуса лишь молча показал склянку.
  -Боги! - потрясенно выдохнул тот. - Откуда это у тебя? Еще немного таких чудес, и я подамся в храмовники, чтобы до конца жизни прославлять богов и их чудесные деяния...
  -Подождут твои храмы! - нетерпеливо махнул рукой наемник, протягивая ему пузырек. -Сейчас самое время сварить зелье, господин главный лекарь.
  -И то верно! Я сейчас же этим займусь - Сидус, зажав склянку в руке, быстро вышел из комнаты.
   Змеелов постоял рядом с постелью маленькой воровки, беспокойно глядя на больную девочку, потом аккуратно поправил ей одеяло и прошептал:
  -Все будет хорошо, Тия, скоро ты поправишься!
  
   Гюрза наблюдал из-за угла, как парнишка, которого он нанял, беззаботно посвистывая, вышел из чайханы и направился прямо к нему.
  -Ну что, передал то, что я тебе велел? - поинтересовался вириец, когда парнишка подошел.
  -Да, господин, все как ты и сказал! - кивнул тот.
  -Тогда возьми свою заслуженную награду - Гюрза протянул пареньку пару медных монет, но тот лишь головой покачал.
  -Мне уже заплатили достаточно. - уверенно отказался он.
  -Смотри-ка ты, и сколько же, если не секрет? - усмехнулся вириец.
  -Секрет! - хитро покачал головой паренек.
  -Ну не хочешь, как хочешь... - пожал плечами тот и отпустил мальчишку. "Что-то я стал слишком сентиментален" - недовольно подумал он, глядя своему посыльному вслед. -"Но уж очень девчонку стало жалко".
  
   После приема лекарства Тии стало значительно лучше. Жар и бред отступили, сменившись глубоким и ровным сном. Друзья, стоя у ее постели, впервые за эти дни вздохнули с облегчением: теперь-то она точно поправится.
  -Ну вот - прошептал Сидус. - Сейчас ее выздоровление-вопрос пары дней.
  -Ты думаешь, она скоро оправится настолько, что сможет продолжать путь? - усомнился наемник.
  -А почему нет? -пожал плечами маг. - Противоядие подействует быстро, а слабость пройдет дня через два. К тому же она сейчас спит, а нормальный глубокий сон после болезни - лучшее средство для восстановления сил. Да и нам, знаешь ли, выспаться бы очень не мешало. Не знаю, как ты, дружище, а я за последние три дня спал нормально лишь раз.
  -И то верно - только сейчас Змеелов осознал, как вымотался с тех пор, как они пришли в Дильмин. - Но сначала пойдем-ка поужинаем, не знаю как ты, а я сейчас готов съесть целого верблюда.
  -Только не одного из наших! - весело рассмеялся Сид,- Иначе придется мне тащить всю свою поклажу на себе. Пойдем вниз. - друзья в последний раз посмотрели на мирно спавшую Тию и отправились ужинать.
   В общей зале вечером яблоку негде было упасть. Всюду за столиками сидели люди. Кого здесь только не было: и степенные караванщики, и грубоватые наемники, и шумные стражники, и заезжие купцы... Кое-как отыскав свободный столик, Сид и Змеелов позвали слугу и заказали плотный ужин.
   Слуга ушел на кухню, а они принялись обсуждать, что необходимо будет докупить в ближайшие дни для перехода на Телип.
  -А стоит ли, вообще, туда заходить? - усомнился наемник. - Может быть гораздо легче пройти мимо, тем более, что после Феруза не было ни одного города, где бы не случилось столкновения с городскими властями.
  -Шесть недель пути до Адаба по Пустыне без остановок? - посмотрел на него волшебник, словно на умалишенного. - А если еще какая-нибудь тварь возжелает попробовать одного из нас на вкус? Где тогда прикажешь искать противоядие среди песков?
  -Пусть так ...- кивнул Змеелов - В песках нечисть, а в городе стража. Новости, как это ни удивительно, путешествуют гораздо быстрее караванов, так что кто знает, не будет ли нас там поджидать очередная неприятность в виде награды за наши с тобой головы?
   Сид хотел возразить, и даже открыл рот, но вдруг резко передумал, поглядев куда-то поверх головы наемника.
  -Что случилось? - тихо спросил тот, не оглядываясь.
  -Басиры... - посеревшими губами прошептал маг. - И они сюда явно не перекусить зашли.
   Двое в серых плащах, тем временем, подошли к чайхани и стали о чем-то его расспрашивать.
   -Да не дергайся ты так... - тихо проговорил наемник. - Иди-ка, пока, наверх, а я подберусь к ним поближе и послушаю, о чем речь. Сидус внял совету друга и, настороженно посмотрев в сторону басиров, тихонько ушел из залы. Змеелов проводил его глазами, затем встал, и нетвердым шагом направился в сторону серых плащей, остановившись за несколько шагов от них так, что стал слышен разговор.
   -...Ничем не могу помочь, почтеннейшие. - развел руками хозяин постоялого двора. - Я -простой человек, и никогда не смог бы опознать колдуна среди постояльцев. Да и нет его здесь, скорее всего. А почему вы вообще решили искать мага по чайханам?
  -Не будь он пришлым, Верховный Басир господин Медхи, давно бы его вычислил. Однако стоило ему отъехать по неотложным делам в Аструм, как вчера ночью нами была обнаружила сильная вспышка магии.
  -Так может быть, подождете до его возвращения? - робко поинтересовался чайхани, явно не желая связываться с людьми в серых плащах. - Я все равно вам ничего определенного не скажу, как не скажут и прочие хозяева постоялых дворов...
  - Он вернется дня через два, не меньше. За это время мы успеем окончательно потерять мага из виду. Ну, раз ты нам не поможешь его найти, так хоть выпить принеси - вздохнул один из басиров, тоскливо оглядываясь по сторонам. - А то в глотке пересохло, пока весь день по городу таскались. - внезапно он увидел Змеелова, замершего в нескольких шагах от них.
  -Тебе чего, парень? - с угрозой в голосе спросил басир.
  -Мне б найти того, кто мог налить уставшему наемнику... - слегка заплетающимся голосом проговорил тот. - А то в битком набитой чайхане нельзя найти ни одного слуги, дэв их всех сожри. Ннепорядок... - пьяно погрозил он пальцем чайхани.
   -Сейчас я пришлю тебе кого-нибудь - слегка нахмурился тот и отправился на кухню давать распоряжения. Басиры же, брезгливо поморщившись, отошли подальше от пьяного наемника, явно не желая с ним связываться.
   Змеелов же, не дожидаясь слугу с выпивкой, отправился наверх, чтобы сообщить другу неутешительные новости. Однако комната Сида была заперта, так что наемник отправился прямиком к Тии, где его ждал приятный сюрприз: маленькая воровка уже очнулась и с удивлением разглядывала небольшой шрам на месте укуса альгдаха. Рядом, на ее постели, сидел чрезвычайно довольный маг, которого быстрое выздоровление Тии на время заставило забыть о басирах.
  -Оо! Кто тут у нас проснулся! -обрадовался наемник. - Доброй ночи, спящая пери...
  -Доброй ночи! - улыбнулась она в ответ, прижимая к себе счастливую Мушил. - Сид уже успел поведать мне о ваших приключениях. Неужели я и вправду так долго была без сознания?
  -Да, ты нас здорово напугала. Но это тебе урок. Не будешь, в следующий раз, жалеть несчастных младенчиков, что рыдают ночами посреди Пустыни! - ехидно заметил волшебник.
  -Меня, между прочим, никто не предупреждал, что там водится такое... - при воспоминании о твари с огромной пастью, полной острых зубов, ее передернуло.
  -Ну хорошо, лучше поздно, чем никогда! - назидательно произнес Сид, поднимая палец вверх. - Официально тебе объявляю, о прекрасная пери: что бы ты не услышала или не увидела посреди песков, особенно -ночью, никогда не суйся проверять сама. В конце концов, мы со Змееловом намного опытнее тебя, и уж сами разберемся со всеми опасностями.
  -Подумаешь, опытные нашлись! - иронично фыркнула она. - Да где был твой опыт, когда ты по-глупому попался басирам?
  -Он ходил вслед за одной маленькой и не в меру любознательной пери - парировал Сид. Змеелов слушал их перепалку с улыбкой. Он, оказывается, уже успел соскучиться по их пикировкам. Однако при упоминании о басирах заставило его нахмуриться.
  -Кстати о них. - вздохнул он. - Сидус, друг, не смог я узнать ничего обнадеживающего. Они действительно ищут мага, что колдовал прошлой ночью. И сделал ты это, видимо, от души, ибо басиры не на шутку встревожены, Пока они не могут вычислить, кто это был, но через два дня вернется их глава, который, кстати, уехал недавно в Альзару по делам... Не догадываешься, по каким?
  -Аш! - выдохнул тот - Неужели из-за того, что я там чуть не попался?
  -Думаю да... - серьезно кивнул наемник. - Так что у нас, друзья, есть лишь пара дней, чтобы убраться из города подобру-поздорову. Да и стража нас наверняка ищет, а потому придется обойтись без серьезных сборов, быстро закупив лишь самое необходимое. Завтра я займусь этим сам... Вот только сможет ли Тия идти? - задумчиво проговорил он, глядя на маленькую воровку. Та озабоченно нахмурилась:
  -Конечно, смогу! Я почти здорова. Вот, смотри... - с этими словами она соскочила с постели и сделала несколько уверенных шагов, однако быстро устав, опустилась обратно.
  -Ну, если это все, на что ты способна, то далеко мы не уйдем, а потому нечего и думать о том, чтобы идти - покачал головой Сид.
  -И неправда вовсе! - в глазах у Тии блеснули злые слезы. - Я почти здорова. Только вот поем как следует, и буду готова пройти всю Великую Пустыню вдоль и поперек...
  -Мы тебе верим, верим! - зевнул наемник и красноречиво посмотрел на друга. - Только сейчас, пожалуйста, давайте спать, иначе я сейчас сам упаду от усталости.
  
  
  
  
  Глава 36
   Дильмин путники покинули день спустя, едва над Великой Пустыней забрезжил рассвет. Напрасно, однако, они боялись быть пойманными. То ли им повезло, то ли Верховный Басир города еще не вернулся, только стража не обратила на колоритною троицу, что отправлялась в Телип, пристального внимания. Так что после коротких переговоров со стражей, друзья вновь оказались в Пустыне. Впереди, ведя под уздцы верблюда, шел Сидус. Рядом с ним, держась за тюки, навьюченные на животное, шагала Тия. Она, и в самом деле, уже почти оправилась, и лишь небольшая слабость, да постоянно зудящий бледный след от укуса на ладони напоминал о том, что недавно она была серьезно больна.
   Сзади шел Змеелов, что так же вел за собой верблюда с поклажей. Он то и дело тревожно поглядывал в сторону девочки, но пока не было никаких поводов для беспокойства. Еще вчера, перед выходом, друзья договорились, что если ей станет хуже, то Сид сразу откроет мышиную тропку, которая приведет их в Телип наикратчайшим путем: посовещавшись, путники все-таки решили, обходить города стороной не лучшая идея, ведь продолжать путь без пополнения запасов не получится.
  -А ты когда-нибудь видел, как цветет Великая Пустыня, а, Сид? - поинтересовалась вдруг Тия, поправляя холщовую торбу на плече.
  -Случалось... - пожал плечами тот. - На пути из Кабира в Альзару. Тогда мы застряли в Адабе из-за Недели Дождей, после чего пески покрылись ковром из цветов волшебной красоты. Завораживающее зрелище - вместо однообразных желтых барханов до самого горизонта -огромный сад, усыпанный красными, желтыми, розовыми и голубыми цветами. Воистину - обновление природы. Недаром же Неделя Дождей считается у нас началом нового года. А ты разве никогда этого не видела?
  -Нет - грустно покачала головой маленькая воровка. - Бабушка Нур во время Недели Дождей строго-настрого запрещала мне подниматься на крепостную стену -там и без того собиралась толпа, и она боялась, что меня задавят или ненароком столкнут вниз.
  -Бабушка Нур? - переспросил тот. - Кто это?
  -Она заменила мне родителей, которых я никогда не знала. - вздохнула Тия и шмыгнула носом, вспомнив о старушке.
  -Ясно... - смущенно хмыкнул волшебник,и, чтобы как-то сгладить неловкость, предпочел переменить тему. - А почему ты вдруг спросила об этом?
  -Просто бабушка Нур говорила, что нашла меня у своей двери в Месяц Цветущей Пустыни. Так что теперь я считаю его первый день днем своего рождения, а ведь на следующий месяц Путыня, как раз, зацветет... И я, наконец-то, увижу это чудо своими глазами.
  -Увидишь, конечно! - серьезно кивнул Сидус. - Но дэв меня разорви, если по поводу Недели Дождей мы не застрянем в Адабе на пару недель. И этого, лично мне, бы очень не хотелось.
  -Почему? Неужели господин Всезнайка боится, что там его достанут басиры? - хитро покосилась на мага Тия.
  -Ну почему же только этого. Не забывай, пожалуйста, что с нами идет одна юная и не в меру резвая особа, которая очень легко впутывается в разного рода неприятности.
  -Это Мушил что ли? - притворно удивилась маленькая воровка. - Так ты не переживай так, я попрошу ее вести себя прилично и никуда не встревать.
  -Ты, лучше, себя об этом попроси - отмахнулся от нее Сид.
  -Эй, спорщики, вы не замечаете ничего странного? - раздался сзади голос Змеелова. Тот слушал их перепалку вполуха, тревожно оглядываясь по сторонам.
  -А что не так? - удивился маг, оглядываясь по сторонам и не находя ничего подозрительного. Впереди маячила крыша караван-сарая,обещая путникам скорый отдых, а солнце по-прежнему светило на накалявшемся с каждым часом небе. - На горизонте все чисто, да и вокруг ничего особенного...
  -А вы себе под ноги посмотрите - посоветовал наемник. - Дорожка, по которой мы идем , очень напоминает следы, которые оставляют песчаные змеи... Только размер.. Здесь явно проползало что-то огромное,и, судя по следу, направлялось оно именно в сторону караван-сарая...
   Маг и Тия, не сговариваясь, уставились на песок и с удивлением обнаружили, что наемник был прав: у них под ногами, и вправду, тянулась странная полоса, шириной около локтя, будто здесь недавно проползала огромная змея, направлявшаяся в сторону караванной стоянки.
   -Бестии подлунного мира! - выругался Сид. - Похоже у нас есть интересный выбор: остаться посреди Пустыни в часы самого пекла, или победить гигантского змея...
  -А ты что-нибудь о них знаешь? - поинтересовался наемник.
  -Знаю. Но их много, так что, пока затрудняюсь сказать, что это такое. - нехотя пояснил тот.
  -И что мы выберем? - осторожно поинтересовалась Тия и почесала едва заметный шрам на ладони.
  -Я бы рискнул остановиться в караван-сарае, ибо неизвестно, во-первых, там ли сейчас этот гад, а, во-вторых, с бестией мы еще как-то сможем справится, чего не скажешь о жаре - задумчиво поглядел на небо маг.
  -Ну, мне, конечно, тоже кажется, что оставаться под полуденным пустынным солнцем - верное самоубийство - отер струившийся по лбу пот Змеелов. - Однако внутри укрытия нам придется быть начеку...
  -А вот я бы лучше осталась среди песков - пробурчала Тия, вовсе не горевшая желанием останавливаться в опасном месте. Однако ее никто не послушал, и процессия продолжила свой путь в сторону караван-сарая.
   Дойдя до укрытия, путники не обнаружили ничего подозрительного. Верблюды не выказывали признаков беспокойства и позволили себя привязать, а внутри оказалось пусто. Однако едва они устроились на полуденный отдых, как за стеной послышались стоны.
  -Что, еще один альгдах? - нервно спросила Тия, напряженно вслушиваясь в звуки, доносившиеся снаружи.
  -Нет, не думаю! - озабоченно взъерошил волосы Сид, зажимая в руке свой кинжил. - Это не нечисть, иначе мой клинок бы нагрелся.
  -Выходит, кто-то попал в беду и вынужден медленно умирать в одиночестве? - недоверчиво спросил Змеелов.
  -Выходит так! - кивнул маг и решительно направился к двери.
  -Стой-стой-стой! - кинулась за ним вдогонку маленькая воровка. - Одного я тебя не отпущу.
  -Да ничего страшного там нет... - покачал головой тот. - И что, скажи на милость, может случиться с магом?
  -Мало ли что... Я с тобой - уперлась Тия.
  -Боги! Змеелов, ну хоть ты-то ей скажи... - закатил глаза Сид.
  -А ведь она права, друг! - поднялся наемник. Если отпустить тебя одного, еще неизвестно, чем все закончится, а если пойдем все вместе, то сможем тебя подстраховать.
  -Да что с вами спорить! - досадливо махнул рукой тот, оставшись в меньшинстве. - Идемте...
   Идя на звук стонов, друзья обогнули караван-сарай и остановились перед старым высохшим колодцем, в глубине которого кто-то охал и подвывал от боли.
  -И что будем делать? - поинтересовалась маленькая воровка, осторожно заглядывая вниз. Колодец был настолько глубок, что яркое полуденное солнце не могло рассеять полумрак, царивший на дне, и все, что ей удалось увидеть - очертания человека, лежавшего внизу.
   Вместо ответа Сидус перегнулся через край и крикнул:
  -Эге-гей! Что случилось? Ты кто?
  -Я упал вниз и теперь никак не могу подняться. - последовал из мрака тихий ответ.
  -Подожди, сейчас мы тебя вытащим! - пообещал маг и решительно направился к их поклаже. Через несколько минут он вернулся, неся в руках моток веревки.
  -Если сейчас мы сбросим тебе веревку, ты сможешь себя обвязать? - громко поинтересовался он, все так же перевешиваясь через край колодца.
  -Нет... - ответили снизу и снова послышался стон.
  -Придется, видимо, мне самому туда слазать - задумчиво посмотрел на друзей Сид
  -Ты все-таки обезумел... - вздохнула Тия.
  -Нет, поверь, прекрасная пери, я знаю, что делаю - покачал головой тот.
  -Уверен? - в голосе Змеелова прозвучало сомнение.
  -Более чем... - с этими словами маг начал обвязывать веревку вокруг пояса. - Когда дерну, поднимешь меня наверх. - скомандовал он недовольному наемнику и стал осторожно спускаться внутрь.
   Оказавшись внизу, маг подождал, пока глаза привыкнут к темноте, а затем подошел к свернувшемуся калачиком пареньку лет семнадцати. Тот стонал уже намного тише: было видно, что силы покидают его.
  -Давай-ка я тебе помогу обвязаться, и мы вместе поднимемся наверх - осторожно тронул его за плечо Сидус, отвязывая от себя веревку.
  -Не.. не надо мне наверх, мне и здесь неплохо... Вот только бы подняться. - всхлипнул тот. Сид похолодел и снова схватился за кинжал, что спокойно висел у него на боку. Неужели ошибся и попался в ловушку? Паренек, тем временем, продолжал:
  -В тот лаз мне надо, видишь? А я, как назло, повредил себе хвост...
   Развернувшийся было в поисках лаза маг, при слове "хвост" изумленно посмотрел на бедолагу и, действительно, обнаружил у него вместо ног толстый змеиный хвост.
  -Так ты - наг*? - охрипшим от волнения голосом спросил он.
  -Наг... - нехотя кивнул тот. - Был, по крайней мере, а теперь и в змею до конца не перекинусь, и человеком не остаться, а все эта спешка, будь она неладна....
  -Чем я могу тебе помочь? - участливо поинтересовался Сид. - Хочешь, крикну друзьям и они сбросят нам сумку с лекарствами?
  -Не надо... - прошипел от боли тот. - Лучше помоги мне, добрый человек, добраться до дома, а там уж я живо поправлюсь... Проведи меня через тот ход, что у тебя за спиной...
  -Дда, конечно. Сейчас... - маг осторожно поднял вскрикнувшего от боли нага и взвалил себе на плечи.
  -Что делать, придется тебе потерпеть... - пропыхтел он, сгибаясь под тяжестью змея, направляясь в темный проход, что вел куда-то вглубь.
   Сначала идти вперед мешала кромешная тьмя, но, мало-помалу, она стала рассеиваться странным голубовато-серебристым светом. Свет становился все ярче и ярче, пока они, наконец, не оказались в просторной пещере, свод который терялся где-о на большой высоте. Посрели нее изумленный Сид увидел сказочной красоты дерево с нежно-голубой корой и серебристой листвой, источавше й мерцавший свет и странный терпкий аромат, напоминавший сандал.
  Маг донес нага почти до самого дерева и осторожно опустил на землю рядом с низко наклонившейся голубой веткой.
  * Наг (нагас) - получеловек-полузмея.
  
  -Спасибо тебе, человек! - страдальчески улыбнулся тот и посмотрел на Сида мудрыми золотистыми глазами. - Не будь тебя, так бы и умер в том проклятом колодце.
  -И как тебя только угораздило? - покачал головой волшебник.
  -Не до конца перекинулся - поморщился от боли наг... - спешил укрыться от палящего солнца, и в самый ответственный момент, когда сползал по стенкам колодца, потерял облик, став человеком...
  -Странно... Это очень необычно для таких существ, как ты- внезапно терять форму - удивился Сид. - По крайней мере, насколько я знаю.
  -Странно! - вздохнул тот. - Я и сам не ожидал. Хорошо еще , что оказался у своего Древа Жизни, и теперь быстро восстановлюсь. Все благодаря тебе. А потому - он порылся в опавшей листве, что тускло мерцала под деревом и извлек темно-голубое семя, размером и формой напоминавшее яблоко. - Вот, возьми... Посадишь где-нибудь рядом со своим жилищем.
  -Но это очень дорогой подарок - пораженно выдохнул маг, не смея поверить в свою удачу.
  -Бери-бери! - растянул тонкие губы в улыбке змей. - Хвост мне все равно дороже.
  -Благодарю тебя... - Сид завороженно смотрел на матово -голубое "яблоко", не решаясь взять его в руки. Наг осторожно положил семя ему на ладонь.
  -Тебя заждались друзья наверху. - тихо напомнил он.
  -Ах да! - спохватился волшебник. Он отвесил змею легкий поклон и направился обратно в колодец, разглядывая по дороге драгоценный дар.
   Когда волшебник выбрался из лаза, то первое, что он услышал, был встревоженный разговор его друзей. Тия доказывала, что нужно немедленно спускаться виз и, как она выразилась, "спасать этого умалишенного". Змеелов же говорил, что нужно еще немного подождать, и раз Сид был так уверен в том, что ничего плохого не произойдет, то ему должно быть виднее.
  -Эгей, я здесь! - подал голос маг, и препирательства наверху сразу же прекратились.
  -Сид, ты цел? - крикнула Тия
  -Ну, в общем да, а ты что же, не ожидала такого исхода? - иронично поинтересовался он, обвязываясь веревкой вокруг пояса. - Змеелов, тяни!
   Оказавшись наверху, маг оказался забросан вопросами спутников о том, кого он спас и почему провозился так долго.
  
  
  -Оо, друзья мои! Мы спасли самого настоящего нага! - с придыханием возвестил он, и показал друзьям голубое семечко. Оно, однако, не произвело на них никакого впечатления.
  -А чем самый настоящий наг отличается от ненастоящего? - покосилась Тия на мага, не понимая, отчего он так воодушевлен.
  -Ты что, никогда не слышала о нагах? - поразился тот.
  -Представь себе, не все такие умные! - наморщила носик маленькая воровка.
  -Это не полузмей ли, часом? - нахмурился наемник.
  -Он самый! - с жаром кивнул Сидус. - Наги - древние существа, едва ли не старше каких-нибудь ифритов. Они безвредны для человека, хоть и являются оборотнями по сути своей, питаются мелкой нечистью. Живут поодиночке, часто выбирая для этого пещеры, пересохшие колодцы и подземелья. Обосновавшись в подходящем месте, наг выдергивает из гребня на хвосте самую большую чешуйку и закапывает ее в землю. Долгие годы из этой чешуйки растет прекрасное Древо Жизни. Чем старше становится Древо, тем сильней его магические способности. Это, можно сказать, залог долгой, почти бессмертной жизни нага. Рядом с ним змей излечивается, восстанавливает силы. Когда дерево достигает определенного возраста, на нем появляются удивительны плоды, навроде этого - он снова показал друзьям семечко. - Из них вылупляются новые наги, или может вырасти новое Древо Жизни, и тогда у одного нага их становится несколько, приумножая силу и здоровье владельца...
  -Подожди, а нам-то какой прок с этих семян? - довольно бесцеремонно перебила мага Тия, силившаяся понять, почему Сид с таким трепетом смотрит на синее яблоко.
  -А такой, что если посадить это древо рядом с домом, оно пошлет долгую жизнь и отменное здоровье всем, кто там живет. Ну или вырастить нага, который будет хранить всю семью от нечисти. - скромно потупился маг.
  -О! - Тия посмотрела на семечко уже куда с большим уважением. - И что ты намерен с ним делать?
  -Пока не знаю, но ни от долгой жизни, ни от личного охранника не откажусь - задорно рассмеялся Сидус и посмотрел на Змеелова, что скептически разглядывал его приобретение.
  -Ты забыл сказать, друг, что наги обладают удивительной способностью хитрить и обманывать - покачал головой он.
  -Да, но только чтобы отвести чужака от своего гнезда, а этот мне его сам показал - резонно возразил маг.
  -Хорошо, если так - вздохнул наемник. - Но я бы на твоем месте ничего не стал с ним делать, оставил в качестве диковины. На всякий случай.
  -Да ты просто завидуешь Сиду! - поддразнила его Тия...
  
  
  
  Глава 37
   Гюрза вышел в Великую Пустыню почти одновременно с беглецами. Он не сильно спешил, рассудив, что с подарком Ситары и его добрым Ветром обогнать эту троицу будет проще простого. Оказавшись за воротами, он, прежде всего, внимательно огляделся по сторонам, ожидая знака, что подаст ему татуировка на груди. Со стороны это, должно быть, выглядело забавно, что и говорить, он сам бы презрительно рассмеялся, скажи ему кто месяц назад, что он, подобно памятному проводнику, будет определять кратчайшую дорогу "на нюх". Но сейчас вириец был собран и предельно серьезен; закрыв глаза, он позволил себе расслабиться и слушать, что скажет подвеска. "На запад" - шепнул в голове чей-то чужой голос. Гюрза вздохнул и тронул коня в указанном направлении.
   Однако за время утреннего перехода ему не раз и не два пришлось усомниться в правильности выбранного маршрута. Сколько бы он не скакал, погоняя верного жеребца, но караван-сарая видно не было. Солнце, тем временем, подобралось к полудню и начало жечь измученную землю и раскалять и без того горячий воздух. Вириец уже было совсем отчаялся найти пристанище, чтобы переждать зной, однако впереди показалась крыша, затем еще одна, потом еще... Когда он подъехал ближе, то к своему удивлению обнаружил заброшенную деревню, что притаилась за очередным барханом у высохшего источника. Вокруг, дополняя зловещий пейзаж, торчали из песка высохшие почерневшие от солнца и времени деревья.
  -Ну и занесла же нас с тобой, дружище, нелегкая... - похлопал Гюрза коня по загривку, стараясь совладать с внезапно возникшим дурным предчувствием. Уж слишком мрачно и неприветливо было вокруг.
   Однако раскаленное пустынное небо недвусмысленно намекало на то, что ехать дальше было просто небезопасно, а потому, оглядевшись, вириец выбрал дом в центре деревни, показавшийся ему наиболее безопасным, привязал и напоил коня, после чего отправился внутрь, каждую минуту готовый выхватить оружие. Но внутри, как, впрочем, и снаружи было тихо. Лишь потрескивали, нагреваясь на солнце, глиняные неровные кирпичи, из которых сложены были стены, да шуршал под ногами песок.
   Кое-как устроившись на отдых, вириец попытался задремать, но так и не смог этого сделать. Все казалось ему, что чьи-то недобрые глаза наблюдают за каждым его движением, а потому чутье наемника, еще ни разу его не подводившее, не позволяло расслабиться.
  -Ну, это уже ни в какие ворота не лезет! - сказал он сам себе, против воли вслушиваясь в мертвую тишину покинутой деревни. Внезапно, подвеска на груди начала неприятно покалывать и в следующий момент Гюрза услышал беспокойное ржание Ветра.
   Обнажив клинок, вириец выскочил на улицу и успел заметить, как что-то темное и бесформенное растаяло посреди деревенской улицы. Сразу после этого тревожное чувство рассеялось, и на душе у Гюрзы стало спокойно настолько, что он позволил себе послеполуденный сон.
   Он проснулся, когда солнце уже сместилось к западу, а лучи его перестали прожигать одежду, и можно было безбоязненно продолжать путешествие. Отхлебнув воды и закусив лепешкой, вириец оседлал коня и продолжил свой путь на запад.
   За то время, пока он гонялся за Змееловом, Гюрза привык к бешеной скачке по пустыне, которую, теперь, почти не замечал. И теперь, глядя вперед, размышлял, что много времени в этой погоне растратил зря. Давно надо было выведать цель путешествия его бывшего однокашника с тем, чтобы определиться по поводу дальнейшего. Но сначала жалость к девчонке, а потом и присутствие мощного мага, который (теперь вириец в этом нисколько не сомневался) действительно обладал недюжинным даром волшебства, спутали все карты. Был бы Змеелов один, дальше Аструма бы ему уехать не удалось, об этом-то вириец спокойно мог позаботиться. Даже не смотря на то, что всегда уступал однокашнику в искусстве владения мечом...
   Что и говорить, оружие в руках Змеелова просто пело, и создавалось такое впечатление, что клинок являлся лишь продолжением правой руки. Даже бывалые рубаки, глядя на то, как тот рассекает мечом воздух, только диву довались. Где уж тут Гюрзе с его довольно скромными изначальными способностями? Он, однако, ценой невероятных усилий и упорного труда, к концу обучения мог выстоять в поединке с первым клинком школы, и теперь этот первый клинок, будто дразня, все время ускользал, заставляя себя догонять. Ну ничего, скоро Гюрза покончит с этим. Вот только нужно исхитриться и узнать, что эта троица задумала... А потом, потом волшебника можно будет выдать басирам. Зря что ли храмовники стараются разыскать сильного мага? И тогда, лишившись его поддержки, Змеелову останется лишь уповать на собственные силы. А что касается девчонки... Ну, всегда можно сказать ей, что все вышло случайно и позвать с собой в Вирию. В конце -концов, недаром же она так похожа на уроженку его благодатного края? Да, так и нужно будет поступить. Как только он доберется до Телипа, обязательно выведает их планы...
   Солнце, тем временем, уже наполовину опустилось за горизонт, а до караван-сарая было еще добрых полтора парсанга пути. Гюрза помянул неласковым словом тот час, когда отважился поехать на запад, вместо того, чтобы доверится карте. На пески опустились вечерние сумерки, и в последних лучах заходящего солнца Гюрза уже отчетливо различал очертания караван-сарая. "Эх, останусь без горячего ужина!" - с сожалением подумал он, понимая, что в темноте костер будет развести непросто, а небольшая масляная лампа не даст достаточно света, чтобы это сделать.
   Внезапно, скакавший галопом Ветер оглушительно заржал и резко встал на дыбы, едва не сбросив своего всадника на песок.
  -Что за... - хотел было выругаться Гюрза, но тут же почувствовал, как татуировку обожгло, словно огнем, и увидел, как из ближайшего бархана один за одним встают скелеты в полуистлевших доспехах и, размахивая ржавыми мечами, движутся в его сторону. Ошеломленный вириец только и мог, сидя на бесновавшемся от страха коне, что считать своих неожиданных преследователей. Их оказалось десять.
  -Великая Мать, как говорят местные!- тихо проговорил он. - Что это такое? Ну спасибо, Ситара, вот удружила, так удружила...
   Он кое-как успокоил коня и заставил его отъехать чуть дальше, чтобы иметь возможность маневра, приготовился к бою, достав из ножен трофейный кинжал, сжав во второй руке клинок. Как только первый скелет, отвратительно хрустя высохшими костями, приблизился к Гюрзе, тот метким ударом снес ему голову, однако костяк и не подумал рассыпаться, а напротив, наносил мощные удары, которые вириец едва успевал парировать. Наконец наемник изловчился и рубанул кинжалом по костлявой руке, отчего скелет тут же рассыпался прахом с тихим шелестом.
   Как только вириец осознал, каким образом он может уничтожить своих преследователей, дело пошло значительно быстрее. Следующие двое костяков были встречены мощными ударами меча, напрочь отрубившими им руки, и добиты кинжалом. Трое скелетов, что попытались зайти сзади, были отброшены в разные стороны копытами обезумевшего от страха коня и Гюрза, едва заставив животное развернуться, не дал им подняться, добив прямо на песке. После этого он не стал дожидаться, пока оставшиеся четверо подойдут поближе, и сам, спрыгнув с коня, побежал им навстречу.
  
   Разрубив пополам первого и перерубив ноги второму, он быстро прикончил костяков, пока еще двое ковыляли к нему. Затем, воспользовавшись их медлительностью, поочередно развоплотил каждого кинжалом...
   Когда измотанный боем наемник все-таки добрался до караван сарая, его поджидал сюрприз. Рядом с убежищем горел костер, а у огня сидела Ситара и широко ему улыбнувшись, спросила:
  -Не ждал меня?
  -Какой Бездны все это значит? - прорычал он, совсем забыв, что перед ним не девушка, а дух Пустыни.
  -Я вижу, совсем ты одичал, пока странствовал по Пустыне. - рассмеялась та. - Зачем же так грубо?
  -Прости - уже намного вежливее ответил он. - Но я действительно не понимаю...
  -Почему это вдруг на тебя напал отряд скелетов, несмотря на мою Печать?
  -Ну примерно так. - кивнул он и сел рядом, ожидая ответа.
  -А потому, отважный наемник, что идешь ты сейчас по мышиной тропке. Чего же ты хотел? Здесь места безлюдные, нечисть непуганая... - развела руками Ситара.
  -Но твоя подвеска уже отпугнула сегодня кого-то. - подозрительно посмотрел на нее вириец.
  -Хуту? Он слишком умен, чтобы связываться с Отмеченным Печатью... - махнула рукой она. - Знает, что в противном случае ему крепко достанется от нас.
  -Кто он такой, этот твой хуту? - поинтересовался наемник, отчетливо понимая, что подробности ему было знать вовсе не обязательно, но любопытство подталкивало выведать.
  -Злобный дух, что заводится в покинутых деревнях и заброшенных караван-сараях. Питается страхом жертвы, а потому пугает ее до тех пор, пока несчастный не умирает от разрыва сердца. Но ты можешь его не опасаться, как впрочем и дэвов, миражниц, призраков и альгдахов. А вот существа более примитивные, навроде скелетов и вивирен, Печати не боятся, ибо не способны думать о последствиях нападения на Отмеченного, а потому будь готов от них отбиваться. Но тут проблем быть не должно, ибо дерешься ты, воистину, виртуозно...
  -Я даже не могу сказать, порадовала ты меня, или, наоборот, огорчила - усмехнулся тот. - Конечно, я радоваться должен,что меня твари высшего порядка трогать не станут, но отбиваться всю дорогу от скелетов тоже удовольствие из разряда сомнительных.
  -А кто сказал, Гюрза, что толпы скелетов будут преследовать тебя всю дорогу? - пристально посмотрела на него Ситара. - Тут их не так уж и много. По крайней мере тех, что способны подниматься. Просто не проходи рядом с местами, где они похоронены, и все - пожала плечами она.
  -Да, действительно, всего-то! - не удержался от сарказма вириец. -Я же не вижу, в каком месте их песочком присыпало...
  -Ну тогда знай, что таких мест мало, и повстречаешь ты их на своем пути еще раза три, не больше.
  -Кстати, все хотел тебя просить о том, как долго, собственно, будет продолжаться этот самый путь? Раз уж не можешь сказать, в чем мое предназначение, то скажи, хотя бы, когда я буду свободен?
  -Ровно тогда, когда ты выполнишь, или, может быть, не выполнишь приказ Ияра. А вообще, это тебе лучше спросить у Змеелова. И о том, куда он идет, и о том, зачем, и даже, когда планирует вернуться.
  -Издеваешься? - полуутвердительно спросил Гюрза. - Не могу же я ходить за ними попятам все дни напролет, пытаясь подслушать, куда и зачем они направляются.
  -Ну, я тем более тебе в этом не помощник. Ты умен, Вилья Альтрасти, ты смел, решителен и находчив, а потому и сам неплохо справишься с задачей. - она встала. - Мне пора. Спи спокойно: в окрестностях нечисти больше нет.
  -Постой, а как же?... - но Ситара только погрозила пальцем и растворилась в темноте, оставив наемника наедине с весело потрескивавшим костром.
   Гюрза вздохнул, взял под уздцы Ветра, что смирно стоял рядом все это время, и отвел его к коновязи.
  -Ну что ж, возможно, ты и права. По крайней мере, относительно нечисти - пробормотал он.
  
   Однообразные дни перехода из Дильмина в Телип тянулись для путников, будто вязкий сахарный сироп. После встречи с нагом прошло уже больше недели, но Тии казалось, что до места назначения они не дойдут уже никогда. Пожалуй, впервые за время, проведенное в странствиях по Великой Пустыне, она начала по-настоящему тяготится своим путешествием. В этот раз не было ни паланкина с Исином, ни видимого конца перехода, ни даже приключений. Лишь бескрайние пески, да крыши караван-сараев, то и дело возникавшие на горизонте. Маленькая воровка впала в уныние, хоть и тщательно скрывала это от своих друзей. Не хватало еще, чтобы они оставили ее одну где-нибудь в Адабе, на попечении Исина, например.
   И не могли развеять это уныние ни рассказы Сида обо всем на свете, ни его шутки, что уже начинали ее раздражать, ни игривая Мушил, которая изо всех сил пыталась растормошить свою хозяйку. "Хоть бы какое приключение!" - отчаянно борясь со скукой, думала она. Однако была готова спорить на что угодно, что спутники ее мыслей не разделяют,и, более того, посмотрели бы на нее, как на умалишенную, выскажи Тия все это вслух. Но, как говорят, бойтесь своих желаний, ведь иногда они имеют свойство исполняться.
   Как-то раз, после очередного дневного привала, они выдвинулись в путь, и через несколько часов оказались у позанесённых песком развалин.
  -Мертвый город Караим - поспешил пояснить Сид на вопросительные взгляды друзей. Когда-то стоял на берегу большого озера и питался подземными ключами с целебной водой, но триста лет назад, никто не знает почему, ключи пересохли. Вода ушла, а вслед за нею - и люди. Так что сейчас мы просто обогнем это место и нап... - он не договорил, ибо из-за ближайших развалин раздался пронзительный свист, и путники в мгновение ока оказались окружены шайкой головорезов.
  -Ну что, уважаемые, не проходите мимо. Заходите на огонек... Мы всегда рады гостям! - глумливо усмехнулся один из них, заросший спутанной черной бородой почти до самых глаз бандит, что, по-видимому, был их вожаком.
   Друзья оглянулись на два десятка дюжих молодцев, окруживших их со всех сторон и, не сговариваясь, приготовились драться. Сид вскинул руки, собираясь колдовать, а Змеелов выхватил клинок, однако бандиты оказались проворнее и один из них, схватив Тию за руку, вытащил ее в центр круга. Он приставил к шее маленькой воровки кривой нож и крикнул:
  -Не с места, магическое отродье, иначе я зарежу вашу девчонку, как куренка! - с этими словами он надавил лезвием ей на горло но не рассчитал, и порезал ее до крови.
  -Ай! - испуганно вскрикнула Тия. Она дернулась, резко вскинув руку перед собой, а дальше произошло то, чего никто не ожидал. Внезапно что-то загрохотало, и совсем близко с изумленными людьми в песок с неба ударил столб белого пламени, обдав жаром стоявших рядом и оставив в песке воронку порытую стеклом.
  -Какого дэва... - растерянно выдохнул главарь банды,и в следующее мгновение, еще один огненный столб ударил совсем рядом с ним, спалив руку, державшую палаш. Он заорал не своим голосом от боли, а бандиты с криками "Магия!" - кинулись в рассыпную.
   Головорез, что все еще удерживал Тию, оттолкнул ее от себя и бросился за своими приятелями. Она, взмахнув руками еще раз, потеряла равновесие и упала на песок. В тот же миг еще два столба, спалив несколько бандитов.
  -Ну ты даешь! - восхищенно присвистнул наемник и уважительно поглядел на смертельно - бледного Сида.
  -Это был не я... - дрожа, ответил он и указал пальцем на Тию, уже успевшую подняться.
  -Нет??? Ты хочешь сказать... - пресекшимся голосом поговорил наемник и почувствовал, как по спине пробежал холодок.
  -Это она... - обреченно сказал Сидус и нервно сглотнул.
  -Эй, вы что там шепчитесь? - прокашлялась Тия и подняла руку, чтобы поправить сбившуюся дупатту, но маг подскочил к ней и крепко схватил за запястья.
  -А ну замри! - скомандовал он, закрыл глаза и начал что-то шептать над ее головой.
  -Эй, ты там не приворот, часом, начитываешь? - подозрительно взглянула на него маленькая воровка.
  -Не дождешься! - усмехнулся он. - Я запечатываю твою силу.
  -Какую такую силу? - бирюзовые глаза удивленно распахнулись.
  -Ту, которой ты только что спалила добрую половину бандитов! - строго посмотрел на нее маг.
  -Вот уж враки! - обиженно замотала головой она. - Как я бы смогла это сделать... Подожди! Ты хочешь сказать, что я... Что у меня... Ой! Ой-ой-ой! Я только что испепелила несколько человек?? - маленькая воровка посерела и затряслась, словно в ознобе, так, что зубы застучали. - Я- убийца! - схватила она за курту мага и стала что есть сил трясти его, и тот едва устоял на ногах. - Я -убийца! - рыдала она, стуча кулачками Сиду в живот.
  -Пподожди, ты это не нарочно, никакая ты не убийца! - проговорил было он, но его не услышали.
  -Я спалила людей... - рыдала она.
  -Ты не собиралась этого делать. - Сид осторожно обнял ее и погладил по голове. -К тому же, они угрожали убить тебя, и сделали бы это, будь уверена. Естественно, никто из них после этого бы не заплакал... Да и вообще, это была не ты, а не вовремя проснувшаяся магия... У тебя все равно никак бы не получилось это контролировать...
  -Правда? - перестала, наконец, рыдать она и с надеждой поглядела на мага.
  -Правда! - уверенно кивнул он и осторожно вытер ей слезы. - Но чтобы этого впредь не повторялось без твоей воли, придется научиться своими силами управлять...
  -Так это значит, ты мне поможешь! - внезапно улыбнулась маленькая воровка. - Теперь ты все-таки научишь меня магии...
  -Похоже, мне все-таки придется это сделать... - тоном обреченного на смерть проговорил Сид. - Иначе рано или поздно, ты сотрешь Великую Пустыню с лица земли.
  -И когда первый урок? - с готовностью поинтересовалась она.
  -Пожалуй, прямо сейчас. - согласился Сид. - Урок первый... Слушай внимательно и запоминай.
  -Слушаю и повинуюсь... - состроила довольную рожицу она и приготовилась услышать откровение, которое не заставило себя ждать.
  -Итак, ты должна помнить, что с настоящего момента и впредь, всю свою жизнь, ты никогда и не при каких обстоятельствах не должна размахивать руками так, как ты это только то делала. - торжественно возвестил маг.
  -И это все? - на лице Тии отразилось такое явное разочарование, что Змеелов не удержался от улыбки.
  -Да, на этом первый урок окончен. - серьезно кивнул Сид.
  -А когда второй? - надулась Тия.
  -Как только хорошенько усвоишь первый! - недовольно пробурчал маг и отошел к Змеелову.
  -Что мы теперь будем делать? - озабоченно поинтересовался наемник. - В город ей теперь нельзя, иначе в Царстве Дияла очень скоро станет одной крепостью станет меньше...
  -Ну, это, друг, меньшая из всех зол, уж поверь мне! - устало вздохнул волшебник.
  -Боги, и в чем же тогда большее? - всерьез испугался тот.
  -А большее, Змеелов, в том, что она теперь для басиров-словно ярко горящий факел, и любой из них, даже не обладая навыками накидывания сетей, без труда вычислит в ней волшебницу.
  -Вот уж нашел, о чем беспокоиться! - возразил наемник. - Это только что стало очевидно и мне, хоть к славному ордену басиров я и не отношусь.
  - Ну, не знаю, обнадежу тебя или нет, но источник ее силы я закрыл одним из самых надежных наговоров, однако как долго он удержит ту силищу, что сейчас клокочет у нее внутри, я не знаю...
  -Что это еще за наговор такой?
  -Все я тебе рассказать не смогу, сам понимаешь, скажу лишь, что он используется для блокировки магии волшебников-недоучек, чтобы сами они не покалечили кого, ну и храмовников не привлекали...
  -И все равно ее видно басирам? - упавшим голосом спросил наемник.
  -Как на ладони... Слишком уж сила мощная, да и дар у нее странный. Вроде и чувствую в ней стихийницу, а вроде и есть что-то необычное. - кивнул головой маг.
  -Аш, и что ж теперь?
  -А теперь мы идем в Телип! - подошла к ним Тия, которой надоело стоять в стороне и ждать на жаре, пока спутники наговорятся. - А то солнце нас изжарит.
  -В Телип... В Телип у нас пойдет только Змеелов, прекрасная пери. А мы с тобой остановимся в ближайшем караван-сарае и будем учить второй урок -отрезал Сид, скрестив руки на груди.
  -Опять какая-нибудь ерунда, навроде того, что ты мне уже сказал? - обиженно засопела она. -И с какой это стати я не могу зайти в город?
  -С такой, что во- первых, теперь ты вне закона, как и я, а потому, пока не найду способ спрятать твой дар от их глаз, рисковать мы не будем.
  -А во-вторых?
  -А, во-вторых, твоя сила способна разрушить Телип до основания. Так что для твоей безопасности и безопасности горожан, так будет лучше.
  -Серьезно? - подозрительно заблестели ее глаза. - Я могу разрушить весь город?? Я -чудовище, мне нельзя больше жить с людьми! - снова расплакалась она.
  -Тия! - обреченно вздохнул Змеелов. - Ты- не чудовище, ты- маг. Не обученный, правда, но самый настоящий маг. Вот, погляди на Сида. Он что, тоже, получается, чудовище?
  -Ну, есть немного... - шмыгнула носом Тия, и, на всякий случай, спряталась за спину наемника, подальше от возмущенного Сида.
  -Ну, подожди, вот уйдет Змеелов в Телип, тогда и посмотрим, кто тут чудовище... - тоном, не предвещающим ничего хорошего, объявил он. Тия сглотнула, осознав, что ляпнула лишнего...
  
  
  
  
  Глава 38
   Они остановились в последнем перед Телипом караван-сарае, а наемник после полуденного привала отправился дальше, пообещав вернуться через два дня с запасами провизии. Тия долго смотрела вслед удалявшемуся Змеелову и грустно вздыхала: ей тоже хотелось бы сейчас оказаться среди городской суеты и уснуть в мягкой постели в какой-нибудь чайхане, приняв предварительно горячую душистую ванну... Ее печальные размышления прервал Сид:
  -Ну что, прекрасная пери, готова ко второму уроку?
  - И что нам, теперь всю дорогу в Пустыне сидеть? - вместо ответа спросила она мага звенящим от обиды голосом.
  -Надеюсь, только в этот раз... Есть у меня одна идея, так что если Змеелов принесет мне кольцо, то попробую сработать поглотитель.
  -Кольцо? - переспросила маленькая воровка. - Какое кольцо?
  -Из золота или серебра, чтобы сделать из него амулет, маскирующий тебя от басиров.
  -А ты, оказывается, и амулеты мастеришь? Что же тогда себе не сделал, еще до путешествия. Не было бы суда... - удивилась Тия.
  - Ну, заклятие, что необходимо наложить на такой амулет отнимает много сил, да еще и подпитывается магией время от времени, так что не счел нужным - пожал плечами он.
  -Вы посмотрите только! Не счел нужным... А мы потом своими шкурами рисковали ради него. Вот павлин самоуверенный!
  - Эгей, полегче! Ты, все-таки, со своим учителем разговариваешь - скрестил на груди руки маг
  - Ладно-ладно... - примирительно проговорила она, понимая, что иначе рискует рано или поздно быть превращенной в змею. - Так что ты там говорил об украшениях? Подожди, так у меня же есть кольцо... - она принялась лихорадочно стягивать с себя кожаный шнурок с подарком наемника. - Вот, это не подойдет?
  - Какая тонкая работа! - восхитился Сид. - Откуда оно у тебя?
  -Змеелов отдал... Сказал - ему досталось от умершей матери...
  -А ты, значит, при первой же возможности готова от такого дорогого подарка избавиться? -пристально посмотрел на нее маг.
  -Это еще почему?
  -Колечко-то надо будет переплавить...
  -Эээ, нет, в переплавку я его не отдам! - Тия проворно выхватила из рук Сидуса кольцо и снова повесила на шею, прикрыв, для верности, ладошкой. - Заговорить - пожалуйста, а вот портить не позволю. А зачем его переплавлять, точнее- почему именно кольцо? - поинтересовалась она.
  - Ну, во-первых, в украшениях металл всегда наилучшего качества и чистейшей пробы... А, во-вторых, кольцо символизирует бесконечность. Как говорил... Да не важно, кто там и что говорил - оборвал сам себя Сид на полуслове, заметив, что Тия перестает его понимать. - Давай лучше займемся магией.
  -Второй урок? - вздохнула Тия
  -Верно... Итак, урок второй. Твоя сила-это способность сплетать нити силы подлунного мира в особые узоры. Узоры называются заклятьями. У каждого волшебника есть сила сплетать лишь нити определенного рода. И от того, какого рода это будут нити, зависят особенности заклинаний, которыми он будет владеть. Вот например я, да и ты тоже- стихийники. Воздух, вода, огонь - это то, с чем мы работаем. Но для начала не худо было бы видеть эти самые нити. Прикрой глаза - внезапно велел он. - Что ты видишь?
  -Темноту - простодушно ответила Тия.
  -Таак, а еще? - терпеливо переспросил маг.
  -И больше ничего - покачала головой она.
  -Быть того не может, вот же они! - прищуря глаза, Сид начал указывать рукой туда, где их должна была видеть маленькая воровка.
  -Ты смеешься надо мной? - раздраженно спросила Тия. - Нет там ничего, ясно? Пус-то-та!
  -С чего бы это мне над тобой смеяться? - взлохматил волосы он и подозрительно покосился в ее сторону. Уж не подшучивает ли? Однако Тия оставалась серьезной, и даже злилась, силясь понять, чего от нее хотят. - Подожди-ка... Может быть, я прочитал над тобой слишком сильный наговор... Сейчас сниму и посмотрим. - он снова что-то пошептал, водя у нее над головой руками, но каково же было его удивление, когда у Тии не обнаружилось и следа магии!
  -Интереесно! - обескуражено произнес он. - А где твоя сила?
  -Потеряла по дороге. - огрызнулась Тия. Настроение ее вконец испортилось: мало того, что уже полчаса ей пытались показать какие-то нити, которых она не видела, так еще и выяснилось под конец, что она застряла посреди Пустыни зря. А могла бы сейчас...
  - Но ведь я своими глазами видел тогда, как в тебе магия кипела! - растерянно пробормотал он, забыв о свой привычной манере язвить.
  -Так, видать, выкипела вся. - продолжала куражится маленькая воровка. - Знаешь, я начинаю подозревать, что все это ты либо затеял из вредности, либо тогда просто ошибся.
  -Нет, быть не может - уверенно ответил Сидус.
  -Значит, все-таки шутишь! - надулась она. - А я-то уже поверила, что тоже смогу быть магом. - до обескураженного Сида донесся негромкий всхлип. Этого еще не хватало!
  -И не думал... Эй! А ну не плачь... - стал тормошить он Тию, которая, казалось, вот-вот опять расплачется. Однако он ошибся: та просто надулась и теперь упорно не желала на него смотреть.
  -Тия, я и правда не знаю, как так получилось, но сейчас в тебе нет ни капли магической силы, и могу поклясться чем угодно, что у меня и в мыслях не было издеваться.
  -Так получается, все-таки, что я не маг? - печально вздохнула она.
  -Да нет, я уверен, что ты -самый настоящий маг. Только вот природу твоей силы я пока не разгадал. - задумчиво ответил Сидус.
  
   Гюрза отрешенно глядел на небольшой кусочек пергамента, который ему только что принес слуга. Он, наконец, решил написать Ияру отчет обо всем, что произошло с момента его отъезда из Феруза, однако писать, по сути, было нечего. И теперь вириец безуспешно пытался понять, что же можно и нужно поведать Правителю. Повертев перо в руках еще минут пять, он, наконец, раздраженно отбросил его в сторону и решил отложить отчет до лучших времен, а именно до тех пор, пока он не узнает конечной цели путешествия Змеелова. Беглецы должны были прибыть в Телип со дня на день, и скоро он все выяснит.
   Потянувшись, Гюрза подошел к окну и посмотрел на улицу. Ему была видна как на ладони вся рыночная площадь, где, несмотря на полуденный зной, деловито сновали люди. Конечно, Телип был не таким крупным, как Феруз или Альзара, но и здесь кипела жизнь. Вириец тоскливо оглядел уже успевшие надоесть своей роскошной вычурностью дома богатых купцов, и раздраженно подумал, что промаялся от безделья в этом городе совершенно зря целую неделю.
   Еще по прибытии в город он сразу столковался со стражниками о том, что они дадут ему знать, когда в город войдет его троица. Однако то ли случилось с ними что-то по пути, то ли он пришел сюда слишком рано. Только от них до сих пор не было никаких известий. Вздохнув, он отправился прогуляться по городу, чтобы хоть как-то развеять свою скуку.
   Миновав рыночную площадь, вириец свернул в ближайший переулок и стал бесцельно бродить по Телипу, размышляя, куда могли запропаститься беглецы. Внезапно, впереди мелькнула знакомая фигура, и, поначалу, Гюрза даже не поверил своим глазам. Неужели показалось? Однако он не ошибся: на мгновение человек, шедший впереди, обернулся и наемник узнал в нем Змеелова.
  -Что за... - пробормотал Гюрза сквозь зубы. - Когда они успели прийти?
   Он поспешил вслед за Змееловом, однако вскоре тому удалось затеряться в шумной толпе, что бурлила на базарной площади. Вириец стал вертеться, пытаясь понять, куда делся беглец, но его уже нигде не было видно.
  -Ничего не понимаю, мне же не могло показаться! - он еще раз растерянно осмотрелся и решил, что пора бы наведаться к страже.
   Гюрза направился к воротам города,и, поискав глазами капитана, подошел к нему:
  -Доброго дня, уважаемый! Я все ищу ту троицу, о которой справлялся уже несколько раз за минувшую неделю.
  -И тебе доброго дня... - слегка досадливо кивнул тот. - А я снова скажу тебе, что они в город не заходили.
  -Правда? - иронично приподнял бровь вириец. -Но я, вот, только что видел одного из них собственными глазами. Высокий, худой, зеленоглазый парень... Наемник...
  -Наемник? - озадаченно переспросил стражник. - Да, пришел тут вчера один... Сказал, что спутники его в ближайшем отсюда караван-сарае остались, а он припасы пополнять пришел.
  -Таак! А вы что же, пропустили его в город без должной проверки? - строго спросил Гюрза, поглядев на капитана, как на идиота. -А если это был вражеский шпион?
  -Мы его проверили вдоль и поперек! - процедил сквозь зубы стражник, которому очень не понравилось, что какой-то выскочка указывает ему, как нести службу.
  -Ладно, Бездна с вами! - устало махнул рукой вириец, развернулся и отправился к себе на постоялый двор, оставив стражника злиться в одиночестве.
   Выходило, что Змеелов, по какой-то причине, оставил своих друзей в Пустыне. Почему? Что он задумал? Где теперь его искать? И, самое главное, как узнать о его планах? Разве что... Решение пришло неожиданно. Гюрза даже рассмеялся насколько простым оно показалось. Не долго думая, он велел седлать Ветра, и выехал из города, направляясь в сторону Дильмина. Пара часов бешеной скачки и впереди показался искомый оазис. Подъехав как можно ближе, вириец слез с коня, стреножил его,и, оставив за ближайшим барханом, подкрался к караван-сараю, спрятавшись за углом.
   Солнце клонилось к закату, и, в надвигающихся сумерках, вириец увидел, как дверь отворилась, и наружу вышел знакомый парень, а вслед за ним и Тия.
  -Ну вот! - донеслись до него слова мага. - Завтра вечером вернется Змеелов, и тогда мы пойдем на Адаб.
  -А далеко от него да Заповедных земель? - поинтересовалась девчонка.
  -Да как тебе сказать? Если по прямой, то парсангов двадцать, не больше.
  - Почему же тогда все те твари, что обитают в горах Рух, не нападают на земли Царства Дияла? - продолжала расспрашивать Тия.
  -Нуу! Говорят, что боги когда-то позаботились об этом, и земли рядом с горами-своеобразная черта, за которую бестиям заходить не позволено. Проще говоря, люди объясняют это тем, что всякая тварь, что ступит с Заповедных Земель вглубь Великой Пустыни, будет наказана песчанниками.
  -А как тогда быть со всей той нечистью, что мы повстречали на своем пути?
  -Нуу, это то, что пришло сюда с мышиных тропок, или обитает в глухих уголках, где люди ходят редко, так что в общем и целом людям жить не мешает.
  -А что будет, когда мы дойдем до схрона и заберем Хозяин Песчаных Бурь? Нечисть от нас станет разбегаться?
  -Не скажу тебе точно по поводу нечисти, а вот на месте Царя Мида, я бы точно сбежал.
  -Почему, неужели этот амулет и впрямь обладает такой разрушительной силой, как о нем говорят?
  -Думаю, что если это, все же, не просто красивая легенда, а реальный артефакт, обладающий хотя бы сотой частью той силы, которую ему приписывают, тогда я очень не завидую тому, кто встанет на пути Змеелова, после того, как Хозяин Песчаных Бурь окажется в его руках...
  -Так таки и побежит Царь! - насмешливо фыркнула Тия. - У него армия, и крепости. А что у нас?
  -А у нас амулет страшной разрушительной силы в руках законного владельца.
  -Думаешь, испугаются они Змеелова с подвеской на шее?
  -Ну, если подвеска засветится, признав в нем потомка Уммы, и это увидят все, то народ сам поймет, что истинный Царь - Змеелов.
  -Хорошо бы, а то придется нам худо...
  -Ну что за мысли такие мрачные? - беззаботно рассмеялся Сидус. - Ты сначала дойди до схрона, а потом уж Царство Дияла завоевывай...
   Гюрза, похолодев, выглянул из-за угла. Беглецы были заняты разведением костра и, казалось, не обращали никакого внимания на то, что творится вокруг. Вириец прокрался обратно к коню, осторожно развязал его, вскочил в седло и поскакал в сторону Телипа. Ну вот, похоже, он и выяснил, что хотел, однако от этого легче не стало... Получается, что Змеелов - потомок знатного рода, претендующий на трон и дерзнувший бросить вызов местному Царю? Интересно, что скажет Ияр, получив такие известия? Нужно немедленно ему написать.
   Вириец ворвался в Телип словно ураган, едва не сшибив вставшего было на пути стражника, крикнул тому: "Срочные известия!" и поскакал к себе на постоялый двор. Бросив поводья на руки слуги, он стремительно забежал к себе в комнату, зажег масляный светильник и стал быстро писать послание Правителю Феруза. Еще раз перечитав написанное, он кликнул слугу:
  -Есть ли при вашем Дворце голубиная почта? Мне надо отправить срочное письмо в Феруз...
  -Есть, господин, но сейчас ночь на дворе,и отправить свое письмо можно будет только утром, дворцовая почта не принимает письма от горожан по ночам.
  -Бездна! - выругался тот, осознав, что спешил зря и до завтра записка все равно не уйдет. Только напрасно коня погонял... -Ладно, можешь идти, спасибо! - рассеянно махнул он рукой. Завтра, так завтра. Ну, Змеелов, кто бы мог подумать?
  -Ничего, скоро Ияр получит записку, и тогда посмотрим, как ты попляшешь...
  
  Глава 39
   Змеелов вернулся даже раньше, чем предполагал Сид. К середине следующего дня он уже сидел в караван-сарае, рассказывая друзьям о Телипе:
  -Не много вы потеряли, что отсиделись здесь. Вроде и немаленький город, но ничего примечательного, даже лавки редкостей не нашел. Да и чайхана мне попалась не самая лучшая... Хорошо еще, лавка ювелира есть - с этими словами он протянул Сиду маленькое золотое колечко.
  -Воот, как раз то,что нужно - просиял маг. - Сейчас изготовлю из него амулет, и...
  -А как, кстати, ты собираешься его переплавлять? В костер, что ли, кинешь? - насмешливо спросила Тия.
  -Зачем же в костер? Волшебник я, или нет? - хитро подмигнул Сидус. Он повертел колечко в руках, потом достал из своей заплечной торбы какую-то небольшую ступку черного цвета, положил туда украшение, накрыл крышечкой, взялся за нее обеими руками и стал нараспев читать какое-то заклинание, время от времени встряхивая сосуд. Несколько минут ничего не происходило, но вдруг колба засветилась ровным голубоватым светом. Сид быстро открыл ее и ловко вылил расплавленное золото на крышку сосуда в виде узора-паутинки. Метал мгновенно остыл, превратившись с причудливую золотую подвеску, которую маг преспокойно взял в руки и отдал Тии.
  -Вот, владей! - торжественно сказал он. - Это спасет Царство Дияла от разрушения.
  -Ну, если оно устояло, пока учили тебя, значит ничего не произойдет и сейчас! - показала ему Тия язык.
  -Не уверен, прелестная пери. - развел руками тот. - По крайней мере, начинал я свои магические опыты с создания жалких огненных шариков, и уж никак не со столбов белого пламени...
  -Так и скажи, что себя обезопасить хочешь - насмешливо наморщила носик Тия.
  -Себя- в первую очередь. - рассмеялся он.
  -Думаю, нам нужно выдвигаться, ибо на горизонте начинают собираться облака. Необходимо как-то добраться до Адаба, пока не началась Неделя Дождей, иначе мы застрянем посреди Пустыни в каком-нибудь караван-сарае надолго. - прервал их препирательства Змеелов.
  -Таак, получается, до дождей не больше двух недель - тут же стал серьезным маг. - А пути до столицы - три недели, как минимум. Придется открывать мышиную тропку! - задумчиво взъерошил он волосы.
  -Тогда идем прямо сегодня. Есть возражения? - вопросительно посмотрел на друзей наемник.
  -Нет! - ответила Тия, обрадованная тем, что в этот раз переход будет короче, чем ожидалось.
  - Поддерживаю! - согласился маг и принялся деловито распихивать провизию, что принес Змеелов, по сумкам. - Тогда сейчас отдохнем - и в путь...
  
   Благочестивый Ияр пребывал в страшном гневе, и, потому, все во Дворце, начиная от распорядителя, и заканчивая просителями, не осмеливались подходить к его покоям ближе, чем на сотню шагов. Всему виной было письмо, что накануне вечером он получил голубиной почтой из Телипа. Никто толком не знал того, что было там написано, но после того, как Правитель его прочел, он пришел в ярость и чуть не убил распорядителя, запустив в того столиком для игры в кости лишь за то, что тот осмелился доложить об очередном просителе.
   После того Светлейший не выходил из своих покоев целый день, обдумывая те ужасные известия, что он только что получил от Гюрзы. Получалось, что самые страшные его подозрения оправдались и щенок-недобиток отрастил себе клыки, а скоро и вовсе сожрет его с Царем Мидом в придачу, заполучив то, о чем сам Ияр и мечтать-то не смел - трон Царства Дияла. Нужно было срочно что-то предпринимать, а иначе...
   По продолжительном размышлении, он решил, что необходимо как можно скорее убрать этого выскочку, и сделать это будет легче всего с помощью Гюрзы. Так же необходимо предупредить Царя Мида, ведь не далее, как через три недели он окажется в Адабе, и то, что может не получиться у Гюрзы, довершат Царские дознаватели, судьи и палач...
   Ияр кликнул слугу и велел подать ему письменные принадлежности. Макнув перо в чернильницу он черкнул несколько строк для Гюрзы, отправив записку тем же почтовым голубем, и написал пространное письмо Царю, где нижайше умолял своего Повелителя не допустить, чтобы мальчишка ушел из Адаба целым и невредимым...
  
   -Сид, а отчего зависит длина мышиной тропки? - маленькая воровка, чуть отстав от мага, шедшего впереди, остановилась и вытряхнула из сапога песок.
  -От того, как далеко ты хочешь по ней пройти. - рассеянно ответил тот, выглядывая впереди ориентиры.
  -Это я понимаю, а смог бы ты, например, открыть тропку,по которой до Адаба можно добраться не за две недели, а за пару дней? - не унималась она.
  -Ах, ты про это? Ну, тут все зависит от статуса просящего и его магических способностей... Вот, например, если обучить этому искусству Змеелова, то ему откроется путь, помогающий выгадать один-два дня. Мне, как способному магу, удается сократить дорогу на неделю. А если бы мышиную тропку открывал кто-то из песчанников, то там путешествие займет от нескольких часов до пары дней в любую точку Пустыни.
  -И почему нам больше не повстречался ни один из этих духов? - грустно вздохнула Тия, погладив задремавшую на ее плече Мушил.
  -Потому, что не посчитали нужным больше с нами встречаться... - пожал плечами тот. - Да оно и к лучшему.
  -Отчего же? - подал голос Змеелов, шедший сзади.
  -Песчанники появляются лишь тогда, когда хотят предупредить, спасти или наказать. Не знаю, как вы, друзья мои, но мне бы очень не хотелось, чтобы впереди, по крайней мере до Заповедных земель, нам грозило что-то, о чем нужно предупреждать.
  -А что ты там так пристально рассматриваешь впереди? - Тия утерла потное личико краешком дупатты.
  -Пытаюсь отыскать на горизонте караван-сарай, но увы...
  -Подожди, ты хочешь сказать, что мы заблудились? - насторожился наемник.
  
  
  -Нет, пока я всего лишь хочу сказать то, что только что сказал. Я не вижу караван-сарая, но сама тропа никуда не делась.
  -Просто замечательно! -усмехнулся Змеелов, но неожиданно Тия воскликнула:
  -Посмотрите, вон там, впереди! - друзья посмотрели туда, куда меленькая воровка указывала рукой и замерли, раскрыв рты: обогнув очередной бархан, они оказались перед засыпанным песком дворцом необыкновенной красоты. Башни его были местами разрушены, однако даже эти руины невольно внушали восхищение перед искусной работой неизвестных строителей. Изящные, словно кружевные постройки с колонными и многочисленными арками венчали круглые купола, и на фоне предзакатного неба они казались ожившей сказкой.
  -Вот это да! - зачарованно проговорил наемник. - В жизни не слышал ни о чем подобном. А ты, Сид?
  -Я, признаться, тоже... - выдохнул тот и сделал пару шагов по направлению к руинам. Внезапно, Змеелов заметил, как в сгущавшихся сумерках слабо засветились окна дворца.
  -Какого... - начал было он, но вовремя спохватился, вспомнив, что стоят они на мышиной тропке, а потому лучше лишний раз не поминать никого из бестий подлунного мира.
  -Он светится... - пораженно прошептала Тия.
  -Светится! - подтвердил Сид и взъерошил волосы. - Но это не опасно.
  -Опять твой кинжал? - недоверчиво спросила Тия.
  -В прошлый раз мой кинжал не подвел, так что не вижу причин для беспокойства -покачал головой маг и уверенно направился в сторону дворца. Змеелов, не желая отпускать его одного, окликнул Тию и отправился следом.
  -Аш, и почему мне приходится путешествовать с безумцами, которые сначала сделают, а потом не подумают? - проворчала она, проворно нагоняя друзей.
   Они миновали разрушенные ворота и вступили на обширный внутренний двор, что в сгущавшихся сумерках освещался лишь ровным теплым светом, лившимся изнутри дворца. Змеелов оглядывался по сторонам, гадая, смогут ли они здесь остановиться на ночлег, или в ночи их поджидают неприятные сюрпризы. Тия зябко ежилась то ли от прохладного ночного ветерка, то ли от страха, и лишь Сид был совершенно спокоен. Он пересек двор и осторожно приоткрыл ворота, которые подались, на удивление, легко. Сделав спутникам знак следовать за ним, он зашел внутрь.
   Первое, что бросилось друзьям в глаза - роскошное убранство зала, в котором он оказались. Таинственный золотистый свет, что лился откуда-то из под высокого потолка озарял просторное помещение, сплошь выложенное бирюзовой и синей плиткой, что, чередуясь, образовывала причудливые узоры. В центре зала располагался большой фонтан, в котором, тихо журча, били тонкие водяные струйки. Прямо за ним путники заприметили широкую каменную лестницу, что вела куда-то наверх.
   - Думаю, нам стоит подняться и обследовать помещение, я буду не я, если здесь мы не найдем чего-то интересного... - у Сида заблестели глаза.
  -Пару интересных скелетов, например - язвительно заметила Тия.
  -Ну, зачем же сразу скелетов, моя прекрасная пери! - на ходу бросил ей маг, уже направляясь к лестнице.
  -Ну, можно и привидений, если скелеты тебя не устраивают - пожала плечами она.- Там, кстати, верблюды снаружи остались, так что пока мы здесь дворец разглядываем, они могут сбежать. - попыталась она воззвать к благоразумию спутников, но Сид только рукой махнул.
  -Никуда они не денутся, а вот тебе не мешало бы отправиться с нами. - ответил он, не оборачиваясь.
  -Это еще почему? - опасливо поинтересовалась та, зябко поежившись. - Считаешь, кто-то может здесь на меня напасть?
  -Нет, просто пропустишь много интересного, так что догоняй!
   Поднявшись по лестнице, друзья очутились в просторном коридоре, искуссно украшенном пестрыми изразцами и резными колоннами и богатой лепниной. По обеим сторонам тянулись двери, за которыми оказались роскошные, но абсолютно пустые покои.
  -Интересно, а где все обитатели замка? - высказала вслух Тия вопрос, который пришел в голову каждому из них.
  -Не знаю, но у меня такое странное ощущение, что время здесь остановилось... - тихо откликнулся Змеелов.
  -И не только у тебя, друг - озадаченно взъерошил волосы маг. -Однако все это настолько же безопасно, насколько и странно.
  -А что мы вообще здесь ищем? - не унималась Тия, которой в пустом безмолвном дворце было не по себе.
  -Что-то интересное... - неопределенно проговорил Сид.
  -Например?
  -Эээ, например, причину, по которой такой прекрасный дворец стоит заброшенным, или просто... Не знаю, как объяснить, но мне кажется, что здесь обязательно должно быть что-то необычное
  - Чудо? А если нам от этого чуда убегать придется? - елейным голосом проговорила она.
  -Ты скучный человек! Найти этот дворец было большой удачей.- назидательно поднял палец вверх тот.
  -Хороша удача: оказаться в покинутом замке ночью, а если здесь обитает какая-нибудь бестия, которая всех уже сожрала? - поддержал Тию Змеелов.
  -А что, боишься бестий? - невинно спросил Сидус.
  -Нет, не понимаю твоего желания влезть туда, куда нас, явно, не приглашали. - скрестил на груди руки наемник.
  -Откуда ты знаешь? Может быть дворец мы увидели именно потому, что кто-то сделал нам приглашение. - пожал плечами Сид. Все это время он продолжал оглядываться вокруг, однако, пока ничего интересного не видел. "Может быть, нам совсем не стоило его принимать" - опасливо подумала Тия.
   Друзья, тем временем, прошли коридор до конца и внезапно очутились в беседке, что располагалась на вершине одной из башен, и, казалось, парила в воздухе. Отсюда завороженные путники увидели ночную Пустыню, расстилавшуюся на парсанги вокруг и бездонное черное небо, мерцавшее россыпью звезд.
   В беседке не было ничего, кроме изящного резного столика, на котором лежала обычная тоненькая тростниковая дудочка, невесть как очутившаяся среди роскошного убранства загадочного дворца. Пока Сид и Тия рассматривали окрестные башни, несколько из которых было основательно разрушено, Змеелов взял инструмент в руки и попытался наиграть любимую песню матери, но, на удивление, не смог выдуть из нее ни звука. Он положил было дудочку на место, но тут она, словно ожила, и принялась исполнять незнакомый мотив.
  -Я понял! - внезапно сказал маг, и тут же обернулся в сторону наемника. - Что ты... - он не договорил, ибо в мягком свете, что лился сверху на беседку, друзья увидели тонкую серебристую струйку, что словно дым, причудливо извивалась, пока, наконец, не приняла форму огромной белой кошки с золотыми глазами, мощными лапами и острыми клыками.
  -Тты что натворил? - обманчиво-спокойным голосом спросил Сид, одной рукой пряча за спину опешившую Тию, а другой совершая в воздухе какие-то пассы.
  -Я ничего не сделал! - в том ему ответил наемник и в тот же момент кошка бросилась в его сторону настолько стремительно, что тот даже ничего не успел предпринять. Тия завизжала и закрыла глаза, а маг, помянув Аша кинулся в нее огненным шаром. Шар, однако, как и следовало ожидать, не принес духу никакого вреда. Сама же кошка, оказавшись рядом с наемником, сделала то, чего от нее никто не ожидал. Она ткнулась мордой Змеелову в живот и начала ластиться, мурлыча при этом, словно котенок. Замерший было наемник с шумом выдохнул воздух, а Сид и Тия, не сговариваясь, громко рассмеялись, однако тут же замолчали, увидев, что животное обернулось к ним и прищурило глаза.
  -Ххорошая киса, умная киса - тихо проговорил Сид, готовясь кинуться в нее очередным заклинанием.
  -Спокойно, это свои... -сказал Змеелов, и кошка послушалась!
  -А как ты умудрился? - спросила Тия выглядывая из-за Сида и указывая на нее глазами.
  -Я всего лишь попытался сыграть на той дудочке. - он кивнул на резной столик.
  -Какой дудочке? Нет здесь ничего...
  -Как же? И впрямь. - озадаченно пробормотал наемник, глядя на абсолютно пустой столик. - Но ведь была.
  -А теперь нет. - меланхолично пожал плечами Сидус и расслабился, позволяя Тии выйти. - Интересно, а как зверя зовут? - выглянула она из-за мага.
  -Единственный способ узнать-спросить у зверя напрямую. - мрачно пошутил Сид. - Но вряд ли тебя поймут. Так что можешь придумать любое имя, которое тебе понравится. Все равно она на него не отзовется.
  -Тогда пусть будет Дымка! - воскликнула маленькая воровка, с интересом приглядываясь к их новому спутнику. Кошка, впрочем, была абсолютно спокойна, и, кажется, признала их своими.
  -А почему ты решила, что это она? Может быть -он? - подначил ее Сид.
  -Кто казал тебе, что Дымка -это "она"? Я придумала имя, которое подходит и коту, и кошке. А если тебе так интересно, кто это, рискни заглянуть нашему питомцу под хвост. - парировала та.
  -Да нет, мне, в общем-то, все равно. Дымка, так Дымка... - стушевался маг.
  -Скажи лучше, что ты имел в виду, когда сказал : "Я понял!" - оборвал их спор наемник, которому не хотелось слушать препирательства на пустом месте.
  -Я понял, куда мы попали - загадочно улыбнулся друзьям Сид. -Это место называется Затерянные Пески.
  -Что это еще за место такое? - покосилась на него Тия.
  -Давным-давно, еще до прихода из-за моря жрецов Великой Матери между Тарусом и Альзарой существовал еще один богатый город Авим. Но он являлся не просто крупным торговым поселением, нет... То был центр магического мастерства, где жило очень много волшебников, что тяготели к единственной в Царстве Дияла Магической Академии... Однако, с утверждением новой религии, все маги были объявлены вне закона. Их начали безжалостно преследовать, убивая или заставляя отречься от своих знаний. И первым делом был разорен Авим.
  -Но как же Царь допустил такое? -простодушно удивилась маленькая воровка. - Он ведь сам происходил от волшебника?
  -В интересах власти, Тия, люди, порой поступаются очень многим. -вздохнул Змеелов. - Если нужно просить покровительств могущественных соседей или развивать торговлю, то правители, порой, и мать родную забыть готовы....
  -А ты? - открыла рот она.
  -А я не Правитель! - с непонятным раздражением ответил тот. - Я просто наемник, бродячая собака, которая сегодня здесь, а завтра -там. И, думаю, что Правителем мне уже никогда не стать.
  -Интереесно! - иронично протянул Сидус. - И для чего же ты тогда все это затеял? Сидели бы мы сейчас спокойно в Альзаре, если ты сам не веришь, что поступаешь правильно.
  -Я обещал отцу... - как-то растерянно проговорил тот.
  -Ну уж нет! Я не согласен до конца жизни быть вне закона только потому, что посмел родиться с магическим даром. - насупился волшебник.
  -И с чего же ты решил, что если я стану Царем, то жрецы Великой Матери позволят мне...
  -А с того, друг мой, что само твое право на престол будет подтверждаться магическим амулетом, а проводит тебя к этому амулету волшебник и девчонка с неслабыми магическими способностями. Да и питомец твой, позволь заметить, далеко не простое животное... Я не прав? - напустился было Сидус на наемника, но Дымка предупреждающе заворчала, а потому Тия поспешила переменить тему:
  - Это все, конечно, интересно, но я бы с удовольствием послушала, какое отношение имеет полуразрушенный дворец на пути в Адаб к разоренному городу Авиву.
  -Самое прямое! - насупившись, пробормотал волшебник. - Когда отряд басиров, ведомых жрецами ворвался в город, и началось побоище, то последние из уцелевших магов каким-то чудом умудрились перенести Дворец Правителя с библиотекой Академии из города, так что изумленным басирам осталось лишь наблюдать магическую вспышку огромной силы. Он же и убила магов, которые ценой своей жизни спасли древние свитки от сожжения... Но они не смогли сделать так, чтобы Дворец появился в другом месте, так он и остался где-то на мышиных тропках, так что увидеть его- огромная удача... С тех пор люди стали прозывать места, где он появляется Затерянными Песками.
  -Так что же ты стоишь? - взволнованно проговорила Тия. - У тебя же появился такой шанс забрать с собой хотя бы часть от той библиотеки.
  -Сделать я этого не смогу при всем желании.- грустно усмехнулся Сид. - При попытке использовать магические свитки или предметы - тут он посмотрел на смутившегося Змеелова - они исчезают. Таковы последствия неоконченного заклинания переноса... Вот и он сыграл на дудочке, которая тут же исчезла.
  -Но ведь Дымка-то не исчезла? -нехотя проговорил наемник, не глядя другу в глаза.
  -Пока!- кивнул тот. - Но, думаю, как только мы сойдем с мышиной тропки, исчезнет и она.
  -Но почему? - расстроенно спросила маленькая воровка. - Я уже представила, как мы входим в Адаб с Дымкой.
  -А вот это ты брось! - нахмурился маг и взгляд его мгновенно стал серьезным. - Не хватало нам еще проблем со стражей или, не приведи Великая Мать, басирами, по поводу странной кошки.
  - Я предлагаю вернуться к верблюдам, а то как бы самим не исчезнуть вместе с этим дворцом где-то на перекрестке мышиных тропок - нахмурился Змеелов.
  -Ну что ж, идемте - пожал плечами Сидус, даже не взглянув в сторону белой кошки, что спокойно смотрела на них своими золотистыми глазами. - Не то не успеем развести костер до темноты.
   Сид оказался прав: стоило друзьям только пересечь порог затерянного дворца, как Дымка, до того сопровождавшая их, растворилась в воздухе, словно и не было ее никогда. Путники принялись разводить костер и кормить верблюдов, делая, однако, все молча. Даже неугомонная Мушил, смешившая их на привалах, сегодня только жалобно попискивала, чувствуя поселившуюся среди друзей горечь. Так они и сидели у костра в тишине, думая каждый о своем. Наконец Тии это надоело, и она, пробурчав что-то о смертельной усталости, расстелила одеяло недалеко от костра, завернулась в него, быстро уснув. Сид и Змеелов же продолжали сидеть, молча глядя на огонь.
  -Прости меня, друг... - вдруг тихо проговорил наемник. - Я сегодня сильно сглупил.
  -Прощаю! - тяжело вздохнул маг, которому надоело обижаться. - Только никак не пойму, что это с тобой произошло? Где тот Ифран, который доказывал нам с Тией, что он готов пойти в Заповедные земли один? Что он мечтает вернуть принадлежащее ему по праву?
  -Не знаю, что на меня нашло. - покаянно развел руками тот. - Просто Тия начала расспрашивать тебя о разрушении Авива, и... В общем, я вдруг подумал, что никогда не смог бы обречь собственных подданных на лютую смерть ради того, чтобы заключить политический союз с соседними странами. Так что Царь из меня никудышный.
  -Очень хороший Царь из тебя выйдет, не говори ерунды! - отмахнулся волшебник. Именно потому, что свои подданные тебе дороже политических союзов, так что не торопись отказываться от того, что принадлежит тебе по праву.
  
  
  
  
  
  Глава 40
   Его Величество, Правитель Царства Дияла, Светозарный Мид, Мудрейший из Мудрых, в ярости скомкал письмо, что только что доставили ему с почтовым голубем. Этот ишак Ияр посмел допустить такое! Да если бы он, Мид, знал, что тогда этот глупец сотворил с семьей Саргона, то, несомненно, казнил бы нынешнего Правителя Феруза без всякой жалости. Как можно было дать потомкам Уммы уйти?! Руки, унизанные бесценными перстнями, с такой силой сжали подлокотники трона, что пальцы побелели, рот над аккуратной седой бородкой брезгливо дернулся.
   Все, все, что он, Мид, получил благодаря нечеловеческим ухищрениям, может легко пойти прахом из-за чужой тупости! Добро еще, мальчишка был бы самозванцем, но Огненный Ветер, что слушался его беспрекословно и орлиный Саргоновский профиль на присланном с письмом портрете, говорили об обратном. А это значит, что придется все делать самому. Нельзя допустить, чтобы щенок ушел из Адаба в Великую Пустыню. Пусть столица станет последним городом, который он посетит в своей никчемной жизни... Мид щелкнул пальцами, и из-за парчовой занавеси, отделявший тронный зал от внутренних покоев вышел его Распорядитель.
  -Позови мне начальника городской стражи! Быстро!! - прошипел Мид.
  -Слушаю, о Мудрейший - почтительно поклонился тот и расторопно отправился выполнять распоряжение.
   Не прошло и десяти минут, как главный стражник Адаба стоял навытяжку перед Его Величеством, почтительно выслушивая приказ о том, что человека на портрете следует беспрепятственно пустить в город, но не в коем случае не выпускать, а, установив слежку, поймать через пару дней и бросить в темницу.
  -Будет исполнено, о мой Повелитель - низко поклонился тот, соображая, что такого опасного совершил этот юноша, раз сам Царь указывает его схватить. Однако приказы не обсуждаются, а потому, как только Мид отвернулся, давая понять, что аудиенция окончена, он вернулся к себе, внимательно разглядывая полученный портрет.
  -Белем! - кликнул главный стражник начальника караула ворот, подойдя к городской стене.
  -Слушаю! - вытянулся в струнку тот перед начальником, снизу вверх заглядывая ему в глаза.
  -Вот этого человека ты должен пропустить в город и установить за ним слежку, а подвернется удобный момент -арестовать.
  -Есть, господин! - гаркнул тот, и, забрав портрет, ушел на свой пост.
  
   Дождь пошел внезапно, как и положено чуду. Просто в одну из ночей Тия вдруг проснулась от того, что по крыше кто-то мерно барабанит. Не разобравшись поначалу, она, было, испугалась, что это снова какая-то нечисть пытается до них добраться, но потом поглядела в маленькое оконце и улыбнулась: по крыше стучал ливень. Она всегда радовалась, когда начиналась Неделя Дождей, но в этот раз особенно -наконец-то можно будет воочию увидеть самое большое чудо подлунного мира - цветы Великой Пустыни. Конечно, она прекрасно понимала, что это задержит их в караван-сарае по крайней мере, на неделю, и друзья этому явно не обрадуются... Но... "Не спеши,а то успеешь" - гласила любимая пословица бабушки Нур. Вот и чудесно! Теперь можно и отдохнуть как следует, никуда Царствоя Дияла не провалится, если Змеелов заберет свою безделушку неделей позже.
  -Аш! Мы не успели... - услышала она недовольный голос Сида. Он тоже проснулся и теперь мрачно разглядывал серую пелену за окном.
  -Ну и подумаешь! - возразила она. - Куда торопиться-то?
  -Чем скорее мы заберем амулет, тем меньше вероятность того, что нас поймают - терпеливым тоном наставника начал внушать ей маг.
  
  -А мне сдается, что кое-кто просто домой спешит - поддразнила мага она.
  -А мне, что кому-то просто надоело таскаться по Пустыне, а раз так, то нужно было сидеть в Альзаре. - парировал он.
  -И ничего мне не надоело! - надулась Тия. - Просто хочу увидеть, наконец, как цветут пески. - Ну просидим мы здесь недельку... Что ужасного-то? Даже голуби почтовые в такую погоду не летают, не то что Царские гонцы.
  - А ничего ужасного и нет. - пожал плечами он. -Просто после этого по песчаной корке, что образуется после дождя, мы быстрой уйти не сможем.
  -Уйти откуда?
  -Не откуда, а от кого. От погони...
  -Погони, погони, погони! Иногда мне кажется, что вы со Змееловом братья. - пробурчала маленькая воровка. - Все-то вам погони мерещатся за каждым барханом.
  -А мне кажется, одна юная особа забыла, как мы Сида из плена вызволяли! - сказал проснувшийся Змеелов.
  -Но ведь в Пустыню же они за нами не пошли! - огрызнулась она, чувствуя, как настроение резко испортилось.
  -Это пока... Но мы застряли, и тут уж ничего не поделаешь -вздохнул Сид.
   Всю следующую неделю друзья сидели в караван-сарае, ибо из-за пелены серого влажного тумана вперемешку с моросящим дождиком ничего не было видно дальше собственного носа, да и ходить по мокрому песку было просто невозможно. Наконец, на четвертый день туман рассеялся, открыв взору путников вошебную картину: пестрый ковер из цветов, покрывавший все вокруг до самого горизонта. Пустынные растения спешили отцвести, пока злое солнце снова не опалило пески.
  -Вот это да! - Тия завороженно оглядывалась вокруг, в то время, как друзья кормили верблюдов. Она выбежала за ограду караван-сарая и принялась пристально разглядывать каждый кустик и нюхать цвты под дружный смех спутников.
  -Что смешного?! - насупилась маленькая воровка. - Да, в отличие от некоторых столько цветов сразу я вижу впервые!
  -Извини, но выглядит это и вправду.... - не договорил Змеелов, снова согнувшись от хохота.
  -Чем ржать, как лошади, лучше скажите, когда выдвигаемся...
  
  
  -Дня через четыре можно будет идти. - отсмеявшись, ответил Сид.
  -Сколько дней нам еще добираться до Адаба, как по-твоему? - поинтересовался Змеелов.
  -Думаю, что еще дня три, не меньше - неопределенно пожал плечами тот. - Если поторопимся, конечно.
   Однако оставшийся путь занял у них чуть больше,чем рассчитывал маг, ибо путники оказались у ворот столицы только через неделю, чтобы появится там в самый разгар большого празднества, посвященного Месяцу Цветения.
   Стражники на входе как-то странно посмотрели на путников, однако те этого не заметили: Тия во все глаза разглядывала великолепный город и нарядных людей, снующих там и сям, Сид пытался провести через ворота верблюдов с поклажей, которые вдруг заупрямились, а Змеелов о чем-то заспорил с идущим позади караванщиком.
  -Кто вы и с какой целью пришли в Адаб? - начал расспросы стражник.
  -Мы паломники, идем поклониться Источнику Жизни в Главном Храме Великой Матери. - смиренно проговорил Сид, пустив глаза. Змеелов, собравшийся было открыть рот, покосился на друга, но ничего не сказал.- Я и моя племянница - маг указал на Тию, так же удивленно воззрившуюся на него.
  -А кто это с вами? - указал глазами стражник на Змеелова.
  -А это наемник, что сопровождает кротких верующих в их нелегком путешествии - пробубнил Сидус.
  -Ну что ж, паломники, проходите! - махнул рукой тот, пропуская их в город.
  - Что еще за паломники? - удивленно спросил друга наемник, когда городская стена скрылась за ближайшим поворотом.
  -У меня нехорошее предчувствие - нехотя признался Сид. - Оно меня никогда не обманывало, а потому лучше не рассказывать лишний раз кто мы и куда направляемся.
  -Ну что ж хорошо, будь по-твоему... - после некоторого раздумья проговорил наемник. - Тогда долго мы здесь не задержимся. Думаю, нам следует выдвигаться через пару дней -как только удастся закупиться. Тия, ты слышишь? - обратился он к маленькой воровке, которая зачарованно разглядывала роскошные дома, никогда не виденные ею ранее.
  -А? Да... согласна - неопределенно ответила та, услышав, наконец, что к ней обращаются.
  -Значит решили. - серьезно кивнул Сид и уверенно повел друзей к любимой столичной чайхане Бекры - "Три розы", где тот частенько останавливался в своих путешествиях по Пустыне. Бывал здесь когда-то и сам Сидус - в тот достопамятный переход, когда он, будучи кабирским мальчишкой, шел вслед за учителем к Альзаре.
   Маг даже думал, что по прошествии стольких лет дорогу к постоялому двору придется поискать, однако, к его удивлению, в этой части огромного города, что подобно паутине раскинулся среди огромного оазиса, почти ничего не изменилось. Его встретила все та же тихая респектабельная улочка, где теснились аккуратные двухэтажные домики из золотистого кирпича, искусно украшенные резьбой и все та же яркая вывеска с причудливой вязью названия.
   Войдя внутрь, Сид поискал глазами чайхани, однако, к своему удивлению, не увидел здесь старого знакомого Бекры. Вместо него здесь теперь заправлял совсем другой хозяин - полный лысый человечек, внезапно напомнивший магу объевшуюся крысу. Тот, увидев постояльцев, сам поспешил им навстречу, почтительно кивая.
  - Доброго вечера! Чего изволят почтенные? - подобострастно спросил он.
  -Нам три комнаты, плотный ужин, ванну и стойло для двух верблюдов - слегка нахмурился Сид, которого снова кольнуло нехорошее предчувствие. Его неудовольствие передалось и Змеелову, который теперь подозрительно оглядывался по сторонам в поисках подвоха.
  -Конечно-конечно! - закивал тот. - Я сейчас распоряжусь... Что -нибудь еще?
  -Да, милейший, не знаю, как тебя по имени, но скажи мне, куда подевался предыущий хозяин? - довольно бесцеремонно поинтересовался маг, доставая кошелек.
  -Фетх мое имя - поклонился тот. - А о предыдущем хозяине мало что знаю... Бирем его, кажется, звали... Но стороной слышал, что арестовали его басиры, а имущество пошло на торги.
  -Басиры, значит... - сжал челюсти Сид так, что желваки на щеках заиграли. - И давно?
  -Да лет пять тому уж как. - пожал плечами тот, не замечая его реакции. - Говорят, признали колдуном и сожгли... Сам-то я не видел, я сюда перебрался через пару месяцев после его казни. Никто не хотел покупать чайхану после колдуна, а я, вот, купил по незнанию... - чайхани поморщился. Было видно, что он совсем не горит желанием распространяться на эту тему. Тия встревоженно глянула на Сида, ожидая, что тот вот-вот взорвется. Однако маг умудрился взять себя в руки и не показать свой злости, что на мгновение полыхнула в его глазах.
   -Ладно, нам бы в комнаты... - прервал их беседу наемник. - Скажи, сколько с нас?
  -Ах да, сейчас я распоряжусь! С вас пятнадцать томанов - назвал чайхани заоблачную сумму самым обыденным тоном, словно речь шла о паре серебрушек. Тия открыла рот, но но маг спокойно отсчитал требуемое и расплатился. Маленькая воровка только губы поджала: не знает эта парочка цены деньгам все-таки!
   Поздним вечером перед сном они собрались в комнате Змеелова, чтобы обсудить дальнейшие планы. Наемник предложил выдвигаться на рассвете третьего дня, однако Сидус, находившийся в мрачном расположении духа, лишь головой покачал.
  -Нельзя нам так медлить, можем влипнуть в неприятности... Конечно, надо закупиться, да и я хотел встретиться здесь кое- с -кем, но уходить надо быстро. Скажем, послезавтра ночью?
  -Почему именно ночью? - удивилась Тия. -Мы что, воры что ли? Зачем так осторожничать? Никто на нас не напал, и стражники не скрутили.
  -Это потому, что до них еще не дошли вести из Альзары - предположил Змеелов.
  -Ладно, будь по-вашему - надула губки Тия, которой хотелось прогуляться по великолепному городу в самый разгар праздника.
   На следующий день наемник ушел закупать провиант перед дальним переходом, а Сид отправился навестить еще одного старинного друга Бекры, намереваясь выспросить у него о судьбе Бирема.
   Почтенный старик жил в квартале знати в старинном доме, окруженном пышным садом. Это был один из самых уважаемых людей Адаба, бывший судья Мирем. Известен и почитаем он был также в кругу магов, как один из самых сильных магов природы и специалист по бестиям. Старик встретил ученика старого приятеля с распростертыми объятьями, узнав даже по прошествии стольких лет.
  -Ааа, Сидус, мальчик мой! Вы с Бекрой пожаловали в Адаб? Какими судьбами? - обрадовался он, увидя того на пороге роскошной гостиной. - Проходи-проходи! -хозяин дома радостно улыбнулся.
  - Нет, почтеннейший Мирем! - чуть печально ответил Сид.- Я здесь без наставника, зато с друзьями.
  -И что так? - поинтересовался он. - Силем, Силем! - позвал судья слугу. - Принеси-ка нам, голубчик, чего-нибудь закусить...
  -Срок обучения истек, вот, возвращаюсь обратно в Кабир, заодно друзей провожаю...
  -А они что, тоже в Кабир собираются?
  -Об этом,уважаемый, я и хотел с тобой поговорить. Дело в том, что путь наш лежит в Заповедные земли, где, как ты знаешь, водится много такого, о чем мало кто слыхивал, и уж, тем более, не видел.
  - Воот оно как!-протянул старик, оглаживая длинную седую бороду и прищурив глаза. - И что же, позволь спросить, забыли твои друзья в том безлюдном уголке?
  -То не моя тайна, почтенный Мирем! - развел руками Сид. - Могу лишь сказать тебе, что выхода у них нет. Так что хотел бы спросить у тебя, чего ждать.
  -Эээ, дружок, а ты и без меня знаешь, что ждать чего-то хорошего от тех мест не приходится - вздохнул тот. - Давай так: чего ты сам ожидаешь от тех мест? Кого думаешь встретить?
  -Ну шерстистых гулей, ифритов, гурий...
  -Эээ, голубчик, это всего лишь сотая доля из тех тварей, что там обитают - покачал головой Мирем. -Перво-наперво ты обязательно встретишь стража тех мест.
  -Стража Заповедных земель? - удивился Сид. - Но почему я о нем ничего не слышал?
  -Это немудрено, мальчик мой. Последний из вернувшихся оттуда людей умер лет четыреста назад, так что кочуя из легенды в легенду, его приключения перестали быть сколько-нибудь правдивы. Даже карты тех мест не существует, так что твои друзья просто самоубийцы.
  -Ну, они говорят, что знают куда идти - неопределенно пожал плечами тот, умолчав, на всякий случай, о карте наемника. - Так что там с этим стражем?
  -Насколько мне известно, он появляется, стоит только уйти вглубь Заповедных земель дальше, чем на два парсанга. Сначала слышится топот копыт, будто целый отряд стражников летит к тебе навстречу, однако ты никого не видишь, и вдруг, из ниоткуда появляется черный всадник на вороном коне. Он скачет к тебе так быстро, что не можешь ты даже уловить, как он перемещается, а рядом с ним скачет его бледная тень. - процитировал Мирем какую-то легенду.
  -И что же он с меня потребует за вход? - затаил дыхание Сид.
  -Говорят, самое дорогое, что у тебя есть...
  -Неужели дар заложить придется? - нахмурился маг.
  -Зачем же сразу -дар? - рассмеялся тот.-Но тут есть хитрость. Говорят, ты можешь отказать ему и потребовать испытание. Не ручаюсь я за точность этого, но раз уж решили вы с друзьями рисковать, то рискуйте до конца.
  -И что за испытание?
  -Мальчик мой, никто не знает, что ему придет на ум...
  -Ну ладно, положим, стража мы уговорим нас пропустить, а дальше? - Сиду вовсе не хотелось думать о том, что будет, если испытание они провалят.
  -Дальше? А дальше только богам ведомо... Скажу лишь, что вам нужно будет избегать огненных гор, не приведи Великая Мать, нарветесь на ифритов, а так же гробниц и захоронений, коих там немало.
  -Откуда?
  -Давным-давно тому назад, когда еще не существовало схрона, как, впрочем, и Царства Дияла, древние люди верили, что если похоронить вождя племени в горах Рух, то он обретет вечное блаженство в загробной жизни и дарует племени процветание.
  -То есть, там могут быть целые некрополи? - нахмурился маг.
  -Именно так. - кивнул головой Мирем и замолчал, ибо в этот момент дверь открылась и расторопный слуга внес блюдо с лепешками, козьим сыром и жареной курицей в острой подливе.
  -Думаю, нам следует закусить - улыбнулся хозяин и пригласил Сидуса к столу. Он дождался, пока слуга выйдет и стал расспрашивать Сида обо всех их общих знакомых и годах его обучения, так что беседа затянулась до вечера.
  
  
  
  
  
  Глава 41
   Змеелов отправился закупаться сразу после завтрака. Он хотел идти один, но Тия так упрашивала его взять ее с собой, что не было никакой возможности отказать. Нехотя, наемник согласился, и обрадованная девочка убежала собираться, а он остался внизу, думая, что если она похожа на всех остальных женщин подлунного мира, то ждать ему придется еще часа два.
   Однако он ошибся: не прошло и пятнадцати минут, как радостная Тия в голубой курте и бежевых шальварах спустилась вниз. Мушил перекочевала с плеча хозяйки в холщовую сумку, и теперь ее довольная мордашка торчала из торбы.
  -Тебе идет! - с облегчением улыбнулся Змеелов. Обошлось, кажется, Тия умеет собираться быстро.
  -Спасибо... - кокетливо опустила глаза она и внезапно показала ему язык. - Какая грубая лесть!
  -Эй, я правда... - растерялся он.
  -Пойдем уже - махнула рукой маленькая воровка. - Мне не терпится посмотреть на праздник.
  -На праздник? Мы же на рынок идем. - строго нахмурился Змеелов.
  - Одно другому не мешает - пожала плечами Тия.
  -Ну, знаешь ли! - хмыкнул наемник и вышел вслед за ней.
   Всю дорогу до рыночной площади маленькая воровка завороженно глазела по сторонам. И без того роскошный город с широкими улицами и обширными площадями был украшен огромным количеством фонариков и гирлянд из искусственных цветов, а частенько попадались им по дороге и цветущие сады за изящными коваными заборами. Нарядные люди кругом нее смеялись, пели, о чем-то оживленно переговаривались между собой. То тут, то там сновали вездесущие продавцы сладостей, во все горло нахваливавшие свой товар, с площадей доносилась музыка...
   Они со Змееловом пробирались между торговыми рядами, выбирая провиант для перехода. У палатки с вяленым мясом наемник увлекся торгом с продавцом, и неожиданно услышал у себя за спиной:
  -Пойдем-ка с нами, уважаемый! - чья-то рука легла ему на плечо. Змеелов обернулся и увидел трех дюжих стражников, что окружили его. Он поискал глазами Тию и заметил,что она застряла у лотка со сладостями довольно далеко от них. "Это хорошо. Она будет в безопасности!" - пронеслась в голове лихорадочная мысль.
  -Это еще почему? - развязным тоном поинтересовался он.
  -А вот это ты узнаешь у Царского дознавателя! - рыкнул старший из стражников и сжал своей ручищей плечо наемника.
  -Не хочу. - покачал головой Змеелов и напрягся.
  -Придется! - второй стражник потянул за его ножны, но наемник левой рукой перехватил его ладонь и резко вывернул на себя. Раздался противный хруст и истошный вопль вмиг побагровевшего детины:
  -Ах ты щенок! Ты сломал мне руку! - взревел он, хватаясь за искалеченное запястье.
  -Держи его! - крикнул старший и поймал Змеелова за другое плечо, но в следующую секунду под дружный вскрик прохожих полетел на лоток, сломав прилавок и помяв под себя торговца.
  -Прости, уважаемый! -крикнул купцу наемник, уворачиваясь от удара третьего молодца, и поднырнув ему подмышку, бросился прочь, на ходу делая отчаянные знаки Тии, чтобы она убегала.
   Тия, увлеченная разглядыванием сладостей, однако, не сразу поняла, чего он хочет, и лишь заметив несущихся сзади стражников, рванулась вперед. Но, она и не думала скрываться проулками, как пытался показать ей наемник, а побежала вместе с ним.
  -Гглупая девчонка! -задыхаясь от быстрого бега прошипел Змеелов. - Теперь нас обоих сцапают... и ты..ты тоже попадешь в беду.
  -Сввоих не бросаем... - отмахнулась она
  -Да, мыы ссоздаем им проблемы - он внезапно схватил девчонку за руку и резко свернул в один из проулков, рассчитывая скрыться.
   Однако, по незнанию города, выбрал проулок что вел в тупик, и стражникам, коих уже набралось около дюжины, не составило особого труда их найти, так что уже через пару минут они оказались в ловушке. Змеелов, слыша тяжелый топот, приближавшийся к ним, зло сплюнул, витиевато выругался, спрятал Тию за спину и достал меч, грозно полыхнувший опалами рукояти в полумраке тупика.
   Не прошло и минуты, как они оказались окружены разозленными солдатами. Старший из них, что так неудачно пытался арестовать наемника у прилавка, вышел вперед.
  -Ну что, шакалье отродье, сдаешься?
  -Нет! - навел на него острие клинка Змеелов.
  -Не думал я, что ты такой дурак! Куда ж ты против отряда стражи?-расхохотался тот.
  -А вот это мы сейчас и проверим... - тонко засвистевший клинок внезапно прочертил в воздухе замысловатую фигуру и полоснул солдата под коленкой.
  -Дэв тебя сожри! - просипел тот, хватаясь за ногу.
  -Дэв подавится! - криво усмехнулся Змеелов, нанося следующему бросившемуся на него солдату глубокую рану в плечо.
   Даже не глядя, как тот повалился, очертил на головой мечом дугу и обрушил мощный круговой удар на бросившуюся к нему четверку стражников, и трое из них упали, держась за глубокие раны на груди. Однако в следующий момент ему пришлось туго: оставшиеся семеро стражников набросились на него одновременно, не дожидаясь, пока их перережут поодиночке. Наемник парировал удар первого, нанеся тому удар в челюсть, отпихнул от себя второго, ударив по голове,но третий изловчился парировать его удар, четвертый повис на руках Змеелова. Еще двое стражников, ухмыляясь, достали веревки и собирались было связать его, но Тия, до того трясшаяся за спиной наемника, внезапно боднула головой того из солдат, который заходил слева и пнула по ноге стража, державшего Змеелова за руки, а наемник, воспользовавшись заминкой, попытался вырваться. Однако еще один солдат, которого тот выпустил из виду, приставил к его груди острие палаша:
  -Спокойно, друг! - покачал он головой, усмехаясь.
  -Я тебе не друг! - рыкнул наемник, с отчаянием ощущая, как с него снимают ножны. Где-то за спиной пискнула Тия, которую тоже схватили.
  -А вот это уж не тебе решать. Пойдем-ка в гости к Царскому Дознавателю.
   Внезапно совсем рядом со стражниками раздался тихий, но грозный рык, и глазам изумленных солдат предстала серебристо-белая огромная кошка. Она прыгнула на стражника, все еще державшего палаш перед наемником и отбросила его в сторону, прокусив плечо.
  - Дымка! -радостно воскликнула Тия и рванулась вперед.
   Кошка, меж тем, развернулась и решительно направилась в сторону оставшихся стражников. Это стало последней каплей и те, с воплями "Колдовство!" , бросились наутек.
  -Бежим! - крикнул наемник Тии, что во все глаза смотрела на животное.
  -А она как же? - засопела было та.
  -Она сама по себе. Захочет-придет, захочет-уйдет. Я Дымке благодарен, но ждать ее у нас совсем нет времени! - раздраженно выпалил Змеелов, опасаясь, что сюда сейчас набежит толпа стражников и пара басиров в придачу. - наемник схватил Тию за руку и они побежали прочь, стараясь держаться малолюдных переулков.
   Редкие прохожие, что встречались по пути словно от прокаженных шарахались от странной парочки, несущейся,не разбирая дороги. Петляя по узким проулкам, словно тушканчики, они, наконец добрались до своей чайханы, когда солнце уже скрылось за горизонтом. Кое-как отдышавшись, друзья зашли внутрь и поднялись к себе. В комнатах их уже ожидал встревоженный Сид. Он сразу заметил, что случилось нечто из ряда вон выходящее и вопросительно уставился на них:
  -Что стряслось? - встревоженно спросил маг.
  -Стражники... - поморщился наемник. -Они попытались арестовать меня и отвести в гости к Царскому Дознавателю.
  -С чего бы? Неужели ты уже успел так прославиться, пока меня не было рядом?
  -Сам не знаю, когда прославился, но, подозреваю, что известность пришла в столицу раньше нас.
  -И что? Как вам удалось бежать? Ты положил отряд стражников? - почти восхищенно посмотрел на Змеелова маг.
  -Все немного ...не так - уклончиво ответил наемник, однако Тия тут же выпалила:
  -Нас спасла Дымка! Представляешь? В самый ответственный момент она появилась из ниоткуда, и раз! Свалила с ног самого гадкого стражника, а потом повернулась к остальным, и они... они побежали! Поделом им, пусть боятся!
  -Дымка? -нехорошим тоном переспросил тот.
  -Да...-понуро ответил Змеелов. -И теперь нам на хвост сядут еще и басиры.
  -Боги, этого еще не хватало! - схватился за голову Сидус. - Если я кое-как от них отделался, то твоя кошка и неуправляемая магия Тии теперь уж наверняка не останутся незамеченными.
  -А что, разве у Тии еще есть магия? - удивился наемник.
  -А что, разве у Змеелова еще остались силы махать мечом? Ты, вот отказываешь мне в магических способностях, а каково тебе будет, если я усомнюсь в твоих боевых талантах?- ядовито поинтересовалась маленькая воровка, которая приняла его замечание близко к сердцу.
  -Ну, если мы с тобой еще здесь... - раздраженно буркнул тот - То уж наверное еще неплохо дерусь.
  -Да, только если бы не Дымка...
  -Так, а ну-ка прекратили спор! - резко оборвал их Сид. - Не важно, у кого какие способности. Главный вопрос -как уходить будем?
  -А уходить нам надо немедленно. Прямо сейчас, пока стража еще не опомнилась, пока у нее много работы в городе, пока еще идет праздник, и на улицах толпы народу, а у ворот каждый день столпотворение из желающих посетить столицу.
  -Вот именно: посетить, а не покинуть... В потоке прибывающих наша троица, стремящаяся уйти из города в разгар праздника будет выглядеть более чем подозрительно. Даже ответить внятно не сможем на вопросы стражи. -покачал головой маг
  -Так что же ты предлагаешь? - растерянно спросил Змеелов.
  -А ты переоденься женщиной из кочевого племени, накинь на лицо покрывало и прикинься, что не понимаешь языка - язвительно заметила Тия. Змеелов лишь сморщился, словно от зубной боли, а вот Сид внезапно просиял.
  -Ох и умная у тебя племянница, или кто там она тебе на самом деле! - восхитился он, и восторженно засмеявшись, закружил взвизгнувшую от неожиданности Тию по комнате.
  -Что ты имеешь в виду? - подозрительно покосился нанего наемник.
  -А то, что семью мирных кочевников с сыном-подростком и глубоко беременной женой, что внезапно собралась рожать, стража пропустит без всяких вопросов, досмотров и подозрений.
  -И кто же будет беременной женой? - с нехорошим подозрением уточнил наемник. Тия с Сидом загадочно улыбнулись и уставились на него.
  -А почему сразу я?? Нет... - решительно покачал головой Змеелов.
  -А потому, друг мой, что ищут именно тебя. И если мое лицо им еще не знакомо, то твое придется прятать под покрывалом, дабы стража не узнала. - вкрадчиво ответил маг, насмешливо блестя глазами.
  -Лицо Тии они тоже видели! - категорично отрезал тот. - Так что узнают.
  -А ты притворись,что тебе совсем худо, тогда и в ребенка вглядываться не станут! - решила добить наемника Тия.
  -У нас нет костюмов! - возразил наемник.
  -Зато есть немного времени, чтобы их разыскать. В городе сейчас по случаю праздника открыты все лавки, так что купить одежду труда не составит. И ваш покорный слуга берется за это - торжествующе улыбнулся Сид, выходя из комнаты.
   -Вы оба сумасшедшие! - удрученно пробормотал тот, сдаваясь.
  
   Через четыре часа семья кочевников в пестрых костюмах брела к воротам города, о чем-то тихо переговариваясь между собой на малопонятной встречным горожанам тарабарщине. Жена бородатого дикаря держалась за огромный живот и время от времени покрикивала почти мужским голосом, глядя на мир из-под длинного красного покрывала зелеными глазами под не по-женски густыми бровями. Позади брел мальчонка-подросток, что тащил под уздцы двух верблюдов.
  Наконец, живописная процессия подошла к городским стенам и остановилась у поста стражи. Солдаты, что стояли в карауле, с некоторой брезгливостью разглядывали дикарей и опасливо косились на рожавшую женщину.
  -Кто такие, куда идете? - задал обычный в таких случаях капитан, но по голосу было слышно, что он мечтает поскорее отделаться от нежданных визитеров.
  -Мой жена рожать...-гортанным голосом проговорил высокий кочевник, чье лицо по обычаю дикарей украшала длинная черная борода. - Ей надо к наш знахарка... Нам в пески.
  -Эта, что ли? - брезгливо покосился стражник на женщину по покрывалом и пристально поглядел той в глаза. - И до чего ж страшны у них женщины! - поделился он наблюдениями с напарником, нисколько не стесняясь обсуждать ее в присутствии мужа, уверенный, что дикарь все равно ничего не поймет.
  -Да пропусти ты их уже. - покривился тот. - Что с них взять?
  -И то верно, нечего, кроме лишних проблем. - вздохнул капитан и, открыв ворота, махнул рукой в сторону пустыни, а потом долго наблюдал, как семья кочевников уходит в ночную Пустыню. - Дикари! - со смесью недоумения и брезгливости произнес он, лишь троица скрылась за барханами. - Что за причуда такая - тащиться в пески, когда нужен врач? Чем этой бабе поможет знахарка?
  -Да не думай ты о них, пусть катятся на все четыре стороны, пойдем-ка, лучше, в кости сыграем... - хлопнул капитана по плечу его напарник.
  
   Гюрза был в бешенстве. Ну, Ияр, ну шакалий сын! И как это понимать? Стоило только написать первое донесение, и у него почти отобрали возможность расквитаться со Змееловом самостоятельно. Еще по прибытии в столицу он, по обыкновению, нанял стражника и приказал тому донести, как только беглецы явятся в город, но, к своему удивлению, два дня назад услышал от того, что Змеелов, оказывается, подлежит поимке городской стражей столицы, как особо опасный преступник. "Бездна!"-подумал он -"Эта грязная свинья Ияр, оказывается, донес еще и Царю. Ой, рано!". А со вчерашнего дня, не без злорадства наблюдал, как все стражники города сбились с ног в поисках "опасного преступника". Глупцы! Змеелов хоть и мальчишка, но просто так себя в обиду не даст. Но то, что вириец услышал нынешним утром, вообще походило на волшебную сказку: за его однокашником, оказывается, начали охотиться и басиры, как за сильным колдуном. Вот это уже был полнейший вздор! Хотя...
   Идея, пришедшая Гюрзе в голову, ему и самому казалась безумной, но тем привлекательней был успех. Позавтракав, вириец подозвал хозяина чайханы, у которого снимал комнату, и наказал приготовить Ветра к отъезду, после чего направился прямиком в казармы стажи со смелым заявлением.
  -Я знаю, куда направился колдун! - бросил он капитану городской стражи, валившемуся с ног от усталости после целой ночи безуспешных поисков.
  -Какой колдун? - не понял сначала тот.
  -Человек, которого вы так безуспешно разыскиваете в Адабе, уже давно на пути в Кибир... - равнодушно пожал плечами Гюрза, будто это было банальностью
  -Так он, действительно, колдун? - с сомнением переспросил стражник.
  -Нет, но его спутник-маг, это почти наверняка. Так если дадите мне отряд стражников и пару басиров, то далеко эти проходимцы не уйдут...
  -А тебе-то, уважаемый, какой с этого интерес? - поинтересовался тот.
  -У меня, почтеннейший, приказ Правителя Феруза Ияра и личные счеты.
  -Про личные счеты- не ко мне, а раз есть приказ, то покажи! - скомандовал начальник городской стражи.
  -Вот, пожалуйста! - не моргнув глазом, Гюрза подал ему достопамятное письмо.
  -Хм, интересно... - стражник пробежал глазами по строкам и вернул свиток законному обладателю. - И откуда же ты знаешь, где он? -пристально поглядел тот на наемника.
  -Я давно за ним слежу, почти от самого Феруза, так что уже вычислил, куда они пойдут -невозмутимо ответил вириец, чуть снисходительно улыбнувшись.
  Хорошо, так и быть. Я выделю тебе десяток моих людей и договорюсь с Верховным Басиром. Жди на закате у ворот города.
  -Благодарю! - сухо поклонился вириец и, крайне довольный собой, вышел на улицу. Он рассчитывал на то, что ему удастся схлестнуться со Змееловом, пока остальной отряд будет пытаться усмирить мага. А то, что тот колдун так просто не дастся, Гюрза знал почти наверняка. Ну, или на худой конец, он подождет, пока его однокашник перебьёт почти весь отряд и тогда... Тогда-то и придет черед Вильи Альтрасти показать то, на что он способен.
   Вириец едва дождался вечера, и был на месте задолго до захода солнца, то и дело ловя на себе удивленные взгляды стражи. Однако они его мало волновали. Гюрза постоянно поглядывал на небо, ожидая заката, да поглаживая шею своего нетерпеливого коня, что, как и хозяин, стремился поскорее выехать из города.
   Прошло уже около часа, когда, наконец, со стороны казарм раздался стук копыт и десяток конных стражников, вооруженных неизменными палашами, вместе с парой басиров подъехали к месту сбора. Командир отряда, грузноватый рубака средних лет, подъехал к Гюрзе:
  -Доброго вечера, уважаемый - с достоинством проговорил он. - Меня Пиремом зовут и я командую этими людьми.
  -И басирами тоже? - насмешливо поинтересовался вириец, слегка кивнув в ответ.-Мое имя-Гюрза, и, отныне, все приказы нужно согласовывать со мной.
  -Нет, басиры здесь сами по себе... -нахмурился командир. Видно было, что ему очень не по душе пришелся ответ чужеземца, но тому и вовсе не было дела до чьего-то мнения о себе. Хотя, рассудив, что стража- стражей, а с храмовым орденом ссориться не след, Гюрза тронул Ветра и сам подъехал к паре в серых плащах, что до сих пор держались особняком.
  -Доброго вечера, почтенные - заговорил он. -Меня зовут Гюрза и я знаю, где прячется колдун, а потому, прошу следовать за мной.
  -Что ж, Гюрза, надеюсь, ты скоро приведешь нас к нему. Мое имя -Явар. - ответил тот, что, верно, был страшим. - А это- мой помощник Юсеф. Итак, мы готовы идти в Пустыню?
  -Да, почтенные, мы выходим! - кивнул Гюрза, тщательно скрывая неудовольствие. Эти люди, казалось, и сами не прочь покомандовать в его отряде. Однако без их присутствия было не обойтись, так что вириец предпочел сделать вид, что не услышал явно командных ноток, проскочивших в голосе серого плаща. Он повернулся к Пирему, махнув рукой, и произнес:
  -Трогаемся!
  
  
  
  Глава 42
   Не пройдя и парсанга по пескам, Змеелов Сидус и Тия поспешили избавиться от неудобной одежды. Особенно тяжко пришлось наемнику -тащить на себе ворох платьев, увесистое покрывало и скрученное шерстяное одеяло, привязанное к поясу под одеждой, было неудобно. Да и Сид уже не раз и не два утирал потное лицо кончиком фальшивой бороды. Лишь Тия, чья одежда была идеально приспособлена для путешествий по пескам, не собиралась менять свой наряд. Наконец, не вытерпев, Змеелов пропыхтел:
  -Может, уже прекратим ломать комедию? Нас сейчас, все равно, никто не видит.
  -А как же погоня? - ехидно поинтересовался маг, однако остановился и начал с наслаждением срывать с себя бороду и пестрый халат, оставшись в собственной курте и шальварах.
  -Ничего, пусть сначала поймут, что мы ушли!-весело улыбнулся наемник, скидывая с себя ворох ненавистных тряпок.- А это барахло мы закопаем прямо здесь!
  -Это барахло, друг мой, сегодня ночью спасло нам жизнь - назидательно поднял палец вверх Сидус. - А уж чего мне стоило разыскать костюмы кочевников, знает только Аш.
   -Ну, будем правдивы, тебе помог давний знакомый Бекры! - рассмеялась Тия. - То-то ты, бедненький, "доставал" их целый час.
  -Дело тут вовсе не во времени! - недовольно пробурчал Сид. - Уж как я этого скрягу -лавочника упрашивал отдать мне их подешевле, ради старой дружбы с наставником...
  -Неужели так дорого просил? - улыбнулся Змеелов.
  -По три томана за костюм - махнул рукой маг.
  -Ничего себе! - открыла рот Тия. - Так вы теперь шесть томанов в песок закопать вознамерились?
  -Нет, в итоге я получил их за четыре томана и одну серебрушку. Но сколько было пафоса...Ммм! - рассмеялся тот. - Но Змеелов прав: их теперь придется закопать, если, конечно, Тия не будет столь любезна, что согласиться навьючить эту одежду себе на спину.
  -А как же верблюды?- выпятила губу она.
  -А верблюды и так прогибаются под тяжестью тюков, о моя прелестная пери! - любезно улыбнулся маг.
  -Тогда, может быть, скинем половину твоих вещей? - с надеждой спросила Тия.
  -И не мечтай! - погрозил пальцем Сид. - В Заповедных землях каждая моя колбочка будет на вес золота, а вот твои тряпки...
  -Они не мои! - отрезала маленькая воровка.
  -Ну, вот и договорились. Тогда- закапываем.- маг начал рыть ямку в песке, вырвав с корнем распустившиеся растения.
   -Ну почему именно закапывать? Может, просто бросить? - спросила Тия Сидуса, пожалев цветы.
  -Бросить и указать погоне верный след? Ну уж нет! - Змеелов последовал примеру мага.
   Закопав одежду, они продолжили свой путь, и, когда солнце едва подобралось к зениту, уже расположились на отдых в караван-сарае, постелив, по обыкновению, на песок одеяла и собираясь отоспаться за бессонную ночь. Сид и Змеелов уснули, практически, мгновенно, а вот Тии не спалось. Ей было досадно, что так и не довелось увидеть уличных представлений в Адабе, услышать песен бродячих ашугов, даже сладостей купить не успела! Усталость, однако, мало-помалу брала свое, и некоторое время спустя, она тоже погрузилась в глубокий сон.
   Проснулась маленькая воровка от того, что ее растолкал Сидус. Он насмешливо поклонился и сообщил "прекрасной пери" о том, что пора в путь. Она недовольно покосилась в сторону мага, протерла глаза, встала и умылась, чувствуя во всем теле противную слабость, что бывает только после дневного сна.
  -И когда уже мы дойдем до Кабира? -глухо пробормотала она.
  -Вот и я о том же частенько думаю! - то ли грустно, то ли язвительно заметил маг. - Ну никак не меньше трех недель пути, если не по мышиной тропке.
  -А если по ней?
  -А по ней идти нежелательно. Мы сейчас не так уж и далеко от Заповедных земель, а потому всякое может там произойти. - туманно проговорил Сидус. - Так что шевели лапками и не жалуйся.
  -Таким темпом у меня и лапки отваляться, и хвост отсохнет. - нахмурилась маленькая воровка, почесав за ушком у Мушил. - Верно ведь, красавица моя? - обратилась Тия к обезьянке. Та только блаженно сощурила глазки и что-то проурчала.
  -Ничего, я пришью их тебе обратно! - почти серьезно заверил Сид. - Идем, дорога зовет!
   И они пошли по песчаным барханам, покрытым после Недели Дождей пестрым цветочным ковром. Сверху светило солнце, необычно ласковое для этих мест, а нежный ветерок обдувал лицо и постепенно, настроение Тии улучшалось. Она вспомнила ночные приключения, улыбнулась и запела озорную песенку, что была известна всей детворе из Глотки Дэва:
  Давным-давно тому назад в квартале знати
  Жил богатый Толстопят в счастливой благодати.
  С утра до ночи он лежал на золотой кровати,
  И ел так много, что троим его обеда хватит!
  
  И вот однажды в дверь к нему стучится незнакомка.
  Прося подать ей на еду, раскрыла девушка котомку.
  Но нищенку богач прогнал гневливой речью громкой,
  А слугам запретил пускать в дом грязную девчонку.
  
  Услышав странница о том, лишь горько усмехнулась.
  "Добро давным-давно, видать, с душой твоею разминулось!
  Смотри ж, как зло твое тебе стократ вернулось..."
  И что-то прошептав, руками резко замахнулась.
  
   Внезапно хрюкнул Толстопят, вставая на коленки,
   Нос превратился в пятачок и вмиг дорос до стенки.
  Так наказала богача, который нищей не жалел девчонки,
  Богиня-Мать, что превратила Толстопята в поросенка.
  -Скоро привал, певица! - улыбнулся Сид, указывая на крышу видневшегося невдалеке караван-сарая.
  -Сегодня мы рано добрались - удивленно посмотрела в сторону мага она. - Неужели мышиная тропка?
  -Нет, просто идти по траве куда легче, чем по песку - покачал головой Змеелов. -Думаю, завтра мы даже сможем выйти чуть позже, все равно доберемся до следующей стоянки куда быстрее обычного.
   На следующее утро путники проснулись от топота копыт, что доносился снаружи. Сид со Змееловом переглянулись и, велев Тии оставаться внутри, вышли из караван-сарая и сразу оказались в кольце из десятка стражников и двух басиров.
  -Ну вот, дождались... Похоже, нам приходит конец. - тихо выдохнул маг, делая за спиной пассы защитного заклинания.
  - Подожди паниковать. Сначала попробуем устроить им незабываемое приключение. Я беру на себя стражу, а вот с басирами придется справляться тебе самому...-так же тихо ответил другу наемник, вытаскивая Огненный Ветер из ножен.
  -Хорошо...
  -Ну что, беглецы, далеко ушли? - выдвинулся вперед командир отряда стражников. - Думали скрыться от правосудия? Неет, от нас не спрячетесь. Взять их! - обернулся он к своим людям, и в следующий момент четверо солдат бросились вперед с намерением схватить двоих опасных преступников, однако Змеелов выпрыгнул вперед, умудрившись подставить подножку одному из стражников. Тот упал и об него споткнулся второй, тут же полетев на землю.
   Наемник, тем временем описал мечом полукруг, проткнув третьему грудь и нанеся глубокую рану четвертому. Затем развернулся и, отразив мощный удар палашом, изо всех сил рубанул стражника в бок. Внезапно сзади на него набросился еще один солдат, повалил на землю и стал душить. У Змеелова потемнело в глазах, но он, стремительно теряя силы, изловчился ударить стражника коленом в живот. Тот, охнув, ослабил на мгновение хватку, и этого оказалось достаточно, чтобы наемник вырвался и ударил клинком соперника по плечу.
   В это время Сид, удерживая над своей головой магический щит, пытался атаковать храмовников огненными шарами, однако те отбивались. Один из них отражал все атаки мага, а другой плел магическую сеть. В какой-то момент у него это почти получилось и, издав торжествующее восклицание, басир выбросил ее вперед, рассчитывая опутать Сида, но тот вдруг резко вскинул левую руку и послал навстречу сети белую молнию. Она, пройдя по всему плетению, усилилась многократно и мгновенно убила серого плаща, пославшего ее, серьезно ранив еще одного храмовника.
   Лишь после этого Сид смог обернуться и увидел, что его друг добивал последнего из стражников. "Кажется, справились!" - мелькнуло у него в голове за мгновение до того, как неудержимая тошнота заставила согнуться в три погибели.
   Более привычный к смертям наемник хотел было уже вложить меч в ножны, но внезапно
   из-за бархана выехал еще один всадник в серебристом плаще.
  -Вот и встретились, Змеелов! - раздался до боли знакомый насмешливый голос с мягким вирийским акцентом.
  -Гюрза? - изумился тот. - Вот уж не ожидал... Какими судьбами ты здесь?
  -Деньги зарабатываю... Обещали хорошо заплатить. - он подъехал вплотную к наемнику и ловко спрыгнул на песок.
  -Правда? Сколько? - поинтересовался Змеелов, настороженно следя за действиями однокашника.
  -Достаточно, чтобы, наконец, уехать в Вирию из этих проклятых мест. - скинул капюшон с головы тот.
  -И за что же тебе заплатили? - спросил наемник, уже прекрасно зная ответ.
  -Ну, скажем так за то, чтобы один не в меру прыткий парень не оказался там, куда направляется. - вириец достал из ножен свой меч.
  -Так как ты считаешь, у тебя это получится? - Змеелов приготовился к бою.
  -Думаю, у меня есть все шансы! - серьезно кивнул его соперник и сделал резкий выпад вперед.
   Змеелов молниеносно увернулся и попытался нанести удар с левого бока, но меч лишь, проскрежетав, отскочил от клинка Гюрзы. В следующий момент уже ему пришлось отбивать удар, направленный в шею. Он попытался сделать подножку, но вириец ловко отскочил в сторону.
   Так они и кружились, перемещаясь по песку то в одну, то в другую сторону. Очнувшийся Сид хотел было вмешаться, но Змеелов заметил его движение крикнул:
  -Не надо, этот только мой! -волшебник лишь поморщился и стал наблюдать за жаркой схваткой, кипевшей перед ним.
   Гюрза, тем временем, умудрился-таки достать до плеча наемника и прочертил длинную царапину. Это еще больше разозлило Змеелова и он начал наносить удары с удвоенной силой, не обращая никакого внимания на кровь, лившуюся из пореза.
  -Все равно тебе не победить... - тяжело дыша, проговорил вириец. - У тебя есть талант, но я тоже кое-чего стою...
  -Зачем это тебе? За что ты так меня ненавидишь? Я тебе ничего не сделал... - отбил Змеелов очередной удар.
  -Деньги, репутация и капелька зависти к чужим талантам... - умудрился улыбнуться Гюрза и сделал неожиданную подсечку. Змеелов споткнулся и едва не полетел на землю, но удержался на ногах.
  -Ma questo è spregevole* - неожиданно проговорил наемник на чистом вирийском -È indegno di un uomo onesto**
  -Откуда ты... - потрясенно выдохнул Гюрза, и растерявшись, пропустил удар в правое плечо. Он охнул, выронил меч из ослабевшей руки и схватился за рану.
  -Удивлен? Моя мать была вирийкой - брезгливо поморщился Змеелов и размахнулся, чтобы добить, но неожиданно услышал за спиной голос Тии.
  -Ифран, нет! - умоляюще крикнула она, стоя в дверях караван-сарая. Меч в руках Змеелова дрогнул и остановился совсем рядом с грудью соперника.
  -Ну что же ты? Давай, добивай! - зло сплюнул под ноги сухую слюну Гюрза, почти теряя сознание от боли.
  -Стой! - Тия тем временем подбежала к ним и дернула наёмника за левую руку. - Это Гюрза и он меня однажды спас, так что я ему обязана...
  -Гюрза?! -Змеелов не поверил своим ушам. - Когда?
  -В Хибе... - вздохнула она и опустила голову. - Тогда по недоразумению мне приписали кражу денег, а он, он меня защитил от толпы разозленных горожан...
   Теперь уже настал черед Змеелова зло сплюнуть . Он выругался, опустил меч и оттолкнул от себя вирийца, который тут же осел на песок, потеряв сознание от боли и кровопотери.
  -Глупая девчонка! - рыкнул он. - Во что ты тогда влипла? Теперь из-за тебя мне придется оставить в живых опаснейшего врага...
  *А вот это уже подло (вирийск.)
  **Это недостойно честного человека (вирийск.)
  -Ты и так уже достаточно убил, твое величество ! - расплакалась Тия, оглядываясь по сторонам. - Гляди, сколько трупов... Ты хорошо начинаешь, о милосердный Царь.
  -Тия? - не поверил своим ушам Змеелов. - Если бы я их не убил, то они бы убили нас. И уж поверь мне, что наша с тобой смерть в этом случае была бы куда мучительнее, чем та , которую приняли они! - однако она и слушать ничего не хотела. Оказывается, Змеелов, которого она знала, был просто хладнокровным убийцей. Это настолько потрясло девочку, что она села на песок и разрыдалась.
  -Он прав, прекрасная пери! - Сид подошёл к ним и опустился рядом с маленькой воровкой, тяжело вздыхая. - Если не мы, то нас. Выбора, к сожалению, не было. Что ты собираешься делать с ним? - кивнул маг Змеелову на лежащего Гюрзу.
  -Я бы с удовольствием оставил его умирать здесь, но Тия, получается, обязана ему, так что придется тащить его с собой - процедил сквозь зубы наемник и отер ветошью свой меч.
  -Он не перенесет долгого перехода. - покачал головой маг. Тем более, мы далеко не уйдем, пока этот парень болен.
  -И что же ты предлагаешь делать, а, друг? - раздраженно поинтересовался наемник.- Может быть, подождём, пока по их следам придет подмога из города?
  -Нет, я этого не говорил - покачал головой тот. - Я лишь спросил тебя, что будем делать?
  -А не знаю... Дэва лысого я потащу его на себе! - наемник раздраженно вложил меч в ножны.
  -Подожди-ка, я осмотрю рану, и там решим... - примирительно сказал Сидус.
  -Давай, только поскорее, а то нам надо уходить... - махнул рукой Змеелов и поглядел на плакавшую Тию со смесью стыда, сожаления и раздражения.
  -А ну-ка не плач! - сказал он, тормоша ее за плечо. - Тия, я солдат по сути своей и могу убивать. То, что мне удавалось избежать этого на протяжении всего нашего путешествия , совсем не означает, будто я белый и пушистый... Суди сама: неужели ты бы хотела оказаться завтра на рассвете в застенках?
  -Застенки-застенки! - помотала головой она. - Ты меня этими застенками уже второй раз пугаешь...
  -Боги, да я, оказывается, еще и виноват! Нет, ты , все-таки, непостижима - возвел очи долу Змеелов. - Я убил только тех, кто хотел убить нас, и то... - он покосился на лежащего рядом Гюрзу - не всех. Но раз уж ты умудрилась задолжать ему спасение, то теперь придумай, как поставить его на ноги за ночь, иначе нас все-таки поймают.
  -Друзья мои!- тихонько воскликнул маг, осматривавший, тем временем, вирийца. - Вы только посмотрите! А парень-то непрост оказался!
  -Что ты имеешь в виду? - подошел к нему Змеелов и недоуменно уставился на странное клеймо, что украшало грудь Гюрзы.
  -Что это? - раскрыла рот подбежавшая Тия, и, от изумления, даже перестала плакать.
  -Это означает, что твой приятель - Отмеченный Печатью, и хорошо, что пока ты его убивал, он об этом позабыл.
  -Ты можешь выражаться яснее? - раздраженно поинтересовался наемник, которому все меньше нравилась идея оставить Гюрзу в живых.
  -Яснее? Он находится под особой охраной духов Пустыни. А потому никто, пока этот человек в песках, не сможет ни убить его, ни покалечить, да и нечисть, из тех, что поумней, не станет с ним связываться.
  -Но я ж его серьезно ранил? - растерянно проговорил Змеелов.
  -Значит, того захотели Духи - туманно отозвался Сидус. - Но, в любом случае, Печать сделает за день свое дело, и завтра на рассвете, голову даю на отсечение, он будет почти здоров.
  -Ну вот и хорошо! - просияла Тия. - Значит, и придумывать ничего не придется...
  -Не вижу здесь ничего хорошего! - скрестил наемник руки на груди. - Если Гюрза вспомнит, что он неуязвим, тогда нас ждут очень большие проблемы.
  -Думаешь, он наплюет на то, что мы сохранили ему жизнь? - удивленно посмотрела на спутника маленькая воровка.
  -Думаю, если он знает, что не умер бы в любом случае, то и жизнью обязанным себя не сочтет... - нахмурился Змеелов.
  -А ты посмотри на это с другой стороны. - неожиданно проговорил Сидус. - Если мы возьмем его с собой, то, по крайней мере, до Заповедных земель, ни одна сильная бестия на нас не нападет.
  -И что дальше? Если возьмем его с собой, то он прикончит нас при первой же возможности. И бестий никаких не нужно будет.
  -А я тебе на что? Кандалы Воздуха наложу, и никуда не денется. - усмехнулся маг.
  -Ох, и не нравится мне эта идея...
  -Предложи другую?
  -Ну...
  -Значит, решено! - Сид приподнял Гюрзу и потащил его в караван-сарай. - Трогаемся завтра.
  
  Глава 43
   Вириец лежал в бреду. Все тело горело огнем, а раненое плечо нещадно саднило. Иногда он открывал глаза и видел себя в незнакомом помещении. Гюрза пытался вспомнить, куда и зачем он направлялся и как сюда попал, но память молчала. Постепенно, к беспокоящему плечу добавилась боль в груди, которая все нарастала. Зверски хотелось пить, но пересохшие губы не слушались, и вместо просьбы получался лишь стон. Время от времени над головой он слышал приглушенные голоса: два мужских и один детский, но сознание никак не прояснялось,а потому тот никак не мог определить, близко они или далеко. Наконец, боль в груди улеглась, унеся с собой жжение в плече, и вириец смог заснуть. Ему снилась черноглазая девушка в странной одежде, которая гладила его лоб, что-то шепча. Девушка казалась смутно знакомой, и он, глядя, как солнце играет в золотой диадеме, силился вспомнить, где ее видел, но безуспешно. Вдруг видение исчезло, и Гюрза провалился в темноту... Проснулся вириец от того, что над самым ухом сказали:
  -Ну вот, скоро очнется... - он открыл глаза и увидел над собой того самого безумного парня, который, кажется, был колдуном. Память прояснилась, услужливо подсунув картинки боя со Змееловом.
  -Где я? - непослушными губами прошептал Гюрза.
  -Воот, я же говорил! - парень довольно улыбнулся и взъерошил волосы. - В караван-сарае ты, уважаемый, а раз пришел в себя, то скоро пойдешь с нами дальше.
  -В Кабир? Или может быть, в Заповедные земли? -слова давались с трудом, а потому вириец на какое-то время снова закрыл глаза.
  -И туда, и туда... - колдун поднес к его губам какое-то зелье, заставив выпить. Напиток оказался настолько горьким, что Гюрза даже сплюнул от неожиданности и поднял веки.
  -Проклятье, парень! Если б ты не сказал про переход, я б решил, что ты меня отравить хочешь.
  -Хех, Мое имя- Сидус. И да будет тебе известно, Гюрза, что яды в большинстве своем либо безвкусные, либо очень приятные на вкус, иначе жертва просто не стала бы их пить. - назидательно произнес он.
  -Сиид! Как там дела? - над вирийцем нависло детское личико с удивительно красивыми зеленовато-голубыми глазами, которые он видел только у себя на родине. - Ты очнулся, Гюрза?
  -Тия? - хрипловато проговорил тот. - Я почти в порядке... - он попытался приподняться, но, пошатнувшись, упал снова.
  -А все потому, что ты не слушаешь меня и не пьешь лекарство. Давай! - склянка с прозрачной жидкостью снова приблизилась к его рту.
  -А где... Змеелов?
  -Снаружи, ужин готовит. - махнула рукой девчонка.
  -Сколько я пролежал без сознания? - поморщился тот.
  - С утра и до вечера. - Сид убрал опустевшую склянку. -Так что я могу считать себя хорошим врачом.
  -А что с раной? - Гюрза пошевелил рукой. Боли не было, и его почти ничто не беспокоило.
  -Начала затягиваться! - блеснул белыми зубами маг. Этот парень все больше и больше нравился Гюрзе.
  -Ужин готов! - заглянул Змеелов в караван-сарай. - Ааа, очнулся? - недружелюбно кивнул он вирийцу.
  -Как видишь. - хмыкнул тот.
  -Быстро ты...
  -Не твоими молитвами! - проворчал Гюрза. Змеелов начинал закипать, а потому Сид поспешил увести его к костру, пообещав, что скоро вернется с едой для выздоравливающего.
   Гюрза остался с Тией вдвоем, и та, поглаживая свою обезьянку, пристально посмотрела на вирийца. В караван -сарае повисло молчание, и слышно было, как за стеной Змеелов что-то недовольно выговаривал Сидусу.
  -Ну что? - наконец не выдержал он. - Ты тоже считаешь меня подлым убийцей?
  -Я этого не говорила! - покачала головой та. - Просто интересно, зачем ты напал на нас?
  -Мне за это заплатили... - опустил глаза Гюрза, стыдясь, почему-то, смотреть ей в лицо. - Я наемник, Тия. А наемники, как ты знаешь, зарабатываю тсебе на жизнь либо тем, что кого-то охраняют, либо тем, что на кого-то нападают. Так вот, чтобы вернуться к себе домой, я должен заработать много денег. За сопровождение караванов мне столько никогда не заплатили бы...
  -Где-то я это уже слышала: "Тия, я наемник!". Ну, наемник, и где же твой дом, что тебе до него не добраться?
  -В Вирии... Это страна такая на Северном берегу Срединного моря. Там все красиво: и природа, что щедра к людям на тепло, фрукты и вино, и города, которые привольно разрастаются среди зеленых холмов, а не как здесь - втиснуты в жалкие зеленые клочки растительности среди песков... Небо в Вирии похоже на твои глаза - такое же лазурное, а солнце- ласковое и теплое, не чета здешнему. Да и люди там белокожи и прекрасны...
  -Вот и катись в свою дэвэву Вирию! - с неожиданной злостью крикнула она. - Что же ты забыл среди "жалких песков"? В твоей стране все замечательно, тогда почему же ты сидишь посреди моей земли и имеешь наглость ее ругать? Если в Царстве Дияла и солнце злое, и города тесны, и люди страшны, то зачем было здесь оставаться?
  -Извини! - пробормотал растерявшийся Гюрза. - Я думал, ты тоже не из этих земель. У тебя такие необычные глаза...
  -А что, была бы местная, и ты бы мне врал о том, как тебе здесь распрекрасно? - не унималась та. - Знаешь что? Родителей я своих никогда не знала, но скажу тебе наверняка, что иной родины, кроме Великой Пустыни у меня нет и не будет, даже если вдруг окажется, что вся моя семья до седьмого колена была из чужих земель...
  -Так что же мне делать? - неожиданно рассмеялся он. - Бездна! Да ты хоть сама определись, чего хочешь. Правду говорю -ругаешь, солгал бы -снова не так.
  -Просто молчи! - выпятила губу Тия, начиная, однако, остывать. - Так ты не ответил на мой вопрос: каким ветром тебя сюда занесло?
  -Недобрым. - покачал головой тот. Мой отец был купцом, и, когда я подрос, начал брать меня с собой в свои странствия. И вот однажды получилось так, что его судно ммм... скажем так, потерпело крушение у берегов Царства Дияла и спасся только я. С тех пор так и мотаюсь здесь, мечтая вернуться домой.
  -Ладно, так и быть! - великодушно кивнула маленькая воровка. - Если Змеелов станет Царем, то замолвлю перед ним за тебя словечко, чтоб домой отправил.
  - Ну, во-первых, если -это хорошее слово. А, во-вторых, не то, чтобы он хотел оставить меня в живых, так что...
  -Нет! Не для того я за тебя сегодня просила, чтобы Гюрзу все равно казнили. - упрямо покачала она головой. - Да и не таков он, что...
  -Каков? Не злопамятен? Не мстителен?
  -А он таков, что если раз убивать не стал, то и потом не попытается. Ты, главное, глупостей больше не делай. - погрозила пальцем она.
  -Глупостей? По-твоему, я в состоянии сейчас наделать глупостей? - иронично осведомился он.
  -Кто тебя знает, вириец. Я просто предупредила, эээ... А как твое настоящее имя?
  -Вилья Альтрасти, милиса, к вашим услугам. - кивнул головой Гюрза.
  -Зачем же сразу обзываться? Я просто спросила- кротко вздохнула та.
  - Милиса -это что-то вроде "молодая госпожа", так что не спеши обижаться - улыбнулся он. - Скажи лучше, ты правда за меня просила?
  -Да, ведь ты-то меня спас тогда, в Хибе. Вот я и не смогла допустить, чтобы ты погиб. - улыбнулась она в ответ.
   -А что это вы там друг с другом любезничаете? - раздался сзади ехидный голос Сида и маг, ухмыляясь, подошел, поставив рядом с Гюрзой миску с чечевичной похлебкой. - Поешь, парень, тебе силы еще, ох, как пригодятся. А ты, прекрасная пери, иди-ка и поужинай у костра, там Змеелов предается чревоугодию в одиночестве, скучно ему, поди.
  -Ладно, иду! - кивнула та, спрятав улыбку, и вышла из караван-сарая.
  - Хотел у тебя кое-что спросить, можно? - вдруг серьезно поглядел на вирийца Сидус.
  -Спрашивай! - равнодушно пожал плечами тот, взявшись за ложку.
  -Те художества на твоей груди, они откуда?
  -Я скажу тебе, пожалуй... - задумчиво кивнул Гюрза. - Но тогда и ты мне скажи, а правда, что ты маг?
  -Правда! - ответил волшебник. - Иначе как бы я тебя на ноги поставил за день? Так что там с Печатью?
  -Повстречал на своем пути духа Пустыни, которая сказала мне что-то о высоком предназначении и подарила медальон. - кратко сказал он.
  -Интереесно! И чем же ты ей так приглянулся?
  -А у меня глаза красивые. - усмехнулся вириец.
  -Не хочешь говорить, не надо. Я просто полюбопытствовал - вздохнул маг.
  -На самом деле я и сам не знаю почему. Она сказала - придет время, пойму сам.
   Их разговор был прерван Змееловом, который, появившись в дверях, коротко бросил:
  -Пора спать! - и улегся на свое одеяло. Вошедшая следом Тия молча села на свою постель и принялась стаскивать с себя дупатту, чтобы соорудить постель Мушил.
  -О, да я смотрю у нас тут весело... - криво улыбнулся Сид. - И по какому поводу похоронное настроение?
  -Все хорошо. - выпятила губу маленькая воровка.
  -Змеелов? - маг посмотрел в строну спутника.
  -Что? - не открывая глаз, отозвался тот.
  -А пойдем-ка, потолкуем...
  -Я уже сплю - неприветливо отозвался тот.
  -И все же...
   Проворчав что-то, наемник встал и вышел вслед за Сидом. Снаружи уже спустилась густая темнота пустынной ночи, рассеиваемая лишь красноватым светом затухающего костра.
  -Ну? Что ты мне хотел сказать?
  -Чем ты обидел Тию? Когда она пришла, на ней лица не было... - осуждающе покачал головой маг.
  -Боги, да ничем я ее не обидел! - огрызнулся Змеелов. - Просто высказал ей свои соображения о том, что лучший враг-мертвый враг.
  -Однако Гюрзу ты не убил, а потому нечего теперь виноватых искать.
  -Она просила меня, чтобы я его в Вирию отправил после того, как трон займу, представляешь? - возмущенно фыркнул наемник.
  -А что в этом ужасного? Не личным же охранником сделать, а просто посадить на корабль... - дружелюбно улыбнулся маг
  -Да у меня до сих пор руки чешутся его пристукнуть! - со всей силы пнул Змеелов валявшуюся под ногами палку.
  -Из-за чего же, позволь спросить? Только потому, что взялся убить тебя за деньги? Но ведь это только деньги? И тогда тут Тия права: если ты пообещаешь ему возвращение домой, то и причины резать тебя по-тихому у Гюрзы больше не будет.
  -Он, оказывается, всегда мне завидовал, так что еще не известно. - наемник заложил руки за спину и принялся в волнении ходить взад-вперед.
  -Но ведь ты не можешь сказать, что этот парень опустится настолько низко, что прибьет того, кто сохранил ему жизнь?
  -Однако не могу утверждать и обратного... - покачал головой Змеелов и остановился.
  -Да что ты так завелся, я не пойму? Где твое великодушие, герой? - нахмурился Сид.
  - Да я, ведь, его товарищем считал, понимаешь? Да, соревновались мы с ним в школе, но казалось мне тогда, что это не всерьез. Раз даже ходили вместе с караваном, тогда только-только из школы наемников вышли... А он вот как. И если переступил через товарищество один раз ради зависти и денег, то и убить может потом. - Наемник устало опустился на песок около погасшего костра.
  -Не убьёт!- серьезно покачал головой Сид. - Я за него ручаюсь. И вот еще что... К Гюрзе ты можешь относиться, как тебе угодно, но Тию не обижай, понял?
  -Понял... - вздохнул Змеелов. - Пойдем спать, защитник всех несправедливо обиженных, а то завтра в путь, а я с ног валюсь.
  -А вот это уже другой разговор! - широко улыбнулся маг
  
  
  
  
  
  
  Глава 44
  Путь до Кабира прошел, на удивление, спокойно: не происходило чудес, не случалось приключений... Даже наемник, что настороженно относился к Гюрзе, казалось, смягчился, хотя, по-прежнему, старался его сторониться. Тия повеселела и теперь шла попеременно то с Сидом, то с вирийцем, то со Змееловом. Волшебник продолжал учить ее магии, хотя и не имело то обучение особого успеха: сила, если она и была у маленькой воровки, крепко спала, не давая о себе знать. Он уже стал подумывать о том, что ничего не получится, но Тии об этом пока не говорил, чтобы не расстраивать.
   Гюрза, в свою очередь, стал обучать ее вирийскому, чтобы позлить Змеелова. Тот только морщился: зачем это ей, если девчонка даже читать не умеет, вот научил бы грамоте сначала... Тия же, на удивление быстро схватывала непонятнные слова, и к концу пути уже могла кое-как объясниться.
   Шла уже третья неделя их перехода и Сид, волнуясь, все вглядывался в горизонт,вот-вот ожидая увидеть вдалеке родные стены. Но их все не было видно и маг уже стал волноваться не заблудились ли они. Он постоянно сверялся с картой и пристально глядел на небо по вечерам, пытаясь понять, правильно ли ведет спутников. Наконец, к исходу третей недели пути впереди показались темно-серые стены городской крепости.
  -Друзья мои! - восторженно возвестил маг. - Мы почти пришли.
  -Пришли в Кабир или в Заповедные земли? - иронично поинтересовалась Тия.
  - И в Кабир, и в Заповедные земли. - Сидус находился в таком хорошем настронии что пропустил колкость мимо ушей.
   -А ты не думаешь что нам нужно мимо? - с сомнением спросил Змеелов. - Мы с тобой перебили отряд стражников с компанией басиров впридачу...
  -Не думаю! - категорично сказал маг. - Во-первых соваться в Заповедные земли без подготовки - самоубийство вдвойне. Во-вторых с чего ты решил что в Кабире уже обо всем знают? А, в-третих, даже если и знают то местный Правитель не поспешит переполошить стражу ради прихоти Царя Мида. У него есть задачи поважнее-он границы Царства Дияла охраняет.
  -В четвертых, у кого-то там семья! - поддразнила Тия.
  -В -пятых, не вижу ничего плохого в том, чтобы с ней повидаться по пути! - парировал Сидус. - Я, между прочим, много лет родных не видел.
  -Да ладно, я же шутя... - маленькой воровке стало неловко за свои слова.
  -А от кого Кабир охраняет границы? - спросил Гюрза. - От тварей?
  -Да, ты же говорил, что бестиям в земли Пустыни ход заказан? - поддержала его Тия.
  - Ну, не совсем... Дело в том, что в приграничных землях твари очень даже часто появляются, и, хотя дальше этих мест они не пойдут, но проблема не только в них. Не забывайте еще о диких племенах, что обитают у подножия гор Рух. Вот они-то, при желании, могут оказаться у самаго Адаба. Что будет очень неприятно для Его Величества.
  -Неужели они договорились с бестиями? - нахмурился Змеелов.
  -Нет, друг мой! Наоборот - твари не дают им спокойной жизни, но тамошние кочевники слишком воинственны и свободолюбивы, чтобы жить под властью Царя. Вот и скитаются по Приграничью, уводя скот и грабя население.
  -Интереесно! - протянула Тия и все рассмеялись: настолько это было похоже на манеру Сида.
  -Значит, Кабира нам никак не миновать... - притворно-печальным голосом проговорил Змеелов, подразнивая друга.
  -Никак не миновать! - почти серьезно кивнул маг.
   Вечером того же дня они уже стояли перед воротами города, и Сид обстоятельно рассказывал стражникам, что они с друзьями пришли повидать его родителей, что живут в квартале ремесленников.
  - Какие ремесленники?-подозрительно спросил стражник, не признавая в Сидусе местного.
  -Башмачник Устани, уважаемый... - улыбнулся Сидус как можно шире.
  -Башмачник Устани жил с нами на одной улице, но умер уж два года как. А ты, парень, значит, сыном им приходишься?
  - Умер? Как же так... - обескураженно пробормотал тот. - Да, я его сын... Странно, что ты обо мне никогда не слышал.
  -Почему же, не слышал? - усмехнулся тот. - Шрути мне рассказывала, что ушел ты много лет назад, и ни слуху от тебя, ни духу с тех пор.
  -А ты что же, так близко знаешь Шрути? - начал закипать Сид, возмущенный таким панибратством по отношению к сестре.
  -Да - самодовольно кивнул парень. - Она- моя невеста. Ох, и красива у тебя сестра! Все городские парни мне завидуют.
  -Интересно, это что ж получается, Шрути такого невзрачного, как ты полюбила? - вполне искренне схватился за голову Сидус.
  -Чтоо??? Вот я тебе! - замахнулся было тот на мага, но вышедший из ворот капитан городской стражи строго посмотрел на подчиненного и после пары коротких вопросов пропустил путников в город.
   Всю дорогу до дома маг молчал и хмурился. Весть о смерти отца, хоть и не видел Сид от него ласкового обращения, расстроила его. Да еще парень этот рябой... Ноги колесом, нос крючком... Да и не любит он сестру совсем. За невеселыми мыслями он не заметил, как добрался по знакомой кривой улочке до дома.
   Сид посмотрел на родные стены и сердце его сжалось: видно было, что эти два проклятых года мать и сестра отчаянно нуждались. Домик, и без того невзрачный, совсем покосился, ограда совсем развалилась, а все богатство составляла гранатовая рощица над старым колодцем. Между тем, у колодца склонилась высокая стройная девушка. Путники видели лишь ее роскошные каштановые волосы, убранные в пучок по обычаю этих мест, да изящные ручки, что опускали колодезный журавль.
  -Шрути! - дрогнувшим от волнения голосом позвал Сидус. Та обернулась и нахмурилась, пытаясь понять, кто ее позвал. Девушка оказалась настоящей красавицей, да такой, каких и в самом Адабе не сыскать:огромные, чуть грустные зеленовато-карие глаза, тонкий нос с горбинкой и нежные губки. - Шрути, Это я, Сидус... - тихо сказал маг. В тот же миг девушка радостно рассмеялась и кинулась к нему навстречу.
  -Братик, миленький, я знала, что ты придешь! Я и маме постоянно об этом говорила... - она улыбалась и плакала одновременно.
  
  -Конечно, я не мог не прийти... - Тие показалось на мгновение, что голос его дрогнул -А здорова ли родители? Где они?
  -Мама дома, спит... Ты знаешь, с тех пор, как папа умер, она тоже занемогла... Ой, ты же не знаешь, что папа умер... Ну, да не будем сейчас о грустном!- Махнула она рукой, словно отгоняя от себя плохие мысли. - Скажи лучше, кто это с тобой? -она вспомнила, что не брат не один и отстранилась от него, засмущавшись.
   -Это мои друзья. Змеелов, Тия и Гюрза... - он поочередно представлял спутников и Шрути приветливо улыбалась каждому, и, хоть Тия и глядела на такую красавицу во все глаза, но от нее не укрылось, как густо вдруг покраснел Змеелов. "Чего это он?" - удивленно подумала маленькая воровка.
   Шрути, тем временем, пригласила их войти, смущенно бормоча что-то об отсутствии угощения. Путники зашли в домик, что, несмотря на крайнюю бедность, был очень чисто убран. Жилище семьи Устани состояло из небольшой кухоньки и просторной комнаты с единственным окном. В темном углу на постели лежала сухонькая изможденная немолодая женщина с каштаново-седыми волосами.
  -Мамочка, мама... А у нас радость - Сид вернулся! - восторженно сообщила девушка матери.
  -Сынок? - проговорила та с недоверием тихим надтреснутым голосом.
  -Мама... - так же тихо ответил Сидус. Тия, которая чувствовала себя здесь явно лишней, тихонько спросила у Шрути, куда они могут привязать верблюдов.
  -А, конечно, сейчас покажу - кивнула она, утирая слезы радости. -Идемте!
   Друзья Сида вышли во двор и занялись обустройством на ночлег. Привязав коня и верблюдов, Гюрза с Тией принялись стаскивать с них поклажу, а Змеелов еще какое-то время стоял, неотрывно глядя в сторону дома, где скрылась Шрути.
  -А я смотрю, кто-то влюбился... - елейным голосом произнесла Тия, которой надоело ждать от него помощи.
  -Да это просто написано на его лице! - хмыкнул Гюрза.
  -С чего вы решили? - возмутился тот. - Просто такую красивую девушку вижу впервые, вот и удивляюсь... Вы видели, как она улыбается? Я никогда не видел, чтобы кто-то так искренне и тепло улыбался. Будто солнце стало светить ярче...
  -Но светило оно явно не тебе, а Сиду! - не преминул уколоть Гюрза спутника.
  -Лучше молчи... - напустился на вирийца наемник.
  -А то? - насмешливо прищурился он.
  -Так, пока вы тут бодаетесь, как два барана, хрупкая девочка, между прочим, вынуждена работать за двоих! - возмущенно заявила Тия.
  -Подожди, сейчас поможем! - отошел к верблюдам Гюрза.
   Едва они управились с поклажей, как Шрути, выйдя на крыльцо, позвала их ужинать. Сид уже сидел в кухоньке за столом и хмуро взирал на скудный ужин, состоящий из лепешек, жареного нута да кувшина с водой. Шрути, заметив его взгляд, извиняющимся тоном проговорила:
  -Нет у нас, пока, ничего другого. Вот, разве, Дэра, зайдет сегодня вечером, так я попрошу у него немного еды...
  -Дэра? Кто это? - еще больше помрачнел Сид.
  -Это мой жених - почти прошептала та. - Он стражник городских ворот... Когда папа умер, их семья нам ссудила денег... Они были настолько добры, что не стали просить погашения в срок, и фактически дали нам ссуду безвозмездно... Однако сын их попросил моей руки, и я не смогла отказать...
  -Таак... и много вы должны? - сжал челюсти Змеелов.
  - Тридцать томанов - вздохнула Шрути.
  -Боги, да ты с ума сошла? - взвился Сидус. - Портить себе жизнь из-за тридцати томанов? Видал я твоего женишка - это не муж, а наказание.
  -Может быть для тебя брат, это и не деньги, но мы с матерью выжили благодаря им! - горько покачала головой та, и Тия осуждающе посмотрела на мага.
  -Тогда, если считаешь себя обязанной, мы просто вернем долг и все! - спокойно пожал плечами Гюрза.
  -Или проучим этого Дэру... - сжал кулаки Змеелов.
  -Так когда ты, говоришь, придет твой жених?-нехорошим голосом поинтересовался Сидус.
  -Не знаю точно. - окончательно смутилась Шрути. - Он никогда не предупреждает о своих визитах.
  -Когда бы не пришел. - скрипнул зубами наемник.
  -Боги с ним, скажи-ка лучше, братец, ты вернулся к нам насовсем? - махнула рукой Шрути.
  -Не совсем насовсем. - покачал головой Сидус, виновато улыбнувшись. - Мне нужно проводить друзей в Заповедные земли, а как вернусь, там и посмотрим...
  -Куда? Да вы ведь пропадете там! - в ужасе прикрыла рот рукой девушка.
  -Не пропадем. - беззаботно улыбнулся Змеелов, будто речь шла о прогулке по году. Он явно хотел произвести впечатление и Тия громко фыркнула, не сдержавшись: уж слишком явно у него это получилось.
  -Он прав, сестренка. Не таковы мы, чтобы бестиям на зуб попасться... - подмигнул ей Сидус.
  -И когда же вы отправляетесь? - растерянно проговорила Шрути, обращаясь к брату, но поглядывая, почему-то, на Змеелова.
  -Послезавтра утром - наемник потянулся за очередной лепешкой, стараясь не глазеть на сестру Сида. За столом повисло недолгое молчание.
  -Ну что ж, мне кажется, пора спать - наконец проговорил Гюрза. - Спасибо тебе, хозяюшка, за угощение. Таких вкусных лепешек я еще не пробовал. - он улыбнулся довольный тем, как девушка покраснела от удовольствия, и встал из-за стола, направляясь во двор.
  -Так, может, в доме заночуете? - всплеснула руками Шрути.
  -Нет, нам на воздухе привычнее - улыбнулся ей Змеелов, выходя следом за вирийцем.
  -Сиид, ну хоть ты-то дома останься на ночь? - жалобным голосом попросила она.
  -Я останусь - кивнул тот, оставаясь сидеть за столом. Тия сообразила, что брату и сестре о многом надо поговорить, а потому, пробормотав благодарность за ужин, ушла во двор, где уже устроились на ночлег ее друзья.
  
  
  
  
  Глава 45
   На следующее утро, после завтрака, Сид объявил, что сам закупит все необходимое, а так же еду для матери и сестры. Гюрза равнодушно пожал плечами, предоставляя магу возможность самому таскать мешки с продуктами, а Змеелов, втайне радуясь, что остается со Шрути вместо того, чтобы бродить по пыльному базару в жару, лишь кивнул головой. Но вот Тия заупрямилась, заявив, что сидеть во дворе ей будет скучно, а потому она идет с Сидом и это решено. Маг обреченно вздохнул и махнул рукой:
  -Пойдем уж, мое проклятье!
  -Я -не проклятье, я- подарок. - скромно опустила глаза Тия и в следующую секунду громко рассмеялась.
  -Подарок! - закатил глаза Сид. - Только вот не знаю, кому б его вручить, чтобы за урон здоровью доплачивать не пришлось.
  -Тогда я останусь с тобой! - коварно пообещала она, выходя на улицу.
  -Этого мне только не хватало! - отмахнулся он, следуя за Тией. Шрути рассмеялась, глядя им вслед:
   -Они всегда так друг с другом разговаривают? - спросила она Змеелова.
  -Почти! - кивнул головой он.
  -А ведь эти двое похожи... Будь она постарше, из них бы вышла идеальная пара. - покачала головой девушка.
  -Вовсе нет... - неожиданно для себя возразил Гюрза, которого, вдруг, неприятно поразила такая мысль. Ну что, в самом деле, может быть у сумасшедшего мага и девочки с вирийскими глазами?
  -А мне кажется Шрути права! - пожал плечами Змеелов, занятый своими мыслями. -Эти двое -два сапога пара. Тебе, кстати помочь ничем не надо, а уважаемая?
  -Не упускай такой возможности, красавица... - насмешливо посоветовал вириец. -Змеелов же, у нас, знаешь ли, силен как вол, на нем и пахать можно. - Он поднялся из-за стола и вышел во двор, чтобы напоить Ветра.
  -Что это с ним? - слегка обиженно спросила девушка.
  -Не обращай внимания, он просто такой человек - поморщился Змеелов. - Так чем я могу тебе помочь?
  -Ну, раз уж сам вызвался - лукаво улыбнулась она и дала ему в руки бадью. - Принеси мне воды из колодца, пожалуйста.
  -Хорошо, уважаемая, будет сделано! - подмигнул ей тот и отправился выполнять поручение.
  -Ну что, поступил в услужение? - едко поинтересовался вириец, завидев наемника с бадьей.
  -Хочешь помочь? - невозмутимо поинтересовался тот.
  -Да нет, мне, знаешь ли, не надо быть волом, чтобы произвести впечатление.
  -Не понимаю твоей иронии, уж не положил ли ты глаз на сестру Сида?
  -Да идите вы все в Бездну, со своим Сидом и его сестрой! -вспылил вдруг Гюрза и вышел со двора.
  -Похоже, я все-таки был прав... - нахмурился тот.
   Набрав воды, он уже собрался идти в дом, как вдруг услышал за спиной шаги. Он обернулся и столкнулся нос к носу с давешним стражником, что бахвалился красотой Шрути перед Сидом.
  -Что тебе надо в доме моей невесты? - зло спросил парень, пристально глядя на Змеелова.
  -А что тебе надо в доме моего друга? - процедил сквозь зубы наемник.
  -Я пришел к Шрути. Шрути, поди сюда! - громко крикнул он. Девушка вышла из дома и послушно приблизилась к стражнику.
  -Дэра? Здравствуй, не ожидала тебя сегодня... - как-то опасливо проговорила она, подойдя к нему.
  -Что же ты, невестушка, всяких проходимцев у себя дома привечаешь,а? - развязно спросил Дэра и попытался ее приобнять, но Шрути отстранилась.
  -А ну, прекрати распускать руки! - взбесился наемник. Неужели не видишь, девушка тебе не рада?
  -Иш ты, какой умный выискался... Не твоя это печаль. - рявкнул тот, схватив пискнувшую девушку за руку.
  -Что ты, я не печалюсь. Просто сейчас проучу тебя хорошенько, вот и все. - обманчиво-ровным голосом произнес Змеелов, хватаясь за меч.
  -Ах вот он как? - Дэра отпихнул от себя Шрути, процедив - Иди в дом!
  -А ну прекратите оба. - встала между ними она. -Еще не хватало нам здесь драк!
  -Иди в дом, уважаемая... Обещаю, что жениха твоего не убью - покачал головой наемник.
  -Но...
  -Иди-иди -процедил Дэра, заталкивая ее в дверь - Мы с тобой еще поговорим... - после этого стражник обернулся к Змеелову и достал свой палаш.
  -Ну что, посмотрим, кто кого? - он сделал выпад в сторону наемника, но тот просто увернулся и тяжелый палаш рассек лишь воздух. Выругавшись, стражник снова попытался нанести удар, теперь уже сбоку, однако Змеелов подловил его на атаке и направил острие палаша Дэре в бок. Оружие прочертило на теле стражника длинный порез, тот ойкнул и схватился за рану, и выронил клинок. Змеелов занес над ним меч, Дэра сжался, ожидая удара, однако наемник в последний момент только подрезал завязки, что поддерживали штаны незадачливого жениха. Тот едва успел их подхватить и красный от унижения поспешил со двора, но перед тем, как уйти, обернулся, и с угрозой в голосе проговорил:
  -Ну что ж, молодец, ты победил. Но ты пришел и уйдешь, а Шрути останется...
  -А ты, действительно, трус! -презрительно сплюнул Змеелов. - Ничего ты Шрути не сделаешь.
  -Они моей семье денег должны, так что...
  -Сколько должны? Тридцать томанов? Так я тебе их сейчас верну - поморщился наемник, доставая кошелек.
  -Не трудись, не возьму! - махнул тот и поспешил скрыться, пока взбесившийся Змеелов не убил его.
  -Шакалиий сын... - сжал челюсти наемник и направился к дому. Шрути и ее мать, вставшая посмотреть, что за шум, тревожно выглядывали из-за двери. Увидев наемника ,девушка кинулась к нему.
  -Что? Что ты с ним сделал? - воскликнула она, внимательно оглядывая Змеелова с головы до ног.
  -Ничего, просто поцарапал немного. Жив останется твой благоверный. Ты же за него волнуешься? - не удержался от колкости наемник, которому было очень неприятно видеть Шрути рядом с этим павианом. А ведь она к нему еще и неравнодушна, поди. От этой мысли стало еще горше.
  -Ну зачем ты так? - обиженно спросила девушка и губы ее задрожали. Змеелов прикусил язык, ругая себя за резкость. - Просто у нас с мамой могут быть большие проблемы, если с ним что-то случилось.
  -Спасибо тебе, добрый человек! - благодарно посмотрела на него старушка. - Хоть и припомнит нам это семейство Шат, но уж больно не нравится мне этот молодец. - вздохнула она.
  - Не бойтесь, проблем не будет, об этом-то мы Сидом позаботимся- сжал кулаки тот. - Вот только он вернется, и мы наведаемся в гости к этому павлину.
   Тия ходила по базару следом за Сидом, усиленно вертя головой по сторонам. Кабир настолько отличался от всех городов, которые ей довелось повидать за последнее время, что она просто диву давалась: неужели в одном царстве могут быть поселения, столь разительно отличающиеся друг от друга? Словно бы два разных народа строили ослепительный в своем великолепии Адаб и эту крепость, где все было просто и строго. Ни роскошных дворцов, ни величественных храмов, лишь внушительной величины крепостные стены, прямые улицы и скромные дома из обожженных на солнце кирпичей безо всяких изысков. Люди, сновавшие по рыночной площади, одеты небогато, да и купцов было намного меньше, чем маленькая воровка привыкла видеть. И, все-таки, Кабир пришелся ей по душе гораздо больше всех богатых торговых городов. Было что-то завораживающее в его суровой простоте, словно в танце с клинками, что довелось ей однажды видеть во время городского праздника.
   Сид же, тем временем, в одной из немногих продовольственных лавочек накупил провианта столько, что его хватило бы на год для целого отряда стражи, и договорился с купцом, чтобы все это принесли ему в дом вдовы ремесленника Устани. Подумав немного, он приобрел теплые плащи, длинные шерстяные курты до пят, да пару дополнительных бурдюков для воды и решил, что на этом покупки окончены.
  -Пойдем домой! - позвал он зазевавшуюся Тию.
  -Уже все? - недоуменно спросила она, привычная к тому, что Змеелов, обычно, обходил всю базарную площадь.
  -Больше нам здесь ничего не нужно. - равнодушно пожал плечами Сидус, пряча изрядно поредевший кошель к себе в сумку.
   Путники свернули в узкий проулок, решив сократить путь до дома. Здесь было безлюдно и Тия, поежившись, подумала, что именно в таком месте бандиты обычно грабят прохожих. Словно в ответ на ее мысли, из ближайшей подворотни им навстречу бросилось несколько теней.
  -Постойте-ка, уважаемые! - будто из-под земли вырос перед ее носом бандитского вида верзила. - Тут проход платный...
  -Это кто сказал? - прищурился Сид, намереваясь спрятать шедшую впереди Тию за спину, но бандит оказался проворнее и схватил ее за руку так крепко, что та запищала от боли.
  -Это я сказал. А теперь, если не хочешь распрощаться со своей сестренкой, отдавай кошелек.
  -Сейчас, подожди! - серьезно кивнул головой маг, оглядев пятерых громил, что перегородили им дорогу. Он начал рыться в сумке и через пару минут вытащил оттуда сжатую в кулак руку. -На, возьми! - в следующее мгновение с его пальцев сорвался огненный шарик, который угодил вору в грудь, пролетев прямо над головой Тии, так, что она взвизгнула.
   Бандит издал душераздирающий вопль, отпустил девчонку и начал мягко оседать на землю. Его товарищи, увидев, что нарвались на мага, не стали дожидаться своей очереди и быстро разбежались, оставив тело своего главаря лежать посреди улицы.
  -Ты цела? - подбежал Сид к разрыдавшейся Тии. -Он тебе ничего не сделал? - маг сгреб ее в охапку и принялся внимательно осматривать. Убедившись, что она цела, волшебник облегченно вздохнул и прижал Тию к себе. - Ну вот и ладно, не плач, моя джаани... -он стал осторожно стирать слезы с мокрого личика.
  -Ты его убил... - всхлипывала она.
  -А должен был по голове погладить? - нахмурился маг. - Он бы тебя убить мог.
  -Но...
  -Тия-Тия! - покачал головой он. - Убивать-очень плохо, но что прикажешь делать, если на тебя напали?
  -Но что мы будем делать с телом? - покосилась она на лежащего бандита.
  -А вот это уже другой разговор! - рассмеялся тот. Маг повел рукой над бандитом, что-то прошептав, и в тот же момент тело исчезло, будто и не было его никогда.
  -И как ты...
  -Магия, моя прекрасная пери! - сказал волшебник, осторожно гладя Тию по голове. -Пойдем-ка домой.
   Когда они вышли, наконец, из переулка на центральную площадь, то столкнулись с Гюрзой. Вириец рассеянно посмотрел на них, нахмурился, но ничего не сказал. Лишь обошел стороной, направляясь в единственную в городе чайхану.
  -Что это с ним? - удивилась Тия.
  -Не знаю, наверное опять сцепился со Змееловом... - махнул рукой Сидус. - Не обращай внимания.
   Дома их поджидал сюрприз: расстроенная донельзя Шрути и нахмурившийся Змеелов поведали историю визита Дэры. Девушка сокрушалась, что теперь семья стражника не даст им проходу, а наемник рвался пойти в дом к ее жениху и заставить проглотить того тридцать золотых. Сид мысленно поддержал друга, но в слух лишь осторожно сказал:
  -Долги надо отдавать и делать это надо при первой же возможности, иначе невежливо получается. - Тия встревоженно взглянула на друзей, но промолчала, хотя, памятуя о недавней стычке с бандитами, уже про себя горячо молилась всем богам, чтобы эти двое не наделали глупостей и не попали в беду.
  - Тогда идем прямо сейчас, иначе рискуем показаться невоспитанными. - процедил Змеелов.
  -Идем! - серьезно кивнул маг.
  -Я с вами... - увязалась было Тия следом, но Сид так на нее посмотрел, что маленькая воровка почла за благо остаться со Шрути.
   По дороге Сид вспомнил о вирийце и удивленно спросил:
  -А что, Гюрза еще не появлялся?
  -Нет, да и Аш с ним! - поморщился тот.
  -Что тут у вас произошло? Мы с Тией повстречали его посреди Кабира. Он был мрачен, как сотня дэвов и направлялся в чайхану.
  -Ничего особенного, но кажется, ему очень понравилась твоя сестра. - как можно безразличнее проговорил наемник.
  -А тебе? - внезапно посмотрел ему в глаза Сид.
  -Мне?... - замялся на мгновение Змеелов.
  -Похоже, я прав - хитро подмигнул маг покрасневшему наемнику. - Ну что ж, буду рад такому зятю, как ты...
  -И вовсе нет - совсем смешавшись, пробурчал тот. - Тебе показалось.
  -Ну да! Показалось... - серьезно поддакнул Сид. - А вот и дом Дэры.
  -Ты помнишь, где он живет? - удивленно спросил наемник.
  -Конечно! Все волшебники отличаются хорошей памятью, а я, так еще и обидчивостью... - помрачнел Сид, заходя в калитку. Внутри, на просторном дворе в тени раскидистых апельсиновых деревьев сидел пожилой человек, удивительно напоминавший Дэру.
  -Доброго дня, почтенный Керуш. Да пошлют тебе боги доброго здравия! - сухо кивнул маг.
  -Доброго дня, уважаемые... - удивленно приподнял густые брови тот. -Чем могу быть полезен?
  -Я -сын ремесленника Устани... Пару лет назад моя семья, попав в трудную ситуацию, взяла у тебя денег в долг. Тридцать томанов, если не ошибаюсь...
  -Ааа, явился-таки, блудный сын? И где ж ты был, когда твоя мать была готова идти просить милостыню? - ядовито поинтересовался старик. -Зачем пожаловал?
  -Где бы ни был, не твоя это забота - едва сдерживая бешенство, проговорил Сид. - А пришел я отдать тебе твое золото и сказать, что сыночка твоего к себе в дом дальше порога не пущу...
  -Как бы ни так. Она- невеста моего сына, нравится тебе это или нет! - злобно сверкнул глазами тот.
  -Я сказал, и повторять не буду! - повысил голос маг.
  -Мал ты еще, щенок, со мной так разговаривать... -замахнулся на него клюкой Керуш, но Змеелов ловко перехватил клюку и тихо проговорил:
  -А вот этого не советую тебе делать, старик.
  -Угрожать мне вздумал? - взбесился тот. - Ах ты... Дэра, Дэра, поди сюда, твоего отца убивают! - на крик прибежал сын Керуша с палашом, и, увидев, кто к ним пожаловал, побагровел от злости.
  -Отец, этот тот молодчик, что увивается вокруг Шрути! Ну, держись...
   Стражник подбежал к Змеелову, размахивая клинком над головой. Он, видимо, рассчитывал обрушить тому на голову знаменитый "кабирский удар" - прием, что часто практиковали солдаты из Приграничья, но Змеелов изловчился, отпрыгнул, и тяжелый палаш опустился на ветку апельсинового дерева, разрубив толстый сук пополам. Наемник же, не теряя времени даром, атаковал снизу, целясь в пах. Дэра увернулся, но неловко, и меч Змеелова вонзился ему пониже спины. Тот взвыл и ткнул палашом вслепую, оружие рассекло ствол многострадального апельсина, да и застряло там.
   -Ничему тебя жизнь не учит, как я не погляжу! - покачал головой Змеелов, презрительно поморщившись. - Возьми свои тридцать золотых, и проваливай из жизни Шрути ко всем дэвам.
  -Ах вы... Я этого так не оставлю... - прохрипел в ярости старик, грозя им клюкой.
  -Попробуй! - зло усмехнулся Сидус. Он сделал неуловимое движение рукой и с его пальцев собралась голубая молния, испепелившая клюку в руках опешившего Керуша. - И я тебя из-под земли достану. - Пойдем отсюда! - бросил он Змеелову. - Мне кажется, мы достаточно ясно все объяснили.
  -Пойдем! - кивнул тот, швырнув в ноги старику тридцать золотых монет. - Твои деньги... И чтобы мы никого из вашей семейки и близко рядом с его домом не видели.
  
   Испуганная Шрути кинулась к брату, едва заслышав стук калитки. Тия поспешила из дома вслед за ней, найдя друзей очень довольными. Даже старушка-мать встревоженно выглянула из дома, чтобы узнать, чем кончилось дело.
  - Все в порядке! -весело сообщил Сидус. - Теперь вас с мамой больше никто не побеспокоит, сестренка. - он ласково потрепал девушку по щеке.
  -Можешь считать, что ты свободна. - улыбнулся ей Змеелов.
  -Спасибо вам! - заплакала девушка, горячо обнимая брата, но смотрела при этом на наемника.
  -Слава богам, Кабир устоял! - закатила глаза Тия.
  -Еще бы! Мы же не сторонники грубой силы. - рассмеялся маг. - А Гюрза еще не приходил?
  -Вернулся... - вздохнула она. - Пьяный и мрачный, но на ногах держится.
  -Значит, до завтра придет в себя!- махнул рукой Сид. -Вот и хорошо - мы утром выступаем...
  
  
  
  
  Глава 46
   Говорят предания, что когда подлунный мир был молод и прекрасен, многие твари обитали в нем свободно, и приходилось людям постоянно воевать с ними не на жизнь, а на смерть. Но после того, как спрятали боги в горах Рух схрон с Хозяином Песчаных Бурь, решили небожители, что разумно будет запереть обитавших в тех местах в изобилии бестий на обширной полосе пустых земель, дабы ни зверь, ни птица, ни человек не смогли подобраться к волшебному амулету и близко. С тех пор и повелось, что сторона та, названная много позже Заповедными землями, непроходима, и мало кто из безумцев, что отваживались туда отправится, возвращались домой целыми и невредимыми.
   Заповедные земли начинались в паре парсангов от Кабира и тянулись полосой вдоль всего хребта Рух. Это была неприветливая песчано-каменистая местность с росшими кое-где чахлыми кустиками пустынной растительности, да видевшимися впереди мрачными горами, что закрывали собой горизонт.
   Путники шли уже несколько часов, но на относительно удобные караван-сараи рассчитывать больше не приходилось, ибо за Кабиром начиналось дикое Приграничье, переходившее в горные хребты. Да и солнце, что еще пару дней назад палило бы нещадно с раскаленных небес, теперь лишь равнодушно проглядывало время от времени сквозь плотную пелену туч на пустынную местность.
   Беглецы молчали, и каждый думал о своем. Сидус, шедший впереди, с тяжелым сердцем вспоминал дом да хмуро поглядывал то на небо, то на горизонт и отмечал про себя каждое движение редких кустиков, каждый шорох пробежавшей мимо ящерицы, ежесекундно ожидая нападения, если не бестий, то кочевников. Однако, пока, все было спокойно, и лишь ветер, налетавший внезапно с гор, нарушал настороженную тишину этого места. Гюрза, следовавший за Сидом, настороженно вслушивался в окружающие звуки и, время от времени, сжимал рукоять трофейного кинжала. Иногда он оглядывался на бредущую сзади Тию и досадливо морщился, жалея, что девчонке не за время путешествия так и не приобрели оружия. А все Змеелов, Бездна его проглоти, ведь мог бы и научить ее обороняться кинжалом, хотя бы немного.
   Сама Тия не обращала внимания на то, что происходит вокруг. Она лишь зябко ежилась под неприветливым холодным ветром, уже начав сожалеть о том, что ни в какую не дала себя уговорить остаться в Кабире. И вот теперь бредет посреди мрачной пустоши навстречу опасности. Она половчее перехватила сумку с беспокоившейся Мушил, и тихонько начала напевать какую-то веселую песенку, чтобы хоть как-то себя подбодрить.
   Змеелов, замыкавший шествие, был настороже, готовый в любой момент схватиться за меч. До цели оставалось две дюжины парсангов, если верить карте, но каких парсангов! Пожалуй, весь их предыдущий путь, растянувшийся на несколько месяцев, со всеми его приключениями не стоил и одного перехода по Заповедным землям.
   Будто перекликаясь с его мыслями, в небе протяжно закричал стервятник. Наемник усмехнулся: надо же, какое интересное совпадение!
   -Привал сделаем через пару часов. - обернулся к спутникам маг. - Если, конечно, ничего не произойдет.
  -Как ты об этом интересно говоришь: если ничего не произойдет... - проворчала Тия, зябко кутаясь в дупатту.
  -Прекрасной пери стало страшно? - иронично прищурился тот. - А где же та смелая девочка, которая ни за что не хотела бросать нас в беде? Ты же спасешь нас, троих сильных мужчин, от нападения гуля, а Тия? - маг был страшно зол на упрямую девчонку, которая увязалась за ними в самое опасное место подлунного мира из-за своего проклятого упрямства.
  -Двоих спасу, а тебя не буду - показала ему язык маленькая воровка. - Да и гулю, если он попадется тебе в руки, я, если честно, не завидую.
  -Убедила! - неожиданно рассмеялся Сид. - Тогда так: ты спасаешь этих двоих неудачников, пока я ловлю гуля.
  -Это кто здесь неудачник? - шутливо нахмурился Змеелов, радуясь, что похоронное молчание нарушено.
  -Ну, Гюрза, так уж точно. Он попал сюда из-за своей неудачной попытки нас остановить, а ты, друг мой, потому, что лезешь дэву в пасть, и выбора у тебя нет. Так что...
   Он не договорил, ибо впереди послышался топот и разом притихшие путники увидели вдалеке всадников на странных животных с длинными ногами, изогнутыми шеями и коротким массивным туловищем.
  -Аш, что это такое? - испуганно уставилась на приближавшихся Тия.
  -Дэв! Это кочевники! - выкрикнул Сид и, сделав пасс рукой, тут же принялся плести в воздухе какие-то странные узоры, нараспев читая заклинание.
   Змеелов и Гюрза, как по команде, выхвали мечи и, встав по обе стороны от Тии, приготовившись драться. Кочевники, поняв, что их уж заметили, прибавили ходу, и в каких-то пять минут, оказались совсем недалеко от путников. Их было около дюжины: мужчины и женщины в одинаковых желтоватых куртах из грубой ткани, таких же шалварах и коричневых дупаттах, закрывавших их лица. А восседали она на...
  -Это же птицы... - изумленно воскликнула Тия. - Ну и уродцы!
   Всадники издали боевой клич, и маленькая воровка заткнула уши, не в силах слышать громкие завывания, переходившие в визг. Выхватив короткие мечи, кочевники хотели было изрубить путников, но тут Сидус открыл глаза и выбросил вперед руку. Сгустившийся на мгновение воздух, словно большая волна, обрушился на всадников, оглушив их.
  -Не теряйте времени, долго заклинание не протянет! - крикнул Сид друзьям, не оглядываясь, и тут же ударил ближайшего к нему кочевника огненным шаром в грудь. Тот вскрикнул и упал, а обезумевшая от страха птица с криком убежала прочь.
   Наемники не заставили себя долго упрашивать. Змеелов проткнул первую же птицу, которая оказалась рядом, и та рухнула на песок. Чудом успевший выскочить из седла кочевник проворно увернулся от удара соперника и стремительным выпадом попытался достать ему до груди. Змеелов уклонился, однако острое лезвие все же прочертило на его курте кровавый след. Воодушевленный кочевник подставил ему подожку и обманным движением одновременно попытался ударить в горло, Наемник парировал, но споткнулся, не удержался на ногах и упал. Дикарь обрадовался и занес было над ним свое оружие, но Змеелов неожиданно откатился, в сторону вскочил на ноги и ударил в спину. Противник осел на землю, но к Змеелову тут же подъехали еще два всадника. Они попытались достать наемника, не спешиваясь, однако тот лишь уворачивался, словно играючи. Внезапно он отбежал и кинул под ноги птицам пару каких-то шаров, что с шипением начали вращаться, и, через несколько мгновений взорвались, убив дикарей.
   Наемник оглянулся и увидел, что Гюрза дерется сразу с тремя кочевниками, едва успевая уворачиваться, и уже ранен в левую руку. В два прыжка Змеелов оказался рядом и проткнул одного из них, занеся меч над вторым.
  
  
  -Не надо! - крикнул вириец. - Это мои...
   Змеелов оглянулся на Сида и увидел, что тот стоит рядом с Тией и, прикрывая ее, отбивается от пятерых дикарей, уже потерявших своих птиц.
  -Что ты смотришь, помогай! - рявкнул Гюрза, расправившись со своими соперниками, и бросился на выручку Сиду, зажимая рану. Змеелов последовал за ним, и вовремя, ибо кочевники уже окружали мага, уворачиваясь от огненных шаров и молний, а в ближнем бою умения Сидуса были бесполезны...
   Когда все было кончено, оказалось, что у мага обожжены обе руки, а Гюрза шипел от боли, зажимая довольно серьезную рану. Тия боязливо выбралась из-за спины Сида, и стараясь не смотреть на убитых, протянула вирийцу какую-то склянку с мутным отваром.
  -Надо промыть твою рану, тогда она быстрее заживет. - серьезно проговорила Тия.
  -Вот спасибо! - усмехнулся тот, рассматривая снадобье. - Похоже, мы все-таки не зря тебя взяли с собой.
  -Ну я же обещала, что спасу вас двоих - вздохнула она.
  -А меня? - спросил маг, выставив вперед обе ладони. - Больно, между прочим...
  -Ладно, так и быть - улыбнулась ему маленькая воровка. - Раз больно, значит и тебя. - она достала из торбы горшочек с пряно пахнувшей мазью и принялась аккуратно смазывать магу руки.
  - Ну и твари же эти кочевники! - Змеелов зашипел от боли, отдирая присохшую к царапине курту. - Мне еще не доводилось встречать таких ловких бойцов.
  -Это потому, что ты привык к пузатым стражникам, да бандитам, которые годны разве что женщин и стариков пугать. - пожал плечами Гюрза. - Спасибо, кстати, за помощь.
  -Не за что... - процедил сквозь зубы наемник, уже жалея, что помог.
  -Они постоянно практикуются, сражаясь с бестиями... - поморщился Сидус. - Так что не удивляйся, дальше может быть только хуже.
  -А что это за птички такие? - поинтересовалась маленькая воровка, все-таки отважившись посмотреть на убитых.
  -Птица-кахка... Странное существо птичьего рода с мозгами достаточными для того, чтобы ее можно было приручить. Питается мелкими сусликами, и идеально подходит, чтобы употреблять ее в пищу. Местные племена и кормяться и передвигаются за счет нее. - Сид помахал в воздухе ладонями, ибо мазь стала нестерпимо жечь. - Можем, кстати, похлебку из нее сварить.
  -Не надо... - при мысли об обеде из падали среди трупов у Тии подступила к горлу тошнота.
  -Шучу! - рассмеялся тот. - Я, кстати, обещал мастеру Эште принести ее перо... - с этими словами он подошел к ближайшей тушке и выдернул из хвоста приличный пучок.
  -К слову, об обеде. Помниться мне, ты обещал привал... - опустился на песок Гюрза, поплотнее кутаясь в плащ от ветра, ставшего пронизывающим.
   -Будет вам привал, но, боюсь, к вечеру. - нахмурился Сидус. - Такие отряды далеко от своих стоянок не отходят, и нам тут долго оставаться не следует, если не хотим встретиться с целым племенем через пару часов.
  - Идти до ночи? - поморщилась Тия, отлично понимая, однако, что другого выхода нет.
  -Именно так. - кивнул маг. - Так что еще десять минут, и трогаемся в путь.
  -Удивительно, как еще верблюды не разбежались. - покачал головой Гюрза.
  -Они бы разбежались, да я им не дал - хитро усмехнулся Сид и сделал движение рукой, словно веревку разматывает. В ту же минуту беспокойно ревевшие в стороне верблюды, как по команде, подошли к путникам.
  -Это все-таки очень удобно -иметь в походе мага. - рассмеялась Тия.
  -Живого и здорового - да. Но я сегодня слишком увлекся швырянием молний, так что теперь и мышь заколдовать не смогу.
  -Ничего, у бабушки Нур такие снадобья, что живо выздоровеешь - махнула рукой Тия. - Ну так что, отправляемся?
  -Да, надо идти -кивнул маг...
   Они быстро уходили к горам Рух, нигде не задерживаясь и не делая привалов, ибо Сид справедливо рассудил, что чем быстрее они пересекут Приграничье, тем меньше вероятность встречи с воинственными кочевниками. Однако кругом снова было спокойно, и даже как-то слишком. Утих злой ветер, перестали сновать поблизости ящерицы и тушканчики, да и солнце совсем спряталось за тучи.
   Внезапно впереди явственно послышался стук копыт. Он, казалось, исходил ниоткуда и отовсюду одновременно. Путники встревожились, но Сидус лишь приказал остановиться и ждать,сказав, что это Страж Заповедных Земель и его никак не миновать. После его слов с гор налетел сильный ветер, поднимая в воздух клубы серой пыли пополам с песком, и, словно из ниоткуда возник всадник в черном. Он стремительно приближался к ним на вороном коне, и уже было слышно, как храпит скакун и позвякивает на нем золоченая сбруя. Тия вскрикнула, наемники схватились за мечи, и лишь Сидус оставался внешне абсолютно спокоен.
   Всадник приблизился к путникам вплотную. Он пристально осмотрел каждого из них рыжими, словно пламя, глазами и маг уже приготовился к его вопросам. Однако, увидев Змеелова, тот лишь посторонился и махнул рукой в сторону гор. Сид хотел было поблагодарить Стража, но тот уже растворился в воздухе.
  -Что это было? - хрипло спросил Гюрза, которому всадник живо напомнил виденного однажды дэва.
  -Это, уважаемый, Страж Заповедных земель, и он только что позволил нам войти - облегченно вздохнул маг.
  -А мог и остановить? - опасливо поинтересовалась маленькая воровка.
  -Вполне... - пожал плечами тот.
  -Значит, мы теперь в безопасности? - осторожно поинтересовалась она.
  -Нет, с чего ты решила? Если дэв открыл пасть, чтобы мы положили туда головы, это еще не означает, что челюсти не сомкнутся...
  -Спасибо, подбодрил... - поджала губы Тия.
  -Нет, всего лишь развеял опасные заблуждения некоторых. - покачал головой он.
  -Думаю, раз нас пригласили, то невежливо заставлять хозяев ждать. - вмешался в их спор Змеелов.
  -Ты прав, друг мой, идем, а то еще Страж передумает. - кивнул Сидус и уверенно направился дальше, ведя за собой путников.
  
   На ночлег путники остановились, лишь, когда солнце выплыло из-за горной гряды и коснулось краем горизонта. В быстро сгущавшихся сумерках они торопливо ставили палатки, разводили костер и готовили ужин.
   -Надо бы нести дежурство по ночам, все-таки не прогулка по окрестностям Адаба. - озабоченно проговорил Змеелов оглядываясь по сторонам. Вечерняя темнота становилась все непрогляднее и наполнялась непонятными шорохами и потрескиваниями, а оробевшая Тия даже видела мелькнувшие пару раз вдалеке огоньки чьих-то глаз.
  -И то верно. - согласился Сид. -Тогда предлагаю разделить ночь на три дежурства. Вытянем жребий, в каком порядке заступаем. - Только чур уговор: заметите что-то странное -сразу будите меня. Здесь не Великая Пустыня, и бандитов нет, зато есть бестии, с которыми без магии не справиться.- с этими словами он подобрал три камешка разных размеров, положил на ладонь и прикрыл своей дупаттой.
  -Кто вытянет самый маленький -тому дежурить первым, самый большой -последним. - объявил маг и протянул руку Змеелову. Тот вытащил свой камень, и дождавшись, пока жребий вытащит Гюрза, сказал, что ему выпало дежурство перед рассветом, сразу после вирийца.
  -Отлично, значит я -первый! - Сид довольно улыбнулся и посмотрел на котелок, где варилась похлебка. - А сейчас, пора ужинать...
   Ночь прошла, на удивление, спокойно, хотя кто-то, невнятно ворча, кружил невдалеке от лагеря путников, однако близко подойти не отваживался. Лишь на рассвете, когда тьма сменилась серыми сумерками, а Змеелов уже в десятый аз обходил лагерь кругом, чтобы не заснуть, из-за ближайшего бархана показалась рыжеволосая девушка в странной черной одежде до пят. Она посмотрела на Змеелова с такой мольбой, что камень бы прослезился, но наемник знал, что это нечисть, а потому, просто выставив меч вперед, проговорил:
  -Уходи!
  -Помоги мне, добрый человек... - жалобно проговорила девушка. - Я потерялась. - она встала и сделала несколько шагов по направлению к лагерю.
  -Стой, где стоишь! - грозно проговорил тот. Однако, тварь оказалась самонадеянной, а потому, резко выпрыгнула вперед, налету обращаясь в уродца с огромной пастью, усеянной острыми клыками, явно рассчитывая позавтракать наемником, но тот отпрыгнул в сторону, одновременно громко позвав Сида. Маг вскочил, и, увидев бестию, послал в ее сторону заклинание. Тварь попыталась увернуться, но меч Змеелова не дал это сделать и она оказалась опутанной магической сетью.
   -Это же шерстистый гуль! - с каким-то детским восторгом заявил Сидус, осматривая чудище размером с огромную собаку, покрытое грубой черной шерстью. На плоской оскаленной морде была написана такая злоба, что Змеелову стало не по себе. А ну, как пробралась бы такая ночью к их палатке...
  -И что ты будешь с ним делать? Может быть, просто убить это чудище и дело с концом?
  -Зачем же- убить... - Сид склонил голову и с азартом охотника поглядел на их добычу.
  -Кто это такой? - Тия проснулась и теперь расширенными от страха глазами глядела на бестию.
  -Это гуль. И над ним можно проделать столько опытов! - радостно потирая руки, сказал волшебник. Злоба на морде гуля сменилась явным страхом.
  -Опыты? - нахмурилась Тия. - Какие такие опыты?
  - Ну, он умен, понимает человеческую речь, а потому его можно будет сделать домашним любимцем... Только представь себе- мой дом будет охранять такая милашка.
  -Тоже мне, нашел милашку! - рассмеялся Змеелов.
  -Милейший Сидус назовет его Келепом Эль Гавкусом и будет на досуге скармливать своих врагов по частям! - елейным тоном проговорил проснувшийся Гюрза, что, забавляясь, наблюдал со своего одеяла за этой сценой.
  
  
  -Очень остроумно! - поморщилась Тия. - Еще какие-нибудь блестящие идеи есть?
  -Убить, засушить и продать в лавку редкостей по кусочкам за большие деньги. - предложил Змеелов.
  -Нет, мы же не такие жестокие. Вот побрить, например... - мечтательно протянул Сид. - Ты знаешь, как выглядят бритые шерстистые гули? - спросил он Тию, рассматривая оборотня, и тварь сжалась под плотоядным взглядом волшебника.
  -Да уж, всегда мечтала узнать. - язвительно ответила та и, на всякий случай, отошла подальше. -Может просто отпустить? Ты его уже так напугал, что он, похоже, сусликов есть готов. - гуль благодарно посмотрел на маленькую воровку.
  -С тобой не интересно! - обиженно заявил тот. - А как же любопытство ученого?
  -Ты сюда пришел не зверюшек ловить, ведь так? - усмехнулась Тия.
  -Слишком ты жалостлива, о прекрасная пери, так нельзя - покачал головой маг. - Но желание прелестницы для меня закон, а потому... - он щелкнул пальцами, что-то прошептав, и в следующий момент магическая сеть спала. - Ты свободен, Эль Гавкус, иди и не возвращайся... - трагически-торжественным голосом возвестил маг. Несчастный гуль, почувствовав свободу, поспешил удрать как можно дальше, пока его снова не поймали, и в каких-то несколько минут скрылся за дальними барханами под дружный смех путников.
  
  
  
  Глава 47
   Чем дальше путешественники углублялись в Заповедные земли, тем холоднее и мрачнее становилось вокруг. Сид все чаще хмурился, поглядывая на небо, теперь постоянно затянутое серой пеленой. Наконец, он объявил, что через пару дней они дойдут до горного хребта, а потому посоветовал всем натянуть шерстяные курты и плащи на ближайшем привале, а так же попросил у Змеелова карту, ибо не был более уверен, что ведет их правильным путем. Он то и дело останавливался, сверяясь по одному ему известным признакам с небом, и все чаще озабоченно тер лоб. Путники перестали продвигаться в спешке, так как племена кочевников не отваживались подбираться настолько близко к горам, и друзьям можно было их не опасаться. Сид даже пообещал, что теперь, как и прежде привала будет два - днем и вечером.
   -Думаю, скоро мы найдем подходящее место для дневной стоянки. - маг оглянулся по сторонам. Они подошли близко к горам Рух и песчаные барханы стали чередоваться небольшими скалами-ветряками, а то и целыми ущельями, меж которыми вилась еле заметная тропа.
  -Хорошо бы... - поежилась от зябкого ветра Тия, уже с утра мечтавшая о теплых вещах и горячем чае. - А кто проложил эту тропу? - поинтересовалась она у мага, чтобы как-то отвлечься.
  -Древние люди... - рассеянно ответил тот. -Они хоронили в горах Рух вождей своих племен, а потому здесь нам попадется немало гробниц. Знающие люди настоятельно советовали обходить нам их стороной.
  -А что так? - полюбопытствовал Гюрза. - Снова магия?
  -Она самая... Не приведи Великая Мать, потревожим покой мертвецов. - ответил Сид и вирийцу вспомнился отряд скелетов.
  -Ты прав, приятель, не приведи Великая Мать. - отозвался он.
   Меж тем тропа привела путников к большому колодцу, окруженному несколькими приветливо зеленевшими деревцами.
  -Ого, да тут целый оазис! - рассмеялся Змеелов.
  -Да, и думаю, что нам стоит здесь остановится для отдыха. - согласился с ним маг. Отдохнем, оденемся, воды наберем. Зря что ли я пустые бурдюки от самого Кабира тащу?
  -И то верно...
   Друзья остановились на отдых. Разложив одеяла, развели костер, надели теплые курты и накинули теплые плащи из на козьем пуху.
  -Ну вот, теперь даже жарко! - восхитилась Тия, мгновенно согреваясь.
  -Хе, могут же кабирские умельцы делать теплую одежду... - не без гордости проговорил маг и подошел к колодцу. - Нужно набрать воды. - Внезапно маг нахмурился, хватаясь за плечо.
  -Ну и что ты встал, как вкопанный? - полюбопытствовала Тия, подбегая к нему. - Неужели сил не хватит крышку открыть?
  -Да нет, просто показалось... - ответил тот, ощупывая рукоять кинжала. - Но странно все это.
  -Что такое? - подошел Змеелов, подергав колодезную дверцу. - Странно, в Пустыне никто крышки колодцам не приделывает... С этими словами он дернул сильнее, и дверца слетела на песок, жалобно скрипнув.
   Несколько минут ничего не происходило, однако Сидус внезапно побледнел, как смерть, снова схватился за плечо и заорал, что было сил:
  -Назад, все уходим!!! - он оттащил за шиворот Тию, и дернул опешившего наемника за руку. Затем приказал Гюрзе сесть в седло и одним махом закинул к нему в руки Тию.
  -Скачи во весь опор к тому ущелью! Мы догоним... - маг хлестнул Ветра по крупу, и тот унес ничего не понимавших вирийца и девчонку в ветряки.
   То же самое он велел Змеелову, однако наемник, поняв, что дело дрянь, не послушался, и остался с магом, который начал быстро что-то шептать, глядя расширившимися глазами на то, как из колодца со зловещим шипением поднимается огромное черное облако и принимает очертания огромного, размером с гору рогатого чудовища со множеством мощных лап, увенчанных когтями.
  -Боги, кто это? - ужаснулся наемник. Где-то за спиной истошно заревели верблюды, но друзьям было не до них. Маг вскинул руку вверх и что-то пронзительно выкрикнул на незнакомом языке. Чудовище недоуменно заозиралось глазами, наполненными белым пламенем, и в бессильной злобе стукнуло гигантской ручищей по песку, поднимая в воздух клубы пыли.
  -Бежим, пока он нас не увидел, я отвел ему глаза!!! - крикнул ему Сид,и, петляя, словно заяц, бросился наутек к ущелью. Змеелов последовал за магом, горячо надеясь, что они успеют добежать. Рядом с ними то слева, то справа поминутно обрушивались сверху страшные когти колодезной жути, а спасительные скалы приближались слишком медленно. Беглецам уже стало казаться, что здесь они и сгинут, однако чудище, на счастье, двигалось слишком медленно, чтобы их поймать, и те, наконец, спрятались за спасительные скалы.
  -Что происходит, Бездна разразись над вашими головами? - изумленно спросил Гюрза, едва маг и наемник, тяжело дыша, свалились на песок.
  -Считай, что мы попили водички... - хватал воздух ртом Сид. - Это был не колодец вовсе, а пещера марида. Он- одно из самых мощных созданий Мрака. Дэвы по сравнению с ним -слепые котята. Веками мариды спят в своих подземных пещерах, ожидая, когда начнется Великая Война Света с Мраком в конце времен, а до тех пор, набираются сил и готовы стереть с лица земли все, что им помешает...
  -Он движется сюда! - заверещала тем временем Тия, осторожно выглянув наружу.
  -Аш, только этого нам не хватало. - выругался Змеелов, последовав ее примеру. Чудище и впрямь ползло по направлению к их ущелью, но теперь оно двигалось уверенно, светя перед собой шаром белого пламени, что горел между его рогов.
  -Аш здесь бессилен, он куда более слаб, чем эта тварь. - покачал головой Сид. - А вот нам конец...
  - Не конец! - отчаянно топнула ногой Тия. - Ты же волшебник, ты можешь открыть мышиную тропку?
  -Даже если здесь у меня это и получится, то не известно еще, куда нас выбросит. Может быть, в Адаб, может быть в Феруз, а может и в мир теней. Ты этого хочешь? - прикрикнул на нее Сидус.
  -Я жить хочу! - стукнула его кулачком та. - Не важно, где мы окажемся. Главное-живые!!
  -Она права. - вступился Гюрза. - Тебе что, своя шкура не дорога?
  -Дорога, и даже очень, но на изнанке я оказаться не хочу! - парировал Сид. Чудище, меж тем, подобралось близко, и удары мощных конечностей слышались уже совсем рядом.
  -А выбора нет! - покачал головой Змеелов.
  -Ладно, дэв с вами! - отчаянно махнул рукой Сидус, понимая, что им все равно не жить. Он встал на колени, начертил пальцем на песке пять странных знаков, соединил их звездой и обвел звезду в круг. Затем порезал себе руку кинжалом, дождался, пока кровь из пореза упадет на рисунок и закрыл глаза, напевно прочитав заклинание. Звезда начала светится, а маг все повторял и повторял странные слова наговора, пока на скалы над их головой сыпались удары страшных лап. Внезапно звезда вспыхнула ослепительным светом, и все вокруг утонуло в этой вспышке.
   Когда путники вновь обрели способность видеть, то оказалось, что стоят они у подножия какой-то горы. Солнце, по-прежнему, пряталось за тучи, а под ногами, по-прежнему был песок вперемешку с камнями.
  -Повезло!- выдохнул Сид, оглядевшись.
  -Ну, это как поглядеть. - поморщился Гюрза, потирая виски.- Итак, что мы имеем? Все целы - это хорошо. Сид едва держится на ногах-плохо. Верблюдов мы потеряли вместе с одеялами, едой, водой и барахлом - тоже ничего радостного. Лично у меня на лошади лишь один бурдюк, да пара мешочков с лепешками.
  -А с какой бы не поглядели. - махнул рукой обессиливший маг. - У меня есть соль, у Тии - лекарства. Можем ловить и есть сусликов, на худой конец. На нас теплые плащи, мы по-прежнему в Заповедных землях и...
  -Знать бы только, где точно. - огляделся по сторонам Змеелов. - Моя карта осталась на той проклятой стоянке рядом с одеялом.
  -Ну, вот это уже плохо, как ни крути... - помрачнел маг. - Ибо ориентироваться здесь мне сложно. Кто знает, сколько мы проплутаем по горам без карты, да и опасно это.
  -Если не знаешь куда идти, иди вперед. - глубокомысленно выдала Тия, показывая перед собой. Путники посмотрели туда, куда она указывает и увидели вдалеке что-то похожее на караван-сарай.
  -А ты уверена? - с сомнением в голосе поинтересовался Гюрза. - Воды-то мы уже набрали. Осталось только выспаться в надежном месте.
  -Хочешь сказать, что и там нас поджидает какая-то нечисть? - нахмурилась девочка.
  -Вполне может быть! - поддержал вирийца маг. - Но идти нам все равно в горы, так что...
  -Так что Сид нас снова вытащит, если что-то случится - хмыкнул Змеелов, однако сделал шаг вперед. - И чего же мы ждем?
   Чем ближе путники подходили к странному строению, тем светлее становилось вокруг, а когда до него осталось несколько десятков шагов, и стали хорошо различимы полуразвалившиеся каменные стены и ветхая крыша, то и вовсе выглянуло солнце, а стало ощутимо теплее. Небо очистилось от серых облаков и теперь радовало глаз своей голубизной.
   Едва ступив на обширный двор, путешественники споткнулись о камень внушительных размеров, подобными же глыбами было усыпано все пространство от ворот, и до входа, задернутого грубой грязной тканью. Тия, ворчавшая что-то себе под нос о старых развалинах, стала обходить валуны кругом, пристально их рассматривая, и внезапно вскрикнула.
   Перепугавшиеся спутники подбежали к ней и увидели жирных серых змей, что преспокойно грелись на солнышке меж камней.
  -Что, мои любимцы вас напугали? - раздался из дома ехидный голос и наружу вышло странное существо.
   Оно выглядело, как женщина, но едва ли являлось ею. Стройное тело, сплошь покрытое татуировками в виде непонятных знаков, было до пояса затянуто в узкий кожаный чулок, лишь отдаленно напоминавший юбку, а сверху странный костюм больше напоминал доспехи дев-воительниц и сплошь состоял из ремешков и булатных заклепок. Женское лицо, на котором нельзя было прочесть ничего о возрасте венчали две пары рогов, из под которых на спину падали черные космы волос. Существо потрясло в воздухе посохом, увенчанным черепом какого-то животного, и погрозило друзьям пальцем с длинным черным когтем.
   - Давненько в дом к Пожирательнице Теней не забредали смертные. - она принюхалась,и, обведя замерших путников ехидным взглядом карих глаз, оперлась на один из булыжников. - Как вы сюда попали?
  -Мы заблудились, уважаемая. - почтительно поклонился Сидус, чувствуя в существе магические силы, намного превосходящие его собственные. - И не знаем, куда нам теперь идти.
  -Вот как? - Пожирательница Теней склонила голову набок, еще раз пристально оглядев пришедших. - А куда шли до этого?
  -Искали Коготь Дэва. - скромно опустил глаза маг. - Впрочем, мы ищем его и сейчас, так что если ты, почтенная, подскажешь нам дорогу, ну, или хотя бы примерное направление, то благодарности нашей не будет предела.
  -Коготь Дэва? А почему вы решили, что мне нужна ваша благодарность настолько, что я соглашусь показать дорогу? - все так же ехидно осведомилась она.
  
  
  
  -Мы не решили, мы понадеялись - печально вздохнул Сид. -Неужели наши надежды не оправдаются?
  -Какое мне дело до ваших надежд, смертные? - хрипло рассмеялась Пожирательница Теней. - Однако... - она подошла вплотную к Тии и провела рукой у нее над головой. - Я чувствую в этой девчонке такие магические способности, которых не бывало у смертных с давних времен. Вот если вы мне ее оставите, то я укажу вам дорогу... - она облизнула губы и посмотрела в сторону Сида. Гюрза и Змеелов, не сговариваясь, схватились за оружие, а волшебник скривился,глядя на испуганную девочку.
  -Зачем тебе девочка? - вступился Гюрза.
  -Я из нее ученицу сделаю... - задумчиво ответила та, продолжая разглядывать маленькую воровку. Та сжалась под неприятным оценивающим взглядом.
  -Нет, уважаемая! - в голос мага зазвучал жестко и из него разом пропала вся почтительность. - Я друзьями не торгую, и если не желаешь указать дороги, не будем тебе надоедать...
  -Иш, какой грозный выискался! - рассмеялась та. - Ну, тогда не задерживаю... - она указала посохом на ворота.
   Путники развернулись и поспешно направились к выходу, однако стоило им подойти к воротам, калитка исчезла. Сид пробормотал проклятье и принялся, было, начитывать заклинание противодействия чарам, но безрезультатно. Он в бессильной злобе повернулся к Пожирательнице, но та лишь хрипло рассмеялась.
  -Что? Неужели выход не найти? Ай, какое несчастье...
  -Чего ты хочешь? Почему не даешь нам уйти с миром?
  -Ну, скажем так, мне стало скучно. Сижу тут одна веками напролет, и словом перемолвиться не с кем...
  - Ты решила поговорить? - рыкнул Змеелов и хотел достать меч, однако Сид его удержал.
  -Что ж, если хочешь, давай поговорим. О чем разговор вести будем? - осведомился он обманчиво-спокойным голосом.
  -Нет, не поговорим, а сыграем - задумчиво оперлась на посох та. - Скажем, я задам вам вопрос, и если вы ответите правильно, то так и быть, укажу дорогу и отпущу. Если нет -девчонка со мной останется. Ну так что, согласны?
  -Согласны! - кивнул маг, не обращая внимания на негодующие взгляды друзей. -Спрашивай.
  -Без крыльев летает,приходит с гор? - пристально посмотрела в глаза магу Пожирательница Теней.
  -Ветер - ответил тот, даже не подумав. Тия возмущенно взглянула в сторону мага, однако тот и бровью не повел.
  -А вот и неверно! - восторженно крикнула ведьма и захлопала в ладоши, смеясь. - Это туча, глупец! Теперь девчонка моя, а вы пропаливайте на все четыре стороны. - Она схватила Тию за плечо и открыла выход.
  -Идемте! - махнул рукой волшебник, незаметно подмигнув наемникам.
  -Нет, Сид, стой! Ты не можешь так поступить!!! - разрыдалась маленькая воровка. Однако тот даже не оглянулся. - Остановись... остановись! - вырвалась она из цепких рук Пожирательницы, но далеко убежать не смогла, словно привязанная. В отчаянии, Тия опустилась на песок. Гюрза не выдержал и схватил Сида за грудки, но тот лишь тихо покачал головой и снова подмигнул. Выругавшись, вириец выпустил мага из рук и пошел к воротам. Но у самого выхода произошло что-то странное: наемники спокойно вышли, а Сид не смог, словно прикованный цепью.
  -Не может быть... - вмиг изменилась в лице Пожирательница.
   Гримаса злости исказила ее черты, и, направив посох на мага, она подняла Сида в воздух, словно пушинку, а потом, что есть силы, швырнула его на ограду. Тия оглушительно вскрикнула и кинулась к нему, однако не успела: ведьма снова замахнулась посохом, и маг, едва не потерявший сознание от боли, снова оказался в воздухе. Однако, несмотря ни на что, он смеялся! Поминутно ойкая, сплевывая кровь, заполнявшую рот, он находил в себе силы потешаться над взбесившейся бестией, которая легко могла его убить.
   -Знаешь, почему меня зовут Пожирательницей Теней, щенок? - крикнула та. - Потому, что ни один дэв не может меня перехитрить!! А ты... ты - жалкий человечишко....
  -Ты забыла о непреложном законе магии подлунного мира, ведьма! - покачал головой он. -Никто не может забрать у мага его ученика до истечения срока обучения. Они с наставником связаны... Так что даже если убьешь меня -Тии тебе не видать... Она так и останется недоучкой.
  -Да катитесь отсюда вы оба! - плюнула та в досаде. - Ты свободна, девчонка! - махнула она рукой Тии, и та, боясь поверить в свою удачу, подбежала к воротам, перед которыми все ее болтался в воздухе маг.
  -Отпусти его, ты проиграла! - обернулась она к ведьме.
  -Забирай своего наставничка! - та резко опустила мага на землю и тот, словно мешок с мукой, свалился к ногам маленькой воровки, мгновенно потеряв сознание...
  
  
  
  
  Глава 48
   Очнулся Сид от того, что кто-то осторожно гладил его по голове. Все тело разламывалось на куски от боли он не мог пошевелить даже пальцем, однако, голова, на счастье, не пострадала. Маг с усилием открыл глаза и увидел, что лежит в каком-то ущелье на своем плаще, а рядом горит костер. Он осторожно повернул голову, и движение сразу отозвалось ломотой в висках. Справа от него сидела продрогшая Тия и пыталась укутать мага своим плащом.
  -Очнулся, наконец, горе-герой? - посмотрела она на Сидуса заплаканными глазами.
  -Сколько я пролежал? - поморщился он, силясь прогнать багровую пелену, плававшую в глазах.
  -Три дня - всхлипнула та.
  -А ты почему раздета, а? Кто разрешал? - строго посмотрел на нее маг.
  - Я сама себе разрешила! - упрямо тряхнула Тия головой.
  -А я отменяю твое решение... Ну-ка закутайся! Я твой учитель и ты должна меня слушать. Ну? - поторопил маг, видя, что она медлит.
  -Молчи уже, учитель! -наморщилась она. -Ты, между прочим, меня чуть этой карге не отдал... Бр!
  -Посмотри на меня! - тихонько приказал маг, и дождавшись пока Тия повиновалась, медленно проговорил. - Запомни раз и навсегда, что никому и ни за что на свете я тебя не отдам. Ты -моя ученица, и я, как твой наставник, скорее сам продамся кому-то в рабство, чем продам тебя, поняла?
  -А знаешь, как я тогда испугалась? - разрыдалась Тия. - Сначала думала, что ты и впрямь меня оставил ей... Потом, когда она тебя о камни... Мне показалось все... конец...
  -О,Тия! Рано ты меня хоронишь! Старуха-смерть еще мною не раз подавиться, ты уж мне поверь! - ласково улыбнулся он и погладил Тию по щеке, превозмогая боль. - Скажи лучше, где эта парочка неугомонных вояк?
  -Снаружи. - улыбнулась сквозь слезы та. - Мы как тебя от ведьмы вытащили, крепко призадумались, куда идти. От ее хижины в горы уходило три тропы, и мы все гадали, какую же выбрать. Карты нет, да еще и ты без сознания. Подумали-подумали, решили кинуть жребий, и выпало идти прямо... Ну погрузили мы тебя на Ветра, благо поклажи на нем было - гуль наплакал, и пошли. Дошли до ближайшего ущелья и остановились, чтобы ты хоть немного оправился... А еда заканчивается, вот Змеелов с Гюрзой и отправились сусликов добывать... Охотятся сейчас где-то неподалеку. - при мысли о свежезажаренных сусликах Тия наморщила носик.
  -Бравые охотники! - усмехнулся Сидус. - А что у нас с водой?
  -С водой проще, мы тут неподалеку на родник наткнулись и уже наполнили бурдюки.
  -Вода-то хоть обычная? А то здесь что ни стоянка-то неожиданность - маг попытался сесть, но получилось лишь приподнять голову.
  -Вполне! Я уже пила и ничего -жива как видишь...
  -Ну что, как дела у нашего проводника? - подошел к костру Змеелов.
  -У меня - лучше не бывает, я жив остался, и это, поверишь ли, здорово... А как дела у наших добытчиков? - ехидно осведомился маг, видя, что наемник пришел с пустыми руками.
  -Хуже, чем у тебя. - озабоченно покачал головой тот. - Мы уже третий день на скудном пайке, но поймать так ничего и не удалось. Дэвовы суслики, похоже, впали в спячку, и мы не смогли поймать ни одного.
  -О, я смотрю Сидус пришел в себя... Отлично. - раздался позади Змеелова насмешливый голос Гюрзы.
  -Да, к трем голодным ртам прибавился четвертый. - кивнул маг. - Так что будем кормить друг друга только разговорами. Скажите-ка мне, друзья мои, что мы будем делать дальше?
  -Идти вперед, пока силы не кончатся. - пожал плечами Змеелов, подсаживаясь к костру.
  -План хорош, только силы-то кончатся скоро, и вот тогда мы и впрямь тут пропадем. - Сид покосился на Тию, которая все же забрала обратно свой плащ и теперь отогревалась, закутавшись по самый подбородок.
  -А какие еще будут предложения? - вириец подбросил в костер пару сухих веточек какого-то кустарника.
  -Думаю, что завтра мне должно стать значительно лучше, и тогда я смогу осмотреться здесь как следует. Может быть, я и не великий знаток Заповедных земель, но кое-что смыслю в ориентировании, все лучше, чем брести вслепую.
  -Ну а после этого будем брести, пока силы не кончатся. Я сказал почти тоже самое. - невесело усмехнулся Змеелов.
  -Вы слышите? - внезапно перебила их Тия, которая уже несколько минут прислушивалась к чему-то.
  -Что?-насторожился Гюрза.
  -Кто-то шуршит за стеной... - испуганным шепотом поделилась своими наблюдениями та.
  -Тия, там никого нет. Мы облазили всю округу - рядом с нами нет ни одного живого существа. - нахмурился Змеелов.
  -А неживого?
  -И неживого нет. Тебе просто показалось...- вириец тоже вслушался в тишину, нарушаемую лишь свистом ветра снаружи.
  -А мне кажется, она права - маг нахмурился. Внезапно со стороны выхода раздалось недовольное урчание и в полутьме ущелья, у входа, мелькнула пара светящихся глаз.
  -Это какое-то крупное животное... - прошептал вириец, хватаясь за клинок.
  -Это же Дымка! - радостно объявила Тия, заметив, что к светящимся глазам добавилось серебристое мерцание.
   Животное, тем временем, медленно приближалось к костру, что-то тихо урча. Это и вправду оказалась волшебная кошка из Затерянных Песков. Она что-то тащила, и, подойдя совсем близко к затаившим дыхание путникам, положила на песок двух упитанных сусликов. У костра воцарилась тишина: друзья с удивлением разглядывали кошку и ее добычу. Дымка, постояв еще несколько минут, укоризненно посмотрела на них,и, тяжело вздохнув, пододвинуло лапой тушки к ногам Змеелова.
   -Вот так так! - рассмеялся маг, охая от боли. - Похоже, у нашего друга появилась охотничья кошка, и теперь мы не пропадем... - Дымка заворчала, явно ожидая поощрения и наемник растерянно потрепал ее по холке.
  -Да ты наша спасительница! - воскликнула Тия, обнимая кошку. Та довольно что-то промурлыкала и улеглась рядом с костром.
  -Ну что, друзья мои, отведаем-ка жареной суслятины - потер руки Змеелов и улыбнулся.
  
   Сытный ужин пришелся как нельзя кстати для голодных путников, особенно -для мага, который уже на следующий день смог встать и пройтись вдоль ущелья. Снаружи его ждал все тот же безрадостный пейзаж - ветряки да песок, и горы, закрывшие собой весь горизонт. Чуть заметная тропка, по которой они сюда пришли, убегала вперед, петляя меж обветренных скал, и ныряя в редкие ущелья на парсанги вперед... Дымка, почему-то решившая прогуляться с магом, равнодушно поглядывала на тропу и слушала его рассуждения о том, что Коготь Дэва, находится в юго-восточной части гор Рух, имеет приметную вершину, напоминающую клинок, а потому, раз его отсюда не видно, то они где-то на северо-западе... Когда бормотание Сида ей наскучило, кошка тихонько ушла на охоту, оставив мага одного, но тот ее ухода даже не заметил, погруженный в свои мысли.
   В предгорьях царила вечная осень, если о пустыне вообще можно было так выразится, но здесь палящий зной сменялся ровным теплом днем, и ледяным холодом сырого ветра ночью. Однако в самих горах всегда было адски холодно, а потому нужно выбрать кратчайший путь, иначе они просто рисковали там замерзнуть. А кратчайший путь, почти наверняка, означал непроходимые перевалы и глубокие пропасти,и соваться туда без карты, лишь зная примерное направление было просто самоубийством. Эх, если бы Змеелов тогда не оставил карту на стоянке...
  -О чем размечтался? - маг так задумался, что не заметил Тию, подошедшую к нему сзади.
  -О том, как прекрасен и светел будет наш путь до схрона. - иронично отозвался тот, оглянувшись. -Надо бы уже выдвигаться, сколько можно сидеть посреди Приграничья?
  -А как же ты пойдешь? Ты же еще слаб совсем...
  -Ничего, на магах, Тия, как на собаках, все заживает быстро... Думаю, через пару дней снова буду в строю! - беспечно махнул рукой Сид. - Скажи лучше, где Змеелов и Гюрза?
  - Ушли за хворостом, и будут нескоро. Мы слишком много жжем костер, и хвороста постоянно не хватает, а кизяки остались в поклаже, которая пропала.
  -Надо будет сказать им, что скоро пойдем...
   Они выдвинулись на рассвете третьего дня. Вся немудрящая поклажа путников уместилась на Ветре, которого вел под уздцы Гюрза. Впереди, как обычно, шел Сид. Однако в этот раз рядом с ним бежала Дымка и друзьям оставалось лишь гадать, почему кошка в этот раз решила остаться с ними. Однако, как бы там ни было, а лишний боец в этих опасных местах, пришелся их небольшому отряду очень кстати.
   Сид определил по солнцу, которое нет-нет, да проглядывало из-за пелены туч, что движутся они как раз на юго-восток, а потому, рано или поздно, дорожка приведет их к цели. Путники, наученные горьким опытом, поначалу ожидали подвоха от каждого чахлого куста или древнего пересохшего колодца, но за три дня, что они двигались по этой тропе, не случилось ничего странного. Разве что, беспокоили по ночам какие-то шорохи, невдалеке от их лагеря, но что бы там не пряталось в темноте, нападать оно явно не отваживалось, да и после побега от марида и Пожирательницы Теней, гули и призраки стали казаться им чем-то нестрашным, так что даже Тия перестала обращать внимание на ночных гостей. Друзья немного расслабились, и стали надеяться, что так будет до самых гор.
   На четвертый день путники решили расположиться для дневного отдыха у одного из ветряков. С гор задувал пронизывающий ветер, и за широкой высокой скалой было куда проще развести костер и отдохнуть. Однако, едва они встали лагерем, как кинжал на плече Сида начал греться. Маг насторожился, внимательно огляделся вокруг и сделал знак путникам быть начеку. Змеелов и Гюрза вытащили мечи и замерли в ожидании. Несколько минут ничего не происходило. Кругом, по-прежнему, все было спокойно, и лишь нагревшийся кинжал говорил Сиду, что где-то рядом опасность. Внезапно налетевший яростный порыв ветра поднял в воздух клубы песка и он, закрутившись, внезапно стал принимать очертания людей в древних доспехах и оборванных плащах. Лиц у них не было, а вместо них -тьма. Их было около двух десятков, и все они, как по команде, двинулись в сторону путников.
  -Мама! - крикнула Тия. - Что это?
  -Вот дэв! - выругался Сид. - Это демоны - охранники гробниц. Похоже, мы потревожили покой какого-то мертвого князька... Он выхватил из ножен свой кинжальчик и спрятал побелевшую Тию за спину. Рядом с девочкой Гюрза поставил тревожно заржавшего Ветра, а сам встал рядом с Сидом. Змеелов прикрыл Тию слева, около него приготовилась к прыжку Дымка.
  -Бейте их мечами, а добивайте кинжалами. - тихо проговорил Сид, готовясь колдовать. - Я попробую применить заклинание рассеяния чар,и, может быть, мне удастся развоплотить кого-то из них... Но, ради всех богов, не давайте сбить себя с ног, иначе больше не подниметесь.
  -Понял! - кивнул Змеелов, а вириец лишь крепче перехватил свой меч.
   Демоны, тем временем, подошли совсем близко и кинулись на смертных, что осмелились нарушить покой их господина. Гюрза подрубил ноги первому же набросившемуся на него демону, и тот упал, однако, на глазах у изумленного наемника ноги тут же выросли вновь. Тогда вириец снова рубанул по ногам,и едва успев отразить страшной силы удар мечом, воткнул в демона кинжал. Тот с тихим шелестом рассыпался песком, а на подходе был уже второй...
   Сид кинул в толпу демонов сеть развоплощения, но ожидаемого результата заклинание не принесло. То ли потому, что маг был еще слабоват, не оправившись от посещения Пожирательницы Теней, то ли чары накладывал волшебник, куда более мощный, чем он сам, но удалось развоплотить лишь двух-трех демонов. Выругавшись, маг стал метать в них белые молнии и добивать кинжалом всех тех, кого удалось зацепить.
   Змеелов не стал дожидаться, пока его противник отрастит себе отрубленные конечности и при первой же возможности старался достать соперника кинжалом, экономя силы. Дымка же, к его удивлению, и вовсе обходилась без всякого оружия, развоплощая демонов когтями и зубами. Битва была жаркой, и друзьям стало казаться, что они сложат здесь свои головы. Не раз и не два взлетали над головами оборонявшихся кривые ржавые мечи, готовые обрушиться в нечеловеческой силы ударе. Но боги были милостивы, и, наконец, смертельно уставшие, но целые, бойцы остались одни среди груды песка.
   Змеелов обессилено опустился на землю, а Гюрза прислонился к скале, сплюнув на песок густую вязкую слюну. Сид, хмурясь, потирал руки, да поглядывал на небо, Тия боялась открыть глаза, замерев за его спиной, и только Дымка оставалась спокойной.
   Если дальше так пойдет, то мы рискуем не добраться даже до гор... - вздохнул Сидус. - Ладно, сейчас два часа привал, а потом выдвигаемся в путь. Кто-нибудь займется костром?
  -Разве что Тия, лично у меня просто нет сил. - нахмурился Змеелов.
  -А у меня желания обедать - выглянула из-за мага та.
  -И то верно! - поддержал ее Гюрза. - Сейчас нам как-то всем не до костра. Лучше отдохнуть и пойти дальше. Сколько нам еще до гор?
  -Думаю, дней пять, не меньше. -вздохнул Сид. - А там... Коготь Дэва, по прежнему отсюда не виден. Боюсь, мы еще не скоро до него доберемся.
   Дымка, вдруг, заворчала, и потянула Змеелова за плащ. Удивленный, наемник хотел было ее отогнать, но Сид нахмурился и предложил сходить за ней и узнать, чего она хочет. Наемник вздохнул и оправился вслед за кошкой. Его не было около получаса и друзья уже заволновались, не случилось ли чего. Однако Змеелов, наконец, вернулся, и объявил, что в стороне от их лагеря, за песчаным барханом, от которого пришли демоны, начинается звериная тропа, ведущая в сторону от их дорожки.
  -Похоже, Дымка хочет, чтобы мы пошли туда... - озадаченно потер он подбородок.
  -Интересно! И как ты считаешь, друг, мы пройдем по той тропе? - спросил его Сид.
  -Думаю,да. Но стоит ли так рисковать? Ты-то уже и направление определил, и идем мы по пригодной для этого дорожке. А она -зверь, и никто не знает, с какой целью нас туда позвала. - кошка обиженно дернула хвостом и заворчала.
  -То есть как это, никто не знает с какой целью? - взвилась Тия. - А то, что она нам сусликов принесла, и то, что с демонами только что сражалась наравне с вами, уже не считается?
  -Как это не прискорбно, но вынужден согласиться со Змееловом. Как можно положиться на животное? - проговорил вириец. - Она же не человек.
  -А на людей, значит, всегда положиться можно? -продолжала спорить маленькая воровка и Гюрза смешался.
  -Не всегда, но...
  -А мне кажется, права Тия. - вступился Сидус. - Не вижу смысла не доверять Дымке. И если ты, друг мой, говоришь, что мы там пройти сумеем, предлагаю следовать за твоей питомицей.
  -Ты проводник, тебе виднее. -развел руками наемник, но видно было, что эта идея ему не очень нравится.
  
  
  
  Глава 49
   Они пробирались звериной тропкой, следуя за Дымкой, которая спокойно и уверенно вела их вперед по одному ей ведомому пути. И чем дальше они уходили, тем разительнее менялся пейзаж по обеим сторонам тропки. Постепенно, пески сменились сухой жухлой травой и низкорослыми кустарниками, да чахлыми деревцами, среди которых то и дело путники замечали странных зверей. Здесь были и изящные зверьки с роскошным рыжим мехом и пышными хвостами размером с собаку, и крылатые черные ящерки, сновавшие в воздухе, и золотистые длинноухие мыши, то и дело перебегавшие дорогу.
   Путники с любопытством оглядывались по сторонам, то и дело спотыкаясь на неровной тропе. Сид, шедший за Дымкой, на какое-то время и вовсе позабыл, что это Заповедные Земли и нужно быть начеку - настолько безмятежным казалось все окружающее, а самое главное, впереди, наконец, замаячил знакомый ему по описаниям острый пик-Коготь Дэва.
  -Ну вот, я же говорил, что Дымка нас сюда не зря привела! - восторженно воскликнул он, указывая друзьям на вершину. Совсем скоро будем в горах...
   К вечеру, тропка, петлявшая среди кустов, вывела их на дорогу, явно проложенную когда-то людьми. Тихо рыкнув, кошка мотнула головой в сторону гор и внезапно растворилась в воздухе.
  -Стой, Дымочка, куда же ты? - закричала Тия. - Ну вот, снова исчезла... - вздохнула она.
  -Зато она помогла нам существенно срезать опасный путь, за что ей спасибо. - Сид пребывал в умиротворенном настроении.
  -Не знаю, как вы, а лично я устал как собака, да и стемнеет скоро. - вернул друзей к реальности Гюрза. - И потому надо еще найти хорошее место для ночлега с учетом того, что охранников у нас теперь на одного меньше...
   -Я вижу впереди какое-то строение. - нахмурился Змеелов, глядя вдаль. - Думаю, за пару часов доберемся туда.
  -А там опять какая-нибудь тварь... - выпятила губу Тия. - Не лучше ли заночевать сегодня на звериной тропке?
  -Думаешь, здесь нам будет безопаснее? - наемник насмешливо посмотрел на маленькую воровку. -Мало ли, кто охотится здесь ночью.
  -Кто бы ни охотился, а он всяко не ифрит - отрезала она, и с надеждой поглядела на Сида, но тот лишь головой покачал.
  -Под открытым небом в такую погоду тоже ночлега не получится. Видишь -ветер поднимается и туча с гор наползает?-кивнул маг на небо.
  -По мне, уж лучше с холодным ветром, чем в компании бестии! - наморщила носик она.
  -С бестией можно разобраться, а вот нести тебя потом на руках, если подхватишь горячку, по горным перевалам будет трудно. - вздохнул Сид. - Идем туда...
   Не прошло и получаса, как друзья вошли на двор заброшенного храма. Оглядевшись по сторонам, волшебник объявил, что не чувствует никакой опасности, по крайней мере, пока. Путники зашли под крышу, разложили костер из набранных по дороге веток и принялись зажаривать подбитых Сидом на тропе тушканчиков -переростков с длинными ушами. Маг обошел развалины, вновь не нашел ничего подозрительного и ограничился тем, что прочертил вокруг кострища большой защитный круг. После чего вернулся к огню,и расстелив на земле свой плащ, принялся смотреть на огонь. Рядом о чем-то переговаривались Тия со Змееловом, мерно потрескивал хворост,и он сам не заметил, как задремал.
  -Эй, друг, просыпайся! - услышал он внезапно над собой голос Гюрзы. - А то проспишь ужин.
  -Дэв с ним! - не открывая глаз, пробормотал тот, чувствуя необоримую усталость. - Я так вымотался за сегодня, что лучше посплю.
  
  
  
  -Ну, как пожелаешь... - зевнул Гюрза. -Место, и впрямь, располагает отдохнуть. Здесь вроде даже как-то теплее,чем бывает в подобных развалинах. Вот сейчас поужинаю, и тоже спать...
   После ужина друзья заснули очень быстро и крепко. Лишь Тии спалось плохо: хоть глаз открыть она и не могла, но снились ей кошмары. То привидится, что кто-то тихо ходит вокруг их лагеря, присматриваясь к спящим, то вдруг выплывали из мрака чьи-то злобные лица, а под утро и вовсе приснилось, что их окружают сотни змей, злобно шипя и подбираясь все ближе. Змей маленькая воровка боялась до умопомрачения, а потому закричала и проснулась в холодном поту с колотящимся сердцем. Однако шипение не прекратилось. Тия помотала головой, чтобы проснуться окончательно, и огляделась. Ее спутники спали сном младенца, тихо тлели угли в костре, в окна храма брезжил рассвет, и лишь странный звук не давал покоя. Она завертела головой в разные стороны и увидела, как у дальней стены из старого треснутого кувшина с шипением вылетает сероватое облако, постепенно принимая очертания женской фигуры.
   Не в силах оторвать глаз от ужасного зрелища, Тия какое-то время просто наблюдала, как облако превратилось в молодую женщину, которая, обретя ноги, стала тихо подходить к их лагерю. Маленькая воровка заверещала и принялась расталкивать спутников, однако те не просыпались. Женщина усмехнулась, и тут Тия снова услышала страшное шипение сразу с нескольких сторон. Она затравленно огляделась по сторонам и увидела, что еще четыре подобных создания появляются у дальних стен. Проснувшись, беспокойно заржал Ветер, и девочка с удвоенной силой принялась будить друзей, но те лишь сонно ворчали, не открывая глаз, и отмахивались. Бестии, тем временем, обступили защитный круг со всех сторон и стали пытаться преодолеть границу защитного контура, чтобы добраться к путникам. Тия, в отчаянии пнув Гюрзу, поняла что им пришел конец и принялась размазывать по лицу испуганно-злые слезы, неотрывно наблюдая, как невидимое ранее ей заклинание на мгновение вспыхнуло зеленоватым светом и рассыпалось, словно стекло.
   Внезапно ледяная рука одного из духов схватила ее за спину. Тия испуганно закричала и в этот момент случилось что-то странное: столп золотистого света ударил с небес прямо в то место, где сидела маленькая воровка. Воздух зазвенел, в глазах у нее поплыли разноцветные круги, раздался резкий звук, и свет иссяк. Зато разом проснулись ее друзья.
   Сид помотал головой, отгоняя от себя остатки сна, и, увидев искаженные бессильной злобой лица духов, стал плести заклинание. В это время с неба снова упал столб света, на этот раз он попав одного из бестий, и тот с тихим шорохом растворился. Та же участь постигла всех его собратьев, не успел маг дочитать наговор.
  -Сид! - позвал его испуганный Змеелов. Тот обернулся и увидел, что бледная Тия лежит без сознания, а по ее подбородку стекает ручеек крови. Около нее уже сидел Гюрза и бил по щекам, пытаясь привести в чувства. Волшебник бросился к девочке, схватил за руки и стал над ней что-то шептать. Через несколько минут непрерывного бормотания она слабо пошевелилась и открыла глаза.
  -Что? Что это было? - испуганно спросила она Сида.
  -Фолиоты... Зловредные джинны, плетущие рядом с местом своего обитания сети сонного заклинания, и когда жертва уснет, высасывающие из нее жизненные силы, а если повезет, и магию...
  -А свет? -маленькая воровка приподнялась и посмотрела на волшебника.
  -Это была твоя магическая сила, которая в этот раз чуть тебе не сожгла. Так что будь с ней осторожнее. - нахмурился Сидус.
  -Я ничего не делала. - обессилено прикрыла глаза Тия. - Просто смертельно перепугалась...
  -Значит, чтобы разбудить в тебе магию, мне каждый раз придется тебя пугать? - рассмеялся он.
  -Не надо, а то я стану магом-заикой! - замахала на него руками та.
  -О, да ты совсем оправилась... - Гюрза осторожно опустил ее на плащ. - Уже шутишь.
  - Хороши же шуточки! Я думала, что вы уже не проснетесь... - поморщилась та. -Так что не вздумайте меня так пугать впредь.
  -Да, ты была права... - хмуро кивнул Змеелов. - Лучше уж под открытым небом, чем в компании с такими тварями.
  - А я вам говорила! - со значительным видом подняла Тия указательный палец вверх. - Но кто же меня послушает.
  -Да, моя госпожа - поклонился Сид под всеобщий смех. - В следующий раз будем слушать мудрую девочку.
  
   Поспешив покинуть опасное место, путники отправились дальше. Чахлые кустарники вокруг дороги сменились небольшими кривыми деревцами, что стремились пригнуть к земле свои ветви, а тропа стала извилистой змеей петлять меж подножия гор. В этих местах ветер, лишь налетавший до того временами на друзей, стал дуть постоянно и Сид сильно пожалел, что не догадался купить каждому из них еще по одному теплому плащу. Теперь каждый из них во время перехода мечтал лишь поскорее оказаться на привале у костра. Однако и костер мало спасал: уж слишком холодно было в этих местах. Измотанные к вечеру путники даже не могли отдохнуть как следует, ворочаясь на плащах, под которыми была холодная земля. На их счастье, проблем с хворостом в этих местах не было, так что огонь в их лагере горел всю ночь, поддерживаемый к тому же, магией Сида.
   Друзья шли вдоль хребта Рух несколько дней, и Тия уже не помнила точно, когда они в последний раз ночевали под крышей. Впереди, насколько хватало глаз, тянулись громадные вершины, успевшие порядком ей надоесть. Маленькая воровка уже не раз пообещала себе, что больше ни разу в жизни не отправится ни в одно путешествие, особенно - в горы. Сидус только посмеивался над ее горестными причитаниями на каждой стоянке и не уставал напоминать, что она, де, напросилась сама. На что Тия лишь упрямо выпячивала нижнюю губу. Наконец, однажды утром, маг, посмотрев на дорогу, объявил им, что они начинают подъем на горный перевал.
  -А за ним схрон? - с надеждой в голосе спросила Тия.
  -За ним, о моя прекрасная пери, продолжается наш путь, не более того - усмехнулся Сид.
  -И сколько же еще будет таких вот перевалов?
  -Столько, сколько нужно, чтобы добраться до Когтя Дэва. - спокойно ответил тот.
  -Боюсь, меня не хватит на обратную дорогу. -Гюрза со вздохом посмотрел на тропу, уходящую вдаль.
  -У тебя выбора нет! - довольно недружелюбно посмотрел на него Змеелов.
  -И это все по твоей милости! - сжал кулаки вириец.
  -А ну-ка прекратили перепалку! -жестко скомандовал Сид. - Нам тут еще драк сейчас не хватало... - наемники разошлись в разные стороны, испепеляя друг друга взглядами. - Лучше шагайте быстрее вперед. Мы начинаем подъем.
   Дневной переход был очень труден, и путники едва одолели к ночи расстояние до перевала. Ветер, теперь уже вперемежку со снегом яростно кидался им в лицо, будто цепной пес и злобно завывал. Особенно тяжело пришлось Тии, которая до того даже понятия не имела о снеге. Поначалу она глядела на белоснежное покрывало вершин с восхищением, но когда метель окружила ее со всех сторон, затряслась, бормоча себе под нос, что даже в мире теней теплее.
   Добравшись до места, друзья из последних сил добрели до нависшей над тропой скалы, которая укрыла их от от метели. Костер развести удалось лишь со второй попытки и то только для того, чтобы обогреться: им не удалось добыть достаточно дичи в Заповедных землях, а потому приходилось довольствоваться лишь скудным завтраком, состоявшим из жидкой чечевичной похлебки. Едва устроившись на ночлег, путники крепко уснули и проспали до самого утра, несмотря на беснование ледяного ветра - уж очень вымотал их подъем.
   Следующие несколько дней слились для путников в непрерывные подъемы и спуски. Ноги то и дело скользили по тропе, грозя оступиться и слететь вниз. По счастью, у Гюрзы нашлась в запасе длинная веревка, которой они и обвязались в одну цепочку. Наконец, настал день, когда Коготь Дэва приблизился настолько, что довольный Сид, потирая замерзшие руки объявил: еще один переход и они окажутся почти на месте. Однако, новость не вызвала у путников никакой радости: изможденные голодом, холодом и усталостью, они лишь расселись у костра и протянули к огню закоченевшие руки.
  -Неужели еще существуют где-то жаркие пески Великой Пустыни? - едва шевеля закоченевшими губами, спросила Тия.
  -Существуют! - устало кивнул Сид. - Более того, друзья мои, завтра мы спустимся отсюда в долину, и, по моим расчетам, там должно быть очень и очень тепло.
  -Хорошо бы! - мечтательно проговорил Змеелов. - А то и я, грешным делом, стал забывать, что в подлунном мире есть тепло.
   Сид не ошибся, и на следующий вечер друзья, наконец, спустились в плодородную долину у подножия Когтя Дэва. Обширная низина освещалась ласковым солнцем и казалась странной нелепостью среди царства холода и ветра, откуда они только что пришли. Где-то невдалеке журчала речушка, а под ногами расстилался ковер из шелковистой травы, в которой шебаршилась какая-то живность.
  -Ох, наконец-то наедимся! - счастливо вздохнула Тия, чем вызвала смех среди своих спутников.
  -А как же тонкая талия, о моя прекрасная пери? - подколол ее Сид.
  -Талия у меня и так тоньше некуда - похлопала себя по выпиравшим ребрам она.
  -Да, пожалуй, это был самый трудный поход в моей жизни. - Гюрза потрепал по шее Ветра, который уже уплетал сочную траву.
  -И не только в твоей, мой друг... - вздохнул маг.
  -А где же здесь схрон? - вгляделся вдаль Змеелов, туда, где низина терялась в тени от горной вершины.
   -Насколько я знаю, у самого подножья Когтя Дэва...- указал вперед Сидус. Туда, где в тени огромного пика приветливый пейзаж долины снова сменялся холмами предгорий и каменистой почвой.
  -Коготь Дэва подождет! - решительно заявила маленькая воровка. - Схрон простоял несколько веков, и еще столько же простоит, а вот мы должны как следует отдохнуть. Тем более, невдалеке я заметила фруктовую рощицу.
  -Слушаем и повинуемся, о царевна... - весело рассмеялся Сид, поклонившись, и уже серьезнее добавил- Ты права, сразу соваться туда смысла не имеет.
   Путники встали лагерем на рядом с речушкой, что выбегала от подножия одной из гор, питаясь подземными ключами, и, как следует, отдохнули следующие несколько дней, наевшись вдоволь рыбой, куропатками и фруктами. Наконец, Сид, посоветовавшись со Змееловом, объявил, что отдых окончен и назавтра они отправляются к схрону. Тия лишь вздохнула, уже не желая никуда идти, однако переход по долине дался куда легче горных перевалов, и уже следующим вечером они устраивались на ночлег у подножия Когтя Дэва, рядом с одним из многочисленных невысоких холмов. Здесь снова стало прохладно, и снова начал задувать надоевший ветер. Друзей, однако, грела мысль, что цель путешествия где-то совсем рядом.
   На следующее утро Сид и Змеелов отправились на поиски входа, оставив Тию в лагере на попечении Гюрзы. Их не было довольно долго, и солнце уже стало клониться к закату, а их друзья заволновались, не случилось ли его. Наконец, когда стало смеркаться, маг с наемником вернулись в лагерь и сели у костра, довольно улыбаясь.
  -Ну не тяните уже, рассказывайте! - потребовала Тия, нетерпеливо глядя на спутников.
  -А схрон-то, оказывается, совсем рядом! - весело заговорил маг, довольно потирая руки. Мы со Змееловом прошли, наверное, парсанга два, прежде, чем его нашли. Да уж, боги постарались на славу! Мы бы никогда этот схрон не нашли, если бы не поднялись на небольшой ветряк -отдохнуть и оглядеться. А ведь уже назад возвращались, расстроенные...
  -Да! - с жаром подхватил Змеелов. Поднялись на ветряк, смотрим, а дверца-то -вот она, прямо перед носом, только разглядеть ее удается только при определенном освещении. Завтра в это же время пойдем туда...
  -Ну наконец-то! - облегченно вздохнула Тия. - Осталась лишь малость -вернуться назад той же дорогой. - после ее слов над костром повисло молчание. Каждый, вдруг, осознал, что все, что они прошли -лишь половина пути.
  -Кхм... Я надеюсь, что уж отсюда-то смогу навести портал отсюда хотя бы до Кабира... - очень неуверенно проговорил маг.
  -Это было бы замечательно. -так же неуверенно отозвался Гюрза.
  -Да, мы все были бы тебе благодарны. - нервно улыбнулся Змеелов.
  -Ну тогда непременно. - вздохнул маг, поежившись.
  
  
  
  
  
  Глава 50
   К закату следующего дня путники уже стояли на памятном ветряке и с замиранием сердца следили за тем, как закатный луч, падая на соседнюю скалу, вычерчивает контуры массивных ворот. Когда очертания входа полностью проступили, то ветер, непрерывно обдувавший скалу с разных сторон вдруг стих и в наставшей тишине прямо перед друзьями возник человек в грубой оборванной одежде странника с посохом в руках. Лицо его полностью было скрыто дупаттой, и виден был лишь профиль. Странник улыбнулся им краешком губ и показал посохом в сторону схрона, после чего растаял в воздухе.
   -Похоже, нас снова пригласили... - задумчиво протянул маг.
  -Кто это был? - изумленно раскрыла Тия рот.
  -Скорее всего, у схрона тоже есть свой страж... - предположил Змеелов. - Однако, кто бы это ни был, нам он опасности никакой не представляет.
  -Тогда чего же мы ждем? Идем... - кивнул Гюрза в сторону двери.
   Вблизи вход в схрон, представлявший собой пещеру в скале, оказался массивными каменными воротами, покрытыми искусной резьбой. Кто бы ни был неизвестный мастер, сотворивший их, он сотворил, поистине шедевр. Однако ни ручки, ни рычага, ни, хотя бы замка на них видно не было.
  -И как же мы попадем внутрь? - растерянно спросила Тия.
  - У меня есть ключ... - Змеелов сорвал с шеи серебристый диск, и стал водить пальцами по узору, пытаясь отыскать для него нишу.
  -Попробуй сюда... - показала Тия на круглый завиток в узоре. Наемник прислонил ключ в указанное место, однако ничего не произошло.
  -А сюда? - заметил Сид узкую щель на уровне глаз.
  -Попробуем... - закусил губу наемник и просунул диск в щель. Едва приставленный ключ оказался рядом с выемкой, он, будто живое существо, задрожал в руках у Змеелова, и неведомая сила втянула диск внутрь. В ту же минуту внутри что-то загудело, и тяжелая каменная плита отъехала в сторону, открывая глазам путников небольшое помещение, оканчивавшееся узким коридором. Вдоль стен у входа стояли шесть статуй дев-воительниц (гурий) с обнаженными мечами в руках.
  -Интереесно! - сказал маг, первым вошедший внутрь.
  -Не нравится мне это... - сказала Тия, оглядываясь по сторонам. - Почему дверь не закрывается?
  -А ты бы хотела, чтобы нас здесь замуровало заживо? - усмехнулся Змеелов.
  -И вовсе я... - Тия не договорила, ибо со стороны стены послышался треск и звук осыпающихся осколков. После этого глазам изумленных друзей предстало шесть гурий, отделившихся от стены, и теперь стоявших перед ними с мечами наперевес.
  -К бою! - скомандовал Змеелов, хватаясь за оружие. Его примеру последовал Гюрза,а маг, вытолкнув Тию в дверь, начал плести боевые заклинания.
  -Прикрой Сида справа! - крикнул наемник вирийцу, и встал впереди.
   Все шесть воительниц, издав громкий клич, бросились вперед и закипел бой. Волшебник привычно выбросил вперед заклинание развоплощения, но оно не подействовало, тогда он попытался оглушить бестий молнией, однако и это не подействовало. Друзья, стоявшие впереди него, едва успевали уворачиваться от града ударов, что сыпались на них с головокружительной скоростью, и даже не пытались атаковать. Сид начал забрасывать гурий всеми известными ему боевыми заклинаниями, только ничего не работало. Гурии, меж тем, теснили их в к выходу, и одна из них уже попыталась достать мага клинком. Тому оставалось лишь отбиваться своим кинжалом, который, однако, едва царапнув бестию по руке, превратил ее в пыль.
  
  
  -Кинжалы! - крикнул Сид друзьям, и пока они отбивали атаки тварей, стал доставать у них из-за спины то одну, то другую гурию, пока, наконец, перед ними не осталось ни одной...
  -И правда... - пропыхтел Гюрза, отирая пот со лба. - Нам здесь рады.
  -Надеюсь, больше таких сюрпризов не будет -нахмурился маг, пряча кинжал в ножны.
  -Хорошо бы. - настороженно оглянулся по сторонам Змеелов и подозвал Тию, испуганно жавшуюся у дверей.
   Тем не менее, пока проход был свободен, а потому путники, довольно быстро миновав коридор, оказались в просторной подземной зале, свод которой поддерживали высокие колонны, с прикрепленными к ним яркими факелами. В центре стоял низенький алтарь, а на нем мерцал небольшой изящный медальон темно синей эмали в золотой оправе. Друзья подошли ближе и замерли в нерешительности.
  -Неужели это он? - тихо проговорила Тия, во все глаза разглядывая Хозяин Песчаных Бурь.
  -Похоже на то... - кивнул Сидус и посмотрел Змеелова. - Чего же т медлишь? Бери, он твой.
   Наемник нерешительно протянул руку и осторожно дотронулся до амулета. Едва это случилось, как синяя эмаль медальона полыхнула темно-синим светом и стремительно стала меняться. Внутри нее заплясали в причудливом танце золотистые вихри.
   - Кажется, тебя признали! - рассмеялся маг, глядя на то, как Змеелов осторожно держит в руках амулет. - Можно подержать?
  -На, возьми - пожал плечами тот, передавая украшение в руки мага. Сид осторожно взял амулет за цепочку и стал пристально рассматривать. Однако танец золотистых вихрей внутри почти сразу прекратился. - Ну вот, на мне чудеса закончились! - печально объявил он.
  -А можно мне? - спросила Тия.
  -Ну, смотри... - Змеелов искренне забавлялся, глядя на то, с каким восхищением девочка рассматривает украшение.
   Маг передал его в руки маленькой воровки, и тут произошло неожиданное: эмаль снова засветилась! Внутри вновь заплясала маленькая песчаная буря, а друзья недоуменно уставились на изумленную Тию. Она, какое-то время еще понаблюдала за игрой золотистых завитков, и передала Хозяин Песчаных Бурь в руки нахмурившемуся Змеелову.
  -Странно... - прошептал тот. - Неужели?... - однако, в следующий момент им пришлось забыть о странном поведении амулета, ибо стоило лишь наемнику надеть его на шею, как пещера задрожала, и из дальнего конца залы послышался оглушительный грохот обрушившейся колонны.
  -Бежим, схрон сейчас рухнет!!! - во все горло крикнул Сид и путники бросились к выходу, молясь всем богам о спасении, а пещера, тем временем, быстро рушилась буквально за их спинами.
   Внезапно Тия бежавшая рядом с Гюрзой, споткнулась у самого входа и растянулась на полу под отчаянные крики друзей, уже успевших выскочить. Тот бросился к ней, чтобы поднять, но краем глаза заметил острый осколок породы размером с хорошй меч, что падал прямо на девочку. Вириец ничего не успевал сделать,и лишь оттолкнул ее от себя, падая на спину, за секунду до того, как острый камень прошил ему грудь.
   Время для Гюрзы остановилось, а воздух сгустился до состояния киселя. Он видел, как Тия медленно открывает рот, что-то крича, как бросается обратно, а за ней - и Сид со Змееловом. Как его тащат за руки к выходу, и в нос ударяет остро-железный запах собственной крови... Внезапно все исчезло, и, вместо обрушившихся на него сводов, Вилья Альтрасти увидел родную Вирию, их дом в благословенной Адалии, отца и мать, встречавших его на пороге богатой виллы успешного купца Иполито Альтрасти. А он, почему-то, ведет за собой юную девушку с каштановыми волосами и глазами цвета Срединного моря, и представляет ее родителям, как свою невесту из далеких краев, и зовут ее Тией...
  -Тия! - отчаянно крикнул Гюрза и захлебнулся собственной кровью, закашлявшись.
   Видение исчезло, и пришла страшная боль, от которой не было избавления. Он хотел обратно в свой сладкий сон, туда, где ему было хорошо, где ждали родители и его Тия, а боли не было вовсе... Однако боль не пускала. Она вгрызалась во все тело, подобно хищному зверю, неся за собой холодный пот и дрожь огненной лихорадки. Он из последних сил повернул набок голову, чтобы выплюнуть кровь, которая снова и снова заполняла рот, сколько ее не глотай... Кто-то причитая и плача, осторожно перевернул его назад, и Гюрза, почувствовал особенно острую вспышку боли, после которой все померкло. Последнее, что он увидел, было беспредельное голубое небо, что манило к себе. А потом наступила темнота...
   Тия держала на коленях голову Гюрзы, рыдая и воя в голос. Сид и Змеелов мрачно смотрели то на нее, то на обрушившийся схрон и каждый из них не раз проклял про себя строителя схрона, которому понадобилось так жестоко расправляться с тем, кто все же смог добраться до никому, по сути, не нужного медальона. Наконец, Сид проглотил поступивший к горлу комок, подошел к Тии и осторожно дотронулся до ее плеча.
  -Тия, он умер. Надо похоронить... - непослушными губами проговорил маг, глядя на недвижимое тело друга.
  -Врешь! - яростно закричала маленькая воровка. - И все ты врешь, верблюжий хвост! Он жив.
  -Тия...
  -Он дышит!
  -Тия...
  -Посмотри сам! - она схватила его за руку и поднесла ее к губам вирийца. Тот, и правда, еще слабо дышал.
   -Но скоро умрет. - маг сам себя ненавидел в ту минуту, но ему приходилось говорить Тии об этом.
  -Значит, я останусь с ним до конца. - тихо ответила она, размазывая по лицу злые слезы.
  -Тия, девочка моя... - подошел к ней Змеелов и осторожно погладил по голове. -Мы его не бросим и все останемся здесь до его... до конца. - поперхнулся словами он. Она лишь молча помотала головой и разрыдалась пуще прежнего.
   Сид, тем временем, занялся осмотром Гюрзы. Он прочел какое-то заклинание, и кровь остановилась. Затем резким движением вынул из груди вирийца каменный осколок и стал что-то нашептывать над раной.
  -Дэв! Как же трудно мне даются эти лекарские штучки! - утер он пот со лба, разогнувшись через какое-то время. -Ну что, друзья мои! Этот парень в рубашке родился, и если, все-таки, он придет в себя до утра, то, возможно, выживет...
  -Правда? - с надеждой посмотрела на него Тия.
  -Да! -кивнул тот. Вот только нужно встать здесь лагерем...
  -Сид! - позвал его вдруг Змеелов, смотревший все это время ему за спину. - Погляди-ка туда...
   Друзья обернулись и с изумлением обнаружили, что на месте рухнувшего схрона образовался гигантский портал, сквозь который, точно сквозь стекло, был виден ночной Адаб.
  -Боги, кто бы не строил этот схрон, теперь я готов признать, что он был не просто жестоким человеком, а еще и умным... - рассмеялся Сид. -Да сюда забито столько силы, что целая армия сквозь этот портал пройдет, не только четыре человека и лошадь...
  -Тогда, думаю, нам нужно поторопиться - Змеелов поглядел на Гюрзу. - Ночью нам будет гораздо проще остановиться в постоялом дворе, не замеченными стражей. А ему- кивнул наемник на вирийца. - ...лучше болеть в мягкой постели.
  -Ты прав! - кивнул Сид и осторожно приподнял Гюрзу, скомандовав наемнику. - Помоги-ка мне положить его на коня...
   Сонный чайхани Динар был нимало удивлен, когда его среди ночи разбудили слуги и доложили, что в постоялый двор пришли двое заросших изможденных мужчин, а с ними -ребенок и раненый человек.
  -Откуда они свалились на мою голову... - причитал чайхани, направляясь в общий зал.
   Слуга не соврал. Перед ним действительно стояли двое мужчин неопределённого возраста, заросшие бородами, а рядом с одним из них нетерпеливо переминался с ноги на ногу ребенок. Была ли это девочка, или мальчик, понять было сложно. Динар растерянно посмотрел на гостей, однако, по обычаю, поинтересовался, чем может быть полезен уважаемым.
  -Доброй ночи, почтенный! - властно заговорил один из ночных гостей, за спиной которого поблескивала рукоять дорогого меча. - Нам три комнаты, овса для лошади, три ванны, бинты и твое молчание. Об остальном договоримся позже...
  -Как прикажете! - поклонился чайхани, облизнулся и назвал сумму. - Двенадцать томанов...
  - Держи! - поморщился его собеседник, высыпав Дияру на ладонь содержимое своего кошелька.
  -Благодарю вас, почтенные! Вот ключи от комнат - последние три в самом конце коридора. Воду и бинты вам принесут.
  -Хорошо, мы ждем! - так же властно проговорил второй гость и вышел наржу, вернувшись через минуту с раненым товарищем.
   Странные постояльцы поднялись наверх, а Дияр еще долго глядел им вслед, мучимый нехорошим предчувствием. Молчание-вещь хорошая, особенно -если за деньги, но вдруг это преступники, а он их укрывает? Что скажет стража? В чайхани боролись жадность и осторожность, однако победила дружба: он решил, что если стража придет и спросит, тогда можно и рассказать все, как на духу. А пока никто этими бродягами не заинтересовался, то молчать совсем нетрудно.
   Друзья, оказавшись в своих комнатах, первым делом осторожно положили бредившего Гюрзу на кровать, и Тия с Сидом решили промыть ему рану целебной настойкой бабушки Нур. Все тело вирийца горело, словно внутри пылал огонь. Маленькая воровка закусила губу и стала мочить полотенце в лекарстве, пока маг осторожно стаскивал с него курты. Змеелов в это время нервно мерил шагами комнату и что-то бормотал себе под нос. В дверь постучали и на пороге возникли заспанные слуги с бадьями горячей воды.
  -Господин, куда еще принести воду? - спросил у наемника один из них.
  -Идемте, я покажу. - ответил тот и вышел в коридор.
   Сид, тем временем, стащил-таки с Гюрзы курты, что никак не хотели сниматься, присохнув к телу вместе с пылью и запекшейся кровью. Страшная рана зияла на груди вирийца, и Тия едва не потеряла сознание, увидев ее. Маг увидел, что ей стало дурно и отослал из комнаты, велев позвать Змеелова. Она нехотя повиновалась, и, несколько минут спустя, к Сиду подошел наемник.
  -Как он? - нервно кивнул Змеелов, указывая на Гюрзу.
  -Плохо, как видишь, но не настолько, чтобы уже хоронить. - мрачно отозвался тот. -подай-ка мне бинт...
  -Я подумал, что утром отправлюсь во дворец и потребую у Царя Мида вернуть то, что принадлежит мне по праву. - отстраненно глядя перед собой проговорил наемник. -Вы втроем останетесь здесь, и, если у меня ничего не выйдет, отведете Тию в Феруз. Я обещал ее бабке... Хотел оставить вам денег, но у самого в кошельке завалялось лишь две серебрушки. Проклятый чайхани...
  -Эээ, сумасшедший! - Сид был настолько изумлен безумной идеей друга, что даже оторвался на минуту от своего занятия. - Да с тобой никто и разговаривать не станет. Просто арестуют и отдадут палачу, который бравого наемника насмерть замучает без всякого суда.
  -А что ты предлагаешь? - печально вздохнул тот. - Чтобы мне не пришлось совершать безумия, я должен иметь,по крайней мере, сотню своих сторонников, которых у меня нет, ну, кроме вас, конечно...
  -Тогда я иду с тобой! - решительно заявил маг. - Дурить в одиночку-геройство, дурить вдвоем -приключение.
  -А вот тут уже ты говоришь ерунду. Басиры, друг, тебя еще не скоро позабудут, особенно, если учесть, что двое их них, что были отправлены тебя ловить, так из Пустыни и не вернулись.
  -Так, может их там гуль сожрал, кто знает! - беззаботно пожал плечами Сидус. - Пусть еще докажут. Но мне это, все равно, не нравится. Ну придешь ты к нему, ну скажешь, что пришло время отдавать украденное. А чем, вообще, докажешь, что ты -наследник династии Умма? За ним-то пусть и обманом полученное, но завещание старого Царя. А у тебя, кроме Огненного Ветра, о котором мало кто знает, да амулета, который неизвестно как работает, больше ничего.
  -Но, ведь амулет меня признал... - потер лоб наемник.
  -Признал! - кивнул маг. - Но где на нем написано, что это -именно Хозяин Песчаных Бурь? Вот наслал бы ты с его помощью пару разрушительных ураганов на Дворец Царя - тогда бы все поверили. А так мы имеем просто красивое украшение, которое время от времени начинает показывать фокусы. Увы! -развел руками он.
  - Вот именно! Но ловят меня, как государственного преступника, далеко не просто так, и уже одного того, что у меня имеется магический амулет, будет достаточно, чтобы его хотя бы припугнуть. А там... Друг, что ты говорил про суд?
  -Тебя убьют без суда... - озадаченно пробормотал маг.
  -Не убьют. Я потребую публичного осуждения! - глаза Змеелова загорелись воодушевлением. -И, уж там-то, в присутствии толпы людей, я сумею вывести его на чистую воду...
  -Надеюсь, ты знаешь, что делаешь! - лишь вздохнул Сид. - Но я с тобой...
  -Нет, ты останешься с Тией, ибо если я пропаду, то Гюрза вряд ли сможет ее сейчас защитить.
  -Но...
  - Все решено! - наемник сказал это таким властным голосом, что Сид сразу же поверил, что его друг -наследник престола, и спорить больше не отважился.
  
  
   Глава 51
   В столице готовился очередной праздник воцарения династии Ури, а потому все Правители городов Царства Дияла, за редким исключением, собрались в Адабе накануне праздничных гуляний. Однако настроение во Дворце в этот раз царило далеко не торжественное: Царь Мид был в бешенстве из-за того, что человек, назвавшийся потомком Уммы, ускользнул из его рук. Весь свой гнев он обрушил на Ияра, которого пригрозил казнить, если только тот проходимец не найдется в ближайший месяц. Правитель Феруза, впервые, со времени борьбы за власть был так напуган: шли дни, а от Гюрзы не приходило никаких известий, и уже не раз Ияр представлял себе, как топор палача касается его шеи.
   Однако за два дня до праздника, прямо на одном из торжественных обедов, в парадный зал вошел Распорядитель и что-то тихо сказал Царю. Тот удивленно приподнял брови, а затем недобро улыбнулся.
  -Пусть войдет! - раздался его голос. -Почтенные Правители, хочу показать вам человека, что обезумел и возомнил себя наследником Уммы...-по залу пробежал возмущенный ропот. - Да-да! Именно так, и в честь праздника, я хочу устроить вам развлечение. Пусть он войдет сюда, и посмотрим, чем сможет доказать свое высокое происхождение и права на трон! - кое-где за столом раздались жидкие угодливые смешки, но большинство присутствующих озадаченно молчало, глядя на дверь.
   Через несколько минут в сопровождении стражи вошел высокий худой человек в длинном видавшем -виды плаще с надвинутым на глаза глубоким капюшоне. Лицо голова его была опущена, но лишь он переступил порог, как поднял ее и горделиво приосанился. По залу снова пронесся ропот: Правители, видя такое неуважение, возмутились.
  - Итак, ты пришел во Дворец Царя и утверждаешь, что являешься потомком Уммы? - насмешливо спросил Мид, облокотившись о стол и глядя прямо на пришельца с иронией, хотя по спине пробежал холодок страха.
  -Утверждаю! - кратко ответили из-под капюшона.
  -Тогда тебе, верно, нечего бояться. - продолжал Царь. - Так открой нам свое лицо хотя бы.
  -Хорошо... - незнакомец скинул капюшон, и собравшиеся ахнули: на них смотрел человек, очень похожий на Саргона. Он, тем временем обвел присутствовавших взглядом и продолжил. - Я утверждаю, что являюсь последним из оставшихся в живых потомков Уммы, сыном Правителя Феруза Саргона, что был незаконно отстранен от власти и выдворен за пределы города вместе с семьей почти тринадцать лет назад... Тем самым новый Правитель Феруза Ияр - тут он в упор посмотрел на своего кровного врага страшным взглядом, под которым тот сжался. - ...обрек его самого, его жену и сына на мучительную смерть в песках. Да так, чтобы и могилы от них не осталось. Однако не вышло... И потому я- Ифран, сын Саргона пришел сюда требовать то, что принадлежит мне по праву.
  -И чем ты докажешь свое право? - уже менее уверенно спросил Царь.
  -Я скажу об этом лишь на суде, Мид. - Жестко ответил незнакомец, и он дернулся, как от пощечины. Уже тринадцать лет никто не смел обращаться к нему без титула. А тот, тем временем, продолжал. - Я требую для себя публичного суда, Суда Богов и Людей, там и предоставлю доказательства.
   Правители зашумели, а Мид побелел от злости. Он покривился и, посмотрев в упор на наглеца медленно ответил
  -Что ж, любой подданный вправе потребовать Суда Богов и Людей, однако, ты знаешь правила: тот, кто этого потребует, должен будет провести в камере на хлебе и воде все время до заседания. Но я милостив и назначу срок испытания на праздник Воцарения, что состоится через два дня...
  -Согласен. - надменно ответил тот. Мид сделал знак страже и его увели вон.
  -Быть может, стоит позвать палача? - угодливо спросил Распорядитель.
  -Зачем же? Человек, потребовавший Суда Богов и Людей -неприкосновенен, а потому негоже это. Законы надо чтить. Особенно, если люди могут заметить. А уж когда все его доказательства лопнут, как мыльный пузырь... - Мид сжал в кулаке золоченый кубок так, что тот помялся.
  
   Тия встревоженно смотрела в окно, сидя рядом с постелью Гюрзы. Тот так и не пришел в себя, хотя Сид, делавший очередную перевязку, уверенно сказал, что вириец выкарабкается. Но Тия очень боялась еще и за Змеелова, который ушел два дня назад на рассвете, ничего ей не сказав, а потом глашатаи объявили по всему городу, что в праздник Воцарения в десять утра на главной площади столицы состоится Суд Богов и Людей для некоего Ифрана, что назвал себя потомком Уммы и теперь весь город гудел, точно потревоженное осиное гнездо. Это испытание обещало стать главным зрелищем праздника, и в умах горожан затмевало собой и выступления лучших ашугов, и представление актеров Царского театра,и... Да в общем-то и ждали теперь люди этого праздника лишь ради тяжбы безумца с Царем.
   Лишь два человека во всем Адабе боялись за Змеелова, и оба они сейчас находились в постоялом дворе рядом с крепостными стенами, у постели больного Гюрзы. В назначенный день Тия, заглянув к Гюрзе, и даже не позавтракав, потащила Сида на главную площадь, едва забрезжил рассвет. Маг, проведший две бессонных ночи подряд, хмуро разглядывал толпу, что, несмотря на ранний час, уже собралась у места суда.
  -Слетелись, стервятники, на пиршество духа... - злобно пробормотал он, пробираясь сквозь скопление людей, поближе к помосту, где и должно было проходить испытание. Постепенно, народу на площади становилось все больше, а солнце припекало все жарче. Друзья с волнением наблюдали, как слуги устанавливают стол и кресла для судей и высоких гостей, как выносят в центр помоста главную реликвию Царства Дияла - Алтарь Великой Матери, на котором спорщики должны были поклясться в своей честности...
   Ближе к началу испытания высокие гости начали занимать места. Здесь были Правители городов Царства Дияла, Главный Храмовник, Главный Басир... Наконец, сам Царь Мид изволил пожаловать. После этого стражники привели и Змеелова, который выглядел неважно (видимо тоже провел бессонные ночи в темнице), но держался твердо и уверенно. Когда его привели толпа прильнула к самому помосту, чтобы воочию увидеть безумца, и едва не возникла давка, но стражники оттеснили людей назад.
   Последними пришли трое Верховных Судей,и, поклявшись на Алтаре, судить честно и справедливо, расселись по местам. Испытание началось, и спорщики, подойдя к святыне, по очереди произнесли слова древней формулы "Скажу лишь правду, ничего не тая, или меня покарает на месте Великая Мать". После этого Судьи дали слово Миду.
  -Подданные мои! - начал он свою речь. - Тринадцать лет назад я, Царь Мид, принял престол свой в час испытаний для нашей страны. Старая династия пресеклась со смертью моего преемника, и этим не преминули воспользоваться силы, решившие самовольно занять престол на основании своего дальнего родства с династий Уммы... А у меня, законного, уже на тот момент Царя, было на престол священное право. - он потряс в воздухе пергаментным свитком с Царской печатью. - Мне престол завещал сам Монарх, как самому радетельному о благе государства своему советнику. И в условиях, когда Царство едва не рухнуло, я заступил на царствование. А тех, кто пытался посеять смуту, жестоко наказал... - он посмотрел на Змеелова. Тот лишь покривился. - Однако, тринадцать лет спустя, находятся люди, пытающиеся доказать, что они- потомки смутьянов, и еще смеют утверждать свои права на управление государством... Так пусть же этот суд сегодня, в день Воцарения, решит, кто из нас прав. - Мид подал судьям пергамент, дабы те убедились в правдивости его слов, и сел на место. Пришел черед Змеелова говорить.
  -Тринадцать лет назад мой отец, Саргон- Правитель Феруза- предъявил свои права на престол, в соответствии со своим происхождением, но в погоне за властью, несколько человек умудрились обмануть последнего правителя предыдущей династии и подсунуть ему в последний момент на подпись завещание, которое Высокий Суд сейчас держит в руках. А потому, на основании подписи почившего царя, шайка проходимцев отняла у моего отца все, сослав его с семьей скитаться по пустыне без еды и воды. Но я- его сын, выжил и теперь требую назад причитающееся моей семье... Однако, нужны доказательства, и у меня они так же есть! - с этими словами Змеелов достал из ножен меч и продемонстрировал толпе, жадно взиравшей на него в ту минуту. - Кто-нибудь знает, что это за меч? Это- фамильный меч династии Умма, и древний мастер сковал его таким образом, что клинок не будет слушаться никого, кроме тех, в чьих жилах течет кровь древнего волшебника... Если хотите, можете убедиться. - он поднял меч на вытянутой руке. Мид сделал знак начальнику своей охраны. Тот вальяжно подошел к Змеелову, взял у него из рук клинок и попытался проделать обычные для солдат упражнения с мечом, но оружие, будто живое, выскользнуло у него из рук. Выругавшись, тот повторил попытку, но результат был тот же. Змеелов усмехнулся, забрал меч и продолжал. - Думаю, Суду известно, как выглядит Огненный Ветер, и они отличат его от подделки. - наемник передал меч в руки Судьи. - Но и это еще не все... Вот эта вещь - он снял с шеи амулет, полыхавший в его руках, подобно маленькому солнцу. - когда-то утвердила в глазах богов право моего предка Уммы на престол... Это Хозяин Песчаных Бурь! - толпа испуганно ахнула и отхлынула от помоста, словно ожидая, что вот-вот разразится стихийное бедствие. Однако ничего не произошло, лишь налетел непонятно откуда взявшийся ветерок. Змеелов хотел было отдать амулет Судьям, но Мид соскочил со своего места и крикнул:
  -Это все колдовство, а колдовство наказуемо! Этот человек - маг, а вы ему верите! И откуда вы знаете, что это- именно легендарный амулет? - Тия и Сид затаили дыхание, молясь, чтобы Змеелов нашелся, что ответить. Но тот лишь пожал плечами и отдал его в руки Миду. - Проверь, если не веришь! -То, что произошло далее, рассказывают как легенду и пять веков спустя. Амулет внезапно потух в руках Царя, почернел, и тот, презрительно скривившись, уже хотел отнести украшение Судьям, но внезапно с абсолютно ясного неба раздался такой гром, что стены города затряслись, а сверху ударила молния, испепелившая Мида прямо на месте, оставив от него лишь корону, да кучку золы. Порыв сильного ветра развеял пепел над городом, а обезумевшая от ужаса толпа заколыхалась, готовая к панике. Однако во всеобщей неразберихе четко прозвучали слова Верховного Судьи:
  -Того хотели боги, а потому мы покоряемся их воле. Да будет известно всем и каждому, отныне и вовеки -веков, что Ифран, сын Саргона является потомком Уммы, и по праву должен занять престол Царства Дияла.
   После этого на площади воцарилась такая тишина, что слышно было как тихонько посвистывает легкий ветерок. Люди, изумленные таким поворотом, несколько минут безмолвствовали, но Распорядитель Мида, не растерявшись выкрикнул:
  -Слава Царю Ифрану Первому! - и народ начал падать ниц, склонили свои головы Правители и Судьи. В мгновение ока людское море смирилось, приветствуя нового правителя, и среди них выделялись лишь Тия с Сидом, которые пораженно смотрели на друга, до конца так и не осознав происшедшего. Змеелов и сам, изумленный таким поворотом, остолбенел. Однако, быстро пришел в себя и сказал проникновенную речь, обещая спокойствие и процветание всем своим подданным. После чего пообещал явиться во дворец к вечеру, спрыгнул с помоста и подошел к друзьям.
  -Долгих лет царствования, Ваше Величество. - поклонился Сидус. Тия проделала то же самое.
  -Нет, только не вы! - ошарашенно рассмеялся тот. -Для вас я Змеелов, ваш друг, и всегда им останусь...
  -Ну, тогда бежим скорее, а то твои подданные с колен начинают подниматься. Сейчас увидят, что ты уходишь, и не пропустят никуда... - заговорщицки подмигнула Тия.
  -Пойдем! - подмигнул ей тот и они отправились в таверну...
  
   Следующие несколько месяцев прошли в подготовке к венчанию на Царство и официальном ознакомлении с городами Царства. Новый монарх оказался милостив и казнил лишь Ияра, привязав его к бешеному верблюду и отправив в Пустыню, где он и затерялся. Говорят, караваны еще не раз потом натыкались на своем пути на два костяка -верблюжий и человеческий. Стервятники обглодали кости, а солнце выбелило их, но никто не взял на себя труда похоронить останки человека, так жестоко расправившегося когда-то с семьей Царя.
   Сразу же после Суда Богов и Людей Ифран Первый отправился в Кабир, ибо тамошний Правитель в столице не появился, а потому ничего не знал о смене власти. Перед самыми воротами Царь, заметно волнуясь, подъехал к своему Первому Советнику Сидусу и тихо проговорил:
  -Сид, мне надо с тобой поговорить...
  -Да, Ваше Величество? - прищурился тот.
  -Не называй меня так наедине - поморщился Змеелов. - Дело, понимаешь ли, в том, что я один, как перст, а мне династию продолжать, наследники нужны...
  -Я не понял, ты предлагаешь мне родить тебе наследника? - рассмеялся тот.
  -Тьфу, нет, конечно, не тебе, но, вот, сестра твоя очень неплохо бы с этой задачей справилась, как думаешь?
  -Ну... я даже не знаю, что сказать... Я буду рад, а вот согласиться ли Шрути? - растерялся маг.
   Шрути, едва заметив всадников в роскошной одежде, очень удивилась. Еще больше она изумилась, когда узнала в них своего брата и его друга. Они с матерью пораженно смотрели, как двое мужчин, спрыгнув на землю с холеных скакунов, зашли в калитку и поздоровались. Сид обнял их и рассказал удивительную историю о том, что Змеелов и не Змеелов вовсе, а Его Величество Ифран Первый, и он просит руки Шрути.
  -А... А где Тия? - девушка настолько растерялась, что не поняла вопроса.
  -Тебе нужен ее совет? Но она сейчас в Адабе...- ослепительно улыбнулся статный красавец в роскошных одеждах и, протянув трясущуюся от волнения руку, повторил свой вопрос - Ты согласна выйти за меня замуж?
  -Да... - пролепетала девушка, покраснев, как маков цвет.
  -Матушка? - обернулся Ифран к старушке. - Та лишь низко поклонилась, пролепетав:
  -Большая честь для нас, Ваше Величество...
  -Для тебя, матушка, я просто сын...
  
   Свадьбу назначили сразу после венчания на Царство, и в Адаб поскакал гонец, чтобы подготовить все к пышной встрече будущей царской четы. Несколько недель спустя, вернулись и сами виновники торжества. Тия ждала их, млея со скуки в роскошном дворце. На ее счастье, Гюрза, еще не оправившись от ранения, остался с ней. Да он, по правде говоря, и не стремился пока заступать на предложенную ему должность начальника Царской Охраны и всюду следовать за Ифраном. Вириец хотел домой, но придворный лекарь строго-настрого запретил ему дальние путешествия в ближайшие пару лет. А потому они с Тией проводили много времени вдвоем, спасаясь от скуки.
   Немного спустя после возвращения Ифрана в Адаб, он объявил Тии, что хочет сделать ей подарок, но он прибудет издалека через три дня. Подарки Тия обожала и потому с нетерпением ожидала назначенного дня. Наконец, Распорядитель объявил ей, что она может подойти после завтрака в тронный зал и там ей все объяснят.
   Тия , едва притронувшись к еде в то утро, одним духом пробежала великолепную галерею, что вела их ее покоев в тронный зал, и, забежав внутрь, обнаружила, что там уже собрались все ее самые близкие друзья, а кроме того...
  -Бабушка Нур! - восторженно закричала она, повисая на шее у старухи. Та лишь плакала, обнимая свою воспитанницу.
  -Это еще не все, Тия! - хитро улыбнулся Ифран. -Бабушка, расскажи правду о появлении Тии на свет...
  -Дело давнее, Ваше Величество... - вздохнула она. За месяц до Битвы у Стен матушка Ваша родила прехорошенькую девчушку. Девочка была слаба здоровьем, а потому ее срочно нарекли именем Тиана, что значит "стойкая", и, согласно древним поверьям, никому об этом не сказали, чтобы избежать дурного глаза. Времена были неспокойные, и Правитель Саргон распорядился рассказать всем посвященным, что ребенок умер, дабы не было соблазна у его врагов умертвить младенца. Девочку отдали на воспитание мне, одной из придворных травниц, ибо посчитали,что так она будет надежно спрятана. А потом произошло... что произошло, и я сбежала из дворца, унося с собой малютку. Поселилась в лачуге и стала зарабатывать тем, что зелья варила...
  -Ой-ой-ой! Это что же получается, я- Царевна? Ой-ой-ой! -вдруг расплакалась та.
  -Ты что? -рассмеялся Сид. - Вот тебе и "стойкая"...
  -Я... не знаю - она утерла слезы.
  -Но и это еще не все! - хитро улыбнулся Ифран.
  -Что, у меня есть сестра-близнец? - в волнении вскричала та.
  -Нет, но вот это... - подал ей свиток дорогой бумаги Ифран - портрет нашей мамы, и теперь он- твой.
   Тия с трепетом развернула портрет и восхищенно выдохнула: на нее смотрела удивительная красавица с белоснежной кожей, тонкими чертами лица и точно такими же , как у нее бирюзовыми глазами. В руках девушка держала белого голубка.
  -Так вот откуда у тебя вирийские глаза... - тихо проговорил над самым ее ухом Гюрза, также вглядывавшийся в картину.
  -Так ты мой брат? - недоверчиво посмотрела на него девочка.
  -Да, Тия... Я думал, что один, а оказалось, что у меня есть сестренка. - он тепло ей улыбнулся. - Еще когда я тебя впервые увидел, меня поразили твои глаза. Они были точь-
  
  
  в-точь как у мамы. И тогда я даже подумал, что ты могла бы быть мне сестрой, а потом отогнал эту мысль, настолько она мне показалась невозможной... Еще раз я об этом вспомнил, увидев, как реагирует на тебя амулет. И первым же моим распоряжением стало разыскать в Ферузе бабушку Нур и строго-настрого все выспросить... Ты рада?
  -Рада! - кивнула Тия, повиснув у Его Величества на шее.
  -Ну тогда на правах сестры Царя будешь заниматься со Шрути подготовкой к свадьбе. - рассмеялся тот.
  -Истинный Царь - сначала одарит, а потом обязанностей навешает! - шутливо проворчала она, отстраняясь. - Свадьба-свадьба... А я, может, тоже хочу замуж.
  -Это за кого же? - расхохотался Ифран еще пуще.
  -Да, вот за Сида! - уверенно указала она рукой на мага. - Пусть ему жизнь медом не кажется... - при этих словах щеки Гюрзы порозовели, а Сидус упал ниц.
  -Ради Великой Матери, сошли меня в дальние рудники, отправь в Заповедные земли, но не наказывай так жестоко! Не отдавай меня ей, о Милостивый Царь... - в притворном ужасе замахал руками тот.
  -Дурак! - тихо пробормотал вириец сквозь зубы.
  -Вот видишь, не хочет жених... - развел руками Ифран, отсмеявшись.
  -Ничего, у меня еще много лет впереди, чтобы его уговорить! - радостно потерла руки Тия...
  
   Четыре года спустя на одной из пристаней Сиба, у торгового судна, стояли двое мужчин и одна юная девушка в богатых одеждах. Корабль вот-вот должен был отплыть в Вирию, и бывший начальник Царской Охраны Вилья Альтрасти печально улыбался, глядя на своих спутников: высокого тонкого парня в просторной одежде придворного мага и прелестную девушку лет семнадцати с тонкими чертами лица и удивительной красоты глазами.
  -Может, все-таки, останешься? - мелодичным голосом проговорила она, грустно глядя ему в глаза.
  -Нет, милиса, я полжизни мечтал вернуться домой, так что не смогу... - вздохнул он.- Но, кто знает, может быть, через пару лет вернусь сюда купцом.
  -Я буду тебя ждать... Очень-очень! - она улыбнулась, и, оглянувшись на Сида, поправилась - Мы все тебя будем очень ждать...
  -Ну, тогда точно вернусь, если ждете! Прощайте, друзья - вздохнул он, удерживая изящную ручку девушки намного дольше, чем позволяли все мыслимые приличия, и неотрывно глядя в глаза. Сид кашлянул, недвусмысленно напоминая ему, что с Царевной так негоже. Гюрза еще раз вздохнул, поцеловал ей пальцы, развернулся и решительно направился к кораблю, уже готовому отчалить.
   Вилья стоял на палубе, пока берег, ненавистного когда-то, Царства Дияла не скрылся в тумане. Странно, Бездна его раздери! Вириец мечтал об этом дне всю свою сознательную жизнь, а когда его желание исполнилось, не почувствовал никакой радости. Напротив, глядя на небо все вспоминал бирюзовые глаза, смотрящие на него с нежностью... Тия за эти годы превратилась в настоящую красавицу, но за красивым лицом скрывалась еще и прекрасная душа. Она всегда считала его своим другом, делилась тайнами, ворчала на Сида, если он слишком ее гонял, а, в последнее время и вовсе была готова говорить о нем, не умолкая. В груди что-то болезненно сжалось, и на память пришли строчки знаменитого вирийского поэта:
  Огонь прекрасных глаз твоих
  Светил мне в жизни лишь мгновенье,
  Оставил по себе томленье,
  И не забыть мне больше их...
  
  
  
   Он уплывал в родную Вирию, но сердце его осталось в диком пустынном крае, и было в этом что-то неправильное... Дурак, все-таки, Сид, не понимает, как ему повезло.
  
   Эпилог
   Во Дворце снова, как и шесть лет назад, царил свадебный переполох. Царь Ифран выдавал замуж за своего лучшего друга Сидуса младшую сестру. Он давно замечал, что Тия тайно вздыхает по своему наставнику, но вслух ничего не говорил, ибо намного легче было управлять государством, вникая в тонкости сбора налогов и дипломатические коллизии было проще, чем пытаться утешить влюбленную девушку. Он было подумал, что Шрути может с ней осторожно об этом поговорить, но жена за воспитанием троих погодок -вертлявых мальчишек четырех и пяти лет, а так же маленькой дочери, которые, к тому же, нужно было как-то совмещать с обязанностями Царицы при дворе, никак не успевала этого сделать. Сколько ей не говори, что для воспитания детей есть няньки, а она упряма... Совсем как Тия. О, женщины!
   Однако, пару месяцев назад, Сид смущенно отозвал его после дипломатического приема в сторону, и, почти слово в слово, повторив что-то о династии волшебников, которую нужно продолжать, попросил руки Тии, чем нимало удивил Царя. Хотя, надо признать, что друг всегда был немого скрытен, а может быть, просто сознательно прятал свои чувства до поры.
   А вот что совсем не удивило Ифрана, так это согласие Тии, эмоции которой всегда отражались на ее лице, и вот уже неделя оставалась до церемонии, а у него в се в голове никак не укладывалось, что сестренка-то повзрослела...
  
   Боги, взиравшие с небес на дела людей, пришли в некоторое замешательство, увидев такой расклад. Бог дождя даже злорадно посмеялся над перепуганным не на шутку Ашем:
  -Ну что, дружище, доигрался? Теперь эта парочка нам добавит головной боли. Ой, зря ты тогда затеял всю эту историю с Хозяином Песчаных Бурь. Вот теперь и попляшешь.
  -Подожди, они еще не поженились, есть у меня одна мыслишка... - коварно улыбнулся он, представляя, какой может разразиться скандал, если...
  -Ой, нет! Не позволю!- возмутился Шария. - Ты и так уже достаточно натворил.
  -Но...
  -Никаких "но"! Оставь уж все, как есть - строго одернул бог справедливости. - А то, как бы хуже не стало...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Е.Горская "Любовь (не) прилагается" (Любовная фантастика) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"