Андреева Рената Ренатовна: другие произведения.

Последняя охота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Написан после соавторского на ту же тему:вампир-охотница-арбалет...

  
  
   Я поскользнулась и тихо выругалась сквозь зубы. Погода мерзкая, слякотная - даже и не скажешь, что на носу Новый Год. Порывистый ветер не может пробиться через пальто, но противно поддувает снизу. Тонкий трикотаж рейтуз защищает плохо, и я выругалась ещё раз - уже адресно: мне казалось, что в тёплых джинсах выгляжу не менее привлекательно, но Миша сказал, что это неженственно. Тоже мне, эксперт нашёлся!
   Шла я уверенно. На этой окраине бывать не доводилось, но карту района посмотрела. Свернула в переулок. Нужный дом - четырёхэтажный, красного кирпича, нашла сразу. Мельком бросила взгляд на номер: всё правильно. Ещё несколько шагов - и растеряно остановилась: двор не убирался, проезд представлял собой бесконечную лужу с редкими островками асфальта. Нет, в ботильонах я там не пойду!
   Вновь помянув недобрым словом Мишку (прорезиненные сапоги выглядят неэстетично, ага!), немного вернулась и пошла под самой стеной. Тропа там уже была натоптана - не одна я такая умная. Краем глаза заметила, что сзади за мной кто-то свернул - сразу, без лишних метаний. Наверняка знал, что по двору можно передвигаться только вплавь.
   На шум я среагировать не успела. Сильный удар в плечо отшвырнул меня в сторону, развернул.
   Грохот.
   Сидя в мокром снегу, я пыталась собрать воедино фрагменты мира - и не могла. Парень в чёрной болоньевой куртке прижимался к стене дома, раскинув руки, будто старался врасти в неё. Глаза широко распахнуты, тонкие губы поджаты, бледный. Взгляд устремлён вниз, блуждает по тропинке, по которой раскатились обломки льда. Есть мелкие, есть и крупные, размером с мяч... Снег рядом с тропой посечён. Откуда здесь лёд?
   Голова не функционирует, но спустя несколько мгновений озаряет понимание: он не просто толкнул, а от сосульки. От смерти.
   Подняла взгляд на край крыши. Точно! Вот оттуда...
   Движение сразу обострило дискомфорт. Ударилась я несильно, снег смягчил падение, но оказывается, что моя задница противно подмокла. Начинаю вставать, но получается плохо: ноги не слушаются, как чужие, так и норовят разъехаться. Спаситель отделился от стены, шагнул ко мне, но не подошёл, смотрел на мои трепыхания с болезненным любопытством.
   Я не в претензии: наверняка ему тоже плохо, нервы в карман не засунешь. Меня-то отбросил, а у самого ледяная глыба раскололась под ногами.
   Наконец смогла встать.
   - Спасибо.
   Голос тоже не слушается. Получается нечто шипяще-свистящее. Разве так благодарят за спасение жизни? Надо сказать что-то ещё, но слова не находятся. Он молчит, разглядывая меня с непонятным выражением, и я чувствую себя неловко.
   - Вот... в жизни одни минусы пошли...
   Моё бормотание звучит, будто извинение. Что за несуразицу я несу?
   Его губы кривятся. Не сразу доходит, что это улыбка.
   - Минус на минус даёт плюс.
   Только когда мой спаситель скрывается за углом дома, я прихожу в себя и потихоньку бреду к подъезду.
   Открывает Миша, помогает раздеться. Дверь в маленькую комнату распахнута, на диване - большая груда одежды. Миша бросает моё пальто наверх и тихо шипит:
   - Женя, ты в лужу шлёпнулась? Ну что за чёрт! В таком виде работать нельзя. Сначала поедешь переоденешься...
   Большая комната битком набита, но здесь тихо. Стульев не хватает, многие сидят на полу, некоторые стоят. Кое-кого я знаю, хоть в лицо. Наших здесь четверо, Егорка улыбается, завидев меня, Димыч молча кивает. Витю я не вижу. Мне уступают стул. Отказываюсь: в мокром садиться неприятно.
   Все уже в сборе, с моим приходом начинается инструктаж. Сначала выступает невысокий крепкий брюнет, похожий на торопливого жука. Местный, как понимаю. Рассказывает о жертвах. Все случаи похожи - дворы возле тёмных переулков. Намечается расстановка засад. Я слушаю вполуха: ничего действительно нового сказано не будет. Мне здесь хорошо. Эти люди, пусть и незнакомые в большинстве - моё молчаливое братство. Кроме них у меня никого нет, а ведь недавно я была так счастлива...
   Мы с Сашкой безумно любили друг друга, ждали ребёнка, и жизнь казалась безоблачно-ясной.
   Сашка был энергичен и напорист. Это и привлекло меня поначалу, доброту, ответственность и многие другие его достоинства я обнаружила позже. Именно эти качества помогли ему и в организации собственного дела. Но раскрутив фирму и наладив её работу, он заскучал: рутина была не для него. Спустя некоторое время он познакомил меня с Мишей и с гордостью рассказал о своём новом увлечении. Истребление вампиров внесло в его жизнь остроту новизны, давало необходимый адреналин, рождало гордость благородством выполняемой миссии. И путешествовать Саша любил, а приходилось много ездить. Я занималась домом: средства позволяли. Беспокоилась, скучала, но не хотела, чтобы муж отказывался от себя.
  Из очередной поездки он не вернулся. О Сашиной смерти мне рассказал Мишка, глядя в сторону и тиская в руках линялую бейсболку.
   У меня случился выкидыш. Я сразу потеряла всё, что составляло смысл жизни. Казалось, сердце умерло, и странно было оставаться живой. Даже плакать не могла. Возможно, не брось я с замужеством работу, было бы легче, но тогда у меня не нашлось никакого якоря. Сначала я плыла по течению, не зная, за что уцепиться, потом решила, что мне осталась только месть. Оправившись от двойного удара, я нашла Мишу. И стала охотницей на вампиров.
   Арбалет у меня имелся, но пользоваться им приходилось нечасто: девушек у нас было немного и обычно мы были приманкой. Вампиры, хоть и были сильны, искали жертву послабей.
  Я знала, что делаю важное и нужное дело, но чувство радости жизни, похоже, утратила навсегда. Эмоции притупились, мало что могло вывести из ровного спокойствия. Кому нужны пустые переживания, избитые истерики? Только вот сегодняшнее происшествие...
   Не надо бы думать об этом, но что-то царапается в подсознании и не даёт покоя. Я попыталась проанализировать и вдруг поняла.
   Дом невысокий. Как человек мог заметить падение сосульки и успеть? От толчка я отлетела метра на три. Нечеловеческая сила! Потом этот парень повернулся и ушёл назад, в переулок. А ведь шёл в ту же сторону, что и я! Нет, не так. Не в ту же сторону - за мной. Вампир шёл за мной...
   Минус на минус даёт плюс. Смерть на смерть...
   Я обвожу взглядом охотников. Сейчас они расслабились, только командиры столпились у карты с блокнотами. Нет, я не смогу сказать им, что уже встречалась с тем, на кого они готовят облаву...
   ***
   Кто сказал, что охота - интересно?
   Быть приманкой утомительно, скучно и холодно. Собственные метания по городу кажутся сумбурными, приходится постоянно сверяться с картой и временным графиком. Но сидеть в засаде - куда нуднее, так что мне ещё повезло.
   Переулок. Фонари не горят. Прохожу быстрым шагом, сворачиваю во двор. Подъезд. Здесь никого нет, но я знаю, что где-то стоит камера и замаскированный арбалет сработает по радиосигналу. Стою на лестничной площадке. Пять минут. Пора. Выхожу, торопливо прохожу по переулку. Сажусь в машину, еду на следующую точку. Навстречу спешит девушка в светлой курточке. Она косится на проезжающую легковушку, но мы ничем не показываем, что узнали друг друга. Сюда вернусь не раньше, чем через час.
   Тупик. С одной стороны глухой забор. Дохожу до конца, делая вид, что разглядываю номера домов, в задумчивости застываю перед тёмным зданием, смотрю на часы, иду назад. Никого.
   Очередной переулок.
   - Девушка, куда вы так спешите?
   Двое пьяных. Отвязаться не получается, и начинаю паниковать. Ребята в засаде, им нельзя выдавать себя. Уфффф...Отстали!
   Новая смена позиции. Здесь выхожу из машины много раньше: место открытое. Проезд прекрасно освещён, но видеть происходящее некому: парк с одной стороны, какое-то предприятие - с другой.
   - Вам помочь?
   Этот мужчина ничем не похож на "моего" вампира, но это ещё ни о чём не говорит.
   - Спасибо, сумка не тяжёлая.
   Он пристраивается рядом, пытается заговорить. Отвечаю изредка и односложно, готовая к любым неожиданностям. Наконец отстаёт, сворачивает куда-то в сторону. Человек...
   Чуть дальше по улице ждёт моя машина. Не знаю, кто из группы её сюда перегнал.
   Сверяюсь с графиком. Немного опережаю его, поэтому подъезжаю к круглосуточному кафе, жадно заглатываю немыслимо горячий кофе сомнительного качества и булочку - не очень мягкую, но щедро посыпанную слипшейся сахарной пудрой.
   Ещё одну такую же беру с собой. Чувствую себя спокойной, но безумно хочется сладкого, значит, всё же нервничаю.
   Снова переулок, уже знакомый. Фонарей нет. Свет из зашторенных окон не позволяет рассмотреть дорогу. В ботильонах хлюпает вода.
   Сумка задевает колено, перекидываю её в другую руку. Раздражает, но женщина без сумки смотрится не так достоверно.
   Сзади шаги.
   - Давайте помогу?
   Как неоригинально! Оборачиваюсь. Наши взгляды встречаются, и ответ застревает в горле. Мой вампир.
   От растерянности протягиваю ему сумку. Он подхватывает её, подстраиваясь под мой шаг. Повисает молчание - тяжёлое, неловкое. Но, возможно, вампиру так не кажется. Он не может знать, кто я, и тем более думать, что я в курсе его сущности.
   Бросаю взгляд искоса. Тонкие светлые волосы не скрывают высокий лоб, впалые щёки, чётких линий нос. Лицо некрасивое, но выразительное. Наверное, такое легко рисовать.
   - Я тебя не узнал.
   Голос звучит сухо, ломко.
   Ну да, промокшее пальто, оставляющее шею соблазнительно открытой, я сменила на оранжевый пуховик, надела вязаную шапочку: со спины совсем другой человек. А узнал бы - не подошёл? Значит, он меня убивать не собирается?
   Останавливаюсь перед подъездом. Он возвращает сумку, отступает на шаг. Точно, не нападёт.
   - Тебя ищут! - слова вырываются непроизвольно, но я о них не жалею.
   Ни следа удивления, тонкие губы чуть кривятся улыбкой:
   - Знаю.
   - У того дома ты собирался меня убить?
   - Точно! Хотел подразнить охотников. Не думал, что ты из них, - он широко оскаливается, так, что невозможно не заметить громадные клыки.
   Жуткое зрелище, но я, чувствуя закипающую злость, не отвожу взгляд. Знаю, что наблюдатель вполне может видеть моё лицо, поэтому изображаю вежливую улыбку и сообщаю, чувствуя, как голос звенит льдом:
   - Встретимся ещё - сама тебя убью. Разворачиваюсь и уже в дверях слышу беспечно-ироничный ответ:
   - Я успею первым.
   ***
   Совесть начала грызть меня сразу. Чувствовала себя совершенно никчемной. Тоже мне, мстительница! Из-за меня вампир ушёл. Неоправданное благородство обернётся новыми смертями. И между мною и охотниками этот поступок воздвиг неодолимую преграду.
   Какая из меня охотница! Надо уходить из группы... Нельзя так подводить людей, которые мне доверяют.
   Как и следовало ожидать, первая ночь облавы прошла впустую, но и новых жертв не было. Не удивительно: не дурак же этот вампир! Или унёс ноги, или затаился.
   Миша позвонил на вторую ночь, в первом часу, когда я перемещалась с точки на точку, велел ехать на квартиру сбора. Сначала я испугалась, что о моём проступке стало известно, или как-то узнали, что вампир покинул город, но потом поняла, что охота увенчалась успехом. Мишкин голос звучал довольно-мурлыкающе, как у сытого кота. Улицы казались спящими, мёртвыми, но я понимала, как обманчиво это впечатление. Группы, охватывающие город, сворачивали посты наблюдения, снимали оборудование.
   Какое облегчение! Мой проступок не привёл к непоправимым последствиям. Но перед глазами стояло лицо вампира, такое живое... Чувство жалости противно скреблось в сердце и жгло глаза. Я остановила машину и несколько минут пыталась упорядочить разбушевавшиеся эмоции. Наконец, немного успокоилась, погнала дальше.
   Многие разъезжались сразу, но и на месте сбора было многолюдно. Наблюдая, как народ делится впечатлениями, устроилась в стороне, одна. Мишке нужно было что-то с кем-то согласовать, остальные наши остались в машине.
   "Приманка", яркая стильная брюнетка, очень похожая на вампиршу, какими их изображают в фильмах, была ранена, но несильно. Я не хотела знать, как убили вампира, но, взвинченная, она рассказывала о деталях произошедшего всем, кто хотел её слушать, а резкий высокий голос, давал возможность узнать всё и тем, кто этого не хотел.
   Когда она начала свой рассказ в пятый раз, уже хотелось её придушить.
   Вернулся Мишка, и я пожаловалась:
   - Да сколько можно!
   Он пожал плечами:
   - Пусть выговорится. Повезло Светке, что жива осталась! Зверь!
   До дома добрались за день. Ребята менялись за рулём, я просидела всю дорогу, забившись в угол на заднем сиденье. Немного подремала. Просыпаться было тошно: я чувствовала себя предательницей. Пусть всё закончилось успешно, но ведь вампир мог поосторожничать и покинуть город, и тогда, кто знает, сколько смертей, было бы на моей совести? И в то же время я понимала, что иначе поступить не могла, и это приводило меня в отчаяние.
   Парни поочерёдно дремали. Общий разговор тёк вяло. О прошедшей охоте не вспоминали, обсуждали встречу Нового Года. Димыч приглашал всех к себе. Идею приняли с энтузиазмом. Я понимала, что там буду чувствовать себя неловко, и отказалась.
   - Мальчики, уж извините, не пойду. Устала. Это вы, как баре, сидели по местам, а я все глухие углы по нескольку раз прошерстила.
   Отмазка не прошла, они стали меня уговаривать.
   - Нет! - категорически заявила я. - Вы там все парами собираетесь. Мне одиноко будет, да и вам нечего на мою кислую рожу смотреть, настроение портить.
   - Так давай для тебя кавалера пригласим?
   - Ещё чего не хватало!
   - Парень тебе нужен, - отечески заботливым тонном заявил Егор, самый младший член команды, на всякий случай отодвигаясь от меня подальше. Уверившись, что моя апатия нерушима и ему не прилетит за дерзкое высказывание, он продолжил:
   - Женька, я понимаю, что ты у нас железная леди, не плачешь и всё такое, но Сашу не вернёшь, а на себе ставить крест ни к чему. Молодая интересная женщина, а всех отшиваешь.
   - Никого я не отшиваю, - вяло возразила я.
   Это было правдой. Знакомиться ко мне не подходили, моё нежелание заводить романы было слишком очевидно.
   - Ага, поэтому о тебе расспрашивают стороной! - насмешливо сказал Егор. - Ко мне парень из питерских подкатывал: как зовут, да где живёт...
   - И что ты сказал? - голос Миши не предвещал ничего хорошего, и Егорка увял.
   - Ничего... Нет, правда ничего.... Имя только.
   - Трепло! - сурово отозвалась я, спеша опередить командира. Начальственный гнев не предвещал ничего хорошего.
   Мишка поджал губы и промолчал, хотя явно хотел что-то добавить.
   К моменту, когда первые дома родного города выплыли из метельной пелены, я твёрдо решила, что из охотников надо уходить. Ребята рискуют жизнью, и не надо им работать с такой ненадёжной особой. Я чувствовала себя совершенно разбитой и ни на что неспособной. Озвучить принятое решение решила позже: нечего портить людям настроение перед праздником.
   Шоссе втянулось в город, незаметно преобразившись в бульвар, и я попросила:
   - Миша, останови машину, я выйду.
   Командир округлил глаза:
   - Так отвезём же! Зачем тебе через весь город тащиться?
   - Хочу пройтись.
   - Не находилась! - Он покрутил пальцем у виска, но послушно притормозил у края тротуара. - Вещи потом завезу, созвонимся. С наступающим!
   Я простилась с парнями и вышла. Грустно терять таких друзей...
   Родной город встретил метелью. Он сиял блеском новогодних огней, моргал оранжевыми глазами светофоров. Снежные вихри закручивались под ногами, сверкая цветными искрами под матовым светом фонарей. Я шла, стараясь не разглядывать пешеходов, но повсюду замечала сияние улыбок, радостный блеск глаз.
   Меня вполне устраивало место на обочине этого праздника жизни. Зачем радость, если не с кем её разделить?
   Родной подъезд меня встретил почти непроницаемой темнотой и знакомым запахом тёплой сырости из подвала. Ноги ныли, и внезапно захотелось скорее погрузиться в родное кресло, и маленькими глотками пить ароматный кофе, слушая неназойливую музыку. Бодрым шагом стала подниматься к свету - на третьем этаже лампочка всё же горела. Благо невысоко: я жила на втором. Доставая ключи, окинула подозрительным взглядом мужчину в кожаном пальто, стоявшего у окна на пролёт выше. Мы всем подъездом дружно гоняли курильщиков, но этот вроде бы курить не собирался, видно просто кого-то ждал, и я потеряла к нему интерес. Света сверху вполне хватало, чтобы найти замочную скважину, ключ повернулся со знакомым щелчком.
   - Женька, привет!
   Я обернулась на голос - и не поверила собственным глазам:
   - Тебя же убили!
   - Да ну? - удивился вампир.
   Он неторопливо спускался по ступенькам, тонкие губы кривились в издевательской ухмылке. Я зачарованно следила за его приближением.
   ***
   Как нелепо оборвётся моя жизнь! Всё решилось само собой, и даже к лучшему, что я не сказала парням, что ухожу от них. Они бы, наверное, обиделись, а может и поняли, что я как-то накосячила, а так хоть кто-то на моих похоронах будет искренне сожалеть.
   Лицо вампира, смягчённое полумраком, казалось спокойным и приветливым.
   - Пригласишь?
   Ему не всё равно, где меня убивать? Хотя, конечно, в квартире он сможет есть комфортно, не отвлекаясь на контроль обстановки. Я подумала, что тогда моё тело обнаружат не сразу, и я, по крайней мере, не испорчу соседям праздник несвоевременной смертью.
   Распахнула дверь:
   - Проходи.
   Пропустил меня вперёд, помог снять пальто. С социальными навыками порядок.
   Он не отступал ни на шаг, и я не рискнула достать оружие - а именно в прихожей, на внутренней стороне дверки высокого и широкого шкафчика с консервами, хранился арбалет.
   Прошли в комнату. Вампир, озираясь, скомандовал:
   - Посиди пока.
   Первый шок прошёл, я начала думать. Смерти я не боялась, но умирать не хотелось. Опустилась в кресло, лихорадочно пытаясь сообразить, под каким предлогом выйти в прихожую, чтобы вампир не потащился за мной. Он, не обращая на меня внимания, прохаживался, рассматривая картины на стенах и статуэтки, читал названия книг на полках. Нет, ничего не получится. Вот какой любопытный, а ведь надо пройти несколько метров, открыть шкаф, достать, зарядить... Безнадёжно.
   С похитителями надо разговаривать, чтобы установить контакт. Можно ли эту рекомендацию отнести к вампирам, я не знала, но предположила, что хуже не будет:
   - Тебя как зовут?
   Этот простой вопрос его озадачил. После некоторых колебаний он выдал:
   - Ну, допустим... Лестат?
   От неожиданной нелепости я фыркнула. Вампир печально вздохнул, остановился перед зеркалом, разглядывая своё отражение: светлые глаза, жидкие светлые волосы, хрящеватый нос.
   - Сам знаю, что мордой не вышел. Няшности не хватает, - самокритично признал он и отошёл в сторону, привлечённый фотографией смеющегося Саши. Взял в руки, рассматривая. Я дёрнулась было, но снова села, лишь исподлобья наблюдая за опасным гостем.
   - Жених?
   - Муж.
   Вампир окинул квартиру пристальным взглядом, вероятно в поисках следов мужского пребывания, и насмешливо спросил:
   - И где он?
   - Умер, - сказала я без выражения. - Вампир убил.
   Самозванный Лестат, чуть нахмурившись, изучал Сашино лицо, будто надеялся получить ответ на какой-то вопрос, потом поставил портрет на место и стал напротив, внимательно меня разглядывая. Неуютно...
   - Так вы вместе... охотились?
   - Нет.
   Что-то в его лице дрогнуло, изменилось.
   - Вот как...
   Он отвернулся, взял какую-то книгу с полки и начал листать.
   Я решилась. Терять-то нечего!
   - Пойду попью.
   Казалось, что его взгляд прожигает спину, но в дверях я покосилась и увидела, что вампир так и не обернулся.
   Четыре шага до двери кухни, ещё три - мимо неё, к заветной дверке шкафчика. Распахнула, протянула руку к арбалету - и сильные пальцы вампира сомкнулись на запястье.
   Рванул, отбросив меня к стене, с силой захлопнул дверку, протащил в комнату, толкнул на диван. Пружины жалобно загудели. Я упрямо вздёрнула подбородок, выдерживая его яростный взгляд.
   - Что я тебе сделал? - он говорил негромко, но голос дрожал неподдельным возмущением.
   - Ты убийца.
   - И что? Ты - тоже.
   Я задохнулась от абсурдности этого утверждения, и не нашла сразу, что возразить, а когда уже открыла рот, чтобы произнести пафосную обвинительную речь, он протянул мне часы на цепочке. От нажатия на кнопку бесшумно откинулась круглая крышечка с тонкой инкрустацией.
   Это были не часы. Медальон. С портрета на меня глядела удивительно красивая женщина. Её лицо, казалось, светилось радостью, что делало его ещё прекраснее.
   - Кто это?
   - Моя подруга. Она была для меня всем: создателем, учителем, женой, богиней. Её убили охотники.
   Я могла сказать, что вампиры паразитируют на человечестве, не делая ничего полезного, что их жестокость ничем не оправдана и человечество должно себя защищать, но столько боли звучало в его голосе, что я промолчала. Да и зачем воздух сотрясать? Что такое вампир он знает куда лучше меня.
   Странная зеркальность ситуации смущала, тревожила. Я встала.
   - Зачем ты пришёл?
   - Не знаю, - он пожал плечами. - Может убрать опасного свидетеля. Может поговорить.
   Он бросил долгий взгляд на миниатюру, закрыл медальон с тихим щелчком и бережно убрал.
   - Тебе не с кем разговаривать?
   Он снова молча пожал плечами. За окном с треском разорвался фейерверк, расцветив небо вспышками сиреневых огней.
   - А кого убили там, на охоте?
   Опять пожатие плечами.
   - Да ты жуть какой разговорчивый! - не удержалась от шпильки я.
   - Я его почти не знал, - неохотно ответил вампир, - и не хотел. Он был... совсем одичавший.
   После очередной неловкой паузы я спросила:
   - Лестат, а нормальное имя у тебя есть?
   - Женя.
   - И что ты дурака валял?
   - Как-то неудобно, что тёзки... - неловко улыбнулся он.
   Вот чудик!
   Наша одинаковость начинает пугать. Напоминаю себе, что это вампир, убийца. Я-то вышла на тропу войны только после смерти Саши.
   Женя поднял голову и, словно подслушав мои мысли, сказал:
   - До смерти Ани я не убивал.
   - Разве так может быть? - вырвалось у меня. - А как тогда?..
   - Друзья кормили, - объяснил он и отвернулся к окну, за которым вспыхивали фейерверки. - Я пойду, пожалуй...
   Облегчение подхватило огромной ласковой волной, но к нему примешалась и изрядная струя досады: мне кажется, ещё есть, что сказать друг другу.
   - Женя, я ухожу из охотников. Ребятам ещё не сказала. После праздников.
   Он вслушался, чуть склонив голову набок, и кивнул.
   - Тоже думаю, что мстить стоит, если точно знаешь кому. А может и совсем не стоит.
   Шла за ним по коридору и, глядя на опущенные плечи вампира и понуренную голову, чувствовала, как сердце сжимается непонятной тоской. Неожиданно для себя сказала:
   - Ты заглядывай...
   Женя будто споткнулся, налетев на невидимую преграду, затем быстро повернулся. Крепкие руки обхватили меня, притянули. Испугаться я не успела.
   Его губы были нежны. Меня так давно не целовали! Поцелуй был долгим и сладким, взволновал меня, но не зажёг. Немного мешали клыки.
   Женя глядел на меня с ожиданием. Я улыбнулась ему:
   - У нас ничего не получится.
   - Я знаю, - он улыбнулся в ответ, - но всё равно приду.
   Тихо щёлкнул дверной замок. Я немного постояла в опустевшем коридоре, сделала себе кофе и устроилась в любимом кресле. Кофе стыл рядом на столике, за окном продолжали грохотать фейерверки, и я почти не замечала, как безостановочно катятся по щекам лёгкие слёзы.
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"